Вы находитесь на странице: 1из 113

^ С а я ь -

БУДДИЙСКИЕ
пЬчтчи
/

/ f \ z M .4 ij- ? k iu - ib L M . y g j 2 0 c m u *e^4
УДК 141.339
ББК 86.42
4-18
Оформление Н. Кудря

4 -18 Чань-буддийские притчи / Сост. С. Ю. Хольнов. М .:


Эксмо, 2009. — 224 с. — (Жемчужины мудрости).
Мудрость великого Будды покорила многие страны и нашла
себе поклонников во всем мире. Китайские последователи Будды
философы чань-буддизма — подарили миру подлинные жемчужи­
ны мудрости в виде замечательных афоризмов и притч.
Содержание этого сборника представляет собой вечно живую
мудрость прежних эпох, которую по достоинству оценят совре­
менные интеллектуалы и любители изысканной духовной культу- Предисловие
РыВоСТОКа- УДК 141.339
ББК 86.42
У многих моих соотечественников, имеющих о
ЧАНЬБУДДИЙСКИЕ ПРИТЧИ дальневосточной ветви буддизма, увы, весьма по­
Составитель С. Ю. Хольнов верхностное представление, само сочетание слов
Ответственный редактор Н. Самохина «Чаньские и дзэнские притчи», возможно, вызовет
Художественный редактор Н. Кудря
Компьютерная в ер стка/7. Будный недоумение. Действительно, разве могут существо­
Корректоры Е. Щукина, Е. Темлякова вать письменно зафиксированные назидательные
ООО «Издательство «Эксмо» истории в традиции, нарочито отвергающей лю­
127299, Москва, ул. Клары Цеткин, д. 18/5. Тел. 411-68-86, 956-39-21.
Home раде: w w w .eksm o.ru E-mail: info@ eksmo.ru бые писания и ставящей во главу угла мгновенное
Подписано в печать 08.04.2009. просветление, достигаемое лишь за счет непосред­
Ф ормат 70x100 1/ 32.Печать офсетная. Бумага писч. Уел. печ. л. 9,03.
Тираж 3500 экз. Заказ № 2580 ственной передачи истины, как говорится, из уст в
Отпечатано с готовых файлов заказчика в ОАО «ИПК уста, или от сердца к сердцу?! Причем для каждого
«Ульяновский Дом печати». 432980, г. Ульяновск, ул. Гончарова, 14
искателя наставники чань и дзэн, как мы знаем,
находят собственное средство выражения невыра­
зимой в принципе сути; это может быть какой-то
© Хольнов С. Ю., составление,
литературная обработка, 2009
жест, часто непочтительный, или вопль, а то и зат­
ISBN 9 7 8 - 5 -6 9 9 - 3 3 9 4 4 -0 © ООО «Издательство «Эксмо», 2009 рещина. В европейском представлении, экстрава-

3
Предисловие
Чаиь^уддийскиепритчи
гантность чаньских (дзэнских) учителей сделалась что жизнь коротка, и вы можете не успеть. В об­
неотъемлемой чертой самого учения, так же как, щем, не стоит отвлекаться на бесплодные мудр­
предположим, икона в обрамлении горящих све­ ствования, фантазии и богоискательство.
чей для христианской веры. Но буддизм есть учение живое, способное легко
Между тем, чань-дзэн как и вообще буддизм - приспосабливаться к эпохе, а также к нуждам и
доктрина весьма практичная, возможно, даже еще менталитету народов, желающих его исповедовать.
более практичная, нежели прочие буддийские от­ И потому уже в северном буддизме Махаяны (глав­
ветвления. ным образом, монгольском и тибетском) мы нахо­
Сам Победоносный показал нам пример практи­ дим целые пантеоны божеств, заимствованных не
цизма, сформулировав «Авьякатани» - десять воп­ только в индуизме, но и, предположим, в пантеис­
росов (по некоторым источникам - даже 12), кото­ тической секте бон.
рыми не имеет смысла задаваться. Между тем, сре­ Как же тогда эти непостижимые - но, повто­
ди них имеются достаточно, казалось бы, серьез­ рюсь, весьма практичные - учителя дзэн, которые
ные: вечен ли мир, конечен ли он, тождественна ли ради своей великой цели не отказывались, как нам
душа телу, бессмертен ли познавший истину, суще­ известно, даже от самого циничного эпатажа, зубо­
ствует ли бог и т. д. Идеология исторического тычин, а то и прямого членовредительства, - как
Будды в данном вопросе такова: если ты знаешь же они могли пренебречь проверенной на десятках
выход из темницы, то тебе нет нужды заниматься поколений учеников доктриной буддизма?! Конеч­
изучением ее устройства; это будет бесцельной но же, не могли, да никогда и не пренебрегали.
тратой времени и сил. Кстати, последней фразой И тут, между прочим, кроется начало всей диа­
просветленного царевича было наставление: «Усер­ лектики дальневосточного буддизма. Да, просветле­
дно трудитесь ради своего спасения, монахи!» Не ние (сатори, яп.) может произойти мгновенно, как
ради какой-то абстрактной идеи или высшей сущ­ озарение или вспышка молнии, но случается оно
ности, а ради собственного избавления от пут фе­ только тогда, когда сознание искателя истины со­
номенального мира. «Усердно трудитесь», потому зрело для трансформации, а его учитель интуитив­

4'
4aHb-<5yc)c)uucKue притчи

но уловил э т о т момент и оказал на ученика опре­ дент», то есть каждый такой рассказик - это попыт­
деленное влияние, которое и явилось завершаю­ ка словесно зафиксировать со всеми сопутствую­
щим штрихом всего процесса обучения. Таким щими обстоятельствами, так сказать, прецедент
образом, для самого перехода в наивысшее состо­ просветления того или иного выдающегося после­
яние сознания никакие писания действительно не дователя учения.
нужны, однако они очень даже могут пригодиться Ну, к примеру, когда монах Хуэй-кэ попросил
во время длительного этапа подготовки искателя к Бодхидхарму успокоить его смятенное сознание и
решающему моменту истины (подходящее, на мой услыхал в ответ: «Покажи мне его!», - то, естествен­
взгляд, выражение для нашего случая). В общем, но, сделать этого не смог. Монах совсем растерял­
приверженцы доктрины чань (дзэн) - вполне нор­ ся (к тому же в тот момент он, вероятно, испыты­
мальные буддисты, почитывающие на досуге мно­ вал сильную боль), и тут первый патриарх чань,
гие тексты буддийской «Типитаки» («Три корзины уловив подходящий настрой искателя истины, мо­
учений»). Особым почтением по сей день пользу­ ментально произнес: «Вот я и успокоил твое созна­
ются у них «Алмазная сутра» («Ваджрачхедика сут­ ние». Услыхав эти слова учителя, будущий второй
ра»), «Сутра сердца» («Праджняпарамита хридайя патриарх мгновенно достиг просветления.
сутра») и «Ланкаватара-сутра» (Сутра о речениях Вот это и есть гун-ань, или коан. (В надлежащем
Будды по его прибытии в Шри-Ланку). месте он будет передан вам в полной форме.)
Но имеется и чисто чаньский вид писаний, фик­ Следует также подчеркнуть, что долгое время в
сирующий все эти абсурдные для нашего обуслов­ традиции дальневосточного буддизма гун-ани вхо­
ленного сознания слова, выкрики, взрывы смеха, дили в число основных методов подготовки учени­
непочтительные жесты, оплеухи и удары посохом ков, пока не было изобретено еще более мощное
дзэнских наставников в форме небольших расска­ средство воздействия на сознание практикующего
зов, для которых имеется и название - гун-ань {кит), в нужном направлении - так называемые хуатоу
или коан {я п ). Буквально китайское слово «гун- {кит ), требующие сосредоточения на единой мыс­
ань» означает «досье, запись судебного случая, преце­ ли (вернее, на том ощущении, которое мысли пред­

6 7
Чзиь"<$у()с)ийскиепритчи

шествует). Тогда гун-ани в школах чань (дзэн) ото­ ции, или ветви буддизма, произошло лишь при
шли на второй план в качестве учебного метода. Бодхидхарме, это не значит, что основополагаю­
Однако ничуть не утратили своего культурно-по­ щий принцип передачи дхармы непосредственно
знавательного значения. «от сердца к сердцу» не использовался ранее. Сам
Помимо гун-аней традиция чань, как всякое ве­ Будда Гаутама, к примеру, использовал его в случае
роучение, располагает также обширной историчес­ со старым монахом Кашьяпой, ставшим впослед­
кой частью, в которой, конечно же, немало назида­ ствии первым патриархом буддизма.
тельных притч, а то и просто забавных историй. Следующие три раздела сборника соотнесены с
Некоторые из них также вошли в наш сборник. именами шести патриархов дзэн, или чань, во вре­
Теперь несколько слов о порядке изложения ма­ мя которых традиция этой ветви буддизма оконча­
териала в этой книге. В трудах мастеров чань (дзэн) тельно развилась и утвердилась.
притчи и гун-ани обычно выстроены по какой-то Наконец, в последних разделах собраны темати­
причудливой схеме, не подвластной рационально­ ческие притчи, относящиеся не только к видным
му толкованию. Поскольку же автор этих строк подвижникам учения, жившим уже после того, как
учителем дзэн не является ни в коей мере, то и Хуэй-нэн (Эно, яп.) решил не передавать больше
материал он преподносит в логическом порядке: никому свою патриаршую рясу, но и к каким-то
вначале (первые 5 глав) - в хронологическом, а мифологическим, а то и просто бытовым персона­
затем - в тематическом. жам. Именно последние разделы и преподносят в
В первый раздел сборника включены гун-ани и наибольшей степени тот «живой» чань (дзэн), кото­
притчи, относящиеся к периоду раннего буддизма, рый воспринимается сегодня массой людей.
который заканчивается появлением Бодхидхармы Таким образом, в целом можно сказать, что гун-
(Бодайборумы или Дамо, кит.), двадцать восьмого ани и притчи расположены в этом сборнике в
патриарха буддизма, ставшего в Китае первым пат­ хронологическом порядке, подсказанном дошедши­
риархом чань. Тут, наверно, следует пояснить: хотя ми до нас сведениями о фигурирующих в них
становление чань (дзэн) как самостоятельной тради­ персонажах. Кроме того, их подбор может дать

& 9
Чаиь'^уддийские притчи

желающим представление об истории развития дан­


ной ветви буддизма.
Надеюсь, эти короткие истории с подтекстом,
предполагающим особый способ восприятия, по­
кажутся интересными российскому читателю, раз­
будят его творческую фантазию и, возможно, по­
будят кого-то в поисках новых знаний обратить
свой взор на Восток. Прптчп индийского
периода
буддизма (1)

Монах Кашьяпа и Будда с цветком


Так было однажды мною услышано (1). Победо­
носный пребывал на Божественной горе, окружен­
ный множеством учеников и подвижников, сошед­
шихся к Нему со всех сторон света. В какой-то
момент Он сорвал цветок, поднял его и показал
собравшимся. Все промолчали в недоумении, и лишь
старый монах Кашьяпа едва заметно улыбнулся По­
бедоносному в ответ. Тогда Будда сказал: «Я вла­
дею взглядом самой истины и сознанием нирваны.
Все это невозможно выразить словами и передает-
Чаиь-'<5ус)с)ийскиепритчи Притчи индийского периода буддизма

ся без каких-либо наставлений. Отныне это при­ С Буддой Кашьяпа встретился через три года
надлежит Кашьяпе». после того, как под деревом Боддхи Победонос­
ный достиг просветления. Лишь восемь дней пона­
добилось Кашьяпе на то, чтобы добиться просвет­
История Кашьяпы
ления — при виде простого цветка сделаться арха-
Архат (2) Кашьяпа, или Махакашьяпа, является том.
Бодхисаттвой, то есть существом, достигшим про­ После паринирваны Будды Гаутамы подвижник
светления, но сознательно воздерживающимся от Махакашьяпа возглавил буддийскую общину и пред­
окончательной нирваны, дабы помогать всем жи­ седательствовал на первом буддийском соборе, на
вым существам. Согласно «Саддхарма-пундарика- котором был установлен буддийский канон.
сутре», Булла Гаутама предсказал, что Махакашьяпа
во множестве перерождений поможет бесчислен­
Будда выводит девушку из состояния
ному числу живых сущ еств, достигнет высшего
Просветления и станет, в конце концов, буддой по самадхи
имени Рашмипрабхаса.
Как-то раз во времена Будды Шакьямуни бодхи-
Кашьяпа был сыном брахмана Капилы, то есть
саттва Манджушри отправился на собрание будд.
принадлежал к высшей варне Арьяварды. Понача­
Однако к моменту его прибытия все будды уже
лу он вел обычную жизнь домохозяина, имел жену.
разошлись. На условленном месте оставалась лишь
Однажды Кашьяпа пахал свое поле и обратил вни­
одна девушка, которая пребывала в глубочайшем
мание на то, как хищные птицы выклевывают чер­
состоянии самадхи. Манджушри спросил у Будды:
вяков из свежей борозды. Кашьяпа подумал, что
как же сумела эта девушка достичь такой степени
вина за гибель множества живых существ целиком
просветления, которая была недоступна даже ему
лежит на нем. После этого открытия он серьезно
самому? «А ты приведи девушку в чувство и сам
поговорил с женой, и они вместе решили отказать­
спроси у нее», — посоветовал Будда.
ся от мирской жизни, чтобы вступить на путь аске­
зы.

W 13
Притчи индийского периода буддизма
Чаиь'<$уддийскиепритчи
Манджушри трижды обошел вокруг погружен­ Нирвану, Совершенный; теперь для тебя наступи­
ной в транс девушки и щелкнул пальцами, но без­ ло время Нирваны». И ответил я злому Маре так:
результатно. Тогда он вознес ее на вершину небес «Я до тех пор не погружусь в Нирвану, пока не
и употребил все свои чудесные силы, но так ничего приобрету себе учеников в среде монахов, мудрых
и не добился. В конце концов Шакьямуни сказал: и сведущих, вещих слушателей... Я до тех пор не
«Даже сто тысяч Манджушри не смогли бы вывес­ погружусь в Нирвану, злой дух, пока не приобрету
ти девушку из медитации. Но внизу, за пределами себе последовательниц в среде монахинь. Я до тех
двенадцати сотен миллионов миров, находится бод- пор не погружусь в Нирвану, пока святое учение,
хисаттва Неведения. Вот он сможет это сделать». мною преподанное, не окрепнет, не упрочится, не
Тот же час по зову Будды бодхисаттва Неведения усвоится всеми народами и, распространяемое все
вырос из-под земли, отвесил Шакьямуни поклон, а далее и далее, не станет достоянием всего человече­
тот велел ему пробудить девушку. Бодхисаттва Не­ ства».
ведения подошел к девушке, легко щелкнул паль­ Тогда Мара предложил Будде господство над всей
цами, и девушка очнулась. Землей за отказ от своего призвания; он искушал
Великого своими дочерьми (имена их — вожделе­
ние, тревога, похоть), ибо Мара воздействует на
Искушение Будды тщеславие и плотские устремления человека.

Однажды преданный Ананда спросил Будду о


нирване. И Будда рассказал всем ученикам, кото­ Бодхисаттва Манджушри
рые при этом присутствовали, об искушениях Мары
(Мара в индуизме — бог смерти), который пытался Манджушри (Джампэл, тиб'; Вень Шу, кит.; Мон-
совратить его с истинного пути спасения. дзю, яп.) — бодхисаттва мудрости, разума и воли,
«Когда под деревом Боддхи я обрел просветле­ легендарный сподвижник Будды Гаутамы, храни­
ние, подступил ко мне злой Мара со словами: «По­ тель рая на Востоке, бодхисаттва, сопровождаю­
грузись теперь же в Нирвану, Великий; погрузись в щий будду Амитабху.

15
Чаиь-<$уддийскиепритчи Притчи индийского периода буддизма

Культ Манджушри особенно развит в Тибете и вью и состраданием развеяли мои заблуждения и
Китае. Тибетцы считают, что одним из воплоще­ наставили меня на путь истины».
ний бодхисаттвы являлся их царь Трисонг Децен Когда философ ушел, Ананда спросил Будду:
(742—810), много сделавший для воцарения в Тибе­ что же именно тот постиг? И Будда ответил: «Доб­
те буддизма. Другим воплощением Манджушри рый конь пускается вскачь, завидев только тень
называют самого Чже Цзонхаву (1357—1419), вели­ плети».
кого буддийского подвижника, основателя церкви
Гелуг с институтом Далай-ламы.
В Китае местом поклонения Вень Шу считает­ Флаг наставника у Кашьяпы
ся гора Утайшань. Воплощением же Манджушри
Ананда спросил патриарха Кашьяпу: «Будда заве­
называют императора Нурхаци (1559—1626), ро­
щал тебе рясу учителя, золотую чашу и кассу. Что
доначальника джурдженьской (маньчжурской) ди­
же передал он тебе, кроме этого?»
настии Цин. Считается даже, что джурджени ста­
Тогда Кашьяпа позвал: «Ананда!»
ли называть себя маньчжурами именно в честь
«Да, я здесь», — последовал ответ.
Манчжушри.
«Сорви флаг наставника у ворот», — повелел Ка­
шьяпа.
Ответ Будды атеисту В течение недели после этого Ананда напряжен­
но обдумывал слова учителя и в итоге на седьмой
Так было однажды мною услышано. Один фило­ день достиг просветления. Он направился в буд­
соф-атеист попросил Победоносного: «Поведайте дийскую ассамблею, где в тот момент собралось
мне истину, ничего не говоря, но и не безмолв­ пятьсот архатов с Махакашьяпой во главе. (Прежде
ствуя». Будда остался сидеть в молчании. патриарх не допустил Ананду на эту ассамблею.) И
Философ принял его молчаливый ответ, покло­ учитель сказал ему на этот раз: «Не открывая две­
нился и сказал: «Вы, Высокочтимый, своей любо­ ри, входи!»

16
Чаиь'<5ус)дийскиепритчи Притчи индийского периода буддизма

Второй патриарх буддизма Ананда Сутра-питака — в первоначальном виде продиктова­


на по памяти именно Анандой.
Ананда — один из основных учеников историчес­ Но был у победоносного еще один верный уче­
кого Будды; писания часто называют его Храните­ ник, который умственными способностями отнюдь
лем Дхармы. По рождению Ананда, как и Шакья- не отличался. Это — Суддхипантхака, или Малень­
муни, также являлся кшатрием, более того, был
кий Путь. Все, кроме него, запоминали учение
двоюродным братом царевича Сидхартхи, которо­
Будды, а он, пытаясь вспомнить начало какой-то
го сопровождал повсюду чуть ли не 45 лет (3) как
фразы, непременно забывал ее конец, и наоборот.
слуга. При жизни Будды просветления не достиг, Тогда Будда велел ему мести землю до тех пор,
но получил его позже, под руководством патриар­
пока он не будет в состоянии делать что-либо дру­
ха Кашьяпы, о чем и повествует вышеприведенная
гое.
притча (гун-ань). После просветления Ананда при­
Суддхипантхака послушно принялся мести зем­
нял очень большое участие в составлении одного
лю и занимался этим очень долго, пока, наконец,
из трех разделов «Трипитаки» — «Сутра-питаки».
не задумался: «Земля, которую я мел, чиста, но
В традиции чань (дзэн) Ананда почитается как
очистился ли мой ум?»
второй индийский патриарх, проживший около В этот момент его сознание действительно очи­
120 лет.
стилось, и на него снизошло просветление. Тогда
он пошел к Будде, который был очень обрадован
Не острый ум, а очищенное достижениями Суддхипантхаки и подтвердил, что
тот достиг просветления.
сознание
Как известно, Ананда, второй патриарх, всегда
Воспарить над верой
отличался острым умом и завидной памятью (правда,
при жизни Будды просветления он все-таки не до­ Рассказывают, что однажды Будду спросили: «Есть
стиг); как сказано, вся вторая часть «Трипитаки» — ли Бог?» И Он твердо ответил: «Да!». В тот же

18 Г)
Притчи индийского периодабуддизма
4a^b'<5yc)c)uucKueпритчи

самый день другой человек спросил его: «Суще­ Гаутама и муха


ствует ли Бог?» И Будда столь же твердо ответил:
«Нет!» А вечером того же дня третий человек спро­ В жизни Будды, когда он был еще простым ис­
сил Будду о существовании Бога, и Победоносный кателем истины, произошел примечательный слу­
промолчал, подняв лишь в ответ указательный па­ чай. Вместе с попутчиком он проходил через ка­
лец. кое-то селение. Оба вели оживленную беседу, когда
Все это видел его ученик и брат Ананда. Ночью на шею Будды села муха. Будда, подняв руку, от­
он спросил Будду: махнулся от мухи. Муха улетела, но Будда внезап­
— Я не могу уснуть. Скажи, пожалуйста, почему но остановился.
на один и тот же вопрос ты дал три разных ответа? — Я совершил серьезнейшую ошибку, — восклик­
Будда охотно пояснил: нул он.
- Вопрошавшие были разными людьми. Первый А затем повторил жест, отгоняю щ и й муху.
верил, что Бога нет, и ему очень хотелось, чтобы я Попутчик удивился:
укрепил его веру. Ему я ответил, что Бог есть. — Что ты делаешь? Муха уже улетела.
Потому что прийти к Истине человек может, лишь Будда ответил:
освободившись от того, во что верит. Другой че­ — Во второй раз я отогнал муху так, как требу­
ловек был убежден, что Бог есть. Ему тоже очень ется. Я целиком осознавал то, что делаю. Иными
хотелось, чтобы я подтвердил истинность его веры. словами, поднимая руку, я полностью понимал,
Ему я ответил, что Бога не существует. Я здесь для что рука поднимается и движется в направлении
того, чтобы разрушать всякую веру, чтобы ум мог шеи, чтобы отогнать муху. А в первый раз я слиш­
воспарить над ней и войти в Истину. Третий чело­ ком увлекся беседой, и мое движение было авто­
век не был ни верующим, ни атеистом, поэтому матическим. Я совершил грех по отношению к
ему не нужно было отвечать ни «да» ни «нет». И я телу.
промолчал, говоря этим: «Делай, как я, просто по­
грузись в молчание, и тогда узнаешь!»

го гл
Чаиь'<$уддийскиепритчи Притчи индийского периода буддизма

Смерть Нагарджуны Таким необычным образом и расстался со сво­


им телесным обликом четырнадцатый патриарх буд­
Как передают сказания праведных людей, всю дизма.
последнюю часть своей жизни великий архат и
учитель Нагарджуна провел в медитации у горы
Шри Праварта, что на юге Индии. Однако часто в
Гуру Нагарджуна
его обиталище приходили представители иных ве­
Считается, что еще за четыреста лет до появле­
роучений, коими, как известно, Индия особо бога­
ния этого замечательного патриарха его приход в
та. И вот эти оппоненты вели с архатом бесконеч­
мир предсказал сам Будда Гаутама, написавший в
ные споры и, конечно же, не могли его одолеть. В
«Манджушри-мула-тантре»: «После того как я, Буд­
конце концов какие-то из этих людей попросили
да, уйду, пройдет четыреста лет, и тогда появится
Нагарджуну самого лишить себя жизни из велико­
монах, именуемый Нага. Он посвятит себя Учению
го сострадания бодхисаттвы к ним, грешникам. С
и окажет большую помощь ему. Он достигнет ста­
одной стороны, физически они были неспособны
дии Совершенного Блаженства и будет жить шесть­
доставить архату хоть какой-то вред, а с другой —
сот лет. М истическое знание Махамаюри будет
не могли и одолеть его в дебатах.
обеспечено тем великим существом. Он познает
Нагарджуна с улыбкой согласился; он сообщил,
предметы разных наук и изложит Учение о несуб-
что лишь один из спорщ иков способен сделать
станциональности. И после того, как он отбросит
это. В прошлой жизни тот был муравьем, и сам
этот телесный остов, он переродится в области
Нагарджуна по несчастной случайности задавил
Сукхавати. И, наконец, состояние Будды должно
этого муравья куском травы Куша. Воздаяние дол­
быть определенно достигнуто им».
жно иметь место, так как все в этой жизни связано
Действительно, легенды рассказывают о Нагард-
причинно-следственным законом. В общем, рья­
жуне столько чудесного, как, пожалуй, мало о ком
ный оппонент, на которого указал архат, отсек ему
из буддийских подвижников.
голову острым стеблем травы Куша.

Vb
Чаиь'<5уддийскиепритчи "Притчи индийского периода буддизма

Прежде всего, родился мальчик в семье богатого ходятся: одни отводят ему аж 300 лет благополуч­
брахмана, который до той поры долго оставался ной мирской жизни; другие — лишь 150. Что, со­
бездетным. Однако все счастливые знаки на теле гласитесь, тоже совсем не мало!
ребенка сводило на нет весьма печальное обстоя­
тельство: прожить мальчику было отпущено не более
Как Васубандху сохранил свой язык
7 лет. Когда же близился этот срок, ребенок со
старым слугой отправился в монастырь Наланды, Молодой послушник Васубандху, по настоянию
где был принят великим учителем Сарахой. После­ матери, направился в Наланду, где к тому времени
дний пообещал мальчику, что продлит ему жизнь, его старший брат Асанга уже сделался одним из
но лишь при том условии, что он станет монахом. величайших учителей Махаяны и приобрел множе­
В общем, Сараха посвятил юношу во многие ма­ ство учеников и почитателей. Познакомившись с
гические практики, после чего он стал известен как трактатами своего старшего брата, Васубандху ра­
таинственный монах Шриман, владевший несмет­ зочарованно произнес: «Увы, практикуя двенадца­
ными мистическими силами. Считается, что однаж­ тилетнее созерцание в лесу, Асанга ничего в итоге
ды этот монах спустился даже в подземный мир не достиг; он создал систему неуклюжую и настоль­
нагов (змеев) и прочел там проповедь. Кстати, именно ко тяжелую, что ее может разве что снести слон».
после этого случая монах Шриман и получил имя Узнав о мнении младшего брата, Асанга проник­
Нагарджуны. ся состраданием к юноше и, естественно, решил
Ученые считают Нагарджуну основателем фило­ ему помочь. Он приказал двум своим ученикам
софской системы Мадхъямики — учения Срединно­ взять «Дашабхумаку» и «Акшаямати-нирдешу», а
го Пути. затем, придя к юноше, повелел читать эти книги
Нагарджуна оставил немало книг, большинство утром и вечером.
которых было переведено на тибетский в восьмом Васубандху, естественно, выразил покорность и
веке, во времена правления царя Трисонга Децена. уже вечером сказал: «Большая Колесница обладает
Что же касается возраста, который он прожил, то в хорошими возможностями, но ее результат, по-
этом вопросе мнения буддийских богословов рас-

V* Z6
Притчи индийского периода буддизма
Чаиь'<5уддийскиепритчи
видимому, отклоняется от истинного пути». Утром рые современные историки даже сомневаются в
же, на рассвете, проведя ночь за чтением, он окон­ том, все ли эти труды принадлежат одному челове­
чательно поменял мнение: «И возможности и ре­ ку.
зультат Великой Коленицы, воистину, грандиозны.
Вырежьте мой язык, вырежьте мой язык, дерзнув­ О неизбежности кармического
ший принизить такое Учение!»
воздаяния
Более того, он тут же и вознамерился совершить
это самостоятельно и принялся искать нож. Одна­ Жуткая история об избиении шакьев Хрусталь­
ко ученики Асанги его остановили: «Не пытайся ным Царем (Вирудхакой) была поведана и проком­
совершить надругательство над собой — твой стар­ ментирована самим Буддой Шакьямуни.
ший брат устранит твои заблуждения, ступай к нему». Некогда, еще до настоящего воплощения Буд­
Выслушав доктрину из уст самого Сарахи, Васу- ды, неподалеку от городка Капила на берегу боль­
бандху заметил одну деталь: все тонкости мысли шого пруда стояла рыбацкая деревня. Случилось
брата схватывались им, как бы даже их предвосхи­ так, что из-за сильной засухи пруд обмелел, и вся
щая. Тогда Асанга объяснил младшему брату: «На рыба была выловлена и съедена жителями деревни.
протяжении своих последних 500 рождений ты был Последней же была поймана одна большая рыби­
ученым-пандитом, а потому аналитическая мудрость на, бившаяся сильнее других.
чрезвычайно у тебя развита. У меня же это не так. Прежде чем ее убили, один деревенский маль­
А потому, во искупление своего греха, ты отныне чишка, никогда, впрочем, рыбы в пищу не упот­
и до конца своих дней будешь заниматься именно реблявший, решил с ней поиграть и при этом триж­
философской частью Учения». ды ударил рыбину по голове.
И действительно 21-й патриарх Васубандху всю Прошли годы и потом, уже после прихода Буд­
свою жизнь посвятил созданию комментариев к ды Гаутамы в этот мир, Прасенаджит, царь Шрава-
буддийским сутрам. (Считается, что дожил он до сти и современник Будды, был убит собственным
80 лет.) Его письменное наследие огромно: некото­ сыном, который и известен нам как Вирудхака, или

