Вы находитесь на странице: 1из 17

Введение

Требуется «топ-менеджер», снимается новый «блокбастер», увлекается


«шейпингом»… Еще лет двадцать назад большинство россиян не поняли бы значение
таких слов, которые ныне прочно вошли в их обиход.
В настоящее время для истории лингвистики характерен период активизации интереса к
русско-английским языковым контактам. «Латынью ХХ века» по праву называют
английский: около 3/4всех заимствований в русском языке конца ХХ века приходится на
англо-американизмы. Таким образом, каждый человек, сам того не замечая, использует в
своей повседневной речи заимствованные слова.
В процессе исторического развития человеческие языки постоянно вступают в
определенные контакты друг с другом. В начале XXI века наибольшей динамикой и
мобильностью характеризуется русско-английский языковый контакт. Сегодня англицизмы
проникают в русский язык стремительно и в больших количествах. И это не случайно. В
наши дни постоянно расширяются сферы международных контактов, где английский язык
становится языком международного общения. Важная политико-экономическая роль
англоязычных стран в мире, их превосходство в некоторых сферах деятельности в
значительной степени активизируют появление и использование англицизмов в русском
языке.
История заимствованных слов, более чем какая- либо другая область словарного
состава, связана с культурой и историей народа. Иноязычные слова служат для
наименования новых предметов и понятий, заимствуемых у других народов, и являются
живым доказательством обогащения культуры народа вследствие общения его с
представителями иных культур. Изучение языка в национально-культурном аспекте
плодотворно разрабатывается учеными в течение многих лет. Если говорить о культуре
материальной и духовной, то язык связан прежде всего с духовной культурой - с
художественной и научной жизнью общества, с философией и т.п. Язык сам по себе
является частью духовной культуры народа, формой мышления, и через язык можно
постичь ментальность: национальную и общечеловеческую. Язык – это ядро системы
1
культуры, ее продукт, структурный элемент. Именно через язык человек усваивает
представления, оценки, ценности – все то, что определяет его картину мира.
Фундаментальный смысл культуры – в том, что язык концентрирует и воплощает в
единстве все основания человеческой жизни. Культура – это коллективная память. Но
«язык – это дом бытия» (М.Хайдеггер). Новая эпоха – это новое отношение к языку,
новые явления его жизни. 
В настоящее время одним из самых актуальных аспектов лингвистических
исследований является культурологический, который заключается в изучении фактов
культуры, отраженных в языке.

2
Заимствования из английского языка в сфере культуры

Заимствования (слова, реже синтаксические и фразеологические обороты) адаптируются в


русском языке, проходят необходимое семантическое и фонетическое изменение. Адаптация
под реалии русского языка является основным признаком, отличающим заимствования от
иностранных слов. Иностранные слова сохраняют следы своего иноязычного происхождения.
Такими следами могут быть фонетические, орфографические, грамматические и
семантические особенности.
Приток заимствований в русский язык особенно увеличился в 90-е годы. Это связанно с
изменениями в сфере политической жизни, экономики, культуры и нравственной ориентации
общества. Наблюдается небывалая экспансия иноязычной лексики во всех областях. Она
заняла ведущие позиции в политической жизни страны, привыкающей к новым понятиям
президент, инаугурация, спикер, импичмент, электорат, консенсус и т. д.: иноязычные
термины стали господствующими в самых передовых отраслях науки и техники – компьютер,
дисплей, файл, мониторинг, плеер, пейджер, а также в финансово – коммерческой
деятельности – аудитор, бартер, брокер и т. д. В культурную сферу вторгаются бестселлеры,
вестерны, триллеры, хиты и т. д. Бытовая речь живо принимает новые реалии с их
нерусскими названиями – сникерс, твикс, гамбургер и т. д. Это обусловило обострение
борьбы с заимствованиями.
Наблюдая все печальные последствия «тотальной американизации» русского языка,
трудно сохранить объективность в развернувшейся полемике о целесообразности
иноязычных заимствований в современном русском языке. И все же раздаются слова в
защиту нерусских слов, закрепляющихся в языке. Академик Евгений Челышев справедливо
утверждает: «Нет никаких оснований возражать против многих современных заимствований.
Разве лучше громоздкое «электронно – вычислительная машина» или даже краткое ЭВМ, чем
компьютер? В нашу жизнь в последние годы входят новые явления, а с ними новые слова, в
русском языке зачастую отсутствующие». Подобные процессы обогащения лексики за счет
заимствований происходят во всех современных языках.

