Вы находитесь на странице: 1из 6

Эссе на тему:

“Море - мир бездонный” по творчеству


Айвазовского

Студента: Белякова Александра


ИС-2

Луганск 2017
“Море - мир бездонный” по творчеству Айвазовского

Многие поэты и художники отдали дань морю, но только один Айвазовский отдал
магической стихии всего себя. Любовь к морю и блестящий талант помогли художнику так
точно передать движение и дыхание моря на более шести тысячах картин.
Имя Ивана Константиновича Айвазовского, живописца моря, настоящего поэта
морской стихии, уже много десятилетий пользуется заслуженной любовью нашего народа.
Произведения художника широко известны во всем мире. Известный маринист обладал
необыкновенной зрительной памятью, ярким воображением, тонкой восприимчивостью,
высоким живописным мастерством, уникальным умением уловить изменчивый, капризный
характер морской стихии. Творчество Айвазовского отличается чувством грандиозного,
величественного, чарующего. Всю свою жизнь художник посвятил созданию произведений,
воспевающих мощь и величие, могучую силу моря. Своеобразие его стиля заключалось в
способности в романтическое манере изобразить необъятные морские просторы, буйство
огненных закатов, неповторимую красоту лунного света, играющего переливами на волнах.
Картины Айвазовского вызывают у зрителей большой интерес и чувство глубокого
восхищения. Море, возвеличенное им и в шторм, и в штиль, на протяжении всей жизни
питало воображение. Оно для художника всегда было синонимом свободы, олицетворяло
мужество, звало к противоборству, призывало верить в высокое предназначение человека,
идти к цели сквозь испытания и беды.
Шум прибоя, игра солнечных бликов на водной поверхности, корабли в гавани
пленили мальчика, страстью которого стало рисование. Он рисовал углём на белых стенах
крымских домиков целые сцены. Эти рисунки заметил и оценил феодосийский
градоначальник. Айвазовскому повезло: в пропитанной духом классицизма Академии он
попал в класс к профессору Максиму Воробьеву - прекрасному пейзажисту, знатоку
природы, умеющему удивительно тонко и лирично писать водные просторы. Годы учёбы
были наполнены неустанным трудом, радостью творчества, счастьем знакомства с
известными с людьми. Но он стремился не только овладеть техникой живописи, но и
досконально изучить морскую стихию, суровую и опасную жизнь моряков. Еще учась в
академии, он на боевых кораблях выходит в походы по-Черному и Балтийскому морям,
участвует в трех десантных операциях у берегов Кавказа. Судьба сводит его с выдающимися
русскими флотоводцами: М. Лазаревым, П. Нахимовым, В. Корниловым, В. Истоминым,
теплые чувства к которым он пронесет через всю жизнь. Занятия в академических классах
много дали молодому художнику.
Впечатления от увиденного переполняют художника. Айвазовский создает цикл
картин, воспевающих красоту и величие моря. Картины получили высокую оценку совета
Академии. Большая золотая медаль, полученная за три пейзажа с морскими видами,
позволили ему уехать в пенсионерскую командировку за рубеж для изучения классики.
Всю свою жизнь он посвятил изображению моря; он создал и поднял на большую
высоту особую область пейзажной живописи — марину, которая до Айвазовского почти не
имела своих представителей в русском искусстве. Айвазовский является бесспорно
центральной фигурой и крупнейшим мастером морского пейзажа в русском искусстве XIX
века. В этой области он был и остается выдающимся непревзойденным мастером.
Способность поэтически воспринимать самые обыденные явления в природе нашла
яркое отражение в его произведениях. Пишет ли художник группу рыбаков, перебирающих
сети у баркаса, лунную ночь после бури, Одессу при восходе луны или Неаполитанский
залив при утренней заре — он всегда находит в зрительном образе природы неуловимые
черты, вызывающие в нашей памяти поэтические или музыкальные ассоциации.
Айвазовский всегда много и охотно рисовал. Среди карандашных рисунков
выделяются своим зрелым мастерством работы, относящиеся к сороковым годам, ко времени
его академической командировки 1840-1844 годов и плавания у берегов Малой Азии, и
