Вы находитесь на странице: 1из 188

УДК 316.6 ББК 88.

5 Б51
Серая «Психологический бестселлер» основана в 2001 году
Рисунок на обложке Ю. Саевича
Берн Эрик
Б51 Что вы говорите после того, как сказали «привет», или
Психология человеческой судьбы / Пер. с англ. А. Г. Румянцевой.— М.: РИПОЛ КЛАССИК, 2004.— 416 с—
(Психологический бестселлер).
ISBN 5-7905-2105-3
В своей последней и, возможно, наиболее совершенной книге, впервые полностью переведенной, автор хоро-
шо известных российскому читателю «Игр, в которые играют люди» Эрик Берн пишет о нашей с вами жизни
и о психотерапии как способе совершенствования, улучшения качества этой жизни... И о судьбе, которая,
оказывается, во многом определена еще в раннем детстве и которая может быть осознана и даже управляема
самим человеком, если, конечно, он этого захочет.
УДК 316.6 ББК 88.5
ISBN 5-7905-2105-3 © Издательский дом «РИПОЛ КЛАССИК», перевод, оформление, 2004

Содержание
СПИСОК РИСУНКОВ.................................12
ПРЕДИСЛОВИЕ.......................................13
ЧАСТЬ I. ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ....................17
ГЛАВА 1. ВВЕДЕНИЕ.....................................19
1. Что вы говорите после того,.......................19
как сказали «Привет» ?.............................19
2. Как вы говорите «Привет»?........................19
3. Иллюстрация.....................................21
4. Рукопожатие......................................23
5. Друзья............................................25
6. Теория............................................25
Ссылки...........................................25
ГЛАВА 2. ПРИНЦИПЫ ТРАНСАКТНОГО
АНАЛИЗА..............................................26
1. Структурный анализ..............................26
2. Трансактный анализ...............................29
3. Структурирование времени........................35
4. Скрипты..........................................39
Примечания и ссылки.............................40
ЧАСТЬ II. РОДИТЕЛЬСКОЕ ПРОГРАММИРОВАНИЕ..............................41
ГЛАВА 3. ЧЕЛОВЕЧЕСКАЯ СУДЬБА......................43
1. Жизненные планы
Магда.............................................43
Делла.............................................44
Мэри.............................................46
2. На сцене и за сценой..............................46
5
3. Мифы и сказки...................................50
История Европы...................................51
Красная Шапочка.................................53
Реакция марсианина...............................54
Скрипт Красной Шапочки............'....'.........55
4. В ожидании RigorMortis
(трупного окоченения).............................58
Скрипт ожидания трупного окоченения............59
История Спящей Красавицы.......................60
5. Семейная драма....................................61
6. Человеческая судьба...............................62
7. Из истории___...................................66
Примечания и ссылки.............................68
ГЛАВА 4. ДОРОДОВЫЕ ВЛИЯНИЯ.......................71
1. Введение..........................................71
2. Влияния предков..................................74
3. Сцена зачатия.................................-----76
4. Позиция рождения................................78
5. Скрипты рождения................................82
6. Имена и фамилии.................................84
Примечания и ссылки.............................86
ГЛАВА 5. РАННИЕ СОБЫТИЯ...........................89
1. Ранние влияния...........................,.......89
2. Убеждения и решения.............................90
3. Позиции-местоимения.............................91
4. Счастливчики и неудачники.......................94
5. Тройные позиции.................................95
6. Позиции-сказуемые...............................96
7. Выбор скрипта...................................100
Ссылки___ч.....................................100
ГЛАВА 6. ВОСПРИИМЧИВЫЙ ВОЗРАСТ................ 101
1. Родительское программирование..................101
2. «Марсианское мышление»........................104
3. Маленький законник............................. 107
4. Скриптовый аппарат.............................109
Примечания и ссылки............................112
ГЛАВА 7. СКРИПТОВЫЙ АППАРАТ....................113
1. Скриптовая расплата.............................113
2. Распоряжение...................................116
6
3. Вызов............................................117
4. Электрод........................................118
5. Мешки и прочее.................................119
6. Предписание.....................................120
7. Родительские модели.............................122
8. Чертенок........................................124
9. Разрешение......................................125
10. Внутреннее освобождение........................127
Чак..............................................128
11. Скриптовый инструмент..........................130
Клементина......................................130
12. Стремления и разговоры..........................131
13. Счастливчики.....................................132
14. У каждого ли есть скрипт?........................132
15. Антискрипт......................................133
16. Выводы..........................................134
Примечания и ссылки............................135
ГЛАВА 8. ПОЗДНЕЕ ДЕТСТВО..........................136
1. Сюжеты и герои.................................136
2. Рэкет............................................137
3. Купоны..........................................139
4. Иллюзии.........................................145
5. Игры............................................153
6. Персона..........................................155
7. Семейная культура................................ 156
Примечания и ссылки.............................161
ГЛАВА 9. ПОДРОСТКОВЫЙ ПЕРИОД..................162
1. Развлечения......................................162
2. Новые герои......................................163
3. Тотем............................................163
4. Новые чувства....................................164
5. Физические реакции..............................165
6. Гостиная и задняя комната........................165
7. Скрипт и антискрипт..............................166
8. Представление о мире............................. 167
9. Футболки.........................................170
Никому нельзя доверять...........................172
Все так делают....................................174
Ссылки___.......................................175
ГЛАВА 10. ЗРЕЛОСТЬ И СМЕРТЬ....................... 176
1. Зрелость..........................................176
2. Заклад............................................177
7
3. Пагубные привычки..............................178
4. Драматический треугольник.......................179
5. Ожидаемая продолжительность жизни.............181
6. Старость.........................................183
7. Сцена смерти.....................................186
8. Висельный смех..................................187
9. Посмертная сцена................................188
10. Надгробие........................................189
11. Завещание.......................................190
Примечания и ссылки.............................190
Ч'АСТЬ III. СКРИПТ В ДЕЙСТВИИ ................191
ГЛАВА 11. ТИПЫ СКРИПТОВ...........................193
1. Счастливчики, трудяги и неудачники...............193
2. Скриптовое время................................195
3. Секс и скрипты................................... 197
4. Часовое время и целевое время....................199
Ссылки...........................................201
ГЛАВА 12. НЕКОТОРЫЕ ТИПИЧНЫЕ СКРИПТЫ........202
1. Розовая Шапочка, или Беспризорница............. 202
2. Сизиф, или «Опять все сначала»...................205
3. Малютка мисс Глупышка,
или «Меня не испугаешь».........................207
4. Ветераны не умирают, или «Кому я нужен? ».......209
5. Победитель драконов, или «Папа лучше знает».....211
6. Зигмунд, или «Не мытьем, так катаньем»...........212
7. Флоренс, или «Не сдавайся».......................214
8. Трагические скрипты.............................215
Примечания и ссылки.............................217
ГЛАВА 13. ЗОЛУШКА..................................218
1. Происхождение Золушки.........................218
2. История Золушки.................................219
3. Переплетающиеся скрипты.......................221
4. Золушка в жизни.................................223
5. Когда окончился бал..............................225
6. Сказки и живые люди.............................226
Примечания и ссылки.............................228
8
ГЛАВА 14. ПОЧЕМУ ВОЗМОЖЕН СКРИПТ?
229
1. Изменчивое лицо..................................230
2. Подвижное «Я»...................................233
3. Зачаровывание и запечатление....................238
4. Непахнущий запах................................240
5. Предуготовление и шлейф.........................243
6. Маленький фашист...............................250
7. Отважный шизофреник...........................253
8. Кукла чревовещателя.............................254
9. Еще раз о чертенке................................256
10. Реальный человек.................................257
Примечания и ссылки.............................258
ГЛАВА 15. ПЕРЕДАЧА СКРИПТА.......................260
1. Скриптовая матрица..............................260
2. Семейный парад..................................263
3. Передача культуры................................264
4. Влияние дедушек и бабушек.......................268
5. Сверхскрипт.....................................270
6. Смешение скриптовых указаний..................272
7. Выводы...........................................274
8. Ответственность родителей.......................275
Примечания и ссылки............................. 277
ЧАСТЬ IV. СКРИПТ В КЛИНИЧЕСКОЙ
ПРАКТИКЕ...........................................279
ГЛАВА 16. ПРЕДВАРИТЕЛЬНЫЕ ФАЗЫ...... .........281
1. Введение___.....................................281
2. Выбор терапевта..................................283
3. Врач в роли волшебника...........................286
4. Подготовка.......................................287
5. «Профессиональный пациент»....................290
6. Пациент как личность.............................290
Примечания и ссылки...................,.........292
ГЛАВА 17. СКРИПТОВЫЕ ЗНАКИ......................293
1. Скриптовый сигнал...........................___293
2. Физиологический компонент......................295
3. Как слушать......................................298
4. Основные звуковые сигналы......................300
а) Звуки дыхания................................: 300
9
б) Акценты.......................................300
в) Голоса.........................................301
г) Словарь.......................................301
5. Выбор слов.......................................302
а) Части речи....................................302
б) ОК-слова......................................304
в) Скриптовые слова.............................305
г) Метафоры.....................................307
д) Оберегающие фразы............................ 307
е) Сослагательное наклонение....................308
ж) Структура предложения........................309
6. «Висельная» трансакция...........................310
7. Типы смеха.......................................313
а) Скриптовый смех..............................313
б) Здоровый смех................................314
8. Бабушка..........................................314
9. Виды протеста....................................315
10. История вашей жизни............................317
11. Скриптовые переключения........................ 319
Примечания и ссылки.............................321
ГЛАВА 18. СКРИПТ В ЛЕЧЕНИИ........................323
1. Роль терапевта....................................323
2. Дозирование игр................,.................323
3. Побуждения к лечению...........................325
4. Скрипт терапевта.................................325
5. Предсказание исхода..............................327
6. Скриптовый антитезис............................329
Эмбер............................................329
7. Выздоровление...................................335
Ссылки.......................................___336
ГЛАВА 19. РЕШАЮЩЕЕ ВМЕШАТЕЛЬСТВО............337
1. Пути выражения.................................. 337
2. Голоса в голове...................................340
3. Динамика разрешения............................342
4. Не «улучшение», а излечение больных.............347
Примечания и ссылки.............................348
ГЛАВА 20. ТРИ ИСТОРИИ БОЛЕЗНИ...................350
1. Клуни............................................350
2. Виктор...........................................357
3. Джен и Билл......................................358
10
ЧАСТЬ V. НАУЧНЫЕ ПОДХОДЫ
К ТЕОРИИ СКРИПТОВ..............................361
ГЛАВА 21. ВОЗРАЖЕНИЯ ПРОТИВ СКРИПТОВОЙ ТЕОРИИ............................................... 363
1. Духовные возражения..................-..........363
2. Философские возражения.........................364
3. Рациональные возражения........................365
4. Доктринальные возражения.......................367
5. Эмпирические возражения.........................369
6. Эволюционные возражения.......................370
7. Клинические возражения.........................371
Примечания и ссылки..,..........................373
ГЛАВА 22. МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ........374
1. Карта и земля.....................................374
2. Концептуальная решетка..........................376
3. «Мягкие» и «твердые» данные.....................380
Ссылки...........................................382
ГЛАВА 23. СКРИПТОВЫЙ ВОПРОСНИК................383
1. Определение скрипта.............................383
2. Как проверить скрипт.............................. 386
3. Введение в скриптовый вопросник.................390
4. Скриптовый вопросник...........................391
5. Сокращенный вопросник..................-----... 399
6. Терапевтический вопросник.......................401
Ссылки...........................................403
ПРИЛОЖЕНИЕ.......................................404
1. Что вы в действительности говорите после того,
как сказали «Привет»?............................404
2. Словарь..........................................405
Что же главное...................................412
Список рисунков
1А Структурная диаграмма личности
1В Неформальная структурная диаграмма
1С Структурная схема второго порядка
1DОписательные аспекты личности
2А Дополняющая трансакция РД-ДР
2В Диаграмма общения двух людей,
показывающая девять возможных дополняющих
трансакций
ЗА Перекрестная трансакция типа I, ВВ-ДР
ЗВ Перекрестная трансакция типа II, ВВ-РД
4А Успешная угловая трансакция (ВВ + ВД) — (ДВ)
4В Двойная трансакция (ВВ-ВВ) (ДД-ДД)
5 Скриптовое фамильное древо рода Эйбл
6 Юный алкоголик
7 Возникновение и закрепление скриптовых распоряжений
8 Красивая леди
9 Много работающий счастливчик
10 Иллюзорная независимость
11 Истинная независимость
12 Драматический треугольник
13 РВД-путешествие внутри души
14 Незаполненная скриптовая матрица
15 Семейный парад
16 Передача культуры
17 Передача от дедушек и бабушек
18 Трансакция разрешения
19 Скриптовая матрица Клуни
20А Психобиологическая структура Ребенка
20В Описательные функции Ребенка

Предисловие
Эта книга — прямое продолжение моих предыдущих работ по трансактному* анализу; она рассказывает о
новых направлениях в теории и практике, которые появились за последние пять лет**, в основном в бурном
развитии скриптового*'* анализа. За это время значительно увеличилось число опытных специалистов —
трансактных аналитиков. Они проверяют разработанные теории во многих областях, включая промышлен-
ность, систему образования и политику, а также и в различных клинических ситуациях. Многие из них вносят
свой собственный вклад в развитие трансактного анализа, что отмечено в тексте и в ссылках.
Эта книга задумана в основном как современное пособие по психотерапии, и специалисты различных
направлений, вероятно, не затруднятся перевести короткую и простую летопись трансактного анализа (ТА) на
собственные языки. Без сомнения, некоторые непрофессионалы тоже ее прочтут, и по этой причине я
попытался сделать ее доступной и для них. Над книгой, возможно, придется подумать, но надеюсь, что
расшифровывать ее не потребуется.
Традиционная терапия обычно использует три различных языка: терапевт—терапевт, терапевт—пациент и
пациент—пациент, которые отличаются друг от друга, как язык мандаринов от кантонского наречия или как
древнегреческий от современного греческого языка. Опыт показывает, что если по мере возможности
отказаться от них в пользу kua-yu или linguafranca"*** на основе английского языка, то это увеличит
возможности общения, которого так страстно
--------:--------------------—--------—
* От слова («transaction»^)— см. Прим. на с. 22; трансактный анализ (ТА) — это анализ взаимодействий.
Переводчик выбрал эту форму (вместо более точной «трансакционный»), как уже вошедшую в словари. —
Прим. пер.
" Книга впервые вышла в США в 1972 году. — Прим. ред.
'" От английского слова(всп|>Г^— ^сценарий», употребляется в книге в значении «жизненный план».
Скриптовый анализ — это анализ, основанный на скриптах, жизненных сценариях. — Прим. ред.
"" Простой язык (итал.). — Прим. пер.
13
добиваются многие терапевты (и которого так неусыпно-ожидают, как говорится, у алтаря). Я старался
избежать моды социальных, бихевиоральных и психиатрических наук — моды маскировать неуверенность
словесными излишествами, а расплывчатость знаний многословием,— практики, которая зародилась на
медицинском факультете Парижского университета в XIV веке.
Это привело к обвинению в «популяризации» и «излишнем упрощении» — термины эти напоминают о
ярлыках «буржуазного космополитизма» или «уклонения в капитализм», которые когда-то наклеивал
Центральный Комитет. Поставленный перед выбором между эзотеризмом и открытостью, между излишним
усложнением и простотой, я решил пойти в народ, вставляя время от времени «умные» слова, чтобы отвлечь
академических сторожевых псов и проскользнуть через задние двери, чтобы сказать: «Привет» своим друзьям.
Я просто не в силах отблагодарить всех, кто содействовал развитию трансактного анализа, потому что теперь
их тысячи. Лучше всего я знаю преподавателей Интернациональной Ассоциации Трансактного Анализа и
членов Семинара по ТА в Сан-Франциско, который я посещал еженедельно. Наиболее активно в разработке
скриптового анализа участвовали Карл Боннер, Мелвин Бойс, Майкл Брин, Вайо-ла Кэллагэн, Хеджес
Кейперс, Леонард Кэмпос, Уильям Коллинз, Джозеф Конкеннон, Патриция Кроссман, Джон Дью-зи, Мэри
Эдвардз, Франклин Эрнст, Кеннет Эвертс, Роберт Гулдинг, Мартий Гродер, Гордон Хейберг, Томас Хэррис,
Джеймс Хорвитц, Мьюриел Джеймс, Пэт Джарвис, Стивен Карпман, Дэвид Капфер, Памела Левин, Джек
Линдхеймер, Пол Маккормик, Джей Николе, Маргарет Норткотт, Эдвард Оливер, У. Рэй Пойндекстер, Солон
Сэмюэлс, Майра Шаппс, Джеки Шифф, Зелиг Селинджер, Клод М. Стейнер, Джеймс Йейтс и Роберт Зехних.
Кроме того, я хочу поблагодарить своего секретаря в Сан-Франциско, Памелу Блюм, которая умело
поддерживала жизнь Семинара и вносила собственные предложения; а также сменивших ее Элейн Уарк и
Арден Роуз; и особенно мою секретаршу в Кармеле, миссис Мэри Н. Уильяме; эта рукопись появилась на свет
во многом благодаря, ее ответственности, умению и прилежанию. Мой пятнадцатилетний сын Теренс в меру
своих возможностей помог мне при сверке библиографии, рисунков и других деталей, а моя дочь Элен
Калькатерра, прочитав рукопись, выдвинула много
14
ценных предложений. Наконец, я хочу поблагодарить своих пациентов за помощь в раскрытии себя, а также
за разреше- . ние мне отправиться в творческий отпуск; и еще я благодарю миллионы читателей пятнадцати
наций, которые воодушевляли меня своим интересом к моим книгам.
Семантика
Как и в других моих книгах, ОН может относиться к человеку любого пола, тогда как ОНА означает, что я
считаю утверждение применимым скорее к женщинам, чем к мужчинам; иногда ОН употребляется просто для
грамматической простоты, чтобы отличить терапевта (мужчину) от пациента. (Надеюсь, что эти
синтаксические приемы не будут неправильно поняты эмансипированными женщинами.) ЕСТЬ означает, что
я имею о чем-то твердое убеждение, основанное на клиническом опыте — моем или других. ВОЗМОЖНО или
ВЕРОЯТНО означает, что прежде, чем прийти к окончательному заключению, мне нужны дальнейшие до-
казательства. Истории болезни взяты из моего личного опыта и из практики участников семинаров и сессий.
Некоторые из них составные, и все они достаточно замаскированы, чтобы прототипы не могли быть
узнанными, хотя основные события и диалоги излагаются в подлинном виде.
Эрик Берн
Глава 1
ВВЕДЕНИЕ
1. Что вы говорите после того, как сказали «Привет»?
Этот, казалось бы, детский вопрос, столь безыскусный и не претендующий на научную глубину, в
действительности заключает в себе все основные вопросы человеческой жизни и все фундаментальные
проблемы общественных наук. Этот вопрос «задают себе» младенцы, дети постарше учатся давать на него
искаженные ответы, подростки задают его друг другу и взрослым; взрослые обходят его, заимствуя готовые
ответы у вышестоящих, а старые мудрые философы пишут книги, безнадежно пытаясь найти ответ на него.
Данный вопрос содержит основную проблему социальной психологии: «Почему люди разговаривают друг с
другом?», и основной вопрос социальной психиатрии: «Почему людям нравится нравиться? » Ответ на него
— это ответ на вопрос четырех всадников Апокалипсиса: мир или война, изобилие или голод, здоровье или
болезни, жизнь или смерть. Неудивительно, что очень немногие за свою жизнь находят ответ, а большинство
проходят свой жизненный путь, не найдя ответа даже на предшествующий вопрос: «Как ты говоришь
«Привет»?
2. Как вы говорите «Привет»?
Это секрет буддизма, христианства, иудаизма, платонизма, атеизма и, прежде всего гуманизма. Знаменитый
«звук хлопка одной ладони» в Дзэн — это то, как один человек говорит другому «Привет», и также знак
Золотого правила, в какой бы Библии оно ни было записано. Правильно сказать «Привет» -г- это увидеть
другого человека, увидеть его как явление, суметь состояться для него и быть готовым к тому, чтобы и он
состоялся для тебя. Возможно, высшей степенью этой способности обладают жители острова Фиджи, о чем
свидетельствует одна из редчайших драгоценностей мира — настоящая фи-
19
джийская улыбка. Она возникает постепенно, освещает все лицо и остается на нем достаточно долго, чтобы
быть узнанной и узнать, а потом с затаенной медлительностью угасает. Ее можно сравнить только с улыбкой
любящей матери и ответной улыбкой ее ребенка: кроме того, в западных странах она встречается у
определенного типа открытой личности*.
В этой книге обсуждаются четыре вопроса: «Как ты говоришь «Привет», «Как ты отвечаешь на
приветствие?», «Что ты делаешь после того, как сказал «Привет»?» и, как это ни печально, «Что делают все
люди, вместо того чтобы говорить «Привет»?» Здесь будет коротко отвечено на эти вопросы. Разъяснение
ответов займет остальную часть этой книги, которая адресована, во-первых, психиатрам, во-вторых, их
пациентам в процессе излечения и, в-третьих, всякому, кто потрудится ее прочесть.
Приведем краткие ответы на перечисленные вопросы.
1. Чтобы сказать «Привет», нужно, прежде всего, избавиться от хлама, который накопился в вашей голове с
тех пор, как вы покинули родительский дом. И тогда вы поймете, что именно этот момент и данное «Привет»
больше никогда не повторится. Могут потребоваться годы, чтобы научиться этому.
2. Чтобы ответить на «Привет», нужно избавиться от всего хлама в вашей голове и увидеть человека,
стоящего или идущего рядом с вами и ожидающего вашего ответного «Привет». Могут потребоваться годы,
чтобы научиться этому.
3. После того как вы ответили на приветствие, вы избавляетесь, от хлама, который возвращается в вашу
голову, от останков тех невзгод, которые вам довелось пережить в прошлом, и от отголосков неудач,
запланированных у вас в будущем. Теперь вы лишены дара речи, и вам нечего сказать. Через несколько лет
практики вы, возможно, сумеете придумать что-нибудь стоящее.
4. В этой книге говорится в основном о хламе, т. е. о том, что люди делают по отношению друг к другу,
вместо того чтобы сказать «Привет». Она написана с надеждой, что те, кто имеет способности и некоторую
подготовку, смогут помочь себе и другим определить то, что я назвал (в философском смысле) «хламом», так
как для того, чтобы ответить на первые три вопроса, нужно прежде всего выяснить, что хлам, а что нет.
Способ общения людей, которые учатся говорить «При-
" Интересно, что на моей памяти такие улыбки чаще всего встречались у девушек от 20 до 30 лет с длинными
черными волосами. — Прим. авт.
- 20
вет», назван «марсианским», в отличие от повседневного «земного» способа-общения, который, как
показывает история от Египта и Вавилона до наших дней, приводил к войнам, голоду, болезням и смерти и к
смятению в умах тех, кому удавалось выжить. Мы надеемся, что когда-нибудь «марсианский» способ
общения, при его правильном изучении и преподавании, поможет справиться с этими бедствиями.
«Марсианский» — это, к примеру, язык снов, в которых мы видим вещи такими, каковы они есть на самом
деле.
3. Иллюстрация
Чтобы проиллюстрировать возможную ценность этого подхода, я расскажу об умирающем пациенте, то есть о
больном не излечимой болезнью, жизнь которого подходит к концу. У Морта, тридцати лет, была медленно
развивающаяся форма рака, неизлечимая в наше время; ему было отпущено в худшем случае два года жизни,
в лучшем — пять. Психиатру он жаловался на тик, который выражался в том, что он кивал головой или
болтал ногой по причинам, ему не известным. В своей психотерапевтической группе он скоро понял причину:
он прятал свои страхи за непроницаемой завесой музыки, звучащей у него в мозгу, и тик был способом
попадать ей в такт. Пристальное наблюдение за ним показало, что это именно так, а не наоборот, т. е. не
музыка попадала в такт тику, а именно тик — музыке. На этом этапе все, включая Морта, поняли, что еслипри
помощи психотерапии убрать музыку, будет открыт выход страхам. Если его страхи не заменить на более
переносимые эмоции, последствия будут непредсказуемы. Что делать?
Вскоре выяснилось, что всё члены группы знают, что рано или поздно они умрут, и что у них у всех есть по
этому поводу чувства, которые они разными способами сдерживают. Так же, как и в случае Морта, время и
усилия, которые они тратили, чтобы их скрыть, были данью смерти, и это не позволяло им наслаждаться
жизнью в полной мере. Но все же они имели больше возможности пожить полной жизнью за свои оставшиеся
20 или 50 лет, чем Морт за свои 2 или 5. Таким образом, было установлено, что главное — не длительность
жизни, а ее качество; это открытие, не сенсационное и отнюдь не новое, было, однако, сделано при
необычных обстоятельствах, в присутствии умирающего человека, что произвело на всех неизгладимое
впечатление.
Члены группы (они понимали марсианский и учили ему Морта, который занимался с удовольствием) пришли
к выводу,
21
что жить — это просто видеть деревья, слышать птичье пение, говорить «Привет» людям, чувствовать
уверенность и действовать непосредственно, в пределах приличий, но без драмы и лицемерия.Они также
согласились, что, для того чтобы это стало возможным, нужно иметь в голове как можно меньше хлама. Когда
они увидели, что положение Морта было в какой-то степени не трагичнее их собственного, печаль и робость,
вызванные его присутствием, исчезли. Теперь они могли быть веселыми в его присутствии, а он — в их
присутствии, они могли вести себя как равные. Теперь они могли быть пристрастны к хламу в его голове,
потому что он узнал цену этой пристрастности и понимал ее происхождение; в свою очередь он мог теперь
прямо сказать им об их хламе. В конце концов, Морт выкинул свой ярлык неизлечимого больного и стал
полноправным членом общества, несмотря на то, что все и он сам по-прежнему в полной мере знали, что его
положение серьезнее, чем чье бы то ни было'. Эта ситуация лучше любой другой демонстрирует пафос и
глубину проблемы «Привет», которая в данном случае прошла три стадии. Когда Морт впервые познакомился
с группой, они не знали, что имеют дело с приговоренным. Они поначалу обращались к нему так, как было
заведено в группе. Их отношение определялось в основном их воспитанием — способом говорить «Привет»,
которому научили их родители, а также уточнениями, внесенными ими самими в дальнейшей жизни,— плюс
уважением и откровенностью, характерными для пациентов группы. Морт, будучи в группе новичком, реа-
гировал так, как он это делал всегда: изображал честолюбивого, энергичного американского парня, каким
хотели видеть его родители. Но когда на третьем занятии он рассказал, что обречен, остальные почувствовали
себя смущенными и сбитыми с толку. Они старались вспомнить, не сказали ли они чего-нибудь такого, что
могло бы повредить им в его глазах, в их собственном мнении, а особенно, в мнении врача. Они как будто
даже обиделись на Морта и врача за то, что им сразу все не сказали,— почти как если бы их разыграли.
Получилось, что они сказали Морту стандартное «Привет», не зная, с кем говорят. Теперь, когда стало
известно, что он — необычный человек, они хотели бы вернуться в прошлое и начать сначала, и уж тогда-то
они отнеслись бы к нему по-иному.
Итак, они начали сначала. Вместо того, чтобы говорить откровенно, как они это делали раньше, они старались
отно-
1
Здесь и далее примечания и ссылки, отмеченные цифрой, см. в конце главы.— Прим. ред.
22
ситься к нему мягко и осторожно, как бы говоря: «Видишь, как я изо всех сил стараюсь сочувствовать твоей
трагедии». Никто из них не хотел рисковать своим добрым именем и говорить откровенно с умирающим. Это
было несправедливо: такое положение вещей давало Морту преимущество. Например, в его присутствии
никто не смел смеяться слишком долго или слишком громко. Обстановка изменилась, когда решился вопрос,
как помочь Морту. Напряжение спало, и можно было начинать сначала в третий раз — разговаривать с ним не
стесняясь, как с обыкновенным человеком. Таким образом, три стадии были представлены: поверхностным,
стандартным «Привет» — первая, натянутым и сочувствующим — вторая и, наконец, третья— раскованным,
подлинным «Привет».
Зоя не может "сказать Морту «Привет», пока не узнает, кто он таков, и это может меняться с каждой неделей
или даже с каждым часом. Когда она встречает его снова, она знает о нем немного больше, чем в прошлый
раз, и если ей хочется укрепить с ним дружбу, она должна сказать ему «Привет» немного по-другому. Но коль
скоро она не может узнать о нём все и предвидеть все его изменения, она никогда не скажет идеального
«Привет», но будет все время к нему стремиться.
4. Рукопожатие
Многие пациенты, впервые приходящие к психиатру, представляются и пожимают ему руку, когда он
приглашает их в кабинет. Некоторые психиатры даже первыми протягивают руку для пожатия. У меня на
рукопожатие другая точка зрения. Если пациент дружески протягивает руку, я ее пожимаю, чтобы не быть
невежливым, но делаю это уклончиво, поскольку мне непонятно, с чего он так радушен. Если он протягивает
руку, считая рукопожатие просто признаком хорошего тона, я отвечаю ему тем же, давая понять, что мы
понимаем друг друга: этот приятный ритуал не помешает делу. Если он протягивает руку в отчаянии, я пожму
ее твердо и ободряюще, чтобы он знал: я понимаю, что ему нужно. Однако моя манера входить в приемную,
выражение лица и положение рук достаточно ясно указывают большинству новичков на то, что церемониал
рукопожатия будет опущен, если только они сами на нем не настоят. Это должно напомнить и обычно напо-
минает, что мы находимся здесь с более серьезной целью, чем доказательство того, что мы — хорошие парни,
или для обмена реверансами. Обычно я не пожимаю им рук потому, что я их не знаю, и не ожидаю
рукопожатия от них потому, что они
23
не знают меня. Кроме того, некоторые пациенты не любят, когда к ним прикасаются, и воздержание от
рукопожатия будет по отношению к ним долгом вежливости.
Окончание беседы — другое дело. К этому времени я знаю о пациенте достаточно много, и он знает кое-что
обо мне. Поэтому, когда он уходит, я обязательно пожимаю ему руку: к этому времени я знаю о нем
достаточно, чтобы сделать это правильно. Это рукопожатие очень важно для него: оно означает, что я
принимаю* его даже после того, как он рассказал мне все «плохое» о себе. Если его нужно успокоить, мое
рукопожатие успокоит его; если он нуждается в подтверждении собственного мужества, мое рукопожатие
убедит его, что он мужественный человек. Все это — не придуманное средство заманивать пациентов, а
спонтанное и непринужденное узнавание его таким, каким я его представляю после часовой беседы по самым
интимным вопросам. С другой стороны, если он лгал мне со зла, а не из-за естественного смущения или же
пытался эксплуатировать или запугивать меня, я не буду пожимать ему руку, чтобы он понял: если он хочет
моей помощи, ему придется вести себя по-другому.
С женщинами дело обстоит несколько иначе. Если ей требуется осязаемое доказательство того, что я ее
принимаю, я пожму ей руку, поскольку ей это необходимо; если же (как я знаю к этому времени) ей
неприятны прикосновения мужчины, я попрощаюсь, как полагается, но руку пожимать не буду. Этот
последний случай — одна из причин, по которой не следует пожимать руку при встрече: если я сразу же
пожму ей руку, прежде чем узнаю, кто она, я могу вызвать в ней отвращение к себе. Я рискую оскорбить ее
еще до беседы, заставив ее, вопреки правилам хорошего тона и ее желанию, дотронуться до меня и позволить
мне дотронуться до нее, как бы благопристойно это ни было.
В терапевтической группе я следую тому же правилу. Я не здороваюсь при входе, потому что не видел членов
группы целую неделю и не знаю, к кому обращаюсь. Веселое или сердечное приветствие может оказаться
совершенно неуместным из-за того, что произошло с ними за это время. Но я уделю большое внимание тому,
как попрощаться с каждым
* «Принятие» здесь употреблено не в обычном неопределенно-сентиментальном смысле. Оно означает, что я
хочу встречаться с ним в дальнейшем. Это серьезное предприятие, которое иногда подразумевает год или
несколько лет усилий, терпения, взлетов и падений и ранних подъемов по утрам. — Прим. авт.
24
членом группы в конце занятия, так как теперь я знаю, кому говорю «До свидания» и как его сказать в каждом
случае. Представим себе, например, что со времени последнего занятия у одной из пациенток умерла мать.
Мое радушное приветствие покажется ей неуместным. Она может меня за это простить, но мне ведь незачем
создавать такие напряженные отношения. К концу занятий я уже буду знать, как сказать ей «До свидания»,
чтобы поддержать ее в горе.
5. Друзья
В социальном отношении это другой случай, потому что друзья существуют для ласки*. С ними «Здравствуй»
и «Прощай» могут варьироваться от открытого рукопожатия до крепкого объятия — в зависимости от того, к
чему они привыкли и в чем нуждаются. Иногда это может быть обмен шутливыми репликами во избежание
развития более близких отношений. Но вот что в жизни более неизбежно, чем налоги, и точно так же
неизбежно, как смерть: чем скорее вы обретете новых друзей, тем скорее у вас появятся старые друзья.
6. Теория
Вот все о приветствии и прощании. То, что происходит между ними, рассматривается в рамках специальной
теории личностной и групповой динамики, которая также является методом лечения, известным под
названием трансактный анализ. Чтобы оценить то, о чем рассказывается дальше, необходимо сначала усвоить
принципы этого подхода.
Ссылки
1. Преимущества возвращения к жизни вместо ожидания смерти пока-занов: i) «TerminalCancerWard:
BuildAtmosphereofDignity». Journal of the American Medical Association. 208: 1289, May 26, 1969. 2) Klagsbrun,
S. С «Cancer Emotions, and Nurses». Summary of Scientific Proceedings. 122d Annual Meeting of American
Psychiatric Association, Washington, D. C, 1969.
* В оригинал&ввггоЫпд») («поглаживание») — термин, распространенный в психотерапии и обозначающий
своеобразную единицу позитивного внимания, оказываемого человеком человеку. Общение в этом случае
рассматривается как обмен «поглаживаниями». См. тж. Словарь в конце этой книги. — Прим. ред.

Глава 2
ПРИНЦИПЫ ТРАНСАКТНОГО АНАЛИЗА
Принципы трансактного анализа уже описывались по разным поводам. Самое полное описание можно найти в
работе автора «Трансактный анализ в психотерапии» 1; его применение к динамике группы изложено в работе
«Структура и динамика организаций и групп»2; его использование * для анализа игр описано в книге «Игры, в
которые играют люди»3; его приложение к клинической практике объяснено ' в «Принципах групповой
терапии»4, а обзор теорий в популярной форме делается во «Введении в психиатрию и психоанализ для
непосвященных»5. Поэтому здесь будет дан только краткий обзор для тех читателей, у кого нет под рукой ни
одной из этих работ.
1. Структурный анализ
Основной интерес в трансактном анализе представляет изучение эгосостояний, которые являются
устойчивыми взаимосвязанными образованиями мысли и чувства, выражающимися в соответствующих
моделях поведения. Каждый человек имеет три типа эгосостояний.
1. Состояния, заимствованные у родителей, обычно называемые Родитель. Человек в таком состоянии думает,
чувствует, действует, общается и реагирует в точности так, как это делал один из его родителей, когда сам он
был ребенком. Это эгосостояние активно, например, при воспитании собственных детей. Даже тогда, когда
человек не находится в этом состоянии, оно оказывает влияние на его поведение («влияние Родителя»),
выполняя функции совести.
2. Состояние, в котором человек объективно оценивает действительность и вычисляет ее возможности и ве-
роятности на основе опыта, называется Взрослым эгосо-стоянием, или просто Взрослым. Взрослый действует,
как компьютер.
26
3. Каждый из нас носит в себе маленького мальчика или маленькую девочку, который (-ая) чувствует, думает,
действует, общается и реагирует в точности так же, как делали мы сами, когда были детьми определенного
возраста. Это эгосостояние называется Ребенок (Дитя). Не следует рассматривать Ребенка как нечто
«несмышленое» или «незрелое» (термины Родителя). Он подобен ребенку вполне определенного возраста —
обычно от 2 до 5 лет. Человеку важно понимать своего Ребенка, и не только потому, что он будет с ним всю
его жизнь, но и потому, что это самая ценная часть его личности.
На рисунке 1А изображена полная схема личности любого человеческого существа, включая все, что он
может чувствовать, подумать, сказать или сделать (более удобная сокращенная форма — на рисунке 1В).
Подробный анализ человеческой личности не выявляет других эгосостояний, а только подразделяет данные.
Подробный анализ отражает в большинстве случаев два компонента. Родителя: заимствованный у отца и
заимствованный у матери. В эгосостояний Дитя также выявляются
Структурная Неформальная Структурная схема
диаграмма личности структурная диа- второго порядка
грамма
Рис. 1А Рис. 1В рис. 1С
27

три компонента — Родитель, Взрослый, Дитя, которые уже присутствовали в Ребенке, когда он
формировался; это можно подтвердить наблюдениями за детьми. Анализ второго порядка проиллюстрирован
на рис. 1С.Различение одной модели чувства-поведения от другой при "распознавании эгосостояния
называется структурным анализом. В тексте вы будете встречать обозначения Родителя — Р, Взрослого — В,
Ребенка — Д (или Дитя) — с заглавной буквы, а родитель, взрослый, ребенок с маленькой буквы будут
означать реальных людей.
Мы также введем описательные термины, иногда говорящие сами за себя, иногда требующие пояснений:
Естественный или Воспитывающий Родитель; Контролирующий Родитель; Естественный, Приспособившийся
и Бунтующий Ребенок. Если структурная схема Ребенка имеет горизонтальные деления, то «описательная»
схема представлена вертикальными делениями, как на рис. ID.

28
2. Трансактный анализ
Из всего вышесказанного очевидно, что в общении двух человек участвует 6 эгосостояний, по три от каждого
из двоих, как показано на рис. 2А.
Поскольку эгосостояния отличаются друг от друга не меньше, чем разные люди, важно знать, какие из них
активны в данных людях в момент общения. Контакт может быть представлен стрелками, соединяющими
двух «людей» на схеме. В самых простых трансакциях стрелки параллельны — это дополняющие трансакции.
Очевидно, что существует всего девять таких дополняющих трансакций: РР, РВ, РД, ВР, ВВ, ВД, ДР, ДВ, ДД,
— как показано на рис. 2В.
На рис. 2А в качестве примера представлена РД-трансак-ция между двумя супругами, в которой стимул
исходит от Родителя Мужа и адресован Ребенку Жены, а реакция идет в обратном направлении. В лучшем
случае — это покровительственное отношение мужа к благодарной жене. Пока трансакции имеют
дополняющий характер и изображаются параллельными стрелками, общение может протекать неограниченно
долго.
На рис. ЗА и ЗВ — иная картина. На рис. ЗА стимул Взрослый—Взрослый (ВВ), например, просьба сообщить
определенные сведения, получил реакцию Ребенок—Родитель (ДР), так что стрелки стимула и реакции не
идут параллельно, а пересекаются. Трансакция такого типа называется перекрёстной. В такой ситуации
общение прерывается (рис. ЗА, перекрестная трансакция, тип I, ВВ—ДР).
Если, например, муж (для получения информации) спрашивает: «Где мои запонки?», ажена отвечает: «Почему
я всегда во всем виновата?», происходит перекрестная трансакция, и они уже не могут продолжать разговор о
запонках. Это перекрестная трансакция типа I, распространенная разновидность реакции переноса в
психотерапии, а также причина большинства неприятностей в жизни. На рис. ЗВ представлена перекрестная
трансакция типа II, в которой на стимул Взрослый— Взрослый (ВВ) следует, например, покровительственная
или напыщенная реакция Родитель—Ребенок (РД).
Это самая распространенная разновидность реакции контрпереноса в психотерапии и вторая по частоте
причина неприятностей в личных и политических взаимоотношениях.
При внимательном изучении диаграммы взаимоотношений на рис. 2В вы увидите, что математически могут
существовать 72 типа перекрестных трансакций (9x9 = 81 комбинация, минус 9 дополняющих), но, к счастью,
только 4 из
29

Муж жена
Дополняющая трансакция РД—ДР
Рис. 2А

Диаграмма общения двух людей, показывающая девять возможных дополняющих трансакций.


Рис. 2В
них встречаются достаточно часто, чтобы играть существенную роль в клинической практике и повседневной
жизни. Это 2 типа, описанные выше,—тип ЦВВ—ДР) и тип JJ (ВВ— РД); а также III (ДР^-ВВ),
«раздражающая» реакция, когда некто, жаждущий сочувствия, получает в ответ голые факты, и тип IV(РД—
ВВ), «нахальная» реакция, когда некто, ожидающий уступчивости, получает в ответ, как он считает, «само-
уверенную и наглую» реакцию в виде констатации фактов.
Дополняющие и перекрестные трансакции являются простыми, располагающимися на одном уровне.
Существуют, кроме того, два типа сложных или двухуровневых трансакций: угловые и двойные. На рис. 4АГ
представлена угловая трансакция, в которой поверхностный стимул Взрослый— Взрослый, вроде разумно
звучащей рекламы товара, на самом деле нужен, чтобы задеть в собеседнике другое эго состояние — Родителя
или Ребенка.
Здесь сплошная линия (ВВ) представляет социальный или внешний уровень трансакции, а пунктирная (ВД) —
психологический или скрытый уровень. Если угловая трансакция удается, то реакция будет не Взрослый—
Взрослый, а скорее Ребенок—Взрослый; если же она окажется неудачной, хозяином положения останется
Взрослый, и реакция будет исходить от него, а не от Ребенка. Если рассмотреть все возможные способы
участия эгосостояний в трансакциях, то можно определить (из рис. 2В и 4А), что всего существует 18 типов
успешных угловых трансакций, в которых реакция идет вдоль пунктира, и для каждой из них существует
неудавшаяся угловая трансакция, когда реакция идет параллельно сплошной линии.
На рис. 4В представлена двойная трансакция. Здесь можно отчетливо выделить два уровня, причем укрытый,
психологический уровень полностью независим от социального, внешнего.
Изучение диаграмм показывает, что всего существует 812 или 6561 тип двойных трансакций*. Если вычесть
те, в которых социальные и психологические уровни совпадают (это, в сущности, 81 тип простых
трансакций), получим
* Это можно вывести следующим образом. Возьмем 9 доп. трансакций на рис. 2В и прибавим 72
перекрестные. Для каждой из этих 81 трансакции на социальном уровне существует столько же трансакций на
психологическом уровне. Многие из этих комбинаций можно наблюдать и в клинике, и в жизни, если
научиться распознавать эти состояния в действии. — Прим. авт.
31

Перекрестная трансакция типа I, ВВ—ДР


Рис. ЗА

Перекрестная трансакция типа II, ВВ—РД. Рис. ЗВ


6480 типов двойных трансакций. Опять-таки, к счастью, только.6 из них им.еют значение в клинической
практике и в повседневной жизни*.
Читатель может недоумевать, почему в этом разделе так много цифр. На это есть три причины: 1) с точки
зрения Ребенка — потому что многие любят выводить цифры; 2) с точки зрения Взрослого — чтобы показать,
что ТА отличается большей точностью, чем множество других социальных и психологических теорий; 3)
причина Родителя — показать, что хоть он и точен, но не сводит людей к формулам; например, если мы
участвуем всего в трех трансакциях и каждый раз выбираем из 6597 вариантов, мы можем провести эти
трансакции 65973способами. Это около 300 миллиардов вариантов. Как видим, простора для выражения
индивидуальности более чем достаточно. К примеру, всё население Земли можно разделить на пары, и каждая
пара может провести по три трансакции 200 раз подряд, ни разу не повторив ни себя, ни любую другую пару.
Поскольку большинство людей участвуют ежедневно в сотнях или тысячах трансакций, каждый из нас имеет
в своем распоряжении триллионы разных вариантов. Даже если нам никогда не приходится применять 5000 из
6597 возможных типов, у нас все равно довольно простора для самовыражения. Следовательно, совсем не
обязательно, чтобы поведение человека было стереотипным; другое дело, если он сам делает его таким. Если
он поступает так, как большинство людей, то это вина не ТА, а других влияний, о которых главным образом
говорится в этой книге.
Поскольку система в целом, со всеми ответвлениями, называется трансактным анализом, мы назовем то, что
описывалось выше, анализом отдельных трансакций или собственно трансактным анализом, который
является второй ступенью после структурного анализа. Собственно ТА дает строгое определение системы в
целом, что представляет интерес для специалистов по научной методологии. Трансакция, состоящая из
единичного стимула и единичной реакции, { - ■ -......
* (ВВ—ВВ) + (ДД—АД) — см. рис. 4В, (ВВ—ВВ) + (РР—РР), (ВВ— fr. ВВ) + (РД—ДР), (РР—РР) + (АД—
АД). (ВВ—ВВ) + (ДВ—ДВ), (ВВ—ВВ) jf(; + (РВ—РВ). Другие трансакции встречаются в специальных
ситуациях, % например, в воспитании детей, учебе, могут встречаться в детской психиатрии, где высший
уровень может быть дополняющим (РД—ДР) + Ц. (ДД—ДД) или перекрестным (ВВ—ДР), тип I, а скрытый
уровень может Ш быть любым из 81 типа. Чтобы лучше представить это, надо построить Щ схемы и
перевести данные типы в конкретные ситуации. — Прим. авт.

словесных илине словесных, является единицей социального действия. Трансакцией пга называется потому,
что каждая сторона при этом что-то приобретает* и именно поэтому в ней участвует 6. Все, что бы ни
происходило между двумя и более людьми, можно представить в виде серии отдельных трансакций, а это дает
все преимущества, которыми обладает любая наука, имеющая хорошо разработанную систему единиц.
ТА — это теория личности и социального действия, а также метод клинической психотерапии, построенный
на сопоставлении всех возможных трансакций между двумя и более людьми, на основании особо
обозначенных эгосостояний, которые могут участвовать в конечном числе установленных типов трансакций
(9 дополняющих, 72 перекрестные, 6480 двойных и 36 угловых). Всего около 15 из них встречаются
достаточно часто в обычной практике, остальные представляют скорее академический интерес. Любая
система или метод, не основанные на точном анализе единичных трансакций относительно участвующих в
них эгосостояний, не являются трансактным анализом. Это определение — попытка построить модель всех
возможных форм человеческого поведения. Данная модель эффективна потому, что она следует принципу
научной экономии (иногда называемому «бритва Оккама»), выдвигая только два положения: 1) люди могут
переходить из одного эгосостоя-ния в другое и 2) если А что-то сказал, и вскоре после этого В тоже что-то
сказал, можно установить, было ли то, что сказал В, реакцией на то, что сказал А. Модель также очень
эффективна, потому что до сих пор среди тысяч и миллионов трансакций между людьми не нашлось ни
одной, которая не учитывалась бы ею. Кроме того, она точна, так как основывается на простых
арифметических соображениях.
Лучший способ понять «трансактную точку зрения» — это спросить себя: «Что будет соответствовать
поведению этого взрослого у годовалого, двухлетнего или трехлетнего ребенка?»
3. Структурирование времени
Существует возможность классифицировать большие серии трансакций, вплоть до целой жизни, чтобы
предугадать значимые социальные поступки человека как за короткие, так и за длительные промежутки
времени. Такие серии трансакций, по-
'Transaction- буквально — сделка, дело. — Прим. пер.
35
рой приносящие мало инстинктивного удовлетворения, происходят потому, что большинство людей
чувствуют себя очень неуютно, если наталкиваются на период незаполненного времени. Поэтому для
большинства вечеринки не так скучны, как одиночество. Необходимость организовать время основана на трех
тенденциях или потребностях. Первая — это потребность в стимулах или новых впечатлениях (сенсорный
голод).Большинство живых существ, включая и людей, выискивают стимулирующие ситуации, вместо того
чтобы их избегать. Именно потребность новых впечатлений — причина того, что «американские горки»
приносят доход и почему заключенные любой ценой пытаются избежать одиночной камеры. Вторая
потребность — познавательный голод(recognitionhunger)B определенном виде новых впечатлений, которые
могут быть доставлены только другим человеком, или иногда — животным 7. Поэтому для того, чтобы
выкормить маленьких обезьян и человеческих младенцев, недостаточно одного молока; им нужен звук, запах,
тепло, прикосновение матери, иначе они умирают, как и взрослые, которым никто не говорит «Привет».
Третья потребность — в упорядочении (структурный голод), объясняющая, почему группы перерастают в
организации и почему те, кто организует время,— самые уважаемые и высокоценимые члены любого
общества. Интересный пример, показывающий как наличие потребности в новых впечатлениях, так и струк-
турный голод, можно привести из опытов над крысами. В этом опыте крысы выращивались в условиях
сенсорного голода, т. е. в полной темноте или в постоянно освещенной белой клетке, без каких-либо перемен.
Когда этих животных поместили в обычные клетки вместе с нормальными крысами, было обнаружено, что
они устремились к пище, положенной на клетчатый фон, и игнорировали пищу, лежащую на одноцветном фо-
не. Крысы, выращенные в обычных условиях, бежали к пище независимо от фона. Очевидно, структурный
голод у подопытных крыс пересиливал обыкновенный. Экспериментаторы сделали вывод, что потребность в
структурных стимулах (или, как они это назвали, «опыте восприятия») может заставить отойти на задний план
такие основные биологические процессы, как потребность в пище, и что влияние сенсорной недостаточности
в раннем возрасте сохраняется на всю жизнь в виде сильного влечения к сложным ситуациям 8.
Существует четыре основных способа организации небольших периодов времени плюс два крайних случая.
Если двое или более людей находятся в помещении вместе, они имеют возможность выбирать из шести
способов социального по-
36
ведения. Один крайний случай — это уход в себя, когда люди внешне не общаются. Такое может происходить,
например, в вагоне метро или в лечебной группе, члены которой — замкнутые шизофреники. Следующий по
обособленности способ общения — это ритуалы, представляющие собой стилизованное общение,
неформальное или формальное (церемонии, которые полностью предсказуемы). Трансакции, составляющие
ритуалы, содержат очень мало информации, это скорее знаки взаимного узнавания. Единицы ритуала
называются «поглаживаниями» (strokes), по аналогии со взаимным узнаванием матери и ребенка. Ритуалы
программируются извне традициями и социальными обычаями.
Следующая форма социального общения — это деятельность, которую чаще называют работой; трансакции
обусловлены здесь рабочим материалом, будь то дерево, бетон или математическая задача. Рабочие
трансакции относятся к типу Взрослый—Взрослый и ориентированы на внешнюю реальность, т. е. на предмет
деятельности. Следующийтип — развлечения, которые не столь стилизованы и предсказуемы, как ритуалы,
неимеют тенденцию повторяться. Они представляют собой многовариантный обмен короткими фразами; это
бывает чаще всего на вечеринках, где люди знают друг друга не слишком хорошо. Развлечения
программируются обществом; это разговоры на установленные темы в определенной манере, однако в них
могут проглядывать крупицы индивидуальности, что ведет к следующей форме социального общения —
играм.
Игры — это серии двухуровневых целенаправленных Л трансакций с тенденцией к повторяемости и четко
определенным психологическим платежом (payoff). Поскольку двухуровневая трансакция означает, что
субъект изображает одно, на деле имея в виду совсем другое, любая игра имеет своего рода ловушку (acon).
Но ловушка срабатывает только тогда, когда в собеседнике есть какая-нибудь слабость, за которую, как за
рычаг, можно уцепиться. Таким рычагом или слабинкой («gimmik» — букв, «уловка, приманка») может быть,
например, страх, жадность, сентиментальность или раздражительность. Когда собеседник попадает на
крючок, игрок переключается, чтобы получить свой платеж. За этим следует смущение и растерянность
жертвы, пока она пытается сообразить, что произошло. Потом оба собирают свои платежи, и игра
заканчивается. Платеж всегда обоюдный и состоит в чувствах (не обязательно одинаковых), которые игра
вызвала у участников.
Серия трансакций является игрой только в том случае, если обладает следующими четырьмя свойствами:
трансакции
37

должны быть двухуровневыми, так что присутствует элемент надувательства, а за ловушкой должны
следовать переключение, смятение и платёж. Всё это можно представить формулой:

Л+Сл=Р-»П-*См-»Пл
Л + Сл означает, что ловушка принята за чистую монету (слабинка, и собеседник реагирует (Р). Тогда игрок
переключается (П), затем следует момент смятения (См) и сбор платежей (Пл). Все, что соответствует этой
формуле, является игрой; все, что ей не соответствует, игрой не является.
Например, сам по себе факт повторения или настойчивости не составляет игры. Так, если напуганный пациент
постоянно спрашивает врача: «Доктор, скажите, мне лучше?», и, получив утвердительный ответ, говорит:
«Спасибо», это не обязательно двухуровневая трансакция. Пациент прямо сказал, что ему нужно, и, получив
желаемое, не пытался извлечь выгоду из ситуации, а открыто поблагодарил врача. Поэтому эти трансакции
являются не игрой, а процедурой. Процедуры же, независимо от того, сколько раз они повторяются, нужно
отличать от игр, как деятельность от ритуалов.
Однако если пациент просит поощрения, а, получив его, поведет себя так, что врач почувствует себя идиотом,
— это уже игра. Например, пациент спрашивает: «Как вы думаете, доктор, мне станет лучше?», а
сентиментальный доктор отвечает: «Ну конечно!» В этот момент, вместо того чтобы сказать: «Спасибо»,
пациент раскрывает свои истинные намерения. Он задает вопрос: «Почему вы считаете себя таким
всезнайкой?» Этот вопрос на мгновение выбил доктора из колеи, что и требовалось пациенту. Затем игра
закончилась: доктор в растерянности, пациент доволен, что ему удалось провести врача. Это и есть платежи.
Эта игра точно соответствует вышеприведенной формуле. Ловушкой был самый первый вопрос, а слабинкой
— сентиментальность доктора. Ловушка сработала — реакция доктора соответствовала ожидаемой
пациентом. Затем он переключился, вызывая замешательство врача, после чего оба собрали платежи.

