Вы находитесь на странице: 1из 204

ARI MARMELL

Перевод Dark Angel.

Специально для сайта Darksidersgame.ru

BALLANTINE BOOKS / NEW YORK


Darksiders: Хранилище Мерзостей является художественным произведением.
Имена, места и происшествия являются продуктами фантазии автора. Любое
сходство с реальными событиями, местами, лицами, живыми или мёртвыми
являются случайными.

Del Rey электронное издание

Copyright © 2012 by THQ, Inc.

Все права защищены

Опубликовано в США Del Rey, отпечатано Random House Publishing Group,


подразделение Random House, Inc., Нью-Йорк.

DEL REY является зарегистрированной торговой маркой и колофон Del Rey


торговая марка Random House, Inc.

RANDOM HOUSE WORLDS и колофон House являются торговыми марками


Random House, Inc.

Darksiders и логотип Darksiders являются зарегистрированными торговыми


марками THQ, Inc.

eISBN: 978-0-345-53586-3

Дизайн обложки и иллюстрации: Petrol Design

www.delreybooks.com

www.darksidersgame.ru
Darksiders: Хранилище Мерзостей Ари Мармелл

Историко-мифологическая заметка

Действия книги происходят за долго до событий Апокалипсиса, описанных в играх


«Darksiders» и «Darksiders II». За это время способности Всадников, их оружие, магия,
физические силы и даже их истинные мотивы вместе с побуждениями могли претерпеть
изменений, порой даже слишком сильных.

*************

МИРОЗДАНИЕ - НЕ СОВСЕМ ТО, ВО ЧТО МЫ ПРИВЫКЛИ ВЕРИТЬ.

Один мир или одна вселенная, лежащая в основе бытия, созданная исключительно ради
человечества, ведомая добродушным и всемогущим Всевышним? Вечная жизнь после смерти —
награда ли это или быть может наказание? Над ней возвышается мир ангелов, всегда верных
Отцу, но всегда ли ясно понимающих и исполняющих его волю?
В лучшем случае их ошибки - обнадеживающие недоразумения, в худшем — наглая
ложь.
Да, он существует, Создатель, определенно существует, но чего он хотел добиться и куда
пропал после – есть тайна, покрытая мраком даже для светлейших умов его великого Творения.
Загробная жизнь? Вряд ли. Нет ни награды, ни наказания. Существует лишь Чистилище для
душ, где они лишаются всех своих воспоминаний, своей сущности, а затем проходят сквозь
Источник Душ, чтобы слиться с потоком энергии, который связывает все Мироздание, для того
чтобы переродиться вновь, дав жизнь новой душе и новому поколению.
Ангелы? Фанатики, настоящие консерваторы, - даже не одна из старейший расс
Вселенной, - что сражаються в имя защиты Его Творения, считая, что лишь они одни способны
понять Его волю, рабы древних традиций и законов Небес.
Да, Рай существует.
Как существует и Ад.
А сколько еще существует разлчных миров, вверху и внизу, да и за их пределами. Миры,
которые не только демоны Прейсподни, но и ангелы Рая уничтожали и будут продолжать
уничтожать, чтобы просто овладевать ими.
И только Обугленный Совет, состоящий не из ангелов, не из демонов, не из Старейших,
не из кого другого, удерживает все эти враждующие стороны в страхе. Лишь Обугленный Совет
и его зловещие слуги стоят на страже всего Мироздания, оберегая Равновесия от всякого, кто
пожелает его пошатнуть.
И это выходит у них с трудом.
Мироздание много больше того, во что мы привыкли верить. И оно много, много
страше…

2
Darksiders: Хранилище Мерзостей Ари Мармелл

Пролог
"Если бы не свет, то это место могло показаться даже приветливым"
Здесь, в самом отдаленном уголке, который только в шутку можно назвать
"цивилизированным", находился предел Ада. Всех посетителей, которых и так было до жути
мало, безусловно, ожидали самые худшие кошмары. Ничто не смогло бы их
разочаровать: тесные проходы этого особого святилища состояли, в основном, из обдертой,
сырой плоти; влага, сверкание, раздражающий ярко-розовый цвет, пот и другая жидкость, более
грязная и интимная, просачивалась сквозь волнистую поверхность стен. Каждый согнутый
коридор дрожал, каждое его отверствие пыталось зжаться, но тонкие сетки, которые, вполне
возможно, были хрящами своих жертв, уже потемневшими из-за своего не малого возраста,
препятствовали этому.
Каждый шаг был изменчиво скользким. Каждый вдох приносил разъедающую,
удушливую вонь от застарелого пота. Ветер доносил отголоски неслыханых стонов, намекая,
что, возможно, это была агония, экстаз или даже некая дьявольская комбинацаия и того и
другого.
И все же свет был худшим среди всего этого.
Он мерцал и танцевал, словно огонь в камине, а его ритмы искусно указывали на всю
чудовищность святилища. Окружающее пространство было ярко -желтого цвета, причиняющее
боль при любой попытке осмотреться вокруг. Каким-то образом, его можно было даже
почувствовать на собственной коже. Он был горячим и липким. У каждого, к кому оно касалось,
выступал пот, а сияние появлявшиеся, из-за того же пота, словно, было вестником болезни.
Разсыпаные, в случайной порядке, на случайном растоянии друг от друга, в нишах, через
коридоры, и вокруг всего периметра центральной залы, озаряя истоки этого отвратительного
света, толстые безобразные свечи, от двух или трех почти до десяти метров в высоту, возникали
буквально из маслянистой лужи. Только при близком изучении этих восковых столбов, можно
было бы заметить фигуры, заключенные внутри: по большей мере демонические, но в то же
время, и чем-то похожих на некоторых из Древних или даже малоизвестных ангелов. Каждый
край соединял в себе плоть и воск; тела плавились очень медленно; так медленно существа
отдавали свои жизни и души пламени, поддерживае его огонь.
Эти адские огоньки плясали и мерцали не просто так: они вспыхивали в такт с все ще
бьющимися сердцами жертв.
В таком жутком месте только здравый рассудок оставался единственным островком
надежды, который не давал пасть духом. Это было громадное ущелье, расположеное на
пересечении коридоров. Множество занавесей, сделаных из тончайшей ткани, своими
оттенками придавали ущелью вовсе своеобразный стиль. Помост гордо располагалася напротив
стены из плоти. Он был сделан из дорогущего гранита, а скреплялись эти каменные блоки
паутиной из хрящей, что немного портило всю картину. На верхушке помоста, состоящей из
мягкой, эластичной кожи и прядей волос, стоял вырезаный из мрамора трон. Вокруг него
корчилось от боли множество демонов. Плотно прижатые друг к другу, они двигались почти как
единое целое. Большинство из них было человекоподобными, но, как ни странно, общего у них
было очень мало. Одни были красивыми, а другие - уродливыми, некоторые были крылатыми, а
некоторые- бескрылыми, одни мужского пола, а другие - женского, были и те, которые
относились и к первым и ко вторым, но только несколько существ не были похожи на
остальных. Они извивались и бились, стонали и задыхались, всякий раз, когда их хозяка
решалась наклониться со своего престола и погладить их беззащитные тела и конечности.

3
Darksiders: Хранилище Мерзостей Ари Мармелл

Кожа ее была темно-фиолетового цвета, как шторм в воробьиную ночь, темные волоссы
сплетались в рога, что только подчеркивало ее неземное очарование. Изумрудные глаза
могли вынудить даже ангела согрешить, и так случалось, и не один раз. Ее лицо пробуждало
страсть даже у меретвеца, а фигура заставляла потеть конструктов. Она была страстью во плоти,
почти божественного образа. Каждое ее движение было пропитано похотью. Она распирала ее,
и это было заметно. Считаные лица, на Небесах, и в Аду, а так же между этими двумя мирами,
могли оставаться непоколебимыми в ее обществе. Большинство даже с удовльствием позволили
б ей содрать с них кожу живьем, лишь бы продолжать смотреть на нее и поклоняться ей, пока
она будет разрезать их плоть.
Лилит. Королева Демонов, Мать монстров. Она любит и изменяет, соблазняет и предает.
Она самая изысканная ложь Мироздания.
Ее комната издавала странные звуки. Огонь от свечей тихо потрескивал. Всюду были
слышны восторженные вздохи любимчиков Лилит, а также, среди всей этой какофонии звуков,
можно было расслышать еще и шуршание от ее прозрачных шелков. Лилит, при всем при этом,
вела себя, по большей мере, тихо. Ее взор был прикован к одной обьемной фигуре у подножия
помоста - единственный источник действительно значимых звуков во всей комнате. Посетители
и, так называемые, просители были действительно редкостью в столь отдаленных пределах Ада,
что были подвладны демонам, находившихся, в нынешнее время, в немилости. По виду
посетителя сразу становилось ясно: он, по меньшей мере, просто обязан поведать госпоже что-
то воистину интересное.
Его лицо скрывал капюшон, плавно переходящий в потертую серую мантию, а значит
черты лица посетителя были скрыты в тени, словно эта примитивная попытка уберечь себя от
воздействия Лилит, могла увенчаться успехом в ее же собственном доме. Тем не менее, она
позволила ему поиграть с ней в шараду. Демонесса вниматильно слушала, а он расказывал ей
свои планы и надеялся, что Королева Демонов окажет ему помощь.
Он расказал ей обо все, так не разу и не взглянув ей в глаза, а даже наоборот опускал их
все ниже и ниже. Возможно, таким образом он проявлял некое уважение к ее личности, хотя,
скорее всего, это была лишь жалкая попытка защитить себя от непреодолимой силы ее
присутствия. Она посчитала это довольно забавным.
- Почему? - заговорила она, прерывая уже подходящую к концу речь незнакомца, голос ее
прозвучал сильно, страстно, и, каким-то образом, соблазнительно-отталкивающе одновременно.
И затем продолжила, - Почему ты пришел именно ко мне?
- Я кажется ясно дал тебе понять, зачем я здесь, - слова незнакомца, в отличии от Лилит,
были грубыми, с малейшим намеком на мелодичность, как у трубадура, давно потерявшего свой
голос, - Мы оба знаем, что ты частенько вела дела с Нефилимами задолго до их исчезновения,
держа в тайне детали этих отношений. Говорят, ты знаешь о них больше кого другого, за
исключением Обугленного Совета. Есть ли у кого лучший шанс раскрыть тайны,
оставленные могущественным народом?!
- Да, да, да, - Лилит прекратила ласкать демонов у ее ног, а делала это она уже довольно
долго. Даже такой коротковременной остановки было достаточно, дабы заставить всех ее
питомцев отчаяно завопить.
- Я понимаю это, глупый мальчишка. Просто у меня совсем не укладываеться в голове,
зачем мне тратить свое время? Это было очень храбро с твоей стороны прийти сюда, правда
многим это покажеться крайне глупым поступком, но почему?... Что заставило тебя подумать,
что я захочу поучавствовать в твоей небольшой интрижке?
Гость в потрепаном капюшоне дернулся назад, он явно был чем-то встревожен.

4
Darksiders: Хранилище Мерзостей Ари Мармелл

- Я ... я предпологал, что ты увидишь ценность во власти, которую мы могли б отворить


вместе. У тебя нет никаких причин любить Небеса или Прейсподню. Ты можешь взвалить
большую часть работы на любого другого ответственного демона, ведь твое текущее положение
позволяет совершать нечто подобное. Возможно, ты бы даже могла заставить величайшие
фракции, и даже сам Обугленный Совет, возместить все то, что было отнято у тебя. Ты - ...
- Что было отнято у меня? - прошипела Лилит, резко наклонившись вперед. – Впрочем,
оно было не так уж и ценно, а вот ты похоже считаешь наоборот. Безусловно, этого
недостаточно, дабы заставить меня пойти против всех сил Мироздания! У меня есть свои
замыслы, гораздо более коварные, чем войны, которые ты намереваешься разжечь. Ты
предлагаешь огромнейшую силу, это мне нравиться, вот только ею придеться делиться, а к
такому я не привыкла. Эту силу ты направишь на благо своих тайных замыслов. А у меня нет и
малейшего намерения бросать свои планы, которые поненмогу начали продвигаться. Я отвоюю
все, что мое по праву, и даже больше, но это будет мой план, мое время и моя идея! Так что,
боюсь, тебе придется искать союзников где-нибудь в другом месте.
- Понимаю,- проситель у подножия трона кивнул,- тогда, полагаю, обсуждать нам тоже
больше нечего. Я должен ...
- Оу, я б не стала так спешить. Я не хочу, чтоб ты покинул мои владения столь
недовольным.
Лилит лениво потянулась в своем троне, выгибая спину и сжимая грудь в тонких шелках.
- И ты так же не хочешь, чтоб я уехал отсюда врагом,- продолжил незнакомец, - Если я
преуспею…
А он был хорош, этот, говорящий. Ему почти удалось скрыть дрожь в своем голосе и
трепет собственного тела от влечения к суккубу.
- Я не стану отрицать этого, - губы Лилит, что были темнее вина, приоткрылись, и она
медленно провела языком по своим блестяще-белым зубам. Еслиб не окружающий свет, что
отбросил на них молниеносно-желтоватый оттенок, они выглядели б просто белоснежными, -
Так или иначе, ты бы определенно не хотел видеть и во мне своего врага. Не тогда, когда мы
могли бы разойтись на лучших условиях, ведь даже неофициальный союз - куда более приятное
решение.
Лилит знала о своем влиянии на него и на всех окружающих. Это, на самом-то деле, не
было даже соблазном; соблазн подразумевает выбор, а Лилит, по своей природе, уничтожала
этот самый выбор, не давая шанса противостоять даже самым безчувственным существам. Она
видела, как воздействует на него, как оно обрушилось на просящего лавиной страсти. Он сделал
дрожащий шаг, поставив одну ногу на ступеньки помоста, а его рука потянулась вверх...
И так же быстро он выпрямился, отходя назад, подальше от нее
- Нет. Я не уйду отсюда врагом, Лилит, и ты можешь этим довольствоваться. Но я так же
не собираюсь покидать это место в качестве твоей "игрушки".
Лилит отшатнулась назад с такой силой, что гранитный трон резко начал раскачиваться
со стороны в сторону. Долгое время ее черты лица выражали то изумление, то бешенство, то
ярость, медленно превращаясь в осторожное, но все же уважение.
- Похоже, она действительно важна для тебя, - проговорила Лилит.
Теперь уже была его очередь пятиться назад. Было видно, он находился в состоянии
оцепенения. Так велико было влияние суккубы на него. Это будоражило его душу, вынуждало
вспомнить прошлое, пересмотреть свои мотивации, с которыми он и пришел к Лилит.
- Ступай, - продолжила демонесса, еще до того, как он смог перевести дыхание, дабы
вновь заговорить, - прежде, чем я решу принять это в обиду, и тогда тебе несдобровать. Ступай,

5
Darksiders: Хранилище Мерзостей Ари Мармелл

и найди себе других марионеток. Я буду завороженно наблюдать за тем, кого ты пригласишь
в эту игру, если тебе вообще удасться раздобыть существ, согласных работать "на побегушках".
Он ушел, ни сказав ни слова больше. Вскорее после этого, Лилит уставилась на дальнюю
стену, игнорируя жалобные крики ее питомцев. Пальцы на ее руках задумчиво барабанили по
мраморному трону.

**********

Хмурясь в тени от своего капюшона, посетитель шагал одеревенелыми ногами


по коридорам из плоти и крови. Всевозможные ругательства всего Мироздания вертелись у него
на губах, однако озвучить их вслух он не решался, во всяком случае, до тех пор, пока не будет
полностью уверенным, что Лилит его не видит и не слышит. Он действительно не мог
позволить себе обзавестись лишними врагами.
Пока что.
Держа свой путь, он прошел не одну комнату и не один коридор, ведущий в главную
залу. Он не сомневался в их существовании, этих проходов; по-видимому, они открывались
лишь тогда, когда это было действительно необходимо.
Он почувствовал, как под мантией его тело окатила небольшая дрожь.
Вязкая жидкость хлюпала под его ногами или же капала сверху, коридор в это время
дрожал. В какой-то момент, он ступил на черезвычайно мягкое, эластичное пятно и начал
грузнуть в этом веществе. Погрязнув в нем по колена, странное вещество перестало
обволакивать его. От этого он тяжело вздохнул.
С облегчением он наконец добрался до двери, хотя назвать столь отвратительную,
жесткую складку кожи дверной ручкой, было крайне тяжело. Пройдя через нее, наш гость
очутился уже за пределами "дворца" Лилит: на проклятых и взрывоопасных равнинах,
присущих Аду. Почерневший камень, обваливался всякий раз, когда он просто делал шаг.
Казалось, его лицо будто бы жарили на сковородке. Огромные ямы и столбы пламени
простирались на многие лье. Невероятные остроконечные шпили, дома и башни
могущественных демонов, возвышались над горизонтом, словно нити на потертых границах
реальности.
Несмотря на растояние между ним и дъявольскими групами сооружений, он вдруг
осознал, что был не один.
Она ждала его, лениво присев на корточки у трещины в земле. На первый взгляд она
выглядела полной противоположностью Лилит. Черты лица были грубыми, слегка
плосковатыми; но не уродливыми, скорее пустыми, будто ее вытесал скульптор, который, в
конечном итоге, бросил все свои инструменты, решив, что «и так сойдет». Волосы цвета
охложденной лавы спадали ей на плечи, покрытые грубыми, угловатыми доспехами. Она была,
мягко сказать, "больших размеров". Девушка выровнялась, поприветствовав его, и посититель в
капюшоне вдруг осознал: он едва достает до ее подбородка.
Две призрачные человекообазные фигуры, сопровождали ее по обе стороны. Они были
в половину ее роста, высеченые из грубого камня и покрытые яркосветящимися символами.
Даже без этих "искуственых компаньйонов", гость сразу понял, она - одна из величайших
прародительниц всех существующих рас; она принадлежала к Древними, или же к Творцами.
- Я бы сразу ответила тебе, что это едва ли смогло б заинтересовать ее, спроси ты меня
раньше,- говорила женщина, грубым и неприветливым голосом, похожий на сход снежной
лавины.

6
Darksiders: Хранилище Мерзостей Ари Мармелл

- Эмм.. я… простите? О чем вы?


- Лилит. Твой план. Я знаю все. У меня есть уши даже в ее Дворце. Я могу даже расказать
тебе почему она не заинтересовалась твоим предложением, - женщина пожала своими
массивными плечами, заставив доспехи со скрежетом сползти на туловище, - Однажды Лилит
уже потерпела поражения, в надежде вернуть все знания и силу, утеряную ею когда-то. Но это
было давно, очень давно… Ее мотивы имеют иной характер, они не требуют столь грубой
силы, которую ты ей предложил.
- И я должен верить тебе потому что…?
- Поскольку я веками тщетно пыталась разубедить ее ... Я разделила с ней ее судьбу,
забросив свой мир, покинув своих людей, лишь потому, что вдохновлялась от одних мыслей о
тех чудесах, которые она была способна сотворить, от того, что было по силу ей создать. Я
потратила много своего времени, сил и усилий, чтобы фактически не получить ничего в замен.
Человек в серой мантии взглянул вверх, слегка обнажив свой подбородок.
- И кто же ты?
- Белисатра.
Незнакомец кивнул.
- Наслышан о тебе, Творец. Значит, любимица Лилит?
Белиастра нахмурилась, а две фигуры, по обе стороны от нее, начали лениво
перемещаться, послышался оглушительный скрежет камня об камень.
- Немного вежливости тебе не помешало б, - ответила она ему, - Особенно учититывая
тот факт, что я предлагаю помощь.
- Ты? Почему?
- Поскольку, еслимы преуспеем, я смогу заставить Обугленный Совет вернуть всю силу
Лилит. Да, я буду на ее стороне, когда она будет способно изменить само Мироздание. К тому
же наследие, что ты ищешь, для меня являеться столь же интересным, как и сама Лилит.
Конечно он сомневался, подозревал здесь какой-то подвох; только дурак спокойно
согласиться на схожее предложение. А она была б столь же глупа, если б не заметила тень
сомнения на его лице.
Но, в конце концов, разве у него был иной выход?!
- Будь по-твоему, если ты считаешь...
- Но, сперва, я хочу взглянуть на него.
Мужчина в мантии сделал глубокий вздох, казалось, будто он доносился из глубин его
души.
- Почему все упорно перебивают меня? - затем, не дожидаясь ответа Белиастры,
продолжил,- Взглянуть на что?
Создательница разразилась низким, хриплым смехом.
- Не принимай меня за дурочку. Ты никогда б не решился войти к Лилит не будь у тебя
под рукой доказательства их существования. А значит, тебе посчастливилось отыскать, по
крайней мере, одно из них. К тому же, я чувствую его запах. Возможно, мне не хватает опыта
Лилит в общении с Нефилимами, однако одно я знаю точно: их запах не спутаешь ни с чем
другим.
Голова мужчины в капюшоне нервно заерзалась со стороны в сторону, в попытке
отыскать шпионов. Затем, простым взмахом запястья, путешественник достал ту самую вещь.
Она не была особенной, не внушала трепета. Она была большой, простой и громоздкой.
Столетиями, если не дольше, Творцы изготовляли различные оружия, гораздо изящней этого
пистоля. Сложный механизм из множества многоугольных цилиндров был установлен в центре

7
Darksiders: Хранилище Мерзостей Ари Мармелл

оружия, вращаясь и проворачиваясь с неуклюжими щелчками, поставляя патроны в тройной


ствол.
Белисатра нахмурилась.
- Я ожидала чего-то большего...
Она попыталась отвести свой взгляд, но в тот же самый момент осознала, это было
невозможно. Оружие оказалось более устрашающим, более мощным, более внушительным, чем
человек, держащий его, или, чем неплодородная почва под их ногами. В ее пристальном взгляде
можно было прочесть недовольство. Оно приковало ее взгляд, словно обидчивый ребенок, не
желающий ослаблять свою хватку.
Она смотрела как работают механизмы внутри странного оружия, хотя они и были
скрыты от ее взора, однако это не мешало ей представлять, ощущать. Но все же ей удалось
заметить внутри ужасного пистоля нечто... Она видела и знала, это не простое оружие. Оно
было изготовленно из драгоценных реликвий, из древнейших артефактов. Она видела натяжные
елементы зубчатых механизмов; скрючившийся, иссохший глаз, втиснутый между стволами
оружия, дабы помочь владельцу попасть точно в цель; кровь, пульсирующую по
железу; костяной курок и пули, похожие на острые зубы, призваные служить диковинному
оружию в качестве смертоносных снарядов.
Оно было куда более опасным "живых коридоров" дворца Лилит. Они были
выращеными, но это ружье... . Оно было выковано из живих существ: из их душ и надежд,
органов и синапсов.
Белиастра чувствовала крики заточенных душ, но, как ни странно, слышать их она не
могла, лишь ощущать.
- Это, - сказал путешественник, уже спокойным и довольным голосом, - "Черное
Милосердие".
- Что...- Белиастра наконец оторвала свой взгляд от ужасающего оружия и сделала шаг
назад, - Что оно такое?
- Сейчас это простое оружие, способное лишь отнимать жизни у других, черезвычайно
мощный пистолет. Но разве это его уровень? Какого оно будет на пике своего величия?! Когда
Нефилим проезжал через миры и ровнял с землей целые рассы, которые беспечно ставали у
него на пути, вот где было его величие. Солдат, вооруженный Черным Милосердием способен
косить целые армии. Это не пистолет, Белиастра. Черное Милосердие - это, своего рода,
карманный вестник бойни, резни, геноцида. Ты и я - вместе мы пробудим его истинную силу,
найдем остальных. Конечно, если ты все еще в игре, - добавил он, пытаясь бросить вызов ее
гордости и любопытству.
- Да, я в деле, - и снова пистолет приковал ее взгляд. Вот только теперь она
глядела на него не с отвращением, а с восхищением, предвкушая великие деяния, - Ты не
сможешь удержать меня в стороне.
В ту же секунду, под капюшоном странника сверкнула белая улыбка.
- Что ж, в таком случае, моя напарница..., - очередным легким взмахом руки, он спрятал
Черное Милосердие под массивным рукавом, - С чего начнем? Предложения?
- Думаю я справлюсь...
Она слегка склонила свою голову набок, продолжая говорить - но сперва мне нужно
собрать моих "маленьких помошников", - затем, она лениво потянулась, разминая суставы своих
пальцев об ближайшие каменные фигуры, - Нас ведь определенно попытаються остановить.
- Ну и пусть. Я знаю все тропы на Небесах и в Прейсподне слишком хорошо, чтобы...
- А что делать с Всадниками?

8
Darksiders: Хранилище Мерзостей Ари Мармелл

И вновь его оборвали на полуслове.


- Ах, эти цепные псы Обугленного Совета? Чем они помешают?
Белиастра улыбнулась без малейшей нотки радости на ее лице.
- Похоже ты о них уже слышал, о Всадниках. Но, судя по всему, ты их толкком и не
знаешь.
- Они смертоностны, беспощадны, до неприличия мощны и все том же духе, да, да, да...
Все это и я прекрастно знаю.
- Нет, ни это я имела в виду. Да, Четыре Всадника – это своего рода, палачи Обугленного
Совета, беспрекословно исполняющие его волю. Но знаешь ли ты, что они – последние
представители рода Нефилимов.
Он глубоко вздохнул, - Нефилимы мертвы!
- Как раса, да. Но были ли они уничтожены все, до единого? Не совсем. Поэтому, я даже
боюсь представить себе, как "любезно" они отреагируют на это, узнав о всех, твоих, - нет,
наших, - замыслах.
Несколько успокаивающих вдохов и он готов был дать ответ.
- По правде говоря, их реакция меня мало волнует. Моя задача - рассорить генералов
Белого Города и герцогов Ада, не Всадников. Но после всего того, что они натворили, я
абсолютно уверен: никто не станет по ним скорбеть, если расса Нефилимов вдруг прекратит
свое существование навечно.

9
Darksiders: Хранилище Мерзостей Ари Мармелл

Глава I

«Казалось, пепел, всегда был неотъемной частичкой этого мира»


Тонкий, липкий слой снега был похож на нежную, серую глазурь. Достаточно глубокий,
чтобы сохранять отпечатки ног всех путешественников, которые проходили этой дорогой.
"Снег" едва достигал нескольких пальцев высотой, мелкие крупицы быстро и плавно
уплотнялись. Белые кристаллики быстро превращались в песок, а потом в грязь. А ниже него
был пепел. Он лежал так глубоко и так долго, что уже успел превратиться в целый слой, твердый
как кора земли. Если бы даже этот мир и имел иной земляной покров, помимо вездесущей пыли
и дыма, она была б целиком и полностью захоронена и больше никогда не смогла б быть
плодородной, живой.
Пепел был везде даже в воздухе, он набрасывал пелену на обличье горизонта, рассеивая
свет в вечном полумраке и затмевая свечение тлеющих углей, некогда бывших солнцем. Те
немногие, несчастные, которым приходилось проходить здесь, чувствовали смрад горящей
нефти и паленой плоти. Он обволакивал их ноздри и горло тонкой маслянистой пленкой, а
ветер спокойно гулял по бесплодным землям. Ни стены, ни леса, ни даже горы не могли
воспрепятствовать ему. Он приносил удушье от сажи, что забиваясь, оседала прямо в легких.
Если прислушаться, - можно было услышать звон одинокого колокола. Он доносился
издалека и был слышен даже на фоне ревущих ветров, а его удары били с ужасающим
постоянством, медленно отбивая привычный ритм. Однако здесь, в разрушенном Королевстве,
уже давно не было колоколов. Это было всего лишь давнее эхо. Оно звучало не столь в ушах,
сколь в самих воспоминаниях.
Это был не просто мертвый мир, он был уничтожен, когда-то, давным-давно. Раньше он
процветал. Тут буянила разнообразная жизнь, но кто-то лишил данное место всей его красоты и
оставил по себе лишь одно - разруху.
Этим кем-то и был Смерть.
Он стоял на краю бесцветной дюны, прямо напротив коренастой и круглой постройки.
Она была чуток больше тучи из пепла, уже потемневшая и разваливающаяся от времени. Даже
ветер обходил сооружение стороной, расходясь в короткие и резкие шквалы. Следы от его, уже
изношенных сапог, оставались поверх хрупкого слоя утрамбованного пепла, не проваливаясь в
него, словно Всадник был пушинкой.
Волосы, черные как тень демона, спадали ему на плечи. Они были спутанными и
грязными. Потрепанные, грязные ленты сине-фиолетовой ткани, закрепленные на задней части
его пояса, волочились следом; пожалуй, это были единственные остатки от того, что когда-то
было плащем или туникой, или и вовсе чем-то другим. Темные кожаные краги и другую броню
он носил ниже пояса. Потрепанные ленты окутывали его кисти и предплечья. Они были столь
же грязными и неряшными. Туловище обнажено и было крепким, жилистым. Дыхание
медленное, ровное. Кожа - бледно-серая, как у мертвеца.
И только его маска, сделанная из слоновой кости, оставалась маленьким белым
пятнышком, оплотом чистоты, среди разрушенного мира. Она скрывала лицо владельца от
любого взора, от всего Мироздания. В ней было два зияющих углубления для огненно-
оранжевых глаз. Они не мерцали, не мигали, а именно светились яркими огнями. Очертание
маски напоминало череп, а отсутствие рта и явных очертаний лица, придавало ей еще более
устрашающий вид.
Ни одно разумное существо этого мира не видело его приближение, а удушливый воздух

10
Darksiders: Хранилище Мерзостей Ари Мармелл

и зола исключали всяккую возможность что-либо здесь рассмотреть. И все же он не снимал


своей маски. Более того, он даже не задумывался о такой возможности. Она стала частью его
самого, превратившись в непреодолимый барьер, между его прошлым и настоящим, между тем
кем он был и кем стал.
Смерть стоял, медленно поднимая руки вверх. Его маска слегка дрожала, а из уст
доносились тихие слова заклинания. Магия старшего из Всадников, пронеслась сквозь
встречные потоки ветров, углубляясь глубоко в безжизненный пепел. И древний мертвец
ответил на зов.
Его кости, окаменелые от времени и покрытые пятнами сажи, начали извиваться и
ерзаться, словно змеи, прокладывая себе путь на поверхность. Они выскочили из пепла, плотно
прижимаясь друг к другу. Они танцевали буквально секунду, жалкое мгновение, и только Смерти
было подвластно заметить такой пустяк.
Давно иссохшая кровь тысячи мертвецов напоминала порошок, но зов некроманта
оживил ее, вернув жидкую форму. Она вытекала из недр земли и пузырилась. Кровь заполняла
промежутки, где кости не соответствовали друг другу, смешивалась с окружающим пеплом и
превращалась в густой, вязкий раствор. И когда понадобилась более искусная помощь в жутком
строительстве, явились помощники Смерти: вурдалаки, или просто упыри, - иссохшие трупы
существ, которые никогда не имели ничего общего с этим миром - материализировались просто
из воздуха. Ожившие и призваные из их собственного мира, одним лишь желанием Всадника,
они с неприкословным повиновением, с невероятной точностью, размещали зазубренные кости
по своим местам.
С помощью магии Смерти и его слуг, низенькое сооружение быстро првератилось в
небольшое здание. Занимаясь некромантией, ему довольно часто казалось, что он видит лица,
которые изучают его - фантомы, возможно, существ, живущих здесь еще до гибели их мира, или
же это были всего лишь игрой светотени.
Внезапно, он почувствовал поток жизни. В этом безжизненном мире, начала появляться
фигура странного существа, в тот самый момент он услышал предупреждющее "Кар!" сверху.
Несколько облезлых перьев огромного ворона подхватило быстрым потоком воздуха. Птица
сделала пару кругов и села на плечо Смерти.
- Да, Прах, - его голос был низким, звонким и черствым, - Я тоже ощущаю его.
Он поднял руку, и оружие, которое он небрежно отложил в сторону, в миг полетело
нему. Всадник, тот час, схватил свою косу. Она была просто огромной, даже выше своего
владельца. Ее лезвие было по-настоящему жутким: зазубренное и изготовленное в форме некого
огромного зверя, оно было длинее распростертых рук Смерти. Упыри прекратили свои труды и
все вместе, одновременно, повернулись, готовые броситься на врага при одной лишь мысли их
повелителя.
Прах вновь пронзительно кринул и поднялся в воздух, отчасти для того, чтобы отыскать
врагов, но также и для того, чтобы обезопасить себя от возможной опасности.
- Трус, - добродуно произнес Смерть.
Он прищурился, пытаясь разглядеть, хоть что-нибудь в пелене из пепла и ветра, и
моментально принял решение. В мгновенье ока, сделав взмах косой, в руках у него появилось
уже две косы: два лезвия в форме полумесяцев, толстые и тяжелые, по форме напоминающие
ножи, но длиннее, большинства мечей. Такими клинками было гораздо проще орудовать и
наносить шквал ударов, чем длинной и широкой косой.
- Не думал, что тебе такое под силу.
Смерть никогда прежде не слышал такого голоса. Высокий и глумлящийся. Но,

11
Darksiders: Хранилище Мерзостей Ари Мармелл

вслушиваясь в него и всматриваясь в силуэт, который появлялся из тумана, он все же распознал


нечто знакомое в нем.
- Я - Смерть, - сказал он просто, без лишнего пафоса и тщеславия, - и Жнец связан со
мной. Какое оружие мне не потребовалось бы для исполнения своих обязательств, он всегда
сможет приспособиться под ситуацию. Здравствуй, Паноптос.
- Ты слышал обо мне! Я польщен!
Темная фигура, которая наконец-то обрела свою форму, была необычной даже для
Всадника. Тощая и долговязая, верхняя часть которой была человекообразной, а нижняя
сужалась в полужидкий, клубящийся дым. Его руки и пальцы были вытянутыми и вздутыми, а
крилья - широкими и зазубренными. Продолговатое лицо существа было лишео рта, как и маска
Смерти, хотя это не мешало ему разговаривать. Вместо этого он мог похвастаться множеством
изумрудных глаз. Они двигались и, совно даже плавали по слегка желеобразной поверхности.
Обычно их было девять, хотя из-за постоянного движения и того факта, что один или два из
них, время от времени, исчезали, только для того чтобы появиться вновь, их количество
менялось едва ни каждую секунду.
- Не стоит. Обугленный Совет рассказывал мне о тебе, - сказал Смерть, - А мои братья
рассказали еще больше. Попробуй угадать, кому из них я доверюсь?
- Ой..., - существо тихо хихикнуло, - Уж ты то знаешь, что слухам и сплетням не стоит
доверять!
- Все зависит от того, кто распростроняет слухи.
Cмерть позволил Жнецу обратиться в свою истинную форму, ту которая состоит из
одной большой косы, и прислонил ее к недостроенной стене из костей. Мысленно он приказал
упырям вернуться к работе.
- Что ж,- сказал Паноптос, мелькая со стороны в сторону, обходя воющие потоки
сильных ветров, - с возвращением. Какое прелестное жилище. Как раз .... под стать тебе.
В этот момент коса Смерти начала скрываться под новой стеной, из уже более старых
костей; Этого Смерть не учел - его оплошность и он намеревался немедленно ее исправить.
- Я наслаждаюсь местным пейзажем.
- Хе-хе. Раздор предупреждал, что ты язвительный подонок.
- Что тебе нужно, Паноптос?
Было очевидным, существо, не желало отвечать на вопросы Смерти, по крайней мере,
сейчас.
- Где тебя носило последние несколько столетий?
- Спроси меня об этом сам Обугленный Совет, я б все равно не ответил. Почему же ты
решил, что я отвечу тебе?
Раздался очередной короткий, но раздражительный смех.
- Почему? Да конечно же в знак нашей дружбы! Я ведь так хочу подружится с тобой.
- Хорошо, когда есть цели. Они мотивируют нас, - ответил Смерть, - Но я никогда не
понадеялся б на то, что может зависеть не только от меня одного.
- Как грубо! Мы ведь только начали наше знакомство!
- И я уже презираю тебя. Представь, насколько возрастет моя ненависть, когда я узнаю о
тебе немного больше.
Возможно, Паноптос как раз намеревался что-то съязвить ему в ответ. Да кто его знает?
Но Прах именно в этот миг наконец решил: новоприбывший не представлял никакой
угрозы. Он стал медленно снижаться с высоты, чтобы как можно удобней размеситься на плече
Смерти. Он надул свое оперение и начал стряхивать приевшуюсь к нему сажу.

12
Darksiders: Хранилище Мерзостей Ари Мармелл

Все глаза Паноптоса моргнули в унисон, и он взвизгнул.


- Откуда взялась эта птица?
- Его имя - Прах, - сказал Всадник.
- Это не ответ на мой вопрос!
- И все же именно таков ответ ты и получил. Вселенная - чудная штука. Спросишь одно,
а в ответ получишь совсем иное.
- Хммм! - Паноптос рванулся ввысь дабы взглянуть на Смерть свысока, - А знает ли
Старейший Ворон, что ты забрал одну из его зверушек? - спросил он раздраженно и
продолжил, - Похоже ты не из робкого десятка, да?
«Этого слугу Совета трудно удивить. Это может когда-то сыграть мне на руку, стоит запомнть».
- Что тебе нужно, Паноптос? - повторил он, - У меня и без тебя хватает дел.
- Да ладно? Каких таких дел? Я здесь по поручению Совета.
Смерть только взглянул на него.
- Ах, что ж, ... полагаю, ты и так уже догодался. Тогда слушай внимательно. Отряд
лучших воинов Белого Города недавно попал в засаду к неизвестному врагу. Обугленный Совет
желает, что б ты узнал кто и почему, и ....
- Нет.
Четыре или пять глаз на его лице угрожающе моргнули.
- Что значит твое " Нет "?
- Я и не знал, что это слово имеет множество значений, - ответил ему Смерть.
- Когда ты вернулся…, - прорычал Паноптос, - спустя пять сотен лет, ты должен наконец
приступить к выполнению своих обязанностей!
- И я готов, когда это будет необходимо. Но на это я не подписывался. Нападение на
ангелов? Вряд ли это вообще может касатся Совета, если только случай не нарушает договор с
Адом. Поручи это задание кому другому. Война и Ярость всегда готовы к ...
- Совет направил меня именно к тебе, - его голос стал холодным, как мороз, покрывая
ледяной коркой каждое слово, что донозилось из его уст.
- Я занят попыткой построить свой дом, - и Смерть вновь вернулся к своим стараниям.
- Смерть, думаю ты еще захочешь увидеть это своими глазами.
- Странно, почему же тогда я все еще не испытываю подобного желания?
- О да, кажеться я забыл упомянуть, что все это произошло у границ Эдема.
Смерть крутонулся так быстро, что Прах слетел с его плеча. Ворон издал обиженное
карканье и взобрался на жердь от полупостроенного сооружение, сердито посматривая на
Всадника.
Даже без рта, казалось, что Паноптос хитро ухмыльнулся,
- Полагаю, мне следовало именно с этого и начинать, не так ли?
Кулак Всадника крепко сжимал рукоять Жнеца; он даже не мог вспомнить как призвал
его обратно. Еслиб Паноптос стоял хоть чуточку ближе, оружие наверняка перерезало б ему
глотку.
-Что ангелы там забыли? Никто не осквернил сад? Нападавшим не удалось ворваться
внутрь?
- Я не знаю, - его тон слегка смягчился, а сам он поднялся еще выше, чувствуя себя таким
образом в большей безопасности. - Често говоря, я не знаю. Думаю, Совет прямо сейчас узнает
о подробностях этого столновения.
- Может быть ты забыл упомянуть еще что-то? - прохрипел ему Смреть.
- Лишь то, что Совет просит тебя немедленно сообщить им о своих мыслях касательно

13
Darksiders: Хранилище Мерзостей Ари Мармелл

происходящего. Они должны знать, будь это очередная схватка из-за договора или же
надвигаеться нечто куда более опасное.
Без лишних слов, Смерть зашагал по пустыне из пепла, оставляя позади упырей,
продолжавших работать над постройкой его дома. Ему так и не удалось закончить эту работу.
Пронзительный, болезненный, как физически, так и психически, свист раздлася в
воздухе.
И что-то ответило ответило на зов.
Темно-зеленый туман вздымался из ниоткуда. Казалось, этот дым олицетворяет гниение,
ту ужасную вонь от него, а также непреодолимую тяжесть безисходности. Отрывчастые удары
ставали все громче. Это был топот от копыт.
Наконец показался и сам конь. Его грива и хвост были грязными и неряшными, а сам он
не имел шерсти. Животное было голым, абсолютно голым. Его кожа – бледно-серая, как и у
самого Смерти, свисала, образовуя рваные надрывы и дыры, через которые можно было увидеть
кости и гниющие мышцы. Из этих ран и ноздрей существа, из промежутков между его
сломанными зубами, а также из трещин его копыт постоянно просачивался темно-зеленый
туман. Седло, изношенное и подертое, было обтянуто черной кожей, а уздечкой для лошади
служили проржавевшие цепи.
Одним плавным движением он взобрался в седло своего верного скакуна. Не смотря на
свою длину, Жнец ни капельки не стеснял его движений, а только Смерть оказался верхом, как
Прах вновь умостился у него на плече. Конь сорвался в галоп, хотя на столько рыхлой и
неровной поверхности это казалось невозможным, но только не для него.
Впервые за последние пять сотен лет, старший из Всадников ехал сквозь все
Мирооздание, по призыву Обугленного Совета.

**********

Неустойчевые как паутина, двери разошлись при одном лишь его виде, и с такой же
охотой захлопнулись, когда он оказался внутри. Бесплодный мир, который Смерть выбрал для
себя домом, остался позади, исчез, как забытый сон, а сам он оказался уже в другом месте или же,
если быть точнее, - он оказался в небытие.
Все в округе сливалось в один белый поток. Это был ни белый туман, ни облако, ни
дымка, ни мгла, - просто все пространство вдруг заполонилось белым цветом. Назвать это
"ничем" было бы крайне некорректно, поскольку это не было отсутствием, а скорее самим
присутствием пустоты.
Единственная материя, которая тут все-таки существовала, была под ними: извилистая
тропа реальности, по которой копыта коня ступали бесшумно. Это был путь между мирами,
удерживаемый одной лишь силой воли Всадника. Только приглушенные звуки и едва заметное
движение белизны, давало им понять, что они не стоят на месте. В любом случае, именно здесь
растояние не имело никакого значения. Путешествие из одной реальности в другую отнимает
столько времени, сколько потребуется, и даже сам Смерть не знал почему дела обстояли именно
так. Этот процесс нельзя ускорить. Можно только ждать...
Скука навеяла воспоминания прошлого, хотя делу это никак не поспособствовало б.
Эдем. Он мог бы ехать так до скончания времен только то и делая, что повторяя одно и
тоже слово - Эдем.
Этот сад - царство чудес и красоты, мира и достатка. Люди, даже те, которые еще не были
рожденными, что еще не успели согрешить, были изгнаны из этого места по приказу самого

14
Darksiders: Хранилище Мерзостей Ари Мармелл

Создателя. Это случилось еще с тех незапамятных времен, когда сам Создатель, иногда, мог
позволить себе заговорить с Его творениями. Вполне возможно, что именно Эдем, среди всех
остальных миров, оставался местом наиболее похожим на истинный рай.
Пожалуй, этим никого больше не удивишь, но все же Нефилимы были существами,
застрявшими между двумя расамы: ангелами и демонами и посему не принадлежавшими ни к
первым ни ко вторым, раса, что пыталась захватить Эдем; раса созданная по ошибке и давно
погибшая из-за жажды возвыситься над остальными. Это был последний мир, в который они
вторглись. Это был конец их буйству, что погубило далеко ни один мир. Много их трупов до
сих пор гниют под землей, вскармливая почву древней мощью.
Это было в прошлом, но Смерть был бы рад возможности закопать эти воспоминания
глубо-глубоко под землю и никогда больше не высовывать их наружу. Повидимому, у кого-то
было иное мнение на этот счет.
Конь резко вскинул свою гниющую голову, издав призрачный зов, похожый
одновременно и на радостное ржание, и на тихий стон.
- Да, Отчаяние, - Смерть слегка натянул поводья, сложа руки, - я знаю где мы сейчас. Мы
не сбились с пути.
Отчаяние скептически фыркнул.
- Если мы в скором времени, не достигнем нужного нам места, я обещаю, что позволю
тебе вести нас.
Конь фыркнул еще раз, а потом наступила тишина.
Буквально через несколько секунд, окружающая их белизна, начала понемногу
развеиваться, обретая примитивные очертание нового мира. Отчаяние снова глухо застучал
своими копытами.
Тусклые очертание фигур и цветов, очень похожие на пятна от красителей, медленно
превращаясь в высокие деревья и густые кустарники. Перед ними раскинулся небольшой лес.
Он был озаренный светом, который исходил отовсюду: начиная от волнующейся травы и
заканчивая лазурным небом. Нежные потоки ветра были практически незаметными, в сравнении
с ветрами прошлого мира, который ему пришлось совсем недавно покинуть; громкое пение
птиц наполняло воздух.
Все вдруг смолкло, тишина пронзила оккружающую их природу, а виной тому было
приблежения Всадника со своим полумертвым конем. Скорее всего, все живие существа, при
виде этой парочки предпочли спрятаться в укромных норах.
Место было действительно прекрасным и мирным, но это был не Эдем. Смерть такого
не ожидал. Сад был изолированым от границ всех миров Древом Жизни. Даже Вадники не
могут войти туда просто так, по-своему желанию. Как и любой другой путешественник, Смерть,
должно быть, шел бы через древние леса по, вполне возможно, неизвестным мирам,
находившихся возле самого центра реальности, до тех пор, пока не заметил единственную
тропу, что вела туда, в самое сокровенное место из всех. Найдя тропу, трудно было не заметить
первых признаков здешних беспорядков.
Целые просеки деревьев были вырубленными могущественной магией и жестоким
оружием. Повсюду Смерть видел лишь раздробленные на щепки деревья и потрепанные листья,
взвыхренную почву и выженную землю. Он чувствовал запах крови, все еще влажной крови.
Она просочилась в грязь. Он чувствовал прикосновение смерти в этом месте. Чувствовал, как
недавно освобожденные души, медленно исчезали в воздухе.
- Прах.
Ворон пронзительно каркнул и начал взлетать, подымаясь все выше и выше. Он пытался

15
Darksiders: Хранилище Мерзостей Ари Мармелл

найти малейший намек, малейшую подсказку, которая наверняка помогла б разобраться во всем
произошедшем здесь или же найти источник разрухи и предупредить своего хозяин о нависшей
над ним опасности. Смерть мягко приземлился на ноги. Он спешился, оставив Жнеца висеть,
прикрепленным к седлу. Он знал, в случае чего, коса безоговорочно ответит на зов. Смерть
присел и стал изучать почву, однако пришлось довольствоваться очевидным – здесь произошла
яростная битва.
Он взял в ладонь горстку земли и поднес к своей маске. Кровь... ангельская, как он и
предполагал. Но здесь была ТОЛЬКО ангельськая кровь, удивительно. Кто бы не был их
противниками, они даже не истекали кровью, а, следовательно, воинство Белого Города не
смогло ранить хотя-бы одного из них.
Первая картинка была намного менее тревожной, чем вторая.
Слишком много следов, слишком много смертей и слишком много крови на столь
маленькой территории. Идя по следу , он только возвращался обратно, к началу. Если здесь и
вправду поглибло так много существ, почему я не вижу трупов? Почему я вижу одну лишь
кровь?
Смерть выпрямился и начал тщательно изучать лес. Он не учуял никаких признаков
шпионов, наблюдателей , врагов или союзников, но что-то здесь все же было... Ни одно живое
существо не могло скрыться от его взора, но ему это все удалось. Он никого не видел, не слышал
и не чувствовал, но, в тоже время, странное ощущение некого присутствия не отпускало его.
Пронзительный крик Праха прервал размышления Смерти. Ворон намеренно кружил
над пятном лесистой местности в нескольких сотнях шагах от него.
- Ладно, я вижу тебя.
Он не кричал, так как знал, Прах услышит его в любом случае. Едва он расскрыл ладонь,
как Жнец в миг оказался в цепкой хватке его руки, и Всадник, тот час, повернулся к своей
лошади.
- Тебе будет тесновато, - сказал он гляда на густой лес, - Следуй за мной, если сможешь, а
нет - я призову тебя, когда мне понадобиться помощь.
Вдалеке раздался безразличный звук - это было очередное ржание Отчаяния.
Невероятно грациозно Всадник преодолевал препятствия, оставляя позади просеки
рыхлой земли, покореженные стволы деревьев и погибшие отряды ангелов. Иногда, когда след
начинал скрываться за густыми зарослями, в дело пускался Жнец, с легкостью прокладывая ему
путь.
Он почувствовал находку Праха задолго до того, как сам смог увидеть ее. Странная,
зараженная кровь, и тело, только начавшое гнить, сильный запах недавно ушедшей из этого
мира души - все это было верными вестниками чего-то неизведаного впереди.
Ангел упал в заросли ежевики, листья которой были сухими и хрупкими, как старый
пергамент. Только маленькому лучику света удалось пробиться сквозь заросли веток слегка
озаряя лишь тело, будто опасаясь, что листва может покусать и его. Если бы не его чуткий нюх,
еслиб Прах не заметил ангела свысока, Всадник никогда б не нашел место, где были
расположены останки.
Неудевительно, что существа, запрятавшие остальные тела, не заметили это.
Смерть пробирался через заросли чертополоха и колючего терновика без остановок.
Самые острые ветки и колючки оставляли на его бледной коже рук и туловища мелкие порезы,
которые едва ли кровоточили. Если он и чувствовал незначительную боль, то это нельзя было
заметить в его движениях или сверающих глазах.
Удивительно широкие и рваные раны на покореженном теле ангела образовали

16
Darksiders: Хранилище Мерзостей Ари Мармелл

абстрактные узоры. Он был окружен окровавленными перьями. Но самым пугающим было то,
что эти перья были выложены в аккуратный и ровный круг, будто-бы кто-то вырвал их из его
портепанных крыльев и нарошно так разложил. Замысловатая надпись на ангельском языке его
нагрудника, была изуродована до неузноваемости, а лезвие его глефы имело ужасные зазубрины.
Определенно оно неоднократно ударялась об что-то или кого-то, вот только на оружие не было
ни единого пятнышка крови противника.
Спустя мгновение после того, как он воткнул "Жнец" в землю, Всадник уже преклонил
колено возле павшего воина. Он держал свою левую руку, немного выше от сердца трупа,
ладонью вниз, а правую поднял вверх, с загибавшимися к небесам пальцами. Его маска дрожала,
а из уст Всадника доносились слоги, которые ни одно существо, никогда не должно было
произносить.
Фрагмент, малюсенькая частичка от уже ушедшей в иной мир, души ангела, начала
возвращаться обратно, пролетая и оставляя позади себя миры. Некромантия Всадника работала
безупречно. И хотя кровь не текла по венам, легкие не вдыхали воздух, но, все же, веки ангела
задрожали и распахнулись. Он пробудился...

17
Darksiders: Хранилище Мерзостей Ари Мармелл

Глава II
__________________________________
- Я НЕ ЗНАЮ...ГДЕ...
- Кто ты?
- О, Создатель, этот голос! Он повсюду, повсюду...
- Кто ты?
- Я не понимаю. Ведь я уже видел самые удивительные оттенки всевозможных красок, слышал красивейшие
мелодии и песни. Я наконец обрел покой...
- И ты вскорее сможешь вернуться обратно. Кто ты?
- Мое имя ... я ... я Сарасаэль.
- Знаешь ли ты, кто я?
- Не знаю, как, но, да, я знаю тебя, я знал тебя в момент, когда ты призвал меня сюда, еще раньше, чем мне
удалось вспомнить самого себя.
- Ты погиб здесь.
- Верно.
- Ты был убит здесь, сражен врагами. Я хотел бы узнать кто это сделал и что тут
произошло.
- И тогда я смогу вновь обрести покой?
- Обещаю тебе.
- Тогда слушай внимательно ...
________________________________________________
Я БЫЛ СОЛДАТОМ Белого Города уже в течении бесчисленного количества веков. И я
был верным подданным. Я был Стражем, но теперь мне уже больше никогда не будет суждено
вернуться в ряды Небесного Воинства. Мы были стойким отрядом воинов, побывавшим во
многих сражениях, закаленные боями. Аваддон лично выбрал и повысил ранг нашего
командира, Малахидаэля, до генерала!
Наш отряд был редкостью среди легионов Белого Города. Мы были дивизионом, что
специолизировался на защите и оборона жизненно необходимых и священных мест. Такая
работенка, ни в коем случае, не подразумевала прямые атаки на врагов Небес. Нельзя сказать,
что добывая славу в поединках, мы как-то пытались возвыситься над остальными, нет, это была
лишь было крайней необходимостью, дабы чувствовать уважение среди своих собратьев. Мы
исполняли наши обязанности беспрекословно, следуя всем указаниям Малахидаэля. Мы никогда
не упрекали нашу судьбу.
В былые времена, мы охраняли военные аванпосты, древние храмы и хранилища, знания
которых могли заставить рыдать от зависти даже архивистов Обугленного Совета. А затем, на
заре нынешней эпохи, нам поручили патрулировать окрестности Эдема.
Я чувствую: ты удивлен. Ты даже не представлял, что ангелы решили защищать сад
своими собственными силами. Но разве это действительно столь удивительно? Мы знаем мысли
самого Творца. Мы знаем о его планах на это место и о расе, которой еще предстоит появиться
на свет.
И, конечно же, мы не могли доверить Обугленному Совету защиту Эдема. Нам все еще
не неизвестны их мысли и мотивации, а, следовательно, мы даже не знаем, чего от них можно
ожидать. Да и кого бы они могли отправить нам в помощь? Кого они могли б отослать на
защиту Эдема? Одного из вас? Всадника? Последних из рода Нефилимов, чьи кровавые
преступления, в конце концов, стали главной причиной почему Эдем и поныне нуждается в
защите. Нет. Это недопустимо.

18
Darksiders: Хранилище Мерзостей Ари Мармелл

Поэтому Стражи и пришли сюда, в этот пустой, маленький мир на рубеже Эдема. Наше
долгосрочное присутствие технически могло бы нарушить договор, заключенный между
ангелами, демонами и Обугленным Советом, но мы бы никогда не вторглись сюда по своему
желанию, так же, как и никогда б не покинули местность, которую нам было приказано
охранять. Мы были всего лишь оборонительной силой, готовые дать отпор любому существу,
любой фракции, решившей осквернить святость сада. Но потом пришли они... Странная новая,
неизвестная раса, хотя точно сказать, что это были за существа, я не могу.
Наша задача была простой, а битв - совсем мало. В основном, мы занимались зачисткой
терриитории. Иногда Творцы или Старейшие приходили сюда ради исследований, желая
изучать ее характер и природу священной земли, или же разграблять останки наших убитых
собратьев. Нам было сказано убивать всех незванных непокорных гостей, и мы успешно
справлялись. Да, это было далеко не самое сложное задание, но каждый из нас понимал его
важность.
Я до сих пор не могу поверить в наше поражение. Мы наткнулись на неведанную силу
совсем недавно. Помню даже насколько это было внезапно, а вот точно времени я указать не
смогу, мне все же пришлось какое-то время пролежать здесь мертвым. Не могу поверить, они
превзошли нас и силой, и умениями, хотя, вполне возможно, это случилось из-за нашей
беспечности и неосторожности.
Они буквально выпрыгивали из деревьев, а их пунктом назначения был Эдем. Что
касается нас, то все произошло столь быстро, что нам даже не удалось толком рассмотреть их!
Они пришли в этот мир сразу же после нас, выжидая и очень тихо, почти бесшумно крадясь по
подлеску до тех пор, пока не приблизились достаточно близко, чтобы нанести свой удар.
Помню, они были на удивление малы. Имели шесть конечностей, собачье туловище, но, как ни
странно, человекообразное телосложение. Даже если б эти маленькие существа встали на свои
задние лапы, то они едва ли достали б мне до плечей. Безголовые и безликие, они не имели
никаких особых опознавательных признаков, за исключением неизвестных рун, покрывающих
их тела.
Эти существа были не из плоти. Они были каменными. Конструкты, скорее всего,
предназначены либы для работы, либы для битв, а как показала схватка, более правдоподобным
был именно второй вариант. Их пальцы были настолько длинными, что совсем не вписывались
в пропорции этих существ. Они сворачивались и корчились, изгибаясь в неестественные
формы, а иногда они даже плавно соединялись воедино, но затем очень быстро распадались.
Они могли создавать простейшие инструменты, из простейшего оружия, но их лезвия, как ни
странно, все равно были острыми, а удары тяжелыми и сильными.
Думаю, что ты лучше кого другого знаешь, как эффективно самое простое оружие может
отнимать жизни, ведь все идеальное – просто, не так ли?
Мы не нуждались в приказах Малахидаэля. Нас, Стражей, тренировали и обучали, как
противостоять любым непредвиденным обстоятельствам, включая нежданные атаки врагов из
глубин леса. У каждого было свое место в отряде, и каждый занял его, не сомневаясь в
правильности своих действий ни на секунду.
Я слышал, как где-то позади, в бой вступила наша артиллерия. Я видел, как небо сверкало
от их снарядов, видел, как падают деревья от такой грубой силы. Они были похожи на
миниатюрные вулканы или же на молнии самого Создателя! Взрывы превращали древесину в
щепки и пепел. Ни один камень, даже оживленный мистическими силами, как эти существа, не
смог бы устоять против такой бомбардировки. Мне даже показалось, что многие из них сотнями
падали замертво.

19
Darksiders: Хранилище Мерзостей Ари Мармелл

Но на их место приходили другие. К тому времени, я вместе со своими соратниками был


отрезан от остальных, оказавшись в эпицентре сражения. Даже за грохотом от пушек, мы
слышали, что по ту сторону ворот осталось более сотни наших братьев, которые наверняка
желали нам помочь, но сделать этого они не могли.
Я полетел вниз, пробиваясь сквозь деревья, раскрыл крылья, чтобы хоть как-то замедлить
свой спуск. Целая метель из листьев и сломанных веток закружилась вокруг меня. Я чувствовал
их прикосновения к моей броне. Стоило лишь подумать, как сила, заточенная в моем оружие,
пробудилась. Огонь и молния переплетались между собой и мерцали, расходясь по всему
лезвию оружия.
Земля содрогнулась под натиском воинства Белого Города. В этот момент, я заметил
прямо под собой одного конструкта. Я пронзил его глефой, и он взорвался, не в состоянии
противостоять священной стали имощнейшей энергии, что так и играла внутри. Несколько
камней отрекошетили от моей брони. Я помню короткую вспышку боли, как я почувствовал,
что один из камней угодил прямо по моей голове, как пульсировала кровь от свежей раны, но
это всего лишь пустяк, я мог легко игнорировать боль. Да и выбора у меня особо не было.
Дюжина, а может и больше, конструктов бросилась на меня со всех сторон. Их руки
превращались в каменные лезвия. Сначала, им не удавалось даже коснуться меня. Я несся между
ними грациозным танцем. Каждый их удар рассекал воздух или рубал деревья, а каждый взмах
моей глефы уничтожал очередного противника. У меня не было времени даже оглядеться по
сторонам, а если и так, лес все равно не дал бы мне хорошего обзора. Судя по звукам
дробящегося камня и боевым кличам невдалеке, предпологаю, что мои собратья делали
примерно тоже, что и я.
Но их было так много, слишком много…. И, к тому же, они оказались гораздо коварней,
чем мы могли себе представить.
Умение летать быстро перестало быть нашим преимуществом, так как они начали
прыгать на нас с верхушек деревьев! Видимо, их ноги могли так же легко менять облик, как и
руки, что позволяло им взбираться вверх по деревьям так же легко, как и ходить по земле. В
первые минуты, пока мы еще не поняли, что к чему, им удалось спикировать на нескольких из
нас. Они пытались повалить нас на землю, либы же просто били своими острыми
конечностями.
Можешь называть это как хочешь: мастерством или же просто удачей, но я не был одним
из первых, которых повалили на землю. Я услышал шелест ветвей, заметил в них какое-то
движение, прямо перед тем, как существо решило прыгнуть. Я пхнул его обеими ногам. Это
было жуткое чувство: будто бы мои ноги сломались, но мне все же удалось отбросить его. Он
отлетел обратно к дереву, с которого намеревался меня повалить. Дерево не выдержало и упало.
Я уже успел нырнуть вниз, подымая глефу вверх. Он развалился на мелкие кусочки, задолго до
столкновения с землей. Я не стал терять времени и подкатил один из камней прямо так, чтоб
поймать на него второго конструкта. Тот грохотом приземлился на него, отвлекся, и этого было
достаточно, я прикончил и его.
Мы сокрушали их, но недостаточно быстро. Небольшая кучка конструктов появилась
позади меня, я прицелился с ближайший ствол громадного дерева. От удара оно упало, повалив
вместе с собой многих противников, тем самым предоставив мне мгновение чтоб прийти в себя.
И все же их оставалось очень и очень много.
Стражи не справлялись с натиском.
В тот момент, я сильно испугался, но спасение пришло с небес, в виде силуэта на фоне
палящего солнца.

20
Darksiders: Хранилище Мерзостей Ари Мармелл

Я ведь уже упоминал, что каждый из нас имеет свои обязанности даже в самой
непредсказуемой ситуации. То, чего я не знал, чего не знало большинство из нас - если
противники начнут превосходить нас числом, один из Стражей, назначенный на эту позицию,
должен был немедленно вернуться в Белый Город и привести подмогу.
Я понимаю, почему нам не сказали об этом. Некоторые наверняка восприняли б такую
работу далеко не с лучшей стороны, посчитав ее низкой и не свойственной воинам нашего
уровня. Это задевало нашу гордость. Когда в последний раз Стражи нуждались в чей-то
помощи? Разве такое вообще случалось, хоть когда-нибудь?
Но только теперь я понял, это было необходимо.
С небес и прямо в бой ворвался еще один отряд. А возглавлял их не просто какой-то там
капитан, и даже не генерал, а сам великий Аваддон!
Ты когда-нибудь видел Аваддона в живую? Доводилось ли тебе видеть его в бою? Он –
могущественная, непреодолимая, непревзойденная сила за гранью моего понимания. Казалось,
что и его крылья, и мышцы, и сухожилия, и даже перья – абсолютно все было сделано из стали.
Его меч был кколосальных размеров: даже выше самого Аваддона, но, при этом, ангел орудовал
им с такой легкостью, словно то была детская игрушка. Выше и шире плечами любого из нас.
Его золотые доспехи и плащ цвета слоновой кости сияли гораздо ярче, чем солнце позади него.
Он с яростью бросился на врагов. Ангел был силен и ловок. Стоило его мечу только задеть
конструкта, как тот, в миг, взрывался и превращался в пепел. Он был настолько силен, что даже
деревья не были ему помехой. Аваддон с легкостью рассекал и их, ни на секунду не замедляя
движения лезвия. И каким-то чудным образом деревья стволы деревьев всегда падали только на
конструктов, не задев ни ОДНОГО ангела.
Свирепость Аваддона и наше подкрепление, быстро помогло повернуть ситуацию на
поле боя вспять. Лишь горстка ангелов падала от конструктов, в то время как мы уничтожали их
сотнями. Лес был полон разрушенных камней, и каждый раз, когда артиллеристы находили себе
новую цель, раздавались взрывы, что очень сильно дополняло воцарившую здесь атмосферу.
Но в тот момент, когда численность бесконечной орды, наконец, начала сокращаться, к
ним подоспело подкрепление.
Да, это вновь были конструкты, но они значительно отличались от первой волны. Их
узкие каменные тела были скрыты под длинными конечностями и медными углообразными
пластинами. Они были похожи на воинов с витражей пышных часовен Белого Города. Такие же
острые, угловатые, соедененные своершенно чудным образом. Они не умели ходить. Эти
конструкты были усажены на узкую медную жердь, которая очень быстро вращалась, начиная от
талии и дальше вниз, до самой земли. У них не было голов, но зато было по четыре руки,
которые так же могли превращаться в любое нужное им оружие.
Думаю, объяснять, почему большинство из них выбрало огромные зазубренные по
краям, словно бритва, лезвия, не стоит.
Они были ужасающе быстры, эти новые конструкты. Единственное, что могло
предупредить тебя об их подходе – это скрежет от постоянно вращающейся медной жерди. Ты
наверно считаешь, что кусты и подлесок мог воспрепятствовать их движению, но это было не
так. Они продолжали мчаться к нам без видимых затруднений. А еще они умели прыгать, и
делали это довольно высоко, умудрясь валить на землю парящих над землей ангелов. Это были
наши последние часы жизни на этой земле. Повсюду ветер разносил перья и кровь. В конечном
счете мы попадали в грязь, смешивая ее с кровью и металлом.
Но все же мы пытались дать им отпор. Да, мы были быстрее их, но главным было то, что
у нас все еще был он – Аваддон. Даже с их поразительной скоростью, практически никому не

21
Darksiders: Хранилище Мерзостей Ари Мармелл

удавалось попасть по нему, а тем немногим счастливчикам, которые смогли нанести ему свои
удары, не удавалось даже пробить его брони. Огромный меч легко вздымался и падал, неся
погибель многим.Он пробивался через поднятые вверх мечи и медные панцири существ, а
каждый его удар приносил им смерть.
Мы стояли позади Аваддона, бок-о-бок сражаясь с ним, против наших противников, но в
этот же момент появился новый, особый конструкт. Внешне он не отличался от остальных,
такая же груда оживших камней, но вооружен он был иначе. Ему не приходилось менять форму
своих рук, у него был собственный крайне необычный меч, подобного которому мне не
доводилось видеть. Не знаю, что, но в этом оружии было нечто такое, что смогло встревожить
всех нас. Я помню даже, что мы немного попятились назад, отступили всего на шаг назад;
помню, как этот конструкт ринулся на нашего командира.
Аваддон поднял свой меч и ринулся на встречу к врагу…

22
Darksiders: Хранилище Мерзостей Ари Мармелл

Глава III
«ОТОЙДИ ОТ НЕГО, БУДЬ ТЫ ПРОКЛЯТ!»
Смерть резко повернул голову. Он услышал чей-то голос. Тем временем, душа Сарасаэля
смогла спокойно вырваться из пут некромантии. Он отвлекся, всего на секунду и тело ангела
вмиг обмякло, а его душа тотчас отправилась обратно, в мир из которого ее так невежественно
вытащили наружу. Тело Смерти в очередной раз пронзила слабость, но ему все же удалось
услышать тихое дыхание. Кто-то скрывался позади, Всадник почувствовал это.
Новый ангел явился из ущелья между стволами двух деревьев, где буквально секунду
назад никого не было. В его руках была массивная пушка с бронзовым стволом и железными
пластинами. Внутри пушки была заточена мощнейшая, необузданная энергия, способная
превратить любое дерево в пепел. Она загудела и стало понятно: ангел собирался стрелять. Лес
вздрогнул от громового звука.
Но попасть во Всадника ему не удалось.
Снаряды летели мимо, он всегда был вне зоны их взрыва, двигаясь с невероятной
грацией. Даже самые проворные ангелы не смогли б превзойти его. Направляемый лишь одной
интуицией, он с легкостью предугадывал каждое движение своего соперника. Ударная волна
заставила его пошатнуться и отпрыгнуть поближе к деревьям. Казалось, он был способен даже
менять направление своего прыжка в воздухе.
Ярость наполняла ангела, его лицо перекосилось от гнева. Он был настолько зол, что это
даже начало сказываться на его пушке; теперь снаряды летели буквально один за другим, без
остановок, будто это был всго лишь обычный пистолет, а ангел просто жал на курок.
И все же такая тактика не принесла ему успеха. Он и дальше промахивался. А как
возросла б его ярость, узнай тот, что Смерть даже не напрягся.
Во имя Забвения, откуда он взялся?
Всадник думал лишь о том, что не смог почувствовать присутствия незваного гостя. И
это его сильно тревожило. Никто не может подкрасться близко к Смерти, если только он сам
того не захочет. Ну, почти никто. И уж явно этим кем-то не мог оказаться ангел в тяжелых
доспехах, которые при каждом его движении звенели и гремели, словно стая разьренных пчел, а
если добавить к этому еще и его огромную пушку, - просто уму непостижимо!
В это время он заметил уже другого ангела, который открыл огонь свысоты. Он был
вооружен, покрытой рунными символами алебардой. Она столь яростно разбрасывалась
залпами энергии, что Смерть затруднялся даже просто определить местоположения оружия. В
такие моменты о лезвии алебарды думаешь в самую последнюю очередь. С этим лесом явно что-
то не так.
Сарасаэль показал, как шквал, состоящий из такой разрушительной энергии, и как
взрывы от нее способны разрывать лесные чащи. Так где же все последствия бомбардировки? Где
разрушения? Почему, когда он уворачиваеться от огня, позади себя, Всадник видит лишь
поваленные деревья и очевидные пробелы в их листве?
Смерть дернулся в сторону, давая тем самым граду снарядов пронестись мимо него, но
избегать атак двоих нападавших было значительно сложнее.
- Полагаю обсуждать здесь нечего? Двое на одного – несправедливый расклад, – спросил
он без особой надежды.
В ответ на его вопрос явился и третий ангел. Как и прошлый воин, в руках у него была
алебарда. Он вынырнул буквально из …СТВОЛА ДЕРЕВА, во всяком случае, так показалось
Всаднику, а затем прицелился

23
Darksiders: Хранилище Мерзостей Ари Мармелл

- Да вы просто не оставляете мне выбора. Эти смерти на вашей совести!


