Вы находитесь на странице: 1из 158

Спасибо, что скачали книгу в бесплатной электронной библиотеке RoyalLib.

ru
Все книги автора
Эта же книга в других форматах

Приятного чтения!

Бретон Ги
Наполеон и женщины

Ги Бретон
Наполеон и женщины
Бретон ГИ
Наполеон и женщины
Анонс
С незапамятных времен известно, что миром правит любовь. Французский писатель и
историк Ги Бретон решил доказать, что ради коротенького "да" любимой женщины
государственные мужи объявляли войны, запрещали религии, принимали абсурдные законы,
то есть вершили историю под влиянием страсти к даме сердца. Такой взгляд на историю
спорный, но удивительно увлекательный.
Памяти моего предка Жана-Батиста-Проспера Жоллуа, египтолога, участника
бонапартовской экспедиции в Египет
"Когда мы терпим поражения, удел женщин - скрашивать наши невзгоды".
Наполеон
Нет сомнения, что портрет Наполеона в этой книге удивит читателя.
В изображении историков, унылых, серьезных и чопорных, император лишен
человеческих черт. Стремясь создать облик полубога, они упустили из виду человека и не
показали нам императора в человеческом аспекте, например, в постели с дамой.
А ведь Наполеон обожал женщин. Ради них он откладывал в сторону досье, планы
военных кампаний, забывал и про своих солдат, и про маршалов.
Он тратил миллиарды французских денег, чтобы привлечь женщин, написал тысячи
любовных писем, чтобы соблазнить их. Лаская их, он потратил столько дней и ночей, что
трудно понять, когда же он управлял своей империей и вел войны.
Многие ли знают, что у него было столько любовниц, сколько у Людовика XV,
Франциска I и Генриха IV вместе взятых?..
Он не мыслил жизни без женщин, и те, кто не может представить его себе резвящимся в
постели, никогда не поймут его характер.
Среди своих подруг он проявляет одно из своих самых ярких качеств мальчишество.
Как мальчишка он скачет с дамами своего двора по газонам Мальмезона, играя в догонялки;
прячется под подушками, чтобы посмешить м-ль Жорж; переодетый в мещанское платье,
крадется по ночному Парижу, направляясь к любовнице, или бегает босиком по коридорам
дворца за молоденькой лектрнсой, чьи аппетитные ягодицы восхитили его.
Некоторые женщины дали ему только минуту наслаждения, другие повлияли на его
судьбу: благодаря Жозефине он получил командование итальянской армией; Полина Фуре
помогла победе в Египте; Дезире Клари содействовала успеху переворота 18-го брюмера и т.
д.
Вполне очевидно, что мы далеко отошли от стандартной Великой Легенды об
Императоре.
Но, конечно, такой необычный портрет Наполеона - мальчишки и юбочника требует
бесспорных доказательств. Вот почему, изображая наиболее необычные сцены, мне
приходится вводить длинные цитаты - свидетельства современников.
Итак, я покажу вам, что Наполеон далеко - о, далеко не всегда красовался в
величественной позе, заложив руку за отворот жилета...
ЖОЗЕФИНА ПРИНОСИТ В ПРИДАНОЕ БОНАПАРТУ КОМАНДОВАНИЕ
ИТАЛЬЯНСКОЙ АРМИЕЙ
"Приданое - причина брака; любовь - только повод".
Коммерсон
2 октября 1795 года около четырех часов дня два конных жандарма из Парижа заняли
пост у входа на мост Круассисюр-Сен и начали подкручивать свои усы с тем задумчивым и
подозрительным видом, который уже тогда был присущ конно-полицейской страже.
В то же время семьдесят их коллег выстроились на дороге из Нантерра в Буживаль на
расстоянии ста метров один от другого и прилежно занялись тем же делом.
Это построение (а его можно было наблюдать регулярно, раз в неделю) не имело целью
охрану военных лиц или чрезвычайного посла.
Семьдесят два жандарма должны были покручивать свои усы в золотой осенний день
на одной из дорог Иль-де-Франса, потому что сегодня Баррас отправлялся к своей
возлюбленной м-м де Богарнэ, живущей в маленьком домике в Круасси, для того, чтобы
предаться с ней греховным, но приятным радостям плоти.
Будущая императрица сняла этот домик в 1793 году, с помощью своей землячки с
Антильских островов мадам Остен. После ареста виконта де Богарнэ Жозефина, беспокоясь
за судьбу своих детей, поместила дочь ученицей в парижскую модную лавку, а Евгения -
подмастерьем столяра в Круасси.
Чтобы усилить пикантность своих забав, Баррас, который иногда проявлял в любви
некое стадное чувство, пригласил к своей метрессе <"Метресса" здесь и далее это слово
употребляется в смысле "постоянная любовница значительного лица", т. е. героя этой книги.
Бонапарта, у которого, как в данном случае и у Барраса, нередко бывало одновременно
несколько связей. Это слово, как нам кажется, в контексте книги подходит более, чем русские
слова "любовница" или "содержанка", передавая присущий стилю колорит французской
галантности и иронии. - Прим. пер.> нескольких ее подруг, неугомонных, легкомысленных и
уступчивых. Был заказан обед. Около пяти часов большая карета, нагруженная отборными
деликатесами, корзинами вин и шампанского, подъехала к воротам мадам Богарнэ. Мари-
Роза <Мадам де Богарнэ тогда еще не носила имя Жозефина, которое Бонапарт придумал для
нее позднее. - Прим. пер.> выбежала в сад и велела кучеру закрыть ворота. Во времена
нехваток жителям Круасси незачем было знать, как снабжает свою метрессу председатель
Конвента.
Сад заперли, провизию и вино выгрузили из кареты. Стол был накрыт в маленькой
гостиной, за тарелками и стаканами Мари-Роза послала к соседу, мосье Паскье, который
впоследствии стал префектом императорской полиции <Паскье. Мемуары: "В доме мадам
Богарнэ, как нередко бывало в креольских домах, изобилие причудливо сочеталось с
недостатком необходимого: птица, дичь, редкие фрукты громоздились на кухне (это во
времена самых острых нехваток!), но в доме не хватало кухонной и столовой посуды".>.
К шести часам прибыла еще одна карета: приехали мадам Тальен и мадам Амлен,
сладострастная креолка, походка которой околдовывала мужчин, и при ней два молодых
красавца крепкого сложения, которых прекрасная Терезия возила с собой "на всякий случай".
Мари-Роза встретила их светскими выражениями преувеличенного восторга, которым с
некоторым удивлением внимал кучер.
Потом все расположились в розовой аллее, чтобы до изнеможения обсуждать очередной
светский скандал.
Без четверти семь у ворот появился всадник - прибыл Баррас. Три женщины кинулись
нежно его обнимать, и все направились к столу, в то время как семьдесят два конных
жандарма, с великолепными усами, исполнив свой долг, рысцой возвращались в Париж.
***
Обед прошел очень весело. После супа все три женщины сняли платья и белье,
оставшись голыми. Перед вторым блюдом Терезия окунула кончики своих грудей в бокал
шампанского, налитый себе Баррасом. Когда подали птицу, Мари-Роза украсила себя,
воткнув левкой "в корзиночку". Когда приступили к салату, Фортюне Амлен, обвязав талию
салфеткой, исполнила чувственный танец. Перед десертом Терезия, встав на четвереньки на
ковер, "изобразила рассерженную африканскую пантеру". И, наконец за сыром Мари-Роза,
сев на колени к Баррасу, "показала ему, - по выражению барона Буйе, - как искусно она умеет
разжечь мужчину своей прелестной подвижной задницей"'.
Дела принимали все менее гастрономический оборот. Будущая императрица увлекла
будущего члена Директории на канапе и повела себя - продолжаем цитировать барона Буйе -
"как добрая хозяйка, заботящаяся о благоденствии своих гостей".
В то время как Баррас вслед за левкоем проник "в хорошенькую корзиночку", мадам
Тальен развлекалась у камина с одним из своих спутников "на всякий случай", а мадам
Амлен предоставила свое упоительное тело гурманству второго красавца.
Ночь закончилась весьма бурно, и когда ранним утром лучи солнца прорезали
распластавшийся над Сеной туман, они осветили в гостиной на ковре Мари-Розу и ее подруг,
сраженных сном в довольно непристойных позах.
***
В семь часов утра семьдесят два жандарма были уже на своем посту у моста Круасси
для охраны возвращающегося в Париж Барраса и его любезных статисток. Нельзя же было
подвергать риску нападения бандитов с большой дороги или злокозненных роялистов такого
рьяного и самоотверженного защитника демократических свобод.
В девять часов Баррас, слегка усталый, вышел из комнаты Мари-Розы, с удовольствием
вдыхая запахи осеннего утра. Он чувствовал себя превосходно. Когда он отвязывал лошадь,
на дорожку сада вышла Мари-Роза в прозрачном пеньюаре и окликнула его:
- Поль!
Она обвила руками его шею, ласковая, лепечущая, очаровательная. Он понял и спросил
довольно сухо:
- Сколько тебе надо?
Она потупилась.
- Я должна за платья три тысячи франков (девять тысяч наших старых франков).
- Пришлю сегодня вечером.
Она радостно кинулась ему на шею. Со слегка раздосадованным видом он отстранил ее,
потрепал по щеке, вскочил на лошадь и пустил ее в галоп.
Мари-Роза вернулась к себе, веселая, не подозревая, что эта просьба разлучит ее с
Баррасом и совершенно изменит ее судьбу.
***
По дороге в Париж председатель Конвента размышлял. Только несколько дней назад к
нему явилась мадам Тальен и попросила от имени Мари-Розы большую сумму. Он отказал.
Но Терезия направилась к секретеру и выгребла все деньги, которые там были.
- Дорогой мой, - сказала она, смеясь, - ваши метрессы не должны ни в чем иметь
недостатка. Разве они не угождают вашим вкусам со всем усердием?
Баррас тоже рассмеялся. Но сегодня утром он вдруг почувствовал, что устал содержать
любовницу, которая не может устоять перед драгоценностью или куском шифона, бросает
деньги на ветер и беспечно берет в долг, словно женщина легкого поведения, "считающая,
что предусмотрительная природа от рождения снабдила ее удобным устройством под пупком,
позволяющим расплачиваться по счетам".
Он решил порвать.
Но что будет с Мари-Розой? Он подумал с минуту и улыбнулся - удачная мысль! Чтобы
избавиться от этой женщины, он выдаст ее замуж за маленького Бонапарта, который давно
уже мечтает укрепить свое положение посредством светского брака.
Чтобы преодолеть снобизм мадам Богарнэ и добиться от нее согласия на этот неравный
брак, надо вытащить из темного угла этого тощего генерала, который был представлен ей на
одном из вечеров мадам Тальен, и дать ему возможность продвинуться. А что касается
корсиканца, то брачный союз с аристократкой приведет его в восторг.
Таким образом, каждый получит свое, а будущий член Директории освободится от
неудобной связи и посвятит себя целиком прекрасной Терезии, любовный талант которой он
оценил этой ночью.
***
Пока Баррас строил планы ее будущего, Мари-Роза наслаждалась болтовней с
подругами за легким завтраком. В десять часов мадам Тальен, мадам Амлен и два кавалера
поднялись в карету. В последнюю минуту в карету села и Мари-Роза:
- Я проеду с вами до парижской дороги и вернусь пешком.
Она сошла на втором повороте и минуту стояла, махая рукой друзьям. Когда карета
скрылась из виду, она пошла потихоньку, собирая цветы и поглядывая сквозь деревья парка
на крыши большого строения на холме. Она знала легенду этого замка: в XI веке вождь
норманнов по имени Одон обосновался здесь, чтобы нападать на проезжих путников,
грабить, а иногда убивать их. Легенда сообщала и о том, что этот дикарь приводил в свое
жилище женщин и девушек округи и грубо насиловал их на сундуке.
Одон навел такой ужас на окрестных жителей, что дом его прозвали "плохой или злой,
зловещий дом", и на протяжении нескольких веков крестьяне считали, что в развалинах
замка живет дьявол.
Эти легенды не напугали монахов Сен-Дени, которые начали возделывать там землю. В
XVII веке был отстроен и замок, - Мари-Роза знала, что с 1792 года он принадлежал богатому
банкиру Лакульте де Кантеле.
Это владение, в силу какого-то предвосхищения судьбы бывшее обычно конечной
целью прогулок будущей императрицы, был знаменитый впоследствии Мальмезон.
***
Баррас прибыл в Париж в полдень, веселый и довольный. Когда он слезал с лошади, к
нему подбежал секретарь Конвента и сообщил тревожные новости. Роялисты, стремившиеся
к восстановлению Бурбонов, завербовали большое число сторонников в Национальной
гвардии; можно было ожидать плохих последствий.
На следующий день, 4 октября (12 вандемьера) события развернулись стремительно.
Ошеломленные члены Конвента узнали, что монархисты, располагающие сорокатысячной
армией, собираются двинуться на Тюильри. Баррас был немедленно назначен
главнокомандующим Внутренней армией. Он сместил перепуганного генерала Мену,
вступившего в переговоры с инсургентами, и предложил заменить его своим ставленником
Бонапартом.
- Этот человек нам подойдет. Он спас Тулон. Он будет действовать по нашей указке.
Комитет Общественного Спасения единодушно поддержал Барраса, но тот вынужден
был дополнить свое сообщение:
- Генерал сейчас в запасе, так как он отказался служить в армии в Вандее...
- Немедленно вернуть его на действительную службу! - воскликнул председатель
Комитета, у которого пот градом катился по щекам.
Этого Баррас и добивался. Он послал за Бонапартом в гостиницу "Синий циферблат" на
улице Юшетт. Гвардеец, посланный Баррасом, вернулся через полчаса, но не обнаружил
будущего императора в грязном и дурно пахнущем номере, который тот снимал.
Раздосадованный Баррас приказал искать своего протеже во всех отелях и кафе,
которые тот имел обыкновение посещать. К девяти часам вечера было проверено двадцать
пять отелей и семнадцать кабачков, - безрезультатно.
Где же находился Бонапарт? Где?
У противника.
Надо заметить, что Конвент, быть может, и не проявил бы такого великодушия, если бы
Фрерон, влюбленный в Полину Бонапарт, не жаждал завоевать расположение ее брата.
С пяти часов после полудня Бонапарт вел переговоры с инсургентами. Находясь в
запасе, он был лишен военного жалованья, не имея высокого покровительства, он получал
очень скудную сумму в топографической службе Армии. В таком положении у него возникла
мысль подороже продать свою шпагу врагам Конвента.
Спор был очень резким; роялисты, рассматривая Бонапарта как наемника, предлагали
только деньги; он же требовал адъютантов и крупного военного поста в случае победы, ну и,
конечно, запрашивал более высокую сумму, чем ему предлагали.
Но переговоры были неожиданно прерваны: когда брегет прозвонил шесть часов,
Бонапарт встал и заявил:
- Мы еще продолжим эту дискуссию, а сейчас извините, меня ждет неотложное дело.
Это "неотложное дело", которое решило его судьбу, было... сентиментальное рандеву.
Послушаем барона Буйе: "Накануне 13 вандемьера, пишет он, - Наполеон покинул
роялистов, которые уже считали его завербованным, чтобы встретиться в Театре Фейдо с
маленькой работницей по имени Сезанна, жившей на улице Сурдьер, где молодой офицер
проводил иногда ночь, чтобы предаться вместе с молодой девушкой самому приятному из
всех занятий.
Ей было восемнадцать лет, она зарабатывала рисованием портретов. Бонапарт
познакомился с ней однажды вечером в Театре Республики, в который ему нередко давал
контрамарки его друг Тальма".
Барон добавляет пикантную деталь: "Комнатка Сюзанны была так мала, что Бонапарт
вынужден был класть свою шпагу на стол, а треуголку на горшок с водой, после чего
приступал к делу... Молодая девушка заботилась о нем: стирала белье, чинила чулки, варила
сосиски с горохом, которые он очень любил".
Дорис уточняет эту сторону отношений любовной пары: "Эта любовь была удачей для
Наполеона. Живя в складчину с молодой художницей, он тратил за неделю сумму, которую
раньше тратил за день" <Любовные истории Наполеона и принцев и принцесс его семьи.
Париж, 1812.>.
Комическая опера. - Прим. пер.
2 Фамилия ее осталась неизвестной.
Итак, знаменитая звезда Наполеона взошла вечером 12-го вандемьера 4-го года
Республики в облике обворожительной юной блондинки. Ведь если бы он руководил
военными действиями на стороне роялистов, защитники Конвента 13-го вандемьера были бы
разгромлены, Людовик XVIII взошел бы на трон, и не было бы никакой Империи.
***
Бонапарт встретился с Сюзанной в Театре Фейдо, где в этот вечер шла опера Керубини
"Лодоиска".
Они сидели рука об руку и с нетерпением ждали арии, которую в те дни распевал весь
Париж:
Терять любимую
Я не желаю,
Лишь для нее живу
И умираю.
В антракте в ложу вбежал запыхавшийся приятель.
- Баррас повсюду ищет тебя! - сказал он Бонапарту. - Его только что назначили
командующим Внутренней армией, он хочет сделать тебя своим заместителем.
Он сообщил Бонапарту о восстановлении его в действующей армии и описал смятение,
царящее в Конвенте.
- Ты не должен терять ни минуты!
Бонапарт сразу решил, что перевод из запаса в действующую армию и обещания
Барраса выгоднее сделки с роялистами и, оставив Сюзанну внимать сладкозвучной музыке
Керубини, ринулся в Тюильри.
Баррас принял его без восторга.
- Где ты был?
- В театре.
- В театре, когда Республика в опасности! Ты сумасшедший!
Колкий тон Барраса уязвил Бонапарта, но он сдержал свое раздражение и спросил,
какой пост он может занять в борьбе против инсургентов.
- Все командные посты получили офицеры, явившиеся раньше тебя, - сухо ответил
Баррас. - Будешь одним из моих адъютантов.
Как раз в этот момент Баррас получил сообщение, что роялисты собираются атаковать в
четыре часа утра. Он повернулся к Бонапарту, который шел следом за ним, опустив голову:
- Теперь видишь, что нельзя терять ни минуты. Я вправе был сердиться на тебя за
опоздание.
Потом он смягчился и дал понять Бонапарту, что назначает его своим первым
заместителем.
У Бонапарта уже возник план. Он поручил молодому и энергичному кавалерийскому
офицеру - это был Мюрат - доставить к Тюильри пушки, находящиеся в Саблоне. Благодаря
этому маневру на рассвете 13 вандемьера перед Тюильри был заслон, который давал
возможность сдержать натиск инсургентов.
Те все утро группировали свои войска в пространстве между улицей Сент-Оноре и
улицей Конвента (сегодня - улица Святого Роха). За это время Бонапарт, в распоряжении
которого было всего семь тысяч человек, окопался, превратив Тюильри в укрепленный
лагерь.
Роялисты атаковали в пять часов вечера. Они оказались лицом к лицу с человеком,
который накануне продавал им свою шпагу. Мощный артиллерийский огонь разметал их
войско сначала на Королевском мосту, потом - на ступенях церкви святого Роха. Они
обратились в бегство, оставив на мостовой пятьсот убитых.
Восстание было подавлено. 24 вандемьера (16 октября) благодарный Конвент назначил
своего защитника генералом дивизии и главнокомандующим Внутренней армии. Ставший за
одни сутки национальным героем, Бонапарт сразу оказался в центре внимания парижского
общества. Его чествовали, прославляли, приглашали. Еще недавно он не знал, где
позавтракать, теперь для него были открыты все столичные салоны. Каждый хотел принять у
себя новую знаменитость, - "генерала Вандемьера".
Баррас воспользовался этим ажиотажем, чтобы подготовить свадьбу и избавиться от
мадам де Богарнэ. Он устроил обед, на который были приглашены Камбасере, Фрерон,
Карно, Тальма, Бонапарт и его младший брат Люсьен, банкир Увран, мадам Тальен и Мари-
Роза.
Мадам Богарнэ не узнала робкого и неловкого "кота в сапогах", с которым ее
познакомили в салоне Терезии. Как "гриб-гигант, выросший за восемь дней", Бонапарт
преобразился. Он держался уверенно, непринужденно. Сидевшая рядом с ним Креолка с
любопытством расспрашивала его о Корсике, которую она, впрочем, путала с Сицилией. Ее
детские ужимки, сюсюканье забавляли молодого генерала, который, отвечая, склонялся к
соседке с пылом, подогретым превосходным вином Барраса.
Будущий член Директории краем глаза следил за парочкой и решил, что дела идут на
лад и его план может осуществиться. Довольный, он обнял прекрасную Терезию,
ослепительная улыбка которой так выигрывала на фоне черных пеньков во рту мадам де
Богарнэ.
После этого обеда, как и предполагал Баррас, хорошо знакомый с психологией
содержанок, Мари-Роза поняла, что Баррас предпочел мадам Тальен, и решила, что в таком
случае надо не упустить Бонапарта.
Но как встретиться с ним снова? Поразмыслив, она нашла хитрую уловку. Зная о
приказе конфисковать оружие у парижан, она послала к Наполеону своего сына...
Вот как отражена эта сцена в "Мемуарах Святой Елены".
"Был издан приказ об изъятии оружия по секциям Парижа. Мальчик лет десяти-
двенадцати явился на прием к генералу, умоляя вернуть ему шпагу покойного отца, тоже
генерала Республики.
Это был Евгений Богарнэ, будущий вице-король Италии. Растроганный Наполеон, на
которого к тому же произвели впечатление красота и грация мальчика, не отказал ему в этой
просьбе; увидев шпагу отца, Евгений разрыдался. Генерал проявил такую
благожелательность, что мадам де Богарнэ сочла своим долгом прийти на следующий день,
чтобы поблагодарить его. Наполеон не замедлил с ответным визитом".
Итак, хитрость удалась, и через несколько дней Наполеон дернул дверной звонок
особняка на улице Шантэрэн где креолка жила с 10 вандемьера. Принятый весьма радушно,
он был очарован элегантной женщиной, которая казалась ему богатой и аристократичной.
Если она стремилась найти нового покровителя, то он рассчитывал на состояние,
которое предполагал у мадам де Богарнэ.
Первая встреча внушила надежды Мари-Розе: пылкий молодой генерал буквально
раздевал ее взглядом.
Она надеялась на повторный визит, но Бонапарт, в своей новой должности занятый
множеством дел, заставлял себя ждать.
Тогда она написала ему записку, которая не оставляла новому поклоннику никаких
сомнений в ее желаниях:
"Вы не приходите навестить женщину, которая питает к Вам самые нежные дружеские
чувства. Вы делаете ошибку, пренебрегая ими.
Приходите завтра обедать со мной, я должна поговорить с Вами о Ваших же интересах.
Добрый вечер, мой друг, обнимаю Вас.
Вдова Богарнэ".
Слегка ошеломленный, Бонапарт тем не менее ответил немедленно:
"Я не понимаю, что могло вызвать Ваши упреки. Поверьте мне, что никто так горячо не
желает Вашей дружбы, как я. Я готов на все, чтобы доказать это. Если мои служебные
обязанности не воспрепятствуют, я сам занесу Вам это письмо.
Бонапарт <Виопа Раptе (итал.) - "хорошая сторона".>".
В тот же вечер он явился к обеду в особняк на улице Шантэрэн, и после десерта она
увлекла его в свою спальню. Там он мигом накинулся на нее, повалил на кровать и
стремительно задрал ей юбки. Виконтессе было по нраву такое обращение. Потом он в
мгновение ока разделся, завернулся в простыню и, нахмурив брови, нырнул в глубину
постели с таким целеустремленным видом, как пожарный бросается в пламя.
В два часа ночи Жозефина <Моя нежная любовь (итал).> (отныне она будет носить это
имя) задремала, истомленная ласками.
На следующий день Наполеон написал ей письмо, орфографию которого мы сохраняем
в неприкосновенности:
"7 часов утра.
Я просыпаюсь, полный тобой. Твой портрет и воспоминание о вчерашнем вечере не
дают мне покоя. Моя нежная, несравненная Жозефина, как странно Вы волнуете мое сердце!
Вы сердитесь? Может быть, я увижу Вас грустной? Встревоженной? Я не найду покоя, если
Вам плохо; моя душа разорвется... Но мое счастье в том, что я могу излить свое бездонное
чувство на Ваши губы, и вдохнуть пламень, что меня сжигает, в Ваше сердце! Сегодня ночью
я ощутил, что Ваш портрет не может мне заменить Вас - живую.
Мы увидимся только в три часа; в ожидании, посылаю тебе тысячу поцелуев, - но не
возвращай мне их, твои поцелуи слишком горячат мою кровь. Б. П."
Некоторое время любовники встречались тайно; став главнокомандующим Внутренней
армии, Бонапарт решил жениться на Жозефине.
Хотя он пылал любовью к прекрасной вдове, но хотел бы посоветоваться с другом, а так
как судьба - злорадная насмешница, то он обратился за советом к Баррасу.
Увидев входящего к нему озабоченного Бонапарта, член Директории понял, что его
план осуществился. Чтобы Бонапарт не догадался о том, что Баррас заинтересован в его
браке, он начал упрекать генерала, что тот расходует деньги армии на подарки Жозефине.
- Лучше бы ты послал денег своей семье, которая бедствует!
- Бонапарт покраснел, - пишет Баррас в своих мемуарах, но не отрицал, что он делает
Жозефине значительные подарки; когда я начал подшучивать над его щедростью, он тоже
засмеялся и возразил:
- Я никогда не делал подарков метрессе, не соблазнял девушек; в любви я предпочитаю
срывать зрелый плод, а не пестовать его, как заботливый садовник... Ну а если я тебе скажу,
что мои отношения с мадам де Богарнэ серьезны и подарки можно рассматривать как
свадебные?
Баррас едва не рассмеялся, но постарался сделать вид, что обдумывает вопрос, и
ответил:
- Ну, что ж, идея не так уж плоха...
- И, знаешь ли, мадам де Богарнэ богата!
Роскошь в доме Жозефины ослепила Бонапарта; он не знал, что она у всех берет
взаймы, а имение на Мартинике в действительности принадлежит ее матери. - Ну, что ж, -
сказал Баррас, - если ты пришел со мной посоветоваться, я отвечу тебе: а почему бы нет? Ты
живешь один, ничем не связан... Ты говорил мне, что не хочешь терять времени: так женись!
Женатому человеку легче завоевывать положение в обществе...
***
Именно в таком одобрении и нуждался Бонапарт; он поблагодарил "друга" и ушел с
легким сердцем, оставив Барраса упиваться своим торжеством.
Действие развертывалось, как в хорошо поставленном водевиле: Жозефина тоже
пришла за советом к члену Директории.
Послушаем рассказ Барраса об этой сцене:
"Несколько дней спустя ко мне пришла мадам Богарнэ. Она начала с того, что в
предполагаемом союзе сердце ее не участвует, что этот "кот в сапогах" - последний из
мужчин, которых она могла бы полюбить, но увы! Выбирать не приходится. Он из нищей
семьи, никто из его родни не преуспел в жизни, кроме одного брата, который выгодно
женился в Марселе и обещал помогать братьям и сестрам...
Мадам де Богарнэ рассказала мне, что Бонапарт делает ей богатые подарки.
- Так что, может быть, он богаче, чем я думаю. Он не знает о моих стесненных
обстоятельствах, - продолжала она, - он думает, что у меня есть состояние и большие
надежды на Мартинику. Вы не должны проговориться об истинном положении дел, Баррас, -
не то все сорвется. Вы не будете возражать против этого брака, раз я не люблю Бонапарта, - я
всегда буду любить только Вас. Роза всегда будет Вашей, как только Вы пожелаете. Но Вы
меня больше не любите, - воскликнула она, залившись потоком слез, которые умела
проливать в необходимый момент, - и в этом мое горе; ничто не может меня утешить. Никого
в мире я не любила так, как Вас!..
- А Оша? - ответил я, сдерживая улыбку, - Его Вы тоже любили превыше всего, однако
же были и его адъютант Ванакр, и tutti guanti . О, Вы ретивая обольстительница!
Обескураженная мадам Богарнэ залилась слезами и начала целовать руки Барраса.
Измученный Баррас вызвал звонком лакея и приказал заложить карету, чтобы отвезти
посетительницу домой в сопровождении своего адъютанта. "Ее слезы мигом высохли, лицо
приняло спокойное и кокетливое выражение.
Вернувшийся лейтенант сообщил, что довез даму домой в добром здравии. Правда, по
дороге она иногда вздыхала и роняла обрывочные фразы:
- Почему собственное сердце не повинуется мне? Зачем любить такого человека, как
Баррас? Почему мне не удается разлюбить его? Как я смогу полюбить другого? Заклинаю
Вас, скажите ему, что я принадлежу ему навек и никого больше не полюблю..."
Само собой, эти слова польстили Баррасу, и все же он благословил судьбу за то, что
вовремя толкнул неудобную любовницу в объятия Бонапарта.
Между тем Жозефина на улице Шантерэн, встретившись с "нареченным", поведала ему
о свидании с Баррасом.
- Он был ужасен... Он пытался изнасиловать меня. И раньше он меня домогался, но на
этот раз он схватил меня, хоть я отбивалась... Мы упали на ковер, я потеряла сознание...
Негодующий Бонапарт заявил, что он немедленно потребует объяснений у человека,
посягнувшего на честь его будущей супруги.
Жестом, который вдохновил потом знаменитого художника Гро, он схватил свою шпагу.
Испуганная Жозефина удержала его и принялась ласкаться.
- Послушай, Баррас, конечно, груб, но в общем-то он человек добрый и услужливый.
Он верен друзьям и стойко поддерживает их. Надо принимать людей такими, каковы они
есть. Ведь Баррас может быть нам сейчас полезен, не правда ли? Это бесспорно. Будем
исходить только из этого.
Эта небольшая речь успокоила Бонапарта, который умел извлекать свою выгоду в
самых сложных ситуациях, и он произнес, улыбаясь, фразу, которую историки-наполеонисты
редко цитируют:
"О! Если он даст мне командование итальянской армией, я ему все прощаю, я буду ему
признателен и блестяще оправдаю его рекомендацию; это назначение даст мне возможность
развернуться, мы будем купаться в золоте..."
Именно такая перспектива прельщала Жозефину. - Ты получишь это назначение! -
воскликнула она. Бонапарт знал, как ее отблагодарить. Он взял креолку на руки, отнес на
кровать, раздел, постарался ублаготворить хорошо испытанным способом.
С этого момента, по выражению Роже де Парна, невеста Бонапарта стала служанкой его
честолюбия. Почти каждый день он отправлял Жозефину к Баррасу ходатайствовать о
назначении Бонапарта главнокомандующим армии в Италии. Он словно забыл об
отношениях, которые связывали ранее, а может быть еще и теперь, члена Директории и
виконтессу.
Эта беспардонность шокировала людей, прежде всего самого Барраса.
Послушаем его:
"Признаю ли я это? Да, я это признаю в своих "Мемуарах", которым я хотел бы дать
более скромное название "Признаний" - признаю настолько прямо, насколько это может
сделать француз, воспитанный в правилах рыцарства, - да, я имел связь с мадам Богарнэ.
В моем признании нет ни хвастовства, ни излишней скромности - ведь это было
известно моим знакомым, мадам де Богарнэ называли одной из моих первых возлюбленных.
Если Бонапарт, часто бывавший у меня, знал об этом, то он относился к этому безразлично,
как бы с высоты своего превосходства.
Думаю, что он не считал мою связь с мадам де Богарнэ совершенно оборванной, когда
решил вступить с ней в брак, и тем не менее он приводил в Директорию свою будущую
супругу, чтобы она ходатайствовала за него в делах его продвижения по службе.
Так как он все время чего-то у меня просил, то, очевидно, используя мадам Богарнэ, он
рассчитывал выглядеть менее требовательным.
Много раз мадам Богарнэ просила меня принять ее в своем кабинете наедине; Бонапарт
в это время оставался в гостиной, беседуя с другими просителями.
Однажды мадам Богарнэ пришла ко мне более взволнованная, чем обычно, и наша
встреча вопреки моему желанию очень затянулась. Она обрушилась на меня с нежными
излияниями, твердила, что всегда любила и будет любить только меня, несмотря на
предполагаемый брак. Сжимая мне руки, она упрекала меня, что я ее разлюбил, повторяла,
что я останусь самым любимым, что она не в силах вырвать мой образ из своего сердца ради
"маленького генерала",
Я оказался в положении Иосифа по отношению к жене Потифара. Однако я солгал бы,
если бы изобразил себя столь же жестоким, как юный министр фараона.
Я вышел из кабинета вместе с мадам Богарнэ, испытывая некоторое замешательство"
<"Непристойность терминов в этом пассаже такова, - заявляет нам Жорж Дюрюп, который
опубликовал мемуары Барраса, - ...что я должен был из уважения к читателю опустить
некоторые строки".>.
Несколько дней спустя Баррас, желая любой ценой избавиться от назойливой
истерички, назначил Бонапарта главнокомандующим французских войск в Италии <"Баррас
дал Жозефине приданое - пост главнокомандующего в Италии для Наполеона" (Люсьен-
Бонапарт).>.
Жозефина, добившись желаемого, объявила, что вступает в брак с Бонапартом, чье имя
с трудом произносили парижане, но пылкость которого для будущего супружества уже была
проверена ею.
БУРНАЯ СВАДЕБНАЯ НОЧЬ БОНАПАРТА
"Адам и Ева были счастливы в земном раю, пока не вползла тварь".
Масийон
9 марта 1796 года около восьми часов вечера шесть человек томились в салоне мэрии
второго парижского округа на улице Антэн.
У камина собрались: Жозефина, Калмеле (судебный чиновник), ле Маруа (адъютант
Бонапарта), Баррас, Тальен и чиновник гражданской службы гражданин Коллэн-Лакомб.
На улице шел сильный дождь.
- Я надеюсь, он не позабыл, - прошептала Жозефина.
- У него так много дел в связи с отъездом в Италию, - откликнулся Баррас. -
Бесчисленные проблемы, и многие нужно решать немедленно.
Жозефина не ответила. Все молчали, в камине потрескивали поленья. О чем она
вспоминала, глядя на огонь? Может быть, о старой караибке в Фор-де-Франс, которая
нагадала судьбу ей, семилетней девочке: "Ты выйдешь замуж за сверхчеловека и взойдешь на
трон" <"Известно, что Жозефина верила предчувствиям, колдовству; ей предсказали в
детстве, что ее ждет большая удача, что она будет государыней" (Мемориал Святой Елены).>.
Вспоминала не без грусти... Вот она выходит замуж за желтолицего и хилого
маленького генерала, в котором нет никаких примет сверхчеловека или будущего государя.
И однако она верила в это предсказание и, может быть, поэтому так стойко и
бесстрашно перенесла тюремное заключение во время Революции.
В девять часов чиновник мэрии задремал, а свидетели расхаживали по комнате,
стараясь не глядеть на невесту.
Наконец, в десять часов, на лестнице прозвучали четкие шаги, с грохотом раскрылась
дверь и Наполеон вбежал в комнату. Он наклонился к Коллэн-Лакомбу и потряс его за плечо:
- Ну, господин мэр, зарегистрируйте наш брак, да поскорее!
Чиновник, еще полусонный, достал и открыл книгу записей актов, и присутствующие
выслушали сообщение о вступающих в брак, забавным образом фальсифицированное:
Бонапарт рыцарственно состарил себя на год, Жозефина, из женского кокетства, убавила себе
четыре года. Странный факт в биографии того, кто впоследствии дал свое имя строгому
Гражданскому кодексу.
Потом были произнесены ритуальные фразы обряда, новобрачные и свидетели
расписались в книге, и все вышли на улицу.
- Спасибо, что побеспокоили себя. До завтра. Спокойной ночи.
Лаконично попрощавшись со свидетелями, Бонапарт усадил Жозефину в карету,
которая во всю прыть покатила на улицу Шантерэн.
Этот брак был для "маленького генерала" хорошей сделкой. Женясь на вдове Богарнэ,
он вошел в высшее общество, которое привлекало его блеском и элегантностью, он
"офранцузился" и стал владельцем прелестного особняка, окруженного садами. Состояние
Жозефины, которым она его приманила, оказалось миражом, но взамен того креолка
принесла ему в приданое командование армией в Италии.
Поэтому он с довольной улыбкой раздевался у ее постели, собираясь отдаться самому
приятному занятию на свете.
Цитируем декларацию Наполеона, опубликованную Гюрго:
"Баррас, взяв меня на службу, посоветовал мне жениться, уверив, что эта женщина
удержится при любом режиме. Брак действительно помог мне в моем продвижении. Ее салон
был одним из лучших в Париже, и, став его хозяином, я избавился от прозвища "корсиканец".
Благодаря этому браку я стал полностью французом".
"Я женился на Жозефине, думая, что она имеет большое состояние. У нее не было
ничего". (Заявление Наполеона генералу Бертрану).
Наполеон быстро распознал все приятные стороны "хорошей сделки", которую он
совершил (его словечко). Он признавался генералу Бертрану своим неподражаемым языком:
- Что-то в ней было, что безумно нравилось. Это была настоящая женщина. У нее была
самая хорошенькая в мире маленькая...
***
Собираясь лечь в постель, Бонапарт заметил, что в изножье на одеяле спит Фортюне,
левретка Жозефины.
Он хотел сбросить собачку на пол, но Жозефина запротестовала:
- Не беспокой бедняжку, раз ему захотелось устроиться в моей кровати. Смотри, как он
умильно на тебя смотрит. Надо быть совсем бессердечным созданием, чтобы прогнать его.
Генерал любил, чтобы каждая вещь была на своем месте: мужчины на войне,
любовники в постели, собаки в своем уголке. Ему очень хотелось выбросить Фортюне за
окно, но он рассудил, что такой поступок будет скверным прологом к брачной ночи, и
предпочел молча скользнуть под простыню.
Коснувшись гибкого горячего тела Жозефины, он, как грациозно сообщает нам месье
Равин, "забыл про докучливую собачку и думал только о прелестном пушистом сурке,
притаившемся между нежных атласных ножек будущей императрицы".
После подготовительных маневров в виде нежных ласк и поцелуев Бонапарт накинулся
на Жозефину с таким пылом, что перепугал собачку. Фортюне, не привыкший к такому
неистовому обращению со своей хозяйкой, начал яростно лаять.
Бонапарт, не прекращая военных действий, попытался улестить собачонку нежными и
льстивыми обращениями, называя ее поочередно золотым барашком, розовым зайчиком и
ангелочком, но безрезультатно. Разъярившись, он пнул ее ногой; Фортюне с жалобным
визгом свалился на ковер, а молодожены продолжали свое упоительное занятие.
Вдруг Бонапарт громко вскрикнул; счастливая Жозефина решила, что он достиг
небывалого оргазма. Она ошибалась - это был крик боли: Фортюне, снова забравшийся на
кровать, вонзил свои острые зубки в левую икру будущего победителя при Аустерлице.
После этого происшествия супружеская пара уже не могла продолжать свои забавы,
генерал забыл о наслаждении - до самого утра расстроенная Жозефина прикладывала
примочки к его ране. Бонапарт, скорчившись в глубине постели, твердил ей, что умирает от
злости.
Так вот, на водевильный манер окончилась брачная ночь величайшего человека всех
времен.
На следующий день газеты в мало почтительной форме сообщили о бракосочетании:
"Генерал Буона Парте, известный в Европе многочисленными военными подвигами (говорят,
до того, как стать генералом Республики, он был клерком на Корсике в Бастии), решил,
прежде чем вернуться в армию и увенчать себя лаврами Марса, собрать миртовый букет
Амура. То есть, выражаясь обычным вульгарным языком, он решил жениться.
Амур и Гименей увенчали генерала; он женился на молоденькой вдове сорока двух лет,
весьма недурной и даже сохранившей один зуб в прелестнейшем в мире ротике.
Свидетелями были мсье Баррас, Тальен и Кабаррус, так что церемония была веселой и
пикантной.
Мсье Баррас и Тальен еле сдерживали радостный смех, глядя на генерала Буона Парте:
так они были довольны, освободившись благодаря его браку от сердечных забот и угрызений
совести".
Наполеон рассказывал эту историю Луи-Винсенту, который записал ее в своих
"Воспоминаниях шестидесятилетнего".
"Вы видите этого господина, - сказал он, показывая на скачущую собачку, - это мой
соперник. Он владел постелью мадам до того, как я на ней женился. Я хотел удалить его, но
безуспешно: мне заявили, что меня примут в этой постели, только если я разделю ее с
прежним владельцем. Мне это было не по душе, но пришлось согласиться. Я-то смирился, но
маленький фаворит был менее уступчив, чем я; доказательство - шрам на моей ноге..."
***
Через два дня, 11 марта, Бонапарт отбыл из Парижа, чтобы принять командование в
Ницце. В Шансо ему вручили письмо от Дезире Клари, девушки из Марселя, на которой он
обещал жениться. Расстроенный Бонапарт прочитал слова, запавшие ему в память и
вызвавшие угрызения совести, от которых он никогда не мог избавиться.
"Вы сделали меня несчастной на всю жизнь, но я прощаю Вас. Вы женились, бедная
Евгения <Имя, которым называл ее Бонапарт.> не имеет больше права любить Вас. Вы
говорили, что меня любите, а теперь Вы женаты! Нет, я не могу свыкнуться с этой мыслью.
Она меня убивает! Я останусь верна тем клятвам, что связывали нас, я никогда не выйду
замуж за другого. Мое несчастье научило меня не верить мужчинам, не доверять своему
сердцу.
Я уже просила Вас через Вашего брата вернуть мой портрет; я снова прошу Вас об
этом. Он не нужен Вам теперь, когда Вы обладаете очаровательной женой! И сравнение,
конечно, будет не в мою пользу... Ваша жена во всем превосходит бедную Евгению, но едва
ли превосходит ее в любви к Вам.
И это случилось после года разлуки, когда я жила только надеждой увидеть Вас, стать
Вашей женой и счастливейшей женщиной в мире... Меня утешает сейчас только то, что у Вас
не может возникнуть сомнений в моем постоянстве. Но я хочу умереть, жизнь не нужна мне
теперь, когда я не могу посвятить ее Вам.
Я Вам желаю самого полного счастья и процветания в Вашем браке; я надеюсь, что
женщина, которую Вы избрали, сделает Вас таким счастливым, как Вы того заслуживаете.
Но в своей счастливой жизни не забывайте о бедной Евгении и пожалейте ее.
Евгения".
Расстроенный и гордый этими словами печали, любви и преданности, Бонапарт сложил
листок и спрятал его. Он почувствовал раскаяние, которое сохранилось в его сердце даже на
Святой Елене, много лет спустя, хотя он одарил "Евгению" состоянием и сделал ее королевой
Швеции.
***
На пути к Средиземному морю любовь Бонапарта к жене превратилась в бешеную
страсть. На каждой остановке он заставлял военных, которые его встречали, восхищаться
портретом Жозефины.
- Не правда ли, она прекрасна? - восклицал он, показывая миниатюру.
Несколько раз в день он писал письма, которые эстафетой доставлялись в особняк
Шантерэн.
Они полны страсти:
"Каждое мгновение удаляет меня от тебя, обожаемый друг, и каждое мгновение все
больше лишает меня сил быть вдали от тебя. Я думаю о тебе постоянно. Если в моем
воображении ты предстаешь грустной, сердце мое разрывается от сочувствия тебе; если я
воображаю тебя веселой, игривой, окруженной друзьями, я упрекаю тебя за то, что ты забыла
нашу горестную трехдневную разлуку, и тогда я думаю, что ты легкомысленна и не способна
на серьезное чувство.
Выходит, что я сам не знаю, какой хочу тебя видеть в разлуке со мной.
Пиши мне, нежный друг, длинные письма. Посылаю тебе тысячу и один нежный
поцелуй".
Вскоре тон изменился. Измученный любовью, желанием, ревностью, Бонапарт пишет в
духе безудержного романтизма. В одном из писем, посланных из Ниццы, он "на полном
серьезе" "крошит свое сердце зубами", что как-то не очень соответствует достоинству
главнокомандующего.
Послушаем его:
"Я люблю тебя. Каждую ночь я мысленно сжимаю тебя в своих объятиях. Каждый свой
глоток я сопровождаю проклятиями славе и честолюбию, которые удалили меня от тебя,
душа моей жизни.
Когда я нахожусь во главе войск, на полях сражений, моя обожаемая Жозефина царит в
моем сердце, поглощает мои мысли.
Я удалился от тебя быстрее, чем течет Рона, только с той целью, чтобы скорей увидеть
тебя снова. И если я встаю глубокой ночью и работаю часами, то это для того, чтобы на
несколько дней раньше увидеть своего нежного друга.
А что же ты? В письме от 23-го-26-го вантоза (13-е-16-е марта 1796 года) ты называешь
меня на Вы!
Ах! Какая же ты недобрая, как могла ты написать такое холодное письмо! А что ты
делала четыре дня между 23-м и 26-м? Почему ты не писала своему мужу каждый день?
Ах, мой друг, это "Вы" и эти четыре дня лишили меня покоя. Проклятье тому, кто был
этому причиной. Ах! Я заставлю его испытать такие же душевные пытки, какие он заставит
испытать меня, если я получу последнее доказательство. В Аду нет таких пыток! Ни фурии,
ни змеи не доставят таких страданий. Ах! Что же произошло за эти пятнадцать дней?
Моя душа грустит, мое сердце - твой раб, мое воображение рисует мне ужасные
картины.
Прощай, моя жена, мучение, счастье, надежда и душа моей жизни, та, которую я
люблю, которой я трепещу, которая внушает мне чувства нежные, как ветерок, и грозные, как
Божий Гром!
День, когда ты скажешь: "Я люблю тебя меньше", станет последним днем моей любви
или последним днем моей жизни.
Если бы мое сердце было настолько низким, чтобы любить без взаимности, я раздробил
бы его зубами.
Жозефина! Жозефина! Ты разлюбила меня?"
Заключения писем свидетельствуют о том, что страсть к этой женщине стала
навязчивой идеей его жизни:
"Я обнимаю твои груди и ниже, гораздо ниже..." Или: "Я обнимаю всю, всю тебя..." А
еще: "Я обнимаю твою маленькую черную рощу..."
В этом стиле соединились романтическая идиллия и немножко водевиль.
Жозефина, получая неистовые послания, весело смеялась.
- Восхитительно! - говорила она.
И в то время как Бонапарт вертелся в кровати, вспоминая о бурных ночах, проведенных
с женой. Креолка отдавала свое тело с атласной кожей всем молодым людям, которые ее об
этом вежливо просили.
БОНАПАРТ ИЗ ЛЮБВИ К ЖОЗЕФИНЕ ПОКРЫВАЕТ СЕБЯ СЛАВОЙ В ИТАЛИИ
"Мужчина, который позволяет женщине управлять собою, - не мужчина, а
ничтожество".
В конце апреля 1798 года Бонапарт вступил в Италию во главе армии, образованной из
отрядов оборванцев, именовавшихся солдатами Директории.
Он разработал план разгрома австрийцев во главе с генералом Болье и пьемонтцев
короля Сардинии, союзника Австрии.
Австрийцы же, уверенные в превосходстве шестидесятитысячной хорошо обученной и
экипированной армии над тридцатью восемью тысячами изголодавшихся "босоногих
французов" с трехцветными кокардами, предполагали одним ударом расправиться с
Бонапартом и, не останавливаясь, победоносно маршировать до Лиона.
Бонапарт воодушевлял свою армию обещаниями грабежей.
"Солдаты! Вы раздеты, голодны, нуждаетесь во всем, но никто не может ничего дать
вам. Ваше терпение и мужество в этих скалистых горах не принесут вам славы. Я же приведу
вас к плодороднейшим равнинам мира. Богатые провинции, большие города будут в вашей
власти, и вы получите богатство, почести и славу.
Орда восторженно восклицала:
- Вот это вождь! Этот знает, чего хочет. Но этот молодой генерал, которому предстояло
создать замечательнейшую армию всех времен, думал только о своей жене. На каждом самом
крохотном привале он бежал к большому пню, к барабану, к плоскому камню и строчил
письмо Жозефине, которое тотчас же отправлялось эстафетой в Париж.
Вечерами, на бивуаках, солдаты уважительно поглядывали на молчаливого генерала,
уверенные, что он обдумывает план завтрашнего сражения. Они были бы очень удивлены,
узнав, что он в это время мечтает о сладострастном теле Жозефины. И они меньше
волновались бы, глядя на насупленные брови Бонапарта, если бы знали, что его гнев
изольется не в замысле кровавой битвы, а в письме, полном кипящей ревности.
Воображая Жозефину, окруженную парижскими волокитами и щелкоперами,
маленький корсиканец испытывал муки ада.
Он писал 7-го апреля из Альбенга (я почтительно сохраняю его орфографию);
"Я палучил твое письмо, которое ты не закончила, потому что собралась ехать за город,
- пишет он. - И ты позволяешь себе делать мне ревнивые упреки, мне, который здесь завален
работой и падает от усталости!.. Да, за городом висной (весной) хорошо, особенно с
дивятнадцатилетним любовником".
"Девятнадцатилетний любовник" создан воображением Бонапарта, но он не знал, что
действительность намного превосходит его фантазию.
Потому что Жозефина продолжала развлекаться, как до замужества, каждую ночь
принимая темпераментных мужчин, способных удовлетворить ее аппетиты.
***
Желая поскорее окончить войну, чтобы воссоединиться с женой, Бонапарт набросился
на австрийцев с необычайным пылом, чего они вовсе не ожидали.
В пятнадцать дней он одержал шесть побед, захватил двадцать одно вражеское знамя,
опустошил музеи, присвоив полторы сотни картин и другие сокровища, ограбил библиотеки,
стал обладателем пятидесятимиллионного богатства и подписал перемирие с Пьемонтом.
Преисполненный гордости, Бонапарт жаждал продемонстрировать свое могущество
перед Жозефиной. Он стал настойчиво призывать Жозефину в Италию.
Но Креолка не имела никакого желания променять негу Парижа на дискомфорт полей
сражении. Кроме того, она была так влюблена в своего последнего любовника, гусарского
лейтенанта Ипполита Шарля, что и не помышляла его покинуть.
Неделя за неделей из Италии летели мольбы приехать, она отказывалась снова и снова,
и отговорки были так лживо-небрежны, что Бонапарт изнемогал от ярости и ревности.
Послушаем Мармона:
"Генерал Бонапарт думал о своей жене непрерывно. Он страстно желал ее, ждал ее с
нетерпением. Он часто рассказывал мне о своей любви к ней с юношеским воодушевлением
и ослеплением. Но она все откладывала свой приезд, и его стала одолевать ревность.
Однажды он случайно уронил портрет Жозефины, который всегда носил с собой, и стекло
разбилось; он страшно побледнел и сказал: "Моя жена серьезно больна либо изменяет мне"
<Красавец Иоахим разоблачил это похождение забавным образом: однажды он предложил
своим гостям попробовать пунш, который сделал по рецепту прекрасной Креолки "Правда,
вкус изумительный?" - сказал он, когда они отведали ароматный ярко-оранжевый напиток из
смеси вина, апельсинового и лимонного сока. - Это она когда-то меня угостила..." - и он
добавил несколько весьма фривольных деталей о том, как он распробовал... не только
напиток.>.
Мы знаем, что она была здорова...
Тогда Бонапарт послал к ней Мюрата, надеясь, что тот уговорит ее приехать. Результат
был неожиданным для супруга: Жозефина стала любовницей Мюрата.
Она изобрела предлог, чтобы задержаться в Париже - объявила себя беременной, Мюрат
сообщил эту новость Бонапарту, который, обезумев от радости, схватил перо и настрочил еще
одно безумное послание.
"Мюрат написал мне, что ты беременна и в связи с этим чувствуешь себя нездоровой и
не можешь ехать ко мне. Значит, я еще несколько месяцев не увижу тебя, а ведь ты, наверное,
так мило выглядишь с животиком.
Ты пишешь мне, что очень изменилась. Письмо твое грустное, почерк нетвердый.
Как же ты себя чувствуешь, мой дорогой дружок?
Я думал, что я ревнив, но лучше бы я сам нашел тебе любовника, чем знать, что ты так
печальна..."
Бедняга! Жозефина в этих делах вовсе не нуждалась в помощи мужа и превосходно
справлялась сама.
В июне, устав надеяться и отчаиваться, Бонапарт отправил Жозефине горестное
письмо, орфографию которого я почтительно сохраняю:
"Моя жизнь - непрерывный кошмар, отчаяние омрачило мою душу. Ты больна, ты меня
любишь, ты беременна. А я так виноват перед тобой, что не могу оправдать себя. Я
возмущался тем, что ты не едешь ко мне, а ты была больна. Прости меня, мой нежный друг.
Любовь, которую ты мне внушила, отняла у меня Разум: и он никогда не вернется ко мне.
Придется с этим примириться.
Пока ты не написала мне, самые зловещие предположения наполняли мою душу; я ни
на что уже не надеялся, мечтал только о том, что бы последний и единственный раз прижать
тебя к сердцу и вместе умереть.
Ни минуты покоя, ни минуты утешения, ни минуты надежды не было у меня до того,
как я получил твое большое письмо, где ты сообщила о своей болезни.
Жозефина, как ты можешь столько времени мне не писать? Твое последнее письмо, моя
нежно-любимая от третьего флореаля! Письмо о том, что ты в ближайшее время не приедешь
- я. еще не смог примириться с этим, и все же ношу это письмо на груди, и твой портрет, и
все остальные письма... Я без конца перечитываю их, смотрю на любимое лицо...
Я без тебя - ничто. Не могу понять, как я жил без тебя прежде. О Жозефина, владычица
моего сердца, неужели ты будешь снова откладывать свой приезд, слушать дурных
советчиков, которые хотят удержать тебя в Париже, продлить мою разлуку с тобой? О, я
подозреваю весь свет! Всех, кто тебя окружает! Но я твердо надеюсь, что ты уедешь из
Парижа до 5-ого и 15-ого будешь в Милане...
Все мои мысли прикованы к твоей спальне, к твоей постели, к твоему сердцу...
Ты знаешь, что я не вынес бы, если бы у тебя был любовник... Если бы я узнал об этом,
увидел его, я в тот же миг растерзал бы его сердце.., а потом... может быть, посягнул бы и на
твою священную для меня жизнь... Но нет, я не смог бы... но я сам ушел бы из жизни, в
которой и сама добродетель способна на обман...
Тысячу поцелуев твоим глазам, твоим губам, твоему язычку, твоей...
О, помнишь ли ты сладостный сон, когда я, сбросив твои чулочки, твои шелка,
прижимал тебя к груди так, что ты вся целиком оказывалась внутри моего сердца? О, почему
Природа не создала такой возможности? Как бы это было прекрасно..."
***
Эти безумно страстные письма, которые занимают место среди самых волнующих
произведений любовной литературы, не производили на Жозефину того впечатления, на
которое рассчитывал Бонапарт.
Арно, который как-то был на улице Шантерэн в день, когда Мюрат принес очередное
послание, оставил этому свидетельство: "Это письмо, которое она мне показала, как и другие
письма из Италии, было неистово пылким. Жозефину только забавляла его страсть, не
лишенная момента ревности. В моих ушах еще звучит отрывок из письма, в котором ее муж,
как будто отвергая мучившие его подозрения, восклицает: "Однако, если бы это было
правдой! Тогда берегись кинжала Отелло!" Я как будто слышу, как она комментирует эти
слова, ее голос с креольским акцентом:
"Какой же ин уморительный, этот Бонапарт!" Она не испытывала к этому
исключительному человеку такой же любви, что внушила ему, хотя, конечно, она гордилась
тем, что он ее любит не менее, чем свою славу. Она наслаждалась этой славой, которая росла
со дня на день, но она наслаждалась ею в Париже, где каждое новое сообщение из Италии
вызывало восторженные клики толпы, а когда ей пришлось все-таки уезжать из Парижа,
огорчение ее было неописуемым"'.
Тогда она поставила условие: ее любовник Ипполит Шарль должен уехать тоже. Карно,
имевший основания сомневаться в твердости нравственных устоев генерала Бонапарта,
согласился на это с легким сердцем.
Еще две недели Жозефина пробыла в Париже. Прощальные обеды, балы, вечера, очень
веселые и. даже легкомысленные, так приятно ее развлекали, что каждое утро она
восклицала:
- Нет, я уеду только завтра!
