Вы находитесь на странице: 1из 62

Инициатор " Трофейного дела ". Абакумов В.С. Генерал-полковник.

Начальник 3-го
Управления МГБ (военная контрразведка) СССР. Арестован 12.07.1951г.
Расстрелян 19.12.1954г. Реабилитации не подлежит.
Фигурант. Новиков А.А. На момент ареста Главный маршал авиации, должность
н/изв. Арестован дата н/изв. 1946г. ВК ВС СССР осужден к 5 годам л/св.
11.05.1946г. Срок заключения отбыл полностью. В 1953г. (дата н/изв.)
реабилитирован, восстановлен в в/зв.
Фигурант. Жуков Г.К. Маршал Советского Союза. Заместитель Министра
Вооруженных Сил СССР - Главнокомандующий сухопутными войсками МВС СССР.
Репрессирован не был.
Фигурант. Бежанов К.А. На момент ареста генерал-майор, Министр ГБ
Кабардинской АССР. Арестован 10.12.1947г. ВК ВС СССР осужден к 10 годам л/св.
17.10.1951г. Освобожден 20.07.1953г. Реабилитирован, восстановлен в в/зв.
15.08.1953г.
Фигурант. Клепов С.А. На момент ареста генерал-майор, Начальник Саксонского
оперативного отдела Советской военной администрации Германии. Арестован
дата н/изв. 1947г. ВК ВС СССР осужден к 10 годам л/св. дата н/изв. Освобожден
28.08.1953г. Реабилитирован, восстановлен в в/зв. дата н/изв. 1954г.
Фигурант. Сиднев А.М. На момент ареста генерал-майор, Министр ГБ Татарской
АССР. Арестован 31.01.1948г. ОС МГБ СССР направлен на принудительное лечение
в психиатрическую больницу 16.10.1951г. Освобожден 27.07.1953г. Уволен из рядов
МВД по фактам дискредитации 31.07.1953г.
Фигурант. Телегин К.Ф. На момент ареста генерал-лейтенант в отставке.
Арестован 24.01.1948г. ВК ВС СССР осужден к 25 годам л/св. дата н/изв.
Освобожден, реабилитирован, восстановлен в в/зв. дата н/изв. 07.1953г.
Фигурант. Крюков В.В. На момент ареста генерал-лейтенант, заместитель
командира 36-го гвардейского стрелкового корпуса. Арестован 18.09.1948г. ВК ВС
СССР осужден к 25 годам л/св. Освобожден, реабилитирован дата н/изв. 07.1953г.
Восстановлен в в/зв. 10.08.1953г.

Редактировать галерею
Фигурант. Крюкова-Русланова Л.А. На момент ареста артистка Мосэстрады.
Жена Крюкова В.В. Арестована 27.09.1948г. ОС МГБ СССР осуждена к 10 годам л/св.
Освобождена 28.09.1949г. Реабилитирована 07.06.1950г.

30 апреля 1946г.

Совет Министров СССР

товарищу Сталину

При этом представляю заявление на Ваше имя арестованного бывшего

главнокомандующего ВВС — главного маршала авиации Новикова А.А.

АБАКУМОВ

[Приложение]

Министру Вооруженных Сил СССР И.В. Сталину

от бывшего главнокомандующего ВВС,

ныне арестованного Новикова

Заявление.

Я лично перед Вами виновен в преступлениях, которые совершались в


военно-воздушных силах, больше чем кто-либо другой.
Помимо того, что я являюсь непосредственным виновником приема на
вооружение авиационных частей недоброкачественных самолетов и моторов,
выпускавшихся авиационной промышленностью, я как командующий
Военно-Воздушных Сил, должен был обо всем этом доложить Вам, но этого я не
делал, скрывая от Вас антигосударственную практику в работе ВВС и НКАП.

Я скрывал также от Вас безделие и разболтанность ряда ответственных


работников ВВС, что многие занимались своим личным благополучием больше, чем
государственным делом, что некоторые руководящие работники безответственно
относились к работе. Я покрывал такого проходимца, как Жаров, который, пользуясь
моей опекой, тащил направо и налево. Я сам культивировал угодничество и
подхалимство в аппарате ВВС.

Все это происходило потому, что я сам попал в болото преступлений, связанных с
приемом на вооружение ВВС бракованной авиационной техники. Мне стыдно
говорить, но я также чересчур много занимался приобретением различного
имущества с фронта и устройством своего личного благополучия. У меня вскружилась
голова, я возомнил себя большим человеком, считал, что я известен не только в
СССР, но и за его пределами и договорился до того, что в разговоре со своей бывшей
женой Веледеевой, желая себя показать крупной личностью, заявлял, что меня знают
Черчилль, Циен и другие.

Только теперь, находясь в тюрьме, я опомнился и призадумался над тем, что я


натворил. Вместо того, чтобы с благодарностью отнестись к Верховному
Главнокомандующему, который для меня за время войны сделал все, чтобы я хорошо
и достойно работал, который буквально тянул меня за уши, — я вместо этого
поступил как подлец, всячески ворчал, проявлял недовольство, а своим близким даже
высказывал вражеские выпады против Министра Вооруженных Сил.

Настоящим заявлением я хочу Вам честно и до конца рассказать, что кроме


нанесенного мною большого вреда в бытность мою командующим ВВС, о чем я уже
дал показания, я также виновен в еще более важных преступлениях.

Я счел теперь необходимым в своем заявлении на Ваше имя рассказать о своей


связи с Жуковым, взаимоотношениях и политически вредных разговорах с ним,
которые мы вели в период войны и до последнего времени. Хотя я теперь арестован
и не мое дело давать какие-либо советы в чем и как поступить, но все же, обращаясь
к Вам, я хочу рассказать о своих связях с Жуковым потому, что мне кажется пора
положить конец такому вредному поведению Жукова, ибо если дело так далее пойдет,
то это может привести к пагубным последствиям.

За время войны, бывая на фронтах вместе с Жуковым, между нами установились


близкие отношения, которые продолжались до дня моего ареста. Касаясь Жукова, я
прежде всего хочу сказать, что он человек исключительно властолюбивый и
самовлюбленный, очень любит славу, почет и угодничество перед ним и не может
терпеть возражений.

Зная Жукова, я понимал, что он не столько в интересах государства, а больше в


своих личных целях стремится чаще бывать в войсках, чтобы, таким образом,
завоевать себе еще больший авторитет. Вместо того, чтобы мы, как высшие
командиры сплачивали командный состав вокруг Верховного Главнокомандующего,
Жуков ведет вредную, обособленную линию, т.е. сколачивает людей вокруг себя,
приближает их к себе и делает вид, что для них он является «добрым дядей». Таким
человеком у Жукова был и я, а также Серов.

Жуков был ко мне очень хорошо расположен и я в свою очередь угодничал


перед ним. Жуков очень любит знать все новости, что делается в верхах, и по его
просьбе, когда Жуков находился на фронте, я по мере того, что мне удавалось узнать
— снабжал его соответствующей информацией о том, что делалось в Ставке. В этой
подлости перед Вами я признаю свою тяжелую вину.

Так, были случаи, когда после посещения Ставки я рассказывал Жукову о


настроениях Сталина, когда и за что Сталин ругал меня и других, какие я слышал там
разговоры и т.д. Жуков очень хитро, тонко и в осторожной форме в беседе со мной, а
также и среди других лиц пытается умалить руководящую роль в войне Верховного
Главнокомандования и в то же время Жуков не стесняясь выпячивает свою роль
в войне как полководца и даже заявляет, что все основные планы военных операций
разработаны им. Так, во многих беседах, имевших место на протяжении последних
полутора лет, Жуков заявлял мне, что операции по разгрому немцев под
Ленинградом, Сталинградом и на Курской дуге разработаны по его идее и им,
Жуковым подготовлены и проведены. То же самое говорил мне Жуков по разгрому
немцев под Москвой.

Как-то в феврале 1946 года, находясь у Жукова в кабинете или на даче, точно не
помню, Жуков рассказал мне, что ему в Берлин звонил Сталин и спрашивал какое бы
он хотел получить назначение. На это, по словам Жукова, он, якобы ответил, что
хочет пойти Главнокомандующим Сухопутными Силами. Это свое мнение Жуков мне
мотивировал, как я его понял, не государственными интересами, а тем, что, находясь
в этой должности он, по существу, будет руководить почти всем Наркоматом
Обороны, всегда будет поддерживать связь с войсками и тем самым не потеряет
свою известность. Все, как сказал Жуков, будут знать обо мне.

Если же, говорил Жуков, пойти заместителем Министра Вооруженных Сил по


общим вопросам, то придется отвечать за все, а авторитета в войсках будет меньше.
Тогда же Жуков мне еще рассказывал о том, что в разговоре по «ВЧ» в связи с
реорганизацией Наркомата Обороны, Сталин спрашивал его, кого и на какие
должности он считает лучше назначить. Жуков, как он мне об этом говорил, высказал
Сталину свои соображения и он с ними согласился, но тем не менее, якобы сказал: «Я
подожду Вашего приезда в Москву и тогда вопрос о назначениях решим вместе». Я
этот разговор привожу потому, что, рассказывая мне об этом, Жуков дал понять, что
как он предлагал Сталину, так Сталин и сделал.

Ко всему этому надо еще сказать, что Жуков хитрит и лукавит душой. Внешне
это, конечно, незаметно, но мне, находившемуся с ним в близкой связи, было хорошо
видно. Говоря об этом, я должен привести Вам в качестве примера такой факт: Жуков
на глазах всячески приближает Василия Сталина, якобы, по-отечески относится к
нему и заботится. Но дело обстоит иначе. Когда недавно уже перед моим арестом я
был у Жукова в кабинете на службе и в беседе он мне сказал, что, по-видимому,
Василий Сталин будет инспектором ВВС, я выразил при этом свое неудовлетворение
таким назначением и всячески оскорблял Василия. Тут же Жуков в беседе со мной
один на один высказался по адресу Василия Сталина еще резче, чем я и в похабной и
омерзительной форме наносил ему оскорбления.

В начале 1943 года я находился на Северо-Западном фронте, где в то время


подготавливалась операция по ликвидации так называемого «Демянского котла» и
встречался там с Жуковым. Как-то во время обеда я спросил Жукова, кому я должен
писать донесения о боевых действиях авиации. Жуков ответил, что нужно писать на
имя Сталина и тогда же рассказал мне, что перед выездом из Москвы он, якобы,
поссорился с Верховным Главнокомандующим из-за разработки какой-то операции и
поэтому, как заявил Жуков, решил не звонить ему, несмотря на то, что обязан делать
это. Если, говорил Жуков, Сталин позвонит ему сам, то тогда и он будет звонить ему.
Рассказывал этот факт мне Жуков в таком высокомерном тоне, что я сам был
удивлен, как можно так говорить о Сталине.

В моем присутствии Жуков критиковал некоторые мероприятия Верховного


Главнокомандующего и Советского правительства. В беседах на эти темы я, в ряде
случаев, поддерживал Жукова.

После снятия меня с должности главнокомандующего ВВС, я, будучи в кабинете


у Жукова высказал ему свои обиды, что Сталин неправильно поступил, сняв меня с
работы и начав аресты людей из ВВС. Жуков поддержал мои высказывания и
сказал: «Надо же на кого-то свалить». Больше того, Жуков мне говорил: «Смотри,
никто за тебя и слова не промолвил, да и как замолвить, когда такое решение
принято Сталиным». Хотя Жуков прямо и не говорил, но из разговора я понял, что он
не согласен с решением правительства о снятии меня с должности командующего
ВВС.

Должен также заявить, что когда Сталин вызвал меня и объявил, что снимает с
должности командующего ВВС и крепко поругал меня за серьезные недочеты в
работе, я в душе возмутился поведением Маленкова, который при этом разговоре
присутствовал, но ничего не сказал, в то время, как Маленкову было хорошо известно
о всех недочетах в приемке на вооружение ВВС бракованной материальной части от
Наркомата авиационной промышленности. Когда я об этом поделился с Жуковым, то
он ответил мне, что «теперь уже тебя никто не поддержит, все как в рот воды
набрали». Я хоть усмехнулся, говорил мне Жуков, когда Сталин делал тебе
замечания по работе и сказал два слова — «ничего исправится».

Припоминаю и другие факты недовольства Жукова решениями правительства.


После окончания Корсуньско-Шевченковской операции командующий бывшим 2-м
Украинским фронтом Конев получил звание маршала. Этим решением правительства
Жуков был очень недоволен и в беседе со мной говорил, что эта операция была
разработана лично им — Жуковым, а награды и звания за нее даются другим людям.
Тогда же Жуков отрицательно отзывался о Ватутине. Он говорил, что Ватутин
неспособный человек, как командующий войсками, что он штабист и если бы не он
Жуков, то Ватутин не провел бы ни одной операции. В связи с этим Жуков высказывал
мне обиды, что он, являясь представителем Ставки, провел большинство операций, а
награды и похвалы получают командующие фронтами. Для подтверждения этого
Жуков сослался на то, что приказы за проведение тех или иных операций адресуются
командующим фронтов, а он — Жуков остается в тени несмотря на то, что операции
проводились и разрабатывались им. Во время этой беседы Жуков дал мне понять,
чтобы я по приезде в Москву, где следует, замолвил об этом словечко.

В тот же период времени Жуков в ряде бесед со мной говорил и о том, что
правительство его не награждает за разработку и проведение операций под
Сталинградом, Ленинградом и на Курской дуге. Жуков заявил, что несмотря на
блестящий успех этих операций его до сих пор не наградили в то время, как
командующие фронтов получили уже по нескольку наград. В этой связи Жуков
высказался, что лучше пойти командующим фронтом нежели быть представителем
Ставки.

Жуков везде стремился протаскивать свое мнение. Когда то или иное


предложение Жукова в правительстве не проходило, он всегда в таких случаях очень
обижался. Как-то в 1944 году, находясь вместе с Жуковым на 1-м Украинском фронте,
он рассказал мне о том, что в 1943 году он и Конев докладывали Сталину план
какой-то операции, с которым Сталин не согласился. Жуков, по его словам,
настоятельно пытался доказать Сталину правильность этого плана, но Сталин, дав
соответствующее указание, предложил план переделать. Этим Жуков был очень
недоволен, обижался на Сталина и говорил, что такое отношение к нему очень ему не
нравится.

Наряду с этим Жуков высказывал мне недовольство решением правительства о


присвоении генеральских званий руководящим работникам оборонной
промышленности. Жуков говорил, что это решение является неправильным, что,
присвоив звание генералов наркомам и их заместителям, правительство само
обесценивает генеральские звания. Этот разговор происходил между нами в конце
1944 года, когда я и Жуков находились на 1-м Белорусском фронте.

Осенью 1944 года под Варшавой Жуков также рассказал мне, что он возбудил
ходатайство перед Сталиным о том, чтобы Кулика наградили орденом Суворова, но
Сталин не согласился с этим, то он — Жуков стал просить о возвращении Кулику
орденов, которых он был лишен по суду, с чем Сталин также не согласился. И в этом
случае Жуков высказал мне свою обиду на это, что его, мол, не поддержали и что
Сталин неправильно поступил, не согласившись с его мнением.

