Вы находитесь на странице: 1из 14

Берен Ф. (1992). «Нарциссические расстройства у детей», Psychoanal. St. Child, 47:265-278.

(1992). Psychoanalytic Study of the Child, 47:265-278

Нарциссические расстройства у детей


Филлис Берен

ОТРЫВОК ИЗ КНИГИ

В данной работе описываются дети, на первый взгляд нуждающиеся в


психоаналитическом лечении, но не реагирующие на него должным образом. Такого рода
сложности в лечении могут говорить о наличии нарциссического расстройства. В работе
представлен клинический случай девочки латентного возраста, демонстрирующий
характерные сложности, обнаруживаемые при работе с такими детьми, а также часто
возникающие фрустрации и контрпереносы. Набор критериев должен помочь в диагностике
нарциссического расстройства, предложены подходы в его лечении.

В ПОСЛЕДНИЕ ДВА ДЕСЯТИЛЕТИЯ БЫЛО ДОСТИГНУТО ЗНАЧИТЕЛЬНОЕ


ПОНИМАНИЕ КОНКРЕТНЫХ патологических состояний у взрослых людей благодаря
разработке и развитию теории нарциссизма. Эти теоретические формулировки оказали
влияние на диагностику и методы лечения нарциссических расстройств у взрослых (Райх,
1953); (Кохут, 1966), (1968), (1971), (1972); (О. Кернберг, 1967), (1970), (1975); (Моделл, 1976);
(Бах, 1985). В литературе, касающейся обследования, диагностики и лечения детей
встречалось упоминание о нарциссической защите (Малер и Каплан, 1977), но до последнего
времени мало внимания уделялось вероятности существования нарциссического расстройства
(Бене, 1979); (Блайберг, 1984), (1988); (Иган и Кернберг, 1984).

В данной работе рассматриваются те дети, которые, на первый взгляд, идеально


подходят для психоаналитического лечения, но не реагируют должным образом на
терапевтическое воздействие. Например, некоторые случаи лечения детей, в которых лечение
зашло в тупик или принесло весьма незначительные результаты, несмотря на сравнительно
безобидный первичный диагноз и положительный лечебный прогноз.

—————————————

ВНИМАНИЕ! Данный текст опубликован PEPWEB GENERIC для личного


пользования. Авторские права принадлежат журналу, где он был первоначально опубликован.
Распространение данного текста в любой форме является незаконным.
- 265 -

Стандартные методы психоанализа, такие как анализ защиты и интерпретация


неосознанного конфликта, порой приносят незначительный положительный эффект и даже
приводить к тому, что дети становятся еще более невосприимчивыми и устойчивыми к
лечению и даже дезорганизованными. Некоторые дети проявляют необычную реакцию
контрпереноса, проявляющуюся в виде ощущения скуки или сомнениях относительно
эффективности и пользы лечения. Эти ощущения могут оборачиваться поиском предлога для
сокращения частоты сеансов, изменению методов лечения или прекращению лечение.

Ряд авторов писали о «корректирующем эмоциональном переживании», как об


особенном терапевтическом методе для лечения определенных нарушений развития (Алперт,
1957); (Бергер и Кеннеди, 1975); (А. Фрейд, 1968), (1976); (Вейл, 1973). Когда терапевтам
необходимо отклониться от стандартного аналитической техники посредством
«корректирующего эмоционального переживания», они иногда занимаются лечением детей,
страдающих от нарциссических расстройств. Подобным образом, в случаях, когда терапевт
акцентирует внимание на контрпереносе и отмечает сложности в создании и поддержании
стандартной аналитической атмосферы и взаимосвязи с пациентом, это тоже указывает на
нарциссические расстройства у ребенка (Борнштейн, 1948), (1949); (Кэбсенел, 1974); (Кэй,
1978).

Я хотела бы проиллюстрировать эти соображения на примере Джейн, которой было


восемь с половиной лет на момент начала лечения. Родители девочки жаловались на то, что
она не проявляет усердия в учебе и имеет сложности с завершением начатых дел. Дома она
ежедневно закатывала истерики, как правило, требуя у матери купить ей что-нибудь
особенное, при этом, родители отмечали, что дочь становилась все более требовательной и
безудержной. Ей было сложно находиться наедине с собой и занимать себя чем-то, девочка
хотела, чтобы ее развлекали. Она часто жаловалась на то, что родители относились к двум
старшим сестрам лучше, чем к ней. В отличие от средней сестры, которую родители
описывали как замечательного и покладистого ребенка, Джейн с малых лет сложно было
угодить, и она была очень придирчивой. Несмотря на то, что у Джейн были друзья, и ей
нравилось находиться в окружении детей, она разочаровывалась, что пользующиеся успехов
девочки не хотели общаться с ней. Единственный способ, с помощью которого Джейн хотела
выглядеть отличной от матери и сестер была манера одеваться по моде, в стиле панк-
подростка. Она ненавидела и принижала своих сестер и чувствовала, что те были любимицами
родителей. Джейн не признавала наличие каких-либо проблем и рассматривала лечение лишь
как требование матери. Все с чем она соглашалась, так это с тем, что мать называла ее
истерики - «припадок дня». У нее не было никаких идей по поводу причин возникновения
этих истерик. Она отрицала наличие проблем в школе, несмотря на очень плохие учебные
результаты, списывая все на то, что учителя благосклоннее относятся к другим ученикам.