Z6 1Й
Чаиь'<5уддийскиепритчи Притчи индийскогопериода буддизма

Хрустальный Царь с Дурным Рождением. Уверо­ некогда умертвили всю рыбу в своем пруду. Хру­
вавший в Дхарму Будды, он взял в жены девушку стальный Царь в прошлом воплощении был той
из рода шакьев, которая впоследствии родила ца­ самой большой рыбиной, которую трижды ударил
ревича, получившего имя Хрусталь. В юности царе­ по голове мальчишка, а его воины — остальными
вич обучался в городе Капила, который был тогда рыбинами, убитыми рыбаками. Естественно, по­
основной резиденцией рода шакьев. Однажды во гибшие жители Капилы были рыбаками, съевшими
время игры мальчик взобрался на трон Будды, но всю рыбу, а сам Будда — мальчиком, трижды уда­
окружающие пристыдили его и тут же заставили рившим по голове большую рыбину. Теперь (кар­
слезть. В итоге мальчик затаил злобу на этих лю­ ма) заставила Его в течении трех дней страдать от
дей, и, став царем, напал со своими воинами на головной боли, что явилось воздаянием за Его
Капилу, жестоко перебив всех ее жителей. давний проступок. Последствий сложившейся кар­
В это же самое время Будда Гаутама три дня мы избежать невозможно. И потому пятьсот шакь­
страдал от жестокой головной боли. Когда учени­ ев, которых Маудгальяяна изначально спас, все же
ки попросили Победоносного спасти несчастных не избавились от возмездия. (Как, впрочем, и те,
жителей, Будда ответил, что сформировавшуюся кто послужил орудием возмездия.) Впоследствии
карму изменить никак нельзя. Хрустальный Царь обрел рождение в одном из
Тем не менее, при помощи своих чудесных спо­ адов. (Поскольку причина порождает следствие, ко­
собностей Маудгалапутра, один из десяти главных торое, в свою очередь, становится новой причи­
учеников Будды, совместно с Шарипутрой попыта­ ной, цепь кармического воздаяния бесконечна.) Закон
лись это сделать. Одному из них даже удалось спа­ причинности воистину ужасен.
сти от смерти пятьсот шакьев — он постарался ук­
рыть их в своей монашеской чаше, подняв ее в
воздух. Однако стоило лишь чаше опуститься на О силе дисциплинарных правил
землю, как она тут же наполнилась кровью. Отве­
Некогда в местечке Кубхана (Кашмир) рядом с
чая на вопросы ближайших учеников, Будда пове­
монастырем объявился ядовитый дракон, часто ра­
дал историю (гун-ань) о жителях деревни, которые
зорявший окрестные земли. В монастыре же в ту

и V)
Притчи индийского периода буддизма
Чаиь'<$ус)с)цаскиепритчи
ных цветущих дерева, которые он мог удерживать
пору собралось п я т ь с о т архатов, которые объеди­
в руках лишь при помощи магической силы. Будда
нили свою силу дхьяна-самадхи и все же никак не
окликнул его, и когда брахман отозвался, Победо­
могли дракона изгнать. Затем в монастырь явился
носный крикнул: «Брось их!» Брахман бросил к
еще один монах, совсем простой с виду.
ногам Будды одно из деревьев. Но Будда снова
Этот последний вообще не стал входить в дхья­
повторил приказание. Тогда Черные Когти бросил
на-самадхи, но вежливо сказал ядовитому дракону:
и другое дерево. О днако Будда все продолжал
«Не соблаговолит ли тот, кто мудр и добродете­
повторять свою команду.
лен, покинуть это место и отправиться в дальние
Тогда брахман сказал в недоумении: «Мне боль­
края». И после этих слов ядовитый дракон поспе­
ше нечего бросить. Чего ты хочешь от меня еще?»
шил удалиться.
«Я вовсе не хотел, чтобы ты швырял свои де­
Пораженные архаты спросили у монаха, что за
ревья, — отозвался Будда. — Я хотел, чтобы ты
чудодейственная сила позволила ему прогнать дра­
оставил свои шесть объектов чувств, свои шесть
кона. А тот ответил: «Я не использовал силу дхья­
органов чувств и шесть сознаний. Когда все они
на-самадхи, я всего лишь очень тщательно соблю­
сразу отброшены и когда не остается уже боль­
даю правила дисциплины и отношусь к любому
ше ничего, что следовало бы отбросить, тогда-то
незначительному правилу не менее внимательно,
и достигается освобождение от оков рождения и
чем к самой важной заповеди». Итак, мы видим,
смерти» (5).
что даже объединенная сила дхьяна-самадхи пяти­
сот архатов не может сравниться с могуществом
того, кто соблюдает правила дисциплины. О цене вопросов
Рассказывают, что когда Мулинкьяпутта впервые
Брось это! пришел к Будде, то сразу же задал Победоносному
множество вопросов. В ответ Будда сказал: «По­
Рассказывают, что один брахман по имени Чер­ дожди! Для чего ты спрашиваешь: для того ли,
ные Когти принес однажды Будде в дар два огром­

31
ъо
Притчи индийского периода буддизма
Чаиь-^уддийские притчи

чтобы эти вопросы решить, или же для того, что­ — Ну, так давай мне это решение, — согласился
бы получить на них ответы?» Мулинкьяпутта.
Мулинкьяпутта озадачился: Но Будда произнес:
— Вроде бы это я пришел к тебе, великому мудре­ — Я не могу дать его тебе: оно должно само в
цу, чтобы спрашивать тебя, а получается так, что тебе вырасти. Так что оставайся со мной; но в
течение года тебе запрещается задать мне хоть один
это ты спрашиваешь меня. Дай мне немного поду­
вопрос. Сохраняй полное молчание — просто будь
мать.
подле меня, — а через год можешь спрашивать, о
Обдумав все ночью, на следующий день он ска­
чем угодно. И я тебе отвечу.
зал:
Неподалеку под деревом сидел Шарипутра, один
— Я пришел для того, чтобы разрешить свои
из учеников Будды; он засмеялся. Мулинкьяпутта
вопросы.
забеспокоился:
Тогда Будда спросил его:
— Почему он смеется? Что здесь смешного?
— А задавал ли ты эти же вопросы еще кому-то?
— Спроси его сам, — ответил Будда. — Спроси
— Конечно, — воскликнул Мулинкьяпутта. — Уже
его сам, о чем хочешь, но то уже в последний раз.
30 лет я постоянно спрашиваю об этом многих
Шарипутра же сказал:
мудрецов.
— Если хочешь его спрашивать, то спрашивай
— Но тогда, — улыбнулся Будда, — за 30 лет ты, сейчас. Этот человек — великий обманщик; так было
должно быть, получил очень много ответов. Решил и со мной; через год он не даст тебе никаких
ли хоть один из них твой вопрос? ответов, потому что сам источник вопросов исчез­
— Нет, — ответил Мулинкьяпутта. нет.
— Вот потому я и не буду давать тебе новые Тогда Будда сказал:
ответы, — сказал Будда, — которые лишь прибавят­ — Я буду верен своему обещанию. Шарипутра,
ся к старым и ничему не помогут. Я дам тебе не не моя вина, что я не дал тебе ответов, ведь ты сам
ответы, а решения. больше ни о чем не спрашивал!

ы 2 Ч ань-буддийские притчи 33
Чапь-^ддийскиепритчи Притчи индийского периода буддизма

В течение года Мулинкьяпутта хранил молчание:


Благая причина
медитировал и становился все более молчаливым.
Он стал тихой заводью — без вибраций, без волн — Так было однажды мною услышано. Некогда у
он и забыл, что прошел год, и наступил день, когда Будды Шакьямуни появился ученик по имени Суб-
он может задавать свои вопросы. И тогда Будда хадра (6). Он был очень беден и остался на свете
сказал: совершенно один без чьей-либо поддержки. Серд­
— Где-то здесь был человек по имени Мулинкья­ це Субхадры переполняла печаль, и он жаждал сле­
путта. Где он? Сегодня он должен задавать мне довать за Буддой в качестве Его ученика. Однажды
свои вопросы. он отправился к Почитаемому-всем-миром, но слу­
Там было много учеников, и каждый пытался чилось так, что Победоносного на месте не оказа­
вспомнить, кто же такой этот Мулинкьяпутта. И лось.
Мулинкьяпутта тоже стал это вспоминать, озира­ Тогда другие великие ученики Будды, уже дос­
ясь по сторонам. тигшие архатства, взглянули на прошлые воплоще­
Будда поманил его к себе и усмехнулся: ния Субхадры, чтобы определить, можно ли найти
— Ну, что ты глядишь по сторонам? Это же ты! в них какую-либо действующую причину, которая
И теперь я должен выполнить свое обещание тебе. позволит старому брамину достичь успеха, но об­
Так что спрашивай, о чем желаешь, и я дам тебе наружили, что за последние 80 тысяч эпох старик
ответ. в своих воплощениях такой причины не произвел.
Но Мулинкьяпутта покачал головой: Как оказалось, великие ученики, не обладавшие
— Тот, кто спрашивал, давно умер. Вот почему я всеведением Будды, просто ее не разглядели, а уви­
оглядывался по сторонам, ища, кто же этот чело­ дели только земные события, произошедшие в про­
век Мулинкьяпутта. Я тоже слышал это имя, но его шлых рождениях Субхадры.
давно уже нет! Однако Будда, обладавший Сарваджней, или Все­
ведением, немного позже ясно увидел в своем но­
вом ученике сопутствующую причину архатства,

Ж 35
Чаиь-<$уддийскиепритчи Притчи индийского периода буддизма

которая, находясь за пределами всех цифр, являет­ свалить. В решающий миг, когда спасения ждать
ся неотъемлемой частью сущностной природы. было неоткуда, Субхадра внезапно подумал о про­
Решив, что старик не посеял ни одной хорошей светленном Будде, который обладает великой си­
причины, ученики прогнали брамина прочь. О кон­ лой сострадания и может спасти всех страждущих.
чательно преисполнившись печалью, Субхадра вы­ И тогда он громко воззвал: «Намо Буддая! Явись
нужден был уйти. Добравшись до обнесенного сте­ скорей, чтобы меня спасти!»
ной города, он подумал, что его карма настолько Услышав этот крик, тигр предпочел уйти, не при­
плоха, что уж лучше ему покончить с собой, раз­ чинив ему вреда. Субхадра, тем самым, посеял не­
бив себе голову об эту стену. посредственную причину достижения состояния
Но, когда он уже готовился к самоубийству, По­ Будды, которая сегодня созрела; отсюда и обрете­
бедоносный оказался поблизости и спросил у него, ние им ступени архата».
что он задумал. Субхадра рассказал Будде свою Услышав этот рассказ из уст Победоносного, все
историю, и Тот немедленно взял его Себе в учени­ великие ученики порадовались и воздали хвалу чу­
ки. Вместе они вернулись обратно, и семь дней десному достижению бедного брамина.
спустя Субхадра достиг архатства. Великие учени­
ки, не знавшие причину успеха Субхадры, спроси­
ли о ней Почитаемого-всем-миром.
Победоносный сказал им: «Вы знаете только то,
что произошло за последние 80 тысяч эпох, но
Субхадра уже до этого посеял благие причины. В
то время он был также очень беден и собирал
дрова, чтобы как-то прожить. Однажды он встре­
тил в горах тигра и, поняв, что ему не убежать,
поспешно залез на дерево. Тигр же, увидев, что он
спрятался на дереве, начал грызть ствол, чтобы дерево

36
1уИ"ЭИи и притчи периода первого патриарха чань

У Дамо было много учеников и послушников,


но из них он выбрал лишь четверых, уединился с
ними и сказал:
— Я вам задам лишь один вопрос: в чем сущ­
ность моего учения? Тот из вас, кто даст лучший
ответ, и станет моим преемником.
В наступившей тишине все посмотрели на пер­
Гун-анп п пртчп вого ученика, который считался самым ученым,
самым начитанным. И тот ответил:
периода первого — Выход за пределы разума — вот что является
патриархачань главным в твоем учении.
Дарума произнес:
— Ты коснулся кожи моего учения, но не более
того. — И повернулся ко второму ученику, кото­
Выбор Бодхидхармы рый сказал:
— Нет никого, кто бы мог выйти за пределы ума.
Рассказывают, что Бодхидхарма прожил в Китае
Все есть пустота. Нет разницы между тем, что нуж­
четырнадцать лет. За это время он сумел продви­
но познать, и тем, кто должен познать. В этом
нуть учение Будды в Поднебесной и лично препо­
сущность твоего учения.
дать дхарму множеству учеников. Однако через
Бодхидхарма произнес:
четырнадцать лет Дамо, или Путидамо, как звали
— Ты коснулся костей моего учения. — И повер­
патриарха в Китае, постарел и захотел вернуться то
нулся к третьему ученику, который сказал:
ли в Индию, то ли уйти в Гималаи, чтобы затерять­
— Сущность твоего учения невыразима.
ся и исчезнуть в вечных снегах, как поступали за­
Бодхидхарма засмеялся:
тем многие продвинутые последователи этого уче­
— Но ты ее выразил! Ты коснулся костного моз­
ния, достигшие просветления.
га.
Чаиь"<5ус)с)ийскиепритчи lyn^anu и притчи периода первого патриарха чань

Он повернулся к четвертому ученику, у которо­ Поднебесную. Морским путем он добирается до


го были лишь слёзы на глазах, который не произ­ Гуанчжоу, а оттуда — в Цзилин (нынешний Нан­
нес ни слова, но лишь упал в ноги Бодхидхармы. кин), где вроде бы поначалу ищет покровительства
Вот его-то учитель Дамо и признал своим преем­ князя Лиан У-ди, тяготевшего к буддизму.
ником. Рассказывают, что князь спросил патриарха: «Я
построил много монастырей, возвел статуи Будд,
всячески покровительствовал монашескому движе­
Каноническая версия прихода нию, прочел множество сутр — каковы же мои
Бодхидхармы заслуги и добродетели?»
Дамо сурово отвечал:
Бодхидхарма (Путидамо, Дамо, Дарума), 28-й пат­
— Нет ни заслуг, ни добродетелей.
риарх индийского буддизма и первый патриарх
— Почему же? — удивился князь и услышал в
чань, согласно «Запискам об истории драгоценно­
ответ:
го учения», датированным 774 годом, являлся тре­
— Ты всего лишь сделал несколько добрых дел;
тьим сыном южноиндийского раджи Сугандха; ро­
но в этом нет никаких заслуг и добродетелей.
дился он в 470 году, но рано покинул дом и при­
И тогда князь спросил:
соединился к одной из буддийских общин. Внача­
— А какова же природа святости?
ле получил монашеское имя Бодхитара, позже —
Учитель ответил:
Бодхидхарма. Достаточно быстро, благодаря сво­
— Безграничная пустота и ничего святого. В при­
им необыкновенным способностям, он становится
роде нет святого и несвятого — это лишь понятия
духовным лидером и патриархом индийского буд­
двойственного ума. Природа просто есть.
дизма. Сам 27-ой буддийский патриарх Праджнята-
Это было уже слишком! Князь окончательно ос­
ру вручил ему патру (чашу — непременный атри­
корбился. Ведь Бодхидхарма, по сути, отрицал даже
бут буддийского монаха) и патриаршую рясу. За­
святость Будды! Владыка на мгновенье забыл про
тем в духе миссионерства в 520 году (по другим
свою учтивость и громко воскликнул:
источникам — в 527 году) патриарх направляется в

‘Ю ‘И
Чаиь'<5ус)()ийскиепритчи [уи^аии и притчи периода первого патриарха чань

— Тогда кто же с т о и т передо мной? тижения просветления. Первый — путем внутрен­


Учитель ответил: него духовного развития и созерцания («духовное
— Мне это не ведомо. проникновение»), второй — путем совершения прак­
После такого ответа князь, разумеется, разгне­ тических действий, зачастую весьма тяжелых («про­
вался в очередной раз, а Дамо понял, что рассчиты­ никновение посредством действия»). Иначе говоря,
вать здесь на покровительство бессмысленно, и, от­ Бодхидхарма требовал неразрывной связи внешне­
кланявшись, отправился на Север. Рассказывают, го и внутреннего, физического и психического и т.
что, добравшись до Янцзы, патриарх не смог най­ д. и т. п. Он заставлял монахов выполнять тяжелые
ти лодку, чтобы переправиться на другой берег. физические упражнения, ставшие впоследствии
Тогда он сорвал ветку и на ней, не замочив ног, основой шаолиньской школы боевых искусств.
преодолел столь серьезную водную преграду. В общем, монахи не поняли и не приняли сво­
Еще говорят, что на той ветке имелось пять ли­ его грозного учителя, и тому пришлось удалиться
стиков, и потому-то впоследствии школа Чань раз­ в пещеру неподалеку от монастыря, где он провел
делилась на пять направлений. в непрерывной медитации девять (по другим ис­
Добравшись до Лояна (столица Северная Вэй), точникам — целых десять) лет. Рассказывают, что
Бодхидхарма посетил ряд монастырей, но остано­ тень учителя до сих пор сохранилась на стенах
вил свой выбор на монастыре Шаолинь в горах этой пещеры медитации.
Суньшань, где и начал активную проповедничес­ «Затем он предал патру и рясу однорукому Хуэй-
кую деятельность. кэ. В царстве Восточная Вэй на третьем году прав­
Следует признать, что многим изнеженным мо­ ления «Тхиень Тхин» (536 г.) 5-го дня 10-го лунного
нахам того времени подход к обучению «борода­ месяца совершенно успокоился и похоронен на
того варвара» показался чересчур радикальным. Во- горе «Медвежье ухо» (Сюн Ар Шань)». Согласно
первых, Дамо сразу же сформулировал доктрину трактату «Цзин тэ чжан тэн Лу» (XI в.), является
«двух проникновений и четырех действий». При основателем Шаолиньцюань.
этом «два проникновения» — это два способа дос-

kl I<ь
Чаиь'<$ус)с)иаскиепритчи fyn-anu и притчи периода первого патриарха чань

Историческая справка Бодхидхарма лишает себя ресниц


На самом деле буддизм в Китае к моменту при­ Дошедшие до нас изображения, как правило, ри­
бытия Бодхидхармы действительно был уже весьма суют Бодхидхарму не очень-то привлекательным
развит. В Поднебесной насчитывалось 47 монасты­ внешне человеком. Лицо, заросшее густой боро­
рей, получавших содержание из государственной дой, свирепый взгляд из-под мохнатых нависших
казны, 8 монастырей, существовавших на частные бровей, круглые глаза, грузное бесформенное тело,
вложения богатых семей, и 30 тысяч буддийских закутанное в какие-то непонятные обноски.
храмов, обеспеченных пожертвованиями прихожан. Рассказывают, что один лишь раз во время своей
Историки, однако, считают, что некоторые власти­ непрерывной девятилетней медитации в пещере учи­
тели неохотно вводили в своих владениях «чуже­ тель Дамо позволил себе ненадолго задремать. В
земную» религию, пришедшую в Срединную импе­ наказание он тут же вырвал себе ресницы, кото­
рию всего четыре века назад. Некоторые буддийс­ рые, надо думать, были у него достаточно густыми,
кие правила шли вразрез с местными традициями и бросил их на склон горы Ча.
и обычаями. Например, буддийский монах должен По преданию, ресницы эти подобрал сам Будда,
был брить голову, а конфуцианство запрещало бережно посадил их в землю, и из них выросли
деформировать естественный человеческий облик. кусты ароматного чая, который до сих пор пьют
Буддийский монах давал обет безбрачия, а в Китае, буддисты в периоды долгой медитации, взбадри­
где процветал культ предков и приветствовалась вая сознание. Говорят, что именно отсюда берет
многодетность, отсутствие потомства считалось ка­ начало чайная церемония, пришедшая в XII в. из
рой небесной, а безбрачие рассматривалось чуть ли Китая в Японию вместе с чаньскими монахами.
не как детоубийство. Тем не менее буддизм посте­
пенно прививался в Поднебесной, хотя отношения
Бодхидхарма в одной сандалии
монастырского и храмового духовенства с властя­
ми в VI в. оставались в целом натянутыми. Еще рассказывают, что уже в самом начале, пос­
ле своего прихода в Шаолинь, Дамо попытался

16
Чаиь'^у5с)ийскиепритчи 1уИ'ЭИи и притчи периода первого патриарха чапь

обучать монахов искусству «уменьшения веса тела», пользовал особый комплекс упражнений, который
вошедшему впоследствии в арсенал настоящих ша- помог ему быстро восстановить былую подвиж­
олиньских бойцов. Широко известно о том, как ность, а монахам наказал впредь сочетать практику
Дамо переправился через реку Янцзы, усевшись молчаливого созерцания с физическими упражне­
верхом на легкий тростниковый шест! ниями, в том числе с особой практикой кулачного
Другие же говорят, что чаньский патриарх точно боя. Воодуш евленные монахи рьяно взялись за
таким же образом переправился в Китай из Индии тренировки, сочетая их с дыхательно-медитативны­
по морю. Только использовал на сей раз соломен­ ми методиками, и... родилось искусство ушу.
ные сандалии, одну из которых случайно потерял
во время своего путешествия. Не случайно на мно­ Пещера Бодхидхармы
гих шаолиньских изображених Дамо изображен с
одной сандалией в руке. К ней ведет узкая тропинка, уходящая от мона­
стыря к самым вершинам горы Суншань. В сущно­
сти, тропинки-то здесь и нет — ноги путника ступа­
Физическое восстановление ют по камням, разбросанным в траве. Говорят, что
патриарха века два-три назад по императорскому указу здесь
была проложена даже каменная лесенка, но сегодня
Рассказывают, что десять лет созерцания стены в
о ней напоминают разве что эти камни в траве. Но
своей пещере, причем в одном положении (в поло­
сама пещера хорошо сохранилась и до сих пор;
жении «сидячей медитации»), окончательно лиши­
она является величайшей святыней чаньской шко­
ли Дамо возможности двигать руками и ходить.
лы. Правда, долгое время эта небольшая пещера
Надо сказать, что к тому времени шаолиньские
находилась в запустении, но в 1991 году здесь был
монахи прониклись уважением к упорству своего
проведен укрепительный ремонт, а вокруг самой
учителя и потянулись к нему. В общем, при появ­
пещеры возведен портал. Внутри пещеры постав­
лении учеников Дамо не смог подняться, потому
лена небольшая статуя сидящ его Бодхидхармы,
что ноги его не слушались. И тогда патриарх ис­

46
Чзнь'<3ус)с)иаскиепритчи 1уИ'аии и притчи периода первого патриарха чань

возле которой постоянно дежурит монах. А в 1995 шенно официально сообщил, что повстречал Дамо
году на самой вершине горы была возведена ог­ на Памире и видел, как тот нес в руке лишь одну
ромная статуя сидящего Дарумы, которая видна сандалию, а затем стремительно удалился. Доклад
даже из монастыря. чиновника был проверен с китайской тщательнос­
Путь от монастыря до пещеры Дарумы быст­ тью — могилу Бодхидхармы вскрыли и обнаружи­
рым шагом занимает примерно час. ли в ней лишь одну сандалию; останков подвиж­
ника не было. Власти даже решили, что Бодхидхар­
ма, полуобутый, отправился на родину, откуда и
Свидетельства смерти Дамо, появилось еще одно его прозвище — Святой в
официальные и не очень одной туфле. Имеются свидетельства того, что пат­
риарха видели едущим верхом на тигре в джунг­
Таких свидетельств имеется целых три. Это, во-
лях Индии, бредущим по дорогам Японии, пре­
первых, «Продолжение жизнеописаний достойных
одолевавшим горные перевалы Тибета и т. п.
монахов» («Сюй гаосэн чжуань»), в котором гово­
рится, что Дамо умер в 534—537 годах в возрасте
160 лет, где-то неподалеку от Лояна, т. е. там же, где В чем разница
находился Шаолиньсы, и его тело было кремирова­
но. Рассказывают, что однажды у патриарха спроси­
Во-вторых, спустя триста лет в исторических хро­ ли: «Какова разница между жизнью великого муд­
никах Лю Сюя «Книга династии Поздняя Тан» в реца и обыденной жизнью заурядного человека?»
разделе «Жития магов» сообщается, что Дамо «на­ Бодхидхарма ответил: «Это подобно осенней па­
шел пристанище в Шаолиньском монастыре, что в утине. Некоторые ошибочно принимают ее за пар,
горах Суншань. Там он случайно отравился и умер». но в действительности это паутина, парящая в воз­
Но и еще на рубеже Вэй и Суй (т. е. во второй духе. Средний человек видит мудреца и считает его
половине VI в.) один китайский посланник, направ­ жизнь такой же, как и его собственная обычная
ленный в Западные земли, по возвращении совер­ жизнь, в то же время человек просветленный видит
нечто святое в жизни самого обычного человека».

ю
Чаиь'<5ус)'с)иаскиепритчи 1уИ"ЗИи и притчи периода первого патриарха чань

Безбородый варвар Особая форма передачи истины, не связанная с


какими-либо трактатами.
Увидев портрет бородатого патриарха Бодхидха- Независимость от всякого рода буквы.
мы, Хоань сказал: «Отчего этот парень из Западных Прямой контакт с духовной сущностью челове­
краев такой безбородый?» ка.
Впоследствии Умэнь (16) прокомментировал это Проникновение в глубины внутренней природы
высказывание: «Если вы что-то делаете, то делайте человека.
по-настоящему. Просветление должно быть пере­ И достижение совершенства Будды.
жито воистину. Лик бодхисаттвы нужно прозреть в
самом себе. Одного взгляда на него довольно для
того, чтобы удостовериться в его подлинности. Но
если вы станете утверждать, что видели этот лик, вы
тут же его потеряете.

Кипарис во дворе

Один монах спросил Чжаочжоу: «Что означал


приход Бодхидхармы с Запада?»
Чжаочжоу ответил: «Кипарис во дворе».
Умэнь добавил: «Тот, кто поймет ответ Чжаоч­
жоу, узнает, что прежде не было Шакьямуни, а в
будущем не будет Майтрейи».
Доктрина чань в формулировке самого Бодхид­
хармы:

50
Четыре пзтризрхз чзнь

занес монаха, которому почтение к учителю не


позволяло войти в пещеру. Дамо же оставался внут­
ри и никак не реагировал на просьбу Хуэй-кэ. Тог­
да искатель истины в знак своей величайшей реши­
мости отрубил себе левую руку и, превозмогая
боль, протянул ее Дамо со словами: «В моем со­
знании нет покоя. Прошу вас, Учитель, успокойте
его!»
Четыре патриарха И тогда, наконец, Дарума молвил: «Давай мне
чань твое сознание, и я его успокою». Хуэй-кэ отвечал:
«В том-то и дело, что всякий раз, когда я его ищу,
то никак не могу ухватить».
«Ну, вот, я и успокоил твое сознание!» — сказал
Как Бодайдорума успокоил сознание Дамо, и после этих слов Хуэй-кэ испытал просвет­
Хуэй-кэ ление.
Примечание: по поводу этого гун-аня Умэнь
Хуэй-кэ, будущий второй патриарх чань, преж­
Хуэй-кай сказал с совершенно чаньской интонаци­
де был ученым-конфуцианцем, причем не отличал­
ей: «Этот беззубый варвар по имени Дамо проде­
ся крепким здоровьем и физической силой. Про­
лал путь в сотню тысяч ли, точно хотел сообщить
слышав о великом учителе Дамо, он явился к нему
что-то очень важное. Он уподобился волне в без­
в Шаолиньский монастырь и строго следовал всем
ветренную погоду.
наставлениям учителя в течение трех лет.
В конце кон ц ов он приобрел лишь одного
Однажды — было это зимой — он подошел к
ученика, да и тот был калекой. А все его дальней­
любимой пещере Дамо и попросил учителя, кото­
шие последователи и вовсе ни бельмеса не см ы с­
рый медитировал внутри, успокоить свое сознание.
лили».
Словно бы в ответ снег пошел сильнее и совсем

53
Чаиь'<$ус)с)иаскиепритчи Четырепатриарха чань

Хуэй-кэ (Эка, я п .) Тогда Бодхидхарма обучил Цзи-гуана технике «Пе­


ремен в сухожилиях» (5), при помощи которой
Биография Хуэй-кэ, или Эки (487—593), как она можно развить внутреннюю силу.
традиционно передается, сама по себе исполнена Спустя год, уже олицетворяющий собой здоро­
назидательного смысла, т. е. является своего рода вье и жизненную силу, Цзи-гуан вновь просил учи­
притчей. теля у входа в его любимую пещеру новых настав­
До встречи с Бодхидхармой будущий второй лений. Бодхидхарма сказал: «Птичий гомон снару­
патриарх чань звался Цзи-гуаном. Как уже было жи не позволит тебе успешно заниматься». Цзи-
сказано, он не отличался хорошим здоровьем и гуан принялся отчаянно прогонять птиц, но, сто­
физической силой. А потому, когда он явился в ило ему войти в пещеру, как те опять возврались.
Шаолинь, и Бодхидхарма впервые его увидел, то, А когда он сломал ветку, на которую садились
как передают, молвил: «Я не беру физически сла­ птицы, те перебрались на верхушку дерева. Цзи-
бых учеников». Однако он преподал Цзи-гуану гуан был в отчаянии, и тогда Бодхидхарма с помо­
«Движения рук восемнадцати архатов» (4), чтобы щью своей сверхъестественной силы вызвал силь­
тот окреп физически. ный ветер, и все птицы улетели. После чего Бод­
Позанимавшись год по указанной методике, Цзи- хидхарма научил Цзи-гуана правильному созерца­
гуан попросил у учителя дальнейших наставлений. нию.
В тот момент Бодхидхарма пребывал на своем из­ Еще после трех лет занятий Цзи-гуан снова ис­
любленном месте — в пещере, впоследствии на­ просил у учителя наставлений, но всякий раз Бод­
званной в его честь, которая располагалась непода­ хидхарма уклонялся от беседы с ним.
леку от монастыря. И вот в один из зимних дней ученик явился
«Если ты сможешь сдвинуть меня с места, то я своему непреклонному учителю, пребывавшему в
стану тебя учить», — отвечал Дарума. Однако, как своей пещере в медитации. День выдался снежным
ни пытался монах сдвинуть с места своего настав­ и ветреным, и скоро снег засыпал Цзи-гуана до
ника хотя бы палец, ему это не удалось. колен. Но Цзи-гуан продолжал ждать у входа в

