Вы находитесь на странице: 1из 12

128 Вопросы психологии. 2018.

№ 4

ДИСКУССИИ

СОВЕТСКАЯ И ПОСТСОВЕТСКАЯ ПСИХОЛОГИЯ:


ПРОБЛЕМА ПРЕЕМСТВЕННОСТИ
П.А. МЯСОЕД
Полтавская специализированная школа-интернат № 2, Украина
Исследуются определения природы психического в теориях психологов-марксистов
Л.С. Выготского, А.Н. Леонтьева, С.Л. Рубинштейна, движение мысли этих ученых, темы
связывающего их творческого диалога, противостояние их научных школ, логическая
преемственность высказанных ими идей. Марксизм характеризуется как эпистемология
деятельностного подхода в советской психологии со свойственными ему ограничения-
ми, обусловленными сведением способа бытия человека к материальному производству.
С.Л. Рубинштейн выходит за пределы марксизма и закладывает основания антрополо-
гического подхода, получившего свое развитие в трудах ученых, которые представляют
природу и сущность психического в связи с природой человека, усматриваемой в разно-
образии способов его бытия. Постсоветская психология своими главными тенденциями
утверждает субъектный подход, содержание последнего показывает, что ее расхождение
с советской психологией кроется в разной, соотносимой с именами Р. Декарта и Б. Спи-
нозы, эпистемологии. Психологическое познание представляется историческим, обозна-
ченным вкладами выдающихся ученых, процессом со свойственными ему нарушениями
и восстановлениями преемственности.

Ключевые слова: история психологии, эпистемология, природа психического, дея-


тельностный подход, субъектный подход, антропологический подход, способ бытия, про-
блема человека, Л.С. Выготский, А.Н. Леонтьев, С.Л. Рубинштейн, В.А. Роменец.

Острая борьба позиций по поводу ния, о которых идет речь, отражают идео-
природы, сущности, функций психи- логию социального времени.
ческого, с которой начинается история Психологи-марксисты работали в
советской психологии, остается в прош- условиях идеологического давления, но
лом; побеждает марксистская точка зре- «вполне искренне создавали интеллек-
ния, советские психологи строят «новую» туальные конструкции… которые пред-
науку, отвечая на запросы начавшегося ставляют огромный интерес в качестве
коммунистического строительства (Бог- выдающихся достижений философского
данчиков, 2011; Ждан, 2008; Петровский, материализма» (Грэхэм, 1991, с. 10). Пола-
1967; Ярошевский, 1994). Данная статья – гают, что после распада СССР произошел
о теоретической мысли советской, а также «эволюционный отход от марксизма», что
постсоветской психологии, становление это «привело к необратимым изменениям
которой проходит в связи с уже новыми в психологическом знании», а «дежурные
радикальными преобразованиями жизни клише имели значение ритуальной защи-
общества. Разграничиваются термины ты от цензурного контроля» (Петровский,
«марксистская психология», «психоло- Ярошевский, 1996, с. 275–276). Из этого
гия советского периода», «психологиче- следует, что вне постсоветской психологии
ское познание». В советский период те- должны оказаться теории Л.С. Выготско-
орию психологии в Грузии разрабатывал го, А.Н. Леонтьева, С.Л. Рубинштейна, а
Д.Н. Узнадзе, в Украине – В.А. Роменец, этого не происходит: ссылки на их труды
к марксизму они имеют косвенное отно- продолжаются, а в случае с Л.С. Выгот-
шение. Познание исторично, а измене- ским многократно возрастают. Тогда как
Советская и постсоветская психология: проблема преемственности 129

быть с марксистской идеологией, которая не принимает, по идеологическим мотивам


в советской психологии выполняла функ- также, обнаруживая, что, как и «психоло-
цию теории познания, эпистемологии? ги-идеалисты», Л.С. Выготский «замыка-
ется в круге сознания» (Леонтьев, 1998, с.
СОВЕТСКАЯ ПСИХОЛОГИЯ И ИДЕОЛОГИЯ 122–124). В другом месте звучит: «Где чело-
век, мир? Где действительные отношения
Идеология в психологии – это знание человека к миру?» (Леонтьев, 1994а, с. 23). В
о мире, человеке, месте человека в мире, о последний период творчества А.Н. Леонть-
том, на каких идейных основаниях он дей- ев смягчает оценки, но различия остаются,
ствует, как оценивает свои действия, как и они принципиальны1. Идеологические,
осуществляет свою жизнь (Роменець, Ма- логические и психологические моменты в
ноха, 1998). Идеология задает понимание отношении ученика к учителю тесно, явно и
природы и сущности свойственного ему неявно, переплетаются.
психического, понимание находит отраже- Идеи Л.С. Выготского оставляют много
ние в теории, психология предстает своим вопросов, оппоненты получают основание
реальным состоянием; это неотъемлемый отрицать и наличие у него системы взгля-
момент мышления психолога. Мышление дов, и существование его научной школы
Л.С. Выготского, А.Н. Леонтьева, С.Л. Ру- (Брушлинский, 2001; Ярошевский, 1994;
бинштейна – яркое свидетельство тому, Yasnitsky, 2018). И название его теории
что идеологией советской психологии яв- «культурно-историческая» больше соот-
ляется марксизм. ветствует теории В.А. Роменца (Гусельце-
А.Н. Леонтьев (1982) так характеризует ва, 2017). Свои претензии к Л.С. Выгот-
идеи Л.С. Выготского: по аналогии с тем, скому у С.Л. Рубинштейна: «генетический
как материальные орудия труда опосредуют социологизм», «слово-знак превращается
практическую деятельность человека, он в демиурга мышления», высшее не над-
вводит в психологию марксистскую идею страивается над низшим, а преобразо-
об «опосредовании психических процессов
психологическими орудиями». Сам он про- 1
В работе «Деятельность. Сознание. Личность»
должает Л.С. Выготского, но это не прямая
А.Н. Леонтьев адресует слова «замыкается в круге
линия, а «параллелограмм»: после «Развития сознания» уже не Л.С. Выготскому, а Л. Уайту, ко-
памяти» линии расходятся, максимально – в торый проводит идею об опосредовании поведения
«Материалах о сознании», в работе «Дея- человека продуктами культуры (1983, с. 139). С Вы-
тельность. Сознание. Личность» они сходят- готским он соглашается: «Высшие специфически
человеческие психические процессы могут родиться
ся (Мясоед, 2010). Большая диагональ сим-
только во взаимодействии человека с человеком, т.е.
волизирует существенно различающиеся как интерпсихологические, и лишь затем начинают
решения проблемы природы психического, выполняться индивидом самостоятельно; при этом
меньшая – расстояние, которое проходит некоторые из них утрачивают далее свою исходную
А.Н. Леонтьев к осознанию, что свою тео- внешнюю форму, превращаясь в процессы интерпси-
хологические», но уже на следующей странице уточ-
рию он создает благодаря длящемуся диало-
няет: «Процесс интериоризации состоит не в том, что
гу с учителем. Согласно его теории, проис- внешняя деятельность перемещается в предсущест-
ходит не «вращивание культурного знака», а вующий внутренний “план сознания”; это процесс,
интериоризация предметной деятельности, в котором этот внутренний план формируется» (Там
свои расхождения с Л.С. Выготским он чет- же, с. 150, 151). Опосредование – функция деятель-
ности, через которую в сознание человека входит
ко артикулирует: категория практики, а не
мир, а не «культурного знака»; до и вне деятельнос-
общения, является основанием марксист- ти психического не существует. А.Н. Леонтьев ведет
ской психологии. Курс на «вершинную пси- нескончаемый диалог с Л.С. Выготским, при этом от
хологию» (Выготский, 1982б) А.Н. Леонтьев своих позиций не отступает.
130 П.А. Мясоед

