Вы находитесь на странице: 1из 26

Федеральное государственное образовательное учреждение

высшего профессионального образования


«Байкальский государственный университет экономики и права»

На правах рукописи

Нестолий Вячеслав Геннадьевич

ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВЫЕ ФОРМЫ
СНАБЖЕНИЯ ЭЛЕКТРОЭНЕРГИЕЙ
ПО РОССИЙСКОМУ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВУ

Специальность 12. 00. 03 – гражданское право;


предпринимательское право;
семейное право; международное частное право

АВТОРЕФЕРАТ
диссертации на соискание ученой степени
кандидата юридических наук

Иркутск
2011
Работа выполнена на кафедре правовых дисциплин
государственного образовательного учреждения высшего
профессионального образования «Байкальский государственный
университет экономики и права»

Научный руководитель доктор юридических наук, профессор


Хаснутдинов Анвар Измаилович

Официальные оппоненты: доктор юридических наук, профессор


Сейнароев Бексултан Магомедович

кандидат юридических наук


Коробейникова Татьяна Станиславовна

Ведущая организация Академия Генеральной прокуратуры


Российской Федерации, кафедра
гражданского права и процесса
Иркутского юридического института

Защита диссертации состоится «1» июля 2011 г. в 15 часов на


заседании Диссертационного совета КМ 212. 056. 02 по защите дис-
сертаций на соискание ученой степени кандидата юридических наук
при Дальневосточном федеральном университете по адресу: 690991,
г. Владивосток, ул. Октябрьская, 25.
С диссертацией можно ознакомиться в Институте научной ин-
формации – фундаментальной библиотеке ДВФУ по адресу: 690600,
г. Владивосток, ул. Алеутская, 656.

С авторефератом можно ознакомиться на сайте Дальневосточ-


ного федерального университета по адресу: http://uml.wl.dvfu.ru.

Автореферат разослан «27» мая 2011 г.

Ученый секретарь
Диссертационного совета,
канд. юрид. наук, доцент И. В. Козлова

2
ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА

Актуальность. Выбор темы исследования обусловлен рефор-


мой электроэнергетики, по осуществлении которой передача энер-
гии была отделена от сбыта и образовалась система договоров, опо-
средующих финансово-экономические и технологические связи как
внутри энергетической системы между субъектами электроэнерге-
тики, так и между субъектами энергетической системы и потребите-
лями. В связи с образованием системы договоров требовалось уста-
новить, какой из договоров в электроэнергетике является базовым
(центральным, основным), противопоставив возникающее из него
обязательство вспомогательным договорам, а также продемонстри-
ровать практическое значение подразделения договоров в электро-
энергетике на базовый и вспомогательные. Мероприятия по рефор-
мированию электроэнергетики и отчуждение части энергетических
активов инвесторам, независимым от бывшего ОАО РАО «ЕЭС Рос-
сии», стимулировали возобновление дискуссии о расположении
энергии в классификации объектов гражданских прав: получили
распространение суждения о том, что энергия признается вещью; о
том, что обязательство по энергоснабжению характеризуется нали-
чием двух объектов (энергии и действий по ее передаче); либо о том,
что энергия является «автономным» объектом (иным имуществом –
ст. 132 ГК РФ). Дискуссионность данных воззрений заставила обра-
титься к их исследованию. Реформирование электроэнергетики по-
будило многих владельцев промышленных предприятий – «квали-
фицированных» потребителей заняться инвентаризацией и учетом
собственных энергетических активов, в результате чего были обна-
ружены факты бездоговорного потребления энергии объектами,
присоединенными к распределительным сетям промышленных по-
требителей, что и предопределило интерес многих юристов к квали-
фикации соответствующего правоотношения с целью защиты инте-
ресов его участников. Законодательству об электроэнергетике и теп-
лоснабжении понятие бездоговорного потребления знакомо, однако
юридическая природа отношений, существующих при таком по-
треблении, в доктрине не раскрывается.
Объектом исследования являются отношения в сфере снаб-
жения электрической энергией, применяемые к ним нормы граждан-
ского права.
Предмет исследования – правовая природа отношений при
бездоговорном потреблении электроэнергии; отношения между
энергосбытовыми, электросетевыми организациями и потребителя-
3
ми, опосредуемыми базовым (основным) и вспомогательными дого-
ворами; положения доктрины о предмете договора энергоснабжения.
В советской правовой науке вопросам энергоснабжения (обес-
печения энергией) посвятили монографии С. М. Корнеев, Б. М. Сей-
нароев, А. М. Шафир, уделили внимание М. М. Агарков, М. И. Бра-
гинский, Е. Д. Шешенин. Тому же периоду принадлежат исследова-
ния О. С. Бурлаки [1977], К. Д. Гупта [1967], О. А. Ковтун [1986],
К. И. Седунова [1960], Н. Шонасурдинова [1989].
В новое время обнародованы научные работы Е. Е. Богдановой,
Е. В. Вавилина, А. П. Вершинина, В. В. Витрянского, О. А. Городо-
ва, А. В. Гончаренко, Е. Ю. Елисеева, А. Д. Жанэ, Ю. Ю. Захарова,
П. В. Карповской, С. М. Корнеева, П. Г. Лахно, А. Н. Лысенко,
С. Е. Никольского, В. А. Павлова, В. Ф. Попондопуло, А. А. Репи-
ной, Б. М. Сейнароева, А. И. Хаснутдинова и др.
Кроме того, за последние десять лет стало известно о доктор-
ской диссертации Е. В. Блинковой [2005], а также о кандидатских
диссертациях: Л. Ю. Акимова [2010], Е. И. Верзакова [2006], Д. В. Го-
ловкиной [2008], Е. В. Гончаровой [2010], О. А. Двинина [2006],
Н. М. Зайченко [2007], В. В. Зарубиной [2004], Е. Н. Ериной [2008],
В. П. Ивановой [2008], C. К. Идрышевой [2001], Е. В. Кирюхиной
[2008], C. А. Коврижкина [2006], А. А. Кокорина [2011], С. О. Крас-
нопольского [2011], О. А. Крассова [2009], М. И. Куделича [2005],
Е. В. Кудряшова [2004], И. А. Ласковой [2010], И. А. Лукъянцевой
[2009], А. В. Макокина [2006], Э. О. Мамедовой [2009], С. В. Ма-
тиящук [2005], Е. Б. Огиренко [2005], Е. Л. Осипчук [2004],
Н. В. Плешакова [2005], М. В. Повной [2010], З. М. Погосовой
[2010], С. О. Рецлова [2009], И. В. Ряхиной [2004], С. А. Свиркова
[2006], Н. Н. Сысоева [2007], И. Н. Тарасова [2010], П. В. Тришина
[2006], Ш. М. Тугуза [2008], И. Г. Цибировой [2004], С. А. Фаустова
[2004], И. Х. Халикова [2005], А. В. Чибиса [2006], С. В. Чуясова
[2006], А. П. Шафранова [2006].
Цель исследования. В диссертации обосновывается обуслов-
ленная единством технологической среды возможность распростра-
нения режима вещного правоотношения на отношения по снабже-
нию энергией между потребителем и владельцем распределительной
энергетической сети (генерирующей станции). С внешней стороны
названные отношения принимают форму договора либо квазидого-
вора (квазиконтракта) между потребителем и энергосбытовой (энер-
госетевой) организацией. Результаты работы содержатся в предло-
жениях по совершенствованию действующего законодательства, а

