Вы находитесь на странице: 1из 7

Гоплиты Miniart-a.

Масштаб 1:16 Производитель: Миниарт Автор: Антон Дедюлькин(Don Rumata)

А вы ступайте живо во дворец!


Оружие мне нужно: щит тяжелый,
И поножи, и панцирь, и шелом,
Копье и меч. Иду я за отчизну
На праведный и благородный бой…

Еврипид, «Финикиянки»

Продолжая серию наборов, посвященных военному делу античности, Миниарт


выпустил фигуры греческих гоплитов. Их три: № 16012, «Спартанский гоплит V в до н.э.»
(см. илл. 1); № 16013 «Греческий гоплит IV в до н.э.» (см. илл. 2); 16014 «Афинский
гоплит V в до н.э.» (см. илл. 3).
Новые наборы, к сожалению, не стали исключением из миниартовской схемы «1
в 3-х», когда на базе одной фигуры делаются три «разных», которые отличаются лишь
отдельными деталями. Эта их особенность позволяет рассмотреть все три набора в одном
обзоре. Основной упор будет сделан на соответствие историческим реалиям этих
миниатюр.
Здесь не будет специально рассматриваться качество литья и стыкуемость
деталей фигур. На мой взгляд, они вполне приемлемы, хотя шпатлевка при сборке
понадобится (см. илл. 24, 25, 26, 27, 28, 29). При сборке я не стал приклеивать некоторые
мелкие детали (кисти шнура на щитах, крепежные кольца панцирей), требующие
дополнительной доработки.
Прежде всего, хочется сказать несколько слов об оформлении коробок. Рисунки
Игоря Дзыся производят приятное впечатление и могут быть использованы как образцы
для росписи фирур (см. илл. 1,2,3).

Защитное снаряжение.
А там в воротах Прета я увидел
Амфиарая вещего — он вез
На колеснице жертвенных животных,
И скромный щит героя не блистал
Эмблемами надменными.

Еврипид, «Финикиянки».

