Вы находитесь на странице: 1из 7

© ЖРАК

РАЗНОЕ
СТРАННЫЕ ОБЫЧАИ ЛЮДЕЙ
СКАЗКА
НЕЛЮДИ
ВОРОНА И ЛИСИЦА
В ТРАВЕ СИДЕЛ КУЗНЕЧИК

СТРАННЫЕ ОБЫЧАИ ЛЮДЕЙ

Вообще-то моя пещера находится в мире Фрындл, но Фрындл строили свои подземелья таким хитрым
образом, что выходы могли быть в дюжину разных других миров. Собственно, так я и в Город попал, по туннелю.
Когда размечу безопасные маршруты - открою для экскурсий... но речь сейчас не об этом.
Однажды, довольно давно, я раскопал не замеченный ранее ход, ведущий в Мир Людей. Пещерка в конце
этого хода была что надо, и вид замечательный: внизу река, поля, городок какой-то. Ну, думаю, здесь я и
поселюсь.
Поселился. Живу. Обживаюсь. Гуляю по окрестностям. Проходит неделя - и в гостико мне заявляется
делегация горожан. Все такие солидные мужики, в золотых цепях, и одна девушка с железной цепью.
- Чего, - говорю, - надо?
Они помялись, а потом самый солидный вышел вперед и говорит:
- Мир тебе, ужасное Чудовище!
- Ну, спасибо. А чего вам надо-то?
- Мы, - говорит, - привели тебе прекраснейшую деву нашего города. Вот! - И выталкивает девушку с
цепью.
- Это зачем? - опешил я.- Что я с ней делать буду? Она же невкусная!
- Ну как - что... Чего хочешь, то и того... Через неделю другую приведем. И так каждую неделю, ты не
сумлевайся. Мы порядок понимаем.
- Другую?! - да что они, думаю, сбесились? Я сроду домашних животных не держал, а тут - нате! Разводи
для них девушек! А если они у меня передохнут все, как расплачиваться буду?
- Это что, говорю, традиция такая - чудовищу девушек отдавать, если оно у города живет?
- Ага,- радостно кивает старший.
Ну ясно. Раз я за городом живу, то само собой напрашивается сделать из меня фермера. Я для них
девушек откармливаю, а они мне приют дают, если вдруг война... Знаю такую систему. Но я-то за себя и сам
постоять могу! Надо, думаю, как-нибудь отвертеться от этого ярма. И осторожно так спрашиваю:
- А что, мол, будет, если вы НЕ приведете всех этих девушек?
- Тогда, - говорит старший, а сам аж побледнел; от возмущения, что ли? - тогда ты возьмешь большую
скалу и... и перекроешь ею реку!
Посмотрел я на эту скалу, на реку, на девушку... Да фиг, думаю, с ними! Что я, рехнулся - плотину им
строить?! Еще надорвусь, такую махину ворочая. Уж лучше девушек выращивать буду.
Ну, отвел я ее в пещеру, подмел там, соломки ей постелил, молочка налил в чашку - в общем, устроил
кое-как.
Проходит день, другой - слышу, скачет кто-то. Прискакал, встал на пороге и давай внутрь орать: ты, мол,
такой-сякой, а ну выходи, мочить буду гада ползучего!
Ого, думаю, какой сердитый! Либо инспектор, либо сборщик налогов.