4
также в научно-практических рекомендациях для коммерческой (хо-
зяйственной) практики.
Для достижения поставленной цели в работе решены следую-
щие задачи:
1) раскрыты противоречия во взглядах специалистов, при-
знающих энергию вещью; специалистов, полагающих предметом
(объектом) правоотношения, опосредующего снабжение энергией,
как действия по передаче энергии, так и саму энергию («теория
двойного или смешанного объекта»); специалистов, считающих
энергию «автономным объектом» (не являющимся вещью или дей-
ствием); обозначены практические последствия (цели) подвергнутых
анализу воззрений;
2) обоснована позиция о подразделении договоров в электро-
энергетике на базовый (основной, центральный) и вспомогательные
договоры, подобно группировке вспомогательных договоров на
транспорте;
3) изучена правовая природа отношений между энергосбытовой
(ресурсоснабжающей) организацией и гражданином, использующим
энергию для собственных (бытовых) нужд;
4) продемонстрированы изменения (генезис) конструкции дого-
вора энергоснабжения (§ 6 гл. 30 ГК РФ) вслед за изменениями спе-
циального законодательства и практики его применения арбитраж-
ными судами;
5) выявлены функции, которые выполняет конструкция квази-
договора по снабжению энергией бытового потребителя (п. 1 ст. 540
ГК РФ);
6) показано общее в конструкциях обязательств из неоснова-
тельного обогащения, действий в чужих интересах и бездоговорного
потребления энергии, что позволяет именовать последние квазидо-
говором.
Теоретическая и методологическая основа. Общую теорети-
ческую основу исследования составляют труды М. М. Агаркова,
С. С. Алексеева, Ю. Г. Басина, В. А. Белова, М. И. Брагинского,
В. В. Витрянского, Е. Годэмэ, В. П. Грибанова, Д. Д. Гримма,
Н. Д. Егорова, О. С. Иоффе, О. А. Красавчикова, С. М. Корнеева,
А. Л. Маковского, И. Б. Новицкого, И. Пухана, М. Поленак-Акимовской,
В. К. Райхера, Р. Саватье, Б. М. Сейнароева, А. А. Симолина,
М. К. Сулейменова, Е. А. Суханова, М. А. Шафира, Е. Д. Шешенина,
А. Ф. Черданцева, Б. Б. Черепахина, А. И. Хаснутдинова, Е. Б. Хох-
лова, В. Ф. Яковлева.

5
Особенно важными являются идеи: 1) бездоговорная природа
железнодорожной перевозки пассажиров, снабжения электроэнерги-
ей (М. М. Агарков); 2) термином «договор» обозначаются не только
соглашения о гражданских правах и обязанностях, но и суррогаты
соглашений (В. А. Белов); 3) о мнимых титулах (видимостях), фикци-
ях в праве (Б. Б. Черепахин); 4) только поведение людей может при-
знаваться объектом гражданских прав (Я. М. Магазинер, О. С. Иоф-
фе); 5) обязанность подавать энергию может быть опосредована
вещным обременением с позитивным (Е. А. Суханов, И. А. Емель-
кина) или негативным содержанием (Ю. Г. Басин, М. К. Сулейме-
нов); 6) разделение правоотношений на вещные и обязательствен-
ные имеет под собой конвенциональную основу, и многим отноше-
ниям, помимо собственности, можно дать как вещную, так и обяза-
тельственную правовую форму (В. К. Райхер); 7) на объекты энерге-
тики необходимо распространить правовой режим публичных ве-
щей, независимо от частной или публичной формы собственности
(С. С. Алексеев); 8) о «генеральной» кондикции (А. Л. Маковский);
9) среди договоров на транспорте выделяется группа вспомогатель-
ных договоров; субъект, осуществляющий вспомогательную дея-
тельность, должен быть связан договором с субъектом основной
деятельности или пребывать в административном его подчинении
(А. И. Хаснутдинов); 10) квазидоговоры по современному римскому
праву могут возникать из отношений, предшествующих заключению
договора (И. Пухан, М. Поленак-Акимовская).
Основываясь на общедиалектическом методе исследования, ав-
тор использовал и частно-научные методы: формально-логический и
историко-правовой, а также метод экстраполяции и конкретно-
социологический метод включенного наблюдения: в процессе рабо-
ты над диссертацией изучалась коммерческая (хозяйственная) прак-
тика субъектов электроэнергетики: ОАО «Карелэнерго» [2001–2002];
ООО «РЭК-Энергосбыт» г. Москвы [2003], ООО «Металлэнергофи-
нанс» г. Новокузнецка Кемеровской области [2004], ОАО «Роском-
мунэнерго» [2006–2008], ОАО «Хакасэнергосбыт» [2010], ОАО
«Электросеть» г. Тольятти Самарской области [2006–2008], МУП
«Горэнерго» г. Ржева Тверской области [2006–2008], ОАО «Твер-
ская энергосбытовая компания» [2006–2008] и потребителей элек-
троэнергии: ОАО «Гуковуголь» Ростовской области [2005].
Научная новизна диссертации состоит в разработке и обосно-
вании следующих положений, выносимых на защиту:
1) договор купли-продажи электроэнергии относится к группе
вспомогательных договоров в электроэнергетике; договор об оказа-
6
нии услуг по передаче электроэнергии входит в группу основных
(базовых) договоров в электроэнергетике;
2) обязанность гражданина (бытового потребителя), исполь-
зующего энергию для собственных нужд в отсутствие письменного
договора с энергосбытовой (ресурсоснабжающей) организацией,
оплачивать электроэнергию носит квазидоговорный характер;
3) зафиксированная в ГК РФ (п. 1 ст. 540) конструкция, описы-
вающая возникновение правоотношения между бытовым потреби-
телем и энергоснабжающей организацией, создана с использованием
фикции как особого приема юридической техники; договор как
юридический факт в данном случае отсутствует;
4) конструкция п. 1 ст. 540 ГК РФ в качестве образца использо-
вана Президиумом Высшего Арбитражного Суда РФ при разработке
правоположения о том, что отношения, возникающие при потребле-
нии энергии в отсутствие письменного договора, следует рассматри-
вать как договорные (п. 2 Обзора практики разрешения споров, свя-
занных с заключением, изменением и расторжением договоров: ин-
формационное письмо Президиума Высшего Арбитражного Суда
РФ от 5 мая 1997 № 14); как и в случае с бытовым потреблением,
данные отношения являются квазидоговорными;
5) использование фикции договора при конструировании соот-
ветствующих правовых норм и правоположений возможно в силу
технологических связей между объектами энергетики и объектами,
потребляющими энергию, права владельцев объектов энергетики
(энергетических сетей и подстанций, генерирующих мощностей) сле-
дует обременить обязанностью подавать энергию потребителям, под-
держивать объекты в рабочем состоянии; данная обязанность должна
носить характер вещного обременения с позитивным содержанием.
На основе защищаемых положений рекомендуется: 1) вла-
дельцам энергетических сетей и потребителям – опосредовать дого-
вором взаимную деятельность по отпуску и потреблению энергии,
невзирая на отсутствие соответствующих предписаний в действую-
щих нормативно-правовых актах (в настоящее время потребитель не
имеет договора с лицом, подающим ему энергию, он связан догово-
ром с энергосбытовой компанией, которая может иметь договор на
передачу с владельцем энергетической сети); 2) энергосбытовым
компаниям при вероятности утраты статуса гарантирующего по-
ставщика – оформлять отношения с бытовыми потребителями –
гражданами путем подписания документов – договоров купли-
продажи энергии.