54 55
Чаиь'<$ус)с)ийскцепритчи Четыре патриарха чань

пещеру, ибо уже мог выдерживать самый лютый В этой достаточно длинной истории нужно, на­
холод благодаря упражнениям «Перемены в сухо­ верно, обратить внимание и на тот факт, что, став
жилиях». Наконец Бодхидхарма позволил ему в чаньским учителем, Дарума, прежде всего, устано­
пещеру заглянуть. вил в своем монастыре систему обучения боевым
«Прошу наставить меня на путь учения», — взмо­ искусствам, то есть преподал путь духовного совер­
лился Цзи-гуан. «Нет», — был ответ. «Когда же, шенствования через тело.
учитель, вы научите меня?» — «Когда снег покрасне­
ет».
Патриаршество и смерть Хуэй-кэ
Услышав эти слова, Цзи-гуан вытащил меч и
отрубил себе левую руку. Хлынувшая из раны кровь (Эки)
моментально окрасила снег.
После ухода Бодхидхармы движение чань в Под­
Сохранив полную невозмутимость, Дамо спро­ небесной возглавил Эка (487—593). Уже до того,
сил: «Что же тебя беспокоит?» — «Мой ум не спо­ как он пришел к своему суровому учителю за на­
коен. Прошу вас, учитель, успокойте мой ум». ставлениями, Хуэй-кэ являлся эрудированным уче­
— «Принеси же мне свой ум, и я успокою его». И ным, знакомым как с чисто китайской классикой,
тут неожиданная улыбка осветила лицо Цзи-гуана: так и с буддийской доктриной. Когда же ценой
«О, я нигде не могу отыскать свой ум. Его у меня чудовищных усилий и страданий ему удалось до­
нет». — «Ты пробудился, — подтвердил Бодхидхар­ биться того, чтобы Бодхидхарма подтвердил его
ма. — С этих пор ты будешь называться Хуэй-кэ» достижения, этот человек отнюдь не преисполнил­
(что означает — «способный передавать мудрость»). ся законной, может быть, гордости и уверенности
Затем Бодхидхарма передал «Ланкаватара-сутру» в себе.
Хуэй-кэ (яп . Эка). Вступая в паринирвану, он вру­ После ухода учителя он приступил к проповеди
чил Хуэй-кэ хлопчатобумажную кашаю (монашес­ отнюдь не сразу, а поначалу больше вращался в
кую рясу) — знак патриаршей власти в чань-буддиз- низших слоях общества. Очевидно, Эка либо стес­
ме как Второму патриарху. нялся, либо побаивался людского признания. Од­

56 57
Чаиь'^уйдиаскиг притчи

нако при всяком удобном случае он не отказывал­ Из переписки Хуэй-кэ с его


ся от негромкой проповеди доктрины чань. Судя учеником-мирянином
по всему, его отличали скромность, спокойствие и
полное отсутствие самомнения. Один мирянин по имени Ко, ставший привер­
Возможно, это его и погубило. женцем учения чань, написал Эке следующее пись­
мо: «Тень преследует человека, а звук порождает
Однажды Хуэй-нэн вел беседу о дхарме у ворот эхо. Изнурив свое тело в погоне за тенью, человек
храма, в котором в то же самое время проповедо­ не знает, что тень — всего лишь порождение тела.
вал местный священнослужитель, самоуверенный Он не знает также, что эхо нельзя подавить повы­
и весьма почитаемый человек. Причем народ вско­ шением голоса, так как именно голос его и произ­
ре покинул почтенного проповедника и окружил водит. Подобным образом того, кто, стремясь к
ученого монаха в лохмотьях, у которого к тому же нирване, подавляет желание и страсти, можно срав­
не имелось каких-либо внешних признаков принад­ нить с человеком, гоняющимся за своей собствен­
лежности к духовном у сану. Это вызвало гнев ной тенью, а того, кто стремится к совершенству
облеченного официальным саном священника; он Будды, считая, что оно не зависит от природы
обвинил нищего монаха перед властями в профа­ живых существ, следует сравнить с тем, кто мол­
нации. Эку тут же арестовали и, не пожелав осо­ чит, но все же желает услышать эхо, произведенное
бенно разбираться, казнили по местному обычаю. его же голосом. Поэтому и просветленный и не­
Интересно, что патриарх и не стал отрицать своей вежда идут одной и той же дорогой: мудрец нис­
вины, согласился с приговором, заявив при этом, колько не отличается от профана. Мы даем назва­
что должен таким образом уплатить свой карми­ ние тому, что не имеет никакого названия, однако
ческий долг. Это произошло в 593 году, когда мы основываем свои суждения на этих названиях.
патриарху было 106 лет. Мы создаем теории там, где они неуместны, и со­
зданные нами теории вызывают споры и разногла­
сия. Все это — призраки, лишенные реальности.

5S 59
Чаиь'^/с)с)иаскиепритчи Четыре патриарха чань

К то может сказать, где правда? Все слова пусты и Третий патриарх Сэнцань
бесплодны: кто знает, что существует и чего не
(Сосан, яп.)
существует? Таким образом, приходится признать,
что наше достижение действительно не есть дости­ Об этом человеке нам известно еще менее, чем
жение, а потеря также не есть потеря. Я изложил обо всех прочих патриархах. Существуют такие
свою точку зрения, и если я ошибаюсь, то, пожа­ люди, которые умудряются проходить по жизни,
луйста, направьте меня на истинный путь». вроде бы совсем не оставляя в ней следов. Но
На это послание Хуэй-кэ ответил: «Ты поистине после них остаются свершения. Итак, Сосан (606 г.)
понял, что такое дхарма: глубочайшая истина зак­ стал третьим китайским патриархом. Согласно
лючается в принципе единства. Вследствие неведе­ «Истории», однажды к Эке явился мирянин лет
ния человек принимает драгоценный камень за сорока, вроде бы страдающий проказой (фэн-ян,
осколок кирпича, но смотрите же, как только он кит.), и попросил учителя очистить его от скверны
внезапно пробуждается и достигает просветления, (вероятно, это слово несло двойной смысл — бо­
то видит, что перед ним истинная драгоценность. лезни и греха). Тогда Хуэй-кэ повел себя в стиле
Невежда и просветленный в сущности одно: в дей­ собственного учителя. Он сказал: «Принеси мне
ствительности не следует искать различий между свои грехи сюда, и я очищу тебя от них». Помол­
ними. Следует знать, что все веши таковы, каковы чав, мирянин ответил: «Когда я пытаюсь найти их,
они есть. Те, кто усматривает в мире двойствен­ они исчезают». Хуэй-кэ и дальше предпочел не ори­
ность, достойны сожаления, и именно им я посвя­ гинальничать: «В таком случае, я тебя уже совсем
щаю это письмо. Если мы знаем, что ничто не очистил. Отныне ищи убежища в Будде, дхарме и
отделяет это тело от Будды, то какой смысл тогда сангхе (братстве) и пребывай в них». Однако Сэн­
искать нирвану (как нечто, находящееся где-то вне цань проявил настойчивость. «О, учитель, — сказал
нас самих)?» он, — я знаю, что ты принадлежишь к братству, но
разъясни мне, пожалуйста, что такое Будда и дхар­
ма».

60 61
Четыре патриарха чань
Чаиь'<5ус)с)1шскиепритчи

Эка ответил: «Ум — это Будда, ум — это дхарма; ностью данного небольшого текста приводим его
Будда и дхарма едины. То же самое можно сказать целиком в усредненном переводе.
и о братстве». Великий Путь не труден,
Такое объяснение искателя удовлетворило, и он следует лишь избегать предпочтений.
сказал: «Сегодня я впервые понял, что грехи не Когда нет ни приязни, ни неприязни,
внутри, не снаружи и не в середине; то же самое все становится ясным и очевидным.
относится к уму, Будде и дхарме — все они еди­ Но стоит провести тончайшее различие —
ны» (7). и небеса отрываются от земли.
Как известно, Эка принял Сосана в монахи, но Если хочешь постичь истину,
после этого тот совершенно исчез для мира. О его не придерживайся мнений.
жизни вообще больше ничего не известно. Это Превозносить одно и принижать другое
можно отчасти объяснить тем, что император ди­ есть помрачение сознания.
настии Северная Чжоу начал преследовать буддизм. Когда глубинный смысл вещей не понят,
Лишь на двенадцатом году правления Кай-хуана сущностный покой сознания тревожится без толку.
династии Суй (592 г.) Сосан вдруг находит себе
достойного преемника по имени Досин. Но о том Путь совершенен подобно великому пространству,
которое объемлет все, в котором нет ничего лишнего.
следующая история.
Решая принять или отвергнуть,
лишаешь себя видения подлинной природы вещей.
«Слова доверия сердцу» («Синдзима») Живи не во внешней тьме вещей
патриарха Сэнцаня (8) и не во внутренней пустоте.
Пребывай в безмятежном единстве с вещами,
Один из последующих лидеров чань Линьцзи и миражи эти исчезнут сами собой.
(Риндзай, яп.) констатирует, что это творение Сэн­ Пытаться достичь недеяния отказом от действия,
цаня является первым четким и упорядоченным значит, вовлекаться в действие.
изложением доктрины чань. В связи с особой важ-


6 Is
Чаиь'(5ус)с)ийские притчи
Четыре пзтризрхз чзнь

Впадая в одну из крайностей, Не входи в противостояние,


не познать единство. все время будь готов из него выйти.
Малейший намек на «это» и «то», «правильное» и
Кто не живет в согласии с Путем, «неправильное» —
тот уловлен деянием и недеянием, утверждением и и сущность сознания скрывается во мраке.
отрицанием. Хотя истоком раздвоения служит единство,
Отрицать реальность вещей, не привязывайся даже к единству.
значит, не заметить реальность. Когда сознание утвердилось на Пути,
Утверждать пустотность вещей, ничто не в силах его потревожить.
значит, не заметить реальность. Когда вещь не может потревожить сознание,
Чем больше говоришь и думаешь об этом, прежнему ее существованию приходит конец.
тем дальше уходишь от истины.
Останови речь и мышление — Когда различающим мыслям приходит конец,
и не будет ничего, недоступного познанию. прежнего сознания более не существует.
Возвращаться к корням, Когда вещи исчезают, исчезает и сознание,
значит, усмотреть смысл. когда исчезает сознание, исчезают и вещи.
Устремляться к видимым формам, Вещи существуют благодаря сознанию,
значит, не заметить истока. сознание существует благодаря вещам.
Просветление есть выход за пределы Пойми относительность этих двух
видимых форм и пустоты. и реальность единой пустоты, их общей основы.
Наблюдая перемены в пустом мире, В этой пустоте они неразличимы,
реальными их называют лишь в силу неведения. и в каждом из них заключена вся тьма вещей.
Не ищи истину: Кто не проводит различия между грубым и тонким,
перестань лишь цепляться за мнения. тот не соблазнится и различными мнениями.

64' 3 Чань-буддийские притчи 65


Чзиь'^ус)с)ийскиепритчи Четыре патриарха чань

Ж ить в согласии с великим Путем Нет двух и с т и н , истина одна,


ни легко, ни трудно. раздвоение же служит нуждам неведения.
Но люди средней учености полны сомнений и Пытаясь отыскать сознание при помощи сознания
страхов, не избежать великой путаницы.
и чем больше они спешат, тем медленнее идут.
Связывает любая привязанность, Покой и движение порождены обманом чувств,
и привязанность к идее просветления не лучше симпатия и антипатия исчезают с просветлением.
других. Все противоположности — плод заблуждения ума;
Если дать вещам идти своим путем, они подобны снам, цепляние за них безумно.
то некуда будет приходить и неоткуда уходить.
Обретение и утрата, правильное и неправильное, —
в конце концов такие мысли разом исчезают.
Следуя своей природе, единой с природой вещей,
ты пойдешь свободно и безмятежно.
Когда глаза не спят,
Когда мысль связана, истина сокрыта,
сны уходят сами собой.
ибо все во мгле и тумане.
Когда ум не разделяет,
Тяжелая обязанность всему давать оценку
тьме вещей возвращается их единая сущность.
утомляет и раздражает.
Познать тайну единой сущности,
В разделении и размежевании что хорошего?
значит, освободиться от пут.
Узреть равенство вещей,
Если хочешь следовать Путем,
значит, обрести свою сущность, неподвластную
не отвергай даже мира чувств и идей.
времени.
Ибо полное его приятие
С чем сравнить то,
есть истинное просветление.
что ничем не обусловлено и ни с чем не связано?
Мудрый ничего не добивается,
невежда сам себя связывает.

66 6^
Четыре патриарха чань
Чаиь--<$уЗс)ийскиепритчи
Узри п о с т о я н с т в о движения и движение посто­ »Нет двух» — ничто не отделено,
янства — ничто не исключено.
движение и покой исчезнут. Где и когда бы ни случилось просветление,
Когда нет противоположностей, оно является проникновением в эту истину.
нет и единства. Истина запредельна великому и малому
Это великий предел — в пространстве и времени.
неизречим, неисчислим.
Единый миг равен десяти тысячам лет,
В неразделенном сознании, созвучном Пути, ибо пустота здесь и пустота там.
угасают эгоцентрические устремления. Бесконечная вселенная, стоящая пред глазами,
Колебаниям и сомнениям приходит конец, бесконечно велика и бесконечно мала.
и возможной становится жизнь в истинной вере. Разницы нет, ибо когда определения ума исчезли,
Одним ударом мы освобождаемся от пут: границ меж ними не видать.
ничто не связывает нас, и мы ни к чему не при­ Где бытие?
вязаны. И где небытие?
Все становится легким, ясным и самоочевидным, Так не теряй же время в рассуждениях
не требуя участия ума. о недоступном рассуждениям.
Ни мысль, ни понимание, ни знание, ни пред­
ставление Одна ли вещь, тьма ль вещей —
здесь не нужны. иди средь них, сливаясь без различий.
Ни сознающего, ни сознаваемого нет Жить так,
в этом мире Таковости — мире «того, что есть». значит, не печалиться несовершенством.
Довериться этому,
Чтобы войти в согласие с Путем, значит, идти путем недвойственности.
просто говори сомнениям: «Нет двух». Потому что недвойственность едина
с доверившимся ей сердцем.

в& 69
Чзиь'<5ус)()иаскиепритчи Четыре пзтризрхз чзнь

Слова! О Пути нельзя сказать, ник. «Но, коли это так, — безжалостно продолжал
ибо на нем нет ни вчера, ни завтра, ни сегодня. Сосан, — тогда зачем же тебе искать освобожде­
ния?»
Говорят, что именно эта реплика Сосана послу­
Молитва жила начальному пробуждению молодого челове­
Однажды император попросил Мастера Сосана ка, а затем под руководством учителя он добился
прийти во дворец и помолиться за него. Сосан и конечного освобождения. Во всяком случае, имен­
приш ел, но м о л и ться отказал ся. О н сказал: но ему передал перед смертью Сосан патриаршую
«Это невозможно. Есть несколько вещей в жизни, рясу, которую он носил с 580 по 651 год.
которые каждый должен делать сам. Например, если
вы хотите обнять женщину, то я не могу сделать
Даосин и мальчик
это за вас, от вашего имени. Или если вы хотите
высморкаться, то вам самому придется сделать это. Однажды к патриарху явился мальчик, и, когда
Я не могу сделать этого за вас, это не поможет. То Даосин предложил ему назвать свою фамилию (син,
же самое в отношении молитвы. Как я могу мо­ кит.), тот ответил: «Я обладаю природой (син; в
литься за вас? Вы молитесь, и я буду молиться китайском слова фамилия и природа звучат одина­
вместе с вами». ково), и эта природа необыкновенна». «Что же это
такое?» — спросил учитель. «Это природа Будды
(фу-син, кит.)». «В таком случае у тебя нет фами­
Четвертый патриарх Даосин
лии». «Нет, учитель, — согласился мальчик, — пото­
(Досин, яп.) му что она пуста по природе».
Несложно разобраться в этой игре слов. Когда
Рассказывают, что однажды он попросил учите­
учитель спросил мальчика о фамилии, юный после­
ля: «Покажи мне, пожалуйста, путь освобождения».
дователь чань умышленно обратил внимание учи­
«Кто же и когда тебя поработил?» — был мгновен­
теля на второе значение слова «син», желая переве­
ный ответ. «Никто», — обескуражено отозвался уче­
сти вопрос в плоскость пустотности всех понятий.

70 71
Чань'<5ус)с)иаскцепритчи Четыре патриарха чань

Такой ответ очень понравился Даосину. Впослед­ совался Даосин, — что такое ум, над которым он
ствии этот мальчик под именем Хунджень (Гунин, размышляет?»
яп.) стал пятым патриархом чань. Хою почувствовал, что не в состоянии ответить
на эти вопросы. Тогда он встал, поприветствовал
пришельца и поинтересовался, кто он. Узнав же,
Встреча Даосина с Хою что к нему пожаловал сам Даосин, о котором от­
В период четвертого патриарха возникло еще шельник достаточно слышал от монахов и мирян,
одно течение чань (ню-тоу-чань, или годзу-дзэн), он вежливо поблагодарил патриарха за оказанную
которое в далнейшем не получило распростране­ честь.
ния. Его основателем стал некто Хою, живший у Прошло немного времени, и хозяин пригласил
горы Ню-тоу. Как гласит предание, в эпоху Чень- гостя войти в небольшую хижину, стоявшую непо­
гуань Даосин прослышал о святом человеке и от­ далеку. В этот момент Даосин увидел, что вокруг
правился к нему к горе Ню-тоу, проделав неблиз­ нее бродят тигры и волки. В притворном испуге
кий путь. Добравшись до небольшого буддийского патриарх поднял руки.
храма в горах, патриарх стал расспрашивать о Хою Тогда Хою заметил: «Я вижу, он еще с тобой».
у монахов. Ему сообщили, что это — простой от­ Четвертый патриарх моментально спросил: «Что
шельник, который ни на кого не обращает внима­ же, однако, ты видишь?» Отшельник не нашелся,
ния, никого не приветствует и даже не встает с что ответить. Спустя еще небольшое время патри­
места, когда к нему обращаются. Даосин все-таки арх написал иероглиф «Будда» (Фу) на камне, на
добрался до нужного места и увидел человека, ко­ котором Хою обычно размышлял. Это простое
торый сидел в спокойном созерцании и не обра­ действие потрясло отшельника. И тогда патриарх
тил на патриарха ни малейшего внимания. сказал: «Я вижу, он еще с тобой».
Все же Даосин спросил отшельника, чем он за­ Хою опять не понял смысла этих слов, и стал
нят. «Я размышляю над умом», — хмуро отвечал искренне умолять Даосина раскрыть ему суть уче­
тот. «А кто есть тот, кто размышляет, — поинтере- ния Будды. Его просьба была удовлетворена, и он

п п
Чаиь'<5уД)ийскиепритчи Четыре патриарха чань

впоследствии стал основателем дзэн-буддийской ла на ветхого старика, казавшегося таким жалким и


школы «годзу». усталым, и кивнула в знак согласия.
Умер Даосин в 651 году в возрасте семидесяти А потом случилось чудо: вернувшись домой, эта
двух лет. незамужняя девица понесла. Естественно, ее род­
ные сочли, что она их жестоко опозорила, и выгна­
ли бедняжку из дома. Пришлось ей наняться в
Кто же был на самом деле тот мальчик,
батрачки. Спустя положенный срок, у нее родился
что стал патриархом Хундженем мальчик, и тут его бедная мать заметила, что ребе­
(Гунином) нок сияет небесным светом. Чтобы выжить, матери
с сыном приходилось тяжело трудиться и даже
Как известно, Даосин достиг пробуждения в мо­
просить подаяние.
лодом возрасте, ближайший его ученик Цзайсун
Поскольку отец ребенка был неизвестен, жители
был уже довольно стар. Как-то Даосин сказал ему:
деревни окрестили его Бесфамильным (Усин эр,
«Мне бы хотелось передать учение именно тебе, но
кит.). Однажды, когда ребенку шел восьмой год, в
ты уже слишком стар для этого. Если бы ты смог
эти места прибыл с проповедями патриарх Дао-
сейчас еще раз вернуться в утробу женщины, то я
синь. Едва увидев его, Бесфамильный крепко схва­
подождал бы тебя в этом мире».
тился патриарха за рясу и потребовал, чтобы тот
Приняв слова патриарха к действию, Цзайсун
постриг его в монахи. Даосинь взглянул на малы­
простился с ним и ушел, куда глаза глядят. На
ша и, погладив его по головке, сказал: «Ты еще
берегу реки ему повстречалась девушка, полоскав­
слишком мал, чтобы становиться монахом».
шая пряжу. Старик обратился к ней с просьбой:
Но ребенок горестно, совсем как взрослый, про­
«Нельзя ли немного пожить в твоем доме?» — «У
изнес: «Наставник! Раньше вам не нравилось, что я
меня есть отец и братья, и сама я не могу решить
слишком стар, а сейчас не нравится, что я слишком
этот вопрос, а потому ступай и спроси у них». Но
молод. Так когда же, наконец, я смогу принять
старик уперся: «Нет, вначале ты согласись сама, а
потом уж я пойду спрашивать». Девушка погляде­ постриг?»

п 75
Чаиь'($ус)с)ийские притчи

Тут Даосин прозрел и спросил мальчика: «Что у


тебя за фамилия?» А дальше мы уже знаем эту
историю, в которой еще очень юный будущий
патриарх столь удачно продемонстрировал свою
компетентность в доктрине чань.

Пятый патриарх Хунджень


(Гунин, яп.) Последний патриарх
Пятый патриарх чань (602—675) был родом из
чаньКуэй-нэн
той же провинции, что и его предшественник. (Про­ (Эно, яп.)
винция Ци-чжоу сейчас входит в район Ху-бэй.)
Храм, в котором он проповедовал чань своим уче­
никам (которых насчитывалось около пятисот), был
расположен на горе Желтая Олива (Хуан-мэй-Шань). Каноническая история шестого
Сегодня некоторые ученые мужи убеждены, что он патриарха
был первым учителем чань, пытавшимся истолко­
вать его в свете доктрины «Ваджрачхедика-сутра». Шестой патриарх Хуэй-нэн, Эно, по-японски (638—
Вообще принято считать эпоху пятого патриарха 713), был родом из Синь-чжоу, что на юге Подне­
поворотным пунктом в истории чань, хотя во всей бесной. Будучи еще подростком (настоящая его
полноте эта доктрина раскрылась уже при Хуэй- фамилия Лу), он лишился отца и был вынужден
нэне, шестом патриархе. содержать мать, занимаясь мелкой торговлей дре­
весиной в городе. Однажды, выходя из дома, в
котором он продал вязанку дров, мальчик услы­
шал, как некий человек читает вслух буддийскую
4aHb'<fyt)c)uucKueпритчи Последний патриарх чань Хуэй'Иэн

сутру. То, что он услышал, тронуло его до глуби­ Однако этого юношу оказалось нелегко обеску­
ны души. Узнав название этой сутры, а затем даже ражить даже самому Хундженю. Недолго думая, он
умудрившись каким-то образом раздобыть драго­ отвечал:
ценный текст, он затем вознамерился изучить ее — Человек может быть с севера или юга, но что
под руководством опытного наставника. В настав­ касается природы Будды, то какие же могут быть
ники себе юноша избрал не кого иного, как само­ тут территориальные разграничения!
го пятого патриарха, жившего в ту пору у горы Смелый ответ настолько понравился патриарху,
Желтая Олива в Ци-чжоу. С огромным трудом что Эно тут же был принят в братство, правда,
раздобыв немного денег на пропитание матери в послушником самого низшего ранга. Ему постави­
свое отсутствие, он отправился с «Ваджрачхедикой» ли задачу — просто молоть рис. И говорят, что он
(«Бриллиантовая сутра») в неблизкий путь. со всем усердием занимался этим полезным делом
Целый месяц понадобился ему, чтобы добраться месяцев восемь, или даже дольше.
до монастыря (в ту пору в обители Гунина насчи­ Между тем настал тот важнейший момент, когда
тывалось пятьсот или даже больше монахов) и пасть пятый патриарх решил выбрать из числа учеников
своего будущего преемника. Было официально
к ногам великого наставника.
объявлено, что тот из числа монахов, кто докажет
Патриарх был резок с юношей и сразу же спро­
наиболее глубокое понимание доктрины чань, по­
сил:
лучит вожделенную рясу патриарха и станет закон­
— Откуда ты и зачем сюда явился?
ным наследником Хундженя.
— Я крестьянин из Синь-чжоу. Я хочу стать Буд­
В ту пору самым продвинутым, как теперь гово­
дой, — честно ответил Эно.
рят, монахом считался Дзинсю (706 г.); предполага­
— Выходит, ты южанин, а южане лишены приро­
лось, что именно он обладает и наиболее глубоки­
ды Будды, — уверенно заявил патриарх. — И как
ми познаниями и глубже всех прочих проник во
это только ты посмел надеяться достичь совершен­
все тонкости доктрины. Никто из собратьев не со­
ства Будды?
мневался, что именно Дзинсю достанется ряса пат­
риарха.

п Г)
4awb'^yc)c)uucKueпритчи Последний патриарх чань Хуэй'Иэн

Само же испытание состояло в том, чтобы в щий в ученых диспутах. Тот самый парнишка, ко­
форме простого четверостишия (гатха) наиболее торый до сих пор перемалывал рис да колол дро­
полно и точно выразить мировосприятие чань. ва!
Естественно, Дзинсю сочинил свое четверости­ Этот парнишка всегда держался так скромно, что
шие и вывесил его на стене в зале для медитации, вообще никто не принимал его всерьез, а тут он
нимало не сомневаясь в своей победе. Это стихот­ посмел бросить вызов самому выдающемуся из
ворение гласило: монахов (не считая, конечно, самого патриарха)!
Древо мудрости есть тело. Но Хунджень посчитал совсем не так. Правда, у
Л гладе зеркальная — душа. старого патриарха, хорошо знавшего свою паству,
Держи их в чистоте всегда, возникли небезосновательные опасения: ведь объя­
Смотри, чт обпыль на них не села. ви он сейчас Хуэй-нэна своим преемником, после­
Большинство монахов сошлось в том, что суть дний мог б от этого пострадать.
учения лучше не выразишь. Теперь уже никто не Патриарх поступил мудро — вызвал Эно к себе
сомневался, что именно автору этой гатхи отдаст ночью, когда остальные монахи спали, вручил ему
предпочтение патриарх. Какого же было удивление патриаршую рясу и посоветовал скрыть до поры
монахов, когда, проснувшись на следующее утро, свои духовные достижения. Он также повелел не
рядом с первым четверостишием они увидели на передавать далее рясу Бодхидхармы, так как пред­
той же стене и другое: видел, что во время патриаршества Хуэй-нэна уче­
Нет древа мудрости (б'одхи), ние окрепнет настолько, что в дальнейшем отпадет
И нет зеркальной глади; надобность в символической передаче истины. Как
С начала самого нет ничего — мы знаем, все так и случилось.
Так что же может пылью покрыватьсяf И в ту же ночь Хуэй-нэн тайно покинул монас­
Автором этих строк оказался младший послуш­ тырь.
ник, почти мирянин, выполнявший в монастыре Рассказывают, что дня через три после того, как
самую простецкую работу и почти не участвую­ Эно бесследно исчез с горы Желтая Олива, извес­

80 81
Чаиь^усЙийскиепритчи Последний патриарх чань Хуэй'Иэн

тие о неслыханном происшествии разнеслось по ду. Переживание, испытанное монахом, было столь
всему монастырю и наделало немало шума. Группа грандиозно, что он буквально обливался потом и
возмущенных монахов, возглавляемая Ме-дзедзой, слезами. С величайшим благоговением он подо­
пустилась в погоню за беглецом. И, конечно, его шел к учителю, приветствовал его поклоном и
настигли на горном перевале уже довольно далеко спросил: «Кроме того скрытого смысла, который
от монастыря. Тогда Хуэй-нэн положил свою рясу заключается в этих важных словах, есть ли еще что-
на камни и сказал монаху Ме-дзедзе: «Эта ряса нибудь тайное?»
символизирует нашу патриаршую веру, ее нельзя Хуэй-нэн отвечал: «В том, что я тебе показал, нет
отобрать насильно. Однако, если ты этого так хо­ ничего потаенного. Если ты размышляешь внутри
чешь, пожалуйста, забери ее». себя и узнаешь свой лик, который был твоим до
Ме-дзедзе попытался поднять патриаршую рясу, сотворения мира, то тайна — в тебе» (9).
но она оказалась тяжела, как гора. Тогда монах Гунин умер в 675 году и лишь через четыре года
затрепетал в благоговейном ужасе и воскликнул: после этого (а некоторые указывают и более дли­
«Я пришел сюда, чтобы получить веру, а не рясу. тельный срок — вплоть до 15 лет) Эно приступил к
О, брат мой, умоляю тебя, рассей мое неведение». выполнению своей миссии. До тех же пор он, по
И будущий шестой патриарх смилостивился: совету своего наставника, жил в горах жизнью от­
«Если ты пришел за верой, оставь все свои страст­ шельника.
ные стремления. Не думай ни о добре, ни о зле, но В миру он появился лишь в 39 лет, и было это
посмотри, каков в данный момент твой первоздан­ в первый год И-фэна (676 г.) во времена династии
ный лик, который ты носил еще до своего рожде­ Тан. Хуэй-нэн пришел в храм Фа-син в провинции
ния». Гуан, где ученый священник Инею комментировал
Получив это указание, Ме-дзедза моментально Нирвану-сутру. Патриарх увидел, как несколько
постиг ту внутреннюю истину, которую прежде он монахов спорили, собравшись возле трепещущего
искал во внешних вещах. Он вдруг прозрел, точно флага. Один из них утверждал: «Флаг является нео­
выпил полную чашу холодной воды и утолил жаж­ душевленным предметом, и не что иное, как ветер

81 83
Последний пзтризрх чзнь Хуэй'Иэн
Чаиь'^уЭйийскиепритчи

заставляет его колыхаться». На это другой монах Ухватить эту недвойственность истины — цель дзэ-
возражал, что «и флаг и ветер — вещи неодушев­ на. Природа Будды, которой все мы обладаем и
ленные, тогда вроде бы колыхание невозможно». постижение которой составляет цель дзэн, не мо­
Третий аргументировал процесс тем, что «колыха­ жет быть разделена на такие противоположности,
ние вызвано определенным сочетанием причин и как добро и зло, вечное и преходящее, материаль­
следствий». Ну, а четвертый предлагал собствен­ ное и духовное. Человек видит двойственность в
ную версию: «В конце концов, нет колышущегося жизни вследствие помутнения разума: мудрый,
флага, это просто ветер движется сам собою». Спор просветленный видит реальность вещей, не затем­
разгорался все сильнее, но Эно прервал его одним ненную ложными идеями».
лишь замечанием: «Колышутся ни ветер и ни флаг, Так началась для Хуэй-нэна патриаршая деятель­
а ваш разум». ность. Впоследствии у него были тысячи учеников.
Спор монахов моментально прекратился. Сам Тем не менее он никогда не бродил с проповедями
ученый священник Инею был потрясен заявлени­ по белу свету, но прочно осел в собственной юж­
ем Эно, показавшимся всем абсолютно убедитель­ ной провинции, а своей резиденцией избрал мона­
ным и авторитетным. стырь Бао-линь в Цао-ци.
Выяснив вскоре, кто был этот человек, Инею Когда дошло до императора, что преемником
попросил его поведать ему об учении учителя с Гунина является Хуэй-нэн, он послал к нему кого-
горы Желтая Олива. Хуэй-нэн ответил очень про­ то из придворных с официальным приглашением
сто: «Мой учитель не давал каких-то особых указа­ приехать в столицу, которое Эно отклонил, пред­
ний: он просто настаивал на необходимости узреть почтя оставаться в своих горах.
нашу собственную природу при помощи наших Посланник, однако, пожелал получить указания,
собственных усилий; он не принуждал к какой-то касающиеся доктрины чань, чтобы затем передать
медитации, приносящей освобождение. Дело в том, их при дворе. Хуэй-нэн ответил приблизительно
что все, что может быть названо, ведет к двойствен­ следующее:
ности, а истинному учению двойственность чужда.

