Вы находитесь на странице: 1из 11

Е. А.

Шаблавина

Пальчатая фибула из коллекции Е. А. Горюнова


Среди всех вещей, входящих в коллекцию Е. А. Горюнова, наиболее любопытной представляется пальчатая фибула, которая сейчас хранится в ИИМК РАН (рис. 1, 2).
Изображение этого предмета опубликовано на обложке монографии Е. А. Горюнова «Ранние этапы истории славян Днепровско Левобережья», известного широкому
кругу специалистов, занимающихся славянской проблематикой [Горюнов 1981], ее фотографии напечатаны во французских изданиях М. Ka/.anski «Les Slaves» и «Le
Grand atlas de l'archéologie» [Kazanski 1999]. Однако отсутствие во всех этих работах подробного анализа фибулы позволяет ее изучить с морфологической и
трасологической позиций.
Данная фибула является случайной находкой, происходящей с территории Днепровского Левобережья Харьков ской области. Она выполнена из сплава меди. Ее
длина — 14,0 см, ширина головного щитка — 3,9 см, высота — 2,5 см.
С точки зрения морфологии, это пальчатая фибула с полукруглым головным щитком и пятью лучами-пальцами, в основании которых проходит одна бороздка, а у
центрального отростка — две бороздки. Ножка треугольная, имеющая две пары боковых выступов и заканчивающаяся стилизованным изображением головы
животного. Дужка не сильно выгнута и украшена продольными и косыми линиями. Лучи-пальцы, головной щиток и ножка декорированы кружковым орнаментом. На
оборотной стороне находится устройство застежки, состоящее из двух стоек и иглопрн- емника. По типологии Й. Вернера, данный предмет относится к днепровскому
типу фибул [Werner 1950].
Трасологическое изучение вещи показало, что лицевая сторона отливки была зачищена. Орнамент литой и затем дополнительно обработанный различного рода
остриями, возможно циркулем и штихелями, что подтверждают заусенцы и концентрические круги на краях и стенках кружков (рис. 3). Линейный орнамент на дужке
и на конце ножки прочеканивался, об этом свидетельствуют жесткие следы в виде вертикальных полос. На литейной поверхности про слеживаются два вида кружков
— большие и маленькие. Они были выполнены по восковой модели металлическими или деревянными пунсонами, которые на концах имели негатив рельефного
кружка. Данное предположение подтверждается рядом аргументов. Во-первых, все большие и маленькие кружки имеют одинаковые размеры (рис. 3). Во- вторых, при
нанесении кружкового орнамента пунсоном на лицевую сторону восковой модели фибулы с оборотной стороны остаются следы в виде круглых бугорков (рис. 4).
Наконец, в-третьих, если бы орнамент был нанесен чеканом после отливки на лицевую поверхность, то с оборотной стороны также появились бы выпуклости, но
иного характера. Бугорки были бы расплющены и имели бы жесткий след от соприкосновения с наковальней, на которой производилась чеканка изделия.
Оборотная сторона фибулы не обработана, и по всей литейной поверхности хорошо читаются наросты от микро- трешин глиняной формы (рис. 4). В стойках
изделия сохранился сердечник из железной проволоки. При внимательном трасологическом обследовании данной пальчатой фибулы была выявлена существенная
интересная деталь. На оборотной стороне вешн по ножке проходят три рельефных стержня в виде трезубца (рис. 2, 4). Подобного рода эле менты, наличествующие на
других фибулах, отмечены в архивных материалах Г. Ф. Корзухиной, которая обозначила их как «вертикальные выпуклые жилки» [Корзухина 1950: ф. 77, д. 145, л.
466]. Природа образования этих жгутиков пока не объяснена. В связи со сложившейся ситуацией появилась цель собрать подобные пальчатые фибулы, имею щие
данную деталь и, проанализировав их по морфологическим и трасологическим признакам, реконструировать тех нику изготовления фибул на основании полученной
информации.
Аналогичные пальчатой фибуле из коллекции Е. А. Горюнова изделия уже находили в ареале так называемых «аптских» кладов, но случайно или очень редко в
погребениях. Этот материал и образует группу фибул Среднего По- днепровья и Днепровского лесостепного Левобережья. Данные украшения изготовлены из сплавов
меди. Они отличаются от европейских («Bügelfibulen») и боспорских пальчатых фибул, изготовленных в основном из серебра, имеющих небольшие размеры (длина 9
—11 см), яркую орнаментацию и вставки из драгоценных камней или стекла. По- днелровские фибулы— массивные, более крупные (длина 12—19 см), имеют
незамысловатый узор, чаще всего выполнены из латуни достаточно простыми техническими операциями.
На данном этапе изучения были использованы пальчатые фибулы из коллекций Эрмитажа, ИИМК РАН, Курского ооластного государственного музея археологии,
Курского областного краеведческого музея, Харьковского исторического музея и тех данных, какие известны по публикациям. Сразу хотелось бы отметить, что среди
вещей были поми-
Е- А. Шобловина. Пальчатая фибула из коллекции Е. А. Горюнова

