Вы находитесь на странице: 1из 7

Олег Е.

ВОЛОВИК

- Не знаю, гость я или пленник


Рауль Валленберг

Заметки о реабилитации шведского дипломата


Рауля Густава Валленберга

Пролетели, пронеслись, словно миг, два десятилетия, с тех пор, когда была
создана «Совместная российско-шведская рабочая группа по выяснению судьбы
шведского дипломата Рауля Валленберга».
Результат девятилетней работы этой группы был обнародован в специально
выпущенном в свет стокгольмском коммюнике. В нем сообщалось о полном
прекращении каких-либо дальнейших исследований в данном направлении.
Родились и соответствующие отчеты. Их два: шведский, объемом в 200
страниц, и двадцатистраничный российский. Почему отчетов два? Дело в том,
что рабочая группа, изначально приступавшая к исследованиям действительно
как совместная, в ходе своей деятельности как бы разделилась на две части –
шведскую и российскую.
Впрочем, несмотря на значительную разницу в объеме, отчеты об
исследованиях данного вопроса не содержали чего-либо принципиально нового,
и сводились, в основном, к тому, что и констатировалось многократно ранее:
«Рауль Валленберг скончался. Где похоронен – не понятно. Почему, когда и кем
уничтожены следы пребывания Валленберга в СССР – неизвестно».
Напомню: Рауль Густав Валленберг (родился 4 августа 1912 года в
Стокгольме, в семье крупнейших финансовых и промышленных магнатов) –
дипломат, работавший в шведской дипломатической миссии в Будапеште и
спасший во время Второй мировой войны десятки тысяч евреев, выдавая им
Schutz-Pass – шведский документ, служивший для евреев своеобразной
охранной грамотой.
Рауль Валленберг был арестован в Венгрии агентами советской военной
контрразведки СМЕРШ в январе 1945 года и пропал в СССР.
Основываясь на многолетних поисках причин исчезновения Валленберга,
историк - профессор Бенг Янгфельд в статье «Wallenberg hade bilen full av guld»,
опубликованной в крупнейшей шведской газете «Svenska Dagbladet»
предполагает, что в автомашине Валленберга во время его задержания было
обнаружено золото и драгоценности, возможно, доверенные ему евреями.
По версии Янгфельдта, советские власти могли посчитать, что это попытка
вывоза золота нацистов, что и послужило причиной ареста Рауля Валленберга.
Вместе с тем, Янгфельдт считает, что все ценности были похищены советской
контрразведкой, поскольку они не были зарегистрированы как имущество
Валленберга при его аресте.
Когда в палату представителей США от одного из калифорнийских округов
был избран, ныне уже покойный, Том Лантош – человек, которого спас в свое
время Валленберг, он добился принятия специального билля, согласно которого
Раулю Валленбергу было предоставлено почетное гражданство Соединенных
Штатов Америки. Это произошло 22 сентября 1981 года. До него столь высокой
чести был удостоен только Уинстон Черчиль.
Конгрессмен Том Лантош надеялся, что этот билль даст правительству США
несколько больше оснований для активного выяснения судьбы Валленберга.
И вот, реабилитация...
Как сообщил в своем коммюнике российский Генеральный прокурор, Рауль
Густав Валленберг и его шофер, венгерский гражданин Вильмош Лангфельдер,
которого также реабилитировали, были арестованы безосновательно, а именно:
«…в соответствии с порядками, установленными советскими властями,
действовавшими вне рамок законов. Они были арестованы без причины и
лишены свободы по политическим мотивам, им не было предъявлено никаких
конкретных обвинений».
В Генпрокуратуре также отмечают, что эти два человека должны были
пользоваться дипломатической неприкосновенностью и не могли считаться
военнопленными, поскольку Швеция во время II мировой войны сохраняла
нейтралитет.
Валленберга и его шофера обвинили в шпионаже и в течение двух с
половиной лет продержали в советской тюрьме, до «самой их смерти».

