Вы находитесь на странице: 1из 8

Раздел IV

ИСКУССТВОЗНАНИЕ

С. Г. Фатыхов

ФЕТИШИЗАЦИЯ И ТРАНСФОРМАЦИЯ В ЖЕНСКИЕ БОЖЕСТВА


МАТЕРЕЙ-ПРАРОДИТЕЛЬНИЦ

Нередко антропоморфное творче- вторых, естественный и половой отборы


ство первобытного человека, особенно преобразовали цикличную сексуаль-
статуэтки так называемых палеолитиче- ность нашего далекого предка в диффуз-
ских Венер, трактуются с эротико- ную не стремительно, а через огромный
чувственной точки зрения. На взгляд не- временной отрезок, выходящий далеко
которых исследователей, гением прими- за пределы палеолита. За те же пределы
тивного искусства был мужской половой должны были выйти и эротические фан-
инстинкт и это искусство не отражает тазии первобытного человека, становле-
религиозные чувства или привязанность ние его сексуального гедонизма. Но еще
к матерям-прародительницам. Так, на- никто не предъявил предметы «перво-
пример, И. Блох считает, что палеолити- бытной порнографии» того периода.
ческие Венеры это «только верное дей- Стоит также учесть, что эротико-
ствительности отражение, простой чувственные мотивы должны иметь и
рефлекс чисто физической привлека- рисунки мужского детородного органа
тельности, которую имели для мужчи- (Ярила, Чопан-ота, Волос, Приап и т. д.),
ны половые органы женщины и другие однако они появляются только с прихо-
изображенные части тела» [6]. То есть дом патриархата, когда сильная полови-
многодневная, если не многомесячная на человечества, словно очнувшись, на-
работа над миниатюрным скульптурным чала доказывать свою причастность к
изображением женщины была вызвана рождению детей (обычай кувады) и
чисто физиологической потребностью «разрисовывать» скалы проекциями ги-
мужчины палеолитической эпохи и яв- пертрофированных фаллосов.
лялась не чем иным, как пластическим На взгляд автора, в мировоззре-
выражением пылкого эротического ле- нии первобытных людей изображения
пета, первобытной похоти и первобыт- женщин играли роль совершенно дале-
ной порнографии. Похожую версию в кую от мужских половых фантазий. Во-
известной работе «Секс в истории» от- влеченные в систему родоплеменных
стаивает и Р. Тэннэхилл [14, с. 32]. отношений, люди палеолита своим твор-
Однако данное толкование плохо чеством отдавали, прежде всего, дань
выдерживает критику. Во-первых, вряд уважения женщине-предводительнице,
ли человеку палеолита, ежедневно ви- женщине-матери, родительнице, носи-
девшему наготу, в том числе женскую, тельнице родового тотема, хранительни-
необходимо было такое трудоемкое сти- це очага, добытчице и кормилице, что в
мулирование «первобытной похоти». Во- ту эпоху было самым главным.

157
__________________________________________________________________________________________
ВЕСТНИК Челябинской государственной академии культуры и искусств. 2005 / 2 (8)
С. Г. Фатыхов
Фетишизация и трансформация в женские божества матерей-прародительниц
_________________________________________________________________________________

