Вы находитесь на странице: 1из 11

http://samlib.ru/editors/m/maxed/copymagic.

shtml

  Переход между мирами произошёл примерно так, как его описывают в книгах. На мгновение, у
меня в глазах потемнело, а потом вокруг возникла картинка, разительно отличающаяся от
знакомого переулка, по которому я шёл всего несколько мгновений назад. Суть произошедшего
не вызывала сомнений: мрачные каменные стены небольшого круглого зала, где я оказался,
пентаграмма на полу, и, наконец, старый маг в одеждах, которые традиционно ассоциируются с
этой профессией, никак не вязались с серой осенней московской действительностью.

Я не впал в панику, и даже не слишком удивился. Ещё в молодости, будучи студентом, я


провёл в другом мире довольно весёлые внеплановые каникулы, когда ученик чародея вызвал
меня вместо демона. Впрочем, это совсем другая, и не такая уж необычная история. Каждый год
десятки молодых людей становятся жертвами насильственного междумирового перемещения, и
хотя конкретная физика этого процесса пока ещё слабо исследована, такие происшествия уже не
вызывают былого ажиотажа.

Я хотел поздороваться, представиться и выяснить, зачем колдуну понадобился житель другого


мира, но заметил, что со стариком не всё хорошо - он схватился за грудь и осел на пол.
Одновременно с этим синие искры, летавшие над краями защитного круга, потухли. Защита
перестала работать, и теперь я мог спокойно переступить начертанные на полу границы.

Я подошёл к магу, но помощь ему была уже не нужна - он был мёртв. Видимо, его сердце не
выдержало напряжения, которое требуется при проведении ритуала Призыва. Скверно: я
надеялся договориться с призывающим о моём наискорейшем возвращении в свой мир - сессия
была на носу, и я как раз направлялся с прогулки домой, чтобы проверить очередную порцию
курсовых работ. Впрочем, не исключено, что время в этом мире течёт быстрее, чем в моём -
тогда я мог бы позволить себе небольшой отпуск.

Что же, если главный источник информации об этом мире благополучно скончался, надо
добывать её самому. Зал был пуст, но маги - народ читающий, а значит, там, где живёт один из
них, найдутся энциклопедии, атласы и другие книги, полезные только что прибывшему чужаку.
К счастью, понимание языка автоматически приходило к перемещённым - было бы очень
неудобно, если бы каждый призванный вынужден был бы полгода учить алфавит!

Я направился к единственной в зале двери, но не успел дойти до неё, как она резко
распахнулась, и на пороге возник молодой человек. Судя по хилому телосложению,
растрёпанным волосам и слегка прыщавому лицу, это был ученик чародея. Глаза его горели
праведным гневом, а руки тряслись от страха.

- Что ты сделал с моим учителем, подлый демон?! - вскричал он, увидев тело на полу.
- Во-первых, попочтительнее, молодой человек, - строго, но спокойно сказал ему я, - потому
что, как видите, защитный круг не действует, а тут мог бы оказаться и настоящий демон.
Который откусил бы вам голову за такой тон. А во-вторых, ваш учитель, судя по всему, мёртв.
- Мёртв? - переспросил он после небольшой паузы.
- Мёртв, - подтвердил я, - вероятно, что-то с сердцем. Я не врач.
- А кто? - зачем-то поинтересовался ученик, всё ещё разглядывая труп.
- Преподаватель университета, - уточнять, что я преподаю теорию компиляторов и разработку
программного обеспечения, я не стал.

Мы ещё немного постояли в молчании - я хотел дать парню прийти в себя.

- Надо с ним сделать, - произнес он, наконец, неуверенно, - что-то?


Я хотел предложить ему позвать какого-нибудь местного представителя власти, чтобы
засвидетельствовать смерть и начать оформление всех необходимых бумаг, или что там как
делается в этом мире, но тут тело мага вдруг вспыхнуло зелёным пламенем и за несколько
десяток секунд сгорело без остатка, таким образом, удачно разрешив проблему похорон.

Из дальнейших разговоров с учеником мага, которого звали ДелИ, выяснилось, что никаких
официальных процедур нам не грозило. Пожилой маг давным-давно удалился в малонаселённые
края и жил там в одиночестве в своей башне, где мы сейчас и находились. Дели он взял в
обучение несколько лет назад, когда почувствовал, что здоровье его совсем сдаёт, но, как обычно
и бывает в таких случаях, молодой человек мало чему научился - в основном его мастер
использовал ученика для выполнения хозяйственных работ.

Гораздо хуже обстояло дело с моими перспективами возвращения домой. Дели был готов мне
помочь, но не знал нужного заклинания. Мало того, мой статус, как призванного существа, не
находящегося под контролем мага, был крайне опасен: по правилам местной Церкви, такие
существа подлежали уничтожению.