Архипелага летом 1845 года. Рисунки этой поры гармоничны по композиционному
распределению масс и отличаются строгой проработкой деталей. Крупные размеры листа и
графическая законченность говорят о большом значении, которое художник придавал
рисункам, сделанным с натуры. Это были в основном изображения прибрежных городов.
Острым твердым графитом Айвазовский рисовал лепящиеся по уступам гор, уходящие вдаль
городские постройки или отдельные, понравившиеся ему здания, соединяя их в пейзажи.
Самыми простыми графическими средствами - линией, почти не пользуясь светотенью, он
достигал тончайших эффектов и точной передачи объема, и пространства. Рисунки,
сделанные им во время путешествия, всегда помогали ему в творческой работе.
В молодости он часто пользовался рисунками для композиции картин без всяких
изменений. Позднее он свободно перерабатывал их, и часто они служили ему только первым
толчком для выполнения творческих замыслов. Ко второй половине жизни Айвазовского
относится большое количество рисунков, выполненных в свободной широкой манере. В
последний период творчества, когда художник делал беглые путевые зарисовки, он стал
рисовать свободно, воспроизводя линией все изгибы формы, часто едва касаясь мягким
карандашом бумаги. Его рисунки, утратив былую графическую строгость и отчетливость,
приобрели новые живописные качества. По мере того как выкристаллизовывался творческий
метод Айвазовского и накапливались огромный творческий опыт и мастерство, в процессе
работы художника произошел заметный сдвиг, сказавшийся на его подготовительных
рисунках. Теперь он создает набросок будущего произведения по воображению, а не по
натурному рисунку, как он это делал в ранний период творчества.
Картины Айвазовского глубоко содержательны, эмоционально насыщенны. Его
живописные образы иногда возвышаются до широких обобщений, отражающих многие
стороны жизни и передовые идеи своего времени. С особой отчетливостью это сказалось на
произведениях, ставших основными вехами на пути развития его творчества. Картины
„Девятый вал" (1850, Русский музей), „Черное море" (1881, Третьяковская галерея) и „Среди
волн" (1898, Галерея Айвазовского, Феодосия) являются результатом многих
предварительных поисков определенного образа морской стихии. Эти произведения —
вершина живописного мастерства Айвазовского. Они и сейчас пользуются наибольшей
популярностью, потому что в них ярче, чем во многих других картинах, отразились
мастерство, идейная направленность и содержательность творчества художника.
Катастрофы на море…Они всегда волновали людей, приковывали к себе внимание
общества. Кораблекрушение – основная тема в творчестве Айвазовского. Сколько
человеческих страстей, отчаяния, напряжения всех сил таит в себе она! Именно в такой
экстремальной ситуации раскрывается глубина человеческих характеров. Природа
всесильна, а человек ничтожен – вот основной лейтмотив таких марин.
С новой силой пробудились думы о ненаписанной картине. Айвазовский закрылся от
всех в мастерской. Шли дни, но он не прикасался к палитре и кистям. Подолгу сидел в
кресле с закрытыми глазами, мысль его неустанно работала. Вставало в памяти детство, как
во время отдыха рыбаки рассказывают о страшных бурях, о кораблекрушениях. Вставала
юность: странствия в чужих краях, но морям и океанам. Однажды по пути из Англии в
Испанию в Бискайском заливе корабль попал в жестокую бурю. Все пассажиры обезумели от
страха. Художник тоже испытывал страх. Но даже в эти часы его не покидала способность
любоваться прекрасной грозной картиной бури. Чудом они добрались тогда до Лиссабонской
гавани. В памяти вставали и другие бури: в Финском заливе, на Черном море. Люди гибли,
но люди и побеждали. Побеждали те, кто был смелее и не сдавался смерти, кто страстно
хотел жить. Шторм отступал перед мужеством человека. Людская воля! Он знал о ней не
понаслышке, а видел ее воочию: на море, на суше.
Когда Айвазовский все это передумал и перечувствовал, тогда сами руки потянулись
к палитре и кистям. Свою картину Айвазовский так и назвал: «Девятый вал».
На картине изображено раннее утро после бурной ночи. Над бушующим океаном
