Вы находитесь на странице: 1из 8

Роза Джамали

Иранская удивительная поэтесса


Наталия Толстова

Роза Джамали родилась в 1977 году. Изучала драматургию в


Университете Искусств Тегерана. Её первая книга «Этот труп не яблоко:
либо огурец, либо груша» была опубликована в 1997 году, вызвав
интерес литературных журналов и появление большого количества
статей и отзывов. Она описывает абсурдный мир, в котором слова
потеряли своё реальное значение, а стали просто объектами,
перемешанными в пространстве. Она ломает синтаксис и широко
использует игру слов. Основная тема книги – индивидуальность вещей:
вещей, что окружают нас в современной повседневной жизни со всеми
её потребностями. Можно сказать, что данная книга дала толчок для
развития персидской поэзии в новом для неё русле.
Её второй сборник стихов – «Кривляние перед тобой» – был
опубликован в том же году. Его особенность заключается в том, что

Культурное представительство при Посольстве Исламской Республики Иран в Российской Федерации


читатель сталкивается со смешением разных стилей речи: архаизмы
сочетаются с просторечиями, разговорный, письменный, официальный,
неофициальный, газетный, научный и другие языки словно становятся
одним целым. Она заимствовала музыкальность классической
персидской поэзии и перевела ее на естественный разговорный уровень.
Манера изложения ее близка к потоку сознания, в котором длинные
фразы перемежаются короткими. «Мрачное» чувство юмора, а также
некоторые другие художественные особенности отличают ее творчество
от других.
В последующие годы Роза Джамали писала литературные обзоры,
а также критические статьи о других поэтах (например, об Ахмаде
Шамлу), раскрывая в них свои взгляды на искусство. После чего – в 2002
году – вышла в свет ее третья книга – «Чтобы продолжить это
детективное приключение я сварила кофе». Данный сборник открывает
одноименная драматическая поэма, сюжетно пересекающаяся с романом
СадегаХедайата «Слепая сова». Так, в романе главный герой-мужчина
разрубает на части женщину, а в поэме Розы Джамали, напротив, данная
роль отводится героине. Описательные элементы напоминают
традиционный детективный роман от третьего лица, однако внутри
истории также присутствует рассказчик, причем точка зрения (лицо, от
которого ведется изложение) меняется довольно часто. Порой слова
настолько грубы и жестоки, что трудно поверить в то,что это написала
женщина. В одном из своих интервью она прокомментировала данную
поэму следующим образом: «Меня вдохновили мифологические
женщины из греческих трагедий, как например, Медея, которая убила
своих детей и подожгла город, или Антигона, что ищет место, дабы
захоронить тело своего брата. Также на меня повлияли детективные
романы, но важное отличие заключается в том, что в греческих
трагедиях убийство – это принесение в жертву во имя спасения, в
современном же обществе убийцу охватывает сожаление и раскаяние в
содеянном (как например, в «Преступлении и наказании» Достоевского).
В своей поэме же я хотела подчеркнуть именно мифологическое
значение». В данной поэме много отсылок к Библии и мифам, их героям.

Культурное представительство при Посольстве Исламской Республики Иран в Российской Федерации


В других стихотворенияхэтого сборника мы видим, как поэтесса
воссоздает атмосферу городской, индустриальной жизни.
В следующем сборнике стихов «Песочные часы уснули» она
рассуждает о смерти и любви с философской точки зрения, в некоторой
степени подражая Омару Хайаму. Данная книга также широко
обсуждалась с точки зрения отсылок к мифологии, как например циклы
смерти (отмирания) и воскрешения, растительная символика и другие
типичные для нее мотивы.
Стихи Розы Джамали были переведены на английский,
французский, немецкий, шведский, турецкий, итальянский, голландский
и эсперанто. В 2001 году ей предложили работу в центре изучения Азии
и Африки в Лондоне, а в сентябре 2006 года она приняла участие в
культурной программе вместе с ЖанойБерановой (поэтесса из
Голландии), в рамках которой они переводили стихи друг друга на свои
родные языки.
Роза Джамали также периодически переводит персидскую прозу
на английский язык, а европейскую поэзию на персидский, пишет пьесы.
Для ознакомления с ее творчеством приведем несколько
примеров из сборника избранных стихотворений «Шоссе перекрыто?!»,
которыйвключает в себя образцы из всех изданных ранее книг. С целью
наиболее полной передачи оригинального текста перевод является
практически подстрочным, с редкими небольшими адаптациями под
русский язык. На персидском языке, несмотря на свою «ломаную»
структуру, стихи читаются довольно лаконично, присутствует уже
упомянутая игра слов, часто основанная на принципах омонимии либо
использовании омофонов. Понимаются же данные тексты с трудом,
особенно неподготовленными читателями (не носителями языка).
Однако трудно не значит плохо или неправильно. Вероятно, на
творчество Розы Джамали повлияла постмодернистская литература,
отчего понимание ее поэзии просто требует немного времени и
размышлений. При любом отношении к такому типу искусства стоит в
первую очередь рассматривать его как еще одну грань обширной и
многогранной поэзии на персидском языке.