Надо сказать, что парижская жизнь 1796 года была непрерывным праздником, где
любые самые экстравагантные выходки были не в диковинку.
"Мюскадены" ("Щеголи") <"Мюскадены" именовались также в буквальном переводе
"Немыслимые". - Прим. пер.> одевались как полишинели, носили гротескного покроя
рединготы, начесывали волосы как "собачьи уши" и выходили на улицу, только
вооружившись увесистой узловатой палкой.
В то время как мужчины задыхались в тесных галстуках, упиравшихся в подбородок, и
в высоченных воротничках, мешавших повернуть шею, женщины, как бы для того, чтобы
восстановить равновесие, одевались в соблазнительные легчайшие наряды.
Послушаем Роже де Парна!
"Они показывали себя полуголыми, отбросив всякий стыд, стремились только к одному:
обратить на себя внимание. Без рубашек, без нижних юбок, только в корсете и панталонах
телесного цвета, они набрасывали сверху греческие туники из тончайшего светлого муслина,
сквозь который просвечивали руки, ноги и грудь. Руки были украшены множеством
браслетов строгих античных форм, - так же и нижняя часть икр; ноги без чулок в открытых
сандалиях, и на каждом пальчике ноги кольцо с бриллиантом или драгоценной камеей".
Жозефина, подражая мадам Тальен, носила эти наряды "Щеголих" Директории. Ей
доставляло удовольствие показывать свои ноги до середины бедра, гуляя по парижским
бульварам с Ипполитом Шарлем, столь же красивым, сколь и неумным. Вечером она
отправлялась с ним же на бал, где танцевала до упаду.
***
Балы Директории свидетельствовали о вольности нравов. Дамы нередко являлись туда с
обнаженной грудью и позволяли себе самые эксцентричные выходки. Один из
современников пишет не без юмора:
"Кто бы подумал на этих балах, что война бушует на наших границах, на берегах Рейна
и Мааса, в горах и на морях? Что вся Европа, объединившись, угрожает Франции,
Республике, Конституции, Парижу, его балам и самим танцорам?"
Среди бала иногда, привлекая всеобщее внимание, появлялась Щеголиха в
сногсшибательном костюме. Послушаем снова Роже де Парна:
"Что за гул? Кто эта женщина, которую встречают овацией? Подойдем, посмотрим.
Толпа окружила ее. Да она, кажется, голая? Нет... Пожалуй, все-таки нет... Подойдем еще
ближе. Сможет ли мой карандаш нарисовать эту картину? Я вижу легкие панталоны, так
плотно облегающие тело, что их можно было бы сравнить со знаменитыми кожаными
штанами принца д'Артуа, в которые его ухитрялись впихнуть, приподняв и опуская сверху
вниз, четыре дюжих лакея, таким манером, чтобы на них не было ни единой морщинки, а
вечером "распаковывали" его, приподнимая с еще большими усилиями.
Хотя женские панталоны - шелковые, они прилегают к телу еще теснее, чем
знаменитые "штаны в обтяжку" принца д'Артуа. Руки украшены браслетами, а короткая
кофточка с глубоким вырезом почти полностью обнажает едва прикрытые красиво
разрисованным тончайшим муслином "сосуды материнства". Легкая льняная рубашечка
обнажает голени и ляжки, обвитые драгоценными золотыми браслетами, сверкающими
бриллиантами. Толпа молодых людей окружает ее с радостными возгласами, но юная
красавица делает вид, что ничего не слышит. А вот еще одна "чудесная": как дразнят
воображение эти панталоны телесного цвета, плотно прилегающие к коже..."
Танцорки в этих возбуждающих чувственность нарядах, тесно прижимаясь к своим
кавалерам, кружились с ними до тех пор, пока чья-нибудь милосердная рука не тушила свечи.
Тогда Чудесные и Мюскадены бросались на пол и, позабыв очарование старинного
танца ригодон, предавались упоительным радостям древнейшего танца в мире.
Понятно, что Жозефина предпочитала прелести такой жизни опасному путешествию на
поля сражений. В середине нюня она была еще в Париже. Тогда "охваченный пламенем"
нетерпения и ревности Бонапарт заявил, что он покидает армию в Италии и едет в Париж,
чтобы обнять жену.
Услышав об этом решении, Карно, военный министр, был ошеломлен и обратился к
Баррасу с просьбой воздействовать на Жозефину.
Член Директории отправился на улицу Шантерэн и нашел свою экс-метрессу в постели
с Ипполитом Шарлем.
- Вы отправитесь завтра в Италию, - сурово заявил он, - это приказ Директории.
Жозефина разразилась рыданиями.
- Вы же знаете Бонапарта. Он станет допытываться о причинах задержки отъезда, он
узнает, что я не беременна. Гнев его будет ужасен. Вы должны дать мне бумагу,
удостоверяющую, что я не могла покинуть Париж, потому что Вы так распорядились...
Баррас подумал и согласился. В тот же вечер был составлен необычайный документ,
который должен был устранить подозрения Бонапарта. "Директория не давала разрешения
гражданке Бонапарт уехать из Парижа, поскольку заботы о супруге могли отвлечь ее мужа от
дел военной славы и спасения Родины; теперь, когда взят Милан, мы не имеем более
возражений против ее отъезда и надеемся, что мирты, которыми она увенчает супруга, не
повредят лаврам, которыми его увенчала слава".
Теперь, под защитой этого официального документа Жозефина могла без опасений
встретиться с тем, кого эмигранты начали называть "генерал Бонапарт".
***
26 июня, после обеда с Баррасом, Жозефина села в карету и отправилась к своему мужу,
вся в слезах, как если бы она ехала на казнь.
В большом экипаже размещались ее спутники Жозеф Бонапарт, Жюно, молодая
красивая горничная Луиза Компуан, ну и, конечно, Ипполит Шарль.
С первого же вечера для Жозефины и ее любовника поездка превратилась и некое
свадебное путешествие. На каждой стоянке они кидались в специально приготовленную для
них комнату и предавались наслаждению, в то время как Жюно занимался тем же самым с
Луизой Компуан.
Жозеф ни о чем не подозревал, а его брат в Милане в это время в ожидании супруги
успешно отражал все атаки пылких итальянок, попытавшихся его соблазнить.
Он хотел остаться верным Жозефине и отверг даже красавицу примадонну Грассини,
которая, по выражению Салнцетти, хотела предоставить ему свой "передок".
Правда, после итальянских искушений, ему приходилось по вечерам брать холодные
ванны...
БОНАПАРТ ХОЧЕТ РАССТРЕЛЯТЬ ЛЮБОВНИКА ЖОЗЕФИНЫ
"Бывают раны..." неисцелимые сердечные
Народная мудрость
Вечером 9 июля три большие кареты, покрытые пылью, остановились у подножия
лестницы миланского дворца Сербеллони.
Тысячная толпа, собравшаяся перед этим роскошным жилищем президента
Цизальпинской республики, с целью увидеть генерала Бонапарта, разразилась криками,
которые, по словам наделенных живым воображением мемуаристов, "сотрясали мраморные
колонны дворца".
Побледневшая от страха Жозефина, забившаяся в уголок кареты, судорожно стиснула
руку Ипполита Шарля:
- Чего они хотят? - прошептала она.
- Они приветствуют Вас, мадам! - спокойно ответил Жюно.
Услышав эту краткую фразу, Жозефина могла бы осознать, насколько изменилось за три
месяца ее положение. В марте - жена маленького генерала без особых видов на будущее, в
начале июля - в некотором роде государыня. Но Жозефина была женщиной недалекого ума,
занятого пустяками и погоней за наслаждением. Хоть ей и были приятны энтузиазм и
почтение толпы, причин столь пылкого приема она не осмыслила. Улыбаясь Ипполиту
Шарлю, который без всякого стеснения принимал приветствия и на свой счет, благосклонно
помахивая рукой, она уронила:
- Ах, они очень милы!
Гвардеец откинул фартук кареты, Жозефина спустилась и пошла к дому изящной
походкой, которой она старалась придать царственность.
Затрубили трубы, гвардейцы обнажили сабли в честь "любимой женщины своего
генерала". Немного растерянный этим "брухаха" <Громогласное приветствие>, Ипполит
Шарль тоже вылез из кареты и, быстро оправившись от смущения, последовал за будущей
императрицей. Таким образом, триумфальное вступление во дворец Сербеллони Жозефина
совершила в сопровождении своего любовника.
Четыре дня спустя Бонапарт, которого военные дела удерживали в Вероне, наконец
освободился и бешеным галопом устремился в Милан, где тотчас приказал устроить в честь
прибытия своей супруги грандиозное празднество.
Едва соскочив с лошади, он заключил в свои объятия Жозефину с пылкостью, которая
повергла простых горожан Милана в приятное изумление.
Проходя с ней рука об руку между мраморными колоннами по галереям, украшенным
различными произведениями искусства - картинами, золотыми игольницами, редкими
цветами, книгами в переплетах, инкрустированных драгоценными камнями, молодой генерал
прошептал:
- Все это принесли сюда по моему приказу для тебя, Жозефина..
Креолка улыбнулась, решив, что этот маленький Бонапарт очень нежен, и она сможет
продолжать приятную жизнь с Ипполитом.
В самой обширной галерее собралось около ста человек - офицеры, дипломаты,
знаменитые артисты, дамы в пышных нарядах - все склонились в поклоне, приветствуя
входящую Жозефину. "Вот твой двор!" - вполголоса сказал Бонапарт.
Теперь молодая женщина могла бы понять, что ее принимали не как простую
генеральшу, что почтительное отношение всех этих людей, которые склонились перед ней,
как перед королевой, свидетельствовало о поистине необычайном престиже ее супруга.
Но Жозефина по-прежнему ничего не понимала. Все эти важные персоны собраны
здесь ради нее? Ну что ж, отлично, можно болтать. И она мило улыбалась посланнику
Сардинии, министру папы, представителям венецианского дома, герцога тосканского,
герцогов Пармы и Модены, физику Вольта...
Каждый из них сгибался перед ней в поклоне, а Жозефина, неисправимо
легкомысленная, думала, что некоторые из этих господ просто красавцы, и что она была бы
не прочь выбрать среди них новых любовников.
***
После этого приема Бонапарт, "неспособный более властвовать собою", взял свою жену
за руку и повел в комнату, которую он предназначил для того, чтобы супруги вновь обрели
друг друга.
Раздевшись с быстротой человека, который торопится спасти утопающего, он
накинулся на одежды Жозефины, - летели юбки, трещал китовый ус корсета, превращались в
клочья кружева, обрывались шнурки - и вот он впился жгучим поцелуем в "маленькую белую
эластичную грудь", о которой мечтал все эти недели.
Когда на молодой женщине не осталось ни клочка одежды, он поднял ее на руки,
положил на постель и доказал, что артиллерист, ставший главнокомандующим, сохранил в
интимной жизни все качества своей профессии.
Благодаря воздержанию, на которое он был обречен с марта месяца, он смог доказывать
супруге свою галантность почти двое суток подряд, не выходя из спальни.
Только через день страсть была утолена, буря наконец утихла, и, надев военную форму,
Бонапарт отправился завтракать. Жозефина только и ждала этого момента. Еще
задыхающаяся - но вошедшая во вкус - возбужденная играми супружеской любви, она
пригласила на неостывшее брачное ложе Ипполита, который охотно воспользовался
ситуацией.
***
Через несколько часов Бонапарт покинул Милан и отправился на осаду Ментоны.
Уехал и Ипполит Шарль, который присоединился к армии Леклерка. Оставшись в
одиночестве, будущая императрица развлекала себя празднествами, на которых за ней
ухаживали красивые итальянцы. Большинство из тех, кого она выбирала, охотно смаковали в
ее постели реванш над Бонапартом.
Он же в это время продолжал сокрушать австрийские войска. Он был счастлив, уверен в
военной и любовной удаче. Но... какой-то эпизод нарушил его блаженное спокойствие. В его
письме к Жозефине звучит тревожная страсть.
"Я потерял свою табакерку. Прошу тебя, выбери и пошли мне другую, с плоской
крышкой, на которой закажи сделать надпись из твоих волос...
Тысяча поцелуев - таких же пламенных, как ты холодна. Безграничная любовь и
нерушимая верность".
Неизвестно, послала ли Жозефина такую табакерку, но можно не сомневаться, ее
позабавило достойное подростка желание генерала главнокомандующего итальянской
армией. Как она могла сдержать улыбку при виде такого "голубого цветка любви", - она,
привыкшая к тому, что красавцы итальянцы брали ее на диванах, на коврах, на краешке
стола?
Один из любовников сообщает ей о прибыльных рейсах между Италией и Францией, и
она решает использовать возможность солидных доходов в интересах Ипполита Шарля,
предложив его Бонапарту как "агента по снабжению армии".
Бонапарт отвечает ей из Кастильоне 21 июня письмом, полным тревоги и возмущения:
"Меня не оставляет мысль, что ты разыскала в Милане прежнюю пассию и хочешь
оказать ему услугу, навязав мне. Но лучше отбросить это недостойное предположение.
Впрочем, говорят и худшее - меня хотят убедить, что ты давно и превосходно знаешь этого
человека, которого рекомендуешь мне (слово подчеркнуто тремя яростными чертами). Если
так, ты была бы чудовищем..."
Жозефина не осмелилась настаивать и не заводила более речи о м-сье Шарле, чтобы
уничтожить подозрения, она даже согласилась приехать к своему супругу в расположение
армии.
Он пишет ей: "я прошу тебя 7 приехать в Брешию, где тебя ждет нежнейший из
любовников".
Бонапарт никак не мог предполагать, пишет М. Луи Алье, что любовником, с которым в
этот день соединится Жозефина, будет не кто иной как м-сье Шарль.
Но выслушаем Амелена;
"Мы прибыли в Брешию, но генерала там не было. Он оставил письмо, назначив
встречу в Кремоне. Было уже поздно, и, несмотря на мои настоятельные просьбы - м-м
Бонапарт, ссылаясь на усталость, решила не ехать дальше, а ночевать в Брешии. Она заняла
апартаменты своего супруга, и я, как его адъютант, помогал ей там расположиться.
- Поднимитесь пока к себе, - сказала она. - Я лягу, столик придвину к кровати, и мы с
вами поужинаем.
Когда я спустился из своей комнаты наверху, я увидел стол, накрытый на три прибора.
- Это для бедняги Шарля, - сказала она. - Он ездил с поручением, остановился в Брешии
и узнал о том, что я здесь.
Шарль вошел как раз в эту минуту. Мы принялись за ужин. Я чувствовал себя весьма
неловко. Кончив ужин, мы оба покинули комнату, но когда мы были у дверей, Шарля
окликнул томный голос, и он вернулся, а я вышел.
Когда я поднялся к себе наверх, я заметил, что забыл свой головной убор и саблю в
комнате, смежной со спальней, где мы ужинали. Я пошел за ними, но обнаружил на страже
перед дверью гренадера, который заявил, что впускать никого не разрешено.
- Кто же так распорядился?
- Горничная мадам передала мне ее приказание. Я понял, что храбрая героиня Пешьеры
(где карету Жозефины обстреляли австрийцы) снова стала галантной дамой Парижа.
Впрочем, она никогда не переставала ею быть".
***
На следующее утро Жозефина прибыла в Кремону, где Бонапарт ожидал ее, в
нетерпении раздирая страницы книги гимнов, предложенной ему священником. Два дня они
провели в постели, и Бартелеми рассказывает нам, что "корсиканец был так же неистов, как
при Лоди".
Но утром 13 августа австрийские полки двинулись на Кремону. Получив это
сообщение, Бонапарт обратился к Жозефине, лежащей в постели.
- Уезжай в Милан. Я не должен был подвергать тебя опасности, прости меня. Это было
безумство.
Креолка поспешно оделась и поднялась в свою карету.
- Я боюсь, - рыдала она.
- Уезжай спокойно, - сказал Бонапарт. - Вюрмсер дорого заплатит за твои слезы.
На пути в Милан Жозефине пришлось испытать немало волнений. Уланы обстреляли ее
карету, убив пару лошадей. Перепуганная Жозефина бросила свою карету и дальнейший путь
проделала в крестьянской повозке.
Но на следующий вечер, когда Жозефина полагала себя вне опасности, они оказались в
двухстах метрах от сражения, рикошетирующие пули свистели около повозки.
Перепуганная Жозефина дала себе клятву не навещать мужа в армии.
Прибыв, наконец, в Милан, она застала город празднующим победу Бонапарта при
Кастильоне, - супруг сдержал свое обещание отомстить Вюрмсеру за слезы Жозефины. Она
же, равнодушная ко всеобщему ликованию, подавленная испытанным страхом, заперлась в
своей спальне с Ипполитом Шарлем.
Но на следующий день она возобновила празднества, на которых веселилась в
окружении своей свиты - дам и кавалеров, прозванных "Великолепными". Каждый вечер она
танцевала до упаду в легких туалетах, "вкушая все удовольствия". Нередко в разгар бала она
покидала дворец, чтобы увлечь в сад Ипполита Шарля. Там, в тени кустов, под деревом,
около мраморной статуи или у бассейна, она заставляла Шарля "ублажать себе трефовый
туз", как иносказательно называли это тогда в высшем свете.
Однажды вечером любовники были застигнуты грозой в тот самый момент, когда они
безмятежно "отдавались велениям природы".
Первый удар грома был таким оглушительным, что Жозефина потеряла сознание.
Ипполит поднял ее и на руках принес в салон. Гости получили удовольствие видеть
генеральшу "с растрепанными юбками" и капитана "с плохо застегнутыми пуговицами".
***
Три месяца Бонапарт мечтал о моменте, когда он сожмет Жозефину в своих объятиях.
Чтобы снова владеть этим прекрасным телом, он одерживал военные победы, которые
повергали в изумление Европу. В моменты передышек он каракулями строчил письма,
которые гонцы, рискуя своей жизнью, доставляли в Милан.
Вот образчик этих посланий:
"Я ложусь спать, моя маленькая Жозефина, твой обожаемый образ царит в моем сердце,
удрученном столь длительной разлукой...
Боже мой, как был бы я счастлив присутствовать при твоем туалете, видеть нежное
плечо, маленькую белую грудь, такую упругую, такую красивую... А над ней головка,
повязанная креольским платком, и прехорошенькая мордочка!
Ты знаешь, как я помню наши прогулки... Помнишь маленькую темную рощу. С каким
нетерпением я жду мига, когда снова буду там вместе с тобой.
Посылаю тебе тысячу поцелуев! Жизнь, счастье, радость - все это даруешь только ты.
Жить в Жозефине - значит жить в раю. Целую в рот, в глаза, в плечо, в грудь - всюду,
всюду".
***
24 ноября, после славного военного торжества в Арколе, он сообщил, что направляется
в Милан.
- "Твой муж, - писал он, - жаждет для счастья только любви Жозефины".
Жозефина пожала плечами, получив это письмо. Она как раз собиралась отправиться в
Геную, где сенат устраивал в ее честь праздник во Дворце Дожей, и не сочла прибытие мужа
причиной, которая побудила бы ее отложить отъезд. Она уехала в сопровождении Ипполита.
26 ноября Бонапарт вышел из кареты, подъехавшей к дворцу Сербеллони. Пылая
желанием, которое много одиноких ночей мучило его чувственными снами, он вбежал в
спальню Жозефины. Комната была пуста.
- Где она? - крикнул он.
Испуганная горничная прошептала:
- Мадам в Генуе.
Бонапарт замер в молчании; подняв голову, он увидел вокруг себя офицеров,
гвардейцев, дворцовую челядь, глазеющих на прославленного полководца в роли жертвы
домашних горестей.
- Оставьте меня одного, я устал! - вскричал он. Все мигом исчезли. Бонапарт велел
горничной позвать мажордома Гонтье и спросил его:
- Мое письмо было получено?
- Да. Мадам сообщила нам, что Вы прибудете...
- И все же уехала? С кем?
- Со своей компаньонкой мадам Луизой Компуан.
- И?
- И с капитаном Шарлем...
По словам мажордома, Бонапарт "побелел от ярости".
- Хорошо, иди, Гонтье!
Оставшись один, Бонапарт написал Жозефине:
"Я прибываю в Милан; я кидаюсь в твою комнату; я оставил армию, чтобы сжать тебя в
своих объятиях... а тебя нет... ты устремилась в другие города в поисках развлечений... ты
удалилась от меня... Неужели ты не думаешь о своем Наполеоне?.. Это было бы страшным
бедствием, я страдаю, но надеюсь, что это неправда. Я буду здесь до 9-го числа. Не покидай
празднества, развлекайся - ты создана для счастья, и все счастливы доставлять тебе
удовольствие. Но твой муж очень, очень несчастлив..."
И ни слова о Шарле. Все же Бонапарт знал, что "ничтожный полишинель" представлял
угрозу супружеской любви, и он направил его в распоряжение Мармона в Риме.
Жозефина, узнав эту новость после возвращения в Геную, упала в объятия Ипполита:
- Я не хочу, чтобы ты уезжал...
- Я офицер, мой долг - повиноваться приказу... Растерянная, лепечущая, она залила
слезами лицо капитана, который раздосадовано терпел ее ласки. Наконец ему удалось
проститься, и он благополучно отбыл в Вечный Город.
Жозефина, впервые в жизни, оставалась верной своему любовнику. В 1797 году она
даже ухитрилась добиться, чтобы Наполеон "назначил Шарля капитаном первого пехотного
гусарского полка".
Довольная своим достижением, в ожидании новых прекрасных ночей с Шарлем,
Жозефина вела примерную жизнь. Именно в "это время она косвенным образом и очень
забавно способствовала созданию знаменитого портрета Наполеона. Однажды известный
художник Гро, находившийся в то время в Милане, изъявил желание написать портрет
генерала, о котором говорила вся Франция.
- У меня нет времени, - сказал Бонапарт. - К тому же я не могу позировать - я не в
состоянии оставаться неподвижным.
Гро обратился к Жозефине.
- Приходите завтра утром, - сказала она, - я кое-что придумала, и он отлично будет
позировать.
На следующее утро художник пришел со своим мольбертом в столовую, где генерал
допивал свой кофе.
- Кто Вам позволил войти?
- Я, - сказала Жозефина. - И я обещала м-сье Гро, что ты будешь примерной моделью.
Иди сюда... И она села в кресло и посадила его к себе на колени. Эта сцена повторилась через
несколько дней, и таким образом Гро написал первый портрет победителя при Лоди
<Лавалетт: "Первый портрет Бонапарта был сделан, когда генерал находился в Милане.
Молодой художник Гро, впоследствии прославившийся, нарисовал его в момент атаки на
мосту Лоди, перед войском, со знаменем в руках. М-ме Бонапарт после завтрака посадила
мужа к себе на колени и несколько минут держала его в неподвижности..." (Мемуары и
воспоминания графа де Лавалетт, адъютанта Наполеона).>.
***
Пристрастие к Ипполиту Шарлю, которое Жозефина по-прежнему испытывала, вызвало
новую вспышку ревности Бонапарта. Он приказал провести тайное расследование и
обнаружил, что этот ловкий капитан служил посредником между продажными членами
Директории и армейскими интендантами, спекулируя на поставках продовольствия армии.
Ему сообщили также, что сообщницей капитана была Жозефина, и Шарль доставлял своей
любовнице сокровища, награбленные в городах Италии: собрания античных медалей,
жемчужные браслеты, бриллиантовые колье, картины, золотые и серебряные изделия.
***
Бонапарт, не в силах поверить позорящим Жозефину сообщениям, спросил, где же она
хранит эти сокровища, и ему показали две маленькие комнаты под крышей. Он распорядился
хранить все в тайне и вызвал Жозефину к себе в кабинет. Она пришла улыбающаяся и
кокетливая, но смутилась под резким взглядом Бонапарта.
- Что с тобой, мой друг?
- Только что арестован капитан Шарль.
Страх, выразившийся на ее лице, огорчил его. Ему хотелось бы обнять ее и утешить, но
он продолжал:
- Я знаю, что он покровительствовал грабежам; Гло, Оге, Уврар совершали грязные
сделки с его помощью... С его помощью - и твоей! Ты, моя жена, стала соучастницей его
бесчестных дел...
Жозефина заплакала.
- Завтра утром он будет осужден военным советом и в полдень расстрелян!
Креолка упала в обморок. На этот раз чувство взяло верх над гневом Бонапарт кинулся
к ней, поднял и положил на канапе, обвиняя себя в жестокости, бормотал извинения...
- Я тебя прощаю, - сказала она, - и никогда не будем больше говорить об этом.
- Но... как же... этот офицер опозорил себя...
- Кто, Шарль? Да это просто полишинель. Его использовали другие... Если хочешь его
наказать, выгони из армии, вышли в Париж...
Подобревший Бонапарт согласился. На следующий день Ипполит Шарль покинул
Милан.
Неделей позже Жозефина решила вернуться в Париж.
В декабре 1797 года Жозефина прибыла во Францию, оставив Бонапарта в Италии. Ее
путешествие в Париж было триумфом. В каждом городе толпа с восторгом приветствовала
"спутницу жизни великого героя, чьи подвиги достойны античных времен". Стреляли из
пушек, трубили в трубы, дети кидали цветы, поэты читали стихи. Креолка принимала все эти
почести с любезным видом, но во взгляде ее выражалось некоторое нетерпение. Было ясно,
что она торопится уехать, и горожане шептались:
- Видно, генерал дал ей важное поручение, вот она и спешит.
Добрые люди ошибались. Жозефина торопилась найти своего дорогого Шарля, и, минуя
один город за другим, она, наконец, разыскала его в Невере.
***
Их первая ночь была бурной. После двух недель разлуки они ринулись друг к другу с
такой страстью, что их любовные забавы иногда прерывались самыми бурлескными
эпизодами.
Послушаем Пьера Аделена:
"Как только Жозефина вышла из кареты, мсье Шарль увлек ее в спальню, где для
удобства в любовных забавах две кровати были поставлены бок о бок. Они приступили к
делу с таким пылом, что повешенный над кроватью коврик затрясся и с шумом свалился на
них. Горничная, прибежавшая на шум, отогнув ковер, увидела голых любовников,
смеющихся до изнеможения. Они встали, выпутав ноги из ковра, и сразу снова ринулись друг
к другу, так что горничная из скромности поспешно удалилась.
Оставшись одни, любовники взобрались на сдвинутые кровати и начали резвиться,
катаясь по ней время от времени, как пара игривых щенков.
Жозефина, которая брала уроки галантных игр у м-м Тальен, показывала любовнику
сложные позиции, разжигая его любовное неистовство. Но переизбыток страсти привел к
тому, что сдвинутые кровати разъехались и любовники очутились на полу.
Снова появилась малютка-горничная, помогла любовникам привести ложе в порядок,
после чего вернулась к своим делам.
Ничуть не обескураженные, любовники снова залезли на кровать и продолжали свое
занятие, но - увы! - последовала новая катастрофа. Когда маленький капитан пылко трудился,
даруя блаженство своей возлюбленной, сорвалась драпировка над кроватью и любовники
оказались в темноте. На их крики снова явилась безмолвная горничная, распутала штору и
исчезла.
На следующий день любовники отправились в Париж, единодушно решив
путешествовать не спеша и с комфортом.
Бонапарт, сокрушив Растадт, уже прибыл в Париж. Прежде чем явиться к членам
Директории, он поехал на улицу Шантерэн (переименованную потом в его честь в улицу
Виктуар - (Победы), чтобы обнять свою жену.
Так же как в Милане, он позвал, открыл дверь, прошел по пустым комнатам и, наконец,
встретил слугу.
- Где же мадам?
Когда он узнал, что Жозефина еще не прибыла в Париж, глаза его пожелтели, как у
тигра.
Он не успел еще снять треуголку, как вошел с поклоном мажордом.
- Это Вам, мой генерал! - сказал он, протягивая пачку счетов. В отсутствие Бонапарта
Жозефина заново отделала и меблировала свой парижский дом.
Счетов было на тридцать миллионов наших старых франков! Расстроенный Бонапарт
заперся в своей комнате.
Через три дня он грустно входил в Люксембургский дворец, где Директория
организовала в его честь пышную церемонию. Когда он появился в сопровождении
Талейрана, бывшего тогда министром иностранных дел, его соратники встали с
восклицаниями: "Да здравствует Республика! Да здравствует Бонапарт!"
Но что ему было до присутствия министров, послов, членов Совета Старейшин и
Совета Пятисот, магистратов, чиновников высокого ранга, - "Всего Парижа" эпохи - раз не
было Жозефины! Праздник не представлял для него никакого интереса. Он прослушал
эклоги, поэмы, гимны в свою честь, но в громе оваций он думал только о жене. Раз ее здесь
нет, значит, она его обманывает и надо с ней развестись.
Но 2 января 1798 года Жозефина прибыла в Париж, волнующая и кокетливая, нашла
тысячу оправданий для своего отсутствия, - и он снова был у ее ног и простил ее.
***
Спустя несколько дней прибыл Ипполит Шарль. Жозефина снова занялась устройством
его дел. Она рекомендовала его в торговую компанию Бодэн, получавшую немалые барыши,
снабжая солдат Директории слишком узкими гетрами, слишком короткими рубашками,
моментально рвущимися чулками, скверным фуражом и негодными лошадьми. Креолка
получала от этой компании неплохие комиссионные.
В марте Бонапарт узнал от своего брата Жозефа о делах Жозефины с ловким купцом
Бодэном, а также о том, что она ежедневно встречается с Ипполитом в одном из домов
предместья Сент-Оноре.
Разъяренный Бонапарт бросился к жене, в жестоких словах высказал все, что думает о
ней, для полноты эффекта разбил цветочный горшок и ушел, хлопнув дверью.
Жозефина сразу же написала Ипполиту, предупреждая его об опасности. Письмо
сохранилось. В нем звучит ненависть Жозефины к семье Бонапартов. Вот оно, со всеми
особенностями стиля и орфографии: "Жозеф имел вчера крупный разговор со своим братом.
Меня стали допрашивать, знакома ли я с месье Бодэном и правда ли, что я расстаралась
обеспечить ему поставки для армии в Италию, и что им известно, что Шарль живет в доме
месье Бодэна на Сент-Оноре 100, и я хожу туда каждый день. Я ответила, что я обо всем этом
понятия не имею, а если он хочет развода, пусть так и скажет, зачем все эти фокусы, а я самая
бесталанная и несчастная из женщин.
Да, мой Ипполит, я их ненавижу; моя любовь и нежность принадлежат только тебе; они
видят, как они мне омерзительны, будучи причиной моей разлуки с тобой; они видят мою
тоску, мое отчаяние. Ипполит, я покончу с собой, да, я хочу покончить свою жизнь, которая
отныне для меня тягостное бремя, раз я не могу посвятить ее тебе.
Увы! что же мне делать? но что бы они ни делали, я не покорюсь этим монстрам...
Умоляю тебя, скажи Бодэну, чтобы он говорил, что он меня не знает; что он получил
снабжение итальянской армии вовсе не через мое посредство; чтобы он приказал портье на
улице Сент-Оноре 100 говорить, что он меня в жизни не видел; чтобы он не использовал
рекомендательных писем, которые я ему дала, когда он начал свои дела в Италии; ах, я
боюсь, что это Жюдье выдал нас Жозефу... Но знай, что как бы они меня не мучили, они не в
силах оторвать меня от моего дорогого Ипполита, мой последний вздох будет о тебе.
Я сделаю все, чтобы увидеть тебя сегодня. Если мне не удастся, я пошлю к тебе завтра
Блондэна, чтобы назначить час встречи в Саду Муссо... <Прежде владение Филиппа Эгалите;
парк был открыт для публики после Революции; то, что от него осталось - теперь парк Монсо
современного Парижа. - Прим. пер.>
Прощай, мой Ипполит, тысяча поцелуев пламенной любви..." <Письмо цитируется по
книге Луи Астье "Великая любовь Жозефины">
Отправив это письмо влюбленной мидинетки, Жозефина явилась к Бонапарту и
осыпала его ласками, а он, как всегда, не мог перед ней устоять...

АНГЛИЯ ОПОВЕЩАЕТ МИР О НЕУДАЧЕ СЕМЕЙНОЙ ЖИЗНИ БОНАПАРТА


"Со времени экспедиции в Египет Бонапарт покорился своему жребию вечного
рогоносца".
Максимилиан Бокс
Восторг, с которым приняли его возвращение двести тысяч парижан, "полных
безумного энтузиазма", открыл Бонапарту его исключительную популярность. В тот вечер,
когда он возвращался от Барраса, толпа, предвосхищая события на семь лет, единодушно
приветствовала его бурной овацией, словно государя.
Он приехал к себе домой крайне возбужденный. Сидя у камина, он размышлял о том,
что судьба, быть может, предоставляет ему возможность совершить государственный
переворот.
Разложение Директории зашло так далеко, что французский народ желал теперь
пристойного режима, твердого правления во главе с человеком, не замешанным в грязных
политических махинациях. И Бонапарт уже осознавал, что ему предназначено стать таким
человеком. Прогуливаясь в парке замка Монбелло (где он установил королевский этикет), он
признался однажды Мио, французскому послу во Флоренции:
- В сущности, я еще ничего не совершил... Что ж вы думаете, мой триумф в Италии
должен послужить возвеличению адвокатишек Директории - этих Карно и Баррасов? Или
укреплению Республики? Бредовая мысль! Республика тридцати миллионов человек! С
нашими-то нравами, нашими пороками... Эта химера опьяняла французов, но она развеется
как дым... Им нужна слава, удовлетворенное тщеславие, но свобода? Нет, это не для них.
Расхаживая по своей комнате, он размышлял, может ли он попытаться взять власть.
Условия казались благоприятными: армия его обожала, народ преклонялся перед ним;
Директория, казалось, была у его ног; нашлись бы и друзья, готовые помочь.
Всю ночь он ходил по комнате, а наутро пришел к решению отложить политический
переворот, так как полной уверенности в удаче у него не было, а поражение было бы
гибельным. И он решил сначала укрепить свои позиции военными деяниями, достойными
Цезаря или Александра Македонского...
***
Договор в Кампо Формио, подтвердив поражение австрийцев, установил мир на
континенте.
Оставалась Англия. Чтобы ослабить ее, Бонапарт решил создать угрозу морским путям
в Индию, завладев Египтом.
Узнав об этой идее, члены Директории были счастливы избавиться от этого неудобного
и внушающего опасения генерала. Его снабдили золотом, солдатами, кораблями, и 4 мая 1798
года он покинул Париж в сопровождении Жозефины, Бурьена, Дюрока и Лавалетта.
Избранный недавно членом Института, Бонапарт взял также с собой группу ученых,
которые должны были исследовать прошлое почти неведомого края.
По пути Жозефина не раз подступала к Бонапарту, выражая желание сопровождать его в
экспедиции; эта женщина уже начинала понимать, что вела себя слишком легкомысленно, и,
может быть, уже почувствовала высокую судьбу того, кого называли "генералом Побед". Но
Бонапарт решительно отказал ей. Однажды вечером, пытаясь уговорить его, она разыграла
сцену ревности к пленительным женщинам, которых он встретит на Востоке, дулась,
плакала. Он ответил, что опасность нападения английского флота слишком велика, "чтобы
подвергать ей любимую супругу".
8 мая вереница карет прибыла в Тулон, и на следующий день Бонапарт поднялся на
борт адмиральского корабля "Восток". Жозефина провожала его, и уже в каюте корабля
сделала последнюю попытку уговорить его. Бонапарт снова отказал наотрез: "Я запретил
присутствие женщин на борту кораблей. Главнокомандующий не должен подавать дурного
примера... Поезжай в Пломбьер, говорят, что там есть источники, целебные для бесплодия.
Может быть, после этого лечения ты сможешь подарить мне сына. Это будет величайшей
радостью, которую ты можешь мне дать".
Они долго обнимались, и наконец Жозефина покинула корабль. Грянул пушечный
выстрел, зазвучали фанфары и под звуки гимнов Республики "Восток" отплыл в
сопровождении ста двадцати кораблей.
Долго-долго на набережной махала носовым платочком Креолка. Бонапарт махал ей в
ответ шляпой, не подозревая, что, вопреки его приказу, на кораблях плывут в Египет триста
женщин, которых их мужья или любовники переодели в мужские костюмы.
Когда исчез на горизонте последний парус, Жозефина вернулась в гостиницу, сожалея в
душе, что обстоятельства не позволили ей испытать любовь одного из бравых моряков,
которые на флагманском корабле "Восток" пялились на нее с неприкрытым желанием взять
красотку на абордаж.
***
На следующий день, когда Жозефина отправилась в Пломбьер, Бонапарт устраивал
порядок жизни на корабле "Восток". В его планы входило использование ученых, которых он
взял с собой, и он решил собирать их каждый вечер, чтобы обсуждать вопросы истории,
науки и религии. Серьезность этих собраний нарушалась вольными шутками Жюно; чего
только не придумывал этот проказник, чтобы посмеяться над "академиками". Пример его
забавных выходок приводит нам Арно:
"Буффонада врывалась иногда на эти торжественные научные заседания, на которых по
распоряжению главнокомандующего должны были присутствовать все его приближенные.
Чаще всего "нарушителем спокойствия" выступал. Жюно, к которому Бонапарт был весьма
снисходителен и который поэтому многое себе позволял.
"Генерал, - сказал он однажды, обращаясь к Бонапарту, открывшему в этот день
заседание, - а почему Ланн (он подчеркнуто произнес это имя с апострофом "Л'ан" - не член
Института? Само его имя дает ему право на звание академика".
После ученых заседаний Бонапарт ложился спать, страдая как от морской болезни, так
и нежных воспоминаний о Жозефине.
Захватив по пути остров Мальту, 2 июля Бонапарт высадился в Александрии. И сразу,
сквозь раскаленные и сверкающие под солнцем пески, он ринулся на мамелюков, которые
хотели преградить ему дорогу в Каир.
Несмотря на нестерпимую жару, которая вынуждала французов передвигаться только
ночью, несмотря на мучительную жажду, от которой сотни солдат изнемогая, падали на
землю, он поверг вражеское войско перед пирамидами и 24 июля с триумфом вошел в
столицу Египта.
Расположившись, словно султан, в одном из лучших дворцов города, он тотчас
принялся строчить Жозефине письма, полные горечи, так как известия, полученные им из
Франции, к нежным излияниям не располагали. Его брат Жозеф сообщил, что по дороге в
Пломбьер его жена встретилась в Лионе с Ипполитом Шарлем и теперь на курорте с
целебными водами любовники вовсю усердствуют, чтобы обеспечить Бонапарту наследника.
Поэтому в Париж летели письмо за письмом, полные горестных упреков.
А 1 августа новое ужасное бедствие постигло Бонапарта: английская эскадра у Абукира
полностью уничтожила французский флот. И в довершение несчастья адмирал Нельсон
перехватил курьера с письмами, выставлявшими напоказ супружеское поражение победителя
Пирамид.
Бонапарт опасался худшего, и он был прав: месяц спустя английское правительство
опубликовало эту переписку и открыло миру эти семейные бедствия. С каким радостным
злорадством встретила Европа разоблачения, ясно из этого письма с детской орфографией,
адресованного Наполеоном своему брату Жозефу:
"Ты прачитаешь в этих документах о завоевании Египта, добавившем еще страницу к
истории воинской славы нашей армии.
Но семейная жизнь моя потерпела крушение, все завесы упали. У меня остается только
твоя дружба, и если и ты меня придаш (предашь), я стану мизантропом.
Как грустно жить, если есть только один человек на свете, к которому обращены твои
чувства...
Я разочаровался в людях, я хочу провести зиму после возвращения во Францию в
деревне, под Парижем или в Бургундни.
Мне необходимо уединение, величие мне наскучило, слава надоела, сердце мое иссохло
- в 29 лет я кончинный (конченый) человек. Надо стать эгоистом, - жизнь привела меня к
этому.
Я хотел создать свой дом, я никогда не думал, что со мной случится такое... Мне
незачем жить теперь... Прощай, мой единственный друг..."
Публикация Англией писем Бонапарта весьма позабавила народы Европы. Экземпляр
переписки был отправлен адмиралу Нельсону, который доставил его в Египет, чтобы
высмеять главнокомандующего., оплакивающего свои семейные горести, перед его же
собственной армией.
Таким образом, неверность Жозефины могла деморализовать французскую армию,
отрезанную в этот момент от родины.
БОНАПАРТ ОБЗАВОДИТСЯ МЕТРЕССОЙ ЧТОБЫ ВОССТАНОВИТЬ СВОИ
ПРЕСТИЖ
"Во Франции знак мужского достоинства знаменует собой и способность к правлению".
Р. М. Арло
В Париже Баррас и компания приняли ужасную весть о разгроме под Абукиром прямо-
таки с неприличным удовлетворением. Убежденные, что Бонапарт навсегда исчез в песках
Африки, они устраивали балы и взирали на будущее с легким сердцем. Благодаря Нельсону
эти господа могли по-прежнему выжимать соки из Франции, не опасаясь государственного
переворота со стороны этого чрезмерно популярного генерала. Некоторые не стеснялись
открыто благодарить Провидение.
- Наконец мы избавлены от этого маленького честолюбца, - говорили они.
На улице Виктуар Жозефина тайно разделяла их облегчение. Когда ей сообщили об
Абукире, она, как хорошая комедиантка, с бурными рыданиями бросилась на канапе:
- Бедный Бонапарт, как ему жарко, наверное! После чего отправилась с Ипполитом
Шарлем на очередной бал.
Несколько дней спустя ложный слух из Египта, достигший Парижа, выявил истинное
настроение Жозефины. Во время приема люксембургского посла, на котором она
присутствовала, к Баррасу подошел его секретарь с депешей из Египта. Танцующие
остановились, и Баррас, призвав к молчанию, торжественно-унылым Голосом объявил:
- Друзья мои, я должен сообщить вам печальную новость: в Каире убит генерал
Бонапарт.
"В глазах танцоров появилось выражение глубокой печали, а Жозефина, поникнув в
объятиях Ипполита Шарля, упала в кресло, изображая обморок".
- О, простите мою бестактность, мадам! - кинулся к ней Баррас и, обращаясь к
присутствующим, добавил:
- Друзья мои, мы слишком глубоко потрясены, чтобы продолжать наше празднество.
Давайте расстанемся сейчас, доктор Дюфур вместе со мной позаботится о мадам Бонапарт...
Как только закрылась дверь за последним гостем, Жозефина вскочила, разразилась
счастливым смехом и спросила Барраса:
- Но вы уверены, что генерал Бонапарт убит?
Он ласково успокоил ее:
- Я думаю, что это верно; тот, кто мне это сообщил, никогда не давал мне ложной
информации.
Она заломила руки в порыве радости:
- Ах! Теперь я могу свободно вздохнуть... Ах, мой друг, если это правда, я не буду
больше чувствовать себя такой несчастной... Ведь этот человек, который думает только о
себе, об одном себе. Это самый сухой, самый жестокий эгоист из всех, кто когда-либо жил в
этом мире. Он думает только о своей выгоде, о своем честолюбии...
Не в состоянии поверить в свое счастье, она снова спросила:
- Он действительно умер?
- Я полагаю, что так.
На этот раз она подскочила от радости:
- Ах! Это зловещий человек... Вы не можете себе представить, что это был за человек!
Он всегда строил козни, играл людьми, настраивая одних против других. Он хотел бы мучить
всех на свете... <Этот диалог приводится в мемуарах Барраса.>
В то время как парижане думали, что убитый Бонапарт, забальзамированный
египтянами, скоро будет доставлен во Францию морем и выставлен для обозрения в Музее
истории природы, молодой генерал, догадываясь о настроениях Директории, энергично
готовился возвратиться во Францию через Индию, осуществив мечту Александра Великого.
В первый же день после Абукира он обратился к солдатам с великолепной речью:
- У нас нет более флота, - ну и что ж! Надо умереть здесь или с честью выйти из этого
положения, по примеру великих людей древности! Мы должны будем совершить подвиги, и
мы их совершим! Моря отделяют нас от родины, но от Азии мы не отделены морем, а она
соприкасается с Европой; Нас много, у нас достаточно оружия и амуниции, а если их не
хватит, ученые, которых я привез сюда, сделают их... Перед нами открывается необъятное
будущее!
Эта необыкновенная речь словно гальванизировала войска, и все до одного, от
мальчишки-барабанщика до генерала, были готовы совершать чудеса.
В то время как ученые измеряли гигантского сфинкса, вели раскопки и
расшифровывали иероглифы, войска были заняты всевозможными работами: подвозом
питьевой воды, сооружением ветряных мельниц, хлебопекарен, винокуренных заводов и т. п.
Бонапарт ежедневно объезжал все строительные площадки, и всюду солдаты
приветствовали его с энтузиазмом. Но однажды он услышал посреди восторженных кликов
насмешливый шепоток, и он понял, что во французскую армию попали экземпляры его
личной переписки, опубликованной англичанами, и что солдатам стало известно об его
отношениях с Жозефиной.
Он вернулся во дворец расстроенный и, поразмыслив, решил, что лучший способ
восстановить свой престиж - немедленно обзавестись любовницей и сделать этот факт
широко известным. Он позвал Бертье и распорядился:
- Немедленно разыщите самых красивых женщин и приведите ко мне.
Через несколько дней, сообщает нам Бурьен, мамелюк привел ему полдюжины
грациозных азиатских красавиц, "но их специфические манеры и изобильные телеса не
понравились Бонапарту, и он тотчас велел отослать их обратно" <Бурьен. Мемуары.
Герцогиня д'Абрантес добавляет к этому, что многие офицеры имели связи с этими жирными
и благоухающими восточными ароматами красавицами, а у Жюно родился в Египте от
абиссинской рабыни по имени Кфаксарана сын, названный Отелло.>.
Бонапарт впал в беспокойное состояние духа. Он думал только о том, как бы отомстить
Жозефине и доказать своей армии, что он уже не ослепленный любовью муж неверной жены
<Бонапарт имел в Египте несколько кратких "гигиенических" связей, которые ему быстро
наскучили. В интересных "Тайных неизданных мемуарах" А. де Бошан пишет: "Бонапарт
иногда развлекался с женщинами из гаремов беев ч мамелюков, но скоро почувствовал, что
несовместимость нравов и невозможность общения с этими прекрасными грузинками не
зажигают его чувств, а только пробуждают сожаления о сладострастных итальянках и
любезных француженках".>.
***
Однажды в сентябре, когда он ехал верхом в сопровождении своего генерального штаба
на праздник, организованный недалеко от Каира, дорогу пересек отряд солдат, верхом на
ослах весело возвращавшихся в город с каких-то работ. Среди них ехала, тоже верхом,
голубоглазая блондинка; ветерок, играя ее платьем, открывал очаровательные ноги. Ее
серебристый смех заставил обернуться Бонапарта, который уставился на нее, как говорят,
"ошеломленно и восторженно".
Вечером, возвратившись в свой дворец, он спросил Бертье о встреченной молодой
женщине. Бертье быстро вернулся с подробным докладом:
- Это гражданка Полина Фуре, которая в мужском костюме приехала в Египет со своим
мужем. Ей всего двадцать лет, но она пересекла пустыню под палящим солнцем без единой
жалобы, хотя и крепкие солдаты падали на этом пути обессиленные. Весь 22-й стрелковый
полк, где служит ее муж, влюблен в нее, но относятся к ней с уважением. Она и муж -
идеальная пара.
Откуда же она взялась, эта обольстительная Полина, которая привлекла внимание
главнокомандующего?
Герцогиня д'Абрантес расскажет нам об этом:
"Полина родилась в Каркассоне. Отец ее был из приличного общества, мать, я полагаю,
горничная или кухарка. Эти два начала определили ее характер и ее жизнь: она получила
некоторое образование и стала портнихой-надомницей. Она была самой красивой девушкой
Каркассона - и самой добродетельной, а понятие добродетели в Каркассоне построже, чем в
Париже...
Ее называли Полиной Беллилот (Красоточкой), и она в самом деле была пленительной.
Это прозвище дали ей в доме моих друзей; месье и м-м Саль были к ней добры, как она того
и заслуживала, и обращались с ней скорее как с дочерью, чем как с приходящей портнихой...
Однажды месье де Саль давал обед. За десертом, как это было принято тогда в
провинции, обычно кто-нибудь из гостей пел. На этот раз месье Саль вытащил в гостиную
смущенную Беллилот и заставил ее спеть. Преодолев свою застенчивость, она спела
очаровательно и прочитала стихи.
Знание стихов было редкостью не только в Каркассоне, но и в Париже Беллилот
произвела впечатление. Через несколько дней она сказала месье Салю, что один из гостей,
месье Фуре, сделал ей предложение.
- Я могу стать хозяйкой дома. Состояние у него среднее, но на жизнь хватит. Я
согласилась.
И она вышла замуж. Вскоре весть об экспедиции в Египет дошла до Каркассона. Фуре,
как и другие отставники, еще способные взяться за оружие, захотел принять участие в
экспедиции, хотя, как и все, имел самое смутное представление о том, что предстояло там
французской армии. Он отправился в Тулон и, не желая разлучаться с молодой женой, взял ее
с собой. Полина, по своей природе склонная к авантюрам, только и желала вылететь из
тесного гнезда и испытать свои крылья.
Она переоделась в мужской костюм и прибыла в Египет".
Эта мясистая блондинка дала возможность Наполеону восстановить утерянный
престиж перед своей армией.
***
Но прежде чем уложить Полину в свою постель, Наполеон пережил любопытное
приключение.
Однажды к нему во дворец явился генерал Вердье:
- Гражданин генерал, - заявил он возбужденно Бертье сказал мне, что Вы ищете
пригожую и искусную молодую особу, которая могла бы скрасить Ваши досуги. Кроме того,
он рассказал мне, что пышнотелые рабыни, которых Вам показали, совершенно не в Вашем
вкусе. Так вот, я обошел множество гаремов и нашел шестнадцатилетнюю девственницу,
обворожительную больше глазочку. Мне ее показали голой. Кожа как атлас, грудки твердые,
ляжки упругие, ноги длинные и пушок на треугольничке нежный как шелк...
Знаменитый орлиный взгляд Бонапарта на миг мечтательно затуманился. Заметив это,
гражданин Вердье продолжал:
- Это чудо зовется Зейнаб. Она дочь шейха Эль Бекри, который очень не прочь послать
ее ко мне на вечер. Если она вам понравится, вечером она будет в Вашем распоряжении.
- Когда я могу увидеть эту особу? - спросил Бонапарт.
- Она должна прийти ко мне на полдник во второй половине дня.
- Я приду, - коротко отозвался Бонапарт.
К четырем часам дня молодой генерал, в форме из толстого синего сукна, которую он
единственный носил при 35° в тени, прибыл к Вердье. Зейнаб с матерью была уже там и
уплетала горы пирожных с эвкалиптовым вареньем. В один миг Бонапарт был очарован; он
приветствовал мамашу, сделал несколько комплиментов девочке, выпил чашку кофе и
удалился.
У дверей он сказал провожавшей его мадам Вердье:
- Пусть ее приведут мне сегодня вечером! Очень довольная, мадам Вердье вернулась в
гостиную и передала слова Бонапарта двум египтянкам, которые радостно вскрикнули.
- Это великая милость Провидения, - добавила она, - ведь генерал Бонапарт самый
могущественный человек в мире.
Зейнаб и ее мать бросились на колени, целуя ковер у ног хозяйки дома, и вернулись к
себе, всю дорогу воссылая благодарственные молитвы Аллаху. Еще горячее была их
благодарность Всевышнему, когда через два часа французский солдат принес подарок для
Зейнаб от генерала: ларчик, полный роскошными подарками - ожерельями, браслетами и
засахаренными фруктами.
***
Вечером, когда Бонапарт с нетерпением ожидал маленькую арабку, поразившую его
своей восточной красотой и грацией, мадам Вердье возымела неудачную идею. Чтобы
сделать Зейнаб еще более соблазнительной, решено было превратить ее в парижаночку. "С
помощью нескольких француженок, рассказывает нам Марсель Дюпон, - ей изменили
прическу, сделали шиньон, нарядили ее в длинное платье Директории, упрятали красивые
бронзово-золотистые ноги в атласные чулки. Скованная непривычным нарядом, еле дыша и
неловко ступая, Зейнаб, казалось, утратила все свое очарование".
В десять часов вечера эту размалеванную куклу ввели во дворец Эльфи-Бея, где
Бонапарт, облачившийся в пестрый домашний халат, пребывал в ожидании восхитительной
ночи. Увидев Зейнаб, он вскричал с изумлением:
- Да что это такое?!
Адъютант объяснил ему, что генерал Вердье решил придать Зейнаб европейский облик.
Бонапарт был ошеломлен, и пружина его интимных чувств, настроенная на восточную
экзотику, мигом ослабла.
Поняв, что он разочарован, Зейнаб, предвкушавшая потерю девственности, как
праздник, громко зарыдала. Генерал не устоял перед этим безмерным детским горем.
- Ну, не плачь, - сказал он, - разденься-ка!
И он по-отечески помог ей освободиться от платья, снять чулки и распустить прическу.
Обнажилось такое прелестное тело, что генерал не замедлил показать все признаки
самого полного удовлетворения. Он схватил ее, в два прыжка донес до постели и "положил
руку на ее дельту", если употребить выражение ученых его экспедиции о смысле амулетов
египетских крестьян.
Тогда девочка осушила свои слезы и робко улыбнулась, искренне обрадовавшись такой
нежности.
- Спасибо, генерал... - прошептала она.
Польщенный Бонапарт продолжал в том же духе, вскоре перешел к более серьезным
действиям - и когда Зейнаб становилась женщиной, лицо ее выражало восторг ребенка,
поедающего большую вкусную конфету.
***
На утро Бонапарт велел отвезти Зейнаб к отцу в карете, нагруженной щедрыми
подарками. Но завтрашнего дня это приключение не имело. Для мести Жозефине и Англии
эпизод с милой девчушкой был слишком мелким.
Он стал думать о новой встрече с Полиной Фуре; как всегда и бывает, на помощь
пришла случайность.
Каир в это время становился все более оживленным; каждый день открывались кафе,
лавки, банные заведения, а сейчас, в ноябре 1798 года, ожидали открытия парка увеселений,
как в знаменитом Тиволи, где парижане проводили свои воскресенья. Вот какое заманчивое
описание этого будущего "египетского Тиволи" было помещено в "Курьере Египта":
"Самый обширный и красивый сад Каира весь засажен лимонными и апельсинными
деревьями с ароматными плодами и листвой; всюду источники, ручейки, фонтаны. А в
здании будут все развлечения, все удобства, каких только можно желать. Будет и читальный
зал с превосходным подбором книг.
В общем, в этом месте соединятся все виды игр и удовольствий. В Париже есть
прекрасные сады Тиволи, и Елисейские, и много других, но Каир - тоже великолепный и
прославленный город, и "египетское Тиволи" необходимо не только для его обитателей, но и
для привлечения европейской, в особенности французской, публики, от которой мы
незаметно будем перенимать французские нравы и моды".
Открытие "центра увеселений" было назначено на 30 ноября и приурочено, по
распоряжению Наполеона, к запуску огромного воздушного шара.
В четыре часа дня шар, украшенный большими афишами на арабском языке с
надписями: "это средство полета изобретено французом", на глазах изумленных египтян
поднялся в воздух над площадью Эзбекле. После этого все ринулись в Тиволи, директор
которого, Даргевель, соученик Бонапарта по Бриенну, встречал гостей, стоя у входа перед
купой жасмина. Через несколько минут гости заполнили все аллеи, открывая за каждым
поворотом новый аттракцион: жонглеров, карусели с деревянными лошадками,, качели,
продажу мороженого, оркестр, биллиардную, турецкий ресторан, и т. д.
Бонапарт в сопровождении Жюно прибыл в шесть часов; он полюбовался садами,
похлопал акробатам и направился к танцующим, но вдруг внезапно остановился и
побледнел, вперив взгляд в молодую женщину, которая с заливистым смехом сходила с
качелей.
Это была Полина Фуре.
Оставив Жюно, он устремился к ней, поклонился и отпустил несколько грубоватых
комплиментов. Молодая женщина, польщенная вниманием самого главнокомандующего и в
то же время оробевшая, пробормотала в ответ что-то неразборчивое.
Бонапарт снова поклонился и поцеловал ей руку.
- Я надеюсь, что вскоре мы встретимся в более интимной обстановке, сказал он, уходя.
