Вы находитесь на странице: 1из 48

Материалы

и исследования
по истории России

Вып. 9
Нижневартовск
2019
УДК 93/94
ББК 63.4
М 43

Ответственный редактор

Я. Г. Солодкин — д-р ист. наук, профессор,


Нижневартовский государственный
университет

М 43 Материалы и исследования по истории России. Вып. 9/ Отв. ред. Я.Г. Солодкин.


– Нижневартовск: Издательство «Киммерия», 2019. – 48 с.

ISBN 978–5–89988–623–4

Сборник научных трудов «Материалы и исследования по истории России» посвящен


актуальным проблемам истории, источниковедения и археологии России и сопредельных территорий
с древности до наших дней.
Адресован магистрантам, аспирантам и студентам высших учебных заведений,
преподавателям и сотрудникам образовательных учреждений.

ББК 63.4

ISBN 978–5–89988–623–4

© Издательство «Киммерия»
Содержание

Д.В. Андриевский. К ВОПРОСУ О ТЕХНОЛОГИИ ПРОИЗВОДСТВА


«ТРЕХФИГУРНЫХ» ТАВРИЧЕСКИХ МОНЕТ …………………………………… 5

Д.В. Андриевский. МОНЕТЫ БОЛИВИИ XIX В. ИЗ КРЫМА ……........................ 8

В.Ф. Дубинин. НАДЧЕКАНКИ НА МОНЕТАХ САВРОМАТА II


КАК ИСТОЧНИК ИСТОРИЧЕСКОЙ ИНФОРМАЦИИ …….................................. 11

Я.С. Котов. НАДПЕЧАТКА БАКИНСКОГО ОТДЕЛЕНИЯ


ГОСУДАРСТВЕННОГО БАНКА НА 5% КРАТКОСРОЧНОМ
ОБЯЗАТЕЛЬСТВЕ ГОСУДАРСТВЕННОГО КАЗНАЧЕЙСТВА ОТ 2 ЯНВАРЯ
1917 Г. В 1000 РУБЛЕЙ ……………………………………………………………… 14

О.И. Нефедов. ТМУТАРАКАНСКИЕ ПОДРАЖАНИЯ МИЛИАРИСИЯМ


ВАСИЛИЯ II МАКЕДОНЯНИНА И КОНСТАНТИНА VIII КАК
ИСТОЧНИКИ ИСТОРИЧЕСКОЙ ИНФОРМАЦИИ ………………………………. 17

Б.Ю. Титов. К ВОПРОСУ О ВОЗМОЖНОСТИ ВЫЯВЛЕНИЯ ДЕНЕГ


ГРУППЫ «КРЕДИТНЫЙ БОН» Н.И. МАХНО …………………………………….. 20

Б.Ю. Титов. ОРИГИНАЛЬНЫЙ НОВОДЕЛ БОНЫ Н.И. МАХНО ……………... 23

В.В. Фадеев. ФОРМЫ ДЛЯ ОТЛИВКИ РЕПЛИК МОНЕТ РОССИЙСКОЙ


ИМПЕРИИ ……………………………………………………..………………………… 26

А.К. Хомяков ШТЕМПЕЛЬ ДЛЯ ЧЕКАНКИ ФАЛЬШИВЫХ РУБЛЕЙ


НИКОЛАЯ II ……….................................................................................................. 30

М.М. Чореф. ТАВРИКА — КОНТАКТНАЯ ЗОНА ВИЗАНТИИ


И ХАЗАРСКОГО КАГАНАТА ………............................................................................ 34

М.М. Чореф. К ДАТИРОВКЕ «НАДПИСИ ЗИНОНА» ИЗ ХЕРСОНЕСА


ТАВРИЧЕСКОГО ……….................................................................................................. 39
МИИР К вопросу о технологии производства 5
2019. Вып. 9 «трехфигурных» таврических монет

УДК 930

Д.В. Андриевский
Русское географическое общество, г. Симферополь

К ВОПРОСУ О ТЕХНОЛОГИИ ПРОИЗВОДСТВА


«ТРЕХФИГУРНЫХ» ТАВРИЧЕСКИХ МОНЕТ

Аннотация. Одним из интереснейших группы вопросов, стоящих перед


современными нумизматами—медиевистами, является изучение технологий монетного
производства. К примеру, в эпоху средневековья монеты не только отливали и чеканили на
заготовках. Крайне интересно то, что их чеканили на расплющенных обрубках проволоки.
Полагаем, что эта технология могла быть задействована на периферийных, мобильных
монетных дворах. Вполне возможно, что они обслуживали воинские части.
Ключевые слова: история, нумизматика, Византия, Таврика, региональные эмиссии.

Уже не первое столетие продолжается изучение нумизматики византийской Таврики.


Результаты исследований изложены в [1; 2, c. 99—113; 7; 14]. Однако вряд ли есть основания
считать исследование завершенным. Дело в том, что в научный оборот регулярно вводятся
ранее неизвестные разновидности монет ее чекана и литья, выносятся на обсуждение новые
их атрибуции [11, с. 225—228; 12, с. 46—55; 13, с. 243—252; 14; 15, с. 157—172; 16, с. 368—
380; 17, с. 327—358; 18, с. 117— 130; 19, с. 332—339; 20, с. 326—331; 21, с. 35—51], а также
подражаний им [3, c. 22—26; 4, с. 592—597; 6, c. 547—558; 8, c. 18—21; 10, с. 274—302]. С
нашей точки зрения, самыми интересными из них являются «трехфигурные».
Подходы к их атрибуции изложены в [5, с. 355—392; 10, с. 274—302; 14, с. 29—38,
рис. 3, 1—13, 5]. Принимаю точку зрения М.М. Чорефа — монеты «трехфигурные» монеты
могли чеканить и на мобильных монетных дворах [14, с. 29—38]. И, пользуясь случаем,
замечу, что подобные монеты могли выбивать и качественно исполненными штемпелями.
В последнее время мною была осмотрена весьма интересная монета (рис. 1).
Примечательно то, что она оттиснута на обрубленном и расплющенном обрубке проволоки.
Сужу по очевидным разрывам металла на ее сторонах.
Чем же была удобна такая технология? Во-первых, она дешевая и безотходная.
Чеканка монет на обрубках проволоки позволила отказаться от производства литых
заготовок, а также оттискивания монет на обрубках металла разного веса и формы.
Наоборот, изготовление денег из обрубков проволоки одинаковой длины позволило
стандартизировать их производство без лишних усилий.
Во-вторых, производство монет по этой технологии ускорило их производство. Для
чеканки требовалась проволока нужной толщины. От нее отрубали фрагменты нужной
длины и плющили. Не ясно, отжигали ли их. Дело в том, что края привлекшей наше
внимание монеты в очевидных разрывах. Так что допускаю, что средневековые монетчики
эту операцию могли не выполнять. Что, в свою очередь, только ускоряло монетное
производство.
Чем же интересна изучаемая монета? Тем, что она оттиснута безукоризненно
исполненным штемпелем. Если бы не рванные края квадратной заготовки, то монету можно
было бы отнести к эмиссии стационарного монетного двора Херсона. Но вряд ли такая
атрибуция была бы обоснованной. Дело в том, что относительно высокий уровень
ремесленного производства в этом городе позволял чеканить монеты на литых заготовках.
Прихожу к выводу, что изучаемая монета была отчеканена на мобильном монетном дворе
качественно изготовленными штемпелями.
6 Д.В. Андриевский МИИР
2019. Вып. 9

И сразу же замечу, что она не могла быть репликой. Действительно, известны случаи
производства византийских монет подлинными [3, с. 22—26; 4, с. 592—597; 6, с. 547—558; 8,
с. 18—21; 15, с. 157—172; 22] или вновь изготовленными штемпелями. Но в таком случае
вряд ли стремились выпускать деньги значительным тиражом, причем с использованием
нечасто используемой проволочной технологии изготовления заготовок. Учитывая это
обстоятельство, заключаю, что изучаемая монета официального производства.
Заключаю, что объект моего изучения является ценным нумизматическим
артефактом, сам факт обнаружения которого позволяет уточнить современные
представления о технологии чеканки монет в византийской Таврике.
Выношу результаты моего исследования на научное обсуждение.

Литература

1 Анохин В.А. Монетное дело Херсонеса (IV в. до н.э. — XII в. н.э.). Киев, 1977.
2 Анохин В.А. Обзор монетного дела средневекового Херсона // НиС. Вып. III. Киев, 1968.
C. 99—113.
3 Денисов В.А. Литое подражание солиду Феофила из окрестностей Севастополя //
Древний и средневековый Крым. Вып. 1. Нижневартовск: НВГУ. С. 22—26.
4 Моржерин К.Ю. Бронзовый штемпель аверса солида Юстиниана I из Саратовского
областного музея краеведения // МАИАСК. 2016. Вып. 8. С. 592—597.
5 Сидоренко В.А. Медная чеканка византийского Боспора (590—668 гг.) // МАИЭТ. 2003.
Вып. X. С. 355—392.
6 Скворцов К.Н. Аварская реплика византийского солида на Самбийском полуострове //
МАИАСК. 2014. Вып. 6. С. 547—558.
7 Соколова И.В. Монеты и печати византийского Херсона. Ленинград: Искусство, 1983.
8 Федоров Н.П. О времени распространения в Византии китайской технологии монетного
литья // Древний и средневековый Крым. Вып. 1. Нижневартовск: НВГУ. С. 18—21.
9 Хапаев В.В. К вопросу о времени прекращения эмиссии херсоно-византийских монет с
монограммами имени «Василий» и титула «деспот» // МАИАСК. 2015. Вып. 7. С. 312—
323.
10 Чореф М.М. «Ab exterioribus ad interiora», или некоторые недоуменные вопросы истории
христианской Таврики // Христианство в регионах мира. Вып. 3. Христианская архаика.
Санкт-Петербург: Петербургское востоковедение, 2011. С. 274—302.
11 Чореф М.М. «Ad fontes», или к прочтению монограммы // Российское византиноведение.
Традиции и перспективы Тезисы докладов XIX Всероссийской научной сессии
византинистов. Москва, 2011. С. 225—228.
12 Чореф М.М. «Lapis offencionis», или к расшифровке монограмм правителей Феодоро //
Научный вестник Белгородского государственного университета. 2011. № 13(108). Вып.
19. С. 46—55.
13 Чореф М.М. Денежная реформа Михаила III и Василия I Македонянина: переход к
эмиссии таврических фоллисов // МАИАСК. 2012. Вып. 4, 243—252.
14 Чореф М.М. История византийской Таврики по данным нумизматики. Тюмень;
Нижневартовск: НВГУ, 2015.
15 Чореф М.М. К атрибуции Чамну-бурунского клада // Культура, наука, образование:
проблемы и перспективы: Материалы Всероссийской научно-практической
конференции (Нижневартовск, 7-8 февраля 2012 г.). Ч. I. История идей и история
общества. Отечественная история. Нижневартовск: Издательство НВГУ, 2012. С. 157—
172.
16 Чореф М.М. К вопросу о возможности денежной эмиссии в государстве феодоритов //
Нартекс. Byzantina Ukrainensis. Т. 2. ‛Pωμαĩος: сборник статей к 60-летию проф. С.Б.
Сорочана. Харьков: Майдан, 2013. С. 368—380.
МИИР К вопросу о технологии производства 7
2019. Вып. 9 «трехфигурных» таврических монет

17 Чореф М.М. К вопросу о возможности эмиссии золота в византийском Херсоне //


МАИАСК. 2011. Вып. 3. С. 327—358.
18 Чореф М.М. К вопросу о номиналах бронз раннесредневекового Херсона // МАИАСК.
2008. Вып. 1, 117— 130.
19 Чореф М.М. К истории монетного дела Херсона в первой половине VI в. // Сугдейский
сборник. Вып. IV. Киев—Судак. С. 332—339.
20 Чореф М.М. Монетное дело Херсона при Льве VI Мудром // Сугдейский сборник. Вып.
IV. Киев; Судак: ТОВ «Горобець», 2010. С. 326—331.
21 Чореф М.М. Позднейшие эмиссии Херсона, или к атрибуции монет с монограммой «Ρω»
// Вестник Тюменского государственного университета. 2009. Вып. 7. С. 35—51.
22 Foss C. Arab-Byzantine Coins. An Introduction, with a Catalogue of the Dumbarton Oaks
Collection. Washington: Harvard University Press, 2008.

Рис. 1. «Трехфигурная» монета византийской Таврики,


отчеканенная на обрубке проволоки.
8 Д.В. Андриевский МИИР
2019. Вып. 9

УДК 930

Д.В. Андриевский
Русское географическое общество, г. Симферополь

МОНЕТЫ БОЛИВИИ XIX В. ИЗ КРЫМА

Аннотация. Продолжаю составление топографии находок монет американского


чекана в Крыму. Представилась возможность ввести в научный оборот сведения об
обнаружении на территории полуострова небольшого сокровища, по-видимому — кошелька,
содержавшего серебряные монеты республики Боливия, отчеканенных в 1856—1858 и в 1865
гг. Примечательно то, что они были выбиты из отбеленного билона. Так что полноценными
деньгами их назвать нельзя. Однако они поступили на территорию полуострова. Полагаю,
что их завезли матросы, вернувшиеся из дальних плаваний. Никакого финансового интереса
к этим монетам не было. Они могли быть использованы только для составления монист.
Ключевые слова: история, нумизматика, экономика, Боливия, монеты.

Летом 2019 г. мною была осмотрена небольшая, но очень интересная подборка монет,
по словам находчика, обнаруженная им на своем огороде в Евпатории (рис. 1). Для него они
особой ценности не представляли. Ведь две из этих монет явно не серебряные, а медные.
Впрочем, историческая ценность монет этим не определяется. Опишем их.

Монета 1.
Л.с.: LIBRE POR LA CONSTITUCION. Бюст С. Боливара в лавровом венке,
развернутый влево.
О.с.: REPUBLICA BOLIVIANA. Метки монетного двора и обозначение номинала
«4s». В окружности, образованной надписью — символы Боливии: хлебное дерево, под
которым две альпаки. Над ним девять пятиконечных звезд — по числу провинций страны.
Дата выпуска — 1856 г.
На гурте — «1824 Ayacucho Sucre».
Боливия, 4 соля, выпуск 1856 г. [11, KM # 123.2] (рис. 1, 1).

Монета 2.
Л.с.: Тоже.
О.с.: Тоже. Дата выпуска — 1857 г.
Гурт оформлен аналогично.
Боливия, 4 соля, выпуск 1857 г. 11, KM # 123.2] (рис. 1, 2).

Монета 3.
Л.с.: Тоже.
О.с.: Тоже. Дата выпуска — 1858 г.
Гурт оформлен аналогично.
Боливия, 4 соля, выпуск 1858 г. 11, KM # 123.2] (рис. 1, 3).