ВНИМАНИЕ! Данный текст опубликован PEPWEB GENERIC для личного пользования.


Авторские права принадлежат журналу, где он был первоначально опубликован.
Распространение данного текста в любой форме является незаконным.
- 266 -

На протяжении первой половины лечебного срока, который длился четыре года, Джейн
неуклонно отрицала, что она несчастна и испытывает боль, а также свою причастность к
возникновению проблем в школе и дома. Я обнаружил, что это общая черта для детей,
имеющих нарциссическое расстройство, у которых отсутствует или почти отсутствует
объективное самосознание. На протяжении курса лечения Джейн не нравились и возмущали
мои попытки сопереживания ее чувствам. Например, когда она пожаловалась на то, как
несправедливо было со стороны родителей купить новую мебель в спальню сестры и не
сделать того же для нее, я сказала, что она, должно быть, чувствует злость и разочарование. В
ответ она закричала: «Не говорите мне, что я чувствую. Это никому неизвестно, кроме меня
самой». Или же она кричала, что я не могу читать ее мысли при попытках интерпретировать
ее оборонительную позицию. Самое безобидное вмешательство или интерпретация всегда
отвергались, или, что еще хуже, настраивали ее на враждебный лад и приводили к отказу
продолжать беседу.

Высокий уровень защиты, отрицание проблем и нехватка эмпатии у таких детей могут
создавать трудности для терапевта, так как очень сложно ощутить атмосферу совместной
работы. Хотя многие дети нехотя ходят на терапию, они ведут себя послушно и проявляют
вовлеченность, если не связаны напрямую с терапевтом. И, напротив, классическая теория
детского психоанализа предполагает, что для достижения положительного лечебного эффекта,
ребенок должен ощущать, испытывать или признавать проблему. Например, в известном
случае Фрэнки, описанном Бертой Борнштейн (1949), о котором будет сказано позднее,
учителям были даны указания, что как только те почувствуют положительную привязанность
со стороны Фрэнки, они должны будут сообщить ему, что мама не может больше оставаться с
ним в школе. Когда же он возражал, что не может остаться один, учителей просили сказать,
что рядом есть человек, с которым он сможет поговорить и который поможет ему находиться
в школе. «Этот преаналитический этап должен был создать конфликт внутри ребенка между
его симптомом и реальностью…Посредством преаналитической схемы мы рассчитывали
привести его к пониманию в потребности в помощи, без которой психоаналитическое
лечение не будет иметь результатов» (стр. 184). Это предполагает, что ребенок должен
обладать рядом хорошо развитых функций эго, таких как способность к инсайту и осознание
того, что аналитический подход приносит пользу. Способность признать проблемы и свою
причастность к ним предполагает наличие довольно хорошо развитое чувство собственного
«я». У нарциссических детей чувство собственного «я» обычно менее развито, они более
уязвимы и более зависимы от оценки извне.

ВНИМАНИЕ! Данный текст опубликован PEPWEB GENERIC для личного пользования.


Авторские права принадлежат журналу, где он был первоначально опубликован.
Распространение данного текста в любой форме является незаконным.
- 267 -

Их самосознание как будто бы все еще находится на стадии формирования и более


зависимо от одобрения других и их собственных грандиозных фантазий. Таких детей, как
правило, легче ранить ответом на их мнимые обиды и вызвать у них сильную злобу.
Маловероятно, что такие дети с легкостью признают наличие проблем или согласятся с
целесообразностью лечения, так как они часто экстернализируют проблемы. Нередко лечение
само по себе может переживаться как нарциссическая травма.

Хотя детальное рассмотрение лечения Джейн выходит за рамки данной работы, я


хотела бы обсудить несколько аспектов, которые, на мой взгляд, некоторые сложности в
лечении нарциссических детей. Многие сеансы являются для них лишь формальностью.
Джейн часто приходила с едой, которую она продолжала есть, уделяя все свое внимание этому
процессу. Пока она ела, она читала состав продукта на упаковке и объясняла, что он не
содержит слишком много калорий, это было важно для нее, так как она беспокоилась о своем
внешнем виде и в действительности страдала избыточным весом. Когда я говорила, что
понимаю ее беспокойство по поводу полноты, она отрицала это. Когда прием пищи
заканчивался, она приступала ко второй стадии терапевтического сеанса. Она принималась,
казалось бы, бесцельно ходить по комнате, обычно странно шагая, подергивая головой и
щёлкая пальцами. Так как она хотела, чтобы я угадала, что она делает, я ничего не говорила,
мне понадобилось какое-то время, чтобы понять, что она пытается изобразить Дэвида Бирна
из «Talking Heads». В награду за правильную отгадку, я могла узнать немного больше о ней
самой. Ее желание и удовольствие от того, что я угадала, имели более глубокое значение,
которое она не хотела анализировать или понимать и которое, по моему мнению, являлось
еще одним примером ее контролирующего поведения. Она признавала, что хотела быть рок
звездой. Ей явно хотелось иметь зрителей, и на время сеансов я становилась ее зрителем и
должна была восхищаться ее искусством подражания и уделять ей безраздельное внимание.
Она не была заинтересована в общении со мной. Она ограничивалась тем, что я наблюдаю за
тем, как она ест и выступает. Необходимо добавить, что это тот тип требований к терапевту,
который может вызывать контрперенос чувства скуки и ощущения того, что тебя используют.
Это также поведение маленького ребенка, который желает, чтобы мать восхищалась всем, что
он делает. Другим примером ее потребности в восторженном зрителе было то, что она
принесла свой магнитофон на сеанс. В действительности у нее не очень хорошо получалось,
потому что она очень мало времени проводила за занятиями. Однако она была уверена, что
может добиться всего, что хочет, просто мечтая об этом. Так она могла съесть весь торт и
конфеты, и по-прежнему хотела быть стройной и красивой. Она могла быть подростком, как
средняя из сестер и она могла быть звездой.

