Вы находитесь на странице: 1из 2

Гиорги Николаишвили против Грузии

[Giorgi Nikolaishvili v. Georgia] (№ 37048/04)


Постановление от 13 января 2009 г. [вынесено II Секцией]

Обстоятельства дела В июле 2003 г. фотографии заявителя, его брата и еще двух лиц разместили
в качестве разыскиваемых в полицейских участках. Были указаны их имена
и то, что их ищут в связи с совершением убийства. Из последующей пере-
писки между адвокатом заявителя и Министерством внутренних дел уста-
новлено, что единственным разыскиваемым являлся брат заявителя, и что
принимались оперативные меры для допроса указанного лица в качестве
свидетеля с учетом его неоднократной неявки к районному прокурору.
В марте 2004 г. заявитель решил явиться в районную прокуратуру добро-
вольно. Однако по прибытии и без допроса в качестве свидетеля он был
задержан по подозрению в хранении огнестрельного оружия на основании
доказательств, полученных при расследовании дела об убийстве. Районный
суд заключил его под стражу на три месяца. Это решение оставлено без
изменения региональным судом, который, в частности, указал, что осво-
бождение заявителя может воспрепятствовать в установлении истины в
расследовании убийства, с которым может быть связано его дело. Хотя срок
предварительного заключения заявителя истек 30 июня 2004 г. и не про-
длялся до предварительного заседания районного суда, состоявшегося
24 января 2005 г., заявитель в этот период оставался под стражей. Как и в
первоначальном решении о заключении под стражу, районный суд указал
стандартную приготовленную заранее мотивировку необходимости содер-
жания заявителя под стражей.

Вопросы права По поводу соблюдения пункта 1 статьи 5 Конвенции. (a) Что касается
задержания заявителя. Судя по документам, до того, как заявитель добро-
вольно явился в качестве свидетеля по не связанному делу об убийстве, влас-
ти не указывали, что существует возможность возбуждения уголовного дела
против него самого, несмотря на то, что доказательства по обвинению, каса-
ющемуся огнестрельного оружия, были получены за несколько месяцев до
этого. Коротко говоря, они ввели заявителя в заблуждение относительно
того, что подлинная причина интереса к нему со стороны правоохрани-
тельных органов заключается в желании оказать давление на скрывающе-
гося брата. Такие скрытые методы могут подорвать правовую определен-
ность, внушить чувство незащищенности лицам, привлекаемым в качестве
свидетелей, и поставить под сомнение уважение и доверие общества к орга-
нам преследования. Даже при условии формального соответствия нацио-
нальному законодательству, задержание заявителя послужило дополни-
тельным рычагом воздействия по не связанному с ним уголовному делу, что
выводит подобную цель за пределы подпункта «с» пункта 1 статьи 5
Конвенции. Вводящие в заблуждение методы властей с возможностью
использования содержания под стражей для оказания морального давле-
ния привели к произволу и лишению заявителя гарантий от ненадлежащих
угроз его свободе.

Постановление В данном вопросе по делу допущено нарушение требований пункта 1 ста-


тьи 5 Конвенции (принято единогласно).

(b) Что касается содержания заявителя под стражей с июня 2004 по


январь 2005 г. После истечения срока действия первого решения от 30 июня
2004 г. о содержании заявителя под стражей его дальнейшее предвари-
тельное заключение не санкционировалось каким-либо решением суда до
24 января 2005 г., когда о продлении срока содержания под стражей было
принято решение на предварительном заседании суда. Проблема вытекает
из недостатка, ранее выявленного Европейским Судом в грузинском уго-
ловном процессе, поскольку Уголовно-процессуальный кодекс не требует
принятия судебного решения по вопросу о содержании обвиняемого под
стражей в период между окончанием следствия и предварительным засе-
данием суда и не устанавливает никаких сроков для этой стадии процесса.
Это порождает практику содержания обвиняемых под стражей в течение
многих месяцев без какого-либо судебного решения, как это имело место в
деле заявителя.

Постановление В данном вопросе по делу допущено нарушение требований пункта 1 ста-


тьи 5 Конвенции (принято единогласно).

По поводу соблюдения пункта 3 статьи 5 Конвенции. Суды страны не


привели достаточных или относимых оснований для предварительного
заключения заявителя. В своих двух решениях районный суд использовал
стандартные формуляры с заранее напечатанной мотивировочной частью,
составленной в абстрактных выражениях. Со своей стороны региональный
суд пытался оправдать предварительное заключение ссылкой на интересы
расследования никак не связанного с данным вопросом уголовного дела об
убийстве, возбужденном против брата заявителя. Такие доводы не соответ-
ствуют целям Конвенции и противоречат сути исключения, предусмотрен-
ного подпунктом «с» пункта 1 статьи 5 Конвенции. Наконец, тот факт, что
предварительное заключение заявителя продолжалось примерно 10 меся-
цев, свидетельствует о том, что власти не рассматривали дело с требуемой
от них надлежащей тщательностью.

Постановление По делу допущено нарушение требований пункта 3 статьи 5 Конвенции


(принято единогласно).

Европейский Суд установил также нарушения пункта 4 статьи 5 Конвенции


(в части невозможности оспаривания заявителем доводов обвинения по
вопросу содержания под стражей на стадии предания суду) и статьи 8
Конвенции (в части размещения фотографии заявителя на стенде разыс-
киваемых лиц, поскольку это не соответствовало национальному законода-
тельству).

Компенсация В порядке применения статьи 41 Конвенции. Европейский Суд присудил


выплатить заявителю 8 000 евро в счет компенсации причиненного мораль-
ного вреда.

Оценить