Есть основания предполагать, что перворелигия человека, необходимая ка-


женщина-прародительница и ее мате- тегория сознания и бытия вообще.
риализованный в скульптурке образ ста- Если же взять чувственно-
вились в сознании первобытного челове- эстетическое наполнение образа женщи-
ка в центр мироздания, получали иерар- ны, то женщина была возведена перво-
хию главного мифа о сотворении. Пер- бытным человеком в ранг прафеномена
вобытная религиозность сосредотачива- культуры, ее генерирующей основы. В
лась на чувственно непосредственных этом смысле объяснение Освальдом
культах, связанных с местом рождения Шпенглером [17, с. 120, 250, 255, 377]
(плацентарная память), отражавших бо- истории, пространства и времени ма-
жество, наделенное образом матери. При лоубедительно, потому что он привязы-
этом космологическая схема первобыт- вает понимание этих категорий к абст-
ного человека, осью которой являлись рактному чувственному, а не к конкрет-
мать-прародительница, начинала нести но живому, телесному, сознательному,
нагрузку временного календаря – от каковыми могла выступать (и выступа-
предков в прошлом до потомства в бу- ла) только мать-прародительница, чей
дущем, совмещала в себе, если перефра- пластический образ воплощен в пещер-
зировать В. Н. Топорова [13, с. 12] два ных Венерах.
аспекта – диахронический (рассказ о Представляется ценным, но неза-
прошлом) и синхронический (объясне- вершенным по выводам определение
ние настоящего, а иногда и будущего). академика Б. А. Рыбакова, считавшего,
То есть для первобытного челове- что в «в фигурках, изготовлявшихся для
ка женщина в ее основной функции (ма- обряда, отражалась общая идея плодо-
теринстве) есть и форма, и содержание родия, символически выраженная в жен-
жизни, содержание истории с ее протя- ском облике. Это еще не богиня-
женным растеканием. Короткая протя- Прародительница Мира, не Мать-
женность, которую являют собой жен- Природа, а просто женское естество,
щина-мать и «Я», становится предпо- олицетворяющее рождающую силу зем-
сылкой самой истории, первотолчком ли… я всех их (палеолитических матрон)
человеческого сознания, началом отде- назвал общим именем “Рожаницы”»
ления «Я» от внешнего мира, но через [11, с. 181].
мать. Подчеркивая плодородящие
Только после этой первичной функции Рожаниц, Б. А. Рыбаков умаля-
формы осознания своего «Я» пошло ус- ет их миротворческое начало, сексуаль-
ложнение мирочувствования первобыт- ную фетишизацию, материнскую роль,
ного человека по схеме: мать- роль организатора социума. Он был бы
прародительница = первичный (прими- прав, если бы вместо слов «это еще не
тивный) внешний мир = материнская богиня-Прародительница…» написал,
семья (материнский род) = тотем = что «это уже не богиня-Праро-
женское божество = космос. Осознав дительница». Славянские «Рожаницы»
свою мать как первореальность, человек уже не олицетворяли «рождающую силу
через муки познания увидел в ней и ко- земли», но всё еще несли функции мате-
нечную реальность, абсолютную реаль- ринских духов, реинкарнирующихся,
ность, сверхреальность, т. е. божество. перерождающихся в новые поколения.
Мать-прародительница – это первомиф, Так, применительно к своим божествам,
158
__________________________________________________________________________________________
ВЕСТНИК Челябинской государственной академии культуры и искусств. 2005 / 2 (8)
С. Г. Фатыхов
Фетишизация и трансформация в женские божества матерей-прародительниц
_________________________________________________________________________________