ВНИМАНИЕ! Данный текст опубликован PEPWEB GENERIC для личного пользования.


Авторские права принадлежат журналу, где он был первоначально опубликован.
Распространение данного текста в любой форме является незаконным.
- 268 -

Это являлось еще одним подтверждением ее слабо развитого самосознания, ее слабое


самоотождествление и крайнюю важность ее мнения. Так же она игнорировала реальность,
настаивая, что дела в школе шли хорошо, в то время как факты говорили об обратном. Такое
отрицание реальности не редко для детей, страдающих нарциссическим расстройством,
несмотря на то, что они хорошо справляться с тестированием и оценкой реальности. Иногда
родителя жалуются на то, что дети лгут или сочиняют истории. В случае с Джейн ее полное
отрицание плохой успеваемости в школе было нарциссической защитой, которую она
использовала, так как не могла признать, что ей не все удается.

Другим примером того, как ее тестирование и оценка реальности нарушались ради


поддержания грандиозного «я» выражалось в полном пренебрежении правилами игры. В
отличие от других девочек латентного возраста, которые склонны строго следовать правилам,
Джеки казалась совершенно неподвластной им. Так, играя в шашки или другие настольные
игры, Джейн придумывала свои правила. Когда я попыталась понять, как ей пришло в голову
играть таким способом, она настояла на том, что именно так она играет с друзьями. Тогда я
осторожно попыталась предположить, что одни дети играют так, а другие иначе, но она
ответила, что я ошибаюсь и что лишь ее способ был верным. Было настолько сложно
следовать ее правилам игры, и она так контролировала весь процесс, что я была в
замешательстве и чувствовала, что мной манипулируют. Казалось, что не существовало иного
способа играть с ней, кроме как позволить себя использовать.

Тем не менее, бывали моменты, когда я интуитивно чувствовала, что Джейн более
восприимчива к тому, что я говорила о ее неудачах в школе и ссорах с матерью и сестрами. Я
заметила, что она лучше переносила вмешательство с моей стороны, если я подходила к
проблеме с юморов и немного шутила. Таким образом, я начинала с фразы: «Джейн, ты
знаешь, что я делаю так только потому, что это моя работа. Это то, что должны делать
терапевты, обсуждать вещи, о которых никто не хочет говорить, но, что я могу поделать, это
моя работа. И если я не буду делать этого, то останусь без работы». Она часто отвечала на это
улыбкой. Затем она позволяла мне сказать: «Я знаю, ты терпеть не можешь, когда я
предполагаю, как ты, должно быть, чувствуешь себя по тому или иному поводу, потому что
твоя мама постоянно говорит, что она думает по поводу того, что ты чувствуешь, и это очень
злит тебя». Джейн порой отвечала: «Еще бы!» и приводила примеры ссор, когда мать
настаивала на ее личном видении вещей. Спустя время, она стала менее закрытой, так как
почувствовала, что я ее союзник. Мы снова вернулись к вопросу игры в шашки. Я спросила,
кто научил ее так играть, и она ответила, что дядя. Я вновь пошутила: «Джейн, у меня для
тебя плохие новости, которые тебя расстроят, ты решишь, что я ужасный человек, после того,
как услышишь, что я собираюсь сказать о твоем дяде».

ВНИМАНИЕ! Данный текст опубликован PEPWEB GENERIC для личного пользования.


Авторские права принадлежат журналу, где он был первоначально опубликован.
Распространение данного текста в любой форме является незаконным.

- 269 -

Она широко распахнула глаза и я продолжила: «Все эти годы твой дядя неверно учил
тебя, как играть в шашки. Я знаю, ты любишь своего дядю и тебе должно быть очень тяжело
это слышать». Она улыбнулась и начала расспрашивать меня о том, как играют другие. Таким
образом, мне удалось избежать нарциссической травмы, которую могло вызвать признание в
том, что она чего-то не знает. Это было нормально, что кто-то другой несведущ в чем-то, но
не она сама.