Монета 4.
Л.с.: A LOS PACIFICADORES DE BOLIVIA / MELGAREJO / MUÑOZ. Бюсты М.М.
Мельгарехо и его помощника М.Д. Муньоса.
О.с.: CANTERIA DE SEPTIEMBRE 5 DE 1865 / AL / VALORY / AL / TALENTO. В
нижней части поля реверса — девять звезд.
Боливия, ½ боливано (½ мельгарехо), выпуск 1865 г. [11, KM # 145.1] (рис. 1, 4).
МИИР К вопросу о технологии производства 9
2019. Вып. 9 «трехфигурных» таврических монет

Начнем с первых монет (рис. 1, 1—3). Обратим внимание читателя на то, что их
номинал указан в солях. Он использовался в Боливии в качестве основной денежной
единицы с 1826 по 1863 г. Его ввели в обращение взамен испанского колониального реала.
Банкноты в солях не выпускались. На лицевой стороне монет в солях оттискивали портрет С.
Боливара, бывшего президентом Боливии с августа по декабрь 1825 г.
Валюта Боливии пережила трудности, с которыми столкнулась молодая страна. Дело
в том, что Боливия после обретения независимости несколько десятилетий подряд
испытывала хронический дефицит бюджета. Имелся также значительный внешний долг
перед Перу. Отрицательный платежный баланс приводил к вывозу монеты за границу, что
вскоре вызвало нехватку наличных денег, парализовавшую торговлю и повлекшую падение
цен и появление заменителей денег. В результате 10 октября 1829 г. президент А. де Санта-
Крус издал декрет о «слабом песо», в соответствии с которым монеты для внутреннего
обращения следовало чеканить с пониженной пробой (рис. 1, 1—3). Монеты со старой,
высокой пробой («сильный песо») должны были приниматься по всей стране наравне с
новыми, по номиналу. Но высокопробные монеты чеканились только для внешней торговли.
Разница в стоимости позволяла покрывать дефицит бюджета. В 1830-е гг. монеты со
сниженной пробой составляли около 19% денежной массы, но в 1840-х гг. они стали
преобладать в денежном обращении.
В 1830 г., когда началась чеканка неполноценных 4 соль, законодательно было
установлено, что объем выпуска будет ограничен суммой 200 тыс. песо в год. Понятно, что
сразу же начали нарушать лимит, где то на сумму 400—500 тыс. песо в год монетный двор в
Потоси чеканил такой монеты. В 1857 г. боливийский Минфин уведомил население, что в
обороте находится порядка 27 миллионов песо неполноценной монеты, из которых 9
миллионов — подделки. Т.е. в штуках в обороте находилось порядка 18 миллионов
поддельных монет.
В граничащих с Боливией районах — южном Перу и в северной Аргентине
низкопробные боливийские монеты принимались, как и в Боливии, наравне с
высокопробными. Новые монеты помогли оживить рынок и сократить внешнеторговый
дефицит. Однако по мере увеличения доли новых монет в обращении с 1840 г. начала падать
их цена. Первоначально цены в новых монетах были выше на 8—10%, постепенно разница в
ценах достигла 35,4%, что соответствовало содержанию серебра в монетах.
Тяжелый финансовый кризис 1859 г. вынудил провести новую реформу. В 1863 г.
принят закон о введении новой единицы — серебряного боливиано, равного 100 сентесимо.
Выпуск монет в боливиано был начат в 1864 г.
Монета из поступивших тогда в обращение серий приведена на рис. 1, 4. Это
очевидная половина боливано или мельгарехо. Такие монеты были выпущены при
президенте М.М. Мельгарехо (1864—1871). Они интересны тем, что как нельзя лучше
передали идеологию установившегося тогда в Боливии режима. Есть все основания видеть в
таких монетах орудие пропаганды правителя.
Чем же интересен факт обнаружения этих монет в Крыму? Сразу же замечу, что они
не могли поступить на полуостров в качестве платежного средства [3, с. 324—335; 4, с. 132—
145; 5, с. 359—370; 6, с. 274—290]. Дело в том, что эти монеты не являлись полноценными.
По этой же причине они не могли быть местными или привозными репликами [1, с. 12—17;
2, с. 18—21; 7, с. 22—26; 8, с. 592—597; 9, с. 547—558; 10, с. 18—21].
Вполне возможно, что эти монеты привез матрос из дальнего плавания. Получить он
их мог в регионах, в которых, во-первых, обращались боливийские монеты, и, во-вторых,
находились международные порты. Полагаю, что речь должна идти о приморских городах
Аргентины.
Причем вряд ли монеты поступили в Крым в качестве платежного средства. Ведь, как
уже было сказано выше, монеты не могли цениться за содержащийся в них метал. Вернее
всего, матрос взял их на память. Хотя вполне возможно, что он привез материал для мониста.
10 Д.В. Андриевский МИИР
2019. Вып. 9

Литература

1 Андриевский Д.В. Клад европейских и американских колониальных монет из


Феодосии // Материалы и исследования по истории России. Вып. 7. Нижневартовск:
Чореф Михаил Михайлович, 2019. С. 12—17.
2 Андриевский Д.В. Фальшивый флорин г. Кемпена, обнаруженный на полуострове
Тарханкут // Материалы и исследования по истории России. Вып. 7. Нижневартовск:
Чореф Михаил Михайлович, 2019. С. 18—21.
3 Андриевский Д.В., Чореф М.М. Кошелек монет Крымского ханства, найденный близ с.
Межводное (Черноморский район, Крым) // МАИАСК. 2015. Вып. 7. С. 324—335.
4 Чореф М.М. Денежная реформа Мехмеда Гирая IV: причины, цели, результаты и
историческое значение // Крымское историческое обозрение. 2018. № 2. С. 132—145.
5 Чореф М.М. К вопросу об обращении иностранной монеты в Крыму в XVI—XIX вв. //
МАИАСК. 2011. Вып. 3. С. 359—370.
6 Якушечкин А.В. Монетная стопа Крымского ханства в середине XVIII в. (по
письменным источникам) // МАИАСК. 2012. № 4. С. 274—290.
7 Денисов В.А. Литое подражание солиду Феофила из окрестностей Севастополя //
Древний и средневековый Крым. Вып. 1. Нижневартовск: НВГУ. С. 22—26.
8 Моржерин К.Ю. Бронзовый штемпель аверса солида Юстиниана I из Саратовского
областного музея краеведения // МАИАСК. 2016. Вып. 8. С. 592—597.
9 Скворцов К.Н. Аварская реплика византийского солида на Самбийском полуострове //
МАИАСК. 2014. Вып. 6. С. 547—558.
10 Федоров Н.П. О времени распространения в Византии китайской технологии монетного
литья // Древний и средневековый Крым. Вып. 1. Нижневартовск: НВГУ. С. 18—21.
11 Cuhaj G., Michael T., Miller H., Dudley M., McCue D., Sanders K. (ed.). Standard Catalog of
World Coins 1801—1900. 6th Edition. Iola: KP, 2009.

1 2

3 4

Рис. 1. Монеты Боливии XIX в. из Крыма.


МИИР Надчеканки на монетах Савромата II 11
2019. Вып. 9 как источники исторической информации

УДК 930

В.Ф. Дубинин
Независимый исследователь, г. Владивосток

НАДЧЕКАНКИ НА МОНЕТАХ САВРОМАТА II


КАК ИСТОЧНИК ИСТОРИЧЕСКОЙ ИНФОРМАЦИИ

Аннотация. Меня интересуют обозначения, нанесенные на античные монеты в


процессе их использования. В первую очередь — надчеканки. Особо интересны они на
боспорских бронзах. Есть основания полагать, что некоторые из них были наложены с целью
легализации обращения монет на определенных территориях.
Ключевые слова: история, археология, нумизматика, Боспор, надчеканки.

Несмотря на многовековое исследование, нет оснований сомневаться в том, что


монетное дело Боспора все еще не изучено на должном уровне. Особо сложен вопрос о
причинах наложения на его монеты разнообразных и, подчас надчеканок. Правда,
высказываются соображения по этому поводу. Но отнюдь не все задачи привлекли внимание
исследователей [1; 2, с. 305—329].
Не ставлю перед собой цели дать ответ на все такие вопросы. Считаю достаточным
высказать свои соображения по вопросу о целесообразности наложения на монеты
Савромата II двух надчеканок, причем таким образом, чтобы вторая забивала первую.
На рис. 1 приведена фотография очень интересной монеты [6]. Это сестерций
Савромата II. На его оборотной стороне присутствуют интересные обозначения. Во-первых,
левее трона божества различима «В». В ней видят обозначение номинала — двойного
денария [4, с. 204—205] или указание на место выпуска монеты [7, с. 171—200; 8, с. 329—
371; 9, с. 456—487; 11, с. 279—299]. На данный момент трудно определиться, кто из
исследователей прав. Однако замечу, что присутствие этого обозначения на статерах
Фофорса (285—309) говорит о том, что этот символ мог быть эмиссионным знаком 1 [8, с.
329—371].
Примечательно то, что на реверсе монеты различим также бюст Септимия Севера.
Как правило, его оттискивали с помощью надчеканки. Но, в данном случае, изображение
императора вырезали в штемпеле реверса. Примечательно, что он сильно поврежден в
результате наложения надчеканки «орел». Складывается впечатление, что бюст императора
расплющили с умыслом. Сохранилась только нижняя его часть. Разрушен лик императора.
Чем же интересна надчеканка «бюст Септимия Севера»? Этот штамп описан, очень
хорошо изучен. Есть все основания полагать, что его накладывали на монеты по приказу
самого императора.
Правда, нет единой точки зрения по вопросу о причинах его наложения. Так, А.Н.
Зограф считал, что с его помощью повышали номинал сестерциев до денария [4, с. 204—
205]. А М.М. Чореф полагает, что надчеканивание проводилось с целью легализации
обращения монет на территории зоны действий римского воинского контингента во время
Второй Боспорской войны [12, с. 75—98]. Полагаю, что время расставит точки над «i».

1
Замечу, что Пантикапей также называли Боспором. Статья по этому вопросу была недавно написана Е.А.
Молевым [5, с. 287—295].
12 В.Ф. Дубинин МИИР
2019. Вып. 9

Куда важнее то, что поверх «бюста Септимия Севера» наложен штамп «орел». Мы
можем констатировать факт проявление очевидного неуважения к римскому императору. И
это нужно объяснить2.
Интересное, и, возможно, перспективная точка зрения по этому вопросу была
высказана М.М. Чорефом. Историк заметил, что изображения орлов известны на
официальных надписях Танаиса. Он допустил, что контрамаркирование орлом могло быть
проведено в этом городе [12, с. 75—98].
С моей точки зрения, это вполне возможно. Ведь нет оснований полагать, что в
Танаисе в то время не сочли нужным защитить свой рынок, раз это, как доказал М.М. Чореф,
сделали во многих других регионах Боспорского государства.
Надеюсь, что обнаружение в музейных и в частных собраниях новых, неизученных
экземпляров бронзовых монет Савромата II позволит проверить, и, вполне возможно,
уточнить этот вывод.

Литература

1. Анохин В.А. Монетное дело Боспора. Киев: Наукова думка, 1986.


2. Бертье-Делагард А.Л. Дифференты на боспорских царских монетах римского времени
// НС МНО. Т. I. Москва: Московская синодальная типография, 1911. С. 305—329.
3. Ермолин С.А., Болгов Н.Н. Изучение этно-конфессиональной истории
позднеантичного Боспора // МАИАСК. 2018. Вып. 10. С. 296—309.
4. Зограф А.Н. Античные монеты. Москва: АН СССР, 1951 (МИА. Т. 16).
5. Молев Е.А. О двойном наименовании столицы Боспора // МАИАСК. 2018. Вып. 10. С.
287—295.
6. МОНЕТА: 000-4720. URL: https://bosporan-kingdom.com/000-4720/ (дата обращения
01.10.2019).
7. Чореф М.М. «Nod multa, sed multum», или дифференты на монетах Боспорского
царства периода «скифских войн» как исторический источник // Stratum plus. 2012. №
4. С. 171—200.
8. Чореф М.М. Боспорское царство при Фофорсе: по данным нумизматики // РАЕ. 2014.
Вып. 4. С. 329—371.
9. Чореф М.М. К биографии Асандра: путь к престолу // МАИАСК. 2014. Вып. 6. С.
456—487.
10. Чореф М.М. Надчеканки на боспорских монетах Полемона I как источник
исторической информации // МАИАСК. 2017. Вып. 9. С. 441—467.
11. Чореф М.М. Надчеканки на медных монетах боспорского архонта Асандра //
МАИАСК. 2015. Вып. 7. С. 279—299.
12. Чореф М.М. К истории Второй Боспорской войны // Stratum plus. 2019. № 4. С. 75—
98.

2
Хотя заметим, что оно может быть истолковано с учетом данным о сложном этно-конфессиональном
положении на Боспоре в тот период [3, с. 296—309].
МИИР Надчеканки на монетах Савромата II 13
2019. Вып. 9 как источники исторической информации

Рис. 1. Сестерций Савромата II с двойной надчеканкой:


поверх бюста Септимия Севера оттиснут орел (по [6]).
.
14 Я.С. Котов МИИР
2019. Вып. 9

УДК 93/94

Я.С. Котов
Краевед, г. Иркутск

НАДПЕЧАТКА БАКИНСКОГО ОТДЕЛЕНИЯ ГОСУДАРСТВЕННОГО БАНКА


НА 5% КРАТКОСРОЧНОМ ОБЯЗАТЕЛЬСТВЕ ГОСУДАРСТВЕННОГО
КАЗНАЧЕЙСТВА ОТ 2 ЯНВАРЯ 1917 Г. В 1000 РУБЛЕЙ

Аннотация. Продолжаю изучение надпечаток на ценных бумагах Российской империи.


Объектом изучения стало 5% краткосрочное обязательство государственного казначейства
от 2 января 1917 г. в 1000 рублей. Примечательно то, что этот артефакт, судя по отсутствию
износа, в обращении не был. Хотя на нем присутствует надпечатка Бакинского отделения
Государственного банка и отверстия — следы гашения. Полагаю, что это обязательство не
участвовало в обращении. Вернее всего, оно было контрамаркировано в период хранения в
местном отделении Государственного банка. Сама же операция надпечатывания была
проведена по приказу Советского правительства с целью учета объемов денежных знаков.
Ключевые слова: история, бонистика, Россия, Великая Октябрьская социалистическая
революция, экономика, политика, Гражданская война.

