Вы находитесь на странице: 1из 174

Михаил  Леомер

21 день лечебного голодания.


О чём умолчал Поль Брегг
 
 
http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=48812331
SelfPub; 2019
ISBN 978-5-532-08300-4
 

Аннотация
Голодание – один из самых простых и эффективных
способов оздоровления и лечения болезней. Но если голодать
правильно! Автор книги, на собственном опыте испытавший
длительное 21-дневное голодание в обычных бытовых условиях,
сформулировал конкретные практические рекомендации по
лечебному голоданию. Книга в популярной и доступной
форме рассказывает о способах проведения и выхода из
длительных голодовок. Администрация сайта ЛитРес не несет
ответственности за представленную информацию. Могут иметься
медицинские противопоказания, перед применением необходима
консультация специалиста.
Содержание
От автора 4
Глава 1. Откуда что взялось 7
Глава 2. Первые четыре дня 26
Глава 3. Первые две недели 43
Глава 4. Последние дни 61
Глава 5. Какое облегчение! 78
Глава 6. Неприятная неожиданность 97
Глава 7. Размышления по поводу 107
Глава 8. Даешь чистки! 125
Глава 9. Почему голодовка лечит? 136
Глава 10. Что можно вылечить голодовкой? 153
Глава 11. Голодовка – как она есть 162
Заключение 172

 
 
 
 
От автора
 
Книга, которую вы держите в руках, в своем роде уникаль-
на. Хотя в ней, как и во многих других книгах, рассказыва-
ется об оздоровлении организма посредством голодания, но
в отличие от подобных книг здесь все до последнего слова,
до последней рекомендации абсолютно достоверно, так как
основано на личном опыте автора.
Этот опыт дает все основания критически оценить реко-
мендации, предписанные многими трудами о голодании, со-
веты «знатоков» и «корифеев» в этой области. Без преувели-
чения можно сказать, что на основе приобретенных знаний
о длительных голодовках можно выработать универсальные,
применимые к любым случаям правила. Эти правила могут
пригодиться и попавшему где-нибудь далеко в тундре в ава-
рию водителю вездехода, и голодающему работнику пред-
приятия, которому уже полгода как не выплачивают зарпла-
ту, и спецназовцу, проходящему курс выживания в лесу,
и обычному пожилому человеку, пытающемуся преодолеть
свои недуги с помощью голодания.
Автор предпринял достаточно длинную, в течение 21 дня,
полную голодовку. То есть за это время он не принял ни
грамма пищи и вел обычную, нормальную жизнь, ни в чем не
меняя ее распорядка. Но при этом любые нюансы его физи-
ческого и психического состояния фиксировались, основные
 
 
 
показатели жизнедеятельности – температура, пульс, давле-
ние – измерялись и впоследствии анализировались. Обладая
в целом здоровым организмом, автор исправил некоторые,
имевшие место функциональные нарушения, избавившись
таким образом от сильных головных болей, причинявших
ему последнее время немалые страдания.
Весь ход голодовки и выхода из нее был описан и на ос-
новании этого описания сделаны те самые обобщения и ре-
комендации, которые могут пригодиться любому человеку,
если он по несчастливой случайности или сознательно по-
пал в ситуацию, в которой его жизни может угрожать голод.
Многое из того, что рекомендуют другие авторы, было кри-
тически переосмыслено, и на вооружение было взято только
то, что не вызвало никаких сомнений и могло пригодиться
в любом случае.
Особую ценность выработанным рекомендациям прида-
ет то обстоятельство, что для их выполнения не нужны ка-
кие-либо специальные условия, приспособления. Автор со-
знательно ориентировался на те способы поведения, кото-
рые можно осуществлять в обычной, повседневной жизни.
Но те же приемы, без всяких изменений, можно применять
и в разного рода экстремальных ситуациях. Не следует забы-
вать и об экономической стороне дела. При современных це-
нах на лекарства и услуги медицинских учреждений голода-
ние – как раз то замечательное средство, которое не только
не требует денег для поправки вашего здоровья, но позволя-
 
 
 
ет еще и сэкономить значительную сумму.
И если вы заинтересовались проблемой, то, прочитав эту
книгу, вы не только узнаете, как, для чего и сколько дней
нужно голодать, но и в каком случае голодание опасно для
жизни и его ни в коем случае нельзя начинать.
По ходу повествования обсуждаются многие проблемы
жизни современного человека и, особенно, проблема пе-
реедания при современном малоподвижном образе жизни.
Также в форме, не требующей специальных знаний, приво-
дятся многочисленные примеры работы различных систем
организма, их взаимодействия и взаимовлияния в норме и
при разного рода нарушениях.
В целом, уважаемый читатель, даже если вы человек бо-
гатырского здоровья и ни на что никогда не жаловались, эта
книга вам будет полезна уже тем, что из нее вы узнаете, как
свое здоровье сохранить, попав в неожиданную ситуацию. А
от этого, как известно, никто не застрахован. И поверьте ав-
тору, что в отличие от многих имеющихся книг по самооздо-
ровлению, в этой нет ни одного непроверенного совета.
В заключение хочу принести искреннюю благодарность
моему другу, А. П. Куцему, без чьего многолетнего опыта
голодания и доброжелательной критики эта книга не появи-
лась бы на свет.

 
 
 
 
Глава 1. Откуда что взялось
 
Что подвигло меня, в более чем зрелом возрасте, решить-
ся на длительную, по меркам обыкновенного человека, голо-
довку? Зачем вообще нужно мне было заниматься этим са-
моистязанием? Что надеялся получить взамен предполагае-
мым невероятным страданиям, и какой опыт был мне столь
необходим, чтобы забросить все дела почти на месяц и углу-
биться в собственные ощущения? На этот вопрос трудно от-
ветить сразу. Конечно, некоторое впечатление на меня про-
извело сообщение, что после 45 дней мучительной и угрожа-
ющей жизни борьбы (столько длилась голодовка), мой дав-
нишний друг, находящийся далеко в Казахстане, не толь-
ко остался жив, но и победил смертельную болезнь. У него
предполагали рак, что для Алма-Аты, в которой он живет,
отнюдь не редкость. Половина моих родственников и мно-
гие из друзей погибли там именно из-за этой болезни. По-
этому когда я летом узнал о столь впечатляющем результа-
те и благополучном исходе, то чисто из спортивного интере-
са, из любопытства тем же летом предпринял 10-дневную,
прикидочную голодовку, которая превратилась сама собой в
двухнедельную. Это был уже второй опыт. Первый, под вли-
янием рассказов того же друга, который практиковал про-
филактические голодовки постоянно, произошел давно, лет
25 тому назад и продолжался всего 9 дней. Воспоминания о
 
 
 
нем остались самые неблагоприятные, и не потому, что бы-
ли какие-то тяжелые переживания, ничего такого не было,
но вот сильный голод донимал меня все время и я едва-ед-
ва дождался 9-го дня (в этот день я приехал домой и охотно
подчинился требованию жены – заканчивать всю эту ерун-
ду). То ли я был еще молод и желания еще не утихли в моем
организме, то ли обстановка мешала, но жгучее чувство го-
лода отравило все мои усилия. Памятуя об этом еще лет 20,
сама мысль об ограничении еды, не то что о полном воздер-
жании, вызывала у меня чувство бурного протеста.
И вот, поди ж ты! Получив от друга драматическое опи-
сание его борьбы с болезнью, я решил проверить все этапы
испытанных им ощущений, утешая себя мыслью, что при на-
ступлении любой неприятности смогу тотчас прекратить из-
девательства над собой и благополучно выйти из созданного
мной же опасного состояния.
С тем я и приступил. Сказать, что я как-то планировал ход
голодовки или предпринимал какие-то меры профилактики,
было бы неправдой. И никаких результатов, кроме удовле-
творения собственного любопытства, подогретого его рас-
сказами, я не ожидал. Просто перестал есть и стал наблю-
дать.
К моему сильному удивлению, 10 дней пролетели как
один. Никаких тягостных ощущений и мучительного чув-
ства голода. Голод, конечно, чувствовался, но вполне терпи-
мый, без каких-либо психологических эксцессов. Проголо-
 
 
 
дав таким образом 10 дней, я решил продлить голодовку еще
на 4 дня, что тоже не вызвало особого внутреннего протеста.
Но тут вмешалось одно постороннее обстоятельство.
Дело было летом, соседи пригласили дочь на шашлыки,
и она привезла с пиршества немного для нас с женой. По-
скольку шашлыки, да еще хорошего качества, давно исчезли
из нашего рациона, то отказаться было просто невозможно.
Поэтому я на 12-й день съел граммов 70 вкусной, нежной го-
вядины, а на 13-й – столько же столь же вкусной, жареной на
костре курятины. Естественно, чувство голода сильно воз-
росло, но дело это не испортило, доголодал до 14 дней без
проблем.
Выход из голодовки произошел сразу. Просто стал есть,
как обычно, затем легкое расстройство желудка, и на следу-
ющий день все прошло. Но главное, что я заметил, так это то,
что головные боли, которые стали у меня последние год-два
просто невыносимыми, прошли во время голодания совсем.
Давно я не испытывал такого чувства легкости и свежести
в голове, да и эйфории, появившейся на 6–7-й день, тоже
давно не испытывал. Настроение было радостным, голова не
болела, жизнь была прекрасна и удивительна. Когда все это
кончилось, голова не болела, по крайней мере, еще месяц.
Вот тут пришло время задуматься. Тот, кого головные
боли донимают по-настоящему, меня поймет. Речь не идет
о тех случаях, когда говорят: «Ах, у меня так болит голо-
ва!» – и вместо скучного заседания отправляются на прогул-
 
 
 
ку. Я говорю о такой головной боли, когда никакие обезбо-
ливающие не помогают, когда не только прогуливаться, но и
стоять-то невозможно, когда единственное желание – лечь,
укрыться с головой одеялом, защититься от яркого света и
громкого шума и ждать, когда головная боль хоть немного
утихнет. И полчаса, проведенные без мути в голове и без
этой жуткой ломоты во лбу или затылке кажутся райским
наслаждением. А тут целый месяц! Нужно было как следу-
ет изучить проявивший себя феномен. Лето – горячая пора,
поэтому тратить все время на голодовку было невозможно и
пришлось ждать до зимы. Что я намерен был предпринять и
какие у меня были возможности?
О методах голодания я ничего, на тот момент, кроме
книги Поля Брэгга не читал, в юношеском возрасте прочел
несколько страшных рассказов о настоящих, имевших быть
на самом деле, случаях, когда находили погибающих от го-
лода людей и с трудом выхаживали их, – вот и вся теоретиче-
ская подготовка. И лишь потом, после того как все уже было
позади, пришлось почитать, что же по этому поводу пишут
и что рекомендуют маститые специалисты. И, скажу я вам,
хорошо, что начал голодовку, опираясь только на свои пред-
ставления о работе организма, иначе, под влиянием чужих
советов, мог наделать неизвестно каких глупостей. А помог-
ло мне в предпринимаемом эксперименте то, что моя мать
была врачом от Бога. Она всегда видела себя только врачом,
хотела им быть, стала и 45 лет лечила людей. И если челове-
 
 
 
ку в принципе можно было помочь, она помогала. Скольких
людей она вытащила с того света, сосчитать трудно, сколь-
ким она помогла советом – невозможно.
Сказать к слову, в конце ее трудов начальство обвинило
ее, что она создает ненормальную обстановку в поликлини-
ке, где работала, так как все больные требовали, чтобы их
обязательно записали на прием к ней и ни к кому другому.
В результате ей все-таки пришлось работу оставить. Такова
была ее слава и такова людская благодарность. Но это только
к слову. Почти 50 лет я провел в атмосфере поликлиники.
Мое лучшее развлечение в 4 года было – посмотреть в зрачок
микроскопа в лаборатории. Меня знали все врачи, и каждый
развлекал, как мог, поэтому первыми моими игрушками бы-
ли медицинские инструменты и аппараты. Все 50 лет разго-
воры с матерью на медицинские темы не прекращались. От
нее я получил первые сведения об анатомии и физиологии,
позже пополненные. И если бы не вечные ее сетования на
тяжесть врачебной доли, я, наверное, пошел бы по той же
дорожке. Но она меня отговорила, и я стал физиком, о чем,
впрочем, никогда не жалел. Но общие принципы терапии я
знал вполне прилично и, попадая в ситуации, когда посове-
товаться было не с кем, всегда успешно лечил себя сам.
В особых случаях советовался с матерью, и ошибок, обыч-
но, не бывало. Так что рассчитывал разобраться и с голода-
нием. Хорошо было бы поделать анализы, набрать статисти-
ку по уровню сахара в крови, посмотреть изменения в кар-
 
 
 
диограмме и т. д. Но живем мы в России недавно, нет кор-
ней, нет близких знакомых, на улице мороз минус 30, какие
уж тут анализы. Зная, что во время голодовки сильно меня-
ется давление, решил ограничиться ежедневным контролем
именно этого параметра, а остальное – заменить ощущения-
ми и наблюдениями.
Поль Брэгг, конечно, великий натуропат, но читать его
книгу – обхохочешься. Сразу возникает образ протестант-
ского фанатика-проповедника в долгополом сюртуке, шапо-
кляке и с книгой в руке. То, что в книге написано, подле-
жит исполнению без колебаний и вопросов. «Доктор сказал
в морг, значит, – в морг!» Или другая возможная картинка.
Брэгг только что создал человека, написал инструкцию, как
ему жить и теперь внушает своему творению, что ослушать-
ся – значит вылететь из рая без выходного пособия.
Ну, в самом деле, что за блажь, пить только дистиллиро-
ванную воду?! Как будто человек только что пришел в наш
высокотехнологичный мир на все готовое. Где это мог чело-
век миллион лет назад добыть себе дистиллят? Хорошо еще,
если из лужи мог напиться. Даже дождевая вода в реальных
условиях содержит растворенные соли, впитывает пыль из
воздуха, смывает сок и грязь с листьев деревьев. Так что его
гигиенические требования совершенно высосаны из паль-
ца. И, конечно, верх грехопадения по Брэггу – потребление
соли. Почему он так напуган солью, не знаю, скорее всего,
он смешивает кристаллы мочевины, находимые при подагре
 
 
 
в суставах, с кристаллами обычной поваренной соли. Хотя
позже он пишет о кристаллах кислоты в суставах, что уже
ближе к истине. И, наверное, он, как настоящий горожанин,
никогда не видел валунов-лизунцов в заповедниках – из ка-
менной соли, между прочим, – которые выставляют егеря и
которые с упоением лижут копытные. Объясняя повышен-
ное давление у пожилых людей исключительно потреблени-
ем соли, он впадает в непозволительное упрощение объяс-
нения сдвига в регуляции тонуса сосудов и работы сердца. Я
сам могу служить живым опровержением его утверждения.
Когда я был совсем маленьким, мы жили на краю города (с
тех пор, очевидно, это моя судьба). Никакого водопровода
тогда там и в помине не было. Мне было 6 лет, и в мои обя-
занности входило доставлять в дом свежую родниковую во-
ду. Родник был один, вода в нем была солоноватая, а другой
в пределах досягаемости не было. И я, и мои родители пили
только эту, весьма соленую на вкус воду. На ней мы готовили
пищу, в ней стирали белье и мылись сами. С тех пор я могу
потреблять только хорошо соленые продукты. И всегда солю
борщ или суп, даже не попробовав. Так и прожил большую
часть жизни. По Брэггу, у меня сейчас должно быть запре-
дельное давление. Не тут-то было! Средневзвешенное дав-
ление у меня 120/80, что даже маловато в моем возрасте. А
соль я по-прежнему ем горстями.
Еще одна рекомендация может вызвать не более чем
улыбку. Ешьте то, не ешьте это, нужно есть строго по графи-
 
 
 
ку, а голодать по системе, потому что организм глуп. Если уж
кто и глуп, так это те, кто верит доктору Брэггу на слово. Глу-
пые организмы вымерли много сотен миллионов лет назад.
Даже человек, с его короткой трехмиллионолетней (услов-
но) историей, повидал всякое. И практически был всегда го-
лоден. Короткие периоды сытости, как правило, перемежа-
лись длинными периодами воздержания от пищи. Даже сей-
час подобный режим питания можно найти у народов севе-
ра, кормящихся охотой на морского зверя. У чукчи бывают
периоды, когда месяц или больше, кроме нерпичьего жира,
у него ничего нет, исключая водку, конечно, но ту привозят
ему специально с Большой земли.
Так что организм человека изначально приспособлен к го-
лодовкам любой продолжительности, любой периодичности,
с любой формой выхода из нее. И частота потребления пищи
от человека – охотника почти не зависит. Повезло на охо-
те, еды вдоволь, ее едят не до насыщения, а столько, сколь-
ко способен потребить организм, пока мясо, внутренности
и прочие деликатесы еще не испортились. Консервы тогда
были мало распространены, ведь не везде есть выходы са-
мородной соли, а солить в морской воде – только продук-
ты портить. Но если на охоте не повезло, приходилось есть
что попало – корешки, жучков, ягоды, траву, падаль, глодать
старые кости и даже есть глину (я в детстве сам пробовал).
Организм настолько умен, что на всякую форму голода или
потребления пищи у него есть свои регуляторы. А что каса-
 
 
 
ется шлаков, сия теория – не предмет изобретения одного
Брэгга, это коллективное творчество всех корифеев чистки
и голодания. По их представлениям организм человека – это
нечто вроде автомобиля.
Живем-то мы в век сплошной автомобилизации. В этом
«автомобиле» все, как в его железном собрате, – и горючее
есть, и смазка, и крутится все, и нагар образуется. И вот этот
нагар нужно вычищать, как золу из топки паровоза, а не то,
не дай Бог, забьет колосники. Вот такая картина. А посколь-
ку в организме много извилин и потаенных мест, то чистить
нужно долго, мучительно и основательно.
Как раньше объясняли возникновение аппендицита? Луз-
гал семечки, одно зернышко попало в аппендикс, и вот – ап-
пендицит. То есть не попадало, не попадало и, наконец, по-
пало. Просто и ясно. А то, что аппендикс – не просто руди-
мент, а еще и железа внутренней секреции, и не семечка по-
пала, а железа воспалилась из-за инфекции или каких-то на-
рушений в организме, – об этом не знали даже продвинутые
по тому времени врачи. Но чтобы это понять, нужно было
достичь уже другого уровня знаний. И теория шлаков может
существовать только для тех, кто не знает, что такое «мета-
болический вихрь».
Вы принимаете таблетку анальгина, – очень простой и об-
щеизвестный факт,  – через 20 минут, а может и раньше,
боль, которую вы хотели заглушить, проходит или уменьша-
ется, почему? Если сегодня вы лечите таким образом боль-
 
 
 
ную голову, то завтра, возможно, вам нужно будет унять боль
в пояснице, а послезавтра – успокоить больной зуб. Но дей-
ствие-то ваше всегда одно – вы глотаете таблетку. То есть
она всегда попадает в желудок. Откуда же организм знает,
что вы лечите именно зуб?! И почему с задержкой, иногда с
большой, иногда с маленькой, проявляется действие лекар-
ства? Только потому, что в нашем организме циркулирует
жидкость.
Кровь – это раствор и суспензия, особым образом устро-
енная. Лимфа – это преимущественно раствор. Круговорот
этих жидкостей происходит в организме столь быстро, что
минут через 20 все, я подчеркиваю, ВСЕ клетки здорового
организма получили свою дозу вашего лекарства. Не оста-
лось ни одной, куда бы оно не проникло. Конечно, доза у
каждой клетки своя, за этим следит масса систем, каким-то
клеткам положены следовые количества, но анальгин вы об-
наружите везде. Такова скорость обмена. Так какие шлаки,
где эти гигантские склады ядовитых отходов, которые нуж-
но тереть щетками, травить щелочами и кислотами, отмывая
накипь, которая пристала к стенкам? Это все бред воспален-
ного воображения полуграмотных или невнимательных ко-
рифеев. В идеально здоровом организме не бывает ника-
ких шлаков!
Если все процессы идут сбалансированно, если гомеостаз
по всем параметрам организма не нарушен, то что бы вы
ни вытворяли с питанием, все будет в порядке. Но при этом
 
 
 
нужно помнить, что для каждого организма существуют свои
пределы регуляции этого самого гомеостаза. Выйти за преде-
лы надолго еще никому безнаказанно не удавалось. Причем
неважно, каким образом. Возьмите дважды дистиллирован-
ную, деионизованную воду, которая и есть основной раство-
ритель организма, и начинайте ее в этот организм накачивать
безостановочно. Можете мне поверить, в конце концов по-
гибнете от нарушения водно-солевого равновесия. Паралич
сердца, знаете ли. А ведь это абсолютно безвредная вода, ос-
новная среда организма. Что же говорить о других, не столь
безвредных веществах! Но оставайтесь в пределах приспо-
собляемости, и не будет никаких мучений и терзаний. Тут вы
можете возразить, а как же кристаллы мочевины в суставах
при подагре, разве это не шлаки? Нет, не шлаки. Если орга-
низм не здоров, если регуляторы не могут удержать процес-
сы в пределах нормы, то процессы идут, но результат может
быть плачевным. Например, пусть все в порядке, организм
в целом здоров, но производительность почек по ряду при-
чин упала. Это значит, что результат метаболизма, отходы
деятельности организма, следствие его дыхания не выводят-
ся полностью из крови. И начинается накопление мочевины.
Когда ее накопится достаточно, то скорость вывода устано-
вится на другом, более высоком уровне, установится другой
уровень динамического равновесия мочевины в организме,
концентрация ее в крови будет выше, а дальше, как обычно.
Но если почки работают совсем плохо, то концентрация мо-
 
 
 
чевины в крови будет столь высокой, что начнется выпаде-
ние кристаллов в местах, где кровоток или лимфоток замед-
лен. Понизьте концентрацию, и все кристаллы сами собой
растворятся. Но главное, что процесс охватывает весь орга-
низм, все до последней клетки, а вовсе не отдельные места.
Она (то есть мочевина) – везде, и в крови, и в голове («моча
в голову ударила»), и в ногах, и в других органах. Никакого
особого склада для мочевины нет, она равномерно распре-
делена по всему организму. А ведь в понимании корифеев
это – шлак в чистом виде. А как же каловые камни, спро-
сите вы? Каловые камни – это тоже никакие не шлаки и в
здоровом кишечнике нигде не образуются и не задержива-
ются. Это прямое следствие болезни, повреждения или на-
рушения регуляции желудочно-кишечного тракта. То же са-
мое происходит, когда есть явные нарушения в работе пече-
ни или желчного пузыря. Тогда могут образовываться также
разнообразные камни, которые вы просто так уже не удали-
те, если, конечно, не практикуете хилерство, в которое я ни
на грамм не верю.
Но что приставать с критикой к доктору Брэггу! Он писал
для простых, невежественных людей, обращая их внимание
на простой и надежный резерв здоровья. Поэтому за все ему
спасибо. А я могу повторить еще раз – здоровому организ-
му никакие чистки не нужны. Мало того, они крайне проти-
вопоказаны. Но речь идет, конечно, только о здоровом орга-
низме. Не думаете же вы, что сможете заменить десятки ре-
 
 
 
гуляторов, которые следят за постоянством внутренней сре-
ды организма. Нарушить это постоянство можно, но заново
все привести в порядок никакой йог не сможет, только сам
организм, если ему дадут такую возможность. Поэтому, если
вы чувствуете себя в целом в порядке, то можно голодать как
угодно, с любой периодичностью, продолжительностью, безо
всяких чисток, чередуя голодовку с нормальным питанием
по любым разумным правилам. И все это будет приносить
какую-нибудь пользу, потому что за миллионы лет организм
привык ко всему, но к избытку пищи он привыкнуть пока
еще не смог. Избыток пищи – это последнее столетие для ев-
ропейских народов, и то не всегда. За 100 лет регуляторы на
этот случай не могли сформироваться. Вот через пару десят-
ков миллионов лет – пожалуйста. А голодание всегда полез-
но, сколько бы человек не голодал. А строгая регулярность
придумана корифеями исключительно для удобства контро-
ля и чтобы не мешать регулярности нашей жизни.
Вы не задумывались, почему на войне люди не болеют, хо-
тя жизнь там не назовешь легкой? И, наоборот, в спокойной
обстановке болезни буквально одолевают человека. Вот вам
новая теория болезней. Это моя собственная теория. Может
быть, кто-то тоже так думает, только я ничего об этом не
знаю. Жизнь на войне сопряжена со сверхусилиями, с вы-
бросом адреналина, с тяжелой мышечной работой и скудным
питанием, причем, если в мировых войнах скудное пита-
ние распространено благодаря медлительности и воровато-
 
 
 
сти интендантских служб, то у индейских племен Северной
Америки выход на тропу войны даже предварялся несколь-
кими днями полной голодовки. И в походе они либо ничего
не едят, если короткая вылазка, либо питаются очень скудно.
У них считается, что сытый воин – плохой воин. Почему?
Мне кажется потому, что вся предшествующая жизнь чело-
веческого племени как раз и была такой войной. С лишени-
ями, стрессами, сверхусилиями и очень, очень скудным пи-
танием. Обжорство, как диалектическое дополнение к такой
жизни, тоже существовало. Но на день обжорства приходил-
ся месяц голодовки. Для человека крайнее физическое на-
пряжение при пустом желудке – норма, он к такому приспо-
соблен. При этом все системы отмобилизованы, все органы
в полной готовности, уровень сахара в крови минимально
необходимый, пульс соответствует усилию тоже с минималь-
ной стороны, количество белков, жиров и углеводов в орга-
низме ни на грамм не выше долгосрочной нормы, запасы то-
же небольшие. Иммунная система взведена до предела, что
определяется высокой физической активностью, свертывае-
мость крови повышена. Размах между минимальным давле-
нием крови и максимальным – предельно большой. Напол-
няемость сосудов высокая. И такую жизнь человек мог вести
долго – лет 30. За это время он успевал произвести и вырас-
тить потомство и уходил в верхние леса охотиться на «небес-
ных» зверей. Правда, он не был приучен слушать рев пушек,
но рева пещерных медведей ему, я думаю, было вполне до-
 
 
 
статочно. Всякое отклонение от описываемого состояния –
просто отяжелел от обжорства, например, – каралось немед-
ленной и быстрой смертью от когтей, рогов или копыт. Оста-
вались и давали потомство только те, кто находился в состо-
янии аллертности постоянно. Хочу заметить, что человек в
этом состоянии, да еще с взведенной иммунной системой—
невкусная пища для бактерий и вирусов, и для паразитов то-
же.
Прошли века. Наконец исполнилась многотысячелетняя
мечта человечества. Стало возможным, не прикладывая осо-
бых физических усилий, добыть столько пищи, чтобы быть
сытым постоянно. И с тех пор началось. Человек ест непре-
рывно, ест впрок, ест, когда сыт, ест из удовольствия, ест,
чтобы заесть огорчение, плохое настроение, ест, когда его
тошнит, ест, когда болит голова, ест, когда голова прошла и
т. д. и т. п. Еда стала удовольствием, еда стала защитой, еда
стала привычкой. А организм, памятуя о прошлой тяжелой
жизни среди дикой природы, старается сохранить как мож-
но больше из съеденного, припрятать, так сказать, на черный
день. Мы могли бы на съеденном за неделю вдвое нарастить
свой вес, но и на этот случай есть следящие системы. В них
заложено, что быстрое повышение веса грозит потерей по-
движности и быстрой смертью. Поэтому организм предпо-
читает излишки килокалорий спускать в унитаз, а повыше-
ние веса вести постепенно. И всякий раз при этом оценивать,
прекращать ли повышение веса, поступит ли еще порция пи-
 
 
 
щи. Она поступает, и вес продолжает расти. И чем дольше
живешь, чем больше падает основной обмен, тем больше ко-
пится запасов. И концентрация питательных веществ в клет-
ках организма повышена до максимально возможных преде-
лов. И иммунная система не особо беспокоится, усилий-то
никаких, опасности никакой, а организм насыщен, что назы-
вается, «под завязку». И главная работа делается в пищева-
рительном тракте и сопутствующих ему системах – печени,
почках и т. д. Организм только и делает, что старается упа-
ковать все новые и новые порции пищи. И от клетки кожи до
слизистой кишечника – везде есть столько питания, что слу-
чайно попавшая в организм бактерия начинает немедленно
делиться, и пока иммунная система выйдет из спячки, бак-
терий становится уже слишком много. Вот такая теория бо-
лезней.
Во время голодания насыщение всех клеток, крови и лим-
фы питательными веществами падает, и иммунная система
взводится при соответствующей физической нагрузке, памя-
туя о том, что любая инфекция для первобытного охотни-
ка смертельна. Поэтому фурункулы, прыщи, раны и вообще
всякие повреждения на коже во время голодовки заживают
быстрее. Но есть одно немаловажное обстоятельство. Я уже
писал о минеральной подкормке. Так вот, организм – не па-
ровоз и не автомобиль, но и ему для правильного функцио-
нирования систем нужно много чего. Простой пример. От-
сутствие в рационе витамина С ничем нельзя восполнить. И
 
 
 
вы погибнете, несмотря ни на какой железный организм. А
если вас заставить при этом еще и что-нибудь делать, вы по-
гибнете быстрее. Было время, когда никто не знал про вита-
мины, но про цингу знали все. Сейчас, в отношении како-
го-нибудь селена, мы находимся примерно на том же уровне
знаний. Специалисты могут знать о его роли, а мы нет. А на
20-й день выяснится, что без него можно умереть, так как
он уже выведен из организма, а новых поступлений нет. И
весь опыт насмарку, а почему, кто знает?! Поэтому, чтобы
не загубить всю голодовку, необходимо насытить организм
всеми витаминами и минералами, а также микроэлемента-
ми, известными на данное время. Кстати так поступают и
больные собачки и кошечки. Я думал, они просто жуют ле-
чебные травки, что не исключено, но теперь уверен, что они
при этом обязательно пополняют таким образом и запас ви-
таминов.
Долго голодать без достаточного запаса в организ-
ме витаминов, минералов и микроэлементов опасно!
Последствия вы никогда не сможете предугадать. Теперь
о сроках голодания. Выбирайте любой, польза будет, но с
предельным сроком тоже шутки плохи. Все зависит от со-
отношения вашего нормального веса и запасов питательных
веществ. Сугубо приблизительно, 10 килограммов лишне-
го веса дают возможность голодать месяц. Нужно, конечно,
учитывать скорость обмена веществ – у молодых она боль-
ше, но в возрасте за 60, можно приблизительно так и счи-
 
 
 
тать, 10 килограммов – месяц голодовки. Но и это еще не
все. То, что находится в кишечнике, – это еще один резерв
пищи на случай голодовки. В обычном состоянии, когда че-
ловек постоянно сыт, пища перерабатывается процентов на
20, в лучшем случае – на 30. Остальное выбрасывается вон
непереработанным. Но когда вы начинаете голодать, всякое
движение в кишечнике останавливается, и организм начина-
ет переработку прежде всего непереработанной пищи, а по-
том уже остальных запасов. Кишечник длинный, пищи там
тоже не один килограмм, поэтому, первые 10 дней голодов-
ки (примерно, конечно) до основных запасов дело даже не
доходит. Итак, здоровый, сытый человек, имеющий 10-ки-
лограммовый «лишний вес», может, безо всякого вреда для
организма, голодать приблизительно 40 дней, если, конечно,
он не делает очистку кишечника. Но такой срок, даже имея
«лишний вес» более 10 килограммов, проводить голодание
я бы не рискнул. Слишком непредсказуемы результаты. Кто
бы мог подумать, что между 40-м и 45-м днем у моего дру-
га произойдет спазм кишечника такой силы, что это будет
угрожать жизни. Но об этом в свое время, а сейчас обосную
свой выбор параметров. Голодовка должна быть достаточно
длинной, чтобы эффект был заметен. Она должна быть до-
статочно короткой, чтобы ненароком не создать угрозу жиз-
ни. Поскольку речь идет о здоровом организме, – а я считаю
себя в целом здоровым человеком, – то никаких процедур
применять вообще не буду: ни клизм, ни других чистящих,
 
 
 
ни дополнительных лекарств. Анальгин не в счет, но и его
постараюсь не употреблять. Но обязательно на всем протя-
жении голодовки буду употреблять полный комплекс мине-
ралов, витаминов и микроэлементов для людей старше 50.
А срок, раз корифеи говорят, что 21 день – это рубеж, пусть
будет 21 день. Завтра же и начну. Тем более что состояние
сегодня как раз для сравнения – весь день голова болела так,
что пришлось прилечь часа на 2, не мог долго стоять и хо-
дить. Анальгин и другие болеутоляющие совершенно не по-
могают, работоспособность на нуле. Посмотрим, что даст го-
лодовка.
И это первый из рассказов о голодовке.