Документ о реабилитации

По поручению зам. Генерального прокурора Российской Федерации -


Главного военного прокурора следственное управление Федеральной службы
безопасности Российской Федерации провело тщательную проверку всех
имеющихся архивных фондов и обстоятельств ареста и содержания под
стражей Р. Валленберга и В. Лангфельдера.
В ходе проверки установить подлинные причины ареста и содержания в
тюрьмах Валленберга и Лангфельдера, фактические обстоятельства их
смерти, наличие материалов уголовного дела, личных дел арестованных или дел
военнопленных не удалось.
…По собранным материалам и на основе результатов работы российско-
шведской комиссии по этому вопросу следственное управление ФСБ России
подготовило заключение о невиновности Р. Валленберга и В. Лангфельдера в
совершении каких-либо преступлений и необходимости их реабилитации как
лиц, репрессированных по политическим мотивам (т. 5, л.д. 173-179).
...Политическая репрессия выразилась в том, что Р. Валленберг и
В. Лангфельдер в январе 1945 г., будучи работниками Шведской миссии в
Будапеште, а Р. Валленберг, кроме того, обладая дипломатическим
иммунитетом нейтральной страны, которая не воевала против СССР, были
задержаны и арестованы под видом военнопленных и содержались длительное
время (более 2,5 лет) вплоть до их гибели в советских тюрьмах, подозреваясь в
шпионаже в пользу иностранных разведок.
...Исходя из изложенного, прихожу к заключению, что Р. Валленберг и
В. Лангфельдер репрессированы по политическим мотивам и на них
распространяется Закон РФ «О реабилитации жертв политических
репрессий» от 18 октября 1991 г.
В соответствии со ст. ст. 1, 3, п. «е» и 8, ч. 2 названного Закона Валленберг
Рауль Густав и Лангфельдер Вильмош Карлович как жертвы политических
репрессий полностью реабилитированы.

Ст. военный прокурор 7 управления ГВП


полковник юстиции Н.И. Стефогло.

Итак, попробуем прокомментировать этот, достаточно уникальный и вполне


удивительный документ. В нем сказано: «… подозреваясь в шпионаже в пользу
иностранных разведок». Из чего же это следует, если, здесь же констатируется:
«…установить наличие материалов уголовного дела, личных дел арестованных
или дел военнопленных не удалось»?
Почему, и на основании чего, в таком случае, указаны так называемые
«политические мотивы»? В чем конкретно они выражались? И почему, да и с
какой стати, эти, с позволения сказать, возможные «мотивы» шофера Вильмоша
Лангфельдера фактически полностью уравнены данным документом с какими-
либо «мотивами» дипломата Рауля Валленберга?
Ссылаясь на «политические мотивы» прокуратура противоречит самой себе,
утверждая, что ей не удалось установить также «…подлинные причины ареста и
содержания в тюрьмах Валленберга и Лангфельдера».
Набор слов. Формальная отписка. Правда, на этот раз в ней нет привычного
упоминания о столь набившем оскомину документе, сфабрикованном, скорее
всего, в застенках Лубянки. Речь об известном рапорте Смольцова, написанном
на имя министра Государственной безопасности СССР генерал-полковника
Абакумова В.С.:

Докладываю, что известный Вам заключенный Валенберг (написано именно


так, с одним «л». Прим. О.В.), сегодня ночью в камере внезапно скончался
предположительно вследствие наступившего инфаркта миокарда. В связи с
имеющимся от Вас распоряжением о личном наблюдении за Валенбергом
прошу указания кому поручить вскрыть труп на предмет установления
причины смерти.

Подпись: Начальник санчасти тюрьмы полковник медицинской службы


Смольцов. 17.VII.1947.

Ниже – пометка: Доложил лично Министру. Приказано труп кремировать без


вскрытия.