Мое внимание привлекла ценная бумага, фотография которой приведена на рис. 1. Это
казначейское обязательство в 1000 руб., выпущенное еще при царском режиме1. Артефакт
интересен тем, что на него была наложена надпечатка. Судя по ней, ценная бумага была
учтена в Бакинском отделении Государственного банка.
Сразу же замечу, что нахожу этот факт весьма примечательным. Ведь на боне нет
следов износа. Складывается впечатление, что она не была задействована в обращении.
Вполне возможно, что она не покидала банка.
В таком случае, как могла возникнуть необходимость наложить на нее надпечатку?
Полагаю, что эта операция была проведена с целью учета всех ценных бумаг [2],
находящихся на территориях, входивших в зону контроля Бакинского отделения
Государственного банка.
Замечу, что этот вопрос уже был мною исследован [5, с. 22—25]. Полагаю, что
выявленный и изученный факт как нельзя лучше свидетельствует в пользу моего допущения.
Действительно, надпечатки накладывали не только на боны, находящиеся в обращении, но и
на хранящиеся в сейфах банка.
Чем же интересно это обязательство? Тем, что их выпускали с целью пополнения
дефицитного бюджета на сравнительно короткие сроки. Так, привлекший мое внимание
билет должен был быть погашен 2(15) января 1918 г. (рис. 1). Однако учтем тот факт, что с
21 января 1918 г. по декрету Советского правительства все прежде выпущенные ценные
бумаги были аннулированы [3; 4; 7, с. 179—180]. Так что их надпечатывание не имело
финансового смысла. Однако оно было проведено.
Есть все основания считать, что надпечатывание было проведено местными властями,
поставившими перед собой цель определить объемы ценностей, находящихся на руках у
богатых людей. Действительно, информация о возможности проведения такой операции
содержится в заинтересовавшем меня декрете. В нем сказано: «Малоимущие граждане,
1
Пользуясь случаем, замечу, что лучшая, на мой взгляд, работа по истории бумажных денег России в XX в.
была написана А.И. Васюковым, В.В. Горшковым, В.И. Колесниковым и М.М. Чистяковым [1].
МИИР Надпечатка Бакинского отделения Государственного банка 15
2019. Вып. 9 на 5% краткосрочном обязательстве Государственного казначейства

владеющие аннулируемыми государственными бумагами внутренних займов на сумму не


свыше 10000 руб. (по номинальной стоимости), получают взамен именные свидетельства
нового займа Российской Социалистической Федеративной Советской Республики на сумму,
не превышающую 10000 руб. Условия займа будут определены особо» [3].
Прихожу к выводу, что привлекшая мое внимание операция была проведена на
территориях, контролируемых Советской властью с целью определения объемов денежных
средств, находящихся у населения. Возможно, что также были получены сведения о тех
лицах, которые располагали значительными капиталами и могли быть репрессированы.
В ходе этой операции были проштампованы и ценные бумаги, хранящиеся в банках, в
первую очередь — в отделениях Государственного банка. Это было сделано для затруднения
обращения ненадпечатанных бумаг.
Считаю важным обратить внимание читателя на следующее обстоятельство. Дело в
том, что штамп наложен крайне небрежно. Складывается впечатление, что исполнителей
операции не беспокоило качество ее проведение. Что не было типично для той эпохи [6, с.
334—370; 9, с. 44—47]. Не было смысла так поступать и современным фальсификатрам [8, c.
36—39]. Прихожу к выводу, что штамм на изучаемой боне подлинный, причем его
небрежность — проявление саботажа исполнителей по отношению к Советской власти.

Литература

1. Васюков А.И., Горшков В.В., Колесников В.И., Чистяков М.М. Бумажные денежные
знаки России и СССР. СПб.: Политехника.
2. Государственные ценные бумаги и купоны ценных бумаг, введенные в денежное
обращение России. URL: http://www.fox-notes.ru/img_rus/k1_4_rsfsr_zb_zsv.htm (дата
обращения: 01.02.2019).
3. Декрет СНК от 3(16) февраля 1918 г. «О выпуске в обращение облигаций «Займа
Свободы» в качестве денежных знаков».
4. Декрет ЦИК от 21 января (3 февраля) 1918 г. «Об аннулировании государственных
займов».
5. Котов Я.С. Печати банков и казначейств на облигациях и купонах «Займа Свободы»
как источники исторической информации // Материалы и исследования по истории
России. Вып. 7. Нижневартовск: НВГУ. С. 22—25.
6. Прохоров Д.А. Крымские караимы и развитие табачной промышленности в
Российской империи в конце XIX — начале XX века // МАИАСК. 2018. № 10. С.
334—370.
7. Тараканов В.И. Ценные бумаги Государства Российского. М.; Тольятти: Интер-Волга.
8. Титов Б.И. К вопросу о возможности выявление денег Н.И. Махно // Материалы и
исследования по истории России. Вып. 7. Нижневартовск: НВГУ, 2018. С. 36—39.
9. Фомкин Л.В. Новые разновидности билетов Тюменской городской управы //
Материалы и исследования по истории России. Вып. 8. Нижневартовск: НВГУ, 2018.
С. 44—47.
16 Я.С. Котов МИИР
2019. Вып. 9
МИИР Тмутараканские подражания милиарисиям 17
2018. Вып. 4 Василия II Македонянина и Константина VIII…

УДК 93/94

О.И. Нефедов
Русское географическое общество, г. Армянск

ТМУТАРАКАНСКИЕ ПОДРАЖАНИЯ МИЛИАРИСИЯМ


ВАСИЛИЯ II МАКЕДОНЯНИНА И КОНСТАНТИНА VIII
КАК ИСТОЧНИКИ ИСТОРИЧЕСКОЙ ИНФОРМАЦИИ

Аннотация. Мое внимание привлекли широко распространенные позолоченные


подражания серебряным византийским монетам Василия II Македонянина и Константина
VIII с двумя отверстиями. Полагаю, что их выпускали не в качестве платежных средств, а
как подвески для составления женских украшений.
Ключевые слова: история, археология, нумизматика, Византия, Тмутаракань,
подражания.

Речь пойдет о репликах византийским монетам конца X — начала XI в., регулярно


находимых на причерноморском побережье Северного Кавказа. Их появление есть все
основания объяснить деятельностью мастерских, работавших на территории
Тмутараканского княжества.
Именно это обстоятельство и привлекло к ним мой интерес. Стоит отметить, что
наилучший труд по нумизматике этого средневекового государства вышел из-под пера К.В.
Бабаева [1]. Исследователь уделил в ней внимание изучению реплик монетам византийского
чекана, в т.ч. милиарисиям, находимым на Тамани, и, по-видимому, выпускавшихся в
Тмутараканском княжестве [1, с. 22, 36—67, рис. 3].
Замечу, что эти артефакты изучают уже более полувека. Так, их исследовал К.В.
Голенко. Ученый установил, что монеты интересующей меня разновидности является
подражаниями милиарисиям Василия II Болгаробойцы и Константина VIII. Ему удалось
проследить деградацию первоначального монетного типа и ухудшение пробы металла от
серебра до чистой меди [2, с. 269—273, рис. 1; 3, с. 216—225, табл. 1—4]. Точку зрения К.В.
Голенко поддержал В.В. Кропоткин. Развивая его тезисы, исследователь подготовил
топографию находок таких подражаний [4, с. 16, к. 13, рис. 21; 5, с. 178—185, табл. 5]. Их
изучение продолжил С.И. Безуглов. Он пришел к выводу, что самые ранние из них —
серебряные. Они были выпущены в 977—989 гг. По мнению ученого, позднейшие серии
таких реплик были эмитированы не позже 1020-х гг. [6, с. 53, 55].
Эта точка зрения ныне общепринята. Есть все основания считать, что неполноценные
медные монеты (в том числе «клиппы»), могли использоваться в качестве кредитных или же
разменных денег [1, с. 63—67].
Попробую развить этот тезис К.В. Бабаева. Обращаю внимание читателя на весьма
интересное подражание, изображение которого1 приведено на рис. 1. Полагаю, что следует
обратить внимание не следующие обстоятельства. Во-первых, интересующий меня артефакт
отчеканен из белого металла, по-видимому, из серебра. Во-вторых, он позолочен. И, в-
третьих, в нем пробито два отверстия. Они явно предназначались для крепления артефакта к
прочим элементам украшения. Полагаю, что речь должна идти о монисте. Причем реплика
выполнена довольно качественно. Сужу по сходству с подлинной монетой (рис. 2).
Попытаюсь истолковать эти факты. Начну с того, что сам факт золочения серебряного
артефакта не может быть объяснен стремлением создать реплику. Наоборот, есть все
основания полагать, что объект нашего изучения не должен был и не являлся платежным
средством. Так что отверстия не случайно были пробиты его поле. Считаю, что виньетки на

1
Фотография была опубликована в сети Интернет [7].
18 О.И. Нефедов МИИР
2018. Вып. 4

реверсе послужили обозначениями места на поле артефакта, на котором планировали


пробить отверстия.
Учитывая все эти обстоятельства, заключаю, что объект моего исследования был
выпущен и использовался как элемент мониста.
Замечу, что появление такого рода изделий — довольно распространенное явление для
эпохи средневековья. Учитываю факты обнаружения реплик солидам [8, с. 22—26; 10, с.
436—457; 11, с. 547—558], а также обнаружения длительно использовавшихся штемпелей
для их производства [9, с. 592—597].
Причем интерес к такого рода репликам был вполне объясним. Ведь для составления
монист использовали популярные у населения монеты [10, с. 436—457]. Причем их порча
только подстегивала интерес пользователей к выпушенным ранее полноценным
экземплярам. Цени же их как иностранную монету [12, с. 274—290; 13, с. 324—335; 14, с.
132—145; 15, с. 359—370; 16, с. 12—17; 17, с. 18—21].
Хотя замечу, что, судя по наличию позолоты, интересующий меня артефакт вполне мог
быть выпущен в период времени, когда милиарисии Василия II и Константина VIII уже
выпали из обращения. Полагаю, что он представлял собой замену золотой монеты.

Литература

1 Бабаев К.В. Монеты Тмутаракарского княжества. Москва: Древлехранилище, 2009.


2 Голенко К.В. Подражания византийским монетам X—XI вв., найденные на Таманском
полуострове // ВВ. 1953. Т. 7. С.
3 Голенко К.В. Новые материалы к изучению Таманских подражаний византийским
монетам // ВВ. 1961. Т. 18. С.
4 Кропоткин В.В. Клады византийских монет на территории СССР // Свод
археологических источников. Е 4-4. М., 1962. С. 16; К. 13, рис. 21.
5 Кропоткин В.В. Византийские монеты из Таматархи-Тмутаракани // Керамика и стекло
древней Тмутаракани. Москва: , 1963.
6 Безуглов С. И. К характеристике некоторых таманских подражаний…. С. 53, 55.
7 Тмутараканское подражание милиарисию с двумя дефлорациями. URL:
http://coins.su/forum/topic/46837-tmutarakanskoe-podrazhanie-miliarisiyu-s-dvumya-
defloratsiyami/ (дата обращения: 01.10.2019).
8 Денисов В.А. Литое подражание солиду Феофила из окрестностей Севастополя //
Древний и средневековый Крым. Вып. 1. Нижневартовск: НВГУ. С. 22—26.
9 Моржерин К.Ю. Бронзовый штемпель аверса солида Юстиниана I из Саратовского
областного музея краеведения // МАИАСК. 2016. Вып. 8. С. 592—597.
10 Ахмедов И.Р., Гаврилов А.П., Чореф М.М. Клад римских монет I—II вв. из Среднего
Поочья // МАИАСК. 2018. Вып. 10. С. 436—457.
11 Скворцов К.Н. Аварская реплика византийского солида на Самбийском полуострове //
МАИАСК. 2014. Вып. 6. С. 547—558.
12 Якушечкин А.В. Монетная стопа Крымского ханства в середине XVIII в. (по
письменным источникам) // МАИАСК. 2012. № 4. С. 274—290.
13 Андриевский Д.В., Чореф М.М. Кошелек монет Крымского ханства, найденный близ с.
Межводное (Черноморский район, Крым) // МАИАСК. 2015. Вып. 7. С. 324—335.
14 Чореф М.М. Денежная реформа Мехмеда Гирая IV: причины, цели, результаты и
историческое значение // Крымское историческое обозрение. 2018. № 2. С. 132—145.
15 Чореф М.М. К вопросу об обращении иностранной монеты в Крыму в XVI—XIX вв. //
МАИАСК. 2011. Вып. 3. С. 359—370.
16 Андриевский Д.В. Клад европейских и американских колониальных монет из Феодосии
// Материалы и исследования по истории России. Вып. 7. Нижневартовск: Чореф
Михаил Михайлович, 2019. С. 12—17.
МИИР Тмутараканские подражания милиарисиям 19
2018. Вып. 4 Василия II Македонянина и Константина VIII…

17 Андриевский Д.В. Фальшивый флорин г. Кемпена, обнаруженный на полуострове


Тарханкут // Материалы и исследования по истории России. Вып. 7. Нижневартовск:
Чореф Михаил Михайлович, 2019. С. 18—21.

Рис. 1. Фотография тмутараканского подражания милиарисию


Василия II Болгаробойцы и Константина VIII.

Рис. 2. Подлинный милиарисий этих императоров.


20 Б.Ю. Титов МИИР
2019. Вып. 9

УДК 93/94

Б.Ю. Титов
Независимый исследователь, г. Мелитополь

К ВОПРОСУ О ВОЗМОЖНОСТИ ВЫЯВЛЕНИЯ ДЕНЕГ


ГРУППЫ «КРЕДИТНЫЙ БОН» Н.И. МАХНО

Аннотация. Продолжаю исследование бумажных денежных знаков, относимых к


эмиссии Н.И. Махно. Перехожу к надпечаткам на бонах, выпущенных Ростовской-на-Дону
конторой государственного банка. Речь идет о новой вариации «кредитных бонов» Н.И.
Махно. Полагаю, что такие выпуски являются очевидными новоделами.
Ключевые слова: история, бонистика, Россия, экономика, политика, Гражданская
война.