И Смерть встал в боевую стойку: правая нога согнута, а левая – вытянута назад; верхняя
часть тела резко наклонилась вперед, так резко и так низко, что его волосы коснулись земли. И в
тот самый момент мощные ангельские снаряды промчались над его головой. Противники даже
не успели понять, что же произошло, как Жнец высвободился из земли.
Всадник прыгнул, так высоко и так быстро, будто за его спиной так же оказалась пара
пернатых крыльев, поймав косу на вершине своего прыжка.
А затем, он стал падать, извиваясь и уворачиваясь от непрерывного обстрела Небесных
воинов. Он широко раскинул руки и теперь в его руках было не одно оружие, а сразу два. Две
косы, длинною ровно в половину Жнеца, но с такими же массивными лезвиями.
Он приземлился, его ноги немного вгрузли в землю, обе косы вращались. Одна из них,
та, что была за спиной, отбила огненный снаряд пушки и швырнула его прямо в навес из
листьев почти над его головой. Он не оглянулся.
Вторая коса, находившаясь прямо перед ним, уже сделала три полных оборота. За
первый – она разрезала алебарду ангела напополам, за второй – отрубила обе его руки по локти,
а за третий – рассекла его тело от правого бедра к левому плечу.
Смерть стал приближаться к оставшейся паре ангелов, и в это время верхняя половина их
сородича свободно сползала вниз.
Ангел взвизгнул, но которой из них, Смерть сказать не мог, да и к чему такие
подробности, а затем они вдвоем поднялись в воздух. Они взлетели ввысь, параллельно друг к
другу, ломая крыльями ветки, забрасывая листвой и палками Всадника. Стволы их оружий были
направленные вниз, готовые в любой момент добавить к этому граду еще и несколько
дополнительных смертоносных снарядов.
Левой рукой Смерть швырнул косу. Она крутилась и летела к цели, разрезая на своем
пути ветви. Канонир устремился в сторону, тем самым увернувшись от быстрой, но, по всей
видимости, неуклюжей атаки. Он довольно хихикнул и ожесточил хватку на спусковом крючке
своего оружия…
И рухнул вниз, кряхтя от боли, поскольку черезвычайно толстая ветка – истинная цель
Смерти – упала сверху и прижала его к земли. Затем коса образовала дугу и вернулась обратно к
своему хозяину.
Другой ангел отвлекся падением своего брата, и этого мгновения было достаточно.
Смерть нырнул и скрылся в зарослях ежевики. Он наблюдал, всматриваясь между шипами, как
взгляд ангела вместе с его оружием метался со стороны в сторону, в поисках цели. Затем, когда
он убедился, что враг скрылся (по крайней мере очевидных признаков его присутствия заметно
не было), солдат снизился, чтобы осмотреть своего раненного товарища.
Как раз в тот момент, когда сапоги ангела коснулись земли, Смерть выпрыгнул из
колючего кустарника. И тогда он и нанес свой первый удар, одной из кос. В момент, когда коса
пронзила тело противника, Всадник держал в руке одно оружие: Жнец превратился в копье с
длинной рукоятью и широким лезвием.
Ангел кашлянул, всего лишь раз, и навсегда уснул.
Смерть выдернул копье, вот только теперь это больше было не копье, а в очередной раз
огромная коса. Изогнутое лезвие разрезало верхнюю часть крыла последнего ангела, когда тот
пытался скинуть ветку со спины. Он вскрикнул и упал на колени. Конечно, рана не смертельна,
но летать в ближайшее время не сможет.
- Теперь мы можем все обсудить? – вежливо спросил Смерть.
- Ублюдок! – это слово он выдавил из себя сквозь стиснутые зубы, а потом яростно

24
Darksiders: Хранилище Мерзостей Ари Мармелл

сплюнул и добавил, - Ты только что убил двух моих собратьев!


- Вы атаковали первыми, забыл?
А затем добавил:
- И я бы не советовал поступать так. Вы никогда не смогли б сравняться с моим
мастерством.
Ангел дернулся назад, отрывая свой взор от пушки, что лежала вне зоны его
досягаемости. Он присел на колени, сжал кулаки, а его раненное крыло изнеможенно повисло.
- Ты осквернял тело Сарасаэля! Я не мог стоять в стороне!
- Осквернял? Всего лишь задал несколько вопросов!
- Некромантия, осквернение, какая разница!
Ангел сплюнул.
- И откуда мне было знать, что не ты являешься виновником этой разрухи?
И тут Смерть моргнул.
- Если я виноват, тогда скажи мне, во имя всего Мироздания, зачем я стал допрашивать
погибшего ангела о произошедшем здесь?
- Это могла быть уловка, - пробормотал ангел, а его голос, казалось, упорно боролся с
сильной болью.
- Уловка значит. И для кого? Я вас даже не видел! Что ж, судя по всему, вы считаете меня
настолько коварным, что я способен перехитрить даже саму логику и здравый смысл.
- Возможно…
- Есть ли в вашем отряде кто-то еще, с кем я мог бы поговорить. Кто-то с мозгами,
желательно, или я прошу слишком много?
- Нет. Я один.
Смерть закачал головой.
- Глупый и тому же паршивый лжец. Скажи мне, в вашей паре именно пушке достались
все мозги, не так ли? – Затем, не дожидаясь возражений ангела, Смерть взглянул на навес и
возвысил свой голос на тон выше.
- Я знаю ты там! Что ты скрываешься! И я знаю, что все это лишь иллюзия!
Это было, в конце концов, единственным возможным объяснением того, как ангелы
смогли столь таинственно явиться и почему лес проявлял так мало признаков повреждений от
их оружий. Всадник был действительно впечатлен. Такая иллюзия может быть вызвана только
крайне сильной магией, которая бесприкословно подчиняется воле своего хозяина.
В течение долгого времени ничего не происходило, никто не отвечал. А затем весь лес
… содрогнулся.
В деревьях начали появляться огромные прогалины от разрушений, где почва была
расплавлена в твердые породы, где не осталось ничего живого. Извилистые спирали дыма
боролись за свой путь наверх, чтобы первыми достичь низких облаков. Вихри пепла все еще
парили над пустырем и Смерть, вдруг, резко поразил сильный запах обгоревшей древесины и
опаленной плоти.
Значит-таки мощнейшая магия.
Большинство воинов Белого Города явились в виде призрачных образов. Кто-то из них
стоял, а кто-то парил в воздухе, медленно размахивая своими крыльями. У большинства зияли
огромные дыры в броне и была видна засохшая кровь на теле; но абсолютно все были покрыты
ранами от какого-то крайне смертельного оружия; на их лицах застыло выражение ярости.
- Не будьте глупцами, - сказал им Смерть, - Я вам не враг. Пока что…
- А скольких из нас ты бы убил, будучи врагом?

25
Darksiders: Хранилище Мерзостей Ари Мармелл

Смерть взглянул на того, кто заговорил. Этот ангел начал снижаться и приземлился
прямо перед ним, он выделялся среди остальных. Те же светлые волосы, те же белые глаза.
Однако доспехов на нем не было, да и оружия тоже. На его мантии, с отделкой изумрудно-
зеленого цвета, было множество золотых узоров в виде птиц. Она была настолько длинной, что
даже, когда ангел парил на высоте копья, поднятого вверх, мантия все равно волочилась по
земле. Золотой полукруг, также с выгравированными символами и отлитыми узорами в виде
крыльев, образовывал дугу над его головой.
Смерть склонил голову в знак почета – мелкий жест, что и говорить, но удостоиться его
могли всего лишь несколько существ во всем Мироздании.
- Азраил, - поприветствовал он.
«Если Аваддону удалось вытащить его из своих библиотек и оторвать от Источника Душ – значит все
действительно гораздо хуже, чем предполагал Обугленный Совет…»
- Смерть, - ответил ангел.
- Твои солдаты напали первыми, Азраил, не наоборот. Это ответ на твой вопрос… и всех
остальных.
- Полагаю, ты, как минимум, попытался разобраться с этим, - ангел приземлился
буквально в нескольких шагах от Всадника. Его мантия, несмотря на свою недавнюю длину,
теперь висела всего лишь до лодыжек его эластичных сапог. - К твоему счастью, мы были далеко
от тебя, когда эта маленькая перестрелка началась. Если бы мы настигли тебя прямо во время
схватки с ангелами, я очень сомневаюсь, что смог бы тотчас же не дать своим друзьям ворваться
в бой.
- В любом случае, кому-то из нас сегодня точно повезло, - возразил Смерть. – И если
тебе от этого станет лучше, то, пожалуйста, можешь считать, что повезло именно мне, - он
неопределенно махнул рукой в сторону, с откудого появились солдаты Белого Города. - Твоя
робота?
- Разумеется. Тысячилетиями я обучался магическим искусствам. Неудевительно, что мое
волшебство смогло изумить даже всеми хваленых Всадников Обугленного Совета. И, упаси меня
Создатель, от времени, когда я буду вынужден показать тебе всю мою силу.
- Мне не доводилось раньше встречать ангелов, скрывающихся за фантомами и
вымыслами.
И без того сердитые взгляды воинов, стали еще свирепее. Некоторые из них, включая и
раненных ангелов, выглядели так, будто они вот-вот отбросят все свое оружие и набросятся на
Смерть с одними только зубами и когтями.
«Такое поведение больше под стать демонам, но отнюдь не ангелам», - подумал Всадник. Но даже
он не был столб грубым, глупым или дерзким, чтобы озвучивать подобное наблюдение.
Азраил лишь пожал плечами.
- У нас множество раненных, Смерть. Наша сила не так мощна, чтобы противостоять им,
и мы даже не знаем, входит ли в планы наших врагов повторное появление. Нам пришлось
воспользоваться всеми тактическими преимуществами и сделать все возможное, дабы защитить
своих собратьев.
- В защите нет необходимости. Я всегда предпочитал инициирование. Зачем ждать, если
можно нанести удар первыми! - Медленно и не торопливо он окинул своим жгучим взглядом
каждого из ангелов. - Если мы пришли к выводу, что все ваши усилия приводят к резне, и явно
не в вашу пользу, Азраил, - тогда нам следует обсудить дальнейший ход событий.
На этих словах одна из белоснежных бровей ангела приподнялась.
- Но ты так и не ответил на наш вопрос, Всадник.

26
Darksiders: Хранилище Мерзостей Ари Мармелл

- Твой… - Смерть задумался, - Азраил, ты ведь не думаешь, что-то нападение было делом
моих рук!
- Не отрицаю и такой возможности, - терпеливо сказал ангел, - Мотивы Обугленного
Совета, в лучшем случае - необъяснимы.
- Поверь, если б мне и захотелось пролить здесь твою кровь - я бы сделал это лично
возможно, прихватил бы с собой нескольких братьев. Но я не пользуюсь услугами...
приспешников.
- Тем не менее, твоим хозяевам это под силу, верно?
- Не забывай, ангел, я здесь по их воле и был столь же удивлен, как и ты. И если это дело
их рук, чтож, тогда все весьма… запутанно.
Губы Азраила дернулись, - Ладно. Идем, Смерть. Обсудим все с Аваддоном и решим, как
нам лучше поступить дальше.
- Ах да. Я предполагал, что он вполне может отаться единственным выжившим после той
схватки. Он… - внезапная ярость на лице Азраила заставила Смерть запнуться, - Мне следует
знать что-то еще?
- Аваддон выжил, но ему сильно досталось. Идем. Возможно, ты знаешь о его болезни
больше наших целителей.
- Хм-м. Показывай.

Две колоны ангелов окружали периметр. Они маршировали от рощицы деревьев, через
разрушенные взрывами долины, – своеобразные раскаленные раны первобытного леса, - вновь
возвращаясь вглубь леса. Ни один ангел не чувствовал себя комфортно в присутствии Смерти,
но не Азраил. Смерти же, в свою очередь, было абсолютно пофиг на их дискомфорт.
Легий трепет крыльев над головой оповестил о возвращении Праха. Он стал
приземляться и сел на внешнее лезвие Жнеца. Оно не было столь острым, поэтому ворон мог
спокойно восседать на смертоносном оружии.
- Интересно, - сказал Азраил, наблюдая за птицей.
- Да ну, не совсем. Вороны, пожалуй, не лучшие собеседники.
- Для тебя в самый раз. Ты никогда не пытал особого интереса к длинным беседам, по
крайней мере, так было раньше.
Смерть краем ока взглянул на выражение лица Азраила, но оно по-прежнему оставалось
невозмутимым. Честно говоря, он даже не смог понять было ли это сказанным в шутку или же
всерьез.
Несколько мгновений спустя, проведенных под хруст листьев и палочек под тяжелой
поступью солдат и, в конце концов, вся эта процессия достигла первых разрушенных каменных
солдат.
Они могли бы остановиться, чтобы осмотреть эти останки тщательней, но взглянув на
Смерть, вдруг осознали: не стоит. Всадник не мог согласиться с описанием Сарасаэля. По его
мнению, существа больше напоминали насекомых, сделанных из каменных блоков, нежели
собак с человечьим торсом и, встав на дыбы, они вполне могли хватать и раздирать на куски
своих жертв. А все остальное было таким же, как душа усопшего описала эту битву для
Всадника: куча выгравированных рун, каменный панцирь и отсутствие всех лишних
особенностей – как, например, головы.
- Здесь повсюду разбросаны только довольно массивные камни, - сказал Азраил, даже не
оглядываясь по сторонам.
- А остальные? Меднокаменные солдаты?

27
Darksiders: Хранилище Мерзостей Ари Мармелл

- В основном они, как бы это так правильно описать, пустые, за исключением нескольких
жердей, которые каким-то непонятным образом обеспечивают сцепление с землей и
перемещение этих самых конструктов. Именно поэтому, на мой взгляд, они не могут двигаться
столь быстро.
- Хм-м, - Смерть сделал несколько шагов размышляя, а продолжил, - я не знаком с
подобными конструктами. А если мне когда-либо приходилось повидать их ранее, то этого я
припомнить не могу.
- Как и все мы, - сказал ему Азраил, - А это означает, что мы не имеем и малейшего
представления о наших врагах. Конструкты обычно подразумевают Творцов, но…
- Но многие могли нанять, приобрести или же незаконно подчинить своей воле эти
железяки, - подытожил Смерть, - А значит, что несмотря на все ваши дискуссии и потери в
битвах, вы все еще не смогли обнаружить ничего существенного.
- И как всегда твоя тактичность просто не знает границ.
Смерть решил пропустить подобное замечание мимо своих ушей. Следующая часть их
путешествия прошла в тишине, за исключением нечастого ворчания обиженных ангелов,
которые б предпочли вернуться обратно в лагерь, чем тащиться по грязи, словно какие-то
холопы.
Одного взгляда Смерти было достаточно, чтоб они моментально забыли о своем
дискомфорте, однако полностью избавиться от этого постоянного чувства было невозможно.
Волна агонии имела свой исток в самом начале войска.
Всаднику было все равно по какой местности ему идти, в окружении чего и кого, и
поэтому он не разделял мучений остальных, не привыкших к подобным местам. Пожалуй,
каждый из нас неоднократно ощущал в воздухе острый запах дождя или же первый порыв ветра,
что своим появлением повествует о скором приходе зимы. Такие изменения воспринимаються
по большей мере душой, а не телом. Так вот, в этом месте чувствовалось недавнее прохождение
по нему множества душ покойников.
- Наш лагерь, - объявил Азраил немного раздраженным тоном.
- Скромновато, - вежливо ответил Смерть.
Так называемый «лагерь» мог похвастаться высоким двадцатиметровым каменным валом
цвета слоновой кости. В высоту он был втрое больше него. Ворота отлиивали серебряным
блеском, их опускная решетка оканчивалась острыми пиками, а посему служила средством
прохода исключительно для земных существ. В каждом из четырех углов располагались высокие
и тонкие башни, маячившие над зубчатыми стенами. На их вершинах были расположены
двуствольные осадные пушки, некоторые из них были примерно раза в четыре больше тех, с
которыми Смерти, не так уж и давно, пришлось столкнуться лицом к лицу.
- Представляю, - продолжил Всадник, - что бы вы соорудили, имей при себе больше
времени и ресурсов.
Азраил только мрачно кивнул, видимо не обратив внимания на болтовню Всадника, или
же у него просто выработался иммунитет к саркастичным замечаниям Смерти.
- К сожалению, его не хватает, знаю. Тем не менее, это лучшее из того, что мы могли
построить, учитывая сложившиеся обстоятельства.
Две ровные колоны ангелов, вместе с их гостем, подошли к блестящим воротам.
Ближайшие пушки отслеживали каждое их движение, поворачиваясь любые стороны, сохраняя
при этом линию огня, даже у подножия самой стены. Ворота не поднялись, чтобы впустить
войска. Они скорее почти полностью исчезли из его поля зрения, оставляя на своем месте всего
лишь дрожащий мираж. При прохождении сквозь эти фантомные ворота, казалось, будто ты

28
Darksiders: Хранилище Мерзостей Ари Мармелл

прошел сквозь водопад и при этом остался совершенно сухим.


И только, когда они миновали зубчатые башни, пушки перестали их сопровождать их
взглядом и продолжили осматривать ближайший лес и горизонт в целом, в поисках какой-
нибудь угрозы.
Внутри укрепления идеальный геометрический массив небольших строений переливался
на солнце оранжевым цветом. Каждое сооружение было сделано из стекла янтарного цвета,
достаточно матовое, чтобы обеспечивать конфиденциальность всех находящихся внутри
существ. Даже не став анализировать этот материал, Смерть сразу понял, что он может легко
сравниться в прочности с, скажем, камнем или сталью, несмотря на его обманчивую стеклянную
оболочку. А знал он это не благодаря своей специфичной чуйке на подобные вещи, нет, просто
ангелы в полевых условиях, особенно когда дело касается войны, не используют менее прочных
материалов.
В аккуратных улочках между зданиями, окровавленные солдаты лежали на жестких
койках, поправляясь от недавних ранений. Остальные ангелы суетились вокруг них. Они
ухаживали за раненными, смазывая их раны всякими алхимическим и даже мистическими
медицинским бальзамами. Они делали все возможное, работая на износ, а их лица уже
выражали сильнейшую усталость, а также изнеможение, но их было так мало, а их пациентов
слишком много. На траве виднелись пятна крови и разбросанные перья. Их было даже больше,
чем опавших листьев.
Сопровождающие его ангелы разошлись по своим койкам или обратились к врачам за
медицинской помощью. Уходя, многие из них все еще продолжали бросать подозрительные
взгляды на Смерть. И только Азраил остался указать путь Всаднику, ведя его к одной постройке,
прямо по центру лагеря.
«Ну еще бы».
Кристальная поверхность здания была идеально ровной, никаких следов дверей. Как и в
случае с воротами, стена, в определенном месте, просто растворилась, позволив ангелу и
Всаднику войти внутрь.
- Что он здесь забыл? – голос был грубый, сильный и явно привыкший к мгновенному и
беспрекословному подчинению, но в тоже время в нем присутствовала легкая дрожь от
подавляемого гнева.
- Хочу поразвлечься, Лорд Аваддон, - ответил Смерть.
Величайший воин всей истории Белого Города, восседал на троне оттенка слоновой
кости из твердой древесины. Он так сильно сжимал его, что подлокотники уже дали трещину.
Его огромные плечи и грудь были облачены в золотую броню, настолько тяжелую, что многие
ангелы не смогли б ее даже поднять, не говоря уже о том, чтоб ее носить. Волосы были
традиционного для ангелов цвета – платины или серебра. Подбородок квадратный, лицо
выражало гневное недовольство, настолько злое, что, казалось, он сейчас спокойно сможет
прогрызть дыру в оборонительных стенах лагеря.
Пара ангелов, по бокам от великого генерала, трудились над его ранами. Они очень
осторожно, почти нежно накладывали на голову командира ткани, пропитанные бальзамом и
зловонными мазями.
Его лицо смогло привлечь внимание даже Смерти. Ужасные ссадины омрачали его с
обеих сторон: от лба и аж до щек, а алая, пропитаная кровью, повязка укрывала его правый глаз.
Судя по изгибу ткани на месте, где совсем недавно находился здоровый глаз, теперь была
лишь пустая безликая впадина.
А того факта, что Аваддон до сих пор находился в сознании, причем мог при этом

29
Darksiders: Хранилище Мерзостей Ари Мармелл

рационально мылить и двигаться, было достаточно, чтобы впечатлить невозмутимого Всадника.


Азраил встал между ними, говоря тихо, но быстро. Несколько выразительных жестов,
несколько громких вопросов и Аваддон неохотно кивнул.
- Так и быть, Всадник. Азраилу удалось убедить меня: мы на одной стороне… пока что.
- О, как великодушно.
Генерал проворчал. - Расскажи все, что знаешь.
- Знаю немного, даже меньше, чем ты, - ответил Смерть. - Мне известно все о нападении
до появления медных воинов. А вот что было дальше… - он пожал плечами.
- А дальше не о чем говорить, - сказал Аваддон, - Они доставили нам немало хлопот, да и
мне пришлось потерять нескольких отличных воинов, но мы сумели дать им отпор.
- Серьезно? – спросил Смерть, - Ты так в этом уверен?
К Аваддону вернулся его хмурый взгляд, он стал даже жестче, чем был прежде.
- Нам удалось, - вмешался в разговор Азраил, - Я знаю, к чему ты клонишь, Смерть, и я
уверяю тебя - сад остался не тронутым.
- Хм-м. Я должен сам в этом убедиться. Если уж так случилось, что мне довелось
оказаться здесь, почему б нам…
- Исключено, - прорычал Аваддон.
И в то же время, Азраил сказал, - Проход закрыт.
- Ну так откройте его.
- Мне очень жаль, - прозвучало это так, будто Азраил действительно сожалел Всаднику в
тот момент. - Понимаю, насколько это важно для тебя…
- Ты не сможешь понять…
- … но мы не можем рисковать, ведь враг не дремлет, он может продолжать слежку. Если
хоть на чуточку снизить нашу оборону – мы вмиг предоставим им крайне удобный случай, в
котором они и нуждаются. Я не готов пойти на это, даже для тебя.
- Я знаю, как пройти к вратам, - сказал Смерть угрожающе спокойным тоном. Но глаза
Всадника вспыхнули ярким пламенем, какого Азраилу еще никогда не доводилось видеть за всю
свою жизнь. Это могло означать лишь одно: ярость бушевала внутри Всадника.
- Ты и впрямь считаешь, что твоим подопечным под силу бесконечно сдерживать меня,
если я решу идти напролом?
- Нет, не бесконечно, - сказал ангел тихо и как-то по-научному. - Но долго. Достаточно
долго, чтобы наш общий враг, кем бы он не являлся в итоге, перешел ко второй фазе своих
коварных замыслов.
- И тебе пришлось бы сражаться с воинами Белого Города ежесекундно, - добавил
Аваддон, - Но для начала тебе следует расправиться со всеми присутствующими в этом зале.
- Включая и меня, - сказал Азраил.
Маска Смерти не смогла скрыть сердитого взгляда владельца.
- Ты? Ты ведь не воин, Азраил.
- Но я отнюдь не бесполезен на поле боя, и ты хорошо это знаешь. Ты бы действительно
пошел против всех сил Небес лишь ради того, чтоб собственными глазами увидеть и убедиться
в правдивости моих слов? Когда у меня, вдобавок, нет ни малейшей причины обманывать тебя?
Двое слуг генерала отступили назад, заметив, что, скорее всего, намечается новый
конфликт. Трое самых мощных существ во всем Мироздании смотрели друг на друга, и каждый
пытался предугадать, что скажет, а что сделает их противник. Азраил пытался сдерживать свои
яростные вхдохи, а Аваддон измерял расстояние своим единственным глазом до гигантского
меча, что вертикально стоял в углу.

30
Darksiders: Хранилище Мерзостей Ари Мармелл

Смерть же… наконец-то покачал головой. Азраил пытался держать всех под контролем
своего взора, поэтому вздохнуть с облегчением ему так и не удалось, впрочем, как и всем
присутствующим. Они все чувствовали, как накаляется атмосфера в зале.
- Думаю, вам стоит знать, - начал Всадник. - Если я вдруг пойму, что вы лгали и были не
правы, если узнаю, что кто-то все же вторгся в Эдем, - мои братья сиюсекундно будут
потревожены, и тогда даже все мечи ангельского воинства Небес не смогут сдержать меня от
правосудия над вами.
- Понимаю.
Смерть отвернулся, уставившись на янтарную стену, пытаясь побороть накрывшую его
волну гнева. И только, когда он вновь стал уверенным, что вернул себе самообладание, только
тогда он повернулся к ангелам.
- И что теперь?
- Мы должны решить, - ответил Аваддон. - Смерть предпочел проигнорировать тот факт,
что взгляд генерала продолжал прыгать то на меч в углу, то на самого Всадника, и так по кругу. -
Может ты…, - очевидно, у него не было никакого желания подробно расказать о том, о чем он решил
заговорить, - Может, ты попытаешься спросить у одного из тех, кто их прислал?
- Нет, не смогу. Некоторые конструкты имеют души, так же, как и любые другие
существа, другие же, словно оружия, просто существуют, у них нет никакой души. Эти относятся
именно к последним. Их души никак не призвать, я не смогу задавать вопросы.
- Тогда, - сказал Аваддон, - пока мы не можем определить наших истинных врагов, я буду
бессильным в такой войне, - его губы скривились в ухмылке, едкой, самонадеянной гримасой, в
которой не было и доли юмора, - Но, в таком случае, я не замечаю того, что видел раньше, не
так ли?
- Разве всех чудес ангельской медицины, о которой я так наслышан, не достаточно? -
спросил Смерть, - Конечно же, восстановление потерянного глаза не выходит за грани
возможностей ваших целителей.
- Как правило, нет, - сказал Азраил. Он мельком взглянул на Аваддона, который
неохотно кивнул, - Но в данном случае, это не так. Кое-что в оружие, которое поразило Лорда
Аваддона, было… ужасно неестественным. В местах, пораженных им образовывались раны,
мертвые раны, где клетки уже не восстановить. Наши лекари и, собственно говоря, силы
генерала не дают гнили и яду распространяться дальше, но меня тревожит, что эти раны даже за
пределами нашего… Смерть? Что такое?
Тело всадника окаменело, стало таким, как любая надгробная плита. Кожа на его
костяшках, казалось, вот-вот разорвется.
- Это оружие, - прошептал он, так тихо, что можно было воспринять эти слова за
очередной вдох. Ангелам пришлось наклониться, чтобы разобрать его слова, - Это был меч
одного из медно-бронированных конструктов? - после этих слов Аваддон вновь заворчал, а
Азраил кивнул, - Он у вас?
- Нет, - угрюмо ответил генерал. - Конструкт, носивший это оружие, был одним из тех,
кто решил отступить, когда сало ясно, что победы им не видать.
- Меч с узким лезвием? В высоту почти с меня ростом, но едва шире и трех пальцев у
основания? Украшен филигранной работой, которая вьется серпантином аж до центра лезвия?
Оба ангела в открытую уставились на Всадника.
- Что тебе известно? – спросил Аваддон.
И вновь Смерть отвернулся, пытаясь вспомнить тот образ, наполовину исчезнувший из
его памяти, бегая между ответом и барьером, который не давал ему вспомнить все. Наконец, в

31
Darksiders: Хранилище Мерзостей Ари Мармелл

тот момент, когда Аваддон уже набрал в легкие воздуха, чтобы заговорить, он сказал:
- В этом деле, мы ведь союзники? Я могу положиться на вас и быть уверенным, что вы
будете держать меня в курсе всего, что вам удастся обнаружить?
- Предполагая, что ты будешь на нашей стороне в грядущей схватке, - конечно. – ответил
Азраил. Генерал сердито взглянул на него, неловко переминаясь в своем скрипучем стуле, но
возражать не стал.
- Страдание, - Смерть все еще стоял спиной к ангелам. Он был обеспокоен тем, что даже
сквозь маску они смогут прочесть по его лицу, что-то неблагоприятное. - Имя меча – Страдание.
- Очень пиинформативно, - решительно сказал Аваддон, - Но откуда тебе о нем
известно?
- Это оружие Нефилимов.
И Всадник наконец-то развернулся, поднимая вверх свою косу, чтобы придать моменту
необходимой значимости, - Он был отнят у Творцов вместе с Жнецом. Это оружие пропитано
нашей силой.
- Теперь все ясно, - ухмылка Аваддона стала еще шире, а затем его единственный глаз
резко сузился, а взгляд стал еще более пронзительным. Азраил, от услышаного, похоже тоже не
был в восторге.
- И кто владеет им сейчас, Всадник? Один из вас?
- Нет, нет, Аваддон, в этом то и вся проблема. Страдание было утеряно еще давным-
давно, на полях Катаюса.
- Катаюс? Не могу поверить, я слышал об этом.
Вмиг стало ясно, что Смерть не собирается разбираться в словах Азраила.
- Даже в Библиотеке Серебряного Шпиля об этом написано очень и очень мало. Мы
лишь знаем, что это произошло в самом разгаре буйства Нефилимов, когда они встревожили не
одно Королевство. Несколько рас Древних были обеспокоены тем, что они не смогут защитить
себя и свои народы от грядущей Орды, и поэтому им пришлось нанять огромнейшую армию
наемных демонов, дабы сокрушить воинство Нефилимов. А сошлись они на полях Катаюса.
- Народ Смерти выиграл эту битву, но плата была велика. Если я не ошибаюсь, именно на
Катаюсских полях пало наибольшее количество Нефелимов, если, конечно, не брать во
внимание Эдем.
Все трупы мы перенесли в горы, - продолжал Смерть, мысленно находясь уже где-то в
другом месте. – Та битва отравила мир. Однако, это случилось после того, как я вместе с
остальными Всадниками отвернулся от Нефилимов, - это так к слову, если вы вдруг решите
начать обвинять меня во всем этом. Нефилимы рыскали по полю боя в поисках павших воинов
и их оружия. В тот день многое было утрачено, или уничтожено, или же навсегда захоронено
под взрыхленной землей кровавой бойни, поэтому мы и считали, что древние артефакты и все
подробности данной битвы, исчезли навсегда.
- Похоже, что нет, - отрезал Аваддон.
- Да. Похоже…
- Выходит, что кто-то нашел древний артефакт Нефилимов в Катаюсе, - подытожил
Азраил, - Конечно об этом стоит беспокоиться, но разве все действительно настолько плохо?
Это всего лишь меч, пускай и очень мощный.
- Страдание, - сказал Смерть, а его голос был даже ещ мрачнее и зловещее обычного, -
было не единственным оружием, потерянным в том бою.
Он свистнул, а звук доносящийся из его уст был настолько высоким, что все
присутствующие в комнате едва не лишились слуха. Снаружи ангелы вдруг сильно засуетились.

32
Darksiders: Хранилище Мерзостей Ари Мармелл

Стена покрылась облаком зеленого дыма, Отчаяние откликнулся на зов своего хозяина. Он
сделал шаг из пустоты и встал рядом со стеной.
- Я должен ехать. Я должен все увидеть сам.
- Постой! – Аваддон неуверенно поднялся на ноги, в то время как Всадник уже сделал
несколько шагов к своему коню-фантому. - Ты ведь согласился поведать нам о том, что знаешь!
Смерть оглянулся через плечо.
- Я не знаю. Я подозреваю. Если я ошибаюсь, что ж тогда нам всем не о чем
беспокоится. Если же я прав - вы об этом узнаете.
Он прошел сквозь стену и подтянулся в изношенное седло.
- Молись Создателю, чтоб оправдался именно первый вариант.
Зеленый туман заклубился вновь, и Всадник исчез.

33
Darksiders: Хранилище Мерзостей Ари Мармелл

Глава IV
ВО ВЛАДЕНИЯ ОБУГЛЕННОГО СОВЕТА, угрюмо повинуясь резкому и
нежелательному зову, прибыл Всадник, именуемый Войной.
Он явился из тумана на мутных границах этого бренного мира, будто бы заново родился
из тяжелого, удушливого дыма. Издалека, его можно было ошибочно принять за ангела:
длинные белые волосы, сияющие серебром глаза. Но даже у самых сильных и воинственных
жителей Белого Города редко можно было встретить столь суровый и неумолимый взгляд,
такую огромную, ярко вираженную силу, такую вопиющую мощь в телосложении.
Толстые угловые пластины скрепленного железа, края которых были покрыты медью,
формировали броню. По сути, она должна была раздавить своего более слабого владельца.
Причудливые лица злобных демонов и визжащих черепов торчали из его плеч и колен,
придавая немного рельефности стойкому металлу. Его широченные плечи (они наверняка с
легкостью смогли б выдержать на себе один из миров Мироздания) были украшены складками
алого плаща, словно гнев в сердце солдата. При других обстоятельствах глубокий капюшон,
возможно, мог бы скрыть лицо Всадника в тени, но тут, где свет, пускай и тусклый, был
вездесущий, такая маскировка не принесла никаких результатов.
Вдоль его спины, без видимых ремней или любых других креплений, превосходно
держался печально известный всеми меч, впрочем, как и сам Всадник. Кожаная рукоять торчала
из-за одного плеча, словно пытаясь увидеть, хоть что-то за крупными габаритами Всадника, а его
лезвие могло похвастаться огромнейшим количеством кричащих физиономий. Скорее всего,
это были лики проклятых. Само лезвие - острое и зазубренное, а его самая обширная часть была
почти столь же широка, как и грудь его владельца. Воткнув данное оружие в землю, оно бы
наверняка оказалось выше Войны. Такой меч удержать в руках было невозможно, но это было
непосильной задачей только для “низших существ”, не для Всадника Совета.
Пожиратель Хаоса – вот какое название носит легендарный меч одного из Четверых.
Камни и зола хрустели под тяжелой поступью путника, легонькая дымка обвивала его.
Война прищурился; на него обрушился целый шквал жгучего дыма и палящего зноя. Он был
настолько интенсивным и ожесточенным, что обычные существа, наверняка, не смогли б
преодолеть такой барьер, а Всадник, в очередной раз, принялся изучать владения его, так
званых, лордов и мастеров.
Этот воздух всегда наносил удар первым. Жгучий серный смрад вещей, которые никогда
не должны были воспламеняться; зернистая сажа и токсины, которые также принимали участие в
этих разрушениях и теперь вкушали радость от сотворенного ими. Любое здравомыслящее
существо предпочло б избегать подобных мест.
Почерневшая скала раскинулась по всему горизонту и даже за его пределами. Она
возвышалась прямо перед Всадником. Камень был усеян сеткой извилистых потоков магмы,
словно кровь, струящаяся из открытых ран. Они разливались из трещин в скале и начинали
свой путь на вершине горы. Легкий туман, иногда скрывал все то, что поджидало гостей вверху,
но Война знал, что там скрывается. Лава скапливалась в углублениях, образовывая, тем самым
своеобразные бассейны или же впадала в ущелья, столь глубокие и широкие, словно они
отмечали границы Мироздания. Повсюду были разбросаны, в абсолютно хаотическом порядке,
не обращая внимания на любые законы природы и географии, утесы, длинные и тонкие.
Несколько из таких вершин, то сужались во время приближения к густому туману, то вновь
расширялись, прежде чем скрыться из поля зрения, будто бы это были не совсем горы, а
огромные сталагмиты, которые лишь частично соединялись со своими братьями – сталактитами.

34
Darksiders: Хранилище Мерзостей Ари Мармелл

В этом царстве не было неба, вообще не было, только одна сплошная пещера невообразимых
масштабов.
Колоны пламени ярко вспыхивали, озаряя адским свечением разрушенный пейзаж. В
округе не было никаких горючих веществ, но огонь продолжал свой невообразимый танец,
словно скалы горели сами по себе.
Казалось, что ни один организм не сможет жить в такой пугающей среде, но довольно
часто можно было заметить маленькие, быстро движущиеся тени, а, следовательно, вполне
возможно, что их владельцами были какие-то крошечные живые существа, что изо всех сил
пытались выжить и прожить очередной денек на этой проклятой равнине.
И так же часто Нечто набрасывалось на маленьких, беспомощных зверушек и поглощало
их, выскакивая из лавы, огня или же просто из какой-нибудь пустой щели.
Но никто из них не смел нападать на Войну, более того они боялись даже попасться под
его неумолимо-грозный взгляд. Никто не осмеливался совершить нечто подобное.
Десятки пройденных километров стали ощущаемы и для Всадника: теперь на его обычно
невозмутимом лице, можно было заметить тусклый отблеск от пота. Он безмолвно проклинал
Обугленный Совет, но не мог даже позволить себе удовольствия утереть пот со лба со лба.
Ох, эти высокомерные ублюдки. Им безнаказанно разрешается являться перед Всадником
даже, когда он проходить между барьером, разделяющим миры. Но, на самом-то деле, такого
они не делали уже довольно давно, так как этот внезапный призыв мог означать лишь одно -
чрезвычайную ситуацию. К тому же, обычно, они всегда имели караульных, пускай, они и
находились в труднодоступных местах, в безопасности, на краях их владений. Не исключением
были и те случаи, когда они ждали гостей.
Война был уверен - все это лишь очередная попытка Совета указать Всаднику на его
место, заставить идти и делать то, что они прикажут, как какую-то мелкую сошку.
Краткий рык и рука Войны задергалась, в надежде вновь ощутить рукоять Пожирателя
Хаоса, а затем он сделал то, что должен был сделать.
Он продолжал идти.
И наконец достиг цели.
Место, куда он шел, не было видно даже вблизи. Еще шаг и Война не увидел ничего,
кроме все той же горящей местности, еще шаг и перед ним воздвинулась лестница, ведущая к
короткой, но толстой колоне из камней. Всадник не замедлил своего движения, при виде такого
невероятного появления, он даже не замедлился, лишь поставил ногу на появившуюсь
ступеньку.
Таким образом, Война, далеко не в первый раз, вошел во двор Обугленного Совета.
Вершина колоны была достаточно широкой, дабы окрестить ее холмом, еслиб только
она не была цилиндрической формы и практически ровной. Ширина ее была примерно с
дюжину шагов нашего Всадника. По сравнению со всеми другими пейзажами их владений,
размер данного помещения был просто микроскопическим. По краям и вокруг были
зазубренные выступы скал, которые какбы передразнивали великий и огромные горы. Прямо
напротив лестницы возвышался бассейн с лавой. Там бурлила магма и вспыхивало пламя. Поток
лавы струился из заводи, разделяя платформу на неровные части. Сам ручей был тонким, его
можно было с легкоостью перешагнуть.
А над всем этим воздвигалась особая купель Обугленного Совета.
Или, по крайней мере, это был всего лишь их фасад.
Сам Совет был представлен тремя огромными лицами, сделанными из живого камня.
Их рты были похожи на огромные пещеры, никто не знает и, думаю, никогда и не узнает,

35
Darksiders: Хранилище Мерзостей Ари Мармелл

куда ведут их тропы. Всем известно лишь одно: они ведут в неизвестность. Из этих раззинутых
пастей ревело вечное пламя. Даже среди всего мерцающего пекла вокруг, пламя Обугленного
Совета было заметно, пускай и не всегда. Это пламя не мерцало и не мигало, оно просто
поднималось ввысь, наполняя и без этого до жути густой воздух еще большим количеством
дыма. Сами лица немного отличались друг от друга: у одного были изогнутые бараньи рога,
второй был немного тоньше остальных, но пускай мелкие детали их лиц и отличались, и все же
они все равно оставались очень похожими между собой. Казалось, что их сотворил какой-то
рейхнувшийся божок, который намеревался создать скульптуры, похожие на демонов из камней
гор. Но начав делать их черепа, эта идея ему быстро надоела, и творец решил забросить свою
работенку на половине пути, так и не завершив всего творения.
Были ли эти головы действительно живыми созданиями или же просто масками каких-то
неведанных и ужасных созданий, скрывающихся по ту сторону пещер? Действительно ли в
Обугленном Совете было три особи или же одна, но с тремя ликами? Даже собственные
Всадники Обугленного Совета не знали того, они всего лишь могли предполагать, догадываться.
- Война… - голос доносился из центральной скульптуры и был столь громогласным,
грохочущим, что этого было почти достаточно, дабы заставить Всадника содрогнутся, почти.
Сам звук был похож на смещение тектонических плит и выказывал велиое недовольство, хотя
скорее это была настощая ярость.
Он сделал кивок головой и снял красный капюшон - обычный знак, чтобы проявить
уважение, но никак не повиновение.
- Вызывали? – его голос был жестким. Сразу становилось ясно, что этот мужчина привык
к постоянным сражениям и битвам.
- У нас есть редчайшая возможность, и мы выбрали именно тебя для ее
исполнения.
- Слушаю вас.
- В настоящие время твой старший брат, по нашему указанию, путешествует
сквозь миры, - на этот раз говорила голова справа и ее голос почти не отличался от прошлой, -
Он видит проблему, но не может доказать даже малейшую ее часть.
Война кивнул.
- И что же это такое, что он…
- Неважно! – раздался голос из центральной головы. - У Смерти иная цель, к тебе она
не имеет никакого отношения! Важно лишь то, что…
Теперь настал час левой головы.
- Наши разведчики доложили нам о том, что в самом разгаре происшествия, в
которое мы и втянули твоего брата, ангел Аваддон был серьезно ранен. Его
восстановление проходит очень медленно и скорее всего генерал не скоро оправится и
сможет вернуться обратно в Белый Город.
Его грубые черты лица скривились в страшную гримасу.
- Только не смейте просить меня убить раненого противника…
- Мы никогда не просим, Всадник! Никогда. Пора бы тебе уже запомнить это.
- Однако, - проговорила самая правая голова, - похоже, ты не понял нашей цели. Нам
не важен Аваддон, лишь его отсутствие в Белом Городе, это хорошая возможность
проявить себя, Всадник.
- Пакты и договоры, которые мы совсем недавно ввели, чтобы разделить Небеса и
Прейсподню, все еще размыты и хрупки. Фракции по обе стороны пытаются разыскать
в них щели, обойти запреты, тем самым испытывая нас и наше терпение. Война между

36
Darksiders: Хранилище Мерзостей Ари Мармелл

Верхним и Нижним миром сейчас как никогда близка к новому возгоранию. Война, в
которую нам придется вмешаться; война, которая сотрет с лица Мироздания многие
миры; война, которая угрожает Равновесию едва успев начаться.
“Я иногда задаюсь вопросом: разве Вселенная достойна всех наших усилий, что мы делаем ради ее же
спасения”. Но Война был достаточно мудр, чтобы не сказать подобное вслух перед Советом.
Взамен этому он выдал лишь одно:
- Да, теперь я понимаю.
- Многие существа по обе стороны считают, что такая война неизбежна. Более
того она желательна, и поэтому они уже начинают свою подготовку. Аваддон из их
числа. Он соорудил оружие потрясающей силы – взрывное устройство, поражающее
исключительно демонов! Оно излучает священную энергию и каждая его частичка,
каждый фрагмент, каждый осколок был специально благословлен.
- Иными словами это - “Священная бомба”.
Война кивнул.
- И вы беспокоетесь, что Аваддон может использовать эту бомбу и начать войну.
- Его агенты постоянно заверяют нас, что это оружие созданно лишь для
запугивания. Но мы не можем доверять словам ангелов. Не тогда, когда на кону стоит
Равновесие между Небесами и Прейсодней.
Теперь заговорила левая голова.
- К тому же, вполне вероятно, что будь демоны Ада хоть как-то осведомлены об
этой «Священной бомбе», они наверняка б попытались атаковать Небеса
самостоятельно, в попытке захватить и ликвидировать оружие, прежде чем его решат
испробовать против них самих.
- Значит вы хотите, чтоб я его уничтожил.
- Именно. Учитывая наше нынешнее время и ситуацию, а еще факт, что сейчас
мы с помощью магии не даем Аваддону повторно воссоздать свое устройство, лучшего
момента и не сыскать. И хотя ему удалось создать одно оружие, и оно по-прежнему
представляет угрозу, это легко исправить.
Война выпрямился и скрестил руки на своей массивной груди.
- Значит скрытность и саботаж, - он сплюнул, - Похоже с выбором вы промахнулись.
Любой другой из моих братьев был бы гораздо более уместным для этой роли, нежели я. Даже
беря во внимание факт, что Смерть сейчас находится на задании, все равно остается Ярость
или…
- И опять ты не так нас понял! Здесь не нужна хитрость или же скрытность. Мы
желаем передать такое сообщение, чтоб и на Небесах, и в Прейсподне его не смогли
истолковать неверно. Лорды и генералы обеих армий должны понять, что дальнейшие
исследования в данных областях неприемлемы и повлекут за собой страшнейшие
последствия!
- Не стоит скрываться, Всадник. Не прячься, не крадись. Мы повелеваем тебе
отправиться прямиком в крепость, где Аваддон запрятал свою «Священную бомбу», а
наши шпионы обеспечат тебя всей необходимой информацией о ее местоположении.
- И ты волен уничтожать всех и каждого, кто станет поперек твоего пути!
Впервые с момента прибытия во владения Обугленного Совета, а это было, пожалуй,
действительно первым разом за многие и многие годы, Война улыбнулся.

37
Darksiders: Хранилище Мерзостей Ари Мармелл

Глава V
Глупец. Полнейший глупец.

И хотя ее слова звучали обвинительно, а местами даже с небольшой ноткой раздражения,


голос Белисатры по-прежнему оставался ровным и холодным, как озеро, покрытое льдом. И
только пальцы на левой руке выдавали ее обеспокоенность, нервно стуча по бронированному
бедру.
Ее собеседник сел за рабочий стол, обессилено опустившись в шаткое кресло. На его
коленях лежало Черное Милосердие – причудливое, ужасающее и одновременно невероятно
очаровательное оружие, с которым было невозможно расстаться. Беспокойные пальцы
постоянно вращали тройные цилиндры ружья.
Щелк. Щелк. Щелк
- Оно того стоило, – наконец промолвил он
Белисатра взглянула на его сутулые плечи. Похоже, он и не собирался разворачиваться к ней
лицом.
- Того стоило?! – ее голос стал еще холоднее. - Ты поставил под удар все наши старания!
Теперь Белый Город знает о нашей заинтересованности Эдемом. Они видели нескольких
наших лучших солдат в бою и чего ради? Мои подручные даже не смогли приблизиться к
воротам, не говоря уже об ущербе нанесенном им.
А он ее почти не слышал. Лишь значения некоторых фраз порой доходили до его ума.
Веками в его душе было так мало места для чего-то, помимо горького сожаления и бурлящей
ярости к тому, что было сделано ему и … другим. И он привык к этому. А, возможно, даже
нашел в этом свой покой. Но сейчас что-то новое вновь разожгло этот огонь.
Его воспоминания были очень смутны. Мир вокруг окрасился в ядовито-фиолетовые
оттенки, а вся та ненависть, казалось, вновь начала пробираться наружу, сквозь трещины в его
сознании. Он ощущал только вес пистолета на его ногах. Только Черное Милосердие казалось
реальным во всем этом колеблющемся видении.
Щелк. Щелк.
- Я увидел возможность и воспользовался ею, – медленно произнес он, прерывая Творца
на полуслове, - это стоило риска. Да, мы проиграли, но давай прежде рассмотрим то, что нам
удалось узнать. Твои дроны малопригодны в бою против ангелов, если они только не
выступают в большом количестве, но вот мирмидоны оказались куда более эффективны. Теперь
мы знаем и о тактике, которую, скорее всего, предпримут солдаты Белого Города при попытке
взять штурмом их бастионы. А также, что Обугленный Совет пока еще даже не догадывается о
том, каков будет наш следующий шаг.
- И с чего же ты это взял? – спросила Белисатра
- А потому, что Эдем охраняли лишь ангелы, там не было ни одного из Всадников.
- Хммм. Справедливо, но мы не можем долго на это рассчитывать. Да и Небеса
несомненно уже усилили защиту Сада. Мы потеряли наш шанс.
- Наш шанс напасть на Эдем – да. Но это временно. Кроме того, Эдем никогда не был
единственной нашей целью.
- Верно, но...
Лихорадка уже полностью окутала его. Он почувствовал как она сокрушила его разум, а
мысли уже начали пылать. На его лбу и шее выступил пот.
Но только не на его руках. Они по-прежнему были крепки, холодны и удобны для

38
Darksiders: Хранилище Мерзостей Ари Мармелл

обьятий Черного Милосердия.


- На сегодня хватит! – он воздержался от крика не из желания остаться более тактичным к
своему союзнику, а лишь потому, что ему уже не хватало сил на подобные движения. – Надеюсь,
у тебя есть новые конструкты для следующей атаки, не так ли?
Белисатра проворчала что-то непонятное себе под нос и вылетела из комнаты. Громкий
звон от ее тяжелых металлических доспехов раздавался по всей округе, когда она зашагала по
коридору, а затем и вовсе исчезла.
Ее союзник так и продолжал сидеть на стуле за тем самым столом. Он не мог думать ни о
чем кроме…
Щелк.

******************

Снег был зеленовато-коричневым и больше походил на болотную воду, нежели на белый или даже
грязно-серый оттенок. Вокруг было совсем немного существ, а воздух все равно оставался
сильно застояным. Он все падал, а сильные порывы ветра уносили снежинки. Они, казалось,
оседлали хаотичные порывы ветра, которые вертелись, полностью пренебрегая погодными
условиями. И стоило этому необычному снегу коснуться земли, как вмиг почва замерзала,
превращаясь в лед, на котором можно было заметить замысловатые узоры, украшающие весь
этот занимательный пейзаж.
И он падал столь быстро, что Смерть, который только-только присел на корточки, уже
был наполовину погребен. Еще б чуть-чуть и он стал бы очередной небольшой ледяной
горкой. Он затаился на склоне невероятно массивной горы, и подножие и вершину которой
практически невозможно было окинуть взглядом. И он наблюдал за вражеской базой и за самой
вершиной. Несколько каменных выступов торчали из ее склона. Некоторые из них были столь
огромны, что их можно было б с легкостью воспринять за очередную гору. И это была лишь
одна гора из целого хребта, формирующего стену в этом мире с ложбинами и ущельями, где
давным-давно, множество демонов и Нефилимов пало в ожесточенном бою.
Вечная зима, скалистые утесы и обледенелая поверхность, что уходит вглубь на сотни, а
то и тысячи футов. Это и было все то, что осталось от древней битвы на полях Катаюса.
Среди небольших долин по ледяным склонам копошились шестипалые каменные твари,
о которых ему рассказал павший в бою ангел. Их было много, целая орда роилась повсюду,
превращая поле Катаюса в огромный промышленный муравейник. Они и вправду пытались
очистить древнее поле боя, в этом Смерть не сомневался. Их передние конечности были
преобразованы в различные инструменты для раскопки, лопаты и пики по большей мере, за
исключением тех моментов, когда они начинали вытаскивать что-то из-под льда. Все, будь-то
какой-либо крошечный обьект или же огромный труп демона, превосходно сохранившейся в
таком холоде, уносилось в некую центральную точку сбора, которую Всаднику все еще не
удалось обнаружить.
Он так же не заметил никаких следов, даже малейших признаков высшего существа,
управляющего низшими конструктами. Они были неразумны, а потому Смерти показалось
странным, ведь существа были еще и абсолютно беспризорны. Он по-прежнему оставался на
склонах выше, позволяя снегу делать большую часть работы - укрывать его от сторонних глаз.
- Готов? - его голос был почти беззвучен из-за звуков падающего снега и треска льда.
Небольшой пухлый комочек взьерошенных черных перьев прижался к груди Всадника.
Взглянув на него, ворон ответил пронзительным криком.

39
Darksiders: Хранилище Мерзостей Ари Мармелл

- Не бойся, Прах, немного холодного воздуха тебе не навредит. Забавно, я и не знал, что
твой клюв может быть столь хмурым.
Это было сложное, медленное и полное разочарований путешествие. Снега было много,
а Смерть бесшумен, поэтому ни один из конструктов так и не разоблачил их. Коварный
ландшафт затруднил передвижение Всадника, но лишь немного. Внизу склоны располагались
достаточно близко друг к другу, чтоб Смерть мог спокойно перепрыгивать с одного выступа на
другой, продвигаясь вперед, вдоль массивной горы. Но иногда встречались и такие выступы,
расстояние между которыми было непреодолимо даже для нашего Всадника. И пускай Смерть и
обладал сверхьестественной силой и необычайной ловкостью, так или иначе, у каждого
существует свой предел. Именно в такие моменты и начинались проблемы. Единственным
выходом из подобной ситуации был спуск вниз, к земле и небольшим долинам. Всадник был
вынужден прокладывать себе путь к дальней стороне склона, что находилась прямо позади
конструктов.
Столкновение даже с большой группой воинов не несло никакой опасности для
Всадника, но, сражаясь с ними, он рисковал привлечь внимание всех остальных. А это, по
крайней мере, слишком неудобно. И так продолжалось несколько часов подряд, пока ему все же
не удалось отследить центральное место склада. Здесь скрытность уже не имела никакого
значения.
Это была небольшая впадина, идеально круглой формы, а диметр ее был примерно
равен высоте самого Всадника, умноженной на три. Внутри круга было что-то расплавленное.
Чтобы здесь не случилось, произошло это некоторое небольшое время назад. Дыра уже была
заполнена новым свежим льдом и снегом, но прежний контур оставался видным. Даже не владея
экстрасенсорными способностями, Смерть смог бы догадаться, что перед ним стоят врата некого
моста, соединяющего миры.
Рядом с остатками ворот вырисовывался холм из снега. Смерть наблюдал, как один из
каменных конструктов подходит с куском чего-то. Он поместил вещь на склон холма и быстро
ее прикрыл. С такого расстояния он не смог разобрать, что же это было.
Как Смерть и ожидал, именно это было тем место, где каменные существа хранили все то,
что им удалось достать из-под вечных льдов. Оно было крайне слабо охраняемым,
подозрительно. Каждые несколько минут появлялись новые дроны со своими находками и так
же быстро они удалялись, возвращаясь к работе. И только пятерка воинов всегда оставалась на
страже, патрулировать окрестности вокруг «холма».
Некоторое время Смерть обдумывал ситуацию, вновь позволяя снегу покрывать его.
Множество вопросов тревожило его разум: есть ли еще враги? Кто они такие? Были ли они
действительно слишком самоуверенны, или же просто черезвычайно глупы раз решили, что их
работу здесь никто не сможет потревожить? Неужто они просто переоценили свои силы,
оставив здесь так мало охранников?
Или же...
Учитывая то, насколько они уже углубились в лед, можно было б с легкостью предположить,
что их раскопки подходят к концу, а на этот склад везли лишь самые незначительные трофеи.
Он так же понимал, что конструкты должны были быть здесь еще до вторжения в Эдем, в
противном случае они б никогда не смогли б достать Страдание, даже Нефилимы не смогли
найти этот меч. Как давно они здесь? На этот вопрос Всадник так же не имел ответа.
Склад был незащищен должным образом лишь потому, что враг уже достал все
желанные трофеи и успел переместить их в другое место. И сейчас они продолжали свою
работу лишь для того, чтобы удостовериться - ничего важного не было упущенно.

40
Darksiders: Хранилище Мерзостей Ари Мармелл

На этот раз Всадник пришел слишком поздно. Он не сможет помешать своим


противникам достичь их цели, по крайней мере здесь, на полях Катаюса. Но Смерть не был бы
собой, если б ушел с пустыми руками, даже не узнав для чего все это нужно было его врагу.
И все же он надеялся, если в нем все еще жила хоть какая-то частичка веры, а возможно
он даже молился, чтоб все это оказалось ложью, и он был неправ.
А это означало лишь одно - он должен был узнать, что же скрывается под заснеженной
насыпью внизу.
Смерть не знал, когда появятся очередные конструкты, ведь они приходили не через
определенные промежутки времени, а лишь тогда, когда находили что-то стоящее. Тем не
менее, между этими поставками всегда проходило, по меньшей мере, несколько минут. Все, что
он мог, лишь выжидать, когда патрульные замешкаются и надеяться.
И вновь появились два дрона со своими находками, и вновь они быстро вернулись
обратно. Теперь трое патрульных стояло достаточно близко друг к другу... Час настал.
Из-за выступающего камня, скользкого и покрытого морозным льдом, появился Жнец.
Он вращался кругами, а затем прыгнул и Смерть. Он приземлился на стража, что был
посередине, погрузив его глубоко под снег и лед. Одного этого удара было достаточно, чтоб
разрушить чары, что оживили его, но Смерть этого никогда б не узнал. Он приземлился прямо
на корточки, а в его левой руке, в той, что ранее держала половину Жнеца, теперь лежало
невероятно толстое лезвие ножа, который рассекал камень так же легко, как и плоть. Руны на
теле конструкта ярко вспыхнули, а затем он пал.
Во время приземления Смерть немного наклонился вправо, чтоб нанести по конструкту
очередной удар своим вторым оружием, которое теперь приняло форму длинного узкого копья.
Его руны еще раз вспыхнули, и он взорвался. Теперь пришел черед противника справа.
Следующим ударом он лишь проткнул его насквозь. Слишком узкая рана, недостаточная для
того, чтоб убить мгновенно. Поэтому Смерть тот часже позволил своим двум оружиям
обьедениться в одну косу, разрывая тем самым конструкта изнутри. Последний из трех успел
только лишь повернуться лицом к своему противнику, когда Всадник уже взмахнул Жнецом
поверх его головы, рассекая камень справа налево.
Все трое пали замертво, а снег, который поднялся после прыжка Смерти, еще даже не
успел осесть на землю. Осталась последняя пара дронов, та двойка, что стояла поодаль друг от
друга. Они мгновенно разбежались в противоположные стороны. Один быстро ринулся
атаковать нарушителя, в то время как другой попытался ускользнуть к ближайшим каменным
выступам, то ли для того, чтоб контратаковать своего противника сзади, то ли для того, чтоб
просто позвать на помощь. На этот вопрос Смерть не знал ответа.
И стоило ему только подумать, как Жнец вновь быстро откликнулся на зов своего
хозяина. Теперь в руках Всадника вновь оазались парные косы. Он бросил одну из них вперед.
В полете та вращалась и свистела, а затем легкое прикосновение смертностного лезвия вмиг
отделило ноги конструкта от его туловища. Он тяжело упал, вздымая вокруг мягкий снег.
Конструкт вздрогнул, изо всех сил пытаясь при помощи рук поднять на оставшуюся пару ног.
Коса вылетела из-под него, чтобы вновь слиться воедино со своей второй половиной.
Она встретила Всадника в воздухе, когда тот, благодаря второму прыжку, оказался позади
последнего дрона. Теперь Жнец обрел форму кувалды. Молот настолько превышал размеры
Всадника, что выглядело это почти, еще раз повторюсь, почти смешно. Под его весом существо
просто разбилось вдребезги. Эти маленькие кусочки от бывшего конструкта, которые тотчас же
были погребены под непрекращающимся снегопадом.
Неуспела пыль осесть, как Жнец вновь превратился в косу.

41
Darksiders: Хранилище Мерзостей Ари Мармелл

- Спасибо, - ответил Смерть.