Культурное представительство при Посольстве Исламской Республики Иран в Российской Федерации


Кривляние перед тобой (отрывок)
1
Эти голуби боли
Что-то из меня унесли.
Разбили меня посредине на две части
Пополам.
И я клююсь,
Каркаю
Теперь.
Ты что-то из меня унес,
С дороги унес,
Похитил с моих век.
Сплели циновку из моего тела из-за твоей кражи.
О похититель!
Я ведь ничего не сделала твоим векам,
Так почему же я не смогла уснуть!
2
Я искала свою основу вокруг земли,
Беспрерывно искала свою основу вокруг земли,
Искала беспрерывно свою основу вокруг земли.
Я слепа,
И все безрезультатно.
3
Стакан воды, да два стула.
Какой из них больше выдержит вреда?
Когда поднимется ветер
И бросит камень на стол.
Чем ты ближе,
Тем сильнее меня переполняют опасения.
4
Твои веки без сна тяжелее
И ближе к бодрствованию.

Культурное представительство при Посольстве Исламской Республики Иран в Российской Федерации


Я продолжаю висеть в ущелье
Я продолжаю висеть в ущелье,
И с меня не стекает вода.
Естественно, постепенно онемеваю,
Упрямая ракушка.
Это хвастливое небо, словно тяжелый якорь, упало мне на ноги,
Это рассеянное небо!
Месяц покрыли накипью,
За мной придет тень,
А ты босой в моем сне убегал.
Что ж,
Радуешься?
Ни одна моя жилка неотделима от этой земли, так что мне не созреть.

Я продолжаю висеть в ущелье,


Счастливое небо, ведь когда-то его проглотило большое морское
чудовище,
И когда уже было совсем поздно, ты для меня пошевелил в заливе рукой.
Я продолжаю висеть в ущелье,
И все просто:
Я проиграла.

Остановка
Я закрыла свой чемодан!
Даже если на Марсе будешь искать, и странички моей не найдешь.
И снова чего-то не хватает.
Я достигла края,
Стрелка приблизилась к нулю,
Если дашь мне компас,
Все равно деревья по две стороны улицы одинаковы.
Что мне делать?
Пропадаю зря.

Культурное представительство при Посольстве Исламской Республики Иран в Российской Федерации


«Люблю тебя» упало с края окна.

Даже Господь, что с высоты за мной наблюдает, хочет плакать.


Моя старая одежда осталась без дела.
Я съежилась
И добралась до остановки.

В Тегеране есть ветер без направления


Скопление туч, со стороны Альборза
Говорит о прибытии сезонных ветров.
Произошло что-то неожиданное, и причина того не известна.
Этот дождь не из-за похолодания,
А из-за собравшегося скопления туч,
Что нацелились в твою сторону.

То есть углем пишешь, углем, которого у тебя нет, по всем стенам,


И уголь мокрый из-за всех этих нитей,
Что родились из дождевых облаков.
Может ты убедил тиканье часов, что не было дождя,
Не хватило времени,
Мгновения стали под запретом.

Третий глаз существует всегда,


Третий глаз все это прекратил,
Третий глаз, что не является глазом, и невидим.

Так что возьми зонт, и думай, что дождь невидим.

Конец игры
Безжизненная природа!
Только лишь в бессмысленных частях ты существуешь, как и я.
Ты был для меня нужнее дамской сумочки,
Листа в ежедневнике,

Культурное представительство при Посольстве Исламской Республики Иран в Российской Федерации


Кислорода в воздухе
И стакана воды.

Словно мумия, что постепенно становится бесформенной, бесцветной,


исчезает.
То, что тебе преподнесли,
Было частью меня.
Я постепенно очищаюсь.
Пришли и часть меня захватили,
Мое окружение стало неловким,
Моим окружением были границы моря.

Поднесли к моему горлу нож


Всю изувечили,
Заставили отказаться от всего.
Скажи, чтобы плотно закрыли окно, слой сажи портит всю работу.
Подсматриваю в окно и машу рукой,
Не волнуюсь:
Ты постепенно испаряешься,
Сегодня вечером тени еще длиннее.

(Не знаю, понял ли ты меня


Или мне нужно было лучше объяснить?
Но это конец игры,
Постарайся поверить!)

Millennium (Тысячелетие)
Отправляю вам по почте свои срочные сны.
Пятна, что меня усыпили, - были последней крапивницей в мире.
Метаморфозы моих рук отмерли,
Сегодня я стала немного более приятного цвета.
Скажи, сколько ты потратил дней моей жизни?

Культурное представительство при Посольстве Исламской Республики Иран в Российской Федерации


И сколько из них заражено? (прим. – taghvim – переводится как
«расценки» и «календарь», создавая игру слов, не передаваемую в
русском языке; дословно «И какая часть цены заражена?» или «И какая
часть календаря (т.е. какой период времени) заражена?»)
Карантин зрачка былпритягателен.
Что-то звонит…
Если ты одолжишь мне уголок того звенящего круга,
Для смерти больше ничего не нужно.
На пятое утро послезавтра сменится год,
Все вороны священных книг собрались на совет,
И феномен мира подходит к концу.

Культурное представительство при Посольстве Исламской Республики Иран в Российской Федерации