Таким образом,
Это простой пример игры, которая называется «Бей его», или «Сглаз» со стороны пациента, и «Я только
стараюсь вам помочь» — со стороны доктора. Платеж имеет и другое название — купон. «Хорошие» чувства
называются «золоты-
38
ми» купонами, а расстраивающие чувства «коричневыми» или «синими» купонами. В данном примере
пациент получил фальшивый «золотой» купон, поддельное чувство победы или успеха; а врач получил
«коричневый» — это случается не так уж редко.
Каждая игра имеет лозунг или девиз, по которому ее можно распознать. Например, лозунг «Я только стараюсь
вам помочь»: лозунг в просторечии называется «футболкой». Обычноназвание игры происходит от ее лозунга.
Вне игр находится другой, крайний случай человеческого общения — близость. Обоюдная близость — это
искреннее, без игр, общение со взаимной отдачей и без эксплуатации партнера. Близость может быть и
односторонней, так как один из собеседников может быть искренним и открытым, тогда как другой —
уклончивым и себе на уме.
В сексуальных отношениях партнеров можно найти примеры каждому из этих шести типов общения.
Очевидно, что половое общение может происходить при обоюдной замкнутости, быть частью ритуальной
церемонии или ежедневной деятельности, приятным развлечением от нечего делать, игрой со взаимной
эксплуатацией или же, наконец, происходить при истинной близости.
4. Скрипты
Все вышеперечисленные формы общения — это способы организации времени с целью избежать скуки и в то
же время извлечь максимум удовлетворения из каждой ситуации. Кроме того, у каждого человека есть
предсознательный жизненный план, или скрипт, с помощью которого он организует более длительные
периоды времени — месяцы, годы или всю жизнь, заполняя их ритуалами, развлечениями и играми, которые
движут скрипт, давая чувство удовлетворения, с перерывами одиночества и иногда эпизодической близости.
Скрипты обычно базируются на детских иллюзиях, которые могут влиять на поведение человека в течение
всей его жизни. Но более чувствительные, восприимчивые и интеллектуальные люди теряют эти иллюзии
одну за другой, что приводит к различным жизненным кризисам, описанным Эриксоном9. Среди этих
кризисов — переоценка родителей, совершаемая подростками, эксцентричные протесты и вызывающее
поведение более взрослых людей, склонность к философствованию у стариков. Тем не менее, отчаянные
попытки сохранить иллюзии, иногда имеющие место,
39

приводят к подавленности и спиритуализму, тогда как отказ от всяких иллюзий может привести к отчаянию.
Организация времени — это объективный вопрос экзистенциальной проблемы: «Что делать после того, как
скажешь «Привет»?». Далее следует попытка ответить на этот вопрос путем наблюдений за тем, что на самом
деле делают люди после того, как скажут: «Привет». Кроме того, там есть несколько намеков на то, что они
могли бы делать. Эффективный способ это выяснить — исследовать природу жизненных скриптов и пути их
развития10.
Примечанияиссылка
1. Beme, E. Transactional Analysis in Psychotherapy. Grove Press, New York, 1961.
2. Berne, E. The Structure and Dynamic of Organizations and Groups. J. B. Lippincott Company, Philadelphia,
1963. Grove Press (Paperback), New York, 1966.
3. Berne, E. Gaines People Play. Grove Press, New York, 1964; (Paperback) 1967.
4. Berne, E. Principles of Group Treatment. Oxford University Press, New York, 1966. Grove Press, New York
(Paperback), 1968.
5. Berne, E. A Layman's Guide to Psychiatry and Psychoanalysis. Simon & Schuster, New York, 1968. Andre
Deutch, London, 1969. Grove Press (Paperback), New York, 1962, pp. 277—306.
6. «Трансакция, или обмен, является, по-видимому, центром притяжения для разных специалистов по
общественным наукам. Я целиком и полностью согласен с точкой зрения Blau, что обмен самая очевидная
общая категория для всех общественных наук и самый подходящий стройматериал, который (с добавлением
цемента общений) поможет связать воедино анализ более сложных социальных отношений и структур».
(Изобзора Alfred Kuhn книги Peter M. Blau,. Exchange and Power in Social Life. Wiley, N. Y., 1968. In Science
147: 137, January 8, 1965.)
7. Szasz, K. Fetishism: Pets and their People in the Western World. Holt, Rinehart & Winston, N. Y., 1968.
ч 8. )Sackett, G. R., Keith-Lee, R., Treat, R. «Food versus Perceptual Complexity as Rewards for Rats Previously
Subjected to Sensory Deprivation». — Science 141:518—520, August 9, 1963.
9. Erikson, E. H. Identity and the Life Cycle. International Universities Press, New York, 1959.
10. Систематизированнуюкритикутеориитрансактногоанализасм.: Shapiro, S. S. «Critique of Eric Beme's
Contribution to Subself Theory». — Psychological Reports, 25:283—296, 1969.
Часть II
Родительское программирование
Глава З
ЧЕЛОВЕЧЕСКАЯ СУДЬБА 1. Жизненные планы
Судьба любого человеческого существа определяется тем, что происходит в его черепной коробке, когда он
сталкивается с событиями, происходящими вне ее. Человек создает свою жизнь сам. Свобода дает ему силу
осуществить свои планы, а сила дает ему свободу взаимодействия с планами других людей. Даже если исход
предрешен людьми, которых он никогда не встречал, или микробами, которых он никогда не видел, его
последние слова и его эпитафия будут кричать о его стремлениях. Если, к несчастью, он умрет в тишине и
забвении, только те, кто хорошо его знал, правильно поймут его лозунг, а все, кто был вне узкого круга его
друзей, семьи и врачей, увидят его неверно. Чаще всего он проживает жизнь, обманывая мир, а также, как
правило, и самого себя. Ниже мы подробнее расскажем об этих иллюзиях.
Каждый человек в раннем детстве решает, как он будет жить жизнь и как умрет, и этот план, который всегда с
ним, где бы он ни был, называется его скриптом (буквально — сценарием). Его поведение может быть
обусловлено здравым смыслом, но все важнейшие решения его жизни уже приняты: кого он выберет в
супруги, сколько у него будет детей, где он умрет и кто будет при этом присутствовать. Это может быть не то,
чего он хочет, но это будет так, как он этого хочет.
Магда
Магда была преданнейшей женой и матерью, но когда ее младший сын тяжело заболел, она, к собственному
ужасу, поняла, что в глубине ее сознания была идея, картина или, возможно, даже желание смерти горячо
любимого сына. Это напомнило ей о периоде, когда ее муж воевал за океаном,— тогда с ней было то же
самое. Ее преследовало кошмарное
43
желание, чтобы он был убит. В обоих случаях она представляла себя в печали и скорби. Это будет ее крест, и
все будут восхищаться, с каким мужеством она его несет.
Вопрос: Что же будет дальше?
Ответ: Об этом я не думала. Я стала бы свободной и могла бы делать что захочу. Начать сначала.
Когда Магда была школьницей, у нее было много сексуальных похождений с одноклассниками, и с тех пор ее
не покидало чувство вины. Смерть мужа или сына явилась бы наказанием или искуплением и освободила бы
ее от проклятия матери. Она больше не чувствовала бы себя отверженной. Люди бы говорили: «Какая
онамужественная»— и признали бы ее полноправным членом общества.
На протяжении большей части своей жизни она носила в себе картину этой трагедии. Это был третий акт ее
жизненной драмы, или скрипта, написанного в детстве. Акт 1: Сексуальная провинность и стыд. Акт 2:
Проклятие : матери. Акт 3: Искупление. Акт 4: Освобождение и новая жизнь. Но в действительности она вела
очень благопристойный образ жизни, как учили ее родители, и делала все, что могла, чтобы семья была
здорова и счастлива. Это был ее контрскрипт, разумеется, не столь драматичный или волнующий.
Скрипт — это текущий жизненный план, сформированный в раннем детстве под влиянием родителей. Это та
"психологическая сила, которая толкает человека к его судьбе, независимо от того, борется он с ней или
утверждает, что поступает по собственной воле.
У нас нет намерения сводить все человеческое поведение и жизнь к формулам. Напротив, реальный человек
— это некто, действующий спонтанно и разумно, с учетом действий других людей. Тот, кто следует формуле,
— нереальный человек. Но поскольку нереальные люди составляют, по-видимому, большую часть
человечества, необходимо разузнать кое-что о них.
Делла
Делла была соседкой Магды, возраст ее приближался к тридцати, и она вела почти такой же домашний образ
жизни. Но ее муж, коммерсант, много путешествовал. Иногда в его отсутствие Делла начинала пить и в конце
концов приходила в се-. бя где-то далеко от дома. Она не помнила этих эпизодов и, как это часто бывает в
таких случаях, узнавала, что произошло,
44
только тогда, когда находила себя в незнакомом месте, с записями имен и телефонов каких-то мужчин в
сумочке. Это приводило ее в ужас, потому что в один прекрасный день она могла нарваться на недостойного
человека, который погубил бы ее.
Скрипты планируются в раннем детстве, так что, если "г это был скрипт, следует отправиться к его истокам.
Мать Деллы умерла, когда та была маленькой, а отец целыми днями работал. Делле плохо удавалось общение
со сверстниками в школе. Она чувствовала себя ниже их и была одинока. Но позднее она нашла способ быть
популярной. Как и Магда, она предложила себя для сексуальных игр группе мальчиков. Она никогда не
думала о связи между теми приключениями на сеновале в школьные времена и своим теперешним
поведением. Но всю жизнь в своем мозгу она носила набросок своей жизненной драмы. Акт 1: Завязка.
Веселье и грех на сеновале. Акт 2: Включение скрипта. Веселье и грех пьянства и безответственности. Акт 3:
Расплата. Разоблачение и крах. Она теряет мужа, детей, положение в обществе. Акт 4: Искупление.
Самоубийство. После этого все ее жалеют и прощают.
И Магда, и Делла жили согласно своим мирным контрскриптам с чувством надвигающейся роковой
неизбежности. Скрипт представлял собой трагедию, которая принесет им освобождение и успокоение.
Разница была в том, что Магда терпеливо ждала, чтобы Бог направил ее судьбу ко спасению, тогда как Делла,
понукаемая внутренним демоном, нетерпеливо спешила навстречу своей судьбе — проклятию, смерти и
прощению. Так, начав с одного и того же («сексуальные проступки»), эти две женщины различными путями
двигались к разным целям.
Психотерапевт сидит в своем кабинете, изображая мудреца, и получает деньги за то, чтобы что-нибудь
сделать со всем этим. Магда и Делла будут свободны, если кто-нибудь умрет, но его?работа — найти лучший
способ, чтоб освободить их. Он выходит из кабинета и идет по улице мимо маклерской конторы, стоянки
такси, питейного заведения. Почти все, кого он видит, надеются сорвать Большой Куш. В бакалейном
магазине женщина кричит на свою дочь: «Сколько раз тебе говорить — не трогай это». А в это время кто-то
восторгается ее маленьким сыном: «Ну разве не прелесть?!» Когда он приходит в клинику, параноик
спрашивает: «Как мне выйти отсюда?» Депрессивный больной говорит: «Для чего я живу?», а шизофреник
отвечает: «Я не буду умирать, я буду жить. Я не так глуп». То же самое они говорили
45
вчера. Они завязли, а те, снаружи, еще надеются. «Увеличить ему дозу?» — спрашивает студент-практикант.
Доктор Q поворачивается к шизофренику и смотрит ему в глаза. Шизофреник тоже смотрит в глаза врачу.
«Будем увеличивать тебе дозу? » — спрашивает доктор Q. Больной некоторое время думает, а потом отвечает:
«Нет». Доктор Q протягивает руку и говорит: «Привет!» Больной пожимает его руку и отвечает: «Привет!»
Потом оба поворачиваются к практиканту, и доктор Q говорит: «Привет!» Студент ошарашен, но через пять
лет, на конференции психиатров, он подходит к доктору Q и говорит: «Здравствуйте, доктор Q. Привет!»
Мэри
«Когда-нибудь я открою детский сад, выйду замуж четыре раза, выиграю кучу денег на бирже и стану
знаменитым хирургом»,— сказала пьяная Мэри.
Это не скрипт. Прежде всего, прежде чем стать скриптом, определенные идеи и нормы должны быть внушены
родителями. Родители Мэри терпеть не могли детей, не верили в развод, считали биржу слишком несолидной
и что хирурги берут кучу денег. Во-вторых, ее личность не соответствовала
ни одной из этих идей. Она была натянута в общении с детьми, холодна с мужчинами, боялась биржи, и ее
руки дрожали от пьянства. В-третьих, она давно уже решила быть кляузницей днем и алкоголичкой по
вечерам и в выходные. В-четвертых, ни один из этих проектов не увлекал ее всерьез. Это было скорее то, чего
она не могла бы сделать. И в-пятых, каждому, кто ее слушал, было ясно, что она вовсе не собирается их
осуществлять.
Скрипт непременно включает в себя родительские указания (1), соответствующее развитие личности (2),
детское решение (3), приверженность к одному определенному методу достижения успеха или провала (4) и
обоснованную позицию (5).
В этой книге мы рассмотрим все, что на данный момент известно о скриптах и что можно сделать, чтобы
изменить скрипт.
2. На сцене и за сценой
Театральные сценарии интуитивно исходят из жизненных, и для начала было бы неплохо рассмотреть их
взаимосвязи и общие свойства1.
46
1. И те и другие строятся на ограниченном количестве сюжетов, наиболее известный из которых — трагедия
Эдипа. Остальные также можно обнаружить в древнегреческой драме и мифологии. Греки и евреи первыми
выделили и записали наиболее простые и типические модели человеческой жизни, в то время как у других
народов были только грубые дифирамбы и непристойные оргии древних мистерий. Человеческая жизнь — это
правда, полна эпического противоборства, страсти, духа и явления богов, как в Древнейших Ритуалах, но их
гораздо легче понять и оценить, когда они разыгрываются на простом языке: «Бах!» и «Ух ты!» — юношей и
девушкой при лунном свете под лавровым деревом, когда приближается Кто-то, безразлично, он это или она.
Так упрощенная греческими поэтами, жизнь каждого человека уже зафиксирована у Bulfinch'a или Graves'a*.
Если боги улыбаются ему, его дела пойдут в гору. Если они хмурятся, он довольствуется чем-нибудь другим,
а если он хочет снять проклятие или жить с ним поудобней, он становится пациентом.
Для трансактного аналитика, так же как и для литературоведа, знание сюжета и действующих лиц означает,
что есть возможность предсказать развязку при условии, что в сценарий не будет внесено изменений.
Например, и психотерапевтам и театральным критикам ясно, что у Медеи было твердое намерение убить
своих детей, пока кто-нибудь ее от этого не отговорит, и для них должно быть одинаково ясно, что если бы на
той неделе она посетила лечебную группу, ничего подобного бы не случилось.
2. Некоторые модели жизни непредсказуемы, если в них ничего не менять. Но чтобы развязка была
достаточно мотивированной, необходим определенный диалог, состоящий из определенных слов, сказанных в
определенной манере. И в театре, и в жизни нужно запоминать и подавать реплики, чтобы собеседник
реагировал так, как надо для оправдания и продолжения действия. Если герой меняет свой текст и свое
эгосостояние, другие тоже прореагируют соответственно. Это ломает весь скрипт, в чем и состоит цель
скриптового анализа. Например, если Гамлет обращается к Офелии строчками из Abie'sIrishRose, Офелия
тоже должна изменить свою роль, чтобы действие имело смысл. Тогда все представление пойдет по-другому.
Они смогут, на-
* Лично я предпочитаю Классический словарь Lempriere'a (10-е издание, 1818). — Прим. авт.
47
пример, сбежать вместе, а не слоняться по замку — скверная пьеса, но, возможно, лучшая жизнь 2.
3. Театральный сценарий должен быть отрепетирован и переписан, прежде чем он будет готов к,
генеральному представлению. В театре до премьеры нужно пройти через читки, переделки, репетиции и
пробы. Жизненный скрипт начинается в раннем детстве в примитивной форме протокола. В это время состав
партнеров героя ограничивается родителями, братьями и сестрами; или в детском доме —
сосёдамипо столу и персоналом. Все они довольно строго придерживаются своих ролей, потому что каждая
семья — это учреждение и ребенок не учится от них особой приспособляемости. Ребенок растет и начинает
встречать больше людей. Он ищет тех, кто сыграет роли в его скрипте, а они будут их играть, потому что он
сыграет роль в их скриптах. "В это время он проигрывает свой скрипт с учетом новых условий. Основной
сюжет остается прежним, но действие меняется. В большинстве случаев, если не считать подростковых
самоубийств к убийств, это репетиция, нечто вроде пробного представления в провинции. После нескольких
таких адаптации скрипт готов для величайшего действия — прощального представления, расплаты скрипта.
Если это «хороший» скрипт, действие происходит на прощальном обеде; если скрипт «плохой», на
больничной "койке, в тюремной камере или в приюте для душевнобольных, на виселице или в морге.
4. Почти в каждом скрипте есть роли для «хороших» и «плохих», для «счастливчиков» и «неудачников»
(«winners» and «losers»). Что считается хорошо и что — плохо3, что такое быть счастливчиком и что такое
быть неудачником, определяется в каждом скрипте по-своему, но эти четыре типа обязательно там
присутствуют, иногда объединяясь в две роли. Например, в ковбойском скрипте «хороший» — счастливчик, а
«плохой» — неудачник. «Хороший» означает «смелый, быстро выхватывающий оружие, честный и невин-
ный». «Плохой» может значить «трусливый, недостаточно ловкий, мошенник и бабник». Счастливчик — тот,
кто выживает, неудачника вешают или застреливают. В сентиментально-любовном фильме «счастливица» —
девушка, получающая мужчину, а «неудачница» — девушка, теряющая мужчину. В фильме о бизнесменах
счастливчик — тот, кто получает самый выгодный контракт, большие полномочия, а «неудачник» — тот, кто
даже не умеет обращаться с деловыми бумагами.
48
В скриптовом анализе счастливчики называются «принцами» или «принцессами», а неудачники — «лягуш-
ками». Цель скриптового анализа — превратить лягушек в принцев"йли принцесс. Чтобы это было возможно,
психотерапевту надо выяснить, кто хороший и кто плохой в скрипте пациента, а также какого рода
счастливчиком он может стать. Пациент пытается стать счастливчиком не затем, чтобы фактически им быть, а
затем, чтобы стать более бравым неудачником. Это вполне естественно, потому что, если он станет бравым
неудачником, ему будет удобнее следовать своему скрипту. Если он станет счастливчиком, ему придется
выкинуть свой скрипт или его большую часть. Это большинство людей делают крайне неохотно.
5. Все сценарии, как в театре, так и в жизни, представляют собой ответ на главный вопрос человеческой
жизни: «Что мы говорим после того, как сказали: «Привет»?» Например, драма и жизнь Эдипа целиком
строится на этом вопросе. Если Эдип встречает мужчину старше себя, он сначала здоровается. Следующее,
что он говорит согласно своему скрипту: «Не хочешь подраться?» Если собеседник отвечает: «Нет», Эдипу
больше нечего ему сказать, и он может только стоять и тупо размышлять, поговорить ли ему о погоде, о ходе
текущей войны или о предполагаемых победителях на ближайшей Олимпиаде. Самый легкий путь
отступления — пробормотать: «Рад был познакомиться», «Sivales, beneest; egovaleo»* или «Все хорошо в
меру» — и продолжать свой путь. Но если собеседник отвечает: «Да!» — Эдип говорит: «Круто!» — потому
что он нашел своего человека и знает, что сказать дальше.
6. Эпизоды жизненного скрипта должны быть мотивированы и подготовлены заранее, совсем как театральные
сцены. Простой пример: кончается бензин. Это почти всегда известно за два или три дня. Мы смотрим на
указатель, «планируем» заправиться «немного позже» и не делаем этого. На самом деле невозможно, чтобы
бензин кончился вдруг — разве что в машине со сломанным указателем. Это почти всегда ожидаемое явление,
запланированная сцена в скрипте неудачника. Множество счастливчиков ездят всю жизнь, и у них этого не
случается.
Жизненные скрипты основаны на родительском программировании, которое необходимо ребенку по трем
причинам: 1) Оно придает жизни смысл, которого иначе могло
* Если ты здоров, хорошо; я здоров (лат. фраза, употреблявшаяся в начале письма). — Прим. перед.
49
бы и не быть. Ребенок делает большинство дел для людей, обычно для родителей. 2) Оно дает ребенку
приемлемый способ организации времени, то есть приемлемый для родителей. 3) Людей надо учить. Учиться
на собственном опыте, может быть, кого-то и вдохновляет, но это не слишком практично. Нельзя стать
хорошим пилотом, разбив несколько самолетов и учась на своих ошибках. Нужно учиться на ошибках других,
а не на своих собственных. Хирургу лучше иметь хорошего учителя, чем извлекать аппендиксы один за
другим, чтобы выяснить, где и как может произойти ошибка. Итак, родители программируют детей, передавая
им то, чему они научились или чему они научились, по их мнению. Если они неудачники, они передадут
неудачливую програм-муГа если они счастливчики, то такова будет и программа детей. Долговременная
программа всегда имеет свою линию развития. Хотя расплата — будет она хорошей или плохой —
определяется родительским программированием, ребенок зачастую свободен в выборе сюжета.
3. Мифы и сказки
Первая и самая архаичная версия скрипта состоит из первичного протокола, образуемого в сознании ребенка в
том возрасте, когда для него реальны лишь немногие люди, кроме его семьи. Мы считаем, что родители
представляются ему великанами, наделенными магической силой, мифическими людоедами и Горгонами хотя
бы потому, что они в три раза выше и в десять раз больше его.
По мере того как он растет и умнеет, этот классический космос заменяется на более романтический мир. Он
делает первые поправки в своем скрипте, применяясь к новым условиям. Если эти условия хорошие, ему
помогают волшебные сказки и рассказы о животных, которые сначала читает ему мать, а потом и он сам в
свободные часы, когда можно дать волю воображению. В них тоже волшебство, хотя и не столь потрясающее.
Рассказы и сказки дают ребенку совершенно новый набор действующих лиц, которые играют свои роли в его
мечтах. Все персонажи животного мира знакомы ему либо как друзья и товарищи по играм, либо как
мимолетные порождения страхов или очарований, видимые или слышимые в отдалении, либо как
полувымышленные создания, наделенные неизвестными возможностями, о которых он только слышал или
прочел где-то. Или, может быть, его герои приходят к нему с телеэкрана: в этом возрасте даже реклама
50
окружена ореолом. Даже в худшем случае, не имея ни книг, ни телевизора, ни матери, ребенок откуда-то
узнает, что на свете существуют коровы; или он может выдумать своих собственных животных.
На первой стадии он общается с волшебниками, которые, возможно, при случае могут превратиться в
животных. На второй стадии он просто наделяет животных определенными человеческими качествами. Эта
тенденция сохраняется и у людей в более позднем возрасте, например, у любителей собак, лошадей,
дельфинов.
На третьей стадии, подростковой, он снова пересматривает свой скрипт, чтобы приспособить его к
реальности, как он ее воображает в будущем. Скрипт его еще романтизированный, золотой, а может быть, и
позолоченный при помощи наркотиков. Постепенно, с течением времени, он приближается к реальности, то
есть к большей вероятности того, что его окружение будет реагировать желанным образом. Так, понемногу,
десятилетиями, он готовится к прощальному представлению. Наиболее важная задача психотерапевта —
ввести~йзменения в это прощальное представление.
Ниже приводится несколько примеров сходства между мифами и сказками и реальными людьми. Их лучше
всего рассмотреть с точки зрения ТА (или марсианской), которая, в свою очередь, зиждется на мифе — мифе,
созданном трансактными аналитиками, чтобы более объективно рассмотреть человеческую жизнь. Итак,
марсианин Марио прибыл на Землю и должен, вернувшись обратно, рассказать «все как есть», а не так, как
представляют земляне. Марио не принимает во внимание длинные умные слова и не читает статистических
таблиц; он смотрит, что люди делают на самом деле, а не то, что они якобы делают. Итак, история Европы.
История Европы
Европа приходилась внучкой Нептуну. Однажды, когда она собирала цветочки на прибрежном лугу, перед
ней появился прекрасный бык и склонился к ее ногам. Его глаза умоляли, чтобы она села к нему на спину. Ей
же так понравился его мелодичный голос и дружелюбие, что она решила позабавиться. Но как только она села
к нему на спину, бык бросился в море и поплыл, потому что это был Юпитер, принявший облик быка. А если
Юпитеру нравилась девушка, он не останавливался ни перед чем. Однако Европа.не слишком пострадала,
потому что, после того как они добрались до
51
Крита, она стала матерью трех царей, да еще целый континент был назвал в ее честь. Предполагается, что все
это происходило в 1522 году до н. э., и эту историю можно найти у Мосха во «Второй идиллии».
Юпитер, похититель, сам происходил из довольно необычной семьи. Его отец, Сатурн, согласно «Теогонии»
Гёсиода, имёлГшестерых детей. Первых пять он проглотил, как только они родились, поэтому, когда на свет
появился Юпитер, шестой ребенок, мать спрятала его, а на его место положила завернутый в пеленки камень,
который отец и проглотил. Когда Юпитер вырос, он вместе со своей бабушкой принудил Сатурна вернуть
проглоченный камень заодно с пятью детьми: Плутоном, Нептуном, Вестой, Церерой и Юноной. Теперь
вернемся к Европе. Когда кончился их роман с Юпитером, она познакомилась с Данаем, царем Египта, и от
него у нее родилась дочь Амимона. Царь, отец Амимоны, посылал свою дочь носить воду в город Аргос, и
однажды за этим занятием ее увидел и тут же полюбил Нептун. Он спас ее от похотливого сатира и увез с
собой, сам он являлся ее прадедом, а ее мать, похищенная Юпитером, приходилась ему внучатой
племянницей.
Теперь давайте разделим все значительные трансакции в этой семейной эпопее на стимулы и реакции.
Разумеется, каждая реакция может одновременно служить стимулом для следующей.
1. Стимул: Красивая девушка грациозно собирает цветочки. Реакция: Влюбленный бог, брат ее дедушки,
превращается в золотого быка.
2. Реакция: Девушка гладит его по бокам и по голове. Реакция: Бык лижет ей руки и вращает глазами.
3. Девушка садится быку на спину. Бык ее похищает.
4. Она показывает, что испугана и удивлена, и спрашивает: кто он таков. Он ее успокаивает, и все кончается
хорошо.
5. Стимул: Отец ест своих детей. Реакция: Мать скармливает ему камень.
6. Реакция: Спасенный сын заставляет отца отдать съеденных детей, а также проглоченный камень.
7. Стимул: Отец посылает красивую девушку за водой. Реакция: Она попадает в историю с сатиром (как
сейчас сказали бы — бабником).
8. Стимул: Ее красота приводит в восторг ее прадедушку. Реакция: Он спасает ее от сатира и увозит с собой.
Для скриптоаналитика в этой серии мифических трансакций (по версии Мосха) самое интересное в том,
52
что, несмотря на причитания и бурные протесты, Европа ни разу прямо не сказала: «Стой!» или «Вези меня
обратно!» — а тут же стала интересоваться личностью своего похитителя. Другими словами, она изображает
протест, но не пытается прервать происходящее, а приспосабливается и интересуется исходом. Таким
образом, ее жалобы носят двусмысленный характер, и на марсианском называются «игровыми» или
«скриптовыми». На самом деле она играет в игру «Насилуют»*, что входит в ее скрипт: стать матерью троих
царей при условии, что это произойдет «против ее воли». Интересоваться личностью своего похитителя — не
лучший способ борьбы с ним. Но своими протестами она снимает с себя ответственность за то, что первая
стала с ним заигрывать.
Есть и более знакомая история, включающая большинство этих трансакций, хотя и в другом порядке.
Приведенная ниже версия взята у Эндро Лэнга и братьев Гримм. Эту сказку с самых ранних лет знают все
грамотные дети в англоязычных странах, да и в других тоже, потому что она — самый распространенный
стимул их воображению.
Красная Шапочка
Жила-была симпатичная маленькая девочка по имени Красная Шапочка (КШ), и однажды мать послала ее че-
рез лес отнести еду бабушке. По дороге она встретила обольстительного волка, которому она очень понрави-
лась. Он посоветовал ей не церемониться, отдохнуть и пособирать цветочки. Пока она развлекалась, волк
побежал к дому ее бабушки и слопал старую леди. Когда КШ пришла, он притворился бабушкой и предложил
ей лечь к нему в постель. Она так и сделала, но все же заметила некоторые странности в его наружности. Это
заставило ее усомниться, что перед ней действительно бабушка. Он сначала пытался ее успокоить, а затем
съел (очевидно, не прожевывая). Потом появился охотник и спас КШ, разрубив волку брюхо. Бабушка тоже
оказалась там, живая и невредимая. Затем КШ весело помогала охотнику набить волчье брюхо камнями. По
другой версии КШ зовет на помощь, и охотник спасает ее в последний момент, зарубив волка топором.
* «Rapo» — междометная форма глагола «torape» — насиловать. — Прим. пер.
53
Здесь тоже есть сцена обольщения невинной девочки, любящей собирать цветочки, коварным животным,
которое ее впоследствии предает. Животное любит есть детей, но в конце концов терпит фиаско — его брюхо
набито камнями. Таким образом, КШ, как и Амимона, отправилась выполнять поручение, по дороге попала в
переделку с волком, а затем подружилась со своим спасителем.
У марсианина эта история вызывает много интересных вопросов. Он принимает все за чистую монету,
включая и говорящего волка, хотя он и не встречал ни одного такого. Но чем дальше продвигается действие,
тем больше он недоумевает: что же, собственно, происходит и с какими людьми такое может произойти? Вот
его рассуждения по этому вопросу.
Реакция марсианина
Однажды мать КШ послала ее через лес отнести еду бабушке, и по дороге девочка встретила волка. Что это за
мать, которая посылает свою дочь через лес, где есть волки? Почему мать не сделала это сама или не пошла с
КШ? Если бабушка была так беспомощна, почему мать оставила ее жить одну в далекой хижине? Но если уж
КШ должна была пойти, почему мать не предупредила ее, что нельзя останавливаться и разговаривать с
волками? Из рассказа ясно, что КШ никогда не предупреждали, что это опасно. Ни одна мать не может быть
настолько глупа, и дело выглядит так, будто она не слишком-то заботилась о том, что станет с КШ, или даже
хотела от нее избавиться. Кроме того, ни одна маленькая девочка не может быть настолько глупа. Как могла
КШ, видя волчьи глаза, уши, лапы и зубы, продолжать думать, что это ее бабушка? Почему она не убежала
оттуда как можно скорее? Ко всему она еще и вредное маленькое существо: вспомним, как она весело соби-
рала камни, чтобы набить их в брюхо волка. В любом случае ни одна здравомыслящая девочка, поговорив с
волком, не стала бы собирать цветочки, а решила бы: «Этот сукин сын собирается съесть мою бабушку. Надо
поскорее позвать на помощь».
Даже бабушка и охотник не могут быть вне подозрений. Если мы теперь рассмотрим персонажей этой сказки
как реальных людей, каждого со своим скриптом, мы увидим, как четко они взаимодействуют, с марсианской
точки зрения.
1. Мать явно старается «случайно» потерять свою дочь или по крайней мере иметь возможность закончить
фразой:
54
«Ну разве не ужасно? Теперь даже нельзя спокойно пройти через парк, чтобы какой-нибудь волк не...»
2. Волк, вместо того чтобы есть кроликов и т. п., явно превосходит себя и должен знать, что кончит плохо, т.
е. он сам нарывается на неприятности. В юности он определенно читал Ницше или кого-нибудь еще в этом
роде (если он может говорить и носить чепчик, почему бы ему не уметь и читать?), и его лозунг — что-нибудь
вроде «Живи в опасности и умри со славой».
3. Бабушка живет одна и не запирает дверь, так что, возможно, она ждет какого-нибудь интересного события,
такого, какое не могло бы произойти, если бы она жила со своей семьей. Может быть, поэтому она и не живет
вместе со своей дочерью и внучкой. Почему бы ей, по крайней мере, было не поселиться поблизости от них?
Вероятно, она была еще достаточно молода для приключений, так как КШ — маленькая девочка.
4. Охотник — типичный спаситель, которому нравится приканчивать жертву с помощью симпатичных
маленьких девочек. Очевидно, это подростковый скрипт.
5. КШ совершенно открыто говорит волку, где он сможет ее снова встретить, и даже забирается к нему в
постель. Она явно играет в игру «Насилуют» и очень довольна развязкой всей истории. ~ '" "'" ~".........~
По сути дела, все персонажи сказки стремятся к действию во что бы то ни стало. Если развязку сказки
рассмотреть непредвзято, тогда вся история выглядит заговором против бедного волка: его заставили думать,
что он всех перехитрил, причем КШ играла роль приманки. В таком случае мораль сказки не в~том, что
невинная девочка не должна ходить по лесам, где водятся волки, а в том, что волки должны держаться
подальше от маленьких девочек невинного вида и их бабушек. Короче, волку лучше не ходить через лес
одному. (Здесь возникает интересный вопрос: спровадив КШ на целый день, что делала в это время ее мать?)
Если все это выглядит циничным или несерьезным, давайте рассмотрим КШ в реальной жизни. Основной
вопрос здесь такой: какой будет КШ, когда вырастет, если у нее такая мать и если приобретет такой опыт?
Скрипт Красной Шапочки
В психоаналитической литературе значительное внимание уделяется символам, в данном случае —
символическому значению камней, набитых в живот волку. Но для
55
транеактного аналитика наибольшее значение имеют трансакции между персонажами.
Кэрри пришла лечиться в возрасте 30 лет. Она жалова-' лась на головные боли, пониженное настроение, не
знала, чего хочет, и не могла найти любовника, который бы ее удовлетворял. Как и все Красные Шапочки, с
которыми сталкивается доктор О, она носила красное пальто. Она всегда старалась помочь кому-нибудь, но
сделать это не в открытую. Однажды она вошла и сказала: «Тут рядом на улице лежит больная собака. Вы не
хотите вызвать кого-либо из Общества предотвращения жестокого обращения с животными? » — «А почему
бы вам самой это не сделать? » — спросил доктор Q. На что она ответила: «Кому, мне?!»
Она сама ни разу никого не спасла, но всегда знала, где можно найти спасителя. Это типично для КШ. Затем
доктор спросил: «Не приходилосьливам работать в учреждении, где в перерыве нужно было бегать за
сандвичами и кофе?» — «Да, приходилось». — «Кто же ходил за сандвичами? »-— поинтересовался доктор.
«Я, разумеется»,— ответила она.
Скриптовая часть ее рассказа выглядела так: когда ей было от 6 до 10 лет, мать посылала ее в дом своих
родителей с поручениями и просто поиграть. Часто, когда она приходила туда, бабушки не было дома, и она
играла с дедушкой. Игра заключалась в основном в том, что он щупал ее под платьем. Она никогда ничего не
говорила матери, потому что знала, что мать рассердится и назовет ее лгуньей.
Теперь она часто встречала мужчин и «ребят», и они ' назначали ей свидания, но она всегда порывала с ними
после двух-трех встреч. Каждый раз, когда она рассказывала доктору о своем последнем разрыве, на его
вопрос, почему это случилось, она отвечала: «Ха-ха-ха! Потому что он начинающий бабник»*. Так она и
проводила свои годы, <скитаясь по лесам финансовых кварталов, принося сандвичи и постоянно отметая со
своего пути начинающих i бабников — скучная, однообразная, подавляющая жизнь. На деле самым
выдающимся событием ее жизни было приключение с дедом. И вот теперь оказалось, что она собирается
провести оставшуюся жизнь, ожидая его повторения.
Это объясняет нам, как жила КШ после того, как окончилась сказка. История с волком осталась пока са-
* В оригинале игра слов: «волчонок» и «начинающий бабник». — Прим. пер.
56
мым интересным происшествием ее жизни. Когда она выросла, она проводила время, бродя по лесу и таская
еду людям в непрестанной надежде встретить другого волка. Но она встречала только волчат, которых с
презрением отвергала. Из истории Кэрри мы также узнали, кто был волк на самом деле и почему она не
побоялась забраться к нему в постель: это был ее дед.
Характеристики реальной КШ таковы:
1. Мать часто посылала ее с поручениями.
2. Ее совратил дед, но матери она ничего не сказала. Если бы она это сделала, ее назвали бы лгуньей. Иногда
она притворялась, что слишком глупа, чтобы понимать происходящее.
3. Она редко выручает людей сама, но любит организовывать помощь и всегда ищет такой возможности.
4. Когда она вырастает, она часто бегает с поручениями. Она редко ходит с достоинством, а чаще семенит
или слоняется, как маленькая девочка.
5. Она ждет какого-то удивительного приключения, а пока скучает, потому что все, кого можно встретить в
наше время,— только мелкие бабники, на которых она смотрит свысока.
6. Она обожает набивать волчье брюхо камнями или производить эквивалентные, но более обычные
процедуры.
7. Еще не ясно, нужен ли психиатр-мужчина для того, чтобы помочь ей, или же он представляется ей просто
симпатичным бесполым дедушкой, с которым она чувствует себя уютно и немного печально и к которому
обратилась, потому что рассчитывает на его помощь в получении желаемого.
8. Она смеется и соглашается, когда он говорит ей, что она напоминает ему КШ.
9. Как это ни странно, почти всегда она носит красное пальто*.
Следует заметить, что скрипты матери КШ, а также ее бабушки и дедушки с материнской стороны должны
быть дополняющими, чтобы такие сексуальные инциденты могли повториться. Счастливый конец сказки
подозрителен и в жизни не встречается. Сказки рассказывают родители, желающие детям добра, и счастливый
конец — это вторжение
* В английском Красная Шапочка — LittleRedRidingHood, то есть буквально Маленький Красный Бегающий
Капюшон. — Прим. ред.
57
доброжелательного, но не очень правдивого Родителя. Сказ-I ки, сочиняемые самими детьми, более
реалистичны и не обязательно имеют счастливый конец, наоборот, они чаще страшные*.
4. В ожидании RigorMortis (трупного окоченения)
Одна из задач скриптового анализа — установить соответствие жизненного плана пациента с великой
исторической психологией всего человечества, психологией, которая явно очень мало изменилась с пещерных
времен, пройдя через первые земледельческие и скотоводческие поселения, тоталитарное правление великих
империй Среднего Востока вплоть до наших дней. Джозеф Кэмпбелл в книге «Герой с тысячью лиц», лучшей
йастбльной книге для скриптовиков, говорит об этом так: «Фрейд, Юнг и их последователи неопровержимо
доказали, что логика, герои и свершения древних мифов дожили до наших дней... Последнее воплощение
Эдипа и герои романтической сказки о Красавице и Чудовище дожили до наших дней и стоят сегодня на
перекрестке 42-й улицы и 5-й авеню, ожидая зеленого сигнала светофора». Он указывает, что
еслимифический герой достигает всемирно-исторического триумфа, то герой волшебной сказки добивается
лишь небольшой победы местного значения. А пациенты потому и пациенты, добавим мы, что не могут
добиться поставленной цели, но все еще живут. Поэтому они идут к терапевту, «которому ведомы все
волшебные слова и средства. Его роль в точности совпадает с ролью Старого Мудреца из мифов и сказок, чьи
слова помогают герою пройти через испытания и ужасы невероятного приключения».
По крайней мере, так это представляется Ребенку пациента, независимо от того, что говорит его Взрослый, и
совершенно очевидно, что все дети с колыбели человечества сталкивались с той же проблемой и имели в
своем распоряжении почти одни и те же средства. Когда доходит до сути, мы видим, что жизнь — все то же
старое вино в новых бутылках: кокосовые и бамбуковые сосуды уступили место козьим шкурам, им на смену
пришла глина, потом стекло, потом пластик, но виноград едва ли изменился. Вей та же пьянящая влага
сверху, все тот же горький осадок на дне. Так что, по словам Кэмпбелла, суть происходящего и характеры
действующих лиц мало изменились. Поэтому если мы знаем кое-что о скрипте пациента, мы можем с
уверенностью предска-
58
зать, куда он направляется, и переориентировать его, прежде чем случится непоправимое. Это называется
превентивной психиатрией, она ведет к «клиническому улучшению». Еще лучше, если мы сможем заставить
его изменить свой скрипт или совсем от него отказаться. Это лечебная психиатрия, ведущая к излечению.
Таким образом, поиск в точности того самого мифа или сказки, которымслёдует пациент, не является делом
принципа или необходимости, но чем ближе мы к ним подойдем, тем лучше. Без такой исторической базы не
избежать ошибок. Маленький эпизод из жизни пациента или его любимую игру можно принять за целый
скрипт; присутствие в скрипте одного животного-символа, такого, как волк, может увести психиатра по
неверному пути. Соотнесение жизни пациента или жизненного плана его Ребенка со связным рассказом,
пережившим столетия или даже тысячелетия, благодаря отображению примитивных уровней человеческого
сознания дает по крайней мере чувство твердой основы для работы, а в лучшем случае дает ключ к тому, что
нужно сделать, чтобы предотвратить или изменить тяжелую расплату.
Скрипт ожидания трупного окоченения
К примеру, сказка может выявить такие элементы скрипта, которые иначе обнаружить трудно, например,
«скриптовую иллюзию». Трансактные аналитики считают, что психиатрические симптомы появляются в
результате какой-либо формы самообмана. Но больных можно излечить хотя бы потому, что их жизни и их
неурядицы основаны на игре их воображения.
В скрипте, известном под названием «фригидная женщина», или «в ожидании трупного окоченения» (ОТО),
мать постоянно внушает дочери, что мужчины — животные, но что обязанность жены им покоряться. Если
мать достаточно сильно закрутит гайки, дочь даже может подумать, что оргазм грозит ей смертью. Обычно
такие матери — большие снобы, и они предлагают выход или антискрипт, снимающие проклятие. Дочери
разрешается половая жизнь, только если она выйдет замуж за очень важную персону, вроде Принца с
Золотыми Яблоками. Но если это не удается, утверждает такая мать, «все твои проблемы будут позади, когда
у тебя наступит климакс, потому что тогда можно не бояться почувствовать половое влечение».
59
Итак, здесь есть уже три иллюзии: боязнь оргазма, Принц с Золотыми Яблоками и Благословенное Отдохнове-
ние, или очищающий климакс. Но ни одна из них не является иллюзией скрипта. Девочка испробовала
мастурбацию и знает, что оргазм не смертелен. Принц не иллюзия, поскольку возможно, что она
действительно встретит такого человека, как возможно получить четыре туза в покере: и то и другое
достаточно маловероятно, но встречается. А Благословенное Отдохновение — не то, чего в действительности
желает ее Ребенок. Чтобы выявить иллюзию скрипта, нужна сказка, соответствующая ОТО.
История Спящей Красавицы
Злая фея говорит, что Дикая Роза уколет себе палец веретеном и от этого умрет. Другая фея сводит наказание
к 100 годам сна. Когда Дикой Розе исполнилось 15 лет, она действительно уколола палец веретеном и
немедленно уснула. В тот же момент все и вся в замке тоже уснули. В течение ста лет многие принцы
пытались добраться до замка сквозь заросли шиповника, но ни один не преуспел. Наконец, когда срок подо-
шел к концу, появился принц, которому удалось прорваться сквозь заросли, потому что шиповник
расступился на его дороге. Когда он находит принцессу и целует ее, она просыпается, и они влюбляются друг
в друга. В тот же момент жизнь в замке оживает и течет своим путем, как будто ничего не произошло и ничто
не изменилось с тех пор, как они заснули. Самой принцессе всего 15 лет, а не 115. Она вышла замуж за
принца, и, по одной версии, они зажили счастливо, а по другой — это было только начало всех их
неприятностей5.
В мифологии встречается много случаев волшебного сна. Вероятно, самый известный из них — история Брун-
гильды, которую оставляют спать на горе, окруженную огненным кольцом, через которое может проникнуть
только герой. В данном случае им оказался Зигфрид 6.
Так или иначе, с небольшими "вариациями, почти все, что произошло со Спящей Красавицей, может
случиться в действительности. Девушки колют себе пальцы и падают в обморок и засыпают в своих башнях, а
принцы скитаются по окрестным лесам в поисках честных дев. Единственное, что не может произойти,—
чтобы все осталось неизменным за столько лет. Это подлинная иллюзия, поскольку это не то чтобы даже
маловероятно, а попросту невозможно. И это та самая иллюзия, на которой основан скрипт ОТО:
60
когда принц появится, Розе будет снова 15 лет, а не 30, 40, 50 лет; и впереди у них будет целая жизнь. Это
иллюзия вечной юности, скромная дочь иллюзии бессмертия. Трудно объяснить реальной Розе, что принцы —
молодые люди, и что когда они достигнут ее зрелого возраста, они станут уже королями, а это совсем не так
интересно. Это самая угнетающая часть работы скриптоаналитика: разбить иллюзию, сообщить Ребенку
пациента, что Деда Мороза нет, и заставить его это хорошенько усвоить. Хотя обоим было бы гораздо легче
оставить пациенту его любимую сказку.
Одна из практических проблем ОТО такова: если Роза все-таки находит Принца, она зачастую чувствует его
превосходство и должна к нему придираться сигрой «Позор», чтобы низвести его до своего уровня, так что он
в конце концов хочет, чтобы она отправилась обратно в свой шиповник и там заснула. С другой стороны, если
она получит меньше, например, Принца не с Золотыми, а с Серебряными Яблоками или даже обыкновенного
Макинтоша из соседней бакалейной лавки, она почувствует себя обманутой и винит в этом его, но при этом
все время поглядывает, не появится ли на горизонте Золотой. Таким образом, ни скрипт, ни волшебный
антискрипт не предоставляют широких возможностей. Кроме этого, как и в сказке, нужно считаться еще со
свекровью, а также со злой феей.
Этот скрипт важен потому, что очень многие тем или иным образом проводят жизнь в ожидании трупного
окоченения.
5. Семейная драма
Еще один хороший способ, чтобы обнаружить сюжет и главные сюжетные линии скрипта,— это спросить:
«Если вашу семейную жизнь представить на сцене, что это была бы за пьеса? » Такие семейные драмы
обычно называются по именам Эдипа и Электры, когда сын и отец соревнуются за мать, а дочь хочет отца для
себя7. Но скриптоаналити-ку нужно знать, что делают тем временем родители, называемые для удобства Пидэ
и Арткелэ. Пйдэ — оборотная сторона драмы Эдипа, в ней выражаются явные или скрытые сексуальные
чувства матери к сыну, тогда как Арткелэ — оборотная сторона Электры и являет влечение отца к дочери.
Подобные исследования почти всегда вытаскивают на свет довольно очевидные трансакции, доказывающие,
что эти чувства — не плод воображения, даже если родитель
61
пытается их скрыть, играя «Безобразие!». То есть встревоженный родитель старается прикрыть сексуальные
чувства Ребенка к своему отпрыску, переходя в Родителя и сварливо придираясь к нему. Но в некоторых
случаях они все же заметны, несмотря на все усилия их скрыть с помощью «Безобразие!» и других средств.
На самом деле самые счастливые родители — те, которые открыто восхищаются привлекательностью своих
детей.
Драмы Пидэ й Арткелэ, как и драмы Эдипа и Электры, имеют много разновидностей. Когда дети вырастают,
это может выглядеть, например, так: мать спит с приятелем сына, а отец с подругой дочери. Другая, более
«игровая» версия: мать спит с любовником дочери, а отец — с подружкой сына*. Юный Эдип в свою очередь
может вступить в связь с любовницей отца, а Электра — с любовником матери. Иногда семейный скрипт
предусматривает гомосексуальность у одного или нескольких членов семьи, кровосмешение у подростков.и
соблазнение партнеров друг у друга. Любые отклонения от стандартных ролей Эдипа (сын, мечтающий о
любви с матерью) и Электры (дочь, мечтающая о любви с отцом), несомненно, повлекут изменения в их
жизни.
Кроме сексуальных аспектов семейной драмы или, вернее, по ту сторону их существуют более острые.
Обманутая лесбиянка набросилась на свою любовницу, приставила ей нож к горлу и кричала: «Ты дашь мне
нанести тебе эти раны, но не дашь мне их исцелить!» Это, возможно, лозунг всех семейных драм, источник
всех родительских мучений, подростковых бунтов, крик души семейных пар, еще не готовых к разводу.
Бегство раненого и этот крик — марсианский вариант объявления: «Мэри, иди домой, я тебя прощаю».
Именно поэтому дети цепляются даже за самых скверных родителей. Больно получать раны, но так приятно,
когда их исцеляют.
6. Человеческая судьба
Поначалу трудно представить себе, что судьба человека, все его благородство и низость решаются ребенком
не "Ьтарше 6 лет, а чаще трехлетним, но именно это утверждает теория скриптов. В это немного легче
поверить, поговорив с 6-летним или, может быть, 3-летним ребенком. И в это очень
" Это может происходить, если у матери нет сына, чтобы играть с ним в Иокасту, а также, если у отца нет
дочери. — Прим. авт.
62
легко поверить, приглядевшись к тому, что творится в мире сегодня, что было вчера и что, вероятно, будет
завтра. История человеческих скриптов записана в судах и моргах, в игорных домах и письмах к издателю, а
также в политических дебатах, когда некто наставляет на праведный путь целые нации, пытаясь доказать, что
то, чему учили его родители, верно для всего мира. Но, к счастью, у некоторых людей хорошие скрипты, а
некоторым даже удается освободиться от своих скриптов настолько, чтобы поступать по-своему.
История человеческих судеб показывает, как люди разными средствами добиваются одинаковых целей и как
они приходят к разным целям, идя одинаковыми путями. Они носят с собой свои скрипты и контрскрипты в
виде Родительских голосов, указывающих им, что делать, а чего не делать, и свои надежды в виде рисунков
Ребенка, как бы они хотели, чтобы все было, и среди этих трех они играют свои представления на дороге. Они
запутаны в сети скриптов других людей — сначала родителей, затем супругов, и сверх всего скриптов тех, кто
правит страной, где они живут. Существуют, кроме того, биологические опасности, например инфекционные
болезни, а также различные твердые предметы, столкновения с которыми человеческое тело не выдерживает.
Скрипт — это то, что человек планировал в раннем детстве, а жизненный путь — это то, что происходит с
ним на самом деле. Жизненный путь определяется генами, родительским влиянием и окружающей средой. У
того, чьи гены вызвали умственную деградацию, физическую ущербность или раннюю смерть от рака или
диабета, будет мало возможностей принимать жизненные решения и довести их до осуществления.
Жизненный путь здесь будет обусловлен наследственностью (или, возможно, родовой травмой). Если сами
родители в детстве терпели физические или эмоциональные лишения, это, возможно, не даст детям шансов
выполнить свой скрипт или даже сформировать его. Родители могут убить побуждения детей пренебрежением
или бранью или с ранних лет приговорить их к жизни в богадельне. Болезни, несчастные случаи, войны могут
разрушить даже самый хорошо продуманный и обоснованный жизненный план. То же самое может случиться
при столкновении со скриптом незнакомого человека: он может оказаться убийцей, бандитом или водителем-
авантюристом. Сочетание этого, например, генов и угнетения, закрывает для человека столько возможностей,
что у него остается небольшой выбор для составления
63
скрипта, и его скрипт почти наверняка окажется трагическим.
Но даже при самых строгих ограничениях почти всегда есть альтернатива. Бомба, эпидемия или массовая
резня не оставляют возможностей для выбора, но на следующем уровне уже можно выбирать: убить, быть
убитым или покончить с собой,— и здесь выбор будет зависеть от скрипта, то есть от решения, принятого в
раннем детстве.
Разницу между жизненным путем и жизненным планом можно проиллюстрировать на следующем примере.
Двух крыс использовали в эксперименте для доказательства того, что ранний опыт крысы-матери может
влиять на поведение детей8. Первое животное звалось Виктор Пэр-дью-Вистар III или просто Виктор
(Пэрдью-Вистар — общая фамилия для всех крыс этого эксперимента, а Виктор и Артур — имена их
крестных отцов, экспериментаторов). Виктор был потомком многих поколений подопытных животных, и его
гены вполне соответствовали его положению. Его мать, Викторию, обихаживали и ласкали, когда она была
крысенком. Его дальний родственник Артур Пэрдью-Вистар III (Артур) равно подходил к роли подопытного,
но его мать Артурия не получала в том же возрасте ласки, так как была отделена от матери. Когда кузены
подросли, было замечено, что Виктор весит больше, менее любопытен, чаще испражняется, чем Артур. Что
случилось с ними дальше, после окончания эксперимента, неизвестно, но, скорее всего, это зависело от того,
каковы были внешние условия, например, от того, для каких экспериментов они могли понадобиться потом.
Таким образом, их жизнь определялась генами, ранним опытом их матерей и решениями высших сил, над
которыми они были не властны. Любые их «скрипты» или «планы» были ограничены всем этим. Так, Виктор,
который предпочитал растительное существование, был удовлетворен собой, тогда как Артуру с его
исследовательскими стремлениями его клетка была явно тесна, и никто из них не мог достичь бессмертия
через воспроизведение, как бы им этого ни хотелось.
Том, Дик и Гарри, дальние родственники Виктора и Артура, приобрели другбй опыт. Тома научили нажимать
рычаг, чтобы избежать электрошока, а в награду он получал пищу. Дик был обучен аналогично, но в награду
получал порцию алкоголя. Гарри тоже был обучен избегать неприятного шока, а в награду получал приятный
шок. Затем их поменяли ролями, так что в результате все три усвоили все три программы. После
64
этого их посадили в клетку с тремя рычагами: одним для пищи, другим для алкоголя и третьим для получения
приятного шока. Теперь каждый из них мог принимать собственное «решение», как он хочет прожить жизнь:
за едой, в опьянении, иолу-чая электрическое наслаждение или комбинируя эти возможности. Кроме того, в
клетке было «беличье колесо», и каждый мог выбирать, хочет ли он еще и упражняться.
Это в точности соответствовало скриптовому решению, так как каждая крыса могла решать, стать ей гурма-
ном, алкоголиком, искателем острых ощущений, атлетом или остановиться на сочетании этих качеств. Но
хотя каждый мог осуществить свое решение и пожинать его плоды, в действительности конец их жизни был
предрешен внешней силой, потому что экспериментатор мог прервать опыт в любой момент и тем самым
разрушить их «скрипты». Таким образом, их жизненный путь и жизненный стиль определялся их жизненным
планом, но окончательный исход решался кем-то другим. Однако эти жизненные планы можно было
выбирать только из вариантов, предложенных «родителями», т. е. экспериментаторами. Наконец, на этот
выбор влияло то, что происходило с ними ранее.
Хотя люди — не лабораторные животные, они часто ведут себя очень похоже. Иногда их сажают в клетки и
обращаются с ними, как с крысами, манипулируют ими и приносят их в жертву по собственному усмотрению.
Но часто у клетки | открыта дверца, и человеку нужно только выйти, если он за- ; хочет. Если же он не
выходит, его, как правило, удерживает скрипт. В клетке ему привычно и уютно, и, взглянув на свободный мир
с его радостями и опасностями, человек снова возвращается к кнопкам и рычагам, зная, что, если он займется
ими и будет нажимать то, что надо в нужный момент, он будет обеспечен едой, выпивкой и время от времени
развлечениями. Но такой человек в клетке всегда с надеждой или ? тревогой ожидает, что какая-то высшая
сила, Великий Экспериментатор или Великий Компьютер, все это изменит или прекратит.
Человеческой судьбой управляют четыре страшноватые силы: демоническое родительское
программирование, подталкиваемое внутренним голосом, который древние называли Даймон;
конструктивное родительское программирование, направляемое жаждой жизни,"у древних —- Фюсис
(Природа); внешние силы, до сих пор называемые Роком; и независимые стремления, для которых у древних
не было названия, потому что у них это была в основном привилегия богов и царей. В ре-
65
зультате взаимодействия этих сил образуются четыре типа жизненных путей (могут быть и смешанные),
приводящих к тому или иному типу окончательной судьбы: скриптовый, контрскриптовый, принудительный
и независимый.
7. Из истории
Будучи клиницистом, психиатр или медицинский психолог интересуется всем, что может повлиять на
поведение пациента. В последующих главах мы не будем пытаться обсуждать все факторы, которые могут
воздействовать на жизненный путь человека, а рассмотрим только те, которые, насколько сейчас известно,
влияют на жизненный план.
Но прежде чем мы перейдем к обсуждению того, как выбираются, подкрепляются и действуют скрипты, и
выделим составляющие их элементы, отметим, что эта идея не совсем нова. В классической и современной
литературе встречается много намеков на то, что весь мир — театр, а люди — актеры, но намеки — это не
научные исследования. А такие исследования проводились многими психиатрами, но они ушли не слишком
далеко в смысле систематики, потому что не имели таких полезных инструментов, как структурный анализ
(построение схемы и классификация трансакций), анализ игр (обнаружение ловушки, слабинки, переключения
и платежа) и скриптовый анализ (схема скрипта, включая мечты, футболки, купоны и другие ее производные).
Сама идея того, что человеческие жизни соответствуют моделям мифов, легенд и сказок, очень изящно
развита в книге Джозефа Кэмпбелла, на которую мы уже ссылались9. Психологически он основывается
большей частью на Юнге и Фрейде. Самые известные идеи Юнга по этому поводу — это Архетипы
(соответствующие магическим персонажам скрипта) и Персона* (стиль представления скрипта) 9.
ОстальныеиДёи Юнга нелегко понять или сопоставить с реальными людьми без очень тонкой подготовки, но
даже и тогда их интерпретируют по-разному. В целом Юнг положительно относится к исследованию мифов и
сказок, и это важная часть его влияния.
Фрейд прямо сопоставляет многие аспекты человеческой жизни с одной-единственной драмой — легендой об
" Буквально — «маска», у Юнга — публичное лицо человека, то, как он оправдывает ожидания общества в
отношении себя (подробней см. в гл. 8,6). — Ярим. ред.
66
Эдипе. В терминах психоанализа пациент является Эдипом, «характером», проявляющим «реакции». Эдип —
это то, что происходит у пациента в голове. В скриптовом анализе Эдип — это драма, которая происходит
сейчас, делится на сцены и акты и имеет завязку, кульминацию и развязку. При этом важна не только роль
самого Эдипа, но и то, чтобы другие тоже играли свои роли. Пациент знает только то, что нужно говорить
людям, скрипты которых дополняют его собственный. Если его собственный скрипт требует, чтобы он убил
царя и женился на царице, ему нужно найти царя, скрипт которого предписывает ему быть убитым, и царицу,
скрипт которой требует, чтобы она сделала глупость и вышла за него замуж. Некоторые из последователей
Фрейда, например, Гловер, начади понимать, что Эдип — это драма, а не прЪсто набор «реакций», тогда как
Рэнк, главный предшественник Кэмпбелла, показал, что большинство мифов и сказок происходят от одного
основного сюжета и что этот сюжет присутствует в мечтах и жизнях людей всего мира.
Фрейд говорил о повторяющемся принуждении (compulsion) и принуждении судьбы9, но его последователи не
стали распространять эти идеи на весь жизненный путь своих пациентов. j3pHKCOH наиболее активно из
психоаналитиков проводил систематические исследования жизненного цикла человека от рождения до
смерти, и, естественно, многие из его находок подтверждаются скриптовым анализом. В целом можно
утверждать, что скриптовый анализ следует Фрейду, но не психоанализу.
Из предшественников трансактного анализа Альфред Адлер ближе всех подошел к рассуждениям в духе
скрипто-вого анализа.
«Если я знаю, к чему человек стремится, я примерно могу сказать, что с ним произойдет. Я могу разложить по
полочкам всю последовательность перемещений... Нужно помнить, что пациент не будет знать, куда себя
деть, если он не будет ориентирован на что-нибудь определенное... определяющее линию его жизни... Психи-
ческая жизнь человека предназначена соответствовать пятому акту, как характер персонажа, написанного хо-
рошим драматургом... любое психическое явление, приближающее нас к пониманию личности, можно вы-
явить и понять только в связи с некой целью... попыткой запланированного окончательного вознаграждения и
(скрытым) жизненным планом... ...Жизненный план
з*
67
остается в бессознательном, так что пациент верит, что ,им управляет неумолимый рок, а не обдуманный и
подготовленный жизненный план, за который ответствен онодин… Такой человек примиряется с жизнью,
говоря условными предложениями: «Если бы условия были другие...»