 
 
 
 
Глава 2. Первые четыре дня
 
1-Й ДЕНЬ. Начал голодовку. Вчера самочувствие было
отвратительным, голова болела так, что не мог стоять и про-
лежал часа 2. Потом померил давление, и оказалось, что на
правой руке 145/85, а на левой – 125/75. Налицо вегетососу-
дистая дистония. Но наутро самочувствие было вполне снос-
ным. Обычно я по утрам выпиваю стакан чая, очень сладко-
го, и что-нибудь перекусываю, но вчера купил газировку с
подсластителем, совершенно бескалорийную, и вместо чая
выпил стакан. Кроме того, принял с утра дозу полного ком-
плекса витаминов и минералов (и микроэлементов) для лю-
дей старше 50 – ВИТРУМ. Самочувствие сейчас – голова
мутноватая, но почти не болит, самочувствие довольно бод-
рое, ничего нигде не болит. Давление на левой руке – 120/90 ,
на правой – 130/90. Все-таки небольшая асимметрия есть.
После принятия газировки появилось легкое слюнотечение.
Есть хочется, но как-то слабо, хотя машинальные реакции
при виде еды приходится останавливать сознательно. Вот так
я и думаю продолжать. Первые 4 дня вообще не жду никаких
эффектов, а после посмотрим. Хочу продержаться 21 день.
Пока дело в процессе, я вспомнил, что есть опыт, для-
щийся уже сотни лет. Я имею в виду откармливание гусей
для производства паштета из гусиной печенки – фуагра. Гу-
ся насильно кормят столько раз в день и таким количеством
 
 
 
пищи, чтобы он жирел как можно быстрее. И подвижность
ограничивают, и пищу подбирают соответствующую. Печень
увеличивается, и если продолжать процесс, то гусь погиб-
нет. До этого, обычно, не доводят и забивают его раньше. Пе-
ченка идет на стол гурманам, а нам наглядно демонстриру-
ют, что с помощью доброкачественной, полезной и вкусной
пищи можно прикончить любое существо не хуже, чем ка-
кой-нибудь отравой. Только времени уйдет больше. Конеч-
но, человек не гусь, который набирает вес по своим, гусиным
правилам. Но и человек, если его хорошо кормить, не давать
двигаться и периодически пугать или волновать, задевая, что
называется, за живое, тоже долго не протянет. Скорый ин-
фаркт обеспечен. Вот так, с помощью вкусной и здоровой
пищи человека можно убить. А что можно сделать с ним,
полностью лишая его этой пищи? Убить тоже можно. Но в
промежутке от одной смерти до другой с ним происходит
много таинственного и благотворного. Когда вы перестаете
есть, то, как пишет доктор Брэгг, огромная энергия, кото-
рая раньше уходила у вас на переваривание пищи, теперь вы-
свобождается. Это конечно, чепуха в чистом виде. Ниотку-
да энергия не высвобождается и никуда ее нельзя использо-
вать. Но в главном он прав, на переваривание пищи расходу-
ются ресурсы организма и в первую очередь кровь. Не в том
смысле, что она безвозвратно куда-то девается, а в том смыс-
ле, что когда в желудок что-нибудь попадает, то кровоток в
сосудах, подходящих к желудку, увеличивается в несколько
 
 
 
раз. Вам приходилось наблюдать, что делают домашние жи-
вотные, когда их покормят? Почти сразу они укладываются
подремать. Только человек придумал есть на ходу. Может
быть, ему это и не вредит, но после хорошего обеда крово-
снабжение мышц уже не такое совершенное. А значит, отя-
желевший, наевшийся воин действительно уже не может бе-
гать так быстро, как голодный, долго управляться с оружием
– мечом, там, или луком, метать томагавк так далеко и точ-
но, как злой, голодный, но очень подвижный и выносливый
его собрат. Физиологически конкуренция между процессом
пищеварения и движения, отвлечение кровотока от мышц,
легких, других органов и систем к желудку проявляется в
виде усталости, сонливости, желания лечь и отдохнуть, хо-
тя никакой работы еще не сделано. Животное свой завтрак
зарабатывает. При пробуждении нужно еще найти добычу,
прогуляться на пастбище, словить рыбку и т. д. И только че-
ловек, проснувшись, сначала завтракает, а потом идет свою
еду как-то расходовать. Ясно, что если его основной обмен –
не какой-нибудь уникально скоростной (бывают такие люди,
у них все мгновенно сгорает и они никогда не поправляют-
ся), то жизнь в вечном полусне ему обеспечена. И голова ра-
ботает вполсилы, и движения замедлены, и тяжелый мешок
поднять – целая проблема. А все потому, что значительная
часть крови отвлечена на переработку пищи и на упаковку
добытых питательных веществ «про запас», на черный день
так сказать. Уже и запас велик, и новые поступления некуда
 
 
 
складировать, а пища все идет и идет, все упаковывается и
упаковывается и все больше и больше крови требуется для
этого занятия. Хорошо, если у вас мощное сердце, крупные
сосуды, безотказно работающая кроветворная система. То-
гда компенсаторные механизмы обеспечат вам огромную си-
лу, потрясающую работоспособность и необыкновенную вы-
носливость. Правда, с работой головы часто и при таких па-
раметрах бывает непорядок, но все же существуют могучие
богатыри огромного веса и огромных возможностей. Напри-
мер, японские борцы сумо. Тщедушным японцам они кажут-
ся полубогами. И они действительно очень здоровые люди.
Но много ли таких борцов на всю Японию? Для обычных лю-
дей постоянное переедание, скорее, трагедия, чем удоволь-
ствие.
Нужно сделать еще небольшое замечание. Безвольному
человеку голодать бесполезно. Это не значит, что невозмож-
но. Просто польза будет минимальной, а стрессы, связанные
с голодовкой, сведут к нулю все удовольствие. И дело даже не
в чувстве голода, которое, в общем-то, преодолимо, а в том,
что голодать хорошо где-нибудь в затворе, в келье, занимая
свободное время молитвой. Первая моя голодовка была му-
чительной потому, что не учел я свойств человеческой пси-
хики.
Проделайте такой опыт. После обеда или завтрака, в со-
вершенно сытом состоянии, подсядьте к кому-нибудь из ва-
ших близких в тот момент, когда они с аппетитом поглощают
 
 
 
ваше любимое блюдо. Организовать такой эксперимент тру-
да не составляет. И вот, через несколько минут, вы с изумле-
нием обнаружите, что, несмотря на вашу сытость, вам непре-
менно захочется отведать именно то блюдо, которое ест дру-
гой человек. И если оно на столе в достаточном количестве,
то вам, чтобы удержаться и не набивать дополнительно уже
набитый желудок, придется сделать значительное волевое
усилие. Так это уже сытому. А если вы уже голодаете и чув-
ство голода достаточно острое? Тут волевое усилие понадо-
бится немалое. И если вы психологически не подготовились
к такому, дальнейшие ваши метания смажут все достигнутое
на поприще аскетизма. Сегодня ем, завтра воздержусь, хотя
среди дня выпить стакан молока – это не еда… и тому по-
добное – вот и вся ваша голодовка. Тем более что окружаю-
щие будут в меру своих сил вам противодействовать и про-
воцировать переход на нормальный, с их точки зрения, спо-
соб питания. Сила коллективного убеждения – могучая сила,
особенно когда всякие вкусности будут подставляться вам
под самый нос, и запахи будут дразнить вашу и без того ис-
терзанную душу. И если вы решились на голодовку, то сораз-
меряйте свою стойкость и душевные силы, необходимые для
преодоления искуса, необходимость оной для вашего здоро-
вья и предположительную пользу от всей процедуры. Исходя
из всего сказанного, лучше всего проводить голодовку в сво-
бодное время, где-нибудь на даче, на отдыхе, предаваясь лю-
бимому занятию или любимым размышлениям. Чем меньше
 
 
 
стрессов, тем чище эксперимент. Только не уподобляйтесь
доктору Брэггу: «Доктор сказал в морг…» Голодать можно
и при непрерывных и сильных стрессах, человеческий орга-
низм хорошо приспособлен и к этому. Но тут волевое уси-
лие будет более значительным, подумайте, стоит ли овчинка
выделки.
Придется сделать еще одно замечание. Можно ли или про-
тивопоказано дополнять голодовку физическими усилиями?
Напомню, что пока мы говорим о практически здоровом че-
ловеке. И ему, можно сказать однозначно, не только мож-
но, но и нужно. Физическая активность ускоряет процессы в
организме, нормализует кровоток и прочие движения жид-
костей, способствует выведению продуктов жизнедеятельно-
сти и улучшает снабжение тканей питательными вещества-
ми. Но есть одно существенное ограничение. Вы не на Олим-
пийских играх. Физическая активность должна быть без над-
рыва. Доверяйте своим ощущениям и не перегружайтесь. Ес-
ли чувствуете сильную усталость или изнеможение, значит,
хватит. Отдохните, восстановите силы, и снова – в бой. Ес-
ли тренироваться непрерывно, давая полноценный отдых и
растущую физическую нагрузку, то, как при любой трени-
ровке, нагрузки будут расти, а время для отдыха сокращать-
ся, несмотря на голодовку. Разница будет только в том, что
время, требуемое на эту самую тренировку, увеличится в 5–
6 раз. Но если вам тренироваться не хочется, пребывайте в
покое, польза от голодовки все равно будет.
 
 
 
А у меня уже пошел 2-Й ДЕНЬ голодания. Давление вче-
ра вечером снова разное на правой и левой руке, утром по-
мерил – таким оно и осталось. Самочувствие вполне снос-
ное, слегка пересохло в горле, но нигде ничего не болит.
Чувство голода тупое, контролируемое. Выпил вчера за день
полтора литра газировки, той самой, дешевой, с огромным
количеством консервантов и регуляторов, с краской и ста-
билизаторами. Казалось бы, химия сплошная, но мне поче-
му-то помогает. И до голодовки было, что если ни с того ни с
сего появляется тошнота, я бегу, покупаю газировку, делаю
несколько глотков, и тошнота проходит. Думаю, что и для
смягчения чувства голода она тоже подойдет и не даст ни-
каких побочных эффектов. Впрочем, буду судить по само-
чувствию. А в остальном пока никаких эффектов. Слишком
малый срок.
Но перейдем, наконец, к голодовке вообще. Пока все на-
ши рассуждения касаются практически здорового, с хоро-
шим самочувствием, с уравновешенной психикой, нормаль-
ного во всех отношениях человека. И тут можно спросить, а
ему-то зачем? Если человеку и так хорошо, организм справ-
ляется, то зачем ему дополнительные процедуры? Справ-
ляться-то он справляется, но это не навечно. Наступит мо-
мент, и вследствие естественной разбалансировки регулято-
ров, которая неизбежно присутствует в жизни, потребные
параметры гомеостаза выйдут за рамки приспособляемости
организма. Это обязательно случается в жизни каждого че-
 
 
 
ловека. Если бы этого не было, то мы были бы бессмертны.
Значит, рано или поздно. Но вы сами понимаете, что лучше
попозже. Вот для этого и желательно время от времени го-
лодать даже самому здоровому человеку. Еще раз напомню,
что организм – не автомобиль и не паровоз. Слишком силь-
но различается уровень сложности. Но кое-что общее все-
таки есть. Все вышеназванные устройства есть тепловые ма-
шины. Если не верите, поднимитесь в жару быстрым шагом
по лестнице на 10-й этаж. И ваша тепловая машина сразу
проявит себя перегревом холодильника. Жарко вам станет,
пот польет «градом». А если при этом вы еще сильно нагру-
зились за обедом, то не только жарко, но и плохо. А это сви-
детельство перегрузки систем организма. Что-то, отдаленно
напоминающее работу двигателя автомобиля на предельных
оборотах. Вода в радиаторе кипит, масло брызжет изо всех
щелей, в цилиндрах грохот и звон, того и гляди раздастся
удар, и все встанет. Вот и ваш организм при нетренирован-
ности, малой подвижности и постоянном переедании как бы
тоже работает на «предельных оборотах». И время от време-
ни нужно давать ему отдохнуть, переводить в режим «холо-
стого хода».
И когда вы хотите это сделать, есть одно правило, сле-
довать которому весьма желательно. Это правило, как ни
странно, пришло из практики эксплуатации разных двигате-
лей, но очень хорошо подходит и к практике эксплуатации
организма. Оно гласит: «Включай мотор постепенно, выклю-
 
 
 
чай сразу». В применении к нашему случаю это означает,
что голодовку нужно начинать одномоментно, не растягивая
«удовольствие». Буквально – укладываюсь спать, поужинав,
а проснувшись, не завтракаю. Всякие иные варианты, вроде
того, что буду снижать количество пищи постепенно, пока
организм не попривыкнет, тоже возможны, но ничего хоро-
шего из этого не получится. Организм в данном случае бу-
дет совсем не с вами. Напротив, он будет с вами воевать, так
как быстро заподозрит неладное. И хватит ли у вас силы во-
ли выдержать это дополнительное давление, я не знаю. Даже
если хватит, толку от этого немного. Сразу прекращая пита-
ние, вы же не оставляете организм без его драгоценных запа-
сов. Поэтому не мучайтесь, дайте ему возможность самому
решать, что он будет использовать первым, а что последним.
И будьте уверены, он не ошибется. А вы будете избавлены
от лишних терзаний.
Когда вы перестаете есть, что происходит в организме?
Первое, и самое главное, – в жировые депо перестают посту-
пать излишки килокалорий, которые вы регулярно потреб-
ляете. Организм задумывается и на всякий случай, чтобы вы
не валяли дурака, усиливает чувство голода. Это чувство в
начале голодовки ничего не имеет общего с действительным
состоянием вашего тела. В нем (теле) прорва запасов, один
только жир на внутренних органах у самого тощего мужчины
составляет 3–4 килограмма. Что-что, а гибель от голода не
грозит еще как минимум месяц, а организм уже кричит: «Ка-
 
 
 
раул!», почему? Потому, что миллионы лет в жизни пред-
ков этого организма ничего хорошего не было, были сплош-
ные голодовки. И он (организм) хорошо знает, что малень-
кая заминка с пищей может послужить началом большой бе-
ды и даже гибели. Поэтому первая реакция заставляет чело-
века немедленно, не откладывая, на всех четырех пускаться
на поиски пищи, пока не поздно. И человек мчится к холо-
дильнику и хватается за первую попавшуюся колбасу, если
не остановит себя вполне сознательно. Насколько непроиз-
вольные реакции сильны, я испытал на собственном опыте,
потому что в первые 2 дня оказывался у холодильника не од-
нажды. Как подошел, зачем открыл дверцу, не осознавал, и
только обозрев наличный запас продуктов, спохватывался –
я же голодаю! И лишь большим усилием воли буквально от-
таскивал себя от продуктовых завалов. Второе, и тоже знаме-
нательное, событие происходит в кишечнике. Организм уже
напуган. Подсознание наши мысли воспринимает не так, у
него своя логика поведения. Уже на 2-й день прекращается
стул, который в случае регулярного питания тоже бывает ре-
гулярным. Теперь вам надолго придется об этом забыть. И не
паникуйте, все пока идет как надо. Вы не способны обеспе-
чить организм питанием, что ж, не беда, на этот случай есть
запасы пищи в кишечнике, и немалые. Сначала тщательно
«доедается» все, что есть в желудке, на это уходит, по край-
ней мере, весь 1-й день, а иногда еще и часть второго, ес-
ли питание было обильным и пища была труднопереварива-
 
 
 
емой. Но после 2 дней все уходит в кишечник, а желудок, по
инерции, еще пару дней получает свои порции желудочного
сока. И печень пытается, как прежде, перевести углеводы,
извлекаемые из пищи, в гликоген и спрятать подальше. Не
тут-то было, они нужны уже для основного обмена и согре-
вания, для работы мозга и мышц. То есть вся система пище-
варения находится в состоянии, близком к панике.
На 3-Й ДЕНЬ моей голодовки, 12 января, давление утром
на обеих руках 120/90, но вчера болела голова, не очень
сильно, но очень изматывающе. Пришлось принять аналь-
гин. Утром встал с той же головной болью, что лег вечером,
но послабее. В горле тоже слегка пересохло. Вечером чув-
ствовал какие-то странные ощущения в грудине, даже опи-
сать не могу какие, а утром проснулся уже с явным давле-
нием в области сердца. Но это очень слабые ощущения. В
целом самочувствие хорошее, чувство голода стало посиль-
нее. Инстинктивные реакции поиска пищи более выражен-
ные. При физической нагрузке чувствуется легкое изнемо-
жение, но терпимое. Закономерно, что чувство голода стало
сильнее, значит, паника продолжается. Единственное утеше-
ние для подсознания – запасы пока не израсходованы. Но ор-
ганизм и не хочет расходовать с таким трудом скопленное, а
настойчиво требует, чтобы я бегом кинулся на поиски пищи
Давление на утро 4-ГО ДНЯ голодания 120/80 на обе-
их руках. Только на одной пульс более жесткий, на другой
– более слабый. Голова не болит. Значит, утром, как прави-
 
 
 
ло, все нормально, и лишь к вечеру появляется асимметрия.
В остальном состояние удовлетворительное. Я забыл отме-
тить, что перед голоданием замучила одышка. Слишком ма-
ло двигаюсь, слишком много ем. Сейчас одышка тоже есть,
но накатом, волнами. И не очень сильная. Есть спазмы в ко-
ронарных сосудах, есть какие-то ощущения в области селе-
зенки, но все это на таком низком уровне, что если не при-
слушиваться, то можно и не заметить. Лекарства кое-какие
я потребляю, но это не тотально, анальгин да аспирин, и то в
малых дозах. Вчера среди дня было небольшое головокруже-
ние, но после прогулки на свежем воздухе все прошло. Мо-
жет быть, через несколько дней начну пить чистую воду, но
это – когда спадет чувство голода. Сейчас оно тупое, но ес-
ли не пить воду с подсластителем, то начинает сильно доса-
ждать. Но все-таки уже 4-й день пошел, а сложностей почти
никаких. Получается, что организм сам по себе со своей па-
никой, а сознание само по себе, с твердым намерением про-
должать процесс.
Стоит еще раз вернуться к цели моей голодовки. Из того,
что уже было сказано, видно, что она предпринимается с це-
лью профилактики. Я даже не ставил задачи непременно по-
лучить какой-то явно выраженный положительный эффект.
И переводя организм в режим «холостого хода», я за счет од-
ного этого надеялся на смягчение своей основной проблемы
– сильной головной боли. Но в первые 4 дня расчет оправ-
дался лишь частично. Головная боль, вследствие переходно-
 
 
 
го процесса, перестройки режима питания и связанного с
этим колебания уровня сахара в крови тоже то появлялась,
то исчезала. Это нормальный ход начала голодовки. Нужно
предполагать, что колебательный процесс в первые дни за-
трагивает не только какую-то одну систему. Все, что в ор-
ганизме перенапряжено, работает на пределе или функци-
онально неправильно, из-за колебаний в первые дни также
должно испытывать некоторые колебания, и тут впервые да-
ет о себе знать совсем не очевидный и совсем не ожидаемый
эффект. Я говорю об эффекте диагностическом. Уже на 3-
й день как бы сама собой появилась боль в области сердца.
Хотя она и не была резко выраженной и проявлялась, ско-
рее, как давление, все равно это, несомненно, была боль сер-
дечная. А ведь я совсем ее не учитывал. Говоря, что в це-
лом я человек здоровый, я не преувеличивал. Но одно об-
стоятельство, ввиду того, что оно беспокоит меня не часто,
просто позабыл. Если подходить строго, то у меня ишемиче-
ская болезнь сердца, как и у многих и многих моих сверст-
ников, ведущих относительно малоподвижный образ жизни.
Но приступы стенокардии редки, нерегулярны и на первый
взгляд возникают совершенно на пустом месте. Словом, по-
ка не болит, и не вспоминаю. А вот попав в стрессовую си-
туацию, организм сразу начинает обозначать свои пробле-
мы. И в этом совершенно замечательное свойство достаточ-
но длинной голодовки. Забегая вперед, скажу, что все, да-
же совершенно незначительные, поломки обязательно будут
 
 
 
проявляться по ходу дела. И неважно, когда с вами приклю-
чилось подобное несчастье. И неделю, и 20 лет тому назад –
все вы ощутите, лишь бы чувствительность систем организ-
ма была достаточно высокой. У меня она даже излишняя, я
чувствую такие незначительные изменения, которые други-
ми обычно не воспринимаются. Поистине голодание – насто-
ящая поликлиника для бедных. И к врачу ходить не надо – и
так про свои болячки все узнаешь. Но первые дни прошли,
пора подводить итоги. Итак, на 4-й день у меня, при относи-
тельно хорошем и стабильном самочувствии, сильно вырос-
ло чувство голода. Организм ни за что не хочет переходить
на запасное питание. Чувствуя, что желудок пуст, он поднял
настоящий бунт, требуя немедленно предоставить ему оче-
редную порцию высококачественной, легкоусвояемой пищи.
У меня это происходит, как я уже знаю, на 4-й день. У вас
может быть и не так. У кого-то – на 3-й, у кого-то – на 6-
й, не будем цепляться к сроку. Но у всех голодающих в пер-
вые несколько дней происходит обострение чувства голода.
И процентов 80 этого обострения не выдерживают. Они пе-
рекусывают сначала слегка, а потом и по полной, утешая се-
бя тем, что голодовка-то все равно состоялась, я ведь не ел
целых 3 (4!) дня. А она практически еще и не начиналась.
Хотя и 4 дня воздержания от приема пищи тоже полезны, и
если повторять процедуру, скажем, раз в 2 недели, то эффект
будет такой же, как от длительной голодовки.
Для себя я нашел и проверил способ борьбы со слюно-
 
 
 
течением, сведением скул, неясным, но очень неприятным
томлением в груди, которые сопровождают элементарное
желание съесть что попало, без разбору, лишь бы много. И
если у вас нет фенилкетонурии, то берите любую сладкую
газировку, по вашим возможностям – от сверхдорогой до
сверхдешевой, и пейте на здоровье. Только не ошибитесь,
берите ту, где написано «подсластитель», или просто «саха-
рин», или «сорбит», или другие заменители сахара. Или на
бутылке в 1,5 литра – «пищевая ценность 40 калорий». По-
требляя ее, вы тем самым обманываете организм, подсовы-
вая ему сахарин вместо сахара, и пока он разберется, чувство
голода сильно утихнет. Снова появится – снова сделайте гло-
ток газировки и т. д. Вот таким образом мне удается первые
дни пройти без больших мучений. Пробовал я и простую га-
зированную минеральную воду. Тоже помогает, но эффект,
конечно, совсем не тот. Приходится пить ее почти непрерыв-
но, а это не так безвредно, как кажется. Насыщая организм
разными солями, вы, так или иначе, сдвигаете водно-солевой
баланс, что в первые дни голодовки лучше не делать.
Не вдаваясь сейчас в дискуссию – чиститься или не чи-
ститься, – хочу специально разграничить разные виды голо-
довок. То, что предпринимаю я, не предполагает никаких
дополнительных средств воздействия на организм. Это не
недосмотр, а вполне осознанное решение. У меня нет ни-
каких серьезных нарушений. Работа моего организма меня
устраивает, те функциональные нарушения, которые у меня
 
 
 
есть, не требуют немедленного жесткого вмешательства в его
работу. Нужно просто дать системам отдохнуть и прийти в
норму. Для этого я выбрал подходящее время, когда могу
делать, что хочу, – аналог отпуска. И стрессов почти ника-
ких. Занимаюсь повседневными делами и, главное, могу от-
дыхать столько, сколько хочу. Могу проваляться целый день,
и никто мне ничего не скажет. Правда, один раз в сутки при-
ходится все-таки выходить на улицу и идти за продуктами.
Эту миссию я никому не доверяю. Но небольшая прогулка
только бодрит организм и проветривает голову. Если вдруг
я после нее устану, так тут же по возвращении могу прилечь
и отдохнуть. Как видите, условия голодовки идеальные. Я не
предпринимаю ничего, просто не ем и наблюдаю. В некото-
ром смысле эта голодовка эталонная, а результаты ее могут
служить неким обобщением. А поскольку во время ее про-
хождения выявляются еще и всякого рода скрытые повре-
ждения в разных системах организма, то голодовки подобно-
го рода имеют самостоятельное диагностически-профилак-
тическое значение. Совсем неплохо, если вы хотите что-то
узнать про свой организм. Мне много раз приходилось слы-
шать от врачей: «Не занимайтесь преждевременным самоле-
чением», а также: «Посмотрим, как будут развиваться собы-
тия, и лишь после этого поставим диагноз». И говорилось
это иногда в очень тяжелых случаях. То есть врач добивал-
ся, чтобы болезнь проявила себя достаточно ясно, чтобы по-
том эффективно ее лечить. Думаю, что всякие меры воздей-
 
 
 
ствия на голодающий организм необходимо предварять все
же той формой голодовки, которую я сейчас и осуществляю.
Прежде чем применять сильные средства, хорошо бы про-
сто обозреть, с чем вы имеете дело. Неделя-другая профи-
лактического воздержания от еды не ухудшит вашего состо-
яния (исключения я позже опишу), но и в корне не поправит
ваше здоровье. А вот понять позволит, в чем, собственно,
заключаются ваши проблемы и какие меры нужно предпри-
нять для лечения. Медицина – медициной, но, тем не менее,
каждый сам себе врач и хочет иметь какую-нибудь модель
собственного состояния. Вот предварительная голодовка и
позволит обыкновенному человеку составить о своем здоро-
вье это самое представление. Поэтому, повторяю, голодовка
без применения дополнительных процедур имеет самостоя-
тельное значение.
И это второй из рассказов о голодовке.

 
 
 
 
Глава 3. Первые две недели
 
Как следовало из второй части трактата, в первые дни
голодовки происходит перестройка организма, направлен-
ная, во-первых, на то, чтобы заставить этот организм любым
путем добывать килокалории недостающие до привычного
уровня снабжения, и, во-вторых, перейти на режим строжай-
шей экономии в самом потребителе. Для этого прекращается
выброс недостаточно переработанных остатков пищи. Для
этого же углубляется и уровень их переработки. Теперь ис-
пользуется все и почти на 100 процентов. Можете даже траву
есть, обязательно что-нибудь достанется голодающему орга-
низму. Кстати, люди давно это заметили и научились делать
похлебку из лебеды задолго до всяких научных изысканий.
Не сказать, что калорийно, однако организм поддерживает,
и можно некоторое время протянуть, пока не добудешь что-
нибудь более подходящее. Дальше происходит следующее.
Организм, видя, что голодание продолжается, пищи не по-
ступает, а движения в сторону охоты (или рыбалки) или по-
хода на чужой огород не предвидится, прекращает панику.
Происходит это потому, что паника дорого обходится энер-
гетически. Бессмысленные метания из одного места в другое
в поисках пищи могут растратить все запасы быстрее, чем
на горизонте появится доступная добыча. И по прошествии
нескольких первых дней все приходит в норму. Чувство го-
 
 
 
лода стихает, но не исчезает совсем (чтобы не забыть о необ-
ходимости идти, все-таки, на охоту). Организм успокаива-
ется, и далее идут процессы в самом организме, направлен-
ные на обеспечение его функционирования при минималь-
ных тратах. У меня первый этап занимает, обычно, 4 дня –
классический срок. Сколько у вас – это зависит от состоя-
ния вашего здоровья и подготовленности организма. Но, все
равно, не менее 2 дней. Предельная длительность сильно за-
висит от нарушений в работе органов и систем. Но, так или
иначе, первый срок пройден успешно, а дальше посмотрим
подробно еще 10 дней, чтобы иметь достаточную статистику.
Пошел 5-Й ДЕНЬ голодания. Вчера минут на 10 несиль-
но заболело под левой лопаткой. Но я знаю, что в левую ло-
патку обычно отдает сердечная боль, значит, какие-то про-
цессы в сердце идут. Давление с утра на правой руке 140/100,
на левой – 110/70. Очевидно, оперативные ресурсы орга-
низма почти закончились, и пошел процесс использования
стратегических запасов. Появилась легкая, но непрерывная
одышка, в области желудка какая-то смутная изжога. Но это
не изжога и это не в области желудка. Идут по-прежнему ка-
кие-то процессы в сердце, есть легкий спазм коронарных со-
судов, а выглядит это как изжога. Ноги ватные, при быстрой
ходьбе и физической нагрузке покрываюсь испариной. В го-
лове вечером была тяжесть, с утра легкая «мутность», но го-
лова не болит. Ацидоза тоже нет, лишь слегка сохнет во рту.
Это потому, что я перешел на чистую воду.
 
