Вы находитесь на странице: 1из 7

А.Н.

Кирпичников (Санкт-Петербург),
Н.В. Ениосова (Москва)
ЛИТЕЙНЫЕ ФОРМЫ ДЛЯ ПРОИЗВОДСТВА СЛИТКОВ
ИЗ СТАРОЙ ЛАДОГИ

Изучение культурных напластований Х-Х1 вв. Земляного городища Старой Ладоги (раскоп № 3), проводившееся
археологической экспедицией ИИМК РАН в 2002 г., позволило проследить три строительных горизонта с сооружени-
ями различной сохранности. Они были насыщены разнообразными предметами числом свыше 3000, отражающими
различные стороны жизни горожан {Кирпичников, 2003. С. 81).
Среди находок выделяется небольшая группа инструментов литейщика, содержащая целый и
фрагментированные тигли (4) и литейные формы (3). Все они происходят из верхнего черного гумусированного слоя с
остатками построек, уничтоженных пожаром. Сохранившаяся полностью изложница и обломки глиняных
экземпляров для отливки ювелирных слитков являются редкими находками не только для Старой Ладоги, но и для
Восточной Европы в целом {Ениосова, Сарачева, 1997. С. 296).
Каменная форма представляет собой хорошо отполированную плитку (94 х 50 х 30 мм) прямоугольной формы,
вырезанную из светлого зеленовато-коричневого камня (рис. 1). Визуальный осмотр, проведенный на кафедре
геохимии геологического факультета МГУ Д.А. Бычковым, позволил установить, что материал изложницы
представляет собой породу метаморфического происхождения - слюдистый сланец. На трех гранях формы - одной
широкой и двух боковых - вырезаны негативные углубления для воспроизведения слитков. На второй широкой
плоскости также остался след руки резчика - он начал вырезать углубление для литниковой чаши и негатив для
отливки неопределимого предмета, но по каким-то причинам оставил эту работу незаконченной. Ни в одной из
литейных плоскостей следов металла не обнаружено 1. Сохранившиеся без повреждений негативы для слитков позво-
ляют полностью реконструировать их форму и размеры, а также определить приблизительный вес для экземпляров из
серебра или сплавов на основе меди.
На широкой плоскости изложницы помещено углубление для отливки массивного слитка (72 х 11 х 7 мм) с
широкими прямоугольными концами. Объем полученной полости составляет примерно 5 мл, что, исходя из удельной
плотности различных металлов, соответствует серебряному слитку весом в 50 г или слитку из сплава на основе меди
весом в 40 г. На одной из боковых граней формы вырезаны два углубления для отливки более узких и тонких
слитков (70 х 6 х 5 и 75 х 6,5 х 6 мм), на другой - полость для массивного экземпляра (70 х 9 х 8 мм). Несмотря на
небольшую разницу в размерах, объем, а, следовательно, и вес узких слитков примерно одинаков (V - 3 мл): 30 г для
серебра или 24 г для медного сплава. Объем массивного слитка составляет 4 мл, что соответ

1 Рентгено-флюоресцентный анализ проводился в рентгеноспектральной лаборатории геологического факультета


МГУ РА. Митояном.
290
Рис. 1. Литейная форма для слитков из слюдистого сланца. Старая Ладога. Земляное городище.
Раскопки 2002 г.