вывает его (1989, c. 99–100). Считают, ние классовым интересам» (Там же, с. 96),
что положением о единстве социального после распада СССР теряет свое значение,
и индивидуального Л.С. Выготский пре- а школа – позиции. Категорией практики
одолевает картезианскую, дуалистическую российские ученые не оперируют, психи-
психологию и выводит психологию на мо- ческое объявляется самоценным, самопро-
нистический, неклассический путь разви- извольным явлением; вместе с категорией
тия (Вересов, 2000). А как быть с высшим и практики за пределами психологии оказы-
низшим, «вращиванием», «кругом созна- вается общенаучный принцип детерминиз-
ния», за которым просматриваются теория ма (Мясоед, 2015а), он же является узловым
познания Р. Декарта и вытекающий из нее пунктом противостояния школ марксист-
дуализм в объяснении природы психиче- ской психологии.
ского, выражающийся в противопоставле- С.Л. Рубинштейн находит, что А.Н. Ле-
нии внутреннего и внешнего мира? онтьев продолжает свойственное Л.С. Вы-
А.Н. Леонтьев именно с монизма начи- готскому противопоставление «куль-
нает: внешнее и внутреннее – деятельность турного» и «натурального» в развитии,
в ее двух, тождественных по строению фор- неправильно трактует марксову категорию
мах; внешняя форма интериоризируется, присвоения, не учитывает диалектику внут-
перемещается во внутренний план, пред- реннего и внешнего. «Ничто не развивается
мет деятельности отражается в образе. За чисто имманентно только изнутри, безотно-
усложнением строения деятельности сле- сительно к чему-либо внешнему, но ничто
дует развитие познавательных процессов, не входит в процесс развития извне, безо
формирование сознания, исторически это всяких внутренних к тому условий» (Ру-
продукты производственных отношений, бинштейн, 1973, с. 227). Это формулировка
онтогенетически – усвоения ребенком за- принципа детерминизма, противопоставля-
печатленного в окружающих предметах и емого С.Л. Рубинштейном леонтьевской
значениях языка общественного опыта. идее интериоризации, но в понятия фор-
Разграничение, лежащее в основе карте- мулировки он вкладывает разные значения;
зианской психологии, – протяженности и разворачиваются дискуссии, и ясности они
мышления – уступает место разграничению не вносят (Мясоед, 2009). А.Н. Леонтьев, в
«с одной стороны – предметной реально- свою очередь, обнаруживает у С.Л. Рубин-
сти и ее идеализированных, превращенных штейна «двойственную детерминацию пси-
форм… с другой стороны – деятельности хического» (Леонтьев, 1994б), т.е., другими
субъекта, которая включает в себя как словами, вопреки заявленной цели, что он
внешние, так и внутренние процессы» не выходит за пределы картезианской пси-
(Леонтьев, 1983, с. 152). Место «постулата хологии, а формулировку принципа детер-
непосредственности», согласно которому минизма «переворачивает»: «внутреннее
образ возникает вследствие воздействия (субъект) действует через внешнее и этим
внешних агентов на органы чувств чело- само себя изменяет» (Леонтьев, 1983, с. 200).
века, занимает принцип деятельностного Вероятно, в плане функционирования, а не
опосредования. Дуалистической психоло- генезиса, согласно его теории, субъектом
гии внутреннего мира противостоит мони- человек становится, а не рождается.
стическая психология интериоризирован- И С.Л. Рубинштейн, и А.Н. Леонтьев
ного мира. А.Н. Леонтьев создает научную говорят о деятельности человека, но харак-
школу, ее справедливо называют некласси- теризуют ее по-разному; в марксистской
ческой (Соколова, 2001), но «идеологиче- психологии складываются две версии дея-
ская функция психологии», под которой он тельностного подхода, за которыми – су-
понимает идеологию марксизма и «служе- щественно различающиеся представления
Советская и постсоветская психология: проблема преемственности 131