 
 
ДЕНЬ 6-Й. Чувство голода небольшое, особо не беспо-
коит, лишь слегка сосет «под ложечкой». Давление утром
на левой руке 120/80, на правой – 110/80. Ночью были ощу-
щения в районе селезенки. Болью это не назовешь, но ощу-
щения были неприятные. Утром в полусне чувствовал ло-
мящую боль в затылке, не очень сильную. После подъема
она прошла, но легкое нытье в голове осталось. Ноги уже
не такие ватные, но при ходьбе на длинное расстояние (1–
2 км) сильно устают. Сегодня задал себе нагрузку – несколь-
ко часов шлифовал стены в комнате после шпаклевки. Ра-
бота средней тяжести. Удивительно, что, хотя я быстро уста-
вал, никакой испарины не наблюдалось. Зато после окон-
чания работы появилась ломящая боль в голове, терпимая,
усиливающаяся, когда лежал, уменьшающаяся, когда вста-
вал и ходил. Среди дня было короткое, минут 20, подобие
изжоги. Давление после работы: левая рука – 120/80, правая
– 130/90. Как видно, несильная физическая нагрузка при го-
лодании полезна. Во рту 2-й день привкус железа, но тоже
терпимый. Пью одну чистую воду. Принимаю витаминный
комплекс. Икается, в животе бурчит. Вот и все описание 6-
го дня.
ДЕНЬ 7-Й. Перед засыпанием, ночью, было интересное
явление – вдруг резко обострилась чувствительность к за-
пахам. Это длилось недолго, минут 20. Потом все пришло
в норму. Давление утром: левая рука – 120/90, правая –
130/90. Второй трудовой день. Опять шлифовал стены. Ве-
 
 
 
чером давление на левой руке – 110/90, на правой – 130/90.
Сильная усталость при физическом напряжении, но после
отдыха как будто исчезает, нет изнеможения. Никаких болей
нет. Голова мутноватая, но в целом состояние хорошее.
ДЕНЬ 8-Й. Утром, при пробуждении, голода вообще не
ощущал. Голод появился только к вечеру. Впервые за 7 дней
появился стул. Вышел очень небольшой кусочек кала. Моча
идет понемногу, чистая, прозрачная, с запахом хлеба. Тре-
тий рабочий день, но нагрузка невелика – двигал шкафы,
убирал, чистил и расставлял мебель. Очень устает спина. На
пояснице есть очаг воспаления, там что-то происходит. Ру-
ки-ноги двигаются нормально, усталость – чуть более обыч-
ной. Ощущения в районе селезенки, но несильные и недол-
гие. Дважды укладывался отдыхать на час-полтора. Давле-
ние утром: левая рука – 120/100, правая – 120/80. Несмот-
ря на непрерывный шум в квартире, голова к вечеру стала
ясной и не болит, хотя и тяжеловатая. Мороз на улице за 30
градусов. Я каждый день выхожу на улицу и могу сказать, что
мороз при голодании противопоказан – лицо мерзнет мо-
ментально. Пью чистую воду. А среди дня еще выпил стакан
чая с лимоном, но без сахара. После чая стало очень хорошо,
ушел легкий кислый вкус во рту, остался только привкус же-
леза, а самочувствие просто прекрасное. Снова на несколько
минут повысилась чувствительность к запахам. Выделяется
слюна, но слабо. Испарины нет вообще.
ДЕНЬ 9-Й. При пробуждении нет чувства голода. Перед
 
 
 
этим, в полудреме, были разные гастрономические фанта-
зии. Мимолетная боль в животе. Легкое ощущение в почках
при вставании. Давление на левой руке 130/80, на правой –
130/90. Сегодня день отдыха. Выпил полкружки чая с лимо-
ном, без сахара. Опять стало очень хорошо. Голова с слегка
мутновата, но не болит. В течение дня 2–3 раза была корот-
кая ломота в затылке. К концу дня посасывало «под ложеч-
кой». Вечером давление 130/90 на обеих руках. Во рту при-
вкус железа.
ДЕНЬ 10-Й. Утром давление на обеих руках 120/90. Пе-
ред пробуждением свело икры на ногах, чего давно уже не
было. Однако когда встал, все быстро прошло. Голова не бо-
лит и лишь слегка мутная. Выпил стакан чая с лимоном и,
опять же, без сахара. Первый день без малейших неприят-
ных ощущений, без ватных ног и испарины. Одышки тоже
нет. Чувство голода и слюнотечение есть, но очень слабые.
Давление вечером 120/90 на обеих руках.
ДЕНЬ 11-Й. Перед пробуждением легкая ломота во лбу и
ощущения в почках. Давление 120/90 на обеих руках. Ощу-
щения в области селезенки. Голова не болит. К вечеру силь-
но возросло чувство голода, но непроизвольных реакций по
поиску пищи нет, все под контролем сознания. Короткая
боль в животе, сопровождаемая ощущениями в желудке. К
вечеру легкое головокружение, голова мутная, но, по-преж-
нему, не болит. Давление на обеих руках 120/90.
Вот такие пока дела. Теперь я почти уверен, что мне удаст-
 
 
 
ся пройти таким образом весь период голодовки в 21 день,
а день на 6–7-й я начал было сомневаться, не было психоло-
гического настроя. Очень трудно себя сдерживать, когда ря-
дом ест то один, то другой и квартира наполнена вкусными
запахами.
ДЕНЬ 12-Й. Утром давление 120/80 на обеих руках.
Пульс 68. Перед пробуждением опять свело икры. Весь день
было прекрасное самочувствие, без каких-либо недомога-
ний. В обед выпил стакан чая с лимоном и, как всегда, без
сахара. К вечеру усилился голод до неприятного ощущения в
желудке. Выпил второй стакан чая с лимоном. Есть слюноте-
чение, но вкуса железа во рту почти нет. Пью только чистую
воду. К вечеру из-за голода появилось сердцебиение. Давле-
ние в конце дня на правой руке 110/75 и на левой – 100/75.
Теперь ДЕНЬ 13-Й. С утра сердцебиение. Неприятные
ощущения в области селезенки. Во рту смесь железа с медью.
Одышка и ноги ватные. Но все проявления достаточно сла-
бые – ходить и что-то делать не мешают. Давление 110/80 на
обеих руках. Голова не болит. Остаток дня было чувство лег-
кости и некоторой эйфории. Ближе к вечеру стал одолевать
голод. За день выпил 2 стакана чая с лимоном. Один в обед,
другой вечером. Давление вечером: правая рука – 130/90,
левая – 110/90. Слюнотечение, но терпимое. Чай с лимоном
уменьшает чувство голода, это точно, лимон при голодании
– очень хорошо. Слабые ощущения в области селезенки. Во
рту смесь железа с медью. Слюнотечение. Легкая одышка.
 
 
 
ДЕНЬ 14-Й. Ночью проснулся из-за сильного холода и
периодической дрожи, даже лежа под теплым одеялом. Со-
грелся с трудом, скорее волевым усилием. Пришлось сжать-
ся в комок и не двигаться. Скорее всего, среди сна упал уро-
вень сахара в крови. Утром опять свело икры, и я понял, что
в предыдущие разы было то же самое, но просто я не про-
сыпался. Утром во рту привкус железа. Чувство голода сла-
бое. Легкое головокружение. В желудке сосет. Температура
36,6, пульс 62. Давление 110/80 на обеих руках. Днем выпил
стакан чая с лимоном. Легкие ощущения в затылке, голова
по-прежнему не болит. В теле ощущение легкости. Легкая
муть в голове и головокружение. Чувство голода периодиче-
ски колеблется от сильного до слабого. Пульс 80. Темпера-
тура 36,7 на конец дня. Давление на обеих руках 110/80.
Итак, прошло 2 недели со дня начала голодовки. После
4-го дня дальше все происходило, как и предполагалось.
Прежде всего, утихло чувство голода. В отдельные дни с утра
его вообще не было. Я вставал и некоторое время вообще не
вспоминал о своей затее. И лишь когда окончательно про-
сыпался, то вдруг до меня доходило, что голодовка-то про-
должается. Любопытно, что по ходу процесса чувство голода
сильно различалось и порой становилось достаточно силь-
ным, хотя в целом не очень меня беспокоило. Объяснение
тому можно найти, если рассмотреть работу систем, обес-
печивающих организм энергией при отсутствии поступле-
ния ее извне. Когда-то давно наш ведущий геронтолог Диль-
 
 
 
ман в трех или двух номерах «Науки и жизни» дал исчер-
пывающее описание перехода от, как он назвал, «диабети-
ческого способа» питания к нормальному. Под «нормаль-
ным» он понимал такой ход дела, когда углеводы, поступаю-
щие в организм, расходуются на его жизнеобеспечение и за-
пасы пополняются только излишками энергии. «Диабетиче-
ский тип» – это когда в первую очередь пополняются запасы,
а на снабжение энерготрат выделяются остатки, излишки так
сказать. Это обычный тип питания для немолодого человека.
И при неглубокой голодовке организм не спешит перестраи-
вать сам тип обмена веществ. Поэтому он, перейдя на пита-
ние от внутренних запасов, когда печень из гликогена произ-
водит углеводы для согревания тела и питания мышц, делает
это очень экономно. Есть какое-то среднее энергопотребле-
ние и, соответственно, среднее энергоснабжение – чувство
голода практически отсутствует. За счет повышенной актив-
ности расходуется большее число килокалорий, чувство го-
лода усиливается. При пиковой нагрузке вначале чувство
изнеможения и испарина – это общая сигнализация, что в
мышцах углеводы исчерпаны, но впоследствии в мышцы до-
ставляются повышенные порции этих самых углеводов, и ис-
парины и изнеможения нет. Организм запоминает все, что
было, и делает прогноз на будущее. Так как прогноз часто
оправдывается, то большинство неприятных последствий не
проявляется. Поэтому при ровном течении, когда нагрузка
постоянная, чувства голода после первых дней почти нет. Но
 
 
 
если бы на него влияла только повышенная физическая ак-
тивность! К сожалению, голодаю я не в затворе. Как назло,
вокруг меня «пищевая активность» тоже повышена. И что
любопытно, почему-то поглощаются именно мои любимые
блюда. Да и у меня возросшая возбудимость на тему пита-
ния. Появились какие-то кулинарные фантазии. Поэтому су-
ществует еще один фактор, увеличивающий чувство голо-
да. При сильном воздействии на воображение, когда в моем
присутствии готовятся, поглощаются, загружаются и выгру-
жаются различные яства, появляется слюнотечение, и чув-
ство голода взлетает до небес. И с большим трудом мне уда-
ется его сдерживать. Поэтому лучше голодать в одиночестве,
в келье, а всякие фантазии смирять молитвой или, на край-
ний случай, пением мантр. Все-таки тысячелетняя практика
монастырской жизни выработала свои собственные, харак-
терные для каждой конкретной религии способы смирения
разбушевавшегося воображения.
Вызывает, также, беспокойство одно явление, случавшее-
ся неоднократно. Я говорю о той ночи, когда в теплой квар-
тире, под теплым одеялом я замерз так, как будто находил-
ся на улице в одном белье. Это верный сигнал, что сильно
упал уровень сахара в крови. Значит, организм здесь пожад-
ничал опять, ведь запасов у меня достаточно и уж на основ-
ной обмен должно хватать всегда. И так было не раз, ведь
икры сводило чуть не каждое утро. Видно, чтобы согреть-
ся, я сжимался в комок и не просыпался. Похоже, что паде-
 
 
 
ние уровня сахара в покое – явление обычное при голодовке.
А отсюда вывод: диабетикам, а также людям, к диабе-
ту предрасположенным, длительно голодать не толь-
ко нельзя, но и смертельно опасно! Велик риск заснуть
и не проснуться. Возможен плавный переход от сна к коме и
далее, без пересадок, до самого Царствия Небесного.
Но с этими оговорками общее состояние мое – выше вся-
ких похвал. Если бы я не присматривался да не прислуши-
вался к разного рода ощущениям, вел бы себя как обычный
человек, то наверняка вообще ничего не заметил бы, кро-
ме того, что слегка голоден, да слюнки текут, когда другие
едят. Но я присматривался и прислушивался, что дало мне
возможность сделать кое-какие выводы. Самое главное – на-
блюдение над изменением давления. Если вы помните, начи-
налось все при сильной головной боли, отвратительном со-
стоянии и сильной разнице в давлении на правой и левой
руке. Скажу сразу, в области кардиологии у меня подготов-
ка весьма слабая, поэтому, как говорил Ньютон, «гипотез я
не измышляю». Просто констатирую то, что наблюдал. Хо-
рошо бы каждый день делать кардиограмму и, расшифро-
вывая ее, объяснять изменения. При всех колебаниях, при
всех ошибках измерения очевидно одно – давление по мере
продолжения голодовки падает. Мало того, падает частота
сердечных сокращений. Соответственно меняется тонус со-
судов. Это общая тенденция экономии ресурсов организма.
Из-за жадности (запасов-то у меня достаточно) снабжение
 
 
 
организма слегка пониженное, поэтому иногда имеют место
одышка, легкое головокружение, слабость в ногах. Кроме
того, во время голодания случаются моменты, когда давле-
ние вдруг повышается. Все подобные проявления указыва-
ют, скорее, на нетренированность мышц и всех систем, их
обеспечивающих, чем на какую-то патологию в обмене, а за-
одно фиксируют какие-то микрострессы обыденной жизни.
Я думаю, что регулярные тренировки до и после начала голо-
довки помогли бы предотвратить сильное падение давления
(90/60). Вторая сторона этой же тренировки – регулярное
голодание через 2–3 недели, по 2–3 дня. Хорошая трениров-
ка для увеличения скорости и полноты переключения орга-
низма на эндогенное питание. Но вспомним, что голодовка
предпринималась, в том числе и особенно, для уменьшения
головных болей. Не вдаваясь в подробности нейроциркуля-
торной и вегетососудистой дистонии, можно отметить, что
головные боли напрямую связаны с разбалансом давления
в «правой» (условно) и «левой» части организма. Конкрет-
но – в разбалансе давления на правой и левой руке. Как это
получается, нужно разбираться специально, но есть неопро-
вержимый факт – при голодовке, по ее ходу, разбаланс этот
уменьшается и совсем пропадает. Одновременно исчезает и
столь мучившая меня головная боль. Забегая вперед, скажу,
что во время всей голодовки еще изредка бывает легкое го-
ловокружение, но головная боль пропадает насовсем и воз-
обновляется через много дней после окончания эксперимен-
 
 
 
та. И если улучшение самочувствия все-таки довольно субъ-
ективная вещь, то выравнивание давления – вещь абсолютно
объективная. И связь двух явлений – прекращения головных
болей и выравнивания давления на обеих руках – тоже вещь
объективная, так как уже во второй раз после начала голо-
довки пропадает головная боль. Думаю, что так будет каж-
дый раз. Пожалуй, это первый доказанный положительный
эффект голодовки. Дневная общая нагрузка в сочетании с
нагрузкой физической (дополнительной к обычной) разба-
ланс увеличивает, но головная боль не возобновляется, уве-
личивается только замутненность сознания. То есть терапев-
тический эффект присутствует. Одно это стоит того, чтобы
применять голодовку и далее. Но дело этим не ограничива-
ется. Я ранее уже отмечал, что достаточно продолжительная
голодовка дает ощущаемый диагностический эффект. Так
оно и происходило. Почти сразу начались некие ощущения
в сердце. Начиная от имитации изжоги до явно выраженной
загрудинной боли. И эти ощущения с короткими перерыва-
ми тянулись на протяжении всей голодовки. Но я приступил
к эксперименту, имея за душой, кроме головной боли, еще и
ишемическую болезнь сердца, правда, не очень сильно выра-
женную, но оформленную вполне классически. Боли возни-
кали не вследствие физического перенапряжения, а, скорее,
под влиянием стрессовых факторов. Об этом мы впослед-
ствии еще поговорим. Сейчас только отметим, что объектив-
но существующее нарушение, пусть слабое, проявило себя
 
 
 
сразу и продолжалось до самого конца моего испытания. Но
не только оно. Если посмотреть по дням, другим часто встре-
чающимся сигналом было «ощущение в области селезенки».
В области – это точно, но не в селезенке. С кроветворной си-
стемой вроде бы все в порядке. Лет 30 тому назад, попробо-
вав летом в институтском буфете вареную колбасу, я силь-
но отравился. До реанимации дело не дошло, но всю ночь
катался по кровати, завязываясь от боли в узел. Здоровый
организм справился с недугом, но на память мне остался об-
ширный рубец в кишечнике на месте поврежденной слизи-
стой. С тех пор в этом месте сначала чувствовалось жжение,
через пару лет легкое жжение, потом некое ощущение, и по-
следние лет 10 ощущение появлялось раза 2–3. Но с началом
голодовки оно вновь возникло и держалось до самого конца,
исчезая лишь время от времени. Наглядная демонстрация
диагностических свойств голодовки. На 7-й день обострил-
ся нюх. Пусть ненадолго, пусть не очень сильно, но обост-
рился. Что указывает на процессы в слизистой носа. Я ал-
лергик, всю жизнь летом страдаю от насморка, чувствитель-
ность слизистой носа к разного рода влияниям высока (и на
пыльцу, и на холод). Патологии нет, но чуть что – и насморк.
И надо ж тебе, после недели голодания вдруг получаю нор-
мальную чувствительность к запахам! Могу даже предста-
вить себе, как пахнет мир для собаки, жаль, что ненадолго. И
еще один диагностический феномен. Как у любого челове-
ка в возрасте, у меня, естественно, есть и радикулит. Также
 
 
 
почти без патологии, но два очага есть. Один – в пояснич-
но-крестцовой области, другой – в шейной. Беспокоит мало,
но при сильном переохлаждении бывает и прихватит. И че-
рез неделю голодовки стала сильно уставать спина, уставать
не по нагрузке. Значит, пошли какие-то процессы и там. А с
9-го дня проявил себя и шейный очаг. Зажим в затылке, боль
связаны именно с шейным радикулитом. Я хорошо помню,
когда я его заработал. Мне было лет 28 и по какой-то надоб-
ности пришлось нести два огромных листа фанеры доволь-
но далеко. При этом пришлось голову под ее весом совсем
наклонить на грудь, а фанера легла на спину и шею. В таком
скрюченном состоянии я нес ее довольно долго, а разгрузив-
шись, почувствовал, что шею разогнуть уже не могу. Это бы-
ло почти 40 лет назад. Шейный радикулит как таковой меня
почти не беспокоил, но голодовка проявила еще и его. И еще
за мою жизнь было одно серьезное происшествие. Вся семья,
в том числе и я, заболела какой-то болезнью, отдаленно на-
поминающей гепатит. Форма была стертая, лечение быстрое
и интенсивное, поэтому до желтухи дело не дошло. Но рез-
кий вкус железа и меди в разных сочетаниях сохранялся у
меня во рту достаточно долго. Удалось мне сохранить печень
почти неповрежденной только благодаря диете. Полгода я не
ел и не пил ничего, кроме кефира с сахаром и сдобной булоч-
ки. Когда привкус во рту исчез, перешел на обычную пищу,
но после какого-нибудь супа или каши во рту было так мерз-
ко, что приходилось опять браться за кефир. Мне тогда было
 
 
 
30–32 года. И вот та самая сладость во рту и привкус железа,
появившиеся после первых 4-х дней, однозначно свидетель-
ствовали о том, что организм помнит и эту травму, хотя на
работу печени я не жаловался ни раньше, ни сейчас.
Как я ранее предполагал, все мои повреждения, которые
были в течение жизни получены по разным поводам, на-
шли свое отражение в тех ощущениях, которые я испыты-
вал. Поскольку повреждения были давние, уже частично за-
леченные, то и ощущения были весьма слабые. Некоторые на
грани чувствительности, как, например, «в области селезен-
ки», некоторые посильней, как боль в затылке, но все рав-
но интенсивность такая, на которую в обыденной жизни ни-
кто внимания не обращает. Можно сказать, что все это ха-
рактерно только для моего организма – из-за того, что по-
вреждения невелики. Но осмелюсь сделать предположение,
что в случае серьезных проблем в каких-то системах или
органах, ощущения будут совсем не безобидные. Возмож-
ны сильные и продолжительные боли, что, естественно, ни-
как не способствует желанию голодовку продолжать. И, за-
метьте, это может быть без всяких процедур по чистке ор-
ганизма. Он сам, без подсказок, проявит все ваши полом-
ки, неважно, сколь давно они получены. Можно считать ди-
агностический эффект голодовки доказанным. Но доказать
мало, нужно еще понять, почему? В самом общем случае
можно нарисовать следующую картину. Идеально здоровый
орган, идеально функционирующая система хорошо работа-
 
 
 
ют и при избыточном, и при недостаточном питании. Регу-
ляторы гомеостаза, о которых я твержу постоянно, позволя-
ют организму жить и действовать в разных ситуациях, и фи-
зическое напряжение при недостатке питания здесь – рядо-
вая ситуация. Совсем другое дело при повреждении. В по-
врежденном органе есть рубцы, стяжки, какая-то часть его
снабжается кровью недостаточно, какая-то – по обходным
путям снабжается больше, чем в норме. Где-то нарушена ин-
нервация, где-то она усилена для компенсации недостаточ-
ного функционирования. И все это появилось как результат
лечения или хронизации недуга при, заметим, нормальном
или дополнительном питании. Организм лечит себя сам во
время голодания – животные, заболев, отказываются есть, а
человек, заболев, переходит сам или по совету врачей на пи-
тание специальное, избыточно калорийное или легкоусвоя-
емое. Считается, что ослабленный организм больного нуж-
но поддержать. Вот и поддерживают по максимуму. И, ста-
ло быть, все изменения в больном органе происходят, как
правило, в условиях избыточного снабжения. В конце кон-
цов, когда-нибудь процесс лечения или хронизации затуха-
ет, орган выходит на некий стабильный уровень функцио-
нирования. И вот вы вдруг его лишаете привычного уров-
ня питания. Те системы, которые худо-бедно как-то обеспе-
чивали вам работоспособность больной печени, например,
вдруг остаются без снабжения. Естественно, все регуляторы
в шоке, организм начинает сигнализировать, что он вот-вот
 
 
 
погибнет. Чтобы уцелеть, нужна серьезная перестройка, се-
рьезный саморемонт, но этому все созданные компенсатор-
ные механизмы как раз и противятся. Они ведь тоже возник-
ли не сразу и дали возможность вам прожить какое-то время.
Поэтому первое, что предпринимает ваш больной орган, это
кричит: «Караул, верните все назад, а то помру!». Хотя воз-
можностей выжить достаточно. А сигнализация всегда одна
– ощущение, потом боль. Любопытно, что в некоторых язы-
ках примитивных народов нет слова «болит». Вместо него
употребляется слово «есть». Ну, например, фраза: «У меня
есть сердце» означает, что сердце болит. То есть, здорово-
го сердца как бы нет, оно не чувствуется. Время, необходи-
мое для появления соответствующих ощущений, может быть
разное и зависит, в первую очередь, от глубины повреждения
органа. Тяжелые недуги должны проявить себя сразу, легкие
– через некоторое время, но все равно недели две на это нуж-
но. И если в клинике начинать обследование с контролиру-
емой голодовки, присоединив сюда полный анализ организ-
ма по всем параметрам, ну, скажем, как у космонавтов, то,
во-первых, можно получить полную картину повреждений
прошлых или текущих, опираясь на ощущения и сразу сопо-
ставляя с параметрами органа, где есть ощущения, а во-вто-
рых, что-то вообще лечить дозированным голоданием, а что-
то подлечивать медикаментозно, контролируя эффект по со-
стоянию органов и систем. Дарю эту идею клиницистам, мо-
жет быть она позволит им лечить организм, а не болезнь.
 
 
 
Небольшое замечание о работе кишечника. Я специаль-
но не применял никаких очистительных процедур. Хотелось
посмотреть, как желудочно-кишечный тракт работает в есте-
ственных условиях. Могу сказать, если желудок, кишечник
и сообщающиеся с ними органы здоровы, все работает, как
часы. На седьмой день появился стул, хотя количество было
мизерным. И далее было все в порядке.
И это третий из рассказов о голодовке.

 
 
 
 
Глава 4. Последние дни
 
Все-таки, когда исполняются желания, это не всегда хоро-
шо. О чем, например, мог мечтать наш пращур, сидя у ко-
стра миллион лет назад? Думаю, о том, чтобы не нужно бы-
ло бегать днями напролет за этой неуловимой добычей, что-
бы каждый день, просыпаясь, не ломать голову, где, за ка-
ким холмом бродит сейчас стадо, из которого семь лун на-
зад взяли двух жирных оленей, где найти такое место, в ко-
тором не кончались бы дрова для костра, и когда, наконец,
растают льды и можно будет отдохнуть от этого ужасного хо-
лода. И что же, почти все его желания исполнились, за ис-
ключением, пожалуй, контроля над погодой, но пещеры на-
ши теперь отапливают доблестные жэковцы, и даже прави-
тельство заботится, чтобы не все его подопечные вымерзли
насовсем. А стали мы от этого счастливее? Да ничуть! Нава-
лилась другая напасть – как, наедаясь до отвала, до одышки
и сонной одури, оставаться стройным, молодым, красивым и
энергичным. Этого – и только этого одного – желают и сто-
пудовые красавицы с окороками побольше, чем у пещерных
медведей, и доблестные охотники, потребляющие в свобод-
ное от поисков добычи время водопады крепчайшего эля,
отчего стройная их талия уходит далеко вперед за пределы
обхвата поясного ремня. И, доедая в очередной раз огром-
ный кусок нежнейшего торта, от которого их уже тошнит,
 
 
 
далекие потомки вечно голодных первобытных следопытов
мечтают теперь лишь о том светлом времени, когда трудами
современной науки можно будет, не прекращая непрерыв-
ного обжорства, съесть дополнительно маленькую пилюлю,
отчего сами собой, без малейшего усилия, исчезнут три под-
бородка, могучая складка на животе превратится в мускули-
стый торс, а заплывшие свинячьи глазки станут вдруг без-
донными озерами света. К сожалению, злая природа устрои-
ла все наоборот. Стройность, сила и энергия гарантированы
человеку только в том случае, когда на каждую потреблен-
ную килокалорию он расходует полторы килокалории из сво-
их запасов, изредка восполняя израсходованное необуздан-
ным пиршеством по случаю удачной охоты. И то ненадол-
го. Все остальное не более чем фантазии Жюля Верна. Мож-
но, конечно, применять разные сжигатели жира или средства
для комплексного похудения, но главная беда, подстерегаю-
щая адепта на этом пути, заключается в том, что перегрузка
систем организма от избыточного питания ими не снимает-
ся. А добавляется новая нагрузка, связанная с дополнитель-
ной утилизацией уже накопленного жира. Организм приуча-
ют работать не просто на «повышенных», а уже, скорее, на
«бешеных оборотах». Причем в том режиме, к которому он
совершенно не готов. Вряд ли новая и немалая нагрузка на
печень и почки поспособствует вашему здоровью и долголе-
тию, поэтому ну их, пусть препараты против похудания по-
требляют ваши враги. Недаром даже очаровательная Лариса
 
 
 
Долина, по всей видимости, плюнула на свою любимую «Су-
персистему 6» и просто села на строгую диету. И, конечно,
как не обратить в поисках стройности и легкости взор свой
к голодовке, лелея тайную мысль – потерпеть 2–3 недели –
зато обрести параметры Клаудии Шиффер или Шэрон Сто-
ун. Напрасные надежды. Все будет как раз наоборот.
У меня не было возможности следить за весом – задача
была другая. Но легкость во всем теле была действительно.
На 10-й день самочувствие стало великолепным и, вопреки
всем колебаниям, оставалось таким до конца, с небольшими
перерывами. Однако вес при этом уменьшился незначитель-
но. К концу голодовки – на 4–5 килограммов. Скромный ре-
зультат для полного трехнедельного воздержания от пищи.
И тому есть убедительная причина. Наш организм – страш-
ный трус и скряга. Сам человек может быть смелым и щед-
рым, но его подсознание склонно всегда предполагать самое
плохое и не давать ни одной килокалории без сильного на-
жима. И этот скупой рыцарь предпочитает скорее умереть
на сундуках с золотом, то бишь, с лишними десятками кило-
граммов жира, чем выдавать на обогрев и движение хотя бы
по полкило в день. Я говорил уже о падении уровня сахара
во время сна. Что делает этот сошедший с ума от горя и ли-
шений (я имею в виду не человека, конечно, а его организм
с многочисленными регуляторами гомеостаза) в это время?
Как только прекращается активное движение, он уменьша-
ет основной обмен. То есть обогрев сводится к минимуму,
 
 
 
точь-в-точь, как у упоминавшихся уже сотрудников ЖЭКа,
которые мгновенно прикручивают вентиль подачи топлива,
стоит на улице потеплеть на пару градусов. И имея (тут я
уже конкретно говорю о себе) как минимум 15 килограм-
мов неиспользуемого жира, я вынужден по его милости (тут
я говорю об организме) дрожать от холода под теплым одея-
лом. Та же причина приводит к постепенному падению дав-
ления. Если необходимости бежать быстро и далеко нет, то
есть вы кое-как ковыляете до магазина и назад, суетитесь на
кухне или, на крайний случай, неспешно копаетесь в гараже,
то будьте спокойны, основной обмен будет также неспешно,
но неуклонно падать. И всякие надежды на сильное похуда-
ние развеиваются как дым. Не хочет ваш организм худеть и
все тут! Предпочитает скорее замерзнуть, чем расстаться со
своими драгоценными запасами. И единственное средство
заставить его раскошелиться – опять физические нагрузки,
которые во время голодовки гораздо мучительнее, чем при
нормальном питании. И времени требуют, как я уже упоми-
нал, в 5–6 раз больше. И выходит, что «овчинка выделки не
стоит». Но если существуют системы, при которых можно
есть сколько хочешь и что хочешь и при этом худеть (во что
я нисколько не верю), то, наверное, можно придумать что-
то подобное и для голодовки, только не думаю, что нужно
стараться. И без того системы похудания пересчитать невоз-
можно. И придумывать еще одну – только время терять. А
тут еще проблемы с аппетитом. Об них поговорим после, ко-
 
 
 
гда закончится выход из голодовки, а сейчас замечу, что про-
блемы есть, и немалые.
Но что это мы все о стройности, главное сейчас – дойти
до конца. И происходило это следующим образом.
ДЕНЬ 15-Й. Накануне ночью была довольно сильная
тошнота и позывы к рвоте. Перед этим дня 2 шла интенсив-
ная работа кишечника, без неприятных ощущений, хотя чув-
ствовалось, что там что-то делается. Встал я поздно, около
12:00. Чувство голода слабое. Икры опять свело. Ощущение
в почках, ощущения в районе селезенки. Наконец, на 15-й
день, появился стул. Вышло примерно в три раза больше ка-
ла, чем после 7-го дня, что окончательно развеяло мои опа-
сения насчет непроходимости кишечника и необходимости
ему помогать клизмами. Моча с каждым днем становится
все прозрачнее и прозрачнее. Окраска тоже слабеет. Сейчас
чуть желтоватая, а запаха уже почти нет. Давление на обеих
руках 110/70. В течение дня чувство голода слабое и терпи-
мое. Иногда легкое головокружение. Ноги идут нормально,
усталости особой не чувствую. В теле ощущение легкости.
Слабая, едва заметная эйфория. В конце дня пульс 72, тем-
пература 36,7, давление95/75 на обеих руках. За день выпил
2 стакана чая с лимоном и, уже традиционно, без сахара.
ДЕНЬ 16-Й. Утром затекли икры, ощущения в лодыж-
ках, в области селезенки, мимолетное – в голове. Давление
110/80 на обеих руках. Слюна выделяется, но я ее смываю
водой, которую пью. Чувство голода от слабого до умерен-
 
 
 
ного. Железо во рту связано с ним напрямую. Когда усили-
вается чувство голода, усиливается и привкус железа. Выпил
стакан чая с лимоном посреди дня. Вечером еще один. К ве-
черу пульс 66, температура 37,7, давление на обеих руках
110/80. Вот и еще один день. Дело-то идет к концу, а ника-
кого ацидоза и в помине нет.
17-Й ДЕНЬ. Ночью легкая боль в сердце и как будто
обручем опоясало голову. Утром ощущение в сердце, в се-
лезенке и затекшие икры. Давление 95/75 на обеих руках.
Температура 36,7, пульс 72. При легкой физической работе
быстрая усталость. Особенно быстро устает спина. Ощуще-
ние голода слабое. Чай с лимоном голод не провоцирует, на-
оборот, гасит, это точно. Слюны мало, смывается при питье.
Пью, по-прежнему только чистую воду. Чая выпил 2 стака-
на, один в обед, другой вечером. К вечеру же давление на
правой руке 112/75, на левой – 92/80. Голову снова сдавило,
как обручем, но через час прошло. Увеличилась муть в го-
лове. Иногда легкое головокружение. Но в целом состояние
хорошее.
18-Й ДЕНЬ. При вставании во рту сладко. При резких
движениях слегка темнеет в глазах. Легкая боль в сердце.
Ощущения в области селезенки. Голова ясная и не болит,
иногда в ней небольшие ощущения. Легкая тошнота. Темпе-
ратура 37. Пульс 53. Давление 110/80 на обеих руках. Весь
день легкость в теле. Выпил 2 стакана чая с лимоном, один в
обед, другой вечером. К вечеру тяжесть в затылке. Ни слю-
 