Единственные поправки, которые может сделать скриптоаналитик, это: 1) что жизненный план обычно не
бессознателен; 2) что не только пациент ответствен за него; 3) что цель и способ ее достижения можно
предсказать даже гораздо точнее, чем говорит Адлер 9.
Недавно Р. Д. Лаинг, английский психиатр, изложил в радиопередаче взгляд на жизнь, который удивительно
похож, даже в терминологии, на обсуждаемую здесь теорию. Например, он употребляет термин
«распоряжение» для сильного родительского программирования 10. Поскольку он к моменту написания этих
строк не опубликовал свои идеи, трудно оценить их в достаточной мере.
Гораздо старше скриптовый анализ в древней Индии, где он основывается большей частью на астрологии. Как
очень верно сказано в Панчатантре ок. 200 г. до н. э.
Вот эти пять предрешены Д
о твоего рождения:
Достаток, знанья, дни твои,
Судьба и погребение1'.
Нам остается только внести небольшие изменения, чтобы это звучало современно:
У предков ты своих берешь
За шесть лет от рождения
Достаток, знанья, дни твои,
Судьбу и погребение.
Примечания и ссылка
1. Обсуждение применения трансактного анализа в театре см.: , Scbechner, К. «ApproachestoTheory /
Criticism». — TulaneDrama
Review 10: Summer 1966, pp. 20—53. Также Wagner, A. «Transactional Analysis and Acting». Ibid. 11: Summer
1967, pp. 81—88; Beme, E. «Notes on Games and Theatre». Ibid., pp. 89—91.
2. Wagner, A. «Permission and Protection». — 77re Drama Review 13: Spring 1969, pp. 108—110.
68
Здесь встречается несколько новых идей. О непосредственном применении трансактной теории скриптов к
театральным сценариям см. там же, pp. 110—114: Steiner, С. М. «ASkriptChecklist», andCheney, W. D. «Hamlet:
HisSkriptChecklist».
ОбестатьиперепечатаныизTransactional Analysis Bulletin (Voh 6, April, 1967, and Vol. 7, July, 1968).
3. Историческоерассмотрениеодногоизаспектов «хорошихпарней» и «плохихпарней» см. вмоейстатье «The
Mythology of Dark and Fair: Psychiatric Use of Folklore».—Journal of American Folklore. 1—12,1959. Здесь
приводится библиография, включающая около 100 наименований, некоторые из них -•- ранние
психоаналитические статьи о сказках. Самый плодовитый автор, пишущий о преданиях примитивных
народов,— Газа Рохейм. См.: Roheim, G. Psychoanalysis and Anthropology. International Universities Press, New
York, 1950.
4. Я не претендую на академичность, приводя авторизированные версии историй Европы, Амимоны, Красной
Шапочки и Спящей Красавицы. Даже цвет быка, похитившего Европу, варьируется в разных версиях от
белого до золотистого. Приведенные легенды вполне отвечают нашим задачам. Источники легенд о Европе и
Амимоне такие: Bulfinch'sMythology, Graves' TheGreekMyths, Hamilton'sMythology,
Lempriere'sClassicalDictionary(London, 1818), HesiodandMoschus (FamilyClassicalLibrary, №XXX, London,
1832), Ovid'sMetamorphoses, и экземпляр моей матери без титульного
AHcraEdward'sHandbookofMythology(Eldredge&Brothers, дата неизвестна).
КШ взята из книг: Lang, Andrew. Blue Fairy Book, The Grimms' Fairy Tales (Grosset & Dunlap, edition) иStandard
Dictionary of Folklore, Mythology and Legend (Funk & Wagnalls, New York, 1950).
Во Франции она известна как «PetitChaperonRouge» или «Маленький Красный Капюшон» (Перро, 1697), а в
Германии как «Rotkappchen» или «Маленькая Красная Шапочка». Тенденция психоаналитиков
сосредоточиваться на значении набивания волчьего брюха камнями не соответствует нашим целям, и этот
эпизод выглядит для меня в любом случае чем-то вроде отступления. Психоаналитическая литература о КШ
начинается с двух работ в 1912 году, одной — О. Rank, другой — М. Wulf, за которыми последовала работа
Фрейда «TheOccurrence ш DreamsofMaterialfromFairyTales» (1913); ее можно легко найти в его книге
DelusionandDream(BeaconPress, Boston, 1956). Одна из самых известных работ — «Забытый язык» Эриха
Фромма (Нью-Йорк, 1951). Фромм пишет: «Большую часть символики в этой сказке можно понять без труда.
«Маленькая шапочка из красного бархата» — символ менструации». Он не указывает, кем это может быть
понято без труда или для кого это символ менструации. Недавняя работа L. Veszy-Wagner «Маленькая
Красная Шапочка на кушетке» [PsychoanalyticForum1:399—415, 1966) по крайней мере приводит истории
болезни, хоть и не очень убедительные. Вероятно, самые лучшие предположения выдвинула Элизабет
Кроуфорд в своей работе «TheWolfasCondensation» (American Шадо, 12:307— 314, 1955).
В реальной жизни волки не так плохи, как в сказках. См.: McBroom, P. «Wolves Social as Dogs... can be taught
to be friendly to people».— ScienceNews, 90:174, September 10, 1966.
69
Эта работа обобщает исследования G. В. Raab и J. B. Woolpy, посвященные социальной жизни волков, из
которой видно, что волки тоже играют в трансактные игры. В частности, волки-изгнанники играют в
«Деревянную Ногу», прихрамывая, чтобы привлечь к себе внимание.
5. «Спящая Красавица», или «Дикая Роза», также взята из BlueFairyBookЭндрю Лэнга и у братьев Гримм.
Существует также расширенная версия с мрачными иллюстрациями Артура Рэкхэма, которая также очень
популярна.
6. Дальнейшие сведения о последнем использовании сказок в психиатрии см. в:_Henscher, J.
APsychiatricStudyofFairyTales. Springfield, 1963. Там дается экзистенциалистская интерпретация символики.
Проведенный Д. Диннерштейном (D. Dinnerstein) анализ сказки «Русалочка» {ContemporaryPsychoanalysis,
104—112, 1967) дает интерпретацию с точки зрения «созревания», которая включает некоторые вопросы,
имеющие отношение к эволюции скрипта.
Однако наиболее непосредственно связана со скриптовым анализом работа Г. Дикмана, который соотносит
сказки с жизненными путями своих пациентов в систематизированной форме. См.: Dieckmann, H. «Das
Lieblingsmarchen der Kindheit und seine Beziehung zu Neurose und Personlichkeit». — Praxis der
Kinderpsychologie und Kinder-psychiatrie 6:202—208, August-September, 1967. ТакжеMarchen und Traume als
Heifer des Menschen. Bonz Verlag, Stuttgart, 1966.
7. Cp. Flugel, J. C. The Psychoanalytic Study of the Family. Hogarth Press, London, 1921.
8. Denenberg, V. H. & Whimby, A. E. «Behavior of Adult Rats is Modified by the Experiences Their Mothers Had
as Infants». — Science 142:1192— 1193, November 29, 1963.
9. Вот библиография исторической основы концепции скрипта: Adler, A. «IndividualPsychology». In The World
of Psychology, ed. by G. B. Levitas, George Brazille, New York, 1963.
Campbell, J. The Hero With a Thousand Faces. Pantheon Books, New York, "1949.
Ericson, E. Childhood and Society. W. W. Norton & Company, New York,
1950.
Freud, S. Beyond the Pleasure Principle. International Psychoanalytic
Press, London, 1922.
Glover, E. The Technique of Psychoanalysis. New York, 1955. "Jung, C. G. Psychological Types. Harcourt, Brace &
Company, New York,
1946.
Rank, O. The Myth of the Birth of the Hero. Nervous and Mental Disease "Monographs, New York, 1910.
10. Впервые использован в этом значении К. М. Штейнером (TransactionalAnalysisBulletin5:133, April, 1966).
W.Panchatantra, trans. A. W. Ryder. University of Chicago Press, 1925, p. 237. Хотя эти басни относятся к 200 г.
до н. э., данная версия взята из списка 1199 г. н. э., вероятно, из еврейской рукописи. Пятитомный оригинал
утерян, но многие легенды повторены в четырехтомном сборнике средних веков Hitopadesa. Некоторые
относят оригинал на санскрите даже к 300 г. н. э.
Глава 4
ДОРОДОВЫЕ ВЛИЯНИЯ
1. Введение
Скрипт начался очень давно, когда жизнь впервые возникла из грязи и стала передавать результаты своих
опытов химическим путем через гены своим потомкам. Эта химическая ветвь эволюции окончилась пауком,
который плетет свою концентрическую сеть без инструкций: спирали в его хромосомах мгновенно снабжают
его техническим решением, позволяющим ему оплести паутиной любой угол, где обитают мухи 1. У него
скрипт записан в молекулах ДНК, переданных ему родителями, и он проводит жизнь, как обученный кончик
пера, выполняя их предписание без какого-либо отклонения или усовершенствования, если его не накормят
наркотиком или не случится еще что-нибудь, от него не зависящее.
У человека гены тоже определяют некоторые образцы (patterns) поведения, которым он должен следовать й от
которых не может отклониться. Они также устанавливают верхнюю границу его индивидуальных
возможностей, т. е. насколько он сможет преуспеть как атлет, мыслитель или музыкант, хотя из-за
психологических барьеров очень немногие полностью используют свои возможности даже в этих пределах.
Не один человек с генами великого танцора проводит свою жизнь г танцуя с чужими тарелками в ресторане, а
другой, с генами математика, листает чужие дела в дальней комнате банка или нотариальной конторы. Но в
пределах наследственных ограничений, каковы бы они ни были, у каждого человека есть огромные
возможности в определении своей собственной судьбы. Однако, как правило, это делают за нас родители,
причем гораздо раньше, чем мы способны понять, что они Делают.
Когда жизнь в какой-то мере освободилась от жестких химических пределов, постепенно развились другие
формы регулирования поведения. Самая примитивная из них —
71
это, по-видимому, импринтинг*, до которого только один шаг от рефлекса 2. Запечатление обеспечивает
автоматическое следование детского организма за определенным объектом и отношение к нему как к матери,
будь то действительно мать или желтая картонка на веревочке. Эта автоматическая реакция позволяет ему
выжить в моменты кризиса, но иногда может и причинить неприятности.
Следующий шаг был сделан, когда некоторые животные стали оставаться со своими родителями и учиться в
процессе игры. Модели слишком сложные или изменчивые, чтобы передаваться с генами, могли усваиваться
через игровой укус или оплеуху3. Затем появились имитация и реакция на голосовой раздражитель, так что
молодняк мог делать не только то, что требовалось генами и что было узнано от матерей, но и то, что он
увидел и услышал в жизни лесов, морей и долин.
В настоящее время известно, что практически любой живой организм поддается обучению. Бактерию можно
химически научить использовать один вид сахара вместо другого. Почти всех прочих животных, начиная от
червей, можно научить новым моделям поведения психологически — с помощью условных рефлексов.
Возможно, это в конце концов тоже химическая реакция, зависящая от более изменчивых разновидностей
ДНК, чем в генах. Но для обучения нужны учителя, а это уже другой вопрос. Они должны стоять ступенью
или измерением выше тех, кого обучают. Это означает, что они должны быть прирученными. Приручение так
же отличается от обучения, как кошка от тигра. Приручение животного означает, что это животное
повинуется хозяину даже в его отсутствие. В этом его отличие от обучения, при котором необходим некий
внешний стимул, чтобы привести в действие определенный стереотип поведения, тогда как приручение
обеспечивает такое поведение стимулом, который уже сидит у животного в голове. Обученные животные
будут слушаться голоса хозяина, когда слышат его приказ, прирученному — звук голоса не обязателен,
потому что он запечатлен у него в мозгу. Таким образом, дикое животное можно обучить трюкам по команде
дрессировщика, но их не так-то просто обучить жить с человеком. Ручные животные пошли дальше: их можно
научить вести себя так, как хочет хозяин, даже если хозяин в данный момент отсутствует. Существуют
• От англ. imprinting — запечатление, впечатление. — Прим. ред.
72
разные степени приручения, а самые ручные животные — человеческие дети. )
Наиболее разумные животные — обезьяны и люди (и возможно, дельфины) имеют еще одну особую черту —
способность изобретать. Это значит, что они способны делать то, чего прежде никогда делать не пробовали,
начиная от водружения одного деревянного ящика на другой, от связывания двух палок между собой, чтобы
получить более длинную4, и до полетов на Луну.
Чтобы объяснить этот прогресс, мы можем предположить, что ДНК принимает все более гибкие и изменчивые
формы. Возникнув впервые в виде хрупких молекул генов, неспособных изменяться, она достаточно
развилась, чтобы претерпевать изменения под легкими толчками обстоятельств, хотя и возвращается в
исходное состояние, если эти толчки время от времени не повторяются. Затем она стала настолько гибкой, что
смогла записывать эхо исчезнувших голосов и событий и сохранять их на всю жизнь. В еще более гибкой
форме она стала средством памяти и сознания. И в своей самой чувствительной форме на сегодняшний день
— она изменяется и колышется в океане опыта, побуждая нас к мысли и творчеству. Что будет, когда она
станет еще более изменчивой, никто из ныне живущих не узнает, но когда-нибудь наши потомки станут
чудом природы, о котором сейчас только поэты могут едва догадываться.
Человек обладает всеми вышеперечисленными свойствами. Модели его поведения определяются жестко
фиксированными генами рефлексов, примитивным запечатлением (импринтингом), детской игрой и
подражанием, родительским обучением, социальным приручением и спонтанным творчеством. Скрипты
включают все это. Типичный человек, которого мы назовем «Джедер», может представлять практически
любого члена человеческой расы в любой точке Земли. Он осуществляет свой скрипт, потому что тот вложен
в его голову его родителями в раннем детстве, и остается там на протяжении всей его жизни, даже если сами
родители навсегда ушли из мира. Скрипт действует как программа компьютера или как валик пианолы; он
продолжает воспроизводить запланированные реакции долгое время после того, как "Программист или
механик давно покинули сцену. Джедер тем временем сидит за пианолой и нажимает клавиши, думая, будто
это он сам сочиняет сентиментальную балладу или классический концерт, финал которого предрешен.
73
2. Влияния предков
Некоторые скрипты при клиническом разборе можно проследить до прадедов, а если семья ведет запись своей
истории, как это часто бывает у королей и придворных, это дает возможность заглянуть на тысячу лет назад.
Несомненно, что скрипт появился с возникновением первых человеческих существ5, и у нас нет причин
подозревать, что его сцены, акты и развязка во многом отличались от современных. Биографии египетских
фараонов — самые древние из известных жизнеописаний — являют собой типичные скрипты. История
Аменхотепа IV, жившего 3500 лет назад и решившего поменять имя на Эхнатон,— хороший тому пример6.
Этой заменой он навлек на себя и бессмертие, и гнев потомков. Если бывает возможность получить сведения
об отдельных предках или прародителях, то это облегчает работу скрипто-аналитика. Но чаще всего
приходится начинать с бабушек и дедушек.
Все знают, даже из пословиц, как сильно бабушки и дедушки, живые или мертвые, влияют на жизнь внуков.
Для счастливого скрипта — «Чтобы сделать леди, начинай I с бабушки», а для неудачливого — «Три
поколения — и все оборванцы». Некоторые дети в раннем возрасте не только подражают старшим, они хотят
действительно быть в точности как их собственные бабушки и дедушки 7. Это желание может сильно повлиять
на их скрипты, а также испортить отношения с родителями8. Говорят, что в особенности американские матери
ставят своих отцов выше мужей и учат сыновей следовать примеру не отца, а деда 9.
Наилучшим вопросом о наследственных влияниях будет такой: «Как жили ваши бабушки и дедушки?» Есть
четыре типа обычного ответа на этот вопрос.
1. Гордость предками. Счастливчик, или «принц», просто скажет, как будто это само собой разумеется: «Мои
предки были королями Ирландии» или: «Мой прадед был главным раввином в Люблине». Очевидно, что
говорящий имеет «разрешение» следовать по стопам своих знаменитых предков и стать выдающейся
личностью. Однако если он произ-несет это напыщенно или торжественно, он, вероятно, неудачник, или
«лягушка», и использует наследственность, чтобы оправдать собственное существование, потому что у него
самого нет разрешения «высовываться». — Если ответ такой: «(Моя мать всегда мне говорила,
что) мои предки были королями, ха-ха!» или: «(Моя мать
74
всегда мне говорила, что) мой прапрадед был главным раввином в Люблине, ха-ха!», это обычно признак
неблагополучной позиции. Говорящему позволено подражать своим великим предкам, но только в их
неудачных качествах. Эти ответы могут означать: «Я пьян, как и положено ирландскому королю, так что я
чем-то похож на ирландского короля, ха-ха!»; или: «Я беден, как и полагается главному раввину, это делает
меня немного похожим на него, ха-ха!» В таких случаях раннее программирование было чем-то вроде: «Ты
происходишь от ирландских королей, а они были горькими пьяницами» или: «Ты происходишь от главного
раввина, а раввины всегда были бедными». Это эквивалентно указанию: «Будь таким, как твой великий
предок»,— причем мать подразумевает: «...и пей, твой отец тоже пьет» — или: «...и не имей денег, у твоего
отца их тоже нет».
Во всех этих случаяхпредок — это фамильный миф 10, героический образ из прошлого, которому можно подра-
жать, но которого невозможно превзойти и с которым можно иметь дело по-разному.
2. Идеализация. Она может быть романтической или парадоксальной. Так, счастливчик может говорить:
«Моя ба-буШкабыла прекрасной хозяйкой» или: «Мой дедушка до-жилдо 98 лет, сохранив все зубы и не имея
седых волос». Это явно указывает на то, что говорящий хотел бы пойти по их стопам и основывает на этом
свой скрипт. У неудачника будет парадоксальная идеализация: «Моя бабушка была грубой практичной
женщиной, но в старости впала в маразм». Здесь явно подразумевается, что хоть она и впала в маразм, зато
была самой практичной и умной женщиной в государственной больнице; и более того, это также скрипт
говорящей — стать самой умной и практичной женщиной в государственной больнице. К сожалению, такая
установка встречается настолько часто, что соревнование за звание самой умной и практичной женщины в
больнице может приобрести весьма бурный характер.
3. Соперничество. «Мой дедушка подавлял бабушку» или: «Мой дед был слабым человеком, которым все
помыкали». Это часто «невротический» ответ, интерпретируемый психоаналитиками как выражение детского
желания быть сильнее своих родителей. «Дедушка — единственный человек, который осмеливается
возражать матери,— я хотел бы быть им». Или: «Если бы я был отцом своего отца, я не был бы таким трусом.
Я б ему показал!» В работе
75
Карла Абрахама показана скрйптовая природа таких отношений, когда мальчик в мечтах представляет себя
принцем воображаемого королевства, король которого похож на его отца. Затем появляется отец короля,
который гораздо могущественнее самого Короля. Однажды, получив от матери наказание, один мальчик
сказал: «Теперь я женюсь на бабушке». Таким образом, его скрытое (но не бессознательное) планирование
основывается в. это время на сказке, где он становится могущественнее своих родителей, став собственным
дедом.
4. Личныйопыт. Он затрагивает реальные трансакции между детьми и дедушками — бабушками, которые
оказывают большое влияние на формирование скрипта ребенка. Бабушка может сделать маленького мальчика
будущим героем11, или, с другой стороны, дед может совратить школьницу \и сделать ее Красной Шапочкой.
Обычно, как показывает мифология и клиническая практика, к дедушкам и бабушкам относятся с
благоговением или ужасом, так же как на родителей можно смотреть с восхищением или страхом. Более
примитивные чувства — благоговение и ужас — значительно влияют на формирование взглядов ребенка на
мир на ранних стадиях образования скрипта.
3. Сцена зачатия
Обстоятельства, в которых был зачат Джедер, могут оказать большоевлияние на формирование жизненного
плана и окончательную расплату. Эти условия начинаются с бракосочетания его родителей, если таковое
вообще было. Иногда молодая пара вступает в брак, желая иметь сына и наследника. Это весьма вероятно,
если брак был устроен и одобрен обеими семьями, и особенно — если есть что наследовать: например, коро-
левство или фирму. Тогда сына воспитывают соответственно его положению и учат всему, что нужно знать
королям или президентам. Таким образом, его скрипт вручается ему уже в готовом ;виде, и если он хочет от
него отказаться, ему придётся проявить поистине героическую самоотверженность. Если в таких случаях
первый ребенок не мальчик, а девочка, у нее могут возникнуть трудности. Это часто бывает со старшими
дочерьми банкиров, которые, будучи предоставлены сами себе, становятся лесбиянками, стрип-девицами или
выходят замуж за расточительных и безответственных представителей богемы или просто за бездельников.
Иногда отец даже разводится с мате-
76
рью, если она не может родить сына, и оставляет у дочерей острое чувство изначальной вины в том, что они
родились женщинами.
С другой стороны, отец может вообще не иметь намерения жениться на матери и уходит со сцены навсегда,
как только она сообщает о своей беременности. Тогда наш юный герой должен сам пробивать себе дорогу
чуть ли не с самого рождения. Иногда убегает мать. Но даже недовольные родители могут принять ребенка,
которого они не хотели, потому что он уменьшает подоходный налог или дает право на помощь благо-
творительных обществ. Подросток может отлично об этом знать и на вопрос, кто он такой или какой у него
скрипт, ответить: «Я вычет из подоходного налога» или: «Я право на социальную помощь».
Если родители долго не могут дождаться зачатия, они могут посвятить ребенка до его рождения, как в
легендах о великих людях и сказках (например, о Рапунцель),— еще одна черта, в которой жизнь схожа с
литературой, или, как сказал Уайльд, природа подражает искусству. Это поднимает другие интересные
вопросы скрипта, затрагивающие всю гамму трагедии и любви. Что бы было, если бы Ромео стал отцом, или
Офелия произвела на свет ребенка, или Корделия забеременела? Что случилось бы с этими детьми? Дети
Медеи и маленькие принцы в лондонском Тауэре — самые известные примеры того, как дети становятся
жертвами скриптов своих родителей, а наименее известные тому примеры — продажа детей в рабство
гомосексуалистам в некоторых арабских странах13.
То, как произошло зачатие, можно назвать отношением к зачатию. Произошло ли оно случайно в порыве
страсти, любви, ярости, обманным путем, со злобой или с покорностью? Каковы были условия и
приготовления к такому событию? Если оно было запланировано, то расчетливо ли или с нежностью,
простояли торжественно, с длинными беседами или по молчаливому соглашению? Скрипт ребенка может
иметь те же качества. Считается ли секс грязным, случайным, святым или забавным? Возможно, к ребенку
будут относиться так же. Была ли сделана попытка аборта? Или несколько попыток? Сколько попыток
абортов было сделано при предыдущих беременностях? Здесь можно задать бесконечное число вопросов
разной степени деликатности, но все эти факторы могут повлиять на скрипт еще не рожденного ребенка. Один
из самых распространенных случаев прекрасно отражен в популярном стишке?
77
Мальчик по имени Дон
Жалел, что на свет был рождён;
Он бы не был на свете, Если б папа заметил,
Что рваный попался... пардон.
Даже эта домашняя генеалогия не так проста, как кажется, так как здесь есть несколько вариантов. Например,
одно дело, что если никто из родителей не знал, что презерватив с дефектом, другое — если мать знала, но не
сказала отцу, и третье — если отец знал, но не сказал матери.
С другой, положительной, стороны есть случаи, когда оба родителя хотят ребенка и принимают его, когда он
появляется на свет. Если женщина, которая в детстве решила, что ее призвание — выйти замуж и растить
детей, встретит мужчину, который в детстве принял такое же решение, тогда у ребенка хорошее начало.
Биологические трудности, которые могут здесь возникнуть, делают дитя еще более драгоценным: если у жен-
щины повторные выкидыши или у мужчины недостаточно спермы, так что зачатие откладывается на годы,
тогда, как мы уже отмечали, ребенок воспринимается как истинное чудо. С другой стороны, седьмая девочка
подряд или даже седьмой мальчик могут вызвать смешанные чувства; такой ребенок может вступить в жизнь
в качестве семейной шутки.
4. Позиция рождения
Самый важный фактор здесь — скрипты родителей. Подходит ли им Джедер, или он не того1юла, или он
появился не вовремя? Возможно, скрипт отца требует, чтобы он стал ученым, а он оказался футболистом. Или
наоборот. Следует ли скрипт матери скрипту отца или противоречит ему в этом ? Существуют ещё традиции,
б которых он узнает из сказок и реальной жизни. Младший из трех сыновей обязан выглядеть дураком, пока
не"дойдёт до настоящего дела, и тут он обскачет своих братьев. Если ему случится быть седьмым сыном седь-
мого сына, он почти приговорен быть пророком. В частности, скрипты родителей могут предусматривать
славу или проклятие от одного из детей, который в силу этого обязан либо достичь колоссального успеха,
либо пасть очень низко. Часто эта честь возлагается на первого сына 14. Если скрипт матери требует, чтобы в
преклонные годы она была одиноким инвалидом, то одного из детей с рождения воспитывают так, чтобы
впоследствии он остался при ней и взял на себя все заботы о ней.
78
Другие же дети должны покинуть ее, и они наделяются ролями неблагодарных. Если 40-летний холостой сын
или незамужняя дочь вдруг решит прервать течение скрипта и покинуть дом или, хуже того, жениться (выйти
замуж), мать ответит на это сильнейшим приступом болезни. Скриптовую природу таких ситуаций выдает
нередкое переключение, когда мать «неожиданно» завещает все свое состояние неблагодарным, не оставив
преданному ни гроша.
Общее правило таково, что, при прочих равных условиях, дети последуют скриптам родителей с учетом
семейных традиций. Это легче всего показать, взяв простейшие факторы: количество и распределение детей.
(Пол детей учитывать нельзя, потому что он вне власти родителей, к счастью. Положительная сторона этого в
том, что скрипт не всегда передается следующему поколению, так что по крайней мере некоторые дети могут
начать по-своему.) Опрос нескольких семей отразил поразительное количество совпадений.
На рис. 5 представлено скриптовое фамильное древо. В семье Эйбл было трое сыновей: Кэл, Хэл и Вэл. Когда
родился Вэл, Кэлу было б лет, а Хэлу 4 года. Так что их возрастное распределение 0—4—6. Их отец, Дон, был
старшим из трех детей при распределении по возрасту 0—5—7. Их мать, Фэн, была старшая из трех при
распределении 0—4—5. Две ее сестры, Нэн и Пэн, тоже имели по трое детей. Мать Фэн была старшей из
двоих при распределении 0—6, с выкидышем в промежутке. Как видим, все эти тройки укладываются в
промежуток от 5 до 7 лет15. Это фамильное древо показывает, как некоторые люди стремятся следовать своим
родителям в планировании "семьи, то есть в количестве и распределении детей.
Рассмотрим некоторые варианты скриптовых директив, которые могли перейти от деда и бабки к Дону и к
Фэн.
а) «Когда ты станешь взрослой, вырасти троих детей, а потом делай что хочешь». Это самый гибкий вариант,
без спешки и ограничений. Страх провала скрипта и потери материнской любви может появиться только в том
случае, если Фэн доживет до климакса, не родив трех необходимых отпрысков. Но отметим, что Фэн не
свободна до тех пор, пока не появится третий ребенок. Это скрипт «Пока».
б) «Когда ты вырастешь, заведи по меньшей мере троих детей». Здесь нет ограничения, но может быть
оттенок спешки, особенно если дед и бабка отпускают шуточки по поводу плодовитости Дона и Фэн. Это
скрипт «Без конца», поскольку Фэн после рождения третьего ребенка может иметь столько детей, сколько ей
заблагорассудится.
79
Скриптовое фамильное древо рода Эйбл Рис. 5
в) «Когда ты вырастешь, заводи не больше троих детей». Здесь нет спешки, зато есть ограничение, и Дон и
Фэн могут после рождения троих детей призадуматься по поводу четвертой беременности. Это скрипт
«После», т. к. он предполагает неприятности, если родятся еще дети после третьего.
Теперь рассмотрим точку зрения Фэн, если она собралась иметь четвертого ребенка, Педвэра, при любой из
этих директив. {А) означает: «Первые трое детей принадлежат бабушке и должны быть воспитаны ее
методами». В этом случае Педвер становится собственным сьшом фэн, и его можно воспитывать так же, как и
предыдущих детей, а можно и по-другому, фэн может выразить в его воспитании свою независимость, он мо-
80
жет вырасти более свободным, чем остальные. Фэн может относиться к нему, как к своей кукле — Оборванке
Энн. Энн была ее собственная кукла, которую она могла любить, как ей хотелось, тогда как с остальными
нужно было играть так как хотела Бабушка. Другими словами, Оборванка Энн подготовила скриптовьй.«паз»
(slot) для Педвера, который Фэн могла заполнить, выполнив свой долг перед Бабушкой. (Б) аналогично (а) за
исключением того, что Бабушка имеет больше власти над Педвером, потому что он рассматривается скорее
как дополнительное благо, пожалованное ею, чем как проявление свободного выбора. При (в) Педвер имеет
неприятности, потому что Фэн, родив его, пошла против воли Бабушки, поэтому он должен
воспитываться"как нежеланный ребенок свызовом, беспокойством или чувством вины. В таком случае, если
верен наш рабочий принцип, окружающие снова будут замечать, как непохож он на остальных братьев.
Теперь рассмотрим, в какие игры играют люди по поводу величины своих семейств. Например, Джинни была
старшей из одиннадцати детей, и ее мать, Нэнси, жаловалась, что последние..пять — лишние. Наивно было бы
предполагать, что Джинни будет запрограммирована на шесть детей. Ее программа будет: иметь одиннадцать
и жаловаться, что пять лишние. Так она могла играть: «Вот-те-на», «Разоренную» или «Фригидную женщину»
в дальнейшем, по образцу своей матери. Этот вопрос можно использовать как тест для психологического
опыта. На вопрос: «У женщины было 11 детей, и она жаловалась, что последних пятерых не хотела. Сколько
детей, скорее всего, будет у ее старшей дочери? » — скрипто-вик ответит: «11». Тем, кто ответит «6», будет
трудно понимать и предсказывать человеческие реакции, так как этот ответ предполагает, что значительные
поступки, как и обыденные, «рационально» мотивированы, а это не так. Они обычно определяются
Родительскими указаниями скрипта.
При исследовании этого аспекта родителям пациента за- ; дают вопросы: (а) сколько братьев и сестер у
каждого из них, (б) сколько детей они хотели бы иметь, и (в) поскольку, как известно любому акушеру, от
желаемого до действительного достаточно далеко, сколько детей они предполагают иметь. Если родители
правильно понимают, как разграничивать свои эгосостояния, можно получить гораздо больше информации,
задав второй и третий вопросы в структурной форме: «Сколько детей (хочет, предполагает) иметь ваш
Родитель, Взрослый, Ребенок?» Это может выявить скриптовые конфликты между эгосостояниями и самими
родителями, что оказывает большое
81
влияние на скриптовые директивы пациента. Еще большее количество информации (при условии достаточной
подготовки родителей) даст 12-вариантный вопрос вместо 6-вариантного: «Сколько детей (хочет,
предполагает) иметь ваш (воспитывающий, контролирующий) Родитель, Взрослый, (естественный,
адаптированный, бунтующий) Ребенок?.»16.
В разговоре с самим пациентом самым информативным будет вопрос;,,«Каково Ваше положение в семье?» —
и затем: «Когда вы родились? » — так как на эти вопросы он, скорее всего, сумеет ответить. Кроме того,
нужны точные даты рождения брата или сестры, которые родились непосредственно до или после него, чтобы
можно было вычислить разницу в месяцах, если дети следовали быстро один за другим. Если пациент явля-
ется в мир, уже занятый сестрой или братом, для его скрипто-вых решений будет весьма важно, насколько
сиблинги* старше его: на 11 месяцев, полтора года, 11 лет или 20 лет. Влияние на его скрипт будет
определяться не только его отношением к этому брату (сестре), но и отношением родителей именно к такому
распределению детей. То же относится и к следующему ребенку: нужно знать точный возраст пациента в
момент, когда появился на сцене его младший брат, будь это 11 месяцев, к примеру, или 19 месяцев, 5 лет или
16 лет. В целом все дети, родившиеся до.того, как пациенту исполнилось 7 лет, будут иметь решающее
влияние на его скрипт. Разница в их возрасте с точностью до месяцев может здесь иметь решающее значение,
т. к. она действует не только на его отношение, но и на отношение его родителей. Интересные варианты
получаются, когда пациент —один из близнецов или родился до или после близнецов.
В некоторых случаях, когда пациент интересуется астрологией, метеорологией или агиологией**, точная дата
его рождения может иметь большее скриптовое значение. Это особенно важно в случае, если его родители
также интересовались календарем.
5. Скрипты рождения
Отто Рэнк верил, что сами обстоятельства рождения, например, родовая травма, запечатлеваются в психике
ребенкаи часто всплывают позже в символической форме, особеннов виде желания вернуться в
благословенный мир утробы, как
* Англ. siblings — потомки одних и тех же родителей, но не близнецы. — Прим. пёр.
" Описания жития святых. — Прим. пер.
82
пишет его последователь Фодор17. Если это так, страхи и ожидания, переживаемые в момент прохождения
пути, который каждый из нас преодолевает только однажды, должны непременно появляться как важные
элементы скрипта. Возможно, это так» но надежного способа проверки тут не существует, даже если
сравнивать кесарево сечение с нормальными родами. Поэтому влияние родовой травмы на жизненный скрипт
остается в области догадок. Как правило, реальные скрипты, якобы основанные на кесаревом сечении, как и
их театральные аналоги, слишком неубедительны. Например, в «Макбете» это обстоятельство — просто
предлог для игры слов или головоломки foetusexmachinae*, а не серьезное основание для возникновения
скрипта. Однако весьма вероятно, что ребенок, которому позже сказали, что он родился при помощи кесарева
сечения, а ребенок способен понять, что это такое, может как-нибудь внести это обстоятельство в свой скрипт
и в дальнейшемопираться на него, когда узнает, кто были его выдающиеся предшественники. Чтобы принять
окончательное решение по этому вопросу, надо собрать фактический материал.
На практике чаще всего встречаются два вида «скрипта рождения»: это «Скрипт Найденыша» и «Скрипт
Страдающей Матери». Скрипт Найденыша вырастает из фантазий приемных или даже родных детей об их
«настоящих» родителях и проявляется в некой форме Мифа о Рождении Героя, который описал Отто Рэнк в
одноименной книге18. Скрипт Страдающей Матери тоже распространен, и по моим наблюдениям, встречается
одинаково часто у обоих полов. Толчком для скрипта служат слова матери, что с тех пор, как родился
ребенок, она всегда чувствует себя плохо. В более зловредной форме: рождение ребенка так ее разбило, что
она не смогла стать прежней. Реакция ребенка и его скрипт базируются на его собственных наблюденияхт
Если мать действительно болела или была калекой с тех пор, как он себя помнит, он чувствует обязанность
взять всю ответственность на себя, и никакие доводы его Взрослого не убедят его Ребенка, что он здесь ни
при чем. Однако, когда нанесенный ущерб не заметен и особенно когда кто-нибудь из членов семьи,
например, отец, намекает или утверждает, что ее болезнь — фикция, тогда скрипт пациента будет перегружен
* Здесь: непредвиденное рождение ребенка (лат., букв.: «отпрыск из машины», ср. deusexmachina — «бог из
машины»). — Прим. пер.
83
двусмысленностью, лицемерием и эксплуатацией ближних. Иногда мать ббМйнЙёт не сама, за неё это делает
отец, бабушка или тетка. При этом образуется скрипт «для троих», когда важные сообщения, обычно плохие
новости, исходят от третьего лица. Очевидно, что раз скрипт Найденыша проявляется как Миф о Рождении
Героя, то скрипт Страдающей Матери — это Миф о Рождении Негодяя, с пеленок несущего бремя ужасного
преступления — матереубийства, или, точнее, физического разрушения матери. «Мать умерла, родив меня»
— это слишком тяжелое бремя для кого бы то ни было, если он несет его без умелой помощи. Если мать
получила травму или кисту, это никогда не поздно исправить, и чем меньше говорить об этом, тем лучше.
6. Имена и фамилии
Роджер Прайс в книге «Как не следует называть ребенка» перечисляет некоторые" распространенные
американские имена и в двух фразах описывает тип личности, соответствующий каждому из них.
Удивительная точность или по крайней мере правдоподобие его описаний представляют большой интерес для
скриптоаналитиков. Несомненно, что во многих случаях имена в полной и уменьшительной форме, клички,
различные прозвища, которыми одаривают или клеймят невинного новорожденного, представляют собой
явные указания на то, чего ждут от него родители, и если он не хочет следовать столь очевидному намеку, ему
придется бороться против родительских влияний, которые будут давить на него в различной форме и в
дальнейшем19. Имена в роли скриптовых индикаторов чаще всего проявляются в школе, где мальчики и
девочки читают о своих знаменитых мифических и исторических тезках, а одноклассники в более или менее
грубой форме доводят до его (ее) сведения скриптовый смысл этих имен. Это то, что родители могут
контролировать и должны предвидеть.
Существует 4 способа сделать имя скриптовым: намеренно, случайно, по небрежности и неизбежно (с
неизбежностью),
1. Намеренно. Имя может быть очень специфическим, например, Сентимус С. (стал профессором
классической философии), Гален Е. (стал врачом)*, Наполеон (сталкапра-
* Имя теперешнего издателя «Анатомии» Грэя—Чарлз Мэйо Госс — Прим. авт. (Мэйо — фамилия
знаменитого хирурга. — Прим. перев.)
84
лом) или Иисус, распространенное имя в Центральной Америке. Или оно может быть вариантом обычного
имени. Чарльзы и Фридрихи были королями и императорами. Мальчик, которого так зовет мать, сам
настаивает, чтобы приятели его именно так называли, и стиль его жизни будет не таким, как у мальчика с
именем Чак или Фред, а Чарли и Фреди — это уже третий вариант. Если мальчика называют по отцу, а
девочку — по матери, это чаще всего делается намеренно, на отпрыска возлагаются обязательства, которые он
может не потрудиться выполнить или даже активно протестовать против них, так что весь жизненный план
его будет отмечен легкой горечью или явным негодованием.
2. Случайно. Девочка по имени Дюрлин или Аспазия, а также мальчик по имени Мармадюк могут жить без
забот в одном штате или школе, но если их родителям случится переехать, детям придется обратить внимание
на свои имена и занять какую-то позицию по отношению к ним. Аналогичное произойдет с мальчиком по
имени Лин или девочкой по имени Тони*.
3. Пренебрежительно. Те, кто дает уменьшительные имена вроде Петушок, Неженка, Малыш и т. д., вряд ли
думают, что эти клички пристанут, но очень часто именно это и случается, и человек остается с таким именем
на всю жизнь, хочет он этого или нет.
4. Неизбежно. Фамилии—другое дело, потому что родители передают их из поколения в поколение помимо
своей воли. Многие уважаемые европейские фамилии звучат по-английски непристойно. Один человек
пошутил по поводу своей фамилии следующим образом: «Мне повезло, в моей фамилии только одно гнусное
слово». Его внимание к этому слову было привлечено еще в школе, где он страдал не только от унижений,
которые терпят все иммигранты, но и от непристойных шуток по поводу своей фамилии. Также он чув-
ствовал, что его имя не было преимуществом и в деловых отношениях. Так некоторые чувствуют, что над
ними с рождения висит проклятие предков — быть неудачником.
С другой стороны, Крайст (Христос) — нередкая фамилия, а это тоже вызывает скриптовую проблему, хотя и
другого рода, особенно у религиозных людей. Неудивительно, что X. Хэд и У. Р. Брэйн" оба стали
известными неврологами.
* Эти имена, соответственно, женское и мужское. — Прим. вер. '* Head (англ.) — голова, brain (англ.) — мозг.
— Прим. перев.
85
Кроме вопросов «Кто выбрал ваше имя?» и «Откуда произошла ваша фамилия?» пациенту всегда следует
задавать и такой вопрос: «Приходилось ли вам внимательно читать свое свидетельство о рождении!» Если
нет, надо сказать ему, чтобы он это сделал или, еще лучше, принес посмотреть врачу. Около 50% людей
обнаруживают для себя сюрпризы в своем свидетельстве, когда внимательно читают его впервые: пропуски,
несоответствия или сведения, о которых они не были осведомлены. Часто, к их удивлению или досаде, имя в
свидетельстве отличается от того, которым их называли всю жизнь. Почти все эти сюрпризы дополнительно
проливают свет на скрипты родителей и обстоятельства, сопутствующие рождению пациента.
Примечанияиссылки
1. Witt, P.N. and Reed, С. F. «Spider-Web Building». — Science 149:1190— 1197, September 10, 1965.
2. Lorenz, K. L King Solomon's Ring. Thomas Y. Crowell Company, New York, 1933.
3. Bateson, G. «The Message 'This is Play'».— In: Group Processes: Transactions of the Second Conference. New
York, 1956.
4. Zuckerman, S. Functional Affinities of Man, Monkeys and Apes. New York, 1933.

5. Simons, E. L. «Some Fallacies in the Study of Hominid Philogeny». — Science 141:879—889, September 6,
1963.
6. Cp. Freud, S. Moses and Monotheism. NewYork, 1939.
С современной точки зрения это касается действия скрипта Эхнатона на скрипт Моисея. На скриптовом языке
это представляет Эхнатона как «прадеда» всех израильтян, и их скрипт следует его скрипту: его храмы были
разрушены, а его сторонников преследовали или убивали. Сегодняшние евреи имеют правильный антитезис
для этого скрипта: принимать необходимые меры, чтобы избежать трагического конца.
Другое имя Аменхотепа-хак-Уаста (кроме Эхнатона) было Нефер-хе-перу-Ра-уа-эн-Ра, иероглифы которого
переводятся примерно так: «Возьми свою лютню и своего скарабея и наслаждайся солнцем», тогда как,
согласно картушу «Эхнатона», он променял это на пирог и птичье перо (Знак № 12 и Деревья и Растения № 33
по классификации иероглифов Гольцхаузена). Это вроде современного «хиппового» скригггового
переключения, которое может происходить в обоих направлениях: люди с гитарами тянутся к пирогу, а люди
с пирогом меняют его на гитару.
7. Jones, E. «The Phantasy of the Reversal of Generations». — Papers on Psycho-Analysis, Fifth ed., Beacon Press,
Boston, 1961.
Здесь Джонс описывает «комплекс деда», желание детей стать родителями собственных родителей,
основанное на вере, что чем больше они растут, тем меньше становятся родители.
86
8. Abraham, К. «Some remarks on the role of grandparents in the psychology
of neurosis». — Clinical Papers and Essays on Psychoanalysis. BasicBooks, NewYork, 1955. To, что описывает
здесь Абрахам,—- абсолютно то же самое, что подразумевается под «скриптовой фантазией», когда мальчик
планирует свою жизнь на уровне сказки.
9. F^jksQn,.E. Childhood and Society. Loc. cit.
10. Berne, E. The Structure and Dynamics of Organizations and Groups. Loc. cit,
pp. 98—101.
11._Элен Дейч в главе, посвященной климактерическому периоду, описывает три типа «добрых бабушек» и
«ужасно злых бабушек», или ведьм. См.: The Psychology of Women, Vol. Two. Grune & Stratton, New York,
1945.
12. Антропологи больше других убеждены в том, какое большое влияние оказывают бабушки и дедушки на
жизнь ребенка, влияние, которое не только явно заметно, но и ритуализировано в примитивных обществах,
особенно тех, которые имеют тотемы. См. например Ashley-Montagu, М. F. Coming Into Being Among the
Australian Aborigines. George Routledge & Sons, London, 1937 и Roheim, G. Psychoanalysis and Anthropology.
Loc. cit.
13.0'Callaghan, S. The Slave Trade Today. Crown Publishers, Inc., New York, 1961. (Включены дебаты в Палате
Лордов 14 июля 1960 г.)
14. Существует немало литературы о позиции рождения. Первое систематическое исследование было сделано,
по-видимому, Ф. Гальтоном (F. Gallon. EnglishMenofScience, 1874). Он обнаружил перевес единственных
сыновей и сыновей-первенцев в своем роду. С другой стороны, Адлер по поводу «TheFamilyConstellation»
утверждает, что «младшийгрёбенок значительно отличается от прочих». (Постижение человеческой природы.)
Одну из самых интересных дискуссий на эту тему началУ. Д. Альтус в журнале Science 151:44—48, January 7,
1966; за ней последовал ряд «Писем к издателю» (Science, 152: 1177—1184, May 27, 1966).
15. Затруднительно получить официальные данные переписи, чтобы оценить статистическую значимость
совпадений в семье Эйбл. Цифровые данные, полученные Президентским комитетом по социальным
исследованиям (1933), приводятся Pressey, S. L, Janney, J. E. &Kuhlen, R. G. (Life: APsychologicalSurvey,
Harper&Brothers, NewYork, 1939). Среди жителей Чикаго в то время лишь 42 из 1000 семей состояли из мужа,
жены и троих детей, так что вероятность случайного появления таких серий из шести семей, как
одновременно, так и в прямой последовательности, которая, если не считать выкидышей, невелика. Если
исключить из чикагских данных бездетные семьи, данное соотношение возрастет до 90 на 1000, или примерно
одна к десяти. Следовательно, приблизительная вероятность того, что семейное древо на рис. 5 произросло из
чистой случайности, равна единице на 106, тогда как реальная встречаемость аналогичных невероятностей, по
моему опыту, составляет 1 к 5. Это указывает на то, что здесь мы имеем дело с влиянием «информации» или
программирования, и это как раз тот тип программирования поведения, который мы называем «скриптом». И
если мы вдобавок рассмотрим регулярную нерегулярность необычно коротких периодов плодородности на
рис. 5, то это только подкрепит нашу точку зрения.
87
16. Это может показаться далеко идущим выводом, но те, кто исследует состав семей, совершенно не
способны дать приемлемое описание с точки зрения средней или «обобщенной» личности. Они используют
термины вроде «идеальный», «желательный», «намеренный». Это в целом соотносится с идеями Родителя,
Взрослого, Ребенка. Но «многие женщины, говорящие, что они на самом деле не хотели еще ребенка до
последнего зачатия, говорили также ... что если бы они могли иметь ровно столько детей, сколько они бы
хотели, и затем остановиться, они все равно имели бы столько же, и даже больше». Вопрос в том, можно ли
приравнивать «излишнюю плодовитость» к «нежелательным» беременностям. Трансактный аналитик знает,
что в каждом человеке есть по крайней мере три разных человека, которые к желанию или нежеланию иметь
еще детей могут относиться по-разному, так что анкеты по этому поводу упускают нечто, имеющее
решающее значение, если они не учитывают эгосостояний. Обсуждениетакиханкетсм.: Barish, H. N. «Family
Planning and Public Policy: Who is Misleading Whom?» — Science 165: 1203—1204, September 19, 1969.
17. Fodor, N. The Search for the Beloved. Hermitage Press, N. Y., 1949.
18. Rank, O. The Myth of the Birth of the Hero. Loc. cit.
19. Price, R. What Not to Name the Baby. NewYork, 1904, X. Л. Менкен при-водит много разоблачающих
примеров «скриптовых имен» в TheAmericanLanguage, AlfredA. Knopf, N. Y. (1919), 4thed„ 1919, Chapter 10,
особенно на стр. 518 и дальше.
Глава 5 -
РАННИЕ СОБЫТИЯ
1. Ранние влияния
Первое скриптовое программирование происходит в младенческий период в форме коротких протоколов,
которые потом могут превратиться в сложные драмы. Обычно это сцены для двоих, происходящие между
ребенком и матерью и изредка прерываемые вмешательством наблюдающих. Они носят грудничковые
названия вроде «Представление на публику», «Еще не время», «Как только ты будешь готов», «Когда я буду
готова», «Давай быстрее», «Кто кусается, получает шлепок», «Пока мама курит», «Извини, телефон звонит»,
«Чего ему не хватает?», «Вечно ему мало», «Сначала одно, потом другое», «Что-то он бледный», «Дай ему
время», «Ну разве он не чудо? », «Прекрасные моменты любви и радости» и «Колыбельная».
Немного более сложны соответствующие сцены в ванной: «Иди посмотри, какая прелесть!», «Уже пора», «Ты
готов?», «Будешь сидеть, пока не сделаешь», «Давай быстрее», «Ах, непослушный», «Пока мама курит»,
«Пока мама разговаривает по телефону», «Клизма», «Если не будешь, я дам тебе касторки», «Вот тебе
слабительное», «Ты заболеешь, если не будешь», «Пусть он попробует сам», «Хороший мальчик», «Харо-о-
ший мальчик», «Я спою, пока ты будешь это делать».
На этой стадии чаще встречаются протоколы для трех действующих лиц, а именно: «Я тебе говорила, что он
не готов», «Я его заставлю это сделать», «Попробуй», «Не беспокой его», «Почему бы тебе не... Да, но...», «На
этот раз у него получается». Тут может начать появляться Фантом в Ванной, который со временем
превратится в Фантом в Спальне: «Доктор Спок говорит...», «У Тэсси к этому времени он был уже научен» и
«Сестра Мэри только...». В дальнейшей жизни это будет звучать так: «Фрейд говорит», «У Нэнси всегда есть»
и «Хелен принимает его каждый вечер».
89
Уже можно довольно точно предсказать, кто будет счастливчиком, а кто неудачником. «Ну разве он не
чудо?», подкрепленное двумя годами позже фразой «Хороший мальчик», обычно имеет лучший результат,
чем «Чего ему не хватает? », подкрепленное годом спустя «Клизмой». Аналогично, «Колыбельная» сначала
при укачивании, а потом в ванной одержит верх над «Пока мама курит». Уже развивается чувство благо-
получия и неблагополучия (о'кей и не-о'кей), отделяющее теперешних и будущих Принцев от теперешних и
будущих Лягушек. «Ну разве он не чудо?» — Вечный Принц с успешным скриптом, часто, но не всегда
первый ребенок. Условный Принц — «Иди посмотри, какая прелесть» или «Давай быстрее». Он будет
Принцем до тех пор, пока остается «прелестью» или «дает быстрее». Условные Лягушки «Кто кусается? »,
«Ах, непослушный» или «Он что-то бледный, надо дать слабительного» могут перестать быть Лягушками,
перестав кусаться или перестав быть бледными; Обреченные Лягушки едва ли могут на что-нибудь надеяться.
Трогательные Лягушки, старающиеся не обращать внимания на «Пока мама курит» или «Вечно она
торопится». Только катастрофа может превратить Вечных Принцев в Лягушек, только чудо может превратить
Обреченных Лягушек в Принцев.
2. Убеждения и решения
Добравшись до «Наверное, я лучше подвезу тебя, дорогой» или «Вылезай из постели, скотина», или
даже «Я вытрясу из тебя твои дурацкие мозги, если ты не», ребенок уже имеет некоторые убеждения
относительно себя и окружающих людей, особенно родителей. Эти убеждения часто остаются с ним всю его
жизнь. Они могут быть кратко сформулированы так: (1) Я ОК, (2) Я не-ОК, (3) Вы ОК, (4) Вы не-ОК. На этой
основе он принимает жизненные решения. «Это хороший мир, и когда-нибудь я сделаю его еще лучше» — с
помощью науки, службы, поэзии или музыки. «Это плохой мир,, когда-нибудь я убью себя» — или убью кого-
нибудь другого, сойду с ума, погибну. Возможно, это скучный мир, где ты делаешь то, что должен делать, а в
свободное время развлекаешься; это суровый мир, где ты творишь добро, надев белый воротничок и
перебирая бумаги других; или жестокий мир, где ты работаешь, сгибаясь и извиваясь, или дерешься за
заработок; или кошмарный мир, где ты сидишь в баре и на что-то надеешься; или безнадежный мир, где ты
сдаешься.
90
3. Позиции-местоимения.
Каково бы ни было решение, его можно оправдать, заняв позицию, основанную на убеждениях, которые
теперь глубоко отпечатаны в мозгу, позицию, охватывающую взгляд на весь мир и всех людей в нем, друзей и
врагов. Например: «Я убью себя, потому что это гнилой мир, где я ничего не стою и все другие тоже, а мои
друзья не намного лучше моих врагов». На языке позиций это выглядит так: «Я не ОК, вы не ОК, они не ОК,
любой кончит с собой в таких условиях». Это самоубийство от отчаяния. Или же: «Я убью себя, потому что я
не ОК, а все остальные ОК». Это меланхолическое самоубийство. (Самоубийство здесь может значить все что
угодно, от прыжка с моста и автомобильной катастрофы до переедания и алкоголизма.) Или: «Я убью их или
выгоню, потому что я ОК, а они очень не ОК». Или: «Так как мы ОК, я и вы, оба, давайте закончим работу, а
потом пойдем куда-нибудь повеселиться».
«Но,— говорит некто,— я-то знаю, что мы — ОК, но эти другие, по-моему, не очень». Очень хорошо,
тогда я ОК, вы ОК, а они не ОК, так что давайте закончим работу сейчас, а потом займемся ими». На языке
детей это выглядит так: «Мы будем играть в магазин, но ты с нами играть не можешь». В более крайней
форме и с более сложным оборудованием эта идея может превратиться в концлагерь.
Самые простые позиции — для двоих: Ты и Я. Они вытекают из убеждений, которые ребенок всосал с
молоком матери. Будем для краткости писать вместо ОК « + », а вместо «не-ОК» «—», тогда убеждения типа
«Я ОК» будут выглядеть Я +, а «Я не-ОК» — Я—, и соответственно, ТЫ + и ТЫ—. Возможные сочетания
этих четырех оценок дают нам четыре основные позиции, исходя из которых играются игры и создаются
скрипты и которые программируют личность относительно того, что говорить после «Привет».
1. Я +, ТЫ +. Это «здоровая» позиция (или в лечении — полное выздоровление), позиция самая лучшая
для благопристойной жизни, позиция настоящих героев и принцев, а также героинь и принцесс. Люди других
позиций всегда имеют в себе немного от лягушки, неудачливую черту, унаследованную у родителей, которая
будет снова и снова тянуть их вниз, если они ее не преодолеют; в крайних случаях они будут растрачивать
себя, если их не спасет чудо психиатрии или самолечения. Я+ ТЫН-----это то, что хиппи пытались сказать
полицейскому, вручая ему цветы. Однако никогда не
91
известно, является ли Я+ настоящим или это только надежда и примет ли полицейский « + » или
предпочтет остаться
«—» в данном конкретном случае. Я+ ТЫН-----это то, во что
человек либо врастает в ранние годы, либо должен постигать тяжелым трудом впоследствии. Этого
нельзя достичь престо усилием воли.
2. Я + ТЫ—. Я — принц, ты — лягушка. Это высокомерная позиция. Эти люди в качестве развлечения
играют в "«Позор». Это те, кто издеваются над своими супругами, посылают своих детей в детские дома и
прогоняют своих друзей и слуг. Они начинают крестовые походы и иногда войны и собираются в группы,
чтобы выставить напоказ реальную или воображаемую вину своих врагов. Это «высокомерная позиция»,
присущая в худшем случае — убийце, в лучшем — надоедливому человеку, который живет тем, что
помогает \ «не-ОК» людям в том, в чем они ничуть не нуждаются. Но в большинстве случаев это Позиция
посредственности, а в клинике это параноик.
3. Я— ТЫ+. Это психологически «депрессивная» позиция, политически и социально — самоунижение,
которое переносится -и на детей. Она приводит людей к тому, что они живут крупными или мелкими
подачками и мстительно радуются, что другие платят столько, сколько могут, за свой ярлык ОК. Это
самоубийцы-меланхолики, неудачники, называющие себя игроками, люди, которые избавляются сами от себя,
а не от других, поселяясь в грязных меблированных комнатах или глубоком ущелье, попадающие в тюрьму
или приют для душевнобольных. Это позиция людей, играющих в «Если только» и «Я должен был бы».
4. Я— ТЫ—. Это безнадежная позиция с лозунгом «Почему бы не»: «Почему бы не убить себя?»,
«Почему бы не сойти с ума?» Клинически это шизоид или шизофреник 1.
Эти позиции универсальны для всего человечества, потому что все человечество, лежа у материнской
груди, получает информацию, а затем закрепляет ее, когда учится, как себя вести, будь то в джунглях,
трущобах, многоквартирном доме или наследном замке. Даже в маленьких общинах без письменности,
которые антропологи изучают из-за их «культуры» и где каждого воспитывают по одним и тем же древним
правилам, и там у матерей и отцов достаточно индивидуальных отличий, чтобы дети не были стандартными.
Счастливчики, как правило, становятся вождями и лекарями, военачальниками и капиталистами, владеющими
тысячью голов скота или
92
стоящими сотню тысяч ямов*. Неудачников можно найти в психиатрических больницах Напеэта, или
Порт-Моресби, или Дакара, или, может быть, в тюрьме Ее Величества в Суве. Потому что каждая позиция уже
несёт с собой свой собственный тип скрипта и свою собственную разновидность расплаты. "Даже в этой
стране, где существует десять тысяч «культур», встречается лишь несколько типов расплаты, причем не отли-
чающихся от расплаты в любой другой стране.
Поскольку каждая личность — продукт миллиона разных моментов, тысячи душевных состояний, сотни
приключений и, как правило, двух различных родителей, глубокое исследование ее позиции отразит
множество сложностей и всяких противоречий. Обычно можно выделить одну основную позицию,
искреннюю или неискреннюю, жесткую или гибкую, на "которой строится жизнь человека и на основе
которой он играет свои игры и строит свой скрипт. Это необходимо ему, чтобы чувствовать, что он стоит
двумя ногами на твердой земле, и он покинет эту позицию так же неохотно, как и основы, на которых
выстроен его дом. Например, женщина, которая считает, что ей очень важно быть бедной, а другим —
богатыми (Я— Они +), не оставит своих убеждений всего лишь из-за того, что ей досталась куча денег. Это не
сделает ее богатой в ее собственных глазах. Она остается бедной женщиной, имеющей по случаю некоторый
доход. Ее школьная подруга, считающая, что важно быть богатой по сравнению с презренными бедняками
(Я+Они—), не оставит своей позиции, если лишится своих денег. Это сделает ее не бедным человеком, а
богатым, терпящим временный финансовый кризис.
Такого рода упорство — причина той жизни, которую вела Золушка, когда вышла замуж за своего
принца, как мы увидим дальше, а также причина того, что люди 1-й позиции (Я -I- Ты +) становятся
хорошими руководителями, поскольку даже в самом скверном положении они сохраняют уважение к себе и
своим подчиненным. Таким образом, четыре основные позиции: успешная (Я+Ты+), высокомерная (Я+Ты—),
депрессивная (Я—Ты+), безнадежная (Я—Ты—), редко изменяются под влиянием одних только внешних
обстоятельств. Стойкие изменения должны исходить изнутри либо спонтанно, либо под влиянием какого-
нибудь врачующего воздействия: профессионального лечения либо любви, которая является естественной
психотерапией.
* В оригинале «yam» — южное растение, напоминающее картофель. — Прим. пер.
93
Но есть и такие люди, убеждениям которых недостает убежденности, так что они могут колебаться
между двумя позициями, например, от Я+Ты+ до Я—Ты—, или как-либо иначе. Это, с точки зрения позиции,
неопределенные, или нестабильные личности. Определенные, или стабильные личности — это те, чья
позиция, хорошая или плохая, не может быть поколеблена. Чтобы идея позиций имела практическое значение,
она должна объяснять изменения или переходы у нестабильных. Трансактный подход — выявление, что в
действительности было сказано или сделано в определенный момент,— это учитывает. Если А. в полдень
ведет себя так, как если бы он был в первой позиции (Я + Ты +), тогда мы говорим, что «А. находится в
первой позиции». Если в 6 часов вечера он ведет себя так, как будто он в 3-й позиции (Я—Ты + ), тогда мы
говорим: «В условиях, которые были в полдень, А. находился в первой позиции, а в условиях, соот-
ветствующих 6 часам вечера, А. был в третьей позиции». Из этого мы можем сделать выводы: 1) что А.
нестабилен в первой позиции и 2) его симптомы соответствуют различным позициям. Если он при любых
условиях будет вести себя так, как если бы он был в 1-й позиции, мы говорим, что «А. стабилен в 1-й
позиции», из чего мы предполагаем, что А.— (1) счастливчик, (2) если он лечился, то сейчас здоров, и (3) он
не играет в игры или, по крайней-мере, у него нет побуждений играть в игры, но есть социальный контроль —
свобода в любой момент решать, хочет он играть или нет. Если В. во всех обстоятельствах будет вести себя
соответственно 4-й позиции, мы говорим, что «В. стабилен в 4-й позиции», из этого можно предположить, что
(1) В.— неудачник, (2) его будет трудно вылечить и (3) он не способен самостоятельно воздержаться от тех
игр, которые доказывают, что его жизнь безнадежна. Все эти выводы делаются с помощью тщательного
анализа трансакций, в которых участвовали А. и В.
Если предположения сделаны, их легко проверить последующими наблюдениями. Если дальнейшее
наблюдение не дает подтверждений, тогда либо анализ был неверный, либо теория позиций неверна, и ее
нужно менять. Если предположения подтверждаются, то теория подкрепляется. До сих пор наблюдения ее
подтверждали.
4. Счастливчики и неудачники
Чтобы подтвердить предположения, необходимо определить, что такое успех или кто такие
счастливчики и не-
94
удачники. Счастливчик — тот, кто преуспевает в том, что, по его словам, он собирается делать.
Неудачник — тот, кто не может осуществить то, что он сам себе наметил. Тот, кто говорит: «Я пойду к Рено
играть», утверждает только, что он придет туда и поставит деньги, а выиграет он или нет — не имеет
значения. Если он говорит: «Я пойду к Рено и на этот раз непременно выиграю», тогда он возвращается счаст-
ливчиком, если выиграл, и неудачником, если проиграл. Женщина, которая разводится, будет неудачницей
только в том случае, если она утверждала: «Я никогда не разведусь». Если она говорила: «Когда-нибудь я
брошу работу и никогда не пойду работать снова», то ее пенсия будет означать, что она — счастливица,
потому что она сделала то, что говорила. Поскольку она не сказала, как она это собирается сделать, никто не
может обвинить ее в неудачливости.
5. Тройные позиции
До сих пор мы имели дело только с двойными позициями Я и Ты. Но идея позиций похожа на
аккордеон: она может растянуться настолько, что охватит очень широкий диапазон позиций: от основных
четырех до почти стольких же, сколько на земле людей. Таким образом, если мы перейдем к рассмотрению
тройных позиций, то получим следующие комбинации:
1а. Я+Ты + Они +. Это позиция демократической общности, например, добрососедской семьи, некий
идеал в глазах других с лозунгом: «Мы любим всех».
1 б. Я+Ты + Они—. Это позиция предубеждения, характерная для снобов или бандитов, с
демагогическим лозунгом: «Кому они нужны ? »
2а. Я+Ты—Они-К Это дозиция агитатора или недовольного, иногда различных миссионеров. «Вы тут
ничего не стоите по сравнению с ними».
2б. Я+Ты—Они—. Это позиция одинокого самоуверенного критика, позиция, высокомерная в чистом
виде. «Все должны склоняться передомной и стараться подражать мне, насколько низшие на это способны».
За. Я—Ты+Они-К Это самобичующий святой или мазохист, меланхолическая позиция в чистом виде.
«Я самый ничтожный человек в мире».
3б. Я—Ты+Они—. Это раболепная позиция людей, которые предпочитают работать за подачки скорее
из снобизма, чем по необходимости. «Я унизился, и ты хорошо вознаградил меня, не то что эти ничтожества».
95
4а. Я—Ты—Они 4-. Это позиция рабской зависти и иногда политической деятельности. «Они нас
ненавидят потому, что мы не так благополучны».
4б. Я—Ты—Они—. Это пессимистическая позиция циников, или тех, кто верит в предопределение или
"первородный грех. «Все мы ничего не стоим».
Существуют также неопределенные тройные позиции и некоторые гибкие и дающие другому человеку
шанс, например:
1? Я+Ты + Они? Это евангельская позиция: «Я и Ты ОК, но о них мы ничего не знаем, пока они не
откроют свои карты или не перейдут на нашу сторону».
2? Я+Ты?Они—-. Это позиция аристократии. «Большинство людей ничего не стоит, но что касается
тебя, я подожду с выводами, пока ты не покажешь свои верительные грамоты».
Таким образом, мы имеем четыре двойных позиции и восемь тройных, всего 12; кроме того,
математически можно вычислить еще столько же (12) стабильных позиций с одним знаком ?, еще шесть с
двумя знаками ?? типа Я+Ты?Они? или Я—Ты?Они? и одну с тремя знаками ? ? ? — это позиция человека,
которому будет трудно взаимодействовать с другими людьми. Всего это составит 31 возможный тип позиций,
что вполне достаточно, чтобы сделать жизнь интересной. Это число неимоверно возрастет, если мы начнем
рассматривать значения + и —, которые, как мы помним, означают ОК и не-ОК. Тут мы немедленно
сталкиваемся с парами прилагательных «хороший—плохой», качествами, заимствованными в семье, которые
наполняют формулы реальным жизненным значением.
6. Позиции-сказуемые
Самые простые позиции, самые трудные в общении, самые опасные для общества — это позиции,
основанные на единственной паре прилагательных, обозначающих ОК и не-ОК: белый—черный, богатый 1—
бедный, христианский— языческий, умный—глупый, еврейский—арийский, честный—бесчестный. Каждую
пару можно классифицировать четырьмя способами, любой из которых может культивироваться в семье и
закрепляться на всю жизнь. Так, пара богатый—бедный имеет четыре варианта, в зависимости от отношения
родителей:
1. Я богатый = ОК, Ты бедный = не-ОК (снобистская, надменная).
96
2. Я богатый = не-ОК, Ты бедный = ОК (бунтующая, романтическая).
3. Я бедный = ОК, Ты богатый = не ОК (возмущенная, революционная).
4. Я бедный = не-ОК, Ты богатый = ОК (снобистская, рабская).
(Для семьи, где деньги не являются решающим критерием, бедный—богатый не полярны и эта таблица
неприменима).
Чем больще прилагательных заключено в каждом + и —, тем сложнее и более гибкой становится
позиция и тем больше ума и проницательности требуется для ее определения. Наборы прилагательных можно
добавлять один к другому для усиления (не только, но еще и), вычитать один из другого для смягчения (но, по
меньшей мере, он), взвешивать по важности (но что важнее?) и т. д. Так, для некоторых людей с черным
цветом кожи «богатый—бесчестный—белый» может быть очень не-ОК (он прогнил насквозь - - -) по
сравнению с «богатым—бесчестным—черным» (по крайней мере, он черный - - +) или с богатым—
честным—белым» (- + -), или с «бедным—бесчестным—белым» — по крайней мере, он беден, как мы ( + - - ).
Но иногда «бесчестный—белый» может быть хуже всех, если он беден, и сносен, если он богат. Это
происходит из-за вторжения другой пары: «выходит сухим из воды» +, «попадается» - . В других случаях
могут быть условия, когда «богатый—белый» (финансовая компания) может быть ОК, если он не бесчестный,
иначе он превращается в не-ОК (+ + + > + + - ).
Получается, что выбор заявлений (Я, Ты, Они, +, или — или ?) определяет, окончательную судьбу
индивида включая расплату его скрипта, независимо от того, какие прилагательные или утверждения он
подставляет вместо + и —. Так, Я + Вы—Они— (2б) почти всегда кончит в одиночестве, иногда отшельником,
может быть, в тюрьме, или в государственной больнице, или морге, независимо от того, в каких вопросах он
высокомерен: религии, денег, расы, секса и т. п. А Я—Вы + Они + (3а) почти всегда заканчивает несчастным и
готовым к самоубийству, независимо от того, какие свои качества он считает недостойными. Следовательно,
местоимения предрешают исход скрипта счастливчиков и неудачников. Сказуемые определяют, о чем будет
скрипт, определяют жизненный стиль: религию, деньги, расу, пол и т. п,, но не имеют никакого влияния на
расплату.
Нужно признать, что пока во всем этом нет ничего такого, что было бы непонятно шестилетнему
ребенку, по крайней
97

мере настолько, насколько это касается его самого. «Моя мама говорит, что мне нельзя с тобой играть,
потому что ты невоспитанный (грязный, грубый, католик, плохой, еврей, ирландец и т. д.)», что означает
просто Я + Ты—. «Я буду играть с тобой, но я не хочу играть с ним, потому что он жульничает», означает Я +
Ты + Он—, на что третий, исключенный из игры, отвечает: «Я бы все равно не стал с вами играть, потому что
вы — маменькины сынки» = Я + Ты— Он—. Однако нужен очень большой опыт, гораздо больший, чем
имеют многие, чтобы осознать ключевой принцип идеи позиций: местоимения и символы « 4-» и «—» —
единственное, что имеет значение. Сказуемые или прилагательные нужны только для удобства организации
времени. Ска-v/ зуемые всего лишь обеспечивают людям тему для разговора после того, как они скажут
«Привет», но не имеют влияния на то, что должно случиться, насколько хорошо или плохо пройдут их жизни,
какова будет их окончательная расплата.
Например, многие не могут понять, как убежденные нацисты, оказавшись в Восточной Германии, стали
равно убежденными коммунистами, поскольку эти две партии выглядят диаметрально противоположными.
Но все, что противоположно,— это сказуемые. Нацистская позиция была Я + (наци) Он— (предатель),
поэтому убей его. Коммунистическая позиция Я+ (коммунист) Он— (предатель), поэтому убей его. В обоих
случаях сказуемые противоположны, но позиции одинаковы: Я + Он—, поэтому убей его. Правило таково, что
изменение сказуемого, неважно какое, не меняет позиции или скрипта: в обоих случаях человек будет убий-
цей, и именно это важно для него, а не то, кого он убивает. По этой причине нет ничего проще, чем фанатику
перейти на другую сторону, при условии, что им будут хорошо руководить.
Этот пример также иллюстрирует значение позиций в ежедневных социальных контактах. Первoe, что
люди узнают друг о друге,— это позиции, и здесь, по большей части, подобные тянутся к подобным. Люди,
которые хорошо относятся к себе и миру (+ +), обычно предпочитают быть в обществе себе подобных, нежели
с теми, кто любит жаловаться. Те, кто ощущает свое превосходство (+ - ), тоже любят объединяться в клубы и
организации. А если несчастному нужна компания, то лица, ощущающие себя неполноценными ( - +), также
будут собираться в барах неудачников. Те, кто чувствует себя безнадежно (- -), собираются в кофей-
98
нях или на улицах, чтобы осмеивать обывателей. В западных странах одежда часто указывает на
позицию ОК или не ОК даже более явно, чем на социальное положение. + + одеваются аккуратно, но не
кричаще. + — любят униформу, украшения, драгоценности и специальные знаки, подчеркивающие его или ее
превосходство. — + носит старую или неаккуратную одежду, но не обязательно грязную, или же он будет
носить «низшую» униформу. А - - любит носить «скандализирующую» одежду «fuckyou», которая показывает
его презрение к одежде вообще и ко всему прочему. Шизофреническая униформа, сочетающая ветхое с
элегантным, неуклюжесть со стройностью, пурпурное с серым, стоптанные ботинки с бриллиантовым
кольцом, попадает в эту категорию.
Мы уже говорили о том, с каким упорством люди цепляются за свои позиции, когда условия меняются:
богатая женщина не начинает считать себя бедной, когда теряет свое состояние, она остается богатым
человеком, терпящим финансовые затруднения. Или даже так: бедная девушка получает много денег, но от
этого не становится богатой. Эта устойчивость позиций в обычной жизни может проявляться в
обескураживающей форме: «Я хороший человек (несмотря на то что я поступаю плохо)». Тот, кто занимает
эту позицию, ожидает, что к нему постоянно будут относиться, как к хорошему, и чувствует себя оскорблен-
ным, если его считают плохим.
Это обычный источник супружеских раздоров. Так, Марти Коллинз настаивает на том, что он хороший
человек и муж, несмотря на то что он колотит свою жену каждое воскресенье, когда напьется. Еще более
поразительно, что его жена Скотта поддерживает его популярной формулой: «Как можно сердиться на
мужчину, который на Рождество подарил тебе цветы?» С другой стороны, Скотти твердо убеждена, что она
совершено честный человек, хотя она открыто лжет и ворует деньги из бумажника своего мужа. И он под-
держивает ее в этой позиции в течение недели. Только в субботу вечером она обзывает его бездельником, а он
ее — лгуньей. Поскольку брак основывается на обоюдном соглашении не обращать внимания на разногласия,
оба негодуют, когда поднимаются больные вопросы, и если угроза ОК-позиции слишком велика, следует
развод. Развод происходит потому, что (1) один из супругов не может терпеть обличений, (2) другой супруг не
может продолжать храбро лгать, что необходимо, чтобы избежать обличений.
99
7. Выбор скрипта
Следующая стадия в развитии скрипта—нахождение сюжета с соответствующей развязкой, ответ на
вопрос: «Что случится с кем-нибудь вроде меня?» Ребенок знает (потому что его так учат), будет ли он
счастливчиком или неудачником, как ему следует относиться к другим людям и как люди будут относиться к
нему, и это то, что подразумевается под «кто-нибудь вроде меня». Рано или поздно он услышит историю о
«ком-нибудь вроде него», и она ему скажет, куда он направляется. Это может быть волшебная сказка,
которую прочтет ему мать, негритянская история, рассказанная бабушкой, или уличная легенда, которую он
услышит на углу. Но где бы он ее ни услышал, как только это произойдет, он ее узнает и скажет: «Это обо
мне!» Эта история впоследствии станет его скриптом, и он проведет свою жизнь в попытке ее претворения.
Таким образом, на основе раннего опыта, около материнской груди, в ванной или во дворе, в спальне, на
кухне или в гостиной, ребенок приобретает свои убеждения, принимает свои решения и занимает свою
позицию. Затем из того, что он слышит и читает, он выбирает предсказание и план: как он станет жить,
будучи счастливчиком или неудачником, и какова будет расплата. Это первая четкая версия его жизненного
скрипта. Теперь мы можем рассмотреть различные силы и элементы, из которых строится скрипт.
Чтобыэтоосуществить, требуетсяскриптовыйаппарат.
Ссылка
1. См. Berne, E. «Classification of Position». — Transactional Analysis Bulletin 1:23, July 1962 и Principles of
Croup Treatment. Loc. cit., pp. 269—277. Сравни Harris, T. Tm OK — You're OK. Practical Guide to Transactional
Analysis. Harper & Row, New York, 1969. Унего, однако, позициивдругомпорядке. Наша 1 — его 4, наша 2 —
его 3, наша 3 — его 1 и наша 4 — его 2, т. е. 4 — 3 — 1 — 2.