вставало солнце. Его лучи открыли настежь ярко-алые ворота в грядущий день. И теперь
только стало возможно разглядеть все, что недавно скрывал ночной мрак. Пенятся огромные
волны, еще вздымаются их яростные гребни. Одна из этих волн самая высокая. Ее зовут
девятый вал. А на первом плане картины, на обломке мачты разбитого бурей корабля,
спасается маленькая группа людей.
Неистовству стихии художник противопоставил мужество и отвагу людей,
спасающихся на обломке мачты после кораблекрушения. Гребни валов поднимаются над их
головами. Со страшной силой и гневом она вот-вот обрушится на потерпевших крушение. А
усталые, измученные, они судорожно прижимаются друг к другу, надеясь во взаимной
поддержке найти спасение от нависшей над ними гибели. Тема борьбы человека со слепым
могуществом стихии чрезвычайно характерна для живописи романтизма. У Айвазовского
трагический конфликт между людьми и природой играет сравнительно незначительную
роль; все внимание художника сосредоточено на жизни самой стихии. Айвазовский так
построил свою картину и ввел в нее наиболее яркие и звучные цвета, что, не смотря на
драматизм происходящего, заставил любоваться красотой бушующего моря. В картине нет
чувства обреченности или трагизма.
Художник нашел точные средства для изображения величия, мощи и красоты
морской стихии. Картина наполнена глубоким внутренним звучанием. Она полна света,
воздуха и вся пронизана лучами солнца, сообщающими ей оптимистический характер. Этому
в значительной степени способствует колористический строй картины. Она написана
самыми яркими красками палитры. Колорит ее включает широкую гамму оттенков желтого,
оранжевого, розового, лилового цветов неба и зеленого, синего и фиолетового — воды.
Яркая, мажорная, красочная гамма картины звучит ликующим, радостным гимном мужеству
людей, побеждающих слепые силы страшной, но прекрасной в своем грозном величии
стихии. Зритель сразу же может представить, какая страшная гроза прошла ночью, какое
бедствие терпел экипаж корабля и как гибли моряки. Несмотря на то, что „Девятый вал"
относится к одной из картин русской пейзажной живописи, в которой с наибольшей
определенностью отражены черты романтизма, смысловое и живописное содержание
картины родилось не в мире грез, а органически сложилось в результате наблюдений
художника над природой. "Девятый вал" представляет собою вершину первого,
романтического периода в его творчестве. Отдавшись воображению, но создал один из
величайших своих шедевров.
Образ бушующей морской стихии волновал воображение многих русских поэтов.
Ярко отражено это в стихах Баратынского. Готовность к борьбе и вера в конечную победу
звучат в его стихах:
Так ныне, океан, я жажду бурь твоих -
Волнуйся, восставай на каменные грани,
Он веселит меня, твой грозный, дикий рев,
Как зов давно желанной брани,
Как мощного врага мне чем-то лестный гнев…
Таким море вошло и в сформировавшееся сознание молодого Айвазовского.
Художник сумел воплотить в маринистической живописи чувства и мысли, волновавшие
передовых людей его времени, и придать глубокий смысл и значимость своему искусству.
В 1881 году мастер написал еще одно из самых значительных своих полотен —
полную величия и силы картину «Черное море». Произведение довольно простое по сюжету
и в то же время действительно неповторимое по силе и выразительности чувств. Большим
поклонником был Крамской, который с огромным восторгом писал о «Черном море»
Айвазовского: «Это одна из самых грандиозных картин, какие я только знаю…». К тому же
Крамской - даже включил его в собственную известную картину "Неутешное горе",
поместив за спиной героини и сделав своеобразным "зеркалом" ее душевных переживаний.
За внешним реализмом этого полотна скрывается глубочайшая метафизика. "Море" и
"небо" - вот два главных его героя. Сюжет - их противоборство и единство. "Черное море"
отличает какой-то не отменимый ритм, отвечающий вечному размеренному дыханию мира и
внешне проявляющийся в ритмически сменяющих друг друга волнах. Художник впервые
показал картину (на выставке в Академии художеств) под несколько другим названием: "На
