Вы находитесь на странице: 1из 4

С.

40
юда / люда (юдявка, видевки, недевки, самоюда)
Словом юда называют воздушного духа, нимфу, которая обитает в воздухе или
горных полостях. Эти существа появляются часто во множестве, чаще всего как три
сестры (Пир. край 472). Их представляют себе прекрасных юных женщин7, которые перед
восходом солнца танцуют на прогалинах леса и купаются в горных озерах. Летом они
вызывают смерч (геров 5, … : 25), причем они могут поднять людей до неба и оттуда
бросить вниз (район Демир-Хисар (сейчас Valovištko), см. СбНУ 4.3.113). Они могут
поразить человека болезнью, если тот осквернит их место для танцев (Пир. край 473–3), а
также навредить роженицам и новорожденным (Геров5, 602). Их характеристика
полностью соответствует характеристике нимф, которых называют самовили, самовиди
(см. также Ильинский 1933:467). Братья Младиновы (Младинови 1961:646) описывают
этого демона как длинноволосую женщину, которая обитает в реках и озерах, и
запутывает своими длинными волосами и топит людей.
Слово распространено прежде всего в Родопах и на юго-востоке болгарской
языковой области, как уже установил Арнаудов (Арнаудов 1969:592), однако в качестве
термина фольклора встречается на всей территории Болгарии. Очень часто встречается
оно вместе со своим синонимом самодива: юдътъ и самудивътъ (Volkslied ... 36.9), дивна
юда самодива (Volkslied ... 35.59). Наиболее частыми эпитетами этого слова в фольклоре
являются димна юда (например, район Благоевград, см. СбНУ 9,2.16), демна юда (Банско,
см. Молерови 1954:39; район Кюстендил, см. Умленски ... 80). Распространено также
значение 'буря, смерч'; ‘сильный ветер’ (Slaveino ... 176), ‘смерч’ (Žalzusa, район Арда),
‘смерч, который поднимает воронкообразную пыль’

С. 41
(Триград; ... Delcev), ‘северный ветер, который меняет свое направление’ (район
Сливен, см. Ковачев 1974:31); из Тарново (город и район) имеется значение ‘неспокойный
ребенок’ и подтверждено производным словом юдя се ‘не иметь покоя (от детей)’ (см.
СбНУ... и Геров 5, 602). Другим диалектным значением юда является ‘плохой человек,
черт’ (Лом, см. СбНУ .. и Геров...).
Болгарское слово заимствовано в румынсккий язык iude (мн.ч.), где оно кроме 'злая
фея' означает еще 'паздник в честь этого духа 19 июня', а кроме 'смерч' означает еще и
‘куча выкорчеванных бурей деревьев’ (см. ...-15). Кроме того в румынском языке iuda
также речной дух, фея, которая требует человеческих жертв путем утопления (на берегу и
озерах Дуная и Черного моря, см. ... 58, сравн. Описанные Младиновым суеверия).
Широкое распространение слова в румынском языке показывает, что речь должна идти о
давнем заимствовании и болгарское слово прежде распространено было гораздо шире,
чем сегодня.
Болгарский диалектный вариант от юда : люда (Геров 3,35) встречается в фольклоре
в этимологической фигуре с глаголом излюдвам 'мошенничать, обманывать' :
Излезна люда низ Дунав
Та си млад ....
(район София, см СбНУ ...., 43, 335)

