Вы находитесь на странице: 1из 208

Федеральный государственный образовательный стандарт

Образовательная система «Школа 2100»

Р.Н. Бунеев, Е.В. Бунеева

ЛИТЕРАТУРНОЕ
ЧТЕНИЕ
2 класс Часть 1

Москва

2015
УДК 373.167.1:821.161.1+821.161.1(075.3)
ББК 84(2Рос–Рус)я71
Б91

Федеральный государственный образовательный стандарт


Образовательная система «Школа 2100»

Совет координаторов предметных линий «Школы 2100» –


лауреат премии Правительства РФ в области образования
за теоретическую разработку основ образовательной системы
нового поколения и её практическую реализацию в учебниках

На учебник получены положительные заключения по результатам


научной экспертизы (заключение РАН от 01.11.2010 № 10106-5215/270),
педагогической экспертизы (заключение РАН от 17.01.2014 № 000346)
и общественной экспертизы (заключение НП «Лига образования» от 30.01.2014 № 127)

Бунеев, Р.Н.
Б91 Литературное чтение. 2 кл. : учеб. для организаций, осущест-
вляющих образовательную деятельность. В 2 ч. Ч. 1 / Р.Н. Бунеев,
Е.В. Бунеева. – Изд. 4-е, перераб. – М. : Баласс, 2015. –
208 с. : ил. (Образовательная система «Школа 2100»).

ISBN 978-5-85939-592-7

Учебник «Литературное чтение» для 2 класса («Маленькая дверь в


большой мир») соответствует Федеральному государственному образо-
вательному стандарту начального общего образования. Является состав-
ной частью комплекта учебников развивающей Образовательной системы
«Школа 2100».
В комплекте с «Тетрадью по литературному чтению» для 2 клас-
са направлен на совершенствование умений чтения и понимания текста,
на дальнейшее развитие интереса к чтению и читательской самостоятель-
ности детей.
Может использоваться как учебное пособие.

УДК 373.167.1:821.161.1+821.161.1(075.3)
ББК 84(2Рос–Рус)я71

Данный учебник в целом и никакая его часть не могут быть


скопированы без разрешения владельца авторских прав

ISBN 978-5-85939-592-7 © Бунеев Р.Н., Бунеева Е.В., 1992, 1997, 2003, 2011
© ООО «Баласс», 1992, 1997, 2003, 2011
Дорогой второклассник!

Ты любишь фантазировать? Наверное,


тебе хотелось бы попасть в сказку, встре-
титься со сказочными героями, помочь им
в трудную минуту? Когда мы были малень-
кими, мы очень этого хотели, потому что
любили сказки и приключения. Теперь мы
выросли и хотим подарить их тебе – кни-
ги, которые читали в детстве.
На уроках литературного чтения, как и в
прошлом году, ты будешь учиться читать,
понимать и «проживать» текст.
Понимать текст – это значит видеть, о
чём автор сказал прямо и какие мыс-
ли спрятал «между строк». А ещё уметь
объяснить общий смысл текста, его глав-
ную мысль, своё отношение к героям. И
обязательно задуматься о самом себе.
«Проживать» текст – это значит чувство-
вать, сопереживать, радоваться, огорчаться,
удивляться. И обязательно включать вооб-
ражение: представлять то, о чём автор
рассказывает, что описывает.
Человек, который умеет понимать и «про-
живать» текст, – настоящий читатель.

3
Как мы будем учиться?
С чего начинается понимание текста? С чте-
ния названия, имени автора, с рассматривания
иллюстраций. А ещё можно вести диалог с
автором текста. Чтобы этому научиться, об-
ращай внимание на специальные обозначения:
– читай и веди «диалог с автором»;

В – задай вопрос автору;


О – попробуй ответить сам (выскажи
предположения);
П – проверь себя по тексту.
Жизнь так устроена, что человек посто-
янно сталкивается с различными проблема-
ми. Цель Образовательной системы «Школа
2100» – помочь каждому научиться их ре-
шать, оставаясь при этом достойным чело-
веком. Для этого надо уметь:
организовывать свои действия: ставить
цель, планировать работу, действовать по
плану, оценивать результат;
работать с информацией: находить,
осмысливать и использовать её;
общаться и взаимодействовать с разны-
ми людьми: владеть устной и письменной
речью, понимать друг друга, договаривать-
ся, сотрудничать;
учиться оценивать свои и чужие по-
ступки.
Для этого на уроках ты будешь выпол-
нять специальные задания. Номера этих
заданий обозначены определённым цветом:
, , , .
4
,
Борис Заходе р
,
Моя Вообразилия
В моей Вообразилии,
В моей Вообразилии
Болтают с вами запросто
Настурции и Лилии;

м е ю т Л ь в ы к осматые
У а палочке,
т ь в е р х о м н
Скака
А мраморные статуи
Сыграют с вами в сало
чки.

я!
Ура, Вообразили
я!
Моя Вообразили
хочется,
У всех, кому за
рылья;
Там вырастают к

И каждый о
бя
Становится к зательно
уд
Будь он тво есником,
им ровесник
Или моим р ом
овесником!..
В моей Вообразилии
,
В моей Вообразилии

Там царствует фанта
зия
Во всём своём всес
илии;

Там все мечты сбываются,


А наши огорчения
Сейчас же превращаются
В смешные приключения!

В мою Вообразилию
Попасть совсем несложно:
Она ведь исключительно
Удобно расположена!

начисто
И только тот, кто
, –
Лишён воображения
войти
Увы, не знает, как
!..
В её расположение
Раздел 1
«Там, на неведомых
дорожках...»
,
Борис Заходер
СКАЗОЧКА
В чистом поле, в белом поле
Было всё белым-бело,
Потому что это поле
Белым снегом замело.
И стоял в том белом поле
Белоснежно-белый дом,
С белой крышей, с белой дверью,
С беломра’морным крыльцом.
Потолок был белый-белый,
Белизною пол блистал,
Было много белых лестниц,
Белых комнат, белых зал.
И в белейшем в мире зале
Спал без горя и забот,
Спал на белом одеяле
Совершенно чёрный кот.
Был он чёрен, словно ворон,
От усов и до хвоста.
Сверху чёрен, снизу чёрен…
Весь – сплошная чернота!

7
Жил-был мальчик. Звали его Саша. У
него были мама, папа и дедушка с ба-
бушкой. Саша, как все мальчишки, лю-
бил бегать, прыгать, играть в футбол и
гулять во дворе. Вот только двор был
совсем маленький, а выходить на улицу
Саше не разрешали.
Однажды во время осенних каникул
мама и папа отвезли Сашу в гости к
дедушке и бабушке. Они жили в центре
Москвы в большой старой квартире с
высокими потолками и скрипучим полом.
В квартире пахло старинными вещами,
мерно тикали часы в гостиной. В ком-
натах вдоль стен стояли шкафы с кни-
гами. Книг было очень много. Дедушка
называл их библиотекой.
Когда Сашу уложили спать, он долго
не мог заснуть: прислушивался к шоро-
хам в квартире. Ему казалось, что кто-то
ходит по комнате, шелестит страницами
книг. Вдруг комната неожиданно напол-
нилась звуками.
Саша так удивился, что даже не успел
испугаться. Вдруг всё стихло, как будто
кто-то плотно закрыл дверь. Саша вклю-
чил свет и увидел... смешного человечка,
который сидел на книжной полке и бол-
тал ногами.
– Ты кто? – спросил Саша. – Знаю!
Ты, наверное, Карлсон, который живёт
на крыше?
Человечек обиженно надул губы и по-
8
вернулся к мальчику спиной. Пропеллера
на спине не было.
– Так кто же ты?
– Афанасий Фёдорович, – важно пред-
ставился человечек. – Днём я сплю на
полке за книгами, а ночью путешествую.
– Куда же ты уходишь?
– В сказки. Я путешествую по детским
книгам, которые стоят на этих полках.
А ты хочешь увидеть настоящую Ба-
бу-ягу? – вдруг предложил Афанасий.
– Конечно, хочу! – обрадовался Саша.
– А не испугаешься?
– Нет. Дедушка говорит, что в сказках
всегда всё хорошо кончается, потому что
добро побеждает зло.
– Тогда пошли со мной. Только ничего
не трогай и ни во что не вмешивайся.
Закрой глаза!
Саша послушно закрыл глаза и вдруг
услышал уже знакомые звуки. Это ска-
зочный человечек Афанасий открыл кни-
гу и перевернул первую страницу...

9
ИВАН-КРЕСТЬЯНСКИЙ СЫН
И ЧУДО-ЮДО
(русская народная сказка)
1
В некотором царстве, в некотором госу-
дарстве жили-были старик и старуха, и было
у них три сына. Младшего звали Иванушка.
Жили они – не ленились, с утра до ночи
трудились: пашню пахали да хлеб засевали.
Разнеслась вдруг в том царстве-государстве
дурная весть: собирается чудо-юдо пога-
ное на их землю напасть. Затужили старик
со старухой, загоревали. А старшие сыновья
утешают их:
– Не горюйте, батюшка и матушка, пой-
дём мы на чудо-юдо, будем с ним биться
насмерть. А чтобы вам одним не тосковать,
пусть с вами Иванушка остаётся: он ещё
очень молод, чтоб на бой идти.
10
– Нет, – говорит Иван, – не к лицу мне
дома оставаться да вас дожидаться, пойду и
я с чудом-юдом биться!
Не стали старик со старухой Иванушку удер-
живать да отговаривать. Снарядили родители
всех троих сыновей в путь-дорогу. Взяли бра-
тья мечи булатные, взяли котомки с хлебом-
солью, сели на добрых коней и поехали.
2
Ехали они, ехали и приехали к самой реке
Смородине, к калинову мосту.
Нашли братья пустую избушку и решили
остановиться в ней.
– Ну, братцы, – говорит Иван, – заеха-
ли мы в чужедальнюю сторону, надо нам
ко всему прислушиваться да приглядывать-
ся. Давайте по очереди на дозор ходить,
чтоб чудо-юдо через калинов мост не про-
пустить.
В первую ночь отправился на дозор стар-
ший брат. Прошёл он по берегу, посмотрел
на реку Смородину – всё тихо, никого не
видать, ничего не слыхать. Лёг он под раки-
тов куст и заснул крепко, захрапел громко.
А Иван лежит в избушке, никак заснуть не
может. Не спится ему, не дремлется. Как
пошло время за полночь, взял он свой меч
булатный и отправился к реке Смородине.
Смотрит – под кустом старший брат спит, во
всю мочь храпит. Не стал Иван его будить,
спрятался под калинов мост, стоит, переезд
сторожит.
11
Вдруг на реке воды взволновались, на дубах
орлы закричали – выезжает чудо-юдо о ше-
сти головах. Выехал он на середину калино-
ва моста – конь под ним споткнулся, чёрный
ворон на плече встрепенулся, позади чёрный
пёс ощетинился.
Говорит чудо-юдо шестиголовое:
– Что ты, мой конь, споткнулся? Отчего,
чёрный ворон, встрепенулся? Почему, чёр-
ный пёс, ощетинился? Или чуете, что Иван-
крестьянский сын здесь? Так он ещё не
родился, а если и родился – так на бой не
сгодился. Я его на одну руку посажу, дру-
гой прихлопну – только мокренько будет!
Вышел тут Иван-крестьянский сын, из-под
моста и говорит:
– Не хвались, чудо-юдо поганое! Не под-
стрелив ясного сокола, рано перья щипать.
Не узнав доброго молодца, нечего хулить
его. Давай-ка лучше силы пробовать; кто
одолеет, тот и похвалится.
Вот сошлись они, поравнялись да так
жестоко ударились, что кругом земля про-
стонала.
Чуду-юду не посчастливилось: Иван-
крестьянский сын с одного размаху сшиб
ему три головы.
– Стой, Иван-крестьянский сын! – кричит
чудо-юдо. – Дай мне роздыху!
– Что за роздых! У тебя, чудо-юдо, три
головы, а у меня одна! Вот как будет у
тебя одна голова, тогда и отдыхать станем.
Снова они сошлись, снова ударились.
12
Иван-крестьянский сын отрубил чуду-юду и
последние три головы. После того рассёк ту-
ловище на мелкие части и побросал в реку
Смородину, а шесть голов под калинов мост
сложил, а сам в избушку вернулся.
Поутру приходит старший брат. Спрашива-
ет его Иван:
– Ну, что, не видел ли чего?
– Нет, братцы, мимо меня и муха не про-
летала.
Иван ни словечка на это не сказал.
3
На другую ночь отправился в дозор сред-
ний брат. Походил он, походил, посмотрел
по сторонам, успокоился. Забрался в кусты
и заснул.
Иван и на него не понадеялся. Как по-
шло время за полночь, он тотчас снарядил-
ся, взял свой острый меч и пошёл к реке
13
Смородине. Спрятался под калинов мост и
стал караулить.
Вдруг на реке воды взволновались, на ду-
бах орлы раскричались – выезжает чудо-
юдо девятиголовое. Только на калинов мост
въехал – конь под ним споткнулся, чёрный
ворон на плече встрепенулся, позади чёр-
ный пёс ощетинился...
– Что ты, мой конь, споткнулся? Отчего,
чёрный ворон, встрепенулся? Почему, чёр-
ный пёс, ощетинился? Или чуете, что Иван-
крестьянский сын здесь? Так он ещё не
родился, а если и родился – так на бой не
сгодился: я его одним пальцем убью!
Выскочил Иван-крестьянский сын из-под ка-
линова моста:
– Погоди, чудо-юдо, не хвались, прежде за
дело примись! Ещё неведомо, чья возьмёт.
Как махнёт Иван своим булатным мечом
раз, два, так и снёс у чуда-юда шесть го-
лов. А чудо-юдо ударил – по колена Ива-
на в сыру землю вогнал. Иван-крестьянский
сын захватил горсть земли и бросил своему
супротивнику прямо в глазищи. Пока чудо-
юдо глазищи протирал да прочищал, Иван
срубил ему и остальные головы. Девять го-
лов под калинов мост сложил, а сам в из-
бушку вернулся, лёг и заснул.
Утром приходит средний брат.
– Ну, что, – спрашивает Иван, – не ви-
дал ли ты за ночь чего?
– Нет, возле меня ни одна муха не про-
летала, ни один комар рядом не пищал.
14
– Ну, коли так, пойдёмте со мной, братцы
дорогие, я вам и комара и муху покажу!
Привёл Иван братьев под калинов мост,
показал им чудо-юдовы головы.
– Вот, – говорит, – какие здесь по но-
чам мухи да комары летают! Вам не вое-
вать, а дома на печке лежать.
Застыдились братья.
– Сон, – говорят, – повалил...
4
На третью ночь собрался идти в дозор
сам Иван.
– Я, – говорит, – на страшный бой иду,
а вы, братцы, всю ночь не спите,, прислу-
шивайтесь: как услышите мой по свист –
выпустите моего коня и сами ко мне на
помощь спешите.
Пришёл Иван-крестьянский сын к реке
Смородине, стоит под калиновым мостом,
дожидается.
Только пошло время за полночь, сыра земля
закачалась, воды в реке взволновались, буй-
15
ные ветры завыли, на дубах орлы закрича-
ли... Выезжает чудо-юдо двенадцатиголовое.
Все двенадцать голов свистят, все двенад-
цать огнём-пламенем пышут. Конь чуда-юда
о двенадцати крылах, шерсть у коня мед-
ная, хвост и грива железные. Только въехал
чудо-юдо на калинов мост – конь под ним
споткнулся, чёрный ворон на плече встрепе-
нулся, чёрный пёс позади ощетинился.
– Что ты, мой конь, споткнулся? Отчего,
чёрный ворон, встрепенулся? Почему, чёр-
ный пёс, ощетинился? Или чуете, что Иван-
крестьянский сын здесь? Так он ещё не
родился, а если и родился – так на бой
не сгодился: я только дуну – его и праху
не останется!
Вышел тут из-под калинова моста Иван-
крестьянский сын:
– Погоди хвалиться: как бы не осра-
миться!
– Это ты, Иван-крестьянский сын! Зачем
пришёл?
– На тебя, вражья сила, посмотреть,
твоей крепости испробовать.
– Куда тебе мою крепость пробовать!
Ты муха передо мной.
Отвечает Иван-крестьянский сын чуду-
юду:
– Я пришёл ни тебе сказки рассказы-
вать, ни твои слушать. Пришёл я насмерть
воевать, от тебя, проклятого, добрых лю-
дей избавить!
Размахнулся Иван своим острым мечом
16
и срубил чуду-юду три головы.
, Чудо-юдо
подхватил эти головы, черкнул по ним сво-
им огненным пальцем – и тотчас все голо-
вы приросли, будто и с плеч не падали.
Плохо пришлось Ивану-крестьянскому сыну:
чудо-юдо свистом его оглушает, огнём
жжёт-палит, искрами осыпает, по колено в
сыру землю вгоняет. А сам посмеивается:
– Не хочешь ли отдохнуть, поправиться,
Иван-крестьянский сын?
– Что за отдых! По-нашему – бей, руби,
себя не береги! – говорит Иван.
Свистнул он, гаркнул, бросил свою пра-
вую рукавицу в избушку, где братья
остались. Рукавица все стёкла в окнах по-
выбила, а братья спят, ничего не слышат.
Собрался Иван с силами, размахнул-
ся ещё раз, сильнее прежнего, и срубил
чуду-юду шесть голов. ,
Чудо-юдо подхватил свои головы, черкнул
огненным пальцем – и опять все головы
на местах. Кинулся он тут на Ивана, за-
бил его по пояс в сыру землю.
Видит Иван – дело плохо. Снял левую
рукавицу, запустил в избушку. Рукавица
крышу пробила, а братья всё спят, ниче-
го не слышат.
В третий раз размахнулся Иван-кресть-
янский сын, ещё сильнее, и срубил чуду-
юду девять
, голов. Чудо-юдо подхватил их,
черкнул огненным пальцем – головы опять
приросли. Бросился он тут на Ивана и во-
гнал его в землю по самые плечи.
17
Снял Иван свою шапку и бросил в из-
бушку. От того удара избушка зашаталась,
чуть по брёвнам не раскатилась.
Тут только братья проснулись, слышат –
Иванов конь громко ржёт, с цепей рвётся.
Бросились они на конюшню, спустили коня,
а следом за ним и сами Ивану на помощь
побежали.
Иванов конь прибежал, начал бить чудо-юдо
копытами. Засвистел чудо-юдо, зашипел, стал
искрами коня осыпать... А Иван – крестьян-
ский сын тем временем вылез из земли,
приловчился и отсёк чуду-юду огненный па-
лец. После того давай рубить ему головы,
сшиб все до единой.
Прибегают тут братья.
– Эх вы, сони! – говорит Иван. – Из-за
вашего сна я чуть-чуть головой не попла-
тился.
Привели его братья к избушке, умыли,
накормили, напоили и спать уложили.
Вскоре Иван-крестьянский сын с братьями
вернулся домой, к отцу, к матери, и стали
они жить да поживать, поле пахать да хлеб
собирать.
И сейчас живут.
...Саша открыл глаза. Он снова был в
дедушкиной комнате. Рядом с ним сидел
Афанасий и хитро улыбался.
– Ну как, не испугался? – спросил он.
– Ух, здорово! – только и смог выго-
ворить мальчик.
– А я со всеми сказочными героями
18
знаком, – похвалился Афанасий. А од-
нажды меня Конёк-Горбунок катал!
– А что это зa Конёк-Гopбyнок? – спро-
сил Саша.
– Ты не знаешь?! – Афанасий даже
заёрзал от нетерпения. – Да он живёт
в сказке писателя Петра Павловича Ер-
шова!
– А кто написал сказку, в которой мы
были?
– Этого никто не знает. «Иван-
крестьянский сын и чудо-юдо» – народ-
ная сказка. Люди пересказывали её друг
другу, и только через много-много лет
она попала в книжку.
– А про Конька-Горбунка писатель Ер-
шов сам сочинил?
– Не совсем. Он взял народную сказ-
ку и пересказал её в стихах. Хочешь, я
тебе прочитаю начало сказки – зачин?
А если тебе понравится, мы отправимся
в эту сказку.
И Афанасий начал читать:

За горами, за лесами,
За широкими морями,
Не на небе – на земле
Жил старик
, в одном селе.
У старинушки три сына:
Старший умный был детина,
Средний сын и так и сяк,
Младший вовсе был дурак...

19
,
Пётр Ершов

КОНЁК-ГОРБУНОК
Из первой части

Братья сеяли пшеницу


Да возили в град-столицу:
Знать, столица та была
Недале’че от села.
Там пшеницу продавали,
Деньги счётом принимали
И с набитою сумо’й
Возвращалися домой.

В до’лгом времени аль вскоре


Приключилося им горе:
20
Кто-то в поле стал ходить
И пшеницу шевелить.
Мужички такой печали
Отродя’ся не видали;
Стали думать да гадать,
Как бы во’ра согляда’ть*;
Наконец себе смекну’ли,
Чтоб стоять на карауле,
Хлеб ночами поберечь,
Злого вора подстеречь.
Вот, как стало лишь смеркаться,
Начал старший брат сбираться:
Вынул вилы и топор
И отправился в дозо’р.
Ночь ненастная настала,
На него боязнь напала,
И со страхов наш мужик
Закопался под сенни’к.
Ночь проходит, день приходит;
С сенника’ дозорный сходит
И, облив себя водой,
Стал стучаться под избой:
«Эй вы, сонные тете’ри!
Отпирайте брату двери,
Под дождём я весь промок
С головы до самых ног».
Стало сы’ знова смеркаться;
Средний брат пошёл сбираться,
Взял и вилы и топор
И отправился в дозор.
,
*Соглядать – подсмотреть.
21
Ночь холодная настала,
Дрожь на малого напала,
Зубы начали плясать;
Он ударился бежать –
И всю ночь ходил дозором
У соседки под забором.
Жу’тко было молодцу!
Но вот утро. Он к крыльцу:
«Эй вы, сони! Что вы спите!
Брату двери отвори’те;
Ночью страшный был мороз, –
До животиков промёрз».
Стало в третий раз смеркаться,
Надо младшему сбираться...
Тут Иван с печи слезает,
Малаха’й* свой надевает,
Хлеб за пазуху кладёт,
Караул держать идёт.
Ночь настала; месяц всходит;
Поле всё Иван обходит,
Озира’ючись кругом,
И садится под кустом:
Звёзды на’ небе считает
Да краюшку уплетает.
Вдруг о полночь конь заржал…
Караульщик наш привстал,
Посмотрел под рукавицу
И увидел кобылицу.
Кобылица та была
Вся, как зимний снег, бела’,
,
*Малахай – здесь: длинная, широкая одеж-
да без пояса.
22
Грива в землю, золотая,
В ме’лки ко’льца завитая.
«Эхе-хе! Так вот какой
Наш воришко!.. Но, постой,
Я шутить ведь не умею,
Разом сяду те на шею.
Вишь, какая саранча!»
И, минуту улуча’,
К кобылице подбегает,
За волнистый хвост хватает
И садится на хребёт –
Только задом наперёд.
Кобылица молодая,
О’чью* бешено сверкая,
Змеем голову свила
И пустилась как стрела.
Хочет силой аль обманом,
Лишь бы справиться с Иваном.
Но Иван и сам не прост –
,
*Очью – очами, глазами.
23
Крепко держится за хвост.
Наконец она устала.
«Ну, Иван, – ему сказала, –
Коль умел ты усидеть,
Так тебе мной и владеть.
Дай мне место для покою
Да ухаживай за мною
Сколько смыслишь. Да смотри:
По’ три у’тренни зари
Выпущай меня на волю
Погулять по чи’сту полю.
По исходе же трёх дней
Двух рожу’ тебе коней –
Да таких, каких поны’ не
Не бывало и в помине;
Да ещё рожу конька
Ростом только в три вершка,
На спине с двумя горба’ми
Да с аршинными ушами.
Двух коней, коль хошь, продай,
Но конька не отдавай:
На земле и под землёй
Он товарищ будет твой».
«Ладно», – думает Иван
И в пастуший балага’н*
Кобылицу загоняет,
Дверь рого’жей закрывает
И, лишь только рассвело,
Отправляется в село,
Напевая громко песню:
«Ходил мо’лодец на Пресню».
,
*Балаган – здесь: шалаш, сарай.
24
Из второй части

Скоро сказка сказывается,


А не скоро дело делается.
Зачинается рассказ
От Ивановых прока’з,
И от си’вка, и от бу’рка,
И от ве’щего коу’рка.
Ко’зы на’ море ушли’;
Го’ры лесом поросли’;
Конь с златой узды’ срывался,
Прямо к солнцу поднимался;
Лес стоячий под ногой,
Сбоку о’блак громовой;
Ходит о’блак и сверкает,
Гром по небу рассыпает.
Это при’сказка: пожди’,
25
Сказка будет впереди.
Сказка чередом пойдёт.
Ну, так видите ль, миря’не,
Правосла’вны христиа’не,
Наш уда’лый молоде’ц
Затесался во дворец;
Вот Иван к царю явился,
Поклонился, подбодрился,
Крякнул дважды и спросил:
«А пошто’ меня будил?»
Царь, прищурясь глазом левым,
Закричал к нему со гневом,
Приподнявшися: «Молчать!
Ты мне должен отвечать.
Я узнал, что ты Жар-птицу
В нашу царскую светлицу,
Если б вздумал приказать,
Похваляешься достать.
Ну, смотри ж, не отпирайся
И достать её старайся».
Пал Иван к Коньку на шею,
Обнимал и целовал,
«Ох, беда, Конёк! – сказал. –
Царь велит достать Жар-птицу
В государскую светли’цу.
Что мне делать, Горбунок?»
Говорит ему Конёк:
«Велика беда, не спорю;
Но могу помочь я горю.
Оттого беда твоя,
Что не слушался меня:
Помнишь, ехав в град-столицу,
26
Ты нашёл перо Жар-птицы;
Я сказал тебе тогда:
Не бери, Иван, – беда!
Много, много непокою
Принесёт оно с собою.
Но, сказать тебе по дружбе,
Это – слу’жбишка, не служба;
Служба вся, брат, впереди.
Ты к царю теперь поди’
И скажи ему открыто:
«Надо, царь, мне два корыта
Белоя’рова пшена
Да заморского вина».
Да вели поторопиться:
Завтра, только зазори’тся,
Мы отправимся в поход».
На другой день, утром рано,
Разбудил Конёк Ивана:
27
«Гей! Хозяин! Полно спать!
Время дело исправлять!»
Вот Иванушка поднялся,
В путь-дорожку собирался,
Взял корыто и пшено,
И заморское вино;
Потеплее приоделся,
На Коньке своём уселся,
Вынул хлеба ломото’к
И поехал на восток –
Доставать тоё Жар-птицу.

Приезжают в лес густой.


Тут сказал Конёк Ивану:
«Ты увидишь здесь поляну;
На поляне той гора
Вся из чи’стого сребра’;
Вот сюда-то до зарни’цы
Прилетают жа’ры-пти’цы
Из ручья воды’ испить;
Тут и будем их ловить».