7
В рамках работ по совершенствованию гражданского зако-
нодательства предлагается расположить нормы об обязательстве по
энергоснабжению в отдельной главе ГК РФ, принимая во внимание,
что договор энергоснабжения не является одним из видов договора
купли-продажи (безвозмездная купля-продажа есть юридическая
бессмыслица, а безвозмездное энергоснабжение гипотетически воз-
можно). Соответствующую главу следует назвать «Снабжение энер-
гетическими товарами через присоединенную сеть», принимая во
внимание, что акцент следует делать не на «товарности» энергии, а
на способе ее доставки (А. И. Хаснутдинов). В названной главе не-
обходимо зафиксировать правило, согласно которому задолжен-
ность за потребленную энергию «следует» юридической судьбе по-
требивших ее объектов, чтобы каждый новый владелец (собствен-
ник) объекта становился обязанным платить по долгам прежнего
владельца. Аналогичное правило следует установить и в отношении
владельцев энергетических сетей: необходимо, чтобы обязанность
передавать энергию потребителям связывала не только лицо, заклю-
чившее договор об оказании услуг по передаче, но и всякого нового
владельца энергетической сети даже в отсутствие специального о
том договора с потребителями его услуг и энергии. Долг (обязан-
ность) должен следовать за объектом, подобно тому, как залог сле-
дует за вещью.
Кроме того, договор, который сегодня используется в качестве
инструмента для обеспечения финансовыми ресурсами владельцев
энергетических объектов (продажа мощности), необходимо «пере-
форматировать» в договор об установлении вещного обременения,
налагающий на владельцев станций и сетей обязанность содержать
имущество в порядке и в состоянии постоянной готовности к экс-
плуатации. Эта обязанность должна корреспондировать праву каж-
дого потребителя требовать работы по генерации электроэнергии и
поддержанию мощностей в состоянии, пригодном к эксплуатации, а
не только праву энергосбытовой компании, оплачивающей мощ-
ность. Иными словами, в результате заключения договора продажи
мощности владелец генерирующего оборудования должен стано-
виться обязанным не только в отношении лица, заключившего с ним
договор, но и в отношении всех потребителей без исключения.
Наконец, правила об обязательствах из неосновательного обо-
гащения и ведения чужих дел без полномочий следует объединить в
одном подразделении ГК РФ, предпослав им общую норму – дефи-
ницию квазидоговора, либо расположить данную дефиницию среди
общих положений об обязательствах.
8
Теоретическая и практическая значимость диссертации за-
ключается в том, что результаты изложенного в ней исследования
могут быть положены в основу дальнейшей доктринальной разра-
ботки общей теории квазидоговора в российском гражданском пра-
ве, теории вспомогательных договоров в электроэнергетике; вывод о
квазидоговорном характере отношений между энергосбытовыми
организациями (гарантирующими поставщиками) и бытовыми по-
требителями может быть учтен в конкурентной борьбе за рынки
сбыта электроэнергии.
Апробация результатов исследования. Диссертация обсуж-
далась на заседании кафедры гражданского права и процесса Иркут-
ского юридического института (филиала) Российской правовой ака-
демии Министерства юстиции РФ, на заседании кафедры правовых
дисциплин Байкальского государственного университета экономики
и права, рекомендована к защите. Выносимые на защиту положения
и отдельные вопросы, освещенные в диссертации, отражены в науч-
ных публикациях, прошли обсуждение на научно-практических
конференциях, используются в ходе преподавания курса предпри-
нимательского права, взяты на вооружение некоторыми субъектами
электроэнергетики. Отстаиваемые в диссертации идеи о квазидого-
ворном характере отношений по энергоснабжению в отсутствие до-
говоров купли-продажи (поставки) электроэнергии, о вспомогатель-
ном характере договора купли-продажи электроэнергии нашли под-
тверждение в правоприменительной практике Федерального Арбит-
ражного Суда Северо-Западного округа и коммерческой практике
МУП «Горэнерго» г. Ржева Тверской области.
Структура диссертации. Исследование состоит из введения,
трех глав, разбитых на отдельные непоименованные смысловые
пункты, списка использованных источников и литературы (моно-
графии, научные статьи, диссертации, публицистика) в количестве
410 наименований. Каждая глава объединяет от семи до двенадцати
пунктов, трансформация которых в параграфы, представляющие со-
бой более крупные подразделения текста, является нецелесообразной.
Структура подчиняется цели, задачам, логике и объему исследования.

КРАТКОЕ СОДЕРЖАНИЕ

Во введении обосновывается актуальность, цели и мотивы ис-


следования, научная новизна и практическая значимость диссерта-
ции, сформулированы положения, которые представлены к защите.