рассуждали и жители Тробрианских ост- блему рожденности и нерожденности. В


ровов. У них Балома – дух женского качестве женского божества в позднем
предка – или сам перерождается, войдя даосизме выступает У шэн лао му – Не-
во чрево женщины, или помещает туда рожденная Престарелая Матушка, кото-
зародыш. В таком случае зачавшая жен- рую можно отождествить с трансцен-
щина говорит мужу следующее: «Мне дентным комплексом матери-
приснилось, что моя мать (или тетя по прародительницы, уже расшифрованным
материнской линии, или старшая сестра, нами.
или бабка) вложила в меня ребенка; мои То есть славянские Рожаницы –
груди набухают» [9, с. 207]. реинкарнирующиеся духи матерей-
То же самое, когда забеременеют, прародительниц – находятся в том же
говорят женщины африканского племе- архаичном ряду, что и Материнские Те-
ни ндембу. Если они остаются бесплод- ни африканцев-ндембу, Балома тробри-
ными, допускалось, что они забыли Тень анцев, тьюрунги (женщины-вайюда) ав-
своей матери, или матери своей матери, стралийцев, китайская Нерожденная
или какой-либо другой покойной родст- Престарелая Матушка, а также Венеры
венницы по материнской линии, и им сибирских и европейских верхнепалео-
надо пройти через специальный обряд литических материнских родовых групп.
исома, принуждающий вспомнить мате- Они «генетически» родственны и роди-
рей-прародительниц [15, с. 113–114]. лись в воображении африканских, авст-
Кроме этих двух примеров, мож- ралийских, полинезийских, евроазиат-
но обратиться к огромному исследова- ских народов не позже 75–80 тыс. лет
тельскому материалу по аборигенам Ав- назад, до южного африканского исхода
стралии, который систематизировал человека нашего физического типа, т. е.
П. Л. Белков [3, с. 75–84]. Этот материал во времена их этнического единства.
сопоставимо накладывается на версию о В любом случае авторитет мате-
реинкарнирующей роли духов матерей- рей-прародительниц, являвшихся и пер-
прародительниц, в том числе славянских восмыслами, и творцами смыслов,
Рожаниц. Дух-ребенок, вошедший в трансформировавшись в сознании пер-
матку женщины, это, по представлениям вобытных людей в некие Балома, Мате-
австралийцев, – дух умершего предка, ринские Тени, тьюрунги и «Рожаницы»,
чаще всего – дух матери или бабушки был настолько непререкаемым, что, без-
женщины, главы женской наследствен- условно, заслуживал той или иной фе-
ной группы (у арунта – дух женщины- тишизации. Став произволом воображе-
вайюда). Он может быть материализован ния, фетиш такого рода, в нашем случае
в гуделку или в антропоморфный, а так- – палеолитическая Венера пещерного
же какой-нибудь другой фетиш, назы- человека, – конечно же, был неадекватен
ваемый тьюрунгой. Впрочем, тьюрунга «вещи в себе», т. е. самой матери-
может быть и невидимой, а может про- прародительнице, ее существованию, ее
никнуть в тело женщины в виде съедоб- бытию, поэтому встретиться с ней пе-
ных предметов. щерный человек мог только в такой
Даосская традиция превратила предметной плоскости. С помощью
эту древнейшую трансформацию жен- скульптурки-фетиша он стремился к по-
ского предка в тончайшие трансцен- вторению определенных комплексов
дентные концепты, обыгрывающие про- ощущений, данных матерью-
159
__________________________________________________________________________________________
ВЕСТНИК Челябинской государственной академии культуры и искусств. 2005 / 2 (8)
С. Г. Фатыхов
Фетишизация и трансформация в женские божества матерей-прародительниц
_________________________________________________________________________________

прародительницей и возникавших в со- для первобытного человека было столь


ответствии с ассоциативными законами же реально, как и сама изображаемая.
сходства. Эти комплексы ощущений бы- Это обиталище ее души, ее второе «Я».
ли необходимы ему для формирования и Главный мотив их создания – осознание
поддержания привычек, традиций, нрав- и закрепление в памяти поколений мате-
ственных и моральных норм материн- ринского и родового статуса женщины
ской семьи, материнского рода. как самой высшей движущей силы ан-
Забвение воображаемых или ре- тропогенеза и социализации общества. В
альных матерей-прародительниц означа- отсутствие письменности палеолитиче-
ло невосполнимую потерю, чуть ли не ские Венеры стали в матриархате свое-
гибель самого рода, поэтому создавая образными нравственными, культурны-
скульптурное или графическое подобие ми, историческими, мировоззренчески-
именно таких женщин, человек матриар- ми, этическими, этническими материа-
хата пытался вновь соединить их душу и лизованными матрицами, кодексами (ка-
тело субстанциально, материализовывал кими позднее выступили священные
память о них, изготовлял первый в исто- Книги народов), психологическими ани-
рии человечества предмет культа, пер- мами, архетипами материнского, откро-
вый свой догмат, ставший венцом дог- вениями сокровенного, символами связи
матов и божеством. времен и поколений, путеводителями на
В этой связи нельзя согласиться с дистанции от жизни к смерти и наобо-
точкой зрения С. А. Токарева, который рот.
полагает, что умершие женщины- Сказанное можно подкрепить
родоначальницы не были предметом ре- примерами из мифологического миро-
лигиозного почитания. С. А. Токарев воззрения современных алтайцев, кетов,
считает, что дошедшие до нас статуэтки барабинских татар, ненцев, чукчей, теле-
– не что иное, как изображение женщин- утов. Практически до последнего време-
хранительниц очага [12, с. 254, 555]. ни в каждом доме у них хранились тря-
Спрашивается, каких хранительниц оча- пичные куклы матерей-бабушек, кото-
га – живущих или умерших? Если умер- рые передавались из поколения в поко-
ших, то это уже религиозное почитание. ление по женской линии. Они считались
Австралийские аборигены имели, на- олицетворением родоначальниц, жен-
пример, в числе священных предметов, ских предков рода, обладавших огром-
олицетворявших женского предка, высо- ным жизненным опытом, знаниями и ма-
хшее тело умершей женщины в согнутой гическими приемами. Девушки, выходя
позе – «настоящее» тело Милбали – замуж, брали их с собой в новую семью,
«Женщины из тотема Белой Гоаны» [4, молились на них, два раза в год устраи-
с. 205–206]. То есть, помимо материн- вали им специальные обряды кормления
ских фетишей, они хранили мумию ма- [1, с. 68; 2, с. 43, 51, 53; 7, с. 145].
тери-прародительницы, в честь которой В 1962 г. во время экспедиции в
исполняли обряды. Может быть, такие Надымский район советский ученый
мумии предшествовали скульптурным Л. В. Хомич установил, что ненецкие
изображениям матери-прародительницы женщины из поколения в поколение пе-
и у других народов мира? редавали по женской линии куклу-
Канонизированное пластическое прародительницу, называемую Мяд пу-
изображение матери-прародительницы хуця (Бабушка чума). После рождения
160
__________________________________________________________________________________________
ВЕСТНИК Челябинской государственной академии культуры и искусств. 2005 / 2 (8)
С. Г. Фатыхов
Фетишизация и трансформация в женские божества матерей-прародительниц
_________________________________________________________________________________