мо одиночных, и парные пальчатые фибулы. При подробном анализе их морфологическо-трасологических особенностей выделяется целый комплекс следов,
отображающих этапы процесса изготовления вещи и ремонта. Во-первых, все пальчатые фибулы Среднего Поднелровья и Днепровского лесостепного
Левобережья — цельнолитые изделия. Во-вторых, литейная поверхность на лицевой стороне каждого предмета, без исключения, зачищена, о чем свидетель -
ствуют следы от скобления в виде продольных полос между лучами-пальцами. Литники обрублены, литейные боко вые швы удалены. Спиральный и линейный
орнамент фибул после отливки прочеканивались, так как на декоре остаются жесткие неглубокие следы в виде вертикальных полос и заусенцы на их краях. У
многих кружков внешнее кольцо тоже прочерчивалось после литья, возможно циркулем, доказательством чего являются концентрические следы на стенках
колечек. В-третьих, внешняя литейная поверхность оборотных сторон изделий сплошь покрыта наростами, выщербинами, а местами н облоем от микротрещин,
образовавшихся при высыхании и обжиге глиняных форм, а также при остывании металла. Отверстия в стойках просверливались, так как на245
стенках находится
концентрическая резьба и острые неровные края. В-четвертых, многие изделия с оборотной стороны имеют приподнятые стенки и вы емки на пальцах, дужках и
окончаниях ножек. Данное обстоятельство объясняется тем, что восковые модели для фю бул делались на выплеск. Поэтому, когда при остывании поверхности
воск давал усадку, моделытриоб'Р^^нно- образную форму. Кроме того, на большинстве фибул прослеживаются рельефные продольныебороздь., ьэтфыеоора-
зовались от заглаживания и выравнивания поверхности восковок модели перед нанесен» Р пятна и потеки жины и иглы для украшений были выполнены из
железной проволоки, о чем
корродированного железа около стоек и приемников-иглодержателеи, а иногда и со Р пальцам прохо-
И наконец, у рассмотренных пальчатых фибул на оборотных сторонах по ножкам, а у Р словами_________________ребра жест-
дят выпуклые продольные стержни или «вертикальные жилки», по Г. . орзухигi , ' по )1Х 0СН0В11ым осе-
кости. Данная конструктивная деталь придает дополнительную прочность и стппго по центу ножек, а иногда
вым линиям. Это положение подтверждается тем, что все ребра жесткости пр тр модели от различ-
и радиально по середине пальцев головных щитков, тем самым защищая украшения и их восковые модели р
ного рода деформаций на промежуточном этапе изготовления (Ьибул Среднего Поднепровья и Днепров-
На основании комплекса следов, выявленного при изучен i г ппоиесс изготовления предметов и
ского лесостепного Левобережья, можно реконструировать весь технологический процесс изготовле, р
проверить его экспериментальным путем. П„_пппвС|ШХ германских, боспорских пальчатых
Вопросами и проблемами, связанными с техникой и з г о т о в л е н и я ‘ в . Г. Пуцко, О. А. Щеглова,
фибул, занимались такие исследователи, как Б. А. Рыоаков, • •н п,,цко 1997- Минасян 1998; Щеглова
Р- С. Минасян и дР. [Рыбаков 1948; Корзухина 1950: Ф. № по двум следующим при-
р
1999]. Однако здесь хотелось бы подробнее остановиться н украшений, до сих пор не опубликована,
чинам. Во-первых, ее гипотеза, связанная с производством дан „ pApj в ЛИЧНом фонде Г. Ф. Корзухиной (Ф.
и весь огромный объем материала хранится в рукописном архив обстоятельно изложенных и доказатель-
77). Во-вторых, до настоящего времени эта гипотеза остается одной из самых оо
ных в области данной темы. сетчатым полем в центре «среди кружков и
Г. Ф. Корзухина, при изучении пальчатых фибул с пр л У нены 0ДНим и тем же мастером. Данное ^вер- спиралей» на ножке (9 шт.) заклгачила^что эти П|редметы: ь
^ п сравнении предметов увидела, что у девяти ждение подкреплялось целым рядом наблюдении. Ис л д . . . петрушки, Сахновка, Нижняя Сыроватка, из