Я договорился с молодым человеком, что поживу пока в башне вместе с ним. Потеряв учителя,
он сам не знал, что ему делать дальше, теперь, когда его мечта стать магом пошла прахом. Мы
много с ним разговаривали о его и моём мире, и он помогал мне с приготовлением еды (впрочем,
как закоренелый холостяк, я и сам кое-что умею!).

Поняв, что покинуть этот мир быстро мне не удастся, я решил первым делом изучить
библиотеку, доставшуюся нам с Дели по наследству. На беглый просмотр самых интересных
томов у меня ушло несколько недель. Увы, ни одна из книг не упоминала заклинания для
возвращения призванного существа в его родной мир, зато кое-где говорилось вскользь о
крайней трудности этого процесса в случае смерти Призывающего.

Но в конце концов мы обнаружили в библиотеке потайную дверь. Она, вероятно, была раньше
запечатана заклинанием, но смерть чародея разрушила его, и мы без труда проникли в тесную
нишу в толстой стене башни, где нашли ещё несколько книг. Весьма ценных, а главное -
запрещённых Церковью. Зато в одном из них было то, что я искал. Сперва находка невероятно
обрадовала меня, но вчитавшись в подробности, я на миг впал в отчаяние.

Дело в том, что для "заплутавших", как называла книга таких, как я, был только один путь
вернуться в свой мир. В давние времена, когда Призыв был обычным делом, в здешней столице
был выстроен специальный Портал, через который можно было спровадить прочь любое
призванное существо. Для заклинания требовалось только золото, которое во время ритуала
превращалось в свинец. Конкретное количество металла зависело от разницы магических
потенциалов между мирами. Учитывая нулевой магический потенциал Земли и явно ненулевой
этого мира, выходило, что золота понадобится немало. Существовала и вторая закавыка - с книга
была написана давно, и с тех пор Церковь из малочисленного культа превратилась в
государственную религию, взяла магов и магию под строгий контроль и выстроила свой
центральный собор прямо вокруг того самого Портала.

Измерить разницу магических потенциалов было нетрудно: описание способа и даже нужная
формула находились в одном из общедоступных томов. Для этого достаточно было оценить
магический потенциал любого предмета, перемещённого из того мира в этот, поскольку при
перемещении таковой предмет получал заряд магической энергии, по модулю равный разности
потенциалов. Посоветовавшись с Дели, мы решили, что он вполне способен на то, чтобы
использовать заклинание измерения на единственном доступном предмете из другого мира - на
мне. Поскольку оба мы были, мягко говоря, не слишком опытны в магии, на приготовления у нас
ушёл целый день, а мощи защитных амулетов, которыми молодой маг обвешался на всякий
случай, хватило бы на то, чтобы сдержать пару настоящих демонов. В результате заклинание
сработало безо всяких проблем, и гордый собою Дели продиктовал мне число, которое
отобразилось в магическом зеркале. Вот тут и настало время впадать в уныние - получалось, что
для того, чтобы вернуться домой, потребовалось бы превратить в свинец около десяти тонн
чистого золота. Впрочем, хорошей новостью можно было считать то, что мой магический заряд
превосходил уровень величайших магов этого мира на пару порядков.

Итак, во-первых, мне надо было научиться местной магии - или заручиться помощью другого
мага. Второй вариант представлялся мне даже более сложным, чем первый - с чего бы этому магу
соглашаться превратить десять тонн золота в свинец только ради того, чтобы помочь
незнакомому человеку. Во-вторых, мне нужно было где-то добыть эти самые десять тонн золота
(на самом деле даже больше, так как в формуле имелось в виду золото без примесей). И, наконец,
в-третьих, предстояло каким-то образом проникнуть к строго охраняемому Порталу и совершить
там четырёхчасовой ритуал.

Всё это выглядело совершенно невозможным, но я заставил себя спокойно обдумать ситуацию.
На практике три эти проблемы сводились к двум: если мне удастся раздобыть нужное количество
золота, то задача проникновения к Порталу упростится - жёлтый металл умеет открывать двери,
что в технологическом мире, что в магическом. Но это не снимало задачу изучения магии -
доверять свою судьбу какому-то другому волшебнику я не хотел.

Отложив на время проблему добычи денег, я начал разбираться в заклинаниях. Теоретически


мой магический заряд позволял из обычного Огненного Шара сотворить взрыв не хуже ядерной
бомбы, но пока я не мог даже зажечь свечу. По совету Дели, я начал с чтения книг, которые давал
ему учитель. Сам парень же заинтересовался моими рассказами о пользе математики и логики.
Конечно, я не мог ему преподать полный курс, но в этом мире точные науки была развиты так
слабо, что даже то немногое, что мы успели обсудить, могло бы произвести революцию.

К сожалению, познания молодого мага в его предмете кончились раньше, чем мои в моём, и я
застрял. Судя по книгам, выходило, что и магия, несмотря на её важность в этом мире, была пока
по степени организации похожа скорее на алхимию средних веков Земли, чем на современную
науку. Разрозненные тексты страдали от отсутствия систематизации данных, научный метод в
исследованиях находился в зачаточном состоянии, и даже нотация не была приведена к единому
стандарту, несмотря на то, что, по словам Дели, в королевстве было несколько тысяч
практикующих магов разных уровней.

