Вы находитесь на странице: 1из 15

.

1.1. Общая характеристика метода «сказкотерапия»

Сказка является произведением искусства, и как почти каждый вид


искусства становится своего рода психотерапией. Дословно сказкотерапия
означает лечение сказкой, хотя точнее было бы сказать повествованием, так как
в ней используются самые разные литературные жанры: притчи, былины,
басни, легенды, мифы, сказки, анекдоты, байки, фэнтэзи, любовные романы и
т.п. – все, что описано метафорой, что имеет иносказательный смысл. Самым
разнообразным жанром является сказка – вымышленная история, содержащая
невозможные или неправдоподобные с точки зрения слушателя события или
явления.
Сказкотерапия имеет многовековую историю, но свое название как
самостоятельного психотерапевтического метода получила недавно. Хотя нет,
наверное, такого теоретического направления в психологии, представители
которого не использовали бы сказки в своей практической работе.
Такие психоаналитики как К.Г. Юнг, Э. Фромм, Б. Беттельхейм и др.
занимались их исследованием. Они считали, что язык сказок – это язык
символов и образов, язык на котором с нами говорит бессознательное. Сказка,
которая произвела в детстве сильное эмоциональное впечатление, а потом была
забыта или вытеснена в бессознательное, может быть связана с судьбой
человека, его внутренним миром, его поступками и переживаниями. В
психоанализе К.Г. Юнга структура личности состоит из сознания,
индивидуального бессознательного и коллективного бессознательного. Все, что
содержится в бессознательном стремится проявиться вовне. Единицами
коллективного бессознательного являются архетипы – первичные формы,
схемы, организующие психические содержания, мифологические мотивы
общие для всех людей. Результатом их актуализации становятся
архитепические идеи, которые становятся основным содержанием
мифологических представлений. Эти архетипы могут ожить у человека при
прочтении или слушании сказки. Сказочный сюжет Юнгом рассматривается
как отражение внутреннего мира слушателя, в сказке описывается
индивидуация как процесс своеобразного внутреннего путешествия к самому
себе, в котором, например, принц (сознание) ищет принцессу (аниму), и в
процесс вовлечены его собственная мудрость (лесной старичок-советчик),
слепая агрессия (дракон) и т. д. [9, 15]
С точки зрения представителей бихевиорального подхода сказки содержат
описание различных моделей поведения, и, работая с ними, можно помогать
клиенту усваивать продуктивные модели, реконструировать непродуктивные,
простраивать модели будущего поведения.
В трансактном анализе основное внимание уделяется ролевым
взаимодействиям в сказках, при этом каждый герой изображает определенную
роль, которую человек может играть в жизни или даже брать за основу
жизненного сценария.
Гипнотический подход к сказкам основывается на сходстве между
наведением транса и прослушиванием, проживанием сказки. При наведении
транса напрямую идет обращение к бессознательному, не провоцируя
сопротивления со стороны человека. Сама атмосфера способствует внушению:
клиент засыпает, человек, которому он доверяет, ритмично что-то
рассказывает, при этом постоянно повторяя какие-то формулы (присказки и
т.п.). Это недирективное внушение [9, 55].
В отечественной практической психологии сказкотерапия, как
самостоятельное психотерапевтическое направление имеет короткую историю,
чуть более 20 лет. Как правило, отечественные сказкотерапевты работают не в
рамках какой-нибудь одной психологической школы, а используют самые
разнообразные методы психологического и психотерапевтического применения
сказок из разных подходов, то есть речь идет об интегративной [9],
комплексной [15] сказкотерапии. Среди наиболее авторитетных
сказкотерапевтов можно назвать Т.Д Зинкевич-Евстигнееву, И.В. Вачкова, А.В.
Гнездилова и ряд других специалистов, каждый из которых делится