фибул (из поселений Мартыновна, Смородино, Дудари, УР' ’ различия в обшей длине и размерах отдель-
Среднего Поднепровья и из Подболотья на Оке), несмотря «пиоалев11дных завитков. Подобное она отметила и в ных частей, абсолютно идентичный орнамент,
состоящий t Р украшеНия были отлиты в глиняных литеи- керченских фибулах группы II типа 1 . Г. Ф. КоРзухинап™Л.ПГОТоВЛения глиняной формы была необходима
восковая ных формах, хотя ни одной формы не было нандено. Дл j-. вылепить вручную, но тогда отливки получ
модель, которую можно было получить несколькими СД° ‘ ’ сложный спиральный орнамент на воске ПР” бы разными; 2 ) изготовить в старой литейной форме; »
посл/отливки .„делий некоторые летя.
мощи штампа, что, скорее всего, к имело место. Далее Р - работе также указано, что орнамент и Р,
особенно решетка, дорабатывались и подправлялись резцом. В данной р
или групп колечек тоже делался на воске с помощью Hfmываясь на идентичности размеров н декора на из " ••
Г. Ф. Корзухина, И. О. Гавршухин, А. М. Обломсши .основывая! с п о р й 0 по нескшькюифичи считали, что парные пальчатые фибулы были
отлиты в оборотные стороны разные, о чем свидетель засте.
нам. Во-первых, у парных фибул с идентичным формы, места расположен,* усфш ств засте_
характерность наростов и выщербин от микротрешин , ^ отлиты в одной форме, то больш1 шетв ^ повтор-
жек, а также выпуклых стержней. Даже если бы ф! бу. литейная форма практически не в Д AODMV.
тов совпадали бы с обеих сторон изделии. Во-вторы , Н6 УЛУ необходимо было сделать новую фибул
ной отливки, поэтому, чтобы изготовить вторую паР">;Юй1^ ' ; ДТивную модель производства папьчатых фиоул. Учитывая данные замечания, необходимо
представить атьтерн^ ^ocrenHoro «
Все изделия, происходящие с территории Среднег' чег0 ЯВЛЯется не зачищенная ли найдены далеко
отлиты в двустворчатых глиняных формах, док ' . , ддЯ отливки пальчатых фи У пальчатых фн-
оборотных сторон фибул. Фрагменты глинянызс ^ р^ЗЛ11ЧИЯ, имеющиеся н а в ' п р о ц е с с е использования от нашего региона— в Huy (Belgian) (рнс. 5). JLnH при
помогли шаблона, котор Р где одно изделие
бул объясняются тем, что лицевую сторону из гот юлается с парными фибулами из ' Р ' ’ (П бронзы и
мог корректироваться. Такая ситуация, к примеру, ' , щнтке фибулы. Большинст ' только два— в
отличается от другого дополнительным кружком наге^вно * £ левобережья известно пока только
свинца найдено в Западной Европе (рис. б); на территории ди н
кладах Новая Одесса и Козиевка (рис. 7, 8 ). В принципе, моделью могла служить и готовая фибула, но полученные при ее
помощи изделия будут сильно отличаться от своего первоначального образца. Кроме того, для изготовления металлического
шаблона необходимо сделать образец из другого крепкого материала. Скорее всего, это была деревянная модель, покрытая воском.
Воск является пластичным и очень удобным в работе материалом. После получения оттиска в глине мастер делал восковую модель,
на которую накладывал металлические или деревянные стержни, выполняющие функцию ребер жесткости для фибулы. В данном
случае восковая модель используется в качестве посредника для изготовления оборотной створки. Затем створки разнимаются,
вынимается восковая модель, на глиняной створке для оборотной стороны изделия делаются прорези для устройства застежки,
потом створки совмещаются друг с другом и оставляются на просушку. После обжига створок в них производят литье фибулы,
которая затем тщательно механически обрабатывается и зачищается.
Экспериментальная работа. Для эксперимента были использованы: деревянный брусок (ель) 14,5x8,0x1,4 см; воск; голубая глина
с примесью отощителя (шамота и мелкозернистого песка) около 40—60 %; деревянные и метал лические стержни; латунь — сплав
меди и цинка желто-зеленого цвета, обладающий высокой пластичностью, с температурой плавления в пределах 900—1045° С;
