Вы находитесь на странице: 1из 190

МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РФ

ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ


ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ
ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ
«САМАРСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ
АРХИТЕКТУРНО-СТРОИТЕЛЬНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ»

Т.Я. ВАВИЛОВА, И.В. ЖДАНОВА

АРХИТЕКТУРА МАЛОЭТАЖНЫХ
ЖИЛЫХ ЗДАНИЙ.
ИСТОРИЧЕСКИЕ ТРАДИЦИИ

Учебное пособие

Печатается по решению редакционно-издательского


совета СГАСУ от 06.02.2015 г.

Самара
2015
УДК 721.011.26(075.8)
В12

Т.Я. Вавилова, И.В. Жданова


Архитектура малоэтажных жилых зданий. Исторические тради-
ции: учеб. пособие / Т.Я. Вавилова, И.В. Жданова. – Самара: СГАСУ,
2015. – 190 с.: ил.

ISBN 978-5-9585-0617-0

Пособие разработано на кафедре архитектуры жилых и общественных


зданий ФГБОУ ВПО «Самарский государственный архитектурно-строи-
тельный университет».
Авторы обобщают исторический опыт проектирования и строительства
малоэтажных жилых зданий в России и в ряде зарубежных стран. На при-
мере работ выдающихся архитекторов конца XIX – начала XXI веков демон-
стрируются профессиональные средства и приёмы, которые могут исполь-
зоваться для повышения качества проектных решений. В состав пособия
включён краткий терминологический историко-архитектурный словарь.
Учебное пособие предназначено для студентов, обучающихся по направ-
лению 07.03.01 «Архитектура», и, в первую очередь, рассчитано на будущих
архитекторов, которые учатся на 1-2 курсах. Оно также может быть исполь-
зовано студентами, получающими образование по направлению 08.03.01
«Строительство», и широким кругом читателей, которые интересуются
традициями и объёмно-пространственными особенностями жилища – аспи-
рантами и преподавателями архитектурных и строительных вузов, дипло-
мированными архитекторами и инженерами-строителями, представителями
жилищно-коммунальных служб и муниципального управления.

Рецензенты – член-корреспондент РААСН, доктор архитектуры,


профессор, заведующая кафедрой градостроительства
СГАСУ Е.А. Ахмедова;
кандидат архитектуры, доцент кафедры градостроительства
СГАСУ А.Н. Терягова.

УДК 721.011.26(075.8)
ISBN 978-5-9585-0617-0

© Т. Я. Вавилова, И. В. Жданова, 2015


© СГАСУ, 2015
ОГЛАВЛЕНИЕ

ВВЕДЕНИЕ .................................................................................... 5

Часть 1.
ОЧЕРК ИСТОРИИ РАЗВИТИЯ МАЛОЭТАЖНОГО
ЖИЛИЩНОГО СТРОИТЕЛЬСТВА....................................... 10
1.1. ИСТОРИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ РАЗВИТИЯ
АРХИТЕКТУРЫ ИНДИВИДУАЛЬНОГО
ЖИЛОГО ДОМА В РОССИИ................................................... 11
Приложение 1.1. Рисунки к п. 1.1.
«Исторические особенности развития индивидуального
жилого дома в России» ............................................................... 23
Контрольные вопросы к п. 1.1 .................................................. 31

1.2. РЕТРОСПЕКТИВНЫЙ ОБЗОР ЗАРУБЕЖНОГО


ОПЫТА ПРОЕКТИРОВАНИЯ И СТРОИТЕЛЬСТВА
МАЛОЭТАЖНОГО ЖИЛЬЯ .................................................... 34
Приложение 1.2. Рисунки к п. 1.2.
«Ретроспективный обзор зарубежного опыта
проектирования и строительства малоэтажного жилья» ... 47
Контрольные вопросы к п. 1.2 .................................................. 55

Часть 2.
ИНДИВИДУАЛЬНЫЙ ЖИЛОЙ ДОМ В ТВОРЧЕСТВЕ
МАСТЕРОВ СОВРЕМЕННОЙ АРХИТЕКТУРЫ ............... 58
ФЁДОР ОСИПОВИЧ ШЕХТЕЛЬ ................................... 59
ВИКТОР ОРТА ................................................................... 60
АНРИ ВАН ДЕ ВЕЛЬДЕ ................................................... 63
ЙОЗЕФ ОЛЬБРИХ ............................................................. 65
ФРЭНК ЛЛОЙД РАЙТ ...................................................... 67
ПЕТЕР БЕРЕНС .................................................................. 70
АДОЛЬФ ЛООС................................................................... 72
— 3 —
БРУНО ТАУТ ...................................................................... 74
ВАЛЬТЕР ГРОПИУС ......................................................... 76
ЛЮДВИГ МИС ВАН ДЕР РОЭ ....................................... 78
ЛЕ КОРБЮЗЬЕ .................................................................... 80
ГЕРРИТ ТОМАС РИТВЕЛД ............................................ 82
КОНСТАНТИН СТЕПАНОВИЧ МЕЛЬНИКОВ ....... 84
РИЧАРД НОЙТРА ............................................................. 87
АЛВАР ААЛТО ................................................................... 89
ЛУИС ИСИДОР КАН ........................................................ 90
ЛУИС БАРРАГАН .............................................................. 92
ФИЛИП ДЖОНСОН ......................................................... 94
КЕНЗО ТАНГЕ .................................................................... 97
РОБЕРТ ВЕНТУРИ ............................................................ 99
ФРЭНК ГЕРИ ...................................................................... 101
ГЛЕН МЁРКАТ .................................................................... 103
ТОЙО ИТО .......................................................................... 105
ТОМ МЕЙН ......................................................................... 107
РЕМ КОЛХАС ..................................................................... 109
ПЕТЕР ЦУМТОР ................................................................ 111
ЖАК ХЕРЦОГ И ПЬЕР ДЕ МЁРОН .............................. 113
ШИГЕРУ БАН ..................................................................... 115
Приложение 2. Рисунки к части 2.
«Индивидуальный жилой дом в творчестве мастеров
современной архитектуры» ...................................................... 118
Контрольные вопросы к части 2 .............................................. 148

ЗАКЛЮЧЕНИЕ ............................................................................. 152

Приложение 3. КРАТКИЙ СЛОВАРЬ ТЕРМИНОВ


АРХИТЕКТУРНОГО НАСЛЕДИЯ .......................................... 155

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК...................................... 170

— 4 —
ВВЕДЕНИЕ

Малоэтажные жилые дома, которым посвящено данное по-


собие, – один из самых распространённых типов жилых зданий.
В настоящее время в эту типологическую группу включаются
одноквартирные дома (в том числе коттеджные), рассчитанные
на одну семью, и блокированные дома, разновидностью кото-
рых являются расположенные на рельефе террасные здания.
Издание пособия вызвано рядом причин. Во-первых, это
растущий рыночный спрос и интерес людей к индивидуаль-
ному жилищному строительству. Во-вторых, трансформация
подходов к проектированию малоэтажного жилья, что до на-
стоящего времени в обобщённой, сжатой форме не получило
отражения в отечественной учебной литературе. В-третьих,
это изменение государственных образовательных стандартов
(ГОС) подготовки будущих архитекторов, в основу которых
положены задачи формирования их общекультурных и про-
фессиональных компетенций.
Обращение к историческому опыту связано с изменени-
ями социально-экономических условий, произошедшими
в России в девяностые годы двадцатого века, когда новый
импульс получили рыночные отношения. Постепенное укре-
пление экономики сопровождалось повышением значимости
индивидуального жилищного строительства, возобновлени-
ем интереса россиян к качеству и разнообразию проектных
решений жилья, к использованию в современной практике
— 5 —
лучших, проверенных временем архитектурных традиций.
По данным социологического опроса, проведённого ВЦИОМ1
в 2007 году, в разных регионах России преобладающая часть
респондентов2 при ответе на вопрос: «Если бы Вы могли вы-
бирать, в доме какого типа Вы бы хотели жить?» – отдава-
ла предпочтение малоэтажному индивидуальному жилому
дому3 (таблица 1).

Таблица 1
Результаты социологического опроса ВЦИОМ (2007 г.)
Федеральный округ

Дальневосточный
Северо-Западный
Центральный

Приволжский
Варианты ответа

Сибирский
Уральский
Южный

Многоквартирный
панельный дом
со стандартной
5,00 2,00 2,00 3,00 7,00 9,00 12,00
архитектурой
и квартирами
небольшой площади
Многоквартирный
кирпичный дом с
дополнительной
архитектурной 22,00 25,00 8,00 16,00 20,00 15,00 17,00
проработкой,
квартирами средней
площади
1
Всероссийский центр изучения общественного мнения.
2
1600 человек.
3
URL: http://wciom.ru/zh/print_q.php?s_id=152&qid=12781&date=03.06.2007.

— 6 —
Окончание таблицы 1
Федеральный округ

Дальневосточный
Северо-Западный
Центральный

Приволжский
Варианты ответа

Сибирский
Уральский
Южный
Многоквартирный
монолитный дом
с дополнительной
архитектурной 16,00 5,00 6,00 3,00 12,00 3,00 7,00
проработкой,
квартирами средней
площади
Малоэтажный
индивидуальный
жилой дом большой
площади «со всеми
44,00 57,00 67,00 62,00 33,00 60,00 47,00
удобствами»
и небольшим
прилегающим
участком земли
Другое 3,00 1,00 9,00 8,00 1,00 2,00 8,00
Затрудняюсь
11,00 10,00 8,00 8,00 27,00 11,00 9,00
ответить
Нет ответа 0,00 0,00 0,00 0,00 0,00 1,00 0,00
Итого 101 100 100 100 100 101 100

Сравнение этих результатов с данными опроса 2014 года,


когда респондентам задавался вопрос: «В каком доме Вы жи-
вёте?» (таблица 2)4 – позволяет увидеть, что повышенный
спрос на индивидуальные жилые дома продолжает находить-
ся в определённом противоречии с реальной ситуацией.
4
URL: http://wciom.ru/zh/print_q.php?s_id=966&q_id=66379&date=08.06.2014.

— 7 —
Таблица 2
Результаты социологического опроса ВЦИОМ (2014 г.)

Федеральный округ

Дальневосточный
Северо-Западный
Варианты

Центральный

Приволжский
ответа

Сибирский
Уральский
Южный
Многоквартирный
30,00 47,00 15,00 1,00 26,00 47,00 41,00
панельный дом
Многоквартирный
39,00 39,00 37,00 36,00 27,00 17,00 10,00
кирпичный дом
Многоквартирный
2,00 3,00 0,00 3,00 3,00 0,00 0,00
монолитный дом
Частный жилой дом 28,00 9,00 49,00 60,00 36,00 15,00 41,00
Другое 2,00 0,00 0,00 0,00 8,00 19,00 8,00
Затрудняюсь отве-
0,00 2,00 0,00 0,00 1,00 2,00 0,00
тить
Итого 100 100 101 100 101 100 100

Перечисленные обстоятельства позволили уточнить струк-


туру работы.
Первый раздел пособия посвящён обзору отечественной
и зарубежной истории проектирования и строительства мало-
этажных домов. В нём дана краткая информация о процессе
развития малоэтажного строительства и о формирования ти-
пов малоэтажных домов – индивидуальных или блокирован-
ных, в России и в ряде зарубежных стран.
— 8 —
Примеры проектирования малоэтажных жилых домов из-
вестными зодчими конца XIX – начала XXI веков рассматри-
ваются во второй части пособия.
Некоторые шедевры, созданные народными мастерами
или профессионалами, стали неотъемлемой частью мировой
культуры, классическими примерами интеграции традиций
и новых концепций, образцами реализации инновационных
подходов к архитектурному проектированию малоэтажного
жилья. Отдельным жилым зданиям придан статус объектов
культурного наследия, они вошли в учебники по истории
архитектуры как уникальные образцы определённых эпох,
а некоторые из них находятся под охраной государств или
международного сообщества (ЮНЕСКО). В пособие включе-
ны также новые сведения, которые стали доступны благодаря
цифровым технологиям. Анализ обширной научно-информа-
ционной базы позволил авторам наглядно продемонстриро-
вать специфику индивидуальной творческой манеры выдаю-
щихся архитекторов и показать, что каждое из произведений
рождалось под влиянием различных взаимосвязанных факто-
ров: индивидуальных эстетических представлений заказчика
о жилище, его экономических возможностей, уровня развития
строительных технологий, национальных традиций, местных
градостроительных условий и др.

— 9 —
ЧАСТЬ 1

ОЧЕРК ИСТОРИИ РАЗВИТИЯ


МАЛОЭТАЖНОГО ЖИЛИЩНОГО
СТРОИТЕЛЬСТВА
1.1. ИСТОРИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ
РАЗВИТИЯ АРХИТЕКТУРЫ ИНДИВИДУАЛЬНОГО
ЖИЛОГО ДОМА В РОССИИ

В России прототипом современного индивидуального жи-


лого дома были дома усадебного типа, получившие распро-
странение в XVII–XIX веках в результате трансформации тра-
диционных крестьянских жилищ, в которых интегрировались
жилые, хозяйственные и производственные функции. Рус-
ская крестьянская изба как неповторимый тип жилого дома
совершенствовался на протяжении столетий. Известно, что
уже в XV–XVI веках жилая архитектура отражала достаток
жителей: в основу домов бедных крестьян и городских ремес-
ленников был положен один прямоугольный сруб, а жилища
состоятельных владельцев представляли собой композицию
на подклете из нескольких срубов с лестницами и крыльцом,
соединённых сенями [8].
Долгие годы в России основным строительным материа-
лом, который использовался для строительства жилых зда-
ний, было дерево. Интересно, что уже в конце XVII века ста-
ли внедряться методы ускоренного строительства срубовых
домов, заимствованные в фортификационном деле. Срубы
изб можно было купить на базарах и в «лесных рядах». По-
сле демонтажа их перевозили на участок владельца, где вновь
собирали и проводили отделку фасадов и внутренних поме-
щений. Небольшие деревянные клети, крытые дранью, тёсом
— 11 —
или соломой, были преобладающим типом сельского жилого
дома даже в первой половине XIX века [8, 56].
В отличие от крестьянских жилищ жилые дома усадебно-
го типа были предназначены исключительно для размеще-
ния людей. Они располагались как в сельской местности, так
и в городах, и могли быть не только одноэтажными. Ещё в на-
чале XVII века у нас в стране появились предпосылки про-
фессионального массового проектирования и строительства
небольших малоэтажных жилых домов. Вероятно, одними
из самых ранних стали проекты каменного и брусяного до-
мов для Тобольска, разработанные в конце XVII века Семё-
ном Ульяновичем Ремезовым. В эти годы стал активно вне-
дряться тип дома, у которого нижний этаж был каменным,
а верхний – деревянным (рис. 1). Каменно-деревянные дома
стали самыми распространёнными в городах России вплоть
до середины XX века. Однако именно в XVII веке наметился
переход к строительству полностью каменных зданий. Основ-
ной причиной явились частые пожары. По градостроитель-
ным указам был введён запрет на строительство деревянных
домов по главным улицам, а простым жителям рекомендова-
лось строить мазанки или обкладывать деревянные здания
сырцовым кирпичом. Примеры жилых зданий этого времени,
у которых все этажи были каменными, сохранились в Пскове
(рис. 2).
В XVII веке стала проявляться тенденция функционально-
го зонирования домов по вертикали: нижний этаж – подклет
дома использовался как хозяйственный, здесь размещались
кладовые; второй этаж был предназначен для столовой и ком-
наты-кабинета хозяина; третий этаж отводился для жилых
комнат хозяйки и детей (рис. 3). К концу XVII века камен-
— 12 —
ные жилые дома стали более компактными, с уменьшенным
периметром, их композиция постепенно упрощалась, сени
стали напоминать коридор, уменьшилось значение входного
крыльца с лестницей, а в декоре зданий стали применяться
элементы западноевропейской архитектуры (рис. 4). В бога-
той купеческой среде получила распространение планировка
«глаголем», позволявшая выделять в особую зону помещения
для женщин [8, 58].
Процесс типологического совершенствования индивиду-
ального жилого дома массового типа активизировался в пер-
вой четверти XVIII века, когда в Россию были доставлены
альбомы-руководства из Голландии и Франции. В некоторых
из них, например, от Ле-Мюэ, предлагались решения домов
с садами и фонтанами, ориентированные на слои населения
с разным достатком. Отдельные проекты стали известны по-
сле перевода на русский язык трактата Джакомо да Виньолы,
изданного в 1709 и в 1712 годах [8, 56].
Важной вехой в развитии отечественного малоэтажного
строительства стала разработка архитектором Доменико Тре-
зини по поручению Петра I проектов «образцовых» жилых
домов для городов. Они должны были соответствовать тех-
ническим, противопожарным и эстетическим требованиям,
которые устанавливались в таких нормативных документах,
как «Инструкция о загородных домах и ассамблеях», разрабо-
танная лично Петром I, «Проект образцовой усадьбы» (арх.
Доменико Трезини) и «Дом для именитых» (арх. Жан-Батист
Леблон). При этом государство, бывшее основным заказчи-
ком, определило, что застройка должна дифференцироваться
по классово-сословному признаку будущих жителей. Были
разработаны варианты домов для «подлых» (солдат, рабочих,
— 13 —
мелких служащих, чиновников и т. д.) (рис. 5), для «зажиточ-
ных» (купцов) (рис. 6) и для «именитых» (дворян) (рис. 7).
Проекты «образцового» жилья сопровождались краткими по-
яснениями с указанием размеров участков и домов, а также
чертежами со схемами участков, планами домов и фасадами
с воротами. Решения были разными по стоимости, а, следова-
тельно, – и по планировке и архитектурному облику. Дома для
«подлых» и «зажиточных» строились, как правило, одноэтаж-
ными. Иногда в домах для «зажиточных» появлялся мезонин.
Дома для «именитых» были двухэтажными [44, 56]. В город-
ских условиях здания располагались в едином ряду по крас-
ным линиям, иногда – со смещением, которое было вызвано
формой участка [8]. Такие приёмы сделали застройку регу-
лярной. Фактически она стала первым опытом строительства
в России блокированных жилых домов.
В 1721 году процесс внедрения «образцовых» проектов
распространился на загородные территории. Были разработа-
ны проекты отдельно стоящих усадебных зданий с планиров-
кой прилегающих участков, рассчитанные на одну семью [56].
В 30–40-х годах XVIII века оформились две организаци-
онно-финансовые системы массового строительства – «част-
ное» (на средства индивидуальных владельцев) и «казённое»
(за счёт государственного или местного бюджета). В частном
секторе строительство нередко велось по индивидуальным
проектам, и тогда у архитекторов появлялась возможность
учесть предпочтения владельцев [56, 57].
Опыт «казённого» строительства в Петербурге постепенно
распространялся на другие русские города. К последней тре-
ти XVIII века новые проекты «образцовых» домов были ре-
комендованы для строительства в Москве, Новгороде, Пензе,
— 14 —
Симбирске, Смоленске, Угличе, Чебоксарах, а также в городах,
генеральные планы которых были подвергнуты градострои-
тельной реконструкции на основе принципов регулярности:
Алексине, Астрахани, Белгороде, Воронеже, Дорогобуже, Ка-
зани, Каргополе, Торжке и др. Эти разработки стали важным
приложением ко всем проектам перепланировки городов, сде-
ланным Комиссией Бецкого. Было рекомендовано использо-
вать несколько вариантов разработок каменных и деревянных
жилых зданий. После издания в 1785 году «Положения о горо-
дах» усилилась роль местных архитектурно-строительных ор-
ганов. Это привело к тому, что в конкретных городах «образцо-
вые» проекты стали приспосабливаться к местным условиям.
Планы обычных жилых домов, как правило, делились на два
продольных ряда анфиладных пространств. В них включались
парадные и жилые помещения, форма которых была близка
к квадрату. Кроме того, были предусмотрены варианты жилых
зданий с лавками [56]. Согласно мнению некоторых истори-
ков архитектуры именно в это время начинает формировать-
ся тип доходного городского жилого дома с квартирами для
найма в верхних этажах, и получают распространение жилые
дома с выделенной кухонно-хозяйственной зоной и индивиду-
альными помещениями для отдельных членов семьи (рис. 8).
Предположительно в эти же годы начинается использование
раздельных входов – парадного и чёрного [38, 41].
С начала XIX века комфортабельные многокомнатные го-
родские дома для одной семьи стали именоваться особняка-
ми. Индивидуальное проектирование использовалось редко:
в основном для разработки зданий дворцового типа.
В 1809–1812 годах архитектором Василием Петровичем
Стасовым была разработана и издана серия из пяти альбомов,
— 15 —
в которой было представлено около 200 вариантов фасадов
жилых, хозяйственных, промышленных, торговых и других
зданий и свыше 70 проектов заборов и ворот, носивших реко-
мендательный характер. В числе прочих были предложены ре-
шения для одноэтажных, одноэтажных с выделенным двухэ-
тажным центром, двухэтажных и трёхэтажных жилых зданий
(рис. 9). Принцип тиражирования становился более гибким,
что отражало общую тенденцию перехода инициативы строи-
тельства к частным лицам. Некоторые проекты одноэтажных
зданий были рассчитаны на возведение в загородных услови-
ях. Наряду с этим в Москве, пережившей пожар 1812 года, на-
чинается строительство дворянских и купеческих особняков
со строго установленными размерами и внешним оформлени-
ем, выполненными из определённых конструкций (рис. 10).
Постепенно жилые здания Москвы и Петербурга становятся
«примерами для подражания» в провинции. Однако часто ка-
мень заменяется штукатуркой по деревянному каркасу [8].
Последним периодом внедрения в архитектурную практи-
ку «образцовых» проектов, идея которых была разработана
в петровскую эпоху, стали 40–50-е годы XIX века. Специфика
этих проектов заключалась в том, что они, прежде всего, посвя-
щались регулированию фасадных решений городского жилья,
предназначенного для состоятельных слоёв населения. В мно-
гочисленных разработках середины 1840-х – начала 1850-х го-
дов происходит постепенный отказ от анфиладного построе-
ния помещений. Это отражается и в облике фасадов, которые
стали приспосабливаться к разнообразным планировочным
решениям зданий. Последним примером «образцовых» про-
ектов «обывательских домов» стали разработки, выпущенные
в 1855–1856 годах Главным управлением путей сообщения
— 16 —
и публичных зданий. В 1858 году в результате либерализации
государственного контроля над частным строительством по-
следние «образцовые» проекты малоэтажных жилых домов
постепенно перестали играть роль обязательных элементов си-
стемы регулирования застройки и превратились в своеобраз-
ные пособия по проектированию [56]. На первый план вышли
предпочтения частного состоятельного заказчика.
Во второй половине XIX века развитие научно-техниче-
ского прогресса в России оказало влияние и на строительную
сферу. Возникает большое количество акционерных обществ,
специализирующихся на возведении жилых зданий. Преоб-
ладающая часть из них находились в Москве и Петербурге.
В основном предлагалась собственная продукция – от проек-
та до его реализации, несмотря на то, что решения уже не со-
ответствовали новым инженерным возможностям.
Конец XIX века ознаменовался, прежде всего, типологиче-
скими экспериментами в архитектуре городского многоэтаж-
ного доходного дома, когда архитекторы испытывали влияние
историзма, эстетическую основу которого составляют преж-
ние представления об архитектуре.
В эти годы претерпел изменения и крестьянский дом. Вза-
мен единого общесемейного помещения стали применяться
отдельные комнаты, выделились кухня и горница. Развитие
промышленности вызвало необходимость строительства жи-
лья для рабочих, в том числе усадебного типа. Однако оно
было чрезвычайно простым, в виде традиционных крестьян-
ских изб [4, 8, 58].
В конце XIX – начале XX века стал использоваться желе-
зобетон, и внимание к нему совпало со временем расцвета
модерна, ярко проявившегося и в элитарном индивидуальном
— 17 —
жилищном строительстве. Несмотря на то, что новое стили-
стическое направление стало заметным явлением во многих
странах Европы5, именно в России были созданы выдающие-
ся образцы особняков в этом стиле (рис. 11).
В первые годы существования советского государства, когда
большие надежды возлагались на коллективные формы орга-
низации быта людей, интерес к проектированию и строитель-
ству малоэтажного жилья снизился. Тем не менее в начале 20-х
годов оно было самым распространенным в городах и рабочих
посёлках страны. Наиболее заметными стали эксперименты
в Москве (посёлки «Сокол», «АМО», «Красный богатырь»,
«Дукс») и на Апшероне (посёлок им. Ст. Разина). К проекти-
рованию привлекались лучшие архитекторы. Так, например,
индивидуальные и блокированные жилые дома в жилищном
кооперативе «Сокол» строились по проектам Николая Вла-
димировича Марковникова, а в посёлке «АМО» – по проекту
Ивана Владиславовича Жолтовского (рис. 12–14) [9].
В конце 1920-х годов Колхозцентр выпустил альбом про-
ектов для застройки сёл и деревень, в котором предлагались
проекты двух- и трёхквартирных жилых домов. В эти же годы
на селе преобладало традиционное деревянное строитель-
ство, иногда – с усовершенствованной планировкой жилой
зоны. Лишь в отдельных сельских поселениях Ленинград-
ской, Пензенской, Самарской, Симбирской и др. областей
были построены жилые дома из огнестойких и несгораемых
материалов, например, со стенами из пустотелых бетонных
блоков и с черепичной кровлей. Велось показательное стро-
5
Терминологические синонимы: «ар-нуво» во Франции и Бельгии, «сецессион»
в Австрии, «югендстиль» в Германии, «модерн-стайл» в Шотландии, «модернизмо»
в Испании.

— 18 —
ительство. Особое внимание было уделено индивидуальным
жилым домам для сельских специалистов. Для них стали
строить здания типа коттеджей [9].
Временем поисков в области малоэтажного жилищного
строительства стали 1930-е годы. В начале 1930-х годов повы-
шенное внимание уделялось использованию местных матери-
алов, и были разработаны типовые проекты быстровозводи-
мых деревянных малоэтажных домов из деталей заводского
изготовления. Для этого создавались специальные производ-
ства и проводилось экспериментальное строительство. Было
определено, что существуют типологические отличия между
сельскими и городскими домами. Даже в середине 1930-х
в провинции отдавалось предпочтение традициям крестьян-
ской избы, и архитекторы стали соединять народные приёмы
(сруб на подклете) с современными технологиями и деталя-
ми (каркасно-панельная конструкция, террасы). В 1935 году
Наркомземом и Сельхозпроектом был обобщён и представ-
лен в «Альбоме колхозных жилищ» опыт малоэтажного жи-
лищного строительства. В конце 1930-х годов в СССР были
созданы первые общегосударственные типовые проекты для
малоэтажного строительства. Они ещё не были серийными,
но в каждом преследовалась цель разработки наиболее эконо-
мичного планировочного и конструктивного решения. С це-
лью адаптации этих предложений к местным условиям вво-
дились поправки на толщину стен и чердачных перекрытий.
Эксперимент оказался неудачным, так как были недооценены
специфика уклада жизни населения, разнообразие климати-
ческих процессов и эксплуатационно-хозяйственные особен-
ности. Качество проектных решений одноквартирных жилых
домов улучшилось после проведения Союзом архитекторов
— 19 —
ряда открытых республиканских конкурсов, в результате ко-
торых были одобрены проекты для средней полосы, для Се-
верного Кавказа, для Южного Крыма и для некоторых других
районов. В этих предложениях было увеличено количество
жилых комнат и бытовых помещений, сокращались размер
и количество подсобных и хозяйственных построек [9].
В послевоенные годы индивидуальное жилищное строи-
тельство стало развиваться, прежде всего, в сельской мест-
ности. При восстановлении разрушенных сёл и деревень ис-
пользовались в основном обычные деревянные избы. Лишь
в некоторых случаях, например, в Белоруссии, к концу 1940-
х годов стали применять кирпич. В начале 1950-х годов при
строительстве отдельных новых сёл и деревень стали реали-
зовывать проекты жилых домов, предназначенные для рабо-
чих посёлков. При этом низкая плотность сельской застройки
и, как следствие, нерентабельность прокладки инженерных
коммуникаций не позволяли обеспечить людей необходимы-
ми удобствами. Поэтому включённые в структуру домов са-
нузлы были большой редкостью. Несмотря на преобладание
индивидуального проектирования, постепенно развивалось
индустриальное домостроение. Для него были разработаны
новые технологии с применением местных строительных
материалов, в частности каркасные дома с заполнением
из твёрдопрессованных соломенных плит, а также с кровлей
из гончарной или цементно-известковой черепицы. Получи-
ли распространение блокированные двухквартирные дома
с мансардами. При разработке архитектурных решений зда-
ний в разных частях СССР стали активнее внедрять элементы
народного зодчества, а также региональные приёмы плани-
ровки и декоративного оформления [9].
— 20 —
С конца 1950-х годов у нас в стране решалась задача предо-
ставления каждой семье отдельной квартиры. Индустриали-
зации строительства осуществлялась на основе минимизация
нормативных параметров, и в связи с этим в 60-е годы XX века
малоэтажный жилой дом в СССР перестал использоваться для
застройки городов и перешёл в разряд жилья для работников
аграрного производства [82]. Одним из немногих исключе-
ний стали группы двухэтажных блокированных жилых до-
мов в Ташкенте, пережившем разрушительное землетрясение
1966 года [9]. Объединённые общими дворами, эти дома стали
частью района с преимущественно многоэтажной застройкой.
Постепенно сельские малоэтажные дома стали строиться
с учётом региональной специфики. Были разработаны много-
численные типовые и экспериментальные проекты зданий
с использованием деталей заводского изготовления. При этом
нормы, введённые в 1958 году, предусматривали сокращение
минимальных площадей комнат, кухонь и других подсобных
помещений, а в итоге и общей площади жилых ячеек, умень-
шение высоты помещений, устройство совмещённых сануз-
лов и наличие проходных жилых пространств [9].
Особняки и блокированные дома стали частью серийных
разработок уже в середине 1960-х годов. Некоторые зональные
институты занимались проектированием односемейных двух-
пятикомнатных жилых домов из местных материалов с опти-
мизированными системами отопления. Были предусмотрены
общие комнаты площадью от 17 м2 до 22 м2, кухни-столовые,
холодные кладовые, веранды. Со временем стало возрождать-
ся строительство жилых домов по индивидуальным проектам.
Подсобно-хозяйственным корпусам и помещениям, особенно
в пригородных зонах, стала отводиться меньшая площадь, что
— 21 —
было вызвано изменением общего подхода к планировке сёл:
они стали укрупняться, жилая застройка приобретала город-
ские черты, становилась более плотной, благоустроенной, ин-
женерно оснащённой. К концу 1960-х годов в СССР (РСФСР,
Украина, республики Прибалтики и Средней Азии) были про-
ведены первые эксперименты по строительству блокирован-
ных домов с квартирами в двух уровнях и с двумя выходами
на территорию. Изменение норм и приоритеты типового про-
ектирования сдерживали творческие поиски новых подходов
к повышению композиционных качеств зданий. Несмотря
на это, приобретённый опыт строительства посёлков нового
типа позволил осознать необходимость целесообразно обосно-
ванного проектирования и строительства с учётом конкретных
условий – природных, экономических, транспортных и др.,
а также сложившихся традиций и уклада жизни. Именно в эти
годы у нас в стране односемейные и блокированные дома впер-
вые стали строиться с плоскими крышами, а в массовое стро-
ительство внедрили использование декора из гальки, щебня
и дерева (рис. 15, 16) [9].
В самом конце XX века смена социально-экономических
условий отразилась в России и в архитектуре малоэтажных
жилых домов. Разработке и внедрению новых проектных под-
ходов способствовал пересмотр норм проектирования, в ко-
торых стала учитываться имущественная дифференциация
общества и форма собственности. В итоге это привело к за-
метному увеличению типологического многообразия жилья
[31, 39, 42, 43, 61, 81].