85

Чаиь'<5ус)йиаскиепритчи Последний патриарх чань Хуэй-иэи

«Ошибочно предположение, будто для того, что­ нена страстями, ни очищена в просветлении. Она
бы достичь освобождения, нужно просто сидеть и выше всех категорий. Если вы хотите постичь при­
предаваться созерцанию. Истина чань открывается роду своего собственного сущ ества, освободите
сама собой изнутри и не имеет ничего общего с свой ум от мысли об относительном, и вы увидите,
практикой дхьяны, ибо мы читаем в «Ваджракчеди- как безмятежна она и в то же самое время как
ке», что тот, кто пытается узреть Татхагату при много жизни заключено в ней».
помощи той или иной особой позы, сидя или С наибольшей полнотой доктрина чань в интер­
лежа, не понимает духа его, не понимает того, что претации Хуэй-нэна изложена в его знаменитой
Татхагату называю т Татхагатой потому, что он «Сутре помоста о сокровище закона» (Фа-бао-тань-
приходит из «ниоткуда» и уходит в «никуда», и по цын), которую учитель поведал незадолго до своей
этой причине он Татхагата. Он появляется неизве­ смерти.
стно как и исчезает неизвестно куда, а это и есть Умер последний патриарх чань в 713 году, то
дзэн. В дзэне поэтому нечего достигать и нечего есть в тот счастливый период, когда китайская куль­
понимать; тогда зачем сидеть, скрестив ноги, и прак­ тура находилась на вершине своего исторического
тиковать дхьяну? Некоторые могут подумать, что развития.
понимание необходимо для того, чтобы разогнать Немногим более ста лет спустя после его смерти
Рю Соган, один из самых знаменитых ученых в
тьму неведения, но истина дзэна абсолютна, в ней
истории китайской литературы, оставил памятную
нет дуализма и условности. Если мы станем гово­
надпись на надгробии шестого патриарха (импера­
рить о неведении и просветлении или о «бодхи» и
тор Сиен-цун посмертно пожаловал Эно титул «Боль­
«клеша» (мудрости и старости) как об отдельных
шого Зеркала» (Дай-чень). Эта надпись гласит: «Ше­
объектах, которые не могут слиться в одном, то
стым патриархом после Бодхидхармы был Дай-чень.
это будет противоречить учению махаяны. В маха-
Сначала он работал в качестве слуги. Нескольких
яне всякая возможная форма дуализма осуждается,
слов учителя было достаточно, чтобы он момен­
так как не выражает высшей истины. Все является
тально понимал глубочайший смысл, содержащий­
проявлением природы Будды, которая ни осквер­
ся в них. Он произвел на учителя очень большое

86 87
Чаиь'<5ус)с)ийскиепритчи Последний патриарх чзнь Хуэй-нэн

впечатление и в конце концов получил от него позавидуешь. Потому-то имеются иконографичес­


символ веры. После этого он скрывался в южных кие изображения, на которых Хуэй-нэн показан с
областях, и в течение шестнадцати лет никто ниче­ бычьей головой.
го не знал о нем. Наконец, он решил, что пришло
время объявиться в мире. Он обосновался в Цао-
Патриарх и ученик Северной
цих (таково название места, которое Эно сделал
центром чаньской веры) и начал проповедовать». школы
Как-то один из учеников Дзинсю, главы Север­
Предание о Хуэй-нэне с головой ной школы чань (10), явился к Эно, чтобы изучить
дзэн под его руководством. Для начала патриарх
быка
спросил его, чему же его учил Дзинсю. Ученик
Рассказывают также, что на самом деле Хуэй-нэн отвечал так: «Мой учитель обычно учил останавли­
не умер, а, подобно многим великим подвижни­ вать умственную деятельность и сидеть спокойно в
кам прошлого, отправился в горные просторы медитации в течение долгого времени и не ложить­
Тибета, чтобы затеряться в них, словно в вечности. ся».
По пути (уже в Пустыне трав) ему пришлось зано­ На это Эно возразил: «Остановить умственную
чевать. В это время на него набрели разбойники. деятельность и сидеть спокойно в медитации — это
Прельстившись главным образом дорогими книга­ болезнь, а не дзэн, и нет никакой пользы в том, что
ми, которые Эно забрал с собой, они отрубили человек будет долго сидеть в одной позе». В пояс­
патриарху голову. нение своих слов он тут же предложил ученику
От боли Бодхисаттва пробудился, сорвал голову следующую гатху:
с буйвола, который пасся неподалеку, прилепил ее Пока человек живет, он сидит и не ложится,
себе на шею и затем самым действенным образом К огда он мертв, он лежит и не садится;
преподал свою доктрину действия в соответствии с Груда зловонных костей.
собственной природой разбойникам, которым не К чему же труды и ст арания?

М ю
Чаиь^уддийскиепритчи Последний пзтризрх чзиь Хуэй'Иэн

Нравственность, мудрость Хуэй-нэн ответил:


— Постижение бывает медленное и быстрое.
и медитация
Тогда Чжичжэн попросил патриарха объяснить,
как он понимает шилу, дхьяну и праджню.
Однажды в беседе с монахом с Севера Чжичжэ-
Патриарх начал:
ном патриарх спросил у него:
— Выслушай мои объяснения, и ты поймешь, как
— Я слышал, будто ваш наставник чань в своем
я вижу это. О снова сознания, не совершающая
обучении передает ученикам только шилу (нормы
ошибок, является шилой (нравственностью) соб­
нравственности), дхьяну (медитация) и праджню
ственной природы; основа сознания, не подвер­
(трансцендентная мудрость). Объясни же мне, что
женная волнениям, является дхьяной собственной
это за шила, дхьяна и праджня, которым он учит.
природы; основа сознания, не омраченная неведе­
Чжичжэн отвечал:
нием, является праджней собственной природы.
— Отец-настоятель Шэпьсю, объясняя их, гово­
А затем великий наставник Хуэй-нэн добавил:
рит, что не совершать злые деяния — это и есть
— Ваша шила, дхьяна и праджня призваны вооду­
шила; напротив, совершать различные добрые дея­
шевлять людей малых способностей, а моя шила,
ния — это называется праджня (мудрость); очищать
дхьяна и праджня призваны воодушевлять людей
свое сознание — это есть дхьяна (медитация). Вот
высших способностей. Если можно обрести про­
что называет он шилой, дхьяной и праджней и
светление в своей собственной природе, то не нуж­
этому учит нас в своих проповедях. А как понима­
но опираться на шилу, дхьяну и праджню.
ете это вы, отец-настоятель? Чжичэн попросил:
Патриарх Хуэй-нэн покачал головой:
— Объясните, пожалуйста, что значит «не опи­
— Прекрасное толкование, но у меня — другая
раться».
точка зрения. Патриарх сказал:
Чжичжэн спросил: — Наша истинная природа никогда не ошибает­
— В чем же она заключается? ся; она не подвержена волнению, не омрачена неве­

90 91
Чаиь'<5уЗс)ийскиепритчи Последний патриарх чань Ууэй'Нэи

дением. Каждая наша мысль озарена праджней и Шэньхуэй попросил:


всегда свободна от внешних признаков вещей. Так — Великий наставник! Объясните, что означает
зачем же нужно на что-то опираться?! Собственная «и вижу, и не вижу».
природа самопроявляется внезапно, и внезапная Патриарх ответил:
пробуждение не имеет постепенной последователь­ — Когда я говорю «вижу», то имею в виду, что
ности, поэтому она и не опирается ни на что». всегда вижу собственные ошибки и недочеты. Это
Чжичжэн поклонился и после этого остался на я называю «видеть». Когда я говорю «не вижу», то
горе Цао-дих, вступил в школу Хуэй-нэна и не имею в виду, что не смотрю на ошибки и пороки
отходил затем от великого наставника ни на шаг. других людей Поднебесной. Поэтому я и говорю,
что вижу и не вижу одновременно. Ну, а как на­
счет твоего «и больно и не больно»?
Как видеть и не видеть
Шэньхуэй ответил:
Другой монах по имени Шэньхуэй родом из — Если совсем не больно, то, значит, я уподобил­
Наньяна тоже пришел на гору Цао-цих и, совер­ ся бесчувственному дереву или камню; если боль­
шив поклон учителю, спросил: но, то, значит, я как всякий обычный человек под­
— Когда вы, сидя, медитируете, вы видите или вержен дурным эмоциям.
нет? Тогда великий наставник сказал:
Наставник поднялся, трижды ударил Шэньхуэя — Шэньхуэй, «видеть и не видеть», о которых ты
и спросил, в свою очередь: спрашивал, есть двойственность; «больно или не
— Шэньхуэй, когда я бью тебя, тебе больно или больно» есть рождение и уничтожение. Ты еще не
не больно? достиг созерцания своей собственной природы, но
Монах ответил: осмелился прийти сюда, чтобы дурачить людей.
— И больно, и нет. Шэньхуэй поклонился, не проронив ни слова.
Тогда патриарх сказал: Великий наставник продолжил:
— Вот и я тоже и вижу, и не вижу. — Твое сознание омрачено неведением, и сам ты
не можешь видеть, а потому найди доброго друга-

41 93
Последний патриарх чань Хуэй'Иэн
Чаиь'<5ус)с)иаскиепритчи
наставника, обладающего обширными познания­ — Если вы все будете повторять ее и прозревать
ми, чтобы он показал тебе Путь. Ты должен созер­ ее смысл, то станете одним целым со мной. Прак­
цать свое собственное сознание, чтобы пробудить тикуйте самоусовершенствование в соответствии с
его, и должен практиковать это в соответствии с ней и вы не потеряете суть учения нашей школы.
Учением. Поскольку сам ты омрачен неведением и Вся монашеская братия склонилась перед своим
не зришь свое сознание, ты приходишь ко мне и наставником и просила патриарха оставить им эту
спрашиваешь, вижу я или нет. Даже если сам я гатху, обещая с благоговением в сердце принять и
вижу и знаю, то это не исправит твоих заблужде­ хранить ее.
ний. Гатха гласит:
Даже если сам ты видишь, то это тоже не может Все вещи не имеют реальности,
заменить мои заблуждения. Как ты можешь спра­ А потому следует освободиться от идеи реально­
шивать меня, вижу я или нет, если ты сам не зани­ сти вещей.
маешься практикой?! Тот, кто верит в реальность вещей,
Шэньхуэй поклонился и вступил в школу. Он не Ж и вет в со вер ш ен н о нер еальн ом м и р е.
покидал горы Цао-цих и всегда старался быть ря­
дом с патриархом. Тот, кто может обрести истинную реальность в
самом себе,
Освобождается от иллюзорности феноменально­
Последнее наставление
го
патриарха
мира, обретая истинное сознание.
Накануне своего ухода из жизни Хуэй-нэн со­ Но если в собственном сознании не освободить­
звал всех монахов, сообщил им о том, что наме­ ся от иллюзий,
рен покинуть мир, и сказал, что напоследок даст То где найдешь реальность, когда все ирреаль­
им одну гатху, гатху об истинной реальности и но?!
иллюзии, движении и покое.

9*Г
Чань'<5у()с)иаскиепритчи Последний пзтриарх чань Хуэй-нэи

Живые существа, обладающие чувствами, вовле­ Если в будущем вы встретите человека, с которым
чены в движение; вам суждено встретиться,
Бесчувственные объекты недвижны. То обсудите вместе с ним слова Будды.
Если культивировать абсолютную недвижность, Если же окажется, что в действительности между
То можно уподобиться мертвой неподвижности вами нет кармической связи,
бесчувственных вещей. То нужно лишь молитвенно соединить свои ла­
дони и воодушевить его к добру.
Если же вы хотите обрести истинный покой,
То нужно сохранять покой в движении. Но не нужно спорить с ним, так как в нашем
В полной и абсолютной неподвижности нет ни­ учении издревле не принято оспаривать друг друга,
чего, кроме неподвижности, Ибо споры означают утрату истинного смысла
Как в вещах мертвых и бесчувственных нет се­ Пути.
мян буддовости. И тот, кто оспаривает врата Дхармы,
Погружается во мрак неведения,
Умея хорошо различать внешние признаки ве­ Вовлекая свою собственную природу в кругово­
щей, рот смертей-и-рождений.
Неуклонно держитесь абсолютного принципа;
Если вы прозреете и осознаете это, Внимательно выслушав гатху, монашеская бра­
То, значит, будете действовать в соответствии с тия постигла смысл поучений великого наставника.
истинной реальностью. Все монахи как один поклонились ему и выразили
Призываю всех, изучающих Путь: свое почтение, осознав, что великий наставник не
Необходимо приложить все усердие, останется больше в этом мире.
Чтобы освободиться во вратах махаяны
От привязанности к рождениям-и-смертям.

4 Ч ань-буддийские притчи
Чаиь'<5ус)с)ийские притчи

Честный ответ
Как известно, Дхарму от шестого патриарха унас­
ледовал Син-сы; его, кстати, поэтому часто называ­
ли «седьмым предком». В дальнейшем два преемника
Син-сы, Дун-шань и Цао-шань, основали секту Ца-
одун, ставшую одной из пяти главных чаньских
сект Китая.
Итак, Син-сы из монастыря Цинн-юань задал ше­ Другие великие
стому патриарху вопрос: «Что нужно делать, чтобы наставники чань
избежать прохождения последовательных ступеней
в развитии». (Имеются в виду ступени метода по­
степенного просветления.)
Патриарх спросил у своего ученика: «Что прак­ Бодхисатгва Фу
тиковал ты сам в последнее время?»
Син-сы честно ответил: «Я не практиковал даже Бодхисаттва Фу (Фу Да Ши) появился на свет в
Благородных Истин (Четыре Благородные Истины четвертый год правления Цзянь У (497 г.) из дина­
о страдании и пути к избавлению от них, сформу­ стии Нань Чи. Он был уроженцем области Дун Ян;
лированные самим Буддой)». в миру его звали Фу. Женившись в шестнадцать
Патриарх спросил: «В таком случае каких же пос­ лет, он имел двух сыновей. Когда ему было двад­
ледовательных ступеней ты хочешь избежать?» цать четыре года, он повстречал одного индийско­
Син-сы ответил: «Я не практикую даже Благород­ го аскета, который сказал ему: «Мы с тобой приня­
ных Истин, так где же тогда последовательные сту­ ли один и тот же обет у будды Вапашьина (первого
пени?» из семи будд древности), и твое платье и чаша все
Хуэй-нэн высоко оценил ответ Син-сы. еще находятся во дворце на небе Тушита. Когда
ты туда возвратишься?» Аскет указал на вершину и

99
Другие великие наставники чзнь
Чаиь'<5ус)с)иаские притчи

императора, который спросил его: «Ты — монах?»


предложил Фу остаться на ней и заняться медита­
В ответ Бодхисаттва показал пальцем на свои туф­
цией. Однажды у наставника было видение трех
ли. «Ты — праздный человек? — спросил импера­
будд: Шакьямуни, Вималакирти (которого также
тор. В ответ Бодхисаттва показал пальцем на свое
называют «Татхагатой Золотое Зерно») и Дипанка-
монашеское платье.
ры, испускавших лучи света, которые освещали его
Его гатха звучит так:
тело. После реализации им Шурангама-самадхи, в
котором все вещи воспринимаются в их оконча­ Безрукие держат мотыгу.
тельной невозмутимости, он понял, что достиг де­ Пеший шагает, верхом на водяном буйволе.
вятой ступени Бодхисаттвы; отсюда и его второе Человек переходит через мост -
имя — Шань Хуэй. Течет мост, а не вода.
Фу Да Ши был современником Бодхидхармы,
но ему, как и индийскому патриарху, не удалось
пробудить императора Лян У Ди. Комментарий действий Бодхисаттвы
Фу из «Рассказов о знаменитых
Н аставления императору упасака»
Однажды император Лан У Ди пригласил настав­
Восхождение наставника на место перед импера­
ника Шань Хуэя дать толкование «Алмазной сут­
тором, удар по столу и сошествие его обратно
ры». Заняв место перед императором, наставник
должны были продемонстрировать Высшую реаль­
тут же ударил линейкой по столу и сошел обратно.
ность, раскрытую в «Алмазной сутре». Это был
Император заметно испугался, а наставник спро­
наилучший способ показать свое чистое и ясное
сил его: «Ваше Величество не понимает?» Импера­
сознание, присущее каждому человеку, которое и
тор ответил: «Нет!» Святой наставник сказал: «Бод-
отвечает за все привычные действия, совершаемые
хисаттва закончил толкование сутры».
в повседневной жизни.
В другой раз, надев на себя поношенное платье,
шляпу и туфли, Бодхисаттва пришел во дворец
101
100
Чань'^ус)с)иаскиепритчи Другиевеликиенаставники чань

Он явился во дворец во второй раз, чтобы про­ менениям, тогда как вода, или сущностная приро­
светлить императора. В стародавние времена, как и да, непреложна и никогда не меняется.
в наш современный век, люди придавали огромное
значение наружности человека, его званиям и соци­
альному положению. Поскольку все это не имеет
Чаньский учитель Мацзу Даои
никакого значения применительно к Дхарме Будды, («Путь Единого»)
Фу надел на себя шляпу, монашеское платье и туф­
ли, чтобы устранить все представления о форме, Проповедовал в провинции Цзянси, хотя сам
внешних проявлениях, наружности и свойствах, как был выходцем из уезда Шифан области Ханьчжоу.
тому учит «Алмазная сутра». Обычно монах не но­ Родовое имя его — Ма. Ушел из мирской жизни в
сит шляпу, даос — туфли, а мирянин — монашеское монастырь Лоханьсы — «Монастырь Архатов».
платье. Как говорили, отличаясь видом странным и нео­
Теперь толкование гатхи. Первая ее строчка оз­ бычным, он обладал поступью быка и взглядом
начает: «безрукое» сознание использует феноменаль­ тигра. Еще в детские годы он принял постриг у
ную человеческую форму, которая одарена двумя преподобного Тана из области Цзычжоу, а полное
руками, чтобы держать мотыгу. посвящение получил от наставника Юаня из уезда
Вторая строчка означает: у феноменального че­ Юйчжоу.
ловека есть сознание, ему изначально присущее, В годы Кайюань (713—742) он практиковал созер­
которое и направляет обе его ноги во время ходь­ цание в монастыре Цюаньфасы, что на горе Хэ-
бы. нюэ, где и повстречал преподобного Наньюэ Хуай-
Переход человеком моста раскрывает то, что вхо­ жана.
дит в его тело при рождении и покидает его в Хуайжан понял, что перед ним — истинный «Со­
момент смерти. суд Дхармы» и спросил: «Уважаемый, в чем цель
В четвертой строчке подразумевается то, что мост, вашего сидения в созерцании?»
или человеческое тело, подвержен постоянным из­ Наставник ответил: «Я хочу стать Буддой».

ш 103
Чань'<5ус)с)иаскиепритчи Аруrueвеликиенаставники чань

Тогда Хуайжан взял камень и принялся полиро­ Дхармах, что не пребывают нигде, то нельзя не
вать его перед своим скромным жилищем. Настав­ принимать, ни отвергать их. Если ты, сидя, жела­
ник спросил: ешь стать Буддой, то тем самым ты убиваешь Буд­
— Зачем вы делаете это? ду. Если ты ухватываешь лишь внешние проявле­
— Хочу отполировать его до такого состояния, ния, то не достигнешь истины.
чтобы он превратился в зеркало, — ответил Хуай­ Когда Учитель услышал эти наставления, он по­
жан. чувствовал себя будто опьяненным чудесным не­
— Да разве можно, полируя камень, превратить ктаром. Он уважительно склонился перед Хуайжа-
его в зеркало? — вновь спросил Наставник. ном и спросил: «Так каким же образом, используя
— Если, полируя камень, нельзя превратить его в Сердце, могу я соединиться с самадхи, что не име­
зеркало, так можно ли, просто сидя в созерцании, ет выражения?»
стать Буддой? — ответил Хуайжан. Хуайжан ответил: «Если ты будешь изучать ме­
— Но как же тогда этого достичь? — спросил тод Сердца-основы учения Дхармы, то это будет
Наставник. подобно тому, как сажать семена. Когда я начну
— Если быка впрягли в повозку, а повозка все же объяснять тебе основы Учения, то это будет подоб­
не трогается с места, так кого же надо погонять — но дождю, что проливается с небес. И поскольку
быка или повозку? все кармические проявления единятся в тебе, то ты
Наставник ничего не ответил. сумеешь узреть Путь».
А Хуайжан заговорил вновь: Мацзу продолжил спрашивать:
— Что является твоей целью — научиться созерца­ — Если Путь не имеет никаких проявлений, то
нию (чань, дхиане) или стать Буддой? Если ты учишь­ как же можно узреть его?
ся тому, как сидеть в созерцании, то чань не заклю­ — Око Дхармы, что заключено в Сердце-основе,
чен ни в сидении, ни в лежании. Если ты учишься само сумеет узреть его, — ответил Хуайжан, — рав­
тому, как стать Буддой, то Будда не имеет никаких но как узреет оно и самадхи, что не имеет никаких
фиксированных проявлений. Если же говорить о проявлений.

104' 105
Чаиь'<5уЗс)ийскиепритчи Аруше великиенаставники чань

— Бывают ли на этом Пути достижения и неуда­ — То, что уже идет вперед, не может пойти назад, —
чи? — поинтересовался Наставник. сказал Иньфэн.
— Если смотреть на Путь сквозь призму достиже­ Он продолжал толкать свою тачку и проехал по
ний и неудач, то его никогда не увидеть. Вслушай­ ногам Мацзу. С раненой ногой Мацзу вернулся в
ся в строки, что сложил я: зал для наставлений, взял топор и сказал:
— Пусть покажется тот, кто несколько мгнове­
Сердце-основа содержит бесчисленное множество семян. ний назад ранил ногу старому монаху своей тач­
К ак только польешь их, они тотчас взойдут. кой.
Цветы самадхи не имеют проявлений. Тот час появился Иньфэн, подошел к Мацзу и
Так откуда же взяться достижениям и неудачам* вытянул шею. Тогда Мацзу отложил топор в сто­
рону.
Услыхав гатху, Наставник тотчас обрел пробуж­
дение, после чего десять осенних периодов подряд
Комментарий
приходил к Хуайжану, чтобы до конца постигнуть
из «Рассказов о знаменитых
его утонченное учение.
упасака»

История с тачкой Мацзу отложил топор в сторону, окончательно


убедившись в спонтанности сознания ученика. Для
Как-то раз в монатыре монах Иньфэн толкал ученика, везущего тачку, сидящий с вытянутыми
тачку, а Мацзу сидел на его пути, вытянув ноги. ногами Мацзу не был неприкосновенным автори­
Иньфэн попросил: тетом (что весьма похвально, с позиций чань!). Но
— Учитель, прошу вас, уберите ноги. этот же ученик, спонтанно откликнувшись на зов
— То, что уже вытянуто, не может быть убрано, — Мацзу в зале для наставлений, был готов понести
отвечал Мацзу. суровое наказание за то, что совершил.

106 ЮТ
Чаиь-($уОс)ийскиепритчи Аруше великиенаставники чзнь

Ч то это такое?
Чаньский наставник Дэ Чэн, или
Преподобный Хуайжан услышал, что Наставник Монах-Лодочник из Хуадин
перебрался в провинцию Цзянси (это было еще
Великий наставник Дэ Чэн, достигнув просветле­
до их очной встречи, которая описана выше), и
ния, прибыл в Хуадин, что в округе Сю Чжоу.
спросил у своих учеников:
Обычно он плавал по озеру на небольшой лодке и
— А что, Мацзу Даои, поведал ли он монашеской
проводил свои дни, принимая гостей из всех угол­
общине о Дхарме?
ков страны. В то время, пока еше не распространи­
— Да, он уже поведал нам о Дхарме, — ответили
лась слава о его учености, он обычно прозывался
монахи.
Монахом-Лодочником.
— Я еще не встречал человека, который рассказал
Однажды, пристав к берегу реки, он лениво си­
бы об этом как-то по-новому, — заметил Хуайжан.
дел в своей лодке. Проходивший мимо чиновник
Подумав немного, он послал монаха к Мацзу с
спросил его: «Чем занимается Почтенный Госпо­
таким наставлением: «Когда Мацзу поднимется на
дин?» В ответ Дэ Чэн поднял весло и спросил:
помост для проповеди, ты лишь спроси: «Что это
«Вам это понятно?». «Нет, не понятно», — отвечал
такое?» — а затем дождись, что он ответит, и воз­
чиновник. Тогда наставник сказал: «Я греб и взбал­
вращайся с этими словами ко мне».
тывал чистую воду, но золотую рыбку найдешь
М онах спросил у Мацзу все, как ему велено.
нечасто».
Наставник сказал: «С того времени, как здесь трид­
Весьма показателен эпизод, который привел к
цать лет назад учинили беспорядки варвары, в этих
просветлению одного достаточно компетентного
местах не бывает нехватки соли и перца».
наставника чань по имени Цзя Шань. Эпизод этот,
Все это м онах по возвращ ении передал Хуай-
естественно, стал одним из распространенных гун-
жану, которы й остался удовлетворен ответом аней.
М ацзу. Недовольный собственными успехами, наставник
Цзя Шань распустил своих учеников и отправился
прямиком в Хуадин. Увидев его, Дэ Чэн спросил:
108 109
Чаиь'^у^ийскиепритчи Аруше великиенаставники чань

— Добродетельный! В каком храме ты остановил­ — Говори же! Говори же!


