Вы находитесь на странице: 1из 124

Судьба неудачливого йога

[murali mohan das] Версия для печати

УДК 294.2
ББК 86.4
М 91

Мурали Мохан дас, Судьба неудачливого йога

Вся слава Шри Шри Гуру и Гауранге!

Эта книга представляет собой мемуары, воспоминания автора.


Она собрана из двух частей «Мой друг Шанти» и «Памяти
друга», уже опубликованных ранее в серии выпусков под
общим названием «Харе Кришна вчера и сегодня».
По просьбе наших читателей мы публикуем ее в новой
редакции под названием «Судьба неудачливого йога».
Сознание Кришны привлекает людей своей
экстравагантностью, необычайными оборотами, которые часто
ставят под сомнение сложившиеся общепринятые
представления о морали, этике и религии. Наша книга
содержит документальный фотоматериал, записи бесед с
ремарками автора и электронную переписку.

От издателей

© Объединение «Санкритана», 2016


© Мурали Мохан дас, 2016

ISBN 978-5-9908962-1-5

sankirtana.org sankirtanacorporation.com
sankirtana-rasa.ru sankirtana.net sankirtana.by

От издателей
ПРЕДИСЛОВИЕ
«Тот, кто идет по этому пути, не знает потерь и поражения, и
даже незначительное продвижение спасает его от величайшей
опасности».
Человек, который трудится не ради удовлетворения
собственных чувств, а для Кришны, занимается высшей
трансцендентной деятельностью. Он не встречает на своем пути
никаких препятствий, и любое, даже самое незначительное
усилие для него не пропадает даром. Хотя любое дело нужно
обязательно довести до конца, в противном случае, все усилия
окажутся напрасными, однако, работа для Кришны, даже если
она не закончена, то и тогда результат будет положительный.
Тот, кто занимается такого рода деятельностью в сознании
Кришны, не знает потерь, даже если ему не удается закончить
начатое им дело. Каким бы незначительным ни было наше
продвижение в этом направлении, плоды нашего труда
останутся навсегда с нами, и в следующий раз мы начнем с той
ступени, на которой остановились. «Если человек оставил
материальные занятия, посвятив себя деятельности в сознании
Кришны, но впоследствии сошел с пути истины, не успевая
довести начатое до конца, он все равно ничего не теряет. С
другой стороны тот, кто занимается материальной
деятельностью, ничего не выигрывает, несмотря на то, что
выполнял все предписанные ему обязанности» (Ш.Б.1.5.17).
Какая польза тому, кто обрел весь мир, но потерял свою вечную
душу?
Со смертью тела приходит конец всей материальной
деятельности и ее плодам. Однако деятельность, совершенная в
сознании Кришны, снова приведет человека в сознание
Кришны после того, как он оставит свое нынешнее тело. В
следующей жизни он снова родиться человеком в семье
ученого-брахмана или богатых аристократов, что даст ему
возможность и дальше двигаться по пути духовного развития.
«Проведя многие годы и жизни на райских планетах, где
обитают праведники, затем неудачливый йог рождается в семье
аристократов или благочестивых людей. Посвятив свою жизнь
занятиям йогой, но, не достигнув полного совершенства, он
рождается в семьях трансценденталистов, обладающих
глубокими познаниями в духовной науке. Но редко кому
выпадает такая завидная участь».
Есть две категории неудачливых йогов: те, кто оставили
занятия йогой, едва начав их, и те, кто сошли с этого пути,
пройдя значительную его часть. Первые отправляются на
планеты, где живут благочестивые живые существа. Проведя
там многие годы и жизни, они вновь попадают на эту планету и
появляются на свет в семье благочестивых брахманов-
вайшнавов или богатых аристократов. Родившиеся в таких
семьях, они могут использовать имеющиеся возможности для
того, чтобы полностью развить в себе сознание Кришны. После
чего, появившись на свет в семье йогов или
трансценденталистов, они с самого начала своей жизни
получают импульс и возможности для дальнейшего духовного
развития. В особенности это относится к семьям ачарьев и
госвами (Бх.г. 2.40-42).

Глава ПЕРВАЯ
МОЙ ДРУГ ШАНТИ

За многие годы непрерывной проповеди сознания Кришны я


не обзавелся ни постоянным местом жительства, ни средствами
к существованию; нет у меня и друзей. Из-за того, что я
проповедую бескомпромиссно и довольно жестко, не оставляя
иллюзии добрых отношений и сантиментов, то и те, кого до
недавних пор считал друзьями, разбежались. Честно говоря, я
ни о чем не жалею. Проповедь сознания Кришны мне заменяет
все: мать, отца, жену и детей. Живу в поездах, останавливаюсь у
своих учеников и тех, кому проповедую, и питаю единственную
надежду, что Кришна обратит на меня внимание. Проповедь
для меня – не только образ существования, форма проявления
сострадания и любви ко всему живому, но и защита моей
собственной индивидуальности.
На этот раз, будучи проездом в Москве, я позвонил Ананта
Шанти. Выяснилось, что он сломал ногу и безвылазно сидит
дома. Всеми покинутый он был рад моему звонку.
– Ну, что? Приглашай в гости.
– Приезжай – отозвался он.
В квартире было не прибрано, пыльно, ворох всякого мусора.
Поэтому, прежде всего, мы навели порядок. Васудева, мой
ученик, помыл пол на кухне, вытащил помойное ведро, в
комнате пропылесосил ковры, а после сходил на базар за
продуктами. В две руки мы приготовили прасад. За какой-то
час появилась гора съестного: халава, сабджи, дал, рис, булочки
и напиток; стол был украшен цветами и фруктами. Предложив
все это Кришне, мы провели небольшой киртан и почтили
прасад. За столом состоялась беседа. Я был предусмотрителен,
достал диктофон, приготовленный для этого случая, и записал
разговор на пленку.
– Вальмики умер.
– Кто это такой?
– Он жил в Америке и считал себя учеником Прабхупады.
– Да, что-то припоминаю. Он видел Шрилу Прабхупаду?
– Нет, Вальмики получил инициацию заочно. Он никогда не
видел Прабхупаду. Он хотел встретиться с ним, поехал в
Индию, но Прабхупад умер, и он так и остался...
– В России, кроме тебя, еще кто-то встречался с Прабхупадой?
– Нет.
– Мне рассказывали, что был еще какой-то человек из Баку,
которого Прабхупада инициировал вместе с тобой. Это правда?
– Нет. Это потом появились люди, которые, как оказалось,
«вместе с Лениным несли бревно». Теперь там, на фотографии,
уже целая армия (мы рассмеялись).
Ананта Шанти не лишен был юмора, и я ценил это в нем.
– Прабхупада шел по улице, и многие видели его, но никто не
подошел... Любой мог подойти, но никто не подошел, кроме
меня. Люди на него смотрели с улыбкой, кто-то у виска крутил
пальцем… Никто не подошел, кроме меня...
Уплетая прасад за обе щеки, Ананта Шанти посмотрел на меня,
не скрывая своего превосходства.
– С Прабхупадой было много людей. Все они пришли к нему с
разными целями. Поэтому от них потом возникло много
проблем... Допустим, у вас есть друг, приятель, у него собака.
Только потому, что это собака вашего друга, вам не
гарантировано, что она вас не укусит. Собака может укусить. За
все эти годы было много трагедий, но не по вине Прабхупады, а
потому что люди пришли к нему со своими идеями и целями.
Они создали эти проблемы. Так, например, у Прабхупады был
Шьямасундара, его секретарь, и слуга – Аравиндра. Они стояли
с Прабхупадой рядом, но это не значит, что они были вместе.
Этот контраст сильно чувствовался. Я это понял – мне повезло,
я радуюсь себе. У меня была трезвость, поэтому я верно
определил с самого начала, кто есть кто... Когда приехал
Харикеша у людей начался массовый психоз. Они думали, что
прямо небеса разверзлись и от Бога кто-то сказал: «Сие есть
сын Мой!» – как в Евангелии. Все запрыгали от радости. Но
надо же различать...
Здесь стоит заметить, что отношения Ананта Шанти с
Харикешей Свами были всегда весьма сложными. Позже они
приняли характер тотальной войны между Шанти и
учениками, приверженцами Харикеши.
– У нас были проблемы – мы отсидели. Вальмики не попался.
Но от себя не убежишь. Одно дело люди, с которыми ему
пришлось жить в ашраме; они могут быть «невысокого
полета», но человек сам должен понимать, что ему нужно. Не
нужно смотреть, куда идет толпа, а смотреть, что нужно
самому, и следовать за этим. Он почувствовал альтернативу
своей прежней жизни.
– И в чем эта альтернатива?
– Ну, там пришли наркоманы, люди с совершенно другими
целями. Я наблюдал, один ученик Прабхупады во Вриндаване
подкуривал гашиш, но осудить его нельзя. Он человек веселый,
балагур, другим жить не мешал – легкий человек!
Большинство были когда-то наркоманами... Какие же выводы?
На этом Ананта Шанти споткнулся.
– Конечно, было прискорбно, когда пришли и сообщили, что
Вальмики скончался. Я часто вспоминал его и думал надо бы
встретиться; годы прошли и вот так... Он спас себя от тюрьмы,
но жизнь там такую себе создал, хуже, чем в тюрьме.
– Где и как ты познакомился с Вальмики?
– У Стаса Намина, он был бухалом; со Стасом они просто
бухали – женщины легкодоступные и бухало; больше ничего не
было, но здесь он увидел другую жизнь.
– В каком году это было?
– Наверно, в 1978-м или 77, на книжной ярмарке... В 1976 году
приехал Гопал Кришна. Он привез книги для библиотек, а на
следующий год была книжная ярмарка. Кто-то говорил мне,
что в 1976; я настаивал на 77, а потом оказалось, что 1976-ом.
Книжная ярмарка была каждые два года. В 1979 году появился
Киртирадж, после Харикеши через год.
– А Харикеша?
– Сразу не припомню, нужно рассчитывать.
– Что можно сказать по поводу регистрации общества
«Сознания Кришны» в СССР, хотел ли Шрила Прабхупада его
регистрировать или нет? Если – да, то, каким образом?
– Прабхупада рекомендовал собираться на квартирах, частным
образом. Он не хотел регистрировать общество, потому что в
СССР была особая ситуация.
– Это расходилось с тем, что делал Харикеша?
– Харикеша был не адекватен. Прабхупада хотел его выгнать.
Тогда он сказал: «Я ухожу от тебя». Прабхупада был на него
разгневан: «Нет, не ты уйдешь, а я тебя выгоню!» Он сказал: «Я
тебя выгоняю»… Харикеша приехал сюда, как волк в овечьей
шкуре. В России из-за него все погорели, сидели из-за него. Мы
об этом узнали потом. С первого взгляда он мне не понравился
– я людей чувствую. Мне хотелось помочь своим друзьям
сотрудничать...
– Да, но на все воля Бога. Тех, кто «погорел» и «сидел», в
конечном счете, их прославили, как великих преданных
Кришны. Наверное, у Кришны был план?
– Трудно сказать, со временем все утряслось и встало на свои
места. Прискорбно лишь то, что лучшие годы ушли. Каково
проводить лучшие годы в тюрьме? Мы были достаточно умны
и молоды. Мы были семидесятниками. Мы были из тех, кто не
хотел правильного коммунизма, хорошего, ленинского. У нас
был духовный поиск. Все, что система могла нам предложить,
весь ее спектр нас не устраивал.
По лицу Ананта Шанти пробежала тень. После небольшой
паузы, тщательно прожевав кусок, он продолжил:
– Надо уметь различать, что есть подлинное и что есть
неподлинное. Никогда не надо смешивать одно с другим… Тут
как-то приезжал Курма-рупа дас (преподаватель в гурукуле).
Он не смог разобраться в ситуации и попал в немилость
исконовских властей. Чтобы заработать на поездку в Индию, он
на пару с одним человеком работал хиромантом, собирал
отпечатки рук преданных, учеников Прабхупады, в том числе,
и гуру. У него накопился большой статистический материал, на
основании которого он пришел к заключению: «Преданные
люди простые, ни с неба свалились – простые люди. Из них
где-то 90 % совершают духовный прогресс, а 10%, включая
гуру, деградируют. Он попросил меня никому об этом не
говорить, но ситуация уже изменилась…
Как бы сожалея, Шанти добавил:
– Когда есть оголтелость, люди страдают от этого и
деградируют. Религиозный спектр очень широк, здесь ставка
больше, чем жизнь. С самого начала нужно принимать это, как
есть, не смешивать, что есть подлинное и что неподлинное.
Должен быть чистый взгляд. Мой вывод таков: «Я встретился с
Прабхупадой, и мог бы никого больше не знать». С этой
системой мне было бы лучше вообще не встречаться. Какие-то
книги были, метод был – все. Проблема возникла, когда я
столкнулся с системой. Самое лучшее для всех, если бы
Харикеша вовсе не приезжал.
У людей была нехватка информации, и сложилось так, что
народ кучковался. Был некий круг интеллигенции. Когда они
узнавали о каком-то новом человеке или получали какую-то
новую информацию, они приглашали того человека, и другие
заинтересовывались. Допустим, кто-то первый раз попал, или у
него был какой-то круг общения, после этого он сам приглашал
к себе, а там у него на квартире собирался иной круг. Так шла
цепная реакция, информация распространялась. Я подавал ее
так, как сам узнал – говорил, что есть религиозная система
(Прабхупада), есть духовное движение, принципы и метод.
Немного было литературы, и люди делали копии, становились
вегетарианцами, начинали повторять мантру. Они принимали
это без оголтелости, как нечто новое и необходимое для себя.
Каждый сам чувствовал насколько это важно и интересно ему.
Принимали все без исключения. Почему? Потому что я не
внедрял, а просто рассказывал о факте своей жизни, как это
было на самом деле, и люди желали приобщиться,
попробовать. Но, когда приехал Харикеша, все перевернулось.
«Молоко питательный продукт, но тронутое языком змеи
становится ядом» – таков вывод. Моя личная статистика:
старые преданные, когда сделали неверный выбор, кто отсидел
годы, а кто потерял веру. В этом чувствуется какая-то боль,
страдание. Про себя расскажу: «У меня дед был репрессирован.
Отец репрессирован. В этой стране человек строем ходил. Ни
шаг влево, ни шаг вправо...»

ЖЕЛЕЗНОЙ РУКОЙ ЗАГОНИМ ЧЕЛОВЕЧЕСТВО К СЧАСТЬЮ


– Может быть, некоторые люди отсидели, потому что были
криминальными личностями, по карме?
– Нет, наши люди не были криминальными. Возьмем,
например, Вишвамитру, он учился в аспирантуре, пай мальчик,
комсомолец; Садананда пострадал тоже – пострадали самые
тихие и мирные люди.
– Каково же резюме?
– Всякая деятельность приносит плоды; остается плод. Мой
плод сладок, а все жалуются. Это не зависит от материальной
их жизни, просто их состояние духа. «Погода плохая, дождь, но
хуже – говорю, – когда не будет погоды. Если нет погоды,
значит, мы умерли (в гробу), а если есть погода – все
прекрасно, мы живы. Сломал я ногу – рад безмерно, что
уцелела голова». На вещи можно смотреть по-разному. Для
меня каждое мгновение неповторимо. Поэтому то, что когда-то
я сделал правильную ставку, теперь я пользуюсь плодами
своего труда. А кто-то сделал неверный выбор, хотел получить
материальную выгоду за счет других, пройтись по головам, эти
люди погорели. Получилось так, что ни материального, ни
духовного не получили. Вот, армяне, например, получили
материальную выгоду. Они к этому и стремились.
– А кто не получил ни того ни другого?
– Тот же Санатана-кумар остался у разбитого корыта. Как в
сказках: дьявол прельщает золотом, и когда люди делают
выбор, предпочитая золото, все становится прахом, угольями,
головешками. Так оно и оказалось. У меня была духовная
потребность, и я это воспринял. Прабхупад интенсифицировал
мои естественные склонности. Он не перевернул мою жизнь, а
именно интенсифицировал, после чего все легло в масть. Он
интенсифицировал мои душевные потребности. Некоторые
люди были случайные. Они не понимали, что это совершенно
другое; это не место, где делают бизнес. Самый мерзкий вид
бизнеса – это бизнес на детях, на стариках, инвалидах и бизнес
на религии. Та же самая Сатья ничего не получила: ни
материального, ни духовного. Ради материального она была
готова на любую подлость, а теперь осталась у «разбитого
корыта».
Сатья жила в Калифорнии со своим мужем (Думракешей) и
дочерью. Несколько лет назад она позвонила мне в Нью-Йорк
и сообщила, что защищает докторскую диссертацию по
психологии. Она очень сокрушалась по поводу Шанти; ради нее
он оставил санньясу. Она призналась мне, что пошла на это
сознательно, хотела проучить Шанти, уж слишком он был горд,
но после того, как Шанти пал жертвой ее чар, сама искренне
раскаивалась, плакала как ребенок. Я посочувствовал ей (тому
и другому). Такова женская природа, нужно это знать. В
«Шримад Бхагаватам» говорится, что женщины безжалостны.
Они могут убить своего мужа, брата или отца. Вспомним
«Короля Лир» и другие трагедии Шекспира. В каждой из них
замешана женщина. Шарше ля фам, как говорят французы.
Страсть женщины неутолима – само воплощение майи.
Женщину может обуздать только Кришна, повелитель майи.
Никто не может контролировать женщину, только настоящий
брахман или Кришна. Если женщина не вовлечена в преданное
служение Кришне, она будет сеять раздоры, беспорядок,
сумятицу, делая из мужчины дурака, животное, поощряя в нем
самые низменные наклонности.
– Вишвамитра просил меня записать о моей встрече с
Прабхупадой. «Постарайся – говорит, – вспомнить». Я ответил:
«Мне вспоминать не надо. Все это происходит как будто
сейчас». Шьмасундара приезжал на двадцатипятилетие… Я
вижу, он не помнит ничего о Прабхупаде, просто забыл. Он был
секретарем Прабхупады, ездил с ним все время, а потом
оставил его ради бизнеса. Приобрел разработки драгоценных
камней в Африке, но погорел – миллион долларов потерял на
национализации. Потом занялся золотом. Когда он приехал,
все, о чем он со мной разговаривал, – не могу ли я ему помочь
организовать бизнес с золотом и камнями.
– Какова его участь?
– Живет как пенсионер на заработанные деньги. С
Прабхупадой для него было не главное. Мы видим разные
люди были с Прабхупадой, у разных людей разные интересы.
Жизнь прожить – не поле перейти. Вот я был... Теперь ветеран,
возраст такой; я – уже дедушка, и выводы у меня очень четкие.
С материальной жизнью смешивать духовную не нужно.
Шьямасундар, по крайней мере, не стал это делать. Он не стал
делать бизнес около Прабхупады. Он честно ушел от него, а
армяне сделали бизнес. Я видел и понимал это с самого начала;
было понятно с самого начала – они были самые главные
фанатики Харикеши.
– Каков же вывод?
– А вывод такой: чем человек сам по себе материалистичен, тем
он и фанатичен. Человеку не один, а много раз дается шанс
жить правильно в соответствии с природой бытия, законами
бытия. Но люди, бывает, не видят, не слышат, не замечают, и
когда предоставляется возможность, то делают не то, что надо.
Многие могли бы прийти к Прабхупаде, узнать о нем, но с
другой стороны, не многие пришли, потому что это было не
просто. Я как увидел Шьямасундару, сразу к нему устремился.
Он в переход намеревался, еще несколько секунд и там он
смешается с толпой, и я его больше не увижу никогда. Я сразу
же ринулся... Он был одет: курта и дхоти. В Индии он болел,
был бледным и слабым. Там ему дали тапочки не по размеру.
Они натирали ему ноги, и поэтому в какой-то момент его
взгляд становился бессмысленным. Вот такая картина: он идет
в белых одеждах по Москве. Кто-то с улыбкой смотрит на него,
как на клоуна или на сумасшедшего, а меня он заинтересовал
как явление. Я вижу его, как сейчас... Вальмики поехал – это
было необычно. Люди в ашраме жили – это не обычно. Они
были там не уместны, поэтому уже тогда в ISKCONе появились
проблемы. Прабхупада уже тогда не мог контролировать
международную империю, потому что люди пришли разные.
Прабхупада и сейчас контролирует эту империю, незримо
выруливает с трансцендентальной прозорливостью судно
между материалистическими рифами и отмелью, – подумал я,
но, не желая перебивать Шанти, промолчал, а он продолжал:
– Если бы в нынешних условиях Прабхупад приехал и
пригласил меня пожить в ашраме, в Европе, в Америке или в
Индии, я сразу бы сказал, что это не для меня. Одно дело – это
изучение литературы, когда мы узнаем о той или иной
религиозной традиции – это обогащает нас, другое дело… Не те
люди примешались. Они создали только проблемы... Поэтому я
стал один, нашел себя и теперь уже не обращаю внимания на
атрибуты. В Индии я одевался по-индийски; в юго-восточной
Азии соответственно, а сюда приехал – переменил одежду.
Когда пища отдельно, то она сама по себе, но когда мы ее едим,
усваиваем, она становится частью нас. То, что дал Прабхупада,
я усвоил, и это стало частью меня. Теперь мне не нужно менять
прическу или одежду, тем более что я прошел школу в таких
условиях, когда нельзя было показывать… Мантру повторял
про себя. Естественная медитация пришла, а вид такой, как
будто задумался, смотришь по сторонам. В Индии я уже знал,
что, как только приеду в Россию, одежду сниму, шнур и все
остальное, потому что для меня это усвоенная, переваренная
пища, которая стала неотъемлемой частью меня.
Кстати, когда мы пришли к Ананта Шанти, он был заросший и
неопрятный, но к нашему отъезду, хотя мы были у него один
день, сменил прическу, побрил голову и переоделся для
приличия.
– С 1971-го прошло 33 года – возраст Христа! Должно же что-то
родиться? Годы пролетели, как один миг. Я не унываю –
понимаю, что должен умереть, но радуюсь жизни. Каждый миг
неповторим, его не вернешь; если неверно прожил, не
поправишь… – Сказав это, Ананта Шанти сокрушенно вздохнул
и испытующе посмотрел на меня. Отстаивая свою позицию, я
спросил:
– Что значит верно, или нет?
– По плодам судить надо. Мои поступки, мой выбор принес мне
сладостный, благой плод… Звоню тут своему другу, Аркадию, у
того все не так: «Вот тут друзья пришли, они недовольны...» Но
это же внутреннее состояние, которое я воспринял от
Прабхупады. Тогда не было такого изобилия литературы, как
сейчас. Шьямасундара подарил мне свою копию «Бхагавад-
гиты», это было неполное издание «Мак’Миллана». В нем
некоторые стихи сокращены и комментарий не полный, но для
меня эта Гита звучала более монументально, чем та, которая
сейчас. Был замусоленный том, личная копия Шьямасундары.
Я дал ее почитать знакомым индусам, и они куда-то дели. Хотя
потом ее все равно бы конфисковали... Я хотел бы попросить
кого-то, чтобы ее мне снова достали. Были журналы,
фотография с автографом Прабхупады. Такой никто не видел,
даже Киртирадж – это не просто яркие воспоминания, а как
будто происходит сейчас. У меня такое восприятие. Если я
общаюсь с человеком, а потом, он ушел, уехал куда-то, его нет,
а я его вижу. Человек, может быть, умер, но я знаю, что он где-
то есть. После того раза я больше не видел Прабхупаду. Он как
бы умер через три дня после нашей встречи, а у меня
ощущение, что он со мной. У меня восприятие как будто он и
Вальмики где-то существуют. Я их не вижу, но они где-то есть.
Это не вопрос веры, это мое внутреннее содержание. Первое
мое воспоминание, мне еще не было года. Помню, когда меня
пеленали, я лежал завернутый, и вот у меня зачесалась щека,
но так как ручки мои были замотаны, и почесать было некому…
Потом, когда я научился ходить, я всегда смотрел под ноги,
чтобы не раздавить какое-нибудь насекомое или лягушку. На
даче, когда я был маленький, соседские дети гуляли вместе. Я
иду, смотрю муравей, букашка – обхожу, чтобы не раздавить.
Тот, кто идет сзади, увидев, нарочно давит. Мы уже были
личностями, хотя разными... в таком нежном возрасте, когда
нам был год. Я помню себя, как личность, которую я ощущал
еще до того. Это не вопрос веры. Многие люди цепляются за
религию из страха смерти. Смерть – это та грань, которая
отделяет сакральное пространство. Все пространство
сакрально, но мы можем не осознавать это сейчас у этой черты,
но то, что за чертой, когда уходит – это становится священным.
За какие-нибудь полчаса разговора, Шанти менял темы,
перескакивая, не закончив одно предложение, начинал другое,
и только понимая внутренне его состояние и, зная о чем речь,
можно было связать одно с другим в, более или менее,
логически законченное повествование. При этом надо
признать, что Шанти был небесталанным человеком и умел
удерживать внимание слушателя своими разговорами.
– То, что я встретил Прабхупаду, для меня было естественно;
как говорят, «ищите и обрящите». У меня было стремление и
даже в СССР, в тех условиях, у меня это получилось. Люди, в
той же Америке, не видели, не слышали, не обращали
внимание. Это зависит от нашей устремленности быть всегда в
центре событий.
– А где этот центр? Где пуп земли?
– Всегда здесь и сейчас, но люди это не сознают.
– Говоря о пупе вселенной, каждый склонен считать этим
пупом себя, – вставил я. – Но согласно философии вайшнавов
таким пупом является Верховная личность Бога, Кришна. Он –
единственный пуп земли и центр всей нашей активности,
нашего познания, нашего служение и видения, обсуждений и
дискуссий – что способно создать гармонию в обществе, во
вселенной и в нашей собственной жизни. Но если каждый
будет считать себя таким пупом или центром, тогда возникнет
хаос, масса столкновений, которые так характерны для Кали-
юги. Все проблемы возникают из-за того, что кто-то пытается
сместить центр, подменив его некой личностью, общностью
идеей или отсутствием идеи вообще. Мы не проповедуем некую
религию; мы проповедуем бхагавата-дхарму, бескорыстное
служение Кришне, Богу всех Богов, Верховной личности,
которая поддерживает все другие существа – нитье нитьянам
четанас четананам...
– В Риге один буддист пригласил нас к себе, комнату нам
выделил. Цветами ее украсил, ладан зажег, а потом говорит,
что у него есть один друг, художник из Питера, услышал, хочет
с вами встретиться прилететь. Зачем? У него там выставка, на
пару часов, не больше может приехать. Ну, зачем, ради чего?
Маму Тхакур прилетел; встретились, поговорили, и он обратно
улетел... Помнишь, этого грузина, как его звали?
– Виссо.
– Где он? В Америку уехал или где он?
Виссо был как раз тем человеком, на квартире которого я узнал
о сознании Кришны и потом встретился с Шанти.
– Последнее время он жил в Америке; с женой и с детьми
обосновался в Детройте. Сейчас получил инициацию в
Чайтанья-сарасват матх.
– Когда у человека есть устремленность, то в нужный момент
он совершает правильные действия. Шьямасундара и
Аравиндра были вместе с Прабхупадой. У Аравиндры глаза
были мученическими, как у собаки, которую готовят для
студентов, чтобы они ее зарезали. Вот и у него в глазах было
такое же страдание, великомученика. Через год, когда они
уехали, он оставил Прабхупаду... Прабхупад говорил, мы не
есть это тело, а индусу, который был со мной, он хотел
жениться на русской, говорил Аравиндра: «Не женись на
русской, она растолстеет. Выбирай тело не жирное».
Прабхупада говорит: «Мы не есть это тело», а Аравиндра – ему
до лампочки, что говорит Прабхупада – не женись на русской,
она растолстеет.
Шанти имел ряд удивительных качеств; он умел представить
самое незначительное событие и заурядный факт, в
привлекательном или негативном виде, доведенном до
гротеска.
– Восточный человек или слишком жирный, или слишком
худой. Когда он дорывается до денег, то отъедается.
Нормального человека в Индии трудно встретить. Индия –
трансцендентная страна; там все, как ангелы божьи. Грязь,
антисанитария; жизнь прямо противоположная этой
философии. Только там могла появиться философия Будды –
отречение и ненасилие. Потому, что там люди жадные до секса,
в извращенной форме, ради которого идут на преступления.
Это же юг, страстный, горячий… страна насилия. Там все
пронизано насилием. И естественно, когда человеку все
обрыгло, он приходит к противоположным выводам. В
индийском кино это хорошо отражено. Люди думают, что это
смешно и нереалистично, но это суть национального характера;
индийское кино хорошо отражает этот характер. Я видел, как
полицейский с усами и со зверским лицом, как киношный
персонаж, бамбуковой палкой зверски избивал индуса. А тот
извивался и плакал. Они очень боятся боли, потому что очень
чувственные. Взрослый мужчина плакал от боли. Даже, если
больно, то ему должно было быть стыдно, а он плачет, как
младенец, в то время как полицейский наслаждается. С лицом
демонического персонажа, один к одному – это бытовая
сценка. Наши оголтелые приезжают во Вриндаван и говорят:
«О, мы ходили на парикраму» Они ни людей не видели; ни
храмов, ни ашрамов не видели. В поле ходили, обошли кругом
и все... (в чистом поле где-нибудь на Урале или в Подмосковье).
Они до сих пор ходят кругами, и ум у них тоже ходит по кругу.
Потом закатывают глаза и охают. Или, возьмем, Палестину
показывают, там нет зеленой травки, иссушенная земля и
пыльно... Ах, там Христос был. Каждый ищет и находит
внешние, абсурдные вещи. Какого-нибудь «кришнаита»
спрашиваешь –
он был там, сям... ах-ох... и все мимо. Если бы они были, когда
был Прабхупада, они наверняка бы мимо прошли. Но если бы
встретили Шьямасундару или слугу Аравиндру, то кланялись
бы им и целовали их край одежды. Ах, какие трансцендентные!
Шанти разделял кришнаитов на наших и не наших, питая по
отношению к своим, любовные чувства. На самом деле
преданных Кришны не следует разделять по телесным
признакам. Настоящий вайшнав – это категория
трансцендентная ко всем определениям, поэтому оценивать его
достоинства по внешним, телесным признакам оскорбительно.
– Маму Тхакура встретил во Вриндаване, пошли с ним на
Ямуну. Мелкая и грязная речка... а эти... стали лакать воду.
Поэтому, естественно, что потом многие стали страдать
расстройством желудка. Они считали, что это трансцендентно
– благодати хватить; толкнуть локтем другого, чтобы хапнуть
благодати для себя. Локтем толкнул, подбежал и хапнул
благодати, – при этом Шанти жестикуляцией и мимикой
показал, как русские «хапают благодать». Один тип –
христиане, кришнаиты; как православные обслюнявливают
икону, так эти... В Палестине или во Вриндаване, там пыль и
грязь, там нет благодати, как, например, у нас (зелень и трава).
Это же небесный Иерусалим, небесный Вриндаван – это
внутреннее состояние души, а не реаль неприглядная, чуждой
нам природы… Но эти люди, хоть колом на голове теши, не
понимают. Для них вся эта грязь трансцендентна (как будто
своей мало). У них нет того состояния. Они 15 лет были во
Вриндаване, ходили по полю, а людей, садху (или те же
ашрамы), не видели. Они ездят туда год за годом, но ничего не
меняется. Только оскорблений святой дхамы – все больше и
больше… В Майяпуре тоже, там такие свирепые комары. У нас
таких я не видел. Наши комары, когда прыгаешь, дергаешься,
они тебя в это время не кусают. Но там, как бы ты не прыгал,
ничего не помогает. Они присосутся и тебя едят. Низкое место,
Ганга грязная, быстрое течение, река широкая; полуобгорелые
трупы плывут.
Подобное пренебрежение и отвращение к святой дхаме
является оскорбительным. Однако, считать, что, купив билет на
самолет или поезд, мы попадаем во Вриндаван, не менее
оскорбительно. Потому что это низводит святую дхаму на
уровень материалистического сознания. Что можно сказать?
Видение Вриндавана преданными резко отличается от видения
карми. Святая дхама скрывает себя от глаз непреданных своей
внешней неприглядностью. Только тот, кто совершает
регулярный бхаджан там, обретает истинное духовное благо.
Описание Вриндавана или Майяпура, сделанное преданным,
резко отличается от того, что дают карми. Можно только
поражаться, как действует иллюзорная энергия Господа,
застилающая глаза материалиста. Они видят грязь, в то время
как преданные видят царство Бога. Мы живем в царстве
Кришны, но далеко не все это понимают. Человек, чьи глаза
увлажнены бальзамом любви, видит в своем сердце Кришну, но
все другие видят мусор. Для разных людей с разным уровнем
сознания мир предстает по-разному. Греховный человек не
способен насладиться красотой и величием Вриндаваны. Как
говорил Адвайта о Чайтанье Махапрабху, «Твое сердце –
Вриндавана». Но сердце материалиста его собственный ум. В
конечном счете, каждый судит по себе... Глупец видит других
равным себе, а мудрец видит равным себе. Каништха видит
всех глупцами; мадхьяма делает различие, а уттама видит, что
все заняты преданным служением. Уттама видит всех, кроме
себя, преданными. Себя он не видит, он видит только Кришну,
он видит Вриндаван в своем сердце. Чистые сердцем узрят
Бога.
Пропуская мимо уха все, что говорил Шанти о Вриндаване, я
продолжал записывать.

