Вы находитесь на странице: 1из 223

1

Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение


высшего образования
«Самарский государственный экономический университет»

На правах рукописи

ЕГОРОВА КРИСТИНА СЕРГЕЕВНА

РЕГУЛИРОВАНИЕ ЭКОНОМИКИ РЕГИОНА


НА ОСНОВЕ АКТИВНОЙ СТРУКТУРНОЙ ПОЛИТИКИ

Специальность 08.00.05 – Экономика и управление народным хозяйством


(региональная экономика)

Диссертация
на соискание ученой степени
кандидата экономических наук

Научный руководитель:
доктор экономических наук,
доцент Хмелева Г. А.

Самара – 2019
2
ОГЛАВЛЕНИЕ

ВВЕДЕНИЕ ............................................................................................................. 3
1 ТЕОРЕТИКО-МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ИССЛЕДОВАНИЯ
СТРУКТУРЫ ЭКОНОМИКИ РЕГИОНА .......................................................... 12
1.1 Сущность экономической структуры региона как системы и объекта
исследования ......................................................................................................... 12
1.2 Содержание, цели, факторы активной структурной политики региона ... 22
1.3 Методические подходы к оценке состояния, динамики и факторов
влияния на структуру экономики региона ......................................................... 38
2 АНАЛИЗ ИЗМЕНЕНИЙ В СТРУКТУРЕ ЭКОНОМИКИ РЕГИОНА И
МУНИЦИПАЛЬНЫХ ОБРАЗОВАНИЙ ............................................................ 53
2.1 Тенденции и факторы структурных сдвигов в экономике муниципальных
образований (на примере российских городов)................................................. 53
2.2 Анализ динамики структуры экономики Самарской области ................... 66
2.3 Закономерности и тенденции структурных сдвигов в муниципальных
образованиях (на примере Самарской области) .............................................. 100
2.4 Оценка структурной политики в регионе .................................................. 122
3 РЕАЛИЗАЦИЯ АКТИВНОЙ СТРУКТУРНОЙ ПОЛИТИКИ В РЕГИОНЕ
.............................................................................................................................. 139
3.1 Разработка механизма реализации активной структурной политики в
регионе ................................................................................................................. 139
3.2 Направления и инструменты государственного управления структурными
изменениями в регионах .................................................................................... 148
3.3 Методические рекомендации внедрения активной структурной политики
в регионе .............................................................................................................. 159
ЗАКЛЮЧЕНИЕ................................................................................................... 175
СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ ......................................... 181
ПРИЛОЖЕНИЯ .................................................................................................. 197
3
ВВЕДЕНИЕ

Актуальность темы исследования. Перед российской экономикой


намечены рубежи достижения амбициозных целей вхождения в пятерку мировых
лидеров, требующие согласованности и продуманных действий со стороны
органов региональной власти и местного самоуправления.
Актуальность темы диссертационного исследования обусловлена
следующими взаимосвязанными обстоятельствами:
во-первых, как показывает мировой опыт, развитие современной экономики
должно осуществляться в парадигме появления новых высокотехнологичных
отраслей и развития традиционных секторов на основе инноваций;
во-вторых, обобщение научных работ отечественных и зарубежных ученых
показало, что структурная политика может выступить самостоятельным фактором
повышения темпов экономического роста, поскольку трансформация является
необходимым условием запуска механизма опережающего инновационного
развития регионов, ее основными задачами на региональном уровне являются:
ускорение развития отсталых регионов, повышение темпов технологического
обновления и инновационного развития; развитие предпринимательства, малого и
среднего бизнеса; улучшение инфраструктуры; формирование условий для
сбалансированного развития экономики страны;
в-третьих, анализ статистических данных и структурных сдвигов занятости
позволяет отметить доминирование инерционного характера развития экономики,
проявляющееся сохранением сложившейся в течение многих лет структурой
экономики, низкими темпами расширения перспективных секторов экономики;
в-четвертых, стратегия пространственного развития Российской Федерации
на период до 2025 года (утверждена распоряжением Правительства Российской
Федерации от 13.02.2019 N 207-р) задает перспективные экономические
специализации в укрупненном виде. Для достижения стратегических целей
реальных структурных изменений необходима дальнейшая детализация групп
товаров с учетом инвестиционного и налогового рычагов, реализации проектов
4
создания новых бизнесов в промышленности, сельском хозяйстве, услугах, что
позволит сформировать перспективный отраслевой профиль региона;
в-пятых, сдерживающим фактором структурных изменений служит
дисбаланс интересов на национальном, региональном и муниципальном уровнях.
Децентрализация власти, преобразования государственного и муниципального
управления, начатые в 1990-х года ХХ столетия, заложили основу для повышения
самостоятельности местного самоуправления в решении задач
социально-экономического развития территорий. Это создает новые возможности
для формирования благоприятной среды структурных изменений. Успех
структурной трансформации в стране определяется заинтересованностью и
конкретными управленческими действиями региональных и местных властей.
Необходимость ускорения темпов экономического роста в регионах
формирует запрос на активную структурную политику, позволяющую раскрыть
предпринимательскую инициативу, повысить привлекательность инвестиций в
основной капитал, производительность труда и уровень бюджетной
обеспеченности.
В данном контексте актуальность исследования определяется важностью
проблемы совершенствования экономики региона в соответствии с
национальными целями, глобальными тенденциями, региональными
приоритетами и местными условиями. Объективной необходимостью является
разработка теоретического и научно-методического обеспечения активной
структурной политики.
Степень разработанности научной проблемы. Научный базис
реструктуризации региональной экономики заложен в работах отечественных
ученых: А.Г. Гранберг, Н.Е. Колесников, О.С. Пчелинцев, В.И. Суслов,
С.А. Суспицын, О.С. Сухарев, А.И. Татаркин и др. В этих работах сформированы
основные теоретические положения структурной политики на разных уровнях
управления.
В зарубежной экономической науке проблемным аспектам
реструктуризации экономики посвящены работы таких ученых, как: Л. Агнелло,
5
А. Валентай, М. Гриллич, К.П. Джеймсон, Р. Роджерсон, М. Сойер,
Б. Херрендорф и др. Указанные ученые способствуют понимаю механизмов
повышения роста региональной экономики на основе структурных изменений.
Проблемы регулирования экономики с различных позиций и с учетом
конкретной проблематики экономической политики освещены в трудах таких
ученых, как: В.К. Бугаев, Г.И. Идрисов, Г.Б. Клейнер, К.В. Криничанский,
А.Л. Кудрин, Н.А. Кушлин, А.С. Лаврентьев, В.А. Мау, Б.Г. Преображенский,
А.М. Салмин, О.И. Сергиенко, Е.Г. Ясин и др. В целом в них были заложены
основы механизмов регулирования структурными изменениями на разных
уровнях управления российской экономикой.
Методические и практические вопросы структурной политики в
региональном контексте получили свое развитие в трудах П.Я. Бакланова,
С.М. Дробышевского, А.С. Каукина, В.Н. Лексина, Н.Н. Михеевой,
А.В. Мошкова, Т.А. Мясниковой, П.Н. Павлова, А.А. Рабадановой,
Т.Б. Саутиевой, С.Г. Синельникова-Мурылева, А.Н. Швецова и др.
Вопросы управления социально-экономическим развитием территории,
согласования интересов региональных органов власти и местного самоуправления
отражены в научных трудах таких ученых, как: В.Г. Введенский, Т.C. Колмыкова,
Е.Н. Королева, И.В. Минакова, Л.М. Никитина, И.Е. Рисин, Н.В. Сироткина,
Ю.И. Трещевский, М.В. Филатова, Е.В. Харченко, Г.Б. Хасаев, Г.А. Хмелева,
Б.М. Штульберг и др. Ученые показали, что при правильном управлении
структурные изменения являются системным способом достижения
стратегических целей и задач социально-экономического развития региона.
Указанные работы могут послужить основой для разработки теоретического
и научно-методического обеспечения активной структурной политики с целью
преодоления инерционного характера социально-экономического развития
конкретных территорий.
Признавая значительный вклад, внесенный данными учеными в решение
проблем структурных изменений и структурной политики, следует отметить
дискуссионность вопросов, связанных с комплексной оценкой и выявлением
6
факторов структурных сдвигов в региональной экономике, обоснованием выбора
методов активной структурной политики и практических аспектов ее реализации.
Данные положения обусловили правомерность обращения к теме исследования
как одной из наиболее актуальных в экономической науке, определили цель,
задачи и логику исследования.
Область исследования. Диссертационное исследование выполнено в
соответствии с паспортом специальности 08.00.05 – Экономика и управление
народным хозяйством в части пунктов: 3.10. Исследование традиционных и
новых тенденций, закономерностей, факторов и условий функционирования и
развития региональных социально-экономических систем; 3.11. Оценка роли
региона в национальной экономике (индикаторы, методы, методология анализа);
производственная специализация регионов; экономическая структура в
пространственном аспекте, закономерности ее трансформации; структурная
политика и структурная перестройка.
Цель и задачи исследования. Целью исследования является научное
обоснование и разработка теоретических и методических положений по
совершенствованию экономики региона на основе активной структурной
политики, а также разработка практических рекомендаций по его развитию.
Согласно поставленной цели в диссертационной работе решались
следующие задачи:
1. Изучить сущность экономической структуры региона как объекта
исследования, выявить и научно обосновать цели, компоненты, факторы активной
структурной политики.
2. Предложить методический подход выявления активизирующего
экономику отраслевого профиля, оценки внутрирегиональных структурных
сдвигов, позволяющий выявить совокупное и структурированное влияние
факторов.
3. Выявить активизирующий структурный профиль, оценить
внутрирегиональные структурные сдвиги (на примере Самарской области).
7
4. Разработать организационно-экономический механизм к реализации
активной структурной политики.
5. Предложить практические рекомендации по улучшению структуры
экономики региона на основе активной структурной политики.
Объект и предмет исследования. Объектом исследования является
структура экономики региона и входящих в его состав муниципальных
образований. Предметом исследования выступают управленческие отношения,
опосредующие совершенствование структурной политики региона.
Теоретическую и методологическую основу диссертационной работы
образуют фундаментальные и современные работы ведущих отечественных и
зарубежных ученых в области региональной экономики и структурных сдвигов,
материалы научных конференций, а также отечественная практика структурной
политики.
Для обоснования положений и аргументации выводов применялись
общенаучные методы (анализ, синтез, индукция, дедукция), наряду с методами
комплексного и регионального экономического анализа, анализа структуры и
структурных сдвигов, кластерного анализа.
Инструментами решения прикладных задач диссертационного исследования
послужили аналитические пакеты Statisticа 8.0, Exсel.
Информационную основу исследования составили официальные данные
Федеральной службы государственной статистики (Росстат), ее территориального
органа в Самарской области (Самарастат), ведомственные данные министерства
экономического развития и инвестиций Самарской области, администраций
муниципальных образований Самарской области, нормативно-правовая база
федерального, регионального, муниципального уровней, публикации в
периодических, монографических, специализированных изданиях,
интернет-ресурсы и другие источники.
Научная гипотеза исследования состоит в предположении, что
регулированию структурной политики способствуют проактивные воздействия
региональных властей на ключевые факторы формирования структуры
8
экономики, согласование интересов региональных и муниципальных властей,
приводят к изменениям, соответствующим глобальным, национальным трендам,
позволяют использовать при этом локальные конкурентные преимущества.
Научная новизна результатов исследования состоит в решении важной
научной задачи, заключающейся в разработке научно обоснованных предложений
и практических рекомендаций по регулированию экономики региона на основе
активной структурной политики.
К наиболее значительным новым научным результатам относятся
следующие:
1. Дополнена группировка ключевых компонентов экономической системы
региона мандатным компонентом, образованным полномочиями региональных
властей и органов местного самоуправления, что позволяет выделить роль
органов региональной власти и местного самоуправления в формировании
благоприятной среды реструктуризации экономики региона (п. 3.10 Паспорта
специальности 08.00.05 ВАК Минобрнауки России).
2. Предложен методический подход к оценке экономики региона,
отличающийся комплексностью, позволяющий определить профиль структуры
экономики, выделить эффективные специализации с учетом мультипликативного
эффекта налогового и инвестиционного рычагов, кластеры по критерию
общности условий хозяйствования, структурные сдвиги трудовых ресурсов в
муниципальных образованиях, оценить влияние национального, отраслевого,
регионального, локального факторов на структурные сдвиги занятости в
муниципальных образованиях (п. 3.11 Паспорта специальности
08.00.05 ВАК Минобрнауки России).
3. Обоснована необходимость активной структурной политики. Доказано,
что неудовлетворительная структура экономики региона является следствием
совокупности внешних (неуправляемых) и внутренних (управляемых) факторов, в
том числе инерционность структурной политики, недооценка роли местных
органов самоуправления, неэффективность и недостаточный учет согласования
9
интересов органов управления и бизнеса (п. 3.10 Паспорта специальности
08.00.05 ВАК Минобрнауки России).
4. Проведена кластеризация муниципальных районов по критерию
общности условий хозяйствования, отличающаяся агрегированием признаков
специализации, экономических параметров и пространственного положения, что
позволило выявить относительно однородные группы муниципальных районов в
составе региона для проведения дифференцированной активной структурной
политики (п. 3.11 Паспорта специальности 08.00.05 ВАК Минобрнауки России).
5. Разработан организационно-экономический механизм регулирования
реструктуризации экономики, на основе которого определены принципы, методы
и инструменты государственного воздействия на экономику муниципалитетов,
адекватные национальным целям, региональным приоритетам и стратегическим
задачам муниципалитетов. Предложены методические рекомендации для
внедрения активной структурной политики в регионе (п. 3.10 Паспорта
специальности 08.00.05 ВАК Минобрнауки России).
Теоретическая и практическая значимость результатов исследования
определяется актуальностью и достигнутым уровнем проработанности
поставленных задач, возможностью практического применения для решения
задач повышения темпов экономического роста за счет реструктуризации
экономики региона.
Теоретическая значимость исследования заключается в приращении
научного знания о ключевых компонентах региональной экономической системы,
обосновании классификации факторов, определяющих внутрирегиональную
структурную политику.
Практическая значимость диссертационного исследования состоит в
разработке инструментария анализа профиля экономики региона, оценки и
выявлении локальных факторов структурных сдвигов экономики муниципальных
образований. Органы региональной власти и местного самоуправления могут
использовать в своей деятельности предложенный в работе научно-методический
подход и практические рекомендации по внедрению активной структурной
10
политики. В вузах результаты исследования могут быть использованы
преподавании дисциплин «Региональная экономика и управление», «Региональная
экономика и территориальное развитие (продвинутый курс)».
Таким образом, результаты диссертационного исследования вносят вклад в
совершенствование методов регулирования структуры экономики,
инструментария ее анализа и оценки.
Апробация и внедрение результатов исследования. Основные положения
и результаты исследования опубликованы в научных статьях, получили
апробацию и были представлены на научно-практических конференциях
международного и всероссийского уровня: VI Международная
научно-практическая конференция «Экономика и управление: новые вызовы и
перспективы» (Тольятти, 2014), XVI Международная научная конференция
студентов и аспирантов (Самара, 2015), XIII Международная научно-
практическая конференция «Современные концепции научных исследований»
(Москва, 2015), 16th International Scientific Conference Proceedings “Globalization
and Its Socio-Economic Consequences” (Rajecke Teplice, Slovak Republic, 2016),
III Всероссийская научно-практическая конференция «Статистические
исследования социально-экономического развития России и перспективы
устойчивого роста» (Москва, 2019).
В 2019 году принято участие в научно-исследовательской работе
«Исследование перспективных направлений инвестиций и инноваций в
Самарской области с горизонтом до 2024 года». Результаты исследования
приняты к использованию представительным органом городского округа Сызрань
Самарской области (подтверждено документами). Теоретико-методические
результаты исследования используются в учебном процессе
ФГБОУ ВО «Самарский государственный экономический университет» по
дисциплинам «Региональная экономика и управление», «Региональная экономика
и территориальное развитие (продвинутый курс)» (подтверждено документами).
По теме диссертационного исследования опубликовано 10 работ общим
объемом 31,76 п. л., авторский объем – 7,14 п. л., в том числе в четырех статьях в
11
изданиях, рекомендованных ВАК Минобрнауки России, двух статьях в журналах,
индексируемых наукометрическими базами данных Web of Science и Scopus.
Объем и структура работы. Диссертационная работа состоит из введения,
трех глав, заключения, списка использованных источников из 133 наименований
общим объемом 223 страницы. Содержит 37 таблиц, 27 рисунков, 5 приложений.
12
1 ТЕОРЕТИКО-МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ИССЛЕДОВАНИЯ
СТРУКТУРЫ ЭКОНОМИКИ РЕГИОНА

1.1 Сущность экономической структуры региона как системы и объекта


исследования

Исследование теоретического базиса реструктуризации экономики региона


представляет собой нетривиальную задачу. На уровне мезоэкономики, к
которому и относится регион как хозяйственная система, экономические
исследования в научной литературе рассматриваются с позиций различных
теорий, генезис которых представлен в таблице 1.1.

Таблица 1.1 – Генезис понятий региона как хозяйственная система


Направление
Автор экономической Краткое содержание
теории
Малькольм Неоклассическая Ввел понятие «мезоэкономика».
С.1, 1986 экономическая Мезоэкономика синтезирует микро-, макро- и общий
теория равновесный анализ, введены элементы общего
равновесия на рынке.
Деятельность фирмы рассматривается под влиянием
макропеременных, таких как уровень цен, совокупный
доход/объем производства и взаимодействие с
остальной экономикой
Гранберг Системная Регион как хозяйственная система
А. Г.2, 2007 региональная
экономика
Jameson Институциональная Институты как гарант обеспечения стабильности в
K. P.3, 2011 экономическая регионах. Межрегиональные и международные
теория институты способствуют решению фундаментальных
проблем развития, таких как неравенство, права
собственности
Grillitsch Эволюционная Эволюционная экономика занимается изучением
M.4, 2014 экономика процессов развития экономики фирм, институтов,

1
Sawyer M., Ng Y.-K. Mesoeconomics: A Micro-Macro Analysis // The Economic Journal. 1986. Vol. 96. DOI: 1136.
10.2307/2233193.
2
Гранберг А. Г., Суслов В. И., Суспицын С. А. Многорегиональные системы: экономико-математическое
исследование. Новосибирск: Сибирское научное издательство, 2007.
3
Jameson K. P. Institutions and development: what a difference geography and time make! // Journal of Institutional
Economics. Cambridge University Press, 2011. Vol. 7(04). P. 535–541. URL:
https://ideas.repec.org/a/cup/jinsec/v7y2011i04p535-541_00.html (accessed: 17.03.2018).
4
Grillitsch M. Institutional Change and Economic Evolution in Regions // Papers in Innovation Studies. 2014. Vol. 1.
13
Направление
Автор экономической Краткое содержание
теории
отраслей через действия различных агентов, опираясь
на их опыт взаимодействия, используя эволюционную
методологию
Источник: составлено автором.

В современной экономической науке среди научных подходов к


исследованию вопросов функционирования экономики регионов получил
широкое распространение системный подход. Как научная парадигма он получил
развитие в работах В. И. Вернадского5, Л. Берталанфи6, И.В. Блауберга,
Э.Г. Юдина7, В.Н. Садовского8, А.А. Богданова9, Г. Кунца, С. О`Доннела10 и др.
В рамках системного подхода объект, подлежащий исследованию,
рассматривается в виде множества взаимосвязанных элементов экономики,
которые в своем единстве образуют структуру.
Общенаучный подход получил признание во многих научных
направлениях, где ученые-регионалисты обратили пристальное внимание на
понимание социально-экономических процессов и региональной политики,
рассматривая регион как целостную систему. Среди основателей данного
направления в 90-е годы прошлого столетия отметим таких ученых, как
А. Гранберг, В. Лексин, А. Салмин, А. Швецов, Б. Штульберг11.
Развивая методологическую основу системного подхода к исследованию
регионов, авторы предлагали различные объекты приложения теории систем к

5
Вернадский В. И. Биосфера и ноосфера. М.: Айрис-пресс, 2003.
6
Берталанфи Л. Общая теория систем: критический обзор // Исследования по общей теории систем. М.: Изд-во
Иностранной литературы, 1969.
7
Блауберг И. В., Юдин Э. Г. Становление и сущность системного подхода. М.: Наука, 1973.
8
Садовский В. Н. Основания общей теории систем. Логико-методологический анализ. М.: Наука, 1974.
9
Богданов А. А. Тектология (всеобщая организационная наука). В 2 кн. Кн. 1. М.: Экономика, 1989.
10
Кунц Г., О’Доннел С. Управление: системный и ситуационный анализ управленческих функций. Т. 1. М.:
Прогресс, 1981.
11
Гранберг А. Г. Стратегии территориального социально-экономического развития России: от идеи к реализации //
Вопросы экономики. 2001. № 9. С. 15–28; Гранберг А. Г. Моделирование пространственного развития экономики
России // Стратегическое планирование в регионах и городах России. Доклады участников VII Общероссийского
форума лидеров стратегического планирования. СПб: Леонтьевский центр, 2009. С. 32–34; Лексин В., Швецов А.
Региональная политика России: концепции, проблемы, решения // Российский экономический журнал. 1997. № 3.
С. 30–36; Салмин А. Российская Федерация и федерация в России // Мировая экономика и международные
отношения. 2002. № 2. С. 44–47; Штульберг Б. М., Введенский В. Г. Региональная политика России. Теоретические
основы, задачи и методы реализации. М.: Гелиос АРВ, 2000.
14
(%4/)&"" %:-,%&'(59 =$)/&"9%9 +)>4%&'()-<:)()943"+:)*) $%2.4-47. H %+=":-"
-"95 4++&"#).%(47 =$"#+-%.&"(47 ) +4+-"9()9 =)#@)#" :%: (%,3(); )+().5
+)>4%&'()-<:)()943"+:)*) $%2.4-47 4 $"*4)(%&'(); =)&4-4:4 /5&4 $%++9)-$"(5
. $%/)-%@ H.M. [,*%".%12, K.E. N7+(4:).);13, B.H. B".";:4();14,
E.J. K%-%$:4(%15, F.8. Y3"&4(>".%16, B.I. M)&"+(4:).%17.
L%++9%-$4.%7 $"*4)( :%: +)>4%&'()-<:)()943"+:,0 +4+-"9,, .%1()
,34-5.%-' .5.)#5 ) -)9, 3-) <:)()943"+:%7 +4+-"9%, :%: =$%.4&), 7.&7"-+7
3%+-'0 /)&"" )/64$(); +4+-"95, % "" <&"9"(-5, 4&4 =)#+4+-"95, 9)*,- /5-'
=$"#+-%.&"(5 :%: +%9)+-)7-"&'(5" +4+-"95 ($4+,(): 1.1).

L"*4)( :%: +)>4%&'()- B%+"&"(4"


<:)()943"+:%7 +4+-"9%
Y$4$)#(5" $"+,$+5

8-$,:-,$% <:)()94:4 [42("+-+-$,:-,$5


R=$%.&"(3"+:4"

NF
.)2#";+-.47

!4(%(+5

J(U$%+-$,:-,$%
8-$,:-,$% <:)()94:4
NF

L4+,(): 1.1 – L"*4)( :%: +)>4%&'()-<:)()943"+:%7 +4+-"9%

?-) )2(%3%"-, 3-) <:)()943"+:,0 +4+-"9, $"*4)(% 9)1() =$"#+-%.4-' :%:


+%9)+-)7-"&'(,0 9()*)U,(:>4)(%&'(,0 <:)()943"+:,0 +4+-"9,, . :)-)$);

12
[,*%". H. M. 84+-"9(5" +.);+-.% $"*4)(% :%: )/T":-% ,=$%.&"(47 // L"*4)()&)*47. 2008. _ 2. URL:
http://regionsar.ru/node/44?page=0,1 (#%-% )/$%S"(47: 12.11.2015).
13
N7+(4:).% K. E. E(%&42 +-$,:-,$(5@ 429"("(4; <:)()94:4 9,(4>4=%&'(5@ )/$%2).%(4; M$%+()#%$+:)*) :$%7
// H"+-(4: H)$)("1+:)*) *)+,#%$+-."(()*) ,(4."$+4-"-%. 8"$47: ?:)()94:% 4 ,=$%.&"(4". 2014. _ 2. 8. 101–111.
14
B".";:4(% B. H. E:-,%&'(5" -"(#"(>44 +)>4%&'()-<:)()943"+:)*) $%2.4-47 $)++4;+:4@ $"*4)(). //
L"*4)(%&'(%7 <:)()94:%: -")$47 4 =$%:-4:%. 2013. _ 7(286). 8. 22–28; B".";:4(% B. H. H("6(77 +$"#% $"*4)(% :%:
+4+-"95 // L"*4)(: +4+-"95, <:)()94:%, ,=$%.&"(4". 2014. _ 1(24). 8. 15–21; B".";:4(% B. H. H(,-$"((77
+-$,:-,$% $"*4)(% :%: +4+-"95 // L)++4;+:)" =$"#=$4(49%-"&'+-.). 2014. _ 11(257). 8. 22–27.
15
K%-%$:4( E. J. !)$94$).%(4" $"*4)(%&'(5@ 4(+-4-,-). =$)+-$%(+-."(()*) $%2.4-47 L)++4;+:); !"#"$%>44 //
?:)()943"+:4" 4 +)>4%&'(5" ="$"9"(5: U%:-5, -"(#"(>44, =$)*()2. 2012. _ 6(24). 8. 42–59.
16
Y3"&4(>". F. 8. L"*4)(%&'(%7 <:)()94:% . +4+-"9" ,+-);34.)*) $%2.4-47 / J(-- (%$)#()@)27;+-."(()*)
=$)*()24$).%(47 LEB. N.: B%,:%, 2004.
17
M)&"+(4:). B. I. C%$%:-"$4+-4:% +)>4%&'()*) =$)+-$%(+-.% // I#4()" +)>4%&'()-<:)()943"+:)" =$)+-$%(+-.)
:%: U%:-)$ $"*4)(%&'()*) $%2.4-47 / =)# $"#. 8. H. M,2(">).% 4 G. A. K0&43".);. 8Y/: JYL? LEB, 2007.
15
муниципальные образования выполняют функции воспроизводства части
регионального продукта. При этом хозяйственные процессы в них
характеризуются изменениями в структуре экономики муниципальных
образований, формируя общий каркас структуры экономики региона. Отметим,
что такое представление является развитием одного из направлений системной
теории Я. Корнаи18, согласно которой предпочтения агентов формируются под
влиянием системы более высокого уровня – макросистемы, складывающейся в
условиях социально-экономического уклада страны. Такой ход мысли означает
возможность применения теории систем на разных уровнях (макро-, мезо-) и
различных масштабов структуры.
Сравнивая понятия «система» и «структура» важно отметить, что
последнее понятие является неотъемлемой частью системы, представляет собой
совокупность устойчивых связей и отношений объекта, которые способствуют
его целостности и обеспечивают тождественность самому себе, сохраняя при
этом основные свойства при различных внешних и внутренних изменениях19.
В последние годы теория систем получила развитие в работах Г. Клейнера,
оформлена современной концепцией, учитывающей тенденции развития
экономической теории и практики, получившей название «новой теории
систем»20. Предлагаем применить новую теорию систем в качестве теоретической
основы реструктуризации экономики региона, что обосновано, на наш взгляд,
следующими основными постулатами данной теории применительно к
социально-экономическим явлениям:
1. Экономика рассматривается как пространство, в котором происходит
трансформация систем различного уровня и назначения21. Это предполагает
приложение новой теории систем в исследовании реструктуризации экономики.

18
Kоrnаi J. The System Paradigm // William Davidson Institute Working Papers Series 278. William Davidson Institute at
the University of Michigan, 1998; Корнаи Я. Системная парадигма // Вопросы экономики. 2002. № 5. С. 4–22.
19
Универсальный энциклопедический словарь. М.: Большая Российская энциклопедия, 1999.
20
Клейнер Г. Б. Системная структура экономики и экономическая политика // Проблемы теории и практики
управления. 2006. № 5. С. 9–21.
21
Клейнер Г. Б. Исследовательские перспективы и управленческие горизонты системной экономики //
Управленческие науки. 2015. № 4(17). С. 7–21.
16
2. Экономика рассматривается как объединение и взаимодействие систем
различного уровня. Это предполагает исследование любого муниципального
образования как подсистемы национального хозяйства в сравнении с иными
административно-территориальными образованиями мезоуровня.
3. Свойства системы и подсистем рассматриваются в согласованном
качественном и количественном аспектах. Это позволяет в едином ключе
рассмотреть объекты разного качества (например, предприятие, среда,
бизнес-процесс), применяя единую основу для оценки социально-экономических
процессов.
4. Наиболее общие характеристики систем – время и пространство, что в
полной мере относится к региону как пространственной системе. Различные
комбинации времени и пространства позволяют выделить типы систем:
объектные, процессные, средовые, проектные22. Регион и муниципальные
образования в его составе образуют типичную систему, ограниченную в
пространстве (территорией) и неограниченной во времени.
5. Любая из систем обладает свойствами объектных, процессных, средовых,
проектных систем, принадлежность к этим типам определяется базовыми
свойствами систем. В регионе базовыми объектными свойствами обладают
муниципальные образования и предприятия на их территории.
6. В рамках объектной системы органы местного самоуправления являются
объектами управления со стороны субъектов управления системы более высокого
порядка – региона. Новая теория систем позволяет рассматривать в едином ключе
системы разного уровня, поскольку объекты, процессы, среды и проекты не
противопоставляются друг другу, но рассматриваются как однородные
субстанции23.
7. Поскольку компоненты системы имеют равную значимость для развития
региональной экономической системы, их необходимо рассматривать в двух
аспектах: как система объектного типа региональная экономика является
22
Там же.
23
Клейнер Г. Б. Исследовательские перспективы и управленческие горизонты системной экономики //
Управленческие науки. 2015. № 4(17). С. 7–21.
17
объектом структурной политики, призванной обеспечить эффективное
функционирование экономик муниципальных образований и находящихся на их
территории предприятий и организаций; объектные, процессные, средовые,
проектные компоненты служат инструментами воздействия на объекты
управления в рамках структурной политики.
Учитывая сказанное выше, рассмотрим экономическую структуру
региональной системы и муниципальных образований как ее подсистем.
С позиции цели и задач исследования регион представляет собой
территориальное образование, границы которого совпадают с границами
субъектов Российской Федерации.
Субъекты Российской Федерации являются элементами федеративного
устройства, их перечень закреплен в Конституции Российской Федерации
(принята всенародным голосованием 12.12.1993). Система органов
государственной власти, экономическая основа деятельности в регионах
определены Федеральным законом от 6 октября 1999 года № 184-ФЗ «Об общих
принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных
органов государственной власти субъектов Российской Федерации»
(с изменениями).
Муниципальное образование с формальной точки зрения представляет
собой форму общественной организации, на базе которой функционирует
институт местного самоуправления. Согласно ст. 130 Конституции Российской
Федерации местное самоуправление призвано обеспечивать самостоятельное
решение вопросов местного значения.
По типам муниципальные образования делятся на городские округа,
городские округа с внутригородским делением, городские поселения, сельские
поселения, муниципальные районы, муниципальные округа, внутригородские
районы, внутригородские территории города федерального значения24. В данном

24
Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации: Федеральный закон
№ 131-ФЗ от 06.10.2003 г. (ред. от 01.05.2019). – URL: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_44571/
(дата обращения: 20.05.2019).
18
исследовании под муниципальным образованием понимаются городские округа и
муниципальные районы.
С экономической точки зрения муниципальное образование следует
рассматривать как систему экономических отношений, в которые вступают
органы местного самоуправления в процессе производства, распределения,
обмена и потребления материальных благ и услуг на территории муниципального
образования.
В настоящее время сложилось отдельное направление экономической
науки – муниципальная экономика. С позиции нашего исследования важным
выводом муниципальной экономики является двойственная природа органов
местного самоуправления: государственные начала и коммерческие возможности
частных субъектов в хозяйственной деятельности25.
Как видно, муниципальная экономика включает как государственный, так и
частный секторы. Считается, что наиболее эффективным является
муниципальное влияние в сфере политики территориального развития,
благоустройства и поддержания благополучия населения.
Обобщая литературу по теме структурных преобразований, структурной
политики в регионах и муниципальных образованиях26, можно сделать вывод о
том, что отдельные компоненты, по Г. Клейнеру, такие как объектные системы,
присутствуют в регионах и муниципальных образованиях в полной мере. Ряд
авторов в качестве инструментов развития отдельных сфер (например,
предпринимательство) видят создание благоприятной среды. Более того, в
развитии инновационной деятельности получает распространение экосистемный

25
Жигарь О. В.Муниципальная экономика как система экономических отношений // Вестник ЧелГУ. 2009. № 9.
URL: https://cyberleninka.ru/article/n/munitsipalnaya-ekonomika-kak-sistema-ekonomicheskih-otnosheniy (дата
обращения: 28.12.2018).
26
Бакланов П. Я., Мошков А. В. Пространственная дифференциация структуры экономики регионов Арктической
зоны России // Экономика региона. 2015. № 1(41). С. 53–63; Рабаданова А. А. Состояние и тенденции изменения
структуры экономики в регионах Северокавказского федерального округа // Региональные проблемы
преобразования экономики. 2015. № 9(59). С. 74–81; Ширапов Ц. Д. Понятие, сущность и содержание отрасли и
отраслевой структуры экономики региона // Вестник Бурятского государственного университета. Экономика и
менеджмент. 2015. № 1. С. 59–67; Саутиева Т. Б. Рациональная отраслевая и территориальная структура экономики
– предпосылка эффективного развития регионов // Бюллетень науки и практики. 2017. № 1(14). С. 159–162;
Мясникова Т. А. Анализ структурных изменений экономики муниципальных образований Краснодарского края //
Вестник Воронежского государственного университета. Серия: Экономика и управление. 2014. № 2. С. 101–111.
19
подход, в основе которого понимание системы рассматривается как совокупность
сред. В рамках исследования муниципальное образование будем рассматривать
как совокупность предприятий (организаций и их объединений),
осуществляющих деятельность в разрезе видов деятельности (отраслей).
Возвращаясь к работе новой теории систем, отметим, что ее автор
Г. Клейнер для каждого системного типа макроэкономических систем выделял
основную и дополнительную функции. Для объектных систем основной
функцией является производство благ, дополнительной – потребление благ. Для
средовых систем в качестве основной функции Г. Клейнер выделяет потребление,
дополнительной – распределение; для процессных – распределение и обмен
соответственно; для проектных – обмен и потребление. Тогда управление, или,
более справедливо, регулирование, на мезоуровне необходимо рассматривать в
контексте объединенного центра управления.
Раскроем более подробно содержание объектной, процессной, средовой,
проектной систем. Регион как совокупность муниципальных образований
(подсистем) с комплексом предприятий и организаций различных отраслей
является объектной системой. Объекты образуют структуру экономической
системы. Предприятия и организации производят блага и частично их
потребляют в процессе промежуточного потребления. Процессные системы
включают экономические (обмен, потребление) и управленческие (планирование,
организация, распоряжение, координация) процессы. Ресурсом для
управленческих процессов выступает информация. Экономические процессы
выступают предметной сферой для управленческих процессов, таких как
координация и организация. Управленческие операции позволяют наладить
регулирование экономических процессов.
Проектная система образована совокупностью конкретных проектов,
реализация которых позволяет создать экономические блага. Средовая система
образована совокупностью институтов, условий, факторов, формирующих среду
для осуществления проектов (рисунок 1.2).
20

L"*4)( (9,(4>4=%&'()" )/$%2).%(4") :%: <:)()943"+:%7 +4+-"9%

Y$)+-$%(+-."((%7 Y$)+-$%(+-."((%7
)=$"#"&"(()+-' (")=$"#"&"(()+-'

Y$)":-5 8$"#% (4(+-4-,-5,


+)2#%(47 ().5@ ()$9%-4.()- Y$)>"++
=$)42.)#+-. . Y$"#=$47-47 =$%.).%7 /%2% 4 $"*,&4$).%(47
9,(4>4=%&4-"-%@ :%: >"(-$5 $"+-$,:-,$42%>44
-.#., =)##"$1:4
$"+-$,:-,$42%>44 .
/42("+% =) (,=$%.&"(3"+:4"
9,(4>4=%&4-"-%@ #";+-.47)
(%=$%.&"(479
N%(#%- $"+-$,:-,$42%>44)
(=)&()9)347)

L4+,(): 1.2 – J99%("(-(5" :)9=)("(-5 <:)()943"+:4@ +4+-"9 + =)24>44


$"+-$,:-,$42%>44 <:)()94:4
J+-)3(4:: +)+-%.&"() %.-)$)9 (% )+()." M&";("$ D.[. 84+-"9(%7 )$*%(42%>47
<:)()94:4 4 =$)/&"95 $%2.4-47 =$"#=$47-4;. URL: http://kleiner.ru/wp-
content/uploads/2015/01/Sistemnaya-organizatsiya-e%60konomiki-i-problemyi-razvitiya-
predpriyatiy.pdf

Y$)":-(5; :)9=)("(- 7.&7"-+7 .%1(";6"; @%$%:-"$4+-4:); $"*4)(%&'();


+)>4%&'()-<:)()943"+:); +4+-"95 4 "" =)#+4+-"9 4 7.&7"-+7 4(+-$,9"(-)9
$"%&42%>44 +-$,:-,$(); =)&4-4:4 (% 9"+-%@.
8$"#).%7 @%$%:-"$4+-4:% 9,(4>4=%&'(5@ )/$%2).%(4; =$"#+-%.&"(%
U)$9%&'(594 4(+-4-,-%94: $"*4)(%&'(594 2%:)(%94, $"*4)(%&'(594 4
9,(4>4=%&'(594 =$)*$%99%94, +-$%-"*4794, 4(594 ()$9%-4.()-=$%.).594
%:-%94 +-$,:-,$(); =)&4-4:427. F(4 7.&70-+7 . :)(-":+-" (%6"*) 4++&"#).%(47
(" )/T":-)9, % +=)+)/)9 .)2#";+-.47 (% <:)()943"+:,0 +-$,:-,$,.

27
I*)$).% M. 8. Y$)/&"95 4 $4+:4 +-$%-"*43"+:)*) =&%(4$).%(47 !"#$%&'("-!"#$#%&'()"#*# +,-.&/&0 %,123
!"#"$"% // &'()#*'+, -VI !"#$%&'()$&)* &'%+&)* ,)&-"("&./4 +-,#"(-). 4 %+=4$%(-). (*. 8%9%$%, 23–27 9%$-%
2015 !.) : "#. "$%$&' : ( 2 $. K. 1. 8%9%$% : 8EDNR, 2015. 312 +. 8. 185–187.
21
Считаем, что указанные выше типы систем необходимо дополнить еще
одним типом – мандатной системой, характеризующейся пространственной и
временной определенностью. Мандат (полномочия) субъектов государственного
и муниципального управления распространяются на определенный срок
(выборов, назначения) и действуют на территории регионов (муниципальных
образований). Мандатная система образована полномочиями региональных
властей и органов местного самоуправления, проявляется воздействием на
монофункциональные подсистемы. На региональном уровне мандатный
компонент включает полномочия региональных органов власти, на
муниципальном уровне определяется полномочиями органов местной власти. Это
позволит более четко выстроить систему управления (регулирования)
реструктуризации экономики.
Поскольку основной функцией экономической системы является
производство, не менее важным обстоятельством является обеспечение рабочими
местами трудовых ресурсов регионов и муниципалитетов.
Процессы в экономических системах макро- и мезо- уровней принято в
научной литературе характеризовать такими характеристиками, как динамика
темпов роста и соотношения долей видов экономической деятельности, влияния
на них макроэкономических тенденций, отраслевой конъюнктуры, региональных
и локальных факторов конкурентоспособности и управления, что позволяет
сформулировать их общие проявления в аспекте совершенствования структуры
экономики.
Обобщая сказанное выше, определим объект исследования (экономическую
структуру региона) следующим образом: сложная адаптивная двухуровневая
экономическая система, включающая экономическую структуру муниципальных
образований, представляющая собой ограниченную в пространстве, но
неограниченную во времени систему, направленную на обеспечение занятости
населения и осуществляющую производство товаров, работ, услуг.
22
1.2 Содержание, цели, факторы активной структурной политики региона

Структуризация на региональном уровне представляет собой процесс


формирования соотношения между имеющимися в регионе производственными
ресурсами, распределения их объемов между хозяйствующими субъектами.
Реструктуризация экономики региона относится к классу задач долговременного
действия. Так, А.Г. Гранберг еще в 2004 году отмечал, что региональная
политика ориентирована в основном на решение задач текущего момента, в то
время как проблемы реструктуризации экономики регионов требуют
целенаправленной деятельности органов власти на протяжении длительного
28
времени . С 2004 года в отношении задачи реструктуризации экономики мало
что изменилось за исключением возросшей ее актуальности, поскольку
наблюдается ускорение технологических процессов в мире, что требует
обновления материально-технической базы; роботизация, цифровые технологии
способствуют возникновению новых и исчезновению устаревших отраслей.
В последние годы наблюдается замедление структурных темпов роста
российской экономики, структурные реформы откладывать уже нельзя, считают
С.М. Дробышевский, Г.И. Идрисов, А.С. Каукин, П.Н. Павлов,
С.Г. Синельников-Мурылев29.
Автор согласен с позицией О.С. Сухарева, Е.Н. Стрижаковой, которые
проблему реструктуризации обозначили как системную задачу управления,
которая может быть сведена к формированию продуктивных пропорций между
отдельными элементами системы, что является основой для дальнейшего
развития30.
По мнению автора, структура экономики как система может выступать
самостоятельным фактором экономического роста в тех случаях, когда имеется

28
Гранберг А. Г. Региональная экономика и региональная наука в России: десять лет спустя // Регион: экономика и
социология. 2004. № 1. С. 57–81.
29
Декомпозиция темпов роста российской экономики в 2007–2017 гг. и прогноз на 2018–2020 гг. / С. М.
Дробышевский [и др.] // Вопросы экономики. 2018. № 9. С. 5–31.
30
Сухарев О. С., Стрижакова Е. Н. Структурный анализ развития промышленной системы // Национальные
интересы: приоритеты и безопасность. 2014. № 41(278). С. 26–40.
23
такое соотношение между отдельными видами экономической деятельности,
которое позволяет обеспечивать максимизацию прироста валового регионального
продукта. Такой подход возможен только при условии активной позиции со
стороны региональных органов власти и, соответственно, реализации активной
структурной политики. Далее определим сущность активной структурной
политики.
Анализ работ, посвященных государственной структурной политике,
позволяет выделить общее понимание структурной политики как комплекса
направлений и мер по формированию механизма целенаправленной
трансформации структуры экономики на основе ключевых факторов
долгосрочного роста экономики.
Такой подход можно встретить в работах зарубежных ученых:
B. Herrendorf, R. Rogerson, A.Valentinyi31, L. Agnello, V. Castro, J. Jalles, R. Sousa32,
33
L. Christiansen, M. Schindler, T. Tressel , R. Bouis, O. Causa, L. Demmou,
R. Duval34, L. Everaert, W. Schule 35
, S. Gomes, P. Jacquinot, M. Mohr, M. Pisani36
и отечественных ученых: Е.Г. Ясина37, В.А. Мау38, Н.Н. Михеевой39.
В работе Н.А. Кушлина структурная политика характеризуется как
«…составная, целостная часть социально-экономической политики, выражающая
отношение государства к структуре и структурным преобразованиям как к
средству решения стратегических и тактических задач в экономике и социальной

31
Herrendorf B., Rogerson R., Valentinyi A. Growth and Structural Transformation. 2013. URL:
https://www.imf.org/external/np/seminars/eng/2013/SPR/pdf/rrog2.pdf (accessed: 20.06.2014).
32
What determines the likelihood of structural reforms? / L. Agnello [et al.] // European journal of political economy.
2015. Vol. 37. P. 129–145. DOI: 10.1016/j.ejpoleco.2014.10.007
33
Christiansen L., Schindler M., Tressel T. Growth and Structural Reforms: A new Assessment // Journal of International
Economics. 2013. Vol. 89, No. 2. P. 347–356. DOI: 10.1016/j.jinteco.2012.07.008
34
How quickly does structural reform pay off? An empirical analysis of the short-term effects of unemployment benefit
reform / R. Bouis [et al.] // IZA Journal of Labor Policy. 2012. Vol. 1, No. 1. P. 1−12. DOI: 10.1186/2193-9004-1-12
35
Everaert L., Schule W. Structural Reforms in the Euro Area: Economic Impact and Role of Synchronization across
Markets and Countries // IMF Working Paper. 2006. No. 6/137.
36
Structural Reforms and Macroeconomic Performance in the Euro Area Countries: A Model-Based Assessment /
S. Gomes [et al.] // International Finance. 2013. Vol. 16, No. 1. P. 23−44. DOI: 10.1111/j.1468-2362.2013.12025.x
37
Мау В. А., Ясин Е. Г. Двадцать лет рыночных реформ и новая модель экономического роста: докл. к XIII Апр.
междунар. науч. конф. по проблемам развития экономики и общества, 3–5 апр. 2012 г., Москва / Нац. исслед. ун-т
«Высшая школа экономики». М.: Изд. дом Высшей школы экономики, 2012.
38
Мау В. А. Антикризисные меры или структурные реформы: экономическая политика России в 2015 году //
Вопросы экономики. 2016. № 2. С. 5–33.
39
Михеева Н. Н. Структурные факторы региональной динамики: измерение и оценка // Пространственная
экономика. 2013. № 1. С. 11–32.
24
сфере, определяющая цели, задачи, направления, а также механизм деятельности
органов государственной власти в установлении наиболее оптимальных
пропорциональных зависимостей и структурных связей между различными
подсистемами и элементами в экономике в целом, ее сферах, уровнях,
воспроизводственных стадиях процесса…»40.
Активность позиции властей подчеркивается в работах Е.Г. Ясина и его
коллег, которые под структурной политикой предлагают понимать прежде всего
промышленную политику и соответствующие действия государства,
способствующие улучшению бизнес-среды, повышению экономической
активности в секторах, которые обеспечивают лучшие перспективы для
экономического роста и создания общественных благ по сравнению с
отсутствием вмешательства государства41. Поддерживая точку зрения о
значимости активных действий со стороны органов власти, не согласимся с тем,
что структурная политика в регионах и муниципалитетах ограничена лишь
промышленной политикой. Экономика муниципальных образований, как
правило, небольшая по масштабу. Поэтому изменения численности занятых в
одном или нескольких секторах могут чувствительно сказаться на
социально-экономической ситуации. В регионах, муниципалитетах необходим
комплексный подход к структурной политике, хотя доминирование реальных
секторов экономики отрицать не стоит.
Задача региональных органов власти – обеспечить формирование
эффективной структуры экономики на основе реализации структурной политики.
Тогда под активной структурной политикой региона, на наш взгляд,
необходимо понимать комплекс целенаправленных мер и действий региональных
властей по формированию и развитию структуры региональной экономики,
позволяющей обеспечить приоритет в структурных пропорциях эффективных

40
Государственное регулирование рыночной экономики / под общ. ред. Н. А. Кушлина; редкол.: А. А.
Владимирова [и др.]. М.: ОАО «НПО Экономика». 2000.
41
Структурные изменения в российской экономике и структурная политика.
Аналитический доклад / под науч. рук. Е. Г. Ясина. М.: НИУ ВШЭ, 2018. URL:
https://www.hse.ru/data/2018/04/13/1150725828/Аналитический%20доклад%20по%20структурной%20политике.pdf
(дата обращения: 15.03.2019).
25
специализаций, то есть максимизирующих занятость, отдачу и приращение
производственного потенциала, обеспечивая настоящий и будущий
экономический рост региона.
Структура экономики позволяет обеспечить адаптацию к внешним
вызовам, таким как ускорение мировых научно-технологических процессов. На
адаптивность как важнейшее свойство структуры экономики обращают внимание
N. Carbonara и I. Giannoccaro42.
К.В. Криничанский, А.С. Лаврентьев, анализируя опыт структурных
реформ в зарубежных странах, приходят к выводу о том, что основным мотивом
к структурным преобразованиям в экономике являются, как правило, кризисы.
Действительно, кризисные проявления в экономике, такие как санкции,
вследствие усиления влияния негативных факторов с большей силой
актуализируют вопросы преодоления застарелых проблем в экономике,
необходимость повышения эффективности экономической модели в обществе.
Вместе с тем кризисы позволяют «выявить ошибочные, бесперспективные
направления развития, понять новые подходы», открывают «окно возможностей»
для осуществления важных шагов в направлении изменения структуры
экономики страны43.
Как показывает мировая практика, основными задачами структурных
преобразований являются44:
− обеспечение ускоренных темпов развития отраслей и секторов,
имеющих долгосрочное преимущество по объему рынка, в том числе экспортный
потенциал;
− сокращение отраслей и секторов экономики, исчерпавших свои
технологические возможности, не имеющих конкурентных преимуществ;

42
Carbonara N., Giannoccaro I. Competitive Success of Industrial Districts: an Explorative Study in Italy // Regional
Science Inquiry. 2016. Vol. VIII (1). P. 99–115.
43
Кудрин А., Сергиенко О. Последствия кризиса и перспективы социально-экономического развития России //
Вопросы экономики. 2011. № 3. С. 4–19.
44
Семенец Ю. А. Зарубежный опыт реализации структурной политики на региональном уровне // Государственное и
муниципальное управление в XXI веке: теория, методология, практика. 2011. № 2. С. 76–82; Криничанский К. В.,
Лаврентьев А. С. Зарубежный опыт осуществления структурной политики // Региональная экономика: теория и
практика. 2016. № 2(425). С. 181–196.
26
− развитие инфраструктуры для экономики и населения;
− перераспределение основных ресурсов в пользу наиболее конкурентных
отраслей и секторов экономики.
Правомочно отметить, что структурная трансформация является
необходимым условием запуска механизма опережающего инновационного
развития регионов.
Выделим основные задачи структурной трансформации на региональном
уровне:
− ускорение развития отсталых регионов;
− формирование условий для сбалансированного развития экономики
страны;
− ускорение темпов технологического обновления и инновационного
развития регионов;
− повышение инвестиционной привлекательности;
− улучшение социальной сферы;
− развитие предпринимательства, малого и среднего бизнеса;
− улучшение региональной инфраструктуры для жизни населения,
бизнеса;
− повышение качества жизни населения региона.
Экономическая система Российской Федерации определяется
федеративным устройством, включающим три уровня управления: федеральный,
региональный и муниципальный. Муниципальные образования являются
низовым уровнем структурной трансформации в стране, на их территории
реализуются при непосредственном участии органов местного самоуправления
конкретные проекты модернизации производства, строительства новых
предприятий, открытия территорий с преференциальными условиями
осуществления предпринимательской деятельности и т. д. Для муниципального
образования структурная трансформация является способом решения одной из
самых сложных задач муниципального управления – привлечения инвесторов в
регион и повышения доходной части муниципального бюджета.
27
Поэтому успех структурной трансформации в стране определяется
заинтересованностью и конкретными управленческими действиями
региональных и местных властей. Основные задачи структурной трансформации
на муниципальном уровне следующие:
− увеличение доходов в местный бюджет;
− привлечение инвесторов и повышение инвестиционной
привлекательности муниципального образования;
− развитие предпринимательства, малого и среднего бизнеса;
− повышение уровня и качества жизни местного населения;
− закрепление молодежи в муниципальных образованиях;
− повышение уровня занятости населения муниципального образования;
− улучшение благоустройства в муниципальном образовании.
Структурная политика позволяет обеспечить комплексное решение
указанных проблем, затрагивая наряду с экономическими социальные сферы
жизни общества. Обусловливая изменения в соотношении отраслей и секторов
экономики, структурная политика неизбежно оказывает влияние на занятость
посредством изменения спроса на компетенции трудовых ресурсов. На
региональном и местном уровне управления структурная политика может
способствовать получению дополнительных выгод в виде увеличения
инвестиций, повышения наполняемости бюджета, привлекательности для
квалифицированных кадров. Мультипликативный эффект наблюдается в малом и
среднем бизнесе, инфраструктуре, благоустройстве.
Положительный социальный и экономический эффект для регионов
обусловливает реализация крупных проектов. Так, например, в Якутии благодаря
проекту «Восточная Сибирь – Тихий океан» формируется новая специализация в
экономике. До 2008 года нефтедобыча была ориентирована на локальные нужды
энергообеспечения. Если в 1990 г. было добыто 41 тыс. т. нефти, то
в 2014 г. – 8704,2 тыс. т. Суммарный объем добычи нефти в Якутии за
2007–2015 гг. составил 44,1 млн т.
28
Для обеспечения электроэнергией трубопроводов «Восточная Сибирь –
Тихий океан» и «Сила Сибири» была сооружена высоковольтная линия
(ВЛ 220 кВ) Чернышевский – Мирный – Ленск – Пеледуй. Это самый
масштабный энергетический объект на Дальнем Востоке за последние 40 лет:
протяженность линий электропередач составила около 1,5 тыс. км. Объект
начали строить в феврале 2011 г., а осенью 2014 г. линия была полностью сдана в
эксплуатацию. Повышение деловой активности компаний, участвовавших в
реализации проектов, способствовало росту налоговых поступлений. Так, за счет
компаний, участвовавших в реализации проекта «Восточная Сибирь – Тихий
океан», налоговые поступления в бюджет Республики Саха (Якутия) увеличились
с 5,7 млрд руб. в 2008 году до 24,7 млрд руб. в 2015 году, или в 4,3 раза. Начиная
с 2014 года налоговые поступления в региональный бюджет от компаний,
реализующих проекты «Восточная Сибирь – Тихий океан» и «Сила Сибири»,
превысили поступления от алмазодобычи – важнейшей отрасли специализации
этого региона45.
По нашему мнению, направления реструктуризации экономики в регионах
должны быть нацелены прежде всего на увеличение доли высоко- и
среднетехнологичных видов деятельности, должны быть увязаны со
стратегическими документами федерального и регионального уровня
(рисунок 1.3).
Целевые установки инновационного развития в регионах определены в
Указе Президента Российской Федерации от 07.05.2018 № 204 «О национальных
целях и стратегических задачах развития Российской Федерации на период
до 2024 года»:
1) ускорение технологического развития Российской Федерации,
увеличение количества организаций, осуществляющих технологические
инновации, до 50 % от их общего числа;

45
Гаврильева Т. Н., Степанова Н. А. Влияние мегапроектов «Восточная Сибирь – Тихий океан» и «Сила Сибири»
на экономику и природную среду Якутии / Т. Н. Гаврильева, Н. А. Степанова // Регион: экономика и социология :
всероссийский научный журнал. 2016. № 4. С. 237–248.
29
2) )/"+="3"(4" ,+:)$"(()*) .("#$"(47 >4U$).5@ -"@()&)*4; . <:)()94:"
4 +)>4%&'(); +U"$";
3) +)2#%(4" . /%2).5@ )-$%+&7@ <:)()94:4, =$"1#" .+"*) .
)/$%/%-5.%0S"; =$)956&"(()+-4 4 %*$)=$)956&"(()9 :)9=&":+",
.5+):)=$)42.)#4-"&'()*) <:+=)$-()-)$4"(-4$).%(()*) +":-)$%, $%2.4.%0S"*)+7
(% )+()." +).$"9"((5@ -"@()&)*4; 4 )/"+="3"(()*)
.5+):):.%&4U4>4$).%((594 :%#$%94.