— 22 —
Приложение 1.1

Рисунки к п. 1.1
«ИСТОРИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ РАЗВИТИЯ
ИНДИВИДУАЛЬНОГО ЖИЛОГО ДОМА В РОССИИ»

— 23 —
РИС. 1. ПСКОВ, ДОМ ЖУКОВОЙ, XVII в.
[http://spegalsky.narod.ru/biblioteka/gr_arch_psk/period_3.html]

РИС. 2. ПСКОВ, ЖИЛОЙ ДОМ МЕНШИКОВЫХ, СЕРЕДИНА XVII в.


[58, С. 233]

РИС. 3. ПСКОВ, ДОМ ЛАПИНА, ПЕР. ПОЛОВИНА XVII в.


[58, С. 229]

— 24 —
РИС. 4. ПЛАНЫ КОМПАКТНЫХ ЖИЛЫХ ДОМОВ.
[58, С. 270]

РИС. 5. ПЕТЕРБУРГ, АРХ. Д. ТРЕЗИНИ,


ПРОЕКТ ОБРАЗЦОВОГО ДОМА ДЛЯ «ПОДЛЫХ», 1714 г.
[8, С. 160]

РИС. 6. ПЕТЕРБУРГ, АРХ. Д. ТРЕЗИНИ,


ПРОЕКТ ОБРАЗЦОВОГО ДОМА ДЛЯ «ЗАЖИТОЧНЫХ», 1714 г.
[8, С. 160]

— 25 —
РИС. 7. ПЕТЕРБУРГ, АРХ. Ж.-Б. ЛЕБЛОН,
ПРОЕКТ ОБРАЗЦОВОГО ДОМА ДЛЯ «ИМЕНИТЫХ», 1714 г.
[8, С. 160]

РИС. 8. ПЛАНЫ ЖИЛЫХ ДОМОВ


С ВЫДЕЛЕННЫМИ ПАРАДНЫМИ И ЖИЛЫМИ ЗОНАМИ.
[58, С. 233, 268]

РИС. 9. ОБРАЗЦОВЫЕ ПРОЕКТЫ ЖИЛЫХ ДОМОВ


В РОССИИ КОНЦА XVIII – НАЧАЛА XIX в.
[8, С. 262]

— 26 —
РИС. 10. ДВОРЯНСКИЕ ДОМА ВТОРОЙ ПОЛОВИНЫ XVIII в.
[http://kannelura.info/?p=12100]

РИС. 11. МОСКВА, АРХ. Л. КЕКУШЕВ, ВТОРОЙ ДОМ


КЕКУШЕВА, УЛ. ОСТОЖЕНКА, Д. 21/25, 1903 г.
[http://kannelura.info/?p=10912]

— 27 —
РИС. 12. МОСКВА, ПОСЁЛОК «СОКОЛ», 1920-1930 гг.

— 28 —
РИС. 13. МОСКВА, АРХ. И. ЖОЛТОВСКИЙ,
ЖИЛОЙ ДОМ РАБОЧЕГО ПОСЁЛКА «АМО», 1923 г.
[9, С. 84]

РИС. 14. НИЖЕГОРОДСКАЯ ОБЛАСТЬ, С. СОРМОВО,


АРХ. Г. БАРХИН, ЖИЛОЙ ДОМ ДЛЯ РАБОЧИХ
ПРИ ГИДРОЭЛЕКТРОСТАНЦИИ, 1924 г. (КОНКУРСНЫЙ ПРОЕКТ).
[http://img-fotki.yandex.ru/get/9329/1771339.212/0_bea1a_c30be7f0_orig]

— 29 —
РИС. 15. УССР, С. МОРИНЦЫ, АРХ. В. ОРЕХОВ, Ю. ПАНЬКО,
ЖИЛЫЕ ДОМА, 1964 г.
[9, С. 683]

РИС. 16. ЭСТОНСКАЯ ССР, СОВХОЗ «ВИННИ», ДВУХЭТАЖНЫЕ


БЛОКИРОВАННЫЕ ЖИЛЫЕ ДОМА В ДВУХ УРОВНЯХ, 1960 г.
[9, С. 694]

— 30 —
КОНТРОЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ К П. 1.1

1. Какой тип малоэтажного жилища был в России тради-


ционным до XVII века, и какой материал чаще всего ис-
пользовался для такого строительства? Можно ли счи-
тать усадебный дом, сложившийся к концу XIX века,
прототипом современного индивидуального жилого
дома? В чём принципиальное отличие русского тради-
ционного крестьянского жилища от жилых домов уса-
дебного типа?
2. Когда у нас в стране появились предпосылки професси-
онального массового проектирования и строительства
небольших малоэтажных жилых домов?
3. Какие малоэтажные дома стали самыми распространён-
ными в городах России вплоть до середины XX века,
и когда у нас в стране наметился переход к строитель-
ству полностью каменных зданий?
4. В чём особенности функционального зонирования жи-
лых домов по вертикали, наметившегося в XVII веке?
5. Когда и в чём стало проявляться западноевропейское
влияние на архитектуру малоэтажного жилья в России?
6. Предусматривался ли в XVIII веке проектами индиви-
дуального жилого дома массового типа учёт достатка
домовладельцев? Приведите примеры.
7. Каким требованиям должны были соответствовать про-
екты «образцовых» жилых домов для городов России,
строившиеся с первой половины XVIII века, и какие
— 31 —
основные типы были разработаны? Распространил-
ся ли опыт внедрения «образцовых» проектов на заго-
родные территории?
8. Какие две организационно-финансовые системы мас-
сового строительства сформировались в 30–40-х го-
дах XVIII века, и как это повлияло на особенности
функционального зонирования российского малоэтаж-
ного жилого дома в конце XVIII века?
9. Здания какой этажности использовались в нача-
ле XIX века в России для жилищного строительства,
и применялись ли в эти годы градостроительные и ар-
хитектурные регламенты?
10. Какие новшества в планировке и решении фасадов
частного жилого дома стали вводиться в середи-
не XIX века?
11. Когда и почему «образцовые» проекты малоэтажных
жилых домов перестали играть роль обязательных эле-
ментов системы регулирования застройки?
12. Почему и где у нас в стране появились первые призна-
ки индустриализации малоэтажного жилищного стро-
ительства?
13. Для каких категорий населения использовалась мало-
этажная жилая застройка в конце XIX века, и в чём за-
ключалось отличие проектных подходов?
14. Какой тип малоэтажного жилого дома стал самым рас-
пространённым в городах и рабочих посёлках страны
в начале 1920-х годов?
15. Какие эксперименты при проектировании малоэтажно-
го жилья проводились в 1930-е годы?

— 32 —
16. Когда и почему в СССР общегосударственные типо-
вые проекты для малоэтажного строительства стали
адаптироваться к местным условиям? Учитывались ли
в довоенное время при разработке проектных решений
одноквартирных жилых домов специфика уклада жиз-
ни населения и эксплуатационно-хозяйственные осо-
бенности?
17. В каких населённых пунктах получили распростране-
ние индивидуальные жилые дома после Великой Оте-
чественной войны? Какие новые технологии и приёмы
использовались при проектировании малоэтажных жи-
лых домов в разных частях СССР?
18. Какой процесс стал причиной полного отказа от инди-
видуального жилищного строительства в советских го-
родах?
19. Когда после Великой Отечественной войны у нас
в стране стало возрождаться строительство жилых до-
мов по индивидуальным проектам, и где были проведе-
ны первые эксперименты?
20. Какие изменения принципов проектирования малоэ-
тажного жилья произошли в России в результате соци-
ально-экономических преобразований конца XX века?

— 33 —
1.2. РЕТРОСПЕКТИВНЫЙ ОБЗОР
ЗАРУБЕЖНОГО ОПЫТА
ПРОЕКТИРОВАНИЯ И СТРОИТЕЛЬСТВА
МАЛОЭТАЖНОГО ЖИЛЬЯ

Совершенствование типологии малоэтажных жилых до-


мов было неотъемлемой частью развития архитектуры
во всех цивилизованных государствах. Передовой опыт от-
дельных стран оказал существенное влияние на формирова-
ние современных подходов к проектированию этих объектов
в России. Изучение достижений зарубежных архитекторов
стало составной частью развития представлений о много-
образии типов индивидуального и блокированного жилища,
о необходимости использования как дифференцированного,
так и унифицированного подходов в проектировании. В пред-
ставленных ниже материалах обобщены наиболее значимые
вехи проектирования и строительства малоэтажного жилья
за рубежом.
В XVII веке в Италии основным типом комфортабельного
жилого дома становится палаццо – многоэтажный дворец для
знатных горожан. Его типологические особенности сформи-
ровались под влиянием работ выдающихся мастеров эпохи
позднего Возрождения – Микеланджело и Виньолы, после-
дователи которых – Фламинио Понцио, Джиованни Фонта-
на, Карло Мадерна и другие использовали в плотной город-
ской среде периметральную схему с внутренним двором.
— 34 —
В то же время за городом на смену сравнительно скромным
ансамблям XVI века приходит барочный тип виллы для со-
стоятельных владельцев, важнейшим элементом которой был
обширный сад, расположенный на горном склоне. В ряде слу-
чаев архитекторам удавалось сочетать достоинства двух схем
(рис. 17) [33].
Эта культурная традиция Италии оказала сильное влияние
на формирование дворцово-парковых комплексов во Фран-
ции. Наряду с ними основным типом французского городско-
го дома для знати в XVII–XVIII веках становится так назы-
ваемый «отель» – компактный двух-трёхэтажный жилой дом
с чертами дворца, расположенный на участке между двором,
совмещавшим парадное и хозяйственное назначение, и са-
дом (рис. 18). Дома рядовых горожан были традиционными:
на первом этаже размещались лавки, а на втором – жилые
помещения. Благодаря Франсуа Мансару обязательными эле-
ментами отелей становятся вестибюль и парадная лестница,
и для размещения жилых помещений начинает использовать-
ся чердачное пространство – мансардный этаж. Во второй по-
ловине XVII века отели становятся асимметричными, со сме-
щением жилых помещений и хозяйственных служб в разные
относительно главного фасада стороны (рис. 19). К середи-
не XVIII века в отелях аристократов была усовершенствована
планировка: увеличились размеры жилых помещений, для их
связи стала использоваться коридорная система, появились
разные входы для хозяев и прислуги. Одним из новшеств ста-
ли комфортные ванные и уборные, оборудованные простыми
системами водопровода и канализации. Постепенно развива-
ется и хозяйственная зона (рис. 20). В ней могли располагать-
ся даже конюшни. Во второй половине XVIII века на смену
— 35 —
отелям приходят компактные комфортабельные особняки
с внутренними дворами-садами, фасады которых выстраи-
ваются по красной линии. Основу их композиции составляет
большой холл, рядом с которым группируются жилые ком-
наты (рис. 21). Формы барокко постепенно уступают место
классицистическим [33].
В XIX веке французское жилище для состоятельных слоёв
населения, прототипом которого был отель, постепенно утра-
чивает актуальность. Наиболее популярными становятся ком-
пактные городские особняки и загородные виллы, в которых
комфорт подчинялся требованиям заказчика. В особняках
основные жилые пространства размещались в здании, глав-
ный фасад которого выходил на улицу, а во внутренний двор
в глубине участка были перенесены хозяйственные построй-
ки (рис. 22). Виллы строятся по индивидуальным проектам,
теперь их планировка более сложная, с изрезанной фасадной
линией. Часто используются террасы, на которые ведут на-
ружные лестницы [33].
В европейской архитектуре уже в середине XVIII века ста-
ло ощутимым противостояние типологических приёмов двор-
цовой архитектуры Франции и буржуазного жилого дома, ха-
рактерного для Англии, Голландии и США. В этих странах
были созданы социально-экономические предпосылки для
формирования дома-коттеджа – жилья, предназначенного для
среднего класса [33].
Заслуживают внимания рациональные архитектурные тра-
диции, сложившиеся в жилищном строительстве Голландии,
которая всегда испытывала дефицит территориальных ре-
сурсов. Здесь узкие дома традиционно вытягиваются вглубь
участков. По аналогии с ними в 1671 году в Амстердаме стали
— 36 —
строить муниципальные жилые дома для сдачи внаём ткачам-
ремесленникам. В парно сблокированных зданиях нижние
этажи были запроектированы жилыми, а наверху располага-
лась мастерская (рис. 23) [33].
В Англии даже в XVI веке жилые дома в городах строились
с применением дерева, предпочтение отдавалось фахверко-
вым конструкциям. С древнейших времён основным, тради-
ционным типом английского жилого дома был так называе-
мый «холл» – дом с одним большим залом для всех членов
семьи. Даже после отказа от дерева в развитии этой традиции
в городских и загородных усадьбах привилегированных дво-
рян в XVII веке личные помещения стали располагать вокруг
небольшого внутреннего двора, который по мере усовершен-
ствования строительных технологий трансформировался
в перекрытый холл, иногда двусветный. К концу XIX – нача-
лу XX века традиции создания домов с холлами нашли про-
должение в модернизированном городском и загородном жи-
лье для буржуазии, технической интеллигенции и деятелей
искусств, искавших приемлемые для жизни условия вдали
от заводов и фабрик. В этих особняках, однако, использова-
лись более свободные, асимметричные схемы группировки
вокруг холла небольших жилых пространств и коридоры
для связи с хозяйственными помещениями. Примыкающие
к зданию замкнутые или полузамкнутые дворы также стали
необходимыми атрибутами комплексов (рис. 24). Внешний
облик таких жилищ, как правило, отражал тенденции архи-
тектурной моды конкретного периода – с последовательным
движением от палладианства к историзму, который отдавал
предпочтение готическим мотивам [33]. Историки архитек-
туры полагают, что наряду с этим именно в Англии появи-
— 37 —
лись предвестники стиля модерн. Знаковым стало здание,
которое было построено в 1859 году по проекту архитекто-
ра Филиппа Уэбба недалеко от Лондона – особняк Уильяма
Морриса «Красный дом». Его асимметричную композицию
определила функция, и на фасадах не использовался декор
(рис. 25) [5].
В результате промышленной революции параллельно раз-
витию элитного жилья уже в первой половине XIX века про-
исходило формирование нового типа индивидуальных домов
для рабочих. Расселение этой категории людей в 1875 году
было подкреплено законопроектом об улучшении для них
жилой застройки. В итоге было построено несколько посёл-
ков (кварталов) с «упорядоченной» планировкой, где, поми-
мо возведения длинных однорядных блокированных зданий,
которые стали альтернативой трущобам, строились дома, со-
стоявшие из двухуровневых квартир, примыкающих с двух
сторон к продольной разделяющей стене («back-to-back»).
В то же время в посёлках, расположенных в предместьях
крупных промышленных центров Англии, началось строи-
тельство индивидуального жилья для квалифицированных
рабочих. Именно эти дома получили название коттеджей.
Для удешевления строительства иногда дома блокирова-
лись, а на первом этаже создавался узкий разрыв для прохода
на приусадебный участок (рис. 26) [4].
Проектные решения всех этих типов жилья, предназначен-
ных как для элиты английского общества, так и для рабочих,
объединял принцип функционального зонирования: нижний
этаж служил местом размещения общих пространств семьи,
а на втором, верхнем, располагались личные помещения. Зда-
ния строились из местных строительных материалов с при-
— 38 —
менением усовершенствованных технологий каменной клад-
ки. Конструкция крыши всегда была скатной. Композиция
фасадов отличалась хорошими пропорциями, сомасштабно-
стью крупных частей и деталей. Перед домами часто устраи-
вались небольшие озеленённые палисадники (рис. 27). В ито-
ге различные интерпретации английского индивидуального
и блокированного жилого дома оказали влияние на развитие
архитектуры малоэтажного жилья во многих других странах.
Постепенно они стали международным эталоном жилья для
среднего класса [4]. Наибольший вклад в развитие архитек-
туры малоэтажных жилых домов внесли такие английские
архитекторы, как Ричард Норман Шоу, Филипп Уэбб и Чарлз
Френсис Эксли Войси [78].
Следует обратить внимание на то, что и во Франции до-
вольно рано – с XVIII века на средства филантропов, госу-
дарства, а впоследствии и крупных промышленников, наряду
с особняками и виллами в городских предместьях появляют-
ся блокированные жилые дома с типовыми планами и общей
фасадной линией (рис. 28). В этой стране начинается также
и строительство жилья для расселения рабочих с условием
последующего выкупа. Во второй половине XIX века было
реализовано несколько проектов благоустроенных посёлков
с малоэтажной кирпичной застройкой. Основным типом жи-
лья в них стали одно- или двухэтажные блокированные дома,
в том числе «back-to-back». В двух- или трёхкомнатных квар-
тирах были предусмотрены уборные, электричество, подвалы.
На участках устраивались небольшие сады. Имеются сведе-
ния о строительстве в 1871 году в Гавре двух групп двухэтаж-
ных кирпичных домов с квартирами площадью 35 м 2 и с при-
усадебными участками площадью 100 м 2 [4].
Во второй половине XIX – начале XX веков во Франции
под воздействием приёмов, характерных для шато Германии
и Швейцарии, а также для коттеджей Англии, трансформиру-
ется и архитектура малоэтажных жилых домов для крупной
и средней буржуазии. В отдельные исторические периоды пред-
местья застраивались домами, построенными по рациональ-
ным и во многом схожим объёмно-планировочным схемам [4].
Перед Первой мировой войной во Франции были сфор-
мированы первые общественные объединения по строитель-
ству дешёвого жилья (рис. 29). Постепенно этот подход эво-
люционировал: в 1920-е годы появились дома с умеренной
квартирной платой, а в 1930-е годы – жилище улучшенного
типа. Наряду с ними в межвоенное время в стране были про-
ведены архитектурные эксперименты по строительству до-
мов и вилл, проектированием которых занимались Ле Кор-
бюзье, Андрэ Люрса и другие прогрессивные французские
архитекторы, творчество которых стало прорывом в новую
архитектурную эпоху. В эти же годы во Франции начал рабо-
тать талантливый архитектор и инженер Жан Пруве, который
предложил конструкцию стены-мембраны и ввёл в практику
типовые сборные односемейные здания из алюминия и стек-
ла. К 1960-м годам усовершенствования позволили комбини-
ровать в проектах сталь, алюминий, дерево и изолирующие
материалы. Однако к этому времени типологические приори-
теты во Франции были отданы многоэтажному жилищному
строительству, которое в большей степени соответствовало
задачам урбанизации [7].
В Соединённых Штатах Америки, переживших ещё в се-
редине XIX века гражданскую войну, необходимость реше-
ния жилищной проблемы была вызвана резко возросшим
— 40 —
притоком иммигрантов. Особый размах приобрело жилищ-
ное строительство в сельскохозяйственных штатах страны.
Сведение лесов для целей строительства и деревообработки
и, как следствие, дефицит древесины стали стимулом к изо-
бретению принципиально новой каркасной деревянной кон-
струкции для массового малоэтажного строительства – «бэ-
лун фрейм»6. Другим распространённым в 1870–1890-е годы
типом жилых зданий, проекты которых разрабатывались про-
фессиональными архитекторами для состоятельных людей,
стали дома «гонтового стиля». Их особенностью была ярус-
ная конструкция: первый этаж выполнялся в камне, а верх-
ний – из оштукатуренных фасадных брусьев, облицованных
гонтом – деревянными пластинками, которые напоминают
черепицу. Отсутствие мелких деталей придавало этим домам
лаконичный и внушительный облик. Сложная планировка
была аналогична той, которая применялась в поздних при-
мерах английских холлов, но общие пространства были зна-
чительно больше, чем в английских прототипах. Этот приём
был своеобразным отголоском колониального стиля и оказал
вдохновляющее влияние на архитектуру малоэтажных жилых
зданий Америки более поздних периодов (рис. 30). Под влия-
нием японской культуры и английского движения «Искусства
и ремёсла» некоторые архитекторы США (Фрэнк Ллойд Райт,
братья Генри и Чарлз Самнер Грин и др.) предложили новую
трактовку усадебных домов для среднего класса. Здания при-
обрели романтические черты жилищ первых поселенцев: го-
ризонтальную композицию, деревянный каркас, нависающие
крыши и спальные террасы. Фактически был сделан первый
шаг к лаконизму современной архитектуры (рис. 31) [4, 73].
6
От англ. «balloon frame construction».

— 41 —
По окончании Первой мировой войны дефицит жилья воз-
ник и в странах Западной Европы. В Великобритании возоб-
новилось строительство небольших поселений, где возрож-
дались традиции городов-садов начала XX века. В 20–30-е
годы XX века идея города-сада продолжала оказывать суще-
ственное влияние на развитие застройки и в других странах.
В частности во Франции, вокруг Парижа было построено
около двух десятков посёлков и городков, основным типом
жилых зданий в которых были малоэтажные [7].
В Великобритании малоэтажные жилые дома с небольши-
ми приусадебными участками – одноквартирные коттеджи
и блокированные таунхаусы, – стали ведущим типом застрой-
ки на долгие десятилетия. При их возведении внедрялись
новые строительные методы: кроме традиционного кирпича,
в качестве стенового материала использовался лёгкий бетон,
блоки, каркасные конструкции с заполнением. Внешний об-
лик зданий отражал достаток владельцев: простоте жилищ
для рабочих было противопоставлено обращение к эклектике
конца XIX – начала XX веков при проектировании домов для
среднего класса. Лишь во второй половине 1920-х годов по-
явились первые образцы новых стилей, закреплённые в твор-
честве Петера Беренса и Максвелла Фрая, а к 1930-м годам
в малоэтажных жилых зданиях стали применять железобе-
тонные детали [7].
В годы, предшествовавшие Второй мировой войне, значи-
тельное влияние на ведущих мастеров Западной Европы, на-
ряду с экспериментами советских конструктивистов, оказало
творчество голландской художественной группы «Cтиль»7,
объединившей художников (Тео ванн Дусбург, Пит Мондриан
7
От нидерл. «De Stijl».

— 42 —
и др.), архитекторов (Якоб Йоханнес Питер Ауд, Геррит Томас
Ритвелд и др.), скульпторов и поэтов (рис. 32).
В Германии в течение первой половины XX века архи-
тектура малоэтажных жилых зданий развивалась в двух ос-
новных направлениях – традиционном и рационалистиче-
ском. Очагами нового – функционального архитектурного
подхода – стали художественно-промышленная школа Бау-
хауз, а также Немецкий производственный союз Веркбунд8,
объединивший промышленников и проектировщиков. Здесь
работали архитекторы, опиравшиеся на новые технологиче-
ские возможности и ставшие родоначальниками современной
архитектуры (Анри ван де Вельде, Вальтер Гропиус и др.).
Опытной площадкой прогрессивных идей оказался рабочий
посёлок Вайсенхоф в Штутгарте, где в результате проведён-
ного в 1927 году конкурса были построены здания по проек-
там Людвига Мис ван дер Роэ, Ле Корбюзье, Бруно Таута,
Петера Беренса, Ганса Шаруна и других выдающихся зодчих
(рис. 33) [95].
Уже после Второй мировой войны в Великобритании для
оптимизации плотности застройки начали использовать со-
четание малоэтажного и многоэтажного жилья. Например,
в 1950-е годы при строительстве микрорайона Роэмптон в его
структуру, наряду с десяти-одиннадцатиэтажными зданиями,
были включены двухэтажные дома для многодетных семей
и одноэтажные дома для престарелых (рис. 34). Тем не менее
в 60-е годы XX века индивидуальные жилые дома из-за до-
роговизны уступили первенство двух-трёхэтажным блокиро-
ванным таунхаусам с небольшими приусадебными участками
площадью 80–100 м 2 [7].
8
От нем. «Deutscher Werkbund».

— 43 —
В послевоенные годы отдельные эксперименты по оптими-
зации проектных решений сельского жилого дома проводи-
лись и во многих странах Восточной Европы, где осваивались
индустриальные методы, предполагающие использование
местных строительных материалов. Так, например, в Болга-
рии в конце 1940-х – начале 1950-х годов было проведено не-
сколько конкурсов на типовые проекты из деталей заводского
изготовления. В результате удалось выявить необходимость
сохранения национальных традиций, в частности так назы-
ваемой «дневны» – аналога общей для всей семьи комнаты,
которую не смогла заменить кухня-столовая с совмещени-
ем функций. В ГДР в конце 1950-х годов получили распро-
странение типовые проекты индивидуальных и спаренных
трёх-четырёхкомнатных жилых домов. В ряде случаев в них
предусматривались помещения для стирки и приготовления
корма для скота. В Чехословакии и Югославии малоэтажная
застройка использовалась и в городах. Так, например, в Праге
был построен жилой район Солидаритата, основным типом
зданий в котором стали блокированные жилые дома с квар-
тирами-мезонетами, а в Загребе блокированная застройка
террасного типа позволила эффективнее осваивать участки
со сложным рельефом. В этих же странах уже в конце 1960-
х – начале 1970-х годов гораздо большее внимание стало уде-
ляться проектированию по индивидуальным заказам [6].
В 1945 году в США начался многолетний эксперимент
по программе «Case Study», продлившийся до середины
1960-х годов. Его целью стало создание образцов недорогого
жилья, соответствующего новым, современным технологи-
ческим возможностям архитектуры. К проектированию де-
монстрационных зданий были привлечены Ричард Нойтра,
— 44 —
Чарльз и Рэй Имс, Пьер Кёниг, Ээро Сааринен и другие ар-
хитекторы. Во всех случаях особое внимание уделялось при-
родным особенностям территории. В проектных решениях,
отличавшихся логичным функциональным зонированием,
предлагалось использовать для строительства современные
материалы – бетон, металл, стекло. Построенные жилые дома
отличались гармоничным слиянием внешнего и внутреннего
пространств. Несмотря на то, что не все проекты были ре-
ализованы, а некоторые построенные здания не полностью
соответствовали первоначальной концепции, штат Калифор-
ния в середине XX века стал эпицентром модернизма – веду-
щего направления развития архитектуры в конце XX – нача-
ле XXI веков (рис. 35) [88].
На рубеже XX и XXI веков особое внимание стало уде-
ляться системному решению социальных и экологических
проблем. В результате их осмысления наметился переход
к внедрению принципов устойчивого развития, провозгла-
шённых ООН в качестве ведущих ориентиров глобальной
стратегии жизнедеятельности [14], стали совершенствовать-
ся стандарты проектирования и строительства. Типология
малоэтажных жилых домов получила новые импульсы для
улучшения качества проектных решений. Усовершенствова-
ние состава и принципов взаимодействия функциональных
зон и помещений проявилось в более разнообразных формах
пространственной интеграции функций. Во многих странах
мира проектировщики стали активно внедрять ресурсосбе-
регающие технологии, и постепенно от отдельных экспери-
ментов по возведению энергоэффективных зданий перешли
к проектированию энергоэффективных посёлков [15]. Новые
ориентиры привели к усложнению системы факторов, влияю-
— 45 —
щих на разработку проектных решений малоэтажных жилых
зданий. Это обстоятельство позволяет сделать вывод о том,
что современный период развития архитектуры требует осо-
бого, более подробного рассмотрения за рамками представ-
ленного пособия.
Приложение 1.2

Рисунки к п. 1.2
«РЕТРОСПЕКТИВНЫЙ ОБЗОР ЗАРУБЕЖНОГО ОПЫТА
ПРОЕКТИРОВАНИЯ И СТРОИТЕЛЬСТВА
МАЛОЭТАЖНОГО ЖИЛЬЯ»
РИС. 17. ИТАЛЬЯНСКИЕ ВИЛЛЫ XVII в.
[33, С. 73, 99]

РИС. 18. ПАРИЖ, АРХ. Ф. МАНСАР, ОТЕЛЬ КАРНАВАЛЕ, 1636 г.


[33, С. 124]

— 48 —
РИС. 19. ПАРИЖ, АРХ. Л. ЛЕВО, ОТЕЛЬ ЭЗЕЛЕН, 1642 г.
[33, С. 152]

РИС. 20. ПАРИЖ, АРХ. Ж. КУРТОН, ОТЕЛЬ МАТИНЬОН, 1726 г.


[33, С. 168]

РИС. 21. ПАРИЖ, АРХ. СУФФЛО, ОТЕЛЬ ЭПИНАЙ В СО,


ВТОРАЯ ПОЛОВИНА XVIII в.
[33, С. 177]

— 49 —
РИС. 22. ПАРИЖ, АРХ. КОНСТАНТЕН,
ОТЕЛЬ МАРС КВАРТАЛА НОВЫЕ АФИНЫ, 1819–1821 гг.
[33, С. 194]

РИС. 23. АМСТЕРДАМ, РЯДОВОЙ ДОМ, XVII в.