СВЯТАЯ ДХАМА НЕ ПОКАЗЫВАЕТ СЕБЯ КАЖДОМУ!

– Двух киношниц исконовцы взяли с собой, чтобы они для них


материалы делали, рекламу на первом канале, привезли туда в
форме взятки – зарубежное путешествие. Я сам занимался
плаванием, отплывешь от берега – сильное течение. Там
каждый год кто-то тонет. А эти женщины пошли купаться. Им
говорят: «Тела, оголенные, нельзя показывать». Они ушли
куда-то в отдаление, и какой-то индус с усами с ножом на них
напал. Хотел изнасиловать, но попал в положение буриданова
осла. Их было двое. Если была бы одна, тогда он точно бы
изнасиловал. А поскольку две – как они рассказывали – он не
мог решить на кого вперед броситься. Воспользовавшись его
замешательством, они убежали. Вот такова реальность. Люди
часто тонут там, бултыхаются в реку и тонут... или становятся
жертвой местного разбойника. Для меня наша трава и деревья
более красивы, более трансцендентны чем то, что я видел в
Индии. Родиться в Индии – это дурная карма.
– Индия – это страна аскетов, – сказал я. – Святая дхама не
показывает себя каждому. Греховный человек, совершая
паломничество, приходит в святое место (дхаму) и оставляет
там свои грехи, а святая личность своим преданным служением
очищает это место. Кто совершает служение в святой дхаме, тот
очень быстро прогрессирует в духовной жизни, а все остальные,
совершая оскорбления, тратят время попусту. Прабхупада не
хотел, чтобы его ученики подолгу находились там. Это создает
беспокойство для местных жителей. Можно приехать на какое-
то время, встретить садху, услышать от него кришна-катху,
вдохновиться и возвращаться, чтобы проповедовать...
– А это никому не нужно. Аскетизм – это образ жизни местных
аборигенов. В отличие от исконовцев я жил в северной Индии,
в ашрамах садху и вписывался. Там нужно просто соблюдать
правила общежития и вовремя ложиться спать, ночью не
шуметь. Утром там тебе дают еду. Никаких требований. Кто-то
занимается хатха-йогой. Кто-то мантры повторяет, кто-то
алтарик маленький сделал, проводит пуджу. Многие
английского не знают, им не нужно. Ашрам – это место, где ты
можешь заниматься чем-то для своего духовного развития.
Многие садху курят гашиш. Наркотики там формально
запрещены, но для садху – это считается частью их религии. И
когда бывают Кумхамела, эти грандиозные фестивали, там
собирается великое множество представителей разных сект и
секточек. Сколько тилак существует, никто не знает. Во
Вриндаване я видел чаще всего у них на лбу тилаки, отличные
от исконовских. Исконовцы несколько изящнее это делают, а
эти – похуже. Есть книга там, от Шри Чайтаньи есть много
различных направлений, и все считают себя Его
последователями. Сколько их? Никто не знает. На Радха-кунде,
у бабаджи, другая форма тилаки, а все от Чайтаньи. На
Кубхамелу едут, грузовики расписанные; едет глава ашрама, у
него лоб расписан по-особому, сидит в грузовике и курит
чалим. Это считается неотъемлемой частью их религии. Как в
христианском храме курится ладан, так у них – гашиш. Народу
целые армии, несколько миллионов – таков образ жизни.
Можно так жить, а можно духовно расти. Мне понравилось в
ашрамах, у них нет требований. Утром не поднимают, как в
ISKCON. Исконовцы вставать не хотят – хочется спать; им
палкой долбят или звонком. Встают, принимают холодный
душ, бубнят мантру: бу... бу... видно, что они делают это через
силу. Если бы им сказали, что можете не вставать, так они
вставали бы только, когда им дают питание. Индусы-
исконовцы так и делают. Поэтому их заставляют из-под палки
зимой, когда холодно... А садху ашрам, там хоть на голове стой
– тебе никто ничего не скажет. Тебя будут кормить, и ты там
можешь жить, и делать то, что хочешь. Я пришел, и мне сразу
комнату выделили. В комнате душновато – я забрался на
крышу; там обезьяны крупные, серые...
Периодически какой-то богатый человек приглашает на обед;
садху придут, опросадятся... «Опрасадятся» – это Вальмики
термин. Чувствуешь себя отлично. Народ и страну можно
узнать изнутри, когда поживешь в доме, в ашраме, а не так, как
исконовцы – снаружи. Они могут всю жизнь ездить каждый год
и ничего не узнают. Я пожил и очень счастлив. Вот такая
религия – хочешь, кури гашиш, хочешь... Никто, ничего не
проповедует. Раздолье для тех, кто хочет хипповать, и для тех,
кто хочет вырасти духовно. Я поездил от Индонезии до
Пакистана… и в Европу выезжал. Весь мир открылся. Но потом
я почувствовал, что все, что мы ни делаем, делаем только для
того, чтобы не чужое привнести, а, наоборот, лишнее
отбросить. Чтобы понять, найти себя: и это не мое, и это не я...
– отбрасываем, отбрасываем и только потом, находим себя. Я
инициировался в разных традициях вишнуитских (у
Рамануджи), у шиваитов… а потом пресытился...
Духовная жизнь не пресыщает – материальная набивает
оскомину – заметил я, но Шанти, не слушая мои замечания,
продолжал:
– Я – искренний человек, и там находил себе подобных. Очень
интересные люди мне предлагали ашрамы, но скоро понял, что
это не моя стихия; я не могу взять на время и потом оставить.
Поэтому я решил вернуться. В той же самой Индии духовных
людей не больше, чем в России. Они везде штучный товар. Со
многими из них я встречался. И если бы захотел, то...
На этом Шанти остановился; пережевывая прасад, закашлялся,
кусок пошел не в то горло и, прокашлявшись, продолжал:
– Приятель, американец был, умер...
– Это тот, которого я видел, с длинными спутанными волосами,
что 17 лет жил во Вриндаване?
– Да, ходил босиком, милейший человек. В Хришикеше мы с
ним жили в ашраме, но его скоро выгнали оттуда. Где-то
шастал, поздно приходил, через забор лазил. Однажды,
ломился и упал… В ашраме главный сказал: «Ложись, а завтра
уходи». Мне тоже пришлось уйти… Тихо, мирно я ездил, как
садху, по всей северной Индии. В южной, там другая культура…
Северяне их не любят… На севере, там садху путешествуют в
поездах четвертого класса и в городском транспорте бесплатно.
Я, как садху, ездил бесплатно. В Дели, автобус экспресс,
повышенная стоимость, а я садился и ехал. «Тикет, тикет...» –
контролер идет,… а я, как садху, бесплатно. В Бомбее есть
электричка первый класс, там чистая публика ездит. Я ездил и
в первом классе… Билеты проверяют, а я говорю: «Садху». Эти
улыбаются... В этом смысле там благодать, как для прохвоста,
так и для человека с самыми искренними побуждениями.

ЯДЕРНАЯ УГРОЗА

Психология советского обывателя в то время была такова: мы


потерпим – лишь бы войны не было. Мы выиграли войну – на
нас все держится. Таков был менталитет советских людей,
забитых, обездоленных, но гордых своей полушкой.
Руководство GBC[1], организуя проповедь в СССР, решило
сыграть на этом. Необходимо было как-то расшевелить,
заставить действовать советских преданных, ленивых,
тамасичных, как климат, как их религия, как их философия и
образ жизни. Не запусти им утку с «термоядерной войной», так
бы и лежали в собственных испражнениях. Леность,
безынициативность, самонадеянность и шовинизм – одним
словом тама-гуна. Чтобы сдвинуть с места, им нужно было бы
немного раджаса, чуть-чуть секса или войну...
Возвращаясь к началу нашего разговора, я не случайно спросил
об угрозе термоядерной войны, и Шанти с пятого на десятое
стал рассказывать.
– Харикеша постоянно звонил Премавати и настойчиво
убеждал ее покинуть Москву. В 1982 году, он точно сказал, что в
октябре будет ядерная война. И надо спасаться в сельской
местности. «После войны – говорил он, – голодные карми
побегут везде, а вы останетесь, выживите, будете сыты». – Ну,
вообще абсурд! Разве можно спастись в сельской местности от
ядерной войны? И вот здесь грань пролегла. Трезвые люди,
нормальные люди после этого отшатнулись от Харикеши. А
оголтелые, в разной степени, последовали. Может, был
искренний порыв у Санатаны-кумара. Они только что
получили новую двухкомнатную квартиру, которая сейчас бы
100 000 $ стоила. Наверное, был искренний порыв... Правда,
жена Сучару, говорит, что они свои деньги получили. Угодили
и распоряжению и получили деньги. Если будет все пропадать
в огне ядерной войны, то почему бы не воспользоваться этим
сейчас. Но, как выяснилось постфактум, потом оказались у
разбитого корыта.
– Были ли другие кроме этих, преследующие духовную цель,
желающие выполнить приказ своего гуру, ради Кришны?
– Абсурдная вещь... Я видел, что люди рвались куда-то, кто на
Кавказ, кто в Среднюю Азию. Я говорю им, скиньтесь немного,
мы быстро съездим и точно определим, куда вам лучше ехать,
на Кавказ или в Среднюю Азию. Я проработал специально ради
этого литературу, что определить самые лучшие места, ну если
они хотят. Нас не послушали и тогда мы поехали отдельно
(потом, когда начались репрессии, мы заезжаем на северный
Кавказ, и там уже кто-то поселился)
– Я хотел спросить были ли такие люди, которые не были
прагматистами и хотели поехать просто, чтобы выполнить
указания своего гуру, так как гуру есть представитель Бога и
выполнять его указания так же хорошо, как если бы следовать
самому Богу. Были ли такие, которые просто имели чистый
духовный интерес. Если мы хотим предаться Кришне, то это
нужно делать бескорыстно. Были ли такие, которые ради
духовного совершенства решили покинуть города?
– Каждый человек является представителем Бога, и все
является Его представительством. Просто надо это видеть и
слышать.
– Другими словами были ли такие, кто был побуждаем
духовными соображениями? – снова и снова добивался я, но
Шанти как будто меня не слышал. Вероятно, мы по-разному
понимали смысл слов «духовное» и «духовный»…
– Духовное – это, прежде всего – трезвость. Трезвость должна
быть, – поразмыслив, сказал Шанти.
– Хорошо, но были ли такие трезвенники? – с некоторой
издевкой спросил я.
– Последние годы я вижу, например, что у Санатаны-кумара
был чисто прагматический интерес. Духовного ничего не
осталось. Когда царствовал Харикеша, и я был в опале, помню,
пришел к ним на Беговую, увидел Санатана-кумару, подошел к
нему. А он смотрит по сторонам, не видит ли его кто-нибудь со
мной и раз, раз в сторонку стал отбегать, чтобы не застукали
нас вместе, и у него не было проблем. Сначала искренность
была, а потом, куда что делось? Осталась материалистичность.
С Сатьей мы ехали стопом, решили заехать к ним, они место
себе нашли на северном Кавказе. Едем на лесовозе, водитель
говорит: «В районе, куда вы едите, мужчины становятся
импотентами, потому что там разработки урановой руды».
Удивительно, мы сразу узнали, что в этом месте поселяться
нельзя. Но они уже там поселились. Уехали из городских
квартир и купили какие-то домики. Ну а после там была
облава, и нас тоже могли взять. Мы задали оттуда деру,
покинули это место. А потом и их выгнали оттуда. Из Риги
приехала Махамантра. Она оставила квартиру на сына, поэтому
после смогла вернуться. А все остальные и площадь потеряли, и
вообще ничего не получили. Оказались обманутыми.
– Наверное, потому что они преследовали материальную цель,
может быть поэтому?
– Они не преследовали никакой цели. Они сделали, как им
сказали, как скомандовали так они и сделали. Сами они ничего
не думали. Но я подошел практично, очень искренне, у меня не
было и мысли бросать квартиру. Кто хотел поселиться в
сельской местности, я просто решил им помочь поселиться в
лучших местах. Они ни того ни другого не сделали. Так их
жизнь стала исковерканной. Харикеша вынудил их. Ему было
выгодно иметь людей под своим контролем. Но Прабхупада ни
говорил ничего об этом. Это было продиктовано политической
выгодой. У человека есть семья, он имеет свое хозяйство, свою
маленькую империю. А если у него ничего нет – санньяси, его
можно послать куда угодно. Им можно манипулировать.

САННЬЯСИ СВОБОДЕН!

– Настоящий санньяси свободен, потому что он полностью


зависит от Кришны. Им нельзя манипулировать. Поскольку он
отрешен, то и свободен.
– Но у Харикеши это означало, что санньяси зависит от него, а
не от Кришны.
– Да, современный ашрам санньяси привязывает человека к
организации, давшей санньясу, а если повезет, то и к
привилегированному положению, но не к Кришне.
– Он хотел, чтобы человек был привязан к нему, ни к этому
миру, ни к чему-то другому, а к нему. Он пошел в лес, сам
нашел мне эти гнилые палки. Во что бы то ни стало, это нужно
было сделать. Обряд сделали на квартире одного человека. Я
помню речь, которую он сказал: «Это важнейшее мероприятие
для жизни страны».
Потом, когда я ездил, Бхарадвадж оставил мою данду. Мы
ехали из Риги, я беспокоился о книгах и фильмах, которые
везли, и благополучно забыли ее. Я настаивал на этих
материалах, чтобы они были целы, а данду они забыли. Данда
длинная и мешает, поэтому многие исконовские санньяси ее не
возят. У них в каждом центре, куда они приезжают, по одной.
Они приезжают, а там у них данда, вот они ее и берут. Моя
данда была из гнилых палок, таков ее и конец. Это не моя
природа. Мне не нужны были эти формальности, мне было
интересно чисто познавательно. Я имел духовный, культурный
интерес... Я не играю вторую роль. Под кем-то ходить я не могу.
Поэтому с Харикешей мы не уживались. Сейчас я благополучно
начал свое дело. У меня своя методика, реабилитация
наркоманов.
– А как Киртирадж к тебе относился? Он был другом?
– Он относился хорошо, он был готов помочь мне. У меня была
первая жена и сын, и он сказал, что общество должно помочь
семье санньяси. Он вызвался даже заключить брак с моей
женой, чтобы вывести ее с сыном. Он был готов оплачивать его
пребывание в гурукуле во Вриндаване или Майяпуре. Он даже
получил свидетельство в посольстве, что он не состоит в браке.
Он очень хорошо относился ко мне.
– Расскажи историю с Парижем, с французской преданной.
– Для того чтобы обеспечить условия для проповеди в 1971 году
была встреча, в 1972 был заключен брак. Ее звали Мандакини.
Она приезжала, но детей не было, семья не создалась. Время
шло, и у меня здесь возникла семья.
– Мандакини предана до сих пор?
– Нет, у нее возникли проблемы. Харикеша сказал, чтобы она
развелась со мной, что ей это не нужно. Она развелась и потом
вышла замуж. Этот брак был неудачным. Ее друг, приятель –
еврей, архитектор. Мне рассказывали французские преданные,
что она была на грани самоубийства. Последствия были
тяжелые. Харикеша после себя оставил пустыню, он умел
делать людей несчастными. Есть еще одна история о
палестинце. Он был учеником Прабхупады. Харикеша увел его
дочь и выдал замуж. Для отца брак дочери был очень важен.
Когда вскоре этот брак распался, произошел большой скандал.
Харикеша был мастер, он делал и коллективные
бракосочетания. С его благословения... потом все передрались
и разбежались. У него искусство, особая его натура, делать
людей несчастными. После Харикеши из Венгрии приезжал
Дхира Кришна Свами (он позже примкнул к Шридхаре Свами).
Они сделали в Венгрии свой центр. Поскольку у Харикеши там
тоже был центр, то по его распоряжению, их сдали властям и те
разгромили их. Харикеше была нужна не проповедь сознания
Кришны, а его влияние. Все остальные должны были
погибнуть. Если владеть всей информацией, то она крайне
неприглядна. Харикеша нарушил два постановления
Прабхупады в Советском Союзе: 1) не делать официальной
регистрации общества, а собираться на частных квартирах. 2) и
относительно французской жены, которую послал Прабхупад.
Это было очень мудро. Мы с ним договорились за три дня,
очень просто. Легко.
– С Прабхупадой легко было договариваться?
– Да... Харикеша не создал эту зону. Он получил все готовое от
Хамсадуты. Хамсадута приезжал сюда. Он мне очень
понравился. Фактически он был самым блестящим гуру
ISKCON, звезда первой величины. Харикеша не годился ему в
подметки. Но в Германии было сильное противодействие
сознанию Кришны, и чтобы снизить накал решили временно
Хамсадуту оттуда убрать. Тогда и подвернулся Харикеша.
Временно, пока, но вот начался период зональных ачарьев, и
Харикеша стал выставлять себя представителем Прабхупады,
как равного ему в своей зоне. Уже никто не мог больше
сунуться. На правах зонального ачарьи Харикеша стал
внедрять постепенно свой культ личности, хотя личности там
вообще никакой, нули, мнимые величины. После этого стали
притягиваться подобные ему люди, которые подписывались на
низкопоклонство перед Харикешей. На этом армяне сделали
хороший бизнес. Негодяи спелись с негодяями. Так начался
кризис ISKCONа. Когда появилась возможность, на русском
языке прислали большие тиражи книг. Собрали значительные
суммы денег. Если бы их не воровали, то можно было бы
приобрести недвижимость или построить хороший храм, даже
не один. Но деньги армянами были разворованы. Когда
открылись шлюзы религиозной деятельности, в стране был
религиозный вакуум. Сознание Кришны было наиболее
экзотично и наиболее впечатляюще, и оно могло очень сильно
утвердиться. Но так как это дело попало в руки таких негодяев,
которые преследовали свою материальную выгоду, то вскоре
все рухнуло, полная дискредитация.
– Кого ты называешь армянами?
– Камаламала и Санньяса. Они все взяли в свои руки. Когда нас
не было, мы сидели, они пришли с боку с припеку, и с
Харикешей хорошо спелись. После чего, стали внедрять культ
Харикеши и обстряпывать свои делишки. Я не так давно
разговаривал с женой Сучару. Она вспомнила Юру А., который
три года назад скончался. Он был честнейший человек,
единственный из них. Он был казначеем. Когда он увидел, что
все разворовывается (он не мог контролировать), то прямо
сказал: «Я не могу это контролировать, а быть ширмой,
прикрытием не хочу» – и так сложил с себя полномочия.
Другие, это видели, стремились к полномочиям и присосались
к пирогу. Жена Сучару помнит Юру А. Он честно выступил
против них. Когда мы освободились, и я впервые увидел
Камаламалу и Санньясу, меня удивило. Их взгляд был полон
ненависти. Они меня еще не видели. Обычно на нового
человека смотрят изучающе, но эти смотрели на меня с
ненавистью. Потому что для них вышел очень опасный
конкурент. Они стали делать все, чтобы дискредитировать меня
в глазах Харикеши и занять место. Золотое время было
упущено «куй железо пока горячо». Поэтому ISKCON обречен.
Сейчас религиозный рынок заполнен. Я хожу в эти
магазинчики «Путь к себе» и другие, там масса литературы и
множество объявлений от всяких организаций.
– Как, по-твоему, можно ли урегулировать эти отношения и
поднять авторитет сознания Кришны в настоящее время?
– В настоящее время это сложно. Потому что уже существует
масса конкурирующих организаций сознания Кришны и в этой
стране. Егор Джаганнатх... говиндовцы, гавайский гуру (ученик
Прабхупады) и другие... Новый человек будет сбит с толку,
удивлен. Все организации представляют Кришну, и как
разобраться, кто из них подлинный? Но с другой стороны
плюрализм, позволяет человеку найти что-то свое. Сейчас
существует шесть или более разных ветвей.
– Они проповедуют ту же философию и те же принципы?
– По-разному, разные люди ее представляют.
– Это естественно, но какие принципы они проповедуют? Та же
самая Харе Кришна мантра?
– Если получить книги и практиковать сознание Кришны дома,
ни с кем не встречаться, но если через людей, то люди всегда
примешивают что-то свое, черты своего характера.
– Но это движение сознания Кришны предполагает участие
многих.
– Но массовым оно уже никогда не будет. «В каждом городе и
деревне» не будет уже никогда.
– Ты уверен? Шри Чайтанья Махапрабху сказал, что в каждом
городе и деревне...
– В каждом городе и деревне люди имеют разные религиозные
организации и слышат что-то о Боге. В этом смысле, на земле
это было всегда. Так было всегда.
– Мы имеем в виду, что будут воспевать святое имя.
– Нет, Харе Кришна... этого не будет никогда. Это не
реалистично.
Одной религии на земле вообще быть не может никогда – это
не реалистично.
– Сознание Кришны – это НЕ РЕЛИГИЯ. Это духовное
Движение, которое поддерживается ачарьями. Ачарьев много,
но движение одно.
– В мировом масштабе, это очень малочисленно.
– Мы не смотрим в масштабе нашей планеты Земли. Мы
смотрим в масштабе вселенной. Лучшее место во вселенной –
Бхаратаварша, лучше место в Бхаратаварше – Надия, лучшее
место в Надии – Майапур, потому что здесь воплотился Шри
Чайтанья Махапрабху. Само по себе Его воплощение
уникально. Он приходит один раз в кальпу. Являясь маха-
ваданья автарой, Он раздает любовь к Кришне без всяких
условий, любому, не ограничивая никого рамками религии,
общества, избранными и изгоями. Каждое живое существо есть
душа, поэтому – проповедует Чайтанья Махапрабху – каждый
может стать сознающим Кришну, просто слушая и воспевая Его
святые имена: Харе Кришна Харе Кришна Кришна Кришна
Харе Харе Харе Рама Харе Рама Рама Рама Харе Харе. Что ты
на это скажешь? Если Кришна хочет, чтобы это
распространилось, мы не можем сомневаться в успехе Его
миссии – это глупо, в высшей степени не разумно. На самом
деле это движение уже распространилось. Нужно это видеть.
Если у нас есть глаза, мы это видим. Шри Чайтанья
Махапрабху уже всех освободил в свое время, но пришли
другие. И теперь по Его милости мы можем принять участие в
Его играх и, проповедуя, обрести его милость. Любой, кто
повторяет святое имя даже в шутку, случайно, ненамеренно,
даже он достигает освобождения. Это то, что видит тот, у кого
есть глаза. Ты уже свободен, но пока этого еще не знаешь,
потому что твоя прошлая карма тебя обусловила этим телом.
Оставив его в свое время, ты достигнешь милостью Господа
освобождение. Единственное исключение, если ты не совершил
оскорблений преданных Кришны и святого Его имени.
Оскорбительное повторение святого имени не приносит
результат сразу. Но в любом случае результат будет.
– Каждый человек личность, и он сам находит для себя то, что
ему по душе.
– Это естественно, но Кришна душа всех душ и Его движение
способно привлечь каждого. Важно это представить, как оно
есть, привлекательно. Дерево Шри Чайтаньи одно, но у него
много ветвей и веточек, листочков и все это составляет крону
этого дерева, которая разрастается по всей вселенной.
Основные два ствола, как указано в «Чайтанье Чаритамрите»,
– это Нитьянанда и Адвайта, но кроме этого, существует много
других. Все, кто связан с этим деревом бхакти, корнем которого
является Голока Вриндавана, обретет любовь к Кришне. Но тот,
кто потеряет связь с ним, отсохнет. В комментариях Шрила
Прабхупада пишет, что все индуистские религиозные секты
мало-помалу отомрут, и останется только ISKCON.
– Я для себя нашел, взял от Прабхупады все, что мог...
В этих словах Шанти я усмотрел сакральный смысл. «У
Кришны множество рук, и Он может дать все, и сколько мы
возьмем двумя?» А если Он решит забрать, то что мы сможем
удержать…?
Прабхупада мог дать любовь к Кришне каждому. Но почему его
ученики не обрели ее? Потому что они хотели что-то другое:
положение, деньги, славу…
Как из рога изобилия, Прабхупада изливал свою милость на
всех, кто имел к нему даже самое незначительное отношение...
и каждый ее принял столько, сколько позволяли его личные
возможности. Кто хотел денег, стал богат; кто хотел славы, стал
славен; кто хотел положение, стал членом GBC... Прабхупада
предлагал поистине духовное общение, и кто хотел, те обрели.
Возможно, некоторые стояли рядом с Прабхупадой, но это еще
не значит, что они общались... Что значит общаться с
Прабхупадой? Учитель вечно живет в своих наставлениях, а
ученик вечно живет с учителем, следуя им.
– Прабхупада неисчерпаем. Прабхупада является
непосредственно представителем движения Шри Чайтаньи и
той философии, которую дали Шесть Госвами Вриндаваны.
– Да, но каждый должен сделать выбор для себя.
– Это естественно, потому что каждый является
индивидуальностью, которая выражается в особых отношениях
с Кришной, при этом, оставаясь Его вечным слугой.
– Картина неоднозначна и в самой Индии.
– Вопрос не стоит об Индии. Мы не говорим о некой религии,
как например, индуизм. Сознание Кришны – это не религия,
это чистое сознание Бога. Оно в природе души, и оно вечно, как
сама душа. Это духовное движение, которое позволяет обрести
чистое сознание и восстановить свои отношения с Кришной,
Верховной личностью Бога.
– Но здесь есть такая тонкость: или это индийская религия со
всеми индийскими атрибутами, или это лишается всего
индийского и становится только интеллектуальным и чисто
духовным.
– Шри Чайтанья Махапрабху учил, что каждое существо есть
душа... это не имеет отношения к религии для русских или
индусов....
– ...но одновременно с Чайтаньей был Валабха-ачарья,
которого его последователи считали тоже Кришной.
– Мы провозглашаем Шри Чайтанью Махапрабху
воплощением Кришны на основании писаний, а не на
основании мнения его последователей.
– Кстати, зачем Прабхупад поехал в Америку? Чтобы там
организовать храм Валабха-ачарьи. Исконовцы этого не знают.
– Если судить по факту, то Шрила Прабхупада начал движение
сознания Кришны, опираясь на учение Чайтаньи. Нигде в его
книгах, и от него самого мы не слышим нечто отличное,
несоответствующее этому.
– Он приехал в Америку, чтобы построить для индусов храм
Валабха-ачарьи. Его спонсором была судовладелица, которая
была одним из лидеров, авторитетов в традиции Валабха-
ачарьи. Она хотела для индусов в Америке построить храм
Валабха-ачарьи...
– Прабхупада следовал своему гуру, который является предста-
вителем Шри Чайтаньи Махапрабху. Он выполнял его миссию.
Он не проповедовал нечто отличное от Шести Госвами,
Бхактивиноды Тхакура и Бхактисиддханты. Именно благодаря
этому его миссия была успешной. Любое отклонение от миссии
своего гуру становится непреодолимым препятствием к успеху
в духовной жизни. И то, что в современном ISKCONе есть
трудности – главная причина в отклонении от линии
Прабхупады и предыдущих ачарьев. Он получил наставления
от своего гуру проповедовать сознание Кришны для людей
говорящих по-английски, пророча ему успех. «Это – говорил
Бхактисиддханта, – принесет благо тебе и тем, кому ты будешь
проповедовать». Успех Шрилы Прабхупады – это успех его
гуру. Я лично имею опыт подобной миссионерской
деятельности и до сих пор, со времен застойного периода, не
встречаю препятствий к ее осуществлению. Я вырос на книгах
Прабхупады, проповедовал, как он, и моя проповедь всегда
была успешна. Такова мистическая сила гуру-варги. Любое
отклонение от этого влечет за собой крах, падение с пути
преданного служения. Но всякий, кто проповедует в русле
наставлений Господа Чайтаньи, начавшего движение
санкиртаны (совместного воспевания святых имен Господа
Кришны) – не встретит на своем пути никаких препятствий и
обретет Его милость. Это вопрос практический. Когда ты
проповедовал в этом направлении, как бы хорошо и или плохо
ты это ни делал, то был защищен лотосными стопами Шри
Гуру, парампары и лично Шрилы Прабхупады. Отклонение
повлекло за собой падение, все твои нынешние проблемы, если
судить по фактам…
Шанти не слушал и продолжал свое:
– Поскольку эта миссия не удалась, ему не хотелось просто
возвращаться в Индию с пустыми руками, он был готов
вернуться с прибытием того же судна, компания гарантировала
ему бесплатный проезд туда и обратно...
– В течение нашей беседы ты постоянно противоречишь сами
себе: то принимая Шрилу Прабхупаду, как своего гуру,
духовный авторитет, то отвергаешь и дискредитируешь своим
поведением и словами… Твоя позиция часто меняется.
– Гуру должен находиться в сердце и в голове... говорят без
царя в голове...
– Если кто-то считает гуру обычным человеком, то это
умонастроение обитателей ада. Если кто-то полагает, что «я»
есть материальное тело, то он может думать, что мой гуру
идентичен такому представлению... но вопрос не в этом.
Каковы ваши личные отношения с Шрилой Прабхупадой? То
ты принимаешь его авторитет, то дискредитируешь его.
– Здесь нет дискредитации – это история. История такова и
никакая другая.
– Историю пишут историки, но отношение ученика к своему
гуру не имеют отношения к истории. Это находятся на
трансцендентной платформе...
– Такова история Прабхупады. Это надо знать.
– Историю пишут историки, а ученики следуют своему гуру,
выполняя его миссию.
– Прабхупад поехал в Америку, чтобы организовать для
индусов последователей Валабха-ачарии храмовое поклонение.
Эту историю написали преданные.
– Прабхупада тебе говорил об этом?
– Мне рассказали те, кому он говорил. Про это он сам мне
ничего не говорил, но другие ученики, которым он говорил,
мне об этом рассказали.
– Другими словами ты отказываешься от...
– Нет, я доверяю своим братьям в Боге...
– Но, если есть духовный учитель, ты можешь апеллировать,
ссылаться на его авторитет.
– А кто был первым моим духовным учителем?
– И кто же?
– МОЯ БАБУШКА, – сказал Шанти.
– Наверное, она и осталась... – я был готов послать Шанти к его
бабушке, но воздержался (о чем теперь сожалею).
– Она была примером для меня в духовной и религиозной
жизни вообще.
– Каково же резюме?
– Гуру может быть много. Это говорится даже в литературе...
учиться нужно от всех, даже от животных...
– Истина велика – это понятно, и гуру так же велик, невидимо;
он дает нам наставления многими путями через сердце (как
Параматма) и через шастру и внешнее проявление как шикша
и дикша Гуру... На более высоком уровне развития человек
может видеть и слышать гуру постоянно, никогда не утрачивая
связь с ним. Но необходимо признать, что истина – одна, и
истинный гуру – один. Как мы осознаем свои отношения с ним,
вот вопрос.
– Моим первым и непреложным гуру была бабушка… А
Прабхупада совершенно точно, поскольку ничего не
получилось, то начал это движение. Обстоятельства
способствовали, было движение хиппи, и он воспользовался
им. Один хиппи, который был в Индии, искал гуру. Он
встретил Прабхупаду, заинтересовался и пригласил своих
приятелей, которые тоже проявили интерес, и это, как
снежный ком, постепенно стало обрастать.
– Такова воля Верховной Личности, которая является
причиной всех причин.
– Это подлинная история того, как это было.
– Но история эта уже описана, и у нас нет другой,
альтернативной точки зрения. То, что ты говоришь, может
быть подвергнуто сомнению.
– У нас здесь знают то, что было не от непосредственных
участников, как правило, а из книги Сатсварупы Госвами...
– Но Сатсварупа и был одним из его первых учеников,
исполняя роль личного секретаря Прабхупады.
– Я беседовал со многими персонажами по этому поводу и...
даже то описание, которое касается моей встречи с ним не
полное и не точное. Многие участники улыбались и говорили,
что с этой книгой – это обычная ситуация… Те события, в
которых они были сами участниками и живыми свидетелями
тоже были неполными и не точными.
– Но автор этой книги не претендует на научное
монографическое исследование. Если есть, что сказать, ты тоже
можешь написать в своей книге; так будет честней.
– Я не хочу.
– В таком случае, все будут вынуждены принять уже
существующую версию.
– Если человек стремится к истине, как я, он ее добьется.
– Напиши свою историю, как ты ее видишь, или как она
существует, согласно собственно версии.
– Кстати, я рассказывал об этом Вишвамитре... Я им всем
рассказывал, они все забыли. И сейчас они просят меня снова,
чтобы я надиктовал. Потом они смогут, все это опубликовать.
– Может быть, они хотят просто сличить, сверить то, что ты
говорил раньше и то, что говоришь сейчас? Может они хотят
тебя уличить в двойственности или подлоге? То, что сделал
Прабхупада, говорит само за себя, а то, что мы с тобой
представляем, не имеет подтверждение… Нет смысла кому-
либо давать аванс – сначала мол, напишем, а там все увидят.
– Они сверить ничего не могут, потому что ничего не помнят. В
одно ухо влетело, в другое вылетело, а я добавить ничего
нового не могу.
– Могу ли я использовать нашу беседу в качестве аргумента,
исторического факта, который имел место быть 06.08 в 2004
году?
Шанти замялся:
– Я же еще ничего не говорил о той встрече... пока еще не
реабилитировался после перелома… на что хватает энергии.
Шанти попытался было ретироваться, но было поздно. Слово
не воробей выскочит – не поймаешь. Наверное, он уже
сожалел, что наговорил лишнего. Не упуская инициативы, я
поблагодарил Шанти, и мы уткнулись в тарелку с прасадом.
Но стоило мне взять кусок в рот, как Шанти начал говорить, и я
снова включил диктофон.
– Сатсварупа не описал историю, он хотел ее представить вроде
жизнеописания святого. В ней все должно было выглядеть
красиво.
– Его книга – это книга о Прабхупаде. Когда мы будем писать
книгу о тебе, то сделаем, то же самое. Мы нарисуем тебе
крылышки... чтобы смягчить напряжение – я рассмеялся.
– Они есть и всегда были, поэтому я всегда в полете.
– Как говорят, «с печки на полати».
– Можно просто пустить пыль в глаза другим, а можно летать
самому. Когда человек в полете, он уже не зависит ни от кого,
от признательности толпы. Он счастлив – он в полете.
– Но бывает так, что судьба вознесет его высоко, а потом бросит
в бездну без труда.
– Это зависит от масштаба личности. Одним парить, другим
ползать...
– В материальном мире мы не видим, чтобы кто-то постоянно
парил или ползал. Здесь не существует ничего постоянного,
поэтому это мало что стоит.
– Парящий и ползущий живут в разных измерениях.
– Что ты можешь добавить к тому, что уже сказано о Шриле
Прабхупаде?
– Прабхупада принимал всех...
На этом я выключил диктофон, и мы принялись за прасад.
Позже я стал обдумывать, как использовать записанный
материал этично, практично и философично, не ущемляя
интересов ни тех, кто «летает» ни тех, кто «ползает».
ДВЕРЬ К ПРАБХУПАДЕ БЫЛА ВСЕГДА ОТКРЫТА. ЧЕРЕЗ
НЕЕ ВЫ МОГЛИ ВОЙТИ В ДУХОВНЫЙ МИР ГОЛОКИ, и
могли снова пасть до уровня обычного карми. «Прабхупада мог
дать любому любовь к Кришне (кришна-прему), но те, кто был
рядом и считал себя его учениками, хотели нечто другое.
Поэтому каждый получил свое: кто положение в обществе, кто
престиж (славу), кто деньги...» А ЧТО ПОЛУЧИЛ АНАНТА
ШАНТИ?

