Вы находитесь на странице: 1из 4

УДК 821.112.2-343.

09:929 Гофман
Шарапова Д.Е.
КОНЦЕПТ «ПРОСТРАНСТВО» В НЕМЕЦКИХ РОМАНТИЧЕСКИХ СКАЗКАХ (НА
МАТЕРИАЛЕ СКАЗКИ Э.Т.А. ГОФМАНА «ЗОЛОТОЙ ГОРШОК»)
Нет пространства и времени, а есть их единство.
Альберт Эйнштейн
Само слово «концепт» происходит от латинского слова conceptus, что означает
«понятие». Можно сказать, что концепт – это феномен того же порядка, что и понятие.
Однако в современном научном языке это слово означает не просто концепт, а некое общее
понятие, усредненное, обобщенное, некий концентрат представлений о предмете или
явлении.
Концепция лежит между самыми богатыми возможностями неоднозначности слова и
между ограничениями, которые контекст накладывает на толкование слова. Концепция
является главной опорной структурной единицей культуры в ее духовных существах.
Термины «концепт» и «понятие» представляют собой исторические дублеты, в
русском «концепт» прослеживается латинский «концепт». Однако в современном научном и
ненаучном потреблении эти термины расходятся в использовании.
Концепт – это ментальные представления, абстрактные объекты или способности,
которые составляют фундаментальные строительные блоки мыслей и убеждений. Они
играют важную роль во всех аспектах познания [2, с. 167]. В современной философии
существует по крайней мере два основных способа понять, что такое понятие [1, с. 56]:
Понятия как ментальные представления, где понятия – это сущности, которые
существуют в уме (ментальные объекты).
Понятия как чувства Фреге, где понятия являются абстрактными объектами, а не
ментальными объектами и ментальными состояниями.
Пространство – это безграничная трехмерная степень, в которой объекты и события
имеют относительное положение и направление [2, с. 4] Физическое пространство часто
представляется в трех линейных измерениях, хотя современные физики обычно считают его
и время частью безграничного четырехмерного континуума, известного как пространство-
время. Считается, что концепция пространства имеет фундаментальное значение для
понимания физической вселенной. Тем не менее, между философами продолжаются
разногласия по поводу того, является ли она самой сущностью, отношениями между
сущностями или частью концептуальной основы.
Споры о природе, сущности и способе существования космоса уходят в глубокую
древность; а именно, в трактаты, как Тимей Платона, или Сократ в своих размышлениях о
том, что греки называли Хором (то есть «пространство»), или в физике от Аристотеля (Книга
IV, Дельта) в определении топоса (то есть места), или в более позднем трактате
«геометрической концепции места», «пространство как расширение» в дискурсе о месте
арабского эрудита XI-го века Альхазена.
Многие из этих классических философских вопросов были обсуждены в эпоху
Возрождения, а затем переформулированы в XVII веке, особенно во время раннего развития
классической механики. По мнению Исаака Ньютона, пространство было абсолютным – в
том смысле, что оно существовало постоянно и независимо от того, было ли в нем какое-
либо вещество [1].
Другие натурфилософы, в частности Готфрид Лейбниц, вместо этого полагали, что
пространство на самом деле представляет собой совокупность отношений между объектами,
определяемых их расстоянием и направлением друг от друга. В XVIII веке философ и
богослов Джордж Беркли попытался опровергнуть «видимость пространственной глубины»
в своем «Эссе о новой теории видения». Позже метафизик Эммануил Кант сказал, что
понятия пространства и времени не являются эмпирическими, полученными из опыта
внешнего мира, – они являются элементами уже заданной систематической структуры,
которой люди обладают и используют для структурирования всего опыта. Кант ссылался на
опыт «пространства» в своей «Критике чистого разума» как на субъективную «чистую
априорную форму интуиции».
В XIX-м и XX-м веках математики начали исследовать неевклидовы геометрии, в
которых пространство воспринимается как изогнутое, а не плоское. Согласно теории
относительности Альберта Эйнштейна, пространство вокруг гравитационных полей
отклоняется от евклидова пространства [1]. Экспериментальные испытания общей теории
относительности подтвердили, что неевклидовы геометрии обеспечивают лучшую модель
для формы пространства.
Теория концептуальных пространств – это теория о концептуальном обучении,
впервые предложенная Питером Гарденфорсом. Это мотивируется такими понятиями, как
концептуальное сходство и теория прототипов.
Суть теории относительного пространства заключается в том, что пространство,
являющееся результатом восприятия, не существует само по себе.
Пространство – это порядок смежности (а время – последовательность); в этом
смысле характеристики пространства проявляются отношениями объектов.
Для современной науки характерно возвращение к исследованию фольклора в новом
ракурсе - в рамках когнитивной науки. Интерес лингвистов, культурологов, психологов к
ментальной стороне деятельности человека выдвигает на первый план понятие
концептуализации мира, дающее представление об особенностях картины мира данного
народа, потому что в основе многих сказок лежат верования, обряды и традиции народа. Их
описание легко сочетается с народной фантазией, пытающейся изобразить желаемые
ситуации, в которые так просто попадают сказочные герои, достигая поставленных целей
при помощи магических элементов. В сказке создаётся яркий, широкий, многогранный образ
мира. Она сохранила самобытность и уникальность народной мысли и фантазии.
