Вы находитесь на странице: 1из 8

Дмитрий Львович Гуревич

кафедра иберо-романского языкознания

Некоторые функции сочетания não é в современном португальском


языке

Португальский язык, как и любой другой естественный язык,


располагает определенным набором слов и словосочетаний, обладающих в
речи не номинативной, а исключительно коммуникативной функцией.
Такие слова, несмотря на почти двадцатилетнюю историю их изучения, так
и не обрели в русской лингвистике устойчивого наименования. В
отечественной литературе наиболее употребительным и наименее спорным
оказался термин дискурсивные слова [Киселева, Пайар, 1998]1, хотя
встречаются также термины речевые слова [Говорухо, 1996]2,
прагматические операторы [Падучева, 1990]3.
Основная речевая роль дикурсивных слов – служить знаками
базовых коммуникативных действий, а именно: говорения, интерпретации,
ответной реакции. Если имеет место говорение (= сообщение
информации), то это могут быть знаки логической или псевдологической
структуризации высказывания (quer dizer; isso; então; pronto; portanto ≈
‘то есть’; ‘таким образом’; ‘короче’; ‘тем самым’ и т.п.), либо знаки,
камуфлирующие в соответствии с законами лингвистической прагматики
паузы, сбивки и другие явления коммуникативных неудач, связанные с
невозможностью правильно закончить или изложить мысль (sei lá; bom,
quer dizer ≈ ‘ну’; ‘это’; ‘вот’; ‘значит’). Если имеет место интерпретация
(= толкование, вписывание полученных данных в имеющийся
информационный контекст), то это могут быть знаки, показывающие
правильность догадки слушающего относительно понимания услышанной
информации (quer dizer; portanto; então; não é ≈ ‘таким образом’;
‘выходит’; ‘значит’; ‘так?’), причем догадка считается правильной
только в том случае, если собеседник понимает высказывание именно так,
как понимает его сам автор. Если же имеет место ответная реакция (=
поддерживание либо не поддерживание услышанной информации), то это
могут быть знаки согласия или несогласия с услышанным (pois; pois é;
olha; ora; ora essa ≈ ‘вот именно’; ‘угу’; ‘знаешь/знаете’; ‘дело в том,
что’; ‘послушай/послушайте’).
Не следует забывать, что дискурсивные слова по своему
происхождению далеко не однородны. Лексемы типа olha ‘посмотри,
послушай’; então ‘итак, таким образом’; quer dizer ‘то есть, иными
1
Дискурсивные слова русского языка. Под ред К.Киселевой и Д.Пайара. М., 1998.
2
Говорухо Р.А. Семантика и прагматика союзов причины и следствия в итальяинском языке. АКД, М.,
1996.
3
Падучева Е.В. Между предложением и высказыванием: субъективная модальность и синтаксическая
неподчинимость // Revue des éudes slaves. Paris. LXII/1-2.1990.
словами’; sei lá ‘ну’; portanto ‘так что, таким образом’; não é ‘не так ли?,
разве нет?’ имеют различную морфологическую природу. Olha –
глагольная форма, então может быть наречием, а может быть союзом,
portanto – союз, quer dizer, sei lá, não é – не лексемы, а синтагмы,
находящиеся пути развития от свободного синтаксического сочетания к
лексикализации. (Лексикализванность сочетаний quer dizer и não é можно
доказать тем, что они не допускают расчленения или включения какого-
либо элемента внутри себя, в речи выделяются интонационно, позиция
ударения внутри синтагмы постоянна, в беглой речи часто принимают
редуцированные формы которые выглядят как [kr-dzer] или [né],
соответственно.)
Однако все эти дискурсивные элементы не выписываются в
традиционную структуру частей речи. Они не описывают мир или какие-
либо его части, а также свойства и состояния этого мира, как
знаменательные части речи, они не описывают отношения между
элементами мира, как предлоги, дискурсивные слова зачастую не передают
даже логические отношения между элементами высказывания, как союзы.
Их функция в речи близка к функции модальных частиц – они указывают
на отношение говорящего к своему высказыванию, и их изучение лежит в