Чтобы систематизировать всё это вручную, мне понадобилось бы слишком много времени. Без
удобной библиотеки с поиском и системой ссылок я был обречён провести в этом мире всю
оставшуюся жизнь. К счастью, по словам Дели, владельцы крупнейших местных библиотек (в
основном, университеты и монастыри, но также отдельные богатые вельможи и купцы) считали
особым шиком, если книги им подавали "библиотечные демоны" - которые были на самом деле
всего лишь магическими конструкциями с ограниченной функциональностью. Ознакомившись с
заклинанием их создания, я обнаружил, что оно довольно длинное, запутанное и требует
больших затрат магической энергии. Но энергии-то как раз у меня было хоть отбавляй, зато для
заклинания не требовалось каких-либо других знаний или сложных ингредиентов.

Таким образом, моим первым самостоятельным опытом в магии стало создание библиотекаря
(естественно, под контролем Дели - в отличие от меня, он хотя бы видел, как творится серьёзная
магия). Я потратил час, чтобы прочитать все необходимые слова, сотворить нужные жесты и
представить правильные образы, и в результате передо мной в неяркой вспышке фиолетового
света возник конструкт. Он не стал зря тратить время, а сразу же разделился на много частей и
двинулся к выходу из зала, но натолкнулся на невидимую преграду - мы с Дели приняли
некоторые меры предосторожности. Конструкт бился об неё, как тупой робот об дверь, пока
Дели не снял защитное заклинание, после чего ринулся вниз, к библиотеке.

Через день, у меня уже был магический каталог. Ему не хватало многих полезных функций, но
теперь, по крайней мере, я мог приступить серьёзной систематизации магического знания.

Кончился первый месяц моего пребывания в новом мире, а с ним подошли к концу и запасы
продовольствия в башне. Мы нашли, где бывший учитель Дели хранил деньги, и я послал
молодого мага в ближайшую деревню за покупками. Денег оказалось немного. Зато за этот месяц
я сумел достаточно серьёзно продвинуться в теоретическом изучении магии. Местным не
хватало только правильного подхода, чтобы сформировать общие теории - все нужные уже
знания были в наличии. Изучив несколько простых заклинаний и поставив ряд опытов, я смог
выдвинуть гипотезу, объясняющую принцип действия магии в этом мире.

Если ты сталкиваешься с магией, не требующей затрат каких-либо видимых ресурсов, то


встают два основных вопроса: во-первых, откуда берётся энергия, которая позволяет магу
творить заклинания; во-вторых, по каким правилам затраченная "магическая" энергия
преобразуется в воздействие на материальный мир. В данном случае, я пришёл к выводу, что
магический заряд, который может быть использован для заклинания, получался перемещением
предмета в четвертом измерении. Сдвинуть в четвёртом измерении сам себя обычный маг не мог
- для этого он использовал свой артефакт, который мог быть встроен в посох или медальон.

С правилами преобразования магической энергии всё было сложнее: они были


многочисленными и запутанными. Однако одно было неизменно: чем чаще использовалось
заклинание, тем слабее становился его эффект при тех же затратах энергии. Это не представляло
проблем для редких заклинаний, но та магия, которая использовалась в повседневной жизни,
могла довольно быстро слабеть. Чтобы заклинание снова заработало в полную силу, его
требовалось изменить. Как именно - заранее было неизвестно, и большая часть местных магов не
изобретали новые заклинания, а поддерживали старые в работоспособном состоянии.

Кто и зачем задал такие законы для магии в этом мире, было спрашивать так же бесполезно,
как интересоваться личностью автора планковских констант. Впрочем, в мои задачи это совсем
не входило - главное, что выведенные свойства магии позволили мне понять, с какой стороны
подойти к её практическому использованию.

В конце второго месяца проблема заработка вышла на первый план. То ли старый маг
действительно был довольно беден, то ли хранил сбережения в другом месте, но нам не удалось
отыскать больше никаких тайников. Пришлось браться за настоящую работу. Дели рассказал,
что, когда учителю были нужны деньги, тот заставлял его переписывать свитки с заклинаниями,
а потом относил их на продажу. Я видел полки со свитками в библиотеке, но не придал им
особого значения, полагая, что это всего лишь шпаргалки на одно заклинание. Но оказалось, что
каждый из них обладал собственным магическим зарядом, который вкладывал в него автор или
переписчик. Такой свиток потом мог использовать кто угодно, даже самый необразованный
крестьянин, но только один раз. Копирование свитка требовало наличия у переписчика
магического заряда, но магические знания ему были не нужны, поэтому эта работа обычно
доставалась ученикам магов. Но основным источником копий были не чародеи и их помощники,
а монастыри: местных монахов специально тренировали в накоплении заряда, не обучая их
магии, и они проводили свои дни за созданием копий свитков, которые предоставляла им
Гильдия Магов. Самим магам разрешалось тиражировать свитки только в очень ограниченных
количествах, но с монастырских копий автору полагалось пять процентов их стоимости.
Мы попробовали переписать пару свитков, но мне сразу стало ясно, что это однообразный
труд, к которому я совершенно не приспособлен. Уже в третьей копии я сделал несколько
ошибок. У Дели дела шли лучше, но его магический заряд был невелик, и он мог сделать всего
несколько копий за день. Такой труд должен быть автоматизируем, решил я, и углубился в
изучение процесса копирования.