 
 
ны, ни одышки, ни сердцебиения, ни слабости. Давление:
правая рука 112/75, левая – 102/75. Пульс 72. Температура
36,7.
19-Й ДЕНЬ. Ощущение в затылке и легкая боль в икрах.
Утренней мочи очень мало. Она очень бледная. При мочеис-
пускании почему-то странное распирающее ощущение в гру-
ди. Во рту сладко, чувствуется привкус железа. Сонливость.
Встал в 12 часов. Выпил стакан чая с лимоном. Съел 20 грам-
мов сливочно-растительного масла (спрэда) с солью. Нужно
запускать почки и печень. Через час легкое головокружение.
Температура упала до 36,3. Пульс 72.Давление 110\80. Уси-
лилось чувство голода. Легкая ломота в затылке. Голова по-
баливает. Головокружение. Мочи сразу стало больше. Дав-
ление: правая рука 92/70, левая – 92/80. Температура 36,8.
Пульс 70.
Пошел 20-Й ДЕНЬ голодовки. Утром во рту сладко и от-
дает железом. Количество мочи увеличилось, цвет стал ин-
тенсивнее. Появился запах жареных семечек. Два дня назад
никакого запаха вообще не было. Голова чистая и ясная. По-
вышенная сонливость. Встал опять в 12 часов. Давление на
правой руке 90/60, на левой – 80/60. Выпил стакан чая с ли-
моном. После прогулки на свежем воздухе легкая одышка.
Съел 20 граммов спрэда с солью. Упала температура до 36,4.
Стало слегка холодно. Попозже выпил еще один стакан чая
с лимоном. Очень легкая тошнота, ощущения в районе се-
лезенки. Легкая ломота в затылке. Увеличилось количество
 
 
 
мочи. Давление: правая рука 110/80, левая – 100/80. К ве-
черу сильный зажим в затылке. Боль при поворотах головы.
Продолжалось долго, несколько часов. Потом боль перешла
в «обручную». Сильное чувство голода. Если раньше мерз
под теплым одеялом, то сейчас жарко. Правда, и на улице
потеплело, ночью всего минус 10–12, но в комнате-то те же
плюс 22. Легкое головокружение, пульс 70, температура упа-
ла до 35,9. Потеплели кончики пальцев рук и ног. Уснул со
сдавливающим ощущением в голове. Вот такие дела.
21-Й ДЕНЬ. Во рту сладко. Давление 120/70 – левая рука,
110/80 – правая. Голова ясная и не болит. Температура 36,2.
Пульс 56. Выпил стакан чая с лимоном, но, по-прежнему,
без сахара. Съел 20 граммов спрэда с солью. Зажим затылка,
но не сильный. Легкость во всем теле. Вечером выпил вто-
рой такой же стакан чая. Зажим затылка ослаб. При ходьбе
пошатывает. Голова ясная и чистая. Давление 105/75 на обе-
их руках. Пульс 65. Температура 36,6. Очень тяжелая ночь.
Из-за сильного чувства голода долго не мог заснуть. Ночью
снились какие-то ситуации – все склонялось к тому, что по
разным причинам я не могу завершить голодовку, а нужно
еще голодать неопределенное время. Шла слюна, приходи-
лось смывать водой.
Итак, я это сделал. Двадцать одни сутки, пятьсот часов без
пищи, не прерывая обычной деятельности и сохраняя обыч-
ный распорядок дня. Корифеи, конечно, скажут – подума-
ешь, 21 день, Христос, вон, голодал 40 дней, да и некоторые
 
 
 
другие – тоже, и ничего, остались живы. Но, во-первых, не
было у меня такой задачи – довести дело до максимума, во-
вторых, остановите на улице первого попавшегося прохоже-
го и спросите, может ли он продержаться столько времени
без еды. Думаю, самое мягкое, что он сделает – это покрутит
пальцем возле виска и на этом закончит разговор. Ценное
в моей голодовке то, что я внимательно, не отвлекаясь, изу-
чал реакцию своего, в целом здорового, 63-летнего организ-
ма на экстремальные для него условия существования. Экс-
перимент тем более был чистым, что в это время практиче-
ски никаких посторонних воздействий не было. Была обыч-
ная зимняя жизнь, в относительном тепле, несмотря на суро-
вую зиму, небольшая физическая нагрузка, отсутствие явно
выраженных стрессов и присутствие возможности отдыхать
столько, сколько нужно и когда нужно. И, главное, это за-
документированное изменение состояния от первого до по-
следнего дня. Пусть и параметров мало, и точность невелика,
все равно общая картина вполне доступна для посторонне-
го восприятия. Я вовсе не стремился внести весомый вклад
в космическую медицину, но, надеюсь, обычному человеку,
и не только пенсионеру, мой рассказ будет интересен. Пер-
вый вывод из опыта последних 7 дней лежит на поверхности.
Поскольку никакого питания впереди не предвиделось (под-
сознание не знает о ваших сознательных намерениях до тех
пор, пока вы ему специально не растолкуете, и делает выво-
ды самостоятельно, по состоянию), а времени прошло уже
 
 
 
много, организм приготовился лечь, сократить общий обмен
до минимума, при котором еще возможна жизнь, и ждать чу-
да. Травка, там, подрастет, или мышка какая сама прибежит,
чтобы ее съели. Если кто читал описание жизни в лагерях
смерти, то знает, что в этом состоянии человек превращается
в «доходягу», по лагерной терминологии, и самостоятельно
выбраться из голодовки уже не может. Разница только в том,
что там часто заставляли еще и работать, а кормили намного
меньше, чем требовалось, что быстро исчерпывало запасы и
доводило человека до алиментарной дистрофии. У меня же
почти все запасы остались, но, ввиду малости нагрузки и об-
щей нетренированности, организм и повел себя столь пла-
чевным образом. Но я не перешел грань, а только подошел к
ней. Для этого и срок выбирался достаточно длинный, чтобы
все испытать, но и достаточно короткий, чтобы не потерять
контроля над событиями.
О том, что основной обмен падает, говорит прежде всего
давление. Выше 110 оно уже не поднимается. Уменьшается
количество мочи, она становится прозрачнее, почти совсем
исчезает запах. Об том же говорит и легкое головокружение
и тошнота. И то, что при вставании слегка темнеет в гла-
зах, – из этой же серии. Но все это при легкости в теле, при
отсутствии изнуряющей, лишающей возможности думать и
действовать, головной боли. Зажимы в затылке, опоясываю-
щее давление в голове периодически чувствуются, но ни в
какое сравнение не идут с тем, что было. Вполне терпимо,
 
 
 
хотя и неприятно. Процессы, происходящие в организме, по-
прежнему идут волнообразно, но размах этих волн сильно
уменьшился, и времени на перестройку тоже стало меньше.
Особо стоит остановиться на том, что происходит в печени
и почках. Печень в значительной степени состоит из разного
рода мембран, не только, но в значительной степени. Почки
же – это, в основном, мембраны, толщиной в несколько мо-
лекулярных слоев. И, заметьте, все это – жиры, липиды то
есть. А закон расходования запасов при голодовке гласит – в
первую очередь жиры, потом мышцы, а в конце дело доходит
и до нервной ткани. Так что жиры в первую очередь. Хоро-
шо, когда лишних жиров много. Тогда мембраны в любом
месте остаются целыми. Для больных и истощенных ситуа-
ция совсем другая. Но обновление их все же происходит не
так быстро и эффективно, как при нормальном питании. То,
что я чувствую себя хорошо, все работает, как положено, го-
ворит о том, что все процессы обмена и замещения в почках
идут, ведь на почки я никогда не жаловался. Но вряд ли с той
же интенсивностью, как при полной нагрузке. То же и с пе-
ченью. Конечно, при голодовке печень – главное действую-
щее лицо, ведь именно она возвращает энергию, превращая
гликоген в глюкозу, но опять же, наверное, с меньшей интен-
сивностью, чем при упаковке избыточного питания в глико-
ген. Получается, что и печень, и почки при больших сроках
голодовки изрядно притормаживают в работе. А общий за-
кон для биологических систем – неиспользуемое отмирает.
 
 
 
Конечно, ни печень, ни почки, ни прочие системы вовсе не
отмирают (аналогично происходит с мышцами: если нет тре-
нировки, объем, сила сокращения, скорость мышц уменьша-
ются). И чтобы привести все в былое состояние, необходима
тренировка. Вот и с почками то же самое. Они отдохнули,
нормализовали работу, поправили внутренние перекосы, те-
перь можно их снова нагружать. Но великий принцип, о ко-
тором говорилось в предыдущей главе, гласит – нагружать
плавно. Иначе при запуске можно и «поломать» что-нибудь.
В нашем случае можно после выхода из голодовки получить
больные почки или какой-нибудь другой орган, который пе-
ред голодовкой был совершенно здоров. Исходя из тех сооб-
ражений, что организм на увеличение поверхности мембран
не даст ни грамма жира, я и решил в последние 3 дня пе-
ред выходом слегка подпитать именно те органы, на которые
впоследствии ляжет основная нагрузка. А для этого нужны
животные жиры. Именно из них строятся мембраны. Поэто-
му я решил принимать по 20–30 граммов смеси из расти-
тельного масла и сливочного. Пусть сам организм возьмет те
компоненты, которые ему нужны. Таков был расчет. А что
получилось? Много ли это – 20 граммов на 100 килограммов
веса? Две сотых процента, почти ничего. Но сейчас же зара-
ботали почки, по пути поправив плотность мембран, зара-
ботали печень, желудок и прочие системы. Регуляторы вспо-
лошились: как же, появилась пища, и сразу чувство голода
возросло, появился сильный зажим в затылке и т. д. И, что
 
 
 
уж совсем удивительно, возрос основной обмен, стало жар-
ко, потеплели кончики пальцев. И это все с 20 граммов жира.
Такого быть не может, просто при появлении на горизонте
перспективы выжить, организм бросил в бой, наконец, свои
резервы, активизировал системы, распаковал запасы, приго-
товился идти на охоту. Чего, собственно, я и добивался.
И несколько слов о чувствительности к лекарствам, это,
как я понимаю, один из краеугольных камней голодания,
объявляемых корифеями. Один раз я принял аспирин, па-
ру раз анальгин, и особого отличия в воздействии их до го-
лодовки и после не заметил. Но обыкновенный чай с ли-
моном меня удивил. Чай я пил свежезаваренный, довольно
крепкий, поэтому и действие было замечательным. Пропа-
дало почти совсем чувство голода, появлялся прилив сил и
бодрости. Для кофеина действие обычное, только в данном
случае необычно сильное и достаточно долгое (1–2 часа). Я
стал мерить температуру и обнаружил, что она поднималась
до 37,7, и лишь потом, через час-полтора, возвращалась к
норме. Пульс тоже иногда повышался до 80. И это все в по-
кое, то есть без дополнительных нагрузок. Понятно, поче-
му монахи обожествляли чай и считали его напитком, ко-
торый им дали боги. Они-то почти непрерывно голодали и
очень мало спали, проводя основное время за чтением мо-
литв. А настоящее действие чая, может быть, именно с ли-
моном, можно понять только в состоянии длительной голо-
довки. Похоже, корифеи действительно правы – во время го-
 
 
 
лодовки действие лекарств должно проявляться сильнее. А
может быть, те дозы, которые мы принимаем, рассчитаны на
сильную «занятость» систем организма и, когда они «осво-
бождаются», либо чувствительность повышается, либо ско-
рость воздействия растет. Что касается других лекарств – не
знаю, не пробовал.
И еще пара слов о завершающих днях голодания. Особен-
но тяжелым был последний день. Дело тут совсем не в том,
что пища попала в перерабатывающие системы, хотя и это
не облегчало дело. Главная проблема пришла от психики. Я
точно знал, что это последний день, ждал окончания голо-
довки, представлял выход из нее, думал над тем, как он прой-
дет. Помножьте все размышления на возросшее чувство го-
лода, и вы поймете, почему в последнюю ночь мне снились, в
основном, сны с разного рода опасениями. Командует снами
подсознание, крайне осторожная и недоверчивая система. А
подсознание не доверяет сознанию – мало ли что оно (то есть
сознание) может придумать. Вот и были в голове сны на те-
му, что какие-то обстоятельства обязательно заставят голо-
дать дальше. Ну что ж, готовиться к худшему иногда быва-
ет полезно. Зато какое облегчение было на следующий день!
Об этом позже, а сейчас подведем итоги.
Что мне нужно было перед началом голодовки? Нужно
было избавиться от сильных, изнуряющих, лишающих сил и
трудоспособности, головных болей. Вот, собственно, и вся
задача. До этого я пытался облегчить свое состояние, в ос-
 
 
 
новном, разными болеутоляющими, начиная от анальгина и
заканчивая сложными составами, которые и не выговорить.
Эффект был минимальным. Дошло до того, что, вставая, я
прежде всего глотал пару таблеток, а потом уже начинал что-
то делать. И все равно периодически приходилось ложиться,
закрывать дверь, забираться под одеяло, укрываться с голо-
вой и в относительной тишине дожидаться окончания при-
ступа. Иногда очень долго – несколько часов. Конечно, это
сильно мешало восприятию жизни. Какая уж там радость,
только бы боль утихла. А теперь посмотрим, как обстояли
дела на 21-й день. Проснулся я с чистой и ясной головой. Ни-
какой головной боли не было и в помине. Настроение пре-
красное, хотя день тянулся необычайно долго и нет-нет да и
появлялось желание что-нибудь съесть. Зажим затылка про-
явился после «еды», если 20 граммов масла можно назвать
едой, но был не сильным, терпимым и вскоре прошел. Осо-
бенно приятно было отсутствие одышки и ощущение легко-
сти во всем теле. Словом, небо и земля! Так что голодовка
– это хорошо, если организм в целом здоров и нет сильных
стрессов, как при реальных катастрофах.
Мало того, попутно я узнал, отчего именно болит у меня
голова. Предрасположенность к мигрени – это общие сло-
ва, а резкая разница в давлении на правой и левой руке –
это конкретное проявление этой самой предрасположенно-
сти. Теперь дело за малым, нужно детально разобраться с
функциональными нарушениями, которые этот перекос осу-
 
 
 
ществляют, и понять, как голодание его устраняет. И, заметь-
те, на какое-нибудь обследование – кардиограмму или, ска-
жем, томограмму головы, или что-нибудь еще, можно теперь
идти вполне осмысленно и не тратить большие деньги попу-
сту. То есть от голодания есть еще и практическая польза,
помимо сэкономленных средств. И тут мне пришла в голо-
ву замечательная мысль. Я понял, какая связь между голода-
нием и гениальностью. Как правило, все или большая часть
гениальных творений искусства – в музыке или живописи –
созданы авторами, пребывающими на тот момент в глубокой
бедности, как Моцарт, например, или Бах, про импрессио-
нистов я уж и не говорю. Стихи, пьесы, изобретения, книги
– очень многое создавалось теми, кто, бывало, обедал раз в
неделю, находясь при этом в стрессовом состоянии. Дизель,
например, или Гудьир. Так вот, голод в этом самом стрессе,
без которого не было бы ничего великого, составлял суще-
ственную часть. Корми кто-нибудь Сервантеса досыта каж-
дый день долгие годы, и «Дон Кихот» вряд ли был бы напи-
сан. Так что, если хотите творить нетленные полотна, – го-
лодайте, граждане. Голод обостряет восприятие, мобилизу-
ет организм, нервную систему, запускает ориентировочный
рефлекс, активизирует память и ассоциативное восприятие
и еще много чего в психике ставит «под ружье». Поэтому и
говорят в народе, что «сытый цыган не поет». А зачем ему
петь? Ему положено спокойно переваривать уже добытое.
Многим в своем прекрасном состоянии я, конечно, обя-
 
 
 
зан насыщению организма витаминами и минералами. Все
дни, от первого до последнего, я регулярно потреблял свой
комплекс для людей старше 50. И, доложу я вам, не подвел
комплекс-таки. За все 3 недели голодовки у меня ни разу, да-
же когда я не пил еще чай с лимоном, не появилось желания
съесть какой-нибудь фрукт или овощ. Мечты, в основном,
крутились вокруг доброго куска отварного или жареного мя-
са, появлялось желание самому пожарить рыбу; когда был в
продуктовом магазине, внимание, как правило, привлекали
большие куски буженины, ветчины или чего-нибудь подоб-
ного. Но никогда никакой зелени или чего другого из пло-
дов. А как я люблю яблоки, может понять только мой зем-
ляк. Значит, хватало мне витаминов и минералов, мечты-то
были на 100 процентов белковые.
И это четвертый из рассказов о голодовке.

 
 
 
 
Глава 5. Какое облегчение!
 
Читать я научился самостоятельно и очень рано. У моей
матери была почему-то такая теория, что если ребенка на-
учить читать до школы, то в школе ему будет неинтересно.
Поэтому читать меня не учили и книги не покупали. Да и
какие книги в 1947 году! Магнитную азбуку тогда еще не
изобрели, раскрасок и книг для малышей было не достать,
но на будущее, для школы, мать где-то раздобыла кубики с
буквами. Сейчас такие тоже есть, но нынешние – это шир-
потреб, маленькие и некрасивые. А полвека назад они были
«настоящими», большими, аккуратно сделанными, с прочно
приклеенной глянцевой бумагой, на которой ярким черным
шрифтом на бело-голубом фоне были напечатаны красивые
пузатые буквы. Роскошь, да и только. Естественно, от меня
их прятали, естественно – бесполезно. Скоро я их нашел, иг-
рал с ними, когда никого не было дома, и потом понемножку
спрашивал, как называется та или иная закорючка. В резуль-
тате, в возрасте 5 лет я уже читал прилично и однажды на
каком-то застолье продемонстрировал свое умение, прочи-
тав надпись на одной из немногочисленных бутылок, укра-
шавших стол. Реакция была бурной, и с тех пор кубики по-
ступили в мое полное распоряжение. Потом я сам записался
в библиотеку (в возрасте 6 лет!), благо до нее было недале-
ко. И с тех пор я читал все подряд, до чего мог дотянуться.
 
 
 
Может, благодаря такой всеядности попозже, уже в школе,
мне попалась книга кого-то из старых писателей, может быть
даже Арсеньева, в которой был рассказ о голодовке в тайге.
Рассказ произвел на меня жуткое впечатление, поэтому бо-
лее 30 лет потом я ни о какой голодовке не хотел и слышать.
Название и автора не помню, но хорошо запомнил, что там
речь шла о двухнедельной голодовке заблудившихся в тай-
ге людей. Тот, кто думает, что в тайге изобилие пищи, тот
ошибается. На самом деле тайга – это зеленая пустыня. Вы
скажете, что люди там живут, но в Сахаре тоже живут люди и
от этого она не становится гостеприимней для путешествен-
ника. Так и в тайге. Уж на что росомаха – лесной зверь, при-
способленный, кажется идеально к таежной жизни, но и ей
для пропитания нужно не менее 1000 квадратных километ-
ров. Это ее охотничий участок, на одну, заметьте, росома-
ху, которая, в основном, питается мелкими копытными. Ес-
ли участок сократится (по естественным причинам или из-
за вырубки), то росомаха умрет с голоду. Что же говорить о
человеке, который в тайге не рос и тайги не знает. Именно
такие люди в том рассказе и заблудились в тайге. Я уже не
помню душераздирающих деталей их эпопеи, но состояние
полной безнадежности, паники, постепенно переходящей в
равнодушие к жизни, угасание сил и перспектива неизбеж-
ной гибели прописаны были очень ярко и произвели на меня
впечатление сильнейшее. Однако рассказ заканчивался хо-
рошо. Как и положено в такого рода произведениях, погиба-
 
 
 
ющих людей нашли эвенки, кочевавшие с одного пастбища
на другое. Они их грамотно вывели из голодовки и помогли
потом снова вернуться к цивилизации. Как они это сделали,
я не запомнил.
Впоследствии мне попадались еще рассказы о корабле-
крушениях, в которых также красочно описывалось, как спа-
сенные голодавшие люди начинали жадно есть все подряд и
погибали. И хоть я не запомнил ни одной детали, но что та-
ких рассказов было не один и не два – это могу утверждать.
В юности я зачитывался, впрочем, как и любой мальчишка,
рассказами о путешествиях и приключениях. Значит, пре-
дупреждение мной было получено уже давно. Почему я не
обратил на него внимания, не знаю, очевидно, первую свою
голодовку, ввиду малости срока, просто счел несерьезной. И
при выходе не предпринял никаких мер – просто стал сра-
зу есть, как обычно. То есть до тех пор, пока не насытился.
В результате получил сильный понос на целые сутки. К сча-
стью, через сутки все прошло. И опять я особо не обратил на
это внимания. Ну, прошло и прошло, о чем еще тут думать.
Вторая голодовка, о которой я рассказывал вначале, была
уже посерьезней. Мне бы, наконец, сделать все аккуратно, по
науке, но я опять сорвался. Снова стал есть сразу, до насы-
щения. К моему удивлению, понос снова был, но значитель-
но меньше. По здравому размышлению, могу объяснить это
только тем, что в первый раз был моложе, ел гораздо боль-
ше, да и пища была другого состава, потяжелее. Тогда и ку-
 
 
 
рочка была нередко, и мясных блюд было больше. Но, гото-
вясь к третьей голодовке, я все же задумался. В основном два
вопроса терзали меня своей неразрешенностью. Во-первых,
отчего гибли люди, и, во-вторых, почему у моего друга по-
явилась такая сильная непроходимость кишечника, которая
угрожала привести к гибели? И я, по старой народной муд-
рости: «Прежде, чем зайти в дверь, подумай, как оттуда вый-
ти!», стал размышлять. Непроходимость кишечника может
быть только по двум причинам. Либо в кишечнике есть по-
врежденные места (слизистая повреждена), которые при его
опустошении могут слипнуться. Кишечник ведь – это труб-
ка, причем без жесткого каркаса. Уберите содержимое, стен-
ки сойдутся, и если далее будет идти процесс заживления ра-
невой поверхности, то они срастутся, образуя непроходимую
перегородку. А далее по сценарию. Смерть от голода и отрав-
ления гарантирована. Значит, чтобы не допустить срастания,
необходимо, чтобы стенки не сближались, то есть чтобы ка-
кое-то содержимое, хотя бы по минимуму, было. Значит, ни-
каких клизм. Это первая мера. Второе, непроходимость ки-
шечника может быть из-за сильного спазма мышц, окружа-
ющих кишечник, которые, собственно, приводят в движение
его содержимое. Но если из кишечника убрать все, что в нем
есть, то любой, даже самый слабый спазм сразу перекроет
проход, и мы получим непроходимость в чистом виде. И сно-
ва вывод – никаких клизм. Проход не должен закрываться до
того момента, пока не поступит новая порция пищи. А да-
 
 
 
лее можно будет, в крайнем случае, применить весь спазмо-
литический арсенал, благо лекарств этого толка более чем.
Остается большой риск, что твердые остатки пищи, обезво-
женные, к тому же, самостоятельно не будут выброшены на-
ружу, не хватит сил, стало быть. Но этому горю могут как раз
помочь те самые клизмы, которые я не хотел применять во
время голодания. Вот такой расклад. Забегая вперед, скажу,
что первая гипотеза была неверна, а вторая подтвердилась
самым очевидным образом. Но все равно, хоть при той, хоть
при этой, мера одна – никаких клизм до окончания голодов-
ки.
Отчего гибли люди, описывалось в этих же самых расска-
зах. Их губило обжорство. Набрасываясь на еду, они съеда-
ли, сколько могли, и от этого умирали. Поэтому после мо-
ей довольно длинной голодовки необходимо было просто не
допускать переедания и пищу давать постепенно.
Теперь я стал думать – с чего начать? Желудок пуст уже,
по крайней мере, 19 дней. Если загрузить его твердой пищей,
то для ее расщепления выделится много соляной кислоты. А
поскольку от этого желудок отвык, то пока сработают систе-
мы регуляции, можно сильно повредить слизистую. Отсюда
вывод – никакой твердой пищи. Краем уха услышанные ре-
комендации говорили, что нужно начинать с соков и фрук-
тов, супов и кашек. Но если я их не хотел все дни своей го-
лодовки, то зачем они мне сейчас? Я вполне обеспечен ви-
таминами и минералами – продолжаю регулярно принимать
 
 
 
тот витаминный комплекс. Потом, нужно же учитывать ин-
дивидуальные особенности организма (моего, в данном слу-
чае). Я всегда, в больших количествах пил очень сладкий
чай. Иногда с молоком, иногда с лимоном. Это существен-
ный компонент моей обычной пищи. Так на кой мне жидень-
кие супы и кашки, из которых еще нужно с трудом извлекать
энергию, если у меня под рукой готовый жидкий концентрат,
требующий минимальной обработки. Расщеплять крахмал,
знаете ли, гораздо труднее, чем извлекать глюкозу из саха-
ра. А мне энергия нужна в первую очередь. И потом, что
делают в больнице, когда туда привозят истощенного боль-
ного? Правильно, ставят капельницу с глюкозой, насыщают
организм энергией, а уж потом начинают всякие процедуры.
Итак, решено, сладкий чай в больших количествах для на-
чала. Но желудок тоже нужно запускать, ведь раствор сахара
его почти не нагружает. Для этого возьму обычный пакетный
кисель, благо там есть крахмал и кисель не твердый. Ну, для
начала хватит.
Вот так я планировал выход из голодовки на первый день.
Прежде всего нужно дать энергию всем системам и при этом
слегка нагрузить желудок. Как это происходило, смотрите
далее.
Начинаю выход из голодовки. 1-й день. Во рту слад-
ко. Голова чистая и ясная. Давление на обеих руках 100/80.
Температура 36,3, пульс 72. Съел конфету-карамельку. Вы-
пил стакан очень сладкого чая с лимоном. Сразу появилась
 
 
 
тяжесть в желудке. Потом боль в животе. После прогулки
сильная одышка. Быстро устаю. Легкая боль в затылке. Силь-
ные рези в животе, буквально завязываюсь в узел. Через час
прошли. Выпил 0,5 литра процеженного супа из цветной ка-
пусты. Опять сразу тяжесть в желудке. Потеря сил. Ломота
в затылке. Кружится голова. Во рту сладко. Легкая тошнота.
Пришлось лечь. Полежав, встал и выпил второй стакан слад-
кого чая с лимоном. Пока идет только моча. Сразу вернулись
силы, и ушла тошнота. После непродолжительной прогулки
сильный зажим в затылке. Выпил еще один стакан сладко-
го чая с лимоном. Зажим ослаб. Выпил кружку магазинного
киселя. Потом еще одну. Чувство голода ушло. Привкус же-
леза во рту. Съел карамельку. Руки устают держать ложку.
Моча идет прозрачная, без цвета и запаха. Выпил еще одну
кружку киселя. Давление на левой руке 100/75, на правой –
110/75. Температура 36,6. Выпил стакан чая с лимоном, то-
же очень сладкого. Ночью боль в сердце.
Недаром я на этот раз так готовился и опасался. Двадцать
один день – это серьезно. Не 40, конечно, но в первый же
день выхода – результат. И какой!
Стало абсолютно ясно, отчего гибли люди, неверно
выходившие из голодовки!
Я выпил всего один стакан очень сладкого чая с лимоном.
Вдумайтесь! Всего 250 мл жидкости, в которой было рас-
творено около 50 грамм сахара. Но уровень сахара в крови,
естественно, сразу поднялся до обычного, нормального. И
 
 
 
немедленно в животе начались сильные рези. С чего бы это?
Нечему там болеть, ведь ничего не произошло. Только уро-
вень сахара в крови стал нормальным. Так почему я целый
час завязывался в узел? И почему рези через час прошли?
Ответ может быть только один – эти рези были там уже дав-
но, много дней, только они были незаметны. А почему, сей-
час объясню. Когда пища, остававшаяся в кишечнике, нача-
ла подвергаться глубокой переработке и ее количество стало
уменьшаться, а другие поступления прекратились, то мыш-
цы, ответственные за ее удержание и продвижение, стали все
более и более напрягаться. С одной стороны, остаток, прежде
чем из него будут выбраны все, до последней капли, килока-
лории, должен надежно удерживаться в кишечнике, с другой
стороны, продвижение его должно быть замедлено, и, нако-
нец, плотность остатка, как мы знаем, увеличивается, а объ-
ем уменьшается, что тоже говорит за напряжение мышц. В
организме (здоровом, разумеется) все сбалансировано, по-
этому, пока уровень сахара в крови был невысок, напряже-
ние мышц было соответственным и никакой рези не было.
Соответствующими были и сигналы на удержание, которые
шли в мышцы. Но как только уровень сахара быстро под-
нялся до нормального, то при тех же сигналах процессы в
мышцах пошли интенсивнее, зажим увеличился. Как только
регуляторы сработали и уменьшили мышечное напряжение,
сразу исчезли боли. Конечно, какой-нибудь физиолог помор-
щится от столь примитивного объяснения, но вот пусть гос-
 
 
 
пода физиологи и разбираются. Ясно одно. Корифеи не столь
уж неправы, когда предостерегают от массированного введе-
ния углеводов. Следствием может быть кишечный спазм и,
как следствие, непроходимость кишечника. Хорошо у меня
в кишечнике были остатки, поболело, поболело, да прошло.
А если бы 40 дней, да с применением клизм, да при вычи-
щенном кишечнике! Вряд ли я писал бы сейчас этот трактат.
А те несчастные, которые съедали больше, чем способен
был вместить их желудок, наверняка получали сильнейший,
неустранимый, никем не снятый кишечный спазм. Плюс к
этому жестокий ожог слизистой желудка и болевой шок.
Недаром во всех описаниях они умирали в страшных муках.
И чтобы не доводить до этого, необходимо не только пода-
вать питание постепенно, малыми порциями, но и предпри-
нимать меры против спазма в кишечнике. В клинике, когда
врачи выхаживают дистрофика, не худо бы применять ка-
кие-нибудь средства, купирующие спазм гладкой мускулату-
ры.
И потом, сразу после приема сладкого чая появилась тя-
жесть в желудке, и несмотря на то что супчик, который я упо-
требил, был настолько жиденький, что больше похож на во-
ду, тяжесть в желудке появилась снова. Вот и еще одна под-
сказка. Организмы-то у разных людей разные, поэтому вся-
кие рецепты, всякие графики не годятся. Одному можно, а
другой не выдержит. А нужно ориентироваться по самочув-
ствию и есть столько за один раз, чтобы тяжесть в желудке
 
 
 
не появлялась. Как в том анекдоте, когда толстый миллионер
пришел к врачу за рецептом похудания. И получил разреше-
ние есть что угодно и сколько угодно, но так, чтобы общая
сумма затраченных денег на еду в день не превышала один
доллар. Вот и правило выхода из голодовки тоже разрешает
есть жидкой пищи сколько угодно и какой угодно, но только
так, чтобы никакой тяжести в желудке.
Я сам, конечно, все правила нарушил, но, во-первых, это
был эксперимент, поэтому некий риск был здесь допустим и,
во-вторых, я чувствовал себя здоровым, и у меня был кое-
какой предыдущий опыт. И вот что из этого получилось.
2-й день выхода из голодовки. С утра сильная сухость
во рту и слабый сладкий привкус. Ночью боль в сердце. Го-
лова чистая, ясная и не болит. При пробуждении легкая боль
в сердце. Съел, тщательно перетерев зубами, одну крабовую
палочку. Давление на правой руке 100/75, на левой – 90/75.
Выпил стакан очень сладкого чая с молоком. Сразу тяжесть
в желудке. В теле бодрость, небольшой подъем сил. Темпе-
ратура 36,7. Съел вторую крабовую палочку. Боль в грудине.
Через полчаса-час съел еще пять крабовых палочек, итого
100 граммов мяса минтая. Выпил стакан очень сладкого чая
с молоком. Заел все это карамелькой. Чувства голода нет,
нет желания наедаться сверх меры. Легкая тяжесть в желуд-
ке, боль в грудине. Пульс 78. Резкая сонливость и усталость.
Выпил кружку кефира (высококачественный 1%-ный липец-
кий кефир). Боль за грудиной. Выпил стакан очень сладкого
 
