Вы находитесь на странице: 1из 170

Облогу

делала Юлия Таланова, ссылки:


Глава 1

Лейорика Яниита

Багровые степи, один из девяти каганатов Подземного царства, были неописуемой


красоты: огромные просторы, раскинутые на тысячи лиг, ночью утопали в тусклом
красном свете неба, а днем были залиты оранжевыми бликами; поля, на которых
выращивались редкие виды злаковых и других растений, словно дышали жизнью.

Сегодня я была здесь в первый раз по приглашению местного кагана – Раала


Орденаталя. Мы с родителями и братом только перешли порталом во дворец и теперь в
сопровождении трех бесов, которые несли наш багаж к гостевым комнатам, шли по
палатам дворца.

Бесы – низкорослики со смешными бородками и подпрыгивающей походкой – были


низшей расой, как русалки и прочая разумная живность нашего мира. Сейчас они
преимущественно хранили молчание, лишь изредка перебрасывались между собой парой
фраз.

– Знаешь, Рика, если уж правитель Багровых степей решил связать себя узами брака с
потомком Эмпайров, то может и ты, наконец, выйдешь замуж? – подразнивал меня брат.

Его очень забавлял тот факт, что мой жених – каган Бескрайних морей – словно забыл о
моем существовании. Нет-нет, каждый год от него приходили дорогие роскошные
подарки, но сам он не стремился к личной встрече. Не то чтобы я переживала по этому
поводу – чем дольше мы оттягивает этот брак, тем дольше продлится моя свобода. Но
разве брату это объяснишь? Он с подростковым максимализмом уже записал меня в
«старые девы».

Эмпайры, к слову, были погибшими хранителями одного из трех артефактов силы –


Печати могущества. Все думали, что семья Эмпайров, Всевышних, погибла, спасая
печать, но, как оказалось, их дочь выжила. И сегодня она взойдет на престол каганата
Багровых степей. Не чудны ли повороты судьбы?

– Нэйтан, потом ведь скучать будешь по моему присутствию, – с усмешкой ответила я и


обратилась уже к родителям: – Пожалуй, я прогуляюсь немного по саду.

Родители благосклонно кивнули, и я свернула направо. Арочным проходом я вышла в сад


необыкновенной красоты. Здесь все утопало в зелени, даже колонны немногочисленных
беседок были увиты лианами с широкими листьями. Сколько цветов было там! Каких
только оттенков! От ярко-желтого до темно-синего! Были среди них и хищные цветы,
поэтому аккуратность и безопасность в саду демонов – превыше всего.

Красные морнолии нависали над дорожками, пряча всю свою красоту. Я подошла ближе
к невысокому дереву и, прикрыв глаза, дотронулась ладонью до ствола дерева. Магия
Жизни заструилась по коре, поднимаясь к лепесткам, и нежно-розовые бутоны
распустились, даря сладкий аромат. Их запах разнесся на сотню метров вокруг и проник
в самые дальние комнаты дворца. Пусть это будет небольшим подарком новобрачным.

Отступив назад, я направилась дальше по дорожке, наслаждаясь окружавшей меня


пестротой.

Подобрав с земли сухой орех размером с детский кулачок, я подошла к фонтану и,


присев на краешек, взглянула на свое отражение. На меня глядела красивая, но немного
напуганная девушка. Моя мать была Всевышней, от неё мне достались светлые
пепельные волосы и алебастровая кожа. Отец же наградил меня своими яркими глазами
цвета весенней листвы и темными пышными ресницами. У меня была кукольная
внешность: курносая, пухлые губы и раскосые глаза. Единственный мой недостаток – это
невысокий рост.

Тут пенять было не на кого.

Хватит! Пора посмотреть в глаза своим страхам, точнее, в глаза своего жениха.

Нет, где-то сверху точно кто-то есть, кто управляет нашими судьбами и забавляется
курьезными ситуациями.

Собираясь вернуться на церемонию, я поднялась и тут же натолкнулась на неожиданное


препятствие. Не удержав равновесие, я споткнулась о бордюр фонтана и полетела назад,
отчаянно размахивая руками. Орех вылетел из моих рук и попал мужчине, который и
оказался на пути, точно в глаз.

Тот прикрыл ладонью правую часть лица, а я рухнула в воду, создав целый сноп брызг.
Сидя в фонтане, я мотала головой, смахивая капельки воды с волос, и не понимала, как
могла попасть в такую провальную ситуацию? Наряд сегодня я выбрала яркий –
достаточно узкие розовые шаровары, темно-фиолетовая туника, кушак, завязанный на
спине, и туфли с загнутыми носами. Вся одежда была расшита золотыми нитями,
поэтому на запястья я надела браслеты, а голову охватывала фероньерка. Светлые
тяжелые волосы собрала в толстую косу и перехватила золотыми кольцами.

И вот теперь я, вся такая раскрасавица, этакая принцесса Подземного царства, сижу
мокрая и смущенная в фонтане.

– Тисса, с вами все в порядке? – обратился ко мне мужчина, и я резко вскинула голову,
узнав голос.

Он мне слышался с детства во снах. В юности им говорил возлюбленный, шепча


ласковые слова. А ныне в сновидениях этим голосом молил о пощаде мой пленный,
которого я наказывала в своих фантазиях за то, что он ни разу не вспомнил о своей
невесте. Передо мной стоял Дэн Диалтон, каган Бескрайних морей, и по
совместительству мой жених и лучший друг Раала Орденаталя. Последний раз мы
виделись, когда мне было лет семь, а тех пор минуло еще пятнадцать.

Судя по его взгляду, жених меня не узнал.

Темные длинные волосы мужчины были зачесаны назад и собраны в хвост, лишь две
пряди спадали на лоб, делая его образ еще более привлекательным. Голову обхватывал
царственный венец. Прямые брови высились над бездонными черными глазами, а
полные губы казались каменными. Мне нравилась внешность Дэна хоть в профиль, хоть в
анфас, единственное, что не могло не вызывать раздражение – надменность.

Но сейчас он не был надменен, о нет. Сейчас он включил режим ловеласа и улыбался


своими восхитительными губами.

Это он тут любезничает с незнакомками, пока я там томлюсь в академии магии?!

Предположим, я там не томлюсь и всего лишь получаю необходимое образование. Он же


управляет целым каганатом и ведет разгульный образ жизни. Все вполне логично, но все
равно вызывает раздражение. Опомнившись, я поднялась и сделала элегантный книксен.
Точнее, он обязан был быть таковым, если бы моя одежда не была полностью пропитана
водой. Брызги разлетелись в стороны, попав на белоснежный камзол мужчины, и я
пробормотала слова извинений

Надо отдать ему должное, он сделал вид, что ничего удивительного не произошло, лишь
его взгляд скользнул по моей груди. Смутившись, я прикрылась руками и насмешливо
посмотрела на кагана.

– Вы меня узнали? – спросил он, и я изумленно приподняла брови.

Неужели он догадался, кто я? Быть может, он тайно следил за моей жизнью? При этой
мысли я судорожно начала вспоминать всё, что было связано с провальными ситуациями
в моей нескладной судьбе. А их было достаточно. Румянец смущения вспыхнул на щеках,
а каган счел нужным пояснить свои слова.

– Вы поклонились мне. Значит, инкогнито мне сохранить не удалось.

Так вот о чем он! О том, что я признала в нем правителя Бескрайних морей, пусть и
запоздало! Хотя не увидеть золотой венец, обхватывающий голову мужчины, было
проблематично, но видимо и сам Диалтон о нем забыл, решив, что я узнала его по
внешности. Хотя и это тоже правда.
– На вас венец, о Великий. Было бы странным, если бы я не выказала вам своего
уважения, – ответила я и смущенно осмотрелась, думая, как можно элегантно выбраться
из фонтана.

Решений на ум не приходило, но зато на помощь пришел жених. Шагнув ближе, он


поставил одну ногу на край фонтана и, подхватив меня на руки, вытащил из воды. Вот
только потом отпускать не спешил, направившись в сторону дворца. Я смутилась и
опустила взгляд. Перед глазами моментально встала картинка из пыточной моего сна:
у стены висит привязанный каган Бескрайних морей, и раздается мой злобный смех.

Не сдержав злорадства, я улыбнулась.

– Что вас веселит, тисса? – спросил Дэн, и мне пришлось убирать из воображения
дорогие сердцу картинки.

Не признаваться же в своих садистских наклонностях?

– Сама ситуация, – ответила я. – Кто бы мог подумать, что при встрече с одним из девяти
каганов я упаду в фонтан, случайно попаду ему орехом в глаз, после чего ему придется
вытаскивать меня? Должно быть, вы подумали, что я сделала это специально, чтобы
завязать с вами разговор? В этом случае орех как оружие я бы не использовала!

– Я так не подумал, тисса, – с улыбкой отозвался мужчина, – хотя был бы вам благодарен.
Дело в том, что я сам хотел придумать причину для разговора с вами.

Неожиданное признание! И какое приятное!

– И как? Успешно?

– Была пара идей, но все они выглядели так наивно, что я боялся быть вами
высмеянным.

– Я бы не посмела вас высмеять, – старательно пряча улыбку, отозвалась я.

Вспомнился мой злорадный смех из сна. Как же, не высмеяла бы его! Но об этом я
никогда не упомяну при разговоре с каганом! Моя жизнь мне еще дорога.

– Но мне интересно, какие же темы могли стать первостепенными при нашем


разговоре, – решила заполнить затянувшееся молчание.

Мы пересекли сад и приблизились к лестнице. Бес, выходящий из дворца, показал нам


дорогу до гостевых комнат. Дэн отнес меня на женскую половину и опустил на ноги, с
тоской оглядев свою одежду.

– Мне тоже придется сменить наряд. Видите, тисса, на какие жертвы я иду ради вас.

– Представить сложно, как я вам благодарна, – едко протянула я и, получив


недоуменный взгляд от кагана, мило улыбнулась и сделала книксен. – Доброго дня, о
Великий.

Развернувшись на каблуках, я отправилась в свои покои, а Дэн – в свои. Во всех дворцах


каганов есть крылья, выделенные специально для каждого правителя восьми каганатов.
Когда я вошла в спальню, тут же отдала распоряжение женщине-бесу:

– Принесите мне чистый наряд.

Через несколько минут мне подали одежду. Я была настолько мокрая, что менять
пришлось даже нижнее белье, лишь своеобразный лиф, выглядевший как две чашечки
для груди, остался сухим. Волосы мне высушили бытовым заклинанием, подправили
макияж, и уже через пятнадцать минут я вышла из покоев.

На нейтральной части дворца меня ждал Дэн, который сменил кипенно-белый расшитый
золотом кафтан на синий, подпоясанный широким кушаком. Мой же наряд стал
персиковым с серебряной бахромой – шаровары на два тона светлее туники. Каган
прошелся заинтересованным взглядом по моей фигуре. Мне бы смутиться, но вместо
этого захотелось маняще улыбнуться и расправить плечи.
– Думаю, нам необходимо поторопиться на церемонию, – со вздохом произнес Дэн, и я
кивнула.

Коридоры дворца были арочными, стены – рельефными, в углах стояли тумбы с вазами
или скульптуры. Бесчисленные декоративные элементы интерьера лишали формы
строгости, а множество тканей и высокие потолки создавали впечатление необъятности
и воздушности. Даже внутри гулять было приятно, не говоря уже за его пределами –
резиденция кагана Багровых степей сочетала в себе природную красоту и творчество
мастеров.

Мы прошли к лестнице, откуда уже доносилась музыка, и поспешили подняться на


крышу.

Наш мир делился на три Царства: Небесное, Земное и Подземное. Всевышние и демоны
имели вторую ипостась, первая же была идентична людскому облику, благодаря чему
мы имели полную генетическую совместимость. Часто, если ребенок рождался от
смешанных браков, кровь одного из родителей еще в утробе матери усиливали, так и
появлялись чистокровные дети, имеющие признаки расы одного из родителей.
Например, у местного кагана мать – всевышняя, а отец – демон, и, чтобы Раал был
чистокровным демоном, его кровь изменяли.

Но три сильные расы были не единственными жителями нашего мира, существовали


также вампиры, которых поднимали во время ритуалов некроманты – истинные Темные;
русалки, живущие в заводях и заманивающие к себе спутников для появления потомства
и энергетической подпитки; бесы, которых можно было увидеть преимущественно
здесь, – прислужники тьмы, которые из-за слабой воли оставались вечными рабами
демонов.

Вторая ипостась демонов была ужасающая: смертоносные клыки и длинные когти,


закрученные рога, мощный хвост, жилистые темные крылья и огромная физическая
сила. Всевышние принимали облик менее ужасающий, но были не менее опасными:
черты лица заострялись, за спиной вырастали воздушные крылья, под верхней губой
проступали клыки, а ногти удлинялись и утолщались. Физическая сила в этой ипостаси
тоже многократно возрастала.

Царство демонов делилось на девять каганатов, которые объединял Вельзевул –


правитель, которому вручали ярлык власти на сотню лет на съезде каганов. Одного и
того же Вельзевула могли переизбирать каждую сотню лет, это не возбранялось. Каган
был сувереном, вся власть сосредотачивалась в его руках. У демонов была четкая
иерархия, и жили они семейными кланами, руководили которыми Главы. Кланы
объединялись в три джуза – Старший, Средний и Младший – по силе главного демона,
что передавалась из поколения в поколение, хотя бывали переходы из
разных джузов вследствие рождения сильного или слабого наследника.

Отличия у Всевышних были. Никакой системы джузов там не существовало, жили


обычными семьями и власти могли добиться благодаря богатству или собственным
навыкам, что реже. Там существовали светская и религиозная составляющая – султан и
имам, которые имели определенные полномочия. Имам подчинялся султану, но имел
большой авторитет и именно от его решения зависело, кто из наследников в итоге станет
следующим правителем. Поднебесье включало в себя одиннадцать султанатов, которые
входили в Совет и на нем принимали важные решения – главенствующим голосом всегда
обладал султан Первого аэраби.

Поднявшись на крышу, мы выстроились в живой коридор по обе стороны от красной


дорожки, ведущей к алтарю и священнослужителю. Мои мысли витали возле моей
потенциальной свадьбы, я воображала себя невестой, хоть это и было достаточно глупо,
а женихом – рядом стоящего мужчину.

Хихикнула, подумав, что он даже не представляет, о чем мои мысли. Он вообще не


догадывается, кто стоит рядом с ним. В толпе я заметила Нэйтана, моего старшего
брата, который наградил меня насмешливым взглядом, посмотрел на кагана и поднял
большой палец вверх. Я закатила глаза к небу, и брат расплылся в широкой улыбке.

Нэйтан был слишком красив для мужчины – светлые вьющиеся волосы с золотистым
отливом, полные чувственные губы и яркие зеленые глаза такого же оттенка, как и у
меня. Мы с ним были похожи, именно поэтому я считала его внешность слишком
смазливой. На некоторых магоснимках он был больше похож на меня, чем я на саму
себя. Однако девушек такая внешность сражала наповал.

Сегодня его наряд представляли широкие белые брюки и такого же цвета кафтан,
расшитый золотыми нитями и подпоясанный тканевым кушаком, завязанным спереди.
На руках перстни, а ноги обуты в кожаные туфли с загнутыми носами. Уверена, что уже
сегодня ночью к нему прицепится какая-нибудь суккуба.

Я бы и дальше любовалась собственным братом, но на крышу вышли брачующиеся, и я


потеряла дар речи, настолько гармоничной парой они были. Мне всегда нравилось
смотреть на влюбленные пары, но прежде я не испытывала такого трепета.

– Они прекрасны, – прошептала я, улыбнувшись.

– Знала бы ты их несколькими месяцами ранее, – с усмешкой отозвался каган.

Тем временем они шли к алтарю. Широкоплечий темноволосый демон с пронзительными


умными глазами и счастливой полуулыбкой на устах и смущенная светловолосая
всевышняя, у которой от радости светились глаза и немного подрагивали кончики ушей.
Я смотрела на них и не могла отвести взгляда, они казались мне самыми прекрасными
созданиями, которых создала природа.

Церемония прошла быстро, но запомнилась каждая секунда – настолько искрили чувства


в паре. Винсента, как звали невесту кагана Багровых степей, самой душой тянулась к
своему мужу, а Раал был невообразимо горд и счастлив, что рядом с ним именно его
всевышняя.

После обряда гости и новобрачные спустились в зал торжества, где Раал и Винсента
сели на мягкие подушки перед длинным столом, за который периодически
подсаживались гости, чтобы поздравить молодых. Первыми поздравляли мои родители, я
и Нэйтан. Винсента была красивой, но больше всего в ней привлекали улыбка и
радушие. Мне хотелось познакомиться с ней поближе.

Когда речь была окончена, я встала и подошла к стене, а родители с Нэйтаном


вернулись к светским беседам. Дэна пока что в зале не наблюдалось.

Дэн Диалтон

Мне пришлось немного задержаться в холле, так как меня остановил каган Горных
хребтов – Рокен, который пытался донести до меня идею экономического
сотрудничества между нашими каганатами. Когда я вошел в холл, то большинство
правителей уже поздравили брачующихся, как и семья Яниита. Моей невесты я так и не
увидел.

Сев напротив Раала и Винсенты, я сразу отметил, насколько они были счастливы. Когда
видишь такие искренние эмоции, то и собственное сердце невольно наполняется
теплотой. Я криво улыбнулся, больше забавляясь своей реакцией.

– Что можно пожелать тем, у кого уже есть самый ценный дар – любовь? Наверное,
только заалеть татуировкам!

Раал рассмеялся, насмешливо посмотрев на жену, а та устремила взгляд куда-то в толпу.


Куда именно, я не разглядел, но когда она повернулась, то спросила у меня:

– Ты уже встречался со своей невестой?

Вопрос был неожиданным и изначально поставил меня в тупик. Я отрицательно покачал


головой.

– К чему? Чем дольше мы с ней не увидимся, тем спокойнее нам будет.

– Вот как? – переспросила жена кагана и проявила женскую солидарность: – На что


спорим, что она пошлет тебя, когда ты одумаешься и начнешь за ней ухаживать?

– Любимая, может, хватит споров? – с усмешкой спросил друг, и Винс подарила мужу
легкий поцелуй.

– Круг должен замкнуться. Выиграла же я один спор, значит, выиграю и второй!

– Только боюсь, что последствия вновь придется расхлебывать мне, – хохотнул Раал.

– Спорить я с тобой на это не буду, ибо даже не намереваюсь за ней ухаживать. Готов
поставить на кон бриллиантовые подвески из сокровищницы своего каганата, утверждая,
что ни за что в неё не влюблюсь.

– А что если влюбишься?

– Думаю, он даже не допускает такой исход, – вставил Раал, насмешливо глядя на меня.

– И всё же? – настояла девушка. – Твои бриллиантовые подвески мне не нужны.

– Тогда танец с красным цветком в зубах, – протянул я, и Винс наклонилась ниже к


столу.

– Обнаженным? – уточнила она и, опомнившись, добавила для мужа: – Да я


для Лейорики стараюсь! Ладно, тогда полуобнаженным, тогда с меня тоже самое
обещание. Только одетой!

Я улыбнулся Винсенте. Думаю, это будет забавно. Я кивнул и протянул руку, которую
девушка прытко пожала. Спор магически закрепил Раал, и с этого мгновения условия
вступили в силу.

К счастью, моей невесты так и не было, поэтому я решил вернуться к прекрасной


незнакомке.

Лейорика Яниита

Каган Бескрайних морей вернулся ко мне очень быстро. Никогда не признаюсь себе, что
мне было лестно его внимание.

– Не желаешь выпить охлаждающий напиток? – предложил Дэн.

– Если вас не затруднит, – благосклонно ответила я.

Когда еще выдастся возможность увидеть кагана на посылках?

Пока Диалтон уходил за напитками, ко мне подошла младшая сестра Раала – Лиззетта.
Выглядела Лиз больше как всевышняя – светлые кудрявые волосы, заостренные уши и
резкие черты лица, что не удивительно, когда твоя мама относится к представителям
последних, хотя отец демон. Но главное, что выдавало в ней принадлежность к демонам
и всевышним, были отпечатки на ауре, с помощью которых можно было определить,
представителем какой расы ты являешься. Последняя и самая многочисленная раса, не
имеющая второй ипостаси, были люди, к коим относилась я. Только вот я была из
необычной семьи.

– Я так понимаю, ты та самая дочь хранителей, которую они вечно куда-то прячут? –
добродушно спросила девушка, и я, сделав книксен, представилась. Она в свою очередь
тоже: – Меня зовут Лиз. Я сестра кагана Багровых степей.

– Я наслышана о тебе. Насколько я знаю, брат тоже не очень-то любит выводить тебя в
свет? Боится, что уведут?

– Дело не в нем, а в маме. Она думает, что мне еще рано.

– Чем дольше ты будешь держаться подальше от дворцовых интриг, тем лучше, – в свою
очередь высказалась я.

– Лиз, ты меня не познакомишь с прекрасной незнакомкой? – тут же спросил Вийон,


соткавшийся будто из воздуха.

Здесь стоит отметить, что Вийон Розенталь, наследник Сумеречных долин и нынешнего
Вельзевула, был самым адекватным из троицы друзей – Раала, Дэна и, собственно, него
самого. Его я видела около пяти лет назад на аудиенции у Вельзевула, но мы так и не
познакомились лично.

– Вийон, это Лейорика Яниита, нареченная твоего друга. А это Вийон Розенталь,
наследник Сумеречных долин.

– Не ожидал увидеть тебя здесь, – удивленно сказал демон. – Обычно ты не посещаешь


приемы вместе с родителями, предпочитая отсиживаться дома

– В этот раз я решила сделать исключение. Любопытно было посмотреть на жену Раала
Орденаталя, – ответила я с легкой улыбкой, и в это время к нам вернулся Дэн. Вийон
смотрел на него насмешливо.

– Уже пал, поверженный красотой своей невесты?

– Не поминай всуе, – даже вздрогнув, отозвался каган и посмотрел на моих родителей и


брата. – Кстати, я не вижу её на приеме. Раал говорил, что она должна быть здесь.

Вийон перевел недоуменный взгляд на меня. Я же, взяв бокал из рук Дэна, отпила и
мило улыбнулась наследнику. Дэн перевел взгляд с меня на него и обратно. Мой жених
был неглупым мужчиной, поэтому ему ничего не стоило сложить два и два.

– О, – выдохнул он, повернувшись ко мне всем корпусом. – Вот как.

– Заметьте, о Великий, вы сами не спросили моего имени, – напала я первая, чтобы не


услышать обвинения. – Видимо, слишком залюбовались прелестями молоденькой тиссы.

– Уж не хочешь ли ты меня обвинить в том, что я так опрометчиво увлекся своей


невестой? – сощурившись, изрек каган.

– Разве я могу? Я лишь замечу, что Великий не способен усмирить своё либидо и
пропустить хотя бы одну хорошенькую девицу.

– А уверенности в себе ей не занимать, – насмешливо протянул Вийон, но мы с женихом


даже не обратили на него внимания.

Дэн наклонился ниже, пытаясь лишить меня самообладания. Только вот я уже давно
переболела детской влюбленностью в великолепного Диалтона. Переболела же?

– Может быть, это был тот самый единственный удар в сердце, после которого девушку
ведут под венец? – резонно предположил мужчина, но у меня было, что возразить.

– В этом случае я считаю необходимым оскорбиться, ведь поведя незнакомую девицу под
венец, вы бы пренебрегли брачным договором между нашими семьями.

Это было туше́ . Тот самый удар, только не в сердце, а в голову.

Как тебе, милый? Нравится?

Поставив осушенный бокал на поднос проходящего мимо беса, я с легкой улыбкой


направилась к родителям.

Дэн Диалтон

Был ли я ошеломлен? Я был в бешенстве.

Она обставила все так, будто виновен был я, а не она, хотя именно она сохраняла своё
инкогнито. Уверен, Лейорика узнала меня с первого взгляда. Не зря же так удивилась.
Венец она увидела, как же. Высмеяла меня, хотя я был искренен с таинственной
незнакомкой. Впрочем, я тоже хорош. Следовало спросить имя, и тогда неприятного
инцидента можно было бы избежать.

Теперь же я посмешище даже для своих друзей. Не признать свою невесту – шутка ли?
Да еще и быть покоренным её красотой…

Тайком бросил взгляд на Лейорику. Она действительно необычайно хороша, но


характер… Характер оставляет желать лучшего. Такую девушку не запрешь под замком,
не оставишь в спальне одну, если желаешь вернуться в свой дворец, а не на его
развалины.

Лейорика Яниита

Вечер шел своим чередом. Я много общалась и смеялась, наслаждаясь великосветским


обществом. Академия – другое дело, там студенты и преподаватели, фамильярность с
которыми – дело обычное.

Зазвучала медленная музыка – открывающий танец-шествие. Пары уже начали


выстраиваться напротив друг друга. Я ждала, кто же осмелится меня пригласить, но
кроме моего жениха смельчаков не нашлось.

– Потанцуем? – подавая мне руку, предложил каган Бескрайних морей.

– Если вы настаиваете.

– Я настаиваю, – с улыбкой ответил Диалтон, склонив голову набок и ожидая моего


ответа.

Я же, стараясь сохранить внешнюю бесстрастность, опустила взгляд вниз и посмотрела


на его ладонь, будто действительно раздумывала над его предложением.

– Давай начнем все сначала? Будто мы сегодня первый раз познакомились.

– Дважды первый раз? – с усмешкой переспросила я, и Дэн повел бровью.

– Тебе решать, соглашаться или нет.

Наконец, я подумала, что это интересная идея и более мучить своего партнера мне не
позволит этикет, поэтому вложила свою ладонь в протянутую руку. Мои пальцы тут же
сжали, а сам мужчина едва заметно дернул меня на себя, будто заявляя свои права.

– Вроде как мы первый раз знакомы. Ваше поведение непозволительно, – напомнила я,


стрельнув укоризненным взглядом в демона, и прошла вместе с ним в центр зала,
позволив себе удовольствие танцевать с женихом.

– Вы сегодня невероятно хороши, тисса, так что мое поведение оправдают суды всех трех
царств, – сделал выпад каган Бескрайних морей.

– Вот так? Что ж, за комплимент благодарю. Вы тоже не заставляете меня краснеть за


договор, заключенный между нашими семьями, – поставила я ему шпильку.

– Ты повзрослела, – обронил Дэн невпопад.

– Это комплимент или порицание? – с усмешкой отозвалась я. – Мне за него благодарить


или краснеть?

Мало ли, может он находит только минусы в моем взрослении? Жениться придется,
опять же.

– Еще сам не решил, – ответил демон, не оправдав ни одно мое ожидание, и притянул
меня к себе ближе, как это предусматривал танец.

– Это флирт? – слегка нахмурившись, осведомилась я.

– А на что это похоже?

– Кажется, беседы у нас с вами не получится, – подметила я, чувствуя бешеное


сердцебиение. Я обошла его по кругу, после чего мы сделали несколько шагов в
стороны, поменявшись местами с другой парой. – Слишком много неопределенных
терминов.

Мы замолчали, наслаждаясь музыкой, танцем и друг другом. Если бы Диалтон мне был
неприятен, никакие родители не смогли бы выдать меня замуж. Но дело в том, что я
сама желала этого брака. Совсем чуть-чуть.
– Ты очень красивая, – неожиданно серьезно сказал Дэн, и я даже сбилась с ритма,
споткнувшись. Диалтон поймал меня, обняв за талию.

– Ну это уж явно комплимент, – растерянно проговорила я, и мужчина улыбнулся,


погладив меня по щеке.

Поперхнувшись, я отодвинулась, и Дэн тут же подхватил меня под руку и отвел к стене.
Отлучившись, он принес бокал с морсом. Я пригубила напиток и отдышалась. Пусть
танец и был медленный, но сам разговор разбередил мою бедную душу. Нет, Дэн не мог
так измениться за несколько часов. Это не в его стиле. Что-то явно должно было его
подтолкнуть. И пока я не выясню, что именно, не могу позволить своему сердцу вновь
попасться на крючок его обаяния.

*** ***

На всю следующую неделю я впала в детство: играла в прятки, догонялки и шарады –


пряталась от жениха, убегала от него же и разгадывала намеки всё того же демона.
Спрашивается, чего он ко мне пристал?

И я бы поверила, что он воспылал неземной любовью ко мне, если бы не моя


предосторожность. Не смешите меня! Я в сказки лет пятнадцать не верю!

Пока мы с Дэном играли в непонятные игры, я успела познакомиться с новой


повелительницей Багровых степей Винсентой Орденаталь. Она оказалась
обладательницей веселого нрава, добродушия и живого непосредственного ума.

Еще она смешно морщилась, когда нанятые тиссой Элиурийей, матерью Раала, учителя
этикета, политики и прочих необходимых для девушки предметов бились над её
знаниями. Она понимала всю необходимость получения новых знаний, но они ей
давались не так легко, как может подумать сторонний зритель.

Как-то мы встретились с ней в библиотеке, где обнаружили обоюдную любовь к книгам.


Правда, я брала справочник по психологии, а она какой-то любовный роман. При этом
девушка имела такой шкодливый вид, что я сразу поняла – книгу она утаскивает тайком,
чтобы учителя не застали её за чтением временно запрещенной литературы.

Нэйтан не только развлекался, но еще и просвещался у местных библиотекарей, а


родители проводили много времени за беседами.

Неделя пролетела незаметно, и сейчас, когда я возвращалась с прогулки по саду, во мне


поселилась тоска, и даже привычное платье облакотного цвета с турнюром и жестким
корсетом со шнуровкой на спине, модное по земным меркам, казалось мне чужим.
Короткий отпуск подошел к концу, пора возвращаться в водоворот студенческой жизни.

И мне было искренне жаль, что Дэн не вышел меня провожать. Наверное, мы
действительно чужие друг другу существа, и я всё себе напридумывала, хотя и не хотела
в это верить.
Глава 2

Лейорика Яниита

Издревле хранителями Скрижали бессмертия был человеческий род Яниита, обязанный


смешивать свою кровь с демонами и всевышними для поддержания равновесия трех
миров. Моя мама была из Поднебесья, поэтому в день моего рождения был заключен
брачный договор с Подземным царством. Я стала нареченной кагана Бескрайних морей.

Скрижаль равновесия была промежуточным артефактом между Печатью могущества и


Лунным ключом. Наследником и будущим хранителем будет мой брат, поэтому мне было
запрещено знать некоторые подробности о свойствах Скрижали, одно же я знала
наверняка – наш род особенный, ведь из поколения в поколение на нас совершенно не
действовали внушение демонов и магия всевышних.

Последние могли читать чужие желания и использовать их себе во благо. Я их называла


манипуляторами. Единственный их изъян и защита для людей в том, что способности
всевышних были противопоставлены способностям демонов, и пока эти две расы
сохраняли равновесие, нашему миру не грозила война.

Я сидела у себя в комнате в общежитии и готовилась к завтрашним практикам. В


некоторых магических академиях уже отшумели Снежные балы, наш же был назначен
на следующий год, сразу после окончания сессии. А так хотелось отдохнуть!

На столе загорелся переговорный артефакт, сокращенно называемый «артом», и я


ответила на вызов, услышав голос двоюродной сестры по материнской линии – Айры.

– Давно не виделись, Рика! Где ты пропадала?

– Были кое-какие дела, – уклончиво ответила я.

Со свадьбы Раала и Винсенты прошло больше двух недель, и с Дэном мы больше не


виделись. На самом деле, я часто воображала себе нашу первую встречу. Как грозный и
непримиримый правитель падет к моим ногам, с первого взгляда влюбившись в свою
молодую невесту. Я же для приличия побегаю от него неделю-другую, а потом снизойду
до взаимности и буду вить из него веревки. Со временем посажу на цепь и буду кормить
только хлебом и водой.

– Ты над чем там опять так злобно хихикаешь? – спросила сестра, и я прикрыла рот
ладонью, вспомнив о разговоре с Айрой. – Только не говори мне, что мечтаешь о своем
Дэне!

– Ты меня раскусила! Именно сейчас я думала о том, как буду его пытать, – мечтательно
протянула я, и сестра звонко рассмеялась.

– Вполне может быть, что ты его и будешь пытать, только не так, как ты сейчас это
представляешь, а в более… интимной обстановке, – отозвалась Айра и продолжила: – А
вообще ты глупая, но я всё равно тебе завидую. Твоим мужем будет сам Дэн Диалтон,
друг Раала Орденаталя и Вийона Розенталя. Да об этих демонах даже в Поднебесье
легенды слагают!

– Не забывай, что часть из этих легенд касается их личной жизни, – недовольно


пробурчала я, продолжив переписывать в чистую тетрадь информацию из учебника.

Соседки по комнате убежали на свидания. Пятый курс, было бы удивительно, если бы


они не нашли себе кавалеров. Они ж – не я. Но у меня есть причина – жених, поэтому
развлечения других магинь для меня закрыты. У-у, Диалтон!

– Но другая часть, другая!.. – возразила сестра. – Хватит хандрить! Я тебе звоню не


просто так, а чтобы пригласить на свадьбу.

Повисла тишина. Я открыла рот и задумчиво потерла пером подбородок. Брачные


татуировки всевышних были иного действия, нежели связи демонов. Они не могли
привязывать супругов друг к другу, как это было в Подземном царстве, лишь
обеспечивали отсутствие измен в семье. Поэтому, как только умирал один из супругов,
брачные татуировки тускнели, и муж или жена могли заново вступить в брак. В
Подземном царстве магия могла ослабнуть только в том случае, если со дня свадьбы
прошло лет десять, или меньше. А так жена уходила вслед за мужем за грань или
наоборот. Решение с браком ответственный шаг. Развод был невозможен даже без
консуммации, в отличие от Среднего мира.

– Айра, это договорной брак с взаимовыгодными условиями? – спросила я после


значительной паузы.

– Не настолько выгодными, как у тебя, – весело отозвалась собеседница, – но меня все


устраивает. Диям-ор молод, богат и влиятелен, пусть о нем и нельзя сказать, что семи
пядей во лбу.

– Айра, ты красавица! О тебе легенды в Поднебесье слагают ничем не хуже, чем о моем
женихе! Почему ты не хочешь подумать и выбрать?

– Выбрать из кого? Это самое выгодное предложение, которое мне поступало. Мой муж
из древнего рода, имеет постоянный доход и хорошую должность. Еще он весьма
амбициозен. Чего еще можно желать?

Любви?

Нет, в Поднебесье это не главное. Женщины там весьма ленивы и любят, когда о них
заботятся, а они ведут хозяйство и беспрекословно слушаются мужа. Конечно, их с
детства учат, как правильно подталкивать супруга в сторону нужного решения, но все
равно такой брак не для меня. Подземное царство со всеми его недостатками, не было
настолько тоталитарно. Всевышние считали, что они живут идеально, подчиняясь своим
законам. Но на самом деле это была утопия. Если они не могли решить проблему, то
просто делали вид, что её не существует. Таков был менталитет этой расы.

– Тогда я могу лишь поздравить тебя, – с натянутой улыбкой ответила я.

– Думаешь, мне нужны только твои поздравления? Ошибаешься! Мне необходимо твое
присутствие, – в привычной для себя беспечной манере отозвалась Айра, – свадьба,
кстати, на следующих выходных. Явка обязательна!

Сестра отключилась, и я положила «арт» на стол и подперла щеку левой рукой. Сестре
было тридцать два года, я была на десять лет младше, и то считала, что рано она замуж
решилась выйти. Будь у меня моя свобода, я бы вовсе не стремилась связывать себя
узами брака.

Со дня заключения моего брачного договора для меня существенно ничего не


изменилось, кроме того, что я грезила о своем женихе. До поры до времени.

Однажды мне надоело. Своего суженого до нашей встречи в Багровых степях я видела
лишь однажды, в возрасте семи лет, когда он пришел поздравить меня с днем рожденья.
Уже тогда ему было за восемьдесят, что для срока жизни в шестьсот лет не такой
большой возраст, поэтому мне он представился на тот момент настоящим принцем из
сказки. Вот только он не был им, он был правителем одного из сильнейших каганатов
Подземного царства, поэтому на меня ему было ровным счетом плевать.

Пришел, заглянул в детские наивные глаза и ушел. Я же навсегда запечатлела его образ
в памяти, плакала и тосковала по нему… лет до семнадцати. А потом поняла жестокую
реальность: нам никогда не влюбиться друг в друга, и единственное, что могут сделать
нерушимые брачные татуировки – привязать нас настолько, чтобы мы не хотели уже
расставаться. Особая свадебная вязь на плечах была магической, она помогала супругам
понимать друг друга и создавала если не любовь, то хотя бы страсть.

Розовые мечты остались в прошлом, я поступила в академию и навсегда вычеркнула имя


Дэна Диалтона из своего сердца. Лгу. Я перенесла его в отдел «убью, если увижу», но в
планах было вовсе сослать его в «безразличие». Последнее, увы, пока недостижимо.

*** ***

Целитель должен уметь все. Мне иногда казалось, что из нас готовят спасителей мира.
Однако со своей нелегкой миссией приходилось справляться, поэтому и на лекции
внимательно слушать речь преподавателя. У меня сегодня была курация в родовом
отделении, а после занятий целитель попросил меня вернуться в академию и
ассистировать ему. Его секретарь, записывающая пропуски, принимающая и
проверяющая письменный материал, заболела, поэтому ему необходима замена на
сегодняшнее занятие.

Вел он у первого курса. Судя по наивным глазам студентов, они даже не представляли,
на какой факультет попали. Нас готовили ко многому, в том числе к смертям, даже
детским. Тисс Киарус оглядел аудиторию цепким взглядом, огладил тонкую бородку и
сложил руки за спиной, направившись вдоль рядов по проходу.

– В случаях опасности для жизни роженицы спасать в первую очередь нужно мать, –
заключил мужчина, и девушки возмущенно засопели.

– Но как же, тисс Киарус, – подала голос одна из первокурсниц, – это же маленький
ребенок! Как можно ставить его жизнь ниже жизни взрослой женщины?

– Ребенок – это кто? Без имени, без звания, даже магические артерии еще не окрепли,
если они вообще есть, – сдвинув брови и качнувшись вперед, безапелляционно заявил
преподаватель и прокашлялся. – Вот в родильном отделении лежит молодая мать, а в
соседней палате – её дитя. За смерть женщины ответите не только своей карьерой, но,
возможно, и свободой, а за ребенка… напишите объяснительную, почему не смогли
спасти малыша. Увы, но это суровая реальность и её необходимо принимать.

По аудитории прошелся шепоток. Они возмущались и не принимали правду. Когда-то


такими были и мы, но к пятому курсу цинизм становится здравой реакцией на
окружающий мир. В таких случаях хочется во что-то верить. Мне хотелось верить в
любовь, но, как заложница брачного контракта, даже здесь я могла довольствоваться
малым.

– Жалко ведь, – хныкнула одна девушка, и её поддержали однокурсницы.

Я опустила взгляд. Жалко, конечно, жалко, но своя шкура дороже. За смерть роженицы
действительно следовало судебное разбирательство, результатом которого могло стать
заключение под стражу в худшем случае и в лучшем – смена работы. Отцы, кстати, тоже
выбирают жен, которые в будущем смогут родить еще наследников.

Суровая реальность, которую мне хотелось сломать, но и мы не всемогущи. Маги тоже


бывают бессильны под напором природных обстоятельств.

– С вашего позволения я продолжу лекцию, – прокашлявшись, сказал тисс Киарус, и


никто не посмел ему возразить.

У главного корпуса меня встретил однокурсник, Лидьен. Друг улыбнулся и взял у меня
из рук тяжелую сумку с учебниками – еще одна особенность целителей, вечно
приходится таскать с собой талмуды.

– Как все прошло?

– Не люблю лекции тисса Киаруса, – поморщившись, отозвалась я. – Он бывает слишком


жесток в своих высказываниях. Нельзя же так с неподготовленными первокурсниками.

– Лучше сейчас дать им понять, что в работе целителей выбор определяет все. Решение
необходимо принимать быстро и без сомнений. Хуже будет, когда от них будет зависеть
чья-то жизнь, а они будут сопли на кулак наматывать, – отрезал Лидьен, и возразить мне
было нечего. – Рика, а чем ты планируешь заниматься после университета?

«Выйти замуж и жить в каганате Бескрайних морей», – подумала я, но ответила


совершенно иное.

– Пока не знаю. Сейчас мне больше всего хочется свободы.

– А я собираюсь уехать на десять лет практики в сельскую больницу, в Ольенбурк. Я уже


договорился с главным целителем. Если хочешь, то будет не проблемой и тебя там
устроить. Будем вместе работать, – неуверенно произнес Лидьен, и я удивленно на него
посмотрела.
Он предлагает мне остаться вместе после окончания академии? Конечно, часто
студенты пересекались по роду своей деятельности, но с чего такая забота о моем
будущем? Лидьен был красив: длинные кудрявые волосы, которые он собирал кожаным
ремешком, синие глаза в обрамлении пышных ресниц, аристократичный нос с
небольшой горбинкой, полные чувственные губы, которыми он перецеловал немало
девчонок из нашей академии.

За ним увивалось много прелестных тисс, и я искренне недоумевала, почему он такой


скромный. Нет, женским вниманием он пользовался, и я часто слышала, как он провел
время с той или иной магиней, но я его знала как робкого и чуткого парня, с которым
можно поговорить обо всем на свете.

– Не уверена, что у меня получится, но обещаю подумать над твоим предложением, –


ответила я. – Занесешь мои учебники? Мне нужно зайти к тиссу ректору и попросить у
него отгулы на несколько дней. У моей сестры свадьба.

С этими словами я направилась к одинокой башне, стоящей у ворот. Ректор у нас был
затворником и еще тем экспериментатором. Вот и сейчас, стоило открыть тяжелую
дверь, как в ноздри ударил резкий запах аммиака. Я отшатнулась, поморщившись, и
подождала, когда запах выветрится и можно будет войти внутрь.

Тисс Жидеон скрылся в своей лаборатории. Это был невысокий полноватый мужчина с
блестящей лысиной и торчащими в две стороны кудрявыми седыми волосами. Он
размахивал руками, бегая вокруг стола с колбами и пробирками, и что-то бормотал.
Сделав книксен, я поздоровалась. Оставшись без внимания, вновь напомнила о себе,
только громче, и тогда мужчина соизволил обратить на меня свой взор.

Сняв прозрачные очки, он окинул меня придирчивым взглядом, подпрыгнул от радости и


подбежал ближе. Тисс был ниже меня на голову, поэтому я посмотрела вниз и слегка
улыбнулась.

– Я к вам с просьбой…

– А вы же кажется с целительского факультета? – спросил он и после моего кивка


продолжил: – Это же замечательно! Идемте, идемте со мной!

– А вы что собираетесь делать? – осторожно спросила я, пока мужчина натягивал на


меня перчатки.

– Ничего особенного! Просто, в случае чего, вы сможете оказать первую целительскую


помощь, – заявил мужчина, и я приоткрыла рот от изумления. Ректор же уже налепил
мне на грудь три примочки и собирался прикрепить еще столько же, но я дернулась. Это
чего он задумал?! Пропустить через меня магический разряд?! Так мне придется первую
целительскую помощь себе оказывать?! – Тисса, не дергайтесь! Иначе эксперимент не
удастся!

– К-какой еще экс-сперимент?! – воскликнула я, открепив примочки и обежав стол.

Ректор побежал за мной. Если он чем-то увлечен и подвержен какой-то безумной идее,
то общаться с ним становится смертельно опасно! Весь мир превращается для него в
клетку с подопытными животными. В этот момент меня даже не успокаивала мысль о
том, что на меня в любом случае не подействует магический разряд из-за моих
способностей, ведь раскрывать свой маленький дар не хотелось.

– Обычный, моя дорогая, обычный! Я хочу исследовать влияние некоторых зелий на


сердечно-сосудистую систему человека…

– Так я же могу сознания лишиться! – воскликнула я, но мои слова явно не произвели


должного эффекта, поэтому я решила пойти другим путем: – А если я буду без сознания,
кто меня спасать-то будет?!

Вновь ноль реакции, лишь руки с примочками так же тянутся ко мне. Пришлось
применить последний довод:

– В этом случае сорвется эксперимент!


Тут ректор остановился, моргнул и задумчиво почесал затылок. Видимо, он не учел
нестыковку. Понятливо кивнув, он собирался прилепить примочки к своей груди, но я
его остановила.

– А если вы упадете в обморок, то кто будет следить за результатами эксперимента? –


спросила я, и ректор со вздохом отложил примочки.

– Это что же получается, что нам нужен подопытный? – нахмурившись, спросил он.

Как я счастлива, что он меня услышал!

Некоторое время мы стояли молча, потом реактор решил спросить:

– А вы зачем пожаловали, студентка?

– Мне нужно ваше разрешение на несколько дней выходных. Моя сестра выходит замуж,
а я должна присутствовать на свадьбе.

– Еще одна сестра?

– В прошлый раз женился друг, – заявила я, и ректор подозрительно сощурился.

– А твоя сестра – целитель?

– Нет, но мы сможем использовать её мужа в качестве подопытного, – хихикнув,


ответила я, и тисс Жидеон расплылся в широкой улыбке.

– Хорошо! Заявление с собой?

Подав ему бумагу и получив подпись, я быстрым шагом покинула башню и


академический двор пересекала уже бегом, чтобы ректор случайно не окликнул. Чем
дальше я буду, тем больше вероятность списать все на глухоту.
Глава 3

Лейорика Яниита

Сменив классическое платье с заниженной линией талии и пышным турнюром на


расшитую золотыми нитками белую абайю, я покрыла голову хиджабом, являвшимся
обязательным элементом одежды на свадьбе Всевышних, и перешла порталом в дом
будущего мужа сестры.

Портальные комнаты располагались и на женской половине, и на мужской. Здесь гостей


уже встречали слуги и предлагали проводить до покоев невесты или жениха. Меня,
естественно, предложили проводить к Айре. Вместе с замужними женщинами, давно
обретшими счастье в браке, она сидела в просторной комнате, стены которой увешаны
полотнами органзы и газа.

Родителей брачующихся здесь не было, поэтому тетушку я поприветствовать не смогла.


Рядом с Айрой была еще одна всевышняя, её подруга детства. Мы несколько раз
виделись, но поддерживали лишь приятельские отношения. Улыбнувшись сестре, я
уверено направилась к ней.

Сегодня она была прекрасней, чем обычно, если такое вообще возможно, и я сама не
могла объяснить причину этому. Светлые волосы волнами спускались до поясницы,
обхватывая хрупкий девичий стан. Белая абайя, расшитая красными нитками, была
подпоясана широким кушаком. Сверху её должен укрыть белый платок, который сестра
теребила в руках. Её глаза сегодня светились предвкушением, но в них же
проглядывался страх. Увидев меня, Айра взяла меня за руки и закружила вместе со мной
в центре комнаты.

– Ты боишься? – спросила я у неё, и она звонко рассмеялась, пытаясь скрыть настоящие


чувства, и накинула мне на волосы свой белый платок.

– Ах, сестра, совсем скоро ты тоже станешь замужней! И тоже будешь волноваться в
день своей свадьбы!

– Так же хороша ли я буду? – с улыбкой спросила я, накинув платок на голову и


насмешливо прикрыв им нижнюю часть лица.

– Так же? Сразу ответить не могу! Ты покружись, покружись, а я оценю, – покрутив


пальцем в воздухе, сказала Айра, и я, рассмеявшись и продолжив прикрывать лицо
платком, закружилась.

Мы сквозь смех выплескивали страх перед замужней жизнью. Я старалась подарить хоть
частичку своей беззаботности сестре, чтобы она не дрожала у алтаря как ореховый лист.
Неожиданно все утихли, склонившись в низких поклонах. Я замерла, развернувшись к
выходу, но так и не открыв своё лицо.

На меня неотрывно смотрел незнакомый мне мужчина в дорогой чалме с золотым


пером. Его грузная фигура утопала в парчовом наряде, а пальцы – в дорогих перстнях.
Мне не понравился взгляд, которым он оценивал меня. Липкий, похотливый. Обычно от
чужого внимания меня спасал Лидьен, а здесь я почувствовала себя беззащитной.

Мужчина ушел так же стремительно, как и появился, а сестра взяла меня за руки,
ошеломленно глядя на закрывшуюся дверь.

– Кто это был? – тихо спросила я, но, кажется, меня услышала каждая женщина в
комнате.

– Великий Дайарон, – с придыханием ответила сестра. – Не попадайся ему на глаза.


Султан – вдовец, он может захотеть тебя в свой гарем.

– Ты же знаешь, что это невозможно, – возразила я. – Не забывай, кто мой жених.

Дворец визиря, то же время

Султан Восьмого аэраби величественно вышел из портала перед дворцом визиря Диям-
ора. Архитектурно-парковый ансамбль был выполнен в лучших традициях Поднебесья,
достойный посещения самого Великого. Диям-ор был из богатой семьи, и хотя сам не мог
похвастать умом и сообразительностью, желал получить место главного визиря в родном
султанате благодаря женитьбе на Айре-ории.

Айра славилась своей красотой далеко за пределами Шестого султаната, откуда она
была родом, поэтому Великий Дайарон желал собственными глазами убедиться в
справедливости молвы. Через главный двор, скрытый тенями ореховых деревьев, он
вошел в просторный зал с несколькими фонтанами. Стены были украшены
драгоценными коврами, потолок уходил в высоту на восемь метров и заканчивался
куполом, в котором были вырезаны звезды, закрытые цветным стеклом. В вечернее
время или при затворенных машрабиях можно было насладиться задумкой архитектора
и увидеть на белом каменном полу переливающиеся звезды.

Отсюда дворец разделялся на две части – женскую и мужскую. Султану было позволено
ходить в любую часть дома, ведь он был поставлен самим господом. В древности, когда
три мира только узнали о существовании друг друга, люди посчитали Всевышних
посланниками Бога, что было ошибочным мнением, хотя доля неопределенности до сих
пор заставляла задумываться об этом.

Ведь в Поднебесье можно было попасть только через портал, где оно находилось –
неизвестно, почва представляла собой пески, сколько не копай – до дна не достанешь.
Царство демонов, где не было солнца, только бескрайнее красное полотно над головой,
получило название Нижний мир или Подземное царство. Раз демоны живут под землей,
а люди на ней, значит, логично было предположить, что Всевышние – в Поднебесье,
Верхнем мире.

Люди всегда находились меж двух огней, двух сильнейших рас, которых почитали и
боялись. Мир между тремя царствами сохраняли три великих артефакта. Печать
могущества, способная подчинить любого смертного, изначально была реликвией
демонов, но сейчас хранилась у Всевышних. Скрижаль бессмертия, людское достояние,
осталась у людей, но с условием того, что кровь представителей крови рода-смотрителей
смешается с обеими высшими расами. Еще был Лунный ключ, изначально
принадлежавший белокрылым, но отданный на попечительство демонам.

Вот только Лунный ключ был утерян и так и не найден.

– Правда ли, что твоя невеста несравненной красоты? – задумчиво спросил Дайарон-
раши, и визирь склонился перед ним, улыбнувшись тонкими губами.

– Будет ли Великому угодно взглянуть на прекрасную Айру-орию? – спросил он, и султан


благосклонно кивнул.

На женской половине его встретили наложницы визиря, которые вскоре после женитьбы
будут отданы замуж или проданы в другие гаремы, если того пожелают. Две девушки
склонились, призывно улыбнувшись, и показали дорогу к палатам, где дожидалась
назначенного часа невеста.

Великий был в том возрасте, когда, пережив трёх жен и имея двух наследников, ничего
не ожидаешь от жизни. В последние годы он заметно поправился, отрастил бороду и
довольствовался вниманием новых наложниц, набранных после смерти последней
супруги. Дайарон всегда знал о своем недостатке – любопытстве, но никогда не пытался
с ним бороться.

Двустворчатые деревянные резные двери открылись, и султан вошел в просторную


комнату, откуда доносился женский смех. Здесь было много Всевышних в дорогих
разноцветных нарядах, но всех для Великого затмила та, что кружилась в центре.
Девушка прикрывалась белым платком и вместе с ней смеялись красавицы-подруги.

Увидев султана, она резко остановилась. Плотный платок, которым она шутливо
прикрывала лицо, упал на плечи. Изумленные зеленые глаза, которыми незнакомка
смотрела на правителя, поразили Дайарона в самое сердце. Он сглотнул и сделал шаг
вперед. Женщины склонились. Все, кроме неё. Кажется, она уже подсознательно
ждала… чего?
Лейорика Яниита

Сестра сняла с меня платок и укрылась им сама. Затем, отведя в сторону, взяла за руки.
Мы присели на мягкую лавку.

– Кстати, о нем, – начала Айра. – Говорят, что несколько каганов Подземного царства
будут сегодня здесь. Семья моего будущего супруга досточтима и уважаема, поэтому
прибыл сам Дайарон, благоволя своему подданному. Так же будут и другие султаны,
второго, пятого, одиннадцатого и моего родного шестого аэраби. Событие намечается
знатное.

– Хочешь сказать, что среди приглашенных может быть мой жених? – смутившись
собственных чувств, спросила я, и Айра кивнула.

– Просто решила тебя предупредить, чтобы встреча с ним не была для тебя
неожиданностью. Ты его сможешь узнать?

– Смогу, – уверенно заявила я, так и не рассказав сестре о событиях на свадьбе Раала


Орденаталя.

– Надеюсь, что вы все же не пересечетесь, – зная о моей давней обиде на жениха,


сказала сестра. – Гостей будет много, не на каждого у кагана Бескрайних морей
найдется время.

На том и порешили. Пусть я его и замечу, но моя персона для него останется загадкой.
Этому немало поможет вуаль.

Мы с Айрой поднялись с лавки и вновь вернулись к женщинам, которые должны были


отвести её на предсвадебный обряд: там они расчешут ей волосы с эфирными маслами,
заплетут в косы, повяжут белый платок и накинут сверху покрывало, скрывающее лицо и
плечи, после чего невесту отведут к алтарю. Гости будут стоять по обе стороны двора,
наблюдая, как красавица в белом одеянии направляется к ожидающему её жениху.

После жрец прочтет молитву, спросит у брачующихся, по своему ли желанию они


вступают в союз, и сплетет заклинание, которое через ткань ляжет на плечи брачными
татуировками.

Я отошла от сестры, когда в комнату вбежала служанка и упала в ноги Айре. Всевышняя
наклонилась к ней, протянув руки и желая поднять женщину, но та пыталась
отдышаться и попыток встать не предпринимала. Все в комнате замерли в ожидании
слов незнакомки.

– Айра-ория, беда, Айра-ория! – воскликнула она. – Свадьба переносится на неделю!


Султан жениться решил! Через неделю решил!

Гости недоуменно переглянулись, я подошла ближе и взяла сестру за руку. Она сжала
мою ладонь. Речь служанки была путаной. Если султан решил жениться, то как это
связано со свадьбой Айры и почему церемонию переносят?

– И что же, его свадьба в один день со мной? – недоуменно спросила она.

– Хуже, Айра-ория, хуже! Это и есть ваша свадьба!

Всевышние охнули и прикрыли рты ладонями. Невеста застыла, медленно сглотнув. Я


растерялась, не зная, что в таких случаях следовало говорить. Султанам не отказывают
без веской причины. У Айры такой причины не было. А то, что в последний момент
поменялся жених на договорном браке, разве это имеет значение для Великого?

– Айра, – позвала я её, и сестра сильно сжала мою руку, призывая к молчанию.

Она размышляла, продумывая все выходы из данной ситуации. На её лице эмоции


сменялись одна за другой: изумление, задумчивость, протест и смирение. Её глаза
потухли, она неприязненно поморщилась и обернулась ко мне, крепко стиснув мои
ладони в своих руках.

– Кажется, мой статус будет не ниже твоего, – с нервной улыбкой отозвалась Айра.
Я бы могла начать плакать, вызвав у неё еще большие переживания, могла бы начать
отговаривать её от замужества, призывая посвятить себя служению богам, могла бы
требовать, чтобы она ушла в монастырь… Могла бы. Но я достаточно знала свою сестру,
чтобы понять – она ценит свой комфорт. В конце концов, и визирь не был воплощением
идеала с моей точки зрения.

Поэтому я ответила единственное, что могло вызвать у сестры улыбку:

– Да, но каганов-то девять, а султанов – одиннадцать.

Айра негромко рассмеялась, утерев одинокую слезу, и обняла меня.

– Спасибо, Рика. Пусть хотя бы ты будешь абсолютно счастлива.

Султану уже четыреста. Срок жизни для магов, всевышних и демонов был примерно
одинаковым – шесть веков, поэтому и браки между нами заключались без опасений.
Если необходимо было получить ребенка с расовыми признаками одного из родителей,
то на кровь будущего наследника влияли еще в утробе матери. Например, в нашем браке
с Дэном будет именно так – все будут демонами, наследниками Великого кагана
Бескрайних морей.

