Вы находитесь на странице: 1из 695

УДК 327

ББК 66.4(0)’6
С 23

Составление, предисловие и примечания: д.и.н. А.А. Галкин, к.и.н. А.С. Черняев

Редактор: к.и.н. О.А. Зимарин

С 23 Михаил Горбачев и германский вопрос. Сб. документов. 1986–1991. Сост.,


предисл. и примеч. А.А. Галкина, А.С. Черняева/ГорбачевФонд. — М.:
Издательство «Весь Мир», 2006. — 696 с.
ISBN 577770364Х

Объединение Германии ознаменовало окончание «холодной войны» и кардинально из


менило облик Европы. Это событие остается важным действующим фактором современной
международной политики, имеет огромное значение для развития отношений Германии и
России. Вошедшие в сборник документы раскрывают роль, которую сыграл в процессе об
ретения германского единства Генеральный секретарь ЦК КПСС, затем Президент СССР
М.С.Горбачев. Большинство документов, среди которых записи переговоров Горбачева с не
мецкими политиками, лидерами мировых держав, письма, служебные записки сотрудников
Горбачева, записи обсуждения германского вопроса на заседаниях Политбюро ЦК КПСС,
публикуются впервые.
Сборник документов подготовлен сотрудниками «ГорбачевФонда» — А.С. Черняе
вым, работавшим в 1986–1991 гг. помощником Генерального секретаря ЦК КПСС, и изве
стным германистом профессором А.А. Галкиным. Сборник снабжен предисловием, приме
чаниями и подробным именным указателем.

УДК 327
ББК 66.4(0)’6

ISBN 577770364Х © Издательство «Весь Мир», 2006


Cодержание

Предисловие . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . xiii

1986 год

На заседании Политбюро ЦК КПСС. 27 марта 1986 г. . . . . . . . . 3


На узком совещании у М.С. Горбачева. 26 мая 1986 г. . . . . . . . . 5
На заседании Политбюро ЦК КПСС (при обсуждении
итогов ПКК в Будапеште). 13 июня 1986 г. . . . . . . . . . . . . . . . 6
Из беседы М.С. Горбачева с Й. Рау. 25 июня 1986 года . . . . . . . 7
О беседе М.С. Горбачева с Г.Д. Геншером. 21 июля 1986 г. . . . . 15
На заседании Политбюро ЦК КПСС. 24 июля 1986 г. . . . . . . . . 16
На заседании Политбюро ЦК КПСС.
25 сентября 1986 г. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 17
Из разговора М.С. Горбачева с помощниками
перед заседанием СЭВ. 29 сентября 1986 г. . . . . . . . . . . . . . . . 18
Из беседы М.С. Горбачева с Э. Хонеккером,
Г. Мисом и Х. Шмиттом. 3 октября 1986 г. . . . . . . . . . . . . . . . 20

1987 год

На заседании Политбюро ЦК КПСС. 29 января 1987 г. . . . . . . . 29


Распоряжения М.С. Горбачева по германскому вопросу.
2 февраля 1987 г. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 31
На заседании Политбюро ЦК КПСС. 12 февраля 1987 г. . . . . . 32
Из записки В.М. Фалина о беседах с Э. Баром.
13–16 февраля 1987 г. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 33
vi Содержание

Из беседы М.С. Горбачева с Э. Хонеккером.


Берлин, 28 мая 1987 г. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 36
На заседании Политбюро ЦК КПСС. 11 июня 1987 г. . . . . . . . . 43
Из беседы М.С. Горбачева с Рихардом фон Вайцзеккером.
Москва, 7 июля 1987 г. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 44
На заседании Политбюро ЦК КПСС. 16 июля 1987 г. . . . . . . . . 55
Из беседы М.С. Горбачева с Г. Мисом. 4 ноября 1987 г. . . . . . . . 59
Беседа М.С. Горбачева с Ф.Й. Штраусом.
29 декабря 1987 г. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 62

1988 год

Из беседы М.С. Горбачева с Л. Шпэтом. 9 февраля 1988 г. . . . . 81


На заседании Политбюро ЦК КПСС. 14 апреля 1988 г. . . . . . . . 83
Из беседы М.С. Горбачева с Х.Й. Фогелем.
Москва, 11 мая 1988 г. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 85
Из беседы М.С. Горбачева с М. Бангеманом. 16 мая 1988 г. . . . 96
Беседа М.С. Горбачева с Г.Д. Геншером. 30 июля 1988 г. . . . . . 104
Из беседы М.С. Горбачева с Э. Хонеккером.
28 сентября 1988 г. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 114
Продолжение беседы М.С. Горбачева с Э. Хонеккером
в широком составе. 28 сентября 1988 г. . . . . . . . . . . . . . . . . . . 119
Из беседы М.С. Горбачева с представителями
журнала «Шпигель». 20 октября 1988 г. . . . . . . . . . . . . . . . . . . 129
Из интервью М.С. Горбачева журналу «Шпигель».
20 октября 1988 г. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 130
Беседа М.С. Горбачева с Г. Колем. 24 октября 1988 г. . . . . . . . . . 131
Докладная записка А.С. Черняева о реакции
Западной Европы на визит Г. Коля
в Москву. 28 октября 1988 г. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 135

1989 год

Беседа М.С. Горбачева с Х.Й. Фогелем. 11 апреля 1989 г. . . . . 141


На заседании Политбюро ЦК КПСС. 13 апреля 1989 г. . . . . . . . 151
Первая беседа М.С. Горбачева с Р. фон Вайцзеккером.
Бонн, 12 июня 1989 г. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 152
Беседа М.С. Горбачева с Г. Колем один на один.
Бонн, 12 июня 1989 г. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 156
Обмен речами во время торжественного обеда.
12 июня 1989 г. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 166
Содержание vii

Беседа М.С. Горбачева с Г.Д. Геншером.


Бонн, 13 июня 1989 г. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 171
Вторая беседа М.С. Горбачева с Г. Колем один на один.
Бонн, 13 июня 1989 г. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 176
Подписание советскозападногерманских документов . . . . . . . 180
Встреча М.С. Горбачева с представителями деловых кругов.
Кёльн, 13 июня 1989 г. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 188
Из выступления М.С. Горбачева на обеде
у Р. фон Вайцзеккера. 13 июня 1989 г. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 191
Беседа М.С. Горбачева с Л. Шпэтом.
Штутгарт, 14 июля 1989 г. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 193
Из третьей беседы М.С. Горбачева с Г. Колем наедине.
Бонн, 14 июня 1989 г. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 198
Заключительная беседа М.С. Горбачева
с Р. фон Вайцзеккером. Бонн, 15 июня 1989 г. . . . . . . . . . . . . 199
На прессконференции М.С. Горбачева в Бонне.
15 июня 1989 г. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 201
Из дневника А.С. Черняева. 5 октября 1989 г. . . . . . . . . . . . . . . . 204
Из беседы М.С. Горбачева с Э. Хонеккером.
7 октября 1989 г. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 205
Из беседы М.С. Горбачева с членами Политбюро ЦК СЕПГ.
Берлин, 7 октября 1989 г. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 209
Из дневника А.С. Черняева.
9, 11 октября 1989 г. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 215
В.В. Загладин о беседе с представителями ФРГ,
состоявшейся 9 октября 1989 г. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 217
Телефонный разговор М.С. Горбачева с Г. Колем.
11 октября 1989 г. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 220
Беседа М.С. Горбачева с Вилли Брандтом.
Москва, 17 октября 1989 г. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 223
Беседа М.С. Горбачева с Э. Кренцем. 1 ноября 1989 г. . . . . . . . . 232
Из дневника А.С. Черняева. 10 ноября 1989 г. . . . . . . . . . . . . . . . 246
Из телефонного разговора М.С. Горбачева с Г. Колем.
11 ноября 1989 г. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 247
В.В. Загладин о беседе с послом ФРГ в СССР К. Блехом.
16 ноября 1989 г. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 251
«От конфедеративных структур к федерации».
Выступление Федерального канцлера Г. Коля
в бундестаге 28 ноября 1989 г. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 254
Из беседы М.С. Горбачева с Дж. Андреотти.
Рим, 29 ноября 1989 г. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 264
viii Содержание

Из совместной прессконференции М.С. Горбачева


и Дж. Андреотти в Милане. 1 декабря 1989 г. . . . . . . . . . . . . . 267
Из беседы М.С. Горбачева с Дж. Бушем.
Мальта, 2 декабря 1989 г. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 268
Из беседы М.С. Горбачева с Дж. Бушем. 3 декабря 1989 г. . . . . . 271
Из беседы М.С. Горбачева с Г.Д. Геншером.
5 декабря 1989 г. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 273
Из беседы В.В. Загладина с Ж. Аттали в Киеве.
6 декабря 1989 г. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 285
Из беседы М.С. Горбачева с Ф. Миттераном.
Киев, 6 декабря 1989 г. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 286
Из беседы В.В. Загладина с Л. Горовицем.
11 декабря 1989 г. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 292
Из бесед В.В. Загладина с К. Ламмерсом.
20–21 декабря 1989 г. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 293

1990 год

Обсуждение германского вопроса на узком совещании


в кабинете Генерального секретаря ЦК КПСС.
26 января 1990 г. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 307
Из беседы М.С. Горбачева с X. Модровым. 30 января 1990 г. . . 312
За Германию, единое отечество (концепция к дискуссии
о пути к германскому единству) . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 325
В.В. Загладин о беседе с послом ФРГ в СССР К. Блехом.
1 февраля 1990 г. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 327
Встреча М.С. Горбачева с Г. Гизи. 2 февраля 1990 г. . . . . . . . . . . 330
Из беседы М.С. Горбачева с Дж. Бейкером. 9 февраля 1990 г. . . 332
Из беседы М.С. Горбачева с Г. Колем один на один.
10 февраля 1990 г. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 339
Из беседы М.С. Горбачева с Г. Колем (продолжение).
10 февраля 1990 г. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 356
Телефонный разговор М.С. Горбачева с Х. Модровым.
12 февраля 1990 г. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 361
В.В. Загладин о своей беседе с К. Райс. 12 февраля 1990 г. . . . . 365
Выдержки из выступлений на совещании в зале
Секретариата ЦК по вопросам чрезвычайного
Съезда народных депутатов СССР и подготовки
к XXVIII съезду КПСС. 13 февраля 1990 г. . . . . . . . . . . . . . . . 367
Разговор М.С. Горбачева с Г. Колем по телефону.
20 февраля 1990 г. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 369
Содержание ix

Ответы М.С. Горбачева на вопросы


корреспондента «Правды». 21 февраля 1990 г. . . . . . . . . . . . . 371
Из телефонного разговора М.С. Горбачева с Дж. Бушем.
28 февраля 1990 г. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 376
Встреча М.С. Горбачева с правительственной
делегацией ГДР. 6 марта 1990 г. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 379
Интервью М.С. Горбачева газете «Правда».
7 марта 1990 г. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 381
Заявление МИД СССР. 14 марта 1990 г. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 385
Заявление Советского правительства. 28 марта 1990 г. . . . . . . . . 388
Из беседы М.С. Горбачева с Д. Хэрдом. 10 апреля 1990 г. . . . . . 391
Из беседы М.С. Горбачева с В. Ярузельским.
13 апреля 1990 г. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 394
Из беседы М.С. Горбачева с Дж. де Микелисом.
17 апреля 1990 г. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 395
Записка В.М. Фалина М.С. Горбачеву. 18 апреля 1990 г. . . . . . . 398
Из беседы М.С. Горбачева с Л. де Мезьером.
29 апреля 1990 г. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 409
Из докладной записки А.С. Черняева М.С. Горбачеву.
4 мая 1990 г. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 424
Из беседы М.С. Горбачева с X. Тельчиком. 14 мая 1990 г. . . . . . 426
Из беседы М.С. Горбачева с Дж. Бейкером. 18 мая 1990 г. . . . . . 437
Из беседы М.С. Горбачева с А. Дубчеком. 21 мая 1990 г. . . . . . . 446
Из интервью М.С. Горбачева американскому
журналу «Тайм». 22 мая 1999 г. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 448
Из беседы М.С. Горбачева с Ф. Миттераном. 25 мая 1990 г. . . . 450
Из беседы М.С. Горбачева с Ф. Миттераном один на один.
25 мая 1990 г. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 454
Из второй беседы М.С. Горбачева с Дж. Бушем.
Вашингтон, Белый дом, 31 мая 1990 г. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 466
Выступление М.С. Горбачева на совместной с Дж. Бушем
прессконференции по итогам визита в США.
4 июня 1990 г. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 477
Из беседы М.С. Горбачева с М. Тэтчер. 8 июня 1990 г. . . . . . . . . 478
На прессконференции М.С. Горбачева и М. Тэтчер.
8 июня 1990 г. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 486
Совместное заявление правительств ФРГ и ГДР
об урегулировании открытых имущественных вопросов.
15 июня 1990 г. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 488
Из беседы М.С. Горбачева с М. Вернером.
Москва, 14 июля 1990 г. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 492
x Содержание

Из беседы М.С. Горбачева с Г. Колем один на один.


15 июля 1990 г. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 495
Из беседы М.С. Горбачева с Г. Колем. 15 июля 1990 г. . . . . . . . . 504
Из беседы М.С. Горбачева с Г. Колем.
Архыз, 16 июля 1990 г. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 507
Прессконференция М.С. Горбачева и Г. Коля.
16 июля 1990 г. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 525
Из телефонного разговора М.С. Горбачева с Дж. Бушем.
17 июля 1990 г. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 542
Докладная записка Э.А. Шеварднадзе М.С. Горбачеву
о представлении проекта советскогерманского договора
с приложением проекта письма М.С. Горбачева Г. Колю.
25 июля 1990 г. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 545
Сопроводительное письмо к проекту советскогерманского
договора, отправленное М.С. Горбачевым Г. Колю . . . . . . . . 546
Из беседы М.С. Горбачева с Дж. Андреотти.
Москва, 26 июля 1990 г. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 548
Из беседы М.С. Горбачева с Р. Дюма. 25 августа 1990 г. . . . . . . . 552
Телефонный разговор М.С. Горбачева с Г. Колем.
7 сентября 1990 г. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 554
Из беседы М.С. Горбачева с Дж. Бушем.
Хельсинки, 9 сентября 1990 г. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 560
Докладная записка А.С. Черняева о предстоящем
телефонном разговоре с Г. Колем
и возможной поездке в Германию 3 октября.
10 сентября 1990 г. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 562
Из телефонного разговора М.С. Горбачева с Г. Колем.
10 сентября 1990 г. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 563
Из беседы М.С. Горбачева с Л. де Мезьером.
12 сентября 1990 г. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 567
Из беседы М.С. Горбачева с ГД. Геншером.
12 сентября 1990 г. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 570
Из беседы М.С. Горбачева с Д. Хэрдом. 14 сентября 1990 г. . . . 574
Выступление Э.А. Шеварднадзе на заседании комитета
по международным делам ВС СССР. 20 сентября 1990 г. . . . 575
Постановление Комитета Верховного Совета СССР
по международным делам. 20 сентября 1990 г. . . . . . . . . . . . . 582
Из беседы М.С. Горбачева с О. Лафонтеном.
Москва, 21 сентября 1990 г. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 584
Докладная записка А.С. Черняева и проект письма Г. Колю.
24 сентября 1990 г. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 593
Содержание xi

Постановление Верховного Совета СССР о Договоре о дружбе,


сотрудничестве и взаимной помощи между СССР и ГДР.
2 октября 1990 г. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 595
Из беседы М.С. Горбачева с Р. фон Вайцзеккером.
Бонн, 9 ноября 1990 г. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 596
Из беседы М.С. Горбачева с Г. Колем один на один.
Бонн, 9 ноября 1990 г. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 599
Из беседы М.С. Горбачева с Г. Колем. Бонн, 9 ноября 1990 г. . . 610
Выступления на церемонии подписания
Договора о добрососедстве, партнерстве и сотрудничестве
между ФРГ и СССР. 9 ноября 1990 г. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 615
Из беседы М.С. Горбачева с Х.Й. Фогелем и О. Лафонтеном.
Бонн, 10 ноября 1990 г. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 619
Из беседы М.С. Горбачева с Т. Вайгелем.
Бонн, 10 ноября 1990 г. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 621
Из беседы М.С. Горбачева с Г.Д. Геншером.
Бонн, 10 ноября 1990 г. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 624
Указания М.С. Горбачева Черняеву. 10 ноября 1990 г. . . . . . . . . 628
В.В. Загладин о беседе с Н. Шефером. 14 ноября 1990 г. . . . . . . 630

1991 год

Телефонный разговор М.С. Горбачева с Г. Колем.


18 января 1991 г. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 635
Заявление Верховного Совета СССР. 4 марта 1991 г. . . . . . . . . . 637
Телефонный разговор М.С. Горбачева с Г. Колем.
5 марта 1991 г. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 639
Тезисы к беседе М.С. Горбачева с Г. Колем. 18 июня 1991 г. . . . 641
Письмо М.С. Горбачева Р. фон Вайцзеккеру
об обмене культурными ценностями. 12 июля 1991 г. . . . . . . 643
Тезисы для телефонного разговора с Г. Колем.
2 октября 1991 г. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 646
Телефонный разговор М.С. Горбачева и Г.Д. Геншера.
25 декабря 1991 г. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 648
Прощальное письмо М.С. Горбачева Г. Колю.
25 декабря 1991 г. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 650

Примечания . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 651

Краткий биографический справочник . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 657


Предисловие

О воссоединении Германии написаны сотни книг, тысячи статей, сня


то множество документальных и художественных фильмов, дано мно
жество интервью. Кажется, что скрупулезно прослежены все главные
перипетии этого события мирового значения. Участниками и очевид
цами событий, учеными и журналистами введены в оборот многочис
ленные документы, другие свидетельства, посвященные внутренним
и внешним аспектам дела. Казалось бы, нет больше секретов, меша
ющих понять, чем воссоединение вызвано и как оно произошло. Тем
не менее споры продолжаются, и, судя по всему, мы еще весьма дале
ки от того, чтобы иметь право утверждать, что наше знание о процес
се объединения является полным, исчерпывающим.
На это есть объективные причины. Одна из них — минимальная
историческая дистанция. Событие свежо в памяти, не свободно от
эмоционального восприятия: поднятые им волны споров не улеглись,
политические предпочтения довлеют, участники событий не утверди
лись в заслуженной или желанной для них исторической роли. Другая
причина — односторонность информационной, источниковой базы.
Наиболее доступными для исследователей — и тем более для публи
ки — оказались материалы, дающие представление лишь о внешней
стороне дела. Глубинная сторона, в том числе та, которую принято на
зывать закулисной, во многом пока еще не доступна общественности.
Как следствие, поверхностность многих суждений, подмена анализа
домыслом, непонимание мотивов главных действующих лиц.
Отсюда вывод: в изучении событий, приведших к воссоединению
Германии, движущих сил этого процесса, побудительных причин,
сделавших его возможным, точку ставить рано.
xiv Предисловие

Подлинное знание о том, что и как произошло, невозможно без


всестороннего осмысления роли М.С. Горбачева. Само значение его
вклада в воссоединение Германии вроде бы никто не отрицает. Однако
трактуют его неоднозначно. И речь не обязательно идет о политиче
ских противниках Горбачева, о тех, для кого все, что он делал, имеет
лишь один знак — минус. Непонимание истинных мотивов Горбачева,
неверная трактовка конкретных эпизодов переговорного процесса
иногда настолько глубоки, что полностью искажают смысл не только
роли Горбачева, но и всего произошедшего.
Правильно понять и оценить политику Горбачева в германском
вопросе можно только в том случае, если вписать ее в более общий
контекст: оценку им мировой ситуации, решительный выбор в поль
зу прекращения «холодной войны», приведшей человечество на грань
самоуничтожения, развития событий в самом Советском Союзе.
Решение германского вопроса призвано было стать фактором демон
тажа фронтального противостояния систем.
В середине 80х годов германская проблема выступала для совет
ского руководства в двух ипостасях. Существовали два немецких госу
дарства и две советскогерманские политики. Общим было то, что и та
и другая нуждались, как минимум, в корректировке и обновлении.
Отношения и с ГДР, и с ФРГ сложились исторически, в них накопи
лось много иррационального, идеологически оторванного от реаль
ности. Вопрос воссоединения Германии первоначально практически
не ставился, хотя многим специалистам в Советском Союзе было оче
видно, что рано или поздно оно произойдет.
В распоряжении Горбачева, когда он возглавлял СССР, было до
статочно материала о том, что обстановка в ГДР складывается далеко
не лучшим образом. Экономические и социальные проблемы не ре
шались, а загонялись вглубь. Недовольство политикой власти охвати
ло все социальные группы.
В ГДР, как и в самом Советском Союзе, назрели перемены. В этих
условиях напрашивались два возможных, но исключающих друг друга
подхода. Первый — навязать ГДР перестройку по образцу проводимой
в Советском Союзе, то есть «инициировать» реформы извне. Второй —
уважая независимость и суверенитет ГДР, следовать курсу невме
шательства в ее дела, рассчитывая на перемены лишь под влиянием
собственного, «перестроечного» примера. Исторически сложившийся
характер отношений с социалистическими союзниками толкал руко
водство СССР к использованию первого подхода. Но лично для Гор
бачева, взявшего курс на глубокие преобразования во всем, это было
абсолютно неприемлемо, ибо лишало отношения между СССР и стра
Предисловие xv

нами Восточной Европы какойлибо перспективы. Уже на встрече


с лидерами стран Организации Варшавского Договора (ОВД) в дни
похорон своего предшественника Константина Черненко Горбачев
заявил им, что советское руководство будет строго следовать принципу
невмешательства в дела союзников. Как эту новую ситуацию исполь
зовало руководство ГДР, почему освобождение от опеки выявило несо
стоятельность режима, — особый разговор.
Сложность переосмысления отношений с Федеративной Респуб
ликой Германия объяснялась не только комплексностью проблемы.
Немалую роль сыграли психологические моменты. Самому Горбачеву,
пережившему мальчишкой все тяготы войны и немецкой оккупации,
как и многим советским людям, не просто было преодолеть «антигер
манский синдром». Что же говорить о миллионах простых людей? Как
человек с высокоразвитым политическим чутьем, Горбачев полностью
отдавал себе отчет в том, что крутой переход за определенные, устояв
шиеся границы в отношениях с Германией не найдет понимания у со
ветских людей. Их нужно к этому готовить постепенно.
Позитивную роль в преодолении данного «синдрома» сыграли мно
голетние двусторонние отношения с ГДР. Существенное влияние в этом
же направлении оказывал импульс «восточной политики» Вилли
Брандта, побуждавший к подвижкам в «германском вопросе».
Перемены в атмосфере отношений между СССР и ФРГ прояви
лись еще в июле 1987 года во время визита в Москву Президента ФРГ
Рихарда фон Вайцзеккера. Беседа его с М. Горбачевым, казалось,
не содержала чеголибо сенсационного. Так, Горбачев обратил внима
ние собеседника на важность вклада в дело мира и безопасности в Ев
ропе обоих германских государств. Он вновь, и в достаточно жесткой
форме, подтвердил советскую позицию: два германских государст
ва — это реальность. И любые попытки пересмотреть ее будут иметь
самые нежелательные последствия.
И тем не менее в беседе прозвучали некоторые новые ноты. Вы
явилось, что обе стороны готовы — более того, стремятся — положить
конец застою в отношениях двух стран, наступившему в конце 70х —
начале 80х годов, особенно очевидному на фоне активного развития
связей СССР с другими государствами. Не менее важным было и то,
что Горбачев в принципе не исключил воссоединения Германии —
пусть не сейчас, пусть позже: надо дать истории возможность порабо
тать. Для того времени и при тех обстоятельствах это был знамена
тельный момент.
Встречи, последовавшие за беседой с Вайцзеккером, в том числе
с Ф.Й. Штраусом, Л. Шпэтом, М. Бангеманом, ХЙ. Фогелем и осо
xvi Предисловие

бенно с Г.Д. Геншером, способствовали прояснению многих аспек


тов «германского вопроса». Горбачев все чаще говорил о нем и в сво
ем кругу, и на заседаниях Политбюро.
В ответ на очередной пробный шар, поступивший от канцлера
Гельмута Коля, Горбачев направил ему письмо, в котором впервые
содержались слова о «новой главе» в отношениях между нашими стра
нами. В октябре 1988 года канцлер прибыл в Москву. Для понимания
смысла этого визита, особенно с точки зрения будущих подходов
к германскому вопросу, важно учитывать атмосферу встречи, возник
шее у двух политиков взаимное доверие.
28 октября 1988 года в Екатерининском зале Кремля состоялся
переломный доверительный разговор, свободный от враждебности,
идеологической перестрелки, двоемыслия и лукавства. Оба участника
беседы позднее констатировали, что это был честный и откровенный
разговор, отличавшийся реалистическими подходами, ответственно
стью и оптимизмом, чувством перспективы.
При обсуждении на Политбюро Горбачев так подвел итог визиту
Коля: «Пока перелома не наступило. Но толчок сильный для движе
ния вперед на этом важном направлении дан».
Отношения между Горбачевым и Колем быстро приобрели друже
ский характер, что помогло, в конечном счете, провести процесс пре
образований в ГДР без чрезмерных потрясений, когда в ней, как
и в других странах Центральной и Восточной Европы, наступили бур
ные месяцы политических потрясений.
Символично, что «контакт», соединивший обоих государственных
деятелей, совпал с выступлением Горбачева в Организации Объеди
ненных Наций в начале декабря 1988 года. Перед всем миром был
обозначен важнейший рубеж: необратимость перехода СССР к прин
ципиально новой политике, отказ от идеологической заданности в от
ношениях с любыми странами.
В начале июня 1989 года состоялся визит Горбачева в Федератив
ную Республику Германия. Всесторонний анализ германской пробле
мы, осуществленный за месяцы, разделившие два визита, убедил его
в том, что жесткая позиция в вопросе германского единства, вызывав
шая у него сомнения и ранее, бесперспективна.
Разумеется, никто, в том числе и Горбачев, не мог себе предста
вить, как и какими темпами будут развиваться события. Не могли ис
чезнуть в мгновение ока и серьезные разногласия по вопросу единст
ва Германии как в СССР, так и в самой Федеративной Республике. Тем
не менее в Совместном заявлении, подписанном во время визита Гор
бачева в ФРГ, прозвучали новые ноты, составившие в совокупности
Предисловие xvii

вполне очевидный подтекст. В беседе наедине с Горбачевым Коль оха


рактеризовал этот документ как черту, подведенную под прошлым,
источник, освещающий пути в будущее. Аналогичной была оценка
Горбачева, назвавшего совместный документ свидетельством прорыва
в отношениях.
Сейчас, ретроспективно рассматривая итоги этого визита и значе
ние подписанных тогда документов, можно с полным основанием
сформулировать вывод: именно тогда фактически было положено на
чало процессу объединения Германии.
Подспудный смысл произошедшего в эти летние дни в Западной
Германии сразу же уловили союзники ФРГ по НАТО: и американцы,
и французы, и англичане, и все остальные. Это можно было четко
выявить, в том числе по позиции, занятой печатью. Поняли смысл
полученного сигнала и в ГДР: как «вверху», так и «внизу». Но если
большинство населения ГДР, настроившееся на воссоединение, при
няло к сведению, что СССР не намерен препятствовать волеизъяв
лению немецкого народа, что ничего подобного событиям 1968 года
в Чехословакии не произойдет, то руководство СЕПГ и высшие влас
ти государства проявили неспособность сделать адекватный вывод
из происходившего.
Между тем объективная возможность достичь германского един
ства спокойно, поэтапно существовала. При постепенном объедине
нии можно было бы избежать или по крайней мере минимизировать
некоторые проявившиеся потом негативные последствия, социаль
ные издержки.
Осенью 1989 года обстановка в Восточной Германии стала без пре
увеличения взрывоопасной. Падение «Берлинской стены» вызвало
огромный эмоциональный подъем в немецком народе. События в лю
бой момент, действительно, могли выйти изпод контроля, и призна
ки такого развития уже давали о себе знать.
Между тем надо было постоянно помнить, что на территории ГДР
размещена крупнейшая группировка советских вооруженных сил.
Любая, пусть даже небольшая провокация по отношению к советским
военнослужащим могла спровоцировать кровопролитие. Учитывать
надо было и то, что и в СССР, и в ГДР существовали влиятельные си
лы, все более громко требовавшие использования войск «для наведе
ния порядка».
В этих условиях главную свою задачу Горбачев видел в том, чтобы
ввести неизбежный процесс воссоединения Германии в упорядочен
ные рамки, исключить силовой вариант и максимально учесть при
этом государственные интересы Советского Союза, в частности ин
xviii Предисловие

тересы армии. В изменившихся условиях она не могла оставаться


в Германии в неизменном качестве — и не только по политическим
(включая международный аспект), но и по экономическим сообра
жениям: за содержание наших войск в объединившейся Германии
(само по себе бессмысленное) пришлось бы платить немалые деньги
в иностранной валюте.
Велся интенсивный диалог между Горбачевым и лидерами запад
ных стран. После отставки Хонеккера Горбачев 1 ноября 1989 года
имел продолжительную беседу с его преемником Кренцем. В этой бе
седе он все еще исходил из предположения, что руководство СЕПГ
в его новом составе окажется в состоянии удержать контроль над си
туацией и взяться наконец за преобразования, которые сделали бы
возможным постепенное сближение, а затем и слияние ГДР и ФРГ.
В контактах с Геншером и Колем он настойчиво убеждал их не подда
ваться стихии и проявлять сдержанность.
Однако обострявшаяся политическая ситуация как в ГДР, так
и ФРГ подталкивала их к форсированию процесса. Еще 11 ноября
1989 года Коль в беседе с Горбачевым, говоря о позиции ФРГ в отно
шении происходящего в ГДР, заверял: немцы отдают себе отчет в том,
что такое глазомер, он означает и чувство меры, и способность при
планировании действий учитывать их возможные последствия, и чув
ство личной ответственности. Однако уже 28 ноября в обстановке на
чавшегося распада государственных структур ГДР канцлер выступил
в бундестаге с «Программой из 10 пунктов по преодолению раскола
Германии и Европы».
Реакция советского руководителя на программу Коля была пре
дельно острой. Тем не менее размолвка с Колем изза «10 пунктов»
оказалась преходящей. Да и события вскоре перехлестнули рамки
этой программы.
В конце января 1990 года в кабинете Горбачева состоялось узкое
совещание по германскому вопросу. В итоге дискуссии определилась
позиция, которую Горбачев сформулировал следующим образом.
— Выступить с инициативой образования «шестерки» (четыре
державыпобедительницы — СССР, США, Англия и Франция — и две
Германии — ФРГ и ГДР) для обсуждения всех внешних проблем гер
манского вопроса.
— В политике по отношению к ФРГ ориентироваться на Коля,
не игнорируя вместе с тем Социалдемократическую партию Гер
мании.
— Пригласить для переговоров в Москву нового премьерминистра
ГДР Модрова и нового руководителя СЕПГ Гизи.
Предисловие xix