Начну с того, что изучение выпусков денежных знаков эпох Первой мировой и
Гражданской войн в России все еще не завершено. Дело в том, что регулярно становятся
известным новые разновидности денежных знаков, которые исследователи относят к той
эпохе [8, с. 44—47]. Однако не все они атрибутированы верно [1, с. 197; 2; 3]. Речь в статье
пойдет о новой разновидности денег, которые коллекционеры приписывают к эмиссиям Н.И.
Махно (рис. 1).
На рис. 1 приведена фотография одной из сторон весьма интересного артефакта. Его
изображение приведено в [5]. Это бона в 5 рублей, выпущенная Ростовской-на-Дону
конторой Государственного банка с надпечаткой. Опишу эту контрамарку как можно более
тщательно.
В верхней части надпечатки, в центре размещена весьма интересная композиция —
череп и кости. По ее сторонам — обозначения номинала «50». Ниже композиции текст:
«Пятьдесят рублей». Он набран крупным шрифтом. Ниже читается несколько меньшими
буквами: «Настоящий денежный знак обязателен к приему во все платежи всеми
правительственными и частными учреждениями, а также при расчетах между частными
лицами». Ниже этой фразы крупными буквами в три строки: «Кредитный бон 1-й
Революционной армии повстанцев Украины». Под этим текстом петитом: «подделка
денежных знаков преследуется законом».
Чем же интересен этот текст? Во-первых, он явно кентавричен. Череп и кости
аналогичны размещенным на новодельном боне в 50 рублей [1; 3] (рис. 2). Правда, на том эта
композиция обрамлена гирляндами. Но это не принципиально. Куда интереснее заявление о
том, что рассматриваемая бона является «кредитной» и, в тоже время, «денежным знаком»,
причем «обязательным к приему… всеми правительственными и частными учреждениями».
Сразу же замечу, что последнее заявление не было характерно для прочих выпусков,
приписываемых к эмиссиям Н.И. Махно [8, с. 44—47]. Зато оно известно на денежных
знаках Ростовской-на-Дону конторы Государственного банка. Но этот текст и так
присутствовал на боне (рис. 1). Причем он дополнен вполне ожидаемым для
государственных выпусков предупреждением, что «подделка преследуется законом». Да и не
могло быть у Н.И. Махно «правительственных учреждений», равно как и «кредитных бон».
И, что крайне печально, создатели штампов для бон на рис. 1 и 2 оформили свои тексты
одним и тем же шрифтом. Складывается впечатление, что он является их фирменным
знаком.
МИИР К вопросу о возможности выявления денег 21
2019. Вып. 9 группы «кредитный бон» Н.И. Махно

Нахожу выявленные факты весьма интересными. Очевидно, что современные «друзья»


коллекционеров выпустили новую разновидность новоделов, причем фантастических. Сама
идея этой манипуляции свидетельствует о крайне низом уровне подготовки многих
собирателей. Да, есть все основания полагать, что есть сфера рынка, в которой найдутся
покупатели и для таких, крайне нелепо и провокационно исполненных новоделов.
Безусловно, есть коллекционеры, способные купить даже нелепые «кредитные боны»
анархиста Н.И. Махно. Учтем и тот факт, что печатники начала века оформляли свои работы
с большим вкусом [6, с. 334—370].
В заключении повторюсь, что Н.И. Махно располагал значительными запасами как
общегосударственных российских и украинских выпусков, так и бонами Екатеринослава [4].
Так что нужды в выпуске собственных денег у него не было [7, с. 36—39].

Литература

1 Внимание! Фальшивка! 1-я Революционная Армия Повстанцев Украины. URL:


http://www.fox-notes.ru/z_rus_chastnik/MAXNO_FAKE31082016.htm (дата обращения:
01.09.2019).
2 Герасименко К.В. Махно // Революция и гражданская война. Т. II. М., 1928. C. 197.
3 Деньги Махно. URL: http://www.bonistikaweb.ru/NUMBON/1996-6%2836%29.htm (дата
обращения: 01.03.2019).
4 Екатеринослав. Днепропетровск. Екатеринославская губерния. Частные боны России.
URL: http://www.fox-notes.ru/z_rus_chastnik/ekaterinoslav_17.htm (дата обращения:
01.09.2019).
5 Изрезанные в капусту. Как уничтожают деньги в старинном банке Ростова. URL:
https://rostov.aif.ru/money/finance/i_kopeyku_i_rubl_berezhyot_chto_proishodit_v_stareyshe
m_banke_rostova (дата обращения: 01.09.2019).
6 Прохоров Д.А. Крымские караимы и развитие табачной промышленности в Российской
империи в конце XIX – начале XX века // МАИАСК. 2018. № 10. С. 334–370.
7 Титов Б.И. К вопросу о возможности выявление денег Н.И. Махно // Материалы и
исследования по истории России. Вып. 7. Нижневартовск: НВГУ, 2018. С. 36—39.
8 Фомкин Л.В. Новые разновидности билетов Тюменской городской управы // Материалы
и исследования по истории России. Вып. 8. Нижневартовск: НВГУ, 2018. С. 44—47.
22 Б.Ю. Титов МИИР
2019. Вып. 9

Рис. 1. Вновь выявленная разновидность бона


группы «Кредитный бон» Н.И. Махно.

Рис. 2. Ранее известный и разоблаченный новодел


группы «Кредитный бон» Н.И. Махно.
МИИР Оригинальный новодел боны Н.И. Махно 23
2019. Вып. 9

УДК 93/94

Б.Ю. Титов
Независимый исследователь, г. Мелитополь

ОРИГИНАЛЬНЫЙ НОВОДЕЛ БОНЫ Н.И. МАХНО

Аннотация. Речь пойдет о фантастическом новоделе, который хранится в Музее денег


в Сумах. На государственном кредитном билете достоинством в один рубль, по-видимому,
на струйном принтере нанесена пятистрочная надпечатка: «1 Рев. Арм. Пов. Укр. 500 руб.
Гуляй-поле 1919 г. Н. Махно.». Сам факт нахождения этой боны в коллекции музея весьма
показателен для осознания степени деградации любительской бонистики.
Ключевые слова: история, бонистика, Россия, экономика, политика, Гражданская
война.

Продолжаю изучение бон эпохи Первой мировой и Гражданской войн1 [5, с. 36—39].
Мое внимание привлекла весьма странная бона, изображение которой приведено на рис. 1.
Этот артефакт находится в коллекции Музея денег в Сумах [3]. Это обычный, хорошо
известный широкому кругу собирателей государственный кредитный билет в один рубль.
Судя по потертостям и сгибам, он активно участвовал в обращении. Бона интересна разве
что надпечатной, размещенной на ее оборотной стороне.
Эта контрамарка очень простая. Она представляет собой текст без следов какого-либо
обрамления. Читается пятистрочная надпись:

«1 Рев. Арм. Пов. Укр.


500 руб.
Гуляй-поле
1919 г.
Н. Махно.»

Стоит обратить внимание на то обстоятельство, что эта надпечатка — новой, до


последнего времени не изученной группы. Весьма примечательно то, что в ней упомянут
населенный пункт. На прочих штампах, приписываемых Н.И. Махно, такого рода
обозначения отсутствуют. Тоже следует сказать и об указании на год проведения операции.
Замечу, что такого рода обозначения на такого рода надпечатках, как правило, отсутствуют.
Далее, бросается в глаза обилие сокращений. Причем вряд ли они уместны. Ведь
надпечатки на деньгах, приписываемых Н.И. Махно, интересны не только самим фактом их
наложения. Они крайне примечательны тем, что трактуются как весьма доходчивые средства
пропаганды [2]. На изучаемой же боне надечатка столь примитивна, что она никоим образом
не могла быть использована с целью пропагандирования идей анархизма.
Складывается впечатление, что изучаемую надпечатку создавали наспех, причем без
качественно выполнить работу. В ином случае ее не выравнивали бы по левому краю. И не
писали бы все слова в первой строке с большой буквы.

1
Считаю, что эта проблема все еще перспективна. Сужу по высокой вероятности обнаружения новых
разновидностей бон [6, с. 44—47]. Так же нуждаются в уточнении ранее предложенные атрибуции [2]. При
этом учитываю выводы исследователей о возможности выявления новоделов [1]. Основываюсь на результатах
изучения дореволюционной полиграфической продукции [6, с. 334—370].
24 Б.Ю. Титов МИИР
2019. Вып. 9

Собственно, нарочитая небрежность в оформлении надпечатки дает информацию для


размышления. Есть все основания полагать, что ее создатели не ставили перед собой цель
воспроизвести хорошо известные новодельные контрамарки. Напротив, они желали
избежать нареканий в подражании «авторитетам». И им это вполне удалось. Ведь они даже
не сочли нужным изготовить аутентичный штамп. Полагаем, они ограничились нанесением
на подлинную бону надпечатки, по-видимому, на струйном принтере. Причем творцы не
сочли нужным даже оформить текст, к примеру, выровнять его по центру.
Именно этим обстоятельством следует объяснять появление на надпечатке столь
указания на столь большой номинал, как 500 руб. Безусловно, творцы стремились создать
нечто невиданное.
И, по-видимому, они были правы. Их небрежная, гротескная работа нашла своих
ценителей. Остается только надеяться на то, что творцы сочтут возможным создать еще
более оригинальные новодельные боны Н.И. Махно, к примеру — на советских червонцах
1920-х гг.

Литература

1 Внимание! Фальшивка! 1-я Революционная Армия Повстанцев Украины. URL:


http://www.fox-notes.ru/z_rus_chastnik/MAXNO_FAKE31082016.htm (дата обращения:
01.09.2019).
2 Деньги Махно. URL: http://www.bonistikaweb.ru/NUMBON/1996-6%2836%29.htm (дата
обращения: 01.03.2019).
3 Музей денег в Сумах. URL: https://creativpodiya.com/posts/4922 (дата обращения
15.09.2019).
4 Прохоров Д.А. Крымские караимы и развитие табачной промышленности в Российской
империи в конце XIX – начале XX века // МАИАСК. 2018. № 10. С. 334–370.
5 Титов Б.И. К вопросу о возможности выявление денег Н.И. Махно // Материалы и
исследования по истории России. Вып. 7. Нижневартовск: НВГУ, 2018. С. 36—39.
6 Фомкин Л.В. Новые разновидности билетов Тюменской городской управы // Материалы
и исследования по истории России. Вып. 8. Нижневартовск: НВГУ, 2018. С. 44—47.
МИИР Оригинальный новодел боны Н.И. Махно 25
2019. Вып. 9

Рис. 1. Фантастическая новодельная бона из собрания Музея денег в Сумах.


26 В.В. Фадеев МИИР
2019. Вып. 9

УДК 930

В.В. Фадеев
Независимый исследователь, г. Ижевск

ФОРМЫ ДЛЯ ОТЛИВКИ РЕПЛИК МОНЕТ РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ

Аннотация. Нечасто историкам становится известно об обнаружении оснастки


фальшивомонетчиков. Так что каждый такой факт должен быть зафиксирован и изучен.
Учитывая это обстоятельство, вводим в научный оборот сведения об обнаружении формы
для отливки фальшивых двугривенных.
Ключевые слова: история, нумизматика, Российская империя, инфляция, фальшивая
монета.

В одной из частных коллекций России хранится весьма интересный исторический


памятник. Наши его в Иркутской области [14]. Имеем ввиду разъемную форму для отливки
подражаний двугривенных 1888 г. (рис. 1). Она выполнена весьма профессионально. Мастер
тщательно прорезал на донцах формы негативные изображения и надписи. Он продумал
даже механизмы фиксации половинок и способ подачи в них металла (рис. 1). Безусловно, он
сделал все, чтобы производство реплик было максимально длительным и выгодным.
Заметим, что мастер не случайно обратил внимание на двугривенные. Дело в том, что
эти монеты тогда в России чеканили из биллона. Так что он мог отливать свои реплики из
оловянистого сплава, которые местные жители вряд ли могли отличить по цвету от
низкопробного серебра.
Мы находим это обстоятельство крайне важным. Ведь серебрить литую монету не
было смысла. Дело в том, что ее невысокий и расплывчивый рельеф в результате проведения
этой операции стал бы еще менее заметным. И факт фальсификации стал бы всем очевиден.
Полагаем, что мастер отливал реплики монетам, находившимся тогда в обращении, но
уже сильно изношенными [5, с. 15—19; 12, с. 24—27; 13, с. 547—558; 15, с. 54—60]. А это
обстоятельство, в свою очередь, позволяет датировать выпуск реплик. Допускаем, что он
прошел в XX в. [15, с. 54—60].
В какой же период времени было безопасно и выгодно выпускать такие монеты?
Считаем, что в периоды нестабильности. Вполне возможно, что производство таких реплик
могли наладить в период Гражданской войны [4; 5; 6; 7; 8; 9; 10].
Находим это допущение весьма логичным. Дело в том, что в период империи
выпускать копии сравнительно малоценных монет было не очень выгодно и определенно
рискованно. Учтем и то обстоятельство, что столь мелкий биллон был хорошо известен
населению. Так что реплики наверняка обнаруживали бы без промедления.
Иное дело — годы потрясений. Вымывание из обращения сначала полноценной
золотой и серебряной монеты1 [2, с. 324—335], а после — биллона и меди и замена их на
бумажные деньги [4] привел к забыванию монет населением. Так что у фальшивомонетчиков
появился шанс обогатиться в результате выпуска реплик тезаврированных денег. В первую
очередь — привычных населению, а не иностранных [1, с. 12—17; 3, с. 436—457; 16, с.
359—370; 17, с. 274—290]. И они наверняка этим воспользовались.
Считаем важным обратить внимание на следующее обстоятельство. Дело в том, что
форма выполнена очень технично. Предусмотрена даже фиксация ее составляющих частей.
1
Это явление наблюдалось и ранее [11, с. 592—597; 12, с. 24—27; 13, с. 547—558].
МИИР Формы для отливки реплик монет Российской империи 27
2019. Вып. 9

Определенно, фальшивомонетчики рассчитывали на длительное производство. Что вряд ли


было возможным в период Империи, когда контроль за состоянием денежного обращения
был неусыпным.
Кто же мог изготовить и воспользоваться этой формой? Полагаем, что кузнецы
одного их городков Восточной Сибири. Ведь только они достаточно хорошо знали
технологии работы с металлом, чтобы изготовить столь хорошую форму. И, в тоже время
они не могли работать в селе или в большом городе. Выпуск реплик в малом населенном
пункте был бы сразу же разоблачен, а жители города наверняка бы вскоре обнаружили
подделку.
Причем не случайно фальшивомонетчики наладили литье двугривенных 1888 г. Ведь
эта монета вряд ли была особо популярна на региональном рынке в те годы. Зато высокий и
устойчивый спрос на монету позволил насытить рынок литыми репликами.