3
Изучением причин заимствования иноязычных слов занимались многие лингвисты еще в
начале XX в. Однако выявление причин заимствования проводилось без достаточно четкой
дифференциации языковых и внешних, неязыковых, причин. Так, в работе Л. П. Крысина [4,
с. 12] указывается, что Э. Рихтер основной причиной заимствования слов считает
необходимость в наименовании вещей и понятий. Перечисляются и другие причины,
различные по своему характеру - языковые, социальные, психические, эстетические и т. п.,
потребность в новых языковых формах, потребность в расчленении понятий, в разнообразии
средств и в их полноте, в краткости и ясности, в удобстве и т. д. Сам процесс языкового
заимствования рассматривался им в неразрывной связи с культурными и иными контактами
двух разных языковых обществ и как часть и результат таких контактов.
Вслед на Л. П. Крысиным М. А. Брейтер выделяет следующие причины заимствований:
[1, с. 132-135]:
1. Отсутствие соответствующего понятия в когнитивной базе языка-рецептора. В словарь
делового человека 90-х годов прочно вошли такие англицизмы, как бэдж, классификатор,
ноутбук и его новые разновидности: аудиобук и пауэрбук; органайзер, пейджер и твейджер,
холстер, таймер, бипер, скремблер, интерком, шредер, оверхэд, плоттер, сканер, тюнер,
тонер, вьюк и другие.
Им были отмечены случаи, когда заимствования использовались для обозначения понятий,
новых для языка рецептора и не имеющихся в языке источнике. Так как это не совсем
соответствует первой причине, мы добавим: в языке-рецепторе возникает нужда обозначить
"активно пульсирующее" в жизни явление; в своем языке сразу не находится точное слово, но
в другом языке (в нашем случае - английском) есть две единицы, которые, соединившись
(уже на русской почве) подходят для наименования. То есть здесь мы имеем не столько
заимствование, сколько образование нового русского слова из нерусских элементов. Автор
приводит пример "англицизма" шоп-тур, который понятен носителям русского языка, но не
имеет эквивалента в английском языке, тем самым, его нельзя назвать в полном смысле
англицизмом. Здесь можно говорить о раздельном заимствовании двух элементов и
объединении их в сложное наименование в языке-рецепторе. Данная модель словосложения
продуктивна в английском языке и отвечает словообразовательным потенциям в русском
языке. Актуализация указанной словообразовательной модели есть в композите авто-тур.

4
Практики поездки за границу с целью приобретения автомобиля на Западе нет,
следовательно, слово образовалось на русской почве. Композит шоп-тур содержится в 2281
документе на 738 сайтах сети Интернет, что свидетельствует об особой его популярности в
конце 90-х годов.

