Вы находитесь на странице: 1из 69

МИХАИЛ КУЗЬМИН

СНИМИ БОТИНОК
С ГОЛОВЫ:
как мыслить в

К и е в
УДК 37.01
ББК 87.4
К 89

© Кузьмин М. В.
К 89 Сними ботинок с головы: как мыслить в 7D / М. В. Кузьмин –
К.: [«2UP»], 2018.– 454 с.

ISBN 978-966-97321-3-2

Книга посвящена мультиплексному 7D мышлению. В это


понятие входит семь способов мышления – от логики до творче-
ского мышления. Читатель получает практические навыки мыс-
лить качественно и разносторонне. Практикумы в книге представ-
лены диалогами с менеджерами, где они решают на первый взгляд
легкие проблемы, используя весь арсенал нашего мышления.
Книга имеет хороший баланс между глубиной и простотой из-
ложения. Издание ориентировано на широкий круг читате-
лей: менеджеров и молодых специалистов, предпринимателей,
бизнес-тренеров, корпоративных психологов, работников HR
подразделений, студентов различных специальностей.

УДК 37.01
ББК 87.4

ISBN 978-966-97321-3-2

© Кузьмин М.В., 2018


Моим дорогим менеджерам
СОДЕРЖАНИЕ
6 Предисловие

11 Введение

15 Глава Зеро. Здравый смысл

31 Глава первая. Логическое мышление

31 Часть 1: Чистая логика


47 Часть 2: Логика реального
59 Часть 3: Странная логика

76 Глава вторая. Аналитическое мышление

103 Глава третья. Синтетическое мышление

133 Глава четвертая. Системное мышление

133 Часть 1: В фокусе – взаимодействие


161 Часть 2: Мысли в динамике

187 Глава пятая. Вероятностное мышление

222 Глава шестая. Критическое мышление

222 Часть 1: Интеграция мышления


234 Часть 2: Модальность мышления
245 Часть 3: Отсутствующее присутствие

256 Глава седьмая. Творческое мышление

256 Часть 1: Вход в проблемное пространство


284 Часть 2: Выход в пространство решений

308 Заключение

4
ПРАКТИКУМЫ
К главе Зеро: Здравый смысл
315 Практикум 0.1: Нездравый смысл

К главе 1: Логика
323 Практикум 1.1: Трость Холмса
330 Практикум 1.2: Дело о лимоне
336 Практикум 1.3: Дело о биткоине

К главе 2: Анализ
348 Практикум 2.1: Песочные часы

К главе 3: Синтез
355 Практикум 3.1: Проблемное «но»

К главе 4: Системы
360 Практикум 4.1: Тайна Шуньяты
369 Практикум 4.2: Куча песка

К главе 5: Вероятность
378 Практикум 5.1: Охота на себя

К главе 6: Критика разума


386 Практикум 6.1: Об уместности и своевременности
392 Практикум 6.2: Критика чистого мрамора
401 Практикум 6.3: Шпилька и меч

К главе 7: Креативность
409 Практикум 7.1: Спасение рядового гуся
420 Практикум 7.2: Искусство перевода
429 Практикум 7.3: Тест Тьюринга
438 Практикум 7.4: Дизайн решения

К заключению:
445 Заключительный практикум: Последнее слово

453 Список коанов

5
Введение

Введение

Эта книга о мышлении. О широкопанорамном, всестороннем


взгляде на проблему. О решении проблем на основе качественного
мышления. Сложные ситуации, проблемы и задачи роятся вокруг
нас. Некоторые из них решению-пригодны из-за стандартности
ситуации или подобия другой проблеме, уже закрытой. Для решения
таких задач достаточно здравого смысла. Другие – требуют система-
тичного подхода: исследования данных, скрупулезного анализа, син-
теза прошлого опыта и знаний, понимания сути проблемы, видения
цели и поиска путей к ней, кристаллизации блестящей идеи, наконец,
нахождения и принятия решения – красивого и оптимального. Все
это требует различных когнитивных подходов, которые в книге мы
называем способами мышления.
Семь способов мышления, изложенные в книге, – это выбор
автора. Во-первых, число круглое, во-вторых, такой набор – мини-
мально оптимальный (наша оперативная память плохо манипулирует
большим количеством), в-третьих, у меня было семь менеджеров.
Мой выбор способов мышления определялся разными классами
задач, с которыми мы встречаемся на практике. Они выстроены в ие-
рархию так, что каждый последующий способ опирается на все пре-
дыдущие. Исторически они не всегда развивались последовательно.
Первой попыткой упорядочить мышление человека была логика  –
наука об истине и законах ее получения. Позже появляется анализ
и синтез как методы логического решения проблем. Их оказалось
недостаточно из-за сложного сетевого переплетения причин и след-
ствий в определенном классе проблем – там, где доминирует функция
элементов, а не их наличие. Так возникла потребность в системном
анализе и синтезе.
Другой класс проблем был связан с переплетением случайного и
закономерного, и людям пришлось учиться мыслить вероятностя-
ми, потому что, как оказалось, у нас плохо развита интуиция к такого
рода проблемам.
Мы живем в обществе и коллективно решаем сложные пробле-
мы, поэтому нам потребовалось умение слушать аргументы и доказы-

11
вать свою правоту. Как следствие, появилось критическое мышление:
сплав логики и риторики с опорой на саморефлексию.
Наконец, существует еще один класс проблем, когда задача на-
столько нестандартна и плохо определена, что нужно сначала отыскать
саму проблему, правильно ее сформулировать, а потом, преодолевая
мысленные преграды, найти путь к решению. Для этого привлекается
широкий спектр способов мышления, а также дополнительные ког-
нитивные ресурсы: интуиция, воображение, абстрагирование и т.д.
Все это называют творческим мышлением, хотя часть процесса поис-
ка решения проходит подспудно, на подсознании.
Книга делится на две части. Первая часть состоит из “теоретиче-
ского” введения в способы мышления. Здесь мы даем важные опре-
деления и основные положения “науки о мышлении”. Эта наука не
изучается в школе или ВУЗе, разве что некоторые разрозненные
дисциплины, как, например, логика или критическое мышление.
Считается, что мы автоматически учимся мыслить, когда изучаем
математику, историю или живопись. В современных условиях этого
мало  – учиться мышлению нужно специально и целенаправленно.
Поэтому в каждой главе читатель получит не только краткий экс-
курс в определенный способ мышления, но и попробует им мыслить.
Основная задача – замкнуть весь арсенал способов мышления в
единый симплекс, чтобы мыслить объемно, в 7D.
В обычных ситуациях мы просто думаем, а мыслить начина-
ем тогда, когда сталкиваемся с проблемами. Они появляются в этой
части книги как примеры и задания читателю. Я предполагаю, что
читатель будет останавливаться в этих местах и хотя бы несколько
минут размышлять: “А в чем тут проблема? Почему ответ не да-
ется мне сразу?”. Ответ не дается сразу, потому что существуют мыс-
лительные блоки и застревания, которые мы попытаемся преодолеть.
Ага-момент преодоления барьера непонимания – самый ценный для
тренировки мышления и наилучший мотиватор найти решение.
Поэтому задания в конце глав не обязательно выполнять все.
Ведь это не учебник. Но в саму постановку задачи желательно вчиты-
ваться, чтобы понять хотя бы проблему. Желание решить ее появится,
если проблема окажется интересной вам.
Наука полна нерешенных проблем, а от того, как мы выносим
задачу на повестку дня, зависит и возможность ее решения, и выход
на новый уровень знания. После прочтения всей книги попробуйте

12
Введение

вернуться к нерешенным заданиям, и вы убедитесь, как поменяется


ваш взгляд на их сложность.
Вторая часть книги состоит из практикумов, диалогов с моими
менеджерами. В них мы размышляем над простыми вопросами, над
которыми редко задумываемся. Поэтому они просты, но необычны
для нас. Попадая в нестандартную ситуацию, наш здравый смысл сбо-
ит, а интуиция или стандартные приемы мышления приводят к за-
блуждениям.
Дзен-коаны в практикумах служат инструментом преодоления
шаблонов мышления и снятия когнитивных блоков. Менеджеры
провели по три цикла решения коанов, разобрав в общей сложности
21 коан индивидуально и несколько коанов – коллективно.
Технически это проходило так. Я давал каждому менеджеру ин-
дивидуальный коан, который считал наиболее ему полезным. Первую
неделю менеджер работал над коаном самостоятельно, а вторую –
в переписке со мной. Моя роль была двоякой: как оппонента и как
индуктора. Вербализация мыслей менеджером – важный элемент
поиска решения. Дело в том, что многие когнитивные процессы
происходят подспудно, а вербализация эвакуирует мысли на поверх-
ность сознания.
Если в течение второй недели решение не находилось, я выстав-
лял коан на коллективное обсуждение. Как показывает практика,
в мозговом штурме незаурядное решение коана часто находит его
“собственник”. Решение не давалось ему индивидуально, но в кол-
лективном обсуждении собственник коана испытывал классический
инсайт – догадку, внезапное озарение, замыкание пазла в целое. Изу-
чив тему творческого мышления, мы поймем, почему так происходит.
Коллективная форма мышления продемонстрировала высокую
эффективность. Оказывается, мои менеджеры могут мыслить гибко,
нестандартно, провокационно и неожиданно продуктивно: во-пер-
вых, решение находилось быстро, во-вторых, оно было оригиналь-
ным и полезным. Секрет успешности коллективного мышлении в
его организации: в правилах проведения, в точной росписи ролей, в
верной тональности и направляющей руке ведущего. Читатель уви-
дит, как происходит раскрепощение мышления на примере наших
штурм-практикумов.
За полгода, пока длился наш эксперимент, мои менеджеры удив-
ляли меня неоднократно. Особенно в творческих заданиях. Оказы-

13
вается, творческое начало присутствует в каждом из нас, оно просто
спит и неожиданно раскрывается при верном настрое.
Теперь, как читать книгу. В каждой главе есть отсылка к практи-
куму, который будет наиболее полезным в данный момент. Однако
это не догма. Мои бета-читатели книгу читали по-разному: одни так,
как указано в книге, но были и другие, более “последовательные това-
рищи”. Они либо начинали с практикумов (“потому что диалоги чи-
тать легче”), либо сначала читали последовательно “теорию” (“чтобы
сложить цельное впечатление”), а потом переходили к практикумам.
Не скажу, что непоследовательные “последовательные” как-то сильно
пострадали, – все зависит от собственного стиля чтения и мышления.
То же самое относится к последовательности чтения. Хотя гла-
вы выстроены по мере усложнения способов мышления, читатель,
чувствуйте себя свободно, с какой главы начать. Если тема вам хоро-
шо известна или неинтересна, двигайтесь дальше. В конце концов,
вы всегда успеете вернуться к пропущенному фрагменту. Мои бета-
читатели возвращались даже к прочитанным главам и перечитывали
их уже с нового уровня знания.
Хочу обратить внимание читателей на список рекомендованной
литературы. Он помещен после каждой главы. Я вносил сюда только
те источники, которые имеют хороший баланс между популярностью
изложения и глубиной раскрытия темы. Несмотря на определенную
дань классике, нерешенные вопросы науки также обсуждаются в
книге. Поэтому специальная литература и журнальные статьи
выделены под отдельной рубрикой. Ссылки на важные выводы
или результаты экспериментов поданы в подстраничных сносках.
Некоторые читатели могут заинтересоваться ими для углубленно-
го изучения вопроса. Цитаты великих, если не снабжены ссылками,
легко найти в WikiQuote.
Этого краткого “руководства по эксплуатации” будет достаточно.
Включаем воображение и начинаем мыслить, читатель!

14
Гл а в а ш е с т а я

ГЛ А В А Ш Е С Т А Я

КРИТИЧЕСКОЕ МЫШЛЕНИЕ

Часть 1: Интеграция мышления

Новая дисциплина – Схема Понзи – Определение критического мыш-


ления  – Этапы критического мышления – Идеальный мыслитель –
Big 5 личности мыслителя – Аргумент и аргументация – Аргумент
Плевако – Контрпример – Коан “О горе' и лодке” – Активный разум

Мы подошли практически к вершине нашей пирамиды мышле-


ния. Все способы мышления, которые мы практиковали с вами до сих
пор, должны работать согласованно, взаимно дополняя и усиливая
друг друга. Одной из попыток такой интеграции является дисципли-
на, которая за рубежом изучается в колледжах и ВУЗах и носит назва-
ние “критическое мышление”. Попытка похвальная, но по-прежнему
можно видеть, что учебники по “критическому мышлению” посвяще-
ны скорее логике, риторике и умению вести дебаты. Нацеленность
на синергию способов мышления редки, если не отсутствуют вообще.
Чтобы понять, зачем нам нужна особая дисциплина ума – крити-
ческое мышление, разберем такой пример.
Придумывать новые схемы массового одурачивания мошенни-
кам все труднее. Люди уже знакомы со многими схемами и легко их
распознают. Горький опыт потерь не имеет срока давности. Но зача-
стую мошенники модифицируют старые схемы до неузнаваемости.
Как и в случае с вирусами гриппа, защитная система нашего организ-
ма – наше мышление – не распознает новоиспеченные аналоги.
Схема Понзи или попросту “финансовая пирамида” является мо-
шеннической схемой, которая обеспечивает доход более ранних “ин-
весторов” за счет более поздних. В 1919 году Карло Понзи (Carlo Ponzi)
обещал доход в $500 на каждые из вложенных $1000 всего за три
месяца. Пирамида рухнула через год с недостачей в 3 млн долларов
на сумме $7 млн общего долга. Деньги никуда не инвестировались,
кроме как в недвижимость самого Карло. Для роста и поддержания
пирамиды в течение длительного времени необходим непрерывный
приток новых инвесторов.

222
Критическое мышление

Модификаций этой схемы было множество: “нейтронная бомба”


(вложить в конверт один доллар и разослать на 5, 7, 10 адресов, ука-
занных в письме, дописав свое имя внизу); “МММ” (купить сертифи-
каты высокого дохода фирмы МММ, “Меркурий” и т.п.); “облигации
госзайма” (например, пирамида внутреннего заимствования Украины
в 1997 году с доходностью до 60%, – рухнула в 1998-м) и многие другие.
Поэтому, когда люди видели заманчивые предложения о полу-
чении хорошего дохода за короткое время, они уже не попадались.
Здравый смысл выставил защитную максиму: без труда – не выло-
вишь и рыбку из пруда. Что же оставалось делать мошенникам? Они
предложили своим клиентам труд. Модифицированная схема Понзи
“Разрежь бумагу”, примененная в Украине в конце 1990-х, скорее все-
го войдет в анналы истории мошенничества или в учебники по психо-
логии массового поведения.1

Фирма ХХХ напечатала большие листы лотерейных билетов, по 25


на листе. Номинал лотерейного билета – 10 гривен. Нужно: нож-
ницами аккуратно разрезать лист на отдельные билеты. Опла-
та: 1 гривня за вырезанный билет. Условия: так как билет имеет
ценность (10 грн), нужно внести залог наличностью по номиналу,
который человек берет в работу. Это 250 грн за лист. Зато наза-
втра можно забрать свой залог и свой доход в 25 грн. Люди понесли
свои сбережения в фирму, начали занимать у родственников, чтобы
взять побольше материала в работу. Потом целая семья коротала
вечера с ножницами. (Ножницы мгновенно пропали из местных ма-
газинов.) Старались резать очень аккуратно, иначе можно было не
получить нового заказа, если работа будет выполнена плохо.

Фирме для старта нужно было иметь всего 1000 грн капитала на
первый тираж билетов. Финансовый рычаг фирмы 1:10. Далее идет
“нейтронное размножение” денег. Пол-области занималось резкой
бумаги. В конце концов все остановилось, когда утром выстроилась
очередь за новым заказом, но фирма не открылась. Люди обнаружи-
ли огромный ангар нарезанной бумаги. Реализационной стоимостью
активов фирмы была стоимость макулатуры. Что послужило тригге-
ром остановки бизнеса: недостаточный приток новых работников или
ограниченность склада, остается загадкой. Скорее всего – предоста-
точность прибыли при растущей огласке.
1В Практикуме 1.3: “Дело о биткоине” упоминается еще одна мошенническая схема
“Эликсир здоровья”, эффективно примененная в Украине и эксплуатирующая ту же
когнитивную слепоту. Там население готовило настои из порошка мела и цветной глины.

223
Гл а в а ш е с т а я

Какие же свойства человеческого характера и мышления эксплу-


атировались мошенниками в схеме с разрезанием:
1. Наши убеждения и ценности: например, вера в труд и что труд
должен быть оплачен. Вера в закон: что фирма работает легально, а
значит, государство защитит или взыщет с фирмы ее активы. Вера,
наконец, в существование высокодоходного финансового мира.
2. Видимый источник оплаты труда: конечно, вот он на поверх-
ности – от продажи билетов. Получив 10 гривен от продажи билетов,
фирма покроет свои расходы на разрезание. Мой доход высокий, но
ведь лотерея тоже высокодоходное предприятие.
3. Конкурентность: видя, как зарабатывают другие, этим за-
хотели воспользоваться и соседи. Они входили в дело с большим'
объемом капитала и новой технологией резки. (Не напоминает ли
вам все это майниг биткоинов? Ведь мощные видеокарты давно
исчезли с прилавков, как тогда исчезли ножницы и фоторезаки из
магазинов.)
4. Отсутствие понимания и ощущения риска: вопрос “А какие
мои риски, если что-то пойдет не так?” не задается. Получение обрат-
но своей наличности с прибылью успокаивало – все идет хорошо, схе-
ма работает. Краткость полного цикла – 1 ночь или неделя – давала
ощущение безопасности.
5. Иллюзия покрытости риска: видимая стоимость того, что
было напечатано на “лице бумаги”, находится у меня в руках. Зна-
чит, мой риск покрыт ценным залогом, эквивалентом наличности.
“В крайнем случае, я сам сыграю в лотерею и может даже выиграю”.
(Способ продажи лотерейных билетов? Почему нет, ведь в то время
банки выдавали невозвратные кредиты под залог бракованных това-
ров.) Кроме того, фирма имеет активы, и их можно направить на пога-
шение долга, если что не так.
6. Стадные формы поведения: “все так делают”, значит, это
безопасно. Тут проявляется несамостоятельность мышления: раз все
делают, то кто-то эту сделку уже просчитал и разобрался с возможны-
ми угрозами.
7. Вера в разумное большинство: “большое количество людей не
может ошибаться”. Это перекладывание ответственности за свои дей-
ствия на коллектив, коллективный разум.
8. Вера в свою избранность: что-то плохое может случиться с
кем-то, но не со мной.