области семантики и прагматики.
Дискурсивные слова – обоюдоострое оружие. Выражения типа quer
dizer, portanto, então, não é обладают двойственной ролью. С одной
стороны, эти средства нужны говорящему, который использует их для
риторически правильной организации своего высказывания (то есть так,
чтобы высказывание было адекватно воспринято собеседником), с другой
стороны, эти же слова и словосочетания помогают собеседнику правильно
понять каковы стратегии говорящего, иными словами, что именно хочет
сообщить говорящий, произнося то или иное высказывание, и каковы его
собственные логические или ассоциативно-психологические переходы от
одной мысли к другой, а также каковы его обоснования того или иного
суждения.
Как уже не раз отмечалось [Киселева, Пайар, 1998] дискурсивные
слова имеют много общего с модальными частицами. Как одни, так и
другие указывают на то, какой именно смысл вкладывает говорящий в свое
высказывание, иными словами, как следует интерпретировать лексико-
грамматическое содержание высказывания. Ср.
(1) Ele foi lá? – Foi, foi mesmo.[модальная частица]
Ele foi lá? – Acho que foi, não é? [дискурсивное слово]
Опираясь не анализ материала, можно выдвинуть предположение о
том, что различие между модальными частицами и дискурсивными
словами заключается в статусе, которым они обладают в структуре
высказывания. Модальные частицы входят в ассертивную часть
высказывания, это означает, что говорящий несет информационную
ответственность за них, в равной степени, как и за информацию,
содержащуюся в пропозициональной части высказывания. Модальная
частица, безусловно, модифицирует содержание высказывания, – это ее
основная языковая функция, – но наравне с другими элементами
пропозиционального содержания она может быть объектом дискуссии с
собеседником. Например:
(2) Temos só um ano. – Não, senhor, temos ainda um ano inteiro.
или в уже рассмотренном нами примере (1):
Ele foi lá?
Foi, foi mesmo.
Mas mesmo foi embora?
Дискурсивные слова, напротив, не входят в ассертивную часть
высказывания, а следовательно, не могут предметом дискуссии. Ср.
(3) Mas você está aqui há vinte anos, não é.
(3а) Explicava-lhes também assim, a, se lá, o que é que iam fazer?
Невозможно построить такое высказывание, где бы оспаривалась
информация, содержащаяся в não é или в sei lá.
Список дискурсивных слов португальского языка остается
открытым, так же как этот список открыт в тех языках, где активно ведется
их изучение, например, в испанском, французском или в русском языке. В
данной статье мы не ставим перед собой задачи исчислить
дифференциальные признаки дискурсивных слов, отметим лишь, что сам
факт их использования в речи свидетельствует об аргументативной
деятельности говорящего. Наличие дискурсивного слова в тексте – это
признак аргументации, что, кстати, не всегда справедливо в случае
использования модальных частиц.
Дискурсивные слова можно разделить на две большие группы. К
первой могут быть отнесены те из них, которые «помогают» собеседнику
адекватно интерпретировать авторское высказывание. Сюда могут быть
отнесены слова типа pois, olhe, bem, não é , чья основная функция – дача
согласия или несогласия с сообщаемым или запрос на согласие. Эти
элементы слабо связаны с синтаксической структурой высказывания.
Ко второй группе можно отнести такие дискурсивные слова как quer
dizer, portanto, sei lá, pronto, então . Их основной речевой функцией будет
связывание аргументативной части с остальным высказыванием. (В
работах по теории аргументации [Anscombre, Ducrot, 1983] 4
аргументативной называется та часть высказывания, в которой содержатся
основания для того, что говорящий сообщает собеседнику, причем он
считает свое сообщение для собеседника новостью. Таким образом,
аргументированное высказывание строится по формуле «Я сообщаю тебе,
что Р (новость), потому что, как ты знаешь, имеет место Q (аргумент, не-