первой дочери мать обязана была изго- вавилоняне – Мама, Нана, Иннин, Мели-
товить Мяд пухуця, которая была ее соб- та (Белита), Иштар, Астарта, Остора,
ственным олицетворением. Дочь, естест- древние арабы – Элох, древние евреи –
венно, поступала впоследствии точно Иегова (некоторые исследователи пыта-
так же [16, с. 13, 23–24]. ются поставить под сомнение первона-
У кетов кукла-прародительница чальную женскую сущность Иеговы),
изготовлялась из ветки кедра и называ- древние греки – Гера, Деметра, Мела-
лась Алэл или Бам (Старуха). Ее величи- ниппа, карфагеняне – Танит, древние
на колебалась от 15 до 30 см, голова, ок- индийцы – Маха Дэви, Притхиви, Кали
леенная мехом, была большой, лицо (у индийских мудугаров – Бхавани, ма-
плоское, туловище узкое, руки чаще от- нанов – Аммамать, кадаров – Аттуваче-
сутствовали или намечались небольши- ри амма), современные индийцы север-
ми выступами, ноги вырезались всегда и ных районов – Сантоши ма («Мать
заканчивались ступней, лицо закрашива- Удовлетворение»), кельты – Дану и Рос-
лось охрой, на лбу, щеках и подбородке мерта, скандинавы – Фрейя, ирландцы –
прикреплялись тонкие медные пластин- Ана и Каиллех Берри («Старуха из Бер-
ки, украшенные точечным орнаментом. ри»), славяне – Сива (Жива), восточные
Примитивные фигурки прародительниц славяне – Рожаницы, финны – Маа-эмо и
считались охранительницами общего Акка, древние жители Ирана, Средней
благополучия семьи у кетов, они ощу- Азии, Армении – Анахита, якуты – Эка
щали постоянную связь между куклой Абаси, буряты – Эхе Бурхан, шорцы –
прародительницы и членами семьи [2, Умай-эне, хакасы-качинцы – Имай-эне,
с. 51, 53]. узбеки – Момо или Тамыр Момо (праба-
Кетские «Старухи» и ненецкие бушка-корень) и т. д.
«Бабушки чума» очень близки ацтекской Часть перечисленных богинь,
«Нашей Бабушке» (Тоси, Туси), вопло- принадлежавших народам, жившим в
щением которой служили как соломен- благоприятных климатических зонах и
ные, так и каменные идолы [10, c. 481]. попавшим в виток цивилизованного раз-
Все они пришли из эпохи примитивизма вития, в период вторичной персонализа-
и существования материнской семьи и ции обрели поливалентные функции,
выступают как материальный стержень трансформировались в десятки и десятки
трансцендентной сущности матери- других божеств. Но часть из них, напри-
прародительницы, родового уклада, ис- мер, у народов российского, американ-
тория рода, мифологическая матрица и ского или канадского Севера, Австра-
символ жизни и смерти. лийского материка, – осталась в первич-
Из этого можно сделать предпо- ной своей ипостаси. Селькупская Илын-
ложение, что первым человеческим бо- тыль кота имыля за десятки тысячелетий
жеством практически у всех народов не была отождествлена ни с одной при-
Земли была женщина-мать, прароди- родной стихией, так и считается «Жи-
тельница и предводительница рода, хра- вущей Старухой-Бабушкой». У нганасан
нительница очага, территории, хозяйка прародительница называется «Матерью
пещеры, чума или «Длинного дома». Матери» (Коу-нямы); у колымских хан-
Древние шумеры звали ее Тиамат и Гау- тов – «Бабушкой» (Кал тась); у лопарей
Тумдуг, эламцы – Киришна, древние – тоже «Бабушкой» (Акка); у саамов –
египтяне – Нут, Хатор, Исида и Нейт, «Матерью-Бабушкой» (Мадер-акка); у
161
__________________________________________________________________________________________
ВЕСТНИК Челябинской государственной академии культуры и искусств. 2005 / 2 (8)
С. Г. Фатыхов
Фетишизация и трансформация в женские божества матерей-прародительниц
_________________________________________________________________________________