- Чего надо?
- Ты девицу в заточении держишь, гад?
- Ну да... Держу.
- Отдавай ее немедленно, а то как ляпну мечом по морде!
Рэкетир, думаю. Узнал, что я скот развожу и явился на готовое. Или, может, ее и правда сдавать пора?
- А что я с этого иметь буду?
- Ничего! Отдавай девицу и сможешь жить дальше. А не отдашь... - и мечом своим размахивает. Ну, точно,
рэкетир. Крышу предлагает. Ладно, мы тоже правила знаем.
- Бери, - говорю. - И уходи. Но если появишься опять, в неурочное время, пеняй на себя!
Он девицу ухватил, на коня забросил, как мешок, зыркнул в мою сторону напоследок и ускакал. Ладно,
думаю, скажу, что больная была, ногу подвернула, добить пришлось.
Приводят мне следующую. Вот, говорю, не обессутьте, прибил я вашу девицу, да она и хворая была
какая-то, хромая, худая... Они аж позеленели, но возмущаться, по счастью, не стали. Ну что-ж, все верно,
поначалу с кем не бывает. Сунули мне вторую, а сами отворачиваются, носом хлюпают. Растроились.
Ладно, откармливаю эту.
И трех дней не проходит - опять кто-то скачет. Встречаю у порога, чего, говорю, надо?
-Ты - Чудовище, которое держит девиц?
- Ну я. А ты кто такой и зачем пожаловал?
- Я - служитель Добра и Света и пришел, чтобы забрать их у тебя! Приготовься! - и меч свой достает.
А-а, думаю, Добру и свету понадобилась девушка, вот они и послали за ней служителя. Ишь, меч мне под
нос тычет. Я же все-равно руны читать не умею! Да и так верю, что удостоверение настоящее.
- Убери свой меч. Забирай девицу и передай мой поклон Добру и Свету.
- Ты склоняешься перед Добром?!
- Ну да, да! Бери девушку и проваливай!
Он мне мечом отсалютовал, забрал товар и удалился.
И так каждую неделю - девушку туда, девушку сюда. Иногда посланники еще грубее бывали, даже в драку
лезли. Думают, раз они городские, то им все можно!
А потом непогодой тракт размыло, и эти, с мечами, перестали появляться. Девиц тогда уже дюжины две
скопилось. Тут, смотрю, идет целая толпа горожан, с граблями, мотыгами... Ну, думаю, наконец-то, а то мне уже
этих девушек держать негде!
Пошел их готовить к транспортировке, а тут вдруг над порогом как загремит, загрохочет! Возвращаюсь, а
вместо входа - куча камней, и с той стороны вроде как шум толпы. "Завалили! - кричат: - Замуровали!"
"Эй, думаю, а откапывать кто будет? И вообще, чего мне здесь задерживаться? Пещерку мою обвалили.
Вот увальни неуклюжие! Какое было крылечко красивое! Все бы этим городским только ломать да пакостить."
Собрал я свои пожитки да и двинулся обратно в мир Фрындл. Девушек по другим мирам распихал - зря я
их кормил, что ли! И впредь зарекся обзаводиться натуральным хозяйством.