Быстро сдублировать надписи на чистом листе при помощи магии было можно, но Дели
объяснил, что так не делают - магический заряд, необходимый для работы свитка, переходил на
него с переписчика во время написания, иначе же получалась просто бумажка с буквами. Но
даже если её зарядить - магия всё равно не работала.

Пришлось разбираться, как работают свитки. Ведь их пользователю не надо самому делать
ничего, кроме как активировать свиток словом или действием. Само же заклинание находилось
на свитке как бы в "упакованном" виде, и при активации начинало работать так же, как если бы
его произносил маг. Это могло означать только одно - некопируемым элементом свитка был
"эмулятор мага", который, собственно, и выполнял заклинание. Опираясь на мою гипотезу о
четырёхмерной природе магии, я сделал вывод, что этот "эмулятор" должен был быть ещё одной
магической конструкций, вроде моего библиотекаря, только без видимого проявления в первых
трёх измерениях. А значит, чтобы скопировать свиток в рабочем состоянии, требовалось
рассматривать его как четырёхмерный и копировать, кроме всего прпочего, , его структуру в
четвёртом измерении.

Придумать это было проще, чем проверить и реализовать, но спустя ещё пару месяцев, за
которые мы успели распродать большую часть свитков из башни, а также кое-что из обстановки,
у меня был работающий прототип копировального заклинания. Оно даже самостоятельно
заряжало копии - лишь бы хватило его собственного заряда, но мои пока ещё обширные запасы
магической энергии позволяли это сделать. В результате, даже на этом грубом прототипе я мог
изготовить до десяти копий любого свитка в день. Это шло в разрез с установленными Церковью
нормами, но это меня не волновало - главное, я, наконец, увидел способ заработать не только на
еду, но и на возвращение в родной мир.

Я решил поговорить о моём плане с Дели. То, что я собирался сделать, было опасно и
противозаконно, поэтому втягивать парня в такие неприятности без его согласия было бы не
этично. К моему удивлению, Дели с большим энтузиазмом отнесся к моему предложению.

- Наконец-то! - воскликнул он, услышав мои объяснения. - Это будет удар по Церкви, от
которого она зашатается!

Когда я спросил о причинах такой радости, он поведал мне, что большинство магов не
слишком любили церковников - в конце концов, большая часть доходов от копирования свитков
шла в сундуки монастырей, и кроме того, Церковь строго контролировала все исследования.
Старый учитель объяснил всё это Дели, и тот, поразмыслив и припомнив своё детство в
небольшом городе, проникся к церковникам ненавистью.

- Так что я готов рискнуть, - подтвердил он, закончив объяснение, - тем более что с вами я
узнал о магии и математике больше, чем за всю предыдущую жизнь.

Очень быстро стало ясно, что нам нужна помощь. Приложив некоторые усилия, мы могли
завалить рынок Королевства дешёвыми копиями всех популярных свитков, но нужно было,
чтобы кто-то занимался их распространением. Поскольку легальность (а точнее, нелегальность)
наших свитков не вызывала сомнений, нам нужны были связи в преступном мире. Тут меня
снова выручил Дели, сведя с одним из своих друзей детства. Отлучившись на неделю, молодой
маг вернулся со скользким типом по кличке Грань, промышлявшим скупкой краденого и
имевшим связи с контрабандистами. На следующий же день Грань увёз с собой пробную партию
копированных свитков, а ещё через неделю вернулся с деньгами и заказами. Мы выдали ему
копии свитков, на которые ожидался самый большой спрос: это были заклинания для крестьян и
ремесленников, позволяющие улучшать качество почвы, ковать более прочную сталь или
придавать особый блеск кожаным изделиям. Грань согласился, что такие свитки хорошо
продаются, но он полагал, что лучше пойдут свитки, приносящие любовь, удачу в игре и тому
подобное. К сожалению, оригиналов таких свитков в моей библиотеке не было, а купить их было
непросто, поскольку они были запрещены.