Отчаяние фыркнул и пустился в рысь, рассекая снег и туман, что кклубился у его копыт.
- Прах!
Ворон высунул свою голову из-под вязкой гривы Отчаяния. Смерть даже не заметил, когда
существо успело там обосноваться, но он не дал жалкой маленькой зверушке почувствовать
удовольствие от своего удивления.
- Займись делом, птица. Следи за дорогой, не позволяй никому остаться незамеченым, -
ворон издал несколько саркастичный хриплых криков, а затем Смерть добавил: - Знаю, здесь
холодно и довольно ветрено и тебе не удастся увидеть что-то вдали. Но в любом случае ты
должен это сделать.
Смерть подождал пока сердитое карканьезатихнет, а затем направил Отчаяние сторожить
огромный вход в долину. Он вновь всадил свое оружие в ледяной снег. В довольно-таки
неторопливом темпе, выказывая то ли нежелание, то ли простую усталость, он подошел к
заснеженному холму.
И поднял руки так высоко к небосводу, что казалось, словно он хотел сорвать облака с
небес. Из-за его безликой маски, слова что он проговаривал были едва слышны.
Тройка упырей, подобных тем, которых он оставил работать у себя дома, вырвались из-
под снега, будто они были захоронены именно здесь, а не в каком другом мире. Они сразу,
подобно собакам-ищейкам, начали рыть снег у себя под ногами. А после появились костяные
руки, что так же мгновенно принялись раскапывать замерзший склон холма. И, наконец, Смерть
начал опускать свою левую руку, до тех пор, пока она не коснулась правой. Подобно тому, как
чистая вода мутнеет от чернил, так и воздух вокруг Всадник стал более расплывчатым и темным.
Тьма потекла по ее нечеким очертаниям. Она все росла и росла, и словно разбухала, пока не
сформировалась в огромную призрачную руку, намного превышающую размеры Смерти.
Небольшие теневые нити касались пальцев Всадника, образуя таким образом с ним некую связь.
Медленными, но устойчивыми движениями огромная рука приступила к работе, в разы ускорив
процесс раскопок.
Вскоре все то, что скрывалось под искусственной насыпью было разрыто. Короткий
щелчок пальцами развеял устрашающую руку, сотканную из кромешней тьмы, и заставил
костяные конечности вернуться туда, откуда они и пришли. Упырей же он отослал в помощь
Отчаянию, дабы защитить проход от нежеланных гостей.
В основном здесь были заледеневшие тела демонов, которые сохранились еще со времен
буйства Нефилимов. Некоторые из них упали во время раскопки и теперь лежали у ног Смерти.
По большей мере здесь находились простые бесы, наинизшая каста демонов. Так же виднедись
различные темнокрылы, повелители огня и колдуны. Он их тоже игнорировал. Реже
встречались обладатели большей силы - Рыцари Погибели с их огненными животными, лишь
извращенное подобие настоящим Всадникам. Этих он рассекал надвое Жнецом, лишь для того,
чтоб лишний раз убедиться в их смерти, ведь даже несмотря на все раны и века, минувшие
позади, небольшая частичка жизни все еще могла струиться в них.
Всадник не знал наверняка, почему все эти тела демонов были собраны в одном месте. Ради
чего? Изучение? Исследование их клыков и когтей, или же тех ран, которые принесли им
погибель? Возможно они искали оружие или их части в телах жертв? Или же они просто
расчищали себе место для более трудного и дотошного поиска?
Он копнул еще глубже, не обращая никакого внимания, на резкий зловонный запах от
мертвой демонической плоти, пробираясь через морозный лед и густую вязкую грязь, которая
когда-то была самой разнообразной по своему составу кровью. И, сначала, он почувствовал

42
Darksiders: Хранилище Мерзостей Ари Мармелл

облегчение. Мечи и пушки, щиты и пистоли, да и все остальное более вычурное оружие,
которое он находил, было изломанно на куски. Иногда, правда, встречались и целые
экземпляры. Да, таким способом они вполне могли найти Страдание и, возможно, даже другие
полезные оружия, но здесь не было ничего и близко столь катастрофического, чего боялся даже
Смерть.
Надежда никогда не была привычным чувством для Всадника. У него крайне редко могло
возникнуть даже малейшее основание для подобного ощущения и еще реже ему хватало
оптимизма поддаться этому чутью. Но сейчас он действительно надеялся, надеялся на то, что он
встревожился из-за сущего пустяка.
И это было крайне приятное чувство, которое длилось всего несколько мгновений, пока
он не достиг самых сокровенных мест хранилища конструктов.
Они были почти незаметны под трупами демонов - несколько полосочек жесткой кожи,
что формировали собой ручки и рукояти. Сталь, смешанная с костьми. Смерть почувствовал
ярость и отвращение при одном лишь касании к этому оружию, хотя правильней будет сказать к
его части.
Что ж... врагу удалось найти хотя бы одно из них. И все же они могут и не понимать,
какую силу обрели, могут посчитать, что это всего лишь очередной необычный артефакт,
оставшийся от этой древней войны. И они определено не имеют ни малейшего понятия как его
использовать. Как пробудить.
Почти наверняка...
Какое-то время Смерть просто стоял, уставившись в неведении, на кучу мусора, которая
быстро припорашивалась падающим снегом. Он смотрел и обдумывал.
Он мог начать искать лидеров конструктов, тех существ, что управляли всей операцией,
но такой план врядли мог бы стать успешным, ведь если бы такие командиры и присутствовали
в этом месте, то они б наверняка расположились бы здесь, в самом центре всех раскопок. Нет,
скорее всего, все дроны уже находятся на завершальной стадии своей работы тут. Их просто
оставили здесь, без малейших указаний, пока настоящий враг уже перешел к следующему этапу
своих коварных планах.
Попробовать их выследить? Конечно, он вместе с Отчаянием без труда смогли б пройти
через грань между мирами, но даже силы и чутья Смерти было б недостаточно для того, чтоб
понять в каком мире расположились их противники. Или возможно лучше затаиться, пока они
вновь не активируют портал или устроить засаду для тех, кто из него появится, или же просто
последовать за ними в нужный мир? Вполне работоспособный план, вот только Всадник не
знал, сколько ему придеться ждать. Он мог бы просидеть так без дела достаточно долго, в то
время как враг стремительно б совершенствовал свои планы.
Нет, действовать нужно сейчас.
Он так же размышлял и о возможности путешествия к Обугленному Совету, где ему б
пришлось просить их помощи в отслеживании того мира, к которому и вели врата, но он
действительно искренне ненавидел полагаться на них, да и вообще на кого-другого.
Неожиданно решение буквально свалилось с небес на землю.
Продолжая кружиться вверху и все еще сражаясь с сильными порывами ветра, крылья
Праха уже были покрыты грязным снегом. Однако вдруг ворон впал в бешенство.
Пронзительные крики наполнили воздух, громкие и злостные, столь острые как лезвие самого
Жнеца. Черное пернатое существо начало резко падать и в самый последний момент ему
удалось вновь раскрыть свои крылья, дабы избежать болезненного падения на склон горы. Он
кружился вокруг Смерти, яростно хлопая своими крыльями снова и снова, продолжая бешено

43
Darksiders: Хранилище Мерзостей Ари Мармелл

кричать. Похоже, он заметил остаток армии конструктов, надвигавшуюся к ним.


- Что? Что это? Прах?!
Это была не простая тревога, не простое предупреждения о надвигающейся группе
противников. В этом Смерть был уверен. Ворон все отказывался умолкать, а Всадник наблюдал
за его полетом, рассчитывая время. А затем с невероятной скоростью вскинул руку вверх, едва
схватив ворона. И тут же едва не упустил его. Смерть пошатнулся назад, невольно вскрикнув.
Огромное количество образов всплыло у него в голове.
Кровь. Боль. Сверкание от тысячи лезвий. Неровная дорога. Извилистая лестница. Каменные
колонны, что выше любой горы, шаткие уступы. Они возвышались так высоко, что даже облака плыли ниже.
Неестественный свет фиолетовых оттенков и настолько кучерявые облака, что казалось, будто они душили
само небо. Большой, невероятно обширный зал. Широкий, гладкий, покрытый льдом пол, и прямо-таки
богоподобный помост. Повсюду был слышен трепет черных крыльев и бесконечные птичьи крики.
А в центре всего этого старец с очень старым лицом. Морщинистым и кожистым, словно хорошо изношенное
седло. И пускай его голова была лысой, он имел густую бороду.
Это лицо было хорошо знакомо Смерти.
Видение исчезло, и перед ним вновь предстал заледенелый, покрытый снегом мир.
Смерть взглянул вниз на ворона, который больше не хлопал своими крыльями в бешенстве, а
просто сьежившись сидел у него на ладони.
- Я и не знал, - мрачно сказал он, - что между вами все еще существует связь. Забавно,
ведь он забыл упомянуть об этом, когда привязал тебя ко мне.
Прах жалобно каркнул.
- Мне следовало б оставить его на произвол судьбы, - пробормотал Всадник.
Но даже проговаривая это, он знал, что так не поступит. Не потому, что он чувствовал к
старику некую привязанность, а потому, что Один из Древних, а возможно и самый старый
среди всех Древних, мог оказаться полезным. Более того, те лезвия из его короткого видения
показались ему медными, подобно тем гибким конечностям четыреруких конструктов, что
показала ему душа Сарасаэля.
Призванные Смертью упыри рухнули в снег и исчезли с поля Катаюса. Спустя
мгновение, в ответ на молчаливый зов Всадника появился и Отчаяние.
- Очень хорошо, Прах, - сказал Смерть. - Давай посмотрим, кто осмелился побеспокоить
твоего Отца в его же доме. И, возможно, в зависимости от того, что же он расскажет мне, я смогу
решить стоит ли мне ему помогать или же собственноручно прикончить.

44
Darksiders: Хранилище Мерзостей Ари Мармелл

Глава VI

По началу было сложно описать то, как он прошел между мирами..


Резкий, кусачий мороз. Холодные порывы ветров, что заставляли коченеть саму плоть.
Сильнейший снегопад... Все это было одновременно частью и покинутого ими места и того,
куда они держали путь.
Но если снег Катаюсских полей был особо густ, покрытый мелким льдом, а также
загрязненн порчей и различными отходами, то этот был столь же чист, как и ангельские крылья.
Здесь не было столь морозной метели, но были схожие высоченные горы с грубыми острыми
вершинами.
Смерть и Отчаяние возникли из пустоты, связующей два мира. Они оказались в самом
отдаленном уголке владений Старейшего Ворона. Древнее защитное заклинание Отшельника
никому б не позволило появиться ближе, даже Всадникам. И он мчался верхом на своем коне,
под небом, покрытым серыми, как могильные плиты, тучами, по извилистому каньону,
высеченному среди острых каменных гор. Отчаяние неустанно галопировал уже много часов
напролет, покрывая потрескавшуюсь ледяную поверхность отпечатками своих копыт. Мрачные
серые тучи медленно сгущались, предвещая наступление сумерек, но то, что открылось его
взору позже и вовсе не было на похоже на них. Смерть это сразу понял.
Небо впереди не просто потемнело, его что-то затмило. Мутная масса, чернее и тяжелее
даже самого зловещего шторма, быстро распространялась во всех направлениях, как жидкое
маслянистое пятно. Это были вороны. Их Бесчисленное, а, возможно, и бесконечное число.
Но это не было делом рук Старейшего ворона, так как, помимо этого, небо утопало в
извилистом дыме. Даже с такого расстояния можно было увидеть резкие падения птиц, а
звонкий грохот битвы разносила сама земля. Вспышки жгучего света вырисовывались на фоне
атакующих птичьих стай. В случайных местах, как внизу каньона, так и на вершине
возвышающегося хребта, можно было заметить светящиеся фигуры.
Всадник приказал Праху подняться в воздух, хотя и знал, что из-за огромного количества
существ в небе, ему скорее всего не удастся обнаружить что-либо полезное. Вместе с Отчаянием
он стремглав помчались к основанию ближайшего к ним утеса.
Дальше Отчаянию было не пройти (Ни место для лошади хД). Вдоль каньона все
вершины гор были полностью покрыты множеством конструктов. Петляющая тропа, узкие
выступы и крутые подьемы - не лучшее место для езды верхом, даже на столь проворном и
сильном скакуне как Отчаяние. Теперь Смерти придеться идти одному. Вмиг он призвал Жнеца
и спрятал косу во внезапно появившиеся кожаные ножны за спиной. Всадник спешился и начал
подыматься вверх.
И хотя горы были полны различных выступов и гребней, металлические воины обладали
прекрасным балансом, раз могли идти по такой извилистой поверхности. Во время подьема
Смерть все же наткнулся на небольшую стычку, несколько конструктов пало. Они лежали в
трещинах среди скал, а их меднокаменные панцири были покрыты множеством небольших, но
крайне глубоких царапин. Вороны обрушились на захватчиков, а сила Старейшего даровала их
когтям и клювам достаточно мощи, чтобы ранить безжизненных конструктов.
Несмотря на огромное количество птиц, они все же никогда не смогли б защитить
владения своего Владыки в одиночку. Но у Старейшего было и другое оружие. Внезапный
легкий ветер заморозил атакующих, а затем яростно швырнул их с ближайшего обрыва. Затем
раздались вспышки грома и молнии, что развеяли тучи и уничтожили множество конструктов.
Каким-то чудным образом они ни разу не задели стаи птиц. Каменная поверхность, что

45
Darksiders: Хранилище Мерзостей Ари Мармелл

непоколебимо стояла в течении целых тысячелетий, вдруг дала трещину и обвалилась,


захоронив под собой множество захватчиков. Из глубочайших недр образовавшейся пещеры
вырвался огонь.
Власть Старейшего Ворона над своими владениями была абсолютной. Каждый кусочек
этого мира был полностью ему подчинен. В какой-то момент казалось, что само присутствие
Смерти здесь немного излишне. Он продвигался вверх по скалам, а количество медных воинов,
казалось, и вовсе не уменьшается. Всадник удивился, как хоть кто-то мог создать столь огромное
войско из воинов-конструктов?! На это должны были уйти столетия, а значит Обугленный
Совет, несомненно, узнал бы о их существовании.
Медленно, но уверенно Смерть приближался к жилищу Старейшего, пробираясь через горные
тропы, укрываясь за небольшими выступами и не подымаясь наверх, на поверхность, дабы
избежать многочисленных битв, которые он несомненно бы выиграл, но они наверняка привели
б к ненужной задержке. И, к сожалению, он все же попал на небольшую группу противников,
которую ему так и не удалось обойти. Смерть зацепился за нижнюю часть зубчатого, каменного
уступа, как крупный паук. Вверху него было полдюжины конструктов. Внизу же было видно, как
плыли облака, а под ними располагался каньон. Земли он почти не видел, только тогда, когда
свет изменчиво освещал местность.
Пальцы его рук и ног с невероятной силой хватались за любую доступную трещину, но
несмотря на это Смерть решил, что ему пора перестать смотреть вниз на высоту, она была
способна убить даже его, если он хоть раз оступится. Вверху этого толстого выступа кружилось в
идеальном военном построении несколько четырехруких конструктов. Их медные конечности
превратились в длинные мечи и тяжелые дубинки. Шпиндели, на которых они балансировали
оставляли тонкие следы в снегу. И пускай они, как и другие их сородичи, не имели голов, по их
монотонным движениям вперед и назад можно было легко понять, что они патрулируют
местность.
Всадник надеялся прокрасться бочком вдоль скалы под ними, продолжая быть
незамеченным, но очертания местности впереди разрушили все его планы. Дальше каньон
начал расширяться, предоставляя прекрасную линию обзора даже для отдаленных склонов,
которые были заняты еще большим количеством меднокаменных существ. Стоило б ему только
выдвинутся из тени навеса, как они вмиг бы его заметили. И пускай Смерть не думал, что
конструкты имеют пушки или пистоли, он все же не знал, как быстро они могли б передать
информацию друг другу и на каком расстоянии. А если им все же подвластно быстро
предупредить своих собратьев, что были на склоне напротив них, то воины вверху несомненно
попытались бы атаковать Всадника, что был внизу, а он, в свою очередь, в данный момент был
слишком занят тем, чтоб не свалится со скалы вниз, и врядли бы смог с ними сражаться
должным образом.
Он попытался услышать шаги существ, что были над ним, но порывистый ветер,
оглушающие крики тысячи птиц, а также толщина самого камня, казалось, просто издеваются
над его безнадежными попытками сделать это. В том, что враг вел наблюдение, он не
сомневался, но вот точно сказать, где и сколько существ там было, он не мог.
Так тому и быть. Для подобных ситуаций у Смерти было свое крайне простое учение:
если засомневался – бей первым и перебей всех.
Всадник начал спускаться в сторону, пока не дошел до края выступающего камня. Затем
он поднял свою левую руку верх и начал прощупывать местность своими пальцами. Ему
удалось найти расщелену, что смогла б выдержать его вес. Он сунул туда одну руку, отпустив
вторую и оторвав обе ноги от земли. На мгновение он покачнулся, но его пальцы так крепко

46
Darksiders: Хранилище Мерзостей Ари Мармелл

вжались в камень, что смогли уберечь Всадника от смертельного падения вниз. Одним ловким
изгибом он стал раскачиваться, пока пальцы его правой руки не ухватились за камень вверху. С
последним усилием он отпустил левую руку и ухватился ею за вершину уступа. Он начал
подыматься, пока не увидел край.
И тут он понял, что смотрит прямо в гущу своих врагов. Один из них стоял прямо перед
ним. Всаднику действительно повезло, что в данный момент внимание конструкта было
направлено в другое место. Более пол дюжины врагов стояло по обе стороны от него. В таком
количестве и на таком узком склоне они явно могли б задержать Смерть на длительное время.
«Еще больший стимул расправиться с ними как можно быстрее», - подумал Всадник.
И вновь он отпустил свою правую руку, вися на одной лишь левой. Жнец сам потянулся
к его руке, а ножны на спине исчезли. Мощное оружие вновь изменилось, стоило его владельцу
лишь пожелать того. Оно не изменило своей формы, лишь затупило свое лезвие, став больше
похожим на тяжелый крюк, нежели на косу. Благодаря своей левой руке Всадник подтянулся к
краю уступа, при этом со всей силы размахивая Жнецом.
С визгом недавно проклятого, лезвие косы погрузилось в туловище одного из
конструктов. Вместо того, чтоб разрезать врага, Жнец просто оттолкнул его. Секунду он
колебался, это вращающиеся основание обеспечивало ему прямо сверхьестественный баланс, но
потом он все же упал с оглушительным лязгом, несколько раз отскочив от твердых камней.
В момент удара, Смерть прыгнул вверх, пролетая вдоль края склона. Он не смог взлететь
высоко, так как была задействована лишь одна, левая рука, но ему и не нужно было этого делать.
Он приземлился прямо на одного из конструктов, оставив хорошую вмятину от своих
сапог у него на панцире. Всадник сделал удар над своей головой, так чтоб даже самое длинное
оружие противника не смогло его достать, а затем и сам взмыл в воздух. Лезвие Жнеца
мгновенно заострилось, а на противоположном конце рукояти появилось второе лезвие. Теперь
Жнец по своей форме напоминал букву S с лезвиями на обеих концах и с совершенно прямой
осевой линией.
Силы удара было достаточно, чтобы отбросить упавшего конструкта, заставив его тело
вновь котиться вниз со скал, все ниже и ниже, пока он и вовсе не скрылся с поля зрения, но
Смерть уже давно забыл об этом, сосредотачиваясь на другом.
При приземлении для меньшего удара он согнул колени, а затем два лезвия Жнеца
начали вертеться вокруг него в смертельном танце. И вновь метал взвизгнул и был раздроблен, а
пять ближайших воинов развалились на мелкие каменные частицы.
Осталось только двое, и они врядли смогут быть угрозой, если учесть тот факт, что предыдущие
шестеро были уже мертвы. Но, несмотря на прекрасную проницательность Смерти, он все же
еще ни разу не сталкивался с ними в открытом бою. Те шестеро, что были неожиданно убиты,
не в счет.
И он сильно недооценил то, насколько быстро они могут передвигаться.
Только он перестал кружиться, как оставшаясь пара была уже прямо перед его носом. Частички,
на которые развалились их павшие союзники были им не помехой. Их жужащие стержни
игнорировали большую часть обломков, а самые большие из них они смогли, неожиданно для
самого Всадника, перепрыгнуть, хотя стоит признаться, во время прыжка эти машины выглядели
очень забавно.
Они синхронно продвигались вперед, будто руководствуясь одним разумом, размахивая всеми
своими четырями мечами с невероятной скоростью. Они были готовы к атаке.
Смерти хватало скорости, чтоб парировать все удары рукоятью Жнеца, но вот смягчить
их он никак не мог. Один удар повалил его.

47
Darksiders: Хранилище Мерзостей Ари Мармелл

Он сьехал с выступа на горе. Тот миг, который он висел над пропастью, казался вечным.
Гравитация будто вцепилась в него своими алчными руками, всячески пытаясь утащить его с
собой на дно пропасти. Едва колени Смерти опустились ниже скалистой поверхности, второй
наконечник "Жнеца" развернулся таким образом, что оба лезвия были направлены в одну
сторону. И Всадник воспользовался этим. Верхнее лезвие глубоко погрузилось в камень на
вершине склона, глубже, чем любое другое оружие могло себе позволить. Коса держалась
крепко, и Всадник ослабил хватку, продолжая свое падение, до тех пор, пока его руки не
достигли второго лезвия, а потом он, сгруппировавшись, резко оттолкнулся от края скалы двумя
ногами. Второе лезвие так же погрузилось в камень, а Жнец теперь стал точкой опоры. Смерть
начал раскачиваться и повторил это движение вновь. Он находился прямо под неровным
выступом и был вынужден подыматься под большим углом, только самые ловкие ангелы смогли
б повторить подобный трюк. Он бросил свою косу, оставив ее висеть на тыльной стороне
склона, а сам приземлился на корточки позади своих противников.
И вновь они начали приближаться с ослипительной скоростью, но на этот раз Смерть
был готов. Вместо того, чтоб парировать медные мечи, что ринулись шквалом ему навстречу, да
и, по правде говоря, сделать этого он бы не смог, даже если б захотел, ведь Жнец по-прежнему
оставался крепко свисать с неровной скалы, он отклонился назад, прямо к своей талии. И в
мгновение ока лезвие просвистело над его головой, одно, другое, четвертое, шестое...
Даже он не мог продержаться в таком положении долго, поэтому ему пришлось подняться, и
пока конструкты проходили мимо него, он успел ухватить последнюю пару воинов за одну из
их многочисленных конечностей, сильно дергнув их он скрестил руки на своей груди. И их
лезвия погрузились в туловища друг друга.
Они вдвоем застыли, а магия что оживила их пыталась справиться с столь внезапно
нанесенной атакой. Вполне возможно, что этих ран было недостаточно для того, чтоб
уничтожить существ. Но этой заминки хватило Смерти для того, чтобы выпрямиться. А затем
легонько прикоснувшись двумя пальцами к плечам каждого из конструктов он пнул их, и они
начали падать со скалы. Они крутились и переворачивались, но так и не смогли высвободиться
со смертельной хватки друг дружки. А Смерть продолжал смотреть на эту картину до тех пор,
пока оба полностью не скрылись из вида.
- Хммм, - проворчал он, наблюдая за их длительным полетом. Затем призвал свою косу и
продолжил путь.

Чем глубже он пробирался во владения Старейшего Ворона, тем многочисленней становился враг,
но и силы защитников так же возростали. Казалось, что воронов было еще больше чем звезд в
ночном небе. Большинство из них были стандартных размеров, но оглушительные крики и
хлопот огромных крыльев предполагал, что были и другие просто чудовищных размеров
птицы. Ветер замораживал все на своем пути, молния продолжала сокрушать своих противников
в огромных количествах. И даже горы задрожали от лавин и камней, что продолжали волнами
хлынуть на захватчиков.
Да, конструктов было много и Смерти приходилось воевать с еще несколькими
небольшими группками, но так как они были «самую малость» отвлечены, Всаднику было
достаточно легко заставать их врасплох. А он все бежал, крался и взбирался по горам. А Жнец
то раздваивался на две косы, то собирался в одну большую, то становился каким-либо другим
оружием. А враги все падали замертво.
Спустя небольшое количество времени с момента стычки на склоне, Смерть наконец
подобрался к нужному ему месту.

48
Darksiders: Хранилище Мерзостей Ари Мармелл

Прямо впереди, почти незаметна, среди зубчатых гор, что формировали стены каньона,
возвышалась огромная постройка из камня, в форме башни. Она возвышалась над всем
каньоном и была невероятно ровной и гладкой. Встроенные колоны, летающие опоры, а также
различные природные ущелья и выступы в горах служили этому зданию в качестве опорных
арок. Кусочки льда отблескивали от немногих лучей света, которым иногда удавалось
пробираться сквозь густые тучи над башней. Если не брать во внимание эти блики, то все в
округе было наполнено мрачными черными и каменно-серыми цветами.
Смерть начал спрыгивать вниз по скалам, а затем стремглав понесся ко входу в башню.
Он напоминал огромную, широко открывшую свою пасть, каменную голову. На его пути он
заметил небольшую группу конструктов, медленно продвигающихся вперед. Они ожидали
атаки спереди, но никак не с тыла. Смерть буквально пронесся мимо них, разрезая каждого и
раскидывая всех, кто был у него на пути. Ни один воин не успел сделать даже одного удара в
ответ.
Внутри пасти пещеры огромная скульптура ворона холодно смотрела на каждого, кто
осмелился войти в покои Старейшего. Вдали позади нее можно было разглядеть лишь только
тени и холод.
Здесь не было даже одной тропы, ни одного перехода. Смерть быстро проклял
паранойю и эгоизм Старейшего и продолжил свое путешествие.
Через холодные коридоры столь высокие, что Смерть едва мог заметить потолок вверху,
через безлюдные комнаты, где можно было увидеть огромные древние льдины, внутри которых
виднелись столь же древние мертвецы и, наконец, через пещеру, столь огромну, что она смогла
породить свои собственные воды и ветра, Всадник продолжал свой путь. В этой пещере он
нашел еще одну дорогу, что проходила мимо выступающих камней и сталагмитов и он
проскользнул мимо огромных пластов гладких льдин. Перья образовали замысловатый настил, а
вся пещера провоняла птичьим пометом, несмотря на вечные холод, порожденный недрами
земли, которую никогда не видело ни одно живое существо из любого мира.
Он игнорировал все это, продолжая идти к огромному столбу в центре пещеры. И
наконец, наконец-то Всадник дошел до ее конца. Миновав её он подошел к лестнице и вновь
начал подыматься вверх.

49
Darksiders: Хранилище Мерзостей Ари Мармелл

Глава VII

Несомненно, если б Война мог, то он бы просто взял и вломился б в Белый Город, направляясь
непосредственно к своей цели, ведь это есть действительно самый простой и эффективный
способ выполнения любой задачи. Но, к огромному его сожалению, ангелы, как, впрочем, и
Обугленный Совет, да и некоторые другие великие расы, сильно параноили из-за своих
многочисленных врагов, что любили пробираться в их владения именно таким способом.
Конечно же они не смогли б помешать ему так, как это сделал бы Совет, но все же Белый Город
хвастался своими прекрасными дозорными и хорошей защитой. А поэтому все население было
б вмиг осведомлено о его присутствии, стоило ему лишь материализироваться где-нибудь на
границе. И они были б не просто осведомленны о его прибытии, а еще и предполагали б, что
его намерения были явно очень то и дружелюбны.
Да даже если б он и прибыл туда официально, они все равно б считали, что он пришел
не для простых разговоров.
Поэтому он явился из пустоты между двумя реальностями на вершине большого моста и
в открытую ринулся к воротам Белого Города. На этот раз он был один.
Всадник сидел верхом на лошади просто феноменальных размеров. Под ее гранитно-
серой шерстью были видны черезмерно выпирающие мышцы. От колен и до самих копыт,
ноги лошади были покрыты трещинами, внутри которых полыхало пламя. На коже животного
вдоль шеи и на одном боку были видны такие же огненные трещины в форме древних рун.
Глаза и ноздри горели огнем. Седло, в котором сидел Война, было сделано из стали и кожи.
Уздечка, как и у Смерти, была похожей на цепь, только эта была толще и без пятен с ржавчиной.
Мост под копытами животного чернел. Это заставило коня удоволитворенно фыркнуть.
- Тише Руина, - для своего коня голос Войны сделался как никогда ласковым, хотя и ласковым
это назвать трудновато. - Здесь нет врагов.
Руина тихо и разочарованно заржал, еще б чуть-чуть и Война б засмеялся.
- Не переживай. Скоро здесь будет достаточно крови и хаоса для нас двоих.
Мост, по которому они шли, был ослипительно золотым, настолько, что мог бы с
легкостью сделать слепым любого, кто засмотрелся б вниз на слишком длительное время.
Широкие арки поддерживали его, а между ними струились сверкающие водопады, у которых не
было своего истока. Они буквально лились из самого моста и падали в невидимые глубины.
Рядом с мостом были скалы, что могли похвастаться своей обильной растительностью.
Каменные статуи ангельских воинов, на которых время уже смогло оставить свой отпечаток,
возвышались над скалами. В высоту они в три или даже в четыре раза превышали рост самого
Всадника. Они были не похожи на защитнкиков и это обеспокойило Войну, ведь он ожидал,
что здесь будет хоть кто-то из военных, хотяб часовые, что жили у моста, а не каменные стражи.
Осматривая город, первым, что привлекло его внимание, была не стена, а самый
большой из летающих островов. Эти небольшие пласты земли просто парили над его головой,
не только игнорируя, а в открытую издеваясь над всеми законами природы. Они были
зазубрены у основания, как горы, перевернутые вверх тормашами. На них были размещены
различные крепости и башни.
С такого расстояния Война смог заметить еще несколько деталей. Вокруг островов
парили крылатые фигуры, скорее всего ангелы или большие птицы. Это все, что он мог сказать.
Всего пару мгновений спустя и его внимание уже было приковано не к летающим
островам, а к крепостному валу.
Линии и углы, окна и проемы для пушек, всяческие лепленные рельефные эмблемы и

50
Darksiders: Хранилище Мерзостей Ари Мармелл

узоры и конечно же сами ворота поблескивали на свету, хотя и не так ярко, как сам мост. Из-за
такого освящения казалось, что они были сделаны из меди, а не из золота. Война хорошо знал:
они также были и прочнее любого металла. Сами стены были сделаны из какого-то бледного
камня, больше всего похожего на мрамор. На стене также было высеченно огромное количество
узоров, поэтому бастион смотрелся как настоящее произвидение искусства. Крепостной вал был
слишком высок для Войны, чтоб увидеть были ли на стене какие-либо охранники, так же, как и
проемы для пушек были слишком узкими, чтобы разглядеть хоть кого-то внутри, но Война
чувствовал - он был не один. Ангелы могли оставить мост без присмотра, но сами ворота -
никогда.
Война также не мог не отметить и того факта, что свет был вездесущ и исходил из
центра, распространяясь одновременно во все стороны. Все в округе было светлым и ярким, как
при дневном свете, вот только солнца здесь видно не было, как и темных туч или же простой
тени. Вся дорога буквально сияла. И это доставляло некий дискомфорт. Стена была несколько
десятков метров в высоту, а богато уркашенная всевозможными орнаментами башня, была вдвое
больше. Проход должен был быть скрыт в тени, но ее здесь не существовало.
Врата в виде опускной решетки были поднятыми, открывая его взору длинный, и,
казалось бы, пустой коридор, что буквально прорезался сквозь стену невероятной толщины.
Копыта звонко цокали по мосту и как только Руина приблизился к вратам, Война услышал, кто-
то засигналил в трубу. В один миг его путь был перекрыт небольшой фалангой из ангелов. Все
были одеты в тяжелую броню, и все сжимали в своих руках позорные алебарды. Крылья
захлопотали вверху, так как из-за стены начали появляться и другие солдаты. И хотя Война не
видел то множество пушек, что были за стеной, он чувствовал, они готовы в любой миг открыть
по нему огонь.
«А вот это уже другое дело»
Командира охраны Война заметил сразу, так как он был единственным чье лицо и
волосы цвета платины не были скрыты за шлемом. В его руках же красовалась не алебарда, а
огромный боевой топор. Он вышел вперед остальных, встав прямо на пути у Руины, и Война не
смог не сделать кивок в знак уважения. Лезвие его оружия было шире обхвата боевой лошади, а
само оно было вдвое больше владельца. Несмотря на это воин легко справлялся с ним. Стоя
напротив Всадника, он не выказал и малейшего страха перед своим потенциальным врагом,
который к тому же был намного, намного опаснее его самого.
Врата по-прежнему оставались открытыми, но Война знал, они могут закрыться в
мгновение ока, если в том будет малейшая нужда.
- Всадник, - поприветствовал его ангел, холодно, но вежливо.
- Командующий.
- Что за дело привело Всадника Обугленного Совета в Белый Город?
- Я здесь, чтобы передать послание.
Затем наступила тишина. Было ясно, что данный ответ не удовлетворил ангела, не тогда,
когда перед ним стоял Война, но у него не было должного ранга, чтобы сметь задавать Всаднику
какие-либо вопросы.
- Кому? - наконец спросил он.
- Тебе не зачем знать.
И вновь воцарилось молчание. Ангел стоял в недоумении. Небеса и Совет не были в
состоянии войны. У Всадника было свое задание и своя цель, и он имел полное право не
называть имени получателя. Поэтому у него больше не было никаких оснований переграждать
ему путь. Но, с другой стороны, само Его присутствие редко, если вообще когда-либо,

51
Darksiders: Хранилище Мерзостей Ари Мармелл

проходило без последствий, как для жителей, так и для всего имущества, находившегося в
окрестностях.
В конце-концов, ангелы - существа закона, а закон всегда предельно ясен. С явным
нежеланием, граничащим с агрессией, он отошел в сторону и махнул своим воинам, чтоб те
сделали тоже самое.
- Тогда добро пожаловать в Белый Город, Всадник. Пусть твое пребывание здесь будет
плодотворным и благословлено от ненужных задержек.
Войне даже не пришлось натягивать поводья, так как Руина и сам понял, если
бронированные стражники освободили им дорогу – тогда им пора в путь. Всадник и его конь
прошли через врата. Они высоко держали свои головы, а великолепный блеск от сооружений,
казалось их и вовсе не волновал, ровно как и красота этого места.
Но это было лишь показательным действием, совершенным для наблюдающих
стражников. Даже сам Война не мог смотреть на Белый Город без некого трепета в сердце.
Город был многоуровневым. Постройки своей высотой достигали самих облаков.
Некоторые из этих уровней состояли из летающих островов, что Война успел заприметить
ранее. Другие же были полностью искусственными - целые кварталы, различные сооружения и
дороги, что были построены на, украшенных интересными орнаментами, колонах и изящных
арках. Они связывались между собой при помощи мостов и извилистых лестниц. Некоторые
были разрушены, а посему несколько довольно старых зданий и островов были полностью
изолированными от остальных.
Внутрение дворики построек, окруженные статуями в высоту примерно с тот мост, что
был снаружи, были украшены различными геометрически узорами, А здания... Во имя Забвения,
что это были за здания! Пронзающие сами небеса башни, огромные соборы, столь широкие и
высокие, что своим видом напоминали небольшие горы. У всех были острые углы, везде были
опоры в виде все тех же изящных арок. И все было сделано из того же камня и золота, как и
внешняя стена. Деревья, что росли во дворах, красочные витражи на окнах многих построек, а
также наряды самих ангелов, что не бродили по Белому Городу в полном обмундировании, еще
больше наполняли красками эту живописную картину.
Большинство из них были одеты в мягкие одежи красных и фиолетовых цветов, и только
небольшая горстка была одета в зеленый. Были и те, чья одежда была белого цвета, и они
сильно сливались с пейзажем. Золотые пояса и показушыне главные уборы были не редкостью,
как и браслеты тончайшей работы.
Война продолжал рассматривать простых ангелов, что никаким образом не относились к
солдатам. Для него они казались, по меньшей мере, странными. Кто они? Ангельские
ремесленники? Курьеры? Или же торговцы? Представить себе это было сложно, но все же
каждый народ имеет свои нужды, не так ли? И тут Всадник на миг задумался о том, что же они
используют в качестве валюты, но потом понял, что его это абсолютно не волнует.
И даже звуки этого города были прекрасны. Обычно соединение различных голосов и
звуков от работ формируют неприятный монотонный гул, но беседы ангелов и отдаленные
звуки трубачей создали что-то вроде копии огромного оркестра.
Руина величественно шагал, а Война, пускай и постоянно глазел на все это, но он ни разу
не позволил хоть кому-то увидеть то, что ему действительно было интересно рассматривать
прекрасный город. Тоже самое нельзя было сказать о ангелах. Кто бы не проходил мимо или же
пролетал на своих крыльях - все пялились на него до такой степени, что порой казалось их глаза
вот-вот лопнут. Некоторые в страхе делали несколько шагов от него, некоторые, наоборот,
показательно этого не делали, но лишь немногие просто проходили мимо.

52
Darksiders: Хранилище Мерзостей Ари Мармелл

Несколько ангелов кругами парили над ним, сопровождая от самих ворот. Стражники,
несомненно. Они следили за тем, что б он не натворил бед. Что ж, пусть смотрят!
Война подумал о том, что он уже прошел всевозможные учреждения - мастерские и
амбары, магазины и простые дома. Каждое здание было величественным и внушительным, даже
прекрасней чем храмы и палацы в большинстве миров. Некоторые здания даже могли
похвастаться магическими символами на ангельском языке, что были нанесены возле дверей или
же над ними. Война уже было даже хотел спросить у ангелов, чем же являються эти постройки.
К тому же, он не мог найти ни намека на то, для каких целей служили подобные сооружения.
И у него было предостаточно времени, чтобы их рассмотреть, даже несмотря на то, что
он, как казалось, выбрал самый прямой и рациональный путь к постройке, в которой таилась его
цель. Но Всадник по-прежнему оставался далеким от нее, а все потому, что наиболее простой
путь, по его мнению, оказался и вовсе не таким коротким, как он предполагал.
Так как ангелы достаточно часто поставляли различные товары и строительные
материалы и, в добавок, у них в гостях часто пребывали Творцы и другие Древние, то к
большинству их построек можно было легко добраться пешком, через мосты и дороги. И так
как они все же были существами земли и неба, то для них самый прямой путь проходил по
открытому небу. Война и Руина вместе пробирались через целые кварталы. Часто им
приходилось то подыматься уровнем выше, то, наоборот спускать на уровень вниз. Они шли к
месту назначения уже не первый час, а для любого ангела этот путь занял бы всего несколько
минут.
И наконец, когда Война уже начал было по-настоящему злится, когда чудеса Небес уже
было утратили всю свою привлекательность, он узнал место, которое так долго искал.
Углубленная в одну из сторон здания, похожего на огромный собор, стояла особая статуя. Как и
все остальные, она изображала ангела и была примерно в три раза выше Войны. Но если другие
статуи были изображены стоя на коленях, припадая перед какой-то высшей силой, или же
наоборот твердо стояли на своих ногах, как бы бдительно стоя на страже города, то эта была
немного наклонена вперед, будто бы размахивая своим массивным мечом, что крепко сжимался
двумя руками.
Заприметив эту статую он продолжил движение, проходя через мост, а затем свернув к первому
зданию по правую сторону от него. Именно здесь, если информаторы Обугленного Совета его
не обманули, он должен был найти скрытый арсенал Аваддона.
Но если шпионы его обманули... Что ж, пускай Война не имел ни малейшего представления о
том, кем же были его информаторы, но если они солгали ему, то он был готов провести не одно
десятилетие, разыскивая их.
Паутина из мостов и платформ свыше затруднила его “эскорту” обзор, им стало
значительно тяжелее приглядывать за ним, но он знал, что они по-прежнему вверху и стараются
изо всех сил. Он также был уверен в том, что большинство прохожих на этой дороге были
стражниками, что также вели наблюдение за скрытой постройкой. И хотя он предпочитал
открытое и обширное наблюдение за своей целью, он все же остановил Руину на середине
перекрестка, оглядываясь и пытаясь запомнить дорогу. Отсюда он, по крайней мере, мог изучить
свою цель, хотя бы краем глаза. Несколько ангелов начали ворчать, так как огромное животное
перекрыло им дорогу. Никто не решился пройти прямо мимо него, пернатые пошли окольным
путем.
На фоне архитектуры Белого Города, эта постройка смотрелась совсем не впечатляюще.
В ширину она была меньше двух сотен шагов. Широкие стены и минареты были
единственными украшениями огромного замка. По ангельским меркам, эта постройка была

53
Darksiders: Хранилище Мерзостей Ари Мармелл

ужасно простой. Она была сделана из того же белого камня, а закрытые окна были слишком
узкими чтоб пролезть через них. Входная дверь была позолочена по краям.
По словам шпионов, Аваддон не полагался на сильную защиту, так как огромное
количество защитной магии в одном месте было бы слишком легко заметить, особенно
конкурирующим группам в Белом Городе, но он был бы полным глупцом, если бы даже
главный вход остался б не защищен. Это мог быть простой сигнал тревоги или же банальная
огненная ловушка, или хитрый телепорт, что отправил бы незванного гостя в любое другое
место, но только не внутрь постройки. Сами же владельцы несомненно знали, как
деактивировать защиту или же у них просто был запасной тайный вход. Но Война этого не знал,
более того у него не было времени на поиски. Что ж, если дверь не вариант, то...
Всадник крутонулся в седле, чтобы взглянуть назад на место, с откудого он пришел и его
зубы блестнули под злобной ухмылкой.

54
Darksiders: Хранилище Мерзостей Ари Мармелл

Глава VIII

Пройдя огромное количество разных комнат, в конце извилистой лестницы, Смерть


наконец нашел то, что он искал.
Покрытая небольшой дымкой пещера, созданная из равных кусков льда и камня
растянулась перед ним. Здесь могла бы поместиться целая деревушка. Бесконечная аллея из
заснеженных пиков раскинулась впереди, в проходе среди стены. А вокруг него медленно
вращались металлические кольца и полумесяцы, на которых были вырезаны различные руны.
Многие из них были с сотню шагов в ширину. Они сияли тусклым светом. Смерть не смог
понять для чего все это было нужно, но предположил, что это есть нечто вроде часов или же
какой-нибудь модели Вселенной.
На вершинах множества колонн можно было заметить скульптуры воронов с
сверкающими алыми глазами, которые, несмотря на свои немалые размеры, в сравнении со
скрипучем механизмом, казались и вовсе крошечными. Их взгяды были направленны на полный
хаос впереди.
В покрытой льдом комнате роились медные и каменные фигуры. Множество из них
неустанно продвигались вперед к одной единственной цели. И хотя с такого расстояния
Всадник был не в силах ее заметить, но он прекрасно понимал, кем же она являлась.
Смерть ударил в спину одного из конструктов, а затем поднялся настоящий шквал из его лезвий.
Жнец кружился, метал крошился, а конечности, туловища и стержни падали в разные стороны.
Он находился в постоянном движении, будто танцуя между фалангами своих врагов. И каждый
раз, когда один из конструктов намеревался дать ответный удар по своему врагу, что только что
уничтожил его союзника, стоящего перед ним, Всадник куда-то исчезал, а затем кто-то рядом
превращался в еще одну горстку камней.
Тем ни менее их количество по-прежнему было велико. Каждый раз, когда Смерть хоть
чуточку пробирался вперед, врагу вновь удавалось окружить его. А когда значительная группа
конструктов начинала вращаться, реагируя на новую угрозу, что подобралась к их тылу,
Всаднику не оставалось ничего, кроме как отступить на пару шагов назад и еще раз переоценить
свое положение.
- Убирайся прочь, Всадник! - слова его были грубы и враждебны, а голос древний и
хриплый, - Я не нуждаюсь в твоей помощи!
- Всегда пожалуйста! - крикнул в ответ Смерть. После чего раздалось раздраженное
ворчание.
Смерть осторожно исследовал вражеские ряды, а затем при помощи некромантии
призвал трех костяных воинов. Они подымались из снега словно это была простая вода и
яростно ринулись в бой. Но вращающиеся конструкты были им не по зубам. Раздался
жалобный вой и кости разлетелись на мелкие части.
Призвать ли упырей еще раз? Пускай неуклюжие трупы и могут окружить несколько
медных воинов, но им все равно не удастся отвлечь их на достаточное время, чтобы Всадник
смог пробраться вперед.
Конечно же в арсенале Смерти было еще множество магических приемов, но он все же
решил, что пользоваться ими сейчас будет нецелесообразно, ведь у него не было ни малейшей
уверенности в том, что его заклинания не навредят Старейшему Ворону, или же не нанесут
существенного ущерба его обители, да и, к тому же, если б они не смогли закончить битву после
их применения, то Всадник был бы уже слишком истощенным, чтоб продолжать вести борьбу.
Что ж, тогда никакой некромантии. Он должен был как-то пересечь поле боя. Смерть

55
Darksiders: Хранилище Мерзостей Ари Мармелл

знал какие силы мог применить Старейший в своих владениях. Вдвоем, и стоя рядом друг с
другом, они б с легкостью смогли б отбить армию и втрое больше этой.
Он нахмурился и спокойно спарировал первую встречную атаку, полностью игнорируя
те искры, что посыпались на него при встречи медного оружия со Жнецом. Даа, они б смогли
отразить эту атаку достаточно легко, но только если б ему удалось туда добраться! А сражаясь
изолированно, как сейчас... Что ж, в своих силах Всадник почти не сомневался, но было бы
крайне прискорбно для него, если б Старейший пал до того, как он сумел бы до него добраться.
Конечно, скорее всего, этого не случится, но одна лишь мысль удручала его. А вопрос по-
прежнему тревожил: как?
Ах.
И Смерть начал отходить, оставляя за собой след из поваленных конструктов. Они не
двигались абсолютно бездумно, они делали это медленно и осторожно, опасаясь любых
ловушек и уловок.
Жнец теперь превратился в тонкое копье, более чем в два раза превышаюие рост
Всадника. Решив держать своих врагов на неком расстоянии, Смерть парой резких ударов
сокрушил нескольких продвигающихся вперед соперников. А затем он подбросил свое
массивное оружие и метнул его, словно оно было легчайшим из всех.
Оно летело над войском врага, до тех пор пока не встретилось с землей. Наконечник
глубоко прошел сквозь лед и даже камень. Оно не задело даже одного конструкта, всем им
хватило скорости увернуться, даже находясь в переполненной комнате. При приземлении копье
задрожало, как небольшое деревце на ветру.
И оно продолжало трястись, а Смерть устремился к ближайшему конструкту. Одним
скачком он оказался вне досягаемости оружия врага, прямо у него на плечах, там, где должна
была находиться его голова. Оттудого он прыгнул вновь, толчок был столь сильным, что
заставил медного воина пошатнутся.
Как и Жнец, Смерть пролетал над своими врагами, вне зоны их досягаемости. Но, даже
перед прыжком Смерть знал, что всей его невероятной силы и ловкости не было достаточным
для того, чтоб одним рывком перелететь всю пещеру. Он знал и то, что если он попытается
совершить это, то очевидно приземлится в саму гущу врага и окажется в еще худщем
положении, чем был ранее.
Но он и не пытался пролететь всю площадку. Не при помощи одного прыжка, по крайне
мере.
Если б у него было любое другое оружие, хотяб немного слабее Жнеца, оно б никогда
не смогло б встрять так крепко и глубоко в камень. Было бы это любое другое, менее проворное,
чем Смерть существо, то оно б никогда не смогло приземлится на столь небольшую опору.
И он приземлился в центр пещеры-комнаты, прямо на свое оружие. Одной ногой он
начал надавливать на рукоять Жнеца, сильно его расшатывая. А потом он прыгнул вперед, и
хотя этот прыжок не был и не мог быть столь же изящным как и предыдущий, но все же этого
было достаточно, чтоб оказать на другой стороне.
Он приземлился неуклюже, немного потеряв равновесие от того, что его ноги
находились на разной высоте, ведь он уже находился на лестнице. Но он быстро вернул себе
контроль, задолго до того, как ошеломленные конструкты смогли понять, что же только что
произошло. Он протянул руку и призвав Жнеца обратно к себе. К тому времени как пальцы его
руки сомкнулись, оно уже успело трансфрмироваться в косу.
- Ну раз ты уже здесь, - проворчал Старейший, - думаю, твоя помощь сожет пригодится.
- Чего не сделаешь ради твоей благодарности и благодушия, - ответил Смерть,

56
Darksiders: Хранилище Мерзостей Ари Мармелл

мгновенно оценив свое новое положение.


Старейший Ворон, вполне возможно самый древний среди всех Древних, а также самый
известный отшельник во всем мироздании, казалось и вовсе не изменился с момента своей
последней встречи со Смертью, что произошла пять столетий тому назад. Те же морщины, то
же бородатое лицо, выглядывающие из-под толстой мантии из черных, почти ониксовых
перьев. Только вот одет он был по-другому. В темную робу то ли серого то ли коричневого
цвета, сказать точно какого было сложно так как ее истинный цвет уже давно стерся много веков
назад. В одной руке он держал извилистый посох, который по-видимому иногда мог послужить
своему владельцу и в качестве хорошей дубинки. Вторая рука была поднята и направлена прямо
на его врагов. Корявые пальцы и неаккуратные ногти были похожи на настоящие длинные
когти. Когда он двигался Смерти удалось разглядеть некую цепочку у него на груди, но роба и
мантия не давали ему возможности разглядеть ее детальней.
Он стоял на помосте, возле занимательной модели Вселенной. Позади него возвышался
огромный трон, сделанный из живого камня и украшенный несчетным количеством различных
изображений.
- А я смотрю ты все еще возишься с птицами, - громко подметил Смерть. - Какой смелый
выбор.
- Твоему сарказму здесь не место, - крикнул ему в ответ Старейший.
- А жаль, ведь он следует за мной повсюду.
Старый отшельник уж было приоткрыл свои бесцветные губы, но каким бы не был его
ответ, он должен был немного подождать. Ожившие солдаты вновь начали наступать.
Они были достаточно умны, чтоб понимать, если они будут двигаться вперед всей
толпой, то в конечном итоге из-за их численности они начнут сковывать движения друг друга.
Поэтому они наступали на защитников с разных сторон, небольшими групками по 3-4 воина.
Основная же масса находилась внизу, возле ступенек, что вели к помосту, готовые в любую
секунду закрыть пробоины в строю, если кто-то из их собратьев падет. И они атаковали со всех
сторон сразу, намереваясь заставить своих врагов открыться, чтобы нанести неожиданный удар
стыла.
И против любых других обычных соперников они б вероятно преуспели б.
Старейший набросился на наступающих солдат и, казалось, сам мир атаковал вместе с
ним. Одним лишь пальцем он поднял ледяную бурю. Трое мощных конструктов буквально
заледенели, несколько других разлетелись на маленькие кусочки под острым, как бритва
ледяным градом. Металлические кольца и полумесяцы начали отскакивать от конструкта к
конструкту, оставляя за собой расплавленные дыры в их туловищах, прожигая медь и
почерневший камень. Жестокая волна из тысячи воронов ударила по строям врага. Сжав пальцы
в кулак, Старейший возвал к древнему льду и камню, заставляя их буквально сжимать своих
врагов, превращая их в бесформенные куски меди. Каждый раз, когда враг подходил к нему
слишком близко, Старейший начинал размахивать своим посохом, ударяя с силой способной
раскрошить металл.
При этом всем он еще и успевал жаловаться и ворчать себе под нос, будто бы был занят
тяжелой, но достаточно обыденной мирской работой, от которой он с радостью попытался б
увильнуть.
Учитывая скорость конструктов и их нечеловеческое упорство казался вполне мыслимым,
не вероятным, а возможным, тот факт, что будь Старейший сейчас один, то, наверное,
нескольким воинам удалось-таки прорвать его оборону и представить реальную угрозу для его
жизни.

57
Darksiders: Хранилище Мерзостей Ари Мармелл

Каждый раз, когда кто-то из них приближался, Смерть уже успевал заблокировать им
путь. Жнец вращался по короткой, но не менее яростной дуге, то превращаясь в два оружия, то
вновь соединяясь в одно. Также яростно, под натиском Всадника, порой взрывались сами
конструкты, уничтожая некоторых рядом стоящий сородичей.
Это была длительная и очень трудоемкая работа. И болючая, ибо, не смотря на
поразительное мастерство Смерти, даже он не мог отразить каждую атаку. Тут и там лезвия
проходили по его коже, лишь срезая небольшие ее куски, но иногда противнику удавалось
ранить его до крови.
И все же им не удавалось замедлить его, результат по-прежнему оставался несомненным.
Последний леденящий порыв ветра вверху, последний взмах острого лезвия Жнеца и вот
последний из медного легиона уже лежит рассыпанный на крупицы вдоль всего помоста.
Огромной черной тучей вороны продолжали парить под потолком храма. И пускай они не
переставали кричать, но звуки уже не были столь яростными и оглушительными.
Старейший медленно подошел к своему трону и сел, удовлетворенно вздохнув. Смерть
изучал каждое его движение. Но только когда тот присел, он заметил тяжелые цепи,
прикрепленные к полу позади трона, а также кандалы по его другую сторону. Он немного
повернул голову, пристально смотря на них, а потом взглянул на издертые запясться
Старейшего Ворона.
- Не твое дело, - огрызнулся на него Старик.
Всадник кивнул. Его светящиеся оранжевые глаза слегка вспыхнули, а затем его взгляд
переместился с запястьев Старейшего на небольшой кулон, что он носил на цепочке под
одеждой.
- Что ж, я гне могу отнять у тебя право хранить свои секреты.
- Ооо, как великодушно с твоей стороны. Что привело тебя сюда, Всадник? Если б я
хотел гостей, то я б их несомненно позвал…, впрочем, я никогда не имею ни малейшего
желания их принимать.
- Ты позвал меня сюда, старик. Или, по крайней мере, это сделал твой маленький слуга.
- Я? Да я даже не представляю о чем ты...
Смерть поднял одну руку и свистнул. Звук пронзил плач воронов, как камень
разбивающий стекло. Мгновение спустя и от большой группы черных птиц отделился один,
особый ворон. Он приземлился на вытянутое запястье Всадника.
Прах громко каркнул и начал лениво клевать выступающие клочки плоти вокруг
ближайшей открытой раны Смерти.
- Ах, - произнес Старейший.
Смерть зашагал в сторону трона пока не подошел вплотную к Старику, буквально
нависая над ним.
- Когда я пришел к тебе, - голос Всадник звучал подозрительно мягко, - и предложил
трофей, что ты такжелал... - и вновь его глаза вспыхнули, взглянув на то, что висело прямо у
сердца отшельника, - ты сказал, что дабы разрушить его связь со мной и перенести ее на себя,
тебе придеться создать новую, символическую свзяь между моей душой и твоей собственной. В
результате ... - он поднял руку так, чтоб Прах оказался как раз на уровне его глаз. Ворон
недовольно каркнул, пытаясь сохранить равновесие.
- Даа, припоминаю, - вежливо произнес Старейший Ворон, - Я ведь присутствовал при
том разговоре.
- И, по всей видимости, ты, наверное, забыл упомянуть тот незначительный факт, что
Прах по-прежнему сохраняет связь с тобой! А я не люблю, когда за мной шпионят, Старейший.

58
Darksiders: Хранилище Мерзостей Ари Мармелл

Это задевает меня.


- Ой, ты преувеличиваешь, Смерть. Я не шпионил за тобой.
- Не шпионил? Тогда как ты обьяснишь...
- Конечно же Прах не утратил своей связи со мной, - губы отшельника немного сжались,
когда он проговаривал имя. Он старался оставаться невозмутимым, но тот факт, что Смерть
решил даровать птице прозвище, его немного ошарашил. - Он ворон. А я их Повелитель.
Поэтому мы и связанны до тех пор, пока один из нас не погибнет. Я могу видеть его глазами,
чувствовать то, что чувствует он, знать то, что знает он. Такова она, природа этой вечной связи.
- Но, - он продолжил, не давая Смерти и шанса заговорить, - я никогда не использовал и
не стану использовать эту выгодною сторону нашей связи. Только не с Прахом.
- И я должен в это поверить, не скажешь почему, а? - и пускай голос его оставался
достаточно мягким, но он крепко сжал рукоять Жнеца, так сильно, что был слышен небольшой
скрежет от давления его руки.
- Потому что ты здесь, Всадник.
Минута молчания или же, по крайней мере, тишина между ними двумя, ведь симфония
воронов свыше продолжала свою громкую песнь.
Наконец Старейший сердито кашлянул и положил свою руку с длинными когтистыми
ногтями на ручку трона, вновь заговорив:
- Ты и вправду можешь хоть на секунду предположить, что я действительно желал
увидеть тебя здесь, Смерть?
- Ты дал ясно понять, мне здесь не рады.
- И все же ты здесь. И ты узнал, что что-то неправильное происходит тут именно
благодаря Праху.
Всадник грубо кивнул.
- Я не вступал в контакт с ним напрямую. Он лишь почувствовал, через нашу
долговечную связь, что я был вовлечен в какое-то опасное занятие и, что его братья,
находящиеся в моих владениях, были сильно напуганы. А благодаря твоей с ним связи, ты
вскоре тоже узнал об этой неприятной ситуации.
- Или ты действительно полагаешь, что если б я вступил с ним хоть в какой-нибудь
контакт, ты б об этом не узнал бы? Та связь, что он разделяет с тобой, намного сильнее моей с
ним. Я не могу использовать его, в качестве шпиона, без твоего ведома. А также я уверен, что
сделав нечто подобное, ты больше никогда не оставишь меня в покое, да и делать из тебя своего
врага у меня нету ни малейшего желания.
Несколько долгих мгновений Смерть изучал Старейшего, его глаза горели из-под щелей
в его маске. И, в конце концов, он сделал третий и последний кивок.
- Что ж, хорошо, Повелитель Воронов. Будем считать, что ты меня убедил, пока что.
- Как я рад. А теперь я попрошу тебя оставить меня одного.
- Не так быстро, - Смерть зашагал к краю помоста и присел на колени, осматривая тело
недавно павшего конструкта. - У нас один и тот же враг, старик. Я должен знать, что тебе о них
известно.
- Они состоят из камня и металла, а также способны быстро вызвать у меня раздражение.
Смерть обернулся к нему
- Ты действительно хочешь, чтоб я оставил тебя в покое? Тогда лучше помоги мне
выяснить, кто направил этих солдат, и я остановлю их на полпути. К тому же ты ведь хочешь по
быстрее избавиться от меня с моими надоедливыми вопросами, не так ли?
- Гррр. Ладно, - Старейший приподнялся со своего трона, - я еще не выяснил, кто же

59
Darksiders: Хранилище Мерзостей Ари Мармелл

послал их ко мне, Всадник. По правде говоря, я до сих пор не могу понять и того, как им удалось
отыскать мою обитель. Один из них сказал мне...
- Они говорили с тобой?
- Охх, да. Первые из них были дипломатами, а не захватчиками. Они хотели узнать от
меня то, чего они б не смогли получить ни от кого другого.
Смерть почувствовал холод, леденящий его темную душу, его кинуло в дрожь.
- И я, конечно же, приказал им немедленно убраться, - продолжал Старейший, - Ну а с
последствиями моего ответа ты уже знаком. Полагаю, они хотели силой заставить меня
говорить, а после скрыться с нужной им информацией после моей смерти. Как же плохо они
меня знают...
- Я и не знал, что эти существа способны вступать в контакт, - задумчиво произнес
Смерть, - У них был лидер? Кто он? Разумное существо или просто более совершенный
конструкт, что отдавал им приказы? Он говорил через них?
- Это... вполне возможно, - Старейший немного сдвинулся, раздался шелест от его робы
и мантии из черных перьев.
И если бы Смерть не знал Отшельника так хорошо, то наверняка б подумал, что тот пребывает
в некой растерянности.
- Я все еще не разобрался со всеми деталями вторжения. Я ведь вижу и знаю все то, что
видят мои птицы, а они наблюдали за полем более явно по лучше меня. Но их слишком много,
и они не привыкли к насилию такого масштаба. Мне нужно просмотреть все их воспоминания и
впичатления, чтобы собрать все факты в одну кучу и, ясное дело, это займет какое-то количество
времени.
- А я то думал, что ты у нас и так всевидящий и всезнающий, - немного подразнил его
Смерть.
Повелитель Воронов нахмурился так сильно, что его глаза и губы и вовсе исчезли под
морщинистыми складками на его лице.
- В таком случае, почему б тебе самому не попробовать вспомнить каждую деталь из их
вторжения. Это ведь так просто!
Смерть так и не понял, не уж то Старейший попытался высмеять его или же
действительно хотел, чтоб он попробовал это сделать. В любом случае он посчитал, что сейчас
не лучшее время для решения подобной дилеммы. Вместо этого он лишь произнес:
- Ты ведь дашь мне знать, если что-то узнаешь?
- Несомненно, - насмешливо ответил Старейший, - Прах передаст сообщение. Я бы не
хотел, чтобы у тебя появилась малейшая необходимость вернуть сюда. Когда-либо.
- Но мы ведь так хорошо ладили. - Смерть в задумчивости смотрел на разломанные
туловища врагов. - Сотни погибших и, черт побери, ни одного с кем я мог бы поговорить.
- Хм? - впервые за все проведенное вместе время, Старейший, казалось, был по правде
заинтересован. - Пускай они и выглядят иначе, но они все же живые существа. По крайней мере,
были ими.
- Но ведь это конструкты. Простые инструменты Творцов, не более. У них нет души. Нет
ничего, что я мог призвать обратно из пустоты. Моя некромантия сможет временно вернуть
одного из них к жизни, но лишь на пару мгновений, это нам ничего не даст. Без души и разума
он бы просто продолжил бы лежать здесь, как такой же труп, только оживший.
Старейший вновь начал постукивать своимы длинными ногтями по кривым передним
зубам. - Ты ведь видел лишь часть моей силы, не забывай, что в моих владениях она абсолютна.
- Даже тебе не под силу взрастить душу, - возразил Смерть. – Возможно, тебе б удалось

60
Darksiders: Хранилище Мерзостей Ари Мармелл

проделать это с растением или с животным, но здесь... здесь нет интеллекта.


- И это верно, но... - Повелитель Воронов резко поднялся из своего трона. Смерти даже
показалось, что старый Отшельник сейчас выглядит взволновано.
- Я ведь могу создавать своих детей, - теперь он указал своими скрюченными пальцами
на ворон вверху. - Естественно я позволяю им плодиться природным путем, но сотворив их
однажды, я могу проделать подобное и еще раз. Мне не нужно будет воссоздавать жизнь, лишь
сознание. И для этого мне нужно будет попробовать воздействовать на дух, что придает
конструктам жизнь. Это конечно не душа, но полагаю ее должно быть достаточно. Моя сила
здесь, в моих владениях столь велика, что я смогу попробовать вступить с ними в контакт, не
смотря на отсутствия у них разума. А посему нам нужен один из них...
Смерть все еще не совсем понимал, что же хочет совершить Старейший, он просто
пробирался сквозь обломки, пока не достиг наименее поврежденного конструкта. Затем он
взвалил тяжелую ношу себе на плечи и поплелся обратно через всю комнату. Тело конструкта
упало к ногам Старейшего.
- Прекрасно. А теперь Всадник... Наблюдай и набирайся мудрости.
Повелитель Воронов закрыл глаза. Он начал что-то бормотать себе под нос, слов
слышно не было. ПО всей комнате раздавались лишь звуки от вращающихся колец системы
Вселенной, а также порой был слышим треск от конструктов, что буквально разваливалиись под
собственным весом. Это продолжалось до тех пор, пока один из тысячи паривших вверху
воронов не отделился от стаи и не приземлился на посох своего Повелителя. Он сел, высоко
задрав голову вверх и взглянул на хозяина своим одним блестящим глазом.
Смерть все наблюдал, а его любопытство продолжало расти. Постепенно он начал
понимать, что эта птица не была похожа ни на одного другого ворона. Перья его были
изодранные, а многие даже вырваны. Клюв был покрыт множеством разных царапин, а его глаз,
тот который находился по другую сторону от Старейшего, был почти незаметен под молочно-
белым сверканием.
Этот ворон был очень стар. Теперь то Смерть наконец начал понимать, что же задумал
этот Старик.
То, что пытался сделать Старейший никто, никогда и нигде не пробовал совершить, да и
если б даже кто попытался, то у него все равно б наверняка ничего не вышло. Но здесь
находилось основание силы Отшельника, он мог преуспеть. И Смерть неохотно признал тот
факт, что ему б никогда не пришла б в голову мысль испробовать нечто подобное.
Всадник мог поклясться, что на мгновение птица кивнула. Старейший протянул одну
руку, в которую порхнул ворон, а затем крепко сжал птицу другой. Он сильно зажмурил глаза, а
когда они открылись, птица исчезла. Лишь несколько все еще дрожащих перьев остались от
нее.
- В этом деле главное скорость, - обьявил Старейший. - Я смогу удерживать дух ворона
всего несколько секунд, а затем, как и дух любого другого животного, он просто исчезнет.
Взывай к своей некромантии, Всадник Обугленного Совета. Вдохни кратковременную жизнь,
возможно бессмысленную и даже бессознательную в это искусственно-созданное существо. Я
предоставлю тебе необходимое для этого вещество.
Никогда еще Смерти не доводилось использовать свою магию на бездушном существе.
По правде говоря, у него никогда не было и повода для ее использования. Как уже говорилось
без души и разума мертвый конструкт от живого мало чем отличался. И пускай Старейший был
эксцентричным, неприветливым, порой грубым и даже властным, но все же он был мудр, и
поэтому Смерть ему верил. К тому же у самого Всадника идей по этому поводу и вовсе не было.

61
Darksiders: Хранилище Мерзостей Ари Мармелл

Магия лилась сквозь некроманта и все шло нормально, если только разрушение грани
между жизнью и смертью можно назвать нормальным. Его бросало то в жар, то в холод, он
ощущал то страх, то гнев и это было обычным делом, когда ты занимаешься магией подобного
вида. Казалось, что это действительно работает. Он не видел причин, что могли этому
воспрепятствовать.
Но он не знал, что сказать. Конструкт по-прежнему не дышал и не двигался. Без высшего
разума, что заставлял его действовать, он продолжал лежать словно был все еще мертв.
Смерть уже завершал свое заклинание, когда Старейший опустился на колени рядом с
конструктом, положив маленький птичий трупик позади него, а свою руку на покрытую медью
каменную грудь воина. Смерть немного пошатнулся перед видом незнакомой ему магии. Сгусток
энергии начал сплетаться воедино с неживим существом.
- Всадник, ты должен задавать лишь простые вопросы. Я могу связаться с ним, но помни,
это по-прежнему разум ворона. Ему будет сложно отвечать на тяжелые вопросы, как и обьснить
и растолковать нам воспоминания конструкта.
- Что ж у меня их немного. Кто послал вас сюда?
Старейший вновь закрыл свои глаза, намереваясь понять, что пытается ответить им
птица. В течении некоторого времени ничего не происходило и Смерть начинал уже
подумывать, что все их новаторство в этой магии потерпело неудачу, как вдруг...
- Наш создатель, - тихо проговорил Старейший, - он говорит, что наш Создатель послал
нас.
- И кто таков этот ваш Создатель?
Очередная пауза. Видимо дух пытался понять смысл сказанных Всадником слов. И тут
Старейший протянул руку и ткнул пальцем в тело перед ним и произнес. - Нет, это был не я.
Это Создатель металлических существ! Его воспоминания все еще внутри. Я их чувствую, я
знаю... да... Белиастра! Их создала Белиастра!
- Я не знаком с этим именем, - ответил Смерть
- Она Творец. Работает с камнем и металлом, - голос его был наполнен презрением,
теперь ясно, что он чувствует по отношению к менее старым Древним.
- Да, я знаком с Творцами, спасибо.
- Где же найти предел твоему невежеству? Большей информации у меня нет. Я слышал о
ней, но никогда не видел какой-либо необходимости ее изучать.
- По крайней мере теперь мы знаем имя. Это хорошее начало. Я...
Смерть и Старейший одновременно вздрогнули, так как что-то внезапно скользнуло в их
душах.
- Заклинание скоро рассеится, - прошептал старик.
- Я заметил!
- Быстрее задавай свои вопросы, пока у нас еще есть время!
- Что за цель привела вас сюда? Что вам нужно было от Старейшего?
Опять длительная пауза, Смерть уже был уверен, что птичий дух не успеет собраться с мыслями
прежде, чем связь между ними разрушиться, но в конце концов Повелитель Воронов заговорил:
- Древнейшие знания, что помогут пробудить реликвии Давно Погребенных землей.
Даже если б заклинание не разрушилось, они б все равно прекратили б ритуал, так как в
этот момент концентрация Всадника разбилась подобно тому, как кристалл рушиться на
наковальне. Он не слышал этого слова прежде, но понимая, что ворон обладает скудлым
словарем, он четко знал, что под словами Давно Погребенные землей скрывается его
собственный народ. Нефилимы.