Приведем примеры заимствований из сферы культуры, а, если точнее- из сферы


искусства: арт-дизайн, мейнстрим, перформанс, ремейк, рэп, технорок, триллер, флоризм
И.Т.Д
2. Отсутствие соответствующего (добавим - более точного) наименования (или его
"проигрыш" в конкуренции с заимствованием) в языке-рецепторе.
М. А. Брейтер отмечает, что около 15% новейших англицизмов заимствуются в связи с
отсутствием соответствующего наименования в языке-рецепторе. К ним он
относит: детектор(валют), топ-модель, brand name, виртуальный, инвестор, дайджест,
спичрайтер, спонсор, спрей. Отмечается, что грань между этой и предыдущей группой
размыта, так как в ряде случаев трудно утверждать, является ли данное понятие новым для
языка-рецептора, например, инвестор, топ-модель. К этой группе автором отнесены также те
заимствования, которые в силу некоторых причин (легче произносятся, короче, прозрачнее
по своей этимологии, конкретнее по семантике) вытеснили (частично или полностью) ранее
освоенные или исконно русские языковые единицы, например, прайс-
лист (вместо прейскурант), имидж (вместо образ). В последнем случае точнее говорить не о
вытеснении, а о перераспределении смысловых ролей: в одних ситуациях уместно
употребление только англицизма (имидж работника, имидж нашего банка), в других (и этих
ситуаций пока больше) - образ (образ Божий / Татьяны / зверя / царя / учителя и др.).
Употребление слова имидж можно расценивать как результат преодоления широкой
полисемии исконного слова образ. В данном случае лучше использовать формулировку Л. П.
Крысина "необходимость специализации понятия".
Причина заимствования нередко обусловливает функцию англицизма.
В случае сосуществования заимствования и исконного или ранее освоенного наименования
функция англицизмов заключается в обозначении западной реалии или стилистической
маркировке текста, а русские эквиваленты используются для описания русской
5
действительности: "Князь тьмы" - чистой воды хоррор, "Вий" - первый русский фильм
ужасов и т. д.
3. Обеспечение стилистического (эмфатического) эффекта. Так, например, рецензия на книгу
"Миры Пола Андерсона" была озаглавлена "Аптека. Street. Фонарь". Экспрессия этого
заглавия связана также с интертекстовостью (намек на блоковскую строчку "Ночь. Улица.
Фонарь. Аптека"...). Действие этого фактора нечастое и рассчитано на высокую степень
языковой компетенции говорящих.
4. Выражение позитивных или негативных коннотаций, которыми не обладает эквивалентная
единица в языке-рецепторе. Автор указывает на то, что среди носителей русского языка
распространено представление о том, что иностранные технологии являются более
прогрессивными по сравнению с российскими, иностранные банки более надежны,
иностранные товары - более высокого качества: лучший паб вместо пивная и т. д.
Следует заметить, что в конце 90-х годов чрезмерное употребление англицизмов в рекламе
и в СМИ вызывает явно негативную реакцию у большой части русскоязычного населения,
поэтому создание позитивной коннотации при помощи англицизмов - спорный вопрос в
настоящее время.
Обратившись к перечню причин заимствования, предложенных Л. П. Крысиным, мы
увидели, что наши вышеуказанные уточнения подтвердились. Л. П. Крысин акцентирует
сферу использования иноязычной лексики и, вместе с этим, социальные моменты:
1. Потребность в наименовании новой вещи, нового явления и т. п.
2. Необходимость разграничить содержательно близкие, но все же различающиеся понятия.
3. Необходимость специализации понятий - в той или иной сфере, для тех или иных целей.
4. Тенденция, заключающаяся в том, что цельный, не расчлененный на отдельные
составляющие объект и обозначаться должен "цельно", нерасчлененно, а не сочетанием слов.
5. Социально-психологические причины и факторы заимствования: восприятие всем
коллективом говорящих или его частью - иноязычного слова как более престижного,
"ученого", "красиво звучащего", а также коммуникативная актуальность обозначаемого
понятия [3, с. 58].
Заимствование англицизмов конца ХХ века отвечает перечисленным выше причинам.

6
Круг новых понятий и явлений, имеющих русское происхождение, ограничен. Поэтому более
простым и эффективным считается заимствование уже существующей номинации вместе с
заимствуемым понятием и предметом. Так как передовые технологии сконцентрированы на
Западе, а английский язык международный, следовательно, русский вокабуляр пополняется в
основном за счет англо-американизмов.
Практически в каждой тематической группе большую часть заимствованных англицизмов
составляют лексемы, появившиеся в русском языке как результат удовлетворения
потребности в наименовании новой вещи или понятия.
В связи с распространением в России американских фантастических фильмов, в русском
языке появилось узнало два англицизма: киборгизация (cyborgization - замена отдельных
органов человека кибернетическими устройствами как научно-техническая проблема)
и киборг (cyborg - человек, подвергнутый киборгизации). Приведем также примеры
заимствований из сферы моды: батник, кардиган, свингер, стретч, топ и.т.д
Не эквивалентны по своей семантике слова плеер и проигрыватель, так как англицизм
номинирует разновидность компактного магнитофона с наушниками.
Как видим, слова образующие эти квазисинонимические ряды, имеют достаточно легко
выявляемые семантические различия.
Подобный процесс можно наблюдать в спортивной терминологии, а также в лексике
некодифицированных подсистем языка, таких, как арго хиппи, музыкантов и других, где
преобладают англицизмы или кальки с английских слов.
Тенденция к установлению соответствия между нерасчлененностью объекта и
одноэлементностью, однолексемностью наблюдается в том случае, когда происходит
заполнение пустой ячейки, которой соответствует определенный смысл, но обозначающее - в
виде отдельного слова - отсутствует (вместо этого употребляется описательный оборот) [3, с.
59]. Как уже указывалось выше, эта причина заимствования тесно связана с первой причиной
и почти всегда их следует рассматривать вместе, хотя вторую причину можно назвать узкой,
более специфической: говорящий экономит речевое усилие, язык предполагает заполнение
какой-то клетки номинацией.
Например, слово таймшер, обозначающее реалию Запада, активно используется русскими
туристическими фирмами, занимающимися международным туризмом:

7
"Приобрести таймшер - это значит заключить соглашение, по которому вы покупаете право
на владение недвижимостью в течение определенного количества времени в году" (Апорт.
1999.19.06.). Англицизм в данном случае и номинирует новое понятие, и одновременно
заменяет собой громоздкий описательный русский оборот.
Англицизм квиз заменяет описательный оборот "радио- или телевизионная игра в вопросы
и ответы на разные темы с призами". "Ежедневно обновляются "новости", есть квизы для
любителей квизов, вход в игру для играющих, недурно сделанные экскурсии" (Русский
журнал. 2000.17.04.).
Описательный оборот - это решение антиномии "говорящий - слушающий" в пользу
последнего, а его замена одним словом - в пользу говорящего [2, с. 34].
Среди социально-психологических причин, влияющих на процесс заимствования можно
назвать увеличение количества говорящих и знающих английский язык в России. Большой
поток выезжающих из страны, долго живущих в англоговорящих странах и возвращающихся
обратно является причиной частого переключения на английский язык, так называемое
"переключение кода". В данном случае говорящий не просто использует американизмы в
речи, он переходит с одного языка на другой. Влияние эмиграции на процесс заимствования
не в столь высокой степени, как широкое знание английского языка, существенно важно для
процесса заимствования.
Многие лингвисты указывают на престижность английского слова в некоторых ситуациях по
сравнению с русским. Л. П. Крысин называет такое явление "повышением в ранге": слово,
которое в языке-источнике именует обычный объект, в заимствующем языке относится к
объекту, в том или ином смысле более значительному, более престижному и т.д. Так, по
мнению Л. П. Крысина, в русском языке название шоп (shop - магазин) приложимо не ко
всякому магазину, а лишь к таковому, который торгует престижными товарами. [3, с. 61]. Это
суждение спорно, так как в конце 90-х годов этим англицизмом называют обыкновенные
магазины, особенно это принято среди молодежи: "Эти два ханурика в шоп за водкой
пошли!"
Экспрессивность новизны - одна из стойких причин заимствования англицизмов как более
престижных, значительных, выразительных [5, с. 152]. Англицизмы имеют перед русскими
синонимами то преимущество, что аттестуют говорящего в социальном плане в

8
определенных сферах более высоко, подчеркивают уровень информированности и
претендуют на превосходство определенной группы молодежи, использующей эту лексику.
Мощным толчком для развития процесса заимствования английской лексики является ее
употребление в речи авторитетных личностей во время популярных программ. Так, выступая
на игре КВН первого сезона 1999 года, руководитель ОРТ употребил слово драйв ("Давно не
было такого драйва") в значении "запал", "энергетика". После этого сугубо музыкальный
термин стал широко использоваться в студенческой среде. Возможно, на это повлияла его
русская падежная форма. "Что ты плетешься, никакого драйва!" В программе "ОСП-студия"
от 23 октября 1999 года ведущий приветствовал публику: "Здравствуйте, бомжи
и трешевики!" (от англ. trash - помойка, мусор). Незамедлительно слово было подхвачено
молодыми носителями русского языка.
Среди социально-общественных причин вхождения англицизмов в русский язык мы, вслед
за Л. П. Крысиным, относим и "коммуникативную актуальность понятия" и
соответствующего ему слова [3, с. 61]. Если понятие затрагивает важные сферы деятельности
человека, то слово, обозначающее это понятие, естественно, становится употребительным,
оно легко образует производные на русской почве, делается объектом сознательного
употребления и связанных с этим обыгрываний и каламбуров. Со временем актуальность
слова может утрачиваться и наоборот, слово, заимствованное в начале века, может
достигнуть пика своего употребления в конце века.