ствует 40 г серебра или 32 г сплава на основе меди. Концы всех трех экземпляров
округлые. Таким образом, литейная форма служила для производства слитков
практически стандартной длины с одинаковым трапециевидным сечением, но разного
объема и веса.
Глиняные фрагменты также использовались для отливки слитков трапециевидного
сечения. В двух изложницах сохранились отпечатки слитков с прямоугольными концами
( 9 x 5 мм), в третьей получали тонкий слиток-палочку с округлым окончанием ( 5 x 4 мм).
Размер сохранившихся фрагментов не позволяет судить об их длине (рис. 2). Все формы
сделаны из глиняного теста с примесью крупного песка. Ошлакованная поверхность
свидетельствует, что они подвергались воздействию высоких температур.
Староладожские находки относятся к литейным формам открытого типа. Их
использовали для производства полуфабрикатов и заготовок, предназначенных для
последующих литейных или кузнечных операций. С каждой заливкой металла
репродукционные свойства негатива ухудшались, но при получении слитков четкость
негатива и качество поверхности отливки не играли столь существенной роли, как при
изготовлении готовых изделий - украшений, бытовых предметов и др. (Bayley, 1992а. Р.
201-202).
Для отливок, полученных методом свободного литья в открытые полости,
характерны усадочные раковины - прогибы поверхности и множественные газовые поры,
образованные на открытых участках формы. По мнению Р.С. Минасяна, соблюдение
баланса между нагревом расплава и формы перед заливкой металла позволяло получать
слитки более высокого качества. Литье в холодные формы, напротив, приводило к
образованию множественных дефектов {Минасян, 1995. С. 170-171). Не исключено, что
открытые формы снабжались глиняными или деревянными крышками, которые также
препятствовали захва-
19* 291
Рис. 2. Фрагменты глиняных литейных форм для
слитков. Раскопки 2002 г.

ту воздуха и быстрому остыванию отливок.


Эти наблюдения хорошо согласуются с
результатами металлографического анализа
ювелирного слитка X в., обнаруженного при
раскопках центрального городища в
Гнёздове. На его поперечном разрезе хорошо
видны многочисленные газовые поры, коли-
чество которых резко возрастает у открытой
в момент литья грани слитка. Кроме того, в
процессе кристаллизации металла
образовались крупные разветвленные дендриты, что свидетельствует о медленной
скорости затвердевания сплава в форме. Эффект снижения теплопроводности формы
достигался благодаря ее сильному предварительному нагреву и использованию крышки.
Несмотря на относительно хорошее качество гнёздовского экземпляра, после изъятия из
формы он был обработан абразивом, оставившим на поверхности слитка риски, идущие в
одном направлении. Финальная полировка придавала сырьевому продукту “товарный”
вид.
Для производства ювелирных и платежных слитков из медных сплавов и
драгоценных металлов помимо каменных использовали глиняные и металлические
изложницы, что документируется редкими находками из культурного слоя
средневековых поселений. Слитки из легкоплавких металлов отливали также и в
деревянные формы. Об их использовании мы можем судить по следам древесины на
поверхности уникальных экземпляров из клада середины IX в., обнаруженного на
городище Выжегша в Волго-Клязьминском междуречье (Леонтьев, 1996. С. 206-210). И,
наконец, теоретически мы можем предположить, что массивные слитки, длина которых
превышала 20-25 см, отливали в опоку или формовочную землю, а также в канавки,
вырытые в полу мастерских (Bayley, 1992b. P. 781). Понятно, что в археологических
материалах обнаружить свидетельства этого вида литья практически невозможно.
Список литейных форм для слитков из Старой Ладоги не исчерпывается находками
2002 г. Кроме них на Земляном городище в горизонте Е2 (840-860 гг.) обнаружен
обломок более массивной изложницы (96 х 92 х 48 мм) из светлого песчаника. В форме
вырезан единственный негатив, по сохранившейся части которого можно заключить, что
в нем отливали большие слитки с округлой спинкой полуовального сечения (высота - 10
мм, ширина -13 мм). В более поздних культурных отложениях - горизонте Д (930-970 гг.)
обнаружена достаточно редкая для производства слитков глиняная изложница. Она
представляет собой массивную керамическую прямоугольную плитку (150 х 23 х 21 мм),
в которой отливали тонкие длинные слитки-палочки полуовального сечения (130 х 6 х 5
или 135 х 8 х 7 мм) с округлыми концами (рис. 3) (Давидан, 1980. С. 65). Четвертый
экземпляр - случайная находка с территории Никольского монастыря - сохранился в виде
большого фрагмента формы (46 х 37 х 14 мм) из светлого песчаника с негативом для
массивного слитка треугольного сечения (Старая Ладога - древняя столица Руси, 2003. С.
68; № 76).

