Вы находитесь на странице: 1из 1

Дамблин жил на 3 этаже в третьем подъезде, дома с стенами как в общежитиях, через

которые соседи слушали соседей. Можно не смотреть кино, кино возникало в голове,
став невольным слушателем соседских событий; это и стоны в ночи и пылкие речи во
всей политре динамических красок, шаги, крики и плачи детей и многое многое
разнообразное звучащее за стеной в вашем безучастном присутствии.
Видимо живя в этом "добровольном" киносценарии Дамблин был трогателен. Как
понимать, спросите вы!
Ну вот вам пример.
Едем мы случайно в одном маршрутном такси, в салоне никого и получилось так, что
выходить нам в одном месте.
Дверь в такси автоматического открытия и закрытия. Подъехали, стоим у двери, он
первый, я за ним.
Постепенно открывается дверь и по мере открытия глаза у Дамблина расширяются, да
так, как будто он стоит на выбросе из самолета с парашютом для первого прыжка,
прыжка во власть планетной любви, любви притягивать всех своих родненьких к себе! А
родненькие у неё все.
Пару секунд и он решается, он решается сделать шаг и выйти из маршрутного такси и
как-то сразу, ощутив под ногами опору, Дамблин окутался прозаичностью.
Я уже спускался по лестнице в метро, но решил оглянуться и увидел как он стоял и
смотрел в ту точку, где была толща неба, восторженный страх и любовь планеты,
бескорыстно-тянущая любовь ко всем.

Оценить