224
Критическое мышление

9. Недооценка фактора времени: если что-то пойдет не так, то я


успею вернуть свои вложения. Самые умные, которые догадывались
о пирамиде, считали, что они успеют забрать свои деньги до того, как
фирма остановит свой бизнес.
10. Отсутствие самокритичности и рефлексии: а что же дви-
жет мной на самом деле, что я тоже пошел за всеми? Как я пришел к
мысли, что это и есть верное решение моих проблем? Занимая сред-
ства для легкой добычи, не вовлекаю ли я этим моих близких и род-
ственников в неоправданно высокий риск?
Из этого примера заметно, что люди не умеют задавать себе и
другим важных вопросов, не умеют правильно идентифицировать
ситуацию, анализировать имеющиеся факты, оценивать имеющуюся
информацию и ситуацию в целом, а потом делать правильные выво-
ды. Одного здравого смысла оказывается недостаточно, а мыслить
разносторонне, используя весь арсенал мышления, оказывается не-
просто, особенно сквозь тучи эмоций.
Говорят, что для этого нужно мыслить критически. Дадим опре-
деление критического мышления. Существуют сотни его определе-
ний, а консенсуса мнений пока нет (см. Lai, 2003 г.). Мне импонирует
следующее:

“Критическое мышление – это такая мода мышления о некоем пред-


мете, контенте или проблеме, в которой мыслящий субъект улуч-
шает качество своего мышления, беря под контроль структуры,
свойственные мысли, и накладывая интеллектуальные стандарты
на них” (Paul & Elder, 2002 г.).

Специфичность моды состоит в суммарном применении всех


способов мышления (“структур”) и в намеренном самоконтроле над
ними. Модель критического мышления Пауля и Элдер можно пред-
ставить в системной диаграмме, как на рис. 6.1.
Глядя на рис. 6.1, становится понятным термин “критическое”.
Это не критика и не критиканство. Термин “критическое” описы-
вает положительную обратную связь (ПОС обозначена + в центре),
которая работает в модели таким образом: высокие стандарты
мышления улучшают качество элементов мышления (высокие
цели, глубокие умозаключения и т.п.), те в свою очередь в процес-
се практики и обучения вырабатывают интеллектуальные черты
человека мыслящего: независимость, беспристрастность, скром-

225
Гл а в а ш е с т а я

Рис. 6.1. Системная диаграмма модели критического мышления по Паулю


и Элдер.

ность, упорство, эмпатию. Чем выше эти качества, тем строже бу-
дут требования к своим и чужим идеям, точке зрения, мыслям и
аргументам – и тем самым стандарты мышления будут подняты на
новую высоту.
“Критическое мышление” как обучающая дисциплина сфокуси-
рована на улучшении качества рассуждений (reasoning). А в основе
рассуждений лежат суждения, о которых можно сказать, истинны
они или ложны. Цепь таких суждений в обоснование некоего тезиса
(утверждения, умозаключения) называется доводом или аргументом.
Так как в литературе имеется определенная путаница в терминах, то
будем различать аргумент как довод и аргументацию как цельную
монаду обоснования тезиса. Эта монада состоит из трех компонент:
наблюдение, аргумент и тезис. В таком определении аргумент вхо-
дит в аргументацию составным элементом.
Очень интересно наблюдать за обсуждениями и диспутами в
соцсетях. Заметно, что некоторые участники сети формально прошли
дисциплину “Критическое мышление” и пытаются отточить свои на-
выки на сетевом сообществе. Однако по культуре диспута очень за-

226
Критическое мышление

метно, что в преподавании этой дисциплины цикл, который лежит


в основе модели на рис. 6.1, оказался не замкнут. Технически люди
овладели некими навыками риторики и пытаются применить этот ин-
струмент, но вот рефлексии, которая идет через эмпатию, скромность
и свободу мысли, там пока не заметно. Зато самоутверждение, жела-
ние убедить в своей правоте, оказаться победителем в споре – видны
невооруженным глазом.
Вторая причина, почему изучавшие эту дисциплину хотят во что
бы то ни стало выйти победителем в диспуте, это смещение фокуса.
Дело в том, что в дисциплине “Критическое мышление” акцент сме-
щен с тезиса на довод. Обычно доводу (аргументу) там посвящена по-
ловина учебника, а тезису – от силы несколько страниц. А ведь спор
идет о тезисе (некоем высказывании, утверждении), это в его под-
держку (или опровержение) стороны приводят аргументы и контрар-
гументы. Смещения фокуса с тезиса на аргумент в обучении приводит
к тому, что “спецы” критического мышления в споре часто забывают
о тезисе, о сути спора. А ведь не только довод, но и сам тезис имеет
свои правила построения.
Тезис – самый главный элемент аргументации, цель всего
обоснования. Основные правила, которые нужно помнить по отноше-
нию к тезису: во-первых, он должен быть сформулирован точно и ясно,
не допускать неопределенности в его толковании; во-вторых, нельзя
менять тезис в процессе обоснования. Двусмысленность ведет к беско-
нечным спорам, а подмена тезиса в процессе аргументации – к потере
доверия не только к сути вопроса (а есть ли объективный предмет спо-
ра, а значит, и тема для аргументации?), но и к самому аргументиру-
ющему. В-третьих, понять тезис – это понять смысл утверждаемого, а
это бывает непросто. Мы буквально декодируем смысл тезиса, как это
делаем в интерпретации коанов.
А сейчас вернемся от учебной дисциплины к собственно мышле-
нию. Петер Фационе (Peter Facione, 1990 г.) провел экспертный опрос
по методу Дельфи (Delphi method), чтобы понять, какие составляю-
щие наполняют понятие и процесс критического мышления. Стави-
лась задача определить этапы мышления, когда мы аргументируем,
то есть формулируем тезис и обосновываем его. По сути, этапы явля-
ются мысленными актами в аргументации. Поэтому ниже в таблице
мы обозначим, какие способы мышления из изученных нами ранее
задействованы на каждом из этапов:

227
Гл а в а ш е с т а я

Таблица 6.1.
Процесс “критическое мышление”. Консенсус Дельфи-панели (Facione, 1990 г.)

Мысленные акты: Навыки: Способы мышления:2


(этапы)

1. Интерпретация Поиск смыслов, Здравый смысл,


выяснение определений логическое
2. Анализ Идентификация и анализ Анализ, системное
аргумента
3. Оценка Оценка обоснования и Анализ, логическое
аргументации
4. Умовывод Проверка фактов, Логическое, анализ и
построение вывода, синтез, вероятностное
сценарии и альтернативы
5. Объяснение Презентация аргументов, Системное,
апробация логическое
6. Рефлексия Самоконтроль, Системное, логическое,
самокоррекция анализ и синтез

Видим, как разные способы мышления совмещаются на разных


этапах аргументации. На каждом из этапов мы выделили только пре-
валирующие способы мышления, хотя на самом деле все способы ис-
пользуются одновременно в той или другой мере. В таком подходе
рефлексия замыкает весь процесс критического мышления в петлю
положительной обратной связи, которую мы наблюдали выше в мо-
дели Пауля-Элдер.
Фационе приводит такие характеристики идеального критично
мыслящего человека:
“Любознательный, хорошо информированный, резонный, с хорошим
кругозором, гибкий, беспристрастный в оценках, честен перед со-
бой, осторожный в суждениях, восприимчивый к чужому мнению,
ясно излагающий, методичный в сложных материях, усердный в по-
иске релевантной информации, резонный в выборе критериев, сфо-
кусирован на сути, упорный в поиске решения, точный настолько,
насколько это позволяет объект и обстоятельства исследования”
(Peter Facione, 1990 г.).

Если мы захотим составить портрет этого супер мыслителя, то в


системе координат “Большой пятерки” (Big 5) он должен обладать вот
такими личностными чертами:
2 Фационе не несет ответственности за эту колонку.

228
Критическое мышление

Рис. 6.2. Черты личности критически мыслящего человека (в относитель-


ных единицах). Интерпретация цитаты из Facione (1990 г.) об идеальном
критически мыслящем человеке.3

Эксперты из Дельфи-панели описали человека, на первое место


у которого выходит Добросовестность (С), и только потом идет Интел-
лектуальность (или Oppeness to Experience, O), а затем Покладистость
(А). Добросовестность, беспристрастность и скрупулезность нужна в
анализе и оценке аргументов. Интеллектуальность важна для понима-
ния собеседника и для открытости к новому взгляду на предмет спо-
ра (тезис). Покладистость важна для умения слушать как аргументы,
так и контраргументы, а также самокритично оценивать свои мысли и
выводы. Как видим, эти черты личности из Дельфи-панели Фационе
перекликаются с интеллектуальными чертами Пауля и Элдер.
Теперь изобразим структуру нашего обоснования. В логи-
ке структура умозаключения двухкомпонентная, как на рис. 6.3 а).
Но в жизни мы не разговариваем силлогизмами, а скорее рассуждаем,
аргументируем, обосновывая свою точку зрения. Поэтому структура
аргументации трехкомпонентная: наблюдение, довод (аргумент) и

3Для построения графика нами были использованы коррелянты прилагательных с


факторами BIG-5 (см. Saucier & Goldber, 1996). Описание факторов “Большой пятерки”
см. в Главе 2.

229
Гл а в а ш е с т а я

тезис – как на рис. 6.3 б). В логике, высказывая умозаключение, мы


ставим целью сохранить истину (дедукция) либо установить новую
истину, даже относительную, вероятную (индукция), а в аргумента-
ции цель – обосновать тезис (утверждение, заключение). Конечно, не
любой ценой – чтобы обосновать наши утверждения, мы аргументи-
руем, используя правила логики и ее структуру суждений. Потому что
логика для целей аргументации оказалась отличным инструментом.
Там уже позаботились об истинности высказываний при переходе от
одного утверждения к другому.

а)

б)
Рис. 6.3. Логическое умозаключение (а) и аргументация (б).

Мы часто говорим своему оппоненту: “Ты привел сильный аргу-


мент”, подразумевая, что его аргументация была корректна по форме
логики (ее правил), и он привел веские обоснования (верные предпо-
ложения, посылы, истинные суждения). Или мы говорим: “Ты привел
слабый аргумент”, если доводы оппонента были неверны по форме
или необоснованы в части предположений или подкрепляющих фак-
тов. В логике, как вы помните из Главы 1, корректные (valid) сужде-
ния не означают истинности дедуктивного умозаключения, так как
могут быть неверными, ложными сами посылы. Только истинность
посылов и правильность логической формы гарантирует на выходе
истинность заключения. Тогда умовывод называют обоснованным
(sound). В случае индуктивного вывода, когда доводы основаны на
фактах и наблюдениях, то, кроме силы или слабости довода (сколько
наблюдений взято, каков источник фактов приводится), добавляют
еще и такую характеристику, как убедительность (cogent) аргумен-
тации, то есть когда довод сильный и все предпосылки скорее истин-
ны, то вероятность того, что тезис будет истинным, очень высокая.

230
Критическое мышление

Помните, как мы обсуждали разницу в убедительности высказываний


“некоторые физики поэты” и “некоторые физики не поэты”? Пол-
ный сбой в логике можно наблюдать, когда заключение истинно или
правдоподобно до очевидности, но аргументируется оно некоррект-
но, необоснованно или неубедительно.
Таким образом, логика в критическом мышлении – это лишь
удобный и проверенный инструмент размышлений, аргументации.
Как вы помните, дедуктивный вывод отталкивается от аксиом или уже
согласованных истин (от общего к конкретному), а индуктивный – от
наблюдаемых фактов (от частного к общему). Если пользоваться пра-
вилами логики, то в дедукции из правдивых посылов мы получаем
правдивое заключение, а в индукции – мы приходим к выводу с той
или иной степенью вероятности, то есть получаем “правдоподобие”
вывода. Поэтому мы требуем, чтобы аргумент был логичен, зная, что
в логике уже позаботились о сохранении истинности при нанизыва-
нии суждений.
Аргумент может быть сложным настолько, что говорят о цепи
или о сети аргументов. Аргументация эмоционально окрашена, поэ-
тому, кроме суждений, там встречаются и междометия, и возгласы, и
жесты (!), что конечно не является суждениями в чистом виде (разве
можно заключить, истинно или ложно междометие “Вот!”?).
Обычно пишут, что аргумент легко распознать по таким ин-
дикаторам: “так как …, поэтому…”, “…следовательно…”, “из этого
следует…”, “…, потому что…” – в зависимости от того, где стоит тезис
(то, что мы обосновываем) – в начале или в конце аргумента.
Но часто, аргументируя, мы опускаем эти слова логической связи.
Вот пример аргументации, где отсутствуют не только логические
связки-индикаторы аргумента, но и сам аргумент:

Россия, ХIX век. Судят священника, который проворовался и потра-


тил деньги общины на личные нужды. Известный юрист Федор Пле-
вако был защитником на процессе. Он поспорил, что “оправдает”
священника за 1 минуту. После выступления прокурора, который
требовал сурового наказания в виде каторги, Плевако обратился к
присяжным, которые состояли во многом из людей общины. Он ска-
зал лишь одну короткую фразу, после чего священника освободили
из-под стражи. И Плевако забрал свой выигрыш.

Что за фразу сказал Федор Никифорович? На какие болевые точ-


ки присяжных надавил, какие аргументы привел?

231
Гл а в а ш е с т а я

Сам выходец из народа, Плевако имел четкое представление о


людях общины (“Кто не без греха, пусть бросит в меня камень!”),
об их психологии (понимание и сочувствие к преступившим за-
кон – “Так трудно уйти от соблазна!”), об их воспитании на цен-
ностях христианской религии (“Христос на кресте отпускал грехи
преступникам – и нам велел”), поэтому он фактически выкроил свою
фразу из этого контекста. Он сказал:

“Двадцать лет этот священник отпускал ваши грехи, теперь у вас


есть возможность простить его грех”.

Здесь пропущена слово-связка “поэтому”, но она слышится на-


шим “логическим ухом”. Наблюдение очевидно: “Двадцать лет…”. До-
вода (аргумента) не слышно, но он подразумевается: “Вы христиане,
а христиане всегда милосердны и платят добром”. Такую форму ре-
чевого силлогизма с пропуском элемента, который подразумевается,
домысливается, Аристотель в своей “Риторике” назвал энтимемой.
Энтимема сильна ассоциациями и вывод становится вроде как ва-
шим личным, без принуждения.
Для обоснования можно потратить много слов, можно выразить-
ся предельно лаконично, как поступил Плевако, а можно продемон-
стрировать прямым действием. И это будет сильнейшим аргументом,
как у Пушкина:

Движенья нет, сказал мудрец брадатый.


Другой смолчал и стал пред ним ходить…

“Другой” просто предложил контрпример в стиле дзен. В дзен


демонстрацию действием предпочитают словам, как видно из такого
коана:
Однажды Мастер Мангонг и несколько его учеников плыли челном
к острову Миондо. Неожиданно Мастер указал на гору и спросил
учеников: “Это гора качается или лодка качается?” Хаюам решился
ответить: “Это ни гора, ни лодка, Мастер. Это наш разум кача-
ется”. “А можешь доказать это?” – спросил Мастер. Тогда Хаюам
достал свой носовой платок и распустил его по ветру.

Этот коан начала ХХ века описывает ситуацию с корейским


Мастером Мангонгом (만공, 1871 – 1946 гг.). Вопрос, заданный
Мастером, имеет тысячелетнюю традицию. Старый коан обычно за-
канчивался на утверждении, что на самом деле это разум качается,

232
Критическое мышление

причем эти слова вкладывались в уста Мастера. Мангонг мог запо-


дозрить, что Хаюам знал этот коан, поэтому решил сделать провер-
ку на понимание в стиле дзен. В постановке задания “докажи” была
провокация на вербальное обоснование. Но прямые словесные аргу-
менты не приветствуются в дзен: объясняя, ты удаляешься от сути.
Только прямым действием или жестом можно было объяснить это.
Однажды самого Мангонга репортер сеульской газеты спросил: “Что
такое дзен?”, и в ответ получил жест в виде замкнутых в кольцо боль-
шого и указательного пальцев.4
Это прелюдия к пониманию коана. Хаюам нашел способ аргу-
ментации при помощи носового платка. Так старый коан получил
свое современное развитие. В бинарности вопроса “лодка или гора”
есть подвох, и выход за пределы дихотомии раньше происходил пу-
тем перехода за черту реальности, через отражение этих двух пред-
метов в разуме. В дзен такой переход не есть противопоставление,
как в теории отражения: дескать, наш разум – это зеркало, кото-
рое пассивно отражает реальность. В дзен идут дальше: сам разум и
есть вместилищем этой реальности. Но это не банальный идеализм.
Почему нет?
“Ты так думаешь или просто знаешь? Докажи?” – провоцирует
Мастер. Фактически, докажи теорему Гёделя, что невозможно, если
не выйти за рамки ссылки-на-себя. “Выйди за рамки старого коана,
в котором мы сейчас проживаем”, – фактически предлагает Мастер.
Выход Хаюама – продемонстрировать, как это происходит, на ме-
тафоре “платка и ветра”. Платок – это символ реальности, а ветер,
его развивающий, – символ разума. Ветер – это стихия, которую мы
часто не замечаем, но она не пассивная, а активная. Не будь ветра,
платок был бы просто носовым платком, а так – он уже флаг. А флаг
может быть как знаком (например, сигналом к старту), так и симво-
лом (принадлежности к стране, патриотизма и т.п.). Так же и разум
– он не подобен зеркалу, которое слепо отражает все без искажений.
Он активен и сам порождает реальность. Наверное, Хаюам получил
инку от Мастера в тот вечер, так как коан заканчивается удивлением
Мастера: “Когда ты это понял?”. Впрочем, этот вопрос Мастера заслу-
живает отдельного коана.