о природе психического. Школы ученых о материальном единстве мира, историче-


пребывают в состоянии конфронтации, и ском способе материального производства
она продолжалась бы, но ушли из жизни жизни человека, определяемом бытием
и основатели школ, и их ближайшие уче- сознании, познании как моменте практи-
ники. Происходит то, о чем говорит Т. Кун ческого переустройства мира, истине как
по поводу смены парадигм: этому способ- соответствии знаний миру в его объектив-
ствует конечность жизни ученого, в нау- ности... Это общефилософские положе-
ке действуют психологические факторы. ния; для психологии остаются мысли об
Однако это факторы научного открытия, идеальном как преобразованном матери-
а здесь есть и другое: ученики С.Л. Рубин- альном, о субъективном аспекте практики,
штейна помнят, как вели себя сотрудники о том, что ей надлежит стать «естественной
Л.С. Выготского во время обвинений учи- наукой о человеке», исследующей «исто-
теля в «космополитизме» (Страницы…, рию и бытие промышленности»... И оста-
1989), ученики А.Н. Леонтьева не прием- ется вопрос: если миром правит историче-
лют критику С.Л. Рубинштейном его идей ский закон материального производства,
(Леонтьев, 1990). История советской пси- то где здесь место человеку, его индивиду-
хологии являет собой сложное переплете- альности, свободе?3 Марксистской психо-
ние историко-логичных, идеологичных и логии не случайно трудно дается принцип
психологичных моментов (М’ясоїд, 2016). детерминизма.
В идеях К. Маркса Л.С. Выготский Преодолеть трудность можно, от-
выделяет положение об орудиях труда, казавшись от свойственного марксизму
изменяющих человека и его сознание, «производственного» толковании бы-
А.Н. Леонтьев – категорию практики, тия человека. Именно так и происходит.
раскрывающую историю преобразования С.Л. Рубинштейн (2003) приходит к выво-
природы, общества, человека, С.Л. Ру- ду, что за отношением «сознание – бытие»
бинштейн рассматривает марксизм как кроется отношение «человек – мир», и в
философию человека. Это одна из причин этой связи проводит «основную линию
разного понимания учеными природы пси- выхода за пределы марксизма». Дальше –
хического. Главная причина видится в том, новые идеи: индивидуальное соотносится
что теории познания как таковой у К. Мар- не с социальным, а со всеобщим, бытием,
кса нет, скорее, это положения, интерпре- где человек непосредственно присутству-
тируемые как теория познания, при этом ет; мир – не только сфера материального
судьба интерпретаций тесно коррелирует с производства, это совокупность вещей,
судьбой советской психологии2. Говорится
нообразие идей о феномене познания, высказанных
2
Свидетельством этому является многотомный на протяжении истории человечества, что это про-
труд «Теория познания» (1991–1995) Института фи- цесс, который имеет свою историю, логику и озна-
лософии СССР, впоследствии РАН. В предисловии менованную присутствием человека психологию.
3
говорится, что посвящен он проблемам марксист- Идеи К. Маркса в области эпистемологии
ско-ленинской теории познания. Два первых тома квалифицируются как «отражательная когнитив-
выдержаны в этом духе, в 3-м томе идеям К. Марк- ная практика»: осмысливается «логико-методоло-
са отводится всего один параграф (о восхождении гическое» основание познавательного процесса,
от абстрактного к конкретному), в 4-м – параграф с вне процесса оказываются его «экзистенциально-
красноречивым названием «Марксистская традиция: антропологические» аспекты, за которыми «живой
мнимое торжество диалектики, фактическое господ- человек» – и как субъект, и как объект познания;
ство социоцентризма». Рушится государственная «субъект-объектное отношение» предстает в не-
идеология, редакторы «Теории познания» меняют адекватном человеческому познанию виде, в особен-
свои позиции на противоположные. Тогда что такое ности когда речь идет о гуманитарных науках (Ми-
теория познания? Сам труд говорит о том, что это раз- кешина, 2008).
132 П.А. Мясоед

соотнесенных с людьми; свою сущность ются природа и сущность психического.


человек выявляет через любое отноше- А.Н. Леонтьев исследует психическое как
ние к миру, включая созерцание; человек порождаемое деятельностным способом
свободен, когда действует вопреки об- бытия, С.Л. Рубинштейн и В.А. Роменец
стоятельствам; смысл его жизни – быть исследуют человека со свойственным ему
«совестью мира»; «человек – зеркало психическим, порождаемым способом его
Вселенной». Практикой человека явля- бытия. На первый план выходит пробле-
ется все, что и как он делает в мире и что ма человека, фактически отсутствующая в
предельным образом характеризует его марксистской психологии, и это уже другая
самого, здесь же источники детермина- психология – не интериоризированного, а
ции его психического. Открывается путь к экстериоризированного мира. Это другая
психологии, фиксирующей факт присут- эпистемология психологии. Словами «че-
ствия человека в бытии. Пройти этот путь ловек – зеркало Вселенной» С.Л. Рубинш-
С.Л. Рубинштейн не успевает… В диалоге с тейн и В.А. Роменец провозглашают то, что
ним путь проходит В.А. Роменец (Мясоед, созвучно с идеями Б. Спинозы, Г.В. Лейб-
2013). Позиции диалога таковы: идеи С.Л. ница, Г.В.Ф. Гегеля…, позже – К. Поппера,
Рубинштейна – возможность охарактери- И. Пригожина… Человек видится частью
зовать психическое онтологически, как мира, свойственное ему психическое –
факт бытия, его своеобразие заключается способом самоотражения мира; познание
«в опредмечивании мира, непрерывном мира предстает в лице человека самопо-
приближении к объективности»; мысль знанием; самопознание человека – пости-
«человек – зеркало Вселенной» – мысль жение им себя через поиски своего места
о психическом как своеобразном способе в мире. «Куцему антропологизму, не учи-
самоотражения мира; мир становится «ви- тывающему объективного места человека
димым», и происходит это в поступке: «Ди- в мире» (Рубинштейн, 2003, с. 359), про-
алектический переход человека и мира – вот тивостоит антропологизм, учитывающий
что такое поступок», это «универсальная способ бытия человека в бытии мира. За-
категория», с которой нужно начинать и кладываются основания психологии бытия,
завершать теорию психологии (Роменець, принципиально отличной от психологии
Маноха, 1998, с. 150). Через поступок пси- бытия Л. Бинсвангера, А. Маслоу, Р. Мэя4.
хическое объективируется в культуре, в
историческом движении, где, переживая 4
Л. Бинсвангер (2001) интерпретирует понятие
падения и взлеты, устремляясь к полноте Dasein М. Хайдеггера как возможность выбора челове-
ком восприятий и переживаний мира; индивидуаль-
бытия, пребывает человек; источник по-
ное Dasein – свидетельство присутствия конкретного
ступка – в его глубинных, архетипических человека в бытии и основание мира, представленно-
основаниях; проблема человека – цент- го в матрице априорных значений. А. Маслоу (1997)
ральная проблема психологии. бытием называет «внутреннюю природу человека»;
Для А.Н. Леонтьева практикой явля- самоактуализация – поиски «в самом себе» решений
проблем, личностный рост; личность – детерминан-
ется общественно-историческая деятель-
та собственного развития, становление возможного,
ность, для С.Л. Рубинштейна – любые новая, через «пиковые» переживания, психическая
формы взаимоотношений человека с ми- реальность; восхождение, через постижение всеобщих
ром, для В.А. Роменца – поступок. Человек ценностей, индивидуального к универсальному; обре-
подчиняется способу бытия, провозглаша- тение свободы. Для Р. Мэя «бытие является потенциа-
лом, через разворачивание которого желудь вырастает
ется непосредственно присутствующим
в дуб или каждый из нас становится тем, кем он явля-
в бытии, характеризуется через способ ется на самом деле» (2004, с. 108).
бытия. В зависимости от того, как пони- Не человек определяется через бытие, как у
мается место человека в бытии, определя- С.Л. Рубинштейна и В.А. Роменца, а бытие опреде-
Советская и постсоветская психология: проблема преемственности 133