СКАЗКА

…не помню, кому и по какому поводу, но была рассказана.

Первым в Тронный зал ворвался полуэльф с окровавленным мечом. А за ним, рассыпавшись полукругом,
вбежали его спутники: гном, принцесса, волшебник, ведьма и халфлинг.
Черный Властелин поднял голову от разложенных на столе бумаг.
- А вы пунктуальны, - заметил он, вкладывая закладку между страниц толстой книги. - Надо же, точно на
закате!
- Мы пришли, чтобы... - начал полуэльф.
- Знаю, знаю, - отмахнулся Властелин. - Чтобы положить конец моему тираническому правлению. Читал.
Тут все это очень даже подробно описано.
Небрежным движением затянутой в перчатку руки он подвинул к полуэльфу раскрытый посередине том
сочинений Лжепророка Афанасия.
Вообще-то, Афанасий был самым натуральным пророком, но не будучи членом Гильдии Прорицателей,
на официальный статус рассчитывать не мог. Кроме того, его пророчества всегда неприятно поражали обилием
конкретных подробностей. Настоящие пророки так не пишут.
Пророчества должны выглядеть туманными и неоднозначными, а излагать их надлежит архаическим
языком, лучше в стихах - этим стилем Афанасий так и не смог овладеть.
Полуэльф скосил глаза на текст.
"В году 5667, в день летнего солнцестояния, за четыре с половиной минуты до заката, к Черному
Властелину придут гном, полуэльф, принцесса, волшебник, ведьма и халфлинг с тем, чтобы положить конец
его тирании..." - прочитал он вслух.
- Читай дальше, - кивнул Властелин.
"На полуэльфе будет бежевый плащ, порваный на левом плече, а в руках - Меч Пресечения (см.).
Гном - левша, слегка косит на правый глаз, поврежденный в девяностошестилетнем возрасте в
пьяной драке в урочище Пьяные Камни.
Принцесса - на самом деле не законная наследница трона, а всего лишь отпрыск побочной ветви
древнего королевского рода, но это ровным счетом ничего не значит, потому что законный наследник -
хромой и горбатый придурок, и никто никогда не поверит, что он - Король. У принцессы зеленые глаза,
волосы цвета спелой пшеницы, над левой коленкой родинка и пятно от мясного соуса на рукаве..."
- Где пятно?! - вскинулась принцесса, и густо покраснев, принялась осматривать рукава. Полуэльф искоса
глянул на длинное платье, скрывающее коленки его спутницы, и перевел взгляд на Черного Властелина. Тот
подтянул книгу к себе и, усевшись поудобнее, перевернул страницу.
- Итак, вы пришли. Теперь я произведу небольшую проверку, вы позволите?
Властелин поднес книгу к лицу и близоруко прищурился.
- Хмм.. ага, вот. Талисман Света у вас?
- Да, вот. - Принцесса извлекла из-за корсажа амулет на цепочке.
- Так, хорошо, вижу. Меч вы тоже раздобыли. А этот топор, что у гнома, он чьей работы?
- Великого мастера Офенцингельштанценштихеля по прозванию Девять Пальцев.
- Вот клеймо, - добавил гном, указав на оттиск мастера на обухе топора.
- Сходится, - кивнул Властелин. - А вот Вы, Вы действительно полуэльф? Не квартерон?
- Вот метрики, - полуэльф протянул Властелину свидетельство о рождении.
- Да, действительно... А что у халфлинга...
- Бечевка или пусто! - быстро ответил халфлинг, не дожидаясь окончания вопроса.
- Да, все точно. - Черный Властелин со вздохом захлопнул книжку, положил ее на стол и побарабанил
пальцами по корешку.
- Мда... - протянул он, вставая. - Выходит, я обречен?
- Выходит, так, - согласился полуэльф.
- Блин... А я только начал во вкус входить... Сопротивление бесполезно, как я понимаю. Там написано, что
вы мне отрубите голову, одолев "с минимальными потерями".
Все взгляды обратились на халфлинга, который побледнел и судорожно сглотнул.
- Извини, дружище! - сказал гном, опуская на макушку товарищу тяжелый топор.
- Так, с этой формальностью разделались. - Властелин почесал переносицу. - Я так понимаю, что
последний бой - это тоже пустая формальность? Раз все-равно известно, что я проиграю.
- Да, звучит логично, - согласился полуэльф.
- Тогда не будем тянуть время.
Чернуй властелин скинул плащ и, отвернув воротник, чтобы не мешал, положил голову на край стола.
- Я надеюсь, это будет не очень больно?
- Будет, - вздохнул полуэльф, пробуя пальцем зазубренную кромку меча, - Да ладно, было бы из-за чего
огорчаться! Через тысячу лет отомстишь.
- Да? - удивился Властелин.
- Точно говорю! Всем известно, что Черного Властелина невозможно уничтожить окончательно. Он
перерождается и возвращается в этот мир с новыми силами.
- Не знал, - признался Властелин. - Ну, отрадно слышать. Значит, до скорого?
- До скорого, - подтвердил полуэльф и с размаху опустил Меч Пресечения на шею Черного Властелина.

НЕЛЮДИ

На земле во время оно,


Много тысяч лет назад,
Жили монстров легионы,
Как раскопки говорят.

Не чинились им вовеки
Ни преграды, ни препоны.
Но явились человеки
И ввели свои законы.

Не спросив чужого мненья


(Что для них вполне обычно),
Люди приняли решенье
Всем владеть единолично.

Расселились человеки,
Как бессовестные воры,
Осушая наши реки,
Разрушая наши горы.

Вы, Адамовы отродья,


Вас тут не было доныне!
Наши древние угодья
Называете своими!