угольная крошка и инструменты (штихель, стамеска, нож и различного рода острия). При помощи штихеля и стамески из бруска
дерева был вырезан позитив формы лицевой стороны пальчатой фибулы. Изображение для изделия было позаимствовано у парных
фибул из Гапоновского клада (рис. 8 ). Далее при помощи деревянного шаблона в приготовленной глине делается оттиск
пальчатой фибулы. Во избежание прилипания модели к формовочной массе ее предварительно смачивают водой или смазывают
жирной смесью. В нашем случае это подсолнечное масло. Перед заливкой воска лицевая створка посыпается сверху угольной
крошкой, чтобы затем легче было удалить восковую модель из глины, минимально повредив орнамент. После в лицевую створку
заливается расплавленный воск. При остывании воска, происходит его усадка, вследствие чего прогибается оборотная сторона
модели (рис. 9). Поверхность восковой модели зачищают от наплывов, и в нее по центру ножки и по середине пальцев вдавливаются
металлические или деревянные стержни, которые выполняют функцию ребер жесткости у фибулы (рис. 9, 10). Далее, не вынимая
восковой модели из лицевой створки, формируют оборотную глиняную створку, на которой отпечатываются все следы поверхности
модели. Затем створки разнимают, чтобы сделать прорези для устройства застежки и удалить восковую модель. Если воск будет
находиться внутри створок, то при сушке глиняная литейная форма треснет. После указанных операций створки опять совмещают
друг с другом и оставляют сушиться на несколько дней, а затем обжигают при температуре около 800—900° С (рис. 11). После в них
в вертикальной позиции производят литье. Расплавленный металл заливается через литниковое отверстие. Как только латунь
остынет, створки формы разнимаются и из них извлекается изделие. Литейная поверхность отлитого изделия покрыта наростами от
микротрещин, образовавшихся при сушке створок; орнамент нечеткий. Начинается тщательная механическая обра ботка предмета
слесарным способом. На оборотной стороне в стойках просверливаются отверстия, при этом остаются заусенцы на краях и круговая
резьба на их стенках, а приемник-иглодержатель сгибается. Пользуясь случаем, хочу поблагодарить профессионального ювелира Л.
Сысоеву за помощь в проведении данного эксперимента.
Таким образом, в результате изучения фибулы из коллекции Е. А. Горюнова и аналогичных ей изделий по морфо логическим и
трасологическим аспектам, а также реконструкции техники их изготовления можно выделить целый комплекс местных ювелирных
приемов и операций, характерных для Среднего Поднепровья и Днепровского лесостепного Левобережья. Производство вещей
происходило по единой технологической схеме — литье в двустворчатые глиняные формы в комбинации с местными ювелирными
приемами. Мастера данного региона использовали пунсоны для нанесения на воск кружкового орнамента, циркуль для проработки
колечек, а также для прочерчивания кружков после отливки. Они подвергали предмет тщательной механической обработке с
лицевой стороны, и — частично — с оборотной. Неожиданностью в ювелирном производстве Восточной Европы в V—VII вв. н. э.
является то, что ювелиры Среднего Поднепровья и Днепровского Левобережья в изготовлении фибул используют такую
конструктивную деталь, как ребра жесткости, что нехарактерно для крымских и западноевропейских ювелиров. То, что это
производство является местным, не вызывает особых сомнений, так как мастера не использовали таких ювелирных приемов,
которыми работают на соседних территориях, а именно: амальгамирование (горячее золочение), изготовление гнезд дтя вставок
камней или стекла, пайка и др. На вопрос, по каким образцам производились днепровские пальчатые фи булы — дунайским или
боспорским, ответить сложно. Для ответа на поставленную задачу требуется более обширный сравнительный материал и его
подробный аналитический разбор.