2
собственными теоретическими представлениями о сказкотерапии и опытом
практической сказкотерапевтической работы. Процесс создания единой
концепции продолжается.
Т.Д. Зинкевич-Евстегнеева выделяет четыре этапа в развитии
сказкотерапии, причем каждый этап – это начало нового процесса, который
никогда не заканчивается, уступая место новому.
Первый этап сказкотерапии представляет собой устное народное
творчество. Это непрерывный процесс, начало которого затеряно в глубине
веков, и который продолжается по сей день.
Второй этап – собирание и исследование сказок и мифов. Этот этап в первую
очередь связан с психологическими, глубинными исследованиями сказок и
мифов К. Г. Юнга, М. Л. фон Франц, Б. Беттельхейма, В. Проппа и других.
Познание скрытого смысла сказок и мифов не менее актуально и сегодня.
Третий этап – психотехнический. Суть его в практическом применении
сказки как диагностической, коррекционной и развивающей техники.
Четвертый этап – интегративный, который связан с формированием
концепции комплексной сказкотерапии как «природосообразной, органичной
человеческому восприятию воспитательной системы, проверенной многими
поколениями наших предков» [18, с.7].
Раскрывая это широкое определение сказкотерапии, Т.Д. Зинкевич-
Евстигнеева конкретизирует ее различные стороны. Сказкотерапия – это и
процесс поиска смысла, расшифровки знаний о мире и системе
взаимоотношений в нем; это и процесс образования связи между сказочными
событиями и поведением в реальной жизни; процесс объективизации
проблемных ситуаций; процесс активизации ресурсов, потенциала личности;
совместное с клиентом открытие тех знаний, которые живут в душе и являются
в данный момент психотерапевтическими; процесс подбора каждому клиенту
его особенной сказки [17, 18].
И.В. Вачков дает такое определение интегративной сказкотерапии – это
направление практической психологии, которое, используя метафорические

3
ресурсы сказки, позволяет людям развивать самосознание и построить особые
уровни взаимодействия друг с другом, что создает условия для становления их
субъектности [8, 9].
Именно метафора является главным средством психологического
воздействия в сказкотерапии, то насколько она будет эффективна, в большой
степени зависит от глубины и точности подобранной метафоры. Т.Д. Зинкевич-
Евстегнеева считает, что сказкотерапию даже правомерно называть
метафоротерапией [8, 18].
Метафора (от греч. metaphora – перенесение, образ) – употребление слова,
выражения, истории в переносном значении, основанное на сходстве,
сравнении, аналогии. Это параллель между двумя, иногда, казалось бы, совсем
не связанными понятиями. При этом метафоры обеспечивают эмоциональную
окраску сообщения, например, выражения «ревет в три ручья», «ревет как
белуга» гораздо ярче передают эмоциональное состояние человека, чем простая
констатация его плача.
Сказочная метафора имеет свои особенности. Внутри самой сказки
метафоры, как перенесение свойств одного предмета на другой, встречаются
даже реже, чем в других литературных жанрах, т. к. мир сказки сам по себе
наполнен чудесными событиями, и те выражения, которые в других текстах
носят метафорический смысл (абсурдны в буквальном прочтении), в сказках
воспринимаются как норма. Роль метафоры в сказке шире, она является
мостом, соединяющим реальный мир с его фантастическим изображением в
сказке, это ядро сказки. Через понимание метафоры, расшифровку
метафорических образов у детей расширяется сознание, развиваются
воображение, интуиция, мышление, они опосредованно учатся нормам
поведения, приобретают нравственные ценности. У каждого человека, будь то
ребенок или взрослый, – свое семантическое пространство, в котором каждый
элемент наполнен особым значением, смыслом [9]. Например, слово «дом»
может иметь несколько смыслов: кров, убежище от непогоды и опасностей
(«мой дом – моя крепость»); символ жизни семьи, домашнего очага (грустно,

4
когда тебя дома никто не ждет); личностное интимное пространство («я у себя,
заходи ко мне»); тело человека – плотский дом души («у него ума палата», «у
него не все дома»); последнее пристанище человека (домовина (гроб)) [42]. Это
же слово имеет совершенно разное значение для бомжа, строителя, эколога,
крестьянина. Психолог и клиент так же являются носителями уникальных
семантических пространств, они могут говорить вроде бы об одном и том же,
но неправильно понимать друг друга из-за несовпадения этих пространств.
Метафора служит средством, позволяющим психологу естественным образом
их связывать, порождая общее семантическое пространство, особенно, если она
облечена в форму сказки [9].
На основании анализа литературы и собственного опыта Н. Пезешкиан
предложил достаточно полный перечень функций, которые выполняют сказки,
истории в психотерапевтической работе:
 Функция зеркала. Содержание истории становится тем зеркалом, которое
отражает внутреннее «Я» человека, облегчая тем самым идентификацию с
ним. Мысли, переживания человека, вызванные историей, могут стать
предметом терапевтической работы.
 Функция модели. Истории по сути являются моделями конфликтных
ситуаций, возможных способов их решения и их последствий.
 Функция опосредования. История выступает в качестве посредника между
психологом и клиентом, снижая, тем самым, его сопротивление, не
провоцируя защитных механизмов.
 Функция хранения опыта. Благодаря образности, истории после окончания
психотерапевтического сеанса продолжают работать в повседневной жизни
человека.
 Функция помощников в возвращении на более ранние этапы
индивидуального развития. Сказки помогают человеку пусть и на короткое
время вернуться к прежней радостной непосредственности далекого детства.
Они вызывает изумление и удивление, открывая доступ в мир фантазии,