4
Anscombre J.-C., Ducrot O. L’argumentation dans la langue. Bruxelles, 1983.
новость)5».) Речевые элементы типа quer dizer, portanto, sei lá, pronto, então
оказываются жестко привязанными к синтаксической структуре
высказывания и тяготеют в сторону логики (а чаще псевдологики в
изложении фактов) и близки по своим логико-синтаксическим значениям к
причинно-следственным союзам.
Можно сказать, что элементы первой группы оформляют
прагматическую рамку высказывания, а элементы второй группы придают
высказыванию истинно логичный или же внешне логичный характер.
Теперь мы можем перейти к более подробному анализу
дискурсивного слова não é.
Выражение não é крайне частотно в речи португальцев и почти не
завит от индивидуальной манеры говорить, как это случается, например, с
выражениями portanto или quer dizer, которыми многие носители языка
часто злоупотребляют. За высокой частотностью não é стоят несколько
различных речевых функций.
В разговорной португальской речи não é может выступать как
прагматически обязательный элемент, так и прагматически
факультативный. Прагматически обязательный характер não é
обнаруживается во фразе):
(4) e, portanto, sardinha é o peixe com que mais trabalham, não é?;
прагматически факультативный характер мы можем видеть в
высказывании:
(5) fazemos ovas de sardinha de caldeirada também que é muito bom,
filetes de cavala, e assim, essas coisas todas, não é.
Во примере (4) não é указывает на иллокутивную силу высказывания,
«объясняет» тип высказывания, превращая формально повествовательное
предложении в вопросительное по своей функции. В этом высказывании
элемент não é является запросом на подтверждение, которое, как
показывает более широкий контекст, дается. Собеседник, отвечая на это
высказывание, понимает, что, произнося não é говорящий ждет от него
вербальной реакции.
Примеры типа (5) более разнообразны по набору функций,
выполняемых сочетанием não é. Различные значения não é могут быть
обнаружены, если мы примем во внимание тип информации,
содержащейся в высказывании. Пропозициональное содержание
высказывания может принадлежать к одному из трех информационных
типов.
Первый тип мы назовем общим знанием (или топиком) – это
ситуация, при которой говорящий уверен, что собеседник владеет
информацией, о которой идет речь. Это такое знание, которое принадлежит
всем членам языкового сообщества. Классический пример – это
высказывания, содержащие общую оценку:
5
В данном случае аргумент понимается как известное и мотивирующее существование нового.
(6) o custo de vida é melhor, e o nível de vida é melhor, não é.
Второй тип мы назовем частным знанием – это ситуация, при
которой говорящий уверен, что собеседник никоим образом не владеет
информацией, о которой идет речь, и что единственным источником
информации является сам говорящий:
(7) o meu pai às vezes não queria ir trabalhar, gostava de trabalhar
nas terras dele e isso, e a minha mãe queria que ele fosse trabalhar
para ganhar dinheiro, não é?
Третий тип – это смешанный тип знания, который можно разделить
на два подтипа. К первому подтипу относятся ситуации, когда говорящий
сообщает собеседнику факты, которые он считает ему неизвестными
(иными словами, сообщает новость, а не аргументирует данность), в то же
время говорящий рассчитывает, что сообщаемые факты не будут
противоречить системе знаний о мире, которая имеется у собеседника.
Например:
(8) e é claro ao fim de uns certos meses as conversas esgotaram-se.
Tínhamos montes de livros que líamos, que discutíamos, mas as
tantas já não nos podíamos ver uns aos outros, não é? Começámos
a ficar com aquelas doenças proprias do isolamento, um
nervosismo tremendo...
Ко второму подтипу относятся ситуации, когда говорящий сообщает
собеседнику факт как аргумент, а не как новость:
(9) elas podem trabalhar, por exemplo, até às sete, oito, nove, dez,
onze, conforme, depende das sardinhas, não é.
Во фразах первого типа (общее знание) и во фразах третьего типа
(смешанное знание) употребление não é предполагает, что как говорящий,
так и собеседник владеют полностью или частично информацией о которой
идет речь. Например, во фразе
(10) [unimo-nos de tal modo, que onde quer que estejamos, um de nós
diz qualquer coisa, e toda a gente aparece, e somos realmente
muito, muito amigos.] A experiência humana foi nesse aspecto
muito válida, como agora se diz, não é?
(общее знание) элемент não é указывает на то, что говорящий считает, что
собеседник знаком с подобным положением вещей. На это указывает, по
крайней мере, три языковых факта. Во-первых, настоящее расширенное
(presente habitual) – agora se diz, – которое, в отличие от настоящего
момента речи (моментального) или настоящего исторического (presente
histórico), способно отражать действия регулярно повторяющиеся,
привычные, «абитуальные» и тем самым известные. Во-вторых, безличная
конструкция se diz, в отличие от определенно-личных конструкций типа X
diz или XY dizem, акцентирует факт совершения действия, а вовсе не
наличие фигуры деятеля, подчеркивая тем самым не «авторскую
уникальность» протекания действия или состояния, а, напротив, его
обыденность, частотность и, следовательно, широкую известность. В-