Вот Конёк по косого’ру


Поднялся’ на эту гору,
Вёрсту, дру’гу пробежал,
Устоялся и сказал:
«Скоро ночь, Иван, начнётся,
И тебе стеречь придётся.
Ну, в корыто лей вино
И с вином мешай пшено.
А чтоб быть тебе закры’ ту,
Ты под то подлезь корыто,
Втихомолку примечай,
28
Да, смотри же, не зевай.
А поймаешь птицу-жар,
И кричи на весь база’р;
Я тотчас к тебе явлю’ ся». –
«Ну, а если обожгуся?» –
Говорит Коньку Иван,
Расстилая свой кафта’н.
«Рукавички взять придётся:
Чай, плутовка больно жгётся».
Тут Конёк из глаз исчез,
А Иван, кряхтя, подлез
Под дубовое корыто
И лежит там как убитый.
Вот полночною порой
Свет разлился над горой, –
Будто по’лдни наступают:
Жа’ры-птицы налетают;
29
Стали бегать и кричать
И пшено с вином клевать.
Наш Иван, от них закрытый,
Смотрит птиц из-под корыта.
Ко пшену с вином подполз, –
Хвать одну из птиц за хвост.
«Ой, Конёчек-Горбуночек!
Прибегай скорей, дружочек!
Я ведь птицу-то поймал!» –
Так Иван-дурак кричал.
Горбунок тотчас явился.
«Ай, хозяин, отличился! –
Говорит ему Конёк. –
Ну, скорей её в мешок!»

Вот приехали в столицу.


«Что, достал ли ты Жар-птицу?» –
«Разумеется, достал», –
Наш Иван царю сказал.
Говорит Ивану царь:
«Вот люблю дружка Ванюшу!
Взвеселил мою ты душу,
И на радости такой –
Будь же царский стремянно’й*!»
Когда Афанасий и Саша вернулись из
сказки «Конёк-Горбунок», Афанасий ре-
шил проверить, внимательно ли Саша
слушал, всё ли он понял, и задал ему
несколько вопросов. Ребята, помогите
Саше ответить:
,
*Стремянно й – слуга, ухаживающий за
верховой лошадью господина.
30
1. Какие волшебные сказочные герои жи-
вут в этой сказке? А в сказке про Ивана?
2. Какие сказочные слова, заклинания есть
в этих сказках?
3. Вспомните, какие события повторяются
в сказках по три раза (есть такая особен-
ность во многих сказках – троекратный
повтор).
4. Кто из героев сказки «Конёк-
Горбунок» вам особенно понравился? По-
чему?
5. Приготовьтесь выразительно читать
зачин сказки «Конёк-Горбунок». Представь-
те, что вам нужно прочитать его малышам
так, как читает настоящий сказочник.
6. Выучите наизусть небольшой отры-
вок из сказки, который вам нравится.
...Наступило утро. Саша проснулся и
тихонько позвал: «Афанасий!» Никто не
откликнулся. Мальчик вздохнул и по-
думал с грустью: «Приснилось! А жаль.
Какие интересные были сказки!» Вдруг
он увидел рядом с кроватью книжку в
яркой обложке. Ту самую, которую но-
чью открывал Афанасий. Саша прочитал
её название «Сказки русских писателей»
и радостно улыбнулся: значит, это был
не сон!
Саша быстро позавтракал, вернулся
в свою комнату и начал читать сказки
одну за другой...
31
,
Александр Пушкин

СКАЗКА О РЫБАКЕ И РЫБКЕ

Жил старик со своею старухой


У самого синего моря;
Они жили в ве’тхой землянке
Ровно тридцать лет и три года.
Старик ловил не’водом рыбу,
Старуха пряла свою пряжу.
Раз он в море закинул невод, –
Пришёл невод с одною тиной.
Он в другой раз закинул невод, –
Пришёл невод с травой морскою.
В третий раз закинул он невод, –
Пришёл невод с одною рыбкой,
С не простою рыбкой – золотою.
Как взмо’лится золотая рыбка!
Голосом молвит человечьим:
32
«Отпусти ты, старче, меня в море!
Дорого’й за себя дам о’ткуп:
Откуплюсь чем только пожелаешь».
Удивился старик, испугался:
Он рыбачил тридцать лет и три года
И не слы’ хивал, чтоб рыба говорила.
Отпустил он рыбку золотую
И сказал ей ласковое слово:
«Бог с тобою, золотая рыбка!
Твоего мне о’ ткупа не надо;
Ступай себе в синее море,
Гуляй там себе на просторе».
Воротился старик ко старухе,
Рассказал ей великое чудо.
Старика старуха забранила:
«Дурачина ты, простофи’ля!
Не умел ты взять выкупа с рыбки!
Хоть бы взял ты с неё корыто,
Наше-то совсем раскололось».
Вот пошёл он к синему морю;
Видит – море слегка разыгралось.
Стал он кли’кать золотую рыбку,
Приплыла к нему рыбка, спросила:
«Чего тебе на’добно, ста’рче?»
Ей с поклоном старик отвечает:
«Смилуйся, государыня рыбка,
Разбранила меня моя старуха,
Не даёт старику мне покою:
На’добно ей новое корыто;
Наше-то совсем раскололось».
Отвечает золотая рыбка:
«Не печалься, ступай себе с Богом,
33
Будет вам новое корыто».
Воротился старик ко старухе,
У старухи новое корыто.
Ещё пуще старуха бранится:
«Дурачина ты, простофиля!
Выпросил, дурачина, коры’ то!
В корыте много ль корысти?
Вороти’сь, дурачина, ты к рыбке;
Поклонись ей, выпроси уж и’збу».
Вот пошёл он к синему морю
(Помутилося синее море).
Стал он кли’кать золотую рыбку,
Приплыла к нему рыбка, спросила:
«Чего тебе надобно, старче?»
Ей старик с поклоном отвечает:
«Смилуйся, государыня рыбка,
Ещё пуще старуха бранится,
Не даёт старику мне покою:
Избу просит сварливая баба».
Отвечает золотая рыбка:
«Не печалься, ступай себе с Богом,
Так и быть: изба вам уж будет».
Пошёл он ко своей землянке,
А землянки нет уж и сле’да;
Перед ним изба со светёлкой*,
С кирпичною, белёною трубою,
С дубовыми, тесовыми воро’ты**.
*Светёлка – комната, отделённая от кух-
ни. ,
** Вороты (старинное выражение) – во-
ротами.
34
Старуха сидит под окошком,
На чём свет стоит мужа ругает:
«Дурачина ты, прямой простофиля!
Выпросил, простофиля, и’збу!
Воротись, поклонися рыбке:
Не хочу быть чёрной крестьянкой,
Хочу быть столбово’ю дворя’нкой*».

Пошёл старик к синему морю


(Неспокойно синее море).
Стал он кли’кать золотую рыбку.
Приплыла к нему рыбка, спросила:
«Чего тебе надобно, старче?»
Ей с поклоном старик отвечает:
«Смилуйся, государыня рыбка!
Пуще прежнего старуха вздурилась,
, ,
*Столбовая дворянка – дворянка старин-
ного и знатного рода.
35
Не даёт старику мне покою:
Уж не хочет быть она крестьянкой,
Хочет быть столбовою дворянкой».
Отвечает золотая рыбка:
«Не печалься, ступай себе с Богом».
Воротился старик ко старухе.
Что ж он видит? Высокий терем.
На крыльце стоит его старуха.
Перед нею усердные слуги;
Она бьёт их, за чупру’н* таскает.
Говорит старик своей старухе:
«Здравствуй, барыня-сударыня дворянка!
Чай, теперь твоя душенька довольна».
На него прикрикнула старуха,
На конюшне служить его послала.
Вот неделя-другая проходит,
Ещё пуще старуха вздурилась;
Опять к рыбке старика посылает:
«Воротись, поклонися рыбке:
Не хочу быть столбовою дворянкой,
А хочу быть вольною царицей».
Испугался старик, взмолился:
«Что ты, баба, белены объелась?
Ни ступить, ни молвить не умеешь!
Насмешишь ты целое царство».
Осердилася пуще старуха,
По щеке ударила мужа:
«Как ты смеешь, мужик, спорить
со мною,
Со мною, дворянкой столбовою?
,
*Чупрун – чуб, хохол.
36
Ступай к морю, говорят тебе честью;
Не пойдёшь, поведут поневоле».
Старичок отправился к морю
(Почернело синее море).
Стал он кли’кать золотую рыбку.
Приплыла к нему рыбка, спросила:
«Чего тебе надобно, старче?»
Ей с поклоном старик отвечает:
«Смилуйся, государыня рыбка!
Опять моя старуха бунтует:
Уж не хочет быть она дворянкой,
Хочет быть вольною царицей».
Отвечает золотая рыбка:
«Не печалься, ступай себе с Богом!
Добро! Будет старуха царицей!»
Старичок к старухе воротился.
Что ж? Пред ним царские палаты,
В палатах видит свою старуху,
37
За столом сидит она царицей,
Служат ей бояре да дворяне,
Наливают ей заморские ви’ны;
Заедает она пряником печатным*;
Вкруг её стоит грозная стража,
На плечах топорики держат.

Как увидел старик, – испугался!


В ноги он старухе поклонился,
Молвил: «Здравствуй, грозная царица!
Ну теперь твоя ду’шенька довольна?»
На него старуха не взглянула,
Лишь с очей прогнать его велела.
А народ-то над ним насмеялся:
«Подело’м тебе, старый неве’жа!
Впредь тебе, невежа, наука:
Не садися не в свои сани!»

Вот неделя-другая проходит,


Ещё пуще старуха вздурилась:
Царедво’рцев за мужем посылает.
Отыскали старика, привели к ней.
Говорит старику старуха:
«Вороти’сь, поклонись рыбке.
Не хочу быть вольною царицей,
Хочу быть владычицей морскою,
Чтобы жить мне в Окияне-море,
Чтоб служила мне рыбка золотая
И была б у меня на посылках».
Старик не осмелился пере’чить,
, , ,
*Пряник
, печатный – пряник с оттиснутым
(отпечатанным) рисунком или буквами.
38
Не дерзну’л поперёк слова молвить.
Вот идёт он к синему морю,
Видит, на море чёрная буря.
Стал он кликать золотую рыбку,
Приплыла к нему рыбка, спросила:
«Чего тебе надобно, старче?»
Ей старик с поклоном отвечает:
«Смилуйся, государыня рыбка!
Что мне делать с проклятою бабой?
Уж не хочет быть она царицей,
Хочет быть владычицей морскою:
Чтобы жить ей в Окияне-море,
Чтобы ты сама ей служила
И была бы у ней на посылках».
Ничего не сказала рыбка,
Лишь хвостом по воде плеснула
И ушла в глубокое море.
Долго у’ моря ждал он ответа,
39
Не дождался, к старухе воротился –
Глядь: опять перед ним землянка;
На пороге сидит его старуха,
А пред нею разбитое корыто.

Почему золотая рыбка перестала вы-


полнять просьбы старика, а старуха опять
оказалась у разбитого корыта?

В сказке Пушкина много слов, которых


нет в современном языке, потому что они
устарели. Не все эти слова были понят-
ны Саше. А вам?

Найдите такие слова, объясните, что


они обозначают. Для этого прочитайте
сноски или спросите учителя.
Вопросы и задания для внимательных
читателей:

1. Найдите и прочитайте зачин в «Сказке


о рыбаке и рыбке».
2. Где встречаются в ней сказочные трое-
кратные повторы?
3. Назовите волшебных сказочных ге-
роев.
4. Какой характер у старика, у стару-
хи? Почему вы так думаете?
5. Если бы вы вдруг оказались в этой
сказке, о чём бы вы попросили золотую
рыбку? Почему?

40
,
Владимир Одоевский

МОРОЗ ИВАНОВИЧ
Сказка
1
В одном доме жили две девочки – Руко-
дельница да Ленивица, а при них нянюш-
ка. Рукодельница рано вставала, за дело
принималась.
А Ленивица меж тем в постельке лежала,
потягивалась, с боку на бок переваливалась,
уж разве наскучит лежать, так скажет спро-
сонья: «Нянюшка, надень мне чулочки, ня-
нюшка, завяжи башмачки», а потом загово-
рит: «Нянюшка, нет ли булочки?»
Встанет, попрыгает да и сядет к окошку
мух считать: сколько прилетело да сколь-
ко улетело. Как всех пересчитает Ленивица,
41
так уж и не знает, за что приняться и чем
бы заняться.
Между тем Рукодельница воду процедит,
в кувшины нальёт. А потом примется чулки
вязать или рубашки шить; и не было никогда
ей скучно, потому что и скучать-то было ей
некогда: то за тем, то за другим делом, а
тут, смотришь, и вечер – день прошёл.
2
Однажды с Рукодельницей беда приключи-
лась: пошла она на колодец за водой, опусти-
ла ведро на верёвке, а верёвка-то и оборвись;
упало ведро в колодец. Как тут быть?
Нечего было делать: ухватилась за верёвку
и спустилась по ней к самому дну. Только
тут с ней чудо случилось. Едва спустилась,
смотрит: перед ней печка, а в печке сидит
пирожок, такой румяный, поджаристый; си-
дит, поглядывает да приговаривает:
– Я совсем готов, подрумянился, сахаром
да изюмом обжарился; кто меня из печки
возьмёт, тот со мной и пойдёт!
Рукодельница, нима’ло не ме’шкая, схватила
лопатку, вынула пирожок и положила его за
пазуху. Идёт она дальше. Перед ней сад,
а в саду стоит дерево, а на дереве золо-
тые яблочки; яблочки листьями шевелят и
промеж себя говорят:
– Мы яблочки наливные, созрелые; кор-
нем дерева питалися, студёной росой обмы-
валися; кто нас с дерева стрясёт, тот нас
себе и возьмёт.
42
Рукодельница подошла к дереву, потряс-
ла его за сучок, и золотые яблочки так и
посыпались к ней в передник.
Рукодельница идёт дальше. Смотрит: пе-
ред ней сидит старик Мороз Иванович, се-
дой-седой; сидит он на ледяной лавочке да
снежные комочки ест; тряхнёт головой – от
волос иней сыплется, духом дохнёт – валит
густой пар.
– А! – сказал он. – Здорово! Рукодель-
ница! Спасибо, что ты мне пирожок принес-
ла; давным-давно уж я ничего горяченького
не ел.
Тут он посадил Рукодельницу возле себя,
и они вместе пирожком позавтракали, а
золотыми яблочками закусили.
– Знаю я, зачем ты пришла, – гово-
рит Мороз Иванович, – ты ведёрко в мой
студене’ц* опустила; отдать тебе ведёрко от-
дам, только ты мне за то три дня прослу-
жи; будешь умна, тебе ж лучше; будешь
ленива, тебе ж хуже. А теперь, – прибавил
Мороз Иванович, – мне, старику, и отдо-
хнуть пора; поди-ка приготовь мне постель,
да смотри взбей хорошенько перину.
3
Рукодельница послушалась. Пошли они в
дом. Дом у Мороза Ивановича сделан был
весь изо льда. На постели у Мороза Ива-
,
*Студенец – колодец со студёной, очень
холодной водой.
43
новича вместо перины лежал снег пушистый;
холодно, а делать было нечего.
Рукодельница принялась взбивать снег,
чтоб старику было мягче спать, а меж тем
у ней, бедной, руки окостене’ли и пальчики
побеле’ли.
– Ничего, – сказал Мороз Иванович, –
только снегом пальцы потри, так и отойдут,
не озноби’шь. Я ведь старик добрый; по-
смотри-ка, что у меня за диковинки.
Тут он приподнял свою снежную перину с
одеялом, и Рукодельница увидела, что под
периною пробивается зелёная травка.
– Ну а скажи мне, Мороз Иванович, –
сказала Рукодельница, – зачем ты в колодце-
то сидишь?
– Я затем в колодце сижу, что весна
подходит, – сказал Мороз Иванович, – мне
жарко становится, а ты знаешь, что и летом
44
в колодце холодно бывает, оттого и вода в
колодце студёная, хоть посреди самого
жаркого лета.
– А зачем ты, Мороз Иванович, – спро-
сила Рукодельница, – зимою по улицам хо-
дишь да в окошки стучишься?
– А я затем в окошки стучусь, – отвечал
Мороз Иванович, – чтоб не забывали печей
топить да трубы вовремя закрывать.
Тут добрый Мороз Иванович погладил Ру-
кодельницу по головке да и лёг почива’ть
на свою снежную постель.
Рукодельница меж тем всё в доме при-
брала, пошла на кухню, кушанье изготовила,
платье у старика починила и бельё вы’ што-
пала.
Старичок проснулся; был всем очень до-
волен и поблагодарил Рукодельницу. Потом
сели они обедать; обед был прекрасный, и
особенно хорошо было мороженое, кото-
рое старик сам изготовил.
Так прожила Рукодельница у Мороза
Ивановича целых три дня.
На третий день Мороз Иванович сказал
Рукодельнице:
– Спасибо тебе, умная ты девочка, хоро-
шо ты меня, старика, утешила, и я у тебя
в долгу не останусь. Ты знаешь: люди за
рукоделие деньги получают, так вот тебе
твоё ведёрко, а в ведёрко я всыпал целую
горсть серебряных пятачков; да сверх того,
вот тебе на память брильянтик – косыночку
закалывать.
45
Рукодельница поблагодарила, приколола
брильянтик, взяла ведёрко, пошла опять к
колодцу, ухватилась за верёвку и вышла на
свет Божий.
Только что она стала подходить к дому,
как петух, которого она всегда кормила,
увидев её, обрадовался, взлетел на забор
и закричал:
– Кукареку’-кукареки’!
У Рукодельницы в ведёрке пятаки!
4
Когда Рукодельница пришла домой и рас-
сказала всё, что с ней было, нянюшка очень
дивова’лась, а потом промо’лвила:
– Вот видишь ты, Ленивица, что люди за
рукоделие получают! Поди-ка к старичку да
послужи ему, поработай; в комнате у него
прибирай, на кухне готовь, платье чини да
46
бельё штопай, так и ты горсть пятачков за-
работаешь, а оно будет кстати: у нас к
празднику денег мало.
Ленивице очень не по вкусу было идти к
старичку работать. Но пятачки ей получить
хотелось и брильянтовую булавочку тоже.
Вот, по примеру Рукодельницы, Ленивица
пошла к колодцу, схватилась за верёвку да
и бух прямо ко дну. Смотрит – перед ней
печка, а в печке сидит пирожок, такой ру-
мяный, поджаристый; сидит, поглядывает да
приговаривает:
– Я совсем готов, подрумянился, сахаром
да изюмом обжарился; кто меня возьмёт,
тот со мной и пойдёт.
А Ленивица ему в ответ:
– Да, как бы не так! Мне себя утом-
лять – лопатку поднимать да в печку тя-
нуться; захочешь – сам выскочишь.
Идёт она далее, перед нею сад, а в саду
стоит дерево, а на дереве золотые яблоч-
ки; яблочки листьями шевелят да промеж
себя говорят:
– Мы яблочки наливные, созрелые; кор-
нем дерева питалися, студёной росой об-
мывалися; кто нас с дерева стрясёт, тот
нас себе и возьмёт.
– Да, как бы не так! – отвечала Лени-
вица. – Мне себя утомлять – ручки подни-
мать, за сучья тянуть... Успею набрать, как
сами напа’дают!
И прошла Ленивица мимо них. Вот до-
шла она и до Мороза Ивановича. Старик
47
по-прежнему сидел на ледяной скамеечке
да снежные комочки прикусывал.
– Что тебе надобно, девочка? – спросил
он.
– Пришла я к тебе, – отвечала Ленивица, –
послужить да за работу получить.
– Дельно ты сказала, девочка, – отвечал
старик, – за работу деньга следует, только
посмотрим, какова ещё твоя работа будет.
Поди-ка взбей мою перину, а потом куша-
нье изготовь, да платье моё повы’ чини, да
бельё повы’ штопай.
Пошла Ленивица, а дорогой думает:
«Стану я себя утомлять да пальцы зно-
бить! Авось старик не заметит и на невзби-
той перине уснёт».
Старик в самом деле не заметил или при-
кинулся, что не заметил, лёг в постель и за-
снул, а Ленивица пошла на кухню. Там она
огляделась: лежит перед ней и зелень, и
мясо, и рыба, и уксус, и горчица, и квас –
всё по порядку. Думала она, думала, кое-как
зелень обчистила, мясо и рыбу разрезала да,
чтоб большого труда себе не давать, как
всё было мытое-немытое, так и положила в
кастрюлю: и зелень, и мясо, и рыбу, и гор-
чицу, и уксус да ещё кваску подлила, а сама
думает:
«Зачем себя трудить, каждую вещь особо
варить? Ведь в желудке всё вместе будет».
Вот старик проснулся, просит обедать. Ле-
нивица притащила ему кастрюлю, как есть,
даже ска’тертцы не подостла’ла.
48
Мороз Иванович попробовал, поморщился,
а песок так и захрустел у него на зубах.
– Хорошо ты готовишь, – заметил он улы-
баясь. – Посмотрим, какова твоя другая ра-
бота будет.
Ленивица отведала, да тотчас и выплюну-
ла, а старик покряхтел, покряхтел да и при-
нялся сам готовить кушанье и сделал обед на
славу, так что Ленивица пальчики облизала,
кушая чужую стряпню.
5
После обеда старик опять лёг отдохнуть
да припомнил Ленивице, что у него платье не
почи’нено да и бельё не вы’ штопано.
Ленивица понадулась, а делать было нече-
го: взяла было иголку, да с непривычки уко-
лолась; так её и бросила. А старик опять
будто бы ничего не заметил, ужинать Ле-
нивицу позвал да ещё спать её уложил.

49
А Ленивице то и любо; думает о себе:
«Авось и так пройдёт. Во’льно было сест-
рице на себя труд принимать; старик до-
брый, он мне и так, задаром, пятачков
подарит».
На третий день приходит Ленивица и про-
сит Мороза Ивановича её домой отпустить
да за работу наградить.
– Да какая же была твоя работа? – спро-
сил старичок. – Уж коли на правду дело
пошло, так ты мне должна заплатить, пото-
му что не ты для меня работала, а я тебе
служил.
– Да, как же! – отвечала Ленивица. –
Я ведь у тебя целых три дня жила.
– Знаешь, голубушка, – отвечал стари-
чок, – что я тебе скажу: жить и служить –
разница, да и работа работе рознь; заметь
это: вперёд пригодится. Но, впрочем, если
тебя совесть не зазри’т, я тебя награжу: и
какова твоя работа, такова будет тебе и
награда.
С этими словами Мороз Иванович дал Ле-
нивице пребольшой серебряный слиток, а в
другую руку – пребольшой брильянт.
Ленивица так этому обрадовалась, что
схватила то и другое и, даже не поблаго-
дарив старика, домой побежала.
Пришла домой и хвастается.
– Вот, – говорит, – что я заработала.
Не успела она договорить, как серебряный
слиток растаял и полился на пол; он был
не что иное, как ртуть, которая застыла от
50
сильного холода; в то же время начал та-
ять и брильянт. А петух вскочил на забор и
громко закричал:
– Кукареку’-кукареку’лька,
У Ленивицы в руках ледяная сосулька!

А вы, детушки, думайте, гадайте, что здесь


правда, что неправда; что сказано впрямь,
что стороною; что шутки ради, что в на-
ставление.
Ребята, наш Афанасий – очень умный и
начитанный сказочный человечек. Прочитал
все сказки на свете и знает о них всё.
Задайте интересные и трудные вопро-
сы к сказке «Мороз Иванович». Если хо-
тите, можете устроить конкурс на самый
интересный вопрос.