Глава ВТОРАЯ
ИСТОРИЯ ЖИЗНИ

Говорить о преданных Кришны не просто – это так же сложно,


как говорить о Самом Господе. Легче сосчитать атомы во
вселенной, чем описать величие Верховной Личности Бога и
Его преданных. Для обычного человека мы составляем
гороскоп, смотрим на линии его руки, и узнаем все о его
прошлом, настоящем и будущем. Жизнь карми, как на ладони;
согласно закону кармы, здесь расчеты предельно точны, но
там, где замешана воля Всевышнего, рассчитать, выразить в
астрологических формулах или предсказать по линиям руки
невозможно. Все, что связано с Личностью Бога и Его
преданными, полно духовных возможностей. За пределами
двойственности (по ту сторону добра и зла) действует сварупа-
шакти. Здесь самые противоречивые мнения и точки зрения
легко уживаются. Понятия добра и зла, если их рассматривать с
абсолютной точки зрения, теряют смысл. В Абсолюте все
абсолютно. Для того, кто обрел чистое сознание Кришны и
любовь к Господу, все становится абсолютным благом. Поэтому
необходимо отказаться от критических замечаний в адрес
преданных, принимая все связанное с ними, как саму жизнь.
Шри Чайтанья отверг Харидаса (младшего), близкого спутника
Господа, за то, что, будучи санньяси, он с пристрастием
посмотрел на женщину. Чтобы преподать урок другим, Господь
пожертвовал своим преданным. На такую роль «жертвы»
способна только великая душа. Любой, кто соприкоснулся с
Движением Шри Чайтаньи Махапрабху, достоин высшей
награды в этом мире – освобождения и любви к Кришне.
Чтобы понять это, мы молим Господа дать нам разум. Ананта
Шанти дас – это персонаж из прабхупада-лилы, на чью долю
выпала нелегкая судьба. Читайте, размышляйте и
анализируйте прочитанное, но не торопитесь с выводами. Как
обычный человек, он представляет собой воплощение святости
и порока, но как персонаж трансцендентальной истории, надо
думать, что он за пределами двойственности. Шанти – это
личность, которая ждет своего часа.

ЧАС НАСТАЛ

Проповедуя, мы идем дальше, оставляя после себя все новых и


новых искателей истины или выжженную землю, на которой
уже ничего не вырастет.
Впервые о сознании Кришны и Харе Кришна мантре я
услышал от людей, которые сами не повторяли мантру и,
кажется, были далеки от бхакти. Однако, получив от них
некоторую информацию, что такое существует, начиная с
весны 1980 года, я стал упорно искать первоисточник.
Природная любознательность и стремление к высшему идеалу,
привели меня в Ригу. Здесь на квартире одного художника я
встретился с Махараджем. Все говорили, что он лично
встречался с Шрилой Прабхупадой – чистым преданным
Кришны, получить ХАРЕ КРИШНА мантру от которого – все
равно, что испить нектар бессмертия из рук Самого Господа.

ВСТРЕЧА
В Ригу я приехал рано утром. Позвонил на квартиру, где
остановился Махарадж. Сонный голос мне ответил, что «они
еще спят» (они – это Махарадж и его слуга).
– Хорошо, я позвоню позже – сказал я, и терпеливо стал ждать.
Где-то в 10 – 11 утра я снова позвонил. Тот же голос ответил:
«Махарадж встал и сейчас совершает омовение.
– Отлично! Я буду у вас через полчаса.
– Нет, нет! Не спешите, он будет повторять мантру, а потом...
Я не стал дожидаться конца фразы и положил трубку. В любом
случае – решил я – приеду, не выгонят. По пути я заехал к
Степану, и через час с ним уже стоял под дверью. Позвонил,
нам отрыла молодая девушка.
Хозяина звали Виссо, а его жену Анна.
– Посидите в алтарной – сказал Анна. – Махарадж закончит
омовение и выйдет.
Мы расположились на полу, скрестив ноги, и стали ждать.
Большая светлая комната; изображение Панчататтвы, гуру-
парампара, приятный запах благовоний и тихая музыка, пение
Харе Кришна мантры. С изображения на меня в упор смотрел
молодой человек в очках.
– Наверное, это их гуру, – подумал я. – А кто те пятеро?
О Чайтанье я читал у Радхакришнана в «Индийской
философии», но Панчататтву видел впервые. В то время как я
разглядывал алтарь, не заметно для меня появился Махарадж.
Он был в чистой, светлой одежде, несколько медлительный,
улыбающийся и располагающий к откровенной беседе; с ним
парень в джинсах. Перебирая четки, спрятанные в мешочке,
они негромко повторяли Харе Кришна мантру. Я прислушался:
журчащие звуки Харе Кришна мантры ласкали слух и радовали
сердце. Ради этого я, собственно, и приехал.
Трансцендентальный звук имени Господа возникает в сердце
чистого преданного. Поскольку оно не отлична от Самого
Господа, то Его даршан можно получить через ухо и никак
иначе. Никто не может проповедовать Харе Кришна, не будучи
уполномоченным Господом.
Я задал пару несущественных вопросов, принял прасад,
который принесла Анна, затем, поблагодарил хозяев и
откланялся. У них свои дела, у меня свои. Уже по дороге, сидя в
машине, я стал делиться впечатлениями со своим приятелем.
– Ну, как Махарадж? – спросил я.
– Хорош! – ответил он.
– Тебе понравился?
– Да, ты видел у него часы?
– Нет.
– Фирма!
Для меня Шанти был представителем Бога, а для Степана –
фарцовщиком с фирменными часами.
В другой раз мы встретились с Шанти, когда приехал Шри
Вишнупад. Это было в Доме Пионеров, где нас всех арестовали,
что и следовало ожидать. Я был созерцателем в жизни, и мне
было интересно посмотреть спектакль, в котором сам же
участвую. То, что произошло тогда, произвело на меня сильное
впечатление, но чтобы дать правильную оценку, понадобилось
время. Я смотрел на реакции присутствующих, пропуская все
через призму своего сознания. Я следил, переводя взгляд с
Махараджа на Вишнупада, потом на Киртираджа и в обратной
последовательности, возвращаясь к Махарадже. Каждый из
них, хотя сидели вместе, был сам по себе. И если бы не эта
встреча, то, спустя годы, что я мог бы вспомнить?
Когда мы посещаем храм Господа и смотрим на Божество,
кланяемся, возносим молитвы и прославляем Его, то возникает
вопрос – кому же мы кланяемся, идолу? «Я вижу, – говорил
Шрила Прабхупада, – Кришну, а они – камень. В чем дело?
Недостаток зрения». В этом случае лучше кланяться тому, кто
реально видит Бога, реально общается с Ним. Просто
сопереживая его состояние, мы поймем значительно больше в
духовном смысле, чем будем пытаться воспринять высшую
реальность сами своими незрячими глазами. Духовный мир
прекрасен, но, чтобы его таким увидеть, нужны глаза. Поэтому
как я понимаю теперь, садху-санга предпочтительнее, чем годы
взаперти. Даже мгновение, проведенное в обществе чистого
преданного, может коренным образом изменить сознание
человека и его жизнь.
Я был художником и смотрел на мир особым, испытующим
взглядом, как бы пытаясь запечатлеть происходящее в памяти,
а потом перенести увиденное на холст.

«ВСЕМ ОСТАВАТЬСЯ НА МЕСТАХ!»


Вошли какие-то люди в штатском и милиция. Шанти взяли
сразу. Вишнупада и Киртираджа увели несколько позже. Всех
остальных продержали до глубокой ночи, переписали и
отпустили.
Поведение Шанти в той экстремальной ситуации меня
поразило больше всего. Лицо Вишнупада выдавало его
внутреннее беспокойство, нервозность. Его лицо померкло, и
улыбка оставила его уста, но Шанти был молодцом. Шанти –
означает спокойный, умиротворенный, невозмутимый, как
океан. Имя, которое дал ему Прабхупада, соответствовало его
природе. Трудно было угадать в нем движение чувств; либо они
были подавлены с помощью интеллекта, либо,
соприкоснувшись с вечным, трансцендентальным планом,
перестали будоражить его ум. Казалось, что он был
безразличен к происходящему.
ЧТО БЫЛО ДАЛЬШЕ?

По словам преданных, через какое-то время, Харикеша Свами


уехал в Швецию, а Шанти остался в Москве. Если говорить об
ответственности, то надо думать, что в той ситуации Шанти
был крайним. Харикеша был иностранцем, и с него взятки
гладки. Самое худшее, что могло бы быть – это запретить въезд
в страну. Он ничем не рисковал, но Шанти оставался;
бесправный и беззащитный перед законом он остался
расхлебывать кашу. В конечном счете, ему были уготованы
пять-шесть лет психушки и тюрьма. На какое-то время он стал
героем дня, но потом его ожидали годы неприязни, отчуждение
и разочарование на закате лет.
После всего, что произошло в Риге, возвращаться в Питер я не
торопился. Во избежание неприятностей все лето я провел в
Крыму, а по осени поехал в Москву, где снова встретился с
Ананта Шанти. Я позвонил Девяткину, и он помог мне
встретиться с ним. Встреча произошла в метро «Кировская».
Это было не далеко от Садананды, на квартире которого был
ашрам. На встречу со мной Шанти приехал с Сатьей, которая
держалась с ним на некотором расстоянии. Однако
невооруженным глазом было видно, что между ними
сложились более чем дружеские отношения.
«Санньяси не должен близко общаться с женщинами и иметь
дело с деньгами» – подумал я.
На квартире у Садананды меня познакомили еще с
несколькими преданными. Они боготворили Шанти, для них
он был непреложным и бесспорным авторитетом. Когда я
пришел, Равидас готовил рис и масалу с изюмом и морковкой.
Неимоверное количество сливочного масла и специй, что
бросилось в глаза. В «Бхагавад-гите» позже я прочитал, что
пища в саттва-гуне должна быть сладкой, вкусной,
маслянистой и приятной сердцу. Шанти служили, как
представителю Бога, в первую очередь раздавали прасад, клали
больше масла и больше халавы...
Все мои впечатления того времени были основаны на
восприятии тех, кто окружал Шанти и тех, кто непосредственно
с ним общался. Я был не знаком с вайшнавским этикетом и
поэтому держался на некотором расстоянии, просто
присматривался. Все, что я видел, было несколько необычным
и странноватым.

ПРОГРАММА В ДОМЕ УЧЕНЫХ

Первая публичная программа, куда меня пригласили, была в


Доме ученых. На эту программу пришли человек пять: Санат-
кумар с мридангой и шикхой в пол головы, Садананда,
Бхарадвадж и еще несколько человек, имена которых я не
запомнил. Из всех выделялся Бхарадвадж. Он был одет, как
официальное лицо на официальной встрече, но, несмотря на
сильное желание выглядеть солидно, за всем этим маскарадом
невозможно было скрыть печать человека, только что
освободившегося из заключения и «увидевшего свет». Он был
не похож ни на борца за права человека, ни на посвятившего
себя служителя культа. Он выглядел вороной в павлиньих
перьях, однако, правду сказать, это ничуть не умаляло его
достоинств. Он был инициированным учеником, повторял
мантру Харе Кришна и считался «лучшим из людей». Позже я
услышал много смешных историй о нем. Один раз, когда
пришли с облавой, он залез под кровать. Всех взяли, а о нем
забыли; другой раз, закрылся в туалете и отсиделся на очке.
Рассказывали, что на встрече с Вишнупадом, сильно желая
показать свою преданность, он бросился делать дандават прямо
в лужу и окатил своего гуру грязью с ног до головы. В то время
он был слугой Ананта Тиртхи Махараджа. Как и многие другие
преданные, Бхарадвадж не отличался особо хорошими
манерами, хотя при этом здорово хотел показать совершенство
сознания Кришны. Само по себе это было весьма похвально,
поэтому покрывало недостаток воспитания и хорошего
общения. Они были искренними ребятами, но немного
смешными.
В Доме Ученых было большое мероприятие – показывали
зарубежный боевик с любовной интригой. Это было событием в
культурной жизни советской интеллигенции. На такие фильмы
имела доступ только элита. Когда с притоком народу,
смешавшись с толпой, преданным удалось войти в вестибюль,
там они сразу же начали киртан. Администрация попросила их
выйти, но, несмотря на это, они продолжали петь. Сказать, что
это было приятное зрелище, я не могу, однако люди
привлекались. Всем, кто проявлял интерес, мы раздавали
небольшие клочки бумаги с Харе Кришна мантрой. Махарадж
стоял в стороне и подбадривал: «Давай, давай!» На этой первой
моей публичной программе в сознании Кришны я был больше
наблюдателем, нежели участником. Мне было просто
интересно посмотреть, что они делают. Отметая шелуху, я
пытался не упустить рационального зерна, про себя отмечая все
позитивное, что могло бы в будущем пригодиться в моей
собственной проповеди. Говоря словами одного философа, я
считал, что «только дураки учатся на собственном опыте». Я
предпочитал учиться на опыте других. Принимая все
положительное и, отбросив отрицательное, позже мне удалось
избежать многих ошибок, допущенных моими
предшественниками, за что я благодарен судьбе.
Когда зрители расселись по своим местам, и в зале потух свет,
вместе с Шанти мы зашли и заняли свободные места. Так я
просидел весь фильм, не отрывая глаз от Шанти, который не
отрывал глаз от экрана. «Какой в этом смысл?» – думал я. Мне
это показалось диковатым.
Сознание Кришны и просмотр кармического фильма – что в
этом хорошего?
Отсидев полтора-два часа в душном помещении по окончанию
фильма, когда люди высыпали на улицу, преданные стали
энергично выдергивать из толпы одного другого и
проповедовать. Проповедь была довольно незатейливой,
словами не передать, нужно видеть. Кто-то проповедовал, а
остальные пели киртан. Хари-нама-санкиртана даже не так
слаженная, как бы хотелось, производила сильное
впечатление. Несмотря на все несовершенства, милость
Кришны была на каждом, кто в ней участвовал.
В ДРУГОЙ РАЗ...

В другой раз меня пригласили на домашнюю программу, где


собрались довольно приличные люди. Здесь Шанти вел себя
сообразно ситуации весьма воздержанно, как истинный
джентльмен. Под гитару Сатья пела Харе Кришна, а он
деликатно подыгрывал на караталах. Киртан был приятным;
пение и само поведение Шанти на этот раз, рисовало в моем
воображении совершенно иную картину и иной образ. Здесь
было видно, что он в своей стихии.
За последние годы я часто думал о нем, возвращаясь к
постигшей его судьбе. Натура богатая, противоречивая,
привлекала меня.
– Как удивительно, что в одном человеке, Господь воплотил
столько совершенства и порока, не делая между ними большого
различия. В Кришне все прекрасно и тот, кто занят служением
Ему, достигает своего совершенства. Однако когда он начинает
имитировать Кришну, выступать в роли наслаждающегося и
хозяина положения, тогда внезапно обнаруживаются все его
несовершенства. Это становится вопиющим беззаконием, и
варварство, вызывающее у окружающих раздражение и гнев,
берет верх. Когда однажды, я сказал Шанти об этом, то он
обиделся.
– У меня есть крылья, я всегда в полете – ответил он.
Другой человек бы стерпел, пропустил мимо уха, но Шанти не
такой. И все же, несмотря на кучу его недостатков, я его люблю
за то, что мы услышали Харе Кришна мантру и узнали о
сознании Кришны от него. А что его амбиции? Это форма
защиты от докучливой публики.
Пока Шанти представлял идею сознания Кришны, как учил
Прабхупада, он был неотразим. Можно было только
поражаться его естеству, манере говорить, его голосу, и даже
его внешнему облику. Он сиял – излучал свет! Я знал многих,
кто с ним общался, распространяя его сияние. Один человек
познакомился с Шанти в психушке. Когда после многих лет я
встретился с ним в Бруклинском храме ISKCON, то услышав его
голос, невольно вспомнил самого Шанти; манера говорить и
интонация голоса этого человека – копия Шанти.
Неудивительно, что авторитет и влияние Шанти на развитие
сознания Кришны было столь велико.

ШАНТИ БЫЛ ХОРОШ!

Насколько он был хорош, я смог увидеть позже; говорят:


«Лицом к лицу лица не увидать; большое видится на
расстоянии». Я много путешествовал по Советскому Союзу и на
каждом шагу встречал людей, которые впервые узнали о
сознании Кришны именно от Шанти. Я поражался: «Какая
грандиозная работа, какой труд был проделан этим
человеком». На самом деле, до конца этого никто не понимает.
Неофит может сказать: «Вот приехал Шрила Прабхупада,
пробыл три дня, и все само собой распространилось по его
милости». Но это не так, я никогда не видел Прабхупаду, но я
получил его милость через Шанти. Если мы проигнорируем
тех, кто непосредственно принимал участие в миссии
Прабхупады и не воздадим им честь и хвалу, то очень скоро с
таким же успехом мы проигнорируем и самого Прабхупаду.
Почему бы не сказать, что все распространилось по милости
Бхактисиддханты, который вдохновил его? А лучше – не
Бхактисиддханта, а Шесть Госвами, книги, которых мы читаем.
Они распространили сознание Кришны. В конце концов, мы
все зависим от Чайтаньи Махапрабху, который начал
Движение санкиртаны. Он – Юга-аватар Кришны, наиболее
милостивое Его воплощение – по его милости мы здесь… Он –
Сам Кришна, причина всех причин. Это Кришна
распространил Свое собственное движение. Нет никого кроме
Кришны – кто будет это оспаривать! Так, приняв эту точку
зрения, нам ничего не останется, как отказаться от преданного
служения вообще. На самом деле, весь этот мир создан
Кришной. Зачем нам знать, кто такие Брахма, Шива, Вишну и
другие могущественные полубоги. Зачем нам знать о
преданных, читать «Шримад Бхагаватам»? Зачем нам
заниматься бхакти, преданным служением, если есть только
Кришна, и нет ничего кроме Кришны. Так, отклоняясь мало-
помалу от философии сознания Кришны, мы становимся
имперсоналистами и приходим к тому, что Кришна и «я» –
одно. Будем же наслаждаться результатами своей
благочестивой деятельности, удовлетворяя свои похотливые
желания. Такой вывод напрашивается сам собой. Но как раз с
этим и боролся Бхактисиддханта, Бхактиведанта и другие
ачарьи. Это не наша философия. В ней нет места для бхакти,
потому что нет ни Верховной личности Бога, ни Его слуги,
бхакты. Откуда же взяться любви, если для нее нет достойного
объекта? Это то, что мы видим. В обществе сознания Кришны,
где все говорят о любви, на самом деле нет любви, потому что
отсутствует бхакти. Нет любви, но есть зависть, по причине
которой мы игнорируем и тот факт, что сознание Кришны в
этой стране распространил Шанти и ваш покорный слуга.
Бхакти – означает, что есть Кришна и есть преданный, бхакта.
Без этих, двух личностей, не может быть речи ни о каком
преданном, любовном служении. ИМПЕРСОНАЛИЗМ – это то,
чем в настоящее время страдает ISKCON. Как ржа разъедает
железо, так принявший отвратительную форму отчуждения, он
разрушает нас изнутри.
Встречая все новых и новых людей, я спрашивал: «Кто вам
проповедовал?» И они неизменно отвечали: «Анатолий из
Москвы, он приезжал к нам с девушкой (это очевидно была
Сатья). Он рассказывал нам о Харе Кришна, показывал слайды,
а девушка пела мантру Харе Кришна. Они нам очень
понравились, хорошие ребята! Вот вам и диалектика сознания
Кришны; не будучи уполномоченным Господом Кришной,
никто не может проповедовать ХАРЕ КРИШНА. Кришна шакти
вине нахе тара правартана.
После, того как программа закончилась и все разошлись и
разъехались кто куда, наступил перерыв в шесть-семь лет.
Шанти пошел звонить Вишнупаду и его арестовали. Больше мы
с ним не виделись. Через полтора года после этого меня
инициировали, прислали четки и кантхималу. Так я стал
МАМУ ТХАКУР ДАСом. Обряд проводил в Ленинграде на
квартире Людмилы Вриндаван прабху, о котором стоило бы
написать отдельно. Такова российская преемственность
духовных учителей – парампара. Будучи вдохновленный ими, я
начал свою проповедь сознание Кришны еще до того, как
получил официально инициацию, и всем на удивление,
констатируя факт, моя проповедь всегда была успешной! В чем
дело? Кто мне ответит на этот простой вопрос? Мы можем
спекулировать так или иначе, но если судить по факту, то
очевидно, что любой, кто представляет интересы Бога и
находится под Его покровительством, способен делать чудеса!
Для этого не нужно никакой инициации. Бог дал – Бог взял –
без милости Кришны никто не может проповедовать Его святое
имя (Ч.Ч. Ант. 7.11).

МАВР СДЕЛАЛ СВОЕ ДЕЛО, МАВР МОЖЕТ УДАЛИТЬСЯ

Я видел уже тогда, что многие преданные заняты интригами


против Шанти. Когда же он оставил санньясу и женился, они с
радостью в один голос воскликнули: «Ну, вот мы так и знали –
это первое, а когда Шанти посадили в психушку – второе, они,
злорадствуя, выдохнули: «Так ему и надо!» Я видел, что никто
не проявил к его несчастью ни капли сострадания или участия.
Ну и преданные! Сами себе они казались
трансценденталистами, освобожденными личностями,
познавшими себя, но с моей точки зрения, они оставались
обычными материалистами, присоединившимися к движению,
преследуя свои, довольно низменные интересы. Я отверг их в
своем сердце. Многих из них, позже, постигла та же самая
участь. Они тоже попали в тюрьмы. Говорят, не желай другому
того, что не пожелал бы себе. Этот этический принцип оказался
правильным. В сознании Кришны он работает безукоризненно.
Прямо скажем, времена были суровые и, пытаясь вероятно
стабилизировать свое положение, Шанти женился на Сатье.
Жена могла навещать мужа, который находился в тюрьме и
поддерживать его связь с внешним миром и другими
преданными. Имея, вероятно, такой мотив, он под давлением
обстоятельств нарушил обет безбрачия. Я не ищу ему
оправдания. Он сам дал повод и навлек на себя проклятия.
Шрила Вишванатха Чакраварти говорит, что человек,
принявший санньясу, но потом снова вступивший в брак,
вынужден будет есть собственную блевотину. Шанти сам себя
скомпрометировал, и его имя не сходило с уст его
недоброжелателей. Многие плевали ему в лицо, и я помню те
невероятные слухи и грязь, с которой смешивали
«вероотступника». Все, кто желал какого-то положения,
поднялся в собственных глазах, не имея на то никаких
оснований, списав собственные неудачи на «козла опущения».
Эту травлю возглавил Киртирадж, которого Шанти считал
своим другом. Как это было, я опишу чуть позже. Вишнупад
написал письмо, из которого помню две строки: «он (Шанти) –
мошенник, но он мне очень дорог». Этим он хотел смягчить
реакции, которые последовали, напоминая всем: «Не судите, да
не судимы будете. Каким судом судите, таким судом и вас будут
судить».
По истечению срока, когда все же его реабилитировали, я все
также был поражен, тем презрением и открытой ненавистью к
этому павшему Преданному, ученику Шрилы Прабхупады.
Когда он затравленный попытался огрызнуться, на него стали
смотреть, как на сумасшедшего. Со скорбной гримасой на лице
говорили: «Да его там кололи и теперь у него не все в порядке с
психикой, с дурака какой спрос?» Столько плохого, сколько
сказано было в его адрес, я не слышал ни об одном человеке
вообще, о последнем грешнике, не говоря уже о преданном
Кришны. Лучше ему было бы удавиться, чем жить с подобной
репутацией. Его пример – другим наука!
После того, как Шанти выпустили из тюрьмы, мы встретились с
ним в Ленинграде. Это было где-то в 1987-88 году. Многие
преданные-женщины (в том числе Наратаки и Дивья-лила)
приглашали Шанти к себе проводить лекции. Тогда на Зины
Портновой у меня был ашрам. И вот однажды, мне позвонила
Дивья-лила и испуганным голосом попросила срочно приехать.
«Что случилось? – спросил я. «Ананта Шанти поносит
Вишнупада». Она была примерной ученицей Вишнупада и
слушать нечто, что противоречило бы ее пониманию о своем
гуру, даже если это было правдой или чисто философской
темой разговора, выглядело сущим богохульством. Шанти же
относился к Вишнупаду (могу догадаться), как к своему брату в
Боге, как равному; он считал своим Гуру Шрилу Прабхупаду.
Наверное, отчасти он был прав! Это его личное дело принимать
или не принимать Вишнупада в качестве гуру. Но для учеников
Вишнупада отношение Шанти к их гуру и его брате в Боге,
всегда было болезненным. Они были очень ревностны и
фанатично боролись со всеми и даже с теми, кто являлся гуру
других членов ISKCON. Люди не были обучены этике и не
знали, как следует вести себя с гуру и со своими братьями в
Боге, как строить отношения между собой и другими членами
общества. Один вид отношений между собой братьев в Боге, но
совсем другой между учеником и гуру. Любить одних – это не
значит ненавидеть других. Для неофитов это трудно понять,
поэтому между собой они часто враждовали (ученики одного
гуру с учениками другого гуру). Скандалы, критика, грубая речь
были нормой поведения. Но дело обстояло не лучше, где на их
месте была лесть и двуличие. Ясно, что это никому не делало
чести. Так не сложившиеся отношения между Шанти и
Вишнупадом стали причиной крупных столкновений между
последователями Вишнупада и Шанти. Последний был
обречен на отчуждение и изгнание из общества преданных, в
создании которого приложил немало сил. Понимая ситуацию
именно так, как я ее выше изложил, мне удалось все же
успокоить Дивья-лилу. Через нее я передал приглашение
Шанти посетить мой ашрам, и он не заставил себя ждать.
АШРАМ САНКИРТАНЫ

На программу в ашраме, как всегда, собралось много народу.


Сразу после киртана я представил Шанти собравшимся и
уступил ему место на вьяса-асане. Заняв его, он начал с того,
что немного рассказал о своей встрече с Шрилой Прабхупадой
и потом о разном. Говорил он не плохо, но совсем не о том.
Начав с Прабхупады, закончил русской классикой
(Тургеневым) из школьной программы и воспоминаниями о
своем детстве; ни слова о Кришне, ни слова о «Бхагавад-гите»
или «Шримад Бхагаватам», как у нас это было заведено. Общие
фразы и примеры из жизни, не имеющие прямого отношения к
преданному служению Кришне, скоро наскучили, и я намекнул
ему, показывая на часы, что пора, мол, закругляться. Но Шанти
никак не отреагировал; сев на своего конька, он уже никого не
слышал, кроме себя. К нам в ашрам пришло много
посторонних людей, и я стал опасаться, что программа может
быть сорвана, вместо сознания Кришны будет день
воспоминаний. К тому времени я уже поднаторел в
философских вопросах Гаудия-вайшнавизма и Движения Шри
Чайтаньи Махапрабху. Заметив несостоятельность его
болтовни, я мягко прервал его. Поблагодарив Шанти за то, что
он пришел и согласился принять участие в нашей программе, я
начал киртан, и уже через пять минут все забыли о нем и
программа пошла своим ходом. В конце гостям был предложен
прасад. Я лично служил Шанти, и он совершенно
удовлетворенный не касался тем, связанных с болезненными
вопросами личных отношений с Вишнупадом. Лично я никогда
не слышал от Шанти ничего предосудительного. В моем
присутствии он был довольно корректен, лоялен и к GBC, и к
духовным учителям ISKCON, которых потом он стал поносить
уже без оглядки. Он не был приспособлен к тому, чтобы
сотрудничать или быть «под кем-то» (с его слов), и ситуация
сложилась сама собой. Он не нашел себя в новых
обстоятельствах и, как медведь, разбуженный посреди зимней
спячки, стал ходить, и все портить. Его умонастроение и
лекции совершенно не соответствовали стандарту, принятому в
ISKCON, и Киртирадж стал проводить тонкую и довольно
умелую политику, пытаясь оградить Шанти от преданных, а
преданных от Шанти.