+5M>985678=; M;6> N;?;C5678=G 4C9@;87 $;K>985678=G 4C9@;87

R+:)$"(4" 8-$%-"*47 L"*4)(%&'(5" 4


-"@()&)*43"+:)*) (%,3()--"@()&)*43"+:)*) 9,(4>4=%&'(5"
$%2.4-47 $%2.4-47 +-$%-"*44

8-$%-"*47 (%>4)(%&'();
/"2)=%+()+-4 L"*4)(%&'(5" 4
H("#$"(4" >4U$).5@
9,(4>4=%&'(5"
-"@()&)*4;
=$)*$%995 4 =$)":-5
Y$)*()2
+)>4%&'()-<:)()943"+:)*)
8)2#%(4" $%2.4-47 L)++4;+:);
<:+=)$-()- !"#"$%>44 (% )3"$"#(); L%2.4-4" /%2).5@
)$4"(-4$).%(()*) U4(%(+).5; *)# 4 =&%().5; )-$%+&"; (%
+":-)$% ="$4)# 4(().%>4)((); )+().",
+)2#%(4" ().5@
Y$)*$%99% «?:)()943"+:)" +":-)$).
$%2.4-4" 4 4(().%>4)((%7
<:)()94:%»

Y$)*$%99% «L%2.4-4"
Y$)*$%99% «X4U$).%7 F-$%+&".5" =$)*$%995
(%,:4 4 -"@()&)*4;» <:)()94:%»

L4+,(): 1.3 – K$%(+&7>47 (%>4)(%&'(5@ >"&"; (% $"*4)(%&'(5; ,$)."('

H +.724 + <-49 2%#%3, 4(().%>4)(()*) $%2.4-47 4 )/().&"(47 +-$,:-,$5


<:)()94:4 . $"*4)(%@ (")/@)#49) $%2#"&4-' (% -$4 /&):%:
1) 9)#"$(42%>47 -$%#4>4)((5@ #&7 $"*4)(% +":-)$). <:)()94:4;
30
2) создание в регионах новых для них видов деятельности на базе
развитых секторов экономики и имеющихся научно-технологических заделов;
3) формирование принципиально новых для региона секторов экономики.
В данной работе основное внимание уделено первым двум блокам,
поскольку они соответствуют краткосрочному горизонту планирования данного
исследования и позволяют наметить меры по обеспечению ускорения
инновационного развития регионов в ближайшей перспективе.
Модернизация традиционных отраслей предполагает выделение в
структуре видов деятельности, составляющих основу специализации региона, а
также отраслей жизнеобеспечения (жилищно-коммунальное хозяйство,
строительство). Приоритет среди отраслей специализации следует отводить
высокопроизводительным, ориентированным на экспорт секторам экономики, с
потенциалом развития на основе современных технологий.
Основу для развития базовых и формирования новых для региона отраслей
составляют процессы конвергенции и широкого распространения сквозных
технологий межотраслевого значения (биотехнологии, системы
«человек – машина» и т. д.).
При выборе перспективных видов деятельности необходимо обратить
внимание на создание в них или использование перспективных проектов,
т. е. таких, которые:
− соответствуют глобальным инновационным трендам;
− позволяют существенно увеличить добавленную стоимость, неизменны
или позволяют уменьшить использование труда, энергии, материальных
ресурсов;
− являются более гибкими, точными, сложными по сравнению с ранее
используемыми технологиями;
− имеют перспективу создания «новых» рынков.
Новые региональные секторы экономики (отрасли) могут быть связаны с
формированием новых (для региона или страны) рынков, а также удовлетворять
потребности в новых технологиях, продукции в рамках существующих отраслей.
31
Базовыми видами деятельности регионов в зависимости от специализации,
как правило, являются обрабатывающий сектор, сельское хозяйство и
жизнеобеспечивающий сектор46.
Далее необходимо более подробно остановиться на выявлении факторов
влияния на структуру экономики в регионе, поскольку систематизированное
представление такой информации способствует обеспечению адаптивности
структуры региональной экономики.
Выше было уже отмечено, что структура экономики региона с позиции
системного подхода является открытой системой, но включает и подсистемы
(отраслевые, муниципальные). Поэтому от деления на внутренние
(субъективные) и внешние (объективные) факторы влияния как наиболее
распространенного способа группировки факторов следует уйти. Необходима
более глубокая детализация, позволяющая перейти к количественным методам
оценки влияния факторов.
Однако прежде необходимо рассмотреть позиции ученых относительно
факторов влияния на формирование эффективной структуры экономики.
С позиции установления внутренних механизмов стимулирования интерес
представляет мнение И. Прангишвили, который указывал на необходимость
установления «золотой пропорции» таких показателей, как ресурсы, доходы,
прибыль, фонд заработной платы, бюджет, что приводит к балансу интересов
населения, бизнеса и власти47.
В качестве фактора производства как структурного компонента
Е.М. Исаева, Л.М. Никитина, Ю.И. Трещевский исследуют производственный
потенциал, что при всей важности не является достаточным условием
эффективной структуры экономики48.

46
Российские регионы в условиях санкций: возможности опережающего развития экономики на основе
инноваций: монография / Л. К. Агаева [и др.]; под общ. ред. Г. А. Хмелевой. – Самара: Изд-во Самар. гос. экон. ун-
та, 2019. Гл. 5. С. 210–286. 446 c.
47
Прангишвили И. Об эффективности управления сложными социально-экономическими системами // Проблемы
теории и практики управления. 2006. № 2. С. 24–31.
48
Исаева Е. М. Динамика воспроизводимых факторов производства в регионах России – экономический и
институциональный аспекты / Е. М. Исаева, Л. М. Никитина, Ю. И. Трещевский // Регион: системы, экономика,
управление. 2013. № 1(20). С. 21–31.
32
О.С. Сухарев, Е.Н. Стрижакова выявили развитие элементов «импортной
инфраструктуры» в ориентированных на машиностроение крупных регионов и
городов49. По мнению авторов, это связано с ростом зависимости от импортной
техники, проявлявшейся с начала 2000-х годов. Этот фактор негативным образом
сказывается на развитии отечественного производства продукции
машиностроения.
Важнейшим фактором развития структуры в нужном направлении
являются инвестиции. В этой связи стоит упомянуть результаты исследования
Т. Кузнецова, который отмечает институциональную необеспеченность
иностранных инвестиций, что приводит к появлению «эффекта соседства»50 и
снижает интенсивность инвестиций отечественных компаний51.
Ю. Трещевский, В. Эйтингон, А. Щедров52 в качестве фактора влияния,
роль которого возрастает в условиях роста технологичности мировой экономики,
выделяют человеческий фактор и показатель его измерения индекс человеческого
развития (ИЧР).
Актуализация проблемы импортозамещения в связи с санкциями вывела на
центральное место исследование структуры региональной экономики и факторов,
способствующих выводу российской промышленности на независимое от
западных стран положение53, импортозамещению базисных секторов
теплоэнергетического и оборонно-промышленного комплексов54, увеличению
темпов роста и доли высоко- и среднетехнологичных видов деятельности.
Присутствие значительной доли российского бизнеса в секторах обработки,

49
Сухарев О. С., Стрижакова Е. Н. Структурный анализ развития промышленной системы // Национальные
интересы: приоритеты и безопасность. 2014. № 41(278). С. 26–40.
50
Кузнецов А. Структура российских прямых капиталовложений // Мировая экономика и международные
отношения. 2007. № 4. С. 69–76.
51
Кузнецов А. Прямые иностранные инвестиции: «эффект соседства» // Мировая экономика и международные
отношения. 2008. № 9. С. 40–47.
52
Трещевский Ю. И. Асинхронность как свойство экономических систем / Ю. И. Трещевский, В. Н. Эйтингон, А.
И. Щедров // Вестник Воронежского государственного университета. 2010. № 2. С. 23–27; Трещевский Ю. И.,
Щедров А. И. Оценка регионов России по показателям асинхронности развития // Вестник Воронежского
государственного университета. 2011. № 1. С. 94–108; Трещевский Ю. И., Щедров А. И. Управление регионами
России в условиях асинхронности их развития: монография. Воронеж: Научная книга, 2013.
53
Бекрезинская О., Ведев А. Производственная зависимость российской промышленности от импорта и механизм
стратегического импортозамещения // Вопросы экономики. 2015. № 1. С. 103–115.
54
Фальцман В. Импортозамещение в ТЭК и ОПК // Вопросы экономики. 2015. № 1. С. 116–124.
33
находящихся в фазах массового производства, способствует влиянию фактора
ловушки средних доходов55.
Отметим, санкции не стали причиной неудовлетворительной структуры
экономики, но лишь обнажили закоренелые проблемы воспроизводства в стране
и регионах, на необходимость преодоления которых в своих работах обращали
внимание О. Голиченко, Д. Дойхен, Е. Кормишкин, В. Круглов, В. Мау,
В. Полтерович, Е. Ясин и другие исследователи56 задолго до введения санкций.
Действительно, важнейшим фактором развития структуры экономики
является состояние производства в отраслях. Материально-техническая база
(рабочая сила и производственные отношения) составляет компонентную основу
структуры экономики, по выражению А. Голубева, «экономическую материю
общества», своеобразный генофонд экономики57. Учитывая, что специфика
трудовой деятельности в отрасли может обусловливать особенности норм и
правил поведения, которые работник вынужден принимать и которым следовать,
можно, на наш взгляд, согласиться с наличием феномена социальной генетики
общества58. Продолжая тему, автор среди отраслей с «экономическими
генами» выделяет промышленность, сельское хозяйство, транспорт и
энергетику59.
Об отраслевом факторе говорит и О. Сухарев, к носителям передовых
технологий относит довольно широкий отраслевой перечень: электроника,

55
Структурные изменения в российской экономике и структурная политика.
Аналитический доклад / под науч. рук. Е. Г. Ясина. М.: НИУ ВШЭ, 2018. URL:
https://www.hse.ru/data/2018/04/13/1150725828/Аналитический%20доклад%20по%20структурной%20политике.pdf
(дата обращения: 15.03.2019).
56
Голиченко О. Модернизация и реформирование инновационной стратегии России: проблемы и решения //
Вопросы экономики. 2010. № 8. С. 41–53; Дойхен Д. Ю. Инновационная активность и региональное экономическое
развитие // Федеративные отношения и региональная социально-экономическая политика. 2004. № 4. С. 8–11;
Дойхен Д. Ю. Научные подходы к формированию региональных стратегий инновационного развития //
Федеративные отношения и региональная социально-экономическая политика. 2004. № 5. С. 10–13; Кормишкин
Е. Д. Усиление дифференциации уровней социально-экономического развития регионов в контексте перехода к
модели инновационного развития экономики // Региональная экономика: теория и практика. 2011. № 14(197).
С. 49–53; Круглов В. Н. Факторы обеспечения инновационного развития экономики России на современном этапе
// Региональная экономика. 2011. № 25(208). С. 22–26; Мау В. Экономическая политика 2010 года: в поисках
инноваций // Вопросы экономики. 2011. № 2. С. 4–22; Полтерович В. Гипотеза об инновационной паузе и
стратегии модернизации // Вопросы экономики. 2009. № 6. С. 4–23; Ясин Е., Снеговая М. Роль инноваций в
развитии мировой экономики // Вопросы экономики. 2009. № 9. С. 15–31.
57
Голубев А. Экономика как организм // Вопросы экономики. 2011. № 2. С. 140–152.
58
Голубев А. Указ. соч. С. 146.
59
Голубев А. Указ. соч. С. 150.
34
атомная энергетика, радиоэлектроника, авиация и судостроение, экология,
образование, здравоохранение, культура, оборона60.
И, хотя мы согласны с мнением О. Сухарева, отметим, что в настоящее
время методологией Росстат определен перечень средне- и высокотехнологичных
видов деятельности. В своей работе мы исходим из того, что во всех
укрупненных группах видов экономической деятельности есть такие, в которых в
современных условиях для ускоренного развития, если не создаются новые
технологии, то должны активно внедряться. Например, сельское хозяйство
будущего немыслимо без применения инноваций в селекции, выращивании,
сборе и распространении сельскохозяйственной продукции.
Е.Н. Королева, Г.А. Хмелева, Л.К. Агаева справедливо отмечают роль
муниципальных образований как низового звена формирования эффективной
специализации региона и указывают на необходимость учитывать конкурентные
преимущества локальных территорий, когда структура экономики формируется
«снизу вверх» – от муниципалитетов к региону в целом61.
В связи с этим автором предложена следующая классификация факторов
влияния на структуру экономики по критерию «пространственный источник
влияния»: национальные, отраслевые, региональные, локальные (таблица 1.2).

Таблица 1.2 – Классификация факторов влияния на структуру экономики по


критерию «пространственный источник влияния»
Группа факторов Содержание
Национальные Общие макроэкономические условия и тенденции.
Следование национальным целям
Отраслевые Конъюнктура в отрасли, долгосрочные перспективы развития видов
деятельности в мире и стране, масштаб потенциального рынка в мире и
стране
Региональные Место вида экономической деятельности в системе стратегических целей
и задач региона
Локальные Место вида экономической деятельности в системе источников
конкурентоспособности муниципального образования

60
Сухарев О. Промышленность : кризис и перспективы развития // Экономист. 2011. № 2. С. 22–30.
61
Королева Е. Н., Хмелева Г. А., Агаева Л. К. Концептуальная модель формирования «умной специализации»
региона // Экономика и предпринимательство. 2018. № 11(100). С. 494–498.
35
Многоаспектный охват задач, решаемых в рамках структурной политики,
обусловливает необходимость включения в ее состав разнообразных по своему
содержанию составляющих. И.В. Гарбуз выделяет в комплексной структурной
политике следующие блоки: инвестиционный, инновационный, антикризисный,
кадровый и бюджетно-налоговый62.
В целом можно согласиться с мнением автора, но считаем необходимым с
учетом влияния санкций, стратегических приоритетов развития российской
экономики дополнить данный перечень. Например, высокую значимость в
современных условиях имеет сельское хозяйство как перспективный сектор
производства импортозамещающей и экспортной продукции. В 2017 году
экспорт продукции сельского хозяйства увеличился на 21,1 % по сравнению с
предыдущим годом63. Направление наука, технологии и инновационная
деятельность уточнено в связи с высокой значимостью сектора науки и
технологий как основы активизации инновационной деятельности, что отражено
в основных документах стратегического планирования на федеральном и
региональном уровне.
Без качественного образования невозможно обеспечить
квалифицированными кадрами перспективное развитие экономики. Важным
вопросом является своевременное повышение квалификации и переподготовка
трудовых ресурсов. Опираясь на работы ведущих ученых по проблемам
структурной трансформации, комплексная структурная политика может быть
формализована по следующим ключевым направлениям: промышленность;
сельское хозяйство; инвестиции, наука, технологии и инновационная
деятельность; антикризисные меры; образование и трудовой потенциал; бюджет
и налоги.

62
Гарбуз И. В. Государственное управление структурными преобразованиями экономики региона: дис. … к. э. н.
Курск, 2016.
63
Национальный доклад о ходе и результатах реализации в 2017 году Государственной программы развития
сельского хозяйства и регулирования рынков сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия на
2013–2020 годы. URL: http://mcx.ru/upload/iblock/ec8/ec8f3b2c7fa3b4642f76d3fbda07804b.pdf (дата обращения:
01.07.2018).
36
Необходима современная, но в то же время гибкая структура экономики.
При этом ее гибкость зависит от механизмов управления, которые будут
положены в основу регулирования структурной динамики.
Процессы позволяют организовать планирование, реализацию,
координацию и контроль.
Среда создает стимулы для развития перспективных видов деятельности,
ограничивает развития неперспективных.
Проекты являются основой для управления по результатам.
Мандаты формируют условия для реализации задач органами власти.
С учетом сказанного выше, автором предложена трактовка понятия
«отраслевой профиль региона» как базовая информация о перспективных видах
экономической деятельности, структурированная по вкладу в общий объем и
темпам налоговых поступлений, инвестиций.
Активная структурная политика направлена на формирование эффективной
структуры экономики (целевого профиля). Поэтому уже на начальных этапах
необходимо представлять критерии, которым должна соответствовать
эффективная (целевая) структура экономики. В работе предложена типология
транспарентных критериев активной структурной политики, позволяющая
систематизировать и получить более полное представление о траекториях
достижения целей реструктуризации:
- стратегические: мегастратегические (соответствие национальным целям),
мезостратегические (соответствие стратегическим целям региона) и локальные
стратегические (соответствие локальным целям социально-экономического
развития на уровне муниципального образования). В качестве показателей
эффективности структуры экономики на уровне региона могут выступать: темпы
роста валового регионального продукта выше мировых; количество организаций,
осуществляющих технологические инновации; уровень безработицы в регионе;
темпы роста экспорта продукции обрабатывающего сектора; темпы роста
экспорта продукции сельского хозяйства; рост производительности труда на
средних и крупных предприятиях базовых несырьевых отраслей экономики.
37
- тактические (прирост дохода, инвестиций в бюджет региона,
муниципалитета; структурные сдвиги занятости в заданных секторах экономики).
При этом важно учитывать, что местные органы власти имеют гораздо
большее влияние на изменение структуры экономики, чем это принято считать.
Обобщение вышеизложенного позволяет сформулировать положения,
определяющие теоретическую основу применения «новой системной парадигмы»
к предмету нашего исследования:
− регион как социально-экономическую систему следует рассматривать в
сравнении с соответствующими свойствами системы национального хозяйства,
отраслевой системы и в комплексе с административно-территориальными
образованиями, входящими в состав региона;
− региональная экономическая система и ее подсистемы характеризуются
наиболее общими чертами – пространством и временем, различные комбинации
которых образуют пять компонентов системы: объектные, процессные, средовые,
проектные, мандатные;
− каждая из подсистем региональной экономической системы
характеризуется системными компонентами с разным уровнем развития и
доминирования;
− объектами управления (регулирования) структурной политики являются
органы местного самоуправления и предприятия (организации) в пределах
муниципальных образования;
− компоненты системы имеют равную значимость для развития
региональной экономической системы, поэтому их необходимо рассматривать в
двух аспектах: как система объектного типа региональная экономика является
объектом структурной политики, призванной обеспечить эффективное
функционирование экономик муниципальных образований и находящихся на их
территории предприятий и организаций; объектные, процессные, средовые,
проектные, мандатные компоненты служат инструментами воздействия на
объекты управления в рамках структурной политики.
38
Структура подсистемы (муниципальных образований) состоит из
монофункциональных подсистем (предприятий, иных организаций, их
физических или виртуальных объединений).
Функции системы являются важнейшим деятельностным компонентом
структуры и позволяют выделить специфичные пространственно-временные
характеристики для различных по роли в общественном воспроизводстве и своим
функциям объектов социально-экономических систем (предприятий,
инфраструктурных объектов и т. д.).
Автором подчеркивается, что в исследовании в качестве основной функции
регионов как социально-экономических систем рассматривается производство,
осуществляемое в объектных подсистемах (муниципальных образованиях), на
них необходимо ориентировать структурную политику на основе изменения
баланса видов экономической деятельности.
Объекты образуют экономическую структуру региона, которая является
частью национальной экономической системы и представляет собой
ограниченную пространством систему, включающую совокупность подсистем
(муниципальных образований) и экономических субъектов, которые выполняют
функции производства товаров, работ, услуг.

1.3 Методические подходы к оценке состояния, динамики и факторов


влияния на структуру экономики региона

Для придания целенаправленного характера совершенствованию структуры


экономики необходимо исследовать существующие методы оценки
экономических пропорций на уровне региона, составляющих профиль экономики
региона, выявить факторы влияния на масштабы и скорость их изменения,
провести систематизацию муниципальных образований по критерию общности
условий хозяйствования и разработать механизмы активной структурной
политики.
39
Выше было уже определено, что с позиции теории систем регион
представляет собой социально-экономическую систему, состоящую из
совокупности взаимосвязанных элементов, выполняющих определенные
функции, располагающие ресурсами и обменивающиеся ими. Очевидно, что
соотношение между однородными элементами, такими как отрасли (или виды
экономической деятельности), образуют некую структуру, пропорции между
которыми оказывают влияние на общий экономический результат. Изменение
структуры экономики нельзя рассматривать как простую оптимизационную
задачу, в которой предполагается получение лучшего результата с наименьшими
затратами ограниченного набора ресурсов. Регион как открытая система имеет
возможность привлекать ресурсы извне (из других регионов и стран).
В любом случае задача изменения структуры экономики представляет собой
поиск адекватной современным вызовам архитектуры экономики. В данном
аспекте интерес представляет рассмотрение существующих методических
подходов к оценке состояния, динамики и трансформации структуры экономики
региона (таблица 1.3).

Таблица 1.3 – Методические подходы к оценке структуры экономики


Метод/показатель Назначение Достоинства Недостатки
Показатель доли Оценка состояния Простота расчета Не выявлено,
простых одномерных позволяет фиксировать
структур состояние
экономического
явления в конкретные
моменты времени
Анализ Оценка структуры по Позволяет провести Отсутствие
многомерной группам анализ структуры динамической
структуры пересекающихся производства в составляющей
признаков разрезе регионов
Структура ВРП Оценка изменений в Позволяет выявить Решает ограниченную
структуре видов тенденции в задачу: факт изменения
деятельности изменении структуры структуры экономики
экономики
Структурно- Выявление Позволяет наглядно Не позволяет оценить
динамический структурных сдвигов сформулировать факторы влияния на
анализ выводы об структурные сдвиги в
интенсивности регионе
изменения структуры (муниципалитете)
экономики
40
Метод/показатель Назначение Достоинства Недостатки
Анализ Выявление различий в Простота расчета на Не позволяет оценить
структурных структуре экономики основе набора факторы влияния на
различий между двумя индексов структурные сдвиги в
сравниваемыми (в социальной сфере регионе
территориями индексы Салаи, (муниципалитете)
коэффициент
различий структуры
(Гатева)

Основателем структурного анализа считается В. В. Леонтьев, создавший


глубокую и разветвленную теорию структурного анализа экономических систем
(input-output analysis)64.
В. А. Сивелькин, В. Е. Кузнецова65 выделяют оценку простой одномерной
структуры с помощью показателей доли.
Обобщающим показателем структуры является доля, выраженная в
относительных величинах, как правило процентах:
!! !
!! = !
∙ 100%!, ! = !!! !!!!!,
(1.1)

где di = доля i-го элемента структуры, ! = 1, !


xi – значение абсолютного i-го показателя;
S – итоговое значение суммы абсолютных значений i-х показателей.
!
Условием адекватности расчетов является !!! !! = 100%
Более сложным случаем оценки состояния структуры экономического
явления является анализ многомерной структуры. Например, в двумерной
структуре общий количественный показатель представлен по одному признаку, а
объемный показатель группы – по другому. Такого рода анализ в региональных
исследованиях позволяет одновременно решить две задачи – оценить долю
отдельной группы и место региона среди других анализируемых субъектов
Российской Федерации66.

64
Гранберг А. Г. Василий Леонтьев в мировой и отечественной экономической науке // Экономический журнал
ГУ-ВШЭ. 2006. Т. 10, № 3. С. 471–491.
65
Статистический анализ структуры социально-экономических процессов и явлений: учебное пособие. Оренбург:
ГОУ ВПО ОГУ, 2002.
66
Статистический анализ структуры социально-экономических процессов и явлений: учебное пособие. Оренбург:
ГОУ ВПО ОГУ, 2002. С. 16.
41
Широкое распространение в исследованиях структуры экономики получил
структурно-динамический анализ, позволяющий выявить и оценить структурные
сдвиги, интенсивность изменения структуры экономики в регионе
(муниципалитете). В структурно-динамическом анализе используются
индивидуальные и обобщающие показатели динамики и структуры.
Индивидуальный показатель с переменной базой:
∆! = !! − ! !!!!!!!, (1.2)
где dj и dj-1 – удельный вес данной группы в j-м и j-1 периодах
соответственно.
Индивидуальный показатель с постоянной базой:
∆! = !! − ! !!!!!, (1.3)
где d0 – удельный вес анализируемой группы в базисном периоде.
В рамках структурно-динамического анализа проводится оценка
индивидуального показателя относительных структурных сдвигов с переменной и
постоянной базой, определяются индекс структурных сдвигов, линейный и
средний квадратический коэффициент абсолютных структурных сдвигов с
постоянной базой сравнения, линейный и среднеквадратический коэффициент
относительных структурных сдвигов с переменной базой сравнения.
В анализе структуры экономики отдельное место занимает расчет
структурных различий в социальной сфере с использованием индекса Салаи,
коэффициента структурных различий (Гатева).
Индекс Салаи:
(1.4)
! !! − !! !
!!! ! + !
! !
!! = !,
!
где d1 и d2 – удельные значения градации двух структур;
n – число градаций.
Индекс структурных различий (Гатева):
!! !!! ! (1.5)
!! = !!! ! !!!
,
42
где d2 и d1 – удельные значения двух структур.
В. М. Рябцев, Г. И. Чудилина для различия двух структур рекомендуют
использовать специальный критерий Jr67, позволяющий идентифицировать меру
различий структур, для чего авторами предложена соответствующая шкала с
градацией от 0 (тождественность структур) до 1 (полная противоположность
структур). Формула расчета коэффициента Рябцева следующая:
! (1.6)
!! !!! !
!! = !!!
!
!! !!! !
,
!!!

где d1 и d2 – удельные значения двух структур.


Обоснование направлений изменения структуры экономики в регионах
начинается с постановки задачи и формализации условий ее выполнения.
Несмотря на уникальность каждого российского региона, которую необходимо
учитывать, существуют общие подходы к определению направлений изменения
структуры региональной экономики.
В этой связи интерес представляет подход О. С. Сухарева68,
поддерживающего концепцию саморазвития и согласованного развития
регионов69.
Для выявления динамики структуры (структурных сдвигов) широкое
распространение получил структурно-динамический анализ, позволяющий
определить индивидуальные и обобщающие показатели.
О. С. Сухарев предлагает в экономике региона выделить два ключевых
сектора (добывающий и обрабатывающий), один из которых является, как
правило, доминирующим. Тогда задачу изменения структуры экономики региона
можно представить в виде рисунка 1.4.

67
Региональная статистика / под ред. проф. В. М. Рябцева, Засл. экономиста РФ Г. И. Чудилина. М., 2001. С. 44.
68
Сухарев О. С. Институционально-структурные факторы экономического развития: монография. М.: Институт
экономики РАН, 2015.
69
Сухарев О. С. Элементы теории саморазвития региональной экономики: структура и управление. URL:
https://inecon.org/docs/2017/Sukharev_AKSOR_2017_1.pdf (дата обращения: 11.07.2018).
43

X = dII – dI dX/dt – ?
d
D
II
E
F

X
A
I
B
C

L4+,(): 1.4 – V%#%3% 429"("(47 +-$,:-,$5 <:)()94:4 $"*4)(%70

B% $4+,(:" 1.4 =$"#+-%.&"(5 #." :$4.5" I 4 II, =$"#+-%.&70S4" +)/);


$%2&43(5" #)&4 #)94(4$,0S"*) 4 (" #)94(4$,0S"*) +":-)$).. A&7 :$4.);
I .)29)1(5 .%$4%(-5 A, B, C. A&7 :$4.); II – .%$4%(-5 D, E, F. L%++-)7(4"
X = dII – dI =$"#+-%.&7"- $%2(4>, 9"1#, #)&794 +":-)$)., 429"("(4" =$4$%S"(47
dX/dt 7.&7"-+7 @%$%:-"$4+-4:); $"+-$,:-,$42%>44. K)*#%, +&"#,7 &)*4:" %.-)$%,
.)29)1(5 #".7-' .%$4%(-). +-$%-"*44 $"+-$,:-,$42%>44 <:)()94:4 $"*4)(%
(-%/&4>% 1.4).

K%/&4>% 1.4 – H%$4%(-5 +-$%-"*44 $"+-$,:-,$42%>44 <:)()94:4 $"*4)(%, =)


8,@%$"., F. 8.
H%$4%(-5 M$4.%7 I M$4.%7 II
+-$%-"*44 ()/$%/%-5.%0S4; (#)/5.%0S4; M$%-:%7 @%$%:-"$4+-4:% +-$%-"*44
$"+-$,:-,$42%>44 +":-)$) +":-)$)
1! B! E! 8))-()6"(4" 9"1#, #)/5.%0S49 4
)/$%/%-5.%0S49 +":-)$%94 +)@$%(7"-+7
dX1/dt=0
2! A! E! R."&434.%"-+7 #)&7 )/$%/%-5.%0S"*)
+":-)$% dX 2/dt <0
3! C! E! 8):$%S%"-+7 #)&7 )/$%/%-5.%0S"*)
+":-)$% dX 3/dt >0!

70
8,@%$". F. 8. J(+-4-,>4)(%&'()-+-$,:-,$(5" U%:-)$5 <:)()943"+:)*) $%2.4-47: 9)()*$%U47. N.: J(+-4-,-
<:)()94:4 LEB, 2015.
44
Варианты Кривая I Кривая II
стратегии (обрабатывающий (добывающий Краткая характеристика стратегии
реструктуризации сектор) сектор)
4! C! F! Снижение доли обрабатывающего и
добывающего секторов в пользу
увеличения сектора услуг dX4/dt = 0,
либо dX4/dt<0, dX4/dt>0 !
5! B! F! Доля обрабатывающего сектора остается
прежней при сокращении сырьевой
зависимости dX5/dt<0!
6! A! F! Уменьшение разрыва между
обрабатывающим и добывающим
секторами dX6/dt<0, (dX2/dt>dX6/dt)!
7! C! D! Деградация обрабатывающего сектора,
увеличение сырьевой зависимости
dX7/dt>0!
8! B! D! Увеличение доли сырьевого сектора при
сохранении доли обработки dX8/dt>0, но
dX8/dt<dX7/dt!
9! A! D! Увеличивается доля обработки и
сырьевого сектора при трех возможных
вариантах:!
а) сокращение разрыва, если обработка
растет быстрее добычи, dX9/dt<0;!
б) увеличение разрыва, если добыча
растет быстрее обработки, dX 9/dt>0;!
в) сохранение соотношения, dX9/dt = 0,
X-const!

Таким образом, постановка задачи, по О.С. Сухареву, сводится к выбору


органами регионального управления одного из типов стратегии
реструктуризации.
На следующем этапе проводится анализ состояния структуры экономики,
выявляются проблемы, характерные для современного этапа хозяйствования.
Реструктуризация экономики позволяет решить проблемы межотраслевых
диспропорций, оценить уровень конкурентоспособности по сравнению с другими
регионами и в мире, а также определить комплекс мер по улучшению структуры
экономики.
Как правило, анализ структуры экономики включает следующие
направления: анализ составляющих элементов и связей между ними, анализ
структуры экономики в динамике, сравнительный анализ между региональными
системами. Для каждого из направления применяются методы, представленные в
таблице 1.5.
45
Таблица 1.5 – Направления и методы анализа структуры экономики региона
Направление анализа Методы Решаемые задачи
Анализ составляющих Комплекс Оценка профиля экономики региона,
элементов и связей статистических соотношения между отраслями.
между ними показателей Оценка соответствия существующего
профиля региона тенденциям страны
Анализ рыночного Оценка востребованности продукции и
потенциала услуг, производимых в регионе
Коэффициенты Оценка степени специализации региона
локализации
Анализ количественных Оценка сбалансированности, устойчивости
и качественных и диверсификации экономики региона
параметров структуры
экономики
Анализ динамики Анализ изменения Выявление направлений изменения
структуры экономики пропорций экономики структуры экономики
региона Факторный анализ Выявление факторов влияния на динамику
структуры экономики
Анализ «сдвиг-доля» Выявление согласованности страновых,
отраслевых тенденций фактическим
изменениям занятости в регионе
Межрегиональный Комплекс Оценка сходства и различий структуры
анализ и типология статистических экономики между регионами
показателей
Типология регионов Выявление схожих групп по определенным
признакам
Рейтинговая оценка Выявление места субъекта Российской
Федерации среди других регионов

Важным моментом оценки структуры экономики является выявление


причинно-следственных связей между существующими проблемами и состоянием
экономики, определение макроэкономических проблем, на которые органы
региональной власти не имеют возможности повлиять, но могут учитывать при
принятии управленческих решений, и внутренних проблем, которые органы
регионального управления могут решить собственными силами или с участием
федеральных органов власти.
Как показал проведенный анализ, в настоящее время существует комплекс
методов, которые могут быть взяты за основу при разработке методического
аппарата активной структурной политики с позиции сформулированных автором
в данной работе положений.
Так, для выявления профиля региона целесообразно опираться на расчет
показателя эластичности роста Ei – это позволяет оценить интенсивность
46
изменений структуры производства на каждый конкретный период времени и
вклад каждого вида продукции в общий объем регионального производства.
Необходимо отметить, что методика, предложенная Л.Н. Булгаковой и
К.А. Бостановым, имеет существенный недостаток расчета – не учитывает
отрицательных значений прироста объемных показателей. Так, например, если
дважды наблюдается отрицательный прирост, то итоговое значение эластичности
– положительное, что противоречит реальной ситуации. Аналогично при
изменении отрицательного прироста положительным показатель эластичности –
отрицательный и отрицательно характеризует сложившуюся ситуацию, что также
противоречит тенденции.
Вместе с тем для целей нашего исследования расчет показателя
эластичности отраслей (видов деятельности) важен, поскольку позволяет оценить
как динамику роста, так и значимость сектора в экономике.
Предлагаем расчет ежегодных значений показателя эластичности
рассчитать, исходя из коэффициентов роста объема продукции и удельного веса в
структуре экономике, по формуле:
!!!! ∙!!!! (1.7)
!! = ,
!!!!!! ∙!!!!!!

где Ti t – коэффициент роста объема производства по i-му виду деятельности


(группе продукции) в текущем периоде t;
Ti t-1 – коэффициент роста объема производства по i-му виду деятельности
(группе продукции) в предшествующем периоде (t-1);
Di t – доля объема производства по i-му виду деятельности (группы
продукции) в текущем периоде t;
Di t-1 – доля объема производства по i-му виду деятельности (группы
продукции) в предыдущем периоде (t-1).
В качестве коэффициента роста выступает индекс физического объема
валовой добавленной стоимости по отдельным видам деятельности, так как
позволяет нивелировать влияние изменения цен на динамику показателя.
47
Расчет и сопоставление показателя эластичности роста по отраслям в
динамике позволит выявить тенденции изменения отраслевой структуры и вклад
отраслей в общий объем в ВРП.
Расчет и сопоставление показателя эластичности роста по группам
продукции вида экономической деятельности «обрабатывающие производства»
позволит выявить наиболее чувствительные с точки зрения динамики и объема
группы продукции.
При этом критерии оценки эластичности групп продукции следующие:
1. Если Ei > 1 – вид деятельности (продукция) с высокой эластичностью
роста, максимальный среди прочих потенциал роста в краткосрочной
перспективе;
2. Если Ei = 1 – вид деятельности (продукция) с умеренной эластичностью
роста;
3. Если 0 > Ei <1 – вид деятельности (продукция) с низкой эластичностью
роста.
Экономическое благосостояние страны и ее регионов определяется
налоговыми поступлениями от хозяйственной деятельности. В этой связи при
определении приоритетов отраслевого развития важно учитывать поступления по
налогам. Для этого при расчете показателей эластичности видов экономической
деятельности предлагаем учитывать коэффициент, отражающий динамику
налоговых поступлений (Ki), рассчитываемый по формуле:
!"#!!!
!!! = !!!!"# !"# ," (1.8)
!!!!!

где Y!!!"# – удельный вес налогов i-го вида деятельности в общей сумме
налоговых поступлений за период;
TAXi t – налоги, поступившие в бюджетную систему страны по i-му виду
деятельности в текущем периоде t;
TAXi t-1 – налоги, поступившие в бюджетную систему страны по i-му виду
деятельности в предыдущем периоде t-1.
Расчет показателя позволяет выявить динамику налоговых поступлений и
выявить тенденции финансовых поступлений в разрезе видов деятельности.
48
Коэффициент динамики налоговых поступлений целесообразно
использовать как поправочный коэффициент при расчете коэффициентов
эластичности и оценке приоритетных для развития видов экономической
деятельности.
Коэффициент динамики налоговых поступлений Ki > 1 в случае
превышения налоговых поступлений в текущем году по сравнению с
предыдущим периодом. При Ki < 1 наблюдается сокращение налоговых
поступлений, что снижает потенциальную привлекательность анализируемого
вида деятельности. При Ki = 1 величина налоговых поступлений в текущем году
не изменилась по сравнению с предыдущим периодом. Если Ki приближается или
равно «единице», то целесообразно провести более глубокий анализ продукции и
услуг, рассмотреть глобальные и национальные научные, технологические и
инновационные тенденции с целью объективной оценки текущей значимости и
будущего потенциала вида экономической деятельности для развития региона.
Важным фактором обеспечения структурных сдвигов экономики являются
инвестиции. Поэтому автором предложено комплекс показателей эластичности
дополнить коэффициентом эластичности инвестиций, рассчитанным по формуле:
!!!! (1.9)
!"! = !" ! ,
!!!!!

где Yi – удельный вес инвестиций i-го вида деятельности в общем объеме


соответствующего периода;
Ii t – инвестиции по i-му виду деятельности в текущем периоде t;
Ii t-1 – инвестиции по i-му виду деятельности в предыдущем периоде t-1.
Для выявления факторов влияния на структурные сдвиги в регионе
целесообразно предложить совершенствование модели shift-share, предложенной
Daniel Creamer (1940), позже формализованной Edgar S. Dunn (1960). Эта же
модель может быть использована для анализа структурных сдвигов в
муниципальных образованиях.
Наше исследование охватывает два ключевых аспекта:
1) оценить абсолютное изменение численности в добывающем и
обрабатывающем секторах, 2) выявить и количественно оценить силу факторов
49
влияющих на динамику занятых в этих секторах, с позиции управления на
национальном, отраслевом, региональном и локальном уровнях.
Чтобы исследовать влияние факторов, таких как тенденции в национальной
экономике, отраслевая конъюнктура, изменения в региональной экономике, мы
следуем модели shift-share, предложенной Daniel Creamer (1940), позже
формализованной Edgar S. Dunn (1960).
Artige (2015) определяет shift-share analysis как метод учета, который
направлен на определение совокупного роста производительности региона по
отношению к средней по стране за счет оценки влияния экономической
структуры или / и темпов роста ее секторов71.
В настоящее время существует множество модификаций этой модели.
Например, Thomas R. Harris с коллегами (1994) использует динамическую модель
shift-share для исследования характера динамики экономики Невады и ее округов
в период до наступления рецессии в 1981–1982 гг. и в 1990–1991 гг.72.
Модель shift-share позволяет исследовать пространственный эффект73,
международную торговлю74, региональную конвергенцию75,
конкурентоспособность международного туризма76.
В классическом представлении shift-share analysis представляет собой
модель совокупного изменения показателя за счет национального фактора
(NS! ), отраслевого фактора (IM! ), регионального фактора (RS! ).
∆l! = l!,! − l!,!!! = NS! + IM! + RS! , (1.10)
где ∆l! – абсолютное изменение показателя на местном уровне;

71
Artige L., Neuss L. A New Shift-Share Method // Growth and Change. 2015. Vol. 45(4). P. 667–683.
72
A Dynamic Shift Share Analysis in Nevada Economy. Technical Report, UCED / T. R. Harris [et al.]. 1994. URL:
https://www.unr.edu/Documents/business/uced/technical-reports/statewide/9495-06rpt.pdf (accessed: 10.02.2015).
73
Nazara S., Hewings G. J. D. Spatial Structure and Taxonomy of Decomposition in Shift-Share Analysis // Growth and
Change. 2004. Vol. 35(4). P. 476–490; Wang J. A Dynamic Spatial Shift-Share Analysis of Regional Employment Change
in China, SRSA Conference. Orland, 2010.
74
Markusen A. R., Noponen H., Driessen K. International Trade, Productivity, and U. S. Regional Job Growth:
A Shift-Share Interpretation // International Regional Science Review. 1991. Vol. 14(1). P. 15–39.
75
Esteban J. Regional convergence in Europe and the industry mix: a shift-share analysis // Regional Science and Urban
Economics. 2000. Vol. 30(3). P. 353–364.
76
Shift share analysis on international tourism competitiveness: A case of Jiansu Province / C. Shi [et al.] // Chinese
Geographical Science. 2007. Vol. 17(2). P. 173–178.
50
l!,! – значение показателя на уровне локальной территории (например, город,
село) в конкретной отрасли в последний исследуемый год;
l!,!!! – значение показателя на уровне локальной территории в конкретной
отрасли в первый исследуемый год;
NS! – национальный фактор (на уровне страны);
IM! – отраслевой фактор (рыночная конъюнктура);
RS! – региональный фактор (регион).
Для получения комплексной оценки эффективности реализации
социально-экономической политики в работе77 нами был введен еще один элемент
– локальный фактор (LS! ).
В предложенном виде обобщенная четырехфакторная модель
shift-share analysis имеет следующий вид:
∆l! = l!,! − l!,!!! = NS! + IM! + RS! + LS! , (1.11)
где LS! – локальный фактор (локальная территория).
Национальный фактор:
!! !!!!! (1.12)
NS! = l!,!!! × ,
!!!!

где l!,!!! – значение показателя на уровне муниципального образования в


конкретной отрасли в первый исследуемый год;
E! – значение показателя в целом по стране в последний исследуемый год;
E!!! – значение показателя в целом по стране в течение первого
исследуемого года.
Отраслевой фактор:
!!,! !!!,!!! !! !!!!! (1.13)
IM! = l!,!!! × !!,!!!
− !!!!
,

где E!,! – значение показателя на уровне страны в конкретной отрасли в


последний исследуемый год;

77
G. A. Khmeleva, K. S. Egorova Structural shift in a city labor market: globalization and local effects // Globalization and
its Socio-Economic Consequences 16th International Scientific Conference Proceedings. (Part II.). ZU – University of
Zilina, 5th – 6th October 2016, Rajecke Teplice, Slovak Republic. – 2016. – P. 855–863.
51
E!,!!! – значение показателя на уровне страны в конкретной отрасли в
первый исследуемый год.
Региональный фактор:
!!,! !!!,!!! !!,! !!!,!!! (1.14)
RS! = l!,!!! × − ,
!!,!!! !!,!!!

где e!,! – значение показателя на региональном уровне в конкретной отрасли


в последний исследуемый год;
e!,!!! – значение показателя на региональном уровне в конкретной отрасли в
первый исследуемый год.
Учитывая, что значения занятых на уровне страны и региона определяются
по балансу трудовых ресурсов, данная методика позволяет выявить скрытую
занятость в регионе, что является ее важным преимуществом.
Локальный фактор:
l!,! − l!,!!! e!,! − e!,!!! (1.15)
LS! = l!,!!! × − ,
l!,!!! e!,!!!
где l!,! , l!,!!! – численность занятых на локальной территории в конкретной
отрасли в текущем и базовом периодах соответственно.
Оценивается по показателю среднегодовой численности работников
организаций.
Тогда общее изменение численности занятых в муниципальном
образовании можно объяснить влиянием четырех эффектов:
∆!! = !"! + !"! + !"! + !"! . (1.16)
Эффект национального роста (!"! ) является частью изменения общей
занятости в стране. Эффект динамики в промышленности (!"! ) представляет
собой изменения, которые регион (муниципальное образование) испытал бы, если
бы анализируемый промышленный сектор вырос (или снизился) относительно
общенационального масштаба. Эффект региональных пропорций конкуренции
(!"! ) представляет собой разницу между фактическим изменением занятости в
секторе экономики региона и изменением аналогичного показателя на
национальном уровне. Если вектор региональных изменений согласуется с
52
национальными тенденциями на рынке труда, то !"! > 0. Эффект
территориальной конкурентоспособности (!"! ) является частью изменения
занятости в регионе и показывает, насколько экономика в исследуемых городах
отвечает региональным и национальным тенденциям. Сумма этих четырех
эффектов дает фактическое изменение занятости в промышленном секторе
региона за рассматриваемый период времени.
Применение метода shift-share analysis обосновано тем, что за многие годы
своего использования он 1) показал свою состоятельность, 2) позволяет выделить
все необходимые для исследования факторы, такие как национальный,
отраслевой, региональный, локальный. Основное преимущество
shift-share анализа заключается в том, что он позволяет решить проблему
выделения локального эффекта в изменении общей структуры занятых рабочих
мест78.
Выводы по первой главе.
Подводя итоги теоретико-методических основ исследования структуры
экономики, следует отметить, что обобщение работ отечественных и зарубежных
ученых показало, что уделяется значительное внимание исследованию факторов,
влияющих на эффективность структуры экономики. Однако недостаточный
состав критериев классификаций затрудняет учет специфики действия факторов в
ходе регулирования структурных сдвигов. Такая позиция потребовала пересмотра
управления муниципальным образованием, дополнения имманентных
компонентов экономических систем по пространственному признаку мандатным
компонентом.
Кроме того автором подчеркивается необходимость учета отраслевого
профиля при проведении активной структурной политики. Для этого была
введена авторская трактовка отраслевого профиля региона и определены его
целевые критерии.