[33, С. 444]

РИС. 24. ДОМА-ОСОБНЯКИ СЕРЕДИНЫ XIX в.


[4, С. 150]

— 50 —
РИС. 25. ВЕЛИКОБРИТАНИЯ, КЕНТ, АРХ. Ф. УЭББ,
ДОМ МОРРИСА, 1859 г.
[4, С. 151]

РИС. 26. ПОРТ-САНЛАЙТ, КОТТЕДЖИ ДЛЯ РАБОЧИХ,


КОНЕЦ XIX – НАЧ. XX вв.
[4, С. 149]

РИС. 27. БРОДЛЕЙС, АРХ. Ч. ВОЙСИ,


ОСОБНЯК НА ОЗЕРЕ УИНДЕРМИР, 1898–1899 гг.
[4, С. 151]

— 51 —
РИС. 28. ФРАНЦИЯ, ПРОЕКТ ТИПОВОЙ
ЗАСТРОЙКИ ГОРОДСКИХ ПРЕДМЕСТИЙ, 1850–1870 гг.
[4, С. 183]

РИС. 29. ПАРИЖ, АРХ. Г. ГИЙОН, РАБОЧЕЕ ЖИЛИЩЕ, 1901 г.


[4, С. 192]

РИС. 30. США, ДОМА ГОНТОВОГО СТИЛЯ, 1870–1890 гг.


[4, С. 391]

— 52 —
РИС. 31. США, ПАСАДЕНА, АРХ. ГЕНРИ
И ЧАРЛЬЗ САМНЕР ГРИН, ДОМ ГЭМБЛ, 1908–09 гг.
[http://kannelura.info/?p=6574]

РИС. 32. ГОЛЛАНДИЯ, РОТТЕРДАМ, АРХ. ЯКОБ АУД,


ЖИЛОЙ КОМПЛЕКС ХУК ВАН ХОЛЛАНД, 1924–1927 гг.
[http://kannelura.info/?cat=76]

РИС. 33. ГЕРМАНИЯ, ШТУТГАРТ, АРХ. ЛЕ КОРБЮЗЬЕ


И П. ЖАННЕРЕ, ПОСЕЛОК ВАЙСЕНХОФ, 1924 г.
[http://kannelura.info/?p=1992; http://corbusier.livejournal.com/44627.html]

— 53 —
РИС. 34. ЛОНДОН, АРХ. Р. МЭТТЬЮ, Л. МАРТИН,
РАЙОН РОЭМПТОН, 1950-е гг.
[7, С. 56]

РИС. 35. ПРИМЕРЫ ЖИЛЫХ ДОМОВ,


ПОСТРОЕННЫХ В США ПО ПРОГРАММЕ «CASE STUDY».
[http://www.artsandarchitecture.com/case.houses/pdf01/22.pdf]

— 54 —
КОНТРОЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ К П. 1.2

1. Являются ли итальянский многоэтажный дворец для


знатных горожан – палаццо и загородная вилла разновид-
ностями индивидуального жилого дома? В чём принци-
пиальное отличие их пространственных решений?
2. Как называется основной тип французского городского
дома для аристократов, получивший распространение
в XVII–XVIII веках? Какие планировочные особенно-
сти свойственны этому типу жилья? Какое функцио-
нальное зонирование использовалось во Франции в до-
мах рядовых горожан?
3. Кто из французских архитекторов стал использовать
для размещения жилых помещений чердачное про-
странство, и как называется такой этаж?
4. Каковы были основные черты французского жилища
для состоятельных слоёв населения в XIX веке?
5. Какое функциональное зонирование использовалось
в XVII веке в Голландии в муниципальных жилых до-
мах для сдачи внаём?
6. Как называется традиционный тип английского жилого
дома, и какой приём размещения помещений использу-
ется при его проектировании?
7. В чём важнейшее отличие жилого дома эпохи модерна
от жилых домов предшествующих периодов развития
архитектуры?
— 55 —
8. Для кого предназначались первые английские коттед-
жи, и для чего применялась их блокировка?
9. В каких странах были созданы социально-экономиче-
ские предпосылки для формирования дома-коттеджа –
жилья, предназначенного для среднего класса? Какой
принцип функционального зонирования в нём исполь-
зуется?
10. Когда и в каких странах Европы стали строить блоки-
рованные жилые дома для расселения рабочих?
11. Использовались ли во второй половине XIX – нача-
ле XX веков в Европе типовые объёмно-планировоч-
ные схемы при проектировании малоэтажного жилья?
12. Когда во Франции были сформированы первые обще-
ственные объединения по строительству доступного
жилья?
13. В какой стране и благодаря кому были введены в прак-
тику типовые сборные односемейные здания? Из каких
материалов они строились?
14. Какие типы жилых домов получили распространение
в США во второй половине XIX века, и в чём их осо-
бенности?
15. Какие причины в первой половине XX века вызвали
внедрение новых строительных методов при возведе-
нии малоэтажных жилых домов в странах Западной
Европы? Дайте краткую характеристику этим методам.
16. Какие новые способы сочетания типов жилой застрой-
ки стали использоваться при проектировании европей-
ских жилых районов в середине XX века?
17. Какой тип жилого дома и почему рекомендовалось ис-
пользовать при осуществлении идеи города-сада?
— 56 —
18. Какая страна стала очагом развития функционального
подхода к проектированию жилья? Кто из известных
архитекторов участвовал в экспериментах?
19. Использовалось ли после Второй мировой войны
в странах Восточной Европы проектирование жилых
домов по индивидуальным заказам?
20. Какие глобальные проблемы и как повлияли на раз-
витие типологии малоэтажных жилых домов в кон-
це XX века?

— 57 —
ЧАСТЬ 2

ИНДИВИДУАЛЬНЫЙ ЖИЛОЙ ДОМ


В ТВОРЧЕСТВЕ МАСТЕРОВ СОВРЕМЕННОЙ
АРХИТЕКТУРЫ
ФЁДОР О́СИПОВИЧ ШЕ́ХТЕЛЬ (Франц-Альберт Шех-
тель; 26.07.1859, Петербург, Россия – 07.07.1926, Москва,
СССР).
Один из выдающихся мастеров русского модерна, родив-
шийся в обрусевшей немецкой семье, кавалер орденов Святой
Анны и Святого Станислава, Ф. О. Шехтель начинал творче-
скую деятельность как разработчик проектов частных домов
и загородных усадеб для провинциальных заказчиков. Его
первые проекты в Подмосковье, Рязанской, Ярославской гу-
берниях и в Крыму были выполнены преимущественно в рус-
ском стиле. Началом нового этапа в его творчестве стало про-
ектирование в Москве особняка З. Г. Морозовой. Эта работа
позволила зодчему добиться творческой свободы и завоевать
авторитет. В художественном образе здания ощущается вли-
яние английской готики и отражается общая для конца XIX –
начала XX веков архитектурная тенденция использования
композиционных приёмов, характерных для исторических
стилей прежних эпох (историзм).
Наиболее ярко собственная манера Ф. Шехтеля прояви-
лась в начале XX века при проектировании зданий в стиле
модерн. Особняки С. П. Рябушинского – А. А. Рябушинской
(1900–1903 гг., рис. 36), П. П. Смирнова (1901 г.) и А. И. Деро-
жинской (1901–1904 гг., рис. 36) в Москве стали уникальны-
ми образцами гармонии русского модерна. В них виртуозно
сочетаются геометричность и пластика форм, цвет и тексту-
ра, используются различные отделочные материалы и декора-
тивные детали.
Композиционные приёмы, которые Ф. О. Шехтель при-
менил при проектировании особняка С. П. Рябушинского –
А. А. Рябушинской, историки русской архитектуры считают
— 59 —
первым примером проявления геометрической ясности и эле-
гантности русского модерна. На красную линию улицы было
выдвинуто только парадное крыльцо, а фасады отодвинулись
немного вглубь участка, что позволило улучшить его благо-
устройство. Ядром композиции здания стал большой холл
с уникальной лестницей, поручни и мраморные полирован-
ные перила которой напоминают волну. Несмотря на обилие
декоративных деталей с растительными мотивами, их стили-
зация позволила зодчему придать композиции здания целост-
ный и уравновешенный характер. Этому способствует также
пропорционально выверенный размер карниза, окон и дверей,
ажурное оформление которых поддержано витражом с пей-
зажем, рисунком паркета столовой, мозаичными вставками
на фасадах, а также металлическими украшениями балконов
и ограды участка. В особняке были использованы также и ин-
женерные новшества: первый в Москве кондиционер и лифт
для связи парадного холла с кухней.
В начале XX века по проектам Ф. О. Шехтеля было постро-
ено несколько частных жилых домов и в других местах Рос-
сии – в Саратове и Балаково (Саратовская губерния), Самаре,
Нижнем Новгороде и Таганроге. В некоторых из них, напри-
мер, в самарском особняке В. М. Сурошникова (1909–1913 гг.)
и в саратовском особняке К. Рейнеке (1912 г.) Ф. О. Шехтелю
удалось вновь реализовать стилистические приёмы модерна
[26, 40, 51, 52, 53, 66, 78, 83].

ВИКТО́Р ОРТА́ (06.01.1861, Гент, Бельгия – 08.09.1947,


Брюссель, Бельгия).
Для знаменитого бельгийского архитектора переходным
звеном к основной профессии стала музыка: после одного
— 60 —
года обучения в консерватории родного города, он почувство-
вал новое призвание и решил посвятить себя архитектуре.
Для этого В. Орта получил образование в Академии худо-
жеств г. Гента. В 1878 году он практиковался в Париже у ар-
хитектора Ж. Дюбуйссона, а в 1980 стал заниматься у А. Бала
в Брюссельской Академии изящных искусств, где и сам стал
преподавать с 1897 года. В эти годы Брюссель становится
местом зарождения и демонстрации в искусстве новых идей.
Интеграция людей разных творческих профессий приве-
ла к формированию здесь очага ар-нуво́ – течения, которое
в Германии получило название «ю́гендстиль», в Австрии –
«сецессио́н», в Италии – «ли́берти», а в России – «моде́рн».
Активный период творческой работы, в течение которого
было разработано несколько проектов малоэтажных жилых
домов, начался у В. Орта после 1890 года и связан с Брюс-
селем. Во время Первой мировой войны архитектор покинул
столицу Бельгии и продолжил работу в Англии и в США, где
занимался преимущественно преподавательской деятельно-
стью. По возвращении в Брюссель В. Орта продолжил проек-
тирование, а с 1927 года возглавил Брюссельскую Академию
изящных искусств.
Особняк, задуманный и построенный в течение 1892–
1893 годов для профессора геометрии Эмиля Тасселя (от-
ель-Тассель), – это дом-вставка в рядовую застройку улицы
де Турин в Брюсселе. Здание стало первым в истории со-
временной архитектуры объектом, в котором отсутствовали
признаки прежних исторических стилей. Ширина корпуса
дома всего 7,79 м, а глубина – 20,8 м. В верхней части распо-
ложено три жилых этажа, на уровне земли – входная группа
помещений, а под землёй – хозяйственный этаж. Помеще-
— 61 —
ния входной зоны разведены на разные уровни: из входного
холла по парадной лестнице необходимо подняться на пол-
этажа, чтобы попасть в гостиную. В этом доме В. Орта пер-
вым из архитекторов оставил в жилом доме металлический
каркас без маскирующего декора. Литые колонны с изящны-
ми вытянутыми пропорциями напоминают пучки стволов.
Они завершаются капителями в виде небольших ваз с груп-
пами листьев, из центра которых появляются тяги, продол-
жающиеся в конструкциях и пластичных криволинейных
линиях сводчатого потолка. Эксперименты с обнажением
металлического каркаса В. Орта продолжал в течение всей
жизни. Однако в особняке Тасселя каркас ещё не вышел
на фасад, как будет позже, в других постройках. Здесь же
в декоре наружных и внутренних стен, в орнаменте решетки
лестницы, в мозаике пола, в рамах окон и дверей доминиру-
ет растительная тема. На фасаде особняка Тасселя В. Орта
применил эркер – традиционную для брюссельского жили-
ща деталь. Однако его геометрия стала новшеством: кри-
волинейная форма плавно соединяется с плоской частью
стены. Ещё одним непредсказуемым решением стало то,
что крупное остекление эркера подчёркивает общую сим-
метрию фасадной композиции, а внутренние пространства
на разных этажах расположены свободно, асимметрично.
Для их освещения архитектором были использованы свето-
вые колодцы. Дом был оборудован новейшими системами
отопления и вентиляции, которые функционируют до насто-
ящего времени (рис. 37).
Отель-Тассель и ещё три брюссельских жилых дома-встав-
ки, запроектированные В. Орта – отель-Сольве (1894–1898 гг.,
рис. 37), отель-ван-Этвелде (1895–1897 гг.), а также его соб-
— 62 —
ственный дом-мастерская (1896 г.) включены в список Все-
мирного наследия ЮНЕСКО [21, 66, 78, 105, 106, 107, 146].

АНРИ́ ВАН ДЕ ВЕ́ЛЬДЕ (Анри Клеменс ван де Вельде;


03.04.1863, Антверпен, Бельгия – 25.10.1957, Оберегери,
Швейцария).
Анри ван де Вельде получил образование живописца, но со
временем перешёл к книжной графике, от неё – к предметно-
му дизайну, и лишь в 1894 году к нему поступил первый заказ
на проектирование жилого дома. Огромное влияние на мировоз-
зрение этого влиятельного архитектора, решительно выступав-
шего против эстетического подражания историческим стилям,
оказало знакомство с П. Гогеном и У. Моррисом, а также япон-
ская культура. В его творчестве сплелись символизм и неоро-
мантизм, а ведущим профессиональным принципом стал синтез
искусств, который использовался для достижения стилистиче-
ского единства. В начале 1890-х годов, А. ван де Вельде пере-
ехал в Германию, где вёл активную лекционную деятельность.
В 1902 году он поселился в Веймаре, стал одним из основателей
Веркбунда и до 1915 года руководил Баухаузом – высшим техни-
ческим училищем прикладных искусств, для которого запроек-
тировал и построил новое здание. Здесь ему удалось реализовать
новаторские подходы к художественному образованию, которые
были подхвачены его преемником В. Гропиусом. В 1914 году
А. ван де Вельде выступил против типизации, провозгласив
«естественность» и «стихийность» основой художественно-
го творчества. С 1917 года архитектор работал в Швейцарии,
Голландии и Бельгии и стал одним из лидеров европейского
функционализма. С 1926 по 1935 годы он возглавлял созданный
в Брюсселе институт декоративного искусства.
— 63 —
По проектам А. ван де Вельде в Бельгии и Германии было
построено множество коттеджей в стиле европейского модер-
на, в которых проявилась склонность зодчего к рационализму.
Одним из первых объектов, который привлёк внимание, стал
собственный дом архитектора (1895 г.). Здесь была примене-
на свободная планировка, свойственная английскому коттед-
жу. Композиция фасадов отражала функциональное назначе-
ние, что соответствовало новым художественным ценностям
стиля ар-нуво.
Образцами синтеза искусств, проявившегося в каждой де-
тали на участках, в планировке зданий, в их внешнем облике,
в изысканном внутреннем убранстве и даже в одежде для чле-
нов семей, стали жилые дома для коллекционера К. Е. Остха-
уса «Хохенхоф» (г. Хаген, Германия, 1907–1908 гг.) и для про-
мышленника П. Шуленбурга (г. Гера, Германия, 1913–14 гг.
и 1919 г.).
На участках обоих особняков используется асимметрич-
ная композиция, соединение переходами главных и вспомо-
гательных зданий, изящная пластика поверхности земли, со-
четание открытых травяных газонов и уютных площадок для
отдыха. Оба здания были запроектированы двухэтажными
и с мансардными этажами. Их композиция строится на слож-
ной игре общих пространств, связанных коридорами, лест-
ницами и холлами, и личных помещений. Особое внимание
уделено естественному освещению: используются окна раз-
ного размера и формы, эркеры, а также верхний свет. Публич-
ное назначение пространств первых этажей подчёркивается
на фасадах увеличенной высотой оконных проёмов. Отдель-
ные помещения вторых этажей имеют выходы на открытые
лоджии или террасы (рис. 38).
— 64 —
В составе вспомогательных построек некоторых жилых
домов А. ван де Вельде предусматривал гаражи. Это было
сделано в частности на вилле Эше (г. Хемниц, Германия,
1902–1904 гг. и 1911 г.) и в особняке «Хохенхоф» [21, 37, 49,
66, 78, 96, 101, 102,111].

ЙО́ЗЕФ О́ЛЬБРИХ (Йозеф Мария Ольбрих; 22.12.1867, Троп-


пау, Австро-Венгрия – 08.08.1908, Дюссельдорф, Германия).
Автор самого известного из построенных на рубеже XIX
и XX веков в Австрии выставочного зала – Дом Сецессиона –
Йозеф Ольбрих родился в семье, владевшей кирпичным за-
водом. Уже в школьные годы он стал работать чертёжником.
Для получения профессионального архитектурного образо-
вания Й. Ольбрих вначале учился в архитектурном классе
Венского государственного ремесленного училища, а затем,
с 1890 года, – в Академии изящных искусств. Молодому архи-
тектору сразу же по окончании обучения предложили прой-
ти стажировку в Риме, но он остался преподавать и работать
в мастерской своего учителя – профессора О. Вагнера, полу-
чившего в это время заказ на проектирование Венской город-
ской железной дороги, станции которой впоследствии стали
использоваться как выходы из метро. В 1896 году Й. Ольбрих
стал одним из учредителей объединения художников – Вен-
ского Сецессиона, которое отделилось от академического
сообщества. С этого времени проектирование малоэтажных
жилых домов стало главным делом его жизни. Они были по-
строены в Австрии (Вена, Хинтербрюль) и в Германии (вбли-
зи Дармштадта). В 1899 году Й. Ольбрих покинул Сецессион,
переехав по приглашению мецената – герцога Гессенского
в г. Дармштадт (Германия), где в пригороде была основана
— 65 —
колония художников. В этом небольшом, но ставшем уни-
кальным выставочном посёлке преобладающая часть до-
мов-особняков с поэтажным зонированием была построена
по проектам Й. Ольбриха (рис. 39).
Первым был построен дом Э. Людвига, в котором вокруг
общего холла разместилось сразу восемь мастерских. Затем
были возведены частные дома для некоторых мастеров. Не-
смотря на то, что они имели разные размеры, почти во всех
был использован единый принцип формообразования. Отли-
чительной особенностью композиции зданий является игра
высот в пространствах, что было достигнуто с помощью ман-
сард, крутых скатов крыш, эркеров, балконов и террас (дома
Келлера, Кристиансена и др.). При этом каждое дармштадт-
ское здание уникально.
Самый маленький дом был построен для управляющего ко-
лонией В. Дейтерса. В его объёме доминирует многоугольная
шатровая крыша с башенкой, появление которой оправдано
условиями восприятия дома, расположенного на перекрёстке.
Динамику асимметричной композиции одного из двух до-
мов промышленника и мецената Ю. Глюкерта – большого,
строившегося в 1900–1901 годах, поддерживают упругие из-
гибы фасадных стен. Это самый крупный в посёлке особняк,
размеры которого позволили владельцу использовать здание
даже для размещения кузовного цеха своего завода.
Свой собственный дом Й. Ольбрих запроектировал ком-
пактным. Особняк стоит на крутом склоне, и с верхних от-
меток хорошо видна двускатная изломанная крыша. При
восприятии с нижних отметок рельефа внимание акценти-
руется на широкой горизонтальной полосе, которая протяну-
лась через простенки между окон первого этажа и выполнена
— 66 —
из чередующихся в шахматном порядке белых и темно-синих
квадратов керамической плитки. Её декор созвучен рисунку
металлических решеток ограждений.
Из общего ряда выделяется дом Л. Габиха, ставший пред-
вестником смены стилистических предпочтений Й. Ольбри-
ха. У здания плоская крыша и минимум украшений.
Известно также, что параллельно Й. Ольбрих участвовал
в разработке общественных зданий посёлка и построенного
неподалёку небольшого жилого комплекса блокированных
домов [24, 66, 76, 78, 92, 114].

ФРЭ́НК ЛЛО́ЙД РА́ЙТ (08.06.1867, Ригленд-Сентер, шт.


Висконсин, США – 09.04.1959, Тейлизин-Уэст, шт. Аризона,
США).
Уникальный вклад в развитие архитектуры малоэтажного
жилого дома был сделан выдающимся американским архи-
тектором, основоположником и теоретиком «органической
архитектуры» Фрэнком Ллойдом Райтом. В самом начале
своей творческой карьеры он увлёкся архитектурой Чикаг-
ской школы, ради изучения её творческих методов прервал
обучение на инженерном факультете Висконсинского универ-
ситета и в течение шести лет проработал в мастерской Адлера
и Салливена. В 1893 году он основал собственную проектную
мастерскую.
Первая четверть XX века стала наиболее плодотворной
в карьере Ф. Л. Райта. К этому времени он уже освоил тра-
диционные приёмы гонтового стиля и осознал, что потен-
циал архитектуры заложен в преодолении принципов орна-
ментальности, в более свободной интерпретации сочетаний
пространств и форм. Предвестниками перемен стали дома
— 67 —
В. Х. Уинслоу (1893 г.,) и А. Геллер (1896–1897 гг.), постро-
енные в штате Иллинойс. В течение последующих двадцати
лет Ф. Л. Райтом было разработано более ста проектов ком-
фортабельного жилья для городских и загородных участков,
получивших название «домов прерий». В качестве основно-
го принципа зодчий использовал зависимость формы здания
от его функции и особенностей окружающей среды, а ком-
позиционной основой стало крестообразное планировочное
решение, в котором в центре вместо традиционного холла
располагалось пространство с очагом, которое архитектор
не стал отделять перегородками от других общесемейных по-
мещений. Существует предположение, что этот приём был
заимствован зодчим на Чикагской выставке 1893 года, где
демонстрировалась модель деревянного японского храма без
внутренних стен. Наиболее заметным отличием «домов пре-
рий» от привычных для американцев гонтовых зданий стали
горизонтальные крыши. Они не имели крутых скатов и стано-
вились основными элементами динамичного развития общей
композиции зданий вдоль поверхности земли. Обилие террас,
лоджий, балконов и пергол усиливало эффект слияния с при-
родой. Следующим новшеством стало применение принципа
подобия в использовании оформления внешних и внутренних
поверхностей – стен, крыш, потолков. Творческие принци-
пы Ф. Л. Райта последовательно поддерживались за счёт ис-
пользования строительных материалов естественного цвета
и фактуры. Самым ярким воплощением этих новых принци-
пов стал дом Ф. С. Роби (1908–1909 гг.) (рис. 40).
Несмотря на уникальность творческих замыслов, исполь-
зованных Райтом в «домах прерий», они не нашли последова-
телей в США, но получили признание в Европе.
— 68 —
Лишь во второй половине 1930-х годов начался новый
успешный период творчества Ф. Л. Райта. В эти годы архи-
тектор переключился на проектирование так называемых
«юсоновских» или «североамериканских» домов для среднего
класса9. Ему удалось объединить принципы «органической ар-
хитектуры», сформулированные в начале XX века, с использо-
ванием железобетона и конструкций заводского изготовления,
что позволило снизить стоимость сооружений. Эти дома, воз-
водимые в американских субурбиях, были преимущественно
одноэтажными. Они способствовали дезурбанизации и оказа-
ли заметное влияние на изменение облика пригородов.
В 1935 году Ф. Л. Райт начинает проектирование для
И. Дж. Кауфмана экстравагантного особняка в штате Пен-
сильвания, ставшего известным как «Дом над водопадом».
На первом этаже к огромному залу примыкают столовая, кух-
ня и прихожая. Общая комната окружена витражами и мно-
жеством стеклянных дверей, благодаря которым она связана
с внешними террасами, а с помощью идущей вниз лестницы –
и с ручьём. Второй этаж отведён под три спальни с индивиду-
альными балконами. На третьем этаже расположена спальня
с балконом, которая связана мостиком с домиками для гостей,
комнатами прислуги и с гаражом (рис. 41).
На протяжении всей творческой жизни особое внимание
Ф. Л. Райт уделял инженерным новшествам. В запроектиро-
ванных им индивидуальных жилых домах использовались
лифты, благодаря Ф. Л. Райту в массовое производство на-
чали внедряться системы кондиционирования воздуха в по-
мещениях и панельное отопление, вошло в моду рассеянное
освещение [2, 10, 21, 22, 34, 66, 73, 78, 94].
9
USONA – Unites States of Nothern America.