Глава 6 Восприимчивый возраст


r
t
1. Родительское программирование
В типичном случае к шести годам ребенок покидает детский сад (по крайней мере, в США) и попадает в
более подверженный конкуренции мир первоклассников. Там ему приходится самому общаться с учителями и
другими мальчиками и девочками. К счастью, в это время он уже не младенец, беспомощный в мире, с
которым он не имел никакого дела. Из маленького городка своего дома он попадает в огромную столицу
шумной школы с целым набором социальных реакций разных людей вокруг него. Его мозг пронизан
различными способами преуспевать или по крайней мере выжить, а его жизненный план уже составлен. Это
было хорошо известно священникам и учителям средних веков. Они говорили: «Дай мне ребенка до шести лет
— и он мой навсегда». Хороший воспитатель детского сада может даже предсказать исход и течение жизни
ребенка, будет ли она счастливой или нет, удачной или неудачной.
Итак, комедия или трагедия каждой человеческой жизни заключается в том, что она планируется
ребенком дошкольного возраста, у которого очень мало знаний о мире и о жизни и чья душа забита в
основном тем, что суют туда родители. Тем не менее именно этот чудесный ребенок в конце концов
предрешает, что случится с королями и крестьянами, шлюхами и королевами. Он не умеет отличать мечты от
фактов, и даже самые обычные явления искажаются. Ему говорят, что если он будет заниматься сексом до
брака — его накажут, а если после — не будут наказывать. Он верит, что солнце садится, и ему нужно от 10
до 40 лет, чтобы узнать, что это он убегает от солнца; и он путает свой живот с желудком. Он слишком молод,
чтобы решать что-нибудь, кроме того, что он хочет на обед, но он — Владыка Жизни, предрешающий, как
умрет человек.
101
План, который он составляет на будущее, согласован с родительскими установками. Некоторые
ключевые установки можно выявить очень быстро, иногда в первой же беседе, если задать вопрос: «Что вам
говорили ваши родители, когдавы были маленьким?» или: «Что говорили ваши родители о жизни, когда вы
были маленьким? » Зачастую ответ не будет похож на директиву, но, применив марсианский способ
мышления, мы сформулируем его в нужном виде.
Например, многие лозунги обучения, приведенные в начале главы V, на самом деле родительские
команды. «Публичное представление» — на самом деле команда играть на публику. Ребенок вскоре усваивает
это, наблюдая радость матери, когда он так поступает, и ее разочарование, когда он этого не делает.
Аналогично: «Иди посмотри, какая прелесть!» означает «Покажи себя с лучшей стороны!». «Давай быстрее!»
и «Будешь сидеть, пока не сделаешь!» — отрицательные команды или распоряжения: «Не заставляй меня
ждать» и «Не возражай». Однако «Не торопи его» — это iразрешение. Ребенок понимает эти различия сначала
по реакции родителей, а позднее, когда начнет говорить сам, из самих слов.
Ребенок рождается свободным, но вскоре обучается другому. В первые два года он программируется в
основном матерью. Эта программа составляет первоначальную схему или скелет его скрипта, «первичный
протокол», в котором речь идёт о глотающих и глотаемых, а позже, с появлением зубов, о разрывающих и
разрываемых. Это значит, как писал Гете, быть молотом или наковальней, это самая примитивная версия
счастливчика или неудачника, как в греческих мифах и древнейших ритуалах, где детей пожирают, а кости
поэта разбросаны по земле.
Даже в детской зачастую видно, кто сверху, мать или ребенок. Это когда-нибудь может измениться, но
эхо изначального положения будет слышно в моменты стресса или гнева. Очень немногие люди способны
что-нибудь вспомнить из этого периода, который во многих отношениях очень важен, так что его приходится
восстанавливать при помощи родителей, родственников, нянек и педиатров, делая догадки на основе снов и,
возможно, семейного альбома.
От двух до шести почва становится тверже, поскольку почти каждый помнит некоторые трансакции,
случаи и впечатления этого периода развития скрипта, имеющего тесную связь с развитием Эдипова
комплекса. В самом де-
102
ле, после отнятия от груди и обучения туалету самыми универсальными указаниями во всем мире
являются указания относительно сексуальности и агрессивности. Живой организм и целый вид выживают за
счет схем, выстроенных естественным отбором. Поскольку воспитание, секс и борьба требуют присутствия
второго, они являются «социальной» деятельностью. Эти потребности придают характер или качество
индивидуальности: жажду приобретения, мужское и женское начала и агрессивность. Кроме того, есть
встроенные схемы, снижающие эти потребности. Они вызывают к жизни противоположные тенденции:
самоотречение, скрытость и сдержанность. Эти качества позволяют людям жить вместе по крайней мере часть
времени в разумной умеренности: однообразном шуме соревнования, а не в постоянном неослабевающем
бедламе хищничества, спаривания и драк. И каким-то, непонятным пока способом в эту систему
социализации вмешивается выделение, и схемы, встроенные для его контроля, дают началопорядку.
Родительское программирование определяет, как, где и когда следует проявлять потребности, а в каком
случае стоит их сдерживать. Оно использует схемы, которые уже выстроены, и устанавливает их так, чтобы
добиться соответствующего результата, или расплаты. В результате этого программирования получаются
новые качества, являющиеся компромиссами между потребностью и контролем. Из стяжательства и
самоотречения получается терпение; из мужского и женского начал и воздержанности получается
мужественность и женственность; из агрессивности и самообладания — практичность, а из хаоса и
упорядоченности — аккуратность. Все эти качества: терпение, мужественность и женственность,
практичность и аккуратность — преподаются родителями и вводятся в программу в течение периода
восприимчивости: между двумя и шестью годами.
Физиологически программирование означает помощь, определение пути наименьшего сопротивления.
Практически это значит, что данный стимул с большей вероятностью вызовет заранее заданную реакцию.
Феноменологически родительское программирование означает, что реакция задана указаниями родителей,
причем их голоса, как заранее записанный к фильму звук, можно различить, если внимательно прислушаться
к тому, что происходит в голове у любого из нас.
103
2, «Марсианское» мышление
Когда родители вмешиваются или пытаются повлиять на свободное, самовыражение своего ребенка, их
указания по-разному интерпретируются самим родителем, посторонними и ребенком. Всего существует пять
различных точек зрения: 1) Что имел в виду родитель, по его словам. 2) Что он имел в виду, по мнению
наивного наблюдателя. 3)_Буквальное значение того, что он сказал. 4)_Что в действительности имел в виду
родитель. 5) Что извлек из этого ребенок. Первые две точки зрения «обывательские», или «земные», а по-
следние три «настоящие», или «марсианские».

Бутч
Рассмотрим, к примеру, старшеклассника, который сильно пил. Мать застала его в шестилетнем
возрасте, когда он нюхал бутылку виски, и сказала: «Ты слишком мал, чтобы пить виски». 1) По ее словам,
она имела в виду следующее: «Я не хочу, чтобы мой сын пил виски». 2) Наивный наблюдатель, его дядя,
согласился: «Конечно, она не хочет, чтобы ребенок пил виски. Ни одна разумная мать не хочет такого». 3) В
действительности же она сказала: «7ы слишком мал, чтобы пить виски». 4) В действительности она имела в
виду следующее: «Виски для мужчин, а ты еще мальчик». 5) Бутч из этого понял: «Когда придет время
доказывать, что ты мужчина, нужно будет пить виски».
Так, для землянина упрек матери прозвучал, как «здравый смысл». Но дети мыслят по-марсиански, пока
родители не отучат их от этого. Поэтому их мысли кажутся такими новыми и оригинальными. Ребенку нужно
выяснить, что на самом деле имеют в виду его родители. Это обеспечивает их любовь или по крайней мере их
защиту, или уж, на худший конец, выживание. Но, независимо от этого, он любит своих родителей, и его
главная цель в жизни — сделать им приятное (ёсли они ему позволят), а чтобы это сделать, он должен знать,
чего они действительно хотят.
Поэтому из каждого указания, как бы косвенно оно ни было выражено, он: старается извлечь
повелительную сущность или марсианское зерно. Таким путем он программирует свой жизненный план.
Кошки и голуби тоже это умеют, но у них это занимает больше времени. Называется это программированием,
потому что эффект директив часто сохраняется навсегда. Для ребенка желание родителей — приказ,
104
и остается таковым всю его жизнь, если только не произойдет какого-нибудь ужасного несчастья.
Только испытание "(война, тюрьма) или экстаз (обращение, любовь) могут быстро освободить его, в то время
как жизненный опыт или психотерапия "могут сделать это значительно медленнее. Смерть родителей далеко
не всегда освобождает от заклятия, зачастую она делает его еще более обязывающим. Если их Дитя скорее
подчинено, чем свободно, неважно, какое поручение дают родители: человек, «подчиненный скрипту»,
выполняет его, а «подчиненного» не остановят никакие жертвы на пути к этой цели. Здесь напрашивается
параллель с сутенером и проституткой. Она скорее согласна, чтобы он ее эксплуатировал, согласна страдать с
ним и получать от этого максимально возможное удовольствие, чем выйти в незнакомый мир без его защиты.
Марсианин придает словам их настоящее значение в соответствии с их действием и судит о людях не по
их видимым намерениям, а по «окончательному проявлению» («finaldisplay»). Так то, что с виду похоже на
родительскую защиту, на самом деле — предписание. Мальчик-подросток часто попадал на своей машине в
аварии и тратил много денег на ремонт, что огорчало его отца. «Хороший» отец «общался» с ним на эту тему
время от времени и однажды проворчал довольно милостиво: «Что ж, мне это не просто, но не обращай на это
слишком много внимания». Эту щедрость сын, естественно, воспринял как «беспокойся». Но если бы мальчик
сказал, что он беспокоится, или предпринял бы что-нибудь необычное, чтобы поправить ситуацию, отец мог
осадить его, сказав: «Я же говорил тебе не обращать на это слишком много внимания». Марсианский вариант
«приятной» фразы «Не надо слишком беспокоиться» выглядит как: «Беспокойся, пока я не скажу тебе, что ты
слишком беспокоишься».
Можно привести и более драматичный пример. Опытная официантка была способна маневрировать по
переполненному ресторану с полными руками тарелок с горячей едой. Ее способность удерживать равновесие
приводила в восторг и администрацию, и посетителей. Однажды ее родители пришли поесть в этот ресторан и
в свою очередь полюбоваться на дочь. Когда она проходила мимо их стола со своим обычным грузом, ее
слишком тревожная мать крикнула: «Осторожно!» — и девушка впервые за свою карьеру... В данном случае
даже самому земному читателю ситуация ясна без перевода с марсианского. Короче, «Будь осторожен!» часто
может значить: «Сделай ошибку, чтобы я мог
105
сказать тебе, что я тебя предупреждал». Это и есть окончательное проявление. «Будь осторожен, ха-ха!»
еще ближе к провокации. В качестве прямой инструкции Взрослого «Будь осторожен!» еще может иметь
некоторую ценность, но излишнее внимание Родителя или «ха-ха!» Ребенка придают ему другой оттенок.
В случае с Бутчем фраза матери, сказанная с похмелья — «Ты слишком мал, чтобы пить!»,— означала:
«Начинай пить, чтобы я могла возразить», и это было окончательное проявление ее маневра. Бутч знал, что
именно ему придётся делать рано или поздно, чтобы привлечь вынужденное внимание своей матери, жалкую
замену любви. Ее желание, как он его понял, стало его миссией. У него был хороший образец в лице его
работяги-отца, который много пил по выходным. К шестнадцати годам Бутч регулярно на-I пивался. Когда
ему было семнадцать, его дядя усадил его за стол, поставил бутылку виски и сказал: «Бутч, я хочу научить
тебя пить».
Отец часто говорил ему с презрительной улыбкой: «Ты так глуп». Это было едва ли не все, что он ему
вообще говорил. Бутч рано решил, что лучше всего вообще вести себя глупо,— еще один пример
марсианского мышления; ведь отец прямо сказал, что «вонючих умников» в доме не потерпит. В
действительности отец говорил: «Лучше веди себя глупо в моем присутствии», и Бутч это понял. Вот и все о
марсианском мышлении.
Многие дети воспитываются в семьях, где отец много работает и много пьет. Много работать —
предписание для заполнения времени между пьянствами. Но пьянство может мешать работе, и пьянство —
проклятие рабочего класса. С другой стороны, работа мешает пьянству, и она — проклятие пьющего класса.
Пьянство и работа противостоят друг другу. Если пьянство часть жизненного плана или скрипта, тогда работа
— это контрскрипт.
Скриптовые директивы Бутча показаны на «скриптовой матрице» 1 на рис. 6.
Вверху раздраженный Родитель отца говорит: «Будь мужчиной, но не умничай», а внизу его глумливый
Ребенок говорит: «Веди себя глупо, ха-ха!» Наверху слабоумный Родитель матери говорит: «Будь мужчиной,
но ты пока еще слишком мал, чтобы пить», а внизу его подначивает ее же Ребенок: «Не будь маменькиным
сынком, выпей». В середине Взрослый его отца с помощью дяди показывает, как правильно пить.
106
Рис.6
3. Маленький законник

Марсианское мышление позволяет ребенку узнать, чего в действительности хотят родители, то есть к
чему они лучше всего отнесутся. Эффективно его применяя, он обеспечивает свое выживание и выражает им
свою любовь. Так он строит эгосостощие, известное под названием Приспособившийся (Адаптированный)
Ребенок. Приспособившийся Ребенок хочет и должен вести себя «хорошо» и старается избежать
неадаптированного поведения и даже неадаптированных чувств, которые вызовут не самую лучшую реакцию
у окружающих. Тем временем его самовыражающийся, или Естественный Ребенок, должен находиться в узде.
Равновесие между двумя формами поведения поддерживается Взрослым в ребенке, который должен
функционировать как быстродействующий компьютер, чтобы решать, что необходимо ичто разрешается в
каждый момент данной ситуации. Этот Взрослый приобретает большой опыт относительно того, что нравится
или не нравится людям или, в худшем случае, что приведет их в волнение или в ярость, отчего они по-
107
чувствуют вину, беззащитность, страх или боль. Таким образом, Взрослый в ребенке — это
проницательный и чуткий исследователь человеческой природы, и поэтому зовется Профессором. В самом
деле он знает о практической психологии и психиатрии больше, чем любой взрослый профессор, хотя после
многих лет стараний и практики взрослый профессор может знать не больше 33% того, что он знал в че-
тырехлетнем возрасте.
Выучившись мыслить по-марсиански и став крепким Приспособившимся Ребенком, Профессор
обращается к юридическому мышлению, чтобы отыскать больше путей проявления для Естественного
Ребенка. Юридическое мышление начинается в годы восприимчивости, но достигает своего расцвета в
позднем детстве. Если оно поддерживается родителями, оно может сохраниться и у взрослых (отсюда и
берутся юристы). Юридическое мышление на жаргоне называется «обходным» мышлением (cop-outthinking)*.
Обходное мышление особенно часто встречается в личной сексуальной этике. Так, девочка, которой родители
запретили лишаться девственности, может заниматься взаимной мастурбацией или оральным сексом или
выполнять другие сексуальные действия, следуя «букве» родительских приказов, хотя она прекрасно знает,
что родители «в действительности имели в виду» не заниматься сексом. Если ей запрещают «секс», она может
иметь сношения, не достигая оргазма. Классическая сексуальная «отмазка» была у парижских проституток в
начале века. (Она вполне может существовать и до сих пор.) Когда они ходили к исповеди, они получали
прощение за свою профессию на том основании, что для них она была работой, при условии, что они не
увлекались ею. Она рассматривалась как грех, только если они получали наслаждение2.
Родители издают запрет, который, по их мнению, управляет ситуацией, не учитывая сообразительности,
которой сами же и научили отпрыска. Так, мальчик, которому говорят: «Не волочись за женщиной», может
понять это как разрешение волочиться за другими мальчиками или, иногда, за овцами и коровами, и с точки
зрения юридического мыш-
* «Cop-out» имеет несколько значений: арестовывать, договариваться о смягчении приговора («сор
aplea»), говорить слишком много («выбалтывать») — и искать алиби или какую-то «отмазку». Слово упо-
треблено в последнем смысле. — Прим. авт. (От англ. жарг. сор — «полицейский».— Прим. пер.)
108
ления он чист, потому что он не делает ничего, что родители ему запретили . Девочка, которой говорили:
«Не позволяй мальчикам себя трогать», решила, что трогать себя самой разрешается. Путем такого обхода ее
Приспособившийся Ребенок оставался покорным желанию матери, а Естественный Ребенок извлекал все
удовольствия из мастурбации. Аналогично мальчик, которому говорили: «Не возись с девчонками», принял
это за разрешение возиться с самим собой. Никто из них не нарушил родительского запрета. Поскольку
ребенок относится К этим запретам, как юрист, то есть ищет обходной путь, в скриптовом анализе их часто
называют юридическим термином «распоряжение».
Некоторые дети любят быть покорными и не ищут обходных путей, У других есть более интересные
дела. Но так же, как множество посвящает себя проблеме: как согрешить, не нарушая закона? — так и масса
детей интересуется вопросом: как быть непослушным без прямого неповиновения родителям? В обоих
случаях эта разновидность сообразительности преподается и поощряется самими родителями и является
частью родительского программирования. В некоторых случаях результатом будет формирование
антискрипта, когда ребенку удается вывернуть весь скрипт на изнанку, не нарушая ни одного из изначальных
скриптовых указаний.

4. Скриптовый аппарат
Трансактные аналитики начинали не с идей, что жизненные планы людей похожи на мифы или сказки.
Просто было замечено, что окончательная судьба человека определяется скорее детскими решениями, чем
взрослым планированием. Неважно, что люди думают или говорят о своих жизнях: их толкает к
окончательной расплате какая-то внутренняя сила. Расплата часто отличается от того, что они пишут в своих
автобиографиях или отчетах. Те, кто собирался делать деньги, потеряли их, в то время как все вокруг
разбогатели. Те, кто утверждал, что ищут любви, добились ненависти даже от тех, кто раньше любил их.
Родители, говорившие, что делают все, чтобы дети выросли счастливыми, вырастили наркоманов,
заключенных и самоубийц. Правоверные последователи Библии убивали и насиловали детей. Эти
противоречия существовали с колыбели человечества; это о них поют в операх и пишут в газетах.
Постепенно стало ясно, что это не имело смысла для Взрослого, но было вполне осмыслено для
Ребенка. Именно
109
эта часть личности любит мифы и сказки и верит, что таким мир был или мог быть когда-то. Поэтому
неудивительно, что дети планируют свою жизнь, часто следуя сюжету любимой истории. Настоящим
сюрпризом оказалось то, что эти планы сохранялись на протяжении 20, 40 и 80 лет и что в конце концов они
обычно побеждали «здравый смысл». Ретроспективное исследование того, что же в действительности
произошло до самоубийства, автомобильной катастрофы, белой горячки, приговора суда или развода, без
учета «диагноза», показало, что почти все эти исходы были предрешены до шести лет3. Планы или скрипты
имели некоторые общие элементы, которые составляли скдиптовый аппарат. Тот же аппарат действовал и в
хороших скриптах: у людей творчества, руководителей, героев, почтенных дедушек, вообще у людей,
выдающихся в своей области. Этот аппарат был связан с упорядочением жизненного времени и оказался
очень похожим на аппарат, используемый для этой цели в сказках.
В таких историях программирование производится великанами и великаншами, людоедами и ведьмами,
феями-крестными и благородными животными, а также угрюмыми волшебниками того или другого пола. В
реальной жизни все эти роли играются родителями.
Психотерапевты знают больше о плохих скриптах, чем о хороших, потому что они более драматичны и
люди тратят больше времени на разговоры о них. Фрейд, к примеру, приводит бесчисленное множество
историй о неудачниках, а почти все счастливчики, согласно ему, это Моисей, Леонардо да Винчи и он сам.
Лишь немногие счастливчики интересуются, почему им так повезло, а вот неудачники зачастую очень
обеспокоены и ищут, что можно изменить. Поэтому в последующих разделах мы сначала рассмотрим скрипты
неудачников, о которых есть самые точные сведения. Итак, скриптовый аппарат состоит из следующих эле-
ментов, переведенный ребенком на язык марсианских приказаний.
1. Родители говорят ребенку, как закончить жизнь. «Иди к чертям!» и «Провались!» — смертные
приговоры. Аналогично «Чтоб ты умер богатым!» и «Ты кончишь жизнь, как твой отец (алкоголик)» —
пожизненный приговор. Такой приказ нaзывaeтcя расплатой скрипта или проклятием.
2. Далее они дают ему несправедливый отрицательный приказ, который не позволит ему снять
проклятие: «Не приставай ко мне!», или: «Не умничай!» («Пропади!»), или: «Перестань ныть!» («Чтоб ты
сдох!»). Это скриптовое распоря-
110
жение, или стопор. Распоряжения исходят от контролирующего Родителя, или Безумного Ребенка.
3. Они поощряют поведение, которое приводит к расплате: «Выпей!» или «Ты же этого так не
оставишь!» Это называется скриптовой провокацией, или вызовом. Она исходит из Зловредного Ребенка, или
демона (чертенка) в родителе и обычно сопровождается «ха-ха!».
4. Они также предписывают ему, чем заполнить время в ожидании действия. Это делается в форме
морали: «Трудись!» — что может означать: «Трудись всю неделю, чтобы можно было напиться в субботу
вечером». «Береги каждую копейку» может значить: «Береги каждую копейку, чтобы можно было просадить
все деньги сразу». Это лозунг контрскрипта, он исходит от Воспитывающего Родителя.
5. Вдобавок они учат его тому, что ему нужно знать, что- бы осуществить скрипт: как делать коктейли,
как собирать книги, как жульничать. Это образец (паттерн), или программа, форма инструкции Взрослого.
6. В свою очередь ребенок имеет потребности и побуждения, которые противоречат всему скрйптовому
аппарату, налагаемому на него родителями. «Постучи в дверь» (против «Пропади ты пропадом»); «Будь
умным!»; «Сбеги!» (против «Трудись!»); «Истрать все сейчас!» (против «Береги каждую копейку!»); «Сделай
наоборот». Это скриптовые импульсы, или демон (чертенок)
7.Где-то в тёмном углу есть способ снять проклятие.«Ты можешь преуспеть после сорока». Эта
«антимагия» (spellbreaker) называется антискриптом, или внутренним освобождением. Но часто
единственным антискриптом является смерть: «Свою награду ты получишь на небесах».
В точности такой же аппарат для структурирования времени мы находим в мифах и сказках. Расплата,
или проклятие: «Пропади!» (Ганс и Гретель) или «Чтоб ты сдох» (Белоснежка и Спящая Красавица).
Распоряжение, или стопор: «Не будь слишком любопытным!» (Адам и Ева, Пандора). Провокация, или вызов:
«Уколи палец веретеном, ха-ха» (Спящая Красавица), лозунг контрскрипта: «Работай, пока не встретишь
принца!» (Ослиная Шкура) или «Веди себя хорошо, пока она не скажет, что любит тебя» (Красавица и Чу-
довище). Образец (паттерн), или программа: «Будь ласков с животными, и они тебе помогут, когда будет
нужно» (Крошка Золотые кудри). Импульс, или демон (чертенок): «Я взгляну только один разок!» (Синяя
Борода). Антискрипт, или освобождение: «Ты перестанешь быть лягушкой, когда она
111

ударит тебя об стену» (Принц-лягушка) или: «Ты будешь свободен после того, как проработаешь
двенадцать лет» (Геркулес).
Такова структура скриптового аппарата. Проклятие, стопор и вызов — это скриптовые регуляторы, а
остальные четыре пункта можно использовать для борьбы с ними. Но ребенок живет в мире волшебной
сказки, прекрасном, скучном или страшном, и верит в основном в волшебство. Поэтому он ищет волшебного
освобождения через суеверия и фантазии. Когда же это не действует, он снова обращается к демону
(чертенку).
Но у демона (чертенка) есть одна особенность. Когда демон в ребенке говорит: «Я собираюсь бросить
тебе вызов, ха-ха!» — демон в родителе отвечает: «Это как раз то, чего я от тебя хочу, ха-ха!» Так скриптовая
провокация и скриптовые импульсы — вызов и демон - действуют вместе, приближая Страшный суд
неудачника. И родитель выигрывает, когда ребенок проигрывает, стараясь выиграть. Все эти элементы будут
более подробно рассмотрены в главе VII.

Примечания и ссылки
1. Скриптовая матрица была впервые описана Клодом М. Штейнером.
См. егостатью: «Script and Counterscript». — Transactional Analysis Bulletin 5:133—135, April, 1966.
(«Контрскрипт» — его термин, соответствующий нашему «Антискрипт»). См. также: Steiner, С. М.
GamesAlcoholicsPlay. Grove Press, New York, 1972.
2. Philippe, C. L. Bubu ofMontpamasse (with preface by T. S. Eliot). BerkeleyPublishingCompany, N. Y.,
1957.
3. Несколько десятков скриптов были в деталях рассмотрены на Семинарах по ТА в Сан-Франциско.
Эти скрипты и те, с которыми я сталкивался в своей работе, известны мне лучше всего. Многие другие
скриптоаналитики принимают данные принципы как основание для собственной практики, которая уже
включает не менее нескольких тысяч историй из больничной, клинической, школьной, тюремной, а также
частной практики.

Глава 7
СКРИПТОВЫЙ АППАРАТ
Чтобы понять, как действует скрипт и как подойти к нему при лечении, необходимо подробно изучить
скрипто-вый аппарат, как мы понимаем его сегодня. Мы еще не все знаем о его основах и сомневаемся
относительно способа его передачи, но с тех пор как 10 лет назад появилось первое описание модели, она
приобрела весьма разработанный вид. Если вначале она была похожа на одноцилиндровый автомобиль
Дьюруа 1893 г., то сейчас она выглядит скорее как сравнительно усовершенствованный «форд» модели «Т».
Из кратких примеров, приведенных выше, мы знаем, что скриптовый аппарат состоит из семи
элементов. Расплата, или проклятие; распоряжение, или стопор; провокация, или вызов совместно
контролируют, как раскрывается по направлению к своей судьбе скрипт, и поэтому называются скриптовыми
регуляторами. Все они в большинстве случаев программируются до шести лет. Тогда же программируется
антискрипт, или антимагия (spellbreaker), если таковой есть. Позже — лозунги или предписания контрскрипта,
а также родительские указания и модели поведения начинают иметь большее влияние. Демон (чертенок)
представляет наиболее архаичный уровень личности (Ребенок в ребенке) и находится там с самого начала*.

1. Скриптовая расплата
Те случаи расплаты, которые случаются в клинической практике, могут быть сведены к четырем
разновидностям: будь одиноким, будь бездельником, сойди с ума или умри.
* Мы еще раз напомним читателю, что Родитель, Взрослый, Ребенок, или Дитя, с заглавной буквы
относятся к эгосостояниям, а родитель, взрослый, ребенок со строчной буквы обозначают реальных людей.—
Прим. авт.
113

Стать наркоманом или алкоголиком — самый приятный способ выполнить любой из этих приказов. Ребенок
может интерпретировать приказ с марсианской или юридической точек зрения, что часто идет ему на пользу.
В одном случае, когда мать говорила всем детям, что они кончат больницей, так и вышло. Девочки стали
пациентками, мальчики — психиатрами.
Насилие — определенный тип расплаты, которая встречается при «телесных скриптах». Телесные
скрипты отличаются от всех других потому, что их достояние — человеческая плоть, кровь и кости.
Возможно, что ребенок, который видел, вызвал или перенес увечье или кровопролитие, отличается от других
детей и никогда не станет прежним. Если родители выгоняют ребенка в раннем возрасте из дома, он,
естественно, очень озабочен проблемой денег, и это часто становится главной ценностью его скрипта и
расплаты. Если они поносят его и говорят ему, чтобы он умер, то скриптовой ценностью могут стать слова.
Скриптовую ценность надо отличать от темы скрипта. Основные темы жизненных скриптов те же, что в
волшебных сказках: любовь, ненависть, благодарность и месть. Любая ценность может применяться для
выражения любой из тем.
Здесь основной вопрос такой: «Сколькими способами родитель может пожелать ребенку долго жить или
умереть?» Он может говорить это буквально: «Живи долго!» в заздравной речи или молитве или «Сдохни!» в
ссоре. Трудно осознать ту, почти неограниченную власть, которую имеют слова матери над ребенком (или
слова жены над мужем или наоборот). В моём опыте значительное число госпитализаций имело место потому,
что незадолго до этого любимый или даже ненавистный человек пожелал пациенту смерти.
Во многих случаях расплатой управляют бабушка или дедушка, либо непосредственно, либо через
родителей. Бабушка может спасти от отцовского смертного приговора, предложив взамен «членство в жизни».
Или она может передать матери скрипт Медеи (или «сверхскрипт»*), который принуждает ее привести всех ее
детей к смерти тем или иным путем.
Все это вкладывается в Родителя маленького мальчика или маленькой девочки и остается там на всю
жизнь: чья-то надежда, что он будет жить всегда, или грубый голос, при-
* В оригинале overscript — «переписанный (еще раз) сценарий». — Прим. пер.
114
ближающий его к смерти. Иногда в смертном приговоре нет враждебности, а есть только безнадёжность
и отчаяние. Но поскольку ребенок с самого рождения впитывает желание матери, обычно именно она
принимает решение за него. Отец может присоединиться или возражать позже: добавить свое слово к её
проклятию или приглушить его.
Пациенты обычно помнят свои детские реакции на родительские намеки на расплату — то, что они не
говорили вслух.
Мать: «Ты очень похож на отца» (который развелся и живет отдельно).
Сын: «Хорошо. Отец умный человек».
Отец: «Ты кончишь, как твоя тетушка» (сестра матери, душевнобольная или слабоумная).
Дочь: «Если ты так считаешь».
Мать: «Чтоб ты сдохла!»
Дочь: «Я не хочу, но если ты так считаешь, наверное, придется».
Отец: «С твоим характером ты в один прекрасный день кого-нибудь зарежешь».
Сын: «Что ж, если не тебя, то кого-нибудь другого».
Ребенок легко прощает и принимает свое решение последовать приказанию лишь после десятков или
даже сотен таких трансакций. Одна девочка из очень разобщенной семьи, не получившая поддержки от
родителей, очень ярко помнит и описывает день, когда она приняла окончательное решение. Когда ей было 13
лет, ее братья вывели ее в амбар и заставили проделать всевозможные сексуальные трюки. Она все сделала,
чтобы им угодить. Потом они стали смеяться над ней и обсуждать ее. Они решили, что теперь ей придется
либо стать проституткой, либо сойти с ума. Она хорошо все обдумала за оставшееся время и к утру решила
сойти с ума. Она это и сделала и оставалась в таком состоянии долгие годы. Ее объяснение было очень
простым: «Я не хотела быть проституткой».
Расплата скрипта предлагается или налагается родителями, но она будет не действительна, если ребенок
не примет ее. Его речь будет не так торжественна, как та, которую произносит президент на Мэдисон-авеню
при вступлении в должность, но он наберется смелости выразить это ясно хотя бы однажды: «Когда я
вырасту, я буду, как мама» ( = выйду замуж и заведу детей), или: «Когда я буду большим, я сделаю то, что
сделал папа» (= погибну на войне), или: «Я хотел бы умереть». Пациенту нужно задать вопрос: «Что вы реши-
ли делать дальше, когда были маленьким?» Если он дает
115
стандартный ответ («Я хотел стать пожарником»), нужно прояснить ситуацию: «Я имею в виду, как вы
решили закончить жизнь? » Поскольку решения о расплате иногда принимаются раньше, чем он может
вспомнить, вы, возможно, не получите желаемого ответа, но его можно угадать из его дальнейшей жизни.

2. Распоряжение
Реальные распоряжения действуют не по волшебству, а зависят от психологических свойств
человеческого ума. Мало один раз сказать: «Не ешь этих яблок!» или: «Не открывай этот шкаф!» Любой
марсианин знает, что распоряжение в такой форме — на самом деле вызов. Чтобы распоряжение был твердо
закреплено в голове ребенка, оно должно часто повторяться, и нарушения должны наказываться, хотя бывают
исключительные случаи, например, с забитыми детьми, когда единственное потрясшее происшествие
оставляет распоряжение на всю жизнь.
Распоряжение — самый важный элемент скриптового аппарата, так как он регулирует его силу. По
этому принципу распоряжения можно классифицировать так же, как игры — на первую, вторую и третью
степени. Каждый тип производит определенную разновидность личности: счастливчик, трудяга и неудачник.
(Эти термины будут более детально разобраны в дальнейшем. Трудяга — некто, кто не выигрывает и не
проигрывает, а способен только держаться на плаву.) Распоряжения первой степени (социально приемлемые и
мягкие) — прямые указания, подкрепляемые одобрением или неодобрением. («Ты вел себя хорошо и тихо»,
«Не слишком задавайся».) С такими распоряжениями еще можно вырастить счастливчика. Распоряжения
второй степени (неискренние и жесткие) — обманные указания, подкрепленные шантажирующей улыбкой
или угрожающим нахмуриванием. Это лучший способ вырастить трудягу. («Не говори отцу», «Помолчи!»)
Распоряжения третьей степени (очень грубые и суровые) — это Немотивированные стопоры, подкрепляемые
страхом. Слова превращаются в вопли, лицо уродливо искажается, и физические наказания становятся
зверствами. («Ты у меня собственные зубы сожрешь!») Это один из самых верных способов вырастить
неудачника.
Распоряжение, так же как и расплата, осложняется тем фактом, что большинство детей имеют двух
родителей. Так,
116
один может говорить: «Не умничай!», а другой — «Не глупи!». Такие противоречивые распоряжения
ставят ребенка в трудное положение. Но большинство вступающих в брак имеют схожие распоряжения, такие
как «Не умничай!» и «Замолчи, или я вышибу твои чертовы мозги!», которые составляют довольно печальное
сочетание.
Стопоры закладываются в том нежном возрасте, когда родители кажутся ребенку волшебниками. Та
часть матери, которая выдает распоряжения (ее Контролирующий Родитель или Дитя), называется «фея-
крестная», если она доброжелательна, и «мать-ведьма», если нет. В некоторых случаях самым подходящим
названием будет «безумный Ребенок матери». Аналогично Контролирующий Отец называется «веселым
великаном» и «уродливым троллем» или «безумным Ребенком отца» соответственно 2.

3. Вызов
Провокация или обольщение воспитывает развратников, наркоманов, алкоголиков, преступников,
игроков и других неудачников. Для мальчика — это живая сцена из «Одиссеи», мать Одиссея в образе
сирены, влекущая его к расплате, или в образе Цирцеи, превращающая его в свинью. Для девочки — это отец
в роли Грязного Старика. В раннем возрасте это начинается как приглашение стать неудачником: «Он так
неуклюж, ха-ха!» или: «Она всегда теряет свои трусы, ха-ха!» В подростковом возрасте она переходит в
личные трансакции: «Посмотри хорошенько, детка!» (и возможно, случайное или намеренное
прикосновение), «Выпей!», «Теперь твоя очередь», «Ставь все сразу, какая разница», в сопровождении
неизменного «ха-ха».
Вызов — это голос Родителя шепчущий Ребенку в критический момент: «Не переставай думать о сексе
или о деньгах, не оставляй этого так. Давай, малыш, что тебе терять?» Это демон-чертенок в Родителе,
которому отвечает чертенок в Ребенке. Затем Родитель быстро переключается, и Джедер садится в калошу.
«Ну вот, всегда так»,— говорит довольный Родитель, а Джедер говорит «Ха-ха» с улыбкой, которая в обиходе
называется улыбкой человека, который ест дерьмо.
Вызов развивает в детях пагубные привычки, и для этого он должен начинаться рано. Родитель берет
стремление ребенка к физической близости и превращает его в стремление к чему-то другому. Когда это
извращенное пристрастие закрепляется, оно становится болезненным.
117

4. Электрод
Вызов берет начало в Ребенке отца или матери и закрепляется в Родителе их ребенка (РД в Джедере),
см. рис. 7. Там он действует как положительный электрод, вызывая автоматическую реакцию. Когда Родитель
голове Джедера (РД) нажимает кнопку (button), он реагирует независимо оттого, хочет он этого или нет. Он
говорит глупости, ведет себя неуклюже, заказывает еще выпить или ставит все на следующий заезд, ха-ха-ха.
Происхождение распоряжений не всегда так ясно, но они тоже закрепляются в РД ребенка, где они действуют
как отрицательный электрод. Это не позволяет Джедеру делать некоторые вещи, например, говорить или ду-
мать ясно, или сбивает его, если у него все слишком хорошо, например, с сексом или улыбкой. Многим
знакомо такое мгновенное охлаждение в разгаре сексуального возбуждения, и многие наблюдали улыбку,
которая появляется, а по-

Везникновение и закрепление скриптовых распоряжений


Рис.7

118
том исчезает внезапно, как будто кто-то повернул выключатель. Из-за этих эффектов РД (Родитель в
Дитя) называется «электродом».
Электрод обязан своим названием пациенту по имени Норвил, который на группах сидел очень
неподвижно и напряженно, если к нему не обращались. Если с ним заговаривали, он немедленно выпаливал
серию осторожных штампов («Норвил наконец заговорил, ха-ха»), после чего опять стушевывался. Вскоре
стало ясно, что это контроль Родителя-отца, который выключал его регулятором «Сиди смирно» и включал,
нажимая на кнопку «Говори». Норвил работал в экспериментальной лаборатории, и его самого поразило
сходство между реакциями животных с электродом в мозгу и его собственными.
Электрод — решающее препятствие для терапевта. Его необходимо нейтрализовать при содействии
Взрослого пациента, чтобы его Ребенок мог получить разрешение жить свободно и реагировать спонтанно, не
повинуясь родительскому программированию и не обращая внимания на угрозы при его неподчинений. Это
достаточно трудно даже при мягких регуляторах, а если распоряжение — требование ведьмы или великана,
чье лицо искажено яростью, чей голос сметает все в его мозгу и чья рука всегда готова повергнуть его в
унижение и в ужас,— тогда для лечения нужно приложить неимоверные усилия.

5. Мешки и прочее
Если ребенка пинают противоречивыми командами, у него остается только один путь, позволяющий
ему выразить себя. В данном случае его принуждают к именно такой деятельности или реакции, независимо
от того, насколько несоответствующим может оказаться ответ. Люди вокруг него замечают, что он реагирует
скорее на то, что происходит у него в голове, чем на окружающее, и в этом случае говорят, что он в «мешке».
Если кроме мешка у него есть ещё какой-нибудь талант или способность, а также выигрышный скрипт, это
может быть мешок счастливчика, но чаще всего люди в мешках — неудачники, потому что их поведение не-
адекватно. Человек, который вырывается из мешка (или «контейнера», как его иногда называют), немедленно
начинает делать свое дело, то есть то, что он всегда больше всего хотел делать. Если оно окажется
адаптивным и контролируемым разумом Взрослого, он может оказаться счастливчиком,
119
но если он дает себе волю слишком часто и слишком легко, он закончит неудачником. Действительно,
когда человек вырывается из мешка и начинает что-то делать, именно предписанная ему расплата определяет,
делает ли он это благоразумно, чтобы стать счастливчиком, или хватает через край, как неудачник. Однако
иногда может случиться, что он оставит в мешке свою расплату вместе с остальным скриптовым аппаратом, и
тогда он свободный человек: его судьба в его руках. Но Джедеру трудно узнать без оценки объективного
наблюдателя, кто он: отверженный или свободный человек, раздраженный бунтовщик или, может быть, даже
шизофреник, выпрыгнувший из своего мешка прямо в бутылку и втянувший за собой пробку.

6. Предписание
Естественный Родитель, в матери и отце (в отличие от Контролирующего Родителя) в какой-то мере
программируется биологически, обычная его функция — воспитывать и охранять. Оба родителя, каковы бы
ни были их внутренние программы, желают Джедеру добра. Они могут быть плохо информированы, но как
естественные родители они хотят хорошего или по крайней мере безобидны. Они наставляют Джедера на
путь, который в их картине мира и их теории жизни должен принести ему богатство и успех. Они передают
ему предписания, обычно заимствованные у своих родителей, которые часто представляют собой
квинтэссенцию земной порядочности: «Трудись», «Будь хорошей девочкой», «Береги деньги» и «Всегда
приходи вовремя» — обычные для среднего класса примеры. Но у каждой семьи своя специфика: «Не ешь
крахмал!», «Никогда не садись на сиденье в общественном туалете!», «Принимай слабительное каждый
день!» или «Мастурбация истощает твой спинной мозг!» 3. Один из лучших примеров: «Никогда не иди по
прямой!» — напоминает Дзэн; употребляемый как символически, так и буквально, он хорошо переводится на
марсианский и может внезапно пригодиться.
Поскольку предписания исходят от Воспитывающего Родителя, а скриптовые регуляторы — от
Контролирующего Родителя или безумного Ребёнка, противоречия неизбежны. Они обычно бывают двух
типов — внутренние и внешние. Внутренние противоречия обычно исходят из двух разных эгосостояний в
одном и том же родителе. Родитель отца вверху говорит: «Береги деньги», а его Ребенок внизу гово-
120
рит: «Поставь их всех на последнюю». Если же один родитель говорит «береги деньга», а другой дает
указание проиграть их, получается внешнее противоречие.
Скриптовые регуляторы закладываются и начинают действовать в раннем периоде жизни, а лозунги
контрскрип-та приобретают значение гораздо позже. Джедер понимает запрещение: «Нетронето!», когда ему
два года, а вот наставление « Береги деньги » дойдет до него, когда он станет подростком и будет нуждаться в
деньгах. Таким образом, его скриптовые регуляторы задаются матерью, которая в его юных глазах выглядит
магическим персонажем, и обладают всей властью и стойкостью магического проклятия. Предписания же
даются доброжелательной трудолюбивой домохозяйкой и имеют форму совета.
Здесь возникает неравное соотношение сил, и в случае конфликта обычно выигрывают регуляторы, если
нет постороннего влияния, например, терапевтического. Добавочная сложность заключается в том, что скрипт
говорит то, что есть: люди, правда, ведут себя неуклюже, и это ребенок хорошо знает; тогда как контрскрипт
простак по части опыта: можно знать или не знать, что кто-то достиг благополучия трудясь, будучи хорошей
девочкой, сберегая деньги или приходя вовремя, или не употребляя в пищу крахмал, избегая общественных
туалетов, принимая слабительное и не мастурбируя.
Колебания между скриптом и контрскриптом объясняют, почему пациенты так удивляются, когда врач
говорит, что их проблемы начались в раннем детстве. «Как же тогда вышло, что в школе я был нормальным?»
— спрашивают они. В ответ на это можно сказать, что в школе они следовали контрскрипту, а потом
случилось нечто, вызвавшее «включение скрипта». Это ответ по меньшей мере: он не решает проблемы, но по
крайней мере указывает, куда смотреть.
Попытка удовлетворить плохой скрипт и доброжелательный контрскрипт одновременно может
привести к довольно странному поведению, как у девочки, сердитый Родитель отца которой часто говорил:
«Чтоб ты сдохла!», а заботливый Родитель матери заставлял ее постоянно надевать резиновые сапоги, чтобы
не промочить ноги. Так что, когда она прыгнула с моста, на ней были резиновые сапоги. (Она выжила.)
Контрскрипт определяет стиль жизни человека, а скрипт управляет его окончательной судьбой. Если
они гармоничны, их работа происходит незаметно, но если они противоречивы,
121
их работа преподносит сюрпризы. Так, Трудолюбивый Служитель Церкви может кончить Президентом
Совета в Отставке после тридцати лет службы или Судимым за Растраты, а Скромная Домохозяйка может
стать Лучшей Матерью Года, Отпраздновать Золотую Свадьбу или Прыгнуть с Крыши Здания. Кажется,
будто в мире существуют две разновидности людей: реальные люди и пластиковые люди, как говорили «дети-
цветы»*. Реальные люди принимают свои собственные решения, а пластиковых людей приводит в действие
«печенье судьбы».
Теория «печенья судьбы» утверждает, что каждый ребенок должен вытянуть из семейной миски два
печенья: одно «как всегда» (square) и другое «с отметинкой» (jagged). «Как всегда» —- это лозунг вроде
«Трудись!» или «Держись этого!», тогда как «с отметинкой» — это скриптовый фокус, например, «Забудь
свою домашнюю работу», «Будь неуклюжим» или «Умри». Если он их не выкинет, в них его жизненный
стиль и его окончательная судьба.

7. Родительские модели
Чтобы сделать леди, начинай с бабушки, и чтобы сделать шизофреника, начинай тоже с бабушки. Зоя
(так мы назовем сестру Джедера) может стать леди только в том случае, если мать научит ее всему, что ей
нужно знать. Она должна очень рано начать учиться через подражание, как улыбаться, как ходить, как сидеть,
а позже, через словесные инструкции,— как одеваться, как нравиться людям и как изящно отвечать «Нет». У
отца может быть свое мнение по этому поводу, но взаимоотношения с отцом тоже входят в сферу женских
инструкций. Отец может налагать регуляторы, но только мать дает образец и Взрослые инструкции для
выполнения. Скриптовая матрица для красивой леди по имени Зоя дана на рис. 8.
Сделает ли Зоя карьеру в роли леди или со временем взбунтуется против системы и ее ограничений,
зависит от ее скрипта и собственных решений. У нее может быть позволение умеренно пить или заниматься
сексом, но если она вдруг станет более активной, будет ли это попытка вырваться из скрипта или следовать
провокации взбунтоваться? В первом случае отец говорит (в переводе на марсианский): «Нет, нет, не так
грубо», а во втором (скрыто, про себя): «Она, кажется, разыгралась, ха-ха, моя девочка не святоша!»
* Видимо, имеются в виду хиппи. — Прим. пер.
122
С другой стороны, если мать Зои сидит не так, как надо, одевается плохо и неуклюже, Зоя, вероятно,
будет такой же. Это часто случается с дочерьми шизоидных матерей. Это также бывает с девочками, матери
которых умерли, кода они были очень маленькими, так что у них не было образца для подражания. «Когда я
встаю утром, я даже не могу решить, что надеть»,— сказала женщина с параноидной шизофренией, мать
которой умерла, когда ей было 4 года.
В случае мальчика скрипт и образец скорее повлияет на его выбор профессиональной карьеры. Будучи
маленьким ребенком, Джедер может говорить: «Когда я вырасту, я хочу стать юристом (полицейским, вором),
как отец». Но это не обязательно исполнится. Так это будет или не так, зависит от материнского
программирования, говорящего: «Занимайся (не занимайся) чем-нибудь рискованным, требующим быстроты,
как делает (не делает) твой отец». Эти регуляторы, как и все скриптовые регуляторы, относятся не столько к
выбору конкретной профессий, сколько к определенному типу трансакций (в данном случае к честному или
бесчестному, рискованному или безопасному) 4. Но, несмотря на любые возражения, модель предлагает
именно отец.
Красивая леди
Рис.8

123
Джедер может открыто пойти против воли своей матери, занявшись делом своего отца. Это может быть
реальное неповиновение, или антискрипт. С другой стороны, существуют три матери: Родитель, Взрослый,
Дитя. Он может идти против словесного выражения желаний ее Родителя или Взрослого, подчиняясь
невысказанному, но явному желанию ее Ребенка. Регуляторы включаются, когда мальчик замечает
пристальное внимание и восторженную улыбку матери, когда отец рассказывает об очередном приключении.
То же относится к регуляторам, налагаемым отцом на Зою. Родитель или Взрослый может постоянно
предупреждать ее об опасности забеременеть, одновременно он можёт высказывать детское любопытство и
удовольствие при известии о беременности одной из школьных подруг. Это провокация, которой она,
вероятно, подчинится, особенно если мать дает ей образец и если сама Зоя была зачата не в браке.
Иногда матрица бывает перевернутой, но в большинстве случае регуляторы исходят от родителя
противоположного пола, а модель от родителя того же пола. В любом случае модель - это окончательное
проявление, окончательный путь для выполнения скриптовых указаний.