"Пожалуй, эта встреча помогла бы моему мужу сделать карьеру", радостно подумала
простосердечная Полина.
***
На следующее утро Бонапарт, который, как всем известно, обладал способностью
заниматься несколькими делами одновременно, вызвал к себе Жюно и, диктуя записку для
ученых Института Египта, бросил ему:
- Ты помнишь гражданку Фуре; я желаю встретиться с ней...
И, набросав черновик плана реорганизации военных оркестров, продолжил:
- Ее муж сегодня отбыл в поход к дельте Нила; воспользуйся этим и поговори с ней у
нее дома.
Потом, дав распоряжения об униформе для мамелюков, призываемых на службу во
флот, он снова повернулся к Жюно и четко сформулировал:
- Ты дашь ей понять, что она мне нравится, и уговоришь ее пообедать со мной.
Жюно имел немало талантов, но тонкости обхождения ему недоставало. Войдя к
Полине, он щелкнул каблуками, поклонился и объявил таким же голосом, каким отдавал
приказы своим солдатам:
- Гражданка! Вы понравились генералу Бонапарту. Он хочет, чтобы Вы стали его
метрессой.
Молодая женщина была ошеломлена. Ничего не отвечая, она устремила на Жюно
злобный взгляд. Бестактность взбесила ее. Второй день она думала о встрече с Бонапартом и,
в сущности, уже решилась ему отдаться, но грубая форма, в которой было сделано это
предложение, помешала ей согласиться.
- Полковник, - сказала она, - передайте генералу, что я люблю своего мужа и останусь
ему верна.
Обескураженный Жюно попытался поправить дело. Он стал высмеивать супруга
Полины, превознося генерала Бонапарта; но этот маневр не имел успеха: Полина указала
Жюно на дверь.
Адъютант ретировался и, явившись во дворец Эльфи-Бея, доложил о своей неудаче
главнокомандующему.
Бонапарт сразу понял, что плохо выбрал посланца, и в тот же вечер отправил к Полине
своего второго адъютанта, Дюрока. Этот был человек галантный, обходительный,
дипломатичный. Он начал с извинений за "солдафонское" поведение Жюно, уверяя Полину,
что Бонапарт и представления не имел об утреннем визите, и Жюно взял на себя инициативу
без его разрешения. Успокоив молодую женщину, он стал разливаться соловьем о нежных
чувствах к ней генерала, и о его пылком и нетерпеливом желании увидеть ее снова. И,
наконец, в подходящий момент он поставил на круглый столик небольшую шкатулку:
- Генерал велел мне передать Вам этот сувенир в память встречи в Тиволи, - сказал он и
откланялся.
Едва он ушел, Беллилот открыла шкатулку и нашла в ней великолепный браслет
египетской работы, украшенный бриллиантами и другими драгоценными камнями.
Никогда маленькая портниха-надомница из Каркассона не держала в руках такого
дорогого украшения. Она была восхищена и подумала, что совсем неплохо стать подругой
такого щедрого генерала...
И, как пишет один из ее биографов она уже решилась в душе подарить генералу "свое
маленькое бижу в обмен на его щедрый подарок".
С тех пор Дюрок регулярно приходил каждое утро с письмом и новым подарком от
генерала. Полина с удовольствием читала страстные излияния Корсиканца, которые он писал
ночами, а подарки незаметно от супруга припрятывала в заветную шкатулку.
Через две недели Беллилот стала испытывать нетерпение. Законное в своем роде
желание вознаградить щедрого обожателя превратилось в некий зуд, болезнь, лекарство от
которого находилось - увы! - во дворце Эльфи-Бей. Ее нервы были взвинчены, она видела по
ночам эротические сны, просыпалась от них в необычайном возбуждении. "Некоторые ее
сны были такими разнузданными, что даже имели для Полины своего рода познавательную
ценность. Маленькая провинциалочка-каркассоньерка оставалась в сущности
целомудренной, и удовлетворялась ортодоксальным исполнением супружеского долга. Ее
собственные сны открыли перед нею неведомые доселе горизонты. Аппетит разгорался, не
находя удовлетворения, она нервничала и не могла взять в толк, почему генерал не
настаивает на рандеву. Но вот, наконец, пришло почтой приглашение на обед от генерала
Дюрюи, коменданта Каира. Приглашалась одна Полина. Это очень удивило лейтенанта Фуре.
- Странно, - заявил он, - что я не приглашен вместе с женой, ведь я же офицер!
Полина сумела его убедить, что "приглашение, полученное от генерала, равносильно
военному приказу" и с трепещущим сердцем отправилась к Дюроку одна. Она была
взволнована недаром, да и муж действительно имел основания для беспокойства. Послушаем
герцогиню Абрантес:
"Мадам Фуре была принята превосходно. Приглашенных было немного, и никто из них
не подозревал, какая встреча должна состояться на этом обеде. Когда подавали кофе,
двухстворчатая дверь вдруг резко распахнулась, и появился главнокомандующий. Дюрюи
выразил бурное сожаление, что генерал не пожаловал к обеду, и настойчиво убеждал
Бонапарта хотя бы выпить чашечку кофе. Тот согласился.
Дальнейшая мизансцена выглядела весьма естественно. Наполеон сел рядом с Полиной
Фуре, сказал ей несколько слов, и, взяв чашку кофе, как будто бы по неловкости расплескал
напиток на ее платье.
Раздались невольные восклицания, а Бонапарт, изображая конфуз, предложил
самолично исправить причиненный ущерб.
- О, я так расстроен, - сказал он, - есть у вас вода?
- В моей комнате, - услужливо откликнулся генерал Дюрюи.
- Пойдемте туда, я не хочу, чтобы из-за меня у вас осталось неприятное впечатление об
этом вечере.
Полина последовала за Бонапартом. Они вернулись через два часа
Как говорится, "приличия были соблюдены". Однако у влюбленной пары был такой
усталый и довольный вид, что нетрудно было догадаться, каким способом они выводили
пятна от пролитого кофе.
***
Вернувшись к себе во дворец, Бонапарт подумал, что лейтенант Фуре может оказаться
неудобным и его надо удалить, поскольку главнокомандующий уже твердо решил сделать
Полину своей метрессой и предать это событие гласности.
На следующий день Бертье, начальник генштаба, вызвал к себе лейтенанта, который
явился незамедлительно.
- Дорогой Фуре, - сказал он, - да Вы счастливчик, Вы скоро увидите Францию!
- Я?!
- Да, главнокомандующий, который очень доволен Вашей исполнительностью,
посылает Вас отвезти важные депеши Директории. Вот приказ.
И обманутый муж в полном ошеломлении прочел:
"Гражданину Фуре, лейтенанту стрелков. Генштаб, Каир, 8-го фримэра VII года.
Приказывается гражданину Фуре, лейтенанту 22-го полка конных стрелков,
отправиться первым же дилижансом в Розетту, оттуда - в Александрию, с тем чтобы отплыть
на бриге с целью доставки во Францию прилагаемых депеш. Конверт на свое имя он вскроет,
находясь уже в море, и прочтет изложенные в нем инструкции.
На путевые расходы и прочие издержки предоставляется три тысячи франков.
По распоряжению главнокомандующего
Бертье".
- Вы покинете Каир в течение часа, - добавил генерал, - карета и эскорт готовы.
- Я скажу жене, чтобы она собрала вещи поскорее, - ответил Фуре.
- Как, Ваша жена? - привскочил Бертье. - Даже и не думайте! Участие женщины в
подобной миссии может вызвать скандал. А сверх того - вообразите только, что вас обоих
может захватить английский крейсер! Каким опасностям подвергнется бедняжка...
Опасностям разного рода; быть раненой... попасть в руки английских офицеров, которые
месяцами не видят суши и соскучились по женскому телу... Будьте благоразумны, даже и не
заговаривайте об этом. А мы тут позаботимся о гражданке Фуре...
Лейтенант, взволнованный неожиданным поворотом в своей судьбе, отправился
укладывать вещи.
Жене он объяснил, гордо бия себя в грудь, что главнокомандующий наконец-то оценил
его заслуги. Но, замечает герцогиня Абрантес, Полина, которая лучше мужа знала причины
его назначения, "смеялась одним глазком, проливая слезы другим".
АНГЛИЧАНЕ ПРЕРЫВАЮТ ИДИЛЛИЮ БОНАПАРТА И ПОЛИНЫ ФУРЕ
"Англия помешала мне быть счастливым".
Наполеон.
Лейтенант Фуре любил порядок. Раз и навсегда им было установлено, что каждое
событие в жизни должно быть отмечено определенной церемонией, подчеркивающей его
значительность и усиливающей восприятие окружающими успехов лейтенанта.
Но сейчас он был так стеснен недостатком времени, что не мог осуществить
празднество, соответствующее торжественности отъезда с поручением самого
главнокомандующего. Тогда он подумал, что званый обед придется заменить интимным
"прощальным праздником" с женой, что не так уж плохо. Позвав Полину, он с прямотой
солдата высказал ей свою идею и получил одобрение. Тогда муж подвел жену к постели, и
они немедленно принялись осуществлять его проект.
Целый час, сообщает нам Леон Дюшан, "супруги наслаждались любовью, бешеной
пляской сотрясая кровать".
"И ноги Полины, - в лирическом тоне добавляет он, - взвивались в воздух как флаги
прощания с прошлым, с которым она собиралась порвать"'.
Когда лейтенант Фуре, покинув райские края сладострастия, вернулся на землю, он и не
подозревал, что резвился с Полиной последний раз в жизни.
***
"Едва рассеялась пыль от копыт эскорта", сопровождавшего карету лейтенанта, из
соседнего дома вышел Жюно и предстал перед Полиной.
Она еще находилась в том состоянии, в котором оставил ее лейтенант после
"прощального сеанса" - в пеньюаре, растрепанная, задыхающаяся, рассказывал потом Жюно.
Адъютант щелкнул каблуками и отчеканил фразу, которую из предосторожности на этот
раз Бонапарт велел ему во избежание недоразумений заучить наизусть:
"Гражданка, генерал просит Вас пожаловать к нему на обед, во дворец Эльфи-Бей
сегодня вечером".
Полина, радостно взволнованная такой поспешностью, ответила:
- Приду!
Вечером, сидя по правую руку генерала, "она освещала своей яркой красотой
празднество, устроенное в ее честь". С легкостью адатации, которая свойственна женщинам,
бывшая каркассонская работница вошла в роль метрессы. За десертом ее уже можно было
принять за хозяйку дома.
В полночь, стоя рядом с Бонапартом у дверей гостиной, она прощалась с гостями.
Когда все разошлись, главнокомандующий, который за обедом был нежным и веселым,
увлек молодую женщину в спальню и под видом радушного приема проделал с ней то же
самое, что Фуре проделывал недавно в виде прощания.
***
В то время как любовники, забыв обо всем, предавались наслаждению, лейтенант катил
в Александрию. На первой остановке в Ом-Динар он вскрыл письмо, которое передал ему
Бертье, и прочел приказ, уточняющий детали его миссии:
Корабль, на котором Вы отплываете, направится на Мальту. Вы вручите прилагаемые
письма адмиралу Вильнёву и главнокомандующему Мальты.
Затем Вы отправитесь в Париж и пробудете 8 или 10 дней; после этого Вы постараетесь
отплыть в Египет из какого-либо порта Неаполитанского королевства, конечный пункт - не
Александрия, а Дамьет.
Вы постараетесь до отъезда увидеть одного из моих братьев, члена Законодательного
собрания, - он вручит Вам все документы, опубликованные после мессидора. В выполнении
вашей миссии - передачи Правительству писем и доставления ответов - я рассчитываю на
Ваше усердие и умение справиться с непредвиденными затруднениями.
Подписано:
Бонапарт".
Этот текст, который приятно взволновал Фуре, ставит проблему перед историками:
верил ли Бонапарт в возможность предписанного маршрута, когда англичане были хозяевами
Средиземного моря и непрерывно патрулировали перед Александрией. Скорее всего не
верил, что доказывается незначительностью передаваемой через Фуре информации: известие
об оккупации Суэца генералом Боном, об экспедиции в Верхний Египет Десэ, о
распоряжениях, касающихся порядка в армии, о сосредоточении турок в Сирии. Итак, чтобы
удалить неудобного мужа, Бонапарт готов был пожертвовать военным кораблем и его
экипажем.
Да, как пишет Марсель Дюпон, "великие люди не останавливаются перед тем, что
смутило бы людей обыкновенных".
***
28 декабря Фуре взошел на борт сторожевого корабля "Стрелок" под командой капитана
Лорана.
Тот не скрыл от лейтенанта серьезных трудностей, связанных с его миссией. "Перед
нами находится английская эскадра из пяти кораблей; я не хотел бы показаться пессимистом,
но думаю, что у нас всего лишь один шанс из четырех прорваться сквозь этот заслон. Я
попробую сделать это ночью. "Стрелок" - отличный парусник, и если мы выйдем с
потушенными огнями, при благоприятном ветре и не напоремся на английское судно, то на
рассвете мы будем уже в шестидесяти милях от берега. Тогда у нас будет какой-то шанс..."
В семь часов вечера "Стрелок" поднял якорь и покинул порт. Фуре, охваченный
беспокойством, не пошел в свою каюту, а оставался всю ночь на мостике, рядом с капитаном.
Двенадцать часов подряд он слушал завывания ветра и скрип мачт, и вглядывался в морскую
даль, опасаясь, что вдруг на горизонте возникнет громада английского корабля.
На рассвете он спустился в кают-компанию, чтобы выпить стакан подогретого вина, и
как раз в этот момент дозорный вскричал
- За нами парус!
Капитан Лоран взял подзорную трубу:
- Это английский корабль... Через пять часов он нас настигнет... Уничтожьте ваши
депеши?
Но Фуре, надеясь на чудо, спрятал плотно свернутые бумаги на себе.
В полдень "Стрелок" был настигнут. Экипаж его убрал паруса и сбросил в море четыре
пушки. В час дня два английских офицера с группой матросов поднялись на борт "Стрелка"
для досмотра. Капитан Лоран, Фуре и остальные в два приема были перевезены на
английское судно "Лев".
Когда выяснилось, что Фуре - глава секретной миссии Бонапарта, он, как пишет
герцогиня д'Абрантес, "был обыскан до рубашки", и письма "к высоким адресатам" были
обнаружены. Но английский капитан не обнаружил в них ничего, кроме общих мест, и даже
вспомнил, что все сведения, содержащиеся в них, несколько недель назад были
опубликованы Директорией в "Монитёр".
Англичанин спросил лейтенанта:
- Как Ваше имя?
- Жан-Ноэль Фуре! - ответил тот.
Тогда капитан "Льва", который, как сообщает нам герцогиня д'Абрантес, "получал из
Египта такие свежие и обстоятельные известия, как будто бы он жил в Каире или
Александрии, обменялся многозначительным взглядом со своим помощником". Идея
помешать Бонапарту беспрепятственно наслаждаться любовью, подумал капитан, придется
по душе лондонскому правительству.
- Месье, - обратился он к Фуре, - мой корабль еще долгое время будет крейсировать в
водах Востока, и Ваших товарищей, офицеров и экипаж "Стрелка", я вынужден задержать на
борту, как пленников. Что касается Вас, то поскольку Ваша миссия не осуществилась, я мог
бы избавить Вас от многих месяцев странствий. Если Вы дадите мне слово, что до конца
военных действий не будете служить во французской армии, я высажу Вас на египетском
берегу в любом удобном для Вас месте...
- Я даю слово! - воскликнул лейтенант, вне себя от радости.
В тот же вечер капитан "Льва", восхищенный возможностью сыграть с Бонапартом
хорошую шутку, привез лейтенанта в Египет.
Бонапарту предстояло узнать, пишет герцогиня д'Абрантес, "что злокозненно
ухмыляющиеся крокодилы водятся не только в Ниле".
Ночью Фуре был высажен со "Льва" на берег в небольшой бухточке вблизи
Александрии. На рассвете он сидел на камне, стуча зубами от холода, но в восторге от
предвкушения увидеть свою Беллилот.
Какой-то египтянин довез его до города в повозке, запряженной ослом, и в полдень
Фуре явился к Мармону, коменданту Александрии, и рассказал ему о своих похождениях.
- Благодаря великодушию английского офицера, - воскликнул он, сияя от радости, - я
могу сделать сюрприз своей жене!
Генерал, которому было известно, что Бонапарт поселил Полину в роскошном дворце,
рядом с собственным, едва удержался от хохота...
- Я думаю, - заявил он, - что лучше Вам остаться здесь. Ваша миссия прервана, но не
окончена, и я уверен, что генерал Бонапарт вышлет Вам дополнительные указания. Если вы
прибудете в Каир по собственной инициативе, то рискуете навлечь на себя его
неудовольствие...
Фуре энергично замотал головой:
- О, я уверен, что он поймет мою поспешность. А кроме того, я ведь лишился депеш -
что мне делать без них в Александрии? Я должен вернуться в Каир, чтобы генерал дал мне
новые депеши.
Мармон, искренне забавляясь, в то же время был обеспокоен мыслью о неизбежности
скандала. Не зная, как воздействовать на упрямца, он перешел на грубый тон:
- Я не могу Вас здесь удерживать, лейтенант, но уж лучше скажу Вам напрямик: если
Вы вернетесь в Каир, он с Вас живьем кожу сдерет!
Фуре улыбнулся до ушей:
- Ну, конечно, - сказал он, - главнокомандующего огорчит моя неудача, но он так будет
рад видеть меня живым и невредимым, что немедленно простит!
Такая наивность и дурацкая уверенность обескуражили Мармона; он решил, что этот
идиот заслуживает хорошего урока, и предоставил его своей судьбе.
***
На большой лодке-джонке Фуре поднялся по течению Нила и прибыл в Каир. Надеясь
тотчас же обнять Полину, он побежал домой, но обнаружил, что дом пуст, мебель и вещи
жены исчезли. Не будучи так уж глуп, как это казалось, Фуре пришел к выводу, что Полина
уехала.
Тогда, рассказывает нам Леон Дюшан, "сев на сундук, он обдумал ситуацию, взвесил
"за" и "против" и вынужден был прийти к выводу, что, кроме звания лейтенанта, он
награжден званием супруга-рогача..."
Это открытие привело его в ярость.
Он устремился в клуб, где всегда собирались офицеры 22-го стрелкового полка, чтобы
немедленно узнать имя своего соперника.
Когда Фуре вошел, несколько офицеров играли в карты.
- Где Полина? - проревел он.
Однополчане казались растерянными. Один из них встал, осторожно закрыл дверь и
вернулся за карточный стол.
- Твоя жена у генерала Бонапарта!
И он рассказал Фуре, как Полина его предала. Бедняга узнал, что она живет теперь в
великолепном дворце на Биркет-эль-Ратль, совсем рядом с дворцом Эль-фи-Бей, что каждый
день в три часа она приходит к Бонапарту и всюду ездит с ним, что солдаты прозвали ее
"Клеопатрой" и "Нотр-Дам Востока", что она играет роль хозяйки на обедах генералитета в
Эльфи-Бей и возвращается к себе только на рассвете.
Офицер дал Фуре понять, что гарнизон Каира не одобряет поведения Полины и даже
награждает нелестными терминами самого Бонапарта.
Но лейтенант не нуждался в утешениях. Он немедленно вернулся к себе домой, взял
хлыст и направился к Биркет-эль-Ратль.
Когда он увидел роскошный дворец, ярость его удвоилась. Он прошел через двор,
засаженный сикоморами, мимо сладко журчащих фонтанов и оказался в пышных гостиных,
устланных коврами, обставленных изящной мебелью и всевозможными дорогими
безделушками. Навстречу ему кинулся слуга; он сшиб его с ног, понесся по комнатам,
открывая все двери подряд и вдруг увидел голую Полину в ванне. Увидев его, молодая
женщина, пребывавшая в уверенности, что он на Мальте, закричала от ужаса. Она
попыталась убежать, звала на помощь, умоляла, но Фуре схватил ее за волосы и отхлестал до
крови. Ее крики привлекли, наконец, внимание слуг, которые набросились на лейтенанта и
выкинули его на улицу.
***
Бонапарт немедленно явился к изголовью страдающей любовницы.
- Арестуйте его, - стонала Полина, - бросьте его в тюрьму!
Комментирует Леон Дюшан: "Бонапарт так не поступил, ибо он прежде всего был
военным, а потом уже любовником. Он заявил коротко:
- Этого я сделать не могу. Но ты завтра же подавай на развод.
Естественно, целую неделю все французы в Каире обсуждали происшествие. Больше
всех издевался над Фуре генерал Бертье, который сострил: "Этот бедняга Фуре не понял,
какая удача ему выпала. С такой женой этот стрелок никогда бы не промахнулся".
Но как раз Бертье то и не должен был бы злорадствовать.
Послушаем Жозефа Тюркена:
"Генерал-майор и не подозревал, что, бросая свою действительно удачную колкую
насмешку, он сам находился в таком же положении, как и бедняга Фуре. Его любовницей
была знаменитая мадам Висконти от которой он был совершенно без ума, образ которой он
непрерывно хранил не только в своем сердце, но и в палатке, которую приказывал в походах
помещать рядом со своей, устанавливая там ее портрет и на коленях вознося ей молитвы
каждое утро, в то время как она как раз в это время обманывала его с месье Александром де
Лаборд или с кем-нибудь из стаи увивавшихся вокруг нее молодых красавцев".
Пословица жителей Пуату недаром гласит: "Самые рогатые больше всех смеются над
другими рогачами".
***
К счастью, всего через неделю другое забавное происшествие заставило смешливое
французское общество Каира позабыть про "скандал Фуре".
У арабов были выкуплены французские пленные; Бонапарт вызвал к себе одного из
них, чтобы получить сведения о вражеских войсках.
Но при первом же вопросе тот залился слезами и прижал руки к своему седалищу.
- Почему ты плачешь? - спросил Бонапарт. Тот отвечал, рыдая, что арабы делали с ним
то, чем, как общеизвестно, Генрих III занимался со своими фаворитами.
- Подумаешь, какое дело! Ну, перестань же плакать и ответь на мои вопросы.
Но бедняга думал только о своей беде, и никаких сведений от него получить не удалось.
На все вопросы он, рыдая, отвечал, что в той позиции, в которой он вынужден был
находиться, возможность наблюдать окружающую обстановку была исключена.
Эта смачная история помогла Полине забыть свои несчастья.
ОКОНЧАТЕЛЬНО УБЕДИВШИСЬ В НЕВЕРНОСТИ ЖОЗЕФИНЫ, РАССТРОЕННЫЙ
БОНАПАРТ ТЕРПИТ
ПОРАЖЕНИЕ ОТ ТУРОК
Он никак не мог примириться с мыслью, что он "рогат".
Мишель Обрийан
С момента, когда развод между Жаном-Ноэлем Фуре и Полиной Беллиль был
утвержден чиновником мэрии Сартелоном, Бонапарт начал афишировать связь с Беллилот.
Ему было необходимо, чтобы весь свет, армия, ученые, англичане, Франция, Европа и
Жозефина узнали, что у него есть любовница, красивейшая француженка Египта. Ему
хотелось стереть память о том времени, когда он играл шутовскую роль обманутого мужа. И
Беллилот, пылкая и усердная в усладе его ночей, днем должна была служить орудием его
мести Жозефине.
Он демонстрировал ее всюду: на улицах Каира, перед войсками, среди арабов, которые
прозвали ее "Сетт эль султан кабир" - "Дама великого султана".
На прогулках Полину сопровождали два великолепных воинских кортежа: один в
общеармейской форме, светло-синей с золотой вышивкой, с белыми облегающими штанами
до колен, головной убор с трехцветной кокардой; другой в форме офицеров 7-го гусарского
полка - венгерка и короткие штаны синие, воротник, куртка и пояс - ярко-красные, и все
изукрашено золотым шитьем.
Солдаты, завидев Полину, с улыбкой восклицали:
- Вот и наша генеральша!
Иногда любовники предпринимали прогулку по берегам Нила в сопровождении
конного эскорта, скачущего под командой адъютанта.
Однажды вечером адъютантом был Евгений Богарнэ.
В течение всей прогулки Бонапарт держал Полину на коленях, обнимал ее и ласкал на
глазах у своего пасынка, который скакал у окна кареты.
"Перед этим свидетелем, который должен был все рассказать Жозефине, в которой он
надеялся вызвать досаду и заставить ее страдать так же, как страдал от ее измен он сам, он
так подчеркнуто изображал нежность, что его жесты порой более напоминали шутовство,
чем любовные шалости. Если бы он мог владеть Полиной на сиденье кареты, он сделал бы
это в своем неистовом стремлении причинить боль той, которая ранила его самолюбие"
Евгений в полной мере оценил ситуацию. На следующее утро он отправился к генералу
Бертье и потребовал, чтобы его освободили от исполнения обязанностей адъютанта при
главнокомандующем.
- Назначьте меня простым лейтенантом в передовой отряд армии, - я не хочу больше
присутствовать на подобных спектаклях!
Узнав об этом демарше, Бонапарт одумался. Он вызвал к себе молодого человека,
пожурил его, доведя до слез, по своему обычаю ласково ущипнул за ухо. Евгений остался
адъютантом главнокомандующего и его более не заставляли быть свидетелем нежных
порывов его отчима и заместительницы его матери.
На целый месяц Бонапарт со своей Беллилот полностью погрузился в атмосферу "утех
сладострастия и мщения", но эти приятнейшие часы его жизни были - увы! - прерваны
заботами войны.
В феврале 1799 года Турция - союзница Англии и России - собрала войска в Родезии и в
Сирии и двинула их в долину Иордании, между Вифлеемом и Иерусалимом. Бонапарт решил
выступить навстречу туркам и разбить их.
10 февраля, когда 12-тысячная армия ожидала своего главнокомандующего у ворот
Каира, Бонапарт находился у Полины и разъяснял ей, чего он от нее желает.
- Роди мне ребенка, - повторял он, - и, слово Бонапарта, я разведусь с Жозефиной и
женюсь на тебе!
После чего он отправился к своим войскам и отбыл в Сирию.
***
Пока Полина бегала ко всем египетским колдуньям, чтобы обеспечить себе ребенка,
французы прибыли в Мессудья.
В этом месте, название которого переводится как "удачливый", Бонапарт был
совершенно выбит из колен удручающим известием, и как раз в тот момент, когда ему
необходимы были душевное спокойствие и собранность. В самой глубине души он
продолжал сомневаться в неверности Жозефины, и вот сейчас, накануне битвы Жюно, со
своим талантом делать все невпопад, окончательно подтвердил его подозрения. Реакция была
ужасной.
Послушаем Бурьена:
"Когда мы находились у источников Мессудья, под Эль Аричи, я увидел однажды, как
Бонапарт прогуливается с Жюно. Это случалось нередко, но на этот раз я почему-то стал
пристально вглядываться в Бонапарта. Его лицо всегда было очень бледным, но сейчас оно
мертвенно побледнело и судорожно исказилось, и вдруг он несколько раз ударил себя по
голове.
Через четверть часа он покинул Жюно и пошел в мою сторону. Никогда я не видел его
таким недовольным, таким озабоченным. Я пошел ему навстречу, и едва мы оказались рядом,
он закричал резко и отрывисто:
- Я думал, что Вы привязаны ко мне! О женщины! Жозефина! Если бы Ваша
привязанность была искренней, я давно узнал бы от Вас то, что рассказал мне сейчас Жюно!
Он истинный друг... Жозефина! Так обмануть меня! Она! Я истреблю их, всех этих
белобрысых шалопаев, ее любовников, всю эту породу! А с ней - развод! Только развод!
Немедленный, скандальный - я ее разоблачу! Сейчас я напишу ей, что узнал все, все!
Эти восклицания и его расстроенное лицо объяснили мне, о чем он разговаривал с
Жюно" <Бурьен. Мемуары.>.
Бурьен начал терпеливо успокаивать его; он говорил, что обвинения Жюно могут
оказаться безосновательными и, чтобы отвлечь его, начал превозносить его воинскую славу.
Но Бонапарт только насупился:
- Я отдал бы эту славу, - вскричал он, - только бы не узнать того, что я услышал от
Жюно, так я любил эту женщину!.. Если Жозефина виновна, я развожусь немедленно! Я не
желаю быть посмешищем этих парижских ничтожеств! Я тотчас напишу Жозефу, чтобы он
объявил о разводе!
Через две недели французская армия стояла под Сен-Жан-д'Акр, но нервный и
подавленный Бонапарт не смог взять этот город, несмотря на необычайную отвагу шести
тысяч французов, изнывавших под палящим солнцем.
Жюно заплатил за свою бестактность. Вспоминая о Мессудья, Бонапарт раз за разом
отказывал ему в звании маршала <Во время битвы под Сен-Жан-д'Акр Бонапарт испытывал
недостаток в пушечных ядрах. Чтобы обеспечить ими артиллерию, он придумал способ,
который дает представление об "ином измерении" войн той эпохи. Он посылал на берег
несколько храбрецов; вражеские пушки открывали по ним огонь из всех батарей, а потому
солдаты подбирали ядра, получая по пять су за каждое, и французские пушки немедленно
возвращали их отправителю,
Сотня такого рода уловок обеспечила бы победу, но генерал истощил свою
изобретательность в любовных играх. Кроме этого обстоятельства, еще одна досадная
случайность удвоила силы вражеской армии; во главе турок оказался французский эмигрант,
учившийся вместе с Бонапартом в военной школе в Бриенне - Антуан ле Пикар де Фелиппо,
на всех экзаменах всегда опережавший будущего императора. Хорошо знакомый с
тактическими приемами, пристрастиями и слабостями Бонапарта, он легко мог его победить,
особенно если учесть удрученное состояние незадачливого супруга Жозефины. И это ведь
Баррас вынудил Фелиппо покинуть Храм Родины, чтобы самому встать у кормила власти и
позволить себе истратить пятьдесят тысяч франков на содержание своей метрессы
мадемуазель Ланж.>.
***
Бонапарт вернулся в Каир 14 июня; за ним следовали оставшиеся в живых солдаты
сирийской армии; они несли несколько захваченных у турок знамен, чтобы создать
видимость победы французской армии.
Постукивая себя по груди, с вымученной улыбкой император проехал меж двумя
рядами молчаливых египтян, которые, конечно, уже знали о его военной неудаче.
Расстроенный Бонапарт побежал к Полине, которую он не видел уже четыре месяца. Их
объятие было долгим и страстным. "Он водил руками по телу молодой женщины, - пишет
Леон Дюшан, - скользя по его возвышениям и впадинам, как будто хотел удостовериться в
сохранности своего достояния".
Потом, очевидно, желая продолжить свое обследование, Бонапарт отнес Полину на
кровать, раздел ее догола и доказал, что четыре месяца военных действий нисколько не
ослабили его мужественность. Участники дуэта получили полное взаимное удовлетворение.
Потом, погрузившись в глубину смятых простынь, Бонапарт снова обрел хорошее
настроение, но вдруг, повернувшись к Полине, он вскричал:
- А ребенок? Наш ребенок?
Расстроенная молодая женщина пролепетала, что пока еще у нее нет никаких надежд.
Насупившись, Бонапарт вскочил, поспешно оделся, и, как всегда, нуждаясь в
конфиденте, он побежал к Бертье и без всякого вступления забросал его отрывистыми
фразами:
- Я хотел от нее ребенка... Я бы на ней женился... Но у этой дурехи ничего не выходит...
И, не ожидая ответа, он удалился нервным шагом. Бедная Полина, узнав о его
состоянии, воскликнула:
- Боже, но это ведь не моя вина! Может быть, она была права...
Лишь на мгновение Бонапарт смог забыться, и с новой силой его одолели тревоги.
Часто он вызывал по вечерам в Эльфи-Бей Полину, чтобы поведать ей свои заботы. Ситуация
сложилась очень опасная для него: военное поражение только обрадовало членов
Директории, армии, которая понесла большие потери и насчитывала теперь всего двадцать
пять тысяч человек, по-прежнему угрожало нападение турок, и все время приходилось
опасаться восстания в Египте.
Сверх всего этого - о чем он, разумеется, не говорил своей любовнице, его по-прежнему
мучили разоблачения Жюно.
Бонапарта еще более взвинтило сообщение о том, что в Мальмезоне имении, которое
Жозефина купила, взяв взаймы, - она устраивала разорительные приемы, на которых она и
Ипполит Шарль принимали гостей как хозяева замка. По вечерам она прогуливалась с ним по
аллеям, и поздние прохожие на дороге в Сен-Жермен глазели на них с любопытством. Впав в
обман по причине изящного сложения молодого офицера, они думали, что гражданка
Бонапарт гуляет, обняв своего сына Евгения...
Одна из соседок, увидев их вечером в саду, вернулась домой и написала вот эти
назидательные строки;
"Ее видели на тропинках парка; по вечерам в лунном свете ее фигура в белом платье и
белой вуали, опирающаяся на руку сына, одетого в черное или синее, производила
фантастический эффект: казалось, что это две тени или два призрака... Бедная женщина!
Может быть, она вспоминала о своем первом муже, убитом палачами Революции; она думала
и о втором муже, который мог быть в любое мгновение сражен пушечным ядром. И как же
его в таком случае похоронят без мессы там, среди мусульман?"
Но у Жозефины и в помине не было таких благочестивых опасений. После прогулки
она увлекала мосье Шарля на широкую кровать, и они развлекались, перепробовав самые
разнообразные и дерзкие позиции.
Даже не зная подробностей, Бонапарт сильно страдал. Он повторял, склонившись к
Полине:
- Почему ты не беременеешь от меня? Я сразу же разведусь и женюсь на тебе.
Действительно, только ребенок от любовницы мог избавить его от Жозефины и вернуть
ему душевное равновесие. Увы! проходили недели, а молодая женщина не беременела.
15 июля Бонапарт узнал, что турки только что высадились в Абукире. За несколько
часов он собрал войска и устремился к морю. Через неделю с пятью тысячами человек он
уничтожил гораздо более многочисленное турецкое войско. Поражение при Сен-Жан-Д'Акре
было возмещено.
Тогда он решил воспользоваться плодами этой победы - может быть, последней в
Египте - чтобы свергнуть Директорию и навести порядок во Франции. Никого не
предупредив, он подготовил свой отъезд и в последнюю минуту объявил Полине:
- Я знаю, ты будешь мужественной. Я должен вернуться во Францию, там полный хаос.
Поднимается Вандея. Всюду голод и анархия. Наши войска терпят поражение в Германии, в
Италии, повсюду. Австрийцы и русские могут захватить нашу страну. Директория изжила
себя. Эти ничтожества и прожигатели жизни ведут Францию к гибели. Я должен уехать.
- Возьми меня с собой! - зарыдала Полина.
- Невозможно. Меня могут взять в плен англичане. Ты должна беречь мою честь. Что
они подумают, застав на борту женщину?
Беллилот плакала, умоляла, но Бонапарт был непреклонен. На следующее утро,
поручив заботу о ней Клеберу, он тайно отплыл на корабле "Мюирон" <Герцогиня
д'Абрантес. Мемуары.>...
Оставшись одна, Полина еще надеялась, что вовремя последних страстных ночей,
проведенных с любовником, "зародыш маленького Бонапарта проскользнул в ее чрево", но
проходили недели, а желаемых признаков она не обнаруживала.
- Он так хотел этого? - рыдала она.
Но как бы горевала Полина, если бы она могла вообразить, что, родив от Бонапарта
ребенка, стала бы потом императрицей.
Создатели наполеоновской легенды уверяют нас, что, плывя во Францию, он день и
ночь глядел на "маленькое солнце, которое пылало на западе круглые сутки, и казалось,
манило к себе корабль.
Они вкладывают ему в уста слова:
- Не бойтесь, это не зловещая, а счастливая звезда, "моя звезда" <Стало легендой также
и утверждение, что перед тем как он создал в 1901 году орден Почетного Легиона, Наполеон
сначала предполагал назвать его "орденом Заезды".>.
И, если им верить, он только ненадолго спускался в кают-компанию, чтобы поесть и с
последним глотком снова бежал на мостик, чтобы непрерывно созерцать знак своей судьбы.
Как всегда я бывает, действительность намного менее романтична.
Не испытывая никакого интереса к астрономии, Бонапарт предавался другой страсти -
он азартно играл в карты. Обычно биографы представляли это его пристрастие в весьма
безобидном виде; но Бурьен в своих мемуарах выражается без обиняков: Бонапарт не
брезговал известными способами "помочь своей удаче", и другие игроки не раз уличали его в
передержках <Он возражал партнерам серьезным гоном: "Не надо целиком полагаться на
случай".>.
Таким образом легенда модифицируется. Вместо романтического образа молодого
человека, избранника судьбы, со взглядом, обращенным к своей звезде, мы видим на этом
корабле, плывущем во Францию, офицера-честолюбца, рвущегося к власти и умеющего
сплутовать...
Реальность не менее значима, чем выдумка, но надо признать, что из нее вырастает
несколько иной символ.
***
2 октября, чудом проскользнув сквозь кольцо английской блокады, Бонапарт высадился
в Аяччо.
Обезумев от радости, он обнимал своих кузенов, вдыхал запах горных цветов, болтал с
пастухами, исходил все тропинки, по которым бродил в детстве... Но он не встретился с
подружками юных лет - за пять лет они все повыходили замуж. Он сожалел об этом, потому
что, несмотря на свежие воспоминания о восхитительном теле Полины, несмотря на
незатихающую болезненную страсть к Жозефине, он бы не отказался "утешить жар страстей,
не утолявшийся после отъезда из Каира", с какой-нибудь пригожей цветущей крестьянкой из
Аяччо. Возбужденный шестью неделями воздержания, он иногда в разговоре прерывал фразу,
устремив взгляд на "вертлявый зад проходящей мимо девчонки".
Целую неделю посетители толпились у дверей Бонапарта, потому что, как иронически
констатирует Бурьен, "численность его родни возросла соответственно его возвышению".
Время от времени среди них оказывалась красотка с грудью торчком и пышным задом;
Бонапарт охотно приумножил бы при ее содействии население острова, но всякий раз
посетительница представлялась ему как кузина, молоденькая тетка либо крестница... И он
вынужден был прерывать свои маневры и расспрашивать о здоровье ее семьи, что его
безмерно раздражило.
- Да здесь прямо дождит родственниками, черт возьми! - говорил он с досадой, пиная
ногой стулья.
Не утешив своих страстей, он возвращался на борт "Мюирон", завидуя тем, кто во
время стоянки на Корсике нашел удачу в любви. Он без стеснения признавался в том, о чем
мы читаем в воспоминаниях Рустана, мамелюка, вывезенного им из Египта:
"Мы не проходили обычного карантина; через час после того, как корабль
пришвартовался и был поставлен на рейд, генерал уже находился в доме, в котором он
родился.
- Как тебе нравится мой родной край? - спросил он меня.
Я ответил, что очень нравится.
- Это что! Вот погоди, скоро будем в Париже!
Многие красивые женщины оказали мне благосклонность, как чужеземцу.
Мы вернулись на корабль, чтобы отправиться в Тулон, но плохая погода задержала нас
на Корсике еще на день. Когда мы, наконец, отплыли, мой генерал и генерал Бертье, смеясь,
шутили надо мной:
- Подумать только! Ты половчее нас! Ты уже имел женщин во Франции, а мы - нет".
***
Пока Бонапарт держал путь к берегам Франции, в Париже Директория продолжала свои
шутовские празднества. "Чудесные", "Мюскадены" и "Невероятные" танцевали и
спекулировали дефицитными продуктами в точности как их потомки, так называемые "зазу",
в перерыве между спекуляциями на черном рынке, отплясывали свинг в слишком длинных
пиджаках и слишком коротких панталонах, обутые в "мокасины" с толстенными подошвами,
потряхивая лохматыми челками...
Очень странно звучали беседы "позолоченной молодежи Директории: они, подражая
знаменитому певцу Гаре, не произносили "р". Вот образчик таких ошеломительною глупых
диалогов, подслушанный и записанный где-нибудь на Елисейских полях!
- О, это было п'ек'ек'асно, эта 'ечь Бааса (Барра-са) - Вы слышали ее?
- О да, мой д'уг, он, бесспо'но, самый выдающийся член Ди'екто'ии!
- А что Вы скажете нового об его мет'ессе?
- Кото'ой? У него их т'и.
-О, конечно же, о Ланж <Игра слов: слово "L'аngе" - "ангел" произносится так же, как
фамилия актрисы - Лаnge". - Прим. пер.>.
Эти молодые люди, среди подобного детского лепета проворачивавшие выгодные
сделки с дефицитным сахаром или сливочным маслом, были "любимчики" Барраса, а его
любовница, мадемуазель Ланж, была в то время главным объектом парижских пересудов.
Актриса легкого нрава, она только что вышла замуж за богатого каретника из Брюсселя, но
не покинула постели Барраса.
Парижане оживленно обсуждали ее похождения, пересчитывали ее любовников,
заключали пари о числе ее родинок, уверяли, что она раскрасила свое прелестное покрытое
нежным пушком тело "в цвета города Парижа", копировали фасон ее сорочек; одним словом,
она была подлинным идолом "позолоченной молодежи".
В конце сентября она стала героиней небольшого скандала, характерного для Парижа.
Она заказала свой портрет Жироде, талант которого в это время уже был общепризнан.
Художник исполнил заказ и вывесил картину в Салоне, где она вызвала большой интерес
парижан.
Мадемуазель Ланж тоже явилась "полюбоваться на себя" в сопровождении критика из
журнала "Салонный Арлекин". Увидев картину, она завопила:
- Какой ужас! Что за негодяй этот художник... У меня совсем не такой нос!
У нее начался нервный припадок, и ее пришлось уложить на канапе.
На следующее утро критик разнес в своей газете живопись Жироде. Художник в
негодовании изрезал полотно на кусочки, сложил в пакет и отослал заказчице. Но в отместку
он тайно нарисовал другой портрет мадемуазель Ланж, изобразив ее нагой в виде Данаи,
осыпаемой золотым дождем. Муж ее был изображен на картине в виде индюка. Посетители
Салона были в восторге.
- Теперь теологам не к чему вести споры о том, к какому полу принадлежат ангелы, -
шутили остроумцы.
Так развлекались парижане, когда корабль Бонапарта приближался к берегам Франции.
БОНАПАРТ, ВОЗВРАТИВШИСЬ В ПАРИЖ, НАХОДИТ СВОИ ДОМ ПУСТЫМ
"Эхо! Эхо!
Только эхо,
только эхо
слышу я..."
Старинная французская песенка
9 октября 1799 года в своем особняке на улице Виктуар Жозефина лежала на кровати в
роскошной и бесстыдной позе, которая вдохновила не помню уж какого художника конца
XVIII века.
Совершенно голая, она лежала рядом с Ипполитом Шарлем, который шутки ради - или
в знак поклонения - "положил ей между раскинутых ног осеннюю маргаритку".
Увенчанная в надлежащем месте цветами, она напоминала "самое богиню Флору".
После любовной битвы, когда взвивались простыни и летели на пол подушки,
любовники спокойно беседовали:
- Уже семь месяцев от Бонапарта нет вестей... Наверное, погиб там в песках, тем
лучше... Да если и жив, он - конченый человек... - говорила Жозефина, положив руку на грудь
Ипполита Шарля и поглаживая его шелковистую кожу. - Я подумала недавно: с ним я жила
всего год, а мы с тобой любим друг друга уже два года...
С легким смешком она положила ногу на живот Ипполита Шарля и добавила с
наигранной непринужденностью:
- Настоящий мой муж - это ты! Я разведусь и выйду за тебя замуж...
И она впилась взглядом в лицо своего любовника. То, что она увидела, не обрадовало
ее. Капитан гусаров растерянно молчал. На глазах Жозефины черты его неузнаваемо
преображались: рот запал, нос удлинился, лицо стало маской ошеломленного полишинеля.
Совершенно очевидно, что он понял, какие последствия может повлечь за собой брак с
Креолкой.
Жозефине стало ясно, что она промахнулась. Накануне она обсуждала с Баррасом и
Гойе, председателем Директории, проблему своего развода с Бонапартом. Баррас был
решительно против; Гоне, надеявшийся впоследствии стать ее любовником, поддержал план
Жозефины.
Однако отсутствие энтузиазма, проявленное месье Шарлем, решало вопрос.
Неспособная долго сосредоточиться на одной мысли, беспечная Креолка решила развеселить
нахмурившегося любовника и стала щекотать ему подмышки.
Отставной капитан, поняв, что опасность миновала, вздохнул с облегчением, разгладил
морщины и занялся "с легкостью, умением и талантом маленькой цветочной вазочкой
Жозефины".
Как всегда, ночь прошла бурно, и любовники в сладостном изнеможении заснули уже
после того, как через небольшой мостик Гранж-Бательер прогрохотал последний дилижанс.
***
Наутро Жозефина отправилась в Люксембург, куда Гойе пригласили ее на обед.
За этим обедом гости развлекались историей, ходившей по всему Парижу, злополучным
героем которой был видный член Института.
"Месье Л. был страстным любителем диковинок природы; он собирал их изо всех стран
света, и они заполнили целый кабинет, где ученый с гордостью демонстрировал их
знакомым. Однажды ему удалось заполучить шкуру бенгальского тигра; он надел ее на
каркас, чтобы придать тигру вид живого существа, и многие друзья месье Л. уже
полюбовались великолепным тигром.
Пока месье Л. занимался зоологией, мадам Л., его жена, страстно влюбилась в
драгунского лейтенанта двадцати двух лет, прекрасного как Адонис и сложенного как
гладиатор.
Когда ученый эрудит выходил из дому, лейтенант тотчас располагался в его
апартаментах. Довольно долго любовники вели весьма приятный образ жизни, но хорошие
времена не длятся вечно, и насмешница-судьба сыграла с ними злую шутку.
Случилось так, что ученый вернулся домой в то время, когда обычно находился в
Институте, да еще привел с собой приятелей посмотреть на тигра.
Куда спрятать любовника? А если его увидят, какой скандал! И бедняга юркнул под
тигриную шкуру и скорчился внутри каркаса, надеясь, что ученый зашел домой ненадолго.
Между тем в кабинет вошли муж и гости.
- Жена, эти граждане пришли посмотреть на мою шкуру!
- Вашу?..
- Ну да, шкуру нашего тигра!
- Вот она, граждане!
- О, она великолепна!
Гости восхищались, а дама трепетала. Они ходили вокруг, разглядывали; один погладил
бархатистую шерсть, другой слегка приподнял шкуру...
- О, что я вижу! - воскликнул он, - эта шкура - на подкладке из армейского сукна!
Он потянул, чтобы лучше разглядеть, почувствовал сопротивление, но не отпустил;
вдруг раздалось хриплое проклятье, и трое перепуганных зрителей устремились к дверям с
криками:
- Да он живой!
В сотне шагов от дома они остановились, обсудили между собой происшествие и
решили вернуться и разобраться в "проблеме тигра".
- Я все-таки уверяю вас, что он мертв, - повторял хозяин музея диковин природы.
Конечно, лейтенант давно удрал, и когда дрожащая троица решилась приподнять шкуру,
они увидели только пустой каркас...".
Муж ничего не понял в этой истории и по-прежнему в тиши своего кабинета нежно
гладил шкуру своего лучшего экспоната, а жена в это время в спальне ласкала красавца-
драгуна...
***
Жозефина вместе со всеми хохотала над этой историей, когда во время десерта в
гостиную вошел гвардеец и вручил Баррасу депешу. Прочитав ее, он повернулся к гостям и
объявил:
- Бонапарт во Франции.
Это было как удар грома. Жозефина, побледнев, пролепетала;
- Где же он?
- Он высадился вчера во Фрежюсе. Через два дня он будет здесь.
Креолка была близка к обмороку. Как только Бонапарт окажется в Париже, Петиция,
Жозеф, Люсьен расскажут ему о ней все - ведь родня Бонапарта ее ненавидит. Надо лететь
ему навстречу, снова очаровать его, свести с ума... И она встала из-за стола.
- Я должна перехватить его на дороге в Париж, - сказала она. - Главное для меня -
опередить его братьев. Им он может поверить, светской болтовни я не боюсь. Я объясню ему,
что бывала на светских развлечениях, старалась быть принятой в лучшем обществе в его же
Интересах, - чтобы его не забыли за время его отсутствия. Он мне поверит!
Попрощавшись, она немедленно отправилась к себе, и на следующее утро уже ехала
вместе с дочерью в почтовой карете по направлению к Лиону.
Рассказывает королева Гортензия:
"Генерал Бонапарт высадился во Фрежюсе в момент, когда никто его не ожидал. Его
встретили с энтузиазмом, горожане ринулись к фрегату, поднялись на борт, и толпа заполнила
корабль, не думая об установлениях карантина. Франция той эпохи была несчастна и
раскрыла свои объятия тому, кто мог ее спасти. К нему были обращены все надежды. Я
выехала с матерью, чтобы встретить его. Мы пересекли Францию и в каждом городе, в
каждой деревне видели триумфальные арки, воздвигнутые в честь его прибытия. Когда мы
меняли лошадей, толпа окружала нашу карету, и люди спрашивали, действительно ли прибыл
спаситель, - вся страна тогда называла его так. Потеря Италии, нищета народа считались
результатом правления бессильной и малоумной Директории, и в возвращении Бонапарта
французы видели божью милость".
Но Жозефине было не до политики. Она и не замечала триумфальных арок. С
искаженным лицом, с полубезумным взглядом, она думала: "Если я увижу его первая, я
спасена".
***
Прибыв в Лион, удивленная Жозефина увидела, что рабочие разбирают портики,
обвитые цветами, и свертывают полотнища с торжественными приветствиями генералу. В
чем дело? Обескураженная Жозефина остановила карету и, откинув шторку и высунувшись в
окошко, спросила одного из рабочих:
- Я - гражданка Бонапарт. Почему снимают флаги и украшения?
Тот посмотрел на нее удивленно:
- Потому что праздник кончился... - сказал он. У Жозефины потемнело в глазах. Она с
трудом прошептала:
- А Бонапарт?
Другой рабочий отозвался, удивленно подняв брови:
- Генерал Бонапарт проехал два дня назад...
Бедняжка почувствовала, что почва ускользает у нее из-под ног. Не в состоянии
окончательно поверить в крушение своих планов, она пробормотала:
- Не может быть! Я еду из Парижа и не встретила его по пути...
Рабочий захохотал:
- Дорогая моя дама, есть ведь две дороги. Вы ехали бургундской, а генерал -
бурбонской...
Не чувствуя тряски кареты, Жозефина, мертвенно-бледная, осунувшаяся, размышляла о
своем положении. Впервые в жизни она осуждала себя за глупость, опрометчивость и
распущенность. Она, такая мастерица плутней, такая ловкая и изворотливая, покинута,
обманута, отвергнута человеком, которого радостно приветствует вся Франция, который,
наверное, завтра займет место Барраса, а она променяла его на какого-то красивого дурака,
умеющего только заниматься спекуляциями да отпускать пошлые каламбуры... И она так
легкомысленно афишировала свою связь с Ипполитом Шарлем, разгуливая с ним по
бульварам Парижа, не думая о том, что семья Бонапарта следит за ней и сообщает ему обо
всем...
Жозефину пробрала дрожь. Угроза развода была страшна женщине тридцати семи лет,
увядающей, с испорченными зубами, с поблекшей кожей... А двое детей, которых надо
обеспечить? А долги, которые она сделала, купив Мальмезон и обставив роскошной мебелью
особняк на улице Виктуар, а долги на приемы, на наряды? Если Бонапарт ее отвергнет, чем
она будет жить? Ни Баррас, ни Гоне не захотят заплатить полмиллиона франков и содержать
двух детей в обмен на увядающие прелести и покрытые румянами морщины на лице...
Совершенно подавленная, она молча плакала...
***
В это время Бонапарт в сопровождении Евгения Богарнэ прибыл в Париж и сразу
ринулся на улицу Виктуар, чтобы увидеть Жозефину. Он не сомневался, что его ждут, и дом
сияет праздничными огнями.
Когда его карета остановилась во дворе особняка Шантерен, корсиканец забыл все
разоблачения Жюно, все свои подозрения, испытанные в Каире, и мечтал лишь об одном -
обнять и прижать к сердцу любимую жену.
Он выскочил из кареты, вбежал в дом и оцепенел в изумлении: вестибюль был пуст и не
освещен. Он позвал, начал открывать одну дверь за другой: комнаты были пусты и холодны.
Взбешенный. Бонапарт поднялся по лестнице и увидел слугу:
- Где моя жена?
- Она уехала встречать вас...
- Ложь! Она у любовника! Упакуй ее вещи и выставь их на лестницу пусть забирает.
В этот момент появилась Летиция. Со слезами на глазах она обняла сына и разразилась
гневной речью против Жозефины, которую несколько раз назвала. "шлюхой"... Потом
приехали Жозеф, Люсьен, Элиза и Полина и, в свою очередь, осыпали обвинениями
отсутствующую.
В этот вечер Бонапарт твердо решил развестись...
На следующий день пришел с визитом Колло, богач и поставщик итальянской армии,
финансовый соперник Уврара и Рекамье. Он застал Бонапарта у камина, в котором пылал
большой огонь; вид у генерала был подавленный. Не в силах сдержать свои чувства,
Бонапарт рассказал Колло о своем решении и его причинах.
Если верить Бурьену, описывающему эту сцену, Колло даже привскочил:
- Да Вы что? - воскликнул он. - Вы хотите разводиться с женой?
- Разве она этого не заслужила?
- Не возражаю, но разве сейчас такое время, чтобы этим заниматься? Вы принадлежите
Франции, отдайтесь ей целиком. Ее взоры устремлены на Вас, она ждет, что каждое
мгновенье Вашей жизни будет отдано спасению родины, - а Вы собираетесь заняться
домашними дрязгами, свести на нет свое величие. Вы станете в глазах французов
персонажем Мольера. Простите ее грехи или отошлите ее потом, когда неотложные дела
будут завершены! Сейчас Ваш долг возродить Францию, поднять ее из руин. Потом Вы
будете иметь тысячи возможностей расправиться с женой; но сейчас у Франции нет иного
спасителя только Вы! А Вы знаете французов - прослыть смешным в начале своей карьеры
это дорого Вам обойдется!
- Нет! Мое решение принято. В этом доме она не появится больше. Плевать мне, что
будут говорить. Ну, поболтают день-два. Едва ли каждый третий услышит об этом. Что такое
развод накануне грядущих событий? А мой и вовсе не заметят: я останусь жить здесь, она
переедет в свой Мальмезон. О том, почему мы расходимся, общеизвестно.
- Какой пыл! - удивленно воскликнул Колло. - Теперь я уверен, что Вы еще влюблены.
Она приедет, повинится, разыграет раскаяние, и Вы ее простите...
Бонапарт вскочил с места, как ужаленный.
- Простить? Никогда! Вы меня не знаете! Скорее я вырву свое сердце из груди и брошу
его в огонь! - вскричал он, актерским жестом приложив руку к груди и протянув ее потом к
пылающему в камине огню.
***
Дорожная карета Жозефины доставила ее в Париж только на следующий вечер.
Смущенная консьержка остановила Жозефину у дверей особняка на улице Виктуар:
- Генерал запретил Вас пускать.. - пробормотала она.
Жозефина плакала, колотила в дверь, распростерлась, рыдая, на лестнице. Потом,
прижавшись к дверной щели, она молила, просила прощения, напоминала мужу об их любви,
об упоительных ночах сладострастия, о нежных ласках, беспрерывно тихо стонала,
уверенная, что Бонапарт в своей комнате прислушивается к звукам у входной двери.
Через час добрая служанка Агата, которая тоже рыдала на лестнице, с другой стороны
двери, решила позвать Гортензию и Евгения, чтобы они попробовали смягчить Бонапарта, и
они, заливаясь слезами стали умолять его в высоком стиле эпохи:
- Не покидайте нашу мать! Она умрет, и мы, которых эшафот в детстве лишил отца,
сразу лишимся и матери, и второго отца, посланного нам Провидением!
Тогда Бонапарт открыл дверь. Бледный, с горящими глазами, он раскрыл объятия
Жозефине, которая к нему устремилась.
Послушаем его собственный рассказ:
"Я не могу спокойно глядеть на плачущих; слезы двух злополучных детей взволновали
меня, и я сказал себе: разве они должны страдать за провинности их матери? Что я мог
поделать с собой? Каждый мужчина имеет какую-нибудь слабость..."
