Вы находитесь на странице: 1из 21

Arzamas/Арзамас

Борис  Колоницкий
Революция 1917 года

«Эксмо»
2018
УДК 94(47)
ББК 63.3(2)6

Колоницкий Б. И.
Революция 1917 года  /  Б. И. Колоницкий —  «Эксмо», 
2018 — (Arzamas/Арзамас)

ISBN 978-5-04-090655-0

Книга «Революция 1917 года» основана на курсе просветительского проекта


Arzamas Academy. Курс состоит из цикла лекций Бориса Колоницкого,
ведущего мирового специалиста по истории русской революции, и
сопроводительных материалов, которые позволяют увидеть описываемые в
лекциях события с разных ракурсов.

УДК 94(47)
ББК 63.3(2)6

ISBN 978-5-04-090655-0 © Колоницкий Б. И., 2018


© Эксмо, 2018
Б.  И.  Колоницкий.  «Революция 1917 года»

Содержание
Вступительное слово 6
I 7
Материалы к лекции 11
«Критический словарь Русской революции: 1914–1921» 11
II 12
Материалы к лекции 17
Владимир Булдаков. «Красная смута» 17
Борис Колоницкий. «Символы власти и борьба за власть» 17
III 19
Конец ознакомительного фрагмента. 21

4
Б.  И.  Колоницкий.  «Революция 1917 года»

Борис Колоницкий
Революция 1917 года
© Текст. Колоницкий Б. И., 2018
© Оформление. ООО «Издательство «Эксмо», 2018
 
***
 

5
Б.  И.  Колоницкий.  «Революция 1917 года»

 
Вступительное слово
 
«Была весна. Люди стали волноваться и зделали революцию», – пишет на листке бумаги
мальчик в 1917 году.
Случившееся в 1917 году по-прежнему влияет на нас. Возможно, еще и потому, что это
была первая встреча всей страны с большой историей. И каждый из миллионов жителей страны
по-своему переживал эту встречу – спасался, выигрывал, терял, – но так или иначе входил в
эти отношения.
Книга, которую вы держите в руках, создана на основе курса просветительского проекта
Arzamas.academy. Курс состоит из цикла коротких лекций Бориса Колоницкого и сопроводи-
тельных материалов, подготовленных несколькими авторами и редакцией Arzamas.
Борис Колоницкий – ведущий мировой специалист по истории Русской революции. Его
работа по исследованию часов и дней, перевернувших мир, выражается в сотне статей, пуб-
ликаций документов, монографий, лекционных курсов. Для проекта Arzamas он подготовил
цикл лекций, которые будут полезны каждому, кто интересуется ключевой темой в истории
XX века.
Это последовательный рассказ о нескольких месяцах, которые изменили историю. В сущ-
ности, мы и сейчас живем внутри этого катаклизма, так и не поняв до конца, как он устроен.
Единственный способ разобраться – слушать экспертов. Чтобы, услышав, что случилось сто
лет назад, понять и мир сегодняшнего дня.
Помимо лекций Колоницкого в книгу вошли материалы, позволяющие увидеть тему с
других ракурсов. Фантастический документ времени: рисунки и дневниковые записи детей –
свидетелей 1917 года, собранные Евгением Лукьяновым, старшим научным сотрудником
отдела изобразительных материалов Государственного исторического музея. Хронологическая
табличка, показывающая исторический контекст: в  ней собраны главные события в России
и мире с января по декабрь 1917 года (процесс над Матой Хари, явление Девы Марии, пер-
вый матч в истории Национальной хоккейной лиги…). Рассказ Дмитрия Иванова, историка,
сотрудника Европейского университета в Санкт-Петербурге, о важнейших исторических рабо-
тах и свидетельствах очевидцев, которые помогут в дальнейшем изучении Русской революции
и всего, что с ней связано.
Это главный принцип работы Arzamas: мы стараемся рассказывать о любом понятии,
событии, эпохе так, чтобы читатель увидел их во всей полноте и захотел продолжить путе-
шествие. На сайте Arzamas  – десяток других курсов, образовательных игр и видеороликов,
созданных лучшими гуманитарными учеными. А к ним (как и в этой книге) – вспомогательные
материалы, шпаргалки, рекомендации.
«Была весна. Люди стали волноваться и зделали революцию». В центре этой истории –
люди, человек, мы сами. Что может быть интереснее?
Филипп Дзядко,
главный редактор Arzamas

6
Б.  И.  Колоницкий.  «Революция 1917 года»

 
I
Лекция Бориса Колоницкого
«Измена и обман»: политический
кризис кануна революции
 

Николай II на балконе Зимнего дворца перед провозглашением Манифеста о вступлении