78
Хмелева Г. А., Егорова К. С. Методические подходы к оценке эффективности региональной экономической
политики в муниципальных образованиях // Вестник Самарского муниципального института управления. 2015.
№ 4. С. 13–20.
53
2 АНАЛИЗ ИЗМЕНЕНИЙ В СТРУКТУРЕ ЭКОНОМИКИ РЕГИОНА
И МУНИЦИПАЛЬНЫХ ОБРАЗОВАНИЙ

2.1 Тенденции и факторы структурных сдвигов в экономике муниципальных


образований (на примере российских городов)

Одной из важнейших задач органов власти на региональном уровне


является обеспечение сбалансированного пространственного развития и
формирование эффективной структуры экономики в регионе. В связи с этим
необходимо выявить факторы активизации структурной политики, оценить
перспективные для развития виды деятельности в регионе, динамику
структурных сдвигов в низовом звене регионального хозяйства – муниципальных
образованиях и выявить наиболее активные из них, а также оценить
эффективность существующего механизма региональной структурной политики.
Предложенную нами выше четырехфакторную модель shift-share analysis
используем для выявления тенденций динамики в промышленности и факторов
влияния на эффективную структуру экономики. Основные тенденции
обрабатывающей и добывающей промышленности российских городов пяти
федеральных округов рассмотрим в период времени, когда российская экономика
пережила два важнейших экономических шока – кризис 2008 г. и введение
экономических санкций в 2014 г. В своем анализе мы идем «снизу вверх»,
т. е. аккумулируем данные по отдельным городам и сводим их воедино для
получения результатов по крупным территориям, таким как федеральные
округа79.
Охват исследования – 98 российских городов Северо-Запада, Приволжья,
Урала, Сибири и Дальнего Востока. Придерживаясь логики, что в течение года на
рынке труда уже начались посткризисные структурные изменения, за начальный
период расчетов принимается 2009 г. Расчеты проводятся за весь период

79
How industry reacts to shocks: case out of russian cities / G. A. Khmeleva [et al.] // Ekonomicko-manažérske spectrum.
2017. Vol. 11, Issue 1. P. 74–86.
54
2009–2015 гг. Источниками информации послужили общедоступные данные
Росстат Российской Федерации о среднегодовой численности работников
организаций по видам деятельности (без субъектов малого предпринимательства)
по Общероссийскому классификатору видов экономической деятельности
(ОКВЭД 2) ОК 029-2014.
Российские территории существенно различаются по плотности населения.
По официальным данным Росстат (2017), средняя плотность населения в России
составила 8,57 чел./км². Самая низкая плотность населения среди субъектов
Российской Федерации – в Чукотском автономном округе (0,07 чел./км²). Самая
высокая – в столице страны Москве (4834,31 чел./км²). Поскольку география
плотности населения по разным регионам и городам страны существенно
различается, то мы рассматривали динамику структурных сдвигов в процентах,
чтобы нивелировать влияние различий этого показателя по регионам. Кроме
анализа видов структуры по обрабатывающим и добывающим видам
деятельности, города разделены на два типа:
− центр региона – административный центр региона;
− периферия – все прочие города региона80.
Принято считать, что в административных центрах региона проживает
наиболее активная и профессиональная часть населения региона. Одновременно
развитие крупных городов, агломераций способствует опустыниванию
периферийных территорий. Так, Т.И. Герасименко отмечает усиление
диспропорции по линии северо-восток – юго-запад81. По мнению ученого,
произошел отток населения из зоны Севера, составлявшей к началу 1990-х годов
50 % территории СССР, или примерно 66 % территории России, с населением
немногим более 11 млн человек. В 1990-е годы произошел отток постоянного
населения и обезлюдели районы Дальнего Востока и Сибири. Впрочем, в
80
Khmeleva G. A., Egorova K. S. Structural shift in a city labor market: globalization and local effects // Globalization and
its Socio-Economic Consequences 16th International Scientific Conference Proceedings. (Part II.). ZU – University of
Zilina, 5th – 6th October 2016, Rajecke Teplice, Slovak Republic. 2016. P. 855–863.
81
Герасименко Т. И. Какие существенные изменения претерпела территориальная организация российского
общества за постсоветский период? Что в ней осталось неизменным? // Пространство современной России:
возможности и барьеры развития (размышления географов-обществоведов) / отв. ред. А. Г. Дружинин, В. А.
Колосов, В. Е. Шувалов. М.: Вузовская книга, 2012. С. 17–20.
55
2009–2015 годы активных перемещений занятого населения в географии России
уже не наблюдается. Разве что выделяется уменьшение численности занятых в
Приволжском федеральном округе (-2,8 %), видимо, в пользу роста данного
показателя в регионах центральной части страны (+2,13 %).
Исследуемые 98 городов Северо-Западного федерального округа,
Приволжского федерального округа, Уральского федерального округа,
Сибирского федерального округа и Дальневосточного федерального округа
разные как по численности, так и по уровню экономического развития. Среди
городов как лидеры по численности (Самара, Нижний Новгород, Челябинск
и др.), по заработной плате (Тюмень), так и небольшие города с невысоким
уровнем жизни и экономическими результатами (Курган, Великий Новгород,
Псков и др.).
В таблице 2.1 показаны результаты расчета структурных сдвигов в городах
по виду деятельности «обрабатывающие производства», показывающие
снижение численности занятых на обрабатывающих предприятиях во всех
анализируемых федеральных округах.
Национальный и отраслевой факторы примерно в равной степени
оказывают влияние на структурные сдвиги в исследуемых регионах. Не
наблюдается существенных различий во влиянии национального и отраслевого
факторов между периферийными городами и центрами регионов.
Самый высокий темп снижения занятых на предприятиях
обрабатывающего сектора наблюдается по городам Приволжского федерального
округа. Здесь численность работников предприятий промышленности снизилась
с 2009–2015 гг. на 14,35 % (или 173,263 тыс. чел.). При этом хуже всего показали
себя Нижний Новгород и Тольятти. И это несмотря на то, что здесь сосредоточен
значительный промышленный потенциал. Основная причина кроется в
устаревшей материально-технической базе многих предприятий
обрабатывающего сектора, низких темпах ее модернизации.
56
Таблица 2.1 – Структурные сдвиги в городах по виду деятельности
«обрабатывающие производства» в 2009–2015 гг., %
Федеральные округа (ФО) NS IM RS LS Итого
Дальневосточный ФО 1,44 -6,84 -2,07 -0,52 -7,99
Приволжский ФО 1,61 -7,01 -2,62 -6,33 -14,35
Северо-Западный ФО 1,44 -6,84 -1,02 -6,62 -13,03
Сибирский ФО 1,44 -6,84 -0,32 -7,31 -13,02
Уральский ФО 1,44 -6,84 2,94 -6,18 -8,63
Итого по всем городам 1,54 -6,93 -1,08 -6,27 -12,74
в том числе:
центры регионов
Дальневосточный ФО 1,44 -6,84 -3,49 10,94 2,05
Приволжский ФО 1,44 -6,84 -2,12 -2,79 -10,31
Северо-Западный ФО 1,44 -6,84 -5,32 -8,60 -19,31
Сибирский ФО 1,44 -6,84 0,11 -8,08 -13,37
Уральский ФО 1,44 -6,84 2,71 -5,17 -7,86
Итого по центрам регионов 1,44 -6,84 -1,09 -4,18 -10,67
периферии
Дальневосточный ФО 1,44 -6,84 -0,60 -12,46 -18,46
Приволжский ФО 1,92 -7,32 -3,49 -12,52 -21,41
Северо-Западный ФО 1,44 -6,84 4,77 -3,97 -4,60
Сибирский ФО 1,44 -6,84 -1,77 -4,69 -11,86
Уральский ФО 1,44 -6,84 3,25 -7,49 -9,64
Итого по перифериям 1,70 -7,10 -1,06 -9,94 -16,40
Источник: рассчитано автором по данным Федеральной службы государственной
статистики Российской Федерации.

В Приволжском федеральном округе структура городской экономики


соответствует региональным тенденциям в Оренбурге, Йошкар-Оле, Казани,
Чебоксарах, Ижевске и Уфе (приложение 1). На фоне общего снижения
численности занятых на предприятиях обрабатывающей промышленности в
Самаре (-4,616 тыс. чел.), Перми (-6,217 тыс. чел.), Пензе (-4,835 тыс. чел.),
сложившаяся экономическая конъюнктура в городах способствует расширению
обрабатывающего сектора – локальный фактор (LS) в этих городах
положительный.
57
Во всех городах Северо-Западного федерального округа структура
промышленности не соответствует современным тенденциям, что определило
уменьшение численности работников в этом секторе на 13,03 %. Усилия
региональных органов власти в большинстве случаев не являются
результативными или имеют малую силу воздействия. Исключение составляет
Санкт-Петербург, что объясняется не только влиянием управленческих решений
региональных властей города-региона, но и пространственным эффектом
моноцентрической городской агломерации, центром которой является
крупнейший после Москвы российский город-регион Санкт-Петербург.
Наибольший отток с предприятий промышленного сектора вследствие
влияния локального фактора наблюдается в Северодвинске (-1,689 тыс. чел.).
Основными производителями промышленной продукции Северодвинска
являются судостроительные и судоремонтные предприятия обрабатывающих
производств, входящие в состав АО «Объединенная судостроительная
корпорация». Фактор монопрофильной структуры экономики Северодвинска,
ориентированной на производство продукции судостроения и судоремонта,
вносит отрицательный вклад (-2,519 тыс. чел.). Положительное влияние
национального и регионального фактора связано с реализацией крупных
проектов по строительству судов и атомных подводных лодок для
Военно-морского флота, а также комплекса государственных мероприятий по
оздоровлению моногородов. Вместе с тем деятельность местных органов власти
не сказывается положительно на развитии промышленного сектора
Северодвинска (по данным на 2015 г.).
В структуре экономики городов Уральского федерального округа основной
удельный вес имеют обрабатывающие производства, темпы снижения которого
ниже, чем в среднем по стране и относительно равномерно распределены между
городами-центрами регионов и периферийными городами. В целом по
анализируемым городам Уральского федерального округа снижение числа
работников промышленных предприятий составило 8,63 %, или 35,46 тыс. чел.
(отрицательное влияние отраслевого фактора (-28,1 тыс. чел.), положительное
58
влияние регионального фактора (12,1 тыс. чел.), локальный фактор уменьшил
результирующий показатель на 25,38 тыс. чел.). Несмотря на общее снижение
численности работников предприятий обрабатывающего сектора, в Тобольске и
Новом Уренгое наблюдается увеличение показателя на 21 и 33 % соответственно.
В крупнейшем промышленном центре Уральского федерального округа
Екатеринбурге численность работников обрабатывающих производств вслед за
общерегиональной тенденцией сокращается. Причем основной отрицательный
вклад в это снижение внес локальный фактор. Значительное снижение числа
работников обрабатывающих производств наблюдается в Нижнем Тагиле,
Нижневартовске, Каменск-Уральском, в том числе и за счет локального фактора.
В городах Сибирского федерального округа снижение числа работников
промышленных предприятий составило 13,02 %, или 48,322 тыс. чел.
(отрицательное влияние отраслевого (-25,368 тыс. чел.), регионального
(-1,19 тыс. чел.) факторов, локальный фактор уменьшил результирующий
показатель на 27,108 тыс. чел.).
В городах Дальневосточного федерального округа снижение числа
работников промышленных предприятий составило 7,99 % (или 6,513 тыс. чел.),
в том числе под отрицательным влиянием отраслевого (-5,571 тыс. чел.),
регионального (-1,69 тыс. чел.) факторов, локальный фактор в свою очередь
уменьшил результирующий показатель на 0,425 тыс. чел. Несмотря на то, что
доля обрабатывающего сектора ниже среднероссийской, в отличие от других
регионов здесь, хотя и незначительное, но увеличение численности работников
2,05 % в городах – региональных центрах. Только в Петропавловске-Камчатском
рост работников организаций обрабатывающего сектора составил более
5 тыс. чел. и более тысячи человек во Владивостокском и Находкинском
городских округах.
Обобщение данных по городам, представленным выше, позволяет
заключить, что обрабатывающий промышленный сектор больше всего
сокращается в Приволжском федеральном округе, на 14,3 %. Далее следуют
Северо-Западный (без учета Санкт-Петербурга) и Сибирский федеральные
59
округа. В Уральском и Дальневосточном федеральных округах трудовой
потенциал промышленности сократился на 8,6 и 8 % соответственно.
В секторе добычи полезных ископаемых в целом по обследуемым городам
снижается численность работников организаций на 11,76% (таблица 2.2).
Самые высокие темпы прироста наблюдаются в Приволжском федеральном
округе (33,5 %), Дальневосточном федеральном округе (30,63%), за ними следует
Сибирский федеральный округ (10,79 %). Расширение сферы добычи полезных
ископаемых в Приволжском федеральном округе связано с развитием в
последние годы добычи и переработки нефти в Самарской и Оренбургской
областях, Республике Башкортостан.
Уральский федеральный округ располагает уникальным по запасам и
разнообразию природно-ресурсным потенциалом, развитым промышленным
комплексом, мощными, хотя и неравномерно развитыми, транспортной и
энергетической инфраструктурой, высокой долей экспортной продукции,
квалифицированными трудовыми ресурсами, разветвленной сетью
образовательных и научно-исследовательских центров.

Таблица 2.2 – Структурные сдвиги в городах по виду деятельности


«добыча полезных ископаемых» в 2009–2015 гг., %
Федеральные округа (ФО) NS IM RS LS Итого
Дальневосточный ФО 1,44 0,33 -4,08 32,95 30,63
Приволжский ФО 1,44 0,33 14,44 17,29 33,51
Северо-Западный ФО 1,44 0,33 -3,74 -44,72 -46,69
Сибирский ФО 1,44 0,33 -7,10 16,12 10,79
Уральский ФО 1,44 0,33 21,17 -52,91 -29,96
Всего по городам 1,44 0,33 13,61 -27,14 -11,76
в том числе:
центры регионов
Дальневосточный ФО 1,44 0,33 -3,86 51,93 49,84
Приволжский ФО 1,44 0,33 12,40 3,88 18,04
Северо-Западный ФО 1,44 0,33 -8,15 8,43 2,05
Сибирский ФО 1,44 0,33 6,13 83,62 91,52
60

Федеральные округа (ФО) NS IM RS LS Итого


Уральский ФО 1,44 0,33 -0,48 37,84 39,13
Итого по центрам регионов 1,44 0,33 8,43 18,14 28,33
периферии
Дальневосточный ФО 1,44 0,33 -5,63 -96,14 -100,00
Приволжский ФО 1,44 0,33 17,83 39,49 59,09
Северо-Западный ФО 1,44 0,33 -3,13 -52,10 -53,46
Сибирский ФО 1,44 0,33 -9,38 4,50 -3,12
Уральский ФО 1,44 0,33 21,68 -55,02 -31,57
Итого по перифериям 1,44 0,33 14,83 -37,74 -21,14
Источник: рассчитано автором по данным Федеральной службы государственной
статистики Российской Федерации.

Доля добычи полезных ископаемых в Уральском федеральном округе более


чем в два раза превышает средние по рассматриваемым регионам значения, но
существенно снижается с 4,62 % в 2009 г. до 3,42 % в 2015 г. При этом более
всего численность занятых в секторе добычи полезных ископаемых
увеличивалась в Нефтеюганске, Сургуте, Тюмени. Отрицательная динамика
характерна для традиционно нефте- и газодобывающих городов Нижневартовск,
Нягань, Когалым, Новый Уренгой. Прирост численности работников сектора в
Тюмени составил порядка 3 раз, что в конечном итоге и определило перевес в
приросте показателя.
Сибирский федеральный округ характеризуется высокими темпами
расширения сектора добычи полезных ископаемых в городах-центрах региона,
прирост численности работников в которых составил 91,52 % за анализируемый
период. Численность работников в обрабатывающем секторе сокращается, хотя и
темпами ниже, чем в среднем по стране. В результате доля численности
работников в обрабатывающем секторе снизилась, что отчасти компенсировано
добывающим сектором, но в основном расширением сектора торговли и услуг.
Среди городов Дальневосточного федерального округа увеличение рабочих
мест в добывающем секторе наблюдается только в Южно-Сахалинске.
В абсолютных значениях число работников предприятий по виду деятельности
«добыча полезных ископаемых» увеличилось на 2295 человек, или в 2,3 раза,
61
3"9, +=)+)/+-.).%&4 /&%*)=$47-(5" 9"+-(5" ,+&).47 (LS > 0). H *)$)#"
$%+=)&)1"(5 )U4+5 :)9=%(4; «?:+)( B"U-"*%2 G494-"#», «8%@%&4( ?("$#14»,
«D%2=$)9», «L)+("U-'» (FFF «LB-8%@%&4(9)$("U-"*%2») – )="$%-)$). 4
=)#$7#34:). :$,=(";64@ ("U-"*%2).5@ =$)":-). A%&'("*) H)+-):% L)++4;+:);
!"#"$%>44 «8%@%&4(-1» 4 «8%@%&4(-2». 8&"#,"- )-9"-4-', 3-) \1()-8%@%&4(+:
.().' 7.&7"-+7 #).)&'() =$4.&":%-"&'(59 /&%*)#%$7 $"%&42%>44 :$,=(5@
=$)":-)., . -)9 34+&" =) $%2$%/)-:" 9"+-)$)1#"(4; ,*&".)#)$)#()*) +5$'7 (%
:)(-4("(-%&'()9 6"&'U" F@)-+:)*) 4 Q=)(+:)*) 9)$";, K%-%$+:)*) =$)&4.%,
=$4&"*%0S"9 : )+-$)., 8%@%&4(. V% ="$4)# + 2008 *. 34+&"(()+-' (%+"&"(47
2#"+' ,."&434&%+' (% 18 947 3"&).":, 4&4 10,8 %, 4 +)+-%.4&% . 2016 *.
193 669 3"&).":.
B% $4+,(:" 2.1 =$"#+-%.&"() 429"("(4" 34+&"(()+-4 $%/)-(4:).
)/$%/%-5.%0S"; 4 #)/5.%0S"; =$)956&"(()+-4 . 2009–2015 **., %.

R$%&'+:4; !F
-29,96
-8,63

84/4$+:4; !F
10,79
-13,02

-46,69 8"."$)-V%=%#(5; !F
-13,03

33,51 Y$4.)&1+:4; !F
-14,35

30,63 A%&'(".)+-)3(5; !F
-7,99

A)/53% =)&"2(5@ 4+:)=%"95@ F/$%/%-5.%0S%7 =$)956&"(()+-'

L4+,(): 2.1 – J29"("(4" 34+&"(()+-4 $%/)-(4:). )/$%/%-5.%0S"; 4


#)/5.%0S"; =$)956&"(()+-4 . 2009–2015 **., %
J+-)3(4:: $%++34-%() %.-)$)9 =) #%((59 !"#"$%&'(); +&,1/5 *)+,#%$+-."(();
+-%-4+-4:4 L)++4;+:); !"#"$%>44.
62
В Дальневосточном, Сибирском и Приволжском федеральных округах
наблюдается расширение сектора добычи полезных ископаемых, в то время как
Северо-Западный и Уральский федеральные округа сокращают трудовые ресурсы
добывающей промышленности. Обрабатывающий сектор сокращается в целом по
всем анализируемым городам.
Массив данных по 98 различным городам позволил провести оценку
корреляционных связей между национальным, отраслевым, региональным и
локальным факторами и общим изменением числа занятых в организациях в
промышленности (таблица 2.3).

Таблица 2.3 – Коэффициент корреляции между факторами и общим изменением


числа занятых в организациях
Виды деятельности NS IM RS LS
Обрабатывающие производства -0,671 0,738 0,591 0,875
Добыча полезных ископаемых -0,625 -0,625 -0,540 0,956
Центры регионов -0,992 0,992 0,664 0,961
Периферии -0,969 0,977 -0,349 0,989
В целом -0,620 0,652 0,421 0,842
Источник: рассчитано автором по данным Федеральной службы государственной
статистики Российской Федерации.

Как в целом, так и в разрезе видов деятельности наблюдается сильное


влияние локального фактора на изменение числа занятых на предприятиях (>0,7),
в то время как влияние национального, отраслевого и регионального факторов
является умеренным (0,5 до 0,7). Отрицательное значение коэффициента
корреляции при NS автор склонен объяснить скорее противоположной
направленностью тенденций на национальном уровне и в исследуемых городах.
Хотя допускаем, что этот вопрос требует дополнительных обсуждений, равно как
и высокая корреляционная связь между локальным фактором и динамикой
численности работников организаций.
Рисунки 2.2 и 2.3 позволяют оценить силу влияния национального,
отраслевого, регионального и локального факторов в региональном разрезе.
Общая динамика численности работников организаций промышленного сектора
63
):%25.%"-, @)-7 4 ("2(%34-"&'()", () =)&)14-"&'()" .&47(4" .) .+"@
=$"#+-%.&"((5@ ):$,*%@. H $%2$"2" U%:-)$). (%4/)&'6,0 +4&, .&47(47 2%3%+-,0
49"0- )-$%+&".); (IM) 4 &):%&'(5; (LS) U%:-)$5.

A -);@;C9-O5B5?8=G N# B - 1C>@96Q:2>G N#

LS LS

RS RS

IM IM

NS NS

C - ,C567:2>G N# D - )>E>C:2>G N#

LS
LS
RS
RS
IM
IM
NS
NS

E - P5678;@9:39F8=G N#

LS

RS

IM

NS

L4+,(): 2.2 – 8-$,:-,$% .&470S4@ U%:-)$). =) .4#, #"7-"&'()+-4


«)/$%/%-5.%0S4" =$)42.)#+-.%» =) U"#"$%&'(59 ):$,*%9
J+-)3(4:: $%++34-%() %.-)$)9 =) #%((59 !"#"$%&'(); +&,1/5 *)+,#%$+-."(();
+-%-4+-4:4 L)++4;+:); !"#"$%>44.

& - );@;C9-O5B5?8=G N# %-1C>@96Q:2>G N#

LS LS

RS RS

IM IM

NS NS
64

C - Уральский ФО D-Сибирский ФО

LS LS

RS RS

IM IM

NS NS

E-Дальневосточный ФО

LS

RS

IM

NS

Рисунок 2.3 – Структура влияющих факторов по виду деятельности


«добыча полезных ископаемых» по федеральным округам
Источник: рассчитано автором по данным Федеральной службы государственной
статистики Российской Федерации.

Накопленный эффект региональных пропорций в городах по виду


деятельности «обрабатывающие производства» имеет отрицательное значение
(RS < 0) в Северо-Западном, Приволжском, Сибирском и Дальневосточном
федеральных округах. Исключением является Уральский федеральный округ, в
котором значение регионального фактора положительное.
Анализируя силу влияния четырех факторов на динамику занятых по виду
деятельности «добыча полезных ископаемых» в разрезе федеральных округов,
можно отметить значимое влияние локального фактора.
Тенденции к росту занятости в добыче полезных ископаемых, хотя и
незначительные, задают национальный и отраслевой факторы во всех
исследуемых федеральных округах. Локальный и региональный факторы оказали
отрицательное влияние в Северо-Западном федеральном округе.
Разнонаправленная динамика по локальному и отраслевому факторам
65
наблюдается в Уральском, Сибирском, Дальневосточном федеральных округах.
Данные факторы оказали положительное влияние на занятость в секторе добычи
полезных ископаемых консолидировано лишь в Приволжском федеральном
округе.
Проведенный анализ показывает, что сырьевой сектор продолжает быть
основой экономического роста России, что создает новые угрозы для
устойчивости ее экономики в условиях санкций и снижения цен на
углеводороды. Отраслевые тенденции также имеют объективно общий характер,
но вносят отрицательный вклад в динамику числа рабочих мест в
промышленности. Это можно связать с неудовлетворительной структурой
экономики в российских городах, общим состоянием промышленного
потенциала, причем сила этого влияния достигает, на наш взгляд, критических
значений. Расчеты подтверждают жизненную необходимость структурных
реформ, решения задач опережающего научно-технологического развития
российской экономики. Необходимы меры экономической политики,
направленные на снижение сырьевой зависимости российской экономики.
В периферийных городах отток из сектора промышленности выше, чем в
административных центрах. Эффект территориальной конкурентоспособности
демонстрирует значительную силу влияния на структурные сдвиги в
добывающем и обрабатывающем секторах, что свидетельствует о том, что роль
местных органов власти в развитии промышленности существенно выше, чем
принято считать82. Возможно, следует адресно подходить к наделению
полномочиями органов местной власти и предоставить возможность наиболее
активным лидерам городов брать на себя решение более значимых вопросов, чем
благоустройство территории, поддержка малого бизнеса и местных промыслов.
Это похоже на «двухскоростную модель» полномочий, где первая скорость –
узкий базовый перечень полномочий, а вторая, более высокая, – полномочия
местной власти, позволяющие влиять на средние и крупные предприятия

82
Хмелева Г. А., Егорова К. С. Роль муниципалитетов в формировании структуры экономики локальных
территорий // Экономика: вчера, сегодня, завтра. 2016. № 8. С. 202–212.
66
промышленности83. Например, в случае их упадка, что важно во время санкций,
предоставлять преференции, налоговые льготы. Это может быть особенно важно
для крупных и географически удаленных от центра страны территорий. Трудно
подвергать сомнению тот факт, что полномочия местной власти должны не
только не препятствовать развитию и процветанию центральных и периферийных
городов, но и быть нацелены на их развитие независимо от географического
положения84.

2.2 Анализ динамики структуры экономики Самарской области

Структурный анализ необходимо провести с целью выявления взаимосвязи


между системными параметрами и факторами, обусловливающими изменение
соотношения отдельных частей структуры экономики как системы.
Самарская область – субъект Российской Федерации, находится в
юго-восточной части страны, входит в состав Приволжского федерального округа
и Волго-Камскую промышленную зону Поволжского экономического района.
Область занимает 5,2 % территории Приволжского федерального округа и
0,3 % всей территории страны, на 1 января 2017 года численность населения –
2,2 % Российской Федерации и 10,8 % Приволжского федерального округа. Для
региона характерен высокий уровень урбанизации (80,2 % – городское
население), что обусловило развитие агломерационных процессов, и прежде
всего двухядерной Самаро-Тольяттинской агломерации, в которой проживает
85 % населения региона.

83
The regional allocation of labor resources in the context of economic restructuring and renewal: using a case from Russia
/ G. Khmeleva [et al.] // Problems and Perspectives in Management. 2017. Volum. 15, Issue 3. P. 377–393.
84
Егорова К. C., Викторова С. П. Анализ проблем и перспективы социально-экономического развития Самарской
области в условиях рыночной экономики // Экономика и управление: новые вызовы и перспективы: сб. ст.
VI международной заочной научно-практической конференции / Поволжский гос. ун-т сервиса. – Тольятти: Изд-во
ПВГУС, 2014. 262 с. С. 12–15.
67
Самарская область занимает одно из ведущих мест в экономике страны.
В 2016 году регион занимал 12-е место по числу жителей, 8-е место по числу
компаний, 9-е место по выручке и прибыли организаций85.
Выбор для анализа направлений структурных изменений на примере
Самарской области обоснован следующим:
− область характеризуется высоким уровнем научно-технического
потенциала, представленным профессиональными кадрами, сильной вузовской
наукой, значимой материально-технической промышленной базой;
− старопромышленный профиль региона обозначил в последние годы
пределы технической эффективности и отставание региона по ключевым
параметрам конкурентоспособности (снижаются инвестиции в основной капитал,
объемы инновационной продукции, наметился отток населения), что обострило
необходимость выявления инновационного вектора развития имеющихся
отраслей и поиска путей формирования отраслей новой экономики как точек
роста инновационной экономики в регионе.
В последние десятилетия экономика Самарской области развивалась
неравномерно. На рисунке 2.4 представлена динамика индексов производства за
период 2000–2016 годов.
С 2005 года наблюдается устойчивый рост добычи полезных ископаемых с
темпами, превышающими уровни обрабатывающего сектора в аналогичные
периоды. В 2016 году накопленный рост добычи полезных ископаемых составил
205 %, в то время как в обработке – 114,2 %. Производство и распределение
электроэнергии, газа и воды показало снижение – 88 %. В результате усредненное
значение роста производства в 2016 году составило 133,3 %.

85
Статистика организаций. СПАРК-Интерфакс. URL: http://spark-interfax.ru/ru/statistics/region/36000000000 (дата
обращения: 12.07.2018).
68

Рисунок 2.4 – Динамика индексов производства (в процентах; 2000 = 100)


Источник: Самарастат86.

Сложившаяся тенденция обусловила изменения в структуре экономики


Самарской области в период «до санкций» и «после санкций» (таблица 2.4).

Таблица 2.4 – Динамика структуры валового регионального продукта Самарской


области (в основных ценах)
Изменение
Наименование 2008 г. 2013 г. 2016 г. 2013 г. 2016 г.
к 2008 г. к 2013 г.
Валовой региональный продукт! 100 100 100 - -
в том числе:
сельское хозяйство, охота и лесное
4,4 4,6 5,5 0,2 0,9
хозяйство, рыболовство, рыбоводство
добыча полезных ископаемых 9,9 13,3 15,2 3,4 1,9
обрабатывающие производства 25,9 24,6 22,3 -1,3 -2,3

86
Добыча полезных ископаемых, обрабатывающие производства, производство и распределение электроэнергии,
газа и воды. URL: http://samarastat.gks.ru/wps/wcm/connect/rosstat_ts/samarastat/ru/statistics/enterprises/ (дата
обращения: 16.07.2018).
69
Изменение
Наименование 2008 г. 2013 г. 2016 г. 2013 г. 2016 г.
к 2008 г. к 2013 г.
производство и распределение
3,2 4,7 4,1 1,5 -0,6
электроэнергии, газа и воды
строительство 5,6 6,4 5,3 0,8 -1,1
оптовая и розничная торговля; ремонт
автотранспортных средств, мотоциклов,
13,7 12,1 10,9 -1,6 -1,2
бытовых изделий и предметов личного
пользования
гостиницы и рестораны 1,1 1,1 0,9 0 -0,2
транспорт и связь 15,9 8,7 9,3 -7,2 0,6
финансовая деятельность 0,2 0,5 0,4 0,3 -0,1
операции с недвижимым имуществом,
9,9 11,1 14,1 1,2 3
аренда и предоставление услуг
государственное управление и
обеспечение военной безопасности; 3,8 4,6 4,1 0,8 -0,5
обязательное социальное обеспечение
образование 2,7 3,3 3,0 0,6 -0,3
здравоохранение и предоставление
2,8 3,7 3,8 0,9 0,1
социальных услуг
предоставление прочих коммунальных,
1,0 1,1 1,0 0,1 -0,1
социальных и персональных услуг
Источник: рассчитано автором по данным Самарастат.

Данные таблицы 2.4 показывают, что в 2008–2013 годы были отмечены


структурные сдвиги расширения, в том числе сельского хозяйства и добычи
полезных ископаемых при одновременном сокращении доли обрабатывающего
сектора.
В 2013–2016 годы рост доли в валовой добавленной стоимости сельского
хозяйства и добычи полезных ископаемых продолжился за счет снижения долей
стоимости строительства, оптовой и розничной торговли, гостиниц и ресторанов,
государственного управления.
На рисунке 2.5 представлено сравнение структуры валового регионального
продукта Самарской области со средними значениями по Российской Федерации
по отдельным видам деятельности в 2016 году.
70

Предоставление прочих коммунальных, социальных и 1,0


персональных услуг 1,7

Здравоохранение и предоставление социальных услуг 3,8


4,0

Образование 3,0
3,0
Государственное управление и обеспечение военной 4,1
безопасности; социальное страхование 4,9
Операции с недвижимым имуществом, аренда и 14,1
предоставление услуг 14,6
0,4
Виды деятельности

Финансовая деятельность 0,5

Транспорт и связь 9,3


9,5

Гостиницы и рестораны 0,9


1,1
Оптовая и розничная торговля; ремонт автотранспортных 10,9
средств, мотоциклов, бытовых изделий и предметов личного 16,9

Строительство 5,3
6,3

Производство и распределение электроэнергии, газа и воды 4,1


3,9

Обрабатывающие производства 22,4


17,3

Добыча полезных ископаемых 15,2


10,9

Сельское хозяйство, охота и лесное хозяйство 5,5


5,1

0,0 5,0 10,0 15,0 20,0 25,0


%
Самарская область РФ

Рисунок 2.5 – Структура валового регионального продукта Самарской области


и Российской Федерации в 2016 году, %
Источник: Росстат. Структура валового регионального продукта в 2016 г.
URL: http://www.gks.ru/wps/wcm/connect/rosstat_main/rosstat/ru/statistics/accounts/#

На рисунке видно, что доля Самарской области в сравнении со средними


значениями по Российской Федерации выше в обрабатывающем производстве,
добыче полезных ископаемых и незначительно в сельском хозяйстве. По данным
СПАРК-Интерфакс, в 2016 году Самарская область занимала 9-е место в России
по совокупной выручке обрабатывающих предприятий с общим объемом
892,7 млрд руб., их доля составила 2,81 %. По выручке добывающих предприятий
Самарская область находится на 11-м месте с общим объемом 323,8 млрд руб.
между Иркутской областью и Пермским краем. В Самарской области добывается
порядка 16,5 млн тонн нефти в год. Совокупная прибыль добывающих
71
предприятий 85 млрд руб. позволила занять региону 9-е место среди прочих
субъектов Российской Федерации.
Основу экономики Самарской области составляет мощный промышленный
комплекс, включающий более 500 крупных и средних промышленных
организаций, а также около 5 тысяч малых предприятий. Промышленную
специализацию Самарской области определяет продукция машиностроения,
химии и нефтехимии, авиакосмического машиностроения, электроэнергетики.
Высокая концентрация производства на крупных предприятиях повышает
риски для всей отрасли в случае негативного влияния глобальных рисков,
конъюнктуры или действий конкурентов. Так, сокращение обрабатывающего
сектора в 2014 году связано со снижением спроса на продукцию и, как следствие,
нестабильным производством транспортных средств и оборудования, прежде
всего ПАО «АВТОВАЗ».
Анализируя динамику индекса производства машин и оборудования на
рисунке 2.6, можно отметить быструю адаптацию отрасли в 2015–2016 годы.

140

116,8 115,8
120 107,9
102,2 103,3 104
96,7 93,8
100

80
%

80,4
73,5
60 68,5

40

20

0
2006 2007 2008 2009 2010 2011 2012 2013 2014 2015 2016
Годы

Рисунок 2.6 – Индекс производства машин и оборудования, %


72
H 2016 *)#, $)+- =$)42.)#+-.% 9%64( 4 )/)$,#).%(47 +)+-%.4& 116 %.
Y)&)14-"&'()" .&47(4" ):%2%&) .)++-%().&"(4" =$)#%1 YEF «EHKFHEV»,
,."&43"(4" )/T"9). =$)42.)#+-.% +"&'+:)@)27;+-."((); -"@(4:4. F#(%:) -"9=5
$)+-% =$)42.)#+-.% 9%64( 4 )/)$,#).%(47 (41", 3"9 =) #$,*49 .4#%9
=$)956&"(()*) =$)42.)#+-.%.
B"+9)-$7 (% +):$%S"(4" . 2016 *. =$)42.)#+-.% -$%(+=)$-(5@ +$"#+-. 4
)/)$,#).%(47 . +-$,:-,$" =$)956&"(()*) =$)42.)#+-.% )() 2%(49%"- )+().()"
9"+-) + ,#"&'(59 ."+)9 33 %. F#(%:) (")/@)#49) )-9"-4-', 3-) 2% 10 &"- <-%
#)&7 +(424&%+' (% 11,7 %.
B% $4+,(:%@ 2.7 4 2.8 9)1() .4#"-' 429"("(47 . +-$,:-,$" =$)956&"(()*)
=$)42.)#+-.% . 2006–2016 *)#5.

Y$)42.)#+-.) -$%(+=)$-(5@ +$"#+-. 4


)/)$,#).%(47

C4943"+:)" =$)42.)#+-.)
4,8%
3,7%
4,7%
Y$)42.)#+-.) :):+% 4 ("U-"=$)#,:-).

5,7%
N"-%&&,$*43"+:)" =$)42.)#+-.) 4
=$)42.)#+-.) *)-).5@ 9"-%&&43"+:4@
42#"&4;
8,1% 45,4%
Y$)42.)#+-.) =4S".5@ =$)#,:-)., .:&03%7
(%=4-:4, 4 -%/%:%

Y$)42.)#+-.) <&":-$))/)$,#).%(47,
8,2%
<&":-$)(()*) 4 )=-43"+:)*) )/)$,#).%(47

Y$)42.)#+-.) $"24().5@ 4 =&%+-9%++).5@


42#"&4;
9,4%
Y$)42.)#+-.) 9%64( 4 )/)$,#).%(47
10,0%

Y$)42.)#+-.) =$)34@ -).%$).

L4+,(): 2.7 – 8-$,:-,$% =$)956&"(()*) =$)42.)#+-.%


8%9%$+:); )/&%+-4 . 2006 *., %

H 2006 *)#, . +-$,:-,$" <:)()94:4 8%9%$+:); )/&%+-4 #)&7 -$%(+=)$-(5@


+$"#+-. 4 )/)$,#).%(47 +)+-%.&7&% 45,4 %, @4943"+:)*) =$)42.)#+-.% – 10 %,
73
=$)42.)#+-.% :):+% 4 ("U-"=$)#,:-). – 9,4 %, =$)42.)#+-.% =4S".5@ =$)#,:-).
– 8,1 %.
H 2016 *)#, (%/&0#%"-+7 +(41"(4" 2%.4+49)+-4 $"*4)(%&'(); <:)()94:4
)- $"2,&'-%-). %.-)=$)9%.

Y$)42.)#+-.) -$%(+=)$-(5@ +$"#+-. 4


)/)$,#).%(47

C4943"+:)" =$)42.)#+-.)
7,9%

3,7%
Y$)42.)#+-.) :):+% 4 ("U-"=$)#,:-).
3,7%

33,0%
6,8% N"-%&&,$*43"+:)" =$)42.)#+-.) 4
=$)42.)#+-.) *)-).5@ 9"-%&&43"+:4@
42#"&4;
Y$)42.)#+-.) =4S".5@ =$)#,:-)., .:&03%7
(%=4-:4, 4 -%/%:%
10,4%

Y$)42.)#+-.) <&":-$))/)$,#).%(47,
<&":-$)(()*) 4 )=-43"+:)*) )/)$,#).%(47

Y$)42.)#+-.) $"24().5@ 4 =&%+-9%++).5@


13,5% 42#"&4;
15,3%

5,7% Y$)42.)#+-.) 9%64( 4 )/)$,#).%(47

Y$)42.)#+-.) =$)34@ -).%$).

L4+,(): 2.8 – 8-$,:-,$% =$)956&"(()*) =$)42.)#+-.%


8%9%$+:); )/&%+-4 . 2016 *)#,, %

A4."$+4U4:%>47 =$)956&"(()*) =$)42.)#+-.% 8%9%$+:); )/&%+-4


=$)7.&7"-+7 . ,."&43"(44 #)&4 =$)42.)#+-.% =4S".5@ =$)#,:-)., @4944 4
("U-"@4944, 9"-%&&,$*43"+:)*) =$)42.)#+-.% 4 =$)42.)#+-.% *)-).5@
9"-%&&43"+:4@ 42#"&4;.
B% $4+,(:" 2.9 =$"#+-%.&"(5 /5+-$)$%+-,S4" .4#5 #"7-"&'()+-4.
H 2006–2016 *)#5 (%:)=&"((5; $)+- #)/534 -)=&4.()-<("$*"-43"+:4@ =)&"2(5@
4+:)=%"95@ +)+-%.4& 346 %, =$)42.)#+-.% =4S".5@ =$)#,:-)., .:&03%7 (%=4-:4,
74
4 -%/%:% – 342 %. 8-%/4&'(5; $)+- .56" +$"#(4@ =) $"*4)(, 2(%3"(4;, % -%:1"
=).56"(4" ,#"&'()*) ."+% . +-$,:-,$" <:)()94:4 =)2.)&4&4 .5."+-4 ,:%2%((5"
.4#5 #"7-"&'()+-4 . 34+&) (%4/)&"" 2(%3495@ #&7 $"*4)(%.

400 346,47
350
300 342,61
316,10
250
%

200
150
100
50
0
2006 2007 2008 2009 2010 2011 2012 2013 2014 2015 2016
D)#5

A)/53% -)=&4.()-<("$*"-43"+:4@ =)&"2(5@ 4+:)=%"95@


Y$)42.)#+-.) =4S".5@ =$)#,:-)., .:&03%7 (%=4-:4, 4 -%/%:%
C4943"+:)" =$)42.)#+-.)

L4+,(): 2.9 – [5+-$)$%+-,S4" .4#5 <:)()943"+:); #"7-"&'()+-4


8%9%$+:); )/&%+-4 (2006 *. = 100 %)
J+-)3(4:: $%++34-%() %.-)$)9 =) #%((59 8%9%$%+-%-.

Y$4 .5+):4@ -"9=%@ $)+-% #)/534 =)&"2(5@ 4+:)=%"95@ )/$%/%-5.%0S4;


+":-)$ )+-%"-+7 . $"*4)(" #)94(4$,0S49.
H%1(";649 U%:-)$)9 U)$94$).%(47 <UU":-4.(); +-$,:-,$5 <:)()94:4
7.&7"-+7 )/().&"(4" 9%-"$4%&'()--"@(43"+:); /%25. Y)<-)9, (")/@)#49)
$%++9)-$"-' #4(%94:, +-)49)+-4 4 )/().&"(47 )+().(5@ U)(#). (-%/&4>% 2.5).

K%/&4>% 2.5 – A%((5" )/ )+().(5@ U)(#%@ 8%9%$+:); )/&%+-4 . 2007–2016 *)#5


Y):%2%-"&4 2007 *. 2010 *. 2011 *. 2012 *. 2013 *. 2014 *. 2015 *. 2016 *.
F+().(5" U)(#5
=) =)&(); ,3"-();
1333971!1775376!2005380!2173528!2342741!2522834!2735586!3012202!
+-)49)+-4 (% :)(">
*)#%, 9&( $,/. !
75
Показатели 2007 г. 2010 г. 2011 г. 2012 г. 2013 г. 2014 г. 2015 г. 2016 г.
Индекс
физического
объема основных
фондов, в
102,0! 102,0! 102,2! 102,4! 102,7! 102,9! 102,8! 102,9!
сопоставимых
ценах, в процентах
к предыдущему
году!
Соотношение
коэффициентов
9! 7! 6,3! 6,6! 7,0! 6,5! 4,3! 5,9!
обновления и
выбытия, раз!
Степень износа
основных фондов
50,3! 51,8! 51,9! 52,0! 51,8! 51,4! 51,2! 51!
на конец года, в
процентах!
Источник: сборники Росстат «Регионы России», Самарастат, расчеты автора.

Расчет соотношения коэффициентов обновления и выбытия указывает на


расширение производственного потенциала региона. Одновременно наблюдаются
недостаточные темпы обновления основных фондов. В 2016 году износ основных
фондов в Самарской области на 2,9 % выше, чем в среднем по стране. Для
сравнения, износ основных фондов в Республике Татарстан – 45,2 %, в
Ульяновской области – 48,3 %.
Отраслевой разрез анализа износа основных фондов по некоторым видам
экономической деятельности представлен в таблице 2.6.
Наибольшим износом в Самарской области характеризуется производство
по сравнению со сферой услуг. Так, в обработке степень износа достигла 56,9 %, в
добыче и строительстве – 54,1 %. Наиболее интенсивное наращение
материально-технической базы наблюдается в строительстве и добыче полезных
ископаемых. Отметим, что в 2016 году в добыче полезных ископаемых,
строительстве было введено порядка 10 % новых основных фондов. В
обрабатывающем секторе отметим низкий уровень ввода (5 %) и выбытия (0,9 %)
основных фондов. Несмотря на близкие значения соотношения коэффициентов
обновления и выбытия в обработке и финансовой деятельности следует отметить
разное качество данного показателя. Так, в финансовой деятельности
76
наблюдается интенсивный ввод новых основных фондов (11 %) и их выбытие
(2,2 %). Действие государственных программ по модернизации сельского
хозяйства позволили улучшить качество материально-технической базы в этой
сфере.

Таблица 2.6 – Отраслевой разрез износа основных фондов в 2016 году


Виды экономической деятельности

хозяйство, охота и

Обрабатывающие
Добыча полезных
лесное хозяйство

Строительство
производства

деятельность
ископаемых

Финансовая
Показатели Сельское

Соотношение коэффициентов 4,5 14,1 5,8 13,4 5


обновления и выбытия, раз
Степень износа на конец года, % 48,4 54,1 56,9 54,1 39,3

Одной из причин неудовлетворительного обновления основных фондов


является снижение в последние годы инвестиций в основной капитал
(рисунок 2.10).
Интенсивное снижение инвестиций в основной капитал приходится на
2015–2016 годы, что связано с общероссийской тенденцией удорожания заемных
средств и санкционным давлением. Следует отметить некоторое выравнивание
динамики в 2017 – начале 2018 года. Однако рост еще не достигает
положительных значений, что скорее мы склонны связать с общим снижением
инвестиционной привлекательности российской экономики для зарубежных
инвесторов в связи с санкциями, недостаточными инвестиционными
возможностями отечественных инвесторов и в этой связи усилением конкуренции
среди регионов за инвестора.
77

350 139,7 135,5 160


300 123,8 140
111,5 109,1 114,8 114,5
250 93,6 95,9 95,5 120
88,3
млрд руб. 200 72 78,3 100

%
80
150
60
100 40
50 20
0 0
Годы

Инвестиции в основной капитал в фактических ценах, млрд.руб.

Инвестиции в основной капитал в сопоставимых ценах, % к предыдущему году

Рисунок 2.10 – Динамика инвестиций в основной капитал в Самарской области


Источник: данные об инвестициях Самарастат.

Не останавливаясь подробно на проблемах инвестиционной


привлекательности (это одна из важнейших тем и требует отдельного детального
анализа), в соответствии с целью нашего исследования перейдем к анализу более
глубоких изменений в структуре экономики Самарской области для выявления
перспективных направлений развития экономики.
Для количественной оценки структурных изменений можно
воспользоваться показателем эластичности роста, предложенным
Л.Н. Булгаковой и К.А. Бостановым87.
Анализ структурных изменений с применением показателя эластичности
роста позволяет дать количественную оценку динамики структурных сдвигов в
валовом региональном продукте с учетом вклада в общий объем производства, а
также выявить более глубокие процессы структурных сдвигов в разрезе видов
деятельности, укрупненных групп производства по виду деятельности
«обрабатывающие производства».

87
Булгакова Л. Н., Бостанов К. А. Методика оценки отраслевой эластичности роста экономики // Региональная
экономика: теория и практика. 2007. № 4(43). С. 83–87.
78
Для этого сначала рассчитаем показатель эластичности роста для
укрупненных групп видов деятельности как изменение отношений темпов
прироста выпуска по видам деятельности к доле этого вида в общем валовом
региональном продукте.
Затем проведем более глубокий анализ по виду деятельности
«обрабатывающие производства» и рассчитаем эластичность роста отдельных
групп продукции как отношение суммы темпов прироста их объема к общему
объему выпуска обрабатывающих производств за каждый период.
Результаты расчета показателей эластичности, описанных в п. 1.3
диссертации, представлены в таблице 2.7.

Таблица 2.7 – Показатели эластичности, Самарская область


Годы
Виды экономической деятельности
2013–2012 2014–2013 2015–2014 2016–2015
Сельское хозяйство, охота и лесное хозяйство! 1,078! 1,051! 0,901! 1,303!
Рыболовство, рыбоводство! 0,627! 0,714! 1,124! 1,116!
Добыча полезных ископаемых! 0,823! 1,191! 1,141! 0,872!
Обрабатывающие производства! 0,990! 0,947! 0,898! 0,906!
Производство и распределение
1,088! 0,685! 1,084! 1,141!
электроэнергии, газа и воды!
Строительство! 1,277! 1,097! 0,655! 0,712!
Оптовая и розничная торговля; ремонт
автотранспортных средств, мотоциклов,
1,087! 0,910! 0,774! 1,156!
бытовых изделий и предметов личного
пользования!
Гостиницы и рестораны! 1,096! 1,128! 0,706! 0,842!
Транспорт и связь! 0,746! 1,018! 1,246! 0,986!
Финансовая деятельность! 0,841! 1,038 0,658! 2,126!
Операции с недвижимым имуществом,
1,143! 0,875! 1,097! 1,243!
аренда и предоставление услуг !
Государственное управление и обеспечение
военной безопасности; обязательное 1,021! 0,919! 0,912! 1,057!
социальное обеспечение!
Образование! 1,074! 0,941! 0,928! 0,991!
Здравоохранение и предоставление
1,032! 0,992! 0,991! 1,056!
социальных услуг !
Предоставление прочих коммунальных,
0,997! 0,930! 0,826! 1,079!
социальных и персональных услуг !
79
Данные расчета позволяют сделать следующие выводы. Судя по структуре,
экономика Самарской области в целом является сбалансированной и отвечает
общероссийским тенденциям. Как и в целом по стране, в 2015–2016 годы здесь
более активно развивается сельское хозяйство. Следует отметить значительные
резервы его развития в Самарской области, поскольку здесь имеется 227,5 тыс. га
свободных земель сельскохозяйственного назначения.
В ключевом для Самарской области обрабатывающем секторе наблюдается
отрицательная эластичность, что говорит о необходимости разработки срочных
мер по стимулированию производства перспективных для региона видов
промышленной продукции.
Динамичное развитие сферы услуг в регионе позволяет обеспечить
сбалансированную структуру экономики. В этой связи можно отметить высокую
эластичность операций с недвижимым имуществом, аренды и предоставления
услуг, обусловленную увеличением доли сектора и динамичными темпами роста.
Высокую эластичность финансовых услуг после спада в 2014–2015 гг. обусловили
темпы роста 126 %.
В таблице 2.8 представлены коэффициенты динамики налоговых
поступлений в разрезе видов экономической деятельности. Способ расчета
показателя предложен и описан в п. 1.3 диссертации.