— 69 —
ПЕ́ТЕР БЕ́РЕНС (14.04.1868, Гамбург, Германия – 27.02.1940,
Берлин, Германия).
Творчество Петера Беренса стало связующим звеном
между архитектурой модерна и архитектурой модернизма.
Сначала П. Беренс обучался живописи в Карлсруэ и Дюс-
сельдорфе (1886–89 гг.), а затем работал в Мюнхене как
живописец и график. Здесь он стал одним из организато-
ров «Объединённого союза работников искусств и ремё-
сел», известного как Мюнхенский кружок, и членом Се-
цессиона. Ощущение повышенной социальной значимости
прикладных искусств и архитектуры привело П. Беренса
сначала к предметному дизайну, а затем – к работам с про-
странством. В 1899 году он вошёл в число профессионалов,
приглашённых в дармштадскую колонию художников, ар-
хитекторов и скульпторов, где впервые приобщился к ар-
хитектурному проектированию. В Дармштадте в 1903 году
П. Беренс возглавил художественно-ремесленное учили-
ще и осуществил в нём ряд реформ. Несколько лет жизни
были посвящены ландшафтному дизайну и проектирова-
нию частных домов. В 1907 году он переезжает в Берлин,
где открывает собственное архитектурное бюро и стано-
вится одним из основателей Веркбунда. Здесь получали
первый профессиональный опыт В. Гропиус, Л. Мис ван
дер Роэ и Ле Корбюзье. В течение ряда лет в бюро по за-
казам крупных промышленных концернов разрабатывали
предметный дизайн и занимались проектированием про-
изводственных и административных зданий. В эти годы
П. Беренс утверждается как сторонник функционализма
и мастер использования современных конструкций и ма-
териалов, например, стекла и стали. Он вошёл в историю
— 70 —
европейского искусства как родоначальник разработок
фирменного стиля компаний.
Первый архитектурный проект П. Беренса – его собствен-
ный дом в стиле модерн, сочетавший планировку английского
коттеджа с высокими немецкими крышами, был реализован
в Дармштадте в 1901 году, однако архитектор в нём никогда
не жил.
В 1905–1907 годах шла работа над двухэтажной виллой
Обенауэр в Саарбрюккене, запроектированной на несколь-
ких облицованных камнем террасах. К первой из них ведёт
лестница с улицы, затем по обходной террасе можно попасть
в прихожую. Центром здания стала гостиная с открытой лест-
ницей. К ним примыкают по диагонали два блока помещений.
В нижнем уровне размещаются туалетная комната и кухня,
на первом этаже – двусветная гостиная, столовая и будуар,
на втором – спальни, на чердаке – помещения для прислуги.
Со второго этажа устроен выход на эксплуатируемую кровлю.
Завершает фасадную композицию крыша с плоскими треу-
гольными фронтонами (рис. 42).
В 1910–1912 годах работу над крупными заказами П. Бе-
ренс совмещает с проектированием особняков в неокласси-
ческом стиле. Наибольшее признание получила вилла Куно,
построенная для мэра Хагена (1909–1910 гг.). Позже мастер
обращается к интернациональному стилю. Одним из ранних
примеров стала вилла «New Ways» в Нортгемптоне (Велико-
британия, 1922–1923 гг.), а в 1929–1931 годах он проектирует
для Клары Ганс виллу в немецком городе Кронберг. Работая
над последним проектом, П. Беренс предложил семь вари-
антов в разных стилях. Заказчицей было выбрано решение
с плоской крышей [3, 24, 66, 76, 78, 90, 92, 134, 139, 153].
— 71 —
АДО́ЛЬФ ЛО́ОС (Адольф Франц Карл Виктор Мария Лоос;
10.12. 1870, Брно, Чехия – 23.08.1933, Карлсбург, Австрия).
Адольф Лоос родился в семье мастера резьбы по камню,
владевшего собственной мастерской. Он окончил класс ар-
хитектуры художественно-промышленной школы в Рейхен-
берге. После военной службы непродолжительное время
учился в Вене, в Академии прикладных искусств, а затем
в Дрезденском технологическом колледже, который окон-
чил в 1893 году. Вскоре А. Лоос уехал в США, где проходила
Всемирная выставка, и за три года добывал средства к суще-
ствованию самыми разными занятиями, в том числе работая
чернорабочим на стройке и мойщиком посуды. Посещая Чи-
каго, Филадельфию, Нью-Йорк, Сент-Луис он внимательно
изучал передовые строительные технологии, научился пони-
мать значение типизации и производства предметов массово-
го потребления. По возвращении в 1896 году в Вену, А. Лоос
стал работать архитектором в строительной фирме Карла
Майредера. С 1897 года архитектор стал писать статьи для
журнала «Искусство» и других изданий, направив критику
как против историзма, так и против орнаментализма Сецес-
сиона. Широкую известность получили манифест «Орна-
мент и преступление» (1908 г.), эссе «Архитектура» и статья
«Правила для тех, кто строит в городах» (1913 г.). В 1903 году
им была предпринята попытка издавать культурологический
журнал, а в 1912 году открылась архитектурная школа, просу-
ществовавшая недолго, до Первой мировой войны. Её работа
была возобновлена в 1920 году. С 1921 года в течение трёх
лет А. Лоос работает главным архитектором при управлении
строительства Вены, затем переезжает в Париж и возвраща-
ется в Вену в 1927 году.
— 72 —
Критические статьи А. Лооса стали основой его теорети-
ческого и практического наследия. Совмещая архитектурное
и средовое проектирование, зодчий в основном занимался раз-
работкой посёлков во Франции, Австрии и Чехии, а также жи-
лых зданий, в том числе малоэтажных, в нескольких странах.
Самыми заметными стали венские постройки – дома Штай-
нера (1910 г.), Руфера (1922 г.) и Моллера (1928 г.), а также
дом Кунера в Пайербахе (Германия, 1929–30 гг.) и дом Мюл-
лера в Праге (1930 г.). Так как А. Лоос работал в эпоху, кото-
рая предшествовала модернистской архитектуре, его здания
обладают противоречивыми качествами: во внешнем облике
использована интеграция рациональности функционализма,
а внутри принципы свободного формирования пространства
дополняются декорированием.
Объектом, в котором А. Лоосу удалось в содружестве с за-
казчиками полностью реализовать концепцию пространствен-
ного плана, стала вилла Ф. Мюллера – совладельца крупной
строительной фирмы (рис. 43). Она считается эталонным
образцом раннего модернизма. Так как участок расположен
на склоне, архитектору удалось запроектировать в здании
целый каскад пространств, которые объединены открытой
лестницей. Такое решение позволило визуально объединить
комнаты и рационально использовать весь объём дома. Кро-
ме основных помещений, в здании множество комнат самого
разного назначения: кабинет, библиотека, столовая, спальни
для слуг и др. В интерьерах, наряду с дорогой мебелью, цен-
ным деревом, мрамором и шёлком были использованы яркие
декоративные акценты, например, красные чугунные радиа-
торы, плоскости синих потолков и жёлтых стен [18, 21, 63, 66,
76, 78, 95].
— 73 —
БРУ́НО ТА́УТ (Бруно Юлиус Флориан Таут; 04.05.1880,
Кёнигсберг, Германия – 24.12.1938, Стамбул, Турция).
После окончания строительного училища Кёнигсберге,
в 1902 году Бруно Таут начал работать в архитектурной ма-
стерской Б. Мёринга, отдававшего предпочтение югендсти-
лю. Через два года он продолжает работу в Штутгарте у Т. Фи-
шера, после чего уезжает в Берлин, где в 1908 году поступает
в Высшую техническую школу Шарлоттенбурга для изучения
истории искусств и градостроительства. Огромное влияние
на него оказали идеи города-сада. Уже в 1909 начинает рабо-
тать мастерская, созданная Б. Таутом вместе с Ф. Хоффманом.
Вскоре он побеждает в ряде градостроительных конкурсов,
а коллеги и критики обращают внимание на его оригиналь-
ные проекты высотных зданий и павильонов. Б. Таут и сам
развивает теорию архитектуры в нескольких книгах. Наибо-
лее заметными из них становятся «Стеклянная архитектура»
(1914 г.), написанная совместно с писателем-экспрессиони-
стом П. Шеербартом, «Альпийская архитектура» и «Город-
ская корона» (1919), а также «Мировой строитель» (1920 г.).
В проектах жилых домов для посёлков, возводившихся вбли-
зи Берлина в 1911–1912 годах, Б. Таут впервые использовал
активный цвет на фасадах – приём, ставший его «визитной
карточкой». В начале 1920-х годов он занимал пост городско-
го архитектора Магдебурга, но в 1924 году вернулся в Берлин.
Следующий период профессиональной жизни Б. Таута стал
самым плодотворным: он разработал генпланы нескольких
посёлков в столице Германии и в пригородах, а по его про-
ектам было построено огромное количество экономичных
жилых зданий для рабочих. В книге «Новое жильё: женщина
как творец» (1924 г.) и «Современная архитектура» он изло-
— 74 —
жил свои реформаторские взгляды на теорию быта и нового
зодчества и даже реализовал в Штутгарте дом – модель этой
теории (1927 г., не сохранился). Эти работы соответствовали
политическим убеждениям Б. Таута, который в 1932–33 годах
был приглашён для работы в СССР, где участвовал в экспери-
ментальном проектировании. По возвращении на родину был
вынужден эмигрировать сначала в Швейцарию, затем в Япо-
нию, а с 1936 года поселился в Стамбуле. И везде он был вос-
требован как квалифицированный преподаватель, теоретик
и влиятельный практик, которому удалось соединить функци-
онализм с экспрессионизмом.
В настоящее время наиболее высоко оценены берлинские ра-
боты Б. Таута. Четыре посёлка включены в список Всемирного
наследия ЮНЕСКО. В них использовано тщательно продуман-
ное благоустройство участков, малоэтажная секционная и бло-
кированная застройка, объекты социальной инфраструктуры.
Например, в блокированных жилых домах посёлка Хуфайзен
(рис. 44) было применено всего четыре основных варианта пла-
нировок, один из которых включал жилые помещения, распо-
ложенные на трёх надземных этажах, и подсобные помещения
в подземном уровне. Основным композиционным средством
здесь стал цвет. Была продумана система чередования цвета
в жилых группах и на фасадах отдельных зданий. Архитектур-
ный масштаб среды, который сейчас поддерживается с помо-
щью охранных регламентов, не подавляет человека, а обилие
зелени способствует преодолению монотонности протяженных
зданий. Комплексная застройка берлинских посёлков и рацио-
нальные объёмно-планировочные решения жилых домов оказа-
ли значительное влияние на многих архитекторов и на дальней-
ший ход развития архитектуры [23, 76, 78, 123, 124,150].
— 75 —
ВА́ЛЬТЕР ГРО́ПИУС (18.05.1883, Берлин, Германия –
05.07.1969, Бостон, США).
В семье Вальтера Гропиуса архитекторами были отец
и брат деда. Поддержав традицию, он в двадцать лет начи-
нает учиться профессии сначала в Мюнхене, а затем в Бер-
лине. В 1907 году, по окончании Высшей технической шко-
лы, В. Гропиус был принят в архитектурную мастерскую
П. Беренса, где в эти же годы работали Л. Мис ван дер Роэ
и Ле Корбюзье. Опыт, полученный здесь, сыграл решающую
роль в становлении творческой позиции В. Гропиуса, кото-
рый впоследствии постоянно стремился к единству реше-
ния предметной и пространственной среды и к внедрению
в проектные разработки научно-технических достижений.
В 1910 году В. Гропиус становится членом объединения «Не-
мецкий Веркбунд» и начинает работать самостоятельно. За-
проектированные им производственные и административные
здания, в которых функциональный процесс стал основой
выбора конструктивного и объёмно-планировочного реше-
ния, принесли ему общеевропейскую известность. Благодаря
этому в 1919 году его приглашают в Веймар. Здесь он объ-
единяет школы прикладного и изобразительного искусства,
создав тем самым Баухауз, и обновляет программы обучения.
В 1925 году Баухауз был перенесён в Дессау. Именно здесь
по его проекту было построено здание Баухауза, ставшего
классическим примером функционализма. После отставки
с поста директора В. Гропиус возвращается в Берлин и зани-
мается проектированием посёлков и социального жилья для
рабочих, промышленных и торговых объектов, особняков.
Приход к власти нацистов, ориентировавшихся на не-
оклассицизм, изменил судьбу В. Гропиуса. В 1934 году он
— 76 —
эмигрировал в Лондон, где вместе с английским архитек-
тором М. Фраем создаёт проектную компанию. Через три
года Гропиус по приглашению Гарвардского университета
переехал в США. Здесь он возглавляет кафедру архитектуры
(до 1952 года), преподаёт, проектирует, пишет книги по те-
ории архитектуры. В 1945 году под его руководством было
основано товарищество «The Architects Collaborative», в ко-
торое для участия в реальном и экспериментальном проек-
тировании были приглашены восемь молодых архитекторов.
К началу 1960-х годов их деятельность распространилась
на Европу, включая Западный Берлин, и Азию.
Собственный кирпичный дом, который был построен
В. Гропиусом в 1938 году в Линкольне (штат Массачусетс),
привлёк внимание нетрадиционным решением: индустри-
альные конструкции, вертикальная обшивка фасадов дере-
вянным сайдингом местного производства, плоская крыша,
ленточные окна, защищённый перголой солярий, выдвинутая
просторная веранда американского типа. Центральное поло-
жение лестничного холла позволило не создавать коридоров
и на первом этаже разделить пространство на две зоны: с од-
ной стороны от входа находятся комната прислуги с ванной
и кухня, с другой – объединённая столовая-гостиная. Второй
этаж отведён под личные помещения членов семьи, которые
разделены раздвижными перегородками и имеют выходы
на террасу. Все жилые пространства ориентированы на юг.
В подвале под кухней и прихожей расположены небольшие
подсобные помещения. Основой цветового решения интерье-
ра стала сдержанная гамма чёрно-белых оттенков, которые
сочетаются с земляными тонами и дополнены красными ак-
центами. Для обстановки дома была использована коллекция
— 77 —
сборной мебели, изготовленная в Баухаузе. Этот дом, решён-
ный в модернистской эстетике, с белым цветом фасада и то-
нированным ленточным остеклением, стал интеграцией черт
традиционной архитектуры Новой Англии, регионального
духа и современного подхода к проектированию и строитель-
ству жилья. В. Гропиус признавался, что никогда не смог бы
построить подобный дом в климатических условиях Европы
с другим техническим и психологическим фоном (рис. 45)
[21, 26, 66, 76, 78, 122].

ЛЮ́ДВИГ МИС ВАН ДЕР РО́Э (Мария Людвиг Михаэль Мис;


27.03.1886, Аахен, Германия – 17.08.1969, Чикаго, США).
Архитектурная карьера Людвига Мис ван дер Роэ началась
в 1905 году в мастерской Бруно Пауля в Берлине. В 1908–
1912 годах он работал в мастерской П. Беренса, где под его
влиянием стал осваивать «универсальный» подход к проек-
тированию зданий. Особое влияние на творчество Л. Мис
ван дер Роэ оказали русский конструктивизм и нидерланд-
ская группа «Стиль», а также работы Ф. Л. Райта и Х. П. Бер-
лаге. В течение 1912–1930 годов архитектор самостоятельно
работает в Берлине. В 1927 году ему доверено руководство
Международной выставкой жилища в Штутгарте, где в рам-
ках разработки генерального плана «образцового» посёлка
Вайсенхоф был запроектирован трёхэтажный жилой дом,
металлический каркас которого позволял отказаться от не-
сущих стен и использовать разные варианты квартир за счёт
деления пространства подвижными перегородками («сво-
бодная планировка»). Мировую известность Л. Мис ван дер
Роэ принёс проект павильона Германии на международной
выставке в Барселоне (1929 г.). В 1930–1933 годах по прось-
— 78 —
бе В. Гропиуса он становится директором школы Баухауз
(Дессау-Берлин).
Творческим кредо Л. Мис ван дер Роэ было формирование
объёмно-планировочной структуры здания исходя из назначе-
ния его отдельных частей. Это проявилось как при разработке
проектов малоэтажных жилых домов, так и при проектирова-
нии чикагских небоскрёбов, ставших «визитной карточкой»
мастера после его эмиграции в США в 1937 году.
Наиболее известным европейским произведением Л. Мис
ван дер Роэ считается вилла для семьи Тугендхат в Брно (Че-
хия, 1928–1930 гг.). Она решена в аскетичных ортогональных
формах и расположена на склоне. Несмотря на то, что со сто-
роны улицы дом выглядит одноэтажным, внутри использует-
ся три яруса, и он состоит из четырёх функциональных зон.
На верхнем этаже размещены входной холл, гараж и терраса,
а также жилые помещения для членов семьи и помощников
по дому. Нижний – первый этаж связан только с расположен-
ным на холме парком. Здесь находилась общесемейная зона,
где хозяева проводили основное время. В неё включены го-
стиные, кухня и комнаты для прислуги. Следует отметить, что
только в общей зоне архитектором была использована свобод-
ная планировка. Её просторное пространство с юга и востока
ограничено прямыми стеклянными стенами, часть которых
может опускаться вниз с помощью электромеханизма. Это
позволяет окружающему ландшафту соединиться с интерье-
ром дома. На северной и западной сторонах взаимодействие
помещений более сложное: в альковах выделяются необходи-
мые зоны – входная, учебная и библиотечная, а также про-
странство для рояля. В центральной зоне гостиной за счёт
полукруглой деревянной перегородки выделена также обе-
— 79 —
денная зона. В западной части южной стены устроен выход
на мощёную террасу, которая с помощью лестницы соединя-
ется с садом. В здании имеется также подвальный этаж, заня-
тый подсобными помещениями. По замыслу Л. Мис ван дер
Роэ в отделке интерьера активно используется полированный
оникс и натуральное дерево. Специально для виллы автором
была также разработана коллекция мебели «Брно» (рис. 46).
Л. Мис ван дер Роэ построил в неподражаемой манере не-
сколько частных жилых домов. Принцип слияния с приро-
дой был главным и в более поздние годы. Он использовался
в частности в 1946–1950 годах при разработке так называе-
мого «Стеклянного дома» для семьи Фарнсуорт в Фокс-Ривер
(штат Иллинойс, США) [21, 66, 67, 73, 78, 117, 138].

ЛЕ КОРБЮЗЬЕ́ (Шарль Эдуар Жаннере-Гри; 06.10.1887,


Ла-шо-де-Фон, Швейцария – 27.08.1965, Рокебрюн – Кап-Мартен,
Франция).
Великий французский архитектор швейцарского проис-
хождения Ле Корбюзье изучал архитектуру в Вене у Й. Хоф-
мана (1907 г.), в Париже у О. Перре (1908–1910 гг.) и в Бер-
лине у П. Беренса (1910–1911 гг.). В течение 1920–1925 годов
вместе с поэтом П. Дермэ Ле Корбюзье начал издавать жур-
нал «Эспри нуво» и написал книги «К архитектуре» (1923 г.)
и «Урбанизм» (1925 г.). Ведущей темой изданий была попу-
ляризация функционализма. Это движение пришло на смену
привычным архитектурным направлениям, в основе которых
лежали представления, родившиеся ещё в эпоху античности.
В эти же годы Ле Корбюзье выдвинул собственную концеп-
цию, ключевыми позициями которой стали сформулированные
им следующие принципы современной архитектуры: исполь-
— 80 —
зование колонн вместо несущих стен, свободная внутренняя
планировка, плоская озеленённая крыша, горизонтальные окна
и свободный навесной фасад. Практическому воплощению
этих позиций, оформившихся со временем в оригинальную
эстетическую программу – «пуризм», способствовала работа
в собственной архитектурной мастерской, которая была осно-
вана в 1922 году вместе с братом П. Жаннере. Сотрудничество
продолжалось до 1940 года. В 1928 году Ле Корбюзье стал
одним из основателей влиятельного Международного кон-
гресса современной архитектуры (фр. «Congres Internationaux
d’Architecture Moderne», CIAM), призванного консолидировать
архитекторов Европы для обмена профессиональным опытом.
Помимо этого, в 1940-х годах Ле Корбюзье была разработана
систему пропорционирования – «модулор», в основу которой
были положены пропорции человеческого тела.
Ле Корбюзье стал автором более чем 400 проектов, из кото-
рых 75 были реализованы в двенадцати странах. Его построй-
ки оказали исключительное влияние на практику архитекту-
ры нового времени. До переезда в Париж он запроектировал
несколько вилл в Швейцарии. Позже среди его шедевров по-
явится несколько малоэтажных жилых зданий, демонстри-
рующих становление реформаторского подхода и индивиду-
ального творческого почерка мастера, например, дом-ателье
А. Озанфана (Париж, 1922–1923 гг.), вилла Ла Рош – Жаннере
в парижском пригороде Отёй (1923–1925 гг.), экономичный
дом близ Бордо (пос. Пессак, 1923–1926 гг.), дом в посёлке
Вайсенхоф, работу над проектом которого курировал Л. Мис
ван дер Роэ (Штутгарт, Германия, 1927 г.), маленький дом для
отдыха в Булонь-сюр-Сен под Парижем (1935 г.), дом Жуаль
в Париже (1956 г.) и др.
— 81 —
Главным проектом Ле Корбюзье, созданным для одной се-
мьи, стала трёхэтажная вилла Савой близ Парижа (г. Пуасси,
1929–1931 гг.), в которой были использованы все новаторские
принципы. На участке в 8 га с видом на р. Сену главным зве-
ном стал белый прямоугольный параллелепипед здания, раз-
местившегося в окружении полей и садов на травяной поляне.
Его размеры: 9,4 м (высота) × 21,5 м (длина) × 19 м (глубина).
На первом этаже запроектированы входная группа с помеще-
ниями для прислуги и гараж. Первый и второй этажи здания
связаны винтовой лестницей и открытым пандусом. На вто-
ром, основном жилом этаже семейства Савой расположились
просторная гостиная, кухня, спальни, санузлы, террасы и раз-
девальная. Здесь же были предусмотрены встроенные шкафы.
Закрытая лестница и рампа ведут на третий этаж, который
целиком отведён под террасу. Одна из зон на ней выделена
как солярий с помощью полузамкнутой перегородки плавных
очертаний. С внешней стороны эта конструкция воспринима-
ется как доминирующая акцентная форма (рис. 47).
Универсальность проектных идей и социальная наполнен-
ность разработок стали причиной высокого авторитета и по-
пулярности творчества Ле Корбюзье [16, 19, 21, 30, 32, 34, 47,
66, 67, 73, 78, 145].

ГЕ́РРИТ ТО́МАС РИ́ТВЕЛД (Герард Томас Ритвелд;


24.06.1888, Утрехт, Нидерланды – 25.06.1964, Утрехт,
Нидерланды).
Первые уроки профессионального мастерства Г. Ритвелд
получил в родном городе, где прожил всю жизнь. Воспитыва-
ясь в семье краснодеревщика, он помогал отцу, а с четырнад-
цати лет начал работал чертёжником в ювелирной мастерской
— 82 —
и параллельно обучался в музее искусств и ремёсел на вечер-
них курсах. В 1904–1908 годах был учеником архитектора
П. Клаархамера. В 1918 году молодой дизайнер мебели по-
знакомился с теоретиком искусства архитектором Т. ван Дус-
бургом и экспериментирующими художниками, в частности
с П. Мондрианом. В 1919 году открывает свой бизнес – ме-
бельную фабрику. Вскоре он становится одним из участников
группы «Де стиль». Огромное влияние на профессиональ-
ные взгляды Г. Ритвелда оказало творчество Ч. Макинтоша
и Ф. Л. Райта. Осмысление новой роли искусства и архитек-
туры привело его в итоге к формированию и воплощению
в различных проектных разработках стиля «неопластицизм»
(«рациональный модернизм»). В 1928 году Г. Ритвелд уча-
ствует в организации Международного конгресса современ-
ной архитектуры (CIAM).
Вершиной архитектурного творчества Г. Ритвелда стал
один из его первых архитектурных объектов – резиденция
в Утрехте вдовы адвоката Ф. Шрёдера – Трюсс Шрёдер, по-
строенная в 1924 году на окраине города. В 2000 году зда-
ние было включено в Список объектов всемирного наследия
ЮНЕСКО. Вилла стала манифестом авангардизма и образ-
цом воплощения идей группы «Стиль». Вдохновлённый
работами П. Мондриана, архитектор нашёл в лице хозяйки
единомышленницу. Поэтому дом был построен не в контек-
сте со сложившейся здесь застройкой, а в соответствии с ос-
новными пунктами «пластичной архитектуры» Тео ван Дус-
бурга, что предполагало элементарность, экономичность,
функциональность, немонументальность и динамичность,
антикубистичность форм и антидекоративность цвета. Здесь
композиция строится на прямоугольных формах, белых
— 83 —
и серых стенах, которые подчёркнуты вертикальными и го-
ризонтальными деталями, абсолютном цветовом единстве
акцентов на фасадах и в интерьере. В доме использованы
складывающиеся фанерные перегородки и щиты на окнах,
трансформирующаяся мебель, различные механизмы для
управления деталями интерьера. В каждой комнате пред-
усмотрен умывальник. На первом этаже, решённом вполне
традиционно, были запроектированы комнаты для сдачи
в аренду. На втором, свободном от перегородок и насыщен-
ном светом этаже, предназначенном для хозяев, были изо-
лированы лишь ванная и туалет. Стены, определявшие по-
ложение гостиной и спален, раскладывались на ночь. В доме
имеется также подвал с котельной и хозяйственными поме-
щениями (рис. 48).
По проектам Г. Ритвелда было построено ещё несколько ин-
дивидуальных жилых домов, в частности вилла Хильдебранд
(1933 г.), дом Смедес в посёлке Ден Долдер (1935–1936 гг.),
коттеджи для сотрудников завода «Альбатрос» в Арнхейме
(1951 г.), вилла ван Слоббе в Херлене (1962–1964 гг.) и др.
После Второй мировой войны Г. Т. Ритвелд преподавал
в Колледже искусства и науки в Роттердаме, в художествен-
ной Академии в Гааге, в 1963 году стал почётным членом
Союза архитекторов Нидерландов, а в 1964 году – почетным
доктором Дельфтского Политехнического института [1, 2, 29,
73, 76, 78, 87, 97, 136].

КОНСТАНТИ́Н СТЕПА́НОВИЧ МЕ́ЛЬНИКОВ (03.08.1890,


Москва – 28.11.1974, Москва, СССР).
Всемирно признанный русский и советский архитектор-
авангардист К. С. Мельников родился в рабоче-крестьян-
— 84 —
ской семье. Благодаря помощи выдающегося инженера-те-
плотехника В. Чайлина, заметившего склонность юноши
к творчеству, он поступил на общеобразовательное отделе-
ние Московского училища живописи, ваяния и зодчества,
а затем окончил живописное (1914 г.) и архитектурное от-
деление (1917 г.). Уже в студенческие годы К. С. Мельников
принимал участие в реальном проектировании производ-
ственных зданий автомобильного завода АМО. С 1918 года
он работал в проектных мастерских под руководством
И. В. Жолтовского и А. В. Щусева, занимаясь преимуще-
ственно градостроительными разработками. С 1920 года
молодой архитектор был приглашён на преподавательскую
работу во ВХУТЕМАС (Высшие художественно-техни-
ческие мастерские). Здесь он стал руководителем Второй
мастерской экспериментальной архитектуры, в которой
особое внимание уделяли поиску новых путей развития
зодчества.
Творческие успехи К. С. Мельникова связаны с про-
ектированием градостроительных объектов, жилых ком-
плексов, выставочных павильонов, клубов и гаражей. От-
дельные инженерные и пластические идеи опередили своё
время. При проектировании всех объектов мастер стремил-
ся к учёту функциональных, технологических и экономи-
ческих аспектов, но в особенности – к уникальности ком-
позиции и художественного образа. Для каждого из зданий
разрабатывалось по несколько вариантов объёмно-про-
странственных решений. Его авангардные работы неодно-
кратно поощрялись на конкурсах и были высоко оценены
международным профессиональным сообществом.

— 85 —
В конце 1920-х годов К. С. Мельников занялся экспери-
ментальными разработками, связанными с обновлением
принципов пространственного решения жилья. Новые идеи
были реализованы при проектировании и строительстве
собственного дома (1927–1929 гг., Москва), при создании
проекта подмосковного города-спутника «Зелёный город»
(1929 г.) и в модульных малоэтажных блокированных до-
мах, для которых были предложены круглые или прямоу-
гольные в плане ячейки.
Жилой дом К. С. Мельникова в московском Кривоарбат-
ском переулке выполнен в бетоне и представляет собой ком-
позицию из двух сочленённых вертикальных цилиндров. По-
верхность одного из цилиндров образует уличный, главный
фасад здания. Это сплошной витраж, в который внизу врезан
вход, а за верхними ярусами скрывается гостиная. Задний фа-
сад, образованный поверхностью второго цилиндра, напоми-
нает стилизованный орнамент. Он в шахматном порядке про-
резан тридцатью восемью небольшими окнами вертикально
вытянутой шестиугольной формы. Для расстекловки было
использовано два типа переплётов. Этажи дома связаны вин-
товой деревянной лестницей. На первом этаже расположены
входная зона, кухня и столовая, на втором – спальни и гости-
ная, на третьем – мастерская. Площади двух самых больших
двусветных помещений – мастерской и гостиной, одинако-
вы – по 50 м 2. Из мастерской через антресоль можно попасть
на террасу, совмещённую с крышей гостиной (рис. 49).
К. Мельников считал круглую в плане форму жилья кон-
структивно и экономически целесообразной и планиро-
вал запатентовать некоторые новшества, использованные
в своём доме [26, 32, 51, 66, 78, 76, 79].
— 86 —
РИ́ЧАРД НО́ЙТРА (Рихард Йозеф Нойтра; 08.04.1892, Вена,
Австрия – 16.04.1970, Вупперталь, Германия).
Ричард Нойтра получил профессиональное образование
в Вене и Цюрихе. Был учеником А. Лооса и О. Вагнера. Затем
на стажировке в Германии работал в студии Э. Мендельсона.
Разработал проекты доходных домов, которые типологически
относились к блокированным. В 1923 году Р. Нойтра эмигри-
ровал в Соединённые Штаты, где сотрудничал с Ф. Л. Райтом,
а позже – с Р. Шиндлером. В США сформировались творче-
ские позиции Р. Нойтры, выразившиеся во введении так на-
зываемого «международного стиля» – модернизма, особен-
ностью которого стало сочетание чётких геометрических
форм, тщательное пропорционирование, интеграция с окру-
жающим ландшафтом, высокое качество проектных решений
и хорошая инженерная оснастка. Р. Нойтра считал, что зда-
ния должны отражать образ жизни владельцев. Одним из его
творческих принципов стало следование потребностям кли-
ентов, обеспечение комфорта владельцев, что виртуозно ис-
пользовалось самим зодчим при проектировании малоэтаж-
ных жилых домов.
Первой заметной работой архитектора стал дом для
Ф. Ловелла (Ловелл Хауз) – «Висячий дом», или «Дом
здоровья»(1927–1929 гг., Лос-Анджелес), имевший боль-
шие витражи и подвешенные на тросах балконы. Затем им
было построено множество частных жилых резиденций,
например, Рисёрч-Хаус (1932 г.), дома для Н. и М. Коблик
(1933 г.), В. и М. Бёрд (1935 г.), Дж. Крейгера (1937 г.),
Дж. Брауна (1937 г.), Тримейн-хаус (1947–1948 гг.), дом Эт-
велла (1950 г.), дом для Х. и Х. Крониш (1950 г.), дом в Мёр-
фельден-Вальдорф (Германия, 1963 г.) и др. Р. Нойтра раз-
— 87 —
работал и реализовал несколько проектов блокированного
жилья, например, Landfair Apartments (1937 г.), Strathmore
Apartments (1937 г.), Kelton Apartments (1941 г.), Elkay
Apartments (1948 г.) и др. Он первым из архитекторов запро-
ектировал и построил передвижной разборный дом с при-
менением фанеры, а в 1935 году провёл эксперимент с па-
нельным отоплением. В 1940–1960-е годы Р. Нойтра входил
в группу участников демонстрационной программы новых
технологий строительства индивидуальных жилых домов
«Case Study».
Вершиной творчества Р. Нойтры считается зимняя рези-
денция Э. Д. Кауфмана в пустыне Колорадо (Kaufmann Desert
House) в Палм-Спрингс (1946–1948 гг., шт. Калифорния), ко-
торую называют также «Виллой в пустыне» (рис. 50). Здание
создавалось для владельца «Дома над водопадом» – самого
известного, знакового произведения Ф. Л. Райта. В соору-
жении используются алюминиевые конструкции и система
климатизации. Следуя своим правилам, Р. Нойтра применил
во внешнем облике противопоставление горизонтальных пе-
рекрытий и стеклянных стен. Подвижные вертикальные рё-
бра были призваны защищать пространство от песчаных бурь
и жары. Центральное пространство дома отведено гостиной,
которая объединена со столовой. Пять спален расположены
в трёх крыльях и оборудованы ванными. Жилые помещения
связаны галереей с патио, где устроен обширный бассейн,
и отделены от пространств для обслуживающего персонала.
Дом Э. Д. Кауфмана в Палм-Спрингс входит в список десяти
лучших домов Лос-Анджелеса и считается одним из самых
ценных примеров архитектуры XX века в Америке [27, 55, 64,
66, 78, 88, 129].
— 88 —
А́ЛВАР А́АЛТО (Алвар Хуго Хенрик Аалто; 03.02.1898,
Куортане, Финляндия – 11.05.1976, Хельсинки, Финляндия).
Ещё будучи студентом, Алвар Аалто построил для роди-
телей свой первый дом. После окончания в 1923 году Техно-
логического института в Хельсинки, он создал проекты не-
скольких построек в типичной стилистике скандинавского
неоклассицизма. Со временем финский мастер выработал
оригинальные подходы к архитектурному проектированию,
став выдающимся представителем функционализма в соб-
ственной неповторимой трактовке. Главным принципом его
творчества стало органичное единство зданий и окружающей
природы. Для этого учитывались условия местности, кото-
рым подчинялась форма объекта.
Характерными чертами творческой манеры А. Аалто стали
свобода внутренних пространств и сочетание железобетона
и стекла с традиционными материалами – деревом, камнем
и кирпичом. В основном архитектор проектировал крупные
общественные здания. Они построены в Финляндии, Фран-
ции, Италии, Германии, России и США. В 1936–1954 гг.
по проекту А. Аалто на его родине строился посёлок Сунила,
ставший образцом для дальнейшего развития жилых приго-
родов. Здесь здания органично вписаны в окружающий лес-
ной пейзаж и адаптированы к орографическим особенностям
местности. Кроме того, архитектор дважды строил дома для
своей семьи.
Настоящий переворот в сознании состоятельных сло-
ёв общества Финляндии совершила построенная в 1938–
1939 годах в Нормарку вилла Майреа (рис. 51), которая про-
ектировалась для друзей А. Аалто – семьи промышленников
Гуллихсен. Она по-новому раскрыла возможности повыше-
— 89 —
ния комфорта проживания. В основу проекта положена идея
«перетекающего» пространства. Здание состоит из двух ос-
новных блокированных объёмов: один для владельцев, дру-
гой – для прислуги. Несмотря на это, за счёт группировки
вокруг столовой, которая расположена непосредственно на-
против главного входа в дом, удалось добиться их функцио-
нальной связанности. Пространство первого этажа разделено
на несколько зон. Просторная гостиная с камином с помо-
щью извилистой линии, идущей по полу, отделена от раз-
влекательно-музыкальной зоны. Над гостиной расположены
личные – интимные, уютные помещения. А. Аалто вычле-
нил индивидуальные пространства с помощью перегородок.
На втором этаже устроена терраса, которая частично накрыта
перголой. Фасады решены очень просто: бетонная стена, об-
шивка деревянными рейками и большие окна. Используется
также верхний свет. Органичной частью участка стал устро-
енный на границе с сосновым лесом искусственный водоём,
который окружён травяными газонами. В отделке помещений
виллы применены штукатурка, натуральное дерево, природ-
ный камень, а для облицовки металлических колонн – береста
[17, 21, 35, 60, 66, 73, 78].