4 Хотя
этот жест похож на “Ок”, в дзен он называет энсо. Энсо – символ дзен в виде змеи,
кусающей себя за хвост.

233
Гл а в а ш е с т а я

Если эта притча кажется вам тривиальной, то вот запись психо-


логического эксперимента Жана Пиаже (Jean Piaget) с детьми. Пиаже
ведет диалог с пятилетней Юлией:
Пиаже: Что создает ветер?
Юлия: Деревья.
Пиаже: А как ты знаешь?
Юлия: Я видела, как они машут руками.
Пиаже: А что создает ветер в океане?
Юлия: Он дует с суши. Хотя нет, его создают волны.

Причина и следствие поменялись местами? Да, но от этого вооб-


ражаемая картина суши и моря только выиграла! А с системной точки
зрения, Юлия не далека от истины.
…Здесь мы остановимся, так как уже пятница, и менеджеры ждут
новых заданий. Прочтите Практикум 6.1: Об уместности и своевре-
менности.

Часть 2: Модальность мышления

Белное и чёрое – Уровни абстракции – Метафора – Нетерпимость к не-


определенности – Кошкособака – Крысиная беспомощность – Потреб-
ность в завершенности – “Проблема трех заключенных” как тест – Мо-
дель аргумента по Тоулмину – Чудовище и контраргумент – Критерии
солидного аргумента – Недопустимая неадекватность

Теперь посмотрим на проблемы с восприятием.

Однажды мой менеджер пожаловался, что с таким-то коллегой невоз-


можно аргументировано спорить, потому что об очевидных вещах чело-
век утверждает противное. Менеджер описал ситуацию буквально так:
“Я говорю, что стена белая, а он утверждает, что она черная. Ну как
поступать в таких случаях?”.
“Вряд ли это происходит от зловредности, – ответил я. – Скорее, про-
блема в восприятии ситуации. Судя по возмущению в голосе, ты оце-
ниваешь эту ситуацию как плохую?”.
“Конечно, это плохо!” – ответил мой менеджер.
“Тогда в этом проблема, – ответил я. – Чем утверждение “это хорошо/
плохо” отличается от утверждения “это белое/черное?”.
“Может, дело в определениях? – спросил он, зная, что в диспуте я лю-
блю начинать с дефиниций. – Мы, наверное, пользуемся разными тер-
минами?”.

234
Критическое мышление

“Да, может и в этом тоже. Но главное, вы пользуетесь дихотомиями,


причем дихотомия “хорошо/плохо” оценочная и субъективная. Эта
оценка блокирует тебя. Вы пока на разных полюсах. “Белое/черное” –
это Северный полюс, а “хорошо/плохо” – Южный. Вам надо стать на
один полюс, и тогда все пути поведут только на Юг. Помнишь задачу с
домиком, все окна которого выходили на Юг? Где он был размещен?”.
“Мой совет вам, – рискнул я посоветовать, – как резонным менедже-
рам, может быть таков: начните с отправной точки, с общности в ва-
ших взглядах. Со стены. Она – ваш Северный полюс. Ваш оппонент
ведь не отрицает наличие стены? Тогда начните со стены, а потом пе-
рейдите к выяснению определений и представлений каждого из вас,
что такое белое и что такое чёрное. А оценки “плохо” и “хорошо” не
трогайте вообще. Это всегда движение в противоположную сторону.
И, быть может, очень скоро каждый из вас придет к консенсусу, что
стена выглядит как серая, а может даже как белная или чёрая”.5

Читатель, представьте себе фразу: “Белое – это новое черное”.


Она кажется неким оруэллизмом, искажением истины, так как за бе-
лым и черным закреплены противоположные понятия. Однако вы
мгновенно поймете ее истинность, если я скажу, что речь идет о моде.
Сейчас я добавлю к этой фразе немного контекста, и истина всплывет
на поверхность: “В этом сезоне белое будет новым черным”, то есть
стиль одежды не меняется, но цвет ее будет другим”.6
Конечно, не все так просто будет с дефинициями. Определяя чер-
ное и белое, мы уже столкнемся с трудностью, что за этими словами
стоит. А стоит многое. Например, когда мы говорим о белом, то мы
должны обозначить нашу привычку закреплять за этим звукосочета-
нием ту общность, которую имеют коровье молоко, свежий снег, заяц
зимой, сухой мел, чистый мрамор, лицо страха… То есть белое – это
абстрактная выжимка из всего перечисленного. И каждый будет вспо-
минать свое.
Как показали опыты ученых,7 когда люди дают определения ка-
тегорийным понятиям, они вспоминают различные атрибуты (свой-
ства), благодаря которым набор предметов объединен в ту или иную
категорию. Оценки важности разных признаков в такой категориза-
ции различаются между испытуемыми. Совпадение в оценках толь-

5 Здесь,обращаясь к полутонам белная и чёрая, я заимствовал идею у Нельсона Гудмена


(Nelson Goodman) с его grue & bleen.
6 О моде на белое – см. у Дэвида Ритчи: David Ritchie, Metaphor, 2013.
7 См. L.Barsalou, Situated Simualtion in the Human Conceptual System, Lang.Cogn.Proc.,
18(5|6): 513-562, 2002.

235
Гл а в а ш е с т а я

ко на 45%. Более того, у испытуемых наблюдается несогласие даже с


самим собой: уже через две недели средний испытуемый вспоминает
только 2/3 признаков, на основе которых он делал категоризацию и
отмечал их важность.
В указанном выше ряду “белых предметов” последний элемент,
лицо страха, сильно выпадает из списка. Во-первых, он имеет мета-
форический смысл. Во-вторых, находится на другом уровне абстрак-
ции. Метафора и выход на другой уровень абстракции часто помогают
нам наиболее точно определить, что мы хотим сказать. Метафора за-
действует чувственность оппонента, а другой уровень абстракции дает
разуму дополнительную информацию, другой “ракурс зрения”.
Метафора, как мостик между нашим восприятием и аб-
страктными понятиями, может давать общечеловеческую опору
в понимании аргументации. Представьте предвыборную ситуацию.
Почти равнозначные два кандидата А и Б от оппозиции борются за
власть. Они заказали рекламу билбордов, и за месяц до выборов изби-
ратели увидели две почти тождественные картинки (см. рис. 6.4). Во-
прос к читателям: какой кандидат набрал больше голосов? В качестве
подсказки замечу, что на одном из билбордов по крайней мере четыре
ошибки. На другом – все корректно, с точки зрения положительного
восприятия.
Ответ: ущербной является реклама кандидата А. Посыл раз-
мещен в левом нижнем
углу, написан черным
наклонным шрифтом,
а сам кандидат смотрит на-
лево. Почему это плохо:

1. Абстрактное понятие “вре-


А) мя” в нашем языке проеци-
руется на движение в про-
странстве: слева направо, т.е.
“прошлое” слева, а “будущее”
справа. Таким образом, кан-
дидат А смотрит в прошлое,
а не в будущее.
Б)
2. Понятие “власть” закре-
Рис. 6.4. Реклама кандидата А и Б. плено в нашем воображае-

236
Критическое мышление

мом пространстве вверху – власть всегда сверху, над нами.


3. Черный шрифт: черное ассоциируется с негативом в отличие
от белого.
4. Фраза содержит активный посыл, а ощущается как пассивная
из-за наклонного шрифта.

Откуда мне известно, что мы именно так это воспринимаем?


Во-первых, ученые проводили эксперименты, что касается ассоциа-
ций с властью, с временем, а также в оперировании цветами (cм., на-
пример, Meier et al, 2004). Во-вторых, достаточно послушать наши
метафоры: “все идет от власти свыше”, “мне наверху не дают это сде-
лать”, “настроение на высоте”, “настроение ниже плинтуса”, “поме-
няй направление оси, а то время у тебя на графике идет вспять”.
Чтобы совсем запутать читателя, скажу, что в Китае выигрышной
будет реклама А, а не Б: в китайском языке время идет сверху вниз,
разворот кандидата соответственно будет верный, плюс – он обра-
щен лицом к коллективистской душе китайского избирателя, а не в
абстрактное пространство. Кроме того, в Китае издавна пишут черной
как сажа краской. Так что реклама является очень контекстной по
своей сути. Кстати, мы еще не смотрели, что там за ландшафт вокруг
билборда. Свалка?!
Продолжим о стене. Кроме проблемы дефиниций и вашей есте-
ственно-негативной предустановки к черному, мы имеем еще одну
проблему. Ваш оппонент может критически бояться многих альтер-
натив. Ему легче живется в контрастной системе “белое/черное”, “да/
нет”, …, “кошка/собака”. Психологи называют это нетерпимостью к
неоднозначности (intollerence to ambiguity). Эльза Френкель-Брун-
свик (кстати, Else Frenkel-Brunswik родилась в 1908 г. во Львове) про-
водила опыты на распознавание кошки и собаки на колоде карточек
из 13 рисунков. От карточки к карточке рисунок кошки менялся на
йоту, на 7-й карточке ее образ был размыт до неузнаваемости, а к
13-й – превращался в собаку (см. рис. 6.5).
Она заметила, что некоторые испытуемые настаивали, что это
кошка вплоть до 13-й карточки и не хотели признать, что это собака,
а некоторые быстро переключались на собаку в середине колоды, го-
воря при этом, что это “скорее кошка, чем собака”, “скорее уже собака,
чем кошка”. Первых она назвала нетерпимыми к неоднозначности, а
вторых – терпимыми к ней. Первые, по мнению Френкель-Брунсвик,

237
Гл а в а ш е с т а я

а) б) в)
Рис. 6.5. Тест Френкель-Брунсвик “кошка-собака”, а) 1-я карта; б) 7-я карта;
в) 13-я карта.
имели склонность к авторитаризму, догматизму и даже к диктатуре,
приветствуя “четкий порядок” и “твердую руку”. Если не доходить
до этой крайности, то в рабочем коллективе это может проявляться
в требовании конкретики и однозначности; в разделении коллег на
“хороших” и “плохих”; в неприятии необычного и нестандартного; в
быстром выборе одного из возможных решений, особо не задумыва-
ясь об оптимальности его. Может, вы встречали такого подчиненного,
который “быстро сделал и быстро отчитался” и “в чем тут могут быть
сложности?”, а вам нужно переделывать все сначала? Я встречал. Та-
ких людей, обычно, очень трудно переучить.
Так что упорство и настаивание на своем “черно-белом кино” не
такая безобидная черта. И хотя дальнейшие исследования смягчили
эти контрасты, однако то, что мы по-разному воспринимаем неодно-
значность и неопределенность и соответственно действуем по-разно-
му под их влиянием, принимаем разные решения, – это признанный
факт. И не только мы.
Крысы впадают в нервную кому, когда с ними начинают играть в
“наперстки”. Если крыса привыкла, что еда за дверцей слева, а справа
ничего нет, кроме легкого наказания, то она быстро научается выби-
рать верную дверь.
Но если после такой однозначности еду за дверцами менять ха-
отически, крысы начинают нервничать. Они отказываются от выбора
вообще и впадают в кому.8 Хотя даже случайный выбор давал бы еду с
вероятностью 1/2. Такая беспомощность перед лицом выбора между
выгодой и риском характерна и для людей.
Нам это хорошо знакомо, коль в нашем здравом смысле закре-
плена притча о буридановом осле. В этих экспериментах с крысами

8 Эксперименты Стива Майера (Steven Maier) по learned helplessness на крысах пред-


ставлены здесь в изложении Самуэля Хаякавы (Hayakawa, 1978).

238
Критическое мышление

самое интересное происходило в начале, когда крысы получали еду с


левой дверцы со 100% вероятностью. Знаете, как они себя вели? Чем
чаще они находили еду слева на своем месте, тем больше они начи-
нали нервничать. Они шли сначала к противоположной двери, будто
бы заметая следы и не веря своему счастью! Для них это было неве-
роятно, и они ждали подвоха. Потом успокаивались, находя, что это
вполне резонно.
Но во второй части эксперимента полная стохастика в появлении
пищи за разными дверцами их повергала в шок.
Психологи параметризировали эту черту нашего разума по по-
лярной шкале “потребность в завершенности” (needs for closure или
NFC) – это о когнитивной потребности в конкретике на одном полюсе
или же, наоборот, о терпимости к неоднозначности на другом.
Читатель, скажите, вы боитесь дочитывать последние страницы
книги? А приближение конца проекта, строительства дома? А пробле-
мы выбора из множества опций (в магазине, ресторане)? Вы быстро
ищете решение проблемы или чем больше погружаетесь в проблему,
то понимаете, что “не все так просто, как на первый взгляд”? Все это
относится к NFC, а она существенно коррелирует с нетерпимостью
или терпимостью к неоднозначности и к неопределенности.
Давайте прямо сейчас проведем краткий суррогатный тест на
NFC. Для этого мы приспособим одну старую вероятностную задачу,
которая называется “Проблема трех заключенных”.9
Три заключенных А, В, С были приговорены к смертной казни. Ве-
чером перед днем казни пришло письмо о помиловании двух из них.
Огласить о помиловании требовалось только утром, перед казнью.
Заключенные, зная о письме, вели себя совершенно по-разному:
А: Он упросил стражу раскрыть только имя одного из помилован-
ных (но не его). Теперь зная, что казнят либо его, либо третьего за-
ключенного, он с облегчением заснул.
В: Он также хотел попросить стражу открыть имя одного из по-
милованных (но не его). Но потом рассудил, что до получения такой
информации его личная вероятность быть казненным равна 1/3, а,
зная имя одного из помилованных, эта вероятность становится
1/2. Поэтому он решил не просить стражу об этой услуге и провел
ночь в раздумьях, верен ли его расчет.
С: Мирно спал до утра, ни о чем не заботясь.

9 Исходный ее вариант предложил Мартин Гарднер в 1959 году.

239
Гл а в а ш е с т а я

Итак, вопрос к читателям: а как бы поступили вы? В зависимо-


сти от того, какую опцию вы выбрали, у вас будет разная терпимость
к неопределенности. Дело в том, что наши заключенные имеют
разную NFС:

Заключенный А: Высокая степень NFC – нетерпимость к неопреде-


ленности;

Заключенный B: Низкая степень NFC – у него наблюдается скорее


“нетерпимость к определенности”, но его активные размышления
над задачей в условиях неопределенности говорят о его низком балле
NFC. Кстати, резонно ли B отказался от услуг стражи, читатели
смогут поразмышлять самостоятельно, привлекая вероятност-
ное мышление. Здесь даже математики путались в своих ответах.
И только имитационное моделирование убедило сильнейшего из них
в правильном решении.10

Заключенный С: NFC в балансе – понимая, что ситуация в любом


случае улучшилась от высоко определенной (быть казненным) до не-
определенной, но с большей вероятностью (1/3) остаться в живых,
человек мирно заснул.

В словесном дискурсе, будь то о черном и белом, или же о белном


и чёром, мы не придерживаемся математически строгого формализ-
ма логики. Представьте, если бы мы говорили силлогизмами, как в
Главе 1: “Барбара, Целарен, Дарии, Фериоке…”. Вы помните, как не-
просто было транслировать монолог Гамлета из обычной речи в логи-
ческие силлогизмы?
В 1958 году Стефан Тоулмин (Stephen Тoulmin) обратил вни-
мание логиков на то, что в живой речи мы аргументируем далеко
не так, как записывают логики своими значками. Он ставит задачу
не транслировать речь в логический формализм, а изучать как фе-
номен. Такое изучение открыло бы новые горизонты на риторику.
Новый подход позволил бы изъясняться корректно и обоснованно,
но живым языком.
Модель речевой аргументации у Тоулмина шестифакторная
(сравни рис. 6.6 с трехкомпонентной моделью на рис. 6.3 б) ):

10 История с гениальным математиком Паулем Эрдосом, который сомневался в исходах


получить приз в игре Монти-Холл, более раннего аналога игры “Поле чудес”. Только
математическое моделирование убедило его, что он заблуждался. “Проблема трех за-
ключенных” подобна вероятностной задаче получить приз в Монти-Холл (Monty Hall).

240
Критическое мышление

Рис. 6.6. Модель аргументации по Тоулмину (Toulmin,1958).

По Тоулмину, мы сначала излагаем факты (информацию, дан-


ные опыта, известные или принятые ранее истины), обосновываем
будущий тезис (утверждение) – все как в стандартной структуре аргу-
ментации. Но, кроме этого, добавляем еще три элемента: формулиру-
ем поддерживающие аргументы к основному обоснованию; придаем
качественный окрас или расставляем акценты через модуляторы;
наконец, ожидая в ответ возможное опровержение нашего утвержде-
ния, мы предвосхищаем его уже готовым ответным тезисом. Мы
будто строим сценарий диалога и выставляем охранный пояс защиты
из подкрепляющих аргументов, модуляторов и контраргументов.
Тоулмин в своей книге дает прекрасный пример, как формирует-
ся наша способность оперировать элементами этой модели:
“Он подошел к тому моменту в своей жизни, когда взрослеющий
мальчик вдруг обнаруживает себя на распутье, не знающий как по-
ступить. Целую прошедшую неделю после чая он выходил играть с
маленькой девочкой, которая жила на соседней улице, и впервые он
начал испытывать на себе ее интерес к нему.

Вот подошло время идти домой и готовиться ко сну. Мама вышла


забрать его, и тут его подружка с невинным чистым взглядом спро-
сила: “Ты придешь завтра, правда? ”. Обычно он ответил бы без за-
пинки “конечно, да”, зная, что нет никаких преград для этого. Однако
сегодня был какой-то разговор дома о поездке завтра в зоопарк и что
после зоопарка было бы хорошо зайти в кондитерскую. Конечно же,
потом будет толпа в метро, и это все означает, что доберутся они
домой поздно, и поэтому сказать “да” означает заведомо обмануть.