Итак, внешние причины заимствования англицизмов "стыкуются" с внутренними


(например, коммуникативная актуальность англо-американизма) через социально-
психологические, особенно это заметно в смещении антиномии "говорящий / слушающий" в
пользу первого в ярко выраженной тенденции заменять русский описательный оборот одним
(англоязычным) словом: трафикинг (перевозка и торговля женщинами), таггер (человек,
делающий надписи и рисунки пульверизатором), заппер (человек, беспрерывно
переключающий каналы телевизора). Значительно увеличилось число русскоязычных людей,
знающих английский язык. Нередко в речевой ситуации английское слово становится более
престижным, чем русское, экспрессия его новизны притягательна, оно может подчеркивать
высокий уровень информативности говорящего. Употребление англицизма в речи
авторитетного лица (или в рекламе) может стать толчком к его ассимиляции в русской речи.
9
(А. И. Дьяков “ПРИЧИНЫ ИНТЕНСИВНОГО ЗАИМСТВОВАНИЯ АНГЛИЦИЗМОВ В
СОВРЕМЕННОМ РУССКОМ ЯЗЫКЕ (Язык и культура. - Новосибирск, 2003. - С. 35-43)”

  Заимствование языковых форм из области культуры является обычно процессом


обоюдным, он односторонен только в том смысле, что один народ может дать больше, чем
другой. Так, в период миссионерства, начиная с VII в. и далее, древнеанглийский язык
заимствовал такие латинские слова, связанные с христианством,
как church «церковь», minister«священник», angel «ангел», devil «дьявол», apostle «апостол», b
ishop «епископ», priest «священник», monk «монах», nun«монахиня», shrine «рака,
гробница», cowl «ряса, сутана», mass «месса», а также копировал латинские образцы путем
калькирования, носам в это время не дал взамен ничего. Скандинавские языки содержат
целый ряд торговых и морских терминов из нижненемецкого, восходящих к периоду
торгового превосходства ганзейских городов в эпоху позднего Средневековья; точно так же и
в русском языке существует немало морских терминов из нижненемецкого и нидерландского
языков.
Несмотря на подобные случаи, можно провести различие между обычным
заимствованием изаимствованием в условиях двуязычия (intimate borrowing), которое
наблюдается в тех случаях, когда на двух языках говорят в территориально и политически
едином коллективе. Такая ситуация возникает по большей части как следствие завоевания, но
иногда, что реже, в результате мирного переселения. Подобные заимствования носят
односторонний характер: мы различаем язык «высший» (upper), или господствующий, на
котором говорят завоеватели или какая-либо привилегированная группа населения, и
язык «низший»  (lower), на котором говорит побежденный народ или, как в Соединенных
Штатах Америки, рядовые иммигранты. Заимствование идет преимущественно из
господствующего языка и очень часто распространяется на языковые формы, не связанные с
нововведениями в области культуры. (Л. Блумфилд "Язык"
Г л а в а  X X V I   Заимствования в условиях двуязычия)

В отношении к заимствованным словам нередко сталкиваются две крайности: с одной


стороны, перенасыщение речи иностранными словами, с другой – отрицание их, стремление
употребить только исконное слово. При этом в полемике часто забывают о том, что многие
10
заимствованные слова совершенно обрусели и не имеют эквивалентов, являясь
единственным наименованием соответствующих реалий (вспомним пушкинское: Но
панталоны, фрак, жилет – всех этих слов на русском нет…). Отсутствие научного подхода к
проблеме освоения иноязычной лексики проявляется и в том, что ее употребление порой
рассматривается в отрыве от функционально – стилевого закрепления языковых средств: не
учитывая, что в одних случаях обращение к иноязычным книжным словам стилистически не
оправданно, а в других – обязательно, так как эти слова составляют неотъемлемую часть
лексики, закрепленной за определенным стилем, обслуживающим ту или иную сферу
общения.
Приток заимствований в русский язык особенно увеличился в 90-е годы. Это связанно с
изменениями в сфере политической жизни, экономики, культуры и нравственной
ориентации общества. Наблюдается небывалая экспансия иноязычной лексики во всех
областях. Она заняла ведущие позиции в политической жизни страны, привыкающей к
новым понятиям президент, инагурация, спикер,  ипичмент, электорат , консенсус и т. д.:. 
В культурную сферу вторгаются бестселлеры, вестерны, триллеры, хиты и т. д. Бытовая
речь живо принимает новые реалии с их нерусскими названиями – сникерс, твикс, гамбургер
и т. д. Это обусловило обострение борьбы с заимствованиями.