австралийцев – «Старухой-Матерью», явлениями, они одновременно олицетво-


«Чревом матери-прародительницы» (Ку- ряют космос (культуру) и хаос (дикость).
напипи); у индейцев племен мандан и В мифологическом сознании они стано-
гидатса – «Старухой-Женщиной- вятся и дружелюбными, и враждебными
Которая-Не-Умирает-Никогда» и т. д. существами одновременно, распадаются
Они стоят в ряду самых архаичных ма- на сотни и тысячи других женских бо-
терей-богинь, имеют приземленные жеств. Иштар, например, получает имена
функции, связанные с рождением и Астарты, Нины, Анунит, Иннины и, в
смертью людей, и только позднее, уже у зависимости от местности, становится то
других народов, обретают абстрагиро- богиней вечерней звезды Венеры, то по-
ванные значения. кровительницей чувственности, то боги-
У народов первых цивилизаций ней любви и женского плодородия, по-
более поздние представления о таких кровительницей материнства, помощни-
матерях-богинях (примерно с третьего цей при родах, виновницей человеческо-
тысячелетия до н. э.) связываются уже с го бытия, скрытой сутью порога, двер-
божественной парой: эта пара становит- ной петли, косяка и т. д.
ся не только прародительницей людей, Вполне очевидно, что за отсыл-
но и прародительницей всей Вселенной кой богов на каждый бытовой шесток
и населяющих ее существ. У Исиды по- первобытный человек продолжал симво-
является сын-муж Осирис, у Притхиви – лизировать и систематизировать объек-
Дьяус, у Апи – Папи, у Геры – Зевс, у ты природы (первый научный акт), соз-
Кибелы – Аттис, у Иштар – Таммуз, у давать для себя мифологическую матри-
Элох – Элохим (Аллах), у Иеговы – Ягве цу мира, что помогало ему ориентиро-
и т. д. ваться в хаосе. Богини-матери, исполняя
Появление у матерей-богинь фал- вначале детородную функцию, передают
лических юношей, сыновей-любовников их потом покровительницам брака, пло-
является новой мифологической стадией дородия, рождений. У вавилонян для
в развитии человечества, отражающей этих целей появляются Нинту и Милита,
приближающуюся индивидуализацию у древних индийцев – Арамати, Харити
полового партнера матери через сына- и Шакти, у хеттов – Камрусепа, у рим-
любовника, потом брата-любовника и, лян – Кармента, Веста, Румина, Парки, у
наконец, посредством мужа, а также сви- эфиопов – Атете, у германцев – Гульда,
детельствующей о конфликте между у латышей – Декла, у гиндукушцев –
матриархальным и патриархальным ми- Нирмали, у новозеландских маори – Хи-
ром. Судя по приведенным примерам, он на те Иваива, у якутов – Нэлбэй Айыы-
происходил повсеместно, у всех наро- рыт или Айыысыт.
дов, порождая новые мировоззренческие С началом земледелия Матери-
конструкции. богини присоединяют к себе функции
Матери-богини начинают через Матерей-Земли. У древних китайцев по-
сыновей-любовников покровительство- является Фэйи, у японцев – Идзанами, у
вать плодородию почвы и скота, влиять кхмер – Нага, у германских народов –
на природные циклы вечно умирающей Нертус, у древних римлян – Теллус и
и воскрешающейся природы. Теперь ма- Деметра, у сицилийцев – Прозерпина, у
тери-богини выстраиваются в иерархию ацтеков – Коатликуэ, у перуанцев Мама-
и увязываются с важными природными Плаче, у грузин – Адгилис Деда, у бурят
162
__________________________________________________________________________________________
ВЕСТНИК Челябинской государственной академии культуры и искусств. 2005 / 2 (8)
С. Г. Фатыхов
Фетишизация и трансформация в женские божества матерей-прародительниц
_________________________________________________________________________________