Рапорт Смольцова
выписка из отчета шведской стороны

Поскольку рапорт Смольцова является единственным документом, который


говорит что-то определенное о судьбе Рауля Валленберга, необходимо еще раз
его проанализировать и прокомментировать.
Первый вопрос касается правомерности того, что тюремный врач написал
подобный рапорт напрямую министру госбезопасности.
Сотрудники органов госбезопасности того времени подчеркивают, что
обычный порядок состоял в том, что начальник лубянской тюрьмы Миронов
рапортовал Абакумову о происшедшем.
Смольцов был настолько незначительным служащим, чтобы он мог делать
что-то подобное. Большинство из тех, с кем беседовала группа опроса, все же не
исключает, что Смольцов мог получить напрямую от Абакумова задание
наблюдать за Раулем Валленбергом и немедленно сообщать, если что-то
произойдет.
Что говорит подобное задание об обращении с Раулем Валленбергом? Оно
скорее указывает на какую-то ненормальность ситуации.
Если Рауль Валленберг здоров и с ним хорошо обходятся, что и отмечало
большинство его сокамерников, то не требуется никаких подобных особых мер.
Вероятность того, что здоровый человек в возрасте 35 лет без каких-либо
случаев болезней сердца в семье внезапно умирает от инфаркта сердца (или
инфаркта миокарда, как указано в рапорте Смольцова), составляет, по мнению
опрошенного кардиолога, примерно один к миллиону.
Диагноз инфаркта миокарда можно с уверенностью ставить лишь на основе
вскрытия, проведенного в течение 24 часов после наступления смерти. Если
подобная смерть все же наступила, то тюремному врачу не надо было
запрашивать указания, а он сам мог принять решение о проведении вскрытия,
что было обычным методом действий.
По одной гипотезе у Смольцова сразу же появились подозрения в
неестественности смерти Рауля Валленберга – если он умер в то время – и
поэтому он запросил об указаниях от Абакумова о том, как ему поступить с
телом.
Эта гипотеза предусматривает либо отравление Рауля Валленберга, либо
такое грубое обращение в ним в течение некоторого времени, что он скончался.
В этом случае текст в рапорте может некоторым образом быть подлинным,
т.е. написан Смольцовым, и отразить то, что он поверхностным взглядом мог
констатировать, даже если у него появились подозрения, что дело нечисто.
Если же Рауля Валленберга расстреляли, то рапорт должен был появиться
иным способом. Вероятно, что тогда Смольцову приказали написать рапорт в
качестве «прикрытия», чтобы использовать его в случае необходимости, т.е.
иметь под рукой, если бы официальная версия, которая была затем выдвинута,
оказалась неудачной.
Между прочим, инфаркт миокарда был одной из тех причин смерти, которые
часто использовались, чтобы скрыть неестественность смерти, т.е. казнь или
избиение до смерти.
Наконец, рапорт мог быть сфабрикован позднее. Вероятно, что неправильное
написание фамилии Валленберга (с одной «л») говорит не в пользу этого, но
нельзя исключить намеренное неправильное написание с целью повысить
достоверность документа.
Конечно, в этом случае рапорт может скрывать все что угодно, например, и
изоляцию Рауля Валленберга где-нибудь.
Сотрудник КГБ, который в 1956 г. получил задание исследовать тюремные
архивы с учетом данных о возможных болезнях Рауля Валленберга, говорит, что
он не встречал никакого рапорта Смольцова: «должно быть он появился
позже»...
Календарь позора