— Поддерживать регулярные контакты по германской проблеме


с Лондоном и Парижем.
— Маршалу Ахромееву готовить вывод советских войск из ГДР.
Многое должно было произойти в мире, Европе и прежде всего
в СССР в отношениях между русскими и немцами, чтобы такое реше
ние германского вопроса стало возможным.
В феврале на конференции в Оттаве была достигнута договорен
ность относительно переговоров об «окончательном урегулировании»
в рамках «шестерки». Вслед за этим в Бонне, Берлине и Москве состо
ялись три раунда переговоров, вошедшие в историю воссоединения
Германии как «переговоры 2 + 4».
Впоследствии вокруг этого наименования был искусственно со
здан дипломатический туман. Противники политики Горбачева, пре
следуя политические, а ктото чисто личные цели, утверждали, будто
концепция переговоров в рамках «шестерки» первоначально базиро
валась на формуле «4 + 2», которая, де, предполагала доминирование
державпобедительниц над обеими Германиями. Соответственно, до
кументальное и публицистическое переименование формулы «4 + 2»
в формулу «2 + 4» трактовалось как неоправданно большая уступка,
чуть ли не капитуляция.
В действительности на фоне происходивших эпохальных измене
ний подобная канцелярскодипломатическая схоластика потеряла
всякое значение. По крайней мере для Советского Союза и других
державпобедительниц. Понятен интерес «к перемене цифр» у немец
кой стороны, которую поддержал государственный секретарь США
Бейкер. Немцы хотели лишний раз продемонстрировать, что времена,
когда Германия рассматривалась как второстепенный участник пере
говоров, ушли в прошлое. Формула «2 + 4» звучала как признание
того, что свои германские дела решают сами немцы, а бывшие побе
дители будут заниматься международными аспектами воссоединения.
Иначе говоря, порядок цифр в этой формуле воспринимался как про
блема национального престижа.
Упираться в порядке цифр, когда речь шла о судьбах Европы
и мира, было не в правилах Горбачева. Думал он и о перспективах
отношений между Советским Союзом и будущей объединенной
Германией. Ему не нужен был торг по мелочам. Для него было
очевидно, что немцы не только имеют право, но и неизбежно будут
сами решать свои дела. Десятого февраля 1990 года на встрече
с прибывшим в очередной раз в Москву Колем он четко и недву
смысленно заявил: «Немцы сами должны сделать свой выбор».
И когда Коль переспросил: «Вы хотите сказать, что вопрос единст
xx Предисловие

ва — это выбор самих немцев?», он получил ясное подтверждение:


«Да... В контексте реальностей».
В начале 1990 года процесс воссоединения Германии, решающей
движущей силой которого стало мощное народное движение, прежде
всего в ГДР, окончательно перешел, уже и формально, в руки немцев.
Основной проблемой, которую предстояло решить державампобе
дительницам, было обеспечение европейской безопасности в прин
ципиально меняющихся условиях. На передний план выдвинулся
вопрос о будущих отношениях между объединенной Германией
и НАТО. Позиция США и правительства ФРГ в том вопросе была од
нозначной: объединенная Германия должна быть полноправным
членом НАТО.
Собственно говоря, само вхождение будущей Германии в НАТО,
а следовательно, смещение сферы ее компетенции на несколько сот
километров к востоку имели для СССР не столько геополитическое,
сколько психологическое значение. В ядерный век вообще, а в усло
виях начавшегося разоружения в частности (притом, что страны Вос
точной Европы, входившие в Организацию Варшавского Договора,
получили реальную свободу выбора), вхождение объединенной Гер
мании в НАТО по существу ничего не меняло в проблеме безопасно
сти СССР. Тем не менее Горбачев не мог не считаться с взглядами,
распространенными в обществе, в политических верхах и особенно
среди военных. Поэтому он искал варианты, которые бы исключали
прямое вхождение объединенной Германии в НАТО. Такие варианты
обсуждались и в узком кругу сотрудников Горбачева, и на Политбюро
ЦК КПСС на протяжении всей весны 1990 года. Так, накануне поезд
ки Э.А. Шеварднадзе в начале мая в Бонн на первый раунд перегово
ров по формуле «2 + 4» в Политбюро состоялся крайне жесткий раз
говор на эту тему: не допустим Германию в НАТО!
Однако дальнейшие размышления привели к пониманию, что
альтернативные идеи нейтрализации объединенной Германии или ее
вступления одновременно и в НАТО, и в ОВД несостоятельны. Ведь
если есть согласие на объединение, а значит, на прекращение всех
ограничений, связанных с последствиями войны, то Германия тем
самым получает суверенное право выбирать, в каком блоке ей быть
или вообще быть вне блока. Позиция, зафиксированная в директи
ве, с которой Шеварднадзе поехал на переговоры «2 + 4», как и мож
но было предвидеть, «не прошла».
В конце мая 1990 года Горбачев поехал с этой же позицией в Ва
шингтон. Относительно поведения Горбачева там, на переговорах
с Дж. Бушем, также возникло немало спекуляций, искажающих дей
Предисловие xxi

ствительные мотивы Горбачева. Суть дела заключалась в том, что,


оставаясь на почве реальностей и элементарной логики, отстоять
прежнюю советскую позицию было невозможно. Горбачев оказался
перед выбором: либо «упереться», и тогда процесс объединения Гер
мании все равно пошел бы, но в обход СССР, без него и даже против
его жизненных интересов, либо, руководствуясь здравым смыслом,
сохранить свою роль во всем этом деле и получить в результате
в партнеры дружественную и благодарную Германию — крупнейшую
величину в мировой экономике, а теперь и в политике. Тридцать
первого мая была найдена компромиссная формула.
Теперь — о последних аккордах «марша» к воссоединению. В июле
1990 г. в Москву приехал Коль, чтобы окончательно определиться
с порядком воссоединения Германии. Встретился он с Горбачевым
в мидовском особняке на улице Спиридоновка. Коль был отчетлив
и напорист. Вел честную, но жесткую игру. Шел на большие уступки,
но получал главное — объединенную Германию в НАТО.
Горбачев охарактеризовал свою позицию в германском вопросе
месяц спустя в Хельсинки в конфиденциальном разговоре с Бушем
следующим образом: «Вы, наверное, согласитесь, что события в Вос
точной Европе, германские дела были более трудными для нас, чем
для США. Я вам скажу откровенно, что потребовались колоссальные
усилия, огромное напряжение, политическая воля, чтобы буквально
перешагнуть через себя, преодолеть старые подходы, казавшиеся не
зыблемыми, действовать так, как этого требовали изменившиеся ре
альности. Мне до сих пор приходится у нас в стране разъяснять эту
позицию, доказывать необходимость нового мышления, новых под
ходов к тому, что происходит в мире, убеждать в правильности таких
шагов. Это не всегда легко, тем более что на Западе есть люди, кото
рые подбрасывают анализ, основанный на старом мышлении, и это
осложняет мое положение».
На Спиридоновке Коль передал Горбачеву проект «Большого дого
вора» (как оказалось в общем приемлемого), который, по его словам,
должен был закрыть прошлое и открыть принципиально новый этап
отношений между двумя великими нациями с перспективой обоюдо
выгодного сотрудничества и даже дружбы.
Для закрепления сделанного Горбачев повез Коля к себе на родину,
на Ставрополье. Заключительные переговоры прошли в Архызе — не
большом живописном северокавказском курорте. Там они заночевали,
вернее, почти всю ночь провели за столом переговоров. Обговарива
лось во всех деталях содержание документов — будущего Договора
о добрососедстве, партнерстве и сотрудничестве, Договора об оконча
xxii Предисловие

тельном урегулировании в отношении Германии, Договора о времен


ном пребывании советских войск, Соглашения о переходных мерах
и других.
Впоследствии Коль честно и лояльно, при поддержке огромного
большинства немцев, выполнил все то, что скрепил своим словом
и подписью. Он перенес на Россию свой подход к СССР, не изменив
при этом, кстати сказать, порядочности в отношении Горбачева,
не унизив себя дипломатической «потерей памяти», которой оказа
лись подвержены некоторые бывшие партнеры.
История пошла вперед. Тридцатого августа 1990 года в Берлине
был подписан Договор об объединении ФРГ и ГДР, 12 сентября
в Москве — Договор об окончательном урегулировании в отношении
Германии.
9–10 ноября 1990 года Горбачев нанес визит в уже объединенную
Германию. Состоялись торжества и подписание документов, которые
заложили международноправовые и моральнополитические основы
нормальных, действительно дружественных отношений между гер
манским народом и народами СССР.
Сегодня, оглядываясь на события того времени, имеются все осно
вания утверждать: в русле государственной логики, которая предусма
тривала ликвидацию угрозы ядерной войны и коренное изменение
самой сути мировой политики, освобождение от пагубного и уже не
переносимого бремени сверхвооружений, исходила из первостепен
ного значения устойчивых добрососедских отношений с Германией,
прав был Горбачев. Он сделал максимум возможного в тех условиях
для достижения цели.

***

В сборник включены четыре группы материалов. Вопервых, записи


бесед М.С Горбачева с зарубежными политическими деятелями. Часть
из этих записей приведена полностью, часть — в выдержках. В по
следнем случае опущены сюжеты либо не имеющие прямого отноше
ния к германской проблеме, либо повторяющие уже изложенное
в предыдущих беседах. Вовторых, расшифровка записей хода заседа
ний и встреч, посвященных германскому вопросу, в которых прини
мал участие М.С. Горбачев, сделанных помощником М.С. Горбачева
А.С. Черняевым. Сами блокноты с соответствующими стенографиче
скими записями находятся в архиве «ГорбачевФонда». Втретьих,
служебные записки и другие материалы, касающиеся германского
вопроса, подготовленные ближайшими сотрудниками М.С. Горбаче
Предисловие xxiii

ва в то время, когда принимались основные решения, касавшиеся


воссоединения Германии. Вчетвертых, отдельные публикации в пе
чати, важные с точки зрения понимания происходивших событий.

А.А. Галкин, доктор исторических наук, профессор


А.С. Черняев, бывший помощник Президента СССР
по международным делам

2 марта 2006 года


1986 год
На заседании Политбюро ЦК КПСС
27 марта 1986 года

[...] Горбачев. Вопрос о ФРГ серьезный1. Линия на ограничение поли


тического диалога с Колем при продолжении делового сотрудничества
по другим направлениям была правильной. И пока ее надо продол
жать. Она оказывает воздействие на канцлера, дает ему и его окруже
нию понять, что такое СССР для Германии.
Общение с другими западными лидерами показывает, что они
одобрили наш отлуп Колю. Итальянцы нам заявили, что они хотят,
чтобы первый визит Генерального секретаря был не в ФРГ, а в Ита
лию. Однако мы должны исходить из того, что ФРГ — это огромная
сила, и нам надо считаться с этим фактором на европейском и миро
вом поле. Не пережать в сторону охлаждения. И чтобы в наших дей
ствиях не получилось так, что мы разрушаем то, что уже было достиг
нуто до нас.
Наша линия в отношении ФРГ сдерживает также и ГДР. Под дав
лением экономических факторов в Берлине могут броситься в объя
тия Западной Германии.
Туго идет дело у нас с Соединенными Штатами. Стимулировать
эти отношения мы можем через Европу, в том числе через ФРГ, и да
же через Японию и Китай. В Соединенных Штатах сразу же нервни
чают, как только мы начинаем устанавливать контакты с Западной
Европой. И ФРГ тут играет очень важную роль. Надо продумать серь
езные шаги. Но пока на высшем уровне на контакты с ФРГ не выхо
дить. Надо еще давать уроки канцлеру. И быть внимательными к по
зиции Брандта–Шмидта. Но принципиальной разницы в германском
вопросе с ХДС у них немного. И если мы круто повернем к ХДС,
то повредим и нашим отношениям с СДПГ.
4 1986 год

Большое внимание в контактах надо уделять экономическим во


просам, в том числе и с социалдемократами. Активизировать куль
турные, общественные связи. Немцы — народ серьезный. И сигналы
они принимают поделовому. [...]

Запись А.С. Черняева


Архив ГорбачевФонда. Фонд № 2, опись № 2
На узком совещании у М.С. Горбачева
26 мая 1986 года
(Присутствовали: Шеварднадзе, Добрынин, Ахромеев, Черняев)

[...] Горбачев. Беседа Квицинского с Колем свидетельствует, что подо


шли к пределу, за которым надо чтото менять. Загнали Коля в угол.
Теперь надо обдумать и не шарахаться. Тем более не надо ему помо
гать к выборам. Чтото предпринимать и в области экономики. Здесь
мы очень заинтересованы, а также в области ядерной энергетики.
Есть ведь у нас закрытый канал с немцами, его мы не используем.
Надо поразмышлять философски о наших отношениях и чтото по
этому каналу выпустить. Для начала нужно, думаю, принять Квицин
ского у меня и объявить об этом. А потом пусть он расскажет Колю
о нашем разговоре. Мол, готовы обдумать любые соображения, если
с вашей стороны будет понимание. Наметить и конкретные сего
дняшние шаги... И дать о них знать канцлеру через Квицинского.
Социалдемократы ведут очень тонкую игру — с установкой, ко
нечно, на объединение Германии. Мы это видим...
Мой визит в ФРГ только в 1987 году, не раньше. А Геншера можно
принять осенью. Пусть наши министры встретятся. Но поедет ли он,
если не скажем, что будет прием и у меня. [...]

Запись А.С. Черняева


Архив ГорбачевФонда. Фонд № 2, опись № 2
На заседании Политбюро ЦК КПСС
2
(при обсуждении итогов ПКК в Будапеште)
13 июня 1986 года
(Присутствовали: Шеварднадзе, Добрынин, Ахромеев, Черняев)

Горбачев о ФРГ. На всех встречах с друзьями3 выражено общее согла


сие, что надо работать с ФРГ. Они все очень связаны с нею, экономи
чески — в первую очередь. Гусак особенно близок к нашей позиции.
Когда мы сказали, что преподали урок Колю, все согласились. Но не
надо доводить до крайности. Коль уже начал нервничать. И это хоро
шо. Сказал об этом Хонеккер, сказал Кадар. Ни в коем случае нельзя
разрушать отношения.
Однако в трещину, которую мы создали, сказав, что «надо рабо
тать», все устремились, желая сблизиться с ФРГ...
Европейское направление дает нам большие резервы. Все так счи
тают. Работа здесь влияет и на Соединенные Штаты, на все мировые
процессы. [...]

Запись А.С. Черняева


Архив ГорбачевФонда. Фонд № 2, опись № 2
Из беседы М.С. Горбачева с Й. Рау
25 июня 1986 года

[...] М.С. ГОРБАЧЕВ. У меня остались хорошие впечатления от нашей


с вами беседы в сентябре прошлого года. Прошло девять месяцев. За это
время произошло многое. Встречу с вами рассматриваю как подтвержде
ние того, что межпартийные связи КПСС — СДПГ сохраняют активный
характер. Мы это ценим. Рад принять привет от тех, кто возглавляет
СДПГ и кого мы знаем как людей, которые много сделали для того, что
бы наши отношения достигли нынешнего уровня и продолжали углуб
ляться и развиваться впредь. В советском руководстве должным образом
оценивают этот факт. В свою очередь передайте от советского руководст
ва и от меня товарищеский привет председателю Брандту, а также Бару,
с которым мы недавно имели, как нам кажется, полезную беседу. Кстати,
то, что я обещал ему, я сделал. А он, Бар, еще не все. Но это его дело.
Й. РАУ. [...] Хотел бы наметить три основных круга вопросов, кото
рые представляются мне важными и по которым я хотел бы услышать
ваши оценки. Вопервых, проблемы экономического развития в СССР.
[...] Второй круг вопросов связан с нынешним положением на перего
ворах (или не переговорах) между сверхдержавами. Что произошло
и происходит после внесения советской стороной январских, апрель
ских, июньских (в Будапеште) предложений и идей, вашей речи на не
давнем Пленуме ЦК КПСС? Состоится ли встреча министров иност
ранных дел СССР и США, предложенная Рейганом, станет ли она под
готовкой к новой встрече на высшем уровне? Во время моей поездки
в США в феврале Президент Рейган очень оптимистично оценивал на
чавшийся политический диалог. Затем последовало несколько месяцев
с очень плохим политическим климатом. Сейчас вроде бы есть новые
подвижки…
8 1986 год

И, наконец, хотел бы затронуть вопросы ядерной энергетики, о бу


дущем которой в ФРГ идут большие дискуссии. [...]
М.С. ГОРБАЧЕВ. Изза рубежа, в том числе и из ФРГ, мы получа
ем много советов о том, как и куда нам идти дальше. Радиостанция
«Немецкая волна» с немецкой прямотой дает указания, напоминаю
щие, хотя и в несколько модифицированном виде, инструкции ЦРУ.
Передаются провокационные указания о том, как бороться с совет
ским руководством, дают характеристики Генеральному секретарю
ЦК КПСС, пытаются вбить клин между партией и народом. Словом,
ведет себя «Немецкая волна» не как государственная станция, а хуже
«Свободной Европы». Да и в политике Бонна, в несколько подправ
ленном виде, мы видим и слышим то же, что говорится в Вашингто
не. Остается только удивляться: что же стало с немцами, где их собст
венное лицо?
[...] Американцев сейчас пугает не наше ядерное оружие, а наш ди
намизм. Их главная забота — как затруднить для СССР переход на ин
тенсивный путь развития с высоким уровнем экономического роста.
Кстати, вы ведь вот тоже проявляете особый интерес к нашим эко
номическим перспективам.
Й. РАУ. Я должен проявлять этот интерес. Земля Северный
Рейн–Вестфалия является крупнейшим потребителем нефти и газа
из СССР. Около 50% всего товарооборота между СССР и ФРГ прохо
дят через нас.
М.С. ГОРБАЧЕВ. Думаю, что участие ФРГ в реализации наших
планов принесет ей большую экономическую и политическую выгоду.
[...] Й. РАУ. Что касается «Немецкой волны», то очень неприятно,
что ее можно спутать со «Свободной Европой». Руководитель радио
станции работает там еще со времен социальнолиберальной коали
ции. Он не сторонник «холодной войны». Может быть, имеет смысл
организовать его встречу с советскими представителями для обсужде
ния создавшейся ситуации?
[...] М.С. ГОРБАЧЕВ. За 70 лет существования Советского Союза
о нас наговорили горы выдумок и неправды. Пережили. Переживем
и теперь. Что делать с руководителями «Немецкой волны» — это ваша
забота. А для нас: собаки лают — караван идет… Впрочем, мы умеем
отличать политику от пропаганды.
[...] Нам кажется, что правая группировка в руководстве США
смогла убедить Рейгана, используя его консервативные взгляды, про
должать гонку вооружений — не только для достижения военного
превосходства, а в основном для экономического изматывания СССР.
Получается, что нынешняя администрация не может вести дела без
1986 год 9

гонки вооружений. Но можем ли мы позволить себе стать заложника


ми военнопромышленного комплекса, оставить судьбы мира и своих
стран на произвол американской администрации, тем более ее правой
группировки? Нужны мощные совместные усилия для срыва их рас
четов. Думаю, что наше сотрудничество с СДПГ по этим кардиналь
ным вопросам имеет огромное значение для продолжения политиче
ского диалога, прекращения гонки вооружений, выравнивания меж
дународных отношений.
На переговорах сложилась следующая ситуация. Не желая реаль
ного прогресса, американцы, однако, обеспокоены тем, чтобы не раз
облачить себя, не показать, что они против разоружения. А критика,
в том числе и в самих США, нарастает. Мы внесли широкие реалисти
ческие предложения по стратегическим вооружениям, по космосу,
пошли на серьезный компромисс по РСД, выступили с инициативой
по обычным вооружениям.
Ответа от американцев мы не получили. В Вашингтоне и Женеве
они создают видимость какойто реакции, задают вопросы, копаются
в мелочах. И опять получается: не переговоры, а ширма.
Ситуация серьезная. Я написал письмо Рейгану, которое вместе
с комментариями ему вручил при передаче верительных грамот наш
новый посол. Поставил перед ним все эти кардинальные вопросы,
сказал, что надо брать в руки их решение, что мы надеемся на конст
руктивный ответ. В последнее время американцы несколько снизили
риторику и критику в наш адрес, создают видимость, что опять завя
зываются контакты, диалог, вырисовывается новая встреча в верхах.
В общем ведется какаято игра, и пока трудно рассчитывать на чтото
серьезное.
У руководства США — прожженные политиканы, но мы не дадим
им спокойного житья. Или мы совместными усилиями (в том числе со
стороны реалистически мыслящих сил Запада) добьемся серьезного
подхода к переговорам, или выведем эту администрацию «на чистую
воду».
Вы должны быть уверены в том, что в отношении разоружения мы
настроены серьезно. Именно поэтому мы настаиваем на том, чтобы
для начала были сделаны хотя бы один–два конкретных шага, кото
рые могут дать импульс дальнейшему движению на переговорах. Если
новая встреча в верхах состоится, то на ней должны быть сделаны эти
один–два шага в сторону разрядки, разоружения, оздоровления меж
дународных отношений. Без этого новая встреча — пустое дело, она
отвечала бы только интересам тех, кто хочет сорвать диалог между
Востоком и Западом, продолжать раскручивание гонки вооружений.
10 1986 год

Мы видим: Рейгана устроила бы просто встреча, и больше ничего —


для внутреннего потребления. Да и союзникам он мог бы тогда ска
зать: что бы он, Рейган, ни делал, чего бы себе ни позволял, Горбачев,
мол, все равно вот приехал в США. Так дело не пойдет. На пустую
встречу мы не пойдем. Встреча для рукопожатия стала бы большим
разочарованием для мировой общественности. Если же наметятся
реальные шаги по оздоровлению обстановки, мы примем участие
во встрече и внесем со своей стороны позитивный вклад в ее под
готовку и проведение. Думаю, вы с пониманием отнесетесь к такой
позиции. В конфиденциальном письме Рейгану мы изложили наш
подход и внесли предложения в расчете на результативность. Внесли
также предложения и по механизму подготовки встречи.
Й. РАУ. Предусматривает ли этот механизм встречу министров
иностранных дел?
М.С. ГОРБАЧЕВ. Да, предусматривает, и не только ее. Сейчас
у нас уже есть некоторый опыт ведения дел с Рейганом. Занятие это, пря
мо скажу, «интересное». В память Рейгана как бы заложено несколько
блоков: набор тем, которыми он от случая к случаю пользуется. Зна
комясь с содержанием его беседы с нашим новым послом, я обнару
жил излюбленные повторы того, что он говорил мне в Женеве: рас
суждения о ядерной монополии Соединенных Штатов после Второй
мировой войны, которой они «благородно» не воспользовались,
о том, что Советский Союз, по марксистской теории, стремится рас
пространить свое господство на весь мир. Правда, на этот раз Рейган
добавил, что Горбачев не использует в последнее время тезис о миро
вой революции.
Добиться прогресса с этой администрацией трудно. Она очень за
комплексована, и неизвестно, удастся ли сдвинуть ее с нынешней по
зиции. Если нет — подождем. (И далее как бы в шутку.) А может быть,
подумать о том, что[бы], когда вы придете к власти, начать непосредст
венно с ФРГ прямые переговоры о выводе с территории вашей страны
американских ракет и соответственном сокращении нашего потенци
ала? [...] Подобно тому, как мы уже предложили Франции и Англии.
Й. РАУ. Но имейте в виду, что, прежде чем заключать с вами такое
соглашение, мне придется позвонить в США — нашему партнеру по
НАТО.
М.С. ГОРБАЧЕВ. Я говорю это весьма условно. Что же касается
выборов в ФРГ, то желаем вам успеха. Было бы хорошо, если бы на За
паде сошла на нет консервативная волна, а «Немецкая волна» пусть
остается (вызвавший смех намек на разговор о радиостанции и на необ
ходимость самостоятельности в политике).
1986 год 11

Й. РАУ. В проекте резолюции по политике безопасности к съезду


СДПГ мы повторяем известные положения о приверженности Ат
лантическому союзу, а также — что очень важно — одновременно
подчеркиваем, что не смиримся с безрезультативностью ведущихся
переговоров. В случае их неуспеха мы займемся собственными по
исками в направлении разоружения. Как они будут конкретно вы
глядеть, зависит от развития внутриполитической и международной
обстановки.
М.С. ГОРБАЧЕВ. Надеюсь, мы будем поддерживать контакт
с вами и на этой фазе.
Й. РАУ. Конечно.
М.С. ГОРБАЧЕВ. Длительные контакты между КПСС и СДПГ
приносят, с нашей точки зрения, большую пользу как для двусто
ронних отношений, так и для европейских и в целом международ
ных дел. За нашими партиями идут массы трудящихся. В этом —
реальная основа нашего сотрудничества, взаимодействия, залог того,
что эти контакты имеют перспективу и будут расширяться. Наши
партии представляют две ветви рабочего движения. Но идеологиче
ские и политические различия между ними не исключают и не долж
ны мешать совместным усилиям по сохранению мира, обузданию
гонки вооружений, оздоровлению отношений между Востоком и За
падом, а также сотрудничеству в экономической, культурной и дру
гих областях.
(Й. РАУ предлагает перейти к третьему кругу вопросов — о мирном
использовании ядерной энергии.)
М.С. ГОРБАЧЕВ. Да, Чернобыль поставил проблемы поновому4.
Мы впервые столкнулись с такой серьезной ситуацией. Даже для
столь огромной страны, как наша, она создала большие трудности.
Представляете, что произойдет, если несколько подобных очагов
образуется в стране с меньшей территорией?
Й. РАУ. Когда вы получили информацию о происшедшем на АЭС?
У нас пишут, что на месте аварии не сразу оценили ее масштабы и не
смогли своевременно проинформировать Центр.
М.С. ГОРБАЧЕВ. Это не совсем так. Первая информация о раз
рушении реактора пришла своевременно. До того как сообщать
об этом (вопрос ведь острейший), нужно было провести замеры,
регистрацию фактического положения. Мы должны были исклю
чить панику и именно поэтому не пошли по «западному пути».
После информации о факте разрушения блока была тут же образова
на правительственная комиссия, определены необходимые средст
ва, направлены специалисты для выяснения полной и объективной
12 1986 год

картины происшедшего. Вечером было передано сообщение по


радио и телевидению, проинформированы другие страны. Созна
тельного намерения скрывать, что произошло, не было. Поэтому
позиция правительств ряда стран вызывала у нас удивление и возму
щение.
Нам надо было в первую очередь ограничить рамки, последствия
этого тяжелого события. Работали день и ночь, сознавая ответствен
ность и перед собственным народом, и перед народами других стран.
Правительственная комиссия завершает свою работу, и предстоит
сделать все необходимые выводы.
В Чернобыле мы прошли грозную, трудную, серьезную науку.
Основной урок ясен уже сейчас: и к мирному атому надо относиться
с величайшей осторожностью и высокой ответственностью. В рамках
каждой страны и в международном масштабе ядерная энергетика тре
бует пристального внимания, учитывая, что она уже достигла в неко
торых странах огромных масштабов.
Мы считаем важным факт сближения позиций многих государств
в том, что касается необходимости более действенного международ
ного сотрудничества в этой области. Под эгидой МАГАТЭ предприни
маются первые координационные шаги, намечается перспектива
международной встречи, на которой можно было бы обсудить совме
стные меры по повышению безопасности атомной энергетики, опре
делить характер будущего сотрудничества. Мы дали поручение нашим
специалистам проработать конкретные вопросы, которые могли бы
представить интерес для всех стран, занимающихся атомной энерге
тикой: по режиму работы АЭС, механизмам поддержания на должном
уровне систем безопасности и порядка, учесть эффект привыкания
к АЭС как некоему «вечному двигателю», потерю бдительности. Как
известно, имеются и предложения ФРГ5.
Возникает и проблема международного ядерного терроризма. Дей
ствия безответственных групп в состоянии создать весьма серьезную
опасность.
Й. РАУ. Согласен с высказанными вами предложениями по этой
теме. В ФРГ ведутся усиленные исследования в области атомной энер
гетики, накоплен практический опыт. Наряду с венскими инициати
вами по линии МАГАТЭ, которые мы, разумеется, всецело поддержи
ваем, считали бы целесообразным установить и двустороннее сотруд
ничество с советской стороны. Мы готовы передать свои предложения
послу Квицинскому.
М.С. ГОРБАЧЕВ. Думаю, не следует исключать возможности и
таких контактов. Наше общество остро прореагировало на аварию
1986 год 13

в Чернобыле. Мы должны дать ответ народу, объяснить, как это мог


ло произойти. И мы это сделаем. Уже сейчас, не дожидаясь резуль
татов работы комиссии, мы начали ревизию всех действующих АЭС
на предмет безопасности их работы. Пользуясь случаем, хотел бы
выразить благодарность населению ФРГ за выраженное сочувствие
в связи со случившимся, за идущие из вашей страны предложения
оказать помощь.
Й. РАУ. Чернобыль показал, что радиация не знает границ. В этой
обстановке мы еще раз однозначно заявили о необходимости прекра
тить ядерные испытания и благодарны Советскому Союзу за неодно
кратное продление советского моратория. Будем продолжать оказы
вать давление на США с тем, чтобы они заняли такую же позицию.
На недавнем кёльнском конгрессе «Врачи мира за предотвращение
ядерной войны», подготовленном совместными усилиями, Вилли
Брандт и я еще раз выступили за прекращение по примеру СССР
ядерных испытаний…
Можете ли сказать, когда вы приедете в ФРГ?
М.С. ГОРБАЧЕВ. В этом году не приеду. Это могу сказать.
Й. РАУ (в шутку). Если приедете в следующем году, у меня может
измениться адрес. Своевременно сообщу вам его, чтобы не разми
нуться6.
М.С. ГОРБАЧЕВ. Мы бы такое развитие приветствовали. А об изме
нении адреса договоримся в такой форме, чтобы не вызывать ненуж
ных подозрений. Кстати, Бар советовал както покритиковать СДПГ.
Й. РАУ. Помоему, неплохой совет.
М.С. ГОРБАЧЕВ. Я ему ответил, что мы стесняться не будем.
Думаю, однако, что в результате длительных контактов между наши
ми партиями никто не может упрекнуть коголибо в том, что ктото
из участников этого диалога потерял свое лицо или оказался под
пятой партнера. Скорее наоборот. Отрадно отметить и налаживание
хорошего сотрудничества с Социнтерном, особенно учитывая, в ка
ком напряженном мире мы живем и как важно объединить все разум
ные силы для выправления международных отношений.
Й. РАУ. В июле в Москву приедет Геншер. Он является моим по
литическим противником, однако следует отметить, что в меру своих
возможностей он пытается сохранить в нынешнем курсе Бонна эле
менты преемственности со времен социальнолиберальной коали
ции. В частности, он однозначно высказался по поводу отказа США
от соблюдения обязанностей по ОСВ27.
М.С. ГОРБАЧЕВ. Мы видим это различие. Приезд Геншера к нам
продемонстрирует, что у нас нормальное общение и контакты с ФРГ
14 1986 год

как государством покажет, что у нас нет здесь перекоса, «флюса».