Четвёртую встречу с Гранью чуть не сорвали церковники. Местный иерарх, видимо, узнав о
появлении подделок, выследил нашего помощника при помощи магии и послал за ним пару
крепких монахов. Но мы ожидали чего-то такого, и вовремя заметили их. Пришлось изменить
место встреч и снабдить Грань деньгами на покупку хорошего защитного амулета.
Тогда же он обратил наше внимание на плакат у трактира. Там магическим способом был
изображён лысеющий мужчина с неаккуратной чёрной бородой и в простых словах объяснялось,
что Церковь будет крайне благодарна за любые сведения о Хешере, беглом маге, враге
означенной Церкви и Королевства.

ХешЕр, по словам Грани, выходил полнейшим революционером. Он призывал к отделению


Церкви от государства, устранению контроля над магами и магией, полной свободе
исследований, введению городского самоуправления и тому подобному. За это ему была
положена долгая, мучительная и публичная смерть. Однако Хешер успешно скрывал свои
убеждения, пока не стал одним из самых сильных магов королевства. Лишь достигнув высокого
поста в магической иерархии, он начал пытаться продвигать свои взгляды среди коллег. Те со
страху сдали его церковникам, но он бежал, и уже несколько лет прятался примерно в наших же
краях. Пожалуй, если бы нам удалось устроить союз с таким опытным магом, он помог бы нам и
с ассортиментом, и с усовершенствованием заклинаний, да и его опыт борьбы с Церковью
пригодился бы. К сожалению, ни мы, ни Грань не знали, как выйти на Хешера. Оставалось
только надеяться, что маг сам даст о себе знать, заметив нашу деятельность.

Так и вышло. Я находился в библиотеке, работая над улучшением копирующего заклинания,


когда по двери башни был нанесён сильнейший магический удар. Она его с честью выдержала: я,
с помощью Дели, наложил на неё крайне простое заклинание, вложив в него, однако, море
энергии. Я поспешно активировал обзорные чары, но они оказались заблокированы. Окно в
башне, ради безопасности, было ровно одно, и находилось на самом верху. Пока я до него
добирался, дверь потряс второй удар, и я начал опасаться, что защита может не выдержать. Но
сверху было хорошо видно, что у входа в башню стоит всего один человек. Мне не удалось
хорошо его разглядеть, но что-то подсказывало мне, что это не представитель Церкви - тот бы
явился со свитой.

Я спустился вниз, и, переждав третий, уже более слабый удар по двери, приоткрыл её. Это
потребовало от меня всей храбрости, какую только я мог собрать, но если за дверью находился
тот, кого я ожидал, то мне просто необходимо было с ним поговорить.

Конечно, у порога меня ждал Хешер собственной персоной.

- Мощная защита, но отвратительная конспирация, - заявил он мне, не здороваясь, - если вас


нашёл я, то и Церковь скоро найдёт.
- Не сомневаюсь, уважаемый Хешер, что ваш опыт будет крайне ценен для нас, - стараясь не
показывать облегчения, сказал я, - не хотите ли продолжить разговор внутри?
Мы долго проговорили с магом-ренегатом, и пришли к выводу, что цели наши, на данный
момент, совпадают. Мне не совсем нравилась его одержимость идеей насильственного
свержения власти церковников, но я не собирался спорить - в конце концов, ему жить в этом
мире, а не мне. Зато его знания действительно оказались очень ценны. Хешер пришёл в восторг
от моей теории магии и копирующего заклинания, но был удивлён и раздражён тем, как мы с
Дели ставили магические эксперименты. Не имея за спиной нужного опыта, мы с моим
помощником, оказывается, рисковали гораздо сильнее, чем нам казалось, и только удача спасла
нас от роковых ошибок.

Хешер поселился в башне с нами, улучшив защиту. Совместными усилиями мы расширили


список свитков, доступных для копирования, включая и те виды заклинаний, которые хотел
Грань. С началом этого сотрудничества наши сундуки стали пополняться гораздо быстрее, а
церковники, замороченные хитростями Грани и магией Хешера, только и могли, что карать
отдельных покупателей наших свитков и хватать мелких распространителей.

При всей своей образованности Хешер не мог знать всех возможных заклинаний, поэтому
периодически Грань добывал для нас новые свитки. В один далеко не прекрасный день, я стоял в
круглом зале для магических экспериментов с одним из таких свитков в руках, собираясь
запустить копирование. Дели отвлёк меня хозяйственным вопросом, и я отложил свиток на стол.
Когда же я произнёс обычное уже заклятие, оригинал вспыхнул, и за долю секунды превратился
в пепел.

Сначала я подозревал ошибку в своём заклинании, но когда то же самое повторилось с ещё


несколькими новыми свитками (при этом старые копировались без проблем), я пришёл к выводу,
что церковники научились как-то защищать свои изделия от копирования. Начался долгий
период изучения и анализа их заклинаний, в течение которого всё больше свитков попадали к
нам защищёнными, и мы вынуждены были прекратить расширение ассортимента.