ПОСТСОВЕТСКАЯ ПСИХОЛОГИЯ считается решенной, место принципа де-


И ЭПИСТЕМОЛОГИЯ терминизма занимает принцип самоопре-
деления, категории бытия, мира, практики
Манифестом постсоветской психо- оказываются лишними. М.С. Гусельцева
логии становится сборник «Психология с уточняет понятия субъектного подхода,
человеческим лицом». Во введении гово- говорит о контекстуальных изменениях в
рится, что советская психология, включая «духе человекознания», об «эпистемоло-
деятельностный подход, не отвечает тре- гических поворотах», подтверждение чему
бованиям изменившейся жизни – иссле- находит в словах М. Фуко: «Мы конститу-
дуется социокультурная обусловленность ированы в соответствии с определенными
психического, а не человек как уникальное формами субъективности, типами нор-
единство телесного, душевного и духовного мативности и знания, которые являются
опыта в его самореализации – опредмечи- историческими» (2018, с. 9).
вании сущностных сил в продуктах деятель- М. Фуко (1994) изучает труды К. Марк-
ности и людях; психология изменившегося са, но соглашается только с тем, что жиз-
времени «возвращается к человеку» (Ле- нью человека правит исторический закон.
онтьев, 1997). Эту же идею провозглашают Это не непрерывный закон производства
другие авторы (Братусь, 2000; Слободчи- предметов, а прерывный закон порожде-
ков, Исаев, 2000). На первый взгляд, это ния знания. Исторические структуры
антропологизм, – но тогда какой формы и мышления (эпистемы) рождают конфи-
на почве какой эпистемологии? гурации знания (ренессансная, классиче-
Применяется субъектный подход, где ская, современная) и определяют условия
понятие «субъект» описывает активность и способы возникновения идей, образую-
человека в ситуации деятельности, а по- щих культуру эпохи. Человек становится
нятие «субъектность» – самодетермина- объектом познания только в XIX столетии,
цию и саморегуляцию личности (Леонть- это продукт дискурсивной практики, опе-
ев, 2010). По-новому прочитывая труды рирующей категориями «жизнь», «труд»,
С.Л. Рубинштейна и В.А. Роменца, этот же «язык», образ человека создается био-
подход утверждают их ученики (Абульха- логией, политэкономией, лингвистикой
нова-Славская, 2009; Татенко, 2011). Реф- и остается исторически ограниченным.
реном становится определение психиче- Дискурсивная практика устанавливает
ского как самоосуществляемого явления, а порядок в «сетке местоположений актов
человека как автора своей жизни, хозяина высказываний» и не предполагает обраще-
своей судьбы. Различий между школами, ния ни к «субъективности» (Р. Декарт), ни
возникшими в советское время, больше к «трансцендентному субъекту» (И. Кант).
нет! Проблема природы психического Человек в познании – автор текста, и это
текст, а не человек, проговаривает истину,
понятие «субъект познания» теряет смысл.
ляется через человека. Точнее, через его пережива- Ранее неизвестный текст Г. Галилея или
ние, это общий для гуманистической (А. Маслоу),
экзистенциальной (Р. Мэй), экзистенциально-ана- И. Ньютона может изменить представле-
литической (Л. Бинсвангер) психологии предмет ния о них, но не о механике, которая, хотя
терапии. Вероятно, поэтому бытие понимается и основывается на их идеях, является про-
именно таким образом. Психологам-терапевтам не дуктом дискурсивной практики.
важно историческое движение психологической У М. Фуко нет понятий субъект и субъ-
мысли, им требуется объяснить реальность, на ко-
торую пытаются воздействовать. Это все та же кар- ективность в том значении, в котором они
тезианская психология внутреннего мира и все тот употребляются в субъектном подходе: «Мы
же «куцый антропологизм». конституированы» историей, субъект вы-
134 П.А. Мясоед

ражает формы ее мышления и этом смысле обособляется от внешнего как непсихи-


исчезает, «как исчезает лицо, начертанное ческого, чтобы снять противопоставление
на прибрежном песке» (1994, с. 404). Это двух реальностей, бытие определяется че-
отрицание не понятия субъекта, а карте- рез субъективность человека (см. сноску 4).
зианского определения субъективного на- История естествознания проходит под
чала познания. Именно с именем М. Фуко знаком борьбы с картезианской эпистемо-
связывают лозунг постструктурализма логией, это же происходит, с возвратами
«Смерть субъекта». К психологии Фуко к исходному состоянию, на протяжении
критичен: теоретическое знание строится истории психологии (Мясоед, 2004, 2015б).
по образцу эмпирического, только через Субъектный подход не случайно отграни-
анализ бытия человека, кристаллизован- чивается от деятельностного, он субъек-
ного в продуктах истории, в психологии тоцентричен по сути, к антропологизму
можно преодолеть противоречие между не имеет отношения и встает в один ряд с
субъективным и объективным, человеком гуманистической и экзистенциальной пси-
и миром. Это идея психологии бытия в том хологией. Актуальным становится вопрос
значении, которое ей придавали С.Л. Ру- А.Н. Леонтьева: «Где человек, мир? Где дей-
бинштейн и В.А. Роменец. Сам же М. Фуко ствительные отношения человека к миру?»
преодолевает точно такое же противоречие Психология возвращается на позиции, в
в эпистемологии, этим свидетельствуя, что борьбе с которыми складывается его теория
психология связана с последней общим и теории тех, кто при объяснении природы
основанием, расколотым надвое логикой психического апеллируют к способу бытия
Р. Декарта. человека в мире.
По Р. Декарту, в основе познания ле- М.К. Мамардашвили (1994) показы-
жит способность человека сомневаться в вает: логика Р. Декарта порождает про-
своих знаниях, мыслить и таким образом тивопоставления «бытие – сознание»,
утверждать свое существование в условиях «субъективное – объективное», «мыш-
несоизмеримых – неделимой и протяжен- ление – предмет», закрывается возмож-
ной – субстанций. Сознание, самосозна- ность видеть «неизбежность мышления».
ние, мышление, сосредоточением которых Последнюю реализует философия, в лице
является Я, становится первейшим услови- философа человек осознает себя, история
ем уверенности человека в его существова- философии – «акты самоосознания чело-
нии («Ego cogito ergo sum»)5. В эпистемоло- века». Понимание мира – «элемент мира,
гии кладется начало «субъект–объектной» законы которого понимаются», орган
оппозиции, получившей название субъек- «структурирования мира», «продуцирова-
тоцентризм: субъект объявляется точкой ния истины», «мое» мышление. Эписте-
отсчета того, что находится в простран- мологии следует стать «теорией осуществ-
стве его наблюдения (В.А. Лекторский). ляющегося мышления», а не мышления в
В психологии психическое как внутреннее противостоящем ему мире. В этом месте
позиции М.К. Мамардашвили и М. Фуко
5
«Получается, что не самосознание Я, откры- пересекаются и позволяют определить
вающее личности ее онтологические основания, га- антропологический подход в психологии как
рантировало реализацию познавательных процедур, мышление, которое находит человека с
соотносящих (различающих) знание об объекте и присущим ему психическим там, где он
объект, но сами процедуры автоматически гаранти-
реально пребывает, – в мире, способом
ровали возникновение и существование субъекта
познания и определяли его рефлексию, делали его свойственного ему бытия. Мышление
познающим субъектом, субъектом познания и, до- конкретного психолога, которое и посту-
бавлю, замыкали его в себе» (Пружинин, 2008, с. 82). пок тоже.
Советская и постсоветская психология: проблема преемственности 135