БЕР 2,39 объясняет излюдвам из изюдвам, которое приближается к люде 'люди'. Еще
более приближенным, по моему мнению, является влияние со стороны глагола излудя
'обманывать, мошенничать' (Sacanli, район ...), словянское соответствие с постоянным
значением 'пытаться обманывать’ и состоит в связи с *ludъ ‘сумасшедший’ (см. ... -6). Так
можно люда объяснить влиянием излюдвам, таким образом форма не имеет никакого
этимологической ценности.
Многие производные от юда обозначают дикорастущие растения, например юдина
стъпка ‘мятлик’ (Явашов 1914:6, Панчев), юдничава билка ‘вероника’ (Sudzaskoj,
сегодня Vodica, район Варна, см. Панчев 170), юдичава трева (Геров ...92) ‘живучка’,
юдничава трева (German ... 28) – то же самое. Это растение применяется в народной
медицине против обмороков и приступов слабости. Рожениц и детей обкуривают ею
против сглаза. Настой этого растения оказывает стимулирующее воздействие на нервную
систему (Ахтаров ...92), семантика юдничава трева, таким образом, возможна 'трава,
которая противодействует юди'.
Самоюда создана как синоним самовила, самодива.
Редкой диалектной производной от юда является юдав (северная Добруджа, см.
СбНУ...), юдяв (Преслав, см. НПСБ...), засвидетельствованное в народной песне:
Нашто... юдаво,
Хората ... юда,
Которое определяет этого демона как возбудителя болезни. От этого
прилагательного производным является редкое юдявка 'подобная юде фея ' (Тополово,
район Асеновград, см. Арх. ...). В качестве диалектного варианта этого слова можно
объяснить видевки ‘невидимые феи (самодивы)’ (Клокотница, район Гасково, см.
Арх. ..,4).
С. 42.
По диалектному переходу от ю- ‫ ﺣ‬u с вставным в- ‫ ﺣ‬ви- сравн. вирдек ‘селезень’
(Шумен) от юрдек (см. БЕР 1,151). В качестве дальнейшего искажения этой формы с
народноэтимологическим толкованием через не-дева можно объяснить недевки
‘невидимые существа как юди, которые поражают людей болезнями’ (район Первомай,
см. СбНУ … 3, 259). Прилагательное юдав имеет соответствие в сербохорватском диал.
jудав ‘плаксивый, раздражительный; болезненный’ (Черногория), jудавост ‘плаксивость’
(PCKHJ 8,787). Эти соответствия, имеющиеся в производных, свидетельствуют, что юда
‘нимфа’, ограничивается сегодня болгарским языком, должна существовать также и в
сербохорватском языке. Сербохорватское диалектное ботаническое название juda ‘церцис’
(PCKHJ --- 1879) приводится Трубачевым (ЭССЯ 8,191) как сербохорватское соответствие
болгарского юда ‘нимфа’, идентичное библейскому имени … , как отчетливо показывают
синоним жидово стабло ‘Иудино дерево’ и немецкое соответствие Judasbaum ‘Иудино
дерево’. Украинское диалектное юда муж. р. ‘злой дух, нечистая сила’ также приводится в
качестве параллели к болгарскому слову (Slawski--- 191), однако приведенный Гринченко
(IV, 531) контекст показывает: «нечистый дух… бив», что речь здесь идет скорее всего
как и белорусском юда ‘изменник, лицемер’ об имени библейского предателя. Это имя
несомненно тесно переплетено с унаследованным из праславянского языка *juda ‘нимфа’,
‘злой дух’ (cм. Slawski …1, 587). Оно лежит также в основе болгарского значения юда
‘плохой человек’. Образ Иуды сам развивает мифологические черты: сравн. румын.
Ischariot ‘черт’ (Илиев 383). Неопределенной является также принадлежность рус. чудо-
юдо к рассматриваемому здесь этимону. Контекст является не достаточно обширным,
чтобы допустить уверенные заключения. Согласно Фасмеру (REW 468) речь идет только
рифме к чудо.
Так болг. юда ‘нимфа, смерч’ имеет только сербохорватском языке достоверное
соответствие, содержащееся в производных, на основании которых можно
реконструировать праслав. диалект. *juda ‘смерч, вихрь’, ‘женский демон, который
вызывает этот ветер’.

Шире распространено производный от *juda глагол *judaliti(se) : болг. юдя


'обманывать, покушаться', изюдвам, изюдавам 'лгать, обманывать, совращать', изюдвам се
'становиться плохим', юдя се 'унижаться' (Калофер ...76), 'унижаться, 'становиться
жеманным' (Троян... 205), 'злорадно посмеяться над кем-то, 'гримасничать' (Кравеник ...),
разюдвам в выражении разюдено дете 'ребенок с заячьей губой' (Панчев... уста), это
значит ‘перекошенный, обезображенный’, сербохорв. jудати сe ‘вести себя
раздражительно, нервно, сердиться’(PkhJ ...), словен. judati, judam ‘ругаться’, judati ce
‘ссориться, драться’ (Pletersnik), укр. юдити ‘совращать, причинять зло’, белорус. юдзиць
‘быть лицемерным, лукавым; оклеветать’, диал. юдыты ‘обманывать’, польск. judzič
‘подстрекать к чему-то плохому, раздражать, подстрекать’, judzič sie ‘дразнить, сердить’ и
производное podjudzač ‘подзадоривать, подстрекать’. Славский, SEJP 1,588 по праву
одалживает точку зрения Бернекера, что польский глагол заимствован из лит. su-jaudinti,
judinti ‘приводить в движение, встряхивать’ (SEW 1,457), однако со своей стороны считает
это заимствованием с восточнославянского (Славский...587). Это однако не
предоставляется возможным, если принять во внимание семантическое соответствие
польск. judzič sie bи сербохорв. jудати се, оба ‘дразниться, сердиться’. Так можно сделать
заключение, что этот глагол и находящееся в его основе имя существительное не
ограничивается только южнославянскими и восточнославянским языками, а также
существовали в западнословянских языках.

