Вы находитесь на странице: 1из 1

На момент обращения Штерна останки Кантемира были уже уничтожены.

Еще в начале
февраля 1935 года руководство Комитета охраны памятников при Президиуме ВЦИК Совета
рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов обратилась с письмом
в Государственный исторический музей. В этом письме содержалась просьба в виду
«происходящего сноса собора бывшего Греческого монастыря на Никольской улице»
произвести «вскрытие находящихся там гробниц для изъятия музейных вещей и вывезти в
литературный уголок нового кладбища бывшего Новодевичьего монастыря останки первого
российского сатирика Антиоха Кантемира»[17]. На это письмо была наложена резолюция: «К
сожалению, ваше обращение опоздало на месяц»[17]. Это означало, что все захоронения, в том
числе и Кантемиров, были снесены к январю 1935 года и вывезены на свалку со
строительным мусором[17]
Неудивительно, что Иванов в срок просьбу не выполнил. Штерн в письме от 14 мая 1935 года
установил срок исполнения этой просьбы — 25 мая того же года[16]. На этот раз «останки»
нашли. 21 мая 1935 года группа археологов во главе со старшим научным сотрудником
Государственного исторического музея Г. И. Червяковым приступила к раскопкам в церкви,
где были захоронены останки Кантемиров[16]. Были извлечены останки, на основе которых
составили акт. Останки и акт были торжественно переданы румынской дипломатической
миссии 1 июня 1935 года в одном из залов Государственного исторического музея [18]. 4 июня
1935 года Чунту сообщил министру иностранных дел Румынии Николае Титулеску, что
получил две исторические записки от Иванова, «которые позволяют нам не сомневаться в
аутентичности найденных останков»[19].
Российский историк В. И. Цвиркун выявил в акте Иванова ряд несоответствий [20]:

 Иванов сообщает, что были найдены три надгробные плиты, на двух из которых можно
расшифровать слова «Москва… в Москве». По мнению Иванова, данные о погребенных
под этими плитами совпадают с датами смерти писателя Антиоха Кантемира. Так как в
своем завещании Антиох просил похоронить его рядом с могилой отца, то Иванов сделал
вывод, что «соседняя могила со стертой надписью принадлежит Дмитрию Кантемиру».
Цвиркун отметил, что прочитанные слова с упоминанием Москвы никак не связаны с
биографией Антиоха. На могильной плите должны быть упомянуты места рождения и
смерти Антиоха — Константинополь и Санкт-Петербург;
 Иванов сообщил, что в могиле Дмитрия Кантемира были обнаружены «мужская
одежда нерусского типа, сандалии из кожи и пояс — персидские». Цвиркун отметил, что
Кантемир еще в конце 1719 года сменил молдавские одежды на европейское платье;
 Иванов сослался на некие монастырские записи, согласно которым отец и сын
Кантемиры были похоронены в «трапезной нижнего храма с правой стороны от входа».
Цвиркун отметил, что вряд у Иванова были эти «записи», так как в 1923 году библиотека
монастыря была частично уничтожена, а частично разворована.
«Останки» князя Дмитрия Кантемира были доставлены в Румынию. У румынской оппозиции
возникли сомнения в их подлинности. Политик К. Аржитояну потребовал «научной экспертизы
для определения их аутентичности»[21]. В экспертизе было отказано. «Останки Кантемира»
поспешно захоронили в притворе кафедрального собора в Яссах, не дожидаясь постройки
склепа[21]. Министерство иностранных дел Румынии дало неофициальные инструкции прессе,
которые остановили все споры насчет подлинности останков [21]. Так возникла «гробница
Кантемира» в соборе трех Святителей в Яссах.