Выступая перед сотрудниками послед- Преемственность между советской и


ний раз, А.Н. Леонтьев (1986) предлагает постсоветской психологией то обрывает-
изменить направление анализа: начинать ся, то продолжается. Когда продолжается,
не с деятельности, а с образа. Направление становится ясным, что теория А.Н. Ле-
анализа меняется более чем существенно: онтьева преодолевает дуализм Р. Дека-
речь уже не о предметности образа, а об рта и базируется на монизме Б. Спинозы
образе предмета, где предметом является (Соколова, 2018; Сурмава, 2007), – и не
мир. По этому поводу замечают: «Рано или только теория А.Н. Леонтьева, но и теории
поздно настает момент, когда теория прев- С.Л. Рубинштейна, В.А. Роменца, других
ращается или в эклектический набор не- ученых, мыслящих в русле эпистемологии
совместимых принципов, или в абсолютно субстанциализма. Согласно Б. Спинозе,
другую теорию, которая отрицает посту- противопоставление идеального матери-
латы предыдущей» (Корнилова, Смирнов, альному на примере пространственно-гео-
2006, с. 186). Скорее, третье: ученому, пре- метрического свойства природы-субстан-
бывающему в неустанных поисках исти- ции происходит в мышлении как свойстве
ны, открывается путь, пройти который он самой природы; познание человеком мира
не успевает… Мысль А.Н. Леонтьева ока- и самое себя – свойство природы через
зывается в области взаимоотношений че- человека открывать свою потаенную сущ-
ловека с миром – там, где разворачивается ность. Картезианской идее разъединен-
мысль С.Л. Рубинштейна и В.А. Роменца. ного на несоизмеримые сущности мира
Становится очевидным, что психология противостоит спинозовская идея само-
имеет свой принцип дополнительности, отражения мира в лице человека, именно
вектор своей истории и свою временами она выражает сущность антропологиче-
прерывающуюся линию преемственности. ского подхода в психологии – и проблему
А.Н. Леонтьева продолжает А.Г. Асмо- человека, которую, мыслью выдающихся
лов, когда разворачивает положение, со- психологов, решает эта наука на протя-
гласно которому «птолемеевской системе жении своей прерывающейся и длящейся
отсчета в познании человека» противосто- истории6.
ит «коперниканская деятельностная кон-
цепция анализа человека – бытие человека в ЗАКЛЮЧЕНИЕ
мире, включающее естественно-историче-
ский процесс становления человечества в Советская психология, которую со-
ходе преобразования природы, общества, держательно представляют теории пси-
человека, очеловечивание мира, поступки хологов-марксистов Л.С. Выготского,
человека как автора и действующего лица
своей жизненной драмы, восхождение 6
Решением проблемы человека в современной
в истории общества и истории каждого российской психологии считается комплексное
человека к свободной индивидуально- изучение человека как многоуровневой системы;
сущность человека сводится к совокупности свой-
сти» (2007, с. 67). В.В. Знаков продолжает
ственных ему функций, объединяемых системным
С.Л. Рубинштейна, когда определяет мир подходом (Логинова, 2017). Применяется «пто-
как организованную иерархию различных лемеевская система отсчета в познании челове-
способов человеческого существования, а ка» (А.Г. Асмолов); это все тот же картезианский
человека видит находящимся внутри бы- субъектоцентризм. Истоки психологии человека
усматриваются в самом человеке, не принимается
тия, где он «сам творит свою жизнь в мире
во внимание историческое стремление психологов
и понимает его» (2016, с. 8). Прокладыва- выйти на простор монистического объяснения фе-
ются пути новых исследований, и это уже номена человека, приняв за точку отсчета способ
предмет отдельного анализа. его бытия.
136 П.А. Мясоед

А.Н. Леонтьева, С.Л. Рубинштейна, ре- станциализм, с позиций которого чело-


шает проблему природы психического, век является неотъемлемой частью бы-
пребывая в логическом противостоянии тия, бытие через него обнаруживает себя,
с картезианской психологией внутренне- раскрывая свою потаенную сущность и
го мира. Дуализму противостоит монизм: место в нем человека. Деятельностный
вводится принцип опосредования, субъ- подход – форма субстанциализма, субъ-
ективное определяется через объективное. ектный – субъектоцентризма, советскую
Решения различаются: по-разному интер- и постсоветскую психологию разделяет
претируются идеи К. Маркса, разным ока- принципиально разная этистемология.
зывается принцип опосредования, авторы Идеи С.Л. Рубинштейна, В.А. Роменца,
теорий оппонируют другу другу, в состоя- идеи А.Н. Леонтьева последнего периода
нии конфронтации пребывают их научные творчества преодолевают ограничения
школы. Марксистская психология обрета- деятельностного подхода, следующие из
ет форму версий деятельностного подхо- марксистского, «производственного» оп-
да с соответственно разным пониманием ределения бытия. Утверждается антропо-
природы психического. Принципиально логический подход в психологии, предмет
новым шагом становится выход С.Л. Ру- которого – человек со свойственным ему
бинштейна за пределы марксизма, отказ от психическим в его непосредственном при-
определения бытия человека через способ сутствии в бытии мира.
материального производства и понимание Психологическое познание представ-
бытия как включающего в себя человека лено разнообразием подходов, каждый из
во всем многообразии его отношений с них имеет право на существование, это не-
миром. В.А. Роменец дополняет: сущност- скончаемые, побуждаемые ненасыщаемой
ным способом бытия, концентрирующим потребностью попытки объяснить приро-
в себе психическое, является поступок, это ду психического, движение мысли. Дея-
форма присутствия человека в бытии, мир тельностный, субъектный, антропологи-
так видит себя. ческий подходы занимают в этом процессе
Марксизм перестает выполнять функ- свое место. Разными являются эпистемо-
цию эпистемологии психологии в связи с логические основания каждого, по-раз-
распадом СССР, реакцией на эту ситуацию ному понимается природа психического.
становится субъектный подход с его лозун- Реализация антропологического подхода
гом «Возвращение к человеку». Исследует- предполагает видение психологии в систе-
ся субъективность человека, через нее же, ме взаимосвязей с науками, изучающими
как и в теориях Л. Бинсвангера, А. Маслоу, человека. Она решает вопросы широкого
Р. Мэя, определяется бытие человека. Ме- содержания, реагирует на запросы изменя-
сто принципа детерминизма, разрабатыва- ющегося времени, продолжая путь своего
емого в рамках деятельностного подхода, исторического, обозначенного вкладами
занимает принцип самоопределения. Об- выдающихся ученых, становления.
наруживается, что разрыв между советской
и постсоветской психологией проходит по 1. Абульханова-Славская К.А. Философско-пси-
линии эпистемологии, которая, как и пси- хологическое наследие С.Л. Рубинштейна: к
хология, решает проблему соотношения 120-летию со дня рождения // Психол. журн.
субъективной и объективной реальности. 2009. Т. 30. № 5. С. 26–46.
2. Асмолов А.Г. Психология личности: культурно-
В эпистемологии дуализму Р. Декарта историческое понимание развития человека.
противостоит монизм Б. Спинозы, субъ- М.: Смысл; Академия, 2007.
ектоцентризму, объявляющему человека 3. Бинсвангер Л. Экзистенциально-аналитиче-
точкой отсчета познания им мира, – суб- ская школа мысли // Экзистенциальная пси-
Советская и постсоветская психология: проблема преемственности 137

