Вы находитесь на странице: 1из 8

Старшему следователю третьего отдела

по расследованию особо важных дел


СУ СКР по Кемеровской области
Ю.И. Плотниковой

Копия: ​Председателю Следственного комитета РФ


А.И. Бастрыкину

Копия: ​Генеральному прокурору РФ


И.В. Краснову

Копия: ​Прокурору Кемеровской области


П.В. Бухтоярову

от Краюхина Евгения Олеговича


evgenykrayhin142@gmail.com

"26" марта 2020

ЗАЯВЛЕНИЕ
об отказе в проведении психофизического исследования с применением
полиграфа по материалу проверки КРСП № 204-08пр-2020 о неправомерных
действиях сотрудников ГУ МВД РФ по Кемеровской области А.Г. Прокопца, М.М.
Филиппова и следователя СУ СКР по Кемеровской области Д.А. Алексеева

20.03.2020 мне на мобильный телефон позвонила старший следователь


третьего отдела по расследованию ОВД СУ СКР по Кемеровской области Ю.И.
Плотникова и сообщила, что прокуратурой Кемеровской области отменено
постановление Ю.И. Плотниковой от 12.02.2020 об отказе в возбуждении уголовного
дела в отношении сотрудников ГУ МВД РФ по Кемеровской области А.Г. Прокопца,
М.М. Филиппова и следователя СУ СКР по Кемеровской области Д.А. Алексеева по
факту превышения должностных полномочий и принуждению к даче показаний.
Назначена дополнительная проверка.
23.03.2020 на адрес моей электронной почты за подписью Ю.И. Плотниковой
поступила повестка, в которой указано, что мне надлежит прибыть "06" апреля 2020
года к 10:00 часам в отдел криминалистики СУ СКР по Кемеровской области по адресу
г. Кемерово, ул. Кирова, 4 к старшему эксперту отдела криминалистики О.Г. Буту для
проведения ПФИ с применением полиграфа по материалу проверки № 204-08пр-2020
по заявлению А.П. Синюкова о неправомерных действиях сотрудников ГУ МВД РФ по
Кемеровской области А.Г. Прокопца, М.М. Филиппова и следователя СУ СКР по
Кемеровской области Д.А. Алексеева.
При этом следователь Ю.И. Плотникова не указала дату и время составления
повестки.

1
Вместе с тем после ознакомления с постановлением Ю.И. Плотниковой об
отказе в возбуждении уголовного дела от 12.02.2020 у меня появились обоснованные
подозрения в том, что действия следователя Ю.И. Плотниковой направлены не на
установление истины и на привлечение виновных к ответственности, как этого требует
законодательство, а наоборот, на сокрытие противоправных действий совершенных
сотрудниками А.Г. Прокопцом, М.М. Филипповым и следователем Д.А. Алексеевым.
Так, 01.12.2019 года на сайте YouTube по ссылке https://youtu.be/SQRrDPz0aXE
опубликовано мое видео интервью, в котором я рассказал, что с 16 по 18 мая 2015
года сотрудники ГУ МВД РФ по Кемеровской области под руководством Прокопца А.Г.
и Филиппова М.М. незаконно удерживали меня пристегнутым наручниками к стулу.
При этом меня избивали и требовали оговорить себя и Синюкова Андрея Петровича, в
том, что я и другие лица, по указанию А.П. Синюкова готовили покушение на Р.С.
Давудова. После двух дней жестоких издевательств я был сломлен, испытывал
сильные боли и поэтому 19.05.2015 подписал подготовленные следователем Д.А.
Алексеевым показания, которые от меня требовали А.Г. Прокопец и М.М. Филиппов.

02.12.2019 А.П. Синюков направил на имя Генерального прокурора РФ и


Председателя СКР заявление в порядке ст.ст. 144-145 УПК РФ о неправомерных
действиях сотрудников ГУ МВД РФ по Кемеровской области А.Г. Прокопца, М.М.
Филиппова и следователя СУ СКР по Кемеровской области Д.А. Алексеева.

10.01.2020 заявление А.П. Синюкова от 02.12.2019 зарегистрировано в третьем


отделе по расследованию особо важных дел СУ СКР по Кемеровской области.

17.01.2020 я и А.П. Синюков обратились в Российский экспертный фонд


"ТЕХЭКО" с просьбой о проведении лингвистического исследования диалога,
представленного А.Г. Прокопцом на диске № 19 и приобщенного следователем Д.А.
Алексеевым в качестве вещественного доказательства к материалам уголовного дела
№ 14610288.
Для проведения исследования были предоставлены: копия
справки-меморандум к диску № 19, составленная А.Г. Прокопцом; копия Заключения
эксперта № 1-664 от 26.04.2916, в том числе, Приложение 2 содержащие две части
текста фонограммы диалога на диске № 19, установленного заместителем начальника
отдела фоноскопических и компьютерно-технических экспертиз ЭКЦ ГУ МВД России
по Кемеровской области Е.Ю. Некипеловой и главным экспертом отдела
фоноскопических и компьютерно-технических экспертиз ЭКЦ ГУ МВД России по
Кемеровской области А.В. Мелковым.