Весьма показательна хронология лживых событий по делу Р.Валленберга,


прекрасно описанной Львом Безыменским в статье «Финал трагического
детектива?», опубликованной 21.01.2001 в журнале «Новое время»:
«…В деле Валленберга у мировой - и российской! - общественности плохой
опыт с ответами, которые приходят из Москвы. Ибо более причудливой и
циничной череды московских версий трудно было себе представить.
Вот она: 16 января 1945 года заместитель министра иностранных дел СССР
В. Деканозов сообщает шведскому послу Сёдерблюму, что Валленберг
находится в Будапеште под охраной советских властей.
В феврале 1945 года советский посол в Стокгольме А. Коллонтай сообщает
матери Р. Валленберга, что ее сын находится в СССР «вне опасности», однако
для него будет лучше, если Швеция не будет предпринимать какие-либо шаги в
судьбе Валленберга. Однако 8 марта 1945 года находящаяся под советским
контролем радиостанция «Радио Кошут» внезапно сообщает, что Рауль
Валленберг погиб во время боев в Будапеште.
В том же марте 1945 года проездом через Москву из Будапешта шведский
посол Даниельсон в подслушанной спецслужбами беседе сообщил, что
Валленберг погиб в Будапеште.
Март - апрель 1945 года: Сёдерблюм официально запрашивает В. Деканозова
о судьбе дипломата.
Июль 1946 года: в прощальной беседе с И.В. Сталиным Сёдерблюм получает
личное заверение от него, что «в дело будет внесена ясность».
Январь 1947 года: представитель МИД СССР сообщает новому шведскому
послу, что «все поиски не принесли результата».
Далее: 18 августа 1947 года: А. Вышинский официально заявляет, что
Валленберга в СССР нет и он советским властям неизвестен. Этой версии
советские власти придерживаются добрых десять лет - пока 7 февраля 1957 года
за подписью заместителя министра иностранных дел А. Громыко МИД СССР не
признает факты нахождения Валленберга в СССР и его содержания в тюрьме.
В ноте утверждается, что дипломат погиб 17 июля 1947 года в результате
сердечной недостаточности.
Итак: жив-здоров... погиб... неизвестен... известен, но умер. Виновен же во
всем министр госбезопасности Абакумов. Однако он снят (в июле 1951 года) и
расстрелян (в декабре 1954 года).
Вроде как бы с него и взятки гладки. Тем не менее в истории остается
позорнейший календарь официальной лжи и государственного обмана,
написанный руками чинов МИДа и ведомства госбезопасности. И самого
Сталина».

Какова судьба Вильмоша Лангфельдера?

Об этом, в отчете шведской стороны говорится так: 7 мая 1957 г. из


советского посольства в Венгрии поступил рапорт министерства внутренних
дел Венгрии относительно места пребывания Лангфельдера.
Десять дней спустя заместитель председателя КГБ Лунев предлагает
МИД, как следует отвечать на обращение венгерской стороны. Лунев считает
уместным, чтобы в ответе были учтены те данные, которые переданы
шведам относительно Рауля Валленберга.
В предложении, как и в инструкции, которую МИД затем отправляет в
советское посольство в Будапеште, констатируется, что архивные
материалы о Лангфельдере, как и о Рауле Валленберге, были, вероятно,
уничтожены бывшим руководством КГБ, и что удалось установить, что
Лангфельдер умер 2 марта 1948 г.
Проект Лунева датирован 12 июня, но инструкция МИД послу Андропову в
Будапешт посылается лишь 17 сентября. В отличие от проекта КГБ в
инструкции говорится, что запись о смерти Лангфельдера была найдена в
одном из списков заключенных Лубянки. В частности, это единственный
архивный документ, который что-то говорит о судьбе Лангфельдера.
С российской стороны считают, что ответ о записи с данными о смерти
Лангфельдера, которая якобы была найдена, является чистой ложью,
подразумевая, что его судьба должна была определиться еще летом – осенью
1947 г.

Почему убили Валленберга?

Анатолий Прокопенко, историк-архивист, в прошлом возглавлявший


знаменитый Особый архив (ныне Центр хранения историко-документальных
коллекций) - огромное сверхсекретное хранилище трофейных документов из
двадцати европейских стран, в статье «Тайны СССР остаются за семью
печатями» опубликованной в «Известиях» 25.09.1997 года писал: «...Вот
многострадальный Рауль Валленберг. Будучи в свое время руководителем
рабочей группы парламентской комиссии по так и не состоявшейся передаче
архивов КГБ, я держал в руках и бегло пролистал в одном из хранилищ
ведомства довольно пухлое досье друга чекистов с двадцатых годов – графа
Толстого-Кутузова, волею судеб, а, может быть, советской госбезопасности,
тесно общавшегося в Будапеште с Валленбергом. Из этого досье, наверняка,
можно понять причину ареста и гибели дипломата. Сводному брату
Валленберга, тщетно пытающемуся узнать правду о его смерти, отвечают, что
такого досье в архиве ФСБ нет. Приговорен же шведский дипломат был, по
моему разумению, из-за его решительного отказа помочь чекистам,
намеревавшимся использовать влиятельного Валленберга для внедрения в
структуры мировой финансово-экономической олигархии».