И Бонапарт, обняв Жозефину, увлек ее в спальню. Когда Жозеф на следующий день
пришел на улицу Виктуар, супруги были в постели...
Одна ночь "восторгов сладострастья" - и Жозефина была прощена.
ДЕЗИРЕ КЛАРИ - ТАЙНАЯ СОЮЗНИЦА БОНАПАРТА
"В политике надо обеспечить себе поддержку женщин; тогда и мужчины последуют за
вами".
Адольф Гитлер
Когда Жозеф уехал, Бонапарт встал с постели и открыл окно. Чудесные ароматы осени
наполнили комнату. Он вдохнул их с наслаждением и несколько минут любовался на свой
сад, на холмистый Монмартр, на окрестные виноградники и ветряные мельницы.
Земледельцы, с мотыгой на плече, шли обрабатывать свои поля. Другие крестьяне ехали
в тележках, запряженных осликами, продавать овощи, фрукты и яйца на рынке Сент-Оноре,
или, с большими корзинами, несли свежее масло и сыр на дом богатым заказчикам. Все
продукты питания неимоверно вздорожали, и народ, который возлагал такие надежды на
Революцию, десять лет спустя оказался в худшем положении, чем накануне 1789-го года.
Пол-литра кофе стоило 210 ливров, пачка сальных свечей - 625 ливров, вязанка дров - 7300
ливров. Сахар французы потребляли следующим образом: кусочек, перевязанный ниткой,
подвешивался над обеденным столом, и каждый член семьи поочередно на определенное
равным образом на всех время окунал его в свою чашку кофе или отвара из трав; того, кто
превышал положенный срок на несколько секунд, осыпали бранью, словно он был уличен в
воровстве.
Бонапарт уже знал обо всем этом. Мать и братья рассказали ему о растущей нищете
народа, обесценивании денег, скандальных разоблачениях бесчестных спекуляций членов
Директории. Теперь Бонапарту надо было убедиться в том, что правление Директории стало
ненавистным всем слоям общества - тогда он мог приступить к осуществлению задуманного
плана. Если употребить его собственное выражение, надо было проверить, "созрела ли
груша".
Он закрыл окно, обнял Жозефину, ответившую ему сонной счастливой улыбкой, и
спустился на первый этаж в свой кабинет, чтобы принять рвавшихся к нему посетителей.
Ночь любви привела в равновесие его тело и дух; успокоенный и довольный, Бонапарт
принимал посетителей обходительно, расспрашивал их умело, в результате за одно утро
получил полное представление о настрое парижан.
И он был в восторге - лучшего положения для его планов и желать было нечего.
Режим опостылел стране, и едва ли не каждый день пять членов Директории
подвергались осмеянию жителей остроумнейшей столицы мира.
Так, в вечер первого представления "Пещеры", в момент, когда на сцене появилась
четверка воров - персонажей пьесы - один из зрителей с недоумением воскликнул:
- Их четверо? А где же пятый?!
Зал разразился безудержным смехом, и хохочущие актеры, приблизившись к рампе,
присоединили свои "браво"! к восторженным кликам публики. Такая сцена, вероятно,
разыгралась впервые в истории театра: актеры, выстроившись на авансцене, аплодируют
зрителю.
Бонапарту рассказали также историю о том, как нажил огромные барыши один
галантерейщик: он выпустил в продажу большую партию вееров с изображением на одной
стороне пяти горящих свеч - четыре в кружок, одна, большая, в середине, с надписью: "Да
потушите же четыре! Одной достаточно". На другой стороне веера было написано: "Нужна
ведь экономия!"
По мере того как все более выявлялась несостоятельность Директории, все большее
число людей начинали благожелательно относиться к идее восстановления монархии. И
Бонапарт, несмотря на свои тайные замыслы стремившийся сохранить личину
республиканца, с досадой узнал, что "Невероятные" и "Мюскадены" - ярые роялисты -
возвещают возвращение Людовика XVIII в песне, направленной против Совета Пятисот'.
Эта песенка, язвительная и забавная, называлась "Пять чувств":
До сих пор пяти чувств едва хватало
Чтобы жизнью насладиться нам вполне,
Но сегодня - так кажется мне
Одного бы французам достало.
Обоняние нужно б стереть,
Ведь совсем от зловонья дуреем,
А от голода умереть
И без чувства вкуса сумеем
Без единого су, в лохмотьях
Осязание нам ни к чему,
И хотим ли иметь мы зренье
Созерцать свою нищету?
Но одно еще чувство осталось,
Что спасет нас из моря бед.
Это "Гоше", слух, добрый Луи
Он вернет нас на путь победе
Бонапарт осознал, что возможность успешного роялистского заговора растет со дня на
день.
Какой-то гасконец отправил Совету Пятисот свои мемуары, адресовав их "мемуары
Совету 500000". Когда ему заметили, что три нуля - лишние, он воскликнул с притворным
простодушием: "Но я никогда не отступаю от истины!"
Слушая такие рассказы, Бонапарт с удовлетворением осознал, что Директория
обречена. Противники режима были настолько убеждены, что даже назначали сроки ее
падения. Два месяца назад, после известия о победе при Абукире, многие из них стали
носить брелоки с изображениями ланцета, листка салата латука ) и крысы : разгадка этого
ребуса составляла фразу: "Седьмой год их погубит:
Вечером Бонапарт в прекрасном настроении отправился во Французский театр вместе с
Жозефиной. Когда он выходил из кареты к нему подбежала женщина из простонародья и
сказала:
- Ты молодец, дружок, что разбил турок на войне; а теперь расправься-ка поживей с
мошенниками, которые пожирают Францию!
И она добавила, подмигнув ему:
- Ты-то, по крайней мере, съешь нас под соусом из лавра, и лаврового листа будет в нем
предостаточно...
Бонапарт расхохотался и вошел в театр, где Фрежюс и другие его сторонники бурно
зааплодировали, как бы тоже побуждая его к немедленным действиям.
Ну что ж, груша бесспорно созрела. Оставалось только ее сорвать.
***
Во время спектакля Бонапарт нежно поглаживал руку Жозефины.
Зрители галерки должны были убедиться в супружеском согласии. Накануне момента,
когда он окончательно решил захватить власть, даже самый незначительный скандал в его
частной жизни мог погубить честолюбивый замысел. Народ был по горло сыт
распущенностью, царившей при Баррасе, и желал, чтобы отныне страною правил
добродетельный муж верной жены. Порядок в доме властителя как бы гарантировал порядок,
который он восстановит во Франции.
А в это время в восьмистах лье от Парижа, на берегах Нила другая влюбленная
женщина готовилась вернуться во Францию, надеясь восстановить свою бурную связь с
Бонапартом.
Это была Полина Фуре, о которой Бонапарт среди забот политики и радостей нового
обретения Жозефины уже успел позабыть.
После его отъезда бедняжка Беллилот, которую бойкотировали и офицеры, и прежние
"подруги", обратилась за помощью к новому главнокомандующему Клеберу. Тот начал с того,
что немедленно затащил ее в свою постель. Полина, утомленная вынужденным целомудрием,
не воспротивилась. Но она продолжала любить Бонапарта и по-прежнему хотела быть с ним,
родить ему сына, стать его женой. Полина осторожно дала понять Клеберу, что хочет отплыть
во Францию. Эльзасец решительно отказал, - он вовсе не хотел отправлять обретенную им
любовницу к человеку, которого презирал как дезертира.
Два месяца Беллилот терпеливо и смиренно просила, умоляла, наконец, в отчаянии,
обратилась к доктору Дегенету. Тот ходатайствовал за нее у Клебера и добился обещания
отправить ее ближайшим рейсом в Марсель.
Обезумевшая от радости Полина на следующий день получила паспорт, чек на круглую
сумму в александрийский банк и коротенькое письмецо:
"Милый друг, что ж делать, возвращайтесь во Францию; надеюсь, что там Ваш
возлюбленный позаботится о Вас. Не забывайте же в счастливой судьбе друга, которого
оставляете здесь. У него была тяжелая рука, но доброе сердце.
Клебер".
Однажды в припадке гнева Клебер выкинул Полину из окна гостиной как мешок
К этой любезной записочке было приложено рекомендательное письмо генералу Мену,
коменданту Розетты:
"Каир, 9 вандемьера УШ-го года.
Дорогой генерал, это письмо вручит Вам гражданка Форес, которая желает вернуться
во Францию, чтобы снова заполучить своего потерянного любовника. Она надеется на Вашу
любезность и помощь, и изложит все это сама лучше, чем я.
С сердечным приветом
Клебер".
Через десять дней Мену ответил
"Мой дорогой генерал, красотка прибыла, но я ее не видел. Я предпочитаю сделать все,
о чем Вы для нее просите, негласно, не встречаясь с нею, а не то муж потом захочет свести со
мной счеты. Я-то всегда считал, что лучше в дела подобного рода не ввязываться. Будьте
уверены, во Франции поднимут шум, когда узнают о любовной авантюре этого человека. У
него много врагов, и какой-нибудь член Законодательного Совета закатит возмущенную речь
о разложении нравов часа на два. Представляете эту кутерьму?
Мы-то, бедолаги, далеко, до нас в гуще сражений дойдут только отзвуки..."
В ожидании отплытия, Полина скрасила свои досуги, переспав с Жюно, который тоже
собирался покинуть Египет. 25 октября они вместе поднялись на борт корабля "Америка".
Еще через неделю Беллилот высадилась в Марселе.
***
Если бы Полина так же сильно взволновала сердца марсельских чиновников, как
затронула она сердце Бонапарта, то, наверное, она бы без прохождения карантина села бы в
почтовую карету и отправилась в Париж.
И, может быть, переворот 18 брюмера не состоялся бы...
Противники будущего консула - члены Директории, а также якобинцы и роялисты, не
преминули бы сообщить парижанам, что человек, воплощающий в их глазах аскетизм и
добродетель, радостно встречает вернувшуюся к нему внебрачную сожительницу.
Появились бы памфлеты, с галльским юмором и фривольностью повествующие о том,
кем была Полина для Бонапарта в Каире. Появились бы пасквили, повествующие о "гнусной
изнанке безупречного героя"', и распространители слухов постарались бы довести до
сведения обитателей самых глухих уголков Франции, что обожаемый народом Бонапарт
вовсе небезупречен...
Но чиновники Марселя были верны своему служебному долгу, и Полина Фуре,
заподозренная, как и все прибывающие из Египта, как возможный носитель вируса чумы,
оставалась в Марселе на предписанный законом срок карантина.
А в то время как она томилась в лазарете, ее любовник готовился свергнуть
Директорию, разогнать тех, кого он называл "никудышниками", и заменить Конституцию
111-го года подходящей для своего единоличного правления хартией.
При поддержке одного из членов Директории, Эммануэля Сийеса, который составил
для него текст этой хартии, он решил собрать Совет Старейшин на внеочередное заседание,
объявив о мнимом роялистском заговоре, под предлогом охраны безопасности перевести
Законодательный Совет во дворец Сен-Клу; потребовать своего назначения
главнокомандующим войсками Парижа и в качестве такового предстать перед Советом
Пятисот с требованием избрать трех консулов для утверждения новой конституции.
Завязав многочисленные связи и обеспечив себе поддержку всех слоев населения,
Бонапарт обнаружил серьезного противника, фанатика-якобинца, честолюбца, который давно
ему завидовал и при удобном случае строил козни. Бонапарт говорил Бурьену:
"Я знаю, что против меня будут Бернадотт и Моро. Моро я не боюсь - он слаб и вял. И я
уверен, что он предпочтет военную сферу политической арене. Но Бернадотт! В его жилах
кровь горяча, как у мавра; он энергичен и отважен; он породнился с моим братом, Жозефом,
но меня он не любит. Я почти уверен, что он будет против меня, и если в нем взыграет
честолюбие, он дерзнет на все"...
Бурьен, к которому были обращены эти откровения, добавляет:
"Прошел слух, что Бернадотт предлагает предать Бонапарта военному суду за то, что он
покинул свою армию в Египте, а также за нарушение законов карантина".
Необходимо было нейтрализовать этого опасного противника, который мог завоевать
симпатии народа и помешать замыслам Бонапарта. Неожиданно Бонапарт нашел для этого
несколько необычного союзника - свою бывшую невесту Дезире Клари, супругу Бернадотта.
***
17 августа 1798 года Дезире вышла замуж за генерала Бернадотта, который, но словам
Фредерика Массона, "конечно, был для нее неплохой партией, но характер у этого якобинца
был самый несносный; педант и зануда, он вел себя как скучнейший школьный наставник; в
этом беарнце не было ни живости, ни огня, да и любезностью он не блистал, зато
рассчитывал свои поступки с точностью арифмометра, искусно скрывая двойную игру.
Педантичная мадам Сталь была для него первой среди женщин, а свою жену во время
медового месяца он заставлял писать диктанты"'.
Несмотря на этот унылый педантизм, жена была влюблена в него по уши. Рассказывает
герцогиня д'Абрантес: "Она его любила, но любовь эта стала для бедного беарнца сущим
бедствием. Он отнюдь не был героем чувствительного романа, и поведение жены приводило
его в недоумение. Это были непрерывные слезы. Когда он уезжал, она плакала; когда он был
в отъезде, она тоже лила слезы; и даже когда он возвращался, она рыдала, оттого что он через
неделю снова должен уехать".
Несмотря на эту наивную привязанность, Дезире не забывала человека, с которым
четыре года назад обменялась клятвами вечной любви. Поэтому, став матерью толстого
мальчугана, которому было предназначено стать королем Швеции, 6 июля 1799 года Дезире
отправила Бонапарту письмо с просьбой стать крестным отцом ребенка.
Это был довольно злорадный жест, прежде всего по отношению к Жозефине, которую
Дезире ненавидела и называла "старухой", да и по отношению к Бонапарту, брак которого
оказался бесплодным.
Возникли у корсиканца сожаления о разрыве с бывшей невестой или нет трудно
сказать. В ответе на письмо он ограничился советом дать ребенку имя "Оскар", что Дезире и
исполнила.
Когда Бонапарт вернулся из Египта, Дезире была охвачена волнением. Муж ее, занятый
политикой, ничего не заметил, зато заметила ее сестра Жюли, жена Жозефа Бонапарта. И
когда Беркадотт начал открыто проявлять свою враждебность к победителю Пирамид, сестра
и "бофрэр" решили попытаться воздействовать на него через Дезире.
Бернадотт единственный из всех генералов не нанес визита на улицу Виктуар, хотя в
свое время служил в итальянской армии под командованием Бонапарта.
***
- Я не желаю подцепить чуму, - заявил он. Только через две недели он уступил просьбам
Дезнре, подстрекаемой Жюли и Жозефом, и согласился посетить своего бывшего начальника.
Свидание было бурным. В оценке положения во Франции Бернадогг показал себя
оптимистом и завершил беседу язвительной фразой, которую произнес, глядя в лицо
Бонапарту:
- Я твердо верю в спасение Республики, - она справится со всеми своими врагами,
внешними и внутренними.
Если бы не Жозефина, которая, мило улыбаясь, перевела разговор на какие-то пустяки,
мужчины, возможно, дошли бы до таких слов - или даже поступков, - о которых обоим
пришлось бы пожалеть.
Через несколько дней Бонапарт, узнав от Жозефа, что Дезире немного утихомирила
мужа, напросился к противнику на обед.
Он явился на улицу Цизальпин, где жил беарнец, вместе с Жозефиной и был принят
своей бывшей невестой, изнемогающей от волнения. Он повел туманные речи с
единственной целью скрыть собственное волнение.
За обедом молодая хозяйка дома не отрывала глаз от Бонапарта, вспоминая робкого
офицера, который ухаживал за ней в Марселе, и не узнавая его в этом новом властном
человеке, имя которого стало известно всему миру и привело в трепет Директорию.
После десерта две пары поехали в загородный дом Жозефа в Мортефонтэн. В карете
Дезире сидела напротив Бонапарта, колени их соприкасались, и она "почувствовала, как в ее
сердце неожиданно для нее самой возрождается прежняя любовь".
В Мортефонтэне мужчины сначала вели разговор на пустые светские темы, но беседа
соскользнула в политику, и страсти разгорелись не на шутку. Пока Жозефина любезно
болтала с Жюли и со своей прежней соперницей, Бонапарт в саду неистово спорил с
Бернадоттом.
Именно в этот момент Дезире решила всеми средствами, вплоть до шпионства за
собственным мужем, помогать человеку, которого она снова полюбила.
Неожиданная и эффективная преданность бывшей невесты вряд ли была романтически
бескорыстной. Некоторые историки считают (и это весьма правдоподобно), что Дезире
замышляла снова привлечь к себе Бонапарта и вынудить его развестись с Жозефиной. Среди
других авторов эту гипотезу защищает Леон Пиньо, который писал: "Надо задать себе
вопрос, не руководилась ли мадам Бернадотт в своем поведении чувством ревности и мести
Жозефине? Бонапарт вернулся в Париж, получив сведения о неверности жены, с твердым
решением добиться развода. Может быть, мадам Бернадотт, охваченная нежными
воспоминаниями, тоже думала о разводе, чтобы возродить прошлое и соединить свою жизнь
с победителем Египта, господином завтрашнего дня? В то время мораль была расшатана, и
подобный проект не казался неосуществимым".
Как бы то ни было, вернувшись из Мортефонтэна, Дезире приступила к делу, и без ее
тайных усилий, внушенных страстью, Бонапарт, пожалуй, не осуществил бы свой
государственный переворот.
***
Каждое утро молодая женщина встречалась со своей сестрой Жюли и подробно
пересказывала ей разговоры, которые велись в ее доме между Бернадоттом и другими
якобинцами - врагами Бонапарта; называла имена генералов, которые ратовали за сохранение
Директории. Вечерами она с наивным видом расспрашивала своего мужа, каким образом он
собирается воспрепятствовать "этому разбойнику Бонапарту" захватить власть.
На следующее утро откровения Бернадотта передавались на улицу Виктуар, и Бонапарт
обдумывал, как отразить маневр противника.
Немногие историки писали об этом странном сотрудничестве, хотя о нем упоминают
многие современники. Например, Баррас пишет в своих мемуарах:
"Расположение мадам Бернадотт к Корсиканцам2 и постоянное общение с ними
побуждало ее к опасным откровениям о политических заботах своего мужа..." И он подводит
итог: "Таким образом Бонапарт - через Жозефа, а Жозеф - через жену Бернадотта вели свою
политику чуть ли не в постели Бернадотта..."
Но он-то тоже был изрядный хитрец (варианты: пройдоха, хитер и неглуп, не дурак) и
вскоре догадался о причинах повышенного интереса своей жены к политике. Однажды
друзья сообщили ему, что тайные проекты улицы Цизальпин обсуждаются у Бонапарта, и он
понял, что его жена связана с заговорщиками. Он не накинулся на жену с упреками, так как
все еще был сильно влюблен в нее, но принял некоторые меры предосторожности.
Послушаем Барраса:
"Заметив несколько раз неприятные последствия своей откровенности с женой, он
теперь тщательно ограждал себя, по мере возможности, от ее экспансивности. Однажды,
когда он обсуждал политические дела со своим личным секретарем и мадам Бернадотт вошла
в его кабинет, он замолчал и сделал знак своему секретарю прервать беседу в присутствии
"болтушки", которую он называл иногда, смеясь, "шпионочкой"...
Вечером 17 брюмера Бонапарт и Жозефина отправились на обед к министру юстиции
Камбасере. Бонапарт хотел вовлечь в свой заговор этого компетентного и влиятельного
юрисконсульта. Как пишет Альбер Оливье: "Он занимал важный пост у масонов, был братом
архиепископа, имел связи в кругах специфического рода, - словом, можно сказать, был
причастен к самым разным сферам жизни Парижа".
Правда, иной раз он становился объектом весьма злых шуток; так, например, генерал
Даникан в памфлете "Разбойники без маски" написал про него стишки:
Если мальчик с нежной кожей
И чертами Аполлона
Попадется на пути
Он пойдет за ним украдкой,
Остановит в уголочке,
Нежной вкрадчивой рукою
Подбородочек погладит,
Приласкает, приголубит
И, к себе его приблизив,
Он мальчишку развратит
<В те смутные времена не только Камбасере имел пристрастие к
мальчикам-"миньонам". "Например, Баррас имел ту же слабость. Альбер Оливье напоминает,
что "Талейран, возможно, получил портфель министра иностранных дел не благодаря
поддержке м-м де Сталь, а по той причине, что, придя однажды к Баррасу, который в это
время нежился в ванне, он уступил его домогательствам".>...
Но такие выпады вовсе не волновали Камбасере, и он преспокойно продолжал вести
тот же образ жизни, окружая себя учениками белее молока и светлее розочки.
Вечером 17 брюмера все эти очаровательные эфебы как всегда вертелись в коридорах
министерства юстиции, но хозяину было не до них. Бонапарт и Жозефина уединились с ним
кабинете и за ужином обсуждали последние детали заговора.
- Вовсе нет... Он решит, что ты без ума от него и будет польщен. Продолжай...
"Не опаздывайте. Мне надо поговорить с Вами кое о чем, что Вас заинтересует.
Прощайте, мой дорогой Годе, жду Вас..
-Всегда искренне расположенная к Вам
Жозефина Бонапарт
Жозефина подписалась, и Бонапарт захохотал.:
- Ну вот, благодаря тебе Гойе будет завтра либо моим сообщником, либо моим
пленником <Наполеон рассказывал на Святой Елене генералу Гурно:"Гойе, славный малый,
но дурак, нередко заходил ко мне. Я не скажу, что он был моим приверженцем, но этот жуир
волочился за моей женой, и потому являлся в мой дом почти ежедневно в 4 часа. Когда я
назначил дату 18-го, я решил устроить ему ловушку - во время заговора любой прием
дозволен. Я велел Жозефине под любым предлогом пригласить его к завтраку. Если б я его
заполучил, ему пришлось бы хоть и не по доброй воле, скакать рядом со мной. Он был
председателем Директории, и его присутствие помогло бы моему делу" (журнал Святой
Елены).>.
Несмотря на позднее время - уже минула полночь - он распорядился доставить письмо
Гойе; потом написал Моро, Макдональду и Лефевру записки с приказанием явиться к нему
верхом на рассвете и велел отвезти их немедленно. После этого, в три часа ночи, он лег в
постель.
- А Бернадотт? - спросил Камбасере.
- Не стоит его опасаться, - возразил Бонанарт. - Он скорчит мрачную мину, произнесет
речь о своей пламенной якобинской вере и возмущении нарушителями законности, но ничего
серьезного против нас не предпримет.
- А ведь Вы еще недавно называли его "человек-препятствие"
Бонапарт улыбнулся:
- Я нашел способ связать его но рукам и ногам, хоть он об этом и не подозревает. Он
делает вид, что по-прежнему желает нашего провала, но в глубине души - о причинах этого, я
Вам когда-нибудь расскажу - он теперь больше расположен к нам....
- А президент Гойе?
- У меня есть план в отношении него... Пробило одиннадцать часов. Бонапарт
поднялся,попрощался, и они с Жозефиной вернулись к себе. Он сразу велел ей сесть у
секретера и написать записку Гойе.
- Я пригласил его завтра на обед, - сказал Бонапарт, - но надо бы заполучить его с утра.
Напиши, что ты приглашаешь его и на завтрак. Он в тебя влюблен и придет... Пиши!
И он продиктовала
- "Мой дорогой Гойе, приходите с женой завтракать у меня в восемь утра..."
Жозефина, склонившаяся над письмом, подняла голову:
- Так рано? Его это удивит!
ЛЮБОВЬ ПОМОГАЕТ ОСУЩЕСТВИТЬ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ПЕРЕВОРОТ 18-го
БРЮМЕРА
"Со времен Адама и Евы ни один зловредный поступок не совершался без содействия
женщины".
Уильям Теккерей
18 брюмера Бонапарт встал в пять часов утра. Еще было совсем темно. Он открыл окно,
взглянул на небо и увидел меж двух деревьев "свою звезду", которая предстала ему в этот
день особенно яркой. Это зрелище ободрило его, словно сама судьба ему весело подмигнула,
и он принялся за свой туалет в самом хорошем расположении духа, фальшиво напевая
модный романс "Ты мне бросила взгляд, Маринетта!"
В шесть часов утра стекла домов на улице Виктуар задребезжали, а жители проснулись
от "громкого топота кавалерийских легионов" - это четыреста драгунов под командой
полковника Себастьяна продефилировали перед окнами своего главнокомандующего, прежде
чем отправиться, согласно принятому плану, к Тюильри.
Обитатели домов на улице Виктуар, еще в халатах и ночных колпаках, любопытно
выглядывали в щели приоткрытых оконных ставен и вскоре увидели великолепный кортеж из
генералов высшего ранга, в сапогах, белых обтянутых рейтузах и треуголках с трехцветными
кокардами, верхами. Парижане увидели Мюрата, Ланна, Бертье, Жюно, Моро, Макдональда
и многих других, не столь еще известных.
Соседи будущего императора переговаривались через окна соседних домов, и вот какой
разговор супружеской четы Барон и мадам Сулар, проживавших в домах 41 и 46 на улице
Виктуар, записал мемуарист Гюстав Понтье:
- "Значит, на сегодня назначена охота на никудышников?
- Должно быть, так...
- И сегодня вечером мы снова заполучим короля? <В то время речь шла о двух
возможных режимах: республике или монархии. Об империи Бонапарт возмечтал
значительно позже.>
- Лучше придержите язык, соседушка!
- Я только повторяю чужие слова. Мне рассказали, что Баррас просил графа
Прованского занять трон <Баррас действительно вел тайные переговоры с Людовиком
XVIII>...
- Замолчите! Революцию делали не для того, чтобы снова лицезреть короля. Нет, нам
нужен хороший республиканец, честный и энергичный. Я надеюсь, что генерал Бонапарт
сегодня выбросит на свалку это "Дерьмо пятисот".
В восемь часов, когда Совет Пятисот, по распоряжению Бонапарта, был информирован
о мнимом заговоре роялистов, супруги Барон увидели даму, входящую в особняк Бонапарта
на улице Виктуар.
Это была мадам Гойе, которая одна, без мужа приехала на завтрак к Жозефине по ее
приглашению, - председатель Директории не без оснований отнесся к нему подозрительно и
не явился <Раздосадованный Бонапарт попросил м-м Гойе послать записку мужу, чтобы тот
все-таки приехал. Но жена председателя Директории была ловкая штучка: она согласилась
это сделать, но написала следующее: "Ты правильно сделал, что не пошел, друг мой; я
убедилась, что это приглашение было ловушкой".>.
В половине девятого, когда улица Виктуар была забита каретами, лошадьми,
гвардейцами и офицерами, галдящими и жестикулирующими, явился Жозеф Бонапарт в
сопровождении Бернадотта, одетого в штатское..
Полчаса спустя м-сье Барон, м-м Барон и их соседка увидели, как муж Дезире Клари,
бледный от гнева, пробежал под их окнами. Вечером они узнали, какая сцена разыгралась
между ним и Бонапартом.
Увидев входящего в дом Бертадотта, корсиканец яростно набросился на него:
- Как?! Вы не в форме?
- Я не на службе!
- Нет, Вы именно находитесь в данный момент на службе. Совет Старейшин назначил
меня сегодня утром комендантом Парижа, командующим национальной гвардии и все
находящихся а столице войск. Возвращайтесь домой, наденьте форму и присоединяйтесь к
нам у Тюильри, куда я сейчас отправляюсь.
- Нет!
- В таком случае Вы останетесь здесь.
Мертвенно-бледный. Бернадотт поднял свою трость-шпагу:
- Вы можете убить меня, но удерживать меня силой я не позволю.
Бонапарт сдержав себя, зная что Дезире сумеет повлиять на мужа, и он не станет
действовать вопреки ее желанию.
Он сказал улыбаясь:
- Я прошу Вас дать честное слово, что Вы не выступите против меня, генерал
Бернадотт.
Беарнец задумается. Удачная фраза Бонапарта нашла путь к его сердцу. Может быть,
действительно, во имя любви к своей жене он не должен ничего предпринимать против
Бонапарта?
Он поднял голову:
- Хорошо, как гражданин, я даю Вам честное слово, что действовать против Вас не
буду...
- Что Вы под этим подразумеваете?
- Я больше не буду произносить речи перед народом и солдатами.
И он удалился, кипя от ярости, скованный честным словом, которое он согласился дать
ради спокойствия любимой женщины.
В самом деле, в этот момент Бернадотт мог еще помешать государственному
перевороту.
Он мог бы ринуться к своим друзьям в Ассамблее, сообщить им о том, что готовится на
улице Виктуар и потребовать, чтобы Бонапарта объявили вне закона.
Послушаем Тибодо:
"Вооруженные декретом, объявлявшим Бонапарта вне закона, Ожеро, Журден и
Бернадотт могли бы действовать. против заговорщиков с помощью гренадеров охраны
Совета Старейшин и Совет Пятисот, которые не были охвачены мятежным настроением
армии; кроме того, могли бы вызвать войска из провинций.
Но Бернадотт любил свою жену. Связанный обещанием, которое он дал, чтобы не
возбудить ее недовольства, он сохранил нейтралитет и не воспрепятствовал заговору.
Позднее он признает свое "малодушие", излив свои чувства Люсьену Бонапарту,
непоследовательное поведение которого как председателя Совета Пятисот тоже
способствовало успеху заговора.
"Да, вы нарушили свой долг, поступили против совести республиканца, потому что
объявление вне закона било бы справедливым делом, Вы сами это знаете эту лучше меня...
Но разве я вправе упрекать Вас за то, что Вы не вспомнили о великих примерах былых
времен, когда люди из любви к Родине жертвовали жизнью и жизнью своих близких?.. Ведь я
сам уступил мольбам Жозефа, и почему? Потому что Жюли, его жена - сестра моей Дезире...
Вот от какой малости зависят иногда судьбы великой страны...
Вы ведь знаете, предместье Сент-Антуан было моим; у нас было оружие, и немало
людей, не одураченных затоворщнками, пошли бы за мной. Но нет, все в этот день пошло
наперекосяк. Восторжествовала слабость: Вы проявили ее в Оранжерее, я - дав это честное
слово, когда я еще мог все предотвратить!
Еще раз любовь решила судьбу всей страны...
***
В девять часов чета Баронов и мадам Сулар, которые в это утро и думать забыли о
повседневных делах, увидели из своих окон, как перед особняком Бонапарта остановилась
карета, из которой вышли трое, по облику и костюмам государственные чиновники высокого
ранга.
- Это делегация Ассамблеи! - решил м-сье Барон. - Они пришли, чтобы призвать
Бонапарта к власти!
Восторженный м-сье Барон немного опередил события.
Эти люди явились, чтобы вручить корсиканцу декрет Совета Старейшин, гласящий, что
в связи с обнаруженным заговором Законодательный Совет перемещается в Сен-Клу, и что
"генералу Бонапарту поручается командование всеми парижскими войсками и предлагается
принять все необходимые меры для обеспечения национальной безопасности".
Теперь Корсиканец мог свергнуть Директорию. Четверть часа спустя чета Баронов и
мадам Сулар увидели, что из особняка Шантэрен выбегают гвардейцы, садятся на своих
лошадей и пускают их в галоп.
- Они едут, чтобы арестовать членов Директории! - воскликнула мадам Сулар.
Но она ошибалась. Гвардейцы скакали, чтобы передать приказ о расклейке по всему
городу приготовленных заранее афиш с сообщением о событиях.
"Вдруг, - сообщает нам Гастон Понтье, - все жители улицы Виктуар воскликнули хором:
- Вот он!
И сразу вслед за этим раздались восторженные клики:
- Да здравствует Бонапарт! Спасите Республику, генерал! Долой Директорию!"
Корсиканец появился на белой лошади, следом за ним - его генералы. Кортеж
направился к бульвару Мадлен и Тюильри.
В десять часов Бонапарт принял присягу перед Ассамблеей. В одиннадцать часов
Сийес, Роже Дюко и Баррас подали в отставку, а Гойе и Мулэн, которые отказались это
сделать, были взяты под стражу...
В полдень Директория уже не существовала.
***
Вечером Бонапарт, весьма довольный собою, вернулся на улицу Виктуар, где ждала его
слегка обеспокоенная Жозефина.
- Все прошло отлично, - воскликнул он, сияя. - Мне даже не понадобилось читать в
Тюильри речь, которую я подготовил.
- О, как жаль! - отозвалась Жозефина, уже сидящая у него на коленях. Она так хороша!
Особенно мне нравятся фразы: "Я оставил вам мир и нашел здесь войну; я оставил вам
Победы - а теперь враги снова нарушили наши границы"...
- Не огорчайся, - возразил Бонапарт, - я не прочитал ее в Тюильри, но толпа все-таки
услышала ее. Когда после заседания я прохаживался в саду, Ботто, секретарь нашего общего
друга Барраса, принес мне его прошение об отставке <После падения Барраса Франсуа-Мари
Ботто, которого Бонапарт считал талантливым и многообещающим молодым человеком,
"надеждой Директории", действительно покинул политическую сцену и вместе с сестрой
создал фабрику лечебного настоя на травах от зубной боли, названного его именем.>. Беседуя
с ним, я пересказал речь, которая тебе так нравится, и таким образом солдаты ее услышали. Я
имел чрезвычайный успех...
Восхищенная Жозефина обняла мужа.
- А бедняга Ботто, наверное, удивился, что ты обращаешься к нему так торжественно?
- О, пока мне аплодировали, я объяснил ему шепотом, в чем дело...
- А он поедет с Баррасом в Гросбуа?
- Нет! Он покидает политику и снова станет дантистом...
- Ну, что ж, может быть, он - истинный мудрец... - вздохнула Жозефина.
Бонапарт не ответил.
Обожаемая женщина сидела у него на коленях, и он не был расположен рассуждать и
философствовать. "Его дух, - объясняет нам доктор Журден, - был буквально объят
желанием, которое всегда как бы подстегивало его ум. Сверх того, в такие моменты его
жизни (например, после военных побед) сознание собственной силы повергало его в экстаз,
разжигавший приапический пыл, и тогда ему немедленно нужна была женщина. Одержав
победу на полях сражений, он испытывал потребность и в постели проявить свой талант
"сверхчеловека" <Пьер Журден. Любовный темперамент Бонапарта.>.
Назначение его главнокомандующим парижских войск, отставка Барраса и падение
Директории, перемещение Ассамблеи в Сен-Клу были целой серией побед, которые в этот
вечер 18 брюмера разожгли в Бонапарте любовное пламя.
Он поднял на руки Жозефину и отнес ее на постель. Там он проявил необычайный
любовный пыл, доказав ей, что и в мужской силе он один превосходит всю пятерку
свергнутых членов Директории.
Выпустив из объятий мурлыкающую от удовольствия Жозефину, Бонапарт удалился в
свою спальню.
День был закончен, но завтра надо было сыграть еще две трудные шахматные партии:
заставить Ассамблею принять решение о пересмотре Конституции III-го года и создать
временный Консулат.
Ложась спать, Бонапарт положил у изголовья два заряженных пистолета.
На всякий случай...
***
Утром 19 брюмера Париж был совершенно спокоен. Мелкий люд, не разбиравшийся в
сложностях политики, считал, что Бонапарт взял правление в своя руки, и лучшего не желал.
Да еще внимание парижан отвлеклось совсем в иную сторону: был пущен слух, что
набальзамированное тело маршала Тюренна будет помещено в Жардеи де Плант, в здании
музея, между чучелом жирафа и панцирем гигантской черепахи. Такое предположение
возмутило чувствительные души. К счастью, газеты дали разъяснение этой странной
истории.
"Тело Тюренна действительно находится сейчас в кабинете истории природы рядом со
скелетом жирафа. Подобает ли подвергать останки великого воина такой профанации?
Почему они там находятся? Что это - насмешка, издевательство? В таком случае, мы имели
бы дело с преступным деянием.
Но слава маршала Тюренна не умалится оттого, где находится его тело, и помещено оно
туда лишь временно, и не с дурными намерениями, а напротив, с целью сохранности этой
почитаемой реликвии. Три года назад гражданин Дефонтэн, профессор ботаники Жарден де
Плант, проезжая через Сен-Дени, узнал, что местные власти хотят подвергнуть
оскорбительным церемониям мумию Тюренна как останки одного из презренных
аристократов. Он добился разрешения поместить мумию в музей истории природы
Ботанического сада, под предлогом, что она может служить научным экспонатом, и останки
героя были спасены из рук варваров. Такова история помещения мумии Тюренна в музей
истории природы, - наука спасла ее, когда это не в силах были сделать разум и правосудие,
наука дала ей убежище, вовсе не помышляя унизить славу героя".
Прочитав эту заметку, парижане успокоились.
***
Пока в столице бушевали страсти вокруг останков Тюренна, Бонапарт прибыл в Сен-
Клу, где депутаты готовились к первому заседанию. Здесь царило всеобщее возбуждение;
депутаты поднимались па трибуну с возгласами:
- Не допустим диктатуры! Да здравствует Конституция! Не хотим Кромвеля!
В три часа пополудни Бонапарт, сгорающий от нетерпения, проник в сопровождении
адъютантов в зал Старейшин, воображая, что он своей пламенной речью преодолеет
враждебность депутатов, напомнив им о своих победах.
Увы! Он не оканчивал фраз, запинался, пытался импровизировать, безуспешно
подыскивал слова и терял уверенность всякий раз, как в рядах депутатов поднимался
враждебный ропот.
Послушаем Бурьена:
"Все речи, которые историки представляют как речь Бонапарта перед Советом
Старейшин, ими же измышлены: никакой речи не было. Это был разговор с председателем, в
котором вопросы последнего были ясными и четкими, ответы Бонапарта - отрывочными и
бессвязными... Бонапарт не сумел сохранить достоинство, выказать благородство; он сыпал
словами: "братья по оружию..." и "отвага солдата"... Снова и снова говорил о "вулканах",
"подземных волнениях", "нарушенной конституции", он порочил даже 18 фруктидора,
инициатором и главным действующим лицом которого он сам же и был. Потом замелькали
слова "Цезарь", "Кромвель", "тиран". Несколько раз он повторил: "Я хочу сказать вам только
это", и так и не сказал ничего"3. Вдруг какой-то депутат воскликнул:
- А Конституция?
Тогда растерянный Бонапарт забормотал что-то уже совершенно бессвязное, - по
словам Бурьена, можно было расслышать только "18 фруктидора... 30 прериаля...
изменники... интриганы... я не... я все вам скажу... Когда минует угроза существованию
Республики, я тотчас же отрекусь от власти..." По мере того как ропот среди депутатов
возрастал, речь Бонапарта все более лишалась порядка и смысла.
Несколько раз председатель требовал от него выражаться яснее. Не находя ответа,
Бонапарт начал кричать:
- "Вспомните, что мне сопутствуют боги победы и удачи!"
Тогда Бурьен сжал его запястье и тихо сказал ему:
- Уйдите, генерал. Вы пошли в разнос...
И, взяв его за руку, он вывел Бонапарта из зала.
В кулуарах Корсиканца окружили "друзья".
- Ну что, сел в лужу? - заметил Ожеро.
А Сийес вздохнул:
- Да, дал ты маху!
Поняв, что его высмеивают, Бонапарт, надеясь еще поправить дело, ринулся к
Оранжерее, где заседал Совет Пятисот. Его появление было встречено возмущенными
кликами:
- Удалитесь отсюда! Вы не имеете права здесь находиться! Вы нарушаете святость
законов! Долой диктатора! Объявить его вне закона! Да здравствует Республика и
Конституция III-го года!
Председатель Собрания Люсьен Бонапарт тщетно призывал депутатов к спокойствию, -
его брата сбили с ног, схватили за воротник, осыпали ударами. Он встал, мертвенно-бледный
вышел из зала, где ему не дали произнести ни единого слова, за дверью, рыдая, бросился в
объятия Синеса и воскликнул:
- Генерал! Они хотят объявить меня вне закона!
После чего упал в обморок.
Услышав, что его называют "генералом", аббат Сийес, который никогда не служил в
армии, решил, что заговор Бонапарта окончательно провалился.
Похоже было на то, но тут у Люсьена Бонапарта возникла удачная мысль. Он пустил
слух, что его брата едва не убили. Встревоженные гвардейцы столпились у дворца. Этим
смятением воспользовался Мюрат, который вскричал:
- Отомстим за нашего генерала!
Солдаты только того и ждали, - с примкнутыми штыками они ворвались в зал и
разогнали депутатов, выбегавших через двери и выпрыгивающих в окна. Зал опустел. В
полночь Люсьену Бонапарту удалось набрать десятка три выборщиков, которые
провозгласили "создание консульской комиссии в составе трех граждан - Сийеса, Роже Дюко
и Бонапарта".
Фарс был разыгран. Переволновавшийся генерал мог вернуться домой на улицу
Виктуар. Послушаем Бурьена, который сопровождал его:
"В три часа ночи я сел с Бонапартом в карету, и мы вернулись в Париж, Бонапарт
страшно устал за этот день и, погруженный в мысли о будущем, открывшемся перед ним, за
дорогу не вымолвил ни слова. Но едва мы прибыли на улицу Виктуар и он поцеловал жену,
весь день изнемогавшую от беспокойства за него, он живо обернулся ко мне и спросил:
- Ну что, Бурьен, много я им наговорил глупостей?
- Да немало, генерал!
Так оно и было.
Но Париж забывчив и на другой день весь город напевал беззастенчиво льстивую
песенку, сочиненную прытким стихоплетом:
Я говорил себе - "а парте" <"А parte" - "В сторону" (реплика в театре)>
Когда же злу придет конец?
Ответил разум мне - а парте"
Недолго ждать, герой придет
Отважный, честный, и бандитов
Он всех из города сметет,
И нам спокойствие вернет!
О, слава Богу! Бон <"Воп" - хороший, добрый> - а парте!
Будущий император уже обрел почитателей,
ГРАССИНИ ИЗМЕНЯЕТ БОНАПАРТУ СО СКРИПАЧОМ
"Он хорошо владел смычком".
Мадам Абрантес
20 брюмера (1 ноября) в два часа ночи Бонапарт и Жозефина прибыли в
Люксембургский дворец. Генерал-консул с гордостью озирал роскошные залы, хозяином
которых он отныне являлся.
- Могла ты вообразить, что однажды ляжешь спать во дворце Месье, брата короля?
Креолка в ответ улыбнулась, и Бонапарт решил, что супруга не находит слов для
выражения своего восторга.
На самом-то деле Жозефина улыбалась при мысли о том, что шутка судьбы привела ее с
мужем в те же гостиные и спальни, где она столько раз предавалась любовным утехам с
Баррасом.
Бонапарт и Жозефина прожили в Люксембургском дворце три месяца. Каждое утро
консул, позавтракав в десять утра, принимал посетителей, читал отчеты, подписывал письма,
получал информацию о событиях - словом, проходил школу государственного деятеля.
Свободное время он проводил, болтая с Жозефиной или, раскинувшись в своем кресле,
рассеянно резал его подлокотник перочинным ножиком, - заметьте, менее разорительное для
государства, чем содержание метрессы и, всего того, дааащея денеуг для размышления о
своем будущем.
***
12 декабря была принята новая Конституция, согласно которой исполнительная власть
была передана Бонапарту, который теперь именовался "Первым Консулом". Второй и третий
консулы, Камбасере и Лебрэн, стали его помощниками. Он сразу покинул Люксембургский
дворец и расположился в Тюильри. Войдя во дворец, он хлопнул по спине, своего секретаря
и сказал:
- Бурьен, попасть в Тюильри - это еще не все, надо удержаться здесь!'
Потом он обошел все апартаменты и, увидев изображенные на стенах фригийские
колпаки республики, вызвал архитектора Леконта и распорядился:
- Замажьте вот это. Я не желаю глядеть на эту мерзость.
После этого он затащил Жозефину на "постель королей".
- Ну, Креалочка, - сказал он, смеясь, - располагайся на хозяйской постели наших
бывших хозяев!
И, верный своему обычаю отмечать на галантный манер каждый жизненный успех, он
тоже улегся с краю, чтобы насладиться приятнейшим, в мире занятием - "ловлей рыбки".
***
Через несколько дней после своего утверждения в должности Первого Консула
Бонапарт, желая завоевать расположение французского народа,, который уже начал уставать
от войн, обратился с мирными, предложениями к правительствам всех стран Европы. Россия
и Пруссия отнеслись к этим предложениям благожелательно и установили дружеские
отношения с Францией, но Англия и Австрии по-прежнему отказывались ослабить
напряженность..
Оставался один путь - завоевать мир внушительной победой.
В восторге от этой идеи Бонапарт тотчас же принялся разрабатывать план военной
кампании, царапая перочинным ножичком подлокотник кресла.
***
В начале февраля его размышления и работу над художественной резьбой по дереву
прервал приход Дюрока. Он сердито бросил ножик,
- Почему ты меня беспокоишь?
Первый адъютант протянул ему письмо. Корсиканец вскрыл его и побледнел: письмо
было от Полины Фуре.
Выйдя из марсельского лазарета, молодая женщина узнала об удивительном
преображении своего возлюбленного и, конечно, пожелала занять в Люксембургском дворце
место Жозефины. В почтовой карете она добралась до Парижа и разыскала своих старых
знакомых по Египту: Бертье, Ланна, Мюрата, Монжа, Бертоле. Полина надеялась, что они
помогут ей восстановить связь с новым хозяином Франции, но все они отказали ей в этом
весьма нелюбезно, а один даже грубо отрезал:
- Первому Консулу шлюха ни к чему!
Это ранило ее душу.
Тогда она обратилась к Дюроку, который согласился быть посредником.
В письме она уверяла Бонапарта, что покинула Египет с единственной целью - увидеть
хоть на миг своего возлюбленного.
Растроганный Бонапарт сложил письмо и несколько минут молча ходил по комнате.
- Это невозможно, - сказал он наконец. - Невозможно. Скажи ей, что если бы я мог
повиноваться голосу сердца, я раскрыл бы ей своп объятия. Но положение вещей
изменилось. Мой новый пост ко многому обязывает меня, и я не могу поселить метрессу
рядом с законной супругой. - Скажи ей, - продолжал он, - что я ни в коем случае не встречусь
с ней, более того - я приказываю ей немедленно уехать из Парижа и снять домик в
провинции. Если она будет вести себя скромно, я позабочусь, чтобы она ни в чем не
нуждалась. Возьми шестьдесят тысяч франков <Восемнадцать миллионов старых франков.>
из кассы для карточных игр и отдай ей.
Он отпустил Дюрока и снова стал вырезывать какой то узор на ручке кресла, обдумывая
план военной кампании.
Полина сняла небольшой особняк в Бельвиле; она много раз пыталась встретиться с
Бонапартом, но это ей не удалось, хотя ее видели на балах, в театрах - везде она его
высматривала. Время от времени Дюрок передавал ей новый денежный дар "из кассы для
карточных игр", так что жила она безбедно
Летом 1801 года к ней явился Фуре, который убеждал ее возобновить супружескую
жизнь, поскольку развод не был утвержден французским судом.
Об этом известили Бонапарта; испугавшись, что его имя может всплыть в процессе о
супружеской измене, он приказал Полине выйти замуж в течение месяца. У Беллилот был
кружок воздыхателей, она выбрала из них шевалье де Раншу, они поженились в октябре 1801
года. Бонапарт преподнес в качестве свадебного подарка назначение мужа вице-консулом в
Сантандер (Испания), куда они и отбыли.
***
В середине апреля 1800 года Франция располагала четырьмя армиями: Северная под
командованием Брюна; Дунайская под командованием Журдена, Швейцарская под
командованием Массена и Итальянская, в беспорядке рассеянная в Аппенинах.
У австрийцев было две больших армии: одна - в Италии, под командованием маршала
Мелас, которая должна была занять Геную, Ниццу и Тулон, где уже находились англичане;
вторая армия - в Германии. Линия военных действий протянулась от Страсбурга до Вара. В
мае Моро перешел за Рейн, разрезав коммуникации между двумя австрийскими армиями.
Тогда Бонапарт решил с сорокатысячной армией пересечь Большой Сен-Бернарскнй перевал,
чтобы захватить врасплох маршала Мелас в Ломбардии.
6 мая Первый Консул покинул Париж и устремился в Швейцарию. Прибыв в Женеву, он
начал готовиться к этому грандиозному походу. Иногда, отложив проекты и карты, он мечтал
о нежном теле Жозефины и писал ей. Вот одно из писем, где он в забавной форме шутливо
обозначает цель своих вожделений:
"Милый друг, я сейчас в Женеве, уеду отсюда сегодня ночью. Я получил твое письмо от
27 (флореаля). Я тебя очень люблю. Я хочу, чтобы ты писала часто и верила, что ты мне
дорога. Тысячу нежных ласк твоей "кузиночке". Передан ей, пусть будет умницей.
Понимаешь?"
Надо ли уточнять, что слово "кузиночка" в обиходе Бонапарта служило для обозначения
того же объекта, что и выражение "маленькая черная роща", а именно - прелестной
"маленькой корзиночки" очаровательной консульши...
***
Переход через Большой Сан-Бернар начался в ночь с 14 на 15 мая. Сорок тысяч солдат
перешли перевал, нагруженные провизией, тоннами вина в бочках, амуницией, пушечными
ядрами - все это тащили на огромных носилках из срубленных елей, по сто человек на
каждые носилки. Мелас еще не осознал, что французы приближаются, а Бонапарт уже
триумфально входил в Милан.
Среди празднеств, организованных в его честь, надо отметить концерт в знаменитом
оперном Театре Скала, имевший галантные последствия.
Услышав замечательный голос певицы Грассини, Бонапарт мгновенно влюбился в нее,
совершенно забыв, что два года назад, когда она выказывала ему знаки расположения, он ею
пренебрег. Когда после концерта Бонапарт, еще более мраморно-бледный, чем всегда,
подошел к певице и попросил представить его, она напомнила ему, что их знакомство
состоялось, когда он был в Италии первый раз, еще юный и малоизвестный.
- Я была тогда в расцвете красоты и таланта, я пела в "Девах солнца". Я притягивала все
взгляды, зажигала все сердца. Только молодой французский генерал остался холоден ко мне,
а именно к нему я была неравнодушна. Как это странно! Когда я чего-то стоила, когда вся
Италия была у моих ног, я отдала бы все за один Ваш взгляд, а Вы не обращали на меня
внимания. А сегодня Вы домогаетесь меня, хотя я уже немного стою... О! теперь слишком
поздно...
Чтобы доказать ей, что еще не поздно и что она "еще многого стоит", Бонапарт
немедленно увез ее к себе, ужинал с нею, а потом, не в состоянии более сдерживать свои
чувства, увлек ее к кровати, и она отдалась ему с громким, но мелодичным воплем.
Когда Бурьен наутро пришел к Бонапарту сообщить ему о сдаче Генуи, любовники еще
нежились в постели.
13 июня Бонапарт покинул Джузеппину, чтобы сразиться с австрийцами при Маренго,
немедленно одержал победу и быстро вернулся в Милан к постельным утехам.
"Самые страстные любовники, - пишет доктор Симон Вальтер в своем ученом
исследовании "Секс и его окрестности", - ощущают необходимость в передышке, временном
отвлечении, когда восстанавливается сила человека, создается некий тонус, придающий
нежной ветке твердость и шипы для защиты".
Подчиненные тем же закономерностям человеческой природы, что и все люди,
Бонапарт и Грассини заполняли свои "антракты" общением с артистическими кругами
Милана. Они принимали у себя композиторов, артистов, музыкантов, дирижеров. Однажды
они пригласили певца Маркези, чей голос, как писал Арагини,. "пробуждал эхо в самых
глубинах женского естества прекрасных слушательниц". Как все актеры, он любил бьющий в
глаза шик, и скромная форма Бонапарта вызвала у него презрение. Поэтому, когда Первый
Консул попросил его исполнить арию ("аир"), он скривил лицо и ответил:
- Синьор Зенераль, если вы хотите хороший воздух (тоже слово "air"), прогуляйтесь-ка в
сад.
Бонапарт не любил таких шуток. Маркези тут же был арестован и отсидел а тюрьме
шесть месяцев.
***
На другом вечере Бонапарт познакомился с Кристалини, певцом, в голосе которого
действительно пели звенел хрусталь. Певец имел тот же физический дефект, что и живший
пятьсот лет назад Абеляр.
После концерта будущий император, который ценил высокие достоинства в любой
форме выражения, возымел оригинальную идею - наградить кастрата почетным крестом
храбрейших, воинской наградой, не очень подходящей в данном случае.
Победа при Маренго вызвала во Франции небывалый взрыв энтузиазма; три дня подряд
танцевали на улицах, пускали фейерверки. Бонапарт начинал принимать в глазах французов
облик сверхчеловека. До такой степени, что один изобретатель, которому была присуждена
медаль на выставке, заявил в Тюильри:
"Я был бы доволен, если бы Первый Консул не давал мне этой медали, а сделал моей
жене ребенка".
Этот поступок всех скандализировал: дискутировали о том, может ли быть почетный
знак, присуждаемый за мужество, вручен человеку, лишенному главного атрибута
мужественности.
Вмешалась Грассини:
- Бонапарт правильно поступил, присвоив ему этот крест. Он ценит этого человека...
- Но за что?..
- Э-э... Не иначе, как за его рану.,
Все расхохотались, а Бонапарт "понял, - сообщил нам потом Жюльен Бриссон, - что его
любовница, как многие артистки, не выносит людей, лишенных чувства юмора..."
***
Бонапарт так гордился тем, что соблазнил "красивейшую певицу Европы", что решил
привезти ее во Францию, выставить напоказ и тем стяжать новую славу.
25 июня в четвертом бюллетене Армии это сообщение преподнесли французам,
которые не могли взять в толк, о чем идет речь - о военном трофее или капризе влюбленного.
Однако парижане насторожились..
3 июля Грассини прибыла в Париж в большой карете-берлине, запряженной восемью
лошадьми, выйдя из которой, она приветствовала толпу поистине королевским жестом.
Влюбленный Бонапарт снял для нее особняк на улице Комартен, 762.
С тех пор Бонапарт крался сюда каждую ночь, инкогнито, завернутый в широкий плащ,
а парижане, поглядывая на эти ночные рандеву в щелки оконных ставен, приходили к выводу,
что нравы при новом и старом режимах довольно схожи, и некоторые старики, современники
Людовика XV, живо вспоминали годы своей молодости.
14 июля 1800 года новая примадонна, по распоряжению Бонапарта, пела в церкви
Инвалидов, превратившейся в храм Марса. Мелкий люд валил толпой насладиться голосом и
полюбоваться лицом и роскошными формами "наложницы нового хозяина". Церемония
имела успех, - как бы это сказать? эротико-политического оттенка. Грассини называли
"поющим ручьем", "Венерой демократии", "воплощением Французской Революции в
вокальном выражении".
Довольно забавная роль для итальянки.
Она стала идолом столицы, получала от Бонапарта кругленькую сумму ежемесячного
содержания - двадцать тысяч франков (шесть миллионов наших прежних "франков) в месяц,
часто бывала у месье Талейрана и была принята даже у Пьера-Жана Гара в салоне с самым
узким кругом посетителей - этот певец-педераст был так знаменит, что парижане копировали
не только его манеры, но даже его нервный тик...
Вскоре она обзавелась любовником - известным скрипачом и принимала у себя
поочередно его и Первого Консула. Сравнивая двух любовников, она начала остывать к
Бонапарту, его "любовь украдкой" и нередко наспех не всегда удовлетворяла эту даму.
Бонапарт узнал о сопернике случайно. Однажды он упрекал Фуше за то, что тот не
всегда находится в курсе событий. Начальник тайной полиции возразил:
- "Может быть, о чем-то я и не знаю, но что знаю, то знаю. Вот, например, знаю, что
некто, невысокий мужчина изящного сложения, закутанный в серый плащ, часто выходит по
ночам из Тюильри через потайную дверь в сопровождении лакея. Он садится в маленькую
каретку и едет к синьоре Грассини. Закончив с делами, для которых он ее посещает, он
возвращается в Тюильри.
А после этого туда же является крупный высокий мужчина и занимает его место в
постели певицы. Невысокий мужчина - это Вы, а тот, что приходит вслед за Вами, - скрипач
Род, с которым синьора Вас обманывает".
Разоблачение было неожиданностью для Первого Консула. Бонапарт промолчал,
повернулся к Фушеспиной и начал насвистывать итальянскую песенку.