третьих, сравнительный оборот с союзом como: очевидно, что сравнение с
неизвестным фактом невозможно.
Во фразе
(8) e é claro ao fim de uns certos meses as conversas esgotaram-se.
Tínhamos montes de livros que líamos, que discutíamos, mas as
tantas já não nos podíamos ver uns aos outros, não é? Começámos
a ficar com aquelas doenças proprias do isolamento, um
nervosismo tremendo...
(третий тип, первый подтип – факт как новость) não é указывает, что хотя
говорящий считает, что собеседник не знаком именно с этой ситуацией,
ему должно быть в принципе известно подобное положение вещей. На
мнение говорящего о неизвестности данного факта указывает, во-первых,
употребление первого лица глагола (podíamos), которое несет информацию
о личном опыте говорящего (то есть это такая информация, которая в
принципе не должна быть известна собеседнику); а во-вторых, временной
маркер as tantas (‘в то время’), также указывающий на частный характер
действия, которое имело место только в определенное время и при
определенных обстоятельствах.
Наконец, во фразе
(9) elas podem trabalhar, por exemplo, até às sete, oito, nove, dez,
onze, conforme, depende das sardinhas, não é
дискурсивный элемент não é показывает уверенность говорящего в знании
собеседника о предмете разговора. На это указывает оборот por exemplo,
функция которого – выбрать, конкретизировать какую-либо часть
информации из более общего, но известного массива, а также настоящее
расширенное время глаголов podem, depende. В рассмотренном типе
высказываний não é является указателем на общий объем знаний, общий
информационный фонд, то есть ориентировано в пресуппозицию.
В высказываниях второго типа, когда говорящий считает, что у
собеседника нет и не может быть информации, о которой идет речь, não é
оценочную роль. В высказывании
(11) as vezes o miúdo chega as seis horas e todo roto, coitado, todo
esquisito, não é
элемент não é означает, что говорящий ждет от собеседника такой же
оценки относительно упоминаемых фактов. То же самое справедливо для
примера
(7) o meu pai às vezes não queria ir trabalhar, gostava de trabalhar
nas terras dele e isso, e a minha mãe queria que ele fosse trabalhar
para ganhar dinheiro, não é?.
Говорящий не ждет обязательной словесной реакции собеседника
типа «isso é horrivel или isso é bom», ему достаточно показать собеседнику,
что некоторая оценка подразумевается.
Итак, для фраз типа Tínhamos montes de livros que líamos, que
discutíamos, mas as tantas já não nos podíamos ver uns aos outros, não é? или
elas podem trabalhar, por exemplo, até às sete, oito, nove, dez, onze, conforme,
depende das sardinhas, não é справедлива формула <P, não é >, где não é
означает: «Я уверен, что ты считаешь, что Р существует и/или имеет
соответствующие свойства».
Для фраз типа o meu pai às vezes não queria ir trabalhar, gostava de
trabalhar nas terras dele e isso, e a minha mãe queria que ele fosse trabalhar
para ganhar dinheiro, não é? значение não é не отсылает к общим знаниям,
имеющимся у говорящего и собеседника, но предполагает общую оценку
сообщенного факта. Формула <P, não é > в данном случае имеет другое
наполнение: «Я делаю так, чтобы ты знал, какова моя собственная оценка
Р».
Теперь мы можем предпринять попытку различить употребление и,
тем самым, функции não é в обоих подтипах смешанного знания.
В первом подтипе (когда говорящий сообщает новость) значение não
é сходно со значением слов naturalmente (естественно), claro está
(разумеется), é lógico (логично) с общим интегральным значением «это не
противоречит существующей картине мира». Например:
(12) já me tinha quase esquecido do que tinha aprendido na faculdade,
e tive então que elaborar todos aqueles conhecimentos, que me
preparar, e só depois disso é que comecei a ensinar, não é?
В этой фразе não é имеет функцию «естественно», «логично».
Аналогичную трактовку имеет não é во фразе Tínhamos montes de livros que
líamos, que discutíamos, mas as tantas já não nos podíamos ver uns aos outros,
não é? – «само собой».
Во втором подтипе (когда говорящий сообщает аргумент) não é имеет
другую интерпретацию. Во фразе
(13) eu tenho a impressão que em Portugal se come banana, ou pelo
menos há dez anos para cá сomia-se banana, não se comia mais
nada, não é,
так же как и во фразе
(14) está mais tempo sem ir para casa e eu fico logo em cuidado, toca a
ir à procura dele, caso contrário, se estiver a trabalhar, já não
posso ir, não é?
значение não é близко к значению русских модальных частиц «ведь», «же».
Não é в данном случае значит нечто вроде «Я уверен, что ты знаком с
подобным положением вещей.»
И последнее наблюдение: в высказываниях, чье пропозициональное
содержание представляет оценку, функции não é иные. Во фразе
(15) e aquilo tem um certo interesse, não é?, de conhecer a forma como
eles encarm os costumes, as leis, aquilo é muito interessante
não é имеет значение близкое к imagina! veja só! – «представь себе!». Для
этого типа высказываний формула <P, não é > значит «Я думаю, что ты
считаешь, что Р не существует», то есть фраза aquilo tem um certo interesse,
não é? имеет интерпретацию «Я считаю, что ты думал, что это было
неинтересно».

Оценить