292
Рис. 3. Литейная форма для слитков из глины. Старая Ладога. Земляное городище (по О.И. Давидан)

Формы 2002 г. происходят из горизонта, ниже которого залегают два яруса с


остатками деревянных сооружений, вероятно, частью приблизительно одновременных.
По данным дендрохронологического анализа, они датируются в целом между 958 и 980
гг. (.Кирпичников, 2003. С. 81-82). Следовательно, новые экземпляры можно
предварительно датировать временем не ранее двух последних десятилетий X в. Таким
образом, эти находки - самые поздние из всех староладожских изложниц, имеющих
стратиграфическую привязку.
Для домонгольской Руси литейные формы для отливки слитков - большая редкость.
Помимо ладожских изложниц следует упомянуть случайную находку - обломок с
Рюрикова городища (рис. 4). Она сделана из стеатита - мыльного камня и предназначена
для отливки 4 различных по форме и весу слитков (.Янссон, 1999. С. 32; Кирпичников,
2003. С. 88, рис. 2).
Восемнадцать фрагментов глиняных форм для слитков-брусков обнаружены на
селище Кентескалнс в Латвии. Они датируются концом VIII - началом IX в. (СтубавСу
1959. С. 204). Две массивные металлические изложницы ХН-ХШ вв., найденные на
городищах Межотне2 и Тервете, также предназначались для изготовления слитков. На
последней форме были вырезаны клейма, которые воспроизводились на отливках (Дайга,
1960. С. 90, рис. 2: 12).
Однако наиболее близкие аналогии староладожским литейным формам
происходят из Скандинав™, Северной Германии и Британских островов. Самые ранние
экземпляры из глины и песчаника обнаружены в северо-западной Шотландии и Ирландии
на памятниках V-VIII вв. Следовательно, в этом регионе они появились задолго до
прихода скандинавов (Craddock, 1989. Р. 174). В эпоху викингов здесь чаще встречаются
каменные экземпляры. Они обнаружены в Йорке и Дублине в слоях X в. В Йорке найдено
также уникальное свидетельсг-

2 Музей истории Латвии, А11429:766.