51
,
Павел Бажов

СЕРЕБРЯНОЕ КОПЫТЦЕ
1
Жил в нашем заводе старик один по
прозвищу Кокова’ня.
Семьи у Коковани не осталось, он и при-
думал взять в дети сиротку. Спросил у сосе-
дей, не знают ли кого, а соседи и говорят:
– Недавно на Глинке’ осиротела семья Гри-
гория Потопа’ева. Старших-то девчонок при-
казчик велел в барскую рукоде’льню взять,
а одну девчонку, по шестому году, никому
не надо. Вот ты и возьми её.
Старик подумал-подумал и говорит:
– Знавал я Григория, да и жену его тоже.
52
Оба весёлые да ловкие были. Если девчонка
по родителям пойдёт, не тоскливо с ней в
избе будет. Возьму её. Только пойдёт ли?
В праздничный день и пришёл он к тем
людям, у кого сиротка жила. Видит, полна
изба народу, больших и маленьких. У печ-
ки девчоночка сидит, а рядом с ней кошка
бурая. Девчоночка маленькая, и кошка ма-
ленькая и до того худая да ободранная, что
редко кто такую в избу пустит. Девчоноч-
ка эту кошку гладит, а она до того звонко
мурлычет, что по всей избе слышно.
Поглядел Кокованя на девчоночку и спра-
шивает:
– Это у вас Григорьева-то подарёнка?
Хозяйка отвечает:
– Она самая. Мало одной-то, так ещё
кошку драную где-то подобрала. Отогнать
не можем. Всех моих ребят перецарапала,
да ещё корми её!
Кокованя и говорит:
– Неласковые, видно, твои ребята. У ней
вон мурлычет.
Потом и спрашивает у сиротки:
– Ну как, подарёнушка, пойдёшь ко мне
жить?
Девчонка удивилась:
– Ты, дедо, как узнал, что меня Дарён-
кой зовут?
– Да так, – отвечает, – само вышло. Не
думал, не гадал, нечаянно попал.
– Ты хоть кто? – спрашивает девчонка.
– Я, – говорит, – вроде охотника. Летом
53
пески промываю, золото добываю, а зимой
по лесам за козлом бегаю да всё увидеть
не могу.
– Застрелишь его?
– Нет, – отвечает Кокованя. – Простых
козлов стреляю, а этого не стану. Мне по-
смотреть охота, в котором месте он пра-
вой передней ножкой топнет.
– Тебе на что это?
– А вот пойдёшь ко мне жить, так всё и
расскажу, – ответил Кокованя.
Девчоночке любопытно стало про козла-то
узнать. И то видит – старик весёлый да
ласковый. Она и говорит:
– Пойду. Только ты эту кошку Мурёнку
тоже возьми. Гляди, какая хорошая.
– Про это, – отвечает Кокованя, – что и
говорить. Такую звонкую кошку не взять –
дураком остаться. Вместо балалайки она у
нас в избе будет.
Хозяйка слышит их разговор. Рада-радё-
хонька, что Кокованя сиротку к себе зо-
вёт. Стала скорей Дарёнкины пожитки
собирать. Боится, как бы старик не пере-
думал.
Кошка будто тоже понимает весь разго-
вор. Трётся у ног-то да мурлычет:
– Пр-равильно придумал. Пр-равильно.
Вот и повёл Кокованя сиротку к себе
жить. Сам большой да бородатый, а она
махонькая и носишко пуговкой. Идут по
улице, и кошчонка ободранная за ними по-
прыгивает.
54
2
Так и стали жить вместе дед Кокова-
ня, сиротка Дарёнка да кошка Мурёнка.
Жили-поживали, добра много не наживали,
а на житьё не плакались, и у всякого дело
было.
Кокованя с утра на работу уходил, Дарён-
ка в избе прибирала, похлёбку да кашу
варила, а кошка Мурёнка на охоту ходи-
ла – мышей ловила. К вечеру соберутся,
и весело им.
Старик был мастер сказки сказывать,
Дарёнка любила те сказки слушать, а кош-
ка Мурёнка лежит да мурлычет:
– Пр-равильно говорит. Пр-равильно.
Только после всякой сказки Дарёнка
напомнит:
– Дедо, про козла-то скажи. Какой он?
Кокованя отгова’ривался сперва, потом и
рассказал:
55
– Тот козёл особенный. У него на правой
передней ноге серебряное копытце. В каком
месте топнет этим копытцем – там и поя-
вится дорогой камень. Раз топнет – один ка-
мень, два топнет – два камня, а где ножкой
бить станет – там груда дорогих камней.
Сказал это, да и не рад стал. С той
поры у Дарёнки только и разговору, что
об этом козле.
– Дедо, а он большой?
Рассказал ей Кокованя, что ростом козёл
не выше стола, ножки тоненькие, головка
лёгонькая.
А Дарёнка опять спрашивает:
– Дедо, а рожки у него есть?
– Рожки-то, – отвечает, – у него отмен-
ные. У простых козлов на две веточки, а у
него на пять веток.
– Дедо, а он кого ест?
– Никого, – отвечает, – не ест. Травой
да листом кормится. Ну, сено тоже зимой
в стожках подъедает.
– Дедо, а шёрстка у него какая?
– Летом, – отвечает, – бу’ренькая, как
вот у Мурёнки нашей, а зимой серенькая.
Стал осенью Кокованя в лес собираться.
Надо было ему поглядеть, в которой сто-
роне козлов больше пасётся. Дарёнка и
давай проситься:
– Возьми меня, дедо, с собой. Может, я
хоть сдалека’ того козлика увижу.
Кокованя и объясняет ей:
– Сдалека-то его не разглядишь. У всех
56
козлов осенью рожки есть. Не разберёшь,
сколько на них веток. Зимой вот – дело дру-
гое. Простые козлы безрогие ходят, а этот,
Серебряное Копытце, всегда с рожками,
хоть летом, хоть зимой. Тогда его сдалека
признать можно.
Этим и отговорился. Осталась Дарёнка
дома, а Кокованя в лес ушёл.
3
Как зима в полную силу вошла, стали они
в лес собираться. Уложил Кокованя на
ручные санки сухарей два мешка, припас
охотничий и другое, что ему надо. Дарён-
ка тоже узелок себе навязала. Лоскуточ-
ков взяла кукле платье шить, ниток клубок,
иголку да ещё верёвку.
«Нельзя ли, – думает, – этой верёвкой
Серебряное Копытце поймать?»
Жаль Дарёнке кошку свою оставлять, да
57
что поделаешь. Гладит кошку-то на проща-
нье, разговаривает с ней:
– Мы, Мурёнка, с дедом в лес пойдём,
а ты дома сиди, мышей лови. Как уви-
дим Серебряное Копытце, так и воротимся.
Я тебе тогда всё расскажу.
Кошка лукаво посматривает, а сама
мурлычет:
– Пр-равильно придумала. Пр-равильно.
Пошли Кокованя с Дарёнкой. Все соседи
дивуются:
– Из ума выжился старик! Такую малень-
кую девчонку в лес зимой повёл!
Как стали Кокованя с Дарёнкой из заводу
выходить, слышат – собачонки что-то сильно
забеспокоились. Такой лай да визг подняли,
будто зверя на улицах увидали. Оглянулись –
а это Мурёнка серединой улицы бежит, от
собак отбивается. Мурёнка к той поре по-
правилась. Большая да здоровая стала. Со-
бачонки к ней и подступиться не смеют.
Хотела Дарёнка кошку поймать да домой
унести, только где тебе! Добежала Мурён-
ка до лесу, да и на сосну. Пойди поймай!
Покричала Дарёнка, не могла кошку
приманить. Что делать? Пошли дальше. Гля-
дят – Мурёнка стороной бежит. Так и до
балагана* добралась.
Вот и стало их в балагане трое. Дарёнка
хвалится:
– Веселее так-то.
,
*Балаган – здесь: домик, жилище в лесу.
58
Кокованя поддакивает:
– Известно, веселее.
А кошка Мурёнка свернулась клубочком
у печки и звонко мурлычет:
– Пр-равильно говоришь. Пр-равильно.
4
Козлов в ту зиму много было. Это про-
стых-то. Кокованя каждый день то одного, то
двух к балагану притаскивал. Шкурок у них
накопилось, козлиного мяса насолили – на
ручных санках не увезти. Надо бы в завод
за лошадью сходить, да как Дарёнку с кош-
кой в лесу оставить! А Дарёнка попривы’кла
в лесу-то. Сама говорит старику:
– Дедо, сходил бы ты в завод за лоша-
дью. Надо ведь солони’ну домой перевезти.
Кокованя даже удивился:
– Какая ты у меня разумница, Дарья Гри-
горьевна. Как большая рассудила. Только
забоишься, поди, одна-то.
59
– Чего, – отвечает, – бояться. Балаган у
нас крепкий, волкам не добиться. И Мурён-
ка со мной. Не забоюсь. А ты поскорее
вороча’йся всё-таки!
Ушёл Кокованя. Осталась Дарёнка с Му-
рёнкой. Днём-то привычно было без Коко-
вани сидеть, пока он козлов выслеживал...
Как темнеть стало, запоба’ивалась. Только
глядит – Мурёнка лежит спокойнёхонько.
Дарёнка и повеселела. Села к окошечку,
смотрит в сторону поко’сных ложко’в и ви-
дит – по лесу какой-то комочек катится.
Как ближе подкатился, разглядела – это
козёл бежит. Ножки тоненькие, головка лё-
гонькая, а на рожках по пяти веточек.
Выбежала Дарёнка поглядеть, а никого
нет. Воротилась, да и говорит:
– Видно, задремала я. Мне и показа-
лось.
Мурёнка мурлычет:
– Пр-равильно говоришь. Пр-равильно.
Легла Дарёнка рядом с кошкой, да и
уснула до утра.
Другой день прошёл. Не воротился Коко-
ваня. Скучне’нько стало Дарёнке, а не пла-
чет. Гладит Мурёнку да приговаривает:
– Не скучай, Мурёнушка! Завтра дедо
непременно придёт.
Мурёнка свою песенку поёт:
– Пр-равильно говоришь. Пр-равильно.
Посидела опять Дарёнушка у окошка,
полюбовалась на звёзды. Хотела спать ло-
житься, вдруг по стенке топоток прошёл.
60
Испугалась Дарёнка, а топоток по другой
стене, потом по той, где окошечко, потом
где дверка, а там и сверху запосту’кивало.
Негромко, будто кто лёгонький да быстрый
ходит, Дарёнка и думает: «Не козёл ли
тот, вчерашний, прибежал».
И до того ей захотелось поглядеть, что и
страх не держит. Отворила дверку, глядит,
а козёл – тут, вовсе близко. Правую пе-
реднюю ножку поднял – вот топнет, а на
ней серебряное копытце блестит, и рожки у
козла о пяти ветках. Дарёнка не знает, что
ей делать, да и манит его как домашнего:
– Ме-ка! Ме-ка!
Козёл на это как рассмеялся. Повернулся
и побежал.
Пришла Дарёнушка в балаган, рассказыва-
ет Мурёнке:
61
– Поглядела я на Серебряное Копытце.
И рожки видела, и копытце видела. Не видела
только, как тот козлик ножкой дорогие камни
выбивает. Другой раз, видно, покажет.
Мурёнка знай свою песенку поёт:
– Пр-равильно говоришь. Пр-равильно.
5
Третий день прошёл, а всё Коковани нет.
Вовсе затуманилась Дарёнка. Слёзки запо-
капывали. Хотела с Мурёнкой поговорить,
а её нет. Тут вовсе испугалась Дарёнушка,
из балагана выбежала кошку искать.
Ночь месячная, светлая, далеко видно. Гля-
дит Дарёнка – кошка близко на покосном
ложке сидит, а перед ней козёл. Стоит,
ножку поднял, а на ней серебряное копыт-
це блестит.
Мурёнка головой покачивает, и козёл тоже.
Будто разговаривают. Потом стали по покос-
ным ложкам бегать. Бежит-бежит козёл,
остановится и давай копытцем бить. Мурёнка
подбежит, козёл дальше отскочит и опять ко-
пытцем бьёт. Долго они так-то по покосным
ложкам бегали. Не видно их стало. Потом
опять к самому балагану воротились.
Тут вспрыгнул козёл на крышу и давай
по ней серебряным копытцем бить. Как ис-
кры из-под ножки-то камешки посыпались.
Красные, голубые, зелёные, бирюзовые –
всякие.
К этой поре как раз Кокованя и вернулся.
Узнать своего балагана не может. Весь он как
62
во’рох дорогих камней стал. Так и горит-пе-
реливается разными огнями. Наверху козёл
стоит – и всё бьёт да бьёт серебряным
копытцем, а камни сыплются да сыплются.
Вдруг Мурёнка скок туда же. Встала рядом
с козлом, громко мяукнула, и ни Мурёнки,
ни Серебряного Копытца не стало.
Кокованя сразу полшапки камней нагрёб,
да Дарёнка запросила:
– Не тронь, дедо! Завтра днём ещё на
это поглядим.
Кокованя и послушался. Только к утру-то
снег большой выпал. Все камни и засыпа-
ло. Перегребали потом снег-то, да ничего
не нашли. Ну, им и того хватило, сколько
Кокованя в шапку нагрёб.
Всё бы хорошо, да Мурёнки жалко. Боль-
ше её так и не видали, да и Серебряное
Копытце тоже не показался. Поте’шил раз –
и будет.
63
А по тем покосным ложкам, где козёл
скакал, люди камешки находить стали. Зе-
лёненькие больше. Хризоли’тами называются.
Видали?

...Когда Саша дочитал «Серебряное Ко-


пытце», уже наступил вечер и пора было
ложиться спать. Вдруг мальчик услышал
шелест страниц, потом раздалось гром-
кое «Апчхи!» – и из-за книг показалась
лохматая голова Афанасия. Саша обра-
довался:
– Афанасий! Как хорошо, что ты здесь!
Вдвоём сказки читать интересней, и во-
просов у меня столько! Вот почему «Се-
ребряное Копытце» и похоже на сказку, и
не похоже? И какие сказки ещё написал
Бажов? И куда пропала Мурёнка? И...
– Подожди, подожди, – остановил его
довольный Афанасий. – Давай всё по по-
рядку. Павел Петрович Бажов писал ска-
зы, а не сказки. Почти всё, о чём пишет
Бажов, было на самом деле: уральские
рабочие добывали в горах драгоценные
камни, а искусные мастера делали из них
украшения, шкатулки и другие предме-
ты удивительной красоты. Все эти люди
и стали героями сказов, а помогают им
Хозяйка Медной горы, владычица всех
сокровищ Урала, козлик Серебряное Ко-
пытце и другие сказочные герои.
А ещё повествование в сказах Бажова
ведётся от лица рассказчика, его зовут
64
,
дед Слышко. Обрати внимание на язык
сказа: так говорит простой человек, ста-
рый горный мастер; его речь индивиду-
альна, её ни с чьей не спутаешь.
Через рассказчика автор передаёт своё
отношение к героям и событиям. Всё это
тоже делает сказ непохожим на сказку.

1. Почему Серебряное Копытце всё-


таки появился, да ещё подарил камни-
самоцветы девочке Дарёнке?
2. А почему в сказке Одоевского Мо-
роз Иванович наградил Рукодельницу?

Но вот Афанасий наконец ответил на


все Сашины вопросы и предложил снова
отправиться в сказку:
– В какую тебе хотелось бы попасть?
– В такую, где есть волшебные герои,
где немного страшно, но обязательно всё
хорошо кончается.
– Я знаю такую в книге «Сказки наро-
дов Прибалтики».
– А что такое Прибалтика? – спросил
Саша.
– Прибалтикой раньше называли три
государства у Балтийского моря: Латвию,
Эстонию и Литву.
, Теперь их называют
странами Ба лтии. Герои прибалтийских
сказок – рыбаки, крестьяне, лесорубы...

65
,
МАЛЬЧИК ЗОЛОТОЙ ХОХОЛОК
И ДЕВОЧКА ЗОЛОТАЯ КОСА
(литовская сказка)
1
Жила в одном городе бедная девушка.
Была она красива и стройна, как ёлочка на
опушке, весела, как птичка на воле. Кто
на неё посмотрит – наглядеться не может.
Полюбилась эта девушка одному знатному
юноше. Поженились они и зажили счастли-
во. Но мать ю’ ноши, злая старуха, с перво-
го взгляда невзлюбила невестку. И не было
такого зла, которого она ей не пожелала.
Через двенадцать месяцев молодая жена
родила такого же прекрасного, как она
сама, сына. Злая старуха взяла мальчика,
запеленала, убаюкала и унесла, чтобы по-
ложить в колыбельку.
66
Только не в колыбель она положила
дитя, а в деревянный ящик. Гвоздями заби-
ла крышку, отнесла ящик к реке и пустила
его, как лодочку, по течению.
А в колыбель подсунула спелёнутого
кота.
Утром пришёл отец поглядеть на малень-
кого сына и подивился: что за невиданный
волосатый ребёнок лежит в колыбельке!
Молодая мать не знала, что и сказать, а
злая старуха стала нашёптывать сыну:
– Твоя жена – колдунья. Сам видишь –
вместо малого ребёночка родила она тебе
чёрного кота.
Не поверил сын старухе. Хоть и горько
ему было, а жену и словом не попрекну’л.
Через год родила ему жена дочь. Но злая
старуха опять выкрала младенца, положила
в ящик и бросила в реку. А в колыбельку
подсунула чёрную кошку.
Поутру пришёл отец поглядеть на свою
дочь, смотрит – в колыбельке лежит чёр-
ная усатая кошка.
Ещё сильнее опечалился молодой муж, но
и на этот раз ничего не сказал жене. Толь-
ко не стало в их доме прежнего счастья.
2
А в ту самую ночь, когда у молодой
жены родился первый ребёнок, старый ры-
бак ставил на озере сети. Вдруг слышит
он – кто-то неподалёку плачет. Да так жа-
лобно! Удивился рыбак, поглядел кругом и
67
видит – у самого челнока’* качается на вол-
нах ящик. Рыбак вытащил ящик, поднял на
нём крышку и залюбовался: лежит в ящике
мальчик, по щекам у него слёзы текут, а
сам улыбается. Обрадовался рыбак и побе-
жал скорей домой к жене.
– Вот хорошо, – сказала жена, – своих
детей у нас с тобой нет, пусть хоть этот
найдёныш будет нам сыном.
Стали они развёртывать ребёнка, смотрят –
у него над самым лбом вьются три золо-
тые прядки. Так они и назвали найдёныша:
сынок Золотой Хохолок.
Через год рыбак выловил в волнах ещё
такой же ящик и принёс его жене. Откры-
ли ящик и видят – лежит в нём маленькая
девочка. Положили её в кроватку рядом
с мальчиком и подивились: как две капли
воды похожи они друг на друга.
Волосы у девочки были длинные, а цве-
том что спелый колос. Так её и прозвали
рыбак и рыбачка: дочка Золотая Коса.
3
Не один год пролетел и не два года. Под-
росли в рыбачьем домике мальчик Золотой
Хохолок и девочка Золотая Коса. Рыбак и
рыбачка любили детей, как своих родных,
а дети считали их отцом и матерью.
Но вот однажды прибежали оба домой и
закричали разом:
,
*Челнок – лодка, вы’ долбленная из дерева.
68
– Матушка! Батюшка! Правда ли это:
другие дети говорят – не родные мы вам,
смеются, будто вы нас, как рыб, из воды
вы’ удили!
Что было делать рыбаку и рыбачке? Рас-
сказали они им всю правду.
Всё выслушали мальчик Золотой Хохолок
и девочка Золотая Коса, а потом сказали:
– Спасибо вам за ваши добрые заботы,
только теперь мы должны идти искать по
свету наших родных отца и мать.
Долго бродили брат и сестра из края в
край и повсюду спрашивали у людей про
своих мать и отца, но никто ничего не мог
им сказать.
Наконец они пришли в большой город.
Этот город так им понравился, что они
решили в нём остаться. Мальчик Золотой
Хохолок построил маленький дом на краю
69
города, а девочка Золотая Коса посадила
кругом дома цветы и плодовые деревья.
А надо вам сказать, что это был тот самый
город, в котором они родились, где жили их
мать и отец. Только они об этом совсем не
знали. Да и откуда им было знать!
4
Но вот однажды мимо их дома проходи-
ла злая старуха. Она увидела, как девочка
Золотая Коса снимала плоды с деревьев в
саду, а брат её рыл пруд перед крыль-
цом.
Злая старуха сразу поняла, что это за
дети. День и ночь думала она, как бы их
извести’. И надумала.
Она пошла в их маленький дом и так ска-
зала сестре и брату:
– Ах, как красиво в вашем маленьком
доме, да и сами вы собой хороши, мои
деточки! Не покажете ли вы мне, старухе,
ваш сад? Я слышала, что на всём свете нет
местечка чудеснее.
И когда её привели в сад, она заговори-
ла ещё слаще:
– О мои мило’чки, не соврали люди, и
вправду прекрасен ваш сад, но если бы на
каждом дереве висели золотые колоколь-
чики и весело звенели – он стал бы ещё
лучше.
– Но где же найти эти колокольчики? –
сейчас же спросил мальчик Золотой Хохо-
лок.
70
– Я-то уж, сыночек, знаю, где най-
ти. Вон на той горе весь сад ими полон.
И всего-то надо принести один колокольчик.
Вечером повесишь его на дерево, а к утру
на каждой ветке они вырастут. Вот тогда
во всём свете не будет сада прекраснее,
чем у вас.
Сказала так старуха и пошла, посмеиваясь,
прочь. Добрый добру радуется, злой – злу.
Прямо смерти в пасть послала она детей.
Сад на горе был заколдованный, и тот, кто
оставался в нём дольше часа, уже не воз-
вращался назад. Одним человеком на зем-
ле становилось меньше, одним деревом в
заколдованном саду – больше.
Как только старуха ушла, брат сказал се-
стре:
– Я пойду на гору и принесу колоколь-
чик.
71
– Не ходи, не ходи, – стала отговаривать
его сестра, – кто знает, что может с то-
бой там случиться?!
– Нет, пойду, – сказал брат. – Пусть бу-
дет что будет. Я ничего не боюсь.
– Тогда хоть возвращайся поскорее, – по-
просила его сестра.
– Хорошо, – ответил ей мальчик Золотой
Хохолок и выбежал за калитку.
С половины горы начинался сад, такой
большой, что, казалось, ему и конца нет.
На каждом дереве висели золотые коло-
кольчики. Они пели чудесные песенки и зва-
ли остаться в саду. Но мальчик помнил, что
наказала ему сестра, и не стал их слушать.
Он сорвал один колокольчик и побежал на-
зад, не оглядываясь. Дома он повесил ко-
локольчик на дерево, и на следующее утро
весь сад звенел таким весёлым звоном-пере-
звоном, что любо было слушать.
5
Утренний ветер разнёс этот чудесный звон
по всему городу. Услышала его и злая ста-
руха. Прямо позеленела она от злости и
опять поплелась к сестре и брату.
– Сизые мои голубочки! – сказала она.
– Теперь в вашем саду совсем хорошо,
но если бы у вас в пруду плавали золотые
рыбки, было бы ещё лучше.
– А где их найти? – спросил мальчик Зо-
лотой Хохолок.
– Всё там же, милый мальчик, всё там
72
же! В саду на горе, – сказала старуха и
заковыляла прочь.
А мальчик Золотой Хохолок побежал ско-
рее на гору и разыскал пруд. В пруду
плавали золотые рыбки и приветливо шеве-
лили плавниками, будто звали ими подо’льше
полюбова’ться. Но мальчик и тут вспомнил
свою сестру, схватил одну рыбку и поспе-
шил домой.
Брат и сестра пустили рыбку в малень-
кий пруд в своём саду, а утром весь пруд
сверкал на солнце, точно распла’вленное зо-
лото. Это золотые рыбки плавали в воде
от берега к берегу, и чешуя на их спинах
переливалась так, что глазам было больно
смотреть.
Узнала про это злая старуха и ещё боль-
ше рассердилась.
– Ещё не бывало, чтобы кто-нибудь живым
73
возвращался из сада на горе, а этому маль-
чишке всё нипочём, – ворчала она. – Ну ни-
чего, есть у меня ещё кое-что на уме!
В третий раз пришла она к сестре и бра-
ту и сказала им:
– Бутончики вы мои душистые! Теперь
только одного у вас не хватает – птицы,
говорящей правду.
– А где её найти? – сейчас же спросил
мальчик Золотой Хохолок.
– Всё там же, всё там же, на горе.
В домике, в последней комнате, сидит она
на печи, – сказала старуха и поплелась
прочь.
– Ну теперь-то, если не оба, так хоть
один из них пропадёт, – шептала она себе
под нос.
И как только она скрылась за воротами,
мальчик воскликнул:
– Чего бы это ни стоило, а птица долж-
на быть у нас!
Долго отговаривала его сестра, но все
слова её были напрасны.
6
На другое утро мальчик Золотой Хохолок
встал чуть свет и собрался в путь.
– Не ходи, – опять стала просить его се-
стра и горько заплакала, – неспокойно у
меня что-то на сердце.
– Что ты со мной, как с маленьким, гово-
ришь! – сердито крикнул брат, повернулся
и побежал на гору.
74
И вот он вошёл в дом. И тут у него гла-
за так и разбежались.
Чего только не было в этом доме! Одна
комната была от пола до потолка увешана
оружием – мечами с рукоя’тками из чистого
золота, острыми ко’пьями и лу’ками. В другой
комнате были чудесные наряды – шёлковые
плащи и шляпы с перьями. В третьей ком-
нате столы и полки были уставлены разны-
ми ку’бками, золотыми блюдами, расписны’ ми
кувши’нами... И всё это так блестело и сия-
ло, что нельзя было отвести глаз.
А время всё шло и шло...
Наконец мальчик переступил порог по-
следней комнаты и увидел сидящую на вы’ -
ступе печи птицу. Он уже протянул руку,
чтобы схватить птицу... И вдруг вскрикнул
тихонько и... пропал, словно облако на
75
небе, растаял. А на пол – дзинг-дзинг! –
упал стеклянный черепо’к.
7
Весь день и всю ночь сестра ждала свое-
го брата. А утром, чуть только показалось
солнце, она побежала на гору.
У ограды чудесного сада девочка увидела
старую женщину. Девочка поклонилась ей и
хотела уже вбежать в ворота, но женщина
сказала:
– Куда спешишь, девочка? С бедой встре-
титься всегда поспеешь. Многие входили в
этот сад, но немногие выходили оттуда.
– Ах, мне всё равно, – ответила девоч-
ка. – Мой брат ещё вчера ушёл за пти-
цей, говорящей правду, и не вернулся.
Я должна найти его, а не найду, так и
жизнь мне не мила.
– Хорошо, иди, – сказала женщина. –
Но помни: ни на что не смотри, нигде не
останавливайся. Беги всё вперёд и вперёд.
Только в домике на лужайке, в последней
комнате, оглядись хорошенько. Там на полу
лежат стеклянные черепки. Подбери их все,
ни одного не оставляй. Не простые это че-
репки, а заколдо’ванные люди. И мой сын
когда-то пошёл в этот сад за чудесной пти-
цей, но назад не вернулся. Может быть,
ты спасёшь своего брата, пожалей же и
меня, не забудь и о моём сыне.
Выслушала это девочка и вошла в сад.
Деревья склоняли перед ней свои ветки,
76
чтобы она сорвала хоть один плод, кусты
цеплялись за её платье. Девочка ни на что
не смотрела, нигде не остана’вливалась. Она
бежала всё дальше и дальше, прямо к до-
мику на лужайке.
Только в последней комнате она останови-
лась и огляделась кругом. На выступе печи
сидела птица, говорящая правду, а весь пол
был усыпан пёстрыми стеклянными череп-
ками.
Девочка опустилась на колени и стала со-
бирать черепки в передник. Вот и перед-
ник полон до краёв, и на полу ничего не
осталось. Девочка вскочила с колен и хо-
тела было выбежать из комнаты, но вдруг
услышала тихий печальный звон. Оглянулась
девочка и в самом дальнем углу приме’тила
маленький синий черепок. И его подобрала
77
девочка. Потом она схватила птицу, говоря-
щую правду, и побежала назад ещё быст-
рее, чем раньше.
Вот уже и ворота сада. Девочка толкну-
ла ворота, они распахнулись и сейчас же
снова захло’пнулись. Но девочка успела вы-
бежать из сада, только край её платья за-
щемили тяжёлые створки.
Девочка рванулась вперёд, и вдруг –
дзинь-дзинь! – один за другим посыпались
из её передника стеклянные черепки. И как
только черепки ударялись о землю, они
превращались в людей.
Был среди них и мальчик Золотой Хохолок.
Брат и сестра крепко о’бняли друг друга. Тут
из передника девочки упал последний, синий
черепок и то’тчас превратился в юношу.
С радостным криком бросилась к нему
старая женщина: это был её сын. А де-
вочка Золотая Коса взяла брата за руку и
побежала с ним вниз с горы.
Дома они посадили птицу в клетку, она
пела им песни, а они слушали её и жили
счастливо и спокойно.
8
Многие люди приходили к ним в сад
поглядеть на золотых рыб, полюбоваться
золотыми колокольчиками и послушать пти-
цу, говорящую правду. Они рассказывали
об этих чудесах другим, те удивлялись, а
потом рассказывали своим друзьям.
Скоро мать и отец мальчика и девочки
78
тоже услышали об удивительном саде. Они
захотели увидеть все эти чудеса и пошли
в сад на краю города. Мальчик и девоч-
ка показали им золотых рыб в пруду, ко-
локольчики на деревьях и птицу в клетке.
Перед птицей в клетке мать остановилась и
сказала печально:
– Ах, если бы это и верно была птица,
говорящая правду, – она рассказала бы мне
о моих детях, пропавших в тот же день, как
они родились.
Тут птица заговорила. Всё-всё рассказа-
ла она, и родители узнали своих детей, а
дети – своих родителей.
Вот-то было радости! Только злая старуха
с досады вся почернела, как уголь.
Счастливые отец и мать устроили большой
79
пир и пригласили много гостей. И меня не
забыли. Надел я на ноги стеклянные башма-
ки, на голову шляпу из масла, натянул курт-
ку из пёстрой бумаги да штаны, тканные из
паутины, и пошёл. Башмаки мои о камень –
звяк! – и разбились, куртка зацепилась за
ветку и разорвалась, штаны ветром развея-
ло, шляпу солнцем растопило. Так я на пир
и не попал, еле-еле домой воротился.
– Какая замечательная сказка! – вздох-
нул Саша. – Мне больше всего понравил-
ся волшебный сад, он какой-то особен-
ный, я такого раньше в других сказках
не встречал. И конец хороший! Здорово,
что мальчик и девочка победили злую
старуху и нашли родителей.
– А ты понял, почему им это удалось? –
спросил Афанасий.
– Мне кажется, понял...
Ребята, а вы поняли?