241
Гл а в а ш е с т а я

Как сложна жизнь! Если он скажет да и не придет – она почувству-


ет разочарование. Лучше разочароваться самому! Если он скажет
нет, а получится вернуться раньше, то может так случиться, что
она не будет ждать его и не выйдет на улицу, – и он будет укорять
себя за сказанное, да и за зоопарк также. Что же ему ответить?
В растерянности он повернулся к маме за помощью. Мама, понимая
его дилемму, улыбнулась и предложила выход: “... Малыш, объясни,
что ты не можешь обещать, так как это зависит от времени на-
шего возвращения домой, но скажи, что ты придешь, как только
это станет возможным”. Обрадовавшись дарованному мамой об-
легчению от выхода из тупика, он повернулся к девочке и произнес
одно магическое слово: “Наверное!”. (Toulmin, 1958 г.)

Замечательный пример модулятора (qualifier)! Модулятор в этой


модели придает оттенки сказанному. Вот пример речевой модально-
сти возможного и степени вероятия: однозначно, наверняка, возмож-
но, вероятно, может быть, наверное, скорее да чем нет, скорее нет
чем да… Видите, наше “может быть” из Главы 5 всплыло опять!
Если же говорить об ожидаемом контраргументе, то тут важно
уметь его предвидеть и самому ответить на него. Что бы вы ответили
на месте ученого на такой контраргумент его читателя:
В газете Independent была опубликована статья ученого, кото-
рый развенчивал миф о Лох-Несском чудовище. Самым сильным его
аргументом был следующий: “Чудовище таких размеров не может
жить в озере, так как количество рыбы в озере не настолько боль-
шое, чтобы его прокормить”. Читатель отреагировал письмом
в редакцию, где дал такой же сильный контраргумент: “Именно
потому, что в озере живет такое чудовище, рыбы в озере мало”
(Tompson, 2002 г.).

Аргумент ученого куцый: здесь фактом является “малость запа-


сов рыбы”, а обоснованием, что “монстру нужно много есть”, поэтому
следует вывод – “монстра нет”. Контраргумент читателя строится на
симметрии причины и следствия, если об этом нет более точных дан-
ных. Читатель фактически обвинил ученого в перекручивании при-
чины и следствия (что первично, курица или яйцо?). Кто из них прав,
как вы думаете?
С системной точки зрения, вполне мог установиться биобаланс
в темпах роста рыбы и потребления пищи монстром. Вопрос здесь,
какова биомасса рыб в озере относительно биомассы монстра. А еще:
какой характер устойчивости биобаланса. Чтобы ответить точно на
эти вопросы, нужно произвести замеры колебаний рыб-хищников и

242
Критическое мышление

рыб-жертв в озере, а потом провести имитационное моделирование


на стабильность этих циклов. Монстр мог играть роль скрытой пере-
менной стабилизирующей циклы Лотки-Вольтерры до устойчивого
предельного цикла (см. Главу 4).
Что же должен был написать ученый в соответствии с разверну-
той моделью Тоулмина? Примерно следующие:
“Чудовище таких размеров не может жить в озере, так как коли-
чество рыбы в озере не настолько большое, чтобы его прокормить,
настолько небольшое, что такой огромный монстр выступал бы
явным дестабилизатором устойчивости экосистемы, и мы, веро-
ятно, наблюдали бы существенную цикличность в вылове рыбы,
однако этого не происходит”.

Теперь аргумент ученого выглядит более весомо. Как вы заметили,


в этом аргументе все шесть факторов налицо. Кроме того, мы использо-
вали аж пять модуляторов (4 усилителя и 1 модальность – подчеркну-
ты). Модулятором “вероятно” ученый оставляет дверцу приоткрытой
на тот случай, если его читатель спросит: “А имитационное моделиро-
вание вы проводили?”. И такой вопрос был бы закономерным, так как
аргумент строится как весомый, но на самом деле таким не является.
Почему нет? Существуют критерии “солидности” аргументации.
Если начать с самого начала в аргументации, с посылов (фактов, на-
блюдений, предположений), то они должны соответствовать трем кри-
териям: 1) критерию допустимости, 2) критерию релевантности,
и 3) критерию адекватности по отношению к тезису.
В случае дедуктивного вывода, допустимость требует соблюде-
ния минимальных стандартов силлогизма, что утверждение в посы-
лах истинно. Если же это индуктивный вывод, то утверждение должно
быть достаточно обосновано фактажом. “Курить вредно”, и это напи-
сано на каждой пачке сигарет. Мы с вами не проводили исследований,
но допускаем, что это проверяемый факт, и можно подтвердить стати-
стически, что несвойственное человеку регулярное воздействие дыма
должно быть вредным.
Релевантность требует, чтобы посылы и заключение были на
одну тему и говорили об одном и том же. В нашем примере с курением
речь должна идти о воздействии дыма на человека, а не на насекомых.
Адекватность же – это требование, чтобы допустимые и реле-
вантные посылы были еще и одного уровня близости, силы влияния
или степени вероятности.

243
Гл а в а ш е с т а я

Вот примеры неадекватности: “сигаретный дым влияет на эко-


логию, и это может приводить к кислотным дождям”, “перспиран-
ты служат причиной роста озоновой дыры над планетой” и т.п.
В случае с чудовищем ученый как в своих посылах (что наблюдается
небольшое количество рыбы), так и в поддерживающих основаниях (что
хищник должен быть дестабилизатором) неявно предполагает большую '
степень прожорливости чудовища и существенную силу воздействия
этого фактора на биосистему рыб в озере. Ученый рассуждает с позиций
модели Лотки-Вольтерры “хищник – жертва”, где хищником является
чудовище. Раз колебаний не наблюдается, а рыбы мало, то значит, его
там попросту нет. Обоснования ученого кажутся вполне релевантными,
но они не совсем допустимы и совсем неадекватны. Докажем это:
Ущербная допустимость: редкие факты наблюдения некоего чудо-
вища не говорят, что оно имеется в единственном экземпляре. Един-
ственное чудовище, даже большое, не может так существенно влиять
на биомассу рыб в озере, быть доминантой трофической цепи.
Неадекватность: трофическая цепь в озере на самом деле длиннее –
ученый забыл, что рыбы в озере – это не просто жертвы чудовища, они
сами подразделяются на хищников и жертв. Поэтому модель должна
выглядеть так: “жертва – хищник – суперхищник”, и вот в ней сначала
нужно рассмотреть колебания на уровне первой трофической стадии
“жертва – хищник”, а потом на уровне второй: “любая рыба – супер-
хищник”. Фактор одного экземпляра чудовища не адекватен фактору
“вся биомасса рыбы в озере”, а также длине трофической цепи.
Сейчас мы прервемся на Практикум, где менеджеры учатся аргу-
ментировать и в ролевой игре находят решения проблемы (Практи-
кум 6.2: Критика чистого мрамора).

Часть 3: Отсутствующее присутствие

Дело Microsoft – Контрпример против контраргумента – Цена неадек-


ватности – Presence или presense – Бык или овца – Три аудитории – Ко-
роль говорит! – Декодирование смыслов – Открытость смысловой си-
стемы – Роль слушателя – Задания, которые важны

Теперь приведем пример нерелевантности аргумента. Здесь


мне припомнилась давнишняя история (1998 г.) иска правительства
США против компании Microsoft:

244
Критическое мышление

Инициатором иска против Microsoft выступил вендор популяр-


ной поисковой сиcтемы Netscape. Суть иска заключалась в том,
что Microsoft установил в свою новую операционную систему (ОС)
Windows интернет поисковик Explоrer как неотъемлемую часть
системы. По мнению Netscape, это нарушало антимонопольное за-
конодательство. Несмотря на то, что Microsoft оставлял возмож-
ность пользователям установить Netscape (или любой другой по-
исковик) под Windows, предустановленность его в ОС давала явные
преимущества Explоrer (Microsoft-у) перед другими производителя-
ми поисковиков.
Кроме того, обвинение представило доказательство, что Explоrer
работает быстрее, чем Netscape из-за знания Microsoft особенно-
стей протокола обмена поисковика с системой, чего не было у внеш-
них производителей. Как утверждал истец, удаление Explоrer при-
водило к ненадежности работы самой системы Windows. Защита
Microsoft доказывала свое право на инновацию, а признанный обвине-
нием факт, что Explоrer работает быстрее, представила выгодой
для пользователя, а не преимуществом Microsoft. Кроме того, по-
лезного быстродействия можно добиться только при интеграции
Explоrer непосредственно с ОС.

Интересно, что как обвинение Netscape, так и защита Microsoft в


своих аргументах и контраргументах нашли удобной одну аналогию,
вокруг которой вращалась дискуссия на процессе. Этой аналогией
был автомобиль с радиоблоком в нем.
В машине радио не является основной функцией, поэтому авто-
производители обычно не комплектовали его своим радио, а снабжали
авто стандартизированной декой для подключения радио от внешнего
производителя. Пользователь сам выбирал любимый бренд “с полки”
и устанавливал радио в авто. Это давало свободу покупателю в выборе
радио: в соответствии со своим вкусом, качеством и ценой продукта.
Адвокат Microsoft привел контрпример, когда радио в авто встро-
ено уже на заводе. Да, его можно заменить, но новое радио может
быть не в стандарте и нарушит дизайн приборной доски. Тем не
менее никто не судится с такими производителями, хотя автопро-
изводители сами выбирают партнера-специалиста для комплекто-
вания их авто радиоакустической системой. В этом случае пользо-
ватели доверяют производителю авто, а он заинтересован, чтобы
качество радио было интегрируемой составляющей качества авто.

При всей своей наглядности такая аналогия на самом деле ущерб-


на и сослужила плохую службу для Microsoft. Она выступила якорем
мышления для защиты Microsoft. Нужно было не искать контрпример

245
Гл а в а ш е с т а я

навязанной аналогии обвинения, а задать такие вопросы: чем авто


отличается от операционной системы, чем радио отличается от
поисковика? Какова динамика развития радио и авто как единой си-
стемы? Какова тенденция развития персонального компьютера и
его оперсистемы?
Иными словами, защита молчаливо подтвердила релевант-
ность аргумента обвинения и сфокусировалась на поиске его неадек-
ватности. А неадекватность – это вопрос сравнения, а сравнение –
всегда дело вкуса судьи.
На самом деле защите Microsoft следовало бы подчеркнуть не-
релевантность аргумента истца и выйти за рамки этого
аргумента. Вместо контрпримера Microsoft-у нужно было искать
контраргументы, а это всегда тяжелее. Необходимо было сфо-
кусироваться на самом понятии “операционная система” и на
тенденциях ее развития. В тот момент уже было понятно, что с
появлением интернета понятие операционной системы теряет
локализацию (на столе пользователя, в стенах корпорации), а по-
нятие “периферия компьютера” давно стало глобальным, включаю-
щим в себя не только клавиатуру, дисплей, принтер, но и интернет.
В таком динамическом видении можно обосновать потребность в
специальных средствах управления периферией компьютера в рам-
ках ОС. Ведь никто не возражал, что ОС управляла периферией
встроенными драйверами уже много лет.

Такие аргументы не были предоставлены суду, и вердикт судьи


был не в пользу Microsoft. Microsoft обязали предоставить протоколы
обмена своего поисковика с оперсистемой в открытый доступ, открыть
часть кода системы для возможности других производителей подклю-
чать чужие поисковики к процессору компьютера так же быстро, как
Explorer. А теперь вспомните, читатель, как давно вы покупали радио
в свой автомобиль?
Этот пример хорошо иллюстрирует, насколько часто у участни-
ков дебатов даже на высоком уровне (US vs. MS) не достает полноты
критического мышления, а пробелы в составных частях критического
мышления (в данном случае дефицит системного и динамического
мышления) приносят большие финансовые потери. В год вердикта
(2000-й) Microsoft потерял около $200 млрд (40%) рыночной капи-
тализации, конечно, не только из-за проигранного дела, но и общего
кризиса доткомов. Нужно не забывать, что негативные причины не
только множатся, если не снимаются вовремя, но еще и взамоусили-
вают друг друга.

246
Критическое мышление

Исследования психологов показывают, чтобы разрушить аргу-


мент противника, люди ищут прежде всего контрпримеры.
Контрпример может оказаться слабым, потому что он в любом
случае из категории частного, а не общего.
Поэтому без хорошего контраргумента иногда просто не
обойтись. Контраргумент человеку найти сложнее, так как его
нужно выстроить, используя структуры логики и весь диапазон
мышления.
Тоулмин обратил внимание на факт, что сила аргумента живой
речи зависит не только (и даже не столько) от соблюдения правил ло-
гики, но также от контента (смысла) и контекста (обстоятельств) ска-
занного. А Хаим Перельман и Луиза Ольбрехтс-Титека (Perelman et al,
1958 г.) добавляют, что важным оказывается еще и то, к чему апелли-
руют наши аргументы – к разуму или чувствам.
Одним из примеров апелляции к ощущениям является эффект
“отсутствующего присутствия” (presence), когда мы используем обра-
зы или факты, не относящиеся прямо к теме дискурса, но они вдруг
оказывают сильное влияние на его ход.
Слово presence, благодаря своей конструкции, имеет разные
коннотации: как присутствие в данный момент (present tense), как
пред-ощущения (pre-sense) и как первичный смысл (sense в качестве
смысла, значения).
Вот поэтому presence/presense является примером эффективно
введенного термина. Это к вопросу о дефинициях.
Перельман иллюстрирует термин присутствия старой китай-
ской притчей, записанной философом Мёнг-дзи (孟子, VI век до н.э):
Когда освящали колокол на центральной площади королевства, то
к жертвеннику притянули быка, чтобы колокол был освящен его
кровью. Но король пожалел быка и приказал его отпустить. Он рас-
порядился вместо быка привести овцу, хотя это нарушало прото-
кол церемонии. Удивленной пастве король объяснил, что он готов на
лобном месте созерцать быка, но не овцу.

Наверное, король окончательно запутал свою паству? Наверняка


она начала подозревать его в сердоболии? Конечно же нет – со времен
Конфуция такие элегантные аргументы понимались или, точнее ска-
зать, чувствовались на уровне интуиции. Скорее всего, король увидел
овечьи глаза быка, и это подсказало ему такое рациональное, а не ми-
лосердное решение.

247
Гл а в а ш е с т а я

Теперь о пастве. Убедительность и характер аргументов зависит


от аудитории, которой мы адресуем нашу аргументацию. Перельман
рассматривает три категории аудиторий, к которым могут быть обра-
щены наши аргументы. Первая категория – вполне конкретная пу-
блика. Когда мы делаем доклад на работе или проводим тренинг, мы
встречаемся с этой категорией аудитории. Если обращаться к ней, то
для убеждения своей аудитории вам нужно иметь представление об
уровне ее осведомленности, ценностях и специфике области знаний,
которыми она обладает. Соответственно, по Тоулмину, нужно подо-
брать соответствующие стиль и тональность аргументации, чтобы вы
могли оперировать на понятном ей языке и на достаточно понятном
уровне абстракции.
Вторая категория публики – это универсальная референс-ауди-
тория. Ее можно представлять себе как образованную, продвинутую
и с широким диапазоном экспертизы. Референс-аудитория – это ил-
люзорная аудитория, мысленно обращаясь к которой, мы говорим от-
точенными формами логики и образности, оперируя общечеловече-
скими ценностями или национальными идеями. Хороший политик,
выступая в средствах массовой информации, видит перед глазами та-
кую универсальную аудиторию. Вспомните фильм “Король говорит!”
с Колином Фёртом (Colin Firth) в главной роли. Там показано, с каким
мужеством и упорством король Георг IV шел к своей универсальной,
но конкретно любимой аудитории.
И, наконец, самая требовательная аудитория: сам говорящий.
Именно на нем, на самом себе, спикер оттачивает свое ораторское
мастерство. Он очень ответственный и критически настроенный
оппонент. Он чутко реагирует на фальш, придумывает контрпримеры
из воздуха и порождает контраргументы из ваших же фраз. Им не-
возможно манипулировать, потому что ему все видно, как на ладони.
Поэтому ваше внутреннее “альтер-эго”, ваша Тень – самая ценная ау-
дитория для подготовки выступления на публике.
Если все это понятно, то зададим вопрос читателю: как вы думае-
те, к какой категории из перечисленных обращался король в китай-
ской притче?
Аргументация – это сложная система знаков и смыслов, связан-
ных между собой в одно целое. Вот почему критическое мышления в
нашей пирамиде мышления стоит так высоко и непосредственно пе-
ред креативным мышлением. Благодаря Главе 4 (системное мышле-

248
Критическое мышление

ние), вы уже догадались, что система аргументации открытая. Когда


аргументирующий что-либо утверждает, то он передает слушателю
систему знаков (звуков, букв, фонем, слов), которые несут в себе еще и
смыслы. Конечно, это код, который раскрывается в сознании слуша-
теля через оговоренное значение знаков: сначала на самом высоком
уровне абстракции (это кошка из категории кошачьих, это собака из
категории собачьих), потом в зависимости от контекста идет сужение
контента к конкретному образу. Система знако-смыслов через особые
каналы открытости системы (ассоциации, метафоры, отсутствующее
присутствие) выделяет весьма конкретные объекты: это кошка, кото-
рая гуляет сама по себе; это пес Бим Черное Ухо.
Чтобы четче понять, как работает эта смысловая система, вспом-
ним коан о разбитой миске, который мы разбирали в Практикуме 3.1:

Мышка ест кошкину пищу, но миска ее разбита.