ся? Не успел Цзя Шань открыть рот, как Дэ Чэн
Цзя Шань ответил: снова ударил его. Вслед за чем Цзя Шань мгновен­
— То, что похоже на это, не останавливается, а но обрел просветление и трижды кивнул (в знак
то, что останавливается, на это не похоже. благодарности).
Наставник Дэ Чэн спросил: Тогда наставник сказал:
— Если нет никакого сходства, то каково это? — Ты можешь забавляться блестящей леской на
Цзя Шань ответил: конце удочки, но стоит тебе перестать волновать
— Это — не те Дхармы, что перед глазами. чистую воду, как смысл будет иным.
— Где ты все это выучил? — спросил Дэ Чэн. Цзя Шань спросил на всякий случай:
— Там, куда нет доступа ни уху, ни глазу. — Как вы мыслите себе выпускание лески и заб­
Тогда наставник Дэ Чэн похвалил его: расывание крючка?
— Удачное высказывание — это столб, к которо­ — Леска, свисающая в зеленую воду, позволяет всем
му осел может быть привязан в течение десяти идеям о существовании и несуществовании всплы­
тысяч эонов. вать на поверхность, пока обе не успокоятся, — отве­
И спросил снова: чал наставник.
— Когда выпускается тысяча футов рыболовной — Ваши слова ведут по потемкам, хоть и обхо­
лески, добыча прячется глубоко в пруду. А три дятся без тропинок; кончик вашего языка говорит,
дюйма за крючком ты мог бы обговорить? хоть и безмолвен.
Цзя Шань собрался ответить, но, когда он был — Я выпускал свою леску повсюду в этой реке,
готов уже открыть рот, наставник нанес ему удар но только сейчас я нашел золотую рыбку, — похва­
веслом, столкнувший его в воду. Естественно, Цзя лил Дэ Чэн своего ученика.
Шань тут же стал карабкаться обратно в лодку, и, Услышав эти слова, Цзя Шань прикрыл уши ру­
когда он почти уже в нее забрался, наставник вос­ ками.
кликнул снова: Наставник Дэ Чэн закивал:

110 111
Чаиь'<5ус)с)ийскиепритчи Другие великие наставники чань

— Именно так! Именно так! трижды произнесла: «Если вы сможете что-нибудь


Затем он дал Цзя Шаню следующее наставление: сказать, я опущу корзину». Так как наставник не
«В будущем в твоем убежище не должно быть смог ничего ответить, монахиня собралась уходить.
никаких следов, а там, где нет следов, ты не должен Тогда наставник сказал ей: «Уже поздно: почему
укрываться. Я провел тридцать лет в монастыре бы вам не остаться до утра?» Монахиня сказала
наставника Ю о Шаня и понял лишь одно это. Те­ снова: «Если вы сможете что-нибудь сказать, то я
перь и ты это знаешь. Отныне не оставайся в горо­ останусь». Поскольку наставник так ничего толко­
дах и деревнях, а ищи в глубине гор одного-двух вого и не придумал, монахиня ушла.
человек с мотыгами на боку, чтобы продолжить Оставшись один, наставник вздохнул и сказал
передачу истины и не дать ей прерваться». себе: «Хоть я и мужчина, мне не достает мужествен­
Цзя Шань простился с наставником, но, уходя, ности. Лучше уж мне оставить этот храм и отпра­
несколько раз обернулся назад, чтобы еще раз уви­ виться куда-нибудь в поисках действительно про­
деть его. Наставник Дэ Чэн прокричал: «Почтен­ светленных наставников».
ный!» И когда Цзя Шань снова обернулся, настав­ И в ту ночь божество горы, возле которой рас­
ник поднял весло и крикнул: «Ты полагаешь, что у полагался храм, сказало ему: «Ты не должен поки­
меня, кроме этого, есть что-то еще?» Затем он пе­ дать это место: сюда уже идет настоящий бодхисат-
ревернул лодку и скрылся под водой. тва во плоти и крови».
И потому, когда Тянь Лун прибыл в храм, на­
Чаньский наставник Чжу Ди ставник встретил его с большим почтением. В каче­
стве наставления Тянь Лун поднял вверх указатель­
из Цзин Хуа
ный палец, и наставник мгновенно пробудился. С
тех пор, когда ученики приходили к нему за руко­
Однажды в храм Чжу Ди пришла монахиня по
водством, наставник только поднимал вверх палец
имени Ши Чжи с корзиной на голове и посохом в
и не давал иных наставлений.
руке. Она трижды обошла вокруг наставника и

WV 113
Чаиь'^усЙиаскиепритчи Другие великие наставники чзнь

Однако нашелся мальчик, который, побывав до Наставница Мо Шань


того у наставника, в ответ на вопросы людей стал
тоже поднимать вверх палец. Кто-то рассказал об Чаньский наставник Хуань Чи был учеником Линь-
этом наставнику, сделав вывод: «Ваш мальчик тоже цзи (основатель секты Линь-цзи, одного из направ­
понимает Дхарму Будды, поскольку в ответ на лений чань), но не осознал истину, несмотря на то
вопросы пришедших он тоже, как и вы, поднимает что провел несколько лет в монастыре своего на­
вверх палец». ставника. А потому в один прекрасный день он
Однажды, спрятав в своем длинном рукаве (ост­ покинул Линь-цзи и отправился на поиски нового
рый) нож, наставник спросил мальчика: «Я слышал, наставника. (В буддийских монастырях подобная
что ты понимаешь Дхарму Будды, так ли это?» стратегия смены учителей считается вполне нор­
Наглый подросток не смутился: «Да, господин». мальным явлением.) Однажды он забрел в женский
Тогда наставник спросил: «Что же такое Будда?» монастырь на горе Мо Шань, и маленькая мона­
Мальчик поднял вверх палец, который наставник шенка доложила о его прибытии чаньской бхикшу-
тут же отсек спрятанным ножом. Когда юноша ни Мо Шань, которая, первым делом, послала к
закричал от боли и кинулся прочь, наставник ок­ нему прислужницу с таким вопросом: «Почтенный
ликнул его, и тот — все-таки почтение в нем к наставник, явились ли вы сюда из любопытства или
наставнику было велико — обернулся. Чжу Ди ради изучения Дхармы Будды?» Хуань Чи ответил,
снова спросил его: «Так что такое Будда?» что он учится. Тогда Мо Шань предупредила: «Если
Мальчик автоматически поднял руку, но не уви­ вы пришли ради Дхармы Будды, то здесь суще­
дел пальца на обычном месте; тут-то на него и ствуют те же правила относительно битья в бара­
бан и занятия почетного места». (То есть ему над­
снизошло великое просветление.
лежит вести себя как обыкновенному послушни­
Когда наставник был уже близок к смерти, он
ку.)
как-то сказал собранию:
Вслед за чем она взошла на свое место, но Хуань
— Чанем пальца Тянь Луна я пользовался всю
Чи только поклонился, не встав на колени. Мо
свою жизнь.
Шань спросила его:

№ 116
Другие великиенаставники чань
Чаиь'<5ус)с)ийскиепритчи
— Он — и не мужчина, и не женщина.
— Какое место Почтенный Бхикшу сегодня по­
Мо Шань закричал:
кинул?
— Почему же он не превращается?!
Хуань Чи ответил:
Хуань Чи в ответ спросила:
— Я покинул въездные ворота на дорогу.
— Он — не призрак и не дух, во что он должен
Наставница спросила:
превратиться?
— Почему же вы не охватили их?
(Ответ Мо Шань о хозяине, то есть о ней самой
(Вопрос Мо Шань означал: если вы так продви­
нулись на пути, что можете обойтись без преклоне­ (хозяин — и не мужчина, и не женщина), означал,
ния колен, то вы должны были воспринять свою что пол не имеет никакого значения для просветле­
Дхармакайю, которая проникает всюду и охватыва­ ния, и Дхармакайя не имеет ни мужских, ни женс­
ет также и въездные ворота на дорогу, ибо она не ких признаков. В целом женщины имели намного
подвластна появлению и исчезновению и не поки­ больше трудностей на пути, чем мужчины, и Хуань
дает одно место, чтобы оказаться в другом.) Чи, который, похоже, смотрел на нее свысока в
Хуань Чи не смог ничего ответить; он встал на силу этого, спросил ее, почему она не превратится
колени и спросил: в мужчину, если она достигла просветления. Его
— Что такое Мо Шань? вопрос показывает, что он все еще пребывал в
Настоятельница ответила: заблуждении.)
— Макушка головы не различима. На последний вопрос ответить он не мог, а по­
(Вопрос «Что же такое Мо Шань?» можно бук­ тому признал авторитет настоятельницы. Мо Шань
вально перевести: «Каково состояние просветлен­ стал садовничать в монастыре, где провел три года;
ного сознания в монастыре Мо Шань?» Ответ в это время он получил полное просветление.
монахини касался свечения макушки Будды, кото­ Позднее, когда Хуань Чи входил в зал Чань, что­
рое было невидимо для его учеников, пока они не бы наставлять своих собственны х учеников, он
прозрели.) обычно говорил им: «Когда я был у своего отца,
— Кто же хозяин горы Мо Шань? — спросил Линь-цзи, я получил пол-половника, и когда я был
гость. Хозяйка ответила:
117
116
Чаиь'<5ус)()иаскиепритчи Аруше великиеиастз&иики чзиь

у своей матери, Мо Ш ань, я получил еще пол­ — Одной стрелой я могу подстрелить только одно
половника, то есть мне достался полный половник, животное.
что позволило мне утолять свой голод по сей день». Ма-цзу усмехнулся:
Таким образом, хотя Хуань Чи и считается учени­ — Тогда ты не знаешь, как нужно стрелять.
ком Линь-цзи, он является также преемником Дхар­ — А почтенный господин знает, как лучше стре­
мы Мо Шань. лять?
— Да, знаю.
— Сколько животных можете вы подстрелить од­
Чаньский наставник Хуэй-цзан
ной стрелой?
из Шигуна
Ма-цзу ответил:
Прежде Х уэй -ц зан был п р о ф есси о н ал ьн ы м — Всего одной стрелой я могу подстрелить це­
охотником и, рассказывают, не выносил даже вида лое стадо.
буддистских монахов. Однажды, охотясь на оле­ Тогда охотник призадумался:
ней, он вышел к храму, в котором в ту пору пре­ — Но они же, олени — живые существа. Зачем
бывал Ма-цзу. Когда последний, стоя у дверей, вам стрелять целое стадо?
поприветствовал охотника, тот спросил Ма-цзу: «Вы Ма-цзу тут же спросил:
не видели здесь оленей?» В свою очередь, Ма-цзу — Если ты это понимаешь, так почему не застре­
спросил: «Кто ты?» Будущий наставник ответил: лишь себя самого?
— Я — охотник. Будущий наставник снова задумался:
— Ты умеешь стрелять? — спросил Ма-цзу. — Если вам нужно, чтобы я себя застрелил, то я
— Умею. действительно не знаю, как это сделать.
Тогда учитель спросил: Ма-цзу улыбнулся:
— Сколько же оленей ты можешь подстрелить — Целый эон пороков (клеш) этого человека,
одной стрелой? вызванных неведением, теперь рассеивается.
Охотник пожал плечами:

ш т
Чаиь'^усйийскиепритчи Аруше великиенаставники чзнь

Вслед за чем о х о т н и к выбросил свой лук и стре­ Вслед за чем наставник ухватил монаха за нос и
лы и, последовав за Ма-цзу, стал монахом. сильно потянул за него. Гость закричал от боли:
— Вы тяните за мой нос так, будто собираетесь
Однажды, когда Хуэй-цзан трудился на кухне, его оторвать!
Ма-цзу спросил его: — Чтобы что-то понять, пустоту следует хватать
— Что ты делаешь? именно таким образом, — пояснил наставник.
— Я стерегу быка, — отвечал бывший охотник.
— А как же ты его стережешь?
— Как только он возвращается на траву, я тащу
Из бесед наставника Линь-цзи
его обратно, хватая за ноздри.
— Ты действительно стережешь быка, — подтвер­ (ум. в 866 г.) из области Чжэнь
дил Ма-цзу, после чего прекратил разговор и уда­
1
лился.
Управитель округа Ван чанши и другие должно­
Уже позже, будучи настоятелем, Хуэй-цзан, при­
стные лица пригласили наставника произнести про­
нимая учеников с различными способностям и,
поведь. Наставник поднялся в Зал Дхармы и про­
обычно держал в руках лук и стрелы.
изнес:
Однажды он спросил посетившего его монаха:
— Сегодня мне, одинокому монаху, ничего не
— Ты знаешь, как схватить пустоту?
остается, кроме как последовать принятому этике­
Самоуверенный монах ответил: «Знаю». Наставник
ту, — поэтому-то я и пришел сюда. Если же следо­
спросил: «Как же ты ее схватишь?»
вать традиции патриархов нашей школы, строго
Тогда монах попытался ухватить рукой воздух.
придерживающейся принципа передачи великой
Наставник взревел:
Дхармы, то я не должен был раскрывать рта, а вы
— Ты все-таки не знаешь, как схватить пустоту!
не должны были и шага сделать. Но я, одинокий
Монах спросил наставника:
монах, уступил настоятельным просьбам чанши. К
— Как же почтенный брат по Дхарме схватит ее?
чему мне скрывать сущность нашей школы?

1ю т
Чаиь'<5ус)()ийские притчи Другие великиенаставники чань

А найдется ли здесь искусный военачальник, ко­ — Разве не проясняют природу Будды Три Ко­
торый прямо на поле боя расставит свои войска и лесницы и двенадцать разделов Учения?
развернет знамена? Пусть приведет свои доводы Наставник ответил:
при всех — посмотрим! — Сорняки еще никогда не выкорчевывались.
Какой-то монах спросил: Проповедник настаивал:
— В чем состоит основной смысл Дхармы Буд­ — Уж Будда-то не мог обманывать людей!
ды? — А где, собственно, Будда? — спросил Настав­
Наставник произнес «кхэ». ник.
Монах низко поклонился. Наставник заметил: Проповедник промолчал. Наставник продолжил:
— Этот почтенный монах очень хорош как со­ — Ты хотел меня, старого монаха, изобразить
беседник. дураком в глазах чанши! Быстрей уходи! Немед­
Кто-то спросил наставника Линь-цзи: ленно убирайся! Не мешай тем, другим, задавать
— Чью мелодию вы поете? Последователем ка­ вопросы!
кой школы чань вы являетесь? Далее наставник сказал:
Наставник отвечал: — Сегодняшнее собрание посвящено великому
— Когда я был у Хуан-бо (известный чаньский делу. Есть ли еще желающие задать вопрос? Поско­
наставник (ум. ок. 850), непосредственный учитель рее выходите и спрашивайте. Но еще прежде, чем
Линь-цзи), я трижды обращался к нему с вопроса­ вы открываете рот, вы уже вне общения. Почему
ми и трижды бывал бит. это так? Не известно ли вам, что говорил почтен­
Монах колебался. Тогда наставник произнес свое ный Шакья: «Дхарма отделена от письменных зна­
«кхэ», ударил вопрошавшего и сказал: ков, ее не касаются причины, она вне следствий».
— В пустоту не вобьешь гвоздя. Из-за того, что у вас недостаточно веры, мы сегод­
Некий проповедник, принадлежащий к другой ня путаемся в ползучих лианах слов. Боюсь, что
школе буддизма, спросил: этим я ввожу в заблуждение чанши и других дол­

1Vb
Чзиь'^ус)с)ийскиепритчи Аруше великиенаставники чзиь

жностных лиц, затемняя их природу Будды. Луч­


3
ше, пожалуй, удалиться. Однажды наставник сказал во время проповеди:
Он воскликнул свое «кхэ» и сказал: — Кто бы ко мне ни пришел, я не пренебрегаю
— Для мало верящих в себя людей никогда не
им и всегда знаю, откуда он пришел. Если он при­
наступит последний день. Вы остаетесь здесь надол­
шел таким-то образом, похоже, что он потерял
го. Берегите себя (обычная формула прощания на­
самого себя. Если он пришел иным образом, он
ставника с аудиторией)!
как бы без веревки связал себя. И в том и в дру­
2 гом случае не надо суетиться, размышляя и взве­
Однажды Линь-цзи сказал во время наставлений:
шивая. И понимающие, и не понимающие — все
— Среди вас здесь есть, конечно, такие, которые
ошибаются.
во имя закона не откажутся пожертвовать собой и
Вот так прямо я об этом и говорю. И пусть
лишиться жизни. Когда мне было двадцать, я триж­
порицает меня любой человек в Поднебесной.
ды спрашивал у моего первого учителя Хуан-бо,
Вы уже долго находитесь здесь, монахи. Берегите
каков точно великий смысл Дхармы Будды, и трижды
себя!
удостаивался того, что он угощал меня своим по­
сохом. Но это было похоже на то, как если б меня
погладили мухогонкой из веток полыни. Вот и Песнь просветления чаньского
сейчас я хотел бы снова удостоиться, чтобы меня наставника Юн-цзя
угостили порцией палки. Кто бы мог сделать это
для меня? Добирайтесь до корня. Не беспокойтесь о вет­
Тут из числа собравшихся вышел какой-то мо­ ках.
нах и сказал: Будьте, как чистый хрусталь вокруг драгоценной
— Я могу сделать это. луны.
Наставник протянул ему свою палку. Но монах Увы! В это время упадка и в этом мире зла
этот заколебался. А наставник крепко ударил его Живые существа с несчастной судьбой обучить
самого. очень трудно.

т 126
Аругие великиенаставники чзнь
Чаиь'<5ус)()ийскиепритчи

Священный период — далеко позади, а извра­ Который спросил, какой толк в подсчете чужих
щенные взгляды проникли глубоко. драгоценностей.
Когда Демон силен, а Дхарма слаба, царят нена­ Комментарий наставника Сюй-юня: Просветле­
висть и беда. ние — это корень, а все остальное (в том числе
Услышав все о мгновенном вхождении в дверь паранормальные способности и чудотворство) —
Дхармы, это ветки. Вот почему просветленные наставники
Человек сожалеет, что еще не сокрушил это зло. никогда не говорили о чудесах. Все это подобно
хрусталю, который, если за него цепляться, поме­
В то время как сознание действует, тело все еще
шает достижению просветления, символизируемо­
молчит.
го луной.
Никогда не упрекайте и никогда не обвиняйте
Юн-цзя пришел к шестому патриарху за настав­
своих ближних.
лением и полностью просветлел. Патриарх назвал
Если вы хотите избежать непрерывающейся кар­
его «Просветленным за Одну Ночь». Поэтому-то
мы,
древние и говорили: «Искать истину в сутрах и
Не поносите колесо Закона Будды (дхарма-чакра,
шастрах — все равно, что выйти в море, чтобы
санскр.)
сосчитать, сколько в нем песчинок».
В молодости я старался накопить как можно боль­
ше знаний,
Обращался к сутрам, шастрам и комментариям Просветление от звука кипящего
к ним, масла
Бесконечно разграничивая наименование и фор­
му, В стародавние времена у чаньского наставника
Как тот, кто понапрасну пересчитывает песчинки Хуэй Цзюэ с горы Лан Юэ была одна ученица из
в океане. мирян, которая явилась к нему за наставлением.
Я получил суровый выговор от Будды , Учитель же велел ей всесторонне исследовать и


1Z6
4aWb'<5yc)duucKueпритчи Аруrue великиенаставники чань

целиком претворить в жизнь фразу: «Не обращай­ Затем она отправилась к наставнику Хуэй Цзюэ
те внимании» (букв, «пусть все идет своим чере­ и попросила его удостовери ться в ее успехе.
дом»). Наставник подтвердил, что она обрела «священ­
Женщина строго следовала его наставлению, не ный плод».
допуская никаких отступлений ни в чем. Однажды Комментарий наставника Сюй-юня: «Ее постоян­
в ее доме начался пожар, но она лишь сказала: «Не ная практика уже принесла успех в том, что она
обращайте внимания». отстранила свое сознание от органов чувств, чув­
В другой раз ее единственный сын упал в воду, ственных данных и способностей восприятия. Та­
и, когда очевидец происшествия позвал ее, она ким образом, ее сознание в нужный момент нахо­
снова отмахнулась: «Не обращайте внимания». дилось в покое, и звук шипящего масла подейство­
В общем, она в точности выполняла наставление вал на нее сильнейшим образом. Она услышала
учителя, отбросив все причинные мысли (мысли, его не с помощью слуха, который был отключен, а
порождающие причины, которые, согласно закону через ту самую функцию сущностной природы,
кармы, в свою очередь, ведут к следствиям). которая и выявила ее истинное «лицо»; отсюда и ее
Однажды, когда ее муж развел огонь, чтобы при­ просветление.»
готовить пончики из скрученного теста, а женщина Обычно после пробуждения, или сатори, как
бросила на полную кипящего масла сковородку говорят японцы, человека охватывает желание кри­
кусок теста, раздался резкий шипящий звук. Едва чать, прыгать, танцевать или делать что-то такое,
услышав его, женщина мгновенно обрела просвет­ что отклоняется от нормы — вроде той самой
ление. После этого она бросила сковороду с мас­ сковороды с маслом, которую женщина швырну­
лом на пол, захлопала в ладоши, стала прыгать и ла на пол. Если человек не сумеет подавить эти
смеяться. Решив, что она обезумела, ее муж при­ эмоции, то он вполне может подхватить «чаньс-
нялся ее бранить: «Что ты делаешь? Перестань не­ кую» болезнь, описанную в автобиографии Хань-
медленно! Ты сошла с ума?» Но и тогда она отве­ шаня.
тила: «Не обращай внимания».

ш 5 Ч ань-буддийские притчи
Чаиь-^диаские притчи
Другие великиенаставники чань

«Помощь ученика» выбраться. Е с л и т ы собираешься пробиться сквозь


Как известно, чаньский наставник Шэнь Цзаня старую бумагу, то выберешься в несуществующий
много путешествовал пешком (по монастырям), пока год осла!» Сказав это, он пропел следующий стих:
был молод, а просветление свое обрел у «предка»
Бай-чжана. После этого счастливого события он Она не желает выбраться через открытую дверь
вернулся к своему прежнему наставнику, и тот его И бестолково бьется о б окно.
спросил: «После того как ты меня покинул, что Чтобы пробить старую бумагу, потребуется сто лет,
нового ты приобрел в других местах?» О, когда же ей удастся выбраться ?!
Шэнь Цзань отвечал: «Я не приобрел ничего».
Тогда прежний наставник велел ему продолжить Решив, что Шэнь Цзан насмехается над ним, ста­
послушание у него. рый наставник отложил в сторону свою сутру и
Однажды, когда этот наставник мылся в бане, а спросил его: «Ты отсутствовал так долго: кого ты
его ученик тер ему спину, Шэнь Цзань вдруг по­ встречал, что ты узнал и отчего ты стал таким
хлопал по этой спине со словами: «Хорош зал разговорчивым?»
Будды, но Будда — не святой». Шэнь Цзань ответил: «После того как я покинул
Не поняв, что он имеет в виду, старый наставник вас, я присоединился к общине Бай-чжана, где по­
обернулся и посмотрел на ученика, который про­ лучил от наставника Бай-чжана указание, как оста­
должил: «Хотя Будда и не святой, он испускает навливать мышление и разграничение сознания. Так
как вы сейчас уже стары, то я вернулся, чтобы
озаряющие лучи».
В другой раз, когда старый наставник читал у отдать вам долг благодарности». Вслед за этим
окна сутру, об оконную бумагу (такая тонкая бума­ наставник поведал собранию монахов (о случив­
га использовалась в Поднебесной вместо стекла) шемся), велел накрыть стол в честь Шэнь Цзаня и
ударилась пчела, пытавшаяся выбраться из комна­ попросил его изложить Дхарму. Последний занял
ты. Увидев, как она бьется, Шэнь Цзань сказал: почетное место и изложил учение Бай-чжана, ска­
зав:
«Вселенная — такая огромная, а ты не хочешь

130 131
Чаиь'(5ус)()иаскиепритчи
Духовный свет сияет одиноко,
Освобождая органы чувств от чувственных данных.
Переживание на опыте истинной вечности
Зависит не от одних книг.
Природа сознания, будучи безупречной,
В основе своей — совершенна.
Избавление от порождающих ложе причин -
То же самое, что и абсолютное состояние Будды.
Гун-ани и притчи
Услышав это, старый наставник пробудился к
истине и сказал: «Я и подумать не мог, что в свои о людских пороках и
старые годы я услышу о высочайшем образце». слабостях
Затем он передал Шэнь Цзаню управление монас­
тырем и почтительно попросил последнего стать
его собственным наставником.
Комментарий Сюй-юня: «Старая бумага — это Чего мы знаем, но не делаем
старые сутры. Фраза Бай-чжана означает: «Если вы
хотите отыскать истину в старых сутрах, то никог­ Однажды знаменитый китайский поэт Бо Цзюи
да ее не осознаете, ибо ее можно ощутить только пришел к знаменитому чаньскому учителю Няого
и спросил у него:
на практике».
— Скажите, что необходимо делать в течение дня,
как себя держать, чтобы можно было считать, что
все совершено сполна?
— Не следует совершать дурных поступков и необ­
ходимо следовать добрым делам, никогда от них
не отворачиваясь.

хьъ
Чаиь'<5усЮиаские притчи 1уи^аии и притчи о людских пороках и слабостях
— Но это знает и трехлетний ребенок, — восклик­ В ответ учитель произнес следующую известную
нул поэт! формулу:
— Конечно, и трехлетний ребенок знает это, но — Не делать зла, а использовать добро. И сохра­
чаще всего даже столетний старец не способен этому нять сердце чистым — вот в чем учение Будды.
следовать! — Да, это знает и трехлетний ребенок! — восклик­
нул правитель.
Опасное место — Может быть, любой трехлетний ребенок и зна­
ет это, но даже восьмидесятилетнему старцу труд­
(иная интерпретация той же истории)
но осуществить это на практике, — подвел итог
Однажды правитель области посетил одного дзэн- беседы дзэнский учитель и полез на свое дерево.
ского учителя, прозванного в народе Птичье Гнез­
до за то, что он обычно медитировал, сидя на
Байчжан и старик-лиса
высоком дереве среди густой листвы. Правитель
осмотрел место медитации мудреца и сказал: Как-то на проповедях Байчжана стал появляться
— Какое же у тебя опасное место — там, наверху странный старик. Однажды, когда наставник уже
дерева! закончил работу с учениками, старик не ушел из
— Твое намного опаснее, чем мое, — возразил зала вместе с остальными. Байчжан спросил его,
учитель. что он за человек.
— Я — правитель этой области; я не вижу, какая — Ныне я не принадлежу уже к человеческому
опасность может мне угрожать. роду, — ответил старик. — Но когда-то, во времена
— Значит, ты не знаешь себя. Когда ты изживешь будды Кашьяпы, я жил на этой горе и наставлял
свои страсти, и твое сознание лишится устойчиво­ истине. Однажды меня спросили: «Подвластен ли
сти, — что может быть опаснее, чем это? прозревший истину человек закону причинности
— В чем заключается учение буддизма? — спро­ существования?» Я ответил: «Не подвластен», и,
сил правитель. вот, за это был превращен в лису на целых пятьсот
перерождений. Прошу вас, о наставник, своим
т 135
Чаиь'^уЭЗиаскиепритчи !уи~аии и притчи о людских пороках и слабостях
мудрым словом помочь мне избавиться от лисьего — П о д о й д и поближе, и я поведаю тебе истину» —
облика. Осмелюсь спросить вас: «Подвластен ли сказал Байчжан.
прозревший истину человек закону причинности Хуанпо подошел к учителю и ударил его по лицу.
существования?» Байчжан захлопал в ладоши и произнес со смехом:
— Прозревший истину человек не отличает себя — Я думал, что ты — рыжая борода варвара, а
от причинности существования, — ответил Байч- теперь вижу, что ты — рыжебородый варвар!
жан.
Услыхав эти слова, старик тут же достиг просвет­ Можно лишь добавить, что Хуанпо поступил,
ления. Он отвесил поклон и сказал: — Теперь я быть может, и без должного уважения к учителю,
освободился от лисьего облика и должен покинуть зато в полном соответствии, как того требует чань,
свое тело, которое находится на горе. Прошу вас со своей природой, которая, конечно, не желает
похоронить меня по монашескому чину. — С эти­ получать зуботычины. А это бы непременно про­
ми словами он исчез. изошло, не выдай он Байджану полновесную опле­
На следующий день Байчжан велел приготовить­ уху, чем, кстати, немало его повеселил.
ся к похоронам. «Вокруг все спокойно, и в мона­
стыре нет больных. Что бы это значило?» — недо­
умевали монахи. После трапезы Байчжан повел Обращенный
монахов на гору. В пещере на склоне горы он
Рёнан посвятил свою жизнь изучению дзэн, а
нашел лисий труп и распорядился предать его огню. управление всем семейным имуществом передал
А вечером он рассказал монахам о старике, пре­
своему племяннику. Однажды родственники сооб­
вращенном в лису. Хуанпо спросил: — Вот ведь
щили ему, что его племянник, несмотря на всех из
давным-давно некий человек был превращен в лису увещевания, ведет крайне беспутную жизнь и м но­
на пятьсот перерождений за то, что дал неправиль­
го денег тратит на куртизанок, кутежи, игры. По­
ный ответ. Ну, а если ответы наставника будут скольку племянник занял место Рёнана в управле­
правильными, что тогда? нии семейным имуществом и благосостояние се­

136 1Ы
4atfb'<5yOduacKueпритчи !уИ'аии и притчи о людских пороках и слабостях

мьи оказалось в опасности, родственники обрати­ Когда церемония началась, Гадзан весь взмок от
лись к Рёнану с просьбой что-то предпринять. волнения.
И мастер дзэн отправился в долгий путь, чтобы Вернувшись с церемонии, он собрал своих уче­
навестить племянника, которого он не видел мно­ ников и признался им, что не достоин быть их
го лет. Племянник рад был снова увидеть дядю и, учителем. Ему не хватает равного отношения к
естественно, пригласил его остаться переночевать. славе и безвестности, которым он обладал некогда
Всю ночь Рёнан провел в медитации. Когда ут­ в уединенном храме. Затем Гадзан сложил с себя
ром он собрался уезжать, то попросил молодого полномочия и сделался учеником другого мастера
человека: дзэн.
— Я уже стар, руки мои дрожат. Не поможешь Через восемь лет он вернулся к своим бывшим
ли ты завязать мне шнурки на сандалиях? ученикам просветленным.
Племянник охотно помог дяде.
— Спасибо, — сказал Рёнан. — Ты видишь, чело­
Скупой художник
век стареет и слабеет день ото дня. Береги себя.
И Рёнан уехал, ни словом не упомянув о куте­ Гессен был монахом-художником. Перед тем как
жах, куртизанках и жалобах родственников. начать рисовать, он всегда настаивал на том, чтобы
Но с этого дня племянник прекратил беспутную ему заплатили вперед, и запрашивал очень высо­
и расточительную жизнь. кую цену. Его часто называли «скупой художник».
Однажды богатая гейша заказала ему картину.
— Сколько вы сможете заплатить? — спросил Гес­
Пот Гадзана
сен.
Однажды Гадзана попросили провести богослу­ — Сколько ты запросишь, — отвечала девушка, —
жение на похоронах провинциального помещика. но я хочу, чтобы ты работал передо мною.
До тех пор он никогда не видел высокородных и Итак, в определенный день Гессена позвали к
знатных господ и потому очень нервничал. гейше. Она устраивала праздник для своего покро­

158 хт
Чаиь-<5ус)с)ийскиепритчи (уи^аии и притчи о людских пороках и слабостях

вителя. Гессен усердно трудился над картиной. Когда до национальной святыни была очень запущена, и
же эта картина была закончена, то он запросил паломники весьма от этого страдали. Художник
самую высокую цену, о какой только слыхали в намеревался построить новую дорогу.
его время. В-третьих, учитель Гессена умер, так и не осуще­
И тут же получил запрошенную сумму, а гейша, ствив своего желания построить храм, и его уче­
повернувшись к своему покровителю, сказала: ник мечтал построить этот храм в честь учителя.
— Этот художник хочет только денег. Его карти­ После того как Гессен выполнил эти три своих
ны прекрасны, а ум низок. Деньги развратили его. желания, он забросил кисти и художественные при­
Невозможно показывать картину, нарисованную надлежности, удалился в горы и никогда больше не
таким отвратительным человеком. Она годится лишь рисовал.
для одной из моих нижних юбок.
Приподняв юбку, она попросила Гессена сделать
Будь живым!
другой рисунок на изнанке юбки.
— Сколько вы сможете заплатить? — спросил Гес­ Как-то утром Лин-чи пребывал в храме. Туда
сен. пришел молодой человек и уселся неподалеку в
— Да сколько хотите! — ответила девушка. позе для медитации с закрытыми глазами. Было
Гессен назвал фантастическую цену, нарисовал очевидно, что этот юноша жаждет стать учеником
картину требуемым образом и ушел. Молва об Лин-чи и таким образом пытается произвести впе­
этом случае преследовала его всю жизнь. чатление на Мастера.
Однако у Гессена были причины копить деньги. Наставник подошел и, стукнув его костяшками
Во-первых, на его провинцию часто обрушивался пальцев по голове, произнес:
голод. Богачи не помогали беднякам, а потому у — Вставай и уходи! В нашем храме достаточно
Гессена был тайный склад продовольствия, не изве­ статуй.
стный никому, который он наполнял зерном на Огорченный молодой человек обернулся на по­
случай бедствия. Во-вторых, дорога от его деревни роге, и Лин-чи добавил:

т
1уИ'аии и притчи о людских пороках и слабостях
Чзиь'<5ус)с)иаскиепритчи
Молчали целый день. Вроде бы их медитация
— Будь ж и в ы м ! Не претендуй не на что и черес­
шла благоприятно. Но когда настала ночь и свет
чур не усердствуй!
керосиновых ламп совсем потускнел, один из при­
ятелей не сдержался и крикнул слуге:
Чашка чая — Эй, поправь эти лампы!
Второй ученик, естественно, возмутился, когда
Нан-ин, японский учитель дзэн, живший в эпоху первый заговорил.
М ейдзи (1 8 6 8 —1912), как-то принимал у себя — Мы договорились не говорить ни слова, —
университетского профессора, пришедшего узнать упрекнул он приятеля.
у наставника, что же такое дзэн. Нан-ин пригласил — Ну, вы, болваны, чего вы разговариваете?! —
его к чаю. Он налил гостю чашку до самого верху закричал третий.
и продолжал наливать дальше. — Один я молчу, — самодовольно заметил чет­
Профессор следил за тем, как переполнялась чаш­ вертый.
ка, и, наконец, не выдержал: «Она же переполнена.
Больше уже не войдет!»
Ничто не существует
«Так же, как эта чашка, — отвечал Нан-ин, — вы
полны собственных мнений и мыслей. Как же я Будучи еще молодым учеником дзэн, Ямаока
смогу показать вам дзэн, если вы прежде не опус­ Т еею п о сещ а л о д н о г о уч и тел я за д р у ги м .
тошили свою чашку?» Однажды он пришел к Докуону и, желая показать
свои глубокие познания Дхармы, сказал:
— Разум, Будда, чувственное бытие — все они на
Молчаливая медитация
самом деле не существуют. Истинная природа яв­
лений — пустота. Не существует ни воплощения,
Четверо учеников дзэн, близких друзей, обеща­
ни заблуждений, ни мудрости, ни посредственнос­
ли друг другу хранить молчание, чтобы максималь­
ти. Ничто нельзя дать, ничего нельзя взять.
но углубить свою медитацию.