России в войну. 1 августа 1914 года

Последний российский император Николай II был скрытным и сдержанным человеком


и обычно в своих дневниковых записях не позволял себе откровенности. Но после отречения
он написал, что видит «кругом измену… и обман». Почему в ключевой момент своей жизни
российский император оказался в одиночестве и изоляции? Это важный и интересный вопрос –
мало кто в 1914 году мог представить себе, что так случится.
Начало Первой мировой войны привело к росту популярности Николая II. Он ездил по
стране и всюду встречал хороший прием. Судя по всему, люди искренне поддерживали россий-
ского императора. Впрочем, руководствовались они разными соображениями: некоторые были
убежденными монархистами, другие были монархистами ситуативными, прагматичными, кто-
то считал, что во время войны нужно поддержать главу государства. В письмах студенты при-
знавались: «Сейчас мы поем не „Марсельезу“, сейчас мы поем „Боже, царя храни!“» Что не
обязательно означало приверженность монархизму, скорее это была демонстрация специфиче-
ского патриотизма военной поры. Даже к обычно не слишком популярной императрице Алек-
сандре Федоровне относились доброжелательно – ее портреты можно увидеть на некоторых
фотографиях патриотических манифестаций 1914 года.
7
Б.  И.  Колоницкий.  «Революция 1917 года»

И все же постепенно популярность царя падала, о чем свидетельствуют различные источ-


ники: дневниковые записи и переписка современников. Эти настроения фиксировала даже
цензура – и полицейская, и военная.
 
Январь
 
Революция
22 января (9 января по старому стилю), в годовщину Кровавого
воскресенья, в Петрограде началась самая крупная забастовка за время войны,
в ней приняли участие более 145 тысяч рабочих Выборгского, Нарвского и
Московского районов. Демонстрации были разогнаны казаками. Забастовки
также прошли в Москве, Казани, Харькове и других крупных городах
Российской империи; в общей сложности в январе 1917 года бастовали более
200 тысяч человек.

Война
5 января (23 декабря 1916 года по старому стилю) российская армия
начала наступление на Северном фронте в районе Митавы (современная
Елгава в Латвии). Неожиданный удар позволил прорвать линию укреплений
германской армии и отодвинуть фронт от Риги. Первоначальный успех
Митавской операции закрепить не удалось: солдаты 2-го и 6-го Сибирских
корпусов взбунтовались и отказались принимать участие в боевых действиях.
Кроме того, командование Северного фронта отказалось предоставлять
подкрепление. Операция была прекращена 11 января (29 декабря).

Мир
10 января у Белого дома в Вашингтоне начинается пикет суфражистского
движения, известного как «Тихие стражи». На протяжении следующих двух
с половиной лет шесть дней в неделю женщины пикетировали резиденцию
американского президента, требуя равных с мужчинами избирательных прав.
За это время их неоднократно избивали, задерживали за «препятствование
движению», пытали во время арестов. Пикет прекратился 4 июня 1919 года,
когда обе палаты Конгресса приняли 19-ю поправку к Конституции США:
«Право голоса граждан Соединенных Штатов не должно отрицаться или
ограничиваться Соединенными Штатами или каким-либо штатом по признаку
пола».
Достаточно и других свидетельств. Например, немалый интерес для историков представ-
ляют дела об оскорблении членов царской семьи. В дореволюционной России большинство
государственных преступников были не социал-демократами, распространявшими антипра-
вительственные листовки, и не социалистами-революционерами, готовившими террористиче-
ские акты. Самым распространенным видом государственного преступления было оскорбле-
ние члена царской семьи.
Как следует из этого источника, чаще всего ругали государя императора. Говорили о нем
разное. Были слухи, совершенно не соответствовавшие действительности, – в основном о том,
что царь не хотел победы России, искал сепаратного мира. Иногда воспаленное воображение
современников рисовало царя чуть ли не предателем. В деле одного простолюдина записано,
что он рассказывал, как царь якобы продал Россию за бочку золота и уехал в Германию. Это,
конечно, совершенно абсурдный слух. Интересно, что в нем есть вкрапления деталей эпохи
8
Б.  И.  Колоницкий.  «Революция 1917 года»