80
1. Почему брат и сестра оказались
сильнее чар злой старухи?
2. Почему «Мальчик Золотой Хохолок и
девочка Золотая Коса» – это сказка? Пе-
речислите все приметы сказок (их должно
быть не меньше четырёх).
3. Вспомните и назовите эти приметы
в других сказках, которые вы прочитали
раньше.
Перечитайте концовки этих сказок. Види-
те что-то общее? Это ещё одна «сказочная
примета».
4. Попробуйте сами сочинить волшеб-
ную сказку, где действовали бы Ивануш-
ка, Змей Горыныч, Баба-яга.

– Афанасий, а давай отправимся ещё в


какую-нибудь сказку! – попросил Саша.
– Погоди! Сначала я должен тебя ис-
пытать! – серьёзно заявил человечек.
– Как это?
– А я хочу проверить, умеешь ли ты
читать. Спорим, я сейчас дам тебе две
строчки, которые ты не сможешь прочи-
тать с первого раза? Вот смотри:
, , ,
Бобры храбры идут
, в боры
, ;
Бобры для бобря т добры.
Саша, запинаясь, прочитал эти строчки
правильно только с третьей попытки и
удивлённо спросил сказочного человечка:
– Афанасий, это ты сам придумал?
81
– Не-а, – с сожалением сказал Афа-
насий. – Эти маленькие
, стихотворения
называются скороговорки. Их, как и на-
родные сказки, люди придумали очень
давно. Скороговорки – это как бы игра
в слова: кто быстрее и правильнее их
произнесёт. Хочешь, попробуем ещё?
– Конечно!
Ребята, в тот вечер Саша и Афанасий
ещё долго соревновались, кто быстрее за-
помнит и лучше прочитает скороговорку.
Вы тоже можете поиграть в эту игру на
уроке. Только сначала мы откроем вам се-
крет скороговорки: их авторы так подби-
рали слова, что рядом оказывались звуки,
которые нелегко произнести, или стояли
по соседству очень похожие слова.
Сначала прочитайте скороговорку мед-
ленно и по слогам, потом ещё раз –
медленно и плавно, а затем попробуйте
быстрее.

УЧИМСЯ ЧИТА
ТЬ
СКОРОГОВОРКИ
!

82
РУССКИЕ НАРОДНЫЕ
СКОРОГОВОРКИ
Ва’лин ва’ленок провали’лся в прога’линок.

Наш Полкан попал в капкан.


Пе’репел перепёлку и перепеля’т


В переле’ске прятал от ребят.

Съел Валерик вареник,


А Валюшка ватрушку.

Купили Валерику и Ва’реньке


Варежки и валенки.

Носит Сеня в сени сено,


Спать на сене будет Сеня.

Съел молодец тридцать три пирога


с пирогом,
И всё со сметаной и с творого’м.

Три соро’ки-тарато’рки
Тараторили на горке.

Сшила Саша Сашке шапку,


Сашка шапкой шишку сшиб.

83

Променя’ла Праско’вья карася’


На три пары полоса’тых поросят.
Побежали поросята по росе,
Простудились поросята, да не все.

Кукушка кукушонку
Купила капюшон.
Надел кукушонок капюшон,
В капюшоне кукушонок смешон.

Михейка на скамейке
Плетёт лапти Андрейке.
Не годятся лапти
Андрейке на ножки,
А годятся лапти
На лапки кошке.

На опушке в избушке
Живут старушки-болтушки.
У каждой старушки лукошко.
В каждом лукошке кошка.
Кошки в лукошках
Шьют старушкам сапожки.

Нарисуйте весёлые картинки к скоро-


говоркам, которые вам особенно понра-
вились.

84
Раздел II
Сказочные
человечки
МОРСКАЯ ПРОГУЛКА
(голландская народная песенка)

Была кораблём
деревянная ложка,
А морем была
оловянная плошка.
Мы в ложке под парусом
по’ морю плыли,
В нём волны – представьте! –
медовыми были.
Был ветер прохладным,
он пах шоколадом,
А дождик слегка
отдавал лимонадом.
Но ложка сломалась
на нашу беду.
И мы очутились по горло в меду.
Мы море медовое до’суха
съели...
Пришлось нам пешком
добираться до цели!

85
...На другой день (это было воскре-
сенье) Саша с дедушкой пошли в детский
кинотеатр смотреть мультфильмы. Боль-
ше всего Саше запомнился мультфильм
про Муми-тролля: герои были очень не
похожи на привычных героев волшебных
сказок. Дома дедушка достал с полки
книжку «Шляпа, Волшебника»
, финской
писательницы Ту ве Янссон. Саша удобно
устроился в кресле и начал читать. Ему
не терпелось снова оказаться в стране
загадочных муми-троллей.

А вы знаете, кто такие муми-тролли?


Где они живут? Если нет, давайте на-
чнём читать вместе с Сашей.

86
, ,
Туве Янссон
ШЛЯПА ВОЛШЕБНИКА
(отрывки)
Вступление
Первый снег пал на Муми-дол хмурым
утром. Он подкрался, густой и безмо’лвный,
и за несколько часов вы’ белил всю доли-
ну. Муми-тролль стоял на крыльце, смо-
трел, как зима пелена’ет землю в свой
белый са’ван, и думал спокойно: «Вечером
мы погрузимся в спячку». В Ведь все
муми-тролли делают так в ноябре (и, по
правде сказать, это очень разумно, если
кто не любит холода и темноты). П Он-
87
закрыл дверь, неслы’ шным шагом подошёл
к маме и сказал:
– Идёт снег.
– Знаю, – ответила мама. – Я уже при-
готовила для вас самые тёплые одеяла.
Муми-семейство, все его друзья и знако-
мые готовились к долгой зимней спячке
серьёзно и обстоя’тельно. В Муми-мама на-
крыла стол на веранде, но в чашке у каж-
дого были лишь хвойные иголки. В О
(Соверше’ нно необходи мо, чтобы желу-
док был набит хвойными иголками, если
предстои’т проспать целых три месяца под-
ряд.) П После обеда (а он казался уж
совсем безвкусным) все чуть серьёзнее
обычного пожелали друг другу доброй ночи,
и Муми-мама велела всем вычистить зубы.
В А Муми-папа обошёл весь дом, закрыл
все двери и ставни и обернул люстру сеткой
от комаров, чтобы не запылилась. Потом
каждый залез в свою кровать, устроил в ней
ямку поуютнее, укрылся с головой одеялом
и стал думать о чём-нибудь приятном.
– Мм... – пробормота’л Муми-тролль, уже
погружаясь в су’мрачный мир сновидений.
П
А на дворе сыпал снег, мелко, но густо.
Он уже завалил крыльцо и гру’зными шапка-
ми свешивался с крыши, с нали’чников окон.
Весь Муми-дом скоро должен был превра-
титься в сплошной пухлый сугроб. Одни за
другими переставали тикать часы В О –
пришла зима. П
88
Глава первая,
в которой рассказывается ,
о том, как Муми-тролль, Снусмумрик
и Снифф нашли шляпу Волшебника,
как неизвестно откуда появились пять
маленьких тучек
1
Как-то весенним утром, часа в четыре,
над Муми-долом пролетела первая кукушка.
Она уселась на синюю крышу Муми-дома
и прокуковала восемь раз.
Муми-тролль проснулся и долго лежал,
уставясь в потолок и соображая, где он.
Он проспал сто ночей и сто дней подряд,
он был ещё ове’ян сновиде’ниями и не хо-
тел расставаться со сном.
Но, переверну’вшись с боку на бок, чтобы
найти новое удобное положение, он увидел
89
такое, что сон с него как рукой сняло.
Кровать Снусмумрика была пуста.
Муми-тролль так и подскочил в постели.
Ну конечно! Шляпы Снусмумрика тоже
нигде не видать.
– Это надо же! – сказал Муми-тролль.
Он подошёл к раскрытому окну и выглянул
во двор. Ага, Снусмумрик воспо’льзовался
верёвочной лестницей. Муми-тролль пере-
брался через подоконник и, осторожно пе-
реступая коротенькими ножками, спустился
по лестнице вниз.
На сырой земле отчётливо виднелись отпе-
чатки ног Снусмумрика. Местами следы де-
лали длинные прыжки и перекре’щивались
между собой. «Это он от радости, – раз-
мышлял про себя Муми-тролль. – А вот тут
он перекувырну’лся, уж это точно».
Муми-тролль поднял голову и прислушал-
ся. Где-то далеко-далеко Снусмумрик играл
на губной гармошке, играл свою самую
весёлую песенку: «Эй, зверятки, завяжите
бантиком хвосты».
Муми-тролль побежал прямо на музыку и
внизу у реки увидел Снусмумрика. Тот сидел
на перилах моста, нахлобу’чив на лоб свою
старую шляпу, и болтал над водой ногами.
– Привет, – сказал Муми-тролль, усажи-
ваясь с ним рядом.
– Привет, привет, – отозвался Снусмум-
рик, не отнимая от губ гармошки.
Солнце только что поднялось над верхушка-
ми деревьев и светило им прямо в лицо.
90
А они жмурились от его лучей, болтали но-
гами над бегущей сверкающей водой, и на
сердце у них было привольно и беззаботно.
По этой реке они не раз отправля’лись
в большой мир навстречу необыкнове’нным
приключениям и в каждом путешествии
обзаводи’лись новыми друзьями и приводили
их к себе домой, в Муми-дол. Муми-папа
и Муми-мама принимали всех незнакомцев
с невозмути’мым спокойствием – лишь ста-
вили новые кровати да расширяли обеден-
ный стол.
Доиграв последнюю строчку своей весен-
ней песенки, Снусмумрик сунул гармошку
в карман и спросил:
– Снифф проснулся?
– Вряд ли, – ответил Муми-тролль. –
91
Он всегда просыпается на неделю позже
других.
– Тогда нужно его разбудить, – решитель-
но сказал Снусмумрик и спрыгнул с перил. –
В такой славный денёк непреме’нно надо при-
думать что-нибудь совсем необыкновенное.
2
Муми-тролль стал под окошком восточной
манса’рды* и, сунув в рот лапы, дал сигнал
по одним им понятной тайной системе: три
простых свистка и один долгий. (Это озна-
чало: есть дело.) Слышно было, что Снифф
перестал храпеть, но не шелохнулся.
– А ну-ка ещё раз! – сказал Снусмумрик,
и они повторили сигнал с удво’енной силой.
Окошко с треском распахнулось.
– Я сплю! – сердито крикнул Снифф.
– Давай к нам, да не сердись, – сказал
Снусмумрик. – Мы задумали что-то совсем
необыкновенное.
Снифф навострил помятые со сна уши
и спустился вниз по верёвочной лестни-
це. (Пожалуй, нели’ шне упомяну’ ть, что в
Муми-доме верёвочные лестницы были под
каждым окном: ведь выходить каждый раз
через крыльцо – такая моро’ка!)
День и вправду обещал быть чудесным.
– Послушай-ка, Муми-тролль, – сказал
Снусмумрик. – Есть идея. Что если забрать-
ся на самую верхушку горы и сложить там
,
*Мансарда – жилое помещение на черда-
ке под ска’том крыши.
92
пирамиду из камней? Пусть знают, что мы
первые побывали на вершине.
– Идёт, – сказал Снифф и тотчас двинул-
ся в путь, не желая никого пропускать впе-
реди себя.
На вершине разгуливал весенний ветер и
на все четыре стороны распахивался голу-
бой горизонт. На западе было море, на
востоке река, петляя, уползала в глубь Пу-
стынных гор, на севере, как весенний ко-
вёр, простирались дремучие леса, а на юге
из трубы Муми-дома курился дымок – это
Муми-мама варила к завтраку кофе. Но
Снифф ничего этого не замечал. Потому
что на вершине горы лежала шляпа, точнее
говоря, чёрный цилиндр.
– Кто-то уже побывал тут до нас! – ска-
зал он.
93
Муми-тролль по’днял шляпу и стал её рас-
сматривать.
– Шляпа что надо, – сказал он. – Мо-
жет, будет тебе как раз впору, Мумрик?
– Нет, нет, – ответил Снусмумрик (он
очень любил свою старую зелёную шляпу).
– Уж слишком новая!
– А может, она понравится папе? – раз-
мышлял вслух Муми-тролль.
– Захватим её с собой, – сказал Снифф.
– А теперь я хочу домой. Смерть как хо-
чется кофе. А вам?
– Ещё бы! – с жаром отозвались Муми-
троль и Снусмумрик.
Вот как получилось, что они нашли шляпу
Волшебника и забрали её с собой, не по-
дозревая о том, что тем самым превратили
94
Муми-дол в аре’ну вся’ческого волшебства и
удиви’тельнейших событий.
3
Когда Муми-тролль, Снусмумрик и Снифф
вошли на веранду, все уже попили кофе и
разбрелись кто куда. Один только Муми-
папа остался дома читать газету.
– Посмотри-ка, что мы нашли, – гордо
сказал Муми-тролль. – Мирове’цкий чёрный
цилиндр, как раз для тебя.
Муми-папа оглядел шляпу со всех сторон,
а потом примерил перед зеркалом в гости-
ной. Шляпа была для него чуточку великова-
та и тяжела, но общее впечатле’ние было
весьма внуши’тельное.
Муми-папа оглядел себя в зеркале и спе-
реди и сзади, оглядел с боков и со вздо-
хом положил шляпу на комод.
– Но ведь должна же она на что-нибудь
пригодиться! – не унимался Снифф. – Та-
кая прекрасная шляпа!
– Используем её вместо корзины для бу-
маг, – ответил Муми-папа и удалился на-
верх писать мемуа’ры (большую книгу о
своей бурной юности).
Снусмумрик поставил шляпу на пол меж-
ду комодом и кухонной дверью.
– Покончите с завтраком, пойдём проведа-
ем сно’рков, – сказал Муми-тролль и, прежде
чем выйти в сад, бросил яичную скорлупу в
новую корзину для бумаг, потому что (ино-
гда) он был очень аккуратный Муми-тролль.
95
4
Гостиная опустела. А в углу, между ко-
модом и дверью на кухню, осталась шля-
па Волшебника с яичной скорлупой. И тут
сотворилось чудо: яичная скорлупа начала
преобра’жаться.
Дело в том, что всякая вещь, если она
достаточно долго пролежит в шляпе Вол-
шебника, превращается в нечто совершенно
иное – и никогда нельзя знать заранее, во
что именно. Муми-папе ужасно повезло, что
шляпа ему не подошла: побудь он в ней
чуточку подольше – и только покрови’телю
всех тро’ ллей и сни’ ффов известно, какая
у’часть его ожидала.
Муми-папа заработал лишь лёгкую голов-
ную боль (которая прошла после обеда).
Зато яичные скорлупки, оставшиеся в шля-
96
пе, мало-помалу начали менять свой вид.
Они сохранили белый цвет, но всё росли и
росли в размерах и стали мягкими и пух-
лыми. Немного погодя они целиком запол-
нили шляпу, а потом из шляпы вы’ порхнули
пять маленьких круглых тучек. Они выплыли
на веранду, мягко спустились с крыльца и
повисли в воздухе над самой землёй. А в
шляпе Волшебника стало пусто.
– Это надо же! – сказал Муми-тролль.
– Уж не пожар ли? – обеспокоенно спро-
сила Снорк.
Тучки неподвижно стояли перед ними и
словно чего-то ждали.
Фре’кен Снорк тихонечко протянула лапу
и потрогала тучку, которая была к ней по-
ближе.
– Совсем как вата! – удивлённо сказала
она.
Тут все придвинулись ближе и стали
ощупывать тучки.
– Подушка, да и только, – сказал
Снифф.
Снусмумрик осторожно толкнул одну из
тучек. Она проплыла немного в воздухе и
снова застыла на месте.
– Чьи они? – спросил Снифф. – Как они
попали на веранду?
Муми-тролль только покачал головой в ответ.
– Таких чудес со мной ещё не вытворя’-
лось, – сказал он. – Пожалуй, надо по-
звать маму.
– Нет, нет! – возразила фрекен Снорк. –
97
Исследуем их сами. – Она прижала тучку
к земле и погладила её лапами. – Какая
мяконькая! – В следующее мгновение она
уже сидела на тучке и с хихиканьем под-
скакивала на ней.
– А я-то! А я-то! – завопил Снифф и
мигом взобрался на другую тучку. – А ну
давай!
И только он крикнул: «А ну давай!» –
как тучка поднялась над землёй и описала
небольшую изящную дугу.
– О Господи! – изумлённо воскликнул
Снифф. – Она движется!
Тут уж и все остальные взобрались каж-
дый на свою тучку и закричали: «А ну да-
вай! Гоп!»
Тучки, словно большие послушные кроли-
ки, пари’ли над землёй. Ими можно было
управлять – это открытие сделала Снорк.
Лёгкий нажим одной ногой – поворот. Обе-
ими ногами – полный вперёд. Чуть покача-
ешь тучку – и она набирает высоту.
Всё это было страшно занятно. Расхрабри’в-
шись, они взлетали до верхушек деревьев и
даже на крышу Муми-дома. А Муми-тролль
остановился на своей тучке перед окном
Муми-папы и громко крикнул: «Кукаре-
ку!» (Ему просто не пришло в голову ни-
чего более умного, в таком восторге он
был.) Муми-папа выронил ручку и бросился
к окну.
– Клянусь моим хвостом! – вырвалось у
него. – Клянусь моим хвостом!
98
Больше он ничего не мог сказать.
А внизу в саду Снорк и Снусмумрик изо-
брели новую игру. Они с разгона сталки-
вались друг с другом, и кто сваливался на
землю, тот проигрывал.
– Сейчас я тебе покажу! – кричал Снус-
мумрик, пришпо’ривая тучку. – А ну по-
шла!
Но Снорк ловко вильну’ ла в сторону и
коварно напала на него снизу. Тучка Снус-
мумрика накрени’лась, и он воткнулся голо-
вой в цветочную клумбу, да так, что шляпа
налезла ему на нос.
– Третий раунд! – закричал Снифф. Он
был судьёй и парил чуть повыше против-
ников. – Счёт 2 : 1! По местам! Готовы?
Начали!
– Прокатимся немножечко вместе? –
предложил Муми-тролль фрекен Снорк.
99
– С удовольствием, – ответила она и под-
рулила к нему. – А куда?
– Давай разыщем Хе’муля. То-то он уди-
вится!
Они облетели все излюбленные места Хе-
муля, но его нигде не было.
– Обычно он никогда не уходит из дому
надолго, – сказала фрекен Снорк. – В по-
следний раз, когда я его видела, он раз-
бирал свои почтовые марки.
– Так ведь это было полгода назад, –
заметил Муми-тролль.
– Ой, верно! – отозвалась фрекен
Снорк. – Ведь мы же проспали всю зиму.
– И сладко тебе спалось? – спросил
Муми-тролль.
Фрекен Снорк с изя’ществом перепорхну’-
ла через верхушку дерева и, немного по-
думав, ответила:
– Мне снился страшный сон. Какой-то
противный дядька в чёрном цилиндре гля-
дел на меня и усмехался.
– Странно, – сказал Муми-тролль. –
И мне то же самое снилось. А что, он
был в белых перчатках?
– Вот-вот, – кивнула фрекен Снорк.
* * *
Когда наутро Муми-тролль пошёл выпустить
тучки из дровяного сарая, их там не оказа-
лось. И никому в голову не пришло, что они
имеют какое-либо отношение к пяти яичным
скорлупкам, которые как ни в чём не быва-
ло снова лежали в шляпе Волшебника.
100
Представьте себе, что в шляпу Вол-
шебника попали монетка, одёжная щётка,
зеркальце. Расскажите, во что они могли
превратиться.
Саша дочитал книжку и побежал к де-
душке. Ему очень хотелось узнать поболь-
ше о сказочных человечках – троллях,
гномах, карликах. И дедушка рассказал
ему вот что:
– Маленькие человечки живут в сказ-
ках разных народов. Тролли, например, –
герои шведских, финских, норвежских,
немецких народных сказок. Обычно трол-
ли – это злые существа, а вот Туве
Янссон придумала своих сказочных чело-
вечков – муми-троллей – и сделала их
добрыми и весёлыми. Она даже сама на-
рисовала их портреты.
Ещё во многих народных сказках дей-
ствуют гномы – бородатые человечки
в колпачках, серьёзные, трудолюбивые
подземные жители. Обычно гномы до-

101
брые, вот только их нельзя сердить и
обижать.
...Саша еле дождался вечера и с гор-
достью рассказал Афанасию всё, что он
узнал о гномах и троллях.
– Ну, про гномов и троллей все чита-
ли! – хмыкнул , Афанасий. – А ты знаешь,
кто такие хо ббиты? Нет? Вот послушай:
«Жил-был в норе под землёй хоббит. Не
в какой-то там мерзкой грязной сырой норе,
где со всех сторон торчат хвосты червей и
противно пахнет плесенью, но, и не в сухой
песчаной голой норе, где не на что сесть и
нечего съесть. Нет,, нора была хоббичья, а
значит – благоустро енная.
...Кстати, кто такой хоббит? Пожалуй, сто-
ит рассказать о хоббитах подробней, так как
в наше время они стали редкостью и сто-
ронятся Высокого народа, как они называют
нас, людей. Сами они низкорослый народец,
примерно вполовину нашего роста и пониже
бородатых гномов. Бороды у хоббитов нет.
Волшебного в них тоже, в общем-то, ниче-
го нет, если не считать волшебным ,умение
быстро и бесшумно исчезать. У хо ббитов
толстенькое
, брюшко, одеваются они ярко,
преимущественно в зелёное и жёлтое, баш-
маков не носят, потому что на ногах у них
от природы жёсткие кожаные подошвы и
густой тёплый бурый мех, как на голове.
Только на голове он курчавится. У хобби-
тов длинные ловкие тёмные пальцы на ру-
ках, добродушные лица; смеются они густым
102
,
утробным смехом (особенно после обеда, а
обедают они, как правило, дважды в день,
если получится)».
, ,
Историю про хоббита Бильбо Бэггинса,
про его путешествие с гномами и про то,
как он помог открыть потайной вход в со-
кровищницу под горой и помирил гномов
и людей, сочинил, английский
, писатель
, и
учёный Джон Ро налд Ру эл То лкин. Од-
нажды его дети попросили рассказать
«совсем новую сказку»,
, и Толкин приду-
мал страну Средизе мье, её героев и их
приключения.
– А знаешь что? – предложил Афа-
насий. – Давай отправимся в книгу
Толкина «Хоббит», спрячемся за дерево
и посмотрим, как Бильбо и двенадцать
гномов сражаются с огромными пауками.
Закрой глаза!
Саша закрыл глаза и...