Необходимо задаться вопросом, как данная подмена вызвала у нее иные чувства.
Прежде всего, следует заметить, что у нее были определенные проблемы с другими детьми.
Она дружила только с теми девочками, которыми она руководила и манипулировала. Ей
безумно хотелось получить признание у более популярных девочек, но они отвергали ее,
потому что она была незрелой во многих отношениях. Было бы очень непросто найти детей,
которые захотели бы играть в настольные игры по ее собственным правилам. Ей также было
очень сложно признать, что она не умела играть. Таким образом, я дала ей шанс обратиться ко
мне за помощью не чувствуя себя униженной. Я понимала, что исходным условием того,
чтобы она услышала меня, было некоторого рода обесценивание самой себя, чтобы я не
выглядела умнее, чем она. Ранее она часто играла в учителя, который дает мне тесты на
умственную отсталость. Потребность в том, чтобы я играла отсталого, недооценённого
ребенка исходила от нее, но была неосмысленной. Так как это не носило конфронтативный
характер, то нам потребовалось около двух лет, чтобы добраться до сути. Позднее в процессе
лечения я смогла проанализировать ее необходимость в обесценивании меня точно так же, как
она обесценивала свою мать, отца и сестер. В дальнейшем, ее потребность в принижении
меня была так же интерпретирована как отражение ее собственных чувств. К моменту, когда
она научилась слышать и воспринимать мои интерпретации, ее противостояние с матерью
уменьшилось, и она стала лучше ладить с отцом.

Для того чтобы завоевать немного доверия нарциссических детей требуется довольно
много времени, и это не редкость. Так как работа движется очень вяло, игра повторяется снова
и снова и зачастую контролируется, сеансы проходят медленно и порой, и ребенок, и терапевт
чувствуют скуку и проявляют нетерпение.

Когда нарциссический ребенок жалуется на скуку, это зачастую является выражением


разделенных чувств опустошенности и орального желания или подавленного гнева. Скука
побуждает их к постоянному поиску внешней стимуляции или удовлетворения,
проявляющемуся в растущей потребности в новых игрушках, новой одежде или других
отклонениях. Нарциссические дети часто ожидают, что терапевт обратит внимание на их
новый наряд, новые приобретения или действия, и не терпят никакого вмешательства.

ВНИМАНИЕ! Данный текст опубликован PEPWEB GENERIC для личного пользования.


Авторские права принадлежат журналу, где он был первоначально опубликован.
Распространение данного текста в любой форме является незаконным.
- 270 -

Уровень объектных отношений нарциссического ребенка отличается от ребенка-


неврастеника. Постоянство «я» и объектное постоянство у нарциссического ребенка не
настолько хорошо развиты, и ребенок часто не рассматривает терапевта как личность,
наделенную правами. Реакция терапевта на дистанцированность ребенка и явное отсутствие
эмоциональной связи – это скорее ощущение того, что тебя используют, нежели, что ты
приносишь пользу, что порождает контрперенос. Это может проявляться в ощущении скуки,
беспокойства или уныния и свидетельствовать о безнадежности и подавленном гневе в связи с
неспособностью установить связь с ребенком, а также провоцировать реакцию на провокации
с его стороны.

Когда в игре или в своем поведении ребенок проявляет чрезмерный контроль, он также
может дать знать терапевту, что тот чувствует себя подконтрольной, бессильной и
беспомощной. Такого рода контролирующее поведение зачастую отражает неверие ребенка в
отношения взаимопомощи и убежденность в том, что он может полагаться только на себя,
чтобы получить то, что он хочет. Терапевт, не понимающий этой мотивации, напротив может
пытаться оказывать сопротивление или насильно втянуть себя в перенос, но это часто
приводит к тому, что ребенок становится еще более настороженным, обозленным или
замыкается в себе.

Я полагаю, что корни данного нарушения кроются в ранних отношениях с матерью и в


особенности во внутреннем противоречии субфазы воссоединения, как это было описано
Малер и соавторами в 1975 году. Несмотря на то, что ребенок становится все более
независимым, он постоянно нуждается в присутствии матери. По мере того, как ребенок
осознает свою отделенность от матери и упражняется в этом, все еще сохраняются попытки
принуждения матери к функционированию в качестве двойного единства. Ребенок не может
больше поддерживать иллюзию всесилия родителей и постепенно понимает, что объектами
его любви являются отдельные личности, наделенные собственными интересами. Он должен
постепенно и не безболезненно отказываться от иллюзии собственного величия, зачастую
ценой сильных ссор с матерью, которые Малер называет «кризис воссоединения». Как раз на
стадии анального воссоединения начинает формироваться объективное самосознание и
воздействие стыда начинает ассоциироваться с анальностью, а позднее с фаллическими
стремлениями по мере того, как потребности вступают в противоречие с требованиями и
запретами родителей.

В течение этой стадии развития существует особенная потребность в эмоциональном


присутствии родителей и одновременном установлении границ и проявлении сочувствия к
трудностям ребенка. Родителям нарциссического ребенка, как правило, очень сложно
подбадривать, поддерживать или надлежащим образом реагировать на потребности ребенка,
связанные с развитием.

ВНИМАНИЕ! Данный текст опубликован PEPWEB GENERIC для личного пользования.


Авторские права принадлежат журналу, где он был первоначально опубликован.
Распространение данного текста в любой форме является незаконным.