62
Darksiders: Хранилище Мерзостей Ари Мармелл

«Я был прав. Прокляни их всех к заточению в Забвении, но я был прав!»


С резким криком, он крутонулся и поднял конструкта, пустого и уже безжизненого, а
затем швыронул его вдоль комнаты. Он врезался в один из стоящих впереди столбов, повредив
несколько древних вырезных узоров.
Старейший крепко сцепил свои зубы.
- Разве враг не нанес достаточно урона моему дому? Ты счел за необходимость помочь
ему в этом?
Всадник стоял, широко развернув свои плечи. Он должен выплеснуть огонь в его душе.
Жнец уже был в его руке, а он не мог вспомнить момента, когда призвал оружие. Он начал себя
успокаивать медленно и сознательно.
«Время приедт. Скоро у меня будет много возможностей спустить свой пыл, скоро...»
- В чем дело? - Спросил Старейший, когда Смерть полностью обрел над собой контроль.
- Хранилище Мерзостей, - он почти шептал, голос был столь мягким, что Отшельник
его таким никогда и не слышал. - Они идут за Наследием Нефилимов.

63
Darksiders: Хранилище Мерзостей Ари Мармелл

Глава IX

Это произошло с ужасающей скоростью. Часовые, что парили вверху, и солдаты, шагающие
внизу вдоль улицы, широко пороззевали свои рты от удивления. Раздался жуткий треск, не
похожий на обычный обвал рядом стоявших скал. А затем по улице эхом разнеслись крики,
шокированных и напуганных ангелов. Стражники начали разбредаться по разным
направлениям, кто-то на крыльях, а кто-то пешим, пытаясь уберечь себя от нежданной угрозы.
Многие уже смогли прийти в себя и начали было доставать свое оружие, но кто ж знал, что
толку от него будет немного.
И прежде чем весь этот гул утих в стенах города, раздался еще один резкий звук, будто
глухой раскат грома пронесся вдоль по всей улице. Дорога затряслась, а мелкие камушки вместе
с пылью начали разбегаться к краям дороги. То же сделал и ангел, что по каким-то причинам не
успел подняться в воздух.
И из этого хаоса появился Война на своем ужасающем коне. Огненные копыта
животного оставляли свои пламенные отпечатки на мощенной дороге. Шаги были столь
сильны, столь быстры и непреклонны, что земля содрогалась под его поступью. Руина мог
свободно галопировать, так как Всадник отпустил поводья. Руки его были подняты вверх,
удерживая тяжелейший груз. Огромная статуя, того особого ангела, вырезанная из твердого
камня и превышающая размеры как Всадника, так и его коня, была одной из трех самых
громадных сооружений Белого Города. Но ужасающую парочку подобные ньюансы не
волновали, ничто и никто не мог их остановить, или хотябы просто замедлить.
Ангелы, кружившие вверху прицелились, и шквал выстрелов градом обрушился на
Всадника. Но из-за скорости Руины и некоторых промежуточных препятствий на дороге, лишь
несколько выстрелов попали в цель, однако, и они смогли лишь отколоть небольшие кусочки
от массивной статуи. Только один или два ангела, что стояли на дороге, смогли вовремя
оклиматься от дрожи и изумления и открыли огонь по Войне, но пробить броню Всадника или
же шкуру Руины им так и не удалось.
Здание впереди уже начало виднеться, он приближался. С тяжелым ворчанием он подал
свой корпус вперед и бросил скульптуру со всей своей сверхьествественной силой. Массивный
снаряд полетел вперед, ударяясь с разрушительной силой в каменную стену, что находилась в
нескольких шагах от входной двери. Статуя разбилась на тяжелые обломки. Теперь вся дорога
была усыпана ими. Стена покрылась небольшими разломами и трещинами, но все же оказалась
достаточно крепкой, чтоб выстоять перед ударом.
А Война казалось и не собирался замедляться. Копыта стучали по дороге, стена была уже
почти перед ними...
И Руина прыгнул.
Оставляя за собой две дымовые тропы, вырисовывающие невероятную дугу в открытом
небе. Всадник достал Пожиратель Хаоса из ножен на спине. Он крутонул оружие один раз, и
еще раз, а затем наклонился вперед, к голове своего коня, а огромный черный меч теперь
служил ему настоящим копьем.
На самом пике полета Руины, раздвоенный кончик Пожирателя Хаоса, почти нежно
коснулся уже потрепанной стены.
Она не выдержала и рухнула, оставляя за собой облако дыма. Зубчатые осколки
завалились вовнутрь постройки. Ангелы забили тревогу. Те, кто защищали центр огромного
холла немного оступились назад. На мгновение они были ослеплены поднявшейся пылью, а их
плоть была полна рубцов и ссадин от каменных осколков разрушившейся стены. Некоторые

64
Darksiders: Хранилище Мерзостей Ари Мармелл

были погребены под огромными плитами, они уж больше никогда не смогут подняться на ноги.
Еще несколько воинов угодили прямо под копыта Руине и были буквально раздавлены
массивным животным, которое наконец ворвалось в центр комнаты. Он сразу поднялся на дыбы,
копытами проламывая шлемы, ребра и черепа своих врагов. Война возвышался над ним,
размахивая Пожирателем Хаоса. Он орудовал ним с черезвычайной легкостью, будто огромный
меч был простой игрушкой. Конечности, кровь, крылья и перья летели во все стороны.
Несколько ангелов решили открыть огонь из их извергающих сгустки энергии алебард,
но из-за облака дыма и постоянных быстрых передвижений Руины, они не могли попасть даже в
место рядом со Всадником, не говоря уже о том, чтоб задеть его самого. Но все же иногда кому-
то удавалось ударить прямо по Войне, вот только пробить его броню было не по силам
подобными ударами. Порой Всаднику даже приходилось блокировать особо точные снаряды
своей левой рукой, дабы защитить лицо. В любом другом случае он был сосредоточен на одном
- убийствах.
Солдаты снаружи наконец начали сходится к большой дыре в здании. Еще один выстрел
почти подрезал его, ударив прямо позади. В этот же момент Война заметил одного ангела, что
взмыл в воздух с одного из балконов здания, направляясь прямо к нему. У этого в руках была не
простая алебарда, а одна из пушек Искупления, этими дивизионами поистине гордился Белый
Город.
Война отдал приказ и Руина вновь сделал мощный рывок через длинный зал. Первый
удар прошел мимо, ударив прямо в то место, где всего мгновение назад была пара, оставив на
полу небольшой дымящейся кратер.
Дважды крутонув Пожирателем Хаоса он метнул меч, словно это было копье. Так как
клинок был слишком тяжелым, да и его форма совсем не способствовала подобным действия,
Пожиратель Хаоса никак не мог лететь прямо, но, несмотря на это, никто из врагов Всадника не
мог предугадать траекторию полета этого ужасающего меча. И он прошел насквозь, через грудь
одного из ангелов. Кровь хлынула с обеих сторон, и ангел с криком пал замертво.
Руина тут же направился в сторону павшего противника. Война быстро вынул свой меч
из груди ангела, а также вырвал пушку Искупления из его рук, конь даже не убавил темпа. Он
миновал врага так быстро, что его тело еще не успело коснуться земли.
- Лестница! - рявкнул Война и Руина покорно поскакал к широкой лестнице у дальней
стены.
Всадник спрятал Пожиратель Хаоса себе за спину, а пушку положил себе на плечо.
Левой рукой он держался за переднюю луку седла, правую ногу вытянул из стремени и
перевернулся. Теперь он висел у Руины на боку, крепко держась левой рукой и левой ногой.
Затем раздался рокот от пушки Искупления. Несколько выстрелов и ангелы, что проходили
через уже немного разрушенную стену, были погребенны под кучей дыма и обломков.
С удовлетворенным кивком Война вернулся в прежнее и гораздо более удобное
положение в седле. Теперь он держал пушку двумя руками.
Пускай ступеньки были крепки, но они явно не были предназначены для подобных нагрузок.
Лошадь и ее Всадник следовали вверх по круговой лестнице, а ступеньки раскалывались под их
тяжелой поступью. Война все продолжал стрелять из пушки, ударяя снова и снова то по комнате
внизу, то по балконам вверху, да и вообще в любое место, с откудого могли появится враги.
Несомненно, он не смог убить их всех, но те, кого он тогда пропустил, были достаточно мудры,
чтоб найти себе место для укрытия, а не продолжать вести по нему обстрел.
Балкон оказался коридором с множеством комнат по обе стороны. Так как расстояние
между дверьми было небольшим, Всадник понимал, что эти комнатушки были слишком малы -

65
Darksiders: Хранилище Мерзостей Ари Мармелл

там точно не может поместиться лаборатория или же нужная ему и крайне таинственная бомба.
Он сделал по несколько залпов в каждую из дверей, просто чтоб убедиться, что там
действительно не было ничего стоящего, но, несмотря на это, темп лошади он не замедлил.
Это здание не было удобным для обороны. Большие просторные комнаты, прямые
коридоры без хороших точек для сбора сил... Похоже Аваддон решил просто
переориентировать одно из своих зданий, нежели строить еще одно новое. Также было ясно и
то, что он скорее полагался на секретность и на законы Белого Города в качестве своей
основной защиты. И, возможно, в этом был смысл, все же ему длительное время удавалось
держать весь этот проект в тайне от всех, но...
Война насмешливо улыбнулся. «Великий генерал не повторил бы подобную ошибку вновь!»
Когда он начал приближаться к концу прохода, он заметил в далеке одну дверь, что была
больше и, по виду, даже крепче всех остальных.
Также сразу стало понятно, что ангелы совсем не намеривались пускать его внутрь.
Несколько воинов резко вынырнули из последних двух дверей по каждую из сторон и
открыли стрельбу по Всаднику. Война крепко схватился за седло и поводья, а затем повернул
свой корпус влево. Этого было достаточно для того, чтоб повалить Руину. Смертоносные
снаряды просвистели у них над головами. Во время падения Война выпал из седла и оказался в
ближайшей пустой комнате. Затем он буквально подтянул своего коня к себе. Пол и стены
содрогнулись от новых ударов.
Оказавшись в комнате, Руина быстро встал и возмущенно фыркнул.
- Что ж, тогда в следующий раз я позволю им стрелять по тебе, согласен?
Лошадь наклонила свою голову вниз, явный признак его раненого достоинства.
- Полагаю это означает, что нет.
Быстрого взгляда было достаточно чтоб понять, в комнате, в которой они укрылись, не
было ничего полезного. По-видимому, это был какой-то рабочий кабинет. Те выстрелы, что он
сделал, когда пробегал по коридору, почти полностью уничтожили стол, хотя его ножки все
еще были вполне узнаваемы среди дымящейся дыры в полу, что находилась рядом.
Он не погиб бы даже если б и решился выйти на линию огня, слишком уж крепок был
Всадник от рождения и слишком уж хороша была его броня. Он бы выстоял и даже смог бы
добраться до ангелов и дать им бой, но дальше... Дальше он не был уверенн хватит ли ему сил
продолжить свою миссию после подобной передряги.
- Я надеялся, - прогремел он Руине, - приберечь это на потом, но...
Осторожно положив пушку на пол, он вытянул свой меч, и глубоко вздохнул, один раз, другой.
Его кожа начала покалывать, наполняясь ошеломляющей силой.
Да, это было подходящее имя - Пожиратель Хаоса. Разрушения и резня от битв питали
оружие. Все сила, что поглощалась мечем могла перейти к его владельцу. И она наполнила его.
Война воззвал к магии, что принадлежала ему по праву, как Нефилиму и как Всаднику,
несущему Апокалипсис.
Низко приклонившись, он ворвался в холл. Он двигался с невероятной скоростью, а его
плащ и волосы развивались позади, верный признак приближающейся битвы. И вновь
противник открыл огонь, и вновь Всаднику хватило скорости дабы уклониться от всех атак.
Он совершил кувырок вперед, прямо между четырьмя окуппированными дверями.
Ангелы заколебались и огонь на миг прекратился, - они боялись, что атаковав Всадника,
существует вероятность ненарочно подстрелить одного из своих собратьев. Только это и нужно
было Всаднику - враги заколебались.
С неистовым криком он вонзил Пожиратель Хаоса прямо в пол, магия струилась по

66
Darksiders: Хранилище Мерзостей Ари Мармелл

левию меча. Коридор на мгновение наполнил свет, а затем из пола, в разные направления
вынырнуло множество мечей, каждый из них видом напоминал Пожиратель Хаоса.
Металлические дебри образовались на расстоянии в несколько шагов в каждую сторону от
Всадника. Этого было более чем достаточно, чтобы поймать всех ангелов, находящихся в
ближайших дверных проходах.
Только один из них погиб на месте, остальные кричали и страдали от множеств
смертельных ранений. Но это было недолго.
Теперь он был достаточно близко, чтоб рассмотреть детали большей комнаты, что была
перед ним. Дверь выглядела прочной, но ничто не в силах остановить его вместе с Руиной.
Окно рядом с дверью было почти замуровано, но, несмотря на это, ему удалось оценить
толщину стены. Она была тоньше чем внешняя стена, но толще любой другой внутренней.
Так же как и ангелы знали, что они не могут дать Всаднику пройти, так и он был
абсолютно уверен в том, что данная комната не обделена охраной. Поэтому...
- Готов ко второму раунду? - спросил он у Руины, когда вернулся в комнатушку за конем
и пушкой. Он мог поклясться, глаза его коня вспыхнули яростным пламенем. Он улыбнулся и
вскочил в седло.
Как только они вновь оказались в холле, Война указал на дальнюю дверь
- Выбей ее, - шепнул он, а Руина отбросил свою гриву назад в знак согласия.
И вновь огромный зверь совершил рывок. Без малейшего труда и колебаний он высунул правую
ногу из стремени, поставив ее на седло. Когда они приблизились к стене, он прыгнул, словно у
него за спиной тоже были ангельские крылья. Руина вытянул передние ноги вперед, ударяя ими
прямо по двери, хотя основной удар все же исходил из его головы, а не копыт. Война в это
время сделал очередной выстрел из своей пушки, оставив проход в стене над дверью.
Стража внутри конечно же уже ожидала появление Всадника, но когда Руина ворвался в
комнату, они не ожидали, что парочка будет так низко, прямо под линией их огня. На секунду
они замешкались.
И в этот самый момент, Война с помощью похищенной пушки и Руина своими
копытами отбросили противников назад. Половина стражников пали замертво еще до того, как
ноги Войны коснулись пола.
Он начал яростно размахивать своим грозным черным лезвием, уничтожая врагов один
за другим. Несколько ударов он все же пропустил, но они не пробили его броню. Потом Война
перешагнул через тела павших противников. Через их броню и сломанные крылья, он шел дабы
изучить желанный приз.
Но он ничего не нашел.
Здесь не было никакого супероружия или же хотя бы его частей. Несколько наковален,
покрытых множеством царапин, а также стальные рабочие столы окружали центральную
кузницу. По их виду можно было предположить, что некоторыми из них пользовались, при чем
совсем недавно. Только на одном столе можно было заметить всяческие боеприпасы для пушек
Искупления, а также другое, более мелкое оружие.
Впрочем, это было б слишком уж легко, если б он нашел главную мастерскую в первом
же зале второго этажа, ведь в здании было множество этажей, а коридоры тут растягивались на
целые мили. Но тогда почему же ангелы так настойчиво пытались его задержать...?
- Черт, какой же я дурак, - хрипло произнес он и положил свою руку на шею Руины, -
Нам нужно будет пересмотреть наше...
Всадник и его лошадь одновременно подняли свои головы, внимательно прислушиваясь
к стуку от чьих-то быстрых шагов и грохоту от тяжелого оборудования, что двигались этажом

67
Darksiders: Хранилище Мерзостей Ари Мармелл

выше. Тут ему стало ясным - им придется сражаться за каждый шаг, сделанный вперед, за каждое
малейшее продвижение этажом вверх или просто вдоль коридоров, а так как здание было
большим и мест для поисков по-прежнему оставалось крайне много - их шансы на успех или
хотя бы на выживание стали крайне небольшими.
Война не был дураком, чтоб повестись на подобную уловку еще раз. Теперь он понял,
что ангелы так яростно сражались с ним, только потому, что знали, в этих комнатах не было
ничего существенного. Он был уверен и в том, что подобную тактику они станут
предпринимать и этажами выше. Они хотели заставить его тратить время впустую, сражаясь с
бесчисленным количеством воинов, изматывая себя и играя в их игру, в которой у него не было
и малейшего шанса на победу.
«Что ж, настал час изменить правила игры».
Все его лицо загорелось каким-то внутренним светом. Он взял боеприпасы со стола и
пристегнул их к своему поясу. Затем он подошел к каждому трупу ангела и собрал еще больше
патронов. После этого Всадник шагнул в коридор, приказав Руине следовать за ним. Он
прислушался и почувствовал огромное скопление стражи на верхнем этаже. Пушка не обладала
нужной мощностью, дабы совершить то, что он задумал, но он и не собирался использовать
только лишь ее.
Держа небольшое расстояние в несколько шагов от места предполагаемого удара, он
бросил одну обойму патронов. Когда она пролетала прямо под противниками, он открыл огонь.
ТЕПЕРЬ это стало больше походить на резню, нежели на сражения.
На каждом этаже Война простреливал потолок, ударяя противников врасплох и убивая
большинство из них первым таким залпом. Иногда ему было сложно услышать шаги воинов
вверху из-за толстых стен, но слух Руины его никогда не подводил.
Здание не было достаточно охраняемым. Возможно, если б все стражники собрались и
напали б на Всадника все вместе, то у них мог бы появиться небольшой шанс на победу. Но они
продолжали твердо стоять по своим постам, а Война с легкостью расправлялся с небольшими
группами противников.
Война продолжал свое гордое шествие. Две трети здания уже утопали в руинах и
обломках, хотя некоторые комнаты оставались по-прежнему нетронутыми. Броня Войны уже
покрылась множеством царапин от ударов, которых он не смог избежать. А он все шел по полу
разрушенным коридорам, переступая через куски камней и части ангелов. Едкий дым кружил
вокруг него, оставляя за собой след из сажи.
И вот он, наконец, таки достиг своей цели. Входная дверь ничем не выделялась от всех
остальных, и Всадник ее уже почти прошел, если б не заметил на ней кое-что особенное. Все
остальные двери были покрыты трещинами и отметинами, которые остались от взрывов, что
почти полностью уничтожили весь коридор. А эта дверь была почти не поврежденной, за
исключением нескольких пожелтевших пятен.
Он выстрелил из пушки по двери и его подозрения подтвердились. Входная дверь была
действительна усиленна каким-то защитным заклинанием раз смогла вновь противостоять
массивной атаке. Войне потребовалось сделать три сильных удара Пожирателем хаоса, чтобы
пробить ее по середине.
Он прошел через неровное отверствие, в одной руке держа свой меч, а в другой - пушку.
Комнату наполнял назойливый шум, будто комар жужжащий над ухом в ночи. Война не
сомневался - звук исходил от устройства, что занимало половину комнаты у дальней стены.
Это была огромная медная сфера, на обхват которой несомненно потребовалось бы два десятка
ангелов. Эта штуковина не была цельной, она состояла из тысячи крошечных шестиугольников.

68
Darksiders: Хранилище Мерзостей Ари Мармелл

Они не были ничес скреплены между собой, а просто парили в воздухе, в форме круга.
Периодически шестиугольники синхронно проворачивались на одну из трех их осей. В этот
момент Войне удалось крам глаза взглянуть вовнутрь конструкции. Там все было наполнено
бесформенной белизной, не похожей на туман, а скорее чем-то напоминало то белое вещество
при переходе между мирами.
Это и была та самая, таинственная бомба.
От оружия его отделял один единственный ангел. Ее лицо было полно решимости.
Двумя руками она сжимала меч, размером с Пожиратель Хаоса, а ее броня отблескивала лучами
света.
Она в добавок была еще и самым юным ангелом, которого доводилось видеть Войне. По
возрасту чуть старше подростка.
- Неужели Аваддон теперь набирает детей на стражу? - спросил Всадник.
Ее крылья теперь стали более грубыми, если это можно было назвать подобным словом.
- Я не ребенок. Я лучшая ученица Гауниэля!
- А Гауниэль это...
- Он охранял коридор, - ее голос дрогнул, хотя было заметно, что она прикладывала
максимум усилий, дабы не дать этому случится.
- Хах, полагаю, он и не рассчитывал, что битва может переместить сюда, не так ли?
Поэтому он и оставил тебя здесь, в самой безопасной комнате.
- Вполне возможно, но я знаю свой долг, и ты не пройдешь, пока мое сердце продолжает
биться, сражаться буду и я.
Война понял, что он улыбнулся, хотя он и пытался это скрыть, дабы, в первую очередь,
не позволить юному ангелу зазнаться.
- Твое имя? - спросил Всадник.
- Уриил.
- Что ж, Уриил, у меня нет желания убивать детей, да и ты должна понимать, что у тебя
нет никаких шансов. Так что отойди и позволь мне закончить начатое. Никто не станет винить
тебя.
- Я знаю свой долг, - продолжала твердить она.
- Значит, будь по-твоему.
Уриил бросилась через всю комнату, прямо на Всадника, крылья несли ее со скоростью
настоящей ракеты.
Война легко спарировал удар ее меча Пожирателем Хаоса, а затем стрельнул из пушкив
упор, прямо по ее мечу и тот взорвался. Уриэль зашатало. Она была врменно ослеплена и
ошеломлена взрывом. В этот момент она стояла перед Всадником абсолютно открыта для
любого его удара, и Война никогда не упустил бы такой прекрасной возможности.
Но в последний момент он отвернул оружие в сторону. Лезвие его прошло прямо у ее
виска. Она упала, но жизнь все еще струилась в ней. Война мог почти слышать возмущенный
крик его смертоносного оружия.
- У тебя душа истинного воина, девочка. Тебе б еще несколько веков тренировок и опыта
в битвах, и я сочту за честь сразиться с тобой еще раз, но уже в настоящем бою.
Теперь он наконец-то мог заняться той целью, из-за которой он собственно и пришел
сюда. Какая наивность держать подобное оружие, что способно ранить только демонов, здесь, в
самом центре Белого Города и думать, что никто его не разоблачит. Немного его изучив, Война
нашел средства его управления: несколько вращающихся шестиугольников были немного
темнее остальных, к тому же на каждом из них можно было заметить очень блеклый ангельский

69
Darksiders: Хранилище Мерзостей Ари Мармелл

символ.
Не нужно ыло быть экспертом в сфере языка ангелов, даже Война знал эти цифры.
Немного повозившись, он все же заставил эту штуковину вновь закружиться, но уже не в
хаотичном, а вполне определенном порядке.
Затем ослепительная вспышка заполнила комнату, она была столь сильна, что ее можно
было бы увидеть с любого конца Белого Города. Но несмотря на это вокруге по-прежнему было
подозрительно тихо, лишь слабые порывы воздуха гуляли вдоль зала.
«Священная бомба» исчезла. То же сделали Война с Руиной, еще раз перешагнув за грань
между мирами. Последние мысли, что возникли в голове у Всадника, перед тем как шагнуть в
пустоту, были о том, что ему следует воздержаться от посещения Небес на некоторое время...
И он надеялся, что это был последний раз, когда одна из основных расс Мироздания
решила прибегнуть к созданию оружия, что могла привести к концу света.

70
Darksiders: Хранилище Мерзостей Ари Мармелл

Глава Х

- Наследие Нефилимов... - произнес Смерть, заканчивая свой рассказ о последних


приключениях, - древнее хранилище, что таит в себе один из величайших сохранившихся
секретов нашей вымершей расы. И самый ужасный, - голос его звучал холодно, а слова нечетко.
- Я надеялся, что мне никогда больше не доведеться слышать и говорить об этом.
Он стоял, выпрямив спину и высоко держа свою голову. По его осанке нельзя было бы
даже предположить, что данная тема была ему крайне неприятна. Перед ним стояли три идола,
олицотворяющие сам Обугленный Совет. Его невероятно бледная кожа казалось почти румяной
в инфернальном свете.
И хотя он стоял прямо напротив великих огненно-каменных лиц, его голос звучал ровно
и громко, так, чтоб каждый присутствующий здесь, и даже те, кто был позади, могли его
услышать. И все они увлеченно слушали его речь, хватаясь за каждое его слово, а их лица
выражали одновременно и заинтересованность данными событиями и говорили о их явном
беспокойствии.
Дальше всех стоял Война, скрестив руки у себя на груди. Он находился прямо у
лестницы, что вела обратно к потрескавшейся земле внизу. Подобно тому, как бледная кожа
Смерти будто наполнилась мнимой жизнью из-за коварного освещение, белые волосы Войны
также обрели свой красный оттенок, что гармонично сочетался с его капюшоном. Поначалу он
ворчал, явно выказывая свое недовольство тем, что был вновь призван к Совету так скоро, ведь с
момента завершения его недавней миссии прошел совсем небольшой срок. Тем не менее,
рассказ его старшего брата быстро приковал к себе все его внимание. Конечно же Смерть не
знал о миссии младшего Всадника, да и, скорее всего, его мало заботили подобные вещи.
Между старшим и младшим была Ярость. Ее левая рука лежала на бедре. Глаза ярко
сверкали в задумчивости. Над ними виднелась черная татуировка. Кожа цвета слоновой кости
выглядела еще белее Смерти, но, в то же время, и значительно ее здоровее. Волосы создавали
прекрасный контраст из-за своего необычайного фиолетового цвета, напоминающего само
вино. Броня имела высокий воротник и была кожаной с небольшими прослойками из темно-
фиолетовой стали. Всю эту картину дополняла золотая отделка по краям доспехов, а также
хлыст, что висел, свернутый в кольцо, у нее на талии.
А теперь о белой вороне. Последний из четверки мягко прислонился к одной из
зубчатых скал, обозначающих край помоста на котором находился Обугленный Совет. Он был
почти полностью закован в блестящую гладкую сталь, только тяжелый плащ ломал прямые
очертания его доспехов, цвет которого напоминал оттенок волос сестры. Волосы были
черными, стрижка беспорядочной и неровной. Лицо выражало хладнокровие, но при всем этом
было ясно, этот парень умеет первоклассно глумиться и насмехаться. Вооружен он был двумя
пистолями, а в левой руке держал мрачный, зловещий, почти хищный шлем, что закрывал бы
ему все лицо. Оставаясь верным своему имени, Раздор поистине выглядел раздраженным из-за
рассказа брата, и было действительно очень сложно понять, было ли это его настоящей его
реакцией или же типичное пренебрежительное поведение ко всему происходящему.
Над ними парил еще один, на присутствии которого настаивал Обугленный Совет и из-
за этого решения несмотря на бурные возражения Смерти, Всаднику все же пришлось с этим
смирится. Это был Паноптос и для него весь рассказ старшего из Великой Четверки казался
простой детской страшилкой у костра.
- Забавно, никогда ранее мы не слыхали ни о чем подобном, - подметил Раздор, - Разве
может это быть настолько важным, как считаете?

71
Darksiders: Хранилище Мерзостей Ари Мармелл

- Напротив, брат - возразил Смерть, - Вы никогда не слышали об этом лишь потому, что
мы держали существования этих реликвий втайне, даже от большинства наших сородичей.
Только Перворожденным было об этом известно.
После подобного заявления вся тройка резко нахмурилась.
- Ну а после падения Нефилимов? - спросила его Ярость, - Почему ты нам не рассказал?
- Потому что в этом не было нужды. Хранилище было хорошо запрятано, и я хотел, чтоб
оно таким и оставалось.
- Но почему ты...
- Довольно! - огромный сгусток пламени взревел вверх, словно подчеркивая и без того
довольно ясную команду Обугленного Совета.
- Вы тратите лишнее время на выяснения своих отношений, - промолвила Левая
голова, - Говори, Смерть.
Старший Всадник кивнул.
- Это произошло в самом начале, братья. В те ранние времена, когда наш род скитался по
мирам, в поисках такого, который смог бы стать для нас домом. Еще до того как четверо из нас
решили отвернуться от нашего рода дабы служить Совету. Фактически это произошло в самом
первом из миров, что мы уничтожили.
- И я сомневаюсь, что вы многое из этого помните. Для большинства из нас этот мир не
представлял из себя никакой ценности, помимо того, что он был первым. Перворожденные ведь
никкогда не говорили вам – этот мир стал первым неспроста.
Смерть, обычно столько беспристрастен и непоколебим, вдруг зашагал.
- Они называли себя Раваимами, эти существа. Некогда многочисленная раса, они были
одними из самых старых среди Древнейших. Подобны самим Творцам, но все же Творцами они
не являлись. Они были... другими. Более примитивными.
- Впечатляет, - пробормотал Раздор.
- Раваимы - продолжал Смерть, не обращая внимания на брата, - ступили в свой мир еще
тогда, когда Мироздание было гораздо менее стабильным, чем сейчас. Линии между
ремесленником и его искусством были почти размыты. Раваимы не создавали инструменты так,
как это делали Творцы. Они создавали их из своей собственной плоти и крови. На это уходили
месяцы, а порой и целые годы, но с должной подготовкой и мастерством один раваим мог
превратить свою руку в костяной меч или воссоздать скульптуру из его кожи и мышц.
Именно из-за их связи со своими творениями, раваимы не были просто
могущественными, они были поистине впечатляющими. К слову с воображением у них тоже все
было очень даже неплохо. Сами Творцы создавали форму и жизнь в их мире, учитывая их
пожелания. Но Раваимы также были первыми, кто попытался самостоятельно переделать весь их
мир под себя. Они были теми, кто впервые создал небольшие общины вокруг поселков. Они за
долго до ангелов с их великим Белым Городом построили то, что смело можно назвать
праобразом цивилизации.
- Как остроумно, - пробормотал Раздор прикрыв при этом свой рот рукой, намеренно
зевая, - Я прям жажду рассказать, насколько мне...
- Тебе придется попридержать свой едкий язык, если не хочешь, чтоб в следующий раз
он пошел на материал для моих сапог, - весело произнес Смерть.
Вновь лицо Раздора стало холодным, а после того как Ярость издала небольшой смешок,
а Война насмешливо скривыл губы в небольшой ухмылке, он даже покрылся румяной, но рот
при этом закрыл.
- Продолжай.

72
Darksiders: Хранилище Мерзостей Ари Мармелл

- Непременно. Подводя итог, я хочу сказать, что Раваимы обладали огромной силой, а
что еще более важно, у них был также и огромный потенциал. А мы... им воспользовались.
Дойдя до края его шаги прекратились. Всадник взглянул на огненный пейзаж впереди.
- Мы знали, что Раваимы не смогут выстоять перед нами. Они казались нам простой
первой победой, но их значимость при этом была велика. Они стали прекрасным символом
нашего превосходства, символом того как Нефилимы впоследствии обращали множество миров
и королевств в пепел. Но именно мы сделали их орудием того завоевания. Мы знали, что многие
из них восстанут против нас, а некоторые смогут помочь нам усилить наши силы. Мы хватались
за каждую доступную нам возможность.
И когда в живых не осталось ни одного Раваима, несколько избранных Перворожденных,
собрали их остатки и использовали их части в качестве... сырья, - добавил он, коротко взглянув
на Раздора. - В результате были созданы Великие Мерзости. Орудия массовых убийств, полного
геноцида. Орудия что обращали в пепел целые миры. Это самые мощные, самые ужасные
оружия, которые только можно себе представить.
Что-то быстро промелькнуло в воспоминаниях Войны, но Смерть не придал этому
особого значения.
- Плач, Анафема, - продолжал называть он, - Черное Милосердие, Белое Мучение,
Могильник, Черное Упокоение. «И еще несколько десятков, слабейшие из которых, а к ним
относится и Жнец», - произнес он, бросив смутный взгляд на свою косу, - и Страдание, выглядят
как школьные поделки детей Творцов.
- Я не совсем понимаю, - призналась Ярость, - Если Раваимы могли создать оружия
такой силы, то почему они не использовали их против нас? Я знаю, что некоторые
Перворожденные были также и искусными ремесленниками, но я сильно сомневаюсь, что они
могли сделать что-то такое, что было б не под силу самим Творцам.
И Смерть кивнул в ответ, - Ты права. Они и не могли. Эти оружия были сделаны не
только по технологии Раваимов. Это была лишь их незначительная часть.
- Нефилимы создали Великие мерзости из останков самих Раваимов.
От этих слов Ярости поплохело, Война уже был на грани возмущения, а Раздора,
казалось, подобное заявление и вовсе не смутило, почти.
Смерти даже показалось, что в этот момент Паноптос захихикал, но из-за потрескивания
огня, раслышать этого он не смог.
- А как еще мы могли бы создать столь мощные реликвии? Мы не Творцы и наши
навыки в ремеслах далеки от их совершенства, но благодаря необычной природе Раваимов, мы
смогли достичь желаемого результата... Плоть, кости, органы, - все это было нужным для
создания оружий. Но и на этом мы не остановились. Мы добавили туда саму сущность этой
расы, их яство. Вся магия, что помогала им творить, вся их сила, что питала их тела жизнью, а
также весь их потенциал (все славные и великолепные творения, что могли б быть ими созданы,
если б не мы), все это было заключено в орудиях. Это не просто натуральные, в самом прямом
смысле этого слова, оружия, они живые. Не разумны, но все же живы. Они не способны мыслить
в привычном для нас понимании. Они не могут делиться с своими владельцами каким-либо
ощущениями и впичатлениями. Но они способны к примитивным рассуждениям, и что еще
более важно, они чувствуют ненависть. Ооо, и как они ненавидят... В этом даже самые мерзкие
адские демоны могут им только позавидовать! Они ненавидят за весь тот вред, что был им
причинен, за все то, что было у них отнято, за то, кем они не смогли стать. И только убийства
стали им их единственным утешением.
- А что там с Хранилищем? - спросил Раздор. Теперь его голос звучал намного вежливее,

73
Darksiders: Хранилище Мерзостей Ари Мармелл

то ли угроза со стороны Смерти справила на него нужный эффект, то ли он был поражен


чудовищностью этого рассказа.
- Ах да. Верно. Даже самые кровожадные среди наших собратьев понимали: оружие
такой мощи не может находится в свободном доступе, а посему нам нужно было продумать
должную охрану. Именно поэтому мы никогда не рассказывали вам и всем остальным про это,
хотя, я все же уверен, что до некоторых из вас могли дойти слухи, по крайней мере, о
нескольких таких орудиях, особенно, учитывая факт, что Перворожденные пользовались ими
достаточно часто.
Война фыркнул в знак одобрения, Ярость кивнула.
- У нас были догадки, - сказала она, - что это было нечто подтверждения их права на
власть, но ничего подобного мы и помыслить не могли...
- У моих братьев, что создали Мерзости, были также и меры предосторожности, -
продолжил Смерть. - Оружия не просто нужно было заполучить, но и знать как их пробудить. И
это их здорово подкосило, ибо даже самим Нефилимам не всегда удавалось полностью
пробудить их силу. Некоторые стали абсолютно бесполезными, некоторые пробудились лишь
наполовину, а оставшиеся часть силы просто развеевалась, - без надлежащих знаний раскрыть
потенциал этих орудий просто невозможно.

Но мы сочли, что и этого было недостаточно. Поэтому несколько из Перворожденных,


что своими руками выковали Мерзости, были посланы нами дабы построить Хранилище. Об
этом месте знали только мы и только мы могли до него добраться. Мы создали для него
отдельное измерение, королевство пустоты. И к этому миру вела лишь одна дорога. Мы
постоянно перемещали его в пространстве, по мере скитаний Нефилимов по Мирозданию, и
только Перворжденные знали его местонахождение и то, как туда попасть.
А теперь об этом знаю лишь я.
- Тогда тебе остается только раскрыть нам его местоположение. Тогда мы сможем
убедиться...
- Нет.
Никогда прежде огни великих каменных идолов не пылали столь горячо и ярко. Каждый из
Всадников невольно сделал по шагу назад, содрогаясь от их силы. Каждый, помимо Смерти.
- Вспомни о всех наших дарах тебе! Что было дано - может быть и отнято по нашему
велению! Мы не прощаем и малейшего неповиновения, Всадник!
- А я и не выказывал неповиновения. Но я не раскрою местоположения Хранилища, как
и не скажу, как пробудить оружия, никому, даже вам. Только пока я знаю, что об этом месте
ведомо лишь мне, я могу быть уверенным в сохранности тайны. Покарайте меня, если на то
ваша воля. Пытайте. Отберите все мои силы. Убейте, если сочтете это необходимым, но этим вы
только убедитесь в моем молчании, не более.
Пламя ревело и полыхало до тех пор, пока волосы Смерти, как и его одежда, не начали
было плавится. Другие же даже не смогли смотреть прямо на каменные лица Совета. Три
богоподобных голоса гремели в унисон, предвещая самые кошмарные пытки Мироздания. Но
даже угрозы со стороны самого Забвения не смогли бы пошатнуть решимость Смерти.
Наконец головы утихли, похоже они обсуждали надлежащее наказание для столь явного
непокорства. Смерть также не проронил ни слова, готовясь встретить свою судьбу, независимо
от тяготы решения его владык.
Но не все оставались столь тихими.
- Скажи же им, брат! - и белая рука Ярости упала ему на плечо. Раздался грохот от

74
Darksiders: Хранилище Мерзостей Ари Мармелл

тяжелой брони и секундой спустя, Война уже стоял по другую сторону от него.
- Тебя не было с нами целых пятьсот лет. Мы не хотим потерять тебя снова, -
продолжила она.
- И я ценю то, сестра. Но если Обугленный Совет посчитает, что все мое служение им не
заслуживает права хранить один единственный секрет, что ж тогда они вправе сами решать мою
судьбу.
- Похоже я что-то упустил, - заговорил Война, крайне нагло попытавшись сменить тему
разговора, - но как Хранилище может представлять из себя какую-либо угрозу. Если оно по-
прежнему остаеться скрыто, а все орудия заперты внутри...
- В этом то и проблема, - прервал его Смерть, - они не все были заперты там.
Глаза трех идолов вновь наполнились огнем
- Обьяснись!
- Я знал, что это вас заинтересует. Большая часть оружий действительно находятся
внутри Хранилища. Но во времена буйства Нефилимов многие были утеряны. Забытые и
разбросанные по местам сражений наших сородичей, или же, возможно, были найдены нашим
крайне удачливым врагом, который даже не подозревает, какую силу он обрел. Мы верили, что
большинство из них были уничтожены, но естсественно нам не доставало оптимизма быть в
этом уверенными.
Сейчас я абсолютно уверен, - нашему врагу, кем бы он не являлся, удалось завладеть, по
крайней мере, одним из оружий, если не больше. Двое из них были затеряны на Катаюсских
полях, но тех частей, что остались там, не достаточно для того, чтоб полностью восстановить
оружия. И я не думаю, что наш враг столь глуп и действительно попытается захватить Эдем, так
как если это и вправду является их целью, то они несомненно догадываются, что именно здесь
пало множество Нефилимов, а с ними были утеряны и их Мерзости.
- Ты думаешь они научились пробуждать орудия? - спросил Раздор, что стоял позади,
стоящей бок о бок тройки.
- Я не видел никаких признаков того уровня мощи, - ответил Смерть. - Поэтому полагаю,
что нет. Но они безусловно прикладывают максимум усилий.
- Решено, - голос исходил от головы, что стояла по левую сторону, - Ты прав,
Всадник, на данный момент твоя полезность превышает твою дерзость. Твое наказание
может подождать до более подходящего времени.
- И я благодарен вам за это.
- Ты должен найти этого творца, Белиастру, как и всех остальных, замешанных в
этом заговоре. Ты уничтожишь их и любую другую угрозу, исходящую от них. Но
прежде всего, ты должен убедиться, что никто не может попасть в Хранилище и никто не
владеет этими орудиями.
Смерть отвесил небольшой, слегка циничный поклон, - Как я и предполагал. Будет
сделано. К слову, возможно вам ведомо что-то о Белиастре? У меня нету ничего, только ее имя
для начала поисков.
- Нет, мы не знаем. Чем бы она не занималась ранее, она никогда не представляла
угрозу Равновесию, в противном случае, она б привлекла наше внимание, как сделала
это сейчас. Ты несомненно что-нибудь придумаешь.
- Несомненно, - тихо пробормотал он, начав уже разворачиваться к выходу.
- Воспользуйся помощью своих братьев.
Старший из Всадников буквально оцепенел.
- Я не уверен, что...

75
Darksiders: Хранилище Мерзостей Ари Мармелл

- Великие Мерзости представляют собой реальную угрозу для Равновесия во всем


Мироздании. Ты вправе использовать силы любых фракций, дабы получить над ними
контроль. И можешь быть уверенным: чем больше времени это займет, тем больше
фракций окажутся вовлеченными в это дело. Ты можешь ошибиться, но не
провалиться.
Оставь одного из Всадников на случай если появится другая угроза. Остальных
возьми с собой.
Паноптос!
Всего мгновение и многоглазое существо приземлилось вниз, на землю.
- Да, мои лорды?
- Сопроводи Всадников с места суда. Проследи, чтобы они имели доступ ко всем
нужным им ресурсам.
- Как пожелаете.
- Тогда все вы - убирайтесь!
И они ушли все вместе, впятером. Смерть оставался напряженным и с каждым новым
шагом это чувство росло.
- Что ж, - сказал Раздор, лениво вертя своим шлемом в одной руке, - должно быть весело,
что скажете?
Рукоять Жнеца скрипнула под хваткой Смерти.
Он ступил на лестницу, его ботинки погрузли в саже и золе проклятой земли. Он шел
широченными шагами, а в его голове не было никакого места назначения. Остальные,
обменявшись озадаченными взглядами, также двинулись вперед.
Столбы огня ревели по бокам от неординарной группы. Дым кружился вокруг их голов и
ног, а сталагмиты мешали им идти, но Смерть не был намерен сворачивать с намеченного им
пути. Когда место суда Обугленного Совета скрылось, превратившись в небольшое пятно вдали
на горизонте, Смерть наконец остановился.
- Паноптос, тебе стоит уйти.
- Мне жаль разочаровывать тебя, Смерть, но у меня есть приказ и ты сам его слышал, я в
этом уверен, если это только не было каким-то мрачным видением.
- Тогда отойди вон туда, - Прорычал Смерть, указывая своей косой на место далеко позади.
Даже не смотря на его маску было очевидным то, что говорит он сквозь стиснутые зубы. -
Нам нужно поговорить четверым, наедине.
Понимая опасность своего положения, Паноптос решил пролететь немного дальше, в
сторону от них.
Смерть все наблюдал за ним.
- Дальше.
Начав неразборчиво ворчать, Паноптос все же повиновался и отступил еще немного, так,
чтоб он больше не мог слышать ни слова из разговора Всадников.
Трое Наездников ждали, пока Смерть немного успокоится. Небольшое облака дыма, что
вырывалось из пылающих трещин в земле вдруг обрело болезненно-зеленый цвет. Облако все
расширялось, а затем, в самом центре его, появился Отчаяние. Прах сидел на передней луке
седла и казалось спал, засунув клюв себе под крыло, но один его глаз был все же полуоткрыт, он
наблюдал с украдкой.
Итак, - заговорила Ярость, внезапно осознав, что Смерть не собирался начинать беседу, -
кто пойдет, а кто останется?
- Я иду, - ответил им Смерть. - Все остальные остаются.

76
Darksiders: Хранилище Мерзостей Ари Мармелл

Эти слова вызвали настоящую бурю эмоций.


- Вы должны мне поверить, хотя бы сейчас!
- Да кем ты себя, черт возьми, возомнил?
- Я не уверен, что...
- Это не разговор! - проревел Смерть
Война, Ярость и Раздор вмиг замолчали. Их лица выражали явное недовольство, так как
их брат пока не соизволил аргументировать свое решение.
- Во время отсутствия Совета я повелеваю вами, - сказал он уже спокойным голосом, дабы
они обратили на него свое внимание, - Я все еще во главе. И я принял решение. Если мне
понадобится помощь - я позову вас, в этом можете не сомневаться. А до тех пор, мне нужно,
чтоб вы оставались там, где я смогу вас найти.
- Растрачивая наше время впустую? - воспротивился Раздор. - Ничего при этом не делая?
- Смерть, - сказала Ярость, - уверенна мы можем быть гораздо более полезными, помогая
тебе, чем просто ожидая указаний.
- Путешествие в группе не только замедлит меня, но и привлечет лишнее внимания.
Поэтому мне будет гораздо проще и быстрее выслеживать нашего врага в одиночку. После этого
дело будет за вами. К тому же, если Белиастре все же удалось пробудить одно из великих
оружий, у меня будет значительно больше шансов пережить столкновение с ним, чем у любого
из вас.
-Что ж, теперь я понимаю, - презрительно проговорила Ярость. - Ты это делаешь для
того, чтобы защитить нас, не так ли?
- И это тоже, да.
- Какая наглость! - сказал Раздор, немного наклонившись вперед к брату, - Что ты
скрываешь от нас?
- План действий я вам сказал, - ответил Смерть, разворачивая лошадь в другую сторону, -
Приймите это.
- А если нам наплевать на твой план?
- Нравится он вам или нет, но все же вам придется следовать ему, поэтому советую
смирится с моим решением как можно быстрее, а не продолжать жаловаться и ворчать по
пустякам.
Смерть сел на Отчаяние и положил свою руку на рожок впереди седла, убирая
недовольную птицу с ее бывшего места. Раздался глухой металлический щелчок позади. Он
застыл, медленно поворачивая свою шею дабы посмотреть, что произошло.
Раздор все еще продолжал держать свой шлем в левой руке, а в правой лежал
ужасающий пистоль, все четыре дула которого были направлены прямо на своего старшего
брата. Курок был поднят вверх, почти дрожав от готовности выстрелить в любую секунду.
Война и Ярость замерли, в ожидании понадобится ли их вмешательство и одновременно решая,
кому, из данной пары, они станут помогать.
- Во время отсутствия Обугленного Совета повелеваю! - спародировал Раздор, - Кто там
это только что сказал? Многое изменилось за время твоего отсутствия. Прошло целых пять
столетий, Смерть! Что заставило тебя даже предположить, что ты имеешь право просто взять и
явиться здесь, перед нами, да еще и принимать за нас какие-либо решения?
Смерть спешился, а Жнец так и остался висеть на седле. Он начал сокращать дистанцию,
разделяющую его и Раздора. Движения были отчетливы, несмотря на облака дыма и рев
пламени вдали. Он еле остановился прямо перед мерцающими стволами оружия брата, на
расстоянии вытянутой руки от него, а когда он заговорил, его голос был невероятно ровным,

77
Darksiders: Хранилище Мерзостей Ари Мармелл

почти спокойным.
- А что заставило тебя подумать, - спросил он брата, - что я не могу?
Глаза Раздора, вместе с его оружием, медленно, почти покорно, опустились вниз, на
землю, не выдержав испытующего взгляда Смерти.
Ярость вздохнула с облегчением. Война пробормотал что-то под капюшоном.
Их старший брат вновь развернулся к ним своей спиной, даже к Раздору, без никакого
видимого признака беспокойства.
Может быть кто-нибудь еще желает что-то добавить? - спросил он, возвращаясь к своей
лошади - Никто? - Странно.
-Что ж, прекрасно,- он вновь оседлал Отчаяние, подождав немного пока Прах сядет ему
на плечо. - Если Совет не отправит вас в другое место, то я рассчитываю найти вас здесь или в
ваших домах, если мне понадобится помощь.
Лошадь сорвалась с места в карьер, быстро отдаляясь от всех остальных. Он сбил
ошеломленного Паноптоса, даже не притормозив.
- Попробуй-ка угнаться за нами, лакей! - крикнул он ему, проносясь мимо.
Еще более раздражено проворчав что-то себе под нос, он взмыл в воздух и полетел вслед
за Всадником. Его крылья неистово хлопали, пытаясь поровнятся с чумным конем.
Раздор и Ярость еще долго смотрели на горизонт, после того как Смерть исчез с поля
зрения. Самые разные чувства бушевал в них, пытаясь обрести контроль над разумом. Но Война,
который, как для него, все время оставался поразительно спокойным во время всего
противостояния, сейчас смотрел в совершенно ином направлении. Его лицо оставалось
скрытым от своих напарников под кроваво-красным капюшоном. Его мысли, какими бы они не
были, оставались лишь при нем.

78
Darksiders: Хранилище Мерзостей Ари Мармелл

Глава ХІ

- И куда мы, черт возьми, направляемся?


Сейчас голос Паноптоса звучал без свойственной ему живости и веселья, в основном, из-
за того, что ему приходилось кричать, дабы убедится, что Смерть услышал его слова сквозь
постоянный стук от копыт Отчаяния и вездесущего треска пламени. И не смотря на все его
усилия, даже если Смерть и слышал его - он все равно не подал ни малейшего знака, желания
отвечать у Всадникка по-видимому не было. Огромные сталагмиты и колоны все проплывали
мимо них - единственное свидетельство того, что они находились в движении.
- Надеюсь ты не просто выехал на конную прогулку? - вновь попытался Паноптос, спустя
небольшое количество времени. - Не думаю, что Обугленный Совет сочтет это за полезное
времяпровождение. Да и вообще, твоему зверю лучше бы перестать терять вес. От него и так
остались лишь кожа да кости...
- Я намереваюсь встретится с Хранителем, - сказал Смерть не удосужившись даже
замедлить своего коня, или хотя бы повернутся лицом к своему крылатом спутнику.
Четыре глаза Паноптоса моргнули, а остальные пять начали нервно бегать по его лицу.
- Что? Зачем?
- Потому что я сильно сомневаюсь, что он сам навестит меня.
- Грр, как бы я хотел, чтоб Обугленный Совет своим решением казнил тебя!
- Оставайся здесь. Может случиться все что угодно.
Смерть натянул поводья и остановил Отчаяние прямо перед зияющей дырой в камне.
Это место находилось далеко от суда Обугленного Совета. В этом адском мире существовала
еще одна цивилизация. Здесь по-прежнему были проклятые бесплодные земли: пылающие
расщелены, потоки лавы и зубчатые скалы. Но камни тут были обработанными руками и
различными приспособлениями живых существ. Огромные человекоподобные фигуры
выделялись среди простых холмов и колон. Древние стражи, чья служба уже давно закончилась,
находились тут. За долгие годы, суровая местность стерла особенные черты, присущие только
их виду, а сами они превратились в камень, из которого и были созданы.
Пещера, где Смерть решил остановиться находилась рядом с двумя такими фигурами.
Пол тут был гладким, протоптанным ногами нескольких этих существ в течении многих
столетий. Проход оставался полностью симметричным и таким же гладким - верный признак
того, что ним все еще пользовались. Мерцающее желто-белое свечение, что доносилось из
глубин пещеры - очередное тому подтверждение.
- И почему мы оказались здесь? - вновь спросил Паноптос.
- Чтобы я смог поговорить с Хранителем. Наедине.
- Ох, Смерть, Смерть... Разве мы не обсуждали это ранее? Я должен сопровождать тебя,
пока ты находишься здесь.
- А также предоставлять любые необходимые мне ресурсы, насколько я помню.
Пускай у существа не было рта, что-то подсказывало Всаднику, что в этот момент он
улыбнулся.
- Боюсь, в таком случае, «конфиденциальность» нельзя рассматривать в качестве ресурса.
- Нет, а вот информацию можно, - ответил Смерть мягко спрыгнув с седла своего коня на
землю.
- Не стоит считать, что если Белиастра ни разу не попадалась на глаза Обугленному
Совету, то и их агенты никогда не встречались с ней хотя б однажды. Возможно, они видели ее,
но, при этом, не было никакой необходимость докладывать о ней Совету. Попробуй отыскать их

79
Darksiders: Хранилище Мерзостей Ари Мармелл

архивариуса, ладно? Посмотрим сможешь ли ты откопать что-нибудь на нее, а затем найди меня
и доложи о своих успехах.
- Я... мы... . Мы ведь уже проезжали архив по дороге сюда! Почему ты не сказал мне об
этом раньше?
- Оу, серьезно? - маска Смерти полностью скрыла его широкую усмешку. - Должно быть
я забыл. Прости меня за доставленное тебе неудобство. Ты там еще не ушел?
Разбрасываясь всевозможными проклятиями Паноптос быстро улетел прочь. По
яростным взмахам его крыльев, Смерть предположил, что в таком состоянии наименьшее что
тот мог бы сделать, будь они в немного другом месте, так это выбить дверь. Хихикая, Всадник
вошел в коридор, оставляя Отчаяние позади. Прах парил рядом с ним, пока не уселся на лезвие
Жнеца.
- Когда-нибудь ты ранишь себя.
Ироничное «кар» было ему единственным ответом.
- Что ж, ладно. Вот только потом не жалуйся мне о своих недостающих перьях на хвосте.
Продвигаясь все дальше, вглубь пещеры, следов существования ее обитателей ставало все
больше. Пол ставал все более гладким, а стены более симметричными. Внезапно каменное
покрытие закончилось, дальше была только сталь, но это, как ни странно, выглядело вполне
естественным, почти как природный переход. Свет наполнял коридор, а вот его источника
Смерть не замечал. Казалось сама сталь излучает его, отражая какие-то невидимые лучики света,
неизвестного происхождения.
В произвольных местах на металле были выгравированы магические символы. Всадник
их проигнорировал. Они сразу не сообщили о его присутствии и, скорее, были ориентированы
на том, чтоб не выпускать существ отсюда, а не контролировать их вход. Его догадку
подтвердили огромные, запечатанные ворота впереди, сделанные из стали того же рода.
Открыть их снаружи было очень просто - стоило лишь потянуть за рычаг, что находился в
углублении стены. А вот с другой стороны...
Но Смерти не пришлось делать даже этого. Ворота открылись. Похоже одно из этих
существ или приспешник Обугленного Совета как раз возвращалось назад. И пускай старший
Всадник считал, что за свою жизнь он сумел повидать почти все, что само Мироздание могло
ему предложить, в этот конкретный момент он почти застыл от шока. Даже Прах расправил
крылья и прошипел через открытый клюв.
- Паноптос? Что ты здесь...? Как ты...?
Но это был не Паноптос и Смерти потребовалось некое время, чтобы это понять.
Оно выглядело почти как он: те же причудливые длинные руки и пальцы, такая же темная
и блестящая кожа, те же трепещущие крылья. У него даже также не было ног, лишь туман и
дымка на их месте.
Между ними было всего одно отличие. Только шесть глаз, а не девять, как у Паноптоса.
Они сверкали изумрудном цветом на безликом лице.
Смерть уже было схватился за рукоять Жнеца, наполовину уверен в том, что это была
лишь попытка обмануть его, как вдруг из-за ворот появилось еще одно существо, идентичное
первому.
Две твари смеялись и хихикали, а их голоса действительно напоминали ему знакомые
насмешки Паноптоса. Они взялись за руки и одновременно поклонились.
- Ну здравствуй, Всадник, - сказал первый. И они захихикали вновь.
- Ооо, ты должно быть и не знаешь о нас, - вдруг осознал первый. Их смех становился
все громче.

80
Darksiders: Хранилище Мерзостей Ари Мармелл

- Нет, - сказал Смерть холодно. – Но держу пари, ваши трупы будут гораздо менее
раздражительными.
И это, по крайней мере, прекратило их безудержный смех.
- Мы тебе не враги, - сказал первый.
- Мы едва смогли выбраться из обители Хранителя, так как мы... - заговорил второй.
- Мы слуги.
- И посланники.
- И мы передали его сообщение.
- И поэтому нам пора идти.
- Если же ты только не собираешься убить нас.
- А Совету это может не понравится.
Они пролетели мимо, по обе стороны от него, и Смерть позволил им уйти, не имея
варианта по лучше. Озадаченный, он продолжил свой путь, минуя несколько боковых
коридоров, пока не наткнулся на массивную дверь из черного железа.
Если в коридорах руны встречались только время от времени, то эти двери были полностью
ими покрыты, лишь небольшие, узкие куски стали отличали один символ от другого. Он
чувствовал силу магии, что исходила от них и понимал, что, в сравнении с тем, что лежит
позади них, эти ворота - всего лишь детский лепет. Он ударил по ним своим кулаком раза
четыре, а то и пять.
Ничего не послышалось в ответ. Ворота казались будто просто поглощали все его удары
вместе со звуком от них. Но кто-то уже знал о его присутствии, он услышал неторопливые шаги
за дверью. Массивные крепления повернулись, и ворота широко распахнулись, вновь не издав и
малейшего звука.
- Приветствую тебя, Всадник.
Фигура что появилась в воротах, немного склонила свою голову в знак своего почтения.
Перед ним стоял молодой Творец. Его волосы и борода были золотыми, - да-да именно
золотыми, не блондинистыми, - а глаза - цвета чистого серебра. На нем была жилетка и штаны,
сделанные из толстой коричневой кожи. Одеяние прекрасно сочиталось с его здоровой и
крепкой комплекцией, создавая достаточно свирепый вид. Броня была укрыта различными
ссадинами и ожогами, предположительно потому, что этот ученик тяжело работал.
- Здравствуй, Берраррис. Твой наставник дома?
- Да, конечно, но думаю мой ответ тебе не понравится. У него сегодня и так было
достаточно гостей.
- Я только что встретил двоих из них. С каких пор у Паноптоса появилась родня?
- Мне говорили их называют Наблюдателями, Сэр Всадник. Я знаю лишь то, что они
служат Обугленному Совету также, как это делает и сам Паноптос. Можешь спросить у моего
мастера о больших деталях. Ой! - Берраррис покраснел, из-за его естественного красноватого
цвета кожи это было едва заметно, и отошел в сторону, - Пожалуйста, входите.
Смерть прошел мимо него, тихо пробормотав «Спасибо», решив проигнорировать тот
факт, что молодой парень задрожал.
- Я ведь выгляжу не сильно напуганным, не так ли?
- Что ж, возможно...
- Я желаю поговорить с ним, - продолжил Смерть.
- Да, конечно. Но боюсь он сейчас принимает еще одного гостя, но я не сомневаюсь, что
он сможет уделить и вам немного своего времени. Если вы последуете...? - и он пошел, указывая
ему дорогу, все еще не желая подымать свои глаза вверх, боясь встретится со взглядом Всадника.

81
Darksiders: Хранилище Мерзостей Ари Мармелл

В комнатах, мимо которых они проходили, было полным-полно различных чудес.


Оружия, доспехи, своеобразные механические устройства, о назначении которых Смерть даже
не догадывался. Но, так или иначе, они все были, в какой-то мере, грубыми. Их формы были
несовершенны, а вид слегка нелеп.
И Смерть понял: это были творения Беррарриса, его многочисленные проекты, над
которыми он работал, обучаясь у своего мастера. А вот следов от творений его учителя нигде не
было видно.
Пока они не дошли до последней комнаты.
- Разрешите ли вы мне отлучится всего на пару секунд, Сэр Всадник? - спросил ученик
перед тем как скрыться впереди. Смерть услышал несколько приглушенных голосов, один из
них он не узнал и Берраррис вернулся.
- Он встретиться с вами. Пожалуйста, позовите меня, если вам что-нибудь потребуется.
Он поспешил в одном направлении, а Смерть направился в другое. Перед тем как войти
в ту комнату он вдруг почувствовал неприятный запах, а также всплеск невероятной силы за
дверьми.
- Что ж, моя обитель кажеться стала сегодня весьма популярным местом, - голос был
обманчиво мягким, достаточно скромным и даже вежливым. А вот человек, которому он
принадлежал таковым не являлся.
Он был одет в похожую на своего ученика одежду - штаны, ботинки и жилетка. Но если
Берраррис был крепок из-за работы на кузне и наковальне, то этот, несмотря на свой рост и
широкие плечи, выглядел немного исхудалым. Его кожа была еще белее Смерти. Казалось, он и
вовсе был одной ногой в могиле.
Но, при этом, в его движениях не было ни грамма той дряхлости или же слабости.
Напротив, он создавал впичатление безграничной силы, сокрытой внутри него и ждущей
подходящего момента дабы себя проявить, если это понадобится конечно.
Он также, подобно Смерти, всю свою жизнь носил маску. Сделана она была из угловатой
железной плитки, абсолютно безликой, за исключением двух узких щелей для его глаз, а также
небольших линий, что формировали собой его вечно плачущий образ.
Всадник кивнул в знак своего приветствия. Это, возможно, был единственный слуга
Обугленного Совета, которого боялись также, как и его самого. И если Смерть считался
наивысшим исполнителем воли Совета по защите Равновесия, то этот был их бичем, их судьей,
тюремщиком, а также палачом. Это существо могло предоставить любому наихудшие пытки.
Хранитель Забвения.
- Я тут столкнулся с несколькими твоими посетителями, - сказал ему Смерть. - Берраррис
назвал их Наблюдателями.
- Ах да. Последние исполнители Совета. Созданы и вырощенны для того, чтобы служить.
Похоже наш дорогой Паноптос был чем-то вроде их прототипа, Смерть. Он как шаблон. А
сейчас он еще и доказал свою дееспособность и преданность...
- Раса рабов значит? - отвращение на его лице, почти передалось через его маску.
- Можешь ли ты представить кого-то еще более преданного, действительно преданного
им?
Смерть почти ответил словами «Помимо нас?» Но затем осознал, что не может и
пытаться дурачить себя или кого другого подобными словами.
Вместо этого он что-то буркнул и начал шагать по комнате. Стены были покрыты
множеством символов, так же как и множеством дверей. А вот сама комната не славилась своими
вычурными украшениями. Здесь была лишь одна каменная скамья.