Мой брат мог выбрать себе жену по любви, ведь в нашей семье я уже пожертвовала
своим браком и заключила союз с Подземным царством. У него был выбор, которого не
было у меня. Обычно через детей, не наследующих титул, заключают выгодные союзы,
как в случае Айры – у неё есть старший брат, поэтому через неё могли заключить
выгодный союз. Вот только никто не ожидал, что он будет настолько «выгодным».

В комнату влетела тетя. Черты её лица заострились, выдавая панику с примесью злости.
Айра отстранилась от меня и бросилась в объятия матери. Женщина распахнула для неё
руки и тут же сомкнула их на тонком девичьем стане. Комната стремительно пустела.
Перед выходом гости лишь приободряли невесту. Когда все, кроме ближайших
родственников, покинули комнату, к нам подошла бабушка и обратилась к тете:

– Калья, чего успокаиваешь дочь? Она будет женой султана! Надо в храм идти, да богу о
благословении молиться! В твоих внуках будет течь кровь правящей семьи.

Айра, услышав о детях, вздрогнула. Султан был немолод, хоть и выглядел немногим
старше нас, но, говорят, что жен своих он сам довел до смерти, что не своей судьбой они
ушли.

– Идемте домой, здесь больше нам делать нечего, – сказала бабушка и обняла меня за
плечи, обратившись: – Вернешься в свою академию на несколько дней, а потом вновь к
нам. Свадьба султана – большое событие, поэтому невеста должна быть во дворце
жениха за два дня до церемонии. Там же соберутся все родственники и гости.

Айра молчала, пока мы шли в портальные комнаты. Я старалась не оглядываться по


сторонам. Все вокруг вызывало чувство брезгливости. Наверное, для меня был
неприятным сам факт передачи невесты от одного мужчины к другому. Словно вещь.
Хотя я тоже недалеко ушла: уже при моем рождении меня просватали за кагана
Бескрайних морей, не дав право выбора. Так мне ли сейчас осуждать происходящее?

И все-таки почему султан так внезапно решил жениться на Айре? Когда он зашел к нам,
я даже не заметила, посмотрел ли он на мою сестру. Его взгляд определенно был
прикован ко мне, тогда почему сейчас в свадебном паланкине именно Айра? Разумеется,
меня бы там тоже не было. Я уже была фактически замужем за каганом. Этот брачный
договор не разрушить, я в свое время узнавала!

В портальной комнате нас встретил отец Айры. Он тоже молчал, даже взглядом не выдав
своего негодования. Зато, когда мы перешли порталом в отчий дом сестры, он
разразился бранью на древнем поднебесном языке. Бабушка прикрыла мне уши, словно
маленькому ребенку. Из витиеватой речи мужа моей тети я поняла, что этому браку он
был не рад. Даже перспективы родства с семьей султана его не прельщали.

– Все это слухи, дорогой зять, – вставила бабушка. – Смерть жен Великого – случайность!
Зато наша Айра получит в будущем все, что пожелает, и её статус будет ничуть не ниже,
чем у Лейорики. У обеих внучек такие удачные партии!
Отец семейства не ответил, лишь махнул рукой. Он не властен над приказами султана.

*** ***

В академию я вернулась на следующее утро. Сегодня у нас была курация по средствам


индивидуальной защиты при лепре, которую в народе называют проказой. Она поражает
кожу и на последних стадиях делает внешность человека не только практически
неузнаваемой, но и затрудняет передвижение, может привести к слепоте и даже
удалению конечностей, которые теряют чувствительность.

В наше время маги нашли действенные способы по борьбе с инфекцией, поэтому проказа
уже не представляет собой бедствие, но все же встречаются люди с такой болезнью, в
основном провоцируемой ненадлежащими условиями гигиены. Мы отправились в
лечебницу в Лизбуге, куда перешли порталами. Сюда отправляли всех пациентов с
проказой.

Я с трудом удержалась от того, чтобы не поморщиться, когда мы попали в отделение.


Изуродованные лица больных, которые с трудом шевелили губами и прятались от
прямого взгляда врачей, они сами стыдились своего уродства. Рубцы на коже, возможно,
останутся, но хоть чувствительность к покровам вернется.

Обедали мы так же в столовой больницы, и ближе к вечеру вернулись в академию. В


коридоре я попалась на глаза тиссу Жидеону, который буквально заслонил мне проход,
сложил руки за спину и вопросительно глянул на меня.

– И где же ваш обещанный подопытный? – полюбопытствовал ректор, и я развела


руками.

– Сорвалась рыбка с крючка, тисс ректор, – отозвалась я. – Мы его женить пытались, а он


вместо себя султана подсунул. Как вы понимаете, султана пускать на опыты нельзя.

– Да-а, закон не позволяет, – рефлекторно кивнул мужчина, и вдруг осекся, удивленно


глянув на меня. – Так это ты у Всевышних на свадьбе была?

Широко улыбнувшись, я уверенно согласилась. Повисла неловкая тишина. Кажется,


ректор начинал понимать, кого чуть не сделал подопытным. Моя улыбка становилась с
каждой секундой все ехидней, пока тисс Жидеон не выпрямился, нацепив маску
безразличия.

– Отработка, студентка, отработка. Помоете у меня склянки в лаборатории.

– Но за что?! – возмутилась я.

– За утайку стратегически важной информации, – последовал мгновенный ответ.

– Но как же свадьба султана в конце недели?! – взмолилась я.

– Свадьба? Султана оскорблять своим отсутствием нельзя, Яниита, – согласился со мной


мужчина, и я облегченно выдохнула.

Как оказалось, зря.

– Поэтому отработка назначается на следующую неделю, – едко добавил Жидеон. – Сразу


спрошу у профессора Киаруса, не нужно ли ему продезинфицировать пробирки для
анализов. Может, еще какие задания у него найдутся. Свободны, Яниита.

Насвистывая веселый мотив, ректор направился вдоль коридора, обойдя меня по дуге. Я
поморщилась, глядя ему вслед. Я даже не знала, кем будет мой зять, когда давала
шуточное обещание! Язык мой – враг мой.

Целителям было доступно то, что было невообразимым для других магов. Например, мы
умели создавать пространственные карманы, куда складывали зелья и инструменты.
Магия эта была тонкая, создавалась длительное время, у сильных целителей на это
уходило около полугода, а у студентов – четыре курса. Но зато в любое время можно
лишь взмахнуть рукой, открыть тайник, достать нужную вещь, а потом схлопнуть его.
Жаль только, что объем был ограниченный.
Нам было подвластно забрать чужую душевную боль и приготовить успокаивающую
настойку в нужных пропорциях. Мы умели заживлять порезы, хотя ожоги и глубокие
раны требовали вмешательства дезинфицирующих веществ и на полное восстановление
требовались недели. Иногда приходилось сшивать магической нитью внутренние ткани,
артерии и органы. В этом случае процесс заживления растягивался на несколько
процедур. Не потому что у целителя недостаточно сил, чтобы исцелить порезы, а потому
что не всякий организм сможет выдержать в один день слишком много целительской
магии.

Она была обжигающая. Иногда я чувствовала, как магия была готова вырваться из-под
контроля, причиняя уже не пользу, а вред. Она была двоякой. Если не сможешь
контролировать, то можно погубить человека. Лишить чувствительности кожу или
эмоциональности человека, например. И это самое слабое из всех побочных эффектов.
Целитель всегда должен быть беспристрастен и холоден во время работы, он обязан
сохранять равновесие ради здоровья пациента.

Я любила свой дар, каким бы сложным он ни был.

*** ***

Неделя пролетела незаметно, и наступили выходные. Из особняка моей сестры мы


перешагнули в портальную комнату, находящуюся во дворе территории дворца
Великого. Здесь стоял целый ансамбль из похожих зданий – три дворца: султана,
женский и летний. У всех был единый архитектурный стиль: огромные купола,
заполненные мелкой резьбой, длинные балюстрады на верхних этажах, высокие башни,
увитые плющом, и небольшие окна, машрабии на которых сегодня были открыты –
султан приглашал гостей.

Нас встретили несколько слуг с прямыми спинами и гордо вздернутыми подбородками,


которые любезно проводили невесту и её родственников в выделенные нам покои.

Коридоры дворца уже готовы были встречать торжество: красные гирлянды висели под
самым потолком, а повседневные темные шторы поменяли на вердепешевые с атласной
золотой вышивкой. Красная ковровая дорожка была вычищена, и я ступала по ней
аккуратно, боясь испачкать её своими легкими бальными туфельками. Сестра шла со
мной под руки и осматривала свои будущие владения с легкой неприязнью.

– Скоро ты станешь хозяйкой всего этого, – заметила бабушка, оглянувшись на нас.

– У дворцов нет хозяек, – отозвалась Айра, – есть только те, кто служит ради их
благоустройства.

Я разумно промолчала, рассудив следующим образом. Хозяйкой дворца можно и не


стать, но можно назвать это место домом, сделать его таковым и наполнить уютом. И,
быть может, у такого дома появится хозяйка.

Служанка проводила нас с Айрой в покои с двумя спальнями и общими ванной и


гостиной. Моя комната была выполнена в карминовых тонах, а соседняя – в берилловых.
По интерьеру они были отзеркаленными копиями друг друга: кровать с высокими
стойками и легким балдахином из газа; отдельная гардеробная ниша, прикрытая
ширмой из резного дерева; два мягких пуфика перед трюмо и софа у подножья кровати.

Проследив, чтобы наши вещи разобрали, мы насладились принесенным в комнаты


завтраком и открыли «арты», чтобы узнать последние новости. Конечно, везде
говорилось о свадьбе султана, но имя невесты, как ни странно, держалось в секрете.
Видимо, чтобы не разводить грязь по поводу смены женихов накануне свадьбы. После
неё неудачная первая помолвка Айры не будет иметь значения, так как она уже станет
женой Великого.

Сестра переживала. Она была необычно молчалива, хотя всегда отличалась легким
нравом и была весьма практична в жизненных вопросах. Она никогда не стремилась к
браку по любви, ожидая от супруга лишь уважения к себе и заботы, так за что на её
долю выпала такая неопределенность? У султана старшие сыновья – ровесники Айры. Но
это меньшее из зол. Самое страшное, что он схоронил трех жен. Переживет ли он
четвертую? Именно этого все и боятся.
Я положила ладонь на затылок сестры, вытягивая все негативные эмоции. Я видела, как
к моей руке тянутся белые дымчатые нити. Главное уловить тот момент, когда они из
амиантового цвета станут серебристыми, и прервать связь, пока они не превратились в
угольно-серые. Отведя руку в сторону и оборвав магию, я положила ладони на колени.
Сестра посмотрела на меня с благодарностью.

– Спасибо.

Это единственная фраза, которую обронила Айра во время нашего разговора. Дело не в
том, что я пыталась вывести её на разговор. Вовсе нет. Я поддерживала её молчание, и в
этой тишине навсегда уходила девичья свобода. Без фанфар и музыки.

После обеда в общей столовой на женской половине нас пригласили послушать игру на
струнных инструментах. Небольшой зал был разделен на две части – зрительский зал и
сцену. Айра села рядом со женой наследника. Женщина не проявила к ней видимого
интереса, кинув на неё лишь два презрительных взгляда – в начале представления и по
его окончании.

Когда мы вышли в сад спустя три часа, я наклонилась к сестре и шепнула:

– Не обращай внимания. Мало ли людей с плохим зрением?

– Почему с плохим? – меланхолично спросила Айра, и я озорно улыбнулась.

– А как иначе она не разглядела рядом с собой такой бриллиант, как ты?

Всевышняя негромко рассмеялась, но её смех резко оборвался, когда взгляд наткнулся


на высокую мужскую фигуру. Второй наследник неотрывно смотрел на Айру с такой
долей неприязни, словно пытался выжечь её сердце. Длинные светлые волосы мужчины
были перехвачены венцом, состоящим из переплетения тонких золотых прутьев, и
шелковыми волнами спускались до самой талии.

На мужчине были фиолетовые шаровары, прикрытые длинной муслиновой зеленой


рубашкой, доходящей до середины икр. Сверху был накинут кафтан с разрезанными
рукавами, подпоясанный широким кушаком с бахромой. В ушах сын султана носил
несколько серег из драгоценных металлов, а на запястьях – обручья.

– Нам положено склониться, – шепнула я сестре, сжав её ладонь.

Айра бросила на меня недовольный взгляд, но все же признала мою правоту. Отступив
друг от друга, мы одновременно склонились в почтительных поклонах, сложив ладони на
животе. Мужчина чуть опустил подбородок, неотрывно смотря на невесту своего отца.

– Ты изменилась, – наконец изрек он.

Чьи-то слова мне они напоминали…

– А ты нет, – ответила Айра, пытаясь расслабиться, но это у неё выходило из рук вон
плохо.

– Почту за комплимент, – осклабившись, ответил второй наследник.

Кто знает, чем закончилась бы данная встреча, если бы не служанка, пригласившая нас
на косметические процедуры. Попрощавшись со всевышним, мы направились в сторону
дворца. Из любопытства я оглянулась, но мужчины уже не было.

– Вы знакомы?

– Обучались вместе, – коротко ответила Айра. – Ирэй был звездой в академии. Как же,
сын Великого, да к тому же внешностью пошел в свою мать, третью супругу султана. Да
девушки на него гроздьями вешались и клещами их было не снять! Только…

– Только ты оказалась не такой, – тихо сказала я, и румянец вспыхнул на щеках сестры.

– Такой, – призналась она, – только слишком гордой, чтобы признать свои чувства. И
глупой. Мне нравилось читать восхищение в чужих глазах, когда я каждый раз
отказывала наследнику. Все считали меня особенной. Только что особенного в глупости?
– Он был серьезен в отношении тебя? – с опаской спросила я.

Золотые мальчики часто любили играть с девичьими сердцами, даже спорили на них. В
академии я насмотрелась достаточно таких случаев, кто знает, может, была бы даже
одной из обиженных девушек, если бы не моё обручение.

– Кто знает, – пожав плечами, отозвалась Айра. – Теперь уже не имеет значения. Он
достаточно терпел мои выходки, а в один из вечеров тайно назначил мне встречу.
Естественно, я пришла. А он нет. На следующий день мы стали врагами. И пробежка
Ирэя обнаженным по академии – лишь малая часть моих шалостей.

Я прыснула, изумленно взглянув на свою сестру. Та закатила глаза и озорно улыбнулась,


мол, были времена. Мне же стало любопытно, какими были их отношения на тот момент.
Что-то мне подсказывало, что их чувства не остыли, но теперь о них придется навсегда
забыть. Свадьба султана была всему помехой.

Взгляд зацепился за татуировку Айры на внутренней стороне запястья. Ничего


особенного, лишь символ свободы и слова: «Будь счастливой». Я даже не помню, когда
она появилась у сестры. На самом деле, дружить мы стали только последние несколько
лет, до этого я была слишком мала для неё.

– Поэтому ты не веришь в любовь? – указав подбородком на запястье, догадалась я. – Всю


веру убил Ирей?

Она не ответила, сделав вид, что не услышала вопрос. Когда мы входили в дом, увидели
на мужской половине султана в окружении свиты. Великий застыл. Высокий мужчина по
правую руку от него что-то прошептал, поглядывая на нас и неприятно улыбаясь.

Я передернула плечами. Было ощущение, будто мы экспонаты на выставке, которых


обсуждают зрители. Айра потянула меня в женский дворец. Поднявшись на второй этаж
в купальню, мы подошли к окну с закрытыми машрабиями и взглянули через щелки вниз
на довольного собой султана. Айра поморщилась.

– Не думай об этом сейчас. Может, случится чудо и он передумает?

– Легче демонов заставить любоваться красотами Поднебесья, чем разубедить султана в


верности принятого решения, – отозвалась Айра.

Я бросила еще один взгляд вниз через небольшие отверстия в машрабиях, вздохнула и
отвернулась. Кто знает, за каким поворотом нас ожидает счастье, а за каким – горе.
Глава 4

Лейорика Яниита

С султаном я случайно встретилась на следующий день. Накинув платок на голову, но не


прикрыв лицо, я вышла в сад к фонтану подышать свежим воздухом. Было раннее утро, и
розоватые артекрии, оплетающие белый мрамор, только распустили свои бутоны. Я
присела на край фонтана и потрогала бархатные лепестки, когда солнце заслонила чья-
то тень.

Испуганно подняв взор, я увидела султана. Он улыбнулся, протянув ко мне руку. Нехотя
мне пришлось вложить свою ладонь и подняться. Запоздало склонившись перед
правителем, я затаила дыхание. Неужели я нарушила какой-то запрет, чем вызвала
негодование Великого?

– Ты красива, как свет утренней звезды, – неожиданно изрек он. – Какой подарок
желаешь получить?

Вот ведь, прокаженный палач! И что мне ответить? Никаких подарков мне не надо, лишь
бы поскорее уйти отсюда, вот только от даров Великих не отказываются. Это я усвоила
еще в тот день, когда получила на шестнадцатилетие золотой браслет с аметистами от
Диалтона. Такое принимают с благодарной улыбкой и длинной речью.

– Безделушку, о Великий. Подарите мне то, на что упадет взгляд после полудня, только
пусть это помещается в ладони, – загадкой отозвалась я, вызвав неожиданный энтузиазм
мужчины.

– Заинтриговали. Мне теперь ходить по сокровищнице и ожидать полудня? – с улыбкой


спросил султан.

– Я вовсе не это хотела сказать, – твердо ответила я и бросила взгляд на женский


дворец. – Позволите ли вы мне отправиться в покои? До назначенного времени свадьбы
еще целый день, который необходимо потратить на подготовку.

– Больше не задерживаю, о прекрасная, – отозвался султан и отошел в сторону.

С поклоном я удалилась. Сердце колотилось и ожидало подвоха, словно меня сейчас не


отпустили, а посадили в темницу. К чему такие странные предчувствия?

Когда время подошло к обеду, мы с сестрой перекусили легкими овощными салатами и


сыром, после чего Айру одели в свадебный многослойный наряд из органзы и оставили в
просторной комнате под присмотром всех женщин, приглашенных на празднество. Все
это было до боли знакомо, поэтому не навевало того настроения, которое царило при
похожих условиях еще неделю назад. Женщины старательно прятали глаза, чтобы не
выдать своего сочувствия.

Появилось непреодолимое желание спуститься в портальные комнаты и покинуть


Поднебесье.

Когда мы вышли из женского дворца, невесту посадили в паланкин, парящий при


помощи магии над землей. Пальцы Айры дрожали. Дорожку, убегающую в сад, посыпали
лепестками розовых цветов. Паланкин обступили гости и направились в сад. Невеста
сидела, закрытая тканями, и не шевелилась. Мне хотелось подойти к ней, сорвать
покрывало и потрясти Айру за руки.

Но я не могла. Я даже не чистокровная всевышняя, так с чего мне нарушать правила


Небесного царства? Сегодня и здесь я лишь безропотная гостья Поднебесья.

Бросив на сестру последний печальный взгляд, я направилась вдоль дорожки к алтарю.


Там уже ожидал султан, ведя беседу с каганами. Среди них я заметила и высокую
фигуру Дэна Диалтона, поэтому поспешила отвернуться и спрятаться за спинами гостей,
которые выстраивались по обе стороны от дорожки, устланной лепестками артекрий
разных цветов – собирали их в течении суток.

Вскоре по ней ступит Айра, чтобы навсегда стать замужней женщиной. Женой султана.
Это почетно. Её дети не будут будущими правителями, но вполне вероятно займут
высокие должности при дворе. Наследник Дайарона-раши старше самой Айры. И пусть в
нашем мире разница в сто-сто пятьдесят лет считалась нормой, но каждый понимал, что
чем больше возрастная пропасть, тем раньше придется примерить на себя вдовий наряд.

Гости перешептывались. Кто-то пророчил богатство моей сестре, кто-то горе, а кто-то
размышлял о том, как ей повезло. Сам султан обратил на неё свой взор, да так воспылал
страстью, что решил жениться. Не взял в гарем, а связал себя узами брака, пообещав
тем самым хранить верность.

Прикрыв нижнюю часть лица платком, я протиснулась в толпу и вышла с другой


стороны, углубившись в сад.

Издали зазвучали трубы, извещая о начале длинной церемонии. Мне было стыдно, что я
не нахожусь на свадьбе собственной сестры, но я не могла видеть, как она губит свою
жизнь. Губит ли? Через двести лет султана не станет, а она останется молодой
Всевышней с возможностями и властью. Тогда в её жизни может и будет счастье, но не
сейчас.

Не сейчас.

А где есть счастье? Это все так относительно, и мы сами строим свою жизнь, как
захотим. Из любой ситуации можно извлечь пользу, что и делает Айра. Она ищет
положительные стороны своего замужества, в отличие от меня, предающейся унынию.

Здесь тоже росли орехи. Еще зеленые, но уже готовые слететь с ветвей. Я сорвала один
плод и подбросила его в руке. Это помогало думать. Орех взлетал все выше, я все больше
погружалась в собственные мысли. Поэтому прозвучавший голос кагана Бескрайних
морей стал для меня откровенной неожиданностью:

– Тисса, позвольте с вами познакомиться.

Я развернулась, орех вылетел у меня из рук, только, к счастью, на этот раз не попал в
Дэна, а просто затерялся в траве. Диалтон подошел ближе. Моё лицо было
преимущественно скрыто вуалью и платком, поэтому узнать меня сквозь невесомую
ткань было невозможно.

Та-ак, и с кем он тут опять собирается знакомиться?! Вот же… бабник!

В душе мгновенно поднялась волна негодования. Мне захотелось обрушить на Диалтона


все орехи на дереве, но, к сожалению, если он примет вторую ипостась, то даже щекотки
от них не почувствует. План отпадает.

Жаль.

– Кажется, вы тут страдаете в одиночестве, когда все остальные на свадьбе, – подметил


каган, подойдя ближе. – По кому страдаете? По жениху или по невесте?

Я застыла, неотрывно глядя ему в глаза сквозь вуаль. Узнал или нет? Минута сомнения.
Не мог узнать. Или мог?

– Ни по одному из них. Мне стало не хватать воздуха. Среди гостей слишком душно, –
аккуратно ответила я, и Диалтон с задумчивостью огляделся.

– Вы правы. Красоты природы намного привлекательнее светских бесед, – согласился он


и протянул руку. – Но все же невежливо заставлять султана ждать. Позволите проводить
вас обратно на церемонию?

Вернуться рядом с каганом? Да обо мне будут судачить во всех трех царствах, словно о
принцессе, однажды потерявшей туфельку на балу у одного земного принца. Её тогда
смогли найти, потому что искал сам принц. Смогут ли найти меня, если я скроюсь сразу
после церемонии?

К сожалению, мой наряд приметен и меня по нему узнают гости с женской половины
дворца, поэтому не быть мне сказочной принцессой. Пришлось вложить свою ладонь в
руку кагана и вернуться с ним на церемонию.
Дэн не предпринимал попыток начать разговор. Я все время бросала на него украдкой
взгляды и размышляла над странностями его поведения. Получается, Дэн действительно
неисправим? Он всегда будет волочиться за каждой юбкой, стоит мне отвернуться?
Нужен ли мне такой муж?

А если он все же меня узнал и целенаправленно искал в толпе? Как бы хотелось в это
верить.

Мы присоединились к гостям, встав у самого прохода, чтобы лучше видеть жениха и


невесту. Союз султана заключал сам имам. Он монотонно читал молитву, пока гости в
пестрых одеждах улыбались и держали в руках фужеры, неотрывно следя за церемонией.
Все шло своим неспешным чередом, когда султан неожиданно схватил невесту за руку и
поднес её запястье к своим глазам. Музыка оборвалась, гости зашептались. Что могло
случиться на свадьбе султана?

Султан скинул покрывало с невесты, тем самым нарушив свадебные традиции. Женщины
ахнули, прикрыв рты ладонями. Где это видано, чтобы так опозорить невесту?! Айра
отшатнулась, тут же пойманная заботливыми руками своей матери. Великий выглядел
разгневанным. Он обернулся к гостям, обведя их всех цепким взглядом, и вдруг
выхватил в толпе меня.

Инстинктивно я спряталась за Дэном и невольно вцепилась пальцами в предплечье.


Рядом с женихом меня окутывало ощущение магического защитного купола, и я никак
не могла объяснить эту странность. Просто аура сильного уверенного мужчины, который
без страха встречает все препятствия, была присуща Дэну Диалтону.

Дэн нахмурился, глядя на интерес султана ко мне. Великий подошел ближе, как и его
свита. Молча снял с мизинца перстень и протянул его мне. Видимо, это и есть то, что он
увидел после полудня. Я не имела права отказаться, поэтому приняла дар, но заставить
себя выйти из-за спины Дэна не смогла.

– Моя невеста оказалась не той, на которой я желал жениться, – громко объявил


Великий, вызвав у меня толпу мурашек. – Произошла чудовищная ошибка. Истинная
суженая стоит передо мной.

– Я? – с усмешкой спросил Дэн, и среди гостей раздались смешки.

– Великий, я не намерен шутить, – ответил ему султан. – Я лишь говорю о девушке у вас
за спиной.

– А я уж понадеялся, – с усмешкой отозвался Диалтон, имея возможность впасть в


немилость правителя Восьмого аэраби, и обернулся ко мне.

Кажется, все гости поняли, в чем состояла ошибка.

Султан перепутал меня с моей сестрой. Сегодня у алтаря должна была стоять я, и
ошибку осознал султан, увидев татуировку у Айры на руке, которой у меня не было..
Получается, что свадьба Айры сорвалась из-за меня? Дважды? От досады и абсурдности
мне хотелось истерично рассмеяться, но горло словно сдавили тиски. Я не могла
вымолвить ни слова, лишь в ужасе смотрела на султана, пытаясь себя убедить, что мне
ничего не грозит. Я чужая невеста.

– Готовьтесь, прекрасная ория, – приказал Дайарон-раши, и я сжала ладонью предплечье


кагана, ища у него помощи.

Дэн молчал. Я вспомнила, что он даже не подозревает, что я его невеста. Это так
взбесило! Он флиртовал с незнакомкой, рассчитывая на что-то большее?! Что меня
особенно раздражало: то, что он познакомился со мной для постельных утех, или то, что
он был моим женихом и меня мучала ревность к самой себе? Или все же то, что он не
собирается меня спасать?

Хотя кто я ему, чтобы он жертвовал своими отношениями с султаном Восьмого аэраби?
Где-то там, в Среднем мире, его ждет нареченная. Теоретически ждет, естественно.

Практически это я и есть.


Из-за своих раздумий я не заметила, как Дэн вмешался в разговор.

– Великий, она не может выйти замуж, – начал демон, удивляя меня все больше. – Она
уже помолвлена, и этот договор нерасторжим во всех трех царствах.

Значит, узнал? Конечно, меня выдает голос, но только ли он? Быть может, он разглядел
меня еще в пестрой толпе, почувствовал, вспомнил походку и движения и отправился
следом в сад? Как бы хотелось в это верить.

– Помолвка – еще не свадьба. Прекрасная ория, назови имя своего нареченного? –


ласково спросил султан, но вся его вежливость была наигранной – внутри он негодовал.

Не любила правителей именно за вседозволенность, им кажется, что весь мир лежит


перед ними шахматной доской, на которой люди – лишь фигуры и зависят всего-то от
ленивого движения пальцев.

– Поверьте мне, о прекрасная, я договорюсь с вашим женихом, – с усмешкой отозвался


султан, подумав, что от такого предложения невозможно отказаться.

«Вряд ли», – подумала я.

– Приношу свои сожаления, но моя помолвка нерасторжима, как уже упомянул


Великий, – пафосно произнесла я и оглядела толпу гостей.

На меня испуганно смотрела сестра и решительно – бабушка, плотно сжав губы. Ей явно
не нравилось, что от одной из её внучек дважды отказались женихи, но больше всего её
задевало такое пренебрежительное отношение Великого ко мне. Она будто мысленно
говорила мне: «Давай, утри ему нос!»

– Союз между каганом Бескрайних морей и наследницей рода Яниита был заключен
более двадцати лет назад, – подал голос Дэн, удивив окружающим и самого султана. – Он
не может быть оспорен, и наше обручение, – продолжил Дэн, сделав акцент на
предпоследнем слове, и взял меня за руку, – лишь дело времени. Вы все еще уверены,
что мы сможем договориться?

Я скосила взгляд на жениха. Гости зашептались. Дайарон-раши впал в ступор,


осмысливая сказанное. Я молча ждала общей реакции и смотрела лишь на жениха.
Наши отношения слишком запутаны. Слишком часто я воображала, как запру Диалтона
в пыточной и повешу на крюки. Слишком отчетливо в моей голове звучал злодейский
смех.

– Что ж, – быстро придя в себя, продолжил султан. – Весьма рад знакомству с


наследницей великого рода Яниита. Желаю прекрасно провести время. Теперь позвольте
вернуться к церемонии.

Султан обернулся и неспешным шагом направился к невесте. Он откажет ей, бросив у


самого алтаря? Я будто окаменела, смотря в испуганные глаза сестры. Нет, нет, моя
бедная сестра! Султан не мог не знать, что Айра имела родство с семьей хранителей
Скрижали. Только наша помолвка с Дэном до этого не афишировалась, и я могла вести
спокойную жизнь в Среднем мире. Теперь же дни моего спокойствия сочтены.

Гости забыли, как дышать, ожидая действий султана. Абсурд, другого слова у меня в
лексиконе не было. Неужели Великий совершил чудовищную ошибку, разрушив брак
моей сестры? Он дважды опозорил её. Мою красавицу-сестру.

– Вы должны взять на себя обязательства, – наконец, подала голос бабушка, выступив


вперед.

У Айры в глазах стояли слезы. Она не могла понять, как такое с ней могло произойти.
Султан смотрел на Дэна. В этот момент я мечтала спрятаться ото всех, закрыться в
неприступном хранилище нашей семьи.

Немая сцена закончилась музыкой. Гости дернулись от неожиданности. Легкие ноты


разорвали тишину, прогоняя повисшее напряжение. Султан взял Айру за руку, а Дэн
приобнял меня, прижимая к себе.
– Ты так забавно пыхтела, думая, что я не узнал тебя и ухаживаю за другой, – шепнул он
мне на ухо.

– Знаешь ли, были прецеденты, – прошипела я, ущипнув его за бок.

Музыка набирала обороты. Султан встал подле невесты, но платок больше не украшал её
голову. Кажется, Айра больше ни о чем не думала. Её лицо стало стеклянной маской.
Имам продолжил обряд. От толпы гостей отделился Ирэй и покинул церемонию своего
повелителя.

В этот момент мне хотелось разрыдаться. Это был отчаянный шаг, сделанный из-за
отсутствия альтернатив. Так же как и у меня. Мой род особенный, и законы в семье
хранителей действовали свои. Теперь я знала, что отныне в наших с ним отношениях все
изменится.

Брачные татуировки легли синей вязью на плечи султана и его молодой жены. После
первой брачной ночи они приобретут алый оттенок и останутся такими до самой смерти
одного из супругов. После же татуировки будут блекнуть, пока вовсе не сотрутся с тела,
если не установится сильная эмоциональная связь между супругами, что в случае Айры
невозможно.

Разве можно полюбить султана, когда сердце отдано его сыну?

Церемония окончилась, и гости тонкой цепочкой потянулись в главный дворец, на пир


правителя и его четвертой жены. Я обернулась к Дэну, поймав его задумчивый взгляд, и
собиралась присоединиться к гостям, когда он подхватил меня под локоток и повел в
совершенно другом направлении.

– Нам необходимо поговорить, – заявил он после моих попыток вырваться.

– Так уж и быть, готова предоставить тебе возможность поговорить наедине с твоим


чувством собственного величия, раз уж вам так необходимо, – едко отозвалась я, и Дэн
остановился.

– Считаешь, что у нас мало причин для разговоров?

Я сжала губы в тонкую линию. Может быть, нам давно надо было сделать это, как
взрослым людям, но все время мешали эмоции. Интересно, что теперь будет, когда
Диалтон объявил о нашем союзе на свадьбе султана Восьмого аэраби? Уверена, в
одиночестве этот слух не оставят.

И будто в подтверждение моих мыслей перед нами остановилась чета правителей


седьмого аэраби со своей свитой. Мы обменялись положенными поклонами и
любезностями, после чего Всевышний поздравил нас с будущим союзом.

– Должно быть, в день вашего обручения все воды Бескрайних морей вспенились и
выплеснулись на берег буйными волнами, радуясь будущей хозяйке. Пусть небо над вами
будет ясным, а в семье царят понимание и спокойствие.

– О великий, – отозвалась с улыбкой я, – не желайте нам спокойствия! Разве может быть


что-то более унылое для молодой пары?

Чета ответили понимающими и озорными улыбками. Дэн тоже благосклонно воспринял


мою шутку, погладив моё запястье.

– Назначена ли дата свадьбы? – спросила супруга султана, смотря при этом на Дэна.

К моему удивлению, тот поспешил ответить.

– Приготовления идут своим ходом. Вскоре будут разосланы приглашения. Разумеется,


вам они придут одними из первых.

Ложь. Приглашения рассылаются одновременно, любым гостям, вне зависимости от их


статуса и близости. Это знали и правители, но дань этикету платить должны были все в
равной степени.
– Будем с нетерпением ожидать этого события.

Чета откланялась, и свита двинулась за ними. Дэн еще некоторое время дежурно
улыбался проходящим мимо гостям и, взяв меня за руку, повел в сад. Здесь мы
остановились под раскидистыми ветвями орехового дерева. От волнения я сдернула с
ветки плод и стала перекатывать его в ладонях. Дэн заложил руки за спину и изучающе
смотрел на меня.

– Для демона, предложившего беседу, ты удивительно молчалив, – отметила я, и каган


придвинулся ближе, заставив меня отступить к стволу дерева.

Сердце отчего-то заколотилось. Пальцы слегка дрожали, когда Дэн положил руку мне на
талию и поднял ее выше. Сжав грудь, он услышал мой недовольный возглас и
усмехнулся, после чего сдернул с моей головы вуаль. Наши глаза встретились, первый
раз за сегодняшний день не разделенные тонкой тканью.

– Никогда не любил эти платки, – шепнул Диалтон и наклонился к губам.

Я задержала дыхание. В мыслях я давно уже оттолкнула напористого кагана, дала


пощечину и злобно рассмеялась, а на деле… оробела.

– А что ты любил в своей жизни, Дэн Диалтон? – прямо спросила я и невольно опустила
взгляд на его губы. – Жестокий эгоист, получивший прозвище на все Подземное царство
– Палач. Любил ли ты и знаешь, что это такое?

– Так заставь меня понять, – ответил он, неотрывно глядя мне в глаза. – Будь не моей
гильотиной, а моим праведным приговором. Быть может, ты единственная способна
спасти мою душу от жестокости.

– Боюсь, что твоя душа давно продана в рабство беспощадности и вернуть её не имеет
возможности никто.

– Так нарушь границы и заставь поверить в существование невозможного!

– А сколько ты готов нарушить границ на пути к исправлению?

– Одну границу точно, – серьезно сказал он, сделав полшага назад. – Границу свободы.

– О чем ты говоришь? – недоуменно спросила я, стушевавшись.

– Выходи за меня замуж, Лейорика Яниита.

Его слова были для меня громом среди ясного неба. Я смотрела на мужчину, и казалось,
что все орехи с дерева разом сорвались с ветвей и лишили меня всяких чувств. И
подобно этому ореху у меня в ладони, который не возвратишь на ветку, слова Дэна
невозможно было вернуть.

– У меня есть шанс ответить отказом? – с надеждой спросила я и получила


бескомпромиссный ответ.

– Нет.

Был ли у меня выбор? Я знала, что рано или поздно это наступит. Но позволит ли каган
своей жене возвращаться в академию или самолично наймет учителей? Где это видано,
чтобы жена правителя обучалась в академии? Я же неожиданно поняла, что не
надышалась своей свободой.

– Дэн…

– Это не обсуждается, – жестко оборвал меня каган Бескрайних морей. – Ты выйдешь за


меня замуж в ближайший месяц. Точную дату мы еще обговорим. Сегодня мы вернемся
к твоим родителям и заберем твои вещи, – расписывал мне перспективы Диалтон, пока я
молча слушала его. – После ты будешь жить в моем дворце и готовиться к свадьбе. До
этого я позволю тебе посещать академию, после – сама понимаешь, что тебе будет не по
статусу. Надеюсь, ты не будешь закатывать истерики.

Нет, что ты, милый! Какие истерики?


Но в голове четко вырисовывались картины из экзекуторской, где каган Бескрайних
морей подвешен на крюке и по его груди стекала кровь из рваной раны. И звучал мой
злобный смех.

– Как вам будет угодно, о Великий, – четко выговорила я и, поправив на лице платок и
оттолкнувшись от ствола, обошла правителя.

Я не обернулась, но всю дорогу до дворца чувствовала пристальный взгляд кагана


Бескрайних морей. В коридорах гости бурно обсуждали свадьбу султана Восьмого
аэраби, точнее, реакцию конкретных действующих лиц. На меня косились, но
выказывать свою неприязнь никто не решался. Скорее, все были заинтересованы и
мысленно прикидывали, когда состоится бракосочетание кагана Бескрайних морей и
будут ли они приглашены.

В большом зале, украшенном бумажными фонариками и многослойными невесомыми


тканями, за невысоким столом сидели на подушках султан и его молодая супруга. Лицо
последней было открытым, но выражало дичайшую скуку. Ровно до того момента, когда
напротив них на подушки не подсел второй наследник.

Она мгновенно изменилась. Ожила. Черты лица заострились, будто в любой момент она
готова была сменить ипостась и бросить вызов Ирэю. Тот сидел ко мне спиной, поэтому
его слова и эмоции остались для меня загадкой. Невольно я подошла ближе, чтобы
лучше рассмотреть взгляд сестры.

Айра слушала внимательно, будто боялась упустить хоть одно слово своего пасынка. В
один момент она даже осклабилась, и я была уверена, что вот именно сейчас она
вцепится когтями в красивое мужественное лицо сына султана, но вместо этого она
пустила в ход свой острый язычок. Её слова остались мне неведомыми, но судя по тому,
как дернулся Ирэй, она сказала что-то едкое.

– Тебе интересно, о чем они беседуют? – раздался неожиданный вопрос над ухом. Дэн
подошел незаметно и навис сзади, не пытаясь обнять меня или прижать к себе, но при
этом я чувствовала его присутствие каждой клеточкой своего тела.

– Ты умеешь читать по губам? – риторически спросила я. – Так о чем говорила Айра?

– Она поблагодарила его, – лаконично отозвался Дэн, и я обернулась к нему, находя в


черных глазах смешинки.

– Ты шутишь?

– Нет, вполне серьезно. Она благосклонно восприняла его поздравление, – Дэн сделал
паузу, – лишь в конце добавила одно единственное слово. «Сынок».

Мои глаза округлились, а Дэн широко улыбнулся. Я посмотрела на безмятежную Айру,


которая продолжала смотреть в сторону стремительно удаляющегося из зала Ирэя. Что
ждет в будущем этих двоих? Даже страшно представить.

– Их влюбленность слишком очевидна? – с грустью спросила я, и Дэн пожал плечами.

– Не более, чем очевидно увлечение султана тобой, – сказал Дэн, стараясь завуалировать
легкую собственническую нотку.

Но у меня был чуткий слух на иронию, а здесь она была проиграна на всех инструментах
моей души одновременно.

– Дэн Диалтон, а ты собственник.

– Я демон, Рика, значит, никогда не отдам то, что принадлежит мне.

Усмехнувшись, я провела пальцем по подбородку мужчины, после чего он сглотнул.

– Но я не артефакт, чтобы принадлежат тебе против воли. Заставь меня почувствовать


себя твоей, пробуди желание ею стать. А до тех пор – мы друг другу чужие.

Я собиралась уходить, но каган схватил меня за запястье, притянув к себе под


любопытными взглядами толпы. Наши глаза вновь разделяла тонкая ткань вуали.

– Но уже через месяц ты будешь названа моей женой. Тебе не убежать от меня.

– Так разве я пытаюсь?

Дэн выпустил мою руку. Он пытался прочесть во мне больше, чем я показывала, но мои
мысли о нем и пыточной остались за занавесом. Еще раз улыбнувшись, я растворилась в
пестрой толпе, чтобы вместе со своей семьей поздравить новую правительницу Восьмого
аэраби.
Глава 5

Дэн Диалтон

Милая девочка, которая в один момент превратилась из гадкого утенка в прекрасного


лебедя. Кто бы мог подумать, что я увлекусь собственной невестой в тот момент, когда
она перестанет меня замечать вовсе? Это был слишком болезненный удар для моего
самолюбия, чтобы я так просто отпустил её.

Теперь я с нетерпением ждал нашу встречу на свадьбе султана Восьмого аэраби и


молодой Айры-ории.

В комнату вошел бес и с поклоном объявил о приходе Раала и Вийона.

– Пригласи, – односложно ответил я, и слуга, подпрыгнув, удалился, а вскоре в мой


кабинет вошли два демона.

Когда они расселись на диванах, я разлил янтарную жидкость по бокалам и протянул


напиток каждому. В Бескрайних морях было прохладно, легкий бриз пробивался сквозь
занавешенное окно, принося с собой солоноватый запах.

– Совет состоится через два дня? – спросил я у Раала.

Демоны и Всевышние во избежание войны обменялись артефактами, что гарантировало


неприкосновенность обеих рас, поэтому Лунный ключ белокрылых был у нас, а Печать –
у Эмпайров, хранителей Поднебесья. Вот только этим летом ключ был утерян, а печать
пропала еще двадцать лет назад и была найдена совсем недавно – у жены Раала,
наследницы Эмпайров.

И теперь был назначен Совет Всевышних, на котором и будет решена судьба Печати
могущества и её следующего хранителя. Разумеется, это вынуждает нас усиленно
заниматься поисками Лунного ключа. О его потере Всевышние пока не знают, и в наших
интересах, чтобы это оставалось тайной как можно дольше. До тех пор, пока мы не
найдем Лунный ключ. Если же его найдут Всевышние, то грянет война, в которой мы
проиграем без Печати.

Поэтому нужно максимально потянуть время.

– Увы, но нам нечего им противопоставить. Новости слишком быстро разлетаются, тем


более те, где пострадали три сильнейших демона Подземного царства, – с раздражением
отозвался Раал.

– Мы не сильнейшие. И последние события с участием Корсентера убедили нас в этом, –


поморщился Вийон.

К сожалению, все было именно так. Корсентер был в несколько раз могущественнее нас
даже при незавершенном ритуале, а что будет, когда он раздобудет Печать? Слишком
неопределенно.

– Каким образом мы можем задержать передачу Печати? – задумчиво спросил я, и мы


переглянулись.

– Думаю, это невозможно. Всевышние не позволят, – ответил Раал. – Нам придется


отдать Печать к назначенному сроку.

– Тогда мы отдадим её, – подвел итог Вийон. – Что нам еще остается? Теперь главное –
найти Лунный ключ.

Мы пригубили напиток и замолчали. Я давно хотел сказать то, что крутилось в моей
голове и было навязчивым желанием.

– Я собираюсь жениться, – сказал я, и друзья посмотрели на меня с удивлением.

– Но ты обручен, – высказался Раал, и я согласно кивнул. – Как же ты собрался обойти


договор?
– Никак. Я собираюсь жениться на своей невесте.

– На Лейорике Яниита? – с удивлением переспросил Вийон. – Ты еще две недели назад


говорил, чтобы я не упоминал её имя. Что же изменилось теперь?

– Кажется, я влюбился, – серьезно ответил я, и друзья лишь усмехнулись.

– Почему-то всегда был уверен, что такой циник как Дэн влюбится молниеносно, не
страдая излишними сомнениями, – поделился своими мыслями Вийон. – Вот завидую!
Мне бы такую судьбоносную встречу!

Мы с улыбкой посмотрели на наследника Сумеречных долин. В его веселом нраве всегда


скрывалось одиночество.

Лейорика Яниита

Больше сестру в тот день я не видела. Лишь на следующее утро пробежал слух, будто
спальня султана ночью полыхала в огне, и татуировки, меняющие цвет на красный при
консуммации, так и не заалели. Айру я подождала в её комнатах, пока правительница
принимала ванну.

Вместе с открывшимися дверями купальной комнаты в спальню ворвался цветочный


аромат эфирных масел. Сестра скользнула по мне безразличным взглядом и присела на
софу. Я подошла ближе, перебрала пряди мокрых волос и высушила их бытовым
заклинанием. Айра смотрела в окно, не желая начинать разговор. Её взгляд не был
задумчив – в нем вовсе не отражалось никаких эмоций.

Что бы могло вывести её из такого состояния?

И, кажется, я знала ответ на этот вопрос.

– Ирэй умеет привлечь к себе внимание, – сказала я, и Айра моментально обернулась.

В её глазах зажегся огонек интереса. Я чувствовала, что второй наследник – то самое


огниво, с помощью которого можно получить крупицу огня холодной всевышней. Вот
только как сохранить затаившийся язычок пламени и не потушить его своим дыханием?

– О да, это он умеет виртуозно! Вот только удерживать интерес удается не всегда, – с
раздражением ответила она, поджав губы. – А к чему ты это сказала? Неужели он вчера
вечером с кем-то заигрывал?

– Не думаю, – с таинственной полуулыбкой ответила я. – Взгляды гостей были прикованы


к невесте. Впрочем, как и хозяев.

Огонек в глазах Айры стал превращаться в надежду с примесью легкой надменности.


Мотнув головой, она отвернулась к окну и некоторое время молчала. Я не спешила
начинать разговор, тем самым разрушая установившееся в душе Айры спокойствие.
Пусть хоть на один миг, пусть хоть даже в мыслях, но она будет счастлива.

– Я была красивой вчера, да? – неожиданно спросила сестра, и я уверенно кивнула.

– В зале не осталось ни одного мужчины, кто не восхитился бы тобой.

– Думаешь? Один-то все-таки остался, – жестко сказала сестра и обернулась ко мне. – И


по иронии судьбы – это мой муж.

– А тебе так нужна его благосклонность? Смотрю, татуировки на твоих плечах все еще
синие, – в тон ей ответила я и опустила взгляд на спину девушки. Айра передернула
плечами, поежившись. – Не смей обвинять меня, Айра-ория. Ты знаешь, что не менее
красива, чем я, вот только я с детства была отдана кагану Бескрайних морей, а у тебя
была свобода. И как ты решила ею распорядиться? Отдаться во власть нелюбимого
мужчины? К тому же, не самого достойного.

– Диям-ор выглядел благородным! – воскликнула Айра, подняв высоко подбородок и


скептично повторила мои слова: – Не смей меня обвинять! Кто из нас сделал в жизни
правильный выбор? Все мы совершаем ошибки! Моей ошибкой было пригласить тебя на
свадьбу.

– Может, вовсе нет? – едко спросила я, сощурившись. – Ведь тот, кто владеет твоим
сердцем, будет жить в соседнем дворце. Вас будет разделять всего несколько извилистых
дорожек, которые он с легкостью преодолеет.

– Не смей так говорить! Измены запрещены!

– …но татуировки-то не заалели, – добавила я, усмехнувшись, и Айра вскочила на ноги.

– Вон отсюда! Видеть тебя не желаю! Вон, я сказала!

Для пущего эффекта она взяла с софы маленькие подушки и стала колотить меня ими.
Они падали на пол, я отбегала, а сестра брала новые и с прежним задором нападала на
меня. Я смеялась, даже не пытаясь сопротивляться. В глазах повелительницы
проснулась жизнь. И мне хотелось, чтобы помимо надежды в них горела еще и радость.

– Оставлю вас, о Великая, наедине со своими мыслями! Может, обдумав все, вы придете
к нужному выводу.

– Браки Всевышних нерасторжимы!

– Нет ничего невозможного, если подумать, – с намеком ответила я и, подмигнув,


выскочила за двери, шепнув себе под нос: – Главное избежать консуммации.

Оставшееся время я ни с кем не общалась, кроме бабушки и тети. Вечером того же дня
отправилась домой, где меня ждали родители и брат. Нэйтан улыбнулся и крепко обнял
меня, поздравив со знаковым событием. Сначала я наградила недоуменным взглядом
его, потом – родителей, и только позже сообразила, о чем они говорят.

– Дэн уже был здесь? – догадалась я и огляделась в поисках знакомого силуэта.

– Еще вчера, – ответил Нэйтан, прислонившись к стене и скрестив ноги. – А чего это ты
распереживалась? А-а, дай-ка догадаюсь. Он уже сделал тебе предложение руки и
сердца?

– Вряд ли это можно название «предложением», – поморщившись, сказала я. – Скорее,


это было утверждение.

– С характером Дэна я еще удивляюсь, как это не был постфактум, – протянул Нэйтан, и
родители негромко рассмеялись.

Я поджала губы и сложила руки на груди. Вот так, значит, они меня ждали!

– Лейорика, – обратился ко мне отец полным именем, что уже навевало на меня
нехорошие предчувствия. – Пройдем со мной в кабинет. Надо серьезно поговорить.

Нэйтан поднялся по лестнице на второй этаж, мы же свернули в левое крыло. Отец


всегда любил светлые тона, поэтому и его рабочее место отличалось изобилием
кремовых и бледно-песочных оттенков. Высокий шкаф на резных ножках со
стеклянными дверями хранил в себе множество книг на самые разнообразные темы.
Легкие полупрозрачные шторы пропускали в комнату бледный свет красного заката.
Отец опустился в массивное кожаное кресло и смотрел на меня с легкой грустью.

Захотелось сглотнуть. Я сделала один осторожный шаг вперед и села напротив


хранителя Скрижали. Вошла мама с подносом и разлила чай по двум чашкам. Оставив
небольшой чайничек и тарелку с плюшками, она покинула кабинет, оставив нас
наедине.

Я взяла кружку в руки и громко отхлебнула, как делала всякий раз, когда нервничала. Я
понимала, что если сейчас покину дом, то уже никогда сюда не вернусь.

– Твой жених настаивает на твоем нахождении в каганате Бескрайних морей, чтобы


подготовить свадебное пиршество, – начал отец, с трудом подбирая слова. – В академию
ты будешь переходить порталами каждое утро. Завтра Нэйтан поможет забрать твои
вещи из общежития и переправить их в подготовленные покои в каганате. А сегодня
можешь собрать то, что заберешь из поместья. Можешь не все сразу. Все же здесь твой
дом.

Последнее он добавил поспешно, чтобы я не навыдумывала себе всяких глупостей.


Конечно, здесь всегда будет дом, но уже не мой. Дом моего детства, моих теплых
воспоминаний, моего прошлого, но не меня самой. Моё будущее лежит несоизмеримо
далеко отсюда, в Подземном царстве.

– Мы все очень любим тебя, доченька, и всегда будем ждать твоего визита.

– Я вас тоже люблю, – ответила я с грустной улыбкой. – Но ведь когда-то это должно
было случиться, да? Когда-то я должна была повзрослеть.

Отец кивнул, и мы замолчали. Больше этим вечером ничего не тревожило, ведь я знала,
что волноваться не имеет смысла. А пыточную можно оборудовать и в подземельях
дворца кагана Бескрайних морей.

– Ты всегда была не по годам взрослая, – нарушив тишину, сказал отец и отставил


пустую чашку. – Идем за мной.

Мужчина широким шагом направился к выходу. Сделав последний глоток, я поспешно


поставила чашку на поднос и несколько капель выплеснулись из неё. Поднявшись с
кресла, побежала следом за родителем по коридору вниз, к лестнице. Догадка уже зрела
во мне, но стоило нам спуститься в подвал, как она нашла свое подтверждение. Мы
подходили туда, куда вход посторонним был воспрещен. Даже мне, ведь я не была
наследницей.

– Удивительно, как быстротечно время. Мне ли не знать об этом? Хранителю Скрижали


равновесия, или, как её называет наш род, Скрижали бессмертия, – вслух размышлял
отец.

Мы открыли первую неприметную деревянную дверь и прошли длинным коридором к


винтовой лестнице. Отец зажег магический светильник – светлый шарик воспарил над
нами и устремился вперед, освещая дорогу. Мои колени слегка дрожали от груза
ответственности, и я держалась за каменную стену, чтобы не упасть.

Мы спустились вниз и подошли к монолиту. Отец приложил свою руку, и образовалась


выемка с иглой. Кровь хранителя окропила камень, и тот нагрелся, открывая
дальнейший ход. Мы прошли внутрь, и несколько заклинаний устремились в нашу
сторону. Это были узорчатые цветные «угри», которые впитывались в ладонь отца.

– Не бойся, Лейорика, ты бы тоже смогла поглотить эти заклинания. В тебе течет кровь
Яниита, – заверил меня родитель и прошел вперед, к круглому металлическому сейфу.

Его поверхность была испещрена письменами. Когда-то меня заставили выучить древний
алфавит, включающий около трехсот символов, чтобы я смогла открывать сокровищницу.
Каждый новый хранитель придумывает собственную комбинацию. Когда отец начал
набирать символы, я вежливо отвернулась.

– Нет, Лейорика, смотри. Смотри и запоминай.

Я удивилась словам отца. О чем он говорит? Он чего-то боится? Зачем мне знать
семейные тайны? Всегда же есть Нэйтан! Он и должен этим заниматься, а я – постольку-
поскольку. Нахмурившись, я выполнила приказ отца и внимательно следила за тем, как
он выводит одно слово за другим, открывая для меня тайну нашей семьи.

«Сильнее взаимной любви горит только невзаимная, ведь в ней человек не греется, а
сгорает».

Я запомнила эту фразу вплоть до знаков препинания. Сколько еще лет она будет хранить
это место? Я надеялась, что на века. А после Нэйтан придумает новый ключ и станет
новым хранителем, как после – его ребенок.

Символы погасли, а металлический сейф с грохотом впал в стену и отодвинулся в


сторону, пропуская внутрь хозяев. Отец вошел уверенной походкой, словно в родные
пенаты. Я же помедлила у входа, и только под страхом, что дверь передо мной
закроется, проскользнула внутрь и огляделась.

Внутри было просторно. Заколдованный пол был будто бесконечным, создавая ощущение
падения в пропасть. Ступать по нему было страшно, поэтому я старалась не смотреть
под ноги. Стены были увешаны раритетным оружием, на котором периодически меняли
заклинание, чтобы поддерживать в боевой форме. На полках стояли кубки и лежали
медальоны, а у дальней стены был особый постамент.

Отец подходил к нему осторожно, небольшими шагами, словно от Скрижали исходила


опасность. Древний артефакт выглядел связкой десяти тонких дощечек, испещренных
письменами. Читать Скрижаль было запрещено, но отец уверял, что каждый Хранитель
знал, какое заклинание она в себе хранит, хоть никогда и не читал вслух. Да и нам бы
это не помогло, благодаря особой защите нашего рода – невосприимчивость к магии.
Наверное, эта особенность была не только помощью в противостоянии с противником, но
и с самим собой.

Резкий свет, исходящий от артефакта, слепил, поэтому я предпочла закрыться ладонью.


Отец взял Скрижаль в руки и поднес её ко мне. Я протянула пальцы к тонким дощечкам,
но так и застыла с вытянутой рукой, исподлобья взглянув на отца. Тот был напряжен.
Отрицательно мотнув головой, я убрала руку и отступила. Мне не интересен мир
Хранителей. Меня ждет каганат Бескрайних морей.

– Верное решение. Будем надеяться, что это не твоя судьба.

Я с удивлением посмотрела на родителя. Меня пугали странности в его поведении.


Неужели мучает дурное предчувствие? Мне бы спросить, но я закусила язык. Не дело
детям вмешиваться в проблемы родителей. Они не любят делиться с нами своими
слабостями и треволнениями.

– Идем наверх. Тебе еще необходимо собраться.

Кивнув, я последовала знакомым маршрутом к выходу, оставив позади себя


таинственный, но такой далёкий от меня мир.

Где-то в Среднем мире

– Хозяин, хорошие новости! – донес бес, смешно подпрыгнув от нетерпения.

Высокий демон неспешно развернулся к нему и, приподняв брови, взял в руки


переговорный артефакт. Приспешник разочаровано проследил взглядом за его
действиями и пришел к выводу, что его хозяин уже обо всем осведомлен и удивить его
не получится.

– Не хочешь же ты мне сообщить о женитьбе кагана Бескрайних морей на наследнице


рода Яниита? – вяло спросил Корсентер, и бес кивнул. – Все три мира уже осведомлены о
самой грандиозной свадьбе этого года, а ты, друг мой, приносишь мне устаревшие
новости? – на последних словах голос сильнейшего демона Подземного Царства перешел
на шипения, и бес отступил.

– Что вы, хозяин! Я… я… хотел сообщить, что с завтрашнего дня юная наследница
переезжает во дворец жениха.

– Вот как? – хмыкнул демон и задумчиво протянул: – Бережет! И что же? Думаешь,
старый Яниита уже отвел свою дочь в Хранилище?