модерна – элементы детективной истории: царь сбегает из страны по подземному ходу на авто-
мобиле.
Однако чаще всего в разговорах простых крестьян, ругавших царя, появляется другая
тема. Николая II называли дураком, который не подготовил Россию к войне. В этих обвине-
ниях звучали даже отголоски российской правительственной пропаганды, перевернутой совер-
шенно непредсказуемым образом. В пропагандистских материалах миролюбивое отечество
было противопоставлено воинственной Германии, главным антигероем был кайзер Вильгельм
II. Но было известно, что Германия примерно сорок лет не воевала, и для многих людей это
было доказательством сообразительности германского императора. Они говорили: «Вот гер-
манский император сорок лет готовился к войне, пушки заготавливал и снаряды отливал.
А наш-то дурак только водкой торговал» (намек на водочную государственную монополию).
Получается, что царь проявил свою профессиональную непригодность: он не готовился к тяже-
лой године заранее, его страна оказалась небоеспособной и беспомощной перед тяжелыми
военными испытаниями. Конечно, так говорили малограмотные и вовсе не грамотные кре-
стьяне, но похожие настроения охватывали и гораздо более образованных современников.
Многие, в том числе и убежденные монархисты, накануне 1917 года считали, что с этим царем
войну России не выиграть.
Очень важный персонаж слухов военной поры – императрица Александра Федоровна.
Она никогда не была особенно популярной, хотя, как уже было сказано, добилась в начале
войны некоторых успехов благодаря своим патриотическим инициативам. Императрица и две
ее старшие дочери прошли курсы сестер милосердия, сдали соответствующие экзамены, полу-
чили необходимые дипломы и участвовали в медицинских операциях. При этом царица сама
была больным человеком и иногда сидя ассистировала хирургам. Она на самом деле выпол-
няла тяжелый патриотический долг и во многом видела картину яснее, чем ее супруг импера-
тор. Он посещал фронт, но смотрел на специально подготовленные и аккуратно выстроенные
войска. Царица же видела жертв войны, истерзанную человеческую плоть, смерть – люди, к
которым и она, и ее дочери успевали привязаться, которых они старались вылечить, умирали
буквально на ее глазах.
Бесспорно, царица была большой патриоткой России, однако удивительным образом
даже ее патриотические инициативы воспринимались порой негативно. Это было связано, в
частности, с тем, что изменился культурный контекст.
В начале Первой мировой войны образ сестры милосердия в российской пропаганде и
в российском искусстве был символом мобилизующейся нации. Сестра милосердия – русская
женщина, которая выполняет свой патриотический и христианский долг. Но постепенно ситу-
ация изменилась. Сестру милосердия все чаще воспринимали как символ разгульного тыла,
лихачества и даже разврата. Ходила такая поговорка: «Японскую войну господа офицеры про-
пили, а эту с сестрами милосердия прогуляли». Некоторые профессиональные проститутки
одевались в костюмы сестер милосердия – считалось, что это привлекает клиентов. В таком
контексте многочисленные почтовые открытки и плакаты, на которых императрица и ее стар-
шие дочери были изображены в форме сестер милосердия, могли восприниматься совершенно
не так, как задумывалось, и подтверждали самые невероятные и несправедливые слухи, в том
числе о близости царицы с Распутиным.
Про Александру Федоровну говорили и другое – что она приобрела слишком большую
власть над царем. Николай II в таких слухах представал зомбированным существом, подкаб-
лучником, которым манипулируют царица и так называемая немецкая партия. Действительно,
в годы Первой мировой войны реальное влияние Александры Федоровны несколько возросло.
Это видно даже по переписке царя и царицы: она дает ему политические советы, и иногда их
взгляды совпадают. Тем не менее слухи о ее влиянии были фантастически преувеличенны.

9
Б.  И.  Колоницкий.  «Революция 1917 года»

В некоторых слухах императрица изображалась прогерманским политическим деятелем,


иногда сторонницей сепаратного мира, а бывало и вовсе германским агентом влияния. Гово-
рили даже, что в царском дворце расположена радиотелеграфная станция, которая передает
секретную информацию в Германию,  – и этим объясняются поражения русской армии на
фронте. После революции эту телеграфную станцию пытались найти, но, конечно, безрезуль-
татно.
Слухам верило так много людей, что уже не имело значения, насколько они правдивы.
Слухи распространялись не только необразованным населением, но и дипломатами, офице-
рами Генерального штаба и императорской гвардии.
Кто же придумывал слухи? Обычно у слухов не один автор, а много. Иногда говорят, что
слухи намеренно распространял противник – действительно, в годы Первой мировой войны
этим занимались все воюющие державы. Или что источниками слухов были различные оппо-
зиционные организации, которые хотели таким образом дискредитировать монархию – воз-
можно, в определенных случаях так и было. Но некоторые слухи появлялись снизу, они напо-
минали фольклорные сказания, анекдоты и не распространялись ни в каких других слоях
общества. Интересно, что в делах об оскорблении царской семьи, заведенных на неграмот-
ных или малограмотных крестьян, есть упоминания вдовствующей императрицы Марии Федо-
ровны. Но в слухах, формировавшихся в интеллигентных кругах, ее имя практически никогда
не встречается. Слухи возникали по разным причинам, на разном уровне и по разным образ-
цам. А распространению самых невероятных слухов способствовала атмосфера Первой миро-
вой войны – атмосфера шпиономании и германофобии.
Немалую роль в распространении слухов о шпионах сыграла Ставка Верховного глав-
нокомандующего. В 1915 году в результате расследования, инициированного командованием
Северо-Западного фронта и поддержанного Ставкой, был арестован, обвинен в измене, осуж-
ден и довольно быстро – даже подозрительно быстро – казнен офицер Мясоедов, ранее слу-
живший в жандармерии, а в годы Первой мировой оказавшийся в военной разведке. Были
арестованы и связанные с ним люди, нескольких из них потом казнили. Сейчас историки уста-
новили, что для такого обвинения и тем более для такого приговора реальных оснований не
было. Мясоедов должен был стать козлом отпущения: изменой можно было объяснить пора-
жения русской армии. После этого дела шпиономания и ксенофобия стали распространяться
по стране еще быстрее.
Слухи поползли наверх: обвиняли уже не только отдельных офицеров, но и военного
министра Владимира Сухомлинова. Его сняли с должности, назначили следствие, арестовали.
Царь понимал, что в вину Сухомлинову можно было вменить разве что халатность, но никак
не измену Родине, и свидетельства против него были явно сфабрикованы. Он изменил Сухом-
линову меру пресечения на домашний арест, и это лишь подогрело слухи – теперь уже в измене
стали обвинять не только генералов, не только бывшего военного министра, но и самого царя.
Неудивительно, что в критический момент своего царствования Николай чувствовал
себя покинутым всеми, окруженным изменой и обманом. Накануне Февральской революции
значительная часть населения страны, в том числе и многие представители политической
элиты, искренне верили, что измена проникла на самый верх, а сам царь если не изменник,
то покровитель изменников. Это было, конечно, не так – и царь, и царица были патриотами
России, они хотели ее победы в войне. Но если миллионы верят слухам, слухи становятся фак-
тором не менее значимым, чем сама реальность.