Таблица 2.8 – Коэффициенты динамики налоговых поступлений в бюджетную


систему Российской Федерации в разрезе видов деятельности, Самарская область
Налоговые
Годы поступления
Виды деятельности в 2016 г.
2013–2012 2014–2013 2015–2014 2016–2015 млн руб. %
Сельское хозяйство, охота и
2,437! 1,672! 1,447! 1,463! 1391,4! 0,42!
лесное хозяйство
Рыболовство, рыбоводство
0,852! 1,203! 1,347! 0,654! 11,008! 0,003!
!
Добыча полезных
0,985! 1,114! 1,100! 0,974! 112266,9! 33,73!
ископаемых!
Обрабатывающие
1,062! 0,847! 0,917! 1,231! 99574,1! 29,9!
производства!
Производство и
распределение 1,140! 1,207! 1,151! 0,805! 8616,4! 2,59!
электроэнергии, газа и воды!
80
Налоговые
Годы поступления
Виды деятельности в 2016 г.
2013–2012 2014–2013 2015–2014 2016–2015 млн руб. %
Строительство! 1,221! 1,195! 1,077! 1,040! 9827,4! 2,95!
Оптовая и розничная
торговля; ремонт
автотранспортных средств,
1,002! 1,049! 1,091! 1,071! 22396,5! 6,73!
мотоциклов, бытовых
изделий и предметов
личного пользования!
Гостиницы и рестораны! 1,201! 0,990! 1,038! 1,081! 1101,7! 0,33!
Транспорт и связь! 0,981! 0,982! 0,833! 1,543! 21920,2! 6,58!
Финансовая деятельность! 1,034! 1,000! 0,545! 2,522! 11691,4! 3,51!
Операции с недвижимым
имуществом, аренда и 0,957! 1,426! 1,073! 1,053! 23016,27! 6,92!
предоставление услуг
Государственное
управление и обеспечение
военной безопасности; 1,187! 1,066! 0,954! 1,047! 6437,8! 1,93!
обязательное социальное
обеспечение!
Образование! 1,142! 1,054! 1,043! 1,018! 5856,6! 1,76!
Здравоохранение и
предоставление социальных 1,121! 1,110! 1,013 1,010! 4565,5! 1,37!
услуг !
Предоставление прочих
коммунальных, социальных 1,005! 1,156! 1,014! 1,104! 2767,2! 0,83!
и персональных услуг !
Итого - - - - 331 440,4 100
Источник: рассчитано автором по данным Федеральной налоговой службы,
размещенным в ЕМИСС. URL: https://fedstat.ru/indicator/42548#

Основные налоговые поступления в бюджетную систему Российской


Федерации на территории Самарской области обеспечивают добыча полезных
ископаемых (112 млрд руб., доля 33,73 %) и обрабатывающие предприятия
(99,6 млрд руб., доля 29,9 %). Коэффициент динамики налоговых поступлений по
данным видам деятельности носит неустойчивый характер. В 2016 году следует
отметить рост налоговых поступлений от обрабатывающих предприятий по
сравнению с предыдущим периодом на 23 %. По виду деятельности
«добыча полезных ископаемых» налоговые поступления снизились на 2,6 % за
аналогичный период.
Высокие значения коэффициента динамики налоговых поступлений
наблюдаются в сельском хозяйстве, что обусловлено соответствующими темпами
81
развития данного вида деятельности в последние годы. Общий объем налоговых
поступлений в 2016 году составил более 1 млрд руб.
Расчет показателей эластичности с учетом коэффициента динамики
налоговых поступлений представлен в таблице 2.9.

Таблица 2.9 – Эластичность видов деятельности с учетом коэффициента


динамики налоговых поступлений, Самарская область
Годы
Среднее
Виды деятельности в 2014–
2013–2012 2014–2013 2015–2014 2016–2015
2016
годы*
Сельское хозяйство, охота и лесное
2,626! 1,758! 1,303! 1,906! 1,605!
хозяйство!
Рыболовство, рыбоводство! 0,534! 0,858! 1,514! 0,729! 1,122!
Добыча полезных ископаемых! 0,811! 1,327! 1,255! 0,849! 1,052!
Обрабатывающие производства! 1,051! 0,802! 0,823! 1,116! 0,970!
Производство и распределение
1,240! 0,826! 1,248! 0,918! 1,083!
электроэнергии, газа и воды!
Строительство! 1,560! 1,311! 0,706! 0,741! 0,723!
Оптовая и розничная торговля; ремонт
автотранспортных средств,
1,089! 0,954! 0,844! 1,238 1,041!
мотоциклов, бытовых изделий и
предметов личного пользования!
Гостиницы и рестораны! 1,317! 1,117! 0,733! 0,909! 0,821!
Транспорт и связь! 0,732! 1,000! 1,038! 1,521! 1,279!
Финансовая деятельность! 0,870! 1,038! 0,359! 5,362! 2,860!
Операции с недвижимым имуществом,
1,093! 1,248! 1,177! 1,309! 1,243!
аренда и предоставление услуг !
Государственное управление и
обеспечение военной безопасности; 1,212! 0,979! 0,869! 1,107! 0,988!
обязательное социальное обеспечение!
Образование! 1,226! 0,991! 0,968! 1,009! 0,988!
Здравоохранение и предоставление
1,156! 1,101! 1,004! 1,066! 1,035!
социальных услуг !
Предоставление прочих
коммунальных, социальных и 1,001! 1,075! 0,838! 1,191! 1,014!
персональных услуг !
* Рассчитано автором как среднее арифметическое.

Перерасчет эластичности видов деятельности с учетом коэффициентов


динамики налоговых поступлений позволил повысить объективность оценок,
поскольку учитывает финансовый аспект. В анализируемом периоде высокую
эластичность устойчиво имеет сельскохозяйственное производство. В сфере услуг
82
– операции с недвижимым имуществом, аренда и предоставление услуг. Расчет с
учетом динамики налоговых поступлений позволил подтвердить высокую
эластичность финансовой деятельности в 2016 году.
Наряду с показателем эластичности для оценки структурных сдвигов между
отдельными видами деятельности целесообразно воспользоваться коэффициентом
структурного опережения. Расчет коэффициента структурного опережения
применялся неоднократно и зарекомендовал себя как полезный инструмент
оценки скорости структурных сдвигов88.
В основе расчета коэффициента структурного опережения находится
экономическое явление неравномерной динамики развития отдельных секторов
экономики.
Коэффициент структурного опережения показывает динамику различия в
темпах роста между анализируемым видом деятельности и базовым параметром.
В качестве базового параметра может быть принята динамика ВРП.
Коэффициент структурного опережения (Коп ) по отдельным видам
промышленного производства рассчитывается по формуле:
!! (2.1)
Коп = ,
!врп

где I! – темпы роста по i-му виду деятельности, %;


Iврп – темпы роста ВРП, %.
При Коп > 1 можно констатировать опережающие темпы роста
анализируемого вида деятельности. Если Коп < 1, отмечается отрицательный
вклад вида экономической деятельности в региональный рост экономики.
В таблице 2.10 представлен расчет коэффициентов структурного
опережения.

88
Красильников О. Ю. Взаимосвязь структурных сдвигов и экономического развития России // Изв. Сарат. ун-та
Нов. сер. Сер. Экономика. Управление. Право. 2017. № 2. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/vzaimosvyaz-
strukturnyh-sdvigov-i-ekonomicheskogo-razvitiya-rossii (дата обращения: 15.08.2018); Хорьков А. В. Стимулирование
структурных сдвигов в промышленности на основе концентрации ресурсов и производства: дис. … к. э. н. Курск,
2017.
83
Таблица 2.10 – Коэффициенты структурного опережения в валовой добавленной
стоимости Самарской области
Виды экономической деятельности 2011 г. 2012 г. 2013 г. 2014 г. 2015 г. 2016 г.
Сельское хозяйство, охота и лесное
1,657! 1,046! 1,046! 1,063! 0,963! 1,148!
хозяйство!
Рыболовство, рыбоводство! 1,228! 0,796! 0,858! 0,783! 1,004! 1,236!
Добыча полезных ископаемых! 1,008! 1,021! 0,934! 1,046! 1,122! 1,033!
Обрабатывающие производства! 1,042! 0,990! 1,015! 1,005! 0,955! 0,920!
Производство и распределение
0,964! 0,971! 1,012! 0,829! 0,997! 1,046!
электроэнергии, газа и воды!
Строительство! 1,025! 1,043! 1,169! 1,104! 0,889! 0,776!
Оптовая и розничная торговля; ремонт
автотранспортных средств, мотоциклов,
0,945! 0,981! 1,033 0,992! 0,884! 1,002!
бытовых изделий и предметов личного
пользования!
Гостиницы и рестораны! 0,952! 0,970! 1,039! 1,089! 0,889! 0,856!
Транспорт и связь! 0,977! 0,993! 0,874! 0,975! 1,154! 1,092!
Финансовая деятельность 1,087! 0,738! 0,792! 0,921! 0,802! 1,294!
Операции с недвижимым имуществом,
0,890! 1,062! 1,065! 0,975! 1,061! 1,070!
аренда и предоставление услуг !
Государственное управление и
обеспечение военной безопасности; 0,911 0,943! 0,991! 0,977! 1,005! 1,043!
обязательное социальное обеспечение!
Образование! 0,900! 0,941! 0,974! 0,970! 1,006! 1,008!
Здравоохранение и предоставление
0,944! 0,963! 0,953! 0,958! 1,033! 1,031!
социальных услуг !
Предоставление прочих коммунальных,
1,039! 1,114! 1,049 0,982! 0,941! 0,974!
социальных и персональных услуг !

Динамика коэффициентов структурного опережения позволяет подтвердить


выводы, сделанные выше, и отметить положительный вклад в валовый
региональный продукт таких видов деятельности, как сельское хозяйство, охота и
лесное хозяйство, добыча полезных ископаемых, финансовая деятельность.
Введение санкций негативно повлияло на вклад в валовый региональный продукт
обрабатывающего и строительного секторов. В структуре сервисных видов
деятельности снизился вклад коммунальных, социальных и персональных услуг,
гостиниц и ресторанов. Впрочем, участие Самарской области в проведении
чемпионата мира по футболу в 2018 году позволило придать дополнительный
импульс деловой активности в строительстве и сервисных видах деятельности,
связанных с индустрией гостеприимства.
84
Учитывая производственную специфику Самарской области, рассмотрим
более подробно структуру обрабатывающего сектора и проведем анализ
эластичности.
В таблицах 2.11 и 2.12 представлены расчеты доли отдельных видов
деятельности и показателей эластичности роста в обработке по данным
Территориального органа государственной статистики в Самарской области.

Таблица 2.11 – Доля отдельных видов деятельности в структуре обрабатывающих


производств Самарской области в 2012–2016 гг., %
Изменение
Виды деятельности 2012 г. 2013 г. 2014 г. 2015 г. 2016 г. 2016 г. к
2012 г.
Обрабатывающие
100,00! 100,00! 100,00! 100,00! 100,00! -!
производства!
из них:
производство пищевых
продуктов, включая 9,04! 9,76! 9,88! 10,50! 13,48! 4,44!
напитки, и табака!
текстильное и швейное
0,39! 0,35! 0,33! 0,37! 0,38! -0,01!
производство!
производство кожи,
изделий из кожи и 0,03! 0,04! 0,02! 0,02! 0,03! 0,00!
производство обуви!
обработка древесины и
производство изделий из 0,27! 0,18 0,11! 0,08! 0,13! -0,14!
дерева !
целлюлозно-бумажное
производство,
издательская и 0,64! 0,62! 0,37! 0,48! 0,49! -0,15!
полиграфическая
деятельность!
производство кокса и
6,11! 7,18! 7,70! 7,64! 5,73! -0,38!
нефтепродуктов!
химическое производство! 16,35! 17,25! 17,77! 19,58! 15,33! -1,02!
производство резиновых и
3,81! 3,92! 3,61 3,69! 3,65! -0,15!
пластмассовых изделий!
производство прочих
неметаллических 2,79! 2,95! 3,17! 2,63! 2,65! -0,14!
минеральных продуктов!
металлургическое
производство и
8,74! 8,41! 8,32! 9,08! 10,35! 1,62!
производство готовых
металлических изделий
производство машин и
4,34! 4,45! 4,01! 3,72! 3,72! -0,62!
оборудования!
85
Изменение
Виды деятельности 2012 г. 2013 г. 2014 г. 2015 г. 2016 г. 2016 г. к
2012 г.
производство
электрооборудования,
электронного и 7,10! 6,37! 6,13! 6,14! 6,80! -0,30!
оптического
оборудования !
производство
транспортных средств и 37,16! 35,49! 35,34! 32,73! 33,71! -3,45!
оборудования !
прочие производства ! 2,67! 2,51! 2,62! 2,73! 2,86! 0,20!

В структуре промышленного производства основную долю ожидаемо


занимает производство транспортных средств и оборудования. Однако доля
данного вида деятельности снижается за счет производства пищевых продуктов
(+4,44 % к уровню 2012 года), металлургии (+1,62 %).
В таблице 2.12 представлены показатели эластичности роста по виду
экономической деятельности «обрабатывающие производства».
В 2015–2016 годы по ключевым видам промышленного производства
можно наблюдать коэффициенты эластичности больше единицы, что
свидетельствует о положительном вкладе в ВРП и потенциале расширения
данного вида деятельности. Высокий потенциал развития показали пищевое
производство, обработка древесины, издательско-полиграфическая деятельность,
металлургия, производство транспортных средств и оборудования. Важно
отметить вариативность значений эластичности в химии, а также отсутствие
существенной динамики в производстве транспортных средств и оборудования.
В целом проведенный анализ позволяет подтвердить отмеченный выше
процесс диверсификации структуры экономики Самарской области. Снижается
зависимость результатов экономики от все еще доминирующего сектора
производства транспортных средств. Как положительный можно отметить факт
активного развития сельского хозяйства, производства пищевой продукции,
химии, услуг.
86
Таблица 2.12 – Показатели эластичности роста по виду экономической
деятельности «обрабатывающие производства» Самарской области
Годы
Обрабатывающие производства Среднее в
2013– 2014– 2015– 2016–
2014–2016
2012 2013 2014 2015
годы*
из них:
производство пищевых продуктов,
1,036! 0,915! 1,058! 1,398! 1,228!
включая напитки, и табака!
текстильное и швейное
0,595! 0,953! 1,235! 0,941! 1,088!
производство!
производство кожи, изделий из
1,423! 0,337! 0,873! 2,135! 1,504!
кожи и производство обуви!
обработка древесины и
1,236! 0,526! 1,160! 2,468! 1,814!
производство изделий из дерева !
целлюлозно-бумажное
производство, издательская и 0,766! 0,510! 1,714! 1,038! 1,376!
полиграфическая деятельность
производство кокса и
1,222! 1,063! 0,930! 0,733! 0,832!
нефтепродуктов!
химическое производство! 1,242! 0,959! 1,117! 0,772! 0,945!
производство резиновых и
0,900! 0,889! 1,135! 0,897! 1,016!
пластмассовых изделий!
производство прочих
неметаллических минеральных 1,037! 1,119! 0,683! 1,081! 0,882!
продуктов!
металлургическое производство и
производство готовых 1,109! 0,875! 1,062! 1,320! 1,191!
металлических изделий!
производство машин и
0,924! 0,773! 1,242! 1,075! 1,159!
оборудования!
производство
электрооборудования,
0,782! 1,120! 0,959! 1,068 1,014!
электронного и оптического
оборудования !
производство транспортных
0,859! 1,059! 0,860! 1,005! 0,933!
средств и оборудования !
прочие производства ! 0,870! 0,721! 1,462! 1,059! 1,261!
* Рассчитано автором как среднее арифметическое.

Потенциал инновационного развития формируют объемы и динамика


инвестиций. Анализ структуры инвестиций в 2012–2016 годы позволяет отметить
существенные изменения в инвестиционном профиле региона (таблица 2.13).
87
Таблица 2.13 – Структура инвестиций в 2012–2016 годы, %
Годы
Виды экономической деятельности
2012 2013 2014 2015 2016
Всего, в том числе:! 100,00 100,00 100,00 100,00 100,00
Сельское хозяйство, охота и лесное
1,09 1,98 2,16 1,54 1,85
хозяйство!
Добыча полезных ископаемых! 13,73 8,86 12,19 13,39 15,63
из них:
добыча топливно-энергетических полезных
13,67 8,83 12,16 13,37 15,61
ископаемых
Обрабатывающие производства! 34,84 44,10 39,75 43,49 37,13
из них:
производство пищевых продуктов, включая
1,08 0,89 0,92 1,08 1,34
напитки, и табака!
производство кокса, нефтепродуктов! 14,14 27,15 20,43 15,90 15,66
химическое производство! 2,76 2,42 4,56 8,19 8,79
производство резиновых и пластмассовых
0,76 1,23 0,44 0,29 0,54
изделий!
производство прочих неметаллических
0,51 0,35 0,56 0,55 0,49
минеральных продуктов!
металлургическое производство и
производство готовых металлических 1,32 0,77 1,15 1,17 1,08
изделий!
производство машин и оборудования (без
1,60 1,80 0,47 0,64 0,71
производства оружия и боеприпасов)!
производство электрооборудования,
0,43 0,52 0,37 0,49 0,52
электронного и оптического оборудования
производство транспортных средств и
12,09 8,85 10,76 15,13 7,89
оборудования
Производство и распределение
11,94 8,03 13,60 8,55 7,31
электроэнергии, газа и воды
в том числе:
производство, передача и распределение
11,12 7,52 13,06 7,95 6,70
электроэнергии, газа, пара и горячей воды!
Строительство! 1,89 1,53 1,58 2,96 1,16
Оптовая и розничная торговля; ремонт
автотранспортных средств, мотоциклов,
2,00 1,77 1,61 2,30 2,45
бытовых изделий и предметов личного
пользования!
Гостиницы и рестораны! 0,14 0,22 0,14 0,24 0,28
Транспорт и связь! 20,54 15,59 16,80 17,24 18,94
в том числе:
связь 5,22 3,29 3,89 3,37 4,52
Финансовая деятельность! 2,27 2,48 1,39 1,22 0,84
Операции с недвижимым имуществом,
3,81 5,80 6,07 3,50 6,91
аренда и предоставление услуг!
в том числе:
научные исследования и разработки 0,06 0,15 0,80 0,26 0,23
Государственное управление и обеспечение 2,31 2,53 1,49 1,28 1,12
88
Годы
Виды экономической деятельности
2012 2013 2014 2015 2016
военной безопасности; социальное
страхование !
Образование! 2,01 1,92 0,96 1,18 1,13
Здравоохранение и предоставление
1,75 2,17 0,78 1,23 1,63
социальных услуг!
Предоставление прочих коммунальных,
1,64 3,02 1,49 1,84 3,60
социальных и персональных услуг!
Источник: рассчитано автором по данным сборника Самарастат. Инвестиционная
деятельность. URL: http://samarastat.gks.ru/wps/wcm/connect/rosstat_ts/samarastat/ru/
statistics/enterprises/investment/.
Примечание: без учета рыболовства, рыбоводства ввиду их малой доли.

На фоне общего снижения инвестиционной активности в экономике


Самарской области темпы динамики в различных секторах были
неравномерными, что привело к изменениям в структуре инвестиций. Данные
таблицы 2.13 позволяют заключить, что материально-техническая база для
дальнейшего роста закладывается в сельскохозяйственном производстве, добыче
топливно-энергетических полезных ископаемых, химии и нефтехимии.
Продолжает сокращаться доля инвестиций в производстве транспортных средств,
что указывает на возможное дальнейшее снижение значимости данного сектора
для экономики региона. В сфере услуг расширяется доля инвестиций в секторе
услуг связи, что обеспечивает положительные предпосылки для развития в
регионе цифровой экономики.
Для всестороннего анализа необходимо провести расчет эластичности
инвестиций (KI), что позволит учесть не только долю инвестиций, но и их
динамику. Расчет коэффициента эластичности предложен и описан автором в
п. 1.3.
Критерий показателя эластичности – чем выше, тем лучше – складывается
под воздействием как объема, так и динамики инвестиций по отдельным видам
деятельности (таблица 2.14).
89
Таблица 2.14 – Показатели эластичности инвестиций по видам экономической
деятельности в Самарской области
Годы
Виды экономической Среднее Среднее
деятельности 2013– 2014– 2015– 2016–
за 2012– за 2015–
2012 2013 2014 2015
2016 гг. * 2016 гг. *
Сельское хозяйство, охота и
4,585! 0,525! 0,403! 1,676! 1,797! 1,039!
лесное хозяйство!
Добыча полезных
0,400! 2,347! 0,754! 1,027! 1,132! 0,891!
ископаемых!
в том числе:
добыча топливно-
энергетических полезных 0,400! 2,352! 0,755! 1,026! 1,133! 0,890!
ископаемых!
Обрабатывающие
1,689! 0,515! 1,140! 0,552! 0,974! 0,846!
производства!
из них:
производство пищевых
продуктов, включая 1,387! 1,033! 1,143! 1,093! 1,164! 1,118!
напитки, и табака
производство кокса,
3,186! 0,236! 0,691! 1,034! 1,287! 0,862!
нефтепродуктов!
химическое производство! 0,975! 3,269! 1,465! 0,532! 1,560! 0,999!
производство резиновых и
2,304! 0,062! 1,062 4,454! 1,971! 2,758!
пластмассовых изделий!
производство прочих
неметаллических 0,727! 2,902! 0,541! 0,658! 1,207! 0,600!
минеральных продуктов!
металлургическое
производство и
0,439! 3,047! 0,597! 0,705! 1,197! 0,651!
производство готовых
металлических изделий!
производство машин и
оборудования (без
1,436! 0,048! 6,275! 0,725! 2,121! 3,500!
производства оружия и
боеприпасов)!
производство
электрооборудования,
1,514! 0,335! 2,043! 0,725! 1,154! 1,384!
электронного и оптического
оборудования!
производство транспортных
0,587! 1,620! 1,395! 0,160! 0,941! 0,778!
средств и оборудования
Производство и
распределение 0,731! 3,429 0,200! 0,966! 1,331! 0,583!
электроэнергии, газа и воды!
в том числе:
производство, передача и
распределение
0,761! 3,571! 0,183! 0,966! 1,371! 0,575!
электроэнергии, газа, пара и
горячей воды!
90
Годы
Виды экономической Среднее Среднее
деятельности 2013– 2014– 2015– 2016–
за 2012– за 2015–
2012 2013 2014 2015
2016 гг. * 2016 гг. *
Строительство! 0,857! 1,052! 2,934! 0,068! 1,228! 1,501!
Оптовая и розничная
торговля; ремонт
автотранспортных средств,
1,137! 0,756! 1,914! 0,659! 1,116! 1,286!
мотоциклов, бытовых
изделий и предметов
личного пользования!
Гостиницы и рестораны! 3,814! 0,212! 3,981! 0,661! 2,167! 2,321!
Транспорт и связь! 0,783! 1,226! 0,840! 0,974! 0,956! 0,907!
в том числе:
связь 0,590! 1,779! 0,545! 1,725! 1,159! 1,135!
Финансовая деятельность! 0,956! 0,229! 1,191! 0,450! 0,707! 0,821!
Операции с недвижимым
имуществом, аренда и 3,007! 0,575! 0,273! 5,598! 2,364! 2,936!
предоставление услуг!
в том числе:
научные исследования и
31,500! 10,116! 0,017! 1,890! 10,881! 0,954!
разработки!
Государственное управление
и обеспечение военной
1,060! 0,254! 1,087! 0,728! 0,782! 0,907!
безопасности; социальное
страхование !
Образование! 0,896! 0,211! 2,609! 0,614! 1,083! 1,612!
Здравоохранение и
предоставление социальных 2,432! 0,083! 5,936! 0,931! 2,345! 3,433!
услуг!
Предоставление прочих
коммунальных, социальных 4,382! 0,107! 2,639! 2,565! 2,423! 1,770!
и персональных услуг!
* Примечание: рассчитано автором как среднее арифметическое значение.

Из таблицы 2.14 можно видеть, что эластичность инвестиций в


2012–2016 годы отличается неравномерностью. Это связано с волатильностью
объемов инвестиций в основной капитал, особенно по видам деятельности с
относительно низкой долей. Так, в сфере научных исследований и разработок
инвестиции в основной капитал в 2013 году составили 336,6 млн руб., в 2014 году
– более 2 млрд, обеспечив рост 620 %. Впрочем, хорошая динамика инвестиций
позволила увеличить долю инвестиций в научные исследования и разработки за
анализируемые годы с 0,06 до 0,23 %.
91
Равномерно высокая эластичность по годам наблюдается только в
производстве пищевых продуктов, где инвестиции показали устойчивый рост в
2012–2016 годы.
Оценка средних значений эластичности инвестиций в период после
введения санкций (2015–2016 годы) по сравнению с эластичностью в
2012–2013 годы позволяет отметить рост по таким видам деятельности, как
производство резиновых и пластмассовых изделий (средняя эластичность в
2015–2016 годы 2,758), производство машин и оборудования (средняя
эластичность в 2015–2016 годы 3,500), строительство (средняя эластичность в
2015–2016 годы 1,501), оптовая и розничная торговля (средняя эластичность в
2015–2016 годы 1,286), гостиницы и рестораны (средняя эластичность в
2015–2016 годы 2,321), образование (средняя эластичность в 2015–2016 годы
1,612) и здравоохранение (средняя эластичность в 2015–2016 годы 3,433).
Таким образом, в период санкций для экономики Самарской области
обострилась проблема инвестиций в традиционных для региона отраслях
промышленности – добыче и обработке. Однако отдельные виды деятельности
показали высокие результаты производства, инвестиционной активности. Это
производство резиновых и пластмассовых изделий, машин и оборудования,
строительство. А также в сфере услуг: оптовая и розничная торговля, гостиницы и
рестораны, образование и здравоохранение. Учитывая временной лаг инвестиций,
который, как правило, составляет 2–3 года, можно рассчитывать на возможный
рост производства и услуг в данных секторах выше среднего по региону.
Однако в целом сложившаяся динамика инвестиций пока не позволяет
существенно обновить материально-техническую базу, что является важнейшим
условием обеспечения опережающих темпов инновационного развития в регионе
(степень износа основных фондов остается на высоком уровне). Для Самарской
области большое значение имеет привлечение инвестиций, особенно в ключевые
для будущего развития секторы экономики.
Проведенные расчеты средних значений коэффициентов эластичности
видов деятельности с учетом налоговых поступлений (K !! ) и коэффициентов
92
эластичности инвестиций (KI!! ) в 2014–2016 годы позволили определить
отраслевой профиль Самарской области, представленный в таблице 2.15.
Ввиду отсутствия данных коэффициенты эластичности по отдельным видам
обрабатывающих производств не учитывают налоговые поступления.

Таблица 2.15 – Отраслевой профиль Самарской области в 2016 г.


Ki > 1 (НВ) II (ВВ) I
Добыча полезных ископаемых. Сельское хозяйство, охота и лесное
Металлургическое производство и хозяйство.
производство готовых Производство пищевых продуктов,
металлических изделий. включая напитки, и табака.
Производство и распределение Производство резиновых и пластмассовых
электроэнергии, газа и воды. изделий.
Транспорт. Производство машин и оборудования.
Финансовая деятельность Производство электрооборудования,
электронного и оптического оборудования.
Оптовая и розничная торговля; ремонт
автотранспортных средств, мотоциклов,
бытовых изделий и предметов личного
пользования.
Связь.
Операции с недвижимым имуществом,
аренда и предоставление услуг.
Здравоохранение и предоставление
социальных услуг.
Предоставление прочих коммунальных,
социальных и персональных услуг
0 > Ki <1 (НН) III (ВН) IV
Обрабатывающие производства в Строительство.
целом. Образование.
Производство кокса и Гостиницы и рестораны
нефтепродуктов.
Химическое производство.
Производство прочих
неметаллических минеральных
продуктов.
Производство транспортных
средств и оборудования.
Государственное управление и
обеспечение военной
безопасности; обязательное
социальное обеспечение
0 > KIi <1 KIi > 1

Расчеты не выявили значений эластичности роста и эластичности


инвестиций, равных единице. Поэтому данные группы в таблице отсутствуют.
93
Ввиду отсутствия статистических данных об инвестициях89 в таблице 2.15,
несмотря на высокие коэффициенты эластичности, не приведены такие виды
деятельности, как текстильное и швейное производство, обработка древесины и
производство изделий из дерева, целлюлозно-бумажное производство,
издательская и полиграфическая деятельность.
По результатам анализа было выявлено, что высоким потенциалом для
дальнейшего развития располагают следующие виды деятельности: сельское
хозяйство, охота и лесное хозяйство; производство пищевых продуктов, включая
напитки, и табака; производство резиновых и пластмассовых изделий;
производство машин и оборудования; производство электрооборудования,
электронного и оптического оборудования; оптовая и розничная торговля; ремонт
автотранспортных средств, мотоциклов, бытовых изделий и предметов личного
пользования; связь; операции с недвижимым имуществом, аренда и
предоставление услуг; здравоохранение и предоставление социальных услуг;
предоставление прочих коммунальных, социальных и персональных услуг.
Здесь уже наблюдается отдача в виде прироста объемов производства,
высоких значений инвестиций.
В качестве негативного момента отметим, что производство кокса и
нефтепродуктов, химическое производство попало в группу (НН). Указанные
виды деятельности имеют потенциал для развития на основе инноваций с учетом
высокой ресурсной базы Самарской области. Однако, несмотря на рост объемов
производства, в 2014–2016 годы снижается доля данных видов деятельности в
структуре экономики региона за счет других секторов экономики (производства
пищевой продукции, металлургического производства и производства готовых
металлических изделий).
Таким образом, отраслевой профиль показывает только картину на
определенный период. Принятие решений относительно целесообразности
расширение тех или иных секторов осуществляется на основе проверки

89
Сведения отсутствуют в связи с необходимостью обеспечения конфиденциальности первичных статистических
данных.
94
экспортного потенциала, согласованности тенденций изменения структуры
экономики глобальным трендам, национальным и стратегическим целям. Также
необходимо выявить, в каких видах деятельности субъекты инновационной
деятельности имеют компетенции по созданию новых технологий, где
необходимо наладить процесс привлечения новых технологий.
При определении перспективных отраслей важно учитывать их экспортный
потенциал, динамику в постсанкционный период. Поэтому рассмотрим более
подробно внешнеторговую деятельность Самарской области и выявим изменения
внешнеторговых приоритетов в 2014–2016 годы. Сведения о экспортируемых
товарах из Самарской области приведены в приложении 2.
Самарская область является экспортирующим субъектом Российской
Федерации, поскольку здесь стабильно наблюдается положительное сальдо
торгового баланса. Структуру внешнеторгового оборота Самарской области
формирует добывающий сектор экономики. Поэтому здесь ожидаемо в
2014–2016 годы снизился экспорт в 2015 году на 32,8 %, в 2016 году – на 43,2 %.
В 2017 году экспорт увеличился на 11 % и составил 4262,5 млн долл.
В структуре экспорта наибольший удельный вес занимают минеральные
продукты (47,4 % в 2016 году), продукция химической промышленности
(29,1 % в 2016 году), машины, оборудование и транспортные средства
(9,9 % в 2016 году). В таблице 2.16 представлена детализация данных об экспорте
в 2015–2016 годы.

Таблица 2.16 – Продукты наиболее значимых групп в экспорте


Самарской области
Годы
Наименование 2015 2016 2017 2016/2015 2017/2016
Тыс. долл. Темп роста, %
Минеральные продукты
Топливо минеральное, нефть и
4007260,5! 1812765,6! 1884856,5! 45,2 104,0
продукты перегонки
Продукция химической промышленности
Продукты неорганической
738599,8! 439396,2! 358711,3! 59,5 81,6
химии, соединения и др.!
95
Годы
Наименование 2015 2016 2017 2016/2015 2017/2016
Тыс. долл. Темп роста, %
Органические химические
303470,5! 152907,1! 207779,2! 50,4 135,9
соединения!
Удобрения! 181567,5! 119684,2! 160105,2! 65,9 133,8
Экстракты, дубильные
1621,9! 1755,7! 2039,9! 108,2 116,2
вещества!
Взрывчатые вещества! 9592,2! 9353,2! 16617,9! 97,5 177,7
Прочие химические продукты! 8592,9! 8098,9! 13343,2! 94,3 164,8
Пластмассы и изделия из них! 276063,8! 214237,9! 289989,4! 77,6 135,4
Каучук, резина и изделия из
155606,6! 152829,6! 177507,2! 98,2 116,1
них!
Химические нити и волокна! 2123,1! 787,5! 1166,7! 37,1 148,1
Транспортные средства
Средства наземного
транспорта, кроме ж.-д. и 226858,9! 139405,4! 211294,6! 61,5 151,6
трамваев!

В структуре представленных в таблице 2.16 групп продукции особое


внимание необходимо обратить на продукцию химической промышленности и
транспортные средства. Эти направления являются стратегически важными для
региона и перспективными для мира. Глобальные тренды прогнозируют
дальнейшее увеличение объема химической продукции. Машиностроение
является отраслью индустриальной экономики с высококонкурентным рынком.
Поэтому здесь необходимы значительные инвестиции в обновление
материально-технической базы, выпуск инновационной продукции. Руководству
предприятий важно быть в курсе новых технологий, использование которых
позволяет повысить конкурентоспособность продукции, производительность
труда, снизить ресурсоемкость изделий. В настоящее время продукция
машиностроения экспортируется в 59 стран ближнего и дальнего зарубежья. В
2017 году было экспортировано продукции машиностроения на сумму
211 млн долл., рост экспорта составил 151,6 %.
Крупнейший представитель отрасли машиностроения на территории
Самарской области ПАО «АВТОВАЗ» до 2026 года планирует выпустить
12 новых моделей и провести одиннадцать модификаций автомобилей LADA.
96
Инвестиционная программа ПАО «АВТОВАЗ» предусматривает 227 млрд руб., из
которых 50 % будет направлено на развитие нового модельного ряда,
модернизацию прессового производства, а также создание внедорожника нового
поколения.
В разрезе экспортной продукции химической промышленности в 2017 году
наблюдается рост продаж за рубеж по целому ряду направлений: органические
химические соединения (135,9 %), удобрения (133,8 %), экстракты, дубильные
вещества (116,2 %), пластмассы и изделия из них (135,4 %), каучук, резина и
изделия из них (116,1 %), химические нити и волокна (148,1 %).
Среди предприятий химической промышленности в Самарской области
функционирует целый ряд крупных экспортеров, среди которых можно выделить
ПАО «Тольяттиазот» (ТОАЗ) (входит в десятку мировых лидеров),
ПАО «Куйбышевазот».
В 2019 году ПАО «Куйбышевазот» планирует запуск производства
удобрений с улучшенными потребительскими свойствами мощностью более
380 тыс. тонн с объемом инвестиций более 2 млрд руб. На предприятии совместно
с итальянской компанией MET Development S.p.A. приступили к разработке
нового проекта производства гранулированного карбамида мощностью
525 тыс. тонн в год с инвестициями 10,9 млрд руб.
Анализируя динамику экспорта, можно выделить относительно небольшие
по доле, но быстрорастущие группы продукции, перспективные для расширения
экспорта (таблица 2.17).

Таблица 2.17 – Перспективные для развития экспорта группы товаров в


Самарской области
Годы
2016/ 2017/
Наименование 2015 2016 2017
2015 2016
Тыс. долл. Темп роста, %
Мясо и пищевые мясные субпродукты 277,9 999,1 1755,0 359,5 175,7
97
Годы
2016/ 2017/
Наименование 2015 2016 2017
2015 2016
Тыс. долл. Темп роста, %
Молочная продукция, яйца, мед и др.
продукты, не включенные в прочие 2523,5 2863,0 3339,1 113,5 116,6
классификации
Злаки 25315,3 8585,3 9388,4 33,9 109,4
Продукция мукомольно-крупяной
промышленности, солод, крахмалы, 40,0 41,7 100,6 104,2 241,1
клейковины
Жиры и масла животного или
41969,9 50597,1 73056,2 120,6 144,4
растительного происхождения
Готовые продукты из злаков, мучные
4662,4 6191,7 6491,9 132,8 104,8
изделия
Продукты переработки овощей,
1242,3 2194,8 2976,5 176,7 135,6
фруктов
Фармацевтическая продукция 2068,0 2045,9 2184,9 98,9 106,8
Стекло и изделия из него 1133,3 400,8 441,2 35,4 110,1
Алюминий и изделия из него 184757,6 196098,0 250167,6 106,1 127,6
Инструменты и изделия и
12092,4 13184,8 15073,8 109,0 114,3
недрагметаллов
Прочие изделия из недрагметаллов 2578,9 3660,1 4844,9 141,9 132,4
Инструменты и аппараты оптические,
контрольно-измерительные, 7518,6 25641,8 50065,0 341,0 195,2
медицинские

Указанные группы товаров ориентированы в основном на переработку


сырья, что создает возможности для внедрения новых технологий в процессе
производства, сбыта и в управлении.
Необходимость развития экспорта сельскохозяйственной продукции
поддержана опережающими темпами роста данной отрасли в Российской
Федерации, а также потенциальным спросом со стороны зарубежных стран. При
этом необходимо дополнительное регулирование экспортных потоков с учетом
насыщенности российского рынка продуктами питания.
В настоящее время уже налажены торговые связи со многими странами
мира. Однако в большей степени развита торговля сырьем. Так, в 2017 году из
Самарской области были поставки ячменя в Иран (4 809 928,7 долл.), Израиль
(490 842,4 долл.); пшеницы в Турцию (1 306 487,5), Ливан (478 531,2 долл.),
98
Азербайджан (458 279,2 долл.); кукурузы в Иран (430 552,4 долл.). Мясо и
пищевые мясные субпродукты поставляются также в Беларусь, Узбекистан,
Киргизию. Овощная продукция поставляется наряду со странами ближнего
зарубежья в Латвию, Нидерланды.
Вместе с тем необходимо развивать поставки переработанного в готовую
пищевую продукцию сырья. Это позволяет активизировать внедрение новых
технологий переработки сырья, упаковки и в конечном счете способствует
увеличению добавленной стоимости в валовом региональном продукте.
Наряду с другими странами особое внимание следует уделить развитию
торговых отношений с ближайшими соседями. Соседство с Казахстаном уже
определяет данное государство как одного из основных потребителей российской
пищевой продукции: мяса и мясных пищевых субпродуктов, овощей, продукции
мукомольно-крупяной промышленности, кондитерских изделий. Так, в
2015–2017 годы доля экспорта в Казахстан различной пищевой продукции
составила в среднем 45 %.
В Самарской области пока недостаточно развита фармацевтическая
промышленность, IT-сектор, хотя для этого имеются хорошие предпосылки:
специализированные образовательные учреждения, особая экономическая зона
«Тольятти», «Жигулевская долина», индустриальные парки.
Рассмотрим экспорт секретного кода. Согласно практике таможенной
статистики в группу секретного кода включены не подлежащие разглашению
поставки оборудования, технологий, в том числе авиа - и ракетной космической
техники.
В 2015 году экспорт секретного кода составил 99 403,6 тыс. долл. в 13 стран
мира, включая Французскую Гвиану (64 %), Анголу (9 %), США (8 %) и др.
В 2016 году объем экспорта секретного кода снизился на 36 % и составил
63 214,4 тыс. долл. в 8 стран мира. Среди крупнейших получателей Французская
Гвиана (88 %), Алжир (5 %), Германия (4 %), Иран и др. В 2017 году экспорт
секретного кода составил 84 926,8 тыс. долл., что больше предыдущего периода
99
на 34 %. Поставки осуществлялись в 10 стран мира, в том числе во Французскую
Гвиану (66 %), Алжир (21 %), Китай (8 %), Азербайджан, Иран и др90.
Подводя итоги анализу, сделаем следующие выводы.
Самарская область обладает хорошим научно-технологическим
потенциалом в виде высококвалифицированных кадров, развитой
промышленности, инновационной инфраструктуры. Необходимо повысить
эффективность использования имеющегося потенциала за счет технологического
обновления, внедрения программ повышения производительности труда. При
этом важно учитывать, что в современных условиях центром технологических
преобразований выступает человек, что обусловливает необходимость создания
комфортных условий для жизни и работы.
В настоящее время отраслевой разрез Самарской области имеет явный
индустриальный профиль. В условиях четвертой промышленной революции
Индустрия 4.0 необходимо насыщение IT-кадрами рынка труда Самарской
области. Следует развивать IT-кластер как сквозной для внедрения
информационных технологий в промышленности и прочие сферы хозяйственной
деятельности.
В структуре экономики Самарской области уже наблюдаются процессы
диверсификации производства (все менее регион зависит от конъюнктуры в
машиностроительном секторе). Для продолжения диверсификации и улучшения
структуры экономики необходимо обратить внимание на следующие секторы:
химическая промышленность, переработка сельхозпродукции и пищевое
производство, мясная промышленность, фармацевтическая промышленность,
производство техники (в том числе сельскохозяйственной, медицинской),
инструментов и контрольно-измерительных аппаратов.
Данные секторы экономики имеют значительный внутренний
импортозамещающий потенциал и потенциал продаж на внешние рынки, что

90
Российские регионы в условиях санкций: возможности опережающего развития экономики на основе
инноваций: монография / Л. К. Агаева [и др.]; под общ. ред. Г. А. Хмелевой. – Самара: Изд-во Самар. гос. экон. ун-
та, 2019. Гл. 5. С. 210–286. 446 c.
100
является дополнительным мотивом для внедрения в них новых технологий
производства и управления.

2.3 Закономерности и тенденции структурных сдвигов


в муниципальных образованиях (на примере Самарской области)

Динамика структурных сдвигов на региональном уровне формируется на


основе изменений структуры экономики на муниципальном уровне. В связи с
этим необходимо рассмотреть тенденции структурных сдвигов в муниципальных
образованиях.
С 1 января 2016 года в Самарской области было образовано
342 муниципальных образования, среди них 10 городских округов и
27 муниципальных районов. Благоприятные природно-климатические условия
для сельского хозяйства, месторождения углеводородного сырья, крепкая
материально-техническая база обрабатывающей промышленности обусловили
разнообразие специализаций.
Среди муниципальных образований Самарской области выделяются
имеющие специализацию как отдельно в добыче, обработке и сельском хозяйстве,
так и по нескольким направлениям. Также можно отметить муниципальные
образования без ярко выраженной специализации, что обусловливает невысокие
экономические результаты по сравнению с другими.
Самарская область характеризуется высокой урбанизацией, доля городского
населения в 2018 году составляла 76,36 % (таблица 2.18).

Таблица 2.18 – Динамика дифференциации муниципальных образований


Самарской области по численности населения
Годы
Наименование показателя
2008 2014 2016 2017 2018
Доля городского населения, % 76,91 76,86 76,68 76,55 76,36

Макс/мин городские округа, раз 39 40 40 40 40


Макс/мин районы, раз 8 8 9 10 11
101
Значительная часть населения, как и промышленного потенциала,
сосредоточена в трех городских округах (Самара, Тольятти, Сызрань), на которые
приходится 84 % городского населения.
Муниципальные районы в целом более сбалансированные, но уровень
дифференциации по численности возрастает, что отрицательно влияет на
пространственное распределение населения. Отметим, что плотность населения в
Самарской области составляет порядка 60 человек на 1 кв. м., несколько выше
средних значений по Приволжскому федеральному округу.
Результаты социально-экономического развития муниципального
образования зависят от потенциала, которым оно располагает.
Важнейшими элементами потенциала развития, на наш взгляд, являются
трудовые ресурсы и структура экономики, позволяющая максимизировать
объемы произведенной продукции и налоговые поступления.
Министерство экономического развития и инвестиций Самарской области
ежегодно проводит рейтинг муниципальных образований Самарской области, в
котором для нашего исследования представляют интерес данные,
характеризующие уровень специализации муниципалитетов. Общие данные о
специализации городских округов Самарской области и их месте в рейтинге
представлены в таблице 2.19.
В структуре экономики городских округов Самарской области доминируют
обрабатывающие виды деятельности. Исключение составляет Похвистнево, где
4,9 % работников организаций заняты в организациях добывающего сектора.
102

Таблица 2.19 – Общие данные о специализации и результатах социально-экономического развития городских округов
Самарской области*
Доля работников Отгружено товаров
Численность Рейтинг МЭРИ СО
Численность организаций собственного
Вид работников
населения на отрасли производства по
деятельности организаций вида
Городской округ 1 января специализации в совокупности
специализации деятельности 2018
2018 г., общей их разделов B, C,D,E
(укрупненно) специализации в 2016 2017
(9 мес.)
тыс. чел. численности в на душу населения в
2016 г., тыс. чел.
2016 г., % 2016 г., руб.
Самара 1163,4 ОП 77,41 21,6 239625,2 1 3 1
Жигулевск 57,7 ОП 4,064 33,0 623281,1 5 9 8
Кинель 58,2 ОП 1,084 9,1 79833,43 8 1 7
Новокуйбышевск 104,3 ОП 10,519 35,1 520530,6 2 7 2

102
Октябрьск 26,4 ОП 0,129 2,2 9144,143 10 10 10
Отрадный ОП 3,2 24,9
47,2 1064330 3 4 4
ДПИ 2,743 21,3
Похвистнево ДПИ 0,324 4,9
29,2 332173,9 7 5 5
ОП 0,179 2,7
Сызрань 172,1 ОП 14,066 32,3 269516,8 6 6 6
Тольятти 707,4 ОП 76,032 44,0 551330,8 4 2 3
Чапаевск 72,8 ОП 4,529 35,3 141932,9 9 8 9
Примечание: ОП – обрабатывающие производства, ДПИ – добыча полезных ископаемых.
* Без учета малых и средних предприятий.
103
! "#$#%& '# (%&)(%*+,*+- ./%#/#,01#23&4. 5&6,.%# 1 2016 4.)7 /08.
9#'+,. 77,41 ,05. :&8.1&6, :,. 8*;< '# 1,38 ,05. :&8.1&6 /.8<;&, :&$ 1
=.8<+,,*, 1,.%.$ (. :*58&''.5,* '#5&8&'*+ 4.%.)56.$ .6%74& "#$#%56.>
./8#5,* * 6%7('.$ (%.$0;8&''.$ ?&',%&. @ ).$*'*%.1#'** 5(&?*#8*9#?**
$.A'. 57)*,< (. (.6#9#,&82 ).8* %#/.,'*6.1 .%4#'*9#?*> 1 ./3&> *-
:*58&''.5,*.
B. )#''0$ 2016 4.)# (,#/8*?# 2.19) $.A'. 5)&8#,< 101.), :,.
'#*/.8<;*> 7%.1&'< 5(&?*#8*9#?** 1 ./%#/#,01#23*- 1*)#- )&+,&8<'.5,*
'#/82)#&,5+ 1 =.8<+,,*, C#(#&156&, D.1.67>/0;&156&, E*478&156& *
"09%#'*. ! @,%#)'.$ * B.-1*5,'&1. $.A'. '#/82)#,< 5(&?*#8*9#?*2
F6.'.$*6* )17- 1*).1 )&+,&8<'.5,*: )./0:# (.8&9'0- *56.(#&$0- *
./%#/#,01#23&& (%.*91.)5,1..
D# %*57'6& 2.11 $.A'. 1*)&,< 9'#:*$72 9#1*5*$.5,< $&A)7
$#5;,#/.$ * ./&5(&:&''.5,<2 ,%7).10$* %&57%5#$* * $&5,.$ 1 %&>,*'4&
5.?*#8<'.-F6.'.$*:&56.4. %#91*,*+.

12

10 @6,+/%<56
C#(#&156
8 E*478&156
H*'&8<
I&5,. 1 %&>,*'4&

6 "09%#'<
B.-1*5,'&1.
4 @,%#)'0>
=.8<+,,*
2 D.1.67>/0;&156
"#$#%#
0
0 200000 400000 600000 800000 1000000 1200000 1400000
C*58&''.5,< '#5&8&'*+, :&8.1&6
G*57'.6 2.11 – G#5(%&)&8&'*& 4.%.)56*- .6%74.1 (. :*58&''.5,* '#5&8&'*+
* 9#'*$#&$.$7 $&5,7 1 %&>,*'4& $*'*5,&%5,1# F6.'.$*:&56.4. %#91*,*+ *
*'1&5,*?*> "#$#%56.> ./8#5,*, 9 $&5. 2018 4.
104
!"# $%&'("" )*%*+,$*- *$%&), ."# /01" ")* 2$*(*#34",$3- '*."(5367
3 7&41" ")* '*83533 / %"-.3()" ,*53679(*-2$*(*#34",$*)* %68/3.3:
#&(353'679(0; *<%68*/6(3-. =",$*79$* 3(6: ,3.&653: / *.(*1"(33
#&(353'679(0; %6-*(*/.
> '%37*?"(33 3 '%"+,.6/7"(0 *,(*/(0" '*$686."73 / ,"79,$*-
;*8:-,./" 3 '%*#017"((*,.3, '*8/*7:@A3" ,+"76.9 /0/*+0 *< &%*/(" 3
;6%6$."%" ,'"5367386533 #&(353'679(0; %6-*(*/, *<*<A"(3" $*.*%0;
'%3/"+"# (3?".
=6 %3,&($" 2.12 /3+(*, 4.* <*7"" /0,*$3" #",.6 / %"-.3()"
#3(3,."%,./6 2$*(*#34",$*)* %68/3.3: 3 3(/",.353- B6#6%,$*- *<76,.3
('* +6((0# 9 #",. 2018 )*+6) 86(3#6@. #&(353'679(0" %6-*(0 ,
43,7"((*,.9@ <*7"" 40 .0,. 4"7*/"$.

30

H3)*(,$3-
E*%,$3-
25 G%3/*7?,$3-
K7"$,""/,$3-

G",.%6/,$3-
J,6$73(,$3-
20 H"(.673(,$3-
D7:/73(,$3-
I/*%*,.:(,$3-

E*791"4"%(3)*/,$3-
L",.* / %"-.3()"

15 !"7(*->"%13(,$3-
="F.")*%,$3-
G*;/3,.("/,$3-
E*791")7&135$3-
B08%6(,$3-
10 E*)6.*/,$3-
D%6,(*6%#"-,$3-
D3("79-!"%$6,,$3-
E"8"(4&$,$3-
D%6,(*:%,$3-
5 B"%)3"/,$3-
B.6/%*'*79,$3-
D*1$3(,$3-
D3("79,$3-
>*7?,$3-
0
0 20000 40000 60000 80000 100000 120000
!3,7"((*,.9 (6,"7"(3:, 4"7*/"$

C3,&(*$ 2.12 – C6,'%"+"7"(3" #&(353'679(0; %6-*(*/ '* 43,7"((*,.3


(6,"7"(3: 3 86(3#6"#*#& #",.& / %"-.3()" #3(3,."%,./6 2$*(*#34",$*)*
%68/3.3: 3 3(/",.353- B6#6%,$*- *<76,.3, 9 #",. 2018 ).
105
Вместе с тем и для небольших по численности муниципальных
образований есть все возможности для повышения уровня
социально-экономического развития. Так, Кинельский район с численностью
населения 32,5 тыс. человек благодаря эффективной структуре экономики
улучшал свои результаты и в последние годы значительно повысил свой
уровень социально-экономического развития по таким критериям, как объем
отгруженной продукции, работ, услуг, бюджетная обеспеченность и средний
уровень заработной платы. Если в Кинельском районе специализация
«обрабатывающие производства», то Кошкинский район с численностью
населения чуть более 22 тыс. чел. является примером района с
диверсифицированной структурой экономики, который за счет сельского
хозяйства, добычи полезных ископаемых, обрабатывающего сектора
является одним из лидеров, занимая из года в год высокие места в рейтинге
муниципальных районов.
Далее рассмотрим количество специализаций муниципальных районов
Самарской области.
В приложении 4 приведены данные по муниципальным районам
исходя из значений показателей растениеводства, животноводства,
промышленности и инвестиций.
В муниципальных районах Самарской области наблюдается общая
тенденция снижения численности работников сельскохозяйственных
предприятий при одновременном росте малых форм предпринимательской
деятельности в сфере сельского хозяйства. Аналогично в обрабатывающем
производстве в районах доминируют малые и средние предприятия, набирает
обороты создание микроперерабатывающих фермерских производств.
Поэтому оценка занятых в сельском хозяйстве и обработке муниципальных
районов Самарской области проводилась с учетом деятельности малого и
среднего бизнеса.
106
Большинство муниципальных районов Самарской области
(23 единицы) в большей или меньшей степени специализируются на
сельском хозяйстве (таблица 2.20).