Щит.
Большой круглый щит являлся главным средством защиты греческого гоплита,
сражавшегося в рядах фаланги. Щит-гоплон появился в Греции в конце VIII в до н.э.
Плутарх в «Моралиях» приводит исторический анекдот, характеризующий отношение
греков к щиту. Когда изгнанного из Спарты царя Демарата спросили, почему воин,
утративший щит подвергается бесчестью, а утративший панцирь или шлем,— нет, он
ответил так: «Потому что шлемы и панцири служат личной защитой, а от щита зависит
благополучие всего строя». Над щитами произносились торжественные клятвы, а взятые в
бою, как трофей, они часто посвящались в храмы.
Щиты гоплитов представляли собой сложную конструкцию. Уникальный по
сохранности экземпляр, с сохранившимися фрагментами деревянной основы и кожаной
подкладки, хранится в Грегорианском музее в Ватикане (см. илл. 4). Эта находка помогла
в деталях реконструировать устройство гоплитских щитов, от которых обычно
сохраняются лишь металлические детали (см. реконструкцию Питера Коннолли,
сделанную на основе находок из Олимпии, илл. 5). Основа состояла из склеенных между
собой деревянных планок, обтянутых изнутри кожей. Обод, а иногда и вся внешняя
поверхность щита, покрывались бронзой. Внешняя поверхность обода часто украшалась
чеканным орнаментом (например, фрагменты из музея Агоры в Афинах и Национального
Археологического музея в Афинах, см. илл. 6, I, II, или вариант с узкой полосой
плетенки, как на ободе щита из погребения в верховьях Алексеевского ущелья в Абхазии
см. илл. 6, Ш). Посередине располагалась широкая бронзовая рукоять— порпакс, куда
рука просовывалась до локтя. Кистью руки воин сжимал вторую рукоять, расположенную
у края щита,— антилабе. Она изготавливалась из шнура, или кожаного ремешка,
пропущенного через две бронзовых петли. Часто, кроме этих петель, по периметру щита
располагались кольца, через которые пропускался шнур, образующий антилабе. На этом
шнуре щит можно было перебросить через плечо на марше. Гоплон был достаточно
выпуклым, поэтому его верхняя кромка опиралась на плечо воина, за счет чего вес
распределялся равномерно. Это позволяло удобно действовать довольно тяжелым щитом,
масса которого, судя по реконструкциям, была около 6 кг. Большие размеры щита
(обычно от 80 до 90 см), позволяли воину закрыться им от подбородка до колен.
У фигуры, которая заявлена как «Греческий гоплит IV в до н.э.», щит снабжен
интересным элементом, — привесью для защиты ног. Привеси щитов изготавливались,
вероятно, из недолговечных органических материалов, таких как ткань, войлок или кожа,
и поэтому не сохранились. Несмотря на отсутствие артефактов, существование этих
приспособлений никем из исследователей не ставится под сомнение. Реконструировать
эти привеси помогает большое количество изображений, по которым можно проследить
примерные хронологические рамки использования этого вида защиты. Первоначально эти
привеси появились в Ионии, в VI в до н.э., затем в начале V в до н.э. они проникают в
материковую Грецию, что находит отражение в аттической краснофигурной вазописи т.н.
«строгого стиля». К концу Пелопоннесской войны их использование в материковой
Греции существенно сокращается, из вазописи они исчезают. В Малой Азии их
изображения встречаются на рельефах 1-й четверти IV в до н.э., из героона в Гельбаши и
гробницы Нереид в Ксанфе (см. илл. 7). Поэтому набор назван не очень удачно. Скорее
это «Греческий гоплит V— нач. IV вв до н.э.».
Щит у фигур выполнен вполне достоверно. Можно добавить рельефный
орнамент по ободу, крупный масштаб вполне позволяет его сделать.
Важным элементом воинской культуры являлась эмблема щита,— эписема. В
эпоху архаики они были бронзовыми накладными, в классическую эпоху их наносили на
поверхность щита красками. Вазопись демонстрирует нам большое разнообразие
щитовых эмблем. Семантика эмблем здесь рассматриваться не будет, сделать это не
позволяет формат обзора. Рассмотрим эписемы, данные в наборе декалями. У фигуры,
заявленной как «Афинский гоплит, V в до н.э.», щит украшает вполне достоверно
изображенная маска Медузы Горгоны,— популярный оберег, отводящий несчастья.
Подобная эмблема украшает щит Ахилла на краснофигурном скифосе мастера Бригоса
(см. илл. 8, I). У фигуры «Греческий гоплит, IV в до н.э.» щит украшен изображением
льва, а привесь — характерными «глазами». Это тоже вполне достоверно. Фигурка
спартанского гоплита снабжена двумя декалями: с изображением доканы и буквой
«лямбда». Докана — символ мифических братьев-героев Диоскуров, Кастора и
Полидевка. Эти герои особо почитались в Спарте. Докана состояла из двух вертикальных
деревянных балок, которые были соединены поперечными планками (см. фото надгробия
из Археологического музея Спарты, илл.8, II). Буква «лямбда»,— первая в названии
спартанского государства Лакедемон. Появление ее в качестве эмблемы относится,
вероятно, ко времени Пелопоннесской войны (431—404 гг до н.э.). Если использовать эту
декаль, лучше переделать шлем фигуры на аттический или халкидский, т.к. коринфский
на это время уже является анахронизмом (см. следующий раздел обзора).

…Он толпой окружен меченосных бойцов,


В шлемах конскою гривой венчанных.

Софокл, «Антигона».