8. Чертенок
Чертенок (демон) — это сюрприз* в человеческом существовании и джокер в психотерапии. Джедер
может очень хорошо продумать свои планы, но чертенок появляется в критический момент и одним махом все
переворачивает, обычно с улыбкой и ха-ха. И неважно, насколько хорошо врач запланировал психотерапию: у
пациента всегда есть преимущество. В тот момент, когда терапевт думает, что у него на руках четыре туза,
Джедер играет джокером, и его чертенок срывает банк. Потом он весело удирает, а доктор роется в своих
бумагах, пытаясь понять, что случилось.
Даже если он к этому готов, он мало что может сделать. Врач может заранее знать, что как только
Джедер подкатит свой камень к самой вершине, чертенок завладеет его вниманием, и камень снова скатится
вниз. Другие тоже могут об этом знать, но чертенок начеку и следит, чтобы Джедер не общался ни с кем, кто
может ему помешать. Пациент начинает пропускать встречи с врачом или уезжает, а если на него на-
* jester (англ.) — шутник, клоун, шут. — Прим. пер.
124
жать, попросту не реагирует. Он может вернуться, завершив свой сизифов цикл, печальным, но не
намного поумневшим и даже не понимающим своего торжества.
Чертенок впервые появляется на высоком стульчике, когда Джедер весело раскидывает свою еду на
полу, ожидая, что сделают родители. Если они подружатся с чертенком, им придется еще потерпеть его
забавы, а потом от забав останутся невинные шутки. Если же они его забьют, он угрюмо притаится в глубине
сознания, готовый вырваться в неопределённый момент и разбросать его жизнь, как когда-то разбросал еду.
9. Разрешение
Запрещения обычно произносятся четко и громко, с энергичным подкреплением, тогда как разрешения
часто падают, как дождевые капли на поток жизни, производя мало шума и почти не оставляя следа.
«Трудись!» — пишут во многих книгах, но «Перестань бездельничать!» скорее можно услышать дома.
«Всегда приходи вовремя» — лозунг-инструкция, но «Не опаздывай» — можно чаще услышать в жизни, и
«Не будь дураком!» — более распространено, чем «Будь умным!»
Итак, выясняется, что большая часть программирования негативна. Каждый родитель наполняет головы
своих детей такими ограничениями. Но он также даёт им разрешения. Запрещения препятствуют
приспособиться к обстоятельствам (неадаптивны), тогда как разрешения предлагают свободный выбор.
Разрешения не вызывают у ребенка проблем, поскольку они не связаны необходимостью. Истинные
разрешения—, это только позволения, как лицензия на ловлю рыбы. Мальчик, имеющий лицензию, не обязан
удить рыбу. Он может использовать или не использовать ее и поехать удить, когда ему хочется и когда
обстоятельства позволяют.
Надо еще раз отметить, что красота, как и успех, зависит не от анатомического строения, а от
родительского разрешения. Анатомическое строение обеспечивает миловидность или фотогеничность, но
только отцовская улыбка заставит сиять красотой глаза женщины. Дети делают дела для кого-то. Мальчик
умен, атлетически сложен или удачлив для матери, а девочка умна, красива или богата для отца. Или, с другой
стороны, мальчик глуп, неуклюж или слаб для своих родителей, а девочка глупа, уродлива или холодна для
своих родителей, если они ...этого, требуют. Следует добавить, что
125
детям нужно учиться у кого-то, если они хотят сделать это хорошо. Делать это для кого-то и учиться
этому у кого-то — вот реальное значение скриптового аппарата. Как уже отмечалось, дети обычно делают это
для родителей противоположного пола и учатся у родителей того же пола.
Разрешения — главный лечебный инструмент терапевта, потому что это единственный шанс для
постороннего освободить пациента от проклятий, наложенных на него родителями. Терапевт дает разрешение
Ребенку пациента, говоря: «Это можно» или «Это не обязательно». И оба они говорят Родителю: «Не трогай
его». Таким образом, существуют положительные и отрицательные разрешения. При положительном
разрешении: «Оставь его в покое» значит «Пусть он это сделает». Это отсекает распоряжение. При от-
рицательном разрешении или освобождении извне это значит: «Не заставляй его делать это!» Это отсекает
провокацию. Некоторые разрешения могут быть и тем и другим. Это особенно справедливо по отношению к
антискриптам. Так, когда принц поцеловал Спящую Красавицу, он предложил ей одновременно разрешение
проснуться и снятие проклятия злой феи.
Одно из самых важных разрешений — лицензия перестать быть глупым и начать думать. Многие
пациенты преклонных лет с раннего детства не имели ни одной самостоятельной мысли и совершенно забыли,
как это — думать, и даже — что это значит. Однако при вовремя данном разрешении они способны начать
сначала и страшно радуются, когда в возрасте 65 или 70 лет произносят вслух, возможно, первую
независимую мысль в своей взрослой жизни. Зачастую бывает необходимо переделывать работу предыдущих
врачей, чтобы дать пациенту позволение думать. Некоторые из них провели годы в клиниках, где малейшая
попытка самостоятельного мышления с их стороны наталкивалась на мощное сопротивление персонала. Там
их учили, что думать — это на самом деле грех под названием «интеллектуализация», в котором они должны
немедленно сознаться и обещать больше никогда этого не делать.
Многие мании и одержимости берут начало в родительских провокациях. «Не бросай наркотики (или ты
можешь больше не приходить домой за деньгами)» — говорит мать наркомана-героиниста. «Не переставай
думать о сексе» — говорит родитель развратника или нимфоманки. А вся идея разрешений как
терапевтического средства началась с игрока, который сказал: «Не нужно говорить мне, чтобы я пере-
126
стал играть, мне нужен кто-то, кто дал бы мне разрешение не играть, потому что кто-то в моей голове
говорит, что я не могу этого сделать».
Разрешение позволяет Джедеру быть гибким, вместо того чтобы реагировать по фиксированным
моделям, замороженным лозунгами и регуляторами. Это не имеет ничего общего с «разрешающим
воспитанием», поскольку оно тоже полно императивов. Самые важные разрешения: любить, изменяться и
делать дела хорошо. Человека, имеющего разрешение, так же легко различить, как и связанного. «У него явно
есть разрешение думать», «У нее явно есть разрешение быть красивой» и «Они явно имеют разрешение
радоваться жизни» — марсианские выражения восхищения.
(Одно из направлений скриптового анализа — дальнейшее исследование разрешений, в основном при
помощи наблюдения за движением глаз у маленьких детей. Так, в некоторых ситуациях ребенок смотрит в
сторону родителей, выясняя, есть ли у него разрешение сделать что-либо, в других случаях он как будто бы
свободен поступить сообразно собственным желаниям, не спрашивая их. Такие наблюдения при аккуратной
их оценке могут позволить различать «разрешения» и «свободы».)
10. Внутреннее освобождение
Антимагия, или внутреннее освобождение,— это элемент, снимающий распоряжение и освобождающий
человека от скрипта, так что он получает возможность осуществлять свои независимые стремления. Это
встроенный «самовзрыватель», который в некоторых скриптах на виду, в других — неясен или зашифрован,
почти как предсказания Дельфийского оракула, которые выполняли ту же функцию в Древней Греции. Из
клинической практики о нем известно немного, поскольку люди приходят лечиться потому, что не могут
найти его сами; но терапевт не ждет его проявления и не испытывает, как он действует. Например, при
скрипте «В ожидании трупного окоченения», или «Спящая красавица», пациентка считает, что она освобо-
дится от своей фригидности, когда встретит Принца с Золотыми Яблоками, и вполне может подумать, что
врач и есть тот самый Принц. Однако он отказывается от этой чести, в основном по этическим причинам, но
также и потому, что, когда ее предыдущий терапевт взялся за это дело, его Золотые Яблоки превратились в
пыль.
127
Иногда антимагая — просто злая шутка. Это обычный случай в скриптах неудачников: «Дела пойдут
лучше, когда помрешь».
Внутреннее освобождение может быть сосредоточено на событии или на времени. «Когда ты встретишь
Принца», «После того как ты погибнешь в борьбе» или «Когда ты родишь троих детей» — примеры
событийных антискриптов. «Когда ты переживешь своего отца» или «Когда ты проработаешь в фирме 30лет»
— сосредоточены на времени.
Вот пример того, как внутреннее освобождение приходит в клинической практике.

Чак
Чак был врачом-терапевтом в изолированной местности в Скалистых горах. Другого врача не было на
целые мили вокруг. Он работал день и ночь, но, как бы он ни старался, ему никогда не хватало денег для
поддержания своей большой семьи и он вечно был в долгу у банка. Долгое время он писал объявления в
медицинский журнал, чтобы получить подходящего партнера, но нужного человека так и не нашел. Он
оперировал в поле, в доме, в больнице и иногда на дне горного ущелья. Он был невероятно работоспособен,
но уже на грани срыва, хотя и не совсем. Он пришел лечиться вместе с женой, потому что у них были
семейные проблемы, и кровяное давление у него росло.
В конце концов он нашел не очень далеко университетскую больницу, которая имела несколько
вакантных мест для практикующих врачей, желающих стать специалистами. На этот раз подвернулся человек,
который хотел занять его место сельского врача. Он избавился от своей сложной и доходной практики и
обнаружил, что у него достаточно средств для поддержания семьи, пока он будет хирургом-практикантом с
небольшой стипендией.
«Я всегда хотел это сделать,— сказал он,— но я никогда не думал, что избавлюсь от своего Родителя-
отца раньше, чем заработаю инфаркт. Но у меня нет инфаркта, и это самое счастливое время в моей жизни».
Очевидно, что его антимагией было получить инфаркт, и он думал, что это единственное средство
когда-нибудь сорваться с крючка. Но с помощью группы ему удалось вырваться из своего скрипта в полном
здравии.
Действие всего скриптового аппарата Чака в относительно простой форме представлено на «скриптовой
матри-
128
це» на рис. 9. Его контрскрипт исходил из обоих родителей: «Много работай», Его отец дал ему образец
работающего врача. Распоряжение его матери был таким: «Не сдавайся. Работай, пока не свалишься
мертвым». Но отец предложил ему выход: «Можешь отдохнуть, когда получишь инфаркт, ха-ха». Его лечение
заключалось в том, чтобы добраться до той части мозга или сознания, откуда все эти голоса посылали свои
директивы. Распоряжение было снято разрешением: «Можешь отдохнуть, не имея инфаркта». Когда это
разрешение преодолело все препоны и препятствия, защищающие скриптовый аппарат, проклятие было снято.
Заметим, что было бесполезно говорить ему: «Если вы будете так продолжать, у вас будет инфаркт». (1)
Он отлично знал об этой угрозе, и повторение ее только заставило бы его почувствовать себя несчастнее,
потому что (2) он хотел инфаркта, который так или иначе освободил бы его. Ему нужна была не угроза, не
приказ (в его голове и так хватало приказов), а разрешение (license), которое освободило бы его от
Отец
Мать
ск – скрипт, к – контрскрипт, о – освобождение, с – стремление, м - модель
Многоработающий счастливчик
Рис. 9

129
этих приказов, и он его получил. Тогда он перестал быть жертвой своего скрипта и стал самому себе
хозяин. Он продолжал много работать и следовал медицинской модели своего отца, но скрипт больше не
приказывал ему перерабатывать или умереть. Так к 50 годам он стал свободным, чтобы претворить в жизнь
собственные стремления.
11. Скриптовый инструмент
Скриптовый инструмент — это гайки и винтики, из которых строится скриптовый аппарат, что-то вроде
набора «сделай сам», часть которого дают родители, а часть — сам ребенок.
Клементина
Клементина была подавлена неудачным любовным приключением. Она боялась быть откровенной со
своим любовником, потому что могла потерять его. С другой стороны, она боялась потерять его, если будет
искренней. В этом не было ничего дурного. Она просто не хотела, чтобы он узнал, какая она на самом деле
страстная. Этот конфликт иногда делал ее холодной, а иногда она испытывала панический страх. Разговор об
этом приводил ее в такое смятение, что она хваталась за голову. Что бы сказали об этом ее родители? Что ж,
отец сказал бы: «Не обращай внимания, не теряй голову». А мать? «Он тебя использует, не слишком привязы-
вайся к нему. Он уйдет рано или поздно. Ты недостаточно хороша для него. Он недостаточно хорош для
тебя».
Она рассказала одну историю. Когда ей было около 5 лет, ее дядя, подросток, почувствовал к ней
сексуальное влечение и заставил ее почувствовать то же. Она не рассказала родителям. Однажды, когда она
принимала ванну, отец сказал ей, что она хорошенькая. В доме были гости, и он поднял ее обнаженной, чтобы
показать им. Вышеупомянутый дядя тоже был тут. Какова была ее реакция? «Я хочу спрятаться, я хочу
спрятаться. Боже мой, они узнают, что я делала». Что вы чувствовали по отношению к отцу в этот момент? «Я
хотела ударить его в пенис. Я узнала, как выглядит пенис, по эрекциям моего дяди». Было ли какое-нибудь ха-
ха? «Да, глубоко внизу было. У меня был секрет. И хуже всего, я знала, что это мне нравится, несмотря на все
прочие чувства».
Из этих реакций Клементина построила скрипт, который состоял в том, чтобы иметь страстные
любовные при-
130
ключения и затем быть покинутой. Вместе с тем, однако, она хотела выйти замуж и завести детей.
1. Имеются два контрскриптовых лозунга, исходящих от отца: «Не обращай внимания» и «Не теряй
голову». Они соответствуют ее стремлению выйти замуж и завести детей.
2. Пять распоряжений со стороны матери сводятся к: «Не привязывайся ни к кому».
3. Сильное желание быть страстной и сексуальной взято у дяди и подкреплено провокацией отца.
4. Обольщения и провокации Родительских чертенят поддерживали ее собственного чертенка в
течение всей ее жизни.
5. Также имеется явное указание на встроенное освобождение: уже знакомый нам Принц с Золотыми
яблоками — не похожий на отца, если только ей удастся его найти.
Интересно, что все это стало известно в течение одной беседы. Как кто-то заметил, она была просто
счастлива показать это всем.

12. Стремления и разговоры


Джедер, пойманный в сети скриптового аппарата, тем не менее имеет собственные желания. Они
обычно являются ему в мечтах в свободные часы или в предсонных видениях: подвиги, которые он должен
был совершить сегодня утром, или идиллические сцены, которые должны произойти когда-нибудь. У всех
мужчин и женщин есть свои сады, вход в которые они охраняют от грубого вторжения толпы. Это зрительные
картины того, что бы они сделали, если бы могли действовать так, как они хотят. Счастливцы находят нужное
время, место и человека и делают это, а остальные должны с тоской слоняться вокруг стен собственного сада.
Это как раз и есть тема этой книги: что происходит за этими стенами, выяснение трансакций, засушивающих
или орошающих цветы в этих садах.
То, что люди хотят сделать, является им в зрительных картинах, домашних фильмах, которые они
прокручивают в своем черепе. А что они делают, решают голоса, внутренний диалог, происходящий в мозгу.
Каждая фраза, которую они произносят, и каждое скриптовое решение является результатом такого диалога:
Мать говорит, и Отец говорит, и Взрослый говорит: «Ты бы лучше», а Ребенок, окруженный со всех сторон,
старается вырваться и получить то, что хочет. Никто не знает, какое огромное, почти бесконечное число
диалогов
131
мы храним в клетках своего мозга. Там есть полные ответы на вопросы, о которых мы даже не мечтали.
Но если нажать нужную кнопку, они иногда выливаются в чистой поэзии.
Зажмите указательный палец правой руки левой рукой. Прислушайтесь, что рука говорит пальцу и что
отвечает палец? Если вы сделаете это правильно, вы скоро заметите, что между ними происходит живая и
содержательная беседа. Самое удивительное, что она происходит постоянно, так же как и сотни других. Если
вы простудились и у вас расстроен желудок, прислушайтесь, что говорит ваш бунтующий желудок вашему
заложенному носу. Если вы сидите, покачивая ногой, подумайте, что хочет вам сказать сегодня ваша нога.
Спросите ее, и она ответит. Этот диалог — в вашей голове. Все это было открыто зачинателем
гештальттерапии Ф. С. Перлзом5. Похожим образом все ваши решения принимаются четырьмя или пятью
людьми в вашей голове, но если вы слишком горды, чтобы прислушаться, вы не услышите их. Но они всегда
там. Скриптоаналитики учатся усиливать и распознавать эти голоса, это важный элемент их терапии 6.
Цель скриптового анализа —освободить Джедера и Зою, чтобы они могли открыть миру сад своих
стремлений. Для этого надо пробиться через Вавилон в их головах, пока Ребенок не сможет сказать: «Это то,
что я хочу сделать, и я хотел бы сделать это по-своему».

13. Счастливчики
Счастливчики тоже программируются. Вместо проклятия они получают благословения: «Живи долго» и
«Стань великим человеком». Распоряжение не связывающее, а адаптирующее: «Не будь эгоистом», а вызов
выглядит как: «Молодец». Но при всей доброжелательности его регуляторов и разрешений надо еще иметь
дело с чертенком, который притаился в глубинах его сознания. Если чертенок — друг, а не враг, тогда у него
все в порядке.
14. У каждого ли есть скрипт?
В настоящий момент нет возможности с уверенностью ответить на этот вопрос, но точно известно, что
каждый с ранних лет в какой-то степени программируется. Как уже говорилось, некоторые могут приобрести
независимость в результате стечения обстоятельств, другие — через внутреннюю реорганизацию и, наконец,
третьи — применяя анти-
132
скрипт. Ключ в разрешении. Чем больше у Джедера разрешений, тем меньше он связан своим
скриптом. С другой стороны, чем сильнее закручены скриптовые регуляторы, тем больше он связан. Можно
сказать, что человеческая раса в целом образует кривую. На одном конце располагаются те, кто тем или иным
путем достигает независимости, на другом конце те, кто связан скриптами; большая же часть человечества
располагается между ними. Существует два типа людей, связанных скриптами. Полуподчиненные — это те,
кто имеет много разрешений, но должны выполнить требования своего скрипта, прежде чём получить от него
удовольствие. Хорошим примером будет работяга, который может поразвлечься в свободное время.
Подчиненные* — это люди, имеющие мало разрешений. Они должны проводить большую часть времени,
выполняя свой скрипт любой ценой. Типичный пример — горький пьяница или наркоман, которые должны
как можно быстрее приближать свой конец. Люди, подчиненные скрипту,— это жертвы трагических или
«гамартических» скриптов. С другой стороны, мало найдётся людей, которые никогда не слышали в своей
голове голоса чертенка подбивающего его покупать, когда следует продавать, или остаться, когда надо уйти,
или говорить, когда стоило бы помолчать7.
15. Антискрипт
Однако встречаются люди, которые восстают против своих скриптов, поступая наперекор тому, что им
следует делать. Обычные примеры — бунтующий подросток и женщина, говорящая: «Последнее, чего я хочу,
— быть, как моя мать». Такие случаи надо оценивать очень осторожно, так как здесь есть несколько
вариантов. 1) Они могут жить по своим контрскриптам, и явный бунт — это всего лишь «включение скрипта».
2) Наоборот, они могут жить по своим скриптам и сдвигаться на контрскрипты. 3) Они могут обнаружить
«антимагию» и быть независимыми от скриптов. 4) Они могут иметь различные директивы от каждого из
родителей и переходить с одной стороны на другую. 5) Они могут просто следовать специальной скриптовой
директиве, предписывающей им бунтовать. 6) Человек может оказаться
* Буквально — script-driven и script-ridden соответственно — от todrive (ехать на автомобиле) и toride
(ехать на общественном транспорте).— Прим. ред.
133
«скриптовым неудачником», который отчаялся выполнить свой скрипт и сдался. Это часто причина
депрессии и шизофрении. 7) С другой стороны, он мог освободиться и «выйти за рамки скрипта»
собственными силами или при помощи психотерапевта. 8) Все это надо отличать от «ухода в антискрипт».
Все эти варианты подчеркивают, насколько глубоко нужно вникать в дело, чтобы правильно понять источник
определенных изменений в поведении пациента.
Антискрипт очень напоминает «диффузию личности» у Эриксона. Если сравнить скрипт с перфокартой,
тогда антискрипт получается, если карту перевернуть. Это очень грубая аналогия, но она выражает суть. Если
мать говорит: «Не пей», Джедер пьет. Если она говорит: «Принимай душ ежедневно», он не моется. Если она
говорит: «Не думай», он думает, а если она говорит: «Учись», он бросает учебу. Короче, Джедер педантично
непокорен. Но поскольку ему приходится сверяться со своей программой, чтобы точно знать, как и где быть
непокорным, он точно так же запрограммирован на неповиновение каждой инструкции, как если бы точно их
выполнял. Таким образом, если свобода представляет собой неповиновение, она просто иллюзия. Перевернув
свою программу, он все равно остается запрограммированным. Такая инверсия, переворот карточки вместо ее
уничтожения, называется антискриптом, и антискрипты дают богатый материал для дальнейших
исследований.

16. Выводы
Скриптовый аппарат неудачника состоит, с одной стороны, из распоряжений, провокаций и проклятия.
Это скриптовые регуляторы, которые фиксируются к возрасту шести лет. Чтобы бороться с этим
программированием, он имеет внутреннего чертенка, а иногда снабжается клапаном (internalrelease). Позже он
начинает понимать лозунги, которые дают ему контрскрипт. Все это время он заучивает модели поведения,
которые служат как скрипту, так и контрскрипту. У счастливчика тот же аппарат, но программирование более
адаптавное и автономности больше, так как больше разрешений. Но во всех людях живет чертенок,
приносящий внезапную радость или горе.
Следует отметить, что скриптовые регуляторы — это параметры или ограничители, устанавливающие
пределы тому, что Джедер может сделать, тогда как модели поведения (включая игры), которые он заимствует
у родителей, дают
134
ему возможность организовать свое время. Таким образом, скрипт — это законченный жизненный
план, со своими рамками и структурой.
Примечанияиссылки
1. Berne, E. Transactional Analysis in Psychotherapy. Loc. cit.
2. Фея-крестная или мать-ведьма, «электродные» интроекции, выведенные из анализа трансакции и
интроспективных наблюдений, можно сопоставить с хорошими и плохими интроективными объектами
Мелани Клейн в терминах психоанализа, а также с разработкой ее идей Ферберном. Ферберн — один из
лучших эвристических мостиков, связывающих ТА и психоанализ.
Klein, M. The Psychoanalysis of Children. Hogarth Press, London, 1932. Fairbaim, W. R. D. The Object-
Relations Theory of Personality. BasicBooks, NewYork, 1954.
Все это с литературной точки зрения разочаровывает. Получается противоречие с Водсвортом, а
строчку из Френсиса Томпсона (FrancisThompson) «у каждого ребенка в душе живет фея-крестная» придется
изменить, чтобы включить не столь доброжелательных наставников.
Ср. Sharpe, E. F. «Francis Thompson: A Psycho-Analytical. Study», веекниге: Collected Papers on Psycho-
Analysis. Hogarth Press, London, 1950.
3. Cp. Berne, E. «The Problem of Masturbation». — Diseases of the Nervous System 10: 3—7, 1944.
4. Cp. Beme, E. «Concerning the Nature of Diagnosis». — International Record of Medicine 165: 283—292,
1952. Различия в типах трансакций, происходящих между механиками по сравнению с фермерами, за-
ключается в выражении их лиц. Поскольку они, скорее всего, родились с одинаковыми наборами лицевых
мышц и идущих к ним нервов, различие должно иметь корень в каком-то «электроде» в их центральной
нервной системе. В одном случае электрод говорит: «Осторожно», в другом — «Подождем, посмотрим», и эти
лозунги определяют типы трансакций, в которых они участвуют.
5. Perls, F. S. Gestalt Therapy Verbatim (J. О. Stevens, ed.). Real People ,—„Press, Lafayette, California,
1969.
6. Ср. Shapiro, S. B. «Transactional Aspects of Ego Therapy». — American Journal of Psychology 56: 479—
498, 1953.
7. Распоряжение, разумеется, имеет тот же эффект и то же происхождение, что и Суперэго в
психоанализе, и лозунг контрскрипта тоже относится сюда. Демон-чертенок соответствует изначальной
концепции Оно. Ситуация выглядит как будто так: сам демон, импульс — это импульс Оно. Но
феноменологически демон воспринимается как живой голос. Это голос реального родителя (или, точнее,
голос демона в родителе), запечатленного ребенком. Говоря за Оно родителя, он также говорит за Оно все еще
бессловесного ребенка.
Относительно «безумного Ребенка матери» см.: DenenbergandWhimby. «Behavior of Rats is Modified by
the Experiences Their Mothers Had as Infants». loc. cit.
8. Erikson, E. Identity and the Life Cycle. Loc. cit.

136_259
Глава 8
ПОЗДНЕЕ ДЕТСТВО
1. Сюжеты и герои
Позднее детство, с шести до десяти лет, в психоанализе называется латентным периодом. Это
«локомоторная» фаза1, когда ребенок передвигается по окрестностям, чтобы увидеть все, что можно. До сих
пор у него был только набросок, протокол того, как он будет собирать свой скрипт, чтобы стать человеком,
имеющим цель в жизни. Он уже готов повернуться от животных, которые едят людей или ведут себя, как
люди, к самим людям.
Ребенка, который начинает с того, что хочет жить вечно или любить вечно, можно заставить поменять
решение в течение 5 или 6 лет?, пока он не решил в соответствии со своим ограниченным опытом умереть
молодым или никогда больше никого не любить. Или же он может узнать от родителей, что жизнь и любовь,
несмотря на все опасности, все же стоящие вещи. Когда решение принято, он знает, кто он такой, и начинает
смотреть на окружающий мир с вопросом: «Что может произойти с людьми вроде меня?» Он знает, какой
должна быть расплата, но не очень понимает, что это значит, как это будет и как до нее добраться. Ему нужно
найти какой-то сюжет или матрицу, которой будет соответствовать его скриптовый инструмент, и героя, кото-
рый показал бы ему дорогу. Он также с легкой завистью ищет героев с аналогичными скриптами, которые
пошли другими, возможно, лучшими путями в надежде найти выход (или вход).
Матрицы и героев он находит в историях, которые он вычитывает из книг или о которых ему читает или
рассказывает кто-либо, кому он доверяет: мать, бабушка, дети на улице или, возможно, хорошо
подготовленный воспитатель детского сада. Рассказывание этих историй — сама по себе история, более
реальная и интересная, чем та, которую рассказывают. Что, к примеру, происходит между Джедером и
136
его матерью от момента, когда она говорит: «После того как ты почистишь зубы, я прочитаю тебе
сказку»,— и до того, как она улыбнется: «Вот и все»,— и уложит его спать? Каким был последний вопрос и
как она уложила его спать? Эти минуты помогают сформировать плоть его жизненного плана, тогда как сами
сказки или рассказы образуют его костяк. Схематично то, чем он закончит, это (а) герой — кто-то, кем он
хотел бы быть; (б) негодяй — кто-то, кем, как ему известно, он может стать, имея причину; (в) тип — кто-то,
кем он должен стать; (г) сюжет — последовательность событий, позволяющих ему переключаться с одного на
другое; (д) группа — те, кто будут мотивировать переключение и (е) этика — набор нравственных стандартов,
оправдывающих его гнев, боль, вину, правоту или триумф. Если внешние условия позволят, его жизненный
путь будет точно таким же, как и жизненный план который он строит вокруг этой схемы или матрицы. По
этой причине важно знать, какая была его любимая сказка или история, когда он был ребенком, потому что
это и есть сюжет его скрипта со всеми его недостижимыми иллюзиями и трагедиями, которых можно
избежать.

2. Рэкет*
В это же время Джедер принимает решение, на какие чувства он будет работать. Он уже проводит
эксперименты, испытывая поочередно боль, страх, неполноценность, правоту и триумф, и выяснил, что к
некоторым из них в его семье относятся равнодушно или с открытым неодобрением, а вот одно из них
приемлемо и дает результаты. Это чувство и будет его рэкетом. Допустимое чувство превращается в нечто
вроде условного рефлекса, который может быть с ним всю жизнь.
Чтобы объяснить это, можно использовать теорию рулетки. Предположим, есть группа из 36 домов,
расположенная вокруг центральной площади, и предположим, что в одном из домов должен родиться
ребенок. Великий Компьютер, отвечающий за такие дела, крутит колесо рулетки, и шарик останавливается на
цифре 17, тогда Великий Компьютер объявляет: «Следующий ребенок поступает в дом № 17». Он еще пять
раз крутит колесо и получает 23, 11, 26, 35, 31, так что следующие пять детей попадают в дома с этими
* Рэкет (англ. racket) — это крупное вымогательство, запугивание, шантаж, мошенничество, обман.
137
номерами. Десять лет спустя каждый из детей знает, какого поведения от него ждут. Ребенок из дома
№17 выучил: «В этой семье, когда дела идут плохо, мы сердимся». № 3 выучил: «Когда дела идут плохо, мы
обижаемся». Дети в №11, 26 и 35 выучили, что, когда дела идут плохо, в их семьях чувствуют себя
виноватыми, испуганными или неполноценными соответственно. № 31 выучил: «Когда дела идут плохо, мы
смотрим, что можно сделать по этому поводу». Должно быть очевидно, что №17, 23, 11, 26 и 35, скорее всего,
будут неудачниками, а №31, скорее всего, будет счастливчиком.
Но предположим, что, когда Великий Компьютер крутил колесо, выпали другие номера или те же, но в
другом порядке. Возможно, что ребенок А попал бы вместо № 17 в № 11 и научился бы культивировать вину
вместо злости, а ребенок Б из №23 поменялся бы местами с Г из №31. Тогда Б не был бы неудачником, а Г
счастливчиком, и наоборот.
Это означает, что помимо сомнительного действия генов излюбленные чувства берутся от родителей.
Пациент, чье любимое чувство — вина, мог бы сменить его на гнев, если бы родился в другой семье. Тем не
менее каждый будет защищать свое любимое чувство как единственное и даже неизбежное в данной
ситуации. Это одна из причин формирования лечебных групп. Если бы эти шесть детей попали бы в такую
группу двадцать лет спустя и А закончил бы рассказ об инциденте словами: «Естественно, я разозлился!», Б
сказал бы: «Мое чувство было обида», В: «Я бы почувствовал себя виноватым», Г: «Я бы испугался», Д: «Я
бы почувствовал себя неполноценным», а Е (который, возможно, к этому времени стал бы терапевтом): «Я бы
посмотрел, что можно сделать». Кто из них прав? Каждый убежден, что его реакция — «естественная».
Правда в том, что ни одна из них, по сути, не является естественной, все они были заучены или, скорее,
приняты в раннем детстве.
Другими словами, почти любая обида, злость, вина, страх и неполноценность — это рэкет, и в любой
хорошо организованной группе нетрудно выделить те реакции, которые действительно соответствуют
ситуации. Таким образом, рэкет — это чувство, выбранное из многих, которое обычно используется
человеком в качестве платежа в играх. Члены группы скоро это распознают и могут предсказать, когда тот
или иной пациент в группе собирается получить купон злости, обиды и т. д. Цель такого собирания купонов
— приблизиться к расплате скрипта.
138
Каждый член группы обычно бывает шокирован утверждением, что его любимое чувство не является
естественным, универсальным и неизбежным ответом на сложившиеся обстоятельства. В частности, те, у кого
рэкет — злость, очень злятся, когда их чувства ставят под вопрос, а те, у кого рэкет — обида, чувствуют себя
обиженными.
3. Купоны
Психологические купоны называются так потому, что они используются так же, как маленькие синие,
зеленые или коричневые карточки, которые получают в виде премии при покупке бакалейных товаров или
бензина. Вот некоторые наблюдения относительно коммерческих купонов:
1. Их обычно получают как премию в ходе законной деловой трансакции, т. е., чтобы получить купоны,
нужно покупать бакалею.
2. Большинство людей, которые их собирают, привержены к определенному цвету. Если им предлагают
купоны других цветов, они могут ими пренебрегать или отдадут кому-нибудь. Некоторые, однако, собирают
купоны любого цвета.
3. Некоторые наклеивают их в свои маленькие книжки ежедневно, другие — через определенные
промежутки времени, а третьи — разбрасывают их как попало до тех пор, пока однажды от нечего делать не
наклеят их все сразу. Некоторые не обращают на них внимания, пока им не потребуется что-нибудь, и тогда
они станут их пересчитывать в надежде, что их хватит на бесплатное приобретение нужной вещи в магазине,
где принимаются купоны.
4. Некоторые любят говорить о них, вместе просматривают каталог, хвастаются, сколько они
насобирали, и обсуждают, какой цвет пользуется большим спросом и предложением.
5. Некоторые собирают немного и затем сдают их за обычную премию, некоторые собирают больше и
имеют большие премии, тогда как третьи всерьез увлекаются, стараясь набрать достаточно купонов для
действительно большого приза.
6. Некоторые знают, что купоны на самом деле не бесплатны, потому что их стоимость должна
прибавляться к стоимости бакалеи; некоторые никак не могут не думать об этом; некоторые это знают, но
делают вид, что не знают, потому что им нравится и сам процесс коллекционирования, и иллюзия получения
чего-то даром. (Иногда стоимость купонов не
139
включается в стоимость бакалеи. В этом случае бакалейщик платит за них сам. Но обычно за купоны
платят все же покупатели.)
7. Некоторые предпочитают ходить в обычные бакалейные магазины, где они платят только за бакалею;
на сэкономленные деньги они могут купить все, что захотят, где и когда пожелают.
8. Те, кто стремится получить что-нибудь «даром», могут покупать поддельные купоны.
9. Человеку, который всерьез собирает купоны, обычно трудно бывает их отдавать. Он может положить
их в стол и забыть о них на некоторое время, но если вдруг в какой-нибудь специальной трансакции ему сразу
достанется целая пригоршня, он может вытащить их снова и пересчитать, на что они годны.
Психологические купоны — валюта трансактных рэкетов. Когда Джедер молод, родители учат его, что
чувствовать в затруднительных положениях. Чаще всего это гнев, обида, вина, страх или неполноценность. Но
бывает, что человек чувствует себя глупым, ошарашенным, удивленным, правым или испытывает торжество.
Эти чувства превращаются в рэкеты, когда Джедер научается эксплуатировать их и играть в игры , чтобы
собрать как можно больше своих любимых чувств, отчасти потому, что с течением времени эти любимые
чувства сексуализируются или становятся заместителями сексуальных чувств. Например, «оправданный»
взрослый гнев входит в эту категорию; обычно это платеж в игре под названием: «Попался, сукин сын».
Ребенок в пациенте полон подавленного гнева, и он ждет, пока кто-нибудь сделает нечто такое, что оправдало
бы его выражение. Оправдание означает, что его Взрослый поддерживает Ребенка, говоря Родителю: «Никто
не может всерьез винить меня за то, что я разозлился в таких условиях». Освобожденный таким образом от
надзора Родителя, он обращается к обидчику, говоря: «Ха! Никто не может обвинить меня, так что ты мне
попался» и т. п. В переводе на трансактный язык, он получает купон злости бесплатно, т. е. без чувства вины.
Иногда это происходит по-иному. Родитель говорит Ребенку: «Ты не оставишь этого так!» А Взрослый
принимает сторону Родителя: «Любой бы разозлился при таких обстоятельствах!» Ребенок только рад
согласиться с ними; или, с другой стороны, он противится сражению, как бык Фердинанд, но вынужден лезть
в драку.
Психологические купоны во многом схожи с коммерческими3:
140
1. Их обычно получают как побочный продукт узаконенной трансакции. Например, семейные сцены
начинаются по поводу какой-нибудь реальной проблемы, то есть «бакалеи». Пока Взрослый занимается своим
делом, Ребенок нетерпеливо ждет своих премий.
2. Люди, собирающие психологические купоны, имеют любимые «цвета», и если им предлагают другой
«цвет», Могут пренебречь ими. Тот, кто собирает чувства злости, не интересуется виной или страхом и
позволяет другим подбирать их. В хорошо построенной семейной игре один из супругов собирает, к примеру,
гнев, а другой вину или неполноценность, так что они оба выигрывают и пополняют свои коллекции. Однако
есть люди, собирающие все купоны подряд. Такие люди испытывают чувственный голод и будут с
удовлетворением играть в «Оранжерею», вызывая любое чувство, необходимое по ходу дела. Психологи
особенно любят собирать чувства, лежащие в стороне от проторенных путей, а те, кто занимается групповой
терапией, учат пациентов поступать так же.
3. Некоторые вспоминают свое зло или обиды каждый вечер перед сном; другие делают это не так часто
и, наконец, третьи делают это от безделья и скуки. Некоторые ждут, пока им не понадобится одно большое
оправдание, и тогда пересчитывают все свои злости и обиды в надежде, что имеют их достаточно, чтобы
обеспечить взрыв гнева, «даровое» мрачное настроение или другую драматическую эмоцию. Одним нравится
хранить их, другим — тратить.
4. Люди любят демонстрировать другим свои коллекции чувств и говорить о том, у кого их больше или
лучше. Многие бары становятся выставками, где можно похваляться своими купонами. «Думаешь, твоя жена
ничего не понимает? А вот послушай...» Или: «Я знаю, что вы имеете в виду. Чтобы задеть (напугать) меня,
нужно еще меньше. Вчера...» Или: «Чувствовал себя виноватым (смущенным, неполноценным) ? Да я готов
был провалиться сквозь землю!»
5. «Магазин», где отоваривают психологические купоны, имеет тот же набор призов, что и
коммерческий: маленькие, побольше и совсем большие. За одну или две «книжки» можно получить
маленький приз — даровую (оправданную) выпивку или сексуальную фантазию; за 10 «книжек» можно
получить игрушечное (неудавшееся) самоубийство или измену; за 100 «книжек» — один из больших призов:
даровое бегство (развод, прекращение лечения, уход с работы), даровую путевку в сумасшедший дом (обычно
говорят: «даровое сумасшествие»), даровое самоубийство или убийство.
141
6. Некоторые узнают, что психологические купоны на самом деле — не бесплатные и что за собранные
чувства приходится платить одиночеством, бессонницей, повышенным давлением или желудочным
расстройством. Поняв это, они бросают их собирать. Другие не знают об этом. Третьи знают, но продолжают
играть в игры и собирать платежи, так как иначе их жизнь стала бы слишком скучна; поскольку они не
находят оправдания тому, как они живут, им приходится довольствоваться малыми оправданиями за
небольшие всплески жизнеспособности.
7. Некоторые предпочитают говорить прямо, а не играть в игры. Иными словами, они не устраивают
провокаций ради получения купона и отказываются реагировать на провоцирующее поведение других.
Сберегая таким образом энергию, они готовы к прямому выражению чувств, если встречают нужного
человека в нужном месте и в нужное время.
Иногда люди собирают психологические купоны бесплатно. Цену платит некто другой. Так, преступник
может испытывать удовольствие от ограбления банка, не чувствуя за собой вины и не попадаясь. Очевидно,
некоторые профессиональные мошенники и шулера могут жить очень счастливо, если только они не станут
чересчур жадными или не переусердствуют во взятках. Некоторым подросткам нравится ужасать старших.
При этом они не испытывают угрызений совести или других неприятных эмоций. Но обычно тот, кто
собирает купоны, рано или поздно вынужден платить.
8. Некоторые люди, в особенности параноиды, собирают фальшивые купоны. Если их никто не
провоцирует, они воображают провокации. Тогда, если они нетерпеливы, они могут иметь даровое
самоубийство или даровое убийство без необходимости опираться на реальную действительность как
источник раздражителей для оправданного взрыва. С этой точки зрения существует два типа параноидов.
Параноид-Дитя собирает фальшивые неправды и говорит: «Посмотри, что они со мной сделали», тогда как
Параноид-Родитель собирает правды и говорит: «Им не удастся сделать это со мной». Среди параноидов есть
«раздуватели» и истинные фальшивомонетчики. Параноиды с иллюзиями подбирают небольшие купоны и
сильно преувеличивают их достоинство, чтобы поскорее добраться до расплаты. Те, у которых есть звуковые
галлюцинации, могут печатать купоны adinfinitum (до бесконечности) в своей голове4.
9. Пациенту так же трудно отдать коллекцию заработанных тяжким трудом купонов, как домохозяйке
сжечь
142
свои коммерческие купоны. Это — один из факторов, препятствующих выздоровлению, поскольку для
того, чтобы вылечиться, пациент должен не только перестать играть в игры, но и лишить себя удовольствия
использовать купоны, собранные раньше. «Прощения» прошлых обид недостаточно: они должны вообще не
затрагивать его будущее, если он решил всерьез отделаться от скрипта. Согласно моему опыту, «простить» —
значит убрать купоны в ящик, а не выбросить неокончательно. Они будут лежать в ящике до тех пор, пока все
идет гладко. Но если случится новая ссора, то старые купоны достанут и прибавят к общему счету. Так,
алкоголик, «простивший» свою жену, не станет размениваться на мелочи, если ей снова случится ошибиться,
а пустит в дело все купоны, которые он собрал за все ошибки и оскорбления из их совместной жизни, и
устроит грандиозный кутеж, который, возможно, закончится deliriumtremens (белой горячкой).
До сих пор ничего не говорилось о хороших чувствах, таких как правота, торжество и радость. Купоны
правоты делаются из золота дураков и не пройдут в качестве валюты нигде, кроме страны дураков. Купоны
триумфа блестят, но люди с хорошим вкусом их не собирают, потому что это — только блестки. Однако на
них можно приобрести даровое торжество и «таким образом доставить удовольствие большому количеству
людей». Радость, как и отчаяние,— подлинное чувство и не может быть платежом в игре. Так, мы можем
говорить о золотой радости, как говорим о черном отчаянии.
С клинической точки зрения важно, что люди, собирающие «коричневые» купоны, «плохие» чувства,
описанные выше, часто не хотят брать «золотые» купоны, если их предлагают в форме комплиментов или
ласки («strokes»). Они довольны знакомыми старыми «плохими» чувствами и не знают, куда девать
«хорошие», так что они выбрасывают их или игнорируют, притворяясь, что не слышали. По сути дела,
страстный коллекционер «коричневых» купонов может даже самые искренние комплименты превратить в
замаскированные оскорбления и, вместо того чтобы их выбрасывать, приплюсовывает, к своей коллекции.
Самый обычный пример: «О, ты сегодня прекрасно выглядишь!» — на что следует ответ: «Я знаю, что тебе не
нравился мой вид на прошлой неделе». Другой пример: «Какое красивое платье!» — «Значит, тебе не
понравилось то, которое было на мне вчера». После небольшой практики любой может научиться превращать
комплименты в оскорбления, а «золотые» купоны в «коричневые» (стоит лишь слегка обрызгать дерьмом).
143
Нижеследующая история иллюстрирует, как легко марсианину понять концепцию психологических
купонов. Женщина пришла домой с занятия группы, где она услышала эту концепцию впервые. Она
объяснила своему 12-летнему сыну, который сказал: «Ладно, мама, я скоро вернусь». Когда он вернулся, он
принес небольшую пачку перфорированных листков и маленькое раздаточное устройство, а также тетрадь со
страницами, разлинованными на квадраты. На первой странице он написал: «Эта страница, заполненная купо-
нами, обеспечивает вам одно бесплатное страдание». Он отлично все понял. Если люди не провоцируют, не
оскорбляют, не соблазняют, не пугают вас, тогда вы начинаете игру, чтобы заставить их это делать. Таким
образом, вы получите бесплатную злость, обиду, вину или страх, и все они, вместе взятые, дают вам
бесплатное страдание.
Есть еще одно сходство между психологическими и коммерческими купонами. И те и другие после
использования не пригодны, но люди любят ностальгические разговоры о них. Ключевое слово здесь —
«припоминать». Реальные люди в обычном разговоре говорят: «Ты помнишь, когда...», тогда как «Ты
припоминаешь...» чаще всего употребляется в разговоре о купонах, использованных давным-давно. «Ты по-
мнишь, как хорошо было в Йосемите?» — это воспоминание. «Ты припоминаешь, что было в Йосемите?
Сначала ты сделал вмятину на крыле, и еще ты забыл... а потом, как я припоминаю, ты... и вдобавок...» и т. д.
— это проношенный до дыр упрек, который не годится для обоснования права на гнев. Юристы чаще
употребляют в своей практике припоминать, чем помнить, когда они вытаскивают поблекшие и часто фик-
тивные купоны напоказ судье и присяжным. Юристы — это настоящие филателисты, оценщики
психологических купонов; они могут взглянуть на коллекцию, большую или маленькую, и назвать ее
сегодняшнюю цену в зале суда.
Супруги-обманщики могут надувать друг друга, подсовывая использованные или фальшивые купоны.
Так, Франсиско обнаружил, что его жена Анджелика крутит любовь со своим нанимателем, и даже спас ее,
когда тот угрожал ей насилием. После бурной сцены она поблагодарила его, и он простил ее. Но позже,
всякий раз, когда он напивался, что бывало часто, он снова и снова поднимал это дело, и следовала очередная
сцена. На языке купонов, в первой сцене у не го был оправданный гнев, она искренне поблагодарила его, он
от души простил ее. Это было разумным выходом, и все купоны были использованы.
144
Но как уже говорилось, простить — значит отложить купоны до лучших времен, даже если они уже
использованы. В этом случае Франсиско вытаскивал старые купоны каждую субботу и бросал их в лицо
Анджеле. Вместо того чтобы указать на то, что купоны старые, Анджела склоняет голову и позволяет иметь
ему еще один даровой гнев. В ответ она даст ему несколько фальшивых купонов благодарности. Когда она
благодарила его в первый раз, она дала ему «золотые» купоны искренней благодарности, но потом ее
«спасибо» были натянутыми, «золотом дураков», или железным пиритом, который он спьяну принимал за
настоящее золото. Когда он был трезв, оба могли быть честными и считать дело улаженным. Но стоило ему
напиться, как они начинали обманывать друг друга. Он шантажировал ее, она платила его же монетой.
Таким образом, аналогия между психологическими и коммерческими купонами почти полная. Каждый
человек относится к тем и другим одинаково, соответственно своему воспитанию. Некоторые воспитаны так,
чтобы сдавать их и забывать. Других учат хранить и беречь их; они сохраняют свои бумажные купоны и
перебирают их в предвкушении того дня, когда можно будет получить на них большой приз, и точно так же
они относятся к своим обидам, страхам и т. д., не давая им выйти наружу, пока не наберется достаточно для
поистине большой расплаты. Третьи имеют разрешение жульничать и делают это с изрядной долей
изобретательности.
Психологические купоны существуют как эмоциональные воспоминания, которые, возможно,
принимают форму молекулярных цепочек в постоянном возбуждении или электрических потенциалов,
которые вращаются и вращаются по кругу джордановской кривой, и ни один из них полностью не истощается,
пока не произойдет какого-то разряда накопленной энергии. Скорость затухания конфигураций или
потенциалов, возможно, зависит от генов, а частично от «ранних условий», т. е. в наших терминах — от ро-
дительского программирования. В любом случае, если человек снова и снова достает все тот же старый купон
и демонстрирует его аудитории, он становится все более и более затасканным, а аудитория все более и более
усталой.

4. Иллюзии
Детские ИЛЛЮЗИИ в основном связаны с наградой за хорошее доведение и наказанием за плохое. «Быть
хорошим» означает чаще всего не злиться («спокойно, спокойно!») и не быть
145
сексуальным («какой стыд!»), но вполне можно чувствовать себя испуганным или пристыженным. То
есть Джедер не должен выражать ни свой инстинкт самосохранения, проявлений которого могут вполне
удовлетворять, ни инстинкт продолжения рода, проявление которого очень приятно даже в раннем детстве, но
ему разрешается иметь сколько угодно неудовлетворяющих, неприятных чувств.
Существует много систем, определяющих формальные правила поощрения и наказания. Кроме
юридических кодексов, которые есть везде, бывают еще религиозные и идеологические. Полмира
принадлежит к «истинной вере» (около одного миллиарда христиан и около полумиллиарда мусульман), и для
них важнее всего правила, касающиеся загробной жизни. Неверных судят в течение всей жизни местные боги
или правительства. Однако для нас самые важные правила — неформальные, скрытые, со своими
особенностями в каждой семье.
Для маленьких детей существует какая-нибудь разновидность Деда Мороза, который следит за их
поведением и ведет счет проступкам. Но это только для малышей, а большие дети в него не верят, по меньшей
мере не верят в человека в маскарадном костюме, приходящего в определенный день года. Неверие в такого
Деда Мороза, а также знание, откуда берутся дети, отличает «больших» от «маленьких». Но большие дети, так
же как и взрослые, имеют собственные версии Деда Мороза, каждый свою. Некоторые взрослые больше
интересуются семьей Деда Мороза, чем им самим, и твердо верят, что если они будут вести себя хорошо, они
рано или поздно завоюют его сына, Прекрасного Принца, или его внучку, Снегурочку, или даже его супругу,
миссис Климакс. Большинство людей живут в ожидании Деда Мороза или кого-нибудь из членов его семьи.
Кроме того, есть персонаж, противоположный Деду Морозу. Если Дед Мороз — весельчак в красивой
шубе, приходящий с Северного полюса с подарками, его антипод — угрюмый человек, одетый в черное,
приходящий с Южного полюса с косой в руках, и имя ему Смерть. Итак, человечество в период позднего
детства разделяется на толпу Жизни, которая всю жизнь ждет Деда Мороза, и толпу Смерти, которая
проводит жизнь в ожидании смерти. Это главные иллюзии, лежащие в основе скриптов: либо что придет Дед
Морозе подарками для счастливчиков, либо что неизбежная смерть разрешит все проблемы неудачников.
Таким образом, первый вопрос, который нужно задать по поводу иллюзий,— это: «Кого вы ждете, Деда
Мороза или Смерть? »
146
Но прежде, чем придет последний Дар (Бессмертие) или Окончательное Решение (Смерть), будут и
другие. Дед Мороз может подарить выигрыш в лотерею, пожизненную пенсию или продленную молодость.
Смерть дарит бессрочную инвалидность, снижение половой активности или раннюю старость, и каждый из
таких подарков освобождает человека от части обязанностей. Например, женщины из толпы Смерти
убеждены, что климакс принесет им спасение и исцеление, что половое влечение полностью исчезнет, а на
смену придут горячие приливы и меланхолия, извиняющие их существование. Этот печальный миф —
спасение с помощью миссис Климакс — на языке скриптового анализа называется «Деревянные яичники».
Некоторые мужчины тоже предпринимают такие попытки, играя в «Деревянные яички», миф о мужском
климаксе.
Каждый скрипт основан на чем-нибудь в этом роде, и неприятная, но необходимая задача скриптового
анализа — вскрыть эту иллюзию. Отсюда грубоватые названия, позволяющие достичь этого с максимальным
эффектом и наименее болезненно. Трансактное значение иллюзии в том, что она — причина и повод для
собирания купонов. Так люди, ожидающие Деда Мороза, собирают либо комплименты, чтобы показать,
какими они были хорошими, либо «страдания» разного сорта, чтобы вызвать его сострадание. Те же, кто
ожидает Смерти, собирают купоны вины или отчаяния, чтобы показать, что они ее достойны и примут ее с
радостью. Однако и тому, и другой можно предлагать любые купоны в надежде, что, если ловко повести дело,
оно состоится.
В таком случае иллюзии должны иметь отношение к магазину, где обмениваются купоны. Всего их два,
и в каждом свои правила. Сделав достаточно добрых дел или перенеся достаточно невзгод, Джедер может
набрать столько «золотых» или коричневых, купонов, сколько нужно, чтобы получить бесплатный подарок от
Деда Мороза. Собрав достаточно купонов вины или отчаяния, можно получить бесплатный подарок из
магазина Смерти. На самом деле Дед Мороз и Смерть не держат магазинов. Они больше похожи на бродячих
торговцев. Джедер должен ждать, когда они придут, и он не знает, когда это случится. Поэтому он должен
хранить свои купоны и всегда держать их наготове, потому что, если он не успеет к распродаже, когда Дед
Мороз или Смерть придут, неизвестно, будет ли у него еще возможность. Если он собирает поощрения, он
должен все время думать позитивно, потому что, если он хоть на минуту расслабится, это может быть как раз
момент
147
появления Деда Мороза. Аналогично, если он собирает страдания, ему нельзя даже на мгновение стать
счастливчиком, потому что если Дед Мороз поймает его в такой момент, его шанс потерян. То же самое
происходит с людьми в толпе Смерти. Они не могут ни минуты не испытывать тоски или отчаяния, или вины,
потому что именно в этот момент их может навестить Смерть, и тогда они будут осуждены жить до
следующего ее прихода, который будет, возможно, не так скоро; впрочем, только Смерть знает, как долго
может продолжаться отсрочка.
Иллюзия — это «если только» и «когда-нибудь», на которых большинство людей строят свой опыт. В
некоторых странах государственные лотереи — единственная возможность для Джедера осуществить свою
мечту, и тысячи людей живут день за днем, ожидая своего выигрыша. На деле правда в том, что Дед Мороз
есть; при каждом розыгрыше какой-нибудь номер выигрывает и чьи-нибудь мечты осуществляются. Но, как
ни странно, в большинстве случаев это не приносит счастья, и многие позволяют выигрышу утечь сквозь
пальцы и возвращаются в прежнее состояние. Это происходит потому, что вся система иллюзий основана на
волшебстве: награда не только появляется волшебным путем, но и сама по себе волшебная. Каждый ребенок
знает, что настоящий Дед Мороз спустится по дымоходу, пока он спит, и оставит ему маленькую красную
машину или золотой апельсин. Но это будут не простые машина и апельсин, а единственные в своем роде,
усеянные алмазами и рубинами. Когда Джедер обнаруживает, что красная машина или апельсин
действительно появились, но что они совершенно обычные, как у всех остальных, он разочарован и
спрашивает: «И это всё?» — к удивлению родителей, которые думали, что дарят ему как раз то, что он хочет.
Так же человек, выигравший в лотерею, обнаруживает, что вещи, которые он покупает, самые обычные, такие
же, как у других, и он часто говорит: «И все всё?» — и пускает выигрыш по ветру. Он лучше вернется и сядет
поддеревом в ожидании волшебства, чем будет довольствоваться полученным. Это означает, что иллюзии
привлекательнее реальности и самая привлекательная реальность может обесцениться по сравнению с самой
бедной или невероятной иллюзией.
Один из самых замечательных примеров этому — люди со скриптом «Никогда не сдавайся». Одна из
крепостей, которую они не сдают,— их испражнения, так что они страдают от хронических запоров. Иллюзия
здесь в том, что, если они продержатся достаточно долго, придет Дед Мороз или, если он не придет, они сами
смогут найти замену его подаркам. Некото-
148
рые из этих людей находятся в прекрасном положении — жить бы да радоваться, но они предпочитают
сидеть дома в ожидании прихода кого-то или чего-то, несущего им спасение. Одна такая женщина, даже лежа
на кушетке у врача, говорила: «Сижу и думаю». Дома она значительную часть времени именно этим и
занималась. Ей было трудно общаться с людьми, поскольку она всюду таскала за собой психологический
туалет, и что бы ни делал ее Взрослый, ее Ребенок всегда сидел на своем любимом месте.
На деле Ребенок почти никогда не отказывается от своих иллюзий. Некоторые из них универсальны, как
указывал Фрейд, и возможно, образуются в первые месяцы жизни или еще в утробе, волшебном мире,
который человек может открыть лишь позже, через любовь, секс или наркотики (либо для жестоких людей —
через убийство). Фрейд называет три самые ранние иллюзии: «Я бессмертен, всемогущ и неотразим».
Разумеется, эти первичные иллюзии недолго держатся перед лицом реальности: мать, отец, время, сила
тяжести, неизвестные и пугающие звуки и зрелища и внутренние чувства голода, боли и страха. Но они
замещаются условными иллюзиями, оказывающими большое влияние на формирование скрипта. Тут они
появляются в виде «Если только»: «Если только я буду вести себя хорошо, придет Дед Мороз».
Родительское отношение к иллюзиям везде одно и то же. Если ребенок верит, что они волшебники, это
отчасти потому, что они сами в это верят. Нет ни одного родителя, который так или иначе не говорил бы
своему отпрыску. «Делай, как я тебе говорю, и все будет хорошо». Для ребенка это значит: «Если я буду
делать так, как они говорят, я буду защищен волшебством (bymagic), и все мои мечты сбудутся». Он верит в
это настолько твердо, что поколебать его веру почти невозможно. Если ничего не получается, это не потому,
что волшебство развеялось, а потому, что он нарушил правила. И если он не повинуется или игнорирует
родительские указания, это не означает, что он потерял веру в свои иллюзии. Это может всего лишь значить,
что условия для него непосильны или он не надеется когда-нибудь их выполнить. Отсюда зависть и насмешка,
с которой некоторые люди относятся к выполняющим правила. Внутренний Ребенок все еще верит в Деда
Мороза, но бунтовщики говорят: «Я у него это и так получу!» (наркотики или революцию). А отчаявшиеся
кричат: «Кому нужен его кислый виноград? Виноград смерти слаще». Но со временем некоторым удается
отделаться от иллюзий, и они делают это, как кажется, без зависти или насмешки над теми, кто оставил их при
себе.
149
Родительский совет в лучшем варианте это «Поступай правильно, и зло не коснется тебя!» — лозунг,
который лежал в основе всех этических систем во всех странах на протяжении всей истории, отраженной в
летописи, начиная с письменных указаний Птаххотепа, написанных в древнем Египте пять тысяч лет назад 5. В
худшем случае он выглядит так: «Мир станет лучше, если ты убьешь некоторых людей, и таким путем ты
достигнешь бессмертия, всемогущества и всесилия». Как ни странно, с точки зрения ребенка и тот и другой —
лозунги любви, потому что основаны на одном и том же родительском обещании: «Если ты будешь делать
так, как я говорю, я буду любить и защищать тебя, а без меня ты — ничто». Это особенно ярко проявляется,
когда обещание дается письменно. В первом случае это Бог, который будет любить и защищать тебя, как
написано в Библии, а во втором — это Гитлер, как написано в «Майн Кампф» и других его произведениях.
Гитлер обещал Тысячелетний рейх, то есть практическое бессмертие, и его последователи в действительности
стали всемогущими и всесильными повелителями поляков, цыган, евреев, художников, музыкантов,
писателей и политиков, которых они заключили в свои концлагеря. Однако тем временем действительность
перешла в наступление в наполеоновском натиске пехоты, артиллерии и авиации, и миллионы последователей
Гитлера стали смертными, бессильными и безвластными. Чтобы поколебать эти первобытные иллюзии, нужна
огромная сила, и это обычно происходит во время войны. Когда граф у Толстого идет в бой, он в ярости
кричит: «Почему они стреляют в меня? Меня все любят (= я неотразим)»6. То же относится к условной
иллюзии: «Если я буду поступать, как говорит мой Родитель, всё будет хорошо». Самый ужасный пример
насильственного уничтожения этой почти универсальной веры мы видим на известной фотографии,
изображающей мальчика лет девяти, стоящего посреди улицы в Польше, одинокого, если не считать зевак на
тротуаре, и над ним вооруженного солдата из дивизии «Мертвая голова». Выражение на лице мальчика ясно
говорит: «Но мама мне говорила, что если я буду хорошим мальчиком, все будет хорошо». Самый зверский
психологический удар, какой можно нанести человеку,—это доказать то что добрая мама обманула его, и в
этом та пытка, которой немецкий солдат подвергает пойманного мальчика.
Врач со всей гуманностью и остротой и при явном и добровольном согласии пациента иногда должен
осуществить аналогичную задачу: не пытку, а операцию. Чтобы пациент поправился, нужно вскрыть его
иллюзию, на которой основана вся
150
его жизнь; тогда он сможет жить в мире, окружающем его сегодня, а не в своих «если бы» и «когда-
нибудь». Это одна из самых неприятных задач скриптоаналитика: убедить в конце концов пациента в том, что
Деда Мороза нет. Но соответствующая подготовка может смягчить удар, и возможно, пациент когда-нибудь
простит терапевта.
Одна из любимых иллюзий позднего детства начинает колебаться, когда Джедер узнает, откуда берутся
дети. Чтобы поддержать фантазию о невинности своих родителей, ему приходится сделать оговорку: «Ладно,
но мои родители этого не делают». Терапевту трудно не выглядеть грубым и циничным, когда он ставит
Джедера лицом к лицу с фактом, что он родился не от непорочного зачатия, так что они должны были сделать
это хотя бы раз, а если у него есть братья и сестры, то несколько раз. Это равносильно утверждению, что мать
предала его, — то, что ни один человек не скажет другому, разве что ему за это заплатили. Иногда у него про-
тивоположная задача — придать некоторую пристойность картине, которая по вине самой матери или
внешних обстоятельств разрушилась до деградации. И для миллионов детей эта иллюзия — непозволительная
роскошь, и они должны жить в мире голых фактов — как психологических, так и материальных.
Вера в Деда Мороза! Смерть и девственность матери может считаться нормальной, потому что она
легко усваивается и дает духовную пищу идеалистическим или слабым натурам тогда, когда требуется. С
другой стороны, растерянные люди потому и растерянны, что у них свои специфичные иллюзии, от «Если ты
будешь промывать кишечник ежедневно, то ты будешь здоров и счастлив» до «Ты можешь предотвратить
смерть отца, заболев сам. Если он умрет, значит, ты был недостаточно болен». Существуют также личные
контракты с Богом, контракты, о которых с Ним никогда не консультировались и которые Он никогда не
подписывал, и которые Он, скорее всего, отказался бы подписать: «Если я пожертвую своими детьми, моя
мать останется здоровой». Или другой распространенный пример: «Бог пошлет мне чудо, если у меня никогда
не будет оргазма». Как уже отмечалось, последнее было официализировано среди проституток Парижа в
таком виде: «Неважно, со сколькими мужчинами я сплю или даже скольких заведомо заражаю, я все равно
могу попасть на небо, если это мой бизнес, который мне не доставляет удовольствия» 7.
В раннем детстве волшебные иллюзии воспринимаются в их наиболее романтической форме. В позднем
детстве они
151
подвергаются сравнению с реальностью, и некоторые их части неохотно отбрасываются, оставляя
только тайное ядро, образующее экзистенциальную основу жизни. Только очень сильные люди могут
противостоять абсурдному блефу жизни без иллюзий. Труднее всего отказаться, даже потом, от иллюзий
самостоятельности или самоопределения.
Иллюстрация этому дана на рис. 10. Истинно независимая (autonomous) область — разумное
функционирование Взрослого, свободного от Родительских предрассудков и мечтательности Ребенка,
отмечена В1. Этот аспект личности реально свободен принимать Взрослые решения, основанные на
тщательно собранных знаниях и наблюдениях. Он может эффективно действовать в ремесле или профессии,
когда механик или хирург применяют трезвое суждение, основанное на полученном образовании,
наблюдениях и опыте. Область, обозначенная Р,— легко распознаваемое индивидом влияние Родителя: идеи и
предпочтения относительно пищи, одежды, манер, религии и т. д. Это он может называть своим воспитанием.
Область, обозначенную Д, человек отводит под свои желания и ранние вкусы, исходящие от его Ребенка (Д —
Дитя). Если он распознает и разделяет эти три области, он автономен: он зна-
Иллюзорная независимость Истинная независимость
Степень независимости В1/В2
Рис. 10 Рис. 11

152
ет, что есть Взрослое и практичное, что он позаимствовал от других, и какие его действия определяются
ранними импульсами, а не рациональностью.
Области, помеченные как «Заблуждения«(delusions) и «Иллюзии» (illusions),— это его жизненные
ошибки. Заблуждения — этот идеи, которые он принимает за собственные, основанные на наблюдении и
суждении, но в действительности они перешли к нему по наследству от родителей и настолько прижились,
что он не способен отделить их от своего «Я». Соответственно иллюзии — это идеи Ребенка, которые он при-
нимает за Взрослые и рациональные и старается оправдать как таковые. Заблуждения и иллюзии можно
назвать контаминациями. Тогда иллюзия самостоятельности (autonomy) основана на ошибочном мнении, что
вся область В1 на рис. 10 является неконтаминированным (несмешанным) и самостоятельным Взрослым,
тогда как в действительности она имеет значительные части, принадлежащие Родителю и Дитя. Истинная
самостоятельность — это признание, что настоящие границы Взрослого проходят так, как показано на рис. 11,
а заштрихованные области принадлежат другим эгосостояниям.
Рисунки 10 и 11 определяют меру самостоятельности. Область В на рис. 11, поделенная на область В на
рис. 10, представляет собой «степень самостоятельности»: Там, где В—10 велика, а В— 11 мала, мало
самостоятельности и много иллюзий. Если В—10 мала, хотя всегда больше, чем В—11, а В—11 велика (но
всегда меньше, чем В—10), тогда самостоятельности больше, а иллюзий меньше.