 
 
чая с лимоном. Боль за грудиной не отпускает. Температура
36,4. Никаких ощущений ни в почках, ни в печени, ни в рай-
оне селезенки. Выпил еще один стакан очень сладкого чая с
лимоном. Легкая тяжесть в животе. Боль за грудиной. Дав-
ление 100/75 на обеих руках. Выпил вторую кружку кефира
(в общей сложности 1 литр). Съел половинку хорошо выва-
ренной куриной ноги. Легкая тяжесть в желудке, зажим в за-
тылке. Боль в грудине. Выпил стакан не очень сладкого чая с
лимоном. Легкая тяжесть в желудке, легкая тошнота. Моча
чуть пожелтела, идет с запахом жареной курицы. Пульс 74,
температура 36,8. С принятием кефира в кишечнике урчит
и бурлит. К полночи пошли позывы к испражнению. После
некоторых усилий удалось естественным путем, без приме-
нения каких-либо средств и приемов вывести из организма
каловую пробку. Чувство сильного облегчения в животе. Са-
мая грозная опасность, которой я боялся после опыта мое-
го друга, миновала. Никакой непроходимости кишечника. Я
сильно рисковал, когда стал дожидаться естественного хода
событий. Но решил, что клизмы оставлю на случай, когда не
останется другого выхода. Итак, у меня в конце 2-го дня за-
работали: почки, печень, желудок, кишечник.
3-й день выхода из голодовки . Температура 36,2,
пульс 72. Давление 105/75 – левая рука, 110/75 – пра-
вая. Съел две крабовые палочки. Попозже съел две неболь-
шие тарелки негустой чечевичной похлебки с картошкой и
небольшим кусочком хлеба. Запил все стаканом чая с моло-
 
 
 
ком и печеньем. Сразу зажим в затылке и тяжесть в желуд-
ке. Боль за грудиной. Через час съел еще две крабовые па-
лочки. После продолжительной прогулки съел тарелку той
же похлебки с кусочком хлеба. Температура 36,6. Через час
выпил стакан нормального чая с молоком и печеньем. Еще
через час зажим в затылке прошел сам собой. Также сама
собой исчезла боль за грудиной. Съел 100 граммов крабовых
палочек и запил стаканом чая с молоком. Зажим в затылке.
Боль за грудиной Через пару часов прошел зажим и боль.
Выпил стакан кефира с хлебом. Ничего не болит. Позже вы-
пил еще стакан кефира. Боль в животе. Давление 100/75 на
обеих руках. Температура 36,4. Боль в животе не прекраща-
ется. Появился стул. Вышли остатки каловой пробки. После
выхода пробки боль в животе исчезла.
4-й день выхода из голодовки. Утром легкая боль в
сердце. Давление 100/80 на обеих руках. Голова легкая и не
болит. Съел большую тарелку пшенной каши. Потом поехал
в город. Мороз за 25 и ветер. Скитался по разным делам ча-
сов 6, основательно промерз. Пришел домой, съел большую
тарелку той же пшенной каши. Пульс 70. Сердце не болит.
Зажима в голове нет. Вечером попозже съел тарелку карто-
фельного супчика, тарелку винегрета, запил стаканом нор-
мального чая и закусил ломтиками тыквы, жаренной в кляре.
Нигде ничего не болит. Температура 37,5, пульс 88. Через
час температура 37. Давление 110/80 на обеих руках. Выпил
стакан чая и съел 100 граммов крабовых палочек. Весь день
 
 
 
никаких болей нигде не наблюдалось. Позывов к обжорству
не было. Съеденное за день для почти 100 кг живого веса –
не очень много.
5-й день выхода из голодовки . Ночью проснулся от
озноба. Долго не мог согреться. Утром во рту никаких ощу-
щений. Температура 36,8, пульс 67. Давление 110/80 на обе-
их руках. Съел тарелку грубого винегрета. Легкая тяжесть в
желудке. Голова ясная и не болит. Съел 4 крабовые палочки.
Выпил стакан чая с молоком и небольшой бутерброд с сы-
ром. Вечером съел 3 среднего размера картошки с квашеной
капустой и 100 граммов крабовых палочек со сладким чаем
с молоком и кусочком хлеба. Произошло испражнение. Ко-
личество кала очень большое. Практически весь винегрет в
переработанном виде вышел. Произошла полная естествен-
ная чистка желудка и кишечника. Все последствия голодов-
ки устранены. Но вот температура снова 37,4. Пульс 80, дав-
ление левая рука – 110/70, правая – 120/70. Через час тем-
пература 37,2. Через 3 часа – 36,7.
Утро 6-го дня выхода из голодовки . Ночью свело но-
гу. Утром сладко во рту. Легкий зажим в затылке (как до
голодовки). Давление на правой руке 120/70, на левой –
110/70. Пульс 73. Температура 36,8. По ощущениям, голо-
ва болит именно как до голодовки, только заметно слабее.
Во рту слабый привкус железа. Съел 2 сардельки, выпил ста-
кан чая с молоком и кусочком хлеба. Съел тарелку овсяной
каши. Сильная горечь во рту. Тяжесть в желудке. Съел та-
 
 
 
релку пшенной каши. Выпил стакан чая с лимоном и саха-
ром. Съел маленький кусочек колбасы с небольшим куском
хлеба. Во рту по-прежнему горько. Голова болит. Пришлось
лечь и дожидаться, когда голова пройдет. Часа через 2 встал.
Выпил стакан чая с лимоном и с сахаром и съел маленький
кусочек колбасы с хлебом. Голова болит слабо. Съел тарелку
вегетарианского плова. Температура 37,2. Съел 100 граммов
крабовых палочек с чаем и хлебом. Боль в голове почти про-
шла, осталась некая муть. Температура 37,5, через час 37,2.
Давление 140/80 – правая рука, 120/70 – левая. Наконец, на
6-й день выхода из голодовки, а скорее, на 6-ую ночь, про-
изошло обычное для меня событие. Хотя общее количество
съеденного на 100 кг веса и невелико, оно превысило воз-
можности желудка по переработке. Желудок тоже простоял
21 день и восстанавливает свою работоспособность не сразу.
Последние 100 граммов рыбного мяса были явно лишние.
И вот результат. Сразу сильная тяжесть в желудке, чувство
его переполнения. Сильный зажим в затылке, головная боль.
Голова мутная. Через 2–3 часа изо рта пошел запах серово-
дорода. В желудке и кишечнике – бурление. Обильное газо-
выделение. Но никаких болей. Утром сильный понос. У ме-
ня такое после каждой голодовки в тот же день, как начинаю
есть, так как никогда не вводил никаких ограничений на еду.
Сразу ел все и до насыщения. Поэтому понос был всегда в
тот же день и держался сутки. Потом все успокаивалось. По-
скольку в этот раз я все-таки придерживался неких ограни-
 
 
 
чений, понос установился на 6-е сутки и был гораздо мягче,
как бы прочищающий. Последствий никаких не будет.
Последний, 7-й день выхода из голодовки . Утром в за-
тылке легкий зажим. Голова едва заметно болит и мутнова-
тая. Однократный сильный понос, но без рези в животе. Тем-
пература утром 36,7, пульс 77. Давление 100/80 – левая ру-
ка, 120/100 – правая. Выпил стакан чая с сахаром и моло-
ком, съел парочку печений. Через час выпил пол-литра хо-
рошего кефира. Все процессы в желудке и кишечнике сразу
нормализовались, и больше никакого поноса не было вовсе.
Часа через 4 съел полтарелки картофеля фри (сам жарил).
Еще через час выпил стакан сладкого чая с парочкой пече-
ний. Через полчаса выпил пол-литра кефира. И наконец, уже
незадолго перед сном съел парочку пакетиков готовой лап-
ши «Роллтон». На этом все. Голова к ночи не болит, зажим
в затылке едва заметен. Температура 36,9, пульс 72. Выход
из голодовки ЗАКОНЧЕН ПОЛНОСТЬЮ.
Как видно из описания реальных событий, все закончи-
лось благополучно. Выход из голодовки завершен, и далее
все будет, как обычно. Но мой эксперимент принес и другой
результат, о котором я даже и не думал. Однако начнем по
порядку. После чая, супчика и киселя в 1-й день: потеря сил,
зажим в затылке, кружится голова, руки не держат ложку,
ночью боли в сердце. Далее все повторяется. Прием пищи –
зажим в затылке, боль в сердце. Сначала и зажим, и сердеч-
ная боль – острые и продолжительные, но по ходу дела бо-
 
 
 
ли уменьшаются, срок тоже. В конце концов все проходит и
прием пищи уже не вызывает никаких последствий. Карти-
на ясная, как при солнечном свете. Когда голодовка подхо-
дила к концу, то зажимы были относительно слабые, а сер-
дечная боль – едва заметной. И давление выравнивалось, и
состояние было прекрасным. А стоило мне загрузить немно-
го желудок, сразу появился упадок сил, зажим в затылке и
потом боль в сердце. Сердце тоже за 21 день славно отдох-
нуло. Особенно при пониженном обмене. А тут вдруг, как
бы ни с того ни с сего, желудку понадобилась дополнитель-
ная кровь – много дополнительной крови. Пришло много пи-
щи, нужно быстро ее переработать. А возможности сердца
не позволяют ускорить кровоток. Что делать? Важнее все-
го, конечно, переработать пищу, ведь это гарантия выжива-
ния. Кроме того, стрессов-то нет, быстро убегать от опасно-
сти не надо, значит, можно отдать все ресурсы в основном
желудку. Снабжение мышц упало, от этого упадок сил. Снаб-
жение мозга снизилось, а у меня шейный радикулит, сосуды
где то зажаты, значит, кровоток стал слабее, чем нужно, и
появилась боль в затылке (зажим). Когда желудок не отби-
рал столько крови, мозгу снабжения едва-едва хватало для
нормальной работы, а когда крови стало меньше, голова за-
болела. То же самое с сердцем. Пока желудок бездействовал,
сердцу на собственные нужды вполне достаточно было кро-
вотока, как только кровь понадобилась на переработку пи-
щи, сердцу стало крови не хватать, и появилась боль. Но по-
 
 
 
степенно организм привык к новой ситуации, работа сердца
наладилась, и общее распределение кислорода и питатель-
ных веществ по органам опять стало удовлетворительным. А
я, во-первых, экспериментально смоделировал стенокардию,
а во-вторых, понял природу ишемической болезни сердца.
Это тот самый результат, которого я не ожидал. И, честно
сказать, не читал я и не слышал, чтобы кто-нибудь это сде-
лал. На крысах еще может быть, хотя сомнительно, а уж на
себе вряд ли у кого получилось. В отношении ишемической
болезни учебники высказываются весьма туманно. Этиоло-
гия, мол, неизвестна, возможно, играют роль наследствен-
ные факторы, стрессы и малоподвижный образ жизни. Все
правильно, граждане. А у меня-то почему? Двигаюсь доста-
точно, стрессов мало, питаюсь скудно, но лишний вес есть.
Не пью, не курю. Сердце, между тем, всегда было здоровое.
С чего это вдруг, когда перевалило за 60, появилась эта ише-
мия? С какой-такой радости? Но теперь все стало на свои ме-
ста. Картина вырисовывается следующая. Естественно, что с
возрастом подвижность падает. Мало кто в 60 будет бегать
целый день наперегонки, самое большее, на что способен че-
ловек в эти годы – это прогулка да работа на огороде. Серд-
це тоже не очень-то себя утруждает, тем более что хозяин
старается его не перегружать. А вот какой орган трудится за
троих, так это желудок. Во-первых, с возрастом растет аппе-
тит, во-вторых, лишний вес. А все это требует все больших
и больших объемов пищи. Правда, основной обмен падает,
 
 
 
но далеко не в той же степени. И получается, что чем старше
человек, тем большая и большая доля работы в организме
приходится на желудочно-кишечный тракт. Соответственно,
крови ему нужно много, что при ограниченных возможно-
стях сердца обеспечить не так-то просто. Но так как чело-
век стареет медленно, организм все же успевает сбалансиро-
вать потребление крови и дать, что называется, всем сест-
рам по серьгам. Но равновесие шаткое, а, как известно, при
любом стрессе крови требуется больше. Ведь за долгую ис-
торию рода человеческого мы привыкли при стрессах гото-
виться к драке. Поэтому и сердцебиение учащается и сосуды
расширяются. Но желудок постоянно занят делом первосте-
пенной важности – упаковывает излишки и ни капли крови
не уступит, хоть умри. В результате сердцу питания недоста-
точно и появляется боль. А это и есть злосчастная ишемия. Я
же промоделировал ее как бы с обратной стороны. Стресса у
меня никакого не случилось, но желудок почти не работал. И
стоило его нагрузить, как кровотока не хватало прежде всего
самому сердцу. И так всякий раз, пока не сработали регули-
рующие системы. Вот вам и выход из голодовки.
И еще одно существенное замечание. Я кишечник не тро-
гал, предоставил ему полную свободу действий. Я же знал,
что никаких болячек у меня нет. И все получилось, как я
предполагал. После того как был загружен желудок, пришла
пора запускать все остальное на нормальную работу. Но за
21 день микрофлора кишечника если не исчезла совсем, то
 
 
 
значительно поредела. Нужно было ее восстановить. А ниче-
го лучше кефира я для этого не знаю. В результате употреб-
ления двух литров кефира все встало на место, кишечник
заработал и в дальнейшем уже функционировал нормально.
Но одновременно выяснилось, что твердые остатки, образо-
вавшиеся за голодовку, выводятся со значительным усилием.
И чтобы не повредить в кишечнике слабые места, настойчи-
во советую применять для первой чистки столь не любимую
мною клизму. И только после того, как желудок будет уже
заполнен
И это пятый из рассказов о голодовке

 
 
 
 
Глава 6. Неприятная
неожиданность
 
В сердце каждого человека живет ожидание благостного
чуда. Спроси любого, и он ответит, что готов пострадать ра-
зок, но чтобы потом обязательно наступило безмерное сча-
стье. И с таким настроем на чудо, на мгновенное изменение
в судьбе, человек невольно примеривается к любой реальной
проблеме своего существования. Никто не голодает просто
так, ради развлечения, каждый хочет получить от голодовки
если не чудо, то хотя бы явно выраженный положительный
эффект.
Соберем всю оставшуюся информацию по выходу из го-
лодовки. В первую очередь нужно отметить одно, не бросав-
шееся ранее в глаза обстоятельство. При приеме пищи во
время выхода из голодовки падает температура. Неважно на-
сколько, важно, что падает. А это говорит о том, что уровень
сахара в крови падает тоже. Причем это падение прямо про-
порционально количеству загруженной в желудок пищи. И
так как я вечером 4-го дня плотно (относительно, конечно)
поужинал, то как результат – сильное падение уровня сахара
в крови и озноб под теплым одеялом. То же, очевидно, про-
изошло в ночь с 5-го на 6-й день, только я не просыпался.
Два различных, вроде бы, процесса – переход на эндогенное
 
 
 
питание и переход на питание полноценное, а следствие одно
и то же – падение уровня сахара в крови. По крайней мере,
в начале выхода из голодовки. Значит, постепенное вхожде-
ние в нормальный ритм – не пожелание, а, пожалуй, непре-
менное условие для благополучного завершения голодовки.
Иначе уровень сахара упадет весьма сильно, что отнюдь не
полезно. В чем я несколько позже имел серьезную возмож-
ность убедиться.
Но вот голодовка вроде бы закончена, все проанализиро-
вано, можно, как будто, подводить итоги. Ведь после 7-го
дня события развивались предсказуемым образом, и я ду-
мал, что можно ставить точку. Не тут-то было! Совершен-
но неожиданно для меня, утром 15-го дня с начала выхода
я открыл глаза, глянул на рисунок обоев, и вдруг вся стена
вместе с этим рисунком сначала плавно, а потом все быст-
рее и быстрее начала вращаться. От этого или одновременно
с этим появилась сильная тошнота. Чтобы унять головокру-
жение, я закрыл глаза. Стало немного легче. Открыл снова,
опять вращение, опять тошнота. Тогда, чтобы стряхнуть с се-
бя этот морок, я сел. Головокружение стало чуть меньше, но
не прекратилось. Я снова лег. И так, прежде чем встать со-
всем, я раз десять, а может быть больше, открывал глаза, са-
дился, ложился и закрывал глаза. Очень неприятное ощуще-
ние. Причем никаких болей, никаких лишних ощущений в
теле. Просто тошнота и головокружение. Но в конце концов,
через, примерно, час таких упражнений все прошло. На 20-
 
 
 
й день все повторилось снова, только головокружение было
слабее и тошнота, соответственно, также не была сильной. В
остальном все было, как и после 14-го дня. И тут я вспомнил,
что оба раза перед сном ужинал основательно, плотнее, чем
обычно. И очевидно, падение температуры и уровня сахара
в крови ночью и привели к недостаточному питанию мозга.
Пока я находился в покое, его кое-как хватало, а при про-
буждении и шевелении, да еще при шейном зажиме, стало
недостаточно. Сейчас прошло уже много дней после описы-
ваемых событий, но больше никаких происшествий не бы-
ло, все идет вполне предсказуемым образом. Я понял, что
к 15-му дню после голодания выход из него не закончил-
ся. И к 20-му тоже. Но, судя по тому, что интенсивность
приступа стала слабее (гораздо слабее, я бы сказал), все-та-
ки выход завершался. И вот вам третий результат голодов-
ки, тоже неожиданный для меня и оттого очень ценный. Ре-
гуляторы гомеостаза, всякие, гормональные, чисто химиче-
ские или иные, у нетренированного человека перестраивают
свою работу очень медленно. Причем системы выключают-
ся быстрее, чем включаются. У меня переключение на усло-
вия голодовки занимает обычно 4 дня, но обратное – больше
20 (при 21-дневной голодовке). И можно теперь сформули-
ровать правило (усредненное, конечно), определяющее срок
выхода из любого голодания. Тут я вполне согласен с кори-
феями. В данном случае они не подкачали – правы оказались
корифеи.
 
 
 
Выход из голодовки должен занимать столько же
дней, сколько сама голодовка.
Но чтобы не вставать в позицию доктора Брэгга, скажу,
что у каждого человека срок выхода свой. У одного боль-
ше, у другого меньше. Однако, приняв это правило, вы не
повредите себе ни в каком случае. Если вы растянете срок
далее, чем организм перестроится, то будет только лучше.
Еще несколько дней поживете в облегченном режиме. Если
не уложитесь, то все равно отставание будет небольшим и
лишняя нагрузка – неопасной.
Ну вот, кажется, по моей голодовке все. Пора подводить
итоги:
Голодовка – это не развлечение! Несмотря на об-
манчивую легкость всей процедуры для здорового ор-
ганизма, процессы, происходящие в нем при этом, глу-
боки, сложны и затрагивают все органы и системы.
Поэтому, как во время, так и после, недопустима рез-
кая смена режимов. Все, что вы делаете, необходимо делать
плавно. (Это не относится только к началу голодания, но об
этом я уже говорил.)
Напомню, моя третья голодовка продолжалась 21 день.
Предпринималась она с целью избавиться от сильных го-
ловных болей, мешавших мне нормально жить и действо-
вать. Никаких заметных органических нарушений у меня
не наблюдалось. Ишемическая болезнь сердца, склонность
к сильным и затяжным приступам мигрени – все это нару-
 
 
 
шения функциональные. Поэтому была надежда, питаемая
предыдущим опытом, эти нарушения поправить. Заодно хо-
телось в чистом виде наблюдать действие длительной раз-
грузки на самочувствие. Нужно добавить, что последние 5
лет я не принимал ни капли алкоголя, ни в праздники, ни
в будни. А курить бросил более 20 лет назад. Для строго-
сти замечу, что наркотики никогда в жизни даже не пробо-
вал. Получилось в результате следующее. После переходно-
го периода головные боли прошли и, пока голодовка была
строгой, не возобновлялись. Даже те опоясывающие ощуще-
ния, которые были в конце, были весьма и весьма терпимы-
ми. Но на протяжении всех дней голодания ощущение лег-
кости, отсутствие в покое даже намеков на одышку и лишь
слегка мутноватая, а иногда и совсем ясная и чистая голо-
ва позволили по-другому взглянуть на мир. Жизнь, несмот-
ря на мелкие сопутствующие неприятности, опять стала пре-
красной и удивительной. И плата за это совсем смехотворна
– несильное чувство голода и волевое усилие. Всякого рода
«ощущения» были пороговыми, то есть едва заметными, и
кто-нибудь другой не обратил бы на них никакого внимания.
Хорошо заметным последствием, прослеженным от начала
до конца, стало выравнивание давления по «сторонам» ор-
ганизма. Давление на левой и правой руке, в среднем, срав-
нялось, и разбалансировка происходила только под воздей-
ствием внешних неблагоприятных условий, обычно к вече-
ру. Физическая нагрузка, даже немаленькая, особо не влия-
 
 
 
ла на состояние, разве что уставал быстрее. Но после отды-
ха все было, как обычно. Процессы в кишечнике шли очень
медленно и особо тоже не беспокоили. А вот процессы, про-
исходившие в сердце, хоть и не доставляли особых хлопот,
но на общем фоне были весьма заметны. Если оценивать в
целом, то общий фон голодовки был весьма и весьма поло-
жительным. Благоприятные последствия сильно перевеши-
вали неблагоприятные. А к 21-му дню как-то даже перестала
ощущаться ее длительность. Было такое впечатление, что го-
лодовка только началась, хотя состояние было – не сравнить.
Одним словом, было доказано, что голодать удобно, голодать
приятно, голодать необходимо.
К несчастью, голодать бесконечно нельзя. Пусть у вас да-
же 20 килограммов «лишнего» веса. Это значит, что 70 дней
вы продержаться сможете, но до 80 вряд ли доживете. Пом-
нится, во времена «железной леди» – Маргарет Тэтчер была
голодовка шахтеров в знак протеста против закрытия шахт.
Обе стороны были неотступны, и шахтеры начали умирать
от голода. Умерло два или, может быть, три человека, точ-
но не помню, срок голодовки до смерти колебался от 45 до
75 дней. Вот и все наши резервы. И это при том что голо-
дали они под наблюдением врачей, с полной минеральной и
витаминной подкормкой. Не думаю, чтобы у вас получилось
лучше. Значит, рано или поздно, придется из голодовки вы-
ходить. Вот я и начал выход. После первых смутных дней,
когда шла перестройка организма на путь истинный, состо-
 
 
 
яние, наконец, стабилизировалось. Это я так думал, не по-
дозревая, что перестройка еще идет. Но все крутилось где-
то внутри, наружу ничего не пробивалось. Однако самочув-
ствие мое сильно изменилось. Пока ел мало, все было в по-
рядке, но стоило, что называется, закусить по полной, как
возвращалось прежнее состояние. И голова начинала болеть,
как раньше, но все же заметно слабее. И сердце давало о се-
бе знать самым недвусмысленным образом. Словом, желу-
док мой – враг мой. Отсюда вывод – функциональные нару-
шения, имеющиеся почти в любом организме, при снятии
нагрузки ликвидируются сами. Организм производит регу-
лировку сам. Но это не навсегда. Как только вы такую нагруз-
ку даете, то все возвращается к прежнему состоянию. Прав-
да, не сразу, некоторое время у вас есть. Я это чувствовал
так. Когда случалось переесть, то появлялась та самая голов-
ная боль, от которой я надеялся избавиться насовсем. Хо-
тя она была другого характера. Терпимая и не вызывающая
желания немедленно лечь. Стоило чуть-чуть проголодаться,
как боль уходила, и голова становилась достаточно ясной. То
есть все дело было в нагрузке. Если нагрузка невелика, то и
нарушений не было. Отсюда вывод. Если вы имеете дело с
нарушениями функциональными, то найдите оптимальный
режим питания после выхода из голодовки и придерживай-
тесь его в дальнейшем. Так вы сможете сохранить достигну-
тые улучшения надолго, если не навсегда. Если же вы верне-
тесь после голодовки к травмирующему вас режиму, накоп-
 
 
 
ленное улучшение исчезнет со временем без следа. Но вот
прошло уже больше месяца со дня окончания моего экспе-
римента, а состояние мое по-прежнему гораздо лучше, чем
было до него. Буду надеяться, что таким оно останется еще
надолго. Кроме того, теперь ясно, что происходит от чего и
как далее продолжить начатое дело.
Наш вузовский преподаватель техники безопасности лю-
бил повторять, что каждая строка в многочисленных ин-
струкциях по этому предмету написана кровью. И если пи-
сать подобную инструкцию по голоданию, то здесь та же ис-
тория. Многочисленные жертвы обстоятельств, стихийных
бедствий и людской жестокости все так же случаются. Чтобы
не пополнить их ряды, кое-что предпринимать все же необ-
ходимо. Я попытаюсь сформулировать некие правила исхо-
дя из собственного опыта, которые учитывать необходимо,
другое дело, что каждый сам решает, в какой мере им следо-
вать. Итак, если вы собираетесь голодать:
Насытьте организм, витаминами, минералами и микро-
элементами ещё до голодовки. Поддерживайте уровень на-
сыщения всё время голодовки и, как минимум, столько же
времени после её прекращения. Если вы этого не сделаете,
последствия могут быть разнообразными и, главное, вы ни-
когда не узнаете, из-за чего произошло ухудшение вашего
самочувствия.
Срок голодовки выбирайте соответственно возможностям
вашего организма. Возможности таковы для относительно
 
 
 
здорового человека. 30 дней при 10 килограммах лишнего
веса плюс 10 дней при заполненном желудке и кишечнике,
если вы не прибегаете к чисткам. Поскольку понятие лиш-
него веса весьма относительно, то лучше за эти пределы не
соваться, да и близко к ним не подходить. Вполне достаточ-
но для профилактической голодовки классического срока в
21 день.
Если вы собираетесь выходить из голодовки:
Срок выхода из голодовки сделайте не меньше, чем её
длительность. Больше можно, меньше не стоит. Чем короче
срок, тем больше вероятность нанести повреждения здоро-
вым органам или системам.
В первые несколько дней выхода категорически исключи-
те твёрдую пищу. Твёрдая пища сделает вас язвенником в
лучшем случае. В худшем – вы будете играть на небесной
арфе уже через день-другой.
Принимайте пищу малыми порциями, не допускайте по-
явления чувства тяжести в желудке. Сама по себе тяжесть
в желудке не опасна. Но это сигнал, что с вами скоро что-
то произойдёт. И это что-то обязательно будет плохого свой-
ства.
Весь срок выхода из голодовки принимайте пищу без рез-
ких колебаний в объёме. Наращивать объём можно и даже
нужно, Но если сегодня ничего, а завтра до насыщения, по-
том снова ничего, готовьтесь к серьёзным неприятностям.
Как видите, правила простые и легковыполнимые. И не
 
 
 
берите пример с меня, я нарушил их все, но счастья мне это
не принесло, хотя удалось выкрутиться без больших потерь.
И одно замечание по поводу состава пищи. Говорить, ешь-
те то, не ешьте это,– значит уподобляться доктору Бреггу.
Ешьте, что хотите и в любых сочетаниях. Но если у вас есть
твёрдое желание остаться в живых, в первые дни не ешьте
твёрдую пищу и сладости потребляйте в микроскопических
количествах, если не хотите получить спазм кишок. До меня
только потом дошло, зачем нужны жиденькие кашки, когда
можно сразу выпить стакан сладкого чая. Крахмал из каш-
ки перерабатывается медленно. Поэтому поступает в кровь
медленно, что предохраняет вас от спазма кишечной муску-
латуры. Так что слушаться «корифеев» иногда бывает полез-
но. Поэтому при выходе из голодовки ешьте не на доллар в
день, а на цент, останетесь живы и здоровы, чего я вам ис-
кренне желаю.
И это шестой из рассказов о голодовке.