5
способствуют пробуждению детских и творческих сил, активизирует его
работу на уровне интуиции.
 Функция альтернативной концепции. В психотерапевтической работе
альтернативные концепции предлагаются в виде рецепта. Познакомившись с
ней, подумав, человек может принять ее через какое-то время или
отвергнуть.
 Функция изменения позиции. Истории могут неожиданно вызывать у
человека новое переживание, в его сознании непроизвольно происходит
изменение позиции [43].
И.В. Вачков отмечает, что раз сказки в течение веков сохраняются в
культуре, то они удовлетворяют какую-то чрезвычайно важную потребность
человека, а именно потребность быть создателем своего мира и его активным
преобразователем [9].
Часто люди, незнакомые со сказкотерапией, считают, что она адресована
только детям, причем дошкольного возраста. В действительности это не так,
хотя ее и правомерно назвать «детским методом», поскольку сказка обращена к
детскому началу человека любого возраста. В сказкотерапии «ребенок»
понимается более широко, как «внутренний ребенок» в каждом человек. А
предметом сказкотерапии соответственно является процесс воспитания
«внутреннего ребенка», развитие души, приобретение знаний о законах жизни,
о моделях социально-приемлимого поведения.
Причины многих проблем, таких как агрессивность, страхи, тики,
неуверенность, низкая самооценка, трудности в общении, комплексы
неполноценности, как правило, лежат в раннем детстве. Они закладываются на
иррациональном уровне, ведь маленький ребенок – существо эмоциональное.
Каждая психологическая школа по своему объясняет причины проблем и
предлагает свои пути помощи. В сказкотерапии все эти проблемы можно
обозначить одним словосочетанием – «внутренняя дисгармония развития
человека», а помощь – «достижение внутренней гармонии». Гармоничный
человек и в сказке и в жизни – созидатель, а дисгармоничный – разрушитель,

6
тот кто причиняет боль и дискомфорт другим людям, сознательно и
бессознательно вредит своему здоровью, своему развитию. Метафорически
предмет сказкотерапии можно определить как внутреннюю победу созидателя
над разрушителем, вечное противостояние Добра и Зла. В сказках
противостояние добра и зла почти всегда очевидно, и это противостояние
черно-белое. И дети учатся на сказках, что есть хорошо, а что плохо, причем
эти знания прочно фиксируются на подсознательном уровне.
В сказкотерапии используется понятие «нравственный иммунитет» –
способность человека противостоять негативным воздействиям духовного,
ментального и эмоционального характера, исходящим из социального
окружения. Нравственный иммунитет «фильтрует» любую информацию, и если
информация признается позитивной для развития личности, то она включается
в систему ценностей человека, если определяется, как разрушительная для
личности, то она поступает в копилку «иммунной памяти» и позволяет быстро
распознавать действие аналогичной информации. Сказкотерапия помогает
формировать такой «нравственный иммунитет» [17].
Чем взрослее становится человек, тем больше он понимает, что в жизни
почти нет черного и белого, а есть лишь оттенки серого. И вот с какого-то
момента, мы начинаем буквально тонуть в этих оттенках. Мы находим
причины и оправдания своим и чужим негативным поступкам. Наше сознание
строит сложнейшие умозаключения, устанавливает немыслимые, но
успокаивающие нас причинно-следственные связи происходящих событий. Но
на подсознательном-то уровне мы знаем, что такое хорошо, что такое плохо.
Мы это чувствуем, и эти чувства те же самые, которые мы испытывали в
детстве, когда совершали те или иные поступки, те, которые мы испытывали,
когда слушали сказки и переживали за героев. И как результат – внутренний
конфликт, своеобразным методом решения которого может быть возвращение
к сказкам, вспоминание или открытие вновь простых и глубоких истин. Ведь и
природа позаботилась об этом, мы на протяжении жизни возвращаемся к одним

