Вы находитесь на странице: 1из 3

Б Ю Л Л Е Т Е Н Ь Е В Р О П Е Й С К О Г О С У Д А П О П РА В А М Ч Е Л О В Е К А № 5 2 0 0 9 Г О Д

операции по изменению пола. По делу допущено нарушение требова-


ний статьи 8 Конвенции.

Шлумпф против Швейцарии


[Schlumpf v. Switzerland] (№ 29002/06)
Постановление от 8 января 2009 г. [вынесено I Секцией]

(См. выше изложение обстоятельств данного дела, жалоба по которому была


рассмотрена в контексте пункта 1 статьи 6 Конвенции.)

Вопрос о соблюдении права на уважение личной


и семейной жизни
По делу обжалуется нарушение государством своих обязанностей
по оценке угроз и последствий опасных промышленных процессов и
информированию общественности. По делу допущено нарушение
требований статьи 8 Конвенции.

Татар против Румынии


[Tatar v. Romania] (№ 67021/01)
Постановление от 27 января 2009 г. [вынесено III Секцией]

Обстоятельства дела В период, относящийся к обстоятельствам дела, заявители проживали в г.


Бая-Маре, в жилой зоне близ шахты и пруда Сэсар, переданных в концес-
сию компании «Аурул». При получении золота и серебра из руды компания
использовала цианид натрия. При выдаче экологического сертификата в
1993 г. провели экспертизу воздействия производства на окружающую сре-
ду. Бая-Маре характеризовался в ней как индустриальный город, который и
так страдает от промышленного загрязнения, особенно в горнодобываю-
щей отрасли. При анализе влияния цианида натрия на здоровье людей спе-
циалисты института, проводившего экспертизу, заявили, что при условии
соблюдения действующих норм и отсутствии аварий риск отравления
отсутствует, однако не дали определенной оценки влияния данного
производства на окружающую среду. Специалисты исходили из экономи-
ческих и социальных преимуществ и того факта, что производство не может
оказать влияние в значительной степени на существующие характеристики
региона. В 1998 г. Министерство труда и Министерство здравоохранения
разрешили компании «Аурул» использовать цианид натрия и другие хими-
ческие вещества в технологии обогащения руды. В 1999 г. муниципалитет
Бая-Маре разрешил компании осуществлять производственную деятель-
ность при условии получения экологического сертификата. Его выдали в
декабре 1999 г., и компания «Аурул» официально начала производственную
деятельность. Европейскому Суду представлены копии двух отчетов от но-
ября и декабря 1999 г. о публичных дебатах по вопросам соответствия зако-
нодательству. На первом из них задавались вопросы о влиянии производ-
ства на здоровье и экологических рисках, но организаторы, по-видимому,
не дали на них ответов. Во втором отчете указывалось, что представители
природоохранного ведомства заверили участников в том, что отсутствуют
данные о наличии взвешенных частиц в атмосфере. Во время дебатов оцен-
ка влияния производства на окружающую среду не представлялась.

30 января 2000 г. большое количество загрязненной воды, содержавшей


цианид натрия и другие химические вещества, вылилось в различные реки
и за 14 дней переместилось на 800 км с пересечением нескольких границ.
По требованию комиссара ЕС по вопросам окружающей среды специалис-
ты Бая-Маре представили в декабре 2000 г. ряд докладов. Авария оказала

45
значительное влияние на окружающую среду и социально-экономическую
ситуацию.

В 2000 г., после аварии, первый заявитель подал в различные админист-


ративные органы несколько жалоб по поводу угроз, которые создало для
него и его семьи использование компанией «Аурул» цианида натрия в про-
цессе обогащения породы. Он получил несколько ответов, в том числе от
Министерства охраны окружающей среды, которое уведомило его, что
деятельность компании не представляет угрозы для здоровья, и что данная
технология применяется и в других странах мира. Первый заявитель про-
сил также о возбуждении уголовного дела. В 2001 г. прокурор окружного
суда постановил, что нет оснований для привлечения к ответственности в
связи с аварией 30 января 2000 г., поскольку в соответствии с Уголовным
кодексом Румынии состав преступления отсутствует. В 2002 г. Верховный
суд признал дело не подсудным себе и отклонил жалобы. Двумя постанов-
лениями прокурор при Верховном суде передал жалобы первого заявите-
ля прокурору при апелляционном суде для рассмотрения. В 2005 г. первый
заявитель подал новую жалобу по поводу опасности, которую представляет
для здоровья и безопасности населения процесс обогащения, однако она не
имела последствий. Тем временем в 2002 г. прокурор окружного суда начал
расследование аварии по своей инициативе. Прокурор при Верховном суде
отменил постановление 2001 г. о прекращении производства по делу и
предложил прокурору при апелляционном суде его повторно рассмотреть.
В 2002 г. прокурор при апелляционном суде установил, что управляющий
директор компании «Аурул» не подлежит ответственности, поскольку ава-
рия была вызвана обстоятельствами непреодолимой силы, связанными с
неблагоприятными погодными условиями. В 2003 г. главный прокурор при
Верховном суде отменил это решение и предложил возобновить разбира-
тельство по делу.