Шлем.
Головы двух фигур защищает т.н. коринфский шлем (название дано по
изображениям на коринфских вазах), в своей развитой форме (см. прекрасный образец из
Археологического Музея в Коринфе, илл. 9, I). Коринфские шлемы появляются в конце
VIII в до н.э. на Пелопоннесе, и широко используются на протяжении всего архаического
периода и в начале классического периода. Они прекрасно отвечали потребностям
гоплита, сражающегося в фаланге, надежно защищая голову воина, но ограничивая в
некоторой степени обзор и слух. Уже к середине V в до н.э. они выходят из широкого
употребления, но часто изображаются в греческом и римском искусстве.
Поздние варианты коринфских шлемов, благодаря их особой форме, можно было
сдвигать на макушку в небоевой ситуации. Такой вариант изображения этих шлемов часто
использовался в искусстве, чтобы открыть лицо персонажа (см. илл. 10, I, II). Как и
другие греческие доспехи классического периода, шлемы изготавливались из оловянистой
бронзы путем ковки. Высокое содержание олова (до 12%) придавало доспехам приятный
золотистый цвет. Внешнюю поверхность могли частично или полностью лудить оловом,
покрывать серебром, украшать гравированным орнаментом (см. фото шлема из Майкопа,
в собрании Государственного Эрмитажа, илл. 9, III). Часто шлемы украшались пышными
гребнями из конского волоса, укрепленными на деревянной основе. Они были съемными
и крепились при помощи специальных петель. Эти петли хорошо сохранились на
коринфском шлеме, который хранится в мюнхенском музее Античных собраний (см. илл.
9, II). Шлем фигуры, заявленной как «Спартанский гоплит V в до н.э.», украшен
поперечным гребнем. Такие гребни встречаются еще в вазописи архаического периода
(см. роспись чернофигурной амфоры из Британского музея, илл. 12, I). Вероятно, такие
гребни носили стратеги и командиры отдельных подразделений фаланги. Поперечные
гребни выделяли их в строю гоплитов. Удачным, на мой взгляд, является членение
коринфского шлема в наборе: из двух половин, с отдельным наносником. Это позволяет
при сборке слегка менять угол его наклона (см. илл. 25, 27). В то же время тулья шлема
слишком сильно выступает над нижней частью. Из-за этого он приобретает
несвойственный ему «грибовидный» силуэт (для сравнения см. илл. 23 и илл. 9).
Третий гоплит одет в шлем т.н. «аттического типа с козырьком» (название
аттическому типу дано по изображениям на аттических вазах). Бесспорной общепринятой
классификации греческих шлемов пока нет. Вдаваться в нюансы терминологии не
позволяет формат обзора. Данный термин предложен Г. Вауриком, и представляется
наиболее адекватным. П. Коннолли называет этот шлем «фракийским». Взятый
создателями миниатюры за основу экземпляр датируется 2-й половиной V в до н.э. и
хранится в Британском музее. Его прорисовка приведена в книге Питера Коннолли (фото
и прорисовку см. на илл. 11, I, II). Пропорции и форма гребня на шлеме фигурки
искажены, его можно доработать. Подобный шлем мог носиться как с волосяным гребнем,
так и без него, оба варианта представлены в иконографии. Я специально не стал
устанавливать гребень на этот шлем.
Нащечники выполнены похоже на реальный прототип, но плохо стыкуются с
лицом фигурки. Т.е., будучи соединенными спереди, они образуют большие щели сзади,
сильно оттопыриваясь в стороны (см. илл. 28). Нижняя часть головы становится шире,
чем верхняя, в тулье шлема, чего быть не должно. Можно попробовать сточить края
бороды гоплита, чтобы они прилегали плотнее.
Любителям конверсий можно предложить переделать коринфский шлем в
халкидский с неподвижными нащечниками, выбрав вариант с похожей тульей. За образец
можно взять шлем из мюнхенского музея Античных собраний (см. илл. 11, III).

Скоро с обеих сторон железный поднимется грохот:


Это по круглым щитам круглые грянут щиты.
Воины копья метнут, друг друга железом сражая,
В панцири, что у мужей сердце в груди берегут.

Тиртей, «К согражданам».