Таблица 2.20 – Общая информация о специализации экономики


муниципальных районов Самарской области
Наименование показателя Единиц
Число муниципальных районов Самарской области, из них имеют 27
специализации:
сельское хозяйство 23
добыча полезных ископаемых 10
обрабатывающие производства 15
доминирование отраслей услуг бюджетной сферы 7
здравоохранение 1
имеют одну специализацию 6
две специализации 12
три специализации 7
четыре специализации 1

Добыча полезных ископаемых занимает важное место в структуре


экономики для 10 муниципальных районов (Красноярский, Сергиевский,
Безенчукский, Нефтегорский, Сызранский, Кошкинский, Большеглушицкий,
Большечерниговский, Шенталинский, Богатовский). Для 15 муниципальных
районов специализацией являются обрабатывающие производства.
Степень диверсификации (количество специализаций в структуре)
экономики оказывает благотворное влияние на общие
социально-экономические результаты хозяйствования и позиции в рейтинге
муниципальных образований. Как показывает анализ данных, бюджетная
обеспеченность и средняя заработная плата в таких муниципальных
образованиях также выше.
В относительно стабильных макроэкономических условиях внешней
среды и специализации с благоприятной конъюнктурой диверсификация
структуры экономики не имеет значимой роли в обеспечении
социально-экономического развития (рисунок 2.13).
107

30

J"8&%#'"3
C&*#'"3
25 I*"4&-G#'"3
M-+'#++4#'"3
I+#6*(4#'"3

J+%6(-"%#'"3
L#('-"%#'"3
20 D-:4-"%#'"3
K4&*&#6:%#'"3

C&-0E+5+*%"8&4#'"3
H+-%&-F+*E"%#'"3
=+#6& 4 *+36"%8+

15
I&24"#6%+4#'"3 B+@6+8&*#'"3
C&-0E+8-$E"/'"3
;17*(%#'"3

10 D*(#%&(*.+3#'"3 C&8(6&4#'"3
D"%+-0-H+*'(##'"3
C+7+%5$'#'"3

D*(#%&:*#'"3 ;+*8"+4#'"3
5 ;6(4*&)&-0#'"3
D&E'"%#'"3
D"%+-0#'"3
F&-G#'"3

0
0 0,5 1 1,5 2 2,5 3 3,5 4 4,5
D&-"5+#64& #)+/"(-"7(/"3 4 #6*$'6$*+ 9'&%&."'", +,"%"/

!"#$%&' 2.13 – !(#)*+,+-+%"+ .$%"/")(-0%12 *(3&%&4 )& '&-"5+#64$


#)+/"(-"7(/"3 " 7(%".(+.&.$ .+#6$ 4 *+36"%8+ .$%"/")(-0%12 *(3&%&4
."%"#6+*#64( 9'&%&."5+#'&8& *(74"6": " "%4+#6"/"3 ;(.(*#'&3 &<-(#6",
9 .+#. 2018 8.

=$%"/")(-0%1+ *(3&%1 ;(.(*#'&3 &<-(#6" 7%(5"6+-0%& *(7-"5(>6#:


)& 6*$,&4&.$ )&6+%/"(-$, #6*$'6$*+ 9'&%&."'", "#)&-07&4(%">
9'&%&."5+#'&8& )&6+%/"(-(.
=$%"/")(-0%1+ *(3&%1 ;(.(*#'&3 &<-(#6" 4 &#%&4%&.
#)+/"(-"7"*$>6#: %( #+-0#'&. 2&7:3#64+ " %(/+-+%1 %( $,&4-+64&*+%"+
)&6*+<%&#6+3 4%$6*"&<-(#6%&8& *1%'(. =$%"/")(-0%1+ *(3&%1,
*(#)&-(8(>?"+ )*"*&,%1." 7()(#(." (%+@60, #1*0+ ,-: #6*&"6+-0%12
.(6+*"(-&4), *(74"4(>6 #)+/"(-"7(/"> "2 ,&<15" " )+*+*(<&6'". A&-:
6('"2 .$%"/")(-0%12 *(3&%&4 4 &<?+. 5"#-+ #&#6(4-:+6 37 %
(B+@6+8&*#'"3, C+7+%5$'#'"3, ;17*(%#'"3, D&E'"%#'"3, C&-0E+8-$E"/'"3,
108
Большечерниговский, Шенталинский, Богатовский). Среди городских
округов 20 % муниципальных образований имеют добывающую
специализацию (Отрадный и Похвистнево).
Результаты экономики муниципальных образований определяются
такими факторами, как: численность населения, структура экономики,
удаленность от центра, качество муниципального управления.
Муниципальные районы с невысокой численностью, но эффективной
структурой экономики и высоким качеством муниципального управления
способны показать результаты экономического развития выше, чем районы с
большей численностью населения.
Важным фактором социально-экономического развития является
пространственное положение и умение использовать пространственный
потенциал. Однако необходимо учитывать, что муниципальные районы,
граничащие с развитыми регионами, находятся в более выгодном положении.
Так, лучшие результаты показывают районы, граничащие с Республикой
Татарстан (Кошкинский, Челно-Вершинский районы), но в разной степени
используют потенциал приграничного положения.
Для разработки мероприятий по совершенствованию структурной
политики региона важно иметь систематизированное представление об
объектах управления и их сравнительно однородных группах. В связи с этим
целесообразно выполнить кластеризацию муниципальных районов
Самарской области по анализируемым показателям:
− валовой сбор зерновых и зернобобовых культур, тыс. т;
− урожайность зерновых и зернобобовых культур в 1 га убранной
площади, ц/га;
− произведено мяса на 100 га сельскохозяйственных угодий, кг;
− произведено молока на 100 га сельскохозяйственных угодий, кг;
− отгружено товаров собственного производства по совокупности
разделов C, D, E на душу населения, рублей;
109
! !"#$%& '()*+,-$"").) '()!/0)#&102 ') %(3'"+* ! &($#"!*
'($#'(!41!4*, %;
! !"0$&1!5!! 0 )&")0")6 %2'!12- "2 #3,3 "2&$-$"!4, (37-$6;
! (2&&1)4"!$ )1 82*2(+ #) *3"!5!'2-9").) (26)"2, %*.
:-2&1$(!/25!4 *3"!5!'2-9"+; (26)")0 *$1)#)* )#!")<")6 &04/!
'($#&120-$"2 "2 (!&3")% 2.14.

=!&3")% 2.14 – >$($0) )7?$#!"$"!4 *3"!5!'2-9"+; (26)")0 0 )#!" %-2&1$(


*$1)#)* )#!")<")6 &04/! ') #2""+* 2017 ..

=$/3-9121+ %-2&1$(!/25!! ')/0)-!-! 0+40!19 6 %-2&1$()0


(127-!52 2.21).

@27-!52 2.21 – :-2&1$(+ *3"!5!'2-9"+; (26)")0 82*2(&%)6 )7-2&1! ')


')%2/21$-4* &'$5!2-!/25!! (2017 ..) ! 3#2-$"")&1! )1 82*2(+
A3"!5!'2-9"+6 B)*$( :-2&1$(")$ A3"!5!'2-9"+6 B)*$( :-2&1$(")$
(26)" %-2&1$(2 (2&&1)4"!$ (26)" %-2&1$(2 (2&&1)4"!$
C);0!&1"$0&%!6 1 0,10 8120()')-9&%!6 4 0,06
110
Муниципальный Номер Кластерное Муниципальный Номер Кластерное
район кластера расстояние район кластера расстояние
Шигонский 1 0,10 Кинельский 4 0,05
Богатовский 2 0,09 Алексеевский 5 0,05
Кинель-Черкасский 2 0,16 Елховский 5 0,04
Пестравский 2 0,15 Исаклинский 5 0,08
Волжский 3 0,16 Красноярский 5 0,04
Красноармейский 3 0,17 Челно-Вершинский 5 0,03
Сызранский 3 0,27 Шенталинский 5 0,03
Безенчукский 4 0,02 Клявлинский 6 0,34
Большеглушицкий 4 0,02 Приволжский 6 0,28
Большечерниговский 4 0,04 Хворостянский 6 0,18
Кошкинский 4 0,05 Борский 6 0,31
Нефтегорский 4 0,04 Камышлинский 6 0,17
Сергиевский 4 0,03

Описание полученных кластеров муниципальных районов


представлено в таблице 2.22, значения показателей – в приложении 5.

Таблица 2.22 – Описание кластеров муниципальных районов


Номер Муниципальные районы
Описание
кластера
1 Похвистневский Периферийные районы, удалены от центра
Шигонский региона более, чем на 100 км., имеют
межрегиональные границы, явно выраженную
сельскохозяйственную специализацию, невысокие
результаты использования экономического
потенциала. Шигонский район имеет высокую
зависимость от бюджета
2 Богатовский Удалены от центра на расстоянии 98–120 км.
Кинель-Черкасский Имеют сельскохозяйственную направленность
Пестравский (производство зерновых, зернобобовых) при
урожайности ниже средней. Производство молока
развито лучше, чем производство мяса,
достаточно высокий уровень инвестиционной
активности
3 Волжский Высокодифференцированная группа
Красноармейский муниципальных районов, высокий потенциал
Сызранский развития. Имеют различную удаленность от
центра. Например, Волжский район соседствует с
г. о. Самара, Сызранский район удален на 170 км.
Показали высокую динамику по одному из
показателей (индекс промышленного
производства в Волжском районе 140 %, в
Красноармейском районе – 234,7 %)
4 Безенчукский Самый близкий к центру региона (г.о. Самара)
Большеглушицкий Кинельский район, самый дальний
111
Номер Муниципальные районы
Описание
кластера
Большечерниговский Большечерниговский (150 км). Сильные
Кинельский муниципальные районы с хорошей динамикой
Кошкинский развития в промышленности, сельском хозяйстве
Нефтегорский
Сергиевский
Ставропольский
5 Алексеевский В основном включает удаленные от Самары
Елховский муниципальные районы с низким уровнем
Исаклинский развития. Специализация сельскохозяйственная
Красноярский либо полная зависимость от секторов услуг,
Челно-Вершинский дотируемых за счет бюджета (образование,
Шенталинский здравоохранение, государственные, социальные
услуги в Камышлинском, Елховском
муниципальных районах)
6 Клявлинский Периферийные районы с невысоким уровнем
Приволжский развития, специализация сельскохозяйственная.
Хворостянский Удалены как от областного центра, так и от
Борский центров граничных регионов
Камышлинский

Первый кластер включает муниципальные районы (Похвистневский


Шигонский), ориентированные на сельское хозяйство. Однако результаты в
сельском хозяйстве также невысокие. Потенциал развития умеренный,
прежде всего из-за низкой инвестиционной привлекательности. Несмотря на
удаленность, транспортно-логистическое сообщение удобное,
природно-ресурсный потенциал может быть в большей степени задействован
для дальнейшего развития.
Второй кластер включает муниципальные районы (Богатовский,
Кинель-Черкасский, Пестравский), также ориентированные на сельское
хозяйство, удаленные от центра региона, но, в отличие от муниципальных
районов первого кластера, достаточно динамично развивающиеся
преимущественно в производстве молока. Муниципальные районы данной
группы отличает сравнительно высокая для сельскохозяйственных районов
инвестиционная активность.
Третий кластер представлен муниципальными районами
(Волжский, Красноармейский, Сызранский) с высокой динамикой в
2017 году и потенциалом дальнейшего развития как в сельском хозяйстве,
112
так и в обрабатывающем секторе. Районы этого кластера имеют удобное
транспортно-логистическое расположение и доступ к рынкам сбыта крупных
городов. Волжский район окружает своеобразным поясом Самару.
Красноармейский район отличается близостью к рынкам сбыта
Самары (7 км), Новокуйбышевска (56 км), Чапаевска (46 км). Данное
направление между Самарой и Красноармейским районом отличается
динамичным развитием, здесь появляются новые производственные
площадки, развивается строительство жилья. Через Сызранский район
проходит федеральная трасса М-5 (Москва – Челябинск), он связан с
городскими округами Сызрань (10 км), Тольятти (97 км), Ульяновск (140 км),
характеризуется хорошей транспортной доступностью.
Четвертый кластер включает Безенчукский, Большеглушицкий,
Большечерниговский, Кинельский, Кошкинский, Нефтегорский,
Сергиевский, Ставропольский муниципальные районы, отличающиеся
высоким уровнем и динамикой развития. Также как и в третьем кластере,
районы имеют высокий потенциал дальнейшего развития и улучшения
структуры экономики.
Пятый кластер включает Алексеевский, Елховский, Исаклинский,
Красноярский, Челно-Вершинский, Шенталинский периферийные районы с
сельскохозяйственной специализацией и высокой зависимостью от бюджета.
В этой группе как внутренние районы, так и районы, граничащие с другими
регионами. При относительно неплохом пространственном расположении
недостаточно полно используют пространственный потенциал.
Шестой кластер также представлен периферийными районами
(Клявлинский, Приволжский, Хворостянский, Борский, Камышлинский), все
граничат с другими регионами (Саратовская, Оренбургская области),
значительно удалены от крупных населенных пунктов. Труднодоступность
городских рынков сбыта служит существенным препятствием к дальнейшему
развитию структуры экономики в этих районах.
113
!" #$%&'() 2.15 *#)+%,"-.)'" ("#," (."%,)#/- 0&'$1$*".2'34
#"5/'/-.

6$%&'/( 2.15 – 7"#," (."%,)#/- 0&'$1$*".2'34 #"5/'/-

8"''"9 (."%,)#$:"1$9 0&'$1$*".2'34 #"5/'/- 0/;), %.&;$,2


/%'/-/5 +.9 %/-)#<)'%,-/-"'$9 %,#&(,&#'/5 */.$,$($ ="0"#%(/5 />."%,$.
? 1).94 -39-.)'$9 %.">34 %,/#/', &%,#"')'$9 %,"@'"1$/''34
*#/1)%%/-, *#)*9,%,-&AB$4 &%,/5C$-/0& %/1$".2'/-D(/'/0$C)%(/0&
#":-$,$A #)@$/'", '" &#/-') %&>E)(," ')/>4/+$0" %-/)-#)0)''"9 /1)'("
#):&.2,",$-'/%,$ +)9,).2'/%,$ 0)%,'34 /#@"'/- -."%,$, '/ ') ,/.2(/
% ,/C($ :#)'$9 /,+).2'34 */(":",).)5 %/1$".2'/-D(/'/0$C)%(/@/ #":-$,$9,
114
но и с точки зрения определения обобщающей характеристики
эффективности. Она позволит судить о том, насколько эффективно в
муниципальном образовании реализуется региональная экономическая
политика, насколько она согласуется с тенденциями изменения структуры
экономики на уровне страны, региона. А также оценить условия для
изменения структуры экономики и занятости населения в муниципалитетах.
Предложено рассмотреть в качестве инструмента оценки региональной
экономической политики на территории муниципальных образований метод
анализа структурных сдвигов, или shift-share analysis. Авторский подход
более подробно раскрыт в п. 1.3.
Мотивацией данного предложения послужило предположение, что
динамика и структурные сдвиги занятости трудовых ресурсов могут служить
обобщающей характеристикой результатов реализации региональной
экономической политики на территории муниципальных образований.
От того, насколько успешно выполняются задачи развития территории,
зависит уровень и качество жизни населения, степень удовлетворенности
жителей работой, условиями для отдыха, инфраструктурой и
благоустройством территории. Очевидно, если население не устраивают
местные условия занятости и проживания, то жители предпочитают покинуть
этот город или поселок в поисках более высокооплачиваемой работы и
лучших условий для жизни.
Тогда, по нашему мнению, правомочно предположить, что динамика
показателей уровня занятости по различным видам экономической
деятельности за определенный период времени поможет получить
представление о том, насколько местным органам самоуправления удается
реализовать задачи социально-экономической политики: создание рабочих
мест, благоприятных условий для бизнеса, обеспечение высокого качества
жизни населения и т. д. Однако при этом необходимо учитывать, что, кроме
деятельности местных властей, на динамику показателей уровня занятости
оказывают также влияние естественный прирост или убыль населения,
115
политика региональных властей (региональный фактор), сложившаяся
конъюнктура в отрасли (отраслевой фактор).
Ниже представим результаты четырехфакторной модели на примере
муниципальных образований Самарской области. Самарская область
представлена 10 городскими округами и 27 муниципальными районами
(таблица 2.23).
Проведенные расчеты позволяют, как выявить общие тенденции, так и
сделать выводы относительно групп и отдельных муниципальных
образований.
1. Отмечен резерв трудовых ресурсов для муниципальных образований,
которые должны быть вовлечены в официальную трудовую деятельность.
Такой резерв для Самарской области в целом составляет порядка
284 тыс. человек (204,8 + 79,5). Данный вывод особенно актуален в условиях
реализации национальных проектов и достижения целей роста малого и
среднего бизнеса, в том числе за счет и самозанятых граждан.
2. Представленные сведения характеризуют суммарные изменения
показателя занятости трудовых ресурсов муниципальных образований по
каждому из представленных компонентов. Наблюдаются муниципальные
образования, как с положительным значением суммарного изменения
компонентов, так и c отрицательным.
Благоприятные условия для занятости отмечены в городских округах
Кинель, Чапаевск, муниципальных районах Безенчукский, Богатовский,
Волжский, Кинельский, Кинель-Черкасский, Сергиевский, Пестравский.
Суммарное изменение компонентов (четырех факторов) положительное, что
обусловлено ростом числа занятых в данных муниципальных образованиях.
В Елховском и Хворостянском муниципальных районах численность
занятых не изменилась.
В прочих муниципальных образованиях Самарской области
наблюдаются отрицательные показатели численности занятых в экономике
под влиянием отраслевого и локального факторов.
116

Таблица 2.23 – Анализ структурных сдвигов показателя занятости трудовых ресурсов на примере муниципальных
образований Самарской области (на основе адаптированного метода shift-share analysis)
Доля LSi в
Наименование Абс.
№ п/п 2010 г. 2016 г. !"! !"! !"! !"! ∆!! показателе
муниципального измен.
2016 г., %
образования
Тыс. чел.
1 Самара 584,5 564,9 - 19,6 38,8 25,4 27,1 -110,9 - 19,6 19,6
2 Жигулевск 19,2 17,3 - 1,9 1,3 0,3 1,6 - 5,0 - 1,9 28,9
3 Кинель 14,6 15,6 1,0 1,0 0,2 0,7 - 0,9 1,0 5,5
4 Новокуйбышевск 42,5 41,2 - 1,3 2,8 0,8 2,6 - 7,5 - 1,3 18,1
5 Октябрьск 7,6 7,3 - 0,3 0,5 0,2 0,4 - 1,5 - 0,3 20,1
6 Отрадный 19,5 17,6 - 1,8 1,3 0,2 2,4 - 5,8 - 1,8 32,8
7 Похвистнево 9,5 9,3 - 0,2 0,6 0,1 0,8 - 1,8 - 0,2 18,9

116
8 Чапаевск 16,8 18,3 1,5 1,1 - 0,0 0,9 - 0,6 1,5 3,1
9 Сызрань 62,9 58,3 - 4,6 4,2 0,2 3,0 - 12,0 - 4,6 20,6
10 Тольятти 310,7 268,6 - 42,1 20,6 1,9 10,0 - 74,6 - 42,1 27,8
11 Алексеевский 2,8 2,3 - 0,5 0,2 - 0,3 0,3 - 0,7 - 0,5 30,2
12 Безенчукский 11,1 11,2 0,1 0,7 - 0,5 1,1 - 1,3 0,1 11,2
13 Богатовский 3,3 3,8 0,5 0,2 - 0,3 0,2 0,3 0,5 8,5
14 Большеглушицкий 5,0 4,5 - 0,5 0,3 - 0,4 0,7 - 1,1 - 0,5 23,4
15 Большечерниговский 5,3 4,6 - 0,7 0,3 - 0,6 0,6 - 1,1 - 0,7 24,1
16 Борский 4,5 4,2 - 0,3 0,3 - 0,3 0,3 - 0,7 - 0,3 15,4
17 Волжский 26,8 27,1 0,3 1,8 0,3 1,8 - 3,6 0,3 13,2
18 Елховский 1,6 1,6 0,0 0,1 - 0,1 0,1 - 0,1 0,0 7,0
19 Исаклинский 4,3 3,8 - 0,5 0,3 - 0,5 0,5 - 0,8 - 0,5 20,6
20 Камышлинский 2,0 1,8 - 0,2 0,1 - 0,1 0,2 - 0,3 - 0,2 18,8
21 Кинельский 5,2 6,4 1,2 0,3 - 0,4 0,4 0,9 1,2 14,0
22 Кинель-Черкасский 10,0 10,4 0,5 0,7 - 0,4 0,6 - 0,3 0,5 3,1
117

Доля LSi в
Наименование Абс.
№ п/п 2010 г. 2016 г. !"! !"! !"! !"! ∆!! показателе
муниципального измен.
2016 г., %
образования
Тыс. чел.
23 Клявлинский 3,6 3,3 - 0,3 0,2 - 0,2 0,3 - 0,6 - 0,3 18,9
24 Кошкинский 7,2 6,0 - 1,1 0,5 - 0,7 0,9 - 1,8 - 1,1 29,3
25 Красноармейский 4,2 3,7 - 0,4 0,3 - 0,4 0,4 - 0,7 - 0,4 18,9
26 Красноярский 15,1 15,0 - 0,1 1,0 0,2 0,9 - 2,2 -0,1 13,5
27 Нефтегорский 10,4 9,6 - 0,8 0,7 - 0,2 1,3 - 2,5 - 0,8 25,9
28 Пестравский 3,6 4,5 0,8 0,2 - 0,3 0,4 0,6 0,8 12,7
29 Похвистневский 4,0 3,8 - 0,3 0,3 - 0,6 0,5 - 0,5 - 0,3 12,8
30 Приволжский 6,7 5,1 - 1,6 0,4 - 0,8 0,8 - 2,1 - 1,6 41,0
31 Сергиевский 13,3 13,5 0,2 0,9 - 0,1 1,4 - 2,0 0,2 15,1

117
32 Ставропольский 21,8 17,9 - 3,9 1,4 - 0,3 1,5 - 6,6 -3,9 36,7
33 Сызранский 6,4 5,5 - 0,9 0,4 - 0,3 0,7 - 1,7 - 0,9 31,1
34 Хворостянский 3,1 3,1 0,0 0,2 - 0,3 0,3 - 0,2 0,0 6,4
35 Челно-Вершинский 3,9 3,4 - 0,4 0,3 - 0,3 0,3 - 0,7 - 0,4 21,0
36 Шенталинский 3,9 3,1 - 0,8 0,3 - 0,2 0,3 - 1,1 - 0,8 34,4
37 Шигонский 4,2 3,9 - 0,4 0,3 - 0,2 0,2 - 0,7 - 0,4 18,0
Итого 1280,9 1201,5 - 79,5 85,1 20,9 66,5 - 251,7 - 79,5 20,9
Численность занятых в
СО (по балансу 1509,4 1714,2 204,8 - - - - - -
трудовых ресурсов)
Источник: рассчитано автором, включает численность работников организаций, включая малые, средние, индивидуальных предпринимателей.
118
!" #$%&'() 2.16 *#)+%,"-.)'" ("#,/0#"11" 1&'$2$*".3'45
/6#"7/-"'$8 % *#$#/%,/1 $ '&.)-41 $71)')'$)1 9$%.)''/%,$ 7"':,45 -
2010–2016 0/+4.

C/.=%($8 #-'

B"*")-%(

;$%&'/( 2.16 – <"#,/0#"11" 1&'$2$*".3'45 /6#"7/-"'$8 % */./=$,).3'41


$ '&.)-41 *#$#/%,/1 7"':,45 - 2010–2016 0/+4

>/='/ 7"1),$,3, 9,/ ?,$ 1&'$2$*".3'4) /6#"7/-"'$: %/%)+%,-&@,


+#&0 % +#&0/1, /6#"7&: :+#/ -'&,#$ #)0$/'". A#$ ?,/1 - 2)',#) #)0$/'" –
119
г. о. Самара за тот же период наблюдалось снижение численности занятых на
19,6 тыс. чел. Далее следует рассмотреть влияние локального фактора на
изменение показателя занятых в муниципальном образовании. Отметим, что
количественные значения национальных, региональных и локальных
факторов являются суммой их изменений в отраслевом разрезе. Более
подробно мы покажем это ниже на примере г. о. Сызрань. Поэтому значения
и величины NSi, IMi, RSi, LSi позволяют судить о том, насколько в целом
экономика муниципального образования соответствует национальным,
отраслевым и региональным тенденциям. Локальный фактор, на наш взгляд,
может служить характеристикой влияния местных властей или его
отсутствия на снижение теневой занятости. Отметим, что значительными
резервами вовлечения трудовых ресурсов в официальном налоговом и
правовом поле обладают Самара, Тольятти, Сызрань. Следует обратить
внимание на негативные тенденции в Жигулевске, Октябрьске, Отрадном,
муниципальных районах Кошкинский, Приволжский, Сызранский,
Шенталинский.
Рассмотрим более подробно структуру занятости трудовых ресурсов в
разрезе видов экономической деятельности под влиянием исследуемых
факторов на примере городского округа Сызрань.
Ранее подобный анализ был опубликован в работе автора91.
Согласно расчетам автора, представленным в таблице 2.24, видно, что
местные условия не являются благоприятными для ключевого вида
деятельности Сызрани, формирующего основу экономики муниципалитета, –
«обрабатывающие производства». Как следствие, снижается занятость в
транспорте и связи, производстве и распределении электроэнергии, газа и
воды, строительстве, торговле и услугах.

91
Хмелева Г. А., Егорова К. С. Анализ структурных сдвигов в структуре занятости трудовых ресурсов
города методом shift-share analysis (на примере г. о. Сызрань) // Вестник Самарского муниципального
института управления. – 2015. – № 2. – С. 64–71.
120

Таблица 2.24 – Анализ структурных сдвигов трудовых ресурсов на примере городского округа Сызрань
Абс.
2010 г. 2016 г. !"! !"! !"! !"! ∆!!
Вид экономической деятельности изм.
Тыс. чел.
Сельское хозяйство, охота и лесное хозяйство 0,06! 0,02! -0,04! 0,00! -0,02! 0,01! -0,04! -0,04!
Добыча полезных ископаемых 0,05! -! -0,05! 0,00! -0,00 0,03! -0,08! -0,05!
Обрабатывающие производства 19,92! 17,23! -2,70! 1,32! -1,41! -0,06! -2,55! -2,70
Производство и распределение электроэнергии,
2,26! 2,26! 0,00! 0,15! -0,10! 0,91! -0,96! 0,00!
газа и воды
Строительство 3,33! 3,75! 0,42! 0,22! 0,31! 0,89! -0,99! 0,42!
Оптовая и розничная торговля; ремонт
автотранспортных средств, мотоциклов,
6,69! 6,61! -0,08! 0,44! 0,43! 0,17! -1,12! -0,08!
бытовых изделий и предметов личного
пользования

120
Гостиницы и рестораны 0,68! 0,81! 0,13! 0,04! 0,22! 0,04! -0,18! 0,13!
Транспорт и связь 7,12! 4,67! -2,45! 0,47! 0,37! 0,42! -3,71! -2,45!
Операции с недвижимым имуществом, аренда и
4,81! 4,36! -0,45! 0,32! 1,27! -0,03! -2,01! -0,45!
предоставление услуг
Образование 6,08! 6,09! 0,01! 0,40! -0,76 0,15! 0,22! 0,01!
Здравоохранение и предоставление социальных
5,71! 5,79! 0,08! 0,38! -0,40! 0,11! -0,01! 0,08!
услуг
Предоставление прочих коммунальных,
2,02! 1,48! -0,54! 0,13! 0,37! 0,46! -1,50! -0,54!
социальных и персональных услуг
Другие виды деятельности 4,14! 5,21 1,07! 0,28! -0,05! -0,11! 0,95! 1,07!
Всего 62,86! 58,26! -4,60! 4,18! 0,23! 2,97! -11,98! -4,60!
121
Общее снижение численности занятых в 2010–2016 годы –
4,6 тыс. человек. При этом под влиянием национального фактора
наблюдается рост на 4,18 тыс. человек, отраслевого – 0,23 тыс. человек,
регионального – 2,97 тыс. человек.
Локальный фактор оказал отрицательное влияние на
11,98 тыс. человек, что может свидетельствовать о недостаточном внимании
местных органов власти к отраслям с отрицательной динамикой занятых,
которая может быть обусловлена рядом причин, «принуждающих»
муниципалитет снижать темпы социально-экономического развития. Так, в
условиях сложной социально-экономической обстановки наблюдается
высвобождение значительной численности работающих на различных
предприятиях муниципалитета.
В отношении выполненных расчетов по городскому округу Сызрань
проведем проверочное мероприятие, приняв во внимание следующую
проверочную формулу 1.16.
На основании выполненных расчетов видно, что абсолютное изменение
значений в 2010–2016 гг. по городскому округу Сызрань составляет
4,6 тыс. человек и равно значению общего изменения суммы четырех
компонентов, что свидетельствует о верном выполненном расчете.
На основании представленных сведений показано, что расчеты
выполнены верно, и данный инструментарий жизнеспособен для оценки
показателя занятости трудовых ресурсов как обобщающей характеристики
реализации региональной экономической политики на территории
муниципального образования.
Приведенные выше данные свидетельствуют о целесообразности и
возможности применения усовершенствованного (адаптированного) метода
структурных сдвигов путем введения четвертого компонента – локального
фактора. Данный метод имеет ряд преимуществ: позволяет разделить рост
(снижение) измеряемой величины на четыре компонента, математически
122
не сложен, не требует большого количества исходных данных и длительных
временных затрат, дает возможность выявить теневую занятость в регионе.
Таким образом, адаптацию метода анализа структурных сдвигов к
локальной местности следует расценивать как инструмент, позволяющий
сформировать представление о развитии той или иной отрасли с точки
зрения обобщающей характеристики, и провести анализ реализации
региональной экономической политики на территории муниципальных
образований.

2.4 Оценка структурной политики в регионе

Регулирование структуры экономики целесообразно осуществлять в


рамках структурной политики субъекта Российской Федерации, под которой
понимается комплекс направлений и мер по формированию механизма
целенаправленной трансформации структуры экономики на основе ключевых
факторов долгосрочного роста экономики.
В связи с указанным представляет интерес анализ структурной
политики, проводимый органами региональной власти в субъекте Российской
Федерации. Структурная политика в Самарской области опирается на
промышленную, инновационную, инвестиционную политику, а также
политику в области развития предпринимательства. Самарская область
относится к числу промышленно развитых регионов. Поэтому
промышленная политика и ее ориентиры составляют основу
реструктуризации. Инновационная политика задает ориентиры перехода
существующих секторов экономики на инновационную основу, а также
формирования заделов «новой экономики» на базе развития
высокотехнологичного предпринимательства. Инвестиционную политику, на
наш взгляд, следует рассматривать как инструмент формирования
благоприятных условий для инвестиций в промышленность. Политика
развития предпринимательства создает условия для развития малого и
123
среднего бизнеса, который с каждым годов играет все большую роль в
формировании нового профиля экономики. Особенно данное положение
справедливо для муниципальных районов субъекта Российской Федерации,
где основу экономики составляет именно малое и среднее
предпринимательство.
Заметим, что в последние годы (2014–2016 годы) органами
региональной власти Самарской области предпринимались определенные
действия, направленные на улучшение структуры экономики и повышение ее
сбалансированности. Среди наиболее значимых следует отметить
следующие.
В настоящее время пересматривается Стратегия
социально-экономического развития Самарской области на период до
2030 года, которая задает основные ориентиры трансформации структуры
экономики. В течение 2018 года муниципальные образования Самарской
области приняли свои стратегии, положения которых будут учтены в
областной стратегии92. Вместе с тем муниципальные стратегии учитывали
стратегические ориентиры областной стратегии, образуя тем самым
реверсивное движение при формировании перспектив развития экономики
Самарской области на период до 2030 года.
Основные положения промышленной политики Самарской области
отражены в Законе Самарской области от 11 февраля 2004 года № 10-ГД
«Об основах промышленной политики в Самарской области»,
Государственной программе Самарской области «Развитие промышленности
Самарской области и повышение ее конкурентоспособности до 2020 года»93,

92
Егорова К. С. Типология городов с позиции стратегического планирования социально-экономического
развития // Евразийский Союз Ученых (ЕСУ). 2015. № 4-1(13). С. 90–93.
93
Об утверждении государственной программы Самарской области «Развитие промышленности Самарской
области и повышение ее конкурентоспособности до 2020 года»: Постановление Правительства Самарской
области от 04.06.2014 г. № 321. (в редакции от 17.05.2019). URL: http://docs.cntd.ru/document/464011089/
(дата обращения: 10.06.2019).
124
Государственной программе Самарской области «Развитие рынка
газомоторного топлива в Самарской области» на 2014–2020 годы»94.
Закон Самарской области от 11 февраля 2004 года № 10-ГД
«Об основах промышленной политики в Самарской области» регулирует
отношения между хозяйствующими субъектами сферы промышленности, а
также организациями, которые образуют инфраструктуры поддержки
промышленности, органами государственной власти Самарской области при
формировании и реализации промышленной политики в Самарской области.
Данным законом закреплены полномочия органов государственной
власти в сфере промышленной политики, меры стимулирования
деятельности промышленных предприятий.
Государственная программа Самарской области
«Развитие промышленности Самарской области и повышение ее
конкурентоспособности до 2020 года» слабо коррелирует с задачей
реструктуризации промышленности. В программе целью обозначено
создание экономических, организационных и правовых условий для
обеспечения развития промышленности Самарской области и повышения ее
конкурентоспособности. Среди задач наиболее близко к реструктуризации
экономики обозначены техническое и технологическое перевооружение
промышленных организаций Самарской области, а также стимулирование
создания инновационных продуктов. Вместе с тем отсутствует привязка к
отраслям, оценка, в каких именно отраслях предпочтительно наращивать
инновационную деятельность. Отраслевая специфика среди показателей
видна только на примере показателя количества работников организаций
авиационного и ракетного двигателестроения, получивших премию за
значительный вклад в развитие авиационного и ракетного двигателестроения
Самарской области.

94
Об утверждении государственной программы Самарской области «Развитие рынка газомоторного топлива
в Самарской области» на 2014–2020 годы: Постановление Правительства Самарской области от 12.09.2014
№ 568 (в редакции от 30.06.2017). URL: http://docs.cntd.ru/document/464013074/ (дата обращения:
25.11.2018).
125
Следует отметить, что данная программа показала недостаточную
востребованность среди предприятий промышленности и эффективность
мероприятий. Уже после первого года реализации стало понятно, что средств
областного бюджета явно недостаточно. Происходит их распыление на
мелкие задачи, не решающие общей проблемы. Необходимы более
финансовоемкие меры, что возможно только при участии федеральных
органов власти.
В 2014 г. на реализацию программы было выделено 277 436,1 тыс. руб.
Ряд запланированных мероприятий был успешно реализован. Так, за счет
средств программы 9 организаций машиностроительного комплекса
(ЗАО «Кардан», ООО «Завод приборных подшипников»,
ЗАО «ПК Автокомпонент Тольятти» и др.) Самарской области, которые
разработали 19 опытных образцов промышленных изделий, получили
субсидии на возмещение затрат, связанных с выполнением
научно-исследовательских, опытно-конструкторских работ.
ЗАО «Джи Эм АВТОВАЗ», ЗАО «Самарская кабельная компания»,
ЗАО «Евротехника» и др., всего 16 предприятий, получили субсидии на
возмещение затрат, связанных с приобретением и разработкой
информационных систем управления проектами, качеством, подготовкой и
диспетчеризацией производства. За счет средств программы 730 сотрудников
прошли повышение квалификации, 6 получили субсидии на возмещение
затрат, связанных с внедрением энерго- и ресурсосберегающих технологий,
11 – субсидии на возмещение затрат, связанных с проведением сертификации
продукции, работ и услуг.
Однако в отчете министерства промышленности и технологий
Самарской области «О ходе реализации и оценки эффективности реализации
государственной программы за 2014 год» отмечены недостаточная
активность организаций машиностроительного комплекса, наличие
задолженности предприятий перед бюджетными фондами, что ограничивало
их возможности участия в конкурсе на предоставление субсидий из бюджета,
126
низкая дисциплина машиностроительных предприятий по финансированию
мероприятий по модернизации и техническому перевооружению,
научно-исследовательским, опытно-конструкторским работам, по
проведению работ по энерго- и ресурсосбережению, сертификации
продукции, работ и услуг ввиду недостаточности собственных средств на
данные цели. У машиностроительных предприятий почти не было полностью
завершенных научно-исследовательских, опытно-конструкторских работ с
внедрением опытного образца в производство. Ряд предприятий
документально не подтвердили понесенные затраты. Кроме того, части
предприятий удалось получить субсидии в рамках государственных
программ Российской Федерации. В 2015–2016 гг. средства на реализацию
мероприятий из областного бюджета не выделялись.
Закон Самарской области от 9 ноября 2005 года № 198-ГД
«О государственной поддержке инновационной деятельности на территории
Самарской области» (с изменениями) закрепляет сферу регулирования
данного закона, цели, принципы, полномочия Самарской Губернской Думы в
сфере государственной поддержки, основные направления инновационной
деятельности на территории Самарской области.
В некоторой степени вопросы политики изменения структуры
экономики и привязки к отраслям отражены в Государственной программе
Самарской области «Создание благоприятных условий для инвестиционной и
инновационной деятельности в Самарской области» на 2014–2030 годы95, где
отдельной задачей обозначено содействие реализации комплексного
инвестиционного проекта развития инновационного территориального
аэрокосмического кластера Самарской области. Остальные задачи
нацеливают на повышение уровня инновационной и инвестиционной
деятельности в регионе безотносительно отраслевой специфики.

95
Государственная программа Самарской области «Создание благоприятных условий для инвестиционной и
инновационной деятельности в Самарской области» на 2014–2030 годы: Постановление Правительства
Самарской области от 14.11.2013 № 622 (ред. от 25.09.2019). URL: http://docs.cntd.ru/document/464008199/
(дата обращения: 20.06.2019).
127
В рамках данной программы в 2016 г. осуществлено создание
инженерной инфраструктуры индустриального парка «Преображенка» и
индустриального парка в границах г. о. Чапаевск, закончено строительство
второй очереди электроснабжения в индустриальном парке «Преображенка»,
в индустриальном парке «Чапаевск» закончено строительство первой
очереди электроснабжения, водоснабжения.
В 2015 году создана некоммерческая унитарная организация
Фонд «Агентство по привлечению инвестиций Самарской области»
(далее Фонд АПИ-СО). Фонд АПИ-СО осуществляет организацию
мероприятий, направленных на привлечение инвестиций в регион, оказывает
содействие инвесторам при работе с органами государственной власти
Самарской области по принципу «одного окна», содействует созданию
проектных команд по поддержке и реализации проектов, осуществляет
взаимодействие с финансовыми структурами региона, страны, мира.
В 2017 году Фонд АПИ-СО оказывал сопровождение 10 крупных проектов,
что способствовало созданию более 1000 рабочих мест, включая
высокопроизводительные, заключено 10 новых инвестиционных соглашений.
Фонд АПИ-СО осуществляет актуализацию стратегических
инвестиционных региональных проектов, сопровождение при получении
заемного финансирования от федеральных институтов поддержки. Так, в
2017 году по линии АО «Корпорация МСП» было привлечено кредитных
средств на сумму 1,377 млрд руб. Организация, учитывая профиль своей
деятельности, имеет возможность оказывать влияние на формирование
отраслевой структуры региона. Так, в 2017 году Фондом АПИ-СО проведена
работа по подготовке инвестиционного предложения отрасли молочного
животноводства, тепличного хозяйства, производства лифтов. В силу своей
специфики деятельности организация вынуждена осуществлять поиск
перспективных видов деятельности, учитывая рынок сбыта, ресурсные и
материально-технические условия для размещения на территории Самарской
области.
128
Государственная поддержка инвестора в Самарской области
осуществляется в рамках Закона Самарской области от 16.03.2006 № 19-ГД
«Об инвестициях и государственной поддержке инвестиционной
деятельности в Самарской области» в различных формах: информационной,
организационной, консультационной. Для проектов стоимостью 650 млн руб.
и более предусмотрено назначение куратора.
Организована многоканальная система поддержки инвесторов в
регионе на основе масштабной реформы нормативно-правовой базы. С целью
улучшения взаимодействия инвестора и органов региональной власти
созданы институты развития: некоммерческая унитарная организация
Фонд «Агентство по привлечению инвестиций Самарской области»,
ОАО «Корпорация развития Самарской области» и АО Микрокредитная
компания «Гарантийный фонд Самарской области».
ОАО «Корпорация развития Самарской области» осуществляет свою
деятельность с 2008 г. на основании Постановления Правительства
Самарской области от 14 мая 2008 г. № 137. В частности, исполняет функции
заказчика на разработку технико-экономических обоснований,
самостоятельно разрабатывает такие обоснования, исполняет функции
оператора инвестиционных проектов, организует привлечение средств
федерального и регионального бюджетов, является участником
приоритетных проектов Самарской области, реализуемых на основе
государственно-частного партнерства и др. За период 2012–2017 годы объем
финансовых вложений увеличился в 1328 раз и составил в 2017 году
4 143 720 тыс. руб. Влияние на изменение структуры экономики региона
выражается в деятельности по поддержке приоритетных для Самарской
области инвестиционных проектов. При участии ОАО «Корпорация развития
Самарской области» реализован проект строительства аэровокзального
комплекса международного уровня «Курумоч».
В рамках инвестиционной политики реализуется сервисная модель
государственной поддержки инвестора, при которой назначенный куратор
129
инвестиционного проекта осуществляет организационное и юридическое
сопровождение перспективных проектов модернизации действующего и
создания нового производства (при инвестициях свыше 300 млн руб.).
Упрощен порядок отведения земельных участков, расширен перечень
категорий лиц, которым земельный участок может быть передан без торгов.
Акционерное общество Микрокредитная компания «Гарантийный
фонд Самарской области» (МК ГФСО) создано в 2015 году путем
преобразования государственного унитарного предприятия Самарской
области «Гарантийный фонд поддержки предпринимательства Самарской
области» (действовало с 2009 года) для обеспечения доступа субъектов
малого и среднего предпринимательства, а также организаций
инфраструктуры их поддержки к кредитным ресурсам. Данный фонд
осуществляет предоставление поручительств, микрозаймов субъектам малого
и среднего предпринимательства (индивидуальным предпринимателям и
юридическим лицам), а также организациям инфраструктуры поддержки
малого и среднего бизнеса. За период с 2016 по 2018 годы услугами фонда
воспользовались 264 субъекта малого и среднего предпринимательства,
включая микропредприятия. За весь срок деятельности организации
поддержан 1801 субъект малого и среднего бизнеса, создано 2150 рабочих
мест. В 2017 г. общий размер поручительств составил 327,1 млн руб.,
кредитов – 864,8 млн руб. Микрозаймы выдаются на пополнение оборотных
средств, на цели инвестиций. Увеличение срока возврата займа с одного до
трех лет положительно сказалось на объемах выданных кредитов для
предпринимателей реального сектора экономики.
Отраслевая структура поручительств и выданных фондом кредитов
представлена в таблице 2.25.
130
Таблица 2.25 – Отраслевая структура поручительств и выданных кредитов
2014 г. 2015 г. 2016 г. 2017 г.

Кредиты, млн руб.

Кредиты, млн руб.

Кредиты, млн руб.

Кредиты, млн руб.


Поручительства,

Поручительства,

Поручительства,

Поручительства,
млн руб.

млн руб.

млн руб.

млн руб.
Доля, %

Доля, %

Доля, %

Доля, %
Отрасль

Сельское
12 0 0 3 13 164 14 44 360 18 58 501
хозяйство
Производство 24 97 888 33 157 1919 39 127 1029 18 60 515
Строительство 10 41 370 16 75 919 20 67 541 5 17 150
Торговля 43 174 1592 31 147 1790 15 50 405 38 124 1069
Услуги 23 93 851 18 87 1059 12 41 330 21 69 594
Итого 100 405 914 100 479 1221 100 329 810 100 327 865
Источник: рассчитано автором по данным отчетности МК ГФСО.

За 2014–2017 годы наблюдается изменение отраслевой структуры


поручительств и выданных кредитов. Повышение спроса на
импортозамещающую продукцию обусловило дополнительную потребность
в обеспечении поручительства и привлечении кредитных средств. Доля
сельского хозяйства в 2017 году сравнялась с производством и составила
18 %. На наш взгляд, доля торговли остается необоснованно высокой, объем
кредитных средств в этот сектор в два раза превышает производство.
География поручительств в 2017 году включает в основном
предпринимателей городских округов и крупных муниципальных районов
Самарской области (рисунок 2.17).
131

24%

2% 52%
3%
2%
8%

9%

4.&. (+7+*+ 4.&. A"4$0-/#' ()+/*&,&06#'": 7.*. B*"/&0?#'": 7.*.


4.&. (13*+%6 4.&. C&/&'$91D-/#' 4.&. E&06>))"

!"#$%&' 2.17 – ()*$')$*+ ,*-.&#)+/0-%%12 3+ 2017 4&. ,&*$5")-06#)/ /


*+3*-3- 7$%"8",+06%12 &9*+3&/+%": (+7+*#'&: &90+#)", %
;#)&5%"': URL: http://www.gfso.ru/node/61

<-&4*+="> 7"'*&="%+%#&/12 &*4+%"3+8": )+'?- &4*+%"5-%+ "


/'0@5+-) ,>)6 7$%"8",+06%12 *+:&%&/ " ./+ 4&*&.#'"2 &'*$4+ (*"#. 2.18).

15 15
F/&*&#)>%#'": 7.*.

B*"/&0?#'": 7.*.

()+/*&,&06#'": 7.*.
11,4 G-3-%5$'#'": 7.*.
14,6
4.&. C&/&'$91D-/#'

H"%-06#'": 7.*.

5 13,7 4.&. I)*+.%1:

9,5

!"#$%&' 2.18 – ()*$')$*+ 3+:7&/, ,*-.&#)+/0-%%12 7"'*&="%+%#&/17


&*4+%"3+8">7, / *+3*-3- 7$%"8",+06%12 &9*+3&/+%": (+7+*#'&: &90+#)"
3+ 12 7-#>8-/ 2017 4&.+ (70% *$9.)
;#)&5%"': URL: http://www.gfso.ru/node/61
132
Микрофинансовые организации привлекают различные объемы
кредитования от 5 млн руб. (г. о. Новокуйбышевск) до 15 млн руб.
(г. о. Отрадный и м. р. Хворостянский).
Фонд «Региональный центр развития предпринимательства Самарской
области» оказывает консультационную и организационно методическую
поддержку ведения бизнеса в России и за рубежом. На базе фонда действует
Центр поддержки экспорта.
Базисным документом, задающим в долгосрочной перспективе
отраслевые приоритеты, является Стратегия социально-экономического
развития Самарской области на период до 2030 года.
Динамика структуры ВРП вследствие реализации стратегии
представлена в таблице 2.26.

Таблица 2.26 – Сценарии динамики структуры ВРП, в % к итогу


Виды экономической 2030 г. (прогноз)
деятельности 2015 г.
1 2 3 4 5
Сельское хозяйство, охота и
5,1! 5,4! 5,5! 4,8! 4,6! 5,5!
лесное хозяйство!
Добыча полезных
16,2! 10,5! 9,7! 13,3! 7,6! 7,7!
ископаемых!
Обрабатывающие
24,0! 22,6! 22,8! 22,1! 24,8! 26,0!
производства
Производство и
распределение 3,8! 2,9! 2,7! 2,4! 2,5! 2,5!
электроэнергии, газа и воды!
Строительство! 6,5! 9,2! 9,4! 11,8! 12,5! 11,9!
Оптовая и розничная
торговля; ремонт
автотранспортных средств,
мотоциклов, бытовых 10,7! 9,8! 10,2 9,3! 10,2! 9,6!
изделий и предметов
личного потребления!
Гостиницы и рестораны! 1,1! 1,4! 1,4! 1,3! 1,5! 1,4!
Транспорт и связь! 9,0! 12,7! 12,8! 10,5! 9,4! 9,2!
Финансовая деятельность! 0,3! 0,4! 0,4! 0,4! 0,4! 0,4!
Операции с недвижимым
имуществом, аренда и 11,6! 14,6! 15,4! 13,2! 14,8! 15,0!
предоставление услуг
133
Виды экономической 2030 г. (прогноз)
деятельности 2015 г.
1 2 3 4 5
Государственное управление
и обеспечение военной
4,1! 3,6! 3,3! 2,6! 3,2! 2,2!
безопасности; обязательное
и социальное обеспечение!
Образование! 3,0! 2,5! 2,3! 2,9! 3,2! 3,0!
Здравоохранение и
предоставление социальных 3,6! 3,3! 3,1! 4,4! 4,3! 4,3!
услуг!
Предоставление прочих
коммунальных, социальных 1,0! 1,1! 1,1! 1,1! 1,1! 1,0!
и персональных услуг
Итого 100,0! 100,0! 100,0! 100,0! 100,0! 100,0!
1 – Сценарий «Борьба за выживание», 2 – Сценарий «Трансформация»,
3 – Сценарий «Базовый», 4 – Целевой сценарий, 5 – Сценарий «Лидер промышленных
инноваций».
Источник: составлено автором по данным Стратегии социально-экономического
развития Самарской области на период до 2030 г.

Методологической основой изменения структуры экономики является


кластерный подход. В частности, выделены ряд системообразующих,
наиболее сформированных кластеров (автомобилестроительный,
нефтехимический, аэрокосмический, агропищевой) и формируемые новые
кластеры и секторы отраслей (кластер медицинских и фармацевтических
технологий, туризм, малотоннажная химия, производство детских товаров,
контрактное производство).
Целевые индикаторы кластеров Самарской области представлены в
таблице 2.27.

Таблица 2.27 – Целевые индикаторы кластеров Самарской области


Годы Среднегодовой
Наименование показателя
2015 2016 2020 2025 2030 темп роста, %
Индекс производства
автомобилестроительного 100,0 85,3 112,4 138,2 183,4 104,1
кластера к уровню 2015 года, %*
Индекс производства
нефтехимического кластера к 100,0 100,3 120,8 137,7 165,8 103,4
уровню 2015 года, %*
Индекс производства
аэрокосмического кластера к 100,0 109,3 119,0 146,3 194,1 104,5
уровню 2015 года, %
134
Годы Среднегодовой
Наименование показателя
2015 2016 2020 2025 2030 темп роста, %
Индекс производства
агропищевого кластера к уровню 100,0 107,7 127,7 153,6 196,3 104,6
2015 года, %
* Показатель рассчитан по кластерообразующим видам деятельности.
Источник: составлено автором по данным Стратегии социально-экономического
развития Самарской области на период до 2030 г.