ЛУИ́С ИСИДО́Р КА́Н (Лейзер-Итц Шмуйловский;


20.02.1901, Пярну, Эстония – 17.03.1974, Нью-Йорк, США).
Луис Кан в раннем возрасте переехал вместе с родителя-
ми в США, где в 1923 году завершил обучение на архитек-
турном факультете Пенсильванского университета (шт. Фила-
дельфия). Он сотрудничал с разными архитекторами, а через
некоторое время стал руководителем группы, занимавшейся
в офисе городского архитектора историческими зданиями.
— 90 —
После путешествия в Европу (1928–1929 гг.) Л. Кан разочаро-
вался в классицизме и под впечатлением работ Ле Корбюзье
принял решение осваивать новые приёмы и пропагандиро-
вать функционализм, который больше соответствовал эпохе
экономической нестабильности и кризисов. Вместе с Д. Бер-
нинджером в 1932 году они создают в Филадельфии очаг со-
временной архитектуры – архитектурную исследовательскую
группу ARG (Architectural Research Group), в которой много
внимания уделялось проектам государственного жилья. Па-
раллельно Л. Кан являлся консультантом в комиссии по плани-
рованию Филадельфии, где проводил научные исследования.
С 1948 по 1957 годы он работал профессором и заведующим
кафедрой в Йельском университете. Здесь он сформировался
как влиятельный теоретик архитектуры. В 1950 году Л. Кан
назначается архитектором представительства Американской
академии в Риме, а после возвращения, в 1955 году, прини-
мает приглашение от Пенсильванского университета. Именно
в эти годы впервые за свою карьеру Л. Кан получает круп-
ные заказы, разрабатывает проекты самого разного масшта-
ба – от зданий с различными размерами и типологическими
характеристиками до широкомасштабных градостроительных
концепций в США, Пакистане, Индии, Бангладеш и Италии.
При разработке объёмно-планировочных решений зодчий
опирается на традиции интернационального стиля, но коррек-
тирует эстетику с помощью характерных для необрутализма
обнаженных конструкций, грубых фактур и эффектов есте-
ственного освещения. Как автор общественных зданий, возро-
дивший их монументальность, Л. Кан был награждён золоты-
ми медалями Американского института архитекторов (1971 г.)
и Королевского института британских архитекторов (1972 г.).
— 91 —
В течение творческой жизни Л. Каном были разработа-
ны проекты двадцати частных домов. Однако значительное
превышение сметы, связанное с желанием мастера создавать
комфортную среду и реализовать смелые идеи, позволило за-
казчикам осуществить только девять из них. Построенный
в Филадельфии дом Маргарет Эшерик (1959–1961 гг.) стал
отражением определённых творческих убеждений Л. Кана.
Благодаря общей статичности композиции здание несёт чер-
ты монументальности, которая усилена за счёт двух симме-
трично расположенных пристроенных параллелепипедов
с дымоходами. Однако фасады решены по-разному: у двух
в плоскость стены врезаны заглублённые окна, другие, бла-
годаря чередованию ниш и выступов с огромными витража-
ми, похожи на кассеты. Сочетание бетона и дерева позволяет
очень простому по форме объёму не восприниматься баналь-
но. В здании прослеживается группировка помещений по вер-
тикали: кухня и постирочная объединены с расположенными
над ними ванными и гардеробными комнатами, над столо-
вой разместилась спальня, коммуникационные пространства
с входом в дом и летними помещениями стали буферной зо-
ной рядом с двусветной гостиной. В доме обеспечено хоро-
шее естественное освещение и проветривание (рис. 52) [13,
25, 66, 67, 78, 80, 91].

ЛУИ́С БАРРАГА́Н (09.03.1902, Гвадалахара, Мексика –


22.11.1988, Мехико, Мексика).
Мексиканский архитектор Луис Барраган первоначально
получил инженерно-строительное образование (1923 г.), по-
сле чего за два года самостоятельно овладел методикой ар-
хитектурного проектирования зданий. В 1920 году он совер-
— 92 —
шил путешествие во Францию, Испанию, Италию и Грецию,
а в 1931 году некоторое время жил в Париже, где посещал
лекции Ле Корбюзье. Позже он побывал в США и Марокко.
Ознакомление с опытом зодчих Европы, наследием Среди-
земноморья и Северной Африки стало для Л. Баррагана сти-
мулом к изучению архитектурных традиций родной страны.
В конце 1920-х годов он был связан с профессиональной
группой творческого движения, известного как школа Гвада-
лахары (Escuela Tapatía), и описал теорию архитектуры с по-
зиций человека, приверженного региональным традициям.
Его архитектурное бюро работало в родном городе с 1927
по 1936 годы, а затем Л. Барраган поселился в Мехико. В те-
чение жизни Л. Барраган несколько раз участвовал в работах
по городскому планированию и ландшафтному проектирова-
нию, занимался разработкой культовых, жилых, обществен-
ных и производственных объектов. Его вклад в развитие ар-
хитектуры был отмечен премией Притцкера в 1980 году.
Большинство зданий, построенных по проектам Л. Барра-
гана, отличается сдержанным минималистичным формообра-
зованием, очень энергичным цветом и использованием фак-
тур. Для этого в конструкциях и деталях зданий применялись
штукатурка, саман, древесина и даже вода, что усиливало
взаимодействие внутреннего пространства с природой. Бар-
раган считал, что архитектура должна обеспечивать уверен-
ное спокойствие людей, однако архитекторы при работе над
проектами не должны только подчиняться рациональному
анализу, а уделять пристальное внимание духовной стороне
и ландшафтному проектированию.
В течение жизни Л. Барраган разработал несколько проек-
тов малоэтажных жилых домов. Наиболее известными ста-
— 93 —
ли его собственный дом-студия (1947–1948 гг.), вошедший
в Список всемирного наследия ЮНЕСКО, а также дома Гал-
вес (1955 г.) и Жиларди (1975–1977 гг.).
В своём личном двухэтажном доме, построенном на окра-
ине Мехико, Л. Баррагану удалось добиться анонимности
внешнего фасада среди соседних традиционных построек.
На простой стене созданы небольшие проёмы. На первом
этаже предусмотрены два входа – в жилую и офисную части,
отдельные помещения которых соединены холлами, коридо-
рами и лестницами без перил. В средней зоне запроектирова-
ны гостиная и библиотека. Они сообщаются со столовой, кух-
ней и гаражом, а также с мастерской, к которой примыкают
комнаты секретаря. На втором этаже расположены спальни
и пространство для общения, а над ними – большая терраса,
а также прачечная и хозяйственные помещения. Большие окна
позволяют жилой зоне соединиться с пространством озеле-
нённого двора. Рабочая зона, наоборот, изолируется глухими
стенами. В качестве композиционного акцента использована
вертикаль винтовой лестницы. Колебания высот помещений,
выступы и ниши стен, их яркий цвет, характерный для тече-
ния «поп-арт» и для мексиканской палитры, а также игра све-
товых потоков способствуют повышению общего комфорта
жилой среды (рис. 53) [78, 116, 118, 119, 120, 151].

ФИ́ЛИП ДЖО́НСОН (Филип Кортелион Джонсон;


08.07.1906, Кливленд, шт. Огайо, США – 25.01.2005,
Нью-Кэнаан, США).
Первый лауреат самой престижной архитектурной премии
Притцкера (1979 г.), Филип Джонсон до тридцати шести лет
архитектурой не занимался. После получения классического
— 94 —
филологического образования он был историком, руководил
Департаментом архитектуры в Музее современного искусства
в Нью-Йорке, писал книги и критические статьи. В 1940 году
он поступил в высшую школу дизайна Гарвардского универ-
ситета и успешно её окончил через три года. После службы
в армии, во время второго периода работы в музее, Ф. Джон-
сон написал монографию о творчестве Л. Мис ван дер Роэ, ко-
торым восхищался, с которым был лично знаком с 1928 года
и которого убедил перебраться в Америку. Ф. Джонсон – один
из теоретиков, предложивших в 1932 году термин «интерна-
циональный стиль». После ухода из музея (1954 г.) он много
проектирует, начинает искать свою манеру и получает мно-
жество заказов на крупные объекты, в которых постепенно
отходит от традиций интернационального стиля и экспери-
ментирует с формообразованием и приёмами использования
декора, пробуя себя как классицист, эклектик и постмодер-
нист. Постоянное движение творческих идей и непредсказу-
емость результатов стали главными факторами повышенного
общественного интереса к его личности. До преклонного воз-
раста Ф. Джонсон был преподавателем, выступал с лекция-
ми, вёл проектирование, а со второй половины 1980-х годов
продолжал оставаться консультантом в основанной им фирме
«Джонсон и Бёрджи».
Загородная резиденция, построенная для семьи Бут
(1946 г., рис. 54), стала одним из примеров нового подхода
к разработке доступного жилья для среднего класса послево-
енной Америки. Здание полностью соответствовало потреб-
ностям семьи, отличалось простотой конструкций, полно-
этажными окнами и гармоничным слиянием с окружающим
ландшафтом. Работа над ним стала «генеральной репетици-
— 95 —
ей» перед проектированием ключевого для Ф. Джонсона объ-
екта – «Стеклянного дома».
«Стеклянный дом» Ф. Джонсон строит для себя в Нью-
Кэнаане в 1949 году. Благодаря этому уникальному зданию
он получает заказы и несколько лет занимается проектиро-
ванием загородного жилья. «Стеклянный дом» расположен
на узком придорожном участке площадью около 2 га, на по-
ляне, занимающей место между склоном и оврагом. Входы
были устроены с каждой из сторон дома. Все стены лежащего
на низком кирпичном цоколе простого, вытянутого по гори-
зонтали одноэтажного параллелепипеда от пола до потолка
сделаны стеклянными. Дом почти полностью прозрачен. Это
противоречило представлениям обывателей об уюте и ком-
форте. Лишь сантехнические помещения скрыты внутри
глухого кирпичного цилиндра. В нём же устроен камин для
жилых помещений. В условиях свободной планировки ис-
ключительно с помощью интерьерного оборудования выде-
лены зоны гостиной, кабинета, кухни и спальни (рис. 54).
Вблизи «Стеклянного дома» Ф. Джонсон построил госте-
вой дом, в котором, наоборот, внутренние пространства изо-
лированы. По мере роста площади участка резиденции на нём
постепенно появились пруд с островком, здания подземной
художественной галереи и галереи скультур, миниатюрной
библиотеки с рабочим кабинетом, а также несколько символи-
ческих объектов. В 1986 году Ф. Джонсон передал свой жилой
комплекс в дар Национальному обществу по охране памятни-
ков, и здесь впоследствии был создан дом-музей архитектора.
Менее радикальной стала построенная в 1952 году рези-
денции для супругов Уайли. Её ортогональная композиция
также созвучна интернациональному стилю (рис. 54).
— 96 —
Последними частными домами в карьере мастера стали
пять зданий в экспериментальном посёлке на окраине городка
Сагапонак. В этом случае 97-летний Ф. Джонсон обратился
к историзму, взяв за основу римский Пантеон [11, 12, 66, 76,
78, 121, 127].

КЕ́НЗО ТА́НГЕ (04.09.1913, Имабари, о. Сикоку, Япония –


22.05.2005, Токио, Япония).
Один из самых почитаемых архитекторов Японии Кензо
Танге с 1935 по 1938 годы учился на архитектурном факуль-
тете Токийского университета. Затем несколько лет работал
в проектном бюро К. Маэкава. В 1939 году К. Танге напи-
сал эссе о творчестве Микеланджело. В 1941 году он посту-
пил в аспирантуру и параллельно начал принимать участие
в профессиональных конкурсах. С 1946 года К. Танге – пре-
подаватель, который создал проектную лабораторию. Сра-
зу после Второй мировой войны он занимался проектами,
которые считаются отправной точкой становления совре-
менной японской архитектуры – генплана и мемориального
комплекса для Хиросимы. В 1959 году он завешает работу
над докторской диссертацией на тему «Пространственная
структура в большом городе», в которой показывает влия-
ние миграций горожан на процесс городского планирова-
ния. Его концепция генплана Токио-1960 получила огром-
ный резонанс во всём мире. В 1961 году К. Танге стал
учредителем междисциплинарной исследовательской груп-
пы «URTEK», которая специализировалась на проектах ре-
конструкции городов. Результатом теоретического осмысле-
ния работ стала монография «Образ Японского архипелага
в будущем» (1967 г.).
— 97 —
На протяжении своей профессиональной жизни К. Танге
активно занимался крупными объектами, в первую очередь –
общественными зданиями. В проектах он использовал совре-
менную интерпретацию национальных подходов к зодчеству.
Его работы реализованы в Азии, Европе и Америке. В родной
стране его учениками были такие влиятельные архитекторы,
как Фумихико Маки, Кодзи Камия, Арата Исодзаки, Кисё
Курокава и Танео Оки. Кроме того, Кензо Танге был пригла-
шенным профессором в Массачусетском и Иллинойском тех-
нологическом институтах, в Гарварде, Йеле, Принстоне, Ва-
шингтонском университете, Калифорнийском университете
в Беркли и в Университетах Алабамы и Торонто. В 1987 году
он стал первым японским архитектором, удостоенным пре-
мии Притцкера.
Единственный малоэтажный жилой дом, который был за-
проектирован К. Танге, строился в 1951–1953 годах для него
самого. К сожалению, этот образец работы зодчего, который
был высоко оценён европейскими и американскими архитек-
торами, был утрачен в 1970-х годах. Здание было расположено
в Токио, в глубине уединённого участка. В его объёмно-про-
странственном решении были использованы традиционные
для Японии приёмы – рациональность планировки, припод-
нятый на высоких сваях единственный этаж, сборный сейс-
мостойкий каркас из комплектующих деталей, модуль татами
для определения размеров помещений. Связь с поверхностью
земли обеспечивала лестница, идущая в центральную часть
снизу. Следует уточнить, что размер циновки был немного
увеличен в сравнении с каноническим. Основными материа-
лами стали дерево, черепица и рисовая бумага для перегоро-
док. Наружные остеклённые стены жилой части здания были
— 98 —
опоясаны балконами. Над ними нависало покрытие, обеспе-
чивающее защиту от непогоды. Над центральной частью дома
дополнительно было использовано ещё одно покрытие. Ар-
хитектор добился свободного решения плана: трансформация
перегородок (фусума) позволяла объединять три маленьких
комнаты в одно большое общее пространство. Раздвижные
внешние стены давали возможность стереть границы между
внешним и внутренним пространствами. Интерьеры здания
были лишены излишеств: они не загромождались мебелью,
и лишь предметы декоративно-прикладного искусства ис-
пользовались в качестве деликатных декоративных акцентов.
Собственный дом Кензо Танге стал одним из первых приме-
ров слияния японских традиций и новых требований жизни
в архитектуре жилища (рис. 55) [46, 66, 78, 112, 113, 155].

РО́БЕРТ ВЕНТУ́РИ (род. 25.06.1925, Филадельфия, шт.


Пенсильвания, США).
Выпускник архитектурной школы Принстонского уни-
верситета, заслуживший степень магистра (1947–1950) и по-
лучивший опыт работы в Американской академии в Риме
(1954–1956), Р. Вентури после возвращения в США препода-
вал курс теории архитектуры в Университете Пенсильвании
и сотрудничал с архитектурными мастерскими Э. Саарине-
на (Блумфилд-Хиллс, шт. Мичиган), Л. Кана (Филадельфия)
и О. Стонорова (Филадельфия). В течение следующих трёх
десятилетий он читал лекции в университетах Йеля, Прин-
стона, Гарварда, Лос-Анджелеса, Райса и в Американской
академии в Риме.
Книга Р. Вентури «Сложности и противоречия в архитекту-
ре», опубликованная в 1966 году, наряду с трудами Ч. Дженк-
— 99 —
са, заложила фундамент теории постмодернизма в архитек-
туре. Архитектор бросил вызов интернациональному стилю.
Он утверждал, что модернизм, ставший к этому времени ве-
дущим направлением в архитектуре, слишком прямолинеен,
прост, безлик и скучен, и что перестал обеспечивать необхо-
димые человеку комфорт и впечатления. Р. Вентури одним
из первых указал на влияние спонтанных процессов жизнеде-
ятельности на развитие архитектурной среды. В собственном
творчестве он вдохновлялся архитектурными стилями преж-
них эпох с обильной и динамичной пластикой – маньеризмом
и барокко, которые изучал в студенческие годы.
Параллельно с написанием этой книги с 1962 года он раз-
рабатывал проект дома для своей матери Ванны Вентури
(рис. 56) в Честнат-Хилл (шт. Пенсильвания), участок для
которого находился напротив дома М. Эшерик, построенного
Л. Каном. Р. Вентури разработал шесть детализированных ва-
риантов проекта, что потребовало огромной творческой отда-
чи. В результате здание приобрело довольно противоречивую
трактовку: его композиция обладает и качествами хаотич-
ности, и элементами, демонстрирующими основательность
и изобилие. Стилизованные детали элементов симметричного
главного фасада напоминают «разорванные» фронтоны вик-
торианской эпохи или барокко. Их преувеличенный масштаб
не соответствует реальным размерам здания, включающе-
го всего пять помещений: гостиную, кухню и три спальни.
Задний фасад имеет форму симметричного пятиугольника.
План здания и его детали при этом асимметричны, что про-
явилось в использовании ограждающих плоскостей, располо-
жении и модернистской форме дверных и оконных проёмов.
Внутри здания концентрация элементов – крыльца, лестницы
— 100 —
переменной ширины и камина в одном пространстве – при-
водит к их неожиданным столкновениям, врезкам. Стены
некоторых помещений заглублены: при гостиной на первом
этаже создана терраса, при спальне на втором – узкий бал-
кон. Этот приём параллельного и близкого размещения пло-
скостей, не одобряемый модернистами, и заимствованный им
из исторического наследия архитектуры, Р. Вентури назвал
«многослойностью». Впервые архитектор использовал его
в нереализованном проекте дома Пирсона (1957 г.). По мне-
нию критика Ф. Шварца, дом Ванны Вентури претендует
на первую по срокам реализации позицию среди объектов
постмодернизма.
В одном из своих эссе Р. Вентури утверждал, что сила
современных мастеров архитектуры заключается не толь-
ко в последовательности, но и в многообразии. В 1991 году
Р. Вентури, профессор Пенсильванского университета, за те-
оретический вклад в развитие архитектуры был отмечен пре-
мией Притцкера [36, 76, 78, 130, 131].

ФРЭ́НК ГЕ́РИ (Эфраим Оуэн Гольдберг; род. 28.02.1929,


Торонто, Канада).
Родившийся в семье эмигрантов из Польши, Фрэнк Гери
с семнадцати лет стал жить в США. Здесь в 1954 году он окон-
чил Университет Южной Калифорнии и уже в студенческие
годы начал работать в проектной мастерской «Victor Gruen
Associates». Сюда Ф. Гери вернулся после службы в армии,
последующей учёбы в Гарвардской высшей школе дизайна
для изучения городского планирования и непродолжительно-
го сотрудничества с У. Перейра и Ч. Лукманом. В 1961 году
Ф. Гери с семьёй переехал в Париж, где изучал творчество
— 101 —
Ле Корбюзье и работал в проектном ателье Б. Неймана, за-
нимаясь католическими церквями. Через год он вернулся
в Лос-Анджелес и основал собственную фирму. Сейчас она
занимает одно из лидирующих мест в архитектурном мире
и известна как «Gehry&Partners». В ней работает более 200 ар-
хитекторов. Параллельно с проектированием зданий Ф. Гери
экспериментировал в дизайне и даже занялся производством
мебели.
Первый шаг к общемировому признанию был сделан
Ф. Гери в 1978 году, когда на деньги, полученные от произ-
водства картонной мебели, он начал перестройку двухэтаж-
ного дома, купленного в штате Калифорния для своей семьи.
С трёх сторон вокруг прежнего ядра была создана новая обо-
лочка. Для этого часть стен была изменена. В них были про-
биты проёмы и отверстия, необходимые для опирания новых,
деревянных элементов каркаса. Радикальная реконструкция
предполагала симбиоз старого и нового, а наклонные кон-
струкции сделали дом Ф. Гери символом деконструктивизма.
Снаружи были использованы сухая штукатурка и обшивка
металлическими листами. Изменения, необходимые для чле-
нов семьи, продолжились и в 1991 году (рис. 57).
В 2007 году в рамках программы благотворительного фон-
да MIR Ф. Гери разработал проект недорогого жилого дома
на две семьи. Акция была направлена на поддержку населе-
ния Нового Орлеана, пострадавшего от урагана. В задании
были определены некоторые требования, в частности следо-
вало учесть климатические и социальные особенности штата
Луизиана и использовать ресурсосберегающие технологии.
В этом проекте мастер отказался от скульптурности и создал
здание на сваях. При строительстве применяются сертифици-
— 102 —
рованные материалы и вторсырьё. Фасады могут быть обши-
ты фиброцементным сайдингом, что позволяет владельца са-
мим выбирать цвет. Общая площадь дома – 165 м 2, в нём две
квартиры. Одна – с тремя комнатами и двумя санузлами, вто-
рая – с одной комнатой и санузлом. Крышу здания было пред-
ложено превратить в террасу, на которой можно переждать
чрезвычайную ситуацию. Здесь же размещены навесы с сол-
нечными батареями. При строительстве были использованы
сертифицированные экологически нейтральные материалы
и вторсырьё, включая ковровое покрытие из переработанного
нейлона (рис. 57).
Свой авторитет в архитектуре Ф. Гери завоевал благода-
ря определённому философскому подходу и смелой работе
с формой. В его самобытных работах, построенных в разных
странах, конструктивные решения становятся продолжением
художественного образа, который часто связан с применени-
ем богатой пластики и уникальных строительных материа-
лов. При этом сложность не вступает в противоречие с по-
требительскими качествами зданий. Ф. Гери – многократный
обладатель международных и национальных наград и призов.
В 1989 году он стал лауреатом Притцкеровской премии [20,
85, 93, 125].

ГЛЕ́Н МЁРКАТ (Глен Маркус Мёркат; род. 25.06.1936,


г. Лондон, Великобритания).
На выбор профессии будущего лауреата премии Притцкера
(2002 г.) – австралийского архитектора Глена Мёрката, повли-
яли эксперименты его отца, не имевшего специального обра-
зования, но который строил для своей семьи дома в Папуа-
Новой Гвинее. Глен Мёркат в 1961 году окончил технический
— 103 —
колледж в Сиднее. В 1969 году он основал свою фирму, прак-
тикующую производство жилых домов по всей Австралии.
И первые шаги архитектора в профессии, и последующие
этапы работы демонстрируют последовательное становление
собственного творческого почерка, основанного на использо-
вании принципов органической архитектуры и связи зданий
с природой. Развивая это направление, Г. Мёркат устраивает
мастер-классы для студентов и молодых архитекторов из раз-
ных стран, читает лекции и руководит исследованиями в ка-
честве профессора на факультете антропогенной среды в уни-
верситете Нового Южного Уэльса.
Г. Мёркат занимается преимущественно небольшими объ-
ектами, которые гармонично вписываются в австралийский
ландшафт. Проектированию предшествуют тщательные
предпроектные исследования климатических особенностей,
гидрографии, местной растительности и т. д. Это позволяет
использовать энергоэффективные технологии, оптимально
подобрать материалы, обосновать необходимость введения
защитных элементов и выбор инженерных систем.
В созданном Г. Мёркатом доме «Фредерикс-хаус» (1982 г.,
реконструкция 2001–2004 гг.) два параллельных простран-
ства разной длины развиваются от камина, который был
сохранён на участке, где прежде уже существовала ферма
(рис. 58). Территория расположена на подветренной стороне
склона и хорошо защищена от холодных ветров. Наклонной
рельеф позволил создать в доме и саду ступенчатую после-
довательность озеленённых платформ. Вытянутая компози-
ция здания основана на использовании подобия пропорций
и повторе конструктивных элементов. Вертикальный акцент
создают пространство лестничной клетки и верхнего чердака.
— 104 —
Укороченный южный объём примыкает к входному холлу ря-
дом с камином. В длинном объёме использована анфиладная
система размещения помещений. Изогнутые скатные крыши
выполнены из гофрированных металлических листов. Здание
оснащено раздвижными и двойными окнами, защищёнными
от перегрева внешними металлическими жалюзи с изменя-
ющимся углом наклона. Для отделки помещений и фасадов
во всём доме использована древесина.
За свои инвайронментальные работы в стиле модернизма
Г. Мёркат был удостоен многочисленных архитектурных на-
град в Австралии, Великобритании, Финляндии, США, Да-
нии [98, 99, 100].

ТО́ЙО И́ТО (род. 01.06.1941, Кэйдзё / Сеул, Южная Корея).


Авторитетный японский архитектор Тойо Ито, родившийся
в Южной Корее, окончил в 1965 году архитектурный факультет
Токийского университета. Вначале он работал у одного из ос-
нователей движения метаболистов Кионари Кикутаке (Kiyonari
Kikutake), а в 1971 году создал собственную мастерскую.
Проектированием малоэтажных жилых домов Тойо Ито
занимался в первые десятилетия творческой карьеры, но поз-
же его ведущей творческой специализацией стало проекти-
рование общественных зданий. Тем не менее построенное
по его проектам жильё заслуживает внимания. Несколько
зданий было создано с применением индустриальных техно-
логий возведения из доступных строительных материалов:
алюминия и стали («Алюминиевый дом», 1971–72 гг.; дом
в Umegaoka, 1980–1981 гг.; дом в Magomezawa, 1986 г., «Алю-
миниевый дом» в Sakurajosui, 1997–2000 гг.; «Алюминиевый
коттедж», 2002–2004 гг. и др.), дерева (дом в Chuorinkan,
— 105 —
1979 г.; дом в Sakurajosui, 1974–1975 гг.; дом в Kasama, 1980–
1981 гг. и др.), а также железобетона («T House» в Yutenji,
1997–1999 гг.; «W House» в Inagi, 2001–2002 гг. и др.). При
строительстве некоторых малоэтажных жилых домов кон-
струкционные и отделочные материалы комбинировались
(дом в Denenchofu, 1982–1983 гг.; «Silver Hut», 1982–1984 гг.;
дом в Magomezawa, 1985–1986 гг.; «S house» в Tateshina,
1994–1995 гг.).
Уже в одном из ранних проектов – аскетичном, лишён-
ном декора «White U» (1975–1976 гг.; рис. 59) наглядно
продемонстрированы отличительные черты творчества
Тойо Ито: интеграция приёмов организации пространства,
заимствованных в традиционном корейском и японском
зодчестве, с принципами формообразования, основанного
на чёткой геометрии, которая восходит к конструктивизму
и доведена до минимализма. Несмотря на замкнутую под-
ковообразную композицию, это одноэтажное здание, пред-
назначенное для овдовевшей сестры архитектора и напо-
минающее миниатюрную бетонную крепость с небольшим
количеством окон, не противоречит окружающей среде, де-
ликатно растворяясь в сложившемся городском ландшаф-
те. Вокруг открытого двора последовательно развиваются
помещения, соединённые коридорами. Перегородками вы-
делены сантехнические помещения, кухня и небольшие
личные комнаты. Гостиная и кухня занимают выпуклую
часть здания.
Проекты жилых домов Тойо Ито реализованы не толь-
ко в Японии. В 2004–2009 гг. в Чили был построен частич-
но двухэтажный жилой дом на склоне – «White O» (рис. 59),
в котором идеи описанного выше проекта «White U» полу-
— 106 —
чили новую интерпретацию. Размещённое на просторном
участке здание решено по аналогичной функциональной схе-
ме, но в иной пластике и с увеличенной степенью перфори-
рованности внешних стен. На территории запроектированы
бассейн, ставший вторым по значимости после самого дома
органичным элементом композиции, и сад.
В 2013 году Тойо Ито стал шестым по счёту японским ла-
уреатом архитектурной премии Притцкера за воплощение
проектов, в которых сочетаются концептуальные инновации
и выверенные инженерно-технические решения [34, 65, 74,
78, 86, 135, 142, 143,147, 148, 149, 152].