хология. М.: Апрель Пресс; ЭКСМО-Пресс, онтьева, Д.А. Леонтьева. М.: Изд-во Моск. ун-
2001. C. 308–332. та, 1994б. С. 226–228.
4. Богданчиков С.А. История советской психоло- 21. Леонтьев А.Н. Учение о среде в педологиче-
гии: 1920–1930-е годы. Саратов: Саратовский ских работах Л.С. Выготского (критическое
государственный социально-экономический исследование) // Вопр. психол. 1998. № 1.
ун-т, 2011. С. 108–124.
5. Братусь Б.С. Русская, советская, российская 22. Леонтьев Д.А. Возвращение к человеку // Пси-
психология: Конспективное рассмотрение. М.: хология с человеческим лицом: гуманистиче-
Флинта, 2000. ская перспектива в постсоветской психоло-
6. Брушлинский А.В. Деятельностный подход и гии / Под ред. Д.А. Леонтьева, В.Г. Щур. М.:
психологическая наука // Вопр. филос. 2001. Смысл, 1997. C. 3–18.
№ 2. С. 89–95. 23. Леонтьев Д.А. Что дает психологии понятие
7. Вересов Н.Н. Выготский, Ильенков, Мамар- субъекта: субъектность как измерение лич-
дашвили: опыт теоретической рефлексии и ности // Эпистемология и философия науки.
монизм в психологии // Вопр. филос. 2000. 2010. Т. XXV. C. 136–153.
№ 12. С. 74–87. 24. Логинова Н.А. Проблема человека в современ-
8. Выготский Л.С. Проблема сознания // Выгот- ной российской психологии // Институт пси-
ский Л.С. Собр. соч.: В 6 т. М.: Педагогика, хологии Российской академии наук. Человек и
1982б. Т. 1. C. 156–167. мир. 2017. Т. 1. № 1. С. 81–110.
9. Грэхэм Л.Р. Естествознание, философия и на- 25. Мамардашвили М.К. Классический и некласси-
уки о человеческом поведении в Советском ческий идеалы рациональности. М.: Лабиринт,
Союзе. М.: Политиздат, 1991. 1994.
10. Гусельцева М.С. Культурно-аналитический 26. Маслоу А. Психология бытия. М.: Рефл-бук; К.:
подход к изучению эволюции психологическо- Ваклер, 1997.
го знания: Дис. … докт. психол. наук. М., 2017. 27. Микешина Л.А. Философия познания. Пробле-
11. Гусельцева М.С. Рождение субъективности из мы эпистемологии гуманитарного знания. М.:
духа человекознания // Вопр. психол. 2018. Канон+ РООИ «Реабилитация», 2009.
№ 1. С. 3–15. 28. Мэй Р. Открытие бытия. Очерки экзистенци-
12. Ждан А.Н. История психологии. От Антично- альной психологии. М.: Ин-т общегуманитар-
сти до наших дней. 8-е изд., испр. и доп. М.: ных исследований, 2004.
Академический проект; Трикста, 2008. 29. Мясоед П.А. С.Л. Рубинштейн: идея живого
13. Знаков В.В. Психология понимания мира чело- человека в психологии // Вопр. психол. 2009.
века. М.: Ин-т психологии РАН, 2016. № 4. С. 108–118.
14. Корнилова Т.В., Смирнов С.Д. Методологиче- 30. Мясоед П.А. История, логика и психология
ские основы психологии. СПб.: Питер, 2006. «параллелограмма Леонтьева» // Вопр. психол.
15. Леонтьев А.А. Л.С. Выготский. М.: Просвеще- 2010. № 6. С. 113–124.
ние, 1990. 31. Мясоед П.А. Категория практики и методоло-
16. Леонтьев А.Н. Вступительная статья. О твор- гия психологии // Вопр. психол. 2015а. № 3.
ческом пути Л.С. Выготского // Выготский С. 106–115.
Л.С. Собр. соч.: В 6 т. М.: Педагогика, 1982. Т. 1. 32. Мясоед П.А. Плюрализм и монизм в методо-
C. 9–41. логии психологии // Методология современ-
17. Леонтьев А.Н. Деятельность. Сознание. Лич- ной психологии / Сб. под ред. В.В. Козлова и
ность // Леонтьев А.Н. Избр. психол. произв.: др. М.; Ярославль: ЯрГУ, ЛКИИСИ, МАПН,
В 2 т. М.: Педагогика, 1983. Т. 2. C. 94–231. 2015б. Вып. 5. С. 146–159.
18. Леонтьев А.Н. К психологии образа // Вестн. 33. Мясоед П.А. Психология в аспекте типов на-
Моск. ун-та. Сер. 14. Психология. 1986. № 3. учной рациональности // Вопр. психол. 2004.
С. 72–76. № 6. С. 3–17.
19. Леонтьев А.Н. Материалы о сознании // Ле- 34. Мясоед П.А. Творческое наследие В.А. Роменца
онтьев А.Н. Философия и психология. Из на- в историко-психологическом знании // Пси-
учного наследия / Под ред. А.А. Леонтьева, хол. журн. 2013. Т. 34. № 3. С. 51–59.
Д.А. Леонтьева. М.: Изд-во Моск. ун-та, 1994а. 35. Петровский А.В. История советской психоло-
С. 26–48. гии. Формирование основ психологической
20. Леонтьев А.Н. О книге С.Л. Рубинштейна науки. М.: Просвещение, 1967.
«Основы общей психологии». Материалы к ди- 36. Петровский А.В., Ярошевский М.Г. История
скуссии // Леонтьев А.Н. Философия психоло- и теория психологии: В 2 т. Ростов-н/Д.: Фе-
гии. Из научного наследия / Под ред. А.А. Ле- никс, 1996. Т. 1.
138 П.А. Мясоед