Через неделю Грассини в сопровождении своего скрипача покинула Париж.
БЫЛА ЛИ МАДАМ ЖЮНО ЛЮБОВНИЦЕЙ БОНАПАРТА?
"Есть вопросы, на которые ответ вовсе и не нужен, - настолько он очевиден".
Жан Жорес
Летом 1801 года Жозефина, все еще надеявшаяся забеременеть, снова поехала на
курорт Пломбьер, воды которого, как я уже говорил, исцеляли от бесплодия...
В ее отсутствие Бонапарт расположился в Мальмезоне с Гортензией и несколькими
красивыми дамами. Среди них была Лаура Пермон, будущая герцогиня д'Абрантес, которая в
двадцать лет вышла замуж за Жюно.
Первый Консул был весел, как никогда. Он смеялся, играл в карты и бегал по лужайкам
взапуски с гостьями. Играл он с ними в обгонялки и на другой манер. Мадам Жюно, будущая
герцогиня д'Абрантес, рассказывает в своих мемуарах весьма занятную историю. Послушаем
ее:
"Однажды утром я крепко спала. Вдруг я была разбужена громким стуком в дверь и
неожиданно увидела у своей постели Первого Консула. Я решила, что это мне снится и
потерла глаза. Он захохотал:
- Да, это я! - сказал он. - Почему Вы так встревожены?
Я посмотрела на часы - пять часов!
- В самом деле, - заметил он, когда я показала ему на стрелки часов, еще так рано? Ну,
тем лучше, давайте поболтаем.
И, взяв кресло, он поставил его в изножье моей кровати и сел, скрестив ноги.
Достав из кармана толстую пачку писем, он развязал ее, бросил письма на простыни,
словно на свое бюро, и принялся разбирать и читать их, иногда сопровождая ироническими
комментариями. Мадам Жюно слушала, по-прежнему лежа в постели. Он разбирал и читал
письма полчаса, потом, отложив один, два, три - четыре конверта с надписями: "Первому
консулу, лично. Только в собственные руки", воскликнул;
- Ага! Вот они!
Читая их, вспоминает будущая герцогиня д'Абрантес, он развеселился и иногда
восклицал, словно обращаясь к автору письма.
- А! Какие комплименты. Лестный портрет, но это в самом деле я! Это я! Да,
действительно, руки у меня красивые, - и он повертел своими небольшими изящными
кистями рук, - что и говорить!
Наконец, он дошел до последнего конверта, как и остальные, безбожно надушенного
розовой эссенцией.
- О, да это объявление - нет, не войны, а любви. Эта красавица, которая в меня
влюбилась, предлагает мне заключить с ней мирный договор любви. С этого дня она будет
ждать вести от меня, и если я захочу ее увидеть, я должен приказать часовому у ворот на
Буживаль, чтобы он пропустил даму в белом, которая скажет: "Наполеон!" С сегодняшнего
же вечера, черт возьми!
- Боже мой, - вскричала я, - но Вы ведь не будете так неосторожны?
- А что Вы имеете против того, чтобы я поехал на эту встречу?
- Что я имею? Какой странный вопрос? Бог мой, да ведь эта дама, конечно, какая-то
дрянь и нанята Вашими врагами... Это ловушка!
Бонапарт снова бросил на меня пристальный взгляд; а потом расхохотался:
- Я сказал это в шутку; конечно же, не такой я простак, чтобы попасться на удочку! Я
все время получаю подобные письма, рандеву назначают то в Люксембурге, то в Тюильри, но
уж поверьте, - я не обращаю на них никакого внимания!
Он написал коротенькую записочку, адресованную министру полиции; пробило шесть
часов.
- Черт возьми, мне пора! - вскричал он, собрал с моей кровати свои письма, ущипнул
сквозь простыню мою ножку и удалился, распевая фальшивым резким голосом:
"Нет, нет, это невозможно
Такой красы на белом свете не бывает!
О, до чего ж дитя это прелестно!
Эта красоточка с ума меня свела..."
После того как он ушел, мадам Жюно встала с постели и оделась, не переставая
удивляться этому странному утреннему визиту.
Вечером в гостиной, часов в девять, Первый Консул подошел к мадам Жюно и сообщил
ей:
- Я отправляюсь к воротам Буживаля!
Мадам Жюно посмотрела ему в глаза:
- Воля Ваша. Но Вы отлично знаете, какой ущерб причинит Франции Ваша гибель...
Бонапарт покачал головой, подумал и, отказавшись от своего намерения, направился в
биллиардную.
На следующее утро мадам Жюно была разбужена таким же стуком в дверь, и Первый
Консул, так же как и накануне, вошел с пачкой писем и журналов в руке. Тем же движением
он бросил свою корреспонденцию на кровать, разложил ее и стал читать, одновременно
болтая и пошучивая с молодой женщиной. "После этого, - пишет мадам д'Абрантес, - он
ущипнул меня за ногу сквозь покрывало, попрощался и направился в свой кабинет,
фальшиво напевая какой-то известный мотив..."
Сто лет историки бурно обсуждали, ограничился ли Наполеон тем, что щипал за ногу
очаровательную мадам д'Абрантес или зашел в своих "ребяческих проказах" значительно
дальше. Поразмыслим об этом и мы, для чего приведем еще несколько цитат из мемуаров
герцогини, относящихся к этой анекдотической истории:
В своих мемуарах герцогиня д'Абрантес передает неправильное произношение
Наполеона ("г" вместо "в" на итальянский манер;
Французский язык у Наполеона "хромал" до конца жизни, и он говорил "филиппики"
вместо "Филиппины", "секция" вместо "сессия", "фульминация" вместо "кульминация" и т. д.
"Я позвала свою горничную и, без всяких объяснений, распорядилась, чтобы она
никому не открывала дверь так рано, как сегодня.
- Но, мадам, а если это будет Первый Консул?
- Я не хочу, чтобы меня будили так рано, будь это Первый Консул или кто-нибудь
другой. Делайте, как я говорю!"
После обеда Бонапарт пригласил на завтра своих гостей на прогулку в павильон Булар,
рядом с Мальмезоном, который он купил, чтобы расширить владение. Горничные уже
рассказали своим хозяевам о двух ранних утренних визитах Бонапарта в комнату мадам
Жюно, и все гости во время прогулки в парке посматривали на нее исподтишка, обращались
к ней почтительно, уже считая ее новой фавориткой. Бонапарт подтвердил их подозрения,
отпустив ей затейливый комплимент, - а он обычно не был щедр на них. Бонапарт сказал еще,
что в Бютаре будет организована охота.
- О, это неплохое развлечение. Завтра утром, в десять часов, соберемся в парке.
Вечером, в Мальмезоне, мадам Жюно прилегла в постель и задремала; дверь она уже
закрыла на ключ. Вдруг в коридоре раздались шаги и голос Первого Консула, - он требовал у
горничной открыть ему дверь, а та отвечала, что мадам забрала у нее ключ. Он удалился.
Расстроенная и испуганная мадам Жюно начала плакать, но потом заснула снова. Она
проснулась при звуке открываемой двери. Первый Консул был в комнате, - он нашел другой
ключ.
- Почему Вы запираете дверь, - боитесь, что Вас убьют?
Не слушая ее объяснений, он продолжал:
- Завтра у нас охота в Бютаре. Надо поехать рано, я приду Вас разбудить, чтобы Вы не
проспали. Не запирайте дверь, Вы здесь не в дикой Татарии. И все равно у меня есть другой
ключ, и я приду. Адье!
И он ушел, на этот раз не распевая на ходу.
Случилось так, что, когда все уже спали, Жюно экспромтом приехал в Мальмезон и
улегся спать рядом с женой.
Не имея возможности предупредить Бонапарта, Лаура ожидала утра с некоторым
беспокойством.
Послушаем ее версию событий:
"В половине шестого утра я услышала в конце длинного коридора шаги Первого
Консула. Сердце мое бешено застучало. Я много бы отдала, чтобы Жюно был в Париже. Мне
хотелось сделаться невидимкой. но ничего уже нельзя было предпринять.
Я ждала, не поднимая голову с подушки. Дверь открылась:
- Как! Вы еще спите, мадам Жюно! Сегодня день охоты! Я пришел сказать, что...
Речь Первого Консула оборвалась - он уже подошел к изголовью кровати и увидел на
подушке рядом с очаровательной женской головкой мужскую голову со знакомыми чертами
самого верного, самого преданного друга!
Продолжаю цитировать герцогиню:
"Я уверена, - сначала он решил, что это ему привиделось.
Но тут Жюно проснулся, открыл глаза, мигом выскочил из кровати и воскликнул:
- Э! Мой генерал! Какие у Вас могут быть дела к моей жене в такой час?!
- Я пришел разбудить мадам Жюно и напомнить ей, что сегодня состоится охота, -
ответил Первый Консул, устремив на меня взгляд, который я помню и тридцать лет спустя. -
Но я вижу, что вряд ли она сегодня выспалась. Я мог бы выбранить Вас, мосье Жюно, за то,
что Вы явились сюда тайком, ведь Вы на службе!
Отпустив натянутым тоном пару шуток, Бонапарт удалился, а наивный Жюно долге
изливал свой восторг жене:
- Нет, он исключительный человек! Ведь он мог распечь меня за то, что я приехал без
разрешения, а он... Какая доброта! Нет, в самом деле он чем-то выше обычных людей,
недаром многие видят в нем сверхчеловека!
Позже гости собрались в саду на каменном мостике. Когда начали рассаживаться по
коляскам, Бонапарт, взобравшись в маленькую каретку, обратился к Лауре:
- Мадам Жюно, не окажете ли мне честь?..
Она поднялась в экипаж и села рядом с ним.
Когда они отъехали от замка, Бонапарт обратился к молодой женщине:
- Вы полагаете, что Вы умны?
Придя в замешательство (если верить ее мемуарам), Лаура ответила:
- Я не думаю, что я умнее других, но и глупенькой себя, не считаю'...
- Да Вы не просто глупы, Вы же полная дура!
Она предпочла промолчать, он продолжал:
- Вы мне можете объяснить, почему Вы разрешили Вашему мужу остаться здесь
ночью?
- Причина простая и ясная, генерал; я люблю Жюно, мы - супруги, и я не вижу ничего
скандального в том, что муж был рядом со своей женой...
- Но Вы знаете, что я запретил ему являться, а мои распоряжения выполняют
неукоснительно!
- Меня они не касаются. Если консулы будут определять меру супружеской интимности
и устанавливать число дней и часов, которые муж и жена могут проводить вместе, я этому не
подчинюсь. До сих пор я жила, как мне хотелось, и так и буду поступать впредь".
Вечером Лаура покинула Мальмезон.
***
Правдиво ли изложила эту историю герцогиня д'Абрантес? Остались ли безуспешными
домогательства Бонапарта? Историки в этом сомневаются.
Вся эта сцена из "Мемуаров", которую мы здесь изложили, написана явно с одной
целью: объяснить приход Бонапарта в спальню Лауры в то время, когда там находился Жюно.
Есть еще один многозначительный факт: приключение в Мальмезоне состоялось летом
1801 года. А 6 сентября Бонапарт, который вовсе не имел оснований очень благоволить к
Жюно после сцены, описанной Лаурой, преподнес ему награду в тридцать миллионов
франков (!).
Кроме того, как уточняет Жан Саван, Жюно - без каких-либо особых оснований - был
повышен в чине из бригадного генерала он превратился в генерала дивизии. Позже, при
Империи, он ежегодно получал семьдесят пять миллионов франков. Такими щедрыми не
бывают с мужем женщины, которая вам решительно отказала. Надо полагать, что Бонапарт
приходил по утрам к мадам Жюно для более приятного занятия, чем разбор своей переписки.
БОНАПАРТ ЛИШАЕТСЯ ЧУВСТВ В ОБЪЯТИЯХ МАДЕМУАЗЕЛЬ ЖОРЖ
"Она нашла, что он недурен, ему же стало дурно".
Женевьева Вильморен
25 июня 1802 года парижане наполнили театр Фавар, чтобы посмотреть объявленный
спектакль итальянской труппы "Удачный обман" Паэзиэлло, но они увидели афишу о замене
спектакля какой-то малоинтересной буффонадой в исполнении актеров второго состава.
Театральные завсегдатаи попросили разъяснения у директора.
- Я не виноват в изменении программы, - ответил он. - Сегодня утром Первый Консул
призвал труппу первого состава к себе в Мальмезон, чтобы сыграть "Ночи Дорины". Сами
понимаете, возражать я не мог.
Как всегда охочая до сплетен толпа начала злословить, утверждая, что Первый Консул
вызвал к себе комедиантов не для удовольствия послушать итальянскую музыку и пение, а
для того, чтобы отведать прелестей приглянувшейся ему молодой актрисы. Как всегда, злые
языки были правы.
Жозефина отбыла в Пломбьер в надежде вылечиться от своей злосчастной
бесплодности. Бонапарт, чувствуя себя в прекрасную пору июня бодрым и пылким,
приударил за молоденькой актрисой Итальянского театра Луизой Роландо.
"Она не была итальянкой, - пишет редактор "Деба", - но это не вредило ей в глазах
французской публики. Она была подлинной парижанкой - манеры, игра, пение; ее так же
приятно было видеть, как и слушать. В ней соединялись чувствительность и кокетство, и в
манере держать себя были присущие французским актерам точность жестикуляции и
неуловимое благородство, которые с натугой имитируют итальянцы, как мы с трудом
перенимаем их врожденную музыкальность".
После представления "Ночей Дорины" Бонапарт предложил Луизе и всей труппе
остаться в Мальмезоне.
Молодая актриса, очарованная мыслью увидеть в ночной рубашке генерала, которым в
парадной форме восхищалась вся Европа, охотно согласилась.
Констан проводил актрису в гостиную, куда вскоре пришел Бонапарт. После
подписания договора в Амьене, заключения конкордата с Римом и утверждения посредством
плебисцита своего пожизненного консулата Бонапарт был исключительно весел и
жизнерадостен. Он организовывал балы и спектакли с участием Гортензии, играл в "скачи,
баран!" на лужайках Мальмезона и забавно подшучивал над своими гостями. Это
мальчишество, которое тщательно скрывают официальные историки, очаровало юную Луизу
Роландо. Едва усевшись рядом с ней, он задрал ее юбку и со смехом возгласил, сам
наслаждаясь шуткой: "Поднимем занавес!"
Потом, "запустив руки в теплую глубину ее шелковых юбок с кружевными оборками,
перешел на лирический тон и стал петь дифирамбы ее таланту, ее глазам, нежной коже,
белокурым волосам, изящным изгибам ее тела. Луиза, покоренная, молча позволяла себя
трогать, мять, щекотать, в мечтах уже воображая себя м-м Помпадур великого человека,
который ее желал"'.
Наконец Первый Консул отнес девушку в смежную комнатку, раздел и положил на
кровать, нетерпеливо, словно перед битвой, он разделся, засунул в нос понюшку табака и
бросился в объятия Луизы.
Он обнаружил изрядный пыл, актриса ответила ему не менее страстно.
Связь Бонапарта с Луизой Роландо продолжалась недолго. Жозефина,
информированная о свидании 25 июня, мигом выехала из Пломбьера и в Мальмезоне
закатила мужу жуткую сцену. Первый Консул, весьма смущенный, перевез актрису в один из
лучших столичных особняков, пообещал супруге вести себя примерно и вернулся к
соблюдению Гражданского Кодекса.
Луиза Роландо покинула Комическую Оперу в 1806 году и стала директрисой театра
Ганд. Через год она вернулась в Париж. Однажды вечером, когда она сидела у камина,
загорелось ее платье и она сгорела заживо.
Некоторые добавляют к списку м-м Бранчу как первую актрису, "облюбованную"
Бонапартом.
Но Луиза - а до нее Грассини возбудили у Бонапарта вкус к актрисам. Пять месяцев
спустя, 20 ноября, его сердце было покорено м-ль Жорж, красавицей со скульптурными
формами, которая в пятнадцать лет дебютировала во Французском театре в роли
Клитемнестры в "Ифигении в Авлиде".
В тот же вечер Бонапарт навел справки об этой мясистой девице и узнал, что ее
настоящая фамилия Веймер, что ее родители управляют маленьким ярмарочным театром, в
Амьене, что ее дарование открыла актриса м-ль Рокур, известная лесбиянка, что у нее была
короткая связь с Люсьеном Бонапартом, а сейчас она живет на содержании польского князя
Сапеги.
Получив все эти сведения, Бонапарт отправил к м-ль Жорж Констана.
Мадемуазель, изрядно напуганная, последовала за лакеем во дворец Сен-Клу, где в то
время расположился Бонапарт. Здесь ее встретил Рустан и провел в гостиную, где она, дрожа,
забилась в кресло. Но предоставим ей самой описать наивным языком старлетки ее первую
встречу с Бонапартом:
"Консул с ног до головы был в шелку: белые атласные штаны до колен, зеленый мундир
с красными обшлагами и воротником, шляпа под мышкой. Я встала. Он подошёл ко мне,
поглядел на меня своим неповторимым чарующим взглядом, усадил на широченный диван,
поднял мою вуаль и небрежно бросил ее на пол. Мою любимую вуаль! Я была расстроена.
-Как дрожит ваша ручка! Вы боитесь меня, я кажусь вам ужасным. А я нахожу Вас
красавицей, и вчера я захотел выразить свое восхищение. Выходит, что я был более любезен
и вежлив, чем Вы.
- Как это, месье?
- Как? Я послал Вам после спектакля Эмилия три тысячи франков, чтобы отблагодарить
Вас за удовольствие, которое Вы мне доставили. Я думал, что Вы попросите разрешения
прийти ко мне, чтобы тоже выразить благодарность, а прекрасная и гордая Эмилия не
пришла.
- Но я не осмелилась, я не знала... - робко пробормотала я.
- Это не извиняет Вас; значит, Вы меня боитесь?
- Да.
- И сейчас?
- Еще сильнее.
Консул рассмеялся от всего сердца.
- Как ваше имя?
- Жозефина-Маргарита.
- Имя Жозефина я люблю, но лучше я буду звать Вас Жоржина, ладно. Хотите?
(Это имя осталось за мной в семье императора).
- Вы молчите, дорогая Жоржина.
- Здесь очень яркое освещение, если можно его убавить, мне кажется, я буду
чувствовать себя свободнее.
- Пожалуйста, дорогая Жоржина. Он вызвал звонком Рустана.
- Потуши люстру. Этого достаточно?
- Нет, если можно, еще половину этих огромных канделябров.
- Пожалуйста. Ну как теперь, не темно?
- Нет, хорошо.
Казалось, Консул, утомленный чрезмерною почтительностью окружающих, находил
вкус в безыскусственности юной девушки, - это было ему внове.
- Ну, Жоржина, расскажите мне о вашей жизни... Он был так добр, так прост, что мой
страх испарился.
- Но я боюсь Вам наскучить. И я плохо рассказываю.
- Это не имеет значения.
Я начала рассказывать о своей коротенькой жизни, в своих невзгодах...
- Дорогая малышка, Вы были бедны, но как теперь? Откуда у Вас эта прекрасная
кашемировая шаль, эта кружевная вуаль?
Конечно, он все знал. Я рассказала ему о своих отношениях с князем Сапегой.
- Хорошо, что не лжете; мы будем видеться с Вами, но Вы не будете афишировать наши
отношения, обещайте мне это.
Он был так нежен, так деликатен, он не оскорбил моей стыдливости чрезмерной
поспешностью и даже, казалось, был рад встретить робкое сопротивление. Боже мой, я не
утверждаю, что он был влюблен, но, несомненно, я ему нравилась. Уступит ли он моему
детскому капризу? Преодолеет ли желание овладеть мной сегодня же ночью? Но он был так
взволнован, так хотел мне понравиться, что внял моей мольбе:
- Не сегодня; Подождите, я вернусь, обещаю вам. Он уступил, этот человек, перед
которым все сгибались. Разве это не прелестно? Мы провели так время до пяти утра. С
восьми часов вечера - этого было достаточно.
- Я хотела бы уйти.
- Вы устали, дорогая Жоржина? До завтра; ведь Вы придете?
- Непременно, я буду счастлива прийти. Вы так добры, гак милы, что Вас нельзя не
любить, и я люблю Вас всем сердцем.
Он надел мне шаль, накинул вуаль. Могла ли я думать, что произойдет через минуту с
этими вещами! Попрощавшись со мной, он обнял мою голову. Ах, как я была глупа, - я
рассмеялась и сказала:
- Вы же обнимаете вуаль князя Сапеги! Он схватил вуаль, разорвал ее на мельчайшие
кусочки, кашемировую шаль бросил себе под ноги. Потом он сорвал с моей шеи цепочку со
скромным брелоком из сердолика, с мизинца - колечко с прядью седых волос м-м Рокур в
медальончике. Колечко он раздавил ногой. О, теперь он не был нежен. "Я не вернусь сюда
больше", - подумала я.
Я дрожала. И тут он тихо подошел ко мне.
- Дорогая Жоржина, Вы должны иметь все только от меня. Вы не станете сердиться на
меня, это было бы дурно с Вашей стороны и заставило бы меня усомниться в Ваших
чувствах.
Разве можно было сердиться на этого человека - в его голосе была такая нежность,
такое очарование, что приходилось признать, что, в конечном счете, он прав...
- Вы правы, - сказала я. - Нет, я не сержусь, но мне холодно.
Он вызвал звонком Констана.
- Принеси белую кашмирскую шаль и большую английскую вуаль.
Он проводил меня до оранжереи.
- До завтра, Жоржина, до завтра.
Комедиантка вернулась домой в шали Жозефины.
***
Так прошла первая ночь м-ль Жорж в Сен-Клу. Тем, кто знал бурный нрав будущего
императора, трудно поверить, что комедиантка не была атакована, раздета и осыпана
мужскими милостями в первые же десять минут. Но мы знаем, что авторы мемуаров чаще
всего пишут их для того, чтобы красиво завуалировать свои слабости.
На следующее утро м-ль Жорж пришла снова. На этот раз, пишет она, Бонапарт
рискнул проявить робкую галантность:
"Консул был нежнее, чем вчера, и более настойчив;
я трепетала от волнения, не осмеливалась сослаться на стыдливость ведь я пришла к
нему по доброй воле. Я изнемогала от его нежности, но он был так деликатен, так боялся
оскорбить стыдливые эмоции юной девушки; он не хотел принудить меня уступить ему, он.
желал пробудить нежное чувство без насилия.
И это чувство пробудилось в моем сердце, оно забилось так сильно, я была в плену у
любви. Я любила этого великого человека, который был со мной так деликатен, сдерживал
свои желания, уступая воле ребенка, подчинялся моим капризам".
На третий день, наконец - опять же по версии м-ль Жорж - Первый Консул перешел к
действиям.
Послушаем опять комедиантку:
"Он снимал с меня одежды одну за другой, изображая горничную с такой веселостью,
так изящно и корректно, что нельзя было устоять. Этот человек увлекал и чаровал, он
становился ребенком, чтобы пленить меня. Это не был Консул, это был влюбленный, но
чуждый грубости и насилия; он обнимал так нежно, уговаривал так настойчиво и деликатно,
что его страсть передалась мне..."
Полностью раздев комедиантку, Бонапарт, наконец, блистательно завершил сеанс
благовоспитанности в любви. После первого успеха, он до самого рассвета неутомимо
продолжал любовные уроки хорошего тона. Немного сконфуженная м-ль Жорж продолжает:
"Мы расстались в семь часов утра, но я была смущена зрелищем прелестного
беспорядка, оставшегося после этой ночи, и пролепетала:
- Позвольте мне прибрать постель...
- О, но я помогу тебе, моя Жоржина!
И он был так добр, что вместе со мной расправил простыни на ложе недавнего сладкого
забвения и нежности..."
Приподняв свои очаровательные ягодички и все покрытое нежным пушком тело
навстречу ветру страсти Бонапарта, м-ль Жорж стала не только его любовницей, но и
бесценной свидетельницей Истории.
Связь Первого Консула и Жоржины, несмотря на все предосторожности любовников,
стала известна публике.
Вскоре появились насмешливые куплеты, достаточно вольного тоиа. Вот один из них:
Во дворце Сен-Клу,
Не стыдясь ничуть,
Чаровница Жорж
Обнажила грудь...
Так дивно хороша
Эта панорама,
Что встал торчком костыль
Дядюшки Барнаба <Костыль отца Барнаба - галльское выражение фривольного смысла,
возникшее из рассказов о похождениях хромого капуцина Барнаба, который каждый раз
забывал свай костыль в "веселых домах".>.
У красотки Жорж
Разгорелись глазки,
Ей это по нраву.
Скинула чулочки
Некоторое время все распевали насмешливую песенку; потом непочтительные
парижане совсем потеряли страх.
Скинула рубашку
И в постель нырнула,
Чтоб отведать палочки
Славного Барнаба.
Однажды во Французском театре, когда м-ль Жорж играла в трагедии "Цинна",
Наполеон окончательно убедился, что его лакеи подслушивают у дверей и распускают языки.
Когда юная артистка начала одну из сцен словами:
"Если Цинну я обольщу, как многих других обольщала...", докончить ей не удалось - все
зрители встали и повернувшись к ложе Первого Консула, начали бурно аплодировать.
Это отнюдь не доставило удовольствия Жозефине.
***
Болтливые лакеи могли бы много еще чего порассказать.
Забавы Бонапарта с м-ль Жорж принимали иногда весьма экстравагантный характер.
Лакеи и горничные, толпясь у дырочек замочных скважин, видели хозяина Франции,
проказничающего как подросток: прячущегося под столом, надевающего платье Жоржины,
изображающего оперного певца, строящего гримасы...
Этого неизвестного историкам, но забавного и обаятельного Бонапарта рисует м-ль
Жорж в своих "Мемуарах":
"Я приезжаю вечером в Тюильри. Констан говорит мне: "Консул уже поднялся наверх,
он Вас ждет".
Я поднимаюсь наверх. Никого. Прохожу через все комнаты. Никого. Зову. Никого.
Звоню Констану:
- Что, Консул снова спустился вниз?
- Нет, мадам, ищите хорошенько.
И он украдкой показывает мне на дверь будуара, где я уже была и никого не
обнаружила.
Я вхожу и нахожу Бонапарта, укрывшегося под подушками и заливающегося смехом
словно ребенок".
А вот еще один эпизод (снова рассказывает м-ль Жорж):
"У меня был венок из белых роз. Первый Консул, у которого в этот вечер было
очаровательно мальчишеское настроение, надел этот венок и, обернувшись ко мне,
шаловливо спросил:
- Правда, Жоржина, я красив в этом веночке? Похож на муху в молоке!
Потом он заставил меня распевать с ним дуэт из "Ложной магии":
"Вспомним тот праздник
Где мы танцевали..."
Слуги этим вечером получили полное удовольствие.
***
Конечно, не все свои досуги с Жоржиной Бонапарт проводил в веселом шутовстве.
Была и нежность, и страсть, и мужественность высокой пробы. "В этот период, - говорил нам
Альбер Сильвен, - его сексуальный аппетит принимал формы булимии <Булимия - греч. букв.
"бычий голод" - неутолимый голод, связанный с некоторыми заболеваниями. - Прим. пер.>.
Как человек педантичный, он последовательно организовал свою жизнь и имел в двух шагах
от рабочего бюро будуарчнк, удобный для коротких тайных встреч".
"В Сен-Клу он велел обставить как местечко для наслаждений и разрядки нервного
напряжения комнатку, примыкающую к библиотеке, в Тюильри подобным же образом была
обставлена комната побольше, которую прежде занимал его адъютант Бурьен <С. Моль.
Мемуары. "Я узнал от близких к Наполеону людей об особенностях сексуальной жизни
Бонапарта. Она никогда не имела скандального характера. В молодости он жил довольно
строго и почти не тратил сил на женщин. Потом он изменился даже физически - приобрел
более свежий цвет лица, стал больше есть и даже пополнел, и приобрел новые способности
и, соответственно, привычки. Это преображение выявилось к началу эпохи консулата, когда
весь мир обратил внимание на Бонапарта. Его жена, которую он обожал, относилась к его
неверностям свысока, поскольку и сама была не без греха. Когда Бонапарт развлекался с
актрисами, Жозефина вела любовные игры с его адъютантами".>.
В этих надежных убежищах он проводил часы досуга со своими избранницами,
отдыхая от бремени власти и резвясь, как влюбленный юноша.
Послушаем снова м-ль Жорж:
"Первые две недели он уступал моей щепетильной деликатности, осмелюсь сказать -
моему целомудрию.
Он помогал мне убирать ночной беспорядок постели, помогал моему туалету, даже
причесывал меня, поднимая с пола разбросанные в нетерпении заколки для волос и помогая
их прилаживать".
Изобразив эти прелестные подробности, стыдливая актриса, опасаясь, что она чересчур
откровенна, торопится присовокупить к своим мемуарам большую записку Марселине
Деборд-Вильмор, которая должна была прочитать, сократить ("выжать воду"), а в случае
необходимости переписать рукопись "Мемуаров"':
"Дорогая мадам Вильмор, Вы велели мне излагать на бумаге все, не опуская деталей,
писать обо всем неприкрыто, и я повинуюсь Вам. Что Вы извлечете из моих записок? Вы
одна способны оценить самые щемящие, пронзительные детали. Например, знаете ли Вы,
что император спал спокойно, как ребенок, с легким дыханием и улыбкой на губах? Часто его
благородная голова лежала на моей груди, и я всю ночь размышляла словно юный философ:
как это великий человек, правящий миром, покидает все ради объятий девчонки? Все эти
детали - для вас, моя дорогая Вильмор; я была смущена, если бы Ваш сын прочел это. В нем
не было бесстыдства даже в самые интимные минуты, никогда не было грубых слов. Милые
слова: "Любишь ли ты меня, моя Жоржина? Хорошо ли тебе в моих объятьях?" Вы владеете
умением выразить все это деликатно, а я просто маленькая зверюшка..."
Несмотря на ревность Жозефины, м-ль Жорж много месяцев была дамой сердца
Первого Консула, который находил в ее объятиях отдых от государственных забот.
В начале 1803 года он особенно нуждался в этом: англичане искали предлога нарушить
амьенский договор и причиняли Бонапарту множество хлопот.
Доведенный до крайности, он обдумывал высадку войск в Англии и внезапно решил
отправиться в Булонь. Перед отъездом он вызвал м-ль Жорж. Послушаем же ее:
"За мной приехали около восьми часов вечера. В Сен-Клу меня провели в комнату
рядом со спальней, это была библиотека - я была там первый раз. Появился Первый Консул:
- Извини, что я поздно вызвал тебя, Жоржина. Я хотел видеть тебя перед отъездом.
- Бог мой, Вы уезжаете?
- В пять часов утра, в Булонь. Никто еще не знает об этом.
Мы сидели прямо на ковре.
- Ну и что, ты огорчена? - спросил он.
- Мне грустно...
- Нет, ничего ты не чувствуешь. Он положил руку на мою грудь против сердца и сказал
гневно и нежно:
- В этом сердце ничего нет для меня (его подлинные слова).Я молчала в мучительном
оцепенении.
Мы сидели на ковре перед камином, и я глядела на подставку для дров и пляшущие
язычки огня. Две большие слезы скатились из моих глаз на грудь; Консул поцеловал их и
выпил, с такой нежностью. Увы! Как рассказать об этом? Но это правда.
Я была тронута до глубины сердца этим доказательством любви, и страстные рыдания
вырвались из моей груди. Как Вам рассказать? Мои искренние слезы привели его в
восторженное исступление. Попроси я у него в эту минуту Тюильри, он подарил бы мне его.
Он смеялся, играл со мной, заставил меня ловить себя. Убегая, он влез на лестницу, которая
стояла у библиотеки, чтобы брать книги с верхних полок, - маленькая легкая лестница на
колесиках. Расшалившись, я покатила ее через всю комнату, а он смеялся и кричал:
- Ты ушибешь меня! Я упаду! В этот вечер Консул положил мне на грудь большой пакет
банковских билетов.
- Бог мой! Зачем Вы мне это даете?
- Я не хочу, чтобы моя Жоржина в мое отсутствие нуждалась, (Его подлинные слова.)
Там было сорок миллионов франков! (Двенадцать миллионов наших старых франков.)
После возвращения из Булони Бонапарт снова наслаждался восхитительным
перламутровым телом юной актрисы, и их связь ничем не омрачалась до одного
происшествия, которое вызвало скандал в Тюильри,
Хотя говорят, что Первый Консул мог силой своей воли регулировать бурные порывы
своего сладострастия, у него произошел нервный криз некоторые говорят, что это был
припадок эпилепсии - и он потерял сознание в объятиях актрисы, которая сочла его мертвым.
М-ль Жорж стала звонить; побежала за врачами; шум донесся до Жозефины. Она надела
пеньюар и, кинувшись в спальню супруга, нашла его без чувств в объятиях голой м-ль Жорж.
Когда больной пришел в сознание, он увидел у своего изголовья супругу и любовницу. Это
привело его в такую ярость, что он снова лишился чувств. Дрожащую актрису выставили из
дворца. Он никогда не простил ей скандала, который произошел по ее вине.
Очевидно, даже страстная и нежная фаворитка должна быть к тому же наделена
изрядным хладнокровием.
ИМПЕРАТОР ПОКИДАЕТ М-ЛЬ ЖОРЖ, ЧТОБЫ ВОЗЛОЖИТЬ НА СЕБЯ КОРОНУ
"Любой предлог был ему на руку".
Мишле
Итак, Бонапарт выставил из своей постели чрезмерно чувствительную м-ль Жорж.
Необходима была замена. Долго искать не пришлось.
В труппе Комеди Франсез выступала, под псевдонимом Дюшенуа, Катерина-Жозефина
Раффен, бойкая резвушка с пылким взором, ставшая главной соперницей Жоржины. Их
"малая война" на сцене возбуждала страсти парижан. Каждая имела многочисленных
сторонников, и журналисты называли приверженцев Жоржины - "жоржианцами", а
поклонников Дюшенуа - "каркассианцами" "любителями костей" (м-ль была очень худа).
Была даже сложена песенка:
Две актрисы хороши
В Комеди Франсез на сцене.
Обе служат преусердно
Несравненной Мельпомене.
Их поклонников орава
Спорит, чья же ярче слава.
А нужно ль копья нам ломать?
Будем сей вопрос решать
Лишь на благо Мельпомене:
Одной - овации, другой - кровать.
Овации предназначались Дюшенуа, но так как Бонапарт расстался с полнотелой
Жоржиной, он не мог последовать благому совету автора песенки и пожелал иметь в своей
постели худощавую актрису.
Однажды вечером, посмотрев м-ль Дюшенуа на сцене, он решил познакомиться с ней
основательнее и послал за нею Констана.
Актриса не заставила себя упрашивать. Она надела сногсшибательное белье,
элегантное платье и скользнула в карету, ожидавшую у дверей.
- Вы думаете, что он обнимет меня? - спрашивала актриса.
- Ну, а как же, и это будет далеко не все, - удачно ответил сдержанный, уклончивый, но
галантный Кон-стан.
В Тюильри камердинер провел м-ль Дюшенуа в потайную комнату и сообщил о ее
прибытии Первому Консулу. Тот, окруженный советниками, не оторвался от работы.
- Пусть ждет, - коротко бросил он. Через полчаса молодая женщина забеспокоилась и
послала Констана напомнить хозяину, что она здесь.
- Пусть раздевается, - приказал Бонапарт.
М-ль Дюшенуа разделась.
Прошло еще полчаса. Первый Консул по-прежнему склонялся над своими досье и
совершенно забыл о девице, дрожащей от холода в комнате с незатопленным камином.
Только м-ль Дюшенуа позвонила и попросила Констана передать, что она совсем
закоченела.
- Ну пусть в постель ложится, - с досадой сказал Бонапарт, даже не поднимая головы от
бумаг.
Час спустя м-ль Дюшенуа снова отправила Констана к хозяину; на этот раз взъяренный
Бонапарт вскричал.
- Да пусть убирается! И продолжал свою работу.
М-ль Дюшенуа вылезла из постели, оделась и вернулась к себе, пылая ненавистью к
Наполеону'.
"Тем самым она проявила крайнюю неблагодарность, - пишет Андре Сильвен, - ведь не
случись этого анекдота - кто помнил бы имя м-ль Дюшенуа?"
18 мая 1804 года консультативный сенат учредил империю, и несколько недель
Наполеон отдавал все свое время государственным делам.
Тем не менее, когда он увидел аппетитный задик м-ль Бургуан, взгляд его зажегся
желанием. Эта молодая актриса Французского театра была содержанкой известного химика
Шапталя, министра внутренних дел Наполеона. Восхищенный ее формами, он приказал
Констану привести в Тюильри эту великолепную кобылицу.
- Но Шапталь очень ревнив, - заметил камердинер,
- Ну, что ж, над ревнивцем забавно подшутить, - заметил Наполеон. Пригласите
Шапталя на десять часов, а потом вызовите меня к м-ль Бургуан. Пусть он сразу узнает, как
обстоят дела у его подопечной.
Вечером, когда Шапталь, сидя за бюро, записывал распоряжения Наполеона, вошел
Констан.
- Сир, мадемуазель Бургуан здесь, она ждет в спальне!
- Скажите, чтобы раздевалась, я иду, - ответил Наполеон и повернулся к Шапталю,
чтобы увидеть его реакцию. К удивлению императора, тот аккуратно собрал свои бумаги,
спокойно уложил их в портфель, поклонился и вышел без единого слова. В результате в один
и тот же вечер Наполеон получил предвкушаемое - восхитительное тело м-ль Бургуан и
неожиданное - отставку ученого.
Куртуазная шутка стоила ему потери ценного сотрудника.
***
На следующий день любовный крах Шапталя обсуждался во всех закоулках Тюильри.
Конечно, над этой историей еще неделю смеялись бы в Тюильри, если бы в центре
внимания на следующий же день не оказалось бы удивительное происшествие с другим
ученым, молодым физиком Жозефом-Луи Гей-Люссаком. Месяцем ранее он поднялся на
воздушном шаре на головокружительную высоту 4000 метров для наблюдения над
магнетическими силами.
Теперь он решил повторить эксперимент, и парижане - торговцы вином, полотеры,
веселые девицы и прочие - с безапелляционностью невежества, на все лады обсуждали его
план.
Одни выражали недоумение, сможет ли ученый вернуться на землю, если его шар
поднимется до Луны; другие были уверены, что шар в клочья раздерут орлы; третьи считали,
что он "возгорится от звезд", но все соглашались в том, что не подобает тратить деньги-
налогоплательщиков на такие безумные предприятия.
Утром 16 октября огромная толпа окружила здание Консерватории Ремесел и Искусств,
откуда должен был взлететь молодой ученый.
В девять часов веревки перерезали и шар взмыла небо. Раздались восторженные крики,
Гей-Люссак махал толпе своей треуголкой, минут через двадцать "летающая лаборатория"
скрылась в облаках.
Между тем как парижане, восторгаясь успехами аэронавтики, расходились по домам,
Гей-Люссака несло юго-западным ветром к Нормандии. Обнаружив, что шар, как и на
первом взлете, не поднимается выше 4000 метров, молодой ученый выбросил все свое
снаряжение и поднялся на 5500 метров. Охваченный желанием превысить и этот рекорд,
физик сбросил вниз еще и стул, на котором он сидел, и шар взлетел до 7016 метров,
Еще никогда человек не находился на такой высоте.
Обезумевший от радости, Гей-Люссак почувствовал стеснение в груди, пульс его
участился, горло пересохло. Он поспешно записал эти наблюдения, не подозревая о забавном
эпизоде, происходившем в это время внизу, на земле. Нормандская пастушка, к ногам
которой упал сброшенный Гей-Люссаком стул, решила, что это упал один из стульев, на
которых Праведные сидят на небе одесную Господа. Полная благоговения, она потащила стул
в свою деревенскую церковь, где он и был торжественно водружен.
Когда через несколько дней эта история дошла до Парижа, придворные Бонапарта
смеялись до упаду.
***
М-ль Бургуан недолго была фавориткой; через две недели, устав от ее грубоватых
манер, Наполеон расстался с ней и вызвал к себе Жоржину.
Юная актриса, болезненно переживавшая разрыв, сначала обиженно отказалась, но все-
таки явилась в Тюильри. Наполеон принял ее очень ласково, раздел, по-гурмански
наслаждаясь привычным обрядом, и воздал все полагающиеся почести.
Когда первый пыл немного утих, император нежно обнял м-ль Жорж и сказал:
- Моя дорогая Жоржина, некоторое время мы не увидимся. Произойдет большое
событие, в нем воплотятся все мои чаяния; но потом мы снова будем вместе, обещаю тебе.
Он имел в виду коронацию - Бонапарт решил возложить на себя корону, а членов своей
семьи наградить титулами князей и герцогов.
К сожалению, это не утишило зловредный нрав семьи Бонапартов, - скорее разожгло.
Узнав, что Гортензия получает титул принцессы, Полина, Каролина и Элиза ворвались к
брату, восклицая с негодованием:
- Как! Эта иностранка...
- Послушать вас, так подумаешь, что это я наследство нашего отца делю, - с юмором
ответил Наполеон, и женщины умолкли.
Но очень скоро их ярость пробудилась с удвоенной силой - они узнали, что коронация
Жозефины будет освящена самим папой.
Сестры устроили Наполеону еще одну ужасную сцену, осыпая его французскими и
итальянскими ругательствами. Взбешенный Наполеон твердо ответил, что он здесь хозяин и
не позволит каким-то шлюхам распоряжаться собой. Каролина упала на ковер в обмороке.
Вечером и Жозеф подступил к Наполеону с возражениями против коронации
Жозефины.
- Ее коронация, - сказал он, - поставит в особое положение детей Луи и Гортензии. Они
станут внуками императрицы, а наши дети, такие же племянники тебе, окажутся ниже их.
Жозеф преуспел не более сестер - Наполеон только пожал плечами.
Он принял твердое решение: женщина, которую он полюбил, еще будучи генералом
Республики, станет "выше королев".
Однажды вечером он доверился Рёдереру:
- Я знаю ее - если бы я оказался не на троне, а в тюрьме, она разделила бы и мои
несчастья. Так что она должна разделить со мной величие, это только справедливо.
И, выказывая присущую ему широту натуры, добавил:
- Она будет коронована, хоть бы мне для этого пришлось перерезать двести тысяч
человек.
В Нотр-Дам сестры императора еще раз попытались излить свою ярость на Жозефину.
Вынужденные нести ее шлейф, они в какой-то момент так сильно за него потянули, что
Жозефина откинулась назад и едва не удала. Таким образом, маленькая женская война
продолжалась до самого подножия императорского трона.
***
Креолка, услышав о предстоящей коронации, решила добиться от Наполеона и
церковного брака.
Испросив тайную аудиенцию у папы, она призналась ему, что связана с Наполеоном
только узами гражданского брака.
Его Святейшество с трудом сдержал жест изумления.
- Я опасаюсь, - лицемерно добавила Жозефина, - что в таком случае освящение
коронации неприемлемо для Вас.
Папа, в восторге от предо ставившейся возможности частично отплатить Наполеону за
притеснения церкви во Франции, ответил с елейной улыбкой:
- Успокойтесь, дочь моя, мы это уладим! Через несколько дней он отвел Наполеона в
сторонку и заявил:
- С сожалением напоминаю Вам, сын мой, что Вы не обвенчаны по законам святейшей
церкви. Поэтому я должен последовать примеру моего всеблагого предшественника Жана
VIII, отказавшегося короновать Людовика-Заику, брак которого церковь не признала
законным. Церковь согласится на Вашу коронацию только после того, как Ваш брак получит
ее благословение.
Наполеон вынужден был подчиниться. Первого декабря, накануне церемонии
коронации в Нотр-Дам, кардинал Феш, дядя императора, тайно повенчал государя и
государыню.
Теперь бывший якобинский генерал мог быть коронован как император с согласия
святой католической церкви.
Церемония должна была состояться на следующий день 2 декабря 1804 года.
Послушаем м-ль Жорж, которая предоставила нам своеобразный репортаж событий
этого исключительного дня:
"Я чувствовала пронзительную грусть. Почему же?
Ведь и должна была радоваться тому, что великий Наполеон достиг вершины своих
упований. Но эгоизм всегда тут как тут. Мне думалось, что, взойдя на трон, император не
захочет видеть бедную Жоржину.
Как мне не хотелось присутствовать на этой церемонии! Я и раньше не любила
пышных празднеств. А уж теперь ни за что не хотела воспользоваться местом, которое было
мне предоставлено в Нотр-Дам. Но семья моя хотела видеть празднество, и я сняла окна в
доме, выходящем на Пон-Неф (Новый мост). Это обошлось всего в 300 франков, но
добираться туда надо было пешком - преизрядное расстояние от улицы Сент-Оноре, да еще в
декабре месяце! Я через силу решилась на это. Мы оделись при свечах; когда мы вышли из
дому, день едва занимался. Улицы, посыпанные песком, были запружены народом; мы
пробирались в толпе крайне медленно и добрались до места только через два часа. Наконец,
мы вступили в обладание нашими драгоценными окнами. Мой лакей распорядился с утра
натопить помещение и принести завтрак, холод и голод нам не угрожали. Деньги иной раз
весьма полезны. У нас было два окна, выходящих на площадь, и два - на набережную.
Гостиная была обставлена неплохо - гобелены с пастушками, удобные кресла.
Мои родные уже столпились у окон, я осталась в кресле у огня.
- Иди, сестра, кортеж скоро появится,
- Тогда вы меня и позовите. И не открывайте пока окон, не то я простужусь и придется
завтра в театре играть с насморком,
Я почувствовала, что глаза мои закрываются.
- Ах, я задремала. Разбудите меня, когда увидите кортеж.
- Вот он
В самом деле, вот первая карета с большими зеркальными стеклами императорская
семья: его сестры и нежная красавица Гортензия. Затем карета папы Пия VII-го; юноша,
держащий крест, верхом на муле, которого озорные мальчишки дергают за хвост; в толпу
летят монеты.
Наконец, карета императора, вся сияющая позолотой... На ступеньках кареты, на
запятках - нарядные пажи... Наши окна на первом этаже, мы все видим прекрасно. Видим
спокойного, улыбающегося императора; императрицу Жозефину рядом с ним... Блеск славы
не изменил ее, она - все-та же обаятельная женщина, наделенная сердцем и умом.
Блестящий кортеж проехал, и я вернулась домой с опечаленным сердцем, повторяя
себе:
- Ну, что ж, теперь все кончено".
В самом деле, это был конец.
Впоследствии Александр Дюма спрашивал Жоржину:
- Как случилось, что Наполеон покинул Вас?
- Он покинул меня, чтобы стать Императором... - ответила она с гордостью.
И все же она еще раз встретилась со своим любовником.
Послушаем ее:
Через пять недель появляется Констан.
- Вы здесь после такого перерыва? В чем же дело?
- Император желает видеть Вас сегодня вечером...
- А! Он вспомнил обо мне. Передайте императору, что я повинуюсь приказу. В котором
часу?
- В девять...
- Я буду готова.
Я дрожала от нетерпения; я не находила себе места; сердце мое было уязвлено.
Туалет мой был ослепительным; император, со своей обычной добротой, отметил это:
- Какой убор, Жоржина! Вы прекрасны!
- О Сир, когда имеют честь получить доступ к Вашему Величеству, надо быть на
высоте!
- Ах, дорогая моя, что за манерничанье! Оставьте этот напыщенный слог, Жоржина, он
не идет Вам. Будьте такой, как Вы есть, простой и искренней.
- Сир, за пять недель происходят перемены; Выдали мне время поразмыслить о моих
прежних манерах и отвыкнуть от них. Да, я уже не та, что прежде. Я сама это осознаю. Я
всегда буду польщена, если Ваше Величество окажет честь принять меня. Но это все -
веселой я уже не буду. Я упала духом и вести себя как прежде не могу.
Как мне рассказать об этом свидании. Он был снисходителен, он был само
совершенство, с бесконечным терпением он убеждал меня избавиться от моих опасений... Я
внимала его прекрасным речам, но не верила ему. Я вернулась домой в каком-то оцепенении,
с душой, полной недобрых предчувствий. Верить ли? Сомневаться ли? Да, на этом свидании
я обрела вновь прежнего возлюбленного, но мне казалось, что Император изгнал Первого
Консула. Все вокруг было слишком величественно, слишком импозантно, - счастье не могло
так существовать А впрочем, - существует ли счастье?.."
Так окончилась эта идиллия между пышнотелой актрисой и будущим повелителем
Европы.
Затем м-ль Жорж уехала за границу, в Санкт-Петербурге стала любовницей царя
Александра.
Когда Наполеон начал кампанию 1812 года против России, она вернулась во Францию.
Проезжая через Брунсвик, она провела пару ночей в постели Жерома Бонапарта, короля
Вестфалии, - как все актрисы, она была наделена даром пленять государей. Она умерла в
1867 году. Очень бедная, почти впавшая в нищету, она обращалась с ходатайством об
устройстве павильона зонтиков на Выставке 1855 года (ей было отказано).
МАРШАЛ НЕЙ ХОЧЕТ СДЕЛАТЬ СВОЮ ЖЕНУ НОВОЙ МАДАМ МОНТЕСПАН
"Амбиция влюбленных мужей безгранична".
Марсель Прево
Радость Бонапарта после учреждения империи была омрачена некоторыми опасениями.
Как станут именовать его отныне былые собратья по оружию, генералы Республики, с
которыми он прежде был "на ты"? Согласятся ли они именовать его "Сир", как полагается по
придворному этикету?
У него возникла идея, как этого добиться. 19-го мая он возвел восемнадцать боевых
генералов в ранг маршалов, надеясь, что, восхищенные титулом "Монсеньора", они не
смогут ему отказать в желанном титуле "Сир". Этот ловкий маневр полностью удался ему,
маршалы, прекрасно осознавая, что степень почтения к их новым титулам зависит от
прочности положения того, кто их даровал, приняли предложенную им игру с детским
восторгом. Только один из них продолжал испытывать антипатию к императору. Этот
человек, отважнейший среди отважных, но ограниченного ума, по происхождению был
эльзасец из еврейской семьи, обратившейся в католичество; приняв новую религию, они
получили прозвище Не (новый), затем исказившееся в Ней.
Пока Наполеон прилагал усилия, чтобы привлечь этого героя на свою сторону, тот
готовил ему ловушку, по мнению современников весьма соблазнительную.
Двумя годами ранее Бонапарт в своем стремлении найти способы воздействия на
строптивого эльзасца женил его на Аглае Огье, подруге Гортензии по пансиону. А теперь, в
начале 1805 года, Ней попытался воздействовать на Наполеона через свою жену, уложив ее в
императорскую постель и превратив в новую Монтеспан, муж которой стал бы всемогущим.
Он велел Аглае чаще попадаться на глаза императору, до пределов приличий обнажив
свою прекрасную грудь и кидая на него томные взгляды. Но император остался
нечувствительным к приманке. Послушаем мемуариста; "Некоторое время маршальша Ней
стремилась привлечь внимание Его Величества, строя ему глазки и вертя задом. Императору
это не нравилось, и он глядел на нее холодно".
Другой автор утверждает:
"Двор хотел, чтобы фавориткой императора стала прекрасная маршальша Ней, но
император остался холоден. Маршал, вдохновитель интриги, не простил своему повелителю,
что тот не увенчал его рогами. Возможно, это была его главная претензия к императору"..
Этот автор, Шарль Леже, считает, что маршальша была не во вкусе Наполеона:
"М-ль Огье, возвысившись до маршальши, по уму скорее подходила бы в жены
младшему офицеру. Ее вульгарные манеры не пришлись по душе императору, красавица не
стала даже мимолетным эпизодом в списке его побед над женщинами".
Еще несколько деталей;
"Душой этой "интриги сераля" была мадам де М..., гротескная внешность которой
(особенно непомерно огромный нос) лишала ее надежды стать фавориткой. Не преуспев и в
роли сводницы, она стала, как и Ней, опасным врагом императора. Вряд ли император
побоялся наградить рогами "отважнейшего из отважных". Он был согласен с Мольером, что в
дележе с Юпитером нет бесчестья. Просто он оставлял за собой право выбора".
***
Множество женщин двора в Тюильри - компаньонки, лектрисы, жены офицеров и
министров, подруги Гортензии - закружились в бешеном хороводе вокруг новоявленного
государя. Каждая, зная о его щедрости (он легко дарил двадцать тысяч франков за ночь, т. е.
шесть миллионов наших старых франков), надеялась привлечь его взгляд и возбудить его
желание.
Некоторые из них, наслышанные, что император ценит пылкий нрав, предавались
довольно рискованным эротическим экспериментам, выбирая в качестве партнеров мужчин
из ближайшего окружения Наполеона, с тем, чтобы информация дошла до него.
Вот таким образом одна из придворных дам, обольстительная мадам де В., стала
героиней скандального происшествия.
"В январе 1805 года, - рассказывает нам Е. Буавен, - мадам де В., красивая зеленоглазая
блондинка, решила непременно стать любовницей императора и старалась, чтобы до него
дошли слухи как о ее темпераменте и искусности в любви, так и о том, что она не чуждается
любовных утех особого рода.
Однажды вечером мадам де В. пригласила в свою комнату трех гвардейцев богатырской
стати, напоила их вином, заставила раздеться, разделась сама и объявила им, что желает
вкушать радости любви сразу в тройном объеме.
Группа расположилась на ковре, и каждый из гвардейцев водрузил свое знамя над тем
фортом, который ему пришелся по нраву.
Но в тот самый момент, когда четыре партнера активно наслаждались друг другом, в
комнату проникла крыса. Дама, испустив пронзительный крик, вскочила, гвардейцы
попадали друг на друга и взревели, содрогаясь от боли в самой чувствительной части тела.
На этот крик сбежались лакеи и горничные со всего этажа и обнаружили мадам В. в
нервном припадке и стонущих гвардейцев, удрученных горестным состоянием своих
гениталий.
Эта история не понравилась Наполеону, и через несколько дней он преподал дамам
свиты урок морали.
Послушаем мадам Ремюза:
"Однажды утром император вошел в столовую, где императрица завтракала в
окружении большого числа придворных дам. Встав за креслом супруги, он обращался то к
одной, то к другой из нас с незначительными вопросами о нашей жизни во дворце. Сначала
он был весел, но вскоре мы почувствовали его скрытое раздражение. Он намеками давал нам
понять, что ему известны и неприятные толки о поведении некоторых придворных дам.
Императрица, хорошо зная супруга, пыталась отвлечь его от этой темы, но ее опасения
сбывались речь императора становилась все прямее и грубее...
- Ваша жизнь, мадам, весьма интересует обитателей предместья Сен-Жермен. Они
любопытны и хорошо осведомлены. Говорят, например, что Вы, мадам X., живете с месье У...
- и он обратился еще к двум-трем дамам.
Наступило всеобщее замешательство; Наполеон, очевидно, этого и хотел и с
удовольствием разглядывал наши растерянные лица.
- Но не думайте, - вдруг строго заявил он, - что я одобряю эти пересуды. Осуждать мой
двор - все равно, что осуждать меня самого. Никто не смеет распускать язык, если дело
касается меня самого. Никто не смеет распускать язык, если дело касается меня, моей семьи,
моего двора.
Выражение лица его стало угрожающим, и он заявил, что отправит в изгнание любую
женщину, сплетничающую о придворных дома.
К счастью, на следующий день забавное происшествие немного рассеяло в Тюильри
атмосферу, созданную грубой выходкой императора. Какому-то чиновнику было поручено
составить инвентарную опись имущества в доме графа Лангле де Помёз. Дойдя до гардероба
графини, остановился в затруднении: назначение предмета было ему непонятно. Это было
всего-навсего биде, таз от которого куда-то пропал, но в обиходе мелкого чиновника такими
вещами не пользовались. Инвентаризатор, внимательно разглядывая предмет, на-. чал
раздельно диктовать писцу: "Еще: футляр для скрипки, красной кожи, с позолоченными
гвоздиками, на четырех ножках; скрипки в футляре не обнаружено"...
Эта наивность вызвала всеобщий восторг, и очень долго скрипачи императорского
концерта не могли играть, так как их выход на сцену вызывал в публике бурный взрыв смеха.
Словно в удачно построенной комедии, император воспользовался моментом, когда
двор хохотал до упаду, чтобы как школьник "улизнуть от надзора".