ИНДИЯ

В 1989 году русские последователи Харе Кришна были впервые


в Индии, совершая паломничество по святым дхамам
(Майяпур, Вриндаване и другие места).
Когда мы были в Майапуре, то Локанатха Свами, который в то
время возглавлял комитет по борьбе за права преданных Харе
Кришна в CCCP, на своей лекции для русских поднял вопрос о
Шанти. Он сказал: «Прабхупада приехал в Москву в 1971 году и
посадил семя преданного служения Кришне. Этим семенем
был Ананта Шанти». Все, кто при этом присутствовал,
пропустили это мимо уха, или сделали вид, что не слышали,
потому что перед тем, как поехать в Индию, Киртирадж провел
большую «организационную работу», настроив всех против
Шанти. Он умышленно не сделал ему приглашение и визу,
чтобы тот не начудил. Западные преданные недоумевали:
«Почему нет Шанти. Почему его нет в числе паломников?» В
тот год было много шуму, красивых слов, много показухи,
встреч и подарков, но о Шанти забыли – ни слова, как будто его
не существовало. Правда, в Калькутте показали видео с его
интервью, которому Киртирадж дал свой комментарий.
Поскольку одни не знали русский, а другие английский, то
Киртирадж представил все шиворот на выворот, подлив масла
в огонь, он все опошлил. Он не пригласил Шанти, и сам правил
бал. Шанти – это семя Шрилы Прабхупады. Оно проросло и
принесло урожай. Урожай собрали, сделали муку и испекли
каравай, потом, взявшись за руки, устроили хоровод:
ИСПЕКЛИ МЫ КАРАВАЙ, но главного виновника торжества не
пригласили. В конце концов, ПРАБХУПАДА же посадил «семя
шанти». Он – ачарья, поэтому все обязаны Прабхупаде. Против
этого трудно возразить. Хотя на войне сражается армия, но
победа принадлежит командованию. «Семя шанти» попало
между жерновов – с одной стороны его выжигали каленым
железом, гноили официальные власти СССР и КГБ, а с другой
стороны, свои же устроили психологический террор и
тотальный рэкет. Непостижимо: «Где, в каком рождении
случилось то, что стало причиной великой скорби?» В поисках
ответа я подумал: «Какая же славная жизнь у тех преданных,
которые прошли все испытания, сквозь огонь, воду и не
сломались!» Они поистине смиренней травинки и терпеливей
дерева; они не ждут почестей по отношению к себе и готовы
оказать уважение каждому.
Я всегда себя считал очень обязанным Шанти и хотел видеть
его в ореоле славы. Даже, когда ему приклеили ярлык
«демона», и он стал противником ISKCON, я искал ему
оправдание и отстаивал его позицию. Благодаря заслугам
перед Прабхупадой и его миссией, неужели на счету у Шанти
нет ни цента?! Невольно, раздумья наводили на мысль: может
быть то, что сейчас мы называем сознание Кришны, не
сознание Кришны, а что-то другое?
Во Вриндаване Киртирадж попытался создать структуру ятры в
России. Целыми днями мы проводили у него дома,
вырабатывая план действий и распределяя роли и должности.
В 1987 году Киртирадж написал мне письмо, в котором
однозначно сказал, что Шанти не тот человек, который должен
«взять на себя устанавливать там общественную структуру
нашего Движения». Я был с ним согласен, но Шанти и не
претендовал на это – тщетная предосторожность. Шанти и не
думал занимать какую-то должность в ISKCON. Он не
собирался занимать место «патриарха всея Руси». В своем
письме Киртираджу я написал о своем отношении к Шанти, и
ему это не понравилось. Хотя он не подал виду, отписав мне
ответ в весьма корректной форме, но уже тогда за связь с
Шанти я попал в список неблагонадежных.
Во Вриндаване меня рекомендовали на должность казначея
BBT[2]. Я отказался считать деньги. Если деньги у меня в
кармане, мне не нужно их считать. Пусть считает деньги тот, в
чьем они кармане. После этого меня назначили куратором по
распространению книг в СССР. Но, когда мы вернулись в
Россию после паломничества, негласно те, же самые люди,
которые меня рекомендовали, они, же меня и отстранили.
Позже меня перераспределили региональным секретарем от
Волги – Урала – Сибири и Дальнего Востока. В то время, там
ничего не было – велика честь стать региональным
несуществующего региона!
Когда организационные вопросы утрясли, Киртирадж все
оставшееся время публично обсуждал личную жизни Шанти,
его отношения с Сатьей, которая к тому времени уже стала
женой Думракеши Прабху. Это была весьма скандальная
история, и я говорю о ней лишь потому, что имя Сатьи
достаточно фигурирует в истории жизни самого Шанти. Когда
Вишнупад послал Думракешу, чтобы тот вывез Сатью в
Швецию для работы в BBT, тот не устоял и пал жертвой
вожделения, в результате этого у них родилась девочка.
Шанти был в тюрьме и, если бы он оставался санньяси, то
зачем ему жена? Это служило оправданием тому, что их
развели, а Сатью выдали за Думбракешу. Но кто мог
предположить, что Думбракеша, который занимался в то время
русской программой, не сможет совладать со своими
чувствами. Так афера с фиктивным браком закончилась
большим скандалом. Шанти обвинил Киртираджа и
Вишнупада в том, что они забрали его жену. Сатья же в этой
истории осталась «невинной овечкой». На собраниях в святой
дхаме, Киртирадж ее охарактеризовал по ее жизни в Швеции
так, что на страницах моей книги, я не возьмусь пересказывать.
В то время как все это обсуждали, Думракеша приехал на
фестиваль в Бомбей, где мы с ним и встретились. Тогда я по
достоинству оценил дальновидную политику Киртираджа,
который во избежание конфронтации и грандиозных
скандалов, не сделал приглашение Шанти. Вишнупад же под
предлогом болезни в этот год сам не приехал, чтобы
встречаться со своими «возлюбленными учениками»,
большинство из которых он никогда не видел в глаза.
1989 год был переломным в сознании многих русских
преданных. Если до этого они принимали все, что ни говорят и
делают Киртирадж и Вишнупад за чистую монету, то
столкнувшись с интригами и менталитетом обычных карми,
червь сомнения проник и стал поедать их сердцевину. Как
говорят, рыба портится с головы. Проблемы начались с того,
когда Вишнупад стал зональным ачарьей. Он был слишком
слаб для этой должности, и Шанти уже тогда говорил, что в
ISKCONе нет настоящих гуру; они падают. Никто не имел
реальной информации о том, что там на западе. Услышать об
этом было очень болезненно для всех нас. Киртирадж сказал,
что после того, как Шрила Прабхупада ушел с нашей планеты,
руководство ISKCON захватили демоны, и Шанти тоже попал в
их число. Это нашло живой отклик у советских преданных. Еще
со сталинских времен в стране прививали гражданам любовь к
коммунистической партии и правительству и нелюбовь к
врагам отечества. Это сознание глубоко укоренилось в людях
того времени, поэтому сразу же сработало. Теперь каждый стал
смотреть друг на друга испытующе, не является ли его
вчерашний брат в Боге скрытым демоном. В СССР не
составляло труда кого угодно объявить врагом народа,
шпионом и агентом ЦРУ. Точно также сказав, что в наше
совершенное общество сознания Кришны проникли демоны,
Киртирадж стал делать свою политику «разделяй и властвуй».
Травля одних на других. Ученики одного гуру стали ссорится с
учениками других. ISKCON переживал большие внутренние
проблемы. И русские, преданные в своей массе единые, не
ведавшие подвоха, представляли собой небывалую чистоту. Я
помню, что санньяси и даже гуру, желая очиститься, мыли ноги
русским и пили нектар их лотосных стоп. Дух, который
поддерживал нас в суровых испытаниях под гнетом власти,
преследований, гонения и репрессий был значительно выше.
Русские преданные того времени, даже неофиты, были духовно
выше, чем рафинированные знатоки Вед в руководстве
ISKCON.

ЧТО БЫЛО ДАЛЬШЕ?

Постепенно Шанти адаптировался к тому, что все его


ненавидят и, закусив удила, пустился во все тяжкие. На западе
он еще сохранял свое реноме за счет того, что считался
учеником Шрилы Прабхупады, а в России снискал славу
человека ненадежного, лишенного преданности Кришне,
нарушителя спокойствия.
Я помню в Шереметьево, когда нас провожали в Индию,
Шанти искал защиты, сочувствия. Он кланялся преданным и
просил у них прощение за случайно или намеренно
нанесенные оскорбления, но те его отвергли. Прощения не
было. Суровость и отчужденность царила в их сердцах. С каким
презрением тот же Васудама глядел на него сверху вниз.
Рожденный фискалом он, на минуту забыл, что обязан
милостью таким преданным, как Шанти. Его жена не раз
рассказывала историю своего мужа, пикантные подробности,
которой не делают чести даже последнему проходимцу. Ее муж
был опустившимся алкоголиком, лечился и только по милости
преданных, подобным Шанти, стал человеком. Теперь
вчерашний алкоголик стал президентом ятры, но
возгордился…
В тот же день с большим сокрушением и досадой Шанти сказал
мне: «Сегодня они гонят меня из ISKCON, а завтра сами будут
изгнаны». Эти пророческие слова стали проклятием для
ISKCON. Спустя годы, после падения Вишнупада наступило
прозрение – большая часть ISKCON осталась вне ISKCONa. Как
знать, для кого-то это – проклятие, а для кого-то –
благословение.
После Индии я больше не встречался с Шанти. Как он жил?
Каковы стали его интересы? Я был поглощен проповедью в
регионах от Волги, Урала, Сибири и Дальнего Востока и мне не
было ни до чего дела. Неимоверными усилиями и милостью
Кришны на пустом месте скоро стали возникать ятры, одна за
другой. Во многих городах Сибири мы провели Ратхаятры и
фестивали сознания Кришны.

ИЗГНАНИЕ

Авторитет Шанти все еще оставался большим. Несмотря на все


усилия принизить и смешать его с грязью, результат был
противоположным. Тогда было проведено несколько
совещаний лидеров русского ISKCON совместно с членами
GBC. Одно по поводу исключения из членов ISKCON
Шалаграма и Ашутоши, другое – Шанти. Я был невольным
свидетелем, как исключали Шалаграма. Ашутошу я отстоял,
поручившись и взяв его на поруки. С этими двумя у меня были
разные отношения. Шанти, наверное, меня уважал, а Ашутоша
скорей всего боялся. Два эти человека были несовместимы.
Шанти оставался «семенем» Шрилы Прабхупады, а Ашутоша –
его «испражнением». Отказавшись от одного, общество
выиграло, а от другого – скомпрометировало себя. Не стоит
мешать все в одну кучу. На самом деле, не имея квалификации
различать уровни преданных, мы невольно совершаем
вайшнава-апарадху. Оказывать почтение преданным
необходимо согласно их духовной реализации, а не их
официального статуса в обществе или по количеству
распространенных книг. Так, например, Гаура-кишорадаса
бабаджи, который не распространил ни одной, был близким
спутником Господа Чайтаньи. Его отношения с Кришной –
факт неоспоримый. Он – Великий махаджан, а вчерашний
распространитель книг – обусловленная душа. Если человек
стремится стать преданным, это еще не факт, что он – предан.
О преданности преданных судят по их поступкам. Об Ашутоше
было одно суждение, а о Шанти – другое.
Будучи бесспорным лидером по своей природе, я принимал
участие во многих собраниях лидеров, выдвиженцев, которые
стали таковыми благодаря большинству голосов. Из мухи
можно сделать слона, точно так же, благодаря клевете и
интригам была попытка из слона сделать муху.
В этот раз собрание было посвящено Шанти. На собрании
присутствовали: Прабхавишну Свами, к которому я питал
самые нежные чувства, Ямарадж дас, Санньяса дас,
Камаламала дас, Васудама и еще один-два бессловесных
преданных.
Как на комсомольском или профсоюзном собрании здесь
обсуждали поведение Шанти. Обычно он нигде себя не
проявлял, но тут пришел сам, думаю, что по специальному
приглашению. До того, как собрание началось, в
предварительной беседе Прабхавишну Махарадж сказал, что
Шанти пользуется авторитетом в Международном GBC и
поддерживает с ними переписку. Это ставит под большую
угрозу репутацию и положение Харикеши Свами Махраджа,
вашего гуру. Прабхавишну Свами в присутствии учеников
Харикеши Махараджа, когда сказал последнюю фразу
относительно Харикеши, тем самым подлил масла в огонь. Он
был опытным в политике и безошибочно рассчитал, что
ученики, фанатично верящие, сотрут в порошок любого, кто
посмеет оскорбить словом, делом или даже в помыслах их гуру.
Надо отдать должное, он не ошибался. Политика, дипломатия
– игра майи в его руках. Так одни преданные Харе Кришна
встали против других, как во времена Карла 9. История
Варфоломеевской ночи могла повториться. В Кали югу
религиозные войны, «крестовые походы» и святая инквизиция
– дело обычное. Но если говорить о Харе Кришна, то здесь
замешаны Высшие силы, Кришна – Верховная личность Бога.

«Посмотрим, что хочет Кришна!»

Из всех преданных на этом собрании Санньяса занимал


непреклонную, но мягкую позицию. Камаламала – жесткую,
прямолинейную, но более или менее принципиальную.
Ямарадж ни то, ни се. Я был больше наблюдателем, чем
участником. Позицию наблюдателя считаю наиболее выгодной
из всех. Я ничего не имел и ни на что не претендовал; здесь я
ничего не оставил, чтобы мне снова сюда возвращаться. Я – по
жизни философ, поэтому меня интересует не столько сам факт,
как его интерпретация. Я искал Кришну и пытался сознавать
Его постоянно. До других мне не было дела. Подобных
собраний и обсуждений насколько возможно я всегда старался
избегать. У меня всего было достаточно, и я не хотел тратить
время ни на что другое, кроме как только на проповедь.
Сначала выступил Камаламала. Он вспомнил все, что говорил
Шанти не лестного о Харикеше. Шанти мягко парировал его
доводы, пытаясь доказать, что все им сказанное – сущая
правда, а правда – превыше всего. Но его мягкость возбудила в
Камаламале дух сопротивления, разжигая страсть. Готовый
поднять Шанти на рога, он стал осыпать Шанти разными
оскорбительными эпитетами. И когда Шанти проигнорировал
и это в присущей ему манере, то на помощь Камаламале
пришел Санньяса. Тот пошел другим путем. В более
дипломатичной манере он упрекнул Шанти, что он нарушил
обет санньяси и ему не стоит искать виновных, пытаясь
выгородить себя. Когда речь зашла о Сатье, к разговору
подключился Ямарадж. Он всегда был неравнодушен к слабому
полу и поэтому очень болезненно воспринимал существующие
отношения между преданными мужчинами и женщинами.
Отношения между прабху и матаджи было излюбленной темой
Ямараджа. Встав в позу, он начал с нравоучений о том, каков
вайшнавский этикет. Прабхавишну Свами был безучастен, он
только, что начал изучать русский и не понимал в чем сыр-бор.
Сцены вызывала у него слабую улыбку, снисходительность к
русским. При этом Васудама, которого я упустил из виду,
немного сострадал Шанти.
Когда очередь дошла до меня, я попытался всех примирить.
– Если душа пребывает в теле каждого живого существа
(демона и праведника), если Сам Кришна как Параматма
находится рядом с ней, то неужели мы не способны увидеть
никаких достоинств в Шанти. Если мы терпимо относимся к
обычным карми и любим животных, неужели нам трудно
оказать уважение старшему по возрасту и по положению
вайшнаву, от которого большинство из нас узнали о сознании
Кришны? Он получил харинаму от Шрилы Прабхупады и
начал проповедь сознания Кришны в самые суровые времена.
Он – живое воплощение милости Господа и исторический
персонаж из «Прабхупада-лиламриты» (я имел в виду книгу
Сатсварупа даса Госвами)…
Я говорил с присущим мне пафосом, но мне не удалось развить
эту мысль до конца. Меня стали перебивать, бросая молнии
гневных взглядов в мою сторону, и я замолчал, в глубине души
сокрушаясь по поводу происходящего. Я думал: «Кто дал им
право судить того, кто неизмеримо выше?» Но никто так не
думал, потому что «герои дня» тоже сидели в тюрьме «за
правое дело». Они возомнили себя вечно освобожденными
душами, пришедшими с Вайкунтхи, чтобы распространять
книги Шрилы Прабхупады. Это была глупость, которую
поощряли в них лидеры ISKCON (тот же Харикеша Свами). Эти
великие печатники и распространители книг Шрилы
Прабхупады затмили собой даже таких вайшнавов, как Гаура-
Кишорадаса бабаджи, который не распространил ни одной
книги. Искусственно, раздувая значимость BBT и принижая
личные достоинства и качества других преданных, Санньяса,
Камаламала и Ямараджа в ISKCONe правили бал. Где они
сейчас? В то время этим людям просто не хватало обычной
этики и здравого смысла.
Прабхавишну Свами был, как всегда спокоен и безупречен, как
селедка в томатном соусе. Он тактично все устроил и остался
хорош в созданной им же ситуации, а все остальные остались в
дураках. По окончанию собрания, решили, что Шанти не в
своем уме, что долгое пребывание на принудительном лечении
повлияло на его психику.
– Нужно быть к нему снисходительным!
После этого собрания я вышел, как оплеванный.

ПРИЕЗД ВИШНУПАДА

Когда в конце 1988 года общество получило статус религиозной


организации, в 1990 году в Москву приехали члены GBC
ISKCON и Вишнупад. 10 лет непрерывной аскезы и ожидания,
и вот результат. Со всего Союза съехались преданные и друзья
Харе Кришна – народу валом. На программах Вишнупада залы
ломились от его почитателей. Слов нет, было много
прекрасных встреч, лекций и программ. На одну из таких
программ пришел и Шанти. Как всегда, он опоздал и зашел в
зал, когда уже шла лекция. Каким-то внутренним зрением
Вишнупад заметил его появление и, прервав ход мысли, как это
принято в американском телешоу, дал announcement. «То, что
сейчас мы можем свободно собраться и говорить о Кришне во
многом мы обязаны одному человеку...» После этого
последовала пауза, и все обернулись посмотреть, кому же мы
обязаны, но никого не увидели. Все ждали, что Вишнупад
произнесет имя того человека, которому «мы обязаны», но
вместо этого он продолжил прерванную лекцию. Так это и
осталось загадкой: «Кому же все обязаны?» Американцы –
мастера психологических трюков, иллюзий и шоу, умеют
создавать ажиотаж – на пустом месте, из воздуха делают
деньги, Сайбабе за ними не угнаться. Но, как говорят, свято
место не бывает пусто. Бхарадвадж и ему подобные приняли
это на свой счет. Тот, кто более благочестив, решили, что это
сам Вишнупад. Он – любимый ученик Прабхупады... Но я был
совершенно уверен, что этим «человеком», которому все
обязаны не только этой встрече, но и многим другим встречам,
был Шанти. Он – единственный, кто бесстрашно проповедовал
и вдохновлял других, предвосхищая события собственной
жизнью.

ВРИНДАВАН, МАЙЯПУР И ШАНТИ

В 1992-93гг. я был в Индии. Во Вриндаване я встретил Шанти.


Его было не узнать. Заросший, с длинными волосами, узлом
подвязанными на макушке, с бородой лопатой, он был похож
на местного садху. Когда я приехал, он жил в ашраме с
ребятами из Челябинска. Они на него жаловались:
– Достал своими разговорами, поносит всех и вся – святую
дхаму и ее обитателей.
Ребята были не испорчены, с пониманием, поэтому попросили
меня забрать его к себе, а то – не приведи Господи. Святая
дхама видела много чего. Здесь на дню Кришна убивал демонов
сотнями и тысячами. Ребята сняли мне гостиницу, и во
избежание конфликта я взял Шанти к себе; так вдвоем в
одноместном номере мы провели несколько дней, после чего я
уехал в Дели, а оттуда в Калькутту и Майапур.
В то время Шанти был очень в плохом состоянии духа. С болью
в голосе он говорил о своей судьбине, как на исповеди. Я
терпеливо выслушивал его историю, чем-то похожую на мою.
Руководство ISKCONa пригласило Шанти в Индию, а когда он
приехал, оставило его без средств к существованию. Чтобы
вернуться в Россию, у него не было денег на билет. Он
попросил Гопала Кришну об одолжении, но тот ему отказал.
Чтобы Шанти не мутил воду в России, руководство ISKCON
заманило его в Индию, потом лишило поддержки и обрекло на
борьбу за выживание. Став жертвой политической интриги,
довольно распространенной в борьбе с инакомыслящими, два
года он бродяжничал по всей Индии. Принял одну инициацию
у шиваитов, другую – в Рамануджа-сампрадайе, но не нашел
себя ни там, ни там. Святая земля Индии ему осточертела
настолько, что из стимулирующей духовную жизнь места
паломничества превратилась в место каторги. В завершение ко
всему его арестовали как нелегала и посадили в местную
тюрьму, откуда его вытаскивали через посольство. Таким
образом, от сознания Кришны в человеке не осталось и следа.
Любовь к Кришне и жажда духовного знания
трансформировалась в жажду чувственных наслаждений, а
тоска по Кришне в ностальгию, тоску по России. «Если бы у
меня были крылья, я бы полетел…» – это были его слова. Я был
поражен таким переменам, и позже уже ничему не удивлялся.
В это же самое время во Вриндаване находился Гопала Кришна
Госвами Махарадж, с которым у нас были дружеские
отношения. Я решил его навестить, засвидетельствовать
почтение и заодно получить даршан. В качестве переводчика я
пригласил Шанти. Сначала он наотрез отказался, но после
моих уговоров согласился. Я знал, что с Гопала Кришной у
Шанти были старые отношения. Гопала Кришна отстаивал
Шанти, желая ему помочь.
Когда мы поднялись на второй этаж и постучали в номер,
Гопала Кришна принял нас радушно, предложил сиденье за
небольшим круглым столиком рядом с собой. Шанти сел
поодаль. Пока я осматривался, тем временем из храма от
Божеств принесли маха-прасад. Ученики Гопала Кришны
служили своему гуру безупречно. После того, как мы немного
причастились, Гопала Кришна попросил меня без утайки
рассказать все, что я знаю и думаю о недавнем московском
происшествии. Шри Рама, которого GBC рекомендовало на
место президента московской ятры, неизвестные избили так,
что тот попал в больницу.
«Будь со мной откровенным. Расскажи все, что знаешь и
думаешь!» – сказал Гопала Кришна вкрадчиво.
– Махарадж, у меня нет от вас секретов.
И не ожидая подвоха, на дружеской ноте я выложил все, что
знал и думал по этому поводу. Шанти исправно переводил…
Я мог догадаться, что Гопала Кришна связывал свои личные
планы с Ананта Шанти, считая его достойным стать лидером
ISKCON в России. Он действовал в пику Киртираджу (а,
следовательно, и Харикеше Свами) и не сложившиеся
отношения Шанти с Харикеша Свами были как нельзя кстати.
Махарадж мечтал стать в Москве GBC, делая на Шанти ставку,
но ситуация резко изменилась. Своим неадекватным
поведением Шанти скомпрометировал себя.
– Шанти упрям, если бы он меня слушал, то давно бы стал
членом GBC, – сказал Гопала Кришна. – Теперь он порочит
ISKCON и проповедует против... Что я могу сделать?
В 1988 году, когда Гопала Кришна приехал в Ленинград, на
собрании преданных у Васудамы, он стал показывать
фотографии с выставки BBT, которую он проводил в Москве в
1976 году. На фото Гопала Кришна и Шанти стояли рядом
(Шанти ему помогал). Гопала Кришна попытался представить
Шанти наилучшим образом, но все, кто присутствовал при
этом, проигнорировали, пропустили мимо уха. Для них Шанти
был падшим санньяси и врагом Вишнупада. Эту однажды
утвердившуюся репутацию трудно было изменить.
После Вриндавана, я год жил в Майяпуре. Там на Гаура-
пуриниму мы снова встретились с Шанти. Приехало много
преданных из России, и появление Шанти здесь все встретили
лютой ненавистью, за исключением Абхиманью и еще
нескольких преданных (американского друга Шанти и
Адридхараны, которого Шанти называл кармическим именем
Аркадий). Как правило, я всегда собирал вокруг себя всех
несчастных и отвергнутых; к тому времени я и сам испытывал
некоторые трудности. В Индии я жил уже около года, не зная
языка, как глухонемой, как отшельник, как бродяга, побираясь
там и сям ради того, чтобы поесть. Когда приехали преданные
из СССР, то мне собрали немного пожертвований. На эти
деньги я устроил пир, угостил Шанти горячим молоком.
Теперь по истечению многих лет я с легкостью вспоминаю все
эти события, свободный от каких бы то ни было обязательств,
свободный говорить, что думаю и молчать, когда считаю
нужным. Я получил это благословение и милость Кришны, как
часть Его миссии.

С ТЕХ ПОР ПРОШЛО ДЕСЯТЬ ЛЕТ

И вот я снова в Москве и снова встречаю Шанти. Теперь его не


узнать. Он подурнел и его разговор мне стал напоминать
разговор обычного карми. Он говорит о деньгах, о том какое
благо для человека хорошая семья и дети. Какая чушь! Семья и
дети могут быть в любой форме жизни, но то, что мы рождены
людьми, дает нам право непосредственно служить Кришне.
Человек не случайно создан по образу и подобию Бога.
Попутно с этим Шанти говорил мне о реабилитации
наркоманов и о том, что, если бы мои знакомые немного
раскошелились, то это было бы хорошо, он создал бы центр по
реабилитации наркозависимых.
Когда человек оставляет преданное служение, он становится
альтруистом или филантропом. Но говоря о милосердии (я
вспомнил слова Бхактисиддханты), «в высшей степени
милосерден тот, кто избавляет обусловленные души от их
порочной привязанности к материальной энергии. И тот, кто
вызволит хотя бы одну душу из заточения крепости Махамайи,
гораздо более милосерден, чем люди, открывающие
бесчисленные больницы. Мы пришли в этот мир не для того,
чтобы заниматься строительством. Наша цель – нести людям
учение Шри Чайтаньядевы. Мы не будем оставаться в этом
мире слишком долго. Мы погрузимся в хари-киртану и,
покинув материальное тело, получим высшую награду,
доступную в этом мире. Пыль с лотосных стоп Шрилы Рупы
Госвами, исполнившего сокровенное желание Шри
Чайтаньядевы, – единственная цель нашей жизни».
Все эти возвышенные чувства и мысли, выраженные в этом
обращении Шрилы Бхактисиддханты, были чужды Ананта
Шанти. Поэтому я не удосужился даже спросить, каков его
метод излечения наркоманов. Мне стало скучно, и мы
перестали искать встречи друг с другом. Гусь свинье – не
товарищ!
Но вот, прошел год, другой и в очередной раз я Москве,
позвонил Майтрее. От него я узнал, что Шанти сломал ногу и
ищет со мной встречи. Я был не один – со своим учеником.
Остановиться нам было негде. Я позвонил Шанти и напросился
к нему на ночлег. Он обрадовался. В своем нынешнем
положении более всего он страдал от одиночества, поэтому
упрашивать не пришлось; он сразу же откликнулся на мою
просьбу и пригласил в гости. Отыскав улицу Подбельского, я
нашел дом, где жил Шанти. За последние двадцать лет здесь
мало что изменилось. Парадная дверь в подъезд была открыта,
и мы беспрепятственно вошли и поднялись на этаж. Позвонили
в квартиру; какое-то время пришлось ждать; но вот как из-под
земли раздался голос:
– Кто там?
– Харе Кришна! Свои.
Прежде чем Шанти открыл нам дверь, прошло еще пару минут.
Испытующе смотрел в глазок – кажется, боится.
Тем не менее, когда открылась дверь, бравируя, скаламбурил:
«сломал я ногу – безмерно счастлив, что уцелела голова».
В этом мире, счастливым может быть только последний глупец,
и тот, кто превзошел уровень разума (истинный
трансценденталист); все другие где-то между ними. Шанти –
это типаж; назвать глупцом его нельзя, но и
трансценденталистом тоже. Скорей можно назвать счастливым
вола, который нашел пучок травы или червяка в навозе –
такова иллюзия, но Шанти – никогда!
Первым делом Шанти рассказал мне, как сломал ногу (шейку
бедра), как ему делали операцию и, сколько стоило денег (о его
доходах я никогда не спрашивал). Затем рассказал, как за ним
ухаживала Гаятри и как он с ней поссорился. Бросив ему ключи
от его квартиры, напоследок она сказала: «Ты еще вспомнишь
Гаятри!»

Глава ТРЕТЬЯ
НЕ ТО ЗА ЗДРАВИЕ, НЕ ТО ЗА УПОКОЙ

Еще в доперестроечный период, Киртирадж предложил мне


переписку. В течение нескольких лет я аккуратно отписывал,
отвечая на его вопросы и предоставляя информацию о своей
деятельности. Чтобы не быть голословным к выше сказанному
приведем письмо Киртираджа, в котором он пишет Шанти.

Дорогой Маму Тхакур Прабху.