Хочу также сказать Вам и о том, что еще в более близкой связи с Жуковым, чем
я, находится Серов, который также угодничает, преклоняется и лебезит перед ним. Их
близость тянется еще по совместной работе в Киеве. Обычно они бывали вместе, а
также посещали друг друга. На какой почве установилась между ними такая близость,
Жуков мне не говорил, но мне кажется, что Жукову выгодно иметь у себя такого
человека, как Серов, который занимает большое положение в Министерстве
внутренних дел. Я тоже находился в дружеских отношениях с Серовым и мы
навещали друг друга.

Когда я был снят Сталиным с должности командующего ВВС, Серов говорил мне
о том, чтобы я пошел к Маленкову и просил у него защиты. Во время моего
пребывания в Германии Серов содействовал мне в приобретении вещей.

Касаясь своих преступлений, я вынужден признать, что после отстранения меня


от работы в ВВС, я был очень обижен и высказывал в кругу своих близких несогласие
с таким решением Сталина, хотя внешне при людях я лукавил душой и говорил, что
со мной поступили правильно, что я это заслужил.

Так, вскоре после состоявшегося обо мне решения, я в беседе со своей женой и
ее братом Владимиром говорил, что причина моего снятия заключается не в плохой
моей работе, а в том, что на меня наговорили. При этом я всячески поносил и
клеветал на Верховного Главнокомандующего и его семью. Я также заявлял, что
Сталин несправедливо отнесся ко мне. Когда мне стало известно об аресте
Шахурина, Репина и других, я был возмущен этим и заявлял в кругу своих
родственников, что поскольку аресты этих лиц произведены с ведома Сталина, то
просить защиты не у кого.

Вражеские разговоры я в апреле 1946 года вел со своей бывшей женой


Веледеевой М.М., которая проездом останавливалась в Москве. В беседе с
Веледеевой я говорил, что Сталин необъективно подошел ко мне и возводил на него
злобную клевету. В разговорах с моей теперешней женой Елизаветой Федоровной и с
Веледеевой я обвинял правительство и лично Сталина в том, что они не оценивают
заслуг людей и, несмотря ни на что, изгоняют их и даже сажают в тюрьму.

Повторяю, что несмотря на высокое положение, которое я занимал, и авторитет,


созданный мне Верховным Главнокомандующим, я все же всегда чувствовал себя
пришибленным. Это длится у меня еще с давних времен. Я являюсь сыном
полицейского, что всегда довлело надо мной и до 1932 года я все это скрывал от
партии и командования.

Когда же я столкнулся с Жуковым и он умело привязал меня к себе, то это мне


понравилось и я увидел в нем опору. Такая связь с Жуковым сблизила нас настолько,
что а беседах с ним один на один мы вели политически вредные разговоры, о чем я и
раскаиваюсь теперь перед Вами.

Признаюсь Вам, что я оказался в полном смысле трусом, хотя и занимал большое
положение и был главным маршалом.

У меня никогда не хватало мужества рассказать Вам о всех безобразиях,


которые по моей вине творились в ВВС и о всем том что я изложил в настоящем
заявлении.

(ВИЖ, 1994, № 6, 8.)

--------------------------------------------------------------------------------

1 июня 1946 г.дело Жукова было рассмотрено на Высшем Военном Совете в


присутствии всех девяти маршалов Советского Союза,каждый из которых высказал
своё мнение относительно личности Г.К.Жукова.Совет,коллегиальным решением внес
предложение освободить маршала Жукова от должностей Главнокомандующего
Сухопутными войсками, Советскими оккупационными войсками и заместителя
министра Вооруженных Сил СССР.3 июня Совет Министров СССР утвердил эти
предложения.Г.К. Жуков был назначен на должность командующим Одесским
военным округом.

Приказ Министра Вооруженных Сил Союза ССР № 009

г. Москва

9 июня 1946г.

Совершенно секретно

Совет Министров Союза ССР постановлением от 3 июня с. г. утвердил


предложение Высшего военного совета от 1 июня об освобождении маршала
Советского Союза Жукова от должности главнокомандующего сухопутными войсками
и этим же постановлением освободил маршала Жукова от обязанностей заместителя
министра Вооруженных Сил.

Обстоятельства дела сводятся к следующему.

Бывший командующий Военно-Воздушными Силами Новиков направил недавно в


правительство заявление на маршала Жукова, в котором сообщал о фактах
недостойного и вредного поведения со стороны маршала Жукова по отношению к
правительству и Верховному Главнокомандованию.

Высший военный совет на своем заседании 1 июня с.г. рассмотрел


указанное заявление Новикова и установил, что маршал Жуков, несмотря на
созданное ему правительством и Верховным Главнокомандованием высокое
положение, считал себя обиженным, выражал недовольство решениями
правительства и враждебно отзывался о нем среди подчиненных лиц.

Маршал Жуков, утеряв всякую скромность, и будучи увлечен чувством личной


амбиции, считал, что его заслуги недостаточно оценены, приписывая при этом себе, в
разговорах с подчиненными, разработку и проведение всех основных операций
Великой Отечественной войны, включая и те операции, к которым он не имел
никакого отношения.

Более того, маршал Жуков, будучи сам озлоблен, пытался группировать вокруг
себя недовольных, провалившихся и отстраненных от работы начальников и брал их
под свою защиту, противопоставляя себя тем самым правительству и Верховному
Главнокомандованию.

Будучи назначен главнокомандующим сухопутными войсками, маршал Жуков


продолжал высказывать свое несогласие с решениями правительства в кругу близких
ему людей, а некоторые мероприятия правительства, направленные на укрепление
боеспособности сухопутных войск, расценивал не с точки зрения интересов
обороны Родины, а как мероприятия, направленные на ущемление его, Жукова,
личности.

Вопреки изложенным выше заявлениям маршала Жукова на заседании Высшего


военного совета было установлено, что все планы всех без исключения значительных
операций Отечественной войны, равно как планы их обеспечения, обсуждались и
принимались на совместных заседаниях Государственного Комитета Обороны и
членов Ставки в присутствии соответствующих командующих фронтами и главных
сотрудников Генштаба, причем нередко привлекались к делу начальники родов
войск.

Было установлено, далее, что к плану ликвидации сталинградской группы


немецких войск и к проведению этого плана, которые приписывает себе маршал
Жуков, он не имел отношения: как известно, план ликвидации немецких войск был
выработан и сама ликвидация была начата зимой 1942 года, когда маршал Жуков
находился на другом фронте, вдали от Сталинграда.

Было установлено, дальше, что маршал Жуков не имел также отношения к плану
ликвидации крымской группы немецких войск, равно как к проведению этого плана,
хотя он и приписывает их себе в разговорах с подчиненными.

Было установлено, далее, что ликвидация корсунь-шевченковской группы немецких


войск была спланирована и проведена не маршалом Жуковым, как он заявлял об
этом, а маршалом Коневым, а Киев был освобожден не ударом с юга, с Букринского
плацдарма, как предлагал маршал Жуков, а ударом с севера, ибо Ставка считала
Букринский плацдарм непригодным для такой большой операции.
Было, наконец, установлено, что признавая заслуги маршала Жукова при взятии
Берлина, нельзя отрицать, как это делает маршал Жуков, что без удара с юга войск
маршала Конева и удара с севера войск маршала Рокоссовского Берлин не был бы
окружен и взят в тот срок, в какой он был взят.

Под конец маршал Жуков заявил на заседании Высшего военного совета, что он
действительно допустил серьезные ошибки, что у него появилось зазнайство, что он,
конечно, не может оставаться на посту главкома сухопутных войск и что он
постарается ликвидировать свои ошибки на другом месте работы.

Высший военный совет, рассмотрев вопрос о поведении маршала Жукова,


единодушно признал это поведение вредным и несовместимым с занимаемым им
положением и, исходя из этого, решил просить Совет Министров Союза ССР об
освобождении маршала Жукова от должности главнокомандующего сухопутными
войсками.

Совет Министров Союза ССР на основании изложенного принял указанное выше


решение об освобождении маршала Жукова от занимаемых им постов и назначил его
командующим войсками Одесского военного округа.

Настоящий приказ объявить главнокомандующим, членам военных советов и


начальникам штабов групп войск, командующим, членам военных советов,
начальникам штабов военных округов и флотов.

Министр Вооруженных Сил Союза ССР

Генералиссимус Советского Союза И. СТАЛИН

АПРФ. Ф. 45. Оп. 1. Д. 442. Лл. 202-206. Подлинник. Машинопись.

( ВИЖ, 1993, № 5).

---------------------------------------------------------------------------------------

Экз. № 14 июня 1946г.

Секретно

Министру Вооруженных Сил Союза ССР

генералиссимусу Советского Союза

товарищу Сталину И.В.


В соответствии с постановлением Совета Министров Союза ССР № 1157—476с
от 3-го июня 1946 года, должность главнокомандующего сухопутными войсками
Вооруженных Сил Союза ССР и обязанности заместителя министра Вооруженных
Сил Союза ССР по сухопутным войскам — 4 июня 1946 года сдал маршалу
Советского Союза тов. Коневу Ивану Степановичу.

Маршал Советского Союза Г. ЖУКОВ

АПРФ. Ф. 3. Оп. 50. Д. 11. Л. 93. Подлинник. Машинопись.

-------------------------------------------------------------------------------------------------

Товарищу Сталину

В Ягодинской таможне (вблизи г. Ковеля) задержано 7 вагонов, в которых


находилось 85 ящиков с мебелью.

При проверке документации выяснилось, что мебель принадлежит Маршалу


Жукову.

Установлено, что И.О. Начальника Тыла Группы Советских Оккупационных Войск


в Германии для провоза мебели была выдана такая справка:

"Выдана Маршалу Советского Союза тов. Жукову Г.К. в том, что


нижепоименованная мебель им лично заказанная на мебельной фабрике в Германии
"Альбин Май" приобретена за наличный расчёт и Военным Советом Группы СОВ в
Германии разрешен вывоз в Советский Союз. Указанная мебель направлена в
Одесский Военный Округ с сопровождающим капитаном тов. ЯГЕЛЬСКИМ. Транспорт
№15218431".

Вагоны с мебелью 19 августа из Ягодино отправлены в Одессу.

Одесской таможне дано указание этой мебели не выдавать до получения


специального указания.

Опись мебели, находящейся в осмотренных вагонах, прилагается.

Булганин

23 августа 1946 года.

-------------------------------------------------------------

Судя по описи имущества, прибывшего из города Хемниц в 7 вагонах находилось: 194


предмета мебели для спальни, гостиной, кабинета, кухни и т.д.Особо выделялась
мебель для гостиной, сделанная из красного дерева с обивкой из золотистого плюша и
большой круглый стол сделанный из полированного ореха фирмы Мозер с матовой
инкрустацией под кожу под названием "Рафаэль".

ПРИКАЗ № 00 170

от 27 сентября 1945 г.

Главное Управление СМЕРШ располагает данными о том, что некоторые органы


контрразведки имеют значительное количество не положенного по штату
автотранспорта и разного трофейного имущества. Это имущество на учет органами
СМЕРШ не взято, что порождает антигосударственное отношение к его расходованию
и хранению, а также создает условия для злоупотреблений. В целях наведения
порядка в хранении, учете и использовании имущества, находящегося в органах
СМЕРШ, приказываю:

Немедленно произвести тщательную документальную ревизию всего имущества,


находящегося в органах СМЕРШ, составить на все имущество подробные описи,
которые представить в Главное Управление СМЕРШ, все имущество опечатать и
запретить его использование до получения указаний из Главного Управления СМЕРШ.
Начальники органов СМЕРШ, у которых после ревизии будет обнаружено имущество,
не числящееся на учете или расходуемое не по назначению, будут отданы под суд
военного трибунала, невзирая на занимаемые положения.

Абакумов.

В феврале 1947г.маршал Жуков решением Пленума ЦК ВКП(б) был выведен из


состава кандидатов в члены ЦК ВКП(б).

Выписка из протокола №9 заседания Пленума ЦК от 21.II.1947 г.

1. — О выводе из состава ЦК ВКП(б):

1) Вывести из состава членов ЦК ВКП(б):

а) Донского В.А., как не обеспечившего выполнение обязанностей члена ЦК


ВКП(б),

б) Шахурина А.И., как осужденного Военной коллегией Верх. суда СССР.

2) Вывести из состава кандидатов в члены ЦК ВКП(б), как не обеспечивших


выполнение обязанностей кандидатов в члены ЦК ВКП(б) — Жукова Г.К., Майского
И.М., Дубровского А.А., Качалина К.И., Черевиченко Я.Т.

Секретарь ЦК И. СТАЛИН
6 декабря 1947г. Председатель СМ СССР И.В. Сталин (изучив представленный
Абакумовым материал от 29 ноября) дает указание арестовать генерала Бежанова
против которого имелся достаточный компрометирующий материал.

СПРАВКА.

Бежанов Григорий Акимович( наст. фамилия Бежанян Григор Овакимович)

год рождения 1897 место рождения г.Тбилиси.Национальность - армянин.

Член ВКП(б).

Арестован 10 декабря 1947г.

На время ареста 2-й министр государственной безопасности Кабардинской


АССР

Депутат Верховного Совета СССР 2-го созыва (1946-1947гг) от Кабардинской


AССР.

Образование. Бежанов закончил Тифлисское коммерческое училище (1917г.),


учился в Петроградском институте инженеров путей сообщения (1920г.)

В 1920г. добровольно вступил в ряды РККА.

С 1938 по 1939 годы работал первым заместителем наркома госбезопасности


Абхазской АССР.

1941-1943гг.занимался организацией эвакуации и снабжения в блокадном


Ленинграде.

С 1943г.начальник Управления НКГБ СССР по Ставропольскому краю.

С 4 октября 1944 нарком, с 15 марта 1946 министр ГБ

Кабардино-Балкарской АССР

С мая 1945 года — начальник оперативного сектора НКВД в Тюрингии.

9 июля 1945 года Григорию Бежанову было присвоено звание генерал-майор.

Далее последовал арест начальника оперсектора федеральной земли Саксония


генерал-майора Клепова С.А.по обвинению в превышении власти и использовании
служебного положения,с последующей доставкой под конвоем в Москву.

СПРАВКА.
Клёпов, Сергей Алексеевич

год рождения 1900.Место рождения-г.Воронеж.Национальность-русский

член ВКП(б).

арестован 28 января 1948г.

На время ареста начальник Саксонского оперативного сектора СВАГ.

Послужной список Клёпова С.А.

22 марта 1936г. присвоено звание ст. лейтенант ГБ

19 июля 1939г. —присвоено звание капитан ГБ.

С 1939 по февраль 1941 г.начальник Дорожно-транспортного отдела НКВД

Львовской железной дороги;

14 марта 1940 — присвоено звание майор ГБ.

С февраля по июль 1941 г. — начальник 6-го отд.2-го управления НКГБ СССР.

С июля 1941 г.начальник Управления НКВД по Смоленской области.

С 30 сентября 1941 г. — начальник ОББ НКВД СССР.

4 июня 1942 г.-присвоено звание ст.майор ГБ и назначен начальником

Управления НКВД по Орджоникидзевскому краю

С декабря 1942 по май 1943г. — зам. начальника 2-го управления НКВД СССР

С мая 1943 по ноябрь 1946г — зам. начальника 3-го управления НКГБ( МГБ)
СССР.

14 февраля 1943 года присвоено звание комиссар ГБ.

9 июля 1945 года — генерал-майор.