Вторая природоохранная экспертиза проводилась в 2001 г. по требованию


компании «Аурул» Клужским центром экологии и здоровья, Бухарестским
институтом общественного здравоохранения, Бухарестским научно-иссле-
довательским институтом промышленной экологии и Клуж-Напокским
управлением медицины и окружающей среды.

Вместе с тем в декабре 2001 г. Национальное агентство природных ископа-


емых внесло изменения в первоначальную лицензию, согласно которым
лицензиат именовался «С.Ц. Трансголд С.А.». Министерство охраны окружа-
ющей среды выдало этой компании три сертификата соответствия.

В 1996 г. второй заявитель почувствовал появление первых признаков аст-


мы. Заявители утверждают, что его состояние ухудшилось в 2001 г. в связи с
загрязнением, допущенным компанией «Аурул».

Вопросы права Выводы официальных документов и вышеуказанных экологических экспер-


тиз свидетельствуют, что загрязнение, вызванное деятельностью предпри-
ятия, могло повлечь ухудшение качества жизни местного населения, особен-
но затронуло благополучие заявителей и нарушило их пользование жили-
щем, оказав влияние на их право на уважение личной и семейной жизни.

Существование значительного и серьезного риска для здоровья и благопо-


лучия заявителей возлагало на государство обязанность принятия разум-
ных и адекватных мер по защите их права на уважение личной жизни и
жилища, права на здоровую и безопасную среду в целом. Власти были связа-
ны этой обязанностью до начала деятельности предприятия и после аварии
в январе 2000 г.
Согласно румынскому законодательству право на здоровую окружающую
среду гарантировано конституцией. Кроме того, принцип предосторож-

По-видимому, Европейский ности рекомендует государствам безотлагательно принимать эффектив-
Суд намекает на «принцип ные и соразмерные меры, направленные на устранение риска серьезного
экологической необратимого ущерба для окружающей среды в отсутствие научной или
предосторожности», технической определенности. Однако в материалах дела отсутствуют ука-
15-й принцип декларации Рио, зания на то, что румынские власти обсуждали угрозы, которые промыш-
согласно которому «в тех ленная деятельность создает для окружающей среды и здоровья местного
случаях, когда существует угроза населения. Кроме того, для них риск в деле заявителей был предсказуемым.
серьезных необратимых В дополнение к национальным правовым механизмам, предусмотренным
экологических нарушений,
законом об охране окружающей среды, существовали также специальные
отсутствие полной научной
международные правила, которые могли применять румынские власти. Тем
определенности не должно
не менее они не провели удовлетворительной предварительной оценки
использоваться в качестве
возможных рисков, присущих для данной деятельности, и не приняли адек-
основания для того, чтобы
ватных мер для защиты права заявителей на уважение их личной жизни и
откладывать принятие
экономически эффективных жилища, права на здоровую и безопасную окружающую среду.
мер по предотвращению Что касается позитивных обязательств, вытекающих из статьи 8 Конвенции,
экологической деградации» первостепенное значение имеет право общественности на информацию.
(прим. переводчика). В этом отношении допущено несоблюдение национального законодатель-
ства о публичных дебатах, поскольку участвовавшие в них в ноябре и дека-
бре 1999 г. не были ознакомлены с выводами исследования, послуживше-
го основанием для выдачи сертификатов соответствия компании, и иной
официальной информации по данному вопросу.

Что касается событий, имевших место после январской аварии 2000 г., из
материалов, представленных Европейскому Суду, следует, что власти не
прекратили указанную промышленную деятельность, и продолжали при-
менять те же производственные процессы. Позитивное обязательство влас-
тей страны по обеспечению эффективного уважения личной и семейной
жизни после аварии сохранялось и приобрело даже большее значение.
В результате последствий экологического бедствия для здоровья и окружа-
ющей среды заявители, как и другие жители Бая-Маре, должны были нахо-
диться в состоянии тревоги и неопределенности. Его дополняла инертность
национальных властей, которые были обязаны предоставить достаточно
подробную информацию о прошлом, настоящем и будущем влиянии ава-
рии на их здоровье и окружающую среду и о профилактических мерах и
поддержке, на которую может рассчитывать население при угрозе подоб-
ных инцидентов в будущем. Ситуация ухудшалась в связи с опасениями,
которые внушали продолжение производственной деятельности и угроза
возможного повторения аварии в будущем.

Первый заявитель возбудил ряд безрезультатных административных и уго-


ловно-правовых разбирательств в попытке установить потенциальные угро-
зы, которым подвержены он и его семья вследствие аварии, произошедшей
в январе 2000 г., и привлечь виновных к ответственности. Материалы, пред-
ставленные Европейскому Суду, указывают, что в том же контексте нацио-
нальные власти не исполнили своей обязанности по предоставлению тре-
буемой информации местному населению и, в частности, заявителям. Они
не имели возможности установить, какие меры были приняты и приняты
ли вообще во избежание аналогичных инцидентов, или какие действия они
должны предпринять в случае повторения их в будущем. Соответственно,
государство-ответчик не исполнило своего обязательства по защите права
заявителей на уважение их личной и семейной жизни в значении статьи 8
Конвенции.

Постановление По делу допущено нарушение требований статьи 8 Конвенции (принято


единогласно).

Оценить