9
В начале главы I «Правовая форма снабжения энергией и
объект ее воздействия» констатируется то, чтó общая теория права
понимает под «правовыми формами» и «правовой формой»: право,
взятое в единстве, и отдельные его отрасли, правовые нормы, право-
отношения, правовые процедуры, юридические факты и т. п. В ци-
вилистике правовыми формами могут именовать правоотношения,
если рассматривают их как отражение экономических и иных свя-
зей, и, одновременно, средства воздействия на данные связи, либо
правовые институты, регламентирующие однородные, но все же
различные с юридической точки зрения отношения (О. С. Иоффе,
В. Ф. Яковлев). Из всех правовых форм гражданское правоотноше-
ние признается наиболее проработанной в науке формой (В. А. Бе-
лов). Правовая форма снабжения электроэнергией есть абстрактное
родовое понятие, охватывающее собой конкретные правовые формы –
обязательства (договоры и квазидоговоры) и вещные обременения.
Договор не является единственной гражданско-правовой формой,
опосредующей правоотношения по снабжению энергией, наряду с
договорным обязательством такие отношения могут быть опосредо-
ваны квазидоговором. Каждой правовой форме имманентен собст-
венный иск, следовательно, при изучении правовых форм необхо-
димо принимать во внимание присущие им иски (п. 1).
В том же пункте излагается гипотеза о подразделении догово-
ров в энергетике на базовый и вспомогательные, причем договор об
оказании услуг по передаче энергии является базовым, а договор
купли-продажи энергии – вспомогательным ему договором. В осно-
ве гипотезы лежит известная мысль о том, что если некое явление
обладает определенным свойством, то данное свойство может быть
присуще другому явлению, если между первым и вторым имеется
определенное сходство. Отсюда следует, что можно строить модель
объекта, свойства которого неизвестны, по образцу модели сходного
объекта с известными свойствами. Поскольку на транспорте выде-
ляется группировка вспомогательных договоров, способствующих
реализации транспортных обязательств (А. И. Хаснутдинов), то, по
аналогии, можно предположить, что в энергетике существует группа
договоров, вспомогательных по отношению к договорам, удовле-
творяющим потребность в энергии. Аналогия корректна, так как и
электроэнергетика, и железные дороги представляют собой единые
хозяйственные системы (п. 2).
Для решения задачи по доказыванию вспомогательного харак-
тера договора купли-продажи (поставки) энергии автор обращает
внимание на то, что договор, удовлетворяющий потребность в энер-
10
гии, содержит индивидуальные юридико-технологические предпи-
сания, устанавливающие характер и последовательность действий
субъектов неразрывного производственного цикла отпуска и по-
требления энергии (п. 2). Объектом воздействия правовой формы
снабжения электричеством является поведение участников соответ-
ствующих отношений. Воздерживаясь от вовлечения в дискуссию о
проблеме объекта гражданских прав, автор заявляет о своей привер-
женности позиции профессора О. С. Иоффе, согласно которому
только действия могут быть объектами правоотношений; плюрали-
стическая концепция объекта основана на логической ошибке
«учетверение термина» (Д. Д. Гримм). Энергия не является объек-
том гражданских прав, энергия есть результат постоянных, непре-
кращающихся действий энергоснабжающей организации (п. 3).
Относительно суждений о том, что энергия признается или яв-
ляется вещью – объектом права собственности, замечается, что на
энергию невозможно распространить режим права собственности на
индивидуальную определенную вещь. В литературе распространено
мнение о том, что советские цивилисты полагали энергию вещью.
Это мнение является неточным. Слова профессора С. М. Корнеева о
том, что защита права собственности на электроэнергию невозмож-
на путем виндикации, о том, что нормы права должны применяться
к электроснабжению с учетом физических свойств энергии, равно-
сильны утверждению: энергия не является вещью и не может быть
объектом права собственности (п. 4). Советские цивилисты, хотя и
относили энергоснабжение к группе хозяйственных обязательств по
возмездной передаче имущества в собственность (оперативное
управление), тем не менее, не называли энергию вещью и не квали-
фицировали энергоснабжение как куплю-продажу. Взгляд, согласно
которому снабжение энергией, по сути, представляет собой поставку
или, не будучи поставкой, «вплотную примыкает к ней» (Б. М. Сей-
нароев, О. С. Иоффе), относится к тому времени, когда поставка и
купля-продажа рассматривались как различные, самостоятельные
друг от друга правовые формы товарного распределения материаль-
ных благ. Вопреки мнению оппонентов, отрицание за энергией спо-
собности выступать в качестве объекта права собственности не при-
водит к отрицанию товарного характера снабжения энергией.
Заметив ущербность постулата «энергия – вещь», его привер-
женцы в настоящее время взяли на вооружение идею «энергия –
бестелесная (неосязаемая) вещь» или полагают энергию объектом
особого рода («автономная теория»). Подобные взгляды отражают
существование оптового рынка электроэнергии и оправдывают воз-
11
можность совершения в будущем биржевых (спекулятивных) сде-
лок, опосредующих оборот прав на получение энергии от генери-
рующих станций и энергетических сетей – сферы отношений, где
реальная передача энергии отсутствует. Выдающаяся роль энергии в
обеспечении жизнедеятельности общества не дает оснований для
признания энергии особым, специальным видом имущества, наряду
с вещами и имущественными правами, поскольку существует кате-
гория имущественных прав, охватывающая и право требовать не-
прерывной подачи энергии.
Теория «двойного или множественного объекта», согласно ко-
торой объектом (предметом) снабжения энергией выступает, во-
первых, сама энергия, во-вторых, действия по ее передаче, с одной
стороны, пытается объяснить природу предмета оборота оптового
рынка энергии, а с другой стороны, оправдывает разделение догово-
ра энергоснабжения на куплю-продажу (поставку) энергии и услуги
по ее передаче. Теория «двойного объекта» не в состоянии доказать
необходимость заключения договора на оказание услуг по передаче
энергии организациями, получающими энергию непосредственно «с
шин» генерирующей станции и, казалось бы, не нуждающимися в
услугах сетевых компаний, а также договора об оказании услуг по
поддержанию резервной тепловой мощности потребителями, чьи
объекты присоединены к сетям теплоснабжающей организации, но
которые не пользуются тепловой энергией (п. 4). Данная теория вос-
требована, поскольку обосновывает право владельцев генерирую-
щих станций на получение денег за работу по производству энергии
и право владельцев энергетических сетей за деятельность по подаче
потребителю электричества (поддержанию в сети необходимого
уровня напряжения). Теория множественности объектов позволяет
также обосновать право субъектов, поставляющих на генерирую-
щую станцию давальческое сырье для выработки энергии, на после-
дующее получение денег, но не с владельца станции, «потребив-
шей» газ, торф, мазут или уголь, а с потребителей энергии, вырабо-
танной станцией (п. 4). Гипотетическая возможность заключения
договора о переработке электростанцией давальческого сырья по-
требителя в энергию доказывает, что правоотношения по снабжению
энергией вполне могут быть урегулированы договором подряда.
При покупке энергии потребитель в действительности оплачи-
вает не саму энергию, а деятельность генерирующих станций и рас-
пределительных сетей: «Основная плата берется с потребителя в
твердой сумме вне зависимости от количества потребленной им
электроэнергии» (С. М. Корнеев). Автор обращается к конструкции
12
«продажи» мощности, т. е. способности объектов энергетического
хозяйства к эксплуатации. «Продажа» мощности призвана возло-
жить на потребителей обязанность оплатить условно-постоянные
затраты владельцев генерирующих станций на пребывание в состоя-
нии постоянной готовности к выработке энергии. Возмещая и аван-
сируя затраты собственников генерирующих мощностей, потреби-
тели ничего не получают взамен, даже уверенности в том, что вы-
плаченные ими деньги будут израсходованы владельцами станций и
энергетических сетей в соответствии с их назначением (п. 5). Выска-
зывается предложение «переформатировать» договор продажи мощ-
ности в договор об установлении вещного обременения генерирую-
щих мощностей, налагающий на владельцев станций обязанность
содержания оборудования в порядке и в состоянии постоянной го-
товности к эксплуатации. Эта обязанность должна корреспондиро-
вать праву каждого потребителя требовать работы по генерации
электроэнергии и поддержанию мощностей в состоянии, пригодном
к эксплуатации, а не только праву энергосбытовой компании, опла-
чивающей мощность. Аналогичные обязанности следует возложить
и на владельцев энергетических сетей – профессор М. К. Сулейме-
нов квалифицирует обязанность владельца сети по передаче энергии
как вещное обременение «сервитутного типа», которая не прекра-
щается при передаче сетей другому владельцу (п. 5). Так в работе
впервые появляется мысль о вещном характере обязанности по
удовлетворению потребности в электричестве.
В заключительном пункте главы первой подчеркивается, что в
силу технологических особенностей снабжения энергией через при-
соединенную сеть уступить свое право на получение энергии або-
нент может не иначе как вместе с потребляющим энергию объектом.
Отсюда вывод, что договор энергоснабжения является самостоя-
тельным типом договора, находящимся в родстве с поставкой, под-
рядом, договором возмездного оказания услуг, но не сводимым к
ним. Это родство заключается не только в возмездности отношений,
поскольку энергоснабжение в отличие от купли-продажи вполне
может быть и безвозмездным договором, а в том, что предмет ис-
полнения обязательств по энергоснабжению – совместные действия
энергоснабжающей организации и абонента по отпуску и приемке
энергии. Данные действия вполне можно назвать общим делом, об-
щим предприятием сторон, координация действий которых осуще-
ствляется договором. Поэтому в правовом регулировании энерго-
снабжения большое значение имеют юридико-технологические
нормы, описывающие производственные процессы по выработке,
13
передаче, использованию энергии. Договоры, отражающие содержа-
ние данных процессов, следует именовать базовыми (основными)
договорами в электроэнергетике. Договоры, содействующие удовле-
творению потребности в электричестве, выступают по отношению к
базовым договорам в качестве вспомогательных (п. 6).
Глава II «Обязательство по снабжению энергией и вспомо-
гательные ему договоры» начинается с указания на то, что до от-
деления сбыта энергии от ее передачи в сфере электроэнергетики не
могло существовать сомнений в том, какой договор является основ-
ным (базовым): таковым договором мог являться только договор
энергоснабжения, опосредующий подачу энергии потребителю.
Сегодня подача энергии потребителю опосредуется договором
купли-продажи энергии и договором об оказании услуг по передаче
энергии. В литературе появились суждения о том, что, по сути, до-
говор энергоснабжения являлся конструкцией, совмещавшей обяза-
тельства купли-продажи энергии с обязательствами по ее передаче.
Подобные выводы равносильны признанию договора энерго-
снабжения обязательством по оказанию услуг, поскольку по анало-
гии можно утверждать, что договор подряда совмещает обязательст-
ва по выполнению работы и возмездной передаче заказчику ее ре-
зультата (п. 1).
После приватизации региональных электроэнергетических сис-
тем в законодательстве о конкуренции появляется понятие услуг по
передаче электрической (тепловой) энергии. Отнесение энергоснаб-
жения к группе договоров купли-продажи (гл. 30 ГК РФ) позволило
судам не распространять на снабжение энергией правовой режим
естественных монополий и легализовать «прямые договоры по энер-
госнабжению», к которым и восходят договоры купли-продажи
энергии (п. 3)
На материалах «знакового» дела о понуждении энергосистемы
к заключению договора об оказании услуг по передаче электроэнер-
гии контрагентами по «прямому» договору энергоснабжения пока-
зано, что характер деятельности по снабжению энергией не изменя-
ется в зависимости от того, заключен между снабжающей организа-
цией договор энергоснабжения или договор об оказании услуг по
передаче электроэнергии. Изменяются при заключении «прямого»
договора лишь финансовые связи между потребителем, владельцем
энергетической сети и владельцем электростанции (часть платежа за
электроэнергию перечисляется электростанции, минуя энергетиче-
скую сеть). Помимо владельца электростанции стороной по «прямо-
му» договору энергоснабжения – продавцом энергии может быть
14
лицо, даже не имеющее объектов, присоединенных к энергетической
сети, поскольку прекратили действовать Правила пользования элек-
тро-, теплоэнергией 1981 г., согласно которым покупатель (абонент)
должен иметь в оперативном управлении объекты, присоединенные
к энергетическим сетям энергоснабжающей организации. Практика
распространяет конструкцию «прямого» договора энергоснабжения
на сферу снабжения тепловой энергией (п. 4). В следующем пункте
говорится, что с технологической стороны функции энергоснаб-
жающей организации аналогичны функциям организации энергосе-
тевой, подчеркивается, что нет оснований отождествлять владельца
энергетических сетей с перевозчиком, поскольку энергетическая
сеть не только обеспечивает подачу «чужой» энергии потребителю,
но и при передаче преобразует ее в энергию низкого или среднего
напряжения. Развитие (генезис) правовой формы энергоснабжения
говорит о том, что все отличие договора энергоснабжения от дого-
вора по оказанию услуг по передаче энергии заключается в субъект-
ном составе и иной схеме расчетов за поставляемую энергию (п. 5).
Идея о разделении товарных и финансовых потоков в энергети-
ке, согласно которой деньги с потребителей должны получать не
субъекты производственной деятельности (генерации и передачи
энергии), а субъекты, обеспечивающие финансовыми средствами
производственную деятельность, не лишена смысла. Потребители
могут адресовать платежи за потребленную энергию банкам, пре-
доставляющим кредиты субъектам энергетики, но основанием для
платежей должны являться договоры об оказании финансовых ус-
луг, а не договоры о снабжении энергией, поскольку последние при-
званы обеспечивать непосредственное взаимодействие между по-
требителем и энергоснабжающей (электросетевой) организацией.
Отсюда следует, что между потребителем энергии и энергосетевой
организацией должна быть устойчивая правовая связь, которую не в
состоянии заменить обязательство между потребителем и финансо-
вой (энергосбытовой) организацией. Последнее не является отраже-
нием технологической связи между потребителем и владельцем ге-
нерирующего и энергопередающего оборудования, и финансовая
(энергосбытовая) организация может влиять на технологические
процессы лишь опосредованно, путем воздействия на лицо, оказы-
вающее услуги по обеспечению энергией. Договор купли-продажи
энергии не предусматривает постоянных правовых отношений меж-
ду потребителем энергии и лицом, фактически оказывающим услуги
по передаче энергии – владельцем энергетических сетей, сущест-
венный пробел в законодательстве налицо. Положение не спасает и
15
аналогия с отношениями в сфере перевозки, где грузополучатель
(если его фигура не совпадает с грузоотправителем) не состоит в
договорных отношениях с перевозчиком, но договор перевозки наде-
ляет грузополучателя правами требования к перевозчику: аналогичная
конструкция в законодательстве об электроэнергетике отсутствует.
Советскому законодательству в сфере энергоснабжения была
известна конструкция, по которой энергия оплачивалась потребите-
лем не лицу, непосредственно предоставлявшему услуги, а энерго-
снабжающей организации. «Договор с энергоснабжающей организа-
цией заключает жилищная организация, в ведении которой находит-
ся дом, а оплату электроэнергии осуществляет ее потребитель –
гражданин» (Е. Д. Шешенин). Среди специалистов по жилищному
законодательству распространен взгляд о том, что коммунальные
отношения опосредуются не самостоятельным видом договорных
обязательств, а «являются составной частью жилищного правоот-
ношения, что они неотделимы от жилищных отношений по исполь-
зованию жилого помещения» (П. И. Седугин). Если право и коррес-
пондирующая ему обязанность по снабжению коммунальными ре-
сурсами (газом, водой, энергией) есть составной элемент жилищного
правоотношения между нанимателем и эксплуатирующей дом орга-
низацией, то этот элемент не исчезает и при приватизации жилого
помещения, трансформируясь в составную часть права собственно-
сти на жилье: правомочие требовать снабжения коммунальными ре-
сурсами (газом, водой, энергией). Такое правомочие является эле-
ментом права собственности и на отдельное домовладение. Из этого
вывода должен следовать и другой: требование оплаты коммуналь-
ных ресурсов, потребленных объектом, следует адресовать любому
собственнику данного объекта. (Сегодня права коммунальных орга-
низаций не являются вещными и не обременяют имущество). Более
того, его следует рассматривать как правомочие, принадлежащее
любому собственнику (субъекту прав хозяйственного ведения, опе-
ративного управления) объекта, потребляющего энергию безотноси-
тельно к факту заключения самостоятельного о том договора
(оформления существующих отношений договором – документом).
Выше упоминалось о том, что право на работоспособность энерге-
тических сетей профессор М. К. Сулейменов квалифицировал как
право сервитутного типа, т. е. подобное сервитуту право, обозначив
в качестве его субъекта владельца электростанции. Наряду с вла-
дельцами генерирующих мощностей, в работоспособности энерге-
тических сетей заинтересованы собственники потребляющих энер-
гию объектов. Казалось бы, против признания данного права серви-
16
тутом говорит то обстоятельство, что в качестве аксиомы постули-
руется положение, согласно которому ограниченные вещные права
могут устанавливаться только на чужие вещи, но не на чужие дейст-
вия. Однако другим странам известны среди прочих ограниченных
вещных прав реальные обременения недвижимости, отличающиеся
от сервитутов своим положительным (позитивным) содержанием –
промышленные реалласты (Reallasten). Правоотношение между ли-
цом, подающим энергию (владельцем энергетической сети, под-
станции), и лицом, потребляющим энергию (владельцем энергопри-
нимающего устройства), вполне может рассматриваться как сущест-
вующее в силу вещного обременения, а договор о подключении
энергопотребляющих объектов к энергетическим сетям может быть
договором об установлении вещного обременения. Данный договор
опосредует подготовку к деятельности по передаче энергии потре-
бителю и является вспомогательным по отношению к договору
энергоснабжения (в современных условиях к договору об оказании
услуг по передаче энергии). В системе вспомогательных договоров
есть смысл рассматривать данный договор в качестве самостоятель-
ного, не сводимого к известным договорным типам, поскольку в ка-
честве такового он закреплен в законодательстве (иными словами,
законодатель никак не определяет его правовую природу).
К числу вспомогательных договоров в области энергетики от-
носится и договор купли-продажи (поставки) энергии. Нередко до-
говор между энергосбытовой компанией и потребителем пытаются
представить в качестве главного, основного, а деятельность по пере-
даче энергии квалифицируют как вспомогательную. Но все действия
энергосбытовой компании сводятся к сбыту энергии, т. е. к заклю-
чению договора с потребителем, измерению потребленной энергии и
выставлению счетов на ее оплату1. Договор может предусматривать
и обязанность энергосбытовой компании по организации передачи
энергии, т. е. обязанность возложения исполнения обязательства на
третье лицо. Заключение договора купли-продажи энергии не всегда
означает, что энергосбытовая компания действительно обеспечит
исполнение возникшего из договора обязательства по передаче
энергии (п. 7).
Далее излагаются ход и результаты кампании по изменению
структуры договорных связей на розничном рынке электроэнергии
Тверской области [2006–2008]. Проведение эксперимента здесь ока-