Награды:Орден Ленина,два ордена Красного Знамени,орден Кутузова 2-й степени,

два ордена Отечественной войны 1-й степени (7.7.1944, 3.12.1944), Орден


Отечественной войны 2-й степени (20.2.1945)

31 января 1948г. органы военной контразведки МГБ арестовали б.начальника


Берлинского опер.сектора

генерал -майора Сиднева А.М.

СПРАВКА.

Сиднев Алексей Матвеевич

год рождения 1907.Место рождения Саратов.Национальность-русский.

член ВКП(б)с 1931г.

арестован 31 января 1948г. по обвинению в превышении власти и


использовании служебного положения. .

На время ареста министр госбезопасности Татарской АССР.

1921г.Сиднев – окончил школу 1 ступени в Саратове.

1928г. – окончил рабочий вечерний университет.

1928 г.- поступил на службу в РККА

1932 г.– окончил Ленинградскую КВИШ.

1939 г. – окончил 3 курса в ВИА им. В.В. Куйбышева.

1939 г.– назначен начальником ОО НКВД 3 отдела НКО Ленинградского ВО.

Участник Советско-финляндской войны. Награжден орденом Красного


Знамени.

1941г. – присвоено звание майор ГБ.

1942г.- присвоено звание ст. майор ГБ

1943г.-присвоено звание комиссар ГБ.

С 4 июля 1944г. заместитель начальника УКР СМЕРШ 1 Украинского фронта.

7.1944-9.1945г. – заместитель начальника УКР СМЕРШ 1 Белорусского


фронта.
Награжден орденом Кутузова 2 ст. (6.4.1945).

С июня 1945г. – начальник оперативного сектора НКВД-МВД-МГБ Берлина.

26.12.1947 – переведен на должность министра ГБ Татарской АССР.

9 января сотрудники МГБ провели негласный обыск на квартире и даче Жукова в пос.
Рублево.

Совершенно секретно

Совет Министров СССР

Товарищу Сталину И.В.

В соответствии с Вашим указанием 5 января с.г. на квартире Жукова в Москве был


произведен негласный обыск. Задача заключалась в том, чтобы разыскать и изъять на
квартире Жукова чемодан и шкатулку с золотом, бриллиантами и другими ценностями.

В процессе обыска чемодан обнаружен не был, а шкатулка находилась в сейфе,


стоящем в спальной комнате.

В шкатулке находилось:

часов — 24 штуки, в том числе золотых — 17 и с камнями — 3;

золотых кулонов и колец — 15 штук, из них 8 с драгоценными камнями;

золотой брелок с большим количеством драгоценных камней;

другие золотые изделия (портсигар, цепочки и браслеты, серьги с драгоценными


камнями пр.).

В связи с тем, что чемодана в квартире не оказалось, было решено все ценности,
находящиеся в сейфе, сфотографировать, уложить обратно так, как было раньше, и
произведенному обыску на квартире не придавать гласности.

По заключению работников, проводивших обыск, квартира Жукова производит


впечатление, что оттуда изъято все то, что может его скомпрометировать. Нет не
только чемодана с ценностями, но отсутствуют даже какие бы то ни было письма,
записи и т.д. По-видимому, квартира приведена в такой порядок, чтобы ничего
лишнего в ней не было.

В ночь с 8 на 9 января с.г. был произведен негласный обыск на даче Жукова,


находящейся в поселке Рублево под Москвой.
В результате обыска обнаружено, что две комнаты дачи превращены в склад, где
хранится огромное количество различного рода товаров и ценностей.

Например:

шерстяных тканей, шелка, парчи, панбархата и других материалов —всего свыше 4


000 метров;

мехов — собольих, обезьяньих, лисьих, котиковых, каракульчевых, каракулевых —


всего 323 шкуры;

шевро высшего качества — 35 кож;

дорогостоящих ковров и гобеленов больших размеров, вывезенных из Потсдамского и


других дворцов и домов Германии, — всего 44 штуки, часть из которых разложена и
развешана по комнатам, а остальные лежат на складе; особенно обращает на себя
внимание больших размеров ковер, разложенный в одной из комнат дачи;

ценных картин классической живописи больших размеров в художественных рамках —


всего 55 штук, развешанных по комнатам дачи и частично хранящихся на складе;

дорогостоящих сервизов столовой и чайной посуды (фарфор с художественной


отделкой, хрусталь) — 7 больших ящиков;

серебряных гарнитуров столовых и чайных приборов — 2 ящика;

аккордеонов с богатой художественной отделкой — 8 штук;

уникальных охотничьих ружей фирмы «Голанд-Голанд» и других — всего 20 штук.

Это имущество хранится в 51 сундуке и чемодане, а также лежит навалом.

Кроме того, во всех комнатах дачи, на окнах, этажерках, столиках и тумбочках


расставлены в большом количестве бронзовые и фарфоровые вазы и статуэтки
художественной работы, а также всякого рода безделушки иностранного
происхождения.

Заслуживает внимания заявление работников, проводивших обыск, о том, что дача


Жукова представляет собой, по существу, антикварный магазин или музей,
обвешанный внутри различными дорогостоящими художественными картинами,
причем их так много, что четыре картины висят даже на кухне. Дело дошло до того, что
в спальне Жукова над кроватью висит огромная картина с изображением двух
обнаженных женщин.

Есть настолько ценные картины, которые никак не подходят к квартире, а должны быть
переданы в государственный фонд и находиться в музее.
Свыше двух десятков больших ковров покрывают полы почти всех комнат.

Вся обстановка, начиная с мебели, ковров, посуды, украшений и кончая занавесками


на окнах, — заграничная, главным образом немецкая. На даче буквально нет ни одной
вещи советского происхождения, за исключением дорожек, лежащих при входе на
дачу.

На даче нет ни одной советской книги, но зато в книжных шкафах стоит большое
количество книг в прекрасных переплетах с золотым тиснением, исключительно на
немецком языке.

Зайдя в дом, трудно себе представить, что находишься под Москвой, а не в Германии.

По окончании обыска обнаруженные меха, ткани, ковры, гобелены, кожи и остальные


вещи сложены в одной комнате, закрыты на ключ и у двери выставлена стража.

В Одессу направлена группа оперативных работников МГБ СССР для производства


негласного обыска в квартире Жукова. О результатах этой операции доложу вам
дополнительно.

Что касается необнаруженного на московской квартире Жукова чемодана с


драгоценностями, о чем показал арестованный Семочкин, то проверкой выяснилось,
что этот чемодан все время держит при себе жена Жукова и при поездках берет его с
собой.

Сегодня, когда Жуков вместе с женой прибыл из Одессы в Москву, указанный чемодан
вновь появился у него в квартире, где и находится в настоящее время.

Видимо, следует напрямик потребовать у Жукова сдачи этого чемодана с


драгоценностями.

Абакумов.

10 января 1948 года.

--------------------------------------------------------------------------------

Стоит заметить,что " чемоданный вопрос" возник из показаний Сёмочкина, который в


ходе следствия дал подробные показания о том,что все драгоценности и золотые
изделия Жуков хранит в чемодане,указав его габариты и цвет.

12 января 1948г.маршал Жуков, ознакомленный с показаниями Сёмочкина был


вынужден написать объяснительную записку секретарю ЦК ВКП(б) Жданову.

В ЦЕНТРАЛЬНЫЙ КОМИТЕТ ВКП(б)


Товарищу Жданову Андрею Александровичу

Объявленное мне в ЦК ВКП(б) письменное заявление бывшего моего адъютанта


Семочкина по своему замыслу и главным вопросам является явно клеветническим.

Первое. Обвинение меня в том, что я был враждебно настроен к т. Сталину и в ряде
случаев принижал и умалчивал о роли т. Сталина в Великой Отечественной войне, не
соответствует действительности и является вымыслом. Факты, изложенные в
заявлении Семочкина, состряпаны Семочкиным и являются результатом того, что
Семочкин в конце 1947 года узнал о характере клеветнического заявления Новикова
лично от меня. Я признаю, что допустил грубую и глубоко непартийную ошибку,
поделившись с Семочкиным о характере заявления Новикова. Это я сделал без
всякой задней мысли и не преследовал никакой цели. Пункт обвинения меня в
непартийном выступлении во Франкфурте перед «союзниками» не соответствует
действительности, что, наверное, может подтвердить т. Вышинский, который был
вместе со мною и лично выступал. На приеме в 82-й парашютной дивизии я был
вместе с Соколовским, Серовым и Семеновым. Я там не выступал, а все, что говорил,
считаю глубоко партийным.

Второе. Обвинение меня в том, что я продал машину артисту Михайлову и подарил
писателю Славину, не соответствует действительности:

1) Славину машина была дана по приказанию тов. Молотова. Соответствующее


отношение было при деле;

2) Михайлову мною было разрешено купить машину через фондовый отдел.


Оформлял это дело т. Михайлов через таможню, а не через меня, деньги платил в
таможню и банк, а не мне.Я ответственно заявляю, что никогда и никому я машин не
продавал.Ни Славина, ни кого-либо другого я никогда не просил о себе что-либо
писать и Славину никакой книги не заказывал. Семочкин пишет явную ложь.

Третье. О моей алчности и стремлении к присвоению трофейных ценностей. Я


признаю серьезной ошибкой то, что много накупил для семьи и своих родственников
материала, за который платил деньги, полученные мною как зарплату. Я купил в
Лейпциге за наличный расчет:

1) на пальто норки 160 шт.

2) на пальто обезьяны 40–50 шт.

3) на пальто котика (искусст.) 50–60 шт. и еще что-то, не помню, для детей. За все это
я заплатил 30 тысяч марок.
Метров 500–600 было куплено фланели и обойного шелку для обивки мебели и
различных штор, т.к. дача, которую я получил во временное пользование от
госбезопасности, не имела оборудования.Кроме того, т. Власик просил меня купить
для какого-то особого объекта метров 500. Но так как Власик был снят с работы, этот
материал остался лежать на даче.Мне сказали, что на даче и в других местах
обнаружено более 4 тысяч метров различной мануфактуры, я такой цифры не знаю.
Прошу разрешить составить акт фактическому состоянию. Я считаю это
неверным.Картины и ковры, а также люстры действительно были взяты в брошеных
особняках и замках и отправлены для оборудования дачи МГБ, которой я пользовался.
4 люстры были переданы в МГБ комендантом, 3 люстры даны на оборудование
кабинета главкома. То же самое и с коврами. Ковры частично были использованы для
служебных кабинетов, для дачи, часть для квартиры.Я считал, что все это поступает в
фонд МГБ, т. к. дача и квартира являются в ведении МГБ. Все это перевозилось и
использовалось командой МГБ,которая меня обслуживает 6 лет. Я не знаю, бралось
ли все это на учет, т.к. я полтора года отсутствую и моя вина, что я не
поинтересовался, где что состоит на учете.

Относительно золотых вещей и часов заявляю, что главное — это подарки от


различных организаций, а различные кольца и другие дамские безделушки
приобретены семьей за длительный период и являются подарками подруг в день
рождения и другие праздники, в том числе несколько ценностей, подаренных моей
дочери дочерью Молотова Светланой. Остальные все эти вещи являются в
большинстве из искусственного золота и не имеют никакой ценности.О сервизах. Эти
сервизы я купил за 9200 марок, каждой дочери по сервизу. На покупку я могу
предъявить документы и может подтвердить т. Серов, через кого и покупались
сервизы, т. к. он ведал всеми экономическими вопросами. О 50 тысячах, полученных
от Серова и якобы израсходованных на личные нужды. Это клевета. Деньги, взятые на
случай представительских расходов, были полностью в сумме 50 тыс. возвращены
начальником охраны МГБ Бедовым. Если б я был корыстен, я бы мог их себе
присвоить, т. к. никто за них отчета не должен был спросить. Больше того, Серов мне
предлагал 500 тысяч на расходы по моему усмотрению. Я таких денег не взял, хотя он
и указывал, что т. Берия разрешил ему, если нужно, дать денег, сколько мне
требуется. Серебряные ложки, ножи и вилки присланы были поляками в честь
освобождения Варшавы, и на ящиках имеется надпись, свидетельствующая о подарке.
Часть тарелок и еще что-то было прислано как подарок от солдат армии Горбатова.
Все это валялось в кладовой, и я не думал на этом строить свое какое-то
накопление.Я признаю себя очень виноватым в том, что не сдал все это ненужное мне
барахло куда-либо на склад, надеясь на то, что оно никому не нужно.О гобеленах я
давал указание т. Агееву из МГБ сдать их куда-либо в музей, но он ушел из команды,
не сдав их.

Четвертое. Обвинение меня в том, что соревновался в барахольстве с Телегиным,


является клеветой. Я ничего сказать о Телегине не могу. Я считаю, что он
неправильно приобрел обстановку в Лейпциге. Об этом я ему лично говорил. Куда он
ее дел, я не знаю.
Пятое. Охотничьи ружья. 6–7 штук у меня было до войны, 5–6 штук я купил в
Германии, остальные были присланы как подарки. Из всех ружей охотилась команда,
часть штуцеров, присланных в подарок, я собирался передать куда-либо. Признаю
вину в том, что зря я держал такое количество ружей. Допустил я ошибку потому, что,
как охотнику, было жаль передавать хорошие ружья.

Шестое. Обвинение меня в распущенности является ложной клеветой, и она нужна


была Семочкину для того, чтобы больше выслужиться и показать себя раскаявшимся,
а меня — грязным. Я подтверждаю один факт — это мое близкое отношение к З.,
которая всю войну честно и добросовестно несла свою службу в команде охраны и
поезде главкома. З. получала медали и ордена на равных основаниях со всей
командой охраны, получала не от меня, а от командования того фронта, который мною
обслуживался по указанию Ставки. Вполне сознаю, что я также виноват и в том, что с
нею был связан, и в том, что она длительное время жила со мною. То, что показывает
Семочкин, является ложью. Я никогда не позволял себе таких пошлостей в служебных
кабинетах, о которых так бессовестно врет Семочкин. К. действительно была
арестована на Западном фронте, но она была всего лишь 6 дней на фронте, и честно
заявляю, что у меня не было никакой связи.

Седьмое. О том, что не желал подписываться на заем, это также клевета. Никогда
меньше 1 1/2–2-х месячных окладов я не подписывался. Это можно подтвердить
документами.

Восьмое. Партвзносы действительно платил Семочкин, так как я состоял в


парторганизации Генштаба, а большей частью я был на фронте и, чтобы не
просрочить партвзнос, поручал Семочкину производить партвзнос.

В заключение я заявляю со всей ответственностью:

1. Семочкин явно клевещет на меня. Я очень прошу проверить, был ли у меня


подобный разговор с Коневым и другими, как надо обманывать тов. Сталина об
обстановке.

2. Семочкин клевещет на меня, рассчитывая на то, что он является вторым, после


Новикова, свидетелем о якобы моих антисоветских взглядах и что ему наверняка
поверят.Я глубоко сознаю свою ошибку в том, что поделился с ним сведениями о
клеветническом заявлении Новикова и дал ему в руки козырь для нечестных
разговоров, антисоветских разговоров и, наконец, против меня.