Пожалуйста, прими мои самые смиренные поклоны. Вся слава
Его Божественной Милости Шриле Прабхупаде! Вся слава
нашей вечной Гаудия Вайшнава Сампрадайе!
Благодарю тебя за твое длинное письмо, которое я читал с
великим экстазом. Это – очень подробный отчет и читать о
твоей проповеднической деятельности в стране было
замечательно.
Ты упоминаешь в начале своего письма, что питаешь глубокое
уважение к Ананта Шанти Прабху и очень ему обязан. Я думаю,
что ты – только один из многих, имеющих такое мнение, и оно,
в самом деле, справедливо. Он проделал огромную работу по
распространению миссии Шрилы Прабхупады и Шри
Чайтаньи Махапрабху в Советском Союзе. Я знаю, что Они
высоко оценивают его служение и излишне говорить, что наше
мнение должно быть таким же. Однако это не означает, что
нам следует просто не замечать тех фактов, когда он делает что-
то неправильное или неуместное. Несомненно, мы должны
оказывать ему почтение за великое служение, которое он
совершил для Шрилы Прабхупады, но это не является для него
извинением, когда он поступает неправильно словом или
делом.
Очень прискорбно, что ему пришлось перенести такие
несчастья за последние пять лет и, несомненно, что лечение,
которое он получал, оказало на него некоторое
неблагоприятное воздействие. Думаю, что все мы понимаем это
теперь. Я считаю, что все мы должны быть очень добры к нему
и поощрять его проводить большую часть времени,
«наверстывая» потерянное время, и жить мирной жизнью в
Сознании Кришны. Разумеется, ему нужно проповедовать, но я
думаю, что было бы великой ошибкой, если бы мы поощряли
его путешествовать повсюду для проповеди. Я думаю, что ему
следует оставаться в Москве, мирно практиковать Сознание
Кришны и хорошо проповедовать философию, которая
содержится в книгах Шрилы Прабхупады. Я чувствую, что
будет большой ошибкой, если он возьмет на себя устанавливать
там общественную структуру нашего Движения.
До его заключения были постоянные споры и борьба между
ним и другими преданными, особенно в Москве. Это было не
очень хорошо для него или для любого из других преданных
там и, конечно, для вашего духовного учителя. И это,
разумеется, не помогало распространять миссию Сознания
Кришны. Новые люди не воодушевляются к Сознанию
Кришны и не хотят быть частью нашей организации, когда они
подвергаются действию такой борьбы и ссор в нашем
«идеальном обществе». В действительности это противоречит
принципам преданного служения для тех, кто искренне
заинтересован в Сознании Кришны. И это обескураживает не
только новых людей, но также и старших преданных.
Шрила Прабхупада часто говорил, что никто не может
заметить черного пятна на черной простыне. Но на белой
простыне очень заметно даже маленькое черное пятно. Итак,
наши преданные подобны белым простыням. И если есть в нас,
хотя бы маленький недостаток, людям очень легко его
заметить. Говорится, что «духовного учителя судят по его
ученикам». Так, если мы действуем неправильно, то люди
думают, что это является недостатком Шрилы Прабхупады или
Шрилы Харикеши Махараджи и Движения. Они не стараются
понять, что это – недостаток отдельной личности. Мы имеем
огромный опыт этого на Западе. Если бывший и теперь
падший преданный совершает какое-нибудь плохое дело, то
люди видят и говорят, что это преданный Харе Кришна,
который сделал так. Они не учитывают, что он отошел, но
видят только, что он имел какую-то связь с нашим Движением,
значит, это должно быть недостатком нашего Общества. Итак,
нам нужно понять, что мы больше не представляем самих себя,
как было до того, когда мы стали преданными, но каждый из
нас представляет всю традицию Гаудия Вайшнава. И все, что
мы делаем, отражается на нашу Сампрадайю, вплоть до Самого
Господа Кришны. В этой связи мы имеем великую
ответственность.
Я пишу сейчас очень подробное письмо Ананта Шанти и дам
копии Санаке Кумаре, чтобы сделать их доступными для других
преданных в Советском Союзе. Я считаю очень важным, чтобы
все вы знали и понимали факты о различных предметах, о
которых говорит Ананта Шанти. Надеюсь, что это письмо к
нему будет закончено вовремя с тем, чтобы послать его
одновременно с письмом, которое я пишу тебе.
Мне было интересно прочесть в твоем письме, что ты
присутствовал в Риге на «Программе» со Шрила Харикеша
Махараджей. Это была настоящая программа, и я знаю
наверняка, что никогда не забуду ее за всю свою жизнь. Я с
нетерпением ожидаю того дня, когда мы сможем проводить
такие программы открыто, а Шрила Харикеша Махараджа и я
сможем бывать на них. Излишне говорить, что этого
действительно стоит ждать.
В своем письме ты упомянул, что когда-то ты приобрел дом и
немного земли в Абхазии и передал ответственность за них
другим преданным, когда начал путешествовать по стране. Кто
находится там теперь, и используют ли они эту землю для
выращивания продуктов? Это замечательно и, несомненно,
очень важно, если те преданные, которые имеют такую
склонность, могут работать в деревне, чтобы заниматься
сельским хозяйством и заботиться о коровах. Конечно, это
хорошо только для тех преданных, которые склонны к этому по
природе. Для тех, кто хочет путешествовать и проповедовать,
жизнь в деревенском окружении будет просто скучным
положением. Не правда ли? Это – один из основных
принципов «Варнашрама Дхармы». Ему или ей следует
заниматься служением Господу, согласно их качествам и
работе. А тем, кто имеет способность и склонность
путешествовать и проповедовать, следует делать это, как
делаешь ты сам, и работать ради исполнения предсказания
Шри Чайтаньи Махапрабху о том, что воспевание Харе Кришна
Мантры будет слышно в каждом городе и деревне мира.
Как я заметил тебе в своем последнем письме, города и деревни
в вашей стране кажутся бесчисленными. Там хватит служения
на всю твою жизнь и для сотен и, может быть, тысяч
преданных. Нет границ проповеди, которую можно вести в
СССР. Я думаю, что это является одной из причин, по которой
власти вашей страны так обеспокоены распространением у вас
Сознания Кришны. Они видят (насколько может видеть
непреданный) силу и влияние этой философии Сознания
Кришны и Движения, и они беспокоятся. Они видят, как этот
образ жизни влияет и полностью изменяет жизни тех, кто
приходит в контакт с этим. Они желают, чтобы их философия
марксизма-ленинизма могла совершать такие же вещи. Но
этого не может быть! Она не может так глубоко повлиять на
жизнь людей, потому что она неестественна, это не является
изначально присущей позицией живого существа. Марксизм-
ленинизм – это искусственное наложение на живое существо,
как и тело. Тело – это искусственное наложение на духовную
душу. Совершенно естественно, что человек хочет служить
кому-то, удовлетворять кого-то и иметь любовные отношения с
кем-то. И этот истинный кто-то есть Кришна.
Шрила Прабхупада часто говорил, что в действительности
каждый ищет Кришну, однако большинство людей не знает
этого. Преданные сознают, что они ищут Кришну и что Кришна
есть единственная личность, которая может удовлетворить их.
Это просто есть предмет воспоминания о том, что все мы
являемся чистыми духовными душами, вечно возлюбленными
неотъемлемыми частицами Верховной Души, Кришны, и мы
будем, наконец, счастливы, воистину счастливы только тогда,
когда восстановим нашу давно утраченную связь с Ним. Это –
истинный путь к счастью. Если мы можем прийти к
пониманию, что мы Все – неотъемлемые частички Кришны,
тогда мы автоматически поймем, что нет нужды ссориться с
другими из-за различных философий жизни, различных
экономических систем, различных религий и различных
цветов кожи. Все эти вещи основаны на телесной концепции
жизни и все они ложны. Если эти ложные представления
являются основой нашего существования. Тогда все, что мы
делаем, обречено на провал и будет только служить причиной
страданий в этом материальном мире. ТОЛЬКО через практику
процесса Сознания Кришны мир и каждый в нем может стать
счастливым и мирным.
В своем письме ты также ссылаешься на статью, которая
появилась в газете «Советская Белоруссия», где говорилось о
Сознании Кришны и упоминалось также о твоей деятельности.
Можешь ли ты устроить так, чтобы я получил копию этой
статьи? Было бы очень хорошо, если бы ты сделал это. Имел ли
ты какие-нибудь беспокойства со стороны властей, как
результат этой статьи? Шрила Прабхупада говорил во многих
случаях, что «всякая публикация есть хорошая публикация».
Иногда преданные приносили Шриле Прабхупаде плохие
газетные статьи и жаловались ему, что журналисты так плохо
пишут о нашем Движении. Тогда Шрила Прабхупада просил их
сосчитать, сколько раз появляются в статье слова «Харе
Кришна». Преданные считали, говорили Шриле Прабхупаде, и
он был счастлив услышать, как много раз повторил писатель
статьи «Харе Кришна». Шрила Прабхупада затем говорил, что
это – очень хорошая статья.
Как ты сказал, самая важная проповедь совершается в
Ленинграде и Москве, и это – факт. Это – самые значительные
города в стране и, конечно, тысячи и тысячи людей приезжают
туда со всей страны. Это определенно хороший способ
проповедовать и распространять книги, даже не покидая этих
двух городов.
Чудесно было увидеть по видео вашу целую команду по
производству и распространению книг Шрилы Прабхупады.
Прекрасно, то количество книг, которое, по твоим словам, ты
распространил. Это – наша самая важная работа. Книги
Шрилы Прабхупады говорят сами за себя. Действительно, если
мы можем устроить для Шрилы Прабхупады возможность
проповедовать там, через его книги, то это будет величайшим
служением, которое мы можем совершить для Шрилы
Прабхупады, для вашего собственного духовного учителя, для
всей нашей ученической последовательности и для всех людей
вашей страны. Мы должны продолжать с полной решимостью
миссию производства и распространения книг Шрилы
Прабхупады во все большем количестве. Шрила Прабхупада
часто говорил, что мы придем и уйдем, но его книги останутся.
Мы видим практически, что мы можем проповедовать кому-то,
а затем расходимся с ними в разные стороны, и люди очень
часто забывают, что они услышали от нас. Но если мы можем
убедить человека взять с собой книги Шрилы Прабхупады, то
он в любое время сможет обратиться к Шриле Прабхупаде и его
указаниям.
Ты упомянул, что показываешь людям слайды, когда
проводишь программы. В настоящее время моя жена,
Харитпуджа даси, заканчивает три цикла слайдов, чтобы
послать их всем вам. Один цикл – о Вриндаване, другой – о
Майяпуре, и третий – о Джаганнатха Пури. Там будет полное
описание того, что видно на каждом слайде, и полный рассказ
об играх, которые происходили в этих местах. Мы сможем
послать их вам где-то в мае. Я думаю, что ты найдешь их очень
полезными для твоей проповеди и очень-очень
вдохновляющими преданных и также непреданных, которые
увидят их.
Шрила Прабхупада всегда подчеркивал, что распространение
прасада является нашим «секретным оружием». Мы все знаем
по опыту, что человек, принявший прасад, изменяется по
милости Господа. Я имею личный опыт с моим собственным
братом, который не является преданным. Однажды он пришел
на рок-концерт в Нью-Йорке. Около концертного зала
преданные распространяли прасад – сладости и сладкий
лимонный сок. Пока мой брат ждал концерта, он съел 12
сладких шаров и выпил 10 чашек лимонного сока. Со
следующего дня он никогда больше не ел мяса. Я был
совершенно изумлен. И, когда я был на московской книжной
ярмарке в 1979 году, где мы распространили более 26 000
кусочков прасада, Ананта Шанти ходил в различные
выставочные залы на ВДНХ и распространял сладкие шары,
которые преданные приготовили предыдущим вечером. В
какой-то момент он вбежал в нашу палатку, сказав, что его
преследуют двое людей из КГБ. Вскоре после Ананта Шанти
пришли двое людей из КГБ. Они были очень обеспокоены тем,
что он распространял эту «пищу» людям, и они подумали, что
он, может быть, пытался отравить людей. Я поговорил с ними и
убедил их, что это просто индийские сладкие шарики. Я
предложил им, и они оба попробовали прасад. Поев сладкие
шарики, они улыбнулись и ушли без всякого дальнейшего
беспокойства. Прасад, конечно, творит чудеса и смягчает даже
каменные сердца.
И снова я говорю: чудесно было видеть, как преданные
распространяли там, на улицах книги Шрилы Прабхупады. Нет
ли опасности для них в таком открытом распространении книг?
Они должны быть осторожны, чтобы не навлечь на себя
никаких ненужных беспокойств. Как я говорил некоторым из
преданных в наших недавних телефонных разговорах, даже в
западных странах есть некоторые места, где мы не можем
проводить санкиртану на улицах или не можем распространять
на улицах книги. Мы не можем ожидать, что у нас не будет
никаких ограничений со стороны властей, но мы должны
работать внутри и вне этих ограничений очень разумным и
осторожным образом. Понятно, что ограничения будут, но
нужно действовать таким образом, чтобы мы могли
продолжать нашу миссию распространения Сознания Кришны
и в то же время не обострять положение преданных.
Ты упомянул о критике со стороны некоторых преданных в
адрес твой и других, кто выходят на улицы распространять
книги. Почему они критиковали? В чем были причины их
критики? Это – век Кали, и это – материальный мир. Критика
здесь бесконечна, даже если нет основания для критики. Но
иногда бывают ситуации и проблемы, которые
непосредственно касаются преданных. Мне интересно узнать,
почему они критиковали. Пожалуйста, сообщи мне об этом.
Как я сказал, это – Кали Юга. Люди не интересуются по-
настоящему духовной жизнью, особенно истинной духовной
жизнью. Зато имеется огромный интерес к псевдодуховной
жизни. Поэтому нам АБСОЛЮТНО необходимо выходить к
людям. Если мы будем ждать, когда люди придут к нам, то
многие из них упустят возможность осознать Кришну. Значит,
мы должны идти к ним. Это есть стремление и миссия Шри
Чайтаньи Махапрабху и, конечно, Шрилы Прабхупады, и ваш
духовный учитель также следует этому стремлению. Как
ученики Шрилы Прабхупады или Шрилы Харикеша
Махараджи, мы все должны следовать по их стопам, развивая
Движение Санкиртаны. Нет сомнения, что милость Шрилы
Прабхупады и всей нашей ученической последовательности, и
милость вашего Гуру Махараджи изольется на ваши головы за
то чудесное служение, которое вы совершаете там. Пожалуйста,
продолжайте эту великую работу, и ваш успех будет
гарантирован. В этом нет сомнения.
Шрила Прабхупада сказал нам однажды, что одна его книга,
распространенная в Советском Союзе, стоит тысячи его книг,
распространенных где-либо еще. Это говорит о великом
значении распространения книг Шрилы Прабхупады в вашей
стране. Должен быть бесконечный запас книг Шрилы
Прабхупады, чтобы вы могли обеспечить всю страну. Вы
должны затопить всю страну милостью Господа Кришны и
Шрилы Прабхупады. Это должно быть целью вашей жизни. Во
всем Союзе не должно быть ни одного дома, который не имел
бы, по крайней мере, одну из книг Шрилы Прабхупады. Хотя
почему только одну книгу??? Людям нужно так много книг в
каждом доме. Почему не полное собрание книг Шрилы
Прабхупады в каждом доме???
Мне очень нравится, что ты используешь почту для
распространения Сознания Кришны. Я делаю так с тех пор, как
присоединился к Движению в 1970 году. Это очень
эффективный и надежный способ проповеди, особенно там.
Шрила Прабхупада сам часто посылал свои книги различным
важным людям по всему миру. Я предполагаю, ты слышал, что
во время визита в Москву один преданный послал русскую
«Гиту» Горбачевой, а в Рейкьявике Горбачев получил
экземпляр русской «Гиты». Было бы очень хорошо, если бы ты
смог сделать так, чтобы Горбачев получил экземпляр книги
«Кришна». В Вене я вручил экземпляр «Гиты» Шеварднадзе, а
Рыжковы получили «Гиту» и «Кришну» в Дели, так же, как и
советский министр культуры Захаров и директор Эрмитажа
Суслов. Все были очень счастливы получить эти книги. Это
лишь несколько из более чем двух с половиной тысяч советских
участников фестиваля СССР в Индии, которым преданные
распространили там в общей сложности почти 3000
экземпляров русских книг «Гита» и «Кришна». Это было
экстатично!
Примерно год назад преданные встретились в Швеции с Аллой
Пугачевой. Я договорился, чтобы они вручили ей гирлянду и
русскую «Гиту» на сцене после выступления. Они сделали так,
и она подняла руки для фотографов. Потом я встретился с ней
в Дели и дал ей книгу «Кришна». Она сразу же вспомнила
встречу в Стокгольме.
В своем письме ты говоришь, что встречался с Андреем
Сахаровым. Это очень хорошо, и я думаю, что тебе следует
встретиться с ним снова. Я встречал его жену и ее мать, когда
они ездили в Америку, около десяти лет назад. Затем, два года
назад, я написал его жене и послал ей «Гиту» и экземпляр
моего сообщения о преследовании преданных в Советском
Союзе. Она написала в ответ очень доброжелательное письмо,
выражая свою высокую оценку «Гите» и свое сострадание и
участие к советским преданным. Я удивился, прочитав в твоем
письме, что ты подарил ему «Легкое путешествие на другие
планеты». Сам я не знаю русского и могу лишь полагаться на
мнение тех, для кого русский – родной язык, но они сказали
мне, что перевод этой книги очень плох. Я думаю, что тебе
следует сразу же постараться встретиться с ним снова и
преподнести ему и ей экземпляры книг «Гита» и «Кришна».
Мне кажется очень важным, чтобы ты хорошо проповедовал
ему, поскольку он является сейчас наиболее значительной
фигурой, чем когда-либо, особенно в положительном
отношении к советским властям.
Было очень вдохновляющим читать в твоем письме обо всех
других «ВИП», с которым ты встречался, давал им книги,
прасад и проповедовал им. Это действительно прекрасно.
Шрила Прабхупада сам путешествовал по миру и встречался с
«ВИП», чтобы проповедовать им и давать им свои книги. Как
говорит Кришна в «Бхагавад-гите»: «Чтобы ни делал великий
человек, обычные люди следуют за ним». Эти люди
материально являются великими людьми. Обычные люди
почитают их и внимают всему, что они делают и говорят. Если
мы можем проповедовать этим «великим людям» и убеждать
их в философии Сознания Кришны, и, если они
доброжелательно говорят о нашей философии и Движении, то
это действительно прекрасно.
Так же как в случае с Джорджем Харрисоном. Миллионы
людей в мире начали воспевать Харе Кришна, просто
благодаря тому, что это делал Джордж Харрисон. Им было
неважно, что это такое, но раз Джордж Харрисон делает так,
значит это замечательно, и они начали тоже. И поскольку кто-
то другой, а не преданный выражает свое одобрение Сознанию
Кришны, то это имеет гораздо больше эффекта. Это –
объективное мнение того, кто не является членом Движения, и,
значит, у людей больше основания верить и соглашаться.
Очень важно установить и поддерживать контакт с этими
значительными людьми на всех различных общественных
уровнях: правительственные чиновники, профессора,
музыканты, писатели и т.д. и т.д. и т.д. Продолжай в том же
духе. Это действительно замечательно! Поддерживай хорошую
работу.
Я думаю, что тебе следует постараться встретиться с Евгением
Евтушенко. 18 месяцев назад я договорился с преданными,
чтобы они встретились с ним в Нью-Йорке на открытии его
пьесы. Они одели ему гирлянду, подарили английскую «Гиту»,
и он был очень счастлив получить ее. И до этого один
преданный, который посещал Москву, устроил так, что
Евгению была подарена русская «Гита» его очень хорошим
другом Аланом Гинзбургом. Они очень хорошие друзья с
Аланом Гинзбургом, а Алан так много помогал Шриле
Прабхупаде в ранние дни нашего Движения в Нью-Йорке и
Сан-Франциско. Евгений сейчас очень активен в движении
«Гласность», и я думаю, что он может ЗНАЧИТЕЛЬНО помочь
нам, если мы сумеем хорошо «обработать» его. Я думаю, что он
– один их самых важных людей, с которым мы можем работать.
Пожалуйста, поговори с другими преданными и попытайся
устроить что-нибудь хорошее. Может быть, ты сможешь
устроить в какой-нибудь вечер целое праздничное угощение
прасадом в его доме. Я уверен, что ему бы это понравилось.
Закончив это письмо, я дам имена и адреса некоторых людей, с
которыми, я думаю, тебе следует войти в контакт, и я объясню,
откуда я их знаю и что я о них знаю. Я думаю, что тебе следует
завязать общение с ними и проповедовать им. Это было бы
действительно хорошо, особенно в некоторых случаях.
Прабху, есть один русский парень, Кирилл Кокин, который в
настоящее время проживает в Вене. Он сам из Ленинграда и
ездит туда время от времени. Встречался ли ты с ним? Знаешь
ли ты что-нибудь о нем? Он сказал, что узнал некоторых из
преданных перед отъездом из Советского Союза и что
встречался с преданными, когда приезжал в Ленинград в
прошлом году. Пожалуйста, если ты что-нибудь знаешь о нем,
сообщи мне, чтобы я знал, можно ли мне доверять ему.
Я действительно надеюсь, что вы все сумеете как можно скорее
выпустить русскую книгу «Кришна», чтобы мы могли широко
распространять ее. Шрила Прабхупада однажды сказал, что
экземпляр книги «Кришна» должен быть в каждом доме в
Америке. Я думаю, что Шрила Прабхупада был бы необычайно
обрадован, если бы мы смогли поместить книгу «Кришна» в
каждом доме в Советском Союзе. С тех пор как в прошлом году
мы начали распространять книги «Кришна» советским людям
по всему миру, их реакция была потрясающей. Им
действительно понравилось и, получив один экземпляр, они
обычно мчались обратно, чтобы взять еще, ПО МЕНЬШЕЙ
МЕРЕ, один экземпляр или гораздо более для своих друзей и
родственников. Им действительно понравилось. Было бы
действительно великолепно, если бы мы могли это выпускать и
распространять там. Эта книга не только говорит вам, что ЕСТЬ
Бог, но она называет также имена Его родителей, Его друзей,
она говорит вам, что Он любит делать, что Он любит есть и т.д.
Это, в самом деле, чудесная книга. Она легко читается, и
Шрила Прабхупада наиболее искусно дал нам высшее знание и
понимание в этой книге таким образом, что каждый может
понять и оценить.
Было приятно прочесть в твоем письме, что ты также
размножаешь и распространяешь кассеты с пением Шрилы
Прабхупады и Шрилы Харикеша Махараджи. Я надеюсь, что
ты распространяешь так же и лекции, особенно преданным.
Было бы очень хорошо, если бы ты смог так устроить, чтобы я
получил копии каких-нибудь записей, которые ты делаешь,
особенно тех, что очень хорошего качества.
Картина с Кришной и Арджуной, которую я получил от тебя,
очень хороша, и она висит на стене в моем офисе. Многие
преданные и непреданные также видят ее, и они действительно
изумляются, когда я говорю им, что это нарисовал один из
наших русских преданных, Маму Тхакур даса. Особенно они
изумляются, когда я говорю им, что он сделал это вдобавок к
своим путешествиям по стране с целью проповеди и
распространения книг. Замечательно слышать, что ты
ежедневно выходишь для распространения книг и используешь
любую возможность, чтобы распространить книги Шрилы
Прабхупады. Снова я говорю: ПОДДЕРЖИВАЙ ХОРОШУЮ
РАБОТУ! Это – лучшая работа, которую можно совершать, и
она приносит лучший результат ее исполнителю и всякому, кто
приходит в контакт с ним.
В своем письме ты упомянул, что провел один месяц в
Пермской тюрьме. Я надеюсь, что ты будешь очень осторожен,
чтобы этого не случилось снова.
Действительно, королева Кунти молилась, чтобы она
постоянно находилась в бедственном положении, потому что
таким образом она всегда была бы вынуждена помнить Господа
Кришну и никогда не имела бы другой возможности, кроме как
зависеть от Него. Я слышал утверждения, подобные этому от
многих преданных, которые недавно были освобождены из
заключения в лагерях или «больницах». Это – факт
материального мира и нашего существования в нем, что мы
имеем склонность под влиянием Майи, забывать Бога, Кришну,
когда дела идут хорошо. Но как только возникают трудности
или опасная ситуация, то даже самые религиозно очерствелые
личности говорят: «О Боже!» или «Господи, помоги мне!» Это
– естественно. А затем, как только опасная или трудная
ситуация проходит, они сразу же снова забывают. Таково
влияние Майи, иллюзии. Это то, что мы должны преодолеть,
влияние на нас иллюзии. Это может случиться только лишь по
милости духовного учителя и Кришны. Мы можем получить Их
милость, строго следуя Их указаниям, всегда молясь Им об Их
милости и полностью полагаясь на Них. Если это является
нашей позицией, тогда наш успех в Сознании Кришны
гарантирован и нашим местом назначения в конце жизни
будут лотосные стопы Верховной Божественной Личности в Его
вечной обители, Кришналоке.
Так или иначе, эти страдания выпадают на долю некоторых
преданных в Советском Союзе. Так или иначе, все это является
частью плана Верховной Божественной Личности, Господа
Шри Кришны. Шрила Прабхупада часто говорил: «Если вы
нравитесь Кришне, то Он даст вам все, а если Кришна любит
вас, то Он заберет у вас все». Мне кажется, что Кришна, должно
быть, действительно любит преданных Советского Союза, и я
знаю наверняка, что у Господа Чайтаньи и Шрилы Прабхупады
есть особый план по распространению Сознания Кришны в
вашей стране. И все вы играете основную роль в установлении
там фундамента нашего Движения. И самое удивительное в
плане Кришны то, что Он, хотя и забирает, кажется, все, в то же
время так много дает в ответ, более чем мы когда-либо могли
вообразить, особенно то, что Он дает нам вкус чистой любви к
Богу.
Долгое-долгое время Шрила Харикеша Махараджа и я
удивлялись и пытались понять, как эта крутая ситуация
досталась всем вам, искренним преданным. Мы просто не
могли представить, как это входит в план Всевышнего Господа.
Потом, когда мы начали наш «Комитет за освобождение
советских Харе Кришна», о котором, я уверен, ты все знаешь,
мы также начали понимать немного, как преследование наших
преданных в СССР входит в план Господа. Беседуя с людьми в
различных многих частях мира и рассказывая им о положении
наших преданных в СССР, мы обнаружили, что они были очень
участливы к страданиям преданных, и они поразительно
заинтересованы философией и практикой Сознания Кришны.
Могу сказать со всей откровенностью, что за 18 лет, которые я
являюсь членом ISKCONа, я никогда не встречал так много
людей, которые сразу искренне заинтересовывались Сознанием
Кришны, как в то время, когда я говорил им о бедственном
положении наших преданных в Советском Союзе.
Шрила Харикеша Махараджа стал понимать, что вы,
преданные в СССР, не только проповедуете эффективно и с
энтузиазмом людям в вашей собствен-ной стране, но, находясь
в СССР, вы в действительности проповедуете людям во всех
частях мира, так много было статей в газетах, журналах и т.д.,
т.д., т.д., подробно рассказывающих о страданиях советских
преданных и говорящих читателям в этих публикациях очень
много о нашей философии Сознания Кришны, даже такие
вещи, как «мы не есть это тело», «благо воспевания Маха
Мантры», об истории и положении нашей традиции Гаудия
Вайшнава и Шрилы Прабхупады. Это совершенно
поразительно!!! Фактически говоря, наше Движение в
прошлом и даже в настоящем редко получало так много такой
великолепной рекламы, как эти статьи о преданных Харе
Кришна в СССР. По всему миру лидеры нашего Движения с
энтузиазмом вовлекают преданных своих храмов в работу
нашей кампании для помощи, во всех отношениях, преданным
в вашей стране.
Около трех лет назад Шрила Харикеша Махараджа говорил
мне, что, по его мнению, наша «Русская программа» послужит
объединению Общества ISKCON настолько, насколько не
сможет даже наш «Майяпурский Проект». Я вижу, как это на
моих глазах становится реальностью. И, в самом деле,
поразительно быть свидетелем того, что происходит.
Думаю, что мне следует закончить это письмо, чтобы оно и
некоторые другие были готовы сегодня вечером для
отправления в Москву. Я надеюсь, что ты ответишь мне, как
можно скорее, дав мне новую информацию о твоем положении,
а также о твоей проповеднической деятельности. Я надеюсь,
что это письмо дойдет до тебя в сохранности и, пожалуйста,
устрой, чтобы и твой ответ дошел до меня благополучно.
Пожалуйста, сообщи мне как можно больше о твоем
положении и как твои дела.
Я ожидаю услышать тебя и молюсь о твоем благополучии в
служении миссии Шри Чайтаньи Махапрабху, Шрилы
Прабхупады и Шрилы Харикеша Махараджи. Харе Кришна,
Прабху.
Остаюсь твоим слугой
Киртираджа даса
P.S. Я много размышлял об этом последнее время, и я думаю,
что всем преданным следует носить «одежду преданных» во
время программ с киртанами и лекциями. Это нехорошо, если
мужчины носят джинсы, брюки, это также нехорошо для
женщин. Лучше, если каждый сможет купить немного белой
ткани, а женщины сошьют курты и брюки (по образцу, который
я посылаю тебе) для мужчин, и хорошие блузы и длинные
юбки для женщин. Конечно, лучше всего, чтобы мужчины
носили дхоти. Я стараюсь договориться о посылке в СССР
большого количества сари для женщин. Тогда они смогут
носить сари во время программ. Это было бы очень хорошо.
Также во время программ женщинам необходимо покрывать
головы, простым русским платком, либо концом сари, если они
носят сари. Если во время программ преданные одевают
«одежду преданных», это создает более прекрасную атмосферу
и возвышает сознание. Откровенно говоря, женщины должны
носить свои волосы убранными назад (не висящими свободно)
все время, и они должны держать свои головы покрытыми в
присутствии мужчин, кроме своих мужей. Это традиционный
ведический стандарт, и Шрила Прабхупада очень строго к
этому относился.
Я думаю, что купить ткань не будет большой проблемы. Вы
можете купить даже белых простыней и сделать из них курты,
брюки, мешочки для четок. Брахмачари должны носить
шафран (я слышал, что у вас можно купить шафрановую
краску), а женатые мужчины должны носить белое. Женатые
не должны носить шафран.
А также я думал о том, что те преданные, которые хорошо
известны властям и особенно хорошо известны за пределами
Советского Союза и не испытывают никаких трудностей,
несмотря на свою активность, могли бы носить свои белые или
шафрановые курты и брюки на улицах. Мы не хотим
привлекать ненужного внимания к нашей деятельности, но в
некоторых обстоятельствах это было бы хорошо. Конечно, вы
должны обсудить это между собой и решить, но вы активно
встречаетесь с людьми и открыто говорите о Сознании
Кришны, особенно в Москве, и я думаю, что было бы гораздо
лучше, если бы вы приходили на такие встречи в «одежде
преданных». Конечно, вы можете носить длинное нижнее
белье или обычные брюки под вашей одеждой преданных»,
когда на улицах холодно. Все преданные в других частях мира
делают так, даже в Индии, и особенно во Вриндаване,
поскольку там зима очень холодная, но без снега. Пожалуйста,
обсудите это между собой и решите.
(Далее следует запись от руки.)
Пожалуйста, проверяй, чтобы книги не хранились на полу, а
также сложенные и не сложенные страницы, если руки были во
рту, их необходимо вымыть.

ПАДЕНИЕ ВИШНУПАДА

Один преданный как-то мне пожаловался: «Шанти поносит


Вишнупада...». А я ему говорю, а ты с ним не общайся, ты его не
слушай. Я с ним не общаюсь и ничего подобного от него не
слышал. Через какое-то время этот преданный попросил меня
рекомендацию для инициации у Вишнупада. Став его
учеником, он много совершил хорошего служения Кришне. И я
был очень рад за него, но вот прошло еще какое-то время и
случилось непоправимое: Вишнупад пал жертвой майи. Я
вспомнил слова Шанти. На самом деле случилось то, что
должно было случиться. Шанти был прав. Этого следовало
ожидать. Для многих учеников Вишнупада и в целом для
организации – это был коллапс. Коллапс не с Вишнупадом, а с
теми, кто в него фанатично верил. Многие оставили свое
«преданное служение» и пустились во все тяжкие грехи. Но
этому не стоит удивляться – каждому свое! Обманщики стали
обманутыми, а праведники одержали верх.
Кришна говорит: «Мой преданный никогда не погибнет...» В
недоумении кто-то может усомниться и спросить: «Почему же
преданный упал? Неужели Кришна обманывает?» Нет, Кришна
не обманывает; Кришна всегда прав! Недостаток преданности и
веры – вот причина того, что кто-то упал. Логика проста и факт
очевиден! Что же говорить о гуру? Если гуру пал жертвой майи,
– это значит, что он никогда и раньше не был гуру. Мы просто
принимали его, как гуру. Но это была наша ошибка. «Гуру есть
гуру. Он так же хорош, как и Сам Кришна. – Говорил
Прабхупада, – Нет плохих гуру!» Но если же мы видим, что он
плох, – значит он – не гуру. Необходимо смотреть на вещи
глазами ведических шастр и садху. В обусловленном состоянии
жизни никто не может понять истинное положение вещей, не
приняв прибежище у истинного садху.
В «Бхагавад-гите» сказано:
апи чет су-дурачаро бхаджате мам ананья-бхак
садхур эва са мантавьях самьяг вьявасито хи сах
Каков же комментарий?
Человек, посветивший себя чистому преданному служению,
всегда прав. Он – праведник. Чистое преданное служение это
путь, по которому можно бежать с закрытыми глазами.
Более того, тот, кто утверждает это (что он праведник), то даже
он становится праведником и достигает вечного
умиротворения. «О, сын Кунти, смело заявляй любому, что
Мой бхакта никогда не погибнет».
кшипрам бхавати дхарматма шашвач-чхантим нигаччхати
каунтея пратиджанихи на ме бхактах пранашйати
Говорить о преданных Кришны непросто, так же как о Самом
Господе Кришне. Легче сосчитать атомы во вселенной, чем
понять действия чистого преданного. Для обычного человека
(карми) можно составить гороскоп и так узнать его прошлое,
настоящее и будущее – оно известно. Согласно собственной
кармы, каждый получает свое. Но там, где замешана Высшая
воля, говорят: «Пути господни неисповедимы!» Регион
действия сварупа-шакти невозможно описать или передать
словами, выразить в астрологических формулах или
предсказать по линиям руки. Неразрывно связанный с
Верховной личностью Бога, этот мир вне концепции
двойственности добра и зла. Необходимо отказаться от
критических замечаний в адрес преданных и принимать их,
будучи безучастными к мирской молве и пересудам.
Кришна – высший правитель всех правителей причина всех
причин. Тот, кто в сознании Кришны, свободен. Даже убивая,
сказано в Гите, человек в сознании Кришны не совершает
греха. Кришна – самодержец. Поймите и смиритесь, считая
себя нижайшим слугой Кришны. Тринад апи сахишнуна тарор
апи сухишнуна, а мани на манадена, киртания сада харих... в
таком состоянии ума повторяйте святое имя постоянно.
Посвятите себя шраванам киртанам вишну смаранам... Другого
пути нет.

КТО, ПРОЧИТАВ ЭТУ ИСТОРИЮ, ИСПОЛНИТСЯ ВЕРЫ В


ГУРУ-САДХУ-ШАСТРЫ, ТОТ ИСТИННО ПОСТИГНЕТ
ЗАПРЕДЕЛЬНЫЙ СМЫСЛ СОЗНАНИЯ КРИШНЫ И ВОЙДЕТ
В АТМОСФЕРУ ВНЕ ДВОЙСТВЕННОСТИ ДОБРА И ЗЛА.

КОНФЛИКТ НАЗРЕЛ

Перед тем, как опубликовать очередной выпуск книги «Харе


Кришна вчера и сегодня», я позвонил Шанти.
– Послушай, я хочу в Интернете поместить нашу беседу,
которую мы записали с тобой в 2004 году.
– Да, но сначала пошли ее мне, я прочитаю; интересно, что ты
там написал.
– Хорошо, – сказал я.
Честно говоря, я не рассчитывал, что Шанти одобрит мой
литературный опус. И если бы я сначала опубликовал, а потом
поставил его перед фактом, то не возникло бы проблем.
Однако, что сделано – то сделано.
Я послал первую часть, наш диалог (точнее сказать, его
монолог), а потом и вторую вместе с сопроводительным
письмом следующего содержания:

Вся слава Шри Шри Гуру и Гауранге!


Дорогой Ананта Шанти, прими мои поклоны.
Посылаю наш разговор, который состоялся в 2004 году,
практически без редакции и сокращений. Собираюсь включить
его отдельной главой своей будущей книги. Жирным шрифтом
мои слова, твои – все остальное, кроме авторских ремарок,
выделенных курсивом, и нескольких абзацев преамбулы.
Прилагаю фотографии.
Было бы хорошо, если бы ты сам своей рукой что-то написал. Я
мог бы это где-то использовать не в ущерб твоей репутации.
Сохраняю за собой право давать комментарий. Харе Кришна!
Твой доброжелатель
Мурали Мохан дас (Маму Тхакур)
Прошло время. Ответа не последовало. Шанти поменял адрес и
вместо ответа послал свой новый телефон. Я написал второе
письмо и послал продолжение к нашей беседе.

Вся слава Шри Шри Гуру и Гауранге!


Дорогой Шанти, прими мои поклоны.
Посылаю тебе продолжение к нашей беседе, которая войдет
отдельной главой в книгу «Исторический роман от первого
лица», а также некоторые фото. Если тебе интересно, загляни
на sankirtana-lila.ru, а также sankirtanacorporation.com и другие
сайты объединения «САНКИРТАНА» (sankirtana.narod.ru;
sankirtana.net и …). Надеюсь, что ты сподобишься и что-нибудь
напишешь. Харе Кришна.
Твой доброжелатель.
Мурали Мохан дас (Маму Тхакур)

Ответа опять не последовало. Я уже не рассчитывал на ответ.