10
Б.  И.  Колоницкий.  «Революция 1917 года»

 
Материалы к лекции
 
 
«Критический словарь Русской революции: 1914–1921»
 
Список авторов этого фундаментального труда – своего рода справочник, кто есть кто
в исследованиях Русской революции: в нем полсотни специалистов из разных университетов,
научных школ и стран. Эта исследовательская среда появилась во многом благодаря начав-
шейся в Ленинграде в 1990 году серии международных коллоквиумов по проблемам истории
революции, участники которых и создали «Критический словарь».
Книга изначально вышла на английском языке в 1997 году, а для последовавшего
через некоторое время русского издания была несколько дополнена и переработана авторами.
Вопреки заглавию это не столько словарь, сколько аналитический справочник, представляю-
щий взгляд ведущих мировых специалистов по Русской революции на ее отдельные аспекты
(социальные, военные, политические), события (от предпосылок и последствий до отдельных
поворотных моментов), акторов (общественные, религиозные и этнические группы, полити-
ческие партии, институции и пр.) и индивидуальных деятелей. Статью о Ленине, например,
написал автор двухтомной научной биографии вождя большевиков Роберт Сервис. О фаб-
рично-заводских комитетах – один из ведущих мировых специалистов по рабочему движению
в революционной России Стив Смит. События, связанные с переходом Советской России к
нэпу, обрисовал Сергей Яров, автор нескольких монографий по началу 1920-х годов.
«Критический словарь» не претендует на то, чтобы закрыть тему. По словам одного из
его редакторов, Эдварда Актона, одна из целей работы – «выявить границы нынешних знаний,
вопросы, остающиеся без ответа, задачи для будущих исследований».
«Постижение Русской революции требует… не только знания основных
событий, партий, институтов и деятелей, описание и анализ которых
ведущими исследователями составляют основную часть этого тома, но
также и усилия, направленного на вскрытие смысла надежд и разочарований,
боли и гнева  – постоянных спутников революционных перемен. Эти
субъективные ощущения не только соединяли психологические и физические
проявления жестокости и зверств с разным социальным и политическим
напряжением в обществе; они играли значительную роль в переходе от
конфликта к действию; они также придавали событиям и действиям свое
особое (и часто противоречивое) значение, которое зачастую не очевидно и
даже не засвидетельствовано каким-либо регулярным способом».
Уильям Г. Розенберг. «Интерпретируя Русскую революцию» // «Критический
словарь Русской революции»
Критический словарь Русской революции: 1914–1921. СПб., 2014.

11
Б.  И.  Колоницкий.  «Революция 1917 года»

 
II
Лекция Бориса Колоницкого
Февральская революция:
спонтанная или организованная
 

Революционные баррикады на Литейном проспекте в Петрограде. 27 февраля 1917 года

Как началась революция? Кто ее начал? Кто организовал? Эти вопросы историки задают
о каждой революции, и российская не исключение. В советское время по понятным причинам
все факты складывались в большое повествование об организующей роли партии. Есть другие
теории, и их популярность растет. Одни авторы писали и пишут о роли германских спецслужб в
организации российской революции, другие говорят о роли союзников, например Великобри-
тании, в подготовке свержения монархии и об их контактах с российской либеральной оппо-
зицией. Третьи – о роли российских масонов, четвертые – о заговорах предреволюционной
поры, в обсуждении которых принимали участие не только общественные деятели, но даже
генералы, гвардейские офицеры и члены российской императорской семьи.
Все это было. И заговоры, и подпольщики, и масоны, и спецслужбы. Но можем ли мы рос-
сийскую революцию объяснить заговорами? Предположим, будут найдены некие новые источ-
ники, которые дополнят наши знания о действиях специальных служб или заговорщиков. Все
равно эти действия нельзя будет назвать единственной причиной революции, таких причин
было много. Чтобы понять это, полезно посмотреть на сам ход российской революции и на то,
что ей непосредственно предшествовало. И тут главным героем нашего повествования стано-
вится город.
 
Февраль
 
Революция

12
Б.  И.  Колоницкий.  «Революция 1917 года»

27 февраля (14 февраля по старому стилю) открылось первое в 1917 году


заседание Государственной думы. Оно должно было пройти еще в январе, но
в начале года указом императора было перенесено на более позднюю дату.
У Таврического дворца прошла демонстрация, многие депутаты на заседании
требовали отставки правительства. Лидер фракции трудовиков Александр
Керенский призывал бороться с властью не только законными средствами, но
и с помощью «физического устранения».