– Полагаю, хозяин, – подтвердил бес, вновь нетерпеливо подпрыгнув и цокнув копытами.

– Это хорошо, очень хорошо. Только нужно выбрать момент, когда она будет в зоне
досягаемости. Скажи-ка мне, собирается ли она продолжить обучение в академии?

– Так точно! Собирается! – радостно воскликнул приспешник. – Но, хозяин, я никак не


возьму в толк, как же вы собираетесь прочесть её память? Ведь на этот род не действуют
заклинания!

– О, ты прав, но тут есть два фактора. Уверен, Лейорика все еще чиста и невинна, и при
этом весьма привлекательна. Диалтон не устоит перед молодой невестой, а если устоит –
мы поможем несколькими зельями, но это дополнительные сложности. Во время потери
девственности организм девушки ослабится, и я смогу воздействовать на неё своей
магией.

Он не сказал, сколько сил ему придется вложить, хотя благодаря Печати запрет с него
снят и теперь могущество вновь растекается по венам демона, пусть и не в том
количестве, в которой могло быть, если бы не троица друзей – Дэн Диалтон, Раал
Орденаталь и Вийон Розенталь, которые смогли помешать Корсентеру завладеть одним
из трех сильнейших артефактов. Будь он сейчас у него в руках, то он с легкостью нашел
бы Ключ, а следом забрал бы и Скрижаль.

– То есть два фактора – это ослабление девушки и ваша безграничная сила? –


полюбопытствовал бес, и Корсентер наградил его задумчивым взглядом и потер
подбородок.

– Она вовсе не безгранична, – поправил демон, – но мы это исправим.

Профиль молодого мужчины был еще привлекательнее в лучах заходящего солнца.


Сколько женщин когда-то отдали ему свою любовь и сколько их было отвергнуто? Для
обретения могущества он был жесток, но он лишь хотел абсолютной свободы. А свобода
может быть только там, где есть безграничное могущество.

Он был в этом уверен.


Глава 6

Лейорика Яниита

Родные и знакомые места всегда встречают нас громкими звуками, и лишь незнакомые –
тишиной. Переступая через портал, я уже была готова к студенческому шуму, поэтому
даже улыбнулась, оказавшись в портальной комнате академии.

Но я явно не была готова к тому, что студенты при виде меня будут останавливаться и
перешептываться. Нахмурившись, я ускорила шаг и поднялась вверх по лестнице на
первый этаж. Даже знакомые не решались ко мне подходить, предпочитая держаться на
расстоянии.

Увидев в толпе Лидьена, я поспешила к нему. Он единственный, кто не отводил глаз, а


смотрел прямо и открыло. Подойдя ближе, я широко улыбнулась и протянула руку.
Парень отрицательно покачал головой и усмехнулся.

– Нет-нет, прикасаться к тебе теперь опасно. Вдруг жених почует чужой запах на тебе?

– О, так об этом уже все знают? – с удивлением переспросила я, и друг кивнул.

– Шутишь? Да об этом на всех новостных каналах "инстамага" пишут.

– Обижаешься? – виновато спросила я, заведя руки за спину.

Теперь понятна причина такого поведения окружающих. Встретить нареченную одного


из сильнейших каганов Подземного царства в обычной земной академии – нонсенс, не
поддающийся логическому объяснению.

– На что обижаться? На то, что ты мне ничего не сказала? Обидно, конечно, но теперь
многому находится объяснение.

– Например, чему?

– Тому, почему ты никогда серьезно не разговаривала о своем будущем. Конечно, ведь


оно устроено, раз твой жених каган Бескрайних морей.

Комментировать я не стала. Он был прав, вот только не совсем осознавал, что будущее
не просто устроено, меня его просто лишили. Моя судьба была предопределена. Может
быть, в глубине души я смирилась с этой участью, а, может, всегда желала.

– Кстати, это объясняет и то, почему ты никогда не отвечала на мои знаки внимания, –
добавил Лидьен, вызвав у меня изумление. – Не притворяйся, что никогда не замечала
моих чувств. Это еще более очевидно, чем то, что на тебя не действует магия.

Новости о чувствах друга вызвали замешательство, но верилось с трудом. Скорее, я


восприняла это как забавную шутку, а вот другая информация обеспокоила меня.

Кто мог догадаться? Я училась на самом безобидном факультете, где к целителям не


применяют никакую магию. У этой стороны были и свои недостатки. Например, меня
нельзя было вылечить заклинаниями, только растительными настойками. Даже зелья не
всегда помогали. Именно поэтому родители в экстренных ситуациях сразу забирали
меня домой, пользуясь своим положением и статусом.

– Размышляешь, как я догадался? – понял Лидьен. – Многие не могут найти этому


объяснение. Это же академия, Рика. Тут всех когда-либо пытались разыграть, но вот
знаешь, что удивительно? На тебе ни один розыгрыш не срабатывал, будто вокруг тебя
множество антимагических игл и все заклинания сдуваются, словно воздушные шарики.

– И многие догадались?

– У каждого есть скелеты в шкафу, – философски заметил однокурсник. – Поэтому


многие предпочитают молчать не только о своих, но и о чужих. Так что успокойся. Если
кто и догадался, то молчал все это время и будет молчать дальше.

– Это определенно радует, – облегченно ответила я.


Конечно, о хранителях Скрижали людям ничего не известно. Если только королевской
семье Орлийска.

Орлийск – крупнейшее и сильнейшее государства Среднего мира. С ним считаются даже


демоны и всевышние. Благодаря мудрым правителям, обладающим сильной магией,
обширными территориями и торговыми отношениями, королевство завоевало статус
если не равного по силе каганатам и султанатам, то хотя бы достойного. С наследниками
королевского рода Корнуил заключают брачные союзы всевышние и демоны, чтобы
усилить родовую магию, так, например, нынешний король был женат на демонице.
Вероятно, и его высочеству наследному принцу Роялу невесту подберут из Поднебесья
или Подземного царства.

– Лейорика, – окликнула меня тисса Сашитоми, преподававшая нам лингвистику на


втором курсе, – зайди в кабинет ректора. Срочно.

Вздохнув, я попрощалась с Лидьеном и знакомой тропой через главный двор


отправилась к башне тисса Жидеона. Тяжелая деревянная дверь открывалась со
скрипом, поэтому я почувствовала себя маленькой девочкой, забредшей в
разваливающийся дом старой ведьмы в волшебном лесу. Из подвала раздавался шум и
звон битого стекла. Захотелось захлопнуть тяжелую деревянную дверь. С той стороны.

Но невестам правителей Подземного царства нельзя показывать свой страх, тем более
перед ректорами академий. Именно с этим боевым настроем я спустилась вниз и
увидела тисса Жидеона, копающегося в безразмерной кладовке – оттуда и доносился
звон битого стекла.

– Да где же он?.. Никак не пойму, куда он мог запропаститься?.. – бормотал ректор, и


лишь его пышные седые волосы периодически проглядывались через дверной косяк
кладовки.

– Тисс Жидеон, – позвала я, и звуки мгновенно стихли, чтобы минутой спустя


возобновиться с новой удвоенной силой.

Я молча ожидала выхода мужчины, но звуки копания лишь нарастали, а голоса ректора
слышно не было. Я уже начала беспокоиться, собиралась применять профессиональные
навыки, когда услышала возглас тисса Жидеона:

– Эврика!

Ректор вышел в освещенную лабораторию, держа в руках шарообразный предмет.


Мужчина перевел взгляд с меня на шар, будто пытался найти сходство, а потом
облегченно пояснил:

– Как раз успел к твоему приходу!

К странностям своего ректора я привыкла, поэтому его речам внимала со спокойствием.


Чем бы дитя ни тешилось, лишь бы не… вопило. Я так считаю. Как и вся академия.

– А что это такое, тисс Жидеон? – с интересом спросила я, глядя на металлический шар,
явно магического свойства.

– Это мое собственное изобретение, – важно заявил ректор, и я инстинктивно сделала


шаг назад. Вещи нашего прославленного изобретателя имеют свойство взрываться. – Мы
поставим его на стадионе…

Вот тут я действительно вообразила геноцид студентов. За что же он так с нами?

– …и активируем, – продолжил ректор. – Тогда ты будешь в полной безопасности на


территории академии.

В безопасности тогда не будет никто.

Шутки шутками, но до меня не сразу дошел смысл его слов. Получается, он собирается
обезопасить меня, а заодно и себя? Только меня от случайных внешних угроз, а себя – от
мести кагана Бескрайних морей на предмет несчастного случая? Я бы на месте тисса не
стала бы так беспокоиться. Дэн может еще и спасибо скажет за избавление его
величества от навязанной невесты.

– И как же этот чудо-артефакт будет работать?

– Очень просто! Если тебе будет грозить хотя бы малейшая опасность, ты всегда будешь
переноситься в эту башню.

«И опасность будет грозить тебе здесь», – додумала я мысль тисса Жидеона.

Воображение мгновенно нарисовало множество примочек, с помощью которых на мне


ставят опыты. Однако какими трудностями и опасностями мне грозит обручение с
каганом! У Айры определенно было все легче!

– Мне нужно взять немного крови, твоей, разумеется, чтобы активировать защиту, –
сказал тисс и достал скарификатор.

Мне ничего не оставалось, как подать ему свою руку и дождаться небольшого надреза на
пальце. Когда артефакт был активирован, я отступила на шаг и собиралась уходить, как
вспомнила еще об одном значительном факте.

– А моя отработка отменяется? – наивно спросила я и во взгляде ректора прочла


неутешительный ответ. – Нет, так нет. Так я свободна?

Ректор, ни капли не изменивший ко мне отношения даже ввиду последних


обстоятельств, беспечно махнул рукой, и я поспешила покинуть башню. Закутавшись
поплотнее в шубку и натянув высокий ворот, я направилась к главному корпусу.
Холодный ветер неприятно щипал щеки, в который раз напоминая о выгоде постоянного
места жительства в каганате Бескрайних морей.

На пару я ожидаемо опоздала. Преподаватель не стал меня отчитывать и позволил


занять свободное место у окна. Отсюда я могла наблюдать за тренировкой боевых магов
на стадионе. Специальная зачарованная форма помогала им не мерзнуть даже в
нынешние морозы, поэтому я им завидовала – у целителей такой формы не было, лишь
парадные белые мантии, в которых можно попросту запутаться.

Пока неспешно текла лекция, я поглядывала в окно и заметила в среде боевиков


оживление. Они смотрели на ректора и группу выпускников-артефактников. Тисс
Жидеон осторожно нес виденный мной ранее шар. Ну как осторожно – он периодически
поскальзывался на льду, но его придерживали за локти участливые студенты.

Однокурсники тоже заметили оживление на стадионе, поэтому все меньше слушали


лекцию и все больше поглядывали в окно. Ректор дошел до центра стадиона, покрутился
и сделал шаг назад. Выставив руку перед собой ладонью вниз, он прошептал заклинание,
и полупрозрачные голубые нити потянулись из земли к его руке. В центре стадиона
образовалась круглая выемка, куда ректор и поместил шарообразный артефакт.

В этот же момент я почувствовала неземной холод. По телу побежали мурашки.

– Вы тоже это почувствовали? – удивленно спросила Дари – миловидная блондинка,


сидящая справа от меня. – Будто замогильным холодом повеяло.

Студенты начали бурное обсуждение. Даже преподаватель отвлекся от лекции,


принимая участие в беседе. За окном пошел снег. Я наблюдала за полетом снежинок с
некой отстраненностью, уверенная, что они падают из-за меня. Что же в моей крови есть
такого, что она влияет на состояние всего живого в мире?

И это вовсе не самовосхваление, я действительно понимала свою значимость для мира.


Когда-то давно мой предок с необычными способностями использовал Скрижаль.
Именно он предотвратил ужасную войну народов. Кто-то говорил, что он и был
создателем, просто в какой-то момент потерял контроль, так как сила созданного
артефакта превосходила его собственную и стала ему неподвластна. Теорий
происхождения всех трех артефактов силы – множество, и в каждой есть крупица
истины. Но правда в том, что предок прожил недолго, а в тайну его смерти отец меня не
посвящал.

Озноб начинал проходить, а вот снег за окном – нет. Пушистые снежинки опускались на
землю и ладони студентов, вызывая улыбки.

– Тисс, а какой артефакт установил ректор Жидеон? – спросила Дари, и преподаватель


обернулся к ней, пронзив долгим задумчивым взглядом.

Казалось, его ответа с затаенным дыханием ждали все в аудитории, включая меня.
Однокурсниками двигало любопытство, мной же потаенный страх. Наконец, тисс мотнул
головой и отошел от кафедры.

– Продолжаем лекцию, а заботы ректора Жидеона оставим при нем.

Никто из студентов возразить не посмел, лишь общий вздох был подтверждением


разочарования. Я же облегченно улыбнулась и принялась писать конспект.

После курации в городской больнице, я вернулась в академию на отработку. Лаборантка,


исса Колида, меня и так уже заждалась, от нетерпения потирая руки. Высокая сутулая
женщина неопределенного возраста подала мне ящик с высушенными мышами и
приказала разложить их по ящикам для практики второго курса.

– А мы, помнится, сами выбирали себе ингредиенты для зелья с общего стола, – заметила
я и получила полный неприязни взгляд.

– Поговори мне еще тут, студентка Яниита, – проскрежетала женщина, гордо вздернув
крючковатый нос, и поковыляла в сторону кладовки.

Вся злоба людей идет от их несчастья. Утешая себя этой мыслью, я раскладывала дохлые
тушки по ящикам, представляя в очередной уродливой рожице иссу Колиду.
Второкурсникам нужно было разложить все ингредиенты, а после расставить наборы по
столам. Поэтому какая только гадость не побывала у меня в руках, но я была привычна к
зельеварению, все же студентка целительского факультета.

Главное, вовремя зажать нос прищепкой.

Вернувшись в свою комнату в общежитии, я обессиленно свалилась на кровать. Ни в


какой каганат уже не хотелось, но выбора у меня не было. Пришлось собирать
необходимые вещи и отправляться в портальную комнату.

Во дворце кагана Бескрайних морей меня встретил удивленный бес. Смешно


подпрыгнув, он предложил проводить меня в гостевые покои на женской половине
дворца.

– Я бы хотела увидеть своего жениха, – настояла я, и по реакции беса почувствовала


неладное.

– Может, утром? Великий уже в своей опочивальне, отдыхать изволит.

Ехидно улыбнувшись, я с самой наивной улыбкой повторила:

– Отведи меня к жениху. Сейчас же.

Бес на согнутых ногах развернулся и поскакал в сторону мужского крыла, периодически


оглядываясь, иду ли я за ним. В это время во дворце можно было встретить только слуг,
коридоры чуть освещались магическими шарами, и отчетливый цокот копыт и женских
каблуков отчетливо раздавались в ночной тишине.

На шестом лестничном пролете, который и вел в сторону покоев кагана, судя по


мимолетной задержке слуги, бес продолжил подниматься наверх. Усмехнувшись, я
развернулась, открыла тяжелые высокие двери и ушла анфиладой гостевых комнат к
кагану. Слуга пытался меня окликнуть, цокал копытами за мной, но я целенаправленно
шла вперед, уже рисуя в воображении следующую картину. Да, оптимистическим
настроем в этот момент я не страдала.

Диалтон лежит на белых шелковых простынях, увлеченный эротическими танцами. Две


обнаженные суккубы изгибаются, трогают друг друга руками, стонут и всячески
пытаются возбудить своего правителя, который, впрочем, в последнем уже и не
нуждается. Если это будет так, я его убью! И наплевать на ответственность перед целым
каганатом!

И нарисованная картинка была настолько живой, что я дополнила её следующими


злорадными действиями.

Магические жгуты используются для остановки кровотечения и связывания


душевнобольных, поэтому ноги двум демоницам свяжут на раз. Злобно усмехнувшись, я
представила, как накидываю их словно лассо, и две девушки мгновенно падают на пол,
ударившись головами о спинки кровати. Развернувшись ко мне, они щерятся,
проступают клыки, но я все еще плотно держу жгуты, поэтому ни одна из них не смогла
шелохнуться.

В итоге под моим грозным взглядом они отползают в сторону. У дверей я вновь тяну за
нити и девушки вновь встречаются с полом всем корпусом. Потом я переключаюсь на
жениха. Опускаюсь коленом на кровать и выпускаю еще одну пару жгутов. Те
моментально привязывают руки жениха к спинке кровати. Дэн несколько раз дернет
рукой, покрутит запястьем, но все будет тщетно. Магические светлые жгуты еще и не
таких психически больных удерживали! Правитель спросит жалобным тоном:

– И что ты собираешься делать?

Не ответив, я достаю из пространственного кармана клизму. Несколько раз нажимаю на


клапан и угрожаю ею правителю. Мои угрозы тут же возымеют эффект. Каган
Бескрайних морей шокировано будет глядеть на меня и пытаться понять весь масштаб
моей мести за его проступок.

– Рика, может, не надо? – жалобно спросит он.

– Надо, любовь моя, надо! – уверенно заявлю я, надвигаясь на него.

– Рика, ты же не такая! Ты добрая, отзывчивая! Ты Светлая, в конце концов! – будет


умолять меня Диалтон.

А потом я решу изменить стратегию и достану увесистые ножницы. Каган посмотрит на


меня глазами невинного котенка. Я же клацну металлом для пущего эффекта.

– Рика, нет! Ты же понимаешь, что можешь оставить нас без детей?!

– Тебя без детей, дорогой мой! – злорадно отвечу я.

Комнату озарит мой угрожающий смех и его истошный вопль:

– Рика!

Просто музыка для слуха!

Но, зайдя в покои кагана, я не обнаружила там правителя. Бес же сказал, что он будет
спать, так где властитель теперь? Я нахмурилась и огляделась. Вещи лежали так, словно
правитель вовсе сюда не возвращался. Нет, наложницы ходят к нему в покои, значит,
измена исключена. Но где же пропадает правитель поздно вечером, раз бес сказал, что
каган изволил отойти ко сну?

Когда я вышла и в компании беса побрела к себе в покои, в женском крыле встретила
демоницу. Девочка лет двенадцати была намного ниже меня, но источала такую
беззаботность и превосходство, что я почувствовала себя глупышкой. Нет, я ошиблась.
Демоницей она не была, обычным человеком. Но что тогда она тут делает?

– Что же в тебе такого особенного, что Дэн Диалтон разогнал весь свой гарем? – с доброй
улыбкой полюбопытствовала она.

– Ничего такого, что могло бы вызвать осуждение, – лаконично отозвалась я, сложив


ладони вместе. – Я даже не пытала его! Разве Светлая способна на жестокость?

– Кто знает, – пожав плечами, отозвалась собеседница. – Я не считаю, что нужно судить
о ком-то, исходя из предрассудков о демонах, всевышних или людях. Мне привычнее
составить собственное мнение, но мы слишком мало знакомы для таких выводов. Так что
ты делала в спальне правителя?

– Откуда же ты знаешь, что я возвращаюсь из спальни Великого? – сообразила я,


сощурившись.

Девочка беззлобно улыбнулась.

– Я шла за тобой. Видишь, мы с тобой так мало знакомы, а ты уже знаешь о моей
привычке шпионить. Только не обижайся. Мне всегда была интересна личность невесты
Великого, – ответила девочка и жестом пригласила следовать за ней. – Я покажу тебе
твою комнату.

По пути мы не разговаривали. Ночью машрабии дворца были плотно прикрыты и


зашторены, чтобы свет не проникал внутрь. Мне хотелось полюбоваться каганатом при
дневном свете. Говорят, что это одно из самых прекрасных мест всех трех миров.

– Вот, это ваши покои, – отозвался ребенок, когда мы поднялись на второй этаж и
подошли к резной двери. – Добрых снов.

Девочка поспешно ушла, я же глядела ей вслед, испытывая легкое разочарование от


расставания. Мне она неожиданно понравилась своей открытостью и отсутствием
жеманности. Хотя жителям Подземного царства жеманность не свойственна. А ведь я
так и не спросила имя неожиданной знакомой.

Подумав, что у меня еще будет время это сделать, я вошла в просторную гостиную, из
которой вела дверь в спальню, а оттуда – в ванную. Стены спальни были обиты тканью
палевого цвета, шторы, балдахин на кровати и обивка прочей мягкой мебели была
орельдурсовая с золотистыми узорами. Весьма нейтрально и подходяще для гостей.

В дверь постучались – бес принес мои вещи. Приказав оставить их у шкафа, как и
остальные чемоданы, ранее отправленные братом, я стала готовиться ко сну.

*** ***

Следующим утром меня разбудили слуги. До учебы оставался еще час, поэтому я не
спеша приняла душ, но не мыла волосы – высушить их бытовым заклинанием я не могла
из-за особенности моего рода. Завтрак доставили в покои – ароматный чай и поднос с
различными сладостями. Тут были и высушенные фрукты в сахарной карамели, и
булочки, пропитанные различными сладкими специями, и орехи. Последние я любила
особенно за их многообразие.

Налив себе в чашку чай, я взяла её в руки и, прикрыв глаза, вдохнула ароматный
напиток. Запах уже распространился по комнате, даря спокойствие и вызывая
невольную улыбку. Легкий бриз ворвался в комнату, словно тоже захотел испробовать
чай. Я немного повела кружкой по кругу, давая ему эту возможность.

Вот так, наслаждаясь прекрасным утром, я провела почти полчаса в каганате


Бескрайних морей. И все бы ничего, если бы ни одна особенность – Великому было
позволено входить на женскую половину дворца.

Двери распахнулись, и легкие газовые шторы качнулись в такт шагам кагана. Дэн
Диалтон был как всегда прекрасен в темно-синих шароварах, подвязанных широким
кушаком, и плотной черной жилетке с витиеватой вышивкой. Стараясь не выдать своего
волнения, я медленно поставила чашку на стол и поднялась на ноги. Подойдя к кагану, я
сделала изящный книксен.

– Доброго утра, о Великий. Как вам спалось?

Судя по темным кругам под глазами, спалось ему из рук вон плохо. Я бы смела
предполагать, что он не спал вовсе.

– Благодарю, тисса Лейорика. Позвольте задать вам один вопрос.

– Он связан со вчерашним инцидентом, когда я не обнаружила вас в спальне? – вежливо


поинтересовалась я, и каган отрицательно покачал головой. – Что ж, тогда вы в своем
праве.
– Я все обдумывал события на свадьбе султана Восьмого аэраби и твоей кузины. Не
только ведь я в тот вечер узнал тебя в ореховом саду, но и ты меня. Что же тебе
помешало напомнить мне, что у меня есть невеста?

– А что же ты решил поиграть со мной и притвориться, будто не узнал? Неужели, хотел в


очередной раз подшутить над своей невестой? Смешно ли вам, о Великий?

Рискованно, но кто, если не невеста, имеет право разговаривать в таком тоне с каганом?
Дэн сощурился, посмотрев на мои губы, словно не решаясь поцеловать. Хотела ли я
этого? Только если подвесить его на крюк, приковав цепями к стене. Тогда можно
целовать его на своих условиях.

– Притронешься, и уже сейчас распрощаешься со свободой, Дэн Диалтон, – четко


выговорила я, и каган растянул губы в печальной улыбке, заглянув мне в глаза.

– Думаешь, ты этого не стоишь?

– Определенно, стою, – растерянно ответила я, – только ты сам еще этого не понял.

– Какая ты самоуверенная, – отозвался жених, придвинувшись еще чуть ближе ко мне.

– А разве невеста кагана Бескрайних морей может быть иной?

Он не ответил, выдохнув и отступив. Я тоже позволила себе облегченный вздох, но была


совершенно не готова к новой словесной баталии.

– В курсе ли ты, что вчера ночью совершила опрометчивый поступок, придя в мои покои,
на мужскую половину дворца? – неожиданно высказался Дэн, даже не спрашивая моего
разрешения, хочу ли я поднимать эту тему. – Если бы я был там, мог вовсе не выпустить
тебя и был бы в своем праве.

Вот же нахал! Как только посмел такое говорить! Я задохнулась от возмущения, так и не
поняв, что в этом случае нам уже не избежать настоящего брака.

– Я не собираюсь отвечать на твои провокации, – ответила, гордо вздернув подбородок и


сложив руки на груди. – Гарем ты разогнал, значит, сторонних утех у тебя не будет. Если
ты в течение этого месяца не докажешь мне, что способен держать своё либидо под
контролем, я устрою тебе «сладкую» жизнь.

С этими словами я обошла его, взяла ученическую сумку и направилась к выходу. У


самой двери до меня донесся неожиданный вопрос с ехидно-удивленными нотками:

– Ты ревнуешь?

– Проявляю чувство собственности, – отрезала я и покинула свои покои.


Глава 7

Дэн Диалтон

И все же она ревновала. Пусть надумала себе всяких глупостей о моем отсутствии, но
позже она узнает, что мои ночные походы связаны лишь с одним – поиском Лунного
ключа. Сегодня ночью в Пустоши мы ничего не нашли, хотя сильный сигнал исходил
именно оттуда. Может, нам показалось и это был другой мощный артефакт. Терять
надежды нельзя.

От Раала поступил входящий вызов на «арт», и я принял вызов.

– Да? – отозвался я, когда передо мной появилось изображение кагана Багровых степей.

– Ты готов? Мы с Вийоном и Винсентой ждем тебя во дворце Справедливости Первого


аэраби.

– Буду через минуту, – отозвался я и спустился в портальные комнаты.

Айра-ория

– Весь дворец с ног сбился в поисках юной повелительницы, а она прячется под ветвями
раскидистого орешника.

Ирэй появился внезапно, и я вздрогнула, устремив испуганный взгляд на него.


Прислонившись спиной к теплому валуну, я скрылась под зелеными ветвями, смотрела
на водную гладь пруда и перекатывала в ладонях орехи. Со стороны двора действительно
доносились голоса взбудораженных слуг, и всякий раз, когда голос раздавался громче
обычного, я насторожено прислушивалась. Пока еще никому не удалось раскрыть моего
убежища.

Никому, кроме Ирэя.

– Закричишь? – с вызовом спросила я, и наследник, усмехнувшись, присел рядом со мной


и почесал нос.

Я с затаенным дыханием следила за ним, рассматривала красивый профиль, отметила


длинные ресницы, которые всегда меня так восхищали. Стоило ему слегка прикрыть
глаза и посмотреть на меня сверху вниз, казалось, что я в тот же миг упаду в бездну. И
лишь его взгляд будет удерживать меня на весу.

– Как замужняя жизнь, Айра? – с ленцой спросил Ирэй, откинувшись на локти и


повернув ко мне голову. – Помнится, ты так не хотела входить в мою семью. На правах
моей жены. Вот ирония! Правда, матушка?

Он вновь позволил себе ухмыльнуться. За эти два дня я готова была стереть эту улыбку
сотни тысяч раз, но всякий раз останавливалась, заворожённая ею.

– Я и так ношу твою фамилию, да и получила статус правительницы, а не наследницы.


Это ли не счастье?

– Думаешь? – переспросил Ирэй и вновь повернулся к пруду. – Тогда для меня остается
загадкой, почему ты прячешься от мужа.

Удар под дых.

– Может быть, я хочу привязать к себе своего мужа сильнее? Так сказать, распалить его
интерес? – в тон ему ответила я и выпятила грудь вперед.

На мне был красный лиф, который совершенно не скрывала тонкая газовая туника цвета
лазури. Взгляд наследника прилип к нему, и он с трудом смог оторваться. Вновь
посмотрев мне в глаза, он наклонился к губам, но не дотронулся. Нависнув надо мной,
он уже знал, какой властью обладает.

– Только знаешь, что мне интересно? Твои татуировки. После брака они должны
подталкивать супругов к соитию, усиливая эмоциональный фон. Ты об этом не думала?
Признаться, нет. А ведь действительно! Почему же брачные татуировки не выполняют
одну из своих функций и не могут довести супругов до консуммации брака? В конце
концов, даже людские татуировки способны оказывать на либидо влияние, пусть и
небольшое, так почему обряд Всевышних, мастеров желаний, совершенно на меня не
действует?

– Может, у меня хорошая сила воли? В конце концов, я всевышняя и умею бороться с
собственными желаниями, – пафосно ответила я, но на последнем слове голос дрогнул и
Ирэй поймал его, словно блаженную музыку для его слуха.

– Вот как? Ты даже в академии была одной из сильнейших. Помнишь, как ты не захотела
со мной знакомиться, думая, что я бездарный?

– Неправда! – горячо воскликнула я. – Я лишь думала, что все из-за учебы. Будто ты
хочешь, чтобы я помогала тебе.

– Так я тебе и поверил, – хмыкнул наследник и наклонился еще ниже, дотронувшись


носом до моего. – Если бы это было действительно только из-за опасений, что тебя
используют, ты бы не отказалась от моих ухаживаний.

– Я была уверена, что это шутка! Вспомни о своей репутации!

– Так… что там с татуировками? – резко переключил тему наследник и отодвинулся,


проведя пальцами по моей ключице, вызывая толпу мурашек. Заметив изменения в моем
теле, он коварно улыбнулся. – Кто-то так явно реагирует на меня.

Я сама не понимала предательства собственного тела. На щеках вспыхнул румянец, и я


нервно поправила рукой прядь волос. Ирэй проследил взглядом за моим движением и,
схватив меня за ладонь, увидел перстень на указательном пальце. Кольцо было
массивным, с огромным изумрудом, ограненным мелкими алмазами. Его подарил мне
султан на свадьбе. Я видела, это кольцо он протягивал и Лейорике, но перед церемонией
надел подарок на мой палец. В тот момент спрашивать о чем-либо было бессмысленно.

– Что это за кольцо? – спросила я, отчего-то уверенная, что уж Ирэй точно знает его
суть. Наследник лишь коварно улыбнулся. – Не скажешь – сниму!

– Снимешь – пропадешь, – серьезно ответил мужчина и легко поднялся на ноги. – Я


расскажу тебе обо всем позже. А пока… тебя ищут.

Второй наследник стремительным шагом пересекал двор, а ко мне с другой стороны


спешили слуги. Я бросила взгляд на пруд, закусив губу. Прыгнуть в воду, что ли? Так нет
же, дыхание надолго не задержу. Улыбнувшись внезапно хорошему настроению, я
поднялась с земли, расправила кожистые крылья, приняв вторую ипостась, и взмыла
вверх, туда, где начинаются облака.

По воздуху меня преследовать не станут. Ибо крылья – это свобода, у Всевышних было
запрещено лететь за кем-то без его ведома. Черты моего лица в этой ипостаси
заострились, прорезались клыки, носовые проходы стали уже, ушные раковины
прижались и стали едва различимы. Я дышала свободой, пока отлетала все дальше и
дальше от дворца султана Восьмого аэраби.

Отныне ставшего мне тюрьмой.

*** ***

Правитель и правительница Восьмого аэраби опоздали на Совет во дворец


Справедливости. Сказать литературным языком, что по этому поводу думал султан, –
невозможно, что думала правительница… ничего более приличного.

Это был мой первый выход в свет в качестве правительницы. Когда я спустилась, сменив
ипостась, меня отвели в комнаты и тут же нарядили в церемониальные одежды –
длинную белую абайю и фиолетовый хиджаб с золотой вышивкой. Лицо прикрывала
легкая ткань из газа.

Наша свита вышла из портала и тут же направилась в зал Совета, где из-за нас
задерживали совещание. Оба наследника следовали за нами, о чем-то негромко
переговариваясь. Старший сын Дайарона – Шайлон – недовольно поглядывал на меня,
хмурясь. Зато Ирэй просто светился от счастья – ему был в радость мой промах.

– Попрошу вас, Айра-ория, вести себя достойно, – прошипел султан, крепко сжав мою
руку. – Не позорьте меня и мой султанат.

– Как можно, о Великий? – шепотом ответила я, и получила грозный взгляд правителя.

Мы поднялись по лестнице и вышли в распахнутые двери. Зал был выполнен в форме


амфитеатра, только места зрителей состояли из четырнадцати балконов, в каждом из
которых располагались султаны каждого аэраби Поднебесья. В центре "арены" был
высокий постамент с округлой трибуной, с которой и говорил оратор. Сегодня там
стояли три демона и хрупкая девушка – молодая жена кагана Багровых степей.

Последняя сжимала в руке медальон, постоянно оглядываясь на мужа. Раал был внешне
спокоен, даже его взгляд скользил слишком медленно по трибунам.

Когда мы дошли до ложи, султан прошел вперед, и я собиралась самостоятельно


справиться с подъемом, но Ирэй неожиданно подал мне руку и помог пройти до моего
места. Перед тем, как отпустить мою ладонь, наследник задержался, сжал мои пальцы и
встретился со мной взглядом. Даже мимолетной встречи наших глаз хватило для тут же
разгоревшегося пожара. Поклонившись, сын султана отпустил мою руку и сел на
свободное место позади меня.

– Все в сборе, можете предъявить великий артефакт – Печать могущества, – раздался


властный голос правителя Первого аэраби, и Раал, приобняв за талию свою жену,
разжал её руку.

Через иллюзорную лупу под потолком мы смогли увидеть увеличенное изображение


артефакта. Я даже вперед подалась, как и многие в этом зале, чтобы рассмотреть один
из трех элементов могущества. Артефакт имел вытянутую спиралевидную форму с
камнем фиолетового цвета в центре, внутри которого будто сгущались клубы дыма.

После минуты гробового молчания, когда всевышние с интересом разглядывали


артефакт, принадлежащий изначально демонам, но ради сохранения мира и спокойствия
во всех трех мирах охраняющийся всевышними, посыпались вопросы султанов.

– Как он оказался у вас?

– Расскажите подробности вашей встречи с Корсентером!

– Можно ли вам доверять?

– Не подделка ли это? Чем вы сможете доказать?

Положим, последнее легче лёгкого. Печать могущества способна подавить волю любого
существа и вложить в голову любые мысли и идеи, но самое главное – она дарует
безграничную мощь. По силе этот артефакт сравним только с Лунным ключом и
Скрижалью равновесия, поэтому любой артефактор ужаснется его силе и подтвердит
подлинность.

– Каким образом он попал к вам? – вопросы начали повторяться, настолько любопытно


было правителям.

И лишь один султан, одиннадцатого аэраби, был предельно четок:

– Винсента Эмпайр, в замужестве Орденаталь, прошу ответить, помнишь ли ты своих


родителей, хранителей Печати могущества?

– Нет, – односложно ответила девушка, и в зале зашептались.

– Расскажи нам, как она к тебе попала.

– Сколько себя помню, еще со времени жизни в пансионате, артефакт был со мной и
защищал меня.

– Но как артефакт мог слушаться тебя, всевышнюю? – недоумевал мужчина,


нахмурившись.

Здесь действительно есть одна особенность. Печатью могущества могли пользоваться


только демоны и люди, Лунным ключом – всевышние и люди, а вот магия Скрижали
была подвластна любому, но не каждый был способен её заполучить.

– На тот момент я была человеком. Кровь всевышних во мне матушка подавила еще в
утробе, поэтому я не могла подозревать о своих родственниках из Поднебесья. Артефакт
признавал во мне человека и… своего хозяина, – выпалила девушка.

Она не прижалась от страха к мужу, она прямо смотрела на правителя одиннадцатого


аэраби, пока её лицо в увеличенном размере показывали по магической иллюзорной
лупе. Невольно я прониклась к ней уважением.

– Человека? – отозвался султан, и зал вновь погрузился в шепот. – Не хотите ли вы


сказать, что ваши родители заведомо хотели уберечь вас, зная об опасности?

– Думаю, да.

Султаны шептались. Сыпали всё новыми и новыми вопросами, в которых уже терялся
смысл. В какой-то момент дебаты прервал Раал, уставший от допроса жены. Винсента
наградила его благодарным взглядом и облегченно выдохнула.

– Благодарим вас, Винсента Орденаталь, за помощь в сохранении великого артефакта


силы. Ваш вклад в защиту мира меж двух царств не забудется никогда, – объявил
правитель первого аэраби. – Властью, данной мне Советом, я снимаю с вас обязательства
хранителя и передаю его временно в руки Совета. Будьте уверены, мы сохраним Печать
могущества до тех пор, пока не будет выбран новый хранитель из числа Всевышних. Мы
попросим семью Яниита создать антимагический купол, чтобы никто более не мог
пробраться к Печати.

К демонам подошли люди в светлых балахонах. Один из них нес широкий поднос с
красной подушкой, на которую вскоре и опустился артефакт. Винсента явно не хотела
отдавать вещицу, к которой давно привыкла – но выбора у неё не было. Когда Печать
вынесли из зала совещаний, султан первого аэраби продолжил:

– Теперь перейдем к еще одной важной теме, которую ранее не касались. – Все гости
сегодняшнего мероприятия замерли в ожидании следующих слов правителя. Он же
сказал одно единственное имя: – Корсентер.

Минута замешательства. Всем было интересно. Некоторые от любопытства подались


вперед. Этого демона боялись все. Сколько ему лет, я точно не знала, но пара веков
точно. Умный, хитрый и очень сильный. Думаю, если все каганы Подземного царства
объединятся, не смогут противостоять Корсентеру, даже во главе с Вельзевулом.

Вельзевул – это кто-то вроде нашего главы, только у нас он бессменный – правитель
первого аэраби. В Подземном царстве Вельзевул выбирается каждые сто лет и стать им
может любой каган, которого выберут на совете.

– Корсентер бежал, – ответил Дэн Диалтон. – Мы активно занимаемся его поисками.

– Надеюсь, Лунный ключ надежно спрятан у вас? – неожиданно спросил мой муж, и
демоны переглянулись.

– Не извольте сомневаться в этом, – презрительно бросил каган Бескрайних морей. –


Лучше подумайте над тем, кого выбрать следующим хранителем Печати. Еще одного
нападения Корсентера мы можем и не выдержать.

– Да-да, Корсентер – это угроза, – согласился султан первого аэраби. – Надо срочно
решать эту проблему.

И сказано это было таким тоном, будто: «Разбирайтесь-ка вы сами, детишки. А мы,
всевышние, постоим в сторонке». И не сказать, что мне хотелось войны. Наоборот, я
желала всеми силами её избежать. Но тот, кто не хочет к ней готовиться, не сможет её
избежать. Демоны прекрасно поняли намек султана и промолчали. Два наших народа не
привыкли объединяться ради общей цели.
Каганы пересказывали сражение с Корсентером в подробностях: какую роль в этом
сыграли они, что Винсенте пришлось пожертвовать своей магией ради сохранения
жизни мужа и его друга и какое воздействие оказала на Корсентера Печать. Султаны
долго спорили, демоны переглядывались и думали о вещах, ведомых только им. Я же
откровенно заскучала, поэтому была рада, когда собрание подошло к концу.

Когда мы вышли из зала, Ирэй передал мне пакетик с орешками. Я его приняла и
растерянно глянула на наследника. Тот улыбался.

– Наверняка, ты проголодалось. Совещание затянулось.

С этими словами он развернулся и спустился вниз по лестнице. Я же улыбнулась,


понимая, что вот она – искренняя забота. И почему я десять лет назад не сделала
правильный выбор?

Лейорика Яниита

В доступных для людей источниках информации мало что можно было узнать о демонах,
да к тому же каганах. Именно поэтому Дэну Диалтону приписывали различные
характеристики и истории, к которым он имел малое отношение. Особое внимание в этих
историях уделялось, конечно, мне.

Пробовали ли вы отвечать на гневные комментарии в инстамаге? Не приведи темного в


светлую обитель, вам такое испытать! Началась целая словесная баталия,
закончившаяся моим нервным срывом и тридцатью каплями седативного средства в
нашем лазарете. Феня – выпускница прошлого года, а ныне стажер в академическом
целительском крыле – щелкала орешки и слушала мои гневные тирады.

– Ты, главное, успокойся, – вынесла она решение. – Тут нельзя зазря паниковать, лишь
бы не наломать дров. Пройдет неделька, и забудут они тебя. Слышишь? Забудут.

– Если не забудут – силу Слова применю, – согласилась я, и девушка скосила на меня


недоверчивый взгляд.

– Ты же не темная, а светлая. Твои Слова здоровье и благо нести будут.

– О, я им такое пожелаю, – зловеще протянула я, – много-много драгоценных камней… в


почках.

Брови Фени подлетели вверх, и она захихикала. Я ответила усталой улыбкой –


возвращаться с учебы во дворец кагана не хотелось. С Феней было комфортно, а с её
орешками – тем более. К тому же девушкой она была не жадной.

– Мне пора идти, – тихонечко сказала я, надеясь на уговоры тиссы, но девушка


продолжала щелкать орешки и кивать головой. – Эх, Феня-Феня, хорошая ты, вот только
задерживать людей не умеешь.

– Так чего их задерживать? – недоуменно переспросила она. – Сюда приходят, да не по


собственному желанию, так пусть хотя бы уходят по своему разумению.

И то верно. А мне уже действительно пора.

Во дворец Бескрайних морей я вернулась к ужину. Бесы помогли мне переодеться в


одежду по местной моде и спуститься в покои кагана. В одной из многочисленных
комнат его крыла были накрыты два невысоких столика, возле каждого из которых
лежали мягкие подушки.

Правитель уже сидел на одной из них и пригласил жестом проследовать ко второй. Я


выполнила его молчаливую просьбу и огляделась. Стены комнаты были обшиты
бордовым бархатом, потолок занавешен легкими тканями красно-желтых тонов. В углу
была мягкая низкая софа с множеством подушек разного размера. Все в Подземном
царстве было сделано для комфорта и уюта.

– Как прошел твой день, Лейорика? – мягко спросил каган Бескрайних морей, будто мы
были лучшими друзьями.
Вошли несколько бесов и накрыли нам столы – поставили горячие горшочки,
содержимое которых аппетитно пахло травами, рядом положили свежую тонкую
лепешку, два соуса и три мисочки с неизвестными для меня блюдами. За весь день я
проголодалась, поэтому невольно следила за действиями слуг.

– Сказать по-честному, я устала, – призналась я, отвлекшись от еды. – Сегодня ко мне


проявляли повышенное внимание студенты. В «инстамаге» в новостных потоках
периодически мелькали мои магоснимки. Знаешь ли, тяжело быть известной личностью.

– Привыкай, – пожав плечами, ответил каган и взял в руки две тонкие металлические
палочки для еды. – Скоро ты станешь повелительницей, к тому же всевышней в царстве
демонов. Внимание будет обеспечено.

– Зато я буду самой красивой в твоем каганате, – заявила я, расправив плечи, и


приступила к еде.

Я думала, что он ответит что-то в духе: «Ты заставишь их в это поверить Словом света?»
или «Выколешь всем глаза, чтобы не осталось сомнений?» Но Дэну удалось меня
удивить.

– Разумеется.

Он не стал объяснять причины своего ответа. Он просто кивнул и согласился со мной. Я


поперхнулась чудесно приготовленными овощами и взглянула на кагана. Он молчал и
был полностью поглощен ужином. Именно поэтому оставшийся вечер прошел в легкой
непринужденной атмосфере.

– Не хочешь прогуляться по саду? – неожиданно спросил каган, когда ужин подходил к


концу.

– Предпочитаю прогулки в одиночестве, – ответила я чистую правду, и демон


усмехнулся.

Видимо, вспомнил наши внезапные встречи в саду. Сложив руки на коленях, он подался
вперёд и медленно выговорил:

– Неужели надеешься встретить в моем саду очередную жертву своих чар?

– Так ты все-таки считаешь себя жертвой моих чар? – подловила его я, и каган,
поднявшись на ноги, подошел ко мне.

Я затаила дыхание и сжала колени руками. Наивное сердце ускорило бег. Дэн
наклонился ко мне, неотрывно глядя мне в глаза, и провел пальцами по моей щеке. Мне
одновременно захотелось отодвинуться, чтобы не попасть в ловушку его очарования, и
податься на ласку, чтобы он никогда не убирал руку.

– С некоторых пор ты пленила мой взгляд и теперь я не могу его оторвать от тебя.
Наивно и бессмысленно говорить тебе о твоей красоте, ты слишком хорошо знаешь о
своих достоинствах. Я лишь скажу, что пленяешь ты не внешностью, не блеском волос
или глубиной цвета глаз. Ты пленяешь внутренним светом, любовью к жизни и
искренней радостью. Я видел тебя в саду в каганате Багровых степей – ты была словно
сама жизнь, настолько же прекрасная и эмоциональная.

Он замолчал, а я готова была слушать его речи дальше и ругать за молчание.

Играет ли он со мной? Время игр кончилось. Через месяц он станет моим законным
мужем. Вполне возможно, что нам придется провести всю жизнь вместе, ведь шанс
разрыва помолвки настолько мал, что легче человеческой простолюдинке выйти замуж
за кагана.

Что-то мне это напоминает.

– И все же, о Великий, я предпочла бы прогулку в одиночестве.

Минута сомнений и долгожданный кивок с его стороны. Дэн выпрямился и быстрым


шагом покинул столовую. Я тоже направилась к выходу. Слуга вызвался проводить меня
до сада, и я согласилась – дворец кагана я знала весьма посредственно.

Мы вышли на балкон третьего этажа. Светлый каменный парапет был увит плющом, как
и широкая лестница. Морнолии уже убирали свои цветы, складываясь в бутоны, а
светлое небо начало затягиваться темной завесой – так здесь начиналась ночь. С этой
высоты можно было увидеть буйные моря, которые всегда становились беспокойными в
это время суток. Особенно на границе красного и зеленого. Они буквально бились
волнами, словно хотели сдвинуть друг друга. Место их сражения пенилось, бурлило, но
граница оставалась прежней.

– Слишком красивы здесь моря, – тихо сказал бес с запинками, свойственными его
расе, – многие русалки меняют свои хвосты на то, чтобы навеки любоваться морем.

– И как же они без хвостов? – спросила я, затаив дыхание в созерцании великолепия


Бескрайних морей.

– Сидят на берегу, а если отплывают далеко, то тонут. Моря бескрайние, буйные. Не у


каждого двуногого хватает сил их переплыть. Так что вы, тисса, не вздумайте плавать
без кагана.

– А что же каган? – проигнорировав последние слова беса, спросила я. – Пробовал ли он


переплыть свои моря?

– Конечно. Они же подвластны его воле. Да и край у них есть, только не каждому они его
показывают, вот и зовутся Бескрайними.

Я улыбнулась, неожиданно возгордившись собственным женихом. Что со мной?


Гордиться нужно собственными успехами, а не чужими.

– Спасибо, – поблагодарила я своего провожатого и ступила на лестницу, оставив беса


беспокойно цокать копытами.

Каждая ступенька словно делала меня легче, и я быстрее спускалась вниз, к


выложенной камнем дорожке между раскидистыми высокими кустами. Сад здесь был
преимущественно дикий, будто за ним вовсе не ухаживали, но я знала, что это не так. Во
дворце не было ни одного места, за которым не следили бы слуги.

Хищные растения впадали в спячку, клонясь к земле. Я подняла упавший с дерева орех и
направилась по каменной дорожке, ведущей к пляжу. Сад заканчивался, полоса крупных
камней сменилась мягким песком, и я сняла обувь, ступив босыми ногами.

Здесь не было солнца. Не было луны. Лишь бесконечное небо над головой.

– Отсюда не хочется уходить, правда?

Я обернулась и встретилась взглядом со вчерашней девочкой, имени которой даже не


знала. Она сложила руки за спину и склонила голову, неотрывно глядя на морские
просторы, словно больше всего на свете желала в них окунуться.

– Здесь очень красиво, – согласилась я и подошла ближе к воде, чтобы смочить ступни. –
В прошлый раз я не спросила твоего имени…

– Улиэль, – охотно отозвалась демоница, перебив меня. – Можешь звать меня просто Эль.
Великий меня зовет именно так.

Мне безумно хотелось спросить, кем она ему приходится. Сестер у кагана не было. Дочь
от одной из наложниц? Маловероятно. В конце концов, было не принято заводить
внебрачных детей и всегда можно было принять определенные зелья. Но щупальце
страха все равно пробралось в душу.

– Ты любишь купаться, Эль? – спросила я, улыбнувшись и протянув руку.

– Люблю, – ответила девочка и сделала маленький шаг назад. – Но мне нельзя. И вам бы
не советовала. У этих морей есть душа, но душа черная, пожирающая. Её нельзя
приманить, только устрашить и запугать. Сильным демонам это под силу, а нам с вами –
нет.
Девочка говорила красиво и слишком разумно для своего возраста. Дети взрослеют
независимо от долголетия расы, поэтому что демонических тринадцать лет, что людских
– одно и то же.

– И все же опасность всегда нас привлекает, – констатировала я, и Эль задумчиво


кивнула.

– Иногда даже слишком.

Мы замолчали. Я почувствовала, что в глубине у неё кровоточит рана, которую не стоит


бередить. Улиэль замкнулась в себе и больше не разговаривала, смотря на бушующие
волны морей, которые периодически накатывали на берег и едва не сбивали с ног. Если
бы я не была наполовину всевышней и не обладала бы большей физической силой и
выносливостью, то не устояла бы. А так… ничто не мешало мне наслаждаться этим
вечером.

С Улиэль мы вместе направились в женское крыло. С ней молчание не было тягостным.


Меня же терзало любопытство, кто же она такая и что тут делает, но я всякий раз
прикусывала себе язык, когда вопрос готов был сорваться с губ. Мы разошлись, обе
довольные сегодняшним вечером.

*** ***

Время продолжало бежать. В академию заходил брат, проведать меня. Последнее время
жизнь раскололась пополам – Подземное царство и Средний мир. Они были настолько не
похожи, что я никак не могла определить, какая жизнь мне нравится больше.

Я привыкла вставать и завтракать во дворце кагана, который с каждым днем мне казался
все ближе. Дворец, в смысле, а не каган. С правителем мы виделись нечасто, лишь за
ужином. Он много отсутствовал и иногда даже ночами. Меня порой терзала ревность. И
в такие моменты я представляла собственную пыточную с крюками и секирами. Но вот
беда, все больше в моих снах в ней оказывались наручники, плетки и кожаные пояса.

Последнего я вовсе не могла объяснить.

За неделю в "инстамаге" убавилось новостей обо мне на фоне другого события – свадьбы
Мариинской принцессы. Её женихом был наследный принц нашего королевства, Элиес
Долийский. Как-никак мои родители были из древнего аристократического рода,
поэтому избежать посещения церемонии не получится. А мне уже давно хотелось выйти
в свет, причем в царстве людей. Побыть «обычной».

Удастся ли мне это с нынешним статусом? Посмотрим.


Глава 8

Как я и предполагала, родители мне позвонили на следующий день по «арту»


и сообщили новость – через два дня состоится свадьба наследников Мариинска и
Долийска, куда наша семья была приглашена. Герцогам Яниита сообщили, конечно же,
раньше, но родители не сочли нужным посвящать меня в такие подробности.

– Лейорика, спроси Великого, сможет ли он тебя сопровождать? – спросила мама.

Мысленно я тут же представила Дэна в черных узких штанах, кожаных браслетах на


запястьях и ошейнике. Я поднимаюсь по ступенькам Долийского дворца, вся такая
красивая и ослепительная, на высоких каблуках, в дорогом парчовом платье, а за мной
на четвереньках ползет Диалтон, словно верный пес, следующий за своей хозяйкой. В
подтверждении этой картины от моей руки тянется поводок к шлейке у него на спине.

М-м…

– Вряд ли он согласится, мам, – ответила я, оставив свои фантазии лишь у себя в голове.

– Я тоже так думаю, но попробовать стоит. В любом случае, расскажи мне, как
продвигаются ваши отношения.

Позавчера мы обменялись тремя любезностями – с утра один раз и вечером дважды,


когда встретились и когда он проводил меня до покоев. Вчера – дважды, так как я
решила прогуляться по саду и возвратиться в одиночестве. Как продвигались наши
отношения? Можно сказать, мы не надоедали друг другу. Это определенно успех.

– Все отлично, – ответила я, – мы вместе ужинаем. Ты же знаешь, в последние дни из-за


учебы у меня не было свободного времени, а впереди сессия.

– Да, я понимаю, – кивнула мама и погрузилась в свои мысли. Я пришла к выводу, что
разговор пора заканчивать.

– Мне пора. Завтра экзамен.

– Пусть светлая магия хранит тебя, – добавила перед прощанием родительница, и я


отключила переговорный артефакт.

Никогда не понимала смысл этой фразы, но она осталась для мамы привычкой из
прошлой жизни, когда она еще жила в Поднебесье. Вздохнув, я поднялась и отправилась
в библиотеку – послезавтра экзамен по методам снятия сглаза и его последствиях.

Библиотека во дворце кагана Бескрайних морей, как и ожидалось, была огромной –


высокие стеллажи до потолка, по которым двигались зачарованные лестницы, и древние
фолианты, с которых еженедельно стиралась пыль. Устроившись в синем бархатном
кресле, я взяла в руки нужный мне учебник, вооружилась конспектами и пером, чтобы
отмечать важные моменты, и села за стол, подвинув к себе сразу пять магических
светильников.

«Если сглаз наложен на человека невиновного, то снять его будет нетрудно. Если же
проклят виновный, то тут Светлый трижды должен подумать, стоит ли его оправдывать.
В случае положительного решения целитель должен взять на себя ответственность за
последствия снятого проклятия, ежели его Слово подействует.

Внимание! Перед Словом необходимо произнести кармическую фразу: «Для других зла
не желаю, для себя горя не ищу, лишь хочу восстановления справедливости».

По сложности проклятия делятся на следующие виды…»

– Слуги сказали, что ты в библиотеке, – неожиданно раздался голос надо мной, и я


вздрогнула.

Рука дернулась, сбив со стола конспект и перо. Пришлось нагнуться за ними. Каган
следил за моими действиями, неотрывно смотря на открытую шею. Стоило мне
выпрямиться с зажатыми в руках пером и конспектами, как Дэн оказался
непозволительно близко. Его дыхание опалило кожу рядом с ухом, и по правой стороне
тела побежали мурашки. Перо и конспекты вновь выпали. Я вздрогнула и невольно
подняла подбородок вверх, будто напрашиваясь на ласку.

Но это же было не так!

Дэн нажал большим пальцем на мою нижнюю губу и заглянул мне в глаза. Его взор
туманился, на лице не было и намека на улыбку, лишь застывшее напряжение.
Удивительно, но мне понравилось это выражение лица. Ожидание. Нерешительность.
Фантазии. Мне хотелось узнать, что же сейчас творится у него в голове, что он
воображает там, у себя в мыслях.

Вероятность того, что он мечтает о чем-то запретном, возбуждало даже больше


собственных мыслей по этому поводу. Этот мужчина умел интриговать и заставлять
думать только о нем.

– Послезавтра свадьба Мариинской принцессы. Моих родителей пригласили и меня,


соответственно, тоже, – неожиданно выпалила я. – Ты пойдешь со мной?

Дэн застыл. На миг в его глазах отразилась нерешительность, но в итоге он кивнул. Я не


поверила своим глазам, поэтому застыла в ожидании устного подтверждения, которое не
заставило себя ждать.

– Да. Ты же моя невеста. Если ты этого хочешь, мы пойдем.

Затем он наклонился и легко поцеловал меня. Коснулся губами моих губ и тут же
отстранился. Я едва не потянулась за ним. Каган, окинув мои оголенные щиколотки
мимолетным взглядом, ушел из библиотеки.

Я так и не поняла, зачем он приходил.

*** ***

За эти два дня я много времени провела в библиотеке, здесь даже обедала и ужинала,
чтобы не отвлекаться. Не знаю, что заставляло Дэна невзначай заходить в библиотеку,
но виделись мы часто. Иногда он подходил к стеллажам, брал первый попавшийся томик
и раскрывал его на произвольной странице.

Я краем глаза наблюдала за ним, он – за мной. И было в этом подглядывании что-то


завораживающее, тайное, известное только нам двоим. В эти секунды мое сердцебиение
усиливалось, и мне хотелось неотрывно глядеть на кагана, его безупречную осанку,
темные волосы и гордый профиль. Я старалась сидеть ровнее, еле дышать и вести себя
как настоящая леди. Упало перо – я медленно наклонилась и подняла его, максимально
выгибая спину. Светильник сильно слепил глаза – отвела наверх руку и зажмурилась от
света, пропуская лучи сквозь пальцы.

Мне хотелось верить, что так я выгляжу привлекательней.

Поймала легкую улыбку Дэна – спокойную и умиротворенную. Мысленно обрадовалась,


слегка оттолкнула от себя светильник и опустила голову, пытаясь прочесть собственные
конспекты. От переизбытка эмоций буквы на страницах плясали, не в силах оформиться
в предложения. В один момент мне даже показалось, что он навис надо мной. Я
буквально почувствовала его дыхание, но, обернувшись, увидела лишь приоткрытую
дверь библиотеки.

Каган ушел и унес с собой мое спокойствие. В этот день знания усваивались крайне
плохо.