- 271 -

В своей работе от 1984 года Фурманы (американские психоаналитики Эрна и Роберт


Фурман. - Прим. перев.) описывают группу родителей, которые по различным причинам,
возможно из-за депрессии или зацикливания на себе отворачивались от детей в важный
момент или были рядом, но эмоционально отсутствовали. Они приводят пример матери,
которая слушала, что говорит ребенок, только если он заставлял ее посмотреть на него. Они
противопоставляют это расстройство более обычным родительским функционированием –
непрерывным катексисом (uninterrupted investment), к примеру, когда мать неожиданно кричит
из другой комнаты: «Что ты там делаешь?», потому что дома непривычно тихо.

Периодический декатексис (intermittent decathexis) встречается как у нарциссических


детей, так и у взрослых. Один взрослый пациент рассказывал, как будучи совсем маленьким,
он вылезал по ночам через окно во двор, чтобы поиграть с мальчишками, которые были
намного старше. Его родители ничего не подозревали о том, что он делал. Этот пациент был
развит не по годам и был поглощен изобилующей подробностями фантазией, как он бы он
выживал один в этом мире, если бы так сложились обстоятельства. Как взрослый,
отправляющийся в туристический поход, он чувствовал себя обязанным снабдить себя всем,
что только может понадобиться, даже если это был самый короткий из походов.

Однажды Джейн спросила меня, что я думаю по поводу ее платья. Я почувствовала, что
этот прямой вопрос обозначил важный поворот в наших отношениях. Тщательно обдумав ее
вопрос, я ответила, что платье довольно милое, но то, что было на ней в прошлый раз,
понравилось мне даже больше. К этому моменту я уже знала, что не нужно спрашивать,
почему она задает мне этот вопрос и не пытаться просить рассказать больше. Джейн искренне
произнесла «спасибо», а я спросила, за что она благодарит меня. Она сказала, что я дала
честный ответ. Я уточнила, почему это важно для нее, втайне радуясь, что мы вели диалог.
Она продолжила и привела пример обычного диалога с матерью. «Если бы я пошла утром в
школу обнаженная и спросила у матери при выходе, как ей мой наряд, то она сказала бы, -
“Хорошо, милая”». Она объяснила, что мама позволяет ей надевать, все, что ей
заблагорассудится, и каждый раз говорит, что выглядит это чудесно. Что и в самом деле было
правдой, так как я слышала это от ее матери. Кроме того, в начале лечения Джейн всегда
одевалась чудаковато и все это время настаивала, что она была на пике моды. Ее манера
одеваться изменилась в процессе лечения.

Я заметила, что это должно было приводить Джейн в замешательство, раз, исходя из ее
слов, мать не обращает внимания на то, что она носит, и комментарии матери, что все
выглядит замечательно, должны были звучать для Джейн неискренне.

ВНИМАНИЕ! Данный текст опубликован PEPWEB GENERIC для личного пользования.


Авторские права принадлежат журналу, где он был первоначально опубликован.
Распространение данного текста в любой форме является незаконным.
- 272 -

Так я смогла связать требовательность и придирчивость Джейн в отношении матери,


так как только так она могла быть уверенной в том, что мать проявляет внимание. Джейн
проявила некоторое понимание в отношении ошибок матери. Она сказала мне, что бабушка
была чрезвычайно надоедливой и не давала матери выбора ни в чем, поэтому мама Джейн
решила предоставить своему ребенку свободу выбора и одобрять его. Мы с Джейн выяснили,
ее мать считала, что делает что-то хорошее для своего ребенка, несмотря на то, что Джейн
была вынуждена считать, что ее матери все равно. Кроме того, это сделало Джейн очень
неуверенной в себе, так как дети ее возраста опираются на мнение матери. Постепенно Джейн
смогла принять, что многие ее защитные реакции были обусловлены желанием обезопасить
себя, так как она чувствовала себя так неуверенно. Именно поэтому она так часто настаивала
на том, что чтобы она ни делала, было правильным, даже если в реальности дела обстояли
иначе. Должна заметить, что мать Джейн была неспособна говорить о любой из своих
дочерей, не сравнивая ее с другими сестрами, а также с собой в том же возрасте. Было
совершенно очевидно, что мать не видела детей самих по себе, вне зависимости друг от друга,
в результате чего ориентирование Джейн в этом мире главным образом осуществлялось путем
подражания, а не идентификации. В итоге Джейн стала с большим пониманием и менее
критично относиться к матери и самой себе, что положительно отразилось на всех сферах
жизни.

Случай Фрэнки, описанный Бертой Борнштейн в 1949 году, иллюстрирует некоторые


из этих проблем. Он справедливо считается классическим примером детского анализа
защиты. Более того, этот случай занимает важное место в истории психоанализа, Furthermore,
потому что 17 лет спустя после его публикации попал в центр дискуссии неврозов навязчивых
состояний на международном конгрессе (А. Фрейд, 1966). Ритво проанализировал взрослого
Фрэнки и опубликовал отчет об этом анализе (1966), предоставив уникальную возможность
для сравнения анализа ребенка и взрослого. Этот случай представляет особый интерес,
поскольку на конференции вопрос диагноза Фрэнки остался спорным и был сосредоточен на
том, изменился ли диагноз с фобического невроза на навязчивый невроз. Позднее, Пайн вновь
поднял этот вопрос и сделал акцент на проблеме в способности Фрэнки сдерживать тревогу
(1990).