Думаю, это соответствует вашим интересам.
Й. РАУ. Таково и наше мнение.
М.С. ГОРБАЧЕВ. Желаю успеха вашей выставке8, еще раз заве
ряю, что в намерения советского руководства входит развитие эконо
мических отношений с ФРГ. Нам здесь надо идти дальше, за рамки
простого товарообмена, искать новые формы. Возникающие колеба
ния экономической ситуации, некоторые отрицательные явления не
меняют нашего взгляда на эти отношения. И мы будем уделять вашей
стране должное внимание.

Архив ГорбачевФонда. Фонд № 1, опись № 1


О беседе М.С. Горбачева
с Г.4Д. Геншером
21 июля 1986 года

21 июля М.С. Горбачев принял в Кремле заместителя Федерального


канцлера, федерального министра иностранных дел ФРГ Г.Д. Геншера,
который передал послание Генеральному секретарю ЦК КПСС от Фе
дерального канцлера Г. Коля. Обсуждался широкий круг вопросов
международной, прежде всего европейской, ситуации и двусторонние
отношения. Собеседники подтвердили верность своих государств
Московскому договору 1970 года и хельсинкскому Заключительному
акту, которые лежат в основе советскозападногерманских отноше
ний и их участия в общеевропейском процессе.
М.С. Горбачев отметил, что в той ситуации, которая сложилась
в мире, в Европе, в двусторонних отношениях ФРГ–СССР, данная
встреча, визит Г.Д. Геншера выходят за обычные рамки. Мир стоит
сейчас на перепутье, и то, куда он пойдет, во многом зависит от поли
тической позиции Европы.
М.С. Горбачев подчеркнул обоюдную ответственность таких го
сударств, как СССР и ФРГ, в строительстве «европейского дома» —
с учетом уроков истории, положения и реального веса их в Европе
и в мире, при сохранении, разумеется, верности своим военнополи
тическим союзам. Выдвигая на первый план вопрос о сотрудничестве
европейцев, мы исходим из того, что нарушение сложившейся поли
тической и территориальной структуры в Европе привело бы только
к хаосу и ухудшению обстановки.
М.С. Горбачев отметил проявление непоследовательности в поли
тике ФРГ.

«Правда». 22.07.1986
На заседании Политбюро ЦК КПСС
24 июля 1986 года

Об итогах приезда Геншера

[...] Горбачев. Хорошо обдумали визит. Урок мы немцам дали. Даль


ше — не пережимать, не сбрасывать со счетов значение ФРГ. Получи
лось как надо. Коечто мы до их понимания донесли... [...] В выраже
ниях не стеснялись.
Квицинский. Хорошо, что поддержали левое крыло в коалиции
ХДС — Геншер. Дали сигнал социалдемократам и зеленым, чтобы
активнее работали, помнили, что они не монополисты в отношениях
с СССР. Атмосфера в ФРГ меняется: там хотят улучшения отношений
с нами.
Горбачев. Пусть поработает «утечка» о нашей готовности идти на
военные контакты. Самое главное — поработать в экономическом
плане. Немцы готовы перешагивать через КОКОМ9. Геншер за это ух
ватился. Конкретику проработать. Пойдем ли на совместные пред
приятия — тут еще надо подумать. Но кооперация, кредиты, компен
сационные сделки — это не откладывать, работать. Они на это могут
пойти. [...]

Запись А.С. Черняева


Архив ГорбачевФонда. Фонд № 2, опись № 2
На заседании Политбюро ЦК КПСС
25 сентября 1986 года

Международные вопросы

[...] Горбачев (в связи с письмом Хонеккера от 28 августа). Поскольку


для нас немецкий вопрос и в Европе, и в социалистическом содруже
стве главный, надо очень серьезно отнестись к идее, чтобы социалис
тическую интеграцию мы сначала проработали с Хонеккером, а по
том уже со всеми остальными. [...]

Запись А.С. Черняева


Архив ГорбачевФонда. Фонд № 2, опись № 2
Из разговора М.С. Горбачева
10
с помощниками перед заседанием СЭВ
29 сентября 1986 года

[...] Получается так, что все поворачиваются к нам — и в ООН,


и в Стокгольме11. В самом деле, некуда им от наших инициатив
деваться, не отболтаются. Нужна конкретика инициатив. Она неотра
зима в нашем наступлении.
Есть вопросы, по которым нам навстречу не пойдут, наплевав на все
и вся. Но мы должны понимать: выдвигая предложения, должны рассчи
тывать и на их интерес, на то, что на все 100% нигде ничего не получим.
Хонеккер прислал свои предложения по экономическому сотруд
ничеству. Тут не надо пренебрегать интересами друг друга. Не хотят
широко идти на совместные предприятия — ладно, давайте проявим
осторожность. Попробуем то, с чем они согласны. Хотя соотношение
научного развития и внедрения у нас и в ГДР обратно пропорцио
нально. Они действуют по Остапу Бендеру: идеи наши — бензин их.
Надо дать понять, что все видим, все знаем. Но не отворачиваться.
Ладно, мол, давайте согласовывать...
Хонеккер заигрывает с Китаем. Не даем ли мы ему функции «ген
сека НАТО–СЭВа» в отношении КНР? Может, не наделять его такими
функциями? Ярузельскому ведь ничего такого не поручали с другими
членами СЭВ. А Хонеккер сам себя уполномочил...
А чего вы хотите? Ведь чем больше КПСС будет углублять процесс
перестройки, тем больше будет проблем. Это нормально.
О ФРГ скажу (на совещании СЭВа) друзьям так: на пределе «выдержа
ли» Коля. ФРГ заинтересована в связях с Восточной Европой. Мы — за.
Хотя замыслы мы видим.
Хонеккер жмется, когда мы ему напоминаем о «стене». Надо по
этому тактичнее об этом сказать — о процессах, которые неизбежны.
1986 год 19

Мол, «хотел бы высказать...», имея в виду: пусть немецкие друзья сами


сначала скажут, раскроют карты. Тогда и не будет «коминтернового
начала» в наших отношениях (в СЭВе).
Может быть, сказать: как, мол, вы смотрите на будущее — на
«немецкий вопрос»? Пусть выскажутся. Неуютная для них беседа
будет. Нам вообще там меньше надо говорить. Пусть они побольше
поговорят.
Может, пробросить идею: пусть все «три немца» (т.е. руководители
СЕПГ, компартий ФРГ и Западного Берлина) соберутся, поговорят
«о мировой политике». Доверительно сообщить им о наших планах
на Рейкьявик. Таким образом подтянуть к европейской политике ГДР
и ФРГ вместе.
О визите Хонеккера в ФРГ самим вопрос не поднимать... Уязвимы
все соцстраны — можно потерять их все. ГДР сильнее других, но перед
объединением с ФРГ не устоит, т.е. тоже за счет социализма.
По СДПГ. По проблемам мира у нас с ними (с западногермански
ми социалдемократами) много общего. Восточная политика и нам
выгодна. Но конечная ее цель та же, что у Коля–Геншера, только хит
рее: тема реваншизма приглушена. [...]

Запись А.С. Черняева


Архив ГорбачевФонда. Фонд № 2, опись № 2
Из беседы М.С. Горбачева
с Э. Хонеккером, Г. Мисом
и Х. Шмиттом
3 октября 1986 года

[...] М.С. ГОРБАЧЕВ. В последнее время у нас состоялось немало


бесед с представителями Западной Германии. И здесь, в Москве, в ча
стности с Геншером, и в самой Федеративной Республике, о чем нам
сообщает Квицинский. В них наши собеседники настойчиво прово
дят мысль о том, что от того, как будут развиваться отношения между
немцами и Россией, во многом будет зависеть развитие обстановки
в Европе в целом, Конечно, здесь надо разобраться, что они имеют
в виду, когда говорят о нас и о немцах, что под этим подразумевают
и какие цели преследуют, когда выступают за расширение контактов
с нами. Но одно ясно. Сотрудничество СССР и ГДР имеет огромное
значение для социалистического содружества, да и для всей Европы.
Важность развития наших отношений с ФРГ, как двусторонних, так
и в рамках нашей обшей скоординированной линии, объясняется,
прежде всего, весом треугольника СССР, ГДР и ФРГ. Эти отношения
мы развиваем на основе таких ценностей, как сохранение мира, ук
репление разрядки, признание существующих реальностей, и в соот
ветствии с принципами, которые заложены в хельсинкском Заключи
тельном акте, в двусторонних договорах.
Из этого проистекают и особый характер сотрудничества между
нашими партиями, высокая мера ответственности перед нашими на
родами и народами Европы и всего мира. Мы слишком много отдали
для того, чтобы создать Европу, да и весь мир в целом такими, какими
они сегодня предстают перед нами. Я уже не говорю о тех жертвах, ко
торые мы понесли на этом пути.
Я размышляю об уникальном характере этой встречи. Он опреде
ляется реальным весом наших стран в европейской политике. В этом
1986 год 21

смысле еще раз хотел бы приветствовать всех вас как старых боевых
друзей.
Э. ХОНЕККЕР. Хочу поддержать твои слова о ее уникальном
характере, о значении развития отношений между нашими государст
вами и партиями в интересах европейской безопасности, сохранения
мира во всем мире. Здесь я хотел бы вернуться к мысли, которую лишь
затронул в выступлении на митинге. Речь идет о твоей инициативе
встретиться с Рейганом в Рейкьявике. Неслучайно, что известие
об этом вызвало большой отклик в мире. Мы знаем о тех усилиях,
которые были предприняты, чтобы такая встреча состоялась. Полит
бюро нашей партии с удовлетворением восприняло письмо, которое
мы от тебя получили. И даже если встреча в Рейкьявике является
только подготовкой к встрече на высшем уровне, то это ничего не ме
няет в том факте, что мир в этот момент меньше всего думает о встре
че в США.
Герберт и Хорст согласятся со мной, что это известие повсюду
встречено с удовлетворением и радостью. Во всяком случае в ГДР,
среди наших трудящихся, оно было воспринято с всеобщим одобре
нием — как успех миролюбивой политики СССР, нашей совместной
линии, определенной в Будапеште.
Согласен с твоей оценкой нашей сегодняшней четырехсторонней
встречи, значения углубления контактов между нашими государства
ми и партиями. Западногерманская буржуазия всячески подчеркивает:
если отношения между ФРГ и СССР развиваются хорошо, то и в Ев
ропе все будет идти хорошо. После поездки в Москву Геншер попро
сил организовать для него доверительную встречу с одним из членов
нашего ЦК. Мы поручили это товарищу О. Рейнгольду, ректору Ака
демии общественных наук при ЦК СЕПГ. В беседе с ним Геншер неод
нократно подчеркивал, что визит в Москву открыл новую главу в от
ношениях между ФРГ и СССР; при этом он проводил мысль, что,
и его — Геншера — заслуги в этом деле чрезвычайно велики. Но мы
понимаем, что многие перемены к лучшему в ФРГ стали возможны
не в последнюю очередь благодаря нашим согласованным действиям,
весу нашей дружбы с СССР, с которой приходится считаться руковод
ству Западной Германии. Примечательно, что Геншер с большим ува
жением вспоминал о беседах в Москве.
М.С. ГОРБАЧЕВ. Шеварднадзе встречался с Геншером в Нью
Йорке. Вспоминая о нашей с ним беседе, Геншер сказал: передай
те Горбачеву, что я выполнил свое обязательство, которое брал
по Стокгольму. Тогда в Москве мы откровенно сказали Геншеру:
мы реалисты и знаем, что представляет собой ФРГ экономически,
22 1986 год

политически, технологически, а значит, и в военном плане. Знаем


немецкий народ. Но мы не хотим получать в наших контактах
с представителями нынешнего руководства страны плохой немец
кий перевод того, что говорят в Вашингтоне. Мы за то, чтобы со
кратить дистанцию, чтобы переводить прямо с немецкого на рус
ский. И если ФРГ будет в международных делах иметь свое собст
венное лицо, то это только пойдет на пользу самой Федеративной
Республике.
Э. ХОНЕККЕР. Геншер не умолчал об этих «наскоках». Он сказал
Рейнгольду: я пообещал Горбачеву оказать влияние на американскую
администрацию, и я это сделаю. Интересно, что он по своей инициа
тиве захотел проинформировать нас и предложил на будущее продол
жить практику доверительных встреч.
Конечно, мы видим мотивы, которые лежат в основе таких дей
ствий. Это прежде всего предстоящие 25 января будущего года выбо
ры в бундестаг, к которым сегодняшнее руководство ФРГ хотело бы
подойти, имея авторитет ангеловмиротворцев. Тем не менее мы
приветствуем такое развитие, в том числе и в связи со встречей
в Рейкьявике12. Это соответствует нашей согласованной политиче
ской линии, способствует продвижению вперед на решающих на
правлениях обеспечения международной безопасности,
М.С. ГОРБАЧЕВ. А как смотрится из Бонна то, что мы вместе
делаем?
Г. МИС. Я придаю большое значение этой работе, имея в виду
интересы как нашей партии, так и всего международного коммунис
тического движения... Я не буду излагать прописные истины о том,
какое огромное значение имеет для внутриполитического развития
ФРГ политика СССР и ГДР по отношению к Федеративной Респуб
лике. Благодарю вас за очень активные, всесторонние усилия в этом
направлении. Во многом благодаря им у нас есть сегодня историче
ский шанс свернуть часть западногерманской буржуазии с курса на
конфронтацию с социалистическими странами, завоевать ее на сто
рону мирного сосуществования.
М.С. ГОРБАЧЕВ. Ты поднял интересный вопрос. Действитель
но, по той большой информации, которую мы получаем от Квицин
ского, создается впечатление, что западные немцы просто стучатся
во все двери. Чтото там происходит, «бродит». Я еще скажу, что
мы по этому поводу думаем. Сейчас же в присутствии Герберта и
Хорста хотел бы отметить следующее: после XXVII съезда КПСС
и XI съезда СЕПГ наше сотрудничество стало более динамичным,
усилилось движение навстречу друг другу — в экономической,
1986 год 23

политической, культурной сферах, в отношениях между партиями.


В этом есть и наша с Эрихом заслуга. Если мы выдержим этот курс,
то впереди нас ждут еще большие достижения. Но добиться их будет
нелегко. Нам многое приходится находить заново, на этом пути не
исключены и ошибки. Но если мы осилим этот новый этап — а мы
справлялись и не с такими задачами, — то это позволит нам сделать
большой рывок вперед в интересах и СССР, и ГДР, и всего соцсод
ружества.
Э. ХОНЕККЕР. Полностью согласен с тем, что Михаил Сергеевич
сказал о новом этапе нашего сотрудничества. Таково же мнение и все
го нашего Политбюро. И мы уверены, что решим все стоящие перед
нами задачи. СЕПГ и КПСС понимают свою ответственность за раз
витие обстановки в ФРГ и Западном Берлине.
[...] Последнее время мы ведем активный диалог с социалдемо
кратами. Так, по просьбе Брандта мы приняли у нас всех кандидатов
СДПГ на выборах в земельные парламенты. Так что наши партии иг
рают авангардную роль в сплочении всех прогрессивных сил в Герма
нии. В программной комиссии СДПГ активно сотрудничают наши
товарищи. В истории комдвижения такого еще не было. За это борол
ся еще Эрнст Тельман в свое время. Ты говорил сегодня на митинге
о тех условиях, при которых можно было бы предотвратить войну.
Тогда СДПГ боялась коммунистов как черт ладана. Пока еще Хорсту
Шмитту не удалось наладить таких же деловых отношении с западно
берлинской социалдемократией, но к нам ее представители приезжа
ют довольно часто — несмотря на все наши идеологические разногла
сия. Социалдемократы вынуждены признать нас, потому что к этому
их вынуждают внутриполитические причины. ГДР сегодня — это
часть социалистического содружества, сила, с которой они не могут
не считаться.
[...] М.С. ГОРБАЧЕВ. Взаимная информация значительно расши
рилась.
[...] Э. ХОНЕККЕР. Причины сегодняшних изменений в пози
ции правительства ФРГ не только предстоящие выборы, но и пере
мены в настроениях тех кругов, которые определяют западногер
манскую политику, — промышленников. Сегодня они все активнее
выступают за развитие диалога между Западом и Востоком, не хотят
следовать приказам из США. Недавно у меня были беседы с Байцем
и Амеронгеном. Они прямотаки враждебно настроены по отно
шению к США и высказываются за расширение экономических
отношений с СССР. Говорили, что такова точка зрения большинства
промышленников ФРГ.
24 1986 год

Огромную роль для изменения умонастроений сыграл мораторий13.


Под его воздействием усилились дискуссии даже в лагере ХДС/ХСС.
Предложение о моратории получило большую поддержку среди
большинства населения.
Таким образом, можно сказать, что перед Рейкьявиком админист
рация США и ее близкие союзники находятся в положении обороня
ющихся. Сейчас уже и Рейган подвергается в США нападкам справа
изза своего согласия ехать в Исландию...
Недавно в ФРГ возник скандал вокруг высказываний Вернера
и Дреггера — наиболее правых в ХДС/ХСС — против встречи. То есть
крайне правые силы в США и НАТО хотели бы помешать любому ша
гу в деле разоружения, опасаясь далеко идущих последствий ослабле
ния международной напряженности.
М.С. ГОРБАЧЕВ. Ты прав, они действительно боятся последствий.
[...] Э. ХОНЕККЕР. Не случайно, 70–80% населения в Западной
Европе и США высказываются в пользу моратория, и правительства
этих стран не могут не считаться с этими настроениями. Так что мы
можем с оптимизмом смотреть вперед. Недавно мы стали свидетеля
ми такого уникального события, как поддержка Социнтерном мир
ных инициатив Советского Союза. Если исходить из того, что боль
шинство партий, входящих в Социнтерн, — рабочие партии, то здесь
мы имеем пример единства действий рабочего класса в борьбе за мир.
В беседе со мной Папандреу сказал: без кристально ясной политики
стран Варшавского Договора, без конструктивной политики Михаила
Горбачева «шестерка» не смогла бы занять столь ясной позиции, как
это было сделано в Мексике14.
Со своей стороны, мы стараемся выдвигать инициативы, которые
также содействовали бы укреплению международной безопасности
на европейском континенте. 1 октября Президиум СДПГ одобрил
проект документа о создании в Центральной Европе зоны, свобод
ной от ядерного оружия поля боя, разработанный представителями
нашей партии и социалдемократии.
11–12 октября состоятся заключительные переговоры в Бонне.
Брандт сообщил, что 17 октября на международной прессконферен
ции в Бонне согласованный проект будет представлен общественнос
ти. Наша согласованная политика дает свои результаты.
М.С. ГОРБАЧЕВ. Мы вышли в нашей беседе на мировую поли
тику. Это естественно. Ведь сохранение мира — это сверхзадача для
всех нас. Для ее решения необходимы совместные усилия всех соци
алистических стран, международного комдвижения, освободитель
ных движений. Классовые интересы империалистических кругов
1986 год 25

подталкивают их к тому, чтобы сохранить атмосферу конфронтации,


противодействовать силам прогресса. Поэтому инициатива должна
исходить от нас. Сегодня мы переживаем исторический, перелом
ный момент.
Э. ХОНЕККЕР. Да, это исторический перелом, относящийся к на
иболее значительным событиям за весь послевоенный период. [...]

Архив ГорбачевФонда. Фонд № 1, опись № 1


1987 год
На заседании Политбюро ЦК КПСС
29 января 1987 года

Об итогах Варшавского совещания секретарей ЦК стран СЭВ


Яковлев. От XXVII съезда и теперь от нашего Пленума у друзей поли
тические неудобства: что делать у себя и как себя вести с нами.
Добрынин. Не стоит драматизировать нюансы в поведении Хонек
кера, СЕПГ. По международным вопросам у нас позиция одинако
вая, за исключением немецконемецких отношений. В противовес
им надо расширять наши отношения с ГДР. Друзья плохо знают на
ши позиции по развитию перестройки.
Горбачев. У нас разногласия с ними в сфере надстройки. Наше
самоуправление Хонеккер отождествляет с югославским: насколько
же плохо мы знаем друг друга! Пьесу Шатрова о Ленине15 оценивает
как отход от традиций Октября. Недоволен, как мы поступили с Саха
ровым16.
Медведев. В СЕПГ отказались от лозунга: «Учиться у Советского
Союза побеждать». Делийская декларация в ГДР не опубликована.
Смягчена критика в адрес США. Нельзя говорить об особой линии
СЕПГ. Ведь нет решений ЦК СЕПГ об этом. Речь идет об отклонени
ях и отступлениях.
Горбачев. Ничего неожиданного пока не происходит. Этого мож
но было ожидать. Корни там — еще до нашего Апрельского пле
нума17.
Отход от нас есть и у Хонеккера, и у Кадара, и у Живкова. Эконо
мические связи с Западом зашли далеко. Это результат того, что у нас
в экономике не получалось. Технику и технологию на современном
уровне мы им не могли давать, и они залезли в долги к Западу.
30 1987 год

Политическая сторона: ослабли связи между нами на высшем


уровне. А между ними самими связи расширились. Каким должен
быть подход?
а) Использовать интерес к процессам в Советском Союзе, пока
зать динамизм нашего развития, динамизм во внешней политике. Мы
не можем в ответ на их поведение встать на путь закрытия краников
(газ, нефть).
Расчеты в валюте, если бы они этого потребовали, для них были бы
катастрофой. Глупо кричать: зря мы им даем (топливо по дешевке).
Надо переходить на взаимовыгодные обмены. И тверже держаться
принципа: каждая компартия отвечает за то, что происходит в ее стра
не. Это надо и нам. Мы заинтересованы в том, чтобы на нас не валили
то, что у них происходит и может произойти.
б) Нельзя игнорировать и другую сторону дела. Там тоже назрели
изменения. Там подошли к моменту смены руководства. Лидеры сидят
по 35–25–17 лет. Проблем накопилось уйма. А таким людям, в таком
возрасте просто физически трудно справиться. В высших эшелонах
у них, по сути, развернулась борьба. Идет процесс обновления: у одних
так, у других эдак. Мы не можем встать на такую позицию, чтобы да
вать политическую оценку или третировать когото. Наше воздействие
может быть только одним: через то, что мы сами у себя делаем. И, как
видим, общество в этих странах реагирует на нас правильно. Нюансы
в оценках есть. Они заметны. Кадар и Хонеккер не верят, что у нас про
цесс необратим. Гусак выдает много комплиментов, но против всего
нового у себя. В Праге карикатура появилась на улицах: на плакате на
писано: «Мишу бы на них на всех!». Имеется в виду Гусак, Штроугал,
Биляк. Живков говорит о кампанейщине: ваш Хрущев, мол, своими
реформами вызвал 1956 год в Венгрии. А теперь вот Горбачев деста
билизирует социалистическое содружество. В Болгарии обстановка
напряженная.
Но не надо драматизировать. Не надо считать, что это уже не друзья.
Надо оставаться друзьями. И реагировать спокойно, что бы о нас
Хонеккер ни говорил. И все надо видеть. Не надо упрощать. Работать
в дружеском ключе и не обострять. Больше контактов, больше инфор
мации.

Запись А.С. Черняева


Архив ГорбачевФонда. Фонд № 2, опись № 2
Распоряжения М.С. Горбачева
по германскому вопросу
2 февраля 1987 года
(Присутствовали Лигачев, Яковлев, Добрынин, Болдин, Черняев)

Указания Квицинскому, Добрынину, Шеварднадзе,


МИДу по ФРГ и европейской политике
[...] 1. Квицинскому — обеспечить визит Вайцзеккера в Москву. Раз
вертывать экономические связи. Не спешить выходить с немцами
на правительственный уровень.
2. МИДу и Добрынину — подготовить аналитическую записку
и предложения по ФРГ. «Не отдавать ФРГ Хонеккеру!». Шеварднадзе —
съездить в ФРГ. Обновить материал для моего интервью «Шпигелю»...
Пора выходить на ФРГ активнее, чтобы Марго (М. Тэтчер) не лопнула
от удовольствия.
3. МИД — ускорять и ускорять европейское направление, раз
с Америкой бардак. [...]

Запись А.С. Черняева


Архив ГорбачевФонда. Фонд № 2, опись № 2
На заседании Политбюро ЦК КПСС
12 февраля 1987 года

Об итогах поездки Шеварднадзе в ГДР и в Чехословакию

[...] Шеварднадзе. Спекулянты продают на черном рынке выступле


ние Горбачева на январском Пленуме ЦК [...] по хорошей цене
(в ГДРовской печати оно не опубликовано)18. [...]
В ГДР мы столкнулись с элементом настороженности в отно
шении нас. В высшем руководстве без энтузиазма говорят о нашем
Пленуме и даже о XXVII съезде.
Горбачев. Теперь становится яснее, какой мы Пленум провели...
Шеварднадзе. Идея единой германской нации жива в психологии
и мышлении даже коммунистов. Заигрывают с западными немцами.
Не критикуют ФРГ. И дело тут не только в экономической заинтере
сованности.
Идея единой Германии требует серьезного изучения, научного.
Кстати, на этот счет и поляки беспокоятся.
...Коллеги Хонеккера боятся его. Все, что он говорит, — истина
в последней инстанции. Насаждает авторитарные формы руководст
ва. Это не всем по душе. Хонеккер сознает, что ему предстоит борьба
на предстоящей партийной конференции. Понимает, что, если он
возьмет на вооружение принципы, которыми сейчас руководствуется
КПСС, появится угроза для него лично.