– Манзан-Гормо, у финнов – Маа-эмо, верности – Матута, мести – Тизифона;


Акка, у ненцев – Я-мюню, у юкагиров – богиня самоубийцев у юкатанских майя
Лочид-амои и т. д. Иштаб; индийская богиня красоты, це-
Вслед за ними рождаются богини ломудрия, верности Лакшми и т. д.
водных стихий: древнегреческая Амфит- А еще позже богиня-мать транс-
рита, славянская Мокошь, ацтекская формируется в покровительницу разных
Чальчиуитликуэ, инкская Мама-коча, профессий и профессионалов: на божий
египетская Тефнут, бурятская Аба- свет тогда появляются римская богиня
Хатан, нганасанская Бады-нямы и т. п. В изобретательства, ремесел, искусств,
сознании человека явления природы всё покровительница шерстобитов, учите-
более расчленяются, стихии упорядочи- лей, врачей, ваятелей и поэтов Минерва,
ваются, и он начинает выстраивать мо- покровительница воров Лаверна, грече-
дель мироздания. Женские имена при- ская богиня проституции и разврата
сваиваются не только водным стихиям, Котито, литовская богиня углов (строи-
но и десяткам и сотням других. Экашта- тельства?) Аспелена и прочие, и прочие.
кой и Вирини, Луной, Брекштой, Гине- Все эти десятки, сотни, тысячи
нупте-по стали называться богини ночи и новых богинь носят подчиненный харак-
мрака соответственно у древних индий- тер, и только Мать-богиня, вплоть до
цев, итальянцев, литовцев, новозеланд- крушения матриархата и возникновения
цев; Аментет, Буто, Сихмет – богини за- монорелигий, остается в мифологиче-
пада, севера и юга у египтян; Аурой – ском сознании человека единственной
богиня легкого ветра у римлян; Ушас – полновластной хозяйкой, «чиноначаль-
богиня зари у древних индийцев. ницей небесного воинства». Даже сего-
С усложнением жизненного опы- дня, когда о язычестве приходится гово-
та и психологической практики у чело- рить как о давно позабытом прошлом,
века появляются женские божества жиз- Мать-богиня смотрит на нас удивитель-
ненного состояния. Матери-богини пре- но теплыми глазами христианской Бого-
вращаются в божества любви и брачно- родицы. Христианский архетип Матери
го ложа: у египтян – Хатор, у греков – Божьей («жены, облеченной в Солнце»,
Афродита, у римлян – Венера, Зевония, см. Апокалипсис, Откр. 12:1) в своей су-
Петрунда, у этрусков – Алпан, у литов- веренной и независимой свободе также
цев – Алексота. За ними (а может, и «рождает Божественную форму на
раньше них) на пьедестал богинь жиз- земле и форму человеческую в небе», как
ненного состояния поднимаются: сла- некогда Великая Мать-прародительница
вянская богиня жизни Сива-Жива; боги- рождала первообразы, первые смыслы,
ни смерти – древнеиталийская Либити- отрывая человека от пуповины мрачной
на, малоазийская Лабарта, ведическая природы.
Арамати, шумерские Гула и Эрешки- Православный теолог и философ
галь; индийские, римские, египетские, Павел Евдокимов считает, что женщина
греко-бактрийские богини мудрости – это первое обóженное человеческое
Праджня-дэви, Минерва, Сешат, Ор- бытие [8, с. 205]. Столь удивительное
дохшо; греческая богиня необходимости признание ставит в заслугу женщине, а
Ананке, греческие, семитские, латыш- не мужчине одухотворение бытия, тво-
ские богини судьбы Мойры, Манат, Лай- рение смыслов, творение разума: «Муж-
ма; римские богини согласия Конкордия, чина воинственный и технократический
163
__________________________________________________________________________________________
ВЕСТНИК Челябинской государственной академии культуры и искусств. 2005 / 2 (8)
С. Г. Фатыхов
Фетишизация и трансформация в женские божества матерей-прародительниц
_________________________________________________________________________________