7
и тем же сказкам, читая их детям, внукам и каждый раз находим в них что-то
новое для себя.
Сказка является самым любимым литературным жанром детей, а
восприятие сказки – еще одним видом деятельности этого возраста (наряду с
ведущей игровой, изобразительной). Возникает вопрос, причем тут
деятельность, сидит и слушает. Дело в восприятии маленького ребенка, которое
отличается от восприятия взрослого человека тем, что это развернутая
деятельность, которая нуждается во внешних опорах. Отечественными
психологами было выделено специфическое действие для этой деятельности –
содействие, когда ребенок становится на позицию главного героя сказки,
пытается преодолеть стоящие на его пути препятствия. Сопереживание,
мысленное содействие сходно с ролью, которую берет на себя ребенок в игре
[39].
Дети очень любят сказки, потому что в них компенсируется недостаток
действия в реальной жизни, в них запрограммирована их взрослая жизнь. Через
сказку ребенок получает знания о мире, о взаимоотношениях людей, о
проблемах и препятствиях, возникающих у человека в жизни, учится
преодолевать барьеры, находить выход из трудных ситуаций, верить в силу
добра, любви и справедливости. Через сказку у ребенка формируется
символический «банк жизненных ситуаций».
Какие же особенности сказки делают ее столь привлекательной для детей?
В первую очередь доступность простого и в тоже время загадочного языка
сказок. Стиль сказки также понятен ребенку, который еще не умеет мыслить
логически, а сказка и не утруждает его логическими рассуждениями, в ней все
случается чудесным способом, «откуда ни возьмись». Ребенок просто
наслаждается сказочными образами и незаметно для себя усваивает важную
информацию.
Герои сказок просты, типичны и лишены всякой индивидуальности, часто
они не имеют даже имен; их характеристика исчерпывается двумя-тремя
качествами, понятными детскому восприятию, которые доводятся до

8
абсолютной степени: небывалая доброта, храбрость, находчивость. То есть все
герои имеют четкую моральную ориентацию. Они либо целиком хорошие, либо
целиком плохие, что упрощает определение симпатий ребенка, разграничение
им добра и зла и упорядочивает его порой амбивалентные чувства. Ребенок,
как правило, отождествляет себя с положительным героем, не потому что он
хороший по природе, а потому, что положение этого героя в сказке более
привлекательно. Так сказка прививает добро [17, 39].
Т.Д. Зинкевич-Евстигнеева сформулировала важные для сказкотерапии
идеи, заложенные в сказках:
1) Окружающий нас мир – живой. Эта идея важна для бережного и
осмысленного отношения к тому, что нас окружает (люди, растения, вещи).
2) Ожившие объекты окружающего мира способны действовать
самостоятельно, они имеют право на собственную жизнь. Эта идея важна для
формирования готовности к принятию другого.
3) Разделение добра и зла, победа добра. Это важно для поддержания бодрости
духа и развития стремления к лучшему.
4) Самое ценное достается через испытание, а то, что далось даром, может
быстро уйти. Эта идея важна для формирования механизмов целеполагания и
терпения.
5) Вокруг нас много помощников, но они приходят на помощь только тогда,
когда мы сами не можем справиться с ситуацией. Эта идея важна для
формирования ощущения самостоятельности, а также доверия к окружающему
миру [18].
Эти философские идеи могут являться темами обсуждения с клиентами.

1.2. Основные типы сказок

Вопросом классификации сказок занимаются представители разных наук,


поэтому единой общепризнанной типологии сказок не существует, и ни одна из
классификаций не является исчерпывающей. Наиболее широко используемой в

9
отечественной сказкотерапии является типология сказок, предложенная Т.Д.
Зинкевич-Евстигнеевой [15, 17, 18]. Согласно этой типологии, основой всех
сказок, используемых и создаваемых в процессе сказкотерапии, являются
художественные сказки, которые делятся на народные сказки и авторские
истории. И те, и другие могут быть и психокоррекционными, и
психотерапевтическими, и дидактическими, и медитативными. И.В. Вачков
предложиk еще один вид сказок – психологические сказки [8, 9].
Народные сказки. Датский психолог и психиатр Бруно Бетельхейм, работая
с детьми, имеющими глубокие нарушения в поведении и общении, пришел к
выводу, что только народная сказка задевает все стороны личности ребенка,
способствует повышению уверенности ребенка в себе и своем будущем [39].
Народные сказки идут из глубины веков, когда природа для людей была
живой, поэтому в них растения, животные, вещи, явления природы, чувства,
отношения «оживотворяются» и персонифицируются. Они заключают в себе
борьбу, конфликты, печаль и радость, с которыми люди сталкивались веками,
затрагивают экзистенциальные проблемы старения, смерти, пределов нашего
существования, показывают в символической форме способы их разрешения.
Современные истории для маленьких детей в большинстве своем обходят эти
острые проблемы. Выделяют несколько видов народных сказок.
Сказки о животных. Чаще всего применяются в сказкотерапевтической
работе с детьми до 5 лет. Мышлению детей этого возраста присущ анимализм,
поэтому они лучше воспринимают жизненный опыт, идентифицируя себя с
животными.
Бытовые сказки. Очень полезны в семейном консультировании и в работе с
подростками, так как формируют образ семейных отношений. Они
рассказывают о превратностях семейной жизни, показывают способы
разрешения конфликтов, формируют здравый смысл и здоровый юмор по
отношению к жизненным невзгодам, раскрывают маленькие семейные
хитрости (особенно восточные сказки).