Литература
ГЪвритухин, Ооломский 1996'. Рзвритухин И. О.. Ооломскин А. М* Гапоновскии клад и его культурно-исторический контекст // Ранне-
славянский мир. 3. М.
Горюиов ¡981: Горюнов Е. А. Ранние этапы истории славян Днепровского Левобережья. Л.
Корзухина 1950: Корзухина Г. Ф. Среднее Поднепровьс в V—VIII вв. — Рукописный архив НИМ К РАН, ф. 77, д. Р-19,20,21.
Минасян 1998: Минасян P. С. Данные о способах изготовления крымских пальчатых фибул 11 МАИЭТ. Вып. VI. Симферополь. С. 479
____________________________________________________________________________________________________________________489.
Пууко ¡997: Пуцко В. Г. Мужшйвська фШула И Проблеми похождения та ¡сторичного розвитку словьян. KIIÏB; Львш.
Рыбаков 1948: Рыбаков Б. А. Ремесло Древней Руси. М.
Щеглова 1999: Щеглова О. А. Женский убор из кладов «древностей антов»: готское влияние или готское наследие? // Stratum plus, Ля 5.
СПб.; Кишинев: Одесса.
Kazanski 1999: Kazanski М. Les Slaves. Les origines (1er—Vile siècle après J.-C.). Edition Errance. Paris.
Moosleitner 1998: Moosleitner F. Handwerk und Handel // Die Bajuwaren. Von Severin bis Tassilo 488___788.
Roth 1986: Roth H. Kunst und Handwerk im frühen Mittelater. Stutaart.
Рис. 1. Пальчатая фибула, происходящая с территории Днепровского Левобережья. Лицевая сторона

льчатая фибула происходящая с территории тского Левобережья. Оборотная сторона


ЦОК
Е ¡1М1ЙМНМ11

Рис. 3. Фрагменты пальчатой фибулы, происходящей с территории Днепровского Левобережья. Лицевая сторона (слева),
увеличение в 3 раза (справа)

Рис. 4. Фрагменты пальчатой фибулы, происходящей с территории Днепровского Левобережья. Оборотная сторона (слева),
увеличение в 3 раза (справа)
\

литейных форм из Ниу


Рис. 5. Фрагменты глиняных (Бельгия)
!

!
!

<
тшшшт

Рис. 6. Свинцовые и бронзовые шаблоны с территории Западной Европы


Рис. 7. Шаблон для изготовления пальчатых фибул из клада Новая Одесса. Лицевая и
оборотная стороны

{'

Рис. 8 . Шаблон для


изготовления
шт ,

Рис. 9. Экспериментальный деревянный шаблон для изготовления пальчатых фибул


I

I
\

Рис. 10. Экспериментальная восковая модель. Лицевая и оборотная стороны