Панцирь.
Все три персонажа одеты в так называемый мускульный (анатомический)
панцирь, который в рельефе изображает мускулы торса. Панцирь состоит из нагрудной и
наспинной частей, соединенных на плечах и боках с помощью ремешков, пропущенных
через бронзовые кольца. Крепежные кольца хорошо видны на нагрудной пластине
мускульного панциря IV в до н.э. из музея Метрополитен (см. илл. 13). Иногда пластины
панциря соединялись петлями на штифтах, и дополнительно стягивались ремешками
(например, панцирь из бывшей коллекции Акселя Гутманна, см. илл. 14). Панцирь могли
одевать сразу поверх хитона, иногда использовали дополнительный поддоспешник из
кожи или войлока с подолом, состоящим из кожаных полос-птериг, которые обеспечивали
защиту паха и бедер, не стесняя движений воина. При сборке фигуры можно не
приклеивать птериги, тогда панцирь будет одет сразу поверх хитона.
Мне понравилось качество исполнения панциря, он выглядит вполне
правдоподобно. Ремешки, соединяющие крепежные кольца надо будет изготовить из
фольги самостоятельно. При желании, можно добавить петли, соединяющие створки.
Тем, кто хочет добиться большего разнообразия, и не боится конверсий, можно
предложить переделать мускульный бронзовый панцирь на льняной (линоторакс).
Линоторакс, вероятно, делался из нескольких слоев проклеенной ткани, и, обладая
хорошими защитными свойствами, был легче бронзового. Льняные панцири упоминает
уже Гомер. Изображения линотораксов появляются в архаический период, в VI в до н.э.
Этот тип панциря просуществовал довольно долго, его продолжали использовать и в
период эллинизма, по крайней мере, до II в до н.э. По изображениям можно хорошо
представить себе его конструкцию. Линоторакс состоял из трех частей: корсета, оплечья и
подола. Корсет состоял из спинного, нагрудного и боковых сегментов. Он оборачивался
вокруг торса воина и застегивался на левом боку. Оплечье состояло из широкой
наспинной части, жестко крепившейся к панцирю, и имевшей выступ для защиты шеи, и
двух плечевых лопастей, которые перебрасывались на грудь и завязывались на тесемки.
Подол панциря был двойным, разрезанным на прямоугольные лопасти, и жестко крепился
к корсету.
Судя по иконографии, некоторые части панциря могли усиливаться бронзовыми
чешуйками, а наплечники и верх нагрудника могли украшаться бронзовыми накладками
(например, масками животных, Пана, Медузы Горгоны). Эти накладки выполняли
декоративную функцию, одновременно являясь оберегами -апотропеями (греч.
«отводящий несчастья»). Подобные декоративные накладки-апотропеи представлены и
реальными артефактами.
Процесс облачения в льняной панцирь хорошо показан на реконструкции Питера
Коннолли (см. илл. 15).

Так произнес,- и Патрокл вооружался блистающей медью.


И сперва положил он на быстрые ноги поножи
Пышные, кои серебряной плотно смыкались наглезной…

Гомер, «Илиада». Песнь шестнадцатая. Патроклия.

Поножи.
На ногах гоплитов бронзовые поножи-кнемиды. Они изображают анатомический
рельеф голени и коленного сустава (см. прекрасный образец из мюнхенского музея
Античных собраний, илл. 16, I). Изнутри к ним приклеивалась, или пришивалась через
сквозные отверстия по краю мягкая подкладка. Кроме того, нога могла обматываться
тканью на уровне лодыжки, чтобы избежать потертостей и ссадин при контакте с нижним
краем поножей. На ноге хорошо пригнанные кнемиды обычно держались за счет
упругости бронзы, без дополнительных ремешков, иногда могли фиксироваться
ремешком, проходящим выше щиколотки. Некоторые италийские кнемиды имеют
дополнительные кольца для завязок (например, поножи IV в до н.э. из Лукании,
хранящиеся в лондонском Тауэре. См. реконструкцию Питера Коннолли, илл. 16, II). В
целом, поножи фигур похожи на свои реальные прототипы.

Оружие.
Вкруг Алкафоя они рукопашную подняли битву,
Копьями бились огромными. Медь на груди ратоборцев
Страшно звучала от частых ударов сшибавшихся толпищ.