103
,
Джон Р.Р. Толкин
ХОББИТ
(отрывки)
Пауки и мухи
1
Они’ вошли в лес, словно в мрачный
туннель, пройдя гуськом под а’ркой, ко-
торую образо’вывали два высоких дерева,
склонившихся друг к другу, – такие старые
и настолько заду’шенные плющом, что на
ветках лишь кое-где виднелись побуре’вшие
листочки. Вскоре дневной свет остался у
входа в лес, далеко позади, словно яркая
светящаяся дырочка. Узкая тропинка вилась
между стволами. Тишина сделалась столь
глубокой, что звук шагов гулко отдавался
в лесу, и казалось, деревья нагибаются и
прислушиваются.
104
Когда глаза их привыкли к полумраку,
они стали кое-что различать по сторонам
в тёмно-зелёном сумраке. Иногда тонень-
кому солнечному лучику удавалось про-
рваться сквозь листву и спутанные ветки.
Но это было редко, а потом и вовсе пре-
кратилось.
В лесу прыгали чёрные белки. Зоркие и
любопытные глаза Бильбо, освоившись в
темноте, подмечали, как, вильнув пушистым
хвостом, белки удирали с тропинки и прята-
лись за стволы. В подле’ске, в плотных сло-
ях сухих листьев слышались шорох, возня,
шныря’ние и ворчание. Но кто издавал все
эти звуки, Бильбо не мог разглядеть. Что
было самое противное – так это паутина:
густая, необыкновенно толстая, она протяги-
валась от дерева к дереву, оплетала нижние
ветки по обе стороны тропы. Тропу паутина
не пересека’ла нигде, по волшебной ли при-
чине или по какой другой – неизвестно.
Прошло немного времени, и они вознена-
ви’дели лес так же горячо, как ненавидели
го’ блинские туннели; им казалось, что из
него уже никогда не выбраться.
Под лесной по’лог не проникало ни едино-
го дуновения чистого воздуха, там навсегда
застыли духота, темнота и тишина. Даже
гномов это угнетало, хотя они и привык-
ли работать в шахтах и подо’лгу жили под
землёй. А уж хоббит – даром что жил в
норке – любил проводить летние дни на
воздухе и теперь совсем задыхался.
105
Хуже всего было ночью. Тьма станови-
лась непрогля’дной, и это не преувеличе’-
ние – они действительно ничего не видели.
Нет, пожалуй, неправда, что ничего: они
видели чьи-то глаза. Ночью в окружа-
ющей тьме начинали вспыхивать огоньки,
на путников наце’ливались пары глаз – жёл-
тые, красные, зелёные, – потом исчезали
и возникали уже в другом месте. Порой
огоньки сверкали откуда-то сверху, с ве-
ток, и это было очень страшно. Но больше
всего Бильбо не нравились отвратительные,
бледные, выпуклые глаза. «Как у насеко-
мых, – думал он, – только что-то черес-
чур большие».
Ночью они не мёрзли, но всё же сна-
чала пытались поддерживать сторожевой
костёр. Вскоре, однако, пришлось от ко-
стров отказаться, так как стоило зажечь
огонь – и из темноты на путеше’ственников
со всех сторон начинали пя’литься сотни и
сотни глаз. Что ещё хуже – огонь при-
влекал тысячи серых и чёрных мотыльков,
подчас величиной с ладонь; они вились и
трепыхались у самого лица. Пришлось по
ночам дремать в сплошной, наводящей
жуть тьме.
Всё это, как казалось хоббиту, продол-
жалось целую вечность. Он всегда хотел
есть, потому что теперь приходилось эко-
номить продукты. Дни следовали за днями,
а лес ничуть не менялся, и путники встре-
вожились. Запасы провизии иссяка’ли.
106
2
В этот вечер они доели последние крохи,
а проснувшись наутро, опять ощутили грызу-
щий голод. Лил дождь и уже проса’чивался
кое-где через густой полог леса. Во рту
у них пересохло от жажды, но дождь не
принёс облегчения – не будешь же стоять,
высунув язык, и ждать, когда на язык упа-
дёт капля.
Что им оставалось делать? Они затянули по-
туже кушаки’ на тощих животах, взвалили на
плечи тюки и поплелись дальше по тропинке,
даже не надеясь выйти живыми из леса.
Вдруг Ба’лин, шедший впереди, воскликнул:
– Что это? Между деревьями мелькнул
огонь!
Они остановились и стали всма’триваться.
И в самом деле: вдали мелькнул красный
107
огонёк, потом ещё и ещё. Путники торо-
пились вперёд, нима’ло не заду’мываясь – а
вдруг это гоблины или тролли. Вскоре они
разобрали, что это свет от множества фа-
келов и костров.
Они долго спорили и наконец решили
вы слать двух разведчиков – пусть под-
ползут поближе к огням и постараются
что-нибудь выяснить. Но тут опять вышла
заминка: никому не улыбалось заблудить-
ся и навсегда потерять своих товарищей.
Под конец голод поборол благоразу’мие:
они все вместе покинули тропу и углуби-
лись в лес. Проблуждав некоторое вре-
мя между стволами, перебираясь ощупью
от дерева к дереву, они наконец уви-
дели ярко освещённую, расчищенную
и вы’ ровненную полянку. Там было полно
народу – ни дать ни взять эльфы! Одетые в
зелёную и коричневую одежду, они сидели
на пнях вокруг костра. Позади них на дере-
вьях торчали факелы, но что самое заме-
чательное – они ели, пили и веселились.
Но едва они ступили в круг света, как все
огни погасли, словно по мановению волшеб-
ной палочки, кто-то из эльфов поддал ногой
поленья – взвился сноп сверкающих искр и
костёр потух. Путники очутились в беспро-
све’тной тьме и долго не могли отыскать друг
друга. Проблуждав во мраке, налетая на де-
ревья, хватаясь за стволы, спотыкаясь о пни,
аукая во весь голос и наверняка перебудив
всех обитателей леса на много километров
108
вокруг, они наконец ухитрились собраться и
на ощупь пересчитать друг друга. К этому
времени они совершенно запутались, где до-
рожка, и безнадёжно заблудились, во вся-
ком случае – до утра.
Действительно, оставалось только лечь
спать, не сходя с места. Пролежали они
недолго. Бильбо только-только задремал,
как вдруг До’ри, стоявший на часах, гром-
ко шепнул:
– Опять огоньки. Больше, чем прежде.
Они опять вскочили и бросились в ту сторо-
ну, где ясно слышались голоса и смех. Но
едва они приблизились к кострам, повторилось
то же самое, что и в предыдущий раз.
Пришлось опять лечь спать.
Но история с огнями на этом ,не кончи-
лась. Когда время зашло далеко за полночь,
их разбудил Ки’ли:
109
– Вот там целый пожар – костры, факе-
лы; слышите – поют, играют на а’рфах!
Они послушали-послушали и, не в состоя-
нии преодоле’ть искуше’ния, снова встали и
пошли. Результат оказался самый плачевный.
Этот пир был ещё пышнее, ещё роскошнее
прежних, во главе пирующих сидел лесной
король в венке из листьев на золотоволо’сой
голове. Эльфы передавали по кругу чаши,
одни играли на арфах, другие пели. В их
блестящие волосы были вплетены цветы,
драгоценные камни сверкали у них на во-
ротниках и кушаках, лица и голоса были
исполнены веселья. Песни были такие звон-
кие и прекрасные, что То’рин выступил на
середину...
Поющие умолкли на полуслове, наста-
ла мёртвая тишина; все огни погасли, на
месте костров поднялись столбы чёрного
дыма, зола и пепел запороши’ли гномам
глаза. Лес снова наполнился их криками и
воплями.
Бильбо бегал кругом и звал, звал:
– До’ри, Но’ри, О’ри, Ойн, Глойн, Фи’ли,
Ки’ли, Бо’мбур, Би’фур, Два’лин, Ба’лин, То’рин
О’укеншильд!
Те, невидимые в темноте, делали то же
самое, добавляя ещё «Бильбо!». Но посте-
пенно крики гномов стали затихать, уда-
ляться, потом, как показалось хоббиту,
превратились в вопли о помощи, потом всё
стихло, и Бильбо остался один в полной ти-
шине и темноте.
110
3
То был один из самых скверных момен-
тов в его жизни. Бильбо довольно быстро
решил, что до утра делать ничего не надо:
бессмысленно блуждать во мраке по лесу
и выбиваться из сил, не имея никакой на-
дежды на завтрак, чтобы их восстановить.
Бильбо сел, прислонился спиной к дереву и
в который раз стал вспоминать свою далё-
кую норку, прекрасные кладовы’ е. Он погру-
зился в мечты о беко’не, яйцах и жареном
хлебе, как вдруг почувствовал чьё-то при-
косновение. К его руке прижалась какая-то
крепкая липкая верёвка, а когда он попы-
тался встать, сразу упал, так как ноги его
оказались спутаны той же гадостью.
И вдруг из-за спины у него появился здоро-
венный паук. Он-то и начал обматывать Биль-
111
бо паутиной, пока тот дремал. Бильбо видел
его глаза, чувствовал, как притра’гиваются
мохнатые лапы; паук трудился на совесть,
опутывая и опутывая Бильбо своими мерз-
кими нитями. Хорошо, что Бильбо вовремя
очнулся, – ещё минута, и он бы уже не
смог шевельнуться. И тогда паук впры’ снул
бы ему яд, как проде’лывают с мухами
обыкнове’нные пауки. Бильбо стал отчаянно
отбиваться от гадкой твари кулаками и вдруг
вспомнил про кинжал. Как только он вы-
хватил его, паук отпрыгнул назад, а Бильбо
тем временем перерубил нити, опу’тывающие
ноги. Теперь настал его черёд нападать, и
он накинулся на паука. Если бы паук знал,
что ему грозит, он бы пустился наутёк сра-
зу, но он явно не привык к «добыче» с
112
таким жалом, и Бильбо успел нанести ему
удар кинжалом в голову. Паук заскакал, за-
плясал, дико задёргал лапами, и тогда Биль-
бо уложил его вторым ударом. Но тут же
упал сам и надолго потерял сознание.
4
Когда он пришёл в себя, его окружал
обычный тусклый дневной полумрак. Паук
лежал рядом мёртвый, клинок кинжала был
в чёрных пятнах. Убить гига’нтского паука в
темноте в одиночку, без помощи волшебни-
ка, гномов или кого бы то ни’ было – это,
я вам скажу, было неслыханное событие в
жизни мистера Бэггинса. Он почувствовал
себя совсем другим – более храбрым и
беспощадным. Он вытер кинжал о траву и
вложил в ножны.
– Отныне я буду называть тебя Жалом, –
сказал он клинку’.
Затем он отправился на разведку. В лесу
царило безмолвие. Прежде всего следова-
ло разыскать друзей; далеко уйти они не
могли, разве что их взяли в плен эльфы
или кто-нибудь похуже. Бильбо понимал,
что кричать тут небезопа’сно, поэтому дол-
го стоял на месте и раздумывал, в какой
стороне тропа и куда двинуться на поиски
гномов.
«Зачем мы не послушались советов Бе’орна
и Гэ’ндальфа! – сокрушался он. – А теперь
мы так всё запутали. “Мы”! Хорошо, если
“мы”, а то одному так страшно!»
113
Наконец он припомнил, откуда неслись
ночью крики о помощи; к счастью (а оно
ему сопу’тствовало с рождения), он опреде-
лил это более или менее правильно и тут
же стал красться в том направлении. Как я
уже не раз говорил, хоббиты, как никто,
умеют бесшумно ступать по лесу; кроме
того, Бильбо надел кольцо.
Он осторожно крался до тех пор, пока не
различил впереди клубок черноты, слишком
густой даже для Чёрного Леса, – словно
клок тёмной ночи, который забыл рассе’яться
с наступле’нием дня. Подобра’вшись ближе,
он понял, что это паутина, намотанная в не-
сколько слоёв. И тут он увидел над собой
пауков: гигантские, страшные-престрашные,
они сидели на ветвях. Бильбо задрожал:
кольцо кольцом, а вдруг они его почуют?
Стоя за деревом, он некоторое время на-
блюдал их в тишине и покое леса и вдруг
понял, что отврати’тельные твари разговари-
вают друг с другом! Голоса их походили на
тоненький скрип и свист, но он разобрал
слова. Они говорили про гномов!
– Жаркая была схватка, но дело того
стоило, – сказал один. – Ну и жёсткая у
них шкура, зато внутри они наверняка соч-
ные.
– Да, да, повисят немножко – ещё вкус-
нее станут, – подхватил другой.
– Не передержи’те их, – подал голос тре-
тий, – чтобы не засохли, а то что-то худова-
ты. Видно, плохо питались последнее время.
114
– Убейте их сейчас, говорю вам, – про-
свистел четвёртый, – а потом пусть повисят
дохлые.
– Да они и так уже дохлые, поверьте
мне, – возразил первый.
– Ничего не дохлые. Сейчас один крутил-
ся – видно, очухался. Идём – покажу.
И толстый паук быстро побежал к ветке,
с которой рядком свисала дюжина больших
свёртков. Только тут Бильбо заметил их в
тени дерева и ужаснулся: из свёртков тор-
чали – где гномова нога, где нос, где кон-
чик бороды, а где капюшон.
Паук направился к самому толстому из
свёртков.
«Должно быть, бедняга Бомбур», – по-
думал Бильбо.
Паук сильно ущипнул Бомбура за кончик
носа. Бомбур был явно жив. Раздался приглу-
115
шённый вопль, и торчащая нога метко лягну-
ла паука. Послышался звук, как будто
ударили по вы’ дохшемуся футбольному
мячу; взбешённый паук свалился с ветки, но
во’время ухватился за со’бственную нить.
Остальные расхохотались.
– Ты прав, – сказали они, – завтрак жив-
здоров и лягается.
– Сейчас перестанет, – злобно прошипел
паук и полез наверх.
5
Бильбо понял, что настал момент действо-
вать. Добраться до пауков он не мог, стре-
лять было нечем. Оглядевшись, он увидел
углубление – очевидно, ру’сло пересо’хшего
ручья, – где валялось много камней. Бильбо
недурно метал камни. Недолго думая, он
подобрал гладкий, как яйцо, камень, очень
удобно лёгший в ладонь. Мальчиком Бильбо
много упражнялся, швыряя камни в разные
предметы, так что кролики, белки и птицы
разбегались и разлетались без оглядки, едва
завидев, как он наклоняется. Став взрослым,
он много времени отдавал метанию колец,
дро’тика, стрельбе по прутику, игре в кегли,
шары и другим тихим играм метательного
и швырятельного свойства. Бильбо вообще
много чего умел помимо того, что пускал
кольца дыма, загадывал загадки и стряпал.
Просто мне некогда было рассказать об
этом раньше. И сейчас тоже некогда. Пока
он подбирал камни, паук долез до Бомбу-
116
ра, и через секунду тому бы несдоброва’ть.
И тут Бильбо бросил камень. Бац! – ка-
мень ударил паука по макушке, и паук без
чувств шлёпнулся с дерева на землю, за-
драв лапы.
Второй камень со свистом прорвал большую
паутину и наповал сразил паука, сидевшего
в центре. В коло’нии пауков поднялась пани-
ка, и на время, могу вас уверить, они и ду-
мать забыли про гномов. Видеть Бильбо они
не могли. Но сообразили, с какой стороны
летят камни. С молниено’сной быстротой они
помчались по веткам, выбрасывая нити во
всех направлениях. Простра’нство напо’лнилось
смертоно’сными каче’лями.
Но Бильбо уже перебежал на другое ме-
117
сто. Ему захотелось раздразнить пауков,
раззадо’рить, как следует разозли’ть. Когда
к месту, где он раньше стоял, сбежалось
штук пятьдесят пауков, Бильбо принялся швы-
рять в них камнями, а потом, приплясывая
между деревьями, запел песню, чтобы при-
влечь внимание пауков, а также гномов:
Жирный паук
Взгромозди’лся на сук
И не видит меня
Среди белого дня.
Может, и не слишком складная драз-
нилка, но не забывайте – он сочинил её
сам, экспро’мтом*, в самый неподходя’щий
момент. Песенка своё дело сделала: пока
он пел, кидался камнями и топал ногами,
буквально все пауки бросились к нему.
Одни спрыгнули и бежали по земле, дру-
гие мчались по веткам и, раскачиваясь,
перепрыгивали с дерева на дерево, тре-
тьи переки’дывали новые нити через тёмное
простра’нство. Пауки оказались гораздо про-
ворнее, чем Бильбо ожидал. Очень уж они
разозлились. Во-первых, им не понравились
камни, во-вторых, пауки терпеть не могут,
когда им говорят «жирный паук».
Бильбо бросился на новое место, но па-
уки разбежались теперь по всей поляне и
быстренько начали плести паутину между
стволами. Очевидно, замысел их был таков:
очень скоро хоббит немину’емо очути’тся в
,
*Экспромт – сразу, без подготовки.
118
западне’ – и путь ему будет отрезан. Но,
окружённый со всех сторон охо’тящимися
на него насеко’мыми, Бильбо нашёл в себе
мужество затянуть ещё одну песенку:
Паутины вьётся нить,
Мне готовят сети,
Но меня им не скрутить
Ни за что на свете.
Тут он повернулся и увидел, что послед-
ний свободный промежуток между двумя
высокими деревьями тоже затянут паутиной,
но, по счастью, не настоящей густой сет-
кой, а отдельными толстыми нитями, на’спех
протя’нутыми туда-сюда. Бильбо вытащил
кинжал, перерубил их и с пением побежал
дальше.
Пауки заметили кинжал и, хотя вряд ли
поняли, что это такое, всей оравой погна-
лись за хоббитом по земле и по ветвям; их
мохнатые лапы мелькали, челюсти щёлкали,
глаза вылезали из орби’т, пауки задыхались
от ярости.
Бильбо забежал далеко в глубь леса, по-
том совершенно бесшумно прокрался об-
ратно, а пауки помчались дальше в том же
направлении.
6
Времени у Бильбо было в обрез: скоро
обескура’женные пауки, потеряв его, вернутся
к гномам. До этого он должен успеть спа-
сти своих друзей. Самое трудное – влезть
119
на ту длинную ветвь, на которой болтают-
ся свёртки. Сомневаюсь, чтобы он спра-
вился, если бы с ветки не свисала липкая
нить, неосторо’ жно оста’вленная каким-то
пауком. Бильбо взобрался по ней наверх,
обдирая кожу с ладоней, и столкнулся нос
к носу со старым толстым противным пау-
ком, карау’лившим пле’нников. Он занимался
тем, что время от времени щипал их, что-
бы распозна’ть, который сочнее, и как раз
думал угоститься до возвращения осталь-
ных, как вдруг мистер Бэггинс без долгих
размышле’ний пырнул его кинжалом, и паук
шлёпнулся с дерева мёртвый.
Следующей задачей было освободить бли-
жайшего гнома. Но как? Разрубить нить, на
которой тот висит? Несчастный свалится на
землю с большой высоты. Бильбо дополз до
первого свёртка, качая ветку, отчего бедные
гномы запрыгали и задёргались. «Фили или
Кили, – подумал Бильбо, увидев кончик голу-
бого капюшона. – Скорей всего – Фили», –
решил он, разглядев длинный острый нос,
торчавший из свёртка. Перегнувшись впе-
рёд, Бильбо ухитрился перере’зать почти все
крепкие липкие нити, опу’ тавшие Фили, и
тот, брыкаясь, предста’л его глазам. Боюсь,
что Бильбо, не удержавшись, расхохотался
при виде того, как Фили дёргал затёкши-
ми руками и ногами и плясал на нити, дер-
жавшей его под мышками, точь-в-точь как
игрушечный плясунчик.
Наконец Фили с помощью Бильбо взо-
120
брался на ветку и тут показал себя с луч-
шей стороны – помог хоббиту освобождать
остальных, хотя чувствовал себя пресквер-
но: его мутило от паучьего яда и оттого,
что он провисел полдня и полночи, враща-
ясь вокруг своей оси и дыша только носом.
Ему далеко не сразу удалось содрать клей-
кую паутину с ресниц и бровей, а боро-
ду – ту и вовсе потом пришлось местами
выстричь. Итак, вдвоём они приняли’сь под-
тягивать на ветку каждого гнома по очере-
ди и высвобождать из ко’конов. Всем было
так же худо, как Фили, а тем, у кого нос
был короче или кто получил бо’льшую дозу
яда, и того хуже.
Таким путём они освободили Кили, Бифу-
ра, Бофура, Дори и Нори. Бедняга Бомбур
до того был измучен (его, как самого тол-
121
стого, щипали чаще других), что скатился с
ветки, хлопнулся на землю, на кучу листьев,
и остался лежать без движения. Но пятеро
гномов всё ещё болтались на конце ветки,
когда начали возвращаться пауки, рассвире-
певшие пуще прежнего.
7
Бильбо сразу перебежал по ветке и начал
отгонять кинжалом пауков, лезущих наверх.
Но, освобождая Фили, он снял кольцо, а
надеть забыл, так что пауки теперь увидели
его и засвистели, брызгая слюной:
– Мы тебя видим, змеёныш! Мы тебя
высосем, так что от тебя только кости да
кожа останутся! Ух! У него Жало! Пускай,
всё равно мы до него доберёмся, повисит
у нас вниз головой денька два!
Тем временем освобождённые гномы
трудились, перерубая ножами нити на остав-
шихся пленниках. Ещё немного – и все бу-
дут свободны!
Но что дальше? Пауки изловили их доволь-
но легко, но то ночью, в темноте, напав
врасплох. На этот раз дело пахло смерт-
ным боем!
– Вниз! Спускайтесь! – закричал Бильбо
гномам. – Не сидите там, вас сейчас пой-
мают сетями!
Пауки густым пото’ком кара’бкались по со-
седним деревьям и ползли по веткам над
головой у гномов.
Гномы мигом попрыгали или попа’дали
122
вниз – все одиннадцать, одной кучей. Они
еле стояли на ногах от слабости. Теперь
все очутились на земле, считая толстяка
Бомбура, которого подпирали с боков его
кузены – Бифур и Бофур. Бильбо прыгал
вокруг, размахивая своим Жалом, а сотни
разъярённых пауков пялили на них глаза со
всех сторон – сбоку, сверху, снизу. Поло-
жение казалось безнадёжным.
8
И тут начался бой! У одних гномов были
с собой ножи, у других – палки, кругом
валялись камни, а у Бильбо был э’льфовский
кинжал. Они раз за разом отбивали атаки
пауков и многих перебили. Но долго так
продолжаться не могло.
Бильбо совсем ума’ялся, из гномов толь-
ко четверо стояли твёрдо на ногах,
123
пауки немину’емо одолели бы всех, как обес-
си’левших мух.
Бильбо, ломавшему себе голову над тем,
как быть дальше, оставалось только выдать
гномам тайну своего кольца. Жаль, но де-
лать нечего.
– Сейчас я исчезну, – сказал он. – Поста-
раюсь отвлечь пауков на себя, а вы держи-
тесь все вместе и прорыва’йтесь в проти-
вополо’жном направле’нии, влево, приблизи-
тельно туда, где мы видели костры эльфов.
Он с большим трудом втолкова’л им это –
до того они обалдели от болтания в воздухе,
от криков, от бросания камней и размахива-
ния палками.
Мешкать было нельзя: пауки окружали их
всё теснее. Бильбо надел кольцо и, к вели-
кому изумлению гномов, мгновенно исчез.
Сразу же между деревьями справа по-
слышалось: «Жирный паук, старый дурак».
Балин, быстрее других смекнувший, в чём
состоит план Бильбо, повёл гномов в на-
ступление. Гномы сгрудились плотной куч-
кой, посылая град камней, отогнали пауков
и прорвались сквозь их заслон.
В противополо’жной стороне пение и крики
внезапно прекратились. Молясь, чтобы Биль-
бо не схватили, гномы продвигались вперёд.
Многие пауки бежали по веткам у них над
головой, выбрасывая длинные клейкие нити.
Дело оборачивалось совсем плохо, как
вдруг снова возник Бильбо и неожиданно на-
пал на пауков сбоку.
124
– Бегите дальше! – прокричал он. – Я их
задержу!
И он задержал их! Он метался взад и
вперёд, перерубая нити, кромсая лапы, про-
тыкая толстые тела! Никакие проклятия не
помогали – добыча медленно, но верно ус-
кользала от них.
Страшный бой длился долго – наверное,
не один час. Наконец, когда Бильбо почув-
ствовал, что ему больше не поднять руки,
не сделать ни одного удара, пресле’дователи
вдруг оставили их в покое и, обманутые в
своих ожиданиях, отправились восвояси, в
свой тёмный угол леса.
И тут гномы заметили, что находятся на
краю поляны, где раньше горели костры
эльфов. Им пришло в голову, что здесь со-
хранилось доброе волшебство и паукам оно
не по вкусу. Здесь путники могли отдохнуть
и отдышаться.

125
Вы прочли отрывки из книг «Шляпа
Волшебника» и «Хоббит».
1. С какими сказочными героями вы
познакомились?
2. Понравились ли вам сказочные че-
ловечки? Почему? Расскажите об одном
из них.
3. Каким вы представляете себе Биль-
бо Бэггинса? Расскажите о его характере.
4. Как вы думаете, почему волшебник
Гэндальф решил послать именно его вме-
сте с гномами освободить Гору от дракона
(об этом рассказывается в самом начале
книги)?
Бабушка и дедушка не переставали
удивляться: раньше Саша никак не хотел
вовремя ложиться спать, а теперь сам, без
напоминаний шёл в свою комнату сразу
после передачи «Спокойной ночи, малы-
ши!». Они и не подозревали, что мальчику
очень хотелось скорее услышать знакомое
шуршание на книжной полке и увидеть
хитрую рожицу Афанасия.
На этот раз сказочный человечек при-
нёс с собой компас.
– Что это? Мы пойдём искать клад? –
спросил Саша.
– Нет, это я сейчас был в сказке у
своих друзей и подумал, что тебе тоже
будет интересно познакомиться с ними. А
чтобы не заблудиться на обратном пути,
я прихватил с собой этот компас.
126
– А в какую сказку мы пойдём?
, – Мы ,отправимся с тобой в сказку
Алана Милна «Винни Пух и Все-все-все».
Её пересказал писатель Борис Заходер.
– Как это «пересказал»?
– Ну, значит, взял героев сказки Милна,
их характеры, а многие события, приклю-
чения, которые с ними происходят, приду-
мал сам, и получилось, что у одной сказки
два автора. Я как-нибудь отведу тебя в
сказку Алексея Толстого про Буратино, и
ты увидишь, как мало в ней от итальян-
ской сказки «Приключения Пиноккио» –
про деревянного человечка. Ну, закрывай
глаза!
...Когда Саша открыл глаза, был сол-
нечный зимний день. Они с Афанасием
стояли за деревом. По дорожке мимо них
шёл толстый смешной медвежонок, а ря-
дом с ним вприпрыжку бежал маленький
розовый поросёнок...