Видно, что в стратегии определен рост показателей. Самые высокие


темпы роста к 2030 году отведены аэрокосмическому и агропищевому
кластерам. Рост аэрокосмического кластера к 2030 году должен составить
194,1 %, агропищевого – 196,3 %. Индекс производства
автомобилестроительного кластера к уровню 2015 года составит 183,4 %,
агропищевого – 196,3 %.
Опираясь на работы Сухарева О.С., а также обобщение зарубежных и
отечественных работ по теме, можно выделить основные элементы
структурной политики на региональном уровне: система целей структурной
политики, показатели достижения целей структурной политики, структурная
модель экономики региона, учет целей структурной политики в
нормативно-правовых документах региона (включая стратегии, программы,
проекты), структура инвестиций, наличие и степень сформированности
инфраструктуры для целенаправленного изменения структуры экономики
региона.
Оценка полноты элементов структурной политики проводилась
автором на основе мониторинга нормативно-правовой базы, контент-анализа
сайтов органов исполнительной власти региона, муниципальных
образований, ОЭЗ «Тольятти», ТОСЭР «Тольятти», индустриальных парков,
инфраструктуры поддержки предпринимательства за период 2017–2018 годы.
Результаты оценки наличия и степени сформированности основных
элементов структурной политики по критериям представлены в таблице 2.28.
135
Таблица 2.28 – Оценка основных элементов структурной политики, балл
Фактическое Максимально
Критерии Описание количество баллов возможный
2017 г. 2018 г. балл
Система целей Характеризует целевое
структурной политики видение и ключевые
1! 1! 5!
факторы структурной
политики!
Система показателей Позволяет оценить степень
оценки достижения достижения структурной 1! 1! 5!
целей политики!
Наличие структурной Характеризует ключевые
модели факторы и механизм
0! 0! 5!
достижения структурной
политики!
Наличие Составляет
сформулированных методологическую базу
методов достижения достижения целей 1! 4! 5!
целей структурной структурной политики!
политики
Наличие системы Составляет практическую
мероприятий базу достижения целей! 2! 3! 5!
структурной политики
Стимулирующий Характеризует условия для
характер нормативно- реализации структурной 4! 4! 5!
правовой базы политики!
Инфраструктура Характеризует условия для
поддержки бизнеса реализации структурной 5! 5! 5!
политики!
Структура инвестиций Характеризует изменение
профиля структуры 3! 3! 5!
экономики!
Источник: расчеты автора.

Оценка основных элементов структурной политики Самарской области


показала ее наличие лишь фрагментарно. В стратегии
социально-экономического развития Самарской области на период
до 2030 года заданы целевые темпы роста базовых для экономики Самаркой
области кластеров. Остается неясным, приведет ли достижение указанных
темпов роста к изменению структуры экономики в сторону расширения
промышленного и сельскохозяйственного секторов. В стратегии
представлена система целей инвестиционной политики и показатели их
достижения, в то время как система целей структурной политики не
отражена.
136
!"#$%&'$&%()*+(, -'./.0('( 1*0*%#'.2 .34*#$( 5%"65.4*7*"$#8
.#&9"#$:48$; 5&$"0 %"*4()*+(( %*/<(%.:*//=> 5. #$"5"/( 5%(.%($"$/.#$(
5%."'$.:. ?%(:4"'*$"4;/.#$; 5%."'$.: 5%"64.<"/. .+"/(:*$; $%"08
'4,@":=0( >*%*'$"%(#$('*0(: #..$:"$#$:(" #$%*$"7(@"#'(0 5%(.%($"$*0
(40 % .+"/'(), @(#4. :=#.'.5%.():.6($"4;/=> %*3.@(> 0"#$, #.)6*//=> :
%")&4;$*$" 5%."'$* (30 %), 0&4;$(54('*$(:/=2 -AA"'$ – :4(8/(" /*
%*):($(" .$%*#4( (30 %).
B#4( )* .#/.:& %"*4()*+(( #$%&'$&%/.2 5.4($('( 5%(0"/8$;
5%."'$/=2 5.6>.6, $. /".3>.6(0. 3=4., /* /*C :)7486, #A.%0(%.:*$; )*5%.#
/* .$%*#4":=" 5%."'$=. D$0"$(0, @$. : 54*/*> 7&3"%/*$.%* 1*0*%#'.2
.34*#$( ( 5%*:($"4;#$:* 1*0*%#'.2 .34*#$( #&9"#$:"//. %*#C(%($;
5"%"@"/; .$%*#4":=> 5%(.%($"$/=> 5%."'$.:.

1(#$"0* +"4"2 #$%&'$&%/.2


5.4($('(
5
1(#$"0* 5.'*)*$"4"2
4
.+"/'( 6.#$(<"/(8 +"4"2
3

2
E*4(@(" #$%&'$&%/.2
1$%&'$&%* (/:"#$(+(2 1
0.6"4(
0

E*4(@("
F/A%*#$%&'$&%* 5.66"%<'( #A.%0&4(%.:*//=>
3()/"#* 0"$.6.: 6.#$(<"/(8 +"4"2
#$%&'$&%/.2 5.4($('(
E*4(@(" #(#$"0=
1$(0&4(%&,9(2 >*%*'$"%
0"%.5%(8$(2 #$%&'$&%/.2
/.%0*$(:/.-5%*:.:.2 3*)=
5.4($('(

2017 7.6 2018 7.6

!(#. 2.19 – D+"/'* .#/.:/=> -4"0"/$.: #$%&'$&%/.2 5.4($('(, 3*44


137
Из всех элементов структурной политики (рисунок 2.19) можно
выделить инфраструктуру поддержки бизнеса. Выше было показано, что в
Самарской области получили распространение различные виды
организационной, консалтинговой, финансовой поддержки бизнеса, в том
числе в части содействия привлечения поддержки федерального уровня.
Однако отсутствие целеполагания в отраслевом разрезе снижает
эффективность использования инфраструктуры поддержки бизнеса с точки
зрения не сиюминутной выгоды, но перспективы на долгосрочный период.
Государственные программы Самарской области не ориентированы
пока на создание новых секторов, ориентированы на действующие секторы
обрабатывающей промышленности. Зачастую программы между собой не
согласованы, в низкой степени ориентированы на кардинальное привлечение
инвестиций. Заметно ощутимого роста не наблюдается.
Выводы по второй главе.
1. Обоснована необходимость активной структурной политики.
Установлено, что динамика структуры занятости и структуры экономики
имеет инерционный характер. Основой развития экономики городов в России
по-прежнему остается эксплуатация углеводородов. Неудовлетворительная
структура экономики, общее состояние промышленного потенциала
обусловливают необходимость активной структурной политики со стороны
органов региональной власти. Расчеты четырехфакторной модели фиксируют
недооценку роли местных органов власти в деле регулирования структуры
экономики муниципальных образований.
2. Отмечен инерционный характер динамики структуры экономики
Самарской области. С 2005 по 2016 год накопленный рост добычи полезных
ископаемых составил 205 %, в то время как в обработке – 114,2 %.
В 2013–2016 годы были отмечены структурные сдвиги расширения сельского
хозяйства (на 0,9 %) и добычи полезных ископаемых (на 1,9 %) при
одновременном сокращении доли обрабатывающего сектора (на 2,3 %). Доля
сервисного сектора снизилась на 3,4 %. Выявлены быстрорастущие виды
138
экономической деятельности: добыча топливно-энергетических полезных
ископаемых (346 %), производство пищевых продуктов, включая напитки, и
табака (342 %), химическое производство (316 %). Сформирован профиль
эффективных специализаций региона, который отличается от имеющихся
подходов применением мультипликативных коэффициентов налогового и
инвестиционного рычагов.
3. Выявлено, что уровень экономического развития городских округов
в явной степени положительно коррелирует с численностью населения, в то
время как в муниципальных районах такой зависимости не наблюдается.
Уровень экономического развития муниципальных районов не определяется
также числом специализаций. В то же время муниципальные образования без
выраженной специализации показывают невысокие экономические
результаты, что позволяет предположить о приоритетной роли местного
самоуправления в реализации активной структурной политики. Гипотезу о
значимой роли местных властей не только в обеспечении социального
благополучия и благоустройства территории, но и в формировании
структуры экономики подтверждают результаты предложенной и
апробированной четырехфакторной модели структурных сдвигов трудовых
ресурсов.
4. Установлено, что значительными резервами вовлечения трудовых
ресурсов в официальном налоговом и правовом поле обладают городские
округа Самара, Тольятти, Сызрань. Следует обратить внимание на
негативные тенденции в городских округах Жигулевск, Октябрьск,
Отрадный, муниципальных районах Кошкинский, Приволжский,
Сызранский, Шенталинский.
5. Оценка структурной политики Самарской области показала, что в
регионе при наличии развитой системы поддержки бизнеса недостаточное
внимание уделяется приданию целевого характера структурным изменениям.
139
3 РЕАЛИЗАЦИЯ АКТИВНОЙ СТРУКТУРНОЙ ПОЛИТИКИ
В РЕГИОНЕ

3.1 Разработка механизма реализации активной структурной политики


в регионе

Одними из приоритетных целей развития регионов, обозначенных в


Указе Президента Российской Федерации от 7 мая 2018 года № 204
«О национальных целях и стратегических задачах развития
Российской Федерации на период до 2024 года», являются вхождение
Российской Федерации в число пяти крупнейших экономик мира,
обеспечение темпов роста выше мировых, создание в базовых отраслях
экономики, прежде всего в обрабатывающей промышленности и
агропромышленном комплексе, высокопроизводительного экспортно
ориентированного сектора, развивающегося на основе современных
технологий и обеспеченного высококвалифицированными кадрами.
В Стратегии социально-экономического развития Самарской области
на период до 2030 года (утверждена Постановлением Правительства
Самарской области от 12.07.2017 года №441) в качестве приоритетного
направления указан рост конкурентоспособности экономики на основе
развития приоритетных кластеров, новых кластеров и секторов экономики,
перспективных высокотехнологичных производств, повышения качества
инфраструктуры (транспортной, торговой, инфокоммуникаций и связи),
внедрения инноваций и предпринимательской инициативы.
Вместе с тем по результатам проведенного анализа было установлено,
что имеют место сокращение в структуре экономики обрабатывающего
сектора за счет расширения добывающих видов деятельности и сектора
услуг, неустойчивый характер положительных сдвигов в сельском хозяйстве,
увеличение нелегальной занятости, недостаточное внимание со стороны
140
органов региональной власти к вопросам системной реализации структурной
политики.
Решение проблем, связанных с ухудшением структуры экономики
региона, требует переосмысления подходов к активной структурной
политике с позиций основных положений Указа Президента Российской
Федерации от 16.01.2017 № 13 «Об утверждении Основ государственной
политики регионального развития Российской Федерации на период
до 2025 года», Распоряжения Правительства Российской Федерации
от 17.11.2008 № 1662-р «О Концепции долгосрочного
социально-экономического развития Российской Федерации на период
до 2020 года» (с изменениями).
Среди принципов, определяющих содержание государственной
политики регионального развития, указано на следующие:
− разграничение полномочий между федеральными органами
государственной власти, органами государственной власти субъектов
Российской Федерации и органами местного самоуправления на основе
субсидиарности;
− дифференцированный подход к реализации мер государственной
поддержки регионов и муниципальных образований в зависимости от их
социально-экономических и географических особенностей;
− совершенствование механизмов стимулирования органов
государственной власти субъектов Российской Федерации и органов
местного самоуправления в целях эффективного осуществления их
полномочий и создания максимально благоприятных условий для
комплексного социально-экономического развития регионов.
Считаем, что именно эти принципы в совокупности с представленными
в таблице 3.1 должны быть положены в основу научно-методического
подхода к активной структурной политике.
141
Таблица 3.1 – Принципы активной структурной политики
Наименование
Содержание
принципа
Нацеленность на Постановка в качестве цели опережающего развития и
опережающее определение соответствующих задач активной структурной
развитие экономики! политики!
Измеримость! Определение конкретных сроков, количественных параметров,
характеризующих выполнение задач и достижение цели!
Системность и Изменение структуры региональной экономики осуществляется с
целостность! учетом всех муниципальных образований (элементов
региональной экономической системы), видов экономической
деятельности (секторов экономики)!
Согласованность! Учет мировых и национальных трендов при определении
региональных целей, на муниципальном уровне учет
региональных целей!
Гибкость! Направления изменения структуры экономики могут меняться в
ответ на изменение мировых!
Учет особенностей Обоснование и выбор инструментов воздействия с учетом
экономики пространственных, демографических, экономических и
муниципального социальных характеристик муниципального образования!
образования!
Согласование Координация интересов, действий органов государственной
интересов! власти субъекта Российской Федерации, органов местного
самоуправления, населения и бизнеса в процессе влияния на
экономику региона и муниципалитета!
Самоуправление! Максимально полное использование ресурса местного
самоуправления, вовлеченности местных сообществ в процессы
целенаправленного изменения экономики !
Сбалансированность! Развитие приоритетных видов деятельности должно
осуществляться без ущерба общей занятости населения и
обеспеченности товарами и услугами регионального рынка!
Субсидиарность! Вопросы, которые могут быть решены на уровне
муниципалитета, должны быть решены ими при условии
обеспечения соответствующими полномочиями (мандатом). При
необходимости полномочия муниципалитетов должны быть
расширены!
Источник: составлено автором.

Субъектами реализации структурной политики являются органы


государственной власти субъекта Российской Федерации и органы местного
самоуправления муниципального образования субъекта Российской
Федерации. На рисунке 3.1 приведена схема механизма активной
структурной политики региона.
142

!"#$%&'( $)*&+%,- .*/0)*0/%,- 1,2&*&)&

@,<"&%,3>%6* <*3" !&##"0#'&0 ;*7*1,<""

3045")*6 +2&7%&7:
3045")*6 01/$+2"%&7:
=".*3" 1*4"&%, (+$%"<"2,3>%6) &91,-&/,%"0)
514,%6 4&#$7,1#./*%%&0 /3,#."
?%/*#.&16, 21*721"8."8
" +*#.%&4& #,+&$21,/3*%"8
;*7*1,3>%6* " 1*4"&%,3>%6* "%#.".$.6 1,-/"."8
#$9:*'., !&##"0#'&0 ;*7*1,<""

!""#$%&'(%"&&)* +",-. /" /#",-$-&%0 '1.%,&"* +.#21.2#&"* /"3%.%1%,


".#'+3-,)- 1"4%.-.)
L&%".&1"%4 7"%,+"'" " #.1$'.$16 D'&%&+"'" 1*4"&%,

:,/(6: (.1,.*4"8
1,-/"."8 #$9:*'., !; <%.*/0("%*6:
8/&%9&16:
1. I%,3"-, #.1$'.$16
@,<*3*%%&#.> %, (1*4"&%,3>%6*
21"&1".*.6) " *4& D'&%&+"'": '"566%(%-&.)
&2*1*A,BC**
+$%"<"2,3>%6) 53'+.%7&"+.% ,%$",
1,-/"."* D'&%&+"'"
&91,-&/,%"0 $-8.-39&"+.%, , ."4 7%+3- +
?-+*1"+&#.>
27-."4 %&,-+.%(%*, &'3":",);
("#.*+%&#.> " (#.1,.*4"G*#'"*
/"+.2/3-&%*; 7-.)#-;
<*3&#.%&#.> -,7,G")
6'1."#&'8 4"$-39.
(&43,#&/,%%&#.>
2. !*4$3"1&/,%"8 #.1$'.$16
E"9'&#.>
D'&%&+"'": 4&#$7,1#./*%%6* "
FG*. &#&9*%%&#.*0
+$%"<"2,3>%6* &.1,#3*/6*
D'&%&+"'"
21&41,++6, 21&*'.6, / .&+
+$%"<"2,3>%&4&
!"*,;6: G"#3* EJK, LJK
&91,-&/,%"8
D'&%&+"G*#'"*, 3. F21,/3*%"8 #.1$'.$1&0
(&43,#&/,%"*
#.,."#."G*#'"*, D'&%&+"'": #-,-#+%,&'8 4"$-39
"%.*1*#&/
,7+"%"#.1,."/%6*, /"3&"4"7%* <=>?, /"#.6-39
(,+&$21,/3*%"*
&14,%"-,<"&%%6*, /#"-1.",
(9,3,%#"1&/,%%&#.>
"%H&1+,<"&%%6*,
($9#"7",1%&#.>
21&*'.%&* $21,/3*%"*
" .. 7.

@#%"#%.-.&)- &'/#',3-&%8 '1.%,&"* +.#21.2#&"* /"3%.%1% $38 #-:%"&'


% 42&%(%/'39&); "A#'B",'&%* (/" .%/'4 +/-(%'3%B'(%%)

K1&<*## / D'&%&+"'*: #&<",3>%&-D'&%&+"G*#'&* 1,-/"."*

!*-$3>.,. ,'."/%&0 #.1$'.$1%&0 2&3"."'": 1&#. /,3&/&4& 1*4"&%,3>%&4& 21&7$'.,

!"#$%&' 3.1 – ()*+, +*),%"-+, ,'."/%&0 #.1$'.$1%&0 2&3"."'" 1*4"&%,


143
Ключевая роль отводится органам управления на уровне региона,
законодательной (представительной) и исполнительной власти (отраслевым
органам, в том числе экономического развития), которые задают вектор
структурных преобразований, разрабатывая или принимая участие в
разработке основных стратегических и тактических направлений развития
видов экономической деятельности, а также осуществляют реализацию
мероприятий в соответствии с установленными целями и задачами. Одним из
ключевых факторов самодостаточности регионов – самостоятельность
местного самоуправления, в том числе экономическая96.
В последние десятилетия получил распространение
институциональный подход к развитию экономики, при котором для
реализации отдельных направлений социально-экономического развития
региона создаются специальные институты развития. Бизнес-сообщество и
население региона, муниципалитетов оказывают все более существенное
влияние на процесс принятия решений органов власти региона и местного
самоуправления. Собственно данный посыл был озвучен в Указе Президента
Российской Федерации от 16.01.2017 № 13 «Об утверждении Основ
государственной политики регионального развития Российской Федерации
на период до 2025 года». Институты развития, бизнес-сообщество и
население образуют так называемую группу субъектов влияния. Решающее
влияние на структурные преобразования в регионе и муниципалитетах
принадлежит бизнес-сообществу, инвестиционная и предпринимательская
деятельность которых способствует укреплению конкурентоспособности
реального сектора экономики, созданию высокотехнологичных рабочих мест,
расширению экспортного потенциала. Региональные институты развития,
опираясь на нормативно-правовую базу (федеральную и региональную),
способствуют формированию благоприятных условий для бизнеса в
перспективных видах экономической деятельности. Опыт регионального
96
Сергеев П. В., Колмыкова Т. С. О необходимых условиях роста экономики региона. Вестник Курской
государственной сельскохозяйственной академии. Курск: Курская государственная сельскохозяйственная
академия им. профессора И. И. Иванова, 2017. C. 46–51.
144
развития показал широкое распространение корпораций развития. Заметно
активизировалась деятельность местных сообществ профессионалов,
экспертов, заинтересованных жителей, которые принимают действенное
участие в вопросах разработки и реализации стратегических направлений
развития муниципальных образований, в том числе и в экономике.
Объектом регулирования структуры экономики являются процессы
производства в реальном секторе экономики (промышленность, добыча,
сельское хозяйство), отличительной чертой которых является привязка к
локальным территориям, высокая степень дифференциации по
муниципальным образованиям.
Важнейшим условием обеспечения и эффективной реализации
активной структурной политики является постановка цели и задач
преобразований структуры экономики региона, учет интересов всех
вовлеченных в эту деятельность хозяйствующих субъектов. Необходимо
также учитывать возможные ограничения (ресурсные, законодательные),
оказывающие влияние на регулирование структуры экономики.
Цель активной структурной политики, на наш взгляд, стоит определить
как создание условий для опережающего роста экономики на основе
отраслевых приоритетов. Для этого необходимо решить следующие
взаимосвязанные задачи:
− достижение отраслевых приоритетов, позволяющих
максимизировать экономический рост и обеспечить конкурентоспособность
региональной экономики в стране и в мире;
− создание стимулов и условий для развития перспективных видов
экономической деятельности муниципалитетов;
− обеспечение эффективного взаимодействия органов власти, местного
самоуправления, активной и профессиональной части представителей
общества на основе согласования интересов;
− повышение роли органов местного самоуправления в решении задач
активной структурной политики;
145
− формирование и реализация портфеля отраслевых проектов по
приоритетным направлениям.
Решение первой задачи связано с достижением стратегических
приоритетов. Вместе с тем необходимо совершенствование пула базовых и
перспективных видов экономической деятельности, которые послужат
основой ускорения экономического роста региона. Для этого следует
провести анализ структуры экономики с применением предложенных во
второй главе методических подходов. Инвестиции создают задел в
экономике для будущего роста97. Оценка налоговых поступлений позволяет
оценить отраслевые приоритеты с позиции будущих бюджетных
поступлений и формирования потенциала развития на основе базовых, то
есть уже получивших развитие видов экономической деятельности в
структуре экономики региона. Выявление пула перспективных секторов
осуществляется на основе глобальных, национальных трендов
научно-технологического развития. В совокупности это позволит
сформировать отраслевой профиль активной структурной политики региона.
Для достижения целевых стратегических показателей необходимо
дальнейшее развитие кластеров (нефтехимического,
автомобилестроительного, аэрокосмического, медицинского), территорий с
преференциальными условиями ведения предпринимательской деятельности,
активизация использования инструментов государственно-частного
партнерства и муниципально-частного партнерства как основы для
активизации привлечения частных инвестиций98, использование
концессионных систем99, стимулирование предпринимательства.

97
Бредихин В. В., Колмыкова Т. С., Астапенко Е. О. Проблемы инвестиционного обеспечения
инновационного развития // Известия Юго-Западного государственного университета. 2017. Т. 21, № 5(74).
С. 114–122.
98
Харченко Е. В., Широкова Л. В., Алпеева Е. А. Государственно-частное партнерство как инструмент
инновационного развития высокотехнологичных отраслей промышленности России // Вестник Тамбовского
университета. Сер.: Гуманитарные науки. 2015. Вып. 2(142). С. 7–16.
99
Колмыкова Т. С., Харченко Е. В. Проблемы привлечения иностранных инвестиций // Научные труды
Донецкого национального технического университета. Серия: экономическая. Донецк: Донецкий
национальный технический университет, 2014. C. 244–251.
146
Для решения второй задачи необходимо развитие инфраструктуры,
создание комфортной среды для жизни и предпринимательской деятельности
жителей региона. В данном аспекте необходима реализация проектов и
мероприятий по созданию и реконструкции объектов транспортной,
производственной, жилищно-коммунальной инфраструктур. Важное место
занимает финансовая поддержка в виде стимулирующих субсидий для
муниципалитетов, которые обозначили четкую позицию по выбору
отраслевых приоритетов, определили перспективные инвестиционные
проекты, выстроили эффективное взаимодействие с бизнес-сообществом,
потенциальными инвесторами.
Решение указанных выше задач невозможно без вовлечения активной и
профессиональной части представителей общества в деятельность по
выявлению отраслевых приоритетов, пула приоритетных инвестиционных
проектов и последующую организационную работу в рамках текущих
плановых мероприятий. Такой подход позволит на всех этапах обеспечить
согласование интересов заинтересованных участников.
Четвертой задачей активной структурной политики региона является
обеспечение эффективного взаимодействия с муниципалитетами с целью
координации усилий по повышению конкурентоспособности региональной
экономики. Необходимо повышение роли органов местного самоуправления
в решении задач активной структурной политики с учетом принципа
субсидиарности. В данном контексте уместно отметить, что в первой главе
автором выявлена необходимость реализации мандатного компонента как
одного из факторов активной структурной политики, задающего условия для
реализации поставленных органами власти задач.
В целях проведения активной структурной политики, государственной
поддержки приоритетных структурных проектов, улучшения структуры
экономики на основе наиболее полного использования
социально-экономического потенциала региона при высшем должностном
лице органов исполнительной власти субъекта Российской Федерации
147
целесообразно создать Координационный совет по структурной политике из
числа руководителей органов исполнительной власти, вовлеченных в
решение вопросов структурной политики, представителей бизнеса, научного
и экспертного сообщества.
Деятельность совета направлена на преобразование структуры
экономики, обеспечивающей опережающие темпы экономического роста
региона.
Задачи совета по проведению активной структурной политики
следующие:
1) определение проблем обеспечения опережающего развития
экономики;
2) выявление перспективных видов экономической деятельности
(точек роста) на краткосрочную и долгосрочную перспективу;
3) разработка рекомендаций управленческий решений по улучшению
структуры экономики, достижению национальных целей, прогнозная оценка
последствий их реализации;
4) экспертная оценка принятых управленческих решений, участие в
подготовке и принятии законодательных и иных нормативно-правовых актов
вопросах активной структурной политики.
Деятельность совета по проведению активной структурной политики
должна объединить в себе такие направления, как промышленная,
инвестиционная, инновационная и социальная политика, улучшение
инвестиционного и бизнес-климата, поскольку объединяет в себе все эти
направления и выявляет в них точки роста. Активная структурная политика
может способствовать возникновению как положительных, так и
отрицательных эффектов в виде снижения уровня занятости, предвидеть
которые призвана деятельность данного Координационного совета. Таким
образом, структурная политика позволяет преодолеть проблему
фрагментарности в структурной политике и объединить все важнейшие
направления, привязав их к достижению национальных целей.
148
3.2 Направления и инструменты государственного управления
структурными изменениями в регионах

Учитывая результаты анализа, полученные автором во второй главе,


следует предложить два ключевых направления совершенствования
структурных изменений в регионе:
– внедрение реверсивной модели полномочий в муниципальных
образованиях с благоприятными условиями для занятых;
– активизация инвестиционной и предпринимательской деятельности
по видам экономической деятельности с наибольшим инвестиционным и
налоговым потенциалами.
Одним из направлений активизации структурных изменений в регионе,
по мнению автора, следует предложить применение реверсивной модели
полномочий органов исполнительной власти в рамках развития мандатного
компонента системы управления региональной экономикой региона.
Напомним, что в первой главе работы суть мандатного компонента мы
определили в разграничении полномочий между органами региональной
власти и местного самоуправления.
Уместно вспомнить, что работа по разграничению полномочий между
федеральными, региональными органами власти и местным
самоуправлением приняла системный характер в 2002 году, когда по
поручению Президента Российской Федерации100 была подготовлена
соответствующая Концепция, целью которой являлось разграничить
указанные выше полномочия таким образом, чтобы «решение публичной
властью стоящих перед ней задач осуществлялось на том уровне власти,

100
Указ Президента Российской Федерации № 741 от 21.06.2001 г. «О Комиссии при Президенте Российской
Федерации по подготовке предложений о разграничении предметов ведения и полномочий между
федеральными органами государственной власти, органами государственной власти субъектов Российской
Федерации и органами местного самоуправления». Утратил силу – Указ Президента Российской Федерации
№ 910 от 16.07.2004 г.
149
который способен это сделать наиболее рационально»101. Таким образом, по
сути, был провозглашен принцип субсидиарности как принцип «лучшего
уровня».
Принятие целого ряда базовых федеральных законов позволило
придать межбюджетным отношениям новое содержание, при котором
оставляемые в распоряжении местных органов власти налоговые
поступления создавали основу для решения важных социальных задач и
задач благоустройства территории. Несмотря на длительный срок
становления процесса разграничения полномочий, вопросы о его
совершенствовании между органами власти разного уровня поднимаются с
завидной регулярностью. В Российской Федерации получила
распространение практика разграничения полномочий между органами
государственной власти Российской Федерации и субъектами Российской
Федерации на основе федерального законодательства, договоров о
разграничении полномочий, соглашений о передаче осуществления части
полномочий. В частности, ст. 26.7 Федерального закона от 06.10.1999
№ 184-ФЗ «Об общих принципах организации законодательных
(представительных) и исполнительных органов государственной власти
субъектов Российской Федерации» (с изменениями) определены принципы и
порядок заключения договоров о разграничении полномочий. Компетенции
органов государственной власти субъектов Российской Федерации
расширяются посредством принятия федеральных законов. В частности, в
сфере социального обслуживания и социальной поддержки населения,
природопользования и окружающей среды, что позволяет предположить, что
подобные процессы можно распространить и на органы местного
самоуправления, соблюдая при этом иерархию передачи полномочий.
Безусловно, в данном процессе необходимо учитывать характер и
содержание соответствующих полномочий. А ответственность за их
101
Концепция разграничения полномочий между федеральными органами государственной власти,
органами государственной власти субъектов Российской Федерации и органами местного самоуправления.
URL: https://www.kommersant.ru/doc/324105 (дата обращения: 10.08.2018).
150
!"#$%&'&(' )%'*+', !$-%./.,0 &. !")1'' *$%2&$),&$' %(3$ $4/.&. 5'),&$/$
).5$+#4.!%'&(6.
7%6 4.-4.8$,9( #4.9,(:')9(; 4'9$5'&*.3(< &'$8;$*(5$ 4.))5$,4',0
4.-/4.&(:'&(' *'<),!+=>(; #$%&$5$:(< ( !"-!.&&"' (5( $/4.&(:'&(6 !
.)#'9,' )$!'41'&),!$!.&(6 ),4+9,+4" ?9$&$5(9( 4'/($&. (4()+&$9 3.2).

!"#$%&' () *"+,-,./01+2% 2#3/425/+,%

63%78%'9 5%7%+,::
)$3(.%0&$-?9$&$5(:')9.6 #$%(,(9.; 620+282;,:: *$9+5'&,"
8=*2',; *$9+5'&," ),4.,'/(:')9$/$ ),4.,'/(:')9$/$ #%.&(4$!.&(6;
#%.&(4$!.&(6; +:.),(' ! $4/.&(-.3(6 8%./$+),4$<),!.;
5'24'/($&.%0&"; .))$3(.3(6;; 5'2*+&.4$*&"' ( !&'1&'?9$&$5(:')9('
5'2*+&.4$*&"' ( )!6-( (D'*'4.%0&"< -.9$& $, 06.10.2003
!&'1&'?9$&$5(:')9(' )!6-( E 131-DF)
(D'*'4.%0&"< -.9$& $, 06.10.1999
E 184-DF)

<&2+28,;%=&/: 2=+25/ 3/45,',::


8=*2',; )$-*.&(' +)%$!(< *%6 >2.32=9 8%='+2?2 4+/;%+,: 5 2#0/=',
#4'*#4(&(5.,'%0),!.; @&2+28,&,: 8=*2',; 5'),&"' &.%$/(;
),(5+%(4$!.&(' (&&$!.3($&&$< ( (5+>'),!$; )$-*.&(' +)%$!(< ( +:.),(' !
(&!'),(3($&&$< *'6,'%0&$),(; 4.-!(,(( 5'),&$/$ ,4.*(3($&&$/$
)$3(.%0&$-?9$&$5(:')9$' 4.-!(,(' &. &.4$*&$/$ ;+*$2'),!'&&$/$ ,!$4:'),!.;
$)&$!' #4$/4.55, #4$/&$-$! 4.-!(,(6 )$-*.&(', 4.-!(,(' 9+4$4,$! 5'),&$/$
)+8C'9,. (G$&),(,+3(6, -&.:'&(6; )$-*.&(' +)%$!(< *%6
H),.! )+8C'9,. @D) 4.)1(4'&(6 4"&9. )'%0)9$;$-6<),!'&&$<
#4$*+93((, )"406 ( #4$*$!$%0),!(6,
)$*'<),!(' 4.-!(,(= 5.%$/$ ( )4'*&'/$
#4'*#4(&(5.,'%0),!., $9.-.&('
#$**'429( )$3(.%0&$ $4('&,(4$!.&&"5
&'9$55'4:')9(5 $4/.&(-.3(65,
8%./$,!$4(,'%0&$< *'6,'%0&$),(

@()+&$9 3.2 – 7'<),!+=>.6 5$*'%0 4.-/4.&(:'&(6 #$%&$5$:(<


! )A'4' ?9$&$5(9(

B &.),$6>'' !4'56 -. $4/.&.5( ()#$%&(,'%0&$< !%.),( )+8C'9,.


@$))(<)9$< D'*'4.3(( -.94'#%'&" 9$5#','&3(( #$ $#4'*'%'&(= (
151
реализации экономической и социальной политики, разработке, исполнению
и контролю бюджета, управлению и распоряжению собственностью.
В 2017 г. с целью укрепления системы стратегического планирования в
Российской Федерации пп. «б.1» п. 2 ст. 21 Федерального закона
от 06.10.1999 № 184-ФЗ «Об общих принципах организации
законодательных (представительных) и исполнительных органов
государственной власти субъектов Российской Федерации» (с изменениями)
за высшим исполнительным органом субъекта Российской Федерации было
закреплено полномочие утверждения документов стратегического
планирования, пп. «в» того же федерального закона – подготовка и
представление в высший законодательный (представительный) орган
государственной власти субъекта Российской Федерации ежегодных отчетов
о ходе исполнения плана мероприятий по реализации стратегии
социально-экономического развития.
Экономическая основа развития субъекта Российской Федерации
раскрывается в базовых нормативно-правовых актах субъекта Российской
Федерации, таких как Конституция (в республиках), уставах областей, краев.
Экономическая основа муниципальных образований раскрывается в их
уставах. Перечень вопросов местного значения муниципалитетов
определяется Федеральным законом от 06.10.2003 № 131-ФЗ «Об общих
принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации»
и включает бюджетное обеспечение; установление, изменение и отмену
местных налогов, управление имуществом, создание условий и участие в
развитии местного традиционного народного художественного творчества,
создание, развитие курортов местного значения, создание условий для
расширения рынка сельскохозяйственной продукции, сырья и
продовольствия, содействие развитию малого и среднего
предпринимательства, оказание поддержки социально ориентированным
некоммерческим организациям, благотворительной деятельности. Следует
отметить, что в уставах муниципалитетов Самарской области ввиду особой
152
важности развития туризма внесен данный пункт как право на решение
вопросов, не отнесенных к вопросам местного значения.
В структуре администраций городских округов и муниципальных
районов, как правило, есть департаменты (отделы, управления),
занимающиеся вопросами экономического развития и инвестиций. Целью
таких подразделений является формирование и эффективная реализация
социально-экономической и инвестиционной политики муниципалитета. Это
означает, что органы местного самоуправления фактически уже выполняют
работу, связанную с развитием данного направления. Однако, как мы видели
выше, к вопросам местного значения социально-экономическая и
инвестиционная политика не отнесены.
Вместе с тем возможность перераспределения полномочий между
органами власти субъекта Российской Федерации и органами местного
самоуправления установлена п. 1.2. ст. 17 Федерального закона от 06.10.2003
№ 131-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в
Российской Федерации». При этом следует учитывать, что допустимый срок
такого перераспределения составляет не менее срока полномочий
законодательного (представительного) органа государственной власти
субъекта Российской Федерации, вступают в силу такие изменения с начала
финансового года.
На наш взгляд, в регионах следует шире пользоваться
законодательными возможностями и закрепить в уставах муниципалитетов
вопросы формирования и эффективной реализации
социально-экономической, инновационной и инвестиционной политики
муниципалитета в силу их значимой роли102.
Тогда предлагаемая модель разграничения полномочий в сфере
экономики региона будет выглядеть как на рисунке 3.3.

102
Хмелева Г. А., Егорова К. С. Роль муниципалитетов в формировании структуры экономики локальных
территорий // Экономика: вчера, сегодня, завтра. 2016. № 8. С. 202–212.
153
!"#$%&'&#(&) (*$#%+ "&,'"&-./#-.) 0*%-*(*/.1 0*,2*%.3 0*245.3+
6"*2#-+ *32#3532#--*53. (6-.7.0&%+-48 *"'&-*2 2%&53. 2 2*0"*5&8
5*2#"9#-532*2&-.) 53"6:36"4 ;:*-*(.:. (6-.7.0&%+-48 *<"&,*2&-.1.
!".(#-#-.# 0"#$%&'&#(*1 (*$#%. "&,'"&-./#-.) 0*%-*(*/.1
7#%#5**<"&,-* 0". 5*<%=$#-.. $*<"*2*%+-*'* 8&"&:3#"& 5*'%&9#-.1.
>6-:7.*-."*2&-.# 2 53"6:36"&8 &$(.-.53"&7.1 (6-.7.0&%+-48
*<"&,*2&-.1 *3$#%*2, ,&-.(&=?.85) ;:*-*(./#5:.(. 2*0"*5&(., -&%./.#
"&,"&<*3&--*1 53"&3#'.. $&%#:* -# 25#'$& *,-&/&#3, /3* (6-.7.0&%.3#34
'*3*24 -& 5.53#(&3./#5:*1 *5-*2# ,&-.(&3+5) 2*0"*5&(. 5*2#"9#-532*2&-.)
53"6:36"4 ;:*-*(.:..

!"#$%&' () *"+,-,./01+2% 2#3/425/+,%

63%78%'9 5%7%+,::
5*7.&%+-*-;:*-*(./#5:&) 0*%.3.:&; 620+282;,:: $*:6(#-34
<=$B#3; $*:6(#-34 53"&3#'./#5:*'* 53"&3#'./#5:*'* 0%&-."*2&-.);
0%&-."*2&-.); 6/&53.# 2 *"'&-.,&7.) <%&'*653"*1532&;
(#B"#'.*-&%+-48 &55*7.&7.)8; (#B$6-&"*$-4# . 2-#9-#;:*-*(./#5:.#
(#B$6-&"*$-4# . 52),. (>#$#"&%+-41 ,&:*- *3 06.10.2003
2-#9-#;:*-*(./#5:.# 52),. C 131->D)
(>#$#"&%+-41 ,&:*- *3 06.10.1999
C 184->D)
)

<&2+28,;%=&/: 2=+25/ 3/45,',:: >2.32=9 8%='+2?2 4+/;%+,: 5 2#0/=',


<=$B#3; 5*,$&-.# 65%*2.1 $%) @&2+28,&,: <=$B#3; (#53-4# -&%*'.;
0"#$0".-.(&3#%+532&; .(6?#532*; !"#$%#"&'(%) % #)'*%+',%-
53.(6%."*2&-.# .--*2&7.*--*1 . ./"("$%0)1/"2 3"*%4%/% $5(%,%3'*6("7"
.-2#53.7.*--*1 $#)3#%+-*53.; "8#'+"&'(%- 1 50)4"$ (',%"('*6(9: %
5*7.&%+-*-;:*-*(./#5:*# "&,2.3.# -& #)7%"('*6(9: 3#%"#%4)4"&; 5*,$&-.#
*5-*2# 0"*'"&((, 0"*'-*,*2 "&,2.3.) 65%*2.1 $%) "&,2.3.) (#53-*'*
56<E#:3& (F*-53.367.), 3"&$.7.*--*'* -&"*$-*'*
G53&2 56<E#:3& @>) 86$*B#532#--*'* 32*"/#532&, :6"*"3*2
(#53-*'* ,-&/#-.), "&59."#-.) "4-:&
5#%+5:*8*,)1532#--*1 0"*$6:7.., 54"+)
. 0"*$*2*%+532.), (&%*'* . 5"#$-#'*
0"#$0".-.(&3#%+532&, *:&,&-.#
0*$$#"B:. HIJFI, <%&'*32*".3#%+-*1
$#)3#%+-*53. (653&24 (6-.7.0&%.3#3*2)

@.56-*: 3.3 – !"#$%&'&#(&) (*$#%+ "&,'"&-./#-.) 0*%-*(*/.1


2 5A#"# ;:*-*(.:.
154
Однако крупные по региональным масштабам городские округа и
районы, особенно те, в которых располагаются крупные промышленные
предприятия, в том числе находятся территории с особыми экономическими
условиями, вполне могли бы нести в полной мере ответственность за
муниципальную экономическую, инновационную и инвестиционную
политику на основе соглашений между субъектом Российской Федерации и
органом местного самоуправления. Однако этот процесс должен носить
добровольный характер на основе обсуждения с представительными
органами власти соответствующих территорий. При принятии подобных
решений следует учитывать конкретный потенциал территорий, их роль в
экономике региона, кадровый потенциал органов местного самоуправления,
достигнутые результаты. Здесь вряд ли стоит унифицировать процесс
передачи полномочий, необходимо рассматривать вопрос индивидуально.
В качестве меры стимулирования можно предложить применение
повышающего коэффициента при выделении стимулирующих субсидий
органам местного самоуправления.
Для активизации инвестиционной и предпринимательской
деятельности по видам экономической деятельности с наибольшим
инвестиционным и налоговым потенциалами необходимо эффективно
использовать широкий набор существующего в настоящее время
инструментария поддержки инвесторов и предпринимателей.
В Самарской области в настоящее время уже созданы территории
опережающего развития (Тольятти, Чапаевск), особая экономическая зона
промышленно-производственного типа «Тольятти», функционирует сеть
индустриальных парков в Самаре, Тольятти, Чапаевске. Эффективно
реализуются проекты государственно-частного партнерства, что позволило
региону в 2017–2018 годы занять первое место по уровню развития в данной
сфере. Используются налоговые преференции. Вновь созданные предприятия
могут рассчитывать на налоговые каникулы по приоритетным для региона
направлениям экономической деятельности.
155
Несмотря на широкий перечень мер поддержки предпринимателей и
инвесторов, коренного перелома в повышении уровня предпринимательской
и инвестиционной активности пока не происходит. В основном это связано
как с внешними (экономические санкции, высокие риски вложения в
российскую экономику), так и с внутренними (недостаточные навыки
предпринимательства, недостаток собственных средств для инвестиций)
факторами. На наш взгляд, в условиях негативной внешней среды основной
фактор успешной активной структурной политики заключается во
включении внутренних резервов – вовлечении в предпринимательство
населения муниципальных образований, снижение барьеров входа в бизнес.
Как было показано во второй главе, для развития эффективных
специализаций необходимо участие бизнеса различного масштаба. В
небольших муниципальных образованиях, как правило, отсутствуют крупные
инвесторы. Для создания территории с преференциальными условиями
ведения предпринимательской деятельности (например, ТОСЭР) требуется
якорный резидент, что также далеко не всегда выполнимо. Возникают
трудности с выделением земельных участков под индустриальные парки –
право собственности на них также зачастую не у муниципалитета или
реализация проектов не представляется возможным на данной территории в
силу имеющихся ограничений. Складывается ситуация, когда
муниципальные образования, расположенные поблизости от территорий с
преференциальными условиями ведения предпринимательской деятельности,
не выдерживают конкуренции за потенциального инвестора, так как в рамках
действующего законодательства такие муниципальные образования не
вправе предложить (отсутствуют полномочия) более привлекательные меры
поддержки (льготы, преференции). В условиях сокращения производства в
муниципалитетах Самарской области развивается тенденция расширения
сектора торговли, производственные и жилые помещения замещаются
торговыми центрами. На наш взгляд, для развития предпринимательства и
предотвращения тенденции сокращения непроизводственного сектора в
156
структуре экономики Самарской области необходимо предложить создание
сети городских предпринимательских парков с учетом развития
Самарско-Тольяттинской агломерации и сложившейся структуры хозяйства в
пространственном аспекте.
Городской предпринимательский парк – это территория, на которой
действует особый режим поддержки инвесторов, предпринимателей,
инноваторов, ведущих деятельность по эффективным специализациям.
Цель деятельности городских предпринимательских парков –
оживление городских сообществ, стимулирование их роста, поощрение
бизнеса к развитию и созданию рабочих мест в частном секторе на условиях
софинансирования.
Городской предпринимательский парк может быть создан на базе
действующих площадей или вновь построенных с учетом специфики
производств, которые будут в нем располагаться. Необходимо учитывать, что
городской предпринимательский парк предназначен для вновь созданного и
действующего малого бизнеса. Одно из основных условий – легальная
деятельность.
Для вновь созданного бизнеса, создаваемого впервые, преимуществом
станут налоговые каникулы сроком на два года.
Для тех, у кого это не первое предприятие:
− ставка налога на имущество, в том числе движимое – 0 % в течение
5 лет;
− ставка налога на прибыль – 5 % в течение пяти лет, 14 % – для
последующих пяти лет;
− страховые выплаты для юридических лиц – 12 %.
Предприниматели, работающие по упрощенной системе
налогообложения, могут воспользоваться субсидиями по арендной плате
помещений. Возможно, следует рассмотреть возможность последующего
выкупа через 10 лет.
157
Хорошим инструментом поддержки может служить возможность
приобретения машин и оборудования производственного назначения в
лизинг с субсидированием процентной ставки под государственные
гарантии.
В доступности или на территории городского предпринимательского
парка целесообразно разместить многофункциональный центр поддержки,
действующий в режиме «одного окна». В г. о. Самара в 2018 году запущен
подобный многофункциональный центр, осуществляется реализация этого
проекта в Тольятти, Сызрани. Необходимо продолжить подобную практику.
Многофункциональный центр будет предоставлять государственные и
прочие услуги для бизнеса, включая подачу документов на регистрацию в
качестве индивидуального предпринимателя или юридического лица,
регистрацию недвижимости, открытие расчетного счета, оформление
лицензий, а также услуги АО «Корпорация МСП» (уполномоченной
организации Российской Федерации по поддержке субъектов малого и
среднего бизнеса). В таком центре целесообразно разместить офис одной из
финансовых организаций для предоставления банковских продуктов по
развитию бизнеса.
На территории городского предпринимательского парка необходимо
сосредоточить общую инфраструктуру поддержки. Так, целесообразно
размесить центр компетенций, специалисты которого могут дать
квалифицированную консультационную поддержку или организовать
дистанционное общение с профильными организациями, специалистами
других региональных и федеральных структур поддержки. В конференц-зале
можно оказывать в дистанционном режиме услуги по повышению
квалификации, провести обучение с участием приглашенных тренеров.
Отдельно необходимо проводить системную работу с молодежью,
распространяя опыт и лучшие практики программы «Ты предприниматель» в
периферийных муниципалитетах Самарской области.
158
По мере развития городской предпринимательский парк будет служить
точкой роста и центром притяжения для новых бизнесов.
Преимущества подобного городского предпринимательского парка
имеют кластерную и агломерационную природу и заключаются в
следующем:
– возможность использования общей инфраструктуры;
– финансовая, консалтинговая, организационная, правовая поддержка;
– помощь при выходе на зарубежные рынки;
– экономия времени, материальных, финансовых ресурсов.
Предполагаемые требования к резидентам городского
предпринимательского парка и их инвестиционным проектам следующие:
– осуществление предпринимательской деятельности по
перспективным специализациям, создание не менее 3 рабочих мест в первый
год и не менее 10 рабочих мест к третьему году функционирования;
– регистрация на территории городского округа – места локализации
городского предпринимательского парка;
– объем капитальных вложений не менее 500 тыс. рублей в течение
2 лет после включения индивидуального предпринимателя, юридического
лица в реестр резидентов городского предпринимательского парка;
– привлечение иностранных работников допустимо в пределах не более
25 %.
Создание городского предпринимательского парка позволит
сформировать благоприятную экосистему для развития предпринимательства
в масштабах муниципального образования – района или городского округа. В
отличие от существующих инструментов поддержки инвестора,
предпринимателя данный механизм позволит привлечь местное население
небольших по численности территорий к предпринимательскому делу на
легальной основе, решить проблему недостаточного внимания к небольшим
159
городам, которые нуждаются в поддержке в не меньшей степени, чем
моногорода и агломерации103.

3.3 Методические рекомендации внедрения активной структурной


политики в регионе

Данные методические рекомендации предназначены для регионов и их


муниципальных образований, занимающих активную позицию при
реализации структурной политики в своем муниципальном образовании.
Научно-методической основой внедрения активной структурной
политики в регионе являются методический подход выявления
перспективного отраслевого профиля, четырехфакторная модель
структурных сдвигов, проектное управление в органах власти, а также
инструментарий практической реализации (перспективный отраслевой
профиль, фокус на целевом сегменте, интеграция управления портфелем
приоритетных отраслевых проектов в систему проектной деятельности по
национальным проектам, типы активизирующей политики и чек-лист по
организации управления портфелем активной структурной политики).
Ожидаемыми результатами использования методических
рекомендаций являются:
− определение перспективных специализаций активной структурной
политики в регионе и муниципальных образованиях;
− выбор варианта стратегии реализации активной структурной
политики в регионе;
− разработка организационной структуры внедрения активной
структурной политики в регионе;
− приращение экономического роста региона.

103
Егорова К. С. Зона с преференциальными условиями ведения предпринимательской деятельности как
драйвер развития территории // Экономика и предпринимательство. – 2019. – № 4. – С. 312–315.
160
Этапы внедрения активной структурной политики в регионе
представлены в таблице 3.2.

Таблица 3.2 – Этапы внедрения активной структурной политики в регионе


№ Методы/ Ожидаемый
Наименование Действия
этапа Инструменты результат
0 Принятие решения Организационные Создание Создан
о внедрении координационного руководящий и
активной совета по проведению координирующий
структурной активной структурной орган
политики политики
1 Идентификация Отраслевой Формирование Информация о
ключевых отраслей профиль текущего и целевого
перспективных
отраслевого профилей
отраслях на
региона среднесрочную и
долгосрочную
перспективу
2 Выбор варианта Варианты: Управленческие Определен
процесса центр решения по выбору наиболее
совершенствования компетенций варианта адекватный для
структуры (развития); текущих условий
экономики портфель региона вариант
региональных
проектов в
ключевых
отраслях
3 Анализ Картирование Создание рабочей Выявление
производственно- производственно- группы по анализу ограничений,
сбытовых цепочек сбытовой производственно- направлений
ключевых деятельности, сбытовых цепочек кооперации и
производств фокус-группы ключевых производств взаимодействия
4 Определение и Проектное Создание рабочей Формирование
разработка управление группы по разработке пула приоритетных
проекта, портфеля проектов с проектов
проектов привлечением органов
(разработка местного
программы) в самоуправления,
зависимости от закрепление
выбранного ответственных за
варианта проектами, разработка
паспортов проектов в
увязке с достижением
показателей
национальных целей
5 Организация Проектное Составление плана- Выполнение
процесса управление графика реализации целевых
реализации проектов. показателей
портфеля проектов Принятие решения о (стратегических и
(разработки начале проектов в тактических) в
программы) соответствии с планом- установленные
графиком. сроки
Мониторинг проектов.
Оценка выгод и
161
№ Методы/ Ожидаемый
Наименование Действия
этапа Инструменты результат
изменения структуры
экономики после
запуска

Для начала реализации активной структурной политики необходимо


обеспечить понимание картины текущего состояния экономики и ее
структуры. При этом важно понимать, что потенциал развития экономики
заключается не только в высокотехнологичном производстве, состоявшемся
секторе исследований и разработок. Следует учитывать важность сектора
услуг, объединения новых видов деятельности с существующими
традиционными секторами с целью перехода к производству продукции с
более высокой добавленной стоимостью, освоения новых перспективных
рынков. Так, для Самарской области стратегически важным является
аэрокосмический кластер, основные предприятия которого расположены в
региональном центре – городском округе Самара. Важно на базе
аэрокосмического кластера создавать и внедрять технологии двойного
назначения с целью их использования в гражданском секторе. Значительный
потенциал имеет применение космических технологий в сельском хозяйстве,
производстве элементов автомобиля. Поиск перспективных специализаций –
это стратегический процесс выявления и определения приоритетных
направлений развития на основе текущей экономической структуры с
активным участием групп заинтересованных сторон.
1-й этап – идентификация ключевых отраслей. Целью данного этапа
является идентификация ключевых областей для структурных
преобразований. Метод составления профиля региона был предложен во
второй главе. Целесообразно также использовать картирование
муниципальных образований по ключевым специализациям. Пример такого
картирования для Самарской области представлен на рисунке 3.4.
2-й этап – определение инструментов активной структурной политики.
Целью данного этапа является определение инструментов, которые позволят
162
развивать выбранные отраслевые приоритеты и достигнуть целевого
профиля. Это требует разработки адекватной структуры управления,
наращивания административного потенциала и координации с
заинтересованными сторонами. Достижение целевого профиля –
итеративный процесс, на котором осуществляется накопление опыта и
обучение персонала.