Гомер, «Илиада». Песнь тринадцатая. Бой у кораблей.

Копье.
Основным оружием греческого гоплита являлось копье с железным
наконечником (см. находки из Олимпии, илл. 17, I,- по Э. Снодграссу) и бронзовым
подтоком (см. подток из мюнхенского музея Античных собраний, илл. 17, II). Древко, как
правило, изготавливалось из кизила. Копье гоплита обычно было длиной около 2-х
метров, и весило около 1—2 кг.
Копья фигур выполнены в целом достоверно. Граненую часть подтока лучше
удлинить, она получилась слишком короткой. Можно добавить на древко кожаную
обмотку для более надежного захвата. Такие обмотки иногда изображаются в вазописи.

Черед настал для боевых мечей.


Но, обнажив тяжелое железо,
Из-за щитов сначала не могли
Они вредить друг другу — только стук
Да гул стоял окрест от их ударов…

Еврипид, «Финикиянки».
Меч.
Все три фигуры вооружены прямым обоюдоострым мечом-ксифосом. Устройство
ксифоса хорошо видно на прорисовке меча из гробницы в Берое, в Македонии (по Э.
Кюнцлю, см. илл. 18, I). Меч являлся оружием «последнего шанса», к нему прибегали
после поломки копья. Греческие мечи, как правило, не были длинными (длина клинка в
среднем около 50 см), что вполне отвечало условиям ближнего боя в рядах фаланги.
Отдельные экземпляры по их размерам вообще можно назвать кинжалами (некоторые
экземпляры имеют клинок длиной 30—40 см), грань между короткими мечами/длинными
кинжалами здесь довольно условна. Со 2-й половины VI в до н.э., популярность
приобретает изогнутый тесак с лезвием на вогнутой стороне— махайра1 (см. фото
махайры из Национального Археологического музея в Афинах, фото и прорисовка Питера
Коннолли илл. 18, II, III). Для разнообразия можно вооружить гоплита махайрой.
Обкладки рукоятей ксифосов и махайр могли изготавливаться из дерева или кости.
Роскошные рукояти греко-бактрийских мечей из слоновой кости, найденные в храме Окса
в Бактрии, представляют собой подлинные произведения искусства (см. илл. 19).
Пеналы ножен мечей изготавливались из дерева, и обтягивались кожей. Устья и
бутероли (окончания) ножен изготавливались из кости (как устье ножен ксифоса из Музея
Агоры в Афинах, см. илл. 20, II) или бронзы. Первоначально устья ножен махайр не
отличались от устий ножен ксифосов. В IV в до н.э. появляются устья, имеющие выемку в
верхней части, по форме рукояти махайры (например, устья ножен махайр из храма Окса,
по И.Р. Пичикяну, см. илл. 20, I). Ножны махайр могли завершаться бутеролью, как и
ножны ксифосов (костяные бутероли из храма Окса, по И.Р. Пичикяну, см. илл. 21, I-III, и
изображение костяной бутероли на ножнах махайры с фрески в «гробнице Лисона и
Калликла», см. илл. 21, IV), но могли и не иметь ее. В таком случае ножны повторяли
форму клинка. Носились ксифосы и махайры на левом боку, на плечевой портупее,
довольно высоко, зачастую почти подмышкой (например, как портупеи воинов с
архаической амфоры из Лувра, см. илл. 12, II).
Мечи фигур выполнены качественно и достоверно. Бутероль ксифоса, видимо,
изготовлена по мотивам бронзовой бутероли из некрополя Камповалано ди Кампи
(прорисовка Питера Коннолли, илл. 21, V). Перевязь нужно будет изготовить
самостоятельно.

Одежда и обувь.

Нет у нас много плащей, не имеется лишних хитонов,


       Чтобы одеть тебя здесь: по одной мы имеем одежде.

Гомер, «Одиссея». Песнь четырнадцатая.