293
Рис. 4. Обломок литейной формы из мыльного камня. Рюриково городище,
случайная находка
во вторичного использования римской черепицы в качестве изложницы
для отливки миниатюрных слитков (Hall, 1984. Р. 56-57).
Наиболее ранние литейные формы для слитков с трапециевидным
сечением, относящиеся к эпохе викингов, происходят из датского
города Рибе. Семь из девяти встреченных там экземпляров - глиняные,
два - из мыльного камня. Все они датируются второй четвертью VIII -
первой четвертью IX вв. (Sindbcek, 2001.
S. 175-176). Коллекция изложниц из Бирки насчитывает 11 каменных
экземпляров, 9 из которых вырезаны из темно-серого песчаника, 2 - из
мыльного камня. В них получали небольшие слитки трапециевидного
сечения или слитки с плоским основанием и округлой спинкой. Все
они обнаружены во время раскопок поселения “Черная Земля” в 1871-
1881 гг. и не имеют стратиграфических привязок. Их принято
датировать суммарно временем существования Бирки, 750-970 гг.
(iSindbcek, 2001. S. 177-178).
Единичные находки каменных форм для слитков эпохи
викингов известны также в Фюркате, Треллеборге, Каупанге,
Ольденбурге, Сигтуне, Лунде и на Готланде (Sindbcek, 2001. S.
66). Однако самая обширная коллекция литейных форм для
слитков происходит из Хедебю. Она включает 234 экземпляра из мыльного камня, 67 из них сохранились
целиком (Resi, 1979. S. 61-64). X. Реси делит их на формы первичного (из блоков мыльного камня) и вторичного
использования, вырезанные из обломков сосудов и других использовавшихся прежде изделий. Автор установил
также, что в изложницах из Хедебю можно было отливать короткие (длина 1,1-5,3 см), средние (6-7 см) и
длинные (9-11 см) слитки. Как и в случае с литейными формами из Бирки, находки из Шлезвига можно
датировать в целом 810-1050 гг.
Суммируя сказанное выше, можно заключить, что на протяжении всей эпохи викингов при производстве
слитков выбор литейщиков зависел в большей мере от доступности тех или иных материалов. Чаще всего они
использовали мягкие, хорошо поддающиеся обработке породы камня (стеатит, песчаник) и глину. В некоторых
случаях сырье для изложниц попадало в мастерские торгово-ремесленных центров в результате дальней
торговли. Так, например, с помощью минералогического анализа установили, что мыльный камень поступал в
Хедебю из месторождения Квикне, расположенного в северо-западной норвежской провинции Хедмарк (Alfsen,
Christie, 1979. S. 170-183). Вторичное использование обломков других изделий для изготовления литейных форм
служит дополнительным аргументом в пользу того, что стеатитовые изложницы для слитков вырезали именно в
Хедебю.
Ареал находок литейных форм дает основание связывать происхождение и распространение слитков из
цветных и драгоценных металлов VIII—XI вв. с североевропейской металлургической традицией. Однако сами
слитки эпохи викингов встречаются гораздо чаще и распространены значительно шире, чем инструменты для их
производства.
Принято считать, что в это время слитки выполняли несколько функций. Во-первых, они были
производственным сырьем и служили средством хранения металла, предназначенного для дальнейшего
изготовления украшений, бытовых предметов или орудий. Оставшийся в тиглях сплав и лом изделий, вышедших из
употребления - главные источники для получения и хранения различных порций излишков металла в мастерской. С
технологической точки зрения не было необходимости в стандартизации ювелирных слитков по форме и весу: для
легкоплавких, медных или драгоценных сплавов использовали одинаковые изложницы. Не исключено, однако, что
в мастерских, выпускавших слитки, сортировали лом и контролировали его состав по цвету и ковкости (,Sindbcek,
2001. S. 44). Ювелирные слитки встречены практически на всех торгово-ремесленных поселениях эпохи викингов
Балтийского региона. В крупнейших производственных центрах - Рибе и Бирке - их количество достигает
несколько десятков: 24 и 84 экземпляра соответственно. В Хедебю найдено более 105 отдельных слитков и клад из
25 экземпляров (Sindbcek, 2001. S. 52-53). На территории Древней Руси “производственные” слитки северного
происхождения IX-X вв. найдены в Старой Ладоге, Тимереве, Гнёздове, на Рюриковом, Сарском и Супрутском
городищах. Самые большие серии ювелирных слитков обнаружены в Старой Ладоге (7 экземпляров), на
Рюриковом городище (5 экземпляров) и в Гнёздове (11 экземпляров). Вес самых маленьких целых экземпляров не
превышает 5 г, самые большие весят более 100 г (Давидам, 1980. С. 65; Sindbcek, 2001. S. 173; Ениоеова, 1999. С.
150).
Во-вторых, слитки наряду с проволокой, монетами и ломом служили в качестве средства перемещения металла,
попадая в ювелирные мастерские в результате торгово-обменных операций. В этой связи следует упомянуть три
клада слитков из сплавов на основе меди, которые относят предположительно к поздней стадии эпохи викингов.
Клад из 25 массивных латунных слитков весом от 106 до 158 г найден в гавани Хедебю (Ulbricht\ 1992. S. 252).
Несмотря на значительные вариации веса, слитки имеют практически стандартную форму и сходный химический
состав. Они часто рассматриваются как ценный груз, прибывший в Хедебю либо готовый к отправке (Sindbcek,
2001. S. 46-47). Два других обнаружены на Готланде (Kamänget и Myrvälde). Клад из Камэнгет содержал 14 целых и
9 фрагментированных слитков, вес целых варьирует от 237 до 297 г. Находка из Мюрвэльде состояла из 17 целых
латунных слитков и 5 обломков весом от 376 до 418 г (Oldeberg, 1966. S. 45). Визуальная стандартизация слитков из
готландских кладов и большой вес расцениваются как свидетельства их участия в дальней торговле (Sindbcek, 2001.
S. 49).
И, наконец, слитки вместе с монетами и украшениями из драгоценных металлов можно рассматривать как
средство накопления богатства. Не случайно золотые и серебряные экземпляры чаще всего происходят из кладов и
редко встречаются в производственном контексте. Выступая как средство обмена или платежа, слитки должны
были иметь стандартный вес и форму. Об этом как будто свидетельствует сообщение Ибн-Фадлана (921/922 г.) о
том, что русы в торговых целях использовали не только дирхемы, но и платежные слитки “в виде стандартных
брусков металла” (Путешествие Ибн-Фадлана по Волге, 1939.
С. 79). Однако исследователи кладов серебра эпохи викингов отмечали, что лишь
немногие находки содержали слитки стандартного веса. К ним относят два клада из
Шлезвига второй половины IX - первой половины X в., один готландский конца IX -
начала X в. и несколько отдельных слитков из кладов Южной Скандинавии и
Готланда: вес этих экземпляров привязан к фунту и составляет 50, 100 и 200 г. Однако
основная часть серебряных слитков эпохи викингов демонстрирует большой разброс
веса и не может рассматриваться в качестве средства платежа. Самый ранний клад с
юстированными по весу слитками, найденный на Готланде (Stale), датируется
серединой XI в. (Hârdh, 1996. Р. 142).
Подводя итог сказанному выше, можно заключить, что староладожские литейные
формы, так же как и изложницы, обнаруженные в Скандинавии, Северной Германии и
на Британских островах, служили преимущественно для производства сырьевых
продуктов ювелирного производства. Несмотря на отсутствие стандартизации по
форме и весу, в эпоху викингов они получили широкое распространение в результате
торговли, обмена и перемещения ремесленников-ювелиров.