Запись А.С. Черняева


Архив ГорбачевФонда. Фонд № 2, опись № 2
Из записки В.М. Фалина
о беседах с Э. Баром
13–16 февраля 1987 года

[...] Вывод, к которому подводил Э. Бар, — СССР для успеха его


внешнеполитических начинаний нужны союзники и надежные парт
неры. Второй вывод — это было повторено неоднократно — сотруд
ничество должно быть долговременным и честным; плохо, когда дей
ствия одного заставляют другого теряться в догадках; общая высшая
цель (мир) не предполагает стирания различий или отказа от собст
венных инициатив в различных областях. Третий вывод — ФРГ была
центральной осью процесса европейской разрядки, и по сию пору
именно она больше остальных пользуется плодами «новой восточной
политики», начатой в свое время В. Брандтом. Соответственно сохра
няется правовая и моральнопсихологическая база для возрождения
сначала климата доброжелательности в советскозападногерманских
двусторонних отношениях, а затем для параллельных и совместных
действий, нацеленных на достижение «военной разрядки» в Европе.
Если советское руководство полагает, что задачу стабилизации
и оздоровления обстановки оно лучше решит без ФРГ или в сотруд
ничестве с правительством Г. Коля, социалдемократы примут это
к сведению как факт. Зная, однако, в деталях ситуацию, В. Брандт
и его коллеги не склонны высоко оценивать ни потенциал доброй
воли ХДС/ХСС, ни возможности Г.Д. Геншера.
В ближайшие два года Бонн будет послушно следовать за Вашинг
тоном, хотя на словах, прежде всего употребляемых в закрытых бесе
дах и доверительных посланиях, может не скупиться на обещания.
Неконструктивное поведение Г. Коля изменится в означенный пери
од только при двух условиях: «образумится» Р. Рейган и на ХДС/ХСС
сможет быть организован достаточно сильный нажим внутри ФРГ.
34 1987 год

Иначе говоря, если сосредоточиться на западногерманском аспек


те проблемы, Советскому Союзу предстоит определить для себя:
а) Какой из возможных контрагентов для него на длительную пер
спективу предпочтителен — ХДС/ХСС или СДПГ?
б) Если выбор падет на нынешнюю коалицию, то каким мог бы
стать на будущее характер контактов с социалдемократами?
в) Если больше доверяют СДПГ, то как могли бы выглядеть стра
тегия и тактика сторон, рассчитанные на возвращение социал
демократов к власти к началу 90х годов или хотя бы не проти
водействующая этому?
Изложенное не означает, что СДПГ, даже в случае охлаждения
отношений с КПСС, станет мешать расчистке завалов между ФРГ
и СССР. Напротив, долг перед своим народом побуждал, и впредь
будет побуждать, социалдемократов проводить взвешенную, конст
руктивную линию. Но СДПГ не хочет быть картой и не может не реа
гировать, подчас болезненно, на явления, которые она рассматривает
как задевающие ее интересы.
На просьбу уточнить свою мысль Э. Бар сослался на выраженную
А.К. Антоновым в беседе с Вольфом фон Амеронгеном за 8 дней до
январских 1987 года выборов в бундестаг готовность вскорости посе
тить ФРГ. Из этой мелочи противники СДПГ раздули слона, который
доставил партии немало огорчений. Необъяснимой до сих пор явля
ется смена Советским Союзом не просто акцентов, но позиций по ря
ду важнейших вопросов разоружения, по сути, сразу после смены
в Бонне коалиции. Получи Г. Шмидт своевременно те же уступки,
события вполне могли принять совсем другой оборот.
Как Р. Рейган есть порождение динамики, создавшейся в какойто
степени не без «вклада» СССР, так и правительство Г. Коля–Г.Д. Ген
шера обязано появлением на свет, отчасти конечно, европейской
политике Москвы. Хорошо или плохо, Советский Союз — непремен
ный участник всех происходящих в ФРГ дискуссий по вопросам без
опасности, отношений с ГДР и другими социалистическими страна
ми. С известными ограничениями и оговорками, может быть, не менее
влиятельный, чем США. СДПГ волнует, как намерен СССР распоря
диться своим влиянием сегодня — в момент огромных и притягатель
ных перемен, происходящих в советском обществе и советской внеш
ней политике.
Характеризуя развитие в СДПГ, Э. Бар сообщил, что принято
решение выдвижении О. Лафонтена в лидеры социалдемократиче
ского движения ФРГ. Это произойдет в два этапа. В ближайшее время
Лафонтен будет провозглашен кандидатом в канцлеры, а гдето
1987 год 35

во второй половине 1988 года сменит В. Брандта на посту председате


ля партии. Принципиальный обговор об этом уже имел место в самом
узком кругу.
Э. Бар показал неплохую осведомленность о содержании контак
тов Ю. А. Квицинского с Г.Д. Геншером. По его словам, В. Брандт,
Х.Й. Фогель и другие социалдемократические лидеры симпатизи
руют идее визита президента Вайцзеккера в СССР. Лично для Вайц
зеккера такой визит — знак уважения к Советскому Союзу и вместе
с тем выражение стремления играть более активную роль в ХДС,
в стране, в борьбе за общественное мнение против крайне правых.
Успешный визит станет залогом его переизбрания на президентский
пост на следующие пять лет.
Но всетаки, заметил Э. Бар, визиту должно было бы предшество
вать или сопутствовать официальное письмо Г. Коля с извинениями
по известному инциденту19. Неправильно, на взгляд Бара, проявлять
великодушие к человеку, который неспособен его должным образом
оценить, и из советской покладистости может даже сделать неверные
заключения.
Э. Бар предполагает возглавить западногерманскую группу, кото
рая прибудет в Москву 27–28 марта по линии «Бергедорфского дис
куссионного клуба»20. В состав группы собирается войти бывший
канцлер Г. Шмидт. Э. Бар дал понять, что было бы небесполезно
воспользоваться поездкой Г. Шмидта для проведения с ним бесед
на соответствующем уровне, имея в вид авторитет бывшего канц
лера, который он сохраняет в ФРГ и в определенных кругах за преде
лами Федеративной Республики.

Архив ГорбачевФонда. Фонд № 2, опись № 1


Из беседы М.С. Горбачева
21
с Э. Хонеккером
Берлин, 28 мая 1987 года

М.С. ГОРБАЧЕВ. Хотел обсудить с вами два принципиальных вопроса.


Прежде всего речь идет о наших с вами отношениях с ФРГ. Изве
стно, что и для вас, и для нас они имеют немаловажное значение при
проведении и европейской, и мировой политики.
Надо сказать, что ситуация в Европе пришла в движение. Возникает
много новых проблем, выявляется новая расстановка политических сил.
Мы в Политбюро не раз обсуждали этот вопрос и считаем, что было
бы полезно нам с вами совместно подумать об отношениях с ФРГ, сов
местно оценить взаимосвязь различных интересов в этой области.
Кстати, сегодня на Совещании ПКК также выявилось наличие таких
различных интересов. Словом, есть необходимость совместно поду
мать над этим вопросом. Можно было бы поручить международным
отделам Центральных комитетов наших партий, министерствам ино
странных дел проанализировать ситуацию, внести свои соображения
на этот счет, а затем мы с вами, товарищ Хонеккер, могли бы встре
титься и все подробно обсудить.
У нас есть свои соображения насчет развития взаимоотношений
с ФРГ. Но мы не хотим двигаться в эти области без вас. Думаю, что
и у вас существует такая потребность.
Э. ХОНЕККЕР. Согласен с вашими соображениями. Отношения
с ФРГ действительно являются одним из главных вопросов нашей
европейской политики.
Вы совершенно верно заметили, что здесь имеются определенные
различия, которые выявились в ходе сегодняшнего Совещания ПКК.
В ФРГ происходит перегруппировка политических сил. Новое ру
ководство Социалдемократической партии пытается активизировать
1987 год 37

свою деятельность и укрепить позицию партии. Важно, что сейчас


она получает поддержку со стороны профсоюзов, которые активно
выступают по вопросам войны и мира, по ядерным ракетам в Европе.
В настоящее время внутри ХДС выявляются определенные противо
речия. Г. Коль был недавно в Западном Берлине и просил передать
мне, что он выступает за «двойное нулевое» решение22. При этом он
предлагает иметь дело непосредственно с ним, а не с руководителями
земель, которыеде ничего не решают.
Надо сказать, что ХДС немало потерял голосов во время послед
них земельных выборов. В то же время свободные демократы укрепи
ли свои позиции. Геншер через доверенных лиц предлагает обсудить
актуальные вопросы. Он подчеркивает, что борется и будет продол
жать бороться за соглашение по РСМД23.
М.С. ГОРБАЧЕВ. Помоему, мы пришли к общему мнению —
надо дать поручение товарищам, пусть они поработают и представят
свои соображения нам.
Э. ХОНЕККЕР. Кому лучше поручить это — аппарату ЦК или
МИДам?
М.С. ГОРБАЧЕВ. Думаю, что лучше международным отделам
Центральных комитетов, а они могут привлечь товарищей из других
ведомств.
Теперь второй вопрос. Это о том, о чем мы начали с вами говорить
по дороге с аэродрома, — о наших экономических отношениях.
С точки зрения вчерашнего и сегодняшнего дня все здесь идет хоро
шо. Но для того чтобы двигаться дальше, этого мало. А нам топтать
ся на месте нельзя. Думаю, нужен серьезный разговор о том, как луч
ше соединить экономические потенциалы наших стран.
Э. ХОНЕККЕР. Я специально передал вам список тем нашего со
трудничества, чтобы показать, как оно развивается. Мы придаем этому
сотрудничеству большое значение, подключаем лучшие наши силы.
Если говорить о прямых связях между предприятиями, объедине
ниями, то вначале, как мне доложили, нередко возникали различные
трудности. Уже сейчас к этим связям подключается около одного
миллиона рабочих и служащих, одна треть наших научных кадров.
Я вам и направил свой материал для того, чтобы вы видели, какое зна
чение мы придаем этому вопросу.
Поскольку мы говорим потоварищески, откровенно, хочу сказать,
что при внедрении новых форм экономических связей случается еще
немало срывов. Тем не менее мы считаем, что установление прямых
связей является наиболее эффективным путем в нынешних условиях.
Дело в том, что при создании совместных предприятий проявляется
38 1987 год

много трудных вопросов, таких, как валюта, цены, кадры и др. Может
быть, нам стоит пока ограничиться созданием шести совместных
предприятий. Пусть они накопят опыт. Имеющийся у нас до сих пор
опыт в этой области не очень благоприятен. Есть у нас совместные
предприятия с поляками, но они работают неэффективно. О «Висму
те» я не говорю, поскольку это предприятие и не рассчитано на полу
чение прибыли24. Его нам приходится дотировать. Да и по форме это
акционерное общество.
Мы говорили на Политбюро об экономическом сотрудничестве
и стараемся выполнять договоренности о совместной борьбе за научно
технический прогресс. В этой связи хочу высказать три мысли.
Первое. Нашими совместными усилиями достигнут немалый про
гресс в разработке лазерной техники.
Второе. Прямые связи мы рассматриваем как главное направление
развития нашего экономического сотрудничества.
Третье. Налаживая прямые связи, нам необходимо основываться
на долгосрочных соглашениях, включенных в пятилетний план.
М.С. ГОРБАЧЕВ. В экономическом сотрудничестве мы сейчас вы
ходим на новый этап. Дело это действительно сложное, новое. Неуди
вительно, что не все получается так, как хотелось бы. Но нас это не
обескураживает.
Согласен с вами относительно того, что не надо торопиться с со
зданием совместных предприятий, следует накопить необходимый
опыт.
Если дело пойдет хорошо, то будем развивать эти формы сотруд
ничества шире.
Где, по нашему мнению, у нас дело не продвигается? Возьмем
структуру товарообмена. За СССР закрепляется роль поставщика сы
рья. Конечно, мы свои обязательства на этот счет выполняли и выпол
нять будем. Но нельзя не видеть, что возможности наши значительно
шире. И вперед нужно смотреть. Мы модернизируем экономику, дви
гаем науку, и это надо учитывать. А сейчас получается так, что, когда
в ГДР создаются новые производственные мощности, вы обращаетесь
к Западу. Может быть, сейчас оттуда вы и получаете оборудование по
лучше, чем от нас. Но тем не менее нам с вами надо смотреть вперед,
больше думать друг о друге.
Не очень хорошо продвигается дело с поузловой кооперацией. ГДР
выражает готовность поставлять конечный продукт. Но так мы, на
верное, не очень далеко продвинемся. Если ситуацию не изменить,
то к концу 1990 года Советский Союз будет должен ГДР 4 млрд руб
лей. И тогда, естественно, возникнет вопрос о том, как балансировать
1987 год 39

этот дефицит: за счет сокращения нашего импорта из ГДР или за счет


увеличения наших поставок.
Думаю, правильное решение этого вопроса одинаково нужно
и вам, и нам. Нам надо совместно искать развязки.
ГДР не очень активно идет на участие в добыче сырья на нашей
территории. Другие страны СЭВ уловили это. Может быть, ГДР здесь
руководствуется лишь соображениями сиюминутной выгоды? Мы
за то, чтобы больше думать о будущем.
Э. ХОНЕККЕР. Знаю, что изза падения цены на нефть перед
СССР стоит вопрос о необходимости увеличения своих поставок
в другие социалистические страны. Нам действительно нужно ваше
сырье, поскольку у нас его просто нет. Товарооборот между нашими
странами достиг огромного объема — 82 млрд рублей, или 380 млрд
марок. В нашем внешнеторговом обороте на Советский Союз прихо
дится 38%. У вас на торговлю с нами — примерно 10%.
ГДР поставляет вам много станков. 70–80% из них отвечают требо
ваниям высшего мирового уровня. Мы рассматриваем такие поставки
как выполнение нашего долга. Возьмите комбинат «Цейс». Он выпу
скает продукцию высокого качества, большая часть ее идет в СССР.
Мы вовсе не хотим, чтобы сложилась такая ситуация: мы будем по
лучать от вас сырье, а Советский Союз окажется в долгу перед ГДР.
Мы за другое — за то чтобы и вы, и мы устойчиво развивались.
Но здесь есть проблема.
Ваши товарищи плохо используют возможности сотрудничества
с нами. Например, мы передали вам очень экономичный процесс
прядения на новой технологической основе. А настоящего про
изводства у вас не развернули. Мы оказали вам содействие в овла
дении технологией производства полиэтилена высокого давления.
Но у вас создали предприятие мощностью 15 тыс. тонн продукции
в год. Мы же построили у себя в г. Лойне такое предприятие на
60 тыс. тонн.
Есть, конечно, направления, где мы прекрасно сотрудничаем.
Завтра вы увидите на выставке некоторые новинки нашей промыш
ленности. 80% из них отвечают требованиям самого высокого миро
вого уровня, и около них — табличка с надписью «Сделано в сотруд
ничестве с СССР». Там будут представлены хорошие ЭВМ. Только
США и Япония делают лучше.
Мы хотим развивать кооперацию с вами, но ваши люди, которые
в ней участвуют, должны хорошо работать.
М.С. ГОРБАЧЕВ. Если бы у нас не было политического и эконо
мического интереса к дальнейшему развитию сотрудничества с вами,
40 1987 год

то не был бы нужен и нынешний разговор. Мы заинтересованы в том,


чтобы лучше взаимодействовать во всех областях.
Если говорить о том, как на практике осуществляется экономиче
ское сотрудничество, то мы замечаем, что в некоторых областях ГДР
занимает активную позицию, а в других, где она не чувствует сейчас
выгоды, дело продвигается медленно.
Конечно, встающие перед нами вопросы научнотехнического
прогресса мы можем в конце концов решить и сами. Да, видимо, и вы
можете многое для себя решить самостоятельно. Но нам представля
ется, что здесь выгоднее наше самое тесное взаимодействие, потому
что совместно мы можем добиться успехов быстрее.
Сейчас получается так, что ГДР в ряде случаев уклоняется от на
ших предложений, скажем, помочь ей в реконструкции отдельных
предприятий. Уходит она и от участия в реконструкции наших пред
приятий.
Скажу прямо, у некоторых советских товарищей появляются скеп
тические рассуждения по поводу нашего экономического сотрудни
чества. Мы не хотим, не в наших это интересах, чтобы для таких рас
суждений была почва.
Советское руководство исходит из того, что нам нужно серьезно
поговорить по вопросам экономического сотрудничества. Можно
было бы дать нашим соответствующим министерствам и ведомствам
поручение дней за 10–15 проработать эти вопросы, а затем могли бы
встретиться т.т. Рыжков Н.И., Зайков Л.Н., Слюньков Н.Н., Маслю
ков Ю.Д. с т.т. Штофом, Миттагом и другими товарищами.
Э. ХОНЕККЕР. Приветствую такой откровенный разговор. Но
должен сказать, что у нас только одна политика: самое тесное сотруд
ничество с Советским Союзом. Мы вовсе не страдаем национальным
высокомерием. Это для нас попросту опасно, ведь противник не
дремлет.
Нас не смущает, будет ли торговый баланс со знаком «плюс» или
«минус».
Главное для нас — это эффективность сотрудничества в экономике.
Например, паром Клайпеда–Мукран доказал свою эффективность.
Многие решения здесь найдены на высшем мировом уровне. Наши
товарищи хорошо отзываются о сотрудничестве с тов. Колесниковым
в электронике.
Но мне приходится слышать много критического о том, как у вас
подходят к экономическим делам. В Кривом Роге дела идут с боль
шим отставанием. Ваши товарищи не выполняют свои обязательств,
и нам трудно объяснить своим рабочим эти факты.
1987 год 41

Мы решили наладить конверторное производство мощностью


в 1,2 млн тонн и обратились за этим в Магнитогорск. Однако дело
затянулось на несколько лет. Пришлось переадресоваться к австрий
ской фирме «ФЕСТАльпина».
Нам очень нужно было оборудование для горячего проката. Зака
зали его в ФРГ, поскольку если уж строим новый завод, вкладываем
миллиарды марок, то нужно брать оборудование, оснащенное совре
менной электроникой. У вас такой электроники пока нет.
М.С. ГОРБАЧЕВ. Вы привели несколько негативных примеров.
Полагаю, что такие факты не должны накапливаться, вопросы надо
решать сразу же. А то в одном случае мы недовольны, в другом —
недовольны вы, глядишь — и появляется мысль: а есть ли у сторон
желание сотрудничать, пойдет ли дело дальше?
Поэтому мы и предлагаем договориться сейчас — вынести все
нерешенные острые вопросы на уровень правительств.
Э. ХОНЕККЕР. Согласен. Нам нужно открыть путь для плодо
творного сотрудничества.
М.С. ГОРБАЧЕВ. Я — за это.
Э. ХОНЕККЕР. Могу пункт за пунктом показать, где мы хорошо
сотрудничаем. Даже в ФРГ облизали бы пальчики от такого сотрудни
чества.
М.С. ГОРБАЧЕВ. Если мне тов. Чаушеску говорит, что он гдето
хочет, а гдето не хочет идти на сотрудничество, то нас это особенно
не волнует. А с ГДР мы связаны накрепко, исторической судьбой
связаны, и поэтому нам небезразлично, как пойдет сотрудничество,
какое у него будущее.
Э. ХОНЕККЕР. Я вырос в Советском Союзе, считаю его своей вто
рой родиной; при этом, конечно, люблю ГДР.
Я согласен с тем, что нужно глубоко обсудить оба поставленные
вами вопроса.
Хотел бы в свою очередь остановиться еще на одном вопросе.
Нельзя ли за счет экономии нефти в Советском Союзе увеличить ее
поставки в ГДР на 2 млн тонн в год и довести тем самым до того уров
ня, который у нас был согласован, прежде чем вы сократили свои
поставки. Мы построили большие мощности специально под вашу
нефть. К тому же на нашей территории находятся ваши войска, кото
рые мы снабжаем нефтепродуктами.
М.С. ГОРБАЧЕВ. Нам понятны ваши заботы. Если будет какаято воз
можность увеличить вам поставки нефти, то мы это непременно сделаем.
Э. ХОНЕККЕР. Может быть, и этот вопрос мы передадим на об
суждение нашим правительствам?
42 1987 год

М.С. ГОРБАЧЕВ. Не возражаю. Можно обсудить и этот вопрос.


Э. ХОНЕККЕР. Я хотел бы направить к вам для обсуждения эко
номических проблем тов. Миттага.
М.С. ГОРБАЧЕВ. Мы хотели поручить ведение этих переговоров
тов. Рыжкову. Поэтому и рассчитываем на соответствующий ваш уро
вень. А если вы захотите когото подключить, то — пожалуйста.
Мы начали с вами с вопроса об отношениях с ФРГ. Это, конечно,
важный вопрос. Но главное для нас с вами — экономика. Ведь от нее
зависит наше настоящее и — еще больше — наше будущее.
Мы закладываем сейчас те основы, которые приведут к существен
ным сдвигам в экономике. Нам нужна ясность, чего хотят наши парт
неры. Если СССР и ГДР не дадут примера эффективного сотрудниче
ства в области экономики, то кто же это тогда сделает? Если мы хоро
шо наладим сотрудничество, то ГДР и в отношениях с Западом, с ФРГ
почувствует себя сильнее.
Э. ХОНЕККЕР. Да, это так.
М.С. ГОРБАЧЕВ. Итак, можно считать, что мы по обоим вопро
сам договорились?
Э. ХОНЕККЕР. Договорились.

Архив ГорбачевФонда. Фонд № 1, опись № 1


На заседании Политбюро ЦК КПСС
11 июня 1987 года

Горбачев. В связи с ПКК, состоявшимся в конце мая 1987 года в Бер


лине, поручаем готовить материалы для обсуждения на Политбюро
нашей линии на ФРГ. Надо идти в отношении с ФРГ на неординар
ные вещи. Надо подтягивать эту страну к нам.
Оттуда есть тяготение. И в этой связи в печати активизировалась
проблематика по объединению Германии. Проверка нашей реакции
идет через средства массовой информации. Хотят, чтобы мы опреде
лились. Вместе с тем ясно, что за пределами Германии на Западе боят
ся объединения.
В ГДР у народа отношение к нам очень дружественное. И если бы
не языковый барьер, то, когда там находишься, чувствуешь себя как
у себя дома.
Хонеккеру я сказал: находите общий язык с ФРГ. Она в этом нуж
дается.

Запись А.С. Черняева


Архив ГорбачевФонда. Фонд № 2, опись № 2
Из беседы М.С. Горбачева
с Рихардом фон Вайцзеккером
Москва, 7 июля 1987 года
(Во встрече приняли участие министр иностранных дел ФРГ
Г.Д. Геншер и помощник М.С. Горбачева А.С. Черняев)

М.С. ГОРБАЧЕВ. Во время прошлогоднего визита в Москву присут


ствующего здесь гна Геншера мы вроде бы договорились «открыть
новую страницу» в отношениях между двумя странами. Однако она
осталась незаполненной. Более того, возникла угроза, что ее при
шлось бы заполнять всякими неприятными для нас с вами вещами.
Была даже опасность, что эта страница закроется. К счастью, этого не
произошло. Именно в этом свете мы рассматриваем нынешний визит
Президента ФРГ в нашу страну.
Если говорить откровенно, то нам не совсем понятно, что страна,
с которой у нас отношения должны были бы развиваться, не очень,
на наш взгляд, к этому стремится. Прежде всего отсутствие такого
стремления мы видим у нынешнего руководства ФРГ.
Когда мы говорим о желании, о воле к развитию добрососедских
отношений, то мы имеем прежде всего в виду настроение народов,
простых людей. Они нам известны. Настроение в общественности
также формируется в пользу развития взаимоотношений...
Советский Союз учитывает потенциал и возможности вашей стра
ны, ее место в Европе и мире. ФРГ знает, какую роль играет Совет
ский Союз, каково значение нашей страны для политики ФРГ. Эта
взаимозависимость должна учитываться при формировании полити
ческого курса.
Нас к этому в конечном счете должным образом обязывает история.
Отношения между Россией и Германией имеют большие традиции,
которые уходят своими корнями в глубь веков. В наших отношениях
было много и тяжелого, и позитивного. Были и горькие страницы. Это
прежде всего Вторая мировая война. Трагические уроки прошлого
1987 год 45

обязывают наши страны стремиться к недопущению их повторения,


к совершенствованию взаимоотношений, приданию их развитию нео
братимого позитивного хода.
Даже в самые тяжелые времена прошлой войны нам не изменило
чувство реальности. В самый острый момент, осенью 1941 г., когда
немцы стояли под Москвой, здесь, в Кремле, были произнесены сло
ва, подтверждающие это: «Гитлеры приходят и уходят, а немецкий
народ остается». Мы не спутали немецкий народ с нацистским режи
мом. И не его виним в бедствиях, которые нам принесла гитлеров
ская агрессия. Мы никогда не меняли своего отношения к немецко
му народу как крупной исторической европейской нации.
Уроки истории побуждают делать соответствующие выводы
и вас, и нас. В этом смысл нашей ответственности перед народами.
Мы понимаем роль и значение ФРГ, на реалистической оценке воз
можностей участия ФРГ в изменениях к лучшему всей ситуации
в мире и в Европе строим мы и нынешнюю свою политику. Можете
не сомневаться, что мы в полной мере учитываем вес и потенциал
ФРГ. В свою очередь мы вправе рассчитывать на реалистическую
оценку руководством ФРГ роли и возможностей Советского Союза.
Наша перестройка привлекает к себе внимание других народов.
Мы видим, что во многих слоях западногерманского общества есть
встречные стремления развивать с нами отношения в самых разных
областях. Мы будем меняться, перестраиваться не для того, чтобы
комуто понравиться, а потому, что это жизненно необходимо нам
самим. Перемены эти изменяют наш облик, характер, образ жизни
и подход к различным вопросам в позитивную сторону. В этом многие
уже убедились и еще смогут убедиться.
Хотел бы со всей ответственностью подчеркнуть, что Советский
Союз выступает за серьезный, постоянный и основательный полити
ческий диалог с ФРГ. Мы готовы рассматривать все вопросы, пред
ставляющие взаимный интерес, ни от чего не собираемся уклоняться…
Естественно, могут возникать отдельные казусы. Никто от этого
не застрахован. Но если твердо придерживаться главного, принципи
альной линии, любые вопросы можно урегулировать.
Предпочитаю говорить прямым и откровенным языком. Не обес
судьте, гн Президент, если замечу, что ваши высказывания бывают
порой весьма утонченными, когда их читаю, то не сразу улавливаю
основную мысль. Но это дело привычки, а они, как и люди, бывают
разными.
Р. фон ВАЙЦЗЕККЕР. Чем откровеннее беседа, тем лучше. Поста
раюсь говорить также прямо и без обиняков.
46 1987 год

Прежде всего несколько замечаний личного свойства. Среди уча


стников беседы за этим столом я, наверно, самый старший по возрас
ту. Войну мне пришлось пережить со всеми ее невзгодами и страдани
ями с первого и до последнего дня. Когда я вчера шел возлагать венок
на могилу Неизвестного солдата и проходил мимо обелисков, на ко
торых отмечены все этапы кровопролитной Второй мировой войны
на земле Советского Союза, я думал о тех страданиях, которые немцы
принесли русским. Мысль о долге и ответственности в этой связи ни
когда меня не оставляет.
Когда я с делегацией бундестага в бытность свою парламентарием
был осенью 1973 года в Ленинграде, то после посещения Пискарев
ского кладбища я был вынужден с сожалением сказать советским
представителям, что в войну в частях вермахта стоял под Ленингра
дом. Тогда я был молод, но мне очень не хотелось бы, чтобы нынеш
няя молодежь испытала то, что довелось испытать представителям
моего поколения.
Во время тогдашнего визита в Советский Союз у меня в этой связи
были те же чувства, которые я испытываю сейчас. Я весьма признате
лен советской стороне за то, что эскорт мотоциклистов сопровождал
меня сегодня на подмосковное кладбище немецких солдат, умерших
в плену.
В Советском Союзе такая же любознательная, жизнерадостная,
но далеко не беззаботная молодежь, как и у нас в ФРГ. Сегодня на те
левидении я имел дискуссию с большой группой советских молодых
людей. Это были рабочие, студенты, представители науки и культуры.
Разговор с ними меня просто воодушевил. Я даже сам стал как будто
моложе. В то же время беседа была, как вы сами понимаете, непро
стой, поскольку мы происходим из разных идеологических миров.
Но для честного, откровенного и взаимообогащающего общения это
отнюдь не препятствие. В этом я лишний раз убедился сегодня.
Мне бы очень хотелось, гн Генеральный секретарь, когда вы при
едете в ФРГ, чтобы у вас состоялась такая же дискуссия с представите
лями нашей молодежи. Смею заверить, атмосфера будет совершенно
открытой, а в вопросах также не будет недостатка.
[...] У нас есть ответственность перед историей, на которую мы не
можем закрывать глаза. Как соседи на континенте, мы делим эту
ответственность друг с другом, особенно в нынешних условиях, когда
страны и народы в силу интенсивности развивающихся связей все
теснее переплетаются друг с другом.
У молодежи во всех государствах растет чувство общности, сопри
частности, идентичности интересов. Все это сейчас усиливается, пре
1987 год 47

вращается в объединяющий фактор. А то, что разделяет, вызывает


отчуждение, превращается в шаблон, в стереотип, который необхо
димо преодолевать с помощью нового мышления.
Примечательно, что молодежь начинает мыслить долгосрочными
категориями. Это тем более обязывает нас, политиков, руководство
ваться в своих подходах и действиях долгосрочной перспективой.
Именно с ориентацией на будущее мы должны подходить к вопросу
о том, какими будут взаимоотношения между Востоком и Западом
на пороге следующего тысячелетия. С думой о будущем мы должны
представлять себе и наш общий европейский дом. Кстати, хотел бы
воспользоваться случаем и поблагодарить Вас, гн Генеральный се
кретарь, за введение в политический лексикон этого столь свежего
понятия.
М.С. ГОРБАЧЕВ. Как оно воспринимается в ФРГ?
Р. фон ВАЙЦЗЕККЕР. Это ориентир, который помогает нам пред
ставить себе, как должен выглядеть порядок в этом общем европей
ском доме. Насколько, в частности, будут в нем квартиры доступны
для взаимных посещений.
М.С. ГОРБАЧЕВ. Все это правильно, только не всем может понра
виться, когда приходят в гости ночью, а муж и жена лежат в постели.
Р. фон ВАЙЦЗЕККЕР. Нам тоже не очень нравится, когда через
общую гостиную тянется глубокий ров.
М.С. ГОРБАЧЕВ. Мне понятен ваш намек.
Р. фон ВАЙЦЗЕККЕР. Необходимо доверие. По моему мнению,
оно может, и должно расти в ходе осуществления концепции взаимо
выгодного и нарастающего сотрудничества на долгосрочной основе.
Исходной базой для этого могут быть все три «корзины» Заключи
тельного акта Хельсинки25. Решающее значение имеет, естественно,
«первая корзина», включающая в себя комплекс вопросов безопасно
сти. Серьезные вопросы заключены в «третьей корзине». Особо хотел
бы обратить внимание на «вторую корзину». Именно она открывает
возможности для развития интенсивного сотрудничества. Мы его
готовы развивать с Советским Союзом, будучи также одним из веду
щих членов Европейского сообщества. Воля к сотрудничеству — один
из характернейших признаков ЕС. Это я еще раз хотел бы подтвердить
вам в нашей сегодняшней беседе.
Проходящая в Советском Союзе перестройка полностью созвучна
стремлению в ФРГ и Европейском сообществе к сотрудничеству с ва
шей страной. Слово «перестройка» стало неологизмом в нашем языке,
все хорошо понимают его новаторский смысл.
М.С. ГОРБАЧЕВ. Но это слово ведь переводится на немецкий язык.
48 1987 год