5. Игры
В раннем детстве ребенок начинает с первой позиции: Я—ОК — Ты—ОК. Но реальность берет свое, и
он узнает, что его ОК не обязательно его неотделимое качество от рождения, а зависит в какой-то мере от его
поведения, в частности, от его реакций на поведение матери. Когда он учится правильно есть, он может
обнаружить, что свое ОК. можно .получить от матери только при определенных условиях, а это неприятно. Он
реагирует, пытаясь покушаться на ее ОК, хотя, когда обед заканчивается, они могут поцеловаться и поми-
риться. Но основа для игр уже заложена, и они начинают процветать при обучении туалету, где у него есть
преимущество. Во время еды он голоден и хочет получить что-нибудь от нее; в ванной же она хочет что-то от
него. За столом он должен отвечать ей определенным образом, чтобы сохранить
153
свое OK, теперь же ей надо обращаться с ним правильно, чтобы сохранить свое ОК. В редких случаях
оба могут быть искренними, но обычно к этому времени она слегка играет на его слабостях, и он делает то же
самое.
Ко времени поступления в школу он, скорее всего, уже знает несколько гибких игр или, возможно,
несколько жестких, или же, в худшем случае, он уже подчинен играм. Это зависит от того, насколько хитры и
строги его родители. Чем чаще они хитрят с ним, тем более неискренним будет ребенок; и чем они строже,
тем жестче будут его игры в борьбе за выживание. Клинический опыт показывает, что самый лучший способ
испортить и зажать ребенка — часто делать ему клизму против его желания, тогда как самый верный способ
испортить и уничтожить его — жестоко сечь его, когда он кричит от боли.
В школе он имеет возможность испробовать игры, которым он научился дома, на других детях и
учителях. Некоторые он оттачивает, другие сводит тоном ниже, некоторые отбрасывает и заимствует новые в
группе. Он также имеет возможность проверить свои убеждения и свою позицию. Если он думает, что он —
ОК, учительница может подтвердить это или разрушить его убеждение, а если он считает, что он — не-ОК,
она может утвердить его в этом мнении (а он только этого и ждет) или постарается вытащить его (это может
доставить ему неудобство). Если он думает, что весь остальной мир — ОК, он включит учительницу туда же,
если только она не станет доказывать обратное. Если он убежден, что другие — не-ОК, он постарается
рассердить ее, чтобы доказать это.
Есть много своеобразных ситуаций, которые ни учитель, ни ученик не могут предвидеть. Учительница
может играть в игру под названием «Аргентина». «Что самое интересное в Аргентине?» — спрашивает она.
«Пампасы»,— говорит кто-то. «Не-ет». «Патагония»,— говорит кто-то еще. «Не-е-ет». «Аконкагуа»,—
предлагает третий. «Не-е-е-е-ет». К этому моменту они знают, что происходит. Бесполезно вспоминать, что
написано в книге или что их заинтересовало. Они должны угадать, о чем она думает, так что она загнала их в
угол, и они сдаются. «Никто больше не хочет отвечать?» — спрашивает она с притворной заботливостью и
потом триумфально объявляет: «Гаучо!» — заставляя их всех одновременно почувствовать себя дураками.
Они ничего не могут сделать, чтобы помешать ей, и даже самому примерному ученику трудно позволить ей
сохранить свое ОК. С другой
154
стороны, даже самый опытный педагог с трудом сможет сохранить свое ОК с учеником, которому дома
постоянно ставят клизмы. Он может отказаться отвечать, и, если его попытаются принудить, это будет
означать насилие также и над его сознанием, а значит, учительница не лучше его родителей. Но, с другой
стороны, она ничего не может сделать, чтобы помочь ему.
Каждая из более низких позиций* имеет собственный набор игр, и, пробуя разные варианты с
учительницей, Джедер видит, на что она попадается, и оттачивает свое мастерство. Во второй, или
высокомерной позиции ( + - )он может попробовать «Наконец-то ты мне попался», в третьей, или
депрессивной (— +) — «Ударь меня», а с позиции отчаяния (- -) — «Разжалобить учителя». Он не играет с ней
в те игры, которые она отвергает или на которые имеет ответ. Но он пробует их на своих соучениках.
Четвертая позиция во многих отношениях самая трудная. Но если учительница держится спокойно и
поощряет Джедера разумными словами (без притворства, упрека или извинения), ей может удастся оторвать
его от голой скалы отчаяния и немного приблизить к солнцу благополучия.
Таким образом, в позднем детстве определяется, какие игры из домашнего репертуара закрепляются в
качестве излюбленных, а какие, если не все, отбрасываются. Самый важный вопрос здесь такой: «Как
относились к вам учителя в школе?» — а следующий: «Как относились к вам в школе другие дети?»

6. Персона
К концу этого периода пышно расцветает нечто, что дает ответ на вопрос: «Если нельзя говорить прямо
и называть вещи своими именами, как удобнее всего притворяться?» Для ответа на это используется все, чему
Джедер научился у родителей, учителей, одноклассников, друзей и врагов. В результате появляется его маска
(персона).
Юнг определял персону как «позу, принятую adhoc* *», личину, которая, как человек знает,
«соответствует его осознанным намерениям, а также отвечает требованиям и мнениям окружающих». Так «он
вводит в заблуждение других, а также зачастую и себя относительно своего истинного ха-
* См. гл. 5, 3 («Позиции-местоимения»). — Прим. ред.
* * adhoc (лат.) — для данного случая, для этой цели. — Прим. пер.
155
рактера»8. Персона — социальная личность, а социальные личности большинства людей напоминают
личность ребенка латентного периода от 6 до 10 лет. Это потому, что маска-персона действительно
формируется влиянием среды и решениями самого ребенка именно в это время. Социальное поведение
Джедера — хорошее, грубое, дружелюбное или вызывающе — не обязательно проявляется в виде Родителя,
Взрослого или Ребенка. Вместо этого он может вести себя как школьник, адаптируясь к социальной ситуации
под руководством Взрослого и в рамках ограничений Родителя. Эта адаптация принимает форму его персоны,
которая также соответствует его скрипту. Если у него выигрышный скрипт, персона будет привлекательной, а
если проигрышный — отталкивающей для всех, кроме ему подобных. Часто она формируется по образцу его
героя. Реальный Ребенок прячется за маской-персоной в ожидании момента, когда будет набрано достаточно
купонов, чтобы оправдать снятие маски. Здесь пациенту надо задать следующий вопрос: «Что вы за человек?
» или еще лучше: «Что думают о вас другие?»

7. Семейная культура
Любая культура — семейная культура, усвоенная в младенческом возрасте. Детали и методы могут
быть усвоены вне дома, но их ценность определяется семьей. Скриптоаналитик сразу проникает в суть дела
вопросом: «О чем говорили в вашей семье за столом?» Этим он надеется определить основную тему, которая
может иметь или не иметь значения, а также типы имевших место трансакций, что всегда важно. Некоторые
детские или семейные терапевты даже добиваются приглашения на обед в дом пациента, считая, что это
лучший способ получить максимум достоверной информации за самое короткое время.
Один из лозунгов скриптоаналитика должен быть таков: «Думай о сфинктере!» Фрейд 9 и Абрахам10
первыми разработали идею, что структура характера имеет центром одно из телесных отверстий. То же
относится к играм и скриптам, и психологические знаки и симптомы, составляющие важный элемент в
каждой игре или скрипте, обычно ориентированы на определенное отверстие, или сфинктер. Семейная
культура, как показывают сцены обеда, имеет тенденцию вращаться вокруг «семейного сфинктера», и если
терапевту известно, какой это сфинктер, это значительно облегчает лечение.
Четыре внешних сфинктера, о которых идет речь, это
156
оральный, анальный, уретральный и вагинальный. Но возможно, большее значение имеют
соответствующие внутренние отверстия. Есть также иллюзорный сфинктер, называемый, как в психоанализе,
клоакой.
Хотя рот имеет собственный внешний сфинктер, Orbicularisoris, круговую мышцу рта, оральные семьи
обычно заняты не этой мышцей, хотя некоторые имеют девиз «Помалкивай». «Оральные семьи» говорят в
основном о еде, и интересующие их сфинктеры — горло, желудок и двенадцатиперстная кишка. Таким
образом, оральные семьи — типичные приверженцы диет и желудочных расстройств, и именно об этом они
говорят за обедом. Истерические члены таких семей имеют горловые спазмы, а у психосоматиков бывают
спазмы пищевода, желудка и двенадцатиперстной кишки, или, наоборот, у них рвота, или они боятся ее.
Анус — этосфинктер par excellence*. Анальные семьи говорят об испражнениях, слабительных,
клизмах или более аристократических промываниях кишечника. Жизнь для них представляет массу ядовитых
веществ, от которых нужно непременно избавиться любой ценой. Они восхищаются продуктами кишечника и
гордятся собой или своими детьми, когда они крупные и плотные. Диарея оценивается по обильности, а
слизистый или кровянистый колит представляет постоянный интерес и произносится с чувством скромной из-
бранности. Вся культура взаимодействует с сексуальностью (или антисексуальностью) в девизе «Береги
задницу, а то кто-нибудь тебе вкрутит». Это означает также: «Имей бесстрастное лицо», а вся философия
может заключаться в накоплении денег.
Уретральные семьи говорят очень много, потоками льют водянистые идеи и к концу начинают
запинаться, хотя в действительности они никогда не кончают говорить, как всегда остается несколько капель,
которые можно выжать, если есть время. Некоторые из них полны мочи и уксуса, и если начинают мочиться,
то мочатся на людей или говорят, что делают это. Некоторые дети восстают против этой системы, зажимая
уретральный сфинктер и удерживая мочу сколько можно, получая значительное удовольствие от этих
неприятных ощущений и еще большее удовольствие, когда они в конце концов расслабляются, иногда ночью
в постель (но, пожалуйста, не бейте детей, которые мочатся по ночам, с целью их вылечить).
* Наилучший, первоклассный. — Прим. ред.
157
Некоторые семьи за обедом говорят о порочности секса. Их лозунг: «Женщины в нашей семье всегда
держат ноги скрещенными». Даже если их ноги не скрещены, они сжимают свой вагинальный сфинктер. В
других семьях вагинальные сфинктеры широко раскрыты и ноги держат врозь, и разговор за столом
вульгарный и порнографический.
Это простые примеры, иллюстрирующие теорию сфинктеров или, как ее обычно называют, теории
инфантильной сексуальности. Эта теория наиболее полно и четко разработана Эриксоном 11. Он рассматривает
пять стадий развития, каждая из которых сосредоточена вокруг определенной анатомической зоны (оральной,
анальной или генитальной). Каждая зона может использоваться пятью различными способами или манерами,
а именно: присоединяющей (1 и 2), сдерживающей, выделительной или вторгающейся манерой, так что в
конце у него получается матрица из 25 элементов. Он сопоставляет эти элементы с определенными
отношениями и характеристиками, а также с определенными линиями поведения, аналогичными скриптовым
жизненным путям.
На языке Эриксона родительское распоряжение «Помалкивай» — оральное сдерживание, «Береги
задницу, а то...» — анальное сдерживание, а «Держи ноги скрещенными» — фаллическое сдерживание.
Пристрастие к еде — оральное присоединение, рвота — оральное выделение, а похабный разговор —
вторжение. Следовательно, разговор за столом часто довольно точно определяет зону и манеру семейной
культуры. Это имеет значение потому, что игры и скрипты и сопутствующие им физические симптомы осно-
ваны на соответствующих зонах и манерах. Например, «Шлемиль»* относится к анальной зоне, «Я только
хочу вам помочь» — к манере вторжения, а «Алкоголик» — к оральному присоединению.
Мифическая клоака существует в умах смущенных людей, Ребенок которых думает, что у людей обоих
полов внизу только одно отверстие, которое можно закрыть по желанию. Это приводит к образованию
скриптов, которые трудно понять более реалистичным людям, особенно если рот тоже включается. Так,
кататонический шизофреник может закрыть все сразу: он держит все свои отверстия наглухо запертыми, так
чтобы ничего не выходило и не входило,
*Глупый, неуклюжий, нелепый человек, «тридцать три несчастья». — Прим. ред.
158
и приходится кормить его через трубку, вставлять катетер и делать клистир регулярно, чтобы он мог
жить. Здесь скриптовый девиз «Лучше умереть, чем впустить их!» — и это принимается буквально Ребенком,
который контролирует все сфинктеры и в таких случаях обычно плохо понимает, как они расположены и как
действуют.
Тем не менее большинство скриптов ориентировано на один определенный сфинктер, и психология
скрипта связана с этой физиологической зоной. Поэтому-то скриптоаналитики «думают о сфинктере».
Постоянное сжатие одного сфинктера влияет на все мускулы тела, и такое положение мускулов соотносится с
эмоциональным состоянием и интересами человека, а также влияет на отношение к нему окружающих.
Можно проиллюстрировать это моделью под названием «заноза».
Если у Джедера на большом пальце правой ноги появится небольшой гнойник из-за занозы, он начнет
хромать. Это действует на мышцы его ноги, чтобы скомпенсировать это, напрягутся мышцы спины. Через
некоторое время в дело будут втянуты мышцы плеч, а потом и шеи. Если ему приходится много ходить,
нарушение мышечного баланса будет прогрессировать, пока не достигнет мышц головы; тогда у него может
появиться головная боль. По мере того как становится труднее ходить, а тело все больше напрягается,
кровообращение и пищеварение будут все более затрудняться. На этом этапе кто-нибудь может сказать: «Этот
случай трудно поддается лечению: затронуты внутренние органы и голова, а также мышцы тела. Это болезнь
всего организма». Но тут приходит хирург и говорит: «Я могу все это вылечить, включая температуру,
головную боль и мускульное напряжение». Он вытаскивает занозу, боли утихают, и Джедер перестает
хромать, мышцы головы и шеи расслабляются, и головная боль исчезает, а по мере расслабления всех прочих
мышц тело приходит в норму. Таким образом, несмотря на то что болезнь затрагивает весь организм, ее
можно вылечить, правильно найдя занозу и удалив ее. Тогда не только Джедер, но и те, кто его окружает,
успокаиваются и тоже могут расслабиться.
Аналогичная цепочка событий получается, если сжимать сфинктер. Чтобы обеспечить сфинктеру
напряжение и поддержку, окружающие мышцы напрягаются. Чтобы скомпенсировать это, вступают в
действие более отдаленные мышцы, и постепенно затрагивается весь организм. Это легко проиллюстрировать.
Предположим, вы, сидя и читая, по-
159
пытаетесь напрячь анус. Вы немедленно заметите, что это затрагивает мышцы нижней части спины и
ног. Если теперь вы встанете со стула, продолжая напрягать анус, вы заметите, что вам пришлось поджать
губы, что в свою очередь воздействует на мышцы головы. Другими словами, напряжение ануса вызывает
изменение мускульной динамики всего тела. Это как раз то, что происходит с людьми, скрипт которых
требует беречь задницу, а то им кто-нибудь вкрутит. Вовлечен каждый мускул их тела, даже мускулы лица.
Выражение лица влияет на отношение к ним окружающих и провоцирует Ребенка в собеседнике, скриптовом
антагонисте, который должен совершить скриптовое переключение.
Вот как это действует. Назовем человека с зажатым анусом Ангусом, а его антипода, скриптового
антагониста, Ланой (Lana). Лана ищет Ангуса, а Ангус ищет Лану. Лана сразу же узнает Ангуса по
выражению его лица. Она получает подтверждение интуитивному суждению своего Ребенка во время
разговора, когда он раскрывает свои отношения и интересы. Роль Ланы в скрипте Ангуса — осуществить
скриптовое переключение. Контрскрипт Ангуса — все время быть в напряжении, но его скрипт — нечто
другое. Неважно, насколько он старается напрягаться согласно родительскому указанию, все равно рано или
поздно он на минуту отвлечется, и тогда его скрипт берет верх. В этот момент слабости он расслабляется. Это
как раз то, чего ждет Лана. Она переключается, и Ангус так или иначе получает вкручивание. И пока он будет
зажимать анус, он собирается получать вкручивание снова и снова. Так и работает его скрипт — если только
это не скрипт счастливчика, а тогда он сам будет вкручивать другим, как некоторые анальные финансисты.
Таким образом, скриптоаналитик думает о сфинктере, чтобы знать, с чем он имеет дело. Пациент,
Отказавшийся от скрипта, держит все мышцы гораздо более расслабленно. Женщина, которая, к примеру,
раньше зажимала анус, перестает ерзать на стуле, а та, которая зажимала вагинальный сфинктер, не будет
напряженно скрещивать руки и ноги и туго заворачивать правую ногу вокруг левой. Этими заметками о
правителях обеденного стола, которые учат детей, к каким мышцам привязывать свое тело всю оставшуюся
жизнь, мы закончим наш обзор важнейших факторов позднего детства и можем перейти к рассмотрению
следующей стадии развития скрипта.
160
Примечанияиссылка
1. Erikson, E. Chudhood and Society, hoc. cit, p. 81.
2. Временные границы, приведенные здесь вплоть до пубертатного возраста, базируются в основном на
воспоминаниях взрослых пациентов и рассказах родителей о своих детях, а также на литературе и только
лишь отчасти на прямом наблюдении детей. Детские психиатры, воспитатели детских домов, садов и
школьные учителя из тех, кто посещает Семинар по ТА в Сан-Франциско, сочли временные рамки
приемлемыми.
3. Параллель между психологическими и коммерческими купонами поистине поразительна. См.: Fox, H.
W. The Economics of Trading Stamp. Public Affairs Fress, Washington, D. C, 1968. Практически все выводы о
собирателях коммерческих купонов в равной мере относятся к тем, кто собирает психологические.
4. Д-р Роберт Цехних {TransactionalAnalysisBulletin, 7:44, April 1968) первым сделал любопытнейшее
наблюдение, что бывают параноид-Ре-бенок и параноид-Родитель, а д-р С. Карпман указал, что если галлю-
цинации истинно поддельны, то иллюзии также неполные.
5. Breasted, J. The Dawn of Conscience. Charles Scribner's Sons, N. Y., 1933.
6. Tolstoy, L. War and Peace. The Modern Library, New York.
7. Philippe, C.-L. Bubu of Montparnesse. hoc. cit.
8. Jung, C. G. Psychological Types, hoc. cit, p. 590.
9. Freud, S. Three Contributions in the Theory of Sex. E. P. Dutton & Co., N. Y.
10. Abraham, K. Selected papers. Hogarth Press, London, 1948.
11. Erikson, E. Childhood and Society. Loc. cit, Chapter 2.

Глава 9
ПОДРОСТКОВЫЙ ПЕРИОД
Подростковый период означает старшие классы школы и колледж, права на машину, посещение бара,
вступление в общество и свои собственные вещи. Он означает волосы тут и там, бюстгальтеры и
менструации, бритье и, возможно, нежелательную неприятность, переворачивающую планы и сознание,—
прыщи. Он означает решение, кем ты собираешься быть всю оставшуюся жизнь, или, по крайней мере, чем
заполнить время, прежде чем придет решение. Он означает (если вы действительно хотите узнать, что он
означает) около трехсот книг по этому вопросу и несколько тысяч статей и научных журналов. Для
скриптоаналитика он означает репетицию и пробу, прежде чем представление примет окончательную форму.
Он означает, что теперь, вы действительно готовы ответить на вопрос: «Что же вы говорите, после того как
сказали «Привет»?» или «Как вы организуете свое время, когда родители и учителя уже не делают это це-
ликом за вас?»
1. Развлечения
Молчание можно заполнить разговором о вещах, машинах или спорте; обычно это делается напоказ, с
ориентиром на того, кто знает больше всех. Скрипт проявляется в том, что кто-то знает больше всех или
меньше всех, говоря о победах или несчастьях. «Я провел время лучше тебя» или «Мне бы твои заботы».
Бывают такие неудачники, у которых даже несчастья тривиальны, и они не могут победить ни так, ни этак.
Еще одна тема разговоров с людьми, которых вы хорошо знаете,— это идеи и чувства, сравнение философий:
«Я тоже» или «У меня по-другому». Счастливчик может быть благодарнее или грубее, а неудачник может
вытащить свои виновности или страдания; трудяга порой не может отделаться от попросту заурядных чувств.
Третья область — это Ассоциация Родителей и Учителей: «Что ты делаешь с прови-
162
нившимся учителем, или провинившимися родителями, или провинившимися друзьями или
подругами?» Все это — Толпа Жизни ожидающая Деда Мороза, который принесет лучшую машину, лучшую
футбольную команду, лучшее время или лучших учителей, родителей, друзей и подруг. Толпа Смерти может
пренебрегать всем этим и проводить время более скриптовым способом, куря марихуану, принимая ЛСД,
отправляясь вместе в «путешествия» и прожигая жизнь. В любом случае, к какой бы толпе ни принадлежал
Джедер, он узнает, что можно говорить, а что нельзя и как это говорить, и сравнивает свои купоны с купонами
себе подобных.

2. Новые герои
В результате таких разговоров, чтения и того, что он видит вокруг, Джедер заменяет мифических или
магических героев своего скриптового протокола более удобными фигурами, реальными людьми, живыми
или умершими, которым он может подражать. Он также больше узнает о реальных негодяях и о том, как они
работают. В это время он получает кличку или определенную форму имени (Фредерик, Фред или Фредди,
Чарльз, Чарли или Чак), которая указывает ему, каким он кажется людям, окружающим его, и против чего ему
придется бороться или чем придется быть. Жирдяй, Кобылья морда, или Растяпа, или Ветчинная башка
должны будут трудиться изо всех сил, чтобы заработать счастливый конец. Грудастая или Лохматая обезьяна
выяснит, что секс дается легко, но что делать, если они хотят чего-то еще?
. Тотем
У очень, многих людей есть животное или иногда pacтeние, которое снова и снова приходит К ним во
сне. Это их тотем. Существуют женщины-птицы, женщины-пауки, змеи, кошки, лошади, женщины-розы,
трава, капуста и многие другие. У мужчин любимцы — собаки, лошади, тигры, большие удавы и деревья.
Тотем проявляется во многих формах. Иногда он устрашающий — пауки и змеи почти всегда таковы, а
иногда доброжелательный — это обычно кошки и капуста. Если женщина-кошка сделает аборт или у нее
случится выкидыш, очень возможно, что в ее снах будут фигурировать мертвые котята.
163
В жизни пациент реагирует на животное-тотем почти так же как и во сне. Негативные тотемы очень
часто связаны с аллергическими реакциями, а позитивные выступают в роли домашних любимцев, хотя тоже
могут вызывать аллергию. Некоторые люди завидуют своим тотемам и стараются быть ими. Многие
женщины хотят быть кошками и часто об этом говорят. Движения рук и ног женщины в социальной ситуации
обычно высоко стилизованы, но ее животное-тотем можно часто определить, наблюдая за движениями голо-
вы. Они могут имитировать птиц, кошек, змей. В этом можно легко убедиться, наблюдая за птицами,
кошками, змеями. Мужчины держатся свободнее, и можно видеть, как некоторые топают ногой, как лошадь,
или протягивают руку, как удав. Это не просто фантазия со стороны наблюдателя, поскольку всему этому
можно получить подтверждение, слушая их метафоры и рассказы о своих снах.
Тотемизм обычно исчезает к 16 годам. Если он сохраняется в форме снов, фобий, имитаций или хобби,
его, несомненно, следует учитывать. Если это не очевидно, можно легко выделить позитивный тотем,
спросив: «Какое ваше любимое животное?» или: «Каким животным вы хотели бы стать?», а негативный тотем
— вопросом: «Какого животного вы больше всего бойтесь?» -

4. Новые чувства
Мастурбация — это нечто его собственное. Он не знает, что нужно делать с новыми сексуальными
чувствами и как включить их в свой план, и поэтому он реагирует на них привычным чувством, своим
рэкетом. Мастурбация может также заставить его пережить настоящий жизненный кризис: он делает или не
делает это в настоящий момент, и это зависит только от него; и если он однажды это сделал, он один отвечает
за последствия. Он может испытывать чувство вины (потому что это нехорошо), страха (потому что он
считает, что это повредит его здоровью) или неполноценности (потому что он считает, что это уменьшит его
силу). Все это «трансакции в голове», происходящие между его Родителем и Ребенком. С другой стороны, он
может испытывать трансактные чувства, зависящие от реальных или воображаемых реакций его окружения:
боль, злость или замешательство, потому что теперь, считает он, у них на самом деле есть причина смеяться
над ним, ненавидеть его или стыдить его. В любом случае мастурбация дает ему возможность соотнести
164
новые сексуальные чувства со знакомыми, которые он узнал, будучи ребенком.
Но он также учится большей гибкости. Его одноклассники и учителя дают ему «разрешение»
реагировать чувствами, отличающимися от тех, что поощряются дома, при этом он учится сдерживать их: не
все относятся всерьез к тому, о чем беспокоятся его домашние. Это переключение в системе чувств
постепенно отделяет его от семьи и приближает к сверстникам. Он адаптирует скрипт к новой ситуации и
делает его более «представительным». Он даже может изменить свою роль: из полного неудачника стать
трудягой или по крайней мере держаться на плаву. Если у него выигрышный скрипт, он открывает, что это
требует некоторой объективности. Он теперь в ситуации соревнования, и победы не приходят сами по себе, а
требуют какого-то планирования и работы; и он учится принимать небольшие неудачи без потрясения.

5. Физические реакции
Под грузом этих напряжений и перемен, а также необходимости сдерживаться, если он хочет получить
желаемое, будь то хорошее или плохое, он начинает лучше осознавать свои телесные реакции. Отец и мать
больше не могут окружать его любовью и заботой, или, с другой стороны, он больше не склонен покоряться
их ярости, пьянству, буйству, нытью или скандалам. Каково бы ни было положение дома, вне его он зависит
только от себя. Он должен вставать раньше своих сверстников и читать наизусть, проходить по длинным и
пустынным коридорам под критическими взглядами других мальчиков и девочек, многие из которых уже
знают его слабости. Так что иногда он «ароматно» потеет, его руки дрожат, сердце колотится; девочки
краснёют, потеют, и в животах у них бурчит. У подростков обоих полов происходит целенаправленное
расслабление и сжатие разных внешних и внутренних сфинктеров, и эта реорганизация в дальнейшем может
определить психосоматические заболевания, которые сыграют главную роль в их скриптах. Джедер
пересфинктеризуется.

6. Гостиная и задняя комната


Что происходит в «гостиной» и что в «задней комнате» — большая разница, как доказывает следующая
история.
165
Кассандра была дочерью священника, она одевалась неряшливо, но странно эротически, в стиле
Сексуального Неудачника, и жизнь ее была такая же: растрепанная, но эротическая. Было очевидно, что отец
как-то научил ее быть соблазнительной, а мать не показала ей, как это обычно делается. Она согласилась, что
мать не показала ей, как одеваться и ухаживать за телом, но сначала отрицала, что отец научил ее
сексуальности: «Он был очень праведный человек и очень строгой нравственности, как положено
священнику». Когда терапевт и другие члены группы стали расспрашивать об отношениях ее отца с другими
женщинами, она сказала, что оно было очень пристойным и одобрительным, если не считать того, что иногда
он сидел в задней комнате с несколькими друзьями и рассказывал сексуальные анекдоты, которые обычно
были не к чести женского пола. Таким образом, ее отец был очень нравственным в гостиной, а в задней
комнате открывал другую сторону своей личности. Другими словами, он был Родителем или хорошим
Мальчиком в «гостиной» и непослушным Ребенком в «задней комнате».
Дети очень рано начинают понимать, что их родители имеют несколько граней характера, но до
подросткового возраста они не знают, как их оценить. Если они живут в семье, где есть поведение для
«гостиной» и для «задней комнаты», они могут воспринять это как часть всеобщего лицемерия. Женщина
повела своего 18-летнего сына на званый обед, когда он приехал на каникулы из колледжа. Она заказала себе
мартини, но ему не позволила, хотя знала, что он любит спиртное и много пьет. Члены группы целыми часами
слушали ее жалобы на пьянство сына. Теперь они согласились, что было бы лучше, если бы она либо вообще
не заказывала выпивки, либо заказала бы на двоих, но то, что она делала, толкало его на путь алкоголика.
На языке скриптов «гостиная» представляет антискрипт, где господствуют родительские наставления,
тогда как «задняя комната» представляет скрипт, где происходит истинное действие.

7. Скрипт и антискрипт
В течение подросткового периода Джедер колеблется или разрывается между своим скриптом и
антискриптом. Он пытается следовать наставлениям (precepts) родителей, затем восстает против них только
для того, чтобы последовать их скрйптовому программированию. Он видит безна-
166
дежность этого и снова возвращается к наставлениям. К концу этого периода, когда он, к примеру,
оканчивает колледж или возвращается из армии, он .уже принял какое-то решение; он либо успокаивается и
следует наставлениям, либо освобождается от них и скользит вниз к своей скриптовой расплате. Он, скорее
всего, будет следовать этому избранному курсу лет до сорока, когда его настигает второй кризис. Если он
следовал родительским наставлениям, он попытается вырваться; он разводится, бросает работу, скрывается,
прихватив деньги, или в конце концов красит волосы и покупает гитару. Если же он следовал скрипту, он
старается изменить жизнь, вступив в Армию спасения или обратившись к психиатру.
Но подростковый возраст — это период, когда он впервые чувствует, что перед ним свободный выбор; к
сожалению, это чувство самостоятельности может быть частью иллюзии. Чаще всего он более или менее
резко колеблется между наставлениями Родителя его родителей и провокацией их Ребенка. Подростки-
наркоманы не обязательно бунтуют против авторитета родителей. Они против лозунгов Родителя, но,
поступая так, они просто могут следовать вызову чертенка, т. е. «безумному Ребенку» все тех же родителей.
«Я не хочу, чтобы мой сын пил»,— говорит мать за рюмкой. Если он не пьет, он хороший мальчик, мамин
сын. Если же он пьет, он скверный мальчишка, но он все равно мамин сын. «Не позволяй никому лазить к
себе под юбку»,— говорит отец дочери, глядя на юбку официантки. Как бы она ни поступала, она все равно
папина дочь. Она может либо пуститься во все тяжкие в старших классах, а потом перевоспитаться, либо
остаться девственницей до замужества и иметь любовников после. Но где-то посередине для мальчика и де-
вочки лежит возможность поступить по-своему и освободиться от скрипта, проложить собственный путь в
жизни. Особенно если у них есть разрешение думать по-своему, а не «разрешение думать по-своему (пока вы
все делаете по-моему)».
8. Представление о мире
Картина мира для ребенка совсем не та, что для его родителей: Это сказочный мир, полный чудовищ и
волшебства, и он сохраняется в течение всей его жизни и образует фундамент скрипта. Простой пример —
ночные страхи и ночные кошмары, когда Джедер кричит, что в его комнате медведь.
167
Родители приходят, включают свет и показывают ему, что там нет медведя, или же сердятся и требуют,
чтобы он замолчал и отправился спать. В любом случае его Ребенок уверен, что в комнате был или есть
медведь. Он кричит, как Галилей: «А все-таки она вертится!» Различие в отношении не меняет факта наличия
медведя. Разумное отношение означает, что, когда в комнате медведь, родители придут и защитят тебя, и
медведь спрячется. Сердитый подход означает, что когда там медведь, надо рассчитывать только на себя, но
медведь так или иначе остается.
Когда Джедер подрастает, его представления о мире или скриптовые декорации (scriptset) становятся
богаче и уходят в глубину. Они могут снова появиться на поверхности со всеми искажениями в форме
иллюзий. Однако обычно они не дают о себе знать, пока не появятся во сне, и тогда вдруг многое в поведении
родителей становится связным и понятным. Одна женщина была поглощена денежными неприятностями,
потому что ее муж запутался в финансовых затруднениях. Но когда некоторые члены группы усомнились в
правильности его поступков, она яростно стала его защищать. Она также была поглощена качеством семейной
кухни. На деле у нее не было причин волноваться, потому что ее родители были состоятельными людьми и
она всегда могла занять денег у них. Почти два года терапевт не мог сложить связной картины того, что про-
исходило, пока однажды ей не приснился «скриптовый сон». Она «жила в концентрационном лагере, которым
управляли какие-то богатые люди, живущие на горе». Единственным способом получить достаточно еды
было либо ублажить этих людей, либо провести их.
Этот сон сделал ее образ жизни более понятным. Ее муж играл в «Давай надуем Джо» со своими
нанимателями, так чтобы Ванда могла играть в «Сведение концов с концами». Если ему когда-либо удавалось
сделать деньги, он всегда следил за тем, чтобы потерять их при первой же возможности и продолжать игру.
Когда дела шли слишком плохо, Ванда бралась за дело и помогала ему надуть своих родителей. Но в конце
концов, к досаде супругов, его наниматели и ее родители всегда контролировали ситуацию. Ей приходилось
все это яростно отрицать, потому что это было настолько невыгодно, что стоило бы ей признаться себе в этом,
пришлось бы прервать игры (что она в конце концов и сделала). Таким образом, она жила жизнью, во многом
похожей на ее сон: ее родители и его наниматели были те самые богачи на горе, управлявшие ее жизнью,
которых нужно было ублажать или провести, чтобы выжить.
168
В данном случае концентрационный лагерь — представление о мире или скриптовая декорация. Она
жила в реальном мире так, как ей пришлось бы жить в лагере из своего сна. Ее лечение до этого момента
представляло собой типичное улучшение (makingprogress). Она значительно улучшилась, но теперь стало
ясно, что этот прогресс означал всего лишь «как жить лучше в концентрационном лагере». Лечение не
повлияло на ее скрипт, но позволило ей более удобно жить в его границах. Чтобы поправиться (togetwell), ей
нужно было выйти из лагеря в реальный мир, который для нее был бы вполне приемлем, если привести в
порядок семейные дела. Интересно отметить, как она и ее муж выбрали друг друга по принципу до-
полняющих скриптов. Его скрипту нужны были богатые люди, живущие на горе, которых надо обманывать, и
испуганная жена. Ее скрипт требовал авантюриста, который облегчил бы ее рабскую жизнь.
Скриптовая декорация обычно настолько далека от реальной жизни пациента, что ее невозможно
восстановить простым наблюдением и интерпретацией. Наилучшая возможность получить ясную картину —
это сны. Скриптовый сон легко распознать, потому что, когда пациент его рассказывает, многое сразу встает
на место. Внешне он совсем не напоминает образ жизни пациента, но трансакционно — это его точный
слепок. Женщина, которая всегда искала «выход», видела сон, что ее преследуют, и она нашла туннель с
уклоном вниз. Она забралась в туннель, и ее преследователи не могли до нее добраться. Они остались
снаружи, в надежде, что она выберется обратно. Однако она обнаружила, что на другом конце туннеля ее
поджидает еще одна банда опасных людей. Она не могла двигаться ни вперед ни назад; в то же время, если бы
она расслабилась, она скатилась бы вниз в руки тех, кто ждал ее внизу. Поэтому ей приходилось держаться за
стенки туннеля, и пока она это делала, она была в безопасности.
На скриптовом языке, она провела большую часть жизни загнанной в туннель, и из ее прошлого было
ясно, что к концу скрипта она должна была устать держаться и скатиться в лапы поджидающей смерти. Она
тоже достигла заметного улучшения за время лечения до этого момента. В переводе это улучшение значило:
«Как удобнее жить, держась за стенки туннеля и ожидая смерти». Чтобы по-настоящему вылечиться, надо
выйти из туннеля в реальный мир, который для нее тоже был вполне комфортабельным. Туннель был ее
скриптовой декорацией. Разумеется, существует много других интерпретаций этого сна, как может заметить
любой
169
первокурсник, взяв начальный курс психологии. Но скриптовая интерпретация важна потому, что из нее
терапевту и другим членам группы, а также пациентке и ее мужу ясно, с чем они имеют дело и что по этому
поводу надо предпринять, а также подчеркивает, что улучшения недостаточно.
Сцена туннеля, возможно, сохранялась без изменений с раннего детства, так как пациентке и раньше
часто снился этот сон. Сцена концентрационного лагеря — это, очевидно, поздняя адаптация детского
кошмара, который Ванда не могла вспомнить. Она явно основывалась на раннем опыте, модифицированном
чтением и подростковыми фантазиями. Таким образом, подростковый период — это время, когда
устрашающие туннели детства принимают более реалистичную и современную форму и образуют
оперативную скрип-товую декорацию для жизненного плана пациента. Пожелание Ванды вникать в трюки
своего мужа показывает, как крепко люди держатся за свои скриптовые сцены, жалуясь тем временем, как они
невыносимы.
Одна из скриптовых декораций, сохраняющаяся неизменно всю жизнь, это ванная. В предыдущей главе
мы рассказывали о женщине, Ребенок которой жил, сидя на унитазе, даже если ее тело лежало на кушетке. В
ее случае улучшение означало «как жить более интересной общественной жизнью и развлекаться на приемах,
всюду таская за собой унитаз». Излечение означало, что ей нужно было встать, выйти и покинуть свой бачок
безопасности (securitytanklet), а этого ей делать не хотелось. Другая девушка, жаловавшаяся, что в компании
часто чувствует себя плохо, жила своей скриптовой жизнью, скорчившись на маленьком уступе большой
горы. У нее была портативная гора, которую она всюду носила с собой. Она могла улучшиться, став более
счастливой, сидя на своем уступе, или вылечиться, спустившись оттуда к людям.

9. Футболки
Все, что до сих пор обсуждалось в этой главе, концентрируется в манере пациента в том, в качестве кого
он «выступает», и это называется его «футболкой». Футболка в одной или двух образных, художественных и
законченных фразах показывает опытному глазу любимое развлечение пациента, любимую игру, чувство, его
кличку, что он делает в гостиной и что в задней комнате, в каком мире он живет, какой конец у его скрипта;
иногда — кто его герой, его тотем и какой его определяющий сфинктер.
170
Футболка обычно принимается в старших классах школы или на младших курсах колледжа, в том
возрасте, когда вообще популярны футболки. В дальнейшем он может ее украсить или немного изменить
надпись, но смысл останется неизменным.
Все опытные клиницисты, к какой бы школе они ни принадлежали, имеют одно общее свойство: они
люди наблюдательные. Поскольку все они наблюдают одно и то же человеческое поведение, должно быть
сходство в том, что они видят и как они классифицируют и объясняют свои наблюдения. Поэтому
психоаналитическая идея1 о «защите характера», или «броне характера», концепция Юнга 2 об «отношении»,
понятие Адлера3 о «жизненной лжи» или «жизненном стиле» и трансактная метафора «футболка» — все
описывают сходные явления*.
Реальная футболка («Ангелы Ада», «Неудачники», «Черные Пантеры», «Команда Гарварда» или даже
«Бетховен») указывает, к какой организации принадлежит тот, кто ее носит, и намекает на его философию и
возможные реакции, на определенные стимулы; но она не указывает, как он обводит людей вокруг пальца и
какого платежа ожидает. Например, очевидно, что многие члены первых трех группировок ездят на машине
под названием «Нате вам!» («FuckYou»), но, не зная близко каждого из них (в клиническом смысле), нельзя
предсказать, кто из них хочет быть убитым, кто стать мучеником, кто просто арестованным, чтобы можно
было кричать «Полицейский произвол!»4, а кто искренен. Футболка показывает их коллективное отношение и
игры, в которые они все играют, но у каждого из них свой скрипт и собственная расплата.
Трансактная, или скриптовая, футболка — это поза (attitude), на которую открыто указывают манеры
человека, так же открыто, как если бы он носил футболку со скриптовым лозунгом, напечатанным спереди.
Вот некоторые из распространенных скриптовых футболок: «Ударь меня», «Не бей меня», «Я горжусь, что я
алкоголик», «Посмотри, как я стараюсь», «Убирайся», «Я хрупкая» и «Тебе что, больше всех надо?» Не-
которые Футболки имеют сообщение спереди и сюрприз, «прикол», сзади. Например, женщина выступает как
«Я ищу
* Многие психоаналитики считают, что «трансактные игры» — просто синоним защиты характера. Это
не так. Футболка — это защита характера. Игры принадлежат к открытой системе социальной психологии, а
не к закрытой энергетической системе, описанной Фрейдом. — Прим. авт.
171
мужа», но когда она поворачивается спиной, на ней отчетливо написано: «Но ты не подходишь».
Мужчина с надписью «Я горжусь, что я алкоголик» спереди, может иметь на спине «Но я знаю, что это
болезнь». Транссексуалы носят особенно цветастые футболки с лозунгом спереди: «Как, по-твоему, разве я не
великолепен?», а на спине: «Этого достаточно?»
Другие футболки дают картину более «клубной» жизни. «Никто не знает, что я пережил» (ННЗЧЯП) —
это братство со множеством ответвлений, одно из которых — «Клуб меланхоличных литовских евреев»,
который марсианин может представить себе в виде маленького деревянного здания, едва обставленного
шаткой мебелью. На стенах нет картин, только лозунг в рамке: «Почему бы сегодня не убить себя?»
Небольшая библиотека из статистических отчетов и книг философов-пессимистов. Главное в ННЗЧЯП — не
общее количество неприятностей, а тот факт, что Никто Не Знает. ННЗЧЯП обеспечивает, чтобы никто
никогда и не узнал, а то он не мог бы говорить, что «Никто не знает», и его футболка потеряла бы смысл.
Футболка обычно строится на любимом девизе родителей, наподобие «Никто в целом мире не будет
любить тебя так, как любят папа с мамой». Это смиренная, безотрадная футболка-разделитель, и служит она
для того, чтобы отделить ее носителя от окружающих. Простой сдвиг позволяет превратить ее в
соединительную, привлекающую людей, вместо того чтобы отталкивать их, и ведущую к «Разве это не
ужасно?» и «Никто не любит меня так, как папа и мама». Других здесь привлекает надпись на спине: «А ты?»
Теперь мы можем детально рассмотреть две распространенные футболки и попытаемся показать
значение этой концепции для предсказания важных элементов поведения.
Никому нельзя доверять
Есть люди, которые быстро дают понять, что они никому не доверяют. То есть так они говорят о жизни,
но их доведение не вполне соответствует их словам, потому что на деле они постоянно доверяют людям, что
обычно кончается плохо. Концепция футболок имеет преимущество перед более непосредственными
подходами «защиты характера», «отношения» и «жизненного стиля», потому что они имеют тенденцию
принимать все на веру, тогда как трансактный аналитик привык искать прежде всего трюк или парадокс и
скорее вознагражден, чем удивлен, когда находит его. Имен-
172
но это он ищет, когда встречает футболку, и это дает ему преимущество в лечении. Другими словами,
исследователи характеров очень эффективно анализируют переднюю сторону футболки, но не заглядывают на
спину, где напечатан игровой лозунг, или «сюрприз», или по крайней мере, про-ходит долгое время, пока они
до него добираются; трансактный аналитик же заглядывает туда с самого начала.
Футболка «Никому Нельзя Доверять» (или «Никому Нельзя Доверять в Наше Время», ННДНВ) не
берется на веру. Она не означает, что носящий ее будет избегать контактов с людьми, поскольку не доверяет
им. Получается наоборот. Он будет искать случая доказать свой лозунг и подкрепить свою позицию (Я—ОК,
Они — не-ОК). Поэтому игрок ННДНВ выбирает ненадежных людей, заключает с ними двусмысленные
соглашения, а затем с благодарностью или даже с восторгом собирает коричневые купоны, когда они его
обманывают, подтверждая таким образом, что «Никому Нельзя Доверять». В крайних случаях он может
почувствовать, что достоин «дарового» убийства, оправданного предательством людей, старательно вы-
бранных как раз по принципу ненадежности. Собрав достаточное количество коричневых купонов для такого
платежа, игрок ННДНВ может выбрать своей жертвой кого-нибудь, ему совершенно незнакомого, возможно,
фигуру с общественной значимостью, убийство которой заслуживает ярлыка «зверское».
Другие игроки ННДНВ могут ухватиться за такое дело как доказательство того, что властям, например,
полиции, арестовавшей убийцу, нельзя доверять. Полиции, разумеется, платят за ННДНВ. Это часть их
работы — не быть слишком доверчивыми. Так начинается турнир между любителями или
полупрофессионалами ННДНВ и профессионалами. Боевые крики этого турнира — «замалчивание»,
«шифровка» и «конспирация» — могут продолжаться годами или даже столетиями, причем доказать надо
нечто вроде: «Гомер был на самом деле не Гомер, а другой человек с тем же именем» или «Гаврило Принцип
был на самом деле не Таврило Принцип, а другой человек с тем же именем».
Футболка ННДНВ дает следующую информацию о том, кто ее носит. Его любимое развлечение —
обсуждение надувательств. Его любимая игра — ННДНВ, доказывающая, что другие люди — мошенники.
Его любимое чувство — триумф: «Наконец-то я поймал тебя, сукин сын!» Его кличка—Бдительный, а
определяющий сфинктер — анус. («Береги задницу, а то тебе кто-нибудь вкрутит».) Его герой — человек,
доказывающий, что властям нельзя доверять. В гостиной он самоуверен и
173
остроумен, а в задней комнате он интригует и мошенничает (как одна хозяйка, которая с убеждением в
собственной правоте сказала: «В наши дни нельзя доверять никому из жильцов. Только вчера я просматривала
стол одного из них, и вы не поверите, что я нашла!»). Его внутренний мир полон самодовольства, поэтому он
считает себя вправе совершать любые неблаговидные поступки, если их цель — раскрыть мошенничество
других. Его скрипт требует, чтобы его прикончил некто, пользующийся его доверием, так чтобы с последним
вздохом он смог бы прошептать свой лозунг: «Я знал. Никому нельзя доверять в наши дни».
Таким образом, передняя сторона его футболки «Никому Нельзя Доверять в Наши Дни» — это открытое
приглашение доброжелательным людям, вроде неосторожных терапевтов, доказать, что они — исключение.
Если они не позаботятся сразу же заглянуть ему на спину, то только после того, как уляжется пыль битвы и
победоносный игрок уйдет, они увидят его оборотную сторону: «Теперь, может быть, ты мне поверишь».
Однако, если врач настороже, он не должен этого показывать слишком скоро, потому что тогда пациент
скажет: «Видите, я даже вам не могу доверять» — и уйдет, причем надпись на спине сохранит свою ценность,
и он победит так или иначе.
Все так делают
Тезис этого жизненного подхода таков: «Можно болеть корью, потому что ею все болеют». Разумеется,
лучше этого нe делать, потому что корь — опасное заболевание. Классический случай «Все Так Делают»
произошел, когда в группу пришла женщина, приверженка промывания кишечника. Она начала рассказывать
о своих приключениях в процедурном кабинете, и все внимательно слушали, пока кто-то не спросил: «Что
такое промывание кишечника?» Она была поражена, когда узнала, что в одной комнате может быть сразу
столько людей, не промывавших кишечник: «Все так делают». Так делали ее родители, и большинство
знакомств она завела в ожидании процедур. Основной темой их разговоров в ее бридж-клубе было сравнение
одного процедурного кабинета с другим.
Футболка «Все Так Делают» очень популярна в старших классах, особенно среди лидеров групп
поддержки, девочек, участвующих в парадах, и чересчур практичных молодых людей, и даже в таком возрасте
она может иметь дурной смысл, особенно при поддержке родителей и учителей. Она также хороша в бизнесе,
ее используют предприниматели и в меньшей
174
степени страховые агенты. Как ни странно, многие биржевые маклеры, которые почти так же
консервативны, как предприниматели, не любят ее. Ключевое слово, придающее ей взрывное политическое
качество,— это «Все». Все — это кто? Для тех, кто носит эту футболку, все — это люди, которых я считаю
ОК„а также, надеюсь, и я. По этой причине у них есть еще две футболки, которые они носят в
соответствующих случаях. Они надевают «Все Так Делают», когда попадают в незнакомую обстановку. Но
если они среди людей, которыми восхищаются, они носят либо «Как Мои Дела?», либо «Я Знаком с
Выдающимися Людьми». Они приверженцы того, что Синклер Льюис описал как бэбитизм5 и что Алан
Хэррйнгтон сатирически назвал «централизмом», т. е. доктрины того, что лучшее место — середина. Герой
Хэррингтона стал таким заядлым централистом, что умудрялся продавать страховые полисы каждые тридцать
секунд6.
У того, кто носит футболку «Все Так Делают», любимое у развлечение «Я Тоже», а любимая игра
«Выяснить», что на самом дёлё всё так не делают, как он и знал все время. Таким образом, его любимое
чувство (наигранное) — удивление. Его прозвище — Гад ползучий, а его герой — тот, кто устанавливает
единообразие. В гостиной он делает то, что, по его мнению, должны делать ОК-люди, и открыто избегает тех,
кто не-ОК, а в задней комнате он творит странные дела или даже кошмары. Он живет в мире, где его никто не
понимает, кроме близких друзей, а конец его скрипта - расплата за один из тайных проступков. Он не
слишком протестует, когда приходит конец, потому что чувствует, что действительно заслужил его в
соответствии с собственным лозунгом «Тот, кто нарушает правила Всех, должен страдать». Это и есть
сюрприз на спине его футболки: «Он какой-то Не-такой, Псих или Коммунист, или еще Кто-нибудь».
С футболкой тесно связано надгробие, которое мы рассмотрим в следующей главе.
Ссылка
1. Reich, W. Character Analysis. New York, 3d ed., 1949.
2. Jung, C. G. Psychological Types. Loc.cit.
3. Adler, A. op. cit
4. Grier, W. H. & Cobb, P. M. Black Rage. BantamBooks, NewYork, 1969. В этой работе много примеров
того, как антискрипты настигались и подтачивались проигрышными скриптами.
5. Lewis, S. Babbitt. Hartcourt, Brace and World, New York, 1949.
6. Harrington, A. Revelations of Dr. Modesto. A. A. Knopf, New York, 1955.

175

Глава 10
ЗРЕЛОСТЬ И СМЕРТЬ
1. Зрелость
Зрелость можно определить четырьмя различными способами. (1) С точки зрения закона. Человек
достиг зрелости, если он в здравом уме и прожил 21 год. Согласно древнейшим законам, мальчик становится
мужчиной, когда достигает возраста 13 лет. (2) С точки зрения предрассудков Родителя. Человек достиг
зрелости, если он поступает по-моему, и не достиг, если поступает по-своему. (3) С точки зрения посвящения.
Человек достиг зрелости, если прошел определенные испытания. В примитивном обществе эти испытания
тяжелые и традиционные. В индустриальных странах он получает свидетельство о зрелости, когда сдает на
водительские права. В частных случаях он может пройти психологический тест, и тогда его зрелость или не-
зрелость удостоверяется психологом. (4) С точки зрения жизни. Для скриптового анализа зрелость
проверяется внешними обстоятельствами. Испытания начинаются, когда человек собирается выйти из
обстановки, в которой он находился под наблюдением и защитой, и мир, со своими правилами, надвигается на
него. Они начинаются в последний год учения в колледже, в последний год учебной практики, при
повышении по службе или освобождении из заключения, в конце медового месяца или в любое другое время,
когда появляется первая возможность при открытом соперничестве или взаимопомощи достичь скриптовой
неудачи или успеха.
С этой точки зрения обычные успехи или поражения в жизни зависят от родительских разрешений.
Джедер или не имеет разрешение закончить колледж, выучиться на мастера, оставаться женатым, перестать
пить, получить повышение, пройти на выборах, не попасть в сумасшедший дом или вылечиться, если он
посещает психиатра.
176
В средней или высшей школе или на первых курсах колледжа могут быть неудачи, можно даже попасть
под суд или в исправительное учреждение, особенно в нашей стране, где несовершеннолетним часто
предоставляется альтернатива. Тем не менее среди подростков мало самоубийств, убийств и наркомании, а
больше случаев вполне предотвратимых автомобильных катастроф и психозов. В странах с более суровыми
нравами неудача при поступлении в колледж или судимость непростительны, и одного такого случая
достаточно, чтобы определить весь жизненный путь человека. Однако чаще всего ранние неудачи — всего
лишь репетиции, а настоящее представление начинается после 20 лет.

2. Заклад
Чтобы играть без передышки, подвергнуться проверке и узнать, кто он, Джедер должен заложить что-
нибудь (takeonamortgage). В этой стране он не считается человеком, пока не уплатит первый взнос в счет
покупки дома, не залезет по уши в долги, в бизнес или не потратит свои лучшие годы на воспитание детей. Те,
кто не имеет таких обязательств, рассматриваются как беззаботные, прекрасные, счастливые, но не настоящие
люди. Банковская реклама показывает великий день в жизни Джедера: день, когда он обязуется вносить свой
заработок за последующие 20 или 30 лет в счет покупки дома. Когда он выплатит закладную, он свободен и
может отправляться к праотцам. Угрозу можно отстранить, вложив сумму покрупнее, чтобы построить дом
побольше. В другой части света он может обязаться работать за невесту. Подобно тому, как молодой человек
у нас, если он достаточно трудолюбив, может стать владельцем дома за 50 тыс. долларов, так молодой человек
в Новой Гвинее может стать «владельцем» невесты стоящей 50 тыс. картофелин. Если он выплатит свой долг
слишком быстро, можно заняться более дорогой моделью за 100 тыс. картофелин.
Большинство хорошо организованных обществ так или иначе предоставляют способ молодежи
закладывать себя и таким образом обеспечивают им смысл жизни. В противном случае молодые люди могли
бы просто проводить время, радуясь жизни, как они и делают до сих пор в некоторых местах. Тогда очень
трудно отличить счастливчиков от неудачников. В обществе, имеющем систему заклада, люди быстро
177
разделяются. Люди, которым даже не хватает сообразительности отдать себя в заклад,— неудачники (по
мнению тех, кто управляет системой). Люди, всю жизнь работающие, чтобы выплатить закладную и никогда
не достигающие слишком многого,— это молчаливое большинство трудяг. Те, кому они выплачивают свои
долги,— счастливчики. Люди, не заинтересованные в денежно-картофельных закладах, могут подойти к делу
по-иному—стать наркоманами или алкоголиками. Тогда они пожизненно закладывают свое тело и никогда не
оплатят закладную, так что им всегда приходится играть без передышки.

3. Пагубные привычки*
Самый простой и кратчайший путь, чтобы стать неудачником, лежит через преступление, азартную игру
или наркотики. Преступники бывают двух типов: счастливчики-профессионалы, которые почти никогда не
попадаются, и неудачники, следующие распоряжению: „«Не знать тебе счастья». Неудачники развлекаются
как могут после успешно проведенного дела, но потом следуют своим скриптам, проводя скучные годы в
тюрьме. Если по амнистии или благодаря юридической уловке они выходят на свободу, им скоро удается
попасть обратно.
Игроки тоже делятся на счастливчиков и неудачников. Счастливчики играют осторожно и копят или
вкладывают свои деньги. Им нравится прекращать игру, будучи в выигрыше. Неудачники ставят на счастье
или по интуиции, и если Им случится выиграть, стараются отделаться от выигрыша как можно скорее,
возможно, следуя известному Лозунгу: «Это, конечно, обман, но это единственная игра в городе!» Если у них
есть разрешение быть счастливчиком, они выигрывают. В противном случае они обречены на проигрыш.
Игроку нужен не анализ того, почему он играет (кстати, не всегда успешный), а разрешение перестать быть
неудачником. Если он его получит, он либо перестанет играть, либо продолжит и выиграет.
У некоторых типов наркоманов особенно заметно влияние матери. Как уже отмечалось, их поощряют
лозунгом: «Героин, шмероин — какая разница, если он любит свою мать?» Таким людям нужно разрешение
перестать прини-
* Addictions (зависимость) — это наркомания, алкоголизм, игра и пр. — Прим. пер.
178
мать наркотики, то есть разрешение оставить свою мать и идти собственным путем; именно это
предлагает популярное движение СИНАНОН. Если скриптовое распоряжение матери говорит: «Не покидай
меня!», то СИНАНОН предлагает: «Лучше оставайся здесь».
То же самое относится к алкоголикам и организации «Анонимные Алкоголики». Клод М. Штейнер2
обнаружил, что почти всех алкоголиков подвергали анализу, обольщению, угрозам по поводу их пьянства, но
никому не говорили просто: «Брось пить!» Их предыдущее общение с терапевтами базировалось на лозунгах:
«Давайте проанализируем, почему вы пьете», «Почему вы не перестаете пить?» или: «Если вы будете
продолжать пить, это повредит вашему здоровью». Любой из этих лозунгов в корне отличается от простого
императива: «Брось пить!» Игрок в «Алкоголика» совсем не прочь годами анализировать, почему он пьет, или
объяснить, почему он сбился с пути, при условии, что все это время он будет продолжать пить. Угроза, что
это повредит здоровью,— самая наивная и малоэффективная из всех, потому что это как раз то, что он
старается сделать, следуя скриптовому указанию: «Убей себя!» Угрозы только доставляют ему удовольствие,
прибавляя мрачные детали к тому, каким именно способом он приближает свою смерть, и убеждая его в том,
что он преуспевает, выполняя требование своей матери. Алкоголику нужно, во-первых, разрешение перестать
пить, если он может его принять, и, во-вторых, четкий и безоговорочный договор со Взрослым о том, чтобы
воздержаться от питья, если он может его подписать.

4. Драматический треугольник
В период зрелости драматическая природа скрипта расцветает пышным цветом. Драма в жизни, как и в
театре, основана на «переключениях», систематизированных Стивеном Карпманом3 в простой диаграмме под
названием «Драматический треугольник» (рис. 12). Всякий герой в драме или в жизни (протагонист) начинает
в одной из трех основных ролей: Спаситель, Преследователь, Жертва, при этом другой главный игрок
(Антагонист) находится в одной из других ролей. Когда наступает кризис, игроки передвигаются по
периметру треугольника, меняя роли. Одно из самых распространенных переключений происходит при
разводе. Например, во время брака муж является преследователем, а жена
179
играет роль жертвы. Когда подается заявление о разводе, они меняются ролями — жена становится
преследователем, а муж жертвой, в то время как адвокаты с обеих сторон соревнуются за роль спасителя.
Действительно, вся жизненная борьба — это борьба за перемещение по треугольнику в соответствии с
требованиями скрипта. Так, преступник преследует свою жертву, затем жертва подает жалобу и становится
истцом, или преследователем, а преступник — жертвой. Если его ловят, полицейские тоже становятся его
преследователями. Потом он нанимает профессионального спасителя, адвоката, который преследует
полицейских. В случае прерванного изнасилования получается бег вокруг треугольника. Преступник, пре-
следующий девушку (жертву), становится жертвой полицейских-спасителей. Адвокат преступника пытается
спасти его, преследуя девушку и полицейских. Все это очень хорошо видно на примере сказок,
рассмотренных как драмы. Например, Красная Шапочка выступает как жертва Волка, пока ее не спасает
Охотник, и тогда она внезапно превращается в преследователя и набивает камни в брюхо Волку, ставшему
теперь жертвой.
Роли второго плана в скриптовых драмах — это Посредник и Простак, доступные всем трем главным
героям. Посредник — это лицо, обеспечивающее все необходимое для переключения, обычно за деньги, и
вполне осознающее свою роль: человек продающий спиртное, наркотики, влияние или оружие. Оружие,
например, часто называется «уравнитель» — оно превращает труса (жертву) в храбреца (преследователя) или
переключает защищающегося в напа-
Преследователь Спаситель

Жертва
Драматический треугольник
Рис.12
180
дающего. Простак существует для того, чтобы его одурачили и использовали для того, чтобы
предотвратить или ускорить переключение. Классические простаки — это присяжные, и худшие из них —
матери, которые платят за то, чтобы сын не попал под следствие. Иногда Простак пассивен и выполняет роль
приманки — как Бабушка Красной Шапочки. Надо отметить, что переключение, о котором мы говорим, это то
же самое переключение, которое присутствует в формуле игр в гл. 2.
У Карпмана в его полностью разработанной теории кроме ролевых переключений рассматриваются
многие другие. Это, например, пространственные переключения (частный—публичный, открытый—
закрытый, близкий—далекий), которые предшествуют, следуют, вызывают ролевые переключения, и
скриптовая скорость (количество ролевых переключений за определенный период времени). Следовательно,
его мысль выходит далеко за рамки первоначального определения ролей, описанных для игры «Алкоголик»4,
и раскрывает блестящие перспективы во многих аспектах жизни, психотерапии и театра.