143
ш
Чаиь'<5ус)с)ийскиепритчи

Докуон продолжал спокойно курить и ничего не


ответил.
Внезапно он сильно ударил Ямаоку по голове.
Ю ноша сильно разозлился.
— Если ничего не существует, — спросил Докуон, —
откуда же эта злость?

Сострадание Бокудзю Пргттчп про


Бокудзю шел со своим учеником в храм после
обращение к учению
утренней прогулки. Сзади к нему подошел какой-
то человек, сильно ударил его палкой по спине и
убежал. Бокудзю даже не обернулся, но продолжал Игрок и пьяница
свою прогулку. Ученик был потрясен. Он спросил:
— Почему вы не реагируете? Что с вами? Этот Некогда Гуду был наставником самого японско­
человек ударил вас достаточно сильно, а вы даже го императора. Несмотря на высокое положение,
не оглянулись! он имел обыкновение путешествовать в одиночку,
Бокудзю ответил: как простой бродячий монах. Направляясь однаж­
— Это его проблема. Он, должно быть, сумас­ ды в Эдо, политический и культурный центр сёгу-
шедший, бедняга. Я очень ему сочувствую. Я не ната, он пришел в небольшое селение, называвше­
могу посмотреть назад, потому что он уже сумас­ еся Такэнака. Был вечер, лил сильный дождь, Гуду
шедший, а мой взгляд сделает его еще более сумас­ насквозь промок. Его соломенные сандалии разва­
шедшим. Вернувшись домой, он может почувство­ лились. В окне дома, стоявшего на краю селения,
вать вину, подумать, что я осуждаю его. Нет, это он заметил висевшие несколько пар сандалий и
негуманно. Он и так в беде. Нет необходимости решил купить себе сухие.
создавать ему новые проблемы.
Чань'<5ус)()иаскиепритчи Т1ритчи про обращениек учению
Сандалии продала ему вежливая женщина, кото­
Х озяин пришел в восторг. Он моментально вых­
рая, увидев, как он вымок, пригласила его перено­
лебал все вино и уснул прямо на полу. Гуду сел
чевать. Гуду с благодарностью принял приглаше­
рядом медитировать.
ние. Войдя в дом, он прежде всего прочитал перед
Проснувшись утром, глава семьи ничего не по­
домашним алтарем сутру. Его познакомили с мате­
мнил.
рью и детьми хозяйки. Заметив, что вся семья чем-
— Ты кто такой? Откуда? — спросил он у Гуду,
то расстроена, Гуду спросил, что у них в доме за
который все еще сидел в медитации.
горе.
— Я Гуду из Киото и направляюсь в Эдо, —
— Мой муж игрок и пьяница, — сказала женщи­
на. — Когда он выигрывает, то напивается и стано­ отвечал мастер дзэн.
вится невыносимым. А когда проигрывает, то за­ Глубоко устыдившись, хозяин стал суетливо про­
нимает повсюду деньги. А когда же иной раз упь­ сить прощения у наставника самого императора.
ется совсем, то и вовсе домой не приходит. Что Гуду улыбнулся.
мне делать? — Все непостоянно в этой жизни, — сказал он. —
— Я помогу ему, — сказал Гуду. — Вот деньги. Ж изнь очень коротка. Если ты будешь продолжать
Купите мне галлон хорошего вина и чего-нибудь пить и играть, то у тебя не останется времени ис­
вкусного из еды. И можете ложиться спать. Я буду полнить что-либо иное, да и своей семье ты лишь
медитировать перед алтарем. принесешь новые страдания.
В полночь домой вернулся хозяин, сильно пья­ У хозяина вдруг пробудилось понимание — он
ный, он закричал: словно избавился от наваждения.
— Эй, жена! Я уже пришел домой. Ты дашь мне — Ты прав, — воскликнул он. — Как мне отблаго­
поесть? дарить тебя за чудесный урок? Позволь немного
— Возьми у меня, — сказал Гуду. — Меня застиг проводить тебя и помочь нести твои вещи.
дождь, и твоя жена великодушно приютила меня. — Ладно, если хочешь, — помедлив, согласился
За это я купил вина и рыбы, так что бери, не Гуду, и они отправились в путь.
стесняйся.

№ т
Чаиь'<5ус)дийскиепритчи Притчи про обращение к учению

Через три мили Гуду предложил ему вернуться Старший из учеников ответил первым:
домой. — Никто не может сказать, что это — деревянный
— Можно, я пройду с вами еще миль пять? — башмак.
попросил у Гуду спутник. Но тут к чаше подошел повар, ногой опрокинул
Они двинулись дальше. ее и молча вышел из зала. Он и стал настоятелем
— Ну, теперь можешь возвращаться, — предло­ нового монастыря.
жил Гуду через час.
— Пройдем еще десять миль, — решил хозяин.
— Теперь возвращайся, — сказал Гуду, когда еще
История корейского мастера чань
десять миль были пройдены. Сосана
— Я намерен теперь идти за тобой всю осталь­
Речь идет именно о корейском мастере дзен (сон
ную жизнь, — решил его спутник.
или сэн, кор.), которого некоторые не очень компе­
Большинство современных учителей дзэн в Япо­
тентные авторы благодаря созвучию имен умудря­
нии ведут начало своей линии от некоего знамени­
ются путать с третьим патриархом, несмотря даже
того мастера, преемника Гуду. Его звали Му-Нан —
на то, что между этими людьми — целое тысячеле­
«Тот, Кто Не Возвращается Никогда».
тие.
Итак, Сосан Де Са был родом из Северной Ко­
Повар реи. Еще ребенком Сосан проявил высокий интел­
лект, а потому его отчим в раннем возрасте отвез
Один знаменитый японский мастер дзэн решил его в Сеул, где мальчик мог учить конфуцианские
послать кого-то из своих учеников основать новый тексты. После нескольких лет учения Сосан отпра­
монастырь и объявил, что выбран будет тот, кто вился сдавать экзамены для гражданской службы.
лучше всех ответит на его вопрос. Затем он поста­ При этом он помог их сдать всем своим друзьям,
вил на землю наполненную водой чашу и спросил: но провалился сам. Неудачными оказались и две
— Кто из вас сможет мне сказать, что это, не последующие попытки. Что бы это значило? В конце
называя этого?

т W
Чаиь'^усШйскиепритчи Притчи про обращениек учению
концов понял: это — из-за его рождения. Он один Теперь для меня пришло время настоящей практи­
из всех учеников был родом из Северной Кореи. ки. Только читать сутры — этого недостаточно, это
Отчим, весьма состоятельный человек, предло­ не поможет. Я должен начать серьезную практику.
жил юноше отправиться куда-нибудь еще, где мож­ Что есть Я? Кто есть Я? Кем Я могу стать?»
но немного отдохнуть и просто почитать книги. Сосан побрил голову, надел серые одежды и от­
Ю ноша выбрал храм Хейн Са, в котором оказа­ правился на гору в монастырь, в котором начал
лось очень много книг. усердную практику.
Литература по буддизму показалась Сосану бо­ Однажды утром Сосан проснулся очень рано,
лее интересной, нежели конфуцианские или даос­ чтобы заняться медитацией. Услышав крик петуха,
ские сочинения. Буддийские сутры толковали о том, он вдруг постиг свое истинное Я. Сосан сказал: «Я
как решить реальные человеческие проблемы. Вне­ закончил великую работу жизни и смерти! Все, кто
запно он понял, как ему повезло, что он не полу­ еще не достиг просветления, попытайтесь завтра
чил места службы. утром послушать, как кричит петух.. Услышав это,
Однажды Сосан отправился в город, чтобы ку­ вы тоже завершите великую работу человека». Со­
пить кисти и тушь. На обратном пути ему понадо­ сан стал очень знаменит в истории Кореи. В част­
билось справить нужду. Уборные в Корее строи­ ности, именно он помог спасти страну от японско­
лись очень высоко от земли. Сидя на корточках, — го нашествия в 1592 году.
простите — он случайно глянул вниз и увидел там
множество живых существ — черви, какие-то мыши
и крысы, в общем, всякая нечисть. В этот момент Усердие
юноша вдруг осознал, что люди на базаре ничем
В былые времена один бедный человек решил
не отличаются от этой нечисти. Все время они что-
вступить на путь Дхармы. Несмотря на свое твер­
то ищут, пытаются извлечь какую-то выгоду, копа­
дое стремление к самосовершенствованию, он не
ясь в собственных нечистотах.
знал, с чего начать, и не имел в числе своих знако­
Ум Сосана открылся: «До сих пор я был таким
мых никого, кто бы мог ему об этом рассказать.
же, как эти черви, ныряющие в свежее дерьмо.

150 151
Чаиь'^с)ийские притчи Притчи про обращение к учению

Тогда он решил ежедневно заниматься самой тяже­ положила на землю сверток с одеждой и пищу и
лой работой в ближайшем монастыре. вернулась домой.
Однажды в этот монастырь пришел бродячий Тринадцать лет спустя сестра снова навестила под­
монах и увидел человека, который трудился с не­ вижника и увидела тот же самый сверток с одеж­
бывалым усердием. Монах спросил его о практике, дой, лежавший на прежнем месте.
которую тот для себя избрал. Человек ответил: «Ежед­ Впоследствии один изголодавшийся беженец, про­
невно я занимаюсь этой утомительной работой и ходивший мимо грота, увидел в нем монаха в ис­
не знаю, что мне делать еще. Прошу вас, укажите тлевших лохмотьях; он вошел в грот и попросил
мне надежный метод самосовершенствования». чего-нибудь поесть. Монах поднял с земли несколь­
Монах ответил: «Ты должен просто вникать в то, ко камешков и положил их в горшок. Поварив их
кто это повторяет имя Будды?» (11). Получив на­ в течение какого-то времени, он извлек их из воды
ставления от монаха-гостя, трудолюбивый человек и предложил гостю разделить с ним трапезу. Ка­
начал постоянно удерживать слово «кто» в своем мешки были похожи на картофель, и когда гость
сознании во время повседневной работы. Впослед­ утолил свой голод, монах сказал ему: «Прошу вас,
ствии он покинул монастырь и поселился в гроте никому не рассказывайте о нашей трапезе».
на небольшом островке, чтобы продолжать прак­ Впоследствии этот подвижник был известен в
тику, указанную ему монахом. Вместо одежды он Поднебесной как великий святой чудотворец. Им­
использовал листья, питался дикими растениями. ператор даровал ему титул Штаны Дракона.
Его мать и сестра в конце концов узнали о его
затворничестве в гроте, и мать поручила сестре Подлинная осознанность
отнести ему сверток с одеждой и немного еды.
Прибыв на место, та нашла его застывшим в меди­ Однажды к старому очень мудрому учителю при­
тации. Она окликнула брата, но тот не отозвался; шел принц и сказал:
она его коснулась, но он даже не шелохнулся. Та­ — Меня к вам послал отец. Император уже стар
кое равнодушие привело сестру в негодование. Она и долго не проживет. А потому он направил меня

ы 153
Притчи про обращениек учению
Чаиь'^уеЙийскиепритчи
Принц спросил:
к вам со срочной просьбой — п о д г о т о в и т ь меня,
— Ч т о мне нужно делать?
пока он жив. Ему хотелось бы увидеть меня с
Учитель сказал:
вашей аттестацией. Я прекрасно владею многими
— Вы будете делать самые обычные вещи: уби­
боевыми искусствами, неплохо воевал, а к тому же
рать, готовить, носить воду, колоть дрова. Но по­
закончил с отличием университет. Когда я пришел
мните — я могу в любой момент ударить вас сзади,
к отцу после всего этого и сказал, что я неплохо
так что постоянно оставайтесь бдительным.
подготовлен, он ответил: «Нет, ты еще не готов на
Принц не ожидал такого поворота событий; он
царство — тобою упущена главная вещь. Ты дол­
пожал плечами и сказал:
жен пойти к одному наставнику, чтобы научиться
— Что же это за обучение?! Но раз отец послал
у него медитации. Это даст возможность собрать
меня к вам, значит, так и надо.
воедино всю твою предыдущую подготовку. Пока
ты не преуспеешь в этом, я не могу доверить тебе
И его постоянно били. Старик был человеком
государство». И он назвал ваше имя.
опытным в этом деле. Он подходил совершенно
Помолчав некоторое время, принц добавил:
незаметно — его шагов было не слышно. Неожи­
— Я готов выполнять любые ваши указания, но,
данно он выпрыгивал вроде бы из ниоткуда и на­
прошу вас, поторопитесь!
носил удар; принцу было больно. Через 15 дней
Учитель ответил:
все его тело саднило от побоев, тем не менее он
— Мое первое требование заключается в том,
был счастлив, потому что научился слышать не­
чтобы меня не связывали временем. Все зависит от
слышную поступь своего учителя. Его сознатель­
вас самого. Я буду стараться как можно лучше,
ность возросла. Он рубил дрова, но его ум оста­
ведь у меня тоже осталось не так много времени. Я
вался сконцентророван на старике: «Откуда же он
уже стар и вообще-то не собирался брать учени­
появится на сей раз и как себя защитить?»
ков, но вас послал император, мой старый друг,
Старик старался ударить своего ученика, а принц
мы с ним учились медитации у одного мастера. Я
лишь перехватывал его бамбуковую палку. В таких
не могу ему отказать. Ваше обучение начнется прямо
сейчас.
155

Чань'<5ус)с)иаскиепритчи Притчи про обращение к учению

условиях его осознанность все время возрастала. цев. Иногда, сидя в медитации с закрытыми глаза­
Месяца через три старик уже за целый день не мог ми, принц чувствовал, как учитель подходил сзади,
нанести ученику ни одного удара. Принц был горд. чтобы нанести удар, и, когда тот замахивался, он
Он думал: «Настал великий день!» Он радовался и отпрыгивал в сторону, спасая свою жизнь. Нако­
тому, как его тело окрепло под ударами. Теперь-то нец, настал день, когда учитель снова позвал его и
он понимал, что обрел новую силу, которой у него сказал:
не было прежде никогда. — Я счастлив. Вторая часть обучения закончена.
Иной раз, чувствуя, что старик подкрадывается, Принц ответил:
он кричал из своей комнаты: «И не пытайтесь. Я — Я тоже счастлив и бесконечно вам благодарен.
бдителен!» Но на этом воспитание осознанности Я и не подозревал, что во мне есть такие способно­
не закончилось. сти. Даже малейший ветерок не может пронестись
мимо меня, чтобы я не заметил его. Ни одна мысль
В один прекрасный день старик позвал принца к не промелькнет в моем сознании бесконтрольно, и
себе и сказал: я счастлив, что еще есть чему учиться. Сначала я
— Теперь начинается вторая ступень. До этого я сомневался и пришел сюда лишь потому, что это­
бил тебя бамбуковой палкой. Начиная с завтраш­ го хотел мой отец. Но теперь я сам хочу учиться
него дня, я буду бить тебя настоящим мечом! и больше не думаю ни о своем отце, ни о царстве,
Он вынул свой меч и показал его ученику: ни о чем другом. Все мои помыслы сосредоточены
— Вот этот самый меч, посмотри на него и зор­ на том, как подвести мое сознание к высочайшей
ко за ним следи! Теперь он будет следовать за вершине, и все это из-за той радости, которую я
тобой постоянно. познал и о которой даже не подозревал и не мог
Это уже были не шутки, а вопрос жизни и смер­ мечтать. Так что давайте начнем третий этап.
ти. Осознанность принца перед лицом настоящей Учитель сказал:
опасности возросла многократно. Итак, теперь ста­ — Третий этап такой: я буду бить тебя настоя­
рик, как и раньше, постоянно пытался ударить его, щим мечом ночью, когда ты спишь.
но не смог этого сделать на протяжении трех меся­

156 157
Чань'<5ус)с)цаскиелритчи
Принц сказал:
— Хорошо.
Теперь учитель пытался ударить принца ночью,
но в тот момент, когда он входил в его комнату,
ученик просыпался. Он начал видеть себя спящим
со стороны. Засыпая, он наблюдал за тем, как сон
наваливается на него и овладевает телом. Повора­
чиваясь во сне, он видел со стороны, как его тело Житейские притчи
поворачивается с одного бока на другой. Три ме­ и предания о мирянах
сяца учитель пытался нанести удар ученику, но ни
разу не смог этого сделать. Осознанность ученика
и монахах
стала абсолютной.

Однажды учитель позвал принца, обнял его и


Арест изваяния Будды
передал ему свой меч со словами:
— Вот тебе моя аттестация. Твой отец поймет, Один купец переносил 50 свертков хлопка и ос­
потому что он знает, что это меч нашего учителя. тановился передохнуть от жары в убежище, возле
Теперь ты можешь владеть им, потому что ты до­ которого стояло изваяние Будда. В тени он уснул,
стиг высшего состояния осознанности; потребность а когда проснулся, то обнаружил, что весь его хло­
в мече осталась далеко позади. пок исчез. Он немедленно заявил об этом в поли­
цию.
Судья по имени О-ока начал следствие.
— Должно быть, это каменное изваяние Будды
повинно в пропаже хлопка, — заключил судья. —
Чаиь'^ус)с)иаскиепритчи Житейскиепритчи ипредания омирянах имонахах

Ведь это его прямой обязанностью является забота Ученый диспут


о благосостоянии людей. Раз он пренебрег своим
святым долгом, то арестуйте его. Однажды повстречались в саду два мастера дзэн
Полиция арестовала изваяние и притащила его в и решили, раз уж подвернулся такой случай, поде­
суд. За статуей шла шумная толпа, которой любо­ литься друг с другом своей мудростью. Они по­
пытно было узнать, какой приговор вынесет судья. удобнее уселись, и первый мастер рассказал свою
Когда О-ока занял свое судейское место, то тут историю:
же упрекнул шумливую аудиторию: — Позавчера я проходил мимо рынка и увидел
— Какое право имеете вы смеяться и шутить во человека, продававшего драгоценности. На одной
время суда? Вы все не уважаете суд, а потому под­ чаше весов у него было золото, а на второй —
лежите штрафу и тюремному заключению. обычный чугун, и он уравновешивал их. Я смот­
Люди поспешили извиниться. рел на это действо и видел баланс вселенной.
— Хорошо, я наложу на вас только штраф, — Второй мастер улыбнулся и сказал:
смягчился судья. — Я повелеваю, чтобы каждый из — Баланс — это не смесь чугуна с золотом или
вас в течение трех дней доставил в суд по свертку хорошего с плохим. Баланс — это равновесие меж­
хлопка. Кто этого не выполнит, немедленно будет ду тем, что внутри и что снаружи. Вот так, три дня
арестован. назад я видел, как один монах медитирует, глядя на
Совершенно понятно, что один из принесенных полстакана воды. И я вспомнил, как еще в самом
свертков сразу был опознан купцом как его соб­ начале своего обучения я вдруг осознал, что такой
ственный, а потом легко нашли воришку. Купцу стакан наполовину наполнен, но в тоже время он
вернули его добро, а остальные свертки были воз­ и наполовину пуст. И именно в этом гармония и
вращены их владельцам. красота мира.
Так каменное изваяние Будды послужило право­ — А я всегда думал, что такой стакан, пожалуй,
судию. чересчур великоват, — оживился первый мастер.

160 6 Ч ань-буддийские притчи 161


Чаиь"<5у()с>цаскиепритчи_______________________ Житейскиепритчи ипредания омирянах имонахах
П исьмо умираю щ ему
Говорят, что Мастер Фугай встретил свой конец
Однажды Басё написал письмо одному из своих весьма необычным образом.
учеников, который тяжело болел и был уже близок Почувствовав, что п о д х о д и т его последний день,
он быстро выкопал яму, забрался в нее и велел
к концу:
«Сущ ность твоего разума не была рождена и землекопу засыпать его землей.
потому никогда не умрет. То, что тленно, — не Последнего это настолько потрясло, что он бро­
жизнь. Пустота — это не вакуум. У нее нет цвета, сил свою лопату и убежал. Через некоторое время
нет формы. Она не получает наслаждения от удо­ он вернулся к яме с людьми. Они обнаружили
вольствий, но и не страдает от боли. Мастера, стоящим в яме с большим достоинством
Я знаю — ты очень болен. Как хороший дзэнс- уже мертвым.
кий ученик, ты мужественно встречаешь эту на­
пасть. Ты не можешь точно знать, кто страдает, но Чао Буджи
спроси себя: «Что является сущностью этого разу­
ма?» Думай только над этим. Больше от тебя ниче­ Чао Буджи родился с первыми лучами солнца в
го не требуется. Не делай ничего. Твой конец, самом начале лета. От рождения он был слаб и
который не имеет конца, похож на хлопья снега, часто болел, но зато когда выздоравливал, то на­
тающего в чистом воздухе». полнялся такой неудержимой энергией и жизнелю­
бием, что среди соседских мальчишек не было ему
равных по озорству, по выдумкам и неутомимос­
Непреклонный мастер Фугай ти, как будто он стремился наверстать все, что
Мастер Фугай был известным художником. Он упускал за долгие дни болезни.
считался человеком мудрым и благородным. Но В общем, все его детство состояло как бы из
при этом он был непреклонно суров, как по отно­ двух разных половинок, очень не похожих одна на
шению к самому себе, так и к своим ученикам. другую. Мать мальчика, сама очень нервная и бо­
лезненная женщина, обычно вся преображалась,


163
Чаиь'<$ус)с)иаски£притчи Житейскиепритчи ипредания омирянах имонахах

когда заболевал ее сын. Позабыв о собственных Однажды мальчик рассказал отцу о своем тай­
печалях и болезнях, она щедро одаривала сына ном увлечении — о том, как в долгие зимние ночи
материнской нежностью и заботой. Когда же сын пробирался он на крышу дома Хоэня и там часами
выздоравливал, то начинала хандрить сама; будто сидел, завороженно наблюдая за звездами, считая
сразу старела и становилась строгой и ворчливой. их, придумывая им свои названия. А в последние
Отец мальчика, крупный имперский сановник, был месяцы он нашел в богатой библиотеке учителя
человеком сдержанным и честолюбивым. Он видел книгу о звездах и тайком ею зачитывался и даже
(или хотел видеть) в сыне множество талантов и учился делать расчеты и предсказывать по звездам
прочил ему замечательную карьеру. И мальчику будущее.
хотелось заслужить любовь этого сильного и умно­ Отец серьезно задумался и отдал Чао Буджи на
го человека; ему казалось, что мать любит его лишь обучение к самому Сун-Чусиню.
тогда, когда он болен и слаб, и ему очень хотелось — Ты должен стать первым звездочетом, самым
стать таким человеком, как его отец. доверенным и приближенным к императору чело­
Когда мальчику исполнилось 11 лет, отец отдал веком, — напутствовал отец мальчика.
его к знаменитому Хоэню, музыканту, чье искусст­ В итоге Чао Буджи у остался Сун-Чусиня и по­
во славилось даже за пределами империи. нравился мастеру. Он прочитал кучу книг и на­
У Хоэня было достаточно талантливых учеников, учился очень многому. Вскоре он стал вызывать
тем не менее очень скоро Чао Буджи стал в числе зависть у своих товарищей, других учеников Сун-
первых, поражая своего наставника легкостью, с Чусиня. Теперь учитель главное свое внимание уде­
которой схватывал все, чему тот его учил. Сердце лял новому ученику, чьи успехи были несомненны.
учителя радовалось, а сердце Чао Буджи наполня­ Но Чао Буджи не замечал этой зависти и по-пре­
лось тайной гордостью. Но однажды Хоэнь допус­ жнему оставался искренен с ними, поверяя им свои
тил дерзость по отношению к самому императору маленькие тайны. И так продолжалось до той поры,
и оказался в опале. Моментально Хоэня покинули пока Чао Буджи не исполнилось 18 лет.
все его ученики, забрал сына и отец Чао Буджи.

164' 165
Чаиь'^усЙиаскиепритчи Житейскиепритчи ипредания омирянах имонахах
Однажды он открыл Тао Ю аню, которого счи­ наставник, казалось, светился какой-то неземной
тал ближайшим своим другом, что тайком от учи­ мудростью, и Чао Буджи полюбил этого человека
теля он уже несколько раз ходил слушать, как чита­ и проникся к нему глубочайшим уважением.
ет свои стихи Су Дунпо, бродячий монах, настав­ Су Дунпо и его ученики вели бродячий образ
ник дзен и поэт. Эти стихи сильно взволновали жизни. Они постоянно переходили из города в
юношу, и он даже пересказал другу кое-что из того, город, из селения в селение. П остоянно, сделав
что запомнил. В тот же вечер Тао Ю ань передал привал в пути, внимали они наставнику, учившему
этот разговор Сун-Чусиню. Гнев учителя был бес­ их видеть и передавать в стихах неповторимое и
пределен: столь дерзкого ослушания и самоволь­ неохватное величие каждого м гновения жизни,
ства не позволял себе еще ни один из его учени­ вечно новой и неизбывной, равно достижимой для
ков. всех и столь же для всех неуловимой, самодоста­
— Это правда? — накинулся он на Чао Буджи. точной и безграничной.
— Да, — едва выговорил юноша. Шли годы. Менялись ученики: одни уходили, что­
— Тогда прочь из моего дома! — взревел учитель. — бы дальше идти своим путем, а им на смену при­
Убирайся вон! ходили новые. Один лишь Чао Буджи неизменно
Это было так внезапно, так страшно, что юноша оставался с учителем. В итоге он достиг значитель­
и рта не раскрыл в свое оправдание. Он ушел, ного мастерства.
поникший и растерянный. Однако постепенно шаг Однажды они остановились в одной деревне, в
его вновь стал твердым, а взгляд уверенным. Он которой Чао Буджи встретил девушку и полюбил
теперь знал, куда идет. ее, а она полюбила его. Но через некоторое время
Су Дунпо принял юношу тепло и радушно. И Су Дунпо сказал, что они должны уходить. Тогда-
началась для Чао Буджи новая жизнь, полная уди­ то впервые Чао Буджи обратился к наставнику с
вительного познания гармонии мира. Обучение у просьбой:
Су Дунпо было для юноши так необычно, так не­ — Учитель, подожди немного, пока мы поженим­
похоже на все, чем он занимался в прошлом. Сам ся; тогда мы уйдем за тобой вместе с ней. А иначе
ее выдадут за другого!