В экзаменационное утро я встала раньше обычного. Вспомнив, что оставила конспекты в


библиотеке, решила подняться туда. Когда вышла из женского крыла, увидела Диалтона,
устало поднимающегося по лестнице. Чтобы он меня не заметил, спряталась за
колоннами. Каган резко обернулся, и я даже задержала дыхание. Шаги вновь
возобновились, и я выглянула, хмуро смотря вслед правителю.

Где он был этой ночью? Одежда явно выходная – темные плотные штаны, камзол с
высоким воротником и сапоги с загнутыми носами. Откуда же он возвращается? Вновь
скрывшись за колонну, я погрузилась в свои мысли и не сразу заметила приближение
Диалтона. Он навис надо мной и сверлил недовольным взглядом.

– Шпионишь?

Я взглянула в уставшие глаза и поняла, что подозревать его в измене бессмысленно.


Здесь дело в другом. Но что за игру ведет каган Бескрайних морей?

– Я рано проснулась. Хотела подняться в библиотеку за конспектами, – призналась я, и


Дэн, проложив взглядом дорожку от моих губ к груди, поднялся к глазам и медленно
кивнул. – Я могу идти?

Правитель вновь кивнул. Я аккуратно нырнула под руку кагану и буквально побежала к
лестнице. На пролете я обернулась и попалась в омут темных глаз. Нельзя влюбляться в
Дэна Диалтона! Или, наоборот, это мое единственное спасение?

По итогу я позорно сбежала в библиотеку и после отправилась на экзамен. Академия


встретила меня суматохой – студенты совершали последние обряды и приносили
кровавые жертвы богам, то есть готовились к предстоящим экзаменам. Я прошла в
нужную аудиторию, села за свободную парту и принялась листать конспекты.
Преподавательница в длинной белой мантии, на груди которой сияло золотое солнце,
вошла десятью минутами позже и устроила устный опрос. Трех человек она сразу же не
допустила к практике, назначив день пересдачи. Остальным приказала разделиться на
две группы. Я оказалась в первой.

– Отлично. А теперь вторая группа выйдет к кафедре, – объявила тисса, и студенты


послушно выполнили её указание. Тогда она обратилась к кому-то в коридоре: – Тисс
Ялион, можете войти. Начинаем…

Аудиторию гордо пересек студент факультета темной материи ― особого вида магии,
преимущественно боевого. Хоть обладатели этого дара и умели поднимать трупы,
основной их специализацией была именно смерть. Они не могли создать вампиров или
прочую подчиненною нечисть, зато могли «выкачать» жизнь из всего, что их окружает –
из цветов, животных, людей, но не трансформировали её, как мы – целители, в лечение,
а применяли для некрошаров и прочих сильных заклинаний. И их Слова, точнее,
проклятья, были противоположны нашим – они наносили ими урон, иногда более
значимый, чем заклинанием.

Именно поэтому абитуриентов на этот факультет отбирали по-особенному, чтобы, не


приведите светлого в темную обитель, они не обернулись колдунами и не стали
накладывать проклятья на невинных людей. История знает такие случаи.

– Ялион сейчас наложит Слова тьмы на вторую группу, пока первая будет их снимать. А
после поменяемся, – объявила преподавательница, и студенты стали перешептываться,
особенно во второй группе.

И что же мне теперь делать? Я знала, что его проклятие на меня не подействует, ведь я –
Яниита, и на нас от природы антимагические путы. От волнений я закусила палец, следя
за ходом экзамена. Может, мне повезет?

Слабо в это верилось.

– Для других зла не желаю, себе горя не ищу, тебя на век не прокляну, лишь преподам
урок, – стандартно произнес темный, и я буквально почувствовала, как вокруг него
сгустилась темная энергия. – Пусть же твоя рука тебя не слушается, когда из уст
выходит речь.

Стоило ему это произнести, как однокурсник, на которого наложили заклинание, что-то
пробормотал и в этот же момент его рука дернулась и влепила ему пощечину. Студенты
рассмеялись. Он стушевался и больше разговаривать не пытался. Преподавательница
удовлетворенно кивнула, а Ялион перешел к следующей жертве. И так вся вторая
группа.

Мне достался парень, который бесконечно заикался. Признаться, мне он не особенно


нравился. Распустил свой хвост, хотя собой ничего не представлял – обычная къерица.
Но в данный момент мне нужно было выбросить весь негатив из сердца, чтобы
наполниться чистой светлой энергией.
– Светлая магия – отдающая. Мы должны делиться своей добротой с окружающим
миром, только тогда энергия будет течь по нашим венам. Успокойтесь, вдохните.
Чувствуете, как светло внутри? Выдохните и теперь, когда ваш разум и помыслы чисты,
вы можете говорить Слово, – увещевала преподавательница, и я в точности выполнила её
указания.

– Для других зла не желаю, себе горя не ищу, лишь хочу восстановить справедливость.
Отныне все проклятья, наложенные на тебя ранее, не возымеют никакого эффекта.
Пусть вернется к природе то, что было отдано темной материи.

Парень облегченно выдохнул и схватился за горло. Я улыбнулась. Мне засчитали баллы,


и впереди осталось самое сложное – наложение проклятья на меня. Я очень надеялась,
что мне достанется что-то, что я смогу сымитировать, и преподавательнице не
вздумается сканировать мою ауру на предмет наличия темной магии.

Ялион подошел ко мне и сказал ритуальную фразу. Я замерла в ожидании следующих


его слов.

– Вертись как волчок, пока не устанешь, – приказал он, и мне пришлось закружиться
вокруг своей оси. Краем глаза я заметила, как парень нахмурился, что-то пробормотал и
пошел к преподавательнице.

Теперь и она засмотрелась на меня, и с каждой минутой её лицо мрачнело все больше.
Что же теперь будет, о боги?

– Видите, тисса? – спросил Ялион, когда оба мага подошли ко мне. – Она настолько
светлая, что темная магия на ней не отражается.

– Или же проклятье вовсе не было засчитано и Яниита притворяется, – мрачно добавила


преподавательница, и студенты в аудитории прислушались к её словам. Я готова была
провалиться сквозь землю, но продолжала вертеться, словно заведенная. – Были у нас с
ней уже случаи…

Я делала вид, что ничего не слышу. Все сказанное – клевета и ложь.

С моей стороны.

– Яниита! – прикрикнула преподавательница, и я от испуга сбилась и упала на пятую


точку. Однокурсники подавились смешками, а я залилась краской. – Три бала. За
сообразительность и потрясающую смелость. А теперь к ректору!

Знакомой, давно изученной тропой, накинув на плечи шубку, я бежала в башню. День
определенно не задался! А ведь вечером будет свадьба нашего принца и Мариинской
принцессы! И как на неё успеть?

– Опять ты? – со вздохом констатировал тисс Жидеон. – У тебя только предыдущая


отработка закончилась, а ты уже в новое дело вляпаться успела?

– Я случайно, – со вздохом ответила я, – просто…

– На тебя не срабатывает магия, я давно это понял, – кивнул мужчина, и я приподняла


брови. – Не бойся так. Я разговаривал с твоими родителями по этому вопросу еще на
втором курсе. Они настоятельно попросили держать особенности твоей магии в тайне, –
и только я спокойно выдохнула, как тисс припечатал: – А вот за ложь преподавателю
придется наказать…

– Но, тисс, это несправедливо! – воскликнула я. – Если вы знаете, тогда должны понять,
что у меня не было выбора!

– Могла бы сбежать, сославшись на плохое самочувствие, – хмыкнул мужчина, и я


возмущенно засопела.

– В этом бы случае меня тоже обвинили во лжи, только еще скорее! Я же целитель, как и
все, находящиеся в аудитории!

Ректор пробурчал что-то неразборчивое, а после вынес вердикт:


– Значит так, на завтра нужна ассистентка на экзамен по боевой магии. Там возможны
травмы. Вот и будешь в качестве подручного. Поняла?

– Поняла, – угрюмо ответила я и поплелась на выход из башни.

Вернувшись во дворец кагана, я поднялась на свой этаж и, встретив служанку-беса,


приказала ей набрать мне теплую ванну с эфирными маслами.

– Будет исполнено, госпожа, – отозвалась она и добавила: – Платье к балу уже


доставлено и лежит в будуаре.

Первым делом я направилась именно к нему. Платье было светло-зеленого цвета с


турнюром, расшитое нефритовыми нитями, линия декольте, как и подол, была выложена
шифоновыми складками. Я приложила его к себе и покружилась. Пусть земные платье и
были жутко неудобными, но роскошности им не занимать.

Рядом с платьем лежали две коробочки. В одной были туфли на небольшом каблуке, а во
второй – аквамариновая парюра, состоящая из диадемы, кулона-капли и браслета с
кольцом. Камни были настолько чистыми, что их можно было принять за голубые
алмазы, если бы не магический огонек, зажженный внутри. Интересно, в каких горах
добывается такая красота?

Еще немного полюбовавшись на украшения, я отправилась в купальню. В центре на


возвышении стояла вмонтированная в пол просторная ванна, наполненная горячей
водой. Раздевшись, я погрузила сначала одну ногу, проверив температуру, а потом вовсе
залезла полностью и расслабилась. Шум льющейся воды и запах эфирного масла
успокоил меня, особенно после напряжения последних дней, и я не заметила, как
задремала.

Проснулась я от шепота за дверью. Две служанки никак не могли решить, тревожить


меня или нет. По подсчетам выходило, что мне уже пора собираться на бал, но по
соображениям – невесты правителей не опаздывают. Вот они и мялись под дверью,
отбивая дробь копытами по полу.

После их разговора я проснулась и огляделась. По всему выходило, что времени остается


немного, поэтому нужно срочно вымыть голову, что я и сделала. Быстро справившись с
водными процедурами, завернулась в полотенце и вышла из ванной. Обе женщины
облегченно выдохнули, одна усадила меня в кресло и попыталась высушить мои волосы
заклинанием. Я лишь грустно улыбнулась и покачала головой. В этот момент в дверь
постучались.

Одна из служанок вышла в гостиную, после чего зашла и объявила о приходе местной
любимицы.

– Впускай, – благосклонно ответила я.

Эль влетела в мою спальню маленьким ураганом. Я была действительно рада её видеть.
Она восхищенно выдохнула, увидев на кровати платье, и умиленно прикрыла ладошками
рот. Её восторг перекинулся на украшения.

– Ты затмишь невесту, и твою семью депортируют с территории королевства! –


рассмеялась девочка, и я слегка улыбнулась.

– Боюсь, что тогда во дворце кагана нам придется потесниться, – ответила я, и Эль
подошла ближе и дотронулась до моих волос.

Поднялся небольшой вихрь, и минутой спустя мои волосы были абсолютно сухими. Бесы
тут же поблагодарили Эль, я же сидела в ступоре и не могла поверить собственным
глазам. Девочке же казалось, что она ничего особенного не сделала. Вот кто должен был
сегодня на меня проклятье накладывать!

Служанки быстренько потеснили госпожу и принялись укладывать мои локоны. Одна из


них поддерживала и передавала заколки, а вторая поднимала волосы и закалывала их
наверху.

– Как ты это сделала? – все же спросила я Эль, и девчушка уставилась на меня


удивленным взглядом.

– Я сделала что-то не так?

– Ни одно живое существо не способно воздействовать на меня магией, – призналась я, и


брови Эль приподнялись. На лицах бесов не отразилось ни одной эмоции, словно
разговор велся не при них.

– Я не думаю, что я какая-то особенная, – растерянно пробормотала Эль и сделала шаг


назад, – если я навредила вам или что-то в этом роде, я не хотела, даю слово. Хотите
взять магическую клятву?

– Нет, что ты, Эль! Я тебя ни в чем не обвиняю. Ты помогла мне, – аккуратно ответила я,
чтобы не обидеть девочку. – Просто это неожиданно и необычно. Не принимай мои слова
близко к сердцу. Я так же была удивлена в первые секунды твоей магии, как ты сейчас.

Девочка заметно расслабилась, я же погрузилась в свои мысли. Знал ли Дэн о том, кто
живет в его дворце? Специально ли поселил её тут, подозревая о воздействии её магии
на меня? Все же девочка весьма необычна и представляет для меня угрозу. Как целитель
я легко могу читать души, и вижу, что в девочке нет зла – лишь темный уголек, который
есть в каждом из нас. Но он не будет расти без нашего вмешательства, только нам
решать, давать ему подпитку негативными эмоциями или нет.

Меня полностью собрали к балу через полтора часа – в рекордные сроки, поэтому я
подивилась мастерству служанок. Бесы, поставив меня перед зеркалом, поклонились и
отошли назад, цокая копытами. Одна из них держала в руках белую короткую шубку.
Благодаря зеркалам с обеих сторон я могла видеть свою прическу, поэтому покрутила
головой, разглядывая её со всех сторон. Волосы подняли наверх, сделав башню, увитую
нефритовой нитью с искусственными листьями, словно живыми. Весь мой образ я могла
назвать одним единственным словом – весна.

Светло-зеленые оттенки платья – только распускающаяся листва, аквамариновые


украшения – талые ручьи, пробивающиеся сквозь заснеженную землю. И белая шубка ни
капли не портила образ, наоборот, показывала, что на грядущем балу весна – лишь
гостья, и она не собирается отбирать законное время у зимы.

– Подождите меня в портальных комнатах, – приказала я служанкам и направилась к


выходу.

Дэн был в комнате и спешно собирался. Я не могла не отметить, что одевался он не в


парадную одежду, модную в земном царстве, а в плотные походные брюки и темную
рубашку. Закрались кое-какие подозрения.

– Ты в этом собрался идти на бал? – спросила я, и Дэн резко остановился. На осознание


ему понадобилось несколько секунд, а после он поднял виноватый взгляд и просто
молчал. – Ты не на бал собираешься, да? – верно рассудила я.

– Рика, не обижайся, – подойдя ближе, произнес Диалтон. – Сегодня никак не получится.


Мне нужно срочно уйти. Пойми, это важно.

– Это связано с твоим ночными отсутствиями во дворце? – прямо спросила я, и каган без
замедлений кивнул. – Тогда иди. Надеюсь, это не слишком опасно, иначе я буду
переживать.

На лице правителя отразилась вся гамма чувств – начиная от искренней благодарности и


заканчивая нежностью. Последнее мне наверняка показалось. Дэн наклонился и
коснулся моих губ легким поцелуем и тут же отстранился, будто боялся, что задержится
здесь еще на мгновение.

– Хорошо повеселись. Обещаешь?

– Не волнуйся об этом. Веселиться я умею.

Каган улыбнулся и быстрым шагом покинул свои покои. Вздохнув, я отправилась следом,
только степенно и величественно. Даже если я немного опоздаю, то пропущу максимум
несколько сплетен. Бесы помогли надеть шубку, после чего я настроила портал в
королевский дворец Долийска, который сегодня был доступен для гостей.

В портальной комнате меня, как и многочисленных прибывающих гостей, встретили


лакеи. У стен стояли боевые маги, сканирующие пространство и в любой момент готовые
к атаке. Признаться, я всегда питала к ним легкую слабость. А кто не хочет быть
девушкой всемогущего боевого мага? Разве что глупая къерица.

Лакей снял с меня шубку, после чего проводил к бальной зале, к которой вели россыпи
цветов по краям красной ковровой дорожки. Стены украшали магические светильники,
вплетенные в сеть искусственных цветов, из-за чего казалось, словно ты идёшь сквозь
арку сада, а не коридор дворца. Весёлый смех и шумные разговоры с каждым моим
шагом стали нарастать, и вскоре показались открытые двери, приглашающие гостей на
сегодняшнее празднество – свадьбу принца и присвоение нового титула Долийской
принцессы Мариинской невесте.

– Сюда, прошу, – с поклоном отозвался лакей и пригласил следовать в зал.

Я ступила в освещённую просторную залу, которая сегодня была наполнена до отказа.


Несколько сплетниц тут же обратили ко мне взоры, прошлись взглядом по вечернему
туалету и энергично зашептались. Улыбнувшись и расправив плечи, я быстро нашла
родителей и направилась к ним. Они разговаривали с их величествами.

Мое присутствие не могло остаться незамеченным. Я присела в глубоком реверансе


перед монаршими особами и опустила взгляд, после чего элегантно выпрямилась и
поздоровалась с родителями книксенами.

– Я все грущу: какой алмаз потерял наш двор, – сказал Долийский король. – Но я должен
порадоваться за двор Великого кагана.

– Он будет польщён вашими словами, ваше величество, – отозвалась я, вновь склонив


голову.

Вскоре мне будут выказывать подобное почтение, но пока я – лишь дочь герцога.

– Где же сам Великий? – с любопытством спросила супруга монарха, оглядывая зал,


будто правитель мог войти в двери незамеченным.

– У него появились неотложные дела, – лаконично ответила я и отметила расстройство


на лицах обеих королевских особ.

– Весьма печально, – отозвался король.

Я же подумала о том, что никому не говорила, что он должен быть. Люди сами желали
видеть кагана на свадьбе принца и принцессы Среднего мира. Если кому и рассчитывать
на такую щедрость, то наследникам сильнейшего королевства мира людей – Орлийска.

Еще раз поклонившись вместе с родителями, я проследила, как монархи покидают нас и
направляются в первые ряды зрителей. Церемониймейстер ударил посохом по полу и
объявил полный титул принца Элиеса. Его высочество вошел через лестницу с правой
стороны. Зал взорвался овациями, встречая любимого народом наследника. Его
высочество легко перешагивал ступени и приветствовал свой народ. На запястье
молодого супруга светилась синим брачная татуировка. Сегодня в храме уже состоялось
бракосочетание, и теперь осталось дело за малым – церемониал. Я легко аплодировала и
с любопытством рассматривала принца. Мы виделись только несколько раз – мои
родители не особенно любили покидать особняк, предпочитая затворничество.

Его высочество был статен и улыбчив. Его нельзя была назвать красивым, но светлые
вьющиеся волосы и ямочки на щеках придавали ему озорной вид и делали еще тем
дамским угодником. Среди народа он слыл ловеласом, каково же будет ему хранить
верность одной единственной женщине?

Церемониймейстер ударил посохом еще раз и объявил принцессу. Гости замерил в


ожидании. Мариинскую принцессу еще никто не видел, поэтому всем было любопытно,
кто же станет будущей королевой. Я слышала, что она магичка и обучалась в одной из
лучших академий нашего мира – Мариинской академии магии. Видимо, теперь её
переведут на дворцовое обучение.
Двери слева у лестницы раскрылись, и на свет вышла её высочество.

Принцесса была облачена в кремовое платье с длинным шлейфом, расшитое жемчугом.


Волосы заплетены в две длинные косы, в которых переливались перламутровые нити.
Весь образ был тяжёлым и величественным, словно к нам в зал спускается как минимум
царица. Внимание привлекал ее взгляд – надменный, властный, леденящий. Ее красота
была словно восковой, настолько были выверены черты лица.

Принцессу приветствовали громко, внимательно рассматривали и долго обсуждали. Бал


шел своим чередом. Прошла церемониальная часть, где её высочество получила титул
Долийской принцессы. Я танцевала только с братом и отцом, другие не решались
приглашать невесту кагана, лишь обсуждали меня за моей спиной.

Но еще одной самой обсуждаемой парой были наследники Орлийска – принц и


принцесса, в чьих жилах текла кровь демонов. Его высочество Роял не слишком любил
выходить в свет, даже обучался в академии другого государства. Если я не ошибаюсь, в
Карионске. Именно поэтому все девушки в зале старались запомнить его внешность как
можно лучше, разглядывая со всех сторон. Роял действительно был хорош собой –
статен, высок, темноволос, с хитринкой в глазах. И на его фоне сестра казалась вовсе
невзрачной.

Принцесса Никандра была невысокого роста, но не желала компенсировать этот


недостаток каблуками. На её лице редко можно было увидеть улыбку, чаще она
хмурилась и была задумчивой, что не мешало ей быть на первых каналах «инстамага».
Каштановые волосы были больше серыми, чем шоколадными, как у её брата. Голубым
глазам не хватало насыщенности, словно все цвета выкачали, оставив ей то, на что
хватило создателю сил. Определенно, если её накрасить – она будет привлекательна, но
её нежелание подчеркивать свою красоту и одеваться в более удобную повседневную
одежду не давало ей возможность иметь толпы поклонников.

– Рика, могу поспорить, завтра на первых полосах в «инстамаге» будешь ты, а не одна из
принцесс. Если будут они, то я откушу себе язык, – со смешком сообщил Нэйтан, и я
пожурила его пальцем.

– Ты паяц, Нэйтан! Какой из тебя герцог выйдет? – спросила я и, поставив бокал с


пуншем на стол, сказала: – Выйду на балкон. Мне нечем дышать.

Воздух внутри действительно был наполнен ароматами духов, и от них кружилась голова.
Стараясь остаться незамеченной, я осторожно шла сквозь толпу людей, как неожиданно
кто-то схватил меня за руку и увлек в центр зала. Притянув меня к себе, он заглянул в
глаза и слегка усмехнулся, я же поняла более страшную вещь: он – демон.
Глава 9

Айра

Почти неделя плена. Татуировки молчали. До меня доходили слухи, что султана это
настораживает. Он спрашивал у имама, не мог ли произойти сбой брачной магии? Тот
разводил руками и держал ответ, мол, он о таком не слышал, но постарается узнать. Я
передвигалась по дворцу перебежками, что не подобает правительнице Восьмого аэраби.

О последнем мне поспешил сказать Ирэй.

Я сидела в беседке и ела ягоды, когда второй наследник неожиданно вырос передо мной.
Я прищурилась и напряглась в ожидании очередной колкости от него, и он не преминул
оправдать мои ожидания.

– Как же так, Айра? Неужели правительница ощущает себя загнанным в клетку зверем?
Великая, так не должно быть! Хотите, я вам помогу?

– Чем же? – едко спросила я. – Разве что я буду благодарна, если ты уберешься отсюда.

– Из дворца? Матушка, неужели вы переживете разлуку с сыном?

И взгляд такой чистый, невинный, словно он, действительно, проявляет участие и


заботу. Последний диссонанс настолько взбесил меня, что я подскочила и замахнулась
кулаками на второго наследника. Ирэй громко захохотал, скрутил запястья за моей
спиной и притянул к себе. Я пыхтела и пыталась вырваться, но в итоге лишь растрепала
прическу и несколько раз наступила на ноги всевышнему.

– Ненавижу тебя! Видеть не желаю! – в сердцах воскликнула я и замерла, почувствовав


дыхание наследника напротив моих губ.

Как-то быстро пересохло во рту. Ирэй наклонился и легко провел губами по моим. Я
даже не знала, как реагировать. Нет, определенно, этого поцелуя мне хотелось. Еще со
студенчества. Но как быть с моим браком и нашей родственной связью? Он сын моего
мужа, пусть и мой ровесник.

Но, оказалось, все сомнения ушли к демонам, когда мы встретились глазами. Для
эмоций нет границ, в отличие от разума. И я сама подалась вперед, как и он. Мои руки
мгновенно отпустили, и я смогла обвить шею наследника, прижимаясь сильнее, желая
оказаться где-нибудь в Подземном царстве, где для нас не будет преград.

Сумасшествие текло по моим венам. Стоны срывались с моих губ. Я закрывала глаза,
чтобы вновь открыть их и увидеть лицо Ирэя. Если безумие существует, то оно обоюдно.
Ирэй уже забрался под тонкую ткань абайи и огладил бедро. Я легонько вскрикнула и
заглянула в глаза мужчине. В этот момент я поняла, что пропала.

Ведь чувствовала притяжение не к собственному мужу, а к его сыну.

– Могла ли я выйти замуж за тебя, а, Ирэй? – со смешком спросила я, не двигаясь и


опасаясь, что он отстранится. – Как же так получилось, скажи мне?

Наследник сглотнул и убрал руку, после чего взял в руки мою ладонь с таинственным
перстнем. Поцеловав пальцы, он сжал мою руку и проникновенно произнес:

– Не снимай его еще немного, прошу тебя. Снимешь – и мы пропадем оба.

Не знаю, почему, но я лишь кивнула. Не задала лишних вопросов, а просто решила


довериться ему. Это на меня было непохоже, но чувства к Ирэю меняли меня изнутри.
Наследник отступил, но еще долго не выпускал мою руку и смотрел в глаза. Я
чувствовала, как проиграла какую-то частичку себя.

Когда он ушел, я поняла, что влюбилась.

Нет, любила его всегда.

Лейорика Яниита
Темные длинные волосы мужчины были распущены и доставали до лопаток.
Пронзительный взгляд темных глаз пугал до глубины души. Мужчина провел ладонью по
моей оголенной руке, будто наслаждаясь моим страхом, и я вздрогнула. Пытаясь убедить
себя, что бояться нечего, я лишь загоняла себя дальше в ловушку страха.

Как же он смог пройти незамеченным? Неужели никто не почувствовал его тяжёлую


давящую ауру, присущую этой расе? На меня не действует сила принуждения демонов, и
я могла не заметить его. Но остальные, что с ними?

– Так вот ты какая, Лейорика Яниита, – пробормотал незнакомец и провел ладонью по


вырезу на моей спине. Я вновь вздрогнула. – Ты теплая, а выглядишь такой холодной.

Я не ответила, оценивая свои шансы. Сильный демон. И он знает, кто я такая и совсем
не боится моего жениха. Незнакомец прервал танец и наклонился ко мне, прошептав на
самое ухо:

– Ты мне нужна, Лейорика Яниита.

Я себе тоже очень нужна. Даже слишком, чтобы поддаваться на провокации жителей
Подземного царства. Сглотнув, я резко оттолкнула от себя демона, но не удержала
равновесие и свалилась на пол. Прикрыв глаза, я ожидала удара, но его не последовало,
зато музыка прекратилась и раздались разрозненные крики толпы. Приоткрыв веки, я
увидела широкую спину Дэна Диалтона, который пытался удержать красные магические
искры.

Темное облако магии правителя Бескрайних морей отступало, не в силах справиться с


мощью незнакомца – Дэн отлетел на пять метров в сторону и впечатался в стену, успев
трансформироваться, и сейчас гости сегодняшнего вечера уже кричали от ужаса перед
второй ипостасью демона.

Она обладала аурой страха, да и сама была не самым приятным зрелищем. Даже я
невольно отвела взгляд, но почти сразу же вернула его, потому что беспокоилась за
жениха. Внешне он был в порядке, аура тоже не отражала повреждений. Дэн поднялся
на ноги, и теперь я смогла оценить его вторую ипостась.

Огромный, метра два краснокожий демон с длинными загнутыми рогами, плоским носом
и утолщенной кожей с наростами. Вместо ногтей – смертоносные когти. По полу бил
тонкий хвост с цветной кисточкой – алой. Часть гостей в панике бросились прочь, часть,
включая моих родителей, – стража силой выводила из зала. Нас же плотным кольцом
обступили маги, готовые к нападению, но в лицах некоторых из них всё же можно было
увидеть страх.

– Тебе не справиться со мной, мальчишка, – вяло, растягивая слова, произнес


незнакомец. Он сделал несколько шагов по кругу, словно вовсе не замечал человеческих
магов. Те не спешили вступать в бой, ожидая окончания разговора демонов. – И ты, и я
об этом знаем.

Дэн не ответил и обеспокоенно посмотрел на меня. Я замерла, и жених протянул руку.


Никаких раздумий не было, я тут же бросилась к нему и встала за спину. Диалтон на
несколько секунд расслабился, и вскоре его хвост вновь тревожно затарабанил по полу.

– Ты еще в прошлый раз показал свою мощь. Я не глупец, чтобы подставляться под удар.

– Однако прибыл сюда, – цокнул языком демон. – Кстати, мне нужна твоя невеста.
Одолжишь? – произнес с усмешкой, продолжая оставаться безумно спокойным. –
Девочка, не прячься от меня. Иди ко мне, и я пощажу твоего жениха.

Я взглянула на спину Дэна. Неужели есть кто-то сильнее него? Насколько мне известно,
он самый сильный из нынешних каганов, если не считать Вельзевула. Но силу тому дает
особый ритуал, проводимый при наречении. Неужели передо мной правитель демонов?
Не может быть! Или это и есть отец Вийона? Почему он тогда себя так ведет? Нет, эта
догадка неверна.

Тогда кто же ты, ужасный незнакомец?

Додумать мысль мне не дали земные маги. Они одновременно бросили в демона столпы
искр. Подсознательно я была уверена, что он их отобьет. Предчувствие меня не
обмануло, но я не ожидала, что в этот самый момент Дэн откроет портал и буквально
швырнет меня в него. Я выпала в портальной комнате дворца кагана Бескрайних морей,
ударившись коленями о кафельный пол.

Самого правителя рядом не было. Обернувшись, я бросилась к арке, но переход уже был
закрыт. На пальцах заискрили нити заклинаний, и я попыталась воссоздать обратный
путь. Нити путались, сияли и разрывались одна за другой. Долийский дворец был
отрезан внешне.

– Не получается, – прошептала я и опустила руки.

Несколько бесов позади обеспокоенно топали копытами, переглядываясь между собой. Я


судорожно перебирала, что делать, как внезапно пришло озарение. Раал Орденаталь!

Создав точку переноса, я ожидала запрос, но неожиданно портал отсюда легко открылся
во дворец Багровых степей. Без дополнительной защиты? Неужели троица друзей
настолько доверяет друг другу? Впрочем, времени на размышления не было. Я
буквально выпала из арки в сотнях километров от Бескрайних морей.

Портальные комнаты были лицом дворца, первым, что увидят гости, поэтому каждый
хозяин старался делать их индивидуальными. Вот и сейчас дворец встретил меня
красочной росписью на стенах о временах, давно забытых современниками, и бесом в
дорогой расшитой одежде, подергивающим кисточкой хвоста. Он оценил мой
человеческий наряд, поклонился и попросил представиться.

– Я – Лейорика Яниита, невеста кагана Бескрайних морей. Мне срочно нужен Раал
Орденаталь. Проводи меня к нему, – ответила я.

Минутой спустя сомнение на лице беса сменилось решительностью, и он попросил


следовать за ним. Я буквально бежала. Мы поднимались все выше на нейтральной
территории, и вскоре оказались перед тяжелыми резными дверями. Слуга трижды
постучался, после чего вошел один. В открывшемся проеме я смогла увидеть высокие
стеллажи с множеством коричневых корешков и влетела следом.

Раал сидел на софе рядом с растрёпанной женой. Было видно, что только три стука в
дверь назад они весьма горячо целовались. Я бы почувствовала укол вины, если бы
жизнь Дэна не висела на волоске.

– Лейорика? – удивленно переспросил Раал и поднялся на ноги. – Ты же должна быть на


балу.

Бросив взгляд за мою спину, он нахмурился. Конечно, он заметил отсутствие Дэна.


Винсента встала рядом с мужем и положила руку ему на плечо. Они переглянулись.

– Что с вами произошло? – наконец, озвучил свой вопрос каган.

– Я толком не могу описать, – затараторила я. – Но точно знаю, что Дэн остался наедине
с очень опасным демоном. Не знаю, кто он, но Дэн не отправился за мной, а остался там,
с ним.

Раал переглянулся с женой, и та прикрыла рот ладонью. Великий, поцеловав Винсенту в


висок, исчез прямо на глазах. Я могла только надеяться, что он отправился к Дэну и что
еще не поздно. Минуту мы стояли растерянные, оставшись наедине со своим
ожиданием. Наконец, тишина была разрушена Великой.

– Может, крепкий отвар с седативным эффектом? – спросила Винсента, и я подняла на


неё растерянный взгляд. Она нервно рассмеялась. – Травить не буду! К тому же, вы
целитель, значит, сможете определить яд в отваре. Разве не так?

Она пыталась развеселить меня и одновременно изгнать тоску из своей души.

– Вы же знаете, кто был тот демон, – констатировала я, и Винсента подняла руку


ладонью вверх, будто собиралась магичить. Вот только магии в ней не было, я это
видела, как целитель.
– Я догадываюсь, – кивнула девушка. – Каган Бескрайних морей сильнее даже
нынешнего Вельзевула. Многие предрекают ему эту должность. И лишь с одним
демоном он не способен справиться.

– Это он лишил вас магии? – догадалась я, и девушка кивнула и сложила руки в замок
перед собой.

– Все-таки, нам обеим стоит выпить отвар. Помочь мы ничем не можем, особенно я в
нынешнем состоянии. Так давайте же сохраним хотя бы спокойствие.

Это было логично. Это было правильно. Но меня никак не могло оставить волнение.
Хотелось спуститься в портальные комнаты и до потери пульса пробовать открыть
портал в Долийский дворец. Вот только это не даст никаких результатов.

Я кивнула, и повелительница отдала соответствующие распоряжения стоявшему рядом


бесу.

Дэн Диалтон

Вариант побега был. Необходимо было лишь отвлечь Корсентера, чтобы успеть открыть
портал для Лейорики. Сам я, конечно, попасть в него не успею, иначе дам демону
дополнительное время и тем самым приведу его за собой. Я понимал, что либо
Корсентер придет в бешенство и убьет меня во время схватки, либо, что более вероятно,
отпустит без надобности. Ему нужна только моя невеста. Вот только зачем?

Земные маги дали мне ту самую возможность. Портал за Лейорикой захлопнулся в тот
момент, когда Корсентер отбил общие атаки. Все маги лежали обездвиженные. Нет, он
не убил их, пожалел. Почему? Этот же вопрос можно было прочесть в моих глазах.

– Я уважаю силу, мальчишка, – произнес сильнейший из демонов, – и умею ею


пользоваться.

Я не успел спросить, что он имеет в виду, как злейший враг моего народа принялся
чертить на полу пентаграмму. Осознание было ушатом холодной воды, впрочем, вполне
ожидаемым. Все эти маги очнутся уже обычными людьми с выжженными магическими
артериями, как и Винсента однажды. Только та по собственному желанию отдала нам
свои силы, а здесь – у них никто не спрашивал.

– Не удивительно, что ты стал сильнейшим из нас, – хмыкнул я, не мешая демону.

Смысл? Я с ним явно не справлюсь. Даже втроем с Вийоном и Раалом мы были


бессильны. Надо выбираться отсюда, иначе мой каганат останется без правителя. И
Лейорику некому будет защитить. Вдруг, в следующий раз Корсентеру удастся добраться
до неё? Нет, я не должен этого допустить. Необходимо выбраться любым способом.

– Кто или что тебе мешает стать таким же, как я? – серьезно спросил демон, не
отвлекаясь от темного ритуала.

– Законы Подземного царства, – ответил я и прошелся вдоль тел магов. Многие были
совсем мальчишками, наверняка, лучшими выпускниками своих академий. – Наши
законы запрещают отбирать силу у слабых. Ты же давно пренебрег ими.

– Законы – это лишь ограничения свободы. Я желаю быть независимым от любых


государств и предрассудков. Дэн, ты ведь Палач, – Корсентер развернулся ко мне, будто
только что открыл для себя эту истину. – Ты привык казнить, лишать своих подданных
жизни. Тебя знают как самого бескомпромиссного суверена Подземного царства. Твой
каганат не знает бед благодаря твоей жесткой политике. Думаешь, ты так далек от
меня? Ты такой же убийца, как и я.

– Только мои жертвы имеют выбор, – сквозь зубы прошипел я. – Каждый из них решает
для себя – быть преступником или честно следовать нашим законам. А я могу казнить, а
могу помиловать.

– Законы, законы, законы! – закричал Корсентер и вонзил кинжал в центр пентаграммы.


Мрамор раскололся на том месте. – Ты не видишь полноты картины из-за своих законов!
Оглянись! Рамки – это лишь ограничение свободы, но их создаем мы сами. Когда-то мне
их навязали, и теперь я хочу от них избавиться. Что плохого в том, что я хочу
абсолютной независимости? Разве ты её не жаждешь?

Я задумался. В чем поистине состоит свобода? В том, что я могу возвращаться домой,
когда сам того хочу. Жениться на любимой девушке, а не по брачному договору. Я
усмехнулся.

– Ты прав, рамки сильно ограничивают нас, – согласился я, и глаза демона


удовлетворенно блеснули. – Вот только ты пытаешься достичь невозможного. Избавиться
от рамок нереально, а вот сдвинуть их – вполне вероятно. Вот этим мы с тобой и
различаемся. Я не пытаюсь разрушить их, попутно ломая чужие судьбы, я лишь пытаюсь
изменить их структуру и подвинуть для собственного удобства.

Я женюсь по брачному договору, но на любимой девушке. Я возвращаюсь туда, куда


хочу, и не важно, в какое время. Порой мы сами портим себе жизнь своими
невыполнимыми желаниями, когда наслаждаться нужно уже тем, что имеем.

Например, влюбленностью. Может, подписав брачный договор, мои родители оставили в


залог семье Яниита мою душу? Иначе как объяснить то, что она привязана к одной-
единственной человеческой девушке?

– Что ж, Дэн, спорить с тобой не буду. Ты приятный собеседник, – ответил демон. –


Разумеется, ты покинешь дворец, как только я отвлекусь и начну ритуал. Ты мне без
надобности, в отличие от твоей невесты. Так что… до встречи, Дэн Диалтон.

Корсентер начал ритуал, я же открыл портал и покинул Долийский дворец.

Лейорика Яниита

Напольные часы тикали. Мы сидели в столовой, пили ароматный отвар и периодически


переглядывались. Здесь было тихо, и лишь изредка раздавался цокот копыт бесов. Мы
прислушивались – нет ли там шагов наших демонов? Тишина стала напрягать.

– В конце концов, они сильнейшие демоны Подземного царства, – изрекла Винсента, и я


наградила её скептическим взглядом.

– Расскажешь подробнее о том демоне? – спросила я, и всевышняя согласно кивнула и


отставила от себя отвар.

– В Подземном царстве он очень известная личность, вот только не каждый любит


называть его имя. Корсентер.

Я пыталась вспомнить, слышала ли я о нем раньше. Что-то из разговоров родителей


иногда доносилось до меня. Только я никогда особенно не вникала, ведь даже
предположить не могла, что это коснется меня.

– Корсентер был когда-то одним из сильнейших демонов, только его могущества ему
показалось мало. Он начал проводить ритуалы и отбирать силы у своих противников. Его
магия росла, пока не вышла за все мыслимые и немыслимые пределы. На него устроили
настоящую охоту, тогда он принялся искать Печать могущества – один из трех
сильнейших артефактов.

– Ты ведь потомок Эмпайров, бывших хранителей артефакта, разве не так? – перебив,


уточнила я.

– Именно. С помощью этой вещицы я пленила Раала. Я поспорила, что первый мужчина,
вошедший в аудиторию, станет моим мужем еще до заката. По счастливой или на тот
момент несчастной случайности вошел именно Раал, которого я и сковала брачными
татуировками, – призналась девушка.

– Как он тебя не убил?! – удивленно воскликнула я и ойкнула, вспомнив, что сейчас


разговариваю с правительницей. Винсента рассмеялась.

– Сама не понимаю! Ожидала от него именно этого, однако он оказался очень хорошим
и, признаться, привлекательным мужчиной. Как-то так вышло, что мы влюбились друг в
друга. Собственно, я отвлеклась от рассказа. Корсентер убил моих родителей, но Печать
так и не нашел, зато получил серьезный урон. Ему пришлось много лет прятаться, пока
он вновь не вышел на след Печати из-за моей рассеянности.

– Сейчас печать у Всевышних, значит, ему не удалось ею завладеть?

– Э-э… не совсем так, – ответила девушка. – На несколько минут ритуала он был её


хозяином, и только усилиями Раала и Дэна удалось вырвать артефакт. Ну и мне с моей
подругой Ирнелией пришлось отдать свои магические силы, чтобы сохранить им жизни.

– Печальная история. Ты скучаешь по магии?

Правительница поморщилась, и я поняла, что сболтнула лишнего, поэтому поспешила


извиниться. Напольные часы пробили ровно десять, и в этот самый момент мы услышали
позади нас цокот копыт. Чопорный бес поклонился и сообщил, что Великие вернулись и
изволят выпивать.

Мы с Винсентой переглянулись, сжали кулаки и бросились в кабинет Раала. Троица


друзей сидели на диванах и делали вид, что ничего особенного не произошло. Здоровые
и невредимые. Я бросилась на Дэна с кулаками, готовая убить его за собственные
переживания. Я, между прочим, извожу себя, а он сидит тут, как ни в чем не бывало!

– Ты… ты в порядке! – обвинила я и подошла ближе, встав сбоку от столика.

– Разумеется. Корсентер искал именно тебя. Я ему без надобности, – спокойно ответил
Дэн, и я открыла рот, словно рыба, выброшенная на берег.

– Раал, почему сразу не сказал о вашем возвращении? – хмуро спросила Винсента у


своего мужа.

– Понимаешь ли, мы не могли пробиться во дворец Долийска, поэтому обдумывали


дальнейший план действий в Бескрайних морях. Каково же было наше удивление, когда
в портальные комнаты вышел совершенно спокойный Дэн, – оправдался Раал. – Так что
планы по его спасению пришлось отложить.

– Я, между прочим, волновалась о тебе, – констатировала я после речи Раала и


посмотрела на Диалтона.

Он растерялся, по-прежнему держа в руках стакан с янтарной жидкостью. Забрав её, я


осушила сосуд до дна и поставила на стол. Алкоголь определенно хуже отвара.
Поморщившись, я развернулась и направилась в портальные комнаты. Дэн догнал меня
по пути.

– Обижаешься? Брось, я и подумать не мог, что ты будешь переживать обо мне, – заявил
этот нахал и выжидательно замолчал.

Надеется на первое признание? Не дождется! Быть может, я только сегодня поняла, что
немножечко влюблена в своего жениха, но никогда не раскрою свои чувства первой.

– Благодарю за спасение, о Великий, – ответила я и, поклонившись, восстановила


изначальный курс движения.

– Рика! Рика, не смей прерывать нашу беседу! Рика!

Надеюсь, еще никто кроме меня не ослушался кагана. Мне хотелось бы быть первой.

Где-то в Среднем мире

– Хозяин, вы расстроены, что ваш план провалился? – обеспокоенно спросил бес, и


хозяин бросил на него добродушный взгляд.

– Отчего же? Я уже было решил, что эта пара ничего друг к другу не чувствует, но это не
так. Осталось только дождаться консуммации брака. Лейорика ослабнет и станет легкой
добычей.

Корсентер вздохнул и расправил плечи. Сегодня ему было невероятно хорошо. Он


буквально чувствовал, как мощь растекается по его венам, как магия бурлит в нем.
Подождать? Он достаточно ждал. Ничего не будет от ещё нескольких недель ожидания.
Глава 10

Лейорика Яниита

Сессия продолжалась. Теперь на экзаменах на меня смотрели с осторожностью и всякий


раз отводили взгляд. Преподаватели ставили высший бал. Даже мои бывшие соперницы
мне улыбались.

Вот какой эффект оказывает страж-демон за твоей спиной!

Люди буквально сгибались под тяжестью ауры рядом с ним. Благо, я не чувствовала её
из-за особенностей моего рода, поэтому могла ходить с гордо поднятой головой, пока
приставленный ко мне воитель охранял мой покой.

У меня был третий экзамен. Близились каникулы. Студенты были вымотаны прошедшим
семестром и суматошной сдачей сессии.

У стихийников, как всегда, экзамен проходил на стадионе, и все студенты академии


могли полюбоваться на искры заклинаний, летающих между людьми и отражающиеся от
их щитов. Выглядело это как настоящее световое шоу, именно поэтому половина
обучающихся вместо того, чтобы сосредоточиться на экзамене, смотрели в окно.

Я сегодня отбывала третий день наказания и была помощницей мастера огневиков.


Следя за аурой младшекурсников, думала о своей детской мечте стать стихийницей.
Тогда это казалось пределом мечтаний. Я надевала папину длинную сорочку, заправляла
ее в бриджи для верховой езды, брала у брата широкополую шляпу и воображала себя
странствующей магичкой, готовой к переменам и опасностям.

Вот же были времена!

– Смотрите, у него магический поток выходит из-под контроля! – воскликнула одна из


стихийниц, и все сразу поняли, куда надо смотреть.

В центре стадиона у черноволосого студента паутина заклинаний вышла из-под


контроля и теперь искрила и увеличивалась в размерах. Я оглянулась в поисках
преподавателя, но его нигде не оказалось. Неужели он отлучился, а я, погрузившись в
свои мысли, не заметила его ухода?

– Что он делает? – спросил мой страж, и я передернула плечами.

– Смотрите, он пытается заземлить магию, – ответил демону чей-то выкрик. – Там же


артефакт тисса Жидеона! Он же срезонирует!

– Как темному проклясть, срезонирует! – подтвердил ещё один стихийник.

Что меня больше удивляло, никто не пытался что-то сделать. Все молча наблюдали за
неудачными попытками мага снять собственное заклинание. Мой же страж открыл
портал во дворец Бескрайних морей и схватил меня за руку.

– Только посмей! – закричала я, даже не пытаясь вырваться.

Куда я против демона?

– У меня есть четкие указания Великого об экстренных ситуациях. Я обязан доставить


вас к суверену.

– Мне плевать на твои указания, – четко выговорила я. – Мы уйдем отсюда только после
того, когда у меня будет уверенность в стабильности здоровья этого мага.

После моего настойчивого взгляда демон меня выпустил и отошел на шаг назад. Я
выпустила собственную магию и создала вокруг студента защитную сферу. Нити
заклинания бились о неё, но были не в силах выйти за пределы.

Дела плохи. Надо спасать парня. Отрезав от себя сферу и сделав её стационарной, я
внимательно осмотрела ауру парня и постаралась выделить в ней магические потоки.
Нас совсем недавно научили «зажимать» магические артерии. Надеюсь, это сработает.
Краем глаза я заметила, что одна из студенток побежала за ректором или мастером. Я
пыталась увидеть нужные магические артерии. Если зажму не те, то вовсе лишу его
магии или, в лучшем случае, он лишится магии на несколько лет. В тот момент, когда я
нащупала нужные потоки и сделала необходимые пассы руками, неудачливый студент
свалился на землю, вконец потеряв контроль над своей магией.

Та вырвалась наверх, но не смогла пробить стенки сферы. В этот момент она двигалась,
словно живая, и, не найдя выхода с одной стороны, бросилась к другой. К земле. Я
вскрикнула и дернула сферу в сторону, снося парня со взрывоопасной точки.

– Все со стадиона! Живо! Вон! – закричала я и сама бросилась наутек.

Студенты запаниковали и побежали в разные стороны. Магия уже добралась до


артефакта Жидеона и сейчас искрила синим цветом. Вот-вот должен был прозвучать
взрыв, который я так и не услышала, влетев в портал, созданный стражем.

Упав на ковер в кабинете Диалтона, я отряхнулась и зло выплюнула:

– Изобретали – зло!

Дэн резко поднялся со своего места и, подойдя ко мне, рывком поднял с пола. Осмотрев
меня на наличие ранений, он, удовлетворившись результатом, обнял меня.

– Что произошло? – вопрос, как ни странно, был адресован не мне, а моему стражу,
поэтому мне пришлось тихо стоять в сторонке, пока тот пересказывает всю ситуацию.
Дэн все больше хмурился, а после посмотрел на меня и недоуменно спросил: – Как тебе
пришло в голову поступить в эту злосчастную академию?

– Злой рок, – уверила я его, и Дэн, открыв портал, взял меня за руку и шагнул в
водоворот.

Если со стражем я поспорить еще могла, то с собственным женихом – нет. Он всегда


действовал чрезвычайно ультимативно. Но стоило нам оказаться в кабинете тисса
Жидеона, как я почувствовала сильную слабость. Все-таки волна взрыва на стадионе
смогла меня задеть, пусть и частично. Увидев испуганное выражение лица своего
ректора, я грохнулась в обморок.

*** ***

– Надеюсь, вы отдаете себе отчет, насколько быстро закроется ваша академия, –


угрожающе произнес Диалтон, и его слова были первым, что я услышала при
прояснении сознания.

Голова болела. По ней будто били малюсенькими молоточками, но с завидной частотой.


Я поморщилась и перевернулась на другой бок, прикрыв голову подушкой, словно желая
избавиться от боли. Тщетно.

– Великий, она проснулась, – шепот принадлежал Эль.

Я открыла глаза, отставила в сторону подушку и огляделась. Белая палата моего родного
академического госпиталя. Рядом с кроватью на стуле сидела Эль и ободряюще мне
улыбалась, а вот тисс Жидеон не был так рад меня видеть. Он был хмур и раздосадован,
что не удивительно в присутствии кагана Бескрайних морей.

Я сама первые дни в его присутствии чувствовала себя так же.

– Как ты? – участливо спросил суверен и присел на кровать. Железная сетка под его
весом прогнулась.

Я не ответила, лишь болезненно поморщилась. В палату вошла мастерица и жестом


указала всем на дверь. Ослушаться тиссу Люблену даже я не решалась, вот и каган
вместе с Эль последовал её приказам. Целительница быстро осмотрела мою голову и
ауру, после чего подала горячий отвар, принесенный ею же. Поблагодарив, я осушила
сосуд до дна.

– Досталось тебе, – со вздохом констатировала женщина, – а если бы тебя не было, то не


жить тому стихийнику. Неизвестно, сколько бы еще погибло.

– А что будет с тиссом Жидеоном и академией? – спросила я, прекрасно понимая


политические нюансы этого происшествия.

– Ректора в лучшем случае снимут с должности, – ответила мастерица и внимательно на


меня посмотрела, тем самым намекая, чтобы я посодействовала в данном вопросе. – А с
академией… Думаю, её не закроют, но проведут внеплановую инспекцию по технике
безопасности. Ну и мастера со стихийного факультета под трибунал пустят, ведь это он
оставил студентов без присмотра.

Я вздохнула и почувствовала еще более сильную головную боль. Тисса Люблена помогла
мне вновь лечь, и я заснула.

Второе пробуждение было на руках суверена Бескрайних морей. Боли уже не было,
поэтому я без опасений открыла глаза и приподнялась, заглядывая за спину жениха.
Судя по всему, мы уже находились в каганате.

– Зачем ты меня забрал спящей? – резонно спросила я.

– Не хочу, чтобы ты оставалась там надолго.

С одним вопросом разобрались, теперь время для более важных задач. Устроившись на
руках кагана поудобнее, насколько это возможно, я обвила его плечи руками и
заглянула в глаза.

– Скажи, а что ты планируешь делать с тиссом Жидеоном?

Ответил суверен не сразу. Каждое слово давалось ему с трудом.

– Его снимут с должности, очистят лабораторию, в том числе домашнюю, и конфискуют


всё оборудование и препараты.

– И более ничего? – уточнила я, и Дэн вновь замолчал, а затем вздохнул.

– И более ничего. Эль убедила меня, что ты будешь переживать за ректора своей
академии. Но больше ты туда не вернешься!

Тут я приподняла голову и внутренне возмутилась – как это не вернусь?! А как же


образование?! Это, что, мне теперь сидеть необразованной къерицей целыми днями
напролет?! Я же будущая повелительница!

Последнее я высказала вслух.

– Почему же необразованной? Я найму тебе лучших мастеров, которые обучат тебя


всему необходимому. Хочешь людских магов, хочешь из числа демонов.

– О, у меня даже есть выбор в таком незначительном вопросе? – едко осведомилась я.

– Да, и, заметь, в академии тебе такого выбора не дают, – с усмешкой добавил Диалтон, и
это была неверная эмоция.

– Это несправедливо! – воскликнула я и начала брыкаться. Дэн поставил меня на пол и


отошел на шаг. Во избежание последствий от моих действий в состоянии аффекта,
видимо. – Я еще не твоя жена! А свадьбу можно и перенести, ты слышал меня?! Или я
возвращаюсь в академию, или домой!

– Нет, – емко ответил он, и я открыла рот от возмущения.

– Нет на что?

– На все. Переноса свадьбы не будет, – заключил он и сделал шаг вперед, мне пришлось
отступить. – В академию ты не вернешься ни за что, это слишком опасно, – вновь я
отступаю под его напором. – И домой ты, конечно, не вернешься. Пора привыкнуть, что
здесь – твой дом.

– Ненавижу тебя! – выкрикнула я. – И этот дворец тоже! И нашу помолвку! Единственно,


в качестве кого я тебя вижу, это заключенного, подвешенного на крюк в моей
экзекуторской! Ты меня слышал? Ненавижу тебя!

– Я услышал, – спокойно ответил каган и сделал шаг назад. Черная бездна его глаз
словно потухла, стала серой. – Не буду отнимать у вас больше времени, тисса, я этого не
достоин.

Он развернулся и стремительно зашагал в сторону мужского крыла. Я обессиленно


сжимала кулаки ему вслед. Уже сейчас пожалела о своих словах, злилась и на себя, и на
него. Дурацкая сцена. Бессмысленные запреты. Психанув, я бросилась в портальные
комнаты. Забежав внутрь, кинулась к первой попавшейся портальной арке и попыталась
её открыть. Безрезультатно. Доступ для меня был закрыт.

Дэн Диалтон, я тебя ненавижу!

Но отчего же сердце обливается кровью при воспоминании о нашей ссоре?

*** ***

На следующий день мне пришло извещение о том, что меня отчислили. В новостных
потоках было множеством статей о происшествии в Долийской академии магии.
Виновным выставили того самого мастера стихийного факультета, а тисс Жидеон якобы
подал в отставку, предварительно извинившись перед народом и, в частности, перед
студентами.

"Инстамаг" обо мне упоминал, как о героине. Мне было неуютно от таких статей и тем
более моих фотографий в этом свете, особенно на фоне отчисления. Теперь меня знали
не только, как невесту кагана, но и как «ту самую целительницу». Не сказать, что
перспектива запомниться в земном царстве меня радовала.

С Дэном мы не общались от слова «совсем». Мы объявили друг другу холодную войну и


при этом сами же то и дело порывались её закончить. Иногда за ужином я ловила себя
на мысли, что хочу ему что-то рассказать, а порой видела, как он открывал и закрывал
рот, словно не решаясь со мной заговорить.

Наша свадьба неотвратимо приближалась. Осталось чуть больше двух недель, и в мире
демонов это было значимое событие. Эль помогла мне раздобыть «ключ-код» к магомагу.
Я открыла для себя много нового.

Во-первых, я узнала очень «лестные» слова о себе. Оказывается, у меня внешность


яррота, мозги къерицы и фигура морнолии, точнее, её отсутствие. Сказать, что я была
рада подобным сравнениям – ничего не сказать, но что только не встретишь на
новостных потоках.

Здесь же в сети я нашла Винсенту Орденаталь, чья страница пользовалась


популярностью (учитывая её положение повелительницы было бы удивительно, если у
неё не было подписчиков среди её народа).

Магомаг стал полезным источником информации. Отсюда я узнала о приключениях


троицы друзей, которыми восхищалось все Подземное царство – несравненные Раал
Орденаталь, Вийон Розенталь и Дэн Диалтон.

Популярность последнего среди женщин стремительно падала в связи с помолвкой, в то


время как популярность второго всё набирала обороты (читай между строк: все
воздыхательницы от двух каганов сбежали к свободному наследнику Сумеречных долин).
Оставалось надеяться, что Вийон тоже наступит на те же грабли под названием «брак».

Дэн приглашал во дворец преподавателей, из которых я должна была выбрать себе


мастеров. Они уходили ни с чем, отбракованные мною. Именно их бесконечная череда
натолкнула меня на перемирие. Вечером я спустилась к ужину не в длинном людском
платье, которое носила прежние дни, а в легкой абайе, расшитой серебряными нитями и
подвязанной кушаком. Волосы заплела в свободную косу и перехватила голову
фероньеркой. Поглядев в зеркало, я сделала вывод, что крайне хороша.

Дэн подумал так же. Нет, вслух он ничего не произнес, но удовлетворенный блеск глаз
говорил за него гораздо больше.
Ужин прошел в тишине и вот, когда мужчина был сыт, я решилась начать разговор.

– Знаешь, нам надо решить этот конфликт разумно. Давай пойдем друг другу на уступки.

– Например, какие? – воодушевлённо спросил Дэн и взял в руки бокал вина. Я тоже
пригубила свой напиток.

– Например, я буду послушной девочкой, продолжу ходить в присутствии того демона,


которого ты ко мне приставил, а взамен буду обучаться со всеми.

– В Долийской академии? – уточнил Дэн и отпил из бокала. Я проследила за ним и


кивнула. Каган отставил вино и ухмыльнулся. – Нет, Лейорика, так не пойдет. Туда ты
больше не вернешься. Предлагаю иной компромисс. Раз ты так против домашнего
обучения, я переведу тебя в другую академию, где работает мой знакомый ректор. Он
мужчина менее эксцентричный, более опытный и к тому же сильный маг. Ему я
доверяю.

– И что это за академия?

Я напряглась, ожидая услышать название демонического учебного заведения, но жениху


удалось меня удивить.

– Мариинская академия магия, – ответил Диалтон, и я даже подалась вперед.