Фрэнки было пять с половиной лет, когда он пришел на терапию. Он страдал от ряда
фобий, но главной проблемой было то, что он не мог оставаться в школе без матери.
Сепарационная тревога сохранялась на протяжении двух лет. Вдобавок он страдал сильной
бессонницей, отказывался посещать ванную комнату вне дома и часами удерживал мочу.

ВНИМАНИЕ! Данный текст опубликован PEPWEB GENERIC для личного пользования.


Авторские права принадлежат журналу, где он был первоначально опубликован.
Распространение данного текста в любой форме является незаконным.
- 273 -

Несмотря на то, что он был прикован к матери, он в то же время отвергал ее. Он очень
ревностно относился к младшей сестре, был очень требователен к сестре и матери и любил
командовать. Во время терапии проявились другие страхи, включая боязнь лифтов и
воображаемых волков, которые сторожили его кровать по ночам. Его компенсаторные
фантазии нашли выражение в претенциозном и всевластном поведении и мышлении. На
более позднем этапе лечения его поведение настолько вышло из под контроля, что терапевт в
конечном итоге пригрозил ему госпитализацией.

Гринсон, один из участников дискуссии на конференции, подчеркнул: «Если такой


опытный и умелый аналитик вынужден был прибегнуть к такому неаналитическому приему,
то мы, должно быть, имеем дело с чем-то большим, чем невроз» (1966 г., стр. 149). Гринсот,
как и Винникотт акцентировали внимание на наличии преэдиповой патологии, а именно
патологии в сфере объектных отношений. Гринсон подчеркивал потребность Фрэнки в
женской идентификации, выражавшуюся в необходимости пребывания рядом с матерью.
Винникотт отмечал, что восприятие матери у Френки сдерживалось отделением материнской
функции ("a split-off maternal function") (1966 г., стр. 143).

На мой взгляд, Френки демонстрирует много особенностей, характерных для ребенка.


Старадющего нарциссическим расстройством. Несмотря на то, что его фобии рассматривались
как невротические, симптомы сами по себе не являются достаточным основанием для
диагноза. Проблемы сильной сепарационной тревоги и страха быть покинутым, по-видимому,
предполагают более серьезное расстройство. Нарциссическое расстройство могло проистекать
из нарушения регулирования самооценки, о чем свидетельствовала его потребность во
внимании и обожании, как и у Джейн. Он вынужден обесценивать мать и сестру и порой
необоснованно идеализировать няню. Его величие, чувство всемогущества и уникальности
выражались в фантазиях, где он выступал всеведущим Богом и позднее королем Бу-Бу. Игры
и поведение мальчика носили вызывающий характер, он старался доминировать, настаивал на
том, что он главный и требовал, чтобы остальные выполняли его желания. Его предметные
отношения были диадическими и имели веские основание предполагать необходимость в
объекте самости. Фантазии всемогущества были попыткой компенсировать шаткое чувство
собственного «Я» и ощущение уязвимости. То, что Фрэнки нравилось, чтобы за ним гнались,
ловили и поднимали можно рассматривать как попытку сближения с матерью, ощущения
телесного контакта и заботливых объятий, которых он никогда не испытывал в полной мере.
Садомазохистская природа его поведения предполагала противоречие между заботой и
сексуальностью, как правило, встречающееся в случаях незавершенной сепарации-
индивидуации. Похоже, что отсутствие заботы и последующие интернализации, необходимые
для преодоления бурного кризиса анального воссоединения приводили к неясности и
запутанности каждой последующей стадии психосексуального развития.

ВНИМАНИЕ! Данный текст опубликован PEPWEB GENERIC для личного пользования.


Авторские права принадлежат журналу, где он был первоначально опубликован.
Распространение данного текста в любой форме является незаконным.
- 274 -

Фрэнки не реагировал на интерпретации так, как по нашему мнению должен был


реагировать ребенок с невротическим расстройством, хотя данные предполагали, что
интерпретации были верными. Вместо этого, интерпретации, похоже, проводили к
дезорганизации. Берта Борнштейн в рамках своей работы рассматривала Фрэнки как
невротика, а ключевой конфликт был эдиповым. Хотя Фрэнки имел проблемы, связанные с
Эдиповым комплексом, тем не менее, наиболее ярко выраженной представляется его
нарциссическая уязвимость.

ОБСУЖДЕНИЕ

В виду того, что первичная оценка ребенка имеет большое значение для последующего
лечения, я перечислю ряд характерных особенностей, свидетельствующих о вероятности
нарциссического расстройства, которые можно различить на стадии оценки. Данные
особенности включают в себя:

1. Нарушения регулирования самооценки. Переоценка собственного «я» может


проявляться в потребности в постоянном обожании, проявлении внимания, и/или
самовосхвалении, или обесценивании других. Идея величия может выражаться в виде чувства,
что тебе все должны или ощущения уникальности, или в избыточной мечтательности, когда
ребенок представляет себя героем, или в форме игры, в которой он настаивает на том, чтобы
быть лидером и вынуждает других делать то, что он пожелает. Другая характерная
гиперкомпенсация может проявляться в патологической лживости, служащей для
поддержания величия ребенка.