Покинув на время слишком болтливых, либо слишком экспансивных дворцовых дам,
Наполеон снял маленький домик в Аллее Вдов и принимал там пылких парижанок, которым
он с приятностью гасил их огни...
Там, как говорит нам доктор Пассар, "он старательно наставлял рога мужьям, жены
которых приходились ему по вкусу".
Досуги в домике на Аллее Вдов не помешали ему провести ночь в особняке
таинственной знатной дамы, о чем повествует нам верный камердинер Констан:
"Однажды вечером около полуночи император приказал мне подать ему фрак и круглую
шляпу и мы сели в карету втроем (третьим был князь Мюрат); правил Цезарь. На запятках
был один лакей без ливреи. Мы подъехали к особняку на улице де... Император вышел,
постучал в небольшую дверь, ему открыли. Я и князь остались в карете. Прошло несколько
часов, и мы начали беспокоиться, не оказался ли император в какой-то ловушке.
Воображение разыгрывалось, страхи усиливались. Князь Мюрат энергично бранился,
проклиная и опрометчивость императора, и его чрезмерную прыть в любовных делах, и даму,
которая завлекла его своими любезностями. Я пытался успокоить его, но князь выскочил из
кареты и, к счастью, встретился у двери с выходящим из дома императором. На дворе был
уже белый день. Князь не удержался от того, чтобы рассказать Наполеону о наших опасениях
и беспокойстве.
- Что за ребячество! - надменно ответил император. - Чего вы опасались? Где бы я ни
находился, я у себя".
Когда все поднялись в карету, Констан заметил вокруг дома многочисленных
переодетых полицейских, которые тайно охраняли жилище любви.
Наполеон умело сочетал наслаждение и безопасность.
НАПОЛЕОН ЛЮБЕЗНИЧАЕТ СО СВОЕЙ ПЛЕМЯННИЦЕЙ В КОРИДОРАХ
ТЮИЛЬРИ
"Победа в любовном поединке достигается только бегством".
Наполеон
В конце 1805 года Наполеон поставил перед собой три основных цели: надеть на себя
корону Итадии, высадиться на берегах Англии и привлечь к своей груди юную Стефанию
Богарнэ...
Эта девица, племянница Жозефины, голубоглазая блондинка, пленила императора,
который страстно желал бы наедине открыть ей некие мистические тайны жизни.
Но Жозефина была начеку.
Однажды она застала его в коридоре увивающимся вокруг Стефании.
- Вы совсем голову потеряли! Сегодня, когда на Вас устремлены взоры всей Европы,
Вы позволяете себе мальчишеские выходки и мечтаете переспать со своей племянницей?..
Наполеон очень не любил, когда его поведение открыто обсуждали. Его обуял обычный
для него припадок неистового гнева, он разбил вазу, разорвал портьеру и удалился в свой
кабинет, оглушительно хлопнув дверью.
Тем не менее, замечание Жозефины заставило его поразмыслить, и на некоторое время
он перестал разыгрывать фавнические сцены в коридорах Тюильри.
Чтобы удовлетворить свое мужское начало, он продолжал наносить тайные визиты
женщинам, которых вызывал для него Констан в маленький домик на Вдовьей Аллее. В
полночь, когда Париж засыпал, он надевал редингот, круглую шляпу и тайно выходил из
Тюильри, позаботившись поставить канделябр с зажженными свечами на подоконник своего
кабинета, чтобы поддерживать легенду об императоре, пребывающем в неустанных трудах.
Но эти ночные выходы надоели ему, наконец. В февральские ночи он оскальзывался на
снегу и однажды растянулся перед будкой гвардейца. Проблеск иронии во взгляде часового
осветил ему смешную сторону его поведения. Отныне он решил использовать для своих утех
"батальон дворцовых дам", которые, несмотря на его пренебрежение, по-прежнему
предлагали себя настойчиво и умильно.
***
Эти дамы, сгорая желанием порезвиться на царском ложе, любое обращение к ним
императора почитали за честь и без намека на протест сносили его грубость и прямые
оскорбления.
Он обращался с ними как кавалерист. Если он желал их видеть, то вызывал в полном
составе в гостиную, где они выстраивались в ряд. Камергер со списком в руке производил
перекличку и объявлял:
- Ни одна из вас не должна сдвинуться с места, ни под каким предлогом!
Тогда открывалась дверь и гвардеец провозглашал:
- Император!
Наполеон, с насмешливым взглядом, посвистывая, проходил перед строем и,
останавливаясь перед каждой женщиной, задавал вопросы и добавлял к ответам нелюбезный
комментарий:
- Имя? Возраст? Сколько детей? А! Это Вы! А мне-то говорили, что хорошенькая!
Одной девушке двадцати трех лет, нежно ему улыбавшейся, он скорчил гримасу и
посочувствовал:
- Да Вы ужасно постарели!
Другой раз он ущипнул за ухо довольно перезрелую даму и воскликнул:
- Ну, Вам уже до смерти недалеко.
Обращаясь к дочери графа Беньо, он ухмыльнулся:
- А, черт возьми, я должен был узнать Вас по носу, он у Вас такой же громадный, как у
отца!
А этот диалог, услышанный каким-то свидетелем, сообщает нам Стендаль;
- Ваше имя?
Молодая женщина краснеет.
- Монтескье.
- А! Это действительно славное имя.
Молодая женщина думает, что император иронизирует, и лепечет:
- Он был честный гражданин...
- Да нет же! Он был великий человек.
Потом Наполеон оборачивается к соседке мадам де Монтескье и презрительно роняет:
- До чего ж глупа эта женщина! Она и не слыхала о своем однофамильце...
***
Несмотря на такое хамское обращение, дворцовых дам по-прежнему при мысли об
императоре охватывала любовная дрожь.
Наконец, Наполеон выбрал себе любовницу в этом влюбленном "женском эскадроне".
Мадам Дюшатель, жена государственного советника и генерального директора, обладала
пылким темпераментом, которому муж, по своему возрасту, уже не мог соответствовать.
Поэтому она легко уступала домогательствам других мужчин. Она была очень красива.
Герцогиня д'Абрантес пишет, что "во взгляде ее огромных продолговатых синих глаз с
густейшими ресницами было непобедимое очарование... эти глаза могли выражать все, что
она желала, кроме искренности, потому что скрытность была основой ее характера и
поведения..."
На первом же свидании в маленькой потайной спальне при кабинете императора мадам
Дюшатель и Наполеон поняли, что они созданы друг для друга и для великих подвигов в
любовных битвах. Первый постельный опыт несомненно, был счастливым
предзнаменованием блистательного будущего.
Но ревнивая Жозефина уже почувствовала свою новую беду и, как сообщает нам Жозеф
Тюркен, "мобилизовала весь свой штат шпионов, чтобы уличить супруга в измене".
Наполеон, осведомленный о ее намерениях полицией, решил не подвергать новую
любовницу опасности быть застигнутой в коридорах Тюильри в неурочные часы. Он сам
вечером крался босиком в ее комнату.
Послушаем Констана:
"Каждый вечер император выжидал, пока все во дворце заснут, и крался переходами в
комнату мадам Дюшатель, в кальсонах, без чулок и туфель. Однажды он так задержался, что
это грозило скандалом. После этого я, по распоряжению императора, стал договариваться с
горничной мадам Дюшатель, что она время от времени будет напоминать своей госпоже,
который теперь час.
Тем не менее случилось так, что взволнованный император, возвратившись к себе,
рассказал мне, что наткнулся у дверей потайной комнаты на горничную императрицы. Кляня
любопытство женского пола, он послал меня к юной шпионке из "вражеского лагеря" с
приказом держать язык за зубами и не попадаться ему более на пути, не то она будет
выставлена из дворца. Я добавил к этим угрозам более мягкое средство увещевания - ведь
молчание можно и купить - и чтобы то ни было, страх или благодарность, но любопытная
служанка не проболталась".
Несмотря на все предосторожности, Жозефина вскоре получила доказательства измены
и закатила страшный скандал, которым наслаждался весь Двор.
***
Маршал Бертье давал вечер, на который были приглашены император и императрица.
Наполеон, желая усыпить подозрения Жозефины, был с ней необычно предупредителен и
галантен. Результат был обратным - она встревожилась, и с поджатыми губами искоса
внимательно следила за ним. Когда он подал ей тарелку, взяв ее из рук пажа, тревога ее
усилилась. "Она по опыту знала, сообщает нам Фавр, - что за подчеркнутым проявлением
нежных чувств к жене скрывается похотливая тяга к какой-то новой юбке".
Она не ошиблась. Император, обойдя вокруг стола, остановился между мадам Жюно и
мадам Дюшатель, которые протягивали руки к блюду с оливками.
Императрица, не спускавшая глаз с Наполеона, увидела, как он схватил блюдо и подал
мадам Дюшателъ со словами:
- Но лучше бы Вам не есть оливки вечером, это вредно!
Заметив мрачный подозрительный взгляд Жозефины, Наполеон обратился к другой
соседке, но и ей невольно высказал свое чувство к мадам Дюшатель:
- А Вы, мадам Жюно, не едите оливок? Вы поступаете правильно... и даже вдвойне
правильно... Вы правы и в том, что не подражаете мадам Дюшатель она ведь неподражаема.
Услышав этот комплимент, мадам Дюшатель вспыхнула румянцем; императрица
заметила ее волнение. На следующий день она пригласила мадам Жюно на завтрак и стала
расспрашивать, о чем говорил Наполеон с нею и ее соседкой на обеде у Бертье.
- Император был очень весел. О чем он говорил с Вами, наверное, о предстоящем
отъезде в Испанию?
- Да, мадам, он говорил мне, что француженка должна быть особенно элегантной в
чужой стране, и хвалил мои туалеты.
- Ас мадам Дюшатель он тоже говорил о туалетах? - спросила Жозефина притворно-
равнодушным тоном.
- Нет, мадам, насколько я могу припомнить, он говорил ей, что вечером вредно есть
оливки. Жозефина язвительно рассмеялась:
- Если уж он взялся давать ей советы, то должен был сказать еще, что смешно
изображать из себя Роклану, имея такой длинный нос!
Потом она порывисто отошла к камину и, взяв в руки только что напечатанную книгу
мадам де Жанлис о мадемуазель де Лавальер, показала ее мадам Жюно:
- Вот книга, которая вскружила головы костлявым блондинкам! Они все уверены, что
станут фаворитками! Как бы не так!
Бедняжке мадам Жюно пришлось выслушать за завтраком немало сетований и
признаний. Императрица стонала, скрипела зубами, пронзительно бранила соперницу и
строила планы мщения, а за десертом разразилась рыданиями:
- Подумать только, всего десять дней назад император приходил ко мне в спальню.
Какую мы провели чудесную ночь... Он был нежен и пылок, словно молодой лейтенантик!
И она без всякого стеснения подробно рассказала о том, что выделывал Наполеон в
кровати и даже на прикроватном ковре.
Мадам Жюно слушала с раскрытым ртом, не упуская ни одной пикантной детали;
впоследствии, рассказывая об этой сцене, она потрясла салоны Лиссабона.
Но вошел император, и мадам Жюно ретировалась. чтобы не быть свидетельницей
ссоры. Супруги остались наедине.
Жозефина швырнула на пол тарелку и, воздев руки к небу, запричитала, что она -
несчастнейшая женщина в мире. Эта фальшиво пропетая старая ария взбесила Наполеона.
Властным жестом он призвал ее к молчанию.
- Вы должны подчиняться мне во всем. На все Ваши жалобы я отвечаю: "Я это я". Я -
господин мира, и не подчиняюсь никому.
После этого он разбил несколько тарелок, один графин, разорвал скатерть и выбежал из
комнаты.
Эта сцен" ничего не дала Жозефине - она не получила доказательства того, что мадам
Дюшатель - любовница ее супруга.
Оставшись одна и поразмыслив, она пришла к выводу, что вряд ли можно счесть
доказательством адюльтера совет не есть за ужином оливок. Когда Жозефине принесли
шоколад, она пыталась придать этой фразе игривый смысл.
До вечера она строила планы, как застать императора на месте преступления! Но,
поскольку методичность и целеустремленность были чужды ее характеру, она задремала на
канапе, так ничего и не придумав.
Вечером в гостиной императрицы Наполеон спокойно сел за карточный стол и выбрал
своими партнершами мадам Мюрат, мадам де Ремюза и мадам Дюшатель.
Жозефина, расположившаяся в кресле на другом конце гостиной, следила за ним с
плохо скрытым раздражением,
А Наполеои был весел и развлекал своих дам и себя самого шутливой лекцией о
любовном ослеплении, высказывая неожиданные мысли и развивая оригинальные теории.
От любви он перешел к ревности и нарисовал портрет ревнивицы, в котором настолько
легко было узнать Жозефину, что смущенные слушатели замолкли и только переглядывались
между собой. В полной тишине, наступившей в гостиной, раздался стук кресла: жестоко
уязвленная Жозефина порывисто встала и удалилась в свои покои.
Несколько дней Жозефина диктовала мадам Ремюза ядовитые анонимные письма,
которая не отсылала их, а тайком разрывала. Потом она установила наблюдение за
маленьким домиком на Вдовьей Аллее.
Об этом узнал Наполеон.
Рассвирепев, он вызвал мадам Ремюза и накричал на нее как на девчонку:
- Если Вы не одобряете поведения императрицы по отношению ко мне, то почему же
Вы не удержите ее от этих выходок? Она окружила меня шпионами, унизив этим нас обоих и
дав пищу злым языкам.
Императрица думает, что я влюблен и содержу фаворитку. Она ошибается во мне!
Любовь - не для моего характера. Политика поглощает меня целиком. Я не допущу, чтобы
женщины правили моим двором. Женщины нанесли ущерб Генриху IV, Людовику XIV. Но
мое дело, моя судьба серьезней судьбы этих государей. И французы в наши дни слишком
серьезны, чтобы извинить своему монарху любовные связи и титулованных метресс.
Отпустив после этого внушения мадам Ремюза, Наполеон отправился в спальню мадам
Дюшатель, которая, уже раздевшись, ожидала его в постели, чтобы вкусить с ним скромные
радости "безлюбовной связи".
Наконец-то в Сен-Клу Жозефине удалось получить убедительное доказательство.
Она увидела, как мадам Дюшатель выскользнула из гостиной, где собралось вокруг
императрицы многочисленное общество. Прошло десять минут, молодая женщина не
возвращалась. Дрожа от ревности, императрица наклонилась к мадам Ремюза:
- Я должна убедиться, верны ли мои подозрения. Останьтесь в этом салоне, если обо
мне будут спрашивать, скажите, что меня вызвал император.
Она вернулась через четверть часа совершенно расстроенная и велела мадам Ремюза
уйти вместе с ней из гостиной. В своих покоях она закрыла дверь за подругой и зарыдала; это
был взрыв отчаяния.
- Все кончено! Я искала императора в его кабинете, там его не было; тогда я поднялась
по потайной лестнице в маленькую комнату, но дверь была заперта, я услышала голоса
Бонапарта и мадам Дюшатель. Я стала стучать в дверь и кричать, называя их по именам. Я
застала их врасплох, хотя они мне долго не открывали, положение, в котором я их застала,
устраняло малейшие сомнения. Я знаю, что должна была бы сдержаться, но я разразилась
упреками. Мадам Дюшатель заплакала, Бонапарт разъярился. Я едва ускользнула от него. Я и
сейчас дрожу и боюсь, что меня еще ждет ужасная сцена.
Мадам Ремюза решилась дать императрице совет:
- Вернитесь к его Высочеству, - сказала она, - и своей нежностью смягчите его гнев...
Императрица повиновалась. Взволнованная мадам Ремэтза вернулась в гостиную, перед
ней входила мадам Дюшатель с горящим лицом и встревоженным взглядом.
Вдруг в гостиной все замолкли, прислушиваясь. Голос императора как глухие раскаты
грома, пронзи-. тельные крики императрицы. Питом раздался звук ударов, пощечин, треск
ломающейся мебели - стало ясно, что гроза, которая назревала несколько недель, разразилась.
Мертвенно-бледная мадам Дюшатель попросила подать ей карету и уехала в Париж.
Прочие гости остались ночевать в Сен-Клу, восторженно обсуждая подробности скандала, о
котором когда-нибудь они смогут рассказывать своим внукам.
***
После этого инцидента жизнь во дворце превратилась в ад: Мюраты защищали мадам
Дюшатель, супруги Ремюза поддерживали Жозефину, мать императора принимала то одну, то
другую сторону. Сестры императора, не скупясь, поливали грязью обеих женщин. Двор был
окутан плотным туманом интриги.
Принцы подслушивали у дверей, герцогини сплетничали как привратницы, маршалы
проводили дни за обсуждением пересудов в прихожих. Сам Наполеон отложил своя планы
нападения на Англию, чтобы разбить несколько китайских ваз в покоях императрицы.
Посреди этой суматохи торжествовала свою победу мадам Дюшатель. Император, не
желая потерять тайную любовницу, совершал ради нее самые экстравагантные поступки,
ведя себя словно школьник.
Однажды вечером он прогуливался с ней в Вильер, рядом с имением Мюрата; их
сопровождал Дюрок. Вдали появился прохожий; Наполеон, перепуганный мыслью о том, что
его застанут в обществе любовницы, взобрался на стену и соскочил в сад "с такой высоты, -
рассказывает нам королева Гортензия, - что мог бы сломать ногу".
Мы никогда не догадались бы о мальчишестве в характере Наполеона, прочитав
солидные исследования историков его эпохи, например, Малле и Исаака.
В конце февраля Наполеон провел несколько дней в Мальмезоне с женой, метрессой и
Двором. Он вел себя с полной непринужденностью.
Послушаем мадам Ремюза:
"Император, ко всеобщему изумлению, прогуливался в парке с мадам Дюшатель и юной
мадам Савари, почти не занимаясь делами. Императрица заливалась слезами, укрывшись в
своих покоях. У нее не было более сил устраивать сцены, но ее печаль растрогала ее
супруга".
Наполеон отдалился от мадам Дюшатель, но действительной причиной было не
горестное состояние супруги, а амбиции, которые начала проявлять любовница.
- Моя подлинная метресса, - говорил он, - это Власть. - Я испытал много бед, чтобы
завоевать ее, я не позволю отнять ее у меня, и не желаю делить ее с кем-либо, я всегда буду
единственным ее господином.
А ведь он "чувствовал, что его хотят прибрать к рукам" (слова Фредерика Массона).
Правда, дама, достаточно умная и опекаемая умными советчиками, ничего для себя не
просила. Доходя почти что до маккиавелистской изощренности, она отказывалась даже от
подарков щедрого любовника,
Однажды Наполеон прислал ей свой портрет в рамке, украшенной крупными
бриллиантами. Она оставила у себя портрет и отослала ему рамку, "найдя роскошный
подарок оскорбительным"'.
Такое бескорыстие удивило и постепенно подкупило императора: он стал
прислушиваться к ее рекомендациям, и благодаря этому опекавший мадам Дюшатель Мюрат
получил звание Великого Адмирала и стал именоваться "светлейшим".
Но в конечном счете Наполеон понял игру своей любовницы.
- Она хотела, - сказал он однажды, - быть на одном уровне со мной. Я отобрал у нее
через Дюрока свои любовные письма, не желая видеть их изданными, как это практиковалось
у других государей.
С момента, когда Наполеон понял, что любовница хочет стать фавориткой и править
рядом с ним, или даже управлять им, он решил порвать с ней и нашел для этого
оригинальный способ.
Наполеон мудро решил, что лучшую помощь, в разрыве с любовницей может оказать
супруга и, как сообщает нам мадам Ремюза, обратился к Жозефине. "Он признался ей, что
был влюблен, но теперь с этим кончено. Он поведал Жозефине, что главной причиной его
охлаждения было замеченное у любовницы стремление командовать им; он описал
Жозефине все ловкие маневры мадам Дюшатель, а в интимных откровениях преступил все
законы простейшей деликатности. Поведав все это, он воззвал к Жозефине, умоляя о помощи
в деле разрыва с ее соперницей. Идея с помощью жены избавиться от стеснительной связи
была в достаточной мере своеобразной, но Жозефину это не смутило. "Императрица, надо
воздать ей должное, - пишет мадам Ремюза, - никогда не была мстительной. Избавившись от
своих опасений, она снова стала для императора снисходительной супругой, которая так
легко прощала его грехи".
В деле мадам Дюшатель императрица посоветовала мужу вести себя сдержанно, не
допустив вспышки, которая могла бы повредить ему во мнении света, т. е. поддерживать
какое-то время видимость прежних отношений с метрессой.
Мадам Дюшатель была вызвана к Жозефине, которая со всей возможной мягкостью
объявила ей, что император больше не будет посещать ее спальню.
- А я приказываю Вам не носить таких глубоких декольте, которые горячат ему кровь.
Император поручил мне передать Вам, что отныне Вы не должны выказывать ему никаких
знаков нежности, что были дозволены Вам ранее.
Мадам Дюшатель не возразила ни единым словом. "Она показала себя, пишет мадам
Ремюза, - классической метрессой, - не придав никакого значения отставке и
предупреждениям, приняв все хладнокровно, без эмоций, без тени признательности за былой
фавор, она явила жадным взорам Двора холодно-горделивые манеры, доказав, что сердце ее
не было затронуто в этой оборвавшейся связи".
Наполеон - увы! - не проявил такого изящного достоинства и вел себя (как и в других
случаях) просто грубо. Послушаем мадам Ремюза: " Император, которого приводила в ужас
малейшая попытка надеть на него ярмо, подчеркнуто показывал, что то ярмо, под которым он
на миг согнулся, разбито вдребезги. Он не оказывал мадам Дюшатель принятых форм
учтивости; иногда не замечал ее, иногда говорил с ней небрежно или высокомерно. Всем
своим поведением император хотел доказать окружающим, что его чувства были капризом,
случайной прихотью. Он стыдился самого себя, вспоминая, что признал над собой власть
любви - более могущественную, чем его собственная".
Короче говоря, император вел себя по-хамски.
КАМЕРАРИЙ ПАПЫ ВИДИТ ГОЛУЮ ЖОЗЕФИНУ
"Нельзя обнажиться перед священником на исповеди".
Жорж Санд
31 марта 1805 года Наполеон покинул Сен-Клу и отправился короноваться в Италию.
В восторге при мысли, что на его голову будет возложена знаменитая древняя железная
корона ломбардских королей, он на время позабыл о своих любовных неурядицах.
Забавный эпизод произошел в Турине.
Прибыв в этот город, Наполеон выбрал дворец, в котором хотел разместиться, и,
проклиная запертые двери, кричал ошеломленным привратникам:
- Господин здесь я! Откройте немедленно! Через несколько дней в этот город вступил
один из кортежей его Святейшества Папы и по недосмотру старый камерарий попал в
помещения, занятые императором. Там почтенному церковнику довелось испытать
сильнейшее в его жизни потрясение. Открыв одну из дверей, он увидел слегка удивленную,
но исполненную достоинства, совершенно голую Императрицу. На какой-то миг участники
этой сцены замерли в молчании; потом Жозефина расхохоталась, а камерарий, зажмурившись
от стыда, удалился, невнятно бормоча извинения.
Услышав об этом, не подлежащем занесению в протокол происшествии, Наполеон
пришел в восторг и оставил дело без последствий.
Жозефина действительно очень долго сохраняла обыкновение показывать мужчинам
"свое миленькое местечко".
***
Прежде чем отправиться в Милан, Наполеон решил посетить замок Стюпиниги, место
развлечений королей Сардинши, в двух-трех милях от Турина.
- Я хочу, - заявил он, - чтобы это путешествие было чередой празднеств, где звучит
музыка и сияет красота женщин.
Мысль, что он вскоре наденет корону Италии, окрыляла его.
Он смеялся с дворцовыми дамами, щипал за ушко принцесс, рассказывал фривольные
истории герцогиням и "похлопывал рукой по задочкам маршальских жен".
В таком состоянии духа он заметил однажды вечером прелестное создание, новую
придворную даму Жозефины. Эта молодая женщина завоевала репутацию мастерства в
галантных делах, и многие любители прекрасного пола не обвинуясь воздавали ей должное.
Рассказывают, что однажды в саду она соблазнила молодого художника, который, отбросив
свои кисти и краски, набросился на нее как бешеный, задрал юбки и доказал ей на газоне
парка пылкость своих чувств, - она же ни единым жестом не противодействовала.
Эту сцену с забавной наивностью описала горничная, выглянувшая в это время из окна:
"М-ль Н... - рассказывает она, - лежала под деревом в позе, неподобающей знатной даме,
приподняв и раздвинув ноги, с высоко задранными ее любовником юбками, прикрывающими
только часть тела выше пояса до плеч. Казалось, она ждала. Вдруг молодой человек, не
отрывавший глаз от ее "пушистого сурка" и разверстой щели, набросился на нее, неистово
сжал в объятиях и заштопал ей дырочку", испуская радостные крики.
Насытив свою страсть, они встали и принялись собирать цветочки"1.
Эта юная любительница природы, ученица Жан-Жака Руссо привлекла Наполеона
своей восхитительной порочностью, вызывающей грудью и вертлявым задиком.
Информированный о ее вкусе к экспромтам, он однажды взял ее под руку, увлек в
гостиную, положил на канапе и на несколько минут сделал императрицей,
Удовлетворенный первой пробой, император решил продолжить отношения с м-ль Н...
- Я приду в Вашу комнату, - сказал он. - Мне надо многое Вам сказать.
Она покраснела, сделала реверанс и поблагодарила Наполеона.
Увы! Несмотря на это предупреждение, "пылкая молодка", как называет ее Рене Пишар,
продолжала свои привычные забавы со всяким и каждым. И когда Наполеон явился к ней в
спальню, произошла почти что водевильная сцена.
Послушаем Констана:
"Когда император пребывал в Стюпиниги, прибыв в Италию для коронации, в одной из
комнат замка обитала придворная дама, которую он иногда навещал.
У императора был ключ, открывавший любую комнату; он открыл дверь, вошел в
неосвещенную спальню, подошел к камину, поставил на него свой потайной фонарь и стал
зажигать свечу. Увы! Дама не дожидалась его в одиночестве. Почему? Право, не знаю, может
быть, она боялась мышей, которых в Стюпиннгн было предостаточно. Как бы то ни было,
когда вошел Наполеон, в постели дамы случайно находился его адъютант. Услышав звук
ключа в скважине, он понял, что это может быть только император, и нырнул в глубину
постели. Когда император подошел к кровати, красавица притворялась спящей. Но о ужас!
Он увидел... часть одежды, для которой лингвисты придумали пристойные наименования -
но осмелюсь ли назвать ее в данной ситуации? - он увидел мужские штаны. Воображаю
взгляд императора, устремленный на это роковое вещественное доказательство.
Он заговорил строгим, но спокойным тоном:
- Здесь мужчина! Кто Вы такой, покажитесь немедленно!
Пришлось повиноваться; узнав своего адъютанта, Наполеон только и сказал ему:
- Оденьтесь!
Тот оделся и выскочил за дверь. К сожалению, я не знаю, какой разговор состоялся у
императора с прекрасной дамой; по всей вероятности, она стала уверять его, что он
ошибается. Я знаю только, что на следующее утро лейтенант выглядел смущенным (или
делал вид, что смущен). Но он отделался испугом, император никогда не напомнил ему о
ночной сцене в Стюпиниги, потому что м-ль Н., обладавшая интуицией простодушных натур,
сразу же рассеяла гнев императора самыми естественными и сладострастными способами.
На следующий вечер он снова явился к ней, и все время пребывания в Стюпиниги
рьяно демонстрировал ей свою мужскую доблесть.
Время от времени Жозефина недовольно спрашивала:
- Когда же мы отправимся в Милан?
- Я ожидаю папу, - уклончиво отвечал император.
Благочестивая ложь позволяла ему по-прежнему упиваться ласками новой любовницы.
Через несколько дней императрица стала замечать в обращении мужа какое-то недовольство
ею; в конце концов она спросила, что он имеет против нее.
Этот вопрос вызвал раздражение:
- Хочешь знать, что я имею - любовницу, молодую, красивую и страстную.
И император, нимало не щадя чувств своей супруги, пустился в подробное описание
прелестей м-ль Н... и ее пылких ласк. Жозефина расплакалась, а он удалился, хлопнув
дверью.
Такое обращение с женой было обычным для Наполеона.
Послушаем, например, мадам Ремюза:
"Деспотизм Бонапарта, утверждавшего за собой право полной свободы действий, и
другая особенность его натуры, которую природа наделила чувством любви в небольшой
дозе, достаточной единовременно лишь для одного романа, нередко мимолетного, - вот две
причины страданий, которые он доставлял Жозефине. Едва он заводил любовницу, тотчас
становился резким, грубым, безжалостным с женой. Он незамедлительно сообщал ей о
каждой своей новой авантюре и с простодушием дикаря изумлялся ее неодобрению.
- Я не такой, как все, - говорил он, - законы морали и приличий созданы не для меня".
Что он вскоре и доказал самым ошеломительным образом.
В ИТАЛИИ НАПОЛЕОН ВЛЮБЛЯЕТСЯ В ЛЕКТРИСУ
"...Он любил чтение".
Мишле
Две недели Наполеон отдавал все силы опьяняющим прелестям м-ль Н... Результат он
увидел однажды утром, поглядевшись в зеркало: потухшие глаза, запавший рот, знаменитая
прядь волос, спадающая на лоб, поблекла; кожа пожелтела как воск. Наполеон напоминал
теперь карикатуры, которые рисовал на него англичанин Джипрэй.
Встревоженный император решил немедленно порвать с опасной вакханкой. М-ль Н...
попросили обратить на других порывы своей щедрой натуры, которые переутомили
императора.
Ветреная девица не почувствовала никакой горечи. Она улыбнулась, беспечно махнула
рукой и немедленно нашла себе партнера - красавца-офицера, с которым и получила
удовольствие в тот же вечер.
Но в одиночестве Наполеон очень скоро заскучал. Его неотступно преследовали
воспоминания о ночах с мадемуазель Н... Через пару дней он уже начал с интересом
поглядывать на дворцовых дам и высмотрел среди них миленькую блондиночку, не так давно
принятую на службу императрицы в качестве лектрисы. Ее звали Анна Рош де ла Кост; ей
было 20 лет <М-ль Аврийон. Мемуары. "Она была сирота без состояния, воспитана теткой.
Не красавица, но с приятными чертами лица; некоторые находили ее слишком худой и
говорили, что у нее неуверенная походка. Но она была хорошо сложена, чудесные белокурые
волосы красили ее. У нее был нежный характер; она была образованна, в беседе
обнаруживала искрящийся ум и прелестную веселость".>.
Император навел справки и узнал, что она всего несколько дней назад стала
любовницей камергера Теодора де Тиар.
Он был очень раздражен этим сообщением, призвал Констана, который всегда был в
курсе всего, и потребовал подробностей.
- Как это произошло?
- Это случилось при спуске с моста Ценис, по дороге в Ла Новалэр. Месье де Тиару
было поручено охранять карету, где находились придворные дамы императрицы. Когда мы
спускались в долину, он поставил вместо себя лакея между каретой и обрывом и исчез.
- Я знаю, - возразил император, - он сел в сани и на четыре часа раньше нас прибыл в
Ла Новалэр, чтобы подготовить помещение. Но где же была м-ль де л а Кост? Констант
казался смущенным:
- Сир, она тоже была в санях. И в их распоряжении было четыре часа для подъемов и
спусков.
Последнюю фразу Констан сопроводил выразительным жестом. Наполеон,
рассерженный, стал мерить шагами комнату, время от времени пиная мебель и бормоча под
нос невнятные проклятья.
После полудня он пришел в убийственное расположение духа. Отослав курьера,
отложив приготовления к коронации и другие государственные дела, он выехал верхом на
прогулку, обдумывая по дороге способ устранить Тиара, избежав при этом скандала.
Понадобилось два часа размышлений, после чего он вернулся и срочно вызвал
Констана.
- Что, м-сье Тиар все вечера проводит у м-ль ла Кост?
- Нет, Сир, вчера он ночевал у мадам Серран...
- Мерси...
И тщательно, как будто бы речь шла об окружении австрийских армий, Наполеон начал
готовить свою атаку.
На большом листе бумаги он нарисовал план замка, обозначив крестиками часовых,
которые должны были быть поставлены в коридорах, ведущих к комнате м-ль де ла Кост. Он
предусмотрел такое размещение часовых, которое не должно было привлечь внимание свиты
или пробудить бдительность шпионов Жозефины и дало бы ему возможность избежать
встреч с месье Тиаром. Кончив свою диспозицию, император лучился гордостью Его
стратегический талант проявился в этой схеме так же блестяще, как в военных планах. Он
позвал Констана и протянул ему лист.
- К десяти часам вечера Вы расставите гвардейцев в обозначенных здесь местах. Никто
не должен приблизиться к апартаментам м-ль де ла Кост, пока я буду там находиться.
Констан поклонился и отправился передавать распоряжения. Когда он вышел.
Наполеон, в восторге от своего стратегического плана, как всегда перед сражением, начал
напевать "Мальбруг в поход собрался..."
В одиннадцать часов Наполеон покинул гостиную, где он играл в карты с дамами из
свиты Жозефины, и сделал вид, что поднимается в свою комнату.
На втором этаже он разулся и, поднимаясь по лестнице, наткнулся на гвардейца.
Несмотря на свои вид опереточного любовника, он спросил самым строгим тоном:
- Ты никого не видел?
- Никого, Сир!
Полный достоинства, хотя и с туфлями в руках, Наполеон продолжал свой путь по
коридору, ведущему в комнату лектрисы. В углу он заметил другого гвардейца и спросил,
уставившись ему в лицо:
- Все нормально?
- Да, Сир!
Теперь Наполеон двигался на цыпочках; подойдя к заветной двери, он вынул из кармана
ключ <У Наполеона всегда была связка ключей от всех помещений дворца, где он
находился.>, осторожно вставил его в замок, повернул и толкнул дверь.
Неожиданное зрелище поразило его. М-ль де ла Кост, совершенно голая и месье де
Тиар в нижней рубашке были застигнуты в разгаре любовных игр.
Ошеломленный император застыл; м-ль де ла Кост проворно нырнула под перину.
Наконец, император, тщетно пытаясь спрятать зажатые в руке туфли, спросил:
- Как Вы вошли сюда, месье Тиар?
Камергер, запутавшись в своих панталонах, пробормотал:
- Через дверь, Сир!
- Это невозможно! - засмеялся Наполеон. - Впрочем... в котором часу?
- В пять часов вечера, Сир...
Изумление и досада сковали язык императора. Гениальное искусство стратега
спасовало перед пылкой страстью. Обдумавшему все детали императору не хватило
фантазии, чтобы вообразить такую злую шутку судьбы: он не мог себе представить
любовника, шесть часов ласкающего женщину...
Он сжал губы, кинул на любовников яростный взгляд и удалился, хлопнув дверью.
К себе он вернулся в состоянии полного неистовства. Он разбивал вазы, осыпал бранью
гвардейцев, разогнал лакеев и лег спать, обдумывая, на какую отдаленную землю можно
сослать месье Тиара.
Проснувшись, он одумался и решил, что неприятный инцидент можно забыть, а
прекрасную Анну покорить средствами, недоступными камергеру.
Он послал ей драгоценное украшение. Красавица была честолюбива, и отныне, как
сообщает нам в своем напыщенном стиле Адольф Пено, "месье Тиар оставался только в
тайнике ее сердца со скромным званием "предшествующего".
Несколько дней спустя Двор покинул Стюпиниги, чтобы обосноваться в Милане, где
должна была происходить коронация.
По прибытии в Милан Наполеон немедленно откомандировал камергера на службу к
итальянским религиозным сановникам. Как пишет Адольф Пено, в то время как месье Тиар
склонялся перед кардиналом Бочелли, император преклонял колени в комнате Анны, но не с
такими благочестивыми целями". И когда Наполеон целовал мадемуазель де ла Кост,
"предшественнику" приходилось целовать кардинальский перстень.
На следующий день император пожелал ознаменовать победу над м-ль де ла Кост и в
присутствии всего Двора преподнес ей в дар перстень. Императрица разразилась рыданиями
и скрылась в свои покои, громко хлопнув дверью. В этой очаровательной атмосфере ожидали
прибытия папы.
***
Две недели подряд Жозефина устраивала сцены, допускала крики, орошала слезами
носовые платки. Наконец, Наполеон не выдержал и согласился расстаться с Анной.
- Ты желаешь, чтобы она уехала! Ладно! Она уедет! Но я ставлю свои условия. Первое:
дождаться, пока ее тетка прибудет из Парижа, чтобы сопровождать ее отъезд; второе: ты
примешь ее на большом вечернем приеме.
Императрица побледнела. Этикет запрещал лектрисам покидать внутренние
помещения. Требование императора могло вызвать унизительный для Жозефины скандал.
Однако императрица согласилась, понимая, что это единственный способ отделаться от
Анны.
Она была вознаграждена за это унижение.
В один прекрасный день, Анна, под опекой тетки, села в карету, чтобы вернуться в
Париж. Обе женщины горько плакали. Каждый поворот колеса удалял их от вожделенной и,
казалось, обретенной фортуны, а будущее представлялось в мрачном свете.
К счастью, путешественницы получили некоторую "разрядку" - в лесу около Модана их
изнасиловали разбойники.
До самого Парижа женщины не могли прийти в себя...
Наполеон выдал замуж Анну де ла Кост за месье Левавассёр, главного сборщика
налогов департамента Мэнэ-Луар. Супружество не обуздало пылкого нрава экс-лектрисы,
которая стала любовницей - последовательно - русского дипломата, министра Пруссии и,
наконец, царя.
После отъезда Анны император не имел досуга, чтобы завести новую любовницу.
Приготовления к коронации занимали все его время, и охотиться за девицами в
коридорах миланского дворца Наполеону было недосуг.
23 мая он получил вожделенную железную корону. Послушаем рассказ мадам Аврийон,
присутствовавшей при коронации.
Император был коронован в кафедральном соборе, в одном из великолепнейших
памятников архитектуры современной Италии. Собор был декорирован в итальянском вкусе.
Большая часть драпировок из газовых и креповых тканей. Церемония была величественной.
Императрица сидела на трибуне, с которой все было великолепно видно. Я была чуть ниже,
перед трибуной членов императорской семьи.
Железная корона, которой, как считают историки, был коронован Шарлемань, должна
была стать короной императора.
В момент коронации император взял ее обеими руками, не возложил, а глубоко
надвинул на свою голову и произнес пронзительно звучным голосом:
Бог дал мне корону. Горе тому, кто ее тронет!
Эти слова известны всему миру, но никто не знает, что обряд коронации железной
короной, частью которой стали эти слова, Наполеон утвердил позже. А еще не знают и не
могут даже вообразить те, кто не были очевидцами, выражение липа императора в этот
момент - он сиял от радости.
После коронации, подумав, что как правитель Франции и Италии он имеет право
содержать двух фавориток и обнаружил, что на данный момент у него нет ни одной. Окинув
взглядом придворных дам, он сразу же пришел к выводу, что искать надо в другом месте.
Он нашел подходящую метрессу благодаря празднествам, которые устроила Генуя в
честь объединения лигурийской республики и французской империи.
Генуэзцам пришла счастливая мысль - на чествовании Наполеона собрать самых
красивых горожанок Генуи группируя их только по приметам красоты - и знатных дам, и
буржуазок, и актрис.
Красивейшей среди них оказалась Карлотта Гаццани, дочь танцовщицы, никогда не
бывавшая в салонах, но царственной осанкой и элегантностью превосходившая знатных дам.
Послушаем мадам Аврийои:
"Я никогда не видала, - пишет она в своих мемуарах, - таких правильных и неотразимо
привлекательных черт. Даже женщины не могли оторвать глаз от ее лица, чем больше па него
смотрели, тем сильнее подпадали под власть его очарования. Полные нежности глаза
казались бархатными; взгляд ласкал и притягивал каким-то таинственным магнетизмом.
Очаровывало ее лицо, а не фигура: неплохо сложенная, она все же была полновата..."
Талейран, большой знаток по части метресс, решил, что эта дама подходит на роль
фаворитки, и расхвалил ее достоинства Наполеону.
Наполеон слушал с блестящим взглядом. Потом он начал ходить большими шагами но
гостиной, насвистывая военный марш. Время от времени он останавливался, чтобы задать
дипломату вопрос по анатомии Карлотты:
- Каковы груди? Ноги? Ляжки? Зад? Колени?
Невозмутимый Талейран отвечал на все вопросы серьезным и безличным тоном гида,
описывающего архитектуру церковного собора.
По мере того, как описание становилось все более полным, Наполеон ускорял шаги и,
все более возбуждаясь, стал походить на обезумевшую крысу, мечущуюся в ловушке. Вдруг
он остановился и приказал свистящим шепотом:
- Доставьте ее немедленно!
- Придется обождать несколько дней, Сир, - с улыбкой возразил Талейран.
- Почему?!
- Мадам Гаццани недавно завела любовника и очень им увлечена...
- Француз?
- Да, Сир!
- Имя?
- Месье де Тиар, Сир...
***
Так дважды император с неприятным изумлением обнаруживал своего камергера в
постели избранной им женщины... Он решил, отложив все дела, добиться желанных
милостей, но известия о военных приготовлениях Англии помешали ему немедленно
завершить эту галантную авантюру. Вынужденный вернуться во Францию, он принял
решение, которое вызвало много толков:
Карлотта Гаццани была назначена придворной лектрисой Жозефины, вместо м-ль де ла
Кост.
Поскольку прекрасная генуэзка не знала ни единого французского слова, назначение ее
показалось довольно экстравагантным; впрочем, императрица терпеть не могла чтения.
Жозеф Тюркен добавляет лукаво:
"Что касается императора, то он мечтал только о том, чтобы листать с новой лектрисой
страницы книги любви, а для такого чтения французский язык не был необходим. Зато она
знала итальянский, он тоже; итальянский язык язык любви, и они должны были понять друг
друга".
В июне Наполеон сел в карету и отправился в Сен-Клу, он был там через восемь дней.
Еще через неделю приехала мадам Гаццани, к великой радости месье Тиара, который решил,
что император чрезвычайно добр. Скоро он в этом разубедился.
Император вызвал его и поручил ему дипломатическую миссию с приказом отбыть
немедленно и в Сен-Клу не возвращаться. Камергер был в полной растерянности, но
император просветил его, добавив небрежным тоном:
- Вы попали в немилость, и, может быть, догадаетесь - почему.
Потом он встал, с победоносным видом выпрямился во весь свой небольшой рост и,
мысленно уже наслаждаясь прелестями Карлотты, расстался с удрученным месье Тиаром.
***
Вечером Наполеон вызвал м-м Гаццани в маленькую комнату специального назначения.
Бдительная Жозефина немедленно узнала о новой связи своего супруга. Разъярившись,
она решила захватить его врасплох и убедиться собственными глазами.
"Однажды у Императора было рандеву с этой дамой, - пишет Констан, - он приказал
мне дежурить в моей комнате и всем, даже ее Величеству, говорить, что он работает в
кабинете с министром.
Свидание происходило в маленькой комнате, очень просто убранной, с двумя выходами
- на лестницу, ведущую в спальню императора, и еще одним выходом на узкую плохо
освещенную лестницу, которой пользовалась мадам Гаццани. Едва они оба оказались в этой
комнатке, появилась императрица. Она вошла в пустую спальню императора и спросила
меня, где ее супруг.
- Мадам, император занят сейчас, - он работает в кабинете с министром.
- Констан, я хочу войти.
- Невозможно, мадам, я получил формальный приказ от Его Величества и не могу
нарушить его даже ради Вашего Величества. Она удалилась недовольная, более того -
разгневанная, но через полчаса вернулась, задала тот же вопрос, и я вынужден был повторить
тот же ответ.
Мне было тяжело видеть огорчение императрицы, но я не мог нарушить приказ.
В тот же вечер император, ложась спать, сообщил мне строгим тоном, что императрица
сказала ему, будто на ее вопрос я ответил, что император заперся с дамой.
Я спокойно возразил, что император, конечно, не поверил этому.
- Конечно нет, - ответил Наполеон, снова обращаясь ко мне дружеским тоном, которым
он меня всегда удостаивал, - я хорошо знаю Вашу преданность и уверен в Вашей
скромности, но я доберусь до тех, кто распускает сплетни, я разоблачу их".
После этого он завернулся в широкий домашний халат и отправился к мадам Гаццани,
которая усердно разогревала к его приходу свою печь.
НАПОЛЕОН НАХОДИТ В ЗАМКЕ АУСТЕРЛИЦ ГОЛУЮ ЖЕНЩИНУ
"В войне я люблю битвы".
неожиданность
Маршал Фош
Измученный ревностью Жозефины, Наполеон покинул Париж и отправился в Булонь,
где шестидесятитысячная армия ожидала готовности французского флота к высадке войск в
Англии. Во всех морских и речных портах Франции срочно строились плоскодонки,
канонерские лодки, баржи для переправы армии.
Восемьдесят речных канонерских лодок были построены по приказу императора в
Париже, в июне спущены по Сене, экипированы и вооружены в Гавре; теперь они
находились в Па-де-Кале, на берегах которого эскадроны кавалерии и легкой артиллерии
охраняли готовые к переправе суда.
Подобные же флотилии спускались по Луаре, Журанте, Жиронде, Адуру; когда
Наполеон прибыл в Булон, около тысячи канонерских лодок находились там в боевой
готовности.
Наполеон с радостью окунулся в атмосферу военного лагеря, государь обрел язык
артиллериста и расслабился, - он нуждался в этом после восьми месяцев дворцового этикета
и интриг. Он весело шутил со своими солдатами; расстилал карту прямо на земле и
растягивался рядом, чтобы дать указания адъютантам; сыпал ругательствами, как целая орава
корсиканских бандитов, и отпускал шуточки на счет местных женщин, свидетельствующие о
простоте и мужественности любовной психологии.
В конце августа в булонском военном лагере назрела неизбежная драма. Сто шестьдесят
тысяч военных тщетно мечтали о горожанках, а те - все или почти что все - желали бы стать
жертвами любовной необузданности артиллериста или, на худой конец, пехотинца.
Когда армия еще только прибыла в Булонь, буржуазкн в патриотическом восторге
кидали на красавцев-военных пламенные взгляды с балконов, ощущая сладострастную
дрожь и мечтая о многом.
Но прошла неделя, и ни один солдат императора не коснулся ни одной булоньезки, хотя
некоторые нетерпеливые девицы начали уже бродить в окрестностях лагеря. Их отгоняли
маркитантки, обзывая "матросскими девками", "сифилитичками" и другими грязными
ругательствами.
Разобиженные девицы отступили, но через несколько дней дамы-горожанки тоже
начали прогуливаться вокруг лагеря. Одна из них даже завязала беседу с военным, но из
палатки выскочила целая банда маркитанток и неосторожная булоньезка еле унесла ноги.
Эти две сотни лагерных солдаток, ревнивые словно законные жены, хотели сохранить
исключительно для себя сто шестьдесят тысяч вверенных им мужчин. Каждый вечер они во
всеоружии принимали своих солдат в палатках, куда те входили, десяток за десятком. Эти
ретивые французские молодки ухитрялись принять до тридцати человек в день, трудясь
отважно и темпераментно.
Но однажды произошло неизбежное столкновение. Повод к нему дала булоньезка,
уступившая артиллеристу и избитая маркитантками. В ответ двести горожанок ринулись на
лагерь, осыпая маркитанток оскорблениями, те повысыпали из своих палаток, и началась
свалка.
Через час, когда сражающихся удалось разнять, на поле битвы остались двадцать
восемь женщин с выбитыми зубами, двадцать семь полузадушенных, пять с выдранными
волосами и две совершенно раздетые, выставляющие свою наготу под синим небом
Пикардии...
Наполеон, узнав о побоище, только улыбнулся. Дворцовые дамы научили его
относиться к дамским баталиям философически.
***
Проведя неделю посреди своих солдат, пробуя их похлебку, щипля их за уши, Наполеон
вдруг заскучал. Он вспомнил о прекрасных дамах, оставленных им в Париже, и
почувствовал, что его постель пуста и холодна. Тогда он признался Мюрату:
- Вот уже несколько дней я вижу только усатые физиономии. Становится грустно!..
Маршал всегда не прочь был сыграть роль сводника; он рассмеялся:
- А я знаю одну прекрасную и умную генуэзку, которая счастлива будет к Вам
приблизиться.
Взгляд Наполеона загорелся:
- Какова она?
Мюрат пустился в описания и сумел разжечь аппетит Императора, который в тот же
вечер отправил Констана за генуэзкой.
Заливаясь румянцем, она предстала перед императором.
- О, мне сказали, что Вы красивы, - сказал Наполеон, - но мне солгали. Вы очень
красивы.
Взволнованная дама даже заплакала, и он быстро снял сюртук и панталоны, чтобы ее
утешить.
В три часа утра, доказав ей, что добрый государь готов усердно трудиться на благо
своих подданных, Наполеон отправил ее домой и мирно заснул, мечтая о Жозефине.
Все время пребывания в Булони, где крепкий морской ветер подстегивал его кровь,
Наполеон ежедневно или еженощно воздавал почести генуэзке, имени которой Констан не
назвал в своих "Мемуарах".
Конечно, не все время Наполеон проводил с прекрасной подругой. Склоняясь часами
над картой Англии, он выбирал пункты для высадки и десятки раз за день поднимался на
прибрежные скалы, высматривая ожидаемый со дня на день французский флот.
- Как только Вилльнев прибудет со своими кораблями, которые будут охранять три
тысячи наших канонерок, мы пересечем Ла-Манш и победим англичан на их территории!
Но напрасно он направлял свою подзорную трубу на горизонт - там ничего не было.
Наконец, пришло удручающее сообщение: адмирал Внлльнев, находя план высадки в
Англии рискованным, предпочел остаться в Кадиксе...
Наполеон, как всегда в подобных случаях, безмерно разъярился, ломал мебель, но очень
скоро принял ошеломляющее решение:
- Ну, что ж! Если мы не можем разбить англичан на их острове, так будем бить их в
Австрии!
Между тем создавалась новая коалиция. Россия, вступив в сговор с Англией, заключила
союз с Австрией, и эти страны "готовы были обрушиться на прекрасные сады Франции.
Миллионы солдат уже выступили в поход из-за Урала и ото льдов Северного полюса".
Изменив тактику. Наполеон немедленно перебросил армию из Булони на Рейн и
вернулся в Сен-Клу, чтобы разработать стратегический план.
После мирного года война должна была возобновиться. Но при дворе Сен-Клу никого
это, казалось, не волновало. Когда Наполеон прибыл из Булони, двор помирал со смеху над
мадам де Сталь, которая стала. героиней галантной авантюры. Наполеон, ненавидевший эту
женщину, получил от истории немалое удовольствие. Рассказывает виконт Бомон-Васси:
"Мадам де Сталь была приглашена на охоту в Мортефортен. Все участники прогулки
поспешили избавиться от компании женщины, по общему мнению, чрезвычайно скучной и
склонной к философским разглагольствованиям. Оставшись в одиночестве, она уселась под
деревом и погрузилась в чтение Марка Аврелия. В семь часов вечера охота уже закончилась,
а она все еще сидела на пне и читала.
Вдруг какой-то гвардеец, пробиравшийся через лес, заметил ее убежище. Это был
высокий красивый парень, может быть, хлебнувший лишку по случаю охоты. Он увидел
перед собой дородную и румяную, как окрестные крестьянки, женщину, с крупными чертами
лица, в строгом платье. Бравый парень, долго не раздумывая, схватил в объятья.
писательницу, создавшую "Коринну".
Мадам де Сталь была изумлена, но события разворачивались быстро: сильным толчком
ее бросили на землю; она хотела закричать, но ей заткнули рот; она боролась, но
безуспешно..." Ей быстро задрали юбки, и она была вынуждена принять участие в наименее
интеллектуальном контакте своей жизни. Гвардеец действовал быстро, но начисто был
лишен светских манер.
Оглушенная, почти в шоке, но довольная, мадам де Сталь больше не пыталась кричать;
она не противилась гвардейцу, решив, что надо же время от времени сделать что-то приятное
простым людям, лишенным интеллектуальных радостей.
"Через несколько минут, - пишет Бомон-Васси, - в лесу послышались шаги: это
обеспокоенный Матье де Монморанси разыскивал свою подругу; за ним следовал слуга.
Гвардеец мигом улетучился, но Монморанси. увидев встрепанные юбки мадам де Сталь,
невольно воскликнул:
- Что с Вами случилось, дорогой друг?!
- Ровным счетом ничего...
- Однако в каком состоянии я Вас увидел?!
- Запомните, Вы ничего не увидели; я, наверное, заснула, и Вы разбудили меня...
- Боже мой, - живо ответил умный друг, - конечно, я ничего не видел. Но что же за
необычайный сон Вам снился!"
Ничего не ответив, мадам де Сталь встала и последовала за своим другом, пытаясь
придать себе непринужденный вид. Она надеялась, что никто не узнает о ее приключении, но
Матье де Монморанси сопровождал слуга, укрывшийся среди деревьев, и он оказался
значительно менее скромным, чем его хозяин.
***
В то время как двор Сен-Клу развлекался этой историей, австрийская армия вступила
на баварскую землю.
Наполеон немедленно собрался и 24 сентября 1805 года покинул Сен-Клу вместе с
Жозефиной, которую он оставил в Страсбурге.
1 октября он возглавил свои войска, которые отныне стали называться Великой Армией;
2-го он был в Людвигсбурге; 12-го в Бургау; 24-го в Мюнихе; 13 ноября в Вене. Отовсюду он
отправлял нежные записки ревнивице Жозефине, что, конечно, вовсе не мешало ему искать
развлечений.
В Вене Мюрат, всегда готовый к услугам такого рода, нашел ему прелестную женщину.
Послушаем, как сам Наполеон рассказывает об этом приключении:
"В 1805 году в Вене Мюрат сказал мне: "Я нашел очаровательную женщину, она без
ума от Вас". Я велел ее привести. Она не знала ни слова по-французски, я - по-немецки. Я
провел с ней ночь, и она мне понравилась. Это была одна из самых приятных женщин в моей
жизни - она ничем не пахла. Утром она меня разбудила, и с тех пор я ее не видел. Я ничего о
ней не узнал. Только в 1809 году начальник полиции Савари назвал мне ее имя. Чтобы
понравиться мне, надо было быть хорошенькой и любезной - тогда женщина могла меня
заполучить".
Отдохнув в объятиях хорошенькой венки, Наполеон стал готовиться к встрече с
неприятельскими войсками.
1 декабря он написал:
"Эта кампания должна окончиться громовым ударом".
Ударом молнии в раскатах грома стал Аустерлиц. На следующий день после сражения
Наполеон написал Жозефине знаменитое письмо:
Аустерлиц: 12-ого фримэра XIV года
(3 декабря 1805)
Отправляю к тебе Лебрэна прямо с поля битвы. Я разбил русскую и австрийскую армии
под командованием двух императоров. Немного устал. Восемь суток я провел под открытым
небом, а ночи уже свежие. Сегодня вечером я располагаюсь в замке князя Кауница, но спать
мне придется не больше двух-трех часов. Русская армия не просто разбита, она сокрушена.
Обнимаю тебя
Наполеон
В то время как император, как примерный супруг, писал свои регулярные отчеты
Жозефине, те, кто остался в живых после грандиозного сражения, еще ошеломленные, с
великой радостью расправляли свои члены.
- Вы навеки заслужили славу отважных, - возгласил им Наполеон. - А тех, что пали на
поле битвы, Франция никогда не забудет. <Из воспоминаний Наполеона, продиктованных на
о. Святой Елены.>
Однако иным среди павших выпала не славная, а странная участь. Например, генерал
Марбо рассказал нам о судьбе останков генерала Морленда:
"Погиб мой бедный друг капитан Фурнье, и генерал Морленд тоже. Император решил,
что тело Морленда должно быть похоронено в фундаменте памятника в Париже в Доме
Инвалидов. Но врачи не имели на поле сражения ни времени, ни всех необходимых мазей для
бальзамирования тела, и оно было помещено в большую бочку с ромом, которую перевезли в
Париж. Однако события развернулись таким образом, что сооружение памятника генералу
Морленду задерживалось, и тело его в бочке с ромом еще находилось в одном из залов
Медицинской школы Парижа, когда в 1814 году Наполеон потерял империю.