1
См.: Мельник Л. Б. Стратегии энергосбытовых компаний в условиях перехода к
конкурентному рынку электроэнергии : дис. ... канд. экон. наук. М., 2008. С. 49.
17
залось возможным, поскольку энергосбытовая компания (гаранти-
рующий поставщик) нарушила правило о необходимой устойчивой
правовой связи между субъектами основной и вспомогательной дея-
тельности, на которую указал профессор А. И. Хаснутдинов: «Меж-
ду перевозчиком [и энергосетевой организацией. – В. Н.] и услуго-
дателем во вспомогательном договоре существует правовая связь:
либо административно-правовая, если услугодатель входит в систе-
му транспорта [и энергетики. – В. Н.], либо гражданско-правовая
(договорная), когда услугодатель по вспомогательному договору в
свою очередь состоит в договорных отношениях с перевозчиком [и
энергосетевой организацией. – В. Н.] по поводу завоза и сдачи к пе-
ревозке грузов, принадлежащих своей клиентуре». Нежелание энер-
госбытовой организации заключать договор об оказании услуг по
передаче энергии (и платить по данному договору) привело к утрате
рынка сбыта – к прекращению договорных связей с потребителями
энергии. Суды признали правомерность платежей за энергию треть-
ему лицу, согласившемуся оплачивать работу энергосетевой органи-
зации; доводы гарантирующего поставщика, указывавшего на отсут-
ствие у третьего лица «права собственности» на электроэнергию,
были оставлены без внимания, невзирая на отсутствие у третьего
лица договора купли-продажи энергии на оптовом рынке (п. 8).
В заключительных пунктах (9–11) рассматривается вопрос о
квалификации отношений между лицом, обратившимся с предложе-
нием о заключении договора купли-продажи энергии с целью по-
следующей ее продажи своим потребителям, и гарантирующим по-
ставщиком, обязанным заключить договор, в тот период, когда до-
говор еще не заключен, но потребители получают энергию и опла-
чивают ее оференту. Присутствует технологическая связь между
потребителями и сетевой организацией, экономическая связь между
сетевой организацией и оферентом, но отсутствует договор между
оферентом и гарантирующим поставщиком по причине отсутствия
согласия по всем существенным условиям. Автор полагает, что в
данном случае правоотношения со своей внешней стороны являются
квазидоговорными, возникающими из одностороннего волеизъявле-
ния оферента, опираясь при этом на суждения профессора
М. М. Агаркова о том, что правоотношения по снабжению населе-
ния энергией, газом, водой, перевозке пассажиров основаны не на
соглашении сторон, а на одностороннем волеизъявлении потребите-
ля, и замечание о том, что термином «договор» могут обозначать не
только соглашение, но и его суррогат (В. А. Белов). Затем следует
ответ на вопрос о внутренней стороне, о существе, природе отноше-
18
ния, возникающего вследствие одностороннего волеизъявления по-
требителя энергии; по мнению автора, правоотношение возникает по
причине технологической связи между энергопринимающими уст-
ройствами потребителя и энергетической сетью. Право собственно-
сти владельца сетей обременено обязанностью поддерживать сеть в
рабочем состоянии, обеспечивая подачу электроэнергии абоненту-
потребителю в необходимом ему количестве в пределах техниче-
ской возможности сети. Отсутствие договора купли-продажи энер-
гии не может влечь за собой прекращения снабжения энергией, по-
скольку собственник защищен негаторным иском по отношению к
собственнику энергетических сетей, иском о понуждении к заклю-
чению договора купли-продажи энергии и требованием о принятии
обеспечительных мер в форме запрета прекращения подачи энергии.
Вещное обременение с легкостью можно представить как обязатель-
ство (не случайно говорят об обязательствах из договора об уста-
новлении сервитута)2. Потребитель электроэнергии имеет право по
соглашению с владельцем сети избрать в качестве точки поставки
любое место в энергетической сети, а не только точку присоедине-
ния своих энергопринимающих устройств к сети. Реализация данно-
го права может быть направлена на выбор напряжения оплачивае-
мой энергии (низкое напряжение оплачивается по цене значительно
большей, нежели энергия среднего и высокого напряжения).
В первом пункте главы III «Квазидоговор по энергоснабже-
нию» обращается внимание на правовую фикцию как прием юриди-
ческой техники, позволяющий рассматривать «нечто не сущее как
сущее» (Б. Б. Черепахин). Этот прием используется не только зако-
нодателем, но и судами при оценке конкретных обстоятельств дела.
Сказанное иллюстрируется разбором судебного постановления по
спору между ОАО РАО «ЕЭС России» и ОАО «Иркутскэнерго». Ес-
ли фикция – прием юридической техники, то квазидоговор – отно-
шение, на которое законодатель или судья могут воздействовать с
помощью данного приема. Для юридического текста характерна по-
лисемия – обозначение различных понятий одним термином, и сло-
во «договор» может обозначать не только юридический факт, возни-