Литература

1. Андриевский Д.В. Клад европейских и американских колониальных монет из


Феодосии // Материалы и исследования по истории России. Вып. 7. Нижневартовск:
Чореф Михаил Михайлович, 2019. С. 12—17.
2. Андриевский Д.В., Чореф М.М. Кошелек монет Крымского ханства, найденный близ
с. Межводное (Черноморский район, Крым) // МАИАСК. 2015. Вып. 7. С. 324—335.
3. Ахмедов И.Р., Гаврилов А.П., Чореф М.М. Клад римских монет I—II вв. из Среднего
Поочья // МАИАСК. 2018. Вып. 10. С. 436—457.
4. Васюков В.И., Горшков В.В., Колесник В.И., Чистяк М.М. Бумажные денежные знаки
России и СССР. М.: Политехника, 1993.
5. Иванов Н.С. Форма для отливки фальшивых рублевиков Николая I // Материалы и
исследования по истории России. Вып. 6. Нижневартовск: НВГУ, 2018. С. 24—27. С.
15—19.
6. История Гражданской войны в СССР. 1917—1922. Т. 5. М.: Государственное
издательство политической литературы, 1960.
7. История Гражданской войны в СССР. Т. 2. М.: Государственное издательство
политической литературы, 1943.
8. История Гражданской войны в СССР. Т. 3. М.: Государственное издательство
политической литературы, 1958.
9. История Гражданской войны в СССР. Т. 4. М.: Государственное издательство
политической литературы, 1959.
10. История Гражданской войны. Т. 1. М.: Государственное книжное издательство, 1935.
11. Моржерин К.Ю. Бронзовый штемпель аверса солида Юстиниана I из Саратовского
областного музея краеведения // МАИАСК. 2016. Вып. 8. С. 592—597.
12. Семенцев В.Ф. Фальшивый бешлык султана Ибрагима из Крыма // Материалы и
исследования по истории России. Вып. 6. Нижневартовск: НВГУ, 2018. С. 24—27.
13. Скворцов К.Н. Аварская реплика византийского солида на Самбийском полуострове //
МАИАСК. 2014. Вып. 6. С. 547—558.
14. Фальшивые монеты и как их изготавливали. URL:
http://rznpoisk.ru/viewtopic.php?f=15&t=247 (дата обращения: 31.08.2019).
15. Хомяков А.К. Фальшивые монеты Николая II: причины выпуска и характер
использования // Материалы и исследования по истории России. Вып. 6.
Нижневартовск: НВГУ. С. 54—60.
16. Чореф М.М. К вопросу об обращении иностранной монеты в Крыму в XVI—XIX вв. //
МАИАСК. 2011. Вып. 3. С. 359—370.
28 В.В. Фадеев МИИР
2019. Вып. 9

17. Якушечкин А.В. Монетная стопа Крымского ханства в середине XVIII в. (по
письменным источникам) // МАИАСК. 2012. № 4. С. 274—290.

Рис. 1. Форма для отливки двугривенных 1888 г.


МИИР Формы для отливки реплик монет Российской империи 29
2019. Вып. 9

Рис. 2. Подлинные 20 коп. этого года.


30 А.К. Хомяков МИИР
2019. Вып. 9

УДК 930

А.К. Хомяков
Независимый исследователь, г. Волгоград

ШТЕМПЕЛЬ ДЛЯ ЧЕКАНКИ ФАЛЬШИВЫХ РУБЛЕЙ НИКОЛАЯ II

Аннотация. Продолжаю изучение обстоятельств выпуска фальшивых рублей Николая II.


Ввожу в научный оборот сведения о штемпеле аверса, использованного в их производстве.
Полагаю, что этот штамп использовался в период Гражданской войны. Сам факт его
обнаружения свидетельствует о том, что массовая фальсификация крупнейшего номинала
серебра Николая II прошла после гибели монарха, а, точнее, в эпоху безвластия, когда
контроль за составом денежного обращения ослабел. Только тогда фальшивомонетчики
могли не опасаться наказания по закону за выпуск поддельных монет.
Ключевые слова: история, нумизматика, Российская империя, инфляция, фальшивая
монета.

Сравнительно недавно в поле моего зрения оказался очень интересный артефакт1.


Привожу его изображение на рис. 1. Речь идет о штемпеле аверса рублевой монеты Николая
II (1894—1917).
Сразу же замечу, что штамп выполнен весьма профессионально. Но на недостаточно
хорошем уровне для опытного монетного мастера. Да, надпись выполнена хорошо. Буквы
аккуратные, четкие, они размещены по кругу, причем распределены равномерно. Но портрет
императора явно не удался. Сужу по тому, что усы получились лихо закрученные вверх, без
изгиба, характерного для изображений Николая II (рис. 2). Столь же небрежно передана
борода и прическа монарха. Бросается в глаза и то, что надпись обрамлена окружностью без
зубчиков, как на подлинной монете (рис. 2). Прихожу к выводу, что выявить реплики,
изготовленные исследуемым штемпелем, для специалиста не составляло особого труда.
Однако заметим, что штамп сохранился. Следовательно, он не оказался в поле зрения
властей. И, судя по изношенности, он использовался довольно активно, вполне возможно,
что продолжительное время.
Нахожу это обстоятельство очень важным. Ведь оно свидетельствует о том, что
фальшивомонетчики не были разоблачены. Так могло случиться только в период
нестабильности. Полагаю, что фальшивомонетчики работали в годы Гражданской войны.
Напомню, что к такому же выводы я пришел при изучении фальшивых рублей
Николая II [12, с. 54—60]. Тогда был сделан вывод, что литые реплики рублям были отлиты
после прекращения эмиссии рублевиков Николая I. Это имело сделать в период, когда
возник дефицит и ажиотажный спрос на металлические монеты [1, с. 12—17; 2, с. 324—335;
15, с. 132—145; 16, с. 359—370; 19, с. 274—290]. Вернее всего, литые подражания могли
изготовить в последние годы Первой мировой и в период Гражданской войны [5; 6; 7; 8; 9],
когда в стране обращались инфляционные бумажные деньги [4].
Теперь же представилась возможность изучить штемпель для чеканки подражаний
таким монетам. Сама констатация факта чеканки реплик рублевиков Николая II говорит о
том, что их производство перешло на новый, куда более технологичный этап. Ведь чеканные
копии получались куда более схожими на оригинал [14, с. 225—228; 17, с. 332—339; 18, с.

1
Сведения о нем приведены на сайте «https://zen.yandex.ru» [11].
МИИР Штемпель для чеканки фальшивых рублей Николая II 31
2019. Вып. 9

326—331]. Определенно, их производство не представляло опасности и имело


экономический смысл.
Для кого же предназначались такие чеканные реплики? Их, безусловно, могли
использовать жители сельской глубинки России, в первую очередь — Поволжья и Сибири.
Что наблюдалось и ранее [3, с. 436—457; 10, с. 592—597; 12, с. 592—597]. Однако штемпель
слишком хорош для того, чтобы удовлетворять их вкусы. Вполне возможно, что он был
задействован для снабжения репликами полноценных денег населения небольших городов.
Использовать же его могли как в стационарной, так и в мобильной кузнице. Оформить
штемпель мог резчик печатей. Навыки их оформления помогли ему безукоризненно
разметить текст.
Итак, мне удалось уточнить современные представления о технологии производства
фальшивых рублевиков Николая II. Полагаю, что их не только лили, но и чеканили. Их
производство имело место в годы потрясений, вызванных Первой мировой, и, в особенности,
Гражданской войнами.

Литература

1. Андриевский Д.В. Клад европейских и американских колониальных монет из


Феодосии // Материалы и исследования по истории России. Вып. 7. Нижневартовск:
Чореф Михаил Михайлович, 2019. С. 12—17.
2. Андриевский Д.В., Чореф М.М. Кошелек монет Крымского ханства, найденный близ
с. Межводное (Черноморский район, Крым) // МАИАСК. 2015. Вып. 7. С. 324—335.
3. Ахмедов И.Р., Гаврилов А.П., Чореф М.М. Клад римских монет I—II вв. из Среднего
Поочья // МАИАСК. 2018. Вып. 10. С. 436—457.
4. Васюков В.И., Горшков В.В., Колесник В.И., Чистяк М.М. Бумажные денежные знаки
России и СССР. М.: Политехника, 1993.
5. История Гражданской войны в СССР. 1917—1922. Т. 5. М.: Государственное
издательство политической литературы, 1960.
6. История Гражданской войны в СССР. Т. 2. М.: Государственное издательство
политической литературы, 1943.
7. История Гражданской войны в СССР. Т. 3. М.: Государственное издательство
политической литературы, 1958.
8. История Гражданской войны в СССР. Т. 4. М.: Государственное издательство
политической литературы, 1959.
9. История Гражданской войны. Т. 1. М.: Государственное книжное издательство, 1935.
10. Моржерин К.Ю. Бронзовый штемпель аверса солида Юстиниана I из Саратовского
областного музея краеведения // МАИАСК. 2016. Вып. 8. С. 592—597.
11. О фальшивых монетах. URL: https://zen.yandex.ru/media/814315/o-falshivyh-monetah-
5cb3708f662beb00b2c2305b (дата обращения: 31.08.2019).
12. Скворцов К.Н. Аварская реплика византийского солида на Самбийском полуострове //
МАИАСК. 2014. Вып. 6. С. 547—558.
13. Хомяков А.К. Фальшивые монеты Николая II: причины выпуска и характер
использования // Материалы и исследования по истории России. Вып. 6.
Нижневартовск: НВГУ. С. 54—60.
14. Чореф М.М. «Ad fontes», или к прочтению монограммы // Российское
византиноведение. Традиции и перспективы. Тезисы докладов XIX Всероссийской
научной сессии византинистов. М.: МГУ, 2011. С. 225—228.
15. Чореф М.М. Денежная реформа Мехмеда Гирая IV: причины, цели, результаты и
историческое значение // Крымское историческое обозрение. 2018. № 2. С. 132—145.
32 А.К. Хомяков МИИР
2019. Вып. 9

16. Чореф М.М. К вопросу об обращении иностранной монеты в Крыму в XVI—XIX вв. //
МАИАСК. 2011. Вып. 3. С. 359—370.
17. Чореф М.М. К истории монетного дела Херсона в первой половине VI в. //
Сугдейский сборник. Вып. IV. Киев; Судак: ТОВ «Горобец», 2010. С. 332—339.
18. Чореф М.М. Монетное дело Херсона при Льве VI Мудром // Сугдейский сборник.
Вып. IV. Киев; Судак: ТОВ «Горобец», 2010. С. 326—331.
19. Якушечкин А.В. Монетная стопа Крымского ханства в середине XVIII в. (по
письменным источникам) // МАИАСК. 2012. № 4. С. 274—290.

Рис. 1. Штемпель аверса фальшивых рублевиков Николая II.


МИИР Штемпель для чеканки фальшивых рублей Николая II 33
2019. Вып. 9

Рис. 2. Подлинный серебряный рубль Николая II.


34 М.М. Чореф МИИР
2019. Вып. 9

УДК 930

М.М. Чореф
Нижегородский государственный университет им. Н.И. Лобачевского, г. Нижневартовск

ТАВРИКА — КОНТАКТНАЯ ЗОНА ВИЗАНТИИ


И ХАЗАРСКОГО КАГАНАТА

Аннотация. Несмотря на многовековое исследование, до сих пор нет единой точки


зрения на вопрос о ситуации в Таврике в период существования Хазарского каганата. Нет
ясности и по вопросу о характере взаимоотношений иконопочитателей этого региона с
правившими в Византии императорами—иконоборцами. Попытаемся изложить наше
видение на эти проблемы.
Ключевые слова: история, археология, Византия, Хазарский каганат, Таврика.

В конце VII в. в Таврике расселились хазары. По свидетельству св. Никифора


Константинопольского, около 679 г. они напали на «все селения за Понтом Эвксинским… и
достигли моря» (Nikeph. Brev. 35, 31—32). В начале VIII в., хазары, судя по биографии
Юстиниана II, контролировали Боспорский пролив (Nikeph. Brev. 42; Theph., A.M. 6196).
Однако из древних тестов не понятно, оказывали ли они постоянное влияние на ситуацию в
приморских городах или нет.
Проблема в том, что основными источниками информации по этому вопросу являются
памятники археологии, единая трактовка которых, к сожалению, пока еще не выработана1.
Так, А.И. Айбабин, исследовав следы разрушений и пожаров в портовом районе Боспора, в
Тиритаке и в Илурате, датирует эти события VII в. и объясняет их хазарским вторжением [2,
с. 185]. Археолог полагает, что завоевание было столь основательным, что каган разместил
свой гарнизон даже в бывшей столице Боспорского государства [2, с. 186]. В тоже время
А.И. Айбабин считает, что кардинальной смены населения в этом городе не произошло. В
нем остались греки, аланы, готы, евреи и др. Основываясь на материалах Ж. Даррузеса [21, p.
20, 32, 232], ученый полагает, что хазары позволили жителям Боспора сохранить свои
религиозные общины [2, c. 189—190].
А.И. Айбабин основывается на выводах И.А. Баранова, который, изучив поселение Тау-
Кипчак, пришел к выводу, что хазары, расселившись в Восточной Таврике, перешли
полукочевому аильному образу жизни [4, c. 83—84; 5, c. 112—118; 6]. По мнению С.А.
Плетневой, подобные сельбища создавались при переходе к оседлому хозяйству [17, c. 37—
38]. В таком случае, появляются основания рассуждать о заселении Таврики хазарами и их
союзниками. А это, по мнению А.И. Айбабина, свидетельствует об установлении над ней
хазарского протектората [2, c. 196, 226].
Ученый считает, что хазары могли она время владеть и Херсоном [1, c. 6]. Он пишет, что:
«После инцидента с Юстинианом II Византия смирилась с потерей почти всех своих
владений в Крыму и поддерживала дружеские отношения с Хазарией» [1, c. 6]. Однако, как
верно заметил С.Б. Сорочан, древним историкам не были известны случаи захвата хазарами

1
В связи с этим следует отметить, что в последние десятилетия активно развивается христианская
археология. Так, стоит отметить работы Н.В. Днепровского [23, c. 131—143; 24, с. 49—75; 25, с. 41—69; 26, с.
148—186; 27, с. 208—243; 28, с. 125—193; 29, с. 194—206; 30, с. 108—138; 31, с. 139—161; 32, с. 417—455; 33,
с. 187—207; 34, с. 18—25; 35, с. 187—194] и Н.П. Туровой [36, с. 79—105; 37, с. 93—173; 38, с. 154—183].
Нельзя обойти вниманием фундаментальные исследования Ю.М. Могаричева [22; 39, с. 5—132, рис. 1—100; 40,
с. 213—225; 41, с. 57—67; 42; 43, с. 82—90; 44; 45], в том числе и в соавторстве с А.Г. Герценом [46, с. 182—
192; 47; 48; 49, с. 279—319]. Эти ученые выработали оригинальные и во многом плодотворные подходы к
атрибуции этих комплексов.
МИИР Таврика — контактная зона Византии и Хазарского каганата 35
2019. Вып. 9