Р. фон ВАЙЦЗЕККЕР. Перевод есть, но порусски оно звучит


более самобытно. На наш взгляд, очень важно, когда начинается
большое дело, охарактеризовать его широким, общедоступным поня
тием, которое окрыляло бы фантазию людей. Именно таким является
понятие перестройки...
М.С. ГОРБАЧЕВ. Если это ваш вывод, сделанный на основе анали
тических размышлений, ориентирующихся на сотрудничество на дли
тельную перспективу и на долгосрочной основе, то он придаст основа
тельность отношениям между нашими странами сейчас и на будущее
и встретит адекватный ответ со стороны советского руководства.
Однако он нуждается в такой политике, которая не подвержена
шатаниям, конъюнктурной реакции на преходящие события и кото
рая отражает собственные, а не чьилибо интересы.
Нам хотелось бы быть уверенными в том, что федеральное прави
тельство вновь не использует какиенибудь события, сиюминутные
явления для притормаживания сближения между нашими странами
и народами. Частное не должно заслонять главного. Именно таким
должен быть один из критериев формирования серьезной и вдумчи
вой политики.
[...] Нам кажется, что в ФРГ должны ценить тот факт, что Совет
ский Союз желает хороших, серьезных отношений с вашей страной.
Мы готовы их развивать и углублять. Такова точка зрения всего совет
ского руководства.
Р. фон ВАЙЦЗЕККЕР. Можете исходить из того, что наша поли
тика не будет представлять собой цепь реакций на случайные собы
тия. Мы готовы строить ее на серьезной основе, оставляя в стороне
сиюминутные явления.
Естественно, могут встречаться отдельные вещи, обременяющие
отношения. Происходит это потому, что в течение десятилетий мы
культивировали недоверие друг к другу. Последствия этого сказыва
ются до сих пор. Они нежелательны, их необходимо преодолевать
совместными усилиями.
Федеральный канцлер Аденауэр в последние годы своей жизни
неустанно наставлял ХДС, что в интересах ФРГ было бы поставить
отношения с Советским Союзом на солидную и долгосрочную
основу.
Перелом наступил с появлением Московского договора26. Он
является фундаментом для деятельности любого федерального пра
вительства. Благодаря ему открылась возможность для заключения
договоров ФРГ с Польшей и Чехословакией, а также Четырехсторон
него соглашения по Западному Берлину. Без Московского договора —
1987 год 49

это общепризнанно — не было бы процесса СБСЕ27, не было бы


Заключительного акта в Хельсинки.
Договор является также и базой для откровенного и доверительно
го обсуждения друг с другом упоминавшихся случайных событий или
трудностей во взаимоотношениях. События бывают большие и ма
лые, резонанс от них тоже отличен, и подходить к ним надо диффе
ренцированно.
М.С. ГОРБАЧЕВ. Мы приветствуем ваши высказывания о Мос
ковском договоре и других договорах ФРГ с социалистическими стра
нами как о базе политики ФРГ в отношении Востока Европы. Я хотел
бы поддержать эти мысли, повторить эти слова, готов подписаться
под ними. Когда мы их слышим, то говорим, что есть понимание ре
альности, желание строить солидные отношения, укреплять взаимное
доверие.
В то же время мы не можем не настораживаться, когда мы парал
лельно с этим то и дело слышим, будто «немецкий» вопрос открыт,
что с «землями на Востоке» не все ясно и что Ялта и Потсдам «непра
вомерны». Лично вас я не имею в виду, гн Президент, но такие выска
зывания из ФРГ до нас доносятся. Естественно, что мы начинаем
спрашивать себя: можно ли после этого верить в искренность завере
ний о желании соблюдать все положения Московского договора.
У нас возникают сомнения, настроено ли руководство ФРГ последо
вательно придерживаться этого Договора, или ведет линию на его раз
мывание своей практической политикой.
Р. фон ВАЙЦЗЕККЕР. Если у вас появляются вопросы или сомне
ния, то сразу же доводите их до нашего сведения, не носите их в себе.
Наши отношения нуждаются в гласности, а не в подозрительности.
Хотел бы еще раз подчеркнуть, что уважение буквы и духа Мос
ковского договора является постулатом для формирования политики
любого федерального правительства. Заявление о верности Москов
скому договору неизменно присутствует во всех правительственных
заявлениях, которые канцлер ФРГ делает в бундестаге. Это незыбле
мая традиция, берущая свое начало с даты подписания Московского
договора.
[...] Канцлер Коль без какихлибо оговорок или ограничений раз
деляет убеждения всего руководства ФРГ в необходимости строго
придерживаться Московского договора и на его основе развивать
всесторонние взаимовыгодные связи с Советским Союзом.
Для меня было весьма поучительно услышать от вас, гн Генераль
ный секретарь, что советский народ даже в самые тяжелые периоды
войны проводил различия между немецким народом и господствовав
50 1987 год

шим тогда в Германии режимом. Немцы, как и все народы, живут


сознанием своей истории, приверженностью к своему прошлому —
естественно, его позитивным главам.
В этом смысле мне было весьма интересно то, что вы сказали
во время недавнего пребывания в СССР премьерминистра Англии
М. Тэтчер. Вы заявили, что нация, которая не уважает свою историю,
ставит под вопрос свое будущее. Это как нельзя лучше относится
к немцам. Мы живем в двух разделенных государствах, принадлежим
к двум оборонительным союзам, к двум противоположным общест
венным системам и исповедуем две различные идеологии. Но являясь
одной нацией, мы в состоянии эффективно служить делу мира и со
трудничества в Европе. Принадлежность немцев к одной нации явля
ется, на наш взгляд, двигателем на пути прогресса в Европе, а не ис
точником помех или препятствий.
М.С. ГОРБАЧЕВ. Мне не хотелось бы сейчас теоретизировать
по поводу понятия нации в данной связи. Сейчас важен политиче
ский аспект. Есть два немецких государства с различным социально
политическим строем. У них свои ценности. Оба они извлекли уроки
из истории, и каждое может вносить свой вклад в дела Европы и ми
ра. Но нельзя не видеть, что то, что находится за пределами этих эле
ментов, не может не вызывать озабоченности в Польше, Чехослова
кии, Советском Союзе, а также и в ГДР. Я имею в виду то, чем в ФРГ
окружают эти элементы.
Р. фон ВАЙЦЗЕККЕР. Тогда уже надо говорить об озабоченности
во Франции, Дании, у других наших соседей.
М.С. ГОРБАЧЕВ. Этой озабоченности может не быть, например,
в Бразилии и Аргентине, хотя и там тоже проживает немало немцев.
Р. фон ВАЙЦЗЕККЕР. У нас очень много соседей. История никог
да не принадлежала одним немцам. Немцы отдают себе отчет в том,
что им нужно жить в мире и согласии со своими соседями, а не по
рождать в них озабоченность и тревогу.
Вы знаете, что, например, отношения между ФРГ и Францией
в послевоенный период проделали большую эволюцию и достигли
сейчас безукоризненного, на наш взгляд, уровня. А ведь на протяже
нии столетий Германия и Франция постоянно вели друг с другом кро
вопролитные войны. Сейчас все складывается к всеобщему удовле
творению и благополучию. Правда, это не помешало одному из вид
ных французских политиков сказать, что он так сильно любит
немцев, что ему нравятся два немецких государства, а не одно.
Так или иначе, но чувство принадлежности к одной нации не ме
шает нам развивать добрые отношения со своими соседями. Мы отда
1987 год 51

ем себе отчет в масштабности будущего политического строительства


в Европе. Для того чтобы отношения были хорошими, должна суще
ствовать возможность для откровенного и доверительного обсужде
ния всех проблем.
Мы не хотим нарушать или изменять европейские границы. Одна
ко нам бы очень хотелось, чтобы межгосударственные границы утра
тили свой разъединяющий людей характер. Тот факт, что пока такое
разъединение существует, побуждает нас к проведению линии на ин
тенсивное развитие добрососедских отношений ФРГ со всеми госу
дарствами. Мы надеемся, что в таком стремлении нет ничего предосу
дительного. При взаимности, при встречных шагах со стороны наших
партнеров границы начинают утрачивать роль преграды между наро
дами. Наши отношения с Францией являются тому примером.
М.С. ГОРБАЧЕВ. В 1975 году, когда исполнялось 30летие победы
над фашизмом, я был в ФРГ. На одной из автозаправочных станций
под Франкфуртом завязался разговор с ее владельцем. Он мне стал
напоминать, что вот, мол, Сталин говорил, что «Гитлеры приходят
и уходят, а немецкий народ остается». На самом же деле Советский
Союз по окончании войны разъединил немецкий народ: по его, дес
кать, вине возникли два немецких государства.
Завязалась дискуссия. Я напомнил своему собеседнику о планах
Черчилля и американцев по окончании войны, о том, что не Совет
ский Союз виновен в расколе Германии. Мы были противниками этих
планов Черчилля. Хотели создания единого и суверенного немецкого
государства. Вспомните: что появилось раньше — ФРГ или ГДР, что
предлагал в тот период Советский Союз?
Решения Потсдама и Ялты о денацификации, демократизации
и демилитаризации Германии предусматривали создание единого
и суверенного, прежде всего мирного немецкого государства. Однако
на Западе нашлись силы, которым это не понравилось. Результат
известен. Так что ищите виновных в расколе Германии у себя в ФРГ,
а не в Советском Союзе.
Р. фон ВАЙЦЗЕККЕР. Весьма признателен вам за этот историче
ский экскурс. Выступая в бундестаге, в день 40летия окончания
Второй мировой войны я назвал 8 мая 1945 года Днем освобождения.
Это так, хотя для многих немцев страдания начались именно в этот
день и продолжаются до сих пор. В своих высказываниях в этой связи
я всегда призывал к исторической сознательности и ответственности,
предостерегал от разжигания нездоровых политических страстей.
М.С. ГОРБАЧЕВ. Народы невиновны в происшедшем. Обвинять
надо фашистов, тех, кто привел Германию к расколу.
52 1987 год

Р. фон ВАЙЦЗЕККЕР. Я призываю всех у себя в стране стоять


на почве реальностей и договоров. ФРГ существует, она не является
великой державой, но может быть полезным партнером и важным
фактором для мирного будущего Европы.
Наша задача заключается в обеспечении безопасности в долго
срочном плане. Сейчас для этого возникли хорошие предпосылки,
и их надо использовать.
[...] Поэтому мы заинтересованы в вашей перестройке. Для этого,
естественно, понадобятся выдержка и терпение...
М.С. ГОРБАЧЕВ. У нас, в советском руководстве, созрело ощуще
ние необходимости переосмыслить отношения между СССР и ФРГ,
совместными усилиями поднять их на новый уровень.
Мы к этому готовы, но для этого необходимо освободиться от ком
плексов, от политических мифов, от образа врага в лице Советского
Союза.
Основательность отношений между ФРГ и СССР имела бы поис
тине историческое значение. Оставаясь самими собой в своих систе
мах и своих союзах, оба государства могут сыграть очень большую
роль в мировом развитии. Стабильность отношений между ними
означает стабильность в Европе, отвечает интересам их самих, евро
пейского и мирового сообщества государств.
Приглашаю вас к конструктивному обдумыванию сделанных нами
предложений на этот счет. Мы готовы продолжить соответствующий
обмен мнениями, когда я буду с визитом в ФРГ или канцлер Коль
приедет к нам, в Советский Союз.
Год назад мы говорили с гном Геншером об исторических взаимо
связях России и Германии, об обязательствах, которые вытекают из
них для советскозападногерманских отношений в нынешний пери
од. У вашей стороны мы пока видим дефицит реальной политики.
Если вы обдумаете наши предложения, если примете их, то наш диа
лог пойдет динамично, по восходящей линии и в интересах как наших
народов, так и всего мира.
Мы за всестороннее развитие процесса Хельсинки. Без актив
ного участия СССР и ФРГ немыслимо европейское строительство.
Советский Союз заинтересован в том, чтобы безопасность ФРГ
была надежной. Он готов совместно наполнять «вторую корзину»
т.е. укреплять материальную базу общеевропейского развития, рас
ширяя и совершенствуя экономические связи. Мы готовы к широ
кому обмену по «третьей корзине». И это тоже вполне возможно,
если она впредь не будет использоваться для вмешательства во вну
тренние дела.
1987 год 53

Хотел бы затронуть один пункт, который стоило бы учесть


при обдумывании того, как действовать дальше. Европа является
нашим общим домом, но в ней идут — на Востоке и Западе — инте
грационные процессы. На наш взгляд, следовало бы подумать
об общеевропейском процессе, который мог бы послужить Европе
в целом…
Р. фон ВАЙЦЗЕККЕР. Я признателен вам за ваши соображения
по всем трем «корзинам» хельсинкского процесса, они созвучны
нашему ходу мыслей. Необходимо обеспечивать друг другу право
на достаточную безопасность. Это является неотъемлемой, составной
частью любого процесса разоружения.
Я уже высказывался в пользу развития экономических связей.
Хотел бы лишь сказать, что, на мой взгляд, область телекоммуникации
может иметь большое значение.
Что касается «третьей корзины», то мы категорически против вме
шательства во внутренние дела кого бы то ни было. Это может завес
ти очень далеко. Однако мы хотели бы демонстрировать населению
нашей страны примеры того, что процесс разрядки и сотрудничества
становится реальным и осязаемым делом. Перед отъездом сюда я ви
дел, например, советского гражданина немецкой национальности,
которому, как он мне сказал, вы лично разрешили после сорокалетней
разлуки посетить проживающую у нас в Дюссельдорфе мать. Этот
факт произвел очень большое позитивное впечатление на нашу обще
ственность.
Ваши высказывания о процессах интеграции, которые идут в Ев
ропе, представляются мне чрезвычайно важными. Они будут посто
янно в поле моего зрения…
М.С. ГОРБАЧЕВ. В наше время перед человечеством встали ве
личайшие проблемы: выживания, экологии, научнотехнической
революции и ее социальных последствий, взаимной информации,
энергетики, народонаселения. На наш взгляд, все эти проблемы раз
решимы, если руководствоваться новым мышлением и избавиться
от психологии динозавров. Однако времени терять нельзя. Через
10–20 лет эти проблемы будет решить труднее.
Р. фон ВАЙЦЗЕККЕР. Есть «динозавры», которые мешают про
водить также внутреннюю политику. Никто не владеет абсолютной
истиной, но стремление приблизиться к ней надо уважать. Мне дума
ется, что в Советском Союзе думают не иначе.
Интеграционные процессы тоже надо направлять таким образом,
чтобы они не выходили изпод контроля, не превращали своих твор
цов в безвольные инструменты.
54 1987 год

М.С. ГОРБАЧЕВ. Мне нравится наша содержательная и откровен


ная беседа и нравится наш собеседник. Вы очень интересные сообра
жения высказываете, гн Президент.
Просил бы вас и руководство ФРГ основательно поразмыслить
над тем, что мы вам предложили. Мы за новую страницу в наших
отношениях, за то, чтобы заполнять ее последовательно и интерес
ным содержанием. Мы готовы к дальнейшей работе. Однако если
вам требуется какоето время на раздумье, то мы не торопимся, мы
можем подождать.
Г.4Д. ГЕНШЕР. Страница открыта, мы не хотим оставлять ее пус
той. Мы будем заполнять ее четким, каллиграфическим почерком. [...]

Архив ГорбачевФонда. Фонд № 1, опись № 1


На заседании Политбюро ЦК КПСС
16 июля 1987 года

Об итогах визита в Москву Вайцзеккера, Президента ФРГ

Горбачев. Помоему, мы эти итоги уже обсудили в рабочем порядке.


Громыко. Полностью поддерживаю вашу оценку. Уловил я, что
Вайцзеккер занимал более умеренную позицию, чем Коль и другие...
По наиболее острым вопросам он избегал говорить, а по проблеме
ядерных вооружений не имел права говорить — не его компетенция.
Но намекал, что ФРГ готова занять облегчающую (нам переговоры
с США) позицию.
По экономическим отношениям. Он целиком за их развитие.
Но идею совместных предприятий и кооперации немцы не перевари
вают. Пока на эту идею в ФРГ не клюнули.
Менеджерство. Тут — да. Немцы это умеют. И тут есть что воспри
нять. Вайцзеккер предложил, и надо использовать.
Горбачев. На этом этапе Вайцзеккер — самая подходящая фигура
и по авторитету в стране и в Европе и по своим политическим и чело
веческим качествам. Однако впереди него по контактам придется
поставить Геншера.
Шеварднадзе. Мы акценты правильно расставили. В целом итог
его визита позитивный и для ФРГ, и для нас, и для мира.
Горбачев. Он переживал. Квицинского расспрашивал, какое впе
чатление он здесь произвел. Самый плохой для него вопрос был —
о «Першингах»28.
Следующие этапы — встречи со Штраусом, Шпэтом. Без них
новую страницу, которую мы открываем с ФРГ, не заполнить. Потом
последуют другие. Посмотрим, кто последует.
56 1987 год

Добрынин. Главная мысль Михаила Сергеевича — переосмыслить


весь комплекс отношений ФРГ–СССР. И мы это реализуем, выходим
на большой диалог с одной из крупнейших стран.
Горбачев. Вообще, товарищи, визит этот относится к одному из
важнейших направлений нашей политики. ФРГ — главная страна
Западной Европы. Мы взяли правильную линию — ориентировать
ся на реальности, серьезно их анализировать. В Европе мы смогли
бы многое сделать, если найдем должные подходы в отношениях
с ФРГ, включая и исторический аспект: и настоящее, и будущее.
Думаю, что мы дошли уже до предела в противопоставлении себя
немцам. И это их беспокоит. Особенно сейчас, когда мы завязали диа
лог с другими крупными государствами. И не зря Штраус и другие
озабочены тем, какую роль мы — СССР — отводим ФРГ в своей
новой политике. Мы сейчас застаем эту страну в состоянии, когда ей
не просто определиться с конкретными шагами в отношении нас.
В обществе там нарастает настроение дистанцироваться от Соединен
ных Штатов. Особенно когда Рейган стал «прихрамывать». Там заду
мываются: с кем же они себя связали, к какой колеснице привязаны?
Исполняется 65 лет Рапалло29. Немцы об этом помнят. Память
о Рапалло мучает западные державы, бродит в умах: возможен ли
новый поворот такого рода? Своим выходом на Вайцзеккера мы за
ставили и французское руководство пошевеливаться. И если такова
реальность, если сотрудничество с ФРГ возможно, мы можем «дер
жать немцев». А это и в военном отношении имеет огромное значе
ние, в частности, для нашей линии сохранения обоих государств (гер
манских) и вообще итогов войны. С помощью этой встречи нам надо
было выяснить, готовы ли немцы к повороту в нашу сторону.
Мы им дали понять, что не согласны на пересмотр итогов войны,
но готовы идти далеко навстречу, а вы, мол, обдумайте свою позицию.
Мы, таким образом, первый шаг сделали. Как дальше будут строить
ся отношения, зависит от них. Забеспокоились и в Соединенных
Штатах: через ФРГ «Советы», мол, на всю Европу выйдут. ФРГ, ко
нечно, будет бояться напугать и Америку, и Францию новым Рапалло.
Поэтому нам тоже пережимать нельзя. Хотя реально ни о каком
Рапалло речи нет: другое историческое время, другие условия.
В политическом плане в Западной Германии чувствуют себя не
уютно, когда там возникает ощущение, что мы ею вроде пренебре
гаем. Это надо использовать. Но действовать расчетливо. У наших
друзей тоже беспокойство. Ярузельский интересовался, что у нас там
с Вайцзеккером получилось. Я ему сказал и о двух германских госу
дарствах, и о Ялте, и о Потсдаме. И о новом оружии для Европы вме
1987 год 57

сто ядерного. Поддержал нашу инициативу и Гусак. Но все они трево


жатся, не забываем ли мы о них в своих отношениях с ФРГ. Поэтому
надо дать им откровенную и подробную информацию. Снять обеспо
коенность у друзей.
При публикации речей моих и Вайцзеккера были купюры
и у них, и у нас: ничего не было пропущено в печать по «националь
ному вопросу».
И еще хочу сказать: нельзя превращать Коля в козла отпущения
в этой ситуации. Иначе это не политика, а журналистика. Визит
Шеварднадзе в ФРГ, визит Штрауса и Шпэта к нам — пусть это будет
подготовкой к встрече с Колем.
Надо ставить вопрос так: «Першинг1» на территории ФРГ — это
допуск ее к ядерному оружию и противоречит договору о нераспрост
ранении. Это уже сейчас надо дать в печати.
Об одном просчете хочу сказать. Шпэт прислал две темы, два эко
номических проекта. Подает это как модель экономических взаимоот
ношений. Почему мы ничего не отвечаем? Это же интересный подход.
И человек интересный.
Штраус предлагает экономические связи с Баварией. Думайте,
думайте.
Дело не в визитах тудасюда, а в том, почему мы не идем навстре
чу таким предложениям. Мы же заинтересованы больше, чем они.
Конкретные деловые планы экономических связей будут влиять и на
другие аспекты отношений с ФРГ.
(Обращается к Каменцеву.) Есть философия отношений, а есть
конкретные вещи, которые этой философии дают реальную перспек
тиву на 15–20 лет. Напугаем своими планами ФРГ и всю Западную
Европу. Но ведь это на пользу и соцстранам в том числе. Живков ведь
мечтает, чтобы Болгарию проглотила ФРГ.
Считаю, что даже на риск стоит пойти в сближении с немцами.
И, разумеется, не забывать о Франции, Англии. Здесь все в норме
должно быть. Продолжать, продолжать работу.
Да, есть Австрия, Финляндия, с которыми мы крепко связаны.
Они без нашего рынка жить не могут. А есть ФРГ — это другое дело.
Через нее и на Швецию выйдем...
ФРГ — реальность, и не только в европейском масштабе. Перест
ройка отношений с ФРГ многое могла бы изменить в Европе. Немцы
еще не нашли своего места. Они забеспокоились, когда мы внесли
радикальные предложения по европейскому разоружению. Возник
вопрос: а что будет с ФРГ? Привязка к рейгановской колеснице их
не устраивает. По словам Вайцзеккера, Запад сильно беспокоит дух
58 1987 год

Раппало. К большому повороту они не готовы. Пусть обдумают. Это


показал визит.
В общественном мнении зреет сознание того, что без признания
роли ФРГ с нашей стороны она подняться не сможет. Продолжением
наших отношений с ФРГ будет визит Шеварднадзе, а также приезд
Шпэта и Штрауса к нам, а Коль будет дозревать. Публично надо
выступить по «Першингам», интерпретируя их наличие в ФРГ как
доступ ее к ядерному оружию. Рассмотреть предложение Шпэта
о связях с Ленинградом. Аналогичное предложение у Штрауса от Ба
варии. Они нас не совратят, а мы через контакты с ими будем влиять
на Запад и держать соцстраны.

Запись А.С. Черняева


Архив ГорбачевФонда. Фонд № 2, опись № 2
30
Из беседы М.С. Горбачева с Г. Мисом
4 ноября 1987 года

М.С. ГОРБАЧЕВ. Искренне рад видеть тебя, Герберт. Времени у нас,


правда, немного, но я хотел обязательно встретиться с тобой.
Г. МИС. Мы уже так хорошо знакомы, что понимаем друг друга
с полуслова. Хочу поблагодарить тебя за прекрасную речь. Чувствует
ся, что за ней — большая напряженная работа, серьезный анализ.
Главное в ней, как мы это понимаем, философское, политическое
и историческое обоснование перестройки. Речь дает ответы на многие
вопросы, будит мысль, заставляет всех нас задуматься о будущем.
М.С. ГОРБАЧЕВ. В этом и заключался наш замысел: не расска
зывать о том, как идет перестройка, об этом мы за последнее время
уже не раз говорили, а как бы показать ее философию.
Г. МИС. Твою речь все мы ждали с большим нетерпением. Осо
бенно я хотел бы поблагодарить за диалектический анализ того исто
рического развития, которое прошел Советский Союз.
М.С. ГОРБАЧЕВ. Здесь пришлось не только многое проанализи
ровать заново, но и прочувствовать.
Г. МИС. В выступлении подняты многие вопросы, которые непо
средственно касаются международного коммунистического движе
ния. Важны при этом не только оценки его исторического развития,
но и содержащийся в речи призыв идти вперед, искать новые формы
взаимодействия.
Рано давать окончательную оценку, впечатления должны еще
отстояться. Но уже сейчас можно сказать: мы, возможно, присутство
вали при зарождении нового этапа в развитии международного ком
движения. Сделано удачное начало. При этом важно отметить то, что
это зарождение происходит в присутствии представителей других
60 1987 год

политических партий, прежде всего социалистов и социалдемо


кратов.
М.С. ГОРБАЧЕВ. И в этом наши впечатления полностью совпадают.
Г. МИС. То, что КПСС поддерживает двусторонние связи с социал
демократическими партиями, стало уже нормальным явлением.
Но то, что сегодня в Москве впервые коммунисты и социалисты
встретились на многосторонней основе, за одним столом, такого еще
не было. Может быть, по тактическим соображениям и не стоит
слишком громко говорить об этом, но значение этого факта трудно
переоценить.
Никогда еще не было столь единодушной симпатии к руководству
КПСС со стороны практически всех собравшихся. Пускай речь идет
при этом во многом о личных симпатиях к одному определенному
человеку. Но также остается фактом и то, что все: и «промосковские
партии», и еврокоммунисты, и социалисты, и наполовину социалис
ты — в этот момент единодушно признают руководящую идейную
роль КПСС в двух важнейших вопросах — борьбы за мир и перестрой
ки; причем делают это добровольно, не по команде сверху.
Пускай этот факт и не получил своего организационного оформ
ления.
М.С. ГОРБАЧЕВ. И не нужно никакой организационной струк
туры. Главное, что мы оказываем наше воздействие через разработку
новых теоретических подходов. А вовторых, через раскрытие потен
циала социализма внутри страны в ходе нашей перестройки.
Г. МИС. Можно ли найти в недавнем прошлом другой такой доку
мент, который без какоголибо давления сверху, без организационной
подготовки с участием целых легионов пропагандистов с таким инте
ресом изучался бы в международном коммунистическом движении,
как только что вышедшая в свет книга Горбачева? Другими словами,
у нас есть сегодня уникальный шанс двинуть вперед дело сотрудниче
ства братских партий, их единства на основе добровольного призна
ния руководящей идеологической роли КПСС.
Перестройка затронула и нашу партию. И, как это бывает в хо
рошую бурю, со дна на поверхность поднимается различный хлам.
Однако я думаю, что пугаться этого не стоит.
М.С. ГОРБАЧЕВ. Я имею информацию о твоих беседах. Должен
сказать, что мы всегда прислушиваемся к твоему мнению. И не толь
ко потому, чтобы сделать тебе приятное, но прежде всего потому, что
ценим твои идеи, твои размышления.
Г. МИС. Перестройка уже захватила так или иначе всех: одни уже
включились в нее, другие только думают, но тоже непременно вклю
1987 год 61

чатся. У нас были известные трения с товарищами из Берлина. Но


сейчас положение улучшается. Так что тут у вас не должно быть бес
покойства. Дело выправляется. Сами товарищи из СЕПГ начинают
понимать необходимость более критически посмотреть на самих себя,
но пока не говорят об этом в открытую. Двадцатого декабря я, Аксен
и Загладин соберемся в Берлине, чтобы поговорить о нашей работе на
ФРГ. [...]

Архив ГорбачевФонда. Фонд № 1, опись № 1


Беседа М.С. Горбачева
с Ф.4Й. Штраусом
29 декабря 1987 года

М.С. ГОРБАЧЕВ. Приветствую вас в Москве, гн Штраус.