Посмотрим на него с высоты нового знания – умения мыслить


не только “синтетически”, но системно, вероятностно и критично.
При первом прочтении эта фраза изначально для нас выступает про-
сто набором из четырех объектов: мышка, кошка, миска и пища. Они
составляют элементы некой понятийной системы, которая с первого
взгляда не имеет никакого цельного смысла. Пока эти объекты для
нас абстрактные и плохо связанные между собой. Пятым, замыкаю-
щим элементом, выступает трещина как свойство разбитой миски.
Заметьте, “трещину” мы придумали себе сами, потому что степень
разбитости фраза не конкретизирует. Это первое допущение, которое
делает читатель/слушатель фразы.
Благодаря трещине в миске, появляется необычная связь между
кошкой и мышкой: в миску наливают пищу, из нее ест кошка, а из
трещины – мышка. Трещина в миске сужает понятие о пище вообще
до конкретной жидкой пищи. Пища вытекает, и мышка может соби-
рать плоды этой “небом-посланной” трещины. Кроме того, понятие
“трещина” открывает смысловую систему за пределы видимых четы-
рех объектов.
Ситуация симбиоза “кошка – мышка” нетипичная, редкая, так
как обычно кошка не позволяет мышке этого делать. “Обычно” и “ред-
ко” говорят о степени вероятия ситуации, а, значит, мы понимаем:
или мышке сильно повезло, или кошка уже старая. И тут из двух сце-
нариев мы делаем второе допущение: “пускай кошка будет старой”.

249
Гл а в а ш е с т а я

Заметили, как наша понятийная система, благодаря внешнему


читателю/слушателю, начинает конкретизироваться? Это пока пер-
вый этап анализа фразы.
Синтагма “но” значит мало, но означает много. Она позволяет с
одной стороны расширить наш анализ системы понятий, а с другой –
сузить “проблемное поле”, дальше конкретизируя его.
Во-первых, благодаря “но” происходит конкретизация к более
определенной ситуации:

Но несмотря на это (воровство пищи мышкой), кошкина миска


остается разбитой.

Во-вторых, частица “но” подсказывает нам, что наша систе-


ма смыслов оказывается сильно открытой системой. Открытой к
новым элементам, не упомянутым в фразе. В-третьих, благодаря
частице-связке “но” резко повышается связность между элементами
системы. “Но” замыкает систему в единое целое через петли обрат-
ной связи.
Из-за открытости системы мы очень быстро выходим на конкрет-
ного “хозяина”. Хозяин (пока только кошки и миски) в фразе отсут-
ствует, он за пределами системы, но он присутствует (presence) неяв-
но. Конкретные каналы открытости (миска и пища) выводят на его
присутствие и пребывание в здравии. Потому что, если он не чинит
миску, то либо он умер, либо делает это умышленно. Опять нам нуж-
но выбрать одну интерпретацию из двух вариантов. Мы выбираем
“живого хозяина”: раз мышка ест, значит, он скорее всего жив. Фраза
таким образом сигнализирует нам о регулярности процесса кормле-
ния кошки и мышки.
Возможность кормления кошки соседями вполне вероятна, но
мы предпочитаем иметь живого хозяина. Вот это “мы” (читатель/
слушатель) и “наше предпочтение” в выборе из вариантов возмож-
ного и есть дополнительный канал открытости системы. Понятий-
ная система фразы оказывается открытой не только на дополнитель-
ные элементы (хозяин), но и на стороннего наблюдателя (читателя/
слушателя).
Несмотря на свою “отстраненность”, наблюдатель оказывается
очень активным – ведь интерпретация смысла производится имен-
но им. Чем больше недосказанности, неопределенности в фразе, тем
большая активность требуется от наблюдателя (см. рис. 6.7).

250
Критическое мышление

Рис. 6.7. Декодирование понятийной системы в коане о разбитой миске.


Стрелки от А к B обозначают подчиненность: А “имеет, обладает” В. Обратите
внимание на включение “слушателя” в эту систему понятий.

Далее мы (читатель/слушатель) предполагаем рациональ-


ность в поведении хозяина. Ему выгодно, что при такой диспози-
ции мышка не будет рыскать по дому, она просто съест свою пор-
цию и уйдет спать. Покой в доме стоит того. Итак, мы в который раз
вносим свои допущения в систему: “хозяин рационален” и “хозяин
ценит свой покой”.
Итак, слушатель опять является избирателем дальнейшего хода
событий. Именно из-за слушателя хозяин оказался живым и в здра-
вии, а теперь еще и приобрел рассудительность. От его, слушате-
ля, системы преференций и ценностей фраза читается совершенно
по-разному.

251
Гл а в а ш е с т а я

В фразе есть код, но код этот раскрывается однозначно только


в определенной понятийной системе со слушателем, включенным в
нее. В другой системе координат (с другим слушателем) этот код будет
расшифрован по-другому.
И наконец, последний этап, который проверяет и подтвержда-
ет наши допущения о рациональности хозяина. Хозяин вынес миску
во двор и не чинит ее, потому что это звенья одной цепи: ему выгодно
не делать этого. В такой интерпретации фраза получает объяснение
пассивности хозяина. Мы аргументируем:
Но именно потому, что хозяин ценит свой покой, он не чинит миску.

Благодаря такому прочтению частицы “но” система замыкается


'
в единое целое с большей '
степенью связности. Как вы помните, боль-
'
шая степень связности означает большую целостность системы, а для
нас это означает, что ситуация из абстрактной становится вполне кон-
кретной и понятной. Пазл сложился.
В расшифровке простой фразы из 8 слов нам понадобилось за-
действовать все способы мышления от здравого смысла до вероят-
ностного и системного.
Нам пришлось включить в систему слушателя (себя) и разобрать-
ся, как он мыслит, какой системой ценностей обладает, почему выби-
рает ту или другую ветвь возможностей. А в этом и состоит рефлексив-
ное критическое мышление.
А как рассуждают наши менеджеры? Критичны ли они в своих
суждениях и аргументах? Это мы увидим в Практикуме 6.3: Шпиль-
ка и Меч. После него не забудьте выполнить задания, которые ниже.

Задания для саморазвития

1. Два конверта

Вам предложили два конверта. В одном скрыто 100 у.е., в другом –


200 у.е. наличности. Вы выбрали наугад один из конвертов, но вам
дали возможность поменять ваше решение, аргументируя, что вам
это выгодно. Дескать, ваш возможный выигрыш может удвоиться,
если исходно вы выбрали меньший куш, а рискуете потерять, если
сразу выбрали большой куш, – только половину.

252
Критическое мышление

Выгодна ли вам эта возможность замены конверта? Не вдаваясь


в расчеты, дайте простой контрпример, что менять конверт не имеет
смысла.
2. Аргумент Льва

В 452 году Аттила, вождь гуннов, двинулся с войском на Рим. В тот


момент сильной армии в северной Италии и в самом Риме не было,
поэтому при подходе к Риму никто не преградил Аттиле путь. Уже
тогда церковь рассматривала Аттилу как Бич Божий (flagellum
Dei) или Гнев Божий, как коллективное наказание, посланное наро-
дам за недостаточно усердное служение Богу. Тем не менее, из без-
защитного Рима к ним навстречу выехал папа Римский Лев I с не-
большой группой чиновников и церковников. Челядь остановилась на
приличном расстоянии от полчищ гуннов, и Папа выехал навстречу
Аттиле сам. Они поговорили тет-а-тет предельно кратко. Атти-
ла вернулся к войску и приказал соплеменникам уходить домой на
венгерскую долину. Рим был спасен от смертоубийства и разграбле-
ния. Аттила вскоре погиб у себя в резиденции.

а) Что сказал Папа Аттиле ? б) Какова была его аргументация, что


Аттиле не стоит входить в Рим? в) К чему Лев апеллировал в своей ар-
гументации? г) Как ему удалось найти решение выбрать единственно
верную нить разговора? д) Какие предположения могли помочь вы-
брать эту нить? е) Что заставило Аттилу повернуть назад? ж) Какими
чертами характера обладал Аттила?

Пофантазируйте, выстройте свою аргументацию от имени Папы,


дайте лаконичную цитату прямой речи Льва.

3. Слишком smart

Представьте себе такую ситуацию. Один из производителей те-


лефонов ZZZ вышел на рынок с новинкой. Новый мобильник снаб-
жен цифровой фотокамерой с функцией smart – автоматическим
улучшением качества снимков. Функция основана на интеллекту-
альной обработке изображений, отталкиваясь от знания челове-
ческих предпочтений, статистики опросов клиентов и экспертов.
Предпочтения усреднены, но большинству должны понравиться,
считает производитель. Вы купили новинку и замечаете, что все
фото этого аппарата вам нравятся, они явно лучше айфоновских,
самсунговских и пр. Вы можете отключить функцию smart, но все
предпочитают держать ее включенной. Вы пересматриваете фото
из вашего последнего пикника. Вот ваша компания, яркие насыщен-

253
Гл а в а ш е с т а я

ные снимки природы, да и вы получились веселой, бодрой, и выгляди-


те лет на пять моложе. Не зря вы купили этот аппарат и пореко-
мендовали друзьям! А как выглядят друзья? Вы видите, что и друзья
все выглядят неплохо: вот Петр, он ведь с пивным животиком, с
мешками под глазами и прокуренными зубами – а здесь румян, под-
тянут, и улыбается, как в рекламе Орбита. И вы вдруг понимаете,
что функция smart – это автоматическая “натяжка”, подрисовка
не только вашего лица и фигуры, но и стиля жизни.

Попробуйте ответить:
а) Хорошо это или плохо, что такая функция искажения реаль-
ности введена? б) Как отреагируют ведущие конкуренты? в) Лично
вы буде жаловаться на действия компании? Аргументируйте, почему
“да” или почему “нет”; г) Вас попросили написать жалобу на действия
компании в Комитет по защите прав потребителей. Что вы напишите?
д) Какую роль здесь играет возможность отключения функции smart?
е) Если бы дело дошло до суда, чем бы закончилась эта история?
Дайте вероятности сценариев.

Поиграйте с коллегами в ролевую игру “На суде”, назначив роли


обвинения, защиты и судьи. Процитируйте мудрый вердикт судьи.

Что читать по теме

1. Stephen Toulmin, The Uses of Arguments, Cambridge, 1958


(updated ed. 2003).
2. Chaim Perelman, Lucie Olbrechts-Tyteca, New Rhetoric, Notre
Dame, 1959 (Orig. in French, 1958).
3. Richard Paul, Linda Elder, Critical Thinking: Tools for Taking
Charge of your Professional & Personal Life, FT, 2002.
4. Anne Thomson, Critical Reasoning: A Practical Instruction, 2d
ed., Routledge, 2002.
5. Edward Inch, Barbara Warnick, Critical Thinking & Communication,
6th ed., Pearson, 2009.
6. Steven Novella, Your Deceptive Mind, Teaching Co, 2012.
7. William Hughes, Jonathan Lavery, Katherin Doran, Critical
Thinking, 7th ed., Authors, 2015.

254
Критическое мышление

Специальные статьи

1. Samuel Hayakawa, “Rats & Men”, Language in Thought and Action,


Ch. 16, Allen, 1978.
2. Peter A. Facione, Critical Thinking: A Statement of Expert
Consensus for Purpose of Educational Assessment and Instruction,
Exec. Summary “Delphi Report”, Cal. Ac. Press, 1990.
3. G. Saucier, L. Goldberg, Evidence for the Big Five in Analysis of
Familiar English Personality Adjectives, Eur. Jour. of Personality,
V.10, 61-77, 1996.
4. James Herrick, History and Theory of Rhetoric, Ch. 9, Allyn &
Bacon, 1997.
5. Eric E. Vogt, et al, The Art of Powerful Questions, Whole Systems,
2003.
6. Emily R. Lai, Critical thinking: A Literature Review, Pearson, 2003.
7. Brian P. Meier et al, Why Good Guys Wear White, Psych. Science,
V.15, 2, 82-87, 2004.

255
Практикум 6.1

ПРАКТИКУМ 6.1

ОБ УМЕСТНОСТИ И
СВОЕВРЕМЕННОСТИ
Коан о ноге Унмона – Три вопроса к коану – Код дзен – “Высеки себя сам” – Эффект
зеркала – Драная лиса – Стриптиз по пятницам – Говорящие ботинки – Вывод
Унмона

– Коллеги, сегодня мы посвятим наш практический семинар разбору индиви-


дуального коана Димы. Мы с Димой в офлайн переписке не нашли оригиналь-
ного и красивого решения этого коана. И как обычно в таких случаях я выношу
коан на “общественные слушания”. Послушайте историю:
Му Чоу был Мастером и жил возле старой дороги паломников, странствую-
щих буддистских монахов. Много историй связано с его добродетелью. Это он
плел и скрытно развешивал на деревьях сандалии вдоль пути паломников. Од-
нажды странствующий монах Юн Мень (Унмон) остановился возле его дома и
постучал в дверь. Дверь приоткрылась и Му Чоу в щель быстро сказал: “Гово-
ри! Говори!”, и тут же захлопнул дверь. Так повторялось два раза и Юн Мень
ничего не успевал сказать. В очередной раз, когда дверь приоткрылась, Юн
Мень вставил в щель ногу и хотел говорить. Но Му Чоу опять с силой захлоп-
нул дверь. От перелома ноги Юн Мень громко вскрикнул – и в этот момент
испытал просветление. Мастер открыл дверь и приветствовал Унмона.

– Мастер Му Чоу, о котором идет речь, был интереснейшей личностью в исто-


рии дзен, поэтому вам в помощь краткая справка о нем:

Му Чоу Дао-минг, 睦州道明, букв. Самый Мирный во Всей Округе, Идущий


Светлой Дорогой, IX век н.э. Ученик известного Мастера Хуанг-по. Стран-
ствующие монахи называли его Чен Путси, Развешивающий Сандалии, за его
безвозмездную помощь паломникам. Обычные люди, государственные мужи и
монахи шли к нему, чтобы получить быстрые, оригинальные, но иногда нели-
цеприятные ответы на их вопросы. Нестандартность его мышления хорошо
видна по диалогам в трактате “Лампада просветленных”.

– Теперь о самом задании на практикум. Вам нужно будет ответить на следую-


щие вопросы:
1. Почему Мастер не впускал Унмона?
2. Почему Унмон испытал просветление в момент перелома?
3. Что бы вы ответили на месте Унмона, чтобы обойтись без травм?
Можете задавать Диме как эксперту любые вопросы, чтобы выйти на решение.
Я тоже буду участвовать, помогать вам справочной информацией. Начнем?

386
Об уместности и своевременности

– Моим первым вопросом будет, – начал Сережа, – зачем шел Унмон к Масте-
ру, что он хотел?
– Юн Мень остановился у Му Чоу не случайно, – ответил Дима,  – поскольку
он шел по пути пилигримов, то есть искателей истины. У каждого монаха на
пути просветления возникает много вопросов. И эти вопросы мы встречаем во
многих коанах. Например, “Имеет ли собака природу Будды?”, “В чем смысл,
что первый патриарх дзен пришел к нам из Индии?”, – эти вопросы монахов
к разным Мастерам повторяются из коана в коан. Мастер Му Чоу славился не-
стандартным взглядом на учение дзен, поэтому прежде всего Юн Мень шел за
ответами на свои вопросы. Кроме того, может, он хотел получить убежище в
горах, найти безопасное место для ночлега и утоления голода и провести отдых
в приятной беседе с Мастером.
– Но паломников было много и, наверное, они были надоедливы,  – сказал
Саша. – Так что Мастер был не очень заинтересован в простых, непродвинутых
монахах. Их много, а он один.
– Да, согласен с тобой, Саша, – сказал Дима. – То, что он тайно разбрасывал
лапти по округе, косвенно свидетельствует о его нежелании привязок. Он не
стремился, чтобы к нему шли за лаптями и пищей. С другой стороны, как уче-
нику нужен Учитель, каждому Учителю нужны ученики. Поэтому просто за-
крыться и никого не пускать он тоже не мог.
– Тогда, возможно, Му Чоу решил устроить некий фильтр на входе, – предполо-
жил Игорь. – Чтобы определять, кто к нему пришел, обыватель или продвину-
тый ученик. Ведь у Му Чоу не было службы HR для проведения тестов.
– Вполне правдоподобно, Игорь, – ответил Дима. – Но тогда это был ориги-
нальный тест в прямом смысле “на входе”.
– Хорошо, а в чем смысл такого странного теста “не впускать”? – спросила Ира.
– Проверить, насколько монах настойчив? Сильно нужно или нет?
– Мастер предоставлял “узкое окно” возможностей для просителя объяснить,
что ему нужно, – сказал Игорь. – Если монах отвечал в стиле дзен, то он прохо-
дил тест, и Мастер открывал перед ним дверь. А нет – то “до свидания”, и монах
ночевал под открытым небом. Не повезло.
– “Нашей фирме не нужны невезучие”, – закавычил Женя старую шутку.
– Дима, и как же Унмон проходил этот тест? – спросила Ира. – Почему так все
плачевно закончилось? Я о переломе, а не о просветлении.
– В первый раз Унмон удивился холодному приему хозяина и наверняка ничего
не сказал. Второй раз, он уже понял, что нужно быстро что-то сказать, и на-
чал говорить: “Прошу прощение за беспокойство, мое имя Юн Мень, откройте
мне дверь, я хочу поговорить о смысле дзен”, – но дверь захлопнулось на “Про-

387
Практикум 6.1

шу…”. Унмон понял, что с таким узким временным окном, ему нужно что-то
делать и, чтобы получить возможность сказать полностью фразу, он в третий
раз инстинктивно вставил ногу. И хотел прокричать скороговоркой всю фразу
“Я – Унмон, пришел к вам за советом”, но успел сказать только “Я…” и получил
удар по ноге.
– И я на месте Мастера не впустил бы такого тугодума, – сказал Сережа кате-
горично. – Оба ответа неверны, поскольку они показывают связь между прося-
щим и миром, и ничего не говорят о цели визита Унмона. Унмон не ответил на
вопрос Му Чоу – почему он здесь? Поэтому ответом в обоих случаях был отказ.
Не говоря уже о том, что все эти фразы не в стиле дзен.
– Да, в таких ответах нет кода дзен, – вставил я.
– Кстати, о коде, – сказал Саша. – Унмону нужно не говорить, когда дверь при-
открыта, а что-то отстучать на ней, когда она закрыта.
– Что именно? – спросил Дима. – Марш дзен-буддистов?
Все засмеялись.
– Морзянкой отбарабанить, – добавил юмора в топку Женя. – “Я – Унмон.
Я – голодный. S.O.S.”
– Почему? – серьезно сказал Саша. – Постучать так, как стучат в колокол или
гонг в монастырях. Шеф нам говорил, что если нет заранее оговоренного кода
коммуникации, нужно использовать общедоступный: культурный, социаль-
ный, – чтобы дать понять: “Я свой”.
– Му Чоу из этого понял бы только одно – еще один монах из монастыря, – кри-
тикнул Дима.
– Однако все закончилось хорошо для Унмона, – сказал Сережа. – Он испытал
просветление. Разве не к этому он стремился всю свою жизнь?
– Кстати, а почему он испытал просветление? – спросила Ира. – От болевого
шока?
– Тогда всем монахам не нужно ходить по Китаю, а просто ломать ноги, –
сказал Женя. – Открыть спецмонастырь полного цикла.
– Я предполагаю, – сказал Дима, – что резкая боль помогла ему отойти от мир-
ского понимания ситуации и вывела его на более высокий уровень. Сама ситу-
ация, в какую он попал, вывела его из состояния зашоренности и дала толчок
к просветлению. Особенно, когда он увидел, что после его крика Му Чоу все же
открыл дверь.
– Мое критическое мышление, – важно, полувсерьез промолвил Сережа, –
говорит мне, что этого маловато будет для просветления. Получается, Унмон
проявил находчивость, настойчивость, даже наглость – и взамен получил при-
глашение от мастера и просветление как награду. Что-то тут не так.