Через некоторое время бочка была вскрыта; ко всеобщему удивлению, ром
способствовал росту усов генерала Морленда, которые теперь спускались ниже пояса; в
остальном тело прекрасно сохранилось без каких-либо изменений. Семья получила тело для
захоронения в семейном склепе только после судебного процесса, - родственникам пришлось
вести тяжбу с ученым медиком, который хотел сохранить тело как редкий научный экспонат!
К счастью, ему не удалось настоять на своем. А если бы удалось?.. Что за судьба - гнаться за
славой, умереть за родину - и все для того, чтобы какой-то одержимый натуралист и
поместил тебя потом в своей библиотеке между чучелами крокодила и носорога!"
В самом деле, судьба иногда шутит такие шутки, на какие не осмелится писатель с
самой буйной фантазией!
***
Понадобилось немало времени, чтобы очистить поле битвы, где полегли пятнадцать
тысяч убитых, стонали двадцать тысяч раненых, валялись сабли, шпаги, перевязи, знамена,
разбитые пушки. Потом Наполеон направился в замок Аустерлиц.
Слуги, которые совсем недавно проводили из замка австрийского и русского
императоров, встретили Наполеона с почтением. Пока готовился обед, Наполеон обошел
залы, где беспорядок и сдвинутая мебель свидетельствовали о недавнем отъезде. В конце
одного из коридоров он обнаружил запертую дверь. По его приказанию дверь выломали; в
глубине большой кровати из-под простыни, натянутой до кончика носа, выглядывала
хорошенькая женщина.
Наполеон не выказал удивления.
- Кто это? - просто спросил он.
Слуги ответили, что они не знают имени мадемуазель, забытой в спешке царем.
Император встал в изножье кровати и минуту разглядывал прелестную женщину, глаза
которой были полны слезами.
- Кто Вы? - спросил он. Красавица не ответила.
- Царь Александр уехал, не позаботившись о Вас, - сказал Наполеон, - он поступил не
галантно. Одевайтесь, прошу Вас, и мои офицеры проводят Вас до русских аванпостов.
Незнакомка, тронутая галантностью императора, приподнялась, улыбнулась и хотела
благодарно поклониться императору. Но при этом движении простыня соскользнула и
Наполеон увидел ее голой.
На одно мгновение им овладела мысль воспользоваться ситуацией, но он сразу
подумал, что для переговоров о мире с Австрией ему понадобятся все его силы, и Наполеон
ограничился поклоном в сторону прекрасной обнаженной груди.
Лицо его немного побагровело, он вышел, позвал Дюрока и поручил ему немедленно
доставить мадемуазель к русским.
На следующий день Наполеон встретил австрийского императора, обнял его перед
строем изумленных солдат, обсудил с ним пункты договора и снова усадил его в карету.
Вернувшись к своим офицерам, он вскричал:
- Господа, мы возвращаемся в Париж. Мир заключен.
Усевшись в дорожную карету, он отправился в Мюнхен, где его ждала Жозефина.
Здесь ему пришла в голову мысль женить своего приемного сына Евгения Богарнэ на
принцессе Августе Баварской.
Король Баварии был крайне раздражен тем, что Наполеон распоряжается судьбой его
дочери. Он заявил не без юмора:
- Наполеон, очевидно, думает, что я - отец дурнушки, засидевшейся в девицах. Он как
будто и не знает, что принцесса Августа красива и ее страстно обожает принц Баденский... И
она его любит...
Король решил показать Наполеону принцессу, но, хотя тот признал ее обаятельной, не
отказался от своих принципов в отношении царственных браков. Послушаем Наполеона:
"Король Баварии ввел в мой кабинет женщину, снял с нее вуаль - это была его дочь. Я
вынужден был признать ее очаровательной и высказал это королю, который пришел в
восторг. Я предложил молодой девушке сесть. Потом, при случае, я отчитал ее гувернантку,
мадам Вюрмсер, за плохое воспитание своей питомицы. Разве принцессам положено
любить? Они - товар на рынке политики".
Это совсем не галантное заявление императора могло бы обречь его проект на неудачу,
но, к счастью, очаровательная Августа влюбилась в Евгения Богарнэ.
Пока шли приготовления к свадебной церемонии, Наполеон успел плениться королевой
Баварии и запускал за ее корсаж нескромные взгляды.. Не заботясь о возможности
политического скандала, он настойчиво ухаживал за очаровательной государыней, о чем
рассказывает впоследствии на Святой Елене:
"Королева Баварии была красива; мне доставляло удовольствие общаться с ней.
Однажды была назначена охота. Король отправился первый, я должен был присоединиться к
нему. Но я остался с королевой и находился у нее полтора часа. Когда царственный супруг
вернулся, он пришел в ярость и разбранил ее. Она ответила:
- А Вы хотели, бы, чтобы я выставила императора за дверь?..
Впрочем, впоследствии я оплатил свою галантность..."
В самом деле, королева Баварии не подходила для длинного списка императорских "дам
под стеганым одеялом" (по лукавому определению Мериме), и Наполеон ускорил
приготовления к свадьбе Евгения и Августы.
Церемония состоялась 4 января 1806 года и привела в дурное расположение духа весь
клан Бонапартов.
"В связи с этой свадьбой император должен был вынести несколько семейных сцен, -
сообщает нам Гортензия.
- Мюрат и его жена не желали присутствовать на свадьбе. Мюрат был уязвлен тем, что
какой-то молокосос был назначен вице-королем Италии вместо него. боевого генерала,
только что одержавшего блестящие победы. Каролина <Каролина Бонапарт, сестра
Наполеона. - Прим. пер.> была возмущена тем, что семья Богарнэ получила выгоды
чрезвычайно удачного брака. Позже она призналась мне, что уговаривала Наполеона
развестись и самому жениться на принцессе Августе. Но Мюратам пришлось, сделав
хорошую мину при плохой игре, повиноваться императору" <Королева Гортензия.
Мемуары.>.
После церемонии новобрачные, вице-король и вице-королева Италии, отправились в
Милан; Наполеон и Жозефина отбили в Париж.
"Весь Париж" - светские, политические и финансовые круги - был взбудоражен
ошеломляющей историей, случившейся с добродетельной мадам Рекамье. Эта молодая
женщина двадцати восьми лет была так прекрасна, что, по. свидетельству современников,
когда она входила в гостиную, у присутствующих возникало желание встретить ее овацией.
Замужем за банкиром, на двадцать лет ее старше, по слухам - ее отцом <Мосье Рекамье
был любовником м-м Бернар, матери Жюльетты. Некоторые историки считают, что будущая
Эгерия - вдохновительница Шатобрнана была плодом этой связи. В 1793 году банкир,
опасаясь конфискации имущества и гильотины, решил обеспечить будущее дочери. Чтобы
закрепить за ней свое состояние, он. вступил с ней в брак; эту гипотезу, выдвинутую м-м
Моль в книге о мадам Рекамье, вышедшей в 1862 году, поддержал Эдуард Эррио в книге
"Мадам Рекамье и ее друзья", 1909.>, она вела роскошную жизнь, оставаясь безупречно
нравственной.
Ее репутация не давала покоя ее более легкомысленным современницам, особенно
прекрасной и бесстыдной м-м Амлен с несметным числом любовников, женщине,
прозванной "величайшей распутницей Франции".
Эта прелестная чертовка обнаружила, что мадам Рекамье флиртует с одним из ее
поклонников, красавцем Монтроном. Убедившись в этом, она стала шпионить за
влюбленными, чтобы разыграть с ними шутку по своему вкусу.
***
Однажды вечером прекрасная Жюльетта де Рекамье отправилась на бал-маскарад,
чтобы встретиться со своим Ромео. Влюбленные хотели покинуть вечер и отправиться в
наемной карете в маленький домик у заставы Клиши, надеясь что благодаря маскарадным
костюмам их свидание пройдет незамеченным.
Но мадам Амлен выследила их, узнала и мадам Рекамье в костюме поселянки, и месье
Монтрона в мушкетерской форме.
Она вскочила в наемный кабриолет, приказав кучеру следовать за каретой влюбленных
до заставы Клиши; там она остановила свой экипаж, сбросила домино и, подбежав к карете,
остановила лошадей, уцепившись за узду, и закричала во все горло:
- На помощь! На помощь! Какая-то распутница увозит в этом фиакре моего мужа!
Сбежались продавцы, гвардейцы; принесли фонари и осветили влюбленных,
съежившихся в глубине кареты, вытащили их, и тогда, воздев руки, м-м Амлен обратила
негодующий взор на Жюльетту, которая стояла ни жива, ни мертва посреди галдящей толпы,
и воскликнула:
- Мадам Рекамье! Как, это Вы, мадам Рекамье? Ах! Как я в Вас ошиблась!
И проказница, в восторге от учиненного ею скандала, вскочила в кабриолет, надела
домино, вернулась на бал и стала направо и налево, с тысячей жестоких подробностей
рассказывать о происшествии.
Этим она не ограничилась. На следующий день она посетила два десятка своих
знакомых, первую - Каролину Мюрат, и всюду рассказывала, лицемерно вздыхая:
- Сегодня ночью со мной произошло страшное несчастье. Я обожаю месье Монтрона -
и что же? Вчера вечером я вижу, что он выходит с костюмированного бала у маркиза де... и
садится в карету с дамой. Я последовала за ними, у заставы Клиши вынудила их выйти из
кареты, и - представьте мое отчаяние! это была мадам Рекамье.
Все восклицали:
- Как! Мадам Рекамье?
- Ну да, - подтверждала красавица-ведьмочка, - кому же после этого верить?
Но многим не понравилось ее коварство, и м-м Амлен перестали принимать. "Однако, -
замечает генерал Пьебо, - ущерб уже был нанесен".
Парижане усомнились в непоколебимой добродетели Жюльетты.
Сто пятьдесят лет мадам Рекамье имела репутацию "добродетели поневоле". Мериме
считал, что физический недостаток мешал ей быть счастливой в любви.
Но в 1960 году потомок дальних родственников Жюльетты месье Бо де Ломени нашел
документ, опровергающий эту легенду, - блокнот, в котором его прадед Луи де Ломени
записывал беседы с мадам Рекамье. Он делал эти записи для своей книги "Галерея
знаменитых современников", очаровательная старая дама любезно принимала его и была с
ним откровенна. Однажды вечером, когда она рассказывала ему о своих отношениях с
принцем Августом Прусским, он и получил опровержение легенды:
"Мы катались с принцем на лодке. Принц был полон обаяния. Мы собирались
понежиться, и поэтому отношения наши стали самыми интимными. Но надо сказать, что для
полной интимности ему кое-чего не хватало.
Воспоминания об этих двух неделях и о двух годах в Аббатстве, во времена моей любви
с месье Шатобрианом - самые прекрасные, единственно прекрасные в моей жизни. Но есть
различие: если у принца Прусского чего-то недоставало, то у месье де Шатобриана все было
на месте". Счастливый Ренэ!
Эдуард Эррио в 1948 году в своей книге "В былые времена" добавляет:
"Я имею достаточно доказательств того, что Жюльетта Рекамье была совершенно
нормальной женщиной и Шатобриан имел тому неоспоримые доказательства".
Логически рассуждая, надо заключить из этого, что злые языки современников мадам
Рекамье в 1806 году имели основания утверждать образным языком своего времени, что
месье Монтрон "раздувал огонь в печи" добродетельной мадам Рекамье.
***
В то время, как Париж развлекался злословием по адресу мадам Рекамье, Наполеон
решил позабавиться на свой манер, чтобы расслабиться после затраты сил в Булони и
Аустерлице.
Увы! Его постигла неудача, рассказывает Констан;
"Однажды вечером император приказал мне:
- Констан, я хочу танцевать на балу у итальянского посла. Приготовь десять разных
костюмов в помещении, которое мне там отведут.
Я повиновался и вечером отправился с Его Величеством к месье де Марескалчи. Я одел
Его Величество в черное домино и его невозможно было узнать. Но он наотрез отказался
переменить обувь, и поэтому был узнан сразу при входе в залу. Он направился, по своему
обыкновению, заложив руки за спину, к красивой маске, Он хотел завязать интригу, но на
первый же вопрос получил в ответ: "О, Сир!"
Он разочарованно отвернулся и позвал меня:
- Вы были правы, Констан, принесите мне башмаки и другой костюм.
Я выполнил его распоряжение, переодел его и посоветовал ему не держать руки за
спиной. Он вошел в залу, собираясь следовать "моим инструкциям", но еще не успел
изменить привычную позу, как. одна дама весело вскричала:
- Ваше Величество, Вы узнаны!
Он вернулся ко мне и надел третий костюм, уверяя меня, что будет избегать своих
привычных жестов, и предлагая пари, что его не узнают.
На этот раз он ввалился в танцевальную залу, как в солдатскую казарму, толкая
встречных и наступая им на ноги, но снова потерпел неудачу - к нему подходили и шептали
на ухо:
- Ваше Величество, Вы узнаны!
Раздраженный Наполеон, велел мне одеть его турецким пашой.
Увы! Как только он вошел в залу, присутствующие закричали:
- Да здравствует император!
Признав свое поражение, государь велел мне одеть его в обычную форму и удалился с
бала, рассерженный тем, что ему не удается остаться неузнанным, как это удается всем на
маскарадах.
Зато многое другое ему удавалось отличнейшим образом".
ЖОЗЕФИНА ОБВИНЯЕТ НАПОЛЕОНА В ТОМ, ЧТО ОН ЯВЛЯЕТСЯ
ЛЮБОВНИКОМ СВОЕЙ СЕСТРЫ
ПОЛИНЫ
"Семейный мир часто нарушается взаимным недоверием"
Ла Брюйер
Этим утром Наполеон диктовал декреты, заканчивая каждую фразу крепким
ругательством, которое хорошо вымуштрованные секретари в государственные бумаги не
заносили.
Император был взбешен поведением своего брата, принца Жерома. Этот молодой
человек, всего двадцати двух лет, любил пошутить, но, по выражению мемуариста, "шутки
его были и неумны, и неучтивы".
Так, Наполеон только что узнал из донесения Фуше, что Жером, прогуливаясь в
Люксембургском саду с компанией молодых шутников такого же толка, подошел к старой
даме в немодном платье и сказал:
- Мадам, я страстный любитель древностей, и, глядя на ваше платье, я хотел бы
запечатлеть на нем восхищенный и почтительный поцелуй. Вы мне разрешите?
Дама ответила ему очень ласково:
- Охотно, месье; а если Вы не почтете за труд посетить меня, то можете поцеловать и
мою задницу, которая на сорок лет старше платья...
Это очень не понравилось Наполеону, который потратил много сил, чтобы привить
своей семье княжеские манеры, а теперь видел, что его родной брат ведет себя как
проходимец.
- Ты недостоин титула, который я тебе даровал. Убирайся! - зарычал он.
Вечером в Тюильри явилась Полина, чтобы попытаться смягчить гнев Наполеона.
Она долго вела речи о том, каким горем было бы для их отца Шарля Бонапарта видеть
вражду своих сыновей, вспоминала о детстве в Аяччо, толковала о том, что надо сохранять ту
же тесную связь и дружбу маленьких Бонапартов "вокруг мамы", как если бы они не стали
государями Европы. Наполеон умилился и простил брата.
Полина воспользовалась моментом, чтобы напасть на Жозефину, которую ненавидел
весь семейный клан корсиканцев.
- Это она настраивает тебя против нас. Она нарушила единство нашей семьи. И она не
может дать тебе...
Наполеон опустил голову. Полина грубо затронула тему, которая не давала ему покоя ни
днем, ни ночью. Десять лет он задавал себе вопрос, бесплоден ли он сам, или Жозефина,
изношенная наслаждением, не сможет подарить ему сына, которого он страстно желал.
- Она не может больше иметь детей, - продолжала Полина. - Развод...
Но император не был так уверен, как Полина, что развод поможет делу: он сомневался в
своей способности иметь детей. Потому что не только Жозефина, но и ни одна из любовниц
до сих пор не подарили ему ребенка.
Он с грустным видом обнял сестру и вернулся в свой рабочий кабинет.
***
Естественно, Жозефине сообщили о визите Полины к императору. Она так позеленела
от злобы, что, восстанавливая цвет лица, вынуждена была пустить в ход изрядное количество
румян.
Злость распалила ее воображение, и она словно обезумела.
Послушаем рассказ Луи Фавра, секретаря канцлера Паскье:
"Охладев к Наполеону, Вольней остался верен Жозефине, которой он выказывал
искреннюю дружбу, считая ее умной и обаятельной женщиной. Жозефина нуждалась в таком
друге и даже поселила его в маленьком павильоне в Марсане, чтобы чаще видеть его. Там-то
и произошел эпизод, о котором я расскажу со слов очевидца. Воскресным вечером, зимой
1806 года Вольней спокойно сидел у камина в обществе друга, который часто навещал его
(он и поведал мне о событии). Беседа шла о Соединенных Штатах Америки, и Вольней
вспоминал свое пребывание там с грустью, жалея, может быть, что вернулся во Францию.
Вдруг раздался неистовый звонок и голоса в передней. Вольней встал, чтобы выяснить,
в чем дело; его посетитель хотел попрощаться, но хозяин остановил его:
- Не уходите, это какой-нибудь поставщик... Но не успел он закончить фразу, дверь
рывком открылась и императрица Жозефина вбежала в кабинет ученого и остановилась
перед ним, простирая руки:
- А! Мой друг, - вскричала она, - мой дорогой Вольней, я так несчастна!
Смущенный гость, которого она в своем смятении не заметила, укрылся за выступом
камина, мечтая незаметно добраться до дверей, чтобы не быть свидетелем сцены. Но он не
смог этого сделать, так как Жозефина принялась бегать по комнате с гневной гримасой на
лице.
- Успокойтесь, мадам, - сказал Вольней, привыкший, как он сказал потом гостю, к
бурным вспышкам Жозефины. Полагая, что и на этот раз причина ее гнева, - очередная
интрижка императора, начал ее уговаривать:
- Успокойтесь, император Вас любит, Вы сами это знаете. Вы себе что-то
нафантазировали.
Но Жозефина зарыдала еще сильнее.
- Ну, ладно, может быть, Вы правы, - сказал тогда он, - но в таком случае это его
прихоть, каприз, на час или на день.
- Император - негодяй, чудовище! - с вызывающим видом вскричала императрица.
И добавила раздельно, с безграничным презрением: - Если бы вы знали, что я только
что видела...
Я застала императора - слышите меня? - в объятиях Полины!
Облегчив свою душу этим признанием, императрица ринулась к дверям как смерч и
исчезла"'.
***
Жозефина в своем необузданном гневе создала ядовитый слух, которому охотно
поверили враги императора. Но эта клевета характеризует и самое Жозефину.
"Коронованная куртизанка, - пишет о ней Анри д'Алмера, - она, как и подобные ей,
могла придумать сложнейшую и грандиозную ложь и сама поверить ей. Излишества в ее
личной жизни так загрязнили ее воображение, что она и у других подозревала худшие
инстинкты. Кроме того, она испытывала к своей золовке какую-то неистовую ревность, в
которой могла дойти до любого рода клеветы, даже самой неправдоподобной. Если учесть ее
необузданный характер, ее прошлое, ее темперамент истерички, то ее утверждения не
заслуживают никакого доверия. Может быть, искренно заблуждаясь, она приняла за
проявления инцеста несколько аффектированную - на итальянский манер братскую любовь
Наполеона к Полине..."
К несчастью, экстравагантное обвинение императрицы было воскрешено Реставрацией.
Беньо, министр полиции при Людовике XVIII, утверждал, что его секретные службы
перехватили такие письма Полины к Наполеону, находившемуся на Эльбе, язык которых не
оставляет сомнений в отношениях инцеста между братом и сестрой".
В действительности, письма, непреложно доказывающие инцест, существовали только
в воображении Беньо. Вот отрывок из записки Черного кабинета (секретных служб Беньо),
где идет речь о переписке Полины:
"Наполеон вызвал эту женщину (Полину) на остров Эльбу, чтобы она утешала его. Она
же там умирала со скуки. Развлекала ее лишь оживленная переписка с континентом. Письма
адресовались двум любовникам; одного из них она стремилась вызвать к себе на Эльбу, - это
барон Дюшан, полковник Второго артиллерийского полка. Второго, некоего Адольфа, она
хотела задержать во Франции и опасалась его приезда. Адольфу она намекала на свои
интимные обязанности по отношению к брату, желая отпугнуть его; барону же предлагала
разделение, вполне естественное, на ее взгляд: император получит день, барон - часть вечера
и всю ночь.
В письме к своей придворной даме м-м Мишло она просила прислать шесть бутылок
"Роб аффектер", эффективного средства против сифилиса. Вскоре весь Париж знал о
содержании записки "Черного кабинета", и граф Жокур, помощник министра иностранных
дел, пересказал ее в депеше, которую срочно отправил находившемуся в Вене Талейрану. Вот
содержание этой депеши от 3 декабря 1814 года:
"Нимфа Полина написала двум своим воздыхателям - полковникам; первому что его
приезд надо отложить, так как Бонапарт слишком ревнив; второму чтобы он немедленно
приехал, потому что она общается с Бонапартом только днем, а вечера и ночи может
предоставить в его распоряжение. Она называет своего августейшего брата "старой
тухлятиной" и требует две бутылки "Роб Лаффектер". Настолько неправдоподобно, чтобы
Полина так назвала брата, что этих двух слов уже достаточно для опровержения
достоверности "перехваченных писем". Артур Леви, автор наиболее основательно
документированных книг о Наполеоне, даст нам и другие доказательства недостоверности
легенды об инцесте:
"На острове Эльба, - пишет он, - ничто не наводило на мысль об аномалии в
отношениях между братом и сестрой. Прежде всего, присутствие старой матери было
достаточной гарантией. Далее, никакого намека на интимную близость не обнаружено в
бумагах императора".
Третье доказательство, которым оперирует Артур Леви, - "финансового характера".
Общеизвестно, что своих любовниц Наполеон осыпал подарками; между тем в
отношениях с Полиной Боргезе он проявлял самую мелочную расчетливость. Артур Леви
приводит два факта:
Генерал Бертран, главный управитель дворца, представил Наполеону такую записку*
"Имею честь доложить Вашему Величеству о расходах, произведенных мною для шитья и
развешивания восьми штор в гостиной принцессы Боргезе (ткань была предоставлена самой
принцессой); расход равен шестидесяти двум франкам тридцати сантимам".
На полях этой записки император поставил резолюцию:
"Этот незапланированный расход должна оплатить принцесса" <Артур Леви. Интим
Наполеона.>.
Второй факт: в счетах месье Пепрюса, казначея императора на острове Эльба, внесена
под пунктом V главы III сумма в двести сорок франков, которые "принцесса должна уплатить
за фураж для ее лошадей".
Такое скряжничество, повторяем, совершенно несвойственное Наполеону в его
отношениях с любовницами, служит еще одним косвенным доказательством его чисто
братского отношения к Полине.
Но позорное клеветническое измышление Жозефины стало козырной картой в руках
роялистов, республиканцев и просто озлобленных людей.
Людовик XVIII любил вольные шутки, и в угоду ему изобретались правдоподобные
детали. Так, Фуше не раз повторял, в качестве доказательства имперского инцеста, ответ
Полины мадам Матис:
- Знаете, мадам, когда император отдает приказание, ему не говорят "нет"! Если он
скажет "Я хочу!" мне, своей сестре, я отвечу ему, что подчиняюсь ему во всем...
Месье Семонвиль, докладчик Сената, любовник Полины, рассказывал, что она
однажды воскликнула:
- О, я в превосходных отношениях со своим братом. Раза два он даже со мною
переспал...
Месье Мунье, докладчик в Государственном Совете, писал в своей неизданной книге:
"Месье Лесперо и Капель не сомневались в интимных отношениях императора со
своими сестрами, так же как и месье Беньо, начальник полиции после Империи,
раскапывавший эти сплетни, чтобы угодить королю".
Злополучная фраза Жозефины не остановилась в своем пути и пересекла Ла-Манш.
Льюис Голдсмит опубликовал в 1814 году в Лондоне памфлет, где обвинение императора в
инцесте нашло место рядом с обвинением в содомии <Этот слух ходил в кругах военных.
Генерал Фой обвинял императора в том, что маршал Дюрок купил его благосклонность ценой
содомского греха>. Как любая ложь, которая разрастается все больше, отдаляясь от своего
творца во времени и пространстве, клевета Жозефины за Ла-Маншем удвоилась:
Льюис Голдсмит поместил в постель императора не только Полину, но и Каролину:
"Император не признавал приличий, - писал англичанин, - и не считал нужным
маскировать инцест; он открыто жил со своими двумя сестрами, мадам Мюрат и мадам
Боргезе, и первая из них даже хвасталась этим".
Даже некоторые почитатели Наполеона, ослепленные своим слишком пылким
обожанием, невольно принимали сторону клеветников, желая любой ценой оправдать
предполагаемые отклонения своего божества:
- Если император был любовником своей сестры, - заявляли они, - это доказывает
только его величие и не подвластность Законам общей морали.
В эпоху Второй империи враги режима, желая нанести ущерб племяннику через дядю,
тоже использовали клевету Жозефины и наводнили Францию памфлетами об инцесте
Наполеона.
Сегодня ни один серьезный историк не повторяет этого обвинения, его используют
разве только особые любители пикантностей.
НАПОЛЕОН СТАНОВИТСЯ ОТЦОМ МАЛЕНЬКОГО ЛЕОНА
"Маленький Леон, к материнской груди прильнувши,
Ты волей судьбы никогда нищеты не узнаешь".
Из обряда крещения маленького "Краснодеревщика".
Когда бонапартовский клан узнал, что Жозефина распространяет слухи об интимной
связи Бонапарта с родной сестрой, они от ярости заскрипели зубами, назвали ее "старой
мартышкой" и поклялись побудить императора к разводу.
На большом семейном совете Полина заявила:
- Надо найти молодую и здоровую женщину, которая родит ему ребенка. Тогда он
убедится в бесплодии Жозефины и разведется с ней.
- У меня есть как раз то, что нужно, - воскликнула Каролина.
Принцесса Мюрат только что взяла на службу обольстительную восемнадцатилетнюю
брюнетку, прекрасно сложенную и, как говорили, совершенно необразованную и не
имеющую представления о морали.
Эта юная особа носила имя Элеонора Денюэль де ла Пяэнь. Взяв несколько уроков у
мадам Кампан, она вышла замуж за Ревеля, драгунского капитана 19-го полка, в 1805 году
присужденного уголовным судом к двум годам тюремного заключения за подделку
документа.
Мать ее - женщина легкого поведения, отец, называвший себя рантье, занимался делами
сомнительного свойства.
Когда муж попал в тюрьму, Элеонора обратилась за помощью к мадам Кампан, которая
сказала ей:
- Идите к принцессе Мюрат, этой маленькой Аннунциате Бонапарте, которая пожелала
именоваться Каролиной... Она уладит ваши дела...
- Но она не примет меня!
- Хотела бы я посмотреть, как это не примет! Тогда будет иметь дело со мной! - грозно
нахмурилась мадам Кампан <Мадам Кампан крепко держала в руках своих бывших учениц и
не церемонилась с ними. Однажды Каролина, ставшая королевой Неаполя, сказала ей:
"Удивляюсь, как Вы непочтительны. Вы разговариваете с нами непринужденно, как со
своими ученицами". Бывшая придворная дама Марии-Антуанетты ответила ей: "Вы лучше
забудьте-ка о своих титулах, когда имеете дело со мной; я видала королев и в тюремных
стенах" . Анекдотический журнал мадам Кампан).>.
И Каролина сразу взяла молодую женщину на службу в качестве лектрисы.
- Эта маленькая плутовка сделает все, что мы скажем. Она порочна и любит деньги.
Предоставьте дело мне... - сказала Каролина.
Через несколько дней Наполеон был приглашен в замок своей сестры в Нейи. Первая,
кого он встретил, была, конечно, Элеонора.
Он сразу воспылал желанием и спросил, где ее найти.
- Я живу в садовом павильоне, - ответила Элеонора.
Позавтракав на скорую руку, император побежал в садовый павильон и получил от
Элеоноры основательный десерт.
На следующий день молодая женщина была вызвана в Тюильри и там в секретных
покоях Наполеон лучше познакомился с ее талантом. Восхищенный, он стал вызывать ее
регулярно.
Элеонора стала проводить ежедневно часа два в обществе императора, но он не
возбудил в ней страсти, и во время "сеансов наслаждения" бедняжка смертельно скучала. Она
рассказывала позже, что в объятиях Наполеона во время его ласк передвигала ногой
большую стрелку настенных часов, помещенных в алькове, иногда даже на полчаса.
Благодаря этой уловке Наполеон, который имел привычку смотреть на часы после
каждого любовного порыва, вскакивал, поспешно одевался и возвращался к своим занятиям.
В конце февраля 1806 года клан Бонапартов собрался в Нейи, и огорченная Каролина
вынуждена была признать, что Наполеон еще "не сделал плодоносным чрево мадам Ревель..."
Сообщение очень разочаровало собравшихся, потому что, как повествует своим
напыщенным слогом Леон Буазар, "корсиканцы надеялись, что ребенок Элеоноры как ангел-
освободитель поможет им покончить с Жозефиной".
После долгой дискуссии, где каждый высказывал свое мнение о способности
Наполеона иметь детей, Мюрат, никому не говоря, сделал свои выводы. Он решил стать
любовником молодой особы, чтобы помочь ей произвести ребенка, завершив дело, в котором
Наполеон потерпел неудачу. В тот же вечер, ничего не сказав Каролине, он отправился к
Элеоноре и со всем пылом южного темперамента, бросив ее на постель, добросовестно
изнасиловал.
Молодая лектриса не возражала и даже была польщена тем, что ее популярность в
семье Бонапартов возрастает.
На следующий день Мюрат снова явился к Элеоноре для содействия делам империи, и
вскоре это вошло в обычай. Когда Элеонора возвращалась из Тюильри, Мюрат, высмотрев ее
из окошка, бросался в садовый павильон, где она жила, и, в стиле более основательном, чем
Наполеон, давал ей то, что Леон Буазар красиво называет "ударом смычка по виолончели".
Пока красавец Иоахим самым похвальным образом трудился в интересах
родственников своей жены, Наполеон, который любил сражаться одновременно на разных
фронтах, серьезно увлекся Стефанией Богарнэ.
Юная племянница Жозефины, которую Наполеон удочерил, должна была выйти замуж
за принца Луи Баденского. Сговор состоялся, но нареченная невеста не сводила глаз с
Наполеона и знать не хотела своего жениха. Это положение разрешилось таким образом, что
новая любовная авантюра Наполеона всполошила весь дворец. Вот как рассказывает об этом
мадам де Ремюза;
"Стефании было семнадцать лет: милое личико, живой и веселый ум, слегка
инфантильна, что ей шло, звонкий голос, нежная кожа, выразительные голубые глаза и
красивые светлые волосы.
Принц Баденский моментально в нее влюбился, но вот в него-то влюбиться было
трудно. Молодой, но очень толстый, черты лица неприметные и невыразительные; движения
неловки, да еще к тому же сонливость - засыпал повсюду чуть ли не на ходу. Мог ли такой
увалень пленить живую, пикантную Стефанию, уверенную, что она оказывает принцу честь
согласием выйти за него замуж - ведь она приемная дочь Наполеона! Но она и не
отказывалась от этого замужества, твердя, что дочь Наполеона должна стать женой сына и
потомка королей.
Это наивное честолюбие и задорные шутки, которым ее семнадцать лет придавали
особое очарование, понравились Наполеону и стали его забавлять. Она пришлась ему более
по вкусу, чем полагается для роли приемного отца, и к моменту свадьбы император
обнаружил, что он влюблен в Стефанию.
Победа вскружила голову молодой девушке, она стала еще заносчивей обращаться с
женихом, который тщетно искал способа ей понравиться".
Обнаружив, что красавица, к которой он воспылал, сама восхищается им так же пылко,
Наполеон, потеряв чувство меры, поселил ее во дворце, словно фаворитку. Можно
догадаться, что это не доставило удовольствия ни Жозефине, ни семье Бонапартов, ни
толстому жениху.
Послушаем мадам Ремюза:
"Император приказал, чтобы Стефания всюду следовала непосредственно за
императрицей, впереди всей семьи; самое сильное недовольство новым положением
проявила мадам Мюрат, которая возненавидела Стефанию всей душой.
Молодая девушка только смеялась над этим, как смеялась по малейшему поводу всему
на свете, смеялся и император, искренне забавлявшийся ее шутками".
Его безграничное потворство Стефании возбудило ревность Жозефины.
"Императрица была недовольна новой прихотью своего супруга. Она серьезно
поговорила с племянницей, убеждая Стефанию противиться всем попыткам императора ее
соблазнить. Мадемуазель Богарнэ покорно выслушала советы тетки, доверчиво рассказала ей
о некоторых чересчур горячих проявлениях чувств приемного отца и обещала быть пай-
девочкой. Откровенности Стефании стали обсуждаться членами семьи, и императору было
не по себе, когда он думал, что эти пересуды могут дойти до ушей принца Баденского,
который не. подозревал, что происходит чуть ли не на его главах".
Не только принц был бы скандализован. Весь двор взирал на императора с изумлением.
- Это любовь лишает его поведение логики, - шептались одни, - ведь обычно он
довольствуется девицей, которую подкладывают ему в постель, а теперь он любит.
- К тому же, - добавляли другие, - отцовские чувства, которые он должен к ней питать,
противоречат страсти и борются с ней. Да, это серьезно.
Влюбленность Наполеона росла с каждым днем; когда он преподнес Стефании
свадебный подарок, то все придворные действительно были в шоке. Платья, драгоценные
уборы общей стоимостью в 22 миллиона 800 тысяч наших старых франков и сверх того убор
из бриллиантов стоимостью в 450 миллионов наших старых франков.
К сожалению, Наполеон не удовольствовался тем, что осыпал свою дорогую Стефанию
золотом. Он подарил ей территорию: Бризгау. Так на излете этой любви он лишился
владения, которое могло бы служить оплотом военных действий последующих лет.
***
За несколько дней до брачной церемонии Наполеон из осторожности перестал на людях
бросать немые взгляды на Стефанию. Она же, как и обещала тетке, вела себя недотрогой. Но
жениха своего она по-прежнему третировала.
"Апартаменты были малы для послесвадебного приема, - пишет мадам Ремюза, - и все
поехали в Сен-Клу, включая молодоженов. Но и там молодая принцесса продолжала
отвергать мужа. Он провел ночь в кресле в углу ее спальни, а наутро пожаловался Жозефине,
и та выбранила племянницу. Наполеона такой поворот событий приободрил - надежды его
воскресли" <М-м де Ремюза. Мемуары.>.
Но в конечном счете Наполеон, устав от сцен ревности Жозефины и потеряв надежду
стать любовником Стефании, отправил молодоженов в Баден <В течение некоторого времени
Стефания продолжала отказывать мужу в интимной близости. Наполеон вынужден был вести
тайную корреспонденцию с Баденом, чтобы убедить Стефанию в необходимости даровать
княжеству законного наследника. Она уступила и у нее было много детей, один из них -
злополучный и таинственный "Каспар Хаузер", украденный у родителей и воспитанный вне
общения с людьми, а потом убитый...>.
Вся эта история, как считает Леон Буазар, "возбудила в нем любовный пыл, плоды
которого достались прекрасной Элеоноре". В самом деле, ведь Наполеон каждый день
навещал эту молодую женщину, изливая на нее нежные чувства, предназначенные для
Стефании. Посещал ее и Мюрат, продолжавший там свои упражнения в "игре на
виолончели".
Такая активность в одном и том же месте не могла не принести плодов. В начале апреля
Элеонора забеременела.
Конечно, она немедленно сообщила об этом Наполеону. Он обезумел от радости и
тотчас же перевел ее в прекрасный особняк на улице Виктуар, 2 <Эта улица сыграла важную
роль в любовной истории Наполеона. В году VI-м он жил там с Жозефиной, потом там была
помещена Элеонора и, наконец, Мария Валевская>.
Сплетники и сплетницы Тюильри радостно смаковали новый скандал и несколько дней
спорили, каковы будут результаты знаменательного события.
- Теперь император разведется с Жозефиной, так как у него есть бесспорное
доказательство ее бесплодия, - говорили женщины.
- Нет, он, наверное, узаконит сына, которого подарит ему мадам Ревель, - возражали
мужчины. - Ведь Людовик XIV узаконил бастардов госпожи Монтеспан и даровал им титулы
герцога Мэнского и графа Тулузского.
- Да, но тогда правила старинная династия. Короли могли позволить себе любые
прихоти...
- А кроме того, - добавляли злые языки, - в таком случае не исключено, что когда-
нибудь на трон заберётся сын Мюрата.
В ответ все посмеивались. Но - исподтишка.
В то время как придворные потихоньку злорадно комментировали событие, Наполеон,
на седьмом небе от счастья" изливал свою признательность за знакомство с Элеонорой
Каролине и Мюрату, о чьей чрезмерной преданности имперским делам он не подозревал.
Сначала он хотел наградить их в полной мере, соответственно счастливому событию,
но потом решил, что эта семья уже получила от него поместья и титулы, и этого достаточно.
Он был согласен с Талейраном, который советовал "не возбуждать в людях чрезмерной
признательности".
Потом Наполеон распорядился ускорить развод Элеоноры с Жаном-Франсуа-Оноре
Ревелем, который еще находился в тюрьме.
Муж протестовал, но ему дали понять, что его жена стала любовницей государя. Тогда
он вообразил себя жертвой заговора бонапартистов, засадивших его в тюрьму, чтобы уложить
его жену в постель императора, совершенно упустив из виду, что в тюрьму он попал за
подделку документа. Впоследствии он даже издал книжечку на этот сюжет под названием:
"Наполеон и Мюрат обольщают юную женщину. Исторические мемуары разъяренного
мужа".
Во время процесса он в своих речах часто игнорировал факты, но иногда раскрывал
некоторые интересные детали.
"В истории были случаи, - писал он, - когда государь похищал жену у своего
подданного, но Наполеон и Мюрат впервые дополнили этот сюжет ужасным планом,
обрекавшим мужа на нищету и позор".
"Кто поверит, - писал он далее, - что благородная девица из рода Ла Плэнь, женщины
которого не раз видели у своих ног коронованных особ, влюбится в чудовище, пожравшее
столько жизней, покрывшее Европу траурными вуалями и погребальными урнами?"
Придворные, которых вначале забавляла его горячность, иногда слушали его с
содроганием. Это был первый среди них, кто в подобной ситуации возмутился, поднял свой
голос против Всемогущего. Но их волнение быстро прошло, и каждый стал строить планы,
как угодить новой султанше. Конечно, они ее переоценивали. Если бы Элеонора была
наделена умом мадам Дюбарри, то она могла бы, как та, управлять страной и государем,
раздавая придворным его милости по своей прихоти. Но Элеонора была неумна, и
честолюбие ее удовольствовалось малым: новыми выездами и нарядами, золотыми
украшениями и бриллиантами.
После празднеств в Нейи Элеонора была водворена в храм утех Наполеона на улице
Виктуар и жила там под охраной Реньо де Сан-Жан д'Анжели, евнуха новой формации,
пользующегося милостями одалиски чаще самого султана.
Муж Элеоноры потребовал освобождения из тюрьмы, отказавшись от развода без
выполнения этого условия.
"Вопрос о расторжении священных уз моего брака, - писал он в своем высоком стиле, -
может обсуждаться только после снятия с меня уз железных".
Адвокаты убеждали его в том, что до развода его освободить невозможно; он стоял на
своем. Тогда судья употребил решительный довод:
- Что ж, если Вы упрямитесь, отправим Вас в Гвиану. Суд вынесет такое решение, если
Вы будете сопротивляться верховной власти, которая требует, чтобы Вы освободили Вашу
супругу.
"Угроза ссылки в Гвиану, - комментирует Ревель в своей книжке, - вполне могла
реализоваться. Бонапарт и Мюрат были способны на все. После мучительного раздумья я
согласился".
Развод состоялся 19 апреля 1809 года. В то время как Элеонора спокойно вынашивала
его будущего наследника, Наполеон с дерзкой легкостью, словно играя в шашки, перекраивал
Европу.
Германская империя, история которой насчитывала десять веков, распадалась. Царила
постоянная анархия. Триста семьдесят государств управлялись всесильными князьями.
Некоторые из них, "пригретые Наполеоном", создали Рейнскую конфедерацию, в которую не
была включена Пруссия с ее ориентацией на Россию. У королевы Луизы, известной своей
антифранцузской ориентацией, это вызвало взрыв негодования.
19 сентября Луиза, уверенная в поддержке России, обеспеченной для нее давней
влюбленностью царя, отправила Наполеону ультиматум: французским войскам, оставшимся
в Германии после Аустерлица, предлагалось немедленно уйти за Рейн.
Наполеон выехал из Сен-Клу и, очутившись через день перед своими войсками, зачитал
им поразительное коммюнике: он не заставит вражеские войска ожидать встречи, так как
среди них находится прекрасная королева, а галантные французы никогда не допустят, чтобы
дама томилась ожиданием.
Галантные французы поспешили; состоялись два сражения - под Иеной и под
Ауэрштадтом; оба были проиграны пруссаками.
27 сентября Наполеон триумфально вошел в Берлин. Чтобы снять усталость, он сразу
нашел компаньонок для отдыха - несколько берлинок, хорошеньких и пылких. Доставлял их
Констан; в городе уже знали, кого он ищет. Молодые девушки, наслышанные о щедрости
императора, предлагали себя самым бесцеремонным образом.
Послушаем рассказ Констана:
"Однажды, когда Наполеон прогуливался по Берлину, молодая особа в сопровождении
старухи подала ему петицию. Вернувшись во дворец, он сунул бумажку мне, буркнув:
"Разберись". Лакей взял письмо - это была просьба о личной встрече с Наполеоном. Поехав
по адресу, Констан увидел очаровательную пятнадцатилетнюю девушку.
- Император послал меня за Вами, - объявил он. Но девушка не понимала французского,
а мать говорила на таком ломаном языке, что Констан едва ее понял.
- Почему Вы сюда приехать?
- Император! - веско сказал Кон стан, показывая на придворную карету. Он доставил
молодую особу во дворец, провел к императору и оставил ее там.
Хотя они не могли беседовать, молодая девушка задержалась до утра, пишет Констан. -
Утром Наполеон позвал меня, - пишет он далее, - и велел принести 4000 франков, которые
сам вручил юной немочке. Когда ее увезли домой, Наполеон рассказал мне, что из ее
восклицаний ночью он понял только два: "Дас ист мизерабль!" (Это ужасно!) и "Дас ист гут!"
(Это отлично)"!. Это было резюме "беседы" с влюбленной девушкой.
***
Через несколько дней Наполеон ринулся в Польшу, которую 10 лет назад разделили
между собой пруссаки и австрийцы. Наполеон явился как освободитель.
31 декабря, остановившись в Пултуске, он получил счастливое известие. Каролина
сообщала ему, что у Элеоноры, на две недели раньше срока, родился мальчик.
Ребенок был записан в мэрии как сын неизвестного отца. Мечтая дать ему имя
Наполеона, Элеонора окрестила его "Леоном" - имя могло звучать как уменьшительное.
Император отправил ей нежное письмо, послал деньги, драгоценности, произведения
искусства.
Молодая женщина почувствовала себя императрицей. Послушаем Ревеля: "После
рождения Леона власть Элеоноры стала безграничной. Бонапарт выполнял все ее желания.
Выучка мадам Кампан дала себя знать в решении Элеоноры отделаться от матери. Мадам ла
Плэнь была арестована и посажена в Магделоннет. Потом, по приказу министра полиции, ее
должны были депортировать. Элеонора царила во всем, и если бы не сопротивление со
стороны семьи Бонапартов, император разделил бы с ней корону".
Еще не осознав этого, Жозефина стала просто тенью.
Никакие предосторожности не помогли, и парижане очень скоро узнали, что на улице
Виктуар родился "полуорленок". Эту новость обсуждали по вечерам в каждом доме Парижа
весьма оживленно, хотя приходилось говорить шепотом, так как имперская полиция удвоила
свою бдительность.
Объектом шуток стало имя ребенка, которое особенно позабавило парижан.
Насмешливые куплеты анонимного автора распространились по городу "с быстротой
молнии". Вот отрывок из этой "Песенки о Леоне":
Ходят слухи, что властитель
Сына захотел
Сына заимел.
Ах, какая радость!
Но верны ли слухи?
Леон, Леон!
Верить ли нам, верить ли нам
Слухам, слухам?
Мы должны поверить,
Что властитель славный
Наконец в отцовстве
Тоже преуспел.
Леон, Леон!
Верить ли нам, верить ли нам
Слухам, слухам?
Ходят слухи,
Что отец счастливый
Всякими дарами сына наделил,
Да к тому же имени славного кусочек
Нотариальным актом
За крошкой утвердил
Леон, Леон!
Верить ли нам, верить ли нам
Слухам, слухам?
Бедненький малютка
С половинкой имени.
- Ах, слухи, слухи.
Верить ли им, верить ли им?
Все без устали твердят,
Что это достоверно,
Что на улице Победы
Прелестный бастард родился,
Царственный отпрыск.
Ах, как интересно!
Но верить ли нам, верить ли нам
Слухам, слухам?
Леон, Леон!
Верить ли, скажите?
ВО ИМЯ СПАСЕНИЯ ПОЛЬШИ НАПОЛЕОНУ ПРЕПОДНЕСЕНА В ДАР МАРИЯ
ВАЛЕВСКАЯ
"Маленькие подарки способствуют добрым отношениям".
Народная мудрость
В то время как непочтительные парижане распевали песенку о рождении Леона,
Наполеон находился на подступах к Варшаве.
Как я уже говорил, Польша к этому моменту уже 13 лет как прекратила свое
существование - на карте мира не было этой страны. Она была поделена между Пруссией,
Россией и Австрией.
Прибытие императора польские патриоты встретили с необычайным энтузиазмом.
Поляки вывешивали национальные флаги, свято сохранявшиеся ими все эти годы, надевали
национальные костюмы и формы польской армии, радостно обнимались, пели еще недавно
запрещенные песни и бешено отплясывали польку. Все считали, что Наполеон воскресит
Польшу с такой же легкостью, как победил Пруссию.
"Увидев его, - пишет Бэнвилль, - общаясь с ним, окружая его, восхищаясь им искренне
и невольно льстя, они через непосредственную близость к императору ощутили близость к
Франции, о которой прежде поляки говорили, что "до нее далеко, как до Неба высоко". Их
опьянили надежды на то, что несправедливость, постигшая Польшу, рассеется как дым,
станет темным, но прочно забытым эпизодом их истории.
Наполеон не остался нечувствительным к их патриотизму, их рыцарству, их энтузиазму
Историк добавляет вескую деталь: "К тому же он не был нечувствителен и к редкостной
красоте долек.
Это натолкнуло руководителей польского сопротивления на оригинальную мысль:
положить в постель Наполеона польку, которая совершит "патриотический адюльтер".
Невинный энтузиазм обольстительной двадцатилетней аристократки послужил
осуществлению их замыслов.
***
На пути из Пултуска в Варшаву Наполеону пришлось принять лошадей на почтовой
станции маленького городка Яблоня. Карету окружила восторженная толпа.
Вдруг к Дюроку подошли две элегантные женщины, с трудом пробившиеся через толпу.
Более красивая из двоих - блондинка с голубыми глазами, - в национальной шапочке,
обратилась к нему по-французски:
- Ах, месье, умоляю Вас, представьте меня императору, обещаю отнять у него не более
минуты.
Дюрок посмотрел на красавицу-польку и решил, что она понравится императору.
- Следуйте за мной, - сказал он, улыбаясь.
Взяв молодую женщину за руку, он подвел ее к окну императорской кареты и откинул
шторку.
- Простите, Сир, я осмелюсь представить Вам молодую женщину, которая с опасностью
для жизни пробилась сквозь толпу простолюдинов, чтобы Вас увидеть...
Наполеон взглянул, был очарован, снял шляпу и выглянул в окно, чтобы сказать
несколько любезных слов. Молодая полька, зарумянившись, взволнованно схватила руку
императора и поцеловала.
- Пусть все вам благоприятствует на моей родине! - воскликнула она. Трудно выразить
наше восхищение Вами и нашу радость от того, что Вы прибыли в страну, которая ожидает
вас, чтобы воскреснуть из пепла!
Тронутый этим император решил, что такой случай нельзя упускать, и протянул
незнакомке букет, который ему вручил мэр города
- За эти цветы, - улыбаясь сказал ей, - Вы поблагодарите меня в Варшаве.
Карета тронулась, толпа провожала ее криками. Император, откинув шторку окна,
помахал шляпой белокурой незнакомке.
Эту молодую женщину звали Мария Валевская.
***
Дочь Матвея Лончиньского, она принадлежала к знатному, но обедневшему
дворянскому роду. Отец ее умер, оставив мадам Лончиньскую с шестью детьми. Мария была
на редкость отзывчивой и страстной натурой; с юных лет, когда девочки интересуются только
куклами, да нарядами, ее волновала судьба Польши.
Ее наставник Николай Шопен, отец будущего композитора, записал как-то в дневнике:
"Откуда этот неумеренный энтузиазм? К чему проливать слезы над участью Польши, изучая
пунические войны?"
Когда ей исполнилось 17 лет, молодой человек, красивый, богатый и привлекательный,
попросил ее руки. Хотя он ей нравился, она отказала ему, потому что он был русский.
Тогда объявился другой претендент, граф Анастас Колонна-Валевский, владелец
крупного поместья, шестидесятилетний старик, дважды вдовец с сыном на девять лет старше
Марий. Мадам Лончиньская, плененная богатством жениха, согласилась. Мария пыталась
возражать и получила пощечину. У нее началась нервная горячка, и она пролежала в бреду
два месяца. По выздоровлении, она тотчас была отдана на заклание старому вдовцу. Лишь
после двух лет брака она согласилась уступить ему и выполнить свой супружеский долг. От
этой малоприятной минуты родился ребенок. Стараясь отвлечься от постылого супружества,
она думала только о родине и жила надеждой, что боготворимый ею император Франции
когда-нибудь освободит Польшу. Вот почему она появилась в Яблони.
***
В то время как Мария Валевская со своей подругой Эльжуней, прижимая к груди
драгоценный букет, возвратилась в замок Валевских, Наполеон прибыл в Варшаву.
Расположившись во дворце, он сразу приказал приготовить ему ванну, очень горячую,
как он любил, и погрузившись в воду, отдался мечтам о прелестной блондиночке из Яблони.
- Найди мне эту женщину, - приказал он Дюроку. - Любыми средствами. Я хочу ее
видеть!
После этого, вспомнив, что Жозефина изъявила желание приехать к нему в Варшаву, он
написал ей письмо:
"Дорогой друг, я получил письмо от 27-го от тебя и Гортензии.
Я прошу тебя вернуться в Париж. Сезон ужасный, дороги отвратительные, и ехать так
далеко, что я не могу допустить, чтобы ты решилась на путешествие в Варшаву, где меня
пока удерживают мои дела. Ты будешь добираться сюда месяц, заболеешь по дороге. Твоя
поездка была бы безумством.
Тебе грустно в Майенсе, так поезжай в Париж. Прошу тебя об этом.
Я не меньше, чем ты, расстроен нашей разлукой и хотел бы проводить с тобой долгие
ночи. Но приходится покоряться обстоятельствам.
Прощай, мой друг. Твой Н. <В действительности Жозефина хотела приехать в Варшаву
ради своего любовника Фредерика Беркхайма, юного шталмейстера Наполеона.>
Мы видим, что Наполеону была присуща не только отвага, но и дипломатичность.
Мария, рассчитывая на встречу с Наполеоном, жила в Варшаве под другим именем; тем
не менее, весь город вскоре узнал об этом, так как ее подруга Эльжуня не сумела придержать
язычок.
Когда Наполеон узнал, что его юная поклонница замужем за стариком, он с довольным
видом потер руки и отправил Дюрока к военному министру временного польского министра
князя Понятовского, во дворце которого в Блаша собиралась вся местная знать.
- Скажите ему, - приказал он Дюроку, - что я заинтересован этой дамой и желаю с ней
встретиться возможно скорее.
Дюрок передал это распоряжение принцу, который тотчас сообразил, как можно
использовать благосклонность Наполеона к Марии Валевской в политических целях.
- Передайте Его Величеству, что если он разрешит мне устроить бал у себя во дворце
завтра вечером, он увидит там эту молодую женщину...
В то время как мажордом отправился с этим приятным сообщением к Наполеону, князь
Понятовский информировал о своем плане членов правительства. Он встретился с Марией
Валевской.
- Я знаю, мадам, - сказал он, - что вы встретили императора в Яблони. Сейчас этот
всемогущий повелитель желает увидеть Вас снова. Интерес, который он проявил к Вам,
предоставляет нашей стране неожиданный шанс. Я даю бал в честь императора в своем
дворце, и Вы должны приехать непременно.
Князь смотрел на Марию с победоносной улыбкой, но молодая женщина была в
замешательстве. Ей показалось, что своим поступком в Яблони она вызвала всеобщее
осуждение. Слезы выступили на ее глазах.
- Я не поеду! - сказала она решительно.
Юзеф Понятовский принял строгий вид.
- Я повторяю - само провидение определило, что Вы послужите восстановлению нашей
страны.
Мария не соглашалась, и князь удалился. Но вслед за ним явилась целая делегация
знатных вельмож, и эти бравые поляки, воодушевленные горячей любовью к родине,
убедительно настаивали, чтобы Мария, подчиняясь желанию императора Наполеона, явилась
на бал.
В то время как растерянная Мария сопротивлялась им из последних сил, вошел ее муж,
не подозревавший о встрече в Яблони. Узнав, что его жена из ложной гордости отказывается
ехать на бал, где будет присутствовать вся знать, он тоже принялся уговаривать Марию.
Вельможи в этой забавной ситуации едва сдерживали свои улыбки.
- Император будет восхищен, увидев столь прелестную польку!
Молодой женщине пришлось согласиться.
Когда она прибыла на бал, Наполеон, заложив руки за спину, раздраженно ходил из угла
в угол большой гостиной. Когда он увидел Марию, он остановился, подозвал Понятовского и
выразил ему свой восторг отрывистыми бессвязными фразами в грубоватых солдатских
выражениях (черты артиллериста нередко проступали в императоре). Понятовский сразу
подошел к молодой женщине.
- Он ожидал Вас с нетерпением. Он счастлив увидеть Вас. Он твердил Ваше имя, пока
не запомнил его. Ему показали Вашего мужа; он пожал плечами и сказал: "Бедняжка!" Велел
передать приглашение на танец.
- Я не танцую, - заявила Мария. - У меня нет никакого желания танцевать.
Князь передал ее ответ императору, и тот, заложив руки за спину, принялся ходить по
гостиным. Между тем его приближенные начали ухаживать за прекрасной полькой. Заметив
это, разъяренный император подозвал к себе Луи де Перигора и Бертрана, вызвавших его
ревность, и приказал Бертье немедленно откомандировать первого из них - в Пассарг, второго
- в Бреслау... Немного успокоившись, он снова походил по салонам и даже попытался быть
любезным с дамами. Но поскольку все его мысли были прикованы к Марии, его вопросы и
комплименты повергали в изумление: совсем юную девушку он спросил, сколько у нее детей;
старую деву стал уверять, что муж, несомненно, ревнует такую красавицу; хромоножке
сказал, что она, конечно, хорошо танцует...
Наконец, он подошел к Марии. Но послушаем, как она сама рассказывает об этой
сцене:
"В полном замешательстве, я даже не. поклонилась ему. Я была так бледна, что он,
показав пальцем на мое лицо и на мое белое платье, резко сказал: "Белое к белому не идет".
После этого он оставил строгий тон и спросил меня, чего я стесняюсь.
- Вы так воодушевлено говорили 1 января, - в чем же дело теперь? Я уверен, что Вы
что-то хотите мне сказать.
Его слова меня успокоили, и я высказала то, что хотела: что я и мои соотечественники
стремимся к восстановлению Польши в прежних границах и надеемся, что, сокрушив своих
врагов, он наденет польскую корону.
-Легко сказать, - проворчал он, - если Вы будете вести себя как подобает, я приму этот
проект всерьез.