 
 
 
 
Глава 7. Размышления по поводу
 
Итак, все закончилось. Эксперимент прошел успешно,
можно спокойно жить дальше. Конечно, несколько досадно,
что нельзя устранить функциональные нарушения раз и на-
всегда, но то, что можно довольно длительное время обой-
тись без головных болей, все равно воодушевляет. И в случае
их возобновления можно просто опыт повторить, не такой
глубокий – дней 10–12, чтобы вернуть прекрасное самочув-
ствие. Лучше, конечно, полностью перестроить все питание,
сбалансировать поступление энергии с ее расходом и тем са-
мым все нарушения исправить окончательно. Но как бы при
этом не впасть в другую крайность. У меня дело идет к 70,
диапазон приспособляемости сужается, не нарушить бы то,
что сейчас хорошо работает. А для этого нужно знать, что де-
лать и как себя вести. Чужой опыт – штука хорошая, его обя-
зательно надо учитывать, но организм-то у меня свой, соб-
ственный. Поэтому ничто не заменит личных наблюдений. А
чтобы знать, что наблюдать, нужно сначала разобраться, как
же все перестраивается в этом организме при голодании.
Мы вообще не учитываем, что наше тело – динамическая
система. Да и как это учитывать? Мы смотримся в зеркало и
замечаем, что на лице всегда два глаза, нос всегда на одном
и том же месте, и рук не прибавляется, и ноги всегда одина-
ковой длины. Один намек все-таки есть. Волосы в одном ме-
 
 
 
сте (я имею в виду подбородок) со временем начинают рас-
ти, а в другом (я имею в виду макушку) – со временем расти
перестают. Но эти изменения происходят так медленно, что
особенно ничего не проясняют. Просто так назначено судь-
бой, и все. Между тем, организм состоит из клеток. Об этом
слышали многие. А вот то, что ни одна молекула долго в ор-
ганизме не задерживается, мало кто задумывается. И клет-
ки сами по себе неизменными не остаются. Организм – это
великая стройка, продолжающаяся все время, пока он суще-
ствует. Самым убедительным доказательством тому служат
опыты с радиоактивными элементами. Берется вещество, на-
пример радиоактивный йод, и вводится в организм. А потом
измеряется радиоактивность щитовидной железы. Заметим,
что химические свойства такого йода практически не отли-
чаются от химических свойств йода нерадиоактивного. Во
всяком случае, организм их не различает. И излучение, иду-
щее от щитовидной железы, всегда сначала плавно нараста-
ет, а потом плавно снижается, и если подождать достаточ-
но долго, то все вернется к состоянию, которое было до вве-
дения радиоактивного йода. В моче наблюдается та же кар-
тина, но когда радиоактивность железы начинает снижать-
ся, радиоактивность мочи растет. Не думайте, что это уни-
кальные, опасные опыты. Процедура вполне безвредна, по-
тому что количество радиоактивного йода, вводимого в ор-
ганизм, чрезвычайно мало, а чувствительность приборов вы-
сока. Можно взять другой радиоактивный изотоп, проверить
 
 
 
другой орган – везде картина будет той же самой. Нет ни од-
ной клетки, ни одной системы, ни одного органа, где бы мо-
лекулы оставались на одном месте всю жизнь. Даже в зубах,
которые мы видим неизменными каждый день, что-то раз-
рушается и уносится током крови, что-то создается на месте
разрушенного из веществ, приносимых тем же током крови.
Период полураспада (распада половины) белков в организме
около 80 дней в среднем. Это означает, что половина всех
белков организма в среднем за 80 дней синтезируется зано-
во. Правда, у каждой системы свой срок. В печени белки на-
половину обновляются за 10 дней, в мышцах – за 180. Тут
важно понимать, что заменяются не только белки. Любая мо-
лекула, в любом месте организма рано или поздно отщепля-
ется со своего места и выводится во внешнюю среду, а на ее
место приходит такая же молекула, поступающая из внеш-
ней среды. Только поэтому возможны заживление ран, борь-
ба с отравлениями и преодоление болезней. Да и все дру-
гие знаменательные события, связанные с существованием
нашего тела, происходят только благодаря вечному (в пре-
делах нашей жизни), нескончаемому круговороту вещества
в его органах и системах. Соотношение скорости распада к
скорости восстановления определяет, растете ли вы или, на-
оборот, уменьшаетесь в размерах (очень старые люди стано-
вятся заметно ниже, меньше легче – «божий одуванчик»).
Если скорость синтеза белков выше скорости их распада, то
вес, сила, объем растут. Если наоборот, то вес падает, сила
 
 
 
уменьшается, фигура становится миниатюрнее. Если кости
и хрящи строятся быстрее, чем разрушаются, то увеличива-
ется рост. Это же относится к другим параметрам, например
выносливости. Если скорость подачи энергии меньше ско-
рости ее расходования, то ни о какой выносливости не мо-
жет быть и речи. И задача спортивного тренера заключается,
стало быть, в том, чтобы найти спортсмена, у которого пита-
ние, а именно глюкоза, в любой ситуации подается к мыш-
цам мощным потоком.
Но нужно сделать предварительное замечание. То состо-
яние перегрузки питательными веществами, в котором мы
все находимся, не является нормальным для здорового ор-
ганизма. Нормальное состояние, про которое я неоднократ-
но уже говорил, – это состояние неглубокого голода (дней 5–
7), прерываемое периодическим, но кратковременным пере-
еданием. Поэтому для обменных процессов есть некий опти-
мум, когда процесс разрушения точно сбалансирован с про-
цессом синтеза. При отклонении в обе стороны балансиров-
ка нарушается и либо вес растет, либо уменьшается. Кроме
того, нужно учитывать, что физическая нагрузка существен-
но влияет на весь ход основного обмена. Влияет настолько,
что необходимо отдельно рассматривать голодание трениро-
ванного организма, например спортсмена, и обычного нетре-
нированного, не подвергающегося никаким особым нагруз-
кам гражданина.
Однако мы снова вернемся далеко назад во времени и рас-
 
 
 
смотрим ситуацию с нашим пращуром в его обычной повсе-
дневной жизни как наиболее показательную. То есть ситу-
ацию постоянной неглубокой голодовки, перемежаемой ко-
роткими перееданиями. Такая ситуация длилась у него всю
жизнь при большой физической нагрузке. Главным отличи-
ем работы систем организма в таких условиях была высо-
кая тренированность печени при переходе от эндогенного
питания к обычному, и наоборот. Печень практически сра-
зу начинала расщеплять гликоген до глюкозы при голодании
и также, при необходимости, без задержки начинала совер-
шать обратную операцию, упаковывая избыточные жиры в
гликоген.
На охоте нужно быстро перемещаться и носить немалые
тяжести, при этом и уровень основного обмена не мог быть
малым, да и дополнительная нагрузка требовала быстрого
расходования энергетических запасов организма. Голодание
само по себе – достаточно сильный стресс. Если добавить
сюда другие стрессы из жизни первобытного охотника, то
понятно, что регенерационные способности, которые при
стрессе активизируются, были всегда высоки. То есть кровь
сворачивалась быстро, раны заживали, что называется, «на
бегу». И системы, ответственные за регенерацию, обеспечи-
вались «строительным материалом» быстро и полноценно.
То же относится и к иммунной системе. Инфекций и тогда
хватало, а заболеть – означало умереть. И те, у кого иммун-
ная система работала недостаточно эффективно, быстро по-
 
 
 
кидал этот мир и не участвовал в продолжении рода. При вы-
сокой физической нагрузке производится много продуктов
распада, которые нужно быстро вывести наружу, иначе они
отравят организм. Значит, процесс замещения в почечных
мембранах не мог идти медленно. Почки тоже были всегда
готовы быстро фильтровать кровь, избавляясь от ненужных
соединений. В целом голодовка при большой физической на-
грузке держала все органы и системы в состоянии полной бо-
евой готовности, и процессы замещения шли полным ходом,
и вес снижался только за счет запасов.
Не то сейчас. Голодание при отсутствии сколько-нибудь
заметной физической нагрузки приводит к падению даже ос-
новного обмена. А это говорит о том, что процессы заме-
щения в организме современного голодающего горожанина
идут неравномерно. То есть организм, приспособленный ра-
ботать в условиях избытка питательных веществ, предназна-
ченный, в основном, для бурного «строительства», плохо пе-
реключается на эндогенное питание. Во-первых, медленно,
во-вторых, недостаточно эффективно. Печень очень лениво
начинает отдавать свои запасы, а жировая ткань так и вовсе
не хочет с ними расставаться. Да и физическая нагрузка под
стать – то полежал, то отдохнул. И стрессов у меня не было
никаких. Неудивительно, что основной обмен падает, дав-
ление падает, уровень сахара в крови падает и т. д. В этом
бы не было ничего страшного, ну падает себе, и пусть. Но в
организме постоянно идет разрушение отработавших клеток
 
 
 
и синтез новых. И при падении основного обмена этот про-
цесс сдвигается в сторону большего разрушения. Хорошо бы
только жировой ткани, это можно было бы только привет-
ствовать. Но сдвиг в процессах замещения проявляет себя
везде. И в мышцах, которые в условиях голодовки уменьша-
ют свой объем быстрее, чем в условиях нормального пита-
ния, тем более что белок для других, более важных органов
берется из мышц. И в печени, которая мало того что начина-
ет отдавать запасы, так еще и теряет свои рабочие клетки, –
нагрузка-то минимальная, зачем строить печеночную ткань,
хватает и той, что остается. И в почках, особенно в поч-
ках (которые состоят в основном из сосудов и мембран, да
еще при отсутствии поступления жиров с пищей, да еще при
уменьшенном количестве отходов) процесс синтеза мембран
сильно уступает по скорости процессу их разрушения. Пло-
щадь мембран уменьшается, производительность падает.
Словом, при голодании изредка, да еще при отсутствии
физической нагрузки, деструктивные процессы становятся
главными процессами организма. Слабеет тело, медленнее и
с меньшей производительностью функционируют органы и
системы. Исключением является, пожалуй, сердце, так как
оно все время работает и перекачивает кровь, а с ней и все
необходимые питательные вещества. Но во время голодовки
тянет полежать, значит, нагрузка на сердце снижается, и са-
мо сердце тоже становится слабее, хотя возможностей для
восстановления у него достаточно. Иммунная система не мо-
 
 
 
жет не работать, эдак можно умереть от любой царапины,
но тоже не активирована полностью, так как нет постоянной
физической нагрузки. Кроме того, при заболевании наши ле-
карства не возбуждают защитные силы организма, а работа-
ют вместо них. Иммунная система подключается уже тогда,
когда инфекция подавлена почти полностью. Хорошо хоть в
этом случае подключается, а то пришлось бы всю жизнь гло-
тать лекарства, в чем хорошего тоже мало. Регенерационных
способностей еще хватает, чтобы быстро заживить мелкий
порез, но тяжелую рану просто так не залечишь. Вот такая
картина с однократной голодовкой.
Но основные проблемы начинаются, когда голодовка за-
канчивается и начинается выход из нее. Проблема первая:
если голодовка была длительной, желудок пуст уже давно.
И при первой загрузке пищи механизмы, обеспечивающие
защиту слизистой, еще не работают в полную силу. А пе-
реработка пищи, тем не менее, должна осуществляться до
конца. В противном случае вы рискуете отравиться еще на
начальной стадии ее расщепления. Поэтому выделение же-
лудочного сока, уровень его кислотности соответствует ко-
личеству, консистенции и составу проглоченной пищи. За-
грузите в желудок, например, много сырого риса. История
знает такие случаи, когда длительно голодавшие люди шли
громить склады, где хранился рис. Естественно, многие из
них не могли сдержать себя и ели сырой неочищенный рис
горстями. Все, кто так поступал, погибали от болевого шо-
 
 
 
ка при прободной язве желудка. Желудочный сок у них был
предельно кислый, его было много, он находился в желудке
достаточно долго и растворял его стенки прежде, чем рас-
щеплялся рис. Поэтому, когда вы в первый раз после дли-
тельного перерыва принимаете пищу, лучше, если она бу-
дет жидкой. Вода разбавит кислоту, все основательно пере-
мешается, и слизистой ничего грозить не будет. Потому же
количество пищи, загружаемой за один раз, должно быть ма-
лым. Это не означает, что вы должны мало употребить ее в
день выхода. При здоровом желудке и почках вы можете уже
в первый день накушаться изрядно. Главное, чтобы между
приемами очень малых порций были достаточные времен-
ные промежутки. Съели кусочек, подождите, пока он раство-
рится. Потом беритесь за следующий. Или: хватанули кисе-
ля, подождите делать следующий глоток. Так можно есть це-
лый день, быть довольно загруженным и остаться целым и
невредимым. Не хотите пить жидкую пищу, ешьте твердую,
но обязательно легкоусваиваемую, тщательно перетирайте
ее зубами и порции делайте совсем уж микроскопическими,
а перерывы – длительными. А вот вид пищи особой роли не
играет. Ешьте белки, ешьте жиры, ешьте углеводы. Но при
этом учитывайте, что жиры сразу нагрузят печень, а она то-
же давно не работала, белки – почки, а углеводы обязательно
вызовут спазм кишечника. И чтобы нагрузка не повредила
что-нибудь в давно «отдыхающих» органах, количество пи-
щи должно быть малым. А запрещали корифеи потреблять
 
 
 
белок сразу по выходе из голодовки потому, что прекрасно
понимали опасность повреждения почек. Ведь для обычно-
го, нетренированного человека после длительной голодовки
производительность почек из-за сокращения активной по-
верхности мембран сильно уменьшена, и нужно время, что-
бы ее восстановить. А белок дает в конце цикла переработ-
ки много азотистых остатков, которые сильно почки нагру-
жают. Поэтому они советовали повременить с белком, а во-
все не потому, что он плохо перерабатывается. Напротив,
животный белок не имеет, как растительный, целлюлозной
оболочки, поэтому перерабатывается легче. Те крабовые па-
лочки, которые я потреблял, были очень легкоусваиваемые,
почки у меня были здоровые, так что ничего я не повредил,
но слабое свое сердце подкормил.
И дополнительное замечание по поводу жидких каш. Кру-
па, пусть самая нежная (манка, например), усваивается тя-
жело. Даже хорошо сваренная. Слишком много в ней кле-
точных оболочек, состоящих из целлюлозы. А для отделе-
ния последней от крахмала нужна высокая кислотность же-
лудочного сока. То есть это прямой путь к ожогу слизистой
кишечника. Спасает положение то лишь обстоятельство, что
каша жиденькая. С одной стороны, пища жидкая, то есть вы-
делившаяся для ее переработки соляная кислота разбавле-
на и перемешана. Поэтому детям тоже дают жиденькие каш-
ки. Значит, проблема с ожогом отпадает. С другой – пере-
рабатывается крупа долго. А это снимает проблему спазма
 
 
 
кишечника, так как углеводы, которые дает кашка, попада-
ют в кровь не сразу, а постепенно. Впрочем, тот же резуль-
тат можно получить и без кашки. Растяни я стакан крепкого,
очень сладкого чая на весь день, не было бы никакой рези в
животе. Тому доказательство, что резь сама собой через час
прошла. Уровень сахара в крови упал, спазм прекратился.
А по поводу фруктов и соков можно сказать следующее.
Сок, конечно, полезен, и если вы выходите из голодовки с
недостатком витаминов в организме, то соки и фрукты нуж-
но потреблять обязательно. Я же первую неделю не прекра-
щал прием витаминно-минерального концентрата, поэтому
специально во фруктах не нуждался. Потребляя фрукты,
имейте в виду, что кроме сока в них достаточно клетчат-
ки, которая в первые дни вам вовсе не нужна. Поэтому луч-
ше из фруктов сок выжимать, а мякоть выбрасывать. Через
несколько дней можно будет есть фрукты уже целиком.
Общий итог такой. При выходе из голодовки вы можете
есть хоть гвозди, лишь бы количество, проглоченное за один
раз, было микроскопическим, а промежуток времени между
двумя последовательными глотаниями был большим. Луч-
ше всего хотя бы несколько первых дней питаться исключи-
тельно жидкой пищей. Береженого, как говорится, Бог бе-
режет. Но если вам надоест глотать жидкости, переходите
на твердую пищу. И чтобы не сжечь желудок, прислушивай-
тесь к тому, что он вам говорит. Схема такая. Загрузили ку-
сочек, предварительно тщательно пережевав его и обильно
 
 
 
смочив слюной, подождите, появится в нем чувство тяжести
или нет? Появилось – подождите, пока пропадет, и только
тогда загружайте другой.
А теперь вернемся к прекрасному самочувствию и поду-
маем, как его добиться. Несмотря на то, что с возрастом пре-
делы адаптации организма к колебаниям условий существо-
вания сужаются, до самой смерти некоторые возможности
все равно остаются. И, что самое приятное, поддаются тре-
нировке. Даже в 90 лет можно начинать тренировать мыш-
цы, например. Конечно, усилий вы потратите гораздо боль-
ше, и результаты будут очень скромные, но будут, не сомне-
вайтесь. То же относится к печени, например. Если трени-
ровать ее на переход от обычного питания к эндогенному,
и наоборот, то, несомненно, результаты будут положитель-
ными. Единственно, о чем нужно помнить, проделывая та-
кую тренировку, что рекорды здесь не нужны. Не для книги
Гиннеса стараетесь. Не следует увлекаться продолжительно-
стью голодания. В зоопарке, например, для львов устраива-
ют один постный день в неделю. И львам хорошо, и зоопарку
экономия. Мы, конечно, не львы, но последовать их приме-
ру не так уж плохо. Да и доктор Брэгг советует голодать 24–
36 часов в неделю для разгрузки. А углубляться в голодовку
надолго, недели на 2–3, слишком часто не стоит. И чем вы
старше, тем реже нужно предпринимать такие попытки. Раз
в год на 3 недели, раз в полгода на 2 недели. Только не нужно
при этом: «Доктор сказал в морг!». Хотя регулярностью про-
 
 
 
низана жизнь всей нашей цивилизации, но это сравнительно
недавнее изобретение. У наших предков никакой регулярно-
сти не было. А было исключительно везение. Повезло пой-
мать что-нибудь – вот и вся регулярность. Поэтому незачем
составлять строгие графики и действовать по метроному.
Просто время от времени, через неделю или дней 10,
устраивать суточные, двухсуточные голодовки, судя по само-
чувствию. Если понравится, можно еще накинуть пару дней.
Главное, оттренировать печень на быстрый переход в обе
стороны по питанию. Если при таком режиме самочувствие
будет ухудшаться, то период голодания можно сократить,
а промежутки увеличить. В конце концов, я думаю, через
некоторое, возможно, достаточно длительное время можно
выйти на такой режим, когда эксперименты с голоданием по-
могут достичь отличного самочувствия. Но всякий раз, вы-
ходя из голодовки, нужно помнить правила техники безопас-
ности, изложенные выше. Вы можете быть идеально здоровы
и выдержите перегрузки не хуже меня, но зачем рисковать?
Бисмарк повторял, что умные люди предпочитают учиться
на чужих ошибках. Для того я и экспериментировал, чтобы
потом уже все делать в согласии с полученными результата-
ми.
Есть, есть-таки у меня тайная надежда, что, подбирая ре-
жим, меняя промежутки нормального питания и воздержа-
ния от пищи, можно обойти закономерность с повышени-
ем аппетита. При длительном голодании повышение аппети-
 
 
 
та закономерно, особенно в пожилом возрасте. А как будет
обстоять дело при голодании неглубоком, когда после 24–
48-часового голодания вы сравнительно быстро переходите
к питанию нормальному? Тут, возможно, есть некоторые ре-
зервы приспособляемости, которые позволят при слабом во-
левом усилии ограничить потребление до уровня, при кото-
ром рост веса или будет небольшим, или нулевым. И если до-
бавить сюда еще небольшую физическую нагрузку, то я на-
деюсь, что можно будет сохранить вес, работоспособность и
получить прекрасное самочувствие. Но это задача самосто-
ятельного исследования.
А пока можно свести все проделанное и добытое воеди-
но. Хочу еще раз напомнить, что я не считал и не считаю
себя больным человеком. Нет к тому оснований. Все орга-
ны и системы работают нормально. И всякие неприятности,
происходящие со мной, головные боли в частности, проис-
ходят от несоответствия производительности этих органов
и систем потребностям повседневной жизни. Малотрениро-
ванное сердце, неподвижный образ жизни, избыточное по-
требление пищи. Как результат – нехватка питания для моз-
га при избытке питания для желудка. Или нехватка питания
для самого сердца, когда оно полным ходом работает, пода-
вая «излишнее» питание к печени. Без голодовки так ясно
я бы не понял происхождение своих проблем. Могу сказать,
что это не только мои проблемы. Подавляющее большинство
мужчин старше 60, если они пренебрегают физической ак-
 
 
 
тивностью и диван предпочитают всем остальным средствам
передвижения, имеют те же сложности. А плюс к этому часто
наблюдающееся курение, а возлияния в праздник, а рюмоч-
ка для аппетита перед едой? И вот – ишемическая болезнь
сердца как обязательная награда за безмятежно прожитые
годы. А если в стране катаклизмы, если все вокруг рушится и
неизвестно куда бежать и что делать? Тогда сия болезнь на-
чинает посещать мужчин помоложе. И не просто посещать,
а косить, как овес. На моих глазах умер вечером от инфарк-
та сотрудник организации, где мы вместе работали, вполне
физически развитый, крепкий, в возрасте 42 лет, крупно по-
спорив со своим начальником. Он, как и многие, особых фи-
зических нагрузок избегал, но любил выпить и плотно после
этого закусить. После заводского митинга и последовавшего
за ним банкета умер родственник, работавший на крупном
заводе, тоже не хилый, вполне здоровый, в возрасте 45 лет. В
автомобильной пробке умер знакомый, лет 50, большой лю-
битель посидеть с друзьями. Это еще не все случаи, которые
знаю только я. И одно то, что теперь точно известна причи-
на этой самой болезни, может быть, позволит заинтересован-
ным проскочить через те ворота, где отсортировывают, кого
на тот свет, кого – на этот. А не будь голодовки, я до сих
пор читал бы в справочниках, что, мол, этиология болезни
до сих пор неизвестна.
Будучи здоровым человеком, я не имел необходимости
специально исследовать варианты лечения голодовкой. С ме-
 
 
 
ня было достаточно, что органы разгрузятся, отдохнут, под-
ремонтируются сами собой, благо такой ремонт идет каждый
миг нашего существования, и потом, по выходе из нее, будут
служить мне еще долго-долго. В самом общем смысле имен-
но так и произошло. Вышел я достаточно благополучно, и
состояние мое, опять же, в самом общем смысле, достаточ-
но хорошее. Но мелкий ремонт, произошедший в организ-
ме за 21 день, проблем не решил. Отчего это произошло,
рассмотрим попозже, а сейчас могу констатировать, что все
мои проблемы остались со мной. Прежде всего – головная
боль. Естественно, что зажимы и спазмы, существовавшие
до голодовки, никуда не ушли. Пока нагрузка на сердце не
достигнет той, что существовала до голодовки, новых при-
ступов головной боли ожидать не следует. Но стоит мне сно-
ва начать загружать желудок с перегрузкой, как все вернется
к исходному состоянию. Сигналы к этому уже были при вы-
ходе из голодовки. Но и тут я не в накладе. Теперь я знаю,
что основные мои беды лечатся, и достаточно просто. Отцы
Церкви в таком случае рекомендовали пост и молитву. И их
рекомендация в данном случае весьма уместна. Ничего спе-
циального делать не надо, достаточно только ограничить пи-
тание. И если бы я не провел голодовку, я точно так же гадал
бы, что делать, когда обезболивающие не помогают, а тер-
петь нет никакой возможности. Вот и получается, что опыт
был явно полезным.
А что касается опасностей, угрожающих неопытному че-
 
 
 
ловеку при проведении голодовки и при выходе из нее, то
тут можно сказать следующее.
Первая и несомненная опасность – это авитаминоз. Пред-
положим, вы решили голодать 3 недели. За это время, если
не будет поступления витамина С, особенно если по ходу го-
лодовки вам придется испытать сильный стресс, у вас нач-
нется цинга, а вы даже не догадаетесь, почему выпали зубы.
Как известно, при стрессе выведение витаминов из организ-
ма усиливается. И соотношение в организме количества ка-
лия и натрия, столь важное для работы сердца, из-за разно-
го рода воздействий – холода, жары, физической нагрузки –
может измениться, что отнюдь не поможет сердцу в его ра-
боте. А про разного рода микроэлементы даже сказать нече-
го, так плохо знаем мы их роль. Но, думаю, при голодовке
их количество тоже меняется и тоже не в лучшую сторону.
Поэтому все время воздержания от пищи и все время выхо-
да, то есть до того момента, пока вы не попадете в обычные
условия, принимайте все, что найдете подходящего в апте-
ках, благо сейчас нет дефицита. Да не скупитесь, речь идет о
вашем здоровье, которого ни за какие деньги, как известно,
не купишь.
Вторая и очень грозная опасность – переедание при выхо-
де из голодовки. Если уж вы влезли в это дело, что называет-
ся, с головой, то есть прошли от начала до конца все 3 неде-
ли, то выбора у вас нет. Либо вы выходите, как положено,
то есть те же 3 недели и начиная с предельно малого коли-
 
 
 
чества пищи, или можете поставить крест на своем хорошем
здоровье. Уж что-что, а почки, ослабленные голодовкой, вы
точно повредите. Пусть даже ничего с вами плохого не слу-
чится, но потом вы все равно будете вспоминать свой опыт
недобрым словом. Почки вам будут постоянно напоминать о
себе. А для этого ли вы затевали голодовку?
Все остальные страхи несущественны. И это все, что я мо-
гу сказать о длительной голодовке нормального, здорового
человека.
И это также седьмой из рассказов о голодовке.

 
 
 
 
Глава 8. Даешь чистки!
 
Прошло полтора месяца, жизнь идет своим чередом, но
голодовка – такое удивительное дело, что чем больше отве-
тов, тем больше вопросов. Вот, например, я не исполнил са-
мой главной заповеди голодающего, о которой знает каждый,
кто хотя бы интересовался этой процедурой. Не начинайте
голодовки без клизмы, не продолжайте голодовки без клиз-
мы, клизма – спасение, клизма – светоч жизни!
Процессы пищеварения мало того что сложны, мало то-
го что в них одновременно участвуют сотни ферментов, так
еще они находятся под контролем сотен и тысяч разнооб-
разных обратных связей. Кроме того, вся система пищева-
рения не жесткая. Она может приспосабливаться к любым
сочетаниям любых видов пищи. Уже упоминавшийся чукча
может месяц-полтора прожить на одном том нерпичьем жи-
ре, а масаи (пастухи из саванны) не потребляют почти ниче-
го, кроме крови, смешанной с молоком. Пастухи в горах пи-
таются, в основном, сыром и хлебом, китайцы вообще едят
все подряд, а есть еще и вегетарианцы. И количество в желу-
док попадает разное, и комбинации самые невероятные. За
редким исключением все проваливается, все переваривает-
ся. Причем, умный организм знает, что сегодня ему не хва-
тает белка, а завтра необходимы жиры. И нет-нет, да запро-
сит какой-нибудь петрушки или морковки. Это значит, что
 
 
 
понадобились витамины или какие-то микроэлементы. Си-
стема пищеварения невероятно сложна как по составу, так и
по количеству процессов, протекающих в очень малых объе-
мах. Чтобы только описать все химические реакции, обеспе-
чивающие превращение куска говядины в набор аминокис-
лот, нужно составить здоровенный том, и это будет еще не
полное описание. Словом, тонкий, сложный механизм. И вот
в работу этого механизма вы вторгаетесь, на полном ходу, с
ломом и лопатой, пардон, с клизмой. Зачем? Что вы може-
те таким грубым образом поправить в сложных и быстрых
процессах, происходящих в пищеварительном тракте? Нару-
шить работу всей системы вполне возможно. Хорошо еще,
что природа и эту опасность учла. Поскольку древний чело-
век вынужден был есть всякую непотребность и пробовать
что попало, то срывы в работе желудка у него тоже бывали. И
тот, у кого после отравления не происходило быстрого вос-
становления функций, отправлялся к предкам, а там мож-
но было обходиться вообще без пищи. Так вот, после ваше-
го вмешательства организм скоро придет в себя, но какова
цель процедуры, после которой нужно все заново настраи-
вать? Для здорового организма и нормально протекающего
процесса пищеварения не нужно никакого вмешательства,
никаких клизм.
Здоровому организму промывания противопоказа-
ны!
Теперь можно, наконец, сказать, что же такое преслову-
 
 
 
тые шлаки. В организме не существует мертвых завалов из
ядовитых отходов. Но существуют результаты неправильно
или не до конца, или не с теми веществами идущих реак-
ций. Например, всем известна такая субстанция, как желчь.
Она жидкая и выделяется печенью через желчный пузырь.
Пока все в норме, и реакции, которые определяют ее состав,
идут правильно, никаких заторов или завалов в желчном пу-
зыре не бывает. Но если под воздействием болезни, сильно-
го стресса или другого повреждающего влияния желчь свой
состав изменит, то со временем в желчном пузыре могут об-
разоваться твердые, неподвижные камни. И это не какие-ни-
будь отходы, а следствие изменившихся процессов в печени.
Точно так же, если в кишечнике что-то «налипает», «при-
стает к стенкам», «загораживает проход», то это не мертвое
образование – это динамический процесс. Вряд ли вы смо-
жете все правильно почистить. Не каждый врач обладает для
этого необходимой квалификацией. Но пусть даже это вам
удастся. Неизвестно, получите ли вы от этого облегчение?
Может стать хуже, так как процесс образования «завала»
пойдет интенсивнее. Но предположим, легче все-таки стало.
Не радуйтесь, ненадолго. Патологический процесс ведь ни-
куда не делся, все ваши «завалы» скоро восстановятся, и да-
лее все вернется к исходному состоянию. И сколько их не
удаляй, если причина, приведшая к их появлению, не устра-
нена, они будут образовываться снова и снова. Ведь неже-
лательные продукты постоянно выводятся, но также посто-
 
 
 
янно и накапливаются. А когда дело дошло до камней, ка-
ловых, почечных, желчных или каких других, то не только
чистка, но даже операция не всегда помогает. Пытаясь само-
стоятельно выводить камни, вы можете иметь в перспективе
смерть от болевого шока. Об этом нужно помнить, применяя
народные рецепты или обращаясь к целителям.
Вы скажете, какая разница, шлаки или не шлаки? Раз-
ница существенная. Если накопились шлаки, их нужно вы-
водить и все, положительный эффект гарантирован. Если
есть неправильно идущие процессы, их нужно исправлять,
то есть лечить. Согласитесь, это разные процедуры. Напри-
мер, с точки зрения теории шлаков диабет лечить не нужно.
Нужно регулярно очищать кровь от лишнего сахара. Он-то и
есть тот самый настоящий шлак. Загрязняет кровь, не усва-
ивается, еще и почки дополнительно нагружает. Но если вы
будете чистить кровь и только, ваш пациент умрет от недо-
статка питания, от диабетической комы. Хорошо, что в свое
время медики разобрались с причинами, эту кому вызываю-
щими, и стали вводить инсулин. Но сколько больных погиб-
ло до этого при кровопусканиях (был такой способ очистки
крови еще сравнительно недавно, лет 150 тому назад), со-
считать трудно. И даже сейчас, когда, начитавшись пособий,
люди, больные каким-нибудь тяжелым заболеванием, вро-
де пиелонефрита, начинают чистить почки, вместо того что-
бы искать и лечить причину, количество отбывших в Цар-
ствие Небесное непрерывно увеличивается. Хорошо, если
 
 
 
«скорая» успеет доставить такого самодельщика в реанима-
цию, а если опоздает? Медикам возмущаться не положено,
их обязанность – спасать людей. Но их чувства тоже можно
понять, когда к ним под капельницу один за другим попада-
ют не только больные, но и здоровые в общем-то люди, сами,
по глупости, поставившие себя на грань жизни и смерти.
Есть, правда, одна хитрость в методиках чисток, о кото-
рой полуграмотные их авторы часто сами не догадываются.
В самых продвинутых системах чистка совмещается с лече-
нием. Например, попивая почечный сбор, вы одновремен-
но ускоренно выводите из организма продукты метаболизма,
так как сбор увеличивает производительность почек, и тут
же проводите противовоспалительное и противомикробное
лечение. Вроде бы чистка, а с другой стороны лечение. С ле-
чением понятно, но зачем чистить здоровые органы?
Здоровые органы не нуждаются ни в каких чист-
ках!
А все же, что будет, если начать чистить нормально ра-
ботающую печень, например. Потребляя какой-нибудь све-
кольный сок или подсолнечное масло согласно регламенту
чистки, вы заставляете печень работать с дополнительной
нагрузкой. У любого органа есть резервы, зачастую нема-
лые. Сердце, например, может увеличить свою производи-
тельность в несколько раз. Печень тоже не исключение. По-
ка нагрузка остается в пределах возможностей органа, все в
порядке. Это, как если бы вы запустили автомобильный мо-
 
 
 
тор на повышенные обороты и дали бы ему поработать. Дру-
гое дело, когда фанаты чисток, подвергая органы предель-
ным нагрузкам, повторяют их до тех пор, пока их не увезут
к белым халатам. А между тем, есть стопроцентно надеж-
ный способ избежать неприятностей. Доверяйте своему са-
мочувствию. Любая манипуляция, чистка или промывание,
должны ваше состояние улучшать. И если вы хоть что-ни-
будь чувствуете, то сможете определить, подходит вам про-
цедура или нет. Если спустя некоторое время вам становит-
ся лучше, можно с осторожностью продолжить, если хуже –
бросьте это немедленно. И все-таки, чистить здоровый орган
– все равно, что полировать зеркало песком, толку никакого,
а вред при излишнем усердии причинить можно. Поэтому и
перед голодовкой лишний раз нагружать системы ни к чему.
Это о здоровых органах.
Что касается органов больных, то их перед голодовкой чи-
стить нужно обязательно. Но увлекаться не советую. Если вы
просто выполняете план по чистке, предписанный вам ка-
ким-нибудь авторитетом, то в добрый путь, прямо до прием-
ного отделения. Но если вы хотите процедурами принести
себе пользу, то, во-первых, из всех рекомендаций подберите
себе заранее такую, после которой вы заведомо чувствуете
себя лучше. Во-вторых, не перегружайте организм, особен-
но перед голодовкой. Травить себя разными снадобьями до
потери пульса – значит поставить справедливое дело голода-
ющих на грань краха.
 