ЛИТЕРАТУРА
Давидан. О.И., 1980. Бронзолитейное дело в Ладоге // АСГЭ. Л. Вын. 21.
Дайга Й.В., 1960. К вопросу о литейных формах и литейном деле на территории Латвии (до
ХШ в.)//СА. № 3.
Ениосова Н.В., 1999. Ювелирное производство Гнёздова (по материалам курганов и по-
селения): Дис.... канд. ист. наук / МГУ. М.
Ениосова Н.В., Саранева Т.Г., 1997. Средневековое ювелирное ремесло Европы: основные
аспекты в истории изучения // Древности Евразии. М.
Кирпичников А.Н., 2003. Ладога на международных торговых путях эпохи раннего сред-
невековья: Новые археологические подтверждения // Великий Волжский путь: Материалы П этапа
Международной научно-практической конференции. Казань. Часть И.
Минасян Р.С., 1995. Способы изготовления платежных слитков // Петербургский архео-
логический вестник. СПб. № 9.
Леонтьев А.Е., 1996. Археология мери. М.
Старая Ладога - древняя столица Руси: Каталог выставки. СПб. 2003.
Путешествие Ибн-Фадлана но Волге. Л., 1939.
Стубавс А.Я., 1959. Раскопки городища Кентескалнс в 1954-1956 гг. // Вопросы этнической
истории народов Прибалтики. М.
Янссон И., 1999. Скандинавские находки IX-X вв. с Рюрикова городища // Великий Новгород в
истории средневековой Европы. М.
Alfsen В.у Christie О.у 1979. Massenspektrometrische Analysen von Specksteinfunden aus Haithabu
und wikingerzeitlichen Specksteinbrüchen in Skandinavien // Berichte über die Ausgrabungen in
Haithabu. Neumünster. Bericht 14.
Bayley J.y 1992a. Metalworking Ceramics // Medieval Ceramics. L. [Fase.] 16.
Bayley J.y 1992b. Non-ferrous Metalworking from Coppergate // The Archaeologv of York: The
Small Finds. L. [Vol.] 17/7.
Craddock P.T., 1989. Metalworking techniques // “The work of Angels”: Masterpieces of Celtic
Metalwork, 61Ь-9Л centuries AD. L.
Hall R.y 1984. The Viking Dig: The Excavations at York. L.
Hârdh В.y 1996. Silver in the Viking Age: A Regional-Economic Study. Stockholm.
Oldeberg A., 1966. Metallteknik under vikingatid och medeltid. Stockholm.
Resi H.G.y 1979. Die Specksteinftmde aus Haithabu // Berichte über die Ausgrabungen in Haithabu.
Neumünster. Bericht 14.
Sindbœk SУ., 2001. Ruter og rutingsering: Strukturationen af vikingetidens fjemudveksling i
Skandinavien og Nordvestrusland // Magisterkonferensspeciale i forhistorisk arkæologi (FHA 504 ).
Kpbenhavns Universitet.
Ulbricht I.y 1992. Messingbarrer// Viking og hvidekrist. Norden og Europa 800-1200: (katalog).
Kpbenhavn.