И прибавил, понизив голос:
- Это не такой счет, который оплачивают по выполнении сделки - платить надо вперед.
Молодая женщина ничего не ответила, а Наполеон вышел из комнаты. Через несколько
минут он покинул бал,
Измученная Мария тоже пожелала вернуться домой и в карете вздохнула с
облегчением, думая, что продолжения не последует.
Но она ошибалась.
Ее муж, радостно возбужденный, сообщил ей, что они приглашены на обед, где будет
присутствовать император.
- На этот раз, - сказал он, - ты наденешь более изысканный туалет. На балу твой наряд
не понравился императору. А для меня угодить ему - большая честь
-Мария охотно дала бы мужу пощечину, но могла только в сердцах стукнуть кулачком
по подлокотнику сиденья в карете. Как только они приехали, она вбежала в дом и укрылась в
своей комнате.
Не успела она прийти в себя, как горничная внесла на подносике записочку,
написанную неразборчивым почерком.
- "Я вижу только Вас, я восхищаюсь Вами, я хочу владеть Вами. Ответьте немедленно,
чтобы утишить пламя моего чувства.
Н."
Бросив взгляд на эту коротенькую записку, она увидела только одну фразу: "я хочу
владеть Вами", и ее словно хлыстом обожгло. Разорвав бумажку, она велела передать
дожидавшемуся внизу князю Понятовскому, что ответа не будет.
Князь, побуждаемый рьяным патриотизмом, не принял отказа; он поднялся вслед за
камеристкой и сквозь запертую дверь принялся убеждать Марию уступить желанию
императора. Он взывал, потом даже начал угрожать:
- Подумайте, мадам, об участи нашей дорогой Польши. Любой наш солдат готов отдать
свою жизнь, чтобы воскресить родину; ваш долг иной, но не менее высокий!
Более получаса военный министр убеждал Марию принести в жертву свою красоту и
целомудрие. Он уехал, не добившись успеха.
***
Наутро, едва проснувшись, Мария получила еще одну записочку; она не развернула ее и
приказала вместе с первой вернуть ее отправителю.
Когда она встала с постели и оделась к завтраку, ей доложили, что прибыла
правительственная делегация.
Муж ее настоял, чтобы она их приняла, хотя она ссылалась на невыносимую мигрень.
Выступил вперед самый почтенный по возрасту государственный сановник и с суровым
видом заявил:
- Мадам, обстоятельства такие высокие, столь чрезвычайные требуют, чтобы Вы
уступили. Решается участь всей нашей страны. Мы надеемся, что Ваше нездоровье пройдет и
Вы будете присутствовать на обеде, в противном случае Вы прослывете плохой полькой.
Когда делегация отбыла, муж заставил Марию поехать к мадам де Вобан, любовнице
князя Понятовского, и посоветоваться с ней относительно наряда для пресловутого обеда.
Мадам де Вобан участвовала в заговоре. Она вручила Марии письмо, подписанное
самыми видными представителями нации:
"Мадам, незначительные причины нередко приводят к гибельным последствиям. Во все
времена женщины оказывали влияние на мировую политику.
Людьми управляют страсти, и вы, женщины, становитесь решающей силой истории.
Как полька, вы отдали бы свою жизнь ради Вашей родины. Но Вы женщина, и Ваше женское
естество противится союзу, который кажется Вам унижающим Ваше достоинство.
Так вспомните библейскую Эсфирь, которая пожертвовала собой, чтобы спасти свой
народ и сохранила на страницах истории славу его спасительницы.
Вы дочь, сестра и жена тех поляков, которые составляют силу нации, но без единства
эта сила не сохранит себя. Вспомните же слова знаменитого и мудрого Фенелона:
"По видимости власть принадлежит мужчинам, но никогда они не добьются успеха
своим замыслам без помощи женщин". Объединитесь же с нами, помогите нам, и Вы решите
участь двадцати миллионов людей".
После этого мадам Вобан вручила Марии, уже колеблющейся и почти обессиленной,
еще одну записку Наполеона:
"Я Вам не нравлюсь, мадам? Позволю себе усомниться в этом. Разве я ошибаюсь? Наша
первая встреча позволила мне предполагать, что нет. Но с тех пор Ваш порыв слабеет, в то
время как мой возрастает. Вы лишили меня покоя. О, даруйте же немного радости и счастья
сердцу, которое готово Вас обожать. Разве так трудно мне ответить на это письмо? Два ответа
Вы мне задолжали.
Н."
В то время как бедная Мария отбивалась от Наполеона, как "храбрая козочка месье
Сегэна" от волка, императорские солдаты, уже наслышанные о польской метрессе своего
повелителя, распевали на этот сюжет весьма вольные куплеты:
И снова ведет император войну
Привел за собой нас в такую страну
Где иней и лед
Злее ведьмы зима
Но зато, но зато, но зато
Там у полек п...ы горячи
Словно угли в горячей печи
У по-по
Ле-ле-лек.
И снова ведет император войну
Привел за собой нас в такую страну
Где всюду и холод и лед... Брр... Неужели всюду?
Нет, прекрасные польки огня горячей
И постели их жарче горячих печей
И вот где погреться мы можем:
У полек, у полек, у полек!
У-у-у По-по-по
Ле-ле-лек.
Император в холодном краю не сплошал
Горячее всех полек красотку сыскал
И в постели ее как в горячей печи
Кочергой он орудует славно!
И совсем нам не зябко
В морозном краю
Пусть морозы трещат
Жарко печи горят
У полек, у полек, у полек!
У-у-у
По-по-по
Ле-лё-лек.
Это доказывает, что народ обладает даром предвидения - ведь Наполеон еще не "грелся
в печи" мадам Валевской, когда была сложена эти песенка.
Когда стало известно, что Мария приняла приглашение на обед, волна энтузиазма
захлестнула польских патриотов. Для них это согласие означало, что Мария сделала первый
шаг к императорской постели. Некоторые из них заявляли со слезами на глазах, что, когда это
свершится, они поставят толстую свечу перед образом фамильного святого. Другие решили
вывесить на своем особняке национальный флаг. Многие считали, что это будет
беспримерное событие, с которым можно сравнить только жертвоприношение Авраама в
библейской истории. Короче говоря, все думали, что момент, когда Мария позволит
Наполеону разместить свое достояние в ее сундучке, станет великим моментом истории
Польши.
Представители временного правительства являлись, чтобы поцеловать руку юной
княгини; этот жест одновременно выражал сочувствие, одобрение и благословение ее
героическому решению.
Мадам Вобан, опасаясь перемены настроения и возможного бегства Марии, всю ночь
дежурила у ее дверей.
***
На следующее утро под наблюдением мадам Вобан и графа Валевского, Мария была
наряжена как на свадьбу.
Потом ее привезли во дворец, где должен был состояться прием. Бедная молодая
женщина сразу растерялась от назойливого внимания приглашенных. Все крутились около
нее, громко расхваливая ее красоту, изящество наряда, а некоторые уже обращались за
протекцией (!). Этот постыдный спектакль совсем расстроил Марию.
Когда вошел император, она побледнела; и опустила глаза.
Наполеон, оживленный и веселый, обходил зал, по своему обычаю наделяя дам.
комплиментами скорее военного, чем императора:
- Браво! Какие зубки! Какие глазки! Какая грудь. А вот ноги крупноваты, э?
Остановившись перед Марией, он спросил участливо:
- Вы ведь были нездоровы мадам, а теперь как Вы себя чувствуете?
Эта сдержанность успокоила маленькую графиню; у нее проснулась надежда, что,
может быть, она все же сохранит свою честь.
За столом она была посажена рядом с Дюроком, напротив императора. Смущенная
направленными на нее взглядами гостей, она совсем не заметила странной жестикуляции
императора.
Разговаривая о польских делах, о войне с Пруссией, о политике России, он то засовывал
палец в рот, то складывал пальцы под носом в виде латинской буквы V, то слегка постукивал
кулаком по голове, то засовывал указательный палец правой руки в левое ухо, и т. п.
Собеседники были в особенности поражены тем, что разговор Наполеона, отточенность
формул, остроумие парадоксов и блестящая логика не давали никаких оснований подозревать
умственное расстройство.
Поэтому они пришли к выводу - несколько поспешному, - что Наполеон подвержен
приступам тика.
Этими жестами император вел разговор с Дюроком - они договорились о тайном коде.
Император передавал Дюроку, какой вопрос он должен задать Марии.
Наконец, император несколько, раз коснулся большим пальцем своей груди. Дюрок
посмотрел на него недоуменно, потом понял и, обращаясь к Марии, спросил, что она сделала
с букетом, который император преподнес ей в Яблони.
- Я свято сохраняю его для моего сына, - ответила молодая женщина.
Услышав этот ответ, Наполеон вздохнул с облегчением и почувствовал себя
счастливейшим из мужчин.
После обеда он подошел к Марии, не обращая внимания на окружающих гостей, взял ее
за руку.
- Нет, нет, с таким нежным взглядом, выражающим чудесную доброту. Вы не можете,
меня больше мучить, или Вы действительно самая бессердечная женщина и жестокая
кокетка.
Когда он, в сопровождении Дюрока, вернулся в свои покои, члены правительства сразу
окружили Марию:
- Это же просто чудо! Он никого не видел, кроме Вас! Какие пламенные взгляды он Вам
бросал! Вы одна можете помочь возрождению нашей страны. Думайте только о деле нашего
народа!
В эту минуту вошел Дюрок и протянул Марии письмо. Доброе вино, выпитое за
обедом, настроило его на лирический лад, и он воскликнул:
- Можете ли Вы отказать тому, кто никогда не терпел поражения? Сейчас его слава
окутана облаком грусти, даруйте же ему миг счастья!
Гости зааплодировали, Мария залилась слезами. М-м Вобан взяла письмо, упавшее на
колени Марии, вскрыла его и, ко всеобщему удовольствию, громко прочитала:
"Есть минуты, когда высокое положение мешает быть счастливым, и в этом сейчас моя
беда. Как описать мое страстное желание положить к Вашим ногам мое сердце и силу
обстоятельств, которые препятствуют этому? О... если бы Вы захотели, Вы могли бы
преодолеть разделяющие нас препятствия. Мой друг Дюрок поможет Вам в этом.
О! Придите же! Придите! Вашей родине не будет ущерба, если Вы сжалитесь над моим
бедным сердцем. Н."
Удрученная дерзкой откровенностью этого призыва, Мария опустила голову.
- Делайте со мной, что хотите, - едва выговорила она.
Патриоты рассыпались в благодарностях.
В тот же вечер ее отвели к императору. Послушаем свидетельство Констана.
"Она обещала приехать к императору между десятью и одиннадцатью вечера.
Значительное лицо, с которым договаривался я, получило приказ привезти ее в карете в
назначенное место.
Император, в ожидании, прохаживался большими шагами и выказывал признаки
волнения и нетерпения, поминутно спрашивая, который час.
Когда она прибыла, я ввел ее в комнату императора ; она едва держалась на ногах и,
дрожа, опиралась на мою руку. Я ввел ее и удалился вместе с тем лицом, которое ее привезло.
Во время своего тет-а-тет с императором м-м Валевская так плакала и рыдала, что мне
было слышно в дальней комнате, и ее стоны раздирали мне сердце. Быть может, император
так ничего и не добился от нее в это свидание.
Его Величество вызвал меня в два часа ночи. Мария Валевская горько плакала,
прижимая к глазам платочек. То же лицо увезло ее, успокаивая по дороге и обещая, что более
она во дворец не вернется.
Дома плачущая Мария написала своему мужу:
"Вы станете упрекать меня, Анастас, за мое поведение, но Вы должны упрекать только
самого себя. Я должна раскрыть Вам глаза. Увы! Вы были ослеплены тщеславием и
патриотизмом и не почувствовали опасности.
Прошлой ночью я провела несколько часов с... Ваши политические друзья должны Вам
подтвердить, что это они послали меня. Мне удалось остаться безупречной, но я обещала
приехать вечером. Обещала, но не поеду ни за что, потому что поняла, что меня ожидает".
На следующий день к Марии Валевской явилась придворная дама с букетом цветов и
бриллиантовым колье.
Молодая женщина бросила на пол футляр с драгоценностями. Невозмутимая
посредница развернула и прочитала письмо в сентиментальнейшем стиле, достойном
парижской мидинетки:
"Мария, моя нежная Мария, я думаю только о тебе, я страстно хочу увидеть тебя снова.
Ты придешь, не правда ли? Ты обещала мне. Если ты не придешь, орел сам прилетит к тебе.
Ты будешь на обеде, возьми с собой букет, который я тебе послал, и посреди чуждой толпы
мой букет станет звеном тайной мистической связи между нами. Я прижму руку к груди, и ты
поймешь, что мое сердце принадлежит тебе; ты сожмешь в руке букет, и мы поймем друг
друга".
Мария явилась на обед без букета, но вечером патриоты Польши добились, чтобы она
снова приехала к императору.
- Вы опоздали, опоздали, - резко сказал ей мамелюк Рустан. - Император рассержен.
Вам придется ждать долго, долго. Может быть, он примет Вас.
Наконец, он ввел ее в гостиную, где император грелся у камина. Решительно, но не
поднимая на него глаз, она положила на стол коробочку с бриллиантами.
- Да простит меня Ваше Величество, - тихо оказала она, - но я не люблю
драгоценностей. А это украшение к тому же чрезмерно дорого для подарка.
- На...ть мне на то, что Вы любите, а что не любите!
Он подошел к ней, внимательно оглядел ее костюм - манто, шапочку, вуаль, перчатки и
черные сапожки - и раздраженно вскричал:
- Комедиантка! Только монашескою чепца не достает!
Она начала робко оправдываться.
- Для такого часа... этот костюм...
-Сядьте! Ну-ка, живо! И отвечайте честно, разве я не имею права назвать Вас
комедианткой?
Она задрожала:
- Ваше Величество, я не знаю, чем я могла вызвать Ваш гнев...
- Вы разыгрываете целомудренную польскую Лукрецию!
- Не понимаю Вас...
- Сейчас поймете. Мадам хранит верность своему мужу, но обманывает Всемогущего.
Разве Вы не подали мне надежду при первой встрече? А потом? Отвергаете мой подарок!
Являетесь в белом муслине на бал, где пышное черное платье было бы уместно... А на
интимную встречу с Императором, который ежедневно встречается со смертью лицом к лицу,
Вы надеваете траур...
Она слабо, улыбнулась, он пристально поглядел на нее и отрезал:
- Да нет, Вы не комедиантка! Вы безумица...
Потом он пустился в декламацию:
- Подумать только, Ланн, суждения которого всегда исполнены здравого смысла,
Талейран, умнейший в мире дипломат, и многие другие убеждали меня, что поляки
двуличны. Почему я не поверил этим предостережениям? Вы лгали мне, дурачили меня,
пленяли меня, чтобы я оказался во власти Ваших чар и не мог освободиться от них! Вы
делали все это, чтобы затруднить мне делами Вашей проклятой Польши заключение мирных
договоров!
Для мадам Валевской ничего не значит, что я думал найти в ней искреннюю подругу,
верное сердце, которое искал годы и годы что я полюбил ее! Вы знали, что я временный
гость в Вашей стране; откуда вы взялись, зачем в этот злощастный миг Вы возникли на моем
пути! со своим дьявольским очарованием, нежным взглядом и притворными речами? Вы
хотели уверить, меня, что эти речи - голос крови и души Ваших соотечественников..
Вдруг он гневным движением вытащил из жилетного кармана часы и швырнул их на
пол.
-Смотри! - вскричал он, наступая каблуком на часы, так я раздавлю Польшу, если ты
откажешь мне в своей, любви.
"Глаза его метали молнии, - пишет Мария Валевская, - мне казалось, что я вижу
страшный сон и тщетно пытаюсь пробудиться. Я хотела, встать, но его ужасный взгляд
приковал меня к месту, я закрыла глаза и съежилась в углу кушетки, в ушах. моих отдавался
стук его: каблуков, крошащих вдребезги злополучные часы. Вдруг я почувствовала, что
поднимаюсь в воздух, - "Ну, сейчас я проснусь", - подумала я с облегчением. Но какая-то
сила сжала меня так, что я задохнулась. "Вот это что", - поняла я..."
Мария потеряла сознание.
Наполеон этим воспользовался.
***
Когда Мария очнулась, она в отчаянии поняла, что император изнасиловал ее. Юбки
были задраны, кружева разорваны, сапожки валялись посреди комнаты. Наполеон, в кресле у
камина, тяжело дыша, приводил себя в порядок.
Непоправимое уже свершилось. Юная графиня, проникнувшись чувством
самоотречения; поняла, что должна использовать ситуацию в интересах Польши. Мария
поняла, что упреки, сетования, нервный припадок не имели смысла; могли только вызвать
раздражение императора.
Он забудет все свои обещания, вызовет камердинера и просто-напросто выставит ее. И
тогда - все.
Юная полька поступила как мудрая и опытная женщина. Она поднялась, подошла; к
нему и заставила себя улыбнуться.
Наполеон, слегка взволнованный, уже немного менее влюбленный, поскольку он
удовлетворил свое желание, смотрел на нее выжидательно.
- Я Вас прощаю, - прошептала Мария.
Он явно почувствовал облегчение, покрыл ее руки поцелуями и заверил, что они будут
встречаться очень часто.
Мария возразила ему серьезным и убежденным тоном:
- Как Вы можете думать, что я возвращусь к моему мужу, смогу жить рядом с ним, а с
Вами встречаться втайне по вечерам? Никогда. То, что произошло, соединило меня с Вами и
лишило возможности вернуться к графу Валевскому.
Обескураженный Наполеон, опустив голову, находился в нерешительности.
Погрузившись в раздумье, время от времени он поглядывал искоса на молодую женщину,
которая в этот решительный для своей судьбы момент обаятельно улыбалась, играла глазами
и, наконец, нежно и горячо поцеловала его ладонь. Он вздрогнул, и, как пишет Фремин,
"притупившаяся страсть императора возродилась с новой силой".
Глаза его заблестели, и он сказал:
- Ты права. Теперь ты будешь жить у меня. Потом он поднял Марию на руки, отнес ее
на канапе, снова привел в полный беспорядок ее юбки, и она, теперь уже не в обмороке,
испытала сладостные ощущения...
***
Мария расположилась во дворце как официальная любовница Наполеона.
Восторженные поляки были уверены, что их очаровательная соотечественница побудит
Наполеона к возрождению Польши. Каждый день приходила мадам Вобан, диктовала Марии
слова, которые она должна была на горячей подушке нашептывать Наполеону, а также
уточняла для нее ее роль, если находила молодую женщину чрезмерно застенчивой или
удрученной.
Фредерик Массон описывает эту роль следующим образом:
"Она должна была стать для Наполеона не случайной любовницей, а "побочной
супругой", которая не причастна ни к обязанностям короны, ни к почестям трона, но
занимает около императора особое место, место польской женщины.
Пока еще непрочной, но потом все более тесной связью должна она привязать сердце
императора к судьбам Польши. Самим своим присутствием она будет напоминать ему о его
обещаниях, еще не выполненных, возбуждать угрызения совести".
Послушная ученица, Мария каждый вечер прилежно повторяла эти фразы, но Наполеон
после любовных утех предпочитал серьезным разговорам салонные сплетни.
Молодая женщина с изумлением обнаружила его интерес к частной жизни своих
генералов, министров и даже членов польского правительства. Он наслаждался всеми
известными альковными историями Варшавы и смаковал их во всех деталях.
"Я угождала его вкусам, - пишет Мария Валевская и добавляет: - никто не хотел мне
верить, что самого великого человека своего столетия, к которому были прикованы взоры
всего мира, занимали подобные пустяки (такие безделицы).
Но он действительно хохотал над ними до упаду и забавлялся ими как школьник.
Однажды вечером он сочинил несколько куплетов солдатской песенки, остался
недоволен результатом, разорвал свое маранье и утешился, затащив Марию в постель.
Он предпочитал это занятие всякому другому времяпрепровождению с маленькой
графиней.
Его темперамент становился день ото дня все более пылким. 29 января 1807 года он
писал своему брату Жозефу:
"Мое здоровье не оставляет желать лучшего, я преуспеваю в любовных подвигах как
никогда..."
В связи с этим Мария была вынуждена отдавать свой долг за будущее спасение Польши
несколько раз в день.
***
Однажды вечером, когда она проявила особенное усердие, признательный Наполеон
неожиданно решил, наконец, приступить к рассмотрению проблемы, занимавшей его
любовницу:
- Будь уверена, - сказал он, - что я сдержу обещание, данное тебе. Я уже заставил
Россию вернуть узурпированную ею польскую территорию; остальное произойдет со
временем. Сейчас еще не тот момент, чтобы осуществить все. Необходимо терпение.
Политика - это натянутый шнур, который обрывается, если его натянуть слишком туго.
Выжидая, политики достигают успеха.
Ты знаешь, что я люблю твой народ, что мои намерения, мои политические взгляды, -
все побуждает меня желать вашего полного восстановления. Я хотел бы удвоить свои усилия
в поддержке ваших прав; я, несомненно, сделаю все, что не ущемит интересов Франции; но
подумай, какие громадные расстояния разделяют наши страны: то, что я установлю сегодня,
может быть разрушено завтра. На первом месте для меня - долг перед Францией, и я не могу
проливать французскую кровь ради интересов другой страны и высылать мою армию Вам на
помощь всякий раз, как Вам это понадобится. Но я восстановлю Польшу!
Мария обезумела от радости при мысли, что ее самопожертвование все-таки принесет
пользу.
Но увы! Через несколько дней Наполеон объявил, что он покидает Варшаву.
Маленькая полька снова упала в обморок. Послушаем ее:
"Я была совершенно ошеломлена, когда Его Величество, едва войдя ко мне, сказал:
- Мария, завтра я уезжаю. На меня возложена высокая ответственность. Я призван
предотвратить потрясения, угрожающие моим народам".
Она разразилась рыданиями, поняв, что он уезжает, ничего не сделав для Польши, что
она была его игрушкой и без пользы для страны принесла в жертву свою честь.
- Что будет со мной, Боже Великий!
- Ты приедешь в Париж, моя добрая Мария. Пока тебя будет здесь опекать мой честный
Дюрок. Он будет блюсти твои интересы. Ты обратишься к нему в любом случае, когда тебе
понадобится, он исполнит любое твое желание, если только ты не потребуешь невозможного.
Потрясенная до глубины души, Мария повторила ему, что у нее лишь одно желание:
чтобы он вернул ей родину.
- Никакие сокровища мира не возродят моего самоуважения. Пока Польша не будет
восстановлена, я буду жить затворницей в деревне...
Он стал нежнее:
- Нет, нет, Мария, так не будет. Я знаю, что ты можешь жить без меня. Я знаю, что не
покорил твоего сердца. Ты не любишь меня, Мария! Я это знаю, потому что ты искренняя,
безыскусная, - этим ты меня пленила, как ни одна из женщин. Но ты добра и нежна, твое
сердце полно благородства и чистоты. Ты не захочешь лишить меня нескольких мгновений
блаженства, которые я хочу ежедневно испытывать с тобой! Ах, Мария, только с тобой, ни с
кем более! С тобой я буду счастливейшим на свете...
И он улыбнулся "так горестно, так печально", что, охваченная жалостью, она бросилась
в его объятия и обещала ждать его, где он пожелает.
На следующий день он присоединился к своей армии, а она отправилась в Вену, где
французский посол принял ее на свое попечение,
7 февраля французские и русские войска встретились в кровопролитной битве в долине
Эйлау. Когда пала ночь, не было ни победителей, ни побежденных, а только группы
обезумевших одичавших людей, бродивших среди трупов. На следующее утро русские
отступили, и Наполеон решил, что победа принадлежит французам. Сидя на каком-то
барабане, он сразу написал письмо Марии:
- "Мой нежный друг, мы победили.
Мое сердце - с тобой. Если бы это зависело только от него, ты уже была бы гражданкой
свободной страны. Страдаешь ли ты от разлуки, как страдаю я? Верю в это... Я хочу, чтобы
ты вернулась в Варшаву или в свой замок - ты слишком далеко от меня.
Люби меня, моя нежная Мария, и верь в своего
Н."
После этого он написал письмецо, полное горячей любви, Жозефине, которая ждала его
в Париже.
Мария Валевская, лишенная возможности вновь увидеть Наполеона, чары которого уже
проникли в ее кровь, вернулась в Польшу и три недели прожила у своей матери.
В конце февраля она уже испытывала острую тоску по "контакту с императором".
Проведя еще несколько холодных ночей в мечтах о его страстных объятиях, она мгновенно
надела медвежью шубу, прикрыла высокую прическу меховой шапкой, прыгнула в сани и
велела отвезти себя в замок Финкенштейн, где император решил провести зиму. Там они
провели три нежных и восхитительных медовых месяца.
Мария словно императрица сидела рядом с Наполеоном на торжественных обедах, где
присутствовали Мюрат, Бертье, Дюрок, послы, иностранные принцы. Во время этих обедов
Наполеон разговаривал с Марией на изобретенном им тайном языке жестов: то, к удивлению
дипломатов, засовывая палец в ноздрю, то закрывая глаз или двигая ушами. Живость его
мимики забавляла и очаровывала юную графиню, которая быстро научилась
расшифровывать этот "тайный телеграф".
Когда гости удалялись, император привлекал Марию на канапе, обнимал и вел себя так
же нежно, как во времена любви к Жозефине.
Свидетельством большой страсти была нестандартность комплиментов, которые он ей
делал; вот один из них, который сообщает нам без комментариев строгий Фредерик Массон:
- "Для всех я - могучий дуб, и только для тебя - желудь..."
Выразив свою любовь в изысканных словах, Наполеон набрасывался на Марию столь
стремительно, что дело заканчивалось иногда на ковре гостиной...
После чего, слегка усталый от этих упражнений, он выходил во двор, чтобы с азартом
бриеннского школьника сыграть с солдатами в кегли.
***
Не часто в своей жизни Наполеон переживал такие счастливые дни, как в
Финкенштейне. Впервые в жизни рядом с ним была женщина нежная, любящая, покорная,
искренняя, чистосердечная и не кокетка.
Только одно было ему не по душе: темные туалеты Марии.
- Почему ты в черном? - спросил он однажды с гримасой, притворяясь, что хочет
разорвать ей юбку. - Ты же знаешь, что я люблю яркие цвета.
Она отвечала с неприступной миной:
- Полька должна носить траур по своей родине. Когда ты восстановишь Польшу, я
всегда буду в розовом.
Он улыбался:
- Потерпи. Весной я начну действия против России.
Сезон действительно был неблагоприятным для военных действий. Иногда бушевали
вьюги и замок становился неприступным; термометр показывал 30° ниже нуля.
В ожидании весенних цветочков солдаты Великой Армии коротали время, играя в
карты и распевая фривольные песенки. В замке Финкенштейн было холодно, хотя в каминах
пылали огромные поленья.
Поэтому любовники проводили много времени в постели, согреваясь любовными
шалостями.
Однажды майским утром, когда император еще лежал в постели с Марией, ему
принесли письмо от Жозефины. Направив свою ревность не по адресу, она упрекала его в
нежной переписке с парижскими дамами.
Разобиженный император тотчас же вылез из постели и твердым пером немедленно
написал ответ:
"Я получил твое письмо. Я понятия не имею о дамах, в переписке с которыми ты меня
обвиняешь. Я люблю только свою Жозефиночку, люблю и добрую, и надутую, и капризную,
она очаровательна, даже когда ссорится. Потому что она всегда мила - но только не в
припадке ревности. Тогда она становится дьяволицей. Но вернемся к прекрасным дамам.
Если бы я действительно делал выбор среди них, я хотел бы, чтобы они были розовыми
бутончиками. Может быть, ты к цветам тоже будешь меня ревновать?
Прощай, мой друг. Твой Н."
После этого, обнаружив, что Мария свежа как бутон розы, он снова бросил ее на
постель и быстро оборвал лепесточки.
БЫЛ ЛИ У НАПОЛЕОНА СЫН ОТ ПРИЕМНОЙ ДОЧЕРИ КОРОЛЕВЫ ГОРТЕНЗИИ
"Неумеренный в страстях, Наполеон был одновременно дедушкой и дядей собственного
сына".
Жан-Поль Неллврен
26 мая 1807 года медовый месяц любовников Финкенштейна внезапно был прерван
известием, которое потрясло Наполеона. В Ла-Ай в возрасте пяти лет умер старший сын
королевы Гортензии.
Об этом ребенке с самого его рождения все говорили как о сыне Наполеона. Шептались
о том, что Наполеон лишил Гортензию девственности и нередко глубокой ночью, когда все
спали, прокрадывался в ее комнату в Тюильри.
Свидетельств сколько угодно:
"Как только Гортензия достигла половой зрелости, - пишет генерал Тьебо, - Первый
Консул стал заглядываться на нее, и мадам Компан, не без ведома Жозефины, стала
устраивать их встречи. Как только приходил Первый Консул, мадам Компан уводила из их
общей комнаты Каролину, которая, хоть и была очень юной, инстинктом женщины
догадывалась о происходившем".
1 С 1806 г. Луи Бонапарт и его жена Гортензия Богарнэ стали королем и королевой
Голландии.
2 Каролина и Гортензия были в то время пансионерками м-м Компан в Сен-Жерменан-
Лай.
Другой мемуарист добавляет:
"Говорили, что будто бы между Наполеоном и его приемной дочерью не было
незаконной связи, но это не так. Весь двор и весь Париж знали, какое горе причиняла эта
связь Жозефине, и все обстоятельства брака Луи и Гортензии обсуждались в городе и в
прихожих Тюильри".
Бурьен опровергал эти обвинения: "Наглая ложь, - пишет он, - будто бы Наполеон питал
к Гортензии не только отцовские чувства".
Но его опровергает барон де Мунье: "Бурьен пытается доказать в своих мемуарах, что
между Наполеоном и его приемной дочерью не было любовной связи. Нет же, это было
общеизвестно, и сына Гортензии - будто бы от Луи все единодушно считали сыном
Наполеона. Наполеон хотел усыновить ребенка и объявить своим наследником. Я сам видел,
в начале 1806 года, как Наполеон вел мальчика за ручку через галерею дворца Сен-Клу, и
лицо его сияло гордостью и удовлетворением. Мальчик был красив и очень похож на него. С
момента его рождения прекратились приготовления к разводу - ведь теперь имелся
наследник".
И, наконец, Фредерик Массон находит несколько парадоксальное обоснование
народной молве, оправдывая исключительную привязанность Наполеона к ребенку, который,
возможно, и не был его сыном:
"Ему очень нравилось, когда его внучатый племянник кричал дежурящим у дворца
гренадерам: "Да здравствует Нанон, солдат!" Он велел приводить ребенка во время своего
обеда, сажал за стол, давал ему перепробовать все блюда V. опрокидывать посуду, до которой
он мог добраться. Он водил его к газелям в парке, сажал на одну из них верхом, а потом они в
шутку угощали животных табаком. Он смеялся, когда ребенок называл его "дядя Бибиш". Он
любил, чтобы мальчик присутствовал при его туалете, обнимал его, дергал за ушко, ползал на
четвереньках по ковру, играя с ним. Все его поведение порождало толки и даже убеждения
многих, что ребенок, которого Наполеон так любит и балует, которого он объявил своим
наследником, его родной сын. Но разве мнение толпы что-либо значило для всемогущего
властителя? Наполеон признал в этом мальчике свою кровь, свою расу, свой гений. Для
Франции настала эпоха, когда фактическая наследственность была важнее законной, хотя это
противоречило установлениям всех народов; именно такое наследование, основанное на
фактическом прямом родстве, признавал трезвый разум. Ах, это неблагопристойно? - ну и
что ж? Наполеон презирал предрассудки и считал, что его исключительная судьба дает ему
право пренебречь канонами общей морали в интересах нации (и даже человечества!),
которым необходимо установление прочной династии - его династии. Это и позволило ему с
легкостью пренебречь широко распространившимися неприличными подозрениями".
***
Смерть этого ребенка долгое время удручала Наполеона; коротенькая его жизнь создала
загадку для историков, которые уже сто пятьдесят лет обсуждают проблему маленького
Шарля-Наполеона. Существуют две противоречивые версии, попытаемся вкратце
сформулировать их.
Первая версия - политическая - уходит корнями в 1799 год.
Еще до 18 брюмера проблема наследника стала одной из самых мучительных проблем
для Наполеона. Жозефина была бесплодна. И сам Наполеон сомневался в своей способности
иметь детей. Это затрудняло установление наследственной власти.
Первая возможность решения вопроса - развестись с Жозефиной и жениться на более
молодой женщине. Но Наполеон сомневался и в собственных возможностях иметь детей, а
кроме того, все еще обожал свою Креолку, столь искусную в любовных играх. Поэтому он
разыгрывал благородного супруга:
- Как, - говорил он Рёдореру, - отвергнуть эту прекрасную женщину, пожертвовать ею
для своего возвеличения! Это свыше моих сил, я не тигр, я человек и мужчина!
Второе решение вопроса подсказывала его семья: назначить наследником одного из
братьев. На титул дофина претендовали Жозеф и Люсьен; Жозеф - как старший, Люсьен - как
плодовитый отец семейства...
Первый Консул отверг оба решения и принял третье. Он решил женить своего брата
Луи на своей приемной дочери Гортензии Богарнэ и усыновить их первого ребенка, с тем
чтобы в наследнике династии слилась кровь Бонапарта и Жозефины...
Гортензия к этому моменту была прелестной семнадцатилетней девушкой, живой,
веселой и задорной.
Луи Бонапарт представлял собой полную ей противоположность: угрюмый и мрачный,
почти инвалид, здоровье которого было сильнейшим образом подорвано давней
венерической болезнью. Правая рука наполовину парализована, затрудненные движения,
сужение голосовой щели, искривленный позвоночник... Для лечения он обращался к
знахарям, которые предписывали ему отвратительные средства: например, лежать в
дымящейся свежей требухе животных, носить рубашки чесоточных больных и спать на их
простынях, взятых в больнице. И он проделывал эти немыслимые процедуры!
Когда Гортензия, которая в то время флиртовала с Дюроком, узнала о намерениях
Наполеона, она разразилась рыданиями. Но Жозефина воззвала к ее дочерним чувствам,
убедив ее, что если она согласится на брак и родит от этого калеки ребенка, она спасет свою
мать от развода.
Свадьба состоялась 2 января 1802 года. 8 января Консул отбыл в Лион. Через месяц
Гортензия объявила, что она беременна. Ребенок родился 10 октября, и, если принять во
внимание, что нормальный срок беременности - 270 дней, то можно считать, маленький
Шарль-Наполеон был зачат 14 января, то есть неделю спустя после отъезда Наполеона.
После возвращения в Париж Наполеон объявил, что хочет усыновить внучатого
племянника.
Луи отказался. Чтобы убедить его, Бонапарт осыпал его милостями, пожаловал
всевозможные чины, военные и гражданские, владения с миллионным доходом, шпагу
почетного коннетабля, орден Золотого Руна и ленту Почетного Легиона.
Все напрасно.
В январе 1805 года он еще раз предложил усыновить ребенка и сделать его королем
Италии под именем Наполеона II. Луи снова отказался,
В 1806 году Наполеон даровал брату трон Голландии. И опять безуспешно.
В мае 1807 года ребенок умер от крупа, и Наполеон, который после рождения
маленького Леона уверился, что может иметь детей, стал всерьез думать о разводе.
***
Вторая версия - не связанная с политикой. Более человечная, она связана с
постельными забавами Первого Консула.
Если верить слухам, курсировавшим в Тюильри, Бонапарт был любовником Гортензии с
лета 1801 года. В декабре девушка почувствовала себя беременной и очень встревожилась.
Будущий император тоже был растерян; ему пришлось рассказать обо всем Жозефине. Чтобы
избежать скандала, он решил выдать Гортензию замуж за болезненного Луи. Жозефина,
рыдая, согласилась с его решением.
Послушаем мемуариста:
"Связь Бонапарта и его приемной дочери не вызывает никаких сомнений.
Доказательства - слезы Жозефины и ее содействие поспешному браку, который, сделав ее
дочь-соперницу свояченицей Наполеона, должен был наложить узду на его страсть; кроме
того, удаляя Гортензию из Тюильри, обеспечивала себе покой и счастье, которых столь давно
лишилась"..
Незадолго перед свадьбой к Луи явился Люсьен, желая открыть ему глаза.
- Гортензия - любовница Наполеона, - сказал он.
- Знаю, - ответил Луи, - мне говорили. Но это дело прошлое.
Свадьба состоялась 4 января, 8 января Бонапарт уехал в Лион, а 10 октября Гортензия
подарила мужу младенца Наполеона-Шарля. Итак, мы имеем дату 10 октября, которая
вступает в противоречие с молвой об отцовстве Первого Консула.
"Но ведь, однако, - возражает Пьер де Лакретель, - сегодня не существует никаких
неоспоримых доказательств, что первой сын Гортензии родился именно 10 октября 1802 года
в 9 часов вечера. Была напечатана заметка в "Монитёре". Все публикации в прессе зависели
от Консула, но его не было в Париже, - наверное, поэтому информация была предельно
краткой - всего три строчки. Подлинный акт о рождении, подписанный 15 октября, не
сохранился, - очевидно, как и многие другие, был сожжен во время Коммуны. В копиях
зафиксировано, что церемония регистрации рождения этого ребенка, в котором Наполеон
видел своего наследника, была чрезвычайно скромной.
В то время как на свадьбе Луи и Гортензии присутствовали и подписывали контракт
многочисленные родственники и знатные вельможи, 15 октября в мэрии не было ни одного
родственника, ни одного высокопоставленного лица; акт подписан всего лишь тремя лицами
- Наполеоном, Жозефиной и Луи.
Вполне можно предположить, что Гортензия разрешилась от бремени на месяц или
полтора ранее даты, указанной в официальном акте о рождении Наполеона Шарля.
Последующие события укрепляют версию об отцовстве Наполеона.
"Подлинная драма, - пишет Пьер де Лакретель, - только началась. Три года между Луи и
Наполеоном шла борьба, в которой Гортензия неизменно поддерживала деверя, а не мужа.
Когда Наполеон стал проявлять страстную любовь к своему внучатому племяннику,
похожему на него как родной сын; когда он стал, словно безделушки, метать царственные
венцы своим братьям, чтобы они отказались от наследования; когда стало известно, какие
коварные уловки он применял, чтобы возвести на трон этого ребенка, не показался ли он
тогда не главой своего рода, замыслившим утвердить династию, но обезумевшим отцом,
который любыми средствами хочет вернуть сына?.. Но ему пришлось признать свое
поражение, потому что Луи был непреклонен в своем стремлении отомстить актерам
комедии, навсегда погубившей его честь, - Наполеону, Жозефине и Гортензии"'.
***
В то время как Луи заботился о своем слабом здоровье на приморских курортах,
Наполеон окружал своими заботами его супругу. Он предоставил ей особняк на улице
Виктуар, а после провозглашения Империи окружил ее неслыханными почестями.
В то время как ее мать - императрица - еще не имела ни титула, ни значительных
личных средств. Гортензия была окружена настоящим двором: епископ Нанси в качестве
духовника, пять придворных дам, камергер, шталмейстер, три гувернантки для юных
принцев, лектриса и секретарь...
Каждый день Наполеон распоряжался привести к нему мальчика, которого вся Европа
считала его сыном. Чтобы позабавить ребенка, он становился на четвереньки или
маршировал солдатским шагом, мазал ему лицо кремом или вареньем, а потом кто-нибудь из
присутствующих должен был восхищаться сходством мальчика с Наполеоном.
Сходство - духовное и физическое - действительно просто ошеломляло.
Например, генерал Тьебо рассказывает, что однажды во дворце Гортензии графиня
д'Обер, приведя на прием своих дочерей, сказала, обращаясь к маленькому принцу:
- Монсеньер, прошу Вас оказывать им свои милости.
Мальчик устремил на нее пронзительный взгляд, подобного какому, пишет генерал
Тьебо, я не видел ни у кого, кроме императора, и через минуту общего взволнованного
молчания ответил:
- Мадам, но ведь не я их, а эти дамы меня должны удостоить своими милостями.
Гортензия обняла сына; все пришли в восторг. Я же был глубоко потрясен тактом,
деликатностью и знанием приличий, проявленными четырехлетним ребенком по отношению
к сорокалетней даме. Увидев мое волнение, стоявший рядом со мной придворный кавалер
императрицы сказал мне:
- Это необычайный ребенок. Если ему что-нибудь рассказывают, урок, который он
должен запомнить он слушает, уставив глаза на говорящего и пребывая в полной
неподвижности - в точности как император слушает важные донесения, и, выслушав, тотчас
же резюмирует основную мысль, выказывая при этом "память, ум и точность суждения".
Таков был ребенок, которого справедливо либо ошибочно считали сыном Наполеона; в
котором видели преемника современного Цезаря, который мог бы изменить судьбы мира,
включая Францию.
Через три месяца этого ребенка не стало, - того, кто среди сыновей Гортензии
единственный был Наполеоном, а не только лишь Бонапартом.
Резюме этой истории дает крупный исследователь наполеоновской эпохи Жан Саван:
"Здесь есть один загадочный пункт. Вот он:
- У Гортензии в браке с Луи Бонапартом было трое сыновей:
1) Наполеон-Луи-Шарль, родился 10 октября 1802 года, умер 5 мая 1807 года;
2) Наполеон-Луи, родился 11 октября 1804 года;
3) Шарль-Луи-Наполеон, родился 20 апреля 1808 года.
Все историки принимают, признают, повторяют, что Наполеон решился на развод после
смерти маленького Наполеона-Луи-Шарля, потому что смерть этого ребенка лишала род
Бонапартов наследника мужского пола.
В момент этой смерти, - добавляет он, - будущий Наполеон III (Шарль-Луи-Наполеон)
еще не родился.
Совершенно верно. Но почему в этих умозаключениях опущено имя маленького
Наполеона-Луи, второго сына Гортензии. Ведь он родился при жизни своего старшего брата?
Почему солидный историк хранит молчание об этом сыне? Потому что Наполеон не любил
этого внучатого племянника так, как умершего? Почему бы это? А если он любил и этого
племянника, по какой причине он не сделал его своим наследником после смерти его
маленького старшего брата?
Этот вопрос остается не проясненным. Пока он не будет решен, нельзя полностью
разобраться в утверждениях современников относительно интимных отношений Бонапарта
со своей приемной дочерью и свояченицей Гортензией де Богарнэ. Как правило, они в этих
суждениях были весьма категоричны".
Ежели не быть категоричными, все же можно предполагать, что голландцы четыре года
имели королем француза вследствие того, что однажды в 1801 году Наполеон залез в постель
своей приемной дочери.
РАДИ ЛЮБВИ К МАРИИ ВАЛЕВСКОЙ НАПОЛЕОН СОЗДАЕТ ВЕЛИКОЕ
ГЕРЦОГСТВО ВАРШАВСКОЕ
"Любовь - источник многих творений, политических, интеллектуальных и
художественных".
Симона Кануэль
Однажды майским утром 1807 года Наполеон вошел в комнату, которую Мария
занимала в замке Финкенштейн, с опечаленным видом.
- Наши прекрасные дни возвратятся, - сказал он. - А сейчас военные действия
возобновляются, я должен ехать инспектировать армию. Ты не можешь оставаться здесь
одна.
Мария опустила голову. Она знала, что для восстановления Польши Наполеон должен
вести войну с русскими, и ее горести не могут приниматься в расчет. Она знала, что разлука
необходима, чтобы ее жертва обрела смысл. Но она чувствовала, что четыре месяца в
Финкенштейне были счастливейшей порой ее жизни, и сердце ее разрывалось от боли.
- Когда я должна уехать? - спросила она.
Император, тоже охваченный волнением, ответил:
- Сегодня, сейчас. А я покину Финхенштейн вечером.
Он повернулся и ушел в свой кабинет, а молодая женщина, оставшись одна, бросилась
на пол и зарыдала. Сквозь слезы ее взгляд впивал все детали этой комнаты, которые она
хотела навеки запечатлеть в своей памяти. Наконец, она встала, взяла ножницы и отрезала
кусок обивки с их ложа <Эта дыра в обивке кровати сохранена до сих пор.>.
Через два часа она прощалась с императором. Оба были печальны.
- Не забывай, что ты обещал восстановить Польщу, - сказала она, насильно улыбаясь.
Император обнял ее:
- Мы идем сражаться, чтобы я смог исполнять это обещание.
Она поднялась в карету и помахала ему рукой из окна, как он помахал ей при первой их
встрече в Яблони.
- Верь, что мы очень скоро увидимся, - сказал Наполеон.
...Они увиделись только в 1808 году.
Император покинул замок через два часа после отъезда Марии. Он проинспектировал
несколько полков: попробовал похлебку в походных кухнях, подергал за ухо несколько
старых служак, трижды свалился с лошади, произнес несколько исторических изречений для
будущих творцов наполеоновской легенды и 25 мая вернулся в Фннкенштейн.
На следующий день он получил известие о капитуляции Данцига Ранее, чем он
продиктовал бюллетень для парижских газет, Наполеон настрочил нежнейшее письмецо
Марии:
"Мой нежный друг, Данциг капитулировал. Я знаю, ты будешь рада получить это
известие от меня. Я еду в Данциг, но я не забыл своего обещания. Будь спокойна и счастлива,
небеса светлеют, мы скоро увидимся. Обещаю тебе это.
Н."
2 Наполеон был прескверным кавалеристом. Однажды он упал с коня, когда производил
смотр войскам под Карузелем. Его треуголка откатилась в сторону, ее поднял молодой
лейтенант. Расстроенный Наполеон сказал ему: "Благодарю вас, капитан!" Тот мгновенно
воспользовался обмолвкой и задал вопрос: "Какого полка, Сир?" Наполеону пришлось
сделать "хорошую мину при плохой игре" и он ответил: "Моей гвардии!"
Назавтра он был в Эльсберге. Его войска находились в нескольких лье от русских; все
предвещало битву, которая должна была решить исход войны. Тем не менее, в спешке
последних приготовлений, между двумя военными советами со своими маршалами,
Наполеон улучил минуту, чтобы написать несколько строк Марии:
"Мой нежный друг, все идет так, как и задумано, мы наступаем врагу на ПЯТКЕ,
польская дивизия исполнена энтузиазма и отваги. Приближается день, которого мое сердце
ждет с нетерпением; мы соединимся с тобой и снова будем вместе.
Твои Н."
Через два дня Наполеон разбил русских под Фридляндом.
После этой победы, которая потрясла Европу, Наполеон пригласил царя в Тильзит для
мирных переговоров.
Свидание состоялось на плоту, закрепленном на якоре посреди Немана, и послужило
поводом к шумным торжествам, сопровождаемым возлияниями вин и длинными, но не очень
умными речами и тостами. Тогда-то император впервые увидел королеву Пруссии. Он был
покорен и пожелал немедленно стать ее любовником.
- Какая красавица! - сказал он одному из своих генералов.
Тот оказался умелым льстецом:
- Это будет роза рядом с лавровой ветвью, - ответил он.
Фраза привела императора в превосходное расположение духа, которое он сохранял во
все время переговоров.
В первый же вечер он проявлял необычайную галантность и преподнес королеве букет
цветов.
Встревоженная, она возразила:
- Мы слишком мало знакомы!
Но император настаивал:
- Если вы примете эти цветы, мадам, это будет счастливым предзнаменованием для
дружбы, которую я вам торжественно обещаю...
Это была почти что декларация... На следующий день он пригласил ее к обеду тет-а-тет.
За десертом, увидев, как он ерзает на стуле со всеми признаками неистовой страсти, она
расхрабрилась и попросила у него для своего сына владение Магдебург.
Сразу грянул мороз.
- Магдебург... Магдебург... - повторил Наполеон, словно освобождаясь от дурмана, -
даже не мечтайте об этом, мадам, даже не мечтайте.
И он удалился.
Осознав опасность, которую представила бы связь с королевой Луизой - к тому же она
была любовницей царя, - в дальнейшем он вел себя очень сдержанно.
В письме к Жозефине он писал:
"Королева Пруссии очаровательна и вовсю кокетничает со мной. Но не ревнуй, дорогая,
- я вроде скользкой клеенки, на которой не удержишься. Эта связь стоила бы мне слишком
дорого".
"Тем не менее, - сообщает мемуарист, - он был не вполне искренен, и будто бы
лишенная его внимания бедная королева добилась от него сделок, весьма выгодных для
своего супруга, которому она таким образом сохранила половину его владений". <Она стала
потом шпионкой Наполеона>
9 июля мирный договор был подписан. Преодолев сопротивление дипломатов, которые
боялись рассердить царя, к союзу с которым стремилась Франция, Наполеон остался верным
обязательству, данному своей метрессе. Он восстановил независимость части Польши; эта
территория, получившая название Великого герцогства Варшавского, обрела свое
существование благодаря Марии Валевской...
Получив это известие, молодая женщина опьянела от радости. Она горела желанием
броситься в объятия своего любовника, она ждала его, не подозревая, что он отправился во
Францию сразу после подписания мирного договора.
Когда она, трепещущая, ожидала услышать шум колес его кареты, Наполеон галопом
пересекал Польшу и Пруссию. После суточного перехода он на несколько дней остановился в
Дрездене, где принял герцога Саксонского и стал любовником молодой очаровательной
женщины: Шарлотты фон Килманнсегге.
22 июля Наполеон покинул Дрезден, 27-го был в Сен-Клу. 29-го он отправил Марии
Валевской, которая ожидала его приезда, жестокое известие.
"Моя дорогая; и нежная Мария, ты так горячо любишь свою страну, что должна
понять,, как счастлив я вернуться во Францию, которую покинул почти что год назад.
Радость была бы полнее, если бы ты была здесь, но ты постоянно в моем сердце.
Праздник Успенья - день моего рождения. Пусть наши души соединятся в этот день. Ты
мне, конечно, напишешь, и я пошлю тебе свои нежные пожелания. За этими письмами
последуют другие, обещаем это друг другу.
До свидания,, мой нежный друг. Ты будешь со мной, это случится скоро. Я тебя вызову
к себе, как только положение дел мне это позволит
Верь моей неизменной любви
Н."
Мария стала жить затворницей, ожидая, когда Наполеон вызовет ее в Париж.
***
Наполеон несколько дней давал празднества для парижан, наслаждавшихся радостью
мирной жизни.
Как только ему удалось ускользнуть от Жозефины, он ринулся на улицу Виктуар, где
жила Элеонора Дентоэль с его сыном, маленьким Леоном.
Он был в восторге.
- Никогда я не видел ребенка красивее - заявил он.
После этого он насчитал множество черт сходства:
- У него мой нос, мой рот, мой подбородок и даже моя прядь волос, спускающаяся на.
лоб...
Восхищенный, впервые испытывающий, счастье отцовства, Наполеон обнимал
Элеонору, и ее глаза сияли ему, как два маленьких солнца Аустерлица.
Потом император распорядился несколько раз в неделю приводить, маленького Леона в
Тюильри. Он закармливал его конфетами и задаривал игрушками, нежно ласкал. Человек,
которого государи Европы представляли себе склонившимся над планами новых битв и
военных союзов, становился на четвереньки, дул в свистульку или кудахтал, изображая
курицу, снесшую яичко, для забавы маленького Леона.
Он обожал этого малыша и даже какое-то время собирался признать его своим сыном и
утвердить как наследника. Но потом, убоявшись скандала, Наполеон от этого плана
отказался.
***
В сентябре Наполеон стая самым могущественным государем Европы. Создав новую
знать, он захотел восстановить пышность и блеск старого режима. Чтобы создать себе
соответствующее обрамление, экс-генерал Республики обосновался в старинном жилище
французских королей - в Фонтенбло.
Увы! Придворные дамы, окружавшие императрицу, способствовали возрождению в
Фонтенбло эпохи Людовика XV.
Послушаем Констана:
"Одна из придворных дам, очаровательная и остроумная, привлекла внимание Его
Величества.
Они начали обмениваться нежными посланиями. Однажды вечером император велел
мне отнести ей письмо.
При дворце Фонтенбло был внутренний сад, куда имели доступ только Их Величества.
Сад был с четырех сторон окружен строениями, в центральном помещались Их Величества,
напротив - за высокими арками, образующими каре, находилось строение, где помещались
приближенные Императора и Императрицы.
Мадам де Барраль, дама, на которую обратил внимание император, жила в одном из
этих строений за аркадами, на нижнем этаже на уровне земля. Его Величество объяснил мне,
что я должен буду войти в помещение через открытое окно и в темноте отдать письмо особе,
которая протянет за ним руку. Свет нельзя было зажечь, так как одно видно было из сада
сквози аркады.
Я действительно обнаружил открытое окно, осторожно влез в него, двинулся дальше,
но, не зная о ступеньке, полетел на пол со страшным шумом, причем ушиб колено, локоть и
голову. Когда я упал, раздался крик и какая-то дверь захлопнулась.
Когда я, пересиливая боль, с трудом поднялся и двинулся ощупью, то снова услышал
шум. Кто-нибудь мог явиться на эти звуки и узнать меня, что было нежелательно. Поэтому я
вернулся к императору и описал ему свою неудачу.
Император осмотрел мои ушибы; увидев, что они не серьезны, он принялся хохотать от
всего сердца. Потом он добавил серьезным тоном: "Вы обнаружили там ступеньку; это
важное наблюдение. Дадим время мадам де Барраль оправиться от испуга, и я пойду к ней, а
Вы проводите меня".
Через час император прошел под арками, осторожно влез в окно и, предупрежденный о
ступеньке, благополучно добрался до спальни графини де Барраль.
Молодая женщина, напуганная шумом, который час назад произвел Констан, забилась в
угол комнаты.
- Где Вы? - спросил император.
- За кроватью.
- Зажгите свет!
- Ни за что!
Они обнялись, не видя друг друга, легли на кровать в полной темноте и до рассвета
предавались этому - дерзну его так назвать - "наслаждению ощупью".
Наполеон недолго увлекался этой чрезмерно осторожной любовницей.
"Хотя мадам де Барраль, - пишет Констан, - воспылала страстью к императору, связь
вскоре оборвалась. С его стороны это была просто прихоть. Я могу предположить, что
условия свиданий охладили чувство императора, который не был настолько влюблен, чтобы
пренебречь всеми трудностями ради красавицы-метрессы.
***
В конце сентября император встретил на вечере Карлотту Гаццани, прекрасную
генуэзку, которую он два года назад привез с собой из Италии. Она была в белом платье с
веткой цветов в руке. Наполеон не видел ее уже более года. Он нашел ее обворожительной и
пожелал снова разделить с ней ложе.
Карлотта была женщина нежного нрава и крайне пассивная.
Когда в 1806 году Наполеон внезапно порвал с ней, с ее стороны не было ни горьких
упреков, ни жалоб: "Вторичное обретение" тоже совершилось очень просто.
- Через четверть часа я буду у тебя в спальне.
Карлотта кивнула, вышла из залы, поднялась к себе и, положив цветы на столик, начала
раздеваться.
Через пятнадцать минут вошел Бонапарт. Различные части знаменитой формы
полковника конных стрелков полетели на пол, а также лента Почетного Легиона и туфли.
Карлотта ощутила на своем теле тяжесть самого могущественного в мире человека. Не
наделенная, подобно Боссюэ, даром философической мечтательности, она подумала только:
"А он немного растолстел..."
Удовольствие, которое Наполеон получил от этого маленького тет-а-тет, превзошло все
его ожидания. В тот же вечер, покинув свои апартаменты, он на цыпочках снова прокрался в
постель генуэзки.
В последние дни он вызывал ее к себе, и весь двор узнал, что она снова в фаворе.
Сначала об этом судачили, потом связь утвердилась как официальная, и к ней привыкли. Как
рассказывает нам мадам Ремюза:
"Он поселил ее в Фонтенбло, с тем чтобы она могла немедленно являться по его зову;
шептались, что по вечерам она приходит к нему или он поднимается в ее комнату, но, в
общем, в этих пересудах ей не придавали особого значения. Двор пришел к выводу, что эта
фаворитка не из тех, которые вносят существенные изменения в придворную жизнь. Мадам
де Талейран, которая, возможно, и посоветовала Бонапарту вернуться к Карлотте, стала
поверенной Бонапарта, которой он рассказывал о своих наслаждениях".
Мадам де Талейран была не единственной, кого император осведомлял о ласках,
расто