3. Прошу Центральный Комитет партии учесть то, что некоторые ошибки во время
войны я наделал без злого умысла и я на деле никогда не был плохим слугою партии,
Родине и великому Сталину.Я всегда честно и добросовестно выполнял все поручения
тов. Сталина.Я даю крепкую клятву большевика не допускать подобных ошибок и
глупостей.Я уверен, что я еще нужен буду Родине, великому вождю тов. Сталину и
партии.Прошу оставить меня в партии. Я исправлю допущенные ошибки и не позволю
замарать высокое звание члена Всесоюзной Коммунистической партии (большевиков).
Член ВКП(б) Жуков

12.1.48 г.».

Как известно, секретарь ЦК ВКП(б) Жданов А.А. ознакомившись с заявлением


маршала Жукова дал указание перепроверить все факты указанные Жуковым.
Одновременно, в Одесский ВО была направлена инспекторская группа МВС, которая
выявила целый ряд "недосмотров и пробелов" со стороны командующего
ОдВО.Как-то: нарушения в организации КЭЧ в зимний период, подготовке военной
техники округа, транспорта и т.д.

20 января 1948г вышло Постановление Политбюро ЦК ВКП(б) «О т. Жукове Г.К.


Маршале Советского Союза». ЦК своим постановлением "... вынес т. Жукову
последнее предупреждение, предоставив ему в последний раз возможность
исправиться и стать честным членом партии, достойным командирского звания.
Одновременно ЦК ВКП(б) освободил т. Жукова с поста командующего войсками
Одесского военного округа для назначения одним из меньших военных округов".

06 февраля 1948

Справка

на маршала Советского Союза Жукова Георгия Константиновича

...В Отечественную войну т. Жуков с первых дней до конца войны


командовал войсками разных фронтов. В декабре месяце 1941 года, командуя
войсками Западного фронта, успешно провел операции по разгрому немцев под
Москвой... Успешные действия войск, руководимых т. Жуковым, отмечались в
приказах тов. Сталина. В период 1942-1944 гг. т. Жуков работал заместителем
народного комиссара обороны Союза ССР... В октябре 1944 года поспешно утвердил
Боевой устав артиллерии, не получив одобрения со стороны Ставки...

С начала 1945 года и до конца войны т. Жуков командовал войсками 1-го


Белорусского фронта. Войска фронта прошли путь от реки Вислы до Берлина,
водрузив знамя Победы над Берлином. За образцовое выполнение боевых заданий и
достигнутые в результате решающие успехи присвоено звание трижды Героя
Советского Союза.

В 1946 году т. Жуков, являясь Главнокомандующим Советскими


оккупационными войсками в Германии, злоупотреблял своим служебным положением
в награждении правительственными наградами, за что ему был объявлен
выговор.

04 июля 1946 года т. Жуков назначен командующим войсками Одесского


военного округа... Командиры корпусов и дивизий Одесского военного округа
отзываются о т. Жукове положительно, как об авторитетном, требовательном
командире, широко использующем опыт Отечественной войны при учениях войск
округа.

Одновременно... т. Жуков до сих пор не изжил элементы заносчивости,


чванства и высокомерия, стремления к популяризации своего авторитета... имеет
стремление окружить себя лицами, знакомыми ему по прошлой работе. Войска
округа плохо подготовились к зиме 1947-1948 года заготовка топлива, овощей, ремонт
помещений, транспорта остались незавершенными.

ЦК ВКП(б) 20 января 1948 года вынес т. Жукову последнее предупреждение,


предоставив ему в последний раз возможность исправиться и стать честным членом
партии, достойным командирского звания...

ЦК ВКП(б) освободил т. Жукова с поста командующего войсками Одесского


военного округа для назначения командующим одним из меньших военных округов...
т. Жуков назначен командующим Уральского военного округа.

Зам. Зав. Отделом Управления кадров ЦК ВКП(б) Фролов

------------------------------------------------------------------------------------

Между тем, заявление маршала Жукова, было подробно, без формализма,


рассмотрено в ЦК, по ходу были опрошены многие свидетели событий, в том числе и
В.М.Молотов.

«Тов. Жданову

В связи с заявлением Жукова от 12 января с.г. считаю нужным сообщить следующее:

1. По моему указанию, в порядке распоряжения Совнаркома СССР от 23 августа 1945


года была выдана одна трофейная легковая автомашина писателю Славину в
возмещение автомашины, похищенной у него в начале войны (в этот же день было
дано аналогичное распоряжение для писателей Кирсанова и Лидина и др.).

2. Мною выяснено, что моею дочерью Светланой в 1945 году был сделан один ценный
подарок ко дню рождения подруги — дочери Жукова — золотое кольцо с
бриллиантом, купленное в комиссионном магазине за 1200 рублей. Остальные
подарки в аналогичных случаях — неценные безделушки.

В. Молотов
21.1.48».

Выписка из протокола допроса Сиднева ст.следователем по ОВД МГБ Путинцевым от


6 февраля 1948г.

ВОПРОС. После вашего отъезда из Берлина были вскрыты крупные хищения ценных
вещей и золота, в которых вы принимали непосредственное участие. Показывайте об
этом.

ОТВЕТ. Говоря откровенно, я давно беспокоился, ожидая, что будут вскрыты


преступления, совершенные мною в Германии, и мне придется за них отвечать. Как
известно, частями Советской Армии, овладевшими Берлином, были захвачены
большие трофеи. В разных частях города то и дело обнаруживались хранилища
золотых вещей, серебра, бриллиантов и других ценностей. Одновременно было
найдено несколько огромных хранилищ, в которых находились дорогостоящие меха,
шубы, разные сорта материи, лучшее белье и много другого имущества. О таких
вещах, как столовые приборы и сервизы, я уже не говорю, их было бесчисленное
множество. Эти ценности и товары различными лицами разворовывались.Должен
прямо сказать, что я принадлежал к тем немногим руководящим работникам, в руках
которых находились все возможности к тому, чтобы немедленно организовать охрану
и учет всего ценного, что было захвачено советскими войсками на территории
Германии. Однако никаких мер к предотвращению грабежей я не предпринял и считаю
себя в этом виновным.

ВОПРОС. Вы и сами занимались грабежом?

ОТВЕТ. Я это признаю. Не считаясь с высоким званием советского генерала и


занимаемой мною ответственной должностью в МВД, я, находясь в Германии,
набросился на легкую добычу и, позабыв об интересах государства, которые мне
надлежало охранять, стал обогащаться.Как не стыдно теперь об этом рассказывать,
но мне ничего не остается, как признать, что я занимался в Германии воровством и
присвоением того, что должно было поступить в собственность государства.При этом
я должен сказать, что отправляя на свою квартиру в Ленинград это незаконно
приобретенное имущество, я, конечно прихватил немного лишнего.

ВОПРОС. Обыском на вашей квартире в Ленинграде обнаружено около сотни золотых


и платиновых изделий, тысячи метров шерстяной и шелковой ткани, около 50
дорогостоящих ковров, большое количество хрусталя, фарфора и другого добра.

Это по вашему «немного лишнего»?

ОТВЕТ. Я не отрицаю, что привез из Германии много ценностей и вещей.

ВОПРОС. А три золотых браслета с бриллиантами вы где «прихватили»?


ОТВЕТ Эти браслеты были мною взяты в одном из обнаруженных немецких хранилищ,
где именно — не помню. Если не ошибаюсь, один из золотых браслетов мне принес
бухгалтер берлинского оперсектора Ночвин.

ВОПРОС. 15 золотых часов, 42 золотых кулона, колье, брошей, серег и цепочек, 15


золотых колец и другие золотые вещи, изъятые у вас при обыске, где вы украли?

ОТВЕТ. Также, как и золотые браслеты, я похитил эти ценности в немецких


хранилищах.

ВОПРОС. Но ведь и деньги вами тоже были украдены?

ОТВЕТ. Я денег не крал.

ВОПРОС. Неправда. Арестованный бывш. начальник оперативного сектора МВД


Тюрингии Бежанов Г. А. на допросе показал, что вы присвоили большие суммы
немецких денег, которые использовали для личного обогащения.Правильно
показывает Бежанов?

ОТВЕТ. Правильно. При занятии Берлина одной из моих оперативных групп в


Рейхсбанке было обнаружено более 40 миллионов немецких марок.Примерно столько
же миллионов марок было изъято нами и в других хранилищах в районе Митте
(Берлин).Все эти деньги были перевезены в подвал здания, в котором размещался
берлинский оперативный сектор МВД.

ВОПРОС. Но этот подвал с деньгами находился в вашем ведении?

ОТВЕТ. Да, в моем.

ВОПРОС. Сколько же всего там находилось денег?

ОТВЕТ. В подвале находилось около 100 мешков, в которых было более 80 миллионов
марок.

ВОПРОС. Вам известно, где находятся сейчас все записи по расходованию немецких
марок?

ОТВЕТ. Как мне рассказывал Ночвин, папки с отчетными материалами об


израсходованных немецких марках, собранные со всех секторов, в том числе [155] и
записи на выданные мною деньги, были по указанию Серова сожжены.Остался лишь
перечень наименований сожженных материалов, составленный работниками
финансовой группы аппарата Серова.

ВОПРОС. Кто именно сжигал эти отчетные материалы и записи?


ОТВЕТ. Я этого не знаю, но вероятнее всего в сожжении участвовали финансовые
работники аппарата Серова или его секретарь Тужлов, а может быть и все вместе.Я
считаю, что Серов дал указание сжечь все эти материалы для того, чтобы замести
следы, так как, если бы они сохранились, то все преступления, совершенные
Серовым, мною, Клеповым, Бежановым и другими приближенными к нему лицами,
были бы вскрыты гораздо раньше и, видимо, мы бы давно сидели в тюрьме.

ВОПРОС. А куда вы девали отчетность об изъятом золоте и других ценностях,


находившихся у вас?

ОТВЕТ. Эта отчетность также как и отчетность по немецким маркам была передана в
аппарат Серова и там сожжена.

ВОПРОС. Вы это сделали для того, чтобы скрыть хищение золота и других ценностей?

ОТВЕТ. Я сдал эти документы Серову потому, что он их у меня потребовал.О


расхищении ценностей с моей стороны я уже дал показания. Присваивал ценности
также и Серов, поэтому, очевидно, была необходимость уничтожить эти документы,
чтобы спрятать концы в воду.»

ВОПРОС. И дело берлинских мародеров, наверное, тоже спустили бы на тормозах,


если бы недальновидный генерал не обмолвился о том, что так искал Абакумов.

ОТВЕТ. Серов же, помимо того, что занимался устройством своих личных дел, много
времени проводил в компании маршала Жукова, с которым он был тесно связан. Оба
они были одинаково нечистоплотны и покрывали друг друга.

ВОПРОС. Разъясните это ваше заявление?

ОТВЕТ. Серов очень хорошо видел все недостатки в работе и поведении Жукова, но
из-за установившихся отношений все покрывал.

Бывая в кабинете Серова, я видел у него на столе портрет Жукова с надписью на


обороте: «Лучшему боевому другу и товарищу на память». Второй портрет Жукова
висел в том же кабинете Серова на стене.Серов и Жуков часто посещали друг друга,
ездили на охоту и оказывали взаимные услуги... Несколько позже ко мне была
прислана от Жукова корона, принадлежавшая по всем признакам супруге немецкого
кайзера. С этой короны было снято золото для отделки стэка, который Жуков хотел
преподнести своей дочери в день ее рождения.

Допрос прерван.

Протокол записан с моих слов правильно, мною прочитай. Сиднев.

Допросил: ст. следователь следственной части по особо важным делам МГБ СССР
подполковник Путинцев.
6.02.1948г

4(по другим данным 25) января 1948г сотрудники МГБ задержали генерал-лейтенанта
Телегина К.Ф. по обвинению в антисоветских высказываний.

СПРАВКА.

ТЕЛЕГИН Константин Федорович.

Год рождения-1899 Место рождения-Татарск,Новосибирская


обл.Национальность -русский

Член ВКП(б)c 1919 г.

Арестован 31 января 1948г.по обвинению антисоветских высказываний.

На время ареста - в отставке, уволенный с военной службы.

Телегин К.Ф.в рядах РККА с 1919г. Участник гражданской войны и


советско-финской войны.

В 1931 г. окончил Военно-политическую академию им. В.И. Ленина.

С 1936 г. — на военно-политической работе в войсках НКВД.

С 1940 по 1941г. работал в центральном аппарате НКВД СССР.

В период с 1941 по 1945г.- член Военного совета Московского ВО член


Военных Советов (политический руководитель) Донского, Центрального и 1-го
Белорусского фронтов.

Принимал непосредственное участие в подписании советской стороной


Капитуляции Германии 7-9 мая 1945 года.

1945 - член Военного совета СВАГ,зам.Главнокомандующего СВАГ.

Награжден тремя орденами Ленина, тремя орденами Красного Знамени,


орденом Суворова I степени, орденом Богдана Хмельницкого I степени и многими
медалями.

«УТВЕРЖДАЮ

Министр госбезопасности СССР

генерал-полковник (Абакумов)
30 января 1948 года

АРЕСТ САНКЦИОНИРУЮ

Главный военный прокурор

Советской Армии

генерал-лейтенант юстиции (Афанасьев)

31 января 1948 года

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

(на арест)

гор. Москва

1948 года, 31 января.

Я, пом. начальника Следственной части по особо важным делам МГБ СССР


подполковник СОКОЛОВ, рассмотрев поступившие материалы о преступной
деятельности ТЕЛЕГИНА Константина Федоровича, 1899 года рождения, уроженца г.
Татарска Новосибирской области, русского, в 1947 году переведенного из членов ВКП
(б) в кандидаты и уволенного с военной службы в Советской Армии,
генерал-лейтенанта в отставке, НАШЕЛ:

Имеющимися в МГБ СССР материалами устанавливается, что ТЕЛЕГИН проводит


антисоветскую деятельность, а также, что в 1945–1946 гг., находясь на территории
Германии, он занимался мародерством. Руководствуясь статьями 145 и 158 УПК
РСФСР, ПОСТАНОВИЛ:ТЕЛЕГИНА Константина Федоровича подвергнуть аресту и
обыску

----------------------------------------------------------------------------------------------------

Увольнение Телегина из рядов вооруженных сил (в 1947г.) было сопряжено с


незаконным награждением боевыми орденами и медалями советских артистов в
количестве 27 человек.

Выписка из протокола заседаний Политбюро ЦК ВКП(б) N58, 1947 г.

ЦК ВКП(б) установил, что тт. Жуков и Телегин, будучи первый Главнокомандующим


группы советских оккупационных войск в Германии, а второй — членом Военного
Совета этой же группы войск, своим приказом от 24 августа 1945 года N109/н
наградили орденом Отечественной войны первой степени артистку Русланову и
приказом от 10 сентября 1945 г. N94/н разными орденами и медалями группу артистов
в количестве 27 человек. Как Русланова, так и другие награжденные артисты не имеют
никакого отношения к армии. Тем самым тт. Жуков и Телегин допустили преступное
нарушение Указа Президиума Верховного Совета СССР от 2 мая 1943 г. «Об
ответственности за незаконное награждение орденами и медалями СССР», караемое,
согласно Указу, тюремным заключением сроком от 6 месяцев до 2 лет.