ТО́М МЕ́ЙН (род. 19.01.1944, Уотербери, шт. Коннектикут,


США).
В 1968 году Том Мейн защитил дипломную работу бака-
лавра в архитектурной школе частного университета Южной
Калифорнии. Преподавал в Калифорнийском государствен-
ном политехническом университете (г. Помона), откуда ушёл,
став одним из семи учредителей Южно-Калифорнийского ин-
ститута архитектуры в Лос-Анджелесе (UCLA). В том же году
началась работа архитектурного бюро Morphosis, которое
со временем получило всемирное признание, превратилось
в один из авторитетнейших центров современной архитекту-
ры и стало законодателем архитектурной моды на деконструк-
тивизм. В 1978 году в Гарвардском университете Т. Мейн за-
щитил диссертацию на степень магистра архитектуры.
Одним из наиболее известных малоэтажных зданий бюро
Morphosis стала вилла Ричарда и Вики Блэйдс, строившаяся
в 1993–1997 годах в пригороде г. Санта-Барбара (штат Кали-
форния, США) для семьи, пострадавшей в опустошительном
— 107 —
пожаре, уничтожившем за несколько часов более 500 домов.
Важнейшей из задач при проектировании этого объекта стало
органичное включение дома в ландшафт пересечённой мест-
ности. Основная композиционная ось здания проходит попе-
рёк склона. Его функциональная схема состоит из двух основ-
ных частей – репрезентативной и приватной. Они соединены
между собой, и в центре композиции расположен небольшой
садик, который играет роль составной части жилого про-
странства. Благодаря этому приёму интерьер и экстерьер пе-
реплетаются в динамическом взаимодействии. В общей днев-
ной зоне, находящейся на наиболее высоких отметках склона,
были запроектированы вход, кухня, столовая, гостиная и не-
большой выставочный зал. За ними продольно рельефу рас-
положена длинная стена, которая в плане имеет эллиптиче-
скую форму большого диаметра и создаёт визуальный барьер,
скрывающий зону для отдыха с бассейном и спальнями чле-
нов семьи. Для создания границ участка было использовано
два типа стен. Одни – внешние, – ортогональные, соответству-
ющие геометрия окружающих домов. Другие – внутренние, –
дугообразные, оптически растягивающие пространство. Име-
ется также неприметный гараж. Изломанные формы здания,
острые углы, вздыбленные крыши, нависающие друг над дру-
гом и над бассейном помещения, шероховатые поверхности,
сохранившие следы опалубки, нерегулярные окна и проёмы
в стенах сделали здание одним из первых примеров нового
конструктивизма (рис. 60).
Том Мейн – почётный профессор и председатель попечи-
тельского совета UCLA. Он в разные годы преподавал в Ко-
лумбийском и Йельском университетах, Гарвардской высшей
школе дизайна, в институте Берлаге в Роттердаме (Нидер-
— 108 —
ланды) и в архитектурной школе Бартлетт (Лондон). Бюро
Morphosis получило за свои проекты более пятидесяти пре-
мий Американского института архитекторов, было удостое-
но множества других наград, а его руководитель Том Мейн
в 2005 году стал Лауреатом премии Притцкера [89, 140, 141].

РЕ́М КО́ЛХАС (род. 17.11.1944, Роттердам, Нидерланды).


Один из стабильных приверженцев деконструктивиз-
ма, Рем Колхас получил два образования – журналистское
и архитектурное. Первоначально он писал в Роттердаме
критические театральные статьи и киносценарии для Гол-
ливуда. Затем переехал в Лондон, где в 1972 году окончил
школу Архитектурной ассоциации и получил стипендию
для проведения исследований в США. Итогом научной
работы за океаном стал бестселлер для профессионалов –
«Нью-Йорк вне себя» (1978 г.). После возвращения в Лон-
дон, Р. Колхас создаёт вместе с М. Вризендроп, Э. Зенгелис
и З. Зенгелис проектное бюро OMA (Office for Metropolitan
Architecture), где свой первый опыт получала Заха Ха-
дид. Победа в конкурсе на расширение парламента в Гааге
(1978 г.) привела к перемещению мастерской в Роттердам.
С 1996 года Р. Колхас преподаёт в Гарвардской школе ди-
зайна и изучает проблемы урбанизации. Его карьера свя-
зана с теорией архитектуры, разработкой широкомасштаб-
ных градостроительных концепций и генпланов развития
локальных территорий, с реальным и экспериментальным
проектированием жилых и общественных зданий во мно-
гих странах мира. За вклад в архитектуру в 2000 году Рем
Колхас стал лауреатом премии Притцкера, в 2005 году был
награждён европейской архитектурной премией Л. Мис
— 109 —
ван дер Роэ, а в 2010 году получил награду «Золотой лев»
на Венецианской биеннале.
Репутацию OMA и её руководителя Рема Колхаса укрепи-
ло последовательное использование узнаваемой творческой
манеры. Она проявляется и в небольших объектах, таких, как
вилла даль’Ава (1991 г.), «Голландский дом» (1995 г.) или дом
в Бордо (1994–1998 гг.). Все они расположены на сложном ре-
льефе, и поэтому часть функций заглублена (рис. 61).
Пространственную композицию виллы даль’Ава опреде-
лила ситуация. Дом расположен в парижском районе Сен-Клу,
на холме, с которого открывается вид на Париж. Здесь на вы-
тянутом участке были запроектированы гараж, который при-
ближен к улице, протяжённый сад и дом, рассчитанный на две
квартиры для членов одной семьи. В доме, продольная ось ко-
торого совпадает с формой участка, предусмотрены три уров-
ня. В нижнем, полузаглублённом, расположено просторное
общее помещение – окружённая стеклянными прозрачными
и полупрозрачными витражами гостиная-столовая, выше на-
ходится входная зона с прихожей и общими анфиладными
пространствами, и над ними – две зоны для проживания за-
казчиков и их дочери, разделённые комнатой технического об-
служивания. Личные пространства с консольными бетонными
стенами и оконными проёмами выходят за пределы цокольного
этажа. Частокол наклонных опор под одним из блоков создаёт
иллюзию стволов деревьев. Все части виллы связаны пандуса-
ми и лестницами, в том числе винтовыми. На эксплуатируемой
крыше устроена открытая площадка для отдыха с бассейном.
В других проектах проявились новые грани таланта ма-
стера. «Голландский дом» расположен на участке с перепа-
дом высот в четыре метра. На разных уровнях, соединённых
— 110 —
длинными пандусами, были запроектированы четыре спаль-
ни, кухня, гостиная, кабинет и две террасы.
Дом в Бордо, состоящий из трёх уложенных друг на друга
параллелепипедов, рассчитан на семью с инвалидом. Он стал
образцом применения смелых конструктивных схем, внедре-
ния полезных инженерных приспособлений и визуальных ил-
люзий. В нижнем – закрытом уровне скрываются подсобные
пространства, средний – прозрачный, рассчитан на публич-
ную жизнь, на верхнем – с оконными проёмами, находятся
личные комнаты членов семьи. Все этажи соединены лифтом.
Уже через три года после завершения строительства этот объ-
ект был внесён в национальный список культурного наследия
Франции [86, 110, 115, 128, 137].

ПЕ́ТЕР ЦУ́МТОР (род. 26.04.1946, Базель, Швейцария).


В молодости Петер Цумтор захотел продолжить семей-
ную традицию, и с 1958 по 1962 годы он учился мастерству
краснодеревщика. Затем несколько лет посвятил подготов-
ке в художественно-промышленной школе Базеля и прошёл
стажировку по проектированию в Институте Пратта в Нью-
Йорке. В 1967 году, вернувшись на родину, он был зачислен
в штат Управления охраны памятников кантона Граубюнден,
где занимался реставрацией и был консультантом по архи-
тектурному анализу и планированию исторических деревень.
В 1979 году в деревне Хальденштайн П. Цумтор основал про-
ектную мастерскую, где до сих пор продолжает работать с не-
большим штатом сотрудников в 15–20 человек.
С 1996 года П. Цумтор стал заниматься преподаванием:
был профессором в Академии архитектуры швейцарско-
го университета della Svizzera Italiana, приглашенным про-
— 111 —
фессором в ряде университетов США (Университет Южной
Калифорнии, Институт архитектуры Южной Калифорнии,
Высшая школа дизайна Гарвардского университета) и в Тех-
ническом университете Мюнхена. Он многократно удо-
стаивался престижных наград. В 2009 году стал лауреатом
премии Притцкера. В 1998 году П. Цумтор написал книгу,
в которой изложил свои мысли о философии архитектуры.
Он считает, что суть языка архитектора не в выборе стиля,
а в поиске решения для конкретного места и конкретного
заказчика. Архитектура запроектированных им зданий ба-
зируется на синтезе философии, лирики и дизайна. В своих
работах П. Цумтор добивается гармонии применения мате-
риалов, композиционных приёмов и технических средств,
тщательности проработки объекта в целом и его деталей. Он
считается одним из последовательных приверженцев учёта
экологических аспектов, минимизации ущерба окружающей
среде. Его собственный дом (1986 г.), объединённый с ма-
стерской, запроектирован в полном соответствии с принци-
пами мастера (рис. 62).
В мастерской П. Цумтора накоплен опыт проектировании
малоэтажных жилых зданий для самых разных клиентов. На-
пример, там был разработан блокированный жилой дом для
престарелых (1993 г., рис. 62), а также срубовой жилой дом
по заказу семьи с шестью детьми с отдельной квартирой для
бабушки (2002 г.).
В 2009 году супруги Анналиса и Петер Цумторы постро-
или в высокогорном посёлке Лейс для себя, для своих гостей
и для сдачи в аренду два похожих трёхэтажных деревянных
дома. Согласно комментариям архитекторов, в одном здании
запроектированы четыре с половиной, а в другом – три с по-
— 112 —
ловиной комнаты, и каждый из домов рассчитан на 4–5 спаль-
ных места. В обоих домах для панорамного обзора окрестных
пейзажей гостиные с кухонной и рабочей зонами размещены
на верхних этажах. В доме площадью 150 м 2 на среднем эта-
же были запроектированы две двухместные спальни, туалет
и душевая комната, а на нижнем – прихожая с гардеробом,
санузел и постирочная. А в доме площадью 128 м 2 на втором
и на первом этажах размещены друг под другом две аналогич-
ных двухместных спальни. Здесь на втором этаже при спаль-
не предусмотрены гардеробная, сауна и постирочная, а вни-
зу – душ с туалетом, а также прихожая с гардеробом и местом
для хранения спортивного инвентаря. В обоих домах есть
хорошо освещённые балконы, веранды и открытые площад-
ки для отдыха, они оборудованы традиционными каминами,
но при этом имеют все необходимые современному человеку
бытовые и технические устройства (рис. 62) [45, 67, 77, 126,
132,154].

ЖА́К ХЕ́РЦОГ (род. 19.04.1950, Базель, Швейцария) и ПЬЕ́Р


ДЕ МЁРО́Н (род. 08.05.1950, Базель, Швейцария).
Лауреаты премии Притцкера 2001 года Жак Херцог и Пьер
де Мёро́н, родившиеся в одном и том же году и в одном
и том же городе, получили архитектурное образование в По-
литехническом институте Цюриха (ETH Zurich). Они прошли
период введения в профессиональную деятельность под ру-
ководством Альдо Росси, а в 1978 году создали в родном горо-
де своё первое совместное архитектурное бюро. В 1983 году
Ж. Херцог стажировался в Корнельском университете (США).
Молодые талантливые архитекторы возобновили сотрудни-
чество в Базеле и через несколько лет после новой встречи,
— 113 —
в 1994 году объединились в проектной фирме, получившей
название «Herzog & de Meuron», которая в начале XXI века
расширилась до международной сети архитектурных офисов
(Гамбург, Лондон, Мадрид, Нью-Йорк и Гонконг) со штатом
более 120 человек. В 1994 году оба архитектора стали пригла-
шёнными профессорами Гарвардского университета, а затем,
с 1999 года, – и филиала Швейцарского Федерального техно-
логического института в Базеле.
Для достижения наилучших результатов в своём творче-
стве Ж. Херцог и П. де Мёрон опираются на интеграцию та-
лантов партнёров-профессионалов. Несмотря на то, что в по-
следнее время эти швейцарские архитекторы проектируют
в основном общественные здания, в созданных ими ранее
малоэтажных домах продемонстрировано расширение диапа-
зона подходов к индивидуальному строительству. В лучших
проектах геометрическая простота форм стала следствием
переосмысления приёмов и материалов традиционной ар-
хитектуры. При этом значительная часть проектных идей,
использованных как в крупных общественных комплексах,
так и в миниатюрных жилых зданиях, является следствием
блестящего знания возможностей современных технологий.
Это позволяет от проекта к проекту преодолевать стереоти-
пы, демонстрируя новые варианты применения конструкций
и сочетания материалов.
Ж. Херцог и П. де Мёрон запроектировали несколько жи-
лых домов для людей, связанных с искусством. Одним из за-
казчиков стал владелец художественной галереи Ханспетер
Рудин. Жилой дом для него, площадью 260 м 2, возведён-
ный в 1997 году во французской коммуне Леман на границе
со Швейцарией, воспринимается издали как недостроенный.
— 114 —
Силуэт и внешний вид напоминают высокогорный домик,
изображённый ребёнком: наклонная крыша, высокая труба
и большие окна. Использование монолитного железобетона
позволило авторам создать здание без нависающих карни-
зов. Крыша сразу переходит в аскетичные бетонные фаса-
ды с необработанной поверхностью, которые подвержены
воздействию ветра и осадков. Во время непогоды дождевая
вода стекает по зданию, как по валуну, и собирается на терра-
сах в неглубоких бассейнах. Первый этаж оторван от земли,
а вход в здание устроен снизу, сквозь перекрытие террасы,
по лестнице, которая поднимается под самую крышу. В доме
использовано классическое функциональное зонирование:
на первом этаже находится прихожая, просторное помеще-
ние гостиной с камином, кухня и санузел, на втором – личные
пространства. Оптическую лёгкость объёма обеспечивают
остеклённые проёмы и уходящие в склон обнажённые опоры
здания. Интерьеры дома характеризуются противопоставле-
нием пространств, материалов и цвета – массива стен и тон-
ких стоек, бетона и необожжённого кирпича, серебристых
и розовых оттенков (рис. 63) [28, 54, 103, 108, 109].

ШИГЕ́РУ БА́Н (род. 05.08.1957, Токио, Япония).


Шигеру Бан окончил Архитектурный институт Универси-
тета Южной Калифорнии (Лос-Анджелес, США) в 1980 году,
а в 1984 – архитектурную школу Купер-Юнион в Нью-Йорке.
В годы учебы будущий лауреат премии Притцкера (2014 г.)
практиковался у Арата Исодзаки – одного из самых известных
японских архитекторов. В 1984 Ш. Бан открыл в столице Япо-
нии собственное бюро. С 1993 он был преподавателем в ряде
японских университетов. За высокие профессиональные до-
— 115 —
стижения и проектные эксперименты уже в 1997 Ш. Бан был
признан лучшим молодым архитектором года в стране.
Важное место в творчестве Ш. Бана отводится концепции
проектного решения жилого дома, в основу которой положены
национальные традиции взаимодействия с окружающим про-
странством и опыт выдающихся мастеров архитектуры XX сто-
летия, в частности Л. Мис ван дер Роэ. Одна из серий архи-
тектурных экспериментов была названа Ш. Баном как «Case
Study House Programm»,– по аналогии с известной программой
строительства показательных высокотехнологичных домов
в США. Его профессиональный подход и приверженность де-
мократическим принципам позволил ему быть неоднократным
участником работ по проектированию временного жилья для
людей, оказавшихся жертвами различных катастроф – природ-
ных, техногенных или социальных. В 1995 году Ш. Бан стал
официальным советником ООН по чрезвычайным ситуациям.
Для строительства домов им было предложено использовать
быстровозводимые конструкции, например, контейнеры или
экологичное и дешёвое вторичное сырьё, чаще всего макула-
туру. В проектах временного социального жилья для Руанды,
Индии, Франции и Японии были использованы картонные
и железобетонные конструкции. Одним из творческих кредо
мастера является то, что эстетическим качествам объёмно-про-
странственного решения каждого здания внимание уделяется
вне зависимости от социального статуса жителей.
Во многих малоэтажных постройках с высоким уровнем
комфорта, запроектированных Ш. Баном для строительства
в Японии, США, Португалии и Шри-Ланке, применены изящ-
ные столбы. Пространство между ними может быть заполне-
но раздвижным остеклением, которое напоминает традицион-
— 116 —
ные ширмы, а плиты перекрытий вынесены в виде консолей,
на которых часто размещаются террасы или веранды. Первый
этаж часто сокращается до минимума, что позволяет разме-
стить под вышележащими этажами открытое пространство
для автомобилей. Верхние этажи предназначены для жилых
и подсобных помещений. Основным фасадным материалом
стало стекло. В отдельных проектах экранами изолируются
лишь сантехнические помещения.
Одним из самых изящных стал частный дом с двойной кры-
шей (House of Double-Roof), построенный на склоне в Ямана-
си (Япония) в 1993 году. При проектировании были учтены
особенности местного климата – обильные снегопады зимой
и активная инсоляция летом, которые стали причиной усиле-
ния конструкции кровли с помощью гофрированных сталь-
ных листов, уложенных на балки коробовидного сечения. По-
толочные конструкции жилых помещений расположены ниже
как независимый элемент. Внешний вид здания определяет
крытая терраса, которая соединяет большую гостиную со сто-
ловой, кухней, спальней и ванной комнатой. Уровень её пола
опускается в соответствии с рельефом участка. Над спальней
на эксплуатируемой крыше устроена ещё одна терраса с ви-
дом на озеро (рис. 64).
Пример использования Ш. Баном деревянных конструк-
ций – двухэтажный дом, построенный в 2013 году. Здание
имеет спиралевидную в плане форму с ортогональным пери-
метром и сторонами примерно 30 м. Вокруг округлого двора
диаметром 15 м размещены восемь помещений. Двор слу-
жит местом общения. Благодаря изменению геометрии балок
высота двухэтажного здания варьируется от 2,4 м до 7,45 м
(рис. 64) [45, 84, 86, 104,133, 144].
— 117 —
Приложение 2

Рисунки к части 2
«ИНДИВИДУАЛЬНЫЙ ЖИЛОЙ ДОМ
В ТВОРЧЕСТВЕ МАСТЕРОВ СОВРЕМЕННОЙ
АРХИТЕКТУРЫ»
РИС. 36. ФЁДОР О́СИПОВИЧ ШЕ́ХТЕЛЬ. ПРИМЕРЫ РАБОТ.

— 119 —
РИС. 37. ВИКТО́Р ОРТА́. ПРИМЕРЫ РАБОТ.

— 120 —
РИС. 38. АНРИ́ ВАН ДЕ ВЕ́ЛЬДЕ. ПРИМЕРЫ РАБОТ.

— 121 —
РИС. 39. ЙО́ЗЕФ О́ЛЬБРИХ. ПРИМЕРЫ РАБОТ.

— 122 —
РИС. 40. ФРЭ́НК ЛЛО́ЙД РА́ЙТ. ПРИМЕРЫ РАБОТ.

— 123 —
РИС. 41. ФРЭ́НК ЛЛО́ЙД РА́ЙТ. ПРИМЕРЫ РАБОТ (ОКОНЧАНИЕ).

— 124 —
РИС. 42. ПЕ́ТЕР БЕ́РЕНС. ПРИМЕРЫ РАБОТ.

— 125 —
РИС. 43. АДО́ЛЬФ ЛО́ОС. ПРИМЕРЫ РАБОТ.

— 126 —
РИС. 44. БРУ́НО ТА́УТ. ПРИМЕРЫ РАБОТ.

— 127 —
РИС. 45. ВА́ЛЬТЕР ГРО́ПИУС. ПРИМЕРЫ РАБОТ.

— 128 —
РИС. 46. ЛЮ́ДВИГ МИС ВАН ДЕР РО́Э. ПРИМЕРЫ РАБОТ.

— 129 —
РИС. 47. ЛЕ КОРБЮЗЬЕ́. ПРИМЕРЫ РАБОТ.

— 130 —
РИС. 48. ГЕ́РРИТ ТОМАС РИ́ТВЕЛД. ПРИМЕРЫ РАБОТ.

— 131 —
РИС. 49. КОНСТАНТИ́Н СТЕПА́НОВИЧ МЕ́ЛЬНИКОВ. ПРИМЕРЫ РАБОТ.

— 132 —
РИС. 50. РИ́ЧАРД НО́ЙТРА. ПРИМЕРЫ РАБОТ.

— 133 —
РИС. 51. А́ЛВАР А́АЛТО. ПРИМЕРЫ РАБОТ.

— 134 —
РИС. 52. ЛУИ́С ИСИДОР КА́Н. ПРИМЕРЫ РАБОТ.

— 135 —
РИС. 53. ЛУИ́С БАРРАГА́Н. ПРИМЕРЫ РАБОТ.

— 136 —
РИС. 54. ФИ́ЛИП ДЖО́НСОН. ПРИМЕРЫ РАБОТ.

— 137 —
РИС. 55. КЕ́НЗО ТА́НГЕ. ПРИМЕРЫ РАБОТ.

— 138 —
РИС. 56. РО́БЕРТ ВЕНТУ́РИ. ПРИМЕРЫ РАБОТ.

— 139 —
РИС. 57. ФРЭ́НК ГЕ́РИ. ПРИМЕРЫ РАБОТ.

— 140 —
РИС. 58. ГЛЕ́Н МЁРКАТ. ПРИМЕРЫ РАБОТ.

— 141 —
РИС. 59. ТО́ЙО И́ТО. ПРИМЕРЫ РАБОТ.

— 142 —
РИС. 60. ТО́М МЕ́ЙН. ПРИМЕРЫ РАБОТ.

— 143 —
РИС. 61. РЕ́М КО́ЛХАС. ПРИМЕРЫ РАБОТ.

— 144 —
РИС. 62. ПЕ́ТЕР ЦУ́МТОР. ПРИМЕРЫ РАБОТ.

— 145 —
РИС. 63. ЖА́К ХЕ́РЦОГ И ПЬЕ́Р ДЕ МЁРО́Н. ПРИМЕРЫ РАБОТ.

— 146 —
РИС. 64. ШИГЕ́РУ БА́Н. ПРИМЕРЫ РАБОТ.

— 147 —
КОНТРОЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ К ЧАСТИ 2

1. Какие композиционные и инженерные новшества впер-


вые в истории отечественной архитектуры использовал
Ф. О. Шехтель?
2. Кто из архитекторов и в каком жилом доме впервые
применил открытый металлический каркас? Расскажи-
те об архитектурных особенностях этого здания.
3. Как проявился синтез искусств в творчестве Анри ван
де Вельде? В каком стиле работал этот архитектор?
Приведите примеры.
4. Какие приёмы были использованы при проектировании
особняков дармштадской колонии художников? Кто
из архитекторов оставил там самый заметный след?
5. Чем отличались малоэтажные жилые дома, проекты ко-
торых разрабатывал Ф. Л. Райт, в разные периоды его
творческой карьеры? Что было композиционной осно-
вой «домов прерий»?
6. Кто из немецких архитекторов стал «пионером» интер-
национального стиля? Как этот мастер использовал ре-
льеф участков? Приведите примеры.
7. Какое здание считается эталонным образцом раннего
модернизма в Европе? Как в этом здании использован
цвет? Кто его автор?
8. В каком городе малоэтажная застройка блокированны-
ми домами, датируемая 1920-ми годами, стала объек-
— 148 —
том культурного наследия ЮНЕСКО? Какой архитек-
тор и как применял там различные композиционные
приёмы для преодоления монотонности?
9. Как использовал индустриальные конструкции В. Гро-
пиус при проектировании собственного дома в США?
Как в этом доме было решено функциональное
зонирование?
10. Какие отличительные особенности взаимодействия по-
мещений характерны для виллы семьи Тугендхат? Кто
разработал проект этого здания?
11. Каковы основные принципы архитектуры сформулиро-
вал Ле Корбюзье? Приведите пример их внедрения са-
мим мастером при реализации проекта частного жилья.
12. Какое малоэтажное здание стало самым известным
в карьере Т. Ритвелда? Расскажите о градостроитель-
ных особенностях его размещения, функциональном
и композиционном решении.
13. Почему К. С. Мельников считал форму своего соб-
ственного дома идеальной? Как размещаются в этом
доме помещения? Как решается проблема освещения?
14. Кто из архитекторов первым разработал разборный
дом с применением фанеры? Насколько разнообразным
было творчество этого мастера архитектуры? Приведи-
те примеры.
15. Какие приёмы использовал А. Аалто для обеспечения
целостности функционально-пространственного ре-
шения виллы Майреа? Из каких материалов построено
это здание?

— 149 —
16. В каком частном доме, запроектированном Л. Каном,
было применено вертикальное зонирование? Как груп-
пируются помещения? Как решены фасады?
17. Какие природные материалы использовал в своём твор-
честве Л. Барраган? Как в доме для его семьи сочета-
ются жилая и офисная функции?
18. Кто из архитекторов добился абсолютного отрицания
обывательских представлений, предложив полностью
прозрачный дом? Расскажите об этом объекте.
19. Какие характерные приёмы национального зодчества
применил К. Танге при проектировании собственного
малоэтажного дома?
20. Какой из современных архитекторов во второй полови-
не XX века предпринял попытку возрождения влияния
прежних эпох? Дайте определение этому направлению
и приведите пример его использования в частном доме.
21. Какой дом стал первым примером деконструктивизма?
Кто его запроектировал? Расскажите о проекте мало-
этажного социального жилья, разработанного этим ав-
тором.
22. Какие природно-климатические и ландшафтные осо-
бенности и как учитываются в работах Г. Мёрката?
Приведите пример.
23. С помощью каких приёмов Т. Ито добивается в своих
работах интеграции традиций и современных матери-
алов? Объясните это на примере малоэтажного жилья.
24. Как в доме для семьи Блэйдс решены проблемы инте-
грации внутренних и внешних пространств и диффе-
ренциации личных и общих зон? Кто автор этого зда-
ния?
— 150 —
25. Какие аспекты жизнедеятельности людей учтены
в творчестве Р. Колхаса? Как и в каких малоэтажных
объектах это реализовано?
26. Какие средства использует П. Цумтор для снижения
воздействия частных домов на окружающую среду?
27. Какие архитекторы разработали проект дома Рудин,
и какие особенности обеспечивают гармоничное слия-
ние здания с пейзажем?
28. Кто из современных японских архитекторов внёс вклад
в развитие жилья для людей, оказавшихся жертвами ка-
тастроф? Какие новые конструктивные решения пред-
ложил этот архитектор?

— 151 —
ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Одной из самых актуальных задач повышения каче-


ства жизни в Российской Федерации является обеспечение
граждан жильём, которое соответствует современным тре-
бованиям людей и обладает высокими потребительскими
свойствами [31]. Малоэтажным жилым домам – наиболее
востребованной архитектурно-типологической группе (см.
введение) – отведено особое место. Улучшение их объёмно-
пространственных характеристик связано с учётом большого
количества факторов, важнейшими из которых традиционно
являются социально-демографические особенности, природ-
но-климатические и градостроительные условия, экономиче-
ские и технологические возможности.
Рассмотренные в представленном пособии исторические
традиции проектирования и строительства малоэтажных жи-
лых домов – это база, ознакомление с которой позволяет рас-
ширить представления об индивидуальном жилом доме (от-
дельно стоящем или блокированном) как об одной из форм
модели жилой ячейки, о причинно-следственных связях
разнообразных универсальных и специфических факторов
и об их влиянии на конечный результат проектирования. Сле-
дует признать, что понимание общего хода эволюции типоло-
гического многообразия малоэтажного жилья и особенностей
творчества мастеров способствует формированию важнейших
компетенций, предусмотренных Федеральным государствен-
— 152 —
ным образовательным стандартом высшего профессиональ-
ного образования по направлению подготовки 07.03.01 «Ар-
хитектура» (квалификация (степень) «бакалавр»), а именно:
• владение культурой мышления, способностью к  обоб-
щению, анализу, восприятию информации, постановке
цели и выбору путей её достижения;
• стремление к саморазвитию, повышению квалификации
и мастерства, умение ориентироваться в быстро меняю-
щихся условиях;
• готовность уважительно и  бережно относиться к  архи-
тектурному и историческому наследию, культурным тра-
дициям, терпимо воспринимать социальные и культур-
ные различия;
• способность взаимно согласовывать различные факторы,
интегрировать разнообразные формы знания и навыки;
• способность действовать со  знанием исторических
и культурных прецедентов в местной и мировой культу-
ре, в смежных сферах пространственных искусств;
• способность обобщать, анализировать и  критически
оценивать архитектурные решения отечественной и за-
рубежной проектно-строительной практики.
Отметим также, что детальное изучение архитектурного на-
следия в вузе даёт возможность углубить и соединить знания
и навыки, которые студенты приобретают при освоении основ-
ных и смежных дисциплин гуманитарного, социального и про-
фессионального циклов, и является реальным вкладом в фор-
мирование специфического системного мышления архитектора.
Ознакомление с материалами пособия позволяет увидеть,
что опыт работы выдающихся зодчих прошлого и автори-
тетных мастеров настоящего, создавших уникальные образ-
— 153 —
цы малоэтажного жилья, может использоваться и архитек-
торами будущих поколений при разработке новых подходов
к проектированию комфортной жилой среды. Между тем уже
в современных условиях должны учитываться и другие важ-
ные факторы, которые связаны с процессами глобализации.
В частности это усложнение социальной структуры обще-
ства, миграция, ухудшение экологических условий и повыше-
ние риска чрезвычайных ситуаций, необходимость экономии
территориальных, энергетических и материальных ресурсов,
развитие информационных технологий, изменение техноло-
гических возможностей строительства и др. Их влияние сво-
дится к трём основным направлениям совершенствования
жилой среды – технологическому, природному и социаль-
ному, каждое из которых отражается в определённых изме-
нениях объёмно-планировочных характеристик зданий [50].
Проявление этих изменений – особая тема. Обращение к ней
связано с иным предметом исследования и не входило в за-
дачи, которые решались авторами представленного пособия.
Для её раскрытия требуется привлечение обширной инфор-
мации не только из отраслевых архитектурно-строительных
источников, но и ресурсов из смежных сфер. Однако оче-
видно, что именно в ходе исторического развития типологии
малоэтажного жилого дома были созданы предпосылки для
воплощения смелых прогрессивных инноваций.