Защита оказалась очень простой и надёжной: свиток возгорался при любом магическом
воздействии. Церковники здраво рассудили, что для того, чтобы скопировать свиток, необходима
магия, но они не знали, как она работает, и поэтому решили защититься от любой. Это поставило
передо мной практически неразрешимую задачу, но вскоре свитки с такой защитой пропали из
официальной продажи так же внезапно, как появились. Как оказалось, церковники не учли, что
бывает и вполне легальное магическое воздействие - например, уменьшение размеров товара при
перевозке крупных партий. Мало того, такие свитки часто возгорались, когда кто-то просто
использовал магию недалеко от них. После пожара в одном из монастырей и огромного
количества жалоб от покупателей (в том числе, и аристократов), Церковь была вынуждена
отказаться от абсолютной защиты.

Новая система была более избирательна. В состав заклинания вплеталась дополнительная


часть, которая срабатывала не в момент активации свитка, а когда в него закачивалась
магическая энергия. Подразумевалось, что это может сделать только тот, кто занимается
легальным или нелегальным копирование. Дополнительная часть заклинания в этот момент
искала в округе специальный амулет, который раздали всем монахам-копировальщикам, и если
не находила его - стирала всё заклинание.

К своему стыду, мы не обнаружили новую защиту, пока нам не вернули несколько


неработающих свитков, с которыми с виду всё было в порядке. Впредь мы решили тщательно
проверять копии перед продажей. Проще всего обойти эту защиту было бы с помощью
соответствующего амулета, и Грань даже предложил нам это устроить, но у этого метода был
один минус - по следу украденного амулета нас можно было выследить. Вместо этого мы с Дели,
которому эта задача показалась очень интересной, потратили неделю на создание заклинания,
эмулирующего наличие у нас амулета. В процессе мы спалили несколько десятков свитков, но
зато потом, добавив это заклинание к копирующему, мы снова могли делать сколько угодно
копий, не опасаясь оставить следы.

В ответ Церковь усложнила проверяющее заклинание, но и его нам удалось обмануть, причем
даже быстрее, чем в первый раз, поскольку общие принципы защиты не изменились.

Видимо, в монастырях встречались и какие-то очень светлые головы. Внимательно посмотрев


на наши свитки, они нашли в них ещё одно отличие от легальных - отсутствие церковной печати.
На этой основе они создали очередную ловушку, которая активировалась не при копировании, а
при использовании, проверяя в этот момент наличие печати и уничтожая свиток в случае её
отсутствия. К счастью, мы сразу обнаружили её, когда опробовали очередную копию, иначе это
могло бы нанести удар по репутации нашей продукции. Подделать печать не представлялось
возможным, поэтому мы стали просто удалять проверку на её наличие. У более дорогих
заклинаний таких проверок могло бы несколько, и они могли быть встроены в само заклинание.
тут нам пригодился Хешер - он просто переделывал заклятие так, чтобы удалить из него эту
защиту.

Аресты пользователей наших свитков стали обычным делом. Это меня очень беспокоило - ведь
арестованным грозило суровое наказание. Лучший выход, который я видел - сделать так, чтобы
наши свитки использовали все, особенно богачи и аристократы.

Чтобы увеличить свою долю рынка, мы демпинговали, как могли. Но пока копирование
осуществлялось только у нас, в башне, его объёмы не могли превысить некоторого предела,
после которого у нас начались бы проблемы с логистикой. Я принял решение раздать нашим
крупнейшим дилерам копирующие заклинания, чтобы они могли сами, не дожидаясь поставок от
нас, на местах делать нужные им копии. Естественно, у некоторых это вызвало необоснованные
амбиции, и Грань, ставший в преступном мире королевства одной из самых важных персон,
пережил несколько покушений. Виновные были наказаны по всей строгости понятий, и всё
пошло своим чередом - дилеры платили нам за "аренду" копировальных заклинаний и взлом
новых видов защиты.

В конце концов, мы наткнулись на защиту, которую не смогли взломать. Втроём мы пытались


придумать, как вернуть работоспособность копиям нового свитка Левитации целую неделю, но
эта задачка оказалась нам не по зубам. Зато с ней легко справилась команда молодых магов-
учеников из столицы, которую нанял один из наших дилеров. Ребята обратились к нам за
теорией, и я рассказал им всё, до чего успел дойти. Потом они поделились результатами своей
работы - каким-то замысловатым четырёхмерным конструктом: его следовало держать отдельно
от скопированного заклинания, но при этом он позволял заклинанию правильно работать,
несмотря на новую защиту. Я не смог разобраться до конца, что же они такое придумали - начал
сказываться недостаток формального магического образования. Пришлось делиться с ними
доходами, но скорость роста моих золотых запасов меня вполне устраивала. Главным же
результатом нашего знакомства стало другое: если раньше о моей теории магии знали только
трое, то теперь она начала расползаться в магических кругах. Вскоре Дели показал мне трактат
неизвестного нам мага, который явно (хотя, конечно, безо всяких ссылок) базировался на моих
идеях, развивая некоторые из них. Работе не хватало строгости, но я оценил смелость мысли.