Для того чтобы скрыть противозаконное награждение Руслановой, в приказе от 24


августа были придуманы мотивы награждения Руслановой якобы «за активную личную
помощь в деле вооружения Красной Армии новейшими техническими средствами»,
что представляет из себя явную фальсификацию, свидетельствует о низком
моральном уровне Жукова и Телегина и наносит ущерб авторитету командования.
Сама обстановка награждения Руслановой и вручения ей ордена в присутствии войск
во время парада частей 2-го гв. кав. корпуса представляла постыдное зрелище и еще
более усугубляет вину тт. Жукова и Телегина. ЦК ВКП(б) считает, что т. Телегин, как
член Военного Совета группы войск, несет особую ответственность за это дело…

ЦК ВКП(б) постановляет:

Тов. Жукову Г. К. объявить выговор.

Тов. Телегина К. Ф. перевести из членов ВКП(б) в кандидаты.

Принять предложение т. Булганина об освобождении т. Телегина от политической


работы в армии и увольнении из Вооруженных Сил.

Войти в Президиум Верховного Совета СССР с предложением об отмене награждения


артистки Руслановой, а также других артистов…

---------------------------------------------------------------------------------------

Думается так, что п/полковнику Соколову не составило особого труда выяснить, какие
трофеи и в каком количестве б. член Военного совета СВАГ отправил из Германии на
родину: "25 апреля 1946 года в 20.00 со станции Берлин в Москву отбыл литерный
поезд, состоящий из 10 платформ и вагонов с имуществом Телегина К. Ф. В составе
эшелона были: 5 платформ с 8 легковыми автомобилями, одна платформа с
запасными частями и моторами к автомашинам, один крытый вагон с имуществом
гаража, один крытый вагон с мебелью, два вагона с вещами, упакованными в
чемоданы и тюки..." (N 890 от 10.01.47 г. Из архивных документов ФСБ РФ). Кроме
этого, следствию были известны факты перепродажи четой Телегина многих
трофейных вещей.

"Следствием установлено, что Телегин К. Ф. в 1944 - 1946 гг. расхищал и присваивал


в крупных размерах трофейные ценности и имущество, подлежащие сдаче
государству, которые он из-за границы вывез в Москву. При обыске у Телегина изъято
16 кг изделий из серебра, около 250 отрезов шерстяных и шелковых тканей, 18
охотничьих ружей, много ценных антикварных изделий из фарфора и фаянса, меха,
гобелены - работы французских и фламандских мастеров XVII и XVIII века, картины и
другие дорогостоящие вещи..." (см.ВИЖ 1989г. №6).

Абакумов В. С.

Выписка из протокола допроса Сиднева ст.следователем по ОВД МГБ Путинцевым от


6 февраля 1948г.

ВОПРОС: — Вам предъявляются фотоснимки изъятых у вас при обыске 5 уникальных


большой ценности гобеленов работы фламандских и французских мастеров XVII и
XVIII веков.Где вы утащили эти гобелены?

ОТВЕТ: — Гобелены были обнаружены в подвалах германского Рейхсбанка, куда их


сдали во время войны на хранение какие-то немецкие богачи.Увидев их, я приказал
своему коменданту Аксенову отправить их ко мне в ленинградскую квартиру.

ВОПРОС: — Но этим гобеленам место только в музее. Зачем же они вам


понадобились?

ОТВЕТ: — По совести сказать, я даже не задумывался над тем, что я ворую.


Подвернулись эти гобелены мне под руку, я их и

забрал…

ВОПРОС: — Дамскую сумочку, сделанную из чистого золота, вы где взяли?

ОТВЕТ: — Точно не помню, где я прихватил эту сумку. Думаю, что она была взята
мною или женой в подвале Рейхсбанка.

ВОПРОС: — А три золотых браслета с бриллиантами вы где "прихватили"?

ОТВЕТ: — Эти браслеты были мною взяты в одном из обнаруженных немецких


хранилищ, где именно — не помню. Если не ошибаюсь, один из золотых браслетов
мне принес бухгалтер берлинского оперсектора Ночвин.

ВОПРОС: — 15 золотых часов, 42 золотых кулона, колье, брошей, серег и цепочек, 15


золотых колец и другие золотые вещи,

изъятые у вас при обыске, где вы украли?

ОТВЕТ: — Так же, как и золотые браслеты, я похитил эти ценности в немецких
хранилищах.
ВОПРОС: — Вы очищали не только немецкие хранилища, но и грабили арестованных,
как разбойник с большой дороги.

ОТВЕТ: — Ценностей арестованных я не присваивал.

ВОПРОС: — Врете. Ваш бывший адъютант Алексеев П.В. изобличает вас именно в
том, что вы грабили арестованных.

Алексеев показал: Летом 1945 года Сиднев приказал мне выехать к майору Захарову,
взять там у арестованного немца ценности и доставить к нему — Сидневу, а
арестованного немца также забрать с собой, но по пути высадить из машины и
отпустить на все четыре стороны.Это приказание мною было выполнено. Я доставил
Сидневу изъятые у этого немца золотые часы, отделанный золотом автоматический
карандаш, 4 отреза шерсти высокого качества и меховые шкурки на два котиковых
пальто.Тогда же я доложил Сидневу, что, согласно его приказанию, я забрал с собой у
Захарова арестованного немца и по дороге отпустил его. Фамилия этого немца,
насколько помню, Зальбер».Вы признаете это?

ОТВЕТ: — Возможно, такой случай и имел место, но я его не помню.

ВОПРОС: — Шестьсот серебряных ложек, вилок и других столовых предметов вы


также украли?

ОТВЕТ: — Да, украл.

ВОПРОС: — Можно подумать, что к вам ходили сотни гостей. Зачем вы наворовали
столько столовых приборов?

ОТВЕТ: — На этот вопрос я затрудняюсь ответить.

ВОПРОС: — 32 дорогостоящих меховых изделия, 178 меховых шкурок, 1500 метров


высококачественных шерстяных, шелковых, бархатных тканей и других материалов,
405 пар дамских чулок, 78 пар обуви, 296 предметов одежды — все это лишь часть
изъятых у вас вещей.Вы что, собирались торговать всей этой добычей?

ОТВЕТ: — Торговать, конечно, я не собирался. Все это наворовал частично сам, при
активном участии жены, а большинство

имущества для меня доставили комендант оперсектора Аксенов и мой родственник


Кузнецов, выписанный мною в Берлин из СССР и назначенный оперуполномоченным
по учету в оперативный сектор.

ВОПРОС: — Теперь, может быть, вы сами скажете, что еще вы награбили в


Германии?
ОТВЕТ: — Мне сейчас трудно перечислить все то, что я в течение длительного
времени разными путями направил в свою ленинградскую квартиру. Могу лишь
ориентировочно сказать, что из Германии я вывез для себя более 40 битком набитых
чемоданов, ящиков и тюков, в которых было много различного белья, высших сортов
материи, мужские и дамские костюмы, меховые женские шубы, черно-бурые лисы,
женская и мужская обувь, фотоаппараты, радиолы, хрустальные вазы, антикварные
вещи и другое имущество.Часть этого имущества я месяц тому назад переправил к
своему новому месту жительства в гор. Казань.Кроме того, из Берлина в начале
декабря 1947 года мною отправлены в Казань мебель из красного дерева для спальни
и столовой, рояль, киноустановка и другие вещи…

В 1944 году, являясь заместителем начальника Управления СМЕРШ 1-го Украинского


фронта, я на территории Польши встретился с Серовым, являвшимся в то время
Уполномоченным НКВД по указанному фронту. Под его руководством я проводил
работу в Польше, а затем, когда советские войска захватили Берлин, Серов добился
моего перевода на работу в НКВД и назначил начальником берлинского
оперсектора.На этой работе Серов приблизил меня к себе, я стал часто бывать у него,
и с этого времени началось мое грехопадение.Полностью сознавая свою вину перед
партией и государством за преступления, которые я совершил в Германии, я просил
бы только учесть, что надо мной стоял Серов, который, являясь моим начальником, не
только не одернул меня, а, наоборот, поощрял этот грабеж и наживался в значительно
большей степени, чем я.Вряд ли найдется такой человек, который был в Германии и
не знал бы,что Серов являлся, по сути дела, главным воротилой по части присвоения
награбленного.Самолет Серова постоянно курсировал между Берлином и Москвой,
доставляя без досмотра на границе всякое ценное имущество, меха, ковры, картины и
драгоценности для Серова. С таким же грузом в Москву Серов отправлял вагоны и
автомашины.Надо сказать, что Серов свои жульнические операции проводил очень
искусно. Направляя трофейное имущество из Германии в Советский Союз для сдачи в
фонд государства,

Серов под прикрытием этого большое количество ценностей и вещей брал себе..."

---------------------------------------------------------------------------

Совет Министров СССР

товарищу Сталину И.В.

3 февраля 1948 г. № 3726/А

гор. Москва

Докладываю, что МГБ СССР взято обратно с базы госфондов все имущество, изъятое
у маршала Жукова.

Абакумов.
АКТ

О передаче Управлению Делами Совета Министров Союза СССР


изъятого Министерством Государственной безопасности СССР у Маршала
Советского Союза Г.К.Жукова незаконно приобретённого и присвоенного им
трофейного имущества, ценностей и других предметов:

- Кулоны и броши золотые (в том числе один платиновый) с драгоценными камнями –


13 штук

- Часы золотые – 9 штук

- Серьги золотые с бриллиантами – 2 пары

- Другие золотые изделия (браслеты, цепочки и другое) – 9 штук

- Украшения из серебра, в том числе под золото – 5 штук

- Металлические украшения (имитация под золото) с драгоценными камнями (кулоны,


цепочки, кольца) – 14 штук

- Столовое серебро (ножи, вилки, ложки и другие предметы) – 713 штук

- Серебряная посуда (вазы, кувшины, сахарницы, подносы и другое) – 14 штук

- Шерстяные ткани, шелка, парча, бархат, фланель и другое – 3.420 метров

- Меха (скунс, норка, выдра, нутрии, чёрно-бурые лисы, каракульча) – 323 штуки

- Шевро и хром – 32 кожи

- Дорогостоящие ковры и дорожки больших размеров – 31 штука

- Гобелены больших размеров художественной выделки – 5 штук

- Художественные картины в золочёных рамах, часть из которых представляет


музейную ценность – 60 штук

- Дворцовый золочёный гарнитур гостиной мебели – 10 предметов

- Художественно выполненные антикварные вазы с инкрустациями – 22 штуки

- Бронзовые статуи и статуэтки художественной работы – 29 штук

- Часы каминные антикварные и напольные – 9 штук


- Дорогостоящие сервизы столовой и чайной посуды (частью некомплектные) – 820
предметов

- Хрусталь в изделиях (вазы, подносы, бокалы, кувшины и другое) – 45 предметов

- Охотничьи ружья заграничных фирм – 15 штук

- Баяны и аккордеоны художественной выделки – 7 штук

- Пианино, рояль, радиоприёмники, фарфоровая и глиняная посуда и другие


предметы, согласно прилагаемых поштучных описей.

Всего прилагается 14 описей.

Сдали: заместитель Министра ГБ СССР генерал-лейтенант Блинов А.С.

Начальник отдела “А” МГБ СССР генерал-майор Герцовский А.Я.

Приняли: Управляющий делами Совета Министров СССР Опарин И.Е.

-----------------------------------------------------------

Согласно докладной записки зам.министра МГБ СССР Блинова А.С., Жукову было
оставлено: часть золотых изделий, 15 пар часов, в том числе 8 золотых,значительная
часть другого имущества,приобретение которого Жуковым было подтверждено
счетами и квитанциями, в том числе часть мебели, около 500 метров тканей, 1 кожа, 5
ружей, 1 аккордеон и т.д.

4 марта 1948г. Абакумов направит Сталину ДЗ о "трофейном барахле Телегина:"...В


соответствии с Вашими указаниями, имущество и ценности, отобранные у
арестованного генерал-лейтенанта Телегина К. Ф., переданы 4 марта 1948 года по
актам Управляющему делами Совета Министров СССР тов. Чаадаеву...»

Осенью 1948г. "отголоски трофейного дела докатились" и до Героя Советского


Союза,гвардии генерал-лейтенанта Крюкова.

СПРАВКА.

Крюков Владимир Викторович

Год рождения 1897.Место рождения с. Бутурлиновка, Воронежской губернии.

Национальность-русский. Член ВКП(б) с 1941г.

Арестован 18 сентября 1948г.


На время ареста заместитель командира 36-го гвардейского стрелкового
корпуса.

Послужной список.

В царской армии с декабря 1914г.

В 1915 году окончил учебную команду запасного полка в Рязани,затем 2-ю Московскую
школу прапорщиков. Участник ПМВ с сентября 1915 г. командир взвода 26-го
Сибирского стрелкового полка, затем начальник конной разведки 57-го Сибирского
стрелкового полка. Произведён в чин поручика.

В декабре 1917 г. демобилизован.

С июня 1918 г.Крюков в рядах Красной гвардии - зам.командира кав.отряда.


Участвовал в боях на Дону и на Южном фронте.

С декабря 1918 года - ком.взвода отдельного кавалерийского дивизиона 2-й


стрелковой дивизии.

С сентября 1919 года - командир эскадрона, начальник хоз.команды, пом. нач. штаба
Отдельной кавалерийской бригады 38-й стрелковой дивизии.

С ноября 1919 года - помощник командира сотни армейского кавалерийского депо №


10 в 10-й армии Южного фронта.

С мая 1920 года - пом.ком и командир эскадрона военкома Кавказского района, затем
начальник сводного отряда особого назначения.

С сентября 1920 года - командир отдельного эскадрона при караульном батальоне в


городе Кропоткин.

С января 1921 года - командир 1-го кав. полка 40-й отдельной кав.бригады Войск
внутренней стражи Республики.

С марта 1921 года - командир отдельного эскадрона в 3-й стрелковой бригаде


Северо-Кавказского военного округа.

С августа 1921 по 1922 год - помощник командира 82-го кав.полка 14-й кавалерийской
дивизии.

В 1924 году окончил отделение старшего комсостава при Высшей кавалерийской


школе РККА в Ленинграде.
С сентября 1924г.начальник полковой школы 67-го кавалерийского полка 3-й
кав.бригады Северо-Кавказского ВО.

С июня 1925 г.служил в 11-й кавалерийской дивизии.

С марта 1931 года - начальник 1-й части штаба 6-й Чонгарской кав. дивизиив
Белорусском военном округе.В 1932 году окончил 1-й курс Военной академии РККА
имени М.В.Фрунзе.

С июня 1933 года - командир 20-го Сальского Краснознамённого кав.полка.

С октября 1937 года - преподаватель тактики на Краснознамённых кав. курсах


усовершенствования ком. состава РККА (Новочеркасск)

С февраля 1940 года участвовал в советско-финляндской войне в должност


командира 306-го стрелкового полка 62-й стрелковой дивизии.

С мая 1940 года - командир 8-й стрелковой бригады Ленинградского ВО.

4 июня 1940 г. полковнику Крюкову В.В. присвоено воинское звание генерал-майор.

11 марта 1941 года генерал-майор Крюков В.В. назначен командиром 198-й


моторизованной дивизии.

С 12 января по 3 февраля 1942 года В.В.Крюков командовал 10-м кав. корпусом на


Западном фронте.

6 марта 1942г.после гибели генерала Доватора Л.М.,Крюков принял командование 2-м


гвардейским кав. корпус,

6 апреля 1945г.за умелое руководство частями корпуса и проявленные при этом


отвагу и мужество Указом Президиума Верховного Совета СССР гвардии
генерал-лейтенанту Крюкову В.В. было присвоено звание Героя Советского Союза с
вручением ордена Ленина и медали "Золотая Звезда"(№ 5792).