– Лучшая во всем земном царстве? – уточнила я и получила кивок. Сдержать радость


было крайне сложно. – Что ж, достойный обмен. Мне надо подумать.

Я встала из-за стола. Необходимо было подготовиться к новому учебному семестру.

*** ***

О своем решении я сказала Дэну на следующий день. Мужчина усмехнулся и ответил,


что рад моему выбору. Перед тем, как я собиралась уходить из его кабинета,
остановилась и внимательно посмотрела на жениха.

– Знаешь, те мои слова… о ненависти. Пожалуйста, забудь их. Я воскликнула в сердцах,


не подумав головой. В них нет и доли правды.

– Действительно? – спросил Дэн и приподнял бровь. Я смутилась.

– Ну если только самую малость, – честно ответила я и добавила: – Про экзекуторскую.

– О, – протянул каган и откинулся на спинку кресла, широко улыбнувшись. – Ради твоих


фантазий я готов быть прикованным к кровати.

Я не могла не улыбнуться, поэтому покидала его кабинет в хорошем настроении.

*** ***

К первому учебному дню в Мариинской академии магии я готовилась тщательнее, чем


на свадьбу Долийского принца. А что? На балу тебя один раз увидят, обсудят и забудут
на следующий вечер или максимум через неделю. В академии же тебя запомнят на все
оставшееся время обучения.

Нельзя сказать, что я не испытывала грусти по поводу перевода, но сейчас все


негативные эмоции выталкивало возбуждение перед новой жизнью. Наверное, можно
подумать, что я не могла поступить туда, раз так радуюсь. Нет, могла, конечно, но в тот
момент мало что знала о высших учебных заведениях, поэтому не задумывалась о
престиже. Поступила и ладно.

А перевод был фактически невозможен (если твой жених не каган Подземного царства,
конечно). Переводили в крайних случаях, больше за провинности или серьезные
конфликты.

Выбрав платье персикового цвета и заколов волосы наверху простой деревянной


шпилькой, я нарумянилась, надушилась и поулыбалась себе в зеркало. Выходило, что я
довольно хороша и совсем не выгляжу невестой кагана Бескрайних морей. Слишком
обыкновенная. С Дэном мы встретились в портальной комнате. Великий пришел меня
проводить.

– Будь осторожна, Рика, – сказал он, внимательно оглядев мой образ. – Чудесно
выглядишь.

– Спасибо, – благодарно ответила я и, привстав на цыпочки, поцеловала мужчину в


щеку. – А теперь мне пора. Сначала зайти в ректорат?

– Да, там тебя проинформируют о правилах и расписании, а после ты познакомишься с


тиссом Шторманом.

О нем я, признаться, читала. В учебниках по истории. Он один из сильнейших магов


земного царства и ныне ректор лучшей академии магии. Когда-то он раскрыл много
магических преступлений и несколько раз спасал жизнь Мариинского монарха, поэтому
это настоящая честь обучаться у такого выдающегося мага.

Правда, он темный, так что лекции вести он у меня не будет.

– Тогда до вечера? – с улыбкой спросила я, жених кивнул и открыл мне портал.

Обернувшись на прощание, я поймала его полный нежности взгляд и буквально утонула


в нем. Чтобы сделать шаг и перейти порталом, потребовалось немало силы воли. Вышла
я в просторном подвальном помещении, где гомонили студенты. Несколько
первокурсников сидели на лестницах и магией поднимали юбки старшекурсницам, а
девчонки оправляли волосы, тем самым привлекая внимание понравившихся парней, и
спешили на лекции.

Вокруг меня кипела жизнь.

Я будто попала из глухой деревни, где был один правитель-староста – тисс Жидеон, в
огромный современный город, где правят легкость и непринужденность. Или это я так
устала после сессии в моей бывшей академии, что местный темп заставляет меня
озираться по сторонам, словно монастырскую сиротку?

– Эй, смотри, куда идешь!

Я впечаталась в чью-то грудь и отскочила, ушиблено потирая одной рукой лоб, а другой –
прижимая к груди учебники. Надо мной кто-то потешался. Различимы были несколько
мужских голосов. Ну уж нет! Вот смеяться надо мной никто не будет! Я резко подняла
голову и встретилась с синими насмешливыми глазами.

– Я прошу прощения за свою неосторожность, – четко выговорила я, смотря в глаза


этому светлому. – У меня хватает смелости признать свои ошибки. Хватит ли у тисса
смелости признать свою грубость?

Мы встретились взглядами. Он явно не ожидал от меня такой дерзости. Приняв за


первокурсницу, смущающуюся от мужского внимания? Как бы не так!

– Эй, Лест, ты аккуратнее! – раздался выкрик писклявой девчонки, едва достающей мне
до плеча. Она оказалась в центре внимания и явно была безмерно рада этому факту. –
Совсем инстамаг не читаешь? Это же невеста кагана!

Светлый и его компании отреагировали нетипично. Вместо того чтобы охнуть или хоть
как-то показать свое удивление, один из них, шатен с кривым носом, едко протянул:

– Оу, мы все должны пасть ниц и молить о прощении?

– Падать не обязательно, вымаливать прощение можете начинать сейчас, – благодушно


позволила я.

– Значит так, будущая Великая, – сказал светлый, которого назвали Лест, и сделал шаг
вперёд, упершись мне в грудь. Я не отступила и подняла голову, выдержав его долгий
взгляд. – Ты пока что ещё не его жена, так что в этой академии будешь подчиняться
нашим законам. Поняла?
Так это я не случайно налетела? Теперь понятно. Вот только я и сама не из простого
рода. Да, в новостных потоках никогда не писали о моей семье – специальная магия
демонов и всевышних когда-то защитила от любого упоминания в просторах сети о
хранителях Скрижали.

– О, тогда приношу свои глубочайшие извинения, – заискивающим тоном начала я и уже


жёстче добавила: – За то, что не представилась сразу. Наследница герцогства Янидоф в
Долийском подданстве, тисса Лейорика Яниита.

Легкое удивление промелькнуло в глазах Леста, но он быстро взял себя в руки и самым
благодушным тоном ответил:

– Добро пожаловать, Лейорика Яниита, – и, наклонившись, серьезно добавил: – Только


мои слова запомни – выскочек здесь не любят.

Студенты заторопились на занятия. Я же стояла фактически в центре портальной


комнаты и никак не могла взять в толк, за что же меня так невзлюбили с первого дня?
Выгляжу я абсолютной очаровашкой!

Приемная ректора отличалась минимализмом, разве что высокий куст в глиняном


горшке в углу привлекал внимание. За деревянным столом, обложенная стопками бумаг
и переговорными артефактами, сидела светловолосая женщина неопределенного
возраста. Выглядит молодо, но уверена, что её дочь, если таковая существует, – моя
ровесница.

– Кхм, – кашлянула я, привлекая к себе внимание. Секретарь подняла голову и


поправила очки-полумесяцы на носу. – Добрый день! Меня зовут Лейорика Яниита. Тисс
Шторман должен быть предупрежден о моем приходе.

– Да, конечно. Меня зовут тисса Лисирра. Ректор подойдет с минуты на минуту, можете
пока подождать здесь.

Секретарь указала мне на свободный диванчик. Не успела я сесть, как посреди


приемной открылся портал и оттуда раздались благие маты. Я вздрогнула и
вытаращилась на мужчину в черной мантии, оттряхивающего пепел с рукавов.

– Чтобы я еще хоть день пробыл ректором этой проклятой академии?! Да будь все горит
синим пламенем! Как же меня это всё…

Тут тисс увидел меня и резко оборвал свою речь. Учебники выпали у меня из рук, и я
сглотнула. Мужчина почесал бровь и вздохнул.

– Ох, Яниита, ваш магический фон незаметен, поэтому не думал, что тут посторонние, –
признался он и вздохнул. – Что ж, пройдемте в мой кабинет.

– Форму заявления на увольнение положить вам на стол? – участливо спросила секретарь


и потрясла листком перед собой. Ректор отмахнулся и прошел в кабинет.

– Только магбумагу марать, шестую за неделю, – пробурчала тисса Лиссира и выбросила


заявление в урну.

– Правила нашей академии очень просты, – начал ректор, стоило мне сесть в кресло.
Мужчина встал у незанавешенного окна, заложив руки за спину, и осмотрел меня с ног
до головы. Я вжалась в спинку, чувствуя себя ученицей младших классов. Тень тисса
Штормана падала на стол передо мной, и его силуэт казался ещё более угрожающим.

Зазвонил стационарный «арт» и тисс нажал на синюю кнопку, принимая вызов, так и не
договорив со мной. С той стороны раздался взволнованный женский голос.

– Тисс ректор! Я поняла, что не готова тут работать! Мне срочно нужно подписать
заявление на увольнение! – Так не готова? Или не передумала?

И далее голос тиссы Лисирры, видимо, взволнованная преподавательница была за


дверью в приемной:

– Тисс Шторман, она выхватила арт! Я не собиралась вас беспокоить!


– Минуточку, – ответил мужчина и отключился, после чего внимательно посмотрел на
меня: – Впрочем, не будем о правилах. Все, кому я их рассказывал, так и норовили их
нарушить. Теперь же я пойду против системы. Вы можете быть свободны. Расписание
заберёте у секретаря.

– Спасибо! – облегчённо воскликнула я и поспешила к выходу.

Далеко я уйти не смогла, мне в спину долетело:

– И да, Лейорика, помните единственное: в этой академии все равны. Здесь все лучшие
маги. Если бы вы не обладали достаточным уровнем дара, даже протекция вашего
жениха не помогла бы сюда попасть.

Обернувшись, я кивнула и вылетела из кабинета. В приемной стояла заплаканная


мастерица примерно моего возраста. Видимо, устроилась сразу после окончания учебы.
Я сделала лёгкий книксен, поздоровавшись, и забрала у тиссы Лисирры протянутый ею
листок с расписанием. Поблагодарив, я, наконец, смогла покинуть сердце Мариинской
академии.

Наверное, мне стоило испугаться того, что преподаватели хотят уволиться из этой
академии. Но разве не это ли показатель комфорта студентов? Хотя я не слишком-то в
этом разбираюсь.

Еще в коридоре я услышала дружный смех, доносящийся из нужной мне аудитории.


Нежно прижимая к груди учебники, я на цыпочках прошла в кабинет. Смех на
мгновение оборвался, но вскоре возобновился с новой силой.

Одна из студенток лежала на полу с перевязанной кровавыми бинтами головой. На её


ауру была накинута весьма отличимая маскировка раненого человека, но с первого
взгляда действительно можно было подумать, что она пострадала. Скорее всего,
мастерица, встреченная мною в приемной ректора, именно так и решила в первые
мгновения.

Жестокий розыгрыш.

Моя группа состояла преимущественно из девушек моего возраста. Они продолжали


забавляться своей шуткой и передразнивать реакцию впечатлительной
преподавательницы, пока я бесшумно заняла свое место и приготовилась к занятию.

Минутой позже в аудиторию влетела грузная мастерица лет под триста. Она нахмурила
густые черные брови, оперлась ладонями о кафедру и внимательно оглядела студенток,
уже успевших рассесться по своим местам. Судя по их преданным и даже испуганным
взглядам, эта мастерица пользовалась тут уважением.

– Что ж, Малильда, – зловещим голосом сказал она и зыркнула на самую главную


шутницу. – Раз голова перевязана, то не просто так же. Будешь сегодня чистить загоны у
молчунов. Без защитного полога.

В аудитории раздался дружный вздох сочувствия. Это тоже не менее жестоко. Молчуны
– мелкие грызуны, которые издают неслышимые для человеческого уха волны, от
которого начинает сильно болеть голова. От нескольких часов пребывания с источником
этого звука эффект сохраняется на неделю! Подкожный жир молчунов очень ценен и
используется для различных снадобий, но производят уборку в их клетках только под
защитным пологом.

– Узнаю, что не в точности выполнила наказание, тебе несдобровать, – жестко


припечатала преподавательница и резко переключила свое внимание на меня: –
Лейорика Яниита, я полагаю? Добро пожаловать в Мариинскую академию магии.

Мне бы хотелось ответить, но язык будто к нёбу прирос, поэтому я просто кивнула.
Всегда тяжело начинать все сначала на новом месте.

Дальше день прошел относительно спокойно. Один из мастеров меня даже похвалил. В
столовой я заметила повышенное внимание Леста, да и в коридорах я часто с ним
сталкивалась, хотя его кафедра стоит отдельно. Изредка я прислушивалась к разговорам
однокурсниц и пришла к выводу, что все взбудоражены предстоящим Снежным балом.
Мне же до него не было никакого дела.

Или все же стоит пригласить Дэна?

Я шла по коридорам дворца и раздумывала над этим вопросом. Снежный бал состоится
через неделю – отличное время, чтобы устроить студентам праздник после тяжелой
сессии. Разве будет праздник без жениха? Решено! Приглашу Дэна! Только для начала
найду его.

Встреченные по пути бесы доложили, что каган в приемной зале дает аудиенцию.

Объятая любопытством, я оставила учебники в своих покоях и отправилась в указанном


направлении. Двери были плотно закрыты, но еще по опыту проживания в герцогском
дворце я знала, что где-то на верхнем этаже есть отодвигающееся резьбовое оконце,
через которое можно увидеть происходящее внизу.

Именно наверх я и двинулась, вся в предвкушении. Каков каган в управлении страной и


решении вопросов? Как распоряжается таким оружием, как возмездие? Справедлив ли?
Мне очень хотелось узнать его властным, открыть для себя еще одну сторону его
личности.

На втором этаже в галерейном холле действительно оказалось такое окошечко за одной


из картин. Сверху открылся вид на просторный зал с ковровыми дорожками и скамьями,
на которых сидели демоны. У стен стояли вооруженные стражи с глубочайшей
задумчивостью на лицах. Все были во вторых ипостасях. Сам суверен восседал на троне,
положив ногу на ногу и внимательно слушая рассказ своих подданных.

Перед ним стояли двое. Один имел фиолетовый оттенок кожи, второй, говоривший, –
серый. Последний о чем-то бесконечно рассказывал, кажется, о том, что его сосед
(фиолетовый) захватил его территорию.

– Я выиграл её в честном бою! – отвечал его оппонент, а каган пока никого не перебивал.

В зале шептались, но никто не собирался высказываться по поводу произошедшего.


Когда речи обоих иссякли, суверен решил задать всего один вопрос серому демону:

– Отрицаешь ли ты, что проиграл землю в бою?

Глаза демона заблестели. Он упал перед каганом на колени, и я поняла, что Дэн
применил свою силу. Силу каждого демона Подземного царства – умение подчинять
волю.

– В нечестном бою, о Великий! Он играл не по правилам!

– Ты же утверждал, что боя не было? – с усмешкой переспросил правитель. – Либо ты


слишком глуп, либо слишком самонадеян, считая меня глупцом. Так какой из вариантов
ты выбираешь?

Демон не ответил, испуганно сглотнув. Даже я понимала, что за обоими вариантами


последует неминуемое наказание. Диалтон резко поднялся на ноги и спустился по
широким ступеням, остановившись напротив серого демона. Тот даже голову в плечи
вжал от страха. В зале повисла такая тишина, что можно было услышать, как
фиолетовый демон сглотнул, будто бы тоже боясь наказания.

– Я ненавижу ложь, – отчетливо проговорил Дэн и одним молниеносным движением


вспорол горло лжецу. Когтем.

Я закричала. Закричала громко. И мой голос отдался эхом по зале. Демоны резко
подняли головы, в том числе и суверен. Наверняка, даже сквозь мелкую решетку он
узнал меня. Опасный взгляд бездонных черных глаз. В этот момент мне стало
действительно страшно. О чем я думала, когда соглашалась на этот брак?! Мой жених –
монстр!

Нет, хуже. Он великий каган Подземного царства по прозвищу Палач. Он казнит не


задумываясь. Он держит собственный каганат в страхе. Он не дает подданным права на
ошибку.
Я отступила назад и упала, задев снятую со стены картину. Она грохнулась на пол, и я
вздрогнула. Мне нужно бежать. Бежать от этого брака.

И я кинулась к выходу. На лестнице меня перехватил Дэн, и я испуганно отшатнулась и


закричала. Он мне казался страшнее хищных ярротов в брачный сезон. В его каганате
самое опасное не Бескрайние моря, а он сам!

– Рика…

– Не подходи ко мне! Не прикасайся! Ты – чудовище! Ты просто взял и убил его! Всего


лишь за ложь! А ведь он пришел к тебе за помощью!

– Я не чудовище…

– Ты хуже!

– Что ты такой говоришь? – практически прошептал Дэн. – Этот демон – лжец! Он


сознательно шел за помощью и солгал своему правителю. Такое прощать нельзя! И не
забывай о том, что он оклеветал другого демона!

– Но ты с ним слишком жестоко поступил! Можно применить другие меры!

– Которые принимают люди, сажая преступников под стражу и содержа их за налоги


простого населения? В моем каганате самая низкая преступность во всем Подземном
царстве, и я даже не сравниваю её с королевствами Земного мира! Конечно, до
Всевышних нам далеко. Там лживость живет в них самих и это считается нормой.
Юлить, искать обходные пути, строить козни – в этом все Всевышние, но зато у них нет
преступности, так как то, что у нас карается законом или дуэлью смерти, у них –
повседневная практика. Если тебе нравится подобное, можешь смело возвращаться в
родные пенаты своей матери!

– Не тронь мои корни! – закричала я. – Ты жестокий! И не говори, что тебя таким


сделало окружение. Ты сам по себе таким являешься. Палач, как о тебе и говорят. Я не
хочу иметь с тобой ничего общего! Скажи, а Эль ты специально оставил? Ведь ты не мог
не знать, что она одаренная и способна пробивать антимагию.

Я бы хотела, чтобы он опроверг, даже сделала паузу, но Дэн молчал. Это могло означать
только согласие, поэтому я со вздохом отшатнулась. На меня словно вылили ушат
холодной воды.

– Конечно, ты знал. Ты знал, каким оружием она является против меня и моей семьи,
поэтому и бережешь её. Долго ли искал такую одаренную девочку?

– Эль сама нашла меня.

– И попросилась на роль оружия против меня? – едко осведомилась я, и Дэн поморщился.

– Что ты хочешь услышать от меня? Да, я знал. Собирался ли использовать против тебя?
В случае необходимости. Но это было еще до того, как мы познакомились. По-
настоящему познакомились. Хочешь расторгнуть помолвку? Это невозможно, Рика. Я
никогда не дам тебе на это согласие, впрочем, у нас его никто спрашивать не будет.

Я сжала кулаки. У него может и был выбор. Он суверен целого каганата, в то время как я
маленькая наследница, чье мнение не учитывается. Дэн развернулся и быстро спустился
по лестнице, так больше ничего мне и не сказав.

Я подумала, что всего лишь хотела пригласить его на Снежный бал.


Глава 11

Лейорика Яниита

Холод сковал меня. Казалось, что он был везде – в наших с Дэном отношениях, в
академии и на улице. Сегодня было снежно. Кутаясь в теплый полушубок, я
периодически стряхивала с ресниц и волос крупные снежинки. У входа в столовую путь
мне преградил Лест.

За это время я узнала, что сын графа пользовался популярностью в академии, особенно
после того, как бывшая звезда местного учебного заведения – Фабиан Воолдерон – со
скандалом вылетел отсюда. Я теплила слабую надежду, что подобная участь настигает
всех звездочек, в том числе и Леста.

Взяв поднос с едой, я заняла свободный столик у окна, и, кто бы мог подумать, ко мне
тут же подсел Лест. Я сделала вид, что не замечаю его.

– Ты такая высокомерная из-за того, что твой жених – каган Бескрайних морей? –
серьезно спросил он, и я вновь его проигнорировала. – Смотри, помолвку-то можно и
разорвать. Это еще не брак.

– Ты сейчас угрожаешь суверену или мне? – с удивлением спросила я, и Лест приподнял


брови.

– Я не угрожаю ни одному из вас. Просто напоминаю, что всегда есть выбор. Только не
говори, что ты любишь этого демона! – воскликнул темный настолько громко, что на нас
обернулись студенты с соседних столиков. – Демона любить невозможно. Он не знает
слова «любовь». Они жестокие убийцы, которые лишают жизни за малейшую
провинность.

«Откуда тебе, простому человеку, знать это?!» – хотелось едко спросить мне, но я
прикусила язык.

Слова-стрелы ядовитого Леста угодили точно в цель. Они пронзили мой мозг, и больше
ни о чем другом я думать не могла. Дэн жесток. Но разве среди людей не находятся
такие же, как он? Зато каган Бескрайних морей справедлив. Именно это мне и хотелось
сказать в защиту своего жениха, но язык не повернулся.

Люди не так много знают о жителях Подземного царства. Они придумывают страшные
байки, порой приписывая им несуществующие злодеяния. И не моё дело раскрывать им
глаза.

– Не знаю, каким образом ты с ним обручилась, – продолжил Лест, – но это явно не


любовь. По крайней мере, с его стороны. Поэтому одумайся, пока не поздно.

Демоны умеют любить, как и всевышние. Только их любовь прочнее, чем людская. В эту
цель стрелы-слова промахнулись.

– Зачем ты мне это говоришь? – устало спросила я. – Моя личная жизнь тебя не касается.
Буду я выходить замуж хоть за беса или вурдалака – не твоё дело!

– Светлая и за вурдалака? Вот насмешила, – фыркнул Лест, ни капли не обидевшись на


мой тон. – Ты же знаешь о Снежном бале, Рика?

Даже имя моё сократил, словно имел на это право.

– Я не слепая и не глухая, чтобы о нем не знать.

– Тогда ты должна знать, что я еще без пары. Пойдешь со мной?

Я вскинула на него удивленный взгляд. Это насмешка? Он разыгрывает меня или


собирается устроить какую пакость? Но в его чистом взгляде, полном надежды, не было
и намека на насмешку.

Как же мне ответить? Самым логичным было бы отказать. Всё же я не до конца поверила
в его искренность. С другой стороны, пары у меня нет. Дэн не придет, даже если я его
приглашу. Да и в прошлый раз он согласился прийти на свадьбу Мариинской принцессы
и Долийского принца, но в последний момент у него появились срочные дела. Не то
чтобы я это не понимаю, он правитель целого каганата, но мне все же немножечко
обидно. Так что мне ответить Лесту? Если он не замышляет дурного, его
благосклонность поможет мне прижиться в этой академии, если нет – я всегда буду
начеку.

– Прости, но я приду любо с женихом, либо ни с кем, – ответила я, и Лест разочарованно


покачал головой.

– Он не пойдет с тобой, а я все равно буду ждать тебя в назначенный день в портальной
комнате академии ровно в восемь пятнадцать. Не опаздывай, иначе мне придется
посетить каганат Бескрайних морей.

Он ушел, продолжая улыбаться, я же живо представила картину, как он лежит


окровавленный с перерезанным горлом во дворце Диалтона. Брр.

Дома меня встретила Эль. Девочка была одета в традиционную фиолетовую абайю с
разрезами по бокам, из-под которой выглядывали желтые шаровары. Волосы заплетены
в толстую косу до пояса с ввитой в неё сиреневой лентой, а на ногах – кожаные чешки.

– Прогуляемся к Бескрайним морям? – предложила она.

Я оглядела себя и свою одежду, посмотрела на учебники и утвердительно ответила:

– Почему бы нет? Только занесу книги в комнаты.

Переодеваться я не стала, подумав, что это некий вызов кагану и устоям местного
общества. Эль мне не сделала замечания. Она сегодня была на удивление молчалива,
лишь провожала убегающие волны грустным взглядом. Впрочем, многие так на них
смотрят.

– Можно подумать, что эти моря – божество, – вслух размыслила я, и девочка бросила на
меня вопросительный взгляд. Мне пришлось пояснить: – Просто все к ним относятся
одновременно и со страхом, и с любовью.

– Да, ты совершенно права. Для местных жителей, особенно из младших джузов, эти
моря и есть божество. От них зависит очень многое. Хочешь, я расскажу тебе одну
грустную историю? – спросила Улиэль.

Если честно, мне не хотелось слушать. У самой на душе было паршиво и мне бы сейчас
помогла легкая и веселая история, а не душещипательная мелодрама. Но Эль была
доброй и милой девочкой, поэтому я кивнула и приготовилась слушать.

– Ты, наверное, знаешь, что у русалок не принято заводить семью, как у других народов.
Мальчики рождаются очень редко и тоже предпочитают свободный образ жизни, –
начала Эль, и я согласно кивнула.

Русалки заманивают моряков своей красотой, получают от них потомство и после либо
отпускают, либо топят – в зависимости от настроения. В основном так же поступают и
русалы с той лишь разницей, что заманивают они женщин. Поэтому этот народ живет с
родственниками, большими общинами и признают лишь связи матери, дочери и сестер.

Сложная связь, не принимаемая другими народами. Их не очень-то любят люди,


опасаются и сторонятся.

– Когда-то жили две русалки – мать и дочь, – продолжила рассказывать Улиэль. – Жили
на глубине Валской впадины, что в Орлийском океане, и не было у них печали и забот.
Дочь любила мать и всегда за ней следовала, но вот ей стукнуло десять и настала пора
жить с сестрами – детьми других русалок. Девочке нелегко приходилось на новом месте,
хотя маме тоже сложно было расстаться с единственной дочерью. Русалочка всегда
устраивала слежку за мамой. Однажды родительница с подругами решила посмотреть на
Бескрайние моря. Попасть туда нелегко, обычного пути нет, лишь через Бесконечный
водоворот, что охраняет страшное чудище. Мама с подругами знала обходной путь,
поэтому легко прошла через него, а вот девочка угодила в острые когти. Она пыталась
отбиться магией, но все её попытки были тщетны. Чудище морщилось, но продолжало
захватывать девочку. Она уже прощалась с жизнью, когда её выдернул каган Бескрайних
морей, который услышал довольный рев чудища. Как воспоминание об этом остался
лишь разорванный хвост, раны на котором не убрать никакой магией. Прекратить
кровотечение удалось лишь в человеческом обличье, но больше рыбий хвост был ей
недоступен.

Ужасающе. Я не могла вымолвить ни слова, хотя уже догадалась о героях этого рассказа.
Неужели Эль – русалка? Я бы и подумать не могла. Тогда понятно, почему её взгляд на
Бескрайние моря полон тоски и обреченности.

Но из этой истории я извлекла кое-что еще. Если это чудище – Орлийское, пожирающее
корабли и находящееся в Несчастном треугольнике, то на него не действует магия. Судя
по словам Эль, её заклинания на него действовали. Вот, значит, как Дэн разгадал
способности маленькой русалки.

– Что же случилось потом?

– Девочка рассказала кагану о планах своей матери. Правитель откликнулся, но было


уже слишком поздно – мать с подругами были приворожены морями и их поглотили
глубины. От бездумного поступка – броситься вслед за родительницей, девочку спас все
тот же каган. Он пытался вернуть её мать, но тщетно. Я до сих пор помню его слова и
иногда шепчу их как мантру: «Заклинаю тебя тысячи ветров, открой обратный путь
душам. Заклинаю тебя тысячами ветров, открой обратный путь душам!» Но ничего не
происходило. Моря колыхались, раздвигались, но вновь приникали друг к другу. Он
сказал, что душа её матери уже в пещере и никогда оттуда не выберется. Никому не
удавалось.

– Твою маму так и не удалось спасти? – тихо уточнила я. – Поэтому ты осталась здесь?

– Дэн предложил мне остаться. Так я могу быть ближе к матери. Не беспокойся так,
прошло уже восемь лет. Русалки дольше взрослеют, чем другие народы.

Это многое объясняет. И все же хотелось хоть чем-то помочь этой девочке.

– А давай сами попробуем вызволить душу твоей мамы?

– Как? – Эль посмотрела на меня с удивлением, и лишь в глубине глаз притаилась


надежда. – Даже Великому это не удалось!

– Он пытался открыть обратный путь, а мы попробуем открыть дорогу туда, – ответила я,


даже сама не веря в свои слова.

Но Эль это необходимо. Она должна понять, что решений нет и надо жить дальше, а не
быть привязанной памятью к этому месту. Мне нужно помочь ей в этом, пусть это и
звучит жестоко.

– Как там звучали слова? – задумчиво переспросила я. – Заклинаю тебя тысячами ветров,
открой обратный путь душам? Давай будет так: «Заклинаю тебя тысячами ветров, открой
нам путь к душам!» Если это не поможет, тогда уже ничего не взволнует моря. Ты
понимаешь, Эль?

Она кивнула и нахмурилась.

– Обязательно поможет, – уверила она меня. – Ты же Светлая! Твоя сила Слова должна
возыметь эффект!

И девочка говорила это с такой уверенностью, что я сразу почувствовала неладное. Все
это время меня использовали. Корыстно общались и рассказывали истории. Меня
подводили к этому решению. Вот только Эль ошибается. Мои слова ничего не решат. Что
ж, но я уже обещала и обязана попробовать.

Всё же мне было немного обидно за себя. Дэн использовал Эль в качестве
сдерживающего фактора от меня и моего рода, пусть и потенциально, Эль использует
меня, а я? Мне остается использовать кагана для каких-то своих целей, чтобы замкнуть
круг? Почему в этом мире ничего не бывает бескорыстно?
Развернувшись к морям, одним выдохом я вышибла весь воздух из легких. Я пыталась
выплеснуть все негативные эмоции, но ничего не удалось. Наоборот, они забурлили во
мне с новой силой: ярость с обидой закрутились в тугой вихрь и сметали остатки разума
со своего пути.

– Ты готова? – спросила я Эль, казалось, не своим, нечеловеческим голосом.

Эль удивленно взглянула на меня, и я поняла, что частично перевоплотилась во вторую


ипостась Всевышней. Раньше такого за мной не наблюдалось, ведь я была чистым
человеком – на мою кровь повлияли еще в утробе матери. Неужели мои эмоции стали
катализатором? Нет, я и раньше злилась, но до такого не доходило.

Я еще раз взглянула на бурлящую полосу, где сливались два моря, и задумалась.
Неужели эти бескрайние просторы действительно имеют такую власть? Власть над
эмоциями живого существа? Они питаются ими и отсюда их бесконечная сила.

– Заклинаю тебя тысячами ветров, открой нам путь в свои глубины, проводи нас к
запертым в тебе душам, – проговорила я, изменив формулировку, но все равно услышала,
как Эль громко повторяет за мной с опозданием в доли секунды. – Заклинаю тебя
тысячами ветров, открой нам путь в свои глубины, проводи нас к запертым в тебе душам!
Заклинаю тебя тысячами ветров, открой нам путь в свои глубины, проводи нас к
запертым в тебе душам!

Последний раз я закричала, срывая горло. Моря волновались, ветер над ними свистел с
бешеной скоростью. Ничто не предвещало послушания, и вдруг они словно расплелись и
образовали проход. Мы с Эль переглянулись, не веря собственным глазам. Воды
образовали коридор, и словно невидимые стекла сдерживали бешеный поток. Улиэль
бросилась вперед. Я попыталась схватить её за руку, но она уже неслась вперед, не
замечая ничего на пути.

Сглотнув, я оглянулась на дворец Великого. Не сглуплю ли я, кинувшись следом за


русалочкой? Но что если с ней что-то случится и будет нужна моя помощь? Нет,
оставить её одну не вариант, именно поэтому я побежала следом.

– Эль, подожди!

Девочка даже не оглянулась. Я боялась, что воды сомкнутся позади нас, но невидимая
пленка удерживала всё буйство волн. Мы продолжили бежать по песчаному дну, когда
стены становились все выше, приобретая темно-синий оттенок. Стал пропадать страх
того, что стекло, сдерживающее волны, треснет и мы окажемся погребены под толщей
воды, но между тем усиливался другой страх.

Я сомневалась, что мы вернемся.

Видно ли было за нами берег, я не знала. Просто опасалась оглянуться. Казалось, что
стоило мне повернуть голову, отвлечься, и я стану пищей для Бескрайних морей. Эль
была непоколебима. Она шла вперед, не замечая ничего вокруг, словно её звала мама.
Может, так и было?

Нет, они нам не дадут выбраться. Бескрайние моря открыли ловушку и скоро её
захлопнут. Стоило мне об этом подумать, как стены позади нас стали стремительно
рушиться. Ничего не оставалось, как схватить Улиэль за руку и броситься вперед, туда,
где царила тьма.

Неба было уже не видно из-за бесконечных темных стен. Казалось, что тьма повсюду,
она сжимает нас в свои оковы. Но неожиданно моря решили смилостивиться и
напоследок похвастаться своими сокровищами. Воды просветлели. От красоты,
представшей нам, мы с русалочкой одновременно остановились, и волны позади
замерли, словно все это время гнали нас вперед, а не пытались утопить.

Дыхание было сбито, поэтому мы, держась за руки, судорожно хватали ртом воздух. С
обеих сторон в углублениях росли разноцветные коралловые рифы. Неоновые цвета
сквозь призму воды не раздражали глаз, а лишь привлекали внимание. Множество рыб
разных размеров плыли с такой важностью, будто шли на собеседование в престижную
фирму.
Плавники многих выглядели каменными и светились – неужели это те самые иглы
смерти, которые используются в качестве болтов для арбалета «одного убийцы»? Такие
иглы стоят невообразимо дорого, убивают быстро и безболезненно, а главное не
оставляют никаких следов.

А глаза вон той рыбешки светятся аквамарином. Кажется, я узнала, откуда камни на тех
украшениях. Звучит непривлекательно, однако прибыльно для целого каганата. А ведь в
официальной версии их добывают в морских пещерах.

Здесь было множество различной рыбы, которую, я уверена, ловят специально


обученные демоны, способные подчинять, и продают на рынках, платя весомый налог в
казну. Конечно, в каганате Бескрайних морей построено производство собственной
продукции, например, ткани. Однако здесь вновь есть связь с водами – некоторые
необычные цвета краски производят из моллюсков.

Эти моря питают свою землю, поэтому их не только боятся, но и уважают.

Самый опасный стык был на территории дворца, где сходились оба моря. У них не было
краев, границы всех каганатов заканчивались темным пространством. Они были
неосязаемые, сплошная тьма, через которую нет хода. В какую бы ты точку не зашел,
через пару часов блужданий выйдешь здесь же.

Воды позади нас вновь забурлили, побуждая бежать дальше. Мы кинулись вперед, но
далеко не убежали – перед нами выросла пещера. Улиэль, даже не посмотрев на меня,
побежала внутрь, и мне пришлось броситься за ней сквозь заросли кораллитов.

– Эль, стой! Остановись! Я уверена, это ловушка!

«Раньше надо было думать!» – противным скрипящим голосом подсказал мне мой разум,
и я поморщилась. Кто же знал, что это на самом деле сработает?!

Внутри было огромное озеро с душами. Здесь не было различия народов – сгустки
энергии все одинаковые, лишь вой у них разный. Я отшатнулась к стене, испугавшись
увиденного. С загробным миром мне еще не приходилось сталкиваться даже с учетом
специфики моей магии. Эль же будто точно знала, какая из душ принадлежит её маме, и
направилась к ней, протягивая ладонь. Я выбросила руку вперед, чтобы создать жгуты и
дернуть девочку на себя. Почему я раньше до этого не додумалась? Хороший вопрос!
Видимо, не осознавала всю серьезность последствий нашего путешествия.

Меня ждал сюрприз. Глубины этих морей были для меня родственны, ведь в них
совершенно не действовала магия. Значит, только сама Эль сможет тут колдовать.
Отлично, мы обе умрем.

Но нужно хотя бы попробовать спасти девочку. Или образумить её, чтобы она спасла нас
обеих. Как целитель я совершенно спокойно относилась к смерти, поэтому паники не
было, наоборот, собранность и концентрация на выживании. Я побежала к Эль и сбила
её с ног, сев сверху.

– Отпусти, там моя мама! Ты не имеешь права меня держать!

Улиэль попыталась вырваться, но я была крупнее и крепко её держала, навалившись


сверху. Русалка дёргалась и пыталась меня скинуть, проклиная на всех языках.

– Улиэль, успокойся! Ты должна очистить свой разум! Мы не выберемся без тебя! Моя
магия тут не действует! Ты меня слышишь, Эль?!

Души нас окружали. Для меня все они были одинаковыми, но русалку привлекала одна,
смотря на которую она успокоилась и улыбнулась. Сгустки окружили нас плотным
кольцом, и я начала паниковать. Не люблю замкнутые пространства. Они мешают
думать.

Пещеру озарил рев морей и через единственный проход хлынула волна. Её, словно
дрейфующий странник, оседлал Дэн. Души разбежались и нырнули обратно в озеро, я
же сглотнула и села на колени. Черные глаза были полны гнева. Моря полностью
подчиняются своему повелителю.
– Встали! Обе! – прикрикнул каган, и мы обе подскочила на ноги, но Эль бросилась к
озеру.

Дэн преградил ей путь, создав водную стену. Девочка заколотила по ней руками, но не в
силах была сдвинуть и на миллиметр. Она развернулась и с яростью уставилась на
суверена.

– Ты мне лгал! Ты в любой момент мог открыть путь сюда!

– Это было для твоей же безопасности, – мгновенно отреагировал Дэн и сделал шаг
вперед. – Эль, твою мать не спасти. Я не всесилен.

– Я тебе не верю!

– Эль, – вступила я, сбросив оковы страха. – Дэн прав. Единственное, что может
воскресить твою маму, это Скрижаль бессмертия.

Я хотела лишить её надежды, а в итоге своей неосторожной речью дала её. Глаза
русалки засветились, и она бросилась ко мне, схватив за плечи.

– Это правда? Ты, действительно, можешь помочь?

– Нет, Эль! Нет! Клянусь тебе! – искренне ответила я. – Скрижаль использовать нельзя!
Цена за бессмертие слишком высока, не каждый готов её заплатить и обуздать силу,
заключенную в артефакте. Боюсь, что в этом случае мы быстрее разрушим душу твоей
мамы, чем воскресим её.

Я сама точно не знала всей силы артефакта. Данные о нем были закрыты даже для меня,
о них мог знать только наследник семьи Яниита.

– Это правда? – расстроено переспросила русалка, и я кивнула, взяв её за руки.

– Пожалуйста, уйдем отсюда. Мы все здесь погибнем и не спасем твою маму. Давай
найдем другой способ, как помочь тебе.

– Но ты ведь помогала мне, – со слезами на глазах прошептала Улиэль, – значит, у тебя


был план?

Я не знала, что ей ответить. Я изначально и вообразить не могла, что наши Слова


возымеют силу. Это в моих глазах прочитала и Эль, потому что резко отшатнулась,
впечатавшись спиной в водную стену.

– Ты не собиралась мне помогать, – с ужасом констатировала она. – Ты собиралась


проучить меня.

– Но ты ведь тоже с самого начала использовала моё доверие, – в свою защиту высказала
я, и Эль сжала руки в кулаки. – Эль, успокойся! Я не держу на тебя зла, и ты пойми
меня!

– Мы квиты, будущая Великая, – бесцветным голосом произнесла она и, создав портал,


шагнула в него.

Я же не успела следом из-за секундной растерянности. Воронка уже захлопнулась. Я


развернулась к Дэну, собираясь умолять его найти девочку, но под суровым взглядом
проглотила язык.

– Мы, действительно, теперь все квиты, – тихо произнес он, и его слова морозным ветром
прошлись по моей коже и подняли толпы мурашек.

Каган направился на выход. Водная стена за моей спиной пропала, и души вновь начали
покидать озеро. На мои глаза навернулись слезы. Я все испортила. Осознание
собственной вины тяжелым грузом легло мне на плечи. За пределами пещеры Дэн
открыл портал и шагнул в него. Утерев глаза рукавом платья, я побежала следом, пока
воронка не закрылась.

Меня всегда мучил один и тот же вопрос, особенно в дни, когда мы с братом ссорились.
Что сказать любимому человеку, чтобы он простил тебя? Уже было неважно, кто виновен
и на чьей стороне правда. Глядя в удаляющуюся спину кагана, я думала лишь о том, как
мне хочется разбежаться и обнять его, прижаться настолько сильно, чтобы он не смог
меня оттолкнуть.

Но вот оно первое «но». Оттолкнуть. Я безумно боялась, что он сделает это. Казалось,
что это будет конец. Его шаги эхом раздавались в тишине холла. Я покорно шла следом,
сцепив руки в замок перед собой.

Обернись. Только обернись, и я сама брошусь в твои объятия. Или обниму сама.

Сколько нужно времени, чтобы простить демону все? Чтобы осознать, что твои слова,
сказанные на эмоциях, даже не сохранились у тебя в памяти, а их вес вовсе был
ничтожным. Разве он монстр? Тот, который правит огромным каганатом и находит время
на спасение двух безмозглых девчонок, возомнивших себя укротительницами морей?

Мне было стыдно. Да, он не подарок, да, он – демон, перед которым в страхе склоняют
головы тысячи мужчин. Да, он один из жесточайших каганов по прозвищу Палач. Но
разве я это не знала? В защиту моей эмоциональности можно сказать, что знать и видеть
– разные вещи, но все же мне было стыдно.

Это второе «но». Стыд всегда встает преградой между правильными поступками и
страхом быть непонятым или еще хуже – высмеянным. В данный момент он жил во мне,
снедая все внутри.

Дэн резко остановился, и я вздрогнула, внезапно осознав, как тихо в холле без его
шагов. Каган развернулся и стремительно сократил разделявшее нас расстояние. Я
только успела вопросительно вскинуть голову, когда его рука легла на мой затылок и
губы прикоснулись к моим губам.

Он вымещал на мне свою злость, показывал, как ему больно. Должна признать, он нашел
идеальный способ выплеснуть свои эмоции. Я бы даже сказала, самый приятный.

Я обняла его за талию, прижимаясь ближе, и податливо приоткрыла рот, признавая своё
поражение. Воин, поняв, что битва выиграна без малейших потерь, сменил тактику.
Теперь он целовал нежно, будто пил росу и боялся проронить хотя бы каплю. В этот
момент я почувствовала себя величайшим сокровищем, доступным миру.

Дэн отстранился, прерывисто дыша и неотрывно глядя мне в глаза. Он никогда не был
прекраснее, чем в этот момент. В черных глазах отражалась смущенная девушка с
растерянным и влюбленным взглядом. Неужели это была я?

Дэн погладил меня по щеке и слегка улыбнулся. Он молчал. Не пытался что-то доказать
или опровергнуть когда-то брошенные мной на эмоциях слова.

– Дэн, то, что случилось после аудиенции…

– Молчи, – прижав палец к губам, попросил каган. – Мы тогда оба погорячились. Я


должен был понимать, что ты росла в среде магов и не привыкла к таким картинам. Я
старше и опытнее, поэтому в этом больше моей вины. Просто пойми, что я не всевышний
и не человек. Я демон и всегда им буду.

– Более того, – подтвердила я, – ты – каган Бескрайних морей по прозвищу Палач, один


из самых справедливых, но при этом и жестоких. Я понимаю и принимаю эту правду.
Отныне и навсегда.

Минута молчания и осознания, и внезапно Дэн прыснул от смеха и прижал меня к себе,
продолжая улыбаться. Я округлила глаза.

– Ты чего смеешься?

– Слышала бы ты свою речь, будто магическую клятву давала, а не в любви


признавалась.

– А я в любви и не признавалась! – вспыхнув, ответила я, и демон вновь рассмеялся.

– А чего ты так бурно реагируешь? Не признавалась и ладно. Чем планируешь заняться?


Я вспомнила, что сегодня Снежный бал, который с нетерпением ждала вся академия. А
еще один настойчивый студент уверен, что я пойду с ним. Ну в каганат он точно не
заявится – силенок не хватит, так что все его угрозы – пустые слова. Поэтому я спросила
жениха:

– А есть идеи на этот счет?

– Хочу тебе кое-что показать, – подмигнув, ответил каган и, взяв меня за руку, шагнул в
созданный им портал.

Вышли мы на утесе, где на двух перекладинах, соединяющих два обрыва, висел


настоящий деревянный домик. Такие строили мальчишки на деревьях. Внизу в ущелье
текло фиолетовое море, волны которого разбивались о скалы и пенились. Дэн ступил на
одну из перекладин, балансируя, но не выпустил мою руку.

– Ты сумасшедший! Мы оба разобьемся!

– Ты мне веришь? – единственное, что спросил невыносимый каган, и я молча


последовала за ним.

Балансировать на достаточно тонкой перекладине было тяжело. Она была из дерева, но


её физические свойства явно усилены магией. Когда мы уже стали подходить к навесной
конструкции, я пошатнулась, и моя нога съехала в пространство между двух перекладин.
Именно в этот момент я поняла, что каган меня все это время разыгрывал.

Там оказалась невидимая поверхность, соединяющая их! Опасаться было совершенно


нечего!

Демон рассмеялся. Я же, вновь вспомнив о русалке, посмотрела на бушующее море и


спросила:

– Что будет с Улиэль?

– Вернется, как и всякий раз. Думаешь, это её первый побег? Не беспокойся сильно.
Если надо будет, я её найду.

Я ему верила. Мы подошли к домику, и Дэн откинул люк, в который спрыгнул и


протянул руки мне. Я последовала его примеру, и мы оба оказались в уютной комнате.
Все здесь было сделано из дерева – увесистый стол, кухонные тумбочки, стулья и
небольшая кровать, накрытая пледом. Справа, где заканчивалось ущелье и начиналось
бескрайнее море, были машрабии, закрывающие балкон, поэтому в комнате было
сумрачно.

Я подошла к ним и открыла двустворчатые двери. Улыбка сама по себе расцвела на лице,
а глаза увлажнились. Если кто видел бушующее море при темнеющем небе – поймет
меня. Птицы кричали, сетуя на завершение дня. Волны под нами с неистовством бились
о скалы. Где-то там за горизонтом были цари, короли, султаны и каганы, здесь и сейчас
же не было никого, кроме двоих.

Это наша история. Простой влюбленной девушки и её жениха. Дэн подошел сзади и
обнял меня, поцеловав в висок. Мы были одни в этом маленьком домике, построенном
над ущельем, и больше никого. Будто мы вовсе не принадлежим этому миру.

– Ты его построил в детстве? – догадалась я.

– Да, с наставником, когда меня забрали у родителей, – подтвердил каган и провел рукой
по машрабии. – Все это я вырезал сам. По вечерам, когда было свободное время. Я
убегал сюда от всего мира, и Бескрайние моря утоляли мою тоску своим буйством.

– Где-то здесь живет твой наставник?

– Совсем недалеко, настолько, что я мог за десять минут добежать сюда.

Я больше ни о чем спрашивать не стала. Конечно, когда он был маленький, еще не мог
строить порталов, поэтому приходилось передвигаться по земле. Я откинула голову на
плечо мужчине и тоже наслаждалась буйством волн. Было в этих морях что-то
завораживающее. Неужели я начинаю в них влюбляться, будто чувствую что-то родное?

Прекрасный момент прервал мой желудок, громко заурчав. Я смутилась, а Диалтон


рассмеялся и, отпустив меня, шагнул в портал. Вернулся он пяти минутами позже с
корзинкой провианта. Внутри был сыр, копчености, фрукты и бутылка вина. Отгадайте с
чего я начала?

Конечно же, с копченостей. Есть хотелось, просто страсть!

Дэн рассказывал мне о своем детстве, хотя обходил тему смерти родителей. Она была
для него болезненна. Мама ушла вслед за отцом, не выдержав разлуки с мужем. Так
часто бывает в семье демонов, этим никого не удивишь. Я слушала его, не перебивая, и
мне казалось, что нить, связавшая нас, укрепляется.

– Мы с братом часто дрались, – призналась я, – он ненамного старше, поэтому любил


доводить меня до белого каления, пока я не полезу с ним драться. Уходила я вся в
синяках и ссадинах, за которые мне влетало еще и от родителей. Мол, сама к нему
пристаю. Став старше, я стала изучать целительство по книгам и сама залечивала свои
раны, чтобы о них никто не узнал.

– У тебя не слишком близкие отношения с родителями? – спросил Дэн, озвучив то, в чем
я боялась себе признаться.

– Они всегда уделяли много времени наследнику, да и я проявляла больше


самостоятельности, чем другие девочки моего возраста. Они не лезли в мои дела, я же
делала вид, что не замечаю всей секретности нашей семьи. А потом я уехала учиться и
наши пути разошлись. Но с братом у меня более близкие отношения, чем с родителями.

– Ты же понимаешь, что наших сыновей в возрасте пяти лет мы будем отдавать на


обучение наставнику? – спросил Дэн. – Ты готова к этому?

– Будто мне кто-то предоставляет выбор, – горько рассмеялась я. – Думаю, мы расскажем


нашему сыну об этом месте и ему будет легче переносить одиночество.

Демон улыбнулся и погладил меня по щеке. Я встретилась с ним взглядом и уже не


могла его отвести. Столько огня, который может спалить гектары леса. Я подалась
вперед, приоткрыв рот, и Дэн с охотой принял приглашение. Мы целовались до
наступления ночи под шум волн и, казалось, нет тише и спокойнее места, чем это.

Потом мы лежали на кровати, длины которой хватало как раз для моего роста. Дэну
было жутко неудобно, но он не высказал и слова протеста. Я предлагала вернуться во
дворец, но он отказался, поэтому мы так и заснули в маленьком домике над ущельем.
Глава 12

Айра

– Что ты сделала с татуировками? – закричал султан, срывая голос. Впрочем, вопил он


уже минут пятнадцать, да все безрезультатно. Ничем вразумительным я ответить ему не
могла. Султан погрозил мне пальцем и раздражённо протянул: – Я знаю, что это ты
виновата! Ты хотела стать повелительницей!

Мы стояли в его покоях, куда меня привела стража. Легкие занавески из газа
колыхались от ветра, скользнувшего в окна. Они пробирались мне в душу и холодили всё
внутри. Мне бы плед, чтобы согреться, вот только пледа для души не существует.

– О великий, вы переоцениваете мою меркантильность, – едко протянула я. – Никакие


сокровища мира не пробудили бы во мне желание выйти за вас замуж.

Султан взбесился и поднял руку в попытке ударить меня. Я зажмурилась, отвернув


голову, но удара так и не последовало. Открыв глаза, я увидела Ирэя, который
сдерживал руку повелителя.

– Не бери грех на душу, отец, – ледяным тоном сказал наследник. – Твоя болезнь ведет
тебя к черте жизни, так будь же благочестивым в последние дни своего существования.

Султан испуганно оглянулся на меня, будто боясь огласки. Так он болен. Вот чего ждет
Ирэй. Но почему на султане есть татуировки, хотя я чувствую, что связана именно с
наследником? Вопросов было множество, но ни на один из них отвечать Ирэй не спешил.

– Айра, уходи, – уже ко мне обратился наследник, но я, бросив ненавидящий взгляд на


султана, не смогла сдвинуться с места.

Мне нужно было узнать все здесь и сейчас.

– Это ты, мальчишка! – внезапно злостно выкрикнул султан. – Это ты что-то сделал с
брачными татуировками, поэтому я умираю! Это ты во всем виноват! Что, трона захотел?

Я ничего не могла понять из их диалога, поэтому молча переводила взгляд с отца на


сына и обратно.

– Это ты бредишь властью, мне же она без надобности. Кто из нас с братом станет
следующим правителем, решать только артефакту и имаму. Если он посчитаем меня
лучшей кандидатурой на роль султана, я с честью приму эту ношу, если нет – я к этому
никогда и не стремился.

– Тогда почему ты хочешь меня погубить?

Испуганные глаза султана, в которых даже проступили слезы, заставили меня на миг
пожалеть его. Но я знала, что Ирэй не способен на подлость. Он спасал меня. Но почему
Великий так старательно сплетает эти два события – женитьбу и собственную погибель?

В голове щелкнуло. Предыдущие внезапные смерти жен султана. Он буквально


выкачивал из них жизнь, чтобы продлить собственную. Это возможно только в браке, так
как возникает сильная нерушимая связь, которая, обычно, уводит за черту супругов
вместе.

Это каким эгоистом нужно быть, чтобы думать только о своих желаниях и отправлять
жен за черту, так и не полюбив их? Я никак не могла взять это в толк! Но теперь
понятно, почему Ирэй спас меня, даже несмотря на обиду. Или все же причиной его
поступков было куда более сильное чувство – любовь?

Как бы мне хотелось знать ответ на последний вопрос!

– Я не хочу гибели других всевышних из-за твоего неуемного желания править.

– Но я хочу жить! Я достоин этого, как никто другой!

Султан мне напоминал маленького капризного ребенка, которому родители не хотят


покупать игрушку или сладости у заезжего торговца. Я понимала, что речь идет не о
леденцах, а о жизни, но разве можно убивать других для продления собственного
существования? Ответа я не знала, и так просто осудить султана за его поступок не
могла, но вот за отношение к себе – запросто.

Я не испытывала к нему даже сочувствия, ведь этот человек желал убить сначала мою
сестру, даже несмотря на вожделение к ней, а после меня. Из-за кольца Ирэя вышла
осечка. Только вот каким же образом наследник подстроил все так, чтобы артефакт
попал именно на руку невесте?

– Достойный всевышний так бы не поступил, – безапелляционно заявил сын и выпустил


руку отца, отступив. Тот пошатнулся и упал. – Если расскажешь кому-нибудь о моей
причастности, то я раскрою секреты гибели твоих бывших жен. Не переживай,
доказательств у меня достаточно. И тебя запомнят в истории не как Великого султана, а
как убийцу, восседавшего на троне.

Память веков нещадна. Помнить его будут долго и изучать его историю в академиях.
Ирэй знал куда давить – на самолюбие. Султан будто весь сжался и вновь как маленький
ребенок подтянул колени и обнял их. Я испытывала отвращение к нему и ничего более.

– Айра, идем, – сказал Ирэй и, взяв меня за руку, вывел из покоев султана.

Я шла молча и не сопротивлялась. Все казалось мне нереальным. Остановившись на


балконе, я вцепилась пальцами в парапет и вдохнула свежий воздух. Придворные дамы,
которые должны были меня сопровождать, стояли в коридоре и внимательно наблюдали.
Я повернулась к Ирэю и подняла вверх руку.

– Как это кольцо оказалось у твоего отца?

– Будешь смеяться, но благодаря твоей сестре, – с усмешкой ответил наследник и


облокотился о парапет. – Когда-то я случайно подслушал разговор, в котором твоя сестра
задала загадку султану. Мол, подари то, что увидишь после полудня и чтобы это
помещалось в ладони. На тот момент я подумал, что речь идет о подарке тебе, ведь я
услышал только последнюю часть разговора. Не мог же я вообразить, что Великий
ошибается и женится не на той? Мой отец далеко не романтик, однако и я тут схитрил.
Днем правитель отходит ко сну – болезнь отнимает много сил. В тот день, проснувшись,
первое, что он увидел на полу рядом со своими тапочками, – это кольцо. Он подумал, что
это сама судьба, а я же тем временем вложил в это кольцо наш брак. Поэтому можно
сказать, что ты моя жена, а не султана.

– Так значит я так и не стала Великой? – спросила я, старательно пряча дрожь в голосе.

Могла ли я подумать, что все мои мечты осуществляются? В этот момент все это мне
казалось совершенно бессмысленным и далеким! Но неужели это правда?

– О, ты расстроена? – поддел меня наследник и провел ладонью по щеке. Придворные


дамы заметили это и тактично отвели взор. Подумаешь, пасынок гладит лицо мачехи!

Но они даже не догадываются, что это муж одаривает лаской жену.

– А откуда татуировки на теле султана? – тихо спросила я, и Ирэй подмигнул.

– Фальшивые. В этот момент я создал отличную иллюзию, подговорив имама.

– Он пошел на измену? – удивленно воскликнула я, и Ирэй приложил палец к моим


губам.

– Тише ты! Скажем так, на тот момент он служил уже новому султану, так как знал о
болезни и о причинах смерти жен моего отца.

– Ты так уверен, что станешь следующим правителем? – шепотом спросила я,


наклонившись к… мужу?

Неужели я могу хотя бы мысленно употреблять это слово?! С ума сойти!

– Айра, – в тон мне ответил Ирэй, тоже придвинувшись, – в этом уверен на удивление не
я, а сам имам. Ты же понимаешь, какую важную роль он играет в становлении будущего
султана?

О, вот как. Я понятливо кивнула и замолчала. Мы вместе смотрели на пейзаж перед


нами. Я никак не могла поверить, что сегодняшний день – не сон, а реальность. Руки
подрагивали, ноги с трудом держали, а в мыслях гулял ветер.

Чувство совершенной легкости.

Я ошибалась. Плед для души существует, и это – любовь.

Где-то в Земном царстве

Эль бежала со всех ног по торговой площади. Кто бы знал, что за простое яблоко, взятое
с прилавка, последует стычка со стражами порядка? Нет, её не могут поймать и
посадить в кандалы! Просто не могут!