166 167
Чаиь'(5ус)с)иаскиепритчи Житейскиепритчи ипредания омирянах имонахах

Су Дунпо ответил холодно: его ученика стали порой превосходить его соб­
— Ты, конечно, можешь остаться. Но если ты ственные. И там, где они останавливались, люди
хочешь достичь вершин мастерства, то пойдешь со теперь завороженно слушали Чао Буджи и находи­
мной сейчас же. ли, что никогда еще не доводилось им слышать
И Чао Буджи ушел с учителем, сдерживая боль в что-то прекраснее.
сердце и не оборачиваясь назад, где у дороги сиде­ Шло время. У Су Дунпо появились новые учени­
ла плачущая девушка. ки. И теперь все свое внимание он уделял им,
В другой раз они проходили через столицу, и молодым и неумелым. И не встречал уже Чао Буд­
Чао Буджи забежал в свой родной дом и увидел жи теплого взгляда учителя, не ощущал уже его
там запустение, наступившее после смерти его отца. ободряющей руки на своем плече. Теперь все чаще
К тому же и мать его тяжело болела и находилась учитель глядел как бы сквозь него. А Чао Буджи
при смерти. Но Су Дунпо не собирался останавли­ все ходил за учителем и надеялся вернуть его лю­
ваться в столице и заявил, что сразу же пойдет бовь. Однако наставник оставался холоден как лед.
дальше. И снова просил Чао Буджи учителя, чтобы Однажды Чао Буджи не выдержал:
тот задержался и подождал, и опять учитель отве­ — Учитель! Почему ты отвернулся от меня? Не­
тил ему холодно: ужели не достиг я того, чего ты хотел? Неужели не
— Ты вправе остаться, но, если ты хочешь дос­ оправдал я твои надежды?
тичь вершин мастерства, ты пойдешь со мной не­
Су Дунпо молчал, и это его молчание терзало
медленно. сердце Чао Буджи.
И опять Чао Буджи смирил свое сердце и после­
— Учитель! Ведь я принес тебе такие жертвы!
довал за наставником. И все это время продолжал
И тут наставник засмеялся — прямо в лицо Чао
он впитывать мудрость учителя и совершенство­
Буджи:
ваться в поэзии.
— Ты думаешь, мне нужны были эти твои жерт­
И вот уже приблизился он к вершине мастер­
вы?
ства, и сам Су Дунпо начал признавал, что стихи

Ш 169
Чзнь'^уеЙийскиепритчи Житейскиепритчи ипреданияомирянах имонахах

Он смеялся ледяным смехом, и его смех — жест­ дворе дома, принадлежащего самураю, он не удер­
кий, колючий, парализующий — проникал в само жался, перелез через ограду и досыта напился хо­
существо Чао Буджи и наполнял его отчаянием. лодной, живительной водой из этого колодца. Слуги
Молодому человеку казалось, что весь мир смеется самурая схватили несчастного путника и привели к
сейчас над ним, одураченным, опозоренным, так и хозяину.
не понявшим чего-то главного. Самурай был жесток по природе; он повелел
Земля уходила из-под ног Чао Буджи. Он повер­ вывести путника во двор. Вскоре он сам туда вы­
нулся и побежал прочь, не разбирая дороги. Он шел и сказал:
бежал сквозь оглушительный хохот, чтобы навсег­ — Человек, я отрублю тебе голову, а выпитая
да расстаться с этим позором, расстаться с самою тобою вода, очистившись землей, снова восполнит
жизнью. Наконец выбежал он к обрыву и замер, мой колодец.
подставив грудь ветру. Внизу лежали острые камни Путник ответил:
и шумел бурный поток. Последний шаг отделял — Клянусь, я отомщу тебе, и после моей смерти
Чао Буджи от избавления. И в последний раз захо­ мой дух настигнет тебя!
телось ему вспомнить лицо учителя, который так Самурай рассмеялся и ответил:
жестоко смеялся над ним. И Чао Буджи вспомнил — Я поверю тебе лишь в том случае, если твоя
глаза Су Дунпо и отступил от пропасти, повер­ отрубленная голова укусит вон тот камень.
нулся и пошел назад. — Хорошо, я согласен, — ответил путник.
Ибо понял он, что любим и что для этого вовсе Самурай взмахнул мечом, и голова покатилась.
не обязательно быть великим! Но не просто так, но, подкатившись к указанному
камню, яростно вцепилась в него зубами. Слуги
самурая пришли в ужас, а сам он спокойно вытер
Сила последнего желания
меч и убрался восвояси.
Когда-то жил на свете самурай. Однажды в жар­ Долго еще потом домочадцы ожидали злого духа;
кий летней день мимо его дома проходил путник, их пугали шорохи в листве, вечерние тени. Как-то
уставший, изнуренный жаждой. Увидев колодец во

170 171
Чань-ДуеЙийскиепритчи Житейскиепритчи ипредания омирянах имонахах

один из доверенных слуг, набравшись храбрости, зан к вещам и феноменальному миру?») Ши-тоу
спросил самурая: протянул руку и прикрыл рот Пан-юня. И гость
— Хозяин, как же ты не боишься мести убитого мгновенно понял этот жест. (Опять-таки, по Луку,
тобою путника? Пан-юнь воспринял то, что прикрыло ему рот, и
На что самурай ответил: пробудился к собственной природе, которая была
— Его желанием после смерти, а значит, пос­ невидима и проявилась посредством действия.)
ледним желанием, сам ы м сильным, было уку­ Однажды Ши-тоу спросил Пан-юня: «С тех пор
сить камень, а не отомстить мне. О н и выпол­ как ты увидел этого старого человека (то есть меня),
нил это свое последнее желание, а значит, его чем ты занимался каждый день?» Пан-юнь отвечал:
дух спокоен. «Если вы спрашиваете меня, чем я занимался, то я
не знаю, как открыть свой рот». И тут же предло­
Семейство чаньских мирян жил Ши-тоу следующее стихотворение:
Нет ничего особенного в том, чем я занимаюсь каж­
Во время династии Тан жил упасака (то есть ми­ дый день;
рянин, активно практикующий учение) по имени Я только поддерживаю гармонию с ним.
Пан-юнь, он же Дао Сюань; его родным городом Я нигде ничего не принимаю и не отвергаю,
был Хэн Ян, что в провинции Хунань. Поначалу К ак и здесь не утверждаю и не опровергаю ни одной
Пан-юнь придерживался конфуцианских взглядов. вещи.
Однако в начале правления Чжэнь-юаня (785—804) Почему люди говорят, что красное отличается от
он прослышал об учении наставника Ши-тоу и пурпурного?
отправился к нему. Первым его вопросом при Н а голубой горе нет ни частички пыли.
встрече с Ши-тоу стало: «Кто тот человек, что от­ Сверхъестественные силы и чудотворные деяния — в
вергает все Дхармы, в отличие от своих сотовари­ том,
щей?» (Согласно Чарльзу Луку, вопрос этот на са­ Чтобы всего лишь принести воду и набрать дров (12).
мом деле означает: «Кто из людей более не привя­

да Г/3
Житейскиепритчи ипредания омирянах имонахах
Чаиь'^уддийскиепритчи
Однажды, обсуждая со своей женой учение о не-
Ши-тоу одобрил стихотворение и спросил Пан-
рождении, упасака воскликнул: «Трудно! Трудно!
юня: «Присоединишься ли ты к сангхе или оста­
Трудно! Все равно, что положить на верхушку де­
нешься мирянином (упасака)?» Пан-юнь ответил:
рева кунжутные семена — невозможная задача для
«Я поступлю так, как хочу», — и не стал выбривать
непросветленного человека».
себе голову.
Его жена тут же возразила: «Легко! Легко! Легко!
Через некоторое время Пан-юнь посетил настав­
Сотня травинок — это свидетельство наставников».
ника Ма-цзу и спросил его: «Кто тот человек, что
Услыхав этот диалог, их дочь Лин Чжао сказала
отвергает все Дхармы, в отличие от своих сотова­
со смехом: «Два старика! Разве можно так гово­
рищей?» Ма-цзу ответил: «Я скажу тебе после того,
рить?» Упасака спросил дочь: «Что же ты тогда
как ты выпьешь всю воду Западной Реки». (По
скажешь?»
словам Лука, когда человек обретает просветление,
Лин Джао моментально ответила: «Это не труд­
его тело распространяется повсюду и вмещает все,
но! И это не легко! Когда человек голоден, он ест,
включая и Западную Реку.) Услышав это, Пан-юнь а когда устал, он спит».
тотчас же пробудился к глубочайшему учению. Он Пан-юнь захлопал в ладоши, засмеялся и сказал:
провел в монастыре Ма-цзы два года. «У моего сына не будет жены, у моей дочери не
После полного осознания своей изначальной при­ будет мужа. Мы все останемся вместе, чтобы гово­
роды упасака оставил все мирские занятия, выбро­ рить на языке нерожденных».
сил в реку Сян все свое состояние, насчитывавшее
10 тысяч связок золотых и серебряных монет, и
начал зарабатывать себе на жизнь изготовлением Уход из жизни Пан-юня
изделий из бамбука. и его близких
Пан-юнь был женат, имел дочь и сына, и вся его
семья разделяла его занятия чань и тоже добилась Когда упасака почувствовал, что близок его срок,
величайших успехов в познании собственной при­ он подготовил себе место у алтаря, на котором
собирался перейти в мир иной (он был намерен
роды.

175
т
Чаиь^уддийскиепритчи Житейскиепритчи ипредания омирянах имонахах

сделать это в полдень), занял его и попросил Лин С э т и м и словами, он положил голову судье на
Чжао: «Выйди и посмотри, который сейчас час; колени и скончался. Как того хотел Пан-юнь, его
если полдень, то дай мне знать». тело было кремировано, а пепел развеен над озе­
Ли Чжао вышла на улицу и, тут же вернувшись, ром.
заявила: «Солнце — посереди неба, но, к несчастью, Жена Пан-юня, узнав о его смерти, пошла сооб­
его заглатывает небесный пес (то есть начинается щить об этом сыну. Услышав новость, сын — а он
затмение). Отец, почему бы вам не выйти и не в это время трудился в поле — прекратил работу,
посмотреть самому?» оперся подбородком о ручку своей мотыги и, стоя,
Поверив дочери, Пан-юнь покинул свое место и скончался. Став свидетельницей этих трех последо­
вышел на улицу. Лин Чжао не медлила — она тут вавших одна за другой смертей близких людей,
же забралась на его место, уселась, скрестив ноги, мать семейства удалилась в неизвестном направле­
и, сложив ладони на груди, испустила дух. нии, и сегодня никто не знает, что с нею стало.
Когда упасака вернулся и увидел, что Лин Чжао Итак, все четыре члена семейства Пан-юня были
умерла, то лишь сказал со вздохом: «Моя дочь наделены сверхъестественными способностями и
всегда была очень умной девочкой». Теперь ему могли творить чудеса.
пришлось отложить на неделю свой уход — нужно
было сначала похоронить дочь должным образом.
В руках судьбы
Неделю спустя к упасаке пришел мировой судья
Ю Ти, чтобы справиться о его здоровье. Пан-юнь
Великий японский воин по имени Нобунага ре­
прочитал ему гатху:
шил атаковать противника, хотя врагов было в
Обязуйтесь только искоренять все, что есть;
десять раз больше. Все равно он был уверен, что
Остерегайтесь принимать за реальность то, что ею
победит, но его солдаты в этом сомневались.
не является.
По дороге он остановился у синтоистской свя­
Ж изнь в этом мире —
тыни и сказал своим людям:
Лишь тень, эхо.

176
Чзиь'^ус)с)иао<иепритчи Житейскиепритчи ипредания омирянах имонахах
— После того как я навещу святыню, я подбро­
считается великим лучником?», — его ученики отве­
шу эту монетку. Если выпадет орел — мы победим,
чали:
если решка — можем проиграть. Судьба держит нас
— Это — не конечная цель, а начало. Мы не
в руках.
имеем отношения к стреле, достигающей цели, мы
Нобунага вошел в святое помещение и молча
имеем отношение к стреле, начинающей свой путь.
помолился. Вернувшись, он подбросил монетку.
Среди учеников Риндзая был один известный
Выпал орел. Его солдаты так рвались в бой, что
лучник. Ежедневно он тренировался в стрельбе, и
легко выиграли битву.
все его стрелы попадали точно в цель. Риндзай
— Действительно, никто не может изменить судь­
говорил ему:
бу, — сказал ему слуга после битвы.
— Все равно это неудача. Технически стрела вы­
— Конечно, нет, — ответил Нобунага, показывая
летает правильно, но ты не весь здесь. Ты теряешь
ему монетку, у которой орел был с обеих сторон.
бдительность в своем сне наяву.
Однажды Риндзаю доложили, что к ним пришел
Абсолютная осознанность неизвестный мастер, который демонстрирует вели­
чайшее искусство стрельбы из лука. Риндзай вышел
В Японии в воинах воспитывают бдительность, посмотреть. Действительно, человек поражал сво­
осознанность. Это является основой обучения, все им мастерством.
остальное — второстепенно. Искусство фехтования, Когда он прицелился и натянул тетиву, на его
искусство стрельбы из лука — лишь способы раз­ локоть поставили чашу с водой, и он продолжал
вить бдительность. стрелять. Когда первая стрела поразила цель, вто­
О великом мастере Риндзае рассказывают, что рая уже была в тетиве, и за ней сразу последовала
и он не всегда добивался успеха в стрельбе из третья. Сам он при этом даже не шелохнулся.
лука. Его стрелы иной раз пролетали мимо цели. Мастер, посмотрев на это, сказал:
А он был известен как один из величайших луч­ — Техника твоей стрельбы действительно хоро­
ников. Когда же спрашивали: «Почему именно он ша, но это — всего лишь техника. Ты выглядишь

т
W
Чзнь'дуддийскиепритчи Житейскиепритчи ипредания омирянах имонахах

как статуя только снаружи. Пойдем сейчас на высо­ — Дай-ка мне самый лучший кусок мяса, — потре­
кую гору, встанем на скалу, выступающую над про­ бовал покупатель.
пастью, и тогда ты попробуешь стрелять. — Все, что есть у меня в лавке, — лучшее! —
Они взобрались на гору. Стоя на скале, выступа­ ответил мясник. — Ты не сможешь найти кусок
ющей над пропастью в тысячу метров глубиной, мяса, который не был бы самым лучшим.
учитель подался вперед, пока одна треть его ступ­ Услыхав эти слова, Бандзэн обрел просветление.
ней не повисла над пропастью. Потом он предло­
жил встать лучнику рядом и стрелять. Тот подо­
Испытание
шел, глянул вниз — ноги его задрожали, лицо по­
бледнело. Однажды знаменитый японский военачальник и
Продолжая стоять над пропастью, точно статуя, поэт Датэ Масамунэ (XVI — XVII вв.) задумал найти
мастер сказал: нового настоятеля для фамильного дзэнского хра­
— Совершенный человек поднимается над голу­ ма. Кандидатура была ему вскоре представлена.
бым небом, ныряет в желтый источник или стран­ Масамунэ пригласил к себе в замок монаха по
ствует во всех восьми пределах мира, и в душе его имени Ринан. Когда монах явился, ему навстречу
нет признаков изменения. Но ты был обманут никто не вышел. В полном одиночестве он шел по
признаками дрожи, твои глаза ошеломлены. И ты залам и коридорам, наконец, толкнул последнюю
надеешься поразить в таком состоянии поразить закрытую дверь и увидел хозяина. Князь Масамунэ
цель? стоял на пороге с занесенным над монахом мечом
— Что скажешь в этот миг между жизнью и смер­
тью? — грозно спросил князь.
Все — лучшее
Не теряя времени, искусный монах поднырнул
под руку Масамунэ, обхватил его за талию и так
Однажды Бандзэн шел по ры нку и услышал
тряхнул, что тот опустил меч от боли и неожидан­
такой разговор между покупателем и м я сн и ­
ности.
ком.

180 181
Чаиь"<$Ус)с)ийскиепритчи
— Опасные шутки ты шутишь, монах, — прокрях­
тел Масамунэ, слегка оправившись от потрясения.
— Ох, уж эта ваша гордыня! — ответил монах,
ослабляя свою мертвую хватку.

Гун-анп и притчи
о разном

Говорящий мертвец

Когда Мамийя, который позже стал известным


проповедником, впервые пришел к учителю, тот
прежде всего попросил его объяснить, что такое
хлопок одной ладони.
Мамийя стал напряженно обдумывать эту про­
блему: что же такое хлопок одной ладони?
— Ты трудишься недостаточно усердно, — сказал
ему учитель. — Ты слишком привязан к пище, ком­
форту, мирским вещам и всему такому. Лучше бы
ты умер — это решило бы твою проблему.
Чаиь'<5ус)с)ийскиепритчи (уи'аии ипритчи оразном

Когда Мамийя в следующий раз появился перед — А если я не доживу до тех пор, тогда что?
учителем, тот снова велел ему показать, что же — Тогда у нас будет наставником кто-то другой, —
такое хлопок одной ладони. Мамийя моментально пожал плечали Гадзан.
упал на землю и притворился мертвым. — А если вы никого не найдете на мое место, что
— Ты умер очень хорошо, — сказал учитель, на­ тогда? — продолжал допытываться Текисун.
смешливо глядя на него. — Только что же все-таки Гадзан ответил громко и резко:
с хлопком? — Не задавай глупых вопросов. Пора спать!
— Я еще не решил эту задачу, — ответил Мамийя,
глядя на учителя снизу вверх.
Взяток не беру
— Мертвецы не разговаривают, — заявил учитель, —
убирайся вон! Тосуи был знаменитым дзэнским Мастером в
Японии. Однако он отказался от цивилизованной
жизни в храме и вел жизнь под мостом вместе с
Пора спать
нищими. Когда он совсем состарился, один его
Гадзан сидел у постели своего учителя Текисуна друг соорудил ему маленькую хижину и научил
за три дня до его смерти. Текисун уже выбрал простому способу зарабатывать на пропитание без
Гадзана своим преемником. попрошайничества. Он показал Тосуи, как соби­
У Гадзана было много забот, а тут еще тяжелая рать рис и делать из него уксус, и мастер занимался
болезнь учителя. Их храм недавно сгорел, и Гадзан этим до самой смерти.
торопился восстановить его. Текисун спросил сла­ Кто-то из нищих подарил ему портрет Будды
бым голосом: Амиды. Тосуи повесил его на стенку своей лачуги
— Что ты собираешься делать, когда храм будет и сделал под ним надпись: «Господин Будда Амида,
восстановлен? эта маленькая комната очень узка. Все же я могу
— Когда ты выздоровеешь, мы хотим, чтобы ты позволить вам остаться здесь на время. Но не ду­
в нем проповедовал, — отвечал Гадзан. майте, что я прошу вас за это помочь мне оказать­
ся в вашем раю» (13).

т 1S5
1уН'Зииипритчи оразном
Чаиь'<5ус)()иаскиепритчи
Дайдзю спросил:
Мудрость улитки
— Где же моя сокровищница?
Одного Мастера дзэн спросили, испытывал ли Басё ответил:
он когда-нибудь разочарование оттого, что его долгие — То, что ты спрашиваешь, и есть твоя сокро­
постоянные усилия приносят меньше плодов, чем вищница.
ему бы хотелось. И Дайдзю обрел просветление. Позже он часто
В ответ Мастер рассказал историю об одной улит­ твердил своим друзьям: «Открой свою собствен­
ке, которая начала взбираться по вишневому дере­ ную сокровищницу и черпай сокровища оттуда».
ву холодным ветреным днем запоздалой весны. Во­
робьи на соседнем дереве от души потешались,
История с разрубленной
глядя на нее. Затем одни из них подлетел к ней и
защебетал:
кошкой
— Эй, ты, разве не видишь, глупая, — на этом Наньцюань узнал, что монахи Западного и Вос­
дереве еще даже нет вишен? точного залов монастыря заспорили о том, кому
Не прерывая своего пути, малютка ответила: из них принадлежит монастырская кошка. Он схва­
— Будут, когда я доберусь до кроны. тил кошку и сказал монахам: «Тот из вас, кто ска­
жет правду, спасет кошку». Все, однако, промолча­
Собственная сокровищница ли, и тогда Наньцюань разрубил кошку пополам.
Вечером в м о н асты р ь вернулся Чж аочжоу.
Дайдзю навестил учителя Басё в Китае. Басё спро­ Наньцюань рассказал ему о случившемся и спро­
сил: сил его, как бы он поступил на месте монахов.
— Чего ты ищешь? Чжаочжоу снял сандалии, положил их себе на голо­
— Просветления, — ответил Дайдзю. ву и вышел прочь.
— У тебя есть собственная сокровищница. Поче­ «Жаль, что тебя там не было, — воскликнул
му ты ищешь чего-то на стороне? — спросил Басё. Наньцюань. — Иначе кошка была бы спасена».

т
ш
Чаиb'<5ydc)uucKueпритчи 1уИ'ЗИиипритчи оразном

Умэнь прокомментировал историю: «Зачем Чжа- — Хорошо, я сам пойду и пересеку его, а вы все
очжоу положил сандалии на голову? Если кто-ни­ наблюдайте.
будь знает ответ, то он поймет, что Наньцюань не И Бокудзю перешел через ручей. И вода, конеч­
впустую давал свое обещание. А тот, кто не знает, но же, прикоснулась к его ногам, как и к любым
пусть поостережется». другим ногам. Монахи воскликнули:
— Смотрите, вода прикоснулась к вам!
Бокудзю пожал плечами:
Задание с ручьем — Насколько я знаю, вода не прикоснулась ко
мне. Я был просто свидетелем. Вода прикоснулась
Один дзэнский учитель, Бокудзю, часто давал мо­
к моим ногам, но не ко мне. Я был просто свиде­
нахам такое задание: «Иди и пересеки ручей, но не
телем происходящего.
позволяй воде прикоснуться к тебе».
Надо сказать, что через ручей, бегущий возле
монастыря, не было никакого моста. Многие мона­ Великое искусство
хи пытались выполнить задание учителя, но, конеч­
но же, безуспешно. Когда они переходили ручей, Одного художника император попросил напи­
вода к ним прикасалась. В общем, в конце концов сать Гималаи на стенах его дворца. Этот художник,
один монах явился к учителю и сказал: мало того, что был весьма знаменит, он к тому же
— Вы задали нам неразрешимую задачу. Мы пы­ являлся признанным Мастером дзэн. Художник
ответил, что для этой работы ему требуется три
таемся пересечь этот ручей, но через него нет мо­
года прожить в Гималаях. Император спросил:
ста. Был бы мост, то, конечно, мы запросто пере­
— Это займет у тебя целых три года?
секли бы ручей, и вода бы к нам не прикоснулась.
Художник покачал головой:
Но мы вынуждены идти через поток, и вода к нам
— Я прошу у вас минимум времени: пока я сам
прикасается.
не стану частью Гималаев, я не смогу их написать.
И Бокудзю сказал:
Мне нужно пойти туда и раствориться в них.

т да
1уИ'Зпиипритчи оразном
Чаиь"<5ус)с)ийскиепритчи
Послушник отнес визитку обратно и, извинив­
По прошествии трех лет художник вернулся и
шись, передал слова Мастера.
расписал стену дворца буквально за три дня. Импе­
— Это моя ошибка, — воскликнул губернатор и,
ратор вышел посмотреть.
зачеркнув слова «Губернатор Киото», отдал визит­
Это было чудо! О н никогда не видел таких
ку послушнику снова. — Попроси-ка своего учите­
прекрасных манящ их гор. Даже настоящие Гима­
ля еще раз.
лаи — а император и сам некогда там побывал —
— А, так это Китагаки! — воскликнул Кейчу, сно­
выглядели бледнее в сравнении с тем, что он ви­
ва увидев визитку. — Я непременно хочу видеть
дел перед собой. Император долго любовался кар­
этого человека.
тиной, не в силах от нее оторваться, и вдруг роб­
ко произнес:
— Здесь я вижу одну тропинку; интересно, куда Своевременная песня девушки
она ведет?
Художник ответил понимающим взглядом: Еще будучи послушником, будущий основатель
— Мы можем пойти и посмотреть. монастыря Ситань, что на горе Петушиная Лапа
Они ушли и больше не вернулись. (Цзицзу, кит ), обратился за наставлениями к про­
светленным наставникам и достиг довольно значи­
тельных успехов под их руководством. Однажды,
Визитка путешествуя, он остановился в гостинице и услы­
шал, как девушка из лавки по соседству, торговав­
Дзэнский Мастер Кейчу возглавлял главный храм
шей соевым творогом, поет такую песню:
в Киото. Однажды послушник принес ему визит­
Соевый творог—Чжан и Соевый творог—Ли (14),
ную карточку и сказал, что этот человек желает его
Пока ваши головы лежат на подушке,
видеть. На карточке было написано: «Китагаки,
Вы даете начало тысяче мыслей,
губернатор Киото». Кейчу равнодушно посмотрел
Однако на завт ра вы снова будете продавать соевый
на визитку и произнес:
творог.
— Скажи, что я не могу принять его.

191
190
Чзиь'^усЮийскиепритчи 1уН'аиuипритчи оразном
Наставник в этот момент медитировал и, услы­
гласить монахов из столицы, но в то время там не
шав эту песню, тотчас же достиг пробуждения.
оказалось выдающ ихся подвижников. Однажды
Комментарий Чарльза Лука: «Занимаясь медита­
ночью император увидел во сне свою мать, кото­
цией, он уже избавился от всех побочных мыслей,
рая сказала ему, что есть такой монах, который ей
и, услышав песню, он мгновенно воспринял то,
нужен, в префектуре Чжанчжоу провинции Фуц­
что этой песне внимало, то есть собственную
зянь. Император послал туда чиновников, чтобы
природу. Н азвание этого явления — всецелое
они пригласили всех местных монахов в столицу
просветление Авалокитешвары при помощи слуха,
для совершения обрядов. Когда все эти монахи со
или успешное использование слуха для восприятия
своими узелками, направляясь в столицу, проходи­
собственной внутренней природы».
ли мимо хижины бедного монаха, тот спросил их:
— Преподобные наставники, отчего вы так счас­
Подвижник-чудотворец тливы и куда держите путь?
Монахи ответили:
Один монах-затворник, проживший в гроте на — Мы получили повеление императора прибыть
маленьком островке более 20 лет и добившийся в столицу для совершения обрядов ради его по­
больших успехов своим усердием, вернулся, нако­ койной императрицы-матери.
нец, к людям и поселился в крытой соломой хижи­ Бедный подвижник спросил:
не на обочине дороги в провинции Фуцзянь. Жил — А можно мне пойти с вами?
он в основном тем, что угощал чаем проходивших Ему ответили:
путников. — Ты так жалок! Как ты можешь с нами идти?!
Было это во время правления Вань-ли (1573— Подвижник сказал:
1619), в год кончины императрицы-матери. Импе­ — Я не умею читать сутры, но могу нести ваши
ратор пожелал пригласить выдающихся монахов, узлы. Посещение столицы этого стоит.
чтобы они выполнили буддистские обряды во бла­ С этими словами он поднял узлы и отправился
го его усопшей матери. Вначале он собирался при­ в столицу вместе с ними.