дегуманизирует мир, а женщина моля- плоть Всевышнему, и он воплощается в


щаяся его гуманизирует как мать» [8, ней добровольно, поскольку знает «чре-
с. 205]. во», которое принимает, зачинает и рож-
Именно в женском архетипе хри- дает Слово («Ей, гряди, Господи Иису-
стианский Бог нашел условие для своего се!», см. Откр. 22:20). Ни одна другая
воплощения, что говорит о матриар- религия мира не донесла до нас так ярко
хальной основе христианства, хотя само первообраз Матери-прародительницы,
оно и является точкой в победном шест- несмотря на то, что в христианстве он
вии патриархата. Языческая Мать- возрастает до размеров храма и нарека-
богиня в лице Девы Марии отдает свою ется церковью.

___________________________________________________________________________

1. Абрамова, З. А. Палеолитическое искусство на территории СССР / З. А. Абрамова. – М.: Л.: Наука,


1962.
2. Алексеенко, Е. А. Культы кетов / Е. А. Алексеенко. – Л.: Наука, СМАиЭ, 1977. – Т. XXXIII.
3. Белков, П. Л. Миф и тотем в традиционном обществе аборигенов Австралии / П. Л. Белков. – СПб.:
Кунсткамера, 2004.
4. Берндт, Р. М. Мир первых австралийцев / Р. М. Берндт, К. Х. Берндт. – М.: Наука, 1981.
5. Библия. – М.: Рос. Библ. о-во, 1994.
6. Блох, И. История проституции / И. Блох. – СПб., 1913.
7. Вдовин, И. С. Религиозные культы чукчей / И. С. Вдовин. – Л.: Наука, СМАиЭ, 1977. – Т. XXXIII.
8. Евдокимов, П. Н. Женщина и спасение мира // О благодатных дарах мужчины и женщины /
П. Н. Евдокимов. – Минск: Лучи Софии, 1999.
9. Малиновский, Б. Магия. Наука. Религия / Б. Малиновский. – М.: Рефл-бук, 1998.
10. Ростас, Сюзанна. Мексиканская мифология («Женское» в мифологии ацтеков) / С. Ростас // Женщи-
ны в легендах и мифах. – М.: Крон-Пресс, 1998.
11. Рыбаков, Б. А. Язычество древних славян / Б. А. Рыбаков. – М.: Наука, 1981.
12. Токарев, С. А. Ранние формы религии / С. А. Токарев. – М.: ИПЛ, 1990.
13. Топоров, В. Н. Первобытные представления о мире / В. Н. Топоров // Очерки истории естественно-
научных знаний в древности. – М.: Наука, 1982.
14. Тэннэхилл, Рэй. Секс в истории / Р. Тэннэхилл. – М.: Крон-Пресс, 1995.
15. Тэрнер, В. Символы и ритуалы / В. Тэрнер. – М.: Наука, 1983.
16. Хомич, Л. В. Религиозные культы ненцев / Л. В. Хомич // СМАиЭ. – М.: Наука, 1977. – Т. XXXIII.
17. Шпенглер, О. Закат Европы / О. Шпенглер. – Ростов н/Д: Феникс, 1998.

164
__________________________________________________________________________________________
ВЕСТНИК Челябинской государственной академии культуры и искусств. 2005 / 2 (8)