Вы находитесь на странице: 1из 3

Раскрытие выявляет скрытые эмоции, искаженные эмоции, “эмоциональные

факты”, формирующие события и оценочные суждения, которые так часто спускают


курок напоминаний о прошлом.
Подумайте об очевидном в нашей культуре мужском неэмоциональном имидже
не только в Америке, но и в Нидерландах, Германии, Южной Африке (немецкое и
голландское наследие). Мужчина, практически не проявляющий эмоций, — это сильный
человек, кормилец семьи, который достигает цели несмотря на все препятствия. Такие
мужчины горды, сдержаны, готовы защищаться до последнего. А семья должна быть
довольна этим: “В конце концов, я оплачиваю счета, благодаря мне вы существуете!”.
Его отец действовал таким же образом, а видели бы вы деда! Но посмотрите, что
отсутствие способности делиться, отсутствие раскрытия внутренних чувств причиняет
будущему поколению: отец, рано выпадающий из жизни ребенка тем или иным
способом, присутствующий, но пассивный, стоический или тираничный (любая
комбинация из этого), поэтому никогда не одаривающий своей авторитетной любовью.
Как это передавалось дальше? Как мы можем объективироваться для нашего клиента и
как-то дистанцироваться от этой ситуации?
Имеющиеся у астролога возможности самому раскрыться, подать пример, создать
нить доверия должны быть здравомысляще исследованы. Консультация принадлежит
клиенту, а не астрологу, который слишком легко может обнаружить, что долго говорит
о чем-то личном, далеком для клиента. (Когда это происходит, астролог теряет клиента.
Доверие и связь трудно восстановить.)
Рассмотрим простое утверждение: “Я пережил похожий опыт давно и далеко
отсюда! [Подчеркивая дистанцию, мы говорим: “Я перерос его” или “Он больше меня не
трогает”.] Мой отец был полностью не у дел. А что происходило у вас с отцом?”.
Предложено вполне достаточное раскрытие, чтобы помочь вашему клиенту не
чувствовать себя одиноким, чтобы начать создавать с ним/ней более близкий уровень
контакта. Когда творчески ориентированный астролог связывает островки раскрытия,
направляемый конфигурациями в гороскопе, создается картина развития. Она где-то
там, она ближе, она витает в воздухе, она на рабочем столе. Вы и ваш клиент можете
поговорить о ней объективно.
Вы можете сказать клиенту, что родители имели свои собственные проблемы в
жизни и друг с другом и что “справедливости ради стоит отметить, что вы оказались на
их транспортном перекрестке”. Такое простое утверждение, но такое эффективное!
Объективизация установлена, отмечен транспортный перекресток, на котором оказался
клиент, но “вы смогли ускользнуть, относительно целый и невредимый. Не правда ли?”.
Это справедливое утверждение для всех, имеющих к этому отношение. Справедливо
установленная дистанция побуждает к сочувствию к родительской ситуации от “Боже,
они были настоящими глупцами” до “Вы знаете, когда я решил это для себя, это было
прекрасно; я смог провести с ними Рождество, и их поведение меня больше не
затрагивало!”.
Процесс окончательной объективизации — это прощание, прекращение
отношений, имеющих свидетельство о смерти. Очень часто родитель, брат, сестра,
партнер по браку, который был “вместилищем” проблематичных воспоминаний,
умирает до того, как все уладилось. Это оставляет клиента с постоянной
привязанностью к проблеме и временному периоду, к воспоминаниям и чувствам.
Нужно как-то осуществить разрыв, чтобы предоставить ему свободу.
Я бессчетное число раз помогал осуществить такой разрыв следующим
способом:
"Что ж, мы тщательно обсудили ситуацию, и я думаю, что мы оба
понимаем ее. Конечно, очень плохо, что такое понимание не возникло
давно, но так уж произошло. Однако и сейчас что-то можно еще сделать,
и, я думаю, вы знаете что."
Это заявление объединяет астролога и клиента в понимании, смирении и
завершенности, за исключением еще “чего-то”. Эта последняя фраза действительно