388
Об уместности и своевременности

Менеджеры замолчали, поэтому я уточнил:


– Ответа Димы действительно маловато. Дима сказал: само понимание ситуа-
ции вывело Унмона на новый уровень. Тогда, Дима, нужно раскрыть эту петлю
рефлексии, которая пронеслась в мозгу Унмона. Какой парадокс его поразил,
какой катарсис смысла произошел в голове Унмона? Ректифицируйте. То есть
восстановите цепочку смыслов.
– У него было огромное желание попасть к Мастеру, – начал процесс Игорь. –
Но Му Чоу сузил его возможность до маленькой дверной щели. Когда Унмон
увидел, в какую игру он попал, то он решил, что ему нужно чуть больше вре-
мени, чем ему выделял мастер. То есть он хотел расширить для себя окно воз-
можностей. Поэтому и вставил ногу. Но получил от таких действий не больше,
а меньше возможностей, став хромым пилигримом. “Хочешь больше – полу-
чишь ничего”, – промелькнуло у него в голове, когда он сидел на полу.
– Очень хорошо, – поддержал я, видя, что Игорь замешкался. – Даю ввод-
ную информацию, которая может тебе помочь. Когда один монах в монастыре
Му Чоу поступил неуважительно по отношению к Мастеру, подчеркнув свою
полную самодостаточность, Мастер Му Чоу сказал ему: “Пойди за ворота и вы-
секи себя сам!”. Унмон наверняка знал эту историю, обычно такие истории о
Мастерах переносились со скоростью лошади и становились легендами. Ведь
ни газет, ни Фейсбука в то время не было…
– Спасибо, шеф! Очень помогло! – Игорь торопился продолжить. – Унмон
вспомнил эту историю, посмотрев на себя со стороны, как он грубо ломился в
открытую дверь. Понял, что он достоин наказания, но тут же понял, что даже
“выйти за ворота и высечь себя” он не сможет! Противоречие между необходи-
мостью это сделать и невозможностью реализовать привело его к состоянию
сатори. Ведь это противоречие двигало им, когда он ломился в дверь, и оно же
осталось, когда он лежал на полу с переломанной ногой. Он понял, что есть
принципы, которые сильнее наших желаний и собственного Я, – “я”, которое он
только и успевал выкрикивать в открытую щель: “Я… [Унмон]”, Я… [Унмон]”.
– Итак, мы получили ответ и на второй вопрос, – констатировал я. – Но ответ
на третий: как бы вы поступили на месте Унмона? – вы пока не нашли. Вы ска-
зали: нужен некий сигнал Му Чоу, код “Я свой”, то есть “Я продвинутый монах,
может, твой будущий ученик”. Если можно успеть сказать только одно слово,
какое слово вы бы сказали? “Я” – отпадает, его уже сказал Унмон.
– Говори! – громко сказал Женя.
– Женя, это ты кому? – робко спросила Ира.
– Я подумал, – широко заулыбался Женя, – а что, если в ответку Мастеру
сказать слово “Говори!”. То есть поработать звуковым зеркалом или эхом.

389
Практикум 6.1

Мастер может заценить это. Ведь логика Унмона тут проста: “Что ты мне гово-
ришь “Говори!”, если прекрасно знаешь, что я ничего не успею сказать. Поэто-
му в ответ тебе может быть только эхо”. А Мастер подумает: “Я получил ответ-
ку, и теперь уже мне нужно говорить что-то содержательное при следующем
открывании двери. Если я опять скажу “Говори!”, это будет выглядеть глупо.
Не лучше ли впустить этого непростого малого и испить с ним чайку”.
– Пять балов, Женя, – похвалил я. – Ты наверняка и представить себе не мог,
что именно твой способ использовал сам Му Чоу. Подобная история с зеркаль-
ным ответом действительно имела место уже после инцидента с Унмоном.
Перелом ноги и обстоятельства, при которых он произошел, получили широкую
огласку и принесли славу Мастеру. Вдруг до Му Чоу дошли слухи, что невдале-
ке поселился неизвестный мастер, который стал его копировать. Пожалуй, в
любой отрасли найдутся подобные проходимцы. Когда к этому мошеннику сту-
чались паломники, он приоткрывал дверь и кричал в щель: “Говори, говори!”.
Му Чоу, который обычно редко отвлекался от своего развлечения с лаптями,
тут же отправился в путь. Он постучал в дверь горе-мастера. И, как только дверь
приоткрылась, Му Чоу крикнул ему первым: “Говори! Говори!”. Горемыка от
неожиданности не захлопнул дверь, а сказал: “Хо!”. Это возглас удивления,
как у нас говорят “Ого!”, “Вот это да!” в таких случаях. Мастер Му Чоу снял та-
почек и хлопнул им горе-мастера по лбу. Тот спросил: “Что я сделал не так?”.
Му Чоу ответил: “Ты просто драная лиса!”. И ушел домой.
– Но вернемся к самому инциденту с Унмоном, – продолжил я. – Зеркалка, как
видим, работает, если есть возможность сказать хоть слово. Усложню задачу:
а если и слова нельзя успеть сказать? Какое решение в этом случае?
– Я все думаю об условном коде, сигнале Мастеру, – сказала Ира. – Может, нога
Унмона и была тем сигналом? Дескать, Мастер посмотри на мою ногу и ты все
поймешь. “Я много странствую, я уже не молод, мне нужен хороший учитель”.
Но я не настаиваю, – добавила Ира, когда все заулыбались.
– Вот если бы Унмон шел не за дзеном, а за лаптями, – решил покритиковать
Саша, – то вбрасывать ногу в щель имело смысл, чтобы показать, что нога го-
лая, он натер ноги о камни и ему нужны лапти.
– Увы, теперь ему нужны не лапти, а костыли, – грустно сказала Ира.
– А ведь Ира подсказала нам выход, – вдруг засиял Дима. – Пусть по ноге мно-
гого не скажешь, а по одежде монаха можно много сказать. Ему нужно было
снять и вбросить в щель свою робу!
– Стриптиз по пятницам, – пошутил Женя.
– А что если… – Дима медлил. – Если бросать в проем одежду действитель-
но рискованно, то давайте вбросим туда сандалии! И, Женя, не говори сейчас:

390
Об уместности и своевременности

“лучше коньки”… Не лучше! Ведь Мастер спец по сандалиям. Обувь может мно-
гое сказать Мастеру о человеке!
– Отличная идея, Дима, – сказал я. – У меня есть косвенное подтверждение,
что Му Чоу мог сделать много выводов, глядя на обувь человека. Чисто индук-
тивно-дедуктивным методом, как Шерлок Холмс. Когда к нему пришел в гости
паломник, он спросил: “Ты издалека идешь?”. “Да, из далёка!” – ответил важно
монах. “А сколько ты истоптал сандалий?” – спросил Му Чоу. В ответ услышал
только молчание.
– …Но пора подводить наши итоги. Вы – молодцы! Коллективно набросали
много интересных решений. Они обоснованы историческими легендами, кото-
рым тысяча лет. В качестве эпилога расскажу последнюю легенду. Когда Мастер
Унмон был уже старым, и переломанная нога часто ныла на погоду, ученики
как-то спросили его, какую истину всей своей жизни он хотел бы им передать, он
ответил: “Уместные месту и времени слова!”. Безусловно, такой вывод хорошо
применим к его первой встрече с Мастером Му Чоу. Сам Му Чоу был всегда на
своем месте. Ну, а наше место и время встречи изменить нельзя.

До следующей пятницы!

391
Практикум 6.2

ПРАКТИКУМ 6.2

КРИТИКА ЧИСТОГО МРАМОРА


Выбираем роли – Античная скульптура – Загадка пустых глазниц – Слепота мыш-
ления – Свойства мрамора – Основной вопрос “зачем?” – Кинематограф в мраморе –
Эфес – Расставляем статуи по ранжиру – Почему Артемида не защитила свой храм

– Здравствуйте, современники! – поприветствовал я своих менеджеров.


– Судя по приветствию, – сказал Женя. – Сегодня будет что-то необычное.
– Да, Женя, ты угадал. И тебе придется играть роль отнюдь не современника.
– Надеюсь, в машину времени меня не будут засовывать?
– Нет, Женя, ты будешь греком. Назовем тебя Фидием. Ты будешь хорошо у нас
зарабатывать, так как ты – скульптор, мастер резьбы по мрамору.
– Если бонусы будут – то я согласен.
– Бонусом будет твоя слава. Все будет происходить в нашем Воображении, в од-
ном из трех познавательных инструментов человека, по Канту. Оно работает в
тесном взаимодействии с Рассудком, когда дело касается прекрасного. Помни-
те, как Моэм отличал высокое искусство от подделки? Он говорил: если мураш-
ки бегут по спине, когда смотришь на полотно художника, то это гениально. За-
метили, мурашки ползут не в голове, и даже не по спинному мозгу. Мозг только
фиксирует нашу экзальтацию и запоминает ее, потом подсказывает: “А вот тут,
в интернете, я что-то похожее нашел. Не пойти ли нам на новую выставку? Там
тебе должно понравиться, судя по последним мурашкам”.
– Как вы поняли, мы сегодня будем заниматься красотой. Все ее любят и к ней
стремятся. Более того, у каждого есть “понятие красоты”. Похоже, это понятие
передается нам генетически в пакете со здравым смыслом и структурой языка.
Теперь у меня к вам вопрос: вам нравится греческая и римская скульптура?
– Конечно… Это классика… Весьма эстетично… – зазвучали голоса.
– Знаете, что меня поразило в этих статуях? – спросила Ира. – Это как переда-
ны тончайшие складки одежды, даже шелковые накидки.
– Да, Ира. Тонкость работы мастеров по мрамору поражает. Тогда вы, навер-
няка замечали, что глазницы всех скульптур и бюстов – пустые. Они как-будто
слепые.
– Точно! – воскликну Юра. – Античная скульптура мне в целом нравилась. Да
и все говорят: образец отношения к телу, слепок времени… В бюстах мы видим
реальные лики великих людей. Но подсознательно мне что-то мешало и даже
отталкивало от них в детстве. Если честно, я эти бюсты обходил стороной.

392
Критика чистого мрамора

– Понимаю тебя, у меня были подобные ощущения. Так почему они “слепые”?
Фидий, ты мог бы вырезать в мраморе радужку глаз и зрачки? Сделать взгляд,
одним словом.
– Конечно, – ответил Женя в образе. – Если вы видели мои работы, то я тончай-
шие ткани передавал в мраморе, на голове каждый волосок укладывал. Поэто-
му я и взгляд мог бы передать резцом так, что вам казалось бы, что статуя все
время смотрит на вас и следует за вами взглядом.
– Прямо “каменный гость”, – усмехнулся Саша. – Может, это делалось из ре-
лигиозных соображений? Только живой человек может иметь взгляд. А глаза
умерших должны быть закрыты, поэтому и не выписаны.
– Но они устанавливали статуи и живым, – уточнил я.
– Может, тогда эстетика была иной, – предложил Игорь. – Скульптура не долж-
на отвлекать взглядом. Она только образ человека, а образ должен смотреть
вовнутрь себя. То есть моя гипотеза: там есть взгляд, но он направлен вовнутрь.
– Разбивать статую Зевса не позволю, – остановил нас Фидий. – Не делал я гла-
за Афине – да еще изнутри. Разве что рубины мог вставить. А теория ваша не
стоит и мизинца ее.
– Давайте увеличим глаза бюста императора “на весь экран”, – предложил я.
– Лица уже не видно, только пустой овальный глаз. Видите, какая гладкая по-
верхность. Ничего не напоминает?
– Веки, как обрамление для глаза, которого нет,– сказал Дима. – Как чистая
заготовка картины в раме. Прямо просится кисть. В такой рамке удобно нари-
совать миниатюру.
– Но обычно раму делают только в конце, когда полотно уже готово, – сказал
Саша.
– Значит, там была “картина глаза”! – сказал Дима.
– Вы хотите сказать, что я еще и маляром подрабатывал? – удивился Женя.
– Да, дорогой Фидий, ты еще потом и разрисовывал свои скульптуры или
отдавал это делать своим ученикам. Не только глаза, но и волосы, и тело, а
особенно одежду. Оказывается, греческая, а потом и римская скульптура вся
была цветной, как радуга. Афина Афайя, которая сейчас стоит в Мюнхенской
глиптотеке, была в трехцветной пелерине, переплетенной змеями. Сотня зе-
леных змей по канту.
– Ничего себе, – сказал Саша. – Но почему этого не говорили в школе?
– Нам не говорили только потому, что этого никто даже представить не мог.
Это открытие последних нескольких лет. Благодаря люминисцентному ана-
лизу удалось увидеть первичную раскраску статуй и даже восстановить ее.
Оказалось, не только скульптуру, но и мраморные архитектурные формы кра-

393
Практикум 6.2

сили: колонны, портики, элементы декора. Вопрос в другом. Метод люминис-


ценции наука знает уже добрую сотню лет. Почему никто и подумать не мог,
что нужно искать цвет в этих скульптурах? А ведь глаза статуй светились
подсказкой! Слепой бюст Диогена мог бы стать символом слепоты нашего
мышления.
– Но зачем они их красили? – спросил Дима. – Ведь они и так красивы сами по
себе! Мрамор просто создан, чтобы лепить человеческое тело. Ведь мы говорим
“у нее мраморное тело”, “телесность мрамора”…
– Да, ты прав. Они хороши по форме. Форма танца, движения. Но форме нужна
рамка, как человеку кожа. Это Кант сказал. Вам, как и большинству на нашей
планете, не понравилась идея выкрасить мраморную антику. И это второй во-
прос к нашему мышлению. Почему у нас вызывает отторжение крашеный
мрамор? Представьте, приезжаете в Афины, а там – праздник цвета. Ведь мно-
гие годы мы восхищались чистыми формами. Сопротивление вызывает допол-
нительный фактор – “загрязнение” дизайна цветом. Восприятие перегружается
или почему?
– Пока да, – пошутил Фидий в не афинский, а одесский способ.
– Хорошо, давайте поиграем. Организуем диспут. Современники выясняют у
Фидия, “зачем мрамор красили?”, и убеждают его, что этого не нужно делать.
Фидий с точки зрения антики отстаивает право цвета на свет.
– Самое главное противоречие, – начал Юра, – это то, что для строительства
зданий берется такой дорогой камень как мрамор, а потом он красится ба-
нальной краской. Чистый мрамор теряет собственную красоту. Вот что вы-
зывает отторжение. Если все равно красить, то почему здания не делать из
более дешевых материалов: дерева, глины или по крайней мере известняка
или ракушняка?
Я вопросительно посмотрел на Женю.
– Во-первых, – откашлялся Фидий, – дерево и глина очень недолговечны. Кро-
ме того, подвержены огню. Ракушняк и известняк уже лучше.
– Кстати, они все – известняки, и мрамор тоже, – вставил я комментарий. –
Но разной консистенции и твердости.
– Я знаю, – продолжил Женя, – что ракушняк сильно боится воды. Известняк
менее гигроскопичен, но более мягкий по сравнению с мрамором. Высоких
строений не сделаешь – сам себя раздавит.
– Известняк менее гигроскопичен – верно, но он легко размывается водой, –
опять вставил я. – Представляете, храм поплыл от дождя и покосился. Да и к
огню известняк не так устойчив, как мрамор. Тогда, вы знаете, не курили, но
пожаров было много.