2
См.: Солодова Я. С. Обязательства из договора об установлении сервитута :
автореф. дис. … канд. юрид. наук. Томск, 2010. 19 с. Автор другого исследования
прямо квалифицирует в качестве сервитутного право собственника энергоприни-
мающего объекта требовать перетока электроэнергии через электросетевое хозяйство,
принадлежащее иному лицу. См.: Метельская В. В. Сервитуты по законодательству
России и Испании : автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 2008. 25 с.
19
кающее из него правоотношение, документ, источник права, быто-
вое соглашение, но и фикцию, и видимость договора. Отличие фик-
ции от видимости заключается в том, что фикция очевидна, в то
время как видимость с внешней стороны напоминает юридический
факт (договор). Типичной видимостью является несуществующий
юридический факт [незаключенный договор. – В. Н.], полагаемый
контрагентами и публикой за существующий (Б. Б. Черепахин).
В этом случае обязательство между ними есть квазидоговор. К чис-
лу квазидогорных относятся и отношения, возникающие при поль-
зовании энергией потребителем с согласия энергоснабжающей орга-
низации до достижения соглашения по всем существенным услови-
ям (И. Пухан, М. Поленак-Акимовская).
Затем в работе обращается внимание на дискуссию о том, явля-
ется ли договор снабжения энергией бытового потребителя (п. 1
ст. 540 ГК РФ) реальным или консенсуальным. Дискуссия не имеет
смысла, потому что в большинстве случаев договор между энерго-
снабжающей организацией и гражданином-потребителем (абонен-
том) вообще не заключается. Употребление при текстуальным из-
ложении нормы лексической единицы «считается» указывает, что
при создании нормы законодатель прибегнул к фикции (Б. Б. Чере-
пахин, О. А. Кузнецова). Далее впервые изложены функции, которые
выполняет фикция п. 1 ст. 540 ГК РФ (цели, достижению которых
способствует данное нормативно-правовое предписание). Фикция:
1) помогает избежать дорогостоящего документального оформле-
ния отношений между гражданином и энергосбытовой организацией;
2) устанавливает правоотношение, подобное обязательству из
договора энергоснабжения, между ресурсоснабжающей организаци-
ей и гражданином, не имеющим энергопринимающих устройств;
3) позволяет избежать согласования изменения структуры дого-
ворных связей по энергоснабжению граждан;
4) не распространяет правовой режим договора на отношения
между энергоснабжающей организацией и потребителем (невоз-
можно признание договора незаключенным или констатация его
ничтожности);
5) привязывает обязательство между энергоснабжающей орга-
низацией и гражданином по обеспечению электричеством и теплом
не к личности субъекта, на законных основаниях подключившего
свои объекты к энергетической сети, а к личности собственника
объектов, потребляющих энергию;