Переоценка собственного «я» может обнаруживаться в виде чрезмерной обидчивости и


душевной боли, которую вызывают чувства неполноценности, бесполезности, стыда или вины
(Йоффе и Сэндлер, 1967), или в активной потребности необоснованной идеализации других
людей. У таких детей нередко встречаются ипохондрия и чрезмерная кастрационная тревога,
что подтверждается боязнью порезов и ушибов, опасением навредить себе во время занятий
спортом или страхом смерти.

2. Настоятельная потребность в объекте самости, который является объектом,


используемым в личных целях очень необычным способом, и переживается как часть «я».
Это наблюдается у детей, нуждающихся в подражании и диадической взаимосвязи с тем,
чтобы поддерживать «я» в идеальном состоянии. При нарциссическом расстройстве объект
часто и в первую очередь воспринимается (или переживается) как часть «я»; в отличие от
«объекта, удовлетворяющего потребность» Анны Фрейд (1966), который находится вне «я»,
хотя и служит «я» (Бене, 1979 г., стр. 210).

ВНИМАНИЕ! Данный текст опубликован PEPWEB GENERIC для личного пользования.


Авторские права принадлежат журналу, где он был первоначально опубликован.
Распространение данного текста в любой форме является незаконным.
- 275 -

3. Недостаточность самосознания, вызывающая отсутствие сопереживания нуждам и


чувствам других людей и их объективного восприятия. Недостаточность самосознания легко
обнаруживается в сомнительных и ненадежных дружеских отношениях. Возможность
успешных отношений со сверстниками подразумевает, что ребенок может терпеть
поддразнивание и садистическое поведение в свой адрес и не считать себя несправедливо
обиженным или оскорбленным. Нарциссический ребенок не обладает такой гибкостью. В
результате чего, от него часто можно слышать жалобы, что его «дразнили», над ним
«подтрунивали» или «обсуждали». Поскольку нарциссический ребенок преимущественно
воспринимает других людей как продолжение самого себя, он, по-видимому, неспособен на
установление отношений взаимопомощи. Таким образом, в отношениях со сверстниками
также воспроизводятся отдельные аспекты переноса.

4. Раннее развитие эго – проявляется в крайней неравномерности развития, когда


отдельные способности и функции очень зрелые и чересчур развитые, в то время как развитие
других отстает. Такое неравномерное развитие обычно сопровождается тем, что родители
неспособны оценить развитие ребенка в целом и делают акцент на тех функциях ребенка,
которые соответствуют их личным нарциссическим потребностям.

К примеру, родители могут хвалить и поощрять независимость в ущерб эмоциональной


и физической замкнутости. Таким образом, ребенок понимает, что родители не одобрят его
несамостоятельности и рано научается заботиться о себе. Или родители могут уделять
слишком много внимания такой функции эго, как речь, что в результате приводит к
использованию речи в защитных, а не коммуникационных или разъяснительных целях
(Ньюман и соавторы, 1973). У таких детей преобладает интеллектуализация и появляется
эмоциональная отчужденность и холодность. Другим результатом может быть выполнение
функции маленького родителя в семье, то есть, когда происходит кардинальная смена ролей
ребенок-родитель (Бакхольц и Хэйнс, 1983).

Наблюдение и оценка этих особенностей у ребенка может помочь нам в постановке


диагноза и составлении плана лечения. Невротический диагноз у ребенка предполагает
подход, преимущественно включающий в себя анализ переноса и сопротивления, а также
интерпретацию либидинального конфликта и конфликта агрессии. Применение этого подхода
к нарциссическому ребенку зачастую заводит лечение в тупик и заставляет терапевта
чувствовать себя бесполезным. В таких случаях основные нарциссические факторы
предполагают такую направленность лечения, которая будет создавать «атмосферу
поддержки» и фокусироваться на достижении взаимности в объектных отношениях. В таких
случаях до начала анализа бессознательного, конфликта или переноса, необходимо в первую
очередь обратить внимание на низкую самооценку, нарциссическую уязвимость и
неспособность ребенка объективно оценить себя.

ВНИМАНИЕ! Данный текст опубликован PEPWEB GENERIC для личного пользования.


Авторские права принадлежат журналу, где он был первоначально опубликован.
Распространение данного текста в любой форме является незаконным.
- 276 -

То, как ребенок взаимодействует с терапевтом и как переживает процесс лечения,


является важным показателем развития личности ребенка и психологического развития в
целом. Осознание того, что мы работает с нарциссическим расстройством должно влиять на
наши ожидания в отношении протекания лечения и методов лечения. В конечном итоге,
осознание этого позволит нам действовать в аналитическом ключе, если вы почувствуете себя
бессильным и бесполезным в процессе лечения ребенка-пациента.

Список используемой литературы

ALPERT, A. 1957 A special therapeutic technique for certain developmental disorders in pre-
latency children Amer. J. Orthopsychiat. 27 256-270

BACH, S. 1985 Narcissistic States and the Therapeutic Process New York: Aronson.