С декабря 1945г. Крюков - в распоряжении командующего Сухопутных войск.

С мая 1946 года - начальник Высшей офицерской кавалерийской школы имени С.М.
Будённого.

С июня 1947 года - вновь в распоряжении главнокомандующего Сухопутными


войсками. С октября 1947г- заместитель командира 36-го гвардейского стрелкового
корпуса.

Награды:Медаль «Золотая Звезда,три ордена Ленина,орден Красного Знамени орден


Суворова 1-й и 2-й степени,орден Кутузова 1-й степени;медали.
Как известно Крюков был арестован 18 сентября 1948г. рано утром, находясь в своей
московской квартире.Его жена,известная певица, Лидия Андреевна Русланова
(наст.фамилия Лейкина) в это время находилась на гастролях в Ульяновске и была
арестована спустя 6 дней после ареста Крюкова.

УТВЕРЖДАЮ

Зам. Министра госбезопасности СССР

генерал-лейтенант (Огольцов)

27 сентября 1948 года

АРЕСТ САНКЦИОНИРУЮ

27 сентября 1948 года

Главный военный прокурор

Советской Армии

генерал-лейтенант юстиции (Афанасьев)

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

(на арест)

гор. Москва

1948 года,27 сентября

Я, старший следователь Следчасти по особо важным делам МГБ СССР майор


Гришаев, рассмотрев материалы о преступной деятельности артистки Мосэстрады
Крюковой-Руслановой Лидии Андреевны, 1900 года рождения, уроженки города
Саратова, русской, гр-ки СССР, беспартийной, с низшим образованием,

НАШЕЛ:

Имеющимися в МГБ материалами установлено, что Крюкова-Русланова, будучи


связана общностью антисоветских взглядов с лицами, враждебными к советской
власти, ведет вместе с ними подрывную работу против партии и правительства.
Крюкова-Русланова распространяет клевету о советской действительности и с
антисоветских позиций осуждает мероприятия партии и правительства, проводимые в
стране.
Кроме того, Крюкова-Русланова, находясь вместе со своим мужем Крюковым В.В. в
Германии, занималась присвоением в больших масштабах трофейного имущества.
Руководствуясь ст. ст. 145 и 158 УПК РСФСР,

ПОСТАНОВИЛ:

Крюкову-Русланову Лидию Андреевну, проживающую в гор. Москве по Лаврушинскому


пер., 17, кв. 39, подвергнуть обыску и аресту»

Из протокола допроса Руслановой следователем МГБ Гришаевым от 5 октября 1948


года.

ВОПРОС- Какие правительственные награды вы имеете?

ОТВЕТ-Я награждена медалью «За доблестный труд в Великой Отечественной


войне».

ВОПРОС-А разве других наград вы не имеете?

ОТВЕТ- Имею, В августе 1945-го я была награждена орденом Отечественной войны 1


степени. Однако в 1947-м, по решению правительства, этот орден, как незаконно
выданный, у меня отобрали.

ВОПРОС- Кем вы были награждены?

ОТВЕТ-Награждена я была по приказу Жукова, командовавшего в то время


оккупационными войсками в Германии.

ВОПРОС- За какие заслуги вас наградили?

ОТВЕТ-За культурное обслуживание воинских частей и за то, что я на свои деньги


купила две батареи минометов «катюша».

ВОПРОС-В каких взаимоотношениях вы находились с Жуковым?

ОТВЕТ-Мы были хорошими знакомыми. А с мужем они старые сослуживцы. Мы


неоднократно бывали друг у друга в гостях, дружили семьями.

ВОПРОС-Теперь, может быть, скажете правду, за что Жуков наградил вас орденом?

ОТВЕТ-Справедливости ради, должна сказать, что если бы я не была женой Крюкова


и не была лично знакома с Жуковым, то навряд ли меня бы наградили орденом. А
получила я его во время празднования годовщины со дня организации корпуса,
которым командовал мой муж. Меня пригласили на трибуну и объявили, что по
приказу Жукова я награждена орденом Отечественной войны 1 степени.
ВОПРОС- А в переписке с Жуковым вы состояли?

ОТВЕТ-В переписке не состояла, но когда его понизили в должности и отправили в


Одессу, поздравляя с Октябрьскими праздниками,я отправила ему телеграмму,
которую подписала: «Преданная вашей семье, Русланова».

ВОПРОС-А сейчас скажите, что за антиправительственный тост вы произнесли на


одном из банкетов?

ОТВЕТ-Это был банкет на даче Жукова. А тост был за тех женщин, жен офицеров,
которые были их надежным тылом и которые умели ждать, пока их мужья били врага
на фронтах Великой Отечественной. Потом я сказала, что так как нет орденов,
которыми бы награждали за верность и любовь, то я, желая отметить одну из таких
жен, Жукову Александру Диевну, хочу наградить ее от себя лично. С этими словами я
сняла с себя бриллиантовую брошь и вручила ее Александре Диевне. Ничего
антиправительственного в этом тосте нет, и от своих слов я не отказываюсь.

Вопрос- Материалами следствия вы изобличаетесь в том, что во время пребывания в


Германии занимались грабежом и присвоением трофейного имущества в больших
масштабах. Признаете это?

ОТВЕТ-Нет!

ВОПРОС-Но при обыске на вашей даче изъято большое количество имущества и


всевозможных ценностей. Где вы все это взяли?

ОТВЕТ- Это имущество принадлежит моему мужу. А ему его прислали в подарок из
Германии… по всей вероятности, подчиненные.

Выписка из протокола допроса Руслановой Л.А. следователем майором МГБ


Гришаевым от 5 февраля 1949г.

ВОПРОС-Дополнительным обыском в специальном тайнике на кухне под плитой в


квартире Вашей бывшей няни Егоровой, проживающей на Петровке 26, были изъяты
принадлежащие Вам 208 бриллиантов и, кроме того, изумруды, сапфиры, жемчуг,
платиновые, золотые и серебряные изделия. Почему Вы до сих пор скрывали, что
обладаете такими крупными ценностями?.

ОТВЕТ- Мне было жаль... Мне было жаль лишиться этих бриллиантов. Ведь их
приобретению я отдала все последние годы! Стоило мне хоть краем уха услышать,
что где-то продается редкостное кольцо, кулон или серьги, и я не задумываясь
покупала их, чтобы... чтобы бриллиантов становилось все больше и больше.

ВОПРОС- А где вы брали деньги?


ОТВЕТ- Я хорошо зарабатывала исполнением русских песен. Особенно во время
войны, когда «левых» концертов стало намного больше. А скупкой бриллиантов и
других ценностей я стала заниматься с 1930 года и, признаюсь, делала это не без
азарта.Этот бриллиант в оправе я купила еще до войны у Евгении Лионозовой, по ее
словам, родственницы известного в прошлом нефтепромышленника Лионозова. Она
пришла ко мне по рекомендации первой жены моего бывшего мужа Михаила Гаркави
Лидии Беркович, певицы Моcэстрады. Эти два изумруда я купила в 1947 году у
неизвестного, который принес мне их на квартиру.Опасаясь подделки, я вместе с ним
отправилась на госювелирную фабрику на Пушечной улице, куда обычно отдавала в
починку свои драгоценности. Ювелир признал их настоящими, и я купила их за 75
тысяч рублей. Третий изумруд я приобрела в 1943 году за 22 или 33 тысячи рублей,
точно не помню, у циркового артиста Петринского. А четвертый - еще в 1930 году в
Ростове-на-Донуу бывшего владельца обувного магазина Смирнова.

ВОПРОС- Вот эти еще два крупных бриллианта, оцененных в 100 тысяч рублей?

ОТВЕТ- Их мне сбыл в 1930 году вместе с изумрудом тот же Смирнов.

ВОПРОС-А серьги стоимостью 72 тысячи рублей?

ОТВЕТ- Их я приобрела в 1935 году за 25 тысяч рублей у бывшей купчихи


Замоскворечья, адрес и фамилию которой не знаю.

Ее порекомендовала мне знакомая Гаркави артистка по имени Галя. Золотое кольцо с


бриллиантом я купила в 1946 году у приятельницы артиста Всесоюзного
радиокомитета Михаила Михайлова за 30 тысяч рублей, золотое кольцо с шестью
бриллиантами - в 1947 году у приятеля моей медсестры Полины Петровны,
платиновую брошь, осыпанную бриллиантами и изумрудами, - незадолго до войны у
родственницы артистки Большого театра Збруевой. У самой Збруевой в 1931 году я
приобрела дамский золотой редикюль. Золотой браслет с подвесками и медальоном
мне продал артист-гусляр Михаил Северский в 1944 или 1945 году.

ВОПРОС- У вас на квартире в Москве по Лаврушинскому переулку изъята большая


коллекция картин известных русских художников, достойная хранения в Третьяковской
галерее. Как эти полотна к вам попали?

ОТВЕТ - Я их приобрела на свои деньги. Начала заниматься коллекционированием


еще с 1930 года. Всего за картины я заплатила около полумиллиона рублей, но по
нынешним ценам они стоят значительно дороже.

ВОПРОС -Такая крупная сумма?

ОТВЕТ - Я коллекционирую лишь подлинные работы знаменитых русских художников.


Причем я взяла себе за правило: прежде чем приобрести какую-либо картину -
показать ее авторитетным искусствоведам, которые бы определили ее подлинность и
художественную ценность.
ВОПРОС- Кого вы привлекали в качестве экспертов?

ОТВЕТ- В Москве я обращалась за консультацией к видному искусствоведу, художнику


академику Игорю Грабарю, а также художнику объединения Всекохудожник Филипу
Тоскину. Однако большинство картин куплено в Ленинграде. Там мне помогали
искусствовед Еремич, работавший в Эрмитаже, и художник- реставратор Сосновский,
работавший в Русском музее.

ВОПРОС- Назовите людей, у которых вы покупали картины.

ОТВЕТ- Сама я обычно их не покупала у владельцев, а поручала производить сделки


моему посреднику, проживавшему в Ленинграде,художнику Станиславу Бельвину. Он
получал от меня за посредничество 10 процентов от стоимости каждой картины.

ВОПРОС-В Москве у вас также имелись посредники?

ОТВЕТ- Да, несколько ценных работ я приобрела через занимавшегося спекуляцией


картинами Валерия Трескина. Несколько полотен мне продал артист московской
эстрады Григорий Афонин... Не стану отрицать, что и приобретению художественных
полотен я отдавалась со всей страстью. Однако моя коллекция картин не идет ни в
какое сравнение с другими частными коллекциями. Многие артисты также собирают
картины и драгоценности. Когда в 1930 году я стала заниматься скупкой картин,
народная артистка СССР Екатерина Гельцер уже имела многочисленную богатую
коллекцию работ знаменитых русских художников. Их я сама видела у нее на
квартире. Я также видела у Гельцер изумруды и бриллианты весьма крупных
размеров. Большим количеством драгоценностей обладает и народная артистка
СССР Антонина Васильевна Нежданова. Среди артистов ходит анекдот, что когда
Нежданова надевает свои бриллианты, ее муж, Голованов, боясь, как бы она их не
растеряла, ходит за ней с совком. Сам Голованов собрал ценную коллекцию русской
живописи и старинных икон. Народный артист республики Владимир Яковлевич
Хенкин коллекционирует картины и закупает золотые часы. Богатым человеком среди
артистов слывет певица Ирма Яунзем, которая известна на сцене уже давно,
выезжала на гастроли в Индию и Китай, почти постоянно разъезжала по городам
СССР. Муж Ирмы Яунзем по ее поручению скупал исключительно драгоценности.
Имеются ценные бриллианты и у Леонида Утесова. Я сама видела их на жене и
дочери Утесова. Много драгоценностей во время войны скупал дирижер Всесоюзного
радиокомитета Орлов. Большая коллекция картин собрана артистом эстрады
Афониным. Скупает картины и артист эстрады Николай Смирнов-Сокольский. У него
на квартире я видела библиотеку с редчайшими уникальными изданиями русских и
западных классиков. Заслуженная артистка республики Любовь Орлова многократно
участвовала в незаконных "левых" концертах и нажила большие деньги. Люди,
приносившие драгоценные вещи, которые я по тем или иным причинам не покупала,
рассказывали мне впоследствии, что приобретала их
Любовь Орлова. Композитора Исаака Дунаевского среди артистов называют
советским миллионером, у которого имеется большое количество картин и
бриллиантов. Артисты эстрады Шульженко и Коралли, как рассказал мне бывший
дирижер джаза Шульженко, также занимаются скупкой драгоценностей. Богатыми
коллекционерами картин являются артист Большого театра Батурин и артистка МХАТа
Еланская…

-----------------------------------------------------------------------------------------

В ходе обыска московских и ленинградских квартир и дач принадлежащих Крюкову и


Руслановой, сотрудники МГБ, помимо других "личных трофеев" Крюкова и
Руслановой, изъяли 132 художественных полотна принадлежащих кисти известных
художников: Нестерова, Репина, Коровина, Кустодиева, Маковского, Шишкина,
Поленова, Малявина, Верещагина, Васнецова, Врубеля, Сурикова, Серова,
Айвазовского, Крамского, Тропинина, Федотова,Брюллова. Эксертиза установила,что в
личной Коллекции Руслановой находились шедевры изобразительного искусства
русских художников.

Кроме картин, ювелирных изделий, во время обыска, у Крюкова-Руслановой было


изъято 107 кг. различных изделий из серебра, 35 старинных ковров, старинные
гобелены, много антикварных сервизов, меха, скульптуры из бронзы и мрамора,
декоративные вазы, огромную библиотеку старинных немецких книг с золотым
обрезом, 312 пар модельной обуви,87 костюмов, штабеля шелкового нательного и
постельного белья.Перечислить все предметы конфискованные у Крюкова-Руслановой
не представляется возможным.Впрочем, это и не нужно. Следствие в отношении
Руслановой тянулось год с сентября 1948г.по сентябрь 1949г.Стоит отметить один
интересный документ подшитый в деле №1762 Руслановой -заявление за ее подписью
о разделе имущества с Крюковым, типа того, что "барахло" находящееся в квартирах -
это ее, а все, что находится на дачах, в том числе автомобили, и не малая денежная
сумма в 800 тыс.рублей...- принадлежит Крюкову...

Как известно,Русланова, в октябре 1949г. была осуждена согласно статьям УК РСФСР


за антисоветские высказывания и агитацию на срок 10 лет лишения свободы с
отбыванием срока наказания в ИТЛ. Крюков по совокупности содеянного был осужден
ВК ВС СССР 2 ноября 1951г. на 25 лет заключения в исправительно-трудовом лагере.