т 7 Ч ань-буддийские притчи т
Чаиь'^усЙиаскиепритчи 1уН'Зииипритчи оразном

Между тем, узнав, что монахи скоро прибудут, — Обряд с о с т о и т с я завтра утром во время пятой
император поручил одному чиновнику спрятать под ночной стражи. Мне понадобится лишь один ал­
дворцовым порогом экземпляр «Алмазной сутры». тарь с одним путеводным знаменем (15), один стол
Не подозревавшие о том монахи перешагнули с благовониями, свечами и плодами для подноше­
порог один за другим и вошли во дворец. Лишь ний.
бедный подвижник повел себя по-другому. При­ Императору, конечно, не очень-то не пришлось
близившись к порогу, он опустился на колени и по душе то, что предстоящий обряд будет столь
сложил ладони перед грудью. Напрасно приврат­ скромным; в то же время он все-таки опасался
ники окликали его и пытались поскорее затолкать того, что монах не обладает достаточными опытом
внутрь. Об этом эпизоде доложили императору, и добродетелью для его проведения. На всякий
который понял, что прибыл нужный ему монах, и случай он поручил двум п ри дворн ы м дамам
лично вышел ему навстречу. прислуживать монаху при омовении. Придворные
Но прежде император спросил: дамы сообщили императору, что во время омове­
— Почему вы не входите во дворец? ния детородный орган монаха оставался неподви­
Монах отвечал: жен, что свидетельствовало о том, что монах, по
— Я не отважусь на это, потому что под порогом крайней мере, не распутник.
лежит «Алмазная сутра». В общем, все распоряжения монаха относитель­
Тогда император предложил: но приготовлений к обряду были выполнены, и на
— Почему бы вам все же не войти, встав на следующее утро подвижник приблизился к алтарю,
голову? соединил ладони и, держа в руках знамя, подошел
В итоге монах уперся руками о землю и, совер­ ко гробу с такими словами:
шив сальто, оказался во дворце. Император оказал
ему величайшие почести и поместил во внутрен­ В действительности я не прихожу;
них покоях дворца. Однако в своих пристрастиях вся односторонни.
На вопрос об алтаре и обряде монах ответил:

m
Чзнь'^ус)с)ийскиепритчи !уи'зии ипритчи оразном

Стоит лише в одной мысли осознатв, что рождения драгоценная ступа. Увидев ее, монах пришел в
нет, восторг и остановился, чтобы ею полюбоваться.
К ак вы пронесетесе н ад обителями дэв. Император спросил:
— Государственному Наставнику пришлась по
После церемонии подвижник заявил императо­ душе эта ступа?
ру: Гость ответил:
— Поздравляю вас с освобождением ее величе­ — Она удивительна!
ства Императрицы-Матери! Император тут же решил:
Все же император еще сомневался в эффектив­ — Я хочу поднести ее вам в знак почтения.
ности обряда, который закончился так скоро. Но Когда хозяин отдавал распоряжения относитель­
тут в помещении вполне отчетливо голосом по­ но отправки ступы в Чжанчжоу, монах сказал:
койной императрицы прозвучали слова: «Отныне — В этом нет нужды, я могу забрать ее сам.
я свободна; ты должен поклониться святому на­ С этими словами монах накрыл ступу своим
ставнику в знак признательности». длинным рукавом, поднялся в воздух и исчез.
Император был ошеломлен и просиял от радос­
ти. Он поклонился монаху и поблагодарил его. Во
Предсказание Хосина
внутренних покоях дворца для наставника была
приготовлена вегетарианская трапеза. Увидев на им­ Мастер дзэн Хосин много лет прожил в Китае,
ператоре цветистые штаны, монах задержал на них где изучал чань. Вернувшись на родину, он посе­
взор. Император тут же спросил: лился на северо-востоке Японии, где у него было
— Преподобному пришлись по душе эти штаны? много учеников. Уже совсем состарившись, он как-
И тут же снял их и преподнес гостю. А затем то поведал историю, слышанную им в Китае. Вот
даровал монаху титул Государственного Наставника она:
«Штаны Дракона». После трапезы император при­ — Как-то двадцать пятого декабря совсем уже
гласил м онаха в сад, в котором возвыш алась состарившийся Тофуку сказал своим ученикам: «Я

1% т
Чаиь'(5ус)с)ийскиепритчи 1уИ'ЗПиипритчи оразном

не собираюсь жить в следующем году, так что вы, стихотворение, но я — не поэт и не мастер каллиг­
ребята, ведите себя со мной хорошо в этом». рафии. Пусть один из вас запишет мои последние
Ученики решили, что он шутит, но поскольку он слова.
был великодушным учителем, то в оставшиеся дни Ученики все еще думали, что он шутит, но один
уходящего года каждый по очереди приглашал его из них приготовился писать.
на праздничный обед. В канун Нового года Тофу- — Готов? — спросил Хосин.
ку заявил: «Вы все были ко мне добры. Я покину — Да, господин, — ответил ученик.
вас завтра днем, когда кончится снегопад». Тогда Хосин начал:
Ученики только посмеялись про себя, решив, что Из сиянбя пришёл я -
это — старческий бред. Да и ночь была ясной и Возвращаюсв в сиянье.
бесснежной. Однако в полночь вдруг повалил снег, Что ж это f
а на следующий день ученики долго нигде не мог­
ли найти своего учителя. Когда же они зашли в зал До положенных каноном четырех строк недоста­
для медитаций, то увидели, что он умер там. вало еще одной, и ученик заметил: «Учитель, у нас
Рассказав эту историю, Хосин сказал ученикам: не хватает строки».
— Мастеру дзэн нет нужды предсказывать свой Львиным рыком ответил ему Хосин: «Ха-а!..» — и
ушел навсегда.
уход, но он может это сделать, если захочет.
— А вы сможете? — спросил кто-то.
— Могу, — ответил Хосин, — через семь дней я Просто вымой чашу
докажу вам, что могу.
Никто из учеников ему, конечно, не поверил. Один монах обратился к Чжаочжоу с просьбой:
Большинство даже забыли эту беседу, когда Хосин — Я только что пришел в вашу обитель. Учитель,
созвал всех снова. дайте мне наставление.
— Семь дней назад, — начал он, — я объявил, что Чжаочжоу спросил его:
собираюсь вас оставить. На прощанье принято писать — А ты уже ел сегодня похлебку?

т
Чань'<$удс)ийскиепритчи (уи-аии ипритчи оразном

— Да, ел, учитель, — отвечал монах. Император совсем уже начал сердиться. Видя это,
Чжаочжоу сказал: старик сказал:
— Тогда пойди и вымой свою чашу. — Не сердись, пожалуйста, я сейчас поясню свою
В этот момент монах прозрел. мысль. Видишь ли, мои сыновья делают хорошие
колеса, но они не достигли совершенства в этом
деле. Я достиг его, но как им передать мой опыт?
Золотая середина Истина посередине.
Император Китая сидел на помосте под навесом Если сделать колесо крепким, то оно будет тяже­
и читал книгу. Внизу мастер-колесник ремонтиро­ лым и некрасивым. Если постараться сделать его
вал его карету. Через некоторое время император изящным, то оно будет ненадежным. Где та грань,
отложил книгу, стал с интересом наблюдать за дей­ та мера, которой я руководствуюсь? Она внутри
ствиями старого мастера, а потом его спросил: меня, я ее постиг. Это и есть искусство, но как его
— Почему ты, такой старый, сам ремонтируешь передать кому-либо? В твоей карете колеса должны
карету? Неужели у тебя нет помощника? быть изящными и крепкими одновременно. Вот и
Мастер ответил: приходится мне, старику, самому делать их.
— Твоя правда, государь. Ремеслу-то я своих сы­ Так и трактат, который ты читаешь. Человек, на­
новей научил, а вот свое искусство передать им не писавший его много веков назад, достиг высокого
сумел. А твоя карета — работа ответственная; тут понимания, но передать это понимание, я думаю,
требуется особое искусство. нет никакой возможности.
Император сказал недовольно:
— Что-то ты мудрено рассуждаешь, старик! Пояс­ Два меча
ни-ка попроще свою мысль.
Старый мастер отвечал: Мастер Мурамаса делал самурайские мечи как
— Могу я тебя спросить, что ты читаешь? И жив разящее оружие. Мастер Масамунэ — как оружие,
ли тот человек, который написал эту книгу? которым защищают свою жизнь.

100 vo\
4aWb'^y<3c)uucKU£притчи Iyn^anu ипритчи оразном

Чтобы их сравнить, клинки вонзили в дно ручья. Ж и зн ь не может ждать


По течени ю плыли оп авш и е л и ст ь я .
Все листья, что прикасались к мечу Мурамаса, ока­ Мастер Ма-цзы, стремясь продемонстрировать
зывались рассеченными на две части. Меч Масаму- своим ученикам состояние медитации, сказал:
нэ листья оплывали, не касаясь его. — Если вы произнесете хоть слово, то я назначу
вам тридцать ударов моей палкой, но если вы не
произнесете ни слова, то получите то же самое —
Истинное процветание тридцать ударов палкой. Теперь говорите, говори­
те!
Один богач попросил Сенгая написать амулет на
Один из учеников быстро вышел вперед и со­
процветание его семьи, чтобы оно продолжалось
брался было просто поклониться Мастеру, но по­
от поколения к поколению. Сенгай взял большой
лучил удар. Ученик запротестовал:
лист бумаги и написал:
— Я не произнес ни единого слова, да вы и не
«Отец умер, сын умер, внук умер».
позволили мне произнести ни слова. За что же
Богач рассердился:
— Я просил тебя сделать надпись для счастья УАар?
Мастер засмеялся и сказал:
моей семьи. Зачем ты так глупо шутишь.
— Если я буду ждать тебя, твою речь, твое мол­
— Я и не собирался шутить, — отвечал Сенгай. —
чание, то будет слишком поздно. Ж изнь ждать не
Если твой сын умрет раньше тебя, то это сильно
может.
тебя огорчит. Если твой внук умрет раньше тво­
его сы на, то это разобьет сердца вам обоим.
Если в твоей семье от поколения к поколению Этот гнев — не ты
все ее члены будут умирать в том порядке, в
котором я предложил, то это и будет естествен­ Ученик Мастера Банкея спросил его:
ным ходом жизни. Я называю это истинным про­ — У меня случаются приступы гнева, я хочу от
цветанием. него освободиться, но не могу. Что мне делать?

Ю1 ЮЗ
Чзнь'^усЙиаскиепритчи 1ун-аии ипритчи оразном

Банкей не сказал ни слова, просто заглянул глу­ Он отвечал:


боко в его глаза — ученик даже вспотел от этого — Да ни в чем. Я живу обычной жизнью — это
взгляда. Ему хотелось нарушить молчание, но он моя дисциплина и послушание. Когда я голоден, я
не осмелился. Наконец, Банкей улыбнулся и ска­ ем. Когда я хочу спать, то сплю.
зал: Вопрошавший был озадачен. Он заметил:
— Странно! Я искал и искал, но не смог найти — Но я не вижу в этом ничего особенного.
гнева внутри тебя. Покажи мне хоть немного гнева Бокудзю сказал:
здесь и сейчас. — Но в этом вся суть. Нет ничего особенного.
Ученик сказал: Все, кто жаждет чего-то особенного, являются эго­
— Он не всегда здесь. Он проявляется внезапно. истами.
Как я могу показать его сейчас? Вопрошавший все еще не понял и продолжал
Банкей снова улыбнулся и сказал: допытываться:
— Тогда это — не твоя истинная природа, кото­ — Но это делают все: когда голодны — едят;
рая остается с тобой всегда; и если бы твой гнев когда хотят спать — спят.
был частью тебя, ты бы смог мне его показать. Бокудзю засмеялся и сказал:
Когда ты родился, его с тобой не было. Когда ты — Нет. Когда вы едите, то делаете тысячу и одну
умрешь, его с тобой не будет. Этот гнев — не ты. вещь: вы думаете, вспоминаете о чем-то, мечтаете,
Где-то тут есть ошибка. Уходи и подумай. Ищи! воображаете. Вы не только едите. Когда я ем, то я
Медитируй! просто ем: тогда для меня существует только еда и
ничего больше. Когда вы спите, то видите сны,
может быть, кошмары. Когда же я сплю, то просто
Я живу обычной жизнью сплю — не существует больше ничего. Когда есть
Однажды Бокудзю спросили: сон, то для меня есть только сон. Нет даже Бокуд­
— В чем именно заключается ваше послушание? зю. Когда я гуляю, то существует только прогулка,
Какова ваша религиозная дисциплина? нет никакого Бокудзю — только прогулка.

гоъ
Чаиь'<5ус)с)иаскиепритчи 1уИ'ЗИиипритчи оразном

Не оставлять следов благосостояние и собственное здоровье, кто убива­


ет время? Мы не должны смотреть на них сквозь
Собравшись умирать, дзэнский монах Бокудзю пальцы. Тот же, кто проповедует, сам не будучи
попросил своих учеников принести все его книги, просветленным, убивает Учение Будды».
все, что он сам написал, и то, что с его слов запи­ На этот счет имеется чаньская пословица: «Когда
сали ученики. Все это было сложено в кучу, но они искренний человек проповедует ложное учение, то
не могли понять, что он собирается делать. А Бо­ оно становится истинным. Когда неискренний че­
кудзю начал сооружать из книг костер. ловек проповедует даже истинное учение, то оно
Ученики закричали в ужасе. становится ложным».
А Бокудзю им сказал:
— Я собираюсь уйти и не хочу оставлять за со­
бой следов. Я не должен оставить даже одного Четыре гун-аня из сборника
отпечатка своих ног. Отныне тот, кто пожелает Умэня Хуэй-кая (17)
следовать за мной, должен будет следовать за со­
бой. Тот, кто захочет понять меня, должен будет
понять себя. Вот почему я уничтожаю все эти кни­
Сянъянь, висящий на дереве
ги.
Наставник Сянъянь часто говорил ученикам: «Во­
образите человека, который висит на дереве, уце­
Не что, а кто
пившись за ветку зубами. О н не может ухватиться
Рассказывают, что Гадзан часто говорил своим за ветки руками, а под ногами его нет опоры. А в
ученикам: «Те, кто выступают против убийства и это время снизу кто-нибудь спрашивает его: «По­
кто хочет сберечь жизнь всем живым существам, чему Бодхидхарма пришел с Запада?» Если вися­
правы. Прекрасно защищать даже животных и щий на дереве человек промолчит, то обнаружит
насекомых. Но что делать с теми, кто разрушает свою неспособность ответить на вопрос. Если он

ю в Ю1
Чаиь'<5ус)с)ийскиепритчи (уи-зии ипритчи оразном

откроет рот, он упадет и разобьется насмерть. Что Там, где сходятся спицы колеса,
же ему делать?» Мудреца уж е не отличить от невежды.
Умэнь сказал: «В такой момент самое изощрен­ Это точка охватывает Небо и Землю,
ное красноречие оказывается бесполезным. Даже Юг и север, за п а д и восток.
если вы выучите назубок все слова Канона, они
тоже будут бесполезны. Когда вы сможете ответить
на этот вопрос, вы придете к жизни, если прежде
Колокола и монашеская тога
шли дорогой смерти, и придете к смерти, идя до­ Ю ньмэнь однажды сказал: «Мир так велик. Что
рогой жизни. Если вы не сможете ответить, вам же мы все вслушиваемся в удары колокола и наде­
остается только дождаться пришествия Майтрейи и ваем монашескую тогу?»
спросить у него». Умэнь сказал: «Тот, кто постигает истину чань,
Сянъянб — воистину редкостный злодей. должен отрешиться от всех звуков и презреть все
Его я д отравляет весь мир. образы. Хотя случалось и так, что просветления
Он запечатывает уст а монахов достигали, внимая звукам и созерцая образы, это
И заставляет их смотреть глазами мертвецов. обычай невежд. Монах, искушенный в мудрости,
держит в узде звуки, отстраняет от себя образы и
Повозка Цзичжуна охраняет сокровенную истину в том, что известно
каждому. Звук воздействует на ухо, ухо откликает­
Наставник Ю эань однажды спросил монахов: ся звуку. Но когда забыты и звук, и смысл, что мы
«Цзичжун построил повозку с двумя колесами и понимаем? Слушая ушами, трудно постичь истину.
сотней спиц. Если из нее вынуть ось, что станет с Чтобы понять воистину, нужно научиться видеть
колесами?» звук глазами».
Умэнь сказал: «У того, кто ответит на этот воп­ К огда ты понимаешь, то ты живешь среди родни.
рос, око Дхармы будет подобно блеску падающей К огда ты не понимаешь, то ты всем чужой.
звезды, а свет разума — вспышке молнии». Тот, кто не понимает, живет среди родни.
Л тот, кто понимает, — всем чужой.

го э
Чаиь-^ус)с)ийскиепритчи

Встреча с прозревшим
Наставник Уцзу говорил: «Когда вы встречаете
на дороге человека, прозревшего истину, вы не
можете обратиться к нему со словами и вы не
можете промолчать. Что вам делать?»
Умэнь сказал: «Если вы поймете скрытый смысл
этих слов, никто не сможет помешать вашему сча­ Примечания
стью. А если вы не поймете его, вы будете смот­
реть по сторонам широко раскрытыми глазами». 1) Сами слова «чань», а затем и «дзэн» возникли,
Встретив прозревшего на дороге, естественно, не ранее, нежели первый патриарх чань,
Не говорите с ним и не молчите, являвшийся к тому же 28-м индийским патриархом
Не раздум ывая ударвт е его посилвней, буддизма, появился в Срединной империи. Но это не
И то, что нужно понятв, будет понято. значит, что сам принцип учения не использовался до
него. В чаньской традиции названо 28 патриархов
буддизма, с завершающим этот список Бодхидхар-
мой, а затем еще 6 чаньских (дзэнских) патриархов,
список которых начинает тот же Бодхидхарма (Дамо),
а завершает Хуэй-нэн (Эно). Таким образом, последо­
ватели чань (дзэн) считают, что их традиция началась
чуть ли не на тысячелетие ранее, нежели Бодхидхарма
появился в Китае и обосновался в Шаолине, то есть
со времен самого Будды.
2) «Так было однажды мною услышано» — этой
фразой начинаются все сутры, входящие во второй
раздел «Трипитаки»; их автор, Ананда, родственник и

т
Чаиь'<$ус)с)цйскцепритчи "Примечания

любимый ученик исторического Будды, подчеркивает 6) В этом месте трудно отказаться от искушения
таким образом, что почерпнул свою историю непос­ сравнить манеры одного и того же, по сути, наставле­
редственно из уст Учителя. ния, данного Победоносным в начале развития уче­
3) Архат — «достойный», санскр.', человек, достиг­ ния, с манерой, если можно так выразиться, обладаю­
ший полного освобождения от аффектов, полного щей сугубо чаньским ароматом. Итак, один монах
просветления, вышедший из «колеса рождений и смер­ пришел к учителю Дзесю и спросил: «Что, если чело­
тей», но не обретший полного всеведения будды. Его век ничего не приносит с собою?» «Брось это», —
также называют пратьекабуддой, то есть «буддой для немедленно ответил Дзесю. «Что же ему бросать, если
себя». В буддизме тхеравады архатство — высшая цель; он ничем не обременен?» — был новый вопрос. «Если
в буддизме Махаяны будды постоянно побуждают так, то носи это с собой», — был ответ.
архатов выйти из данного состояния, являющегося 7) В «Вималакирти-сутре» мы читаем следующее:
своего рода коконом, и сделаться бодхисатвами во «О монахи, пусть вас не волнуют грехи, содеянные
благо всех живых существ. вами, — сказал Вималакирти. — Почему? Да потому,
4) Авторитетные писания обычно приводят имен­ что грехи в сущности не внутри, не снаружи и не в
но эту цифру, хотя на самом деле такого быть про­ середине. Как учил нас Будда, все вещи порочны,
сто не могло — как нам известно, Ананда значительно когда ум порочен, и все вещи чисты, когда ум чист;
моложе Гаутамы. Согласно тем же писаниям, он по­ ум также не внутри, не снаружи и не в середине. Как
явился на свет именно в тот великий день, когда и ум, грехи и пороки, так и все вещи — они никогда
Будда под деревом Бодхи достиг просветления. С не покидают чертога истины».
того времени Будде оставалось еще около 45 лет 8) Этот небольшой философский трактат иногда
земной жизни; Ананде же требовалось сначала подра­ называют Девизом верного ума.
сти, чтобы сопровождать Победоносного. 9) Задания такого рода, как задал патриарх, то есть
5) Особая психофизическая техника, которую час­ «узреть собственный лик, который существовал еще
то сравнивают с йогой или китайской системой ци­ до рождения» и т. п., получившие название хуатоу,
гун. стали еще одним средством (после гун-аней) для про­

т 1ЛЪ
4atfb'<5yc)duucKueпритчи "Примечания

буждения монахов и впоследствии применялись в 14) Чжан и Ли — столь же распространенные китай­


практике чань постоянно; мы видим, что первым это ские фамилии, как русские, предположим, Иванов и
сделал именно последний патриарх чань. Петров.
10) Параллельно с проповедью Хуэй-нэна на Юге 15) Специальное знамя, указывающее духу покой­
на Севере Поднебесной действовала гораздо более ного путь к Чистой Земле.
обширная школа Дзинсю, которая к тому же была 16) Умэнь Хуэй-кай — настоятель монастыря Лун-
признана официальной властью (сам Дзинсю одно сян в Дунцзя (1228 г.). Известен, прежде всего, тем,
время даже был министром). Коренное различие уче­ что составил для своих подопечных сборник из 48
ний заключалось, прежде всего, в том, что Хуэй-нэн гун-аней («Застава без ворот»), каждый из которых
проповедовал доктрину мгновенного пробуждения, снабдил коротким комментарием и гатхой.
тогда как Дзинсю (изначально конфуцианец, кстати)
говорил о постепенном и поэтапном процессе про­
светления. Дзинсю умер за 7 лет до Эно.
11) Это самое распространенное хуатоу — чаньский
метод, со временем всерьез понеснивший гун-ани.
12) После просветления человек продолжает испол­
нять свои повседневные обязанности, как и раньше;
единственное отличие — в том, что его сознание бо­
лее недуально и находится в гармонии со своим ок­
ружением.
13) Будда Амида, или Амитабха, в прежней жизни
был царем, а став Буддой, получил в свое владение
некий буддийский рай — Землю бесконечной радости,
в которой все, кто усердно взывал к его имени, смо­
гут возродиться в будущей жизни.

т
Литература

лу. Вступительная статья, перевод с китай­


Л и н -ц з и

ск о го , ком м ентарии и грам м атически й очерк


И.С. Гуревич. — СПб.: Петербургское Востоковеде­
ние, 2001.
Лу Куан Юй (ЧарАвз Лук). Секреты китайской медита­
ции. — К: Полиграфкнига, 1994.
Маслов А. Афоризмы и тайные речения Бодхидхар-
мы. — Ростов-на-Дону: Феникс, 2008.
Основная литература
Сэн-цань, третий чаньский патриарх. Письмена ис­
тинного сознания. Синь синь мин (Предисл., пер. с
Ашвагхоша. Жизнь Будды. Пер. К. Бальмонта. — М., кит., коммент. Е.А. Торчинова). Буддизм в переводах.
1990. Вып. 1. - СПб., 1992.
ИтсР.Ф., Смолин Г.Я. Очерки истории Китая с древ­ Торчинов ЕА. Введение в буддологию. Курс лекций. —
нейших времен до середины XVII века. — Л., Государ­ СПб.: Санкт-Петербургское философское общество, 2000.
ственное учебно-педагогическое издательство министер­ Философия китайского буддизма. (Вступ. ст., пре­
ства просвещения РСФСР, 1961. дисловия, пер. с кит., коммент. Е.А. Торчинова). —
Избранные сутры Китайского буддизма. Пер. с СПб., 2001.
ки тай ского Д .В . П о п овц ева, К .Ю . С олони на, Хун-Жэнь, пятый чаньский патриарх. Трактат об
Е.А. Торчинова. — СПб.: Наука, 2000. основах совершенствования сознания. Сю синь яо лунь
Звучание тишины. Сборник медитативных притч (Предисл., пер. с кит., коммент. Е.А. Торчинова). —
дзэнских мастеров. — Ростов-на-Дону: Феникс, 2007. СПб, 1994.
Каиуки С. Практика дзэн. Железная флейта (100 Уотс А.В. Путь Дзен. — Киев: София, 1993.
коанов дзэна). — Киев, 1993.
Якушев А. Притчи. Победители и непобедимые. —
Кукушкин СА., Ганус ГА. Притчи. Ведический по­
Ростов-на-Дону: Феникс, 2005.
ток. — Росток, 2001.

2Л6
Чаиь'<5ус)с)ийскиепритчи
Юбилейный номер «The Maha Bodhi. International
Buddhist Monthly». — Calcutta, 1956.
Suzuki D.T. Essays in Zen Buddhism. — New York, Содержание
1961.
First Book o f Abidharma-Pitaka. — London, 1900. П редисловие............................................................................. 3
«Living Zen» by Robert Linssen. Grove Press, New
York. 1958. Чаньские (дзэнские) притчи индийского периода
Nyandatiloka. Guide through the Abidharma-Pitaka. буддизма (1 )...................................................................... 11
1938. Монах Кашьяпа и Будда с цветком..............................11
История Кашьяпы................................................................. 12
Будда выводит девушку из состояния самадхи 13
Искушение Будды................................................................. 14
Бодхисаттва Манджушри.................................................... 15
Ответ Будды атеисту............................................................ 16
Флаг наставника у Кашьяпы.............................................17
Второй патриарх буддизма А нанда...............................18
Не острый ум, а очищенное сознание........................ 18
Воспарить над верой............................................................ 19
Гаутама и м у х а .......................................................................21
Смерть Нагарджуны.............................................................22
Гуру Нагарджуна................................................................... 23
Как Васубандху сохранил свой язык............................ 25
О неизбежности кармического воздаяния.................27
О силе дисциплинарных правил.................................... 29
Брось это!................................................................................. 30
О цене вопросов...................................................................31
Благая причина....................................................................... 35

W
Чаиь"<5ус)()ийскиепритчи Содержание

Гун-ани и притчи периода первого Встреча Даосина с Х ою .......................................................72


патриарха ч а н ь ............................................................. 38 Кто же был на самом деле тот мальчик, что стал
Выбор Бодхидхармы............................................................38 патриархом Хундженем (Гунином).......................... 74
Каноническая версия прихода Бодхидхармы 40 Пятый патриарх Хунджень (Гунин, я п .)......................76
Историческая справка..........................................................44
Бодхидхарма лишает себя ресниц................................. 45 Последний патриарх чань Хуэй-нэн (Эно, я п ) ... 77
Бодхидхарма в одной сандалии...................................... 45 Каноническая история шестого патриарха................77
Физическое восстановление патриарха......................... 46 Предание о Хуэй-нэне с головой быка....................... 88
Пещера Бодхидхармы........................................................ 47 Патриарх и ученик Северной школы.......................... 89
Свидетельства смерти Дамо, официальные и не Нравственность, мудрость и
очен ь..................................................................................... 48 медитация...........................................................................90
В чем разница........................................................................ 49 Как видеть и не видеть........................................................92
Безбородый варвар...............................................................50 Последнее наставление патриарха.................................. 94
Кипарис во дворе.................................................................. 50 Честный ответ......................................................................... 98

Четыре патриарха ч а н ь ..................................................... 52 Другие великие наставники ч ан ь................................99


Как Бодайдорума успокоил сознание Хуэй-кэ 52 Бодхисаттва Ф у .......................................................................99
Хуэй-кэ (Эка, яп.)...................................................................54 Наставления императору..................................................100
Патриаршество и смерть Хуэй-кэ (Эки).................... 57 Комментарий действий Бодхисаттвы Фу из
Из переписки Хуэй-кэ с его “Рассказов о знаменитых упасака” ......................... 101
учеником-миряниным.................................................... 59 Чаньский учитель Мацзу Даои («Путь Единого») 103
Третий патриарх Сэнцань (Сосан, я п .)........................61 История с тачкой................................................................ 106
«Слова доверия сердцу» («Синдзима») патриарха Комментарий из “Рассказов о знаменитых
Сэнцаня ( 8 ) ........................................................................ 62 упасака” ..............................................................................107
М олитва..................................................................................... 70 Что это такое?....................................................................... 108
Четвертый патриарх Даосин (Досин, я п ) ...................70 Чаньский наставник Дэ Чэн, или Монах-Лодочник
Даосин и мальчик.................................................................. 71 из Хуадин.......................................................................... 109

по Ж
Чаиь'^уддийскиепритчи Содержание
Чаньский наставник Чжу Ди изЦзин Хуа................112 История корейского мастера чань Сосана............... 149
Наставница Мо Ш ань........................................................115 Усердие.................................................................................... 151
Чаньский наставник Хуэй-цзан из Ш игуна 118 Подлинная осознанность..................................................153
Из бесед наставника Линь-цзи (ум. в 866 г.) из
области Чж энь................................................................ 121 Житейские притчи и предания о мирянах и
Песнь просветления чаньского наставника монахах............. 159
Ю н-цзя............................................................................... 125 Арест изваяния Будды.......................................................159
Просветление от звука кипящего масла...............127 Ученый диспут...................................................................... 161
«Помощь ученика»............................................................. 130 Письмо умирающему........................................................ 162
Непреклонный мастер Ф угай .........................................162
Гун-ани и притчи о людских пороках Чао Буджи.............................................................................. 163
и слабостях.................................................................... 133 Сила последнего желания.................................................170
Чего мы знаем, но не делаем.........................................133 Семейство чаньских м и р ян .............................................172
Опасное м есто...................................................................... 134 Уход из жизни Пан-юня и его близких................... 175
Байчжан и старик-лиса.......................................................135 В руках судьбы..................................................................... 177
Обращ енный......................................................................... 137 Абсолютная осознанность................................................178
Пот Гадзана............................................................................ 138 Все — лучшее......................................................................... 180
Скупой художник................................................................ 139 Испытание.............................................................................. 181
Будь живым!.......................................................................... 141
Чашка ч а я ............................................................................... 142 Гун-ани и притчи о разном........................................ 183
Молчаливая медитация...................................................... 142 Говорящий мертвец...........................................................183
Ничто не существует.........................................................143 Пора спать.............................................................................. 184
Сострадание Бокудзю........................................................144 Взяток не беру..................................................................... 185
Мудрость улитки.................................................................. 186
Притчи про обращение к учен и ю .......................... 145 Собственная сокровищница...........................................186
Игрок и пьяница................................................................. 145 История с разрубленной кош кой............................... 187
П о ва р ....................................................................................... 148 Задание с ручьем................................................................. 188

т ш
Чань'(5ус)с)иискцепритчи
Великое искусство............................................................... 189
Визитка.................................................................................... 190
Своевременная песня девушки..................................... 191
Подвижник-чудотворец.................................................... 192
Предсказание Х осина.........................................................197
Просто вымой чашу.......................................................... 199
Золотая середина.................................................................200
Два меча..................................................................................201
Истинное процветание..................................................... 202
Жизнь не может ждать.................................................... 203
Этот гнев — не т ы ............................................................. 203
Я живу обычной жизнью............................................... 204
Не оставлять следов...........................................................206
Не что, а к то.........................................................................206
Четыре гун-аня из сборника Умэня
Хуэй-кая (17).....................................................................207
Сянъянь, висящий на дереве......................................... 207
Повозка Цзичжуна.............................................................208
Колокола и монашеская тога........................................ 209
Встреча с прозревшим..................................................... 210
П рим ечани я............................. 211
О сновная литература..................... 216