Черном море начинает разыгрываться буря". Позже он исключил повествовательность,
сократив название до точного и емкого "Черного моря" и подчеркнув тем самым стремление
представить в картине реалистический и вместе с тем предельно обобщенный образ морской
стихии. Это название так же не могло удовлетворить ее создателя потому, что говорило
только о состоянии природы. А художник вкладывал в свое произведение более глубокий
смысл — он стремился создать многогранный, величественный образ Черного моря.
Свет как идея играет в творчестве Айвазовского значительную роль. Внимательный
зритель почувствует, что, изображая море, облака и воздушное пространство, художник
фактически изображает свет. Свет в его искусстве - символ жизни, надежды и веры, символ
вечности. Это не что иное, как по-своему переосмысленная идея созидающего света, света
познания, имеющая давнюю устойчивую традицию в армянской культуре и получившая
блестящее воплощение у позднейших армянских мастеров. Эту традицию Айвазовский
воспринял через прославляющие солнечный восход средневековые песнопения, которые он
хорошо знал и постоянно слышал в армянских церквах. Не случайно, говоря о своих
картинах, он заметил: "Те картины, в которых главная сила - свет солнца... надо считать
лучшими". На последних полотнах Айвазовского свет ниспускается из невидимого
источника, мощным снопом прорезая тьму.
«Море — моя жизнь. Проживи я ещё триста лет, всегда бы нашёл в море нечто
новое». И. К. Айвазовский.
Есть у Айвазовского картины со спокойным морским пейзажем. Он воспевает
излучающее сияние море в следующей работе «Рыбаки на берегу моря» (1852,
Государственная картинная галерея Армении). По сделанным накануне набросков
Айвазовский нанёс на клочок бумаги начальный эскиз задуманной картины. Из
нахлынувших зрительных образов, благодаря феноменальной памяти, он за несколько часов
создал на полотне радужное сверкание морских брызг в лучах восходящего утреннего
солнца, игру света и тени на морской поверхности и бесконечные оттенки воды.
Айвазовскому присуща самобытная система живописного мышления. На одном и том же
полотне художник создаёт яркие, контрастные поражающие своим великолепием сочетания
красного, синего, зелёного, оранжевого. Айвазовский подчеркнул своё присутствие на
полотне, делая себя одним из персонажей. Возможно, как и герои, мастер не мог оторвать
мечтательный взгляд от моря, замирая перед родной его сердцу стихией. Ведь большую
часть жизни живописец проводит в Феодосии. Назвать лучшую из картин художника
невозможно, каждая самодостаточна и ценна сама по себе. В каждой из них море…его
беспредельная даль и светозарные восходы, колдовство лунных ночей и грозное неистовство
бурь, так поэтично и вдохновенно изображённые Айвазовским. Его творчество - своего рода
морская энциклопедия. Он говорил: «Море – это моя жизнь». Страстная до обожествления
любовь мастера к морю, способность передать его дыхание и волнение – вот источник
притягательной силы, которой обладают картины русского мариниста. Нет ни одного
русского живописца, который, побывав у моря, не пытался бы изобразить его. У одних это
были эпизодические этюды, не связанные с основным ходом развития их искусства, другие
время от времени возвращались к этой теме, уделяя значительное место изображению моря в
своих картинах. Среди художников русской школы только Айвазовский целиком отдал свой
большой талант маринистической живописи. От природы он был наделен блестящим
дарованием, быстро развившимся благодаря счастливо сложившимся обстоятельствам и
благодаря среде, в какой протекли его детство и юность.
Так или иначе, критика все же имела весьма существенное значение: после нее в
русском искусствознании долгое время не появлялось ни одного обстоятельного
исследования об Айвазовском. Итог спорам вокруг его творчества подвел своим широко
известным высказыванием И. Крамской, ближе других знавший художника и написавший
его портреты: "Айвазовский, кто бы и что ни говорил, есть звезда первой величины во
всяком случае, и не только у нас, а в истории искусства вообще".

Вам также может понравиться