BENE, A. 1979 The question of narcissistic personality disorders Bull. Hampstead Clin. 2
209-218 [→]

BERGER, M. & KENNEDY, H. 1975 Pseudobackwardness in children Psychoanal. Study


Child 30:279-306 [→]

BLEIBERG, E. 1984 The question of narcissistic personality disorders in children Bull.


Menninger Clin. 48 501-518 [→]

BLEIBERG, E. 1988 Developmental pathogenesis of narcissistic disorders in children Bull.


Menninger Clin. 52 3-15

BORNSTEIN, B. 1948 Emotional barriers in the understanding and treatment of young


children Amer. J. Orthopsychiat. 18 691-697

BORNSTEIN, B. 1949 The analysis of a phobic child Psychoanal. Study Child 3/4 181-227
[→]

BUCKHOLZ, E. & HAYNES, R. 1983 Sometimes I feel like a motherless child In Dynamic
Psychotherapy New York: Bruner/Mazel, vol. 1 pp. 99-107

EGAN, J. & KERNBERG, P. 1984 Pathological narcissism in childhood J. Am. Psychoanal.


Assoc. 32:39-63 [→]

FREUD, A. 1966 Obsessional neurosis Int. J. Psychoanal. 47:116-122 [→]

FREUD, A. 1968 Indications and contraindications for child analysis Psychoanal. Study Child
23:37-46 [→]

FREUD, A. 1976 Changes in psychoanalytic practice and experience Int. J. Psychoanal.


57:257-260 [→]

FURMAN, R. A. & FURMAN, E. 1984 Intermittent decathexis Int. J. Psychoanal. 65:423-


434 [→]

GREENSON, R. R. 1966 Comment on Dr. Ritvo's paper Int. J. Psychoanal. 47:149-151 [→]

ВНИМАНИЕ! Данный текст опубликован PEPWEB GENERIC для личного пользования.


Авторские права принадлежат журналу, где он был первоначально опубликован.
Распространение данного текста в любой форме является незаконным.
- 277 -

JOFFE, W. G. & SANDLER, J. 1967 Some conceptual problems involved in the


consideration of disorders of narcissism J. Child Psychother. 2 56-66

KABCENELL, R. 1974 On countertransference Psychoanal. Study Child 29:27-35 [→]

KAY, P. 1978 Gifts, gratifications, and frustration in child analysis In Child Analysis and
Therapy ed. J. Glenn. New York: Aronson.

KERNBERG, O. F. 1967 Borderline personality organization J. Am. Psychoanal. Assoc.


15:641-685 [→]

KERNBERG, O. F. 1970 A psychoanalytic classification of character pathology J. Am.


Psychoanal. Assoc. 18:800-822 [→]

KERNBERG, O. F. 1975 Borderline Conditions and Pathological Narcissism New York:


Aronson.

KOHUT, H. 1966 Forms and transformations of narcissism J. Am. Psychoanal. Assoc.


14:243-272 [→]

KOHUT, H. 1968 The psychoanalytic treatment of narcissistic personality disorders


Psychoanal. Study Child 23:86-113 [→]

KOHUT, H. 1971 The Analysis of the Self New York: Int. Univ. Press. [→]

KOHUT, H. 1972 Thoughts on narcissism and narcissistic rage Psychoanal. Study Child
27:360-400 [→]

MAHLER, M. S. & KAPLAN, L. 1977 Developmental aspects in the assessment of


narcissistic and so-called borderline personalities In Borderline Personality Disorders ed. P.
Hartocollis. New York: Int. Univ. Press.

MAHLER, M. S. & KAPLAN, L. PINE, F., & BERGMAN, A. 1975 The Psychological Birth
of the Human Infant New York: Basic Books.

MODELL, A. 1976 The holding environment and the therapeutic action of psychoanalysis J.
Am. Psychoanal. Assoc. 24:285-307 [→]

NEWMAN, C. J., DEMBER, C. F., & KRUG, O. 1973 "He can but he won't." Psychoanal.
Study Child 28:83-129 [→]

PINE, F. 1990 Drive, Ego, Object and Self New York: Basic Books.

REICH, A. 1953 Narcissistic object choice in women J. Am. Psychoanal. Assoc. 1:22-44 [→]

RITVO, S. 1966 Correlation of a childhood and adult neurosis Int. J. Psychoanal. 47:130-131
[→]

WEIL, A. 1973 Ego strengthening prior to analysis Psychoanal. Study Child 28:287-301 [→]

WINNICOTT, D. W. 1966 Comment on obsessional neurosis and Frankie Int. J. Psychoanal.


47:143-144 [→]

ВНИМАНИЕ! Данный текст опубликован PEPWEB GENERIC для личного пользования.


Авторские права принадлежат журналу, где он был первоначально опубликован.
Распространение данного текста в любой форме является незаконным.
- 278 -

Article Citation [Who Cited This?]

Beren, P. (1992). Narcissistic Disorders in Children. Psychoanal. St. Child, 47:265-278

 
Copyright © 2015, Psychoanalytic Electronic Publishing.Help | About | Download PEP Bibliography | Report a Problem

ВНИМАНИЕ! Данный текст опубликован PEPWEB GENERIC для личного


пользования. Авторские права принадлежат журналу, где он был первоначально
опубликован. Распространение данного текста в любой форме является незаконным.