Стройте ваши поселенья -


Что нам, жалко, в самом деле?
Но ведь вы, прошу прощенья,
Совершенно ... обалдели!

Убиваете на месте
Всех, кто выглядит иначе.
И взываете о мести,
Если кто дает вам сдачи.

Кровь нужна холодной стали,


Руки чешутся без драки.
Так ли сильно вам мешали
Гномы, тролли, вурдалаки?

И, пустой забавы ради,


Вы на храмах ваших тупо
Разместили на фасаде
Молодых горгулий трупы!

Врете вы, не дрогнув бровью,


Что русалки вас щекочут.
Так не лезьте к ним с любовью,
Если девушки не хочут!

Кто ловил бы лепреконов,


Не храни малютки клады?
Кто бы вырезал драконов,
Будь они не так богаты?

Что копили, собирали -


Стало ваше по закону.
Вы мечами втолковали
Это каждому дракону.

Ну торгуйте! Право слово,


Но зачем идти войною?
Нет - вам хочется чужого!
Сей же час! Любой ценою!

Надавать бы вам по попке,


Но иссякла наша сила,
Когда вы палили в топке
Корни Древа Игдразила.

Если б мылись вы почаще


И следили за собою,
Сами вышли бы из чащи
К вам эльфийки за любовью.

Вы ж ценой немалой крови


Эльфов вырезать сумели.
И эльфиек без любови
Целым стадом поимели.

Мы на вас, как кнут на обод -


Не особенно похожи.
Только разве это повод
Вырезать по нашей коже?

Все пропали мы куда-то,


Нас не слышно и не видно.
Как-то все это, ребята,
Получилось несолидно!

Ничего вам не забудет,


Все припомнит Мирозданье.
Только нас при том не будет.
Мы уже уйдем в преданья.

Нынче время вашей славы.


Мы же тихо удалимся.
Да, мы нелюди. Вы правы.
Мы - не люди. Чем гордимся!

ВОРОНА И ЛИСИЦА

На сцене стоит стул. На спинке стула большими буквами написано "ЕЛЬ". В глубине сцены на стене
висит икона. Больше ничего нет.
Выходит Ведущий. Достает бумажку. Читает с выражением.

Ведущий:
Вороне где-то Б-Г
Послал кусочек сыру...

Из-за кулис появляется Ворона, подходит в иконе и выжидательно смотрит на нее.

Ведущий:
Я сказал Б-Г!!!

Выходят два рабочих сцены, один снимает со стены икону, другой вешает на ее место портрет Б.Г.
Привязывают к нему веревочку. Уходят.

Ведущий:
Итак... Послал кусочек сыру.

Ворона дергает за веревочку, из-за портрета вываливается кусок сыра.

Ведущий:
На ель Ворона взгромоздясь...
Ворона взгромождается на ель, опасно балансируя.

Ведущий:
...позавтракать совсем уж было собралась...

Ворона повязывает салфетку и готовится позавтракать.

Ведущий (поспешно):
Да призадумалась!

Ворона послушно призадумывается. Сидит в позе Мыслителя, держа сыр в руке и глотает слюнки.

Ведущий:
А сыр во рту держала.

Ворона запихивает сыр в рот, но не глотает, а держит там, и сидит с оттопыренными щеками.

Ведущий:
На ту беду Лиса близехонько бежала.

Из-за кулис выскакивает Лиса в майке с надписью "Вперед, на Тубеду!". Бегает кругами вокруг ели,
стараясь держаться к ней как можно ближе.

Ведущий:
Вдруг сырный дух Лису остановил.

С другой стороны выходит Сырный Дух, останавливает Лису, отбирает у нее права и, выписав
штраф, удаляется.

Ведущий:
Лисица видит сыр!

Лиса оглядывается в непонятках. Ворона приоткрывает рот, так что становится виден кусок сыра.
Лиса пристально вглядывается в него.

Ведущий:
Лисицу сыр пленил!

Сырный Дух с повязкой "просто Сыр" опять выходит на сцену, надевает на Лису наручники и
приковывает к ножке стула. Удаляется.

Ведущий:
И говорит она так сладко, чуть дыша...