Тем временем на нас объявили настоящую охоту, и только опыт Хешера, влияние Грани и мои
безграничные запасы магической энергии позволяли нам оставаться в безопасности. Но вечно так
продолжаться не могло, поэтому мы решили кое-что предпринять.
Во-первых, я хотел полностью отказаться от самостоятельного выпуска копий. У нас набралось
достаточно дилеров со своими копировальными заклинаниями, чтобы не заниматься такой
опасной и легко прослеживаемой работой самим. Во-вторых, давно пора было перенести штаб из
старой башни куда-нибудь в другое место. Например, в столицу королевства - я хотел держаться
поближе к Порталу.

Кроме того, мы решили сдать башню ищейкам Церкви, имитировав при этом свою смерть, но
предварительно, увезя или уничтожив всё ценное. Для убедительности, последним из башни
должен был уходить Хешер, создавая видимость отчаянного сопротивления.

Мы следили за своим "последним боем" через заклинание дальновиденья, сотворённое одним


из новых друзей, приютивших нас в столице. Хешер отбивался не за троих - за десятерых! Но,
видимо, он слишком увлёкся, или чего-то не учёл. Пока стражники и маги выносили дверь,
Хешер поливал их сверху страшными боевыми заклинаниями и положил, наверное, человек
сорок. Но потом в башню вошли накрывшиеся магическими щитами монахи, и хотя ловушки,
оставленные на всех этажах, хорошо проредили их ряды, они таки добрались до Хешера раньше,
чем тот рассчитывал. Дело кончилось страшным взрывом, устроенным нашим товарищем в
самом верхнем зале башни, и взрыв этот уничтожил всех выживших монахов - но, судя по всему,
и его самого. Во всяком случае, в наше убежище в столице он не явился, и никто не сомневался,
что выжить он не мог.

Церковь с удовольствием заявила о разгроме банды, занимавшейся подделкой свитков, но это


только сыграло нам на руку - цена на подделки возросла, хотя они, конечно, всё равно стоили
гораздо дешевле оригиналов.

Когда выяснилось, что объём поддельных свитков в продаже не уменьшился, Церковь ещё
ужесточила принимаемые меры. В ответ народ начал выходить на баррикады. Первый раз это
случилось в отдалённом портовом городе, который и так был давно недоволен налогами, а тут
ещё церковники решили ужесточить досмотр всех судов с целью выявления поддельных свитков.
Это увеличило задержки, а значит - снизило прибыли торговцев, капитанов и простых моряков.
Матросы - ребята простые, они прикинули, что к чему, выпили хорошенько, и, вооружившись,
кто чем, пошли бить морды церковникам. Введённые войска сумели подавить бунт. Через
несколько дней, в другом городе большую группу крестьян, приехавших на рынок, попытались
арестовать за использование поддельных свитков. За крестьян вступились горожане, довольные
снижением цен на еду, а также люди Грани. Здесь прекратить волнения сразу не удалось, а за
сбежавшими в леса крестьянами карательный отряд во главе с местным иерархом гонялся по
оврагам неделю и понёс тяжёлые потери, застряв в каком-то болоте. Отловленных-таки, в конце
концов, земледельцев повезли на казнь в саму столицу, что, как оказалось, было большой
ошибкой.

В день казни, улицы были заполнены хмурыми людьми. С раннего утра начались мелкие
стычки со стражей. В полдень на востоке вспыхнул пожар. По городу пошли слухи, что кто-то
применил боевую магию. Стражники бросили попытки разогнать скопления людей и начали
стягиваться к месту казни. Нам прислали сообщение, что кто-то раздаёт всем желающим свитки с
боевыми заклинаниями. На востоке города уже царит полнейший хаос, толпа уничтожила
заставу, где пытался укрыться начальник стражи, и сейчас громит храмы. Причём, что интересно,
обычные люди спокойно используют военные свитки, которые по идее должны быть защищены
от активации кем-либо, кроме боевых магов, имеющих специальные амулеты.

Но именно такую систему безопасности мы обошли, когда только начинали копировать свитки!
Значит, кто-то из знакомых с моей магической теорией и достаточно поднаторевший в практике,
добрался до военных запасов. Но зачем он это сделал? Очевидным последствием такого хода был
полный хаос и, возможно, даже уничтожение столицы королевства!

В следующие часы ситуация ухудшилась. Из своего убежища близ центра города мы могли
видеть, как взмывают в небо огненные шары, гигантские магические существа дерутся друг с
другом и уничтожают кварталы, а из небесной синевы бьют молнии, как в самую страшную
грозу. Как выяснилось, источником хаос оказался... Хешер, успешно переживший свою "смерть",
взломавший защиту военных свитков, и теперь проводивший в жизнь политику полного
уничтожения церковников. У него были все шансы на успех - можно было не сомневаться, что
всё, что останется от столицы, к утру будет в руках его последователей. Однако до утра мы
могли и не дожить. К счастью, эффективность свитков при таком интенсивном использовании
вскоре должна была упасть, что могло сохранить от уничтожения материк, - но не город. Я был
потрясён последствиями моего плана, но полон решимости довести его до конца. К этому
моменту мои запасы золота уже достигли и превысили нужную отметку, но я пока не видел
возможности пробраться к Порталу - Церковь до последнего не снимала охрану с этого объекта.