82
Darksiders: Хранилище Мерзостей Ари Мармелл

А также портал.
Широкий и достаточно высокий, дабы уместить всех Четыртех Всадников, верхом на их
лошадях. Он был круглым и стеклянным, а внутри него были выкованы железные и золотые
змеи. Он был похож на огромное зеркало, вот только стекло ничего не отражало, а также не
было прозрачным. Только немногие, помимо самого Хранителя, если только не он один, знали
как открыть этот портал. И многие существа Мироздания были за это примного благодарными.
Ибо по ту сторону этой пространственной пленки не было ничего. Вообще ничего.
Лишь само Забвение...
Некоторые исследователи предполагали, что это был вакуум, за пределами Мироздания,
пустота, куда не досегает ни Древо Жизни, ни Древо Смерти. Другие считали это место
Бездной, находящейся значительно ниже тех метафизических дыр, что своими хаотичными
гравитационными полями, постепенно уничтожали целые миры и затаскивали их в глубины
Забвения.
В сравнении с тем, что представляла из себя эта местность, знание о ее точном
местоположении были не такими уж значительными.
Небытие, не как отсутствие чего-либо, а как его присутствие. Это пустота, что приняла
свою природу. Ни свет, но и не тьма, ни шум, но и не тишина.
Не жизнь...
Для тех существ, что были очень близки к бессмертию, для тех, кто знал, что после
смерти они попадут в иное место, Чистилище, и таким образом их существование, в любом
случае, продолжиться. Для них не было судьбы мучительней, чем оказаться там. Даже самые
бесстрашные существа при приговоре к Забвению начинали дрожать. Поэтому во всем
Мироздании стало ходить огромное количество страшилок об этом жутком месте.
Это был самый страшный приговор Обугленного Совета, предназначенный лишь для
самых ужасных злодеев, которые ставили под большую угрозу все Равновесие. И вполне
возможно, что именно эта судьба и ожидала его, если Совет когда-нибудь решит, что его
неповиновение перешло черту. И эта мысль способна была повергнуть в страх даже Смерть.
Все это принадлежало Хранителю. И Всадник, уже не в первый раз, задавался вопросом,
что же таится под его железной маской и каким образом он все еще не обезумел.
- А что случилось с твоим другим гостем? - спросил Смерть, внимательно вглядываясь в
портал, будто он мог там что-то разглядеть. - Теперь ты сотрудничаешь с демонами?
- Что заставило тебя так подумать?
- Да ладно тебе, Хранитель. Я почувствовал телепортацию, как раз перед тем как сюда
войти, и, к том же, здесь все еще остался запах серы в воздухе.
Хранитель засмеялся, а его немного искаженный железом голос разнесся эхом по всей
комнате.
- Я имею дело со всеми рассами на своей должности, и ты это знаешь. Неприятно, но все
же необходимо. И да, Совет знает об этом.
- Конечно знает.
Минута молчание, которую прервали слабые отголоски огромного извержения снаружи.
- Пойдем, мой друг, - сказал Хранитель секунду спустя. - Это уже третий твой визит с
момента возвращение под руководство Совета. И я конечно же польщен, но все же сомневаюсь,
что ты пришел сюда просто поговорить о моих вкусах и предпочтениях среди гостей, которым
доводиться сюда приходить.
Хранитель уже сидел на скамье, прислонившись своей спиной к стене, просто отдыхая.
- Ты лучше всех, не беря во внимание остальных Всадников, знаешь о жестоких,

83
Darksiders: Хранилище Мерзостей Ари Мармелл

воистину ужасных злодеяних, совершенных мною в свое время, - произнес Смерть. - О


некоторых из них я умолчал даже перед своими братьями и сестрой. Но я не рассказывал тебе
обо всем.
- Я этого и не предполагал. Так же, как и ты, думаю, понимал, что за все наши с тобой
разговоры мы едва лишь коснулись глубин и моих дел. Мы делаем то, что должны, когда...
- Да, давай поговорим о всяких банальностях! - прервал его Смерть. - За все наши
разговоры об обязанностях и вине, ты хотя бы раз думал, что я, возможно, сомневаюсь в
правильности своих действий?
Хранитель поднял свою руку, - Прошу прощения. Это прозвучало так будто...
И вновь Всадник прервал его на полуслове, но в этот раз его голос звучал все же немного
теплее. - Нет, я не могу винить тебя за недопонимание. Я все ще хорошо помню зачем я пришел
сюда поговорить с тобой. Долгое время я считал, что твой многовековой опыт и положение
помогут тебе понять мое прошлое, но сейчас...
На секунду он взглянул на Праха, пытаясь прочесть в его взгляде то, что не мог найти в
собственных мыслях.
- Как я только что сказал, - продолжил он задумчиво, - за все те поступки, что я свершил,
за весь террор, ужас и бойню, что я нес, я ни разу не задавал себе вопросов и уж точно не
сомневался в своих решениях. Все это, до последнего деяния, было необходимым во имя
великой цели. Иногда я мог сожалеть о некоторых своих поступках, но никогда не оспаривал их
необходимость.
- Так что же беспокоит тебя сейчас? - спросил его Хранитель
- Ты когда-нибудь узнавал после того, как приговорил кого-то к заключению в Забвении,
что Совет ошибся? Что осужденный не заслуживал такой страшной участи?
- Никогда, но я никогда и не задумывался об этом. Я должен доверять решениям
Обугленного Совета, Смерть. Я должен. Это единственный способ исполнять мои обязанности
без потери того немного, что осталось от моего здравого рассудка.
Смерть кивнул.
- Я всегда верил, что та идея, которой я служу, оправдывает любые действия, свершенные
в ее имя. Но, - признался он, - «великая цель» изменилась спустя тысячи лет. Некоторые из моих
ранних грехов, - свершенных еще в те времена, когда я ехал в передовых отрядах орды
Нефилимов, до того, как мы с братьями осознали размер ущерба, нанесенного нами и решили
уйти, - были совершенны во имя верований и идей, под которыми я больше не желаю
подписываться.
- Иными словами, в некоторых своих злодеяния я больше не в силах себя оправдывать.
Теперь я не просто сожалею, а действительно чувствую за них свою вину.
Всадник кивнул.
- Я не привык к подобному чувству. И это не просто нериятное чувство.
- И это проявилось сейчас потому что...?
- Мое текущее задание. Даже другие Всадники и сам Обугленный Совет не знают всей
этой истории. Никто, из живущих сейчас, кроме меня. И я надеялся, что так будет всегда. Но
сейчас... Сейчас, впервые за всю мою крайне долгую жизнь, мне придется столкнуться с
последствиями моих неоправданных преступлений. И я с готовностью прийму результаты
любых одобренных мною в прошлом, да и в будущем, действий, но...
- Ты ищешь совета? - спросил Хранитель.
- Не особо, - Смерть резко выпрямился и все его сомнения, что отражал его голос, сразу
исчезло. - Это означает, что я с радостью рассажу тебе о том, что же сейчас происходит... Во

84
Darksiders: Хранилище Мерзостей Ари Мармелл

всяком случае, большую часть, и рассмотрю любой твой совет. Но это не есть моей целью.
Просто я подумал, что я действительно хочу освободиться от этого тяжкого бремени, рассказав
тому, кто мог бы меня понять. А потом я сделаю то, что должен, дабы все исправить
- Справедливо. И я ценю твое доверие, Смерть.
- А я разве говорил о доверии? Ты просто единственный человек, которого я знаю и
который, к тогму же является настолько же мерзким, как и я сам.
Хранитель засмеялся, хотя сделал он это скорее из вежливости, а не от чувства юмора.
- Что же ты хочешь мне рассказать?
- Хмм. Я отправил Паноптоса искать в архивах любую информацию на нашего врага, но,
по правде говоря, у меня нет особых надежд, что агенты Совета с ними сталкивались. Но все же
есть шанс, хотя мы и знаем, что, если б там действительно было бы написано что-то важное -
Совет обязательно уже об этом узнал бы. Я думаю лучше будет поискать что-то в Библиотеке
Серебряного Шпиля. Ты же знаешь как скурпулезно ангелы подходят к сбору и хранению
любой информации. Конечно в основном их рукописи посвящены историям о их собственном
виде, но думаю у них найдется что-нибудь и о Творцах в... я сказал что-то смешное, Хранитель?
- Только то, что ты намереваешься с такой легкостью пробраться в Белый Город. Боюсь
сейчас они будут совсем не рады присутствию любого из Всадников.
Смерть вздохнул, - Что на это раз?
- Война. Это было официальное задание Совета, если тебе от этого станет легче.
- Как ни странно, нет. Почему во имя Забвения все не может быть так просто...!
Также как это случилось на Катаюссих полях, Прах впал в бешенство. В этот раз правда
не так сильно. Он громко закричал и яростно забил своими крыльями, крепко сжимая когти. Но,
с другой стороны, в прошлый раз он не сидел на плече у Смерти, когда это случилось.
Всадник вздрогнул от дискомфорта, а затем потянулся, чтобы вытянуть когти птицы из
своей кожи. Держа ворона в своей руке, он поднял его на уровень глаз.
Ментальная связь почти мгновенно воссоздала голос Старейшего в голове Всадника.
- Смерть!
Правильней будет сказать «Глухой!» если ты продолжишь кричать с такой силой ( Deaf на
англ. – глухой, а Смерть - Death )
- Оу, молчи и будь внимательным! Мне удалось обнаружить в воспоминаниях моих детей
кое-что интересное.
Огромное количество образов в виде видений обрушились на Смерть. В этот раз они не
были столь хаотичными.
Он парил над вершинами гор и землями, окружающими владения Повелителя Воронов... Поле было
переполненно странными существами, они блестели и у них не было кожи - подобное было просто за гранью
понимания простой птицы…
Кровь, боль, перья... Все это падало после того как стая наваливалась на своего врага. Все инстинкты
кричали «нужно защитить Отца»...
Там! В конце всего этого движущегося и метающегося роя были видны снежно-белые крылья, окутанные
светом...
Смерть моргнул, связь прервалась. Он посмотрел вниз, на Праха. Птица нервно смотрела
на него, пока не начала чистить перья под своим левым крылом.
- Что ж, - сказал Смерть Хранителю, - по всей видимости, хорошо, что мне уже
доводилось работать в Белом Городе ранее.
- Что это было?
- Существо, которое вело нападение на владения Старейшего Ворона, - ответил Всадник,

85
Darksiders: Хранилище Мерзостей Ари Мармелл

подымая свое оружие с места, где оно лежало, прислонившись к стене, - и, предположительно,
является партнером Белиастры в этом деле. И самое главное - это ангел
- Возможно, - мягко произнес Хранитель, - тебе есть с чего начать...

86
Darksiders: Хранилище Мерзостей Ари Мармелл

Глава XII

Как и Война ранее, Смерть решил, что лучше будет появится в Белом Городе с чисто
дипломатических и формальных причин, нежели просто материализироватся в самом центре
башни из слоновой кости. И так же, как и Руина, Отчаяние сейчас скакал вдоль ослепительного
золотого моста.
Стукот от копыт этого сверхьестественного существа глухим эхом разносился по всей
округе. Отвратительный зеленый туман, что окутывал ноги животного, поглощал весь свет
вокруге.
Всадник вместе со своей лошадью не обращали никакого внимания на великолепные
водопады и внушительные скульптуры из древнейшего камня. Прах кружил вверху, готовый в
любую секунду известить своего хозяина о надвигающейся угрозе. Смерть же смотрел только на
ворота. Они медленно возвышались, так как он становился все ближе.
Только когда ворон спустился ниже дабы предупредить его об угрозе, только когда он
достаточно близко приблизился к стене, чтобы можно было разглядеть черезмерное количество
стражи, вооруженное как простыми алебардами, так и пушками Искупления, только тогда
Смерть перестал смотреть на эти ворота.
Еще одна группа воинов кружила вверху, также хорошо вооруженная. Смерть остановил
Отчаяние в нескольких шагах от ворот и затем кратко вымолвил, - Всем привет.
- Да как ты смеешь? - командир группы, тот что держал огромный клинок,
превышающий его размеры как в высоту, так и почти в ширину, сделал шаг вперед. - Как ты
посмел явится здесь, Всадник?
- Я не мой брат. Я не несу ответственности за все то, что произошло здесь во время его
визита.
- Визит? Буйство – вот подходящее слово!
- Возможно и так. Но он выполнял поручение Обугленного Совета. Как и я, - а немного
позднее он добавил, - А также я работаю над той же проблемой, что и Азраил. И учитывая ваши
правила этикета, я соглашусь подождать здесь достаточно долго, чтобы один из вас убедился в
этом.
Но командир, казалось, не желал последовать его предложению.
- Все что ты можешь сделать, это убраться прочь, Всадник! Пока мы все еще не
передумали оставлять тебя в живых!
- Неужели Небеса обьявляют войну Обугленному Совету?
Несколько солдат начали перешептываться за спиной их лидера.
- Совет сам развязал эту войну послав твоего брата атаковать нас! - уверенно прокричал
он.
- Ох, так это мы ее начали? Странно что мы и не слышали ничего такого от генералов
Белого Города. Не думаю, что ваши законы позволяют любому воину вашей армии обьявлять
войну, когда им того захочется.
Смерть ожидал ответа, но его не последовало и он заставил Отчаяние медленно
продвигаться вперед.
- Вы впустите меня, - сказал ему Всадник, как только тот приблизился, - хотя бы потому
что мы не находимся в состоянии войны и у вас нету законных оснований помешать мне. Или
же впустите потому, что я помогаю Азраилу в его текущих делах. Или же потому, что мертвецы
помешать не смогут.

87
Darksiders: Хранилище Мерзостей Ари Мармелл

Я предоставляю вам право выбора, но советую принимать решение быстро.


Всадник почувствовал как напряжение между ним и ангелами все росло. Их лица
выражали недовольство и ярость. Они крепко сцепили свои зубы, их руки со всей силой
сжимали рукояти своих оружий, а пальцы постоянно прокручивали курки пушек, почти
полностью по их желанию. Та ненависть, которую они испытывали ко Всаднику, сейчас могла
бы даже посоревноваться со злобой Великих Мерзостей.
Но при всем этом им пришлось отступить, хоть и неохотно. Они знали, как это понимал
и сам Смерть, что их законы, которые они так свято чтят, не позволят им поступить иначе.
Он немного притормозил Отчаяние, всего на мгновение, а потом пошагал вдоль
прохода. Смерть игнорировал разгневанных ангелов вокруг себя, но вот с тех, что парили над
ним, глаз не спускал.
- Если хотя бы один из вас стрельнет по тому ворону, - сказал он им, крайне серьезным
голосом, - тогда, после того как вы умрете, я призову ваши души, дабы они сказали мне имена
всех ваших братьев и сестер, родителей и детей, а затем я оживлю ваши тела, дабы они
хладнокровно их убили.
Ангелы все продолжали смотреть за Всадником и его конем, которые проходили через
ворота, а их глаза оставались широко раскрытыми, но теперь они излучали нечто большее, чем
простую ярость.

**************

Смерть оказался на улицах Белого Города. Сердитые взгляды от каждого прохожего или
пролетавшего мимо него ангела, были достаточными доказательствами того, что враждебность и
гнев пернатых не ограничивались лишь стражниками на стене.
Он поднял руку, мысленно призвав Праха. Мгновение спустя ворон уже сидел у него на
запястье.
- Я вот подумываю, - сказал Смерть птице, - что мне все же стоило спросить Войну о
деталях его кратковременного пребывания здесь, прежде чем покинуть владения Совета.
Прах громко каркнул ему в ответ и прыгнул на рог в передней части седла.
- Гордость, - ответил он на невысказанный вопрос птицы. - Я уже отозвал их, сказав, что
они остаются. Я не могу просто так вернутся и спросить его об этом.
Смерть пожал плечами и встал на седло, чтобы понять в каком направлении им следует
двигаться дальше. Довольный, он направил Отчаяние к следующему перекрестку и они
медленно начали подыматься к верхним уровням города. Где-то на третьем ярусе Всадник
осознал, что его восхождению вверх что-то препятствует.
Впереди был ангел, не особо отличающийся от сотни других, которых Смерть уже успел
повидать. Он спустился с небес на землю, приклонившись и став на пути у Отчаяния. Его
броня, массивная и внушительная, была все же немного простовата, как для его народа. На ней
не было такого количества различных орнаментов и узоров, хотя те, что были, блестели также
ярко, как и все остальные. В руках он держал пушку Искупления, а из-за его спины торчала
рукоять меча.
- Добро пожаловать, Лорд Смерти, - он низко склонил свою голову, белоснежные
волосы почти коснулись дороги.
- Хм... спасибо. И кто же ты?
- Меня зовут Семаяза, Господин.
- Не называй меня так. И встань!

88
Darksiders: Хранилище Мерзостей Ари Мармелл

Ангел повиновался, наконец встретився лицом к лицу со Всадником. И он оказался... Что


ж, выглядел он так же, как и большинство других ангелов, парящих вверху.
- Конечно. Просто я отнеся к вам с уважением
- И это сделало тебя первым, - подметил Смерть.
Семаяза улыбнулся, - Да, прошу прощение, за поведение всех остальных. Война недавно снес
тут целое здание, не говоря уже о жертвах.
Смерть прищурился под своей маской. «Во имя Забвения, что ты тут вообще делал,
братец?
Но вслух он сказал лишь:
- Ясно. И почему же ты так со мной любезен, Семаяза?
- Меня прислал Азраил. Он подумал, что сопровождение обеспечит более спокойный
проход. Все же большинство моих собратьев довольно вспыльчивы и могли бы затруднить ваше
движение. Только не думайте, что он боялся за вас, да и полагаю вы это и так понимаете. Он
просто хотел избежать очередного пролития ангельской крови.
- Ясно. - вновь повторил Смерть. Он немного повернулся из-за чего стремена скрипнули.
- И как я могу быть уверенным в том, что ты не приведешь меня в засаду?
Улыбка на лице ангела стала еще шире, - я бы мог посчитать это за дурной тон, если б не
знал насколько ты скептичен. Но я никуда тебя не веду. Моя обязанность лишь сопровождать
тебя. С отсюдого к Серебряному Шпилю, где тебя ожидает Азраил, ведут несколько дорог. Ты
волен сам выбирать себе путь и решать, стоит ли держаться населенных улиц или же обходить
их стороной.
- Отлично, тогда сюдой. И Семаяза?
- Да?
- Оставайся там, где я смогу тебя увидеть. Если ты зайдешь, хотя на секунду, за спину или
скроешься с моего поля зрения - я могу принять дурное решение.
И они продолжили путь. Отчаяние немного замедлил свой ход, лишь потому что
ангелов вокруг стало больше, а не из-за появления нового компаньона. Семаяза шагал немного
впереди, по левую сторону от Всадника. Смерть все следил за ним также пристально, как и за
маршрутом. Ангел это знал.
«Пройдет много времени, пока мы научимся понимать друг друга», подумал Всадник.
Они продвигались вперед по дорогам и навесным мостам, все приближаясь к их цели.
Вверху парило столь же много ангелов сколько и ходило по дорогам. Хлопот их крыльев
создавал постоянные потоки воздуха. Смерти не нравился вездесущий свет Белого Города, или
же, как его результат, - отсутствие тени. Ведь именно благодаря ей, он мог бы с легкостью
предугадать любую неожиданную атаку как сзади, так и с небес.
Тем не менее Всадник продолжал внимательно следить за городом, также как это делали
и Прах с Отчаянием. Если бы кто-то и смог пробраться незамеченным сквозь всех их, будь он
союзником Самаязы или нет, он бы несомненно был бы поистинне достойным противником.
И когда они дошли до середины длинного моста, движение уплотнилось, из-за ставшей
по центру повозки. В эту секунду Самаяза указал вперед, - Там, Серебряный Шпиль.
И в момент, когда Всадник решил быстро взглянуть в направление, куда указывал ангел,
он осознал, что Семаяза и был тем самым достойным противником.
Даже всей скептичности, осторожности, сверхьестественного чутья и рефлексов Смерти,
оказалось не достаточным, дабы защитить Всадника. Когда Самаяза поднял свою руку, указывая
на Шпиль, он также достал и пушку и был уже почти готовым к стрельбе.
Взрыва было достаточно чтобы опрокинуть Отчаяние. Конь взвизгнул от ярости и боли.

89
Darksiders: Хранилище Мерзостей Ари Мармелл

Несмотря на небольшую дезориентацию от грохота взрыва, Смерть все же неуверенно


приземлился на ноги...
И только для того, чтобы быть вновь ошеломленным от еще одного удара. Он заставил
сделать Всадника пару шагов назад, Семаяза только того и ждал.
Два противника, ангел и Нефилим, упали с моста.
Жнец появился в руке у Смерти, но к тому моменту они были уже слишком далеко от
вершины, дабы повторить трюк, что он использовал во владениях Старейшего. Он даже не мог
добраться до своего противника, так как тот, раскрыв крылья, уже летал вверху.
Рядом не было ни мостов, ни малейших выступов, за которые мог бы ухватится Смерть.
Он все падал, и ничего не мог с этим поделать, пока не достиг самых нижних уровней, на пять
или даже шесть ниже той высоты, на которой они находились. Даа, Самаяза выбрал просто
превосходное место.
У него не было выбора, будет довольно больно.
Но после этого Самаяза пострадает еще сильнее.
Земля содрогнулась от удара. Стена из пыли и обломков облаком поднялась вверх.
Расписанные витражами стекла в ближайших домах просто разбились вдребезги от удара,
усыпав внутренний дворик разноцветными сверкающими осколками.
В центре огромного образовавшегося кратера на корточках сидел Смерть. Одна его рука
лежала на земле, другая крепко сжимала рукоять Жнеца.
На нем не было никаких видимых ранений, за исключением пары, даже не
кровоточащих царапин, которые были едва заметными на его смертельно бледной коже. Но все
же от падения с такой высоты даже самый старший из Всадников не мог уйти полностью
невредимым. Неуверенно он начал подыматься на ноги, пытаясь не сосредотачиваться на боли и
жутком звоне в его голове. Он почувствовал дуновения ветра позади, увидел как закружилась
рядом пыль, но все же эта дизориентация смогла его замедлить, существенно замедлить.
Все, что он мог в этот момент так это бороться со своей агонией. Она все усиливалась
внутри. Вдруг раздался свист от меча Семаязы - он прошел сквозь грудь Всадника, разрезая его
плоть.
Смерть был хорошо знаком с болью от тяжелых ранений и травм. Старшему из
выживших Нефилимов доводилось сталкиваться с якобы смертельными ранениями от оружий,
чья сила была примерно равна Жнецу или Пожирателю Хаоса, а возможно и еще сильнее. Но
это... Это было что-то новенькое для него. Мучения, которых ему никогда не доводилось
испытывать. Только невероятная гордость и несокрушительная сила воли Всадника не давали
ему издать ни звука от боли.
Перед глазами все поплыло, а мир стал стираться подобно очень старой татуировке.
Жнец задрожал под его хваткой. Смерть опирался на его рукоять, - единственный способ
устоять на ногах. Это ранение, оно было неправильное. Жуткая лихорадочная боль пронзила
его. Ощущения были такими будто открытую рану оставили еще на несколько недель гноится в
грязи. Он сознательно ощущал, как его сверхьестественное яство пыталось побороть и закрыть
эту ужасную рану, но существовала и сила извне, что пыталась свести до нуля все попытки его
тела вернуть контроль.
Он еще раз взглянул на оружие, торчавшее из его плоти. Только теперь он осознал, что
увидел. Узкое лезвие и змеевидной формы орнамент по центру...
Страдание.
- Это... - Смерть едва мог дышать, - не имеет никакого отношения к делу моего брата, не
так ли? - он пошатываясь сделал шаг вперед, а затем медленно начал вынимать из себя меч. - Это

90
Darksiders: Хранилище Мерзостей Ари Мармелл

ты атаковал замок Старейшего Ворона.


Мягкий, насмешливый смех дал ему крайне точный ответ.
Как только он полностью вынул оружие из своей плоти, он позволил себе сильно
пошатнутся, почти упав прямо на брусчатку во дворе. Ангел позади уже приближался,
Страдание было готово нанести еще один удар.
Однако, ангел вдруг понял, что Смерть, вне зависимости от всех своих ранений, не был
беспомощной жертвой.
Это «шатание» в миг превратилось в кувырок вперед. Оружие Семаязы просвистело
вновь, но Всадника в месте удара не оказалось. Во время прыжка он скользнул спиной по
камням, это только расширило рану на его спине. Но, несмотря на это, сейчас Всадник вместе со
своим оружием выглядели вполне устойчивыми и спокойными. Он поистине ощутил
облегчение, так как страшное оружие больше не терзало его тело и душу. За сравнительно
короткий срок, Всадник полностью оправился от ранения, которое навсегда искалечило даже
могучего Аваддона.
И хотя он и прожил длинную жизнь. Сейчас он был ранен, находился на открытой
местности против летающего противника и, ко всему этому, тот еще и был снабженным пушкой
Искупления и Страданием. Смерть не был уверенным в том, что он справится.
Смог бы он найти в себе силы одолеть противника в текущем состоянии для нас
останется загадкой. Так как именно в момент, когда ангел широко расправил свои крылья в
воздухе, дабы нанести очередной удар пушкой, или же нырнуть вниз, сокрушая своего врага
мощнейшим мечом, именно тогда его внимание привлек неистовый боевой крик вверху. Ему
хватило времени лишь заметить то как темно-красный метеор вдавил его в землю.
И вновь земля содрогнулась, а золотые камни раскололись. Семаяза лежал среди паутины
из трещин в земле, в лужице из своей крови и стонал, пытаясь заставить себя встать. Перед ним
стоял кто-то в плаще, что все еще развевался от недавненго падения. В руке у него был
огромный черный меч.
- Война?
- Вот мы снова встретились, Смерть. Полагаю, еще и в самый подходящий момент.
Последние слова приветствия Войны были заглушены ревом от пушки Искупления.
Младший Всадник, затиснув свои зубы, позволил броне поглотить часть выстрела. Семаяза уже
вновь был в воздухе, а небо было абсолютно чистым - ни ангела на нем. После удара,
нанесенного Войной, все пернатые разумно решили покинуть поле боя. Он даже не оглянулся, а
сразу скрылся из виду, по-видимому не желая сталкиваться в бою сразу с двумя Всадниками.
- Трус, - ругнулся Война, вновь запрятав Пожиратель Хаоса себе за спину. - Что ж
Смерть, как ты…
И вновь младший из Всадников был прерван, на этот раз от мощного удара в грудь,
настолько мощного, что Войну швырнуло прямо в стену ближайшего здания. Смерть стоял над
ним еще до того, как здание перестало содрогаться.
- Что, во имя Забвения, ты здесь делаешь? - требовательно спросил Смерть.
- Спасаю твою бесполезную шкуру, - резко возразил Война, отряхивая свои плечи от
камня и пыли.
- Мне не нужна твоя помощь!
- Я бы так не сказал, Смерть. С высоты все выглядело совсем иначе.
- Похоже со зрением у тебя такие же проблемы, как и со слухом. Я отдал вам вполне
конкретные приказы, Война! Ты должен был оставаться в тени до тех пор, пока я тебя не
призову.

91
Darksiders: Хранилище Мерзостей Ари Мармелл

- Я решил не подчинятся им. Более того, - добавил он сквозь шипение Смерти, - я


поступлю также, если ты решишь отослать меня обратно.
- Ты так в этом уверен? - Смерть медленно поднес лезвия Жнеца так, чтоб оно
находилось между двумя их лицами: одно - в капюшоне, а второе - в маске. - Мы оба знаем, что у
меня достаточно силы, чтоб заставить тебя приклонится, брат!
- Возможно, - ответил Война. - Но ты не выйдешь из схватки невредимым, уж поверь.
Или же ты правда считаешь, что это хоть чем-то поможет твоей миссии? - Смерть ругнулся
несколькими словами на языке, столь древнем, что сам Война не смог его распознать. При этом
ему не нужно было знать значения слов, чтоб понять - вежливостью они уж точно не
отличались.
- Что с остальными? - наконец спросил Смерть, отступая и давая Войне немного
пространства. - Они также решили не подчинятся?
- Нет, только я. Ярость почти согласилась, но, в конце концов, решила, что твое решение
нужно уважать, по крайней мере сейчас. Раздор ответил также, но я все же считаю, что он
просто дуется за того, что ты его недавно пристыдил.
- А что ж тогда с тобой, Война? Выходит, ты меня и не уважаешь меня и не сердишься?
- Не совсем. Просто я совершенно уверен, что твоя гордость, Смерть, может помешать
выполнению этого крайне важного дела.
- Моя гордость? – вновь расстояние между Всадниками резко сократилось. Теперь лицо
Смерти буквально касалось Войны. – Это ты высокомерный …!
- Да, черт возьми! Твоя! Ты о многом не рассказывал нам. Ты посчитал, что только ты
единственный можешь знать обо всем, что происходит вокруг твоего драгоценного Хранилища.
Эта маска может скрыть твое лицо, братец, но этого чертовски мало, чтобы скрыть твои
намерения. Только не от нас. За пять столетий многое изменилось, но не это.
- Ублюдок… - вновь Смерть отступил, дрожа от подавливаемой ярости внутри. – Да ты и
понятия не имеешь, что тут происходит! Ты впутываешь себя в дела, которые не…
- Всадники! Стойте, где вы и стоите!
- Проклятье, - пробормотал Война под своим капюшоном. – Я думал, что смог от них
отвязаться.
Смерть прорычал что-то под маской и они вдвоем повернули свои головы в сторону
шума.
В том месте, где только что был Семаяза, появилось группа из двух десятков ангелов.
Одна была молодой девушкой, чуть старше подросткового возраста. Смерти не доводилось
встречать ее раньше. Остальные же были сильным и закаленными солдатами. У всех была
тяжелая броня и прекрасные оружия. Их лидер быстро приковал внимание Смерти. Густая белая
борода и блестящая глазная повязка сделанная из чистого золота. Этого было достаточно чтобы
опознать его, с любого расстояния.
- Не вздумай упоминать об ангеле, что только что атаковал меня, - прошипел Смерть. А
затем, проигнорировав замешательство Войны, сказал гораздо громче, - И вновь, здравствуй,
Аваддон. Ты выглядишь лучше.
- Уходи прочь, Смерть! – генерал приземлился на твердую почву, его соратники
следовали за ним. Их мечи и пики практически сияли от магии, это не был простой отряд. – Мы
не станем трогать тебя, если ты не вмешаешься. У нас есть дело только к твоему брату.
- Не подскажешь, что за дело? – его голос звучал так спокойно будто они собирались
обсудить меню или моду.
- Правосудие! – прорычал Аваддон. – Война атаковал нас! Он многих убил! Он

92
Darksiders: Хранилище Мерзостей Ари Мармелл

уничтожил невосстановимый военный секрет, который…


- Который вы знали, что не имеете права хранить, - вставил Война. – Это могло привести
к…
- Молчать! – Аваддон немного приподнялся в воздух, тоже сделали и его солдаты.
Смерть мгновенно встал между генералом и своим младшим братом. - Я бы хотел узнать о
деталях.
- Пойди и спроси о них у своего драгоценного Совета! – ответил Аваддон. – У меня нет
на это времени, как и терпения!
Оу, прекрасно! – он улыбнулся и, несмотря на маску, это было понятно по его голосу. –
Ты признаешь, что действия моего брата были одобрены Советом. Эти сведения значительно
все упростят.
Сначала Аваддон открыл свой рот, намереваясь что-то сказать, но потом резко его
закрыл, а его щеки наполнились кровью.
Смерть медленно повернулся, осматривая каждого ангела, а затем одним, невероятно
быстрым, прыжком оказался прямо напротив генерала. И пускай он небрежно держал свою косу
в руке, без явного намерения атаковать, но этот жест послал всем безошибочное сообщение.
Все вокруг, включая и Войну, держали свои ружья на готове, намереваясь в любую
секунду вступить в бой и от этого рукояти оружий подрагивали, но только не два древних в
центре, они выглядели столь неподвижными, как и любая статуя ангельского города.
- Нападение на моих братьев – это нападения и на меня, – сказал им Смерть. – Нападение
на любого из нас во время утвержденной миссии — это нападение и на Совет. Готов ли ты
разорвать соглашение, Генерал? Втянуть Небеса в войну с Обугленным Советом и, скорее всего,
еще и с Преисподней, так как договор утратит былую силу? Не сомневайся, таков и будет
результат любого дальнейшего насилия здесь. Мне пришлось обьяснять это твоей страже у
ворот. Я не должен обьяснять это и тебе.
Даже если это война, в которой Белый Город может одержать победу, ты этого уж точно
не увидишь. Потому что я уверяю тебя, ты и твоя свита позади не в силах сразить нас двоих
сражающихся бок о бок, и я поставлю себе за цель, выше даже своего выживания, убедится, что
ты падешь одним из первых.
Смерть сделал шаг назад и пожал плечами.
- Помимо этого, - продолжил он более мягким тоном, - вы все еще нуждаетесь в моей
помощи. Или вы уже забыли, что я сотрудничаю с Азраилом против врага, что способен
принести гораздо больше разрушений, чем война совершил ранее.
Аваддон буквально кипел от злости. Он сильно затиснул зубы, дыхание было порывисто,
плечи выправлены. И в этот момент Всадник задумался: не был ли он слишком надменен, вдруг
Генерал все же решит не обращать внимания на угрозы. В отличие от тех простых стражников
на стене, Аваддон действительно имел все права дабы лично обьявить войну. И это уж точно
значительно усложнило б его задачу в выслеживании как Белиастры, так и, в особенности, ее
ангельского союзничка.
Жнец, Пожиратель Хаоса и еще с двадцать оружий ангелов ожидали, готовы и
жаждущие начать схватку.
Но Аваддон, несмотря на всю свою гордость, знал свой долг.
- Идите! – рявкнул он. – И быстро, пока я не передумал! – а потом, когда оба Всадника
проходили мимо его отряда он вновь рявкнул, - Война!
- Генерал?
- Сейчас мои руки связанны. Но я не забуду твоих преступлений!

93
Darksiders: Хранилище Мерзостей Ари Мармелл

Он кивнул и развернулся, продолжая следовать за старшим братом через двор к


извилистым улицам города.

94
Darksiders: Хранилище Мерзостей Ари Мармелл

Глава XIII

- И все же, как тебе удалось меня найти?


Пускай Смерть и продолжал злится, он уже явно оставил все свои попытки убедить или
приказать Войне уйти. Они уже находились четырьма этажами выше того дворика, а их
путешествие теперь было почти спокойным. И хотя Руина уже полностью восстановился после
падения с Войной с обрыва, младший Всадник вел коня под узды, в знак уважения к своему
брату. Смерть, в свою очередь, решил пока не призывать Отчаяния, а идти пешим, пока он
полностью не удостоверится, что с конем все хорошо. Он знал, что его раны будут затягиваться
не намного дольше, чем у него, но все же старший не желал напрасно тревожить существо.
Прах, как только Всадники отдалились от ангелов достаточно далеко и стало ясно, что
всякая угроза их миновала, решил сесть на плечо Смерти, без всякого его призыва.
- Ты оказал мне большую помощь, - обвинил его Смерть. Ворон взглянул на хозяина с
виноватым взглядом.
Они по-прежнему шагали сквозь улицы, переполненные ангелами, Древними и
остальными посетителями Белого Города, но отношение к паре все же немного изменилось. И
пускай взгляды их казались еще более хмурыми и сердитыми, но, по крайней мере, никто их не
преследовал и не пытался атаковать.
- Это было не сложно, - начал обьяснять Война, когда вдруг своим плечом он сшиб с ног
бронированного ангела. Бедолага просто не успел убраться с дороги на достаточное расстояние.
- Ты ведь, перед своим отбытием, еще раз навестил Совет. Тогда ты и сказал, что
Серебряный Шпиль будет твоим следующим пунктом.
- Да, но вас там не было. Я абсолютно уверен, что тебя то я точно заметил бы. Ты, как
никак, слишком хорошо выделяешься из всего пейзажа.
Война проигнорировал насмешку.
- Да, меня там не было. Но у Совета не было причин не сказать об этом мне, когда я задал
вопрос.
Смерть на секунду остановился, прямо посреди дороги. - Ты сам решил пойти и начал
задавать Совету вопросы, не будучи при этом ранее призванным? ТЫ?! Неужели все настолько
изменилось за время моего отсутствия?
- Это было необходимым, брат.
- Ах, конечно. Похоже, я слышал, как твоя гордость в этот момент пошатнулась.
- Не провоцируй меня!
Смерть вновь почувствовал, как в нем вспыхнуло пламя, но он снова вмиг его придушил.
Спор тут ничего не решит... - Хорошо, - сказал он, - выходит ты знал, что я направляюсь в
библиотеку.
- Ты прав. Я подумал, что если тебе действительно есть с чего начать, то ты должно быть
был уже у цели. Поэтому я и решил открыть портал меж вселенными, что привел бы меня прямо
к Шпилю, вместо того, чтоб долго идти обходным путем. Я надеялся, что к тому моменту, как
кто-то из враждебно-настроенных к моему присутствию ангелов успеет вызвать стражу, мы уже
будем находиться внутри библиотеки и мило беседовать с Азраилом.
- Теперь ясно, почему ты был назван Войной, а не Тактичностью.
Вновь губы Войны сжались, но, в остальном, он больше никак не отреагировал. - Когда
мне стало ясно, что ты все еще не прибыл, я решил отправиться на твои поиски. А учитывая то,
насколько близко вы находились, было совсем не трудно обнаружить суматоху, когда ангел
сбросил тебя с моста. А что случилось дальше ты и так хорошо знаешь.

95
Darksiders: Хранилище Мерзостей Ари Мармелл

- Я помню все так будто это только что произошло.


Руина фыркнул, на что Война ответил кивком, явно выказывая свое согласие с лошадью.
- Я не видел нападавшего среди свиты Аваддона, - сказал он, явно меняя тему разговора. -
Почему ты не хотел, чтоб я упоминал о нем. Даже если б генерал прикрывал бы его, я не думаю,
что это хоть как-то ухудшило б наше положение.
Один из пешеходов открыто столкнулся со Смертью на дороге. Выглядел он довольно-
таки враждебно, но после того как ангел встретился лицом к лицу с неумолимым взглядом
Всадника, он решил быстро удалится, не теряя при этом своего уже ущемленного достоинства.
После чего Смерть вернулся к своему брату, идущему рядом с ним.
- Эта небольшая засада, - ответил он, -не имеет ничего общего с теми выходками во
время твоего прошлого задания, Война. Это не было возмездием за павших ангелов. Это был
именно наш враг, с которым сейчас мы и имеем дело.
Война резко крутонул головой, столь быстро, что его капюшон откинулся назад и теперь
лежал на складках его багрового плаща позади, - Что? Как ты узнал? Тебе помогли в этом
видения Повелителя Воронов?
- Похоже, Совет действительно рассказал тебе все, не так ли? Нет, в том видении я не
смог разобрать никаких особенностей ангела. Я видел лишь обрывок, взятый из воспоминаний
одного из воронов, который лишь мельком успел взглянуть на ангела в середине битвы. Я думал
это и так ясно, что его воспоминания будут лишены особых деталей.
- Тогда как?
Смерть коснулся своей раны на груди, что все еще успела затянуться лишь наполовину.
Его ответ был краток, - Страдание.
- Хмм... А я все задавался вопросом, почему всего лишь одно ранения смогло так сильно
тебя замедлить. Я видел, как ты справлялся и с худшим. Что ж, давай, удиви меня.
Смерть стоял в недоумении.
- А что бы случилось с тобой, будь там Пожиратель Хаоса?
Даже без своего капюшона лицо Войны выглядело столь спокойным и безмолвным, что
даже Смерть не мог понять, было ли это насмешкой, простым размышлением или еще чем-
нибудь иным.
- Полагаю, - начал он, - этого ты никогда не узнаешь. Не думаю, что хоть кто-то из нас
будет довольный результатом.
- Похоже на то. Но я тебя уверяю, что если я когда-нибудь тебя так раню, то удар будет
нанесен точно не со спины.
- Ты меня успокоил. Огромное тебе за это спасибо.
А после с сотню шагов они прошли в полной тишине.
- Что ж, если твой противник не являлся солдатом Аваддона, - в конце-концов решил
спросить Война, - тогда почему ты все же так настаивал не упоминать о нем?
- Я не знаю, кто он таков. Я никогда не слышал такого имени - Семаяза, если это вообще
его настоящее имя. Я не знаю, какое влияние и каких союзников он может иметь в Белом
Городе. И скорее всего, учитывая, что он ввязался в дела с Творцом руководив армией из ее
конструктов, никаких скудных последствий быть и не должно было. Но пока я не уверен, я не
стану кидаться подобными заявлениями, очерняя имя того, кто может быть весьма почитаем.
- А что насчет наших поисков? Мы все же должны хоть кому-то довериться здесь, брат.
- Азраилу можно доверять, во всяком случае там, где наши интересы пересекаются. И, в
какой-то мере, я готов положиться на любого, кому доверяет он. В ином случае нам придется
держать наши рты на замке.

96
Darksiders: Хранилище Мерзостей Ари Мармелл

- Но что если мы должны...?


Но вдруг Смерть прибавил ходу, быстро оставив Войну с Руиной позади.
- А теперь ни слова больше, - сказал он через плечо.
Война все еще не видел, что же так сильно увлекло внимание его брата, но обращение к
ним в таком тоне могло серьезно подорвать их шансы на успешную совместную работу. Данное
поведение понять мог только Всадник. Война рассеянно положил свою руку на шею Руине.
Перед ними стоял Отчаяние. Смерть сразу поспешил к своему коню. Наполовину
сгнившее существо не сильно изменилось с момента схватки. Когда его повалило ударом, он
заблокировал добрую часть моста, напрочь отказываясь двигаться с места, вопреки всем
действия раздраженных ангелов. Поначалу он показался не сильно отличавшимся от того, каким
был до стычки, но потом раны открылись, показывая все кости и мускулы животного, в тех
местах, где кожа должна была быть здоровой. Даже Смерть, несмотря на их крепкую связь, не
был полностью уверен в состоянии своего коня.
Тем не менее, Отчаяние смог поприветствовать своего хозяина тихим и одновременно
мрачным ржанием. Двигался он без видимых признаков неудобства или боли, по крайней мере,
так было сейчас.
Всадники сели верхом, позволяя животным идти спокойным тихим шагом, в знак
уважения к ранениям Отчаяния. Но все же они непреклонно приближались к цели, оставляя
позади озадаченных и возмущенных ангелов. Два следа от отпечатков копыт, один оставлял за
собой пламя, а другой - пучки зеленоватого дыма. Перед ними на горизонте уже возвышалась
восхитительная башня Серебряного Шпиля.
Даже как для ангелов, место выглядело грандиозным. Огромные здания похожие на
соборы возвышались вокруг, но все они выглядели как скромные лачужки, по сравнению с этой
библиотекой. Сотни этажей, покрытые различными гравировками колоны и стеклянные окна,
полностью укрытые витражами, величественно возвышались с одного из летающих островов.
Несколько извилистых лестниц связывали Шпиль как с основным островом, так и с
несколькими меньшим, парящими недалеко от него островками.
Помимо самого Шпиля, еще одной особенностью острова была роща деревьев. Их
листья были прекрасных красно-золотых осенних оттенков. Стволы деревьев, казались
простыми цветочками на фоне внушительных стен постройки.
Как ни странно, в окрестностях было на удивление мало ангелов. Серебряный Шпиль
считался одним из чудес и, в добавок, одной из наиболее важных построек Белого Города, но
даже такие громкие титулы не смогли сделать это место популярным. А все потому, что ангелы
были, по большей мере воинской расой и большинство из них, несмотря на то что их законы
требовали поистине дотошных записей, смотрели на мудрецов и архивариусов как на свою
прислугу.
Без каких-либо указаний Руина с Отчаянием сорвались в галоп. Огромными, сильными
рывками они уверенно неслись вперед и вверх по извилистой лестнице, а Серебряный Шпиль
приближался просто с поразительной скоростью.

*************

Он с криком метнул Страдание через всю комнату. Оружие с треском пронзило грубую
стену, а затем громко упало на пол.
Он надеялся, молился, что как только он перестанет касаться проклятого меча, вся буря
эмоций, что он чувствовал, держа его, хоть немного утихнет.

97
Darksiders: Хранилище Мерзостей Ари Мармелл

Но этого не случилось, как он и ожидал. Не Страдание терзало его разум, тело и душу.
Это отчасти была ярость от разочарования, что второй Всадник смог помешать его планам. Он
потерял шанс, который может уже больше никогда ему не предстанет.
Отчасти. Но в остальном...
Ангел крепко сжал себя руками и крыльями, будто пытаясь таким образом не дать всей
той ярости вырваться вовне. Он словно был не чист, болезнен, будто какие-то мелкие паразиты
решили овладеть каждой клеточкой его тела и всеми мыслями. Его воспоминания горели. А все
его оставшиеся силы были направлены лишь на то, чтоб удержать его от безумного крика и
лишних разрушений.
Он никогда не забывал о своей истинной цели, никогда не сбивался с курса. Но как же
ему этого хотелось! И вот его пыл начал утихать, он чувствовал сейчас лишь одно - все
возрастающую жажду к убийствам.
Нет, это было почти всем, что он сейчас чувствовал. Тем не менее, в глубине души
оставалось что-то еще, то, что пыталось своими цепями удержать его новую и все
возростающую манию. Это была любовь. Ради нее. Ради нее он контролировал эти порывы.
Ради нее он терпел бы духовных муки, пожирающие его мысли.
Ради нее он выстоит против губительного влияния древних ужасов, которых он сам же и
освободил и против нескончаемой, неумолимой ненависти Великих Мерзостей. Ради нее он
пролил бы столько крови, сколько только потребовалось бы, но не более...
Не более..
Но только сейчас.

98
Darksiders: Хранилище Мерзостей Ари Мармелл

Глава XIV

- Это точно был ангел? Ты в этом уверен?


- Ровно также как и был, когда ты спросил меня об этом парой минут ранее, Азраил, -
ответил Смерть. - И еще пару раз до того. И я не думаю, что мой ответ может измениться в
ближайшее время.
Ученый ангел был одет в традиционную одежу из светло-зеленых и ослепительно
золотых цветов. Вся тройка стояла на дорожке неподалек от огромного пика Серебряного
Шпиля. Это место наполнял свет всевозможных оттенков из-за окон, чьи стекла были окрашены
в самые разные цвета, а также из-за стены, сделанной из полированного серебра. По началу, это
действительно вводило в заблуждение, но все же этого было более чем достаточно для того,
чтоб найти дорогу к библиотеке.
Или даже для того, чтоб читать. На вершине шпиля, занимая почти третью часть всей
постройки, располагалась одна протяжная комната. И конечно же именно она и была защищена
различными заклинаниями как для защиты извне, так и внутри, так как здесь находились все
сокровища библиотеки.
На этих полках можно было найти не просто тысячи, а сотни тысяч разнообразнейших
книг, с тяжелыми переплетами, свитков и даже древних скрижалей. Некоторые книги просто
парили в воздухе по спирали. Они были похожи на клубки дыма или извилистых змей, парящих
от самого пола до потолка.
Не смотря на множество уже пронумерованных и разложенных по своим полкам книг,
библиотекари и книжники Серебряного Шпиля, похоже, вели бесконечную работу. Книг было
просто не сосчитать. Некоторые из них провели тут уже несколько десятилетий, ни разу не
покидав данной комнаты, все продолжая вести записи, изучать, изменять, защищать и
переписывать рукописи. Они все время просто изучали, изучали и изучали и так всю свою
жизнь.
Несмотря на то, что ангелы почти всегда предпочитали летать на крыльях, а не ходить
своими ногами, библиотека предусматривала и систему балконов и переходов для всяких гостей
и любителей пройтись на своих двух. Среди этих извилистых дорожек, проходящих мимо
несчислимое количество полок, можно было с легкостью потеряться и порой, поговаривали,
что так и случалось. И пускай ни Смерть, ни Война не верили в эти сказки, будто некоторые
исследователи, забревшие сюда в поисках знаний, были потеряны здесь много веков назад и
сейчас они все еще отчаянно не лишают попыток найти выход из библиотеки, блуждая среди
сотен тысяч книг. Но, по правде говоря, увидев саму библиотеку оба Всадника поняли почему
же эти истории обрели такую популярность.
В библиотеке должна была быть своя крайне строгая и дотошная система каталогов, что
указывали каждой книге сове определенное место и зная натуру ангелов Смерть в этом не
сомневался. Также он не сомневался и в том, что даже те, кто посвятил этим архивам всю свою
жизнь, не факт, что смогут разобраться с ней.
К счастью, как Смерть и предполагал, Азраил был именно здесь. Он пытался опознать
личности, напавших на Эдем существ. Если бы его здесь не было, то Всадник никогда б не смог
извлечь хоть что-нибудь полезное из всех этих тысячелетних архивов.
И как гордо сказал Азраил при их первой встрече, этот еще не был их самым большим
архивом.
- В сравнении со своей дочерней постройкой, - говорил ангел, - он крошечный. На
одном из наших сторожевых аванпостов, с которого мы наблюдаем за всем Мирозданием из-за

99
Darksiders: Хранилище Мерзостей Ари Мармелл

ворот Белого Города, сейчас воздвигается другая, еще более превосходная библиотека -
Цитадель Слоновой Кости. Туда скоро поместят и мою собственную коллекцию работ.
Однако настроение ангела быстро испортилось, едва только Всадники начали говорить.
- Прошу прощения, - мягко сказал Азраил. - Я все еще не могу представить ангела, что
смог бы убить столько своих сородичей ради каких-то даров, что мог бы предложить ему Эдем.
Разве это не может быть простой подручный Аваддона, который просто искал правосудия за
недавние действия Войны?
- С оружием, что лишило Аваддона глаза? - усмехнулся Смерть.
- Погодите, - прервал их Война. - Аваддон и сам конструировал оружие против
Преисподни. Не исключено, что, в таком случае, он мог бы заинтересоваться и орудиями
Нефилимов. Возможно он подделал нападение на Эдем, считая это частью какого-то большего
плана?
- Нет, исключено, - голос Азраила не оставил никаких сомнений в этом. - Да, Аваддон
может быть коварным, когда это необходимо. Я не исключаю и возможности, что ради высшей
цели он может и покалечить себя, но он никогда не поставит под удар ради какой-то уловки
жизни стольких ангелов, находящихся под его командованием. Если мы действительно ищем
ангела, помогающего этой...
Он взглянул на Смерть.
- Белисатре, - напомнил ему Всадник.
- Да, этой Белиастре… то я могу вас заверить, что он может быть кем угодно, но только
не одним из подопечных Аваддона.
- Тогда мы вернемся к началу, пытаясь выяснить, кто же он таков, - сказал Война.
Азраил задумчиво кивнул. - Ты сказал, он назвал себя Семаязой?
- Да, - ответил Смерть, - но я скорее распрощаюсь со Жнецом, чем поверю, что это его
настоящее имя. Не думаю, что он был настолько глуп.
- Но все же лучше убедится в этом, - Азраил расправил свои крылья, мгновенно
достигнув парящих книг вверху.
- Эханос! - крикнул он.
Мгновенно появился ангел, Смерть сосчитал его идентичным всем остальным, помимо
его золотой робы и тонкой белой бородки.
- Чем я могу вам послужить, мой лорд?
- Это Эханос, - промолвил Азраил, приближаясь ко Всадникам, - он один из наших
писцов, чья задача записывать, в мельчайших подробностях все детали из жизней и дел всех
наших людей. Эханос, полагаю наших гостей тебе представлять не нужно?
- Нет, милорд.
Сам писец не выражал никакой враждебности по отношению к Войне, даже несмотря на
последствия его недавнего визита. Впрочем, вполне возможно, что этот ангел просто не
покидал Серебряного Шпиля все это время и банально не слышал о недавних событиях.
- Превосходно. Ты знаешь что-то о Семаязе?
Глаза ангела приобрели стеклянный оттенок, его взгляд был направлен на что-то далеко
позади тройки. Спустя несколько коротких секунд размышлений, он все же заговорил.
- Да. Он второй лейтенант Мейбахиама, командир отряда Крылатых Гроз, названный в
честь первого лейтенанта, убитого в битве под…
- Нам нужна информация только о живом командире. Возможно ты знаешь, где сейчас
находится Семаяза?
- Если он вдруг не отказался от всех своих обязательств, что было б на него сильно не похоже,

100
Darksiders: Хранилище Мерзостей Ари Мармелл

то он должен быть со своим отрядом, Крылатыми Грозами, как мы и говорили. Сейчас они
должны находится на побережье Голодного Моря, наблюдая за водами и их обитателями, чтобы
они не вторглись на наши земли.
- Хмм. Будь добр, отправь сообщение в Мейбахиам. Пусть они подтвердят его
присутствие.
- Как пожелаете, милорд.
Эханос уже было расправил свои крылья, готовясь взмыть в воздух, как Смерть поднял
руку.
- Попробуй отыскать кого-то, кто мог бы иметь причины выдавать себя за Семаязу.
- Это маловероятно, - ответил он. – Скорее всего ваш друг выбрал случайное имя среди
тех ангелов, которых он знал, что они сейчас находятся в другом месте. Но как вы уже сказали,
лучше бы быть в этом уверенным.
Азраил кивнул Эханосу, а тот, в свою очередь, кивнул Смерти, а затем скрылся из виду.
- Это займет какое-то время, - заговорил Азраил. – Поэтому, пока мы ждем, я прикажу
нескольким библиотекарям отыскивать любую доступную нам информацию на этого Творца,
Белиастру. Если нам повезет, то мы сможем собрать всю нужную нам информацию здесь, а вам
не придется путешествовать к нашей новой библиотеке.
- А ты, - продолжал он, - исполнишь данное мне обещание и будешь держать меня в
курсе о всех происходящих событиях, начиная с этого Хранилища. Во всем Мироздании
существует по истине мало вещей о которых я хотя бы не слышал, но в данном случае, даже
само название мне не ведомо.
Старший брат коротко взглянул на младшего и только тот, кто знал Смерть также как
знал его Война, мог бы, несмотря на его маску, понять, что Всадник молчаливо от него
потребовал.
Я расскажу все по-своему. Не вмешивайся!
Они шли по длинным, извилистым дорожкам и лестницам, а Смерть все говорил, Война
же оставался молчаливым все это время. Он не врал Азраилу, но все детали обходил стороной.
По окончанию рассказа Смерти, ангел по-прежнему не знал ничего о Раваимах и об истинном
характере Великих Мерзостей. Он знал лишь, то, что они были древнейшими орудиями войны
Нефилимов, что они как-то по-особенному наделены жизнью, что способны сокрушать миры и
что они спрятаны в особенном, созданном специально для них измерении. А также то, что их
враги, предположительно, пока еще не знают как пробудить их великую силу.
И этого было действительно более, чем достаточно.
- Твоему народу, - прогремел Азраил, - придется за многое ответить.
- Они уже за все ответили, - резко ответил Смерть. Ангел уже хотел задать еще один,
более глубокий вопрос, но Смерть его резко прервал.
- Измени тему. Сейчас же.
Азраил был мудрейшим среди всех ангелов, не удивительно, что ему хватило смекалки,
дабы повиноваться.
- Это пустое измерение? – сказал он взамен. - Ты уверен, что оно безопасно?
- Оно находится вне всего Творения. Попасть туда можно лишь при помощи одного,
крайне надежного портала. Да, оно в безопасности и нет, я не скажу тебе о его местоположения.
- Я бы удивился, сделай ты иначе, - задумчиво нахмурился Азраил. – Теперь меня
волнует, а что еще, какая иная полноценная реальность, нация или даже цивилизация, может
скрываться от наших глаз таким же образом. Мне теперь о многом предстоит подумать…
Дальше они шли в тишине, пока Азраил не наткнулся на одного из своих библиотекарей

101
Darksiders: Хранилище Мерзостей Ари Мармелл

и начал быстро раздавать им приказы.


- А что с Источником? – спросил Смерть, осознав, что Азраил планирует провести
большую часть исследований собственноручно. – Разве можешь ли ты оставаться в стороне так
долго?
- Мой долг, - ответил ангел, - защищать Источник Душ от постороннего вмешательства.
Он прекрасно работает и без меня и пока мы не покончим с угрозой, исходящей от ваших
Мерзостей, охранники, которых я там оставил, окажут надлежащею ему защиту.
Пока ангелы продолжали свою работу, Смерть оставался неподвижным, до тех пор, пока
поручения не были выполнены. Казалось, будто он покинул свою тело, а может и этот мир.
Война же просто расхаживал между неисчисляемым количеством книжных полок. Даже его
шаги, каким-то чудным образом, выражали его крайнее нетерпение.
- Если ты тут заблудишься, - это были первые слова Смерти, спустя уже несколько часов,
а может даже и дней, - искать тебя я не стану.
Война что-то проворчал и начал шагать вдоль ближних полок.
Эханос вернулся с подтверждением того, что настоящий Семаяза действительно
находится со своим отрядом. Также ему не удалось найти никого, кто мог бы иметь всякую
вескую причину, дабы использовать его имя как свой псевдоним.
А ангелы все продолжали искать…

И наконец, после затянувшейся беседы между пернатыми, что, сгорбившись, сидели за столом,
усеянным различными свитками, Азраил был готов дать ответы на вопросы Всадников. Его лицо
выражало явное недовольство, а в руках он держал пергамент, столь древний, что время успело
его хорошенько потрепать. Он был столь желт и хрупок, что казалось, и малейшее
прикосновение к нему способно превратить бумагу в пепел. Поэтому ангел был вынужден
удерживать свиток над своими пальцами при помощи магии.
- Мы кое-что нашли, - обьявил он, хотя необходимости в этом никакой не было.
Всадники и так понимали, что происходит.
- Да неужели! Уже давно пора! - возмутился Война.
- Поддерживаю, - согласился с ним Смерть, спокойно повернув голову в сторону
новоприбывшего ангела. - Еще б чуть-чуть и терпение моего брата окончательно лопнуло б.
- Понимаю и я прошу прощение за то, что заставил вас так долго ждать, - ответил
Азраил. - Как выяснилось о ней написано крайне мало, всего несколько упоминаний в истории
о других... - вдруг ангел затих и покачав головой продолжил, - Что ж... Здесь говорится, что
Белиастра была ученицей одного из Творцов по имени Гулбаман.
- Я уже слышал это имя, - тихо сказал младший Всадник. Его брат кивнул в ответ.
- Я и неудивлен. Гулбаман был одним из по правде старейших Древних. Он был
прекрасным мастером во многих ремеслах и даже в магии. Некоторые считают, что он соединил
искусство Творцов-Кузнецов с ремеслом тех, кто создавал жизнь и придавал ей форму.
Теперь вмешался старший брат.
- Не могу не заметить, - говорил он, - ты постоянно используешь слово «был».
- Совершенно верно, - теперь уже Азраил начать шагать. Война со Смертью обменялись
тревожными взглядами, так как их собеседник обычно не выказывал столь явного беспокойства.
Гулбаман был убит несколько веков назад. Наши источники твердят, что после смерти ее
мастера, о Белиастре больше никогда не слышали и не видели ее в Землях Творцов. Другие же
Творцы полагали, что она была либы следующей жертвой, либы...
- Либы убийцей, - продолжил вместо него Смерть.

102
Darksiders: Хранилище Мерзостей Ари Мармелл

- И Творцы никогда не преследовали ее? - спросил Война. - Если он действительно был


столь стар и почитаем среди своего народа, кто-то должен был бы искать справедливости. Или
же хотя бы мести.
- Случись бы это несолькими столетиями ранее - они бы несомненно так и сделали б. Но
во время его смерти, Гулбаман был основательно изгнан из своей общины Древних.
И тут Смерть не выдержал. Он бросился к Азраилу, сильно вцепившись своей рукой ему
в плечо, а затем потащил ангела вслед за собой, пока он столь же резко не остановился.
- Хорошо, Азраил. Нам приходится буквально выдавливать из тебя ответы, это не похоже
на тебя. Ты что-то скрываешь.
Ангел улыбнулся. - Ты никогда не был любителем мягких методов, не так ли?
- Я предпочитаю хранить свое терпение до нужных времен, а не легкомысленно
растрачивать его на подобные разговоры.
- Хорошо, - Азраил убрал его руку с своего плеча, - незадолго до своей кончины у
Гулбамана появилась возлюбленная. Остальные Творцы яро осуждали его избранницу.
- Кто? - потребовал Война. Но Смерть уже отвернулся и вновь начал разбрасываться
прокленами на древнем языке, который не мог понять даже его собственны брат.
- Полагаю, твой брат уже догадался.
После этого Война повернулся к Смерти, который недовольно подбирал обмотки со
своих запястьев.
- Лилит, - прошипел ему Смерть. Он даже не обернулся, дабы увидеть одобрительный
кивок от Азраила. - Старый, сбитый с толк дурак, связался с Лилит.
- Если кто и может помочь вам найти больше информации о вашей уважаемой
Белисатре, - проговорил ангел, - так это Мать всех Демонов. И боюсь, что если вы
действительно желаете продолжать копаться над этим делом, то у вас нет иного выбора – вам
придеться отправится прямиком в Ад.

103
Darksiders: Хранилище Мерзостей Ари Мармелл

Глава XV

Лошади и их всадники явились из бреши в пространстве, между двумя мирами, попав прямо в
пекло.
На первый взгляд, местность, казалось, была и вовсе такой же как и во владениях
Обугленного Совета. Забитый сажей воздух, трещины в земле и языки пламени, что освящали
им путь.
И пускай сходств между этими двумя мирами было явно больше чем отличий, но для тех,
кто знал, что он перед собой видит, разбежности сильно бросались в глаза. Небо тут было
затуманенным, мутным и абсолютно свободным от огромных скал и сталактитов, что своими
габаритами скрывали бы его. Здесь не было лавы, медленно стекающей по трещинам в земле,
почва была пустой, иссушенной, словно какая-то мумия, дым тут нес в себе запахи серы и
обожженной плоти. Языки пламени, пускай и находились на значительном расстоянии, все же
были в разы выше тех, что полыхали в землях Совета. На горизонте возвышались невероятно
темные, слабые очертания башен и стен великого бастиона. В самом городе проживало
множество существ, а вот за его пределами было почти ни души.
Но ничто из этих отличий и в подметки не годилось тому, что нельзя было увидеть
физически, лишь почувствовать ментально. Воцарившая здесь жара, пускай и была немного
слабее той, что наполняла мир Совета, была какой-то иной. Она была густой, каким-то образом
даже маслянистой. Она оставляла на коже липкие, блестящие пятна и это не был пот. Как-то ей
удавалось даже проникать вглубь твоего разума, сея в нем чувство беспокойства и дискомфорта.
Это был жар самого сердца пламени. Здесь была его душа.
Адское пламя.
Война начал соваться по седлу Руины, осматриваясь вокруг, очевидно пытаясь следить
сразу за всеми направлениями одновременно.
- Отвратное место.
- Это наименьшее из того, что Ад может предложить нам, - ответил ему Смерть. - И это
еще ничего. Но да, место действительно отвратительное.
Он держал Жнеца прямо впереди себя, указывая направление. Даже Войне с трудом
удавалось подавить в себе ужас от увиденого здесь.
Поначалу ему казалось, будто он заметил настоящий холм впереди среди очертаний этой
адской равнины.
Но нет. Момент спустя, и он уже осознал, что это была простая иллюзия, созданная
огромным количеством сажи и пыли, что веками оседала в том месте, на небольшом выступе в
земле. На ровной «коже» Прейсподни эта насыпь выглядела как волдырь.
Война продолжал вглядываться в холм, что постоянно колыхался, внутри него бурлили
смешанные чувства.
- Это... омерзительно, - наконец сказал он.
- Полагаю изнутри оно выглядит не лучше, - ответил Смерть
- Где стража?
- Сомневаюсь, что Лилит чувствует в ней какую-либо необходимость. Полагаю,
возможно, мы встретим несколько стражей внутри замка, но не более.
Война быстро повернулся лицом к горизонту
- Кажется охрана не такая уж и глупая идея для того, кто веками проводит свою жизнь в
Аду. Даже этот город далек от цивилизации.
- Лилит всегда была самоуверенной. Идем?

104
Darksiders: Хранилище Мерзостей Ари Мармелл

Вместе два брата спешились и направились к выпуклому холму впереди. Прах


переместился с седла Отчаяния на облюбованное им место поверх изогнутого лезвия Жнеца.
- Что с Руиной и Отчаянием? - спросил младший.
Смерть покачал головой.
- Полагаю, им будет слишком тяжело двигаться дальше. А поэтому им будет лучше, если
они останутся здесь.
- Как и нам, полагаю.
- И это правда, - ответил Смерть, пожав плечами. - Но похоже они умнее нас.
Война почувствовал, что у него не нашлось ответа для своего брата и поэтому он пошел
вперед, лишь его слегка нахмуренный взгляд выражал отвращение от того, что ему пришлось
отодвинуть складку плоти, чтобы он и его брат смогли спокойно пройти вовнутрь.

***********

Вместе они шли по узким и извилистым коридорам из чистой плоти, их ноги скользили
по жидким выделениям. Они миновали бассейны бледного пламени, затем прошли и свечи, в
которых были заключены какие-то существа, что и излучали здешний свет. Они не видели ни
следа от жителей этого города, не говоря уже об его охране. Но, несмотря на это, они оба
прекрасно понимали, что за каждым их шагом тщательно следят.
- Забавно, ведь, - заговорил Война, пытаясь избежать дурного зловонного запаха дыша
исключительно своим ртом, - это весьма символичное место для нас, учитывая, что мы сейчас
охотимся за... - он сделал паузу, возможно, беспокоясь о том, стоило ли здесь вообще говорить о
подобных вещах, - предметами, что также сделаны из плоти и крови, - подытожил он. - Мне
кажется это не простое совпадение.
Увидев, что его брат не подал и малейшего намека на то, что он услышал его слова,
Война вымолвил, - Смерть?
- В древние времена искусство Создателей не было столь очерчено и явно, как сейчас. Ты
слышал, что Азраил сказал нам о том, что Гулбаман решил соеденить два искусства, а если
Лилит проводила с ним достаточно много времени...
- Я говорю о нашей цели, - настоял Война, явно не желая, чтоб ему заговаривали зубы.
Лицо Смерти дергнулось под маской, - Полагаю некоторые работы Лилит могли его
вдохновить. Я не могу вспомнить, но думаю когда-то я об этом знал.
- А я не помню Нефилима, который мог бы так часто ошиватся рядом с Королевой
Демонов, - прорычал второй. - Если только не брать во внимание самые истоки.
- Мы продолжали контактировать с ней и после того раннего время. Перворожденные
часто были вовлечены в дела, о которых остальным не было известно.
- Хм, сколько нового... И когда же ты планировал рассказать нам обо всем этом?
- Не раньше, чем это стало б действительно необходимым, - ответил Смерть, - а
возможно и позже.
Смерть отказывался рассказывать Войне больше об этом, не смотря на постоянные
попытки своего брата, достать из него информацию.
Он продолжал молчать, пока не соизволил сказать всего несколько слов, - Мы на месте.
Тут находилась еще одна дверь, созданная из двух складок кожи, что прижимались друг к
другу, словно в поцелуе.
- Дальше я иду один, - сказал Смерть. - Я хочу, чтоб ты наблюдал здесь, дабы никто не
обошел нас со спины, и мы не оказались зажатыми в ловушку.

105
Darksiders: Хранилище Мерзостей Ари Мармелл

Ты действительно считаешь меня настолько глупым, братец? - требовательно спросил


Война.
- Нет. Нет, конечно же нет. Я знаю Лилит издавна, Война. Я знаю о ней такие вещи, о
которых не ты, ни Ярость, ни Раздор даже не догадываются. Вещи, которые смогут ввергнуть в
ужас даже вас, что и делает меня менее восприимчивым к ее чарам. Ты будешь ждать меня в
коридоре.
- Ты считаешь меня слишком слабым, чтобы противостоять ее уловкам?
- Даже если это так, в этом нет ничего постыдного. Абсолютно все не могут выстоять перед
ее очарованием.
- Я иду с тобой, а если ты считаешь, что можешь...
Смерть крутонулся, а Война тот час понял, что оказался прикованным к слизистой,
вязкой стене.
- Я смягчился, - говорил он холодно, - и разрешил пойти тебе со мной и зайти так
далеко, не смотря на мое изначальное решение. Ты был полезным и, возможно, еще не раз мне
поможешь, поэтому я и продолжаю разрешать тебе подобные вещи.
Но позволь мне прояснить тебе вот что, брат - ты не пройдешь туда. А если попытаешь,
то мне придется отдать твои ноги на корм Жнецу. И поверь мне, ты не поможешь ни мне
никому-нибудь другому, если вдруг превратишься в одурманенного слугу этой демонической
шлюхи.
Грудь Войны сильно вздымалась, дыхание было тяжелое, зубы почти что скрежетали и
если бы в этот момент он не был бы скован поверхностью этого здания, то да проклянет меня
Забвение, он тот час бы вынул Пожиратель Хаоса и наплевал бы на все возможные последствия
такого решения!
Но всего несколько секунд и ему удалось унять свой пыл, не полностью конечно, но
достаточно для того, чтобы он просто кивнул. Не сказав ни слова больше, Смерть развернулся и
пошел к двери.
- Батюшки, - голос звучал страстно, - я уже начинала подумывать, что вы проторчите в
том холле целую вечность, растрачивая свое время на бессмысленные ссоры!
Всадник прошел вдоль всей огромной комнаты, затем поднялся по лестнице, ведущей к
вершине помоста, и остановился всего в пару шагах от его пика. Извивающиеся и
задыхающиеся демоны, разбросанные по ее своеобразному трону вмиг зашипели и зарычали,
прежде чем вновь повернутся лицом к своей госпоже.
- Лилит.
На лице темно-фиолетового существа появилась широкая улыбка. Она провела
стройной рукой по роскошным волосам и своим рогам, будто прихорашиваясь перед своим
нежданным гостем. Вторая рука все продолжала лениво поглаживать своих демонов.
- Ох, мой Смерть, если б я только знала, что ты прийдешь то несомненно подготовила б
для тебя более подходящий прием. Прошло столько времени с момента нашей последней
встречи.
- Оставь это, демон, - каким не было влияние Лилит на Всадника, голос его по-прежнему
оставался твердым, а маска скрывала всякое выражение его лица. - У меня нет и малейшего
желания вспоминать наше прошлее, давай же оставим подобные обсуждения.
- Почему же, Смерть! Разве ты сам не желаешь поговорить об...
- Я сказал хватит!
Смех Лилит звучал мягко, почти изящно, будто обещая в равной мере как наслаждение,
так и боль. - Какой чувствительный мальчик... Что ж, ладно, сомневаюсь, что ты пришел сюда

106
Darksiders: Хранилище Мерзостей Ари Мармелл

просто так. Чего же ты хочешь?