127
А’ лан Милн
ВИННИ ПУХ и ВСЕ-ВСЕ-ВСЕ
,
(пересказал Борис Заходер)
Глава третья,
в которой Пух и Пятачок
отправились на охоту ,и чуть-чуть
не поймали Бу ку

Лучший друг Винни Пуха, крошечный по-


росёнок, которого звали Пятачок, жил в
большом-пребольшом доме, в большом-пре-
большом дереве. Дерево стояло в самой
середине леса, дом был в самой середине
дерева, а Пятачок жил в самой середине
дома. А рядом с домом стоял столбик, на
котором была прибита поло’манная доска с
надписью, и тот, кто умел немножко читать,
мог прочесть:
128
Посторонним В.
Больше никто ничего не мог прочесть,
даже тот, кто умел читать совсем хорошо.
Как-то Кри’ стофер Ро’ бин спросил у Пя-
тачка, что тут, на доске, написано. Пятачок
сразу же сказал, что тут написано имя его
дедушки и что эта доска с надписью – их
фами’ льная рели’ квия, то есть семейная
драгоце’нность.
Был чудесный зимний день. Пятачок,
разметавший снег у дверей своего дома,
поднял голову и увидел не кого иного, как
Винни Пуха. Пух медленно шёл куда-то, вни-
мательно глядя себе под ноги, и так глубо-
ко задумался, что, когда Пятачок окликнул
его, он не подумал остановиться.
– Эй, Пух! – закричал Пятачок. – Здоро’-
во, Пух! Ты что там делаешь?
– Охочусь! – сказал Пух.
– Охотишься? На кого?
– Выслеживаю кого-то! – таинственно
ответил Пух.
Пятачок подошёл к нему поближе:
– Выслеживаешь? Кого?
– Вот как раз об этом я всё время сам
себя спрашиваю, – сказал Пух. – В этом
весь вопрос: кто это?
– А как ты думаешь, что ты ответишь на
этот вопрос?
– Придётся подождать, пока я с ним
встречусь, – сказал Винни Пух. – Погляди-ка
сюда. – Он показал на снег прямо перед
собой. – Что ты тут видишь?
129
– Следы, – сказал Пятачок. – Отпечатки
лап! – Пятачок даже взвизгнул от волне-
ния. – Ой, , Пух! Ты думаешь... это... это
страшный Бука?!
– Может быть, – сказал Пух. – Иногда как
будто он, а иногда как будто и не он. По
следам разве угадаешь?
Он замолчал и решительно зашагал впе-
рёд по следу, а Пятачок, помедлив минутку-
другую, побежал за ним.
Внезапно Винни Пух остановился и нагнул-
ся к земле.
– В чём дело? – спросил Пятачок.
– Очень странная вещь, – сказал медве-
жонок. – Теперь тут, кажется, стало два
зверя. Вот к этому – Неизвестно Кому –
подошёл другой – Неизвестно Кто, и они
теперь гуляют вдвоём. Знаешь что, Пята-
чок? Может быть, ты пойдёшь со мной, а
то вдруг это окажутся Злые Звери?
Пятачок мужественно почесал за ухом
и сказал, что до пятницы он совершенно
свободен и с большим удовольствием пой-
дёт с Пухом, в особенности если там на-
стоящий Бука.
– Ты хочешь сказать, если там два насто-
ящих Буки, – уточнил Винни Пух, а Пятачок
сказал, что это всё равно, ведь до пятницы
ему совершенно нечего делать.
И они пошли дальше вместе.
Следы шли вокруг маленькой ольховой
рощицы... и, значит, два Буки, если это
были они, тоже шли вокруг рощицы, и,
130
понятно, Пух и Пятачок тоже пошли во-
круг рощицы.
По пути Пятачок рассказывал Винни Пуху
интересные истории из жизни своего де-
душки Посторонним В. А Пух всё думал,
как же этот дедушка выглядит. И ему при-
шло в голову, что вдруг они сейчас охотят-
ся как раз на двух дедушек, и интересно,
если они поймают этих дедушек, можно ли
будет взять хоть одного домой и держать
его у себя, и что, интересно, скажет по
этому поводу Кристофер Робин.
А следы всё шли и шли перед ними...
Вдруг Винни Пух снова остановился как
вкопанный.
– Смотри! – закричал он шёпотом и по-
казал на снег.
– Куда? – тоже шёпотом закричал Пятачок
и подскочил от страха. Но, чтобы показать,
131
что он подскочил не от страха, а просто так,
он тут же подпрыгнул ещё разика два, как
будто ему просто захотелось попрыгать.
– Следы, – сказал Пух. – Появился тре-
тий зверь!
– Пух, – взвизгнул Пятачок, – ты дума-
ешь, это ещё один Бука?
– Нет, не думаю, – сказал Пух, – пото-
му что следы совсем другие... Это, может
быть, два Буки, а один, скажем... скажем,
Бяка... Или же, наоборот, два Бяки, а один,
скажем... скажем, Бука... Надо идти за
ними, ничего не поделаешь.
И они пошли дальше, начиная немно-
го волноваться, потому что ведь эти три
Неизвестных Зверя могли оказаться Очень
Страшными Зверями. И Пятачку ужасно хо-
телось, чтобы его милый дедушка Посто-
ронним В. был сейчас тут, а не где-то в
неизвестном месте... А Пух думал о том,
как было бы хорошо, если бы они вдруг,
совсем-совсем случайно, встретили Кристо-
фера Робина, конечно, просто потому, что
он, Пух, так любит Кристофера Робина!..
И тут совершенно неожиданно Пух оста-
новился в третий раз и облизал кончик
своего носа, потому что ему вдруг стало
страшно жарко. Перед ними были следы
четырёх зверей!
– Гляди, гляди, Пятачок! Видишь? Стало
три Буки и один Бяка!
– Знаешь что? – сказал Пятачок, в свою
очередь облизав кончик носа и убедившись,
132
что это очень мало помогает. – Знаешь
что? По-моему, я что-то вспомнил. Да, да!
Я вспомнил об одном деле, которое я забыл
сделать вчера, а завтра уже не успею... В
общем, мне нужно скорее пойти домой.
– Давай сделаем это после обеда, – ска-
зал Пух, – я тебе помогу.
– Да, понимаешь, это не такое дело,
которое можно сделать после обеда, –
поскорее сказал Пятачок. – Это такое спе-
циальное утреннее дело. Его обязательно
надо сделать утром, лучше всего часов в...
Который час, ты говорил?
– Часов двенадцать, – сказал Пух, посмот-
рев на солнце.
– Вот-вот, как ты сам сказал, часов в
двенадцать. Точнее, от двенадцати до пяти
минут первого! Так что ты уж на меня не
обижайся, а я... Ой, мама! Кто там?
133
Пух посмотрел на небо, а потом, снова
услышав чей-то свист, взглянул на большой
дуб и увидел кого-то на ветке.
– Это же Кристофер Робин! – сказал он.
– А-а, ну тогда всё в порядке, – сказал
Пятачок, – с ним тебя никто не тронет. До
свиданья!
И он побежал домой что было духу,
ужасно довольный тем, что скоро окажется
в полной безопасности.
Кристофер Робин не спеша слез с дерева.
– Глупенький мой мишка, – сказал он, –
чем это ты там занимался? Я смотрю, сна-
чала ты один обошёл два раза вокруг этой
рощицы, потом Пятачок побежал за тобой, и
вы стали ходить вдвоём... Сейчас, по-моему,
вы собирались обойти её в четвёртый раз
по своим собственным следам!..
– Минутку, – сказал Пух, подняв лапу.
Он присел на корточки и задумался –
глубоко-глубоко. Потом он приложил свою
лапу к одному следу... Потом он два раза
почесал за ухом и поднялся.
– Н-да... – сказал он. – Теперь я понял, –
добавил он. – Я даже не знал, что я такой
глупый простофиля! – сказал Винни Пух. –
Я самый бестолковый медвежонок на свете!
– Что ты! Ты самый лучший медвежонок
на свете! – утешил его Кристофер Робин.
– Правда? – спросил Пух. Он заметно
утешился. И вдруг он совсем просиял. –
Что ни говори, а уже пора обедать, – ска-
зал он. И он пошёл домой обедать.
134
1. Какие характеры у Винни Пуха и
Пятачка?
2. Почему вы смеялись, читая историю
о том, как Пух и Пятачок ловили Буку?
3. Расскажите эту историю от име-
ни Пятачка или от имени Винни Пуха так,
чтобы были видны их характеры.
А сейчас давайте устроим весёлую пе-
ременку и немного отдохнём. Прочитайте
песенки Винни Пуха из мультфильма. Их
сочинил Борис Заходер. А может быть,
кто-то из вас сможет эти песенки спеть?

ПЕСЕНКА ПЕРВАЯ
Если я чешу в затылке –
Не беда!
В голове моей опилки,
Да-да-да!
Но хотя там и опилки,
Но Шумелки и Вопилки
(А также Кричалки, Пыхтелки и даже
Сопелки и так далее)
Сочиняю я неплохо
И-но-гда!

135
ПЕСЕНКА ВТОРАЯ
(песенка-загадка)
Куда идём
Мы с Пятачком –
Большой-большой секрет,
И не расскажем мы о нём,
Да-да!
(Верней, нет-нет!)
Зачем шагаем мы вдвоём?
Откуда и куда?
Секретов мы не выдаём!
Нет-нет!
(Верней, да-да!)

ПЕСЕНКА ТРЕТЬЯ

Кто ходит в гости по утрам,


Тот поступает мудро!
Я прихожу к своим друзьям,
Едва забре’зжит утро!
Под вечер скоро спать пора,
Хозяева зевают...
Вот если гость придёт с утра –
Такого не бывает!
Да, если гость пришёл с утра,
Ему спешить не надо!
Кричат хозяева: «Ура!»
(Они ужасно рады!)
Недаром Солнце в гости к нам
Всегда приходит по утрам!
Тара-парам, парам-тарам –
Ходите в гости по утрам!
136
...Осенние каникулы кончились. Саше
нужно было возвращаться домой и, зна-
чит, расставаться с Афанасием. Как это
грустно! Мальчик чуть не плакал. Перед
отъездом он долго перебирал книги на
полках и тихонечко звал сказочного чело-
вечка. Но Афанасий так и не появился...
Саша вернулся домой. Он снова играл
с друзьями, ходил во второй класс, гу-
лял во дворе. Каждый вечер мальчик с
надеждой прислушивался к шорохам в
комнате.
Однажды Саша рассматривал картинки
в одной толстой книжке из серии «Ми-
ровая литература для детей» и решал,
что бы такое почитать. Вдруг на одной
из страниц мальчик увидел нарисованного
Буратино в обнимку с... Афанасием. Саша
даже зажмурился от неожиданности.
А когда открыл глаза, Афанасия на кар-
тинке уже не было, потому что теперь
он сидел на краешке стола и, как всегда,
болтал ногами.
– Где ты пропадаешь? – проворчал
он. – Тут такое происходит! Лиса Али-
са и кот Базилио в темноте перепутали
меня с Буратино и чуть не подвесили
за ноги, чтобы добыть золотые моне-
ты. Представляешь, как всё могло бы
перепутаться в сказке?! Хорошо, что я
вовремя спохватился. Пойдём, мы ещё
успеем, Мальвина только что просну-
лась.
137
,
Алексей Толстой

ЗОЛОТОЙ КЛЮЧИК,
ИЛИ ПРИКЛЮЧЕНИЯ БУРАТИНО
(главы)
Девочка с голубыми волосами
хочет воспитывать Буратино
Наутро Буратино проснулся весёлый и
здоровый, как ни в чём не бывало. В
Девочка с голубыми волосами ждала его
в саду, сидя за маленьким столом, накры-
тым кукольной посудой.
Оглянула деревянного мальчишку с головы
до ног, поморщилась. В О Велела ему
сесть за стол и налила в крошечную чашеч-
ку какао.
Буратино сел за стол, подвернув под себя
ногу. Миндальные пирожные он запихивал в
рот целиком и глотал не жуя.
138
В вазу с вареньем залез прямо пальцами
и с удовольствием их обсасывал.
Когда девочка отвернулась, чтобы бро-
сить несколько крошек пожилой жу’желице,
он схватил кофейник и выпил всё какао из
носика.
Поперхнулся, пролил какао на скатерть.
Тогда девочка сказала ему строго:
– Вытащите из-под себя ногу и опустите
её под стол. Не ешьте руками, для этого
есть ложки и вилки.
От возмущения она хлопала ресницами.
– Кто вас воспитывает, скажите, пожалуй-
ста?
– Когда папа Карло воспитывает, а когда
никто.
– Теперь я займусь вашим воспитанием,
будьте покойны.
«Вот так влип!» – подумал Буратино. В
О
На траве вокруг дома носился пудель Ар-
темон за маленькими птичками. Когда они
садились на деревья, он задирал голову,
подпрыгивал и лаял с подвыванием.
«Здо’рово птиц гоняет», – с завистью по-
думал Буратино. В О
От приличного сидения за столом у него
по всему телу ползли мурашки.
Наконец мучительный завтрак окончился.
Девочка велела ему вытереть с носа какао.
Оправила складочки и бантики на платье,
взяла Буратино за руку и повела в дом –
заниматься воспитанием. П
139
А весёлый пудель Артемон носился по
траве и лаял; птицы, нисколько не боясь
его, весело свистали; ветерок весело летал
над деревьями.
– Снимите ваши лохмотья, вам дадут при-
личную куртку и штанишки, – сказала де-
вочка. П
Четверо портных, – мастер-одиночка,
угрюмый рак Шепталло, серый Дятел с хо- ,
холком, большой жук Рогач и мышь Лизет-
та – шили из старых девочкиных платьев
красивый мальчишеский костюм. Шептал-
ло кроил, Дятел клювом протыкал дырки
и шил, Рогач задними ногами сучил нитки,
Лизетта их перегрызала.
Буратино было стыдно надевать девчонки-
ны обноски, но пришлось всё-таки перео-
деться. Сопя носом, он спрятал в карман
новой куртки четыре золотые монеты.
– Теперь сядьте, положите руки перед
140
собой. Не горбитесь, – сказала девочка и
взяла кусочек мела. – Мы займёмся ариф-
метикой... У вас в кармане два яблока...
Буратино хитро подмигнул:
– Врёте, ни одного...
– Я говорю, – терпеливо повторила де-
вочка, – предполо’жим, что у вас в кар-
мане два яблока. Не’кто взял у вас одно
яблоко. Сколько у вас осталось яблок?
– Два.
– Подумайте хорошенько.
Буратино сморщился – так здорово поду-
мал.
– Два...
– Почему?
– Я же не отдам Не’кту яблоко, хоть он
дерись!
– У вас нет никаких способностей к ма-
тематике, – с огорчением сказала девочка.
– Займёмся диктантом.
Она подняла к потолку хорошенькие гла-
за.
– Пишите: «А роза упала на лапу Азо’ра».
Написали? Теперь прочтите эту волшебную
фразу наоборот. В О
Нам уже известно, что Буратино никогда
даже не видел пера и чернильницы.
Девочка сказала: «Пишите», – и он сейчас
же сунул в чернильницу свой нос и страш-
но испугался, когда с носа на бумагу упала
чернильная клякса.
Девочка всплеснула руками, у неё даже
брызнули слёзы.
141
– Вы гадкий шалун, вы должны быть на-
казаны!
Она высунулась в окошко:
– Артемон, отведи Буратино в тёмный
чулан!
Благородный Артемон появился в дверях,
показывая белые зубы. Схватил Буратино за
курточку и, пятясь, потащил в чулан, где
по углам в паутине висели большие пауки.
Запер его там, порычал, чтобы хорошенько
напугать, и опять умчался за птичками.
Девочка, бросившись на кукольную кру-
жевную кровать, зарыдала оттого, что ей
пришлось поступить так жестоко с дере-
вянным мальчиком. Но если уж взялась за
воспитание, дело нужно довести до конца.
Буратино ворчал в тёмном чулане:
– Вот дура девчонка... Нашлась воспи-
142
тательница, подумаешь... У самой фарфо-
ровая голова, туловище, ватой набитое...
В чулане послышался тоненький скрип,
будто кто-то скрежетал мелкими зубами:
– Слушай, слушай...
Он поднял испачканный в чернилах нос и
в темноте различил висящую под потолком
вниз головой летучую мышь.
– Тебе чего?
– Дождись ночи, Буратино. В
– Тише, тише, – шуршали пауки по
углам, – не качайте наших сетей, не от-
пугивайте наших мушек...
Буратино сел на сломанный горшок, под-
пёр щёку. Он был в переделках и похуже
этой, но возмущала несправедливость.
– Разве так воспитывают детей?.. Это му-
ченье, а не воспитание... Так не сиди, да
так не ешь... Ребёнок, может, ещё буква-
ря не освоил – она сразу за чернильницу
хватается... А кобель небось гоняет за пти-
цами – ему ничего...
Летучая мышь опять пискнула:
– Дождись ночи, Буратино, я тебя пове-
ду в Страну Дураков, там ждут тебя дру-
зья – кот и лиса, счастье и веселье. Жди
ночи. П

...Едва успел Саша перевести дух, как


Афанасий, быстро перелистав страницы,
позвал его:
– Давай скорее! Надо успеть на по-
ляну, где Буратино и его друзья будут
143
сражаться с Карабасом Барабасом. Смо-
три, вот Буратино уже , скачет на пету-
хе. Он только что выведал у Карабаса
секрет золотого ключика и теперь спе-
шит на помощь Мальвине и Пьеро!
Буратино первый раз в жизни
приходит в отчаяние, но всё
кончается благополучно
Буратино пошёл туда, где сквозь листву
ярко блестело Лебединое озеро.
Вот и сосна на каменистом пригорке, вот
и пещера. Вокруг разбросаны наломанные
ветки. Трава примята следами колёс.
У Буратино отчаянно забилось сердце. Он
соскочил с пригорка, заглянул под корявые
корни...
Пещера была пуста!!!
Ни Мальвины, ни Пьеро, ни Артемона.
Только валялись две тряпочки. Он их под-
144
нял – это были оторванные рукава от ру-
башки Пьеро.
Друзья кем-то похищены! Они погибли!
Буратино упал ничком – нос его глубоко
воткнулся в землю.
Он только теперь понял, как до’роги ему
друзья. Пусть Мальвина занимается вос-
питанием, пусть Пьеро хоть тысячу раз
подряд читает стишки, – Буратино отдал бы
даже золотой ключик, чтобы увидеть снова
друзей.
Около его головы бесшумно поднялся
рыхлый бугорок земли, вылез бархатный
крот с розовыми ладонями, пискляво чихнул
три раза и сказал:
– Я слеп, но я отлично слышу. Сюда
подъезжала тележка, запряжённая овцами.
В ней сидели Лис, губернатор Города Дура-
ков, и сыщики. Губернатор приказал: «Взять
негодяев, которые поколотили моих лучших
полицейских при исполнении обязанностей!
Взять!»
Сыщики ответили: «Тяф», бросились в
пещеру, и там началась отчаянная возня.
Твоих друзей связали, кинули в тележку
вместе с узлами и уехали.
Что за польза была лежать, завязив нос
в земле! Буратино вскочил и побежал по
следам колёс. Обогнул озеро, вышел на
поле с густой травой.
Шёл, шёл... У него не было никакого пла-
на в голове. Надо спасти товарищей – вот и
всё.
145
По дороге к пруду спускалась тележка;
её тащили две худые, как скелеты, овцы с
ободранной шерстью.
На ко’злах* сидел жирный кот, с надутыми
щеками, в золотых очках, – он служил при
губернаторе тайным нашёптывателем в ухо.
Позади него – важный Лис, губернатор... На
узлах лежали Мальвина, Пьеро и весь забин-
тованный Артемон, всегда такой расчёсанный
хвост его волочился кисточкой по пыли.
Позади тележки шли два сыщика – добер-
ма’на-пи’нчера.
Вдруг сыщики подняли собачьи морды и
увидели наверху обрыва белый колпачок
Буратино.
Сильными прыжками пинчеры начали взби-
,
*Ко злы – сидение для кучера впереди
экипажа.
146
раться по крутому косогору. Но прежде
чем они доскакали до верха, Буратино – а
ему уже никуда не скрыться, не убежать –
сложил руки над головой и – ласточкой – с
самого крутого места кинулся вниз, в гряз-
ный пруд, затянутый зелёной ряской.
Он описал в воздухе кривую и, конечно,
угодил бы в пруд под защиту тётки Торти-
лы, если бы не сильный порыв ветра.
Ветер подхватил лёгонького деревянного
Буратино, закружил, завертел его «двойным
што’пором», швырнул в сторону, и он, па-
дая, шлёпнулся прямо в тележку, на голову
губернатора Лиса.
Жирный кот в золотых очках от неожидан-
ности свалился с ко’зел, и так как он был
подлец и трус, то притворился, что упал в
обморок.
Губернатор Лис, тоже отчаянный трус, с
визгом кинулся удирать по косогору и тут
же залез в барсучью нору. Там ему при-
шлось несладко: барсуки сурово расправля-
ются с такими гостями.
Овцы шарахнулись, тележка опрокинулась.
Мальвина, Пьеро и Артемон вместе с узла-
ми покатились в лопухи.
Всё это произошло так быстро, что вы,
дорогие читатели, не успели бы сосчитать
всех пальцев на руке.
Доберма’ны-пи’ нчеры огромными прыжка-
ми кинулись вниз с обрыва. Подскочив к
опрокинутой тележке, увидели жирного кота
в обмороке. Увидели в лопухах валяющихся
147
деревянных человечков и забинтованного пу-
деля. Но нигде не было видно губернатора
Лиса.
Он исчез, будто сквозь землю провалился.
Первый сыщик, подняв морду, издал со-
бачий вопль отчаяния.
Второй сыщик сделал то же самое:
– Ай, ай, ай, ай – у-у-у!..
Они кинулись и обыскали весь косогор.
Снова тоскливо взвыли, потому что им уже
мерещились плётка и железная решётка.
Униженно виляя задами, псы побежали в
Город Дураков, чтобы наврать в полицей-
ском отделении, будто губернатор был взят
на небо живым, так по дороге они приду-
мали в своё оправдание.
Буратино потихоньку ощупал себя – ноги,
руки были целы. Он пополз в лопухи и
освободил от верёвок Мальвину и Пьеро.
Мальвина, не говоря ни слова, обхватила
148
Буратино за шею, но поцеловать не мог-
ла – помешал его длинный нос.
У Пьеро по локоть были оторваны рукава,
белая пудра осыпалась со щёк, и оказалось,
что щёки у него обыкновенные – румяные,
несмотря на его любовь к стихам.
– Я здорово дрался, – грубым голосом
сказал он. – Кабы мне не дали подножку –
нипочём бы меня не взять.
Мальвина подтвердила:
– Он дрался, как лев.
Она обхватила Пьеро за шею и поцелова-
ла в обе щёки.
– Довольно, довольно лизаться, – провор-
чал Буратино, – бежимте. Артемона пота-
щим за хвост.
Они ухватились все трое за хвост несчаст-
ной собаки и потащили её по косогору на-
верх.
– Пустите, я сам пойду, мне так унизи-
тельно, – стонал забинтованный пудель.
– Нет, нет, ты слишком слаб.
Но едва они взобрались до половины ко-
согора, наверху показались Карабас Барабас
и Дуремар. Лиса Алиса показывала лапой
на беглецов, кот Базилио щетинил усы и
отвратительно шипел.
– Ха-ха-ха, вот так ловко! – захохотал
Карабас Барабас. – Сам золотой ключик
идёт мне в руки!
Буратино торопливо придумывал, как
вы’ путаться из новой беды. Пьеро прижал к
себе Мальвину, намерева’ясь дорого продать
149
жизнь. На этот раз не было никакой надеж-
ды на спасение.
Дуремар хихикал наверху косогора.
– Больную собачку-пуделя, синьор Кара-
бас Барабас, вы мне отдайте, я её бро-
шу в пруд пиявочкам, чтобы мои пиявочки
разжирели...
Толстому Карабасу Барабасу лень было
спускаться вниз, он манил беглецов паль-
цем, похожим на сардельку:
– Идите, идите ко мне, деточки...
– Ни с места! – приказал Буратино. – Поги-
бать – так весело! Пьеро, говори какие-нибудь
свои самые гадкие стишки. Мальвина, хохочи
во всю глотку...
Мальвина, несмотря на некоторые не-
достатки, была хорошим товарищем. Она
вытерла слёзы и засмеялась очень обидно
для тех, кто стоял наверху косогора.
150
Пьеро сейчас же сочинил стихи и завыл
неприятным голосом:
Лису Алису жалко –
Плачет по ней палка.
Кот Базилио нищий –
Вор, гнусный котище.
Дуремар, наш дурачок, –
Безобразнейший сморчок.
Карабас ты Барабас,
Не боимся очень вас...
В то же время Буратино кривлялся и драз-
нился:
– Эй ты, директор кукольного театра,
старый пивной бочонок, жирный мешок,
набитый глупостью, спустись, спустись к
нам – я тебе наплюю в драную бороду!
В ответ Карабас Барабас страшно зары-
чал, Дуремар поднял тощие руки к небу.
Лиса Алиса криво усмехнулась:
– Разрешите свернуть шеи этим нахалам?
Ещё минута, и всё было бы кончено...
Вдруг со свистом промчались стрижи...
– Здесь, здесь, здесь!..
Над головой Карабаса пролетела сорока,
громко тараторя:
– Скорее, скорее, скорее!
И наверху косогора появился старый папа
Карло. Рукава у него были засучены, в ру-
ке – сучковатая палка, брови нахмурены...
Он плечом толкнул Карабаса Барабаса,
локтём – Дуремара, дубинкой вытянул по
спине лису Алису, сапогом отшвырнул в
сторону кота Базилио...
151
После этого, нагнувшись и глядя с косо-
гора вниз, где стояли деревянные человеч-
ки, сказал радостно:
– Сын мой, Буратино, плутишка, ты жив
и здоров, иди же скорее ко мне!
Неожиданное появление Карло, его дубин-
ка и нахмуренные брови навели ужас на
негодяев.
Карабас Барабас остался стоять, где стоял.
Он только втянул всю голову до макушки в
плечи; борода его висела, как пакля.
– Куклы мои... – проворчал он.
Папа Карло ответил ему сурово:
– Эх ты! С кем на старости лет связал-
ся – с известными всему свету жуликами,
с Дуремаром, с котом, с лисой. Малень-
ких обижаете! Стыдно, доктор!
И Карло пошёл по дороге в город.
1. Как вы думаете, почему Буратино –
один из самых любимых героев детских
книг вот уже много лет?
2. Почему Буратино и его друзья
всегда побеждают своих врагов?
3. Найдите в тексте описание Маль-
вины (как она ведёт себя, как говорит,
как выглядит). Что можно узнать о ха-
рактере Мальвины из этих описаний?
4. Приготовьтесь читать по ролям
эти сцены: «Мальвина учит Буратино пи-
сать», «Мальвина и Буратино завтракают»
и другие. Постарайтесь при чтении пере-
дать характеры Мальвины и Буратино.

152
– Афанасий, я знаю одного сказочного
человечка, имя которого похоже на Бура-
тино, – Чиполлино. Слушай, а почему у
них имена так похожи?
– Да потому что они оба родом из Ита-
лии, «буратино» – по-итальянски значит
«деревянная кукла», а «чиполлино» зна-
чит «луковка». А.Н. Толстой взял своего
героя, из сказки ,Коллоди ,«Приключения
Пиноккио», а Джанни Родари пересказал
по-своему историю мальчика-луковки.
Видишь, как бывает с литературными
сказками: писатели берут героев из дру-
гих сказок или, придумывают их сами.
Англичанин , Алан Милн
, придумал Винни
Пуха, а Астрид Линдгрен,, писательница
из Швеции, придумала Карлсона.
– Знаю-знаю, – перебил Саша. – Я смот-
рел мультфильмы про Чиполлино и про
Карлсона. А оказывается, есть и книжки
про них! А я их не читал...
– Как не читал! – возмутился Афа-
насий. – Придётся дать тебе домашнее
задание...