Ф.4Й. ШТРАУС. Я уже бывал в Советском Союзе, но в другом ка
честве — офицера вермахта. Войну начал с Украины, был во Львове,
Умани, Харькове, Ростове.
М.С. ГОРБАЧЕВ. Это рядом с моей родиной, на границе с тем
краем, где я родился и жил. Я был на оккупированной территории
пять месяцев. Запомнилось это время, гн Штраус.
Воспоминания интересны, но надо извлекать уроки на будущее.
Ф.4Й. ШТРАУС. Я помню уроки истории.
М.С. ГОРБАЧЕВ. Я знаю, что вы по образованию учитель древних
языков и истории. Вам, видимо, известно замечательное изречение
Гераклита: «Все течет, все изменяется». Его можно было бы приме
нить и для вас, и для нас.
Ф.4Й. ШТРАУС. У него есть и другое изречение: «Война — учитель
всех вещей». Так было, но теперь это неприемлемо. Мы многому на
учились для того, чтобы не допускать подобного впредь.
М.С. ГОРБАЧЕВ. У Клаузевица есть такое высказывание: война —
продолжение политики другими средствами. Если им руководство
ваться, то трудно предсказать, что могло бы произойти.
Почему я вспомнил о греках и вашей профессии? После войны
много воды утекло в Рейне и в Волге. Многое изменилось в наших
странах, в Европе и в мире. Эти качественные изменения игнориро
вать нельзя.
Мир стал другим. Мировое сообщество состоит из различных госу
дарств — социалистических, развитых капиталистических и огромно
го «третьего» мира, в котором идут сложные, бурные процессы.
1987 год 63

К этому надо добавить, что мы оказались на новом этапе научно


технической революции с ее огромными социальными и другими
последствиями. Есть очень много вопросов, которые связывают нас
друг с другом и решать которые необходимо совместными усилиями
во имя будущего.
Взять хотя бы экологию. У вас в связи с этой проблемой даже пар
тия возникла. Вы немного «позеленели». (Оживление.) У нас партии
нет, а проблемы экологические есть.
Ф.4Й. ШТРАУС. Не надо нам завидовать. С «зелеными» много хло
пот, не рекомендовали бы заводить их у себя. (Оживление.)
М.С. ГОРБАЧЕВ. Мы у себя так взялись за экологию, что не успе
ваем принимать решения. Взялись решительно за то, чтобы сохранить
памятники истории и культуры. Это общенародное дело. Люди гото
вы отдать последнее, чтобы сохранить старину.
В Баварии, насколько мне известно, немало исторических па
мятников. А как самостоятельная единица она существует, пожалуй,
более тысячи лет.
Ф.4Й. ШТРАУС. Тысячу двести лет. Это примерно столько же,
сколько и Россия.
М.С. ГОРБАЧЕВ. На будущий год будет отмечаться тысячелетие
Крещения Руси. А до Крещения уже существовала Киевская Русь.
Еще до Крещения было Русское государство, которое развивалось
динамично, поддерживало широкие связи с Европой. Так что у нас
примерно общая история.
Ф.4Й. ШТРАУС. Русская история очень многогранна. Я всегда
с удовольствием выделяю для нее время. Была ведь даже польско
ягеллонская империя, границы которой простирались до Москвы.
М.С. ГОРБАЧЕВ. Было немало империй, начиная с Римской.
Правда, от них сейчас сохранились лишь воспоминания.
Ф.4Й. ШТРАУС. Была когдато и великая Британская империя,
а сейчас от нее не осталось почти ничего. Мы, немцы, помогли ей
дойти до такого состояния. Разумеется, я говорю это в шутку.
М.С. ГОРБАЧЕВ. Я продолжаю мысль о качественных изменени
ях в мире за последние 40 лет. Они огромны. А если вы возьмете наш
политический, дипломатический словарь, то он засорен старыми
подходами и прецедентами.
Госпоже Тэтчер я говорил: в мире все изменилось после фултон
ской речи Черчилля. И Британия не та, и мир уже не тот. А вы, англи
чане, ведете себя так, как будто в мире ничего не произошло.
Политическое мышление отстает от процессов, которые подвели
человечество к новому этапу развития. Новые реальности требуют
64 1987 год

нового подхода. Даже то, что господин Штраус в Москве, — это не


рядовая новость.
Новое мышление с трудом пробивает себе дорогу. И всетаки
в мире начинают думать поновому. Это очень важно, где бы мы ни
находились — в Европе, Америке, Азии. Стоит понять процессы,
которые идут. Надо остановиться, оглянуться, обдумать, что делать
дальше. А чтобы дело пошло легче и быстрее, необходим постоянный
диалог. Потребность в нем ощущается все сильнее.
Ф.4Й. ШТРАУС. Да, с каждым днем все больше возникает потреб
ность во взаимном узнавании друг друга, в обмене информацией.
Это веление времени, и никакая сила в мире не способна этому
воспрепятствовать.
М.С. ГОРБАЧЕВ. Желание переосмыслить, понять мир, где мы
живем, захватывает сейчас политиков. Прежде все было просто: не
сколько держав командовали миром, навязывали другим свою волю.
Сейчас это невозможно. Нужна деидеологизация международных
отношений. Пусть каждый народ выбирает свой путь, свой строй,
свою религию, свою идеологию, свой образ жизни.
Это же суверенное право каждого народа сделать свой выбор без
подсказок или принуждения.
Раз мы не можем допустить конфликт, раз война неприемлема, а мир
взаимосвязан в плане экономическом, научнотехническом, культур
ном, надо думать, как строить новые международные отношения.
Что из того, что мы — разные. Не знаю, что бы мы чувствовали,
если бы не знали немецкую культуру. Это была бы ущербность
для нас. Но, зная и любя немецкую литературу, музыку, зная культуру
других народов, мы остались русскими, привержены своим ценнос
тям. И вместе с тем стали другими, поскольку владеем знанием куль
тур других народов.
Э.А. Шеварднадзе рассказал мне, что у вас была с ним вчера хоро
шая, реалистическая беседа. Правда, господин Штраус критиковал
марксизмленинизм. Но это не новость. Именно Ленину принадле
жат слова о том, что коммунистом можно стать лишь тогда, когда обо
гатишь свою память знанием всех тех богатств, которые выработало
человечество. Как видите, гн Штраус, коммунисты не противопос
тавляют себя не только своей истории, но и истории человечества.
Мы ощущаем себя частью человеческой истории. А стать настоящим
коммунистом не очень легко. Да и не каждому дано.
Вообще, господин Штраус, надо менять образы. Еще недавно
в Германии нас рисовали с рогами на голове. А ведь именно Германия
заварила кашу с коммунизмом. Маркс и Энгельс были немцами. Их
1987 год 65

теория прошла длинный путь становления, выдержала испытания


временем. Надо сейчас, как никогда, твердо стоять на почве реаль
ностей. Игнорирование реальностей в прошлом привело к тяжелым
последствиям. Если мы окажемся неспособны извлечь уроки из про
шлого, то произойдет непоправимое.
В свое время Даллеса спрашивали, какое оружие будет применено
в третьей мировой войне. Он сказал, что не знает, но может с уверен
ностью сказать, что четвертая мировая война будет вестись при помо
щи лука и стрел.
Я часто говорю о том, что мировое сообщество не может терять
время. Нужно многое успеть. А для этого необходим реализм.
Ф.4Й. ШТРАУС. Я согласен с вами. Нельзя терять время. В грече
ской философии есть понятие «кайрос». Оно означает возможность,
которой необходимо воспользоваться, так как другой не представится.
М.С. ГОРБАЧЕВ. Это, наверное, то, что принято именовать шансом.
Ф.4Й. ШТРАУС. Это даже нечто большее, чем шанс. В истории
Европы неоднократно бывали моменты, когда «кайрос» упускался.
Последствия были самые ужасающие..
Тридцатого января 1933 года в Германии к власти пришел Гитлер.
Тридцать первого января мой отец сказал мне: «Гитлер стал рейхс
канцлером. Это означает войну и уничтожение Германии». Мой отец
оказался прав. А ведь он был простым ремесленником.
Однако прошлое остается прошлым, а внимание должно быть
устремлено в будущее. Сейчас мы находимся в состоянии «кайрос».
Человечество находится на пороге новой эры, живет надеждами
на будущее. Эти надежды пробудились в решающей степени благода
ря именно вам, господин Генеральный секретарь. Все ожидания нем
цев в ФРГ подпитываются импульсами, идущими из Москвы. Это
факт, а не идеология. Я не коммунист, но в данном случае должен
констатировать, что ваши инициативы, ваши предложения затрагива
ют самые сокровенные уголки человеческих душ. Вы тот руководи
тель, о котором больше всего говорят. Это факт, а не комплимент.
М.С. ГОРБАЧЕВ. Думаю, тема советскозападногерманских отно
шений займет соответствующее место в нашей беседе.
Ф.4Й. ШТРАУС. Война не является продолжением политики иными
средствами, а означает конец всему, что существует.
В 1956–1962 гг. я занимал пост министра обороны. 25 лет тому
назад, летом 1962 г., был в Пентагоне, откровенно разговаривал с выс
шими чинами американской армии. По моей просьбе американцы
ознакомили меня с макетом, с картиной предстоящей войны, как она,
по их представлениям, может пойти и чем закончится.
66 1987 год

Мое резюме после этой информации было однозначным: после


такой войны на планете Земля жить будет невозможно.
М.С. ГОРБАЧЕВ. Министром обороны тогда был, кажется, Мак
намара. В последнее время от него приходилось слышать немало
разумных вещей.
Ф.4Й. ШТРАУС. Я был у него дома в Вашингтоне, беседа была
очень продолжительной. Он пригласил председателя комитета на
чальников штабов, а я был один и все подробно записал. По возвра
щении я доложил об этой беседе К. Аденауэру, а кроме того, приказал
генеральному инспектору бундесвера подготовить соответствующую
разработку о будущей войне в применении к ФРГ. Вывод был более
чем однозначным: с появлением ядерного оружия как инструмента
ведения войны никаких надежд на выживание не остается.
Вчера в беседе с господином Шеварднадзе я обращал его внимание
на то, что такие понятия, как мировая революция, мировое господст
во, «последний решающий бой», изжили себя, более не соответствуют
императивам нашего времени. Это риторика, и не более. Именно так
к ним и надо подходить.
Может быть, я был вчера несколько критичен, однако делал это
для того, чтобы быть лучше понятым. Научнотехническая револю
ция все перевернула. Люди стали совершенно другими, и этого нель
зя не видеть.
М.С. ГОРБАЧЕВ. Не знаю, почему марксизмуленинизму припи
сывают агрессивную доктрину.
Ф.4Й. ШТРАУС. Я не говорю об агрессивности. Я говорю о миро
вой революции. Я воспринимаю эту теорию как известный призыв
к последнему решающему бою. Если это не так, то тем лучше.
М.С. ГОРБАЧЕВ. Все это в корне не так. Революция может созреть
только на реальной, национальной почве. Это главное в марксизме.
Если такой почвы нет, то подталкивание революции ведет к авантю
ризму. Экспортировать революцию вообще неприемлемо.
Ф.4Й. ШТРАУС. Мне это очень приятно услышать от вас.
М.С. ГОРБАЧЕВ. Но так всегда было. Видимо, интерпретировать
марксизм поиному комуто выгодно. Человечество проходит через
определенные этапы в своем развитии: рабовладельческий строй,
феодальный, капитализм, социализм. Марксизм сделал вывод, что
все нации придут к социализму. Но это теория. Она основана на том,
что общество идет вперед в своем развитии. Но когда это произой
дет, — в этом веке или в следующем?..
У капитализма есть резервы, он адаптируется к меняющейся об
становке, учится.
1987 год 67

Почему теоретики буржуазии считают, что буржуазный строй —


это высшее достижение, что это рай на земле? Будущее покажет, кто
прав, а кто заблуждается. Давайте жить, соревноваться, сотрудничать.
Ф.4Й. ШТРАУС. Совершенно верно, история все расставит по
своим местам.
Вы, конечно, знаете, что я бывал в ГДР, Венгрии, Болгарии, а так
же в Румынии, хотя эта страна — особый случай. В ходе состоявших
ся у меня там бесед, причем весьма откровенных, выяснилось, что
капитализму присущи отдельные элементы социализма, причем
порой в гораздо более развитой форме, чем в социалистических стра
нах. Основная разница заключается в частной собственности на ору
дия и средства производства при капитализме. Но и здесь история
примет свое решение.
М.С. ГОРБАЧЕВ. Трудно пока давать оценку социализму в полном
объеме. Социализм — молодой строй. Он еще не раскрыл свои потен
циальные возможности.
Возьмите нашу историю. Советское государство существует лишь
70 лет. Накануне революции Россия была в катастрофическом состо
янии во всех отношениях. Или крах, или другой путь. Условия для
революции созрели. Надо было чтото делать. Иначе национальная
катастрофа.
Ф.4Й. ШТРАУС. Согласен, что у России не было иного пути.
М.С. ГОРБАЧЕВ. А что началось после революции? Сделаем бег
лый обзор нашей истории. Сразу же началась интервенция 14 госу
дарств. Это отбросило страну во всех отношениях. Сначала разруха,
потом восстановление хозяйства, процесс социалистических преоб
разований.
Но пришел январь 1933 г., о котором вы вспомнили. Мы знаем, ка
кие цели тогда были провозглашены, особенно в отношении русского
народа, Советского государства. Начали готовить оборону страны
к войне. Тогда было не до демократии. Вся страна была напряжена.
Если бы не провели индустриализацию, не создали отечественную
промышленность, нас бы беспощадно раздавила ваша бронированная
машина, в составе экипажа которой были и вы.
А что нам оставила война? До Волги все было порушено. При
шлось начинать строить заново. Но нам навязали «холодную» войну
и гонку вооружений. Можно болтать с трибун о чем угодно. А это
жизнь, реальности. Говорю вам об этом, зная, что вы — реалист.
Все это наложило отпечаток на политическую организацию обще
ства, на формы демократии. Мы все находились в состоянии моби
лизационной готовности. В этих условиях социализм сказал только
68 1987 год

первое свое слово в смысле развития демократии. Мы верим в свой


строй. Он поднял страну и народ. Это урок истории. От добра добра
не ищут, как говорят у нас в народе.
Но мы не ставим под сомнение выбор других народов. Хочу выска
зать главную мысль: мы привержены своему строю, своей системе,
но уважаем выбор других, в том числе ФРГ. Давайте жить и сотрудни
чать. Чем быстрее придем к этому выводу, тем лучше. Надо уменьшить
военное противостояние, укреплять доверие.
Мы не только излагаем нашу философию, но и предлагаем реаль
ную политику. Делаем это и внутри своего общества, и на между
народной арене. А на Западе бытует образ «русского медведя», пыта
ющегося наложить свою когтистую лапу.
Когда был в Вашингтоне, там тоже эта тема поднималась в печати:
«Русские идут». Но на этот раз, правда, никто из окна не выбрасывал
ся, как это сделал в свое время Форестолл.
Ф.4Й. ШТРАУС. Американцы, насколько мне известно, испыты
вают к вам глубокие симпатии. Журнал «Тайм» провозгласил вас
«человеком года». Хотел бы воспользоваться случаем и поздравить
вас с этой заслуженной оценкой.
М.С. ГОРБАЧЕВ. Мы сделали исторический, философский экс
курсы. Это, так сказать, разминка для знакомства. А что делать даль
ше? Какие шаги предпринять в интересах безопасности Европы?
Ф.4Й. ШТРАУС. В вашем изображении мира есть целый ряд пунк
тов, с которыми можно согласиться. Есть, однако, моменты, по ко
торым у меня иное мнение, отличное от вашего. Это касается, в част
ности, предыстории Второй мировой войны. Однако дискуссия на эту
тему увела бы нас в сторону от основной магистрали нашей беседы.
Хотя я хотел бы лишь напомнить о том пакте, который в августе
1939 года был подписан здесь, в Кремле.
Исторической истиной является и то, что политика Сталина приве
ла в конечном счете американцев в Европу. А ведь был период, когда
они вывели из Европы 90% своих войск.
Важно другое. Вы говорили о воздействии на человеческое сообще
ство научнотехнической революции. Я считаю, что за последние 70 лет
объем знаний в области естественных наук, накопленный человечест
вом, удвоился. До 1917 года или 1920го был один уровень, а сейчас он
превзойден вдвое. Мы проходим этап акселерации человеческих по
знаний. История движется поистине семимильными шагами. Войне не
должно быть места, вся наша жизнь активно ей противится.
Я изучал историю не как перечень какихто событий, а как этапы
на пути развития человеческой цивилизации. Мое глубокое убежде
1987 год 69

ние заключается в том, что время войн и революций в промышленно


развитых государствах прошло навсегда.
Сейчас ситуация такая, что мы смотрим на Восток. Как политик,
повидавший многое на своем долгом веку, не могу не сказать, что мы
находимся в последние годы под воздействием импульсов, которые
исходят из Москвы, которые дает Генеральный секретарь Горбачев.
ФРГ, как и Советский Союз, хочет поставить окончательно крест
на химическом оружии. Сложным является вопрос контроля. Но мы,
наши химики могут здесь эффективно поработать.
Подписанный в Вашингтоне Договор по РСДРМД31, предусмат
ривающий уничтожение 3% ядерных арсеналов, следует рассмат
ривать как стартовую отметку, как начало процесса сокращения
и ликвидации вооружений. Иначе бы этот Договор не имел никакого
смысла.
Я лично приветствовал бы, если бы разоружение началось одно
временно по всем категориям вооружений. Я не являюсь привержен
цем частичных решений, хотя в них, конечно, чтото есть.
Сейчас на повестке дня стратегические наступательные вооруже
ния. Это дело в основном двух великих держав. Нас в ФРГ больше
всего интересует проблематика химического оружия, сокращения
обычных вооружений до возможно более низкого уровня, а также
ядерных вооружений короткого радиуса действия. Я не страстный
сторонник «двойного нуля», но после заключения договора об РСМД
для ФРГ и ГДР главная угроза — «короткие» ракеты.
М.С. ГОРБАЧЕВ. Не думаю, что политик такого масштаба, как вы,
безразличен к стратегическим наступательным вооружениям. Это за
трагивает всех.
Ф.4Й. ШТРАУС. Вы меня неправильно поняли. Естественно, я за
интересован и в сокращении СНВ. Однако главным для меня было бы
процентное сокращение всех категорий оружия.
М.С. ГОРБАЧЕВ. Это я принимаю к сведению.
Ф.4Й. ШТРАУС. Если взять европейскую историю, то в течение
2500 лет на нашем континенте почти непрерывно велись войны.
Потом наступил период после 8 мая 1945 года, когда войн не было.
Появление атомного оружия, осознание тех последствий, к которым
может привести его применение, делают войну невозможной.
У военных, а также у некоторых политиков есть роковая теория,
заключающаяся в следующем. Если на протяжении 2500 лет были сот
ни войн, то весьма вероятна и новая война. Раз это так, то надо поста
раться ограничить ее по возможности небольшой территорией и не
большим количеством применяемого оружия.
70 1987 год

Для нас такой подход является абсолютно неприемлемым, так как


под этой ограниченной территорией могут подразумеваться лишь
ФРГ и ГДР. Мы выступаем не за сокращение географических преде
лов вероятной войны, а за ее исключение из сознания, за устранение
ее возможности. Для нас неприемлемой является любая война —
тотальная или ограниченная, ядерная, полуядерная или обычная.
Не допустить ее — вот то, чего мы ждем от политики. Эта задача
под силу, однако, лишь политическим деятелям, а не военным. У нас
с вами общий интерес — избежать войны.
Вы, гн Генеральный секретарь, устранили многое из страха перед
«русским медведем». Это колоссальный психологический прорыв.
Мы всегда будем приветствовать любой шаг в этом направлении. Эту
точку зрения я постоянно отстаиваю в своих подчас весьма острых
дискуссиях с генералами НАТО.
М.С. ГОРБАЧЕВ. Я ставлю перед вами центральный вопрос на
шей беседы. Вы сказали, что для СССР, ФРГ и ГДР война в любой
форме неприемлема, что в случае войны этим странам будет нанесен
непоправимый ущерб. Есть, правда, желающие посмотреть на это со
стороны. Но пусть они не думают, что мы не в состоянии разгадать их
замыслы.
Ф.4Й. ШТРАУС. Война является абсолютно немыслимым и не
предсказуемым делом, вести ее нельзя.
М.С. ГОРБАЧЕВ. Из этого надо делать вывод, что нужны другие
отношения между СССР и ФРГ. Мы уделяем неизменное внимание
развитию наших отношений с ФРГ, внимательно прислушиваемся
к мнению, которое нам высказывают в Бонне. Но иногда складыва
ется впечатление, что Федеральное правительство хочет быть более
американским, чем сами американцы,
Ф.4Й. ШТРАУС. Так вести себя нетрудно.
М.С. ГОРБАЧЕВ. Когда Германия и России сотрудничали, в Ев
ропе был порядок. Это урок истории. Мы говорим Федеральному
правительству, говорили недавно Федеральному Президенту, что
хотели бы открыть новую страницу в отношениях между СССР
и ФРГ. Пригласили руководителей ФРГ обдумать это. Созрело ли
правительство ФРГ для новых отношений? Пока ясного ответа не
слышим.
Ф.4Й. ШТРАУС. Прошу вас понять меня правильно, без какой
либо обиды. Если бы я не был уверен в том, что это ваши собствен
ные мысли, то я бы сразу же сказал, что вы позаимствовали их у ме
ня. Я всегда говорил, что, когда между русскими и немцами были
хорошие отношения, народы были счастливы. А когда они выступа
1987 год 71

ли друг против друга, то это приносило несчастья и им самим, и дру


гим народам.
Я уже говорил, что главный вывод современности заключается
в том, что в последние годы объем научных познаний удвоился. Мы
находимся на пороге третьей промышленной революции. Это качест
венно меняет ситуацию. Все идеологические споры и разногласия ни
к чему не приведут.
Некоторое время назад я в откровенной беседе спросил польского
министра иностранных дел, как обстоит дело с выдвинутой в свое
время Хрущевым целью: к 1980 году догнать Запад, а к 1990 году пере
гнать его. Он мне ответил, что говорить надо о реальных вещах, а не
об идеологии.
Хотел бы задать вам один смелый вопрос: каким будет Советский
Союз через 10 или 20 лет в результате проводимой политики перест
ройки? Как вы представляете себе будущее вашего государства?
М.С. ГОРБАЧЕВ. Я хотел посвятить вас в наши планы, ждал ваше
го вопроса. Начну издалека, с проблематики разоружения.
Выдвигая свою программу избавления мира от ядерного оружия
до 2000 года, мы руководствовались реальными вещами. Мы не толь
ко приглашаем к диалогу, но и переводим наши предложения в ре
альную политику. Это касается ядерного, химического и обычных
вооружений.
Мы не наивные люди и не предполагали, что сразу же откликнут
ся на наши предложения. Нет, конечно! Особенно трудны первые
шаги. Но их надо делать, идти по пути реального сокращения во
оружений таким образом, чтобы сохранялась равная безопасность
для всех — для СССР, США, ФРГ, всей Европы.
Мы считаем, что если у американцев или у западных европейцев
будет озабоченность, то процесс разоружения застопорится, он не пой
дет. Неприемлемо, чтобы ктото когото обхитрил, обманул, обыграл.
Это всегда будет вскрыто. Мы все знаем друг о друге или почти все.
Второе. Наряду с программой действий мы предпринимаем
и практические шаги, проявляем гибкость, готовность идти на ком
промиссы.
Об этом говорят результаты Стокгольма1. Мы пошли на уничто
жение РСД и РМД, пошли на компромиссы по вопросам контроля,
оставили без внимания на этом этапе ядерные потенциалы Франции
и Англии. Именно поэтому договор стал возможным, и мы подписа
ли его с Президентом Рейганом.
В повестке дня не только стратегические наступательные воору
жения, но и проблема химического оружия и обычных вооружений.
72 1987 год

Готовы и этими проблемами заниматься реалистически, идя навстре


чу друг другу. Надеемся, что другие не будут безучастно на это взирать,
а окажут действенную поддержку этому процессу.
Ф.4Й. ШТРАУС. ФРГ является небольшой державой. Поэтому ее
влияние, может быть, будет не столь значительным, как бы хотелось.
М.С. ГОРБАЧЕВ. Процесс достижения договоренности по хими
ческому оружию сейчас затормозился изза США; к тому же они на
жали на Англию. Мы в Вашингтоне прямо об этом говорили. Доби
лись того, чтобы вопрос о химическом оружии был включен в наше
совместное заявление. Поэтому так остро реагировали на принятое
США решение о производстве бинарных зарядов. Мы с вами можем
многое сделать в этой области. Интересы здесь совпадают. Можем
выйти на конвенцию о полном запрещении химического оружия.
Готовы с вами сотрудничать и в области сокращения обычных
вооружений. Повторю то, что мы сказали Президенту Рейгану: эти
вооружения беспокоят европейцев. Раз беспокоят европейцев, для
СССР это серьезное дело.
В политике действуем так, чтобы ни один шаг не наносил ущерба
безопасности Западной Европы. Мы — сами европейцы, все будем
делать, чтобы понижать в Европе уровень противостояния.
Сейчас говорят, что СССР, мол, должен сделать односторонние
шаги по разоружению в Европе. Это неправильная постановка вопро
са. Давайте садиться за стол переговоров, выкладывать карты. И все
будет ясно, где и какой у кого перевес. Это единственно правильный
подход.
Назову вам несколько цифр. У ОВД больше танков на 20 тыс.,
у НАТО больше ударной авиации на 1400 самолетов. У НАТО больше
вертолетов. Говорят, что у стран Варшавского Договора есть перевес
в Центральной Европе. Да, есть. Но у НАТО есть перевес на южном
фланге, причем по всем показателям. А ведь Балканы примыкают
к нашей границе.
Ф.4Й. ШТРАУС. Вы, наверное, имеете в виду балканский регион,
Турцию и Грецию?
М.С. ГОРБАЧЕВ. НАТО превосходит там ОВД по самолетам
фронтовой авиации в соотношении 1 : 2,6; по боевым вертолетам —
в соотношении 1 : 5,8; по артиллерии — в соотношении 1 : 1,9. К чему
я это говорю? Да, есть дисбалансы, есть асимметрии. Но в целом
существует примерный паритет.
Мы предлагаем решать всю проблематику с помощью «пакета
сокращений». Давайте ликвидируем дисбалансы, давайте отсекать
асимметрии. Готовы конкретно обсуждать эти проблемы.
1987 год 73

Мы готовы подумать и о создании широкого коридора на линии


соприкосновения двух блоков, отвести от этой линии войска в обе
стороны. Здесь мы тоже готовы действовать на реалистической
основе, учитывая должным образом интересы безопасности всех
сторон.
Вы говорили о тактических ядерных вооружениях. Мы выражаем
готовность к их полной ликвидации. То есть идем здесь на полный
нуль. Учитывая, что оружие это «двойного назначения», предлагаем
все это обсуждать в комплексе с обычными вооружениями.
Мы готовы взвесить и другие варианты решения этого вопроса.
Думаю, ФРГ ближе к нам в этих вопросах. Вы говорили, что короткие
ракеты будут падать на вашу территорию. Если бы ФРГ оказала воз
действие на своих главных союзников, то можно было бы найти кон
структивное решение. А вообще надо, чтобы оба блока действовали
так, чтобы располагать силами, достаточными лишь для обороны
и недостаточными для наступательных действий.
Вчера на беседе у Шеварднадзе вы задавали вопрос, что будет, если
американцы уйдут из Западной Европы? Как мы будем действовать?
Ф.4Й. ШТРАУС. Меня интересует, как отреагирует Советский
Союз, если американцы по согласованию с западными европейцами
отведут часть своих войск из Европы. Будет ли это вкладом в сниже
ние конфронтации?
Я считаю изжившей себя догмой тезис о том, что безопасность
Европы невозможна без присутствия на континенте американских
войск. У нас коекто впадает в панику, когда слышит, что американ
цы, скажем, подумывают вывести из Европы одну бригаду. Я придер
живаюсь совершенно противоположного мнения. На мой взгляд,
абсолютно противоестественным является то, что верховным главно
командующим войсками НАТО в Европе является американский
генерал.
М.С. ГОРБАЧЕВ. На эту тему я высказывался в своем выступ
лении в Варшаве на съезде ПОРП. Мы остаемся привержены этой
позиции. Это тоже часть процесса снижения противостояния. Мы не
собираемся нападать и воевать. У нас своих забот хватает. Вообще
война для нас неприемлема с точки зрения наших принципов.
Ф.4Й. ШТРАУС. Я вижу задачу в том, чтобы вытеснить с полити
ческого ландшафта военные элементы. Тогда несомненно легче будет
решать и вопросы разоружения.
М.С. ГОРБАЧЕВ. То обстоятельство, что по некоторым вопросам
наши мнения совпадают, отнюдь не означает, что я их у вас, как вы
сказали, подглядел. (Оживление.)
74 1987 год

Ф.4Й. ШТРАУС. Я просто хотел подчеркнуть таким образом иден


тичность наших взглядов. Само по себе это уже большой плюс.
М.С. ГОРБАЧЕВ. Если это так, то я хочу задать прямой вопрос.
Для нас, и не только для нас, предметом серьезных раздумий являют
ся многие заявления Федерального правительства.
С одной стороны, мы слышим заверения о желании развивать от
ношения с Советским Союзом, с другими социалистическими стра
нами. Но слышим и рассуждения о «границах 1937 года», «восточных
землях», нерешенности германского вопроса, восстановлении роли
Берлина как имперской столицы.
Что это означает? Мы же все это слышим, в том числе и от госпо
дина Штрауса. Если это политика, то она ведет в политический и ло
гический тупик.
Разговор об открытом германском вопросе давно стал беспредме
тен. Чем чаще и настойчивее об этом говорить, тем более строгие
и эффективные гарантии безопасности будут требоваться для поддер
жания нормальной обстановки в Европе. Все эти разговоры стимули
руют подозрение. Ведь если комуто взбредет в голову реализовать
это, чем все обернется?
Мы приглашаем вас идти по пути сотрудничества. Послевоенные
вопросы решены. Решения несут на себе отпечаток конкретной ситу
ации. Оставим это истории.
Если ФРГ исходит из этого, то открываются возможности для по
литического, экономического сотрудничества. Резервы для полити
ки ФРГ на Востоке, а не на Западе, и в «третьем мире». Я вас не тяну
сотрудничать, а приглашаю двинуться навстречу друг другу. Вот
стержневой вопрос!
Ф.4Й. ШТРАУС. Еще раз со всей убежденностью, как христианин,
хотел бы подчеркнуть, что мы никогда не позволим себе попытаться
решать политические вопросы с помощью насилия. Мы никогда
не возьмемся за меч, чтобы решать политические вопросы. Гитлер
на собственной шкуре испытал, к чему это приводит.
Со всей ответственностью заверяю вас, что в ФРГ никогда не
появится политическое руководство, которое будет считать, что
проблемы следует решать войной или иными насильственными ме
тодами.
Будучи министром обороны, я постоянно обращался к солдатам
бундесвера со словами о том, что их задача заключается не в оказании
содействия в решении политических проблем, а в защите их государ
ства от насилия. Профессия солдата, говорил я, включает в себя
коренное противоречие. Обычную профессию человек осваивает
1987 год 75

для того, чтобы ее применять на деле. А солдатам надо думать о том,


чтобы их профессия никогда бы не нашла себе применения.
Что касается германского единства, то следует видеть большую
разницу между исторически возникшими фактами и юридическими
правовыми позициями.
Я никогда не был сторонником мирного договора. 30 лет назад мы
сделали заявление, что Германия примет участие в мирной конферен
ции только в качестве равноправной стороны.
М.С. ГОРБАЧЕВ. Вот вы обвиняете Сталина, а он был за единую
демократическую Германию. Даже предлагал выбор между НАТО и еди
ной Германией. Вы выбрали НАТО.
Ф.4Й. ШТРАУС. Я знаю об этом. Мы не форсируем вопрос о вос
соединении Германии. Могут пройти и десять, и пятьдесят, и сто лет.
Но мы знаем, что ключ к решению этой проблемы находится в Моск
ве, а не в Вашингтоне.
М.С. ГОРБАЧЕВ. Для истории безразлично, что записано в при
нятой в 1949 году Конституции ФРГ.
Ф.4Й. ШТРАУС. Идея мирного договора не нравилась мне и
потому, что в случае ее реализации нам бы пришлось платить ре
парации.
М.С. ГОРБАЧЕВ. Чувствуется истинно немецкая практичность.
(Оживление.)
Ф.4Й. ШТРАУС. Когда я в первый раз был в Албании и беседовал
с ее руководителями, то они сказали, что ФРГ обязана заплатить
Албании 10 млрд долларов, если хочет установить с Тираной дипло
матические отношения. Я им на это сказал, что вы можете оставаться
со своим требованием, а мы останемся со своими долларами.
Мы будем и впредь придерживаться возможности единства немец
кой нации в двух германских государствах и рассматривать это как
задачу, возложенную на нас историей. Именно в этих рамках будет
осуществляться наша «немецкая политика».
Мне в политике приходилось нелегко. До смерти Аденауэра я был
вторым, а после его смерти стал первым политическим деятелем, яв
ляющимся мишенью для всевозможных клеветнических выпадов
и оскорблений.
М.С. ГОРБАЧЕВ. Наверное, в этом было чтото объективное. Так
просто ведь не бывает.
Ф.4Й. ШТРАУС. Я никогда не считаю в этой связи виноватой
лишь одну сторону. Это самокритично, я всегда так к себе подходил.
М.С. ГОРБАЧЕВ. Приветствую такой подход. Главное — идем впе
ред, а не назад.
76 1987 год