Минута – и девчонка падает лицом вниз, споткнувшись. Подбородок разодран в кровь, но


она не плачет. Бравый исс в синей форме, изношенной и давно нуждающейся в смене,
поднял её за локоть и хорошенько встряхнул. Русалка поджала губы и выпустила столп
искр, которые отлетели в заранее подготовленный щит стража порядка.
Нарушительница не признает вину, а следовало бы.

Корсентер молча наблюдал за стычкой, замаскировав ауру и скрывшись от людских глаз


под капюшоном. Обличия он менять умел. Можно сказать, это был его коронный номер.
В прошлый раз благодаря такой особенности он смог заполучить печать могущества.

При воспоминании об этом демон неприязненно поморщился. Если бы не трое


мальчишек-правителей, он бы уже стал властителем всего Подземного царства, а там,
быть может, добрался бы и до Поднебесья.

Чем же эта девочка привлекла внимание трехсотлетнего демона? Она была забавная.
Похожа на русалочку. Что она забыла в городе? Явно не своё заключение.

Магические кандалы клацнули на запястьях девчушки, и демон опечалено вздохнул. И


это развлечение подошло к концу. Он собирался разворачиваться, когда его внимание
привлек еще один столп искр. Неужели представление не закончено?

Корсентер заинтересованно обернулся и застыл. Девочка бросалась заклинаниями,


будучи скованной антимагическими кандалами. Как это возможно? Они же специально
зачарованы!

Если только не…

Быть этого не может!

Корсентер даже подался вперед, чтобы лучше рассмотреть девочку. Миндалевидные


глаза, каштановые волосы, две руки и две ноги – ничего необычного, даже рыбьего
хвоста сейчас нет. Но была в ней одна особенность.

Она умела разбивать антимагию – сильнейшую защиту в мире. Одарённая. Именно она и
была нужна Корсентеру для запасного плана. Только она.

Демон усмехнулся. Сейчас он был близок к своей цели как никогда.

Корсентер стремительно пересёк улицу и подошёл к стражу порядка. Тот стушевался,


быстро сообразив, кто перед ним стоит, и весь согнулся под тяжестью ауры. Демон
схватил девочку за руку и бросил полицмейстеру:

– Ты забудешь, что видел нас, а всем причастным закроешь рот. Если понадобится, в
прямом смысле.

Улиэль испуганно взглянула на демона. Не успела сбежать от одного, как попала в руки
другому! Но сейчас он был единственным, кто мог ее защитить. Она сильнее прижалась
к незнакомцу в темном балахоне.

Корсентер усмехнулся. Если бы русалочка только знала, кому хотела довериться.


– Я забуду, что видел вас. Приятной дороги, – произнес страж неестественно покорным
голосом и отступил, освобождая им путь под изумленными взглядами очевидцев.

Они открыли портал прямо с площади, и никто не посмел их остановить.

Лейорика Яниита

Проснулись мы ближе к обеду в объятиях друг друга и вернулись во дворец. Ночь была
для меня беспокойной. Я часто просыпалась, чувствуя несвойственные для меня
желания, потом вновь впадала в забытье. Казалось, что руки Дэна досконально
исследовали мое тело, но попыток сблизиться он не предпринимал.

Была ли я опечалена этим фактом или рада ему?

Вот в чем вопрос.

Вернувшись во дворец, я первым делом направилась в покои Улиэль, но девочки там не


было. Где же пропадает этот ребенок? Именно этот вопрос я задала Дэну за обедом. В
события вчерашнего дня верилось с трудом, и только отсутствие Эль подтверждало
произошедшее.

– Она еще не вернулась? – удивленно переспросил каган. – Хорошо, я поищу её.

Но несколько часов поисков не увенчались успехом. Дэн периодически пропадал на


несколько часов, потом вновь возвращался и обеспокоенно водил по картам всех трех
миров. Забрав из комнаты Эль расческу, мы приготовили специальный раствор и
оросили им конусообразный кулон. Прочтя заклинание и водя им над картами, мы
ожидали, когда кончик кулона пристанет к какой-либо точке. Но он беспорядочно
метался и никак не желал останавливаться. Надежда с каждой минутой таяла в моих
глазах, и под вечер у меня сдали нервы.

– Почему мы не можем найти её по картам? – задала я один из самых глупых вопросов в


мире.

– Её кто-то укрывает, – задумчиво отозвался Дэн, – и я не могу понять, кто бы это мог
быть. Сама Эль еще не научилась ставить полог укрытия.

– И что же теперь делать? – спросила я и, так и не услышав ответ, расплакалась, упав на


ковер и прикрыв лицо руками.

Дэн опустился рядом и обнял меня за талию. Я уткнулась лицом в рубашку кагана и
обняла его за плечи. Жених гладил меня по волосам, находясь в собственных думах. Я
же просто не могла совладать с собственным чувством вины.

– Если бы я не дала ей эту надежду, всего этого бы не произошло, – всхлипнув,


прошептала я припухшими губами.

– Не кори себя, – строго сказал Дэн и взял в ладони моё лицо. – Ты ни в чем не виновата.
Если бы я сразу отвел туда Эль, она бы уже потеряла надежду и жила бы со спокойным
сердцем. Своей ложью я разрушил те отношения, которые у неё сложились с нами. То,
что я ненавижу всем сердцем, разрушило мир Эль. Обещаю, что никогда не буду тебе
лгать. Такой ошибки я больше не повторю.

Я не ответила, лишь сильнее прижалась к любимому мужчине. Он обнял меня, но это


никак не убавляло моё чувство вины. Мне было по-прежнему отвратительно, будто я
иссыхаю изнутри.

Вспомнилась наша с Эль первая встреча. Она сразу показалась мне не по годам
смышленой девочкой, и потом я нашла этому объяснение – она из русалок, которые
взрослеют дольше. Эль была тем лучиком света, который согревал меня в каганате
Бескрайних морей. Она была для меня опасна, будучи одаренной, но при этом меня
тянуло к ней, как магнитом. Есть такие люди, с которыми нам очень комфортно.

– Утри слезки, моя маленькая невеста, – прошептал Дэн и провел рукой по моей щеке. –
Мы найдем Эль. Просто дай мне немного времени. Мы обязательно её найдем.
Я ему верила, вот только мне было страшно, казалось, что случится что-то
непоправимое.

*** ***

На следующий день в академию я отправилась невыспавшаяся и в дурном настроении.


Преподаватели старались меня не трогать во время занятий, а на переменах я сидела у
окна и смотрела в окно. Так же было и на обеде. В столовой студенты гомонили,
обсуждая прошедший Снежный бал, и флиртовали. Все будто еще жили в атмосфере
прошедшего праздника, даже глаза горели весельем и романтикой.

У одной меня все мысли крутились вокруг Эль: как она, что с ней и завтракала ли
сегодня? На глаза наворачивались слезы, и проклятое чувство вины грызло изнутри. Я
понимала, что просто не смогу простить себя, если с девочкой что-то случится.

– Привет, – нагло сев ко мне за стол, поздоровался Лест. Я проигнорировала его. –


Почему не пришла на Снежный бал? Я ждал тебя.

Настроения и так не было, а тут еще… этот.

– А что же ты не исполнил угрозы и не отправился за мной в каганат Бескрайних


морей? – едко спросила я, прекрасно понимая, что это не под силу ни одному земному
магу, даже тиссу Шторману.

Лицо Леста пошло красными пятнами, и он неприязненно поморщился. Что, как на


словах так все мы бравые воины, а как на деле – так сразу в кусты? Не люблю парней,
разбрасывающихся пустыми обещаниями. Либо обещай и делай, либо молчи.

– Так ты решила меня проверить? – неверно растолковал мои слова Лест. – Думаешь, я не
способен на серьезный шаг? Что ж, тогда вот мой ответ.

Я даже отодвинулась, боясь, что он меня поцелует насильно. Но нашей местной звезде
удалось меня удивить. Он прошел в центр столовой и прочистил горло, привлекая к себе
внимание. В этот момент мне захотелось залезть под стол. Недолго думая, именно это я
и сделала, после чего медленно начала пробираться к выходу, пока Лест отвлекал всех
студентов своей несуразной речью. Жаль только, что в этот момент он взглядом следил
за мной.

– Уважаемые тиссы, я бы хотел сделать важное объявление. Я, наследник графства


Лиинстота, делаю предложение руки и сердца наследнице герцогства Янидоф, что в
Долийском королевстве. Это не пустые слова, я открываю перед всеми свою душу и
сердце. За короткий срок она смогла покорить меня своей неординарностью,
независимостью и полным отсутствием такта.

На этих словах я ударилась о крышку стола, под которым проползала. Тот зашатался и с
него скатился стакан с соком, облив платье одной из студенток. Девушка вскочила на
ноги и начала салфетками промокать ткань, я же решила, что далее оставаться на
четвереньках не могу, поэтому вылезла из-под стола и побежала в сторону выхода. Вслед
мне неслось:

– Лейорика! Обещаю любить и заботиться о тебе всю жизнь! Да будут мои слова истиной
ныне и вовеки веков!

Меня словно током прошибло от клятвы Леста, и я остановилась. Да он с ума сошел!


Такими словами не разбрасываются. Аудитория за моей спиной молчала, а я боролась с
желанием сбежать отсюда.

С одной стороны, намного легче уйти и забыть об этом, но с другой – проблемы нужно
решать по мере их поступления. Послав рациональность в топку, я позорно сбежала из
академии.

За ужином моя встревоженность не укрылась от Дэна. Аккуратно нарезая мясо на своей


тарелке, он поглядывал на меня. Блюда сегодня были чудесны и как всегда пряны. Мне
нравилась кухня Подземного царства, здесь по-настоящему умели готовить, используя
различные травы и тертые корнеплоды. Когда подали десерт, каган решился спросить:
– Еда тебе сегодня не доставляет удовольствия, милая?

Ответила я не сразу, сбитая с толку его обращением. Когда же мысли вернули свой
привычный ход, я ответила:

– Повара потрудились на славу. Все было превосходно.

Мой проницательный жених не стал вдаваться в подробности.

Тем же вечером я позвонила брату посоветоваться, как поступить. Нэйтан слушал меня,
кивал, но не торопился обвинять или, наоборот, поощрять. Дослушав меня, брат сказал
следующее:

– Насыщенная жизнь у тебя, сестренка. А я в отличие от тебя тухну тут в четырех стенах
и не знаю, куда податься. Поэтому у меня достаточно времени на размышления. Я бы на
твоем месте не сбежал, а сразу разъяснил этому Лесту, кто главный мужчина твоей
жизни. Поверь мне, твоя трусость тебе еще аукнется.

– Спасибо, тисс Очевидность. Делать-то мне что?

– Так же публично отшей его, – пожав плечами, ответил Нэйтан. Мы оба замолчали, а
затем он продолжил: – Кстати, Рик, ты слышала, что султан Восьмого аэраби при смерти,
а его брак с Айрой признан недействительным? События толком неизвестны, кузина не
желает общаться с семьей, зато завтра официальный наследник Дайарона даст
публичное заявление.

– Вот это новости!

Сказать, что я была обескуражена, ничего не сказать. По сравнению с этим моя жизнь
протекает довольно скучно и однообразно. Переглянувшись с братом, мы одновременно
подумали об этом и рассмеялись. Попрощавшись с Нэйтаном, я тут же принялась
набирать сестру, но её переговорный артефакт был недоступен.

Что ж, при первой же возможности надо наведаться в султанат Восьмого аэраби.

Айра

В полдень зазвонили колокола. Звук был тяжелый. Он заставлял каждого отвлекаться от


работы и вставать на колени. В тот же час вырубили все деревья во дворце султана.
Когда последний корень был выкорчеван, колокола вновь зазвонили, приглашая на
траурную церемонию.

Тело Дайарона несли несколько Всевышних по улицам столицы. Я смотрела с высокого


балкона, вцепившись пальцами в балюстраду, и даже не пыталась скрыть своей радости.
Нет, я не улыбалась – мне было не до этого, но и не плакала, как несколько бывших
наложниц султана.

Сегодня, когда целитель с прискорбием объявил о кончине Великого, все обратили свои
взоры к телу султана. И первым, что бросилось в глаза, были не бледность или
искривленные губы, а абсолютно чистые плечи, на которых не осталось и следа
татуировок. Зато татуировками были покрыты плечи Ирэя.

Первый наследник вместе с женой недоуменно посмотрели на второго и перевели взгляд


на меня. В глазах обоих зажглось понимание, и старший брат мужа усмехнулся.

– И кто же придумал такой хитроумный план? А ты, братец, не промах.

– Ты так же знал, что отец делает со своими женами, – огрызнулся Ирэй, – я лишь
пытался спасти Айру.

– Что-то предыдущих жен ты спасать не торопился, особенно таким способом, – едко


подметила всевышняя, но ей отвечать никто не спешил.

Весть о фиктивном браке султана в мгновение ока облетела весь султанат и вернулась ко
мне же в искаженном виде. Эта была прекрасная история любви двух сердец, которую
прикрывал султан. Мол, когда-то давно двое возлюбленных поссорились, и я поклялась,
что будь Ирэй последним мужчиной в мире, я не выйду за него замуж. Годы шли, и
умный наследник нашел выход, попросив своего отца заключить со мной фиктивный
брак. Разумеется, в сговоре был и имам, который заранее объединил судьбы второго
наследника и молодой влюбленной девушки.

Признаться, такая история мне нравилась и что-то мне подсказывало, что в её основе
лежит хорошая информационная база, которую предоставил второй наследник.

Ирэй шел рядом с братом и так же нес гроб своего отца. Тело султана сожгут на
помостах на главной площади, а пепел развеют над вековыми деревьями в Дремучем
лесу. Так было всегда и так будет впредь.

В душе моей поселилась легкость. Первый раз у меня была уверенность в счастливом
будущем. Я отключила переговорный артефакт, отрезав себя от своих родных и сплетен
внешнего мира. Все, что происходило за стенами дворца, казалось мне далеким и не
касающимся меня. Пройдет немного времени, и я смогу вернуться к привычному образу
жизни. Пока что же моя жизнь слишком круто изменилась, и я не успела разобраться в
происходящем.

Но время сотрет в порошок весь страх, и я смогу вздохнуть полной грудью.

Где-то в Среднем мире

Русалочка не понимала, куда её привели. Снаружи домишко на окраине неизвестного ей


города напоминал совершенно непригодную для жилья ветхую лачугу с дырявой
крышей. Стоило же переступить порог, как открывался вид на небольшой холл, лестницу
и две двери по бокам от неё. Наверху тоже были жилые помещения, но туда её демон не
повел.

Он, на удивление Улиэль, повел её через дверь справа, на кухню. Положив перед ней
сыры и копчености, он кинул девочке яблоко и пригласил присесть, что русалочка с
удовольствием и сделала. Эль брала в руки все, что первым попадалось, и откусывала от
каждого куска понемногу.

Демон с полуулыбкой наблюдал за ней. Он давно не видел, чтобы кто-то с таким


удовольствием поглощал пищу. Это ему казалось давно забытым воспоминанием, словно
перед ним сидит он же, из далекого-далекого детства. Но это было так давно, что даже
крупицы того немногого стерлись из памяти.

– И как тебя звать, русалочка? – спросил Корсентер, скрестив ноги и откинувшись на


стуле.

Девочка подняла на него испуганные глаза, отложила сыр, который держала в руке, и,
сглотнув, ответила:

– Улиэль. Так меня назвала мама.

– И где теперь твоя мама? – спросил Корсентер, найдя зацепку, и сложил руки на столе в
замо́ к, приблизившись к девочке. – Ты не пойми меня неправильно. Просто увидев тебя
одну на улице, я подумал, что в твоей семье случилась трагедия. Я бы хотел тебе помочь.

Эль насторожилась. Один ей уже помог, да вот только ничего хорошего в её жизнь не
принес. Только разочарование. Хлюпнув носом, русалочка отодвинулась и спросила:

– Как тебя зовут? И чем докажешь свои добрые намерения? Мне не хотелось бы доверять
первому встречному.

Демон улыбнулся. По-доброму. Девочка смекалистая, значит, с ней надо быть вдвойне
осторожнее. Слышала ли она где-нибудь его настоящее имя? Кто знает. Но осторожность
еще никогда не навредила.

– Сент Корер, малышка. Ты можешь не доверять мне. В этом мире вообще нельзя никому
доверять, будет меньше разочарований.

Именно эти слова оказались нужным ключом. Улиэль расслабилась. Информацию из неё
никто не тянул, но, как нам всем известно, когда нас не заставляют, мы сами все охотно
выкладываем. Так случилось и в этот раз. Глаза русалочки наполнились слезами
солоней, чем воды её родного океана.

– Душа моей мамы заточена в Бескрайних морях и не найдет оттуда выход, – призналась
девочка. Демон не спешил её перебивать. – Великий Диалтон мне лгал. Он говорил, что
нет дороги к ней, а на самом деле она есть. Его невеста открыла мне путь. И мы увидели
мою маму. Точнее, то, что от неё осталось.

Глаза Улиэль наполнились слезами, и она прикрыла ладонями лицо. Её тело


содрогнулось от всхлипов. Корсентер сел рядом и приобнял девочка за плечи. Он не
почувствовал ни жалости, ни боли. Зато он смекнул, что малышка сбежала от кагана, и
необходимо наложить дополнительную защиту, чтобы никто точно не нашел её. А вместе
с ней и его.

– Бескрайние моря настолько же жестоки, насколько и прекрасны, – тихо произнес


Корсентер. – Уверена ли ты, что каган сделал не все для освобождения твоей мамы?

– Он мне лгал, – со злостью повторила Эль, – он давал мне ложную надежду в то время,
когда её не существовало. Тело моей мамы погибло. Она больше никогда не воскреснет,
а её дух будет вечно блуждать в глубине морей.

– И нет никакого способа её вернуть? – спросил Корсентер, надеясь услышать о


Скрижали. Ответ его не разочаровал.

– Есть, – неожиданно для самой себя выпалила девочка и утерла слезы рукавами,
посмотрев на Корсентера. – Есть! Скрижаль Бессмертия! Ой!

– Чего ты испугалась? – с улыбкой спросил демон, и Эль отрицательно покачала головой.

– Я не должна вам о ней рассказывать.

– Почему же? Об одном из трех сильнейших артефактов знают многие и побольше тебя.
Вот только кому нужно бессмертие, правда? Молча наблюдать за старением и смертью
близких тебе людей. Не все стремятся к этому.

Только вот с годами мощь и мудрость нарастают, и демон становится сильнее и опаснее.
Со Скрижалью можно не бояться случайных стрел и заклинаний, ведь смерть тебе не
грозит, а раны будут заживать за считанные часы. Тела своих союзников можно
воскрешать ритуалами, а души врагов – запечатывать навечно. Какую власть дает
Скрижаль Бессмертия – знают только древние летописи, и они не скупы на восхваления.

– Ты не хочешь власти? – недоверчиво спросила Эль, и Корсетер присел перед ней на


корточки, взяв её руки в свои.

– Хочу. А кто её не хочет? Но для меня намного важнее улыбка матери и ребенка. Когда-
то давно я потерял обоих родителей, – признался мужчина, вспомнив, как любящая мать
ушла вслед за отцом за грань. – Я практически не помню свои чувства в тот момент,
настолько давно это было. Несколько веков назад. Зато я вижу боль в твоих глазах.
Скажи, если я тебе могу чем-то помочь.

Улиэль долгим оценивающим взглядом смотрела на Корсентера. Ей безумно хотелось


поверить ему. Казалось, что вера сейчас – это единственное, что может её спасти. Демон
ждал. Ей нравилось, что он не торопил её. Девочка открыла рот, но так и не произнесла
те слова, которые хотела.

Корсентер не настаивал. Он улыбнулся и потрепал девочку по голове. Только благодаря


терпеливости можно услышать заветную фразу. Позже, когда Улиэль привыкнет к
доброму демону, способному рассмешить её, прочесть её желания и просто обнять.
Всего за пару дней он планировал заменить ей отца, о котором она так мечтала с самого
детства.

И потом она обязательно скажет:

«Помоги мне добыть Скрижаль бессмертия. Пожалуйста».

И он поможет.
Лейорика Яниита

От русалочки так и не было вестей. Она была скрыта неизвестным пологом, пробить
который не удавалось даже кагану Бескрайних морей. Я по-прежнему не находила себе
места, и мое беспокойство немного утихло только вечером следующего дня.

Дэн зашел ко мне в покои с небольшой лампадой, внутри которой горел огонек. Он
подвесил её за тонкие цепи у одной из стен, и золотистые отблески сквозь красное
стекло заиграли бликами на разноцветных тканях комнаты. Я подошла ближе, не дыша,
будто боялась затушить этот яркий огонек.

– Я не смог найти Эль, но зато с помощью её личных вещей создал это, – объяснил Дэн и
указал подбородком на лампаду. – Пока она горит, мы будем знать, что с русалочкой все
в порядке. Если пламя начнет сильно колыхаться, значит, Эль в опасности.

Я еще раз взглянула на огонек, удостоверившись, что сейчас фитиль горит ровно и
спокойно. Облегченно выдохнув, я обняла своего жениха и уткнулась лицом ему в грудь.

– Спасибо.

Где-то в Среднем мире

– Что ты делаешь, Улиэль? – спросил Корсентер, присаживаясь рядом.

Девочка оглянулась на него и спрятала за спину тонкую кору дерева, из которой она
пыталась сплести корзинку. Демон без труда разгадал её намерения, присел рядом и
осторожно достал из-за её спины недоделанное, перекошенное изделие. Слегка
улыбнувшись неумелой работе, он вытащил несколько жгутов и сначала укрепил каркас
и убрал самодельные ручки.

– Их мы сделаем в последнюю очередь, – пояснил он и принялся аккуратно переплетать


слои. – Теперь ты. Пробуй.

Смотря на пример старшего, Эль успокоилась и теперь тщательно и без лишних


треволнений накладывала одну ленту за другой. Смотря за её
работой, Корсентер почувствовал радость. Неужели он еще способен чему-то радоваться,
вот так просто, без приложенных неимоверных усилий?

Качнув головой, демон поднялся на ноги и бросил:

– Пойду, добуду еще коры, твоего запаса не хватит.

С этими словами он скрылся в лесу, но из-за тени деревьев выглядывал и наблюдал за


старательностью русалочки. Когда он делал что-то так же усердно? Все сейчас дается
легко по щелчку пальца, кроме могущества. Может быть, именно поэтому он так
отчаянно желает заполучить три артефакта? Ведь для всего остального даже усилий
прилагать не нужно…

А теперь пора срезать кору.


Глава 13

Лейорика Яниита

Утром в академии найти Леста мне не удалось. Он будто скрывался от меня. «Инстамаг»
пестрил новостями о том, что сын графа сделал предложение невесте кагана
Подземного царства. Были предположения о том, кого выберет юная магиня. Последует
зову сердца или предпочтет долг перед родиной. Под первым они, конечно же,
подразумевали наши отношения с Лестом, что было глупой выдумкой!

В этот момент я могла порадоваться только тому, что мой жених не читает «инстамаг»,
предпочитая «магомаг». Иначе случился бы локальный конец света.

Пока я шла и думала, что в жизни всё не так плохо, как может показаться сначала, мне
навстречу вышел Лест. Я резко остановилась и сложила руки на груди. Я хотела
поговорить с ним спокойно, но судя по решительному выражению его лица, он не был
готов к мирному договору.

– Лест…

– Подожди, дай мне сказать, – перебил меня сын графа и встал на одно колено. Я
отшатнулась, испуганно оглянувшись по сторонам.

– Ты что творишь, Лест?! Живо вставай!

Эти слухи и так чудом не дошли до моего жениха! Ой, несдобровать мне! Поссорюсь
сначала с Дэном, а потом с родителями, а потом буду плакать и винить себя. Ближайшее
будущее не радует перспективами.

– Нет, дай сначала договорить. Я никогда ни в кого не был так влюблен, как в тебя. Ты
единственная девушка, затронувшая моё сердце…

– Очнись! Я – единственная девушка, которая отвергла твои ухаживания! В тебе играет


не влюбленность, а уязвленное самолюбие!

– Ты дашь мне договорить? – резче спросил Лест, и я отрицательно мотнула головой.

– Даже не собираюсь! Я предлагаю взять тебе свои слова обратно, тогда мы сможем
забыть этот… эту влюбленность, – последнее я сказала с явной издевкой, пытаясь
уколоть мага больнее, чтобы он возненавидел меня и поскорее забыл свои чувства. – У
меня есть жених, и если он узнает об этом, поверь мне, нам обоим несдобровать. Так что
хотя бы ради меня, никогда больше не упоминай о своих чувствах!

Прокричав свою угрозу, я поняла, что прозвучала она в полнейшей тишине. Лест
смотрел за мою спину, и там происходило что-то нехорошее. Слишком испуганным и
подавленным выглядел маг. Я резко обернулась и замерла.

Дэн частично трансформировался. Его глаза сияли первозданной яростью, даже я


испуганно отшатнулась, будто действительно была в чем-то повинна. Больше всего
хотелось броситься к нему на шею с криками, что все его домыслы – ложь, но тело
сковал страх. Я не могла пошевелить и пальцем.

– Дэн…

Мы встретились взглядом. Бездонный черный омут пугал своим огнем. Кто бы знал, чем
закончилась немая сцена, если бы мгновением спустя рядом с нами не открылся портал,
из которого выскочил взъерошенный ректор. Мужчина оглядел нашу компанию, бросил
суровый взгляд на меня и Леста и обеспокоенный – на кагана.

– Во избежание случайных жертв вы, студент Роолдан, покиньте немедленно академию,


а завтра зайдете к тиссе Лиссире и она выпишет вам наказание за недостойное мага
поведение, – обратился ректор к Лесту и тот, на мгновение засомневавшись, отправился
в портальные комнаты.

Я же осталась лицом к лицу с разгневанным женихом.


– Зря ты отправил мальчишку, – с усмешкой сказал Дэн. Голос принадлежал словно не
ему, а какой-нибудь бесовой птице с разодранным горлом. – Так бы пострадал только он,
теперь же неизвестно, сколько будет жертв.

– Ты не так жесток, как хочешь показаться, – посмела ответить я, и Дэн оскалился,


сделав шаг вперед. Я инстинктивно отступила. Он лишь горько усмехнулся, а я
устыдилась собственной трусости.

– Не ты ли недавно обвиняла меня в излишней жестокости?

– Это было миллион лет назад, – тихо прошептала я и нашла в себе силы подойти
ближе. – До моего сражения с собственным упрямством. Я была слепа и не видела,
сколько ты на самом деле делаешь для своих друзей, как заботишься о дорогих тебе
людях, и как честен ты с собой и своей совестью. Прости мне мою слепоту и дай шанс
все объяснить.

– Разве услышанную мною речь можно чем-то объяснить? – приподняв брови, спросил
Дэн. Но несмотря на показную злость, в его глазах плескалась надежда. Он хотел, нет,
отчаянно желал, чтобы я его переубедила.

– Только дай мне возможность, – уверенно заявила я, и мужчина, преодолев


разделяющее нас расстояние, прижал к себе и впился в губы поцелуем.

Я обмякла в его руках и с охотой ответила на ласку. Суверен, немного отстранившись,


погладил меня по щеке и поцеловал в лоб.

– Не время, любимая. Позже я обязательно послушаю доводы, по которым я должен


сохранить жизнь этому мальчишке, пока же я пришел забрать тебя на похороны султана
Восьмого аэраби.

Что? Султан умер? Так скоро? Что же тогда с моей сестрой?

Вопросы один за другим приходили мне в голову, отодвигая на задний план собственные
чувства. Дэн же не собирался отвечать ни на один из них, молча развернувшись и
шагнув в портал.

– Думаю, тебе лучше поспешить, пока этот невыносимый демон не передумал и не


взялся наказывать Роолдана, – облегченно ответил тисс Шторман и схватился за
голову. – Пора на покой! Определенно пора…

Куда еще ему пора, я не дослушала, кинувшись за демоном. Вышла я в портальной


комнате, откуда под белы рученьки была отведена в свои покои. Здесь меня облачили в
перламутровые тона – плотную абайю с длинными рукавами, подпоясанную кушаком, и
хиджаб. Волосы заплели в одну тугую косу, да так сильно, что спустя пять минут у меня
начала болеть голова, и я периодически морщилась. Именно с таким выражением лица
меня увидел Дэн.

– Ты в порядке?

– Голова немного болит, не придавай этому значения. Как там Айра? – тихо спросила я,
пока мы шли в портальные комнаты.

– Думаю, радуется новой жизни и супругу. Если ты себя плохо чувствуешь, мы можем
вовсе не пойти.

– Новому супругу? – удивленно переспросила я и остановилась, вопросительно взглянув


на жениха и полностью проигнорировав его слова о моем самочувствии. – Что это
значит?

Дэн обернулся ко мне и пожал плечами.

– Она даже тебе ничего не сказала? У неё были настоящие чувства и брак со вторым
сыном султана, а с самим Великим – лишь фикция.

– Ничего не понимаю, – пробурчала я, и Дэн взял меня за руку.


Рядом с ним я чувствовала себя защищенной.

Герцогство Янидоф в Долийском подданстве

С самого утра небо затянуло тучами. Герцог стоял на балконе и хмурился, глядя в небо.
Купол, установленный над дворцом, защищал от всех погодных условий окружающего
мира, поэтому вероятный снегопад был совсем не страшен. Но сегодня герцога не
покидало чувство тревоги. Надвигалось что-то неизбежное, и он готовился это принять.
Мы не силах избежать собственной судьбы, как бы ни старались. Но каждый раз
неизбежное становится неожиданностью и ранит больнее всего.

– Почему печален, друг мой синеокий? – шутливо спросила герцога супруга, и он ответил
ей слабой улыбкой.

– Было ли у тебя чувство неотвратимости? – задумчиво спросил мужчина, сжимая


рукоятку кинжала.

Кинжал имел многовековую историю и принадлежал нескольким поколениям


хранителей. Когда-то его будет держать в руках Нэйтан, полировать поверхность и
сохранять первозданный вид. Украшение у кинжала было только одно – огромный
красный рубин, инкрустированный в эфес, но именно в нем заключалась основная магия
– он мог помнить события, происходящие с хозяином.

– Да, припоминаю такое, – ответила женщина. – Помню, когда увидела тебя и твою
решительность, у меня возникло удивительное чувство неизбежности. Я мысленно
возопила: «Этот мужчина определенно добьется моей благосклонности!» А если не
захочет, точно заставлю.

Герцогиня весело рассмеялась, и тисс Яниита улыбнулся уголками губ. Ему всегда
нравился веселый нрав жены. Может быть, именно поэтому он в неё влюбился? Не в
красоту её глаз, не в изящность походки, ни в плавность движений, а именно в озорную
улыбку и остроумие.

– Ты уверен, что не хочешь пойти на похороны султана? – уже серьезно спросила тисса,
положив ладонь на плечо мужа. – Там наша племянница. Ей понадобится поддержка
семьи.

– Погиб-то не её муж, – хмуро ответил мужчина. – Они с этим вторым наследником


обвели всех вокруг пальца. Неприятное пятно на репутации твоей семьи. И как Ирэй с
таким прошлым собирается занять престол Восьмого аэраби?

– Думаешь, он станет следующим правителем? – удивлено спросила женщина, и тисс


усмехнулся.

– Этот мальчишка определенно станет правителем. Его готовила сама судьба. По силе в
академии он не знал равных, как и по знаниям и умениям. Характеристики его брата
блекнут по сравнению с его. Как ты думаешь, кого повенчает на царствование артефакт?

Оба замолчали. Неужели её племянница станет правительницей во второй раз?


Неожиданный курьез. Но больше её сейчас заботило состояние мужа. Слишком
потерянным он выглядел.

– Нам лучше остаться охранять Скрижаль, – наконец произнес мужчина и бросил


последний раз взгляд вдаль. – Ладно, это всё пустые треволнения. Идем внутрь. Лучше
действовать и для начала усилить защиту.

– С чего бы?

– У меня плохое предчувствие.

Предчувствие хранителя не подвело. В тот же миг защита над домом пошла рябью,
словно её кто-то преодолел, не разрушив. Это не слуги – их было не так много и каждый
из них отчитывался, если покидал пределы дворца. Здесь явно присутствовал чужак.

Чужак с дурными намерениями.


– Сейчас же бери Нэйтана и ступайте в укрытие, – гаркнул мужчина и подтолкнул жену
к выходу.

Та, бросив испуганный взгляд на мужа, замешкалась. Тисс Яниита притянул супругу к
себе, впившись в губы страстным поцелуем. Он уже знал, что это был их последний
разговор и последняя ласка. Но может ли утопающему хватить одного глотка для
выживания? Герцог яростно оттолкнул жену, желая, чтобы она уходила. Он даже не
обернулся к ней, молясь всем богам, чтобы она послушалась его. Со слезами на глазах
женщина бросилась к выходу.

Она бежала, не разбирая дороги, пока не налетела на сына. Нэйтан только вышел из
своих покоев и поймал заплаканную мать. Он провел пальцами по её щекам, убирая
проступившие слезы и с непониманием и растерянностью смотря в родные глаза.

– Что случилось?

– Нэйтан, сынок, – сквозь слезы, прошептала женщина, – не время объяснять. Идем вниз.
Скрижаль должна признать нового хранителя и сохранить ему жизнь.

Нэйтан с детства готовился стать следующим, кто будет беречь один из сильнейших
артефактов силы. Он понимал, что сейчас слова матери – это не трусость по отношению
к отцу, это единственный шанс спасти мир. Именно поэтому тисс, глубоко вздохнув, взял
мать за руку и помчался вниз. Всего одно нажатие на «арт» оповестило Советы двух
миров – Поднебесье и Подземное царство – о нападении.

Тем временем герцог встречал неожиданных гостей. Прямо с неба к нему спустился
демон, несший в руках человеческую девчонку. Та приземлилась на каменный пол,
перекатилась и быстро поднялась на ноги, готовая к атаке.

– Так вот какой беды я сегодня ждал, – с усмешкой сказал хранитель, и демон подошел
ближе.

– Отдай Скрижаль и я сохраню жизнь твоей семье, – великодушно позволил демон.

– Моя жизнь, как и жизнь моей семьи, ничто по сравнению с благосостоянием всего
мира, – был строгий ответ герцога.

– Вот как? Тогда приготовься познать мою мощь.

Хранитель готовиться не стал. Он тут же начал посылать снопы заклинаний в демона.


Его преимущество было в том, что тиссу Яниита не нужно было использовать щит –
любая магия отшатывалась от него, словно от чумного.

Демон выставил щит и оглянулся на девочку. Та кивнула и кинула в хранителя одно


единственное заклинание – сон. Герцог даже удивиться не успел, упав, как
подкошенный. Корсентер убрал щит и присел перед телом поверженного врага.

– Спускайся вниз по лестнице, я тебя скоро догоню, лишь найду ключ от


сокровищницы, – сказал демон и девочка, недолго думая, кинулась во дворец.

Сент Корер, как он представился русалочке, убедившись, что ребенок убежал, вонзил
кинжал в грудь хранителя. Это было даже милосердно с его стороны – тисс Яниита ушел
безболезненно и быстро, заснул и не проснулся. Вытащив лезвие и протерев его платком
из нагрудного кармана герцога, он оставил тряпку поверх тела пропитываться кровью, а
сам отправился вслед за Эль.

Русалочка бежала так быстро, что в какой-то момент поскользнулась и полетела бы


вниз, если бы её вовремя не поймал за шиворот демон. Она благодарно ему улыбнулась и
вновь побежала вперед. Ему нравилось, что она торопится, а не замедляет его. Скоро тут
будут все силы Поднебесья и Подземного царства. Нужно вовремя отсюда убраться.

К счастью, он выбрал подходящее время. Похороны султана восьмого аэраби. В зданиях


Советов сейчас находятся лишь дежурные. Пока они поймают сигнал, пока распознают
его и донесут до советников, пройдет достаточно времени, чтобы Корсентер успел
убраться отсюда.
В холле навстречу выскочил обеспокоенный слуга, которого демон убил одним сильным
некрошаром. Девочка в очередной раз подивилась силе демона, за которым она
последовала. Главное, что он сможет спасти её маму. Ничего важнее этого нет.

Еще одним мощным некрошаром Корсентер выломал дверь в Подвальные помещения.


Они торопились, преодолевая лестницы и коридоры, и, когда уже цель была близка,
демон схватил русалочку на талию и прижал к стене, не давая ей возможности выйти в
последнюю комнату.

Там стоял сейф и были слышны голоса. Новый хранитель создавал свою кодовую фразу
на стене с письменами. Демон закрыл рот Эль ладонью, призывая к тишине. Герцогиня
выставила руки вперед, в любой момент готовая пустить столп заклинаний в
противников. И вот, когда наследник вступил в силу и открыл с помощью новой фразы
металлическую дверь, русалочка выбежала и пустила использованное ранее заклинание
в Нэйтана.

Парень даже не думал выставлять щит, полностью уверенный, что ни одно заклинание
его не затронет, а в итоге упал на пол, как и его отец. Уверенность в собственной
неуязвимости сгубила обоих. Герцогиня, долго не думая, выпустила молнии в русалочку,
но все они растворились в щите, созданном Корсентером. Тисса не повторила ошибки
мужа и сына, и тут же обезопасилась энергетическим куполом, через который могли
выходить заклинания от хозяйки.

Демон, продолжая держать под защитой Эль, выпустил несколько кинжалов, каждый из
которых был сожжен ответным заклинанием.

– Вы не пройдете дальше! – яростно воскликнула жена хранителя.

Она уже догадалась о кончине собственного мужа, но страх за сына не давал ей


расслабиться. Говорят, что къерица способна убить хищного яррота, если она защищает
потомство. Сейчас была возможность убедиться в этом.

– Эль, по моей команде, бьешь сонным заклинанием! – приказал Корсентер и принялся


методично разбивать купол герцогини некрошарами.

Та подпитывала его, но понимала, что её энергия уходит, в то время как демон даже не
устал. По щекам женщины покатились слезы бессилия. Она закрыла глаза и села на
колени. Её губы шевелились, и демон понимал, что сейчас женщина накладывает
неизвестные ему заклинания.

– Нет, – прошептал Корсентер и усилил атаку.

Наконец, купол под яростным натиском сдался и осыпался яркими частичками энергии.
Но сонное заклинание уже не долетело до тела герцогини – та бездыханным трупом
упала на каменный пол. Корсентер обошел её, неприязненно поморщившись. Он не
хотел сюрпризов, но теперь их ожидать придется, раз магиня пожертвовала своей
жизнью. Ради чего? Ради сына или ради Скрижали?

– Она спит? – переспросила девочка, и мужчина растерянно кивнул.

Он не хотел ей говорить о смерти жены хранителя. Не для Эль эта новость. Корсентер
подошел к проходу и взглянул внутрь. В центре драгоценных залежей стоял постамент.
Ничего примечательного в нем не было – каменный, с несколькими трещинами по
камню, оставшихся с незапамятных времен, и плоским навершием, на котором лежала
одна из трех величайших реликвий.

Скрижаль равновесия, по преданиям дарующая бессмертие.

Вот она лежит, рукой подать, но отчего-то Корсентер застыл перед святыней. Так всегда,
то, чего ждал всю жизнь и в итоге добился, вызывает легкий страх и неверие. Неужели
путь завершен? Неужели цель достигнута?

Эль думала о другом. Ей хотелось верить, что эти десять дощечек, скрепленных вместе,
способны оживить её мать. Именно поэтому она бросилась вперед. Корсентер выставил
руку, но не успел схватить девчонку за шиворот, так быстро она проскользнула мимо
него. Он уже собирался кинуться ей вслед, когда русалочку отбросило сильнейшей
волной.

Эль отлетела на несколько метров и, ударившись о стену, потеряла сознание. Корсентер


бросил мимолетный взгляд на девочку, но сейчас все его внимание было приковано к
магической стене, закрывший проход. Она отбрасывала радужные блики, но при этом
оставалась практически незримой. Демон подошел ближе и потрогал неизвестную
материю. Неужели герцогиня за это отдала свою жизнь? Не в попытке спасти сына, а
ради Скрижали? На миг демон испытал к ней уважение, но едва возникшую симпатию
смыло волной негодования.

Ему опять не познать мощь Скрижали! Артефакты чудесным образом уплывают из его
рук из-за благородства их хранителей! Вот незадача!

Обернувшись к мальчишке, Корсентер воткнул тонкий кортик. Тот легко проник в грудь,
навсегда остановив сердце наследника. Демон открыл портал, но что-то заставило его
остановиться. Легче всего было бы бросить русалочку здесь, где о ней позаботятся или
отдадут под суд, ведь она была соучастницей ужасного преступления.

Но что это – совесть или привязанность – заставили трехсотлетнего воина вернуться и


подхватить девочку на руки? Он сам точно не знал мотивы своих поступков, но он внес
бессознательное тело Эль в портал.

Позже он себе объяснял это просто – она нужна ему для еще одной попытки кражи. Ведь
осталась последняя представительница рода Яниита, которой уже никогда не быть
Диалтон. Ведь могущественному роду нужен будет следующий хранитель.
Глава 14

Лейорика Яниита

Светлый купол Поднебесья как всегда был безликим – ни одного облака, без которых
небо становится совсем скучным и тоскливым. Идеальное уныние. Сейчас бы дождик,
как в хмурый пасмурный день в Земном царстве, чтобы погода совпала настроением
сегодняшнего дня.

Похороны были такими же идеальными, как небо. Никто не проявлял эмоций. Все знали,
кто станет следующим правителем. Жители Восьмого аэраби принимали смерть как
данность, а не скорбели. На короткий миг я даже поморщилась, что не укрылось от
внимания Диалтона.

– Хотела бы быть не здесь? – тихо спросил он.

Мы стояли на главной площади и смотрели, как возвышается пламя над погребальным


костром. От запаха нас изолировал специализированный купол вокруг помоста поэтому
мы наблюдали за всем, как за театральным представлением, не более. Оба наследника
стояли справа, неотрывно глядя на пламя, будто видели в нем отражение умершего отца
или собственную коронацию. Скорее всего, второе.

В общем, настроение было примерзкое и раздражало буквально все. Даже непомерно


огромный рубин в кольце у ории справа.

– А кто бы хотел быть здесь? – приподнявшись на цыпочки, спросила я. – Может быть,


ты? Или наследники, чьи лица выражают вселенскую скуку? Или глашатай, который
ждет не дождется, когда догорит погребальный костер и он сможет вернуться к своей
семье?

– Язвишь? – наклонившись ниже, осведомился каган и слегка улыбнулся.

Я смогла ответить такой же облегченно-вымученной улыбкой. И в этот момент поняла,


что лучшего момента для признания и представить нельзя.

– Дэн Диалтон, каган Бескрайних морей, – проникновенно начала я, – официально


заявляю, что я предала свои собственные прошлые мысли о нашем браке и теперь не
представляю иной судьбы для себя, чем полтысячи лет счастливой жизни с вами.

Только договорив, я поняла, какая тишина стояла вокруг нас. Кремация уже не была
главным действом площади. Все внимание переключилось на двух наследников, перед
которым стоял на коленях всевышний и что-то возбужденно пересказывал. Когда доклад
был окончен, Ирэй резко повернулся к нам и внимательно посмотрел на меня. По моему
телу пробежала дрожь, а Дэн нахмурился и, взяв меня за руку, повел к наследникам.

Моё признание утонуло в общем беспокойстве.

Нас даже не пытались остановить – попробовали бы они остановить кагана Бескрайних


морей, вслед за которым шли три здоровенных демона – обязательная охрана на
открытых мероприятиях. Одновременно с нами к Ирэю подошел каган Багровых степей,
который тоже почтил своим присутствием похороны правителя Восьмого аэраби.
Мужчины обменялись молчаливыми приветствиями и с ожиданием посмотрели на
наследников. Первым заговорил старший брат.

– Боюсь, что у нас плохие новости. В здание Совета только что поступил сигнал о
помощи.

– Откуда? – выжидательно спросил Раал, почему-то посмотрев на меня. Я взглянула на


Дэна, но тот даже не повернулся ко мне.

– Из Янидофа, – на выдохе ответил первый наследник, и я охнула, сделав шаг назад.

Дэн тут же обнял меня, помогая сохранить равновесие. Неужели на хранителей


Скрижали напали? Но кто будет в своем уме нападать на сильнейших магов, на которых
не действует магия? К таким не подойти в ближнем бою, не воздействовать магией и
стрелами не задеть, которые они с легкостью отведут. Хранилище надежно защищено.
Артефакт не может быть украден.

– Корсентер, – вымолвил Раал и тут же открыл портал. – От Восьмого аэраби кто-то будет
присутствовать в совете?

– Да, – тут же откликнулся Ирэй и положил ладонь на плечо брата. – Позаботься обо
всем в мое отсутствие, – попросил он и шагнул в портал первым.

Я бросилась следом. Мы вышли в Первом аэраби перед зданием Совета, которое


представляло собой серое каменное сооружение с длинные колоннами и покатой
крышей. Здесь уже были открыты порталы, из которых выходили султаны и каганы. Все
были взволнованы, что неудивительно – никто из них при жизни не помнил случая,
чтобы Янидоф взывал о помощи.

– Идем, – шепнул Дэн, шагнувший следом за мной из портала, – держись рядом. Даже не
думай лезть на рожон, поняла меня?

Пришлось кивнуть, хотя я не была уверена, что не нарушу собственное обещание,


данное жениху. Разве можно ручаться за себя, если жизнь твоей семьи в опасности? Но
я была благодарна Дэну за то, что он не пытался меня оставить здесь одну, дожидаться
новостей, а понял мои чувства и взял с собой.

– Я никогда не видела столько правителей, собравшихся вместе, – прошептала я,


оглядываясь по сторонам.

Количество порталов стало уменьшаться – практически все главные действующие лица


прибыли в здание Советов. У входа стояли стражи, которые пропускали сначала
султанов, выказывая им своё почтение легким кивком головы. Но демоны, к моему
удивлению, не торопились во дворец, ожидая чего-то. И вскоре я поняла, чего.

Открылся еще один, последний портал, из которого шагнул темноволосый демон в


сопровождении свиты и своего сына. Вийон первым поднялся по ступенькам и
обменялся молчаливыми приветствиями с Дэном и Раалом, после чего встал рядом с
нами и подождал отца. Седина уже тронула виски Вельзевула, но при этом он выглядел
достаточно молодо. Вийон, рожденный в браке, был зачат поздно и имел старших
единокровных братьев. Сумеречные долины имели нескольких принцев-бастардов, но ни
один из них не способен сравниться по силе с наследником.

Перед Вельзевулом расступались и кланялись. Именно он первым вошел в здание


Советов, а следом за ним потянулись и каганы. В холле все молча направились в
хранилище. Я пока не понимала смысла всей это ходьбы, мне хотелось быстрее
броситься спасать своих родителей, но правители почему-то медлили.

– Почему мы сразу не отправимся в Янидоф? – недоуменно спросила я, и Дэн ободряюще


сжал мою руку.

– Терпения, моя дорогая. Пройти через защитный купол сможешь только ты, а мы – нет.
Снять защиту ты тоже не сможешь, так как это под силу только хранителю. Разведчики
уже сообщили, что хранитель не стал снимать купол и, соответственно, ход на
территорию дворца закрыт.

– Тогда позволь мне самой отправиться…

– Нет, – отрезал Диалтон. – Об этом не может быть и речи. Я тебя не отпущу. Твои
родители не за тем высылали сигнал о помощи, чтобы позвать тебя. Несмотря на твои
сильные способности, ты недостаточно подготовлена для внешней угрозы. Прошу тебя,
подождем немного, пока оба Совета объединятся.

Дэн был прав, однако принять своё бессилие было тяжело. Что там с родителями? А с
Нэйтаном? Нет, определенно с ними все хорошо! Мой брат один из сильнейших магов, он
не мог просто так сдаться.

– Но я не представляю, чтобы султаны и каганы быстро о чем-то договорились, – шепнул


Вийон, бросив мимолетные взгляды на друзей. – Что будем делать для их объединения?
Ни Дэн, ни Раал не ответили. Мы прошли в хранилище, где дугой вокруг Печати
могущества выстроились одиннадцать султанов. Вельзевул прошел вперед и
поприветствовал правителей Поднебесья. Я боялась в этот момент вздохнуть. Несмотря
на жгучий страх, я прониклась таинством момента.

– Это единственный выход, – сказал Вельзевул, но султан Первого аэраби не спешил


отвечать. Он вышел вперед, становясь на расстоянии полуметра от Печати.

– Чем докажешь, что не используешь Печать во зло нашему народу?

– Какое доказательство тебе нужно?

– Лунный ключ, – четко выговорил султан, и каганы во главе с Вельзевулом застыли.


Всевышние почувствовали неладное и переглянулись. – Лунный ключ в безопасности, не
так ли?

– Так, – подтвердил Вельзевул, – но обменяться артефактами мы не можем во имя мира,


иначе спасение семьи Яниита потеряет всякий смысл.

Султаны зашептались, неодобрительно глядя на каганов. Меня начала раздражать


возникшая заминка, причину которой я не совсем понимала. Да, три мощнейших
артефакта стоят дорого, но неужели они дороже жизни моей семьи? Я сглотнула и
взглянула с надеждой на Дэна.

– Идемте в Янидоф. Я смогу снять защиту.

– Это никому не под силу, кроме хранителей, – заверил меня жених, и я отрицательно
качнула головой.

– Отец дал мне доступ перед тем, как я отправилась в Бескрайние моря. Думаю, у меня
получится снять защиту.

Дэн оглянулся. Вокруг нас разразилась настоящая словесная баталия. Никто не желал
уступать. Печать могущества смогла бы снять защиту с нашего дворца, и эта была еще
одна из множества причин, почему демоны и Всевышние поменялись артефактами. Но
при всем желании нас бы никто не услышал, поэтому Диалтон подошел к одной из стен
и, частично трансформировавшись, ударил по ней.

Защитный купол, обязательный для хранилища, завибрировал. Я склонилась и закрыла


уши руками, чтобы спастись от невыносимо скрипучего звука. Когда купол восстановил
изначальное состояние, в хранилище повисла тишина.

– Спасибо за внимание, – поблагодарил Дэн. – И я рад, что вы хотя бы на миг уняли свой
гонор, чтобы высказать мне своё негодование. Но попридержите свою ярость,
уважаемые правители, и выслушайте наследницу рода Яниита. А можете и не слушать, а
молча последовать за ней, ведь только она, не прибегая к помощи Печати могущества
или Лунного ключа, способна открыть вам путь в Янидоф.

Теперь взгляды властителей были прикованы ко мне. Дерзкая речь кагана не вызвала у
них ожидаемой ярости, наоборот, заставила их здраво посмотреть на вещи.

– Лейорика Яниита? – переспросил Вельзевул, и я кивнула. – Мы готовы следовать за


тобой. Вийон, – обратился он к сыну, – ты отправляешься в каганат.

Наследник и словом не возразил. Сумеречные долины не могут остаться без правителя.


Дэн создал портал, через который я перешагнула. Мы вышли прямо перед куполом,
который внешне был ничем не поврежден. Кто же совершил нападение, даже не сломив
защиту? Неужели кто-то предал отца? Кто-то из родных или… Нэйтан?

Нет, нет! Это совсем бред!

Дома шел снег. Он падал хлопьями с неба и путался в волосах, в то время как за куполом
оставалось лето. Я вздрогнула, ведь моя одежда не соответствовала погоде в Долийске, и
поспешила пересечь границу купола. Обернувшись, я увидела за полупрозрачной стеной
несколько каганов и султанов, их стражей, а так же наследников и сильнейших
представителей родов. Даже подумать боюсь, какую мощь впущу в пределы своего
имения.

На миг меня обуяло сомнение. А что если это все идеально продуманный план
всевышних и демонов, которые решили уничтожить мою семью и завладеть Скрижалью
равновесия? Я взглянула на Дэна. Он не мог меня предать, но что если обманывают и
его? Взяв в руки «арт», я попыталась совершить вызов брату, но ответом была тишина.
Сердце сковали тиски страха.

Я закрыла глаза и вдохнула. Открыв их, я уже видела плетение защитного купола.
Ничего не оставалось распустить пару ниток, если видеть основу. Они легко подались
мне, словно я была той иглой, что плела их изначально. Купол начал расплываться с
того места, где я его затронула, и вскоре демоны и всевышние смогли ступить на земли
дворца.

Я тут же развернулась и побежала к парадному входу. Дэн, трансформировавшись и


взлетев в воздух, вскоре подхватил меня и подлетел вверх. Отсюда открывался вид на
крышу дворца и, естественно, балконы, на одном из которых я увидела окровавленное
тело, в котором не желала узнавать своего отца.

– Не-ет! Не-е-ет!

Я начала биться в руках Дэна, не осознавая собственные действия. Жених крепко


держал меня, начиная сбавлять высоту. По моим щекам текли жгучие слезы, сердце
буквально разрывалось. Диалтон опустил меня на землю, откуда я тут же бросилась во
дворец. Демон перехватил меня и прижал к себе.

– Отпусти! Не смей меня держать! Мне надо к отцу! Я смогу спасти его! Я целитель!

– Ему уже не помочь…

– Доставь меня туда! – закричала я, вцепившись пальцами в разорванную при


трансформации тунику. – Сейчас же! Я приказываю тебе, Дэн! Отнеси! Меня! Туда!

Демон молча поднялся в воздух и доставил меня на нужный балкон. Мои руки тряслись.

Да что там руки, мне казалось, что я – лист на ветру, который вот-вот сорвется с ветки.
Когда до пола оставалось чуть больше двух метров, я стала вырываться в отчаянной
попытке добраться до тела отца и убедиться, что все это – дурной сон, который вскоре
забудется. Весь сегодняшний день – нереальный, не способный ужиться в моем
понимании простых вещей.

Стоило моим ногам почувствовать твердость пола, как я сорвалась вперед, споткнувшись
у тела отца и разорвав ткань абайи. Я скинула с головы хиджаб, который будто мешал
мне дышать, и судорожно начала водить ладонями над телом хранителя, пытаясь
почувствовать хоть какое-то тепло. Аура давно поблекла, но такое бывает и при
летаргическом сне. Именно в последнее мне хотелось верить.

Но нет. Мозгом я понимала, что отца уже не вернуть, но при этом достала из
пространственного кармана магическую иглу и продела через неё магию Жизни.
Продезинфицировав рану, я со слезами на глазах принялась сшивать тонкие ткани и
артерии, а после продолжала воздействовала на рану своей силой, забирая живительную
энергию из соседнего дерева. Распоротое сердце начало срастаться, хотя к нему уже не
бежала кровь, края раны понемногу затягивались, но все уже было бессмысленно. Души
отца тут нет, есть лишь мертвое тело, и никто не в силах вернуть хранителя к жизни.

Магическая нить растворилась в моих руках, а игла выпала из рук. Карман схлопнулся,
больше не питаемый энергией.

Я глотала слезы, до боли сжимая пальцами колени. Я старалась не плакать, как учил
меня отец. Все мы смертны, даже наша семья. Но почему так больно? Почему сердце
разрывается на сотни тысяч осколков, которые улетают куда-то в бездну отчаяния и
боли?

– Рика…

Дэн подошел незаметно, положив мне руку на плечо, но я ощерилась, отшатнувшись.


– Не трогай меня!

Дэн не обиделся. Молча присел рядом, больше не говоря ни слова. Слезы душили,
дышать становилось все тяжелее. Отрезвляющая мысль была только одна, состоящая
всего из нескольких слов. Мама и брат. Что с ними? В безумной спешке я помчалась
вниз, по лестнице. Дэн кинулся за мной, всякий раз придерживая, когда я в очередной
раз готова была кубарем покатиться по ступенькам. Он не пытался вразумить меня, не
говорил об осторожности, он незримой тенью, моим личным хранителем, следовал за
мной.

На первом этаже я налетела на Раала, который схватил меня за плечи и не дал


сдвинуться с места. Я бросила на него раздраженный взгляд.

– Отпусти!

– Не сейчас, – отрицательно качнув головой, ответил каган. – Тебе туда нельзя.

Минута потребовалась на осмысление. Я сделала шаг назад и будто упала во тьму. В


ушах зазвенело от скорости полета, руки и ноги онемели. Этот полет был бесконечно
долгим, перед глазами успела пронестись вся жизнь. Будто хроники новостного потока
самые яркие семейные воспоминания всплывали то справа от меня, то слева.

– Скрижаль равновесия?.. – спросил Дэн откуда-то сверху, видимо, он еще не начал


падать во тьму.

– На месте. Хранительница отдала жизнь за её сохранение, – ответил каган Багровых


степей, и в следующем ответе моего жениха было больше грусти, чем радости.

– Понятно, – тихо ответил он, кажется, осознавая, что нам никогда не быть вместе.

Стремительный подъем. Я чувствовала, как дотронулась спиной до земли, до дна


колодца, и теперь меня с неистовой силой тянет вверх. Время будто инвертировалось, и
минутой спустя я вновь находилась во дворце, на руках кагана Бескрайних морей.