— 154 —
Приложение 3

КРАТКИЙ СЛОВАРЬ ТЕРМИНОВ


АРХИТЕКТУРНОГО НАСЛЕДИЯ

Алько́в – ниша в комнате, отделённая от её основного про-


странства занавесом, аркой или колоннами и предназначен-
ная для размещения в ней кровати либо дивана [59].
Амба́р – а) холодное складское строение; б) строение для
производственных целей [59].
Антресо́ль – а) дополнительный верхний полуэтаж [75]; б)
площадка в объёме двусветного помещения или внутренняя
площадка квартиры, расположенной в пределах этажа с по-
вышенной высотой, имеющая размер площади не более 40 %
площади помещения, в котором она сооружается [71].
Анфила́да – непрерывный ряд помещений, объединённых
пространственной осью [59].
Ар-деко́ – сложившийся к 1925 г. в Париже стиль в деко-
ративно-прикладном искусстве и архитектуре, популярный
в Европе и Америке в период между двумя мировыми война-
ми; в рамках этого направления применялись способы мас-
сового производства, искусственные материалы (например,
бакелита), разрабатывался изысканный сложный дизайн [75].
А́ттик – а) в классической архитектуре стенка над антабле-
ментом [75]; б) пониженный верхний этаж здания в ордерных
формах, ограниченный снизу карнизом [59].
Балко́н – а) платформа с ограждением или балюстрадой,
выступающая с наружной стороны здания или в интерьере
— 155 —
(например, в зале) [75]; б) выступающая из плоскости стены
фасада ограждённая площадка; может быть остеклённым [71].
Балюстра́да – сквозное ограждение из ритмично располо-
женных фигурных столбиков, поддерживающих поручень [59].
Бауха́уз – Высшая школа строительства и художествен-
ного конструирования (1919–1933), учебное заведение и ар-
хитектурно-художественное объединение в Германии, осно-
ванное архитектором Вальтером Гропиусом. На принципах
функционализма в Баухаузе вырабатывались универсальные
принципы современного формообразования в пластических
искусствах. До 1925 г. существовала в Веймаре, до 1932 –
в Дессау, где была закрыта нацистами [75].
Бельведе́р – открытая со всех сторон, крытая сверху тер-
раса, обычно над зданием, откуда открывается вид на окрест-
ности [75].
Брандма́уэр – немного выступающая над кровлей глухая кир-
пичная стенка на стыке строений или внутри протяжённого зда-
ния, препятствующая распространению огня при пожаре [59].
Брутали́зм – современный архитектурный стиль, в рамках
которого с середины 1950-х годов в колоссальных масштабах
использовались и демонстрировались необработанные и гру-
бые материалы, в том числе бетон [75].
Будуа́р – изысканно убранная комната светской дамы,
предназначенная для отдыха, туалета, а также приёма близ-
ких и знакомых [59].
Бу́нгало – индийское название одноэтажного дома, вошед-
шее в обиход во время британского владычества в Индии [75].
Буфе́тная – небольшое помещение для хранения посуды
и кухонной утвари [75]; комната богатого дома, в которой сто-
ят шкафы со всеми принадлежностями для еды [59].
— 156 —
Ва́нная – помещение для водных процедур [75].
Вера́нда – застеклённое неотапливаемое помещение, при-
строенное к зданию или встроенное в него, не имеющее огра-
ничения по глубине. В многоквартирных жилых зданиях при-
меняется в составе помещений блокированных жилых домов
или в составе помещений квартир, размещаемых на верхних
этажах разновысоких зданий и имеющих выход на кровлю
нижерасположенного этажа, на которой может устраиваться
веранда [71].
Ве́рхний свет – а) верхний ряд окон, расположенных в по-
мещении на двух или более уровнях; б) верхний уровень
оконного проёма [59].
Ве́рхняя спа́льня – спальня на чердаке [75].
Вестибю́ль – помещение при входе в здание [75].
Ви́лла – а) загородный дом в римской и ренессансной ар-
хитектуре; б) современный загородный дом [75]; в) комфорта-
бельный загородный особняк с парком, расположенный в эф-
фектном загородном окружении [59].
Витра́ж – а) заполнение проёма орнаментальной или сю-
жетной композицией из разноцветных стёкол; б) застекление
обширной поверхности, разделённое малозаметными пере-
плётами [59].
Вне́шние помеще́ния – балконы, лоджии, открытые гале-
реи, веранды, террасы и тамбуры, примыкающие к наружной
стене здания [59].
Второ́й свет – второй от пола ряд проёмов в помещении [59].
Галере́я – полуоткрытое светлое протяженное помещение,
ограниченное с одной или с обеих длинных сторон отдель-
но стоящими опорами, чаще всего колоннами [75]; длинный
и светлый крытый проход [59].
— 157 —
Го́ренка – помещение чердака или светёлки, возвышаю-
щееся над хоромами или богатым крестьянским домом [59].
Го́рница – соединённая сенями с тёплым жилым помеще-
нием парадная половина крестьянского дома, обычно неот-
апливаемая, без полатей [59].
Гостева́я спа́льня – дополнительная спальня для гостей [75].
Гости́ная – а) общая жилая комната [75]; б) комната для
приёма гостей и семейных торжеств [59].
Двор – а) примыкающая к дому незастроенная часть зем-
левладения; б) примыкающая к жилой избе хозяйственная по-
стройка, связанная с навесом и забором [59].
Двухма́ршевая ле́стница – лестница, разделённая одной
площадкой [59].
Деревя́нный сруб – тип деревянной стеновой конст-
рукции [75].
Дива́нная – помещение в богатом доме, обставленное ди-
ванами вдоль стен и предназначенное для бесед [59].
Дом жило́й блоки́рованный – здание, состоящее из двух
квартир и более, каждая из которых имеет непосредственно
выход на приквартирный участок, в том числе при расположе-
нии её выше первого этажа. Блокированный тип многоквар-
тирного дома может иметь объёмно-планировочные решения,
когда один или несколько уровней одной квартиры располага-
ются над помещениями другой квартиры или когда автоном-
ные жилые блоки имеют общие входы, чердаки, подполья,
шахты коммуникаций, инженерные системы [68, 69, 71].
Дом жило́й однокварти́рный (котте́дж) – а) одноквартир-
ный загородный особняк, как правило, двухэтажный [59]; б)
индивидуальный жилой дом, предназначенный для постоян-
ного совместного проживания одной семьи и связанных с ней
— 158 —
родственными узами или иными близкими отношениями лю-
дей, имеющий придомовой участок [48, 70].
Дортуа́р – общая спальня [75].
Дохо́дный дом – дом с квартирами и отдельными комната-
ми, сдаваемыми внаём [59].
Ду́плекс – квартира в двух уровнях в США [75].
Жалюзи́ – а) навесная оконная штора из горизонталь-
ных или вертикальных полос, не пропускающая солнце [75];
б) ставня, защищающая помещение от внешнего света, зноя
и посторонних взглядов, но пропускающая воздух через ча-
стые щели между планками [59].
Железобето́н – бетон со стальной арматурой, основной
материал современных строительных конструкций [75].
Житьё – жилой этаж [59].
Зал, за́ла (са́ла) – обширное помещение в жилом доме,
предназначенное для торжества или иных собраний большого
количества людей [59].
Зда́ние жило́е – здание, предназначенное для проживания
в нем людей [62].
Зда́ние жило́е многокварти́рное – здание, в котором квар-
тиры имеют общие внеквартирные помещения и инженерные
системы [69].
Зи́мний сад – сад из декоративных растений, устроенный
в закрытом помещении [59].
Изба́ – крестьянский жилой дом в сельской местности, как пра-
вило, деревянный, реже – в XIX – нач. XX вв.– кирпичный [59].
Интернациона́льный стиль – рациональный архитектур-
ный стиль XX века, распространенный школой Баухауз, пио-
нерами которого были такие архитекторы, как Фрэнк Ллойд
Райт и Вальтер Гропиус [75].
— 159 —
Интерье́р – внутреннее пространство здания, отдельного
помещения или группы помещений (например, квартиры) [59].
Кабине́т – комната к квартире, предназначенная для заня-
тий умственным трудом [59].
Карка́сная постро́йка – постройка, которая опирается
не на несущие стены, а на каркас (деревянный, металличе-
ский, железобетонный) [75].
Карни́з – протяжённый выступ, завершающий стену либо
членящий её на ярусы или этажи [59].
Кла́дка – кирпичи либо камни, соединённые между собой
в определённом порядке с помощью связующего раствора [59].
Кладова́я хозя́йственная (внекварти́рная) – помещение,
предназначенное для хранения жильцами дома вне квартиры
вещей, оборудования, овощей и т. п., исключая взрывоопас-
ные вещества и материалы, располагаемое в первом, цоколь-
ном или подвальном этажах жилого здания [69, 71].
Кладова́я холо́дная – кладовая площадью до 2 кв. м,
размещаемая в неотапливаемом объёме квартиры [62, 68].
Классици́зм – стиль в европейском искусстве XVII – нача-
ла XIX веков, основанный на эстетике, связанной с античным
искусством, принятым за эталон. В архитектуре классицизма
использовался язык «классических», т. е. античных форм, воз-
рожденный в эпоху Ренессанса [75].
Клозе́т – туалет, уборная [75].
Козырёк – защитная кровля или навес над дверью или окном [75].
Колонна́да – ряд колонн [75].
Ко́мната – часть квартиры, предназначенная для использо-
вания в качестве места непосредственного проживания граж-
дан в жилом доме или квартире (Жилищный кодекс Россий-
ской Федерации – ст. 16, п. 4) [71].
— 160 —
Комо́ра – амбар, кладовая [59].
Кондициони́рование – автоматическое поддержание за-
данных температуры, влажности и состава воздуха в поме-
щении [75].
Консо́ль – выступ, например, балкон, который держится
самостоятельно, т. е. без кронштейнов, опор или колонн [75].
Конструктиви́зм – направление в русском искусстве и ар-
хитектуре, сложившееся в 1920-х годах, идеи которого разви-
вали на Западе Баухауз и группа «Стиль» [75].
Коридо́р – длинный проход от дверей [75].
Котте́дж – а) небольшой сельский дом, как правило, фер-
мерский [75]; б) одноквартирный загородный особняк, как
правило, двухэтажный [59].
Кро́вля – верхний слой крыши [59].
Кры́ша – конструкция, завершающая здание и защищаю-
щая его от осадков, перегрева и переохлаждения [59].
Кулуа́р – узкий проход между помещениями или потайная
лестница, соединяющая жилые комнаты [59].
Ку́хня – помещение с зоной, предназначенной для при-
готовления пищи, и обеденной зоной для эпизодического
приёма пищи членами семьи [71].
Ку́хня-ни́ша – помещение (или часть его) без обеденной
зоны, предназначенное для приготовления пищи, оборудован-
ное электроплитой и приточно-вытяжной вентиляцией с ме-
ханическим побуждением [71].
Ку́хня-столо́вая – помещение с зоной, предназначенной
для приготовления пищи, и обеденной зоной для приёма
пищи всеми членами семьи одновременно [71].
Ле́нточное остекле́ние – характерные для конструктивиз-
ма окна, примыкающие одно к другому, почти без ограничи-
— 161 —
вающих промежутков, и объединённые на фасаде в протя-
женные полосы [59].
Ле́стничная площа́дка – площадка между лестничными
пролётами [75].
Ле́стничный марш – часть лестницы между двумя этажа-
ми или между этажом и лестничной площадкой [75].
Ло́джия – встроенное или пристроенное, открытое
во внешнее пространство, ограждённое с трёх сторон стена-
ми (с двух – при угловом расположении) помещение с глу-
биной, ограниченной требованиями естественной освещён-
ности помещения, к наружной стене которого она примыкает.
Служит для отдыха в летнее время и солнцезащиты. Может
быть остеклённой [62, 68, 69, 71].
Людска́я – помещение для прислуги в помещичьем доме [59].
Ма́занка – конструкция стены из тонкой дранки, скре-
плённой глиняным или земляным раствором [75].
Мезоне́т – дом с квартирами, помещения которых располо-
жены в двух или трёх уровнях [59].
Мезони́н – неполный верхний этаж над средней частью
дома, характерный для классицизма [59].
Моде́рн – стиль, преобладавший в архитектуре и де-
коративном искусстве Европы с 1880-х годов до Первой
мировой войны, который во Франции и Британии назы-
вался «ар-нуво», в Германии «югендстиль», в Австрии
«сецессион», в Италии «либерти»; отличался творческим
использованием естественных криволинейных форм, гиб-
ких текучих линий, стилизованных растительных узоров,
стремлением отойти от архитектурных и декоративных
стилей, основанных на археологической реконструкции
прошлого [75].
— 162 —
«Модуло́р» – система пропорций, связанная с человече-
ским масштабом, разработанная Ле Корбюзье и опубликован-
ная в 1951 году. При строительстве жилого дома в Марселе
(1947–1952) он создал систему рассчитанных на основе раз-
меров человеческого тела типовых модулей для определения
пропорций здания [75].
Мо́дуль – любая единица измерения, используемая для
определения пропорций сооружения и его деталей, в том
числе «минута» классической архитектуры, типовой модуль,
«Модулор» Ле Корбюзье в современной архитектуре [75].
Нали́чник – обрамление дверного или оконного проёма [75].
Ненесу́щая стена́ – стена в современном строении, на ко-
торую не приходится нагрузка [75].
Неогре́ческий стиль – направление в архитектуре вто-
рой половины XVIII – XIX веков, основанное на обращении
к приёмам и формам архитектуры античной Греции [75].
Неоклассици́зм – в западном искусствознании название
направления, сложившегося в конце XVIII века в рамках
классицизма, обратившегося к более точной археологиче-
ской интерпретации античной, в основном древнегреческой
архитектуры. Лучшие образцы неоклассической архитектуры
(Соуна в Британии, Латроба в США, Захарова в России, Леду
во Франции) представляют собой сдержанные, рациональ-
ные, классические постройки с простыми уравновешенными
объёмами и массами, отличающиеся чистотой линий [75].
Несу́щая стена́ – стена, принимающая на себя основную
нагрузку [75].
Ни́жний этаж – этаж здания на уровне земли [75].
Облицо́вочный (лицево́й) кирпи́ч – декоративные окрашен-
ные или фактурно обработанные кирпичи для отделки стены [75].
— 163 —
Образцо́вый прое́кт – проект здания, предназначенный
для многократного использования и рекомендованный цен-
тральным государственным органом архитектурно-строи-
тельного контроля [59].
Оранжере́я – постройка со сплошным остеклением стен
и потолка, предназначенная для выращивания растений, кото-
рым природные условия данной местности неблагоприятны
из-за низких температур воздуха и грунта, а также недоста-
точного освещения [59].
Особня́к – комфортабельный дом городского типа с ин-
дивидуальным обликом, предназначенный для проживания
в нём одной семьи [59].
Па́ндус – пологий искусственный подъём без ступеней для
пешеходов или повозок [59].
Пентха́ус – а) надворное строение с односкатной крышей;
б) отдельное сооружение на крыше высокого здания [75].
Пиля́стра (пиля́стр) – вертикальный прямоугольный вы-
ступ на плоскости стены, состоящий из тех же частей, что
и колонна (база, ствол, капитель) [75].
Пло́ская кры́ша – горизонтальная крыша без скоса [75].
По́греб – заглубленное в землю сооружение для круглого-
дичного хранения продуктов; он может быть отдельно стоя-
щим, расположенным под жилым домом, хозяйственной по-
стройкой [68].
Подоко́нник – выносной элемент под окном [75].
Подпо́лье – предназначенное для размещения трубопро-
водов инженерных систем пространство между перекрытием
первого или цокольного этажа и поверхностью грунта [70, 72].
Подступёнок – наружная вертикальная сторона ступени
лестницы [75].
— 164 —
Пола́ти – а) нары для спанья, устроенные между русской
печью и стеной избы; б) настил для хранения вещей, устроен-
ный под потолком [59].
Полуэта́ж – этаж значительно меньшей высоты по сравне-
нию с другими этажами того же здания [59].
Помеще́ние – пространство внутри дома, имеющее
определённое функциональное назначение и ограниченное
строительными конструкциями [70].
Помеще́ние вспомога́тельное – помещение здания, пред-
назначенное для обеспечения его эксплуатации или бытово-
го и культурного обслуживания проживающих (лестничные
клетки, вестибюли, внеквартирные коридоры и кладовые,
мусорокамеры и т. п.) [62].
Помеще́ние жило́е – изолированное помещение, ко-
торое является недвижимым имуществом и пригодно
для постоянного проживания граждан (отвечает установ-
ленным санитарным и техническим правилам и нормам).
(Жилищный кодекс Российской Федерации – ст. 15, п. 2).
(Справка: в пункте 1 ст. 16 Жилищного кодекса к жилым
помещениям отнесены: часть жилого дома, квартира, часть
квартиры, комната) [71].
Помеще́ние подсо́бное – помещение квартиры, предназна-
ченное для удовлетворения хозяйственно-бытовых нужд про-
живающих (кухня, туалет, ванная, кладовые и др.) [62].
По́ртик – композиция на фасаде здания, которая образо-
вана колоннами, полуколоннами либо пилястрами, несущими
антаблемент [59].
Постмодерни́зм – направление в архитектуре, возникшее
в 1970-х годах как реакция на аскетизм интернационального
стиля и коммерцитизацию современной строительной техни-
— 165 —
ки. В сооружение вернулся орнамент и декоративные мотивы,
нередко в ярких тонах и алогичных сочетаниях [75].
Прикварти́рный уча́сток – земельный участок, примы-
кающий к жилому зданию (квартире) с непосредственным
выходом на него [71].
Прихо́жая – нежилая комната при входе в квартиру [59].
Прия́мок – искусственное заглубление в грунт перед про-
ёмом подвального этажа [59].
Просте́нок – участок кладки между двумя соседними
проёмами [75].
Про́ступь – горизонтальная поверхность ступени
лестницы [75].
Пятисте́нок – крестьянский дом из брёвен или брусьев,
удлинённый сруб которого разделён поперёк на жилую избу
и парадную горницу капитальной стеной, рубившейся одно-
временно с другими стенами [59].
Расстекло́вка – расчленение переплёта на застеклённые
участки [59].
Ризали́т – часть здания, выступающая за основную линию
фасада [75].
Сара́й – складская постройка [59].
Светёлка – небольшая светлая комната в верхней части
дома [59].
Светли́ца – а) главное помещение в крестьянском доме
(горница); б) парадная светлая комната в хоромах [59].
Светово́й проём (окна, балконной двери, системы «окно
+ балконная дверь») – проём в наружной стене здания, раз-
мер которого определяется в свету (снаружи) [71].
Светово́й фона́рь – остеклённая конструкция покрытия для
освещения лестничной клетки или внутреннего дворика [68].
— 166 —
Се́ни – помещение в гражданской постройке, соединяю-
щее вход с комнатами или палатами, либо с передней [59].
Слу́жба – помещение подсобно-хозяйственного назначе-
ния в жилом доме или здание с такой функцией в комплексе
построек [59].
Слухово́е окно́ – вертикальное окно, выступающее из ска-
та крыши [75].
Спа́льня – комната для сна [75].
«Стиль» – авангардистское художественное объединение,
сложившееся в Голландии вокруг одноименного журнала (вы-
ходил в 1917–1928 годах), выдвинувшее принципы неопласти-
цизма; оказало большое влияние на развитие Баухауза [75].
Сту́дия – мастерская живописца или скульптора [59].
Та́мбур – проходное пространство между дверями, слу-
жащее для защиты от проникания холодного воздуха, дыма
и запахов при входе в здание, лестничную клетку или другие
помещения [68, 69, 71].
Терра́са – огражденная открытая площадка, пристроенная
к зданию или размещаемая на кровле нижерасположенного
этажа. Может иметь крышу и выход из примыкающих поме-
щений дома [69, 71].
Техни́ческое подпо́лье – нежилой нижний этаж, через
который проходят трубопроводы и другие инженерные
сети [59].
Убо́рная – туалет, нередко расположенный за пределами
дома [75].
Фаса́д – наружная сторона здания или сооружения [75].
Фа́хверк – каркас стен, состоящий из вертикальных, гори-
зонтальных или наклонных брусьев, просветы между которы-
ми заполняются глиной, камнем, кирпичом [59].
— 167 —
Фли́гель – жилое либо хозяйственное строение при главном
здании, примыкающее к нему или возведённое поблизости [59].
Фона́рь – а) гранёный выступ на фасаде, имеющий круп-
ные окна на каждой грани; б) повышенная часть кровли,
включающая в себя застеклённые проёмы для прохода днев-
ного света в помещение, имеющего только внутренние стены
[59]; в) круглое или многоугольное сооружение над куполом
или крышей для освещения [75].
Фронто́н – треугольное, полукруглое, лучковое либо слож-
нофигурное завершение карниза или наличника [59].
Фунда́мент – подземная часть сооружения, обеспечиваю-
щая его устойчивость [59].
Функционали́зм – направление в архитектуре XX века,
в котором утверждается первичность функции сооружения
относительно его формы [75].
Холл – просторное помещение для ожидания или отдыха [59].
Хоро́мы – а) крупный древнерусский дом с многочис-
ленными помещениями; б) северное рубленое жилище
в два этажа [59].
Цо́коль – выступающее подножие здание, по высоте пример-
но соответствующее уровню пола в нижнем основном этаже [59].
Черда́к – пространство между перекрытием верхнего эта-
жа, покрытием здания (крышей) и наружными стенами, рас-
положенными выше перекрытия верхнего этажа [69, 71].
Шале́ – а) швейцарская горная хижина [75]; б) дача-особ-
няк, архитектура которой подражает сельским домикам в го-
рах Швейцарии [59].
Э́ркер – выходящая из плоскости фасада часть помещения,
частично или полностью остеклённая, улучшающая его осве-
щённость и инсоляцию [62, 68].
— 168 —
Эта́ж – часть дома между верхом перекрытия или пола
по грунту и верхом расположенного над ним перекрытия [70, 72].
Эта́ж манса́рдный (манса́рда) – а) отапливаемое жилое
помещение под кровлей, которая круто поднимается от карни-
за, а у верхнего обреза окон мансарда образует горизонталь-
ный перелом и выше него становится пологой [59]; б) этаж
в чердачном пространстве, фасад которого полностью или ча-
стично образован поверхностью (поверхностями) наклонной,
ломаной или криволинейной крыши; при этом линия пере-
сечения плоскости крыши и фасада должна быть на высоте
не более 1,5 м от уровня пола мансардного этажа [68, 69, 71].
Эта́ж надзе́мный – этаж с отметкой пола помещений
не ниже планировочной отметки земли [71].
Эта́ж пе́рвый – нижний надземный этаж дома [69, 70, 71, 72].
Эта́ж подва́льный – этаж с отметкой пола помещений
ниже планировочной отметки земли более чем на половину
высоты помещений или первый подземный этаж [69, 71].
Эта́ж подзе́мный – этаж с отметкой пола помещений ниже
планировочной отметки земли на всю высоту помещений [69, 71].
Эта́ж цо́кольный – а) нижний этаж здания, внешние сте-
ны которого несколько выступают по сравнению с верхними
этажами [59]; б) этаж с отметкой пола помещений ниже пла-
нировочной отметки земли на высоту не более половины вы-
соты помещений [71].