Литературный язык, носитель и хранитель нормы, всегда был более консервативным, чем
язык разговорный. Если мы попробуем выделить самые распространенные явления,
характерные для разговорного языка жителей современного большого города (иногда в
научной литературе его называют общим жаргоном, по-английски - сленгом)2  то в отличие
от литературного языка (языка высокообразованных людей, а также "правильного" языка
радио и телевидения), он, будучи очень живым и неустойчивым, характеризуется
некоторыми особенностями. Во-первых, в нем не так много иноязычных слов, как принято
считать. Среди наиболее употребительных: бакс(американский доллар; из америк. англ.
формы множественного числа bucks, воспринятой как начальная форма
слова), ги(е)рла (девушка; заимствовано от англ. girl и оформлено при помощи окончания -а,
характерного для слов молодежного жаргона), попса (популярная эстрадная музыка; от
11
англ. pop. С этим словом связано соответствующее прилагательноепопсовый), фе(э)йс (лицо;
из школьного жаргона от англ. face) и некоторые другие. Во-вторых, язык по-прежнему
создает семантические кальки: крестный отец (хозяин мафиозной группировки;
описательная семантическая калька от англ. godfather), мыло (мыльная опера; усеченная
семантическая калька от англ. soap opera - перевод первой части этого сочетания слов - soap).
В-третьих, для данного типа разговорного языка характерны определенные
словообразовательные приемы, например, активное использование суффиксов -ух(а) (заказ -
заказуха, спокойствие - спокуха, расслабиться - расслабуха), -аг(а) (общежитие - общага),
-уг(а) (шофер - шоферюга), -ар(а) (водка - водяра), -он (закидывать - закидон), -ота
(лимитчики - лимита), -§ж (балдеть - балд§ж) и др. Жаргонное словообразование очень
любит каламбурные сближения: Дом культуры имени Горбунова в народе
называется Горбушка, где одновременно звучит часть исходного имени и происходит
каламбурное сближение с созвучным словом Горбунов-горбушка. (Аристова В. М. "Англо-
русские языковые контакты" Л., 1978)

Заимствования составляют особый пласт лексики как с точки зрения процессов номинации, так и в
плане мотивированности. Являясь одним из возможных ответов на потребности номинации,
возникающие в результате языковых контактов и расширения под влиянием других языковых
социумов, они представляют собой определённую экономию языковых усилий при порождении речи,
так как для заполнения номинативных лакун[iii], возникших в данном языке, используются готовые

единицы чужого языка. В то же время, потеря прежних ассоциативных связей,


существовавших в языке, из которого они заимствованы, влечёт за собой и потерю возможно
присущего заимствованным словам в языке источника мотивированности. Это вызывает
существенные трудности при распознавании их смысла в процессе восприятия речи. 
Заимствование как процесс использования элементов одного языка в другом обусловлено
противоречивой природой языкового знака: его произвольностью как разрешающей
заимствование силой и непроизвольностью как препятствующим заимствованию фактором.
Этим, по-видимому, и объясняется то обстоятельство, что процесс заимствования в
современном английском языке, как, впрочем, и в русском языке, по имеющимся данным,
весьма непродуктивен. В количественном отношении он значительно уступает таким
процессам номинации, как словообразование и семантическая деривация (словообразование).
12
Сказанное, однако, не означает, что доля заимствований в современном английском языке не
столь велика. Заимствованные приблизительно из 50 языков мира, лексические единицы
составляют почти 75% словарного состава английского языка и включают пласты лексики,
заимствованные в различные исторические эпохи и под влиянием различных условий
развития и существования. Среди них 
– исторические, географические, социальные, экономические, культурные и прочие условия.
Являясь результатом длительного исторического взаимодействия языков, заимствование как
процесс и заимствование как результат этого процесса представляют собой значительный
интерес для истории языка, в рамках которой получают детальное освещение не только
причины заимствований, но и их языки-источники. Примечательны также пути, формы и
типы заимствований, а также преобразования, которые претерпевает заимствованное слово в
новой для него языковой среде. Заимствования интересны, прежде всего, тем, какое влияние
они оказывают на системное устройство лексики конкретного языка, а также своим особым, в
случае сохранения ряда генетических характеристик, статусом в заимствовавшем их языке. 
Это влияние наиболее очевидно тогда, когда в процесс заимствования втягиваются не только
отдельные единицы, но целые группы слов, между которыми в языке-источнике
существовали определённые отношения. 
При групповом характере заимствований в английском языке имеет место не только
пополнение подсистемы простых и производных слов. Возникает значительное число
морфологически членимых единиц, чья комплексность хорошо ощущается носителями
английского языка. В итоге происходит формирование новых словообразовательных
моделей. Таким образом, существенно расширяются как сам состав морфем английского
языка, так и его словообразовательные 
(деривационные) возможности.
Особо интересна жизнь заимствованных слов в новом для них языке. 
Многие заимствования под влиянием системы, в которую они вошли, претерпевают
значительные фонетические, грамматические и даже семантические изменения,
приспосабливаясь, соответственно, к фонетическим, грамматическим и семантическим
законам данной системы. 
Процесс ассимиляции[iv] может быть настолько глубоким, что иноязычное происхождение