Постепенно, стражники начали группами уходить из здания главного собора. Тех из них, кто не
сбрасывал за углом свою форму, несомненно, ждала смерть - учитывая количество свитков,
которые мог производить и раздавать Хешер с последним вариантом копирующего заклинания,
даже армия со всеми боевыми магам королевства сразу, и то вряд ли смогла бы его остановить.

Десять тонн чистого золота, которые были мне нужны для открытия Портала, я упаковал при
помощи заклинания ещё при отходе из Башни. Теперь они выглядели, как маленькое золотое
колечко у меня на пальце. Я попрощался с Дели, посоветовав ему как можно скорее выбираться
из столицы. С Гранью я прощаться не стал - его не было в городе. В отличие от нас, он смылся со
своими приближёнными при первых признаках беспорядков.

Переодевшись в свою земную одежду, я вышел на улицу, прикрывшись заклинанием


невидимости, перебрался через площадь, и проник в храм. Портал находился во внутреннем
дворе, и обычно хорошо охранялся, но я всё верно рассчитал - кроме нескольких перепуганных
монахов и прислужников, по дороге мне никто не попался.

Портал выглядел непримечательно. Это была просто мозаика на полу, обозначающая круг с
вписанными магическими символами. Только лёгкое синеватое свечение выдавало магическую
природу этого места. Я с грохотом распаковал своё золото, повредив при этом одну из боковых
стен, и начал ритуал. К счастью, четыре часа, в течение которых должно было работать
заклинание, не требовали моего постоянного активного участия. Но время от времени мне
приходилось зачитывать очередной отрывок волшебного текста или делать пассы. Мои действия
активировали сигнал тревоги, но на него не явился никто, кроме древнего старика в богатых
одеждах.
- Постой, чужемирец, - окликнул меня старик. Закончив очередную часть заклинания,я
обернулся к нему.
- Теперь я знаю, кто принёс в наш мир хаос неконтролируемой магии. Это был ты, человек из
другого мира, - сказал он.
- Да, это был я, но если бы не ограничения, наложенные на ваших магов, они бы сами давно до
всего дошли, - заметил я.
- Магия не должна быть легко доступна всем! - возразил старик. - Тогда никто не будет ничего
делать. А бездействие ведёт к смерти.
- Человек всегда пытался облегчить себе жизнь, это нормальный процесс, - я пожал плечами.
- Всю свою жизнь я, глава Церкви, боролся с такими, как ты, которые говорят, что честной
работы надо избегать всеми силами, и предаваться лишь праздности и развлечениям! - Вот мой
собеседник и раскрыл, кто он такой.
- Разве работа не может быть развлечением, если она любимая? - парировал я.
- Не может. Только тяжкий труд и испытания очищают душу, - глава Церкви сплюнул на пол, -
а теперь вся чернь только и будет, что придаваться пороку и разврату.
- Вы недооцениваете своих сограждан. Да, часть людей, имея в своём распоряжении дешёвую
магическую силу, не будет больше ничего делать, но есть достаточно тех, кто найдёт себе
занятие по душе.
- Недобитый идеалист из другого мира, зачем ты свалился на нашу голову?! - крикнул он, давая
волю чувствам. - Я убил бы тебя прямо сейчас, хотя это ничего уже не изменит!
- Я хорошо защищён и от физических, и от магических атак, - сообщил я, слегка блефуя, - но
самое главное, что уже через пятнадцать минут я исчезну отсюда.

Он ещё что-то кричал мне в спину, но пришёл черёд очередного набора пассов, и я
сосредоточился на них. Потом он запустил в меня каким-то заклинанием, но к счастью щит
выдержал. Вот с физической атакой я справиться едва бы смог, но мой противник был не воином,
а всего лишь дряхлым правителем умирающей религии. Не обращая больше на него внимания, я
завершил ритуал.
В глазах моих снова на мгновение потемнело, а потом вокруг возник знакомый переулок, из
которого я исчез так давно. Здесь по-прежнему была осень, и даже, вроде бы, тот же день -
значит, со временем мне повезло, и я здесь ничего не пропустил. Я застегнул куртку, спасаясь от
холодного ветра, и направился к моему настоящему дому, мысленно стараясь вернуться к
проблемам этого мира. Я надеялся, что представители Международной Ассоциации
Правообладателей в этом году не заберут никого из моих студентов на каторгу в Африку за
незаконное владение программным обеспечением. Революция была близка, и я не смел нарушить
конспирацию, вызволяя их.

Оценить