Лиса (еле дыша):


Голубушка! Как хороша!

Ворона оглядывается. Из-за кулис выбегает замешкавшаяся Голубка и устраивается рядом с Вороной.
Слушает Лису.

Лиса:
Какие перышки!

Ворона достает из кармана финское перо и смотрит на него.

Лиса:
Какой носок!

Ворона скидыват сапог и разглядывает носок.

Лиса:
И верно, ангельский быть должен голосок!

Ворона кивает, мол, верно, верно.

Лиса:
Спой, светик, не стыдись!

Слышно, как за сценой поет Светик.


Лиса:
Коль ежели, сестрица,
При красоте такой и петь ты мастерица,
То ты б у нас была Царь-Птица!

Ведущий (спохватываясь, вновь читает):


Вещуньина с похвал вскружилась голова!

По сцене проходит Вещунья, вертя головой, как после сеанса Кашпировского.

Ведущий:
От радости в зобу дыханье сперло.

Вещунья хватается за горло, краснеет, синеет и с хрипом падает в аркестровую яму.

Ведущий:
И на приветливы Лисицыны слова...

Лиса на всякий случай прикрывает голову руками.

Ведущий:
Ворона каркнула во все воронье горло!

Ворона аккуратно выковыривает изо рта сыр и разевает глотку так широко, насколько это возможно.

Ворона:
КАРРРРР!!!

Ведущий:
Сыр выпал...

Ворона, посмотрев на Ведущего, как на предателя, поднимает обслюнявленный кусок сыра и бросает
его вниз.

Ведущий:
С ним была плутовка такова!

Плутовка показывает, какова она была с сыром.


Апплодисменты. Занавес.

В ТРАВЕ СИДЕЛ КУЗНЕЧИК

Сцена первая

На сцене густо насажена трава. В траве валяются большие неприятного вида козявки.

Ведущий:
В траве сидел Кузнечик...

(ничего не происходит)

Ведущий (громче, с раздражением):


В траве СИДЕЛ КУЗНЕЧИК !!!

На сцены из-за кулис выходит обкуреный Кузнечик в полосатой робе и садится в траву.

Ведущий (кивая):
Совсем как огуречик
Зелененький он был.

Выходит рабочий сцены с подносом в руках. На подносе лежит малосольный огуречик.


Продемонстрировав его всем, чтобы ни у кого не возникало сомнений в идентичности цвета огуречика и
Кузнечикова лица, рабочий уходит за кулисы.

Ведущий:
Он ел одну лишь травку...
Кузнечик вытаращивает глаза и смотрит на Ведущего как на идиота.

Ведущий (показывая Кузнечику жестами, что в сценарии так и написано):


Он ЕЛ одну лишь ТРАВКУ!

Кузнечик, насупившись, достает из кармана косяк, расковыривает его и с угрюмым видом


пережёвывает.

Ведущий:
Не трогал ни козявку...

Кузнечик с неприкаяным видом бродит по сцене, старательно бочком обходя лежащие там и сям
козявки.

Ведущий:
И с мухами дружил!

На сцену выскакивает хор мух; все дружат и поют.

Сцена вторая
Те же без мух.

Ведущий:
Но вот пришла Лягушка!

На сцену выходит Лягушка.

Ведущий:
Но вот пришла Лягушка!

На сцену выходит еще одна Лягушка.

Ведущий:
Прожорливое брюшко!

На сцену выходит Прожорливое Брюшко.

Ведущий:
И съела кузнеца!

Двое рабочих сцены выводят под руки здоровенного Кузнеца с молотом; Лягушки 1 и 2 некоторое
время спорят с Прожорливым Брюшком, после чего бросают жребий, и одна из Лягушек, судорожно глотая,
съедает Кузнеца. Остальные проглатывают рабочих сцены.

На сцену выскакивает хор мух, все водят хоровод вокруг Кузнечика и поют хором:
Не думал, не гадал он,
Никак не ожидал он
Такого вот конца!

На сцену выбегает вконец офигевшая Лиса и показывает, какого именно конца.


Занавес.

Библиотека веселой фантастики