византийских городов (Nikeph. Brev., 35, 31—32). Историк акцентирует внимание на том, что
войско кагана, приглашенное жителями Херсона для борьбы с карателями Юстиниана II,
дважды подходило к стенам города и ни разу в него не вошло [19, c. 331]. Действительно, это
трудно объяснить, исходя из посылки о существовании хазарского протектората.
Рассматривая историческую ситуацию, С.Б. Сорочан приходит к выводу о возможности
возникновения в конце VII—VIII вв. «кондоминиума или совместного владения,
установлением которого на территории Крымского полуострова могли завершиться
трудности и разногласия между Хазарией и Константинополем» [19, c. 331]. По мнению
ученого, этот режим подразумевал совместную защиту региона, цивилизованный раздел
между государствами собранных налогов, а также общее использование портов [19, c. 332].
Сразу же заметим, что предположение украинского историка нам видится достаточно
логичным. Однако мы не можем не учесть следующие обстоятельства. Дело в том, что, судя
по «Бревиарию» (Nikeph. Brev. 42) и «Хронографии» (Theph., A.M. 6196), какой-либо
согласованности действий византийской и хазарской администраций в Таврике не
наблюдалось. В качестве примера разберем выделенные их авторами события из биографии
Юстиниана II. Он, опасаясь херсонитов, решивших выдать его константинопольским
властям за мятежные речи, бежал к хазарам, которые его с радостью приняли. Очевидно, что
тут и речи нет о проявлении дружбы между государствами. Но куда интереснее ситуация с
Валгицей и Папацем. Удивительно, но их убийство не было своевременно обнаружено и не
отомщено. Дело в том, что если Папац управлял Фанагорией — городом, в котором жил
Юстиниан II, то Валгице нужно было еще добраться из Боспора [19, c. 339]. Примечательно
и то, что их убийца не опасался за свою участь только на территории хазарской Тамани.
Однако он не рискнул пристать к берегам Таврики.
Попытаемся истолковать эти события. Судя по отсутствию единой первоначальной
реакции по вопросу о мятежном поведении Юстиниана II в Херсоне, хазары и византийцы не
были союзниками. Сам же факт двойного безнаказанного убийства не позволяет нам считать
Валгицу и Папаца важными чиновниками. Похоже, что ими пожертвовали в политических
интересах. Мы имеем все основания видеть в них рядовых исполнителей воли кагана, а не
его полновластных представителей. Очень важно и то, что убийца на территории хазарской
Тамани не опасался мести. Однако, проплывая мимо берегов Таврики, Юстиниан II вел себя
по-иному. Единственным объяснением этому может быть только то, что византийская зона
влияния в ней сохранилась.
Но самый интересный, с нашей точки зрения, момент истории правления Юстиниана II
— само восстание в Херсоне. Дело в том, что арест анонимного тудуна — представителя
кагана, очевидно, меньшее преступление, чем ранее совершенное двойное убийство. Однако
хазары жестоко за него отомстили. Может даже сложиться впечатление, что у них
кардинально изменились приоритеты. Но это не так. Во-первых, само положение империи в
конце правления Юстиниана II оставляло желать лучшего. И в Херсоне вполне мог
появиться «тудун — архонт Херсона», исполнявший функции представителя кагана. Во-
вторых, хазары в тот момент не ждали удара. В результате тудун остался в городе. Очевидно,
что его присутствие, по их мнению, не могло быть поводом для столкновения. Похоже, что
хазары изначально считали себя нейтральными. Так что Юстиниан II не стремился отвоевать
у них Херсон. Он, действительно, собирался отомстить его жителям.
Немаловажно и то, что при Исаврах вернулись к практике ссылки в Херсон политических
врагов правящих императоров [8, c. 84—85; 12, c. 288—294; 20, c. 143]. А этот факт убеждает
нас в сохранении status quo [3, c. 201], т.е. порядка вещей, сложившегося до второго
правления Юстиниана II. Полагаем, что хазары были заинтересованы во взаимовыгодных
торговых связях с византийской Таврикой и довольно долго не стремились завладеть ее
территорией. Учтем и то, что у нас нет эпиграфических свидетельств их проникновения в
Южную и Юго-Западную Таврику.
36 М.М. Чореф МИИР
2019. Вып. 9

Правда, нам могут возразить, напомнив, что А.Ю. Виноградовым и А.В. Комаром по
негативу из ИИМК, некогда хранившемся в Бахчисарайском музее, была издана закладная
плита неизвестных. Ученые предположили, что этот артефакт был найден в Юго-Западном
Крыму и принадлежал хазарам [9, c. 129—132, рис. 2; 10, c. 41—46, рис. 1]. Мы же, в свою
очередь, заметим, что надпись не обязательно происходила из горной части полуострова.
Дело в том, что первый директор Бахчисарайского музея У. Боданинский организовывал
экспедиции не только по горному району. Он изучал древние памятники и в восточной части
Крыма [15, c. 142], а, как помним, он был заселен хазарами. К слову, его негативы и дневник
[7] и сейчас хранятся в фондах Бахчисарайского музея.
Тоже самое можно сказать и о надписи Илиха и Гапра, которую А.Ю. Виноградов и А.В.
Комар также атрибутируют как хазарскую [9, с. 128—129, рис. 1; 10, c. 52—53, рис. 2]. Дело
в том, что, по словам самих ее издателей, она «носит явные черты упадка эпиграфического
искусства» [10, c. 53]. Так что есть все основания отнести ее к более позднему периоду. Мы
основываемся на выводах А.Ю. Виноградова, сделанных им по поводу другой грекоязычной
надписи, в которой также упомянуто лицо с тюркским именем. Речь идет о плите Ла..ули-
бея, датированной им XIV—XV вв. [11, c. 431—432, № 1; 18, c. 126—128]. Полагаем, что
подобные памятники были оставлены крымскими тюркоговорящими христианами —
урумами. Так что нахождение подобных текстов на Южнобережье более чем вероятно.
Считаем нужным заметить, наши выводы основываются не только на разборе
свидетельств средневековых хроник и эпиграфических памятников. Мы учитываем
современные трактовки археологических находок, выполненной Ю.М. Могаричевым и А.В.
Сазановым [13, c. 104—174; 14, c. 39—166]. Эти ученые также склонились к мысли, что
влияние хазар на жизнь приморских городов византийской Таврики было минимальным.
Ситуация изменилась только в 780-х гг. Судя по Житию св. Иоанна Готского, хазары
захватили Дорос, что вызвало в 784 (785 или в 786) гг. восстание местных жителей [14, c. 12,
202].
Последнее обстоятельство позволяет сделать исторические выводы. Судя по материалам
этого Жития, местные жители самостоятельно обороняли византийские владения в Таврике.
В таком случае, необходимость сохранения их лояльности побуждала василевсов не
спрашивать с них слишком строго даже за значительные отклонения от предписанных
Центром религиозных правил. А жители византийской Таврики, в свою очередь, оставались
верноподданными иконопочитателями (Theod. Stud. Ep., №. 48, 151), ни разу за весь период
иконоборчества не выступив против Константинополя [14, c. 11—65].

Литература

1 Айбабин А.И. Крым под властью Хазарского каганата // Византия и Крым.


Международная конференция: Тез. докл. Симферополь: [б.и.], 1997. С. 5—9.
2 Айбабин А.И. Этническая история ранневизантийского Крыма. Симферополь: Крымское
отд. Ин-та востоковедения им. А. Е. Крымского НАН Украины, 1999.
3 Артамонов М.И. История хазар Л.: Изд-во Гос. Эрмитажа, 1962.
4 Баранов И., Майко В. Праболгарские горизонты Судакского городища середины VIII—
первой половины Х в. // Българите в Северното Причерноморие. Велико Търново, 2000.
Т. 7. С. 83—84.
5 Баранов И.А. Раннесредневековая гончарная печь в урочище Суат близ Ялты // АДСВ.
Свердловск: Урал. гос. ун-т, 1979. Вып. 16: Социальное развитие Византии. С. 112—118.
6 Баранов И.А. Таврика в эпоху раннего средневековья: салтово-маяцкая культура. Киев:
Наукова думка, 1990.
7 БГИКЗ. КП 9569. Д. 386.
8 Иванов Е.Э. Херсонес Таврический. Историко-археологический очерк // Маркевич А.И.
(ред.). ИТУАК. Симферополь, 1912. № 46.
МИИР Таврика — контактная зона Византии и Хазарского каганата 37
2019. Вып. 9

9 Виноградов А.Ю., Комар А.В. Две «хазарские» надписи из Юго-Западного Крыма // РА.
2005. № 3. С. 128—132.
10 Виноградов А.Ю., Комар А.В. Институт тудуна и хазары в Юго-Западном Крыму VIII —
начала IХ в. в контексте новых данных эпиграфики // ССб. / Отв. ред. Н. М.
Куковальская. Киев; Судак. 2005. Вып. II. С. 38—56.
11 Виноградов А.Ю. «Разряд» и «часть». Как нам обустроить Феодоро? // Куковальская
Н.М. (отв. ред.). ССб. Киев; Судак. Вып. 2. С. 431—471.
12 Могаричев Ю.М. К вопросу о ссылке в Херсон Иосифа Гимнографа // Ῥομαῖος: сборник
статей к 60-летию проф. С.Б. Сорочана // Нартекс. Byzantina Ukrainensis. Харьков, 2013.
Т. 2. С. 288—294.
13 Могаричев Ю.М., Сазанов А.В., Степанова Е.В., Шапошников А.К. Житие Стефана
Сурожского в контексте истории Крыма иконоборческого времени. Симферополь:
Антиква, 2009.
14 Могаричев Ю.М., Сазанов А.В., Шапошников А.В. Житие Иоанна Готского в контексте
истории Крыма «хазарского периода». Симферополь: Антиква, 2007.
15 Непомнящий А. Профессор Николай Эрнст: страницы истории крымского краеведения.
Киев: Стилос, 2012.
16 Плетнева С.А. Города в Хазарском каганате (доклад к постановке проблемы) //
Хазарский альманах. 2002. Т. 1. С. 110—124.
17 Плетнева С.А. Кочевники средневековья. М.: Наука, 1982.
18 Свод греческих надписей Эски-Кермена и его ближайшей округи / Мат. подг. А. Ю.
Виноградовым // Харитонов С.В. Древний город Эски-Кермен: Археология, история,
гипотезы. СПб.: Филологический факультет СПбГУ, 2004. С. 123—130.
19 Сорочан С.Б. Византийский Херсон (вторая половина VI — первая половина X вв.).
Очерки истории и культуры. Харьков: Майдан, 2005. Ч. 1.
20 Успенский Ф.И. История Византийской империи. Л.: Аврора, 1927. Т. II. Первая
половина.
21 Darrouzès J.A. A. Notitiæ episcopatuum ecclesiæ Constantinopolitanæ. Paris: Institut français
d'études byzantines, 1981. 538 p.
22 Могаричев Ю.М., Сазанов А.В., Сорочан С.Б. Крым в «хазарское время» (VIII —
середина X вв.): вопросы истории и археологии. Москва: Неолит, 2017.
23 Днепровский Н.В. К вопросу о локализации убежища святого Василия, епископа
Херсонского // МАИАСК. 2008. Вып. 1. С. 131—143.
24 Днепровский Н.В. К истории христианского поселения на месте современного
Бахчисарая: вновь найденный пещерный скит в старой части города // МАИАСК. 2008.
Вып. 1. С. 49—75.
25 Днепровский Н.В. Вновь открытый пещерный комплекс в Георгиевской балке
(Севастополь) // МАИАСК. 2010. Вып. 2. С. 41—69.
26 Днепровский Н.В. Культовый комплекс у Южных ворот Эски-Кермена // МАИАСК.
2011. Вып. 3. С. 148—186.
27 Днепровский Н.В. Пещерные сооружения восточного обрыва городища Кыз-Кермен //
МАИАСК. 2011. Вып. 3. С. 208—243.
28 Днепровский Н.В. К вопросу о генезисе и назначении комплекса пещерного храма
«Успения» в Эски-Кермене // МАИАСК. 2012. Вып. 4. С. 125—193.
29 Днепровский Н.В. К истории с «Географией», или об одном казусе крымской
христианской топонимики // МАИАСК. 2012. Вып. 4. С. 194—206.
30 Днепровский Н.В. К вопросу о каноническом смысле росписи пещерного храма «Трех
всадников» // МАИАСК. 2013. Вып. 5. С. 108—138.
31 Днепровский Н.В. К вопросу об интерпретации ойконима «koutteley» из «Путеводителя»
Ш. де Монтандона // МАИАСК. 2013. Вып. 5. С. 139—161.
32 Днепровский Н.В. Из археологического наследия Е. В. Веймарна: «Ритуальный
38 М.М. Чореф МИИР
2019. Вып. 9

комплекс» на западной окраине Эски-Кермена // МАИАСК. 2014. Вып. 6. С. 417—455.


33 Днепровский Н.В., о. Виктор (Шкурдода В. А.) К вопросу о первоначальной
литургической планировке триконхиальных пещерных церквей Эски-Кермена //
МАИАСК. 2011. Вып. 3. С. 187—207.
34 Днепровский Н.В., Чореф М.М. К вопросу о локализации и датировке армянского
наземного храма в Бахчисарае // Историческое наследие Крыма. 2007. Вып. 20. С. 18—
25.
35 Днепровский Н.В., Чореф М.М. К вопросу о местонахождении надписи, обнаруженной
В.И. Григоровичем в округе Черкес-Кермена // МАИАСК. 2013. Вып. 5. С. 187—194.
36 Турова Н.П. Пещерный христианский комплекс Иограф на юге Крыма // Stratum plus.
2013. № 6. С. 79—105.
37 Турова Н.П. Средневековый пещерный комплекс хребта Иограф над г. Ялтой//
МАИАСК. 2014. Вып. 6. С. 93—173.
38 Турова Н.П. 2015. История изучения христианских древностей Южного берега Крыма //
МАИАСК. 2015. Вып. 7. С. 154—183.
39 Могаричев Ю.М. Пещерные сооружения средневековых городищ Юго-Западного Крыма
(вопросы классификации, хронологии и интерпретации) // Могаричев Ю.М. (ред.-сост.).
Проблемы истории «пещерных городов» в Крыму. Симферополь: Таврия, 1992. С. 5—
132, рис. 1—100.
40 Могаричев Ю.М. К дискуссии о скальной архитектуре Крыма // Могаричев Ю.М. (ред.-
сост.). История и археология Юго-Западного Крыма. Симферополь: Таврия, 1993. С.
213—225.
41 Могаричев Ю.М. Пещерные церкви в районе подземной дороги Эски-Кермена //
Могаричев Ю.М. (ред.-сост.). Проблемы истории и археологии Крыма. Симферополь:
Таврия, 1994. С. 57—67.
42 Могаричев Ю.М. Пещерные церкви Таврики. Симферополь: Таврия, 1997.
43 Могаричев Ю.М. Склеп на земле Н. И. Тура: погребальное сооружение или церковь? //
Могаричев Ю.М. (ред.-сост.). БИАС. Вып. 3. Симферополь: Антиква, 2008. С. 82—90.
44 Могаричев Ю.М. Крым. «Пещерные города». Киев: Выща школа — XXI, 2010.
45 Могаричев Ю.М., Сазанов А.В., Шапошников А.К. Житие Иоанна Готского в контексте
истории Крыма «хазарского периода». Симферополь: Антиква, 2007.
46 Герцен А.Г., Могаричев Ю.М. Еще раз о дате появления крепости на плато Чуфут-Кале
// Могаричев Ю.М. (ред.-сост.). Проблемы истории «пещерных городов» в Крыму.
Симферополь: Таврия, 1992. С. 182—192.
47 Герцен А.Г., Могаричев Ю.М. Крепость драгоценностей. Кырк-ор. Чуфут-Кале.
Симферополь: Таврия, 1993.
48 Герцен А.Г., Могаричев Ю.М. Пещерные церкви Мангупа. Симферополь: Таврия, 1996.
49 Герцен А.Г., Могаричев Ю.М. Восточная оборонительная стена Чуфут-Кале //
Могаричев Ю.М., Храпунов И.Н. (ред.-сост.). БИАС. Вып. 2. Симферополь: Таврия-
Плюс, 2001. С. 279—319.
МИИР К датировке «Надписи Зинона» из Херсонеса Таврического 39
2019. Вып. 9

УДК 930

М.М. Чореф
Нижегородский государственный университет им. Н.И. Лобачевского, г. Нижневартовск

К ДАТИРОВКЕ «НАДПИСИ ЗИНОНА» ИЗ ХЕРСОНЕСА ТАВРИЧЕСКОГО

Аннотация. «Надпись Зинона» — один из самых интересных и широко известных


памятников Херсонеса Таврического. Этот текст издавна привлекает внимание
исследователей. Его изучение продолжается уже третье столетие. Однако до сих пор не
выработаны точки зрения по вопросу о его происхождении и дате создания. Учитывая это
обстоятельство, мы попытались установить время появления этого текста. Изучив
особенности почерка резчика, мы пришли к выводу, что последними символами надписи
является обозначение даты «ΙΑ». Основываясь на этом обстоятельстве, датируем текст 488 г.
н.э. Выносим результаты нашего исследования на научное обсуждение.
Ключевые слова: Херсонес Таврический; история; эпиграфика; «Надпись Зинона»;
христианизация.