На этот раз, когда я был в Москве, то позвонил ему.
– Харе Кришна! Как дела?..
Похоже, Шанти не ждал меня. Немного помедлив и
собравшись с мыслями, он сказал:
– Я прочитал твою писанину; ты всех поносишь; я не разрешаю
тебе печатать это и вообще упоминать мое имя… с
кришнаитами я не хочу иметь никаких дел.
Далее последовал монолог на полчаса. Шанти изрыгал
проклятия и говорил о Кришне все, что для уха преданного
было бы подобно змеиному яду.
Я попытался его урезонить, но, увы… Я нажал на клавишу и
прервал разговор. Подождав несколько минут, я вновь
позвонил и возобновил разговор, желая все-таки получить от
него некоторую позитивную информацию для своей книги (в
частности, о Тунееве).
– Я не хочу, чтобы ты упоминал мое имя вообще.
– Да, но я пишу не только о тебе. Здесь факты, которые могут
иметь историческое значение при составлении монографии о
развитии сознания Кришны в этой стране. Ты у нас «грант
персона», но ты не один! Это мои мемуары. Я пишу о событиях,
которые связаны с моим служением Кришне и упоминаю о тебе
лишь в контексте; если ты с чем-то не согласен, можешь
оспорить и написать опровержение, но не затыкай мне рот.
Когда ты распускаешь язык и богохульствуешь, тебя никто не
может остановить...
Услышав это, Шанти вышел из себя. Как град рыгающей грозы
на мою голову посыпались проклятия, но я не уступал:
– Если ты хочешь, чтобы тебя уважали, научись уважать
других.
Шанти был сентиментальным и никогда не заботился о
последствиях своих поступков. Он не знал, что делать и что не
делать, что говорить и чего говорить не стоит. Ему в голову не
приходило, что нужно поменять что-то в своем поведении и в
своей жизни. Поэтому руководствуясь высшим идеалом и
пожеланиями других преданных, я дал делу ход. Когда мы
имеем дело с мошенниками, не время быть джентльменом.
Платон друг, но истина дороже. Если человек оставляет
санньясу, для него самое время утопиться и покончить жизнь
самоубийством. Это лучше, чем продолжать жить ценой
собственного унижения.
Люди не задумываются о том, что их настоящая жизнь есть
результат их прошлых поступков. Каждый за добро получает
добром, а за зло – злом. Разумный человек не ищет виновных в
своих неудачах, а пытается исправиться, прекратить грешить.
Именно греховная жизнь становится причиной его несчастий.
Разумный человек получает знание из ведических шастр и не
грешит; менее разумный – на собственном опыте, попадая в
плохую ситуацию, а глупец, каким оказался Шанти, снова и
снова пережевывает жеванное, оставаясь рецидивистом,
закоренелым преступником. Постфактум можно судить об этом
на примере других, на собственном опыте и, руководствуясь
шастрой, но из-за детского упрямства Шанти не желал
признаться себе в этом. Досадно!
Как и когда наши пути с Шанти пересекались в прошлом –
известно только Богу.
Каждый старается написать о себе лучше, чем есть на самом
деле, оттеняя и преувеличивая достоинства и ретушируя
недостатки. Идеализируя, люди создают себе святых и
кумиров. У некоторых это происходит из стремления
возвеличить себя, но у других – установить истину, идеал
жизни.
Людям свойственно стремление к высшему. Однако, введенные
в заблуждение материальной природой (гунами страсти и
невежества), они рисуют себе идеал соответственно своему
пониманию, забывая о Верховной личности Бога, недосягаемой
для грязи этого мира. Вместо того чтобы прогрессировать, они
деградируют, постепенно сползают в яму материального
существования. Таким оказался Шанти. Получив милость от
Шрилы Прабхупады, он начал с аскезы, а кончил унижением,
начал с высокой ноты, а кончил на низких тонах. Где и когда
это произошло? Душа воплощается в этом мире множество раз
и, совершая действия ради чувственных наслаждений,
запутывается в сетях кармы, погружаясь все больше и больше в
неведение. Только уповая на милость чистых преданных, она
может возродить свое дремлющее сознание Кришны и никак
иначе.
Этика гласит, что нужно говорить людям только приятную
правду, но когда речь идет о философии сознания Кришны, то
необходимо отбросить формальности и ради блага других
говорить правду, опираясь на шастру, и ничего кроме правды.
Моя жизнь не является безупречной, но мое стремление к
истине не вызывает сомнений; оно может вдохновить других
последовать моему примеру, поэтому я говорю об этом.
Прямодушие – это синоним вайшнавизма.
КОГДА ФИЛОСОФСКИЕ ДИСКУССИИ СТАНОВЯТСЯ
КРИМИНАЛЬНОЙ ХРОНИКОЙ?

Особых дел в Москве у меня не было, и я взял билет до Минска,


но за день до этого позвонил Шанти.
-Харе Кришна!
– Хари бол… ты в Москве?
– Да, если хочешь, давай встретимся.
– Ну, ты знаешь, сейчас я занят… может быть, завтра…
– Завтра я уезжаю…
После некоторой пауза Шанти сказал:
– Ну ладно, давай утром созвонимся.
На следующий день утром где-то в районе 10 до полудня
раздался звонок.
– Харе Кришна.
– Это Мурали Мохан?
– YES! Who is it? – Спросиля.
– Меня зовут Дима. Преданные дали мне ваш телефон. Я читал
ваши книги и статьи в интернете. Мне нравится ваша
независимая позиция и ваше настроение… Иногда я посещаю
нама-хатты ISKCON и ищу себе гуру… Я знаю, что Вы завтра
уезжаете и хотел бы с Вами встретиться, чтобы получить
даршан.
– OK. Давай встретимся через час, – ответил я в своей обычной,
довольно свободной манере. – Можешь?
– Через час я не могу, живу в Царицыне… звоню с чужого
телефона…
– Хорошо, приглашай к себе…
– Нет, сейчас я Москве. Пару часом мне нужно, чтобы
собраться; я еще не прочитал мантру…
– Хорошо, когда закончишь, позвони.
– Договорились.
В результате того, что я принял Нарайану Махараджа своим
Гуру, отношения с ISKCONом у меня несколько обострились, а
после того как я написал открытое письмо Бхакти Вигьяне
Госвами и поместил в Интернете, эти отношения приняли
открыто враждебный характер.
Хотя по поводу недавних Челябинских событий Бхакти
Вигьяна принес мне извинения, однако остался при своем,
упрекнув меня в том, что я реинициирую учеников Гуру
ISKCONа. То, что этот молодой человек, назвавшийся Димой,
связан с ISKCONом, но при этом предпочитает мое общество,
естественно, меня подкупало. Встреча с ним для меня имела
свой расчет. Она представляла для меня возможность
отыграться… При этом я не имел иного интереса, кроме того,
чтобы оживить ситуацию, активизировать проповедь сознания
Кришны. Безотносительно того, куда люди пойдут: в ISKCON,
ко мне, в матх, или просто будут дома повторять «Харе
Кришна»… Я был уверен, что мои ученики и последователи
будут со мной. Нет смысла перетягивать одних и тех же, я
предпочитал проповедовать новым людям, укрепляя позицию
объединения «Санкиртана».
Было бы ухо!
Около 12 раздался звонок. Это был Дима.
– Часов в 12 я смогу подъехать на Измайловскую. Вас это
устраивает?
– Нормально. Как ты будешь выглядеть?
– На мне будет майка с Харе Кришна.
– Ну, а меня ты узнаешь…
Когда я рассказал Арджуне о своей встрече, он сказал:
– Мне это не нравится. Возьми меня с собой. Я побуду где-
нибудь поблизости и в случае чего подстрахую.
Арджуна был мастером спорта по вольной борьбе; какое-то
время был в команде Жириновского его личным шофером и
телохранителем.
– Я думаю, это тщетная предосторожность…
– Как знать, сейчас такой беспредел, что трудно предположить,
выходя из дому, вернешься ли обратно.
Он был прав. Когда в прошлый раз, мы парковались, у
подъезда стоял бронированный Мерседес, а возле,
прохаживались несколько автоматчиков.
– Что это?
– У нас на этаже живет один влиятельный человек, это его
личная охрана.
Удивляться не приходится, когда сами правоохранительные
органы могут принадлежать к различного рода группировкам.
В новостях по всем каналам сообщали о невероятном случае. В
Москве Полковник милиции в супермаркете открыл огонь по
покупателям. Были жертвы.
Как бы то ни было, Кришна говорит: «Во всем полагайся на
Меня и действуй под Моей защитой… И так осознавай Меня
полностью».
– Это так, но Кришна и подталкивает меня, чтобы я пошел с
тобой. – Ответил Арджуна.
– Не волнуйся. Если что, я позвоню тебе, жди звонка.
Пройдя весь застойный период, я обрел опыт проповеди в
экстремальных условиях, полагаясь на Кришну. И хотя,
казалось, уже все позади, но чувство опасности никогда не
покидает меня. Быть безрассудным не следует. Я всегда
чувствовал ответственность за миссию и перед моими
учениками, которые были порой наивны, как дети.
«Материальный мир – это не место для джентльмена, –
говорил Прабхупада. – Это очень опасное место… опасность
подстерегает на каждом шагу». Столкнувшись с трудностями
маловерные могут оставить преданное служение Кришне. Хотя,
годы репрессий позади, но испытания продолжаются.
В районе 12 я подошел к метро. Люди выходили и заходили.
Несколько человек стояли, поджидая кого-то. Не найдя ничего
подозрительного, я достал четки и начал повторять Харе
Кришна.
Какая-то женщина подошла и предложила мне листовку.
Наверное, христианка, сектантка… Я с пониманием относился к
проповедникам и миссионерам, поэтому всегда брал их
прокламации…
Минут через десять появился Дима. Он сразу направился ко
мне.
– Харе Кришна! – поприветствовал его я.
Он ответил тем же:
– Харе Кришна!
Какой приятный молодой человек, – подумал я.
Естественно, при звуках святого имени Кришны сердце
преданного тает. Когда кто-то говорит вам «Харе Кришна», вы
чувствуете присутствие Кришны и забываете об опасности. При
имени Кришны, которое не отлично от Него Самого,
преданный забывает все… только Кришна и ничего кроме.
Люди говорят, что Бог один. Это не так, что есть два, три Бога
или у каждого свой. Это значит, что нет ничего кроме Бога.
Каждый культурный, образованный и духовно развитый
человек должен это знать.
Кто бы кому не поклонялся, он поклоняется Кришне, но часто
делает это не так, как положено.
В соответствии с влиянием различных гун природы существуют
разные типы веры…
Те, кто имеют материальные желания, поклоняются
полубогам; те, кто едят мясо, не могут поклоняться Кришне
непосредственно, поэтому они поклоняются Его
олицетворению материальной природы богине Кали, или
творцу вселенной, Брахме, который также выступает в роли
Отца небесного.
Отойдя от метро по дорожке, мы углубились в парк и сели на
свободную скамейку.
– Ну, рассказывай, кто ты и как давно знаком с Харе Кришна.
Несколько смущаясь, Дима начал:
– Я бывал на лекциях Бхактивигьяны, но мне не нравится то,
что он делает и говорит… я не чувствую вдохновения, но когда
я прочитал ваши книги, я по-настоящему понял, что такое Харе
Кришна… Интонация его голоса и манера говорить чем-то
напоминала мне Шанти.
– Наверное, Шанти дал ему мой телефон, – подумал я. – Никто
другой не знал, что я в Москве и сегодня же уезжаю… Мой
московский телефон известен был только ему. Когда я звонил
вчера, он, вероятно, высветился на его мобильнике.
– Вы знаете Бхарадваджа? – спросил Дима.
– Знаю. А где он сейчас, в Москве?
– Нет, в Днепропетровске…
– Когда Ананта Шанти принял санньясу, Бхарадвадж был его
слугой…
Воспоминания о нем вызывали во мне неприятные чувства,
поэтому, я перевел разговор на философские темы сознания
Кришны…
– Кришна в сердце каждого существа: полубога, животного,
насекомого, христианина, буддиста, верующего и атеиста.
Сказав это, я потянулся к своей сумочке и достал свою новую
книгу. – Недавно я издал еще одну книгу, «Культура и религия
демонов»…
– Вы можете мне ее подарить?
– Да, конечно, давай ручку я тебе ее подпишу.
Оставив автограф, я протянул ему авторский экземпляр, после
чего достал караталы…
– Чтобы стать сознающими Кришну, мы повторяем и поем
мантру Харе Кришна…
– Постойте, я хотел позвонить своим друзьям. Они тоже хотели
с вами познакомиться, – остановил меня Дима.
– Отлично…
Я дал Диме свой телефон, и едва он набрал номер, как вдали
показались два парня его возраста. Похоже, что они приехали
вместе с ним, но разминулись.
Подойдя ко мне, один сел со мной рядом на скамейку, а другой
встал в отдалении как бы на стреме.
Взглянув на сложившуюся ситуацию, у меня непроизвольно
возникло некоторое беспокойство.
– Как тебя зовут?
– Кирилл. Я буддист…
– Хотя философия буддизма находится в противоречии с
бхакти, тем не менее, Будда – воплощение Кришны; он
проповедует ахимсу, ненасилие, которое помогает
обусловленной дживе воспитать в себе милосердие ко всем
существам. Своим последователям Будда запретил есть мясо...
Ты вегетарианец?
– Не совсем…
Предвидя недоброе, я взял в руки караталы и, мерно ударяя,
начал петь Харе Кришна.
Сначала я пропел Панчататтву… затем маха-мантру Харе
Кришна…
– Дима последовал за мной…
Волнение оставалось, сколько я не пытался подавить,
рассчитывая на могущество святого имени. Взглянув на ребят,
я подумал, что самое время встать и уйти.
В этот самый момент тот, кто назвался Димой резко встал.
– Ну ладно, хватит…
В его руке блеснул металлический предмет, напоминающий
кастет. Не успел я опомниться, как размахнувшись, со всей
силы он удалил меня по голове.
Я попытался встать со скамейки, и он ударил меня еще раз и
еще… Удар был столь сильным, что мог бы свалить быка. Из
раны на голове хлынула кровь. Сплошной пеленой она
застилала мои глаза.
В подобных случаях изображать смирение и непротивление злу
насилием было не в моих правилах. Взмолившись Кришне, я
взял в руки караталы и стал ими размахивать. Это немного
охладило пыл бандита. После чего, перехватив инициативу, я
стал преследовать его. Те двое, что пришли к нему на помощь,
оставшись в стороне, потихоньку ретировались. Увидев, что он
остается один, Дима побежал… я пустился его преследовать.
Как загнанный зверь, он стал метаться по парку. Сначала
побежал к метро, но, увидев выходящих людей, бросился в
другую сторону. Из его карманов полетели ключи, деньги,
книга, которую я нему подписал, и мобильник. Не теряя
самообладания, на ходу я подобрал книгу и его телефон.
Вещественное доказательство, улика.
Достал свой телефон и стал звонить Арджуне, но, увы, не мог
набрать номер. Во время потасовки потерял очки и теперь
ничего не видел. Наугад я пытался снова и снова, но
безуспешно… Попытался остановить какого-нибудь прохожего,
чтобы попросить его помочь мне. Видя меня, окровавленного с
пылающим ненавистью взглядом, все прохожие просто
шарахались. Помощи было ждать не откуда, поэтому ничего не
оставалось, как идти к Арджуне домой.
Подойдя к дому, у самых ворот, все же мне удалось набрать
номер.
– Мурали Мохан где, Вы?
– У дверей. Выйди, пожалуйста, и отвори калитку.
Через несколько минут появился Арджуна. Увидев меня
окровавленного, он оторопел.
– Что случилось?
– «Бандитские пули» – не теряя чувство юмора, ответил я.
– Я же тебе говорил, возьми меня с собой… Нужно срочно
вызывать скорую помощь и милицию.
– Подожди, не суетись,… напали, кажется, свои…
– Кто бы ни был, вызывай милицию, они разберутся. Зло
должно быть наказуемо. В данном случае, полагаясь на
Кришну, надо и самим что-то делать. Если ты помнишь, Шри
Рама избили. Он сопротивлялся. А когда его спросили, почему
не обратился к Кришне за помощью, то он ответил: «Нельзя
эксплуатировать Кришну; надо и самому прилагать усилия».
Мы вызвали скорую помощь и милицию.
О том, что я приехал в Москву, знали всего несколько человек,
а номер моего телефона был только у Шанти. В истории
религии это не единственный случай, когда философские
дискуссии заканчиваются криминальной хроникой.
Испокон веков самые кровопролитные войны возникают на
религиозной почве. Не случайно, Кришна говорит: «Оставь все
религии и предайся Мне!»
Только поднявшись над темой добра и зла и, обретя истинное
сознание Кришны, человечество может урегулировать свои
отношения, а, утвердившись в трансцендентном, открыть путь
к вечной жизни, исполненной знания и блаженства. Этот
материальный мир – не место для джентльмена. Привязанные
к чувственным наслаждениям, люди дичают; они пытаются
использовать религию в своих корыстных целях. «Что
хорошего в религии, заставляющей людей ненавидеть себя и
других? Разве она может принести какое-то благо своим
последователям? В чем тогда ее ценность? Человек, причиняя
под влиянием ненависти боль себе и окружающим, навлекает
гнев Господа и становится безбожником» (Ш.Б. 6.16.42).
Отказываясь служить Богу, человек становится беззащитным
перед силами материальной природы, которая причиняет ему
одни только страдания. Каждый должен служить Верховной
личности Бога, Кришне, выполняя Его указания. Анукульена
кришнанушиланам… Такое служение должно быть лишено
какой-либо корыстной цели. Только оно может полностью
удовлетворить потребности души. Бхагавата-дхарма – это
потребность души. Все эманирует из Кришны и все пребывает в
Нем. Поэтому все должно быть использовано в служении Ему.
В «Шримад Бхагаватам» сказано: «Раздираемые внутренними
противоречиями, все виды религий, за исключением
Бхагавата-дхармы, основаны на корыстных устремлениях и
разделении на чужих и своих, чужое и свое. Люди обращаются
к другим, низшим видам религии с целью уничтожить своих
врагов или обрести мистические способности, однако подобные
религии полны страсти и зависти и потому нечисты и
преходящи. Пронизанные злобой, они наполнены безбожием.
Такое умонастроение чуждо последователям «Шримад-
Бхагаватам». Они полностью поглощены сознанием Кришны,
считая, что Кришна принадлежит им, а они – Ему» (Ш.Б.
6.16.41).
«Бхагавата-дхарма (санатана-дхарма) свободна от
противоречий. В ней отсутствует понятия «моя религия» и
«твоя религия». Следовать бхагавата-дхарме – значит
следовать наставлениям Верховной личности Господа». Любое
религиозное течение, за исключением бхагавата-дхармы –
религии вечного служения Верховной Личности Бога, – это
просто организованное насилие над самим собой и другими.

Глава ЧЕТВЕРТАЯ

Я был в Минске у Панча-таттвы, когда раздался звонок.


– Наверное, это Вишакха.
Не глядя, я взял трубку и как обычно:
– Харе Кришна!
Каково было мое удивление, когда после некоторого
замешательства услышал незнакомый мужской голос:
– Это Михаил Николаевич?
От неожиданности неуверенно я протянул:
– Да…
– Михаил Николаевич, Вы получили уведомление?
– Нет.
– Так вот, вам необходимо прийти в суд по адресу: Парковая,
15, чтобы написать заявление. Комната 301, 4-й этаж, мировой
судья Широкова Надежда Михайловна…
– Позвольте, телефон Широковой.
– Нет необходимости, Вам лично нужно прийти и написать
заявление.
Голос был настойчивый, не терпящий возражений, и я
поддался.
– Хорошо. Когда прийти?
– В любое время с 9.00 до 16.00, кроме субботы и воскресения.
Разговор был неожиданный, поставивший меня в тупик.
Поразмыслив немного, я решил, что это, наверное, из
прокуратуры, куда пару недель назад я обратился с жалобой на
местную управу. Одно заявление я написал начальнику
милиции полковнику Акишину А. В., а другое в прокуратуру
Измайловского района. Из милиции послали мне уведомление
о том, что необходимо написать заявление, но когда мы с
Арджуной пришли, то выяснилось, что заявление подавать не
на кого, потому что бандитов не нашли. Вначале их нужно
найти, затем я должен их опознать и только потом писать
заявление.
– Зачем они вызывают меня на этот раз? – Путаясь в догадках,
я тут же набрал номер Арджуны и, услышав его сонный голос,
рассказал все, что произошло.
– Мне позвонили, вероятно, из прокуратуры и попросили
прийти в суд.
Арджуна был опытным человеком. Почувствовав недоброе, он
резюмировал:
– Зашевелились…
– Кто зашевелился?
– Бандиты. После того, как ты написал заявление прокурору,
над ментами установили прокурорский надзор, те сразу же
взялись за дело… Видимо, дело «стронулось» и бандиты
зашевелились…
– Логично. Меня пригласили в суд написать заявление…
– Не торопись. Из прокуратуры должна прийти бумага на твое
имя. Пока я ничего не получал…
– Ну, может быть, они решили просто обойтись звонком? Мне
же позвонили…
– Нет, нет… не будь наивным. Тот, кто звонил, как он
представился?
– Никак… Как обычно я сказал «Харе Кришна…» и, возможно,
он забыл назваться… Он спросил Михаила Николаевича, и я
сказал, что слушаю… тогда он назвал адрес суда, куда я должен
прийти, имя судьи… мы же там были.
– Не будь наивным. Бандиты всполошились. Как только ты
появишься в суде, тебя тут же пристрелят. Это засада.
– Слушай, Арджуна, брось фантазировать. Кому я нужен? Тому,
кто звонил…
– Он назвался? – не дожидаясь, пока я закончу фразу, прервал
Арджуна. – Если это официальный представитель, он должен
назваться: имя, занимаемая должность и прочее. Из
прокуратуры должны прислать бумагу. Пока не будет
письменного подтверждения, никуда ходить не надо. Едва ты
высунешься, тебя и подстрелят… они ждут. Послушай меня. Я
уже тебе и раньше говорил… если бы ты меня послушал в
прошлый раз, то…
– Что то?… если бы я пошел с тобой, то не меня, а тебя бы
побили…
Арджуна был мастером спорта по борьбе, личным
телохранителем Жириновского, но теперь у него что-то
случилось с ногами, и он еле передвигался. На его работе ему
дали машину, и только благодаря этому он мог работать. Чем
он сейчас занимался, мне было неизвестно. Но деньги ему
платили исправно и довольно приличные…
– Не бойся, на все воля Кришны. У тебя мания величия, ты
думаешь, что все только о тебе и думают. У всех свои проблемы.
Кому мы с тобой нужны? Дело выеденного яйца не стоит,
чтобы нанимать киллеров.
– Ты не прав, организованное нападение на представителя
религии, с применением оружия… Это не хулиганка, и даже не
нападение с целью ограбления… Это посерьезней. Этим
молодцам грозит лет шесть-семь, минимум. Поэтому если
Шанти связан с какой-нибудь националистической
группировкой, то они будут защищать его дружков. Они будут
пасти тебя сутками… Ждать, когда появишься в суде, чтобы
прихлопнуть. Тебе звонил их человек. Они знают твой
телефон… Если бы это был официальный представитель из
прокуратуры или милиции, он бы представился. И потом,
смотри, звонили не с общественного, а с мобильника.
– Да, но он же высветился… в моем телефоне.
– Ну и что!
Пройдя весь застойный период, я обрел опыт проповеди в
экстремальных условиях, полагаясь на Кришну. И хотя,
казалось, уже все позади, но чувство опасности никогда не
покидает меня. Быть безрассудным не следует. Я всегда
чувствовал ответственность за миссию перед Кришной и моими
учениками, которые были порой наивны, как дети.
Материальный мир – это не место для джентльмена, – говорил
я. – Это очень опасное место, где опасность подстерегает на
каждом шагу. Я всегда довольно легко переносил тяготы и
лишения, но я знал, что другим это вряд ли по плечу.
Столкнувшись с трудностями, маловерные и неофиты могут
оставить преданное служение Кришне.

ГОДЫ РЕПРЕССИЙ ПОЗАДИ,


НО ИСПЫТАНИЯ ПРОДОЛЖАЮТСЯ

С Арджуной мы были знакомы не первый день. В то время,


когда я жил в Чикаго, он несколько раз мне звонил, настаивал,
чтобы я приехал. В то время он имел небольшой бизнес,
поддерживал партию Жириновского и сулил мне золотые горы.
– Приезжай, я сниму тебе офис и мы начнем дело…
– Какое дело? Мое дело одно – я проповедую санкиртану Шри
Чайтаньи Махапрабху. Я – не предприниматель, а
проповедник.
– Ну, я и говорю: будешь проповедовать…
С тех пор прошло лет десять. Теперь, когда мы с ним
встретились, он обанкротился.
Арджуна был одинок и искал себе поддержку в духовном. Мне
это импонировало, и я готов был его взять под свое крыло.
Он питал ко мне дружеские чувства, и я отвечал ему
взаимностью. Когда я приезжал в Москву, мы встречались. Он с
удовольствием читал мои книги, помогал мне немного их
распространять, давал небольшие пожертвования, и так наши
отношения становились все более тесными.
Он вынашивал проект постройки ведического города и пытался
под это найти спонсора. Чтобы представить свой проект, он
решил написать альманах, в котором бы осветил все стороны
деятельности граждан этого ведического города, живущих
согласно варнашраме. Поскольку сам он не большой писатель,
то для участия в своем проекте он приглашал разных
преданных. Они писали ему статьи, и он оплачивал их работу.
Так в течение нескольких лет он составил довольно объемный
труд по устройству и функционированию такого города, делая
основной упор на системе ведического образования.
С виду занятие казалось благородным и цели достойными.
Единственное, что меня смущало, это методика.
С чего начать и чем закончить? Все упиралось в деньги. Он
считал, что написав такой подробный план, он сможет под него
найти спонсоров, взять кредит у банков.
Ознакомившись с его детищем, я нашел в нем много полезного
материала и предложил ему свое участие при условии, что его
проект станет частью моей миссии проповеди санкиртаны. Я
возьмусь пропагандировать его и привлеку своих людей к
этому, если он возьмется спонсировать мою проповедь, которая
включала публикацию и распространение моих книг.
Поначалу все шло гладко. Я приезжал к нему и проводил
небольшие киртаны и лекции, останавливаясь у него дома. Но
постепенно моя проповедь начинала входить в разрез с его
планами…
– Если ты построишь храм, но в нем поселятся собаки, то это
станет не храмом, а псарней, – говорил я,. – Аналогичным
образом, если ты построишь город, но в нем не будет ни одного
преданного Кришне, и тех, кто следуют принципам сознания
Кришны, то какой смысл в этом строительстве и в реализации
этого дорогостоящего проекта?
Если ты хочешь получить деньги – это одно, работай и
зарабатывай. Но если хочешь под сознание Кришны протащить
свои доморощенные идеи, не имеющее ничего общего с
сознанием Кришны, – то это другое. Если ты строишь
ведический город и пытаешься установить систему
образования, но нет ни одного человека, способного это
возглавить, то кому нужна эта система? Если нет брахмана и
преданного Кришны, который бы обладал соответствующими
качествами, тогда весь этот водоворот активности подобен
украшению мертвого тела.
– Ты у нас брахман.
– Города уже есть, но нет преданных. Какой смысл в
строительстве?
– Ты у нас преданный. Когда мы построим город, то потом
заставим людей жить по нашим законам, отказаться от мяса и
прочего…
– Нет, давай сначала заставим их отказаться от мяса, а потом
построим им город. Давай станем сами, по крайней мере,
преданными, а потом будем создавать город в сознании
Кришны. Уже все есть… Возьми Нью-вриндаван, Гита-нагори и
возьми ферму в Белоруссии – все есть, но нет преданных,
поэтому постепенно все это становится бесполезным. Если
проповедь санкиртаны приостановилась, если не
осуществляется санкиртана-ягья, то все остальное становится
просто кармической деятельностью и профанацией идей
ведической культуры.
Пытаясь отстоять свою позицию, он стал притягивать за уши
авторитет Прабхупады.
– Прабхупада говорил, что если они мясоеды – важно, чтобы
они начали пахать, работать… И мы из них сделаем
вегетарианцев.
– Хорошо, но если ты, живя с ними, сам станешь мясоедом?
Когда пресная вода смешивается с соленой, то порой трудно
понять: или соленая вода стала пресной, или пресная вода
стала соленой.
В заключение разговора я сказал:
– Я могу принять тебя в ученики, если ты будешь повторять
«Харе Кришна» – 16 кругов, как установил Прабхупада и
следовать принципам неукоснительно, принимая только
прасад.
– Мне этого не надо. Я в сознании Кришны…
– Тогда не о чем говорить. Даже если тебе не надо и ты
действительно в сознании Кришны, то, взяв на себя роль
лидера, ты должен показать пример другим, не подрывая
устоев религии.
– Достаточно того, что Вы, Мурали Мохан, у меня брахман;
даже если я ничему не буду следовать, то общение с тобой
решит все мои проблемы. Ты пойдешь в духовный мир, а я,
служа тебе, пойду вместе с тобой… – возразил Арджуна.
Он хотел выехать на мне, как говорят, «выехать на чужом
горбу»… Он полагал, что сначала построит город, а потом всех
жителей сделает сознающими Кришну.
– Я не боюсь смерти, – бравировал Арждуна. – Мне не нужно
освобождение. Я хочу оставаться здесь в материальном мире и
помогать людям. В ISKCON они повторяют «Харе Кришна», но
при этом ничего не делают. Бездельники!
– Да, но преданное служение – это и есть их занятие! Сознание
Кришны не купишь за деньги и силой никого не заставишь
предаться Кришне. Даже Кришна не может заставить...
Предоставив право предаваться или нет, Бог никого не может
заставить... Есть сила, но есть и свобода – без этого не может
идти никакой речи о любви и преданном любовном служении
Кришне.
Вечером, подъезжая к Москве, я позвонил Арджуне, и он
согласился меня встретить, но не прошло и часу, как
перезвонил и сделал отбой.
– У меня сегодня работа: срочно вызвали на предприятие
подписать какие-то документы. Меня ждет юрист, я застрял в
пробке… Извини, приехать не могу – подожди на вокзале.
– Лучше давай я куда-то подъеду.
– Ну, хорошо, я буду проезжать Белорусский, выходи и жди
напротив парковки, стоять там долго нельзя, поэтому жди меня
на обочине.
Это был четверг.

НАПАДКИ НА САЙТ

После того как я опубликовал «Харе Кришна вчера и сегодня»,


книгу выложили на сайт. Появились фото меня с Шанти, и
вскоре администратору сайта стали поступать угрозы: «Сними
фото, а не то…» Не выдержав давления, администратор сайта
подал в отставку.
После того как мы выложили полную версию «Харе
Кришна…», на сайт поступило несколько писем с весьма
неприличным содержанием и в весьма нецензурной форме. И
поэтому мы опустим их.
Шанти мне угрожал: «Тебе не помогут ни менты, ни Кришна».
Я ничего не ответил, выдержал паузу.
«Второй Бен Ладан – террорист по призванию», – подумал я.
Когда-то Шанти пытался взорвать СССР, используя сознание
Кришны в качестве бомбы замедленного действия, но
подорвался сам. Общаясь с материалистами, которым
проповедовал «Харе Кришна», постепенно сам попал под их
влияние и отошел от сознания Кришны.
Вскоре после того как он сказал, что даже Кришна мне не
поможет, в Интернете появилась объявление о том, что
«Шанти – первый «Харе Кришна» – попал в Госпиталь с
инфарктом».

Меня долго мучил вопрос: возбудить ли мне дело против


Шанти или оставить его на волю судьбы? Документы лежали у
прокурора. И я мог дать ход делу в течении пяти лет. Однако
все решилось естественным ходом событий. Возмездие пришло
незамедлительно – Шанти попал в реанимацию с инфарктом.
В течение нескольких недель вокруг этого был повышенный
интерес к Шанти со стороны общественности, в особенности
христиан. Они злорадствовали. Положение его было крайне
тяжелым. Но врачи отмечали живучесть Шанти. Я знал, что
Шанти выкрутится: Шанти еще нужен здесь.
Со стороны ISKCONа было много хвалебных отзывов, писем…
ПИСЬМО ОТ НАЛЕТЧИКА

Прошло какое-то время, и на мой ящик пришло несколько


писем от налетчика, который писал в вульгарной манере.

--- On Tue, 12/14/10, SOMNATHESHVAR


wrote:
From: SOMNATHESHVAR asurayana@gmail.com
Subject: Ты что мразь, стукач, по хорошему не понимаешь?
To: Muralimohandas@yahoo.com
Date: Tuesday, December 14, 2010, 5:50 PM
Твоим прихвостням сказали, что выкладывать чужие фото без
разрешения – не хорошо.
Или тебе мало было????
То, что ты стукач, сука – при совке стучал, и сейчас первым же
делом побежал ментам жаловаться, об этом скоро многие
узнают. И ты ещё получишь, если не уберёшь чужие фото с
Санкиртана.by.
Ты грозился меня найти – вот он я.

--- On Wed, 12/15/10, SOMNATHESHVAR


wrote:
Убери фотографии с ананда шанти. он тебе не давал
разрешения их размещать.