Вместо точки - многоточие

Итак, как указывалось выше, совместная российско-шведская рабочая группа по


выяснению судьбы шведского дипломата Р. Валленберга прекратила свою
деятельность, предоставив, подготовленные отчеты сторон, один из которых
отражает мнение российской стороны, другой - позицию шведской стороны.
В обобщающем документе сказано:
…Решение об опубликовании двух отчетов было принято еще на начальном
этапе исследования.
Одна из причин этого заключается в том, что несмотря на общность подходов
обеих сторон в стремлении выяснить судьбу Р. Валленберга, в двух странах по-
разному видят потребность в материалах, раскрывающих подоплеку событий, и
по-иному интерпретируют некоторые из них.
Другая же причина лежит в том, что выводы, как можно было предполагать,
не окажутся идентичными во всех деталях.
Обе стороны отдают дань уважения Раулю Валленбергу и его бескорыстной
неоценимой деятельности по спасению евреев в Венгрии.
Испытания, которые выпали на его долю с января 1945 года, вызывают
глубокую горечь и сожаление. Незаконный арест и его тюремное заключение,
последующие действия по отношению к шведскому дипломату – тяжелая
трагедия.
Вне зависимости от того, что конкретные обстоятельства этой трагедии до
сих пор неизвестны, такие действия тогдашних властей не могут не
расцениваться и в России, и в Швеции как преступление.
В шведском отчете утверждается, что на настоящем этапе не представляется
возможным сделать окончательный вывод о подлинной судьбе Р. Валленберга,
однако очевидно, что в 1947 году произошли события, имевшие решающее
значение для шведского дипломата.
Основной вывод российского отчета – шведский дипломат умер в 1947 году
в одной из тюрем МГБ СССР и его дальнейшие поиски бесперспективны.
Достоверных документальных данных об обстоятельствах его гибели не
выявлено, однако имеются косвенные признаки и устные свидетельства того,
что речь могла идти о насильственной смерти.
В то же время необходимо подчеркнуть, что в ходе работы каждая из сторон
принимала во внимание взгляды другой, а сотрудничество в рамках группы,
хотя и не обходилось временами без затруднений, было плодотворным и во
многих отношениях беспрецедентным.
Группе не удалось сделать единого, юридически безупречного вывода
относительно судьбы Рауля Валленберга, но она сумела сделать немало для
формирования атмосферы доверия в этом вопросе между Россией и Швецией.
Рабочая группа установила много ранее неизвестных фактов, вместе с тем, к
сожалению, обнаружила, что ряд ключевых документов в российских архивах
исчезло при пока не выясненных обстоятельствах.
Это, скорее всего, говорит о попытках скрыть следы незаконных действий
советских властей. Поэтому до сих пор в отношении судьбы Р. Валленберга
высказываются противоречивые версии.
До сих пор есть вопросы без ответов. Принимая во внимание
вышеизложенное, российская и шведская стороны готовы оказывать содействие
дальнейшим необходимым исследованиям, а также прилагать усилия для снятия
остающихся открытыми вопросов.
Обе стороны обращаются ко всем тем, кто может располагать важными и до
сих пор неизвестными дополнительными сведениями о судьбе Р. Валленберга, с
просьбой откликнуться и представить их правительствам России или Швеции.
Российская и шведская стороны хотели бы выразить признательность всем, кто
в обеих странах или где бы то ни было, внес вклад в это исследование.

Работа должна быть продолжена

Тайна Рауля Густава Валленберга и Вильмоша Карловича Лангфельдера по-


прежнему не раскрыта. А значит, не теряя надежды, надо работать дальше...