С. 43

Праслав. *juda, *juditi имели точное соответствие в лит. jauda ‘приманка, наживка’,
jaudus ‘раздражительный, возбудимый, чувствительный’, jaudinti‘ кого-нибудь
обольстить’, jaudytis ‘буйствовать’, латыш. jauda ‘сила’, jauditi ‘двигать’, древнеинд.
yudhyate ‘борется’, ud-yodhati ‘бурлит (о воде), вскакивает в гневе’, yodhati ‘борется’.
Самой точной параллелью с семантической точки зрения является созданное при помощи
суффикса –r лит. диал. (южно-лит.) jaudra ‘буря’ (согласно Карлюнас ...133). Тот же
этимон с аблаутом представлен в: лит. judinti, judinu 'двигать, будоражить, встряхивать',
judeti, judu 'двигаться, шевелиться, дотрагиваться', justi, jundu 'приводить в дрожащее
состояние, начать шевелиться', juda ‘движение’, лат. judit ‘приниматься ссориться,
подстрекать’, древнелит. judus ‘склочный’, лит. judrus ‘подвижный, энергичный’, judra
‘смерч, вихрь’, лат. jubere, jubeo ‘повелевать’, греч. ... ‘битва’, нем. zetern ‘ныть,
жаловаться’ (‫*ﮮ‬jaud , см. .... 881). Индоевроейскими изначальными формами являются:
*yudho- ‘волнение, возбуждение’, *yedh- ‘стремительно двигаться, бороться’, см. .... 191-2.
Согласно Ильинскому (Ильинский... 471) речь идет об субстантивированном
прилагательном 'неспокойное, своенравное, склочное существо', причем он прежде всего
сопоставляет древнелит. judus. По его мнению в постоянном сочетании народной песни
юда самодива слово юда изначально является эпитетом к самодива. По моему мнению
однако точными лексико-семантическими соответствиями к праслав. *judu являются
образованные с помощью r-форманта лит. jaudra 'буря', judra 'смерч'. Значения 'буря',
'смерч' содержатся в болгарском языке и в наше время. Характеристика нимф как духов
ветра распространена во всех индоевропейских языках (см. Маннхардт ...370), сравн.
Особенно болг. вила, самовила ‘смерч, который поднимается в форме воронки’, 'нимфа,
которая вызывает этот смерч', вихрушка – то же самое.
Каралюнас (1975 ... 7) ставит сюда также лат. juods ‘лесной и полевой черт, злой дух’
(‫*ﮮ‬juodh-), однако принадлежность этого слова к гнезду слов от индоевр. *juodh- не
является однозначно определенной: сравн. фин. juutas ‘черт’, эстонск. juudas ‘черт’,
которые дают основание в этих обозначениях видеть мигрирующее культурное слово, в
основе которого лежит имя Иуда (см. ...62).
Cabej (1963:135) сравнивает болг. юда с албанским judi, фигурой албанских
народных верований, которая ночью является пьяным в образе буйвола, осла или гуся и
избивает их, он выводит это название как раз от имени библейского изменника. Этот
образ с точки зрения этнографии стоит очень далеко от нимфы болгарского народного
суеверия.
Касательно других, в большинстве еще донаучных этимологий см. у Ильинского
1933:467-70 (Гилфердинг: родственное с древнеинд. jadas ‘водяной дух’; Гайтлер:
родственное с лат. unda ‘волна’; Ягич: из Sybilla Judaeea; Легер: родственное с рус. яга),
С. 44.

где также доказана их фонетическая неосновательность. Определенным


доказательством обладает выдвинутый Dozon (1875:339) и поддержанный Веселовским
(1883...), Илиевым (1892 ...), Брюкнером (... 677) и Ионеску (1976...) вывод слав. *juda от
имени библийского изменника .... Несомненно это имя оказало влияние на древнее
унаследованное слово, однако благодаря надежным фонетическим и семантическим
соответствиям слав. *juda, *juditi эти слова по всей видимости должны быть
унаследованными из индоевропейского языка. Имя библейского изменника связалось с
ними позже ассоциативно.