Война
1 февраля Германия начала неограниченную подводную войну.
Немецкие подлодки беспрепятственно преодолевали заграждения и атаковали
как военные конвои, так и гражданские суда. За первую неделю февраля в Ла-
Манше и на западных подходах к нему было потоплено 35 пароходов. За весь
месяц германский флот потерял только 4 подлодки из 34, а английские войска
были отрезаны от снабжения из-за постоянных атак на торговые суда в проливе
и в Атлантике.

Мир
5 февраля в Мексике опубликован текст Конституции, принятой в
январе Учредительным собранием. Новый Основной закон передал все земли
государству, свел до минимума полномочия церкви, разделил ветви власти
и установил восьмичасовой рабочий день. Таким образом, революционеры
добились исполнения всех своих требований. Впрочем, вооруженная борьба
правительства с лидерами повстанцев продолжалась и после этого. Революция
началась в 1910 году борьбой с диктатурой президента Порфирио Диаса. Затем
к движению присоединились крестьяне, и главной целью стала земельная
реформа.
Бывший Петербург, после начала Первой мировой войны ставший Петроградом, очень
изменился. На его улицах стало меньше солдат гвардейских полков в их яркой форме, но
появились другие люди – беженцы из западных губерний Российской империи, некоторые в
страшном состоянии. Иногда встречались дезертиры, к Февральской революции их было уже
довольно много. Все это – благоприятная питательная среда для преступности, рост которой
отмечали современники.
Для кого-то война была тяжелым страданием, для кого-то – шансом. На улицах появи-
лись так называемые мародеры тыла, люди, сделавшие деньги на войне, и таких было немало. В
основном они занимались контрабандой. Например, закупали в нейтральных странах немец-
кие медикаменты – до Первой мировой войны Германия была крупнейшим производителем
лекарств, а в России их практически не было,  – переправляли через границу и продавали
здесь втридорога. Это были новые деньги – не только новые, но и не очень чистые. Можно
себе представить, как люди, потерявшие своих близких, терпевшие различные лишения в годы
войны, смотрели на этих новых богачей. Ощущение несправедливости подпитывало недоволь-
ство режимом.
У коррупционеров появилось новое поле для деятельности  – призыв в армию. Люди,
приезжавшие в Петроград из столиц других воюющих стран – из Лондона, Парижа, – были
потрясены тем, как много мужчин призывного возраста, внешне вполне здоровых, гуляют по
столице, какая веселая жизнь царит на центральных улицах этого города.
Важной чертой городского пейзажа стали «хвосты» – очереди перед магазинами, лав-
ками, в основном перед булочными. Следующим поколениям жителей России это не показа-
лось бы необычным, но тогда хвосты считались чем-то странным и вызывали особое раздра-
13
Б.  И.  Колоницкий.  «Революция 1917 года»

жение. Говорили, что очереди стали фабриками по производству слухов – возбужденные люди
на улице порой готовы были поверить самой невероятной молве.
Градус недовольства поддерживался и речами депутатов Государственной думы. Осо-
бенно современникам запомнилась речь лидера Конституционно-демократической партии
Павла Милюкова, которую он произнес 1 ноября (14 ноября по новому стилю) 1916 года.
Милюков обличал власть и каждый фрагмент своей речи заканчивал риторическим вопросом:
«Что это – глупость или измена?» Большинство современников Милюкова как в Думе, так и
за ее пределами выбирали второй вариант. Ощущение измены подтачивало режим.
Некоторые депутаты Государственной думы поднимали планку осуждения еще выше.
Александр Федорович Керенский, лидер фракции трудовиков, назвал режим оккупационным
и фактически призвал к его свержению, даже физическому уничтожению его высших предста-
вителей. От ареста Керенского уберегла только депутатская неприкосновенность.
Обличали власть не только традиционные оппозиционеры. Близкие к режиму политики,
такие как Владимир Пуришкевич, лидер правых, выступали с зажигательными речами, кото-
рые отражали настроения многих современников. Даже самые лояльные монархисты к этому
моменту перестали быть опорой режима, они просто не могли его поддерживать.

Очередь у продовольственного магазина в Петрограде. 1917 год

Вот в такой атмосфере и началась Российская революция. Чаще всего историки называют
дату 23 февраля по старому стилю – речь идет о забастовках на Выборгской стороне Петро-
града. Есть и другая точка зрения, когда революцию отсчитывают от выступления Милюкова.
Некоторые историки напоминают, что огромный Путиловский завод бастовал за несколько
дней до стачки на Выборгской стороне, и реакция властей была достаточно жесткой: был объ-
явлен локаут, то есть предприятие фактически приостановило работу. Путиловский – гигант-
ский завод, забастовка затронула десятки тысяч рабочих, но все-таки он находился на окраине.
А Выборгская сторона – это, во-первых, необычайно развитый индустриальный район города с
14
Б.  И.  Колоницкий.  «Революция 1917 года»

огромной концентрацией промышленных предприятий и рабочей силы. Во-вторых, он в двух