Рисунок 3.4 – Картирование специализаций муниципальных районов


Самарской области
Примечания: СХ – сельское хозяйство; ДПИ – добыча полезных ископаемых;
ОП – обрабатывающие производства; ОТБ – отрасли услуг бюджетной сферы.

К конечной цели способен привести только верно выстроенный


процесс и инструментарий его поддержки. Для организации процесса
163
активной структурной политики автором предлагается учесть подход,
предложенный А. Клейбринком, Ф. Ларедо и С. Филиппом104, дополненный
автором и адаптированный с учетом российских условий хозяйствования и
публичного управления.
1-й вариант (прорывная активизация): в регионе возможно создание
нового или расширение функций на базе действующего «центра
компетенций». Это, на наш взгляд, должен быть постоянно действующий
центр, который осуществляет разработку, мониторинг, обучение команд
муниципальных образований реализации стратегии
социально-экономического развития субъекта Российской Федерации и
муниципальных образований в его составе. Важно, чтобы сообщество
профессионалов ключевых отраслей смогло внести свой вклад в создание и
деятельность такого центра. Важным аспектом является поддержка такого
центра со стороны высшего руководства с обеспечением работы
межведомственных рабочих групп и советов.
2-й вариант (комбинированная активизация): реализация портфеля
региональных проектов в нескольких из наиболее развитых экономических
секторов, в которых сложилась критическая масса инициативных
представителей бизнеса, общественности.
3-й вариант (точечная активизация): определить в качестве отправной
точки базовый вид экономической деятельности, разработать процесс
повышения инновационности за счет внедрения новых технологий и
привлечения предприятий смежных отраслей. Целесообразно начать с
приоритетов и мер, небольших мероприятий и проектов, все более расширяя
инновационную деятельность в выбранной области. Такой вариант
целесообразен в условиях ограниченных ресурсов, для периферийных
муниципалитетов, в которых отсутствует критическая масса
предпринимательского слоя, инноваторов.

104
Kleibrink A., Larédo P., Philipp S. Promoting innovation in transition countries: A trajectory for smart
specialization. European Union, 2017. DOI:10.2760/988830
164
Вариант точечной активизации является наиболее осторожным, по
мере получения положительных результатов, апробации инструментария
целесообразно последовательно переходить ко второму (комбинированная
активизация) и первому (прорывная активизация) варианту.
Варианты различаются сроками достижения темпов роста
экономического развития региона.
3-й этап – анализ производственно-сбытовых цепочек ключевых
производств. Отправной точкой является формирование глубокого
понимания экономической структуры страны и ее регионов с целью
определения характера присутствующих секторов. Это требует хорошего
понимания межсекторальных связей и всего производственного цикла для
определения возможностей экономического роста. Какие именно сектора
следует развивать, зависит от профиля региона и выбранного в ходе 2-го
этапа варианта проведения активной структурной политики.
Возможности территории обычно сосредоточены на местном уровне,
будь то промышленные районы, кластеры или инновационные сети. Анализ
рыночной схемы производственно-сбытовых цепочек ключевых производств
включает в себя картирование производственно-сбытовой цепочки. Такое
картирование позволяет выявить партнеров, сложности, ограничения и
резервы повышения уровня производства в отрасли.
Производственно-сбытовые цепочки целесообразно построить в ходе
собеседований с представителями отраслевых сегментов бизнеса, в рамках
фокус-групп. Полученная информация послужит основой для ликвидации
узких мест производственно-сбытовой цепочки, вовлечения недостаточно
интегрированных в нее предприятий, заполнения свободных ниш для бизнеса
и вовлечения трудовых ресурсов в производство. Учитывая
экспериментальный характер активной структурной политики, ее документы
должны быть живыми, т. е. регулярно пересматриваться.
4-й этап – определение и разработка проекта, портфеля проектов
(разработка программы) в зависимости от выбранного варианта.
165
На данном этапе в зависимости от выбранного варианта внедрения
активной структурной политики разрабатывается портфель проектов или
программа для одного или нескольких ключевых видов деятельности.
Выполненные на предыдущих этапах картирование
производственно-сбытовой цепочки, специализации муниципальных
образований, стратегии социально-экономического развития позволяют
составить представление о составе муниципальных образований, которые
необходимо вовлечь в преобразования структуры экономики.
5-й этап – организация процесса реализации портфеля проектов
(разработки программы). Цель опережающей динамики требует четкой
структуры управления, чтобы быть эффективной. Информация о
распределении ответственности имеет решающее значение как для
эффективной координации внутри и между органами исполнительной власти,
местного самоуправления, так и для обеспечения коммуникаций с внешним
миром (с бизнесом, местным сообществом, в том числе за пределами
региона). Поэтому методологию практической реализации активной
структурной политики должно составить проектное управление, получившее
широкое распространение в последнее время. Кроме того, подход проектного
управления позволяет связать достижение национальных целей с
конкретными проектами, установив конкретные сроки и ответственных лиц.
Если в регионе выбран вариант прорывной активизации, то
полномочия организационной работы по реализации активной структурной
политики целесообразно передать «центру регионального развития»,
выступающему ядром формирования критической массы вовлеченных в
процесс активной структурной политики людей с компетенциями,
необходимыми для разработки и реализации управленческих решений и
реализации структурных проектов.
На данном этапе целесообразно определить муниципальные
образования для наделения их полномочиями в области структурной
политики.
166
Для повышения активности целевых сегментов видов деятельности
целесообразно применять весь арсенал имеющихся в распоряжении органов
региональной власти и местного самоуправления муниципальных
образований инструментов – от финансирования региональных проектов в
рамках национальных проектов до программ импортозамещения и
госзакупок для малого бизнеса.
Таким образом, реализация предложенных этапов, на наш взгляд,
позволит внедрить активную структурную политику в регионе. Внедрение
активной структурной политики является сложной задачей, поскольку
объединяет различные области политики и сферы ответственности в разных
министерствах, а также охватывает разные уровни управления – от
федерального до местного. Достижение опережающих темпов развития
экономики требует ориентации на экспорт. Поэтому здесь важно учитывать
мировые тенденции и нормативно-правовое регулирование международной
торговли. Кроме того, требуется тесная совместная работа различных
участников экономической деятельности, в том числе фирм, центров знаний,
правительства и самого гражданского общества. В качестве важных факторов
успеха активной структурной политики можно определить такие ключевые
аспекты, как институциональная экосистема, поддерживающая инновации и
экспортную деятельность, а также слаженность организационной работы по
внедрению активной структурной политики.
Рассмотрим апробацию методических рекомендаций по внедрению
активной структурной политики в Самарской области.
1. Принятие решения о внедрении активной структурной
политики. На данном этапе губернатором Самарской области принимается
решение о создании Координационного совета по проведению активной
структурной политики, цель, задачи, функции которого описаны нами в
п. 3.1.
2. Идентификация ключевых отраслей проведена автором во второй
главе. В частности, было выявлено, что наибольшим потенциалом для роста
167
в экономике обладают химическая промышленность, переработка
сельхозпродукции и пищевое производство, мясная промышленность,
фармацевтическая промышленность, производство техники (в том числе
сельскохозяйственной, медицинской), инструментов и
контрольно-измерительных аппаратов. При этом производство транспортных
средств является важным направлением экономики как один из
доминирующих ее секторов, где занята значительная часть населения
региона (автомобилестроительный кластер Самарской области). Однако
важно понимать, что это старопромышленный сектор, требующий
значительных инвестиций на поддержку конкурентоспособности. С позиции
текущего состояния и перспективы долгосрочного роста важнейшее место
занимают фармацевтический и аэрокосмический кластеры, поскольку здесь
сосредоточено производство продукции с высокой добавленной стоимостью
и высокотехнологичных услуг с высоким потенциалом стабильного сбыта.
Учитывая слабые места кластерной политики, такие как «спасение
утопающих» и риски «перехвата» мер поддержки традиционными отраслями,
компании - «газели», остающиеся вне зоны внимания региональных
правительств (ввиду малых размеров и нежелания заявлять о себе),
территориальную ограниченность кластеров в рамках одного субъекта
Российской Федерации105, в таблице 3.3 представлены базовые и
перспективные для современного состояния экономики Самарской области
виды экономической деятельности (точки роста), на которые следует
обратить внимание при реализации активной структурной политики.

105
Куценко Е. Разворот к будущему: трансформация кластерной политики на принципах умной
специализации. Российская кластерная неделя, Москва, 28.05.2015. URL:
https://www.hse.ru/mirror/pubs/share/216156565 (дата обращения: 12.02.2019).
168

Таблица 3.3 – Кластеры и виды экономической деятельности (точки роста) Самарской области

Потенциал для
Потенциал для Категория
опережающего
Вид экономической деятельности/ развития на Экспортный муниципальных
Уровень зрелости роста сектора в
кластер основе смежных потенциал образований –
долгосрочном
секторов баз развития
периоде
Автомобилестроительный Высокий Низкий Высокий Высокий Городской округ
Аэрокосмический Высокий Высокий Высокий Высокий Городской округ
Фармацевтический Высокий Высокий Высокий Высокий Городской округ
Химическая промышленность Высокий Высокий Высокий Высокий Городской округ
Сельское, лесное хозяйство, охота, Высокий Высокий Высокий Высокий Муниципальный район
рыболовство и рыбоводство
Переработка сельхозпродукции и Высокий Высокий Высокий Высокий Городской округ,
пищевое производство муниципальный район
168

Мясная промышленность Средний Высокий Низкий Высокий Городской округ,


муниципальный район
Производство сельскохозяйственной Низкий Высокий Высокий Высокий Городской округ,
техники муниципальный район
Производство техники, инструментов Низкий Высокий Высокий Высокий Городской округ
(для медицины)
169
3. Выбор варианта процесса совершенствования структуры
экономики. Самарская область относится к числу наиболее промышленно и
инновационно развитых регионов Российской Федерации с достаточно
крепким бюджетом в объеме более 160 млн руб. (дефицит 1,8 % по плану
2019 г.) и ВРП около 1,5 трлн рублей. Поэтому для Самарской области
целесообразно предложить внедрение активной структурной политики на
базе первого варианта, описанного выше, то есть на базе центра
территориального развития, в качестве которого может выступить
действующая или вновь созданная организация.
Деятельность данной организации призвана выступить «точкой
кипения» – создать пространство коллективной работы для представителей
крупного, среднего и малого бизнеса, образования и науки, технологических
предпринимателей, общественности в лице общественных организаций и
профессиональных сообществ, органов власти. Здесь они могут делиться
предложениями, положительным и отрицательным опытом, результатами
деятельности, что позволит сформировать эффективные модели
регионального развития по отдельным кластерам, видам деятельности во
взаимодействии друг с другом.
4. Анализ производственно-сбытовых цепочек ключевых
производств. Данный этап позволяет выделить элементы
производственно-сбытовой цепочки, участников цепочки создания ценностей
в регионе, диагностировать их проблемы и выявить виды продукции для
создания новых или модернизации имеющихся производств. Мониторинг
хозяйствующих субъектов по производственно-сбытовым цепочкам
ключевых отраслей позволяет «держать руку на пульсе» органам
региональной власти, ответственным за реализацию активной структурной
политики.
5. Определение и разработка проекта, портфеля проектов
(разработка программы) в зависимости от выбранного варианта. На
основе результатов анализа производственно-сбытовых цепочек,
170
региональной стратегии и стратегий муниципальных образований
целесообразно сформировать портфель или портфели проектов и программ в
разрезе отдельных отраслей.
Принципы проектного управления хорошо себя зарекомендовали как в
бизнесе, так и при решении задач социально-экономического развития в
регионах. В настоящее время осуществляется формирование региональной
системы управления проектами для обеспечения условий и достижения
целей национальных проектов. Считаем, что проектное управление в целом и
портфельный метод целесообразно применить для реализации активной
структурной политики, поскольку портфель по определению представляет
собой набор компонентов, сгруппированных вместе с целью эффективного
управления для достижения стратегических целей106. Требования к
управлению портфелем проектов, а также к методам реализации процессов
управления портфелем установлены в системе зарубежных и отечественных
стандартов.
6. Организация процесса реализации портфеля проектов. Для
эффективной организации проектного управления активной структурной
политикой в органах региональной власти необходимо использовать систему
управления проектной деятельности, созданную для реализации
национальных проектов, поскольку активная структурная политика
учитывает национальные цели и способствует их достижению.
Основными элементами системы управления проектной деятельности
являются подсистемы: стратегическое управление, государственные
программы, портфель, бюджетный цикл; управление портфелем;
нормативно-правовое обеспечение и функциональная структура проектной
деятельности; развитие компетенций; мотивация участников107.

106
ГОСТ Р 54870-2011 Проектный менеджмент. Требования к управлению портфелем проектов. URL:
http://docs.cntd.ru/document/1200089605 (дата обращения: 15.01.2019).
107
Книга участника реализации национальных проектов. 2019. Проектный офис Правительства
Российской Федерации, РАНХиГС, Центр проектного менеджмента URL:
https://pm.center/upload/Книга%20участника%20реализации%20НП%20(версия%20для%20печати).pdf (дата
обращения: 05.04.2019).
171
На наш взгляд, целесообразно предложить интегрировать управление
портфелем активной структурной политики в региональную систему
управления проектной деятельностью. Важно отметить, что органы местного
самоуправления, заинтересованные в реализации проектов, принимают
непосредственное участие в работе проектного комитета и проектных
команд. Более того, представители органов местного самоуправления могут
быть назначены руководителями проектов, реализуемых на их территории.
В таблице 3.4 представлен чек-лист организации проектной
деятельности по реализации активной структурной политики.

Таблица 3.4 – Чек-лист по организации управления портфелем активной


структурной политики
Стратегическое управление, государственные программы,
портфель, бюджетный цикл

Проекты (программы) активной Оптимизированы и определены приоритеты


структурной политики соответствуют Указу распределения ресурсов для реализации
Президента Российской Федерации от 7 мая компонентов портфеля!
2018 года № 204 «О национальных целях
и стратегических задачах развития
Российской Федерации на период до 2024
года»!
Ежегодная синхронизация проектов Регулярно формируется сводная отчетность
активной структурной политики с портфеля на основе мониторинга и
бюджетным процессом и циклом контроля выполнения контрольных точек
управления государственными (этапов)!
программами!
Управление портфелем

Обеспечена взаимосвязь целей, показателейПроводится мониторинг результатов


и результатов национальных, федеральных (включая их востребованность) проектов
и региональных проектов и программ портфеля, на этой основе управленческие
активной структурной политики! решения принимаются коллегиальными
органами!
Обоснована эффективность, достаточность Налажены устойчивые коммуникации
и необходимость результатов проектов и между участниками проектов портфеля!
программ, а также их вклада в достижение
целей и показателей, выполнение задач
активной структурной политики!
Реализованы мероприятия с учетом Применяется специальное программное
минимизации ресурсов на последующие обеспечение для управления портфелем, по
мероприятия! возможности применяется безбумажный
документооборот
172
Функциональная структура управления портфелем

Утверждено положение (регламент) по Определены руководители проектов в


управлению портфелем проектов! составе портфеля, сформированы команды
проектов с участием представителей
муниципалитетов – мест реализации
проектов
Определен комитет управления портфелем В структуре проектного офиса региона
проектов, принимает наиболее важные определен офис управления портфелем
решения по проекту, проводит совещания активной структурной политики, который
на регулярной основе! оказывает административную поддержку !
Назначен руководитель портфеля активной Сформирован экспертно-общественный
структурной политики! совет, принимает участие в экспертизе
результатов и принятии решений
Развитие компетенций

Проведена оценка потребностей в обучении Утвержден план по обучению, исходя из


и повышении квалификации, сертификации потребностей
участников проектного управления !
Мотивация участников управления портфелем активной структурной политики

Положение о материальном Проводится регулярная оценка участников


стимулировании распространяется на управления портфелем, расчет размера
участников управления портфелем! материального вознаграждения и премий!
Определен бюджет и предельные размеры Применяется нематериальное поощрение!
материального стимулирования участников
управления портфелем!

Управление портфелем проектов активной структурной политики


представляет собой деятельность, направленную на достижение
национальных целей, согласованных стратегических целей региона и
муниципалитетов. Учитывая, что управление портфелем проектов активной
структурной политики осуществляется в условиях общих ограничений,
важным представляется распределение приоритетов между проектами и
программами в зависимости от целей и доступности финансовых ресурсов. В
ходе управления портфелем осуществляются процессы формирования,
оптимизации, мониторинга и контроля, управления изменениями так, как это
определено ГОСТ Р 54870-2011 «Проектный менеджмент. Требования к
управлению портфелем проектов», локальными актами управления
портфелем проектов.
173
Таким образом, доказано, что эффективным инструментом
регулирования экономики на основе активной структурной политики
является проектный подход, использование которого предполагает
формирование портфеля проектов по созданию новых производств и
модернизации действующих и управление им. Представленные методические
рекомендации органам исполнительной власти направлены на практическую
реализацию активной структурной политики и содержательно раскрывают
последовательность действий органов исполнительной власти.
Выводы по третьей главе.
1. Предложен научно-методический подход к созданию условий
опережающего роста экономики на основе отраслевых приоритетов.
Установлено, что для достижения цели активной структурной политики
следует руководствоваться принципами нацеленности на опережающее
развитие экономики, измеримости, системности и целостности,
согласованности, гибкости, учета особенностей экономики муниципального
образования, согласования интересов, самоуправления. Внедрение этого
подхода создает основу для реализации портфеля приоритетных отраслевых
проектов, повышения роли местного самоуправления в решении задач
активной структурной политики.
2. Определена структура механизма реализации активной структурной
политики, включающая принципы, формы, методы, инструменты для
определения и реализации приоритетных направлений активной структурной
политики для региона и муниципальных образований. Обосновано, что
предложенный инструментарий позволяет осуществлять регулирование
активной структурной политики, включает инструменты для анализа
структуры экономики (коэффициенты эластичности видов деятельности, в
том числе с учетом инвестиций, налоговых поступлений, четырех факторная
модель), методы и инструменты для регулирования структуры экономики
(автором предложено применение реверсивной модели полномочий и
управление портфелем отраслевых проектов).
174
3. Обоснована необходимость закрепления за муниципалитетами,
стратегически важными для региона (например, центры агломерации,
моногорода), а также за территориями, которые показывают сравнительно
высокие результаты социально-экономического развития, полномочий по
формированию и реализации экономической политики муниципального
образования с учетом национальных и региональных приоритетов.
Установлено, что применение предлагаемой модели разграничения
полномочий целесообразно при соблюдении добровольного характера
соглашений. Предложено для развития предпринимательства и
предотвращения тенденции сокращения непроизводственного сектора в
структуре экономики региона создание сети городских предпринимательских
парков с учетом агломерационных процессов и сложившейся структуры
хозяйства в пространственном аспекте.
4. Доказано, что наиболее эффективным методом реализации активной
структурной политики является проектный подход и управление портфелем
приоритетных отраслевых проектов. Разработаны методические
рекомендации, которые позволят регионам реализовать принципы, формы,
методы и инструменты активной структурной политики. Представлены
этапы внедрения, варианты активной структурной политики в регионе,
чек-лист по организации управления портфелем активной структурной
политики.
175
ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Ускорение темпов технологического обновления в мире, старение и


низкие темпы обновления материально-технической базы, инерционный
характер структуры экономики в стране и регионах обусловливают
необходимость регулирования экономики на основе активной структурной
политики. Особую актуальность эта проблема приобретает на уровне
региона, что находит свое отражение в низких темпах развития производства,
сокращении занятых в организациях производственного сектора, высокой
численности занятых в теневом секторе, что способствует снижению
экономической активности территорий.
Низкая степень бюджетной обеспеченности, недостаточность
полномочий по регулированию структурной политики затрудняют решение
задач ускорения темпов социально-экономического развития на основе
наиболее полного использования конкурентных преимуществ
муниципального образования. Такая константа нарушает баланс региона как
целостной хозяйственной системы.
Вместе с тем реализация национальных проектов в регионах создает
новые возможности для всестороннего территориального развития и для
перенастройки структуры экономики, в частности.
Цель диссертационного исследования заключалась в научном
обосновании и разработке теоретических и методических положений по
совершенствованию экономики региона на основе активной структурной
политики, а также разработке практических рекомендаций по его развитию.
В рамках достижения поставленной цели были получены следующие
результаты, обладающие научной новизной:
1. Группировка ключевых компонентов экономической системы
региона дополнена мандатным компонентом, образованным полномочиями
региональных властей и органов местного самоуправления, что позволяет
выделить роль органов региональной власти и местного самоуправления в
176
формировании благоприятной среды реструктуризации экономики региона.
Исходной предпосылкой послужило предположение о том, что
экономическую систему региона можно представить как самостоятельную
многофункциональную экономическую систему, в которой муниципальные
образования выполняют функции воспроизводства части регионального
продукта. Предложено применить новую теорию систем в качестве
теоретической основы исследования, что позволило дополнить
характеристики имманентной длительности жизненного цикла
(по Г. Клейнеру) мандатным компонентом. Такой подход позволил
определить объект исследования (экономическую структуру региона)
следующим образом: сложная адаптивная двухуровневая экономическая
система, включающая экономическую структуру муниципальных
образований, представляющая собой ограниченную в пространстве, но
неограниченную во времени систему, обеспечивающую занятость населения
и осуществляющую производство товаров, работ, услуг.
Установлено, что структура экономики как система может выступать
самостоятельным фактором экономического роста в тех случаях, когда
имеется такое соотношение между отдельными видами экономической
деятельности, которое позволяет обеспечивать максимизацию прироста
валового регионального продукта, а также при условии активной позиции
региональных органов власти в регулировании структуры экономики.
2. Предложен методический подход к оценке экономики региона,
отличающийся комплексностью, позволяющий определить профиль
структуры экономики, выделить эффективные специализации с учетом
мультипликативного эффекта налогового и инвестиционного рычагов;
кластеры по критерию общности условий хозяйствования, структурные
сдвиги трудовых ресурсов в муниципальных образованиях, оценить влияние
национального, отраслевого, регионального, локального факторов на
структурные сдвиги занятости в муниципальных образованиях.
177
Расчеты в рамках предложенного методического подхода
осуществляются на основе использования официальных данных Росстат,
позволяют решать комплекс взаимосвязанных задач реструктуризации
экономики региона. Универсальный характер методики позволяет
использовать ее в любом субъекте Российской Федерации. Методический
подход реализуется следующими этапами: предварительный, анализ
показателей эластичности роста, формирование профиля структуры
экономики региона, выявление кластеров по критерию общности условий
хозяйствования, выявление факторов структурных сдвигов в муниципальных
образованиях. На заключительном этапе проводится обобщение полученных
результатов.
3. Обоснована необходимость активной структурной политики.
Доказано, что неудовлетворительная структура экономики региона является
следствием совокупности внешних (неуправляемых) и внутренних
(управляемых) факторов, в том числе инерционность структурной политики,
недооценка роли местных органов самоуправления, неэффективность и
недостаточный учет согласования интересов органов управления и бизнеса.
Апробация методики оценки экономики и структурных сдвигов в
регионе позволила выявить инерционный характер динамики структуры
экономики.
С 2005 по 2016 год накопленный рост добычи полезных ископаемых
составил 205 %, в то время как в обработке – 114,2 %. В 2013–2016 годы
были отмечены структурные сдвиги расширения сельского хозяйства
(на 0,9 %) и добычи полезных ископаемых (на 1,9 %) при одновременном
сокращении доли обрабатывающего сектора (на 2,3 %). Доля сервисного
сектора снизилась на 3,4 %. Несмотря на высокий научно-технический и
кадровый потенциал, старопромышленный профиль региона обозначил в
последние годы пределы технической эффективности (уровень износа
основных фондов в промышленности – 51 %), что обострило необходимость
реструктуризации экономики.
178
Выявлены быстрорастущие виды экономической деятельности: добыча
топливно-энергетических полезных ископаемых (346 %), производство
пищевых продуктов, включая напитки, и табака (342 %), химическое
производство (316 %).
Разработанный профиль структуры экономики Самарской области
позволил получить представление о том, в каких секторах экономики и
какую продукцию необходимо рассматривать в приоритетном порядке при
определении портфеля отраслевых проектов.
Выявлено, что уровень экономического развития муниципальных
районов не определяется числом специализаций. Одновременно отсутствие
специализации негативно влияет на экономические и социальные показатели
региона. Анализ структурных сдвигов показателя занятости трудовых
ресурсов в муниципальных образованиях Самарской области благодаря
способу расчета позволил зафиксировать 284 тыс. человек, не вовлеченных в
официальную трудовую деятельность. Установлены значительные резервы
вовлечения трудовых ресурсов в официальную трудовую деятельность в
городских округах Самара, Тольятти, Сызрань. Негативные тенденции
наблюдаются в городских округах Жигулевск, Октябрьск, Отрадный,
муниципальных районах Кошкинский, Приволжский, Сызранский,
Шенталинский.
4. Проведена кластеризация муниципальных районов по критерию
общности условий хозяйствования, отличающаяся агрегированием признаков
специализации, экономических параметров и пространственного положения,
что позволило выявить относительно однородные группы муниципальных
районов в составе региона для проведения дифференцированной активной
структурной политики.
В частности, кластеризация муниципальных районов Самарской
области методом одиночной связи позволила выделить 6 кластеров,
отличающихся общностью результатов в экономике, специализации,
удаленности от центра и границ региона. Данная классификация должна
179
быть учтена при разработке портфеля проектов активной структурной
политики.
5. Разработан организационно-экономический механизм регулирования
реструктуризации экономики, на основе которого определены принципы,
методы и инструменты государственного воздействия на экономику
муниципалитетов, адекватные национальным целям, региональным
приоритетам и стратегическим задачам муниципалитетов. Предложены
методические рекомендации для внедрения активной структурной политики
в регионе.
В диссертационном исследовании определена цель активной
структурной политики как создание условий для опережающего роста
экономики на основе отраслевых приоритетов. Сделаны выводы, что для
достижения указанной цели необходимо решить следующие
взаимосвязанные задачи: 1) достижение отраслевых приоритетов,
позволяющих максимизировать экономический рост и обеспечить
конкурентоспособность региональной экономики в стране и в мире;
2) создание стимулов и условий для развития перспективных видов
экономической деятельности муниципалитетов; 3) обеспечение
эффективного взаимодействия органов власти, местного самоуправления,
активной и профессиональной части представителей общества на основе
согласования интересов; 4) повышение роли органов местного
самоуправления в решении задач активной структурной политики.
Объектом регулирования структуры экономики являются процессы
производства в реальном секторе экономики (промышленность, добыча,
сельское хозяйство), отличительной чертой которых является привязка к
локальным территориям, высокая степень дифференциации по
муниципальным образованиям.
В работе подчеркивается, что для совершенствования структурных
изменений в регионе необходимо внедрение реверсивной модели
полномочий в муниципальных образованиях с благоприятными условиями
180
для занятых, активизация инвестиционной и предпринимательской
деятельности по видам экономической деятельности с наибольшим
инвестиционным и налоговым потенциалом.
Возможность перераспределения полномочий между органами власти
субъекта Российской Федерации и органами местного самоуправления
установлена п. 1.2. ст. 17 Федерального закона от 06.10.2003 № 131-ФЗ
«Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской
Федерации». При этом следует учитывать, что допустимый срок такого
перераспределения составляет не менее срока полномочий законодательного
(представительного) органа государственной власти субъекта Российской
Федерации, вступают в силу такие изменения с начала финансового года.
Применение предлагаемой модели разграничения полномочий
целесообразно при соблюдении добровольного характера соглашений.
Модель разграничения полномочий позволит повысить уровень
ответственности муниципальных органов власти в вопросах
совершенствования структуры экономики муниципальных образований. В
качестве меры стимулирования можно предложить применение
повышающего коэффициента при выделении стимулирующих субсидий
органам местного самоуправления.
Для развития предпринимательства и преодоления тенденции
сокращения непроизводственного сектора в структуре экономики Самарской
области необходимо предложить создание сети городских
предпринимательских парков с учетом развития Самарско-Тольяттинской
агломерации и сложившейся структуры хозяйства в пространственном
аспекте.
В диссертации разработаны методические рекомендации органам
исполнительной власти по внедрению активной структурной политики.
181
СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ

Законы и нормативные документы


1. О национальных целях и стратегических задачах развития
Российской Федерации на период до 2024 года: Указ Президента Российской
Федерации от 07.05.2018 г. № 204. – URL: http://kremlin.ru/acts/bank/43027/
(дата обращения: 10.09.2018).
2. Об утверждении Основ государственной политики регионального
развития Российской Федерации на период до 2025 года: Указ Президента
Российской Федерации от 16.01.2017 г. № 13. – URL:
http://kremlin.ru/acts/bank/41641/ (дата обращения: 15.08.2017).
3. О Концепции долгосрочного социально-экономического развития
Российской Федерации на период до 2020 года: Распоряжение Правительства
Российской Федерации от 17.11.2008 г. № 1662-р. (ред. от 28.09.2018). –
URL: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_82134/ (дата
обращения: 10.10.2018).
4. Об общих принципах организации законодательных
(представительных) и исполнительных органов государственной власти
субъектов Российской Федерации: Федеральный закон от 06.10.1999 г.
№ 184-ФЗ. (ред. от 01.05.2019). – URL:
http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_14058/ (дата обращения:
12.04.2019).
5. Об общих принципах организации местного самоуправления в
Российской Федерации: Федеральный закон от 06.10.2003 г. № 131-ФЗ (ред.
от 01.05.2019). – URL: http://www.consultant.ru/document/
cons_doc_LAW_44571/ (дата обращения: 20.05.2019).
6. Об инвестициях и государственной поддержке инвестиционной
деятельности в Самарской области: Закон Самарской области от 16.03.2006
№19-ГД (ред. от 24.05.2019). – URL: http://docs.cntd.ru/document/945013340/
(дата обращения: 20.05.2019).
182
7. О промышленной политике в Самарской области: Закон Самарской
области от 11.02.2004 №10-ГД (ред. от 24.05.2019). –
URL: http://docs.cntd.ru/document/945008891/ (дата обращения 28.05.2019).
8. Об утверждении государственной программы Самарской области
«Развитие промышленности Самарской области и повышение ее
конкурентоспособности до 2020 года»: Постановление Правительства
Самарской области от 04.06.2014 г. № 321 (ред. от 14.11.2017). –
URL: http://docs.cntd.ru/document/464011089/ (дата обращения: 10.06.2019).
9. Об утверждении государственной программы Самарской области
«Развитие рынка газомоторного топлива в Самарской области» на 2014–2020
годы: Постановление Правительства Самарской области от 12.09.2014 № 568
(ред. от 30.06.2017). – URL: http://docs.cntd.ru/document/464013074/
(дата обращения: 25.11.2018).
10. Об утверждении государственной программы Самарской области
«Создание благоприятных условий для инвестиционной и инновационной
деятельности в Самарской области» на 2014–2030 годы: Постановление
Правительства Самарской области от 14.11.2013 № 622 (ред. от 25.09.2019). –
URL: http://docs.cntd.ru/document/464008199/ (дата обращения: 20.06.2019).
11. Об утверждении Стратегии пространственного развития
Российской Федерации на период до 2025 года: Распоряжение Правительства
Российской Федерации от 13.02.2019 № 207-р. –
URL: http://government.ru/docs/35733/ (дата обращения: 11.03.2019).
12. Об утверждении Стратегии социально-экономического развития
Самарской области на период до 2030 года: Постановление Правительства
Самарской области от 12.07.2017 № 441. –
URL: http://economy.samregion.ru/programmy/strategy_programm/proekt_strateg
/strategiya-sotsialno-ekonomicheskogo-razvitiya-samarskoy-oblasti-na-period-do-
2030-goda/ (дата обращения: 17.11.2018).
13. О Комиссии при Президенте Российской Федерации по
подготовке предложений о разграничении предметов ведения и полномочий
183
между федеральными органами государственной власти, органами
государственной власти субъектов Российской Федерации и органами
местного самоуправления: Указ Президента Российской Федерации от
21.06.2001 № 741. Утратил силу – Указ Президента Российской Федерации
от 16.07.2004 № 910.
14. ГОСТ Р 54870-2011 Проектный менеджмент. Требования к
управлению портфелем проектов. – URL: http://docs.cntd.ru/
document/1200089605 (дата обращения: 15.01.2019).
Книги, монографии, учебники, статьи
15. Бакланов П. Я. Пространственная дифференциация структуры
экономики регионов Арктической зоны России / П. Я. Бакланов, А. В.
Мошков // Экономика региона. – 2015. – № 1(41). – С. 53–63.
16. Бекрезинская О. Производственная зависимость российской
промышленности от импорта и механизм стратегического
импортозамещения / О. Березинская, А. Ведев // Вопросы экономики. – 2015.
– № 1. – С. 103–115.
17. Берталанфи Л. Общая теория систем: критический обзор /
Л. Берталанфи // Исследования по общей теории систем. –
М.: Изд-во иностранной литературы, 1969. – 456 с.
18. Блауберг И. В. Становление и сущность системного подхода /
И. В. Блауберг, Э. Г. Юдин. – М.: Наука, 1973. – 270 с.
19. Богданов А. А. Тектология (всеобщая организационная наука).
В 2 кн. Кн. 1. / А. А. Богданов. – М.: Экономика, 1989. – 304 с.
20. Бредихин В. В. Проблемы инвестиционного обеспечения
инновационного развития / В. В. Бредихин, Т. С. Колмыкова, Е. О. Астапенко
// Известия Юго-Западного государственного университета. – 2017. – Т. 21,
№ 5(74). – С. 114–122.
21. Бугаев В. К. Системные свойства региона как объекта управления /
В. К. Бугаев // Регионология. – 2008. – № 2. –
URL: http://regionsar.ru/node/44?page=0,1 (дата обращения: 12.11.2015).
184
22. Булгакова Л. Н. Методика оценки отраслевой эластичности роста
экономики / Л. Н. Булгакова, К. А. Бостанов // Региональная экономика:
теория и практика. – 2007. – № 4(43). – С. 83–87.
23. Вернадский В. И. Биосфера и ноосфера / В. И. Вернадский. – М.:
Айрис-пресс, 2003. – 576 с.
24. Гаврильева Т. Н. Влияние мегапроектов «Восточная Сибирь –
Тихий океан» и «Сила Сибири» на экономику и природную среду Якутии /
Т. Н. Гаврильева, Н. А. Степанова // Регион: экономика и социология:
всероссийский научный журнал. – 2016. – № 4. – С. 237–248.
25. Гарбуз И. В. Государственное управление структурными
преобразованиями экономики региона: дис. … к. э. н. / И. В. Гарбуз. – Курск,
2016. – 32 с.
26. Герасименко Т. И. Какие существенные изменения претерпела
территориальная организация российского общества за постсоветский
период? Что в ней осталось неизменным? / Т. И. Герасименко //
Пространство современной России: возможности и барьеры развития
(размышления географов-обществоведов) / отв. ред. А. Г. Дружинин, В. А.
Колосов, В. Е. Шувалов. – М.: Вузовская книга, 2012. – С. 17–20.
27. Голиченко О. Модернизация и реформирование инновационной
стратегии России: проблемы и решения / О. Голиченко // Вопросы
экономики. – 2010. – № 8. – С. 41–53.
28. Голубев А. Экономика как организм / А. Голубев // Вопросы
экономики. – 2011. – № 2. – С. 140–152.
29. Государственное регулирование рыночной экономики / под общ.
ред. Н. А. Кушлина; редкол.: А. А. Владимирова [и др.]. – М.: ОАО «НПО
Экономика», 2000. – 382 с.
30. Гранберг А. Стратегии территориального социально-
экономического развития России: от идеи к реализации / А. Гранберг //
Вопросы экономики. – 2001. – № 9. – С. 15–28.
185
31. Гранберг А. Г. Василий Леонтьев в мировой и отечественной
экономической науке / А. Г. Гранберг // Экономический журнал ГУ-ВШЭ. –
2006. – Т. 10, № 3. – С. 471–491.
32. Гранберг А. Г. Многорегиональные системы: экономико-
математическое исследование / А. Г. Гранберг, В. И. Суслов,
С. А. Суспицын. – Новосибирск: Сибирское научное издательство, 2007.
33. Гранберг А. Г. Моделирование пространственного развития
экономики России / А. Г. Гранберг // Стратегическое планирование в
регионах и городах России. Доклады участников VII Общероссийского
форума лидеров стратегического планирования. – СПб: Леонтьевский центр,
2009. – С. 32–34.
34. Гранберг А. Г. Региональная экономика и региональная наука в
России: десять лет спустя / А. Г. Гранберг // Регион: экономика и социология.
– 2004. – № 1. – С. 57–81.
35. Декомпозиция темпов роста российской экономики в 2007–2017 гг.
и прогноз на 2018–2020 гг. / С. М. Дробышевский [и др.] // Вопросы
экономики. – 2018. – № 9. – С. 5–31.
36. Добыча полезных ископаемых, обрабатывающие производства,
производство и распределение электроэнергии, газа и воды. –
URL: http://samarastat.gks.ru/wps/wcm/connect/rosstat_ts/samarastat/ru/statistics/
enterprises/ (дата обращения: 16.07.2018).
37. Дойхен Д. Ю. Инновационная активность и региональное
экономическое развитие / Д. Ю. Дойхен // Федеративные отношения и
региональная социально-экономическая политика. – 2004. – № 4. – С. 8–11.
38. Дойхен Д. Ю. Научные подходы к формированию региональных
стратегий инновационного развития / Д. Ю. Дойхен // Федеративные
отношения и региональная социально-экономическая политика. – 2004. –
№ 5. – С. 10–13.
39. Егорова К. C.! Анализ проблем и перспективны социально-
экономического развития Самарской области в условиях рыночной
186
экономики / К. C. Егорова, С. П. Викторова // Экономика и управление:
новые вызовы и перспективы: сб. ст. VI международной заочной научно-
практической конференции / Поволжский гос. ун-т сервиса. – Тольятти: Изд-
во ПВГУС, 2014. – 262 с. – С. 12–15.
40. Егорова К. С. Анализ структурных сдвигов в структуре занятости
трудовых ресурсов города методом shift-share analysis (на примере г. о.
Сызрань) / Г. А. Хмелева, К. С. Егорова // Вестник Самарского
муниципального института управления. – 2015. – № 2. – С. 64–71.
41. Егорова К. С. Зона с преференциальными условиями ведения
предпринимательской деятельности как драйвер развития территории //
Экономика и предпринимательство. – 2019. – № 4.(105).
42. Егорова К. С. Методические подходы к оценке эффективности
региональной экономической политики в муниципальных образованиях /
Г. А. Хмелева, К. С. Егорова // Вестник Самарского муниципального
института управления. – 2015. – № 4. – С. 13–20.
43. Егорова К. С. Проблемы и риски стратегического планирования
социально-экономического развития малых городов // Материалы ХVI
Международной научной конференции студентов и аспирантов (г. Самара,
23–27 марта 2015 г.) : сб. статей : в 2 т. — Т. 1. — Самара : САГМУ, 2015. –
312 с. – С. 185–187.
44. Егорова К. С. Роль муниципалитетов в формировании структуры
экономики локальных территорий / Г. А. Хмелева, К. С. Егорова //
Экономика: вчера, сегодня, завтра. – 2016. – № 8. – С. 202–212.
45. Егорова К. С. Типология городов с позиции стратегического
планирования социально-экономического развития // Евразийский Союз
Ученых (ЕСУ). – 2015. – № 4-1(13). – С. 90–93.
46. Жигарь О. В. Муниципальная экономика как система
экономических отношений / О. В. Жигарь // Вестник ЧелГУ. – 2009. – № 9. –
URL: https://cyberleninka.ru/article/n/munitsipalnaya-ekonomika-kak-sistema-
ekonomicheskih-otnosheniy (дата обращения: 28.12.2018).
187
47. Исаева Е. М. Динамика воспроизводимых факторов производства в
регионах России – экономический и институциональный аспекты /
Е. М. Исаева, Л. М. Никитина, Ю. И. Трещевский // Регион: системы,
экономика, управление. – 2013. – № 1(20). – С. 21–31.
48. Клейнер Г. Б. Исследовательские перспективы и управленческие
горизонты системной экономики / Г. Б. Клейнер // Управленческие науки. –
2015. – № 4(17). – С. 7–21.
49. Клейнер Г. Б. Системная структура экономики и экономическая
политика / Г. Б. Клейнер // Проблемы теории и практики управления. – 2006.
– № 5. – С. 9–21.
50. Книга участника реализации национальных проектов. 2019.
Проектный офис Правительства Российской Федерации, РАНХиГС,
Центр проектного менеджмента. – URL:
https://pm.center/upload/Книга%20участника%20реализации%20НП%20(верси
я%20для%20печати).pdf (дата обращения: 05.04.2019).
51. Концепция разграничения полномочий между федеральными
органами государственной власти, органами государственной власти
субъектов Российской Федерации и органами местного самоуправления. –
URL: https://www.kommersant.ru/doc/324105 (дата обращения: 10.08.2018).
52. Колесников Н. Е. Характеристика социального пространства /
Н. Е. Колесников // Единое социально-экономическое пространство как
фактор регионального развития / под ред. С. В. Кузнецова и Л. Д. Тюличевой.
– СПб: ИПРЭ РАН, 2007.
53. Колмыкова Т. С. Проблемы привлечения иностранных инвестиций /
Т. С. Колмыкова, Е. В. Харченко // Научные труды Донецкого национального
технического университета. Серия: экономическая. – Донецк: Донецкий
национальный технический университет, 2014. – C. 244–251.
54. Кормишкин Е. Д. Усиление дифференциации уровней социально-
экономического развития регионов в контексте перехода к модели
188
инновационного развития экономики / Е. Д. Кормишкин // Региональная
экономика: теория и практика. – 2011. – № 14(197). – С. 49–53.
55. Корнаи Я. Системная парадигма // Вопросы экономики. – 2002. –
№ 5. – С. 4–22.
56. Королева Е. Н. Концептуальная модель формирования «умной
специализации» региона / Е. Н. Королева, Г. А. Хмелева, Л. К. Агаева //
Экономика и предпринимательство. – 2018. – № 11(100). – С. 494–498.
57. Красильников О. Ю. Взаимосвязь структурных сдвигов и
экономического развития России // Изв. Сарат. ун-та Нов. сер. Сер.
Экономика. Управление. Право. – 2017. – № 2. –
URL: https://cyberleninka.ru/article/n/vzaimosvyaz-strukturnyh-sdvigov-i-
ekonomicheskogo-razvitiya-rossii (дата обращения: 15.08.2018).
58. Криничанский К. В. Зарубежный опыт осуществления структурной
политики / К. В. Криничанский, А. С. Лаврентьев // Региональная экономика:
теория и практика. – 2016. – № 2(425). – С. 181–196.
59. Круглов В. Н. Факторы обеспечения инновационного развития
экономики России на современном этапе / В. Н. Круглов // Региональная
экономика. – 2011. – № 25(208). – С. 22–26.
60. Кудрин А. Последствия кризиса и перспективы социально-
экономического развития России / А. Кудрин, О. Сергиенко // Вопросы
экономики. – 2011. – № 3. – С. 4–19.
61. Кузнецов А. Прямые иностранные инвестиции: «эффект соседства»
/ А. Кузнецов // Мировая экономика и международные отношения. – 2008. –
№ 9. – С. 40–47.
62. Кузнецов А. Структура российских прямых капиталовложений /
А. Кузнецов // Мировая экономика и международные отношения. – 2007. –
№ 4. – С. 69–76.
63. Кунц Г. Управление: системный и ситуационный анализ
управленческих функций. Т. 1 / Г. Кунц, С. О’Доннел. – М.: Прогресс, 1981. –
496 с.
189
64. Куценко Е. Разворот к будущему: трансформация кластерной
политики на принципах умной специализации. Российская кластерная
неделя, Москва, 28.05.2015. – URL:
https://www.hse.ru/mirror/pubs/share/216156565 (дата обращения: 12.02.2019).
65. Лексин В. Региональная политика России: концепции, проблемы,
решения / В. Лексин, А. Швецов // Российский экономический журнал. –
1997. – № 3. – С. 30–36.
66. Мау В. А. Экономическая политика 2010 года: в поисках инноваций
/ В. А. Мау // Вопросы экономики. – 2011. – № 2. – С. 4–22.
67. Мау В. А. Антикризисные меры или структурные реформы:
экономическая политика России в 2015 году/ В. А. Мау // Вопросы
экономики. – 2016. – № 2. – С. 5–33.
68. Мау В. А. Двадцать лет рыночных реформ и новая модель
экономического роста: докл. к XIII Апр. междунар. науч. конф. по проблемам
развития экономики и общества, 3–5 апр. 2012 г., Москва / В. А. Мау, Е. Г.
Ясин; Нац. исслед. ун-т «Высшая школа экономики». – М.: Изд. дом Высшей
школы экономики, 2012. – 34 с.
69. Минакова И. В. Перспективы социально-экономического развития
Курской области как приграничного региона / И. В. Минакова,
М. Е. Тихомиров // Актуальные проблемы развития социально-
экономических систем: теория и практика: материалы Международной̆
научно-практической конференции. – Курск, 2018. – С. 55–60.
70. Михеева Н. Н. Структурные факторы региональной динамики:
измерение и оценка / Н. Н. Михеева // Пространственная экономика. – 2013. –
№ 1. – С. 11–32.
71. Мясникова Т. А. Анализ структурных изменений экономики
муниципальных образований Краснодарского края / Т. А. Мясникова //
Вестник Воронежского государственного университета. Серия: Экономика и
управление. – 2014. – № 2. – С. 101–111.
190
72. Национальный доклад о ходе и результатах реализации в 2017 году
Государственной программы развития сельского хозяйства и регулирования
рынков сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия на 2013 –
2020 годы. – URL: http://mcx.ru/upload/iblock/ec8/ec8f3b2c7fa3b4642f7
6d3fbda07804b.pdf (дата обращения: 01.07.2018).
73. Невейкина Н. В. Актуальные тенденции социально-экономического
развития российских регионов // Региональная экономика: теория и практика.
– 2013. – № 7(286). – С. 22–28.
74. Невейкина Н. В. Внешняя среда региона как системы // Регион:
системы, экономика, управление. – 2014. – № 1(24). – С. 15–21.
75. Невейкина Н. В. Внутренняя структура региона как системы //
Российское предпринимательство. – 2014. – № 11(257). – С. 22–27.
76. Никитина Л. М. Совершенствование региональных моделей
социальной ответственности бизнес-структур: методологические,
теоретические, практические аспекты: монография / Л. М. Никитина; под
общ. ред. Ю. И. Трещевский. – Воронеж: Воронежский государственный
университет, 2013. – 264 с.
77. Полтерович В. Гипотеза об инновационной паузе и стратегии
модернизации / В. Полтерович // Вопросы экономики. – 2009. – № 6. – С. 4–23.
78. Прангишвили И. Об эффективности управления сложными
социально-экономическими системами / И. Прангишвили // Проблемы
теории и практики управления. – 2006. – № 2. – С. 24–31.
79. Преображенский Б. Г. Государственное управление: развитие
кадрового потенциала и трансформация функций: монография /
Б. Г. Преображенский. – Воронеж: Научная книга, 2015. – 140 с.
80. Пчелинцев О. С. Региональная экономика в системе устойчивого
развития / О. С. Пчелинцев; Ин-т народнохозяйственного прогнозирования
РАН. – М.: Наука, 2004.
81. Рабаданова А. А. Состояние и тенденции изменения структуры
экономики в регионах Северокавказского федерального округа /
191
А. А. Рабаданова // Региональные проблемы преобразования экономики. –
2015. – № 9(59). – С. 74–81.
82. Региональная статистика / под ред. проф. В. М. Рябцева, Засл.
экономиста РФ Г. И. Чудилина. – М., 2001. – 44 с.
83. Рисин И. Е. Ключевые сферы и задачи стратегического управления
социально-экономическим развитием регионов / И. Е. Рисин, Ю. И.
Трещевский // Регион: системы, экономика, управление. – 2016. – № 4(35). –
С. 17–22.
84. Российские регионы в условиях санкций: возможности
опережающего развития экономики на основе инноваций: монография
[Текст] / Л. К. Агаева [и др.]; под общ. ред. Г. А. Хмелевой. – Самара: Изд-во
Самар. гос. экон. ун-та, 2019. – Гл. 5. – С. 210–286. – 446 c.
85. Садовский В. Н. Основания общей теории систем. Логико-
методологический анализ / В. Н. Садовский. – М.: Наука, 1974. – 280 с.
86. Салмин А. Российская Федерация и федерация в России /
А. Салмин // Мировая экономика и международные отношения. – 2002. –
№ 2. – С. 44–47.
87. Саутиева Т. Б. Рациональная отраслевая и территориальная
структура экономики – предпосылка эффективного развития регионов /
Т. Б. Саутиева // Бюллетень науки и практики. – 2017. – № 1(14). – С. 159–
162.
88. Семенец Ю. А. Зарубежный опыт реализации структурной
политики на региональном уровне / Ю. А. Семенец // Государственное и
муниципальное управление в XXI веке: теория, методология, практика. –
2011. – № 2. – С. 76–82.
89. Сергеев П. В. О необходимых условиях роста экономики региона /
П. В. Сергеев, Т. С. Колмыкова // Вестник Курской государственной
сельскохозяйственной академии. – Курск: Курская госуд. сельскохоз.
академия им. профессора И. И. Иванова, 2017. – C. 46–51.
192
90. Сироткина Н. В. Факторы и условия обеспечения
сбалансированного развития региона / Н. В. Сироткина, А. Ю. Гончаров,
И. Н. Воронцова // Вестник Воронежского государственного университета.
Серия: Экономика и управление. – 2014. – № 4. – С. 93–100.
91. Статистика организаций. СПАРК-Интерфакс. – URL: http://spark-
interfax.ru/ru/statistics/region/36000000000 (дата обращения: 12.07.2018).
92. Статистический анализ структуры социально-экономических
процессов и явлений: учебное пособие. – Оренбург: ГОУ ВПО ОГУ, 2002. –
99 с.
93. Структурные изменения в российской экономике и структурная
политика. Аналит. доклад / под науч. рук. Е. Г. Ясина. –
М.: НИУ ВШЭ, 2018. – URL:
https://www.hse.ru/data/2018/04/13/1150725828/Аналитический%20доклад%20
по%20структурной%20политике.pdf (дата обращения: 15.03.2019 ).
94. Сухарев О. Промышленность : кризис и перспективы развития /
О. Сухарев // Экономист. – 2011. – № 2. – С. 22–30.
95. Сухарев О. С. Институционально-структурные факторы
экономического развития: монография / О. С. Сухарев – М.: Институт
экономики РАН, 2015. – 214 с.
96. Сухарев О. С. Структурный анализ развития промышленной
системы / О. С. Сухарев, Е. Н. Стрижакова // Национальные интересы:
приоритеты и безопасность. – 2014. – № 41(278). – С. 26–40.
97. Сухарев О. С. Элементы теории саморазвития региональной
экономики: структура и управление / О. С. Сухарев. – URL:
https://inecon.org/docs/2017/Sukharev_AKSOR_2017_1.pdf (дата обращения:
11.07.2018).
98. Татаркин А. И. Формирование региональных институтов
пространственного развития Российской Федерации // Экономические и
социальные перемены: факты, тенденции, прогноз. – 2012. – № 6(24). –
С. 42–59.
193
99. Трещевский Ю. И. Асинхронность как свойство экономических
систем / Ю. И. Трещевский, В. Н. Эйтингон, А. И. Щедров // Вестник
Воронежского государственного университета. – 2010. – № 2. – С. 23–27.
100. Трещевский Ю. И. Оценка регионов России по показателям
асинхронности развития / Ю. И. Трещевский, А. И. Щедров // Вестник
Воронежского государственного университета. – 2011. – № 1. – С. 94–108.
101. Трещевский Ю. И. Управление регионами России в условиях
асинхронности их развития: монография / Ю. И. Трещевский, А. И. Щедров.
– Воронеж: Научная книга, 2013. – 187 с.
102. Фальцман В. Импортозамещение в ТЭК и ОПК / В. Фальцман //
Вопросы экономики. – 2015. – № 1. – С. 116–124.
103. Филатова М. В. Инвестиционные процессы в условиях
трансформации экономики РФ / В. М. Баутин, М. В. Филатова, А. Н. Занин //
Вестник Белгородского университета кооперации, экономики и права. – 2015.
– № 2 (54). – С. 125-128.
104. Филатова М. В. Перспективные формы интеграционных структур
для инновационного развития региональной экономики / В. М. Баутин,
М. В. Филатова, И. Ш. Дзахмишева // Вестник Белгородского университета
кооперации, экономики и права. – 2018. – № 4 (71). – С. 9-19.
105. Харченко Е. В. Государственно-частное партнерство как
инструмент инновационного развития высокотехнологичных отраслей
промышленности России / Е. В. Харченко, Л. В. Широкова, Е. А. Алпеева //
Вестник Тамбовского университета. Сер.: Гуманитарные науки. – 2015. –
Вып. 2(142). – С. 7–16.
106. Хасаев Г. Р. Структурная трансформация экономики российских
регионов: инновационный аспект / Г. Р. Хасаев, Г. А. Хмелева, Е. Н.
Королева // Вестник Самарского государственного экономического
университета. – 2018. – № 7(165). – С. 16–26.
194
107. Хорьков А. В. Стимулирование структурных сдвигов в
промышленности на основе концентрации ресурсов и производства: дис. …
к. э. н. / А. В. Хорьков. – Курск, 2017.
108. Ширапов Ц. Д. Понятие, сущность и содержание отрасли и
отраслевой структуры экономики региона / Ц. Д. Ширапов // Вестник
Бурятского государственного университета. Экономика и менеджмент. –
2015. – № 1. – С. 59–67.
109. Штульберг Б. М. Региональная политика России. Теоретические
основы, задачи и методы реализации / Б. М. Штульберг, В. Г. Введенский. –
М.: Гелиос АРВ, 2000. – 208 с.
110. Ясин Е. Роль инноваций в развитии мировой экономики / Е. Ясин,
М. Снеговая // Вопросы экономики. – 2009. – № 9. – С. 15–31.
Словари
111. Универсальный энциклопедический словарь. – М.: Большая
Российская энциклопедия, 1999. – 1248 с.
Источники на иностранных языках
112. A Dynamic Shift Share Analysis in Nevada Economy. Technical
Report, UCED / T. R. Harris [et al.]. – 1994. –
URL: https://www.unr.edu/Documents/business/uced/technical-reports/statewide/
9495-06rpt.pdf (accessed: 10.02.2015).
113. Artige L. A New Shift-Share Method / L. Artige, L. Neuss // Growth
and Change. – 2015. – Vol. 45(4). – P. 667–683.
114. Carbonara N. Competitive Success of Industrial Districts: an
Explorative Study in Italy / Ν. Carbonara, Ι. Giannoccaro // Regional Science
Inquiry. – 2016. – Vol. VIII (1). – P. 99–115.
115. Christiansen L. Growth and Structural Reforms: A new Assessment /
L. Christiansen, M. Schindler, T. Tressel // Journal of International Economics. –
2013. – Vol. 89, № 2. – P. 347–356. DOI: 10.1016/j.jinteco.2012.07.008.
116. Egorova, K. S. Structural shift in a city labor market: globalization and
local effects / G. A. Khmeleva, K. S. Egorova // Globalization and its Socio-
195
Economic Consequences 16th International Scientific Conference Proceedings.
(Part II.). ZU – University of Zilina, 5th – 6th October 2016, Rajecke Teplice,
Slovak Republic. – 2016. – P. 855–863.
117. Egorova, K. The regional allocation of labor resources in the context of
economic restructuring and renewal: using a case from Russia / G. Khmeleva,
N. Tyukavkin, O. Bulavko, A. Prosvetova, K. Egorova // Problems and
Perspectives in Management. – 2017. – Volum. 15, Issue 3. – P. 377–393.
118. Esteban J. Regional convergence in Europe and the industry mix: a
shift-share analysis // Regional Science and Urban Economics. – 2000. – Vol.
30(3). – P. 353–364.
119. Everaert L. Structural Reforms in the Euro Area: Economic Impact and
Role of Synchronization across Markets and Countries / L. Everaert, W. Schule //
IMF Working Paper. – 2006. – No. 06/137.
120. Grillitsch M. Institutional Change and Economic Evolution in Regions /
M. Grillitsch // Papers in Innovation Studies. – 2014. – No. 1.
121. Herrendorf B. Growth and Structural Transformation /
B. Herrendorf, R. Rogerson, A. Valentinyi. – 2013. – URL:
https://www.imf.org/external/np/seminars/eng/2013/SPR/pdf/rrog2.pdf (accessed:
20.06.2014).
122. How industry reacts to shocks: case out of russian cities /
G. A. Khmeleva [et al.] // Ekonomicko-manažérske spectrum. – 2017. – Vol. 11,
Issue 1. – P. 74–86.
123. How quickly does structural reform pay off? An empirical analysis of
the short-term effects of unemployment benefit reform / R. Bouis [et al.] // IZA
Journal of Labor Policy. – 2012. – Vol. 1, № 1. – P. 1–12. DOI: 10.1186/2193-
9004-1-12.
124. Jameson K. P. Institutions and development: what a difference
geography and time make! / K. P. Jameson // Journal of Institutional Economics. –
2011. – Vol. 7(04). – URL: https://ideas.repec.org/a/cup/jinsec/v7y2011i04p535-
541_00.html (accessed: 17.03.2018).
196
125. Kleibrink A. Promoting innovation in transition countries: A trajectory
for smart specialization / A. Kleibrink, P. Larédo, S. Philipp. European Union,
2017. DOI:10.2760/988830.
126. Kоrnаi J. The System Paradigm / J. Kоrnаi // William Davidson
Institute Working Papers. Series 278. – William Davidson Institute at the
University of Michigan, 1998.
127. Markusen A. R. International Trade, Productivity, and U. S. Regional
Job Growth: A Shift-Share Interpretation / A. R. Markusen, H. Noponen,
K. Driessen // International Regional Science Review. – 1991. Vol. 14(1). –
P. 15–39.
128. Nazara S. Spatial Structure and Taxonomy of Decomposition in Shift-
Share Analysis / S. Nazara, G. J. D. Hewings // Growth and Change. – 2004. –
Vol. 35(4). – P. 476–490.
129. Sawyer M. Mesoeconomics: A Micro-Macro Analysis / M. Sawyer,
Y.-K. Ng // The Economic Journal. – 1986. – Vol. 96. DOI: 1136.
10.2307/2233193.
130. Shift share analysis on international tourism competitiveness: A case of
Jiansu Province / C. Shi [et al.] // Chinese Geographical Science. – 2007. –
Vol. 17(2). – P. 173–178.
131. Structural Reforms and Macroeconomic Performance in the Euro Area
Countries: A Model-Based Assessment / S. Gomes // International Finance. –
2013. – Vol. 16, № 1. – P. 23–44. DOI: 10.1111/j.1468-2362.2013.12025.x.
132. Wang J. A Dynamic Spatial Shift-Share Analysis of Regional
Employment Change in China, SRSA Conference. – Orland, 2010.
133. What determines the likelihood of structural reforms? / L. Agnello [et
al.] // European journal of political economy. – 2015. – Vol. 37. – P. 129–145.
DOI: 10.1016/j.ejpoleco.2014.10.007.
197