Я ответил ему в мягкой, снисходительной форме:


--- 17 декабря 2010 г. 10:47
пользователь Murali Mohan das
написал:
Вся слава Шри Шри Гуру и Гауранге!
Мой дорогой мальчик, прими мои благословения.
Мне приятно видеть твою заботу о Шанти. Так случилось, что
он был первым «Харе Кришна» в СССР и при встрече с ним,
где-то в 80 году, я окончательно решил посвятить себя
проповеди святого имени Кришны.
За это я всегда буду признательным ему, до сих пор питая к
нему дружеские чувства. Надо заметить, я – единственный, кто
отстаивал его авторитет перед руководством ISKCONа; когда
его терроризировали и предавали анафеме, я защищал его
перед отдельными фанатичными преданными, которые из
привязанности к Харикеше хотели его побить. Я отстаивал его
и перед бандитами…
В 2004 году я беседовал с Ним, записал наш разговор на пленку
и сделал фото, которые, возможно, ты видел на сайте. Эта
беседа вошла в мою новую книгу – четвертый выпуск «Харе
Кришна вчера и сегодня», в которой я попытался представить
дело более или менее адекватно ситуации и моему восприятию,
не претендуя на «объективность», потому что такого в природе
просто не существует. Есть субъект и есть объект, который
каждый может видеть по-разному; но в этом есть само
совершенство жизни, свои неоспоримые достоинства.
Великое разнообразие существует как в материальном, так и
духовном мире, который является высшей реальностью. К
сожалению, мой администратор сайта, поместив книгу,
вымарал это место и дал ее фрагменты. После того, как ты (или
сам Шанти) на него «наехали», с перепугу он оставил этот сайт,
и теперь им занимается другой преданный. Вся информация,
которую я нашел в Интернете с твоими откровениями и
угрозами, а также и самого Шанти, я скопировал и при случае
найду им подходящее применение.
Разумеется, после того инцидента я сделал медицинское
освидетельствование телесных повреждений и заявил в
милицию. Дело это в течение пяти лет можно возбудить в
любой момент. По мнению юристов, оно грозит ответчику до
шести лет лишения свободы.
Только потому, что дело касается Шанти, я его притормозил.
Если я дам ему ход – Шанти, может быть, и выскочит из него,
но тогда вся ответственность будет на тебе. Его упрячут в
дурдом, а тебя – за решетку. Это не «хульганка», а серьезное
криминальное дело, предварительно спланированное, в основе
которого – религиозная нетерпимость.
Поэтому ты не горячись, посылая мне свои угрозы. Я не сирота;
я – преданный Кришны, проповедующий безостановочно
более тридцати лет. За все время я не скомпрометировал себя
ни словом, ни делом. Многие из моих завистников уже
оставили преданное служение и живут как обычные карми; кто
сломался, не вынес трудностей и лишений, кто ушел в силу
материальных привязанностей; Шанти же одолело
вожделение, которое подобно бешеному слону ворвалось в
ухоженный сад – из-за совершенных им оскорблений. Поэтому
будь осторожен, бросая вызов своей судьбе и Богу – вершителю
судеб.
Подумай, на кого ты поднял руку. Раскайся и принеси мне свои
извинения. Раскаяние уменьшает бремя ответственности, и
жить становится легче.
То, что Шанти попал с инфарктом в госпиталь, что широко
освещалось в Интернете, должно послужить тебе
предупреждением. Запомни, «об этот камень преткнется еще
не одна нога».
Довожу до твоего сведения (и передай Шанти), что книга с
нашей беседой и моим комментарием уже вышла. Около 100
экземпляров я разослал по крупным библиотекам (один
экземпляр в центральной Библиотеке Ленина), несколько
экземпляров в международные библиотеки… Скоро «Харе
Кришна вчера и сегодня» войдет в анналы истории
возникновения и распространения сознания Кришны в этой
стране. Я не могу зависеть от случая или твоего мнения. Я не
твой слуга, а – Кришны; поэтому попридержи язык и смени
свой тон. Если я покривил совестью, то отвечу, но если ты не
прав, то там, где свершилось зло, упадет топор. Как говорят,
Платон друг, но истина дороже. В том и другом случае ты – мне
не судья. Не бери на себя больше, чем можешь.
Рассуди здраво, если я подам на тебя в суд, то все, кто с тобой
связан прямо и косвенно, будут против тебя, потому что тебе
придется давать показания против них и все ваши «делишки»
всплывут (я думаю, что это не единственное). Состроив гримасу
оскорбленного человека, Шанти выскочит, но ты попадешь за
решетку – тебе не отвертеться. Поэтому не буди лихо, пока спит
тихо. Если я дам ход делу, никто не сможет его остановить и
тогда все твои угрозы станут для тебя отягчающими
обстоятельствами при его рассмотрении.
Я жду от тебя раскаяний. Что касается Шанти, то после того,
как он устроил мне засаду, ему лучше умереть, чем жить с его
репутацией. Даже, если я его прощу, Кришна не простит, и если
Кришна простит, то пыль с Его лотосных стоп ему вынесет
приговор.
Посылаю недостающую главу из книги «Харе Кришна вчера и
сегодня». Продолжение следует. Героем и главным
действующим лицом в этом продолжении станешь ты, мой
неизвестный «друг». Когда книга увидит свет, то это, поистине,
станет бестселлером криминальной хроники в Сознании
Кришны. Жду от тебя ответа. Если хочешь получить авторский
экземпляр «Харе Кришна вчера и сегодня», напиши свой
почтовый адрес, кто-нибудь из моих учеников вышлет тебе
наложенным платежом. Харе Кришна.
Твой доброжелатель
Мурали Мохан дас.

Юродствуя, он ответил:
«Я очень раскаиваюсь и сожалею, что не убил тебя на месте
(шутка), тогда бы некому было ходить в милицию. стукачество
– ну это же пошло, не красиво, не по-мужски... и далее
объясняя ситуацию: через несколько дней я приехал туда с
адвокатом и двумя свидетелями, которые подтвердили, что
никто из нас тебя не трогал, ты ввёл меня в гипноз, украл мою
мобилу, а в милицию пожаловался, потому что я не
удовлетворил твоих гомосексуальных поползновений; менты
отнеслись ко мне сочувственно».
...Я путался в догадках, почему из прокуратуры не было писем,
после того, как я подал жалобу на управление милиции
Октябрьского района. После этого письма мне стало все ясно,
картина прояснилась, подводя дело к его логическому
завершению. Ну и дурак же этот налетчик. Сам все про себя
рассказал и выдал себя с головой. Бери его признание и сади
хоть сейчас в тюрьму. И разбираться не надо.
И далее… По-детски наивно он стал вызывать меня на
поединок:
«... приезжай ко мне в Царицыно, я здесь живу, практикую и
тренируюсь, меня здесь все знают, я выйду один, обещаю... вот
и решим все вопросы на месте».
Арджуна с перепугу думал, что мафия, группировка… А на
самом деле – детский сад: приняв дозу, налетчик сам не ведал,
что творил.
Далее пошла нецензурная брань.
«Хочешь… – плати деньги. Ты имеешь с проповеди, я – на
голяке сижу… вполне по-американски».
Закончил свое письмо «налетчик» уже полностью
деморализованным. Он решил соскочить, когда дело запахло
жареным.
«Книги я все читал, спасибо.
Тебе просто дали понять, что если ты уважаешь какого-то
человека – не надо ему срать, гадить, вредить. А ты этим
занимаешься. Звони Шанти и разговаривай с ним сам, я не
передатчик. Я – за себя отвечаю.
Бог для меня – мёртв... инстинкты чище и выше интеллекта,
воля к власти выше смирения...»
И он стал объяснять свою философию.
«Во-первых, если есть какие-то внутренние деструктивные,
агрессивные эмоциональные тенденции – надо практиковать,
чтобы их трансформировать, иначе они всегда обращаются
против их носителя, простое повторение мантры не является
практикой трансформирующей данные тенденции (гнев, злоба,
зависть, тщеславие, подлость) и т.д., мантра активизирует
природу, энергию, но не меняет её... меняет природу скорее
тантра, т.к. она основана на комплексном подходе, – похоже
это слова Шанти, которого он считал своим гуру, – Во-вторых,
мне и тем людям, которые меня окружают глубоко насрать на
кришнаитские разборки, поскольку мы кришнаитами не
являемся, поэтому вопросы кто кого гурее, махараджее, кто
кого куда инициировал и кто у кого сосал меня не беспокоят.
Первые мы ни на кого не нападаем, но если мне объявят войну,
я вынужден буду конечно защищаться, используя свои методы
обороны и навыки выживания».
Глупец! Отказавшись от Бога, человек спилил сук, на котором
сидел.

После чего я отписал:


Вся слава Шри Шри Гуру и Гауранге!
Дорогой SOMNATHESHVAR, прими мои благословения.
Спасибо за твои фотографии, напутствия и приглашение.
Дружище, но ты забыл написать мне свой адрес.
Что касается Шанти, то он свинья, потому что ввел тебя в
заблуждение.
Расскажу тебе по порядку. После того, как мы записали нашу с
ним беседу, я позвонил ему и сказал, что хочу ее выложить в
Интернете.
– Хорошо, – сказал он, – но сначала я должен ее посмотреть,
без моего согласия ты не можешь ее публиковать.
– ОК!
Я выслал ему текст и письмо, в котором сказал, что запись
представлена в том виде, как она есть, при этом, я оставляю за
собой право на комментарии текста. Согласись, я поступил как
джентльмен.
С этого времени прошло полгода. Ответа я не получил. И вот, в
очередной раз, когда я был в Москве, позвонил ему, чтобы
узнать его мнение о нашей беседе. Он стал изрыгать проклятия,
сказав, что не желает, чтобы я упоминал его имя в связи
сознанием Кришны вообще…
ОК! Это его право. И я решил отложить публикацию в долгий
ящик, не желая портить с ним отношения. Но вот на
следующий день раздался звонок. Это был ты. Все, что
произошло далее, нет нужды пересказывать. Честно говоря, я
не ожидал от него такой подлости, поэтому был не готов
воспринять ситуацию адекватно. Теперь, после всего, что
произошло, я умываю руки. Своим поступком он освободил
меня от всех обязательств по отношению к нему, и я свободен
от всех обязательств и по отношению к тебе. Не зная меня, ты
оскорбил меня. Он ввел тебя в заблуждение.
Дорогой мой, я прожил жизнь полную лишения, не покривив
душой, не нарушив своего обета и никого не заложив, не
предав, будучи сам всеми преданным. Милостью Господа я
прошел все испытания. Не зная меня, ты незаслуженно
называешь меня грязными словами… Разумеется, назвать
подлеца подлецом, а мошенника – мошенником – это не
оскорбление, а констатация факта, но обвинить или оскорбить
невиновного человека – непростительный грех. То, как с
подачи Шанти ты меня представил, – сплошной блеф; ты
говоришь с чужого голоса и про тантру, и про все остальное…
Поэтому вся ответственность за то, что произошло, на Шанти.
Ты – неплохой парень, но и ты введен им в заблуждение, и
теперь невольно попал вместе с ним под дамоклов меч. Я тебе
дал шанс, а у него его не осталось. Он похотливый человек,
выживший из ума, потому что всю жизнь пил яд чувственных
наслаждений и так совершил самоубийство. Таким образом, он
уже наказан.
… Что же касается твоих отношений к Богу, то расхожая
концепция БОГА нужна только для атеистов и православных,
чтобы держать народ в узде. В духовном мире такого не
существует. Там есть Кришна, который является другом Своих
друзей, возлюбленным гопи и убийцей демонов.
Слово «Бог» заезжено христианской идеологией до
отвращения.
Когда говорят, что Бог один, создается впечатление, что есть
много Богов. И теперь вопрос: «Чей бог лучше и чья религия
лучше?» Но сознание Кришны не есть религия. Это Бхагавата-
дхарма, просто чистое сознание. Мнение, что есть два Бога, три
Бога или у каждого свой – это чушь. Бог один – это значит, что
нет ничего кроме Бога (и таким Богом может быть только
Кришна). Люди не знают это, потому что не интересуются
Богом. Их интересуют только собственные потребности тела и
ума. Они не знают Бога, но берутся судить о Нем. Они просто
животные. Еда, сон, секс и оборона – это принципы
материальной жизни. Они для всех одни и те же… что для
животных и что для людей, которые живут подобно животным.
В этом смысле животная жизнь и материальная жизнь – это
синонимы.
Человек разумный происходит от дважды рожденного…
Духовная жизнь начинается с принятия духовного учителя и
определения своих обязанностей в системе варнашрама-
дхармы (четырех укладов социальной и духовной жизни).
Когда мы получили человеческое воплощение, время настало
задать вопрос: «Атхато брахма джигьяса» – что есть
Абсолютная истина?
Высшее проявление Абсолюта люди называют Богом. Кто
такой Бог? Определение этому мы находим у Парашара Муни.
Бхагаван (или Бог) – это тот, кто обладает шестью
достояниями: всем богатством, силой, славой, отречением,
знанием и красотой. Добавив к этому, Джива Госвами сказал:
«Бхагаван – это личность, повстречавшись с которой, человек
не может устоять, чтобы не служить Ей, будучи Ею
очарованным». По утверждению «Брахма самхиты», Этой
очаровательной личностью является Кришна. По словам Льва
Толстого, «если бы не было Кришны, то никто вообще бы
ничего не знал о Боге».
Для кого Он – творец, для кого – отец, для кого Он – природа,
деньги, секс или культличность – люди по невежеству просто
обожествляют все это. Кто бы не посулил им чувственные
наслаждения, он становится для них БОГОМ. Говоря о Боге как
творце, замечу, что Богу не надо ничего творить, потому что Он
– Бог и у Него все в порядке. Если кто-то творит (Брахма) или
разрушает (Шива) или даже Вишну, который поддерживает это
космическое проявление, по сути дела, является слугой Бога.
Кришна единственный, кто наслаждается всем… Поэтому Он –
Верховная личность Бога. Он – БОГ, который поддерживает
каждого, и каждый следует Его путем. Кришна заботится о
каждом живом существе в той степени, в какой живое существо
предается Кришне (Бх.г.4.11). Он равно относится к каждому, у
Него нет ни врагов, ни друзей. Однако, если кто-то питает
враждебные чувства к Кришне, то Кришна станет для него
врагом, если кто-то любит Кришну – Кришна станет для него
лучшим другом. Подумай сам, если Кришна станет на твою
сторону, то кто может тебе причинить вред? То, что произошло
полтора года назад – это милость Кришны и моя большая
удача…
Поскольку нет ничего кроме Кришны, то кто бы кому ни
поклонялся, он поклоняется Кришне, но делает это не так, как
положено. Эта длинная беседа…
Сейчас я издаю «Бхагавад-гиту» со своими комментариями.
Если тебе интересно, когда она выйдет в свет, ты сможешь
познакомиться с моей точкой зрения. Она не отлична от
предыдущих ачарьев Брахма-Гаудия сампрадайи. Мой тебе
совет: не горячись и не делай глупостей; у глупого человека
язык всегда вперед ума. Если человек научится контролировать
свою речь (язык), он победит похоть и овладеет искусством
ведения правильного диалога. Как сказано в «Бхагавад-гите»,
«чувства выше, чем мертвая материя (тело), ум выше, чем
чувства, разум выше, чем ум…». А душа превосходит и разум.
Инстинкт никогда не может сравниться с разумом человека,
когда он у него есть. Разум – это Сам Кришна. В «Бхагавад-
гите» Кришна говорит: «Я – разум разумного, сила сильного,
свободного от вожделения…» Кого Бог хочет наказать, Он
лишает его разума. Надо думать, что человек, живущий
инстинктами, лишен разума и уже наказан. Остепенись и не
беги вперед паровоза. Харе Кришна.
Остаюсь Твоим доброжелателем
Мурали Мохан дас
После этого моего письма налетчик пошел на попятную,
предлагая мне мировую.
Я недвусмысленно написал, что он должен принять меня своим
гуру – чтобы изгладить свои ошибки. Гуру – особое проявление
милости Кришны. В этой связи очень поучительна история с
Гададхарой Пандитом…
По прошествии времени я вспоминаю эту историю в
ретроспективе, давая комментарий. И друзья становятся
врагами, а слава и бесславие мало что стоят. Только Кришна и
тот, кто с ним связан любовным служением Ему, дает нам
истинное прибежище. Кришна никогда не подставит и всегда
будет на стороне того, кто ему поклоняется и служит со всей
искренностью.
Несмотря на все обиды и горечь, несправедливость по
отношению ко мне, я не собираюсь мстить. Здесь я привел
лишь факты. Я предоставляю каждому читателю самому судить
и делать оценку согласно его духовной реализации. На самом
деле никто не виноват: ни я, ни он, ни все, кто по воле
провидения были как бы участниками описанной истории. Не
удивительно ли, что столь возвышенная философия и столь
прекрасный образ жизни уживаются с неприглядными
картинами действительности – сочетание в человеке духовного
начала и материалистической сущности, двойственности добра
и зла, добродетели и порока.
С позиции вечной души и кармы, я не считал себя обиженным;
напротив все, что случилось я принял как милость Господа
Кришны, который дал мне силы и разум, чтобы описать все как
оно было на самом деле.
PS. Я не возбудил уголовное дело против Аната Шанти
(Пиняева) из дружеских сантиментов, а также памятуя, что он
как-то связан с Шрилой Прабхупадой и его движением
ISKCON.
***
Тем временем пока я писал и отписывал налетчику, появилось
сообщение: «Сегодня ночью в Москве от инсульта скончался Е.
М. Ананта Шанти прабху, первый вайшнав в России, ученик
Шрилы Прабхупады» 3.06.2013 www.hari-katha.org. Это было
печальное сообщение, но никто слезы не проливал. Правосудие
свершилось – справедливость восторжествовала.
О его уходе сообщили в Отделе по связям с общественностью
Центра общества сознания Кришны в России (ЦОСКР). Он
скончался в возрасте 65 лет в одной из московских клиник в
ночь со 2-го на 3-е мая от инсульта. О подробностях не
сообщается. Ровно три года назад Ананташанти Прабху уже
доставлялся в кардиологическую реанимацию, где ему был
поставлен диагноз «обширный инфаркт левого желудочка
сердца», однако тогда он довольно быстро пошел на поправку.
Ананташанти Прабху, первый советский вайшнав и
единственный из отечественных последователей Общества
сознания Кришны, кто лично встречался с Шрилой
Прабхупады и получил от него благословения на проповедь
учения Бхагавад-гиты.
История встречи Анатолия Пиняева с Прабхупадой подробно
описана в книге Сатсварупы даса Госвами «Прабхупада-
лиламрита». Это произошло в июне 1971 года в Москве.
Благодаря горячему энтузиазму Ананташанти Прабху эта
традиция начала быстро распространяться буквально по всей
стране.
Такова официальная сводка.
Чтобы немного охладить пыл лидеров ISKCON, и их страстное
желание казаться лучше, чем есть на самом деле, приведу
фрагмент из письма Киртираджа, которое он мне написал,
касающийся Ананта Шанти.
Киртирадж пишет:
...очень прискорбно, что ему (Ананта Шанти) пришлось
перенести такие несчастья за последние пять лет и,
несомненно, что лечение, которое он получал, оказало на него
некоторое неблагоприятное воздействие. Думаю, что все мы
понимаем это теперь. Я считаю, что все мы должны быть очень
добры к нему и поощрять его проводить большую часть
времени, «наверстывая» потерянное время, и жить мирной
жизнью в Сознании Кришны.
На самом деле Сам Киртирадж, будучи ответственным GBC по
восточной Европе и СССР, был очень счастлив тем, что Шанти
был в тюрьме и не мешал ему осуществлять его политику. К
такому заключению мы можем прийти, прочитав письмо
далее:
Разумеется, ему (Шанти) нужно проповедовать, но я думаю, что
было бы великой ошибкой, если бы мы поощряли его
путешествовать повсюду для проповеди. Я думаю, что ему
следует оставаться в Москве, мирно практиковать Сознание
Кришны и хорошо проповедовать философию, которая
содержится в книгах Шрилы Прабхупады. Я чувствую, что
будет большой ошибкой, если он возьмет на себя устанавливать
там общественную структуру нашего Движения.
До его заключения были постоянные споры и борьба между
ним и другими преданными, особенно в Москве. Это было не
очень хорошо для него или для любого из других преданных
там и, конечно, для вашего духовного учителя (Харикеши
Свами). И это, разумеется, не помогало распространять миссию
Сознания Кришны. Новые люди не воодушевляются к
Сознанию Кришны и не хотят быть частью нашей организации,
когда они подвергаются действию такой борьбы и ссор в нашем
«идеальном обществе». В действительности это – деслужение
для тех, кто искренне заинтересованы в Сознании Кришны. И
это обескураживает не только новых людей, но также и
старших преданных.
Следует отметить, как пишет Киртирадж, постоянные споры и
борьба между ним (Шанти) и другими преданными были еще
до заключения Шанти, особенно в Москве... Некоторые
утверждают, что лечение повлияло на Шанти, на его сознание
Кришны. Но как мы видим из письма Киртираджа, он и до
госпитализации имел некоторые расхождения с философией
Шрилы Прабхупады и проблемы в отношениях с другими
преданными.
Шрила Прабхупада часто говорил, что никто не может
заметить черного пятна на черной простыне. Но на белой
простыне очень заметно даже маленькое черное пятно. Итак,
наши преданные подобны белым простыням. И если есть в нас,
хотя бы маленький недостаток, людям очень легко его
заметить. Говорится, что «духовного учителя судят по его
ученикам». Так, если мы действуем неправильно, то люди
думают, что это является недостатком Шрилы Прабхупады или
Шрилы Харикеши Махараджи и Движения... Итак, нам нужно
понять, что мы больше не представляем самих себя, как было
до того, когда мы стали преданными, но каждый из нас
представляет всю традицию Гаудия Вайшнава. И все, что мы
делаем, отражается на нашу Сампрадайю, вплоть до Самого
Господа Кришны. В этой связи мы имеем великую
ответственность...
Мне было интересно прочесть в твоем письме, что ты
присутствовал в Риге на «Программе» со Шрила Харикеша
Махараджей. Это была настоящая программа, и я знаю
наверняка, что никогда не забуду ее за всю свою жизнь…

ПРИМЕЧАНИЕ:
В настоящее время ни Харикеша Махарадж ни Ананта Шанти
нет в движении сознания Кришны, и сам Киртирадж ведет
жизнь в упорной борьбе за выживание, наверняка забывая
повторять свои 16 кругов Харе Кришна мантры, которую он
получил при инициации от Шрилы Прабхупады.
Что к этому можно добавить? Время неумолимо, оно все ставит
на места, и вчерашние гуру ISKCON становятся обычными
карми, а преданные подобно Шанти становятся врагами
сознания Кришны. Есть такие, кто пытается списать недостатки
Шанти и его отклонение в преданном служении на
принудительное его лечение. Но на кого списать то, что Гуру
часто становится врагом сознания Кришны и собственных
учеников?
Все знают, что благочестивая и по-настоящему духовная жизнь
в обществе поддерживается на четырех столпах:
1) Милосердие;
2) Аскетизм;
3) Чистота;
4) Правдивость.
Все знают, но не все этому следуют.
Рассмотрим по порядку каждый из этих четырех
вышеперечисленных принципов.
Милосердие предполагает отказ от употребления
интоксикаций и поедания мяса, которое связано с убийством
животных. Но некоторые преданные опустились и до этого.
Став православными и воцерковившись, они едят мясо, а что
касается интоксикации, некоторые преданные вновь вернулись
к своим дурным привычкам и стали употреблять наркотики и
алкоголь. Это лишает человека милосердия.
Аскетизм – это добровольное ограничение от излишних
потребностей тела и ума. И здесь многие забыли вообще, что
такое аскеза...
Чистота – прежде всего чистота помыслов. Человек не должен
думать о чувственных наслаждениях и заниматься сексом ради
удовольствия. Но теперь GBC муссируют вопрос о сексе даже
для принявших отреченный образ жизни. Они хотят позволить
санньси заниматься сексом один раз в месяц.
И, наконец, правдивость. Факты необходимо излагать, как они
есть, чтобы люди могли знать как реально обстоят дела. Если
мы называем мошенника мошенником, это не является пустой
критикой, но констатацией факта. Мы предупреждаем людей,
чтобы они не попали в плохую ситуацию, доверившись
мошеннику.
В современном обществе мирская этика учит, что правду нужно
говорить только в том случае, если она приятна, но если мы
проповедуем и учим людей принципам духовной жизни, то
здесь нет ложных сантиментов. Мы обязаны говорить правду и
ничего кроме правды, опираясь на авторитет ведических
шастр. Правдивость – это качество настоящего брахмана и
символ вайшнавизма.
Мой отец учил меня: «Горькая правда лучше, чем слащавая
ложь!».
Однако в теперешней ситуации говорить правду легко, но не
безопасно. Чтобы не нажить себе врагов, теперь в ISKCON все
врут. Конечно, когда мы имеем дело с вероломными и
лживыми людьми или с коварной женщиной, то не время быть
правдивым. Но что касается общества преданных, то надо
заметить, что именно отсутствие излишней дипломатии и
правдивость, способствует установлению правильных духовных
отношений между преданными. Бхактисидханта в своих
наставлениях по этому поводу подчеркивал, что по-настоящему
ценятся только честные люди.
ISKCON ВСТАЛ НА ЗАЩИТУ ШАНТИ –
ХРИСТИАНЕ ЗЛОРАДСТВОВАЛИ

Из Дневника Его Святейшества Бхакти Чайтаньи Свами


«Путешествуя в служении Шриле Прабхупаде»
Архив дневника :: 2009 год :: январь (часть 1)
Дорогие ученики и друзья,
Пожалуйста, примите мои благословения.
Вся слава Шриле Прабхупаде.
Я пишу Вам из Вильнюса, из Литвы, я смотрю в окно и вижу
снег. Температура – около минус 10 градусов, и мы
оправляемся после Балтийского Зимнего Фестиваля, который
каждый год проводится в Каунасе. Каунас был одним из
первых городов в СССР, где появилась община преданных.
Шрила Прабхупада встретил Ананту Шанти в Москве в 1971, и
Ананта Шанти объехал весь Советский Союз с проповедью,
пока его не поймало КГБ, и он был заключен в
психиатрическую больницу на 4 года, где они испытывали на
нем все виды ужасных лекарств, от чего он никогда полностью
не оправился. Но он посеял семена бхакти на всей территории
СССР прежде, чем он был пойман, и Каунас был одним из
главных центров в те дни.

ОПРОВЕРЖЕНИЕ
В 1980 году – это был Год олимпийских игр – под видом
туристов приехали Киртирадж и Харикеша. В Риге, где
проходила с ними встреча, они были арестованы и выдворены
из страны без права въезда. С тех пор те преданные, которые
присоединились к движению, полностью лишились
руководства и опеки. Более того, отношение к Харе Кришна
местных властей стали заметно ужесточаться. Уже через пару
лет (где-то к 1982-83 году) все, кто мог проповедовать, были
изолированы. И можно было решить, что слабый росток из
семени, посаженного Шрилой Прабхупадой, был вырван с
корнем. Пиняев (Ананта Шанти) и другие, кто с ним, были
репрессированы.
Естественно, возникает вопрос: во-первых, если он (Ананта
Шанти) почти весь застойный период сидел в тюрьме, то, как
же и кому он мог проповедовать? Нужно быть совершенно
безмозглым человеком, чтобы поверить в эту вымышленную
историю о том, что Шанти распространил сознание Кришны в
этой стране. Во-вторых, когда Шанти выпустили из тюрьмы, он
с первого дня свободы решил отыграться, приняв
антагонистическое настроение не только к Прабхупаде но и его
движению, за которое он, как сам заявляет, «лучшие годы
провел в тюрьме». Все остальное время, вплоть до самой
смерти, он намеренно и направленно дискредитировал Харе
Кришна в глазах широкой общественности. Это и его беседы с
православными священниками, которым компрометация
сознания Кришны в СССР на руку, это и открытое богохульство
в среде преданных с целью подорвать веру у неофитов и тех, кто
еще остался к тому времени в ISKCON практикующим сознание
Кришны. Конечно, лидерам ISKCON удобно сделать Шанти
героем, святым мучеником, пострадавшим за веру, потому что
он (Шанти) – это единственное звено, которое связывает
русских преданных с западным ISKCON, где Прабхупада сам
лично проповедовал и руководил. Но история ISKCON в СССР
другая.
С приходом к власти Андропова и Черненко, наиболее правых
сил в правительстве, КГБ взялось за Харе Кришна в полную
силу. Единственный, кто оставался на свободе, был М. Шилов,
среди преданных известный как Маму Тхакур. С его именем
связан весь период становления Харе Кришна в СССР. В
настоящее время Маму Тхакур (он же Мурали Мохан дас), вне
ISKCON основал свою организацию Объединение Санкиртаны
и является учеником Шрилы Нарайаны Махараджа, с которым
у ISKCON принципиальные идеологические и философские
расхождения. Такова история, которую не удастся вымарать
или переписать под себя, пока он (Маму Тхакур или ныне,
Мурали Мохан) жив.

ПОСЛЕСЛОВИЕ
Встретимся на похоронах или
САМАДХИ ВО ВРИНДАВАНЕ

У кого жизнь заканчивается на кладбище под спудом


монастырских плит, у кого в крематории, а у кого в самадхи.
Неизменно лишь то, что она где-то и когда-то заканчивается.
Шанти умер в лечебнице, а прах Шанти под пение ведических
мантр за упокой поместили в святой Вриндавана-дхаме в
самадхи. Кощунство! Святотатство – помещать в самадхи
недостойную личность, как если бы святая дхама Вриндавана
стала собственностью или вотчиной ISKCON.
Для Анатолия Пиняева (Ананта Шанти), я думаю, было
большой неожиданностью оказаться после физической смерти
в самадхи во Вриндаване, в то время как его душа горит в огне
АДА. На самом деле Шанти просил, чтобы даже его имя нигде
и никогда не упоминали в связи с Харе Кришна и особенно в
истории ISKCONа. Он был той личностью, которая гуляет сама
по себе и не может быть под кем-либо. Это его слова. Он не
хотел, чтобы на его имени в отношениях с Шрилой
Прабхупадой спекулировали и строили политические планы,
делая свой бизнес на «божьем промысле», потому что он,
урожденный Анатолий Пиняев, считал ISKCON
паразитической организацией.
Не высокого мнения он был и о заслугах самого Шрилы
Прабхупады в деле распространения Харе Кришна в СССР.
Шанти присоединился к этому движению не из каких-то
духовных соображений, а исключительно по мотивам
несогласия с существующим порядком тоталитарного режима,
будучи по натуре диссидентом. Его отец пострадал в
сталинский период репрессий, и Шанти, сын своего отца, в
тайне вынашивал план его реабилитации. В определенном
смысле Шанти был реваншистом, и поскольку идеология и
философия сознания Кришны находится в оппозиции с
коммунистической доктриной, то он воспользовался ею ради
удовлетворения своих амбиций.
Когда я услышал, что Шанти сделали самадхи во Вриндаване, я
не был сильно удивлен. Шанти стал жертвой ISKCON, его
политики мирового «духовного» господства. Лидеры ISKCON
сделали из Шанти своего адепта, а его смерть попытались
представить, как смерть святого мученика, положившего жизнь
на алтарь распространения сознания Кришны в бывшем СССР.
Это глупость и наглость исконовских политиканов, которые
желают присоединить Россию к Западному ISKCONу. Шанти
является единственным, но весьма слабым звеном в их
интригах и политике навязывания своей модели сознания
Кришны. На самом деле они рады смерти Шанти, потому что
теперь он не может возразить им. Душа ушла, тело они сожгли,
а с его прахом они могут делать, что хотят. Решили построить
самадхи (мавзолей), используя его связь с Прабхупадой.
Возникает вопрос: «А был ли Анатолий Пиняев связан с
Шрилой Прабхупадой?» Сам Анатолий говорил: «Прабхупада
интенсифицировал мои естественные склонности. Он не
перевернул мою жизнь, а именно интенсифицировал, после
чего все легло в масть. Он интенсифицировал мои душевные
потребности». Заметим, игра слов: «душевные потребности», а
не «духовные», как хотелось бы лидерам ISKCON. В
христианской теологии прозелиты делают различие: вот –
душа, а вот – дух. Христиане не видят различие между душой и
телом, считая, что душа не может существовать без тела.
Следовательно, по их представлениям, душа может быть
христианской, мусульманской, индусской, русской,
ISKCONовской и прочей. Говоря, например, здесь русский дух,
здесь Русью пахнет, они усугубляют свои понятия, считая,
соответственно, что Бог, также может быть православным, а их
– индусским или еще каким-нибудь, при этом настаивая, что
Бог един. Так какому же богу молился Шанти?
Западный прагматизм и рационализм плюс восточная хитрость
нашли свое воплощение в ISKCON, детище Шрилы
Прабхупады. Прабхупада создал ISKCON, но, подобно аджагара
врити, черная змея незаметно вползла под видом его учеников
и воспользовалась не только материальным имуществом, но
попыталась прибрать к рукам и духовное наследие своего
духовного отца. Они спихнули Шрилу Прабхупаду,
единственного ачарью основателя ISKCON, с его вьясасаны и,
заняв его место, стали править свой бал. Такова неприкрытая
реальность истории этого столь мощного и по-настоящему
возвышенного духовного движения, когда оно попало в руки
недоносков.
Но и другие, кто не является членами ISKCON, тоже делают
свою политику на имени Шанти и его мнимой связи с
Прабхупадой, слагая дифирамбы и прославляя его. Грешное
Тело Шанти сожжено, но его дух витает и его прах живет в
самадхи во Вриндаване, а его сущность в стихах под общим
названием «Оргазм души» песни для Олеси.