13
таких слов не ощущается носителями английского языка и обнаруживается лишь с помощью
этимологического анализа[v]. Это наиболее верно, например, для скандинавских и ранних
латинских заимствований типа get – `получать`, skill – `умение`, sky – `небо`, – skirt `юбка`,
skin – 
`кожа`, they – `они `, street – `улица` и другие. В отличие от полностью ассимилировавшихся
и усвоенных заимствований частично ассимилировавшиеся иноязычные единицы сохраняют
следы своего иностранного происхождения в виде фонетических, (e.g. garage, chаise-longue,
chic), грамматических (е.g. singular – datum, nucleus, antenna, plural – datd, nuclei, antennae) и
семантических особенностей (e.g. taiga, tundra, borsch, shchi, pelmeni, vodka, valenki, samovar,
matrioshka, kopeck, rouble, knout и другие заимствования из русского языка, обозначающие
чуждые англичанам реалии и понятия). C целью адекватного их описания в толковых
словарях английского языка лексикографами широко используется энциклопедическая
информация, сообщающая о местах распространения, формах существования, способах
применения обозначаемых объектов и явлений. Так, при толковании слов taiga и tundra
наряду с указанием родовой характеристики и дифференциальных признаков, позволяющих
увидеть специфику и отличие данных реалий от наиболее близких и известных носителям
английского языка реалий, даются указания климатической зоны, географического ареала:
taiga – swampy coniferous forest of Siberia, beginning where the tundra ends; tundra 
–treeless plain characteristic of arctic and subarctic regions. Описание заимствованных названий
денежных единиц типа rouble также предполагает указание как на то, что это денежная
единица, занимающая определенное место в общей системе денежных единиц, так и на
страну, в которой она находится в обращении: rouble – see money table: 100 kopecks, Russia.
Российский лингвист  Л. П. Крысин в своей работе «О русском языке наших дней»
анализирует поток иноязычной лексики на стыке ХХ и XXI веков. По его мнению, распад
Советского союза, активизация деловых, научных, торговых, культурных связей, расцвет
зарубежного туризма, все это вызвало интенсификацию общения с носителями иностранных
языков. Таким образом, сначала в профессиональной, а затем и в иных областях, появились
термины, относящиеся к компьютерной технике
(например, компьютер, дисплей, файл, интерфейс, принтери другие); экономические и
финансовые термины (например, бартер, брокер, ваучер, дилер и другие); названия видов

14
спорта (виндсерфинг, скейтборд, армрестлинг, кикбоксинг); в менее специализированных
областях человеческой деятельности (имидж, презентация, номинация, спонсор, видео, шоу).
Многие из этих слов уже полностью ассимилировались в русском языке. Активное

заимствование новой и расширение сферы употребления ранее заимствованной


иноязычной лексики происходит и в менее специализированных областях
человеческой деятельности: достаточно напомнить такие широко используемые
сейчас слова, как имидж, презентация, , шоу (и их производные: видеоклип, шоу-
бизнес, ток-шоу, шоумен), триллер, хит, дискотека, диск-жокей и множество
других.