— 169 —
БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК

1. Адамчик, М. В. Архитектура. Краткий справочник /


М. В. Адамчик. – Минск: Харвест, 2004. – 624 с.
2. Анисимова, И. И. Уникальные дома (от Райта до Гери):
учеб. пособие по спец. «Архитектура» / И. И. Анисимо-
ва. – М.: Архитектура-С, 2009. – 160 с.
3. Архитектор Петер Беренс [Электронный ресурс] //
Archi-Story [Сайт]. – URL: http://archi-story.ru/peter_
berens/.
4. Архитектура XIX – начала XX вв. / под ред. С. О. Хан-
Магомедова, П. Н. Максимова, Ю. Ю. Савицкого. – М.:
Стройиздат, 1972. – 592 с. – (Всеобщая история архитек-
туры: в 12 т. / ЦНИИТИА; Т. 10).
5. Архитектура гражданских и промышленных зданий:
учебник для вузов: в 5-ти т. / ЦНИИТИА, Моск. Инж.
строит. ин-т. – М.: Стройиздат, 1984. – 334 с. – (Т. 1. Гу-
ляницкий М. Ф. История архитектуры).
6. Архитектура зарубежных социалистических стран /
под ред. О. А. Швидковского и др. – М.: Стройиздат,
1977. – 578 с. – (Всеобщая история архитектуры: в 12 т. /
ЦНИИТИА; т. 12, кн. 2).
7. Архитектура капиталистических стран XX века / под
ред. А. В. Иконникова, Ю.Ю. и др. – М.: Стройиздат,
1973. – 887 с. – (Всеобщая история архитектуры: в 12 т. /
ЦНИИТИА; Т. 11).
— 170 —
8. Архитектура России, Украины и Белоруссии XIV –
первой половины XIX вв. / под ред. П. Н. Максимова
и др. – М.: Стройиздат, 1968. – 567 с. – (Всеобщая исто-
рия архитектуры: в 12 т. / ЦНИИТИА; Т. 6).
9. Архитектура СССР / под ред. Н. В. Баранова и др. – М.:
Стройиздат, 1975. – 755 с. – (Всеобщая история архитек-
туры: в 12 т. / ЦНИИТИА; Т. 12, кн. 1).
10. Астафьева, М.В. «Органичные» аспекты в Творчестве
Фрэнка Ллойда Райта / М. В. Астафьева, Е. Н. Поляков //
Вестник Томского государственного архитектурно-стро-
ительного университета.– 2014.– № 6 (47).– С. 25–36.
11. Белоголовский, В. В «застеколье» у Джонсона [Элек-
тронный ресурс] / В. Белоголовский // Современный
дом, 10.10.2004. – № 10. – URL: http://archi.ru/press/
russia/33636/v-zastekole-u-dzhonsona.
12. Белоголовский, В. Деревня для своих [Электрон-
ный ресурс] / В. Белоголовский // Современный
дом. 09.09.2003. – № 9. – URL: http://archi.ru/press/
russia/33637/derevnya-dlya-svoih.
13. Быстрова, Т. Ю. Эволюция архитектуры Луиса Кана /
Т. Ю. Быстрова // Известия Уральского федерального
университета. Cерия 1: Проблемы образования, науки
и культуры. 2012. – Т. 101. – № 2. – С. 122–134.
14. Вавилова, Т. Я. Ретроспективный обзор документов
ООН по проблемам устойчивого развития среды жиз-
недеятельности / Т. Я. Вавилова // Вестник СГАСУ. Гра-
достроительство и архитектура. – 2011. – № 1. – С. 24–28.
15. Вавилова, Т. Я. Экопоселения и энергоэффективные
посёлки как примеры устойчивого развития / Т. Я. Ва-
вилова [Электронный ресурс] // Архитектон: изве-
— 171 —
стия вузов. – 2014. – № 47. – С. 6. – URL: http://archvuz.
ru/2014_3/6.
16. Вилла Ла Рош / Жаннере (Villa La Roche / Villa Jeanneret)
во Франции от Ле Корбюзье (Le Corbusier) [Электронный
ресурс] // Частная архитектура [Блог].– URL: http://www.
magazindomov.ru/2013/05/26/villa-la-rosh-villa-la-roche/.
17. Вилла Майреа (Villa Mairea) в Финляндии от Alvar Aalto
[Электронный ресурс] // Magazindomov [Блог]. – URL:
http://www.magazindomov.ru/2010/08/12/villa-majrea-
villa-mairea/.
18. Вилла Мюллера в Праге [Электронный ресурс] //
Megatour.cz [Сайт]. – URL: http://www.megatour.cz/
news/villa-myullera/.
19. Вилла Савой (Villa Savoye) во Франции от Ле Корбю-
зье (Le Corbusier) [Электронный ресурс] // Частная
архитектура [Блог]. – URL: http://www.magazindomov.
ru/2013/01/14/villa-savoj-villa-savoye/.
20. Волынсков, В. Э. Особенности формообразования
в работах современных мастеров / В. Э. Волынсков //
Academia. Архитектура и строительство. – 2009. –
№ 4. – С. 15–19.
21. Гидион, З. Пространство, время, архитектура: [пер.
с нем.] / З. Гидион // М.: Стройиздат, 1976. – 567 с.
22. Глазычев, В. Л. Этика незаметной архитектуры /
В. Л. Глазычев // Декоративное искусство стран СНГ. –
2013. – № 5 (416). – С. 82–84.
23. Грибер, Ю. А. Общественно-политическое содержание
цветовых проектов Бруно Таута / Ю. А. Грибер // Гу-
манитарный вектор. Серия: Педагогика, психология. –
2011. – № 2. – С. 76–81.
— 172 —
24. Григораш, А. В. Влияние Дармштадской колонии
на русское искусство рубежа XIX–XX веков / А. В. Гри-
гораш // Дом Бурганова. Пространство культуры. –
2011. – № 3. – С. 191–204.
25. Григорьев, И. Дом «Esherick» (Esherick House) [Элек-
тронный ресурс] / И. Григорьев // Grivarius [Блог]. –
URL: http://tartle.net/grivarius/blog/58-dom-esherick-
esherick-house/.
26. Гудзь, И. А. Психология восприятия городского про-
странства и ритмические начала архитектуры модерна /
И. А. Гудзь // Архитектура и строительство России. –
2012. – № 5. – С. 2–15.
27. Дом Кауфмана [в пустыне] (Kaufmann Desert House)
в США от Richard Neutra [Электронный ресурс] //
Magazindomov [Блог]. – URL: http://www.magazindomov.
ru/2010/12/22/kaufmann-desert-house/.
28. Дом Рудин (House Rudin) [Электронный ресурс] //
Magazindomov [Блог]. – URL: http://www.magazindomov.
ru/2010/09/15/dom-rudin-house-rudin/.
29. Дом Шрёдер (Rietveld Schröderhuis) в Голландии
от Gerrit Thomas Rietveld [Электронный ресурс] //
Частная архитектура [Блог]. – URL: http://www.
magazindomov.ru/2011/03/21/rietveld-schroderhuis/.
30. Дом-студия Озанфана (Ozenfant House and Studio)
во Франции от Ле Корбюзье (Le Corbusier) [Электрон-
ный ресурс] // Частная архитектура [Блог]. – URL:
http://www.magazindomov.ru/2013/08/31/dom-studiya-
ozanfana-ozenfant-house-and-studio/.
31. Жданова, И. В. Архитектурные методы оценки и совер-
шенствования потребительских свойств жилой среды:
— 173 —
автореф. дис. … канд. арх. / И. В. Жданова. – Н. Новго-
род, 2013. – 24 с.
32. Жуйков, С. С. Об истории суперстилей в архитектуре:
предпосылки и гипотезы / С. С. Жуйков // Архитектура
и строительство России. – 2014. – № 3. – С. 32–39.
33. Западная Европа и Латинская Америка. XVII – пер-
вая половина XIX вв. / под ред. А. В. Бунина, Ка-
плуна, П. Н. Максимова. – М.: Стройиздат, 1969. –
622 с. – (Всеобщая история архитектуры: в 12 т. /
ЦНИИТИА; Т. 7).
34. Заславская, А. Ю. Особенности формирования архи-
тектурного объекта на основе фрахтальных структур /
А. Ю. Заславская // Вестник СГАСУ. Градостроитель-
ство и архитектура. – 2011. – № 3. – С. 15–17.
35. Григорьев, И. Алвар Аалто, 1898–1976 гг. Ноормарк-
ку, Финляндия; 1938–39 гг. [Электронный ресурс] /
И. Григорьев // Grivarius [Блог]. – URL: http://tartle.net/
grivarius/blog/12-villa-mayrea/.
36. Григорьев, И. Роберт Вентури, 1925. Чеснат-хилл, Фи-
ладельфия, Пенсильвания, США; 1962–1964 [Электрон-
ный ресурс] / И. Григорьев // Grivarius [Блог]. – URL:
http://tartle.net/grivarius/blog/102-dom-vany-venturi-
vanna-venturi-house/.
37. Иконников, А. В. Архитектура XX века. Утопии и ре-
альность / А. В. Иконников. – М.: Прогресс-традиция,
2001. – 656 с. – (Архитектура XX века. Утопии и реаль-
ность: в 2-х томах; Т. 1).
38. История русской архитектуры. Краткий курс / ред.
С. В. Безсонов. – М.: Гос. изд-во лит. по строительству
и архитектуре, 1951. – 462 с.
— 174 —
39. Кайдалова, Е. В. Архитектурное формирование коммерче-
ских жилых домов в историческом центре города (на при-
мере г. Нижнего Новгорода): автореф. дис. … канд. арх. /
Е. В. Кайдалова.– Н. Новгород: 2005.– 24 с.
40. Кириченко, Е. И. Федор Шехтель / Е. И. Кириченко. –
М.: Стройиздат, 1973. – 141 с.
41. Кириченко, Е. И. История развития многоквартирного
жилого дома с последней трети XVIII по начало XX в.
(Москва, Петербург): автореф. дис. … канд. архит. – М.,
1964. – 24 с.
42. Кияненко, К. В. Архитектура и социальное моделиро-
вание жилища: автореф. дис. … докт. архит. / К. В. Кия-
ненко. – М., 2005. – 62 с.
43. Кияненко, К. В. Введение в проблематику современ-
ного рыночного жилища: учебное пособие для архи-
тектурных и строительных специальностей вузов /
К. В. Кияненко. – Вологда: ВоГТУ, 2002. – 172 с.
44. Крашенинникова, Н. Л. Проекты образцовых загород-
ных домов Д. Трезини и застройка берегов Фонтанки /
Н. Л. Крашенинникова, В. Ф. Шилков // Архитектурное
наследство. – 1955. – № 7. – С. 5–11.
45. Куликов, Д. А. Ресурсосберегающая архитектура: мето-
ды и подходы / Д. А. Куликов // Дизайн-Ревю. – 2009. –
№ 1–4. – С. 55–59.
46. Культерман, У. Кензо Танге. 1949–1969. Архитектура
и градостроительство: [пер. с нем.] / У. Культерман. –
М.: Стройиздат, 1978. – 252 с.
47. Ле Корбюзье (Le Corbusier) 1887–1965 [Электронный
ресурс] // Live-design [Сайт]. – URL: http://www.live-
design.ru/le-corbusier/.
— 175 —
48. МГСН 3.01–01. Жилые здания. – Введ. 2001–10–02
[Электронный ресурс] // Stroicompas [Сайт]. – URL:
http://stroicompas.ru/images/user/files/mgsn-3_01–
01.pdf.
49. Михайлов, С. М. История дизайна: учебник для вузов /
С. М. Михайлов. – М.: Союз дизайнеров России, 2002. –
270 с. – (История дизайна: в 2-х томах; Т. 1).
50. Молчанов, В. М. Информационное общество и перспек-
тивы развития архитектуры жилища / В. М. Молчанов //
Вестник Волгоградского государственного архитектур-
но-строительного университета. Серия: Строительство
и архитектура. – 2009. – № 13. – С. 130–136.
51. Москва: архитектурный путеводитель / И. Л. Бусева-
Давыдова, М. В. Нащокина, М. И. Астафьева-Длугач. –
М.: Стройиздат, 1997. – 512 с.
52. Нащокина, М. В. Творчество Франца Шехтеля и евро-
пейский модерн: особенности творческой индивиду-
альности / М. В. Нащокина // Academia. Архитектура
и строительство. – 2010. – № 1. – С. 31–40.
53. Нащокина, М. B. Архитекторы московского модерна.
Творческие портреты / М. B. Нащокина. – М.: Жираф,
2005. – С. 447–478.
54. Невлютов, М. Р. Жак Херцог и Пьер де Мерон. Искус-
ство и архитектура / М. Р. Невлютов. – Articult: E-Journal
in Art Studies and Humanities. – 2014. – № 2 (14). –
С. 37–46.
55. Нойтра Рихард Иосиф [Электронный ресурс] // Архи-
тектура. Краткий справочник. – Минск: Харвест, 2004. –
URL: http://engineeringsystems.ru/arhitektura-kratkiy-
spravochnik/noitra.php.
— 176 —
56. «Образцовые» проекты в жилой застройке русских го-
родов XVIII – XIX вв. / Е. А. Белецкая [и др.]. – М.: Гос-
стройиздат, 1961. – 206 с.
57. Ожегов, С. С. Типовое и повторное строительство
в России в XVIII–XIX веках / С. С. Ожегов. – М.: Строй-
издат, 1987. – 224 с.
58. Пилявский, В. И. История русской архитектуры: учеб-
ник для вузов / В. И. Пилявский, А. А. Тиц, Ю. С. Уша-
ков. – М.: Архитектура-С, 2003. – 512 с.
59. Плужников, В. И. Термины российского архитектур-
ного наследия: словарь-глоссарий / В. И. Плужников. –
М.: Искусство, 1995. – 160 с.
60. Поляков, Е.Н. «Органичное» направление в архи-
тектурном наследии Алвара Аалто / Е. Н. Поляков,
Е. Е. Карзова // Вестник Томского государственного ар-
хитектурно-строительного университета. – 2014. – № 4
(45). – С. 9–30.
61. Потиенко, Н. Д. Архитектурно-типологические осо-
бенности проектирования жилых домов для социаль-
но незащищенной категории городского населения:
на примере г. Самары: автореф. дис. … канд. арх./
Н. Д. Потиенко. – Самара, 2002. – 30 с.
62. Правила и нормы технической эксплуатации жи-
лищного фонда. – Утв. постановлением Госстроя РФ
от 27 сентября 2003 г. № 170 [Электронный ресурс] //
Система Гарант [Сайт]. – URL: http://base.garant.
ru/12132859/#ixzz3SAEs8WPp.
63. Путеводитель по Праге от Михаила Шварца. Мюллеро-
ва вилла [Электронный ресурс] // Pragagid.ru [Сайт]. –
URL: http://pragagid.ru/mullerova-vila-5013.
— 177 —
64. Радершад, К. Дом Ричарда Нойтры в Германии [Элек-
тронный ресурс] / К. Радершад // ADmagazine [Сайт]. –
URL: http://www.admagazine.ru/inter/26673_richard-
neutra-house-in-germany.php#artheader.
65. Радулова, Я.И. XXI век. Особенности формирования
пространственных границ в архитектуре и градострои-
тельстве / Я. И. Радулова // Вестник СГАСУ. Градостро-
ительство и архитектура. – 2014. – № 3 (16). – С. 41–46.
66. Самин, Д.К. 100 великих архитекторов / Д. К. Самин. –
М.: Вече, 2000. – 592 с.
67. Сластенин, П. В. Категория простоты в современной
архитектуре / П. В. Cластенин // Вестник СГАСУ. Гра-
достроительство и архитектура. – 2011. – № 3. – С. 6–8.
68. СНиП 2.08.01–89*. Жилые здания. – М.: ГУП ЦПП,
2001 [Электронный ресурс] // Электронный фонд
правовой и нормативно-технической документа-
ции ЗАО «Кодекс» [Сайт]. – URL: http://docs.cntd.ru/
document/5200164.
69. СНиП 31–01–2003. Здания жилые многоквартирные. –
М.: ГУП ЦПП, 2004 [Электронный ресурс] // Элек-
тронный фонд правовой и нормативно-технической
документации ЗАО «Кодекс» [Сайт]. – URL: http://docs.
cntd.ru/document/1200035248.
70. СНиП 31–02–2001. Дома жилые одноквартирные. – М.:
ГУП ЦПП, 2005 [Электронный ресурс] // Электронный
фонд правовой и нормативно-технической докумен-
тации ЗАО «Кодекс» [Сайт]. – URL: http://docs.cntd.ru/
document/1200008165.
71. СП 54.13330.2011. Здания жилые многоквартирные.
Актуализированная редакция СНиП 31–01–2003. – Утв.
— 178 —
Приказом Минрегиона России от 24 декабря 2010 г.
№ 778. – М: Министерство регинального развития Рос-
сийской Федерации, 2011. – 36 с.
72. СП 55.13330.2011. Дома жилые одноквартирные. Ак-
туализированная редакция СНиП 31–02–2001 – Утв.
Приказом Минрегиона России от 27 декабря 2010 г.
№ 789. – М: Министерство регинального развития Рос-
сийской Федерации, 2011. – 17 с.
73. Стивенсон, Н. Архитектурные шедевры со всего мира:
[пер. с англ.] / Н. Стивенсон. – М.: Слово, 2001. – 111 с. –
(Домашний музей).
74. Тойо, И. [Электронный ресурс] // Architime.ru [Сайт]. –
URL: http://architime.ru/architects/a_toyo_ito.htm.
75. Уайт, Э. Архитектура. формы, конструкции, детали:
иллюстрированный справочник / Э. Уайт, Б. Роберт-
сон. – М.: АСТ Астрель, 2005. – 111 с.
76. Уоткин, Д. История западноевропейской архитектуры:
[пер. с нем.] / Д. Уоткин. – Köln: Könemann, 2001. – 423 с.
77. Федотов, М. Б. Элементы феноменологического под-
хода в творчестве архитектора Питера Цумтора /
М. Б. Федотов // Вестник СГАСУ. Градостроительство
и архитектура. – 2011. – № 2. – С. 51–53.
78. Фремптон, К. Современная архитектура. Критический
взгляд на историю развития / К. Фремптон. – М.: Строй-
издат, 1990. – 534 с.
79. Хан-Магомедов, С. О. Константин Мельников /
С. О. Хан-Магомедов. – М.: Стройиздат, 1990. – 296 с.
80. Чеджемова, З. М. Творчество Луиса Кана: попытка пе-
риодизации / З. М. Чеджемова. – Альманах современ-
ной науки и образования. – 2010. – № 1–1. – С. 32–33.
— 179 —
81. Чикунова, Е. М. Принципы проектирования жилых
домов для условий доформирования сложившейся го-
родской среды: на примере г. Самары: автореф. дис. …
канд. арх. / Е. М. Чикунова. – Самара, 1996. – 30 с.
82. Чуклова, В. П. Формирование малоэтажного экономич-
ного жилища для одной семьи в России / В. П. Чукло-
ва // Academia. Архитектура и строительство. – 2011. –
№ 4. – С. 11–17.
83. Шехтель Федор Осипович [Электронный ресурс] //
Moscow.org [Блог]. – URL: http://www.moscow.org/
moscow_encyclopedia/204_arhitect_shehtel.htm.
84. Шигеру Бан. Shigeru Ban [Электронный ресурс] //
Architime.ru [Сайт]. – URL: http://www.architime.ru/
architects/a_shigeru_ban.htm.
85. Этюд в пастельных тонах [Электронный ресурс] //
Архи.ру [Портал]. – URL: http://archi.ru/world/42617/
etyud-v-pastelnyh-tonah.
86. Янковская, Ю. С. Современное жилище – архитектура
диалога [Электронный ресурс] / Ю. С. Янковская // Ар-
хитектон: известия вузов. – 2006. – № 15. – С. 4. – URL:
http://archvuz.ru/2006_3/4.
87. Яцюк, О. Г. Художественный авангард как предтеча
компьютерного искусства / О. Г. Яцюк // Вестник Рос-
сийского государственного гуманитарного университе-
та. – 2009. – № 15. – С. 201–210.
88. Announcement. Case study house programm [Электрон-
ный ресурс] // Arts&Architecture [Сайт]. – URL: http://
www.artsandarchitecture.com/case.houses/pdf01/csh_
announcement.pdf.

— 180 —
89. Blades Residence [Электронный ресурс] // Morphosis
Architects, Inc. [Сайт]. – URL: http://morphopedia.com/
projects/blades-residence.
90. Breysig, K. Das Haus Peter Behrens [Электронный ресурс] /
A. Koch, G. Fuchs // Die Ausstellung der in Darmstadter
Künstler Kolonie. Darmstadt, 1901. – P. 329–392. – URL:
http://digi.ub.uni-heidelberg.de/diglit/koch1901/0338.
91. Cooperman, E. T. Kahn, Louis Isadore (1901–1974).
Architect [Электронный ресурс] // Philadelphia
Architects and Buildings [Сайт]. – URL: http://www.
philadelphiabuildings.org/pab/app/ar_display.cfm/21829.
92. Darmstädter Künstlerkolonie [Электронный ресурс] //
Wikipedia [Сайт]. – URL: https://de.wikipedia.org/wiki/
Darmstädter_Künstlerkolonie#Haus_Behrens.
93. Frank Gehry. 1989 Laureate. Biography [Электронный
ресурс] // The Hyatt Foundation [Сайт]. – URL: http://
www.pritzkerprize.com/1989/bio.
94. Frank Lloyd Wright. Фрэнк Ллойд Райт [Электронный
ресурс] // Totalarch [Сайт]. – URL: http://famous.totalarch.
com/wright.
95. Gantner, J. Adolf Loos: bei Anlaß seines 60. Geburtstages,
10. Dezember 1930, veranstalteten Ausstellung im
Frankfurter Kunstverein [Электронный ресурс] /
J. Gantner // Universitätsbibliothek Heidelberg [Сайт]:
Das neue Frankfurt: internationale Monatsschrift für die
Probleme kultureller Neugestaltung. – 1931. – № 1. – P.
2–13. – URL: http://digi.ub.uni-heidelberg.de/diglit/neue_
frankfurt1931/0006/scroll?sid=3f3a2b394c8a7dd17565f16
0e7b925b6.

— 181 —
96. Gebäudeensemble. eindrücke und ansichten [Элек-
тронный ресурс] // Haus-Schulenburg-Gera
[Сайт]. – URL: http://www.haus-schulenburg-gera.de/
gebaudeensembleundgarten.
97. Gerrit Rietveld [Электронный ресурс] // Wikimedia
Foundation, Inc. [Сайт]. – URL: https://nl.wikipedia.org/
wiki/Gerrit_Rietveld.
98. Glenn Murcutt [Электронный ресурс] // Wikipedia
[Сайт]. URL: http://en.wikipedia.org/wiki/Glenn_Murcutt.
99. Glenn Murcutt Profile [Электронный ресурс] //
Architecture Foundation Australia and the Glenn Murcutt
Master Class [Сайт]. – URL: http://www.ozetecture.
org/2012/glenn-murcutt/.
100. Glenn Murcutt. 2002 Laureate. Biography [Электронный
ресурс] // The Hyatt Foundation [Сайт]. – URL: http://
www.pritzkerprize.com/sites/default/files/file_fields/
field_files_inline/2002_bio.pdf.
101. Henry van de Velde (1863–1957) [Электронный ресурс] //
Haus-Schulenburg-Gera [Сайт]. – URL: http://www.haus-
schulenburg-gera.de/henry-van-de-velde.
102. Henry van de Velde [Электронный ресурс] // Die
Europäische Vereinigung der Freunde Henry van de Veldes
e.V [Сайт]. – URL: http://henryvandevelde.de.
103. House in Leymen. Leymen, Haut-Rhin, France.Project
1996, realization 1997 [Электронный ресурс] // Herzog &
de Meuron [Сайт]. – URL: http://www.herzogdemeuron.
com/index/projects/complete-works/126–150/128-house-
in-leymen.html.
104. House of Double-Roof [Электронный ресурс] //
Shigeru Ban Architects [Сайт]. – URL: http://www.
— 182 —
shigerubanarchitects.com/works/1993_house-of-double-
roof/index.html.
105. Huis Solvay. Louizalaan, 224. Lensstraat 27 [Элек-
тронный ресурс] // Brussels Hoofdstedelijk Gewest.
Inventaris van het Bouwkundig Erfgoed [Сайт]. – URL:
http://www.irismonument.be/nl.brussel_uitbreiding_zuid.
louizalaan.224.html.
106. Huis Tassel. Paul Emile Jansonstraat 6 [Электронный ре-
сурс] // Brussels Hoofdstedelijk Gewest. Inventaris van
het Bouwkundig Erfgoed [Сайт]. – URL: http://www.
irismonument.be/nl.Brussel_Uitbreiding_Zuid.Paul_
Emile_Jansonstraat.6.html.
107. Huis van Eetvelde. En opbrengsthuis, Palmerstonlaan 2, 4
[Электронный ресурс] // Brussels Hoofdstedelijk Gewest.
Inventaris van het Bouwkundig Erfgoed [Сайт]. – URL:
http://www.irismonument.be/nl.Brussel_Uitbreiding_
Oost.Palmerstonlaan.2.html.
108. Jacques Herzog & Pierre de Meuron. Biography [Элек-
тронный ресурс] // The Hyatt Foundation [Сайт]. – URL:
http://www.pritzkerprize.com/2001/bio.
109. Jacques Herzog and Pierre de Meuron. 2001 Laureates.
Biography [Электронный ресурс] // The Hyatt Foundation
[Сайт]. – URL: http://www.pritzkerprize.com/sites/default/
files/file_fields/field_files_inline/2001_bio.pdf.
110. Jones R. AD Classics: Villa dall’Ava [Электронный ре-
сурс] / OMA // ArchDaily [Портал]. – URL: http://www.
archdaily.com/448320/ad-classics-villa-dall-ava-oma/.
111. Jugendstil und Mehr … Architektur um 1910 in Hagen.
«Konzert der Künste»: буклет [Электронный ре-
сурс] // Osthaus Museum [Сайт]. – URL: http://www.
— 183 —
osthausmuseum.de/web/media/files/keom/museum/
hohenhof_1/internetbroschuerehohenhof2009.pdf.
112. Kazuaki, S. Floating in Air and on Water. Japanese
Architecture: Tradition and Imagination / S. Kazuaki //
Новые идеи нового века: материалы международ-
ной научной конференции ФАД ТОГУ. – 2012. –
Т. 1. – С. 79–84.
113. Kenzo Tange. 1987 Laureate. Biography [Электронный
ресурс] // The Hyatt Foundation [Сайт]. – URL: http://
www.pritzkerprize.com/1987/bio.
114. Koch, A. Die Ausstellung der in Darmstadter Künstler
Kolonie. Darmstadt, 1901. 399 р. [Электронный ресурс] /
A. Koch, G. Fuchs // Universitätsbibliothek Heidelberg
[Сайт]. – URL: http://digi.ub.uni-heidelberg.de/diglit/
koch1901/0338.
115. Kroll, A. AD Classics: Maison Bordeaux [Электронный
ресурс] / OMA // ArchDaily [Портал]. – URL: http://www.
archdaily.com/104724/ad-classics-maison-bordeaux-oma/
oma6-copy-copy/.
116. La casa Luis Barragán [Электронный ресурс] // Casa Luis
Barragán [Сайт]. – URL: http://www.casaluisbarragan.org.
117. Ludwig Mies van der Rohe [Электронный ресурс] //
Saylor Academy [Сайт]. – URL: http://www.saylor.org/
site/wp-content/uploads/2011/05/Ludwig-Mies-van-der-
Rohe.pdf.
118. Luis Barragán [Электронный ресурс] // Casa Luis
Barragán [Сайт]. URL: http://www.casaluisbarragan.org.
119. Luis Barragán. 1980 Laureate. Biography [Электронный
ресурс] // The Hyatt Foundation [Сайт]. – URL: http://
www.pritzkerprize.com/1980/bio.
— 184 —
120. Luis Barragán. Biography [Электронный ресурс] //
Barragan Foundation [Сайт]. – URL: http://www.
barragan-foundation.org.
121. Montebello, J. Modernist Hideaway. Growing up
in a Philip Johnson Jewel [Электронный ресурс] /
J. Montebello // Morris Media Group, Inc.: Townvibe
[Портал]. – URL: http://www.townvibe.com/Bedford/
November-December-2010/Modernist-Hideaway/.
122. National Historic Landmark Nomination: Gropius House
[Электронный ресурс] // United States Department of
the Interior: National Park Service [Сайт]. – URL: http://
pdfhost.focus.nps.gov/docs/NHLS/Text/00000709.pdf.
123. Parchimer Allee 81B. Fassade. Ansichten der Fassade
[Электронный ресурс] // Hufeisensiedlung [Сайт]. –
URL: http://www.hufeisensiedlung.info/no_cache/
Parchimer%20Allee%2081b/fassade.pdf?houseApart=81
6&houseDraft=6005&garden=433&location=haus&filen
ame=Fassade.pdf&location=haus.
124. Parchimer Allee 81B. Grundrisse. Grundrisse und Schnitte
[Электронный ресурс] // Hufeisensiedlung [Сайт]. –
URL: http://www.hufeisensiedlung.info/no_cache/
Parchimer%20Allee%2081b/grundrisse.pdf?houseApart=
816&houseDraft=6005&garden =433&location=haus&fi
lename=Grundrisse.pdf&location=haus.
125. Perez, A. Gehry Residence / Frank Gehry [Электронный
ресурс] / A. Perez // ArchDaily [Портал]. – URL: http://
www.archdaily.com/67321/gehry-residence-frank-gehry/.
126. Peter Zumthor. 2009 Laureate. Biography [Электронный
ресурс] // The Hyatt Foundation [Сайт]. – URL: http://
www.pritzkerprize.com/2009/bio.
— 185 —
127. Philip Johnson. 1979 Laureate. Biography [Электронный
ресурс] // The Hyatt Foundation [Сайт]. – URL: http://
www.pritzkerprize.com/biography-philip-johnson.
128. Rem Koolhaas. 2000 Laureate. Biography [Электронный
ресурс] // The Hyatt Foundation [Сайт]. URL: http://
www.pritzkerprize.com/sites/default/files/file_fields/
field_files_inline/2000_bio.pdf.
129. Richard Joseph Neutra // Wikipedia [сайт]. URL: https://
en.wikipedia.org/wiki/Richard_Neutra.
130. Robert Venturi. 1991 Laureate. Biography [Электронный
ресурс] // The Hyatt Foundation [Сайт]. – URL: http://
www.pritzkerprize.com/1991/bio.
131. Rodell, S. The Influence of Robert Venturi on Louis Kahn.
The requirements for the degree of Master of Science in
Architecture. Washington SU. – 2008. – 101 p. [Электрон-
ный ресурс] / S. Rodell // Washington State University
[Сайт]. – URL: http://spokane.wsu.edu/Academics/
Design/documents/S_Rodell_09858138.pdf.pdf.
132. Saieh, N. Multiplicity and Memory: Talking about
Architecture with Peter Zumthor [Электронный ресурс] //
Archdaily [Портал]. – URL: http://www.archdaily.
com/85656/multiplicity-and-memory-talking-about-
architecture-with-peter-zumthor/.
133. Shigeru Ban. 2014 Laureate. Biography [Электронный
ресурс] // The Hyatt Foundation [Сайт]. – URL: http://
www.pritzkerprize.com/2014/biography.
134. Skalecki, G. Villa Obenauer in Saarbrucken [Электрон-
ный ресурс] / G. Skalecki // Saarland [Сайт]. – URL: http://
www.saarland.de/dokumente/thema_denkmal/1999-
Fiches-Saarland-Villa_Obenauer_in_Saarbucken.pdf.
— 186 —
135. Stott, R. AD Classics: White U / Toyo Ito [Электронный
ресурс] / R. Stott // ArchDaily [Портал]. – URL: http://
www.archdaily.com/345857/ad-classics-white-u-toyo-ito/.
136. Sveiven, M. AD Classics: Rietveld Schroder House /
Gerrit Rietveld [Электронный ресурс] / M. Sveiven //
ArchDaily [Портал]. – URL: http://www.archdaily.
com/99698/ad-classics-rietveld-schroder-house-gerrit-
rietveld/.
137. Sveiven M. Dutch House / Rem Koolhaas [Электронный
ресурс] / M. Sveiven // ArchDaily [Портал]. – URL: http://
www.archdaily.com/120340/dutch-house-rem-koolhaas/
138. The Building [Электронный ресурс] // Vila Tugendhat
[Сайт]. – URL: http://www.tugendhat.eu/en/villa-
tugendhat/the-building.html.
139. The Hagen Impulse. Behrens Villas: Haßleyer Straße 35
[Электронный ресурс] // Karl Ernst Osthaus-Museum
[Сайт]. – URL: http://www.keom02.de/KEOM%202001/
hagener_impuls/hi_cuno_e.html.
140. Thom Mayne [Электронный ресурс] // Sci-Arc [Сайт]. –
URL: http://www.sciarc.edu/faculty.php?id=322.
141. Thom Mayne. 2005 Laureate. Biography [Электронный
ресурс] // The Hyatt Foundation [Сайт]. – URL: http://
www.pritzkerprize.com/sites/default/files/file_fields/
field_files_inline/2005_bio.pdf.
142. Toyo Ito en cinco proyectos [Электронный ресурс] //
Рrotecturi [Портал]. – URL: http://portal.protecturi.org/
toyo-ito-en-cinco-proyectos/.
143. Toyo Ito. 2013 Laureate. Biography [Электронный ре-
сурс] // The Hyatt Foundation [Сайт]. – URL: http://www.
pritzkerprize.com/2013/biography.
— 187 —
144. Villa at Sengokuhara [Электронный ресурс] //
Shigeru Ban Architects [Сайт]. – URL: http://www.
shigerubanarchitects.com/works/2013_sengokubara/
index.html.
145. Villa Savoye [Электронный ресурс] // Wikimedia
Foundation, Inc. [Сайт]. – URL: https://fr.wikipedia.org/
wiki/Villa_Savoye.
146. Voormalige Woning en Atelier van Victor Horta.
Hortamuseum. Amerikastraat 23–25 [Электронный ре-
сурс] // Brussels Hoofdstedelijk Gewest. Inventaris van
het Bouwkundig Erfgoed [Сайт]. – URL: http://www.
irismonument.be/nl.sint-gillis.amerikastraat.23.html.
147. White O [Электронный ресурс] // Toyo Ito & Associates,
Architects [Сайт]. – URL: http://www.toyo-ito.co.jp/
WWW/Project_Descript/2005-/2005-p_17/2005-p_17_
en.html.
148. White O / Toyo Ito [Электронный ресурс] // ArchDaily
[Портал]. – URL: http://www.archdaily.com/35756/
white-o-toyo-ito/.
149. White U [Электронный ресурс] // Toyo Ito & Associates,
Architects [Сайт]. – URL: http://www.toyo-ito.co.jp/
WWW/Project_Descript/1970-/1970-p_04/1970-p_04_
en.html.
150. Wichtiges zum Thema Denkmalschutz [Электрон-
ный ресурс] // Hufeisensiedlung [Сайт]. – URL: http://
www.hufeisensiedlung.info/no_cache/Paster-Behrens-
Straße%2017/intro.html?houseApart=29&garden=5163&
houseDraft=6322.
151. Yekkes, A. Casa Barragan and Casa Gilardi – architectural
masterpieces in Mexico City [Электронный ресурс] /
— 188 —
A. Yekkes // Adrianyekkes [Блог]. – URL: http://
adrianyekkes.blogspot.ru/2014/01/casa-barragan-and-
casa-gilardi.html.
152. Yuan Shuai. Evolvement of Architectural Space’s
Characteristic and the Architectural Idea in Toyo Ito’s
Works / Yuan Shuai // Новые идеи нового века: мате-
риалы международной научной конференции ФАД
ТОГУ. – 2014. – Т. 1. – С. 439–445.
153. Zimmermann, H. K. Ein Landsitz am Taunus. Deutsche
Kunst und Dekoration: illustr. Monatshefte für moderne
Malerei, Plastik, Architektur, Wohnungskunst u.
künstlerisches Frauen-Arbeiten. – 1932. – № 70. – С.32–
39 [Электронный ресурс] / H. K. Zimmermann //
Universitätsbibliothek Heidelberg [Сайт]. – URL: http://
digi.ub.uni-heidelberg.de/diglit/dkd1932/0042.
154. Zumthor A. Zumthor Vacation Home [Электронный ре-
сурс] / A. Zumthor, Р. Zumthor // Zumthor [Сайт]. – URL:
http://zumthorferienhaeuser.ch/en/.
155. [Электронный ресурс] // Sumaiinterior
[Сайт]. – URL: http://www.sumaiinterior.com/ #!%e4 %b
8 %b9 %e4 %b8 %8b%e5 %81 %a5 %e4 %b8 %89 %e3 %8
1 %ae%e8 %87 %aa%e9 %82 %b8/c1j6h/ 8d21927e-0e1c-
4b23–91a5-b18b59fcdf98.

— 189 —
Учебное издание

ВАВИЛОВА Татьяна Яновна


ЖДАНОВА Ирина Викторовна

АРХИТЕКТУРА МАЛОЭТАЖНЫХ
ЖИЛЫХ ЗДАНИЙ.
ИСТОРИЧЕСКИЕ ТРАДИЦИИ

Учебное пособие

Редактор и корректор А.А. Сыромятников


Технический редактор М.А. Гузов

Подписано в печать 26.05.2015. Формат 70х100/16.


Уч.-изд. л. 7,6. Усл. печ. л. 11,04.
Рег №12 от 13.03.2015.

ФГБОУ ВПО «Самарский государственный


архитектурно-строительный университет»
443001, г. Самара, ул. Молодогвардейская, 194