Богиня-Дева возлегла,
Себя тут юношей накрыла,
Крылом мужчину вознесла…
Сладостные губы
Радостная Дева
Ноги раздвигая…
Уд вводя в промежность,
Уплывай в безбрежность
Там таятся Боги…
Тонкий аромат волос
Девы нежная промежность
Тот, кто знает в этом толк
Понимает всю безбрежность
Ограниченных размеров
Восхитительных пространств
Ощущая эту плотность
Погружаясь сразу в транс…
Это все, что осталась после Шанти[3]
Чтобы понять вкус пудинга нужно его попробовать. Не нужно
съедать мешок риса, достаточно пары зернышек, чтобы понять
готов он или нет.
Шрила Прабхупада часто цитировал слова Ямуначарьи,
который писал, что когда он стал вайшнавом, то при одном
воспоминании об интимных отношениях с женщиной, его губы
стали кривиться, и он сплевывал. Для блюстителя
нравственности и пуританина, каким является вайшнав,
строгий образ жизни, неукоснительное следование
нравственным нормам, требования морали являются
обязательными. Это часть вайшнавской этики. Даже если
человек имеет интимные отношения с женщиной и некоторые
сантименты, то это не принято выставлять напоказ, возбуждая
ум невинных и делая это достоянием широкой
общественности, как публичное шоу.
Так на моих глазах рушится идеал, установленный Шрилой
Прабхупадой, который я проповедовал и к которому стремился.
Возможно, что кто-то назовет это очередной иллюзией,
детским максимализмом. Но таково проявление явного,
открытого цинизма и оскорбления моего нравственного и, если
хотите, религиозного чувства, я не мог даже себе
предположить, когда много лет назад я познакомился с
сознанием Кришны. Вот такова метаморфоза. Но не это меня
пугает, а то что такое лицемерие становится нормой поведения
и принципом жизни ISKCONа, где каждый преданный дает
обет при инициации следовать 4 регулирующим принципам и
повторять Харе Кришна мантру 16 кругов, неукоснительно,
наперед зная, что он этому не будет следовать. Какой
неприкрытый цинизм и профанация!
Есть два типа неудачников:
1) Тот, кто не видел в жизни ничего хорошего;
2) И тот, кто видел нечто хорошее, но прошел мимо, не
воспользо-вавшись этим.
Какого типа йог-неудачник Шанти? Шанти относится к тем,
кто получил милость от Прабхупады, но не смог ей
воспользоваться в полной мере и прошел мимо. Однако те, кто
пытаются представить это дело в ложном свете, более всего
неудачливы, потому что становятся причиной страданий
других, распространяя и поддерживая заведомо ложную
информацию, перенося свой материальный опыт в духовную
сферу и так становясь сахаджиями. По словам
Бхактисиддханты Сарасвати, когда наши люди станут
сахаджиями, они будут более опасны, чем раньше, до того, как
познакомились с сознанием Кришны.
Во второйа главе нашей книги я описал то впечатление,
которое осталось от первого моего знакомства при встрече с
Шанти. Это было время, когда он более или менее адекватно
отражал идею сознания Кришны в этой стране. Но после того, в
результате возможных оскорблений, нанесенных преданным и
самому Шриле Прабхупаде, он занял прямо антагонистическую
позицию по отношению сознания Кришны, его умонастроение
и поведение приняло открыто враждебный характер. Вначале
он стал проповедовать что-то вроде язычества, пытаясь
противопоставить поклонение полубогам преданному
служению Кришне, затем русско-славянский шовинизм, под
видом реабилитации наркоманов подгребая под себя молодежь
со слабой психикой, и, наконец, закончил собственной
доктриной альвелен, сентиментального германского эстетизма
(миннезингеров). Опасаясь разоблачения и преследований со
стороны кришнаитов, Шанти нигде не обозначает себя,
действуя инкогнито через своих последователей, создав
общество Алберта Альвелена. Такую метаморфозу помутнения
сознания и поведения Шанти, исконовские прозелиты
списывают на годы его тюремного заключения и результат
принудительного лечения. Но самом деле таким он и был с
самого начала, но пока он следовал Прабхупаде, это не
проявлялось. То же самое можно сказать и о других лидерах
ISKCON.
Приведем пример из Махабхараты. Когда сражение
закончилось, Кришна сказал Арджуне: «Сходи с колесницы».
Арджуна возразил: «Нет, ты первый», но Кришна настаивал
«Быстрее сходи с колесницы!» и когда Арджуна сошел, а
Кришна за ним, то колесница вместе с лошадьми тут же
взорвалась. Бхишма уже поразил ее своими мистическими
стрелами, но пока Кришна был в колеснице и поддерживал ее,
Арджуну никто не мог победить, и с колесницей ничего не
могло случиться. Точно так же и ISKCON. Пока Прабхупада
поддерживал их своей мистической силой преданности
Кришне, некоторые из его учеников даже стали Гуру, но как
только они уклонились от наставлений Прабхупады, и
Прабхупада оставил их своей милостью, то они стали
обычными карми, какими и были. Их собственная карма
уничтожила их.
Трудно провести границу и установить единственно верное
понимание реального положения, переход одного состояния в
другое, диаметрально противоположное. Но истина одна –
сознание Кришны трансцендентно, оно не может быть
подвержено влиянию психоделических и наркотических
веществ. Оно или есть, или его нет. Поэтому оставим
заблуждения. Сознание Кришны не может исчезнуть, если оно
есть и не может возникнуть, если его нет, под воздействием
психотропных, психоделических и медикаментозных средств и
препаратов. Об этом говорил и Шрила Прабхупада своим
первым ученикам, которые пытались достичь самадхи с
помощью наркотиков. Из этого следует, что Шанти кем был,
тем и остался (с маниакально сексуальными идеями и
амбициями) и поэтому обожествление его фанатичными и
сентиментальными людьми недопустимо.
И еще, Бхакти Вигьяна Госвами Махарадж знает о Шанти
значительно больше, чем то, что он сказал о нем на похоронах,
что пишет Википедия и что их связывает на многие жизни, о
чем другие могут не знать и даже не догадываться. Бхакти
Вигьяна с Шанти останутся вечными врагами. Почему? Потому
что именно с его подачи (в то время Вадима Тунеева) Шанти и
был осужден. К сожалению, за давностью лет мало кому придет
в голову ворошить документы. Кто старое помянет, тому глаз
вон!
На этом я заканчиваю – мое время истекло. Оставим ISKCON
наедине с его проблемами и уединимся под сенью лотосных
стоп Шрилы Прабхупады и истинных Гуру, найдя прибежище у
тех великих душ, которые, так или иначе, продолжают
следовать по стопам предыдущих ачарьев Брахма-Мадхва-
Гаудия сампрадайи, проповедуя святое имя Кришны. Их слава
разносится по всем трем мирам. Харе Кришна.
***
В свое время нас учили, что ISKCON – это тело Прабхупады, а
книги – Его кровь. Прабхупада говорил: Если хотите понять
меня, читайте мои книги. Пока распространяются мои книги, я
не умру. Прабхупада живет в своих книгах.
Но вот ведущие ученики Прабхупады отравили своего Гуру, и
душа Прабхупады покинула ISKCON. Когда душа покидает
тело, то оно начинает смердеть. Тело без сознания – мертвое
тело. Сознание Кришны ушло из ISKCON вместе с Прабхупадой
(его душой) и ISKCONу пришел конец. ISKCON духовно мертв!
В своей книге «Реквием по ISKCON» я подробно описал это.
Душа Прабхупады в его книгах, Но теперь руководство ISKCON
начали переписывать и редактировать книги Прабхупады,
чтобы умертвить и его душу. Демоны!
Когда понятие дхарма становится адхармой, когда те, кто
призваны защищать дхарму, сами замешаны во всех
непристойных делах, когда гуру не способны защитить даже
себя от майи, не то, что своих учеников, то в это смутное время
искать защиту следует только у самого Верховного Господа,
Бхагавана Шри Кришны.
Не берусь комментировать! Профанация сознания Кришны
превышает все нормы вайшнавской этики. Лживость и
лицемерие руководителей и так называемых гуру ISKCON не
имеет себе равных. Своим поведением они порочат имя Шрилы
Прабхупады.

К этому добавлю замечание, которое сделал Бхарати Свами об


Ананта Шанти (К истокам сознания Кришны на Западе)[4].
Я нашёл эту очень важную лекцию, – пишет Бхарати, – и хотел
бы написать, как сам Ананта Шанти говорил о встрече с
Прабхупадой. Поскольку, в ISKCON принято внешне оказывать
почтение, а за спиной шептаться о том, какой он «отступник».
Я могу допустить, что Ананта Шанти мог испытывать
необычные, восторженные чувства при встрече с Прабхупадой.
Но мне он говорил, что Прабхупада был просто «чудной» и
всего такого тогда не было в Союзе. Им было интересно всё
новое. «Залезть в чемодан и уехать с ним» – это свалить из
совка, а не «предаться на веки». Прабхупада не был первым
индийским гуру, с которым встретился Ананта Шанти в свои 20
лет. Первым был гуру-шиваит Кундракуди Адигалар,
тамильский брахман. Из Индии постоянно кто-то приезжал. У
него были хорошие правительственные связи (мать работала
личной стенографисткой Иосифа Сталина), а также в
посольстве Индии. Также Ананта Шанти говорил, что
кришнаиты (ISKCON особенно) не могут в принципе знать, что
было во время этой встречи, поскольку они на ней не
присутствовали и поэтому выдумывают всякую чушь.
Инициацию он получил не «тут же», а спустя полгода
практики, Прабхупада прислал конверт с чётками и письмо, в
котором сказал, что даёт инициацию и духовное имя.
«Всё, что было во время встречи с Прабхупадой в Москве, знаю
только я. Сколько бы я им не рассказывал, они всё равно, либо
забудут, либо переврут, исказят. Я с самого начала отнёсся
критически, у меня никогда не было фанатизма или
оголтелости. Хамсадутта сказал: «Прабхупада дал мне всё». У
меня было не так, у меня уже было всё. Своими благими
качествами я обладал от природы, с рождения, а не благодаря
Прабхупаде, или какой-то инициации. Ему эта встреча была
нужнее, чем мне. Я не просил Прабхупаду об инициации. Он
предлагал мне даже деньги на развитие его миссии, но мне это
было не интересно. Он НЕ был моим Гуру, я просто делился с
людьми тем, что знал сам. Книги Прабхупады в подмётки не
годятся книгам того же Шридхара. Прабхупада портил людям
жизни, проповедовал человеконенавистническую идеологию и
жизнеотрицание. Он ненавидел женщин. Моя философия не
просто отличается от философии Прабхупады, она ему
полностью противоположна во всём. Моя философия близка к
индийской Тантре, а также к Чарваке Локаяте».

ФИЛОСОФИЯ ШАНТИ

Здесь мы должны вспомнить Карла Юнга и его учение


аналитической психологии, которая для Шанти стала
идеологической платформой борьбы с учением о бхакти
(сознания Кришны).
Карл Густав Юнг (26 июля 1875, – 6 июня 1961) – швейцарский
психиатр, основоположник одного из направлений глубинной
аналитической психологии.
Задачей аналитической психологии Юнг считал толкование
архети-пических образов, возникающих у пациентов. Юнг
развил учение о коллективном бессознательном, в образах
(архетипах) которого видел источник общечеловеческой
символики, в том числе мифов и сновидений («Метаморфозы и
символы либидо»). Цель психотерапии, по Юнгу, –
осуществление индивидуализации личности. На этом можно
было бы остановиться. Но чтобы дать четкое понимание
философии Шанти и ее отличие философии сознания Кришны,
а также если таковые есть, точки соприкосновения,
продолжим.
Немного о личности Карла Юнга в контексте нашей истории.
Юнг родился в семье пастора швейцарской реформаторской
церкви в Кесвиле в Швейцарии. Дед и прадед со стороны отца
были врачами. Карл Густав Юнг закончил медицинский
факультет университета в Базеле. С 1900 по 1906 год работал в
психиатрической клинике в Цюрихе в качестве ассистента
известного психиатра Э. Блейлера. В 1909-1913 годах
сотрудничал с Зигмундом Фрейдом, играл ведущую роль в
психоаналитическом движении: был первым президентом
Международного психоаналитического общества, редактором
психоана-литического журнала, читал лекции по введению в
психоанализ. Когда Юнг разошелся во взглядах с Фрейдом и
назвал его сексуальным маньяком, он оставил и занимаемую
должность.
14 февраля 1903 года Юнг женился на Эмме Раушенбах. Скоро
он стал главой большого семейства. В 1904 году познакомился
и позже вступил в длительную внебрачную связь со своей
пациенткой Сабиной Шпильрейн-Шефтель. Потратив годы
жизни на изучение либидо, Юнг сам стал жертвой вожделения.
Это ставит под сомнение и его учение и научные эксперименты.
В своих трудах Юнг охватил широкий спектр философско-
психологической проблематики: от традиционных для
психоанализа вопросов терапии нервно-психических
расстройств до глобальных проблем существования человека в
обществе, которые рассматривались им сквозь призму
собственных представлений об индивидуальной и
коллективной психике и учения об архетипах. Судя по всему,
длительная госпитализация в качестве подопытного кролика в
институте Сербского, а также знакомство с учением Юнга стало
в будущем философской основой формирования нового
сознания Шанти в его последние 10 лет.
Как известно, Юнг долгое время был связан с нацистами.
Мировоззрение Юнга оказало влияние и на Шанти, что
послужило началом проповеди идей фашизма. Отмежевавшись
от своей принадлежности к Харе Кришна, Шанти стал
использовать философию Юнга в целях разоблачения членов
ISKCON (хранение оружия и заключение Хамсадутты).
После окончательного расхождения с идеологией ISKCON,
Шанти под видом реабилитации наркоманов окончательно
погрузился в средневековый оккультизм. Из числа наркоманов
он создал себе группу поддержки...
Шанти, как и Юнг, считал, что каждый индивид появляется на
свет с «целостным личностным эскизом… представленным в
потенции с самого рождения». И что «окружающая среда вовсе
не дарует личности возможность ею стать, но лишь выявляет
то, что уже было в ней заложено». Приняв эту точку зрения
Шанти полностью отказался от Шрилы Прабхупады и его
влияния на духовную жизнь. Шанти выделял несколько
уровней бессознательного: индивидуальное, семейное,
групповое, национальное, расовое и коллективное
бессознательное, которое включает в себя универсальные для
всех времён и культур архетипы. Я знал Шанти в первые годы
становления сознания Кришны в СССР и последние, когда
Шанти попытался сформулировать свое учение о наследуемой
структуре психики, развивавшейся сотни тысяч лет.
Анализируя результаты тестирования наркоманов, Шанти
предпо-ложил, что некоторые сферы опыта у человека
приобретают автономный характер и не подчиняются
сознательному контролю. Эти эмоционально заряженные части
опыта по Юнгу Шанти назвал комплексами. В основе
комплекса, по его предположению, всегда может быть
обнаружено архетипическое ядро. Так, все дальше отклоняясь
от учения Кришны, а на самом деле никогда не понимая его,
отрицая и авторитет самого Прабхупады, Шанти создал нечто
похожее на помесь миннезингеров с трубадурами темного
средневековья, воспевая эротическое начало сутью всех
духовных процессов, спустив все на материальный уровень
сознания. Теперь этим страдает и все общество ISKCON,
уклонившееся от бхакти в сферу ментальных спекуляций и
психологии, астрологии и аюрведы, называя это мягкой
проповедью. Как правило, моральный конфликт, целиком
проистекающий из невозможности полного включения
сущности субъекта доподлинно возникает и становится
системой комплексов. Образно, травмирующие ситуации
откалывают от эго-комплекса кусочки, уходящие глубоко в
подсознание и приобретающие далее определенную
автономию. Упоминание информации, связанной с
комплексом, усиливает защитные реакции, препятствующие
осознаванию комплекса. Комплексы пытаются проникнуть в
сознание через сновидения, телесные и поведенческие
симптомы, паттерны отношений, содержание бреда или
галлюцинаций в психозе, превосходя наши сознательные
намерения (сознательную мотивацию).
В связи с этим стоит упомянуть о любовном романе Шанти с
Сатьей, о которой мы писали в первой главе. Шанти
проповедовал Сатье, а затем оставил санньясу и стал
сожительствовать с ней. Это была несчастная любовь, которая
нанесла глубокую сердечную рану. Когда Шанти был в тюрьме,
Сатья вышла замуж за Думракешу, которого подослали к ней,
чтобы вывести ее из СССР в Швецию для перевода книг
Прабхупады на русский. В результате этого фиктивного брака
неожиданно для всех родилась девочка. Это еще больше
усугубило состояние непринятия сознания Кришны и стало
причиной глубокой психической травмы для Шанти.
Сердечная травма стала причиной того, что, Следуя по стопам
Юнга, Шанти стал развивать гипотезу, согласно которой
мышление превалировало над чувством у мужчин, а чувство
имело более высокий приоритет по сравнению с мышлением
среди женщин. Но в последствии Шанти отказался от этой
идеи и создал сайт Айвелен на котором стал проповедовать
свою философию отличную как от Юнга, так и от Шрилы
Прабхупады....ТЕМНОЕ СРЕДНЕВЕКОВЬЕ ПРОШЛОГО для
Шанти стало его настоящим.
Ряд исследователей отмечает, что представления современного
оккультизма прямо соотносятся с аналитической психологией
Юнга и его концепцией «коллективного бессознательного»,
которая привлекает адептов оккультизма и деятелей
нетрадиционной медицины в стремлении научно обосновать
свои взгляды.
Отмечается, что многие направления оккультизма сегодня
развиваются в русле основных идей Юнга, которые
адаптируются к научным представлениям современности. Этим
болеют и современные кришнаиты, подобные доктору
Торсунову. Юнг ввел в культурный обиход огромный пласт
архаической мысли – магического и гностического наследия,
алхимических текстов средневековья и др. Он «возвел
оккультизм на интеллектуальный пьедестал», придав ему
статус престижного знания. Юнг был мистиком, и по мнению
исследователей, именно в этом следует искать подлинные
истоки его учения. Карл Юнг с детства находился в обстановке
«соприкосновения с другими мирами». Его окружала
соответствующая атмосфера дома Прейсверков – родителей его
матери Эмилии, где практиковалось общение с духами
умерших. Мать Юнга Эмилия, дед Самуил, бабка Аугуста,
кузина Хелен Прейсверк практиковали спиритизм и считались
«ясновидящими» и «духовидцами». Спиритические сеансы
устраивал и сам Юнг. Даже его дочь Агата впоследствии стала
медиумом.
Мёртвые приходят к Юнгу, звонят в колокольчик, и их
присутствие ощущает вся его семья. Вот он задает «крылатому
Филимону» (своему «духовному руководителю») вопросы
своим собственным голосом, а отвечает фальцетом своего
женского существа – анимы, вот в его дом стучат мёртвые
крестоносцы… Неслучайно психотерапевтическая техника
«активного воображения» Юнга разрабатывала принципы
общения с мистическим миром и включала моменты
вхождения в транс.
Точно также на Шанти всегда оказывало влияние его прошлое,
средневековье, спиритизм, магия, волшебство и собственные
болезненные состояния ума, которые он, Шанти, выдавал за
духовное видение. Он был изначально сумасшедшим
человеком, стремящимся к власти над умами, находя
покровительство то в оккультизме, то в магии, то в славянском
язычестве.
Вот философский базис Шанти (А. Пиняева), нашего героя, и
отношение к сознанию Кришны. Но после смерти Шанти
исконовские прозелиты создали ему ореол святости, поместив
его прах во Вриндаван в самадхи, что ставит под сомнение
философскую основу движения сознания Кришны, ставшего
известным благодаря проповеди Шрилы Прабхупады. Где и
когда мятежная душа Шанти встретилась с Прабхупадой в
прошлом,то ее ждет в настоящем и найдет ли она покой в
будущем?[5]
На самом деле Шанти был единственным и слабым звеном
между западным ISKCON и российским самобытно
развивающимся сознанием Кришны. И чтобы связать его с
Учением Прабхупады, исконовские прозелиты прилагают
усилия, пытаются реабилитировать Шанти в собственных
глазах, вылезая из кожи и создавая миф о его святости и связи
с Прабхупадой.

Послание Индрадьюмны Свами на уход Ананта-Шанти прабху.

Дорогой Ананта-шанти Прабху,


Прими, пожалуйста, мои поклоны.
Слава Шриле Прабхупаде!
С глубочайшим сожалением узнал я о твоём недавнем уходе. Я
редко выражаю свои эмоции, если делаю это вообще, но,
услышав о твоей смерти, я упал и заплакал, ибо ты всегда был
для меня настоящим героем.
Эти слова Индрадьюмны «упал и заплакал» у нормального
преданного Кришны и обычного читателя вызывают усмешку.
По замыслу Господа, ты встретил нашего духовного учителя
Шрилу Прабхупаду в его первый приезд в бывший Советский
Союз в июне 1971го.
Обратим внимание: здесь Индрадьюмна говорит о первом
приезде Шрилы Прабхупады так, как будто Прабхупада
приезжал в СССР неоднократно…
Зная твоё сердце, он всего через несколько дней дал тебе
посвящение и наставление распространять движение Господа
Чайтаньи по всей стране.
На самом деле инициацию Шанти получил спустя полгода
заочно по письму (из письма Бхарати Махараджа).
Вера Шрилы Прабхупады в тебя была явлена, когда он сказал о
тебе: «Чтобы проверить, готов ли рис, достаточно взять одно
маленькое зёрнышко», таким же образом можно судить по
целой нации, понаблюдав за одним из представителей её
молодёжи.
С благословениями Шрилы Прабхупады ты бесстрашно
продолжал распространять святые имена по Советскому Союзу,
часто подвергаясь огромному риску. Поначалу ты действовал
один, но ты сделал новых преданных, и вскоре их проповедь
стала причиной великой тревоги среди коммунистических
лидеров того времени. В 1981-м в «Коммунисте», официальном
журнале Коммунистической партии, Семён Цвигун,
заместитель главы КГБ, тайной полиции, написал в своей
статье, что «существует три основные угрозы советскому образу
жизни: западная культура, рок-н-ролл и Харе Кришна».
Рок-н-ролл отошел в прошлое, а сознание Кришны как
дешевое шоу представлено в американской упаковке. Сегодня
под видом сознания Кришны насаждается западная культура.
Является ли это вообще сознанием Кришны, которое принес
Прабхупада?
Такое предостережение, однако, не могло сдержать тебя, и ты
продолжал проповедовать сознание Кришны с великой
энергией. Через 11 лет твои усилия, в конце концов, привлекли
внимание КГБ, и в 1982-м тебя арестовали. – пишет
Индрадьюмна Свами. – В ожидании суда, тебя заключили в
Бутырскую следственную тюрьму. В июне 1983-го ты был
осуждён и признан виновным в «нарушении личностных прав
граждан путём проведения религиозных обрядов». В качестве
наказания вместо тюрьмы тебя отправили в страшный
смоленский специальный психиатрический госпиталь. Это
позволило заинтересованным лидерам «сверху» удерживать
тебя там любое удобное количество времени. В психушке тебе
постоянно кололи галоперидол, лекарство-нейролептик,
приводящее к лицевым мышечным судорогам и торможению
умственной деятельности.
Здесь Индрадьюмна пытается склонить читателя к мнению и
доказать, что Шанти был в сознании Кришны, но отошел
только потому, что его кололи психоделиками и
релаксаторами.
В апреле 1986-го тебя переместили в специальный
психиатрический госпиталь в Орле, где продолжили
применять ту же серьёзную обработку.
К тому времени ты и другие преданные, заключённые в
тюрьмы Советского Союза, привлекли внимание
международных организаций по защите прав человека и
преданных нашего движения из разных концов света.
А лучше сказать что западные прозелиты использовали этот
факт в своих пропагандистских целях и выкачали из
правительства того же США не малые средства ради
собственных чувственных наслаждений, чтобы организовать
антисоветскую пропаганду, подливая масло в огонь американо-
советских отношений.
Заметим, в России в то время сознание Кришны считалось
идеологической диверсией ЦРУ.
Когда в психиатрический госпиталь начали поступать
множество писем и телеграмм, персонал привязал тебя к койке
и начал колоть большие дозы препарата сульфазин. В
результате его применения ты страдал от высокой
температуры, болей и галлюцинаций.
Возникает вопрос: какое отношение или, лучше сказать, связь
между сульфазином, высокой температурой, галлюцинациями
Шанти, телеграммами и письмами? Со слов Индрадьюмны
можно подумать, что шанти привязали к кровати, потому что
стали поступать письма и телеграммы преданных.
Когда твоя жена навестила тебя в госпитале и спросила
докторов, когда тебя освободят, они ответили: «Восприятие
жизни и реальности человеком лечится не слишком быстро».
Здесь Индрадьюмна упускает очень важный факт, что Шанти
принял санньясу, т.е. монашеский образ жизни от Харикеши
свами, и пока он следовал своему обету, он находился под
защитой Кришны. Его несколько раз задерживали, но каждый
раз отпускали. Кришна реально его защищал.
Когда же он нарушил обет санньяси и связался с женщиной,
его тут же спеленали и упрятали на принудительное лечение.
Нарушение обета безбрачия стало причиной ареста Шанти. Бог
шельму метит!
Через несколько лет тебя освободили, но, будучи серьёзно
затронут нечеловеческим отношением в тюрьме, на некоторое
время ты отошёл от преданного служения и общения с
преданными.
Некоторые американские ученики Прабхупады считали
наркотики, в частности ЛСД, средством достижения духовного
сознания, просветления, но Прабхупада отрицает влияние
фармакологических средств на сознание. Он говорит, что
психоделические и медикаментозные средства могут повлиять
на нервную систему и умственную деятельность, но не могут
повлиять на сознание.
Конечно, никто не может обвинять тебя за это, ведь это,
очевидно, стало результатом отвратительных наркотиков,
которыми тебя накачивали во время заключения.
К этому добавлю, что, когда Шанти связался с женщиной, и
оставил санньясу, тот же Индрадьюмна в числе других считал
Шанти отступником и относился к нему как прокаженному.
В последние годы ты восстановил тёплые отношения со
многими преданными и возобновил практику сознания
Кришны.
Но и здесь Индрадьюмна врет наглым образом, потому что
Шанти не собирался восстанавливать практику сознания
Кришны, которой и раньше не придавал серьезного значения,
более того, он воспылал лютой ненавистью к сознанию
Кришны уже потому, что то американское сознание Кришны и
русский фанатизм, с которым он встретился, вызвали в нем
самое глубокое неуважение и презрение. Это факт, что
некоторые поборники Харикеши даже хотели его поколотить.
Мой дорогой духовный брат Ананта-шанти, я не сомневаюсь,
что, после оставления тела ты был доставлен прямо в духовный
мир, где Шрила Прабхупада лично встретил тебя и занял в
служении. Несомненно, жители этой трансцендентной обители
устроили великолепный праздник в твою честь. Безусловно, ты
это заслужил.
В духовный мир нельзя попасть по протекции GBC и
Индрадьюмны Свами, уже потому что самим членам GBC и
Индрадьюмне Свами не гарантированно, что они туда попадут.
Более того, за их греховное прошлое и настоящее скорей всего
их ждет легкое путешествие на адские планеты.
Жертвы, на которые ты пошёл, распространяя сознание
Кришны, страдания, которые ты пережил, исполняя миссию, и
решимость, проявленная в следовании указанию нашего
духовного учителя, встречаются очень редко даже среди Гаудия
Вайшнавов.
На самом деле страдания Шанти – это расплата за греховное
прошлое. Это его греховная жизнь, плохая карма. Это не имеет
ничего общего со служением Кришне Гаудия Вайшнавов.
Шанти не является преданным Кришны.
Пусть же все Вайшнавы узнают о твоих подвигах. Пусть они
удостоят чести ту боль, через которую тебе довелось пройти и
веру, которая возродилась в тебе, несмотря на все попытки
коммунистических лидеров разрушить её. Вечная память!
Будем же вечно помнить о твоём уникальном вкладе в
движение санкиртаны Господа Чайтаньи.
Преданные никогда не видели, чтобы Шанти когда-либо
участвовал в санкиртане, совместном воспевании святого
имени, не было случая, чтобы он вел киртану или сам в ней
участвовал, будучи совершенно безразличным,
индифферентным к преданному служению. Более того, многие
преданные не раз слышали от Шанти прямое, открытое
богохульство в адрес Кришны...
С твоего трансцендентного положения, пожалуйста, брось свой
взгляд на эту скромную душу и даруй мне подобную твоей
храбрость, чтобы распространять славу святых имён всё шире,
несмотря на величайшие препятствия.
С глубочайшим почтением и восхищением.
Твой слуга, Индрадьюмна Свами
Дневник странствующего монаха Том 13, глава 11
5 июня 2013 года

Столько пафоса, столько драматизма, столько вранья! Подводя


итог написанному, следует заключить, что лидеры ISKCON под
видом сознания Кришны устраивают просто шоу! В словах
Индрадьюмны свами нет правды и смысла. Это просто
политический трюк, с целью доказать связь Западного ISKCON
с русским Харе Кришна.
Конечно, среди мирских людей следует говорить правду, если
она приятна. Так же принято о покойнике говорить только
хорошо, потому что он – покойник и нас не подведет. Но то что
говорили эти же люди при жизни о Шанти... и какими словами,
я, будучи свидетелем, не берусь пересказывать. Но кое-что,
более или менее, в литературной форме из этого мы приведем.
В своих воспоминаниях о нем Вишвамитра Прабху пишет:
«Зимой Ананта Шанти был в Москве, и у него начались
проблемы. Он был санньяси, и мы знали его под именем
Ананда Тиртха Махарадж. Ананта Шанти – имя, полученное им
после первой инициации, мы узнали позже. Ему вернули это
имя, когда он потерял статус санньяси, женившись на одной
преданной. Мы наблюдали, как он стал близко общаться с ней,
старались ему намекать, писали духовному учителю. Гуру, в
свою очередь, писал Ананта Шанти. Но, в конце концов, Ананта
Шанти все-таки женился. Для многих преданных он потерял
авторитет, и это был духовный кризис. …когда мы поняли, что
в сознании Кришны не все так просто, а наш наставник,
которого мы считали учителем, оказывается, был не
совершенен и пал, потеряв статус санньяси, то это был
настоящий духовный кризис. … Мы организовывали
программы, но Ананта Шанти на них не приглашали».
Заметим, что это случилось до того, как Шанти попал в
психушку. Лидеры ISKCON скрывают факты. Почему? Потому
что это не в интересах ISKCON, организации за счет которой
живет очень много таких же падших санньяси. На самом деле
Шанти был честным человеком, и он никогда не
позиционировал себя как санньяси. Он никогда не считал себя
преданным Кришны и членом этой организации, его обманом
вовлекли во всю эту тусовку, желая протащить западный
ISKCON в бывший СССР. В настоящее время это не только
бросает тень на основателя ISKCON Шрилу Прабхупаду, но и на
все движение сознания Кришны. В действительности в ISKCON
нет ни санньяси, ни истинных гуру.
В свое время, отстаивая чистоту учения гаудия-вайшнавизма,
Шрила Бхактисиддханта Сарасвати Тхакур писал своим
последователям и ученикам: «Ценятся только честные люди.
Прямодушие – это символ вайшнавизма». Теперь же, отступив
от своих ачарьев, лидеры ИСККОН опорочили своим
поведением своего гуру Шрилу Прабхупаду и создали
прецедент недоверия к учению Господа Чайтаньи. Пока
человек не достиг полного самопредания Кришне, он обязан
следовать дхарме, т.е. принципам религии, которой является
варнашрама, не нарушая своих обетов и своим поведением не
дискредитируя духовное движение, которое поддерживается
ачарьями.
На этом наш рассказ о неудачливом йоге подошел к концу. Мы
благодарим наших читателей за то что они проявили уважение
и терпение прочитать эту книгу до конца. Разумеется, для
многих истинных последователей Кришны эти полные горести
слова не доставят большого удовольствия, но в целях
профилактики мы предприняли эти превентивные меры. Этого
не должно повториться. Как с казал один философ, только
дураки учатся на собственном опыте, я предпочитаю учиться на
опыте других. Пусть же эта история послужит
предупреждением для всех искателей приключений, которые
очень дешево принимают духовную жизнь и несерьезно
относятся к наставлениям своих авторитетов. Если вам самим
не дорога ваша собственная духовная жизнь, то, поверьте, до
вас вообще никому не будет дела.

[1] GBC – Governing Body Commission, руководящий совет,


созданный Шрилой Прабхупадой в 1970 году.
[2] BBT – Bhaktivedanta Book Trust, книжное издательство,
основанное Шрилой Прабхупадой.
[3] alvelen.com/verse/
[4] saraswata.ru/content.php?r=1817-
BharatiMj_u_istokov_propovedi_soznaniya_Krishny_na_zapade
[5] alvelen.com/phil/

Источник: https://www.chitalnya.ru/work/1877643/
При копировании материалов с сайта, активная ссылка на
оригинальный материал обязательна.
Все права защищены © chitalnya.ru