шагах от центра – достаточно пересечь Неву по Литейному мосту, и вот уже вокруг прави-
тельственные здания, недалеко Государственная дума, особняки, доходные комфортабельные
дома.
23 февраля (8 марта по новому стилю) – не случайный день. Еще до начала Первой миро-
вой войны Интернационал объявил его Международным днем солидарности трудящихся жен-
щин. В годы войны эта инициатива была забыта почти везде, но не в России. Социалисты –
и большевики, и меньшевики, и социалисты-революционеры, и представители более мелких
групп – планировали на этот день акции, печатали листовки, готовили речи. Но они не ожи-
дали, что их выступления приведут к революции – считалось, что это неподходящее время,
подпольщики готовились к большим акциям поздней весной 1917 года.
23 февраля несколько фабрик забастовали. Инициаторами выступления неожиданно для
активистов-социалистов стали не рабочие-металлисты  – грамотные, политизированные, так
называемый авангард рабочего класса, – а работницы-текстильщицы, ранее политикой не инте-
ресовавшиеся. Они шли на соседние фабрики и заставляли своих товарищей принять участие
в забастовке.
Почему инициаторами Российской революции стали простые женщины? Во-первых,
женщины оказались в тяжелой ситуации: они должны были обеспечивать семьи продуктами,
а это становилось все более трудным делом. Во-вторых, женщины были более решительно
настроены, чем мужчины, которые боялись потерять работу и попасть на фронт – к 1917 году
все меньше людей хотели там оказаться. Однако столкнувшись с тем, что женщины снимают
их с работы, мужчины, с большей или меньшей охотой, присоединялись к забастовкам. Посте-
пенно, одна за другой, фабрики Выборгской стороны встали. Когда толпы возбужденных заба-
стовщиков хлынули на улицы, они смешались с очередями, стоявшими перед лавками. Нача-
лись погромы, иногда в магазинах находили спрятанные продукты. Это подстегивало самые
невероятные слухи: некоторые лавочники придерживали продукты для того, чтобы продать
потом дороже, но в городе говорили, что кто-то намеренно провоцирует голод.
Когда забастовщики хлынули на улицы, сил полиции просто не хватило, чтобы их сдер-
жать. И это была серьезная проблема. Дореволюционную Россию можно назвать полицейским
государством, но с недостаточным количеством полиции. Хорошая полиция стоила дорого,
гораздо проще было использовать для решения полицейских задач вооруженные силы, в
первую очередь казаков. Отношения с ними у городского населения были непростыми, и когда
забастовщики и манифестанты встретили отряды чубатых всадников на лошадях, они ожи-
дали худшего. Однако казаки действовали по принципу итальянской забастовки – беспреко-
словно выполняли приказы своих офицеров, но никакой инициативы не проявляли, не было
ни жестоких атак, ни ударов нагайками. Люди почувствовали, что в казаках они сопротивле-
ния не встретят.
Выборгская сторона была отрезана от центральной части города Невой, и полиция попы-
талась блокировать Литейный мост, чтобы не допустить забастовщиков в центр города. В зна-
чительной степени это удалось, однако Нева была покрыта льдом, и группы людей ринулись
в центр города по реке. Рядом, фактически напротив, на той стороне Невы, находилось зда-
ние Государственной думы – Таврический дворец. К нему призывали идти меньшевики: так
они хотели, с одной стороны, поддержать депутатов-оппозиционеров, а с другой – подтолкнуть
Думу к более решительным действиям. Но бóльшая часть манифестантов пошла другим путем.
Традиционным местом политического протеста в городе был Невский проспект, в осо-
бенности площадь перед Казанским собором. Невский проспект  – место демонстративного
потребления, здесь находились рестораны, дорогие магазины, театры, банки, правительствен-
ные ведомства. Здесь были студенты, офицеры, банковские клерки, дамы что-то покупали
в магазинах. Нельзя было предсказать, как эта публика примет манифестантов-забастовщи-
15
Б.  И.  Колоницкий.  «Революция 1917 года»

ков, но часто она относилась к ним сочувственно. Первые группы протестующих пробива-
лись именно на Невский проспект, останавливались на перекрестках, кричали «Хлеба, хлеба!».
Иногда поднимались импровизированные красные флаги, иногда звучали революционные
песни. Полиция поначалу достаточно быстро справлялась с этими небольшими группами, но
протестующие все прибывали, начались импровизированные манифестации, их поддерживала
публика.
Если бы революцию организовали и начали заговорщики и она развивалась в соответ-
ствии с их замыслами, целью протестующих стало бы разрушение инфраструктуры власти.
Однако в эти дни – 23, 24 и 25 февраля – участники антиправительственных манифестаций не
атаковали министерства и ведомства, не уделяли внимание почте, телефону, телеграфу. Люди
некоординированно действовали в одном направлении, руководствуясь только политической
традицией радикального протеста. И это стихийное начало сыграло огромную роль в Февраль-
ской революции.