Романтическая сказка появилась в Германии в конце XVIII в., благодаря творческой
деятельности немецких писателей были открыты новые жанры: сказка-повесть,
новеллистическая сказка, где раскрывается мастерство анализа тайн человеческой души,
подробно разрабатывается диалектика добра и зла, создается уникальная сеть время-
пространственных связей, с помощью которых проявляется хронотоп романтической сказки.
В немецких литературных сказках начала XIX в. прослеживаются основные
принципы романтического мировосприятия: наряду с лиризмом, историзмом, народностью и
мистицизмом, наблюдается: интенсивное восприятие природы, мотив ночи,
фрагментарность, поэтика двоемирия, предчувствие, а также расширение географических
рамок художественного пространства, манипуляция временным потоком, находящие
языковое воплощение с помощью различных грамматико-лексических средств и влияющие
на формирование романтического времени и романтического пространства.
Мотив раздвоенности мира, являющийся основополагающим для эстетики и
философии романтизма, находит свое воплощение в творчестве Э.Т.А. Гофмана (1776-1822).
Характерное для ранних романтиков противопоставление филистерского мира и мира поэзии
трансформируется в произведениях Гофмана, приобретая новые черты мифологического
миропонимания.
«Золотой горшок» Гофман назвал «сказка из новых времен», заставляя тем самым
читателя с первых строк произведения настроиться на появление сказочной
трансцендентальной действительности, предупреждая, что эта действительность станет
частью реального мира. Первая вигилия открывается сценой злоключений студента
Ансельма в день вознесения, которые случаются с ним «около трех часов пополудни», когда
он стремительно идет «чрез Черные врата в Дрездене» (Гофман 1989, 398) по направлению к
Линковым купальням. Топографическая верность в описания реального места,
хронологическая точность происходящего смущают ожидавшего обычной сказочной
вневременности читателя. И существовавшие Черные ворота в Дрездене приобретают иное
значение: герой покидает город, место, где он чувствовал себя защищенным, и впервые
отправляется в Линковы купальни за пределами города. Он проходит через ворота, пытаясь
попасть из «своего мира» в «иной», и эта попытка на первый взгляд оказывается неудачной:
студент не попадает в Линковы купальни. Однако неприятное происшествие у ворот
открыло ему вход в совершенно иной, параллельно филистерскому миру существующий мир
природы, мир сверхъестественный: приятное местечко на берегу Эльбы под бузиною,
выросшей и разрушенной стены. У стены студенту Ансельму впервые открывается факт
существования наяву мира сверхъестественного. К этому месту он будет позже
неоднократно возвращаться, пытаясь вновь почувствовать близость того мира, не осознавая,
что все дальнейшие его действия станут шагами на его пути в мир сверхъестественного и
повсюду будут ему открываться новые знания об этом мире. Он должен лишь верить.
Его герои действуют как во снах, видениях, так и в реальности, но все они относятся к
изображаемой Гофманом действительности. Подчеркнем, что две параллельные,
естественная и сверхъестественная, реальности в произведениях Гофмана равноценны и
характеризуются постоянным динамичным взаимопроникновением.
Внутренний и внешний миры Гофмана, сосуществующие и связанные между собой,
нельзя интерпретировать как разделение души и тела, характерное для ранних романтиков;
немыслимо и их совпадение. Эта фундаментальная бинарность определяет структуру и
повествовательную манеру произведений Гофмана, в которых автор, как правило,
сознательно оставляет проблему открытой (классическим примером чему является
промокший плащ Вероники из седьмой вигилии). Писатель отражает цельность жизни, в
которой конкретная действительность момента не является статичной, известной,
исследованной и обозримой, а, наоборот, -открытой, изменяемой, неисчерпаемой.
Категории пространства и времени в поздней прозе Гофмана были рассмотрены Е.В.
Тынашевой в диссертационном исследовании «Поэтика поздней прозы Э.Т.А. Гофмана»
(2002). В поле ее зрения попали образы, которые воплощают трансцендентальный мир и мир
эмпирической действительности. [4]
Гофман акцентирует внимание на близости естественного и сверхъестественного,
сосуществовании двух миров; многочисленные проходы между ними способствуют их
взаимопроникновению, появлению двойственных образов и, конечно же, делают возможным
путь Ансельма из мира Дрездена в прекрасную страну Атлантиду.
В сказке Гофмана «Золотой горшок» пространство и время имеют характерные
мифопоэтические признаки. Две реальности, естественная и сверхъестественная,
сосуществуют, взаимопроникают и определяют друг друга. Пространство в сказке делится на
профанное и сакральное. Многочисленные образы границы или прохода из одного мира в
другой (стена, ворота, дверь, река, мост), образы, которые подтверждают сосуществование
двух миров в одном месте (дом архивариуса Линдгорста и комната старухи Рауэрин),
наполняют сказку. Пространство может сжиматься и разворачиваться.
Время в сказке также можно определить как мифологическое, основной его
характеристикой является цикличность, выражающаяся как в отдельных образах сказки, так
и в структуре всего произведения в целом. Обоснованным, на наш взгляд, будет и
утверждение о существовании мифологического хронотопа, поскольку временные и
пространственные структуры в сказке связаны и не воспринимаются по отдельности, а
являются выражением единого смысла.