153
, ,
Джанни Родари
,
ПРИКЛЮЧЕНИЯ ЧИПОЛЛИНО
(отрывок)

О том, как Чиполлино одурачил


пса Масти’ но, которому очень
хотелось пить
1
Что же стало с домиком ку’ма Тыквы?
В один далеко не прекрасный день кавалер
Помидор снова прикатил в своей карете, в
которую были запряжены четыре огурца,
но на этот раз его сопровождала дюжина
Лимончиков. Без долгих разговоров кума
Тыкву выгнали из домика и вместо него по-
селили там здоровенного сторожевого пса
по имени Мастино.
– Вот вам! – заявил Помидор, угрожающе
посматривая вокруг. – Теперь все ваши маль-
154
чишки научатся уважать меня, а прежде все-
го – тот при’шлый оборванец, которого ма-
стер Виноградинка взял к себе в дом.
– Правильно! Правильно! – глухо пролаял
Мастино.
Мастер Виноградинка и Чиполлино, стоя на
пороге мастерской, видели и слышали всё,
что происходит, но не могли ничем помочь
старику.
Кум Тыква печально сидел на тумбе и щи-
пал себя за бороду. Каждый раз при этом
у него в руке оставался клок волос. В конце
концов он решил бросить это занятие, что-
бы не остаться совсем без бороды, и начал
тихонько вздыхать – ведь вы помните, что у
кума Тыквы был большой запас вздохов!
Наконец синьор Помидор влез в свою ка-
рету. Мастино сделал стойку и отдал хо-
зяину честь хвостом.
– Смотри, сторожи хорошенько! – прика-
зал ему кавалер на прощание, хлестнул по
огурцам, и карета умчалась в облаке пыли.
2
Был чудесный, жаркий летний день. После
отъезда хозяина Мастино немножко погулял
перед домиком взад и вперёд, высунув от
жары язык и обмахиваясь хвостом, как вее-
ром. Но это не помогало. Мастино изнемог
от жажды и решил, что ему не повредил
бы добрый стаканчик холодного лимонада.
Он огляделся по сторонам, высматривая
какого-нибудь мальчишку, чтобы послать
155
его за лимонадом в ближайший трактир, но
на улице, как назло, никого не было.
Правда, в сапожной мастерской перед от-
крытой дверью сидел Чиполлино и усердно
вощи’л дра’тву*, но от него шёл такой горь-
кий луковый запах, что Мастино не решал-
ся позвать его.
Однако Чиполлино сам увидел, что пёс
изнывает от жары.
«Будь я не Чиполлино, если не сыграю с
ним шутку!» – подумал он.
– Эй! Эй! – окликнул его Мастино сла-
бым голосом.
– Вы ко мне обращаетесь, синьор?
– К вам, к вам, юноша! Сбегайте, по-
жалуйста, и принесите мне холодного ли-
монаду.
– Ах, я бы с великой радостью сбегал,
синьор Мастино, но, видите ли, мой хозяин
только что дал мне починить этот ботинок,
так что я никак не могу отлучиться. Очень
жалею.
И Чиполлино без лишних слов вернулся к
себе в мастерскую.
По правде сказать, Чиполлино от души
жалел бедного пса, который томился от
жажды, но ему было очень не по душе то
ремесло, которым занимался Мастино, а
кроме того, ему хотелось ещё разок про-
учить синьора Помидора.
, ,
*Вощил дратву – натирал во’ском толстые
нитки для шитья обуви.
156
3
К трём часам дня солнце стало припе-
кать так, что даже камни на улице вспо-
тели. Наконец Чиполлино поднялся со своей
скамеечки, налил в бутылку воды и под-
сыпал туда белого порошку, который жена
мастера Виноградинки принимала на ночь от
бессонницы.
Заткнув пальцем горлышко бутылки и подне-
ся её к губам, он сделал вид, что пьёт.
– Ax, – сказал он, поглаживая себя по
животу, – какая чудесная, холодная вода!
У Мастино потекли слюнки, так что ему
на минутку стало даже легче.
– Синьор Чиполлино, – сказал он, – а
эта вода чистая?
– Ещё бы! Она прозрачнее слезы!
– А в ней нет микробов?
– Помилуйте! Эту воду очистили и проце-
дили два знаменитых профессора. Микробы
они оставили себе, а воду дали мне за то,
что я починил им туфли.
И Чиполлино снова поднёс бутылку ко
рту, притворяясь, будто пьёт.
– Синьор Чиполлино, – спросил удивлён-
ный Мастино, – как это у вас получается,
что бутылка всё время остаётся полной?
– Дело в том, – ответил Чиполлино, –
что эта бутылка – подарок моего покойно-
го дедушки. Она волшебная и никогда не
бывает пустой.
– А вы мне не позволите отхлебнуть не-
много – хоть глоточек? Один глоточек!
157
– Глоточек? Да пейте сколько хотите! –
ответил Чиполлино.
Он охотно протянул Мастино бутылку.
Пёс схватил её и с жадностью осушил до
дна одним глотком. Посмотрев на пустую
бутылку, он удивился:
– Как, уже всё? А вы же мне сказали,
что бутыл...
Не успел он договорить это слово, как
свалился и заснул. Чиполлино снял с него
цепь, взвалил пса на плечи и понёс к за’мку,
где жили графини Вишни и кавалер Поми-
дор. Обернувшись назад, он увидел, что
кум Тыква уже вновь завладел своим доми-
ком. Лицо старика выражало неопису’емую
радость.
«Бедный пёс, – думал Чиполлино, идя к
замку. – Ты уж прости меня, пожалуйста,
но я должен был сделать это».
Ворота замка были открыты. Чиполлино
положил собаку на траву в парке, ласково
погладил её и сказал:
– Передай от меня привет кавалеру По-
мидору. И обеим графиням тоже.
Мастино ответил блаженным ворчанием.
Ему снилось, будто он купается в горном
озере, в приятной, прохладной воде. Пла-
вая, он пьёт вволю и сам постепенно пре-
вращается в воду: у него сделался водяной
хвост, водяные уши и четыре лапы, лёгкие
и длинные, как струи фонтана.
– Спи спокойно! – добавил Чиполлино и
пошёл обратно в деревню.
158
, ,
Астрид Линдгрен

МАЛЫШ И КАРЛСОН,
КОТОРЫЙ ЖИВЁТ НА КРЫШЕ
(отрывки)
1
В городе Стокго’льме, на самой обыкно-
венной улице, в самом обыкновенном доме
живёт самая обыкновенная шведская семья
по фамилии Сва’нтесон. Семья эта состоит
из самого обыкновенного папы, самой обык-
новенной мамы и трёх самых обыкновенных
ребят – Бо’ссе, Бе’тан и Малыша.
– Я вовсе не самый обыкновенный ма-
лыш, – говорит Малыш.
Но это, конечно, неправда. Ведь на све-
те столько мальчишек, которым семь лет,
у которых голубые глаза, немытые уши и
159
разорванные на коленках штанишки, что со-
мневаться тут нечего: Малыш – самый обык-
новенный мальчик.
Во всём доме есть только одно не со-
всем обыкновенное существо – Карлсон.
...Карлсон – это маленький толстенький
самоуве’ренный человечек, и к тому же он
умеет летать. На самолётах и вертолётах
летать могут все, а вот Карлсон умеет ле-
тать сам по себе. Сто’ит ему только нажать
кнопку на животе, как у него за спиной тут
же начинает работать хитроумный моторчик.
С минуту, пока пропеллер не раскрутил-
ся как следует, Карлсон стоит неподвижно,
но когда мотор заработает вовсю, Карлсон
взмыва’ет ввысь и летит, слегка покачиваясь,
с таким важным и достойным видом, слов-
но какой-нибудь директор, – конечно,
если можно себе представить директора с
пропеллером за спиной.
Карлсону прекрасно живётся в маленьком
домике на крыше. Домик этот спрятан за
большой дымовой трубой.
2
Стоял ясный весенний вечер, окна были
открыты, и белые занавески медленно рас-
качивались, словно здороваясь с маленькими
бледными звёздами, только что появи’вшими-
ся на чистом весеннем небе. Малыш об-
локотился о подоконник и стал смотреть в
окно.
Вдруг он услышал какое-то слабое жужжа-
160
ние. Оно становилось всё громче и громче,
и вот, как это ни покажется странным, мимо
окна пролетел толстый человечек. Это и был
Карлсон, который живёт на крыше. Но ведь
в то время Малыш ещё не знал его.
Карлсон окинул Малыша внимательным
долгим взглядом и полетел дальше. Набрав
высоту, он сделал небольшой круг над
крышей, облетел вокруг трубы и полетел
назад, к окну. Затем он набрал скорость
и пронёсся мимо Малыша, как настоящий
маленький самолёт. Потом сделал второй
круг. Потом третий.
Малыш стоял не шелохнувшись и ждал,
что будет дальше. У него просто дух за-
хватило от волнения и по спине пробежали
мурашки – ведь не каждый день мимо окон
пролетают маленькие толстые человечки.
3
А человечек за окном тем временем за-
медлил ход и, поравнявшись с подоконни-
ком, сказал:
– Привет! Можно мне здесь на минуточ-
ку приземлиться?
– Да, да, пожалуйста, – поспешно отве-
тил Малыш и добавил: – А что, трудно вот
так летать?
– Мне – ни капельки, – важно произнёс
Карлсон, – потому что я лучший в мире
летун! Но я не советовал бы у’вальню, похо-
жему на мешок с сеном, подражать мне.
Малыш подумал, что на «мешок с сеном»
161
обижаться не стоит, но решил никогда не
пробовать летать.
– Как тебя зовут? – спросил Карлсон.
– Малыш. Хотя по-настоящему меня зо-
вут Сва’нте Сва’нтесон.
– А меня, как это ни странно, зовут
Карлсон. Просто Карлсон, и всё. Привет,
Малыш!
– Привет, Карлсон! – сказал Малыш.
– Сколько тебе лет? – спросил Карлсон.
– Семь, – ответил Малыш.
– Отлично. Продолжим разговор, – ска-
зал Карлсон.
Затем он быстро перекинул через
подоконник одну за другой свои маленькие
толстенькие ножки и очутился в комнате.
– А тебе сколько лет? – спросил Малыш,
решив, что Карлсон ведёт себя уж слиш-
ком ребячливо для взрослого дяди.
– Сколько мне лет? – переспросил Карл-
162
сон. – Я мужчина в самом расцвете сил,
больше я тебе ничего не могу сказать.
Малыш в точности не понимал, что зна-
чит быть мужчиной в самом расцвете сил.
Может быть, он тоже мужчина в самом
расцвете сил, но только ещё не знает об
этом? Поэтому он осторожно спросил:
– А в каком возрасте бывает расцвет
сил?
– В любом! – ответил Карлсон с до-
вольной улыбкой. – В любом, во всяком
случае, когда речь идёт обо мне. Я кра-
сивый, умный и в меру упитанный мужчина
в самом расцвете сил!
Он подошёл к книжной полке Малыша и
вытащил стоявшую там игрушечную паро-
вую машину.
– Давай запустим её, – предложил Карл-
сон.
– Без папы нельзя, – сказал Малыш. –
Машину можно запускать только вместе с
папой или Боссе.
– С папой, с Боссе или с Карлсоном,
который живёт на крыше. Лучший в мире
специалист по паровым машинам – это
Карлсон, который живёт на крыше. Так и
передай своему папе! – сказал Карлсон.
Он быстро схватил бутылку с денатура’том*,
которая стояла рядом с машиной, наполнил
маленькую спиртовку и зажёг фитиль.
,
*Денатурат – особый спирт, горючее для
игрушечной паровой машины Малыша.
163
Хотя Карлсон и был лучшим в мире
специалистом по паровым машинам, дена-
турат он наливал весьма неуклюже и даже
пролил его, так что на полке образовалось
целое денатуратное озеро. Оно тут же за-
горелось, и на полированной поверхности
заплясали весёлые голубые язычки пламени.
Малыш испуганно вскрикнул и отскочил.
– Спокойствие, только спокойствие! –
сказал Карлсон и предостерега’юще поднял
свою пухлую ручку.
Но Малыш не мог стоять спокойно, ког-
да видел огонь. Он быстро схватил тряпку
и прибил пламя. На полированной поверх-
ности полки осталось несколько больших
безобразных пятен.
– Погляди, как испортилась полка! – оза-
боченно произнёс Малыш. – Что теперь
скажет мама!
– Пустяки, дело житейское! Несколько кро-
шечных пятнышек на книжной полке – это
дело житейское. Так и передай своей маме.
Карлсон опустился на колени возле паро-
вой машины, и глаза его заблестели.
– Сейчас она начнёт работать.
И действительно, не прошло и секунды,
как паровая машина заработала. Фут, фут,
фут... – пыхтела она. О, это была самая
прекрасная из всех паровых машин, какие
только можно себе вообразить, и Карлсон
выглядел таким гордым и счастливым, будто
сам её изобрёл.
– Я должен проверить предохранитель-
164
ный кла’пан, – вдруг произнёс Карлсон и
принялся крутить какую-то маленькую руч-
ку. – Если не проверить предохранительные
клапаны, случаются аварии.
– Фут, фут, фут... – пыхтела машина всё
быстрее и быстрее. – Фут-фут-фут!.. Под
конец она стала задыхаться, точно мчалась
галопом. Глаза у Карлсона сияли.
А Малыш уже перестал горевать по по-
воду пятен на полке. Он был счастлив, что
у него есть такая чудесная паровая машина
и что он познакомился с Карлсоном, луч-
шим в мире специалистом по паровым ма-
шинам, который так искусно проверил её
предохранительный клапан.
– Ну, Малыш, – сказал Карлсон, – вот
это действительно «фут-фут-фут»! Вот это
я понимаю! Лучший в мире спе...
Но закончить Карлсон не успел, потому
что в этот момент раздался громкий взрыв
165
и паровой машины не стало, а обломки её
разлетелись по всей комнате.
– Она взорвалась! – в восторге закри-
чал Карлсон, словно ему удалось проде-
лать с паровой машиной самый интересный
фокус. – Честное слово, она взорвалась!
Какой грохот! Вот здорово!
4
Но Малыш не мог разделить радость
Карлсона. Он стоял растерянный, с глаза-
ми, полными слёз.
– Моя паровая машина... – всхлипывал
он. – Моя паровая машина развалилась на
куски!
– Пустяки, дело житейское! – И Карлсон
беспечно махнул своей маленькой пухлой
ручкой. – Я тебе дам ещё лучшую маши-
ну, – успокаивал он Малыша.
– Ты? – удивился Малыш.
– Конечно. У меня там, наверху, несколь-
ко тысяч паровых машин.
– Где это у тебя там, наверху?
– Наверху, в моём домике на крыше.
– У тебя есть домик на крыше? –
переспросил Малыш. – И несколько тысяч
паровых машин?
– Ну да. Уж сотни две наверняка.
– Как бы мне хотелось побывать в твоём
домике! – воскликнул Малыш.
В это трудно поверить: маленький домик
на крыше и в нём живёт Карлсон...
– Подумать только, дом, набитый паровы-
166
ми машинами! – воскликнул Малыш. – Две
сотни машин!
– Ну я в точности не считал, сколько их
там осталось, – уточнил Карлсон, – но уж
никак не меньше нескольких дюжин.
– И ты мне дашь одну машину?
– Ну конечно!
– Прямо сейчас?
– Нет, сначала мне надо их немножко
осмотреть, проверить предохранительные
клапаны... ну и тому подобное. Спокой-
ствие, только спокойствие! Ты получишь ма-
шину на днях.
Малыш принялся собирать с пола куски того,
что раньше было его паровой машиной.
– Представляю, как рассердится папа, –
озабоченно пробормотал он.
Карлсон удивлённо поднял брови:
– Из-за паровой машины? Да ведь это
же пустяки, дело житейское. Стоит ли вол-
новаться по такому поводу! Так и передай
своему папе. Я бы ему это сам сказал, но
спешу и поэтому не могу здесь задержи-
ваться... Мне не удастся сегодня встретить-
ся с твоим папой. Я должен слетать домой,
поглядеть, что там делается.
– Это очень хорошо, что ты попал ко
мне, – сказал Малыш. – Хотя, конечно,
паровая машина… Ты ещё когда-нибудь за-
летишь сюда?
– Спокойствие, только спокойствие! – ска-
зал Карлсон и нажал кнопку на своём жи-
воте.
167
Мотор загудел, но Карлсон всё стоял не-
подвижно и ждал, пока пропеллер раскрутит-
ся во всю мощь. Но вот Карлсон оторвался
от пола и сделал несколько кругов.
– Мотор что-то барахлит. Надо будет за-
лететь в мастерскую, чтобы его там смаза-
ли. Конечно, я и сам мог бы это сделать,
да беда – нет времени… Думаю, что я
всё-таки загляну в мастерскую.
Малыш тоже подумал, что так будет ра-
зумнее.
Карлсон вылетел в открытое окно; его ма-
ленькая толстенькая фигурка чётко вырисо’-
вывалась на весеннем, усы’ панном звёздами
небе.
– Привет, Малыш! – крикнул Карлсон,
помахал своей пухлой ручкой и скрылся.
168
Вы прочитали раздел «Сказочные че-
ловечки». Предлагаем ответить на наши
вопросы и выполнить задания:

1. Кто из сказочных человечков по-


нравился вам больше всего? Почему?
2. Перескажите маленький эпизод, где
действует ваш любимый герой.
3. Подумайте, чем похожи Буратино,
Карлсон, Винни Пух. Правда, у них много
общего?
4. Как вы думаете, почему так любят
своих маленьких друзей Кристофер Робин
и Малыш?
5. Вспомните добрых и злых героев из
сказок разных народов.
6. Перечислите героев литературных ска-
зок, которых придумали писатели.
7. Назовите героев, которые взяты из
народных сказок. Вы можете называть и
героев сказок, которых нет в учебнике.
8. Кто больше вспомнит примет сказок?
9. Разгадайте весёлый кроссворд «Узнай
сказочного героя». Этот кроссворд Афа-
насий придумал для Саши.

ПО ВЕРТИКАЛИ:
1. При встрече с этим героем все тут
же начинали плакать.
ПО ГОРИЗОНТАЛИ:
2. Этот герой ради спасения друга не
пожалел своего подарка.
169
3. Герой, который очень любил домаш-
ний уют, но вынужден был сделаться от-
важным путешественником.
4. Кто от всех болезней лечился сладостя-
ми?
5. А этот человечек отлично плавает, не
боится воды, но для него нет ничего опас-
нее, чем огонь очага.
6. Герой, который в самый неподходящий
момент начинает читать стихи.

10. Угадайте, кому из сказочных героев


принадлежат слова:
«Этот «Очень одинокий петух» создан
лучшим в мире рисовальщиком петухов...»
«Если девчонка опять надумает нас
воспитывать, напьёмся молока – и нипо-
чём я здесь не останусь!»
170
«Ага! Если я что-нибудь в чём-нибудь
понимаю, то дыра – это нора, а нора –
это Кролик, а Кролик – это подходящая
компания, а подходящая компания – это
такая компания, где меня чем-нибудь
угостят и с удовольствием послушают
мою Ворчалку».
11. Кто из сказочных героев автор этих
стихов?
Мы сидим на кочке,
Где растут цветочки –
Жёлтые, приятные,
Очень ароматные.
Будем жить всё лето
Мы на кочке этой,
Ах, – в уединении,
Всем на удивление...
12. Чья эта песенка?
Пусть всё кругом
Горит огнём,
А мы с тобой споём:
Ути, боссе, буссе, бассе,
Биссе – и отдохнём.
Пусть тыщу булочек несут
На день рожденья к нам.
А мы с тобой устроим тут
Ути, боссе, буссе, капут,
Биссе и тарарам.

171
Раздел III
Сказочные богатыри

Александр Пушкин
РУСЛАН И ЛЮДМИЛА
(отрывок)

...Ясне’ли хо’лмы и леса,


И просыпались небеса.
Ещё в безде’йственном покое
Дремало поле боевое;
Вдруг сон прервался: вражий стан
С тревогой шумною воспря’нул,
Внеза’пный крик сражений грянул;
Смутилось сердце киевлян;
Бегут нестро’йными толпа’ми
И видят: в поле меж врагами,
Блистая в ла’тах, как в огне,
Чудесный воин на коне
Грозой несётся, колет, рубит,
В ревущий рог, летая, тру’бит...
То был Руслан. Как божий гром,
Наш витязь пал на басурма’на...

Дела давно мину’вших дней,


Преда’нья старины глубокой…

172
Папа подарил Саше новую книгу. На
обложке были нарисованы богатыри, си-
дящие на конях. Книга называлась кра-
сиво и загадочно: «Былины». Саша с
интересом листал её и рассматривал
картинки (он всегда так знакомился с
новой книгой). Вдруг раздался какой-то
шум, потом грохот – и рядом с мальчи-
ком оказался Афанасий. Следом за ним
с книжной полки спустился какой-то
маленький лохматый старичок. В одной
руке у него был игрушечный щит, в
другой – крохотный меч, которым он во-
инственно размахивал.
– Ну, Афанасий, и наподдал я этому
Змею Горынычу! Будет знать!
– Дедушка, ты же сам говорил, что в
сказки вмешиваться нельзя!

173
– Да не, в сказке
, я был, а в были-
не! Добрыне Никитичу помогал! – гор-
до сказал дедушка, а потом вздохнул и
добавил: – Хотя Змей меня и не заме-
тил...
Саша с интересом слушал этот разго-
вор. Афанаcий наконец спохватился:
– Саша, я тебя хочу познакомить с моим
дедушкой Фёдором. Дедушка обожает бо-
гатырей и сражения. Он прочитал кучу
книг и всё-всё знает!
– Расскажите про былины, дедушка! –
попросил Саша. – Они похожи на сказ-
ки?
И дедушка Фёдор рассказал вот что:
«Былины название своё получили от
слов «быль», «было». В них неизвестные
древние авторы рассказывали о событиях,
которые действительно были: о сражени-
ях с врагами, о победах русских воинов.
Но авторы многое придумывали , и, сами.
Герои, русских
, былин – Илья, Му ромец, ,
Добрыня, Ники
, тич, Алёша, Попович, Садко
, ,
Еруслан Ла заревич, Василий Бусла евич...
Былины сочинялись как стихи; их обыч-
но исполняли на праздниках,
, на пирах
особые люди – сказители, которые по
памяти рассказывали былины нараспев и
играли на гуслях – старинном музыкаль-
ном инструменте.
Интересно, что о богатырях – героях
былин – сочиняли и сказки. Они назы-
ваются «богатырские».
174
СКАЗКА ПРО ИЛЬЮ МУ’РОМЦА
(отрывок)
1
Э то’ было в городе Му’ роме, селе
Карачарове. Жил-был один крестьянин по
прозванью Иван свет Тимофеевич со своей
супругой Ефроси’ньей Яковлевной. Жили они
пятьдесят лет, а детей у них не было.
Часто старики горевали, что под старость
прокормить их будет некому. Наконец
даро’ван был им сын. Имя ему дали Илья.
И вот живут они с сыном Ильёй, живут,
не нарадуются. Растёт он быстро. Прошёл
год, прошёл второй. Тут и увидели старич-
ки большое горе: сыну нужно начинать хо-
дить, а он сидит, как столб. Ноги у него,
как плети: руками действует, а ногами ни-
как не шевелит.
175
2
Прошёл третий год, а Илье ничуть не лег-
че. Ноги, как плети, нисколь не шевелятся.
Ещё пуще старички стали плакать: есть
сын, да никуда не годящий, – приходится
кормить его.
И жил Илья долгое время всё таким же
столбом, никак не мог ногой шевельнуть.
Прожил он тридцать лет в таком виде.
И вот в одно прекрасное время надо было
Ивану Тимофеевичу вы’ корчевать пни, чтобы
сеять пшеницу.
Ушли старики в леса и оставили Илью од-
ного в доме. Илья был уже привычный –
сидеть дом караулить.
День оказался очень жаркий. Сидит Илья,
по’том обливается. И вдруг слышит – кто-то
подошёл к их окошку и в окошко застукал-
ся. Кое-как Илья Муромец потянулся, от-
крыл окошко, видит – стоят два странника,
очень старые.
Посмотрел Илья на них и говорит:
– Чего вам, страннички, надобно?
А они говорят:
– Дай-ка нам воды испить. Да принеси нам
чашу в полтора ведра. Илья им в ответ:
– И рад бы я принести вам, да не могу
никак идти: у меня ноги не ходят.
А они говорят:
– Брось ты, Илья, нас обманывать! Спер-
ва попробуй, а после и говори.
Пошевелил Илья одной ногой – шевелится.
Другой пошевелил – шевелится. Соскочил с
176
лавки, схватил чашу в полтора ведра и по-
бежал, будто всё время бегал. Набрал из
колодца воды, приносит к старцам, говорит
им:
– Нате, пейте на доброе здоровье, стран-
нички. Уж очень я рад – научили вы меня
ходить.
А те говорят:
– А ну-ка, Илья, выкушай , сперва сам.
Илья Муромец не прекословил, схватывает
чашу в полтора ведра и выпивает на месте
единым духом.
– А ну-ка теперь, добрый молодец, Илья
Муромец, скажи, сколь чувствуешь в себе
силушки?
– Чувствую я в себе силушки очень мно-
го, – отвечает Илья. – Силы хватит.
Посоветовались старцы и говорят:
– Нет, ещё, должно быть, силушки очень
177
,
мало. Иди-ка, Илья, да принеси втору
чашу.
Схватил , Илья чашу в полтора ведра. На-
лил втору чашу, приносит к старцам. Стал
им подавать, они говорят:
– А ну, выкушай, добрый молодец,
, сам.
Илья Муромец не стал прекословить, бе-
рёт чашу и выпивает единым духом.
– А ну-ка, удалой богатырь Илья, скажи,
много ли чувствуешь в себе силушки?
А он отвечает странникам:
– Эх, много чувствую силушки!
– А как определишь силушку?
– Вот, был бы столб на небе, а на том
столбе было бы кольцо – взялся бы я за
это кольцо, перевернул бы всю землю Рус-
скую.
Посоветовались странники и говорят:
– Эх, нет, много мы ему дали силуш-
ки. Не мешало бы поубавить. Илья! Сходи,
принеси ещё чашу в полтора
, ведра.
Илья не стал прекосло вить, тут же по-
бежал. Когда принёс чашу, старцы и гово-
рят:
– А ну, Илья Муромец, выкушай сперва
сам. ,
Илья Муромец не прекословит и выпивает
чашу сам.
Когда выпил, опять обратно начинают
спрашивать:
– Ну-ка, удалой богатырь, скажи, много
ли чувствуешь в себе силушки?
Тогда Илья Муромец отвечает так:
178
– Чувствую – силушки моей убавилось на
половинушку.
Посоветовались тогда странники и говорят:
– Хватит, Илья Муромец, тебе силушки.
И не стали больше посылать его за водой,
а стали говорить ему так:
– Слушай, добрый молодец, Илья Муро-
мец! Дали мы тебе ноги, дали силу бога-
тырскую – ничто не мешает тебе поездить
по Русской земле. Но помни: не оби-
жай беззащитных, а бей вора-разбойника,
не борись с родом Мику’ловым: его мать
сыра-земля любит. Да ещё не борись со
Святого’ром-богатырём: его мать сыра земля
через силу носит. А теперь, Илья Муромец,
тебе нужен богатырский конь. Но богатыр-
ского коня тебе придётся выхаживать само-
му, потому – кони тебя не вынесут.
– А где мне взять такого коня, чтоб меня
вынес? – говорит Илья Муромец.
– А вот мы тебя сейчас научим. Мимо
вашего дома в один прекрасный день пове-
дёт крестьянин жеребёнка шелудивого, пло-
хонького, поведёт пришибать его. Но ты не
отпусти его из виду, выпроси у мужичка
этого жеребёночка, поставь его в стойло
и корми пшеницей. И каждое утро выводи
его на росу, пускай он по росе катается.
А когда ми’нет ему три года, то выводи на
поле и обучай его скакать через большие
канавы, через высокие ты’ ны.
Илья Муромец слушал всё это вниматель-
но, не хотел потерять ни одного слова.
179
– Ну вот, – говорят странники, – что мы
знали, всё сказали.
Илья Муромец поблагодарил их, звал
чего-нибудь покушать, но они от всего от-
казались и ушли.
3
Остался он один-одинёшенек и захотел идти
посмотреть на отца с матерью, им помочь в
работе. Приходит к отцу, а там после тру-
довой работы все уснули. Захотел он попро-
бовать свой топор и стал рубить. Как тяпнет
топором, так он по самый о’бух уйдёт. Сила
в Илье огромадная. Порубил лес Илья Муро-
мец и воткнул топор в пень. И ушёл топор
по самый о’бух. Повтыкал он так все топоры
в пни, а сам схоронился за дерево.
Когда все пришли, отдохнувши, хотели
взяться за топоры, но сколь ни дёргали –
не могли вытащить из дубьёв. Он, может,
шуткой повтыкал топоры-то, да уж сила
была у него больно велика.
Видит Илья, не выходит у них дело, вы-
шел из-под прикрытия и подходит к отцу
с матерью. А те и глазам своим не ве-
рят: был Муромец калека, а стал здоро-
вым.
Вынул Илья Муромец все топоры и стал
родителям подсоблять. Отец не нарадуется,
глядя на работу его.
Кончили работу, пришли домой и стали
жить-поживать.
А Илья Муромец всё стал посматривать,
180
когда мужичок поведёт паршивенького же-
ребёночка. И вот видит – точно, идёт му-
жичок.
Выбегает Илья, спрашивает:
– Куда ведёшь жеребёночка?
А тот отвечает:
– Очень плох получился, пришибить надо.
Тогда Илья Муромец стал просить мужич-
ка убедительно, чтобы он уступил ему же-
ребёночка, не пришибал его. А крестьянин
и спрашивает:
– Куда тебе такой жеребёночек, такому
сильному? Он и крестьянину не годится.
Илья Муромец стал настаивать на своём,
стал опять просить:
– Продай мне жеребёночка.
Уступил мужичок Илье жеребёночка и
даже не взял с Ильи никакой платы.
181
Привёл домой Илья Муромец жеребёнка,
поставил его в стойло и стал поить и кор-
мить, как учили странники.
В скором времени на жеребёночка подей-
ствовал Ильи Муромца уход, и стал он ра-
сти очень быстро. А когда минуло ему три
года, стал он сильным конём. Илья Муро-
мец стал выводить его в чисто поле и учил
скакать через широкие канавы, расщелины,
тыны. И сам дивился, каким сильным, хо-
рошим оказался его конь.
Стал он подыскивать себе ла’ты, также кол-
чан со стрелами, тугой лук и меч. К чему
стремился, всё разыскал по своей силе.
А когда было всё готово, пришёл Илья Му-
ромец к отцу-матери, говорит:
– Дража’йший мой родитель Иван Тимо-
феевич, дража’йшая моя мамынька Ефроси-
нья Яковлевна! Давно мне хотелось по белу
182
свету погулять, людей посмотреть, себя по-
казать! Благословите меня, я поеду.
– А куда ты поедешь? – спрашивает его
отец.
– В стольный град Киев, послужить князю
Владимиру Кра’сну Солнышку.
Отец и мать заплакали:
– Ах ты, милый наш сын, мы думали
выкормить тебя себе на утешенье. А видим –
не удержишь сокола в тесной клетке. Де-
лать нечего, поезжай к князю Владимиру,
да смотри, заступайся за слабых, не оби-
жай беззащитных, бей вора-разбойника.
Илья Муромец надел на себя латы
богатырские, шлем пернатый, опоясался ме-
чом. Потом оседлал коня, сел на него и
поехал.