16
Б.  И.  Колоницкий.  «Революция 1917 года»

 
Материалы к лекции
 
 
Владимир Булдаков. «Красная смута»
 
Книга Владимира Булдакова написана скорее в жанре эссеистики, чем как академическая
работа. Однако за эпатажностью словесного воплощения стоит скрупулезное исследование.
Булдаков стремится разобраться в психологии революции, опираясь на богатые и разнообраз-
ные источники. Они позволяют Булдакову описать формы революционного насилия, которое
он считает порожденным прежде всего Первой мировой. В условиях распада патерналистской
имперской системы маргинализированные массы (толпа, чернь, охлос) были одержимы поли-
тическим психозом, который, по мнению исследователя, создал «истероидную полифонию
революции».
Именно революция с ее сломом ограничений позволяет раскрыться варварской природе
человека, особенно человека толпы. В том, что во время черного передела, общинной рево-
люции в деревне, за запаханную полоску спорной земли вся семья убивала соседа вилами и
топорами, автор видит «нравственный вывих растащиловки, типичной для психопатологии
революции». Жестокие убийства офицеров в армии и на фронте, особенно многочисленные
в первые дни Февраля, вполне могли иметь рациональную мотивацию: убивали за попытки
сопротивления, нападали на обладателей немецких фамилий, в которых видели изменников.
Но зачастую расправы, в которых участвовали толпы, переходили в проявления «массового
исступления или уголовного куража».
«В сущности, природа смуты одна – психоз бунта, вызванный бытовой болезненностью
ощущений несовершенства власти. Теперь методом жутких проб и ошибок отыскивался идеал,
точнее, его видимость. При этом принять желаемое за действительное было тем легче, чем
ощутимее были жертвы».
 
Борис Колоницкий. «Символы власти и борьба за власть»
 
«Революцию нельзя понять без изучения политических символов эпохи», – утверждает
профессор Европейского университета в Санкт-Петербурге Борис Колоницкий. И на мно-
жестве живых и ярких примеров из документов, писем, литературы, мемуаров и прессы
показывает роль символических аспектов революции. Символы – «своеобразные ключи для
интерпретации» политической культуры: иногда они отражали массовые настроения, иногда
использовались как инструмент в борьбе за власть, а порой провоцировали политические кон-
фликты.
Символы и сами формировали массовую политическую культуру. Они даже в большей
степени, чем пропагандистские материалы, делали политику доступней. Имперские символы –
герб с короной, гимн «Боже, царя храни!» и т. п. – однозначно отрицались революцией, сверг-
нувшей династию Романовых. Восстановление Временным правительством старых символов,
таких как военно-морской флаг, воспринималось «носителями революционной политической
культуры» как реакционная деятельность. Приверженность «устаревшим» государственным
символам могла провоцировать острые конфликты. Известны, к примеру, случаи убийств сол-
датами и матросами офицеров, которые не желали отказываться от погон. Эту стихийно воз-
никшую борьбу вокруг символов зачастую использовали для мобилизации сторонников – так,
выступления нижних чинов против «золотопогонников» были на руку войсковым комитетам
и Советам.

17
Б.  И.  Колоницкий.  «Революция 1917 года»

На смену царским флагам и гимнам, названиям кораблей и наградам пришли не либе-


рально-демократические символы, казалось бы, естественные для буржуазно-демократиче-
ского Февраля, а символы революционного социалистического подполья  – красные флаги,
«Марсельеза», «Интернационал». Даже консервативно настроенные политики и военные,
например военный министр Александр Гучков или генерал Лавр Корнилов, ходили с крас-
ными бантами. Эти символы говорили на языке классовой борьбы и гражданской войны, что
не могло не отразиться на росте популярности крайне левых – большевики и другие сторон-
ники революционного максимализма воспринимались как законные носители революционной
культуры.
«В 1917 году политическая революция переплеталась с революцией религиозной. В этих
условиях революционные символы, язык революции проникали в жизнь российской право-
славной церкви и активно использовались во внутрицерковных конфликтах противоборству-
ющими группировками. Оборотной стороной политизации религиозной жизни стала особая
сакрализация политики, сакрализация революционных символов. Для многих сторонников
революции, придерживавшихся разных политических взглядов, они становились священными
символами. Но в то же время и для противников революции политическая борьба, и в част-
ности борьба с революционной символикой, также приобретала глубокий революционный
смысл».
Булдаков В. П. Красная смута. Природа и последствия революционного
насилия. М., 1997.
Колоницкий Б. И. Символы власти и борьба за власть. К изучению
политический культуры Российской революции 1917 года. СПб., 2012.