Уже более двух веков историки стремятся разгадать тайны древнего Крыма. За долгий
период изучения удалось выработать массу правдоподобных гипотез, а также выявить
множество фактов, приближающих выяснение столь желанной истины. Однако
исследование далеко не завершено. Так, до сих пор продолжается дискуссия о дате
появления такого широко известного памятника, как «Надпись Зинона».
Приведем краткую справку. Этот памятник был известен уже давно. Первым его описал
П.С. Паллас. Во время путешествия в Крым в 1793—1794 гг. он посетил в Симферополе
своего друга К.А. Габлица. Осматривая его коллекцию, ученый обратил внимание на
прямоугольную беломраморную плиту1, шириной 1,22 м, высотой 0,71 м и толщиной 0,15 м.
И это не было случайным. Начнем с того, что плита с надписью исключительно хорошей
сохранности. Так что она не могла не привлечь внимание исследователя. Повреждена только
ее правая часть. На тыльной стороне плиты, поверх плохо сохранившихся граффити, между
треугольными выемками2 для креплений, размещена надпись3:
1
Насколько нам известно, до настоящего времени плита так и не была подробно описана. Все ее издатели
ограничивались приведением греческого текста и его переводом. Считаем необходимым описать памятник в
соответствии с требованиями современной эпиграфики.
2
На первый взгляд, есть основания видеть в них ординарные украшения в стиле tabula ansata. Но это не так.
Начнем с того, что подобного рода надписи в Таврике крайне редки [37, c. 360]. Далее, выемки по краям
надписи прорублены весьма небрежно. Определенно их разместили не для украшения текста. Хорошо видно,
что они разной глубины и площади. Полагаем, что заинтересовавшая нас плита изначально служила порогом в
храм или общественное здания. Треугольные углубления были выбиты на ее тыльной части и предназначались
для крепления. Позже плита была вынута из кладки. И, по-видимому, долго не использовалась. Этим
обстоятельством можно объяснить появление на ней граффити. Позже на этой плите, учитывая как размеры,
так и качество материала, решили разместить официальную надпись. Это стало возможным вследствие
дефицита мрамора, объяснимого сворачиванием торговых связей в Причерноморском регионе в поздней
античности [36, c. 16—23]. Поскольку лицевая сторона плиты была истерта и выбита в процессе использования,
то текст вырезали на тыльной. Причем из-за спешки не сочли нужным даже ее подправить. Заметно, что
верхние строки обходят выбоины. Считаем важным обратить внимание читателя на то, что плита, судя по
выломам в правой части, была вынута из кладки задолго до времен Зинона. По крайней мере, пазы для
крепления в правой ее части разрушились и не были подтесаны. На ее поверхности не просматриваются и
следы позднейших переделок. Все эти факты убедительно свидетельствуют о спешности нанесения надписи на
изучаемую плиту.
3
Основываемся на ее новейшем прочтении, предложенном А. Ю. Виноградовым [45, № 6]. В переводе этой
надписи, приведенном в [34, с. 362, 366, прим. 9], дана неверная трактовка фразы τὰ συναγόμενα ἐκ τοῦ πρακτίου.
Дело в том, что мы ошибочно, вслед за В.В. Латышевым [20, c. 10—11, № 7], видели в последнем слове
40 М.М. Чореф МИИР
2019. Вып. 9

 ΑΥΤΟΚΡΑΤΩΡΚΕ͂ΣΑΡΖΗΝΩΝΕΥΣΕ[.]ΗΣΝΙΚ[....]
ΤΡΟΠΕΟΥΧΟΣΜΕΓΙΣΤΟΣΑΕΙΣΕΒΑΣΤΟΣ
ΦΙΛΟΤΙΜΗΣΑΜΕΝΗΗΑΥΤΩΝΕΥΣΕΒΙΑΩΣΕ.
ΠΑΣΑΙΣΤΑΙΣΠΟΛΕΣΙΝΚΑΙΕΝΤΑΥΤΗΤΗΑΥΤΟΥ
5 ΠΟΛΙΕΔΩΡΗΣΑΤΟΧΡΗΜΑΤΩΝΔΟΣΙΝΤΑΣΥΝΑ
ΓΟΜΕΝΑΕΚΤΟΥΠΡΑΚΤΙΟΥΦΗΜΙΤΟΥΕΝΤΑΥΘΑ
ΒΙΚΑΡΑΤΟΥΤΩΝΚΑΘΟΣΙΩΜΕΝΩΝΒΑΛΛΙΣ
ΤΡΑΡΙΩΝΔΙ᾿ΩΝΑΝΑΝΕΟΥΝΤΕΤΑΤΕΙΧΗΠΡΟΣ
ΣΩΤΗΡΙΑΝΤΗΣΑΥΤΗΣΠΟΛΕΩΣΚΑΙΕΥΧΑΡΙΣ
10 ΤΟΥΝΤΕΣΑΝΕΘΗΚΑΜΕΝΤΟΔΕΤΟΤΙΤΛΟΝ
ΕΙΣΜΝΗΜΟΣΥΝΟΝΑΕΙΔΙΟΝΤΗΣΑΥΤΩΝ
 ΒΑΣΙΛΕΙΑΣ 
 ΑΝΑΝΕΩΘΗΔΕΟΠΥΡΓΟΣΟΥΤΟΣΠΡΑ
ΤΤΟΝΤΟΣΤΟΥΜΕΓΑΛΟΠΡΚΟΜ
15  ΔΙΟΓΕΝΟΥΕΤΟΥΣΦΙΒΕΝΙΝΔΙΑ 

« Αὐτοκράτωρ κε͂σαρ Ζήνων εὐσε[β]ὴς νικ[ητὴς]


τροπεοῦχος μέγιστος ἀεισέβαστος·
φιλοτιμησαμένη ἡ αὐτῶν εὐσέβια, ὡς ἐν̣
πάσαις ταῖς πόλεσιν, καὶ ἐν ταύτῃ τῇ αὐτοῦ
5 πόλι, ἐδωρήσατο χρημάτων δόσιν, τὰ συνα-
γόμενα ἐκ τοῦ πρακτίου, φημὶ τοῦ ἐνταῦθα
βικαράτου τῶν καθοσιωμένων βαλλισ-
τραρίων, δι᾿ ὧν ἀνανεοῦντε τὰ τείχη πρὸς
σωτηρίαν τῆς αὐτῆς πόλεως. Καὶ εὐχαρισ-
10 τοῦντες ἀνεθήκαμεν τόδε τὸ τῖτλον
εἰς μνημόσυνον ἀείδιον τῆς αὐτῶν
 βασιλείας. 
 Ἀνανεώθη δὲ ὁ πύργος οὗτος, πρά-
ττοντος τοῦ μεγαλοπρ(επεστάτου) κόμ(ητος)
15  Διογένου, ἔτους φιβ´, ἐν ἰνδ(ικτιῶνι) ια´) »

«Самодержец Цезарь Зинон благочестивый, победи[тель],


трофееносный, величайший, вечный август:
их благочестие, сделал пожертвование,
как во всех городах, и в этом своем
5 городе, даровало денежную выдачу —
то, что поступает от практия, то есть от здешнего
викариата преданных баллистрариев:
их посредством и возобновляются стены
для спасения этого города. И, благодарные,
10 мы воздвигли эту надпись
в вечную память их
царства.
 Возобновлена же эта башня трудами
великолепнейшего комита

πρακτ(ε)ίον. Это дало нам основание допустить, что ремонт стен был оплачен за счет таможенных поступлений
[34, c. 362].
МИИР К датировке «Надписи Зинона» из Херсонеса Таврического 41
2019. Вып. 9

15 Диогена, в году 512, индикта 11».

Как видим, в тексте нет ни единой лакуны. Проблемы возникают только при прочтении
верхней и нижней строк. И если первые слова надписи могли быть прорезаны на неровной
поверхности4, то последние изначально были выбиты небрежно. Судим по тому, что
плоскость плиты на месте их размещения практически не повреждена. Вероятно, нехватка
свободной поверхности заставила резчика сильно опустить последние буквы строки, причем
так, что нижние части левой и правой гаст последнего символа просматриваются слабо.
Учитывая это обстоятельство, П.С. Паллас предположил, что два последних символа текста
— «ΙΔ».
Но текст примечателен не только этим. В нем присутствуют многочисленные
сокращения и пропуски отдельных букв. Так что он определенно интересен и как памятник
эпиграфики. Впрочем, это явление свойственно большинству античных и средневековых
греко- и латиноязычных надписей, в том числе таврических [3; 4; 7; 8, c. 187—192; 9; 12; 14;
15; 16; 17; 18, c. 35—77; 19, c. 56—71; 20; 23; 24; 25; 26; 27; 28; 29; 30; 31; 32; 39; 41; 42; 43;
44; 45].
Присутствуют на плите и специальные обозначения — кресты. Все они — латинские.
Причем есть и крупные, и мелкие. Первые обрамляют текст надписи справа и слева.
Несмотря на очевидную важность этих культовых символов, они имеют разную величину,
однако прорезаны довольно аккуратно. Составляющие их линии аккуратны и прямы. Их
ограничивают тщательно прорезанные черточки5. При этом они размещены не на ровной,
тщательно подтесанной, а на достаточно сильно изношенной поверхности. Складывается
впечатление, что эти кресты разместили на тех участках плиты, на которых не считали
возможным резать буквы текста.
Как уже было сказано выше, в тексте надписи также присутствуют небольшие
крестики. Они высотой с букву. Причем оформлены они столь же тщательно, что и большие.
И это не случайно. Надпись начинается и заканчивается этими символами. Кроме того, они
обрамляют слово «βασιλείας»6, а также упоминание о комите Диогене. Так что их появление
в тексте нельзя назвать случайным. Как видим, крестиками выделены самые важные слова и
фразы.
Перейдем к трактовке содержания текста. Из его буквального перевода следует, что по
приказу императора Зинона (474—475, 476—491) в 512 г. какой-то местной эры были
отремонтированы городские стены. Действительно, в конце V в. в Херсоне шли
организованные государством строительные работы. В ходе их были перестроены городские
стены, воздвигнута башня Зинона (рис. 2). По словам же К.А. Габлица, памятник происходил
из Херсонеса. Точнее, был найден близ упомянутой башни [22, с. 214].
П. С. Паллас всецело доверился этому свидетельству [21, таб. V]. Ученый допустил,
что заинтересовавшая его надпись является наглядным подтверждением того факта, что
Зинон приказал укрепить стены города7.
Однако в 1831 г. вышли в свет мемуары бывшего французского дипломата Е.М.
Кузинери. Автор утверждал, что, будучи генеральным консулом Французского королевства в
Салониках, видел аналогичную надпись8 в подвале городской мечети Эски-Джами (рис. 3)
[40, p. 268—270].

4
Объяснение этому факту приведено в прим. 2.
5
Находим это обстоятельство крайне важным и вернемся к нему несколько позже.
6
Видим в этом следы императорского культа, характерного для Херсонеса римского периода [35, c. 76—
120].
7
О военном присутствии римлян в Таврике см.: [5, с. 357—376; 6, с. 203—247].
8
Отметим, что приведенное автором описание этой надписи крайне небрежно. К примеру, Е.М. Кузинери,
судя по прориси, видел надпись четырнадцатого года индикта, а если верить его же переводу — одиннадцатого
[40, p. 268—270].
42 М.М. Чореф МИИР
2019. Вып. 9

С этого момента в научной среде началась дискуссия по вопросу об атрибуции


памятника. И если вопрос о его происхождении в тот момент не мог быть разрешен
однозначно, то проблема датировки казалось вполне разрешимой. Ведь текст, как мы уже
писали, достаточно хорошо сохранился. Вызвала споры только расшифровка нижней строки,
в которой и были приведены даты. Так, если большая часть исследователей согласилась с
мнением П. С. Палласа, считавшего, что последние буквы текста следует читать как «ΙΔ», то
остальные, вслед за Е.М. Кузинери, в том числе и В.Н. Юргевич, видели в них «ΙΑ» и
предполагали, что плита была привезена в Крым [38, с. 779—781]. Зато практически все
сходились во мнении, что именно эти символы означали год индикта, в который и была
высечена надпись. Бурность обсуждения и обилие гипотез прочтения можно объяснить тем,
что атрибуция памятника помогала бы установить дату ввода эры, принятой в городе, в
котором он был найден.
Со временем участники дискуссии привлекли А.Л. Бертье-Делагарда в качестве
арбитра. Осознавая историческую ценность памятника, ученый и сам заинтересовался
проблемой. Плоды его исследования приведены в статье «Надпись времен Императора
Зенона, в связи с отрывками из истории Херсонеса» [2, с. 45—88]. В ней А.Л. Бертье-
Делагард со свойственной ему педантичностью привел историографию проблемы, тщательно
разбирая все существующие на тот момент точки зрения. Уже в процессе анализа
результатов исследований предшественников, он пришел к выводу, что они не смогли
выработать убедительные доводы для обоснования своих гипотез. В качестве примера
ученый разобрал доказательства, выдвинутые сторонниками теории македонского
происхождения камня. Действительно, согласился А.Л. Бертье-Делагард, мы недостаточно
хорошо знаем историю Херсонеса конца V в., нам неизвестны факты, говорящие о
подчиненности Херсонеса империи в тот период. Из других источников нам ничего не
известно о мероприятиях Зинона в этом городе. Да и свидетельство Е.М. Кузинери,
описавшего надпись Зинона из Салоник, заслуживает внимания. Однако даже эти
обстоятельства не могут, по мнению А.Л. Бертье-Делагарда, опровергнуть утверждения
сторонников херсонесского происхождения «Надписи Зинона». Дело в том, что сама
неясность вопроса о положении в Таврике в конце V в. не может ни подтвердить, ни
опровергнуть выдвинутые предположения. А само свидетельство Е.М. Кузинери, по мнению
А.Л. Бертье-Делагарда, не следует принимать в расчет, так как в конце XVIII в. плита
никоим образом не могла попасть в Крым. Во-первых, интерес к такого рода памятникам в
России в тот период еще не возник, во-вторых, русский флот в Салоники до 1798 г. не
заходил, в-третьих, есть все основания доверять К.А. Габлицу. Кроме того, мемуары Е.М.
Кузинери были написаны спустя почти сорок лет после его отставки, на склоне лет.
Следовательно, он мог и обмануться в изложении событий. По мнению А.Л. Бертье-
Делагарда, бывший консул по ошибке повторно издал надпись, описанную П.С. Палласом.
Да и не было в мечети Эски-Джами подвалов, в одном из которых Е.М. Кузинери мог ее
увидеть [2, с. 54]. Кроме того, нам неизвестны какие-либо македонские эры9, начинавшиеся в
36, 24 или в 21 гг. до н. э.
Как видим, с помощью простых, но убедительных доводов А.Л. Бертье-Делагард
обосновал херсонесское происхождение надписи. Столь же логично он ее и датировал. Как
всеми признанный авторитет в эпиграфике ученый заключил, что последняя буква надписи
«Α», а не «Δ» [2, с. 60]. Таким образом, определив год индикта, исследователь заключил, что
она могла быть выбита только в 488 г.10 Но в таком случае получается, что упомянутая на
камне эра, по логике А.Л. Бертье-Делагарда, — херсонесская, которая началась в 25/4 г. до н.
э.