394
Критика чистого мрамора

– Фидий, ты ответил нам только на полвопроса, – сказал Саша. – Почему лучше


брать мрамор – потому что он крепче и устойчивее как материал по сравнению
с глиной, например. Но он значительно дороже. Если красить, то никто не узна-
ет, что за материал внутри. Так почему нельзя делать скульптуру из глины или
гипса, если потом все равно красить?
– Ты сам ответил, – радостно парировал Женя. – Много появилось “новых гре-
ков”, которые начали утверждать, что их дворцы и статуи из мрамора, просто,
дескать, под краской не видно. Демократизм в искусстве. Чтоб никто не кичился.
– Уточню, Женя, – опять я влез в дискуссию, – что в ту эпоху “новыми грека-
ми” были римляне. Это они копировали все греческое, как когда-то греки – все
критское. И римляне действительно, как считают сейчас ученые, превзошли в
покраске мрамора даже греков. Красили все.
– На самом деле, – Женя опять стал Фидием, – когда эта мода, красить мрамор,
появилась, уже никто не помнит. В архитектуре мрамор важен, ибо не горит,
долговечен, тверд, позволяет строить многоэтажные постройки, в отличие от
известняка, дерева или глины. Воды и огня не боится. Что касается скульпту-
ры, то мрамор пластичен и твердый, а полируется – до зеркального блеска. По
точности копирования людей и долговечности – лучше не придумаешь. И еще,
Юра сказал, что камень редкий и дорогой. Так вот, у меня в Греции – все есть,
а мрамора даже больше, чем известняка. Примерно, как в Одессе ракушняка.
– Ты прав, Женя. Есть просто уникальные залежи, – опять поработал я за Ви-
кипедию. – Особенно в Италии мрамор чистейший, без примесей, кристально
чистый, “как головка сахара”.
– Шеф, вы могли бы у нас на базаре под Акрополем приторговывать, – похва-
лил меня Фидий.
– Хорошо, Женя, – сказала Ира. – Ты убедил, почему использовался мрамор.
Из-за его свойств и распространенности в том регионе. Но зачем его красить –
этот вопрос подвис. Ты сказал – мода. Но мода не берется ниоткуда. Кто-то счи-
тает, что это красивее, эстетичнее или выразительнее – и если это вызывает ре-
зонанс, то все загораются и копируют его поведение. Это так у нас происходит.
А как это было у вас, дорогой Фидий? В чем эстетика?
– Вот скажи, Ира, – в тон ей ответил Женя. – Была мода у женщин носить свои
родные брови. И кто этот кто-то, кто решил, что их нужно сбрить, а на их месте
нарисовать две полоски коричневой краской? Из какого чувства красоты или
эстетики это могло появиться?
– Ты забыл о выразительности, о самовыражении. Посчитали, что сейчас нуж-
но быть поярче, искусственней, если хочешь...
– Я как раз не хочу, – сказал Женя. – Ну да, в мире роботов, ботов и искусствен-

395
Практикум 6.2

ного интеллекта хочется быть чуть-чуть Барби, чуть-чуть ИИ. Как робот София,
например...
– Да, Женя, хочется. Ведь мир стал динамичнее, – парировала Ира. – Брови
можно рисовать каждый день другого цвета от настроения, погоды или сезона.
О, вот! А что, если наши греки красили мрамор, потому что можно было чаще
менять цвет? Тем самым разнообразить действительность. Ведь цветом можно
управлять и даже передавать сигналы.
– В космос, – пошутил Саша. Пока Женя работал Фидием, Саша работал Женей.
– Нет, я имела в виду сигналы сообществу о радости или горе.
– Неплохая идея, – сказал Фидий. – Если победа, мы красим храмы в зеленый,
цвет Афины. Если траур – в желтый цвет Аида. Но теперь я вас хочу спросить,
мои дальние потомки, почему это вы перестали смотреть черно-белое кино,
почему вы выбросили свои старые ящики на свалку и смотрите теперь все в
цвете, да еще в плазме высокого разрешения? А?
– Женя, Фидий был резчиком по камню, – напомнил Саша. – А не прокурором.
– Вот! По этой же причине и мы перешли в цвет, потому что в природе мрамор-
ный цвет есть только у мрамора и на том свете. Цвет смерти. А нам хотелось, как
в природе, и даже большего: ярко до ненатуральности! – вошел в образ Женя.
– Кстати, почему это вы в этом сезоне начали ходить в кроссовках не под цвет
галстука? В разноцветных носках под цвет каждой радужки глаз? Я, кстати,
красил глаза своих статуй в один цвет. И даже брал грех на душу – отходил от
реальности, когда встречались косоглазые и разноглазые заказчики. Мой от-
вет вам, как Фидия, таков: именно потому, что у нас не было кино, фотогра-
фии, а также телевидения, мы в такой способ разнообразили наш мир. Люди
могли быть серыми, но не статуи! Кстати, кто мне объяснит, почему это у вас в
селе в каждой хате стоят красные пластмассовые тюльпаны, гвоздики и прочее?
И почему бабушки носят платки и байковые халаты всех цветов Нэйшенэл
Джеогрэфик? Не из-за того ли, что они просто яркие? А прошло уже 2500 лет,
между прочим.
– Позвольте, Фидий, – вкрадчиво сказал Саша. – Благодаря вам, я уже понял
почему. Жизнь у вас была серой, и хотелось красок. Но почему красивейший
мрамор, который становился телесным и даже полупрозрачным, если его
увлажнить, вас не устраивал своей природностью? Хотя бы открытое тело
не красили!
– Вы это об эстетике, Александр? – переспросил Фидий голосом Жени. –
И это говорят мне те, кто пьет воду из бесцветных граненных стаканов!
А на нашей посуде изящных форм, между прочим, запечатлены подвиги на-
ших героев. Когда ты пьешь из такой посуды, ты пьешь историю! Мы всегда

396
Критика чистого мрамора

красили и украшали свою посуду и никогда не унижались, чтобы пить из


тусклых черепков. Ответьте вы мне, в конце концов, почему ваша фабри-
ка “Тысменица” в 90-х годах ХХ столетия вашей эпохи брала натуральный
мех и выкрашивала шубы зеленкой и марганцовкой? В чем эстетика и в чем
прагматизм?
– Женя, – сказал Сережа. – Тогда это был обратный ход маятника: после пере-
стройки хотелось чего-то яркого, серое всем опостылело. Натуральный мех не
покупали, а даже плохо окрашенные шубы хорошо распродавались. Эстетика
стала прагматикой. О вкусах не спорят. По-моему, и в вашем случае должно
быть рациональное объяснение. Ведь мы красим деревянные заборы прежде
всего из практических соображений. Чтобы ни непогода, ни шашель не похо-
ронили забор раньше времени. Кстати, я у себя на даче, когда крашу забор, то
меняю цвет, чтобы не надоедал. Мне кажется, мы зациклились на внешних до-
стоинствах мрамора, поэтому нам жалко его красить. А кто-то знает какие есть
недостатки у мрамора?
– Я знаю, – ответил я, так как готовился, – что мрамор боится мороза. Нет-
вердые породы служат максимум 25 дефрустраций, это 10-15 лет в умеренном
климате, как наш. И потом крошатся и трескаются. Утрачивают вязкость, при-
сущую мрамору. Кроме того, чистый кристальный – редкость. Чаще мрамор
имеет много примесей в виде жилок. По ним могут идти трещины. А в них за-
водится плесень. В общем, чернеет мрамор со временем.
– Ну вот, – сказал Сергей. – И в Риме, и в Греции зимой 100 процентов могли
быть заморозки. Альпы, Балканы рядом.
– Добавлю еще одну слабость, – сказал я. – Будучи устойчивым к воде и пожа-
рам, мрамор боится кислоты. Он тускнеет от нее и крошится. Как и желтеет от
солнца. Это было проблемой греческого мрамора.
– Ну вот, представляю – пожелтевшая от дождя статуя Афины, – сказал Сережа.
– В Древнем Риме наверняка были кислотные дожди. Ведь много извержений
вулканов случалось в то время – все помним Этну. Короче, мрамор со временем
терял телесность: тускнел, желтел от солнца, чернел от плесени, становился
оплывшим, к тому же, если это колонны, то свинец, которым крепились секции
колонн, давал окислы, и они вытекали наружу.
– Мне кажется, это самое неэстетичное, что может быть для грека,  – сказал
Дима. – Это видеть диссипацию, распад. Чудотворная телесность мрамора
через какое-то время превращалась в оплывшие формы женщин, потускнев-
шие глазницы героев. Что может быть вульгарнее для культуры олимпийцев?
Поэтому они их красили – и фиксировали своих героев и богинь яркими и
нетленными, как их мифы.

397
Практикум 6.2

– Мне кажется, ты прав, – поддержал я Диму. – Вот одно из возможных


доказательств такой психологии: этруски красили лица своим усопшим
родственникам… Но давайте на этом остановимся. Вы придумали хорошие
аргументы, отстаивая свое мнение. Вы высказали ряд гипотез, почему так
поступали с мрамором. Кроме нескольких рациональных – чтобы прео-
долеть недостатки материала, мне понравилась гипотеза о потребности в
кино и живописи. Да, театр у них был на высоте. Но кинематограф – это
другое, ведь он похож на наши сны, а сны люди любят из-за возможного
невозможного в них. К цветным снам мы относимся по особенному, как
знаку творческого начала. Античность реализовывала кинематограф в ар-
хитектуре. Мифы и реальные герои – это сюжеты, статуи – персонажи, их
можно не только красить, но и передвигать каждый год. Такой себе кино-
сериал того времени. Ведь сделал же Вильгельм Завоеватель фильм о себе
еще в XI веке.
– Как это? – спросила Ира недоверчиво.
– Он его выткал: гобелен в 70 м длиной построен по принципу фильма: с дра-
мой, кульминацией и хэппи-эндом. Ну и, конечно, с гиперболизацией своих
подвигов… Все как в кино.
– Меня в свое время поразил античный Эфес, – ударился я в воспоминания.
– Это в Турции. Благодаря нашей дискуссии о цвете я теперь представил, как
выглядело самое красивое здание Эфеса во II веке нашей эры. Им не был дво-
рец наместника или богатого зерноторговца. Самым красивым зданием города
была библиотека. Знание было силой и статусом в те времена. Двухэтажный
фасад с тончайшей резьбой по мрамору, девять ступеней вели к хранилищу
знаний, второму по величине в мире. Наверху читателей встречали четыре
женские скульптуры: Познание, Мысль, Мудрость, Добродетель. Кстати, как
вы думаете, что могла олицетворять Мудрость с точки зрения изученных нами
процессов мышления?
– Наверное, здравый смысл, – предположила Ира.
– Я тоже так думаю. А в каком порядке вы их расположили бы, если брать слева
направо. Так писали и так располагали фигуры по ранжиру: по хронологии, по
логике или по возрастанию их достоинства.
– Добродетель на первом месте, Мудрость на втором… – начал Игорь.
– А я думаю, здравый смысл должен стоять первым, без него никуда, – сказал
Женя. – Не имея здравого смысла, ты не распорядишься рационально своей
добродетелью.
– Логично, Женя! Мудрость на первом месте. И если далее ставить Доброде-
тель, то почему?

398
Критика чистого мрамора

– Потому что прежде, чем мыслить и вооружаться знанием, нужно иметь бла-
гие намерения, – сказала Ира.
– Отлично сказано! А что на третьем месте?
– … На третьей базе, однозначно, Мысль, – сказал Саша.
– Почему однозначно?
– Методом исключения. Венчать все должно Познание, как конечная цель, а
значит, для третьей позиции остается Мысль. Но я могу и обосновать: ведь по-
знанию всегда предшествует мысль – рассуждение.
– Все верно. Порядок именно был таков: Мудрость, Добродетель, Мысль и
Познание. Но я остановился на том, что меня поразила избыточность декора
и вместе с тем какая-то незавершенность колонн, арок и портиков, хотя фасад
сохранился отлично. Теперь я понимаю свои ощущения – на самом деле греки
видели фасад в цвете. И поэтому здание было красивее, лаконичнее, логичнее,
если хотите. За счет цвета оно получало ясную структуру. Я даже догадываюсь,
на что это было похоже...
– На что? – спросила Ира, пропустив необходимую паузу.
– Разноцветные корешки книг в библиотеке видели? Только тогда это были
разноцветные тубы свитков. Их было 12000 в библиотеке Эфеса. А что касается
скульптур не богинь, а современников, то нужно было увековечить имена вид-
ных полководцев, политиков, философов. В Эфесе было много славных имен.
И цвет был их мавзолеем. Только один известный персонаж Эфеса не имеет
памятника – было запрещено даже называть его имя. Знаете его?
– Нет …нет.., – послышались голоса. Сказать “не знаю” очень трудно.
– И это очень хорошо, что вы не знаете! – похвалил я. – Это тот, кто поджег
храм Артемиды только для того, чтобы его имя осталось в веках. Поэтому я не
называю его имени, хотя сама история о тщеславии человека и о его извращен-
ной логике дошла до нас.
– Продолжение история получила через 22 года после поджога, когда Алек-
сандр Македонский освободил Эфес от господства персов. Будучи не удовлет-
воренным состоянием храма Артемиды, он спросил, почему он в таком непо-
требном виде и сколько лет он такой обгоревший. Ответ был: ровно столько,
сколько тебе от роду. Ему рассказали историю о тщеславце и о поджоге здания.
“Почему же Артемида не защитила свой храм от негодяя?” – спросил Алек-
сандр. “Потому что он поджег его в момент, когда ты рождался, – ответили
эфесцы.– Артемида, богиня плодородия, отсутствовала в ту ночь, так как была
занята. Она принимала роды”. По датам все действительно совпадало. Алек-
сандр предложил деньги на реконструкцию храма имени его повивальной ма-
тери. Греки гордо отказались, лестно заметив: “Боги не ставят памятники

399
Практикум 6.2

богам”. Что касается памятника самому Александру Великому: на восстанов-


ленном в цвете Сидонском “саркофаге Александра Македонского”1 мы можем
видеть героя-всадника, сражающегося с многочисленными врагами. Красный
плащ, загар от дальних походов, гнедой конь – цвет передает экстатическое
переживание боя. Но больше всего меня поразили гетры поверженного вра-
га, – там целый спектр цвета. Он как-будто только-что упал. Цвет не только
“означал” (что этот враг – перс), цвет еще придавал статической скульптуре
динамизм, овременяя ее. Кроме того, все точно знали, что там, в глубине, под
краской – чистый мрамор.

До следующей пятницы!

1 Сидонский саркофаг (сейчас в археологическом музее Стамбула), на мраморе которого запечет-


лены подвиги Александра Великого. См. реконструкцию в цвете: https://artinwords.de/relief-vom-
alexandersarkoph/

400
Шпилька и Меч

ПРАКТИКУМ 6.3

ШПИЛЬКА И МЕЧ
Риторика – Притча о повозке – Две лошади – Коан о шпильке – Игорь решает про-
блему шпильки – Критикуем решение – Символ чаши – Обмен символами – Код и
шифр – Придумываем диалог жестов – Коан о горе Меч – Символ меча – Что не по-
нравилось Нагарюне – Мнения разделились – Ищем хэппи-энд – Аннигиляция “точки
сборки”

– Доброе утро, коллеги! Сегодня поговорим о риторике. Сначала у греков она


называлась психагогия…
– Гогия? Сразу вспоминается диспут про корову, – заулыбался Женя.
– Это всего лишь ассоциации, Женя. Психагогия, пишется psychagogia, озна-
чает “управление душой”. Душа грекам представлялась как повозка из трех
элементов: две крылатых лошади и извозчик. Одна часть души любит му-
дрость, и это, конечно, извозчик – он управляет повозкой. Вторую часть ее
символизирует мощная и дикая лошадь, любит негу и покушать, поэтому все
время ведет в сторону. Ей нужен хороший кнут, чтобы не сбилась с пути. Тре-
тья часть на лошадином языке – это норовливая кобылка, с большим гоно-
ром. Ее можно только убеждать, прихваливать и просить. Поэтому ритори-
ка – это искусство (!) управления человеческой душой посредством логоса.
Логос у греков означал одновременно и слова, и аргументы. Так что не удив-
ляйтесь, если аргументом вдруг станет кнут.
– Многообещающее вступление, – насторожился Саша.
– Да, эта прелюдия мне нужна была для того, чтобы подготовить вас к дис-
путу. А темой диспута будет символьный диалог. Вы банкиры, а значит, тор-
гуете символами, общаетесь символами, потому что либо дензнаки, либо
ваши формулы риска – это всё символы, за которыми стоит некий смысл.
Его нужно уметь интерпретировать, чтобы понимать и адекватно отвечать
при обмене символами.
– Курс доллар–гривня всегда нужно знать, – сказал Женя. Это его специфика.
– И еще лучше с вечера.
– Тем не менее, я предложу вам не два доллара, а два коана. Оба коана явля-
ются примерами символьного языка. Вы их неплохо разобрали в индивиду-
альной работе со мной, но не до конца. Нет там завершающей точки. Поэтому
я их выношу на “общественные слушания”. Итак, давайте заслушаем, о чем
говорят коаны:

401
Практикум 6.3

Коан 1: “О шпильке”. Монах Канадэва пришел к мастеру Нагарюна, 14-у Хра-


нителю дзен, чтобы проситься стать его учеником. Канадэва имел хорошую
репутацию, слыл мудрым и любил риторику, философию и искусство вести
дебаты. Нагарюна знал все это и решил испытать монаха. Когда Канадэва
подошел к воротам монастыря и позвонил, то к нему подошел слуга Мастера
и предложил чашу воды, полную до краев. Канадэва с поклоном взял чашу од-
ной рукой, а второй достал из волос шпильку и бросил ее в чашу. Не пролив ни
капли воды, он внес чашу в комнату Мастера. При взгляде друг на друга оба
сердечно рассмеялись. Впоследствии Канадэва стал 15-м Хранителем дзен.

Коан 2: “О горе Меч”. Молодой Сесан пришел к старому Мастеру Туйя, кото-
рый спросил его:
– Откуда ты пришел, сынок?
– С горы Меч, – ответил Сесан.
– Отлично, а принес ты свой меч?
– Да, он со мной.
– Тогда покажи его старику.
Сесан выбросил вперед руку с указательным пальцем, направленным вниз в
точку у ног Мастера. Туйя резко поднялся и удалился из комнаты. Вечером
Мастер попросил своего помощника пригласить Сесана на чашку чая. Одна-
ко помощник сказал, что после утренней беседы Сесан собрался и ушел. Тогда
Туйя вздохнул и запел гатху: “Тридцать лет я скакал верхом на лошади и се-
годня внезапно был выбит из седла маленьким осликом”.

В основе обеих историй – сюжет вызова ученику, проверка его на зрелость


и мудрость. В обеих случаях ученики достойно выходят из тестовой ситуации,
предоставив нестандартный, аллегорический, но полный смысла ответ.
Результат историй различен: в первом – взаимопонимание и партнерство
ученика и Учителя. В другом – конфликт, хотя и молчаливый, – фактически
“диалог в демаршах”. Моим первым вопросом в данном практикуме будет:
1. Почему такие разные финалы?

Вторым вопросом-заданием будет:


2. Найти продолжения к коанам, чтобы они стали понятными и законченными.