Ф.4Й. ШТРАУС. В 1983 году в июле я принял приглашение Хонек


кера посетить ГДР для обсуждения с ним некоторых экономических
вопросов. Как по мановению волшебной палочки, я из «чудовища»
превратился в честного политикареалиста, в том числе и в средствах
массовой информации ГДР.
Расскажу одну анекдотичную историю. У меня есть в Галле знако
мый профессор. Он мне рассказывал, что в свое время в выступлении
у себя в университете сообщил, что Штраус по приглашению Хонек
кера приедет в ГДР, будет с ним встречаться, беседовать, в честь него
будет устроен обед. Один из «ортодоксальных» сотрудников универ
ситета заявил этому профессору, что Штраус не удостоится приглаше
ния даже от дворника Хонеккера, не то что от него самого. Буквально
через месяц я уже был в гостях у Хонеккера, а мой другпрофессор
спросил своего оппонента: «Кто же теперь Хонеккер — дворник или
председатель Государственного совета ГДР?».
Недавно Хонеккер был у меня в гостях в Мюнхене. Времена
меняются. Не знаю, может быть, изменился и я сам. Со стороны
виднее...
М.С. ГОРБАЧЕВ. По отношению к советчикам с Запада мы дей
ствуем по такому принципу: писатель пописывает, читатель почи
тывает, а жизнь идет сама по себе. В политике нельзя заниматься
авантюризмом. Будем преодолевать консерватизм, административно
командные методы, бороться с бюрократизмом. Но через этапы не
будем перескакивать. Ни с консерваторами, ни с авантюристами нам
не по пути...
Будем и дальше углублять процесс перестройки. Это нужно наше
му обществу. Перестройка ничем не угрожает соседям.
Ф.4Й. ШТРАУС. Мы желаем вам успеха на этом пути, руководст
вуясь при этом эгоистическими мотивами в хорошем смысле этого
понятия. Ваша перестройка объективно и субъективно способствует
исчезновению чувства страха друг перед другом, Я не считаю, что вну
тренние реформы Советского Союза идут во вред другим странам,
стимулируют, как это пытаются заявить американцы, вмешательство
Советского Союза в дела других регионов...
Американцы воображают, что если они в какуюнибудь развиваю
щуюся страну привезут томик Конституции и Библию, построят там
некое подобие Капитолийского холма, то эта страна молниеносно ре
шит свои проблемы и пойдет по пути строительства «американского
образа жизни».
Мне неоднократно приходилось беседовать с американцами по
проблемам «третьего мира», и я пришел к выводу, что у них об Африке,
1987 год 77

в частности, представления такие же наивные, как у детей до школь


ного возраста.
М.С. ГОРБАЧЕВ. С Президентом США мы обменивались мнения
ми по региональным конфликтам и пришли к выводу, что у нас разные
точки зрения. Наша линия заключается в том, чтобы и в Кампучии,
и на Ближнем Востоке, и в Афганистане, и в Центральной Америке
стремиться к достижению политического урегулирования.
Мы предложили оценить нынешнюю ситуацию. А она такова:
повсюду растет стремление к урегулированию конфликтов полити
ческими средствами. Давайте использовать авторитет и влияние
СССР и США, чтобы поддержать эту политическую тенденцию. И мы
не только провозглашаем этот лозунг, но и вносим конкретные пред
ложения. Реакция американцев была, мягко говоря, нереалистиче
ской. Но к концу визита они высказались за продолжение обмена
мнениями.
Должен сказать, что мы застали Америку в движении. В обществе
там бродят интересные идеи.
Ф.4Й. ШТРАУС. Наша беседа носит исключительно насыщенный
и всеобъемлющий характер. Мы выступаем за всестороннее развитие
отношений ФРГ с Советским Союзом. В них мы видим важнейший
элемент европейского политического ландшафта. Правительство
Баварии чрезвычайно заинтересовано в развитии экономического
и научнотехнического сотрудничества с Советским Союзом. Ваши
специалисты всегда у нас желанные гости, я с удовольствием вспоми
наю об интересных беседах с ними.
М.С. ГОРБАЧЕВ. Такое сотрудничество могло бы строиться ус
пешно на основе взаимной выгоды. Вообще развитие экономических,
научнотехнических, культурных связей — это хорошая основа для
укрепления доверия.
Ф.4Й. ШТРАУС. Мы исходим из того, что в обозримом времени
состоится ваш официальный визит в ФРГ. Буду весьма рад приветст
вовать вас на день или хотя бы на полдня в качестве своего гостя
в Мюнхене. На канцлера Коля мы сумеем «с баварским обаянием
и нажимом» оказать воздействие при составлении программы.
М.С. ГОРБАЧЕВ. Мне приходилось бывать в ФРГ, в частности
в Нюрнберге, во ФранкфуртенаМайне, в Штутгарте, в Саарбрюк
кене. В Мюнхене, а кстати, и в Бонне мне бывать не доводилось.
Ф.4Й. ШТРАУС. Бавария — это чтото вроде Грузии или Ставро
польского края. Вам там обязательно понравится.
М.С. ГОРБАЧЕВ. Надеюсь, что предстоящий 1988 год ознаменуется
наращиванием конструктивного политического диалога между СССР
78 1987 год

и Федеративной Республикой, расширением контактов и встреч между


двумя странами.
Ф.4Й. ШТРАУС. Господин Генеральный секретарь, мне настоль
ко понравился этот деловой и непринужденный обмен мнениями
с вами, что я позволю себе предложить вам продолжать его в пись
менном виде. Надеюсь, вы не будете возражать, если я иногда, когда
возникнет большая потребность обменяться мыслями, пришлю вам
письмо.
М.С. ГОРБАЧЕВ. Принимаю ваше предложение. Желаю вам инте
ресных и содержательных встреч в Москве.

Архив ГорбачевФонда. Фонд № 1, опись № 1


1988 год
Из беседы М.С. Горбачева
с Л. Шпэтом
9 февраля 1988 года
(Во встрече принимал участие
помощник М.С. Горбачева А.С. Черняев)

[…] Л. ШПЭТ. Есть одна сложная проблема, которая нас очень бес
покоит и где Советский Союз может нам помочь. У нас появляется
слабое место, как только мы становимся активнее в политике.
Речь идет о Западном Берлине, о его Четырехстороннем статусе.
Я говорю чисто теоретически. Стоит нам только более активно начать
действовать в том или ином направлении, как США, Франция и Анг
лия в случае, если им эта линия не нравится, сразу же начинают ука
зывать тогда на особый риск, связанный с Западным Берлином. Нам
бы хотелось, чтобы Советский Союз во избежание недоразумений
начал подходить к Западному Берлину с таких же реальных позиций,
с каких он подходит к другим вопросам.
Я смотрю на берлинскую ситуацию реально, как и на другие. Мы
должны прагматично подходить к таким ситуациям. Для нас очень
важно, чтобы наши западные партнеры не тормозили нас своими дей
ствиями в отношении статуса Западного Берлина.
М.С. ГОРБАЧЕВ. Вы рассуждали в теоретическом плане, а я вы
скажусь в практическом. Я уже говорил и Президенту Вайцзеккеру,
и Геншеру: то, что мы имеем сегодня, — это послевоенные реальности.
Заключен целый ряд договоров, которые лишь тогда имеют смысл,
если их уважают. Мы знаем, что многие не в восторге от них. Однако
с ними надо обращаться как с реальностями. Я говорил федеральному
Президенту, что надо предоставить истории решение этих вопросов.
К этим реальностям я отношу и Западный Берлин. Мы будем ответ
ственно вести политику. Не надо пытаться провести друг друга, пере
хитрить в чемто. Рано или поздно хитрость станет известна, но она по
родит подозрительность, которая будет жить годы и даже десятилетия.
82 1988 год

Наша позиция ясна. У нас хорошие отношения с ГДР. Мы хотим


хороших отношений с ФРГ, спокойствия вокруг Западного Берлина.
Чего вы еще хотите от нас?
Л. ШПЭТ. Мы тоже хотим хороших отношений с ГДР.
М.С. ГОРБАЧЕВ. Надо иметь хорошие, добрые отношения. Дру
гой подход чреват серьезными осложнениями. Мы считаем, что раз
витие Европы на путях мира откроет возможность и для дальнейшего
улучшения отношений между ГДР и ФРГ. Ограничения, препятствия
появляются тогда, когда возрастает напряженность.
Л. ШПЭТ. Сейчас между двумя немецкими государствами сущест
вуют прагматичные отношения. Хорошо было бы, чтобы Советский
Союз, как я уже говорил, начал прагматично относиться и к Запад
ному Берлину. Без этого нам непросто развивать конструктивную,
наступательную политику.
Когда возникают расхождения по какимто другим крупным
вопросам, то у нас это не вызывает психологической нагрузки, по
скольку речь идет о взаимоотношениях между двумя противополож
ными общественными системами. Нервозность начинает появляться
лишь тогда, когда речь идет о том, вызовет ли тот или иной шаг риск
для Западного Берлина. Это имеет под собой историческую, эмоцио
нальную подоплеку.
М.С. ГОРБАЧЕВ. Я уже говорил, что на вещи надо смотреть с реа
листических позиций. Если будут хорошие отношения между СССР
и ФРГ, между ФРГ и ГДР и между ГДР и Советским Союзом, то и си
туация вокруг Западного Берлина будет спокойная. [...]

Архив ГорбачевФонда. Фонд № 1, опись № 1


На заседании Политбюро ЦК КПСС
14 апреля 1988 года

О Брандте
Горбачев. Встреча моя с ним32 вышла масштабной на двух важных на
правлениях: в отношении ФРГ и в отношении международной социал
демократии — Социалистического Интернационала.
1. Советскозападногерманские отношения почти не затрагивались
в беседе. Брандт соблюдал декорум: он ехал сюда как представитель
международной социалдемократии, а не как западногерманский лидер
(чтобы не вторгаться в официальную компетенцию руководства страны).
Однако сам факт встречи с ним (фигура он очень значительная
в современной истории ФРГ) позволил нам немного выправить тот
крен, впрочем, очень полезный, который мы сделали в последнее вре
мя в отношении ХДС–ХСС и либералов.
2. Получилась крупная акция в отношении Социалистического
Интернационала. Здесь Брандт — фигура пока что вне конкуренции,
с очень высоким авторитетом.
Ему надо было убедиться — он не скрывал этого ни в беседе, ни по
том в контактах с прессой и со своими коллегами, — что перестройка
устойчива, что отходить и останавливаться мы не собираемся, так же,
как и во внешней политике.
И именно поэтому большую часть времени пришлось уделить
нашим внутренним делам. В результате, по сведениям, которые по
ступили в шифровках, Брандт действительно утвердился в мнении
о надежности курса перестройки. А это его, надо сказать, беспокоило.
И беседу он начал с упоминания о статье в «Советской России»33.
Статью в «Правде» немцы еще не успели прочитать.
84 1988 год

3. По международным вопросам заранее было известно, что у нас


принципиальных расхождений нет: ни в отношении СОИ, ни в отно
шении СНВ34, ни по химическому и обычному оружию. Здесь запад
ногерманские социалдемократы занимают позитивные позиции.
Встреча помогла закрепить близость подходов.
Кстати, мной было сказано, что неплохо было бы, если бы они
на очередном Совете Социнтерна или съезде (в 1989 году) перестали
ставить на одну доску СССР и США. Кажется, Брандт воспринял это
всерьез. И вообще, по сведениям, которые поступают от него и его
окружения из ФРГ, он намерен основательно учесть итоги встречи при
подготовке майского заседания Совета Интернационала в Мадриде,
добиться, как он сказал в своем кругу, «перестройки» в подходе Социн
терна к Советскому Союзу.
Кроме того, сейчас готовится новая программа Социнтерна, которая,
по заявлению Брандта, в корне будет отличаться от прежней, принятой
в 1951 году. Та была густо замешана на «холодной войне», на антикомму
низме и антисоветизме. В этом смысле встреча тоже была своевременной.
4. Позиция по «круглому столу»35. В принципе они выступают за об
щеевропейский форум с участием разнообразных сил. Но, видимо, сго
ворились с итальянцами (с Натта) и не хотят, чтобы участвовали мелкие
компартии, по крайней мере, из тех стран, где огромном большинстве.
Удалось немного сбить их с этой позиции. Договорились на дву
сторонней основе прорабатывать проблему «круглого стола». Дело
стоящее. Это огромный клин европейского общественного мнения.
5. Словом, нужна была такая встреча. Ведь речь идет об очень
большом массиве рабочего движения и вообще трудящихся масс, осо
бенно Западной Европы. Партии Социнтерна (их 70) насчитывают
более 20 млн человек и имеют поддержку более 120 млн избирателей.
Подтягивать их к новому мышлению, к поддержке нашей перестрой
ки, к делу разрушения «образа врага» надо продолжать. Продолжать
поумному, деликатно, на принципах равноправия.
6. Идеологические различия. Они остаются здесь возможны и вре
мя от времени целесообразны в разных формах деловые принципи
альные дискуссии. Но, разумеется, не в прежних формах, которые
разжигали вражду между коммунистами и социалдемократами.
Между прочим, Брандт, отметив наличие разногласий, добавил,
что, по его мнению, в последнее время расстояние между коммунис
тами и социалдемократами начинает сужаться.

Запись А.С.Черняева
Архив ГорбачевФонда. Фонд № 2, опись № 2
Из беседы М.С. Горбачева
36
с Х.4Й. Фогелем
Москва, 11 мая 1988 года

М.С. ГОРБАЧЕВ. Искренне приветствую вас и ваших товарищей


в Центральном Комитете партии. Сразу скажу: мы высоко ценим, как
складываются у нас отношения с СДПГ. Мне кажется, отношения меж
ду КПСС и СДПГ — это уже самостоятельная, крупная тема. Главное,
ни мы, ни вы ничего не потеряли от развития таких отношений, а мно
гое приобрели. Мы не стали филиалом СДПГ, а вы — филиалом КПСС.
Обе наши партии, занимая самостоятельные позиции, выражают соб
ственное мнение, а обмены лишь приносят пользу обеим сторонам.
У нас много друзей в ФРГ и в СДПГ. Мы их мнение ценим. В наше
скоротечное, переломное время со многими опасностями большую
ценность представляет возможность диалога на высоком уровне. В духе
сложившихся традиций мы готовы развивать и углублять этот диалог.
Он помогает констатировать, где мы находимся, чем располагаем.
На базе достигнутого, двигаясь дальше, мы хотели бы вести и нынеш
ний наш разговор.
Еще раз приветствую вас и, как гостю, предоставляю слово вам.
Х.4Й. ФОГЕЛЬ. Благодарю за оценку отношений между нашими
партиями, согласен с ней. Лет пять назад даже оптимисты не могли
предполагать, что нынешнее состояние этих отношений станет воз
можным.
Мы знаем наши границы, не преувеличиваем собственного значе
ния. Однако нормализация отношений СССР–ФРГ — это прежде все
го достижение социалдемократов, моего предшественника на посту
председателя — Брандта, с которым вы имели недавно обстоятельную
беседу. Он меня подробно информировал о ней и просил передать вам
привет.
86 1988 год

М.С. ГОРБАЧЕВ. Спасибо.


Х.4Й. ФОГЕЛЬ. Людям моего поколения присущи особые чувст
ва, воспоминания, когда стоишь у Кремлевской стены, перед могилой
Неизвестного солдата. Несколько минут назад, посетив это место,
нам вспомнились события 1941–1945 годов.
Вы любезно предоставили нам время. И мы хотели бы правильно
им распорядиться. Нам хотелось бы обсудить следующие темы.
Первое — это о внутреннем развитии Советского Союза. вы знае
те, с каким вниманием и симпатиями мы следим за перестройкой.
Хотелось бы услышать от вас более детально оценку хода, трудностей,
перспектив перестройки, какое сопротивление она встречает, чем
можем помочь мы. Эта политика и в наших интересах. Не только
из чувства любви к ближнему мы желаем ей успеха.
Второе — это вопросы обеспечения мира и безопасности. Что
делать дальше? Что могли бы сделать СДПГ, федеральное правитель
ство? Мы хотели бы также затронуть вопросы «общеевропейского
дома», которые сильно занимают умы людей, обменяться мнениями
по двусторонним отношениям СССР–ФРГ. Если не возражаете, мож
но было бы затронуть отношения между двумя германскими государ
ствами. Со своей стороны мы готовы дать анализ внутриполитиче
ской обстановки в ФРГ и ее перспектив.
Хотел бы остановиться также на отношениях между СДПГ
и КПСС. У нас есть ряд конкретных предложений относительно на
ших контактов, в том числе выходящих за рамки нашей совместной
рабочей группы. Если останется время, можно было бы сказать не
сколько слов о кризисных регионах. Полтора месяца назад я был
в США, есть некоторые впечатления. Одним словом, каталог тем до
вольно большой. Но и возможность побеседовать с вами предоставля
ется не каждый день.
Повторяю: за политикой перестройки мы, социалдемократы, сле
дим с большим вниманием и безусловной симпатией. За три года про
изошли большие перемены. Откровенно говоря, я не верил, что газета
«Правда» будет у нас раскупаться. Не хотим вмешиваться в ваши дела,
не преувеличиваем своего значения. Но хотели бы услышать, в чем мо
жем помочь, ибо мы попартийному болеем за удачу перестройки...
Беседуя несколько недель назад с Живковым, услышал от него, что
срыв перестройки был бы катастрофой не только для Советского Со
юза, но и для всей Европы, для всех нас. Могу с этим только согла
ситься. Так что в пожелании вам удачи есть и свой эгоизм...
М.С. ГОРБАЧЕВ. Вы говорили о симпатии вашей партии к перест
ройке. Как мы видим реальное отношение к перестройке на Западе?
1988 год 87

Поначалу там реагировали весьма позитивно. Но, как теперь стало


ясно, Запад просто не верил в то, что перестройка — всерьез и надол
го. Но как забеспокоились известные центры! Социализм, который
собирались «отправить на свалку истории», обнаруживает новую дина
мику. Оказывается, в «империи зла» разворачивается демократизация,
оттуда исходят инициативы по разоружению. А где же «образ врага»?
Рушится вся концепция, на которой строятся политика и пропаганда.
После Рейкьявика из Вашингтона пошла паника. В Брюсселе
говорили не о том, как двигать процесс разоружения, а отчитывали
Рейгана, которыйде пошел на поводу нового мышления русских
и оказался в дураках. Там говорилось, что нельзя больше терпеть, что
бы инициатива оставалась в руках Советов. Тэтчер занималась само
критикой относительно своего «вклада» в популяризацию Горбачева.
А послушайте выступление Рейгана накануне визита! Пришлось его
несколько остудить. Так что отнюдь не всем нравятся перестройка
и новое мышление. Здесь надо быть реалистами. Но в общественных
кругах, среди интеллектуалов, в народе перестройка, новое мышление
находят большой отклик. Посмотрите, этот феномен с моей книгой
«Перестройка». Тираж уже подходит к 4–5 млн.
Х.4Й. ФОГЕЛЬ. В ФРГ в списке бестселлеров ваша книга уже дав
но занимает первое место.
М.С. ГОРБАЧЕВ. Для меня важно, почему эта книга получила та
кой отклик. Видимо, мир устал и ждет перемен к лучшему. В этом при
чина ее популярности. Будем действовать уверенно, последовательно,
хотя вести переговоры сейчас очень трудно по всем направлениям.
Американцам тяжело дается новый подход. Они все еще пытаются
действовать с позиции силы. Ктото им вдолбил в голову (а может
быть, они сами это решили), что «Горбачев и его команда» оказались
сейчас в трудной ситуации, можно выжать из них побольше. Есть по
пытки, добившись сокращения межконтинентальных баллистических
ракет — самого опасного оружия, обойти нас через космос, через нара
щивание крылатых ракет морского базирования — словом, там, где им
кажется, что они обладают преимуществом.
Наверное, мир и Америка будут меняться. У нас хватит ума и вы
держки. Но покоя мы не будем давать ни Америке, ни Западу. Там
должны либо пойти на ядерное и всеобщее разоружение, либо
открыто разоблачить себя, признать, что они — сторонники мили
таризма.
Х.4Й. ФОГЕЛЬ. Это, пожалуй, самый важный вопрос. Ваш ответ
прозвучал трезво, поделовому и произвел на нас, людей, искушен
ных в политике, очень сильное впечатление.
88 1988 год

Выход из неподвижного, закостенелого состояния высвобождает


силы народа, придает динамизм и идет в конце концов на пользу
всем вашим людям. Со временем ваша страна будет играть мировую
политическую роль не только на основе военной силы, но и опира
ясь на эффективность экономики, открытость и привлекательность
общества.
Советский Союз будет наращивать свой вклад в совместное реше
ние общечеловеческих проблем, переходящих границы систем и обо
стряющихся из года в год. Я понимаю под этим уничтожение оружия
массового поражения, угрожающего самой жизни людей, сохранение
природы, противодействие экологическим опасностям, в частности,
проблему озонного слоя, изменения климата. К общечеловеческим
я отношу и социальные вопросы, имеющиеся не только внутри каж
дого отдельного народа, но и общие для всего человечества — взаимо
отношения между Севером и Югом. Мир стал действительно тесным,
и для решения всех этих проблем требуются соответствующие между
народные учреждения.
В Федеративной Республике и США есть явное меньшинство, ко
торое предпочло бы открытому, притягательному Советскому Союзу
неподвижный, окостеневший облик реального социализма. вы пра
вильно сказали, что многое зависит от понимания людей. И мы чув
ствуем внимание и надежды на Западе, связываемые с руководителем
КПСС. Самых больших успехов вы добились в политике разоруже
ния, выдвигая неожиданные предложения или просто принимая
предложения Запада. Должен самокритично заметить, что там просто
не знали, что делать, вели себя как растревоженные куры.
Еще большего эффекта, на более широком фронте вы можете
добиться через процесс демократизации — плюрализм, возможность
критиковать, разворачивать собственную инициативу.
Здесь, за столом, сидят три бывших обербургомистра крупных
городов. Самоуправление наших городов и общин, поощряющее дух
соревновательности, многообразие, необычно даже для Европы,
например Франции. Наше местное самоуправление возлагает всю
меру ответственности за принимаемые решения на саму общест
венность.
Говоря об экономической реформе, вы упомянули о намерении
вернуть цене ее экономическую функцию, что было у вас долго не
в почете. Для этого нужны заинтересованные люди, готовые использо
вать инструмент цен, не оглядываясь «на верхи», брать на себя риск
выиграть или проиграть. Такое положение нам известно по валютной
реформе 1948 года, по реформе в Китае.
1988 год 89

Тэтчер говорила мне в пространной форме, что вне Великобрита


нии ей нравятся двое мужчин — Горбачев и Шмидт. Правда, позже она
столь же пространно пояснила, что с коммунистами все же нужно
быть поосторожнее.
М.С. ГОРБАЧЕВ. А как насчет осторожности с социалдемократами?
Х.4Й. ФОГЕЛЬ. По этому вопросу у нее тоже весьма строгое мне
ние, хотя и по другим причинам... Тэтчер весьма энергично выска
залась вчера в нижней палате парламента за ратификацию Договора
по РСМД.
М.С. ГОРБАЧЕВ. Сейчас она снова стучится к нам насчет органи
зации ответного визита.
Х.4Й. ФОГЕЛЬ. Она восприимчива к налаживанию особых отно
шений между Лондоном и Москвой. С ней надо поработать, как со
Штраусом.
М.С. ГОРБАЧЕВ. Штраус — очень интересный собеседник.
Х.4Й. ФОГЕЛЬ. Это мне известно из 30летнего опыта общения
с ним. Я давно высказывался за прием Штрауса в СССР и ожидал его
реакцию на беседы в Москве. Как говорят американцы, вы получили
«так много за так мало», с помощью минимальных средств получили
большую рекламу.
М.С. ГОРБАЧЕВ. В главных вопросах он был ясен. Он понимает
значение отношений ФРГ с СССР, усвоил уроки еще тогда, когда его
эвакуировали с обмороженными ногами из Сталинграда. Твердо,
не раз говорил нам, что нельзя допустить военного столкновения
в Европе, что это было бы самоубийством. Я не склонен относить
Штрауса к безответственным политикам. У него есть свои консерва
тивные убеждения, но он реалист, с ним можно вести дела.
Х.4Й. ФОГЕЛЬ. Согласен с вашей оценкой. Он не хочет войны,
и это всерьез. В то же время он часто непредсказуем. Его у нас срав
нивают с электростанцией большой мощности, у которой порой пере
кипают котлы. Вам бы принять его пораньше, например в 1975 году.
Убежден, что тогда многого можно было бы избежать в наших взаимо
отношениях.
М.С. ГОРБАЧЕВ. Когда СДПГ была у власти, она предложила
новую «восточную политику», нашедшую реализацию в известных
договорах. Из рядов ХДС, а тем более со стороны Штрауса слышались
тогда возгласы о предательстве. Мы это помним. В Москве Штраус
высказывался в трезвом и реалистическом духе по крупным междуна
родным проблемам. Значит, мир меняется.
Х.4Й. ФОГЕЛЬ. Согласен. В Библии говорится, что один раскаяв
шийся грешник дороже 99 праведников.
90 1988 год

М.С. ГОРБАЧЕВ. Штраус процитировал в беседе своего отца,


который говорил ему после прихода Гитлера к власти: «Йозеф, этот
человек погубит Германию».
Х.4Й. ФОГЕЛЬ. Несколько слов по вопросам обеспечения без
опасности. Мы придаем большое значение Договору о ракетах средней
и меньшей дальности. Впервые удалось приостановить гонку вооруже
ний. Мы уверены, что Договор будет ратифицирован в США. Думаем,
что нынешние трудности не имеют принципиального характера.
Видим мы и влияние предвыборной борьбы, и напряженность в отно
шениях между Сенатом и Белым домом. Однако провал этого Догово
ра означал бы для авторитета американцев неразумно высокую цену.
В области СНВ мы надеемся на завершение работы по разработке
соглашения. Верим, что можно решить проблему контроля за крылаты
ми ракетами морского базирования. Мы с самого начала решительно
выступили против всех видов космических вооружений, кому бы они
ни принадлежали. Миллиарды нам нужны не в космосе, а на нашей
грешной земле для решения насущных проблем.
Мы выступаем также за полный и всеобъемлющий запрет химичес
кого оружия. У нас создается впечатление, что трудности в вопросах
контроля исходят от американской стороны. Ваши предложения в этой
области пошли дальше американских. Мы называем это «эффектом
Горбачева». Вместе с правительством ГДР и присоединившимся к нам
правительством ЧССР СДПГ выдвинула предложение о создании
в Центральной Европе зоны, свободной от химического оружия. Если
не удастся сразу достичь полного запрещения этого оружия, то мы
предлагаем провести в течение 3–4 лет испытание на практике возмож
ностей реализации такой зоны, в том числе и вопросов контроля.
По нашему мнению, одной из главных проблем становится сейчас
разоружение в обычной сфере. Вооруженные силы обоих союзов
должны, по нашему убеждению, быть структурно неспособными к ве
дению наступательных действий. Нам приятно, что подобные концеп
ции находят поддержку со стороны Варшавского Договора, что ими
свободно оперирует Геншер. Имеющиеся асимметрии подлежат устра
нению. У вас в ГДР слишком много танков. Согласен, что и у Запада
есть превосходство, например, по самолетам. Надо решать эти про
блемы. Мы поддерживаем ваше предложение об обмене данными
относительно обычных вооружений и вооруженных сил. Но почему вы
приглашаете к такому обмену только США, а не другие европейские
государства?
Наш второй проект — безъядерный коридор в Центральной Евро
пе глубиной по 150 км по каждую сторону. Здесь через артиллерию за
1988 год 91

трагивается и обычное вооружение. Советский Союз мог бы придать


новый импульс, заявив о готовности демонстративно отвести инже
нернопонтонную технику, предназначенную исключительно для на
ступательных действий, на 300–500 км в глубину.
Мы признаем наличие связи между разоружением в обычной сфе
ре и ядерными системами малой дальности. Я имею в виду тактичес
кие ядерные ракеты дальности менее 500 км и ядерное оружие поля
боя. Сознавая сложность этой проблемы, мы привержены новым ну
левым решениям и полному уничтожению этих вооружений. В ФРГ
намечается консенсус по этому вопросу, выходящий за рамки СДПГ.
Это относится и к позиции Геншера, и к недавним высказываниям
ведущих представителей ХДС в Вашингтоне. Мы приветствуем это
новое явление. Вес ФРГ в пользу проведения разумной политики
в области разоружения может повыситься.
Решающее значение мы придаем преодолению «образа врага». Если
не изменится сознание людей, мы можем рассчитывать лишь на прехо
дящие успехи. Надо внимательно следить за генералами с их военно
стратегическими выкладками. Они иногда склонны при составлении
своих анализов больше оглядываться на комиссии по военным ассиг
нованиям.
Несколько слов о военных союзах. В обозримом будущем они со
хранят свои функции. Социалдемократическое правительство ФРГ
не ставило бы под вопрос членство страны в НАТО. Мы выступаем за
изменение стратегии нашего союза, однако темпы и объем этих изме
нений должны определяться с учетом подобных изменений в страте
гии Варшавского Договора. Мы отвергаем какойлибо особый немец
кий путь. На основе полной лояльности к своим союзам и находясь
в географическом центре Европы, социалдемократы вносили и вно
сят вместе с руководством ГДР свой вклад в обеспечение мира.
М.С. ГОРБАЧЕВ. Благодарю вас. Ваши высказывания укрепили
наше мнение о том, что СДПГ вносила в последнее время конструк
тивный вклад в поиск путей укрепления мира и разоружения. Мы це
ним это. Наш диалог был постоянным и регулярным. Отдаем долж
ное четкой позиции СДПГ по вопросу о ракетах «Першинг1А».
Сейчас существует возможность с реальных позиций продвигать те
проблемы, по которым есть совпадение между СДПГ и КПСС…
(Затем собеседники перешли к обсуждению европейского процесса
и двусторонних отношений.)
Х.4Й. ФОГЕЛЬ. Надо изменить человеческое сознание, психоло
гию. Война не средство политики, даже война с применением обычно
го оружия. Удалось достичь уже немало изменений. Отсюда наш реа
92 1988 год