9
Основываемся на допустимых прочтениях даты индикта в надписи: «ΙΑ» или «ΙΔ».
10
В.В. Хапаев полагает, что ее возведение не связано с сейсмической активностью [33, с. 106]. Мы согласны
с его точкой зрения.
МИИР К датировке «Надписи Зинона» из Херсонеса Таврического 43
2019. Вып. 9

Да, ученый знал, что в то время не было известно ни одного значительного события.
Тем более, что она не могла быть введена в память об обретении городом элевтерии [2, c.
79]. Он оставил этот вопрос открытым, надеясь, что его удастся разрешить в ближайшем
будущем.
Исследователь разобрал и вопрос об упоминании в надписи комита Диогена. По его
мнению, само наличие этой фразы свидетельствует о «тесной связи Херсонеса с центральной
властью и о существовании в нем правителей задолго до Феофила и Петроны» [2, c. 87].
Отметим, что проведенное А.Л. Бертье-Делагардом исследование сразу же было
признано безукоризненным. На его выводы ссылался В.В. Латышев [20, c. 9]. Точку зрения
А.Л. Бертье-Делагарда разделяет и А. Ю. Виноградов [45, № 6]. Мы также считаем труд А.Л.
Бертье-Делагарда примером научного исследования. Заметим только, что не все рассуждения
этого ученого одинаково хорошо обоснованы. Так, мы не разделяем его точку зрения о
возможности управления Херсонесом комитом Диогеном, как, впрочем, каким-либо иным
византийским чиновником такого ранга. Напомним, что византийской Таврикой, причем
значительно позже, управлял дукс [36, c. 33]. Да и не мог комит получить настолько низкую
должность. Настаиваем на том, что он всего лишь курировал восстановление стен Херсонеса
[20, c. 15].
Кроме того, приведем некоторые наши соображения о причинах, побудивших
херсонеситов ввести новую эру. Принято считать, что таким событием стало «подтверждение
Августом элевтерии Херсонесу» после ее отмены Марком Антонием [13, c. 16]. По мнению
В.М. Зубаря, в 25—24 г. до н. э. городу были дарованы права lex civitatis [11, c. 16—17], т.е.
подтверждена его автономия. Ввод нового летоисчисления можно также связать и с победой
Херсонеса над Боспором [1, с. 76]. В любом случае, Рим после Актийской войны даровал
свободу Амису, в память о чем была введена новая эра [10, c. 25—29]. Вскоре элевтерия была
дарована Хиосу (26 г. до н. э.) и Метилене (25 г. до н. э.) [13, c. 16]. Возможно, что и
Херсонес получил в тот период lex civitatis, а в память об этом ввел новую эру. Считаем, что
римляне давали автономию припонтийским городам с целью ослабить эллинистические
царства.
Учитывая это обстоятельство, попытаемся установить эту важную дату. То есть нам
нужно выяснить, в какой год индикта был вырезан текст надписи. Для этого обратим
внимание на ее последний символ. Заметим, что он сохранился неплохо. Явно видно, что эта
буква высотой с крестик, расположенный справа от нее. Причем упомянутый культовый
символ дошел до нас в почти первозданном виде. Судим по тому, что заметны
ограничительные черточки по всем его сторонам. В таком случае у нас есть все основания
полагать, что не пострадала и буква, расположенная левее ее.
И действительно, хорошо видны как ее наклонные, изогнутые боковые, так и
поперечная гасты. Да, последняя расположена значительно ниже аналогичного элемента,
входящего в состав символов «Α» изучаемого текста. Однако это не дает нам оснований
видеть в интересующей нас букве «Δ». Дело в том, что этот символ в тексте передан
исключительно как треугольник, боковые стороны которого представляют собой почти
безукоризненные прямые. Да и «Δ» в тексте значительно уже «Α». А интересующая нас
буква довольно широка. Учитывая эти обстоятельства, приходим к выводу, что последним
символом в тексте является «Α». Заключаем, что изучаемая надпись была вырезана в
одиннадцатый год индикта, т.е. ее следует датировать 488 г. н. э.
Итак, проведя небольшое эпиграфическое исследование, мы уточнили датировку
одного из важнейших для истории ранневизантийского Херсона памятников — так
называемой «Надписи Зинона». Выносим результаты нашего исследования на научное
обсуждение.
44 М.М. Чореф МИИР
2019. Вып. 9

Литература

1 Анохин В.А. Монетное дело Херсонеса (IV в. до н.э. — XII в. н. э.). Киев: Наукова думка,
1977.
2 Бертье-Делагард А.Л. Надпись времен Императора Зенона, в связи с отрывками из
истории Херсонеса // ЗООИД. Т. XVI. Ч. I. Одесса: «Экономическая» типография и
литография, 1893. С. 45—88.
3 Виноградов А.Ю. «Миновала уже зима языческого безумия...»: церковь и церкви Херсона
в IV веке по данным литературных источников и эпиграфики. Москва: Русский фонд
содействия образованию и науке, 2010.
4 Виноградов Ю.Г. Политическая история Ольвийского полиса VII—I вв. до н. э.:
Историко-эпиграфическое исследование. Москва: Наука, 1989.
5 Вус О.В. Мобильная группировка Римской армии в Таврике в конце III—V вв. н.э. //
МАИАСК. 2016. Вып. 8. С. 357—376.
6 Вус О.В. Оборонительные сооружения ранневизантийского Херсона: реконструкция и
развитие городской фортификации в IV—VI вв. // МАИАСК. 2017. Вып. 9. С. 203—247.
7 Гаврилов А.В. Амфорные клейма округи античной Феодосии (материалы к хронологии
археологических памятников) // АА 24. Донецк: Донбасс, 2011.
8 Днепровский Н.В., Чореф М.М. К вопросу о местонахождении надписи, обнаруженной
В.И. Григоровичем в округе Черкес-Кермена // МАИАСК. 2013. Вып. 5. С. 187—194.
9 Емец И.А. Граффити и дипинти из античных городов и поселений Северного
Причерноморья (подготовительные материалы к Корпусу). Москва: Спутник+, 2012.
10 Златковская Т.Д. Мёзия в I—II веках нашей эры (к истории Нижнего Дуная в римское
время) // Причерноморье в античную эпоху. Т. 2. Москва: АН СССР, 1951.
11 Зубарь В.М. Херсонес Таврический и Римская империя. Очерки военно-политической
истории. Киев: Институт археологии НАНУ, 1994.
12 Ильяшенко С.М. Стандартные dipinti на узкогорлых светлоглиняных амфорах Танаиса и
его округи III—IV вв. н.э. // БИ. 2013. Вып. XXIX.
13 Кадеев В.И. Херсонес Таврический в первых веках нашей эры. Харьков: Вища школа,
1981.
14 Кац В. И. 1994. Керамические клейма Херсонеса Таврического. Каталог—определитель.
Саратов: Саратовский университет.
15 Кац В.И. Греческие керамические клейма эпохи классики и эллинизма (опыт
комплексного изучения) // БИ. 2007. Вып. XVIII.
16 Кац В.И. Керамические клейма Азиатского Боспора. Горгиппия и ее хора, Симибратнее
городище: каталог. Саратов: Саратовский университет, 2015.
17 Струве В.В. (отв. ред.). Корпус боспорских надписей. 1965. Москва; Ленинград: Наука,
1965.
18 Латышев В.В. Эпиграфические данные о государственном устройстве Херсонеса
Таврического // ЖМНП. Июнь. Отд. отт. Санкт-Петербург: Типография Императорской
Академии наук, 1884. С. 35—77.
19 Латышев В.В. О календарях Тиры, Ольвии и Херсонеса Таврического // Труды VI
Археологического съезда (1884 г.). Т. II. Одесса: Типография А. Шульце, 1889. С. 56—71.
20 Латышев В.В. Сборник греческих надписей христианских времен из Южной России.
Санкт-Петербург: Типография Императорской Академии Наук, 1896.
21 Паллас П.С. Наблюдения, сделанные во время путешествия по южным наместничествам
Русского государства в 1793—1794 годах // Историческое наследие Крыма. Т. 27.
Москва: Наука, 1999.
МИИР К датировке «Надписи Зинона» из Херсонеса Таврического 45
2019. Вып. 9

22 Романчук А.И. Исследования Херсонеса—Херсона. Раскопки. Гипотезы. Проблемы:


Монография: В 2 т. Т. 2: Византийский город. Тюмень: Издательство Тюменского
государственного университета, 2008.
23 Сапрыкин С.Ю., Масленников А.А. Граффити и дипинти хоры античного Боспора.
Симферополь; Керчь: АДЕФ-Украина, 2007.
24 Соломоник Э.И. Сарматские знаки Северного Причерноморья. Киев: Издательство АH
УССР, 1959.
25 Соломоник Э.И. Новые эпиграфические памятники Херсонеса. Киев: Наукова думка,
1964.
26 Соломоник Э.И. Новые эпиграфические памятники Херсонеса. Киев: Наукова думка,
1973.
27 Соломоник Э.И. Граффити античного Херсонеса. Киев: Наукова думка, 1978.
28 Соломоник Э.И. Латинские надписи Херсонеса Таврического: тексты, перевод,
комментарии. Москва: Наука, 1983.
29 Соломоник Э.И. Граффити с хоры Херсонеса. Киев: Наукова думка, 1984.
30 Толстой И.И. Греческие граффити древних городов Северного Причерноморья. Москва;
Ленинград: Академия наук СССР, 1953.
31 Федосеев Н.Ф. Керамические клейма. Т. 1. Боспор. Киïв: Мистецтво, 2012.
32 Федосеев Н.Ф. Керамические клейма. Т. 2. Гераклея Понтийская. Керчь: ООО «Соло-
Рич», 2016.
33 Хапаев В.В. Крымские землетрясения древности и средневековья: к истории вопроса //
МАИАСК. 2008. Вып. 1. С. 89—116.
34 Чореф М.М. К биографии А.Л. Бертье-Делагарда: его роль в атрибуции «Надписи
Зинона» // Еманов А. Г. (ред.). Историк и его эпоха: Вторые Даниловские чтения (20—22
апреля 2009 г., г. Тюмень). Тюмень: Мандр и Ка, 2009. С. 360—367.
35 Чореф М.М. Изображения императоров династии Юлиев—Клавдиев на золоте, серебре и
меди херсонесского чекана // МАИАСК. 2010. Вып. 2. С. 76—120.
36 Чореф М.М. 2015. История византийской Таврики по данным нумизматики. Тюмень;
Нижневартовск: Нижневартовский государственный университет.
37 Шаров О.В., Чореф М.М. К вопросу о датировке tabula ansata с именем Юлия Калисфена
// Stratum plus. 2015. № 4. С. 357—375.
38 Юргевич В. О надписи с именем императора Зинона и комита Диогена, ложно
считающейся принадлежащей к Херсону византийскому // ЗООИД. Т. 14. Одесса:
Типография А. Шульце, 1886. С. 779—781.
39 Яйленко В.П. Тысячелетний боспорский рейх. История и эпиграфика Боспора VI в. до н.
э. — V в. н. э. Москва: Гриф и К, 2010.
40 Cousinéry E.M. Voyage dans la Macédoine, contenant des Recherches l’Histoire, la
Geographie, et la Antiquités de ce Pays. Vol. I. Paris: Imprimerie Royale, 1831.
41 Latyschev B. Inscriptiones orae septentrionalis Ponti Euxini Graecae et Latinae. Vol. I.
Petropoli: Типография Императорской академии наук, 1885.
42 Latyschev B. Inscriptiones orae septentrionalis Ponti Euxini Graecae et Latinae. Vol. I.
Petropoli: Типография Императорской академии наук, 1916.
43 Latyschev B. Inscriptiones orae septentrionalis Ponti Euxini Graecae et Latinae. Vol. II.
Petropoli: Типография Императорской академии наук, 1890.
44 Latyschev B. Inscriptiones orae septentrionalis Ponti Euxini Graecae et Latinae. Vol. IV.
Petropoli: Типография Императорской академии наук, 1901.
45 Виноградов А. Древние надписи Северного Причерноморья. Т. 5. Византийские надписи.
URL: http://iospe.kcl.ac.uk/corpora/byzantine/index-ru.html (дата обращения: 11.09.2019).
46 М.М. Чореф МИИР
2019. Вып. 9

Рис. 1. Фото «Надписи Зинона» [20, табл. I].

Рис. 2. Башня Зинона.


МИИР К датировке «Надписи Зинона» из Херсонеса Таврического 47
2019. Вып. 9

Рис. 3. Прорись надписи из книги Е.М. Кузинери [40, p. 268].


________________________________________________________________________

Подписано в печать 05.11.2019


Формат 60×84/8
Гарнитура Times. Усл. печ. листов 6
Тираж 300 экз. Заказ 12

Отпечатано в Издательстве «Киммерия»,


628602, г. Нижневартовск, ул. Омская, д. 38, кв. 187
Тел./факс: (964) 170-96-41, Е-mail: choref@yandex.ru