10
Страшные сказки. Это сказки про нечистую силу и сказки-страшилки в
современной детской субкультуре. Их психотерапевтический эффект связан с
опытом детской самотерапии, когда ребенок много раз моделирует и
переживает тревожную ситуацию в сказке, и тем самым отреагирует и снимает
напряжение (актуальны с 7 лет).
Волшебные сказки. Эти сказки – кладезь жизненной мудрости, через них в
бессознательное поступает информация о духовном развитии человека, о
возможности изменений, превращений. Волшебные сказки наиболее
увлекательны для детей старше 5 лет [15, 17].
Каждый знает или хотя бы чувствует, что большинство сказок самых разных
народов, несмотря на многообразие содержания, обладают одинаковой
структурой. В сказке легко заменить Ивана-царевича на Аленушку или
Мальчика-с-пальчика, молодильные яблоки на волшебную дудочку или сапоги
скороходы – структура сказки, ее сюжет и окончание от этого не изменятся.
Наиболее удачное исследование структуры волшебной сказки принадлежит
русскому лингвисту Владимиру Яковлевичу Проппу. В качестве основания
морфологии «волшебной» сказки он ввел понятие функции. Функция – это
поступок действующего лица, определяемый с точки зрения его значимости для
хода действия. В результате исследований 100 русских сказок из сборника
Афанасьева В.Я. Пропп пришел к выводу, что волшебной сказкой называется
произведение, в котором действуют все или несколько из семи героев (царевна
(искомый персонаж), отправитель, герой, даритель, помощник, антагонист,
ложный герой), а сюжет содержит в себе 31 функцию в строго определенной
последовательности. Причем эта структура относится и ко многим сказкам о
животных, бытовым сказкам [47, 55].
Авторские художественные сказки. Эти сказки более трепетные, образные,
чувственные, чем народные, они чаще всего раскрывают частные стороны
жизни, в них глубже и тоньше интерпретации. Считается, что в авторских
сказках присутствуют личностные проекции автора, его внутренние конфликты
и собственные не всегда оптимальные пути их решения, а некоторые авторские

11
сказки даже формируют негативный жизненный сценарий. Например,
«Русалочка» Х.К. Андерсена может формировать комплекс «жертвы» и
«несчастливой любви», «Золушки» вечно ждут принца и теряют огромное
количество обуви зря. Но это не так, просто эти сказки бывают недостаточно
осмысленны, автор не виноват в неприятных переживаниях и несложившейся
жизни читателя. Просто читатель выбирает из сказки то, что ему близко в
данный момент, например, чувство одиночества и покинутости [15].
Дидактические сказки. Это сказки, в которых передаются новые знания,
умения, навыки. Чаще такие сказки используются педагогами для «упаковки»
учебного материала. При этом абстрактные символы (цифры, буквы, нотки,
арифметические действия) одушевляются, создается сказочный образ мира, в
котором они живут. Психологи так же используют этот тип сказок в работе с
детьми дошкольного и младшего школьного возраста на коррекционно-
развивающих и сказкотерапевтических занятиях. Например, можно показать
необходимость, смысл, важность каких-то знаний, умений и навыков:
необходимость быть вежливыми, или убирать игрушки на место и т.д.
Т.Д. Зинкевич-Евстигнеева предлагает следующий алгоритм создания
дидактической сказки.
1. Введение в сказочную страну, где живет символ, рассказ о жизни, нравах,
привычках в этой стране.
2. Разрушение благополучия. Разрушителями могут быть злые сказочные
персонажи, стихийные бедствия, тяжелое эмоциональное состояние.
3. Обращение к ребенку. Только он, выполнив задание, может все спасти.
Психокоррекционные сказки. Создаются для мягкого влияния на поведение
и установки ребенка. Под коррекцией здесь понимается «замещение»
неэффективной модели поведения на более продуктивную и объяснение
смысла происходящего. Такие сказки эффективны до 11–13 лет.
Зинкевич-Евстигнеева предлагает следующий алгоритм создания
психокоррекционной сказки:
1) подобрать героя, близкого по полу, возрасту и характеру ребенка;