- Мне нужна твоя помощь, - едва выдавил из себя Смерть.
- Правда? Я б никогда и не подумала б об этом. - Королева демонов наклонилась вперед,
по большей части ради того, чтоб доставить Всаднику еще больше дискомфорта, вызванного ее
близким присутствием. - Ты ведешь себя ужасно грубо как для того, кто ищет моей помощи.
- Странно, мне казалось, что сегодня я прям идеал вежливости, - ответил он, немного
покрутив основание Жнеца. - Но если ты желаешь увидеть мою грубость, я с радостью тебе ее
продемонстрирую.
Впервые за все время, улыбка сошла с лица Лилит, - Ты разве уже забыл кому ты
угрожаешь, Всадник? Однажды ты встретишься с тем, кто плохо относится к подобным вещам.
- И если этот день наступит я с гордостью его прийму. А теперь расскажи мне что ты
знаешь о Белиастре.
Лилит трижды моргнула, и этого было достаточно для того, чтоб понять, подобного
разговора она не ожидала и это ее действительно удивило.
- Почему именно я? - спросила она, откидываясь обратно назад на спинку трона.
- Что ж это уже больше, чем я ожидал. Я полагал ты начнешь с отрицания того, что ты ее
вообще знаешь.
- И какой же в этом тогда будет смысл? Мне гораздо приятнее показать тебе, что я могу
помочь, но потом не захотеть делать этого.
И вновь раздался этот своеобразный смех.
- Я мог бы попытаться замолвить за тебя словечко перед Обугленным Советом, -
заговорил Смерть, - попытался б переубедить их вернуть тебе хотябы часть твоих былых
способностей.
- А теперь я точно не понимаю, о чем ты говоришь, Смерть, - проговрила она а один
кончик ее губы немного сжался.
- Конечно не знаешь. Мы оба понимаем, что ты не можешь создавать то, - давай назовем
это сущностями, - что ты однажды воссоздала. Совет стер все твои знания об этом, чтобы ты
больше никогда не смогла б вновь подвергнуть все Мироздания этим кошмарам. И, конечно же,
большинство из тех, кого ты тогда создала, уже мертвы.
- И если ты продолжишь идти той же дорогой - ты определено к ним присоединишься! -
огрызнулась она и добавила более задумчивым голосом. - Предположим, что я действительно
заинтересовалась подобным предложением. Но неужели ты действительно веришь, что
существует хотябы малейший шанс того, сто Совет согласится на такое?
- Я думаю, на такое нет и малейшего шанса. К тому же пускай я и ни разу не слышал
смеха Обугленного Совета, но стоит мне только спросить об этом, как они тотчас же
рассмеются. Но все же я могу попробовать.
Лилит лениво потянулась и изогнулась, оторвав небольшой кусочек кожи с одной из
своих зверушек. Жалкий маленький демон вскрикнул от боли и восторга от этого ранения, а
остальные же принялись слизывать его кровь.
- Не убедительный у тебя аргумент, Смерть. Если это и все, что ты можешь мне
предложить, то, боюсь, наша аудиенция подошла к концу.
Смерть сделал еще один шаг вверх по лестнице, а затем положил локоть на колено.
- Это не так. То была лишь прелюдия. Не думаю, что основная часть будет столь же
приятной для тебя.
- Довольно метафор, Смерть, говори прямо!
- Прекрасно. Белисатра разыскивает орудия Великие Мерзости.

107
Darksiders: Хранилище Мерзостей Ари Мармелл

Ее губы издали какой-то странный звук, что-то среднее между шипением и вздохом.
- Полагаю, ты все еще помнишь это название, - продолжал Смерть. - Она работает в
сговоре с еще одним, неизвестным мне существом, и в их распоряжении уже есть, по меньшей
мере, одно или даже два таких оружия.
- Тревожно, - призналась Королева Демонов, выровняв свою осанку. - Но я все еще не
понимаю, почему я должна...
- Мы все еще не знаем всей специфики твоих отношений с этим Творцом, но мы знаем,
что они между вами есть. К тому же, среди всех существ, ты последняя из тех, кто все еще жив и
кто при этом общался с Белисатрой.
А, следовательно, Обугленному Совету не остается ничего, кроме как предположить, что
вы, вдвоем, все еще состоите в каком-то заговоре, а эта Белисатра просто служит каким-то твоим
интересам. Выходит, что во имя сохранения Равновесия, мне следует обьявить тебя врагом
Совета. Поздравляю, теперь мы в состоянии войны.
Зрачки Лилит расширились, а ее взгляд стал немного диким, - Погоди немного…
- У тебя нет друзей на Небесах, Лилит. Слишком мало среди Творцов, да даже, в
нынешнее время, в самом Аду, союзников у тебя не много. И мне кажется, что в данный момент
ты действительно не можешь позволить себе враждовать с Советом. Но, впрочем, если ты
сможешь предоставить нам неоспоримые доказательства того, что Белисатра больше не является
твоей слугой… что ж тогда у Совета не будет нужды вести открытые военные действия против
тебя.
- Ну и какого рода доказательства тебе нужны?
- Оу, полагаю, что искренние, согласованные с нами попытки помочь нам остановить
Белисатру, будут безошибочным и неоспоримым тому доказательством.
Ее ногти оставили в ее каменном троне и на головах нескольких ее питомцев длинные,
но не глубокие порезы. Затем резко и неожиданно, даже для самого Смерти, она засмеялась. И
это не был тот нежный соблазнительных смех, это был ужасный и грубый хохот. Протяжным и
громким эхом он разнесся по всей широкой комнате. Существа у ее ног вдруг прекратили
извиваться и начали в замешательстве смотреть на свою госпожу.
- Ох, Смерть, - заговорила она, вытирая слезы со своего глаза, - ты определенно должен
был родиться демоном. Ты обыграл это просто превосходно.
- Твое одобрение многое для меня значит.
- Не сомневаюсь, – еще несколько смешков и Лилит окончательно успокоилась. – Я не
боюсь Обугленного Совета, Всадник. Но ты прав, привлечение их внимания в такое время,
действительно может предоставить мне значительные неудобства. Что ж… Белисатра…
На секунду она умолкла, полностью погрузившись в свои мысли. Затем она издала коротки и
крайне резкий звук, чем-то похожий на лай. Мгновением спустя и все те демоны, что роились у
ее трона, резко развернулись и начали уходить прочь с помоста, кто как мог: кто просто шел,
кто полз, а кто-то и вовсе скользил. Все они исчезли в узком проеме у черной стены, что, по
большей мере, была скрыта от посторонних взглядов. А вместе с ними исчезли и их крики и
плачи.
- Отношения подобные нашим заслуживают некой конфиденциальности, как считаешь?
- Белисатра, - напомнил ей Смерть.
Лилит улыбнулась.
- Конечно. Я познакомилась с Белисатрой несколько тысячелетий тому назад. Тогда я
пыталась изо всех сил обучиться и овладеть теми дарами мироздания, о которых ты ранее уже
говорил, а так это было искусством великих Творцов, то мне нужен был Творец, который смог

108
Darksiders: Хранилище Мерзостей Ари Мармелл

бы меня этому обучить.


- Гулбаман, - прервал ее Всадник.
- Вы только гляньте на него, ты уже хорошенько покопался в прошлом, не так ли?
- Я слышал о твоих с ним отношениях, да. И мы оба знаем, что ты никогда не отдашь
себя тому, кто не сможет предложить тебе что-то взамен.
- Оу, это ведь не правда, Смерть. Иногда это просто ради веселья. Но да, в то время я
хотела заполучить секреты Творения Гулбамана. И во время этого мне доводилось проводить
немало времени с его ученицей.
Очень увлекательный экземпляр, эта Белисатра. В некотором смысле, даже самый
безупречный Творец из всех виданых мною.
- Что-то мне кажется, что наше с тобой определение этого слова сильно разнится, Лилит.
- Тебе интересно услышать продолжение, Всадник? У меня и без тебя полно дел.
Смерть преувеличенно поклонился. Это движение заставило его косу почти сдвинуть с
места раздраженную, ворчливую птицу.
- Прими мои скромные извинения, о Королева.
- Хммм. Дело в том, что Белисатра обладает просто жгучим любопытством, которое она
никак и ничем не может унять. Она быстро сосредотачивается и увлекается. К тому же ее руки
никогда не бывают связанными чем-то вроде совести или верности. Ей хочется знать все и она
готова пролить кровь ради того, чтоб узнать малейшую частичку знаний. Только не думай
теперь, что она наслаждается такого рода насилием. Просто это для нее ничего не значит. И я
понятия не имею, что она сказала своему напарнику, дабы оправдать свой интерес к Великим
Мерзостям, но я могу сказать тебе ее истинные мотивы: она интересуется ими, интересуется тем,
как они были созданы, а также тем, как они функционируют. И если дабы увидеть их силу в
действии ей придется стереть несколько миров, что ж… такова цена просвещения.
Во всем Мироздании существует очень мало существ, что могли б действительно
встревожить Всадника, именуемого Смертью, но сейчас он почувствовал, как, по неволе,
мурашки пробежали по его спине. Да, он знал, что их силы хватит, чтобы сокрушать миры,
приговорить целые расы к исчезновению, - он это знал, ведь сам совершал подобное, - но
делать это без всякой на то причины…
А потом Смерть, вдруг, понял еще один подтекст слов Лилит.
- Ты ведь не убивала Гулбамана, после того, как он перестал представлять для тебя какую-
либо ценность, не так ли?
- Какой догадливый мальчик! Нет, просто в какой-то момент моя дорогая любовь поняла,
что он научил меня и рассказал гораздо больше, чем ему того следовало. Он сказал, что
планирует показать остальным Творцам весь размах своего искусства в надежде на исправление.
И, честно говоря, тогда я еще не знала стоит ли предпринимать какие-то меры против него или
же просто уйти, но Белисатра прямо-таки решила все вместо меня.
Я наткнулась на нее как раз тогда, когда она стояла спокойная, как статуя, держа в руках
одно из лучших оружий своего Мастера, покрытая его собственной кровью. Она сказала, что
сделала это для того, чтобы никто не смог помешать моим планам в Творении и она с
удовольствием взглянула бы на их результаты. С тех пор она стала моей самой надежной и
верной слугой. До недавнего времени…
- Дай угадаю. Ее интерес растворился вместе с тем, как Обугленный Совет стер все
знания об этом из твоей головы.
- Тебе не стоит говорить об этом так ликующе, всякий раз, когда разговор заходит за эту
тему, Смерть.

109
Darksiders: Хранилище Мерзостей Ари Мармелл

Всадник пожал плечами. - Просто эта картина меня успокаивает.


Лицо Лилит буквально покраснело от злости, но суккуба решила, что сейчас было не лучшее
время для обид.
– И да, ты прав, Белисатра была еще более расстроена утратой моих способностей, чем я.
Да иногда я просто вскипала от ярости из-за случившегося, но все же, я продолжала двигаться
дальше.
А она нет. И даже после того, как я сказала ей оставить это дело и направить свои силы в
каком-то другом русле, она все продолжала искать способы, дабы вернуть мне мои утраченные
способности. Или же она хотела заполучить их себе, это б меня не удивило б.
- И ты простила ей такое откровенное неповиновение? Почему, Лилит, неужели в своем
нескромном возрасте ты наконец смягчилась?
- Будь ты проклят, ты действительно испытываешь последние капли моего терпения!
Смерть нежно пошатнул своей головой так, что несколько черный прядей его волос
проскользнули поверх его маски.
- Я не верю в это.
- Ты не веришь, что испытываешь мое терпение?
- Я не верю, что оно у тебя вообще есть.
И вновь прекрасное лицо демона сердито нахмурилось совершенно не прекрасным образом. И
вновь, также быстро она расхохоталась.
- Я смотрю ты прям наслаждаешься тем, что в этой маленькой дискуссии ты явно
одержал надо мной верх, не так ли, Смерть? Очень хорошо, это прекрасное развлечение.
Вдруг ее веселье резко растворилось, так быстро будто сам Темный Принц явился здесь
дабы потребовать ее душу.
- Когда же ты поймешь, что в таком положении ты оказался свой первый и последний
раз. Если ты еще хоть раз попробуешь принудить меня сделать что-либо в схожей манере, и я
уничтожу тебя и все, что Обугленный Совет решит на меня бросить, даже если в попытках
совершить это, я сама лишусь своей жизни.
- Понял.
- Прекрасно. Что ж, на самом-то деле, мне уже почти и ничего рассказать тебе. Да, я
терпела одержимость Белисатры в этом деле, потому что она в течении многих веков
оказывалась крайне полезной в создании всякого рода удобства как для меня, так и для моих
солдат. И, конечно же, если она найдет способ как аннулировать указ Совета, то я б определено
хотела б об этом знать.
Ситуация сильно наколилась, когда внезапно появился этот странный ангел.
Как бы Смерть не старался, ему все равно не удалось скрыть резкий блеск своих глаз.
- Ангел?
- Оу, конечно. Похоже он думал, что сможет скрыть свои крылья под этой широкой
робой. Ха! Но я ведь могу опознать любое живое существо просто по осанке движением или же
речи.
- Или же по его запаху, - добавил Смерть
- Он надеялся на мое союзничество в его небольшом дельце, - продолжила она,
проигнорировав Всадника. – Разумеется мне не было до него никакого дела, и я явно это
показала. С тех пор я больше никогда не видела Белисатру.
- Выходит, что ты не была удивлена моим словам. Ты и так знала о замыслах Белисатры.
- Я подозревала, а учитывая нынешние времена, это было вполне очевидным. Но нет, я
не знала наверняка также, как и не знала, что ты об этом тоже знаешь.

110
Darksiders: Хранилище Мерзостей Ари Мармелл

И я в точности не знаю почему Белисатру так заинтересовали орудия Нефилимов


(Великие Мерзости), если не брать во внимание ее нескончаемое любопытство касательно
всякого рода знаний, но у меня есть догадки. Возможно, она считает, что с их помощью она
сможет заставить плясать Обугленный Совет под свою дудку. Во всяком случае именно это она
мне когда-то обещала. Но мне кажется, что по большей мере, ей просто интересно. Оружия
Судного Дня, созданные из силы и останков вымершей расы. Я бы не удивилась, если б она
убила бы всех нас просто ради того, чтобы понять, как они работают. Я не знаю, желает ли ее
напарник того же или же ему просто достаточно владеть оружием такой силы, но я могу тебя
заверить: она определенно хочет увидеть их в действии.
- В таком случае в наших же интересах найти ее до того, как это произойдет. Ты знаешь
ее лучше кого-либо другого. Куда же она могла направиться?
Лилит долго размышляла, держа одну свою руку на подбородке. Другой она нежно
ласкала мягкий материал своего платья. Казалось, даже в бессознательном состоянии она б
никогда не покидала б попыток выглядеть соблазнительно.
- Земля и царство Гулбамана уже давно была разделена на части между остальными
Творцами, - в конце-концов заговорила она, - поэтому ей туда не вернутся. Во всяком случае, ей
нужна мастерская, где она смогла б работать с разными конструктами и ремеслами, а также
изучать Орудия (Мерзости). Если бы пришлось она б могла занять и одну из построек ангелов,
но она предпочитает… Ах!
У меня есть своя лаборатория, спрятанная в самих дебрях владений Гулбамана. Именно
здесь я практиковала и совершенствовала свои навыки в его искусстве. Я приглашала ее к себе
раз или два после того как она убила своего учителя. И пускай я забрала оттуда все ценное, когда
мне пришлось покинуть данное место, сама лаборатория все еще продолжает свое
существование. Это, мой дорогой Всадник, наиболее вероятное место, где ты сможешь ее найти.
Даже если сейчас она больше там не появляется, держу пари она бывала там не один раз.
- Царство Творцов крайне обширно, Лилит. Как мне…?
- Ой, не будь столь назойливым. Конечно же я об этом подумала. Не мог бы ты дать мне
своего маленького зверька? Я покажу ему путь, а ты последуешь за ним прямо к нужному месту.
Смерть с Прахом недоверчиво взглянули на Королеву, как ни странно, выражения их лиц
было почти идентично. Лилит сделала глубокий вздох.
- Я не наврежу твоему безобразному маленькому существу. Я просто хочу наконец
покончить с этим, чтобы ты мог убраться отсюда.
- Если с него падет хоть перышко, - Всадник начал говорить ей, - ты будешь мертва еще
до того, как любой из твоих стражников или какое-то из заклинаний сможет тебя уберечь.
Несмотря на все усилия, Лилит таки взрогнула. Если б тон его голоса был хоть немного
ниже или же громче, если б он крикнул или действительно зазвучал бы угрожающе, сделать бы
это было б гораздо проще. Это ужасающее спокойствие, будто он просто обьснял всем
известный факт, испугало даже саму Мать Монстров.
Прах был явно недоволен подобной идеей. Он нервно расхаживал по лезвию Жнеца,
каркая и хлопая своими крыльями, явно выказывая свое неодобрение. Но, в конце концов, он
сделал так, как пожелал его хозяин.
По возвращению, птица была еще более недовольной, у него был дикий, почти
звериный взгляд, но все же он был действительно невредим.
- Теперь же, Смерть, будь любезен покинуть мои владения. Твои разговоры меня сильно
утомили.
Всадник кивнул и начал спускаться по ступенькам к коридору из плоти. Нужно сначала

111
Darksiders: Хранилище Мерзостей Ари Мармелл

сообщить об этом Совету. Как бы там не было, а о вовлечении в это дело Лилит и стоит знать.
Тогда, возможно, мы сможем положить этому конец…
Погрузнув в мыслях, Смерть вдруг остановился, вспомнив, что он упустил из виду один
интересующий его вопрос.
- Лилит? Тот ангел, что приходил к тебе… называл свое имя?
- Хадримон, - ответила она, после секунды размышлений. – Его звали Хадримон.

112
Darksiders: Хранилище Мерзостей Ари Мармелл

Глава XVI

Из туманного прохода Смерть и Война, Отчаяние и Руина ступили на ровную травянистую


равнину, освященную золотистым теплым, летним солнцем. Деревья дополняли пейзаж своей
тенью. Их было немного, лесом уж точно не назвать. Холмов было также мало. Они же и
создавали очертания местности. Некоторые из них не были простыми земляными насыпями,
они были созданы из камня, а почва здесь была полностью бесплодной, за исключением
нескольких одиноких кустарников. Земля на склонах была слишком хрупкой и неустойчивой, на
ней едва можно было бы устоять. Иными словами, в этом месте не было ничего, что могло б
заинтересовать остальных Творцов, проживающих на просторах этого царства.
И это, конечно же, имело свой смысл.
Только Всадники прибыли, Прах тотчас же сорвался с седла Отчаяния. По поведению
ворона было ясно, что он все еще недоволен происходящими событиями. Ему не нужно было
останавливаться, чтоб разобраться в какую сторону следует идти, птица сразу же резко и быстро
полетела к одной из одиноких скал и начала кружить вверху.
Даже с руководством Праха, руководством Лилит, Войне и Смерти потребовалось
несколько часов на то, чтобы найти вход в убежище, так ловко оно было спрятано. Его было
почти не отличить от камня. И если бы не Прах, даже всех обостренных чувств Всадников
оказалось бы недостаточным для того, чтоб не быть обманутым такой хитрой уловкой.
Механизм для открытия этой двери был спрятан также хорошо и без сомнения, он был
чертовски сложным, а возможно, даже представлял из себя некую ловушку. Война и Смерть
безоговорочно с этим согласились.
Они не станут использовать этот механизм.
Смерть спрыгнул с седла на колени, одну руку положив на высушенную солнцем землю.
Он начал шептать слова, которые и вовсе не были словами. Температура воздуха вмиг упала,
даже Война почувствовал как легкий холодок пробежал по его затылку.
По приказанию Всадника кости начали вырываться из земли, но эти скелеты не были
такими, каких Смерть использовал против конструктов Белисатры. Они закружились, создавая
своим танцем настоящую песчаную бурю. Земля вырывалась шар за шаром. Шум, казалось,
касался самой души. Все это породило землетрясение и бурю.
Всадники могли понадеяться лишь на огромные массивные камни, что, хотяб на какое-то
время, могли б скрывать шум от их прибытия.
И все же костяной шторм начал истощать силы Смерти, как это делали многие другие
заклинания некромантии. Все же эта магия была предназначена для плоти, а не для камня.
Огромный вихрь вдруг обрушился костяной волной на землю. Старший Всадник встал и
опустил свои руки. Также мгновенно облако рассеялось, оставив лишь несколько небольших
следов от своего присутствия.
Он зашагал вперед, к скале, приложил ухо к грубом камню, и постучал по нему кулаком.
- Все еще довольно крепкий. Если кто-то находился прямо по ту сторону – они
наверняка уже догадались о нашем прибытии, но если они на глубине – мы все еще можем
иметь преимущество в виде внезапности.
Пускай маска скрывала хмурое лицо Смерти, интонация его голоса отчетливо давала это
понять. - Если я попытаюсь сотворить что-то мощнее, то, вполне возможно, что я не смогу
продолжать потом работать во всю свою силу. Я не уверен, как…
- Уйди с дороги, братец, - ответил Война, - и позволь мне показать лишь наименьшую
долю того, почему ангелы столь сильно на меня обозлились.

113
Darksiders: Хранилище Мерзостей Ари Мармелл

И Смерть повиновался. Он оседлал Отчаяние, призвал к себе Праха и застыл в ожидании


увидеть то, что его младший брат имел в виду.
И это было, мягко говоря, впечатляюще.
Как это было и в Белом Городе, Война выслал Руину в стремительный и яростный галоп.
Сам Всадник стоял в седле, направив острый и разрушительный кончик Пожирателя Хаоса
вперед себя. Летняя, слегка иссушенная солнцем трава, загоралась под копытами Руины,
оставляя за ними след из двух языков пламени.
Руина прыгнул. Война заревел. Пожиратель Хаоса столкнулся лицом к лицу с уже менее
крепким камнем, и он поддался, любезно освободив дорогу паре.
Если б кто-то находился в этот момент внутри пещеры, он бы несомненно застыл от
шока и был бы полностью парализованный от неожиданного взрыва внутри и от грозного
появления Войны и его огненного коня из облака пыли.
Следует признать, методика Войны, основанная на его грубой силе, имеет свои достоинства, -
подумал про себя Смерть. Он никогда б не сказал об этом своему брату вслух.
Несколько конструктов, подобны тем, с которыми Смерть сражался на полях Катаюса,
были уничтожены этим взрывом. Несколько все еще слабо подергивались, но никто из группы
больше не представлял и малейшей угрозы для Всадников. Были ли они стражей, что охраняла
проход и была столь глупа, что решила не реагировать на угрозу снаружи, или же они просто
пришли сюда, дабы распознать источник шума, Всадники этого знать не могли да их и не
заботило. Они проехались по телам выживших, буквально втоптав их в землю. Коридор
наполнился цокотом от копыт. Руина шел впереди, Отчаяние же был позади.
Тунель оказался совсем не длинным. Проход вел прямо вниз, вглубь пещеры. Сама гора
же была простой вершиной айсберга, под которым скрывалась скрытая лаборатория Лилит.
Смерть с Войной дошли до его конца еще до того, как звук от обвала, вызванный яростным
появлением младшего Всадника, успел затихнуть, столь быстры были их лошади.
Эта лаборатория чем-то напоминала Серебряный Шпиль. Конечно же сравнятся с
размахом и великолепием ангельской библиотеки она не могла, но она также представляла из
себя всего лишь одну комнату, что значительно превышала свои размеры в высоту. Примерно
15 шагов в ширину и в трое раз больше в высоту. Различные балконы, переходы и выдвижные
полки находились в стенах на абсолютно случайных высотах. По-видимому, это было сделано
для того, чтобы каждый, кто здесь работал, мог посмотреть на свое творение под любым
угодным ему углом, на любом расстоянии. Открытые арки предоставляли доступ к небольшим
комнатушкам и проходам, что составляли остальную часть обьекта.
Всадники оставили своих лошадей. Руина с Отчаянием не смогли б свободно
перемещаться по таким узким коридорчикам и многоуровневым балконам, их скорость
значительно б упала. Вдруг их взгляды приковал самый отдаленный уголок комнаты. Они
уставились в то место, будучи готовыми ко всему.
Снизу они заметили своих непримеренных врагов.
Ангел был им хорошо знаком. Тот самый, с которым они не так давно имели дело на
Небесах, когда тот пытался покончить со Смертью. С ним был еще и темнокожий, тяжело
бронированный гигант, на голову выше ангела, стоящего рядом. И пускай они никогда прежде
его не видели, сомнений ни у одного из Всадников не возникало. Белисатра…
Синхронно, будто заранее отрепетировав этот маневр, Смерть и Война спрыгнули с
седел прямо в пропасть внизу.
Хадримон и Белисатра содрогнулись от неожиданности, быстро разбежавшись по
разным сторонам. Ангел потянулся к оружию, что было у него на бедре, и взмыл в воздух.

114
Darksiders: Хранилище Мерзостей Ари Мармелл

Творец же ринулся за чем-то, что лежало на каменной плите в центре помещения.


Предположительно это был рабочий стол, ведь рядом с ним располагалась наковальня и
плавильня, но Всадники решили не терять время понапрасну, задаваясь подобными вопросами.
Жнец разделился, превратившись в две меньшие косы, а Смерть во время падения
бросил оба ружья вперед. Они сокрушили землю еще до того, как сам Всадник пролетел
половину высоты.
Одно лезвие прошлось прямо по руке Белисатры. Металл зазвенел, а искры разлетелись
в разные стороны, но доспех выдержал удар. Должно быть она действительно искусный Творец раз ее
доспех смог выстоять против самого Жнеца! Этого было достаточным для того, чтобы заставить ее
отступить и ненадолго отказаться от идеи взять то, что она такжелала.
Второе лезвие оказалось еще менее эффективным. Хадримон, пускай и был закован в
боле слабые доспехи, оказался в разы быстрее своей соратницы. Он достал Страдание из ножен
и парировал удар. Коса отрикошетила от заколдованного меча и вместе с своей второй
половиной бумерангом вернулась в руки Всадника, в тот самый момент, когда тот приземлился
на ноги, не на землю, а на каменную поверхность стола, к которому так стремилась Белисатра.
Комната содрогнулась. Война приземлился немного левее от него, оставив на полу
вокруг себя паутину из трещин.
Белисатре пришлось сделать еще один шаг назад, чтобы оказаться вне зоны
досягаемости лезвий парных кос. Затем она скрестила руки на груди. Тяжелые цепи тяжело
соскользнули с ее наплечников. Они были полностью покрыты шипами и лезвиями. Длинной
своей цепи превышали протяжность Руины от кончика носа до хвоста, а в ширь они были
примерно с руку Белисатры. По всей видимости оружие такого масштаба никак не могло
спрятаться в ее доспехах, но таковыми и были чудеса искусства Творцов. Цепи все росли и
извивались, свертываясь в кольца. Казалось, что она может управлять ими также легко как и
своими руками.
Вверху над ними завис крылатый ангел. В правой руке Хадримона лежало Страдание, а в
левой – трехствольный пистоль, созданный из плоти, металла и костей. Смерть, конечно же,
узнал это оружие сразу, а его ярость к тем, кто решил разворошить воспоминания и грехи
мертвой расы, разгорелась с еще больше силой, намного сильнее пламени огня самого Пекла.
Черное Милосердие еще не пробудилось, он это чувствовал. И все же даже с частицой от
своей потенциально возможной мощи, выстрел из этого нечестивого оружия он не сможет
перенести безболезненно. Всадник приподнял Жнец, который вновь превратился в одну
единую косу, подготавливая себя к неизбежной схватке.
Пожиратель Хаоса почти сгорал от нетерпения. Цепи извивались как разьяренные
кобры. Курок на Черном Милосердии щелкнул, готовясь в любую секунду выстрелить.
И в этот самый момент атмосфера наколилась до предела. Ад был близок. Хотя вернее
будет сказать так – Ад уже был здесь.

115
Darksiders: Хранилище Мерзостей Ари Мармелл

Глава XVII

Каждый из них почувствовал это. По крайней мере, для Смерти все началось с простого
покалывания на коже, будто его целиком окунули в едкую жидкость. В коридорах по-прежнему
было холодно, а вот температура главной комнаты, где все они и пребывали, начала резко
повышаться. Плита, на которой стоял Смерть замерцала огненным светом.
Воздух стал густым, тяжелым, не из-за какого-то простого дыма, нет, что-то давило на
него, воздействовало. Что-то доносилось с севера или с юга, а может и с запада или даже с
востока, с высоты или же с широты. Что-то также само, как это сделали Всадники, прошло
сквозь стены и оно также пыталось найти способ пробраться к ним, вовнутрь.
Что-то просвистело вверху. Нет, это сам воздух вдруг разорвался! Огромная черная дыра
образовалась над ними, из нее доносился запах серы. Также быстро как она появилась также она
и начала угасать, оставляя после себе большой пламенный карьер.
Ад, казалось, и вправду следовал за Всадниками Обугленного Совета. Сейчас же он
изрыгал несметное количество ужасов, которые он только мог предоставить.
Пронзительные крики, плачи, визги, бормотание. Кто-то бежал, кто-то летел, кто-то
полз, а кто-то скользил. Все эти существа обрушились на лабораторию. Они все прибывали и
пребывали до тех пор, пока Всадники не начали считать, что всей этой огромной комнаты
может оказаться недостаточной для того, чтобы вместить их всех здесь. Те, кто мог, цеплялись за
стены, пытаясь прокрасться к своим врагам незаметно. Остальные же разбежались по проходам
и балконам. С случайных проемов и полок торчали различные черные лезвия и револьверы,
самые показательные образцы ремесла демонов. При этом многим демоническим тварям оружие
и вовсе не было нужно. У них и так были прекрасные когти и зубы.
Они перестали кричать и реветь. Вокруг воцарилась тишина, если не брать в счет
периодическое пощелкивание чьих-то конечностей.
- Что ж, неожиданно вышло, - пробормотал Смерть.
Один из демонов отдал приказ. В такой толпе Смерть не смог понять, кто из них это
сделал, но голос звучал неразборчиво. Орда повалила вперед.
Хадримон взлетел, крутясь между летающими ужасами. Страдание сокрушало всех
врагов, удосуживших приблизится к ангелу слишком близко, а Черное Милосердие неустанно
стреляло. Демоны взвыли от боли, именно такими и были удары этих древнейших орудий, что
ранили не только плоть, а и душу.
Зазубренные цепи взлетели ввысь и закружились вокруг Белисатры, в дребезги
уничтожая плоть и разделяя пополам тех демонов, которым не посчастливилось в этот момент
оказаться слишком близко к Творцу.
Война сделал выпад, насаживая демонов на черное лезвие Пожирателя Хаоса. У него
было слишком мало места для маневров, комната была небольшой, а сам он находился в самом
центре мастерской. Вокруг были одни только враги, их было гораздо больше, чем возле любого
из них, и это было только ему на руку. Когти и лезвия безобидно царапали его броню, а его меч
все больше и больше питался воцарившимся вокруг хаосом и резней. Улыбка на его лице в
такие моменты выглядела почти демонической.
Под своей маской улыбался и Смерть. Он прыгнул и этим черезвычайно высоким
прыжком он мог бы легко добраться до любого из нижних балконов и переходов, но это
означало бы оказаться в самой гуще своих врагов. Сделав так он, фактически, предоставит
демонам себя на блюдичке, так как врядли Всадник успеет хотябы достать свое оружие по
приземлении.

116
Darksiders: Хранилище Мерзостей Ари Мармелл

А посему он прыгнул на стену, что была напротив его цели.


Приземлился он как всегда на ноги и, немного согнув колени, он прыгнул во второй раз.
Теперь то он упал прямо на свою цель. Пораженные демоны начали метаться вдоль балкона,
пытаясь найти нападающего, что так неожиданно прорвал их ряды. Демоны роились и попросту
начали загораживать друг другу дорогу.
Какой глупый ход. Хотели запугать нас своей численностью, а в итоге столпились так сильно, что
теперь количественное преймущество врядли имеет хоть какое-то значение.
В руках у Смерти был Жнец в виде двух парных кос. Он опять начал кружиться в
смертоносном танце. Вихри лезвий, кровь, куски конечностей и плоти разлетались в разные
стороны, пока небольшой балкон не был очищен от всех живых существ, помимо самого
Смерти. Лезвия Жнеца оказались достаточно длинными, дабы достать до каждого края балкона,
а демоны, что так сильно скупчились в этом месте, не оставили себе и малейшего пространства
для маневров или же побега.
Три нетопыря – сумереченые ужасы похожие на летучих мышей и обладающие просто
пугающей скоростью – обрушились вниз, на залитый кровью балкон, они визжали от ярости.
Кожанные крылья разрезали воздух и несли за собой характерный зловонный запах. Они
спускались в достаточно простом но не менее эффективном строе: один впереди а два
остальных позади и немного ниже от него, с обеих сторон, дабы не дать их цели ускользнуть от
удара передовой мыши.
Смерть позволил им приблизиться и, в последний момент, сделал кувырок вперед.
Он еще не успел вновь встать на ноги, как Жнец уже превратился в две пары длинных
узких копьев. Он встал и пронзил ими боковых демонов. Они закричали и начали резко хлопать
своими крыльями. Теперь перед ним находился лишь один передовой нетопырь.
Но это было не на долго.
Выживший зверь только и успел обернутся лицом к врагу, а Смерть уже находился в
воздухе. Одной рукой он схватил нетопыря за горло, в другой же держал Жнец, который вновь
стал одной косой.
Сумеречная мышь не могла длительное время поддерживать высоту полета с таким
грузом, а посему они начали падать по спирали. Существо попыталось сбить Всадника своим
колючим и ядовитым хвостом. Но это был вполне ожидаемый ход для Смерти. Одним взмахом
своего оружия угроза была устранена. Существо взвизгнуло, а его хвост обрушился прямо на
группу демонов внизу.
- Война! Освободи мне немного места для маневра!
Внизу его младший брат почти смеялся. Все его тело буквально дрожало, от
наполняющей его энергии, которую Пожиратель Хаоса поглощал с поля боя. Существа вокруг
него были похожи на людей, вот только их мышцы были слишком уж большими как для
обитателей Третьего царства. Небольшие рудиментарные и абсолютно бесполезные крылья
свисали с их спин, а головы были покрыты рогами, рты оснащены острыми клыками. Природа
данных существ превращала их в такие же самые орудия, как и топоры, что были у них в руках.
Это были Призрачные Стражи, ядро всей адской армии, вселяемые ужас и страх
существам во всем Мироздании.
Но только не Войне.
Одним ударом Пожирателя Хаоса Война раскрошил один из топоров своих
противников и, в то же время, отразил атаку еще трех с другой стороны. Вторым же он рассек
плоть самих владельцев оружий. После чего его душа, ровно как и его меч, наполнились
невероятной силой. Война присел, погрузив Пожиратель в камень.

117
Darksiders: Хранилище Мерзостей Ари Мармелл

И также как это произошло в Белом Городе, множество меньших мечей, схожих с
Пожирателем Хаоса, образовали вокруг Всадника чащу из смертельной стали. Демоны начали
падать замертво, некоторые же успели отступить. Лезвия исчезли также быстро, как и появились,
а Смерть наконец обрел необходимое ему пространство.
Он свернул шею нетопырю и приземлился прямо рядом со своим братом. И он также
начал питаться силой побежденных врагов.
В отличии от Войны, Смерти не приходилось использовать свое оружие, в качестве
проводника этой силы. Она шла к нему через его яство. Но это не означало, что хаоса, который
питал его брата было недостаточно для него. Нет, его сила питалась абсолютно иной природой.
Он Всадник несущий смерть. Он поглощает части энергий от душ и сущностей, павших в бою
противников. Он есть Жнец Душ.
Когда он сражался на Катаюсских полях, или же во владениях Повелителя Воронов, он
мог обрести лишь небольшую частичку от своей истинной силы, так как конструкты существа
бездушные.
Что касается демонов, пускай оны и были жестокими, абсолютно несправными
машинами, несущими лишь разрушения и погибель, в то же время они все же были живыми.
И каждая их смерть делала Смерть сильнее.
ОН поднял руки вверх и костяное облако поднялось вверх, с земли, примерно также, как
это произошло снаружи. И вновь оно образовало сильный вихрь, с Войной и с Смертью в
середине.
Но в этот раз его противником не был стойкий камень…
Демоны начали рассыпаться на настоящие куски мяса и плоти. Смерч был настолько
громким, что Всадники даже не могли расслышать в этом шуме крики его жертв. Когда же
Смерть наконец рассеял вихрь, то две трети демонов уже были мертвыми или умирающими.
С другой же стороны, те из демонов, кому удалось выжить, были достаточно сильными,
чтобы противостоять подобным нападкам, а это означало, что они были явно не из робкого
десятка.
Вновь стали слышны команды их лидера, и в этот раз Смерти удалось рассмотреть кто,
или, лучше сказать, что это было.
Он долго рассматривал его, но по-прежнему не был уверенным в том, что же перед ним
находилось.
Существо было поистине огромным, это не означало, что он был самым большим
демоном из тех, которых Смерти доводилось встречать, но в любом случае он был один из
самых крупных гуманоидов. В два раза выше Войны и оно было… толстым.
К слову он не был похож на человека, страдающего от ожирения. Он просто был
жирным. Огромное количество складочек и выпуклостей из жира формировали его туловище.
Его руки и ноги казались в разы меньше торса и выглядели как небольшие подпорки. Казалось,
что у него нет ни структуры, ни костей. Он мог согнуть любую часть своего тела и сжаться в
любом месте, когда это было необходимо. Походка этого странного демона была мерзкой и
довольно шаткой.
А голова… была почти такой же широкой как и плечи существа. Она находилась на
короткой шее, которая также была толстой. У него не было ни волос, ни каких-либо черт лица,
только еще больше складок на том месте, где должно было находиться его лицо. И только когда
оно выкрикивало свои приказы, Смерть заприметил, что за одной из этих складок скрывался его
рот, усеянный острыми как бритва зубами. Он был столь же широким, как и его голова.
Смерть уже знал довольно много о телосложении демонов, но это чудовище было ему

118
Darksiders: Хранилище Мерзостей Ари Мармелл

незнакомым. Он уже собирался-было спросить видел ли его брат нечто подобное ранее, но
Война в этот самый же момент промолвил: «Как считаешь, у него есть внутренние органы?»
Полагаю, это означает, что он сам знает о нем примерно столько же, сколько и я.
- Что ж, давай проверим, ты со мной?
Всадники выдвинулись вперед. К демонам прибыло подкрепление из свежих воинов, что
все появлялись из высящего в воздухе портала. Все как один, они с криками бросились к
ближайшим стенам и балконам.
- На сей раз ты будешь высоко, - глаза Смерти выразительно вспыхнули, посмотрев
сначала вниз, на кучу демонов, роившихся там, а затем наверх. Война проследил за взглядом
брата, кивнул и прыгнул на ближайший балкон.
Смерть же встретился лицом к лицу с ордой. Жнец разделился на две меньшие косы. По
большей части тут была лишь одна Призрачная Стража, но их сопровождали и меньшие, но
достаточно могучие звери, с огромными крепкими когтями покрытыми дымящимся
бессмертным пламенем. Даже с середины комнаты он мог почувствовать жар от температуры их
кожи.
«К этим, подумал Всадник, лучше не подходить. Лучше я разберусь с ними с расстояния»
И это, возможно, было бы разумно, но крайне маловероятна. Смерть находился прямо в
самом центре кольца из Призрачной Стражи. Внезапно одно из этих огненно-лапых существ
сунул свои огромные острые когти прямо в стену, разрывая камень на куски, а затем швырнул их
прямо в Всадника.
Такой атаки он никак не ожидал, а посему, несмотря на всю ловкость Смерти, под таким
натиском Стражей данной атаки он никак не мог избежать. Того же не смогли сделать и, по
меньшей мере, 3 демона, стоящих рядом со Всадником, но в данный момент это его мало
тешило.
Этот кусок камня, казалось и вовсе воспламенился под лапами того существа. Он
буквально вжал Смерть в твердый пол. Несколько нападавших были буквально раздавлены и
сожжены, только благодаря своей черезвычайной стойкости и быстроте рефлексов Смерти
удалось остаться в живых. Он лежал, прижатый к земле, его левая часть боролась с
распростроняющейся агонией, а огонь окутывал его руки, плечи, шею. Он даже мог слышать
треск от того, как плавятся его волосы с кожей.
Он не кричал, такой радости он не предоставит ни одному своему противнику, но все же
он был на грани.
Остатки Призрачной Стражи столпились вокруг него. Они ударяли его своими
безжалостными топорами, прорезая сам камень, что мешал им атаковать и, в тоже самое время,
он же и не давал Смерти уворачиваться или же отпрыгивать от ударов. Сталь проходила сквозь
кожу, рвала мышцы и дробила кости. И Всадник мог бы достаточно быстро оправиться от
подобных повреждений, но ему нужно было на это время, которого сейчас у него и вовсе не
было.
Смерть бросил одну косу вперед, чтобы отбросить столпившихся вокруг него демонов, а
затем полностью сконцентрировался на своей новой задаче.
Жнец исчез из его свободной правой руки, он вновь стал единым целым. Оружие было в
левой руке, под камнем, что сковывал его движения. Теперь это была не коса нож с огромным,
толстым лезвием.
Демоны подступили вновь, высоко подняв свои топоры. Каждый его мускул находился в
напряжении, он игнорировал жгучую боль от открытых, истерзанных ранений. Всаднику
удалось повернуть свою кисть и поставить оружие вертикально, чтобы оно приняло на себя

119
Darksiders: Хранилище Мерзостей Ари Мармелл

небольшую долю веса от камня.


А затем, по молчаливой команде Смерти, Жнец обрел свою истинную форму.
Коса начала увеличиваться, становясь все выше и шире, отбрасывая пылающий камень в
сторону. Смерть совершил кувырок, подавляя в себе ту горячую агонию, что разражалась по
всему его телу при каждом его движении. Теперь же он наконец-то стоял на своих ногах. Крики
от Призрачной Стражи следовали за ним по пятам. Он прыгнул вперед, пошатываясь от боли,
но не теряя при этом скорости. Вверху его брат, казалось, справляется гораздо лучше. Смерть
поймал на себе взгляд Войны, повернул голову и затем бросился вперед, в том направлении,
которое он только что указал. Он бежал до тех пор, пока не оказался в тени одного из нижних
балконов. Стоял же он спиной к каменной стене.
Демоны больше не смогли б атаковать его с тыла, а навес над ним защищал его от
подобных метаний каменный обломков огненнолапыми зверями. Звучит как прекрасная тактика,
вот только теперь он оказался загнанным в угол. Демоны почти моментально окружили его с
оставшихся трех сторон, Всадник больше не имел возможности маневрировать.
Призрачные Стражники, вместе со своим когтистым лидером начали наступать. Их губы
обнажили сверкающие зубы, рот скривился в удовлетворенной усмешке, слюна стекала пряма на
пол. Смерть сделал еще один шаг назад, плотно прижавшись спиной к стене
- Сейчас! – резко крикнул он.
Вверху Война уже смог оторваться и от своих противников. Он спрыгнул с прохода, на
котором сражался, прямо на балкон что был над его братом. Он быстро развернулся, также
прижавшись спиной к стене, а затем издав яростный боевой клич погрузил Пожиратель Хаоса в
камень прямо у своих ног.
Еще раз. И еще.
Камень треснул, трещины начали быстро распространяться по всему балкону, словно
пытаясь сбежать от смертоносного черного меча. Поднялась пыль и гравитация наконец
получила свой желанный приз.
Весь балкон, за исключение того небольшого его куска, на котором стоял Война, рухнул
вниз.
Он пролетел буквально в метре от лица Смерти. Поднялась ослепительное облако пыли,
раздался оглушительный шум, но Всадник даже не дрогнул. Он мог иногда сомневаться в
решениях своего брата, но вот в его точности или же меткости – никогда.
Его раны уже начали затягиваться. Смерть побежал еще до того, как пыль успела осесть.
Большинство демонов, которых он заманивал к этому балкону, были по-настоящему хорошо и
качественно вдавлены или прикованы к земле, но те, кто находился у краев обломков, имели
силы освободить себя.
Жнец только и свистел в воздухе. Конечности и кровь хлынула рекой, крики все
возрастали и вот, наконец, плиты перестали двигаться, так как все те, кто были под ними,
прекратили свое существование.
Осталось всего несколько Призрачных Стражей и небольшое количество нетопырей,
что беспокойно летали вверху. Эти больше не представляют из себя никакой угрозы.
Низкий, грубый крик наполнил комнату. Это был предводитель демонов, тот жирный с
клыками. Он широко разинул свою пасть, так что теперь она казалась шире его собственного
тела, дабы воспрепятствовать атаке Войны свысоты. Младший Всадник теперь оказался прямо в
пасти существа, его левая рука по самое плечо исчезла в глотке демона. Раздался звон от
тяжелых доспехов. По этому звуку можно было легко предположить, что зубы демона все еще не
смогли пробить броню Войны, но это явно было ненадолго.

120
Darksiders: Хранилище Мерзостей Ари Мармелл

Своей свободной рукой Смерть ударил по каменной стене и прошептал заклинание


некромантии. Костяные руки начали появляться не из пола вокруг него, а вокруг демона, что
буквально нависал над одним из мостов. Всадник понимал, что они не смогут навредить этому
мягкотелому существу, но цель его была иной.
По команде Смерти рой из костяных конечностей ударил демона. Они вместе со Всадником с
громким лязгом упали вниз, на пол. Удар освободил Войну. Он встал, а Пожиратель Хаоса уже
дрожал от гнева.
Демону подобный ход событий также явно был не по вкусу. Он собрал свою мягкою
массу вертикально, на ноги . От него несло дурным зловонным запахом пота и плесени.
Черный меч и зазубренная коса прошли сквозь плоть, хлынуула бордовая кровь и жир
горчичного окраса. Но демона, казалось, это совсем не волновала, ему было не важно широкая
ли рана, или же глубокая, или и то и другое. Они не замедляли, он даже ни разу не дрогнул.
Если же у него и были какие-то органы, вопрос которым задавался Война, то они несомненно
находились достаточно глубоко, так, что мощные оружия Всадников были не в силах их достать.
Они продолжали свои попытки, всякий раз приближаясь к ним, но в конце- концов обоих
Всадников это достало.
Они коротко переглянулись и начали наступать на демона с боковой стороны. Демон
широко открыл пасть, его тело плюхкалось, когда он пытался решить кого из Всадников он
проглотит первым. Смерть ухватился за его верхнюю челюсть, Война же – за нижнюю. Затем
они начали рястягивать ее, буквально выворачивая тварь наизнанку. Толстые сгустки вязкого
жира били как гейзеры, демон ревел от боли. Немного спустя он пал и растекся по всему полу.

121
Darksiders: Хранилище Мерзостей Ари Мармелл

Глава ХVIII

Большинство выживших демонов с криками побежали к порталу, который сразу за ними


захлопнулся. Те немногие, кто остались, были либо слишком глупыми, либо слишком
самоуверенным или же, банально слишком медленными, чтобы сбежать с остальными. Они
ббыстро и без малейшего труда пали от лезвий Жнеца и Пожирателя Хаоса.
Всадники начали осматривать место резни. Их ботинки были забрызганы кровью,
каждый их шаг проваливался в мякоти плоти под сопровождающий звук хлюпанья. Почти
мгновенно они обнаружили, чьих тел тут не хватало.
- Белисатра? – спрсоил Война, - Хадримон?
- Я потерял их во время битвы, - с отвращением признался Смерть. – Что насчет тебя?
- Аналогично. Похоже они сбежали, как только мы повернулись к ним спиной.
Смерть медленно подошел к рабочему столу, что находился по центру комнаты, с силой
надавив на него. Если бы кто-то из их врагов все еще там находился, то в этот самый момент все
они погибли б, быстро и болезненно. Однако там никого не было.
- Ладно, - наконец произнес он, неровно вздохнув. – Им удалось сбежать. Мы потеряли
наш шанс, но он не станет последним.
Война проворчал что-то, пооже с мнением брата он был немного не согласен.
-Хадримон и Белисатра показались мне столь же удивленными прибытием демонов как и
мы. Похоже, что вести о Хранилище Нефилимов начинают распростраятся.
Старший брат провел рукой по запекшейся крови на столе и начал ее рассматривать.
- Полагаю, это было неизбежно. И чем больше мы будет возиться с этим, тем больше
существ будут о нем знать, – немного дергнув запястье он стряхнул кровь с своей руки. – Кому
из Лордов Ада все они служат? Самаэль, скорее всего, первым бы выяснил, чем мы тут
занимаемся, однако это было слишком открыто для одной из его…
- Ты правда считаешь, - резко перебил его Война, - что наш новый враг должен
обязательно быть демоном?
- Ах, конечно. Как глупо с моей стороны. Разве у меня есть основания считать иначе?
Улыбка Войны была полностью лишена всякой радости.
- Ты отсутствовал слишком долго, Смерть.
- Поэтому все считают за должное напомнить мне об этом. И что с того?
- Поэтому некоторые вещи в последние столетия изменились. Многим стало известно,
что величайшим местом поражения Нефилимов, помимо Эдема, был также и Катаюс.
- Да, и тогда демоны согласились воевать бок о бок со Старейшими лишь потому, что
они сами считали нас и весь наш род общим врагом.
- И именно с тех пор небольшие фракции демонов стали служить всякому, кто мог
предоставить им надлежащую оплату в виде оружия, душ, рабов или за что-то еще не менее
ценное.
- Демоны-наемники? Насколько глупым нужно быть, чтобы довериться демонам?
Война пожал плечами.
- Не думаю, что кто-то действительно им доверяет, но если им нужны одни лишь
солдаты…
- Выходит, ты считаешь, что эти демоны могут служить на кого угодно или на что угодно,
- Смерть покачал головой. – До этого моментавсе было белее менее ясно, но сейчас все
стало гораздо сложнее.
- Ты можешь спросить кого-то из них, брат?

122
Darksiders: Хранилище Мерзостей Ари Мармелл

Смерть медленно кивнул.


- Но не сейчас. Мне нужно время восстановить свои силы, исцелить раны. Тем не менее
это будет скоро. Тем временем небольшие поиски не станут простой потерей времени, я
считаю. Возможно, нам удасться немного разузнать, куда подевались Белисатра с Хадримоном.
И кстати говоря, - он поднял свой голос на тон выше, давая явно понять, что он больше не
говорит своему брату, - ты можешь наконец-то выйти.
Прах спустился с наивысшего пассажа вверху на лезвие Жнеца. Он гордо надул свои
перья и высоко поднял голову, будто бы это он сам собственоручно отбросил только что целую
орду демонов.
Война тихо засмеялся.
- Не поощряй его, - потребовал Смерть.
Первая их находка была достаточно интересной но малополезной. Пол и Стены были
покрыты огромным количеством разных выемок, не похожих на те, что оставил за собой
костяной шторм Смерти. Поэтому можно было предположить, что в этой мастерской совсем
недавно находилось нечто таких же колосальных размеров и силы. К тому же эти следы были не
только в самой комнате но и на мостах с балконами, что означало, что оно охватывало почти
всю мастерскую.
- Одна из Великих Мерзостей? – спросил Война
- Надеюсь, что нет. Я помню лишь несколько устройств такой же величины среди них, и
мне противна самая идея того, что Белисатра с Хадримоном имеют доступ хотяб к одной из
них. В любом случае мы можем быть уверенны лишь в одном.
- Хм?
- Белисатра имеет возможность и средства создавать действительно гигантские порталы, -
Смерть указал рукой на множество проходов. – Здесь нет ни одной двери, чтоб оружие такого
размера смогло пролезть сквозь нее.
Он немного постукал по своей маске, раздался пустой звук.
- Нам нужно ускориться. Ты осмотрись тут, я же взгляну на боковые комнаты.
Смерть ходил по множествам извилистых коридоров. Все они были вырезаны из живой
скалы, некоторые были даже укреплены железными пластинами и креплениями. Комнаты, к
которым они вели, отличались своими размерами, но, при этом, ни одна из них не была столь
же обширной, как и центральная мастерская. Некоторые из них были простыми складами, где
лежали различное сырье и инструменты: по большей мере это был камень и медь. Большинство
были именно таковыми, но не все. Некоторые содержали в себе остатки от чьих-то тел – куски
плоти, мышц, сухожилий, а также груды костей. Они были разодранны, деформориванны так,
словно кто-то желал из них что-то воссоздать. По узорам на них от крови, Смерть смог
предположить, что все эти материалы были получены еще до того, как их владельцы
скончались.
Несколько других комнаты оказались простыми спальнями, в них не было ничего кроме
кроватей и всяких необходимых удобств. Крупнейшая из всех комнат по эту сторону содержала
в себе некое устройство из черной стали с десятками вращающихся шестеренок, выдвижных
полок, труб и клапанов. Поначалу Смерть даже не мог предположить, для каких целей вообще
существовало данное устройство, но позже он увидел на машине несколько кусков меди. Тогда
он посчитал, что эта машина ускоряет процесс создание Белисатрой ее конструктов, ведь при
помощи простых подручных инструментов и кузни, этот процесс явно шел не очень-то и
быстро.
Если это правда, то оно вполне обьясняет то, каким образом она смогла так быстро

123
Darksiders: Хранилище Мерзостей Ари Мармелл

создать себе армию таких размеров, но это по-прежнему не говорило ему ни слова о том, куда
они могли подеваться.
Он развернулся и неохотно пошел в сторону центральной комнаты, изо всех сил пытаясь
сдержать свое разочарование бесплодными поисками. Если Войне также не удалось ничего
найти, то это будет означать лишь одно: их поиск не дал нкаких результатов и резко оказлся в
полнейшем тупике.
Ему даже не пришлось волноваться по этому поводу, ведь вошев в мастерскую он сразу
увидел что-то на рабочем столе, покрытое запекшейся кровью. Оно явно появилось здесь во
время его отсутствия.
- Я нашел это под одним из Призрачных Стражников, - заговорил Война без всякого
вступительного слова. – Полагаю Белисатра изучала именно этот обьект во время нашего
прибытия. Должно быть его отбросили во время битвы. Она либы не заметила, куда оно упало,
либо ей не хватило времени забрать это с собой, - его лицо вновь окутал безрадостный оскал. -
Я поднял его кончиком Пожирателя. Если это то, о чем я думаю, то я не настолько глуп, дабы
касаться его до тех пор, пока не узнаю о нем больше.
Разочарование Смерти медленно развеялось и переросло в все наростающее
любопытство. Всадник подошел к столу. Это не могло бы быть одним из них, тогда он сразу
ощутил бы его присутствие, также как это было и с Черным Милосердием, но все же…
Взглянув на него по ближе, он увидел, что это был небольшой кругловатый щит,
набитый на латную перчатку. Несколько раз он провел по ней своей рукой, едва касаясь оружия,
чтобы стряхнуть с него немного приевшейся грязи. Оно было сделанно в основном из старых,
уже обесцвеченых костей, только на пальцах можно было заметить металлические цепи. Сам
щит был сделанный в форме удлиненного лица. Широко открытая пасть, что находилась чуть
выше запястья перчаток, была усеяна множеством острых и устрашающих зубов. Остальная
часть щита, по своему контуру была обведена неровными рогами. А над этим ртом находился
один огромный глаз.
- Мортис, - прошептал он.
- Выходит оно одно из них? – спросил Война. Смерть кивнул в ответ. – Я ощутил еще
что-то вверху, как раз перед тем как Хадримон достал свой пистоль.
- Черное Милосердие, - ответил ему Смерть.
- Понятно. Но я не чувствую того же в этом.
Смерть низко приклонил голову к гнусной вещи, казалось будто он ее обнюхивает.
- Я думаю, - медленно начал он, - возможно, оно мертво.
- Мертво?
- Я ведь уже говорил тебе: Великие Мерзости живые оружия, хотя и представить
подобное сложно. Мы чувствуем их присутствие, их злобу также, как и их грубую силую. Но
здесь… - и вновь он пробежал кончиками пальцев вдоль перчатки, ни разу ее не коснувшись. –
Здесь по-прежнему осталось немного силы и энергии, но она незначительна. Мортис все еще
может функционировать, хотя его сила будет слишком далека от ее истинного величия, я не
чувствую в нем жизни.
Война тоже решил наклониться к оружию, хотя и не так низко, как это сделал Смерть.
- Да я никак не мог осознать, каким образом эти Орудия имели свой защитный механизм.
- На самом деле это не совсем так. Да, это своего рода щит, но его цель аж никак не
защитить своего владельца, во всяком случае, не напрямую.
- Тогда как?
Смерть выпрямился, его взгляд был сосредоточен не на брате, а на дальней стене.

124
Darksiders: Хранилище Мерзостей Ари Мармелл

- Если б он пробудил всю свою силу, - сказал он мрачным голосом, - Мортис на любую
атаку на своего владельца отреогировал бы ответным выстрелом сильнейшей энергии. Этот
сгусток силы был настолько быстрым, что мог с легкостью пересечь целый мир всего за
несколько ударов сердца.
- А что с его целями? – спросил Война у брата, когда понял, что тот явно не желает
продолжать разговор.
- Ею мог стать кто угодно, даже друг, член семьи или любой другой любимый человек,
воспоминания о котором вырвались и встревожили душу атакующего.
Теперь он повернулся к младшему брату, который смотрел на него, сквозь его маску, с
явным возмущением.
- Даже в самый разгар наших опустошающих набегов, - заговорил к нему Смерть, -
большинство из вас знало едва лишь половну из того, что совершали Перворожденные.
- Теперь я начинаю понимать.
- Это то, кем мы были в то время. Это погано и я не пытаюсь оправдать свои поступки, -
Смерть поднял Мортис со стола. – Сомневаюсь, что Белисатра сможет сделать что-то страшное
с этим, но оставив его здесь, мы лишь обретем себе новые проблемы. Пока мы со всем этим не
разберемся, я лучше оставлю его у себя.
Мог ли Смерть ошибиться? Осталась ли в Мортисе та горстка дремлящей живой
энергии, которая была так сильно захоронена внутри оружия, что Всадник не смог ее ощутить?
Или же это был лишь остаточный инстинкт, подобный тому как животные после смерти
продоолжают передвигать свои конечности?
Всадник никак не мог этого знать, да и, в принципе, он не принимал этому особого
значения. Он почувствовал некий всплеск энергии в Мортисе: бледная, жгучая агония, что
охватила каждый его нерв пронеслась от пальцев к руке, затем ударила по плечу и ворвалась в
его разум. Даже его железная, почти стальная сила воли была к такому не готова, она была
отброшена волной настоящего психического пламени. Его защита была прорвана, чувства
начали воспламеняться. И тут блестящее озарение охватило всю его душу, развеяв черные тени
смутных воспоминаний из его головы.
Смерть оступился, почти упав на колени, Мортис все понял…

*************

Далеко, за пределами многих миров, в царстве, где день и ночь сменяли лруг друга
столетиями, а времена года тысячилетиями, огромное количество механизмов грохотали. Их
звон доносился из глубин ледниковой пещеры и эхом разносился по ней. Это огромная
изолированная пещера могла с легкостью вместить в себе сотню, а то и тысячу солдат, а также
несколько устройств намного, намного больше их. Раньше она была лишь переходным
пунктом, местом временного пребывания, теперь же эта пещера стала основной штаб-квартирой
отчаянного ангела и его, казалось бы, бездушного союзника.
Хадримон шагал по узеньким тонелям одной из боковых пещер. Ему были абсолютно
неинтересны различные коректировки и совершенствование несметного числа механических
констуктов Белисатры, ровно как и умирающие Мерзости. Нет, его шаги выдавали его
недовольство. Он шагал почти притоптывая, каждое движение выражало его наростающий от
нетерпения гнев. Вечный лед тескался под его поступью, оставляя за собой серебрянные
сосульки. Его крылья периодически подергивались, пальцы сжаты в кулак. Ему казалось, что
белоснежный ледник вдруг приобрел красно-малиновый оттенок, но ангел был слишком

125
Darksiders: Хранилище Мерзостей Ари Мармелл

напряжен, ненависть полностью поглотила его разум, он не мог понять, что это была лишь его
иллюзия. Все вокруг для него теперь пребывала под кровавой пеленой.
Как эти жалкие псы Совета смогли найти их? Никто, НИКТО не должен был узнать о
заброшенной лаборатории Лилит! Неужели Белисатра обманула его? Неужели рассказала кому-
то об их святыне? Или она спланировала это? Предала его? Возможно ему стоит…
Так и продолжалось до тех пор, пока он не услышал напряженный клик от давления
вращаюшихся барабанов, Хадримон вдруг осознал, что в его руке лежало его Черное
Милосердие. Он зашагал вглубь пещеры.
Нет. Его рука задрожала, он попытался вернуть пистолет в кобуру на боку. Белисатра мне
не враг. Не забывай, кто тво врага. Помни план. Если ничего другого не останеться – воспомни ее. Он
должен был сохранять контроль.
Хадримон закричал, упав на руки и колени, его крылья начал хаотично биться, его разум
будто резко воспламенился. Оно было будто белоснежное раскаленное копье, как некий
паразит, кошмар с острыми когтями и зубами… Все это все сильнее прорывалось сквозь его
душу, полностью окутывая душу.
Они несли с сбой мысли других, тайное знание, ответы на все его вопросы.
Сквозь эту агонию, сквозь кровавые слезы, что лились с его щек, Хадримон засмеялся.

***************

В данный момент Белисатра не работала над своими механическими воинами. Пещера в


которой находилась она была значительно меньше той, в которой, дожидаясь ее приказа,
находились ее каменно-латунная армия, но не такая крохотная как та, по которой расхаживал
Хадримон.
Она была не одна в этой пещере, пока что. Почти две дюжины различных фигур
украшали стороны комнаты. Они висели на цепях, что торчали из ее стен. Некоторые были
ангелами, часть Старейшими и всего горстка демонов. Большинство уже были мертвы,
остальные же только и мечтали об этом, если у них вообще хватало разума на то, чтоб хоть что-
то возжелать. У всех не было по меньшей мере трети кожного покрова и половины мышечной
массы. Они были лишь сырьем для все еще не удачных экспериментов Белисатры по
пробуждению Мерзостей.
Они были сломанны, жалкие, не способные издать из себя ни звука, ни плача, ни крика.
Язык и голосовые связки она удалила первыми, ведь они больше всего мешали ее
концентрации.
Единственный источник света находился прямо над ее головой. Кристальная сфера, что
наполняла комнату чистым белым сиянием. Она парила в воздухе, а ее света было достаточно
для того, чтоб Белисатра могла видеть то, что она делает, остаток кконаты находился в полном
мраке.
И что-то скрывалось в этой тени, что-то огромное. Она чувствовала его взгляд на себе
даже в темноте.
В своих руках Белисатра держала то, что на первый взгляд могло показаться простым
ружьем. Состояло оно из бедренной кости како-то неуклюжего гиганта. Ружье имело две
рукояти. Первая находилась в конце, а вторая – чуть дальше по стволу. Они были сделанны из
рук человекоподобнргр существа. Через первую проходила еще одна кость, прямо рядом с
местом, где должен был бы лежать большой палец. Таким образом пальцы владельца будуут
буквально переплетаться с самой рукоятью. Пальцы второй рукояти обволакивали сам ствол,

126
Darksiders: Хранилище Мерзостей Ари Мармелл

чтобы смягчить отдачу при выстреле с него для владельца. На кончике ствола была расположена
шлифованная линза из черного обсидиана. С конца ствола свисали плетенные пряди чьих-то
длинных волос. Они уходили прямо во тьму и скрывающееся там существо.
Творец провел значительно меньше времени в контакте с Великими Мерзостями, чем
Хадримон, а посему она значительно лучше него могла контролировать свои эмоции. До сих
пор она ощущала лишь слабые отголоски той непрерывной, бурлящей ненависти и жажды
крови, что уже начала поглощать ее товарища.
Поэтому когда эти чувства вдруг обрушились на нее, она оказаласьболее стойкой и более
подготовленой к такому.
Белисатра покачалась на пятках, ее затрясло от неожиданного и несносной боли. Это
было ужасно, резко, пронзающе, но это было не чем в сравнении с тем пониманием и знанием,
что оно несет.
Уголки ее широких губ вдруг скривились в неясной улыбке. Она бросила оружие и
пошагала прочь с пещеры. Она искала Хадримона.