Понятность это не цель дзен, но мы не в монастыре, а в банке. И у нас


другая цель – научиться мыслить. Для этого вам нужно будет расшифровать
и вербализировать символьный диалог ученика и Мастера. А продолжить или
видоизменить коаны нужно так, чтобы получился полноценный дискурс с хэп-
пи-эндом в конце. В первом коане он есть, а вот во втором – мне бы хотелось,
чтобы Туйя спел веселую песню под занавес.
Первую историю в офлайне мы разбирали с Игорем. Вот результат его
мыслей, которые я свел в один текст:

402
Шпилька и Меч

“Учитель Нагарюна решил проверить, насколько Канадэва является мудрым


и готовым следовать Учению, поэтому предложил ему чашу, доверху запол-
ненную водой перед входом в свой дом. Чаша с водой – это символ мудрости,
знания, учения. Мастер в такой форме предлагает своему потенциальному
ученику: познай и дополни!
– Я как Мастер знаю, что могу предложить тебе, а вот что я получу от тебя,
я пока не знаю, – говорит послание Нагарюны. – К самому Учению, собственно
мне нечего добавить, ведь чаша уже полна: 14 Патриархов свято хранили его
традиции…
Канадэва не пьет из чаши, хотя это было бы естественной реакцией путника
на воду. Канадэва понимает символизм этого подношения, относится к нему
с уважением, – об этом свидетельствует его поклон. Очевидно, ему нужно
дать такой же, полный символизма ответ. Канадэва бросает в чашу шпиль-
ку, тонкую иглу, которая как-бы растворяется в воде, не расплескав ее. За
символизмом этого жеста кроется следующее:
1) я готов дополнить учение своим пониманием;
2) мое знание пока ничтожно, но оно мое;
3) мое знание четкое и ясное, оно не должно навредить Учению, оно может
только придать ему блеска;
4) в дзене каждый ищет свой путь к просветлению, познанию себя, – поэтому
чашу я принимаю, знания принимаю, но буду искать свой путь, как иголку в …
чаше воды.
Прочитав это послание Канадэвы, Мастер Нагарюна посмотрел в глаза свое-
го будущего ученика, и они вместе рассмеялись, – без слов хорошо поняли друг
друга. Между ними установилась ментальная и эмоциональная связь, что
очень важно для сотрудничества между Учителем и Учеником.
Канадэва продемонстрировал такие черты эмоционального интеллекта:
быстрота ума, оригинальность и метафоричность мышления, готовность
учиться, скромность, такт и чувство юмора. Эти качества позже позволили
Канадэве заслужено стать “наследником” Нагарюны, продолжателем тради-
ции, 15-м Патриархом дзен”.

Когда хвалебные отзывы утихли, я спросил своих менеджеров:


– А есть ли у кого другая версия?
– Мне кажется интерпретация воды, как символа знания, является правиль-
ной, но символ чаши не расшифрован Игорем, – сказал Сережа. – Я думаю, что
чаша – это разум Канадэвы, а вода – это знание, которым переполнен его раз-
ум. Ведь Канадэва наверняка уже походил по банкам... извините, оговорился...
походил по монастырям, раз у него такой послужной список. Список напомина-
ет экзаменационный листок студента университета.
– Отлично, Сережа! Ты подтягиваешь к анализу всю информацию, предостав-
ленную нам в коане.
– Поэтому в приношении Мастера кроется вопрос: ты переполнен знаниями,
что я могу добавить к этому?

403
Практикум 6.3

– Хорошо. И в чем суть ответа Канадэвы тогда?


– Канадэва понял укоризну Мастера в этом послании. И ответил достойно: он
взял колющий предмет, как сигнал для Нагарюны, что он понял этот укол. Ведь
отправляющему шифровку важно знать, что принимающая сторона имеет адек-
ватный ключ к шифру. Канадэва этим жестом медленного доставания шпильки
как-бы сказал: да, имею.
– Почему медленного, Сережа? – спросил Саша. – Это ж не самурайский меч.
– Чтобы Мастер зафиксировал: шифровку принял, ключ имею, – ответил Се-
режа. – Потом Канадэва бросил шпильку в воду. Произошло очевидное: не-
смотря на полноту чаши, вода не расплескалась. “Видишь, Мастер, мой разум
переполнен “водой”, а мне нужна “сталь” знания, некая квинтэссенция. И то,
чему я научился, – не помеха, если истинное знание, которым ты обладаешь,
такого высокого качества”. Это мое прочтение шифровки Канадэвы.
– Молодец, Сережа! – похвалил я. – Обошлось без шифровальной машинки
“Энигма”, замечу! Хорошо то, что хорошо кончается, но мне недостает логическо-
го продолжения такого утонченного обмена информацией. Ведь мог Мастер не
просто рассмеяться, а продолжить символьную игру. Как бы вы ответили Канадэ-
ве на его невербальное послание?
– Выпить воду, – быстро отреагировал Юра. – То, что разумно не сделал
Канадэва у ворот, теперь, после иглы, Мастеру уместно это сделать: “испить сию
чашу”. Показывая тем самым ученику: понято, принято – твой путь, Канадэва,
не предоставляет опасности Учению. Это зрелый, мудрый дзен.
– Кстати, воду можно выпить без риска проглотить иглу, – констатировал Саша.
– Так как она тяжелее воды и останется на дне.
– Тогда не выпить, – вдруг сказал Сережа, – а надпить, и передать чашу Канадэ-
ве обратно. “Я уберу все лишнее, – как-бы говорит Нагарюна, – чтобы напол-
нить освободившееся пространство истинным Знанием”. А Канадэва, опять
приняв чашу, должен допить ее, тем самым подтвердить свою готовность идти
по этому пути. Ну и там, на дне он увидит, что останется в сухом, так сказать,
осадке: острая сталь знания.
– Тогда лучше заварить чай в этой воде и распить на двоих. Этакая дзен-рулет-
ка, – пошутил Женя в своем джень-стиле.
– Подожди, Сережа, – остановил Саша. – Ты ранее говорил, что вода – это зна-
ние, а теперь игла – знание. Ты определись.
– Согласен, – сказал Сережа. – Игла это не знание, это суть.
– Другое дело, – сказал Саша. – Это то, к чему стремится каждый уважающий
себя дзен-буддист. Может, Канадэва это и сказал: у меня много знания (воды),
а мне нужна суть (игла), которая ускользает на фоне всего этого знания.

404
Шпилька и Меч

– Отлично, я очень вами доволен, что касается первого коана. Вы продолжили


символьный диалог. Отмечу несколько важных выводов: символьный обмен
допускает разные интерпретации, важно быть в одном информационном поле,
в контексте, чтобы понять символьный посыл вашего партнера. Если символы
не оговорены и не общеприняты, то важно делать подтверждение одинаково-
го трактования символов как для отсылающей, так и принимающей стороны.
В таком неоговоренном заранее обмене понять код помогает общая культура,
эмоциональный интеллект, желание понять собеседника.
– Звучит, как конспект для молодоженов! – заметил Женя.
– Как Устав секретной службы, – добавил Саша. Они хорошо работают в паре.
– А теперь давайте перейдем к коану о горе Меч. Он несколько сложнее тем, что
в нем не все так гладко в отношениях персонажей.
– Бросается в глаза, – начала Ира, – что коан очень театрален: сцена 1, сцена 2,
финал и песня под занавес.
– Риторика – она вся драма и нарратив, как говорят философы, – поумничал я.
– Но что-то тут не сходится, – продолжала Ира. – В обычных условиях осел не
может сбить всадника на лошади, скорее наоборот, осел не выдержит пинка
всадника.
– Перебью, Ира, – я решил вставить свои пять копеек, – но просто факт: в мире
самая большая смертность от животных происходит из-за ослов, и это в пря-
мом, не фигуральном смысле.
– Я это к тому, – улыбнулась Ира, – что ученик не может поставить в ступор или
разозлить учителя своим ответом. Учитель обязан был ответить ученику, а не
просто выйти, тем самым уйти от ответа. Да, учитель показал свое отношение,
но оно высокомерно, и это – не ответ, тем более не мудрый ответ. Такой демарш
не сближает взгляды, а разъединяет людей. Ведь каждый из нас находится на
разных уровнях развития, знания и даже темперамента, поэтому каждый раз в
общении приходится либо поднимать собеседника до своего уровня понимания
проблемы, либо тянуться к чужому – вверх. В первом действии Мастер ухватил-
ся за слово “меч”, потому что меч может ассоциироваться с остротой ума...
– Кстати, замечу, – еле вклинился Саша в поток мыслей Иры, – что мечи
обычно обоюдоострые: один край направлен на противника, а второй, увы,
на самого себя.
– Спасибо, Саша! Весьма образно, – похвалила Ира. – Мой Мастер как-бы спра-
шивает: ты научился чему-нибудь там, на горе с таким громким названием. Да,
научился, сказал монах. Тогда продемонстрируй, над чем ты размышлял, пока-
жи свою мудрость. Ученик символьно ответил Мастеру: моя мудрость сейчас – у
твоих ног. Пусть я и с горы Меч, но это всего лишь географическое название.

405
Практикум 6.3

Думаю, учитель просто не понял этого жеста монаха, поэтому ушел. Неверно
интерпретировал. Но, с моей точки зрения, не важно, был ли жест ученика му-
дрым, или оскорбительным, или непонятным, – учитель не должен был ухо-
дить без ответа и обратной связи.
– Ты хорошо разобрала первое действие, Ира, – сказал я. – В дзене, как и в
детской песочнице, вопрос не должен повисать в воздухе и должен быть закрыт
ответом. Твое резюме, как толмача жестов: монах направил “образ меча” к но-
гам Мастера, подразумевая, что ум его остер, как бритва, но он преклоняет свой
разум к ногам Учителя, отдавая дань его славе и годам постижения дзен-буд-
дизма. Да, ответ был вполне уважительным, а рука ученика не вооруженной.
“Мастер, а ты можешь вооружить мою “руку” и отточить остроту моего
“меча”? – может, это хотел сказать Сесан своим жестом. По-твоему, Мастер дал
слабину, поступил высокомерно, и сам констатирует, что его сбросили с высоты
коня, с высоты его гордыни. Это вполне вероятно. А вот в тугодумии Мастера
трудно заподозрить – поэтому давайте уточним, что могло ему не понравиться,
раз он просто ушел?
– Палец мог не понравиться Туйе, – вдруг включился Дима.
Все рассмеялись.
– Сесан своим указательным пальцем будто сказал Мастеру, – продолжил Дима,
– смотри, вот ЗДЕСЬ эта мудрость, в этой точке перед тобой. Сжатие мудрости
в точку на песке, может, это не понравилось Мастеру. Ведь мудрость не может
быть сконцентрирована в одной точке. Она повсюду, и нет пределов мудрости,
более того, она есть вечное постижение, учение и поиск истины.
– Аннигиляция тьмы, – добавил Юра. Наверное, вспомнил свою старую задачу.
– Поэтому Туйя подумал: слабак, хотя и с горы Меч, – резюмировал Женя. –
И ушел.
– Мне нравится, – сказал я, – что у нас появились адвокаты Мастера, а не толь-
ко обвинители. Коллективный разум это большой плюс. Итак, версия, почему
ушел Мастер, уже есть, а почему ушел Сесан?
– Я на стороне ученика, – сказал Саша. – Поэтому моя версия такова: Сесан по-
нял, что старик тормозит, у него нечему будет научиться или, точнее, невозмож-
но. Из-за непонимания друг друга, дефицита такта, терпения или чего-то еще.
– Эмпатии, – подсказал я.
– Вот-вот, – продолжила Ира. – В первом коане о шпильке искра взаимопони-
мания между людьми зажглась, а в данном кейсе нет.
– Но старик к концу дня передумал, – решил я быть на стороне защиты. – Нуж-
но отдать ему должное – он наступил на горло своей амбиции. Я тоже иногда
расстраиваюсь из-за моих подчиненных. А потом думаю: но они ведь люди, где

406
Шпилька и Меч

возьмешь других? Ведь не только Мастер, но и Сесан погорячился: если бы он


дал время старику “на подумать” и подождал бы до вечера – они могли бы все
изменить и за чаем установить личностный контакт. Ведь Туйя уже посыпал
голову пеплом, судя по тому, что он послал за монахом. Сожаление – вот что
звучит в его песне.
– Ну, не скажите, – сказал Саша, – в его песне по-прежнему звучит высокоме-
рие, “пыха”: монах у него осел, он сам – какой-то конкистадор со шпагой на
бедре. Кроме того, я где-то читал, что американские индейцы устанавливают
отношения с незнакомым человеком по первому взору, в момент первого кон-
такта. Такая сильная искра или, как вы сказали, эмпатия с первого взгляда:
либо симпатия и надолго, либо антипатия и навсегда. У наших буддистов все
пошло по второму сценарию. Как говорят, “нашла коса на камень”.
– А вам не кажется, что Сесан сам уехал на лошади мастера, то есть, на его
гордыне, самолюбии? – спросил я. – Ведь учитель к вечеру отрефлексиро-
вал ситуацию и понял, что Сесан не простой монах, он уже не идет пешком, а
едет на осле, а значит... – не осел. Поэтому Туйя решил продолжить диалог с
монахом, так как “Мастеру важен хороший ученик в той же мере, как ученику
Учитель”, если цитировать Игоря.
Игорь поклонился.
– Но уехав, не сделав паузу, Сесан, потенциально сильный ученик, вернулся к
состоянию “осла”. Потому что очень уж гонорливая эта кобыла, гордыня. Учи-
тель, хотя и поздно, но понял, что судьба посылает ему ученика, а ученик не
проявил великодушия к демаршу Мастера, тем самым моментально вернулся в
исходную позицию в глазах Туйи. Поэтому Мастер поет грустную, а не высоко-
мерную песню в финале. Трудно за один день два раза разочароваться: сначала
в себе, а потом в другом человеке.
– Грустно, – сказала Ира. – Оба дали маху, и монах с горы Меч, кажется, даже
больше. Может, “меч” – это символ гордыни? Он же обоюдоострый, как сказал
Саша. Рубит не только противника, но и самого хозяина.
– Это если плохо им владеть, – сказал Саша. – А так его можно использовать и в
качестве мостика через ручей, и в качестве шанцевого инструмента.
– Ира, не грусти, – утешил я. – Просто предложи хэппи-энд этой истории.
Можешь?
– Я на месте Мастера сначала подумала бы об оригинальности ответа. Ну, на-
пример, жестом показала бы, что принимаю этот меч от молодого монаха с
поклоном.
– С поклоном поосторожнее – корона может свалиться, – пошутил Женя.
– Вы как-бы обмениваетесь верительными грамотами, – попытался я предста-

407
Практикум 6.3

вить Ирин сюжет. – Он тебе меч, ты поклон. Хорошо, что не книксен. Ди-
пломатия чистой воды, а нужно, как ты сама говоришь, что-то оригинальное,
в стиле дзен.
– Мне не дает покоя эта точка на песке, – опять очнулся Дима. – Мне кажется, ее
нужно срочно аннигилировать. Спасибо, Юра, за это слово.
– Посмотрим, что у нас в арсенале, – тут же оживился Женя. – Бластер, плаз-
менный глайдер... Тазер Саши… А теперь еще и саперная лопатка...
– Просто… – вдруг начал Игорь. И задумался.
– ... добавь воды, – продолжил Женя. – Была такая реклама: “Просто добавь
воды!”, и веселая музычка в конце.
Все рассмеялись. Похоже, из кульминации получилась аннигиляция. Но
Игорь невозмутимо продолжил:
– Просто Мастеру нужно “слезть с его лошади”, подойти к точке, на которую
указывает “меч” Сесана, и насыпать в этой точке горку песка. Не гору Меч, а
просто маленькую кучку. Как точку отсчета нового, паритетного диалога. Ди-
алог не может начинаться с горы. Также кучка песка будет символом начала
обучения. Ведь первый урок пройден. Вот вам и аннигиляция “точки сборки”.
А самое главное, произойдет обнуление негативных эмоций: амбиций, замеров
длин мечей, взаимных обид и т.д. И тогда можно идти дальше. Просто идти
пить чай, а не ехать на ослах.
– Мне нравится твое решение, Игорь! Они пьют чай, а нам пора расходиться.
Не забудьте свои мечи.

До следующей пятницы!

408
Список коанов

Список коанов (в порядке появления в книге)

1 Сандалии Чжао-чжоу – Предисловие.


2 Жезл Шоушана – Глава 1.
3 Хвост золотой рыбки – Глава 2.
4 О вековой тьме – Практикум 0.1.
5 Притча о бобах – Практикум 2.1.
6 О разбитой миске – Практикум 3.1, Глава 6.
7 Коан о повозке – Практикум 4.1.
8 Два гуся – Практикум 5.1.
9 Искусство стрельбы из лука – Практикум 5.1.
10 Это разум качается – Глава 6.
11 Нога Унмона – Практикум 6.1.
12 Вода и шпилька – Практикум 6.2.
13 Гора Меч – Практикум 6.2.
14 Каменный мост Чжао-чжоу – Глава 7.
16 Му-коан – Практикум 7.1.
15 О заточении гуся – Практикум 7.1.
17 Последнее слово – Заключение.

Сборники коанов и комментарии к ним

1. Seung Sahn, The Whole World is a Single Flower: 365 kong-ans for everyday
life, Tuttle, 1992.
2. P. Reps, N. Senzaki (compilers), Zen Flesh Zen Bones: a collection of Zen and
pre-Zen writings, Tuttle, 1998.
3. Сэкида Кацуки, Железная флейта (100 коанов дзена), REFL-book, 1993.
4. T.D. Suzuki, An Introduction to Zen Buddism (foreword by C. Jung), Grove,
1994.
5. Р. Х. Блайс, Золотой век дзэн: антология коанов эпохи Тан, Евразия,
2001.

453
Дорогие читатели!

Ваше общение с книгой на этом не заканчивается. Вы его смо-


жете продолжить на веб-странице книги:

www.bootoff.com.ua

Там же можно заказать книгу с отправкой почтой для ваших


друзей.

Ваши впечатления о книге, замечания, пожелания и рекомен-


дации, как улучшить следующее издание книги присылайте на
электронный адресс:

bootoff7d@gmail.com

До новых встреч!