– Рика? Ты очнулась? – обеспокоенно спросил Дэн.

Я лежала на полу, придерживаемая женихом, и казалось, что я упускаю что-то важное.


Важным была не тьма или дно колодца, было что-то еще, что крутится на краю
подсознания и никак не желают показываться на свет.

Мама и брат.

Из глаз хлынули слезы, и я попыталась встать, но Дэн пригвоздил меня к полу и мои
попытки быстро прекратились. Я взглянула на него полными слез глазами, в которых
читался один невысказанный вопрос.

Почему?

– Туда нельзя, малышка. Не сейчас, – ласково ответил Дэн, и я видела, насколько


бледным было мужественное лицо. Он забирал хотя бы частичку моей боли.

– Мне больно, – прошептала я и стукнула себя по сердцу, – вот тут. Очень. Позволь мне
увидеть их тела. Лучше сейчас. Потом будет больнее, если я сама не смогу убедиться,
что им ничем помочь.

Он сомневался. Ему не хотелось причинять мне еще больше боли, и всё же Дэн уважал
мой выбор и не стал пренебрегать моими доводами. Он помог мне подняться и дойти до
сейфа. Раал шел следом. Последние шаги давались с трудом, но стоило мне войти
внутрь, как с губ сорвался дикий крик.

– Мама!

Я бросилась к телу. Неестественная поза. Остекленевшие глаза. В том, что она мертва,
не было сомнений. Я обернулась к телу брата, проверив его на жизнеспособность.
Надежды не осталось. Она умерла, погребенная под тоннами боли.

Все, включая наследника Восьмого аэраби, нескольких султанов и двух каганов,


пришедших со мной, неотрывно глядели на меня. Оперативники группы зачистки
смотрели с сожалением, а после продолжили свою работу по сканированию
пространства и выяснению причин смерти.

Подняться мне помог Дэн. Нет, во мне было слишком мало сил, чтобы рыдать над телами
матери и брата. Я словно вурдалак, поднятый по велению кагана Бескрайних морей,
встала на ноги. Несмотря на утешительные слова и объятия Дэна, моя боль не утихала.
Она поселилась во мне и съедала изнутри.

– Надо открыть сейф, – сказал один из султанов, но ему ответил Раал.

– Позже. Скрижаль теперь никуда не денется. Мы выставим патруль, похороним


хранителей и только после Лейорика Яниита возьмет на себя обязанности.

– По какому праву вы отдаете распоряжения? – взбунтовался правитель Второго


аэраби. – Даже каган Бескрайних морей теперь не имеет никаких прав указывать
Лейорике Яниита, что делать, не говоря уже о вас.

– Я сделаю так, как сказал каган Багровых степей, – прошептала я сиплым голосом.

Мне хотели возразить, но не посмели. Я прижалась к Дэну, понимая, что это наши
последние часы, и наблюдала за тем, как специалисты группы зачистки исследуют тела
моих мамы и брата. Хотелось устроить истерику, но меня сковали в тиски собственные
чувства.

Слишком много похорон для сегодняшнего дня.

– Идем, – шепнул Дэн, и я отрицательно качнула головой. – Рика, ну зачем?..

Я не знала, просто понимала, что не смогу сдвинуться с места, пока отсюда не уйдут
чужаки. Я отстраненно наблюдала, как выносят тела матери и брата, как султаны с
помощью встроенного заклинания «клубка», который помогает им выйти из лабиринта
коридоров, поднимаются наверх, в портальные комнаты, откуда отправляются в свои
аэраби. Каганы молча прощались, лишь Вельзевул задержался.

– Приношу свои глубочайшие соболезнования, – обратился ко мне правитель. – Твои


родители были прекрасными представителями своего рода. Твоя мать отдала жизнь за
сохранение Скрижали, я верю, что ты станешь достойным хранителем артефакта силы.

– Уверяю вас, так и будет, – ответила я и как сомнамбула направилась на выход. Дэн
было бросился за мной, но его задержал Вельзевул.

– Дэн, тебя мы ждем на Совете. Следующая неделя очень важна для всего Подземного
царства.

– Я помню, Великий, – коротко ответил мой жених и направился вслед за мной.

Нет, он больше мне не жених. С сегодняшнего дня мы чужие друг другу люди. С ума
сойти, как один день моей жизни лишил меня всего, что я имела – семьи, свободы,
возлюбленного. Теперь моя жизнь никогда не будет прежней.

Мы поднялись в зал. Здесь, завернутые в белые ткани, лежали три тела. Я села в кресло
и прикрыла глаза. Дэн опустился рядом, взял мою руку и прижался к ней щекой. Я
пыталась себя уговорить, что я сплю и вижу какой-то жуткий сон, и пробуждение уже
близко. Но даже это не помогало вернуть утраченные чувства.

– Тисса, – отвлек меня незнакомый голос, и я тут же распахнула глаза. – Старший сказал
вам передать, как наследнице. Артефакт, говорит, какой-то.

Парнишка немногим старше меня держал в руках кинжал с красивой рукоятью и


инкрустированным в неё рубином. Я кивнула и приняла артефакт из его рук. Дэн
отстранился и тоже с интересом посмотрел на оружие. Я провела над камнем пальцами
и почувствовала тепло. Кажется, рубин сохранил в себе частичку жизни – воспоминание.

Я тут же извлекла его и спроецировала благодаря «арту». Следующая картина заставила


меня окаменеть, ведь теперь я знала убийцу своего отца. На балкон в злосчастную
минуту спикировали демон с девочкой лет двенадцати. Её не узнать я не могла.

– Улиэль, – беззвучно прошептала я и продолжила смотреть воспоминание.

Демон предложил мирную развязку, хранитель, разумеется, отказался, тогда Эль


усыпила его. Конечно, он даже не подозревал о существовании одаренной, которая
способна воздействовать на тех, на кого магия не действует вовсе. Да, есть другие
одаренные, на которых не действует магия, но чтобы в обратном порядке – до Эль я о
таких не слышала. Наверняка, как и отец. Да и как таких вычислишь? Только столкнув
лбом в лоб с их противоположностями, то есть с нами.

Конечно, Эль легко усыпляет отца, а Корсентер заканчивает дело – шею взрезает
холодная сталь кинжала.

Последнее я уже не могла смотреть – отвернулась, сжавшись. Дэн забрал у меня из рук
арт и прижал меня к себе. У него на груди я расплакалась вновь.

Плакала я часто. Когда казалось, что слез больше не осталось, когда все чувства были
высушены до дна, вновь соленая влага окропляла щеки. Боль стала моим постоянным
другом, она сопровождала меня везде, особенно на похоронах и при прочтении
завещания юристом.
Глава 15

Дэн Диалтон

Я вернулся в каганат Бескрайних морей всего на пару часов, уладить не терпящие


отлагательств дела. На улице уже стояла ночь, поэтому слуги преимущественно спали. Я
вызвал в свой кабинет несколько демонов из старшего джуза, которые входили в совет
безопасности, и великого визиря.

– Нужно выделить несколько воинов для охраны дворца в Янидофе, – приказал я Кейлу,
главе стражи.

Этот демон был невысок, хоть и широк в плечах, умен и не знал равных в боевых
искусствах. В длинных темных волосах периодически отливали стальные лески, до
которых дотронешься и останешься без пальцев. Но при этом Кейл производил приятное
впечатление, выглядел больше как весельчак из таверн, чем как глава стражи кагана.

– Я слышал новость и заранее подготовил десяток лучших демонов. Защиту мы


обеспечим. Будет ли охрана со стороны всевышних?

– Султан первого аэраби обещал об этом позаботиться, – утвердительно ответил я, и Кейл


задумался.

– А вот в психологическом плане будет сложнее. Вы же знаете, как наши воины не любят
всевышних и не упустят возможности сцепиться с ними в драке.

– Значит, отбери только тех, кто может себя контролировать, а других отправь в военный
лагерь. Мне в страже не нужны демоны, которые не способны обуздать свой гнев, –
жестко приказал я, и Кейл лишь коротко кивнул, не став вдаваться в подробности.

Отдав еще несколько поручений визирю и страже, которая останется во дворце, я


собирался возвращаться в Янидоф. В холле я буквально столкнулся с Раалом.

– Что ты здесь делаешь?

– Решил открыть бутылочку тысячелетнего лионса, – ответил друг. – Не желаешь


испробовать?

– Всегда ненавидел его, – усмехнулся я. – Как ты можешь пить этот уксус?

– Да брось ты, по-моему, у него вполне своеобразный вкус, – подмигнув, сказал каган
Багровых степей, и мы вместе прошли в столовую, где я достал два бокала, сырную
закуску и для себя бутылку виски. – Что расскажешь мне, Великий?

– Корсентер, – со злостью выплюнул я и разлил напитки, – это он виновен в гибели семьи


хранителей.

– Можно было догадаться, – кивнув, ответил Раал и залпом осушил свой бокал. Я лишь
пригубил виски. – Но откуда тебе доподлинно известна его причастность?

– У герцога был один интересный артефакт с рубином памяти, в котором и были


запечатлены последние минуты жизни хранителя. Но и это еще не все. Можно сказать, я
приложил к этому руку.

Раал вскинул на меня недоуменный взгляд, и я горько усмехнулся.

– Помнишь русалочку, которая жила в моем дворце?

Друг кивнул.

– Именно она помогла убить семью Рики. Она открыла ему путь в Янидоф, преподнеся
чужие смерти на блюдечке.

Каган Багровых степей ответил не сразу.

– Всё вроде так, – согласился Раал и наполнил свой бокал, – но где доказательства, что
Корсентер бы сам не нашел Эль? Мы же не знаем повороты судьбы. Так что не бери грех
на душу, у нас их и так достаточно. Ты мне лучше скажи, как так получилось, что они
встретились?

– Вот в этом большая часть моей вины, – с усмешкой отозвался я. – Я решил оградить
девочку от жестокой правды и поплатился за это. Точнее, за мои ошибки
расплачивается Рика. Она помогла Улиэль встретиться с душой матери, но, не выдержав
боли и груза обиды, русалочка сбежала от нас и только хвостиком махнула.

– Ты искал её?

– Да, но не сразу. Сначала я дал ей время успокоиться, а потом уже было поздно. Надо
думать, Корсентер нашел её и накрыл своим пологом. Мне она была недоступна для
поиска.

– Улиэль – добрая девочка. Наверняка Корсентер обманул её.

– Этого мы не узнаем. Вдвоем они страшное оружие, – покачав головой, высказался я и


осушил свой бокал, слегка поморщившись. – Всевышние еще не знают, что Лунный ключ
утерян, хотя теперь догадываются об этом. У нас нет никаких зацепок. Мы обыскали все,
что можно. Что теперь нам остается делать?

– Ждать у моря погоды и надеяться на лучшее, – отозвался друг. – По крайней мере, так
говорит моя жена.

– Винсента – неисправимая оптимистка. – Я слабо улыбнулся.

*** ***

– Что пьете, и без меня? – раздался голос со стороны входа, и мы с Раалом вдвоем
обернулись и посмотрели на Вийона. – Могли бы позвать, в конце концов!

– Мы пьем на тризне Корсентера, – ответил Раал, – так что присаживайся.

– Так он-таки помер? – удивленно отозвался наследник. – Почему я не в курсе?


Наверняка вы меня разыгрываете.

– Поверь мне, Вийон, когда-нибудь мы справим его тризну, – пообещал я. – А пока


остается пить за будущее, ибо потом столько от радости не выпить.

– Я вам весть принес, – отвлекся от темы Розенталь. – Совет Всевышних требует от отца
ответа по поводу нападения Корсентера и отсутствия Лунного ключа. Если бы
хранителям не удалось сохранить Скрижаль, то уже разразилась бы война.

– Подожди-подожди, что там о совете. Что ответил твой отец?

– А вот это самое интересное, – с усмешкой отозвался Вийон. – Отвечать уже будет новый
Вельзевул, которого мы выберем голосованием.

Раал с Вийоном многозначительно посмотрели на Дэна. Тот отвел взгляд, обратившись в


свои думы.

Где-то в Среднем мире

– Эль, я тебе кое-что принес, – прошептал Корсентер и присел на край кровати


девочки. – Смотри.

Эль выглянула из-под одеяла и почувствовала яркий свет. Корсентер держал в руках
светящийся шар. Слезы высохли и теперь она с интересом потянулась к диковинке. Взяв
шар в руки, она повертела его, но белый туман внутри так и не рассеивался, а лишь
загустевал. Она вопросительно взглянула на демона.

– Это шар воспоминаний, – пояснил мужчина. – Ты можешь вложить в него самые яркие
моменты своей жизни, а потом пересматривать их снова и снова. Так тебе не будет
одиноко, и мама будет всегда с тобой.

Но разве не будет это постоянным напоминанием о боли и утрате? Кто знает ответ на
этот вопрос. Быть может, это станет солью на ранах, а может –
живительным бальзамом для тоски.

Надежды Эль на помощь Скрижали рухнули, и теперь она утопала в собственном горе.

– Спасибо, – искренне поблагодарила Эль и сосредоточилась, в мельчайших


подробностях вспоминая один из лучших вечеров в своей жизни.

Тогда ей исполнилось девять. Мама подготовила грандиозный бал, пригласив всех её


друзей, а после они сидели вечером, мама расчесывала Эль волосы, и они долго что-то
обсуждали. Эль уже не помнила, что, но это было и не нужно, ведь шар все равно не
передает звуки.

Вновь расплакавшись, Улиэль порывисто обняла Корсентера, и ему ничего не


оставалось, как прижать девочку к себе, словно дочь. Неожиданно сильный демон
испытал слабость перед этой девочкой и в то же время обрел могущество – он мог
свернуть горы ради этой малышки. Что же такого произошло, что их так связало?

Он многое от неё скрывал и в глубине души чувствовал


угрызения зарождающейся совести.

Лейорика Яниита

Я помню, как начинался мой день – я проснулась, но еще долго не хотела открывать
глаза. Слуги не задернули шторы в моей спальне из-за суеты и похоронных хлопот,
поэтому лучи утреннего солнца жгли кожу и заставляли неприязненно морщиться. На
тот момент это было моей главной проблемой, и только позже пришло осознание
случившихся события – моей семьи больше нет.

Я резко села и распахнула глаза. Перед моим взором была с детства знакомая картина –
два всадника на белых конях и в блестящих доспехах едут по обе стороны от принцессы –
ей нет еще и пяти лет, она идет пешком по полю, но точно уверена, что опасность её
минует. Этими всадниками всегда для меня были родители, они оберегали меня всю
жизнь и как теперь жить без них и заботиться о целом герцогстве, я не представляла.

Всадники перед моим взором начали таять, но виной всему не волшебство, а слезы,
застлавшие глаза. Я откинулась на подушки, почувствовав резкую головную боль. Будто
бы душевной мне было недостаточно.

В дверь постучались. Я нехотя поднялась с кровати и накинула халат. На пороге стояла


служанка.

– Госпожа, пора начинать приготовления. Гости скоро прибудут.

– Благовония разожгли? – спросила я и, получив утвердительный ответ, отпустила


девушку и принялась одеваться.

По земным обычаям я должна была быть во всем черном. Но ведь я не просто человек, я
еще и всевышняя, поэтому решила одеться в темную абайю и распустить волосы в знак
скорби. Из зеркала на меня смотрела печальная утопленница, по-другому свой образ
охарактеризовать я не могла.

Весь дом был пропитан сладко-терпким ароматом, который вызывал тошноту. Я любила
не все земные традиции и эта входила в число нелюбимых. Спуск по ступеням давался
тяжело, я придерживалась за перила, боясь скатиться вниз. Головная боль не отступала,
усиленная удушающим запахом.

Когда я спустилась вниз, в холле обнаружила всевышних. Ирэй и Айра стояли по центру,
обнявшись. Сестра плакала. Услышав звук шагов, она обернулась и бросилась ко мне.

– Рика!

Девушка крепко обняла меня, буквально заставляя слезы брызнуть из глаз.

– Рика, мне так жаль, – отстранившись, произнесла сестра.


– А мне как жаль, – прошептала я, и поприветствовала второго наследника.

– Соболезную вашей утрате, – проявил учтивость будущий султан, и я приняла его слова,
поблагодарив.

– Бабушка в зале у тел погибших, – сказала Айра, взяв меня за руку, и совсем тихо
добавила: – Плачет.

Не знаю, что меня заставило броситься вперед, но я побежала туда и упала на колени
перед бабушкой. Она рыдала. Обняв меня, женщина начала гладить мои волосы, спину,
руки, лицо. Она беспорядочно водила по мне руками, пытаясь заглушить нашу общую
боль. Тетя с дядей сидели на диване.

Сегодня дворец утонет в слезах.

– Рика, – услышала я знакомый голос и обернулась. Рядом стоял Дэн. – Мне отдавать
поручения слугам накрывать столы? Сегодня будет много… гостей.

Я была благодарна этому мужчина за то, что он взял на себя практически все
обязательства по подготовке похорон. Он поддержал меня, когда мне это было больше
всего необходимо. После этого я стала понимать, что мои чувства к нему – не
влюбленность, это нечто большее, на уровне наших взглядов и мыслей. Мы будто единое
целое, способное работать как один организм. И как мне теперь отказаться от жизни с
ним? Как поставить долг превыше собственного счастья?

Я уже один раз приняла решение в пользу первого и не стала перечить родителям и
разрывать помолвку. Но что мне выбрать теперь? Когда все изменилось и долг означает
разрыв помолвки, но при этом не говорит о моем счастье? Все мое настроение было
пропитано жалостью к себе и полито отчаянием.

Гости начали прибывать. Я слонялась среди толпы, периодически попадая в чьи-нибудь


объятия и беседы, полные жалости. Дэн не отводил от меня взгляда, на каком бы
расстоянии от меня не находился. Когда тела несли в семейный склеп, я осыпала
дорожку лепестками розовых цветов и никак не могла поверить, что делала это для
собственной семьи.

Я хорошо помню то утро, смутно помню день и совершенно не помню вечер.

*** ***

Целых два дня в безумной суете и непринятии случившегося. На третий день проснулась
с четким осознанием произошедших событий. Я уже думала о том, как жить дальше,
какие обязанности принимать на себя и что делать в первую очередь. Я ведь даже не
знала, наследницей какого состояния являлась.

Служанка, зашедшая ко мне в покои, известила, что внизу меня ожидают


высокопоставленные гости. Я ожидала увидеть соседей, но, оказалось, что не оценила
весь масштаб катастрофы. В моем доме были глава Совета Всевышних и Вельзевул. Я
выразила почтение обоим, после чего они поднялись с кресел и поприветствовали новую
хранительницу.

– Как ваше самочувствие? – спросил Вельзевул. – Наша охрана вам не докучала?

– Большая часть этой охраны – лучшие воины Бескрайних морей и Первого аэраби, разве
такие профессионалы могут докучать? – вежливо ответила я. – К тому же, Великий
помогал мне.

– Я поговорю с каганом Бескрайних морей, – резко сказал правитель Подземного


царства, – чтобы он сбавил обороты своей излишней опеки.

Я прикусила язык, прекрасно понимая, что он имеет в виду. Дэн уделяет слишком много
внимания мне, хотя не связан со мной особыми обязательствами. И отныне не может
быть связан ничем ради сохранения мира. У моих родителей была схожая ситуация, но
все же мама не была даже наследницей богатой семьи, а Дэн был каганом Бескрайних
морей. Он не может бросить свой народ, как и я не имею права оставить Скрижаль.
– Тисса, – обратился ко мне султан Первого аэраби, – думаю, вы догадываетесь о цели
нашего визита.

Да, я еще вчера их ждала. Кивнув, попросила правителей следовать за мной и


направилась через коридор в подземелье. Стража обоих правителей, стоявшая у входа,
направилась вслед за мной и так замыкала нашу процессию, оберегая покой
властителей. Я могла найти путь к Скрижали даже с закрытыми глазами, несмотря на
запутанную сеть коридоров, ведь «клубок» всегда невидимыми нитями вел лишь семью
Яниита.

Заходить в комнату с сейфом было тяжело. Я даже зажмурилась, пытаясь спастись от


нахлынувших воспоминаний. Они были очень живыми, ведь я каждую ночь проходила
этот ад снова и снова.

– Все в порядке, тисса? – забеспокоился глава Совета Всевышних.

Я не ответила, погруженная в собственные переживания. Нельзя быть ребенком, когда


на кону стоит судьба всего мира. Сделав первый неуверенный шаг вперед, я вдохнула
воздух полной грудью. Страха не должно здесь существовать. Мои родители – великие
люди, которые пожертвовали своими жизнями ради сохранения мира. Разве их дочь
может бояться каких-то воспоминаний? Я должна гордиться ими, а не трястись от
плодов собственного воображения.

– Да, – ответила я, обернувшись к мужчинам. – Все в полном порядке.

Защитный купол, созданный матерью, завибрировал под моими пальцами. На миг мне
показалось, что ничего не удастся, но вот моя рука с легкостью проходит перламутровую
преграду. Казалось, что правители за моей спиной облегченно выдохнули в этот момент,
да и я сама позволила себе слабую улыбку.

У родителей всегда имелся запасной план на все случаи жизни, даже если этим случаем
была их смерть. На глаза навернулись слезы, но я не могла себе позволить слабость при
гостях. Это была непозволительная роскошь.

Сделав шаг вперед, я вошла в хранилище. Здесь ничего не изменилось с момента нашего
последнего визита с отцом. Только я и вообразить не могла, что окажусь тут так скоро.
Пройдя к постаменту, я провела рукой вокруг защитного шара над скрижалью.
Перламутровая преграда так же легко пропустила меня, как и купол ранее. Когда десять
соединенных дощечек оказались у меня в руках, я почувствовала невиданную ненависть.
И это все? Ради этого погибли мои родители? Лучше бы Скрижали вовсе никогда не
существовали или я никогда даже не подозревала о их существовании. Почему же моя
судьба ко мне так жестока?

– Ты впустишь нас? – спросил глава Совета Всевышних, и я очнулась, вынырнув из своих


мыслей.

Положив Скрижали на место, я направилась к выходу. Там, за защитным куполом,


стояли растерянные правители. Неужели они действительно думали, что я вынесу
Скрижали на их осмотр? Я не собиралась оправдываться перед ними, поэтому, когда
вышла к ним, вежливо попросила:

– Скрижали в целостности и сохранности, в чем вам удалось убедиться со стороны.


Купол меня признал. Вам больше не о чем беспокоиться, посему попрошу вас покинуть
мои владения и, в частности, эту комнату. Я не могу позволить чужакам присутствовать
при закрытии сейфа.

Мужчины ответили не сразу. Стража стояла молча, ни одна эмоция не отразилась у них
на лицах – ни у всевышних, ни у демонов. Наконец, каган усмехнулся, а глава Совета
едко протянул:

– Интересно, считается ли знакомый нам обоим демон чужаком?

Разумеется, он имел в виду Диалтона, но я была готова к такому выпаду.

– Чужаком считается любой, кто не носит фамилию Яниита.


– То есть стоит только сменить фамилию? – с усмешкой отозвался султан.

– А вы уже намерились отбросить заветы предков и отказаться от своей должности,


Великий? – протянула я, и улыбка погасла на лице правителя. – Настоятельно прошу
покинуть мои имения всех чужаков. Не обессудьте, провожать не буду.

Каган молча ушел, как и его демоны. Султан еще некоторое время изучал меня, но
вскоре покинул. Я достала арт и отследила на карте дома местонахождение правителей
и, убедившись, что магия «клубка», заложенная в стенах, действует верно, и гости
покинули дворец, я села на пол и громко разрыдалась.

Я не бросилась запечатывать сейф, нет. Не для этого я их прогоняла. Я чувствовала, что


мои силы на исходе, мне все сложнее держать свои эмоции под контролем и необходимо
дать им волю. Я сидела, обняв колени, и рыдала, очнувшись только от звонка
переговорного артефакта.

– Рика, ты долго будешь в хранилище? – спросил Дэн, и я утерла слезы.

– Нет, скоро вернусь. Только защиту поставлю, – ответила я и отключилась.

Но сейф закрыла не сразу. Еще немного пострадав, я поднялась на ноги, задвинула дверь
хранилища, не повредив защитный купол, и взглянула на письмена перед собой. Только
сейчас я осознала, что отныне являюсь новым хранителем Скрижалей, теперь их
безопасность на моей ответственности.

«Сильнее взаимной любви горит только невзаимная, ведь в ней человек не греется, а
сгорает».

Это была фраза отца, но что придумать мне? Наверняка Нэйтан имел какую-нибудь
заготовочку. Этот плут всегда был слишком смышленым и любил бежать вперед яррота
к добыче.

«Но если ты восстал из пепла, не бойся огня, ведь только он сможет подарить тебе
тепло».

Слова закрепились на стене. Скрижаль под двойной защитой и ей больше ничего не


угрожает. Теперь уже ничего не напоминало о недавней трагедии. Оглядевшись, я
отправилась к жениху.

Бывшему жениху.

Дэн пил чай в столовой. Здесь уже накрыли завтрак. За столом так же сидели тетя с
дядей и Айра. Пожелав приятного аппетита, я села рядом с каганом. Одного члена семьи
не хватало, именно о её состоянии я и справилась.

– Бабушка закрылась в своих покоях и не желает выходить, – призналась Айра. – Мы не


знаем, как её успокоить. Может, тебе удастся?

– Я зайду к ней, – пообещала я, – только ничего не обещаю. Она сама должна понять, что
жизнь не заканчивается, а продолжает идти своим чередом. Мы должны смотреть в
будущее, а не оглядываться назад.

Айра не ответила. Завтрак продолжился в тишине. До обеда я вместе с Дэном разбирала


бумаги отца, решая, как дальше вести дела дворца, а после решила зайти к бабушке. Та
сидела у окна и смотрела по «арту» магоснимки своей дочери и внука. Я подошла ближе
и присела возле её ног. Та погладила меня по волосам и обвела контур лица большим
пальцем.

– Совсем сиротой осталась, да еще и управление дворцом на себя приняла, а ведь по сути
еще совсем ребенок. Не такую судьбу для своих внучек я желала.

– Судьба не слушает желания матерей, – сказала я и слабо улыбнулась. – Мама и Нэйтан


не хотели бы, чтобы ты так убивалась по ним. Отпусти их души за грань, дай им обрести
покой. Поверь, мне не легче.

Бабушка промолчала. В таком положении мы просидели еще некоторое время, однако к


обеду всевышняя все же спустилась. Я посчитала это победой, однако практически
ничего не съела из блюд, приготовленных нашим поваром, и решила немного
прогуляться. Дэн направился за мной.

Сад дворца Янидофа был великолепен. Отец любил цветы и лично заботился об их
посадке, нередко собственноручно высаживая их в почву и поливая. Сейчас пейзаж
портило лишь спаленное дерево, от которого остался лишь обугленный ствол. Чтобы
сказал мне отец, увидев, как я выжала одно из его деревьев досуха?

– Надо приказать его выкорчевать, – прошептала я, и каган устремил свой взгляд к


дереву.

– И посадить на его месте новое, – подтвердил он, – а пепел первого пусть будет
удобрением для молодого саженца.

Так и в нашей жизни. Люди умирают, чтобы оставить свой опыт и мудрость следующим
поколениям, оставаясь лишь памятью тех, кто помнил их при жизни. Сожженное мною
дерево продолжится в корнях саженца.

– Вот что интересно… почему твой отец буквально вручил тебе ключ от хранилища перед
твоим отъездом в Бескрайние моря? Он о чем-то подозревал? – задумчиво спросил каган,
и я отрицательно покачала головой.

– Не думаю, – ответила я. – Просто у него очень хорошо была развита интуиция.

Может быть, он уже заранее догадывался о своей смерти? Но почему тогда не


предотвратил её? Мне было обидно, даже была легкая злость на родителей за то, что
оставили меня одну в этом мире.

– Рика, – вывел меня из задумчивости Дэн, – нам необходимо поговорить.

– Ты собираешься оставить меня? – прямо спросила я, но не смогла посмотреть на


кагана. – Я понимаю. Наша помолка разорвана и тебе больше не имеет смысла
находиться здесь…

– Рика! – оборвал Дэн и, схватив за плечи, развернул к себе. – Что за мысли в твоей
голове, скажи мне? Всегда было интересно, на каких фактах основываешь ты свои
суждения? На моей любви к тебе? Или на общепринятых правилах и законах? Что для
тебя важнее, в конце концов? Я никак не могу понять, как мне не сказать чего-то
лишнего, чтобы ты самостоятельно не додумала мои слова и не выставила их против
меня и моих суждений. Рика, разве я говорил что-то о нашем расставании?

Я молчала. Сказать, что мне были приятны его слова, ничего не сказать. Они подарили
мне призрачную надежду, что мы сможем быть вместе. Что у нас все еще может быть
хорошо, и мои скромные фантазии вскоре воплотятся в реальность.

Да, эгоистично думать о собственном счастье, когда погибли твои родители. Но я


потеряла не только их, я потеряла саму себя, и если Дэн уйдет от меня, боюсь, что найти
выход к прежней жизни мне никогда не удастся. Я хочу быть счастлива не только ради
моих родителей, но и ради себя.

– Когда ты определишься, что для тебя важнее, – тихо добавил каган, – скажешь мне. До
того момента оставим этот разговор.

Он отпустил меня и быстрым шагом направился к дому, так и не узнав, какой ответ я
выбрала. Вот только что повернёт мой выбор в пользу собственного сердца? Что же
задумал каган Бескрайних морей?
Глава 16

Дэн Диалтон

Раал и Вийон пришли меня вразумить. Со времени похорон семьи герцогов прошли
четыре долгих дня, и я уже знал выход из сложившейся ситуации, но пока не поделился
своими планами с друзьями. Они обеспокоенно глядели на меня.

– Дэн, ты должен стать следующим Вельзевулом, – наклонившись и упершись ладонями в


подлокотники кресла, проникновенно сказал Вийон. Он редко говорил что-то таким
серьезным тоном. – Мы втроем – самые сильные демоны Подземного царства, но ни мне,
ни Раалу не хватает жесткости для этой должности. Только ты сможешь принять силу
Вельзевула и вести наш народ к процветанию.

– Возможно, с этой новой силой мы втроем сможем одолеть Корсентера, – добавил Раал,
но я отрицательно покачал головой.

– Раньше бы и смогли, но теперь он вкусил часть силы печати, отныне только с ней мы
способны одолеть его, – ответил я, и друзья молча согласились.

– Если Велзевулом станет кто-то другой, то нельзя однозначно утверждать, что наш план
будет приведен в действие, – добавил Раал. – Именно поэтому мы беспокоимся, сможешь
ли ты противостоять соблазну и сохранить свой титул кагана, а не отправиться в
герцогство Янидоф навсегда.

– По этому поводу можете не волноваться, – заверил я их, – у меня есть план.

– Какой? – переглянувшись, одновременно спросили демоны.

– Помните, где мы нашли Корсентера?

– В Мариинской школе, в классе одаренных, где он притворился тем, кем не является на


самом деле, – ответил Раал, заинтересованно глядя на меня. Я усмехнулся и кивнул.

– Именно, Раал, именно. Он притворился, будто бы на него не действует магия, но на


самом деле мы знаем, что это не так. Проверить это практически невозможно, но мы же
с вами демоны. Что нам стоит подчинить волю директрисы и уверить её в своих
антимагических способностях?

– К чему ты клонишь, Дэн? – поторопил меня Вийон, и я вновь позволил себе слабую
улыбку.

– А что если дети с такими способностями действительно существуют и нам лишь нужно
обыскать интернаты для одаренных в их поисках? – предложил я, и Раал задумчиво
потер подбородок.

– Вполне возможно, такой ребенок действительно существует, но его может не оказаться


в интернате. С чего ты взял, что родители откажутся от такого одаренного? Он вполне
может оказаться обычным студентом.

– Тогда обыскать надо все магические школы, – озвучил общую мысль Вийон. – Ты
хочешь сделать из неизвестного мальчишки будущего хранителя?

– Да, если Лейорика согласится.

– Ты ей еще не говорил? – удивленно спросил Раал.

– Сначала надо найти такого ребенка. И он должен быть не взрослым, испорченным


пороками этого мира, ведь ему предстоит использовать во благо могущество и власть,
которую мы собираемся ему преподнести.

– Тогда не стоит терять время, – подытожил Раал и поднялся на ноги. – Необходимо


немедленно приступить к поискам.

Лейорика Яниита
Дни летели. Я их не считала, заваленная делами и заботами. Айра с родителями отбыли
сегодня утром в Поднебесье, осталась лишь бабушка, которая теперь помогала мне по
хозяйству. Она больше знала в управлении дворцом, но меньше в людских законах,
поэтому мы с ней быстро скооперировались и распределили обязанности. Я была рада,
что она смогла отказаться от прошлой жизни ради меня. Теперь мы стали поддержкой и
опорой друг другу.

Иссушенное дерево выкорчевали, и теперь в саду набирался силы новый саженец.

– Мне кажется, хорошая была идея изменить сад, – сказала бабушка. – Эти деревья,
посаженные еще при твоем прапрадедушке, совсем заслонили окна, из-за чего в доме
мрачная атмосфера. Давай прикажем выкорчевать и их, а вместо этих высоченных
гигантов посадим плодовые деревца?

Мы шли как раз в тени, где крона не давала пройти ни одному лучу солнца. Разве я была
не согласна с мыслями всевышней? Я и сама об этом думала.

– Да, ты права. Нужно сказать об этом садовнику, – подтвердила я, и мы направились в


небольшой домик, где жили слуги, за исключением домашних.

Все эти дни я ожидала нападения, но Корсентер побоялся проникать в охраняемый


всевышними и демонами дворец либо это было затишье перед бурей. Об Эль и её роли в
гибели моей семьи я старалась не думать, а если такие мысли все же проскакивали, то
оправдывала девочку. У неё были лишь хорошие намерения, она не желала зла моей
семье, Корсентер удачно обвел всех вокруг пальца, особенно русалочку. Виновна ли
Улиэль? Незнание законов не избавляет от ответственности, и все же я не хотела
хранить настолько сильную обиду в сердце. Только злой человек думает о мести, добрый
же думает о прощении. Мне не хотелось быть злой, в этом случае я просто недостойна
памяти родителей.

– Знаешь, что самое обидное? – спросила я, повернувшись к родственнице. – Моя мама,


Всевышняя, отказалась от всего ради отца. Почему Дэн не может так же пожертвовать
всем ради меня?

– А ты сама готова на такой же шаг? – спросила бабушка, и я не нашлась, что ответить.


Мы шли по гравиевой дорожке, уже выйдя из тени деревьев. Солнце пригревало, однако
не способно было согреть мне душу. – Так на каких деревьях мы остановим свой выбор?

Я пожала плечами, не желая отвечать, как увидела за углом предмет нашей прошлой
темы.

– Решим в следующий раз, хорошо? – растерянно пробормотала я, и всевышняя махнула


рукой.

– Все понятно. Твой хвостатый пришел. Вот кому-кому, а им рога не наставишь, уже
природа над ними подшутила.

Последние слова я уже слышала плохо и издали любовалась своим женихом – темно-
бордовый удлиненный камзол, расшитый золотыми нитями, идеально сидел на его
фигуре. Плотные сатиновые брюки на тон светлее камзола заправлялись в невысокие
красные сапоги с загнутыми носами. Он был яркий, и, возможно, эта мода претила
человеческой, но абсолютно подходила Подземному царству.

– По какому поводу парад? – спросила я, улыбнувшись.

Мне хотелось показать ему, насколько он желанный гость в этом доме. В последнее
время мы виделись реже, чем обычно, и простым словом «скучала» не описать все мои
чувства. Взгляд Дэна опутывал меня, именно в этот момент я поняла, что мы оба словно
ожили после сумасшедшей недели.

– Я счастлив, что могу видеть на твоем лице пусть и слабую, но улыбку, – произнес каган
и провел пальцами по моим губам. – Она прекрасна, как и ты сама.

– Подлизываешься? – подначила его я. – Неужели ждешь от меня ответа на заданный


ранее вопрос?
– А ты можешь ответить? – серьезно спросил каган с напряжением во взгляде.

Я не могла ответить прямо сейчас, так как не знала подробностей его плана. Но разве
так важно, что он придумал, когда на одной чаше весов стоит целая жизнь рядом с ним?
А как же другая, где долг перед родителями? Выбрать собственное счастье или свои
обязанности, как хранителя? Я понимаю, Дэну важно знать мой четкий ответ, быть
уверенным, что я выбрала бы его независимо от обстоятельств. Для меня тоже было
важно именно это.

Дэн видел сомнения на моем лице, поэтому уверенно шагнул вперед и приподнял мое
лицо за подбородок. Мы встретились взглядами.

– Ты любишь меня?

Сказать, что я люблю его – слишком мало. Он тот, которым я готова любоваться,
отвлекаясь от самых важных дел. Он тот, место которого в моей жизни никто и никогда
не займет. Я не представляю себя без него. За все эти годы я так привыкла к его
существованию, привыкла ощущать себя принадлежащей ему, что уже даже не хочу
представлять иной судьбы. Он тот, с кем я готова дышать одним воздухом.

– Люблю, – просто ответила я, но он и так увидел в моих глазах весь океан нежности и
теплоты.

– Тогда доверься мне.

За последнюю неделю я приняла больше ответственных решений, чем за всю прошлую


жизнь, так почему сейчас я просто не могу довериться кому-то? Не искать выход самой,
а просто быть ведомой. Это ведь так приятно идти не с грузом ответственности, а с
предвкушением чуда.

Я вложила свою ладонь в протянутую руку и шагнула следом за демоном в портал.


Вышли мы уже на знакомой скале, но в этот раз мы здесь были не одни. У самого обрыва,
за которым открывались бушующие моря, стоял священнослужитель. Мужчина,
облаченный в белую рясу, держал в руках красный цветок.

– У тебя все еще есть шанс передумать, – шепнул Дэн, и я удивлено обернулась к нему.

– Теперь, когда я поняла, зачем ты меня зовешь, разве я могу передумать?

Дэн позволил себе слабую улыбку, после чего покрыл мою голову белым
полупрозрачным платком со шлейфом – свадебной чадрой, аналогией фаты в мире
людей. Сильный ветер, но не промозглый, а теплый, как и в прошлый раз, колыхал её
края. Дэн крепко взял меня за руку и повел к обрыву. Моря, как и погода, были
беспокойными, но обратного от них никто и не требовал. Главное, что они определенно
были эмоциональными и порывистыми, соответствуя моему сегодняшнему настроению.

Священнослужитель отдал мне в руки розу, которую я с поклоном приняла и


развернулась к жениху. Дэн аккуратно снял с меня недавно надетую чадру и постелил у
ног священнослужителя. Я склонилась перед моим правителем и отдала ему красный
цветок – признак его власти надо мной, и мы оба опустились на белую ткань, сев на
колени и склонив головы. Мужчина над нами начал распевать заклинание на древнем
языке, создавая в воздухе синюю вязь татуировки. Каждая ниточка состояла из
мельчайших светящихся частиц, и вскоре, когда узор был завершен, он опустился нам на
плечи, закрепляя наш союз.

– Можете подняться на ноги, – объявил служитель, – отныне вы супруги перед господом


и всеми смертными. Ваш союз нерушим во всех трех мирах.

Я боялась пошевелиться. Разве этого я боялась все эти годы? Казалось, что я только об
этом и мечтала всю жизнь! Неужели когда-то у меня были мысли о том, как избежать
брака или как разорвать будущую связь? Теперь мне даже не верится в существование
таких мыслей, ведь сердце переполняет нежность и счастье.

Дэн развернулся ко мне, все так же стоя на коленях, и мне пришлось последовать его
примеру, привстав. Каган провел ладонью по моему лицу, вызвав мою улыбку, и,
наклонившись, поцеловал. Трепетно и практически невесомо. Плечи жгли жгуты
татуировки, напоминая о принятом решении.

Дэн помог мне подняться, и мы развернулись в сторону моря. Священнослужитель с


улыбкой поклонился, открыл портал и оставил нас наедине. Я рассмеялась, пронаблюдав
его бегство.

– Он отправился разносить весть о женитьбе кагана? – спросила я с легким напряжением


в голосе, и Дэн отрицательно покачал головой.

– Еще не время. Мы обязательно объявим о свадьбе, когда это будет выгодно нам, –
ответил мужчина и обнял меня за талию. – Готова немного полетать?

– Только расправь крылья, – шепнула я в ответ, и мы тут же сорвались со скалы.

Дух захватило от падения, я крепче вцепилась в плечи мужа, улыбаясь возникшей


эйфории. У самой поверхности морей Дэн расправил крылья, создав ими холодные
брызги вокруг нас. Я весело рассмеялась, ощущая спиной близость моря. Дэн не
поднимался высоко, предпочитая лететь у самой поверхности, настолько близко, что
волны практически касались моей спины, но всякий раз отступали, будто боясь гнева
кагана. Может быть, так оно и было? Он властитель этих морей, они боятся его,
подчиняются и будут делать все, чтобы не вызвать его гнев. Рядом с Дэном я
чувствовала себя в абсолютной безопасности, ведь даже Бескрайние моря уважали
своего правителя.

Это была свобода.

Корсентер хочет именно её, но сам даже не понимает, что является заложником своих
же стремлений и желаний, которые толкают его на новые и новые зверства. Свобода –
это бесконечный полет вместе, отсутствие любых дум в голове, лишь легкая улыбка на
устах и щемящее радостное чувство в душе.

Была ли я счастлива после стольких потерь? Да, я вновь смогла почувствовать


безграничное счастье.

Ведь только теряя, понимаешь истинную ценность вещей.

Расслабившись, я обхватила Дэна за талию ногами и раскинула руки в стороны,


позволяя волнам лизнуть ладони, охлаждая разгоряченную кожу. Дэн неотрывно
смотрел на меня, доказывая, что Бескрайние тут вовсе не моря, а его взгляд, полный
любви. Мужчина наклонился и поцеловал грудь и шею. Я прикрыла глаза, наслаждаясь
прикосновениями его губ.

– Прекраснее тебя нет на свете девушки, – прошептал каган, и его слова разносил ветер,
они отражались о гладь морей и разносились по всему свету эхом. – Мое сердце, мой
разум влюблены в тебя. Только ты одна в моей жизни, только твоя нить судьбы навеки
сплетена с моей.

Одинокая капля скатилась по щеке и упала в море, едва ли переполнив его, однако она
для него много значила – безграничное счастье, которое всколыхнуло воды и те бурным
потоком поднялись ввысь, и теперь мы плыли на волне. Я открыла глаза и огляделась.
Моря, самые жесточайшие во всех трех мирах, баюкали нас, словно любимых деток.

Мы с Дэном улыбались, смотря в глаза друг другу. Можно ли было утонуть в счастье?
Сейчас я боялась захлебнуться собственной радостью. Дэн положил руку мне на шею,
помассировав пальцами затылок, а затем наклонился для поцелуя. Будто играясь, я
оттолкнула его и поднялась на ноги. Море под нами – словно подушка, такая же мягкая,
но ощутимая.

Обгоняя волны, я бежала от кагана, но часто с нетерпением оглядывалась. Один раз


оглянувшись, я не нашла его взглядом, и в этот момент меня поймали и заключили в
прочные объятия. Я прогнулась в спине, избегая поцелуя, но Дэн оказался не из тех, кто
следует чужим правилам. Подтянув меня за шею, он впился в губы страстным поцелуем,
забирая приз для победителя.

Только вот победителем мог быть только он, ведь рядом с ним я всегда проигравшая, и
сама выбираю эту участь. Потому что проигрывать ему – истинное наслаждение.
Дэн легко подхватил меня на руки и взмыл вверх. Я закричала, радостно дергая ногами
и прижимаясь к мужу. За еще одним крепким поцелуем я не заметила преодоленного
расстояния, оказавшись на крыше того самого домика. Дэн спрыгнул первым, протянув
ко мне руки, помог мне спуститься. Сейчас здесь кое-что изменилось, например,
появился огромный ворсистый ковер, лежавший рядом с кроватью, которую хозяин, по
всей видимости, решил оставить в первозданном виде.

Я смутилась, но все же улыбнулась. Было немного страшно перед первой брачной ночью,
и всё же я её желала. Развернувшись к мужу, я привстала на цыпочки и поцеловала в
щеку. Дэн окаменел, а затем даже усмехнулся.

– Неужели ты оробела? – шутливым тоном спросил он и сделал шаг вперед, из-за чего
мне пришлось отступить назад. – Или настолько не терпится, что хочешь сама мне о чем-
то намекнуть, но воспитание не позволяет?

– Дэн!

Демон рассмеялся, подхватил меня на руки и положил на ковер, ворс которого оказался
мягче пуха. Поцеловав меня, Дэн приподнялся и оглядел мое платье. Щелкнув пальцами,
он мгновенно избавился от нашей с ним одежды, и я осталась не только полностью
обнажена, но еще и почувствовала всю силу мужского желания.

Смутившись, я закрыла глаза и ощутила прикосновения пальцев к своему подбородку.

– Не бойся, открой глаза. Я хочу видеть твой взгляд. Я хочу читать в нем безграничное
желание, ведь я целую любимую девушку, – прошептал Дэн и, наклонившись, невесомо
поцеловал меня.

Я распахнула веки, все еще ощущая жар румянца и чего-то, разгорающегося внутри
меня. С улыбкой каган опустился ниже и втянул в рот сначала один сосок, лаская рукой
второй, затем поменял их. Я прогнулась, выпустив слабый стон.

Дэна подзадорила моя реакция, и он начал двигаться увереннее. Я обняла его за плечи,
не имея возможности следить за его прикосновениями, но в полной мере наслаждаясь
ими. Я прикусывала губы, смущалась, пыталась закрыться, но все же вскоре полностью
расслабилась и забыла, что это моя первая ночь и мой первый мужчина.

Было больно, и Дэн не переставал просить прощения, хотя в этот момент я даже не
понимала, за что. Его прикосновения, поцелуи, движения – все это было для меня ново и
раскрыло что-то внутри меня. Мне хотелось и плакать, и кричать, и смеяться от счастья.

Обрушив на меня океан чувств и эмоций, заставив наши татуировки заалеть,


консуммируя брак, Дэн откатился в сторону и обнял меня. Я все еще тяжело дышала и
смущалась. Муж улыбнулся и поцеловал плечо, которое аккуратно обхватывала красная
вязь.

– Как ты себя чувствуешь? – тихо спросил он, и я смогла только блаженно улыбнуться.

Мы лежали в тишине, обнявшись. Я выводила узоры на груди демона и никак не могла


понять, за что мне дано такое счастье. В голове роилась куча вопросов, но я почему-то
решила задать самый пустяковый.

– А если бы я не пошла к тому обрыву? Ты ведь предоставил мне выбор, если бы я


отказалась?

– Выбор? О каком выборе ты говоришь? – хитро сощурив глаза, спросил Дэн и крепко
обнял меня, поцеловав в висок. – Никто тебе выбора не давал. Отказалась бы она,
конечно. Будто бы ей кто-то позволил.

Я хихикнула и прижалась ближе к мужу. Отчего-то на душе стало тепло, и я смогла


заснуть.

Где-то в Среднем мире

– Значит, мы не сможем спасти мою маму? – едва сдерживая слезы, спросила Эль, и
Корсентер отрицательно покачал головой. – Значит, все было зря?
– Прости, я подвел тебя, – ответил демон и прижал к себе русалочку.

Он первый раз чувствовал гнев за слезы другого существа. До этого никто не вызывал у
него столько эмоций, неужели он проникся симпатией к этому ребенку? Как же
невероятны порой зигзаги судьбы.

Или это все злость из-за неудачи?

– Мы больше ничего не способны сделать? – прошептала девочка.

– Если бы я был всемогущим, – ответил ей Корсентер. – Я бы хотел быть им, но сейчас


это невозможно…

Он осекся. Внезапно Корсентер осознал одну вещь. Улиэль способна вовсе не замечать
антимагические купола, но ведь это значит, что она пройдет любую защиту, даже
защиту Печати могущества. Хранители до сих пор не назначены, дом Эмпайров, в
котором было построено неприкосновенное хранилище для могущественного артефакта,
разрушен несколько десятков лет назад. Печать больше не у демонов, которые способны
ею воспользоваться, значит, артефакт без защиты.

А значит, он легкая добыча для такого сильного демона, как он. Нужно лишь выбрать
время, когда все демоны будут недоступны для внешнего мира.

Лейорика Яниита

Я чувствовала себя героиней одного из множества любовных романов. Ей так же не


хотелось просыпаться с лучами солнца и встречаться лицом к лицу с жестоким миром.
Лучей тут не было, как и солнца. Здесь, между двух скал, в ущелье, в маленьком
деревянном домике я чувствовала себя защищенной. Для спокойствия и уверенности
нужны были лишь два фактора – любимый мужчина рядом и отсутствие обыденной
жизни.

– С добрым утром, Рика, – сонно пробормотал Дэн и придвинул меня ближе к себе. – Как
спалось?

– Слишком замечательно для того, чтобы я могла начать новый день.

– Тогда мне придется подарить тебе прекрасный день, чтобы ты смогла проснуться, –
серьезно ответил мужчина и заглянул мне в глаза. – Ведь нам предстоит ответственное
дело.

– Какое? – полюбопытствовала я.

– Скоро узнаешь. Подожди немного тут, я принесу твои вещи.

– Позволь… мне самой выбрать свою одежду? Перенеси меня во дворец.

Дэн исполнил мое желание, открыв портал прямо в мои покои, и после сразу же
перенесся к себе. Моей целью был вовсе не гардероб, а лампадка, висящая в моей
комнате. Я долго смотрела на ярко горящий огонек и никак не могла понять, почему мне
хочется его затушить, чтобы вовсе не знать о состоянии Эль. В моем сердце не было
обиды, я смогла отпустить это чувство, но отныне мне не хотелось иметь с ней ничего
общего, даже воспоминаний.

Дэн, переодевшись, вернулся и подал стакан чего-то жидкого. На мой вопросительный


взгляд мужчина ответил, что это отвар из целебных трав для бодрости и тонуса
организма. Чувствовала я себя немного разбитой, поэтому в несколько глотков осушила
стакан. Отвар имел приятный запах и легкий мятный привкус. Я пожалела лишь о том,
что раньше не пользовалась его целебными свойствами.

– Часто нельзя, он вызывает привыкание и через полгода без него ты будешь чувствовать
себя намного хуже, чем сейчас.

– Конечно, даже организм к хорошему быстро привыкает.

Мы замолчали и вместе долго рассматривали лампаду. Мне хотелось стаканом в моих


руках накрыть фитиль, чтобы больше ничего не знать об Улиэль, но я никак не могла
решиться, будто разрушу тонкую нить, соединяющую нас. Но нужно ли хранить связи,
которые причиняют только боль? Видя мою нерешительность, каган сделал то, над чем
размышляла я, – он потушил огонь.

– Теперь уже неважно прошлое и не стоит его ворошить. Улиэль сделала свой выбор, и
тебе не следует её оправдывать.

Я была полностью согласна с мужем. Дэн намекнул, что нам предстоит много дел, и я
лишь спросила, в каком из миров они будут проходить.

– В мире людей, – ответил Дэн. – И там будет тепло, так что в шубе нет никакой
необходимости.

Услышав его слова, я решила надеть платье кремового цвета с короткими рукавами-
фонариками и множеством складок. Горло и вырез платья были из гипюра и отчасти
просвечивали линию груди, подчеркнутую завышенной талией.

Служанка помогла мне с прической, подняв волосы наверх и закрепив их шпильками, и с


макияжем, который получился легкий и едва заметный. К счастью, мои татуировки
оказались скрыты тканью платья, под которой невозможно было что-то разглядеть.

Пока спускалась по лестнице, ловила на себе счастливые взгляды бесов. Они смотрели
на меня как бабушки смотрят на внуков, приехавших к ним летом. Но Дэн вовсе не мой
родственник, да и я на ребенка не тяну, так чему они так рады? Последний вопрос я
задала вслух.

– Думаю, они счастливы, что их повелительница вернулась. Бесы любят спокойствие во


дворце, и это возможно только в том случае, если спокойно сердце кагана.

– А со мной твое сердце спокойно? – с улыбкой спросила я, чувствуя себя царицей мира.

– Боюсь, что не сказал бы, – с усмешкой ответил Дэн. – Например, сегодня ночью оно
колотилось как сумасшедшее, да и сейчас я чувствую, как оно прерывисто бьется в
груди, стоит вспомнить нашу близость.

Если его целью было смутить меня, ему это удалось на все сто процентов. Я подхватила
подол платье и побежала вниз, чтобы он не заметил румянца на моих щеках. Догнал он
меня в портальной комнате. Ну как догнал, величественно вошел, как и полагается
демону его статуса. Открыв портал, он пропустил меня и вышел следом.

Оказавшись в земном царстве, я удивленно огляделась. Мы стояли перед кованой


калиткой, увитой плющом. Каменная изгородь ничем не отличалась от других, стоявших
на этой же улице. Небольшой провинциальный городок дышал жизнью и пестрел
зеленью, заставляя приезжих завидовать спокойствию этого места. Здесь хотелось
расправить плечи, вдохнуть свежий воздух, взять жениха под руку и, прикрывшись
ажурным зонтиком, прогуляться под ярким солнцем. Заниматься какими-либо делами
совершенно не хотелось.

– Нам сюда? – спросила я, указав на розовое поместье с небольшими окнами и покатой


крышей. – Дом выглядит ухоженным. Здесь кто-то живет?

– Да, – кивнув, ответил Дэн и открыл калитку, – и нас уже ждут.

Удивленно взглянув на жениха, я прошла вперед по мощеной дорожке. От плодовых


деревьев в саду стоял восхитительный запах лета, и я еще раз убедилась, что жить
хорошо и в Земном царстве, главное знать – где.

Парадная дверь открылась, стоило нам подойти. Невысокий мужчина в добротном, но


уже потертом сюртуке, вздрогнул при взгляде на демона и учтиво склонился. Его страх
было видно невооруженным глазом, но все же он держался лучше большинства людей.

– Мы вас уже давно ждем. Проходите. Моя жена испекла чудесные пироги.

Поблагодарив хозяина, мы вошли в дом. Точнее, поблагодарила его я, Дэн же просто


вошел, направившись в указанном направлении. Нас привели в просторную залу, где на
ковре играли двое детей – мальчик и девочка. С первого взгляда я и не могла
определить, кто из них старше, но в итоге сделала вывод, что девочка. Ей было лет семь.
Они оба играли деревянными куклами и о чем-то негромко переговаривались.

На софе перед столиком сидела приятного вида молодая женщина, которая с умилением
смотрела на детей. При нашем появлении они быстро поднялась на ноги и поклонилась,
тщательно скрывая дрожь в руках. Дэн позволил ей сесть, после чего мы заняли места
напротив, но при этом в наш обзор тоже попадали играющие дети.

– Литта, Лийон, подойдите и поздоровайтесь с нашими гостями, – приказала женщина,


стараясь не смотреть на Дэна, только на меня.

Дети, явно недовольные таким поворотом, поднялись на ноги и посмотрели на нас.


Девочка отшатнулась, взявшись за руку брата. На лице мальчика не отразилась ни одной
эмоции. Он склонил голову, приложил руку к сердцу и пожелал нам доброго дня.

Почему он не испытывает ни капли страха? Все люди чувствуют подавляющую и


ужасающую ауру демонов, разве что исключением являются я и моя семья.

Когда-то являлись.

– Здравствуй, – ответил Дэн, до этого не проронивший ни слова. – Лийон, смотри, что я


тебе принес.

Правитель достал самодельную свистульку с несколькими отверстиями. У Нэйтана такая


же была, отец сам вырезал её. Делается она из особого дерева, произрастающего в
Поднебесье, и, соответственно, эта древесина является дорогой и малоиспользуемой, в
основном только для музыкальных инструментов. Знал бы мальчик, какой подарок ему
преподносит правитель.

Лийон взял из рук кагана трубочку под испуганным взглядом матери. Чего она боится?
Сами пустили нас в свой дом, ждали, так чем она так обеспокоена? Мальчик же тем
времени попробовал подуть. Инструмент легко поддался ему и извлек прекрасные звуки.
Особенность этой древесины в том, что даже худший музыкант будет дарить настоящее
наслаждение для слуха, что уж говорить о маленьком мальчике и простейшей
свистульке?

– Ух ты! – пискляво воскликнул ребенок. – Спасибо!

Я не смогла не улыбнуться, видя восторг в глазах Лийона. К мальчику подошла сестра и


попросила трубочку. Он легко отдал её, и они вместе начали изучать звуки, уже не
обращая внимания на взрослых. Дэн переключил свое внимание с ребенка с женщину.
Та согнулась под его взглядом.

– А вот и пироги, – наконец, вернулся глава семейства.