37. Пружинин Б.И. Ratio serviens? Контуры куль- 2. Asmolov A.G. Psikhologiya lichnosti: kulturno-is-
турно-исторической эпистемологии. М.: РОС- toricheskoe ponimanie razvitiya cheloveka. M.:
СПЭН, 2008. Smysl; Akademiya, 2007.
38. Рубинштейн С.Л. Основы общей психологии: В 3. Binsvanger L. Ekzistentsialno-analiticheskaya
2 т. М.: Педагогика, 1989. Т. 1. shkola mysli // Ekzi-stentsialnaya psikhologiya:
39. Рубинштейн С.Л. Проблема способностей и Per. s angl. M.: Aprel Press & EKSMO-Press, 2001.
вопросы психологической теории // Рубин- C. 308–332.
штейн С.Л. Проблемы общей психологии. М.: 4. Bogdanchikov S.A. Istoriya sovetskoy psikholo-
Педагогика, 1973. С. 220–235. gii: 1920–1930-e gody. Saratov: Saratovskiy gosu-
40. Рубинштейн С.Л. Человек и мир // Рубин- darstvennyy sotsialno-ekonomicheskiy universitet,
штейн С.Л. Бытие и сознание. Человек и мир. 2011.
СПб.: Питер, 2003. С. 281–426. 5. Bratus B.S. Russkaya, sovetskaya, rossiyskaya psi-
41. Слободчиков В.И., Исаев Е.И. Основы психоло- khologiya: Konspektivnoe rassmotrenie. M.: Flin-
гической антропологии. Психология развития ta, 2000.
человека. Развитие субъективной реальности в 6. Brushlinskiy A.V. Deyatelnostnyy podkhod i psik-
онтогенезе. М.: Школьная пресса, 2000. hologicheskaya nauka // Vopr. filos. 2001. N 2.
42. Соколова Е.Е. «Неклассическая» психология S. 89–95.
А.Н. Леонтьева и его школы // Психол. журн. 7. Veresov N.N. Vygotskiy, Ilenkov, Mamardashvili:
2001. Т. 22. № 6. С. 14–24. opyt teoreticheskoy refleksii i monizm v psikhologii
43. Соколова Е.Е. О картезинстве и спинозизме в // Vopr. filos. 2000. N 12. S. 74–87.
современной психологии: взгляд представи- 8. Vygotskiy L.S. Problema soznaniya // Vygotskiy
теля школы А.Н. Леонтьева // Вопр. психол. L.S. Sobr. soch.: V 6 t. M.: Pedagogika, 1982b. T. 1.
2018. № 2. С. 100 –110. C. 156–167.
44. Страницы истории: о том, как был уволен 9. Grekhem L.R. Estestvoznanie, filosofiya i nauki o
С.Л. Рубинштейн (из архива МГУ) // Вопр. chelovecheskom povedenii v Sovetskom Soyuze.
психол. 1989. № 4. С. 73–101; № 5. С. 56–63. M.: Politizdat, 1991.
45. Сурмава А.В. Диалектическая психология: дра- 10. Guseltseva M.S. Kulturno-analiticheskiy podkhod k
ма становления // Методология и история пси- izucheniyu evolyutsii psikhologicheskogo znaniya:
хологии. 2007. Т. 2. Вып. 4. С. 25–39. Dis. … dokt. psikhol. nauk. M.: Psikhologicheskiy
46. Татенко В.А. Проблемы субъекта в современ- institut RAO, 2017.
ной психологии (украинская школа) // Фи- 11. Guseltseva M.S. Rozhdenie subektivnosti iz dukha
лософско-психологическое наследие С.Л. Ру- chelovekoznaniya [Emergence of subjectness out
бинштейна / Отв. ред. К.А. Абульханова. М.: of the spirit of the science of man] // Vopr. psikhol.
Ин-т психологии РАН, 2011. C. 371–387. 2018. N 1. S. 3–15.
47. Теория познания: В 4 т. / Под ред. В.А. Лек- 12. Zhdan A.N. Istoriya psikhologii. Ot Antichnosti do
торского, Т.И. Ойзермана. М.: Мысль, 1991– nashikh dney: 8-e izd., ispr. i dop. M.: Akademi-
1995. cheskiy proekt, Triksta, 2008.
48. Фуко М. Слова и вещи. Археология знания. 13. Znakov V.V. Psikhologiya ponimaniya mira che-
СПб.: А-cad, 1994. loveka. M.: IP RAN, 2016.
49. Ярошевский М.Г. Марксизм в советской пси- 14. Kornilova T.V., Smirnov S.D. Metodologicheskie
хологии (к социальной роли российской нау- osnovy psikhologii. SPb.: Piter, 2006.
ки) // Репрессированная наука / Под общ. ред. 15. Leontiev A.A. L.S. Vygotskiy. M.: Prosveshchenie,
М.Г. Ярошевского. СПб.: Наука, 1994. Вып. 2. 1990.
С. 24–44. 16. Leontiev A.N. Vstupitelnaya statya. O tvorcheskom
50. М’ясоїд П.А. Психологічне пізнання: історія, puti L.S. Vygotskogo // Vygotskiy L.S. Sobr. soch.:
логіка, психологія. К.: Либідь, 2016. V 6 t. T. 1. M.: Pedagogika, 1982. C. 9–41.
51. Роменець В.А., Маноха І.П. Історія психології 17. Leontiev A.N. Deyatelnost. Soznanie. Lichnost //
XX століття. К.: Либідь, 1998. Leontiev A.N. Izbr. psikhol. proizv.: V 2 t. T. 2. M.:
52. Yasnitsky A. Vygotsky: An intellectual biography. Pedagogika, 1983. C. 94–231.
L.; N.Y.: Routledge, 2018. 18. Leontiev A.N. K psikhologii obraza // Vestnik
Mosk. un-ta. Ser. 14. Psikhologiya. 1986. N 3.
References in Russian and Ukrainian: S. 72–76.
1. Abulkhanova-Slavskaya K.A. Filosofsko-psikho- 19. Leontiev A.N. Materialy o soznanii // Leon-
logicheskoe nasledie S.L. Rubinshteyna: k 120-leti- tiev A.N. Filosofiya i psikhologiya. Iz nauchnogo
yu so dnya rozhdeniya // Psikhol. zhurn. 2009. T. naslediya / Pod red. A.A. Leontieva, D.A. Leon-
30. N 5. S. 26–46. teva. M.: Izd-vo Mosk. un-ta, 1994a. S. 26–48.
Советская и постсоветская психология: проблема преемственности 139