Гоплиты одеты в короткий хитон, подол которого собран аккуратными


складками. Такой способ драпировки прослеживается в вазописи, например, в росписи
кратера художника Евфрония из музея Метрополитен (см. илл. 10, I). Хитону можно
придать разные цвета, главное при этом — избежать анилиновой яркости и
неестественных, «кислотных» оттенков.
Воины обуты в сандалии на легкой кожаной подошве. Сандалии и ступни
получились грубовато, их можно доработать. При желании можно сточить эти ремни и
долепить новые, взяв за образец один из вариантов, представленных на репрезентативных
памятниках. Например, как на статуе Софокла из Латеранского музея в Ватикане (см. илл.
22, I), или как на надгробии беотийца Ринхона (Археологический музей Фив, см. илл. 22,

1
В зарубежной литературе чаще используется термин копис. Оба термина равнозначны.
IV). Ричард Хук изобразил сандалии, подобные сандалиям со статуи Софокла 2(см. илл.
22, II). Можно использовать иллюстрацию Питера Коннолли, который нарисовал еще
одну популярную форму с пересекающимися узкими ремешками (см. илл. 22, III).

Общие впечатления.
На мой взгляд, серия наборов, посвященных Древней Греции, получилась лучше,
чем посвященная Риму. Да, это по-прежнему один конверсионный набор, заявленный как
три разных. Они все имеют очень серьезный анатомический недостаток: верхняя часть
фигур непропорциональна нижней. Ноги слишком маленькие по отношению к торсу,
рукам и голове.
Но при этом следует отметить довольно качественно выполненное оружие и
доспехи, вполне человеческое лицо. Незначительные отличия в позах, разные гребни и
разное положение шлемов, привесь щита, тем не менее, в совокупности делают их
непохожими друг на друга. Фигуры смело можно поставить рядом, и это не будет
выглядеть «атакой клонов» (см. илл. 23). Сама тема дает широкий простор для большого
разнообразия достоверных цветовых и сюжетных решений при покраске. Кроме того,
крупный размер и доступная цена делают эти фигуры весьма желанными для тех, кто
интересуется военным делом Античности.

Библиография.
1. Алексинский Д.П., Бутягин А.М. Рождение фаланги. // «Сержант», № 3, 2000
2. Мальмберг В.К. К вопросу о древнегреческом вооружении. Щиты с ковриками.//
Ученые записки Императорского Казанского Университета. 1890.
3. Назаров В. Однолезові мечі в античних центрах Північного
Причорномор'я.//Вйicково-iстроичний альманах, №3, 2001.
4. Нефедкин А.К. Развитие эмблематики на древнегреческих щитах.// Вестник
древней истории, №3, 2002.
5. Пичикян И. Р. Парадные ножны греко-бактрийских мечей.// Проблемы античной
культуры, Москва, 1986.
6. Connolly P. Greece and Rome at War. London, 1981.
7. E. Künzl. Waffendekor im Hellenismus.// Journal of Roman Military Equipment Studies.
Volume 8, 1997.
8. Sekunda N. The Ancient Greeks. Osprey Publishing, 1986.
9. Sekunda N. The Spartan Army. Osprey Publishing, 1998.
10. Sekunda N. Greek Hoplite 480–323 BC. Osprey Publishing, 2000.
11. Sekunda N. Marathon 490 BС: the First Persian Invasion of Greece. Osprey Publishing,
2002.
12. Sekunda N. Hoplite Shield Devices of the Greeks// Osprey Military Journal, 2000, 2,
Issue 5.
13. Sekunda N. Greek swords and swordmanship// Osprey Military Journal, 2001, 3.
14. Snodgrass A. Arms and Armour of the Greeks. Baltimore and London. 1999.
15. Waurick G. Helme der Hellenistischen Zeit und ihre Vorläufer. //
Antike Helme. 1988.

2
Мнение о том, что такие сандалии носили воины, высказанное Н. Секундой, небесспорно. Вполне
вероятно, что амиклейские сандалии - вообще не военная обувь.