ПРИЛОЖЕНИЯ
198

Приложение 1. Структурные сдвиги в городах (городских округах) по всем видам деятельности, видам деятельности
«обрабатывающие производства» и «добыча полезных ископаемых»

Таблица – Структурные сдвиги в городах (городских округах) по всем видам деятельности в 2009–2015 гг., тыс. чел.
Численность занятых, тыс. чел.
Города (городские округа) NS IM RS LS Итого
2009 г. 2015 г.
Тюмень 183,896 202,271 2,649 -0,455 -1,937 18,119 18,375
Благовещенск 61,154 74,306 0,881 -0,541 -4,695 17,507 13,152
Екатеринбург 438,975 442,037 6,323 -3,746 -10,088 10,573 3,062
Казань 342,591 350,365 4,935 -5,933 -1,158 9,930 7,774
Красноярск 287,013 293,006 4,134 -4,776 -1,993 8,628 5,993
Южно-Сахалинск 75,712 81,092 1,091 0,305 -3,411 7,395 5,380
Норильск 81,740 85,543 1,177 -1,323 -3,243 7,192 3,803
Иркутск 188,639 189,270 2,717 -2,107 -5,732 5,753 0,632

198
Пермь 311,042 296,247 4,480 -6,290 -17,585 4,600 -14,795
Магадан 34,824 32,911 0,502 -0,503 -6,181 4,269 -1,913
Сыктывкар 88,756 84,001 1,278 -1,796 -8,234 3,997 -4,755
Бузулук 27,398 31,522 0,395 -0,379 1,245 2,864 4,124
Костомукша 7,392 9,948 0,174 -0,298 -1,094 3,774 2,556
Петрозаводск 78,648 72,331 1,133 -1,134 -9,037 2,721 -6,317
Орск 44,360 47,713 0,639 -1,798 0,437 4,075 3,353
Октябрьский 25,061 27,448 0,361 37,138 -37,715 2,603 2,387
Салехард 22,122 24,449 0,319 -0,227 -0,189 2,425 2,327
Саранск 91,984 88,866 1,325 -2,609 -4,138 2,298 -3,124
Артемовский 18,311 19,490 0,264 -0,480 -0,423 1,818 1,179
Арзамас 31,992 30,989 0,461 -1,433 -1,785 1,754 -1,003
Абакан 52,209 48,773 0,752 -0,887 -4,877 1,576 -3,436
Новоульяновск 3,788 5,038 0,055 -0,148 -0,038 1,381 1,250
Ханты-Мансийск 38,356 39,532 0,552 0,038 -0,557 1,143 1,176
Шадринск 21,085 19,473 0,304 -0,799 -1,855 0,739 -1,612
Воткинск 29,760 29,010 0,429 -1,097 -0,731 0,649 -0,750
199

Численность занятых, тыс. чел.


Города (городские округа) NS IM RS LS Итого
2009 г. 2015 г.
Тында 17,022 16,691 0,245 0,021 -1,099 0,502 -0,331
Горно-Алтайск 17,302 16,919 0,249 -0,443 -0,420 0,231 -0,383
Гусевский 4,928 5,181 0,071 -0,143 0,161 0,163 0,253
Черногорск 14,448 13,433 0,208 -0,350 -1,029 0,156 -1,015
Бердск 14,458 14,939 0,208 -0,417 0,697 -0,008 0,481
Великие Луки 28,012 26,489 0,403 -1,076 -0,779 -0,072 -1,523
Гурьевский 8,104 8,396 0,117 -0,082 0,490 -0,232 0,292
Саяногорск 17,876 16,357 0,257 -0,582 -0,960 -0,235 -1,519
Белогорск 17,148 15,776 0,247 -0,191 -1,084 -0,344 -1,372
Алатырь 10,888 9,810 0,157 -0,488 -0,349 -0,398 -1,078
Тобольск 26,426 25,949 0,381 -0,401 -0,033 -0,424 -0,477
Сургут 114,304 117,941 1,646 0,168 2,451 -0,629 3,637
Киров 157,039 143,517 2,262 -2,964 -9,422 -3,398 -13,522

199
Козьмодемьянск 7,778 6,871 0,112 -0,286 0,355 -1,088 -0,907
Волжск 14,374 13,374 0,207 -0,683 0,710 -1,235 -1,000
Кирово-Чепецк 24,632 21,722 0,355 -0,803 -1,171 -1,291 -2,910
Томск 149,219 143,206 2,149 -2,994 -3,782 -1,386 -6,013
Канск 18,852 16,926 0,272 -0,533 0,004 -1,669 -1,926
Ухта 44,488 39,402 0,641 -0,034 -3,966 -1,726 -5,086
Сызрань 49,303 44,905 0,710 -1,508 -1,825 -1,775 -4,398
Кузнецк 15,043 11,431 0,217 -0,543 -1,373 -1,912 -3,612
Челябинск 352,479 345,379 5,077 -8,990 -1,163 -2,024 -7,100
Искитим 14,082 12,583 0,203 -0,423 0,755 -2,034 -1,499
Вятские поляны 11,882 8,886 0,171 -0,442 -0,594 -2,131 -2,996
Новочебоксарск 27,503 23,288 0,396 -0,863 -1,485 -2,263 -4,215
Великий Новгород 79,680 74,115 1,148 -1,367 -3,068 -2,278 -5,565
Нижний Новгород 454,447 432,427 6,546 -3,845 -22,212 -2,508 -22,020
Стрежевой 13,724 11,424 0,198 0,031 0,061 -2,589 -2,300
Котлас 24,447 20,932 0,352 -0,234 -0,971 -2,662 -3,515
Бийск 48,271 43,808 0,695 -1,499 -0,834 -2,825 -4,463
Ульяновск 187,516 177,524 2,701 -5,361 -4,442 -2,891 -9,992
200

Численность занятых, тыс. чел.


Города (городские округа) NS IM RS LS Итого
2009 г. 2015 г.
Находкинский 37,028 33,150 0,533 -0,506 -0,815 -3,091 -3,878
Барнаул 173,775 167,108 2,503 -3,893 -2,075 -3,202 -6,667
Глазов 34,471 29,280 0,497 -1,072 -1,041 -3,574 -5,191
Северодвинск 71,748 68,388 1,033 -2,872 2,093 -3,615 -3,360
Нягань 18,160 14,748 0,262 -0,147 0,467 -3,993 -3,412
Петропавловск-Камчатский 58,078 53,783 0,837 -0,815 -0,299 -4,017 -4,295
Димитровград 39,954 35,329 0,576 -1,157 -0,009 -4,034 -4,625
Миасс 45,463 41,093 0,655 -1,292 0,312 -4,045 -4,370
Нефтеюганск 38,558 36,291 0,555 0,202 1,026 -4,050 -2,267
Рубцовск 33,878 28,559 0,488 -1,052 -0,658 -4,097 -5,319
Соликамск 36,071 28,871 0,520 -1,412 -1,602 -4,706 -7,200
Братск 59,859 52,298 0,862 -1,765 -1,608 -5,050 -7,561
Березники 60,073 51,152 0,865 -1,445 -3,090 -5,251 -8,921
Усолье-Сибирское 20,173 13,956 0,291 -0,827 -0,313 -5,367 -6,217

200
Пенза 156,996 140,551 2,261 -3,317 -9,616 -5,773 -16,445
Воркута 34,802 26,193 0,501 -0,305 -2,582 -6,224 -8,609
Каменск-Уральский 62,213 53,921 0,896 -2,052 -0,759 -6,377 -8,292
Йошкар-Ола 78,565 71,773 1,132 -1,883 0,812 -6,853 -6,792
Дзержинск 54,454 43,744 0,784 -1,783 -2,806 -6,906 -10,710
Хабаровск 220,526 218,028 3,176 -0,380 2,053 -7,348 -2,498
Владивостокский 199,048 189,235 2,867 -1,431 -3,662 -7,586 -9,813
Чебоксары 150,487 134,751 2,168 -3,700 -6,450 -7,754 -15,736
Нижний Тагил 128,591 115,825 1,852 -3,949 -1,770 -8,899 -12,766
Курган 115,276 94,663 1,660 -2,910 -8,831 -10,532 -20,613
Комсомольск-на-Амуре 75,818 64,802 1,092 -1,971 0,616 -10,753 -11,016
Омск 324,133 308,618 4,669 -6,190 -2,666 -11,328 -15,515
Саратов 260,048 242,036 3,746 -4,381 -7,811 -9,566 -18,012
Набережные Челны 146,838 132,057 2,115 -4,424 -0,881 -11,592 -14,781
Стерлитамак 74,517 62,248 7,079 95,115 -101,838 -12,625 -12,269
Псков 75,141 59,602 1,082 -1,188 -1,062 -14,372 -15,539
Магнитогорск 135,116 118,318 1,946 -3,323 -0,117 -15,304 -16,798
Когалым 41,610 27,831 0,599 0,839 1,691 -16,909 -13,779
201

Численность занятых, тыс. чел.


Города (городские округа) NS IM RS LS Итого
2009 г. 2015 г.
Калининград 138,105 126,265 1,989 -1,463 5,666 -18,032 -11,840
Новый Уренгой 72,283 58,925 1,041 1,213 2,640 -18,253 -13,358
Ижевск 219,498 192,787 3,162 -4,705 -6,490 -18,677 -26,711
Уфа 336,488 322,404 4,847 -3,831 3,901 -19,001 -14,084
Архангельск 123,002 97,758 1,772 -2,037 -4,743 -20,236 -25,244
Самара 399,609 369,313 5,756 -3,222 -11,435 -21,396 -30,296
Тольятти 242,425 188,019 3,492 -9,484 -13,159 -35,254 -54,406
Нижневартовск 104,846 75,687 1,510 0,461 5,201 -36,331 -29,159
Новосибирск 420,944 419,142 6,063 -3,297 34,739 -39,308 -1,802
Оренбург 260,688 186,718 3,755 -4,320 -7,050 -66,354 -73,970
Общий итог 9951,839 9300,452 149,420 -34,574 -325,412 -440,827 -651,392

Таблица – Структурные сдвиги в городах (городских округах) по виду деятельности «обрабатывающие производства»
в 2009–2015 гг., тыс. чел.

201
Численность занятых, тыс.чел.
Города (городские округа) NS IM RS LS Итого
2009 г. 2015 г.
Самара 82,824 78,208 1,193 -5,663 -8,300 8,153 -4,616
Петропавловск-Камчатский 1,831 6,856 0,026 -0,125 -0,091 5,215 5,025
Норильск 22,878 23,985 0,330 -1,564 -0,456 2,797 1,107
Владивостокский 14,539 15,568 0,209 -0,994 -0,980 2,794 1,029
Оренбург 18,893 21,043 0,272 -1,292 0,791 2,379 2,150
Находкинский 2,986 4,642 0,043 -0,204 -0,201 2,018 1,656
Калининград 18,274 16,329 0,263 -1,249 -2,724 1,766 -1,945
Воткинск 12,547 13,562 0,181 -0,858 0,185 1,507 1,015
Новоульяновск 1,674 2,940 0,024 -0,114 -0,021 1,378 1,266
Иркутск 22,837 22,638 0,329 -1,561 -0,305 1,338 -0,199
Арзамас 16,478 15,534 0,237 -1,127 -1,187 1,132 -0,944
Тобольск 3,236 3,927 0,047 -0,221 0,091 0,775 0,691
Великие Луки 11,143 10,753 0,161 -0,762 -0,517 0,728 -0,390
Гурьевский 0,768 1,164 0,011 -0,053 -0,115 0,552 0,396
202

Численность занятых, тыс.чел.


Города (городские округа) NS IM RS LS Итого
2009 г. 2015 г.
Гусевский 0,739 1,112 0,011 -0,051 -0,110 0,523 0,373
Бердск 3,750 4,124 0,054 -0,256 0,062 0,514 0,374
Саранск 31,867 29,950 0,459 -2,179 -0,662 0,465 -1,917
Благовещенск 5,429 5,502 0,078 -0,371 -0,093 0,459 0,073
Черногорск 1,167 1,415 0,017 -0,080 -0,046 0,357 0,248
Октябрьский 8,034 8,069 0,116 -0,549 0,138 0,331 0,035
Городской округ Артемовский 1,980 2,069 0,029 -0,135 -0,133 0,329 0,089
Курган 29,215 25,239 0,421 -1,997 -2,721 0,322 -3,976
Саяногорск 6,316 5,943 0,091 -0,432 -0,247 0,215 -0,373
Новый Уренгой 0,544 0,726 0,008 -0,037 0,015 0,196 0,182
Пермь 88,680 82,463 1,277 -6,063 -1,585 0,154 -6,217
Пенза 35,597 30,762 0,513 -2,434 -3,064 0,150 -4,835
Петрозаводск 6,024 4,375 0,087 -0,412 -1,451 0,127 -1,649

202
Воркута 1,198 1,145 0,017 -0,082 -0,103 0,114 -0,053
Сыктывкар 11,630 10,074 0,168 -0,795 -0,996 0,067 -1,556
Тюмень 24,415 23,766 0,352 -1,669 0,686 -0,017 -0,649
Магадан 1,061 0,791 0,015 -0,073 -0,160 -0,053 -0,270
Ханты-Мансийск 0,360 0,264 0,005 -0,025 0,010 -0,087 -0,096
Салехард 0,538 0,436 0,008 -0,037 0,015 -0,088 -0,102
Кирово-Чепецк 10,050 9,267 0,145 -0,687 -0,090 -0,150 -0,783
Миасс 17,388 17,521 0,250 -1,189 1,258 -0,186 0,133
Нефтеюганск 2,330 1,999 0,034 -0,159 0,065 -0,271 -0,331
Бийск 13,948 12,595 0,201 -0,954 -0,296 -0,304 -1,353
Козьмодемьянск 2,963 2,910 0,043 -0,203 0,420 -0,313 -0,053
Березники 23,649 21,629 0,341 -1,617 -0,423 -0,321 -2,020
Сызрань 17,998 14,897 0,259 -1,231 -1,804 -0,326 -3,101
Стрежевой 1,203 0,732 0,017 -0,082 -0,080 -0,326 -0,471
Канск 1,655 1,127 0,024 -0,113 -0,033 -0,406 -0,528
Костомукша 2,398 1,245 0,035 -0,164 -0,578 -0,446 -1,153
Горно-Алтайск 0,377 0,162 0,005 -0,026 0,254 -0,449 -0,215
Новочебоксарск 9,185 8,150 0,132 -0,628 0,055 -0,595 -1,035
203

Численность занятых, тыс.чел.


Города (городские округа) NS IM RS LS Итого
2009 г. 2015 г.
Искитим 3,734 2,980 0,054 -0,255 0,062 -0,614 -0,754
Рубцовск 8,439 7,160 0,122 -0,577 -0,179 -0,645 -1,279
Нягань 1,461 0,752 0,021 -0,100 0,041 -0,671 -0,709
Ухта 3,429 2,253 0,049 -0,234 -0,294 -0,697 -1,176
Великий Новгород 18,237 16,617 0,263 -1,247 0,074 -0,709 -1,620
Алатырь 5,386 4,401 0,078 -0,368 0,032 -0,727 -0,985
Сургут 5,061 4,187 0,073 -0,346 0,142 -0,743 -0,874
Шадринск 6,940 5,047 0,100 -0,474 -0,646 -0,872 -1,893
Южно-Сахалинск 2,645 1,336 0,038 -0,181 -0,242 -0,924 -1,309
Соликамск 17,734 15,465 0,255 -1,212 -0,317 -0,995 -2,269
Бузулук 2,475 1,419 0,036 -0,169 0,104 -1,026 -1,056
Киров 34,340 31,143 0,495 -2,348 -0,308 -1,035 -3,197
Барнаул 29,822 26,510 0,430 -2,039 -0,632 -1,070 -3,312
Йошкар-Ола 17,174 17,593 0,247 -1,174 2,436 -1,090 0,419

203
Псков 12,542 10,177 0,181 -0,857 -0,582 -1,106 -2,365
Братск 15,555 13,350 0,224 -1,063 -0,208 -1,157 -2,204
Когалым 2,251 0,997 0,032 -0,154 0,063 -1,196 -1,254
Кузнецк 2,735 1,118 0,039 -0,187 -0,235 -1,234 -1,617
Волжск 6,912 6,273 0,100 -0,473 0,981 -1,247 -0,639
Котлас 2,525 1,252 0,036 -0,173 0,291 -1,427 -1,273
Вятские поляны 4,740 2,912 0,068 -0,324 -0,043 -1,530 -1,828
Абакан 4,330 2,372 0,062 -0,296 -0,169 -1,555 -1,958
Нижний Новгород 93,252 79,818 1,343 -6,376 -6,715 -1,687 -13,434
Северодвинск 36,842 37,405 0,531 -2,519 4,240 -1,689 0,563
Магнитогорск 48,050 47,150 0,692 -3,285 3,475 -1,782 -0,900
Тында 2,652 0,516 0,038 -0,181 -0,045 -1,947 -2,136
Глазов 12,999 10,254 0,187 -0,889 0,192 -2,235 -2,745
Томск 27,758 22,179 0,400 -1,898 -1,843 -2,238 -5,579
Нижний Тагил 52,788 48,315 0,760 -3,609 0,668 -2,292 -4,473
Димитровград 17,703 14,119 0,255 -1,210 -0,225 -2,404 -3,584
Нижневартовск 6,554 3,910 0,094 -0,448 0,184 -2,474 -2,644
204

Численность занятых, тыс.чел.


Города (городские округа) NS IM RS LS Итого
2009 г. 2015 г.
Ульяновск 57,673 51,152 0,831 -3,943 -0,732 -2,676 -6,521
Белогорск 3,687 0,738 0,053 -0,252 -0,063 -2,687 -2,949
Комсомольск-на-Амуре 28,613 24,586 0,412 -1,956 0,204 -2,687 -4,027
Хабаровск 16,067 12,373 0,231 -1,099 0,115 -2,941 -3,694
Омск 71,982 67,842 1,037 -4,921 2,846 -3,101 -4,140
Каменск-Уральский 29,709 24,892 0,428 -2,031 0,376 -3,590 -4,817
Казань 77,226 70,234 1,112 -5,280 0,968 -3,792 -6,992
Дзержинск 23,751 16,937 0,342 -1,624 -1,710 -3,822 -6,814
Усолье-Сибирское 6,310 1,470 0,091 -0,431 -0,084 -4,416 -4,841
Челябинск 102,053 99,410 1,470 -6,977 7,381 -4,517 -2,643
Саратов 54,977 45,752 0,792 -3,759 -1,529 -4,729 -9,225
Стерлитамак 26,044 20,261 2,474 -3,880 0,447 -4,825 -5,783
Чебоксары 44,865 37,267 0,646 -3,067 0,270 -5,447 -7,598

204
Орск 21,224 15,319 0,306 -1,451 0,889 -5,648 -5,905
Ижевск 60,270 51,850 0,868 -4,121 0,888 -6,056 -8,420
Уфа 71,098 62,213 1,024 -4,861 1,221 -6,269 -8,885
Архангельск 12,682 6,488 0,183 -0,867 1,460 -6,969 -6,194
Набережные Челны 60,408 50,782 0,870 -4,130 0,757 -7,123 -9,626
Екатеринбург 78,075 66,966 1,125 -5,338 0,988 -7,884 -11,109
Красноярск 54,198 42,212 0,781 -3,706 -1,080 -7,981 -11,986
Новосибирск 74,783 63,924 1,077 -5,113 1,242 -8,065 -10,859
Тольятти 134,270 88,766 1,934 -9,180 -13,455 -24,803 -45,504
Итого 2209,626 1928,022 33,927 -153,171 -23,827 -138,533 -281,604

Таблица – Структурные сдвиги в городах (городских округах) по виду деятельности «добыча полезных ископаемых»
в 2009–2015 гг., тыс. чел.
Численность занятых, тыс.
Города (городские округа) чел. NS IM RS LS Итого
2009 г. 2015 г.
Бузулук 7,900 14,571 0,114 0,026 1,740 4,791 6,671
Костомукша 0,001 3,029 0,000 0,000 0,000 3,028 3,028
205

Численность занятых, тыс.


Города (городские округа) чел. NS IM RS LS Итого
2009 г. 2015 г.
Красноярск 0,932 3,428 0,013 0,003 -0,187 2,666 2,496
Октябрьский 0,933 3,541 0,013 0,003 -0,009 2,600 2,608
Норильск 9,740 10,381 0,140 0,032 -1,953 2,422 0,641
Южно-Сахалинск 0,997 3,292 0,014 0,003 -0,042 2,319 2,295
Уфа 2,701 4,693 0,039 0,009 -0,025 1,969 1,992
Тюмень 0,531 1,661 0,008 0,002 0,125 0,996 1,130
Архангельск 0,000 0,588 0,000 0,000 0,000 0,588 0,588
Казань 0,178 0,732 0,003 0,001 0,000 0,551 0,554
Иркутск 0,263 0,894 0,004 0,001 0,125 0,501 0,631
Самара 3,091 4,677 0,045 0,010 1,235 0,296 1,586
Миасс 0,690 0,802 0,010 0,002 -0,125 0,225 0,112
Петрозаводск 0,107 0,250 0,002 0,000 -0,022 0,163 0,143

205
Искитим 0,533 0,729 0,008 0,002 0,047 0,140 0,196
Челябинск 0,523 0,554 0,008 0,002 -0,095 0,117 0,031
Новоульяновск 0,016 0,091 0,000 0,000 -0,003 0,077 0,075
Саратов 1,743 1,790 0,025 0,006 -0,031 0,047 0,047
Ханты-Мансийск 0,502 0,662 0,007 0,002 0,118 0,033 0,160
Стерлитамак 0,000 0,019 0,000 0,000 0,000 0,019 0,019
Благовещенск 0,044 0,048 0,001 0,000 -0,003 0,007 0,004
Нижний Тагил 0,001 0,001 0,000 0,000 0,000 0,000 0,000
Каменск-Уральский 0,001 0,001 0,000 0,000 0,000 0,000 0,000
Сыктывкар 0,000 0,000 0,000 0,000 0,000 0,000 0,000
Тольятти 0,000 0,000 0,000 0,000 0,000 0,000 0,000
Саранск 0,000 0,006 0,000 0,000 0,000 0,000 0,000
Шадринск 0,000 0,000 0,000 0,000 0,000 0,000 0,000
Великие Луки 0,000 0,000 0,000 0,000 0,000 0,000 0,000
Кирово-Чепецк 0,000 0,000 0,000 0,000 0,000 0,000 0,000
Вятские поляны 0,000 0,000 0,000 0,000 0,000 0,000 0,000
Омск 0,000 0,000 0,000 0,000 0,000 0,000 0,000
206

Численность занятых, тыс.


Города (городские округа) чел. NS IM RS LS Итого
2009 г. 2015 г.
Алатырь 0,000 0,000 0,000 0,000 0,000 0,000 0,000
Абакан 0,000 0,000 0,000 0,000 0,000 0,000 0,000
Арзамас 0,000 0,000 0,000 0,000 0,000 0,000 0,000
Дзержинск 0,000 0,000 0,000 0,000 0,000 0,000 0,000
Тында 0,000 0,000 0,000 0,000 0,000 0,000 0,000
Гусевский 0,000 0,000 0,000 0,000 0,000 0,000 0,000
Гурьевский 0,000 0,000 0,000 0,000 0,000 0,000 0,000
Козьмодемьянск 0,000 0,000 0,000 0,000 0,000 0,000 0,000
Волжск 0,000 0,000 0,000 0,000 0,000 0,000 0,000
Рубцовск 0,000 0,000 0,000 0,000 0,000 0,000 0,000
Бердск 0,000 0,000 0,000 0,000 0,000 0,000 0,000
Кузнецк 0,000 0,000 0,000 0,000 0,000 0,000 0,000

206
Северодвинск 0,000 0,000 0,000 0,000 0,000 0,000 0,000
Котлас 0,000 0,000 0,000 0,000 0,000 0,000 0,000
Магадан 0,000 0,000 0,000 0,000 0,000 0,000 0,000
Киров 0,089 0,066 0,001 0,000 -0,024 -0,001 -0,023
Димитровград 0,001 0,000 0,000 0,000 0,000 -0,001 -0,001
Белогорск 0,001 0,000 0,000 0,000 0,000 -0,001 -0,001
Находкинский 0,008 0,000 0,000 0,000 0,000 -0,008 -0,008
Курган 0,008 0,002 0,000 0,000 0,002 -0,008 -0,006
Барнаул 0,011 0,000 0,000 0,000 0,000 -0,011 -0,011
Воткинск 0,073 0,054 0,001 0,000 -0,008 -0,012 -0,019
Канск 0,015 0,000 0,000 0,000 -0,003 -0,012 -0,015
Тобольск 0,010 0,000 0,000 0,000 0,002 -0,013 -0,010
Йошкар-Ола 0,017 0,000 0,000 0,000 0,000 -0,017 -0,017
Салехард 0,160 0,181 0,002 0,001 0,038 -0,019 0,021
Глазов 0,023 0,000 0,000 0,000 -0,003 -0,021 -0,023
Чебоксары 0,025 0,000 0,000 0,000 -0,005 -0,021 -0,025
Бийск 0,025 0,000 0,000 0,000 0,000 -0,026 -0,025
207

Численность занятых, тыс.


Города (городские округа) чел. NS IM RS LS Итого
2009 г. 2015 г.
Горно-Алтайск 0,040 0,000 0,001 0,000 -0,013 -0,028 -0,040
Великий Новгород 0,023 0,000 0,000 0,000 0,008 -0,032 -0,023
Нижний Новгород 0,036 0,000 0,001 0,000 -0,003 -0,033 -0,036
Сызрань 0,053 0,000 0,001 0,000 0,021 -0,075 -0,053
Братск 0,120 0,094 0,002 0,000 0,057 -0,086 -0,027
Набережные Челны 0,091 0,000 0,001 0,000 0,000 -0,092 -0,091
Псков 0,152 0,000 0,002 0,000 -0,060 -0,095 -0,152
Ульяновск 0,118 0,000 0,002 0,000 -0,020 -0,101 -0,118
Владивостокский 0,406 0,289 0,006 0,001 -0,015 -0,109 -0,117
Березники 0,732 0,711 0,011 0,002 0,077 -0,111 -0,021
Саяногорск 0,131 0,000 0,002 0,000 -0,015 -0,119 -0,131
Пермь 2,019 2,140 0,029 0,007 0,214 -0,128 0,121

207
Пенза 0,115 0,000 0,002 0,000 0,021 -0,138 -0,115
Артемовский 0,163 0,000 0,002 0,001 -0,006 -0,160 -0,163
Петропавловск-Камчатский 0,140 0,000 0,002 0,000 0,033 -0,175 -0,140
Ижевск 3,550 3,019 0,051 0,012 -0,411 -0,183 -0,531
Черногорск 3,618 3,083 0,052 0,012 -0,409 -0,190 -0,535
Новосибирск 0,363 0,208 0,005 0,001 0,032 -0,193 -0,155
Комсомольск-на-Амуре 0,207 0,000 0,003 0,001 -0,015 -0,196 -0,207
Новочебоксарск 0,248 0,000 0,004 0,001 -0,046 -0,207 -0,248
Екатеринбург 0,995 0,645 0,014 0,003 -0,041 -0,326 -0,350
Нефтеюганск 6,938 8,304 0,100 0,023 1,628 -0,385 1,366
Томск 1,359 1,154 0,020 0,004 0,224 -0,453 -0,205
Калининград 1,421 0,900 0,020 0,005 -0,066 -0,480 -0,521
Стрежевой 2,550 2,408 0,037 0,008 0,421 -0,608 -0,142
Хабаровск 0,991 0,234 0,014 0,003 -0,072 -0,703 -0,757
Ухта 3,456 2,679 0,050 0,011 -0,108 -0,730 -0,777
Усолье-Сибирское 0,499 0,000 0,007 0,002 0,238 -0,746 -0,499
Орск 2,039 1,607 0,029 0,007 0,449 -0,917 -0,432
208

Численность занятых, тыс.


Города (городские округа) чел. NS IM RS LS Итого
2009 г. 2015 г.
Соликамск 0,835 0,000 0,012 0,003 0,088 -0,938 -0,835
Оренбург 7,730 8,158 0,111 0,025 1,703 -1,411 0,428
Нягань 2,410 0,991 0,035 0,008 0,565 -2,027 -1,419
Магнитогорск 3,106 0,000 0,045 0,010 -0,563 -2,597 -3,106
Сургут 16,225 17,277 0,234 0,053 3,807 -3,042 1,052
Когалым 12,238 8,035 0,176 0,040 2,871 -7,291 -4,203
Воркута 8,807 0,000 0,127 0,029 -0,275 -8,688 -8,807
Новый Уренгой 18,106 13,371 0,261 0,059 4,248 -9,304 -4,735
Нижневартовск 28,094 10,922 0,405 0,092 6,592 -24,261 -17,172
Итого 162,019 142,972 2,334 0,532 22,057 -43,975 -19,053

208
209

Приложение 2. Сведения об экспортируемых товарах из Самарской области

Таблица – Экспортируемые из Самарской области товары


Годы
Наименование 2015 2016 2017 2016/2015 2017/2016
Тыс. долл. Темп роста, %
Живые животные 17,6 0,0 287,2 - -
Мясо и пищевые мясные субпродукты 277,9 999,1 1755,0 359,5 175,7
Молочная продукция, яйца, мед и др. продукты, не включенные в прочие
2523,5 2863,0 3339,1 113,5 116,6
классификации
Овощи 2011,1 1384,3 454,1 68,8 32,8
Злаки 25315,3 8585,3 9388,4 33,9 109,4
Продукция мукомольно-крупяной промышленности, солод, крахмалы, клейковины

209
40,0 41,7 100,6 104,2 241,1
Масличные семена и плоды, лекарственные растения 3695,2 11762,4 7092,8 318,3 60,3
Жиры и масла животного или растительного происхождения 41969,9 50597,1 73056,2 120,6 144,4
Сахар и кондитерские изделия из сахара 1636,6 2359,1 2425,5 144,1 102,8
Готовые продукты из злаков, мучные изделия 4662,4 6191,7 6491,9 132,8 104,8
Продукты переработки овощей, фруктов 1242,3 2194,8 2976,5 176,7 135,6
Разные пищевые продукты 12993,3 9484,3 9796,4 73,0 103,3
Алкогольные и безалкогольные напитки 35609,8 30791,8 38537,1 86,5 125,2
Топливо минеральное, нефть и продукты перегонки 4007260,5 1812765,6 1884856,5 45,2 104,0
Продукты неорганической химии, соединения и др. 738599,8 439396,2 358711,3 59,5 81,6
Органические химические соединения 303470,5 152907,1 207779,2 50,4 135,9
Фармацевтическая продукция 2068,0 2045,9 2184,9 98,9 106,8
Удобрения 181567,5 119684,2 160105,2 65,9 133,8
Экстракты, дубильные вещества 1621,9 1755,7 2039,9 108,2 116,2
Эфирные масла, туалетные и косметические средства 1677,6 1698,7 2121,7 101,3 124,9
210

Мыло, моющие средства и др. 8444,4 10430,2 11115,7 123,5 106,6


Взрывчатые вещества 9592,2 9353,2 16617,9 97,5 177,7
Прочие химические продукты 8592,9 8098,9 13343,2 94,3 164,8
Пластмассы и изделия из них 276063,8 214237,9 289989,4 77,6 135,4
Каучук, резина и изделия из них 155606,6 152829,6 177507,2 98,2 116,1
Древесина и изделия из них 1827,2 2633,4 4335,1 144,1 164,6
Изделия из бумаги и картона 2257,9 2858,0 3849,0 126,6 134,7
Книги, газеты, репродукции и т. д. 118,2 239,3 311,8 202,5 130,3
Химические нити и волокна 2123,1 787,5 1166,7 37,1 148,1
Вата, войлок, канаты, ковры, специальные ткани 10637,5 9954,1 10946,8 93,6 110,0
Одежда, изделия из текстиля 931,5 766,5 708,2 82,3 92,4
Изделия из камня, гипса 8700,8 5721,5 5843,0 65,8 102,1
Керамические изделия 9993,3 9874,8 10105,1 98,8 102,3
Стекло и изделия из него

210
1133,3 400,8 441,2 35,4 110,1
Черные металлы 63210,4 61969,8 64400,6 98,0 103,9
Изделия из черных металлов 47203,2 29287,6 29964,1 62,0 102,3
Медь и изделия из нее 10308,1 16128,1 23556,1 156,5 146,1
Аллюминий и изделия из него 184757,6 196098,0 250167,6 106,1 127,6
Инструменты и изделия и недрагметаллов 12092,4 13184,8 15073,8 109,0 114,3
Прочие изделия из недрагметаллов 2578,9 3660,1 4844,9 141,9 132,4
Котлы и оборудование для них 105325,4 96587,0 97084,9 91,7 100,5
Электрические машины и оборудование 71769,3 57136,7 46640,5 79,6 81,6
Ж.-д. оборудование 1395,6 780,0 944,6 55,9 121,1
Средства наземного транспорта, кроме ж.-д. и трамваев 226858,9 139405,4 211294,6 61,5 151,6

Инструменты и аппараты оптические, контрольно-измерительные, медицинские 7518,6 25641,8 50065,0 341,0 195,2
Источник: таможенная статистика внешней торговли.
URL: http://stat.customs.ru/apex/f?p=201:2:2557681576355487::NO
211

Приложение 3. Основные данные о специализации муниципальных районов Самарской области

Таблица – Основные данные о специализации муниципальных районов Самарской области


Численность Вид(ы) Место в рейтинге среди
Наименование Доля занятых в отрасли муниципальных районов
Пространственное населения на деятельности
муниципального специализации в 2016 г., %
положение 1 января специализации 2016 2017 2018
района
2018 г., чел. (укрупненно) 2014 г. 2016 г. год год за 9 мес.
Волжский ВГ! 99500! ОП! 28,36! 29,71! 1! 1! 1!
Ставропольский ВГ! 73794! СХ! 17,78! 16,76! 3! 3! 4!
МРГ (Ульяновская ОП! 13,44! 13,88!
область)!
Красноярский ВГ! 57226! СХ! 3,01! 3,25! 11! 7! 6!
ДПИ! 3,97! 3,18!
ОП!

211
14,11! 14,54!
Сергиевский ВГ! 45193! СХ! 5,62! 4,47! 7! 6! 5!
ДПИ! 14,80! 16,65!
ОП! 7,02 5,58!
Здравоохранение! 20,24! 20,23!

Кинель-Черкасский ВГ! 44266! СХ! 15,21! 13,7! 6! 11! 8!


МРГ ОП! 9,87! 10,52!
(Оренбургская
область)!
Безенчукский ВГ 39774! СХ! 9,8! 9,7! 5! 5! 7!
ДПИ 4,0! 8,1!
ОП! 12,5! 13,1!
Нефтегорский ВГ! 33138! ДПИ! 14,36! 16,15! 13! 8! 14!
ОП! 20,21! 20,63!
Кинельский ВГ! 32552! СХ! 13,28! 8,88! 2! 3! 2!
ОП! 30,16! 35,26!
212

Численность Вид(ы) Место в рейтинге среди


Наименование Доля занятых в отрасли муниципальных районов
Пространственное населения на деятельности
муниципального специализации в 2016 г., %
положение 1 января специализации 2016 2017 2018
района
2018 г., чел. (укрупненно) 2014 г. 2016 г. год год за 9 мес.
Похвистневский ВГ! 27317! СХ! 34,80! 36,84! 16! 20! 13!
МРГ
(Оренбургская
область)
Сызранский ВГ! 24604! СХ! 15,70! 13,64! 20! 15! 11!
МРГ ДПИ! 6,96! 5,45!
(Ульяновская, ОП! 1,60! 5,45!
Саратовская
области)!
Борский ВГ! 23717! СХ! 6,57! 4,5 26! 21! 26!

212
МРГ ОТБ! 66,05! 66,72!
(Оренбургская
область)!
Приволжский ВГ! 23321! СХ! 9,63! 14,67! 23! 19! 25
МРГ (Саратовская, ОТБ! 66,94! 62,37!
Ульяновская
области)!
Кошкинский ВГ! 22081! СХ! 13,45! 13,01! 4! 2! 3!
МРГ! ДПИ! 9,17! 8,13!
(Республика ОП! 7,80! 9,94!
Татарстан,
Ульяновская
область)
Шигонский ВГ! 19430! СХ! 4,31! 4,51! 25! 26! 27!
МРГ (Ульяновская ОТБ! 73,57! 72,63!
область)

!
213

Численность Вид(ы) Место в рейтинге среди


Наименование Доля занятых в отрасли муниципальных районов
Пространственное населения на деятельности
муниципального специализации в 2016 г., %
положение 1 января специализации 2016 2017 2018
района
2018 г., чел. (укрупненно) 2014 г. 2016 г. год год за 9 мес.
Большеглушицкий ВГ 18503! СХ! 12,72! 11,94! 12! 10! 12!
МРГ ДПИ! 8,51! 6,73!
(Оренбургская
область)!
Большечерниговский ВГ! 17499 СХ! 28,18! 25,37! 9! 14! 16!

МРГ (Саратовская, ДПИ! 3,95! 3,83!


Оренбургская
области)!
ГЗ (Казахстан)! ОП! 7,92! 8,73!

213
Красноармейский ВГ! 17052! СХ! 14,01! 10,98! 14! 13! 9!

Пестравский ВГ! 16575! СХ! 8,18! 12,36! 15! 16! 22!


МРГ (Саратовская
область)!
Хворостянский ВГ! 16165! СХ! 4,52! 5,52! 8! 12! 18!
МРГ (Саратовская ОТБ 67,61! 65, 64!
область)!
Шенталинский ВГ! 15278! СХ! 1,97! 2,07! 19! 22! 20!
МРГ (Республика ДПИ! 2,56! 2,69!
Татарстан)! ОП! 10,11! 7,67!
Челно-Вершинский ВГ! 14755! СХ! 18,94! 13,25! 17! 17! 15!
МРГ (Республика ОП! 8,76! 9,03!
Татарстан)!
Клявлинский ВГ! 14452! СХ! 7,12! 6,8! 27 18! 19!
МРГ ОТБ! 66,47! 60,67!
(Оренбургская
область)
214

Численность Вид(ы) Место в рейтинге среди


Наименование Доля занятых в отрасли муниципальных районов
Пространственное населения на деятельности
муниципального специализации в 2016 г., %
положение 1 января специализации 2016 2017 2018
района
2018 г., чел. (укрупненно) 2014 г. 2016 г. год год за 9 мес.
Богатовский ВГ! 14355! СХ! 8,07! 8,56! 10! 8! 10!
ДПИ! 2,70! 2,53!
ОП! 25,10! 21,25!
Исаклинский ВГ! 12363! СХ! 16,65! 16,04! 22! 23! 21!
Алексеевский ВГ! 11799! СХ! 26,07! 26,78! 18! 27! 24!
МРГ ОП! 12,20! 12,30!
(Оренбургская
область)!
Камышлинский ВГ! 10638! ОТБ! 81,38! 81,07! 24! 24! 23!

214
МРГ
(Оренбургская
область)
Елховский ВГ! 9445! ОТБ! 85,21! 85,77! 21! 25! 17!
МРГ
(Ульяновская
область)

Примечания:
СХ – cельское хозяйство; ДПИ – добыча полезных ископаемых; ОП – обрабатывающие производства; ОТБ – отрасли услуг
бюджетной сферы.
ВГ – внутренние границы, ГЗ – границы с зарубежьем, МРГ – межрегиональные границы.
215

Приложение 4. Показатели растениеводства, животноводства, промышленности и инвестиций муниципальных районов


Самарской области

Таблица – Показатели растениеводства муниципальных районов Самарской области


Валовой сбор зерновых и зернобобовых Урожайность зерновых и зернобобовых культур с 1 га убранной
Наименование культур, тыс. т. площади, ц/га
муниципального района
2009 г. 2011 г. 2014 г. 2016 г. 2017 г. 2009 г. 2011 г. 2014 г. 2016 г. 2017 г.
Алексеевский 9,8 12,6 50,8 53,0 96,9 7,5 8,4 14,4 14,2 21,0
Безенчукский 43,9 41,1 75,4 82,2 115,5 16,0 18,6 22,5 21,3 31,0
Богатовский 22,1 33,0 44,2 50,6 64,8 16,5 18,1 18,9 20,7 25,3
Большеглушицкий 56,1 55,8 145,5 147,4 171,6 13,3 14,5 19,0 18,6 21,5
Большечерниговский 38,8 71,4 118,2 134,5 141,0 15,2 11,2 16,8 16,9 21,1

215
Борский 37,6 33,9 63,2 59,6 74,5 14,6 17,0 18,1 16,7 23,2
Волжский 16,6 21,2 55,0 53,5 79,8 15,2 14,4 19,0 19,1 29