 
 
Вы хотите себе добра? Значит, будьте осторожны и ориен-
тируйтесь на улучшение самочувствия. Для чего вы чистите,
например, больную печень? Чтобы продукты ее неправиль-
ной работы были быстро выведены из организма. Если это
только чистка, не совмещенная с лечением, то она, как была
больной, так больной и останется. Но временное облегчение,
пока снова произойдет накопление лишних веществ, все-та-
ки будет. И голодовка пройдет легче. Еще лучше, если чист-
ка будет с лечением совмещена. Тогда есть надежда, пусть
не полностью, пусть частично, но заставить вашу печень ра-
ботать, как надо.
А теперь, наконец, мы добрались до клизмы. Если порыть-
ся в медицинской литературе, то можно составить настоя-
щую «клизмографию», в которой говорится о разных спосо-
бах, методах, и, главное, поводах для ее применении. Вра-
чи сей предмет применяют очень широко и по многочис-
ленным показаниям. Потому что между нормальным, здо-
ровым организмом и явной его патологией лежит целая об-
ласть функциональных нарушений. Когда у вас, пардон, про-
стой запор, первым делом, конечно, клизма. Если вы съели
что-то нехорошее и отравились, то промывание желудка и
в тяжелых случаях опять клизма. Если у вас, опять пардон,
геморрой, то без клизмы вы не обойдетесь, и если вы гото-
витесь к каким-нибудь медицинским исследованиям – тоже.
Людей кормят через клизму, вводят через нее разные ле-
карства и избавляют от последствий собственной глупости.
 
 
 
Словом, случаям, когда человек промывается, несть числа.
И все это организм терпит, преодолевает и пересиливает. И
все без особого видимого вреда. Так что клизма сама по себе
вас, конечно, не убьет, если вы, в общем-то, здоровы. Но де-
лать промывания просто так, на всякий случай, в расчете на
ту самую таинственную благодать, которая впоследствии на
вас снизойдет, – явная ошибка. Нет необходимости. Если вы
здоровы и у вас все в порядке, тогда клизма не нужна, а при
серьезной болезни она вам не поможет. Есть, конечно, со-
блазн организму помочь, и мы все примерно знаем, когда это
можно. Но попытаться «прочиститься» при серьезной пато-
логии, например той, что мы уже рассматривали, когда ваш
кишечник забит каловыми камнями, – это прямой путь в рай
или куда вам там положено. Не обладая специальными зна-
ниями и навыками, которые добываются долгой практикой,
вы можете так его почистить, что спровоцируете обильное
кровотечение со всеми вытекающими отсюда последствия-
ми. Женщины, правда, совсем по другому поводу, могут вам
рассказать не одну трагическую историю. Общее и тут и там
– неквалифицированное вмешательство в работу своего те-
ла.
А вот что делать, когда у вас есть-таки нарушения в же-
лудочно-кишечном тракте, а вы готовитесь к голодовке? За-
чем вам она может понадобиться, рассмотрим позже, а сей-
час вернемся к чистке. Несомненно, она в этом случае не
только желательна, но даже обязательна. От легкого приема
 
 
 
слабительного, до знаменитой шанк пракшаланы. Все зави-
сит опять же от того, как вы к себе относитесь и чего хотите
добиться. Если ваша цель – сделать себе добро, то подойдите
к выбору методики с вниманием и осторожностью. Мало ли
какой корифей посоветует вам пропустить через себя ведро
теплой воды за один присест. А может быть, вам, при вашем
состоянии кишечника, тут и конец. Где-нибудь есть утонь-
шение стенки из-за хронической инфекции или какого-ни-
будь повреждающего воздействия, и под нагрузкой это место
лопнет. Перитонита вам не избежать. Лучше идти «по ша-
гам», постепенно углубляя процедуру и все время оглядыва-
ясь на самочувствие. Организм сам вас остановит, если толь-
ко вы будете его слушать. Но не забудьте, что любой чист-
кой кишечника вы нарушаете микрофлору, поэтому лучше
чиститься перед самой голодовкой, чтобы не иметь неприят-
ностей при потреблении пищи.
Хорошо бы, конечно, перед любыми процедурами над
больным органом, ну хотя бы над тем же желудком, посо-
ветоваться с врачом. Но, во-первых, не все любят иметь де-
ло с врачами. Во-вторых, не каждый врач сможет вам отве-
тить, например, на вопрос: «Можно ли мне употреблять све-
кольный сок»? Врач вашего организма досконально не зна-
ет, поэтому его рекомендации в таких далеких от его повсе-
дневной практики вопросах мало что вам дадут. Да и по-
пасть на прием в нынешней ситуации сопряжено со значи-
тельными усилиями и потерей времени. Поэтому нужно бу-
 
 
 
дет как-то обходится самому. Первая опасность, с которой
вы можете столкнуться – это аллергия или, по-другому, ин-
дивидуальная непереносимость тех веществ, которые вы со-
бираетесь принимать. Вряд ли вам станет плохо от лимон-
ного сока или какой-нибудь петрушки, вероятность непри-
ятностей очень мала, но, тем не менее, пренебрегать их воз-
можностью не стоит. Анафилактический шок – штука се-
рьезная, поэтому сразу начинать процедуру не нужно. При-
мите вначале чайную ложечку этого самого лимонного сока
и посмотрите, что с вами будет. Не появится ли сыпь, не нач-
нет ли что-нибудь чесаться. И если от такого малого количе-
ства где-нибудь появится слабая боль, то эта чистка отменя-
ется насовсем. Ищите другую процедуру. Но даже если у вас
при первой пробе все в порядке, то «не рвите с места в ка-
рьер», попробуйте третью часть дозы или половину. И при-
слушайтесь к внутренним ощущениям. В повседневных хло-
потах понять, что происходит внутри, зачастую сложно. По-
этому оставьте все дела, отвлекитесь от звуков внешнего ми-
ра и, как принято сейчас говорить, почувствуйте свое тело.
При чистках возможны достаточно неприятные ощущения.
И жжение, и покалывания, и даже боль. Само по себе это
еще не беда. Ощущения, как появились, так и пройдут до-
статочно быстро. Но если сразу после приема в очищаемом
органе появится резкая боль, которая будет усиливаться, не
медлите, вызывайте «скорую». Лучше, если это сделаете вы
сами, чем это сделают ваши близкие, найдя вас на полу без
 
 
 
сознания. Или боль будет несильной, но продолжаться долго,
несколько часов. Без вызова врачей в этом случае вам тоже
не обойтись. Надеяться на то, что организм сам справится –
значит подвергать себя смертельной опасности. нагрузка на
организм многократно увеличивается, и понять, что от чего
и что из-за чего, невозможно. Если не делать перерывов, то
одно за другим можно обработать все больные места, не рас-
теряв пользы от чистки. Но при ухудшении состояния всякие
эксперименты нужно прекращать, не ожидая, что вот сейчас
поболит, а завтра будет все хорошо. Завтра может быть со-
всем плохо. Есть, конечно, тонкая грань между ухудшением
самочувствия при чистке и ухудшением самочувствия вооб-
ще. Но отличить одно от другого все-таки можно. Предпо-
ложим, вы во время чистки чувствуете себя плохо, и длится
это достаточно долго. Прекратите прием составов для чист-
ки. Если дело только в процедуре, то боль, тошнота и другие
неприятные ощущения постепенно начнут стихать и через
некоторое время ваше самочувствие придет в норму. Чист-
ку можно продолжать. Но если никакого улучшения не про-
изойдет, то дело, наверняка, в общем ухудшении состояния,
и чистку нужно немедленно прекращать.
И это восьмой из рассказов о голодовке.

 
 
 
 
Глава 9. Почему голодовка лечит?
 
Чистки проблему не решают. Если при патологии вы хоти-
те постоянно иметь хорошее самочувствие, то чистку нужно
делать непрерывно, а это и неприятно и небезопасно. И если
у вас нет желания пролеживать койку в больнице, то надежда
одна – голодать, пока болезни не выдержат скверных усло-
вий тощего организма. Не знаю, кто первый из людей обра-
тил внимание на то, что голодающий может действительно
умереть от голода, но вот от болезней ему умереть не дано.
Имя этого провидца история не сохранила, да и было это,
скорее всего, много тысяч лет назад. Но поправлять здоровье
голодовкой специально люди начали только в XX веке, когда
впервые человек, да и то не везде, наелся досыта. До того
здоровье поправляли, так сказать, поневоле – голодовки бы-
ли привычным явлением не по прихоти. Исключение, пожа-
луй, – монастырская практика, но монастырская жизнь сама
по себе исключение. Не думаю, что доктор Брэгг был первым
пророком, но, несомненно, он первый поднял грандиозный
шум по поводу воздержания от пищи. Можно было бы пред-
положить, что медики руками и ногами ухватятся за новый
метод лечения, но ничего подобного не произошло. Офици-
альная медицина не оперирует случаями – ей статистику по-
давай. И сколько бы раз отдельные граждане разными спосо-
бами ни побеждали различные недуги, медицинские светила
 
 
 
остаются к подобным чудесам совершенно равнодушными.
В истории имеется совершенно уникальный прецедент,
когда человек, не имеющий диплома врача, совершал в мас-
совом порядке чудесные исцеления. К сожалению, челове-
ческая природа такова, что его не только не отблагодарили
за это, но еще и сурово наказали за нелицензированную вра-
чебную практику. А в наше время создали институт для изу-
чения голода, да на том дело и заглохло. У меня, к сожале-
нию, не только на организацию института, но даже на самую
захудалую лабораторию нет средств, поэтому придется огра-
ничиться тем, что есть. И опираться можно только на то, что
я видел, слышал или твердо знаю сам. А в запасе есть только
два случая – мой собственный и моего друга. Маловато, но
мне статистика не нужна, я же не собираюсь устраивать кон-
вейер по лечению голодовкой. И венок из лаврового листа
мне тоже ни к чему. Однако прежде чем решаться на повто-
рение опыта, хорошо бы получше понять, что же происходит
там, в таинственных глубинах организма, почему в некото-
рых случаях (а вдруг всегда?!) голодовка помогает побороть
недуг.
Как-то, роясь в медицинской литературе, я наткнулся на
описание действия трипсина, есть такой фермент поджелу-
дочной железы (отметим это обстоятельство). Это нормаль-
ный пищеварительный фермент, но используется он меди-
ками своеобразно. Им обрабатывают раны, применяют для
удаления из легких вязкой мокроты и снижения отека и вос-
 
 
 
паления. Медики-практики обычно не задумываются над во-
просом: «Почему?» Им вполне достаточно ответов на во-
прос: «Как?» А мне стало любопытно. Каким образом фер-
мент, участвующий в нормальном процессе пищеварения,
может использоваться для лечения ран? Он же растворит,
расщепит все белки вокруг, и рана не только не заживет,
но еще и увеличится в размерах. И тем не менее, он дей-
ствительно помогает ране быстрее зажить. Причем, действие
трипсина я наблюдал сам, собственными глазами. У меня, по
ходу жизни, тоже случались разные раны. Однажды я силь-
но поранил палец, содрал кожу и повредил мышцы. Неде-
лю пришлось ходить его обрабатывать, в том числе и трип-
сином. Я видел, как после попадания его (трипсина) на ра-
ну все лохмотья, оторванные кусочки, разные корочки, бе-
лели и разжижались. Но что удивительно, во-первых, ника-
кой боли я при этом не чувствовал (попробуйте плеснуть
на рану уксусом, обкричитесь, а действие у него такое же,
как у трипсина), а во-вторых, когда все эти остатки убира-
лись, я видел здоровые, розовые ткани, которые были в от-
личном состоянии. Загадка?! Ответ я нашел в одном спра-
вочнике. Там было написано следующее: «По отношению к
здоровым тканям фермент неактивен и безопасен в связи с
наличием в них ингибиторов трипсина (специфического и
неспецифических)». В переводе на обычный язык это озна-
чает, что в каждой функционирующей клетке организма есть
система опознавания. Что-то вроде системы «свой—чужой»
 
 
 
для противовоздушной обороны. Если клетка здорова, рабо-
тает нормально, то трипсин, попадающий на ее поверхность
или внутрь, ничего не может сделать, так как его активные
группы немедленно блокируются соответствующими моле-
кулами. И он, ничего не напортив, благополучно удаляется
из клетки. Но если клетка повреждена, состарилась или по
другой причине работает плохо, эти самые сигналы – «свой
—чужой» перестают в ней генерироваться. Не отвечает она
на запрос. Вот тогда трипсин с ней расправляется в момент,
расплавляя содержащиеся в ней белки. И то, что было ор-
ганизованным целым, разжижается и поступает в кровь, в
лимфу и далее используется по назначению или выкидыва-
ется вон из организма. Это действие одного только трипсина,
но уж это действие я наблюдал долго и запомнил в подроб-
ностях. Трипсин, вспомним, фермент поджелудочной желе-
зы. В процессе переваривания пищи он участвует, но отнюдь
не в одиночестве. Пищеварительный тракт продуцирует сот-
ни ферментов и сопутствующих им веществ, разные груп-
пы которых включаются в работу на разных стадиях усвое-
ния пищи. Но не только в пищеварительном тракте они тру-
дятся. Практически в каждой клетке существуют фермент-
ные системы. И в крови, и в лимфе. То есть они находятся
в каждом закоулке организма. Пусть они разные по составу,
но все они – высокомолекулярные белки. И все они что-то
расщепляют, что-то сшивают, что-то видоизменяют. И все
они могут действовать на составные части клеток, где бы те
 
 
 
ни находились. Значит, в любой клетке любого органа, да-
же в тех, которые весь срок существования находятся в кро-
ви, а может быть, особенно в них, должна находиться много-
уровневая и многофункциональная система, блокирующая
действие нежелательного на данный момент фермента, если
клетка жива, нормально действует и функцию свою в органе
выполняет. Но стоит клетке погибнуть или ослабеть, напри-
мер, от вируса, на то, что осталось, набрасываются фермен-
ты, которые расщепляют белки, жиры или другие вещества.
Весь «мусор» потом убирают лейкоциты. И такое происхо-
дит везде, в любой точке тела и в течение всей жизни. То
же самое происходит и с клеткой здоровой, исправной, ес-
ли по каким-то внутренним законам жизнедеятельности ей
пришла пора освободить место. В ней перестают работать
механизмы опознавания и блокировки, и ферменты растас-
кивают ее по частям.
А теперь посмотрим, что же происходит в организме в це-
лом во время голодовки?
При отсутствии поступления пищи в организме, в течение
первых дней перехода, во всех системах, прямо как на под-
лодке или крейсере, непрерывно звучит сигнал: «Свистать
всех наверх!» То есть сигнал неблагополучия и угрозы.
Для внутренней среды нашего тела все сигналы разносят-
ся разными химическими соединениями. Например, повы-
шенное содержание углекислоты в крови при малом содер-
жании кислорода в воздухе является сигналом для дыхатель-
 
 
 
ного центра мозга, и дыхание автоматически, независимо от
сознания, учащается. А падение уровня сахара в крови вы-
зывает такое же автоматическое повышение аппетита.
При голодовке одновременно продуцируется много по-
добного рода сигналов, и под их влиянием начинается пере-
стройка систем для выживания в новых, неблагоприятных
условиях. И одна из групп сигналов возбуждает, в частности,
иммунную систему, подготавливая ее к бескомпромиссной
борьбе с непрошеными посетителями. Кровь меняет свой со-
став, увеличивая содержание гемоглобина и скорость свер-
тывания. Так мы готовимся к неизбежной драке при добы-
вании пищи и ее дележке. А вот продуцирование пищевари-
тельных ферментов вначале даже увеличивается, и исполь-
зование пищи становится почти полным. То, что раньше от-
брасывалось как лишнее, начинает глубоко и всесторонне
перевариваться, расщепляться, усваиваться. Конечно, до тех
пор, пока есть чему. Но приходит момент, когда уже ни в же-
лудке, ни в тонкой кишке нет непереваренной пищи. С этого
момента пищеварительные ферменты заканчивают свою ра-
боту. Они больше не продуцируются и в пищеварительный
тракт не поступают.
Но зато активизируются ферментные комплексы, которые
ответственны за использование запасов, и в первую очередь
в печени. Жиры, которых в организме современного город-
ского человека обычно предостаточно, начинают обеспечи-
вать организм теплом и движением. Обычная схема такова
 
 
 
– сначала используются углеводы, затем жиры, потом белки.
Но запасы углеводов есть только в мышцах, и они расходу-
ются очень быстро. Стоит не поесть несколько часов, и сво-
бодных углеводов в организме уже нет. Приходится перехо-
дить на жиры. Но их-то бывает всегда достаточно много. Да-
же у людей, умерших от голода, на внутренних органах со-
храняется небольшое количество жира. На то есть серьезные
основания. Мембраны состоят, в основном, из жиров, а без
мембран смерть наступает очень быстро. Поэтому для их ре-
монта какой-то минимальный запас жира необходим. И по-
ка он существует, организм использует его. Белки же просто
перераспределяются из того места, где их много (в основном,
из мышц), туда, где они необходимы (например, в сердце).
И лишь с исчерпанием почти всего запаса жира доходит де-
ло до белков. Белки тоже годятся для производства энергии,
но это «топливо» дорогое, труднодоступное, поэтому орга-
низм бережет их до полного исчерпания доступного запаса
жиров. И если жиры исчерпаны, в ход идут мышцы, преиму-
щественно менее нагруженные – охотник должен ведь если
не бегать, то хотя бы ходить, иначе никакой добычи, останет-
ся только лечь и умереть. Что обязательно случается, когда
мышцы уже не могут эффективно перемещать тело. С этого
момента человек ложится, основной обмен падает, и до са-
мого конца остается только надежда на чудо. Мышцы посте-
пенно становятся все тоньше и тоньше, пока от них не оста-
нется один чехол да сухожилия, где белок очень прочный и
 
 
 
поддается расщеплению с трудом.
Я так подробно описываю процессы, происходящие во
время голодовки, чтобы было ясно, как, с какого момента и
каким образом происходит исцеление.
Во время голодовки происходит только одно изменение
в обмене веществ, правда, очень существенное – разруше-
ние начинает преобладать над созиданием. Но вопрос вот в
чем, куда девается разрушенное? Естественно, идет на пи-
тание. Ферментные системы превращают погибшие клетки
в набор аминокислот, жиров и углеводов. Лейкоциты погло-
щают некачественные остатки. Все доброкачественное попа-
дает в кровь и используется для нужд организма. Это обыч-
ная практика внутренней среды, при которой ничего не про-
падает. Пока в крови много питательных веществ, разруше-
ние клеток, обмен белков идут с какой-то обычной скоро-
стью. Но когда внешнего питания нет, когда разгружаются
запасы, процесс использования внутренних резервов усили-
вается. Чем дольше длится голодовка, тем больше мертвых
или «покалеченных» клеток утилизируется. Многочислен-
ные следящие системы начинают проверять каждую клетку
на «профпригодность», и если раньше клетки, работающие
с нарушениями, из-за обилия пищи как бы «были оставле-
ны в покое», то теперь все, что работает плохо, идет в «топ-
ку». Организм прежде всего начинает «съедать», что есть в
нем некачественного и плохо работающего. Пока запасы жи-
ра не израсходованы, это внутреннее питание за счет повре-
 
 
 
жденных тканей и органов сравнительно слабо. Но как толь-
ко жир съеден и дело доходит до белков, то начинается по-
едание белков неполноценных, поврежденных. Конечно, не
только белков, но и всего, что есть негодного в организме. И
причина ясна – охотнику нужно быть в полном порядке, что-
бы выжить. Так какой смысл пускать в ход высококачествен-
ные белки, сначала нужно найти и «съесть» все, что меша-
ет этому выживанию. Вот поэтому голодовка лечит. Лечит
всегда, лечит что угодно, но лечит только тем, что расплав-
ляет клетку, которая не смогла полноценно ответить на за-
прос, что она в полном порядке и работает так, как положе-
но. Процесс этот происходит, голодаете вы или нет. Однако
в начале голодовки он ускоряется и при исчерпании запасов
жира идет стремительно.
Хочу повторить еще раз. Саморемонт в организме идет
всегда. Составной его частью является утилизация повре-
жденных, неработающих или неправильно работающих кле-
ток. Пока питание поступает регулярно, организм убирает
только то, что мешает системам функционировать. Но когда
питания нет, начинается тотальная чистка, и все, что не го-
дится, идет в переработку. И уж совсем основательно «съеда-
ется» весь подозрительный материал, когда запасы жира за-
канчиваются и организм переходит на питание белками. По
всему организму, от макушки до пяток, разыскиваются, опо-
знаются и растаскиваются на составные части прежде всего
больные или неработающие клетки. Конечно, их в организме
 
 
 
немного, надолго их не хватает, поэтому далее идет демон-
таж уже здоровых клеток, который и продолжается до конца.
Кончится белок, организм должен бы приняться за нервные
клетки, но необходимости в этом уже нет, так как вы уже на
небесах.
Отсюда сроки. Основное излечение начинается, когда в
организме закончатся (условно, конечно) жиры. То есть че-
рез 40 дней после начала голодовки. (Берется среднестати-
стический человек, со среднестатистическими 10 килограм-
мами жира и запасом пищи в желудке и кишечнике на 10
дней). Только не думайте, что сначала исчезнет весь жир,
до последнего грамма. Я ранее уже писал, что даже у само-
го тощего человека на внутренних органах остается 3–4 ки-
лограмма. То же и при голодовке. Даже при глубоком исто-
щении жир в некоторых местах организма может оставать-
ся. И расходование белков идет параллельно его расходова-
нию. Просто в какой-то момент скорость расхода белков рез-
ко увеличивается, хотя не весь жир еще израсходован. Вы
всегда можете заметить этот момент по вдруг возникающей
дополнительной усталости, тяжести, когда вы нагружаетесь,
поднимаете что-нибудь или быстро идете, словом, при фи-
зической нагрузке. Могут дрожать руки, может возникать ни
с того ни с сего чувство изнеможения и т. д. И все это в рай-
оне 40 дней.
Об этом сроке знали уже в древности. Как известно,
Христос постился (поститься в пустыне – значит голодать)
 
 
 
40 дней. Очевидно, он был своей человеческой сущностью
вполне здоров. Поэтому излечиваться ему было не от че-
го. Проведя кардинальную разгрузку всего, что в организ-
ме функционировало плохо, он основательно подготовился к
предстоящим испытаниям, которые мог вынести только фи-
зически крепкий и абсолютно здоровый человек.
А что же до больных людей, то для них все серьезное как
раз и начинается в районе 40 дней. И тут вы вступаете в
недолгую полосу между жизнью и смертью.
Излечивать серьезные болезни голодовкой опасно
для жизни!
И действительно, решаться на такое можно только тогда,
когда нет другого выхода. То есть, когда смерть с любой сто-
роны.
Особо нужно сказать о «третьей стадии», как ее называют
специалисты по голоданию – состоянию непрекращающего-
ся. непрерывного, сильнейшего голода, и бодро так объявля-
ют – все, голодание закончено, лечение произошло, можно
выходить из голодовки. Тот, кто поверил этим рекомендаци-
ям, скорее всего уже не будет применять их на практике – он
уже двумя ногами в могиле. Вытащить его оттуда возмож-
но только усилиями квалифицированной бригады психиат-
ров и реаниматологов. Пример тому у меня перед глазами.
Подойдя к заветному порогу в 45 дней, мой друг, несмотря
на сильное чувство голода, не только голодовки не прекра-
тил, но чуть ли не в рукопашную отбивался от своих родных,
 
 
 
которые хотели вызвать «скорую». С огромным трудом они
его все-таки уговорили, а в приемном покое он впал в кому.
Значит, останься он дома еще несколько часов, и гулял бы
сейчас на небесных лугах. Борьба за его жизнь продолжалась
еще несколько дней с переменным успехом, и если бы он жил
не в мегаполисе или если бы он попал не в современную, пре-
красно оснащенную клинику, а, скажем, в районную боль-
ницу, участь его была бы решена. Но бригада врачей, кото-
рая им занималась, по счастливой случайности была весьма
высокопрофессиональна, и он выжил. Поэтому, когда после
длительной голодовки вы дошли до состояния дикого голо-
да, немедленно начинайте выход из голодовки или, если не
получается, немедленно сдавайтесь врачам.
И все же, 40–45 дней – большой срок. Шансов выдержать
его и остаться в живых немного для тех, кто рассчитывает
сразу, без всякой тренировки заняться самоисцелением, а на
тренировку не осталось времени, потому что вас уже с нетер-
пением ждут в загробном мире. Нельзя ли этот срок сокра-
тить? Вспомним, что мы пока ничего не говорили о разного
рода чистках. Предполагалось, что вы проводите голодовку
как человек здоровый, то есть без чисток и промываний. Так
тоже можно, но срок слишком велик. А у вас есть резерв, по
крайней мере, в 10 дней. Я говорю о содержимом желудка и
кишечника. Пока там все используется, 10 дней (примерно,
конечно) и пройдут. Значит, проведя глубокое промывание
пищеварительной системы, вы сразу, в первый же день голо-
 
 
 
довки получаете состояние, как в день 10-й. Если к этому
добавить чистку всех заинтересованных органов – печени,
почек, желчного пузыря, то можно сэкономить еще дней 5.
Тут дело даже не в питании, а в стрессе. Во врачебной прак-
тике существует проверенный и очень эффективный способ
повысить сопротивляемость организма. Когда другие мето-
ды не дают эффекта, у вас берут кровь из вены, не очень
много – несколько миллилитров, и вводят ее вам внутри-
мышечно. Создают искусственную гематому. Для организ-
ма это сильный стресс, гематому нужно срочно убрать, по-
этому количество лейкоцитов в крови сильно увеличивается
и заодно вылечивается воспаление в другом месте. То есть
стрессом тоже можно лечить. Так вот, чистки всех возмож-
ных органов, проведенные до голодовки, с соблюдением, ко-
нечно, всех правил безопасности, о которых рассказывалось
в предыдущей главе, для вашего организма являются таким
же сильным стрессом. От этого процессы в нем пойдут быст-
рее и срок до излечения может сократиться еще на несколь-
ко дней. Я говорю о сроке, когда, собственно, и начинается
быстрый «ремонт» организма. Итого остается 25 дней. Ес-
ли чистка неполная, то срок будет, соответственно, длиннее.
Срок, конечно, не абсолютный, запас жира у вас может быть
и более 10 килограммов, и менее. Да и скорость основного
обмена у разных людей разная, но если вы сделали все воз-
можные чистки органов и промывание желудочно-кишечно-
го тракта по типу уже упоминавшейся шанк пракшаланы,
 
 
 
то серьезное исцеление начнется у вас после 20–25 дней го-
лодания. Сколько оно продлится, сказать не могу, это тоже
очень индивидуально, но несколько дней точно. Хорошо бы
в это время лежать в клинике, делать анализы дважды в день
и смотреть состояние всех органов и систем. Но голодовка-
ми занимаются люди обычно небогатые, им до клиники не
добраться ни финансово, ни по положению. Поэтому нуж-
но что-то придумать, чтобы понять, кончилась болезнь или
возможен рецидив. А что у вас есть проще и понятнее са-
мочувствия? Я думаю, вы, решившись на смертельно опас-
ное лечение, будете очень прислушиваться к тому, что у вас
происходит внутри. Вот и наблюдайте, что происходит в по-
раженном органе, когда до него добираются ферментные си-
стемы. Наверняка у вас будут разнообразные ощущения. И
момент, когда они закончатся или, по крайней мере, сильно
ослабнут, вы не пропустите. Правда, этот момент может быть
уже там, откуда не возвращаются. И чтобы не попасть сразу
на разбор ваших грехов, вам еще придется следить и за об-
щим самочувствием. Грубо говоря, если процесс в больном
органе не закончился, а вы чувствуете, что вам уже не встать,
немедленно прекращайте голодовку. Может быть, вам еще
удастся выбраться из этой истории живым, независимо, пре-
одолели вы болезнь или нет. Все равно, какая-то польза бу-
дет, и если не всю, то часть патологии организм «съест». Я
надеюсь, вы поняли, что, пытаясь голодовкой преодолеть се-
рьезную болезнь, вы ввязываетесь в ситуацию, когда один
 
 
 
неверный шаг, одно неверное действие может стать для вас
последним, поэтому, прежде чем затевать это мероприятие,
советую хорошо подумать и, может быть, найти другой вы-
ход, обратиться к врачам, например.
Теперь об ощущениях. Предположим у вас больная пе-
чень или желчный пузырь. В острой стадии организм начи-
нает принимать меры, чтобы вы не отошли в мир иной от
болевого шока, хронизует процесс. Поэтому боль от остро-
го воспаления постепенно стихает и устанавливается на ка-
ком-то допустимом уровне. Но когда при голодовке орга-
низм начинает «съедать» патологию, то нервные оконча-
ния, заблокированные до этого, возвращаются к нормальной
чувствительности. Поэтому боль может усилиться до очень
сильной. Вряд ли дело дойдет до шока, но помучаетесь вы
изрядно. И завязываться от боли будете в узел, и развязы-
ваться. В этот момент от вас потребуется вся воля, на кото-
рую вы способны. Печально, что у вас нет никакой гарантии
излечения. Мало того, никакой гарантии, что вы останетесь
в живых, тоже НЕТ. Если вы мучений не выдержите и пре-
кратите голодовку рано – это бесполезные страдания. Не со-
всем, конечно, так как что-то там обязательно подремонти-
руется. Но проблема не будет решена. Если вы пройдете да-
лее, чем нужно, просто умрете от голода. Поэтому, ввязав-
шись в смертельно опасное предприятие, будьте вниматель-
ны и осторожны. Паники не допускайте, но когда почувству-
ете, что все, сил больше нет, начинайте немедленный выход
 
 
 
из голодовки.
И еще одно замечание. Когда срок голодания большой,
организм, пытаясь выжить, уменьшает основной обмен. На
практике это будет выглядеть как желание лечь и не вставать.
Если вы этому желанию поддадитесь, срок голодовки растя-
нется неимоверно. Заработает обратная связь. Чем больше
вы лежите, тем меньше потребностей, тем ниже основной
обмен, тем сильнее тянет полежать и тем меньше жира рас-
ходуется за день. Поэтому двигаться необходимо. Полежать
тоже можно, но не все время. И привычной деятельностью
заниматься не только можно, но даже необходимо.
После этого обзора, я думаю, большая часть энтузиастов
выбросят из головы желание излечиться быстро и без особых
усилий. К сожалению, жизнь так устроена, что серьезные до-
стижения требуют предельной концентрации сил и воли. И
если в том и другом у вас недостаток, займитесь чем-нибудь
полегче.
Но есть, все-таки, лазейка для тех, кто и рисковать не хо-
чет, и излечения стремится достичь. Можно ведь голодать
многократно, каждый раз убирая часть патологии, и доби-
ваться постепенно, чтобы ее совсем не было. «Ремонт» ведь
идет и при использовании запасов жира, только медленно. И
поэтому, доводя процесс до середины, например до 2 недель,
можно выйти из голодовки, прийти в себя, дать организму
отдохнуть, и снова в бой. При этом обязательно, чтобы па-
тологический процесс не развивался во время передышки,
 
 
 
а то будут бесполезные усилия. Вы что-то уберете, а в про-
межутке болезнь «поломает» более того. Как вы будете до-
биваться приостановки болезни, совершенно отдельный во-
прос, но условие обязательное. И вообще, многократная го-
лодовка для излечения годится только для тренированных в
этом процессе людей, и с первого раза, да еще без подготов-
ки, пользы не даст.
И это девятый рассказ о голодовке.