Примечание​: в январе 2017 года Председатель Следственного комитета РФ


А.И. Бастрыкин наградил специалистов Экспертного Фонда "ТЕХЭКО" медалями "За
содействие". Медали были вручены "За содействие в решении задач, возложенных
на Следственный комитет Российской Федерации". Кроме того, специалисты
Экспертного Фонда "ТЕХЭКО" рекомендованы Высшим Арбитражным судом РФ,
Генеральной прокуратурой РФ, Главной военной прокуратурой РФ, МВД РФ,
Судебным департаментом при Верховном суде РФ и другими Государственными
учреждениями.

2
Лингвистическое исследование проведено Е.С. Цыпкиной, имеющей Диплом ПП
"Судебная экспертиза", квалификации: "Судебный эксперт";
"Судебно-лингвистическая экспертиза"; "Лингвистическая экспертиза текста";
стаж экспертной деятельности с 2011 года.

По результатам лингвистического исследования в Заключении специалиста №


12453/Ц от 28.01.2020 отмечено, что несовпадения записи звучащей речи с диска №
19 в справке-меморандум к диску № 19 и Приложении 2 к Заключению эксперта №
1-664 от 26.04.2016 имеют рассогласование в значимых отрывках текста.

Таким образом, представленный А.Г. Прокопцом диалог на диске № 19 на


котором якобы записан разговор А.П. Синюкова, Л.В. Павликовского и Е.В. Китасова
является монтажом отдельных фрагментов.

После получения результатов лингвистического исследования у меня не


осталось сомнений в том, что мои показания были необходимы лично А.Г. Прокопцу с
целью сокрытия фальсификации результатов ОРД, представленных на диске № 19, на
котором якобы представлен диалог между А.П. Синюковым, Л.В. Павликовским и Е.В.
Китасовым.
Вместе с тем в материалах дела имеется справка-меморандум к диску № 22
также составленная А.Г. Прокопцом из которой следует, что А.П. Синюков и Л.В.
Павликовский не участвовали в диалоге представленном А.Г. Прокопцом на диске №
19.

Помимо того, ранее Рецензией № 1026 от 08.10.2018 на Заключении эксперта


№ 1-664 от 26.04.2016 было установлено, что вывод кемеровских экспертов Е.Ю.
Некипеловой и А.В. Мелкова о присутствии голоса А.П. Синюкова на диске № 19
является ложным.
Рецензия № 1026 от 08.10.2018 составлена судебным экспертом Д.О.
Елисеевым, имеющим сертификаты на право самостоятельного производства
судебных экспертиз по специализациям: "Исследование голоса и звучащей речи";
"Исследование звуковой среды, условий, средств, материалов и следов звукозаписей";
свидетельства Центральной экспертно-квалификационной комиссии МВД РФ на право
самостоятельного производства судебных экспертиз по специальностям:
"Идентификация лиц по фонограммам устной речи и техническое исследование
фонограмм"; свидетельство об окончании Высших академических курсов Академии
управления МВД РФ по организации производства фоноскопических экспертиз, стаж
экспертной работы в области судебной фоноскопии более двадцати лет и общий стаж
экспертной работы с 1995 года.
Кроме того, судебный эксперт Д.О. Елисеев установил, что Заключение
эксперта № 1-664 от 26.04.2016 было напечатано задним числом, то есть, появилось в
материалах уголовного дела № 14610288 в результате служебного подлога.

3
29.01.2020 я направил на имя следователя Ю.И. Плотниковой ходатайство с
просьбой приобщить к материалам проверки КРСП № 204-08пр-2020 следующие
материалы:

1) Копия постановления от 19.05.2015 о предоставлении из ГУ МВД РФ по


Кемеровской области в СУ СКР по Кемеровской области результатов
оперативно-розыскной деятельности.
2) Копия справки-меморандум к диску № 19.
3) Копия справки-меморандум к диску № 22.
4) Копия постановления Кемеровского областного суда № 1780 от 28.11.2014 года
о проведении по адресу г. Кемерово, пр-т Притомский, 7/6 – 141, ОРМ
«Обследование помещений, зданий, сооружений, участков местности и
транспортных средств» и «Наблюдение» с применением негласной аудио и
видеозаписи, ограничивающих конституционное право граждан на
неприкосновенность жилища, сроком на 60 суток.
5) Копия Заключения эксперта № 1-664 от 26.04.2016 с приложениями.
6) Копия Рецензии № 1026 от 28.10.2018.
7) Копия Заключении специалиста № 12453/Ц от 28.01.2020.