ЛИТЕРАТУРА

1. Владимиров Ю.С. Пространство-время: явные и скрытые размерности. 1989 год.


101 стр. 2. Категоризация мира: пространство и время. Филология. – М.: Диалог. МГУ,
1997. – 238 с. 3. Кубрякова Е.С. Краткий словарь когнитивных терминов / Е.С. Кубрякова,
В.З. Демьянов, Ю.Г. Панкрац, Л.Г. Лузина. – М.: Изд-во Моск. ун-та, 1996. – 245с. 4.
Тынашева Е.В. Поэтика поздней прозы Э.Т.А. Гофмана: Автореф. дис. ... канд. филол.
наук. СПб., 2000. 5. Hoffmann E. T. A.: Der goldne Topf. Hrsg. von Heike Wirthwein. Stuttgart:
Reclam, 2016 [u. ö.].

Шарапова Д.Е. Концепт «Пространство» в немецких романтических сказках (на


материале сказки Э.Т.А. Гофмана «Золотой горшок»
В данной статье мы определили понятия «концепт» и «понятие», проанализировали
пространственную концепцию и немецкую романтическую сказку. Проанализировав сказку
Э.Т.А. Гофмана «Золотой горшок», мы выявили, что пространство и время имеют в ней
характерные мифопоэтические признаки. Гофман акцентирует внимание на близости
естественного и сверхъестественного, сосуществовании двух миров; многочисленные
проходы между ними способствуют их взаимопроникновению, появлению двойственных
образов, они сосуществуют, взаимопроникают и определяют друг друга.
Ключевые слова: сказка, концепт, пространство, понятие.