20. Leontiev A.N. O knige S.L. Rubinshteyna «Osnovy 35. Petrovskiy A.V. Istoriya sovetskoy psikhologii.
obshchey psikhologii». Materialy k diskussii // Le- Formirovanie osnov psikhologicheskoy nauki. M.:
ontiev A.N. Filosofiya psikhologii. Iz nauchnogo Prosveshchenie, 1967.
naslediya / Pod red. A.A. Leontieva, D.A. Leon- 36. Petrovskiy A.V., Yaroshevskiy M.G. Istoriya i teoriya
tieva. M.: Izd-vo Mosk. un-ta, 1994b. S. 226–228. psikhologii: V 2 t. T. 1. Rostov-n/D.: Feniks, 1996.
21. Leontiev A.N. Uchenie o srede v pedologicheskikh 37. Pruzhinin B.I. Ratio servios? Kontury kulturno-
rabotakh L.S. Vygotskogo (kriticheskoe issledo- istoricheskoy epistemologii. M.: Rossiyskaya
vanie) [The teaching on environment in pedologi- politicheskaya entsiklopediya (ROSSPEN), 2009.
cal works of L.S. Vygotsky] // Vopr. psikhol. 1998. 38. Rubinstein S.L. Osnovy obshchey psikhologii: V 2 t.
N 1. S. 108–124. T. 1. M.: Pedagogika, 1989.
22. Leontiev D.A. Vozvrashchenie k cheloveku // Psik- 39. Rubinstein S.L. Problema sposobnostey i voprosy
hologiya s chelovecheskim litsom: gumanistiches- psikhologicheskoy teorii // Rubinshtein S.L. Prob-
kaya perspektiva v postsovetskoy psikhologii / Pod lemy obshchey psikhologii. M.: Pedagogika, 1973.
red. D.A. Leontieva, V.G. Shchur. M.: Smysl, 1997. S. 220–235.
C. 3–18. 40. Rubinstein S.L. Chelovek i mir // Rubinsteyn S.L.
23. Leontiev D.A. Chto daet psikhologii ponyatie subekta: Bytie i soznanie. Chelovek i mir. SPb.: Piter, 2003.
subektnost kak izmerenie lichnosti // Epistemologiya S. 281–426.
i filosofiya nauki. 2010. T. XXV. C. 136–153. 41. Slobodchikov V.I., Isaev E.I. Osnovy psikho-
24. Loginova N.A. Problema cheloveka v sovremennoy logicheskoy antropologii. Psikhologiya razvitiya
rossiyskoy psikhologii // Institut psikhologii Ros- cheloveka. Razvitie subektivnoy realnosti v onto-
siyskoy akademii nauk. Chelovek i mir. 2017. T. 1. geneze. M.: Shkolnaya pressa, 2000.
N 1. S. 81–110. 42. Sokolova E.E. «Neklassicheskaya» psikhologiya
25. Mamardashvili M.K. Klassicheskiy i neklassiche- A.N. Leontieva i ego shkoly // Psikhol. zhurn.
skiy idealy ratsionalnosti. M.: Labirint, 1994. 2001. T. 22. N 6. S. 14–24.
26. Maslow A. Psikhologiya bytiya. M.: Refl-buk; K.: 43. Sokolova E.E. O kartezinstve i spinozizme v sovre-
Vakler, 1997. mennoy psikhologii: vzglyad predstavitelya shkoly
27. Mikeshina L.A. Filosofiya poznaniya. Prob- A.N. Leontieva [The mental: is it a form or a func-
lemy epistemologii gumanitarnogo znaniya. M.: tion of activity? (on discussions in the inner op-
Kanon+ROOI «Reabilitatsiya», 2009. ponent circle of A.N. Leontiev’s school)] // Vopr.
28. Mey R. Otkrytie bytiya. Ocherki ekzistentsialnoy psikhol. 2018. N 2. S. 100 –110.
psikhologii. M: In-t obshchegumanitarnykh issle- 44. Stranitsy istorii: o tom, kak byl uvolen S.L. Rubin-
dovaniy, 2004. shteyn (iz arkhiva MGU) [Records of history: How
29. Myasoed P.A. S.L. Rubinshteyn: ideya zhivogo che- S. L. Rubinstein was fired] // Vopr. psikhol. 1989.
loveka v psikhologii [S.L. Rubinstein: The idea of N 4. S. 73–101. N 5. S. 56–63.
live person in psychology] // Vopr. psikhol. 2009. 45. Surmava A.V. Dialekticheskaya psikhologiya: dra-
N 4. S. 108–118. ma stanovleniya // Metodologiya i istoriya psik-
30. Myasoed P.A. Istoriya, logika i psikhologiya «par- hologii. 2007. T. 2. Vyp. 4. S. 25–39.
allelogramma Leonteva» [History, logic and the 46. Tatenko V.A. Problemy subekta v sovremennoy
psychology of «Leontiev’s parallelogram»] // Vopr. psikhologii (ukrainskaya shkola) // Filosofsko-
psikhol. 2010. N 6. S. 113–124. psikhologicheskoe nasledie S.L. Rubinshteyna /
31. Myasoed P.A. Kategoriya praktiki i metodologiya Otv. red. K.A. Abulkhanova. M.: In-t psikhologi
psikhologii [The category of practice and method- RAN, 2011. C. 371–387.
ology of psychology] // Vopr. psikhol. 2015a. N 3. 47. Teoriya poznaniya: V 4 t. / Pod red. V.A. Lektor-
S. 106–115. skogo, T.I. Oyzermana. M.: Mysl, 1991–1995.
32. Myasoed P.A. Plyuralizm i monizm v metodologii 48. Fuko M. Slova i veshchi. Arkheologiya znaniya:
psikhologii // Metodologiya sovremennoy psik- Per. s fr. SPb.: A-cad, 1994.
hologii / Sb. pod red. V.V. Kozlova i dr. M.; Yaro- 49. Yaroshevskiy M.G. Marksizm v sovetskoy psikholo-
slavl: YarGU, LKIISI, MAPN, 2015b. Vyp. 5. gii (k sotsialnoy roli rossiyskoy nauki) // Repres-
S. 146–159. sirovannaya nauka / Pod obshch. red. M.G. Yaro-
33. Myasoed P.A. Psikhologiya v aspekte tipov nauch- shevskogo. SPb.: Nauka, 1994. Vyp. 2. S. 24–44.
noy ratsionalnosti [Psychology in the context of 50. M’yasoїd P.A. Psikhologіchne pіznannya: іstorіya,
different types of scientific rationality] // Vopr. logіka, psikhologіya. K.: Libіd, 2016.
psikhol. 2004. N 6. S. 3–17. 51. Romenets V.A., Manokha І.P. Іstorіya psikhologії
34. Myasoed P.A. Tvorcheskoe nasledie V.A. Romentsa XX stolіttya. K.: Libіd, 1998.
v istoriko-psikhologicheskom znanii // Psikhol.
zhurn. 2013. T. 34. N 3. S. 51–59. Поступила в редакцию 19. VI 2018 г.