5. Ожидаемая продолжительность жизни


Недавнее исследование причин смерти показало, что люди умирают, когда они к этому готовы, и что, к
примеру, инфаркт миокарда может быть вызван почти произвольно 5. Совершенно верно, что большинство
людей в своих жизненных планах предусматривают некий ограничитель жизни. Ключевым вопросом здесь
будет: «Сколько вы собираетесь прожить?» Обычно в установлении срока жизни имеется элемент
соревнования. Например, Ребенок человека, отец которого умер в 40 лет, может не иметь разрешения жить
дольше, чем его отец, так что все свое четвертое десятилетие он проведет в состоянии смутного опасения. Он
все сильнее чувствует, что ожидает смерти раньше, чем ему исполнится 40 лет, а самым тяжелым будет
промежуток между 39 и 40 годами, после чего его жизнь изменится в одном из 4 направлений: 1. Он начинает
вести более спокойный образ жизни, потому что ему удалось миновать роковой рубеж. 2. Он впадает в
депрессию, потому что, выжив, он ослушался приказания и теряет любовь своей матери. 3. Он начинает жить
более активно, потому что теперь он проживает украденные годы и смерть может прийти в любое время. 4.
Он уходит в себя, потому что его отсрочка условна и
181
он будет наказан смертью, если позволит себе развлекаться. Очевидно, что 1 имеет разрешение
пережить отца, коли ему это удастся, 2 не имеет такого разрешения, 3 имеет разрешение получить то, что ему
удастся добыть, а 4 имеет разрешение вступить в сделки. Действительно, 4 — великолепный пример
одностороннего контракта с Богом, о котором говорилось выше, поскольку 4 думает, что может задобрить
Бога, не консультируясь с Ним.
Более конкурентоспособная личность тем не менее попытается прожить дольше своего отца и,
возможно, преуспеет в этом. После этого возникает возможность прожить дольше матери, что гораздо
труднее, поскольку лишь немногие мужчины осмеливаются соревноваться со своими матерями. Аналогично,
дочь безо всякого труда может пережить мать, но если ее отец прожил дольше, ей может показаться трудным
пережить его. В любом случае человек, который прожил дольше, чем его оба родителя, в последние годы
часто чувствует беспокойство. Следующая ступень — пережить своего скриптового героя. Например, один
врач пришел лечиться в возрасте 37 лет, потому что его отец умер в 27 лет, и теперь он боится смерти. Он
окончил лечение вскоре после своего 38 дня рождения, потому что теперь он был в «безопасности». К этому
времени он стал более конкурентоспособным, и теперь его целью стало дожить до 71 года. Долгое время он не
мог объяснить, почему он выбрал именно эту цифру. Поскольку его героем был сэр Вильям Ослер, по чьим
стопам он хотел пойти, терапевт взял на себя труд выяснить, действительно ли сэр Вильям умер в возрасте 70
лет. Пациент прочел несколько биографий своего героя и теперь вспомнил, что много лет назад решил
пережить его.
Лечение таких жизнеограничивающих неврозов довольно простое. Терапевт просто должен дать своему
пациенту разрешение прожить дольше, чем прожил его отец. Психоанализ в этих случаях может быть
успешным не столько потому, что он решает конфликты, сколько потому, что сама ситуация анализа дает
защиту в течение критического года. На самом-то деле здесь вовсе, нет конфликтов, потому что для Ребенка
естественно чувствовать себя плохо, если он живет дольше, чем его отец. Это просто одна из форм «невроза
выживания», который в некоторой степени присутствует у всех, кто выжил там, где другие умерли. Это одна
из основных причин «военного невроза», «невроза Хиросимы» и «невроза концлагеря». Выжившие почти
всегда чувствуют себя виновными, потому что они живут, а другие
182
умерли «вместо них»6. Именно это делает «человека, который видел, как кого-то убивают», отличным
от других людей. Ребенок не оправится и не вылечится от этого чувства. Лучшее, что можно сделать,—
подчинить это чувство контролю Взрослого, чтобы человек мог нормально жить и получить разрешение хоть
до некоторой степени радоваться жизни.

6. Старость
Жизнеспособность в старости зависит от трех факторов: (1) конституциональное здоровье; (2)
физическое здоровье; (3) тип скрипта. Начало старости определяется теми же тремя факторами. Так,
некоторые люди полны бодрости в 80 лет, а иные начинают угасать в 40. Конституциональное здоровье — это
форс-мажор*, то есть его нельзя изменить родительским программированием. Физическая инвалидность тоже
иногда форс-мажор, а иногда — скриптовая расплата. В скрипте «инвалид» она и то и другое. Сама
инвалидность может возникнуть вследствие неизбежного физического заболевания, но она приветствуется,
потому что является частью скрипта и соответствует приказу матери кончить жизнь инвалидом. Это иногда
бывает со случаями полиомиелита у молодых людей, когда человек в инвалидной коляске говорит: «Когда я
узнал, что у меня полиомиелит, я почти обрадовался, как будто я ждал чего-нибудь в этом роде». Если его
скрипт требует, чтобы он стал калекой, а природа не помогает ему в этом, он может устроить автомобильную
катастрофу. Но с природой легче иметь дело.
Люди постарше точно так же могут приветствовать удар или инфаркт миокарда, но по другой причине:
не потому, что это часть их скрипта, а потому, что это освобождает их от необходимости продолжить попытки
его выполнить. Для Ребенка в них эти катастрофы превращаются в «Деревянную ногу» или «Деревянное
сердце», так что они могут говорить Родителю в своей голове: «Даже ты не можешь требовать выполнения
своего ведьминого проклятия от человека с Деревянной ногой (или Деревянным сердцем)». Толькосамый
жестокий родитель не признает поражения, если ему Джедер предъявит тромб в мозгу или в сердце.
* Форс-мажор — чрезвычайные обстоятельства, которые не могут быть ни предусмотрены, ни
предотвращены, ни устранены какими-либо действиями, непреодолимое препятствие. — Прим. пер.
183
Если увечье случается рано, оно может очень хорошо входить в скрипт матери или может совершенно
его перевернуть. Если оно подходит, ребенка будут растить как профессионального калеку, иногда с помощью
организаций, занимающихся детьми-калеками (пока они "калеки) или умственно отсталыми детьми (пока они
умственно отсталые). (Выздоровление затягивается потому, что государственные субсидии обычно
прекращаются, если ребенок поправляется.) В таких случаях мать учится «встречать лицом к лицу это» и учит
ребенка поступать так же. Если же это не входит в материнский скрипт, она не учится «встречать это». Она
продолжает пытаться, и ребенок учится поступать так же—и в результате получается одноногий танцовщик,
прыгун в длину с деревянной ногой или ортопед с мозговой травмой (все эти примеры существуют или
существовали в действительности). Общества помощи детям-калекам или умственно отсталым детям тоже бе-
рутся за дело. Они очень рады, если одному из их протеже что-то удается (с помощью других). Если
материнский скрипт не требует умственно или физически отсталого ребенка, а увечье настолько тяжелое, что
остается на всю жизнь, тогда ее существование — трагедия разбитого скрипта. Если же ее скрипт требует
наличия ребенка-инвалида, но при этом его болезнь не очень тяжелая и излечимая, тогда жизнь ребенка пре-
вращается в бесполезную, подчиненную скрипту трагедию.
Теперь вернемся к старости. Даже люди, от природы здоровые и без физических недостатков (или с
очень небольшими, или ипохондрическими) могут начать стареть рано, если у них скрипты «Без конца». Это в
основном люди, живущие на пенсию. Родительский совет таков: «Работай и не используй никаких
возможностей продвинуться», а расплата: «После этого сдайся». После того как Джедер отдал свои 20 или 30
лет работе, и Дед Мороз принес ему прощальный банкет и золотые часы, он не знает, что ему делать. Он
привык следовать указаниям своего скрипта, но теперь они иссякли, и в его голове нет дальнейшей
программы. Поэтому он просто сидит и ждет, пока что-нибудь не подвернется: Смерть, например.
Это наводит на интересный вопрос: что делать после того, как пришел Дед Мороз? И если у Джедера
скрипт «Пока», он спускается по дымоходу и приносит Свидетельство об Освобождении. Джедер выполнил
требование своего скрипта, свободен от проклятия и теперь волен заняться тем, что он всегда хотел сделать с
тех пор, как был совсем еще маленьким мальчиком. Но -идти своим путем опасно, как свидетельствуют мно-
гие греческие мифы. Коль скоро он свободен от Родителя, он
184
также и не защищен и легко может оступиться. Это видно и в сказках. Проклятие приносит не только
суд и наказание, но и защиту. Та же самая ведьма, которая наложила проклятие, следит затем, чтобы жертва
была жива, пока не истечет его срок. Так, Спящая Красавица в течение 100 лет была защищена шиповником.
Но в тот момент, когда она проснулась и могла послать ведьму подальше, начались ее беды. Лучше всего
иметь двойной скрипт: «Пока» — от одного родителя и «После» — от другого. Чаще всего это выглядит так:
«Ты не можешь быть свободна, пока не вырастишь троих детей» — от матери, и «Когда ты будешь свободна,
ты станешь творческим человеком» — от отца. Таким образом, в первую половину жизни Зою контролирует и
охраняет мать, а во вторую — отец. В случае мужчины директивы двойного скрипта могут быть такими же, но
контроль и защита исходят в первую половину жизни от отца, во вторую — от матери.
Ведущие растительную жизнь старики делятся на три класса, и в нашей стране деление происходит по
финансовому признаку. Те, кто имеет неудачливые скрипты, живут поодиночке в наемных квартирах или
ветхих отелях и называются стариками и старухами. Те, у кого скрипты трудяг, имеют небольшие домики, где
они в свое удовольствие могут предаваться своим идиосинкразиям и странностям, так что их знают как
старых чудаков. Те, у кого скрипты счастливчиков, живут в домах для почетных пенсионеров и называются
Старейшими Гражданами или Миссис и Мистер Налогоплательщики, как они подписывают свои Письма к
Издателю.
Лечением для безскриптовых пожилых людей будет разрешение, но они редко им пользуются. В
каждом большом городе живут тысячи пожилых мужчин, которым нужен кто-то, кто готовил бы для них,
слушал их и говорил с ними. В то же время есть тысячи пожилых женщин, живущих в таких же условиях,
которым нужно для кого-то готовить, с кем-то говорить и кого-то слушать. Но если даже двоим таким
случится встретиться, они редко используют это преимущество, предпочитая свое скучное окружение —
стакан или телевизор или просто ожидание безопасной и безгрешной смерти. Таковы были указания матери,
когда они были маленькими, и им они следуют 70 или 80 лет спустя. Они никогда не рисковали раньше, если
не считать небольших пари на скачках или на стадионе, так почему же они должны отречься от всего теперь?
Скрипт исчерпал себя, но старый лозунг продолжает звучать, "И когда приходит смерть, они приветствуют ее
с радостью. И на лицевой стороне надгробия они вырежут: «Ушел на отдых
185
к праотцам», а с обратной стороны будет надпись: «Я прожил хорошую жизнь и никогда не рисковал».
Говорят, что в следующем веке детей будут выращивать в бутылках в соответствии с нуждами
государства и желанием родителей, и там они будут генетически программироваться. Но ведь каждый и так
уже выращивается в бутылке в соответствии с желаниями государства и родителей и получает скриптовое
программирование. От скриптового программирования легче избавиться, чем от генетического, но лишь
немногие пользуются этой возможностью. Те, кто воспользовался, могут иметь более вдохновляющее над-
гробие. Почти все торжественные эпитафии в переводе на марсианский звучат примерно так: «Вырос в
бутылке и в ней прожил». Так они и стоят, ряды крестов или других символов на кладбище, все с одним и тем
же девизом, лишь изредка попадается сюрприз: «Вырос в бутылке — и я выпрыгнул оттуда». Многие
отказываются это сделать, даже если нет пробки.

7. Сцена смерти
Смерть не театральное представление, даже не событие для того, кто умирает; она и то и другое для тех,
кто остается жить. Она могла бы быть и должна быть трансакцией. Физический ужас нацистских лагерей
смерти усугублялся психологическим ужасом, уничтожением достоинства, самоутверждения и
самовыражения в газовой камере. Не было бравады и последней сигареты, не было вызова, не было пре-
словутого последнего слова; в целом не было смертной трансакции. Были трансактные стимулы от
умирающих, но не было реакции от убийц. Таким образом, форс-мажор убирает из скрипта его самый
напряженный момент, сцену смерти, а ведь в каком-то смысле вся человеческая жизнь является подготовкой к
этому моменту.
В скриптовом анализе можно составить представление о сцене смерти, задав вопрос: «Кто будет у
вашего смертного одра и каковы будут ваши последние слова?» Дополнительный вопрос такой: «Каковы
будут их последние слова?» Ответ на первый вопрос обычно являет собой какую-нибудь версию: «Я им
доказал» — «им», то есть родителям, в частности, матери в случае мужчины и отцу в случае женщины.
Подразумевается обычно либо: «Я доказал им, что делал то, что они от меня хотели», либо: «Я доказал им,
что мне не нужно было делать то, что они от меня хотели».
186
Ответ на этот вопрос обычно, представляет собой квинтэссенцию жизненных целей Джедера, и
терапевт может эффективно его использовать, чтобы прервать его игры и вытащить его из скрипта.
«Выходит, вся ваша жизнь сводится к тому, чтобы доказать им, что вы были правы, когда чувствовали
себя обиженным, испуганным, разгневанным, неполноценным или виноватым. Очень хорошо. Тогда это и
будет вашим величайшим достижением — если вы предпочитаете это так оставить. Но, может быть, вам
захочется найти более стоящую цель в жизни».
Сцена смерти может быть частью скрытого или скрип-тового контракта в браке. Муж или жена могут
очень четко представлять себе картину смерти другого. В таких случаях партнер обычно имеет дополняющий
скрипт и по необходимости планирует так и поступить. Таким образом, они вполне ладят друг сдругом. Но
если каждый из них ожидает, что другой умрет первым, то здесь скрипты скрещиваются, и отношения будут
не спокойными, а сварливыми, даже если их скрипты дополняют друг друга во всем остальном (как и по-
лагается, чтобы брак был возможным). Трудности появятся, когда один из супругов заболеет или перенесет
несчастье. Скрипт, основанный на сцене смерти, часто встречается у молодых женщин, вышедших замуж за
пожилых мужчин. Хотя циники и говорят, что «она выходит за него из-за денег», скриптовая сцена имеет
такое же значение, и в критической ситуации она всегда будет рядом с ним, не только для того, чтобы за ним
ухаживать, но и чтобы не пропустить последнюю трансакцию. Если он это интуитивно понимает, их брак
вряд ли прочен: не так-то просто жить рядом с кем-то, кто ждет твоей смерти. Та же ситуация — с двойной
расплатой — может возникнуть при браке молодого мужчины с пожилой женщиной, хотя это случается реже.
Очевидно, что в изначальном скриптовом протоколе место стареющего мужа занимает отец, а место
стареющей жены — мать.
8. Висельный смех
Реальные сцены смерти—результат действия либо forcemajeure, либо — скриптовых указаний.
Преждевременная смерть от руки неотвратимых сил судьбы — болезнь или насилие во время мира или войны
— всегда бесхитростная и простая трагедия. Скриптовая смерть обычно отмечена улыбкой или юмором
висельника. Человек, умирающий с улыбкой на
187
лице или с шуткой на устах, умирает смертью, предусмотренной скриптом, и улыбка или шутка гласит:
«Что ж, мама, я следую твоим указаниям, ха-ха! Думаю, ты счастлива». Лондонские преступники XVIII века
были страстными приверженцами юмора висельника и часто развлекали восхищенную толпу последней
эпиграммой, в то время как у них на шее затягивали петлю 7, потому что их смерть была выполнением
материнского приказа: «Ты кончишь виселицей, как твой отец, мой мальчик!» Последние слова многих
великих людей тоже были шутками, потому что они тоже были в согласии со своими матерями: «Ты умрешь
великим, сынок!» Смерти в результате forcemajeure не сопровождаются таким легкомыслием, потому что они
могут находиться в прямом противоречии с приказом «Живи долго» или «Умри счастливым». Поэтому
неизвестны случаи юмора висельника в концлагерях (насколько я знаю). Существует также специальное
указание: «Радуйся смерти, как радовался жизни», которое допускает шутку на смертном одре, даже если
смерть приходит гораздо раньше, чем мать хотела бы этого. Такая шутка — на самом деле попытка облегчить
материнское горе.
Все это означает, что в большинстве случаев жестокий родитель (мать-ведьма или отец-людоед)
планирует для Дже-дера ограничитель жизни и то, как он умрет, и он, отбрасывая возможности освобождения
извне и изнутри, своим собственным решением осуществляет родительский приказ.

9. Посмертная сцена
В успешных скриптах она обычно представлена с достаточной долей реализма. Джедер создал большую
организацию или сделал большую работу, или оставил много детей и внуков, и он знает, что дело его жизни
переживет его, и те, кто с этим делом связан, проводят его до могилы.
Те же, у кого трагические скрипты, часто печально заблуждаются относительного того, что случится
после их смерти. К примеру, романтический самоубийца говорит: «Они пожалеют» — и воображает себе
печальное и сентиментальное зрелище похорон, которое может быть, а может и не быть. Разгневанный
самоубийца говорит: «Я им покажу!» — но он может ровно так же заблуждаться, поскольку «они» могут быть
только рады избавиться от него. «Я им покажу» может провалиться, если известие о кончине не будет
зафиксировано нигде, кроме свидетельства о смерти. С другой стороны, отчаявшийся самоубийца, который
считает,
188
что никто не заметит его смерти, потому что никому нет дела до него, может попасть на первые полосы
газеты из-за какого-нибудь непредвиденного осложнения. Даже человек, убивающий себя из-за того, чтобы
его жена могла получить страховку, может промахнуться из-за того, что невнимательно прочел страховой
полис.
Вообще последствия самоубийства не более предсказуемы, чем последствия убийства кого-нибудь
другого. Смерть — плохой способ решать жизненные проблемы, этот способ подходит разве что солдатам и
гангстерам. Разумеется, перспективные самоубийцы должны твердо усвоить два нерушимых правила смерти:
(1) Никто из родителей не имеет права умирать, пока его дети не достигли 18 лет. (2) Никакой ребенок не
имеет права умирать, пока любой из его родителей жив.
Случаи людей, не имеющих ни маленьких детей, ни оставшихся в живых родителей, должны быть
рассмотрены в индивидуальном порядке, но каждый пациент, поступающий на лечение, должен обещать не
нарушать эти правила, если они к нему применимы. Аналогичное обещание берется с некоторых пациентов
относительно лекарств, которые выписывает им врач (не использовать их не по назначению, в том числе для
суицидальных попыток).

10. Надгробие
Надгробие, как и футболка, имеет две стороны. Вопросы здесь такие: «ЧТО напишут на вашем
надгробии? » и «Что бы вы написали на своем надгробии?» Типичный ответ: «Они скажут: «Она была
хорошей девочкой», а я скажу: «Я очень старалась, но не смогла». Опять-таки, «они» обычно значит — роди-
тели или те, кто их заменял. «Их» эпитафии — антискрипт, тогда как сам пациент пишет на надгробии свое
скриптовое распоряжение, в данном случае — «Старайся, но смотри, чтобы ничего не вышло». Таким
образом, надгробие говорит о мертвых только хорошее, поскольку одна сторона утверждает, что он выполнял
указания своего антискрипта, а другая указывает на то, что он был также и послушным ребенком, который
следовал скриптовым указаниям матери,, какими бы они ни были — воодушевляющими или ведущими к
разочарованию. Если пациент пытается избежать чтения своего надгробия, говоря, что его вообще не будет,
это тоже имеет свое значение. Кто играет со смертью, играет также и с жизнью. Но в таком случае врач
должен настоять на своем: «Что бы было на нем, если бы оно было?» и «Здесь вам надо его иметь».
189

11. Завещание
Каковы бы ни были фантазии человека о том, что произойдет после его смерти, его завещание или
посмертные записки дают последнею возможность расплаты. Возможно, вся его жизнь была основана на лжи
или спрятанном сокровище,— и это триумфально раскрывается после его смерти — шутка, которую он
сыграл с потомством. Этому есть много примеров в истории; скрытые таланты, которые становятся
известными лишь тогда, когда в чулане находят манускрипты или полотна, или бесценные научные труды, ва-
ляющиеся среди ненужных бумаг. Скрытое богатство или скрытая бедность обычно обнаруживаются при
оглашении завещания. Последняя воля — также излюбленное средство преподнесения сюрприза. Самый
распространенный случай уже упоминался выше: мать оставляет все свое состояние неблагодарной дочери, а
преданную оставляет без гроша. Часто двоеженство выясняется только при чтении завещания. Вопрос здесь
такой: «Каким будет самый важный пункт в вашем завещании? Что будет самым неожиданным для тех, кто
останется, когда вы умрете!»
Мы проследили скрипт Джедера от времени, предшествовавшего его рождению, до того, что случилось
после его смерти. Но прежде чем перейти к вопросу лечения, мы должны принять во внимание еще многие
интересные вещи.
Примечания и ссылки
1. Количество самоубийств увеличивается с возрастом; оно ниже для женщин, чем для мужчин, во всех
возрастах, кроме раннего подросткового.
2. Steiner, С. М. «The Alcoholic Game». — Transactional Analysis Bulletin 7:6—16, January, 1968.
3. Karpraan, S. «Fairy Tales and Script Drama Analysis». — Transactional -- Analysts Bulletin 7:39—43,
April 1968.
4. Beme, E. Games People Play. Loc. cit.
5. Ораннихсмертяхпослеутратыблизкихсм.: W. D. Rees & S. G. Lutkins in British MedicalJoumal 4:13,
October 7, 1967; иобзорвCurrent Medical Digest, March, 1968.
6. Lifton, R. J. Death in Life. Random House, New York, 1968.
7. Cp. Grose, F. A. A Classical Dictionary of the Vulgar Tongue. DigestBooks, Northfield, Illinois, 1971
(факсимиле издания 1811 г.).

Часть IIIСкрипт в действии


Глава 11ТИПЫ СКРИПТОВ
1. Счастливчики, трудяги и неудачники
Скрипты рассчитаны на всю жизнь. Они основываются на детском решении и родительском
программировании, которое постоянно подкрепляется. Подкрепление может происходить в форме
ежедневного контакта, как у мужчин, работающих на своих отцов, или у женщин, каждое утро звонящих
матери, чтобы посплетничать, или же оно может происходить не так часто и более тонко, но столь же эффек-
тивно через переписку. После того как родители умрут, их инструкции могут помниться более отчетливо, чем
когда-либо.
Как уже отмечалось, на скриптовом языке неудачник называется лягушкой 1, а счастливчик — принцем
или принцессой. Родители хотят, чтобы их дети были либо счастливчиками, либо неудачниками. Они могут
хотеть, чтобы дети были «счастливыми» в роли, которую они для них выбрали, но не хотят, чтобы они
изменились сами, разве что в крайних случаях. Мать, выращивающая лягушку, может хотеть, чтобы ее дочь
была счастливой лягушкой, но пресечет все попытки девочки стать принцессой («Что ты о себе вообража-
ешь?»). Отец, выращивающий принца, может хотеть, чтобы его сын был счастлив, но зачастую он
предпочитает его видеть несчастным, чем превращенным в лягушку («Как ты можешь так поступить с нами?
Мы ведь дали тебе все самое лучшее»).
Первое, что должно быть решено относительно скрипта,— скрипт ли это счастливчика или неудачника.
Часто это можно быстро узнать, прислушавшись, как человек говорит. Счастливчик говорит что-нибудь
вроде: «Я сделал ошибку, но больше этого не повторится». Или: «Теперь я знаю, как делать это правильно».
Неудачник говорит: «Если бы только...», «Надо было...» и «Да, но...» Есть еще те, кто почти преуспел,
трудяги, чьи скрипты предписывают им трудиться
193
до седьмого пота, но не для того, чтобы быть счастливчиком, а просто чтобы держаться на плаву. Это
люди «По меньшей мере», например: «Что ж, по меньшей мере я не...» или «По меньшей мере у меня есть это
— и это хорошо». Трудяги — прекрасные члены обществ, служащие и слуги, поскольку они преданны,
трудолюбивы и благородны и не склонны причинять беспокойство. Социально они приятные люди, а в тесном
общении они восхитительны. Счастливчики приносят неприятности другим только косвенно, когда они дерут-
ся между собой и вовлекают в это невинных наблюдателей, иногда сразу миллионами. Неудачники приносят
больше всего горя себе и другим. Даже если они добрались до вершины, они все равно неудачники, и тянут за
собой других, когда приходит расплата*.
Счастливчиком называется человек, выполняющий свой контракт с миром и с самим собой. То есть он
собирается что-то сделать, говорит, что сделает это, и в конце концов это делает. Его контракт или амбиция
может быть любой: скопить 100 000 долларов, пробежать милю быстрее, чем за 4 мин., или получить
докторскую степень. Если он достиг своей цели, он счастливчик. Если он кончает в долгах, растягивает связку
в душе или проваливается на младшем курсе, он явно .неудачник. Если он скопит 10 000 долларов, придет
вторым со временем 4 мин. 5 сек. или получит кандидата, он человек «По меньшей мере», не счастливчик, а
трудяга. Важно, что он сам ставит себе цель, обычно на основе родительского программирования, но
окончательное решение принимает его Взрослый. Заметьте, что тот, кто хочет показать 4.05 и добивается
этого, тот — счастливчик. Тогда как тот, кто идет на 3.59, а пробегает за 4.05, неудачник, хотя он и побеждает
того, кто претендовал на меньшее. В малых масштабах счастливчик тот, кто становится капитаном команды,
назначает свидания Майской королеве или выигрывает в покер. Трудяга никак не может добраться до мяча,
назначает свидания второй красавице или выходит из игры при своих. Неудачник не участвует в команде, не
назначает свиданий вообще или проигрывает.
*Все это (и многое из того, что последует) может показаться знакомым некоторым читателям и потому,
что сведено к простым понятиям, и потому, что я писал об этом в других работах2 почти теми же словами, так
как этот раздел был написан несколько лет назад. — Прим. авт.
194
Более того, капитан второй команды стоит на том же уровне, что и капитан первой, поскольку выбирает
свою лигу и оценивается по стандартам, которые сам устанавливает. Как крайний случай «истратить денег
меньше всех и не заболеть» — тоже лига. Тот, кому это удается, — счастливчик. Тот, кто попытается и
заболеет,— неудачник. Типичный, классический неудачник — это человек, болеющий или переживающий без
определенного повода (как Делла в главе 3). Если у него есть причина, он может стать преуспевающим
мучеником; это лучший способ выиграть посредством неудачи.
Счастливчик знает, что ему делать, если он проиграет, но не говорит об этом; неудачник не знает, что
ему делать, если он проиграет, но говорит о том, что он будет делать, если выиграет. Таким образом,
достаточно послушать несколько минут, чтобы распознать счастливчиков и неудачников за карточным столом
или на бирже, в домашней ссоре или в семейной терапии.
Основное правило, по-видимому, таково, что расплата счастливого скрипта исходит от воспитывающего
Родителя через контрскриптовые лозунги. Трудяга получает свою расплату от контролирующего Родителя
через распоряжения. Неудачника к плохому концу ведут провокации и соблазны безумного Ребенка в
родителе, который искушает его саморазрушающего чертенка.

2. Скриптовое время
Скрипт, счастливый или неудачный, является способом организовать время между первым «Привет» у
материнской груди и последним «Прощай» у гроба. Это время жизни опустошается и наполняется тем, что мы
делаем и не делаем, никогда не делаем, всегда делаем, никогда не делали раньше, никогда не делаем после,
делаем снова и снова и делаем до тех пор, пока нечего будет делать. Отсюда возникают скрипты «Никогда» и
«Всегда», «Пока» и «После», «Снова и снова» и «Без конца». Это легче всего объяснить, сославшись на
греческие мифы, ибо греки неплохо разбирались в таких вещах.
Скрипт «Никогда» представлен Танталом, который целую вечность должен страдать от голода и жажды,
видя перед собой еду и питье. Людям с такими скриптами их родителями запрещено делать то, что им больше
всего хочется, и они проводят жизнь в танталовых муках, окруженные соблазнами. Они следуют проклятию
Родителя потому, что их
195
Ребенок боится того, чего больше всего хочет, так что они действительно испытывают танталовы муки.
Скрипты «Всегда» следуют Арахне, которая осмелилась бросить вызов богине Афине в ткацком
искусстве и в наказание была превращена в паука и обречена все время ткать паутину, Такие скрипты исходят
от злопамятных родителей, говорящих: «Если это то, что тебе нужно, можешь всю жизнь заниматься этим».
Скрипты «Пока» или «Прежде чем» следуют истории Язона, которому было сказано, что он не сможет
стать царем, пока не выполнит определенные задания. В должное время он получил награду и прожил 10 лет
счастливым. У Геркулеса был такой же скрипт: он не мог стать богом, прежде чем проведет 12 лет в рабстве.
Скрипты «После» исходят от Дамокла. Дамоклу было позволено наслаждаться прелестями царской
жизни, пока он не увидел у себя над головой меч, подвешенный на одном конском волосе. Лозунг скриптов
«После» такой: «Можешь радоваться жизни, но после этого начнутся твои неприятности».
Скрипты «Снова и снова» имеют источником миф о Сизифе. Он должен был вкатывать на гору тяжелый
камень, и когда он почти достигал вершины, камень срывался и катился обратно, и ему приходилось начинать
все сначала. Это классический скрипт «Почти получилось», с одним «Если бы только» за другим.
Скрипт «Без конца», или «Журавль в небе»,— это сценарий трудяги. Он следует истории Филемона и
Бавкиды, которые были превращены в лавровые деревья в награду за добрые дела. Старые люди,
выполнившие инструкции своих родителей, не знают, что делать дальше, и проводят остаток жизни, как
растения, или сплетничают, как листья, шелестящие на ветру. Это судьба многих матерей, чьи дети выросли и
разъехались, и пенсионеров, проработавших 30 лет в соответствии с положениями компании и инструкциями
родителей. Как уже отмечалось, общества Старейших Граждан состоят из пар, которые выполнили свои
скрипты и не знают, как организовать свое время в ожидании Земли Обетованной, где люди, хорошо
относившиеся к своим служащим, могут спокойно разъезжать на своих больших черных лимузинах по левой
полосе дороги, и на них не будет вопить висящая на сцепке вагонов гроздь невоспитанных подростков. «Я сам
в этом возрасте любил поразвлечься,— говорит Папаша,— но теперь...» А Мамаша добавляет: «Ты не пове-
ришь, что они... А ведь мы всегда платили наши...»
196
3. Секс и скрипты
Все эти типы скриптов имеют свои сексуальные аспекты. Скрипт «Никогда» может запрещать либо
любовь, либо секс, либо и то и другое вместе. Если он запрещает любовь, но не секс, тогда это разрешение на
неразборчивость, разрешение, из которого солдаты, матросы и бродяги извлекают все преимущества и
которым проститутки и куртизанки зарабатывают себе на жизнь. Если скрипт запрещает секс, но не любовь,
то получаются священники, монахи, монахини и люди, совершающие добрые дела, например, воспитываю-
щие сирот. Неразборчивые люди постоянно испытывают танталовы муки при виде любящих людей и
счастливых семей, а филантропы все время подвергаются соблазну перепрыгнуть через ограду.
Скрипты «Всегда» представлены молодыми людьми, которых выгнали из дома за грехи, к которым
толкнули их родители: «Если ты беременна, иди зарабатывай себе на жизнь на улице» и «Если ты хочешь
принимать наркотики, живи один». У отца, который устроил дочери скандал, могли быть сексуальные мысли
о ней с тех пор, как ей исполнилось 10 (10 или 8?) лет, а тот, кто выкинул сына из дома за курение гашиша,
может напиться в этот вечер, чтобы облегчить свою боль.
Родительское программирование в скриптах «Пока» самое открытое, потому что оно состоит из
непосредственных команд: «Ты не можешь заниматься сексом, пока не выйдешь замуж, и тебе нельзя
выходить замуж, пока нужно заботиться о твоей матери (или пока ты не закончишь колледж)». Влияние
Родителей в скриптах «После» выражено почти столь же явно, и висящий над головой меч сверкает открытой
угрозой: «После того как ты выйдешь замуж и заведешь детей, начнутся неприятности». В переводе это
означает: «Срывай цветы радости, пока можешь». После замужества лозунг укорачивается до: «Когда ты
заведешь детей, начнутся неприятности»*.
Скрипты «Снова и снова» дают вечную подружку и никогда — невесту, и других, которые опять и
опять пытаются, но никогда не достигают цели.
* Часть этого раздела написана на языке моей предыдущей книги, уже упомянутой ранее?, но я не знаю,
как это сформулировать лучше. Я уже давно говорил об этом на лекциях, как это известно многим
скриптоаналитикам. — Прим. авт.
197
«Без конца» заканчивают пожилыми мужчинами и женщинами, теряющими свою жизнеспособность без
особого сожаления и удовлетворяющимися воспоминаниями о прошлых победах. Так же как женщины с
такими скриптами с нетерпением ждут климакса в надежде, что он разрешит их сексуальные проблемы, так и
мужчины ждут, когда они отработают свое время с подобной надеждой освободиться от сексуальных
обязанностей.
На более интимном уровне каждый из этих скриптов оказывает свое влияние на фактический оргазм.
Скрипт «Никогда» кроме, разумеется, старых дев, проституток, холостяков и сутенеров производит еще
фригидных женщин, которые никогда не имеют оргазма, ни одного за всю жизнь, а также мужчин-
импотентов, которые могут иметь оргазм при условии, что нет любви. Этот классический случай, описанный
Фрейдом, когда мужчина был импотентом со своей женой, но не с проститутками. Скрипт «Всегда»
порождает нимфоманок и донжуанов, которые проводят жизнь в погоне за призраком оргазма.
Скрипт «Пока» предпочитает измученных домохозяек и усталых бизнесменов, которые не могут
почувствовать полового влечения, пока все в доме или в конторе не приведено в порядок. Даже если потом
они почувствуют желание, они прерываются в самый критический момент играми «Дверца холодильника»
или «Блокнот» — маленький пустячок, из-за которого нужно немедленно выскочить из кровати, например,
проверить, закрыта ли дверца холодильника, или записать, что нужно сделать завтра с утра в конторе.
Скрипты «После» влияют на секс из-за опасений. Например, страх забеременеть может удержать
женщину от оргазма и заставлять мужчину иметь его слишком быстро. Прерванное сношение в качестве
метода предупреждения беременности заставляет обоих партнеров нервничать с самого начала и обычно
оставляет женщину напряженной и вспотевшей, если пара слишком стыдлива, чтобы использовать другой
способ для удовлетворения женщины. Вообще, слово удовлетворение, которое обычно используют при
обсуждении данной проблемы, подразумевает какую-то неполноценность, поскольку хороший оргазм должен
быть куда более существенным, чем бледная тень под названием «удовлетворение».
Скрипт «Снова и снова» — похоронный звон по многим женщинам-неудачницам, которые подходят все
ближе и ближе к желаемому, и как раз, когда они на грани, мужчина кончает, возможно, не без помощи
женщины, и они снова
198
скатываются вниз. Это может происходить годами ночь за ночью. «Бесконечный» скрипт проявляется в
пожилых людях, рассматривающих секс как усилие или обязанность. Однажды преодолев перевал, они
«слишком стары» для секса, и их половые органы отмирают от бездействия вместе с их кожей, мускулами, а
также и мозгами. Теперь им нечего делать, остается только ждать, пока они окончательно не заржавеют.
Чтобы избежать растительного существования, не обязательно иметь скрипт с временным ограничителем, а
лучше, чтобы он был рассчитан на всю жизнь, независимо от того, как долго она будет продолжаться.
Сексуальная потенция, влечение и сила человека в какой-то мере определяются его наследственностью
и его химией, но похоже, что они в еще большей степени обусловлены скриптовым решением, которое он
принимает в раннем детстве, а также родительским программированием, порождающим это решение. Таким
образом, не только интенсивность и частота его сексуальной активности на протяжении всей его жизни, но и
его способность и готовность любить во многом определяются в шестилетнем возрасте. У женщин это
выражено, как представляется, сильнее, чем у мужчин. Некоторые из них очень рано решают, что будут
матерями, когда вырастут, тогда как другие в этот же период дают обет оставаться девственницами или
вечными невестами. В любом случае половая активность обоих полов сталкивается с родительскими
мнениями, взрослыми предосторожностями, детскими решениями и социальными предрассудками и
страхами, так что естественные потребности и влечения подавляются, преувеличиваются, искажаются или
извращаются. В результате то, что называется сексом, становится инструментом игрового поведения.
Простые трансакции греческих мифов,— ой! и трах! — происходившие на горе Олимп и сформировавшие
основу скрипта, превращаются в надувательства и уловки народных сказок, где Европа становится Красной
Шапочкой, Прозерпина — Золушкой, а Одиссей — глупым принцем, ставшим лягушкой.
4. Часовое время и целевое время
Способы организации небольших периодов времени обсуждались в главе 2. Вот возможные варианты:
уход в себя, ритуалы, развлечения, деятельность, игры и близость. Каждый из них имеет начало и конец,
называющиеся точками переключения. На более длительных отрезках времени
199
скрипт тоже имеет свои точки переключения; они обычно означают, что игроки переходят из одной
роли в другую по драматическому треугольнику.
Ричард Щехнер провел тщательный научный анализ временных моделей в театре3. Его анализ
применим и к драматургии реальных скриптов. Два наиболее важных типа у него — «установленное время» и
«событийное время». Установленное время идет по часам и календарю. Действие начинается и заканчивается
в определенный момент или на него отводится определенное время, как на футбольный матч. Для
скриптового анализа назовем это часовым временем (ЧВ). При событийном времени действие должно быть
закончено, как бейсбольный матч, независимо от того, сколько оно будет продолжаться по часам. Назовем это
целевым временем (ЦВ). Существуют комбинации этих двух типов. Состязание по боксу может быть
закончено либо когда закончены все раунды, то есть по установленному, или часовому, времени, либо когда
будет нокаут, то есть по событийному, или целевому, времени.
Идеи Шехнера особенно полезны для скриптового анализа при исследовании скриптов «Можно» и
«Нельзя», Ребенок, делающий домашнее задание, может получить пять различных указаний: «Тебе нужно
много спать, так что можешь закончить в 9 часов». Это называется часовое можно. «Тебе нужно много спать,
так что нельзя сидеть позже 9 часов». Это называется часовое нельзя. «Важно закончить домашнее задание,
можешь посидеть попозже и доделать его». Это целевое можно. «Важно закончить домашнее задание; не
пойдешь спать, пока не сделаешь». Это целевое нельзя. Два можно могут освободить его, два нельзя могут
раздражить, но они не загонят его в угол. «Ты должен закончить домашнее задание в 9 часов и лечь спать».
Здесь часовое и целевое время совмещаются и называется это «Гонка» («Hurryup»). Очевидно, что каждая из
этих инструкций по-своему повлияет на его домашнее задание и на сон, а когда он вырастет, на то, как он
будет работать и спать. С марсианской точки зрения воздействие на скрипт ребенка может быть совсем не
такое, как ожидали родители. Например, часовое нельзя может закончиться бессонницей, а целевое нельзя
может когда-нибудь довести до срыва. (Чак в главе 6 был ориентирован на целевое нельзя и избавился от него
с помощью психотерапии. Другие предпочитают инфаркт.)
Этот список важен тем, что он помогает объяснить, как люди организуют свое время, следуя
распоряжениям своих
200
скриптов. «Можешь жить до 40 лет» (часовое можно), обычно старается успеть сделать то, что он хочет;
«Можешь жить, пока не умрет твоя жена» (целевое можно) скорее будет проводить время, заботясь о здоровье
своей жены в надежде оттянуть неприятное событие. «Нельзя этого делать, пока не встретишь себе мужчину»
(целевое нельзя) может проводить массу времени в поисках мужчин, а «Нельзя этого делать, пока тебе не
исполнится 21» (часовое нельзя) найдет время для других дел. Это также объясняет, почему некоторые люди
живут по часам, а другие ориентированы на цель.
Ссылки
1. Young, D. «The Frog Game». Loc. cit.
2. Beme. E. Sex in Human Loving. Simon & Schuster, New York, 1970.
3. Schechner, R. Public Domain. The Boobs-Merrill Company, New York 1969 Chapter 2.
' '
201

Глава 12НЕКОТОРЫЕ ТИПИЧНЫЕ СКРИПТЫ


Скрипты — искусственные системы, ограничивающие спонтанные и творческие порывы (aspirations)
людей, так же как игры — искусственные структуры, ограничивающие спонтанную и творческую близость.
Скрипт похож на замерзшее, все в узорах стекло, которое родители Джедера ставят между ним и миром (и
ими самими) и которое он, впоследствии хранит и оберегает. Он смотрит на мир через него, а мир смотрит на
него, надеясь увидеть хотя бы проблеск, а может быть, вспышку его истинного существа. Но поскольку мир
тоже смотрит через свое замерзшее стекло, они видят друг друга так, как два аквалангиста на дне мутной
реки, у которых к тому же запотели стекла масок. Марсианин протер свое стекло средством от запотевания,
так что он видит немного лучше. Вот несколько примеров того, что он видит, которые, возможно, помогут
понять, как скрипт в каждом случае дает ответ на вопрос: «Что вы говорите или делаете после того, как
сказали «Привет»?»
1. Розовая Шапочка, или Беспризорница
Розовая Шапочка была сиротой, она любила сидеть на полянке в лесу, ожидая, когда придет кто-нибудь,
кому она могла бы помочь. Иногда она прохаживалась по тропинкам, на случай, если понадобится помощь
тем, кто живет в другой части леса. Она была очень бедна и не могла предложить много, но всегда была
готова поделиться тем, что имела. Она могла помочь в том случае, если требовалась лишняя пара рук, а ее
голова была полна мудрыми советами, которые она узнала от родителей еще при их жизни. Еще она любила
веселые шутки и любила подбадривать тех, кто боялся потеряться в лесу. Так она подружилась со многими.
Но в выходные она почти всегда оставалась одна, потому что все уезжали на пикники в долину и покидали ее
в лесу. Иногда ее тоже приглашали, но время шло, и это случалось все реже.
202
Она жила не так, как Красная Шапочка; они даже встретились однажды, но не очень поладили. Красная
Шапочка спешила через лес и зашла на полянку, где сидела Розовая Шапочка. Она остановилась, чтобы
сказать «Привет», и они минуту-другую разглядывали друг друга, думая, что они, пожалуй, могли бы
подружиться,— они были очень похожи, только у одной было красное пальто, а у другой розовое.
— Куда вы идете? — спросила Розовая.— Я вас здесь раньше не видела.
— Я несу моей бабушке сэндвичи, которые сделала моя мама,— ответила Красная.
— Ах, как мило,— сказала Розовая.— А у меня совсем нет мамы.
— И еще,— гордо ответила Красная,— когда я приду к бабушке, меня съест волк. Мне так кажется.
— Ах,— сказала Розовая,— что ж, сэндвич каждый день, и волк* не страшен. Умная девочка всегда
узнает своего волка, когда его увидит.
— По-моему, это совсем не смешно,— сказала Красная.— Так что до свидания.
— Почему ты такая заносчивая? — спросила Розовая, но Красная уже ушла. «У нее нет чувства юмора,
— подумала Розовая про себя,— но, по-моему, она нуждается в помощи». Итак, Розовая Шапочка побежала в
лес искать охотника, который спасет Красную Шапочку от волка. Она его скоро нашла. Это был ее старый
друг. Она сказала ему, что Красной Шапочке грозит неприятность. Она проводила его до дверей хижины, где
жила бабушка Красной Шапочки, и видела все, что там произошло: Красную Шапочку в постели с волком,
как волк пытался ее съесть, охотника, убивающего волка, и как потом охотник вместе с Красной Шапочкой,
смеясь, вскрывали волка и набивали ему брюхо камнями. Но Красная даже не поблагодарила Розовую, и
Розовую это огорчило. И когда все кончилось, охотник подружился с Красной и забыл про Розовую, что
огорчило ее еще больше. Она была так печальна, что стала каждый день есть винные ягоды, а потом не смогла
спать, и ей пришлось по ночам есть сонные ягоды. Она все еще была славным ребенком и все еще любила
помогать людям, но иногда ей казалось, что лучше бы было переесть сонных ягод.
*Тж. «бабник» («кот»). — Прим. пер.
203
Клинический анализ
Тезисы: Розовая Шапочка сирота или имеет причину чувствовать себя таковой. Она прелестный
ребенок, полный мудрых советов и веселых шуток, но она предпочитает, чтобы думали, организовывали и все
делали другие. Она добросовестна и всегда готова помочь людям. Поэтому у нее много «друзей», но каким-то
образом она всегда в конце концов остается одна. Тогда она начинает пить, принимать стимуляторы и
снотворные и часто задумывается о самоубийстве. После того как она скажет «Привет», следует несколько
веселых шуток, но это только чтобы заполнить время до того, как она сможет спросить: «Не могу ли я чем-
нибудь помочь?» На этой основе у нее могут быть глубокие отношения с неудачником, но со счастливчиком
она не очень ладит после того, как шутки кончатся.
Клинический диагноз Хроническая депрессивная реакция.
Сказка Розовая Шапочка.
Роли Ребенок, готовый помочь, Жертва, Спаситель.
Переключения Спаситель (советующий, заботливый Родитель) — к жертве (начальное Дитя).
Родительский совет «Будь хорошей девочкой, всем помогай».
Родительский образец «Вот как надо помогать людям».
Родительское распо ряжение «Не имей много, не бери много и уходи».
Детский лозунг «Делай, что положено, и не жалуйся».
Позиция«Я не-ОК, потому что я жалуюсь», «Они ОК, потому что могут иметь вещи».
Решение Я накажу себя за жалобы».
Скрипт Зачахнуть (witheraway).
Антискрипт«Учиться помогать людям.
Футболка Перед: «Я прелестный ребенок». Спина: «Но я сирота».
Игра«Как я ни стараюсь».
Купоны Огорчения.
Расплата Самоубийство.
204
Эпитафии «Она была хорошей девочкой», «Я старалась».
Антитезис Перестать быть прелестным ребенком.
Разрешение Использовать своего Взрослого, чтобы сделать что-нибудь стоящее.

Классификация
Розовая Шапочка — скрипт неудачника, потому что она теряет все, что получает. Это скрипт целевого
нельзя со стандартным лозунгом: «Этого нельзя делать, пока ты не встретишь Принца». Он основан на плане
«Никогда»: «Никогда не проси ничего для себя». После того как она говорит «Привет», она доказывает, что
она прелестный ребенок, всегда готовый помочь.

2. Сизиф, или «Опять все сначала»


Это история о Джеке и его дяде Гомере. Отец Джека был героем войны, его убили, когда Джек был
маленьким мальчиком, и его мать тоже умерла вскоре. Джека воспитывал дядя Гомер, плохой спортсмен,
хвастун и немного мошенник. Он учил Джека разнообразным спортивным играм и состязаниям. Но если Джек
выигрывал, Гомер приходил в ярость и говорил: «Думаешь, твое дерьмо не воняет?» Если Джек проигрывал,
дядя смеялся над ним в снисходительном дружеском тоне. Так что через некоторое время Джек стал
проигрывать нарочно. Чем больше он проигрывал, тем довольнее и благодушнее становился дядя. Джек хотел
стать фотографом, но дядя сказал, что это профессия для сосунков, и решил, что вместо этого Джек станет
спортсменом-чемпионом. Итак, Джек стал бейсболистом-профессионалом. В действительности же дядя хотел,
чтобы Джек попытался стать чемпионом и провалился.
С таким дядей в наставниках не было удивительным, что, как раз когда Джек был на пути в высшую
лигу, он повредил связки руки и должен был бросить игру. Позже он говорил, что трудно объяснить, как он,
опытный игрок, мог так неудачно повредить руку на тренировке, когда все берегли себя, чтобы не получить
травму перед началом сезона.
Потом Джек был коммивояжером. Он всегда начинал великолепно, получал все большие и большие
заказы, пока не становился любимцем босса. Тут он чувствовал необходимость
205
сорваться. Он начинал спать допоздна, пренебрегал бумагами, и его поставки запаздывали. Он был
таким хорошим поставщиком, что ему даже не приходилось разъезжать: покупатели сами вызывали его, но он
забывал записывать их заказы. В результате всего этого следовали длинные обеды в обществе босса для
обсуждения его личных проблем. После каждого такого обеда он немного подтягивался, но через некоторое
время все начиналось сначала. Рано или поздно наступал последний обед, когда его дружески выпроваживали.
Тогда он искал другую работу и начинал весь цикл сначала. Одна из трудностей заключалась в том, что у него
было чувство, что коммивояжер должен всегда немного лгать и мошенничать, и это его беспокоило.
Пройдя курс лечения, Джек освободился от своего дядюшки и решил вернуться в школу, чтобы стать
социальным работником.

Клинический анализ
Тезис: Сизиф очень напряженно трудится и почти достигает успеха. В этой точке он сдается, бросает
работу и теряет все, что приобрел. Тогда ему приходится начинать все сначала, и цикл повторяется.
Клинический диагноз Депрессивная реакция.
Миф Сизиф.
Роли Покинутый Ребенок, Преследователь, Спаситель.
Переключения Герой (успех) — Жертва (провал), Спаситель.
Родительское наставление«Будь настоящим мужчиной, а не манной кашей». Родительский образец
(pattern) «Немного мошенничай».
Родительское распоряжение «Не достигай».
Детский лозунг «Я — сын героя».
Позиция «Я не-ОК, потому что на самом деле я — манная каша». «Они ОК, потому что они
преуспевают».
Решение «Я должен быть героем».
Скрипт Пусть тебе это не удастся.
206
Футболка Перед: «Я суперпродавец». Спина: «Но не покупайте ничего у меня». Игры «Вот те на!»,
«Шлемиль»*.
Купоны Огорчение и вина.
Расплата Импотенция и самоубийство.
Эпитафии «Он Очень Старался», «Мне это не удалось».
Антитезис Перестань слушать своего дядюшку.
Разрешение Вернуться в школу и стать воспитателем брошенных детей.

Классификация
Сизиф — это неудачливый скрипт, потому что каждый раз, когда он подбирается к вершине, он должен
скатываться обратно. Это скрипт целевого нельзя с лозунгом: «Без меня ты этого не сделаешь». Он основан на
плане «Снова и снова», «Пробуй сколько хочешь». Время между «Привет» и «Прощай» занято в основном
игрой «Я сначала».

3. Малютка мисс Глупышка, или «Меня не испугаешь»


Глупышка сидела на табурете в баре вечер за вечером и пила виски. Однажды вечером к ней подсел
довольно грубый тип. Он ее напугал, но она не убежала. Впоследствии она вышла за него замуж, чтобы
заботиться о нем и обеспечить ему возможность писать хорошие рассказы. Когда он был пьян, он ее бил, а
когда трезв — унижал словесно, но она все равно не убегала. Члены лечебной группы сначала жалели ее и
приходили в ужас от поведения ее мужа, но прошло несколько месяцев, и их отношение изменилось.
«Как насчет того, чтобы слезть со своего стульчика и что-нибудь изменить? » — говорили они. «Ты,
похоже, очень довольна, когда рассказываешь очередную печальную историю, так что это на самом деле
жестокая игра в "Разве это не ужасно?"».
Однажды доктор Q спросил ее, какая у нее была любимая сказка. «Такой у меня нет,— сказала она,— но
зато у меня есть любимый стишок «Маленькая Мисс Глупышка».
207
— Так вот почему вы сидите на своем стульчике*?
— Да, я на нем сидела, когда встретила его.
— Так почему же он вас не испугал?
— Потому что, когда я была маленькой, мама часто говорила: если я когда-нибудь убегу из дома, мне
будет гораздо хуже, чем сейчас.
— А как насчет самого первого стульчика? — спросил кто-то.
— Вы имеете в виду горшок? Что ж, они заставляли меня на нем сидеть и пугали меня своими
угрозами, а я была слишком напугана, чтобы встать и убежать.
Таким образом, ее скрипт был похож на скрипт мисс Глупышки, только ей не разрешалось убегать, и
она не знала, куда бежать. А пока вместо сыворотки она пила виски. Группа дала ей разрешение встать со
своей кочки, выбросить свою сыворотку и поступать по-своему. Раньше она всегда выглядела мрачной, а
теперь начала улыбаться.
Ее муж знал, что после того, как скажешь мисс Глупышке «Привет», надо говорить «Буу!», и она
должна убежать. Большинство девушек так и делали, а она не убежала. Если мисс Глупышка не убегает, когда
ей скажут «Буу!», единственное, что остается сделать,— это снова сказать ей «Буу!», и именно это он и делал.
Так или иначе, но это было почти все, что он ей когда-либо говорил, разве что, пожалуй, «Фу!» (Pooh!).

Клинический анализ
Тезис: Малютка мисс Глупышка сидит на тумбе, тоскуя, попивая простоквашку и ожидая паука,— это
все, на что она может надеяться. Когда он появляется, он пытается ее напугать, но она решает, что он —
самый прекрасный паук в мире, и остается с ним. Он продолжает периодически путать ее, но она отказывается
убегать. Но когда он говорит, что боится ее, она действительно пугается. Она оглядывается в поисках другого
паука, но не находит такого прекрасного, как ее
* Имеется в виду детский стишок LittleMissMuffet:
Малютка мисс Бумби
Сидела на тумбе,
Хлебала свою простоквашку.
Но выглянул вдруг Свирепый паук
И спугнул нашу Бумби, бедняжку.
Обыгрывается рифма Muffet — tufet (маленькая мягкая скамеечка).— Прим. ред.
208
собственный, так что она остается с ним и в меру своих сил помогает ему ткать паутину.
Клинический диагноз Патология характера.
Стишок Маленькая мисс Глупышка.
Роли Спаситель, Жертва.
Переключения Жертва (обстоятельств) — Спасительница (мужчин) — Жертва (мужчин).
Родительское наставление «Не сдавайся».
Родительский образец «Чтобы это вытерпеть — пей».
Родительское распоряжение «Не убегай, а то будет еще хуже».
Позиция «Я ОК, если я помогу ему добиться чего-нибудь» , « Он ОК — он добивается».
Решение «Раз я не могу делать дело, поищу такого, который добьется».
Футболка Перед: «Я могу с этим справиться». Спина: «Ударь меня».
Игры «Ударь меня», «Разве это не ужасно? ».
Антитезис «Перестань сидеть на своем стульчике и пить».
Разрешение «Поступать по-своему».

Классификация
Маленькая мисс Глупышка — это скрипт трудяги. Она никогда не пробьется, но по меньшей мере рядом
с ней всегда есть паук. Это скрипт целевого можно с лозунгом «Ты можешь помочь ему добиться». Он
основан на плане «Пока»: «Сиди и жди, пока не появится принц-паук, тогда можешь начать жить». Время
между «Привет» и «Прощай» заполнено ссорами, и пьянством, и любовью, и работой.

4. Ветераны не умирают, или «Кому я нужен?»


Мак был храбрым солдатом и хорошо заботился о своих людях. Но однажды по несознательности или
неподчинению вышло так, что многих из них убили, и Мак обвинил себя в
209
этом. Это, а также малярия, недоедание и прочее привело его к кризису. Когда ему стало лучше, он стал
работать, работать и работать, чтобы не думать, но, как бы он ни трудился, дело не двигалось, и всегда нужно
было еще работать, чтобы вылезти из долгов. Мак был поставщиком и ходил на свадьбы и другие
празднества, но самому ему было нечего праздновать. Он всегда был наблюдателем, помогал людям едой,
питьем, удобствами и советами, и это заставляло его чувствовать себя нужным, насколько это было возможно.
Хуже всего было ночью, когда он был один на один со своими мыслями. Лучше всего было в субботу
вечером, когда он напивался и мог забыться, и становился почти таким, как все.
Это началось гораздо раньше, чем он попал в армию. Когда ему было 6 лет, его мать сбежала с
солдатом, и когда он понял, что она ушла насовсем, он заболел лихорадкой и старался умереть, так как он
понял, что не нужен ей. Он начал трудиться рано, еще в школе, но, когда ему удавалось чего-то добиться, отец
каким-то образом выманивал у него деньги. Если он покупал что-то для себя, отец это продавал. Он ревновал
других мальчиков, потому что у них были матери, поэтому часто дрался. Ему было наплевать на разбитые
носы в школьном дворе, но он не мог видеть мертвые тела на войне. Он был хорошим стрелком, но всегда
жалел врагов, которых убивал, и не держал на них зла за то, что они убивали его людей. Он винил себя за это,
и ему казалось, что его убитые соратники откуда-то наблюдают за ним, так что он был очень осторожен,
старался не оскорбить их своим весельем. То, что он напивался, не считалось — или считалось? Он не мог
быть уверен. Раз или два он пытался разбить свою машину и сильно пострадал, но выжил. Главным способом
самоубийства для него было куренье, даже при бронхите. После долгого лечения он сблизился со своей ма-
терью, и это помогло ему почувствовать себя лучше.
Клинический анализ
Тезис: Старый солдат был недостаточно хорош для своей матери и потерял друзей. В результате он
приговорен вечно трудиться без особых результатов. В жизни он зритель, который не может участвовать в
развлечениях. Он всегда рад помочь, а это означает дополнительную работу, но дает ему чувство своей
необходимости. Смерть будет его единственным освобождением, но он не может причинить боль тем, кто его
любит, открытым самоубийством. Все, что он может,— медленно угасать.
210
Классификация
Ветеран — это скрипт трудяги, потому что для старых солдат не преуспевать — дело чести. Это скрипт
Целевого Нельзя с лозунгом: «Ты не можешь преуспеть, пока снова им не понадобишься». Он основан на
плане «После»: «После войны ты можешь только угасать». Время в ожидании смерти заполнено помощью
людям и солдатскими рассказами.
Клинический диагноз Компенсированная шизофрения.

Песня Ветераны не умирают.


Роли Неудавшийся спаситель, Преследова тель, Жертва.

Переключения Жертва (матери и отца) — Спаситель(людей) — Жертва


(обстоятельств).

Родительское «Трудись и помогай людям».


наставление

Родительский «Вот как переносить это — пить».


образец (pattern)

Родительское «Не преуспевай».


распоряжение

Позиция «Я не-ОК, они все ОК».


Решение «Я доведу себя до смерти работой».
Футболка Перед: «Я хороший парень». Спина: «Даже если это меня
убивает».

Развлечения Воспоминания о войне.


Игры «Я только стараюсь вам помочь».
Антитезис Перестань убивать себя.
Разрешение Настроиться и преуспевать.