****************

С неистовым криком разочарования и ярости Смерть отбросил от себя Мортис, словно тот
вдруг начал кусаться. Он врезался в дальнюю стену. По ней пошли трещины и она начала по-
немногу обваливатся с глухим грохотом на пол.
- Черт побери! – Всадник так сильно сжал свои ладони в кулаки, что кожа на костяшках
немного треснула. Будь там кровь, она б хлынула потоком.
- Черт побери, проклятье, черт!
- Брат, - Война сделал один неуверенный шаг к нему, почти коснувшись. – Что…?
- Я должен был это предвидеть! – Смерть, что обычно был столь невозмутимым, теперь
был просто обезумевшим. Война едва ли мог видеть хоть когда-нибудь своего брата таким. – Как
я мог быть таким глупцом!
- Да что ж случилось? – вновь повторил младший Всадник.
- Мы должны идти.
- Я думал нам стоит распросить мертвых…
- Мы должны уйти сейчас! Нужно сообщить об этом Совету, мы должны успеть
подготовится. В любом случае им понадобиться немного времени для следующего шага. Если
мы только…
«Что здесь, черт возьми, происходит?» - подумал Война
Смерть замер, он был готов столкнуть своего брата с дороги, но, успокоившись, он лишь
положил руку ему на плечо.
- Они все знают, Война. Какие-то небольшие воспоминания с разума Мортиса. Он все
еще жив, хоть и находится в предсметном состоянии. Он пытается общатся с другими, а я был к
этому не готов. Это оружие попыталось поделится со мной своим занием и теперь у меня нет
сомнений, что Хадримон с Белисатрой его имеют.
- Какие еще знания? – Война задал вопрос, хотя они оба знали, как Смерть на него
ответит.
- Все. Всю историю создания этих орудий, местонахождение Хранилища… а также то,
как пробудить проклятые штуковины.

127
Darksiders: Хранилище Мерзостей Ари Мармелл

Глава XIX

МИРОЗДАНИЕ, ТВОРЕНИЕ… во многих мирах, для многих существ и во многих


владениях эти слова стали представляться в образе чего-то незримого, неземного, древа
Эмпиреи или метафорического Древа Жизни. Процветающие, бесчисленные даже для существ
бессмертных, миры, где всюду буянит жизнь и свет, там живут ангелы, Старейшие и животные
самых разнообразных видов.
Это был прекрасный, огромный мир, что вместит каждую рассу, удовлетворит любые ее
потребности, это Древо Жизни. Но все же, к глубокому сожалению обитателей всего
Мироздания, это Древо было лишь частью великой Вселенной.
Существовала некая Грань, что делила Мироздание на две абсолютно равные части. И
его другая сторона, была словно полным противопоставлением, темным искривленным
зеркалом Эмпиреи. Мир Подземный. Древо Смерти.
Для всякого Рая существует свой Ад. Для пышущих жизнью Кузнечный Земель - свое
Королевство Мертвых, некое преддверие к Источнику Душ, владения Костяного Лорда. Для
Эдема – своя, весьма кошмарная и своеобразная, полуреальность Чистилища.
А для многих миров Старейших, в глубинах, в метафизических недрах Подземного мира,
в самих корнях Древа Смерти, ниже даже самых темных уголков Прейсподни находиться…
Бездна.
Если Забвение было простым и понятным небытием, то Бездна есть сущее воплощение
тьмы. Тьма, которая не подразумевала отсутствия света, она и была им, темное сияние. Здесь
смерть не есть отсутствием жизни, а есть сама жизнь, в ее холодном и хищном проявлении.
Именно из Бездны черпали силу Нефилимы, во время своего буйства, взамен ее кормив.
Они отдавали ей целые миры.
Бездна же вообще не представляет из себя ничто. Это было Кладбище многих Миров.
Настоящее место покоя для всякой реальности, полностью разрушенной и лишенной всякой
жизни. В конце концов, такие мире постепенно отдалялись от своей колыбели к Древу жизни, а
затем падали прямиком к Древу Смерти, дабы питать его ветви.
При этом в Бездне все же были свои живые обитатели. Как и любое кладбище оно
привлекало к себе всяческих паразитов, мусорщиков и даже хищников: существа, что кормились
и процветали, когда их миры пришли в упадок. Некоторые из них обитали в самой пустоте,
остальные же создавали себе дома в высушенных мирах Бездны. Но Бездна имела свои
собственные правила, хотя их было и немного. Каждый мир, каждое существо, что здесь
обитало, подчинялось этим законам природы, что отличались от привычных нам в
действительно крайней мере.
Некоторые из них были абсурдными и жестокими, как само демоническое писание.
Остальные же были… хуже.
Эти своеобразные миры были хуже.
Воздух тут был крайне туманным и ядовитый дым вздымался над землей. Он ставал все
гуще и гуще, а потом внезапно рассеялся, не выстояв против магии Всадников. Медленно они
начали появляться и, к слову, в сравнении со всеми остальными мирами, сделать это здесь было
куда сложнее. Смерть и Война твердо сидели в седлах, слегка наклонившись вперед, встречяя
сильный встречный ветер. От Праха, как ни странно, и вовсе не было видно и следа.
- Это… это место… – Война был явно сильно ошеломленн окружающим его видом.
Смерть, который считал себе готовым увидеть подобное, разделял чувства своего брата.
В свое время старшему из Всадников уже доводилось видать мертвые миры, ведь он и сам

128
Darksiders: Хранилище Мерзостей Ари Мармелл

приложил к этому делу не малый вклад. Он видел миры сожженые до тла, отчищенные от
всякой жизни. Таким есть мир, в котором находится его дом. Миры, разрушенные и
почерневшие, что были лишь бледным эхом огненных земель Обугленного Совета. Миры
блестящего льда и бесплодного камня.
Но никогда ранее он не видел мира… зараженного.
Под копытами их лошадей трещала земля, покрытая некой твердой шелудивой корой. С
каждым их шагом она распространяла вокруг них непонятную жидкость. По всей поверхности
были натыканы разные кратеры, что излучали лихорадочное тепло, сплетенное с гнилью. Они
успели заметить несколько холмов еще до того, как их скрыл всепоглощяющий туман и их
природа была явно не геологической. Они словно пульсировали, будто и вправду были
сделанны из плоти.
Ветер, пускай и был спокойным и слабым, тихо свистел, словно стонущий старик.
- С возвращением в родной дом Раваимов, - кисло пробормотал Смерть.
- Я не понимаю, - ответил ему брат. – Даже в своих худших деяниях, Нефилимы никогда
б такого не совершили.
- Но все же мы это сделали, - Смерть спрыгнул с седла Отчаяния и, присев на колени,
начал осматривать болезненную землю. Он сделал это не потому, что хотел узнать что-то
новое, а потому, что просто почувствовал: так было нужно. – Мы не просто уничтожили всю
жизнь в этом мире, мы его отравили. Мы уничтожили Раваимов, да, но затем мы еще больше
усугубили наши грехи, превратив их в то, чем они никогда не должны были б стать, в то, с чем
само Мироздания до сих пор никогда не сталкивалось. Мы посеяли семена всего этого, брат,
сами разразили здесь чуму, если тебе будет угодна такая метафора. Они ожидали своего часа,
когда тьма Бездны утянет этот мир в свои глубины, дабы эти ростки расцвели.
Мы совершли это и, возможно, возвращение наших Орудий это все то, чего мы
действительно заслуживаем.
- Что ж, с меня хватит! – Война спешился с Руины, полностью игнорирую мерзкую
поверхность что так и липла к его сапогам. Он зашагал вперед и остановился в шаге от Смерти.
– Ты постоянно скрываешь нечто ужасное за своим язвительным сарказмом, и я смотрю это
только усугубляеться. Да, это ужасно. Да, возможно мы и остальные Нефилимы в ответе за все
произошедшее здесь. Но ты воспринимаешь это лично, брат, и теперь настал час, когда тебе
следует расказать мне почему.
- Это не важно. Мы…
- Нет! Ты продолжаешь хранить свои драгоценные секреты с момента, как мы взялись за
это, я позволял тебе скрывать их от меня, но это должно прекратиться сейчас же!
Смерть медленно, почти плавно начал подыматься с корточек. Теперь оба Всадника встретились
друг с другом лицом к лицу.
- Ты позволял мне, Война?
Даже если младший Всадник, после этой фразы и испытывал какое-либо беспокойство,
он этого ничем не выдал.
- Да, но теперь нет. Я должен знать, что ты от меня скрываешь, чем бы оно ни было.
- Нет, не должен. А теперь отойди.
- Нет, Смерть.
- Сделай. Шаг. Назад.
- Нет.
Смерть совершил апперкот, не просто сбив Войну с ног, а и заставив его хорошенько
взлететь вверх и с силой рухнуть на землю, оставив в ней небольшие трещины. Теперь он

129
Darksiders: Хранилище Мерзостей Ари Мармелл

барахтался в кратере наполненом едкой розовой жидкостью, что окутала орнаменты его брони
и бордовый плащ. Он быстро вскочил на ноги, а Смерть также быстро сократил между ними
дистанцию.
- Теперь все ясно? – потребовал он
Руки войны сжались сами собой, все его тело буквально дрожало от распирающей
ярости, но, при этом, он не стал атаковать, он даже не достал свой меч.
- Нет.
Второй удар пришелся ему прямо в грудь. И вновь он с грохотом расколол проклятую
землю под собой, и вновь он быстро встал на ноги.
На этот раз Смерть, приблизившись, уже имел в обеих своих руках по косе.
- А теперь? – спросил он. – Хорошенько подумай перед тем как ответить, ведь больше я
не пущу в ход одни лишь кулаки.
- Тогда так тому и быть, - ответил ему Война, остановившись, чтоб сплюнуть кровь,
наполнившую его рот. – Искалечь меня. Убей. Отвернись от своего сильнейшего союзника в
этом деле ради того, чтоб сохранить свои драгоценные секреты. Ибо это единственный способ
скрыть их от меня.
Жнец задрожал. Глаза Смерти ярко вспыхнули, их блеск отразился в броне его брата….
А затем он медленно зашагал к своему коню.
- Ты напомнил мне меня в те годы, - тихо сказал ему Смерть.
- Ну, конечно, - Война слегка улыбнулся. – В то время как сейчас ты повел себя так, как
поступаю я, кто-то ведь должен был оставаться тобой.
Смерть улыбнулся в ответ, не из радости, а скорее из вежливости.
- Я ценю, что ты не вовлек в это Руину.
- Это все, что я мог сделать для него. Я не отвернусь от него, даже будь на твоем месте.
- Понятно, - он положил Жнец на седло Отчаяния и взглянул вдаль, на покрытый
облаками горизонт. - Война… я сделал это.
- Ты был не один, Смерть. Ты ведь сам сказал, что Перворожденные…
- Я был одним из их главных мастеров. Конечно же мы не могли обратиться с этим за
помощью к Творцами, а посему каждый из нас, кто обладал хоть какими-то навыками, был в это
вовлечен. Должно быть ты и так знаешь, или нет, что именно я наполнил силой Нефилимов
Жнеца и Страдание, также как сделал это и с другими древними оружиями. Я был наилучшим
ремеслеником, настоящим «творцом» среди всех Нефилимов. А поэтому я, естественно, был
вовлечен в создание Мерзостей.
- Даже если так, это не делает тебя…
- Это была моя идея!
Сила слов брата заставила Войну, что до сих пор оставался непоколебимым даже во
время атак Смерти, сделать шаг назад.
- Все это, - продолжил он уже более мягким тоном. - Использовать Раваимов в качестве
сырья для оружий, использовать благодаря магии не только всю их силу, но и весь потенциал,
который они несомненно осуществили б, если б мы не уничтожили их… Моя идея. Ох, я лично
помог создать лишь несколько Орудий, но их существование полностью лежит на мне.
- Я редко чувствую вину за неисчисляемо количество отнятых мною жизней, брат. Да я
даже не уверен способен ли я на такое. Но этот ужас…
Наконец он отвернулся от Отчаяния к своему младшему брату.
- Поэтому да, я воспринимаю это как свою ответственность, Война. Потому что это
личное. И конфиденциальное. Я доверил тебе, хотя и неохотно, секреты, о которых никто

130
Darksiders: Хранилище Мерзостей Ари Мармелл

другой не знает, ни Ярость, ни Раздор, ни даже Совет. Я не поверю, что даже Самаэль или
Повелитель Воронов смогли каким-то образом обнаружить это. И я прошу тебя, без всяких
угроз и каких-либо требований, сохранить это втакой же тайне.
- Полагаю теперь ты все сказал?
- Если ты о том, чего ты обо мне не знаешь, то это лишь малая часть. Если же ты о моем
отношении к Великим Орудиям Нефилимов, то да, это все.
Война, несмотря на все свое отвращение к деяниям брата, все же смог выдавить из себя
небольшую улыбку.
- Тогда у меня больше нет и малейшей причины когда-либо заговорить об этом вновь,
брат.
Смерть хлопнул по плечу своего товарища, а затем вновь взобрался в седло Отчаяния.
- Тогда пошли. Впереди нас ждет длинный путь.
Полугнилой конь Смерти бросился в быструю рысь, Война с Руиной мгновенно
поровнялись с ними.
Некоторое время они ехали в полной тишине, каждый погрузился в собственые мысли. В
конце концов, в момент, когда они проезжали один из дюнов, он вдруг раскололся и жалобно
завыл, показывая налитый кровью глаз, что пристально следил за ними, пока они проезжали
мимо, Война решил первым прервать молчание.
- Ты забыл обьснить еще одно: почему мы вообще должны скакать по этой земле.
Почему мы просто не появились рядом с нужным нам местом?
- Разве ты не ощутил сверхьестественное давление вокруг нас, когда мы прошли завесу? –
спросил его Смерть.
- Ощутил.
Если б мы появились в любом другой месте, помимо еще нескольких точек, то это
сопротивление было б еще сильнее. Перворожденные защитили этот мир, еще в момент
создания первого Орудия. Мы оставили всего несколько доступных точек для входа в этот мир.
Вполне возможно, что пребывая в Бездне некоторые барьеры ослабились, но в то же время
велика вероятность и того, что она сделала их еще более опасными и непредсказуемыми. А
проверять этого на себе я не особо то и желаю.
- Вполне разумно.
- Я знал, что ты с этим согласишься.
Их поездка была длинной, они пытались игнорировать, асколько это выходило, те
странные, причудливые ужасы разрушенного царства: потрескавшаясь почва, из которой
вытекала некая жидкость, тлеющая под копытами Руины; постоянная вонь от гнили;
Земля, казалось, находилась в движении, странное вещество внутри ее недр порой
просачивалась на ружу, словно вены проклятого ландшафта. Она пульсировала, двигалась.
Порой даже казалось, что под землей что-то есть, некое странное, особенное существо, что
рыло себе проход в земле, но чем бы оно там не являлось, вылазить наружу оно точно не
собиралось.
Наконец-то, двойка Всадников одновременно остановила своих жеребцов.
- Мы на месте, - сказал Смерть.
- Я уже догадался, - ответил его брат.
Здесь этот мир словно заканчивался. Огромный обрыв уходил вглубь земли. Его дна не
было видно, вездесущий туман охватиывал его глубины. Он не был похож на нормальный
природный обрыв, его края были слишком угловаты, зазубренны, похожие на рану. Вокруг
ущелье были расположены огромные булыжники, хотя нет, на камни это не было похожим, это

131
Darksiders: Хранилище Мерзостей Ари Мармелл

была сухая, древняя субстанция, что сочилась с трещин утеса.


Внизу, на равнинах, - заговорил Смерть, - когда-то давно Раваимы строили свои жилища.
По большей мере в тени этого горного хребта. Они использовали скалу, как материал для своих
поделок.
- Мы сейчас глядим на место, где погибло их наибольшее число. Но все же некоторые из
них пали и в других уголках их територии. Наша задача прочистить всю эту местность, каждый
ее кусочек, в поисках малейших признаков пребывания здесь конструктов Белисатры.
- Ты уверен, что они прийдут?
- Абсолютно. Благодаря моей неосмотрительности, теперь они знают, что для
пробуждения Орудий необходима кровь Раваимов. А это единствнный ее источник во всем
Мироздании.
Война немного наклонился вперед, медленно похлопывая шею Руины.
- Но если они погибли много веков назад…
- У меня есть свои средства для того, чтоб вытягивать эссенцию из земли, вне
зависимости от того, как долго она там находилась, или как сильно разложилась. Я могу
восстановить ее, а посему осмелюсь предположить, что наш враг тоже может иметь свои методы
для таких деяний.
- Хмм, - Война спешился, подошел к самому краю обрыва, пытаясь вглядеться и увидить
хотяб малейший намек на землю глубоко внизу, но это было бестолку. – Если противник
обьявится до появления нашего подкрепления, то нам будет черезвычайно трудно найти его в
этой грязи.
- Если б тактика была нашей единственной проблемой, я был бы крайне счастлив.
Война нахмурился.
- Меня беспокоит еще и то, что Хадримон или Белисатра могут иметь достаточно
познаний с истории и понять, что хотя это и есть наибольший источник их крови, существуют
при этой и другие, значительно меньшие, но все еще жизнеспособные. Думаю и ты и сам
припоминаешь, что мы сражались с ними не только в этом мире и там они также гибли не
малыми числами, пока мы их полностью не уничтожили.
- И все же их силы в тех местах хватит лишь для того, чтоб пробудить несколько из них и
только на кратковременный срок. В любом случае, нам стоит быть готовыми к тому, что наши
враги прибудут сюда с одним, а может даже и большти количеством Орудий, обладающими
своей полной мощью.
Война уже начал ходить по краю ущелья, выискивая наилучшие места для спуска. Он не
сказал и слова в ответ на предостережения брата, и Смерть не мог винить его в этом.
Здесь и вправду было не о чем говорить.

132
Darksiders: Хранилище Мерзостей Ари Мармелл

Глава ХХ

Почему именно кровь?


Всадники стояли на чем-то, что должно было быть камнем, поросшим плотью, что
выступал с вершины скалы. Он был частью некой сети из тунелей и выступов, созданных,
очевидно, чтобы выполнять конкретную задачу – защиту. Они были достаточно низки,
открывая вид на равнину внизу, даже сквозь темень и мрак, и достаточно широки, предоставляя
прекрасный обзор своим разведчикам. Всадники не могли возжелать лучшего места для своего
лагеря, откуда им предстоит начать обширные поиски.
Грубые контуры, земля, покрытая плотью, грязный, вонючий воздух и случайные
необьяснимые шквалы ветров, создавали ужасно неприятную атмосферу и впичатления того,
что Всадники укрылись в самих бронхах этой земли.
- Хмм? – Внимание Смерти привлекла ровная стена со склоном, по которому могли
забраться даже их лошади. – Что?
- Я считал, что ты, как и любой другой Перворожденный, в силах был создать любое
средство защиты для Орудий. Вы бы могли сотворить их таким образом, что пробудить их
могли бы только Вы и больше никто другой. Почему же тогда все вертиться вокруг крови
Раваимов?
- Не все так просто, – он вновь начал рассматривать склон. – Если б мы поступили так,
как говоришь ты, то, таким образом, была б создана грань между нами, Первородными
Нефилимами, и вами, кто таковыми не был, и это, в лучшем случае, создало б нам новые
помехи. А что делать, если наступят времена, когда мы захотим, чтоб наши последующие
поколения могли бы владеть этими Орудиями, использовать их против наших врагов? А посему,
если бы Орудия работали исключитальено в руках Перворожденных, они б утратили свою
ценность для потомков, а если бы мы привязали их ко всем Нефилимам, то, в таком случае, уже
мы утратили б свою власть над ними. Более того, этот ресурс должен был быть нами
контролируемый и от которого, при необходимости, можно было бы быстро избавиться.
- А посему, подумав так, мы поняли, что кровь Раваимов была лучшим и наиболеее
очевидным выбором. Мы уничтожили большую часть этой рассы, мы знали, где хранятся их
останки и имели полный контроль над их миром. А так как сами Орудия были созданны из
остатков Раваимов, то включить их кровь в процесс их же пробуждения и усиления было
достаточно просто.
- Я понял. Это было вполне логично, полагаю.
- Что-то еще, в чем я могу тебя просветить касательно данной темы, пока мы просто
стоим тут без дела?
Война похоже и вовсе пропустил сквозь уши едкий, раздражительный сарказм своего
брата, или, вероятнее всего, он просто привык к нему, а игнорирование будто теперь стало его
вторым именем.
- Вобще-то, есть, так как я смотрю сегодня ты в крайне хорошем настроении для ответов.
Почему мир, в котором ты решил построить свой новый дом, не попал в Бездну? Я слышал, что
он настолько же мертв, как и любая другая реальность, стоящая у нас на пути.
- Он надежный, - ответил смерть, отказываясь вникать в подробности.
Война, вполне возможно, продолжил бы задавать свои вопросы, к огромному сожалению
Смерти, но их беседу прервал внезапный трепет крыльев. Из пелены тумана появился Прах. Он
издал несколько пронзительных криков, а затем приземлился на вытянутую руку старшего
Всадника.

133
Darksiders: Хранилище Мерзостей Ари Мармелл

- Что ж, ты определенно никуда не спешил. Наслаждаешься нашим небольшим


путешествием, не так ли?
«Кар!»
- Итак, ты сказал, - затем немного повысив тон, - Война, полагаю наше подкрепление
прибыло.
Словно по команде свет стал черным, как сама ночь. Что-то вверху быстро затмило
солнце и также быстро начало спускать вниз. Потоки грязи и пыли закружились вокруг его
лодыжек, а мир наполнился звуком от хлопота крыльев, огромных крыльев, значительно
превышающих размеры Праха, и их было примерно сотни, если не больше.
Впервые за всю историю Мироздания ангелы прибыли в земли Раваимов.
Сияние от богатой золотой и серебряной брони распространялась даже в тенях этого
мира. Несколько воинов Белого Города приземлились рядом со Всадниками. Остальные тоже
расположились неподалек от них, установив таким образом целый охраняемый периметр.
Пушки Искупления и алебарды, некоторые из них находились на вращающихся штативах, что
позволяли одному ангелу стрелять сразу из шести, а то и восьми оружий, будто проросли из
потрескавшейся земли.
Из самого центра этой крылатой фаланги, одетый в простой серебряный нагрудник
поверх традиционной зеленой робы, явился Азраил.
- Смерть, - поприветствовал он, приземлившись на один из каменных уступов. – Война.
- Азраил, - ответил ему Смерть, а затем, обменявшись со своим братом парой озадаченых
взглядов продолжил, - не пойми это неправильно, но…
- Что я здесь делаю? – закончил вместо него ангел.
Смерть кивнул.
- Я отослал Праха к Совету. Я ожидал прибытия своего брата и сестры.
- Похоже, Обугленный Совет решил, что Ярость с Раздор нужны им в другом месте.
Знания об Орудиях Нефилимов начали распространяться, Смерть. Уже не одно царство
Мироздания готово сделать свой следующий шаг.
- И мы уже повстречали некоторых из них, - вежливо, почти мягко сказал Война.
- Довольно забавно, - начал Смерть, - ведь совсем недавно они говорили мне, что в этом
деле замешана вся наша четверка.
- Интересы и познания Прейсподни могут быть гораздо большими, чем нам то кажеться,
- предположил младший Всадник.
- Возможно, или…
- Или?
- Или же Совет просто решил, что теперь со стороны Белисатры и Хадримона
существует реальная угроза, ведь их шансы на пробуждение Орудий крайне велики. Они просто
могли бы решить оставить Ярость с Раздором в тени лишь для того, чтоб у них оставалась
защита, в случае нашего с тобой провала, - Смерть пожал плечами. – И я не могу их за это
винить.
- Прошу прощения, - прервал его Азраил, - но мне послышалось или ты сказал
Хадримон? Я…
- Давай решать по одной проблеме за раз, - Смерть наклонился к краю, наблюдая за
ангелами внизу. – Выходит Совет прислал тебя вместо них?
- Совет никуда нас не отсылал, - гневно произнес Азраил. – Они прислали к нам Праха с
посланием, в котором просили у нас помощи. И поскольку мы уже были союзниками в этом
деле, и так как никто из нас не желает ощутить на себе всю силу пробужденных Орудий, я

134
Darksiders: Хранилище Мерзостей Ари Мармелл

согласился.
- Почему ты? – спросил Война. – Ты ведь ученый, а не воин.
- Я бы даже возмутился подумай ты иначе, - ответил ему Азраил и добавил уже более
серьезным тоном. – Возможно, я не посвятил всю свою жизнь сражениям и битвам, но я по-
прежнему видел их гораздо больше, чем большинство моих людей. Да и мои силы на поле
брани совсем не такие уж и бесполезные.
Смерть тихо засмеялся.
- Вот только я так не считаю.
- Я подумал, что это, эм, было бы не совсем политически корректно просить Аваддона
возглавить эту армию.
Теперь уже настала очередь Войны тихо засмеяться.
- Я просто не мог, - продолжал ангел, - перенаправить одного из лучших генералов без
длительных переговоров. И я подумал, что отправлять этот отряд без лидера, да и еще, к тому
же, под ваше коммандование, было бы столь же проблематично. И, опять же, все это
происходит в силу, давай назовем их некоторыми недоразумениями между Белым Городом и
Всадниками. Мне больше ничего не оставалось. Так что, вы уверенны, что враг прибудет
именно сюда?
- Им нужно нечто из недр здешней земли для пробуждения Орудий, - ответил ему
Смерть. – Или же для пробуждения их на достаточно длительный срок. Я расскажу тебе детали
позже, если это необходимо.
- Ясно, - Азраил похоже был не в восторге от перспектив. – Скажи мне, смогут ли ваши
лошади спуститься вниз с этой вершины?
Оба Всадника хорошенько задумались над поставленым им вопросом.
- Хмм, да, - ответил Война. – Я бы не стал рисковать совершать подобное с высоты выше,
но да. Проблема здесь кроится в некоторых уступах и тунелях.
Азраил кивнул.
- Те же защитные заклинания, что не дают попасть в этот мир в некоторых его точках до
сих пор сильны, и они могут воспрепятствовать вам призывать и отзывать лошадей по одному
лишь вашему желанию, как это и происходит в нормальных условиях.
- Точно.
- Тогда я прикажу нескольким ангелам соорудить упряжь и спустить их таким образом
вниз. Работа, конечно, совсем не величавая, для всякого ее участника, но мы доставим их туда.
Только попробуйте их скоорденировать.
Война нахмурился, а Смерть фыркнул.
- Я думаю, - сказал он Войне, - нам придетья держаться наши ноги подальше от их копыт
еще несколько часов после такого. Спасибо, Азраил. Мы ценим твою помощь.
- Всегда пожалуйста. А теперь, если вам угодно, мне не нравится повторять по несколько
раз, но … ты сказал Хадримон?
- По словам Лилит, - ответил ему Смерть, - это и есть настоящее имя того ангела.
Предположительно, он искал помощи у нее, до того, как обьеденился с Белисатрой.
- Хадримон… не могу поверить… - теперь уже Азраил сосредоточил свое внимание на
движении внизу.
- Ты его занешь.
И это прозвучало явно не как вопрос.
Азраил глубоко вздохнул.
- Да… - разразилась ожидаемая пауза. – Это не та история, которую я люблю

135
Darksiders: Хранилище Мерзостей Ари Мармелл

расказывать, Смерть. Она показывает ангелов Белого Города далеко не в лучшем свете.
- Также как и истории о моих людях, что истребляли целые миры и создали мерзкие
Орудия, из-за которых все мы сейчас пребываем на грани полного фиаско, или быть может что-
то еще ужасней?
- Ах. Да, теперь, если рассматривать это с такой стороны, позор кажеться мне уж больно
относительой вещью.
- Тогда расскажи нам, пока у нас есть на то время.
И вновь небольшая пауза, короткий вздох и он заговорил:

Это произошло несколько столетий тому назад, но, полагаю, вы это и без меня поняли, в
самом начале правления Обугленного Совета, в те дни, когда Они только-только провозгласил
себя хранителями Равновесия. Тогда Совет еще не преуспел и не смог убедить Небеса разом с
Прейсподней придерживаться, написанных ими пактов и соглашений. Это был разгар самых
ожесточенных войн между силами Благословленных и Проклятых. Кровопролитие,
разрушения… Деяния, что мы тогда творили, были также ужасны, как и поступки вашего народа,
когда они ровняли с землей целые миры, стоящие у них на пути, вот только, в нашем случае, мы
не пытались уничтожать миры, лишь их захватчиков. Ужасное, жестокое время.
Я сакцентировал на этом ваше внимание лишь потому, что это может быть еднственным
оправданием событий, что последуют далее. Думаю, вы поймете. Я понимаю, что этого
недостаточно, дабы оправдать наши поступки, но это все, что я могу сказать в нашу защиту.
Вы занете о Кодексе Войны? Ангелы жили по правилам, законам и обычаям этого
Кодекса в течении многих тысячилетий и они продолжают им повиноваться и дотеперь. Только
те из нас, кто был вовлечен в его создание, или же те, кто просто родились под его
покровительством, могут понадеяться на полное понимание всех его тонкостей и сложностей.
Ни один посторонний, каким бы мудрым он не был, не способен познать его. Он весьма
сложный, многоуровневый и предельно точный.
И он строгий. Порой даже слишком строгий, на мой взгляд…
Он также включает в себя, помимо всего прочего, и жесткие соглашения касательно
взаимоотношений между ангелами различных военных рангов и социальных классов. Там
прописанно то, как им следует себя вести, что и когда стоит делать, а что никогда не стоит. По
большей мере, нам было не сложно придерживаться этих законов. Мы ангелы, вцелом, существа
разума, а не чувства. Тем не менее, у нас есть свои стремления, желания и нужды, как и у всех
других существ. И как и у всех других, порой наши желания не совпадают с обязанностями.
Полагаю, вы уже и так догадались к чему я клоню? Это был не первый раз, когда ангелы
разных рангов влюблялись. И это определенно был и не последний. Но для истории Белого
Города именно этот случай обрел наиболее дурную славу.
В это время Хадримон был эмм… что ж не думаю, что вы встречались хотяб с каким-
нибудь эквивалентом данного звания в какой-либо из известных вам военных структур. Ранги в
ангельском воинстве весьма разнообразны, а их различия порой бывают предельно тонки.
Скажем, он был полевым офицером некого вельможи. Под его коммандованием находилось
несколько отрядов. Этого должно хватить.
Ее же имя – вы ведь знали, что здесь обязательно будет «она» - было Рейсиэль. Она
являлась лидером одного из отрядов, лежавших в подчинении у Хадримона. Если б она
занимала должность хоть немного выше, то они, вероятно б, смогли б найти способ
легитимизировать их чувства друг к другу. Еслиб конфликт интересов не разгорелся столь
сильно, еслиб они были не так близки, а наши лидеры менее заинтересованы в том, чтобы…

136
Darksiders: Хранилище Мерзостей Ари Мармелл

чтобы…
Чтобы воспользоваться их чувствами. Это все в прошлом, прошлом…
Их любовь никогда не смогла б обрести законного основания, и они это знали. И, опять
же, они были далеко не первыми, кто попал в столь затруднительное положение. В Библиотеке
Серебряного Шпиля даже существует множество полок, посвященных мифической поэзии,
вдохновленной схожей безнадежной любовью, взаимной или же безответной. Другие культуры,
другие рассы умеют находить лазейки в законе или же и вовсе его разрушают ради триумфа и
победы их собственных чувств.
Но мы ангелы. Мы воины. Разум, закон и дисциплина… это наши герои и идеалы. Для
нас достоен уважения лишь тот, кто полностью исполняет все свои обязанности, кто следует и
подчиняеться законам Кодекса. Чувства, удовлетворения своих желаний – дела второстепенные.
И в течении всей нашей истории все именно так и было. Но только не в этот раз.
Большинство ангелов знают эту историю. Это наш наиболее популярный
предостеригающий рассказ. В Белом Городе считают, что Рейсиэль была слабой, слабее тех, кто
попадал в пучину подобных чувств до нее. Что же касаеться меня, я в этом так не уверен. Порой
мне кажетсья, что она была чуть ли не самой сильной среди всех нас. Сознательно идти на такой
риск…
В любом случае, это не имеет никакого значения.
Рейсиэль первая призналась ему в своих чувствах, и в тот же самый момент сам
Хадримон понял, что и он не в силах больше их скрывать. Вскоре они вновь встретились, дабы
обсудить возможные перспективы и любые методы, что позволят им быть вместе. И пускай о
браке они говорить не стали, но я не сомневаюсь, что подобная мысль могла пройти мимо
хотяб одного из них.
Как только немедленная встреча состоялась, Хадримон начал подискивать варианты. Он
думал над тем, кому стоит об этом говорить и его решительность то возрастала, то и вовсе
уведала. Хадримон обдумывал всякую возможность, все, что могло пойти не так и все от чего
ему придеться отказаться, если он решиться нарушить Кодекс Войны во имя любви.
Я точно не знаю как он сформулировал свое сообщене, доставленное ей, но когда она прибыла
на место встречи, ее тут же арестовала группа солдат. Они должны были удерживать ее до тех
пор, пока она не предстанет перед военным трибуналом за столь грубое нарушение
установленных законов приличия. От Хадримона она не видела и следа. Насколько мне
известно, эти двое больше никогда так и не встретились друг с другом вновь.
Рейсиэль понизили в должности, приговорили к выполнению неприятной для нее
работы, да и со стороны общества ее действия активно осуждались. Если бы на этом все и
закончилось, то эта история была бы просто грустной, но абсолютно не значимой. К
сожалению, то, что произошло после, было… совсем не рационально.
Я вновь напомню вам, что мы находились в самый разгар войны против Прейсподни.
Более того, Обугленный Совет тогда совсем недавно заявил себя как значимую силу в борьбе за
Древо Жизни, а Белый Город не знал, станет ли он их врагом, или же наоборот, союзником. И
конечно же в подобные времена военная дисциплина, и без того сильно почитаема среди моих
людей, находилась буквально в зените своей славы. Это было воистину найхудшее время для
нарушения военных и социальных порядков, и генералы Небес решили использовать
предоставленную им возможность.
Они хотели преподать Рейсиэль жесткий урок, превратить ее историю в пугающий
пример для всех остальных, чтобы каждый запомнил этот случай во веки веков.
Простых, стандартных наказаний им было недостаточно. Было бы весьма резонно

137
Darksiders: Хранилище Мерзостей Ари Мармелл

посадить ее на длительное время в тюрму или же нанести ей серьезные телесные увечия, пытать,
но тогда им пришлось бы использовать на нее ресурсы, нужные в других местах. Смерть?
Можно было поступить и так, вот только для многих моих людей умереть за дело считалось
великой, если не найвысшей честью. Это могло б сделать ее настоящей героиней, сплотить тех,
кто длительное время также держал втайне свои отношения, и дать им сил выступить против
строгих законов Кодекса Войны. Более того, в то время, каждый ангел ежедневно подвергал себя
угрозе больше никогда не встать на ноги вновь. Конечно же потеря себя, возвращение к
Источнику Душ, былы делом неприятным, но мало кто этого страшился.
Они даже хотели начать переговоры с Обугленным Советом, чтобы изгнать Рейсиэль в
пучину Бездны, но их посланник получил отказ. Она не пыталась разрушить Равновесие, не
выступала против Совета и поэтому они не желали, - и вполне справедливо, на мой взгляд, -
ставать орудием мести для остальных.
Увы, у них оставался лишь один выход. Для начала ей стерли некоторые воспоминания,
совсем немногие, лишь те, которые касались защиты и военной тактики войск Белого Города.
Это было сделано для того, чтоб никто не смог использовать ее против нас. Ее также лишили
магии и силы, что позволяла ей изменять пространство и открывать проходы между мирами.
После этого, с огромной процессией и тысячами зрителей, Рейсиэль была изгнана в Ад.
Знаю, ее преступление едва ли заслуживает такой участи, не так ли? Тем не менее, я
должен признать, именно таков был ее приговор. Открылся огромный портал и Рэйсиэль
погрузилась в него. Она падала и падала, пока все: расстояние и глубина дыры стали
бессмысленными. Здесь, в Аду она должна была пережить любые муки и пытки, что бы демоны
ей не уготовили, не говоря уже о возможных мутациях в связи с самой атмосферой Прейсподни.
Так и должно было продолжаться, до наступления дня, когда сами адские твари устали бы от
своих жутких игрищ и в конце-концов убили бы ее. Судьи понимали, что этот день наступит
очень и очень не скоро.
Вскоре после этого Хадримон оставил свою должность и исчез. Я хочу верить, что еслиб
он знал, хотяб примерно, о том, что они собирались с ней сделать, он никогда и никому не
сообщил бы о ее грехопадении. После этого, он, несомненно, ощущал угрызение совести.
Несколько раз его удавалось засечь за разработкой некой наполовину готовой схемы против
Небес или же Прейсподни, или их обоих. Временами он даже пыталася возобновить войну
между Верхом и Низом. Он подкупал наемников, устраивая с их помощью небольшие
нападения, делал саботажи, оставляя на их местах явные улики для распознания врагов, и все в
таком духе. В остальное время он не покидал тщетных попыток поднять войско, сила которого
способна была б захватить весь Ад. Он никогда не говорил, что войско ему нужно было для
некой спасательной миссии, по крайней мере, мне такого слышать не доводилось, но я не
сомневаюсь, что оно нужно было ему именно для этих целей.
Горькая правда заключаеться еще и в том, что для всего Белого Города он превратился в
посмешище. Его попытки были столь отчаянными, столь слабымии нелепыми, их легко
обнаружали и также легко присекали. Они были настоящим ребячеством, как простые поделки
ребенка, будто его горе и скорьбь уничтожили его навык стратегически мыслить, которым он
совсем недавно обладал. А так как многие из нас действительно сожалели, за нанесенную его
сердцу рану, никто и никогда не пытался обнаружить его и схватить. Мы считали, что в конце-
концов он измотает себя и исчезнет, или же сотворит что-то настолько глупое, что его поймают
в процессе осуществления его же плана – Небесами, если повезет, а нет так Прейсподней. Ни
один живой ангел никогда б и не поверил, что он может превратиться в настоящую угрозу,
особенно после стольких веков.

138
Darksiders: Хранилище Мерзостей Ари Мармелл

И я думаю, он никогда б такого и не сделал, не попади ему в руки одно из ваших мерзких
произвидеий. Я не знаю, где он их достал, и как это попало ему в рки, и, опять же, не думаю, что
это имеет какое-либо значение. Все, что я знаю, так это то, что впервые за всю историю, в руках
Хадримона находиться сила, способная дать выход его гневу и ненависти, а реализацию этого
он по-прежнему считает своим долгом. Сейчас же он попал под влияние Великих Орудий, что
постоянно подтачивают ненависть в его душе, лишая способности здраво мыслить, и я
содрогаюсь от одной лишь мысли, какого размаха может достичь его жажда отмщения.

139
Darksiders: Хранилище Мерзостей Ари Мармелл

Глава ХХI

Это действительно не заняло у них много времени.


Даже несмотря на то, что в их распоряжении было более шести десятков крылатых
ангелов, которые постоянно летали вокруг центрального лагеря, постепенно расширяя область
поисков, это могло занять довольно-таки длительное время, до тех пор, пока им не удалось бы
заметить что-либо ценное. И пускай земли, на которых когда-то проживали последние
представители Раваимов, были, в сравнении со всем их миром, незначительны, но все же они
покрывали весьма обширное пространство. Здесь пролилась их кровь, земля ее впитала, а
посему было необходимо тщательно исследовать каждый кусочек этой местности. Более того,
то, что сверху казалось абсолюттно ровной гладью, теперь оказалось землей полной различных
трещин и узких ущельев. Вся область здесь будто треснула и загрубела, словно старый мозоль.
При всем при этом густые туманы, казалось, были словно последними вздохами этого
умирающего мира. Они будто и сами пытались сделать все возможное, дабы любые поиски,
даже самые методичные, стали, по меньшей мере, крайне сомнительной затеей.
Тем не менее, прошло всего-то пара дней с момента прибытия сюда ангелов и вот они
уже получили первый отчет о своих противниках. Они были найденны на равннине, хаотично
по ней разбросанны.
Теперь Всадники, последовав указаниям своих разведчиков, нашли воинов Белисатры и
решили пока за ними просто приглядывать. Они вместе со своими союзниками молча были
сосредоточены каждый на своей цели. Смерть и Война путешествовали пешими. Хотя лошади
Всадников Совета обладали многими преймуществами, скрытность в этот список явно не
входила. Вверху и вокруг них находилось примерно сорок воинов Белого Города. Остальные
защищали лагерь или же находились на разведке в более отдаленных частях этой земли. А в
самом центре этого, медленно продвигающегося войска, находился Азраил. Его губы и руки
двигались, явный признак того, что он произносил заклинания. И все они были довольно
простыми: одно для того, чтобы скрыть их отряд, делая всех их невидимыми в этом
дрейфующем тумане, а другое – чтобы улучшить их зрение, дабы они, в этой дымке, могли
видеть значительно дальше всех остальных. Вот только поддерживать все это, да еще и в
движении, оказалось довольно сложной задачей, даже для древнего мистика.
Несмотря на такие трудности, они приближались все ближе к цели, шаг за шагом, тихим
и осторожным шагом. И вот Смерть прищурился, пристально вглядываясь сквозь нависший над
ними туман, ему наконец-таки удалось неясно рассмотреть то, что находилось впереди отряда.
Он знал, что врагов будет много, - их разведчики, в этом плане, были предельно ясны, - но все
же что-то внутри него вздрогнуло при виде всех их, суетящихся воль равнны. Даже не считая,
Смерть видел: здесь было не меньше двух сотен многоногих каменных воинов и большую их
часть становили латунные мирмидоны, чьи вращающиеся стержни вздымали над собой облака
пыли.
Он увидел и что-то еще, что-то новое. Несколько железных котелков. Они не ехали на
колесиках, а медленно шли сквозь ряды остальных конструктов на своих собственных ногах.
Нерегулярно, но часто к ним подходили каменные слуги, что сваливали в эти особые сосуды
некий груз. Внутри них проходило что-то вроде процесса шлифовки благодаря различным
заклинаниям, которые Смерть мог лишь ощутить, но не увидеть, а затем все это сжималось и
превращалось в мягкую массу.
А из нее сочилась жидкость, темно-красного цвета.
Смерть хотел взглянуть поближе, чисто из любопытства, но в этом не было

140
Darksiders: Хранилище Мерзостей Ари Мармелл

необходимости. Он в точности понимал, что делало это устройство, даже если его методы и
оставались для него загадкой.
Именно так Белисатра и извлекала остатки крови Раваимов из земной плоти этого мира.
- До сих пор никаких вестей от других разведчиков? – тихо спросил Смерть.
Азраил покачал головой, по его голосу стало ясно, что он все еще пытался удерживать все
заклинания для их скрытности.
- Война? Что думаешь?
- Пока мы не знаем точно, - ответил он ему, - нам следует действовать, предполагая, что
это не единственные вражеские силы в этой области. По возможности избегайте затяжных
стычек, и нам также следует оставить часть войска для охраны периметра.
- Я тоже об этом думал.
- Мы должны окружить их со всех сторон, - продолжил Война. – Не позволяйте им
создать малейшую линию обороны и не дайте им защитить свои рабочие станции.
- Согласен. У нас есть четыре отряда по десять ангелов. Азраил, ты и я будут возглавлять
каждый из них. Азраил? Кому бы ты доверил право стать четвертым?
Старший среди ангелов указал на воительницу с алебардой на плече. Позади нее висел
огромный молот, размером примерно с мах ее крыльев.
- Прекрасно. Ты!
- Эзгатия, Всадник.
- Хорошо. Эзгатия в твоем расположении весь четвертый дивизион.
Теперь Смерть отошел в сторону, освободив место для Войны, чтобы тот указал
каждому, с какой стороны должен будет заходить его отряд.
- А как же разведчики? – спросила Эзгатия. - Мы ведь не знаем их точного места
пребывания.
- Мы будем продолжать за ними присматривать, - ответил Война. – Старайтесь не вести
огонь из пушек, пока вы их не разместите на точках, если только одной из остальных групп не
потребуется немедленная помощь. В такой ситуации, разведчики будут обязаны воспользоваться
представленной им возможностью.
Эзгатия пробубнела что-то себе под нос, Азраил же просто нахмурился, но никак не
выразил своего возражения.
- Помните, ваши основные цели – котлы. Мы…
- Взгляните туда!
Оба Всадника обернулись на эти слова. Один из ангелов держал свою алебарду вперед
себя, явно указывая на место впереди. Там кружились вихри и потоки ветра, что образовали
временную воронку в тумане. В том месте, вдалеке от вражеских работ, укрывались их
вышеупомянутые разведчики. Они расположились за большим некротическим дюном, что
скрывал их местоположение из вида конструктов. Однако сейчас небольшая группа
меднокаменных солдат надвигалась прямо на них. Они двигались медленно, тихо, с тыла.
- Проклятье!
Несколько ангелов уже были готовы вот-вот двинуться вперед. Они достали свои оружия
и расправили крылья, но Война поднял руку, дабы их остановить.
- Если вы вмешаетесь, остальные тотчас же узнают, что мы здесь!
- Мы не собираемся оставлять их там. Их убьют, атаковав с тыла! – отрезала Эзгатия.
- Нам нужно…
- Да заткнитесь вы уже, оба! - прошипел Смерть.
Нет, они не могли вступить в бой в открытую, не выдав при этом своего присутствия, но

141
Darksiders: Хранилище Мерзостей Ари Мармелл

похоже у Смерти был другой план.


Старший Всадник начал шептать. Он встал на одно колено, погрузил свои пальцы в
мягкую, гнилую землю. Совершать подобное, на таком расстоянии, было сложно и отняло б
много сил, но не невозможно. Если бы он мог просто….
Там!
Прямо впереди приближавшихся мирмидонов, из земли образовались костяные руки,
они сразу схватили своих врагов. По опыту Смерть уже знал, что их быстро вращающиеся
шпиндели с легкостью сотрут скелетов в прошок, но, возможно, если он направит всех их на
одного конструкта, то они смогут замедлить его, хотябы на секунду, а что еще более важно
создадут необходимый шум, дабы предупредить их разведчиков о надвигающейся угрозе.
По комманде Всадника, почти дюжина костяных рук набросились на конструкта по
центру отряда. Они перелазили один через другого так, чтобы сразу и полностью обхватить
вращающийся стержень.
Кости затрещали, поднялась пыль… И тогда магия некромантии таки смогла внезапно
остановить его.
Верхняя часть конструкта начала хаотично крутиться в противоположном направлении,
металл заскрежетал от внезапного давления. Он дрожал и вращался, не способный
контролировать собственное тело. Его руки яростно закрутились, он превратил их в острые
лезвия, которыми тотчас же отбросил двух мирмидонов по каждую сторону от него, и одного,
что был позади, но в этот момент подошел к нему слишком близко. Их всех отбросило и они
упали прямо на землю. Раздался грохот от их металлических корпусов. Конструкт продолжал
вращаться, все быстрее и быстрее. Понемногу он начал заваливаться в сторону, пока одна из рук,
охвативших его стержень не коснулась земли, она потянула его ниже, все они. Теперь мирмидон
был полностью лишен своего прекрасного равновесия, он рухнул прямо в грязь, еще пару раз
перевернулся в ней, пока окончательно не затих.
Война, Эзгатия и Азраил с удивлением наблюдали, смотря то на Смерть, то на
конструктов. Кто-то в ответ смог издать лишь равнодушное «Ух.»
Тем не менее, пускай все пошло не так как того ожидал Смерть (совсем не так), но это
сработало. Небольшой отряд разведчиков сразу отреагировал на внезапную шумиху неподалек
от них и быстро взмыл в воздух, скрывшись в нависшем над ними тумане, за долго до того, как
выжившие члены группы, что хотела устроить им засаду, добралась до места их лагеря. Но
теперь силы врагов также хорошо понимали, что-то пошло не так, - они несомненно не могли
пропустить мимо ушей весь этот шум. Пока они только скупчились вокруг павшего мирмидона,
поняв, что явного источника угрозы сейчас обнаружить им не удасться.
Смерть пожал плечами, позволив костяным рукам вернуться обратно в землю, и жестом
указал Войне начинать нападение.
Конечно же все могло бы пройти более гладко, но это уже не имело никакого значения.
Четыре девизиона заняли свои позиции. Теперь враг был на стороже. Два Всадника
Апокалипсиса и сорок ангелов окружили армию конструктов, что превышала их размеры
примерно восемь к одному, но при этом у них не было и малейшего шанса.
Небо наполнилось сгустками энергий, дюжина ангелов открыла огонь по войску
Белисатры. Вокруг краев те искуственные существа, что считали себя в безопасности, поскольку
находились вдали от замкнутых рядов своих собратьев, вдруг осознали, что удар за ударом их
измельчало на кусочки от выстрелов алебардистов. Они не могли дать ответный бой
нападавшим, у них не было для этого ни пушек, ни пистолей. Они просто начали искать себе
убежища на равнине в небольших ущельях или группировлись вокруг котлов, дабы защитить

142
Darksiders: Хранилище Мерзостей Ари Мармелл

их, или же, когда ангелы пустили в ход свои клинки, ринулись на них вперед.
Мечи с неимоверно широкими лезвиями с легкость прорезали камень и медь, будто это
был простой пергамент. Боевой молот Эзгатии кружился по убийственной дуге, уничтожая все,
чему не посчастливилось попасть под его тупую головку, часто захватывая по два, а то и три
конструкта за раз. Азраил и два выбранных им солдата, шли по месту разразившейся схватки,
скрытые в иллюзиях. Они с виду были похожи на трио мирмидонов. Ученому вновь пришлось
поддерживать два заклинания: одно, чтоб оставаться в виде конструктов, а другое, чтобы
остальные ангелы могли почувствовать их истинную природу, - похоже ему не хотелось, чтоб
союзники приняли их за врагов, не так ли? Его спутники набросились на противников, которые
даже не подозревали, что угроза может прийти от «своих».
По правде говоря, Всадники были здесь явно лишними, но при этом не один из них даже
и не думал избегать битвы. Война отнесся к стычке скорее как к тренировке, нежели к битве. Он
пробирался сквозь самых сильных соперников, а каменные когти и медные мечи бессильно
отскакивали от его брони. Пожиратель Хаоса монотонно, но точно рубил конструктов, оставляя
на своем пути лишь груды камней.
А Смерть… а Смерть просто забавлялся, очищая те ущелья от конструктов, что
надеялись пережить эту схватку. Прыжками и скачками он перелетал от расщелены к расщелине,
делая это быстрее, чем существа внутрии них успевали отреагировать на его атаку и каждый раз
он оставлял позади себя все меньше воинов вживых. Жнец превращался то в одну, то в парные
косы, то в клинок, то в копье, в зависимости от ширины и характера расщелины. В конце
концов, такая возня ему надоела, подобно ребенку ему просто стало как-то скучно, и Всадник
решил одолжить одну из ангельских пушек, продолжив зачистку воинов, скрывающихся по
разломам. Дело теперь пошло куда быстрее.
Это не могла быть вся армия Хадримона и Белисатры. Во Владениях Старейшего ему
довелось повстречаться с куда большим войском, также, как и ангелам у врат Эдема. Либо у них
было несколько таких отрядов, разбросанных по миру Раваимов, или же основные их силы еще
попросту не прибыли.
Не один из заданых вариантов не удовлетворял Смерть. Пора закруглятся и выяснить что
к чему.
Он выпрыгнул из последней расщелены, небрежно бросив пушку в руки ее законного
владельца, и начал осматривать поле боя. Осталось всего несколько конструктов, да и те были
зажаты и окруженны ангелами со всех сторон, легкие цели. Все машины, похожие на котлы,
были уничтожены. Смерть решил это перепроверить: нужно было убедиться, что враг не сможет
извлечь из них и капли от крови Раваимов.
Ангелы лишились всего троих своих воинов. Впечатляющая цифра, учитывая
количество их противников, даже если брать во внимание насколько один ангел превышал по
силам конструкта на индивидуальном уровне.
Впечетляющее… и легко. Беспокойство Смерти теперь возростало.
И это беспокойство с ним явно разделял и его брат. Война появился позади него и без
всякого вступления промолвил, - Это не может быть ловушкой. Они б уже были здесь. Неужели
они настолько глупы, чтобы разбрасываться своими войсками просто так?
- Конечно я не видел особых тактических маневров в прошлых схватках с ними, но да, я не
верю, что они могли быть настолько беспечными. Это мог быть небольшой тест, дабы
качественно оценить наши силы, или же основная часть их армии сейчас занята где-то в другом
месте, или…
Что бы не намеревался в эту секунду сказать Смерть это либо тотчас же случилось, либо

143
Darksiders: Хранилище Мерзостей Ари Мармелл

им следовало об этом побеспокоится немного позже. Потому что в это самое мгновение
Всадники и их союзники ангелы поняли, что Хадримон с Белисатрой были не единственными
их соперниками в борьбе за кровь Раваимов.
В очередной раз силы Прейсподни нашли их.

144
Darksiders: Хранилище Мерзостей Ари Мармелл

Глава ХХІІ

Земля всколыхнулась – первый дурной знак. Это была не просто вибрация от


марширующего вдали войска солдат, нет, по ней пошли волны, она сжалась, начала извиваться
словно прикасаясь к чему-то отвратительному. Всадники и те ангелы, что находились на земле, а
не парили в воздухе, вдруг зашатались от несвойственной им дрожи. Даже не смотря на
отсутствие всяких черт лица, да и вообще голов, выжившие конструкты каким-то образом также
смогли передать свое чувство обеспокоености, начав метаться из стороны в сторону.
Затем последовал звук: ужасный, нескончаемый грохот, высокий и низкий, визжущий и
ревущий, словно хор безумцев, воспевающих свои проклятые гимны. Этот шум ставал все тише,
будто утопая среди колышуихся волн.
А после земля вновь содрогнулась, уже от топота приближающейся орды. Вместе с этой
новой и еще более сильной дрожью, весь воздух вокруге вдруг пропитался дурным смрадом, что
значительно опережал саму армию и даже порывы здешних ветров. Это была целая комбинация
отвратительных запахов: кровь, мускус, пот…
И сера. Этот запах был превалирующим, он будто поглощал и впитывал в себя все
остальное, словно изворотливый любовник.
- Как? – Сталь на рукавицах Войны заскрежетала, так сильно он сжал нерушимую рукоять
Пожирателя Хаоса. - Как они могли знать, что найдут нас здесь?
-Все могло быть еще хуже, - тихо промолвил Смерть. – В любом другом мире они могли
б появиться прямо над нами.
Возможно, Война хотел ответить на эти слова, но в этот самый момент его брат вдруг
отошел назад и отцепил что-то от своего пояса. Теперь он сжал рукоять Пожирателя еще
сильнее.
- Я все еще не уверен, было ли разумно приносить это сюда, брат.
Смерть сунул свою левую руку в перчатку. Она закрепилась на его предплечьи, раздался
зловещий щелчок. Клыкастая пасть вместе с глазом резко вздрогнули, почти незаметно, прежде
чем вновь стать неподвижгыми.
- Мы сталкивались с подобным ранее. В прошлый раз оно застало меня в расплох, вот и
все. Теперь я знаю, что должен быть на чеку. Для меня не составит ни малейшего труда держать
свой разум в защите от внешнего на него воздействия. И хотя Мортис уже почти мертв, он все
же хранит в себе некую силу. Мы должны использовать любую представленную нам
возможность.
И вновь Война почти наверняка оспорил бы слова брата, но беседа быстро стала
невозможной. Азраил и Эзгатия громко выкриквали указания для ангелов, а те в свою очередь,
также громко выказывали свое понимание и подтверждение в выполнении приказов. Пушки
Искупления быстро были размещены на вершинах различных ущелий. Ангелы же укрылись
позади них, поджидая пока враги вступят в радиус их огня. Более половины их взмыла в воздух
и разлетелась по небу в разные стороны так, что сами по себе они теперь представляли
маленькие, не значущие цели, но при этом могли поддерживать и прикрывать основные места
скопления ангелов с пушками при помощи своих алебард.
Те, в чьем располжении были другие виды оружий, сгруппировались в отряды по три
воина и, опять-таки, расположились таким образом, чтоб не один снаряд не смог задеть больше
чем одну такую группу за раз. Здесь не было дорог, подлежащих охране. Вся равнина была
слишком плоской и ровной, чтобы заманить врага в какую-нибудь узкую точку. При этом,
ангелы смогли выдавить из такой ситуации максимум преймущества для своей армии. Они

145
Darksiders: Хранилище Мерзостей Ари Мармелл

сделали все, чтобы заставить их врага вступить в зону поражения пушек.


А Азраил, конечно же, вновь возобновил свою магию, скрывающую войско в густом
тумане. Конечно это не сможет держать демонов в невидении на долго, но, по крайне мере,
этого хватит для того, чтобы совершить один или даже пару выстрелов по рядам врагов.
Ангелы не стали преследовать спасавшихся бегством конструктов Белисатры, им дали
уйти. Пока они не представляли из себя нкакой угрозы, солдаты Белого города не могли
позволить себе растрачивать свое время и силы на их преследования.
И это говорило о впечатляющей дисциплине их войска. В считаные секунды они смогли
полностью перегруппироваться и установить временную линию обороны.
И эти секунды были всем, что у них имелось. Сразу после туман потемнел. Он
наполнился множеством смутных очертаний едва видных фигур, демоны были уже близко.
Первыми явились Рыцари Погибели, что вырвались вперед своих союзников, верхом на
ужасающих лошадях. Не человеческие воины, с головы до пяток закованные в доспехи, словно
ответ Прейсподни на появление самих Всадников. В руках они держали мощные, широкие
мечи, способные одним ударом перерезать их собственных копытных спутников. Округа
наполнилась звуком от топота копыт, пронзительное лошадиное ржание эхом пронеслось по
всей равнине. За собой эти животные оставляли след из голубого пламени, оно также
вырывалось и из их ноздрей. А их кожа… кожа была также разорвана, с глубокими открытыми
ранами, как у самого Отчаяния. Однако, в то время как раны коня Смерти выглядели довольно
старыми и уже высушеными, эти все еще кровоточили, а темно-красная жидкость струйками
стекала вниз, к огню у их копыт, где при соприкосновении крови с пламенем раздавался трескот,
подымался дым.
Вдруг они остановились, лошади встали на дыбы. Всего мгновение им потребовалось для
того, чтобы разоблачить иллюзию Азраила и понять, равнина не была такой уж и пустой,
однако, этого мгновения было достаточно. Ангелы открыли огонь.
Алебарды не смогли пробить адскую броню, оставляя за собой лишь следы в виде
небольших ушибов или ссадин. А вот Пушки Искупления в этом плане показали себя куда
более эффектно: несколько всадников были отброшены в груды из плоти и дымки, а их лошади
буквально рассыпались от мощных энергитических потоков. В их оглушительных криках не
было понятно голосит ли это всадник или же его конь.
Еще до того, как первые жертвы перестали дергаться в припадках, Рыцари Погибели
ответили на удар Белого воинства с лихвой. Голубое пламя затрещало, затанцевало, охватывая
их руки и мечи. Затем, в мгновение ока, эти голубые потоки обрушились вниз, к земле и в
страшном вихре, обьединившись с огнем от копыт лошадей, быстро понеслись к ангелам.
Большинство из тех, кто сидел по расщеленам, прикрываясь Пушками Искупления, смогли
увернуться от этих шквалов. Большинство, но не все. Примерно четверть стрелков Белого
Города были испепелены в огне Адского Пламени. Броня плавилась, открывая плоть, но и она
долго не могла продержаться против жгучего огня Легиона. От ангелов остались одни лишь
кости.
Солдаты вверху усилили нападение, вот только по-прежнему лишь немногим удавалось
оказать действительную угрозу для Рыцарей Погибели. Демонические всадники не могли
навредить ангелам, что находились в воздухе, - их огненные потоки, казалось, могли
птешествовать исключительно по земле, - также, как и сами ангелы были малоэффективными
против рыцарей.
Дым продолжал сгущаться и рассеиваться; Рыцари Погибели уже были не одни, теперь
ангелы перестали полностью владеть небесами. Сумеречные мыши появились на небосводе. Их

146
Darksiders: Хранилище Мерзостей Ари Мармелл

кожаные перепончатые крылья хлопотали на ветру, а ядовитые хвосты рассекали воздух с почти
маникальной яростью. Сквозь их ряды постоянно метались, словно скользя и бросая вызов
естественному порядку, четырерукие демоны, что были похожи одновременно как и на людей
так и на змей. Огромные зубастые пасти, широко раскрытые в беззвучном смехе, бесформенные
лица, покрытые рогами, спутанные волосы, когтистые руки, в хватке которых мерцали огненные
желто-зеленные шары, сотканные из пламени Прейсподни. Последние они бросали с
молниеностной скоростью, и хотя их силы были значительно слабее возможностей Рыцарей
Погибели, казалось, что конца их бомбежки и вовсе не видать.
На горизонте стали вдруг видны и другие демоны, они были не только позади всадников,
а даже возле них. Человекоподобные, змеевидные, четвероногие и другие существа мчались в
направлении к лидеру ангелов. Рыцари Погибели пришпорили своих лошадей, дабы возглавить
натиск, а ангелы, в свою очередь, осторожно покинули линию огня пушек своих собратьев и
ринулись им на встречу. Война шел с ними в ровень, высоко подня Пожиратель Хаоса, его
плащ развивался позади него, словно вдохновленный ангельскими крыльями, подражая им. А
вот Смерть почему-то сомневался.
Не от страха и не от сомнений. Нет, Всадник пристально всматривался в воздушные
потоки и туман, изо всех сил пытаясь увидеть то, что он едва заметил, по крайней мере ему так
показалось...
Это что-то явилось ему из самых дальних глубин демонической армии, среди тумана и
пыли, поднятой надвигающейся ордой. Что-то высокое и крайне большое, со столь же
превосходными крыльями, как и у ангелов, вот только эти были значительно более
безобразными, - почти как у нетопырей, такие же кожистые, но при этом некоторые их места
были украшены потрепанными перьями цвета слоновой кости. А хвост этого существа был
покрыт острыми шипами, он медленно дергался позади, как у кошки. С такого растояния Смерть
не мог заметить большых, закрученых рогов, торчащих из бледной головы странного существа,
но он знал, они там есть, также, как и знал, что это за демоном, привевший сюда столь
разнообразную орду ужасов Прейсподни.
Подобные существа были сльнейшими среди воинов так званой Ямы и несомненно
самыми трагическими (печальными), - это и была та форма, в которую после мутировали
ангелы, пав с Небес в глубины Ада, подчинившихся терору и самым извращенным и жестоким
пыткам Прейсподни.
Он смотрел и, всматриваясь, продолжал задаваться единым вопросом…
Это не она. Среди всех Затерянных Ангелов, среди тех, кто сломался и стал служить Легиону, среди
всех возможных демонов, это не могла быть она!
Или все же могла? Вероятность такого совпадения была крайне большой.
Но ведь это не было простое совпадение.
Оскверненный ангел, кем бы он когда-нибуди не был, отступил назад, за ряды своего
воинства так, что теперь даже обостренные чувства Всадника больше не могли его обнаружить
среди поднявшейся дымки. Лицо его нахмурилось от мыслей, а маска оставалась неподвижной.
Смерть взял свое оружие и ринулся вперед, в битву, к остальным своим союзникам.

***************

С высоты, достаточной чтобы избегать прямой атаки, но достаточно близкой, чтобы


следить за всем происходящим, наблюдал за противоборством двух враждующих сторон
Азраил. Большинство других предводителей ангелов предпочли б скорее оказаться внизу,

147
Darksiders: Хранилище Мерзостей Ари Мармелл

стоять плечом к плечу, крылом к крылу со своими солдатами, держа на готове свое оружие, дабы
сразить им врага. И, несмотря на то, что всю свою жизнь он отдал науке, все же воинское начало
было в какой-то мере неотдельной частью его сущности, это было в его крови, однако тень
сомнения все же прокотилась по его душе.
И он жестоко ее придушил. У него свои достоинства, своя задача в этом сражении и
никто из них не знал большего о войнах, чем он. Поэтому он высоко поднял руки и воззвал к
магии, которой, среди всех обитателей Небес, владел лишь он один.
- Готовьтесь, - едва произнес он, а воины, с которыми он и пытался организовать данный
маневр, услышали его слова достаточно четко, ведь они прозвучал фактически в их головах. –
Мы начинаем… Сейчас!
По приказу Азраила небеса вспыхнули пламенем. Колоны ослепительного, белого огня,
что обладали самой сущностью Рая, обрушились на землю. Три, четыре, нет пять таких потоков
коснулись земли. Огонь трещал и злобно выл, демоны же бежали с таким же воплем в ответ.
И тут самые медленные воины Прейсподни осознали, что это пламя им не вредит, вся эта
огненная буря была лишь очередной иллюзией того ученого. Но было уже поздно… Их более
юркие спутники своим побегом успели ослабить строй, наткнувшись прямо-таки на теплый
прием от артиллеристов Белого воинства.
Пушки Искупления все стреляли и стреляли, ударяя по самым ценным вражеским
войскам: по лидерам и элитным солдатам, что значительно затрудняли продвижение сквозь
ряды более слабых воителей. Алебарды же разили существ слабее, тех чья броня уступала и не
была столь непроницаемой как у Рыцарей. Множество демонов пало от продуманных действий
относительно небольшой группки ангелов.
Рыцари Погибели вместе с другими предводителями отозвали войска назад, дабы
восстановить единый строй, - по крайней мере сделать его наиболее сплоченным, насколько это
было возможно, учитывая дурной и непредсказуемый нрав адских существ. И вновь они начали
наступление, приближаясь к строю ангелов.
И вновь Азраил призвал пламя с небосвода. На сей раз демоны не спешили разбегаться
перед лицом иллюзорной атаки.
И конечно же на этот раз огонь был настоящим.
Огромное число демонов было сожжено до тла, прах к праху, а Азраил лишь улыбался в
ответ на ликование своих подопечных.