затрагивает клиента, и, поскольку его ум стремительно работает, чтобы сообщить ему
ответ, он часто предвидит, что вы собираетесь предложить.
"Где похоронен ваш отец?"
Итак, если отец (или мать и т.д.) похоронен в том же городе, где живет ваш
клиент, то проблемы не существует. Если отец похоронен в ближайшем городе,
добраться туда будет не сложно. Если же это очень отдаленный город и клиент не
может попасть туда, заменой может служить церковь. Смысл состоит в том, чтобы
придать визиту особую форму.
"Я хочу предложить [намеренно наклонившись вперед], чтобы в
течение четырех дней в одно и то же время — скажите мне, когда вы
бываете одни и вас никто не может побеспокоить, скажем, в течение 10
минут — хорошо, значит в это время каждый день в течение четырех дней
сядьте, пожалуйста, в полной сосредоточенности (отключите телефон,
уберите домашнее животное, создайте тихую атмосферу, поставьте таймер
на десять минут), пересматривая то, о чем мы говорили сегодня, какую
боль вы готовитесь оставить позади, какое сочувствие вы теперь
испытываете к отцовской ситуации и какую признательность питаете за
то, что он делал все, что было в его силах.
Через четыре дня после этих мудрых раздумий я хочу, чтобы вы
пошли на могилу отца... одни... и попрощались с ним. Скажите прощай;
спасибо; прощай. Прочувствуйте это всем вашим существом. Затем
покиньте могилу и возвратитесь к своей жизни, более свободной жизни,
той жизни, которая важна для вашей семьи и вашего собственного
будущего! ... и, пожалуйста, позвоните мне, скажите, что это
сделано."
Это завершение, основанное, во-первых, на объективизации и, во-вторых, на
воле. Воля приведена в состояние готовности к проецированию цели: это несомненно
тот путь, которым я могу освободиться. Он имеет реальную ценность для меня и моей
семьи и, конечно, для моего будущего развития. Поступить иначе чем расстаться с
этим, с рутиной, в которой я жил, — теперь я понимаю это — будет означать, что я не
хочу меняться!
Возможно, клиенту требуется более глубокое понимание, чем то, которому может
способствовать астролог. Может быть необходима более длительная терапия, и
астролог должен быть готов порекомендовать одного или двух знакомых
психотерапевтов.
Но помните, что негативный паттерн поведения может быть динамически более
важным — даже если связь с отцом, например, разорвана — чем принятие нового
поведения [вспомните обсуждение радикального зондирования ]. Например,
чрезмерная полнота — хотя она явно связана с проблемами неуверенности,
порожденными, скажем, детскими отношениями с матерью, и стимулирована
привычным перееданием в последующие годы — все же важна, потому что она
прекрасно работает против взаимоотношений и предотвращает необходимость
делиться, например, раскрыть болезненные страхи, которые развились вокруг
возможности иметь ребенка с задержкой развития, как ребенок соседки, которая была
лучшей подругой матери и постоянно критиковалась ею. [Критика потом могла
обрушиваться и на дочь.] Понимание таких скрытых чувств может потом ускорить
объективизацию.
Но обычно завершающее прощание на могиле является превосходной помощью
клиенту, а четырехдневный ритуал размышлений служит ключом к наращиванию
значимости события.
Полезно отметить, что работа Ассаджиоли с суггестивными техниками по
пробуждению и управлению волей1 так же очень близка к гипнотизму, как
психотерапия. Клиент вводится в расслабленное состояние и многими различными
словесными способами ему внушаются мысли, чтобы посадить семена изменений. Но
один фактор должен оставаться ясным во всей нашей работе, и он заключается в том,
что, как и при гипнозе, ни один человек не может (не будет) делать то, что он не
предрасположен делать. Измерение самопомощи, которое мы исследуем в астрологии,
так же как и в психоанализе, базируется на внутреннем желании клиента измениться,
развиться, продолжить жизнь по-иному, более эффективно.

1
Assagioli, Psychosynthesis.

Оценить