20
6) защищает интересы энергоснабжающей организации при
перемене собственников жилых помещений, содействуя получению
с приобретателей жилых помещений задолженности прежних вла-
дельцев;
7) препятствует одностороннему прекращению договора граж-
данином (нельзя отказаться от договора, которого в действительно-
сти не существует);
8) не допускает противоречия между условиями договора и
позднейшим нормативным правовым актом.
Квазидоговор между энергоснабжающей организацией и граж-
данином – бытовым потребителем есть всего лишь инструмент для
сбора денежных средств, необходимых для содержания энергоснаб-
жающих организаций и всей энергетической системы (п. 3). Приво-
дятся примеры из практики судов общей юрисдикции, подтвер-
ждающие, по мнению диссертанта, фикцию договора снабжения
энергией бытового потребителя (п. 4). Демонстрируется использо-
вание фикции как приема юридической техники Президиумом Выс-
шего Арбитражного Суда РФ при формулировании правоположения
«о фактическом договорном отношении» по образцу п. 1 ст. 540 ГК
РФ. В случае присоединения энергопринимающих устройств граж-
данина в установленном порядке к сетям энергоснабжающей орга-
низации обязательство – квазидоговор возникает в силу прямого
указания закона. В случае присоединения энергопринимающих уст-
ройств юридического лица или предпринимателя – гражданина обя-
зательство – квазидоговор возникает по причине предварительного
согласия сторон на заключение договора в будущем в силу вырабо-
танного Президиумом ВАС РФ прецедента правоприменения. В обо-
их случаях обязательство подобно обязательству, порождаемому
«полноценным» договором энергоснабжения, но не является тако-
вым (п. 4). Данное обязательство не исчерпывается обязанностью
потребителя оплачивать потребленную энергию, его элементом яв-
ляется и право контроля энергоснабжающей организации над техни-
ческим состоянием и эксплуатацией энергопринимающих устройств,
приборами учетами и энергетическими сетями потребителя (п. 5).
Возможны ситуации, в которых энергоснабжающая организация не
вправе прекращать подачу энергии, невзирая на отсутствие согла-
шения по всем существенным условиям договора.
В следующем пункте диссертант обращается к законодательст-
ву об электроэнергетике (Правилам розничных рынков электроэнер-

21
гии 2006 г.)3, подчеркивая, что Правила стремятся исходить из того,
что между потребителем – гражданином и энергосбытовой компа-
нией (гарантирующим поставщиком) существует «полноценный»
договор на отпуск и потребление энергии, заключаемый как в уст-
ной, так и письменной форме. Однако без использования фикции не
обошлось, в противном случае при утрате энергосбытовой компани-
ей статуса гарантирующего поставщика требовалось бы испраши-
вать согласие потребителей на замену стороны по договору купли-
продажи электроэнергии. Отсюда рекомендация компаниям, опа-
сающимся утратить статус гарантирующего поставщика, стремиться
к заключению договоров с бытовыми потребителями в письменной
форме, так как последние не прекращают своего действия после по-
тери статуса (п. 6).
Трудно предположить, что будет реализовано предложение о
распространении на правоотношения по пользованию энергией ре-
жима вещных обременений с позитивным содержанием, очевидно
только, что данные конструкции могут найти воплощение в законах
при формулировании положений о коммунальных сервитутах. От-
носительно распространения режима вещных обременений на отно-
шения с иным субъектным составом (промышленные потребители,
организации, эксплуатирующие жилые дома, владельцы генери-
рующих мощностей и энергетических сетей) вероятны высказыва-
ния о том, что реалласт представляет собой пережиток феодальных
отношений, поскольку существенно ограничивает собственника в
свободе распоряжения имуществом. Между тем реалласт позволяет
энергосбытовым организациям избежать рисков, связанных с пере-
ходом прав на потребляющие энергию объекты к другим лицам –
энергоснабжающие организации обязаны заключать договоры с но-
выми собственниками или арендаторами объектов, несмотря на не-
погашенные долги прежних владельцев (п. 7).
Поэтому в заключительном пункте уделяется внимание извест-
ным российскому праву квазидоговорам (обязательствам по неосно-
вательному обогащению и ведению чужих дел без поручения, пра-
воотношению между сособственниками). Указывается, что бездого-
3
Правила функционирования розничных рынков электрической энергии в
переходный период реформирования электроэнергетики с 1 января 2011 г.
именуются Основными положениями функционирования розничных рынков
электрической энергии. См.: О внесении изменений в некоторые акты
Правительства Российской Федерации по вопросам функционирования розничных
рынков электрической энергии : постановление Правительства РФ от 31 дек. 2010 г.
№ 1242 // Собр. законодательства РФ. 2011. № 11. Ст. 1524.
22
ворное потребление электричества находится в близком родстве с
данными институтами. Автор предлагает выработать общую дефи-
ницию квазидоговора с ее последующей фиксацией в части первой
ГК РФ (п. 8).