Копия моего ходатайства от 30.01.2020 была направлена Председателю


Следственного комитета РФ А.И. Бастрыкину и Генеральному прокурору РФ И.В.
Краснову.

31.01.2020 следователь Ю.И. Плотникова направила мне ответ, в котором


указала, что представленные мною копии документов приобщены к материалам
проверки КРСП № 204-08пр-2020.

12.02.2020 следователь Ю.И. Плотникова по материалам проверки КРСП №


204-08пр-2020 вынесла постановление об отказе в возбуждении уголовного дела о
превышении должностных полномочий следователем СУ СКР по Кемеровской области
Д.А. Алексеевым и сотрудниками ОБОП УУР ГУ МВД РФ по Кемеровской области А.Г.
Прокопцом и М.М. Филипповым.
При этом основанием для отказа в возбуждении уголовного дела следователь
Ю.И. Плотникова безоговорочно приняла одностороннюю версию изложенную Д.А.
Алексеевым, А.Г. Прокопцом и М.М. Филипповым.

Обратив внимание лишь на один вывод Ю.И. Плотниковой о том, что "факт
нахождения Е.О. Краюхина в помещении УУР ГУ МВД РФ по Кемеровской области в
период с 16 по 18 мая 2015 года объясняется его добровольным нахождением там",
полагаю, даже у стороннего наблюдателя появится обоснованный повод сомневаться
в объективности и беспристрастности следователя Ю.И. Плотниковой.
Учитывая мои показания и показания моей мамы О.Н. Гоморовой полученные Ю.И.
Плотниковой в ходе проведения проверки, ни о каком "добровольном" моем
нахождении с 16 по 18 мая 2015 года в помещении УУР ГУ МВД РФ по Кемеровской
области речи быть не может.

4
Так, из объяснений О.Н. Гоморовой следует, что с 16 по 18 мая 2015 года она
не могла дозвониться мне на сотовый телефон, а 18 мая 2015 года около 21:00 часов
ей позвонил сотрудник полиции, который сообщил, что я задержан полицией за драку.
Кроме того, О.Н. Гоморова указала, что, встретившись со мной 19 мая 2015 года на
территории ГУ МВД РФ по Кемеровской области она увидела на моем лице и на лбу
ссадины, а в области локтя синяк, при этом я был подавлен и напуган.
Также необходимо отметить, что во время допроса следователь Ю.И.
Плотникова откровенно ухмылялась моей маме в лицо, а когда моя мама сделала
Ю.И. Плотниковой замечание, следователь Ю.И. Плотникова сказала, что такое
поведение не запрещено законом.

Таким образом, обоснованно подозреваю, что выводы Ю.И.


Плотниковой о моем "добровольном" нахождении с 16 по 18 мая 2015 года в
помещении УУР ГУ МВД РФ по Кемеровской области изложены с единственной
целью – скрыть незаконное лишение меня свободы сотрудниками полиции.

Кроме того, приобщив к материалам проверки Рецензию № 1026 от 28.10.2018


и Заключении специалиста № 12453/Ц от 28.01.2020 следователь Ю.И. Плотникова не
дала никакой оценки тому факту, что у А.Г. Прокопца и Д.А. Алексеева имелся мотив
принуждать меня к даче заведомо ложных показаний с целью сокрытия
сфальсифицированных результатов ОРД представленных А.Г. Прокопцом на диске №
19 и в справке-меморандум к диску № 19.

Также считаю необходимым отметить, что сомнения в объективности и


беспристрастности следователя Ю.И. Плотниковой я выражал и до начала проведения
проверки.
Так, 20.01.2020 мне стало известно, что проведение проверки поручено
следователю Ю.И. Плотниковой. В тот же день я направил в СУ СКР по Кемеровской
области ходатайство об отводе следователя Ю.И. Плотниковой от проведения
проверки, в котором указал, что из сети Интернет мне известно, что в мае 2018 года из
военного следственного отдела СК России по Юргинскому гарнизону Центрального
военного округа в Следственное управление СКР по Кемеровской области был
направлен рапорт о признаках преступления, предусмотренного ст. 286 УК РФ,
выразившееся в незаконном и необоснованном посещении следователем Д.А.
Алексеевым и сотрудником полиции А.Г. Прокопцом осенью 2015 года пожилых
родителей А.П. Синюкова, являющихся инвалидами, с целью оказания на А.П.
Синюкова психологического давления, а также в угрозах физической расправой,
высказанных А.Г. Прокопцом брату А.П. Синюкова, Синюкову Сергею Петровичу, в
случае если А.П. Синюков не выполнит требование А.Г. Прокопца и Д.А. Алексеева не
объявится и не признает вину в сфабрикованных обвинениях.
Проведение проверки по данным фактам было поручено в мае 2018 года
следователю Ю.И. Плотниковой.
В ходе проведения проверки с целью сокрытия должностных преступлений,
совершенных Д.А. Алексеевым и А.Г. Прокопцом, следователь Ю.И. Плотникова
неоднократно умышленно искажала полученные от С.П. Синюкова показания, в связи