Стоит заметить,что в отношении Крюкова и некоторых других осужденных по


"трофейным делам" (в период с 1946 по 1951гг.было осуждено 182
чел.представляющих собой VIP-персоны ) был применен Закон от 7.08.1932г.с
поправками согласно Указа ПВС СССР от 4 июня 1947г."Об уголовной
ответственности за хищения государственного и общественного имущества" согласно
которого за "хищение в крупных размерах следовало наказание от 8 до 25 лет
заключения с конфискацией имущества." Отсюда и статья 58 п.10 УК РСФСР и макс.
срок наказания.
Уже весной 1953г.с подачи руководителей партии и правительства Союза ССР
начались процессы по пересмотру судебных решений в отношении ранее осужденных
т.н. VIP-персон.Из мест заключения начали выходить "невинно осужденные" люди,в
первых рядах которых шли амнистированные (но пока еще не
реабилитированные)члены семьи, родственники, знакомые, людей приближенных к
власти. В их числе были люди, ранее числившиеся фигурантами "нашумевших и
тихих дел" второй половины 40-х,начала 50-х годов.

Раньше всех на свободе оказался б. генерал-майор Клепов Сергей


Алексеевич,осужденный 17.10.1951 ВК ВС СССР по ст. 193-17а УК РСФСР и Закону от
07.08.1932 к 10 годам ИТЛ. 30 октября 1951г.Клепов был лишен наград и воинского
звания генерал-майор как осужденный ВК ВС СССР (Постановление СМ СССР №
4185-1926с).

В сентябре 1952г.б. генерал-майор Клепов Сергей Алексеевич, был условно-досрочно


освобожден от отбытия наказания, со снятием судимости, за «отличные показатели в
работе и хорошее поведение» в местах заключения при строительстве
Сталинградской ГЭС. В 1952–53гг.Клепов работал диспетчером в управлении
строительства Сталинградской ГЭС.29.07.1953г.Клепов был реабилитирован Военной
коллегией Верховного Суда СССР. Указом ПВС СССР от 14.08.1953 восстановлен в
правах на государственные награды. Постановлением СМ СССР № 2171-881сс от
15.08.1953г. восстановлен в воинском звании генерал-майор. Приказом МВД СССР №
1592 от 07.10.1953 уволен в запас по сокращению штатов( по служебному
несоответствию).Клепов был реабилитирован, восстановлен в звании генерал-майора,
однако в партии восстановлен не был.

25 апреля 1953г.Крюков находясь в местах заключения пишет "слезное"письмо на имя


маршала Жукова.

11 июля 1953г. в Президиум СМ СССР было внесено предложение за подписью


министра МВС СССР Булганина, Ген. прокурора СССР Руденко и председателя ВК ВС
СССР Чепцова о пересмотре дел фигурантов "трофейного дела".

23 июля 1953г.из-под стражи был освобожден б.генерал-майор Бежанов Григорий


Акимович, осужденный 17.10.1951г.Военной коллегией Верховного Суда СССР
осужден по ст. 193-17а УК РСФСР и Закону от 07.08.1932 к 10 годам ИТЛ.
30.10.1951г.Бежанов был лишен воинского звания генерал-майор как осужденный ВК
ВС СССР(Постановление СМ СССР № 4185-1926с) .

29.07.1953г.Бежанов был реабилитирован Военной коллегией Верховного Суда


СССР,восстановлен в воинском звании и правах на государственные награды: орден
Ленина, 2 Кр. Знамени, Отечеств. войны 1-й ст., Кр. Звезды, «Знак
почета».01.08.1953г.Бежанов был уволен из органов МВД СССР в запас по болезни.
Бежанов умер 14 мая 1955г.
27 июля 1953г.при содействии Серова, был освобожден Сиднев – осужденный
6.10.1951г ОСО МГБ на принудительное лечение в псих.больницу,восстановлен в
звании и наградах,некоторое время находился в резерве ОК МВД,но в ноябре 1953г.
был уволен из МВД "по фактам дискредитации"( приказ МВД СССР № 1863 от
02.11.1953г.).

28 июля 1953г. из-под стражи был освобожден Минюк Л.Ф., осужденный ВК ВС СССР
1 ноября 1951г. к 10-ти годам лишения свободы, правда не по "трофейному делу",а за
"антисоветскую пропаганду и агитацию" (ст.58-10 ч1 УК РСФСР). После реабилитации,
Минюк трудился старшим преподавателем Высшей военной академии им. К.Е.
Ворошилова. С 1959 г. Минюк находился в отставке.

В июле 1953 г. Телегин, определением ВК ВС СССР также был реабилитирован,


восстановлен в наградах и званиях. В период 1955—1956 гг.Телегин являлся зам.
начальника курсов «Выстрел» по политчасти. С 1957г. в отставке Проживал в г.
Москве на персональной даче в Серебряном Бору.Писал статьи о Великой
Отечественной войне и мемуары. В 1975г вышла его книга «Не отдали Москвы» (М.,
1975).Умер в результате сердечного приступа в 1981 году.

Что касается Крюкова,то 28 июля 1953г. Крюков определением № СП-0046/51 был


полностью реабилитирован восстановлен в наградах и звании.В 1954 году В. В.
Крюков закончил Высшие академические курсы при Военной академии Ген.штаба. С
1955 года работал зам. начальника Военно-юридической академии. С 1957г. в
отставке. Жил в Москве, где и умер 16 августа 1959г.

Сов.секретно

ВЕРХОВНЫЙ СУД СОЮЗА ССР

ОПРЕДЕЛЕНИЕ N СП-0046/51

ВОЕННАЯ КОЛЛЕГИЯ ВЕРХОВНОГО СУДА СССР

В составе: Председательствующего генерал-лейтенанта юстиции ЧЕПЦОВА

и членов: генерал-майора юстиции МАТУЛЕВИЧА и генерал-майора юстиции


ЗАРЯНОВА,

рассмотрев в заседании от 28 июля 1953 г.

в порядке статьи 373 УПК РСФСР

Заключение Главного Военного Прокурора Советской Армии в отношении бывшего


генерал-лейтенанта КРЮКОВА Владимира Викторовича, осужденного Военной
Коллегией Верховного Суда СССР 2 ноября 1951 года по статье 58–10 ч.1 УК РСФСР
и Закону от 7 августа 1932 года к лишению свободы в ИТЛ сроком на 25 лет, с

поражением прав на 5 лет, с конфискацией у него всего имущества и с лишением


медалей «За оборону Ленинграда», «За оборону Москвы», «За победа над Германией
и Великой Отечественной войне 1941–1945 гг.», «За взятие Берлина», «За
освобождение Варшавы» и «ХХХ лет Советской Армии и Флота».

Одновременно с этим возбуждено ходатайство перед Президиумом Верховного


Совета СССР о лишении КРЮКОВА звания Героя Советского Союза и Золотой Звезды
Героя Советского Союза, трех орденов Ленина, ордена «Красное Знамя», двух
орденов Суворова 1 и 2 степени и ордена Кутузова 1 степени, заслушав доклад тов.
ЗАРЯНОВА и заключение пом. Главного Военного Прокурора тов. полковника юстиции
НОВИКОВА

по вновь открывшимся обстоятельствам и о прекращении производством дела ввиду


отсутствия в действиях КРЮКОВА состава преступления.

УСТАНОВИЛА:

Приговором Военной Коллегии Верховного Суда СССР КРЮКОВ осужден за то, что
он, являясь командиром 2-го гвардейского кавалерийского корпуса и находясь на
территории Польши и Германии, в 1944 и 1945 гг. систематически занимался
хищением захваченного войсками разного имущества и ценностей, подлежащих сдаче
в доход государства. Это имущество и ценности в больших размерах КРЮКОВ
отправлял в город Москву и частично продавал.

При обыске в квартире КРЮКОВА обнаружено большое количество ценностей,


антикварных изделий, мехов, ковров, мебели и других вещей.Кроме этого, КРЮКОВ на
протяжении 1947 и 1948 гг. в кругу своих знакомых и сослуживцев вел антисоветскую
агитацию, направленную на дискредитацию отдельных мероприятий ВКП(б) и
Советского правительства и клеветал на советскую действительность, заявляя, что в
Советском Союзе отсутствует свобода личности.

КРЮКОВ виновным себя в предъявленных обвинениях признал.

В основу приговора Военная Коллегия Верховного Суда СССР положила, кроме


показаний КРЮКОВА, показания свидетелей МИНЮКА, АЛАВЕРДОВА и МАРЬЯНОВА,
допрошенных на предварительном следствии.

В жалобе от 25 апреля 1953 года, поданной в ЦК КПСС, КРЮКОВ утверждает, что


на предварительном следствии к нему применялись извращенные методы ведения
следствия, в результате чего он вынужден был дать ложные показания как в
отношении себя, так и в отношении других лиц, и что имущество, которое у него
обнаружено на квартире в преобладающем большинстве, не является
государственным, а принадлежит лично ему и его жене — РУСЛАНОВОЙ, о чем
имеются соответствующие документы.

Эти утверждения КРЮКОВА подтвердились.

Главный Военный Прокурор в своем заключении просит приговор Военной Коллегии


Верховного Суда СССР в отношении КРЮКОВА отменить по вновь открывшимся
обстоятельствам, которые не были известны суду при вынесении приговора, т. е. в
порядке статьи 373 УПК РСФСР и дело о КРЮКОВЕ производством прекратить.

Исходя из изложенного и принимая во внимание, что дело в отношении КРЮКОВА на


предварительном следствии велось необъективно, т. е. с нарушением ст. ст. 111 и 136
УПК РСФСР и что КРЮКОВ служит в Советской Армии с 1918 года и за отличное
выполнение боевых заданий командования в период Отечественной войны и другие
боевые заслуги он награжден правительством 8 орденами и 6 медалями и получил
звание Героя Советского Союза, Военная Коллегия Верховного Суда СССР,
руководствуясь статьей 373 УПК РСФСР,

ОПРЕДЕЛИЛА:

С заключением Главного Военного Прокурора согласиться, приговор Военной


Коллегии Верховного Суда СССР от 2 ноября 1951 года в отношении КРЮКОВА
Владимира Викторовича отменить и дело о нем производством прекратить за
отсутствием в его действиях состава преступления и КРЮКОВА из-под стражи
освободить, считая его полностью реабилитированным.

Подлинное за надлежащими подписями.

С подлинным верно: Секретарь 4 отдела Военной Коллегии майор адм. Службы


(подпись неразборчива).

-----------------------------------------------------------------------------------

Из письма Телегина направленного на имя председателя Президиума ВС СССР


К.Е.Ворошилова:

Климент Ефремович!

Я прошу прощения за обращение к Вам с настоящим письмом, но ужасная трагедия


моей жизни вынуждает меня довести до Вашего сведения о той жестокой
несправедливости, которая обрушилась на меня.

Я, б (ывший) генерал-лейтенант, член военного совета МВО, Сталинградского,


Центрального, 1 (го) Белорусского фронта, Группы советских оккупационных войск в
Германии Телегин Константин Федорович, осужден судом на 25 лет ИТЛ и лишен
всего, что было заслужено 30 годами честной, безупречной службы Родине и партии в
пограничной охране и Советской Армии...

24 января 1948 года я был арестован МГБ СССР и посажен во внутреннюю тюрьму. 30
января мне предъявлено обвинение по статьям 58–10–11 У (головного) кодекса
РСФСР и 193–17, 27 января 1948 года я был вызван бывшим министром Абакумовым,
который с самого начала разговора обругал меня матом, обозвал врагом, грабителем
и предложил мне «дать показания о своей преступной деятельности против партии и
государства». Я потребовал от него конкретного обвинения меня, в чем именно
заключается моя «враждебная деятельность», ибо я такой совершенно не вел никогда
и не знаю. Абакумов мне ответил, что, в чем моя вина, я должен сказать сам, а если не
буду говорить, то «отправим в военную тюрьму, набьем ж..., ты все скажешь сам». Так
этим разговором был дан тон ходу следствия...

В течение месяца следователь по отв (етственным) делам Соколов и его помощник


Самарин, не давая мне почти совершенно спать ни днем, ни ночью, довели меня до
полного отчаяния. Не добившись от меня желаемого показания об участии в
руководстве военным заговором, состоящим из Жукова Г. К., Серова А. И. и ряда
других генералов, шантажируя тем, что Жуков и Серов арестованы уже, они требовали
от меня показаний «о методах работы и планах заговора».После того, как они
совершенно недвусмысленно заявили об аресте Жукова, Серова и других
«заговорщиков», веря им, органу нашей партии и государства, я старался припомнить
все, чему я раньше мог не придать значения и что в совершенно новой обстановке
может принять другую окраску и поможет партии до конца разоблачить
«врагов-заговорщиков».Ряд фактов, которые с трудом я вспоминал, оговаривал тем,
что я тогда не видел в них ничего преступного. Следствие пользуясь моей
беспомощностью, измученностью, сознательно их извращало, придавая им ярко
антисоветскую окраску, добавляя от себя то, что им было желательно. В течение этого
месяца каждый день я подвергался угрозе быть отправленным в военную тюрьму для
истязаний, если не дам показаний о «заговоре». Это еще больше усиливало
истощение моей нервной системы, доводя (меня) до невменяемости.И вот 16 февраля
1948 года руководство МГБ наконец, не удовлетворившись моими показаниями,
осуществляет свою угрозу отправляет меня в Лефортовскую тюрьму и в тот же день
вечером в следственном корпусе (комната 72) я подвергаюсь жесточайшему избиению
резиновыми дубинками (Соколов, Самарин). Из комнаты до камеры меня уже тащили
два надзирателя — я не мог двигаться. 27, 28, 29 февраля, 1 и 2 марта я подвергаюсь
вновь жестокому избиению этими же двумя лицами уже в 31-й комнате следственного
корпуса. Я стал безумен, не мог ходить, не разрешали лежать, не мог сидеть. Упав
затылком на пол, я казалось, уже дошел до крайнего напряжения нервной системы,
боль и шум в голове окончательно подорвали силы; ум, сердце и воля были
парализованы. Шесть месяцев я не мог сидеть, ходить начал понемногу на четвертый
месяц. Истязатели вырвали из тела куски мяса, повредили позвоночник, бедренную
кость, били по ногам. Все это довело меня до полного отчаяния, совершенного
безразличия к своей судьбе и оставило только одно желание — скорей конец, скорей
смерть, конец мучениям.
13 марта (1948 года) я был перевезен обратно во внутреннюю тюрьму. И несмотря на
то, что я не мог ходить и сидеть, что я в стадии полного истощения сил и нервной
системы, меня продолжали вызывать на допросы, повторяя угрозы свозить вновь в
Лефортово на новые истязания. Но этого я уже вынести не мог, и, не отдавая себе
отчета, я подписывал все, что им было угодно, лишь бы не мучили, не истязали. С
сентября 1948 года по сентябрь 1951 года всякие допросы прекратились, меня
оставили в покое и в конце 1949 года, начав немного приходить в себя, вспоминая
свои показания, я ужаснулся мысли о том, что ведь если я сам безразличен к своей
жизни, то ведь там, в показаниях моих, фигурируют другие лица, о которых следствие
сознательно извратило факты. Этим они (МГБ) обманут партию и пострадают люди. Я
стал настойчиво добиваться исправления показаний, объяснений к ним, так как
никаких моих мотивировок следствие не принимало категорически. Мне в этом было
отказано решительно, и только в сентябре 1950 г составили один протокол,
изменяющий прежние показания о якобы «имевших место систематических разговорах
между Жуковым, Серовым и мною, осуждающими и высмеивающими Верховное
Главнокомандование и лично И. В. Сталина, рассказывании антисоветских
анекдотов». Все это, конечно, была сплошная чушь, сознательное извращение
сообщенных мною фактов о разговорах между нами. Я обращаюсь к Вам, Климент
Ефремович, зная Вашу чуткость и внимание к живому человеку и много знающему
меня. Я верю, что Ваше личное вмешательство поможет скорее снять с меня это
тяжелейшее незаслуженное наказание и позор, даст мне возможность вновь
возвратиться к честному труду на благо нашей Родины...