ПОЛОЖЕНИЯ ДИССЕРТАЦИИ ИЗЛОЖЕНЫ


В СЛЕДУЮЩИХ ПУБЛИКАЦИЯХ

I. В ведущих научных журналах и изданиях,


рекомендуемых Высшей аттестационной комиссией:
1. Нестолий В. Г. Против «автономного» взгляда на юридиче-
скую природу энергии / В. Г. Нестолий // Закон и право. – 2009. –
№ 11. – С. 80. – 0,06 печ. л.
2. Нестолий В. Г. Взгляды профессоров М. М. Агаркова и
О. С. Иоффе на договор снабжения энергией: новое прочтение /
В. Г. Нестолий // Вестник Российской правовой академии. – 2009. –
№ 3. – С. 28–32. – 0,4 печ. л.
3. Нестолий В. Г. Договоры и квазиконтракты в энергоснаб-
жении / В. Г. Нестолий // Закон и право. – 2009. – № 5. – С. 85–86. –
0,12 печ. л.
II. В материалах всероссийских и международных
конференций:
4. Нестолий В. Г. Исковые формулы и правовые формы обес-
печения электричеством и теплом (против признания энергии осо-
бым объектом субъективных прав) / В. Г. Нестолий // Россия – Ки-
тай: проблемы обеспечения национальной и международной безо-
пасности : материалы VII всерос. науч.-практ. конф. Чита, 23–24 апр.
2009 г. – Чита, 2009. – С. 47–50. – 0,22 печ. л.
5. Нестолий В. Г. Текущие задачи коммерсиалистики в сфере
изучения административных и гражданских энергетических право-
отношений / В. Г. Нестолий // Кулагинские чтения : материалы IX
всерос. науч.-практ. конф. Чита, 30 нояб. – 1 дек. 2009 г. : в 4 ч. –
Чита, 2009. – Ч. 4. – С. 27–30. – 0,17 печ. л.
6. Нестолий В. Г. «Двусторонний» договор купли-продажи
электроэнергии / В. Г. Нестолий // Деятельность правоохранитель-
ных органов и государственной противопожарной службы в совре-
менных условиях: проблемы и перспективы развития : материалы
Междунар. науч.-практ. конф. Иркутск, 19 апр. 2009 г. : в 2 ч. – Ир-
кутск, 2009. – Ч. 1. – С. 277–279. – 0,12 печ. л.

23
III. В иных научных журналах и изданиях:
7. Нестолий В. Г. Продажа мощности как юридическая химера
/ В. Г. Нестолий // Современные проблемы правотворчества и пра-
воприменения : сб. науч. тр. – М. : Иркутск, 2010. – Вып. 7. – С. 71–
78 . – 0, 57 печ. л.
8. Нестолий В. Г. Фикция как инструмент юридической тех-
ники: на примерах из жизни Древнего Рима и Московской Руси,
российских законов и судебного правоприменения в сфере снабже-
ния электроэнергией / В. Г. Нестолий // Современные проблемы
правотворчества и правоприменения : сб. науч. тр. – М. ; Иркутск,
2009. – Вып. 6. – С. 110–117. – 0, 57 печ. л.
9. Нестолий В. Г. Практические проблемы ценообразования
на электроэнергию / В. Г. Нестолий // Юридический справочник ру-
ководителя. – 2009. – № 5. – С. 24–28. – 0,3 печ. л.
10. Нестолий В. Г. Фикция договора (квазиконтракт) энерго-
снабжения в законодательстве, судебной и хозяйственной практике /
В. Г. Нестолий // Юстиция. – 2008. – № 3. – С. 87–99. – 0,8 печ. л.
11. Нестолий В. Г. Сервитут электричества и тепла / В. Г. Не-
столий // Юстиция. – 2007. – № 1. – С. 43–50. – 0,3 печ. л.
12. Нестолий В. Г. Договор оказания услуг по передаче элек-
троэнергии / В. Г. Нестолий // эж-Юрист. – 2006. – Март (№ 10). –
0,12 печ. л.
13. Нестолий В. Г. Прощение части долга за электроэнергию /
В. Г. Нестолий // эж-Юрист. – 2005. – Дек. (№ 49). – 0, 13 печ. л.
14. Нестолий В. Г. Мировое соглашение о прощении части
основного долга по делу о взыскании задолженности за потреблен-
ную электроэнергию // Современные проблемы правотворчества и
правоприменения : сб. науч. ст. – Иркутск, 2005. – Вып. 2. – С. 83–88. –
0,3 печ. л.
15. Нестолий В. Г. Учение проф. М. М. Агаркова и правовые
вопросы защиты прав потребителей электроэнергии / В. Г. Несто-
лий, Л. Н. Шамаева // Сибирский юридический вестник. – 2005. –
№ 2. – С. 40–53. – 1,1 печ. л. – (Авторство не разделено).
16. Нестолий В. Г. Гарантирующие поставщики: перспективы
развития / В. Г. Нестолий // ЭнергоРынок. – 2004. – № 8. – С. 57–60. –
0,2 печ. л.
17. Нестолий В. Г. Основные положения об энергосбытовых
организациях в законах о реформировании российской электроэнер-
гетики / В. Г. Нестолий // ЭнергоРынок. – 2004. – № 5. – С. 60–63;
№ 6. – С. 52–56. – 0, 5 печ. л.
24
18. Нестолий В. Г. Предварительные договоры атомных элек-
тростанций о снабжении электроэнергией в будущем: правосубъ-
ектность, компетенция, свобода договора / В. Г. Нестолий // Право:
История, Теория, Практика. Декабрь 2004 г. : межвуз. сб. науч. тр. :
в 2 ч. / под ред. И. П. Панфилова. – Липецк, 2004. – Ч. 2. – С. 3–36. –
1,5 печ. л.
19. Нестолий В. Г. Правосубъектность, несостоятельность,
некоторые политические процессы в сфере реформирования элек-
троэнергетики и жилищно-коммунального хозяйства: (хроники кор-
поративной борьбы. Карелия, 2001–2002 гг.) / В. Г. Нестолий // Пра-
во: История, Теория, Практика. Декабрь 2004 г. : межвуз. сб. науч.
тр. : в 2 ч. / под ред. И. П. Панфилова. – Липецк, 2004. – Ч. 2. –
С. 91–118. – 1, 2 печ. л.
20. Нестолий В. Г. Договор энергоснабжения – самостоятель-
ный институт российского гражданского права / В. Г. Нестолий //
Сибирский юридический вестник. – 2003. – № 3. – С. 42–45. – 0,3 печ. л.
21. Литвинов В. Л. Федеральный закон от 24 июня 1999 г.
№ 122-ФЗ «Об особенностях несостоятельности (банкротства) субъ-
ектов естественных монополий топливно-энергетического комплек-
са» в практике Арбитражного суда Республики Карелия / В. Л. Лит-
винов, В. Г. Нестолий // Сибирский юридический вестник. – 2002. –
№ 4. – С. 69–74. – 0,4 печ. л. – (Авторство не разделено).
22. Анисимов В. Л. Постановление Конституционного Суда
РФ от 16 мая 2000 г. № 8-П в практике Арбитражного суда Респуб-
лики Карелия (этапы корпоративной борьбы) / В. Л. Анисимов,
В. Л. Литвинов, В. Г. Нестолий // Сибирский юридический вестник. –
2002. – № 3. – С. 67–71. – 0,4 печ. л. – (Авторство не разделено).

Объем публикаций составляет 9 печ. л.

25
Научное издание

Нестолий Вячеслав Геннадьевич

ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВЫЕ ФОРМЫ СНАБЖЕНИЯ


ЭЛЕКТРОЭНЕРГИЕЙ ПО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВУ
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Автореферат

Научный руководитель
Анвар Измайлович Хаснутдинов

Корректор Г. А. Никифорова

Подписано в печать 24 мая 2011 г. Формат 60х90 1/16


Усл. печ. л. 1,5. Уч.-изд. л. 1,4. Тираж 150 экз. Заказ 46

Издательство Иркутского государственного университета


664000, г. Иркутск, бульвар Гагарина, 36

26

Оценить