 
 
 
 
Глава 10. Что можно
вылечить голодовкой?
 
Итак, пора ответить на вопрос, поставленный в самом на-
чале: «Что же можно вылечить голодовкой?»
И прежде чем я это сделаю, нужно напомнить, что во
время голодовки у организма есть только две возможности
для исцеления. Во-первых, системы разгружаются, отдыха-
ют. Например, возьмем почки. Когда питание обычное, ка-
кой только гадости (с точки зрения почек, конечно) организм
не потребляет. Белковая пища дает большое количество азо-
тистых остатков, при выводе из организма которых почеч-
ные мембраны отравляются, разрушаются, словом, портят-
ся. Конечно, они тут же, по ходу, и восстанавливаются, но
почкам от этого легче не становится. Иногда в почки попада-
ют остатки обезвреженных печенью ядов, а иногда и необез-
вреженных. Тут почечные мембраны зачастую гибнут без-
возвратно, хорошо, что не целиком. И так каждый день. Мо-
жет случиться, что их разрушение будет идти быстрее вос-
становления. Последствия вы представляете. А при голода-
нии никаких сложностей для саморемонта нет, и почечные
мембраны восстанавливались бы быстро, будь в том нужда.
Если нужды нет, то есть физическая нагрузка невелика, то и
восстановление мало, но и повреждения нет, конечно, если
 
 
 
организм у вас хоть мало-мальски нормальный и имеющиеся
патологии не нагружают дополнительно почечный тракт. Все
равно процессы в почках при голодании потихоньку норма-
лизуются.
Во-вторых, при достаточно длительном голодании орга-
низм утилизирует, «съедает» прежде всего поврежденные
клетки. Только не нужно представлять себе, что целые клет-
ки при этом не пускаются в расход. Для основного обмена
нужно много «топлива». Всей патологии, что у вас в орга-
низме есть, хватит лишь на несколько дней, поэтому расщеп-
ляются и поврежденные, и неповрежденные клетки, только
если «брак» вычищается весь и полностью, то нормальные
клетки потребляются статистически, случайным образом по
всему организму. И на первом этапе расходуется больше по-
врежденных клеток, а далее наоборот.
А теперь перейдем, собственно, к тем нарушениям, ко-
торые вылечиваются голодовкой. Прежде всего, это наруше-
ния функциональные. Разного рода зажимы, неправильная
нервная регуляция тонуса сосудов. Все или почти все сер-
дечно-сосудистые расстройства. Речь, конечно, идет о рас-
стройствах без органических изменений в тканях и органах.
То есть расстройства, связанные с нарушениями или измене-
ниями в системах регуляции. Например, моя ишемическая
болезнь сердца не есть результат патологии. Сердце у меня
всегда было и сейчас остается нормальным. А болезнь свя-
зана с несоответствием его производительности общим по-
 
 
 
требностям организма. Получается, что пока желудок пуст,
то потока крови хватает на разного рода движения. Стоит
поесть, как снабжение кровью мышц и самого сердца стано-
вится недостаточным. То же происходит при каком-нибудь
легком стрессе. Трудно сказать, для чего существует в нерв-
ной регуляции петля обратной связи, когда легкая недоста-
точность питания для самого сердца вызывает дополнитель-
ный спазм коронарных сосудов, что, в свою очередь, усили-
вает голодание сердечной мышцы, а это приводит к дополни-
тельному спазму коронарных сосудов и так далее, до полно-
ценного инфаркта. Но все-таки запускает этот процесс недо-
статок притока крови к сердцу из-за повышенного потребле-
ния крови желудком.
Поэтому, когда при голодовке вы разгружаете сердце от
этой работы, все остальные механизмы инфаркта не сраба-
тывают. Они не срабатывают еще и потому, что обычная
жизнь, при которой и развиваются разные сердечно-сосуди-
стые заболевания, прерывается ситуацией, когда подсозна-
ние воспринимает отсутствие питания как новую, гораздо
более грозную опасность, и перестает обслуживать бывшие
до того бытовые стрессы. Поэтому, периодически голодая,
вы сильно уменьшаете риск возникновения инфаркта.
К сожалению, разгрузка не устраняет функциональные
нарушения навсегда. Есть определенное время, достаточно
длинное, примерно вдвое длиннее срока голодовки, когда
эти нарушения постепенно возвращаются, если образ жиз-
 
 
 
ни не меняется. Поэтому лучше совместить голодовку с его
изменением и поменять калорийность питания. Но даже ко-
гда вы ничего не изменили в обычном течении вашей жизни,
и все вернулось назад, самочувствие обычно бывает лучше,
чем до голодовки. У меня, спустя месяц, головные боли и
зажимы появляются втрое реже и переносятся несравнимо
легче.
Поскольку печень принимает большое участие в работе
иммунной системы, а во время длительной голодовки она ра-
ботает в обратном, по отношению к обычной деятельности,
направлении, то исчезают или не проявляются аллергиче-
ские и аутоиммунные болезни типа ревматизма или бронхи-
альной астмы. К сожалению, после возвращения к нормаль-
ному питанию все возвращается, но тоже не сразу и прояв-
ляется не так резко.
Из-за уменьшения «подвоза» питательных веществ к
верхним слоям клеток кожи значительно ослабевают прояв-
ления разнообразных кожных болезней. Даже течение такой
неприятной болезни, как псориаз, заметно облегчается. К со-
жалению, и эти симптомы после возвращения к нормально-
му питанию постепенно также проявляются все сильнее, но
тоже не сразу и с меньшей интенсивностью.
Следующая группа заболеваний, для лечения которых го-
лодовка как будто специально придумана, это разного рода
опухоли. Причем неважно, доброкачественные они или зло-
качественные. Вот что нужно изучать в институтах онколо-
 
 
 
гии! И очень жаль, что официальная медицина игнориру-
ет удачный опыт энтузиастов (хотя каких там энтузиастов –
приговоренных к смерти!).
Особо нужно сказать о почечных болезнях. Если в почках
нет камней, глубокая голодовка вылечит вам их стопроцент-
но. Вся патология будет из почек убрана. Но имейте в виду,
что при этом пострадает и часть здоровой площади мембран.
Выход из голодовки при лечении почек должен по продолжи-
тельности в несколько раз превосходить обычный нормаль-
ный срок выхода. Почкам нужно дать время восстановиться,
и питание при этом должно быть соответственным. Если вы
их сразу нагрузите, ждите повышения давления.
Что касается желудка и кишечника, то голодание для их
восстановления – первая, пожалуй, помощь. Мало того, что
весь тракт «отдохнет» от нагрузки, так еще и восстанови-
тельные процессы пойдут быстрее, поскольку не будет разру-
шительных воздействий. Если вы перед голоданием сделаете
лечебное промывание, то будет совсем хорошо. Но если у вас
тяжелая форма язвы желудка или двенадцатиперстной киш-
ки, то голоданием вы быстро доведете дело до трагического
финала. При отсутствии тренированности и физической на-
грузки регенерационные возможности возрастают ненамно-
го, поэтому глубокие раны, тем более внутренние, не зажи-
вут сами собой. Поэтому вначале уберите серьезную патоло-
гию с помощью официальной медицины и лишь после этого
долечивайтесь голодовкой.
 
 
 
Теперь о лечении инфекционных болезней. Если инфек-
ция пробила в иммунной системе брешь и проникла в орга-
низм, то остановить ее развитие голодовкой вряд ли возмож-
но. Скорее наоборот. Некоторые заболевания, например ту-
беркулез, быстрее прогрессируют именно при плохом пита-
нии, тем более при полном отказе от пищи. Поэтому рассчи-
тывать обойтись без помощи медицины было бы опромет-
чиво. Но прислушаться к потребностям больного организма
стоит. Когда поднимается температура, падает аппетит. Ва-
ше тело само знает, что и как делать, чтобы повысить сопро-
тивляемость. Поэтому пичкать себя едой ни к чему. Кровь
нужна в больных местах, а не в желудке. Значит, в еде сле-
дуйте потребностям организма, но лечитесь, как назначит
врач. А вернется аппетит – ешьте на здоровье. При выходе из
болезни дополнительное питание не помешает. И когда вы
уже окончательно выздоровеете, то для ликвидации послед-
ствий болезни отголодать вполне желательно. Нужно только
помнить, что при голодовке процессы разрушения преобла-
дают над процессами восстановления. Поэтому убрать что-
нибудь лишнее, поврежденное, вполне возможно, но восста-
новить недостающее не получится. Для восстановления ну-
жен другой режим – полноценное питание и, главное, повы-
шенная физическая активность. А последствия случивших-
ся болезней голодовкой можно убрать насовсем. Например,
после инфекционного гепатита у вас повреждена печень. Го-
лодая, можно превратить ее в здоровый орган. Но от бы-
 
 
 
лой производительности не останется и следа. Из голодов-
ки вы выйдете с печенью подростка или ребенка, так как бу-
дет «съедена» вся патология, но ведь и здоровых клеток в
ней останется очень мало. И чтобы полноценно вернуться в
строй, вам понадобятся процедуры, ускоряющие восстанов-
ление печени, а это предмет иного разговора.
Я не ставлю своей целью дать полный свод болезней, кото-
рые можно вылечить голодовкой, это сделают специалисты,
надеюсь. Главное, описать общий принцип, общую методику
в применении голодания для целей излечения. Но еще важ-
нее знать, что голодовкой лечить не только не нужно, но и
просто нельзя, потому что опасно.
Так, не следует пытаться избавиться голоданием от любых
сформировавшихся камней. Мало того что камни не исчез-
нут, так еще можно вызвать их движение. А это может вы-
звать такой болевой шок, что «скорая» не успеет приехать.
И неважно, что за камни вы собираетесь лечить – почечные,
желчные или еще какие.
Точно так же не пытайтесь голодовкой вылечить ника-
кие сформировавшиеся эндокринные нарушения. Пока бу-
дете лечить диабет, например, у вас наступит диабетическая
кома, и вы никоим образом не успеете из нее выйти. И ес-
ли, как рекомендуют в некоторых руководствах, легкую фор-
му диабета вы все же решите вылечить именно голоданием,
то, хотя бы, делайте это под наблюдением врача и при еже-
дневном многократном измерении уровня сахара в крови. И
 
 
 
при сильном падении этого уровня немедленно заканчивай-
те опасное мероприятие.
Витаминную недостаточность следует лечить только по-
треблением витаминов, голодовка тут не поможет, скорее,
только ухудшит дело. То же самое можно сказать про недо-
статочность минералов и микроэлементов. Сама голодовка
без них будет протекать опасным образом.
И, пожалуй, главное. При острой боли в животе,
длящейся более получаса , то есть при «остром живо-
те» (помните этот медицинский термин?), не затевайте ни-
какой голодовки, а немедленно вызывайте «скорую».
Пусть вначале они разберутся, а уж потом вы будете лечить
себя сами.
Осталось одно небольшое дополнение. Все, о чем расска-
зывается в этом трактате, взято из опыта достаточно пожи-
лых людей. О своем возрасте я уже писал, а другу моему то-
же достаточно лет, на момент смертельно опасной голодовки
ему стукнуло 69. Тут можно засомневаться и спросить, на-
сколько применимы принципы, здесь обсуждаемые, к более
молодым людям, 20–40 лет? Можете не сомневаться, приме-
нимы. Друг мой начал увлекаться голодовками очень давно,
в возрасте 25–28 лет, и продолжает, как видите, по сию пору.
Судя по его рассказам, в более молодом возрасте голодовки
проходили легче, эффект оздоровления был более выражен
и выход также не доставлял хлопот. У меня самого первая,
кратковременная голодовка тоже, несмотря на невыносимое
 
 
 
чувство голода, прошла очень легко и просто. Впрочем, об
этом я уже писал. Да и из общих соображений тоже понятно,
что чем моложе человек, тем более четко работают регули-
рующие системы, при высоком основном обмене «метаболи-
ческий вихрь» быстро разгоняет все перекосы и заторы, об-
разующиеся в организме, и голодовки, если они не перехо-
дят за границы опасных сроков, также помогают нормализо-
вать процессы в нем. Но, как и во всем, и тут есть ограниче-
ния. Пока тело еще до конца не сформировалось (условно до
25 лет), долгое голодание, особенно в условиях какой-либо
недостаточности, витаминной, микроэлементной или мине-
ральной, может нанести серьезный вред формирующемуся
организму. Поэтому полезны разгрузочные дни, кратковре-
менные – 1–2 дня – голодовки, но выходить на 2–3-недель-
ные очень не советую. Тем более, при свойственном моло-
дости нетерпении, выход из голодовки может быть быстрый,
что уж точно вредно. И особенно вредна голодовка для де-
тей. Без крайних к тому побуждений, детей морить голо-
дом нельзя. Лучше поменьше конфет, поменьше морожено-
го, побольше движения – и не нужно будет никаких экстрен-
ных мер.
И это десятый из рассказов о голодовке.

 
 
 
 
Глава 11. Голодовка – как она есть
 
Знания, добытые экспериментом, только тогда имеют
смысл, когда могут быть применены в конкретной ситуации.
И знания, вынесенные из голодовки, тоже должны приносить
конкретную пользу.
Французский путешественник и врач Ален Бомбар в сво-
ей знаменитой книге «За бортом по своей воле» писал: «Ко-
гда корабль тонет, человеку кажется, что вместе с его кораб-
лем идет ко дну весь мир; когда две доски пола уходят у него
из под ног, одновременно с ними уходит все его мужество и
весь его разум. И даже если он найдет в этот миг спасатель-
ную шлюпку, он еще не спасен».
Не рискуя состязаться с Бомбаром, хочу все же на основа-
нии собственного опыта дополнить знаменитого врача. Ос-
новной проблемой при кораблекрушении на море, если оно
случилось в теплых водах, считается недостаток пищи. Тот
же Бомбар набирал воду во время дождя, пил морскую во-
ду, когда дождя не было, но добывать пищу готовился спе-
циально. Мысль о том, что пищу для той ситуации вообще
добывать было не нужно, ему даже не приходила в голову.
Его второе путешествие продолжалось 65 дней, половину из
которых он вполне мог обойтись без какой-либо пищи. И
если отсутствие воды, действительно, уже через 5–10 дней,
в зависимости от условий, ставит вашу жизнь на грань ее
 
 
 
прекращения, то 2–3 недели голодовки при отсутствии пе-
реохлаждения и тяжелой физической работы не будут угро-
жать не только вашему существованию, но и, конечно, здо-
ровью. Тем более что за это время какое-нибудь количество
пищи все-таки может попасть (и попадает-таки) вам в же-
лудок. И это касается не только голодовки на море. И сей-
час довольно разных случаев, когда человек не по своей воле
может попасть в условия, при которых голодовка для него –
нормальные условия. И альпинисты в горах, и космонавты в
тайге или тундре по возвращению, рыбаки на льдине, да ма-
ло ли в какие ситуации попадают неугомонные представите-
ли рода человеческого. Тот же горожанин, заблудившись в
лесу, может плутать в нем несколько суток, пока на него не
наткнутся лесники или он сам не выйдет к людям.
И всякий раз попавшего в беду человека через сут-
ки-двое начинает мучить голод, за которым приходит ковар-
ная мысль о голодной смерти. А ведь на самом деле до смер-
ти ему дней 30–40 полной голодовки. (Вспомним наших мо-
ряков, 40 с лишним дней мотавшихся на барже в океане и,
тем не менее, оставшихся в живых). За это время, даже если
вы будете идти с минимальной скоростью, вы успеете пройти
200, а то и более километров. Даже если вы месяц просидите
на месте, то либо вас найдут те, кто вас ищет, либо на вас кто-
нибудь наткнется случайно. Так что опасность погибнуть в
безлюдье при отсутствии пищи сильно преувеличена. А вот
нанести непоправимый вред здоровью неправильным пове-
 
 
 
дением – вполне реальна. Да и без толку израсходовать тот
резерв времени, который скрыт в накопленных вами запасах
– тоже существует. Поэтому, прежде чем заботиться о пи-
тании, позаботьтесь, чтобы снизить необходимый основной
обмен. В любой ситуации нужно думать о сохранении в ор-
ганизме тепла. Даже в пустыне ночью бывает очень холодно,
стало быть, заботиться о том, чтобы не замерзнуть, нужно
и здесь. Согреваться-то вы будете только за счет своего ре-
зерва «топлива». Вот и подумайте, что можно сделать, что-
бы не замерзнуть в пустыне, в горах, в тайге, в лесу или на
реке. Проявите всю свою изобретательность, но не замерзай-
те. Вторая по важности задача – сохранить воду в организ-
ме. Особенно в пустыне. Но как показала практика, даже там
можно сэкономить много литров, если днем спать в укры-
тии, а идти только ночью. Так что и в пустыне есть выход.
Про море все необходимое уже рассказал доктор Бомбар.
Чтобы выбраться из опасной ситуации, нужно что-то де-
лать. Даже если вы сидите на одном месте и ждете помощи.
Нужно сделать укрытие и видимый с воздуха знак вашего
пребывания, нужно предпринять много усилий, чтобы обу-
строить место своей стоянки. А для этого прежде всего нуж-
но работоспособное тело. Про волю к жизни и твердость ду-
ха я даже не говорю, настолько это очевидно. И если запасов
энергии у вас еще достаточно, то этого не скажешь о запа-
сах витаминов. При сильном стрессе, а сейчас мы говорим
как раз о таком случае, многие витамины, например вита-
 
 
 
мин С, довольно быстро выводятся с мочой. А заново, надо
сказать, многие из них, в том числе и упомянутый витамин
С, в организме не синтезируются. А без витаминов не рабо-
тают многие ферментные системы. И получается ситуация
(опять воспользуюсь автомобильной тематикой), что в баке
полно топлива, но масло из двигателя постепенно утекает.
И приходит момент, когда совершенно исправный двигатель
вдруг останавливается, хотя до последнего мгновения ничто
не предвещало такого печального исхода.
Как я уже говорил, в позапрошлом веке хорошо знали, что
такое цинга, но не знали, как с ней бороться. Теперь мы зна-
ем, и это внушает надежду. Но вы можете испытывать недо-
статок не только витамина С. Мало того, вы вообще можете
не знать и никогда не узнать, недостаток чего вы испытыва-
ете. А бороться с недостачей нужно, так как об этого зависит
ваша работоспособность и, в конечном счете, жизнь. Поэто-
му усилия нужно направить на добывание витаминов и ми-
нералов. На море, и это хорошо показал доктор Бомбар, ни
в том, ни в другом недостатка нет. Морская вода и планк-
тон дадут вам все, что нужно для хорошего самочувствия.
Хуже обстоит дело в тундре или тайге. Но и там можно все
же восполнить недостаток витаминов. И в тундре, и в тайге
есть растительность. Есть она даже и в пустыне – саксаул или
другие кустарники. А многие витамины растениями синте-
зируются. И для восполнения недостатка не нужно ничего
придумывать, достаточно жевать листья или молодые стеб-
 
 
 
ли. Есть не обязательно, нужно только добыть из растения
сок. В тундре тоже растет какой-нибудь ягель, какая-нибудь
морошка. Особенно хорошо в этом смысле в тайге. Неисся-
каемый источник витаминов – хвоя. Ее можно жевать, мож-
но заваривать, можно квасить. Чтобы не отравиться переиз-
бытком разных веществ, не увлекайтесь, но некую дозу нуж-
но принимать каждый день. Можно также потреблять раз-
ные ягоды. На болотах да на полянах их бывает достаточно.
Конечно, не зная местной флоры, легко отравиться незна-
комым растением, но и тут есть правило, которое поможет
вам избежать неприятностей. То, что ядовито для вас, равно
ядовито для схожих с вами существ. Поэтому смотрите на
следы потравы от грызунов или копытных и смело пробуйте
те растения, которые до вас уже кто-то попробовал.
Голодовка, в которую попадает человек по глупости или
по необходимости, сильно отличается от той, которая прово-
дилась мной в исследовательско- профилактических целях.
И прежде всего режимом, скажем так, непитания. Как прави-
ло, человек не стремится к строгому голоданию. Наоборот,
он старается найти и употребить все мало-мальски противо-
положное этой цели. Зиганшин и Поплавский, если помните,
съели сапоги и гармошку. Пища отнюдь не калорийная, но
все же какая ни есть. И любой другой человек, вместо того
чтобы спокойно работать на свое спасение, будет работать
на причинение вреда своему здоровью. Ведь если бы дело
происходило полмиллиона лет назад, то никакой проблемы
 
 
 
не было бы вообще. Как мы уже обсуждали, у охотника был
тренированный на частую смену переедания и голода желу-
док. Его печень с большой скоростью переключалась с со-
здания запасов на их расходование. Его почки могли равно
хорошо работать с ничтожной производительностью при го-
лоде и немедленно увеличивать ее во много раз при пере-
едании. Все системы могли использовать любые режимы пи-
тания и голода при любом их чередования. Сейчас совсем
не то. Всю жизнь вы питались, что называется, «до упора».
Ваш желудок привык мало что к непрерывной, так еще и ре-
гулярной работе. Ваша печень всю жизнь занята только од-
ним делом – упаковывать излишки. Ваши почки испытыва-
ли ударные нагрузки только во время основательных возли-
яний. А это мало похоже на жизнь первобытного охотника.
А тут вы начинаете терзать организм по давно забытой схе-
ме – «голодовка—переедание—голодовка». Ничего хороше-
го из этого не получится. Во-первых, чувство голода усилит-
ся неимоверно. Практически вы не будете думать ни о чем,
кроме еды. Во-вторых, если вспомнить, у меня при каждом
выходе из голодовки обязательно был понос. Оказывается не
только у меня одного. Доктор Бомбар описывает, что у него
через 40 с небольшим дней открылся непрерывный понос. И
длился довольно долго. А ведь он не голодал в классическом
понимании этого слова. Еда у него была почти все время.
Просто он поддавался нажиму своего воображения и пери-
одически наедался до полного насыщения. В результате та-
 
 
 
кой «раскачки» желудочно-кишечного тракта почему-то от-
ключается функция всасывания воды в толстой кишке. То ли
микрофлора нарушается, то ли нервная регуляция «сходит с
ума», не знаю. Природу этого явления тоже пусть определя-
ют специалисты, а нам важно знать, как себя вести, чтобы не
просидеть за кустом все время, пока не объявятся спасатели.
И тем, кто обучается курсу выживания – доблестному наше-
му спецназу, – тоже не будет лишним знать, как обойтись без
дополнительной стирки штанов. Единственной мерой, кото-
рая поможет вам сохранить нормальное пищеварение, может
быть только уменьшение количества пищи, потребляемой за
один раз. После любого срока голодания вспомните, что вы
отнюдь не первобытный охотник, а вполне цивилизованный
человек. Вот и ведите себя цивилизованно.
Универсальным правилом здесь может быть правило од-
ного глотка. А означает это всего лишь следующее: напол-
нив рот пищей, не торопитесь ее проглатывать. Волчье по-
ведение как раз и доведет вас до беды. Тщательно пережуйте
то, что откусили. Это вам мама повторяла, наверное, тыся-
чу раз. Так и послушайте ее наконец. Чем дольше вы жуете,
тем легче вашему желудку. И когда проглотите пережеван-
ное, не торопитесь брать следующий кусок. Дайте время же-
лудку на обработку проглоченного. Согласен, занятие нуд-
ное. А присаживаться каждые 15 минут на корточки, сняв
штаны, неужели занятие увлекательное? Поэтому приучите
себя в перемежающуюся голодовку есть в несколько раз мед-
 
 
 
леннее, чем обычно, и, главное, не наедайтесь, что называ-
ется «от пуза», приберегите еду назавтра или на послезав-
тра. Причем, чем длиннее промежуток без пищи – собствен-
но голодовка, – тем медленнее нужно есть то, что вы добуде-
те – хватит на большее время. Если приключение окончено,
не набрасывайтесь на еду, продолжайте медленный выход по
общим правилам. Уже дома наращивайте количество пищи
постепенно. Так вы и приключение закончите, и здоровье не
подорвете.
Особо нужно сказать о голодовке во льдах или на льдине.
Конечно, здесь главное – сберечь тепло. Но обычно, тот, кто
попадает в такую ситуацию, уже об этом подумал. Никто не
пойдет на рыбалку в мороз, легко одевшись. А вот с витами-
нами здесь проблема. Но если вы рыбак, то улов даст вам пи-
щу и необходимые добавки. Не съедайте сразу все, растяните
пойманное на несколько дней. Если улов кончился, попро-
буйте что-нибудь поймать. И утоляя жажду, не забудьте, что
снег и лед – вода почти дистиллированная. Для пополнения
запаса солей необходимо понемногу пить и морскую воду.
Не увлекайтесь, но несколько глотков в день делать нужно
обязательно.
И еще одна разновидность голодовки, получившая широ-
кое распространение среди работников предприятий, – го-
лодовка из-за денег. Я вполне поддерживаю тех, кто голо-
дает из-за невыплаченной зарплаты, но очень против того,
чтобы из-за нее гробить здоровье. Нужны ли вам будут эти
 
 
 
деньги, если все они уйдут на лекарства? И кто будет забо-
титься о ваших детях, если вы отправитесь на небеса? По-
этому голодать нужно с осторожностью. Прежде всего, если
у вас диабет, не суйтесь вы в эту историю. Шанс закончить
мирские дела, так и не получив вожделенных денег, очень
велик. Лучше оставайтесь в группе поддержки и помогай-
те тем, у кого диабета нет. А тем, кто может себе позволить
пойти на это, тоже нужно предпринимать меры по сохране-
нию своего здоровья. Сбережение тепла – штука хорошая.
Это правильно. И минеральная вода – тоже нужная вещь. Но
витаминная подкормка, без которой не обходится ни одна
голодовка на Западе, почему-то считается необязательной.
Можно сказать – денег нет. Согласен. Аптечные препараты
стоят дорого. А природные витаминные комплексы? Круг-
лый почти год по всей России плодоносит рябина. Ее ягоды –
это концентрат множества витаминов, совершенно бесплат-
ный, готовый к употреблению. Готовьте рябиновый компот,
отжимайте ягоды и пейте сок на здоровье во время любой
голодовки. Никто не скажет, что вы таким образом подкарм-
ливаете себя. Или хвойный настой. Хвою можно собрать на
большей части России в любое время года. Потребуйте, на-
конец, чтобы вашу голодовку обеспечивала витаминами ад-
министрация предприятия, а если не захочет, подавайте на
нее в суд за причинение вреда здоровью. И когда, наконец,
вы дорветесь до окошечка кассы, то, на радостях, не спешите
отметить это событие, вначале закончите выход из голодов-
 
 
 
ки как положено.
И еще хочу в самом конце сделать одно сообщение. По-
шел уже третий месяц, как я начал голодовку. И второй, как
я из нее вышел. Состояние мое гораздо лучше, чем было до
нее. И голова яснее, и работоспособность выше. Даже тен-
денция к перееданию сильно уменьшилась. Как только вес
несколько (немного, килограмма на три) превысил тот, ко-
торый был до начала голодания, аппетит стабилизировался и
вес перестал расти. И остальные показатели тоже неплохие.
Головные боли бывают редко, интенсивность их невелика,
продолжительность тоже снизилась. За 2 месяца был всего
один приступ стенокардии. Но я перенес его легче, и длился
он меньше по времени. Значит, профилактическое действие
голодовки не вызывает сомнения. К сожалению, нарушение
порядка выхода не обошлось для меня без последствий. Вре-
мя от времени я стал чувствовать почки, чего раньше прак-
тически никогда не было. Не сказать, чтобы появились боли
или другие симптомы ненормальной работы, но все же чув-
ствовать, что у тебя «есть почки», весьма неприятно. Зна-
чит, выход из голодовки даже идеально здоровому человеку
нужно делать по правилам. То есть медленно, не торопясь,
постепенно увеличивая свой рацион. И нарушать это прави-
ло нельзя ни при каких условиях. Другое дело, что темп вы-
хода вы определяете сами, исходя из своего состояния.
И это последний из рассказов о голодовке.

 
 
 
 
Заключение
 
Вот, пожалуй, и все. Осталось только собрать вместе глав-
ное, что удалось почувствовать и понять. Если вы попали в
ситуацию, когда голодовка неизбежна, отнеситесь к ней се-
рьезно. Ведь в сущности состояние своего здоровья человек
знает весьма приблизительно. И замахнувшись на длинную
голодовку для излечения, можете попасть в ситуацию, из ко-
торой выхода не будет. А чтобы узнать истинное свое состоя-
ние, сделайте предварительную, прикидочную, тренировоч-
ную голодовку. Если, конечно, у вас нет диабета, проголо-
дайте дней 7–10. Все болячки, которые у вас есть, за это вре-
мя вылезут на поверхность. Но не нужно никаких чисток,
никаких клизм, они только исказят картину. Тщательно при-
слушивайтесь к своим ощущениям, записывайте те из них,
которые рассказывают об изменениях в самочувствии. Эти
записи потом позволят вам провести правильно и осторожно
голодовку лечебную.
И если дело дошло до лечения, не забывайте сформули-
рованные ранее правила. Ваша задача – вылечить болезнь, а
не заработать право на пенсию по инвалидности.
Перед голодовкой насытьте организм витаминами, мине-
ралами и микроэлементами. Поддерживайте это насыщение
все время голодовки и еще столько же времени после ее пре-
кращения.
 
 
 
Чем серьезнее патология, тем длиннее должна быть голо-
довка, но тем больше опасность умереть от голода. При пер-
вых, даже самых слабых признаках анорексии или непрохож-
дения кишечника вызывайте «скорую помощь».
Не лечите голоданием диабет и другие эндокринные нару-
шения. Не пытайтесь при помощи голодания избавиться от
сформировавшихся камней. Не голодайте при острой боли в
животе, немедленно вызывайте «скорую помощь».
Не пытайтесь вылечиться голодовкой от инфекционных
болезней. Следуйте внутренним потребностям организма.
При выходе из голодовки первые несколько дней воздер-
житесь от приема твердой пищи.
Общий срок выхода должен равняться длительности са-
мой голодовки.
При выходе из голодовки или при перемежающей голо-
довке применяйте «правило одного глотка».
Увеличение объема принимаемой пищи должно происхо-
дить без резких колебаний как в сторону увеличения, так и
в сторону уменьшения объема.
И если вы попали в ситуацию голодовки вынужденной,
прежде всего успокойтесь. Жизни вашей еще долго ничего
не будет угрожать. Поэтому вместо того, чтобы паниковать,
займитесь делом. Делайте что-нибудь для своего спасения.
Я уже говорил, что паника дорого обходится энергетически.
Выбросьте из головы мысли о гибели, вместо этого обреви-
зуйте свое местоположение, свои ресурсы, пути и способы
 
 
 
преодоления критической ситуации. Помните, что за мил-
лионы лет существования, наш организм был опробован в
сотнях тысяч разного рода смертельных ситуациях, и если
бы наши предки с ними не справились, то вас не было бы
на свете. Поэтому, что бы с вами не приключилось, выход
всегда есть, нужно только очень верить в свои силы и делать
все возможное для своего спасения. И не забудьте, что самая
грозная опасность подстерегает вас именно тогда, когда вы
все преодолели и попали, наконец, в нормальные условия. Не
накидывайтесь на еду. Считайте, что голодовка продолжает-
ся, только вам можно теперь чуть-чуть перекусить. И увели-
чивайте количество потребляемой пищи каждый день тоже
только на чуть-чуть. Остальное сделает за вас организм и 3
миллиона лет его развития.

Обложка представляет собой неотъемлемую часть книги


и является собственностью автора.