5
с чем, С.П. Синюков обращался с заявлениями об устранении грубейших искажений
фактов.
06.06.2018 рассмотрев материалы проверки КРСП № 202-59пр-2018 от
14.05.2018 по сообщению о преступлении, предусмотренного п. "а" ч. 3 ст. 286 УК РФ,
следователь Ю.И. Плотникова, вынесла постановление об отказе в возбуждении
уголовного дела по факту превышения должностных полномочий следователя Д.А.
Алексеева и сотрудника полиции А.Г. Прокопца.
При этом с целью сокрытия должностных преступлений следователь Ю.И.
Плотникова указала в постановлении от 06.06.2018 заведомо ложные сведения о дате
посещения Д.А. Алексеевым и А.Г. Прокопцом родителей А.П. Синюкова осенью 2015
года и о пересечениях А.П. Синюковым Государственной границы РФ в мае 2015 года.

Таким образом, в 2018 году выводы следователя Ю.И. Плотниковой


также были основаны на односторонней версии изложенной Д.А. Алексеевым
и А.Г. Прокопцом.

На основании изложенного, считаю, что у меня имеются все основания


сомневаться в объективности и достоверности в результатах, которые будут получены
при проведении психофизического исследования с применением полиграфа, так как
ранее кемеровские эксперты уже выносили заведомо ложное Заключению эксперта №
1-664 от 26.04.2016 с целью сокрытия противоправных действий А.Г. Прокопца.

Кроме того, я абсолютно уверен в том, что следователю Ю.И. Плотниковой


достоверно известно о том, что в соответствии с требованиями законодательства РФ
психофизическое исследование с применением полиграфа не является
доказательством.
Однако, несмотря на данное обстоятельство следователь Ю.И. Плотникова
назначает проведение ПФИ с применением полиграфа.

Так, уголовно-процессуальный закон прямо не предусматривает возможности


применения полиграфа в уголовном процессе для проверки достоверности показаний.
По данному вопросу Верховный Cуд РФ в Кассационном определении от 11
сентября 2012 г. № 41-О12-57СП указал, что УПК РФ не предусматривает
законодательной возможности применения полиграфа в уголовном процессе. Этот вид
экспертиз является результатом опроса с применением полиграфа, регистрирующего
психофизиологические реакции на какой-либо вопрос, и такое заключение не может
рассматриваться в качестве надлежащего доказательства, соответствующего
требованиям ст. 74 УПК РФ.
Кроме того, в соответствии с п. 5.2.1 Обзора кассационной практики Судебной
коллегии по уголовным делам ВС РФ за второе полугодие 2012 г., утвержденного
Президиумом ВС РФ 3 апреля 2013 г., "…согласно уголовно-процессуальному закону
психофизиологические исследования не являются доказательствами…".
Судебная коллегия по уголовным делам ВС РФ в Кассационном определении
от 4 октября 2012 г. № 34-О12-12 указала, что такие заключения не соответствуют
требованиям, предъявляемым уголовно-процессуальным законом к заключениям

6
экспертов, и такого рода исследования, имеющие целью выработку и проверку
следственных версий, не относятся к доказательствам согласно ст. 74 УПК РФ.
Кроме того, в настоящее время нет базы общепринятых научных и
практических данных, "позволяющих проверить обоснованность и достоверность
выводов" психофизиологического исследования на полиграфе, что противоречит ст. 8
Федерального закона "О государственной судебно-экспертной деятельности в
Российской Федерации".

Таким образом, заключение специалиста о результатах


психофизиологического исследования с использованием полиграфа не может
быть использовано в качестве допустимого доказательства.

В дополнение к вышеперечисленному необходимо добавить, что результаты


психофизиологического исследования с использованием полиграфа, проведенного в
отношении меня, не будут достоверными, так как в августе 2019 года я перенес
хирургическую операцию под общим наркозом вследствие чего в настоящее время у
меня происходят ощутимые перепады артериального давления. При этом показатели
артериального давления являются одним из факторов влияющих на достоверность
психофизиологического исследования с использованием полиграфа.

На основании изложенного, руководствуясь законодательством Российской


Федерации я, Краюхин Евгений Олегович, отказываюсь от прохождения
психофизиологического исследования с использованием полиграфа.

Приложение: копия повестки о вызове для проведения проверочных


мероприятий.

Краюхин Е.О.