5. Победитель драконов, или «Папа лучше знает»


Жил как-то однажды человек по имени Джордж, который был известен как победитель драконов и
оплодотворитель женщин. Он слонялся по полям с совершенно независимым видом — по крайней мере, так
это выглядело. Проезжая летним днем по лугу, он увидел клубы дыма и пламя, поднимающееся к небу в
отдалении. Когда он приблизился, он услышал ужасный рев и крики испуганной девушки. «Ага! — закричал
он, хватаясь за копье.— Это мой третий дракон и третья девушка меньше чем за неделю. Я убью дракона. И,
без сомнения, моя храбрость будет щедро вознаграждена». Секундой позже он
211
закричал дракону: «Стой, скотина!» и девушке: «Вам нечего бояться! » Дракон отступил и принялся
рыть землю в предвкушении не только двойного обеда, но и того, что он любил больше всего — хорошей
драки. Девушка, которую звали Урсула, протянула руки и воскликнула: «Мой герой! Я спасена!» Она была
очень довольна, предвкушая не только свое спасение и зрелище хорошей драки, но и (поскольку на самом
деле она не была девушкой) возможность щедро вознаградить своего спасителя. Джордж и дракон отошли
немного друг от друга, готовясь к драке, а Урсула подбадривала обоих. Тут на сцене появилась еще одна
фигура, богато экипированная серебряным седлом и пухлой сумкой с золотыми монетами. «Эй, малыш!» —
закричал вновь прибывший. Обернувшись, Джордж воскликнул с удовлетворением: «Папа! Как я рад тебя
видеть!» Повернувшись к дракону спиной, он слез с лошади и подошел поцеловать ногу своего отца.
Последовал оживленный диалог: «Да, отец! Конечно, отец! Как ты скажешь, отец!» Ни Урсула, ни дракон не
слышали того, что говорил отец, но скоро стало ясно, что это может продолжаться до бесконечности.
«О, ради Христа,— сказала Урсула, топая ногой с отвращением.— И это герой! Как только появляется
его старик, он уже тут как тут — кланяется, заискивает,—где ему взять время на меня, бедную и
беззащитную». «Ты права,— сказал дракон,— это, видно, никогда не кончится». Он прикрутил свое пламя, за-
валился набок и заснул. Но вот наконец старик уехал и Джордж приготовился вернуться к схватке. Он снова
схватился за копье и стал ждать, пока дракон поднимется и бросится на него, а Урсула будет его
подбадривать. Вместо этого Урсула сказала: «Тряпка!» — и ушла. Дракон поднялся на ноги, сказал: «Ничто-
жество»,— и тоже ушел. Увидев это, Джордж закричал- «Эй, папа!» — и помчался галопом догонять отца. А
Урсула и Дракон одновременно обернулись и крикнули ему вслед: «Жаль, что он так стар, а то лучше было бы
иметь дело с ним, а не с тобой».

6. Зигмунд, или «Не мытьём, так катаньем»


Зигмунд решил стать великим человеком. Он много работал, чтобы попасть во Влать (Establishment),
которая и была для него раем. Но его туда не брали. Тогда он решил заглянуть в ад. Там не было Власти, и
никто на это не обращал внимания. Зигмунд стал большим специалистом в аду, который в данном случае был
Бессознательным (theUnconscious). Он имел такой успех, что через некоторое время сам стал Властью.
212
Клинический анализ
Тезис: Джедер* решает стать великим человеком. Люди ставят на его пути различные препятствия.
Вместо того чтобы пытаться их штурмовать, он обходит их, чтобы найти дело, достойное себя, и становится
великим человеком.
Клинический диагноз Фобии.
Герои Ганнибал и Наполеон.
Роли Герой, Противник.
Переключения Герой, Жертва, Герой.
Родительское наставление «Трудись и не сдавайся!»
Родительский образец «Работай головой и придумай, что сделать».
Родительское распоряжение {injunction) . «Стань великим человеком».
Позиция «Я ОК — если добьюсь» «Они ОК — если думают».
Решение «Если я не могу попасть в рай, я пойду в ад».
Футболка Не имеет.
Купоны Не собирает
Игры Нет времени на игры.
Антитезис Не нужен.
Разрешение Уже имеет в полной мере.

Классификация
Это счастливый скрипт, потому что Джедер подчинен скрипту и делает то, что должен делать. Это
скрипт целевого можно с лозунгом «Не мытьем, так катаньем». Он основан на плане «Всегда», «Всегда
пытайся». После «Привет» сразу приступает к работе. Время ожидания все до отказа заполнено работой на
выполнение скрипта.
*Именно Джедер, не Сигмунд.— Прим. пер.
213

7. Флоренс, или «Не сдавайся»


Мать Флоренс хотела удачно выдать ее замуж, сделать великосветской дамой, но глас Божий сказал
Флоренс: судьба твоя — служить человечеству. На протяжении 14 лет все близкие боролись с ее решением, но
в конце концов она победила и начала свою карьеру сестры милосердия. Титаническим усилием, преодолевая
сопротивление окружающих, она добилась расположения Церкви (theEstablishment) и даже Королевы. Она
всецело посвятила себя работе, и ее не коснулись интриги и сплетни. Она произвела революцию не только в
уходе за больными, но и во всем здравоохранении Британской империи.
Клинический анализ
Тезис: Мать Флоренс хотела сделать ее тщеславной, но голос где-то внутри нее говорил, что ее
предназначение выше этого. Она яростно борется с матерью за свое решение. Люди ставят препятствия на ее
пути, но, вместо того чтобы играть с ними в игры, она обходит преграды в поисках достойного дела и
становится героиней.
Клинический диагноз Галлюцинации.
Героиня Жанна д'Арк.
Роли Героиня, противники.
Переключения Жертва, Героиня.
Родительские наставления «Выйти замуж за богатого».
Родительский образец «Делай, что тебе говорят».
Родительское распоряжение «Не возражай».
Галлюцинаторное распоряжение (предположительно голос отца) «Стань героиней, как Жанна д'Арк».
Позиция«Я ОК — если добьюсь» «Они ОК — если позволят мне это сделать».
Решение «Если я не могу служить человечеству так, я буду делать это по-другому».
214
Футболка Перед: «Заботься о солдатах». Спина: «Делай это лучше, чем прежде».
Купоны Не собирает.
Игры Нет времени на игры.
Антитезис Не нужен.
Разрешение Уже имеет в полной мере.
Классификация
Это счастливый скрипт, он классифицируется точно так же, как предыдущий. В обоих случаях герои
берут неудачные скрипты (Ганнибал, Наполеон, Жанна д'Арк) и превращают их в счастливые, несмотря на
противодействие окружающих. Превращение возможно благодаря открытой альтернативе обойти
препятствие, вместо того чтобы штурмовать его в лоб. Эта гибкость, ни в коей мере не влияющая на
решительность и эффективность, спасает. Так, если бы Наполеон и Жанна д'Арк могли бы принимать
решения, согласующиеся с обстоятельствами, их скриптовые расплаты были бы совсем иными, например:
«Если я не могу бороться с англичанами, я буду бороться с болезнью».

8. Трагические скрипты
До сих пор существуют значительные разногласия по поводу того, становятся ли счастливчики
счастливчиками потому, что у них счастливые скрипты, или потому, что у них есть разрешение быть
самостоятельными. Однако нет сомнений, что неудачники следуют программированию своих родителей, а
также толчкам своего внутреннего демона. Трагические скрипты, которые Штейнер назвал
«гамартическими»1, могут быть благородными и неблагородными. Благородные — источник вдохновения и
высоких трагедий. Неблагородные повторяют те же старые сцены и надоевшие сюжеты, происходящие в
мрачных «отстойниках», которые общество имеет специально для того, чтобы неудачники могли получать
свою расплату: в салунах, ломбардах, борделях, судах, тюрьмах, больницах и моргах. Благодаря
стереотипным расплатам легко выделить в таких жизненных путях скриптовые элементы. Книги по
психиатрии и криминалистике, приводящие многочисленные и подробно описанные случаи, являются
великолепными источниками для изучения скриптов 2.
215
Плохой скрипт накладывается на ребенка Глумливым Фашистом, и он придерживается этого скрипта по
принципу Тюремной Ностальгии. Глумливый Фашист стар как мир и действует по следующему принципу.
Людям говорят, что вражеский король или вождь грязен, туп, мерзок и жесток и вообще больше похож на
зверя, чем на человека. Когда он попадает в плен, его сажают в клетку в лохмотьях, без туалетных и других
принадлежностей. Через неделю или около того его показывают публике, и, разумеется, он выглядит грязным,
тупым, мерзким и жестоким, а со временем эти его качества усиливаются. Тогда победители улыбаются и
говорят: «Мы же вам говорили!»
Дети, по сути дела, пленники своих родителей, и те могут привести их в любое желаемое состояние.
Например, девочке говорят, что она — истеричная, эгоистичная плакса. Родители знают ее слабые места и
могут мучить ее в присутствии гостей до тех пор, пока ей это не станет невыносимо и она не заплачет.
Поскольку это называется «жалостью к себе», она очень старается не заплакать, так что, когда она все-таки
плачет, это похоже на взрыв. Тогда родители могут сказать: «Какая истерическая реакция! С ней это всякий
раз, когда у нас гости. Какая плакса!» и т. д. Ключевой вопрос в скриптовом анализе такой: «Как нужно
воспитывать ребенка, чтобы, когда он вырос, он вел себя так, как делает это пациент?» Ответить на этот
вопрос трудно, но после него скриптовый аналитик может все чаще достаточно правильно описывать
воспитание пациента раньше, чем ему о нем расскажут.
Многие из тех, кто провел долгие годы в тюрьме, находят внешний мир негостеприимным, сложным и
пугающим и совершают какой-нибудь проступок, с тем чтобы их снова посадили. Тюрьма, возможно, не Бог
весть что, но она знакомая, й там известны правила поведения, не вызывающие серьезных неприятностей, и
там есть старые друзья. Точно так же, когда пациент пытается вырваться из клетки своего скрипта, ему
кажется плохо «снаружи», а если он больше не играет в старые игры, он теряет старых друзей и должен
заводить новых, а это часто пугает. Поэтому он возвращается на круги своя, как страдающий Тюремной Нос-
тальгией.
Все это может помочь немного лучше понять скрипт и его влияния.
216
Примечанияиссылки
1. Steiner, С. М. Games Alcoholics Play. hoc. cxt. Ливделл и Скотт приводят несколько вариантов, из
которых самый приемлемый — «гамартети-кос» (обреченный на неудачу) из аристотелевской «Этики», № 2,
3, 7.
2. Одно из самых новых и убедительных исследований определенного типа неудачников — работа:
LouiseV. Frisbie. Another Look at Sex Offenders in California (California Department of Mental Hygiene,
Sacramento, 1969). Можно предполагать, что автор знает о существовании скриптового анализа, но, как
большинство криминалистов, игнорирует его, хотя и приводит много примеров явно скриптового поведения.
Например, преступник получил два года условно и все это время вел себя примерно, но сорвался за две недели
до окончания срока. Он никак не мог объяснить, как это получилось, но он ухитрился попасть под арест за
«извращение» с проституткой (стр. 60). В двухтомном «Исследовании криминальной психопатологии» Бена
Карпмана {StudiesinCriminalPsychopathology. MedicalSciencePress, Washington, D. C, 1933 и 1944) приводятся
великолепные примеры «гамартии» с полными историями болезни. Первый том был опубликован в период
популярности направления «боттом-дог» в эпоху Великого Кризиса (название пошло от романа Эдварда
Дальберга «Собаки на дне», 1930). Работа Бена Карпмана гораздо интереснее и убедительнее, чем
большинство художественной литературы, выходившей в то время. Современная литература направления
«боттом-дог» (например, «Завтрак обнаженных» Уильяма Барро-уза, 1962) более утонченна, но не менее
уныла и однообразна. Со скрип-товой точки зрения за прошедшие 30 лет ничего не изменилось, даже стиль,
который, по сути дела, начался с «Улисса» Джойса (1922) или по меньшей мере с его «Работа идет» (Поминки
по Финнегану) и других вещей, опубликованных в период перелома конца 20-х годов. Джойс даже носил
темные очки, как многие из его современных подражателей (кстати, д-р Стивен Карпман, автор
«Драматического треугольника», описанного в главе 10,— сын Бена Карпмана).

217

Глава 13
ЗОЛУШКА
1. Происхождение Золушки
Для скриптоаналитика в истории Золушки есть все. В ней есть множество разнообразных
взаимодействующих скриптов, бесчисленные укромные уголки и щели, где можно сделать поразительные
открытия, и миллионы жизненных прототипов для каждой роли.
Золушку в нашей стране обычно называют «Маленькой хрустальной туфелькой». Это перевод
французской версии Шарля Перро, впервые опубликованной в 1697 году и переведенной на английский язык
Робертом Сэмбером в 1729 г.1. В посвящении графине Гранвиль Сэмбер явно указал на то, что он понимает
скриптовое влияние таких рассказов. Он говорит, что Платон «хотел бы, чтобы дети впитывали эти сказки с
малолетства с молоком матери, и советует няням учить им детей». Мораль Перро к сказке о Золушке — это,
конечно, Родительское Наставление.
«Бесспорно, красота для женщин сущий клад.
Все неустанно хвалят вид пригожий,
Но ведь бесценнее — да нет, еще дороже! —
Изящество, сказать иначе, лад.
Коль фея-кумушка малютку-Сандрильону
Наставила и обучила так,
Что заслужила Золушка корону,
Уж значит эта сказка — не пустяк».
Последние три строчки описывают Родительский образец, который Золушка получила от своей
крестной и который полностью аналогичен модели (pattern) для «Красивой леди», описанной в главе 6. Перро
выводит и вторую мораль, в которой подчеркивает и необходимость родительского разрешения для того,
чтобы ребенок чего-нибудь достиг.
218
«Чего уж лучше, знаем сами, Слыть мудрецами, храбрецами, Роскошней быть, чем первый франт,
Иметь какой-нибудь талант, Определенный небесами. Все это можно заслужить. Но лучшие дары пребудут
бесполезны, Пока не вздумают за нас поворожить Хоть кумушка, хоть куманек любезный...»
Перевод Сэмбера был немного изменен Эндрью Лэн-гом в «Голубой Волшебной книге», одном из
самых популярных сборников сказок, читаемых для детей и детьми. Именно отсюда они получают первое
представление о Золушке. В этой доброй французской версии Золушка прощает своих сводных сестер и
находит для них богатых мужей. «Сказки братьев Гримм», тоже очень популярные в нашей стане, дают
немецкую версию. Это кровавая сказка, в конце которой голуби постепенно выклевывают сестрам глаза.
Историю Золушки можно найти у многих других народов2.
Узнав все это, мы можем теперь рассмотреть марсианскую точку зрения на Золушку в варианте Перро,
которую знает большинство детей в англоязычных странах, и обсудить действующие в ней скрипты, многие
из которых легко узнать в реальной жизни. Как и в случае с Красной Шапочкой, марсианин и реальность
сообщают нам нечто очень важное: что произойдет с действующими лицами после того, как сказка
закончится.
2. История Золушки
Согласно Перро, жил на свете человек, который после смерти своей жены женился вторично на вдове,
очень гордой и надменной женщине. (Без сомнения, она была также фригидной, как и все такие женщины.) У
нее были две дочери, во всем похожие на мать. У него тоже была дочь от первого брака, очень добрая и
ласковая девушка, вся в покойную мать, самую прекрасную женщину в мире.
Сразу же после свадьбы мачеха начала относиться к Золушке очень сурово. Она не могла вынести
достоинств этой милой девочки, потому что рядом с ней ее собственные дочери казались ей еще хуже.
Бедняжка терпеливо все сносила и не осмеливалась сказать об этом отцу, потому что он прогнал
219
бы ее, так как был под каблуком у жены. Закончив работу, она обычно присаживалась отдохнуть около
печки и садилась на золу, поэтому они прозвали ее Замарашкой, или, чуть поласковей, Золушкой.
И вот случилось так, что сын короля устроил бал и пригласил на него всех достойных людей, включая и
тех двух сестер. Золушка помогала им причесываться и одеваться. Они тем временем издевались над ней,
потому что она не была приглашена, и она согласилась, что такое торжество не для нее. Когда они уехали, она
заплакала. Но тут пришла ее фея-крестная и пообещала ей, что она тоже поедет. «Сходи в сад и принеси мне
тыкву»,— велела она Золушке. Эту тыкву волшебница превратила в золотой экипаж. Мыши послужили
лошадьми, крыса стала толстым веселым кучером с большими усами, а ящерицы — лакеями. Золушка
нарядилась в красивое платье, надела драгоценности и маленькие хрустальные туфельки — все это дала ей
крестная. На прощанье крестная предупредила ее, чтобы Золушка не задерживалась на балу после того, как
часы пробьют 12 часов.
На балу Золушка произвела сенсацию. Принц усадил ее на самое почетное место, и сам Король, хоть он
был и стар, не мог оторвать от нее глаз и не шепнуть о ней Королеве. Без четверти 12 она ушла. Когда ее
сестры вернулись, она притворилась, что спала. Они рассказали ей о прекрасной неизвестной принцессе.
Золушка улыбнулась и сказала: «Ах, она, должно быть, действительно очень хороша. Как бы мне хотелось на
нее поглядеть! Одолжите мне кое-что из вашей одежды, чтобы завтра я могла туда съездить». Но они сказали,
что не дадут свою одежду такой Замарашке, и Золушка была рада, потому что она бы не знала, что делать,
если бы они согласились.
На следующий вечер Золушка так веселилась, что забыла уйти, и вспомнила лишь тогда, когда часы
начали бить полночь. Как только она это услышала, она вскочила и умчалась с быстротой лани. Принц
погнался за ней, но не догнал; впрочем, в спешке она потеряла одну хрустальную туфельку, которую Принц
бережно поднял. Через несколько дней Принц приказал глашатаям объявить, что он женится на той, кому
придется впору крошечная туфелька. Он разослал гонцов с приказом примерять туфельку всем женщинам
королевства. После того как сестры безуспешно попытались всунуть в хрустальную туфельку свои ноги,
Золушка, которая узнала туфельку, со смехом сказала: «Дайте мне примерить ее». Ее сестры тоже засмеялись
и стали издеваться над ней. Но гонец сообщил, что туфельку приказано примерять всем.
220
Когда Золушка примерила туфельку, все увидели, что она ей как раз по ноге. Сестры были поражены, но
они удивились еще больше, когда увидели, что Золушка вынула из кармана вторую туфельку и надела ее. Тут
вошла фея-крестная и взмахом своей волшебной палочки превратила Золушкино тряпье в великолепное и
богатое одеяние.
Когда стало ясно, кто была прекрасная Принцесса, сестры бросились к ее ногам и сказали: «Прости»,—
после чего Золушка обняла их и простила. Затем ее отвезли к Принцу, и несколько дней спустя он на ней
женился. Золушка предоставила двум своим сестрам комнаты во дворце и в тот же день выдала их замуж за
двух важных придворных.
3. Переплетающиеся скрипты
В этой истории так много интересного, что трудно решить, с чего начать. Прежде всего, действующих
лиц. гораздо больше, чем кажется на первый взгляд. Вот все действующие лица в порядке появления:
Отец Крестная (Королева)
Мачеха (Кучер, (Стража)
Дочь А Лакей) Джентльмен
Дочь В (Люди на балу) Двое придворных
Золушка Принц
(Мать) Король
Итого 9 главных действующих лиц, несколько немых или с одной репликой ролей и множество
статистов. Самое интересное, что почти все они мошенники, как мы увидим вскоре.
Также примечательна четкость переключений, что характерно для большинства детских сказок.
Золушка начинает в позиции ОК, потом становится сначала Жертвой, затем Преследователем и, наконец,
Спасителем. Мачеха и ее дочери из Преследователей превращаются в Жертв, особенно в немецкой версии, где
две сестры отрезали куски своих ног, чтобы натянуть туфельку. В сказке также есть две другие классические
роли, которые мы находим в игре «Алкоголик». Посредника в данном случае играет крестная, снабжающая
Золушку всем необходимым, а Простаков — двое придворных, которые должны жениться на двух злых
сестрах.
Давайте теперь рассмотрим скрипты участников. Требуется не столь много времени, чтобы понять, как
много реальных характеров представлено в этой простой на вид сказке.
221
1. Золушка. У нее счастливое детство. Но затем она должна страдать, пока не произойдет определенное
событие. Однако ключевые сцены ориентированы на часовое время: она может развлекаться сколько угодно
до полуночи, а затем должна вернуться к прежнему состоянию. Золушка, очевидно, не поддалась искушению
поиграть в игру «Разве это не ужасно? » даже с отцом и остается просто меланхоличной и одинокой фигурой,
пока не начинается действие на балу. Тогда она играет в «Попробуй поймай меня» с Принцем, а потом, со
скриптовой улыбкой, в «У меня есть секрет» с сестрами. Кризис разражается сокрушительной игрой «И вот
она нам говорит», и Золушка с ехидной улыбкой собирает расплату за выигрышный скрипт.
2. Отец. Скрипт отца требует, чтобы он потерял первую жену, отверг дочь и женился на высокомерной
(и вероятно, фригидной) женщине, которая заставит их обоих страдать. Но все же он себе на уме, как мы
увидим в дальнейшем.
3. Мачеха. У нее скрипт неудачницы. Она тоже играет «И вот она мне говорит», заставляя отца
жениться на ней и открывая свой истинный жестокий характер сразу же после свадьбы. Она живет для своих
дочерей и надеется своим подлым поведением добыть для них королевскую расплату, но кончает
неудачницей.
4. Сестры. Их контрскрипты основаны на материнском лозунге «Позаботься прежде всего о себе, а
простачки пусть пропадают», но расплата происходит от распоряжения «Не достигай». Поскольку это также
скриптовое распоряжение для их матери, он, очевидно, перешел к ним от ее родителей. Они играют в
«Шлемиля», доставляя Золушке (или Замарашке, как они ее называют) массу неприятностей, а потом изви-
няются и получают ее прощение.
5. Крестная. Это в действительности самый интересный персонаж. Что побудило ее отправить
Золушку на бал? Почему бы ей просто не поговорить с ней и не успокоить ее, вместо того чтобы со всей
помпой отправлять ее на бал? Вышло так, что мачеха и сестры уехали на весь вечер и в доме остались только
Золушка и ее отец. Почему крестной так хотелось отделаться от Золушки? Что происходило в доме между
отцом и крестной, пока все были на балу? Предупреждение Золушке не задерживаться после полуночи
обеспечивало ее отсутствие как раз до этого времени, и, кроме того, она наверняка должна была явиться
домой первая. Это исключало риск, что другие женщины застанут крестную дома, поскольку приход Золушки
являлся для нее
222
знаком сматывать удочки. С цинической точки зрения вся интрига должна была предоставить
возможность отцу и крестной вместе провести вечер.
6. Принц. Принц — размазня и, без сомнения, после свадьбы получил по заслугам. Он два раза кряду
упускает девушку, не узнав, кто она такая. Кроме того, он даже не способен ее догнать, хотя она обута только
на одну ногу. Вместо того чтобы отыскать ее самому, он посылает приятеля. И наконец, он женится на
девушке подозрительного воспитания и сомнительного происхождения меньше чем через неделю после
знакомства. Несмотря на поверхностное впечатление, что он ее завоевывает, все это указывает на скрипт
неудачника.
7. Король. Король разбирается в девушках и немного сплетник. Он не предостерегает сына от
рискованных поступков.
8. Джентльмен. Это самый честный из всех персонажей. Он относится к Золушке без
сентиментальностей и без предубеждения и не насмехается над ней, как ее сестры. Вместо этого он просто
делает свое дело с прекрасным чувством справедливости. Само собой, он не сбегает с Золушкой сам, как мог
бы сделать более низкий человек, а доставляет ее в целости и сохранности своему господину. Он честен,
добросовестен и благоразумен.
9. Двое придворных. Они, разумеется, простаки, потому что позволяют женить себя на довольно
противных девицах, о которых они ничего не знают и видят впервые в день свадьбы.

4. Золушка в жизни
Важно, что все эти персонажи встречаются в реальной жизни. Вот, к примеру, история Золушки.
Родители Эллы развелись, когда она была маленькой, и она осталась с матерью. Вскоре ее отец женился
второй раз. У него было две дочери от второй жены. Жена ревновала Эллу, когда та приходила навещать
своего отца, и жалела деньги, которые отец посылал ей. Через несколько лет ее мать вышла замуж, и Элле
пришлось перебраться к отцу, потому что мать и новый отчим были больше заняты пьянством, чем ее
воспитанием. В новом доме Элле жилось плохо, потому что мачеха прямо дала понять, что не любит ее, а отец
почти ничего не делал, чтобы ее защитить. Ей всегда доставалось все худшее, а сестры издевались над ней.
Она выросла очень
223
застенчивой и почти не имела друзей. Ее сестры вели активную общественную жизнь, в которой ей
участвовать не позволяли.
Однако у Эллы было одно преимущество. Она знала то, чего не знали другие. У ее отца была любовница
по имени Линда, которая имела «Ягуар», носила очень дорогие ожерелья в стиле хиппи и иногда курила
марихуану. Элла и Линда тайно подружились и подолгу разговаривали о своих проблемах касательно отца.
Линда давала Элле дельные советы по многим вопросам и вообще стала ей чем-то вроде крестной. Это имело
особенно большое значение, потому что Элла не слишком много общалась с людьми.
Однажды Линда сказала: «Твоя мачеха ушла, а сестры отправились на свидания, почему бы и тебе куда-
нибудь не пойти? Скучно же сидеть дома одной. Я одолжу тебе свою машину и кое-что из тряпок, и ты
сможешь пойти на дискотеку, там бывает много молодых людей. Заходи ко мне около шести, мы поедем и все
устроим». Элла сообразила, что Линда с отцом собирается провести вечер вместе, и согласилась.
Линда решила, что Элла выглядит очень хорошенькой, когда приодета. «Не спеши обратно»,— сказал
она, передавая Элле ключи от своей красивой машины.
На танцах Элла познакомилась с юношей по имени Роланд и начала с ним встречаться. Но его друг,
бедный гитарист, интересовался Эллой гораздо больше, и вскоре она уже тайно встречалась с Принцем,
гитаристом. Она не хотела, чтобы он заходил к ней домой, потому что знала, что ее мачеха не одобрит его
дикий вид. Так что за ней заходил Роланд со своей подружкой, потом они заезжали за Принцем и
отправлялись куда-нибудь вчетвером. Ее отец, мачеха и сестры считали, что она встречается с Роландом, и
они с Линдой очень веселились по этому поводу.
Принц на самом деле не был бедняком. Он был из состоятельной семьи и получил хорошее образование,
но хотел стать эстрадной звездой. Он начал приобретать все большую и большую известность. Когда он стал
очень популярен, они с Эллой решили рассказать ее семье, как все было на самом деле, прежде чем они
узнают это от кого-нибудь другого. Для ее сестер это был сюрприз, тем более что они восхищались записями
Принца и очень завидовали, когда Элла объявила, какой богатый приз она получила. Но она не держала на
них зла за плохое к себе отношение и часто доставала для них бесплатные билеты на концерты Принца. Она
даже представляла их некоторым из его друзей.
224
5. Когда окончился бал
Мы уже знаем, что детское приключение Красной Шапочки с волком (ее дедом) очень сильно повлияло
на ее дальнейшую жизнь.
Зная, как поступают реальные люди, нетрудно предположить, что стало с Золушкой, когда она вышла
замуж. Она обнаружила, что быть Принцессой одиноко. Она хотела еще поиграть в «Попробуй поймай меня»
с Принцем, но он был малоинтересен. Она насмехалась над своими сестрами, когда они приходили к ней, но
это тоже забавляло ее недолго, тем более что теперь, когда она имела преимущество, им это не нравилось.
Король иногда посматривал на нее довольно странно, и он не был таким старым, каким хотел казаться, но и не
слишком молодым. Так или иначе, ей не хотелось думать о подобных вещах. Королева была с ней мила, но
очень корректна, как и полагается королеве. Что касается остальных придворных, то с ними Золушке тоже
приходилось быть очень корректной. В свое время у нее родился сын, которого ждала она и все остальные
тоже, и при дворе были празднества. Но больше у нее не было детей, а так как за маленьким герцогом
ухаживали няньки и гувернантки, ей вскоре опять стало так же скучно, как и прежде, особенно днем, когда
муж уезжал на охоту, и вечером, когда он садился со своими благородными друзьями проиграть деньги в
карты.
Через некоторое время она сделала странное открытие. Людьми, которые интересовали ее больше всего,
хоть она и старалась скрыть это, были судомойки и девушки, которые чистили камины. Она придумывала
любые предлоги, чтобы находиться рядом, пока они работают. Очень скоро она начала давать им советы из
собственного долгого опыта в таких делах. Скоро, объезжая маленькое королевство в своей карете, иногда с
сыном и его гувернанткой, а иногда без них, бывая в кварталах бедноты и деревнях, она обнаружила то, что
всегда знала: во всем королевстве были тысячи женщин, моющих посуду и вычищающих золу из очагов. Она
останавливалась и болтала с ними, расспрашивая их о работе.
Вскоре она приобрела привычку регулярно заходить в самые бедные дома, где женщинам приходилось
особенно тяжело грудиться. Она надевала самую старую одежду и сидела с ними на золе, сплетничая или
помогая по дому. По королевству пошел слух о том, чем она занимается, и Принц даже ссорился с ней из-за
этого, но она настаивала, что это ей нужно более, чем что-либо другое, и продолжала заниматься этим.
225
Однажды какая-то придворная дама, которая тоже скучала, попросилась пойти с ней. Со временем
другие тоже заинтересовались. Вскоре десятки благородных дам надевали самые старые платья и каждое утро
отправлялись в город помогать бедным домохозяйкам делать самую грязную работу, в перерывах сплетничая
и узнавая много интересных историй.
Тогда принцессе пришла в голову идея собрать всех этих дам вместе для обсуждения проблем,
которыми они занимаются, так что она организовала их в Дамское Общество Золы и Грязной Посуды и сама
стала его президентом. Теперь, когда в городе появлялись иностранные трубочисты, огородники, дровосеки,
судомойки или уборщицы, их приглашали во дворец выступить перед Обществом и рассказать о
нововведениях в их профессии и о том, как живут в их стране. Так Золушка нашла свое место в жизни: она и
ее новые друзья много сделали для повышения благосостояния в королевстве.

6. Сказки и живые люди


В обществе или в клинической практике нетрудно найти примеры всех персонажей из истории Золушки,
от самой Золушки и ее семейства, принца и короля, до веселого усатого кучера, который не сказал ни слова и
начал жизнь в образе крысы. Есть также и те, кто примеряет туфельку, те, кто наконец узнает, что то, что
выглядит как свинячье ухо, на самом деле шелковый кошелек.
Терапевт может слушать пациента и искать у себя в голове сказку, соответствующую тому, что он
слышит, или, придя домой, перелистать указатель сюжетов Отита Томпсона2, но гораздо проще попросить
самого пациента рассказать свою биографию в виде волшебной сказки. Пример этому — Друзилла, которая не
была пациенткой, но присутствовала на семинаре по сказкам.
Предок Друзиллы много лет назад изобрел широко применяемое устройство, так что его имя до сих пор
общеизвестно. История начинается с матери Друзиллы, Ванессы, которая была потомком этого патриарха.
Отец Ванессы умер, когда она была маленькой, и она переехала к своему дяде Чарльзу. Чарльз жил на
большом ранчо недалеко от Лос-Анджелеса, там был бассейн, теннисные корты, собственное озеро и даже
площадка для гольфа. В этой обстановке Ванесса выросла и познакомилась с людьми из разных стран. Однако
она была не так уж счастлива, и когда ей исполнилось 17, уехала с филиппинцем по имени Мануэль. Две их
дочери, Друзилла и ее сестра
226
Эльдора, выросли на Филиппинах. Друзилла была любимицей отца. Эльдора была чем-то вроде
сорванца, очень развилась физически и научилась превосходно ездить, стрелять из лука и играть в гольф.
Отец ее поколачивал, но никогда и пальцем не трогал Друзиллу. Однажды, когда Эльдоре было около 18 лет,
отец захотел наказать ее. К этому времени Эльдора догнала его в росте и была гораздо сильнее. Когда он
приблизился к ней, она сжалась, как это делала всегда, но внезапно Друзилла заметила странную перемену.
Эльдора подтянулась, напрягла мускулы и сказала отцу: «Не смей меня больше трогать». Она с яростью
взглянула ему в глаза, и теперь уже отец сжался и отступил. Вскоре после этого Ванесса разошлась с ним и
переехала с двумя дочерьми в поместье дяди Чарльза.
Теперь Друзилла в свою очередь жила на ранчо старика Чарльза и встретила человека из далекой
страны, за которого вышла замуж. От него у нее было двое детей. Ей всегда нравилось делать что-нибудь
руками, так что она стала ткачихой, а позже — обучала ткачеству. Благодаря своему интересу к ткачеству она
и попала на семинар по сказкам.
Друзиллу попросили рассказать свою историю в виде сказки, используя термины скриптового анализа
(лягушки, принцы, принцессы, счастливчики и неудачники, ведьмы и людоеды). Вот как она ее рассказала:
«Жил однажды король, который покорил много земель и передал их по наследству старшему сыну.
Испокон веков королевство переходило из поколения в поколение к старшим сыновьям, и поэтому младшие
получали очень мало. У одного из бедных младших братьев была дочь Ванесса, но он погиб на охоте. Дядя
Ванессы, король, взял ее к себе во дворец, и там она встретила Принца из далекой и незнакомой страны.
Принц увез ее с собой в свое королевство у моря, где росло много незнакомых цветов и деревьев. Однако
через некоторое время она обнаружила, что ее принц Мануэль на самом деле лягушка. Мануэль тоже был
удивлен, когда узнал, что красивая девушка, на которой он женился, потому что принял ее за принцессу,
оказалась ведьмой. У Мануэля и Ванессы было две дочери. Старшая, Эльдора, была лягушкой, как и ее отец, и
он ее совсем не любил и часто ругал и бил, когда она была маленькой. Младшая дочь, Друзилла, была
принцессой, и Мануэль относился к ней соответственно.
Однажды к Эльдоре пришла фея и сказала: «Я помогу тебе. Если отец снова будет тебя бить, скажи ему,
чтобы он перестал это делать». Так что когда в следующий раз Мануэль попытался ударить Эльдору, она
внезапно почувствовала
227
себя очень сильной и сказала ему, что он больше никогда не должен ее бить. Мануэль был очень
оскорблен и решил, что это его жена Ванесса подговорила Эльдору восстать против него. В результате
Ванесса решила уехать. Она и две ее дочери покинули далекое королевство и вернулись в королевство дяди
Чарльза, где обе девочки жили счастливо, пока однажды не явился принц, который полюбил Друзиллу. Они с
большой пышностью поженились, у них родились двое прекрасных дочерей, и с тех пор Друзилла жила
счастливо, воспитывая своих детей и делая красивые ковры».
Все на семинаре решили, что это очень хорошая сказка.
Примечанияиссылки
1. КнигаСэмбераназывается: Histories or Tales of Past Times: With Morals. By M. Perrault.
Онабыланапечатанадля J. Pote, в Sir Isaac Newton's Head, and R. Montagu, Угол Great Queen Street, 1729.
2. Thompson, Stith. Motif-Index of Folk-Literature. Indiana University-Press, Bloomington and London, 1966.
Сказки типа Золушки классифицируются им в рубрике «Бесперспективная героиня. Обычно, но не всегда,
младшая дочь». Приводятся ирландские, британские, исландские, итальянские источники, а также сказки с
островов Туамо-туи Зуньи. Он также включает сюда «бесперспективных героев» Золушек-мужчин. Он
ссылается на «победоносную младшую дочь», где есть множество примеров со всего мира, включая Индию и
Китай. Есть также «презираемая младшая дочь» и самый распространенный сюжет из всех — «Злая мачеха».
Другие известные роли и трансакции это: «Принц любит бедную девочку», «Девушка дает знак принцу» и
«Маленькая девочка заставляет принца жениться на себе». Зола как атрибут бесперспективной героини
встречается во французском, испанском, итальянском, исландском и китайском фольклоре и многих других.
«Проверка туфелькой» тоже широко распространена. Первоначальная французская Золушка носила туфельку
из беличьего меха (vair, как он называется в геральдике), который был передан как verre и по ошибке
переведен как «стекло». В других вариантах встречается золотая туфелька. Золушка в том виде, как мы знаем
ее, по-видимому, родилась в Неаполе как LaGattaCenerentola. Во французском она Си Cendron, «зад в золе»,
как временами и в английском. Существует опера Россини под названием «Золушка»* и два балета. В балете
Эрланжера и Фокина двух сестер танцуют мужчины, что по идее должно давать комический эффект, согласно
правилам комедии в русском балете. Самый известный балет на этот сюжет написан Прокофьевым. Ср.:
Barchilon, J. &Pettit, Н. (eds.). TheAutenticMotherGoose. AlanSwallow, Denver, 1960.
" Поставлена в Опере Сан-Франциско в 1969 году и в Нью-Йорке в 1958-м и в апреле 1970-го. Россини
назвал сестер Клоринда и Тисбе.— Прим. авт.
228

Глава 14ПОЧЕМУ ВОЗМОЖЕН СКРИПТ?


Джедер сидит за механическим пианино, его пальцы блуждают по клавишам. Картонный валик*,
изготовленный его предками, медленно вращается, льется музыка, которую он не в силах изменить,— то
грустная, то веселая, то скрежещущая, то мелодичная. Иногда он извлекает ноту или аккорд, сливающиеся с
тем, что написано, или нарушающие плавное течение песни судьбы. Затем он отдыхает, потому что валик
толще, чем полный свиток законов в этом храме. В нем законы и пророчества, песни и плачи, Ветхий и Новый
Заветы; это тот величественный, заурядный, ужасный или ничтожный подарок, который ему понемногу, часть
за частью, передали его любящие, равнодушные или ненавидящие родители. Ему кажется, что он играет
собственную музыку: об этом свидетельствует его тело, которое час за часом, день за днем изнашивается от
этой игры. Иногда во время пауз он встает и принимает аплодисменты или свистки от своих друзей и
родственников, которые тоже верят, что он играет собственную музыку.
Как получается, что люди со всей мудростью человечества, самоосознанием, правдолюбием и желанием
найти себя позволяют себе оставаться в положении марионеток, полном пафоса — и самообмана? Отчасти
потому, что мы любим наших родителей, а отчасти потому, что так легче жить, но, кроме того, и потому, что
мы еще недостаточно далеко ушли от наших обезьяноподобных предков, чтобы это могло быть по-другому.
Мы осознаем себя в большей степени, чем обезьяны, но не намного. Скрипты возможны только потому, что
люди не знают, что они делают с собой и другими. Вообще знать, что ты делаешь, противоположно действию
по скрипту. Есть определенные телесные, душевные, социальные действия, которые человек производит
независимо от
*Roll (валик, свиток) — имеет также значение (жаргонное) — «накопления». — Прим. пер.
229
него самого, они ускользают от сознания, как если бы или потому что они были
запрограммированными. Это оказывает большое влияние на его судьбу через окружающих, в то время как он
сам сохраняет иллюзию самостоятельности (autonomy). Но и здесь могут быть применены определенные
средства.
1. Изменчивое лицо
Изменчивость человеческого лица — это то, что делает жизнь скорее приключением, чем
контролируемым опытом. Это основано на вроде бы тривиальном биологическом принципе, имеющем
огромную силу в обществе1. Человеческая нервная система устроена так, что визуальное впечатление от
небольших движений лицевых мускулов у посторонних сильнее, чем кинестетическое впечатление у
субъекта. Передвижение одного из малых околоротовых мускулов на два миллиметра может быть совершенно
незаметно для Джедера, зато очевидно для его приятелей. Это легко проверить, встав перед зеркалом. Чтобы
показать, насколько субъект пребывает в неведении о том, как он выглядит, рассмотрим простой пример:
просуньте кончик языка между передними зубами. Джедер может делать это, как ему кажется, очень
осторожно и незаметно. Насколько он может судить, он вообще едва двигает чем-либо. Но если он делает это
перед зеркалом, он может заметить, что то, что воспринимается им как незначительное движение языком, на
самом деле вызывает заметное изменение его черт, особенно подбородка и мускулов шеи. Если он обратит
побольше внимания на свои мускульные ощущения, он также заметит, что это движение затрагивает лоб и
виски.
В пылу общения можно делать это движение десятки раз, не замечая его, и то, что кажется незаметным
перемещением мускулов, вызывает разительную перемену во внешности. С другой стороны, Ребенок в Зое,
наблюдатель, смотрит настолько пристально, насколько позволяют приличия, и ищет знаков, которые
подскажут ей, как Джедер относится к ней, какие испытывает чувства и что собирается делать. Таким
образом, Джедер всегда выдает больше, чем он думает, если только он не один из тех, кто всегда держит свое
лицо неподвижным и непроницаемым, стараясь не выдать свою реакцию. Однако изменчивость лица имеет
большое значение; об этом говорит то, что люди с неподвижным лицом все-
230
гда вызывают у окружающих чувство неудобства, поскольку те не знают, как вести себя в ответ.
Этот принцип проясняет происхождение почти мистической интуиции детей в суждении о людях. Так
как малышей еще не научили не смотреть в лицо слишком пристально, они могут заниматься этим сколько
угодно и зачастую видят то, чего не видят другие и что субъект выдает, сам того не замечая. Обычно
Взрослый Зои достаточно вежлив, чтобы не слишком присматриваться к лицам людей, когда они говорят, но в
то же время ее Ребенок неучтиво «подглядывает», как и прежде, и таким образом составляет суждение,
обычно правильное, о том, к чему на деле клонит собеседник. Это особенно часто происходит в первые десять
секунд знакомства с человеком, прежде чем он успеет сообразить, как преподнести себя, и выдает то, что
впоследствии скрывает. Такова ценность первого впечатления.
Социальное значение этого в том, что Джедер никогда не знает, сколько он выдает своим лицом. То, что
он старается скрыть даже от себя, совершенно очевидно для Зои, которая и реагирует соответственно, к его
величайшему удивлению. Он постоянно дает скриптовые сигналы, не зная об этом. Люди реагируют не на
персону Джедера или его представление о себе, а непосредственно на эти сигналы. Таким образом, скрипт раз-
вивается, причем Джедер не должен нести за него ответственность. Он может сохранять свою иллюзию
самостоятельности, говоря: «Не знаю, почему она так поступила, я ничего для этого не делал. Люди такие
странные». Если его поведение достаточно необычно, другие могут реагировать совершенно непонятным для
него образом. Так появляются и подкрепляются его заблуждения (delusions).
Средство от этого простое. Если Джедер изучит выражения своего лица в зеркале, он скоро выяснит, что
он делает, чтобы люди реагировали так, а не иначе, и тогда он будет иметь возможность изменить ситуацию,
если у него есть желание. Если он не актер, он вряд ли захочет что-либо менять. Действительно, большинство
людей так озабочены проигрыванием своих скриптов, что найдут любую отговорку, даже чтобы не изучать
себя в зеркале2. Они, к примеру, могут утверждать, что эта процедура искусственна, то есть что естественным
будет позволить скрипту катиться к своему предопределенному концу.
Клара, хорошо воспитанная латиноамериканка, показала поразительный пример того, какое огромное
влияние оказывает мимика на человека и человеческие взаимоотношения.
231
Она пришла в группу потому, что муж решил ее бросить, и она жаловалась, что ей не с кем поговорить,
хотя у нее было трое взрослых детей, живущих с ней. Ее муж отказался прийти в группу, но ее 20-летний сын
с готовностью принял приглашение.
«Я боюсь разговаривать с матерью,— сказал он,— и мне трудно говорить о ней здесь, потому что она
очень обидчива и иногда принимает позу (attitude) мученицы. Мне всегда приходится задумываться, прежде
чем сказать ей что-нибудь, потому что никогда не известно, как она это воспримет, так что, по сути дела, я не
могу говорить откровенно».
Пока он несколько минут развивал эту тему, его мать сидела рядом с ним в напряженной позе, изящно
сложив руки на коленях, как ее учили в детстве, так что движения были заметны только в лице, голове и шее.
Слушая, что говорит ее сын, она сначала с удивлением подняла брови, затем нахмурилась, слегка тряхнув
головой, поджала губы, печально кивнула, затем снова подняла глаза и склонила голову набок с видом
мученицы. Все время, пока он говорил, продолжались эти ее движения головы и лица, наглядные
подтверждения ее эмоций.
Когда ее сын закончил свой рассказ, доктор Q спросил ее:
— Почему вы все время меняли выражение лица, пока он говорил?
— Я этого не делала,— возразила она с удивлением.
— Тогда почему вы вертели головой?
— Я не знала, что я это делала.
— Однако вы делали,— сказал д-р Q.— Пока он говорил, ваше лицо реагировало, и это как раз причина
того, почему ему трудно с вами разговаривать. Вы говорите ему, что он может сказать все, что он хочет, но
коль скоро ваши реакции на его слова совершенно очевидны, даже если вы молчите, он сомневается. А вы
даже не замечаете, что реагируете. И если это так действует на него, когда он уже вырос, вообразите себе, как
это влияло на трехлетнего мальчика, который постоянно пристально следил за лицом матери, чтобы знать ее
реакцию. Потому-то он и задумывается, прежде чем говорить с вами, потому и вы чувствуете, что вам не с
кем говорить.
— Что же с этим можно сделать? — спросила она.
— Когда придете домой, встаньте перед зеркалом, пусть ваш сын будет говорить, и вы увидите, как это
происходит. Ну а сейчас что вы думаете о том, что он сказал? — предложил вопрос доктор Q, и разговор
продолжился.
232
В данном случае Родитель Клары слушал сына с материнским уважением, и в этот момент он был ее
активным «Я». Между тем ее же Ребенок реагировал на слова сына совершенно по-другому, но ни ее
Родитель, ни Взрослый не знали о движении лица, потому что она не может их почувствовать. Однако ее сын
был хорошо информирован о реакциях ее Ребенка, потому что они были у него перед глазами. Ее Родитель
был искренен, ко недосягаем, и все в группе, кроме нее, могли видеть, почему сын боялся разговаривать с ней
откровенно.
Принцип изменчивости лица относится и к «материнской улыбке», как говорилось выше, и к «смеху
висельника». Мать может совершенно не знать, что делает ее лицо и какое огромное влияние это оказывает на
ее детей, видящих это.

2. Подвижное «Я»
Наряду с биологическим принципом Изменчивого Лица для развития скрипта очень важен принцип
Подвижного «Я», основанный на аналогичном дефекте осознания. Чувство себя является подвижным. В
любой момент оно может находиться в одном из трех эгосостояний и при случае перемещаться из одного в
другое. То есть чувство себя не зависит от всех прочих свойств эгосостояний и от того, что чувствует или
делает данное эгосостояние. Это чувство вроде электрического заряда, который перемещается из одного
конденсатора в другой, независимо от того, для чего предназначен конденсатор; чувство себя переносится
таким «свободным катексисом»4.
Когда одно из эгосостояний активно, оно в этот момент воспринимается как реальное «Я». Когда
Джедер выступает как разгневанный Родитель, он чувствует, что это действительно он, он сам. Через
несколько минут, перейдя во Взрослое эгосостояние, он удивляется, зачем он это сделал. При этом он
ощущает Взрослого как свое реальное «Я». Еще позже, в эгосостояний Ребенка, он чувствует себя пристыжен-
ным, потому что поступил подло, и тогда Ребенок ощущается как реальное «Я». (Все это, разумеется,
предполагает, что инцидент — часть его реальной жизни, и он не играет роль разгневанного Родителя или
пристыженного Ребенка. Игра ролей — хитрость Ребенка, а не реальное «Я».)
Чтобы показать действие подвижного «Я» в жизни, возьмем распространенный пример — брюзжащую
жену.
233
Обычно Зоя добродушна, общительна и легко приспосабливается, но временами она начинает очень
критично относиться к своему мужу. Это ее придирчивый Родитель. Затем она снова переходит в своего
веселого и обаятельного Ребенка и забывает, что она говорила в эгосостоянии Родителя. Но муж не забывает и
потому держится подозрительно и в отдалении. Если эта последовательность повторяется много раз, его
подозрительность и отдаленность становятся постоянными, чего она совершенно не понимает. «Нам же было
так хорошо вместе,— говорит ее очаровательный Ребенок.— Почему же ты так отдалился от меня? » Когда ее
*<Я» — Ребенок, она забывает, что она говорила, когда ее «Я» было Родителем. Таким образом, одно
эгосостояние не слишком хорошо знает, что сделало другое. Ее Родитель игнорирует все хорошее, что у них
было, а Ребенок забывает критику, с которой она выступала. Но Ребенок Джедера (и Взрослый тоже) помнит,
что говорил ее Родитель, и он живет в постоянном опасении, что это случится снова.
С другой стороны, Джедер может очень хорошо заботиться о ней, находясь в эгосостоянии Родителя, но
его Ребенок может жаловаться на нее и ныть. Тогда его Родитель, игнорирующий и забывающий, что делал
Ребенок, может упрекнуть ее в неблагодарности «после всего, что он сделал для нее». Она может ценить то,
что он сделал, но живет в ожидании новых выпадов его Ребенка. Его Родитель думает, что он — реальное
«Я»; его реальное «Я» всегда считалось с ней. И это правда. Но правда также и то, что, когда активен его
ноющий Ребенок, это тоже — он, его реальное «Я». Так, находясь в одном эгосостоянии, воспринимаемом как
настоящее «Я», Джедер не помнит, что делал в другом, и этим опять-таки движет свой скрипт к расплате, не
неся за это ответственности. Его Родитель может говорить: «Я всегда так хорошо к ней относился, не знаю,
почему она так себя ведет. Я ничего не сделал для этого. Женщины такие странные». Его Родитель забывает,
как его Ребенок провоцировал ее. Но она, как жертва, этого не забывает. Эти два примера объясняют
устойчивость позиций, описанных в главе 5, §6.
Теперь, когда принцип ясен, можно привести более жизненный пример. Такой неосторожный и
беззаботный переход из одного эгосостояния в другое можно назвать эгопутешествием. Но поскольку этот
термин употребляют хиппи в значении «хвастовство», было бы лучше оставить его за ними и придумать для
смены эгосостоянии какое-нибудь другое название. Поэтому нижеприведенный рассказ
234
мы назовем «Аминта и Мэб», или «РВД—путешествие внутри души».
Мэб и ее мать так раздражали друг друга, что Мэб на выходные отправлялась навестить подругу,
живущую в другом городе. Мать разыскала ее по телефону и сказала: «Если ты не приедешь в воскресенье
утром, я выгоню тебя из дома». Мэб приехала домой в воскресенье вечером. Мать отказалась ее впустить и
сказала, чтобы она искала себе отдельное жилье. Мэб провела эту ночь в доме подруги, которая жила
поблизости. А в понедельник утром мать позвонила по телефону и простила ее. Мэб рассказала этот эпизод
доктору, а также другие примеры несообразных поступков своей матери. Некоторые ее рассказы были не
очень понятны, так что доктор решил поговорить с обеими женщинами одновременно и по возможности
выяснить, что же происходило на самом деле.
Едва они уселись, Аминта, мать, выступила сильным Родителем. Она критиковала Мэб за ее
неряшливость, ее безответственность, за ее курение марихуаны и многое другое—довольно частые предметы
разногласий между матерями и их 18-летними дочерьми. Во время этого монолога Мэб сначала чуть-чуть
улыбалась, как бы говоря: «Опять пошло-поехало». Затем взглянула в сторону: «Я больше не могу -этого
выносить» — и, наконец, уставилась в потолок: «Может, хоть там есть кто-нибудь, кто меня спасет?» Аминта
не обращала внимания на реакции Мэб и продолжала свою тираду.
Исчерпав данную тему, Аминта перешла к другому. Она стала говорить о том, как трудно ей
приходится. Это было не нытье Ребенка, а реалистичная оценка Взрослого своих проблем в семье, хорошо
известных доктору, при этом Мэб повернулась и посмотрела прямо на мать с совершенно новым выражением,
как бы говоря: «В конце концов, она живой человек». Пока Аминта говорила, доктор мог наблюдать ее
переходы от одного эгосостояния к другому, зная в подробностях ее предысторию и биографию. В одной
сцене она прошла ту же последовательность, что и в «изгнании», сначала виступив в разгневанном Родителе-
Отце (когда выгоняла Мэб из дома), а затем смягчилась (когда выступил нежный Родитель-Мать, беспокоясь о
«маленькой» девочке, которой негде приклонить голову). За этим последовал еще Взрослый, потом
беспомощный Ребенок и снова разгневанный Отец.
Это путешествие можно изобразить линией, проходящей через эгосостояния Аминты, как показано на
рис. 13. Начиная
235

с РО (Родитель-Отец), мы перемещаемся в РМ (Родитель-Мать), затем вниз в В (Взрослый), за ним


следует Дитя, после чего возвращаемся в РО. В дальнейшем линия пошла от РО к В через Д обратно в РМ.
Таким образом, мы могли проследить «РВД-путешествие» Аминты из одного кружка в другой.
Что означает эта линия? Она обозначает ее чувство себя, чувство, которое не закреплено за одним
эгосостоянием, а может свободно перемещаться из одного в другое, переноситься «свободным катексисом».
Неважно, в каком кружке она находится в данный момент, она все равно чувствует, что в ней говорит ее
настоящее «Я».
Путь, или траектория «свободного катексиса», представляет собой непрерывную линию. Аминта не
чувствует, что она меняется или что ее поведение меняется во времени, потому что чувство — «Это
действительно я» — все время остается неизменным. Таким образом, когда мы говорим, что она перешла из
одного эгосостояния в другое, мы подразумеваем, что это сделал ее свободный катексис, а вместе с ним и
непрерывное чувство реального «Я». Ей самой она казалась все той же, но сама так сильно менялась от стадии
к стадии, что кому-нибудь другому могло бы показаться, что несколько разных людей (в ее голове) говорят по
очереди. Так это выглядело для Мэб, и поэтому она не могла договориться с матерью. У нее не было чувства
последовательности, которое позволило бы ей предсказать, как Аминта поведет себя или отреагирует в
следую-
РВД—путешествие внутри души
Рис. 13

236
щий момент, чтобы приспособиться к ее настроению. А поведение Мэб временами казалось ее матери
таким же произвольным.
Поскольку и Аминта и Мэб поняли собственные эгосостояния, было нетрудно прояснить для них
ситуацию. С тех пор дела у них пошли лучше.
Поведение Клары из предыдущего раздела показывает другой пример того, как недостаток
взаимодействия между различными эгосостояниями влияет на весь жизненный путь человека, а также на
супруга и детей. Два эгосостояния были активны одновременно: одно сочувственно слушало, другое
гримасничало, и оба игнорировали друг друга как подозрительные люди, незнакомые друг с другом, хотя и
жили в течение сорока пяти лет в одном и том же «космическом корабле».
Другой интересный случай — когда человек отрекается от собственного поведения даже перед самим
собой (это тоже упоминалось в конце главы 5). Так, мужчина может искренне утверждать, что он хороший
водитель, хотя по меньшей мере раз в году попадает в серьезную аварию, а женщина может считать себя
хорошей поварихой, хотя обед у нее регулярно подгорает. Искренность исходит от Взрослого, который в
данном случае действительно хороший водитель или хорошая повариха, а неудачи вызывает Ребенок.
Поскольку у подобных людей граница между двумя эгосостояниями жесткая и прочная, Взрослый не
учитывает того, что делал Ребенок, и может с уверенностью утверждать, что его «Я» (мое взрослое «Я»)
никогда не делало ошибок. То же самое может происходить с людьми, которые ведут себя хорошо в трезвом
виде, когда эгосостояние Взрослый активно, но делают ошибки, когда пьют (когда верх берет Ребенок).
Некоторые даже начисто забывают, что они делали, когда пили, так что Взрослый не имеет понятия об их
поступках в пьяном виде. Таким образом, человек создает у себя непробиваемую иллюзию своей правоты, как
это делают алкоголики. Может происходить и наоборот, обычно у людей, имеющих неполноценного
Взрослого, но продуктивного Ребенка. Как «плохие» люди не понимают замечаний и упреков, которые они
получают за свои проступки, так и эти «хорошие» люди не могут принять похвал за то, что они сделали, или
принимают из вежливости. Их Взрослый не знает, о чем ему толкуют, когда утверждают, что создания
Ребенка имеют большие достоинства или ценность, поскольку Взрослый в их создании не участвовал.
237
Кроме того, мы уже говорили о богатой женщине, которая не становится бедной оттого, что теряет
состояние, и о бедном мужчине, который не становится богачом, когда ему кое-что перепадает. В таких
случаях Ребенок знает из своих скриптовых указаний — богат он или беден, и деньги сами по себе не
изменяют его позиции. Ребенок мужчины знает, хороший ли он водитель, а Ребенок женщины — хорошо ли
она готовит, так что несколько аварий или испорченных обедов не изменят их мнения.
Обычно после РВД-путешествия человек занимает позицию вежливого отрицания: «Я — ОК. Мой
Родитель не заметил, чтобы я что-нибудь делал, так что я не понимаю, о чем вы говорите». В таких случаях
явно подразумевается, что другой — не-ОК, потому что реагирует на предосудительное поведение. Это
аварийная футболка с надписью «Я себя прощаю» на груди и «Почему ты не можешь простить меня? » — на
спине.
Есть простое средство устранить этот распространенный недостаток осознания одним эгосостоянием
того, что делает другое. Необходимо, чтобы Взрослый помнил и брал на себя всю ответственность за все
действия других «Я». Это прекратит бегство («Ты хочешь сказать, что я действительно это сделал?»; «Я,
должно быть, был не в себе») и заставит посмотреть в лицо своим ошибкам («Да, я помню, что я это сделал, и
это действительно был я» или еще лучше: «Я постараюсь, чтобы этого больше не случилось»). Очевидно, что
такое предложение многое подразумевает, поскольку оно исключает трусливую и удобную ссылку на
невменяемость («Деревянные мозги» или «Нельзя обвинять меня за то, что я сделал»).

3. Зачаровывание и запечатление
Для примера рассмотрим трудности Невилла и его жены Джулии. У Невилла на левой щеке была
родинка, которая приковывала болезненное внимание Ребенка Джулии. Во время ухаживания ей удалось
подавить легкое отвращение, вызванное этим дефектом. Однако со временем оно усилилось, так что к концу
медового месяца она едва могла заставить себя взглянуть ему прямо в лицо. Она ничего ему не говорила,
потому что боялась обидеть. Ей приходило в голову предложить ему удалить родинку, но она решила, что
вместо родинки будет шрам, который окажется для нее еще хуже. И ничего не говорила.
238
Невилл, в свою очередь был охотником за прыщами, и, когда бы они ни лежали вместе в постели, он
исследовал ее тело и, находя любую выпуклость на ее коже, чувствовал неодолимое желание поддеть ее
ногтем. Джулия считала это весьма неприятным покушением на свою личность. Иногда он так сильно этого
хотел, а она так возражала, что в конце концов они отворачивались друг от друга рассерженные.
Со временем они также обнаружили нежелательные расхождения в сексуальных вкусах, которые
поначалу показались тривиальными, но потом стали настоящим яблоком раздора. Невилл, воспитывавшийся
няней и выросший в Вест-Индии, любил халаты и шлепанцы, а Джулия, следуя примеру матери и сестер,
любила одеваться модно и ходить на высоких каблуках. Получилось, что Невилл фетишизировал сандалии, а
у Джулии был «контрфетиш» — высокие каблуки. Ей хотелось приводить мужчин в восхищение своим
видом, поэтому, когда она уступала желаниям Невилла и надевала сандалии, он возбуждался, а она нет. Когда
же она ходила по дому на каблуках, получалось наоборот. Таким образом, хотя со стороны они выглядели
счастливой парой, их союз был серьезно потревожен,— казалось бы, пустяками, основанными на очень
ранних впечатлениях. Это было особенно тягостно, потому что они сами считали, что будут идеальной парой
по всем общеприняты