12
2) потом описывать жизнь героя в сказочной стране так, чтобы клиент нашел
сходство со своей жизнью;
3) затем поместить героя в проблемную ситуацию ребенка и приписать ему
реальные переживания ребенка;
4) далее герой начинает искать выход из создавшегося положения. Или
ситуация углубляется и приводится к логическому негативному концу, что
тоже подталкивает героя к изменениям. Важно, что психолог может показать
ситуацию с разных сторон, предложить альтернативные модели поведения,
найти позитивный смысл в происходящем [15, 17].
При этом очень важно понимать причину деструктивного поведения
ребенка. Например, если он желает привлечь к себе внимание, то в сказке
должны содержаться модели положительных способов привлечения внимания.
Если ребенок стремиться к власти над взрослыми, сверстниками, то в сказке
нужно предложить позитивную модель лидера, который, прежде всего,
заботится о своих друзьях т. п.
Сказка только тогда становится психокоррекционной, когда ребенок
отождествляется с ее героями, может провести параллель между сюжетом и
собственной жизнью, извлекает некий урок или понимает скрытое сообщение.
Поэтому психологи рекомендуют для детей 3–4 лет делать главными героями
сказок игрушки, маленьких человечков и животных; начиная с 5 лет – фей,
волшебников, принцесс, солдат и пр. При работе с детьми 5–6 лет лучше всего
опираться на волшебные сказки. В подростковом возрасте могут быть
интересны сказки-притчи [56].
Психокоррекционную сказку можно просто прочитать ребенку, можно
обсудить, если он этого хочет. В любом случае, независимо от его реакции
сказка все равно попадет в душу ребенка и через некоторое время проявится в
поведении.
Д.Ю. Соколов считает, что сочиненная сказка может предложить три
решения проблемы клиента: 1) «правильное», то есть всеобщее, культурально
принятое (наименее эффективное); 2) решение самого терапевта, то есть

13
способ, который он сам использовал в жизни (по сути – это замаскированный
совет); 3) собственное, личное решение клиента (самое ценное, но и самое
трудное) [55].
Психотерапевтическая сказка – сказка, врачующая душу; раскрывающая
глубинный смысл происходящих событий. Такие сказки всегда глубоки и
проникновенны, не всегда имеют отчетливый конец и часто оставляют человека
с вопросом, что как раз и стимулирует процесс личностного роста. Многие
психотерапевтические сказки посвящены проблемам жизни и смерти,
отношению к потерям и приобретениям, повторяющимся событиям, любви,
пути [15]. Эти сказки могут помочь там, где другие психологические техники
бессильны, где требуется психологическая поддержка и избавление от
страданий, связанных с психотравмой.
Медитативные сказки создаются для снятия психоэмоционального
напряжения, для накопления положительного образного опыта, для создания
насыщенного положительного эмоционального состояния. Их отличительная
особенность – отсутствие четкого сюжета, строгого начала, понятного конца,
конфликтов, злых героев. В сказкотерапии выделяются три типа медитативных
сказок:
1) медитативные сказки, направленные на осознание себя в настоящем, «здесь
и сейчас»;
2) медитативные сказки, отражающие образы «идеальных» взаимоотношений:
между родителями и детьми, друзьями, человека и окружающим миром и т. д.;
3) медитативные сказки, направленные на поддержку потенциала личности,
раскрытие философии взаимоотношений и самореализации.
Главное назначение таких сказок – сообщение бессознательному человека
позитивных моделей взаимоотношений с окружающим миром и людьми. Часто
медитативные сказки используются психологами до или после
психологической работы. Для такой сказки должна быть комфортная
обстановка в помещении, чтобы человек мог расслабиться. Лучше рассказывать
медитативную сказку под спокойную музыку [15].

14
Психологическая сказка – содержащая вымысел авторская история,
содействующая оптимальному ходу естественного психического развития
детей через развитие самосознания и содержащая в метафорическом виде
информацию о внутреннем мире человека. Такие сказки знакомят детей с
основными психологическими понятиями и могут использоваться в
преподавании психологии [8].

15