**************

Война же был на передовой, в том месте, где конкурирующие стороны только должны
были столкнуться, будто взывая к врагу, отважится ли он напасть на Всадника. Его плащ
кружился в диком танце, словно тот легкий бриз созданных из тел поверженых противников, а
Пожиратель Хаоса мрачно зиял рядом. Его абсолютно не волновали мелкие, слабые демоны, он
не сражал их, решив оставить этих ангелам позади. Те же, в свою очередь, просто проходили
мимо, также неимея и малейшего желая иметь дело со Всадником. Война представлял из себя
наибольшую угрозу на поле битвы, - одну из двух, - и, безусловно, наиболее яркую. Он ждал, а
его сердцебиение участилось, пока силы Прейсподни нанесут ответный удар.
И они это сделали. Из облака пыли раздался грохот от лошадиных копыт, верный
предвестник приближавшихся Рыцарей Погибели.
Среди всех прочих, присутствующих здесь наиболее опасных воинов, эти был
настоящими чемпионами Ямы, созданные самими владыками Ада в момент, когда Всадники

148
Darksiders: Хранилище Мерзостей Ари Мармелл

появились на свет. И хотя они не были столь могущественны как Всадники Апокалипсиса, их
все же не стоило недооценивать. На секунду Война вспомнил о Руине: жаль, что сейчас он не рядом
со мной, а вынужден расхаживать без дела по основному лагерю; если бы они были меньше озабочены этой
скрытностью, ох, с чем бы им пришлось бы столкнуться…
Что ж, так тому и быть. Он не мог этого предвидеть, но тем неменее Война не нуждался в
союзнике, даже в самом надежном и ценном, чтобы справиться с подобными врагами.
И они явились. Закованные в местами ржавые латы верхом на почти гниющих лошадях с
массивными мечами, готовыми в любую секунду сразить своих противников. Земля вокруг них
прямо-таки трещала от бело-голубого огня. Трое из них, почти неотличимые друг от друга за
исключением самого силуэта и расположением ран на их лошадях, принялись внимательно
рассматривать Всадника сквозь темные щели в их шлемах. Их звери гарцевали, фыркая и почти
воя от нетерпения и злобы. И они разбежались, Война же знал, это было необходимо, дабы
атаковать его со всех сторон сразу.
Он не сможет вырваться с такого строя невредимым, он в этом не сомневался. Всадник
присел, положив пальцы левой руки на поврежденную землю. Как и прежде он решил
использовать силу, хранящуюся в Пожирателе, впитанную атмосферой окружаюего боя.
Однако в этот раз из земли не вырвались лезвия мечей, на этот раз трансформации
подвергся сам Всадник. Его кожа вдруг начался облачаться в камень. Вначале им покрылась
лишь его вытянутая рука, будто эта сила шла с самой земли, а после она начала
распространяться по всему телу, пока полностью его не покрыла.
Первый удар был всего лишь небольшим тестом, который все они прекрасно прошли.
Они решили выбрать хорошую тактику, разбежавшись по сторонам таким образом, что их цель
всегда была вынужденна стоять спиной хотя б к одному из них, а посему он никогда не мог
знать, атакуют ли они все вместе и одновременно или же в каком другом порядке. Даже при
самом первом, самом «нежном» обмене «любезностями» Война осознал, что избежать всех атак
противника ему достаточно сложно. Один удар он парировал Пожирателем Хаоса, от второго
снаряда, летевшего прямо ему в голову, он откинулся назад, а вот с третьим залпом, который
каждый раз метил в его тыльную часть доспехов, он ничего поделать не мог. Удар пошатнул его,
опустив, всего на мгновение, на одно колено. К счастью благодаря сверхьестественной
стойкость его временной каменной кожи, этот удар даже не вызвал кровотечения. От
прикосновения Адского пламени его рука и лицо будто загорелись, но боль в любом случае
была не так сильна, как могло показаться.
Он все еще находился в кольце из всадников и все же он продолжал ждать.
И вновь они закружились и начали обстрел, на этот раз еще быстрее. Теперь они
привстали на стременах, дабы вложить больше силы в свои удары. И все же он продолжал ждать,
огромный черный меч по-прежнему был позади него, кончиком направленный вниз. А они
ставали все ближе и ближе…
И Война совершил выпад вместе с Пожирателем с невероятной силой, погрузив
приличну часть меча в грязь, но при этом продвигаясь вперед. Сперва он проскользнул мимо
передних копыт ближайшей лошади. И вновь его руки и грудь загорелись от прикосновения к
нечистивому огню, но терпеть этого ему долго не пришлось.
Прежде чем конь со всадником успели как-то отреагировать на его внезапный маневр, он
уже успел подняться на ноги. Подняв их двумя руками, он швырнул коня вместе с его всадником
в сторону. Движимые сверхьестественной силой Войны они пролетели над полем боя, пока не
врезались с ошеломляющим грохотом во второго из трех Рыцарей Погибели. От такого удара
они явно переломали себе все кости.

149
Darksiders: Хранилище Мерзостей Ари Мармелл

Война кувыркнулся назад, к своему изначальному местоположению, легко проскользнув


под лезвием посленего из тройки, а затем совершил яростняй прыжок. Его кожа теперь вернула
свой прежнпий вид, а Пожиратель Хаоса вновь лежал в его руке. Он приземлился прямо позади
запутанного всадника, лезвие его меча готовилось нанести удар. Он сжал его двумя руками,
металлический доспех, демон и его конь взмыли в унисон от боли. Удар прошел сквозь броню,
сквозь плоть и кости, пока кончик оружия вновь не коснулся болезненной земли.
Приземлившись на корточки, Война спокойно взглянул на оставшегося всадника, что
находился в нескольких дестяков шагов от него. И хотя его лицо было скрыто в тени и метале,
Всаднику не доставило труда почувствовать его страх.
Лошадь поднялась на дыбы, голубое пламя затрещало и очередной сгусток нечестивого
потока пронесся по земле. Война уже почувствовал жажду крови, что только наростала в его
душе. Он вытянул Пожиратель Хаоса из груды трупов, а затем широко улыбнулся в ответ
оставшемуся чемпиону Ада, ожидая его прихода.

*****************

Змееподобные демоны группами сплетались в самые замысловатые узлы в небе, что


давало им возможность уклоняться почти от всех ангельских снарядов. Смерть как-то раз уже
слыхал, что данных демонов часто называют призрачными колдунами, и изначально он
действительно не улавливал связи, пока вдруг не осознал, что эти существа были слепыми как
кроты. Их раздвоенные, мерцающе языки как бы считывали всевозможные вибрации,
доносящиеся с земли или воздуха, а их неестественные крылья были значительно более
маневренными, чем ангельские. Призрачные колдуны метали свои пламенно-зеленые шары с
той же искусностью, что позволяла им уходить от вражеского обстрела. Конечно против
наземных войск и огромных громоздкий сумеречных мышей ангельские алебарды обладали
просто разрушительной силой, но вот с теневиками (призрачными колдунами) сражаться было
не просто: больше десятка воинов уже пали в груды из собственных паленных перьев и кожи.
Однако Смерть не имел крыльев и был гораздо менее воспламеняемым.
Он взмыл над полем боя верхом на спине громаднейшего нетопыря, что был почти в
полтора раза больше, того, что смог повалить его в мастерской Лилит. Громадный
мышеподобный демон постоянно визжал, мир вокруг него наполнился сплошной болью. Жнец
в этот момент был в форме парных кос и служил своему владельцу в качестве поводьев. Оба
лезвия крепко засели в ообоих плечах существа. Всаднику же теперь требовалось лишь
малейшее прикосновение, чтобы мишь осознала в какую сторону ей лучше лететь.
Ннесколько раз зверь совершал попытки сбросить Всадника или хотябы выбить одну из
кос из своего плеча, однако даже полет вверх ногами успехом не увенчался, и нетопырь был
вынужден отказаться от дальнейшей борьбы и покориться.
Кровавая бойня все продолжалась и Смерть невольно осознал, что он с неприкрытым
изумлением свысока созерцает лики бушующей внизу резни. Война, на сколько мог определить
Старший из братьев, к этому моменту уже успел полностью отдаться битве. Вокруг него земля
была усеяна бездыханными телами не только тех первоначальных трех Рыцарей погибели, но и
еще двоих таких воинов, а также еще несколько десятков демонов низших классов и
разноообразных типов прекратили свое существование.
Причем земля была усеяна их телами в самом буквальном смысле этого слова. Война
раздробил всех в лучшем случае на три части.
Его меч, Пожиратель Хаоса двигался с такой соростью, что создавалось впичатление

150
Darksiders: Хранилище Мерзостей Ари Мармелл

будто бы он формирует постоянную цельную дугу. Плащ Войны клочками развивался, за


спиной Всадникка, его броня уже покрылась многими царапинами, почернев от грязи, а кровь
струилась из многочисленных раненний разбросанных по всему его телу. Но похоже младшего
Всадника это и вовсе не волновало, более того, возможно он их даже не замечал. Глухой гомон
эхом разносился от ккружащайся фигуры и Смерть вдруг с удивлением осознал, что этот звук
был ничем иным как неприрывным боевым криком.
И именно в этот момент воздушный Всадник вдруг с горечью осознал, что у них не было
никакого плана сражения, никакой тактики на оставшуюся часть битвы. Теперь Война больше
не был в состоянии следовать каким-то указаниям, равно как ии отдавать их, а посему Смерть
теперь уже не был увереным, сможет д столь могущественный Всадник выйти из этой передряги
победителем.
Чуть встряхнув головой, он быстро переключил свое внимание на свои, не менее скудные
обстоятельства, тем самым оставив Войну решать свои проблемы самостоятельно. Огромная
демоническая мышь больше не была в воздухе, дело в том, что с каждым взмахом и поворотом
тела лезвия Жнеца все сильнее и сильнее впивались в мышцы несчасного существа, но это было
Смерти толькко на руку. Нетопырь доставил Всадника в нужное ему место.
Он сместил корпус влево, заставив визжащее существо кружится. Он наблюдал за
раскинувшимся под ним воздушным боем, тщательно отслеживая волнистые движения
теневиков. И только когда он поистине разобрался с их хаотичными движениями, когда осознал,
что в силах их предугадать, он ворвался в бой.
Смерть выдернул обе свои косы из тела нетопыря, полностью перерезав спинное
сухожилие, естественно зверь не смог пережить такого удара, - и спикировал с его спины вниз.
Даже при таких расчетах его тонкого чутья было недостаточно, чтобы полностью
осознать замысловатый ход движений змееподобных демонов. Его цель учуяла его
приближение и смогла вовремя увернутся, позволив Всаднику обрушится на землю далеко
внизу.
Он промахнулся, упав вниз, а демон довольно захихикал, однако в тот же самый момент
Всадникк вновь набросился на него. Теневик находился вне зоны досягаемости для его парных
кос, однако теперь они слились воедино и рукоять Жнеца стала таким образом значительно
больше. Змей взвыл, от части в недоумении, но по больше мере от агонии, так как лезвия
разрезали его тело. Используя оружия как некий крюк, также как он это проделывал на шпиле
одной из гор в царстве Повелителя Воронов, Смерть поккачул существо и использовал его
движение, чтобы оттолкнуться и запрыгнуть поверх змеиных колец.
Конечно опора — это так себе, особенно учитывая тот факт, что змей как раз находился
в процессе перегруппировки, однако этого было достаточно. Он напрягся и совершил прыжок
на второго теневика, оседлав его, словно это была лошадь. Жнец же теперь был в форме двух
клинков. Он замахнулся, готовясь нанести финальный удар…
Когда вдруг еща два демона атаковали его со стороні своими огненными шарами.
Смерть напряг свою левую руку, заслонив Мортисом встречные снаряды. Обжигающее
тепло коснулось краев щита и обожгло кончики волос и… больше ничего не произошло.
А вот мгновение спустя Мортис взревел.
Из единого глаза Великого Орудия вырвались сияющие волны, похожие то ли на теплый
мираж, то ли на лихорадочный сон. С обманчивой скоростью они вмиг преодалили дистанцию,
разделяющую Всадника и еще одного теневика – пятого и последнего члена данной группы.
Вопль Мортиса стих, а вот демона только начался. В его теле теперь зияла огромная
дыра, с которой сочилась кровь и внутренности. Так ак теневик достаточно быстро рухнул на

151
Darksiders: Хранилище Мерзостей Ари Мармелл

землю, Смерть не смог заметить, что размер этой дыры идеально соотвествовал клыкастой пасти
оружия.
И это оно почти мертво, это всего лишь маленькая часть от его первоначальной мощи…
Смерть отбросил свое изумление, на это еще будет время, но только позже. Вместо этого
он запрятал два мееча в ножны и отпрыгнул от поверженого теневика в сторону ближайшей
змееподобной жертвы, которая все еще наполовину находилась в состоянии шока от
неудавшейся атаки своих собратьев.
Это нападение демонов было воистину близо к успеху, поскольку ангелы, как и
Всадники, был совершенно не готовы их встретить. И вот спустя нескколько довольно-таки
сомнительных моментов все выглядело так будто они вновь вернули инициативу, начав
оттеснять врага.
Если конечно дальнейший ход битвы будет без новых сюрпризов.

*************

С откудого, черт возьми вылезли эти дрянные демоны в этот раз?


Не то чтобы это на самом деле имело какое-либо значение. По сути лучшего времени для
их нападения нельзя было и сыскать. Он и Белисатра не ожидали, что Всадникки смогут
разыскать их конструктов так быстро, также, как и не ждали того, что браться приведут с собой е
и ангелов. Они предполагали, что их враг будет вести поиски на земли, но никкак не по воздуху.
Да и вообще они были не готовы, не были в нужном месте дабы захлопнуть свою ловушу, как
только конструкты подвергнутся нападению.
И тогда как подарок Судьбы или самого Творца явились они. Демоны сумели задержать
Всадникков с их мангелами, предоставив им нужное время. Теперь они были готовы.
Белисатре хотелось подождать, хотелось узнать больше о силых демонов, узнать их
мотивы и то как они вписываются в общую картину их более масштабного плана. Но нет, нет
времени на ожидание (не будет никакого ождания)! Огонь бушевал в его душе, а ненависть
пронзила все его мысли. У него будет кровь Раваимов. У него будут безжизненные тела
Всадников и первого среди всех ангелов. И он все это получит, прямо сейчас!
Хадримон вытянул из кобуры Черное Милосердие и, улыбаясь, взмыл в небеса. Он даже
не глянул последуют ли за ним остальные, он просто знал, что они пойдут, знал, что они
обязаны (должны). Час настал.
Теперь-то он их получит!

152
Darksiders: Хранилище Мерзостей Ари Мармелл

Глава ХХІІI

«Ох, ну конечно» - пробормотал он сам себе. Смерть только и успел с гулким грохотом
приземлится на землю, подняв за собой облако пыли и покончив сразу с несколькима
теневиками, когда сквозь вездесущую дымку показался первый, медный вращающийся
мирмидон. Он услышал их громкое, специфическое жужжание заранее, знал, что и кого он
увидит до того, как первый конструкт появился. «И естественно, это было худшее время для их
появления. Какая ирония что и эти существа сделанны из самой естественной субстанции всего Мироздания».
Тем не менее, замахнувшись Жнецом он устало осмотрел ситуацию, - или по крайней
мере ту ее часть, что была ему доступна, - дела обстали не так уж и плохо. Конструкты двигались
вперед, за линию их оброны, а это означало, что они ударили по демонам вместе с ангелами. И
под давлением союзников Смерти они дрогнули, начав понемногу отступать. Ангелы были уже
на грани полного изнеможения, когда их новый враг смог полностью развернуть свои силы. Их
оказалось значительно меньше чем демонов, а значит и одержать верх будет проще. (И демонов
в всравнении с ними было значително меньше. Чтобы победить им нужно будет приложить в
разы больше прежних усилий.) Однако…
Всадника пройнял озноб. Он почувствовал холодок, пробежавший по его обычно
нечувствительной коже, который не ощущал уже много веков. Темная пелена будто пронзила
его разум и душу и даже всяческие воспоминание о тепле вмиг испарились.
«Неужели это…?»
Он не заметил как Война встал рядом с ним, но он не был удивлен, что его брат здесь.
Эта духовная зараза, источаемая Великими мерзкими Орудиями, должно быть вернула ему
чувства. Броня младшего Всадника была вся обпалена и в порезах, небольшие пятна запекшейся
крови виднелись на его руках и левой щеке, но Смерть был уверенн, что небольшая
неуверенность в его голосе была вызвана чем-то большим, нежели простая боль от полученых
ранений.
- Да, по меньшей мере, одно из Них пробудилось.
Раздался одинокий выстрел. Он не был громче любого другого огнестрела и однозначно
тише взрывов от пушек Искупления. Тем не менее каждый почувствовал особое сообщение что
несло это оружие: в животе заурчало, невольная дрожь пробрала тела, а сердца трепетно
всколыхнулись.
В тумане было видно, как один из англов Азраила пал замертво прямо к ногам Смерти.
Его тело вмиг иссохло, кожа стала бледно-трупного цвета, будто он был мертв уже несколько
часов. На теле не было никаких видимых ран, не считая не большого ранения на левом крыле.
- Черное Милосердие, - промолвил Смерть, - любое ранение, полученное от него, не
зависимо от того насколько незначительным оно может оказаться, смертельно.
- Даже для нас, брат?
- Мы стали большими, чем были когда-то, в дни когда мы ездили бок о бок с
Нефилимами, но хватит ли этого что бы выстоять такой удар? Я не хочу гадать на этот счет, так
что лучше нам старатся избегать подобных выстрелов.
- Логично. – Раздался очередной выстрел, пал еще один ангел и Война пристально
всмотрелся в туман. – Он летает слишком высоко, я даже не могу рассмотреть где он!
Смерть резко понесся вперед вдоль всего поля, ловко проскакивая павших воинов и
узкие ущелья, ни разу не запнувшись. Война, обремененный тяжелыми доспехами, едва успевал
за ним, но старшего Всадника, казалось, это и вовсе не волновало.
- Азраил!

153
Darksiders: Хранилище Мерзостей Ари Мармелл

Ученый с растрепаными волосами и глазами полными усталости обернулся на зов


Смерти.
- Мне нужно что б ты сделал что-то с этим триклятым туманом.
- Это будет ненадолго, - предупредил ангел. – Я не могу долго поддерживать магию на
такой огромной площади, поэтому мне…
- Прекрасно! Этого должно (хватить)быть достаточно, просто сделай это!
Fine! Briefly is fine, just do it!
Азраилу подобное обращение было не по душе. (Азраил скривился, не такого
обращения он ожидал к своей персоне, однако он все же поднял руки и начал что-то монотонно
бубнеть.
Дым закружился и начал понемногу отступать, открывая их взору все большую
местность. Вся равнина вокруге них была буквально усеяна конструктами. Их чиссленность была
если не ошеломляющая, то обескураживающая уж точно. Вверху, так высоко что даже для
острого зрения Смерти он представлял из себя лишь небольшое пятнышко, кружыл одинокий
ангел, им мог быть только Хадримон. Да, они были Всадниками, но тем не менее в них жила и
частица от ангелов, хотя и в меньше мере. Поэтому все смогли почувствовать, не смотря на такое
расстояние, присутствие Великого Орудия Мерзости, которым владел ангел. Самая настоящая
опухоль для Вселенной.
Не понятным оставалось лишь одно… Хадримон парил на одной высоте, не пытаясь
спуститься ниже. Почему же тогда это мерзкое ощущение становилось все сильнее?
И вновь Смерть сорвался с места, но в этот раз Война, Азраил, а также еще несколько
ангелов последовали бок-о-бок вместе с ним. Всадник вскарабкался на край небольшого
подьема, не многим больше от простого дюна, но это было и все, что могла предоставить им эта
равнина, помимо численных ущелий. Он наблюдал за тем как туман быстро отступал перед
магией Азраила.
Белистара была в ярости, закованная в латные доспехи и окруженная более сотней своим
искуственно созданных воинов. В руках у нее была винтовка, сделанная из кости, связанная
веревкой из волосс с … чем-то. С чем-то, что показалось еще до того, как дымка окончательно
спала.
- Только не это… - Смерть ссутулился. - Оно ведь было уничтожено! Мы все были так
уверенны что оно было уничтоженно!
- Что за оно? – спросил Война, который благодаря такой реакции на происходящее его
брата, стал куда более встревоженным чем от всего что он видел в недавней битве.
Замешкавшись, Смерть ответил почти шепотом, - Землекрушитель.
То, что явилось из тумана, словно собака на поводке, сотканном из волосс, что следовала
за своим хоязином, оказалось подвижной платформой, высотой с четырехэтажный дом. Оно
ползло медленно, но непреклонно, на четырех дрожащих, крабоподобных ногах, сотканное из
тазовых и других длинных костей. Верхняя часть его тела, если вообще уместно употреблять это
слово по отношению к такому чудищу, состояло из девяти отдельных щупальц, цвета гниющей
плоти. Фактически это и была гниющая плоть, так как сами щупальца были сотканы из десятков
разных рук, соединенных между собой запястьм – к – плечу. А на вершине каждого из этих
щупалец возвышался сморщенный, безгубый рот, созданный из жевательных костей и кожи,
почерневших десен и острых клыков.
В центре этих щупалец, словно возвышаясь над данной гротескной конструкцией
находилось огромной обсидиановое зеркало.
- Прикажи своим людям отступить, - скоммадовал Смерть. Эти слова вызывали у него

154
Darksiders: Хранилище Мерзостей Ари Мармелл

жуткое отвращение.
Война обернулся, - Что (Какого)?
- Мы лучшие воины Белого Города, - провозгласил ангел, его голос звучал почти
непоколебимо, - Мы не станем…
Cмерть схватил Азраила за мантию, прямо у верхнего края его нагрудника, и оторвал
ангела от земли – Если ты хочешь, чтоб эти наилучшие воины Белого Города были завтра в
тоже же самое время живы – он сплюнул, треся Азраила как ребенка, - тогда бегите!
Его хватка ослабла и Азраил приземлился, неловко споткнувшись. Лицо ангела залилось
краской от ярости, но Война встал между ними, прежде чем тот или иной решили б действовать
дальше
. – Я еще никогда не видел своего брата таким, - сказал он. – Возможно, нам следует…
Раздалась настоящая симфония из грохотов, визжания и шипения. Звук доносился от той
странной штуки, которую Смерть охрестил Землекрушителем. Четыре ноги остановились и
зарылись в землю. Равнина наполнилась звуком жевания, девять щупалец при помощи своих
ртов начали в буквальном смысле прорывать себе дорогу сквозь грязь.
Когда Смерть вдруг перестал спорить и побежал к укрытию, Война и Азраил быстро
сообразили, что им следует сделать то же самое. Они не знали, что так обеспокоило Всадника,
но увидев как об это укрытие по всей его площади начали биться клочки хрупкой земли, поняли
что оно (это укрытие) сделало их день чуточку лучше.
Позади Творец направил свою винтовку в центр большой группы бойцов
(ккомбатантов), все еще сражающихся на поле боя. По-видимому, ее абсолютно не волновало,
что под прицелом оказалось множество ее собственных конструктов, помимо ангелов и
демонов. Большое обсидиановое зеркало повернулось и наклонилось, издав тихий скрежет,
будто отслеживая меньшую обсидиановую линзу, находившуюся на стволе ружья. Таким
образом они всегда были повернуты в одну сторону, направлены на единую мишень.
Белисатра спустила курок.
Размытое пятно полетело над землей по направлению к своим целям, настолько быстро,
что казалось будто оно было невидимым. Достигнув своей цели, земля взорвалась.
Это не был простой пушечный взрыв. Не похоже это было и на колонну огня. Ни на
вспыхнувший гейзер. Куда попадал снаряд от Великого Орудия Мерзости, там вспыхивал
полномасштабный, землесотресающий вулканический взрыв.
- Землекрушитель. Нефилимы дали ему воистину хорошее имя.
Первоначальный выстрел поднял достаточно обломков, дабы закрыть ими небо: все
погрузилось в пыль, раздробленные куски камня и дурной юмор этого умирающего мира. А
также среди всего этого можно было также разглядеть и крошечные частички того, что совсем
недавно было ангелами, демонами и конструктами. Все это превратилось в туманную пленку,
что покрывала равнину в полночь. Воздух наполнился запахом паленного мяса, настолько
густого, что его можно было даже попробовать на вкус. Куски неровных, зубчатых камней и
полыхаюих угольков дождем посыпались на землю, в очередной раз сотрясая ее и воспламеняя.
Земля будто покрылась рябью и раскололась, образуя множество новых щелей, по которым, как
по венам текла своя кровь, лава.
И все это было лишь предвестником надвигавшейся бури. И если первоначальное
облако пыли укрыло все место, воссоздав таким образом искуственную ночь, то лава,
следовавшая за ним, должна стать кровавым, адским рассветом. Она хлынула из
новообразовавшегося кратера, поглощая все, до чего могла добраться. Множество демонов с
конструктами исчезли в ее потоках. Всего несколько ангелов оказалось запертыми вцентре. Тех,

155
Darksiders: Хранилище Мерзостей Ари Мармелл

кто попытался взлететь над лавой, ожидала еще более печальная участь: их либы сбивало
кампнепадом, либы же их крылья попросту воспламенялись от расстущего жара и они все равно
падали вниз.
Позади не высоких дюнов – плохое укрытие, но лучше, чем совсем ничего – груда
обломков сдвинулась, что-то толкнуло ее изнутри. Грязь начала стекать по ним вниз, отккрывая
взору Всадников и Азраила небольшую группу ангелов. Помимо того, что они все были
измазанны с головы до ног грязью, большинство в добавок имели также и ожоги различной
степени. В отличие от них часть лица и грудь Смерти остались идеально чистыми благодаря
Мортису.
- А теперь мы можем протрубить отступление? - спросил Смерть.
Азраил махнул рукой одному из сопровождавших его ангелов. Она, в свою очередь,
создала небольшой золотой рог и поднесла его к своим губам. Звук который раздался с него
наполнил все стороны и был слышен даже в голове, не то что в ушах. Выжившие ангелы
среагировали мгновенно, собираясь со всех сторон. Они были пичального вида, грязные и
потрепанные, однако их крылья и спины держались ровно, а головы прямо, они все еще были
несломленными.
- Какая пользя от отступления, когда мы сражаемся с этим? – спросила Эзгатия, что
пришла, отклинувшись на зов. Ее левая рука бесполезно болталась, а кровавая рана была
перевязанна поводьями коня одного из Рыцарей Погибели, правая же оставалась такой же
стойкой, как и всегда, крепко сжимая огромный боевой молот.
- Им необходимо будет переместить Землекрушитель на другое место, прежде чем вновь
открыть огонь, - криком ответил Смерть, чтоб его слова были услышаны сквозь непрерывное и
пугающе близкое извержение. – Оно не сможет выстрелить дважды по одному место, все
трещины и лава уже образовали свой вулкан, стрелять туда еще раз бесполезно. И оно
медленное. Если мы перегруппиремя на утесе, то у нас будет хотяб немного врмени
поразмыслить над дальнейшей стратегией.
- Отряды по пять! – рявкнул Азраил. – Продолжаем двигаться, но сохраняйте дистанцию
между группами. Каждый отряд ответственнен за прирытие идущего позади. Вперед!
И они пошли. Смерть и Война наблюдали как ангелы быстро организовались в группы,
руководствуясь либы инстинтом, либы же действительно искусной военной подготовкой.
- Им следует держаться земли, - отметил Война, - со всем тем, что сейчас витает в воздухе
им будет очень просто потеряться, дизориентироваться.
- Так будет даже лучше (Это только к лучшему, Пусть летают. Это нам только на руку), -
Смерть вышел из укрытия и повел своего брата к ближайшему ущелью, где раскинулось
несколько тел павших ангелов. Стоя у ккрая ущелья он наклонился и вытянул оттуда две
потерянные пушки Исупления и отдал одну из них Войне. - Это значит, что Хадримон не
сможет, с легкостью вычислить нас среди строя воинов нейтрализировать с помощью Черного
Милосердия.
Война снял тяжелую защелку с передней части оружия, проверил свои боеприпасы и
спрятал их обратно. – На лошадях будет проще…
Смерть только проворчал и они побежали, держа дистанцию в несколькко шагов к
последней из групп ангелов.
Невиданные до сего дня вещи хрустили, скользили и хлюпали под их ногами. Они
мчались по узким и казалось бездонным расщелинам, сквозь потоки вздымающегося
загрязненного дыма и пара. Несмотря на все сложности, Смерть была по душе такая местность.
Среди плоских равнин густого тумана – вуланического или какого другого рода – это была

156
Darksiders: Хранилище Мерзостей Ари Мармелл

единственным что давало ему ощущение передвижения, не зависимо от того наскколько


быстрым был их темп.
Временами на их пути встречались солдаты Белисатры или же выжившие демоны, но
никто из них не представлял из себя особой угрозы. Помимо Жнеца, пожирателя Хаоса и пары
пушек Всадники не встречали ничего что могло б прикрыть ангелов в случае чего дурногою
Так и продолжалось до тех пор, пока они не натккнулись на крутой откос. В одной из
расщелин, что располагалась рядом с равниной Азраил и несколько отрядов ангелов решили
устроить укрытие. Этот разлом находился на большом расстоянии от недавно образовавшегося
вулкана и поэтому не был наполнен огненными потоками. Остальные ангелы затаились рядом
или кружили вверху, близко к земле.
Были еще и те, что лежали в припавшие пылью, разбросанные по равнине как цветы
после сильной бури.
- Хадримон сейчас гле-то там вверху, - сказал им Азраил, как только они приблизились. –
Учитывая всю эту пелену дыма я очень сомневаюсь, что он сможет разглядтеть тут что-то кроме
размытых очертаний и движения, но с этим оружием в руках ему большего и не надо.Если мы
попытаемся пересечь скалы, он просто отстреляет нас всех, одного за другим. Я думал, вы
сказали, что врагу необходимо было взять этот мир, прежде чем им удастся пробудить эти
Орудия. – Из уст кого-то другого это могло б прозвучать крайне осуждающе, почти гневно, но
от Азраила – просто любопытно.
Теперь время притворств и умалчиваний окончательно прошло. – Дабы пробудить эти
Орудия необходима кровь вымершей расы, Раваимов, - скказал Смерть. – Большинство из них
погибло здесь и иммено поэтому здесь мы имеем наиболее надежый источник. Но некоторые
пали и в других битвах, в иных мирах и если Хадримон или Белисатра смогли узнать где, они
могли б раздобыть небольшое количество их крови из зкмли в тех местах. Немного онечно, но
достаточно для пробуждения Черного Милосердия и Землекрошителя на небольшой
промежуток времени.
- Боюсь, этого «небольшого» времени нам может и не хватить. Если у тебя есть хоть
какой-либо план, самое время им поделится со всеми нами.
Ответил ему не Смерть, а Война. – Нам и не надо побеждать врага здесь. Если мы просто
не отдадим им желаемое, то сможем уничтожить их позже.
- Проще сказать, чем сделать, - отметил один из ближайших солдат.
- Справедливо, но это не изменит нашей стратегии.
Смерть закивал. – У меня есть идея, но нам нужно укрытие, а еще время. Гораздо больше
времени, чем…. Азрал, Эзгатия? Что у вас по взрывчатке? Чем больше, тем лучше.
- Ничего – ответила Эзгатия издалека. - Только огнестрел(ы)ьное оружие.
- Мне уже доводилось использовать клипсы от патронов в пушках Искупления в качестве
взрывчатки, - вежливо произнес Война. Даже сквозь маски из грязи и пыли было видно как
несколько ближайших ангелов с гневом взгянули на него.
- Неплохо, - Смерть указал на ближайщего солдата. – Пройдись по рядам вверху и внизу,
собери по одному клипсу ото всех, кто имеет запас.
- Но у нас могут быть…
- (Это был не вопрос) Ты явно спутал меня с тем, кто задает вопросы.
Просящий взгляд на Азраила, легкий кивок от ученого и ангелу пришлось выполнить то,
что было ему… «задано».
- Я уведу Хадримона прочь, - продолжил Всадник, - и замедлю передвижение
Землекрушителя, на сколько это возможно. Как только это будет сделано, у меня появится шанс

157
Darksiders: Хранилище Мерзостей Ари Мармелл

покончить с ними, но мне нужна будет твоя помощь.


- Разумеется.
- Брат, мне нужно что б ты прикрыл меня вместе с канонирами. Как только я уйду, уведи
все в пещеры и обеспечьте наилучший периметр, какой только будет вам по силам. Я доверяю
тебе …
- Идти должен я.
- сбор... Прости, что?
Война расправил плечи. – Скажи мне, что у тебя на уме, и я пойду. Ты должен выжить,
дабы привести в действие свой план, вместе с Азраилом, каким бы он не был. К тому же, -
добавил он уже более тихим голосом, - здается мне, что нашим нынешним союзникам не особо
понравится работать вместе со мной. Кажется, они затаили обиду.
- Ничего, переживут. Иду я.
- Но…
- Нет. Ты лучше меня разбираешься в тактике. Ты будешь гораздо полезнее, если
останеься здесь, планировать нашу защиту.
- Ангелы вполне способны сделать это самостоятельно.
- А еще я быстрее тебя и я устал спорить.
Война был слишком дисциплинированным – но еще более гордым – чтобы и дальше
продолжать оспаривать решение брата, но выражение его лица и тела был настолько
вопиющими, что выражали все, не сказанное им.
Смерть ничего не сказал ему в ответ, лишь подумал:
«Если Черное Милосердие подстрелит одного из нас, у меня немного больше шансов выжить, чем у
тебя, братишка. Совсем немного».
- Тебе необходимо переместить раненых, - сказал он, переводя взгляд на Азраила. –
Отправте иих как можно дальше, в самый конец расщелины.
- Могу ли я спросить…?
- Наш план заключается в том, чтоб Хадримон следовал за мной. Он может спуститься
ниже, чтобы разглядеть меня среди дыма, и тогда он может попасть в радиус.
- Какой радиус? Чего?
- Черному Милосердию не обязательно стрелять, чтоб убить. Любая его рана несет
смерть, да, и в этом вся суть. Любая рана значит любая, будь- то враг, друг или владелец оружия.
Кровопускание – есть природа этиъ Орудий. Азраил, оно уничтожало целые армии.
Ангел пораженно отшатнулся. - И каков предел этой силы?
- В зависимости от того, сколько жизней оно отняло с момента пробуждения. Я уведу его
как можно дальше от раненых, но обещать ничего не стану.
- Каждый раз, когда я думаю, что наконец осознал насколько испорченными были
Нефилимы…
- Поверь мне, ангел, даже если ты доживешь до дня, когда погаснет последняя звезда на
небе, когда сам Творец умрет и превратиться в ничто, ты все равно будешь далеко даже от
самого малейшего понимания того, насколько изощеренным был наш род.
- И хорошо.

**************

Одним легким движением Смерть выпрыгнул из расщелины и понесся, вздымая следом


за собой тучу пыли, по открытой равнине. Он постоянно вилял, делая все возможное для того,

158
Darksiders: Хранилище Мерзостей Ари Мармелл

чтобы не стать легкой добычей, но при этом продолжал отдаляться от укрытия. Позади Война с
уцелившими канонирами Белого Города открыли огонь, покрыв небеса пеленой из взрывов.
Они это делали не с целью попасть по кому-то, но для того, чтобы не дать Хадримону и
секунды навести прицел.
И все же это было близко. Выстрел Черного Милосердия прошелся прямо по земле, до
жути близко к бегущей фигуре. Кусочки земли и камня взлетели в воздух. В какой-то момент
Смерть почувствовал какие-то импульсы, будто что-то не ладное приближалось к нему. Выход
был один: приклонится и выставить в защиту Мортис. Выстрел прошелся прямо по щиту, его
рука полностью онемела, и он мог поклясться, что слышал слабый стон, раздавшийся из жуткой
пасти. И вновь он почувствовал движение рядом с собой и не мешкая ударил Мортисом прямо
по одному из союзников Хадримона, скорее всего это был очередной конструкт, но у Всадникка
не было времени с этим разбираться.
Один пушечный снаряд взорвался прямо над ним, покрыв его дождем из горячих
обломков. Смерть вздрогнул, но встал и побежал дальше. Выстрел был близок к Хадримону,
слишком близок и вынудил его сменить свою позицию.
Скорее всего Война. Если кому-то хотелось (пришло в голову) одновременно и
прикрыть и обпечь Смерть, то это определенно был Война.
Он был близок, даже сквозь туман моожно было разглядеть пещеры и выступы.
Выстрелы прекратились. Похоже, Хадримон ждал, когда Смерть начнет взбираться вверх и
станет для него легкой добычей. Даже Вседники не были столь быстры, дабы подняться на
такую высоту, не став при этом завидной мишенью.
Но Смерть и не собирался этого делать.
Вместо этого он хорошо прибавил в скорости, бежа быстрее, чем когда-либо в своей
долгой жизни, и начал петлять. В тот же самый момент он произнес пронзительный
ментальный клич.
Туманы кружащие вокруг пещеры вдруг загустели и обрели оливковый оттенок. Из
отверствия, в ответ на зов своего хозяина, выскочил Отчаяние, несмотря на неустойчивую
поверхность под копытами, он толькко набирал скорость.
Смерть сделал несколько последних шагов и напряг свои ноги. В тот драгоценный миг,
когда Отчаяние достиг края выступа, они оба прыгнули.
Отчаяние устремился вниз на невероятной скорости, оставляя за собой стену дыма
токсично-зеленого цвета. Смерть начал свой подьем, и конь, движимый сильнейшей связью, с
которой немногие во всем Мироздаии могли бы просто посоперничать, ринулся ему на встречу
Позади раздался встревоженный крик и Черное Милосердие возобновило огонь. На этот
раз смертельные удары пронеслилсь прямо под ногами Всадника.
Почти на полпути к выступающим камянным уступам и скалистой земле, их пути
пересеклись.
Смерть вцепился за рожок седла и подтянул себя наверх. Его ноги моментально скользнули
прямо в стремена, об этом ему даже не пришлось думать. Сильнейший толчок и они уже были
внизу, Всадник и его конь вновь воссоедеинились.
Лошадь издала один почти погребельный крик, который возможно, очень натянуто
можно было воспринять за ликование, а затем поскакал.
Всего несккольо ударов сердца и они уже вновь пересекли равнину, оставив позади
густую завесу из взлетевшей почвы и дыма. Легким, почти обыденным прыжком, они
перепрыгнули расщелену, где укрывались ангелы. Смерть слышал отголоски непрерывных
залпов Черного Милосердия, слышал он и яростные крики обезумевшшего Хадримона, однако

159
Darksiders: Хранилище Мерзостей Ари Мармелл

звуки ни первого не втрого, не приближались.


Только дайте Отчаянию свободу и открытую местность и даже самый проворный
крылатый ангел не будет иметь никаких шансов его догнать (поровнятся с ним).
Однако он пытался. Ослепленный чувством задетого достоинства и обеспокоенный
планами Смерти, Хадримон полетеит вслед за ним, позволив тем самым Войне вместе с
отсальными добраться до пещер.
Расщелины и медленные, липкие воды пролетали над копытами Отчаяния. Вокруг все
потемнело, воздух стал жестче и горячее, намного горячее, они достигли ревущего вулкана, где
все еще продолжалось безнадежное сражение.
Один раз, приблизившись к куче поверженых ангелов и демонов, что ранее перебили
друг дружу, он решил осовободить свои ноги от стремян и спрыгнуть со спины коня, почти
коснувшись земли пальцами. Он схватил тело одного из демонов, стянул его с кучи, выпрямил и
небрежно обезглавил. Голову существа он прикрепил к своему поясу за волосы, тело
бездыханно рухнуло на землю. У него была парочка вопросов, которые он собирался задать как
только все уляжется.
И накконец он нашел его: Землекрушитель. Из-за потоков лавы, вызванных данным
оружием, конструктам пришлось разбрестись по периметру, чтоб иметь возможность ее обойти.
Но вот самому Орудию было на это наплевать. Оно медленно тащилось на своих массивных
костяных ногах по мутным потокам, не чувствуя жара. Смерть не видел Белисатру, но знал, она
где-то рядом. Этот поводок из волос был длинным и мог растягиваться и сокращаться в
зависимости от потребностей владельца, однако даже при этом он был не безграничным.
Не важно. Она не его цель.
Орудие шло впереди, разбрызгивая лаву из неглубокой реки, и Смерть вдруг поня, что
лучшего места ему было не сыскать. Прямо впереди Землекрушитель должен был переступить
через еще один большой бассейн, рясстянув свои ноги для этого.
Смерть остановил Отчаяние. Конь поднялся на дыбы, рассекая копытами воздух, желая
продолжить скачку. Тише, - прошептал Всадник. – Тише. Остановись, всего на секунду.
Всадник по-прежнему не видел никаких следов от Хадримона, но знал, ангел скоро
появится позади. Если эта проклятая штуковина не начнет наконец-то двигаться!
Медленно, даже почти с ккакким-то изяществом оно двигалось будто насмешливо
пародирую свою осталость. Вытянуть ногу, подтянутся к ней, повторить.
Прямо перед тем как эта штуковина поставила свою ногу на землю, в тот самый момент
когда ее равновесие было в наиболее шатком положении, Смерть достал сумку, в которую его
ангельский мальчишка был обязан сложить все боеприпасы от пушек Исккупления. Он
крутонул ей вокруг своей головы один раз, второй и швырнул, позволив ей лететь с широкким
размахом.
Еще до того, как мешок достиг своей цели, Жнец разделился на две меньшие косы и
одну из них Всадник швырнул в ту же сторону.
Как раз в момент, ккогда ссума почти достигла своего пункта назначения, прямо у ноги
Орудия, Жнец догнал ее и рассек ткань, повредив несколько клипс и обнажив боеголовки.
Одним движением Земледробитель вогнал сумку глубоко в лаву.
За єтим последовал взрыв, однако его не было достаточно чтоб навредить Великому
орудию, но этого вполне хватило, чтобы его опроинуть. Оно попыталос удержать равновесия,
недолго порутившись в комичном танце, и в все же в конце-концов пошатнулась и рухнула,
подняв за собой целый лавяный поток. По крайней мере одна его нога попала прямо в ущелье, а
это надолго замедлит его дальнейшее передвижение.

160
Darksiders: Хранилище Мерзостей Ари Мармелл

Смерть обернулся, поймал возвращающуюся ккосу в воздухе и развернул Отчаяние. Ему


предстоит долгая дорога, если он не хочет вновь попасть под обстрел Хадримона.
Похоже ему таки удалось купить себе несколько дополнительных часов, пока
Землекрушитель оправится от наглого удара и достигнет расщелины. Может быть, может этого
будет и достаточно.

161
Darksiders: Хранилище Мерзостей Ари Мармелл

Глава ХХІV

- Надеюсь ты понимаешь, что хотя я и овладевал различными видами магических


исккусств, я все же знаю о некромантии крайне мало. У меня не было никаких дел с мертвыми.
Дивная, своеобразная пара, ангел и Всадник заняли самую глубоккую пещеру среди всех
вытееватых тунелей даной скалы. Лишь свет от огня у дальней стены и яркие, горящие глаза
Всадника, освещали им путь. По полу пещеры, который состоял из земли и земной корки, чем-
то напоминавшая кожу, Смерть начертил множество различных знаков и символов. Они были
тонкимы и извлистыми, смотреть на них было почти головокружительно, а понять довольно
сложно, пока писатель сам наконец не понял как все это должно работать и что же это будет.
Между Смертью и огнем стоял маленький цилиндр ( барабан), сделанній из хрусталя и
золота, один из нескольких сосудов, что всадник решил позаимствовать у ангелов. Прах сидел
поверх него с высоко задраной головой, изучая танцующие тени от огня. Когда Всадник
вернулся с поля боя и завершил свою бешеную скачку, ворон взглянул на него с пронзительным
почти кричащим взглядом, будто говоря ему:
«О, куда ты ушел? Я и не заметил» - А после он уселся ему на плечо и сидел там, до
недавних событий.
Помимо потрескивающего огня и случайных пошарпываний крыльев Азраила об
висящие сталактиты, единственным звуком в пещере были периодические слабые отголоски
вдали от приготовлений Войны и ангелов к предстоящему нападению.
- Знаю, - наконец произнес Смерть в ответ Азраилу, когда тот уже было приоткрыл свой
рот дабы повторить вопрос. – Тебе не придеться использовать некромантию (в этом деле). У
меня на тебя другие планы.
Всадник вонзил кончик Жнеца в каменную стену и оставил его висеть там, пока он ему
не понадобиться. Поверх него он повесил Мортис, вещь окказалась слишком безжиненной
чтобы хоть как-то отреагировать на происходящее вокруг. Затем с величайшей осторожностью,
дабы не повредить даже малейшее очертание символов на земле, он присел у огня, скрестив
свои ноги.
- То, что я планирую, - продолжил он, - достаточно просто в замысле – нам
понадобиться лишь слабейшая манипуляция с сущностью мертвых. Это не будет сложнее
любой другой операции, которые я уже завершал тысячи раз.
- Проблема лишь в размерах. Мне еще никогда не доводилось охватывать некромантией
масштаб всего мира.
- Значит тебе понадобиться сила, - догадался Азраил.
- Верно. Мне нужно, чтобы ты произвел сильнейшие из своих заклинаний и
перенаправил их энергию в меня, - или по крайней мере в мое заклинание, если так будет
проще. Тебе это под силу?
Наступило молчание, ангел задумался. – Я никогда не делал ничего подобного, -
признался он, - но мне уже доводилось обьединяться с другими ангелами для создания особо
сложных заклинаний. Полагаю, это похоже на то, что собираешься сделать ты. Смерть?
- Да?
- Со всем моим уважением к тебе и твоему делу, я не очень-то приветствую все это,
особенно некромантию. Ты уверен, что это необходимо?
- Хадримон и Белисатра – а еще Землекрушитель – будут здесь, всего через несколько
часов. У тебя есть какие-либо идеи как не дать им заполучить кровь Раваимов?
- Что ж, тогда начнем. - Сказал Азраил со вздохом.

162
Darksiders: Хранилище Мерзостей Ари Мармелл

- Я должен буду сосредоточиться на заклинании сразу как только оно начнеться, - сказал
ему Смерть. – Прах подаст сигнал, когда тебе нужно будет направить всю энергию ко мне.
- Тоесть мне следует ждать указаниям от, кхм, … ворона?
- Не волнуйся, Азраил. Прах – одна из самых умных птиц, которых мне доводилось встречать.
Смерти было сложно сказат, кто из его пернатых друзей одарил его более косым взглядом. Он
выпрямился, вытянув обе свои руки над землей. Началось…
Всадник почувствовал как проникает в землю, движется сквозь ее покровы, прямо к
поврежденной коре. Влага и сильный жар окутал его со всех сторон: он даже ощутил вкус этой
заразы на своем языке.
«Игнорируй это. Продолжай».
Он шел все глубже и глубже, ведомый стуком сердец давно павших воинов. Все дальше,
и дальше, оставив позади времена болезни, поразившую эту землю, задолго до времен, когда
мир настигла Бездна.
До геноцида.
И он нашел ее. Один слабый голос среди оглушительного хора, словно иголка в стоге
сена. Это было сущность Раваимов.
С огромного расстояния он услышал грубый вороньий крик.
Его окружила сила, она наполнила его. Это чувство не было похоже на растущую мощь
или же мотивацию. Сила воли. Вот что это было. Он чувствовал как обретает возможность
творить дивные чудеса, не потому что мог, а потому что внезапно вдруг осознал, он неприменно
это сделает.
Он вернулся в свое тело, неподвижно сидевшее на полу пещеры. Перед ним продолжал
гореть огонь, злосно потрескивая, словно разьяренный пес. Прах переминался с ноги на ноги,
сидя на цилиндре, тщетно пытаясь смотреть сразу во все стороны одновременно. Азраил застыл,
только капельки пота на его лбу выдавали в нем жизнь. Из ниоткуда вырвался слабый ветерок,
он прошелся прямо по рунам, не затронув ни символов ни даже пепла от огня.
В земле, прямо под его распростертыми руками образовалась кровавая лужа. Водянистая
и черная, больше похожий на чернила чем на кровь, он тек сквозь землю наружу. Медленно,
разрастаясь, он становился гуще, превращая оникксовый цвет чернил в алый. Ее вернули из
земли, которую она пропитала тысячи лет назад, вызвали пр помощи темной магии и железной
воли Всадника. Отделившись от земли, кровь раваимов вновь потекла.
И вновь Всадник мистически вышел из своего тела. Оказавшись вне пещеры, он оседлал
магический поток Азраила, словно это было Отчаяние и начал распространять влияние
некромантии по всему миру, взывая к мертвым, уходя все дальше в прошлое. Дальше, чем было в
его силах, но благодаря помощи ангела стало возможным.
Прошел час, потом два. Две лужи встретились и обьеденились в настоящий кровавый
бассейн, полностью заняв всю центральную часть одной из камер пещеры. Смерть сидел в
самом цетре, пропитанный кровью по пояс. Возле огня кровь начала бурлеть и плескаться.
Монотонный тон неприрывного произношения заклинания Смерти переменился. Кровь
продолжала прибывать, закружилась и начала собираться странным образом, каким не могла б
двигаться без постороннего воздействия. Она загустела, почернела, так как Всадник решил
полностью не отделять ее от зчастичек емли.
Наконец он прекратил свое заклинание и неуверенно поднялся на ноги. Кровь что
успела пропитать его ноги и всю одежду исчезла, вернувшись обратно в студенистую массу.
Азраил подошел к Смерти, от напряжение его пояти трясло.
- Нам удалось? - спросил ангел.

163
Darksiders: Хранилище Мерзостей Ари Мармелл

- Да.
- Этого.. не достаточно.
- Именно поэтому оно получилось такое концентрированное. Я выделил лишь самые
чистые частицы, те, что содержали в себе истинные отголоски сущностей Раваимов. В противом
случае ни одна камера в пещере не смогла б вместить в себя всю кровь, не говоря уже про
контецнеры, в которые мы могли б ее собрать. Но могу заверить тебя, это точно все. Вся кровь
Раваимов, со всех уголков этого мира.
- И я должен поблагодарить тебя. Без твоей помощи это было б невозможно.
Азраил отвесил ему небольшой покклон в знак признания. – Она по прежнему не
поместить в этот контейнер, - отметил он.
- Да. После небольшой передышки я собираюсь вновь очистить ее. После окончания это
едва можно будет назвать жидкостью, и она станет настолько концентрированная, что малейшая
капля будет способна пробудить одно из Великких Орудий на много лет, однако у нас появится
возможность для транспортировки.
Ангел вытянул свои руки и крылья, почти полностью заслонив собой проход в пещере. –
(прекрасно) Славно. Что тебе нужно от меня?
- Ничего. Теперь, когда вся кровь собрана, я могу справиться с остальным один. Иди,
отдохни, восстанови свои силы. Скорее всего нам еще понадобиться твоя магия.
Его плечи вмиг опустились, а крылья обвисли, телепаясь вслед за ним, когда он шел
прочь из пещеры. Сам факт того, что он не выявил возраженияй достаточно говорил о мере его
истощенности.
Во всяком случае, именно на это Смерть и надеялся.
Как только его спутник ушел, Смерть пересек пещеру, его шаги были гораздо более
твердые, чем несколькко секунд назад. В темном углу, возле самого устья пещеры лежало еще
несколько кристально-золотых контейнеров. Он с Азраилом принесли несколько запасных, так
как Всадник утверждал, что не был уверен, хватит ли ему одного.
И это была не единственная ложь на сегодня, и самая безобидная.
Длительное время он просто стоял, крутя контейнер в своих руках. У него ведь еще
осталось время, он может остановиться, придумать какой-нибудь другой план…
Нет. Хадримон и Белисатра уже и так почти неодолимы, имея в своем арсенале лишь два
Великкий Орудия. Они не должны получить кровь Раваимов, вне зависимости от того, чего это
может ему стоить.
Или кого…
От усталости его глаза щурились, - или от чего другого? – Смерть повернулся, расправил
плечи и пошагал прямиком к запекшейся крови на полу.

***************

Вулкан все еще ревел, хотя и не настолько яростно. Потоки лавы лились по земле,
формируя склоны для совершенно новых гор. Здесь в центре не было видно никаких следов от
ангелов, демонов или даже конструктов, все они затерялись под очищающими потоками
первопламени. Их тела были сожжены в пепел и поглощены потоами жидкой лавы, которая уже
начала понемногу остывать.
На дальнем крае этого лавяного озера, десятки конструктов при помощи тяжелых цепей
тянули импровизированную систему столбов вбитыв в землю и сккрепленных меж собой. Это
заняло несколько часов и более двух десятков рабочих, поглоенных огненными потоками, но в

164
Darksiders: Хранилище Мерзостей Ари Мармелл

конце-концов они подтолкнуть Землекрушитель достаточно сильно, чтобы тот мог


самостоятельно подняться. Скоро, очень скоро они возобновят свой марш.
Вверху кружил Хадримон, наблюдая за работами сквозь туман. Он держал Черное
Милосердие у своего сердца, словно ребенок, обнявший любимую игрушку. Он был нетерпелив
и его разражение разгорячилось до уровня бурляей лавы. Он с трудом сдерживал себя от
обстрела по собственным кконструктам, что так медленно выполняли работу.
Но было что-то еще, что-то помимо разрушенных пейзажей и его орудия мести. Что-то
что зародилось в глубине его души, некая сущность, слабая и знакомая будто эхо самого
Великого Орудия.
Что-то очень похожее на Смерть. И это был последний раз когда Всадник случайно
коснулся его разума через связь с Орудием.
Хадримон закрыл свои глаза, позволив вести себя теплям, восходящиим потокам
вулканического воздуха. Он ждал.

165
Darksiders: Хранилище Мерзостей Ари Мармелл

Глава XXV

Теперь уже в открытых пещерах, так чтобы наблюдать за приближением противника,


собрались вместе Смерть и Азраил, а также Война, Эзгатия и пол дюжины других выживших
ангелов всех рангов. Они собрались вокруг кристального контейнера, наполненого какой-то
красной субстанций, что при более тусклом свете становилась и вовсе черной.
- Наш план таков, - говорил им Смерть. Он говорил так тихо, что остальным пришлось
наклонить свои головы, дабы услышать его речь. Его голова ломилась от очевидной усталости.
Тем не менее он старался игнорировать это, скрывая одновременно и свою слабость, и
беспокойные взгляды остальных, - особенно Войны, который никогда ранее не видел, да даже и
не представлял, своего брата в столь скудном состоянии.
- Азраил, - продолжал он, - я приготовил еще один контейнер, наполненный кровью
призванных мною упырей. На первый взгляд это может вполне сойти за настаящую кровь
Раваимов, лишь при более детальном изучении становятся явны иизьяны. Ты и большая часть
твоих войск, возьмете эту ложную кровь и полетите так быстро, как только сможете, к
ближайшему разлому между мирами. Если нам повезет, Белисатра и Хадримон подумают, что
вы пытаеться сбежать с их трофеем. Я понимаю, что ставлю тебя и твоих солдат в худшее
положение, но это явно лучше безнадежного сражения здесь всем вместе.
- Никто из нас не боится битвы, Всадник, - ответил Азраил. – В противном случае нас бы
здесь не было.
- Разумеется. Я и меньшая часть ангелов останутся здесь, удерживать пещеры. Это
сложная афера и я предпочитаю дать врагу нас обнаружить, чем показать ему, что мы его
избегаем.
Замысловатые узоры на земле между Войной и ангелами уже почти превратились в
решетку, будто замкнув внутри себя Смерть.
- Я не совсем уверен в этом, - нерешительно начл Азраил.
- Суть плана в том, - прервал его Всадник, - что, если противник решит не преследывать
основной отряд ангелов, решив, что это простая уловка, они, очевидно, вместо этого направят
свои силы против тех, кто закрепится здесь.
- Но у вас ведь вообще не будет крови! – вдруг, с прозрением, ворвался в разговор Война.
- Так точно, брат. Это двойная уловка. Ты и наименьшая горстка ангелов, возьмете вот
этот контейнер, - он постучал по золотому краю крышки сосуда, стоявшего прямо перед ним, -
и поскачешь к другому разлому, в противоположном направлении от отряда Азраила. Учитывая
плохую видимость, я надеюсь, что столь маленький отряд, сможет покинуть это место
абсолютно незамеченными. К тому моменту, когда Хадримон и Белисатра осознают, что ни у
меня, ни у Азраила нет настоящей крови, ты с Руиной должны будете достигнуть места с
откудого вы сможете покинуть этот мир. После вы отвезете «посылку» Обугленному Совету.
- Притормози хоть на одну чертову секунду! - лицо Войны стало еще более красным, чем
его плащ. - Весь этот план в лучшем случаем полное безрассудство, и я не покину поле боя, пока
там будешь находиться ты!
- Более того, - из-за Азраила отозвалась Эзгатия – я не совсем согласна с твоим решением
передать кровь Обугленному Совету. Вы и так контролирует вход в Хранилище. Мы должны
отвезти ее в Белый Город. Только так, мы сможем быть уверенны, что никто больше не сможет
пробудить Орудия!
Остальные ангелы, включая и самого Азраила, одобрительно закивали.
- Мы в отчаянии, так что да, конечно этот план – полное безрассудство, - ответил Смерть.

166
Darksiders: Хранилище Мерзостей Ари Мармелл

– Но это и все что у нас есть. Война, один из нас должен сделать это, даставить контейнер.
- Что касается всех остальных…. Кровь отправится к Обугленному Совету. Нельзя
допустить, чтобы Баланс пошатнулся в одну из сторон. Если же кого-то это не устраивает. Что
ж, тогда нам придеться перебить друг друга, а потом прийдет наш враг и закончит начатое дело,
прикончив остальных. – С этими словами Жнец вылетел из угла пещеры, где отдыхал уже
долгое время, и с громким звуком впечатался в ладонь Смерти, дав всем ясно понять, Всадник не
шутит.
- Все это время мы были союзниками, - проговорил Смерть. – Нам всем будет лучше,
если все останеться как есть. Но как бы то ни было, вам следует решить это прямо сейчас!
Ангелы замялись, их оружие затрепетало, но Азраил поднял обе руки, призывая к
спокойствию. – Мы останемся союзниками. – А после того как Эзгатия и несколько других
ангелов вспыхнули новой волной неодобрения добавил, - Хадримон не должен победить. Все
остальное является второстепеным.
Смерть решил обойтись без лишних комментарев этого небольшого дополнения.
- Все хорошо и славно, сказал Война, - вот только я остаюсь, а ты отвезешь кровь Совету.
- Брат…
- Ты истощен! Ты едва стоишь на ногах, после своей магии, из тебя выйдет крайне
плохой защитник.
- Но я ведь могу рассекать по равнинам часами напролет? Будь умнее.
- Тогда будет гораздо более благоразумно оставить меня возглавлять оборону. Как ты
сказал ранее, я лучше тебя в вопросах тактики. Кроме того, все знают, что я никогда не покину
поля боя.
- Война, - Смерть потянулся чтобы схватить брата за плечо. - Если Хадримон и
Белисатра атакуют нас тут, я смогу прожить дольше тебя. Мы оба это знаем. И чем дольше они
задержаться здесь, тем больше будет шансов выбраться отсюда живыми у всех остальных. Мне
нужно, чтобы ты сделал это.
Похоже младший Всадник больше не знал, что сказать в ответ. Гневно он отбросил
прочь руку Смерти и пошагал к выступу, с которого он мог наблюдать как роится дым и катятся
туманы. Он не сказал ни слова больше.
А Смерть почти желал того. Молчаливое согласие Войны только заставило его
чувствовать себя еще хуже. Его голова вновь пошатнулась и он исчез в темноте глубочайших
пещер.

****************

Голова Хадримона дернулась вверх, будто его подбили, все его тело пройняло сильной,
резкой болью, столь сильной что он потерял половину высоты, прежде чем смог вновь
расправить крылья. Воспоминания хлынули встремительным потоком, поразив все его мысли.
На мгновение, ему даже показалось, что им удалось остудить огонь ненвисти и злобы внутри,
ккоторые теперь стали столь же неотьемлимой его частью, как и собственное сердце.
Все что он мог сделать в тот момент – не позволять себе громко расхохотаться, только
присутствие пистоля в одной его руке уберегло ангела от этого.
Он совершил ошибку! Хваленный Смерть, старший среди всех Всадников, последний
среди Перворожденных Нефилимов, он совершил ошибку.
Он думал, что настолько умен. Решил скрываться от меня с кровью, что сам же достал из
земли этого мира. Хотя должен признать, это было креативно. Хадримон такого не ожидал.

167
Darksiders: Хранилище Мерзостей Ари Мармелл

Но благодаря этому он истощил себя. Он был теперь на грани. Как беспечно с его
стороны.
Теперь он не сможет противостоять Мортису. Ангел и раньше ощущал полумертвое
Орудие с его давлением на разум Смерти, однако сейчас, наконец-то он смог прорваться.
«Двойная уловка», умно, но теперь я смогу легко этому воспрепятствовать.
Безумный ангел вылетел из облаков и отправился на поискки Белисатры. Теперь он
знает о плане Смерти, пришло время подумать над своим.

****************

«Не знаю, кому и зачем потребовались наши услуги. Я даже не знаю, как они догадались отправить нас
туда именно в этот час. Мы просто шли туда, куда указывала нам наша госпожа, убивая всех, кого она
прикажет, большего она нам не говорила. И это к лучшему, ты ведь не сможешь выдавить из меня больше
информации! Мы закончили?
Голова демона была насажена на сталагмит и была похожа на ккакую-то кошмарную
куклу. Смерть подошел к выбору демона с умом, избрав одного из наиболее разумных существ
Адского Легиона, ведь большую ее часть составляли абсолютно пустоголовые твари, движимые
животными инстинтами. Смерть стоял в стороне, допрашивая духа, призванного им из самой
пустоты. Если б с ним был еще ккто-то, помимо Праха, он бы явно обратил внимание на то, как
быстро Всадник пришел в себя после недавнего изнеможения.
Он и не ждал ответа на этот свой первый вопрос. Спрашивать духа о том, ккто их
прислал было лишь простой формальностью, на всякий случай. Его больше интересовал ответ
на другой вопрос.
- Нет, мы еще не закончили. Назови имя своей госпожи.
Голова что-то пробубнела себе «под нос», если так можно выразиться, говоря о трупе.
- Громче, - скоммандовал Смерть.
- Рейсиэль, - выдавил он.
Смерть щелкнул пальцами, оковы спали, дух был свободен и мог продолжить свой путь в
мире мертвых. Сказать, что ответ его как-то удивил нельзя было. Первые подозрения возникли в
закромках его разума еще тогда, когда ему довелось увидеть демонического ангела в тылу орды
врага, - однако ему все еще нужно было немного времени обдумать это.
- Не случайность, - сказал он Праху. - Шансы, что кто-то нанял именно того же самого
демона, с ккоторым был связан Хадримон… Нет. Это было умышлено (преднамеренно,
нарочно).
Ворон перелетел со Жнеца на голову демона и начал не спеша обьедать его плоть.
- Тактическое преймущество перед Хадримоном, - не говоря уже об эмоциональном и
психологическом, - стали, по всей видимости, главнымы причинами почему выбор пал на
Рэйсиэль, – продолжал свои размышления Всадник, а его птица продолжала свой пир. - А это
значит, что кто бы не нанял этих демонов, кто бы не искал Великих Орудий, он должен был
знать, что Хадримон будет тоже вовлечен. И они как-то узнали, что нужно послать демонов
именно сюда.
- Похоже Рейсиэль могла действовать в олиночку. Однако то-то ведь должен был все это
придумать.
- В любос случае, - подитожил Смерть, опустившись на одно олено, чтобы взглянуть
ворону прямо в глаза, - есть кто-то вне игры, - кто не стоит ни на нашей стороне, ни на стороне
Хадримона, - и он знает гораздо больше, чем мне того хотелось бы.

168
Darksiders: Хранилище Мерзостей Ари Мармелл

Прах лениво моргнув, не понимая, какое все это имеет отношение к его обеду.
- Всадник?
Смерть не удосужился повернуться лицом ангелу, что появился у входа в пещеру. – Да?
- Обе группы поккинули убежище, Азраила и твоего брата. От врага по пржнему нет и
следа.
- Хорошо, я скоро прийду.
Крылья солдата захлопотали, он покинул пещеру.
С необычайной нежностью Смерть снял свою птицу с головы демона, не обращая
никакого внимания на его протесты. – Тсс! Сейчас не подходящее время.
Ворон моментально успооился и позволил посадить себя на плечо Всадника. Некоторое
время они просто стояли молча, Смерть устало рассматривал ужасную, полуживую вещь,
ккоторую он надел себе на левую руку.
И это было воистину тяжело, пожалуй, это можно было даже назвать сложнейшей из
ментальных операций, оторые ему доводилось проводить. Уберечь его мысли, сокрыть их от
влияния Мортиса и других Орудий, с которыми он был свзан, и при этом заставить их подумать,
будто он перестал бороться и его оборона бы