183
Ехал он, ехал, доехал до города Черни-
гова. И смотрит – глазам своим не ве-
рит. Вкруг города Чернигова стоит войск
тьма-тьмущая. Подступили к городу Черни-
гову три царевича басурма’нских, и у каж-
дого царевича войска по триста тысяч.
Посмотрел Илья Муромец – город за-
перт, а черниговских мужичков томят басур-
маны голодной смертью. Жалко сделалось
Илье мужичков черниговских. Подвязал он
потуже седельце своё, взял меч булатный
и полетел, как вихрь, на врагов басурман-
ских. Начал рубить он, да так быстро, как
всё равно траву косить. Видят они – силы
неравны – и пустились в бегство. Кто куда
мог – бросились врассыпную.
С крепости видят черниговские мужи-
чки – какой-то богатырь встал на их сто-
рону. А Илье бить стало некого. Подъехал
он к белополотня’ным шатрам, смотрит –
стоят три царевича басурманских ни живы
ни мертвы, побелели, как полотно, как
осиновый лист трясутся. Поравнялся с ними
Илья – упали они на колени и стали про-
сить пощады. Тогда Илья Муромец говорит
им так:
– Зачем вы обижаете мужичков? Были бы
постарше вы – снял бы я ваши буйны голо-
вы. Да больно вы молоды! Вертайтесь-ка до-
мой и скажите своим родителям: есть ещё
на Руси кому постоять за землю Русскую!
И взял он с них клятву, чтобы больше не
ездить на Русскую землю.
184
Былина
«ИЛЬЯ МУРОМЕЦ И СВЯТОГО’Р»
(отрывки)

Из да’леча-дале’ча, чиста’ поля’,


Выезжал старый казак да Илья Муромец,
Илья Муромец да сын Ива’нович,
Увидал Святогора он бога’тыря:
– Что за чудо вижу во чисто’м поле’,
Что бога’тырь едет на добро’м коне’,
Под бога’тырем-то конь да будто
лютый зверь,
А бога’тырь спит крепко-на’крепко?
Как вскричал Илья да зычным голосом:
– Ох ты гой еси’, уда’лый
добрый мо’лодец,
Ты что, мо’лодец, да издеваешься,
185
А ты спишь ли, бога’тырь,
аль притворяешься?
Не ко мне ли старому да подбираешься?
А на это я могу ответ держать. –
От бога’тыря да тут ответа нет.

Рассердился тут старый казак


да Илья Муромец,
А берёт он шелепу’гу* подоро’жную,
А не ма’лу шелепу’гу –
да во со’рок пуд,
Разъезжается он со чиста’ поля’,
А с разъезду ударяет он бога’тыря,
И отшиб он себе да руку правую.
Тут бога’тырь на коне да просыпается,
Говорит бога’тырь таково слово’:
– Ох, как больно русски мухи кусаются!

Поглядел бога’тырь в руку правую,


Увидал тут Илью Муромца.
Он берёт Илью да за желты’ кудри’,
Положил Илью да он к себе в карман,
Илью с лошадью да богаты’ рской.
И поехал он да по святым горам,
По святым горам да Арара’тскиим.

Как день он едет до вечера,


Тёмну ноченьку да он до утра’,
И второй он день едет до вечера,
Тёмну ноченьку он до утра,
,
*Шелепуга – плеть, кнут. Вооружение оди-
ночного человека.
186
Как на третий-тода на денёчек
Богатырский коньстал спотыка’тися.
Говорит Святогорда коню до’брому:
– Ах ты, волчья сыть* да
травяной мешок,
Уж ты что, собака, спотыкаешься?
Ты идти не можь аль везти не хошь?

Говорит тут верный богаты’ рский конь


Человеческим да он голосом:
– Как прости-тко ты меня, хозя’инушко,
А позволь-ко мне да слово вы’ молвить:
Третьи суточки да ног не скла’дучи
Я вожу двух русских могучих бога’тырей,
Да и в третиих с конём богаты’ рскиим.

Тут Святогор-бога’тырь да опомнился,


Что у него в кармане тяжелёшенько;
Он берёт Илью за желты’ кудри’,
Он кладёт Илью да на сыру’ землю’
Как с конём его да богаты’рскиим.
Начал спрашивать да он, выве’дывать:
– Ты скажи, уда’лый добрый мо’лодец,
Ты коей земли да ты какой орды?
Если ты – бога’тырь святору’сскиий,
Дак поедем мы да во чисто’ поле’,
Попробуем мы силу богаты’рскую.
Говорит Илья да таковы слова:
– Ай же ты, уда’лый добрый мо’лодец,
Я вижу си’лушку твою великую,
Не хочу я с тобой сража’тися,

*Сыть – еда, пища.


187
Я желаю с тобой побрата’тися.
Святого’р-бога’тырь соглашается,
Со добра’ коня’ да опуща’ется,
Сошли они оба во белый шатёр,
Они друг другу порассказа’лися,
Золотыми крестами поменялися,
Они друг с другом побрата’лися...

1. Чем отличается былина от богатыр-


ской сказки? А что у них общего?
2. Какой наказ дали странники Илье
Муромцу и как он его выполнял?
3. Вы заметили, наверное, что народ
наделил своих любимых богатырей огром-
ной силой. Найдите в тексте сказки и
былины, как рассказывается о силе Ильи
Муромца, Святогора.

Дедушка Фёдор продолжил свой рас-


сказ: «Богатыри, о которых сложены
сказки, были у каждого народа. Напри-
мер, , знаменитый киргизский
, богатырь
Мана
, с, узбекский
, Алпамыш, башкирский
Ура л-баты р. Они защищали свою землю,
свой народ от врагов. Одни богатыри в
сказках разных народов славились своей
необыкновенной силой, удалью и хра-
бростью. Другие побеждали врагов хи-
тростью и смекалкой. Сказок об умных
и сообразительных богатырях придума-
но множество!»

188
’ Й И ДЭВ*
ДЫЙКАНБА
,
(киргизская сказка)
Д авным-давно жил отважный охотник
по имени Дыйканба’й. В загонах у него не
было никакого скота, и жил он только тем,
что добывал на охоте. Дыйканбай был не
только отважным и сильным, но и находчи-
вым человеком.
Однажды Дыйканбай вместе с другим
охотником собрался высле’живать косу’ ль.
Пошли они в горы и наткнулись там на
огромного дэва. Нос у дэва был величи-
ной с бурдю’ к**, ноги, как пара чурбаков.
Как увидал дэв двух охотников, стал громко
смеяться – до слёз.
*Дэв – , великан, чудовище.
**Бурдюк – мешок из шкуры животного
для хранения жидкостей.
189
Дыйканбай тоже стал смеяться.
Удивился дэв.
– Я-то смеюсь от радости, что у меня
теперь будет чем полакомиться, но отчего
смеёшься ты? – спрашивает он.
Дыйканбай стал смеяться пуще прежнего
и наконец сказал:
– Моей жене захотелось поесть печёнки
дэва. За этим мы и пришли сюда. Вот я и
смеюсь: радуюсь тому, что встретил тебя,
радуюсь тому, как легко досталась мне до-
быча! Хватай дэва, мой друг, – закричал
он, обращаясь к другому охотнику, – давай
скорей вырежем его печёнку!
И Дыйканбай, притворившись, что хочет на-
броситься на дэва, с грозным видом напра-
вился к нему. Никого не боялся дэв до сих
пор, а тут до смерти перепугался и стал
молить охотников пощадить его. А Дыйкан-
бай, как увидел, что дэв струсил, стал ещё
ближе подходить к нему.
– А ну, говори побыстрей, что хотел бы ты
сказать перед смертью? – кричит он дэву.
– О смелые джиги’ ты, храбрые охотни-
ки! – взмолился дэв. – Я один у своего
отца. Просите всё, что хотите, только не
убивайте меня.
И дэв высыпал перед Дыйканбаем много
золота.
Дыйканбай собрал всё золото и говорит:
– Так и быть, возьму твоё золото, и раз
ты один у своих родителей, я на этот раз
отпущу тебя, но отныне ты не трогай бед-
190
няков и сирот. Только где же мне теперь
искать другого дэва? Если не найду, я опять
приду к тебе! – добавил он.
– Вот там недалеко, на острове посреди
реки, живут ещё три дэва, – дрожа ска-
зал дэв.
– Придётся мне вырезать печёнку у тех
трёх! – отвечал Дыйканбай.
А дэв без оглядки кинулся бежать. Охот-
ники пошли домой. Стали они переходить
через реку и вдруг видят: прямо перед ни-
ми – посредине реки, на небольшом остров-
ке, – стоят два тополя, а под ними в соро-
ка’ котлах, врытых в землю, кипит какое-то
ва’рево. Со’рок дэвов волокут к котлам каж-
дый по огромной тяжёлой ели. Как увидал
их Дыйканбай с товарищем, вскарабкались
они на высокий тополь. Дыйканбай – на
верхний сук тополя, а товарищ его – на
нижний. Скоро дэвы уселись вокруг котлов
и принялись за еду. Был тут и дэв, убе-
жавший от Дыйканбая.
– Сегодня, когда я был на Уч-Ара’ле, –
рассказывал этот дэв, – мне повстречался
какой-то отважный охотник с товарищем.
Он мне чуть было не вырезал печёнку, я
еле спасся от него, откупившись золотом.
Теперь они пошли искать другого дэва.
Я пришёл сказать вам об этом. Их надо
остерегаться, – добавил он.
Тут одноглазый царь дэвов сказал:
– Видно, тот человек был очень хитёр.
Я слышал, что человек, хотя и мал ростом,
191
но силён своим умом и находчивостью. Да,
людей надо остерегаться!
Едва он произнёс это, как вдруг сук, на ко-
тором сидел товарищ Дыйканбая, надломил-
ся и охотник свалился прямо на дэвов.
Перепугались дэвы. А Дыйканбай что было
сил закричал:
– Хватай одноглазого! Лови его, лови!
Дэвы тут же разбежались кто куда. А Дый-
канбай с товарищем вернулись домой це-
лые и невредимые.
Почему и как Дыйканбаю удалось
справиться с дэвом? Расскажите.
– А я знаю отличную богатырскую сказ-
ку! – хитро прищурившись, сказал Афа-
насий. – Дедушка, она тебе обязательно
понравится!

192
БОГАТЫРЬ ’Й
НАЗНА
,
(дагестанская сказка)

Слушайте, слушайте! Говорят, в поле


лиса с зайцем жила, а в лесу медведь с
кабаном. Так это или не так, но правда,
что жил-был в Дагестане один богатырь.
Когда нужно было идти впереди, он плёл-
ся сзади. Когда нужно было быть сзади, он
совался вперёд. Звали его Назнай-богатырь.
А стоило жене поднять дубину, как он пря-
тался за дверь. Такой он был храбрый!
Однажды ночью Назнай вышел во двор.
Светил месяц, а около стояла его жена. Без
жены он ночью не выходил: будто боялся
оставить её одну...

193
– Какая светлая ночь! Как раз для смельча-
ков да удальцов! – расхвастался Назнай.
– Волк идёт! – вскрикнула тут жена.
Со страха Назнай подскочил и больно уда-
рился головой о косяк двери.
Увела его жена в дом и сказала:
– Опротивел ты мне, трусливый! Сию
же минуту убирайся вон отсюда! Иначе не
знать тебе светлого дня, с утра до вечера
буду колотить тебя дубиной!
Еле упросил Назнай жену, чтобы позво-
лила ему остаться до утра. Утром, захва-
тив плохонькую саблю, пошёл Назнай куда
глаза глядят и дошёл до места, где недав-
но кто-то ел фрукты: туда слетелось много
мух. Взяв плоский камень, хватил Назнай по
этому месту. Потом смотрит: убил пятьсот
мух. Отправился Назнай дальше и дошёл
до какого-то города. Пришёл к кузнецу и
заказал ему чека’нную надпись на сабельке:
«Богатырь Назнай, одним взмахом побиваю-
щий пятьсот человек».
Потом он пошёл дальше и прошёл столь-
ко, сколько лягушка может перепрыгнуть.
Оказался в незнакомой стране и стал ду-
мать, где бы ему переночевать. И тут он
услышал зурну’*, барабан и песни.
«Вот это для меня! Ничего нет хуже, как
ходить с пустым животом и когда пересо-
хло в глотке», – подумал Назнай и пошёл
,
*Зурна – духовой музыкальный инстру-
мент.
194
на звуки. Смотрит: большой за’мок, обшир-
ный двор, полно мужчин и женщин и все
едят, пьют, поют, шумят.
– Гостя не примете ли? – спросил Назнай
и вошёл во двор.
Ввели его в хоромы, посадили на почёт-
ное место, кормили и поили, сколько в
него могло влезть. То были хоромы цар-
ского визи’ря*, он справлял свадьбу сына.
Когда Назнай наелся и напился, визи’ рь
спросил его:
– Откуда пришёл ты, гость? Где твой го-
род, твоя страна? Покупаешь ты что-нибудь
или продаёшь?
– Зачем мне самому говорить? Взгляни на
мою саблю, она скажет тебе, что я за че-
ловек, – отвечал Назнай.
Посмотрел визирь на саблю, выпучил глаза
и, не выпуская её из рук, бросился прямо
к царю. Царь ещё более удивился, созвал
речи’стых глупцов, сколько их было в городе,
созвал молчаливых умников, собрал большой
совет. И все сказали в один голос:
– Любой ценой, но надо удержать здесь
этого богатыря Назная, пришедшего из Да-
геста’на. Пока он будет жить среди нас, мы
будем как за каменной стеной.
Приказал царь визирю, и тот привёл На-
зная.
– Богатырь Назнай из Дагестана, – сказал
ему царь. – Я отец, ты мой сын! Возь-
,
*Визирь – царский советник.
195
ми за себя мою дочь и останься при мне,
управляй моим царством.
– А что, пожалуй, останусь! Как бы трудно
ни было, сделаю всё, что тебе угодно, – от-
вечал Назнай, покручивая усы.
И в тот же день женился он на царской
дочери.
2
По прошествии недели позвал его царь.
– Любезный богатырь Назнай, – сказал
царь, – надеюсь, что ты услужишь мне в
тяжёлый для меня день, я отдал за тебя
дочь и сделал тебя зятем и сыном. А те-
перь настал для меня чёрный день: змей
не даёт покоя моим табунам, моим стадам,
моим ота’рам. Он всегда приходил два раза
в год. Завтра он должен явиться. Выйди к
нему. Ты одним взмахом побиваешь пятьсот
196
человек! Кому же, как ни тебе, сразиться
со змеем? ,
Лишь только царь заговорил о змее, как
Назнаю со страху стало плохо. Ещё не кон-
чил царь говорить, а Назнай выбежал во
двор. Одни сказали, что он струсил; дру-
гие решили, что это он так разгневался на
змея.
А Назнай помчался домой. И как только
уснула его молодая жена, он бросился на-
утёк, чтобы спасти свою голову.
Бежал Назнай и бежал и добежал до леса.
Очень он устал, но побоялся спать на земле
и забрался на дерево. Там он обхватил обе-
ими руками толстую ветвь и уснул.
Проснувшись, глянул вниз и видит: змей
спит, обвившись вокруг ствола. Обезумел
Назнай от страха и полетел сверху вниз и
упал прямо на змея. А змей подумал, что
это в него молния ударила, с перепугу у
него лопнуло сердце, и он околел. Придя
в себя, Назнай пустился бежать. Оглянулся,
а змей лежит, не двигается.
Понял Назнай, что змей мёртв, и пошёл к
царю.
– Разве это змей? У нас в Дагестане коты
бывают такие, – сказал он царю. – Поче-
му ты не послал на него детей с палками,
не утруждая меня?
Не нашёлся царь, что ответить, так и
остался с разинутым ртом.
Спустя некоторое время опять позвал он
Назная.
197
– Любезный богатырь Назнай. Трое на’ртов*
постоянно тревожат моё царство набегами.
Завтра ты должен идти на них.
3
Снова сбежал Назнай, чтобы спасти свою
голову.
Добежал он до того самого леса, забрал-
ся на то самое дерево и заснул. Когда рас-
свело, посмотрел Назнай вниз, видит: под
деревом, стрено’жив коней, сидят три на’рта.
У Назная душа ушла в пятки, он едва не
свалился с дерева.
– У царя зять – богатырь Назнай, он од-
ним взмахом побивает пятьсот чело-
век! Не следует нам быть беспечными и
стрено’живать коней! – сказал один нарт.
,
*Нарты – сказочные богатыри.
198
– Не боялись мы до сих пор никого на
свете. А ты какого-то Назная испугался? –
отвечал другой.
Тут у них завязалась ссора, и они переби-
ли друг друга.
Спустился Назнай с дерева; взял их ору-
жие, снял с них платье, навьючил всё на
их лошадей, на третью сел сам и поехал к
царю.
Бросив перед царём всё это, он сказал:
– Такие разве бывают нарты? У нас в
Дагестане сироты так выглядят! Зачем было
посылать на них мужчин? С такими и жен-
щина управится!
Удивился царь, удивились все.
Спустя некоторое время в третий раз по-
звал царь Назная.
– Любезный зятюшка Назнай! – сказал
он. – Чужеземный царь объявил мне во-
йну. Завтра надо тебе выступить с моим
войском и пойти в его царство, иначе не
пройдёт и не дели, как вражеское войско
окружит нас и всех перебьёт. А войска
этого, как травы на земле, как звёзд на
небе.
Назнай побежал домой. Но в эту ночь
царь поставил вокруг его дома сто часовых,
боясь, как бы Назнай, увлекаемый храбро-
стью, не ушёл снова один. Как ни старал-
ся Назнай, но не удалось ему улизнуть из
дому, а тут и жена всё время вертелась
вокруг него, будто боялась, что ворона его
унесёт.
199
Назавтра царь собрал всё своё войско, во
главе его поставил Назная и отдал воинам
строгий приказ:
– Кто ослу’шается моего зятя и не будет
делать того же, что он, тот изменник.
Двинулось войско в поход. И, делая шаг
вперёд, два-три назад, подошло к вражьему
стану. Назнай от страха побежал что есть
духу, снял с себя обувь, сбросил оружие
и разделся, чтобы легче было бежать. Гля-
дя на него, всё войско сделало то же са-
мое: ведь так приказал царь. В это время
прибежала голодная собака, схватила сапоги
Назная (они были смазаны салом, околеть
бы их хозяину) и помчалась к войску.
– Ах, так? Ты ещё будешь издеваться
надо мною? – завопил Назнай и, как был
200
без одежды, кинулся вслед за собакой, а
за ним ринулось всё его войско.
«Это не люди, а черти голые», – подума-
ли чужеземные воины и в страхе разбежа-
лись кто куда, побросав оружие и казну.
Забрав всю эту добычу, Назнай вернулся
домой. А когда царь этой страны помер,
то всё войско в один голос выбрало царём
Назная.
Когда заходила речь о храбрости и под-
вигах, Назнай всегда говорил:
– Пусть будет побольше храбрецов, а
мне пусть счастье помогает!

1. Как вы думаете, понравилась ли де-


душке Фёдору эта сказка? Почему?
2. Можно ли назвать эту сказку бога-
тырской?
3. Если у Назная не было ни силы,
ни ума, ни хитрости – почему же он
победил всех врагов?
4. Можно ли назвать Назная глуп-
цом? Объясните почему.
5. Если вы смеялись, читая эту сказ-
ку, то попробуйте объяснить, что в ней
смешного.

Давайте устроим ещё одну весёлую пе-


ременку. Оказывается, дедушка Фёдор
любит не только богатырские сказки и
былины, но и книги о разбойниках и пи-
ратах. Саша прочитал ему вот такое сти-
хотворение:
201
, ,
Новелла Матвеева

ПИРАТЫ
Моя мечта –
о мачте,
Волненье –
о волне...
Не плачьте,
Не плачьте,
Не плачьте
обо мне!
Белая
матроска,
Синий
воротник...
Матросом быть
не просто,
202
Но я уже привык:
Нала’жу
вёсла-крылья,
Лодку
наклоню;
Из лодки
воду вылью,
Пиратов догоню.
Но тут
приходит мама,
А мама
так упряма!
«Куда ты?
Куда ты?
Ведь ты ещё мал!
Какие там пираты?!
Ты, братец,
опоздал!
Простудишься!
Утонешь!
Пиратов не догонишь!
Пираты были прежде...»
Ау, пираты!
Где ж вы?
Лежат
на дне морском,
Их чёрные одежды
Засыпаны
песком...
Синие дали,
Ветер затих...
Другие
203
Догнали
Пиратов моих.
Я пла’чу,
Я плачу...
А есть
на старой даче
Хороший
рыжий пёс.
Он
никогда не плачет:
Он
лает на утёс;
Он
носит поклажу...
Его зовут Пират.
Пойду его поглажу,
Уж то-то
будет рад!

204
Ребята!
Вы прочитали первую часть учебника
«Маленькая дверь в большой мир». Мы
очень надеемся, что вам было интересно
на уроках литературного чтения и что
незаметно для себя вы стали читать го-
раздо лучше. Вы просто молодцы!
А сколько нового о сказках вы узнали:
познакомились с героями волшебных и бо-
гатырских сказок, с весёлыми сказочными
человечками. Теперь вы знаете, по каким
приметам можно отличить сказку от дру-
гих литературных произведений и чем от-
личается былина от богатырской сказки.
А ещё, читая сказки, вы узнавали много
нового о жизни и людях – то есть позна-
вали мир, в котором живёте. Вы прочи-
тали и выучили наизусть замечательные
стихи. А впереди у вас ещё много инте-
ресного. Скорее открывайте вторую часть
учебника: Саша и Афанасий уже отправ-
ляются в следующую сказку!

205
Содержание

Как работать с учебником . . . . . . . . . . 3


Б. Заходер. Моя Вообразилия . . . . . . . . 5

Раздел I
«Там, на неведомых дорожках...»

Б. Заходер. Сказочка . . . . . . . . . . . . .7
Иван-крестьянский сын и чудо-юдо
(русская народная сказка) . . . . . . . . 10
П. Ершов. Конёк-Горбунок (отрывки) . . . 20
А. Пушкин. Сказка о рыбаке и рыбке . 32
В. Одоевский. Мороз Иванович . . . . . . 41
П. Бажов. Серебряное Копытце . . . . . . 52
Мальчик Золотой Хохолок и девочка
Золотая Коса (литовская сказка),
перевод З. Задунайской . . . . . . . 66
Русские народные скороговорки . . . . . 83

Раздел II
Сказочные человечки

Морская прогулка
(голландская народная песенка),
перевод И. Токмаковой . . . . . . . . 85
Т. Янссон. Шляпа Волшебника (отрывки),
перевод В. Смирновой . . . . . . . . 87
Дж. Р.Р. Толкин. Хоббит (отрывки),
перевод Н. Рахмановой . . . . . . . 104
А. Милн. Винни Пух и Все-все-все
(отрывок), пересказал Б. Заходер 128
206
Б. Заходер. Песенки Винни Пуха
из мультфильма . . . . . . . . . . . . 135
А. Толстой. Золотой ключик,
или Приключения Буратино (главы) 138
Дж. Родари. Приключения Чиполлино
(отрывок),
перевод И. Константиновой . . . . . 154
А. Линдгрен. Малыш и Карлсон,
который живёт на крыше (отрывки),
перевод Л. Лунгиной . . . . . . . . 159

Раздел III
Сказочные богатыри

А. Пушкин. Руслан и Людмила


(отрывок) . . . . . . . . . . . . . . . . 172
Сказка про Илью Муромца
(отрывок) . . . . . . . . . . . . . . . . 175
Былина. «Илья Муромец и Святогор»
(отрывки) . . . . . . . . . . . . . . . . 185
Дыйканбай и дэв (киргизская сказка),
перевод М. Богдановой . . . . . . . 189
Богатырь Назнай
(дагестанская сказка), перевод
М. Саидова и У. Далгат . . . . . . 193
Н. Матвеева. Пираты . . . . . . . . . . . 202
Обращение
к читателям-второклассникам . . . . . . . 205

207
Бунеев Рустэм Николаевич, Бунеева Екатерина Валерьевна

ЛИТЕРАТУРНОЕ ЧТЕНИЕ
2 класс
В 2 частях. Часть 1

Концепция оформления и художественное редактирование – П.А. Северцов

Подписано в печать 27.02.15. Формат 70х108/16.


Печать офсетная. Бумага офсетная. Гарнитура Журнальная.
Объём 13 пл. Тираж 5 000 экз. Заказ

Общероссийский классификатор продукции ОК-005-93, том 2;


953005 – литература учебная

Издательство «Баласс»
109147 Москва, Марксистская ул., д. 5, стр. 1
Почтовый адрес: 111123 Москва, а/я 2, «Баласс»
Телефоны для справок: (495) 368-70-54, 672-23-34, 672-23-12
http://www.school2100.ru E-mail: izd@balass.su

Отпечатано в филиале «Смоленский полиграфический комбинат»


ОАО «Издательство “Высшая школа”»
214020 Смоленск, ул. Смольянинова, 1