Сейчас истерзанный, искалеченный, я еще не хочу списывать себя в расход, а сколько


хватит сил, опыта, знаний (хочу) работать во славу нашей партии и Родины...

(Подпись) ТЕЛЕГИН».

ПОСТАНОВЛЕНИЕ ПРЕЗИДИУМА ЦК КПСС

О РЕАБИЛИТАЦИИ ГЕНЕРАЛОВ И АДМИРАЛОВ СОВЕТСКОЙ АРМИИ

13 июля 1953 г.

№ 15. П. 1 – О ПЕРЕСМОТРЕ ДЕЛ НА ОСУЖДЕННЫХ ГЕНЕРАЛОВ И АДМИРАЛОВ


СОВЕТСКОЙ АРМИИ.

Утвердить представленный тт. Булганиным, Руденко и Чепцовым прилагаемый


проект постановления.

Приложение к прот. № 15, п. 1.

ПОСТАНОВЛЕНИЕ ЦК КПСС
1. Обязать Военную Коллегию Верховного Суда Союза ССР пересмотреть дела на
осужденных генералов и адмиралов, имея в виду:

а) прекратить дела и полностью реабилитировать генералов и адмиралов: Романова


Ф.Н., Цирульникова П.Г., Чичканова А.С., Гапича Н.И., Гельвиха П.А., Мошенина С.А.,
Ляскина Г.О., Голушкевича В.С., Жукова И.И., Тимошкова С.П., Самохина А. Г.,
Минюка Л.Ф., Туржанского А.А., Васильева А.Ф., Жарова Ф.И., Ильиных П.Ф.,
Эльсница А.Г., Токарева С.Ф., Мрочковского С.И., Буриченкова Г.А., Попова Д.Ф.,
Ширмахера А.Г., Бычковского А.Ф., Ухова В.П., Телегина К.Ф., Ворожейкина Г.А.,
Терентьева В.Г., Филатова А.А., Кузьмина Ф.К., Иванова И.И., Крюкова В.В., Власова
В.Е., Петрова Е.С., Бежанова Г.А., Лапушкина Я.Я., Вейса А.А.,Клепова С.А.;

б) снизить наказание до фактически отбытого ими срока и освободить из-под стражи


осужденных бывших генералов: Калинина С.А., Герасимова И.М., Ротберга Т.Ю.

2. Обязать МВД СССР:

а) прекратить дела и полностью реабилитировать генералов: Жукова Г.В., Гуськова


Н.Ф., Дашичева И.Ф., Варенникова И.С., Сиднева А.М., Ильина В.Н., Глазкова А.А.,
Меликова В.А., Потатурчева А.Г., Гончарова Л.Г., Наумова И.А., Паука И.Х., Тамручи
В.С., Соколова Г.И.;

б) прекратить дела и освободить из-под стражи членов семей осужденных генералов,


подлежащих полной реабилитации.

3. Обязать Министерство обороны СССР обеспечить назначение положенных пенсий


семьям полностью реабилитированных генералов и адмиралов, умерших в
заключении: Глазкова А.А., Меликова В.А., Потатурчева А.Г., Гончарова Л.Г., Наумова
И.А., Паука И.Х., Тамручи В.С., Соколова Г.И., Ширмахера А.Г.

РГАНИ. Ф. 3. Оп. 8. Д. 34. Л. 12–14. Подлинник. Машинопись.

Опубликовано: Военно-исторический журнал. 1994. № 2.

ПРИЛОЖЕНИЯ.
ПРИКАЗ

ОБ ОРГАНИЗАЦИИ ПРИЕМА И ДОСТАВКИ ПОСЫЛОК ОТ КРАСНОАРМЕЙЦЕВ,


СЕРЖАНТОВ, ОФИЦЕРОВ И ГЕНЕРАЛОВ

ДЕЙСТВУЮЩИХ ФРОНТОВ В ТЫЛ СТРАНЫ

№ 0409 26 декабря 1944 г.

Одобрен Народным комиссаром обороны СССР


Государственный Комитет Обороны постановлениями за № 7054 от 1 декабря 1944 г.
и за № 7192с от 23 декабря 1944 г. разрешил хорошо исполняющим службу
красноармейцам, лицам сержантского и офицерского состава, а также генералам
действующих фронтов отправку личных посылок на дом.

Отправка посылок может производиться не более одного раза в месяц в размерах: для
рядового и сержантского состава — 5 кг, для офицерского — 10 кг и для генералов —
16 кг.

Во исполнение этих постановлений Государственного Комитета Обороны —


приказываю:

1. С 1 января 1945 года в военно-почтовых станциях открыть прием личных посылок от


красноармейцев, сержантов, офицеров частей, соединений и учреждений, а также от
генералов действующих фронтов Красной Армии для отправки в тыл страны.

2. Посылки из подразделений и частей на военно-почтовых станциях принимать от


отправителей (красноармейцы, сержанты и офицеры) только при наличии в каждом
случае разрешения командира части, соединения или руководителя соответствующего
военного учреждения.

3. Прием воинских посылок от красноармейцев и сержантского состава производить


бесплатно. От офицерского состава и генералов взимать за пересылку посылок по 2
рубля за килограмм.

Органам военно-полевой почты принимать посылки и с объявленной ценностью: от


рядового и сержантского состава — до 1000 рублей, от офицеров до 2000 рублей и от
генералов — до 3000 рублей с взиманием страхового сбора по действующему тарифу.

4. Для приема почтовых посылок начальнику Главного управления связи Красной


Армии организовать:

а) в составе военно-почтовых станций соединений — отделение почтовых посылок из


трех человек;

б) в составе армейских военно-почтовых станций 1-го и 2-го эшелонов — отделение


посылок из двух человек в каждой;

в) в составе армейских военно-почтовых баз — отдел посылок из 15 человек;

г) в составе фронтовых военно-почтовых станций первого и второго эшелонов —


отделение посылок из двух человек в каждой;

д) в составе фронтового военно-сортировочного пункта — отдел посылок из 20


человек.
Для сформирования перечисленных выше отделов и отделений почтовых посылок
увеличить штатную численность военно-почтовых станций дивизии, корпуса, армии и
фронта на одного офицера в каждой, а штатную численность фронтового
военно-сортировочного пункта увеличить на пять офицеров. Остальной состав
отделов, отделений посылок укомплектовать до установленного штата за счет
существующей численности военно-почтовых органов дивизий, армий и фронтов.

5. Отправку посылок из военно-почтовых станций соединений до военно-почтовых баз


армий и от армейских баз до фронтовых военно-почтовых сортировочных пунктов
производить транспортом соединений, армий и фронтов. Командирам соединений,
военным советам армий и начальникам тыла фронтов, помимо предоставления
транспорта для перевозки посылок, выделять для сопровождения посылок
необходимую охрану.

6. Перевозку воинских посылок с фронтовых почтово-сортировочных пунктов для


сдачи органам Наркомата связи производить специальными военно-почтовыми
поездами.

Начальнику Главного управления связи и начальнику тыла Красной Армии, совместно


с НКПС, сформировать и материально обеспечить по одному поезду для 1-го и 2-го
Прибалтийских, 1, 2 и 3-го Белорусских, 1, 4, 2 и 3-го Украинских фронтов в составе 15
крытых вагонов и одного людского вагона для обслуживающего персонала и воинской
охраны, в общем количестве до 25 человек.Сформированные военно-почтовые поезда
подчинить начальникам связи фронтов.

При скоплении на фронтовых военно-почтовых сортировочных пунктах большого


количества посылок военным советам фронтов представлять заявки в НКПС на
дополнительное количество вагонов в состав военно-почтовых поездов.

7. Для вывоза воинских посылок из фронтовых военно-почтовых сортировочных


пунктов, расположенных в районе железных дорог западно-европейской колеи,
начальнику тыла Красной Армии генералу армии т. Хрулеву и начальнику Главного
управления связи Красной Армии маршалу войск связи т. Пересыпкину сформировать
по вышеуказанному типу военно-почтовые поезда из вагонов западно-европейской
колеи и обеспечить перевалку посылок в военно-почтовые поезда отечественной
колеи.

8. Воинские посылки из военных почтово-сортировочных пунктов фронтов для


передачи их органам Наркомсвязи доставлять военно-почтовыми поездами:

от 1-го и 2-го Прибалтийских фронтов — до ст[анции]. Рига;

от 1, 2 и 3-го Белорусских фронтов — до ст[анции]. Минск;

от 1, 4, 2 и 3-го Украинских фронтов — до ст[анции]. Киев.


Воинские посылки из частей и соединений 14-й отдельной армии доставлять органам
связи в г. Мурманск, а из частей, соединений Ленинградского фронта — в г. Ленинград.

9. Начальнику Главного организационного управления Генерального штаба Красной


Армии к 1 января 1945 г. внести изменения и дополнения в штаты органов
военно-полевой почты в соответствии с пунктами 4, 6 и 7 настоящего приказа.

10. Начальнику тыла Красной Армии перевести с 1 января 1945 года весь офицерский,
сержантский и красноармейский состав, занятый на приеме, доставке и охране
воинских посылок, на питание по норме № 1 приказа НКО № 312 1941 г.*

11. Начальнику Финансового управления Красной Армии установить с 1 января 1945 г.


всему офицерскому и сержантскому составу, работающему по приему и доставке
воинских посылок с фронтов, повышенные на 25% оклады содержания.

12. Принять к руководству и исполнению прилагаемую Инструкцию по приему,


обработке, пересылке и доставке воинских посылок с действующих фронтов в тыл
страны.

13. Командирам частей, соединений и начальникам учреждений действующей армии


разъяснить всем военнослужащим Инструкцию о порядке отправки личных посылок из
действующей армии в тыл страны.

14. Военным советам фронтов представить мне к 15 февраля 1945 года доклады о
ходе выполнения настоящего приказа.

Заместитель Народного комиссара обороны СССР генерал армии БУЛГАНИН.

-------------------------------------------------------------------------------------------

Утверждена Постановлением ГОКО № 7192с от 23 декабря 1944 г.

ИНСТРУКЦИЯ

ПО ПРИЕМУ, ОБРАБОТКЕ, ПЕРЕСЫЛКЕ И ДОСТАВКЕ ВОИНСКИХ ПОСЫЛОК С


ДЕЙСТВУЮЩИХ ФРОНТОВ В ТЫЛ СТРАНЫ

Общее положение

Воинские посылки от рядового, сержантского, офицерского состава и генералов


Красной Армии для отправки в тыл страны принимаются в военно-почтовых станциях
соединений действующих фронтов Красной Армии.

Вес посылок установлен:


от рядового и сержантского состава — до 5 кг,

от офицерского состава — до 10 кг,

от генералов — до 16 кг.

Максимальный размер посылки не должен превышать 70 см в каждом из трех


изменений.

Воинские посылки от красноармейцев и сержантского состава принимаются


бесплатно, от офицерского состава и генералов за плату по 2 рубля за килограмм.
Посылки, по желанию отправителей, могут подаваться также и с объявленной
ценностью: от рядового и сержантского состава — 1000 рублей, от офицеров — до
2000 рублей и от генералов — до 3000 рублей с взиманием страхового сбора по
действующему тарифу.

Запрещается отправлять в посылках:

оружие,

предметы военного снаряжения и обмундирования Красной Армии,

воспламеняющиеся, взрывчатые вещества,

ядовитые вещества,

медикаменты,

всякого рода жидкости,

скоропортящиеся продукты,

письменное вложение,

деньги в различной валюте,

всякого рода литературу и другой печатный материал.

Приему подлежат посылки, упакованные в жесткую укупорку (деревянный ящик,


чемодан), обшитые прочной материей или в мягкой укупорке, обшитой прочной
материей.

Прием посылок

Посылки из подразделений и частей на военно-почтовую станцию доставляются лично


отправителями (красноармейцами, сержантами, офицерами) и принимаются к
отправке при наличии разрешения командира части, соединения или руководителя
соответствующего военного учреждения.

Посылки к отправке предъявляются в открытом виде для проверки вложения. После


проверки вложения посылка наглухо забивается и зашивается, перевязывается
крестообразно шпагатом с пропуском под оболочку по углам посылки и опечатывается
печатью военно-почтовой станции.

В правом верхнем углу посылки и на сопроводительном бланке делается надпись


“Воинская”.

В приеме каждой посылки военно-почтовой станцией отправителю выдается


отдельная квитанция установленной формы.

Сдача посылок предприятиям Наркомата связи

Воинские посылки учреждениями военно-полевой почты сдаются предприятиям


Наркомсвязи в установленных пунктах, с поименной проверкой посылок, по группам,
разработанным в соответствии с установленным порядком сортировки и направления
корреспонденции, с обязательной сдачей бланка сопроводительного адреса.

На накладных делается отметка “Воинская”.

Посылки с поврежденными оболочками, неопечатанные, с сильно поврежденными или


неясными печатями, посылки, издающие течь или явно с недостающим весом,
сдаются предприятиям Наркомсвязи только после перезаделки их и устранения
перечисленных дефектов при актах.

Если при сдаче будут обнаружены смешанные группы посылок, то в этом случае они
выгружаются из вагонов, приводятся в порядок в соответствии с документами и только
после этого сдаются военно-почтовой распределительной базе Наркомсвязи.

Выдача посылок в предприятиях Наркомата связи

Извещения адресатов о прибытии в их адрес посылок обрабатываются выделенным


порядком и доставляются предприятиям Наркомсвязи в установленные контрольные
сроки.

Неврученные посылки адресатам, в виду их ненахождения, обратно отправителям не


возвращаются, а по истечение 2-месячного срока хранения в местах выдачи
передаются для реализации в государственную торгующую сеть для продажи по
государственным ценам инвалидам Отечественной войны и семьям фронтовиков.

Поступившую от реализации сумму госторгующие организации сдают предприятиям


Наркомсвязи для пересылки почтовыми переводами отправителям этих посылок.
Материальная ответственность

За посылки, утраченные по обстоятельствам военного времени в районах фронтового


тыла, органы военно-полевой почты и Наркомсвязи материальной ответственности
перед получателями и отправителями не несут. За посылки, утраченные по друим
обстоятельствам, выплачивать возмещение стоимости посылок отправителям в
пределах объявленной ценности, за счет страхового фонда Наркомсвязи,
установленным порядком.

Заявления о розыске посылок от отправителей принимаются и рассматриваются


управлениями связи фронтов и в центре — Управлением военно-полевой почты
Главного управления связи Красной Армии.

Заявления о розыске посылок, поданные получателями в предприятия Наркомсвязи,


последними направляются в Военное бюро учета почтовых отправлений г. Москва.

Порядок приема, оформления, обработки, пересылки и выдачи воинских посылок в


части, не предусмотренной настоящей Инструкцией, осуществляется в соответствии с
действующими правилами и инструкциями по почтовой эксплуатации.

Народный комиссар связи СССР маршал войск связи ПЕРЕСЫПКИН

Начальник Главного управления связи Красной Армии СЕРГЕЙЧУК

Ф. 4, оп. 11, д. 78, л. 491—498. Подлинник. -