Виктор Булла. Солдаты и матросы, перешедшие на сторону восставших, в Екатеринин-


ском зале Таврического дворца (в центре – Михаил Родзянко). 1917 год

18
Б.  И.  Колоницкий.  «Революция 1917 года»

 
III
Лекция Бориса Колоницкого
Победа революции: солдаты и депутаты против царя
 
К 25 февраля власти огромной империи уже не контролировали главную улицу столицы
Невский проспект. Его заполнили манифестанты, они пели революционные песни и выкрики-
вали антиправительственные лозунги. Почему, если полиция и казаки не справлялись, власти
не использовали войска?
Российская империя много внимания уделяла безопасности. В мирное время было
сложно устроить беспорядки, во всяком случае в Петербурге, где значительную часть гарни-
зона составляла российская императорская гвардия. В столице и ее пригородах находились
несколько дивизий императорской гвардейской пехоты, две дивизии императорской гвардей-
ской кавалерии плюс несколько полков гвардейских казаков, императорский конвой, гвардей-
ские саперы, гвардейский экипаж, морской экипаж, гвардейская артиллерия, гвардейская кон-
ная артиллерия, батальоны стрелков императорской фамилии. Это была настоящая армия с
артиллерией и вспомогательными войсками, главной задачей которой была защита император-
ской семьи.
Личный состав гвардии до войны подбирался особенно тщательно. Только крепкие
парни, получившие должные характеристики полицейских властей, из крестьянских районов
империи, не тронутых влиянием города, могли попасть в гвардию. О них заботились, их снаб-
жали, кормили и обучали. В разные полки старались набирать похожих солдат: в один полк –
рыжих, в другой – блондинов, в третий – брюнетов. Курносых ребят направляли в Павловский
полк – в память об императоре Павле I.
 
Март
 
Революция
8 марта (23 февраля по старому стилю), в Международный день
работниц, началась очередная забастовка, которая переросла во всеобщую.
Рабочие с Выборгской стороны прорвались на Невский проспект, забастовка
превратилась в политическую акцию. 11 марта (26 февраля) в результате
столкновений погибли демонстранты, гвардейские полки стали переходить на
сторону восставших, беспорядки погасить не удалось.
15 (2) марта в Пскове Николай II подписал акт об отречении, в
Петрограде было сформировано Временное правительство во главе с лидером
Земского союза князем Георгием Львовым.

Война
11 марта британские войска заняли Багдад, заставив отступить
османскую армию. Великобритания взяла реванш за поражение при Эль-Куте в
начале 1916 года, когда защитники крепости были вынуждены капитулировать
после продолжительной осады. В январе 1917 года британские войска сначала
отбили Эль-Кут, а затем продвинулись к северу, нанесли неожиданный удар
османской армии и вошли в Багдад. Это позволило британцам закрепиться
в Месопотамии, а Османская империя потеряла контроль еще над одной
территорией.
19
Б.  И.  Колоницкий.  «Революция 1917 года»

Мир
7 марта в открытую продажу поступает первая коммерческая джазовая
запись  – сингл «Livery Stable Blues» белого оркестра Original Dixieland Jass
Band. С выходом этой пластинки связывают взрыв популярности джаза.
В 1917 году также появились на свет будущие джазовые музыканты Элла
Фицджеральд (25 апреля), Телониус Монк (10 октября) и Диззи Гиллеспи (21
октября).
Специальным был и отбор в офицеры. В кавалерийских полках служили представители
аристократии, а в первых кавалерийских полках – представители очень богатой аристократии.
Очень часто в одном полку служили члены одной семьи: гвардеец мог сидеть на том же стуле,
на котором когда-то сидел его дед, есть из той же тарелки, что и его отец, а напротив него мог
сидеть его дядя-офицер.
Гвардейские полки соревновались в преданности императорской семье. И это сыграло
немалую роль во время революции 1905 года – когда в декабре началось восстание в Москве,
туда перебросили Семеновский полк, который действовал решительно и крайне жестоко. Про-
тивостоять этой силе было очень сложно. Почему же гвардию не использовали в дни Февраль-
ской революции? Просто этой силы уже не существовало.
Российскую императорскую гвардию двинули на фронт, многие солдаты и офицеры
погибли на полях Польши и Галиции. В столице остались только запасные батальоны, главной
задачей которых была подготовка солдат – их набирали в армию, направляли в гвардейские
казармы в Петрограде, где они проходили начальный курс обучения, после чего отправляли
на фронт. Из этих солдат формировались батальоны, но необычайно разбухшие: в каждом по
несколько тысяч человек. Офицеров не хватало, к тому же это был уже не специально отобран-
ный офицерский состав, а прапорщики военного времени, иногда из студентов, люди совсем
другой культуры и с другими представлениями о военной дисциплине. Некоторые из них пони-
мали, что вскоре их самих пошлют на фронт, и не уделяли должного внимания своим обязан-
ностям командиров.
Солдаты часто находились не в лучших условиях. В казармах не хватало стекол, не всегда
хорошо кормили. Многие солдаты болели и попадали в госпитали, не доехав до фронта. В
таком виде императорская гвардия могла превратиться из опоры режима в толпу вооруженных
людей, для режима опасных,  – генералы побаивались использовать эту силу. Тем не менее
они получили приказ от императора, который находился в это время в Ставке в Могилеве:
он повелел прекратить беспорядки, совершенно недопустимые во время войны с Германией и
Австро-Венгрией. Было решено использовать учебные команды гвардейских полков – солдат,
готовившихся стать унтер-офицерами и проходивших специальную подготовку. О них лучше
заботились, и они были более дисциплинированными.

20
Б.  И.  Колоницкий.  «Революция 1917 года»

 
Конец ознакомительного фрагмента.
 
Текст предоставлен ООО «ЛитРес».
Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию на ЛитРес.
Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета
мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal,
WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам спо-
собом.

21