Для развития почти каждого естественного языка характерен процесс заимствования слов
из других языков. Тем не менее, и к самому этому процессу, и в особенности к его
результатам иноязычным словам носители языка часто относятся с изрядной долей
подозрительности. Зачем что-то брать у других, разве нельзя обойтись средствами родного
языка? Зачем нам ‘имидж’, если есть ‘образ’, к чему ‘саммит’, если можно сказать ‘встреча в
верхах’? Чем модный нынче в кинематографии ‘ремейк’ лучше обычной ‘переделки’? И
разве ‘консенсус’ прочнее ‘согласия’?
Нередко иноязычное слово ассоциируется с чем-то идеологически или духовно чуждым,
даже враждебным, как это было, например, в конце 40-х годов во время борьбы с
низкопоклонством перед Западом. Но бывают в истории общества и другие времена, когда
преобладает более терпимое отношение к внешним влияниям и, в частности, к
заимствованию новых иноязычных слов. Таким временем можно считать конец прошлого
столетия и начало нынешнего, когда возникли и существуют такие политические,
экономические и культурные условия, которые определили предрасположенность
российского общества к принятию новой и широкому употреблению ранее существовавшей,
но специальной иноязычной лексики.
Вот некоторые из этих условий. Значительная часть населения России осознает свою
страну как часть цивилизованного мира; в идеологии и официальной пропаганде
объединительные тенденции преобладают над тенденциями, отражавшими
противопоставление советского общества и советского образа жизни западным, буржуазным

15
образцам; происходит переоценка социальных и нравственных ценностей и смещение
акцентов с классовых и партийных приоритетов на общечеловеческие; наконец, в области
экономики, политической структуры государства, в сферах культуры, спорта, торговли,
моды, музыки характерна открытая (иногда чрезмерная) ориентация на Запад. Все эти
процессы и тенденции, несомненно, послужили важным стимулом, который облегчил
активизацию употребления иноязычной лексики.
Распад Советского Союза означал, в частности, и разрушение большей части
преград, стоявших на пути к общению с западным миром. Активизировались деловые,
научные, торговые, культурные связи, расцвел зарубежный туризм; обычным делом стала
длительная работа наших специалистов в учреждениях других стран, функционирование на
территории России совместных русско-иностранных предприятий. Очевидным образом это
означало интенсификацию общения носителей русского языка с носителями иных языков,
что является важным условием не только для непосредственного заимствования лексики из
этих языков, но и для приобщения носителей русского языка к интернациональным (а чаще
созданным на базе английского языка) терминологическим системам, например, в таких
областях, как вычислительная техника, экономика, финансы, коммерция, спорт, мода и др.
Восприятие США как центра музыкальной моды повлекло появление таких слов, как: хит,
сингл, ремейк, трек, саунд-трэк, постер и т.д.

Заключение
16
Как в отечественном, так и в зарубежном языкознании довольно большую традицию
имеет изучение иноязычной лексики и языкового заимствования. «Общая проблема
заимствования элементов одного языка другим включает в себя сложный комплекс вопросов
различного, в частности нелингвистического, характера» (Крысин, 1968, с.10).
История заимствованных слов, более чем какая- либо другая область словарного
состава, связана с культурой и историей народа. Иноязычные слова служат для
наименования новых предметов и понятий, заимствуемых у других народов, и являются
живым доказательством обогащения культуры народа вследствие общения его с
представителями иных культур. Изучение языка в национально-культурном аспекте
плодотворно разрабатывается учеными в течение многих лет. Если говорить о культуре
материальной и духовной, то язык связан прежде всего с духовной культурой - с
художественной и научной жизнью общества, с философией и т.п. Язык сам по себе является
частью духовной культуры народа, формой мышления, и через язык можно постичь
ментальность: национальную и общечеловеческую. Язык – это ядро системы культуры, ее
продукт, структурный элемент. Именно через язык человек усваивает представления,
оценки, ценности – все то, что определяет его картину мира. Фундаментальный смысл
культуры – в том, что язык концентрирует и воплощает в единстве все основания
человеческой жизни. Культура – это коллективная память. Но «язык – это дом бытия»
(М.Хайдеггер). Новая эпоха – это новое отношение к языку, новые явления его жизни. 

17

Вам также может понравиться