Служанка в кремовом чепце расставила на столе тарелки с десертом и чайный сервиз и


разлила всем напиток. Дети тут же подбежали к столу. Я ожидала, что они сядут рядом
с родителями, но мальчику вновь удалось удивить меня, когда он сел рядом с Дэном. Он
его ни капли не боялся.

Отложив трубочку, Лийон взялся за пирог и с удовольствием причмокивал. Может, аура


демонов действует только на сознательных людей? Но так не должно быть! Это же
инстинкт самосохранения движет нашими страхами, а в этом возрасте он уже должен
присутствовать.

– Лийон – хороший мальчик, добрый и отзывчивый, – сказала мама, при этом смотря на
меня. – Кушает он плохо, часто приходится заставлять или приглашать других
мальчишек, чтобы он поел хотя бы за компанию, как и сейчас. У него аллергия на пыль,
поэтому в комнате должна поддерживаться постоянная чистота. Лийон никого не
обидит, если его не заденут первым, поэтому, если он будет участвовать в драке, знайте,
что его вынудили прибегнуть к самообороне. Лийон…

Женщина замолчала и посмотрела на сына. Она не могла рассказать обо всем, что знает
о своем сыне. Слишком много информации, слишком много разносторонних качеств у
детей. Но почему она рассказывает это все мне, будто мы собираемся забрать у неё
ребенка? Я недоуменно взглянула на Дэна. Тот, поймав мой взгляд, поднялся на ноги.

– Думаю, пока девушки беседуют, мы можем подняться в кабинет и обсудить некоторые


вопросы в письменном виде.

Хозяин, бросив тоскливый взгляд на сына, решительно кивнул и встал со своего места. Я
ничего не понимала, но решила пока молчать и больше слушать, к тому же с пирогами и
чаем это было не сложно. Только сейчас я поняла, как проголодалась со вчерашнего дня.

– У нас необычные дети, – заговорила мать, – да и это неудивительно, учитывая дар моей
семьи. В моем роду все были сильными магами, кроме меня, я некий выродок, пусть и
родилась в достаточно богатой семье с фамилией, берущей свои истоки многие тысячи
лет назад. К сожалению, мои родители были против нашего брака с Райандом, и мне
пришлось сбежать из дома. Меня лишили наследства, зато я родила прекрасных детей.
Литта очень сильная магиня, её дар проявился два года назад. Один раз сила вырвалась
из-под контроля, мы думали, что она убьет бедного Лийона, – девушка остановилась, с
любовью смотря на сына. Её дочь внимательно слушала рассказ матери. – Но он каким-
то образом выжил, тогда мы пригласили преподавателя из ближайшей магической
академии. К слову, отдали ему все наши сбережения, чтобы понять, как суметь удержать
силу дочери под контролем. Он дал нам специальные сережки-артефакты, глушащие её
энергию, – хозяйка убрала волосы девочки, обнажая украшения в её ушах. – Но заодно
посмотрел и на сына. Тогда-то мы и узнали о его необычном даре.

«Каком?» – хотелось спросить мне, но я удержала под уздой свое любопытство. Ей и так
тяжело давались слова, и мне не хотелось торопить её с рассказом. Но договорить ей
было не суждено – Литта захотела поиграть в саду, поэтому мы все вместе туда
отправились.

Я любила южную погоду. Здесь всегда хотелось дышать и просто быть счастливой. В
этом плане мне нравились Багровые степи своим жарким климатом, Бескрайние моря
же разительно отличались. Да, там было тепло, но из-за бриза и буйных вод никогда не
было атмосферы спокойствия и умиротворенности, как здесь.

Какие края я люблю больше? Сложно сказать, но время от времени бывать то тут, то там
определенно приятно. В путешествиях и движении состоит вся наша жизнь.

– Что еще расскажите о Лийоне? – спросила я, чтобы вернуться к теме нашего разговора.

– Даже не знаю, – пожав плечами и взглядом следя за детьми, ответила хозяйка. Дети
побежали в песочницу, а мы сели в беседке, наблюдая за ними. – Каждой матери
кажется, что её ребенок необычный, но Лийон действительно особенный. Более доброго
ребенка в округе не сыскать. Правда, он обидчивый, но при этом быстро отходит и уже в
следующую минуту целует и обнимает. Угощений всегда просит два – на себя и на
сестру, о Литте никогда не забывает. Мы боялись, что старшая дочь будет ревновать, что
больше внимания уделяют младшему брату, но она на удивление легко приняла наличие
еще одного ребенка в доме и искренне его полюбила.

Мне было интересно слушать истории чужой семьи, вспоминая свою собственную. Мне
не всегда было сладко с Нэйтаном, да и лучшими друзьями мы не были, но все же он был
моим единственным любимым братом, к которому я могла обратиться в трудную минуту.
Неожиданно на глаза выступили слезы, и женщина это заметила. Ойкнув, она попросила
прощения.

– Сожалею о своих словах. Вы же совсем недавно потеряли семью, – сказала она и


замолчала.

Я отвернулась, чтобы никто не видел слезы, и быстро утерла их. Сегодня первый день
моей замужней жизни, и он не должен быть с привкусом грусти. Но грустить в любом
случае долго не пришлось – вернулся Дэн с хозяином поместья.

– Вопросы с документами мы уладили, – объявил муж, – согласно им вы можете видеться


с мальчиком каждые выходные, но в присутствии меня или Рики. Можете приезжать в
Янидоф, либо же мы сами будем гостить у вас. Климат тут замечательный, правда, Рика?

Я не ответила, находясь в полном ступоре. Дэн – похититель детей? Зачем ему этот
мальчик? Да, он мне понравился своей силой воли и добротой, но это явно не повод мне
его… дарить?

– Лийон, пойдешь с нами? – спросил Дэн, присев перед песочницей на корточки. –


Смотри, что у меня есть.

Дэн создал в руке фиолетовый пульсар. Я испуганно кинулась вперед, когда каган
попросил Лийона поймать шар. Что Дэн творит? Это ли мой муж? Но все вопросы в моей
голове затихли, когда ребенок легко поймал пульсар и с интересом завертел его в руках.

– У него есть способности к антимагии, – сказал Дэн, с улыбкой глядя на ребенка, – но


даже сильнее, чем у тебя. Он не просто поглощает энергию, он может ею управлять и
отталкивать от себя. Это феноменально.

Я заворожённо глядела на Лийона. Его сестра подошла ближе, тоже заинтересовавшись


светящимся изнутри шаром. Прикованные к мальчику зрители не сразу заметили, как
рука Литты потянулась к шару.

– Нет! – закричала я и дернулась вперед, но Лийон то ли инстинктивно, то ли осознанно


впитал энергетический шар.

Сначала я не могла поверить, что все обошлось, а после облегченно выдохнула. В саду
раздался детский плач. Мама детей подбежала и обняла дочь, не обращая внимания на
песок, в котором испачкался подол платья. Лийон удивленно глядел на сестру и не мог
понять, чем же он её так обидел. Дэн взял ребенка на руки и ободряюще встряхнул.

– Она просто испугалась, не переживай, – прошептал ему Дэн, и мальчик понятливо


кивнул и опустил голову.

Часто ли он чувствовал свою вину? Такой маленький и уже настолько сознательный


ребенок. Смотря на него, я начинала понимать план Диалтона. Он собирается сделать из
мальчика будущего хранителя.

Я едва сумела сдержать радость, но в то же время почувствовала вину перед


родителями. Я собиралась отдать многовековое наследие незнакомому ребенку, конечно,
когда он вырастет. Но если судить по совести, он имеет больше прав быть хранителем
Скрижали благодаря своему дару и чистому сердцу. Я никогда не желала этой участи,
меня к ней не готовили, но если Лийон всегда будет знать о своем предназначении?
Сможет ли это спасти его от нежеланной судьбы?

Хозяин дома забрал мальчика, и тот крепко обнял отца. Мне не хотелось разлучать
семью, как это планировал Дэн, но получится ли воспитать хранителя в присутствии
родителей? Не будут ли они мне перечить в тех или иных случаях? Дэн хочет, чтобы мы
стали вторыми родителями для ребенка, подготовили его к светской жизни и, главное, к
обязанностям хранителя. У его родителей другая жизнь и судьба, и они не впишутся в
новое мироустройство сына.

Лучше им видеться два-три дня в неделю, на выходных, чтобы он с юных лет привыкал к
самостоятельности. Жестоко так поступать с ребенком? Пусть это будут некие
затянувшиеся каникулы у бабушки. В конце концов, отчасти это будет так благодаря
проживанию во дворце моей родственницы.

– Лийон, – обратился к сыну отец, – сейчас ты должен пойти с этими дядей и тетей, они
отведут тебя в красивое место. Ты должен быть послушным. Они не обидят тебя. А потом
на выходных ты будешь приезжать к нам, и мы будем ходить к морю. Хорошо?

Ребенок не ответил. Он удивленно глядел на отца, словно тот говорит какие-то


немыслимые вещи. Мне было жаль, что я должна отнять его у родителей из-за своей
выгоды. Но разве я не дарю ему титул, деньги и положение в обществе? Хотя при этом
отнимаю свободу. Мне остается надеяться, что ребенку понравится жизнь в
путешествиях и позже он с легкостью примет свой статус.

– Вы меня отдаете? – наконец, вымолвил ребенок. – Я вам не нужен? Я плохо себя вел?

– Нет-нет, – затараторил отец, – ты вел себя прекрасно! Ты очень хороший ребенок, о


котором только можно мечтать. Именно поэтому мы хотим для тебя лучшей судьбы и
попросили этих дядю и тетю обучить тебя много чему интересному.

– Например, магии, – подключилась я, и Лийон перевел на меня заинтересованный


взгляд. – Сможешь быть настоящим волшебником и творить чудеса.

– Правда? – переспросил он, и я кивнула.

– Абсолютно точно. Кстати, меня зовут Лейорика. Можешь звать меня сестренкой.

– У меня уже есть сестра, – нахмурившись, ответил Лийон.

– Она младшая, а я буду старшей. Согласен? Разве я не красива и не достойна быть твоей
сестрой?

Он оценил меня, осмотрел с ног до головы. Видимо, его вердикт оказался


положительным, так как он кивнул и отодвинулся от отца. Тот опустил его на ноги.
Лийон подошел ко мне и протянул ладонь.

– Тогда заключим пакт, – сказал он, и я вскинула брови.

– Он заключает его, когда уверенно хочет получить конфет, – с улыбкой


прокомментировала мама, и я тоже улыбнулась и пожала маленькую ладошку.

– Что ж, заключаем. Теперь мы обязаны друг другу и всегда будем дружить. С меня
конфеты, только не очень много, хорошо?

– Не меньше двух в день, – тут же выставил условие ребенок, и все взрослые


рассмеялись, а Литта перестала плакать.

– Договорились, – ответила я, и Дэн подхватил ребенка на руки.

Родители тут же встрепенулись и запереживали – они не были готовы расстаться со


своим ребенком. Да и кто будет готов в схожей ситуации? Но мы не отбираем его, хотя
заставляем семью расстаться на время. Сказать, что мне было стыдно в этот момент –
ничего не сказать, но я уговаривала себя тем, что дарю ему новую жизнь, полную
возможностей.

Родители обнимали сына и целовали, но при этом, надо отдать им должное, они не
заплакали. Мама вручила небольшой саквояж ребенка – там были самые любимые
игрушки, от всего остального Дэн отказался, аргументируя тем, что у него будут новые
вещи. Пока мы шли к порталу, Лийон не плакал, он даже был в предвкушении новой
жизни. Мне самой была интересна его реакция на происходящее. Как бы мы вели себя в
детстве? Кто знает.

Портал в считанные секунды перенес нас во дворец Янидофа. У входа нам тут же
поклонились двое стражей – один был демон, второй – всевышний. По их лицам
невозможно было понять, удивлены они или нет, настолько беспристрастным выглядели
их лица. Действительно лучшие воины обоих миров.

Мы поднялись по лестнице. Ребенок с интересом оглядывался по сторонам. Конечно,


прежде он не бывал во дворцах, и все, что для меня обыденно, для него в диковинку. На
втором этаже нас встретила бабушка, которая улыбнулась Лийону и протянула руку.

– Здравствуй. Как тебя зовут?

– Лийон.

– Добро пожаловать в твой новый дом. Идем за мной, – ответила всевышняя, и Дэн
опустил мальчика на пол.

Я проводила бабушку удивленным взглядом и посмотрела на кагана. Тот усмехнулся.

– Ты заранее предупредил её? – прошептала я, но до слуха всевышней наверняка


донеслись мои слова.

– Да, она помогала обустраивать детскую, – кивнув, сказал Дэн и взял меня за руки. – Я
хочу быть с тобой во всех трех царствах, как этого желаешь и ты. Твои родственники
только поддержат тебя, если ты хочешь стать по-настоящему счастливой. И мы оба
знаем, что без меня в твоей жизни это невозможно.

– Самоуверенный, самовлюбленный Великий! Кто тебе только сказал, что ты так важен
для меня? – спросила я, едва сдерживая улыбку.

– О, об этом говорят твой взгляд и твои стоны сегодня ночью, – едко протянул Дэн, и мне
захотелось его хорошенько стукнуть, но вместо этого я его поцеловала. – Да кто-то
просто по уши в меня влюблен…

– Дэн!

– Да, любимая супруга? – достаточно громко переспросил каган, и я, старательно пряча


смущение и испуг, оглянулась. – Боишься, что кто-то услышит?

– А ты нет?

– Мне уже плевать. Поговорим в кабинете?


Глава 17

Эта комната разительно изменилась после смерти отца. Я приказала поменять мебель и
переклеить обои на палевые, теперь тут не было увесистого стола и тяжелого шкафа,
лишь стол с множеством ящичком и шкаф с вертикальными выдвижными полками, в
которые я и складывала книги и тетради. Здесь я сделала все для своего удобства, ведь
ближайшие пятнадцать-двадцать лет мне придется жить на два дома.

Позвонив в колокольчик, я дождалась прихода служанки и попросила её принести


фрукты и орешки. Хоть пироги и были сытными, но вот от стресса хотелось чего-нибудь
пожевать, да к тому же разговор предстоял долгий.

– Дэн, как так получилось, что ты встретил Лийона? Или ты давно о нем знал?

– Нет, с ним я познакомился совсем недавно. Его нашел Раал, хотя искали похожих
детей мы все. Он был единственно подходящим ребенком, но только после исследования
его силы мы осознали, насколько нам повезло с Лийоном, – ответил Дэн. – Информацию
за последние дни приходилось собирать по крупицам. В поисках нам сильно помог тот
самый преподаватель из академии, который и посещал малышей два года назад.

– Хорошо, но как тебе удалось уговорить родителей? Они ведь любят своего сына, –
сказала я и придвинулась ближе. – Разве не так? Неужели эта любовь мне только
показалась?

– Не буду ручаться за их чувства, лишь объясню ситуацию. В этом доме они живут лишь
второй день, как ты догадываешься, это был мой подарок. И нет, они не были
меркантильны, я лишь сказал, что родители будущего герцога не могут жить в какой-то
комнатке в многоэтажном доме на окраине города. К тому же, у них есть дочь, для
которой будет намного лучше жить в таких условиях, чем в прежних. Во-вторых, я
пообещал им хорошее ежемесячное жалование, с которого они будут платить стряпухе и
горничной, ну и на общие расходы хватит с лихвой. Так же я открыл два счета на имя их
дочери, первый она сможет потратить на обучение в магической академии, а второй – её
приданое.

– Неужели с такими условиями они согласились отдать своего сына? Нет, я не спорю,
что это все замечательно и об этом можно только мечтать, но это же их ребенок! Пойми
меня, я хочу быть твердо уверенной, что они его любят.

– Подожди, я не дорассказал, – остановил меня Дэн и продолжил: – Они согласились на


это только после того, когда я поведал им, насколько Лийону будет здесь хорошо. Он
будет будущим герцогом, будет жить во дворце, войдет в высшее общество, как когда-то
должна была войти его мать. Я сказал, что он будет почитаемым человеком не только в
Среднем мире, но и в Подземном царстве и Поднебесье.

Каждый хочет для ребенка такой жизни, но мы ему дарим это не просто так, а вкупе с
ответственностью. Он будет птицей в золотой клетке.

– Тогда они согласились? – спросила я. – Надеюсь, тебе не пришлось надавить на них


своей силой, что бы они увидели только такую жизнь для их сына?

– Я не заставлял их, – серьезно ответил каган. – Они и так понимают, что я подарил им
новую лучшую жизнь. Они проживут не так много, в пределах века, но вот у их детей
огромный потенциал магии и они будут жить около шести столетий. Разве их выбор
неправильный?

Может быть, он и прав. В любом случае, над Лийоном мы властвовать не сможем,


поэтому в дальнейшем он сам выберет свой путь, и я надеюсь, что он будет выгодным
мне, как бы эгоистично это не звучало.

В дверь постучались. Вошла бабушка и известила, что ребенок рад новым апартаментам,
и мы можем на него взглянуть. Конечно, мы отправились туда. Три комнаты, одна из
которых являлась спальней, вторая – игровой, а третья – ванной, были выполнены в
зеленых тонах. Красивый спокойный цвет расслаблял. Лийон уже вдоволь попрыгал на
огромной кровати с балдахином и теперь во второй комнате собирал замок из кубиков и
возводил на его стены оловянных стражей. Смотреть за его детской чистой радостью
было одно удовольствие, единственное, что огорчало – он будет скучать по маме с папой,
и это было очевидным фактом.

– Рика, – позвал меня Дэн и мне пришлось выйти вместе с ним в коридор, – мне пора
идти. Сегодня важное собрание, на котором я обязан присутствовать.

– Выбор нового Вельзевула? – спросила я, и каган кивнул. Привстав на цыпочки, я


поцеловала его в щеку. – Тогда желаю тебе удачи. И возвращайся скорее.

– Возможно, я смогу вернуться только к завтрашнему вечеру, – серьезно ответил


Диалтон и погладил меня по щеке. – Не скучай тут без меня.

– Твоё пожелание невыполнимо, мой повелитель, – с улыбкой ответила я. – Я всегда буду


скучать по тебе.

– Тогда скучай настолько сильно, чтобы я чувствовал это на расстоянии и пришел к тебе,
не выдержав разлуки, – ответил Дэн, и я рассмеялась.

– Вы ничего не почувствуете, а позже будете винить меня в том, что я вовсе не скучала.

– Так мы уже на вы?

– А мы переходили на ты?

Из-за наших разговоров сердце подпрыгивало и рвалось ввысь, унося меня в


безоблачные дали. Мужчина подарил мне прощальный поцелуй и скрылся в портале,
оставив мне лишь вкус своих губ.

Этим же вечером я пригласила в дом юриста и уладила все документальные вопросы,


теперь Лийон был наследником рода Яниита и моим сводным братом. Чтобы купол моей
матери пропустил его, вечером мы провели ритуал, который подсказала нам бабушка –
обменялись кровью в храме Янидофа и закрепили результат клятвой.

После этого ритуала Лийон стал моим кровным братом и законным наследником
хранителей Скрижали.

Дэн Диалтон

Здание Совета располагалось в единственной никому не принадлежащей земле. Над ним


сверкали молнии, ударяя в шпиль, служащий громоотводом. Каганы во второй ипостаси
со всего Подземного царства открывали сюда порталы. Мы переглядывались и
здоровались без слов. Ко мне было приковано особое внимание. Все демоны определенно
заметили татуировки на моем теле, ведь на мне было лишь широкие шаровары. Это было
одно из правил этого места – здесь мы должны быть безоружны и предстать в истинном
обличии – пугающем и сильном.

По широким ступеням я поднялся наверх, встретившись с Раалом только взглядами.


Здесь не бывает друзей, сегодня каждый займет свою ложу, не имея возможности
обменяться и парой слов наедине. Вельзевул должен быть сильным и в одиночестве, а не
только при поддержке друзей.

Заняв свое место, я наблюдал, как остальные ложи тоже заполнились, и вскоре в центр
круга вышел нынешний Вельзевул. Он снял с себя тяжелый амулет, и сила артефакта
волной прокатилась по залу, заставив кагана Сумеречных долин пошатнуться. Сила,
подаренная артефактом, стремительно покинула его, и он с трудом смог устоять на
ногах. Встав на одно колено, он сжал кулак и уперся им в каменную плиту, после чего
все каганы встали и поклонились ему в последний раз.

Артефакт не дарит могущество тому, кого не выбрали на собрании большинством


голосов, иначе ритуал единения с артефактом, проводимый священнослужителями, не
возымеет эффекта. Вельзевул не получит благословение богов и не сможет быть
абсолютным авторитетом.

Бывший Вельзевул вернулся в свою ложу, после чего в центре появился светящийся шар
Ар-Тон, что в переводе с древнего означает «считыватель желаний». Он десятки
тысячелетий назад был создан Всевышними и подарен нам их народом. Сегодня тот, кто
наберет большинство голосов, будет иметь право претендовать на роль Вельзевула. Если
кто-то будет против этого решения, может вызвать избранного на дуэль смерти, в
которой уже решится, достоин ли избранный стоять на главе своего народа.

Ударом кулака о грудь, демоны создавали глухие звуки и выдыхали весь воздух из
легких. Ар-Тон подплывал к каждому демону и при соприкосновении с ладонью
однозначно знал, кого жители Подземного царства видят следующим Вельзевулом. Вот
так очередь дошла и до меня.

Признаться, я растерялся. Все мысли, которые были в голове, вышибло. Кого я видел во
главе Подземного царства? Наверное, все же Раала, и дело не в дружбе. Он сильный
демон, умный политик и милосердный властитель.

Но правда была в том, что я лгал самому себе. Вельзевулом я видел себя. Нет, я был
уверен в том, что стану им. Еще в юности я наблюдал за отцом Вийона, уже видя себя в
этой должности. Ар-Тон считал мой ответ с ладони и пролетел дальше, а я, продолжая
отбивать барабанную дробь, не мог поверить в свою эгоистичность.

Так вот как происходит голосование? Но ведь каждый может видеть себя правителем,
так по какому большинству выносит вердикт артефакт, подаренный Всевышними? За
одну минуту я изменил своё мнение, почувствовав отвращение к себе. Неужели я так
сильно желаю власти? Неужели я настолько испорченный демон? Но достоин ли я тогда
быть Вельзевулом?

Рев нарастал. Ар-Тон закончил опрос и теперь рассеивался мириадами звезд по центру
арены. Маленькие светлячки образовывали изображения каждого кагана, но ни на
одном не останавливались долго, пока все девять призрачных каганов не встали по
периметру.

Минута молчания, длиною в вечность для каждого из нас, и после изображения стали
пропадать по одному, а светлячки, из которых они состояли, устремляли в центр, вновь
образуя Ар-Тон. Вот растворились изображения Раала и многих других и остались лишь
три демона, включая бывшего Вельзевула, но и он вскоре исчез. Я подался вперед,
вцепившись пальцами в парапет. Кто же из нас? Кто?

Изображение растаяло. Не мое, а кагана Горных хребтов, Рокена, мое же осталось и


переместилось в центр. Я не мог поверить в случившееся, застыв и неотрывно смотря на
собственное изображение. Каганы зашумели, приветствуя нового Вельзевула, и в центр
ступили священнослужитель и две помощницы. Девушки прошли ко мне и открыли
дверцу, подавая мне руки. Я не принял их помощи, легко преодолев ступеньки и
оказавшись в центре арены.

Демоны продолжали шуметь. Священнослужитель поклонился мне, взял меня за руку и


поднял её вверх. Шум прекратился, и я огляделся. Ложи были темные и видны были
лишь полусилуэты, но я сразу узнал Раала. Мне даже казалось, что он улыбался, но
последнее, видимо, было игрой моего воображения, не более.

– Есть ли тот, кто оспорит право Дэна Диалтона, кагана Бескрайних морей, быть
Вельзевулом? Если такой демон присутствует среди нас, выйди и борись на дуэли
Смерти!

Каганы переглянулись. Я не ожидал, что кто-то выйдет, но Рокену удалось меня удивить.
Дуэль смерти – это не просто сражение, в ней действительно идут до конца, особенно в
этом здании. Если есть противники будущего Вельзевула и они решили действовать
открыто на Совете, проявив свою силу, то тут может быть лишь один выживший.

И боюсь, что это не Рокен.

Каган Горных хребтов подошел ко мне, и я нахмурился.

– Одумайся, пока не поздно, и склони голову, – произнес я. – Ты знаешь, что в этом зале
по силе со мной сравним только Раал Орденталь. Я не хочу смертей в первый день своего
правления.

– Это вы вдвоем уверены, что являетесь непобедимыми, но я сегодня докажу обратное. Я


бросаю тебе вызов чести и достоинства, а главное – силы, и, не приняв его, ты опустишь
себя в глазах всего своего народа. Это хуже смерти.

– Я не собираюсь отказываться от поединка, – ответил серьезно и сделал шаг назад. – Я


принимаю его. И пусть молнии в этом месте будут тебе в помощь, Рокен.

Он проводил меня ненавидящим взглядом. Священнослужитель с помощницами скрылся


в тени. Демоны заголосили, призывая нас к поединку. Я обошел по дуге Рокена и
бросился на него первым. Тот попытался уйти от удара, но не смог, поэтому запоздало
нанес ответный.

Я увернулся, хотя чуть не потерял равновесие. В юношестве все мы увлекались боями,


еще тогда за мной, Раалом и Вийоном закрепилось звание сильнейших. Рокен был
старше меня на добрые две сотни лет, поэтому прежде мне с ним сражаться не
приходилось. Полной уверенности в своей победе не было, но ведь только глупец
недооценивает своего противника. Я же глупцом не был.

– Дэн Диалтон, я сокрушу тебя!

Рокен бросился на меня в прыжке, я выставил блок, но все равно пошатнулся от силы
удара. Вовремя успев отойти в сторону, я вырвал когтями клок мяса на боку противника.
Каган Горных хребтов вскрикнул от боли, и теперь его удары стали ожесточеннее. Эта
ярость и была его погибелью, ведь он совсем перестал контролировать бой. Несколькими
точными движениями я заставил его сердце остановиться. Отойдя к стене, я наблюдал,
как он бросился на меня в последний раз, но уже по пути его глаза остекленели, и он
безжизненным трупом упал передо мной.

Я обошел его и ступил в центр, вновь услышав боевые крики демонов. Теперь каждый из
них признал мою силу.

Священнослужитель вновь вышел из тени. Несколько демонов в рясах унесли тело


кагана Горных хребтов, хотя теперь впору величать этим титулом его наследника.

– Демоны всего Подземного царства! Склоните головы перед новым Вельзевулом.

Надо думать, именно в этот момент я проникся всей значимостью моего нового статуса.
Теперь на мне ответственность за все девять каганатов, а не только за свой.

Меня отвели в комнаты, где было священное омовение в водах всех каганатов, включая
Бескрайние моря. Меня облачили в белую рясу, заплели волосы в десятки мелких
косичек и отвели в подвалы, где я должен был просидеть в запертой комнате до утра, но
при этом не сомкнуть глаз.

Здесь была тишина, нарушаемая звоном капелек воды. Я не мог понять, откуда они
текут, но уже спустя час готов был лезть на стенку от этого монотонного звука. Он
выводил из себя, заставлял нервничать и чувствовать головную боль. На второй час я
стал считать в такт капелькам, тем самым заглушая их звук. Но тогда будто в насмешку
они стали падать с другой периодичностью. Нет, период вовсе сбился, ведь теперь им
управлял я, превратив монотонность звуков в различные мелодии дождя благодаря
простым словам.

Раздался девичий смех, и я резко поднялся на ноги и огляделся. Смех повторился.

– Немногие разгадывают тайну этой воды, – произнес женский голос, но я не понял,


откуда он раздавался. – Большинство берут своим терпением.

– Я не самый терпеливый демон, – поморщившись, ответил я пустоте.

– Но определенно – один из умнейших. А еще самодовольный. Как ты был горд, когда


разгадал загадку капель воды, а?

– Кто ты? – не стал отвечать на вопрос. – Покажись мне.

– Меня не существует, но в то же время я всё, что тебя окружает.

– Ты – эта комната? – спросил я, и вдогонку вновь прозвучал смех.


– Пусть будет так. Скажи мне, Дэн Диалтон, готов ли ты принять огромную силу и стать
Вельзевулом?

– Неужели эта сила настолько велика? – насмешливо спросил я.

Судя по летописям и предыдущему Вельзевулу, не настолько уж я увеличу свой резерв.

– На твои века хватит, – рассмеявшись, произнесла пустота. – Я еще ни с кем не делилась


этой силой, но ты тот, кто спасет эти миры от страшной войны. Пусть её не избежать, но
зато можно будет прекратить с минимальными потерями. Однажды война унесла
слишком много жизней.

– Так кто ты?

– Ты уже задавал подобный вопрос, с чего ты решил, что я отвечу на него во второй
раз? – насмешливо спросил голос. – Лучше поспи.

– Нет, спать тут нельзя, – заявил я, и незнакомка вновь рассмеялась.

– Это другим нельзя. А твоему организму для принятия новой магической силы нужен
сон. Спи, я тебя разбужу позже.

Слушаться волшебный голос я не собирался, но глаза, к моему удивлению, закрылись


сами, и я погрузился в крепкий сон.

– Проснись, Великий, проснись! Тебе нужно срочно вставать, иначе древний ритуал
будет прерван! Проснись!

Я почувствовал, будто меня окатили холодной водой, резко вскочил с пола и удивленно
огляделся. Все тело трясло, и я переключился на магическое зрение, оглядев себя. Вены
были раскаленной лавой, аура буквально сверкала. Я не мог поверить в увиденное:
неужели все Вельзевулы проходят через подобное?

– Вот ты глупый! – рассмеявшись, ответил голос, и воспоминания вчерашнего вечера


накатились безудержной волной. – Я же говорила, что тебе единственному доверила
такую силу. Сюда уже идут, чтобы открыть двери, и мы впредь с тобой больше не
встретимся. Пользуйся силой, данной тебе, разумно.

Я уже слышал шаги служителей в коридоре, когда меня заинтересовал один пустяковый
вопрос.

– Скажи, ты отдала мне эту силу только потому, что я разгадал загадку воды?

– Разумеется, нет, – ответила пустота. – Во времена перемен нужен герой с великой


силой, способной сокрушить зло. Ты идеальный кандидат.

Двери открылись, и я взглянул на священнослужителей. Двое мужчин в белых рясах


поклонились мне и попросили следовать за ними. Мы прошли в округлую комнату, где и
было омовение, только теперь вместо огромной ванны здесь находился артефакт.

– Можешь взять его, – кивнув в центр, сказал служитель. – Отныне он твой.

Я осторожно прошел к амулету и поднял его с пола. Двое служителей начали читать на
древнем языке, обходя меня по кругу. Артефакт в моих руках начал нагреваться, пока не
стал ощутимо жечь кожу, но я не выпустил его. Вскоре весь его жар переключился на
меня и растекся по венам, но я не почувствовал большего огня, чем тот, который уже
существовал во мне.

Служители замолкли, и в комнате повисла тишина. Я надел амулет и с интересом


повертел его в пальцах.

– Отныне Дэн Диалтон, каган Бескрайних морей, Вельзевул и правитель Подземного


царства, – объявил один из них, и оба встали на колени. Когда я позволил им подняться,
один из служителей, самый старший, нахмурился. – Прежде я не видел, чтобы артефакт
дарил такое могущество, какое он отдал тебе. Твоя аура сияет от переполняющей тебя
силы. Думаю, для восстановления духа тебе необходимо отдохнуть и выпить целебного
отвара.

Неужели голос в комнате не был игрой моего воображения? Слова служителя вернули
меня в реальность, и теперь я действительно понял, что разговаривал с существом
гораздо, гораздо сильнее меня.

И мне даже не хотелось думать, кто это был.

Мне подали церемониальную одежду с эмблемой моего каганата – двумя морями,


сходящимися в поединке. Переодевшись в ярко-синие шаровары и красную тунику,
перетянутую на поясе кожаным кушаком, накинул черную мантию, расшитую золотыми
нитями. На голове сиял венец, а на груди – амулет. Я взглянул в зеркало и не узнал себя,
словно прежде никогда не носил таких одежд. Нет, это не так, но что изменилось? Ночь
в комнате определенно чему-то меня научила, но я пока не мог понять чему – терпению
или контролю над эмоциями?

Именно в таком виде я поднялся по лестнице в зал Советов. Все каганы ночевали здесь,
в комнатах наверху. Народ Горных Хребтов еще не знает, что потерял своего правителя.
Эта ночь всегда изменяет судьбы жителей Подземного царства. Каганы склонили
головы, и мне требовалось ответить тем же, признавая, что я служу своей земле.
Выпрямившись, я встретился взглядом с Раалом и направился к выходу.

Уже в холле я услышал раскаты грома и увидел свет молний. У здания Совета
полукругом стояли приближенные к правителям демоны: визири, наследники, матери и
сестры. И, конечно, среди них были те, кто передают новости в магомаг. Демоны
встретили меня минутой молчания, пока все они не склонились в знак признания. Семь
каганов выстроились за моей спиной, и я, оглянувшись, решил сразу пояснить ситуацию.

– Правитель Горных Хребтов бросил мне вызов на дуэль Смерти и был повержен. Я
приношу соболезнования семье погибшего, – объявил я, и никто из семьи не посмел мне
сказать ни слова.

Рокен сам переоценил свои силы, он знал, чем рискует и на что идет. Моей вины в этом
не было. Разве стал бы я бросать вызов, если бы большинство было не на моей стороне?
Разумеется, нет. Мне есть, что терять в этой жизни, а Рокен видимо не ценил то, что
имел.

Потом была слишком долгая церемония преклонения. Каждый каган подходил ко мне, и
мы обменивались рукопожатиями, обхватывая ладонями предплечья. Это означало
поддержку. Вслед за каганом через портал уходили и его приближенные, еще раз
склоняя головы. Предпоследним ушел каган Багровых степей, а за ним – семья,
оставшаяся без правителя. Ко мне подошел его сын и склонил голову, выражая свое
смирение. Я оценил его жест, поэтому попрощался с ним, как с каганом, которым он
еще не стал.

– Пусть ваши горы будут выше облаков, – пожелал я.

– Пусть моря остаются бескрайними, – с поклоном ответил наследник и вместе со своим


народом удалился в свой каганат.

Оставшиеся демоны были моим народом. Открыв портал, я прошел во дворец и


дождался, когда подданные последуют за мной. Здесь я пригласил всех за стол, а после
трапезы решил несколько важных вопросов в связи со своим новым статусом. Мне все
еще не верилось, что отныне не Сумеречные долины являются центром Подземного
царства, а Бескрайние моря.

Время до обеда пролетело незаметно, и, когда я собрался отправиться в Янидоф, явились


Раал и Вийон. Они шагнули из порталов прямо в мой кабинет и насмешливо
поклонились. Вийон не преминул отпустить шуточку:

– Теперь ты просто обязан убрать нас из списка разрешенных гостей, ведь ты –


Вельзевул, а мы всего лишь простые каганы и недостойны открывать портал в твой
величественный дворец.

Раал рассмеялся и достал бутылку лионса. Я поморщился, но подумал, что сегодня


можно выпить даже его. Достав три бокала, я подождал, пока друг разольет напиток, и
тут же осушил его до дна. Друзья задумчиво посмотрели на мою ауру.

– Надо же, а отец не так сильно светился, – прокомментировал Вийон и предположил: –


Или это только первые дни?

– Боюсь, что нет, – отрицательно качнув головой, признался я и рассказал обо всем, что
произошло со мной в той комнате. Заканчивая свой рассказ, я добавил: – Я даже понятия
не имею, кто или что это было, но оно определенно обладало немыслимой мощью.

– Но к чему она говорила о войне? – задумчиво спросил Раал. – Неужели мы попадем во


вторую мясорубку? В последний раз, когда три мира сходились в сече, были созданы три
могущественных артефакта, способных прекратить войну. Неужели сейчас спасение –
это ты?

– Слишком пафосно звучит, слишком, – сказал Вийон и пригубил лионс. – В прошлый раз
войну невозможно было предотвратить, зато прекратили её три артефакта. В этот раз,
боюсь, они её развяжут.

– Это беспочвенные предположения, – отмахнулся я и налил себе новый бокал. – Хватит


об этом. Тем более, я не контролирую эту мощь. Я чувствую, как она еще приживается
ко мне, но не полностью срослась с моими истинными возможностями. Давайте лучше
выпьем за нового Вельзевула.

Звон бокалов наполнил кабинет. Некоторое время мы молчали, каждый думая о своем.
Интересно, как там Лейорика? Справляется ли с новыми обязанностями наставницы?
Переживает ли за меня?

– Ладно, давайте обсудим вот что. Расскажи, Дэн, за кого проголосовал на совете ты? –
шутливо спросил Раал и переглянулся с Вийоном. Я наполнил бокалы еще раз и осушил
бутылку. – За меня или за кого-то другого? Признавайся! С уверенностью заявляю, что
свой голос я отдал за тебя.

– Как и каган Сумеречных долин, – добавил Вийон, и оба друга уставились на меня.

Я молчал, не зная, как признаться друзьям, что мой голос был зачтен за меня же. Как
меня могли выбрать, если абсолютное большинство было с учетом моего же голоса?
Трудно было в это поверить и при этом невероятно противно.

– Я голосовал за себя, – проговорил и отвернулся.

– И так можно?! – воскликнул Вийон, и Раал усмехнулся. Я повернулся к друзьям, но не


увидел презрения в их глазах.

– Разве вы меня не осуждаете? – спросил я.

– За что нам тебя осуждать? – пожав плечами, сказал Раал и пригубил напиток. – Может
быть, именно в этом и состоит твое преимущество? Каждый из нас боялся быть
правителем Подземного царства и не желал этой должности. Ты же её не боялся, ты
точно знал свою цель и предназначение. И то, что ты засомневался только тогда, когда
осознал свои желания, делают тебя еще более подходящим для должности Вельзевула.

– Я полностью согласен с Раалом, – подтвердил Вийон. – Так что второй тост будет не
просто за нового правителя, он будет за нашего друга, который не побоялся возглавить
народ, но засомневался в собственных желаниях. Только в сомнениях рождается истина.

– Спасибо, – с полуулыбкой ответил я и позволил звону бокалов оглушить комнату.

– Но мы тебя не поздравили с еще одним событием, – напомнил Раал и указал на мои


плечи, пусть сейчас татуировок под прохладной тканью туники видно не было. –
Поздравляю с женитьбой.

– Кто-то решил сэкономить на банкете? – вставил шпильку Вийон, и я уже широко


улыбнулся.

– Будет вам банкет, не переживайте.


Именно в компании этих двух демонов не страшно быть Вельзевулом.

Стоило мне об этом подумать, как в кабинет постучался обеспокоенный дворецкий.

– Великий, там прибыл гонец от султана Первого аэраби, наследник.

– Он отправил сына без предупреждения? – изумленно прокомментировал Вийон, и я


задумчиво потер подбородок.

– Зови его.

Наследник вошел стремительно. Он был зол, но больше растерян. Черты его лица
заострились, и он вот-вот мог перейти во вторую ипостась. Всевышние хуже
контролируют обличие в эмоциональном состоянии.

– Вельзевул, у меня для тебя новости. Один из твоих подданных выкрал Печать
могущества.

Его слова молнией поразили нас троих. Мы застыли и переглянулись. Этого просто не
может быть!
Глава 18

Лейорика Диалтон-Яниита

Я удивленно посмотрела на переговорный артефакт, который взывал ко мне уже минут


пять. Пришлось отложить в сторону завтрак и зайти в магическую сеть. Новости были не
из Земного мира, а из царства демонов. Это уже интересно.

Зайдя в «магомаг» я нашла одну новость, шокирующую меня, и еще одну, шокирующую
общественность.

Дэн Диалтон, каган Бескрайних морей, стал новым Вельзевулом. Как ни странно, эту
новость преподносили как само собой разумеющееся, будто именно этого и ожидала
общественность. Но почему об этом совсем не подумала я?

А вот то, что Дэн Диалтон перед избранием успел жениться, по-настоящему шокировало
публику. «Неужели Диалтон наплевал на все законы и связал себя узами брака с той, с
кем быть ему запрещено правилами всех трех миров? Или же его избранницей стала
таинственная незнакомка, укравшая сердце молодого Вельзевула?» – гласили статьи в
«магомаге», вызывая у меня смешанные чувства.

С одной стороны было до жути приятно, где были теории о нашей любви, но с другой –
чем это нам грозит? Что скажут всевышние на новость о том, что Вельзевул заключил
союз с хранителем Скрижали? Их реакции я боялась больше всего.

Из коридора послышался топот, и я, отложив в сторону арт, поднялась на ноги. Дверь


без стука открылась, и в кабинет ворвалась Айра. Девушка была взбудоражена, и я даже
испугалась, что могло произойти что-то непоправимое.

– Рика, неужели Дэн женился на другой? Вам ведь нельзя заключать брак! – закричала
сестра и подошла ближе, взяв меня за руки. – Скажи мне, милая сестра, я извелась от
беспокойства!

– Или от любопытства? – с усмешкой спросила я, и Айра хитро сощурилась.

– Судя по твоему настроению, вышла замуж все-таки ты. А ну показывай плечи!

Я рассмеялась и отступила на шаг, спрятавшись за письменный стол. Сестра бросилась


ко мне и в результате бега по кабинету я оказалась лежащей на диване лицом вниз, в то
время как Айра расшнуровывала мне платье, чтобы подобраться к плечам. Я всячески
вырывалась, но сестра была непоколебима в своем решении увидеть брачные
татуировки.

– Да! И они алые!

Именно на этом моменте в кабинет вошел Ирэй. Он так же без стука, видимо, это у них
семейное, открыл дверь и уставился на нас. Я закусил губу, не зная, как он отреагирует
на увиденную картину.

– Ирэй! – закричала Айра. – Кто тебя учил этикету? Стучаться надо!

– Кто бы говорил, – буркнула я, скинув с себя сестру и придя в сидячее положение, но


меня никто не услышал.

– То есть я все-таки помешал? – едко осведомился наследник, пока Айра вновь


зашнуровывала мне платье.

– Нет! – вместе воскликнули мы, и в комнату так же без стука ворвался Лийон.

В новой одежде он был похож на маленького лорда, даже волосы были причесаны по
вкусу бабушки, позже она обещала Лийону отрастить их, чтобы можно было собирать в
хвост. Лийон огляделся, с максимально печальным видом развел руками и произнес:

– И тут нет! Нигде нет!

Сказав это, он вздохнул и убежал. Всевышние глядели ему вслед с интересом.


– Нет, я понимаю, жениться тайно – не мудреное дело, но ребенка-то когда родить
успели?! – воскликнула Айра, продолжая смотреть на дверь с непонимающим взором.

– А это кто? – спросил Ирэй, кивнув в сторону прохода. – Судя по одежде, явно не
ребенок слуги. Он человек, а гости со стороны людских родственников тут бывают редко,
надо полагать.

Вздохнув, я поняла, что серьезного разговора не избежать, поэтому выложила весь план
Дэна, как он есть. По итогу супруги сидели в ступоре минут пять, недоумевая, как такое
вообще можно было придумать и тем более провернуть.

– Значит, ты выбрала зов сердца? – мечтательно спросила Айра и обняла меня. – Как я
рада!

Гости из Восьмого аэраби задержались у нас до обеда. Мы позавтракали вместе,


погуляли с Лийоном на улице, научили его же двум скороговоркам.

– Повторяй за мной, Лийон, – сказал Ирэй. – Хищный яррот руку сожрет.

– Ирэй! – воскликнула Айра и стукнула мужа по руке. – Не тем скороговоркам учить


надо! Лийон, повторяй за мной: яркий луч рукой ловлю.

Удивительно, но мальчику понравилась больше первая скороговорка, поэтому выучить


пришлось обе. Наследник Восьмого аэраби был очень доволен собой. А потом у Ирэя
зазвонил переговорный артефакт, и меня кольнуло беспокойство. Нахмурившись,
мужчина включил связь.

– Ирэй-ор, вас срочно вызывают в здание Советов. Произошло кое-что ужасное.

Наследник нахмурился и не стал уточнять детали происшествия. Наскоро


попрощавшись, они вместе с Айрой ушли в портальные комнаты, а мы с Лийоном
вернулись во дворец, где слуги уже должны были накрыть на стол. В дверях я
столкнулась с бабушкой, которая держалась за сердце и тяжело дышала. Испугавшись
за неё, я передала ребенка горничной, которая теперь по совместительству стала и
нянечкой, и отвела бабушку в зал, где усадила на диван.

– Что случилось? На тебе лица нет, – обеспокоенно произнесла я, и бабушка часто


задышала, продолжая хвататься за сердце, и оглядываясь.

В зале никого не было, ближайшие к нам стражи стояли в холле, но она все равно
повесила вокруг нас купол тишины. Впрочем, это было целесообразно, учитывая острый
слух обоих народов.

– Малышка, беда случилась. Ужасная, – прошептала она и её глаза наполнились


слезами. – Печать могущества украдена. Теперь войны не избежать – больше ничего не
сдерживает два народа. Только в этот раз преимущество на стороне демонов, поэтому
всевышние будут стерты с лица миров.

– Подожди-подожди, – остановила её я, – с чего ты взяла, что будет война? Печать уже


была у демонов и совет каганов отдал её Всевышним на дальнейшее хранение. Так
почему разгорится война?

– Ох, девочка моя. Печать была у самого компромиссного демона – Раала Орденаталя,
но, думаешь, все демоны поддерживали его решение отдать артефакт нам? Нет, далеко
не все. А в этот раз Печать могущества попала не к тому демону, ой не к тому. К нему
примкнут те, кто давно хотел возобновить кровную вражду между нашими народами, кто
по природе своей ненавидят всевышних. Начнется гражданская война в Подземном
царстве и война народов во всех трех мирах.

– Корсентер? – догадавшись, предположила я, и бабушка кивнула.

Я не стала уточнять, откуда она знает. Друзей в высших кругах у неё достаточно, чтобы
такая информация быстро просочилась к ней. Я села рядом с бабушкой и опустила
плечи. Вновь Улиэль? Вновь она помогла выкрасть могущественный артефакт для
Корсентера? Как бы объяснить ей, что он действует во зло?
Достав переговорный артефакт, я набрала Дэна, но так и не получила ответа. Теперь он
Вельзевул, поэтому его наверняка поставили в известность. Что же придумает мой
непобедимый герой? Он обязательно справится, но как успокоить встревоженное
сердце? Мне не хотелось еще одной трагедии.

Дэн Диалтон

– Кто это был? – жестко спросил я и поднялся на ноги. – Обещаем, мы найдем и вернем
Печать. Сейчас война нам не нужна, так же как и вам.

– Боюсь, что теперь даже вам не одолеть этого демона. Мы слишком поздно заметили
исчезновение артефакта, он действовал бесшумно, проходя все барьеры только ему
ведомым способом. Он наверняка успел провести ритуал и получить все могущество
Печати.

– Это могущество придется постоянно подпитывать артефактом, иначе оно пережжет все
магические артерии, – пояснил ему я. Это часть силы Печати можно вынести, но всю её
мощь только при постоянной её поддержке. – Скажи мне имя.

– Корсентер.

Оно меня не удивило, лишь заставило поверить в то, что злой рок существует, и я им
преследуем постоянно. На столе зазвонил переговорный артефакт, но сейчас было не до
звонков. Необходимо было подключить все службы для поиска Корсентера. Прошлый
Вельзевул, каган Сумеречных долин, запрещал искать Корсентера, боясь его мощи.
Плохая логика ждать неприятностей. Теперь же у меня есть военные резервы всех
девяти каганатов и новые силы, с которыми я еще не освоился.

Мне бы пару дней на их изучение и полное слияние с ними, но времени мне никто не
давал.

– Мы ждем вас на Совете, Великий, – сухо ответил наследник и, слегка поклонившись,


покинул кабинет. Я рухнул в кресло.

– Этого следовало ожидать, – прошипел Раал и сжал кулаки. – Мне не стоило отдавать
печать Всевышним. Мы были глупцами.

– Теперь бы найти Лунный ключ и отдать Всевышним, чтобы уравновесить шансы, – в


сердцах воскликнул Вийон, но никто из нас не прокомментировал эту фразу, но не
потому что были не согласны, просто каждый был погружен в свои мысли.

– Думаю, в поиске Корсентера не будет проблемы, – неожиданно высказался Раал. – Он


сам себя выдаст, начав собирать вокруг себя сторонников. Надо лишь подождать.

– Боюсь, что время – наш злейший враг, – ответил я и поднялся на ноги. – Вы тоже
можете отправиться со мной на собрание, поддержка мне не помешает. Но перед этим я
загляну в Янидоф, чтобы убедиться, что с Лейорикой все в порядке.

Друзья не осудили, а молча приняли мое решение.

Лейорика Диалтон-Яниита

– Обед подан, тисса, – объявила горничная.

– Спасибо, мы скоро подойдем, – ответила я и поднялась на ноги. – Бабушка, идем


покушаем. В любом случае все решится без нашего вмешательства.

– Нет, родная, ты не понимаешь. Без твоего вмешательства вовсе ничего не решится, –


уверенно заявила всевышняя. – Теперь только Скрижаль равновесия сможет спасти
миры от гибели. Нужно срочно отправляться в библиотеку и изучить летописи, где
говорится о роли артефакта в сохранении мира. Наверняка, твой отец все знал, но не
успел тебя подготовить.

– Хорошо, я пойду в библиотеку, только ты, пожалуйста, покушай вместе с Лийоном. Я не


хочу оставлять его в одиночестве, – но бабушка вновь отрицательно покачала головой. –
Что не так?
– Аппетита нет. Иди обедай, а потом займемся поисками.

Но теперь аппетита не было и у меня, поэтому я кое-как уговорила


бабушку составить Лийону компанию, а сама пошла в библиотеку. Здесь была одна
секция с древними рукописями тех времен, когда в создании книг еще не
использовалось магическое копирование – на тот момент такого заклинания не было
создано. Зато теперь оно активно используется в академии магии, как наказание для
самых неприлежных учеников – занятие муторное, но не магоемкое.

Заглянув в кабинет, я забрала ключ от секретной секции и поднялась наверх. Здесь, под
куполом из разноцветного мозаичного стекла, каждому посетителю казалось, что он
попал в волшебный мир чудес. Быть может, это и есть так, ведь книги всегда погружают
нас в новые приключения.

Подойдя к одному из стеллажей у дальней стены, я достала неприметную книгу и


нашарила рукой отверстие для ключа. Вставив его туда, я провернула до двух щелчков,
как над ухом раздался голос:

– И что ты делаешь?

Вскрикнув, я резко развернулась. Ключ упал на полку, я же схватилась за сердце и


пыталась отдышаться. Вельзевул собственной персоной стоял и улыбался, явно
получив удовольствие от произведенного эффекта.

– Дэн! Нельзя так подкрадываться к собственной жене! – укоризненно воскликнула я и


перевела дыхание. – Как ты? Читала новости, скажу честно, для меня это неожиданно.

– Не ожидала стать женой правителя Подземного царства? – с усмешкой спросил каган и


расставил руки по обе стороны от моей головы. – Лейорика, так насколько сильно ты
скучала?

Обвив руками шею мужа, я прильнула к нему и жарко поцеловала. Дэн тут же обнял
меня за талию и приподнял, усадив на стол. Я даже не знала, сколько по времени мы
целовались, но в какой-то момент руки кагана оказались под моей юбкой, а со стороны
входа послышался кашель. Я тут же отпрянула от мужа и оправила подол платья,
смущенно глядя на бабушку.

– Кхм, мне кажется, кое-что вы все-таки найдете, но явно не информацию об


использовании Скрижали равновесия, – со смешком отозвалась всевышняя, заставив
меня покраснеть.

– Доброго дня, – поздоровался Дэн, и женщина склонилась перед ним в поклоне.

– Доброго дня, властитель Подземного царства. Обязана поздравить вас с новым


статусом.

– Благодарю, – с усмешкой отозвался Дэн и вмиг стал серьезным. – Что за информацию


вы пытались найти?

– Как первую межрасовую войну удалось остановить с помощью Скрижали, – пояснила я,


и Дэн отрицательно качнул головой.

– Я не хочу, чтобы ты об этом задумывалась. Обещаю, что смогу решить эту проблему.
Мы же договорились, что хранителем будет Лийон, пожалуйста, доверься мне.

– Но почему ты не разрешаешь мне помочь тебе, если я могу сделать это? – недоуменно
спросила я и нахмурилась. – Как ты собираешься справиться с Корсентером? С Печатью
он непобедим.

– Он разожжет войну между народами, – добавила бабушка, – и тогда, согласно


летописям, спастись мы сможем только с помощью Скрижали равновесия.

Вельзевул проигнорировал слова Всевышней и внимательно посмотрел на меня.

– Ты мне веришь?
– Верю, – тихо ответила я, и Дэн облегченно кивнул.

– Тогда не задавай лишних вопросов. Я зашел удостовериться, что с тобой все в порядке.
Мне пора идти, маленькая.

Я понимающе кивнула. Каган поцеловал меня в лоб и скрылся в водовороте портала,


оставив после себя лишь терпкий вкус алкоголя на губах. Кажется, он праздновал свое
вступление в правление.

– Рика, – позвала меня бабушка, и я обернулась к ней, вопросительно взглянув. –


Неужели ты и вправду собираешься бросить поиск информации о Скрижали?

– Конечно, нет, – качнув головой, ответила я. – Я же сказала, что верю ему, но не дала
обещания не входить в эту комнату.

С этими словами я толкнула от себя стеллаж, и он со скрипом отъехал в сторону. Вся


комната здесь была в пыли, отец не бывал тут уже несколько лет. Поморщившись, я
прочла бытовое заклинание и собрала пыль в один комок и оставила его парить в десяти
сантиметрах над полом.

Проблема была лишь в том, что с поверхности пыль я убрала, а между листов она
осталась, поэтому, пока искала нужный фолиант, чихнула раз пятьдесят, а тот,
как назло, долго не находился. Наконец, в книге с говорящим названием «История
Сражения великого и беспощадного, о котором после будут слагать
легенды, рассказывать былины и бояться повторения сего» я нашла то, что искала.

Правда, меня не то, что шокировала информация, а потрясла. Неужели отец знал об
этом всегда и молчал? Получается, что каждый родитель намеренно подвергал
опасности своего наследника? Ведь в случае непредвиденной катастрофы и схождения в
битве двух великих народов, для призвания еще двух сильнейших артефактов хранителю
требуется… пожертвовать своей жизнью. Во избежание захвата хранителем власти и
объединения трех артефактов в целях обогащения, Скрижаль забирает жизнь в обмен на
свой дар.

Скрижаль вовсе не дарует бессмертие, как я думала изначально. Приносящий себя


в жертву становится её узником и его подвиг запечатлеется на дощечках, о чем после
смерти повествуют иероглифы. Разве не память о тебе и есть бессмертие? Но это только
в случае наследников Яниита. Другим же Скрижаль несет лишь благо – дарит
неуязвимость своему обладателю.

Внезапно дико захотелось есть, будто это будет последний обед в моей жизни.

– Что там? – нетерпеливо спросила бабушка, и я резко захлопнула книгу, вновь


поперхнувшись пылью и закашлявшись.

– Ничего. Здесь ни о чем не говорится, – ответила я. Несмотря на свою без лишней


скромности доброту, я не была альтруисткой и жертвовать собой во благо всего мира не
собиралась. Пусть мир как-нибудь сам себя спасает. – Идем кушать. Я жутко голодна.

– Рика, что там написано? – допытывала бабушка, пока я её силком выталкивала из


тайной комнаты.

– Я же сказала, ничего, что требует твоего внимания, – отмахнулась я, но, стоило мне
закрыть стеллаж на ключ, бабушка схватила меня за руку и вновь настойчиво повторила
свой вопрос.

– Лейорика Яниита, ты дочь великих хранителей, ты обязана ответить мне, что там
написано! Сейчас же!

– Да ничего! – закричала я и почувствовала, как из глаз брызнули слезы. – Там говорится


о том, что не зря я привела в дом мальчика, который станет следующим хранителем,
ведь свой род продолжить я все равно не успею!

Бабушка отшатнулась, с трудом веря в мои слова. Утерев слезы рукавом, я отвернулась и
тихо прошептала:
– Я хочу есть. Очень сильно.

Она не ответила, но тоже расплакалась.

Дэн Диалтон

В здание Совета Первого аэраби я прибыл спустя пару минут вместе с Вийоном
и Раалом. Мы прошли подземными коридорами, охраняемыми стражами, к
опустошенному хранилищу, вокруг которого стояла нетронутая антимагическая стена.

Перед глазами спроецировалась картина прошедшего ограбления. Улиэль прошла через


антимагическую стену без труда и даже не затронула основные связи, а Корсентер
прекрасно справился с охраной. Гениально простой план, который никто не
преду