листический оптимизм. Конечно, люди, о которых вы упоминали,


существуют. Мы только что занесли гна Штрауса в категорию конст
руктивную. А кто тогда остается, по крайней мере, в ФРГ?
М.С. ГОРБАЧЕВ. Что касается Европы, то она может сыграть в это
переломное время незаменимую роль. Здесь накоплен наибольший
исторический, интеллектуальный опыт. Поэтому мы придаем столь
большое значение европейскому направлению нашей политики.
В Европе мы хотим иметь лучшие, чем до сих пор, отношения с ФРГ.
С приходом к власти нынешней коалиции отношения между нашими
странами не только остановились, но мы даже чтото потеряли. Сей
час отношения меняются к лучшему. Это в интересах советского на
рода и немцев ФРГ, в интересах Европы и мира.
Х.4Й. ФОГЕЛЬ. Несколько слов о Европе и двусторонних отноше
ниях. Вы впервые произнесли слова «общеевропейский дом». Мы
с большим согласием относимся к ним. Но я считаю ненормальным
явлением, что представители континента, о котором не в последнюю
очередь идет речь в Женеве, не сидят за столом переговоров.
Мы выступаем за развитие процесса политического объединения
Европы. Считаем, что создание внутреннего рынка Европейского со
общества, объединяющего около 350 млн человек, даст импульс мир
ному хозяйственному развитию. ЕС должно больше заботиться о без
опасности, говорить здесь одним голосом. 2000летний кровавый опыт
европейцев, со многими ужасными ошибками, весьма поучителен.
Мы приветствовали бы установление официальных отношений
между СЭВ и ЕЭС. По нашей информации, все еще сохраняется не
большая проблема. Были бы рады, если ее удастся разрешить еще
во время председательства ФРГ в ЕС. Это помогло бы и развитию от
ношений между нашими двумя странами. Мы создали свою рабочую
группу по европейским вопросам.
Что касается двусторонних отношений, то там были сбои. Мы кри
тиковали то, что считали нужным. И я не хотел бы повторяться. Мы
приветствуем предстоящий визит Коля в СССР. Конечно, было бы хо
рошо, если бы обстоятельства позволили провести его один–два года
назад. Мы ждем вашего визита в ФРГ. Было бы полезно, если про
грамма визита, кроме Бонна, включала бы и другие города, в частно
сти Дюссельдорф.
Экономическое сотрудничество попрежнему занимает во всем
комплексе наших отношений одно из ведущих мест. Это тем более
актуально в связи с изменениями в вашей стране. Мы приветствуем
только что достигнутую договоренность между советской стороной
и «Дойче Банк», хотя мы с ним не всегда согласны.
1988 год 93

Можно было бы много сделать в области экологии. Немало воз


можностей имеется в области культурного сотрудничества. Многие
западногерманские города проявляют желание установить партнер
ские связи в СССР. Ко мне обратилось руководство Вольфсбурга
с просьбой передать их предложения об установлении связей с Толь
ятти. Такие отношения распространялись бы также на школы, произ
водственный совет местного завода «Фольксваген», обмен людьми.
Передаю вам эти материалы.
В экономической сфере мы пока задействовали лишь малую часть
возможностей. Со стороны средних и малых фирм ФРГ имеется
готовность завязывать отношения напрямую с вашими предприятия
ми, минуя длинный бюрократический путь согласований, на которые
уходит слишком много времени. Нужны конкретные решения, и ко
личество может перейти в качество.
Хотел бы поставить два конкретных вопроса. В близком к нам
Фонде Эберта есть возможность предоставить 20–30 мест для моло
дых советских менеджеров среднего звена с целью теоретической под
готовки и производственной практики в нашей стране, приобретения
ими навыков общения с западными предпринимателями. В некото
рых отраслях, в частности в тяжелой промышленности, сокращается
пенсионный возраст — до 57–58 лет. Уходящие на пенсию инженеры,
мастера хотели бы применить свой опыт и знания. Вы могли бы при
гласить их к себе на 6–8 месяцев. Для них речь идет не о деньгах,
а о возможности принести пользу.
Два слова о Берлине, Западном. Мы бы хотели, чтобы он включал
ся в экономическое сотрудничество. С удовлетворением констатиру
ем установление контактов в области воздушного сообщения. Будет
жаль, если этот город не получит никаких преимуществ от общего
улучшения отношений.
М.С. ГОРБАЧЕВ. Ваши и наши мысли идут в правильном направ
лении, навстречу друг другу. Мы — за политический диалог на прави
тельственном уровне, за развитие экономических связей. Сейчас у нас
идет перестройка внешнеэкономической сферы. Надо переносить
дело в плоскость конкретных решений. Пока есть трудности, но, ду
маю, дело наладится. Наверное, в плане подготовки визита Коля мы
сможем чтото зафиксировать. Что касается ваших предложений, я не
вижу препятствий, чтобы посмотреть, как использовать возможности
Фонда Эберта. Что касается связей городов, то мы передадим ваши
предложения правительству.
О Западном Берлине. Самое лучшее, что у нас есть, — это Четырех
стороннее соглашение. И было бы хорошо не нарушать этот баланс.
94 1988 год

Западный Берлин не должен быть мертвым городом. У нас нет


таких идей.
Хотел бы высказать еще одну мысль о Европе. Нам нужно вырабо
тать единое понимание по одной проблеме. Мы слышим: «надо пре
одолеть раздел Европы». Под этим подразумевается нечто отличное
от того, что имеем в виду мы. Мы говорим: давайте строить общий
европейский дом при уважении суверенитета, социального выбора,
территориальных реальностей. А некоторые требования о преодоле
нии раздела Европы направлены на то, чтобы некоторые государства
исчезли. Это неприемлемо и нереалистично. Реалистом надо быть
и в этом вопросе.
Х.4Й. ФОГЕЛЬ. Мы понимаем под объединением Европы единст
во этого континента в рамках европейского сообщества. Мы хотим
жить в общем европейском доме, хотя и на разных этажах. Мы не за
пересмотр границ. Мы за то, чтобы границы теряли свое нынешнее
значение, становились более «проходимыми», объединяли, а не разъ
единяли людей. Вместе с СЕПГ мы разработали документ «Спор иде
ологий и совместная безопасность», в котором мы не пытаемся зама
зывать различия между системами. Это ничего не даст.
Мы хотим организовать мирное соревнование как оживляющий
элемент и для людей, и для совместного решения общечеловеческих
задач. Такой совместный документ является историческим событием.
С 1917 года социалдемократы и коммунисты не предпринимали
в Германии ничего подобного. Передаю вам текст этого документа.
М.С. ГОРБАЧЕВ. Я читал его еще до того, как вы его подписали.
Х.4Й. ФОГЕЛЬ. Я об этом догадывался.
Что касается отношений между двумя германскими государства
ми, то мы внимательно следим за вашими высказываниями. Ваша
формулировка на встрече с Вайцзеккером о том, что ответ даст исто
рия, пользуется у нас признанием. Думаем также, что она не противо
речит наличию исторической, культурной, языковой, духовной общ
ности немцев.
М.С. ГОРБАЧЕВ. Полезен обмен и по этому вопросу. Здесь должна
быть ясность. Со своей стороны могу лишь подтвердить то, что говорил
ранее. Как, наверное, и вы, мы выслушиваем высказывания партнеров,
а затем смотрим, сопоставляем их с практическими делами и делаем
для себя выводы. Так будем действовать и по данному вопросу.
И еще одно. В прошлом было так: хотим мы этого или нет, разли
чия между народами, странами были источником конфронтации,
противоборства. Это касается и идеологических различий. В Средне
вековье ордена вели между собой войны, втягивая в них народы.
1988 год 95

Важнейшим принципом для нас является то, что различия не яв


ляются препятствием для сотрудничества, для обмена достижениями
в науке, культуре, технике. Большие различия имеются и внутри
отдельных стран — между группами населения, различными слоями.
Надо оставаться самим собой, уважать выбор другого, находить
баланс интересов. Другой подход чреват негативными последствия
ми, если не сказать катастрофой. Весь послевоенный опыт полон уро
ков, заставляющих лучше оценивать мир. При всех противоречиях
мы — одна цивилизация, и надо учиться жить поновому.
Х.4Й. ФОГЕЛЬ. Вы правы, гн Генеральный секретарь. Такая по
становка вопроса мне очень близка.
В целях улучшения взаимной информации между нашими партия
ми хотел бы сделать два предложения. Фонд Эберта ведет переговоры
относительно открытия в Москве своего постоянного представительст
ва. Насколько я знаю, эти переговоры уже привели к некоторым ре
зультатам, что мы весьма поддерживаем.
Мы уже говорили сегодня о важной роли печати. Наша партия
издает еженедельник «Форвертс». Он основан почти одновременно
с СДПГ и выходит уже более ста лет с 12летним перерывом, когда
во время действия «закона против социалистов» и в годы гитлеров
ского режима он был запрещен. Мы хотели бы распространять у вас
10 тыс. экземпляров этого еженедельника.
М.С. ГОРБАЧЕВ. Вопрос о представительстве Фонда Эберта уже
решен. Что касается «Форвертса», мы позитивно подойдем к этой
просьбе и проинформируем вас...
Мы довольны тем, как развиваются связи между нашими партия
ми. И эта встреча внесет определенный вклад в этот процесс. Мы от
крыты для диалога.
Х.4Й. ФОГЕЛЬ. Хочется думать, что личное знакомство подтвер
дило как критические, так, надеюсь, и позитивные характеристики,
данные мне заочно вашими помощниками. В заключение хотел бы
преподнести портрет Фердинанда Лассаля, имя которого мы с удовле
творением обнаружили на памятнике в Александровском саду
у Кремлевской стены. С именем Лассаля связано основание нашей
партии. Передаю вам также одно из его редких изданий, где он размы
шляет о демократии, избирательном праве.

Архив ГорбачевФонда. Фонд № 1, опись № 1


Из беседы М.С. Горбачева
с М. Бангеманом
16 мая 1988 года

[…] М.С. ГОРБАЧЕВ. В советском руководстве придают большое зна


чение поддержанию контактов со Свободной демократической пар
тией. Мы знаем гна Геншера, теперь рады знакомству с вами.
У нас идет активный диалог с основными политическими партия
ми и силами ФРГ. Нарастает его динамика, расширяется диапазон
контактов и связей. Устанавливаются новые формы сотрудничества.
В целом это оценивается должным образом. Нам надо восполнять то,
что упустили, потеряли.
И в этом контексте я хотел бы выделить вклад ГансаДитриха Ген
шера, с которым у меня сложились хорошие отношения и взаимопо
нимание. Говорю это не потому, чтобы сделать приятное. Хочу кон
статировать, что ваша партия занимает конструктивную позицию
в европейской и мировой политике и в плане советскозападногер
манских отношений.
Вы, наверное, внимательно следите за тем, что происходит у нас.
А мы следим за вами — что кто говорит и что предлагает миру.
Во время встречи с гном Геншером летом 1986 года — а это был
первый разговор с представителем нынешней коалиции — мы при
шили к единому мнению, что отношения между Советским Союзом
и ФРГ — ключ к пониманию европейской и мировой политики. Это
важно сегодня и особенно завтра, если мы действительно хотим пост
роить Европу без комплексов, на основе реальностей, с учетом исто
рических достижений и ценностей, созданных народами Европы на
протяжении своей многовековой и богатейшей истории.
Что касается ФРГ, то я уже както говорил: мы за то, чтобы слы
шать ее собственный голос, а не слушать из Бонна перевод с англий
1988 год 97

ского на немецкий, а затем на русский язык. (Оживление.) Это дли


тельный процесс, в ходе которого утрачивается специфика.
Мы видим в Федеративной Республике Германия крупную величи
ну в мировой и европейской политике с точки зрения экономических,
политических и философских представлений о современном мире.
Нам многое легче понять, потому что русские и немцы давно знают
друг друга, история их тесно переплелась. И говорить они друг с дру
гом могут с той прямотой, которая вообще характерна для их нацио
нальных характеров.
То, о чем я сейчас говорил, относится больше к области воспоми
наний. Сейчас ситуация изменилась. Могу констатировать: мы пере
вернули страницу в наших отношениях и начали писать новую. Мы
за широкое сотрудничество с любым правительством ФРГ, избран
ным ее народом. Надеемся, что немцы никогда не допустят чеголибо
похожего на националсоциализм и не согласятся иметь реваншист
ское правительство.
М. БАНГЕМАН. Для ФРГ опасность появления националреван
шизма является весьма незначительной, а шансы создания этими
силами правительства вообще мизерные. Если взять соседние с нами
государства, в частности Францию и Данию, то на недавно прошед
ших там выборах ультраправые силы получили заметный прирост
голосов. У нас же, в ФРГ они, даже при самых благоприятных для се
бя условиях, могут рассчитывать на 1–1,5% голосов избирателей.
Вам уже говорили, и я со всей ответственностью хочу подтвердить,
что немцы извлекли для себя жестокий урок из истории. И сделают
все для того, чтобы не допустить его повторения. Наши соседи и мы
сами понесли колоссальные жертвы, забыть о них мы не вправе. Это
было бы аморально.
С националистами или фашистами человечество не может разви
ваться в обстановке стабильности и уверенности в своем завтрашнем
дне. Опасность фашизма можно устранить, у нас следят за тем, чтобы
он не смог возродиться.
М.С. ГОРБАЧЕВ. Мы тоже так думаем, исходим в принципе
из этого. Но и не оставляем без внимания ни малейшей попытки
реваншистских проявлении. У нас к этому особая чувствительность.
Если говорить по большому счету, то СССР и ФРГ в значитель
ной мере могли бы сыграть роль архитекторов общего европейского
дома, выступить как соавторы добрых начинаний, создать модели
сотрудничества двух различных систем, проверить их на практике,
продемонстрировать их жизнеспособность и выгодность для всех
народов Европы. От такого сотрудничества в политической, эконо
98 1988 год

мической, других областях народы наших стран, народы всей Евро


пы только выигрывали бы. Об этом убедительно свидетельствует
опыт истории.
Мы — разные, но нам жить в одном европейском доме. Почему
народы разных стран не могут жить вместе? Ведь европейцы веками
живут рядом, накопили огромный опыт сосуществования. Это необ
ходимо с точки зрения и мировой, и европейской политики...
Нам иногда говорят: вы, мол, увлечены отношениями с Соединен
ными Штатами. Чепуха это! Европа никогда не была на заднем плане
в нашей политике. Никогда. Она была и останется главным направле
нием в нашей политике. И мы постараемся это доказать реальными
шагами, а не только заявлением позиций. Без Европы невозможна
выработка реальной и предсказуемой политической линии.
Мне хотелось об этом еще раз напомнить вам, члену правительст
ва ФРГ. Я уже говорил представителям ФРГ, что резервы внешней по
литики Бонна на Западе исчерпаны. Резервы внешней политики ФРГ
лежат на Востоке.
М. БАНГЕМАН. Я тоже так думаю.
М.С. ГОРБАЧЕВ. Сказанное — это своего рода совет, который я,
в отличие от Киссинджера, даю бесплатно...
М. БАНГЕМАН. Хотел бы сказать со всей ответственностью, что
партия свободных демократов в качестве одной из своих основных
политических целей видит закрепление ФРГ на линии развития отно
шений взаимного доверия и сотрудничества с Советским Союзом.
Моя партия еще в середине 50х годов выработала концепцию разви
тия отношений с соседями ФРГ на Востоке, прежде всего с СССР.
Наша концепция тогда не получила одобрения. Она была, в частно
сти, встречена в штыки такими крупными партиями, как ХДС/ХСС.
Противоречия достигли такой остроты, что СвДП оказалась на грани
краха. Это явилось одной из причин того, почему мы вступили в коа
лицию с СДПГ и в течение 13 лет делили с социалдемократами места
в правительстве. За это время наша концепция утвердила себя в прак
тической политике, была принята ее прежними противниками.
Нынешняя коалиция ХДС/ХСС — СвДП проводит ясную «вос
точную» политику. Мы вступили в коалицию с христианскими демо
кратами при условии строгого соблюдения такой линии. Сейчас все
коалиционные партии выступают за внешнюю политику, основан
ную на наших принципах.
Я думаю, гн Генеральный секретарь, что во время ваших бесед
со Штраусом и Шпэтом вы имели возможность убедиться в правоте
такого утверждения.
1988 год 99

М.С. ГОРБАЧЕВ. СвДП знают в Советском Союзе как партию,


внесшую существенный вклад в политику разрядки, отстаивание пре
емственности оправдавшего себя курса на развитие конструктивного
сотрудничества с Советским Союзом и другими социалистическими
странами.
Эту политику отстаивал господин Геншер во время выборов
в бундестаг в 1986 году. Она получила тогда широкую поддержку
избирателей. В конце концов и вся правящая коалиция подтверди
ла эту политику, хотя избиратели увидели различия в позициях
партий и дали возможность свободным демократам укрепить свой
авторитет.
М. БАНГЕМАН. Думаю, что наша внешнеполитическая концепция
признана бесспорной. Мы с самого начала сказали, что не будем участ
вовать в правительстве, которое не станет поддерживать такую полити
ку. ХДС/ХСС хорошо это поняли и своевременно перестроились.
Наше экономическое сотрудничество, научнотехнические связи
с Советским Союзом развиваются по восходящей линии. Завершив
шаяся на днях в Москве XVI сессия Комиссии СССР–ФРГ по эконо
мическому и научнотехническому сотрудничеству прошла в деловой
и конструктивной обстановке. Эта сессия оказалась, на мой взгляд,
самой результативной из всех предшествовавших.
Деловой мир ФРГ, крупный капитал страны высказываются за ту
политику, которую мы проводим, в том числе и во внешнеэкономи
ческой сфере. Мы активно внедряем новые формы хозяйственного
взаимодействия. Нами создано девять совместных предприятий. У Со
ветского Союза ни с одной западной страной нет такого числа совме
стных предприятий.
На заседаниях Комиссии мы говорили о совместном освоении
Кольского полуострова, разработке сырьевых ресурсов Западной Си
бири, модернизации предприятий легкой и пищевой промышленности
в СССР. Все это сулит взаимную выгоду, послужит делу углубления
взаимопонимания между нашими странами и народами.
М.С. ГОРБАЧЕВ. Когда я думаю о том, что надо придать второе
дыхание нашим отношениям, то не мыслю их без развития экономи
ческих связей. Только политическая воля не обеспечит надежного со
трудничества, не придаст ему должного динамизма, если мы не сдела
емся более «зависимыми» друг от друга. Я имею в виду не стремление
задушить друг друга в объятиях, а такое широкое развитие связей, ког
да мы будем очень нужны друг другу при полной независимости каж
дого. Такая «зависимость» и создаст хороший фундамент для долго
временного надежного развития сотрудничества. Оно будет прино
100 1988 год

сить реальную пользу обоим народам, а также и европейскому сотруд


ничеству, мировой экономике.
Вот тогда наши отношения приобретут и сильное человеческое
измерение. Тогда можно говорить об их надежности. Когда я это
говорю, то не впадаю в утопию, не предаюсь иллюзии. Я хочу твердо
оставаться на реальной почве.
Смотрите, как непросто сочетать интересы в СЭВ и в Европейском
сообществе. Но это жизнь. И все же, думаю, мы вправе перевести дав
ние разговоры в плоскость реальных поисков.
Сейчас и мы, и вы не всем довольны. Деловые люди из ФРГ гово
рят, что не все делается, как хотелось бы. Это понятно, если учесть,
в какие преобразования мы втянулись. Нашим кадрам предстоит
многому научиться во внешнеэкономической сфере. Идет переход
ный этап, налаживается новый экономический механизм.
Немцев отличает философская фундаментальность. Если речь
идет о том, чтобы сорвать куш, — это одно. А если строить отношения
на долговременной основе, над этим надо размышлять. И здесь важ
ное значение имеет вклад вашей партии, ваш как министра экономи
ки и сопредседателя Комиссии по экономическому сотрудничеству.
Давайте не бояться жизни, того, что не все пока получается. Давайте
твердо идти избранным путем.
Когда приедет канцлер Коль, мы поговорим об этом, сопоставим
все, что было сделано за эти годы. Видимо, приедет и гн Геншер.
Мы исходим из того, что этот визит станет этапным событием для
наших стран. Ожидаем от визита многого, прежде всего закрепления
поворота к лучшему в наших взаимоотношениях.
Мы не хотим отрывать ФРГ от США, от Западной Европы, нанес
ти удар по сложившимся у вас связям. Таких намерений у нас нет.
Пусть все знают, что в Кремле не вынашивают никаких коварных
замыслов в отношении ФРГ и любого другого западного государства.
М. БАНГЕМАН. Я согласен с вами.
На завершившейся сессии Комиссии мы обсуждали предстоящий
визит федерального канцлера Коля в Советский Союз. вы знаете, что
в течение многих десятилетий экономика ФРГ настраивалась на раз
витие долгосрочных связей с Советским Союзом. Нашим предпри
нимателям всегда были чужды сиюминутные выгоды, желание раз
нажиться и исчезнуть с рынка. Можете не сомневаться в том, что мы
хотим быть вашими самыми надежными партнерами, причем по воз
можности на самый долгосрочный период.
Несколько слов об отношениях между СЭВ и ЕЭС. В свое время
в ходе вашей беседы с Кракси, когда тот был премьерминистром
1988 год 101

Италии и председательствовал в ЕС, был достигнут ряд договоренно


стей, ознаменовавших собой поворот в отношениях между двумя эко
номическими объединениями. Сам я длительное время был председа
телем либеральной фракции в Европейском парламенте.
В свое время я не мог понять, почему Советский Союз рассмат
ривает ЕЭС как воздух, как пустое место. Тем, кто хочет строить
«общеевропейский дом», необходимо в первую очередь использовать
весьма существенный потенциал ЕЭС. Поэтому сейчас мы приветст
вуем прогресс, достигнутый в подходе к ЕЭС, то обстоятельство, что
на востоке Сообщество теперь считается реальностью.
Для нас было бы весьма важно, если бы договоренность о сотруд
ничестве между СЭВ и ЕЭС была подписана во время председатель
ства ФРГ в этой организации, т.е. до конца июня 1988 года. Этот
факт был бы и для Советского Союза, и для ФРГ важной политиче
ской вехой.
М.С. ГОРБАЧЕВ. Я отреагирую кратко на ваши высказывания.
Почему мы раньше не признавали ЕЭС и почему хотим сотруд
ничать с ним теперь? Под влиянием реальностей все меняется.
В том числе и наши взгляды. ЕЭС — это реальность, и она должна
учитываться при формировании долгосрочной и предсказуемой по
литики.
Что касается второй части вашего вопроса, то мы надеемся подпи
сать соответствующий документ между СЭВ и ЕЭС до завершения
срока председательства ФРГ. В нашем подходе ничего не изменилось.
Мы тоже считаем, что без решения этого вопроса нельзя строить
«европейский дом», хотя процесс стыковки экономик двух объеди
нений — дело непростое и потребует времени.
Практически отношения между обеими организациями уже разви
ваются. После подписания документа не все пойдет гладко. Мы знаем,
что в ЕЭС тоже идут дискуссии. В частности, о создании к 1992 году
единого рынка в Западной Европе. Нам известно, что деловые люди
в ФРГ относятся к этому неоднозначно. Есть высказывания, что ры
нок есть рынок, а национальные интересы всетаки остаются.
М. БАНГЕМАН. Вы правильно информированы о настроениях
деловых людей в ФРГ, да и не только ФРГ.
Создание единого западноевропейского рынка будет весьма важ
ным событием, далеким от утопии. Сейчас нам удалось выработать
совместные европейские нормативные акты. Существенным явля
ется и то, что в процедуре голосования теперь можно опираться
на квалифицированное большинство, а не на единогласное реше
ние. Так или иначе, но единый западноевропейский рынок будет
102 1988 год

объединять 320 млн потребителей. А это огромный покупательский


потенциал.
М.С. ГОРБАЧЕВ. Наш путь к расширению экономических связей
в Европе и мире лежит через большую интеграцию. Определяющее
значение для этого будут иметь экономическая реформа в СССР,
а также конвертируемость рубля. Сегодня мы пока не можем сделать
рубль конвертируемым, необходимо подождать. Все требует своего
времени.
М. БАНГЕМАН. Мы будем поддерживать ваши усилия в этом
направлении.
С господином Рыжковым в ходе нашей сегодняшней беседы я до
говорился о проведении семинара с участием специалистов из двух
стран на правительственном уровне. Темой семинара будет воздейст
вие внутреннего западноевропейского рынка на сферу двусторонних
экономических отношений.
М.С. ГОРБАЧЕВ. В заключение нашей беседы хотелось бы сказать,
что мы ценим те политические силы в ФРГ, которые привержены ли
нии на разоружение, на достижение договоренностей по ядерному
оружию, обычным вооружениям, химическому оружию. Нам импони
рует активная позиция ФРГ в этих вопросах; мы надеемся, что она
будет нарастать, а не убывать.
Мы не первый раз говорим так. Пусть нас обвинят в сговоре. Ну,
что ж! Сознаемся, что у нас сговор в том, что мы за разоружение.
(Оживление.)
Разоружение — это основополагающая проблема современности.
И она займет центральное место во время предстоящих бесед с феде
ральным канцлером.
М. БАНГЕМАН. Прогресс в области разоружения важен для всех
сфер межгосударственной деятельности, в том числе и для экономи
ческих связей. В ФРГ хорошо понимают, что мир обязан достигнуто
му на этом пути в последние годы, прежде всего благодаря вашей
энергии и дальновидности.
Мы заинтересованы в сбалансированном разоружении, охваты
вающем не только ракетноядерное оружие, но и обычные вооруже
ния. ФРГ, как известно, выступила с рядом инициатив в направле
нии заключения конвенции об уничтожении химического оружия.
Можете быть уверены в том, что правительство ФРГ с этого курса
не сойдет.
Позвольте сердечно поблагодарить вас за весьма содержательный
и интересный обмен мнениями. Еще раз сердечный привет вам от Фе
дерального канцлера Коля, всех членов правительства ФРГ. Феде
1988 год 103

ральный канцлер активно готовится к предстоящему визиту в Совет


ский Союз, стремится к тому, чтобы он был результативным, дал хо
рошую отдачу и новые импульсы развитию отношений между наши
ми странами.
М.С. ГОРБАЧЕВ. Рад был с вами познакомиться. Ценим ваш
вклад в развитие советскозападногерманских отношений. Надеюсь,
что он будет нарастать.

Архив ГорбачевФонда. Фонд № 1, опись № 1


Беседа М.С. Горбачева
37
с Г.4Д. Геншером
30 июля 1988 года
(Во встрече участвовал помощник М.С. Горбачева А.С. Черняев)

М.С. ГОРБАЧЕВ. Рад приветствовать вас, гн министр. В вашем лице


мы приветствуем давнего и вдумчивого собеседника, интересного
партнера.
Дело, которое мы с вами ведем многие годы, показывает, что пред
ставители разных систем могут успешно работать. Помоему, это хоро
ший вывод. Что из того, что мы разные? Наоборот, это интересно, надо
аплодировать тому, что мир разнообразен, в нем идут различные про
цессы. Очень хорошо, что у нас с вами в этом есть понимание. Думаю,
наша сегодняшняя беседа, как и всегда, будет результативной, позволит
не только подвести некоторые итоги, но и выстроить перспективу.
Вы приехали в очень интересное время с точки зрения внутреннего
развития в нашей стране. Вчера состоялся Пленум ЦК КПСС, на ко
тором были обсуждены некоторые практические меры по выполне
нию решений XIX Всесоюзной партийной конференции. Были подве
дены позитивные итоги и выявлены некоторые негативные факторы
и тенденции. Как конференция, так и Пленум продемонстрировали
решимость советского общества идти вперед, преодолевая консерва
тизм и торможение. Одновременно был дан отпор всевозможным
псевдореволюционным, оторванным от жизни лозунгам, максима
листским требованиям и утопическим призывам перестроить все с од
ного маха.
Не хочу драматизировать обстановку, но консерватизм еще силен,
его сопротивление чувствуется. Однако мы не намерены отступать.
Весь народ — за перестройку. И с каждым днем все увереннее и реши
тельнее поддерживает партию в ее начинаниях на пути революцион
ного обновления советского общества.
1988 год 105

Г.4Д. ГЕНШЕР. На Западе, и в частности в ФРГ, с пристальным


вниманием следят за процессами, идущими в Советском Союзе.
Я уже говорил, что с большой симпатией отношусь к проводимым
в жизнь реформам в вашей стране, перестройке в целом. Мы желаем
вам успеха на этом пути, так как видим в этом благоприятные шансы
и для себя. Как вы неоднократно правильно говорили, все мы взаимо
связаны в этом мире. Поэтому чем лучше будут идти дела у вас, тем
стабильнее будут отношения между Западом и Востоком в целом, тем
многограннее станет взаимовыгодное сотрудничество.
М.С. ГОРБАЧЕВ. Вы правы: перестройка идет на пользу обеим
сторонам. Можно сказать, что мы все становимся умнее. Естественно,
надо думать о том, как жить в мире, сотрудничать друг с другом,
решать совместно общечеловеческие задачи. Стрелять друг в друга —
дело нехитрое, пусть это останется в прошлом.
Перед людьми много еще не освоенных сфер взаимодействия. Это
касается и политики, и экономики, и культуры, и других областей.
У каждого имеются свои собственные ценности. Они призваны
и в состоянии служить делу взаимного обогащения, а не конфронта
ции. Сейчас все больше людей на той и другой сторонах приходят
к такому выводу. А это как раз и говорит в пользу того, что мы стано
вимся умнее.
Но необходимо учитывать и фактор времени, стремиться к его
продуктивному использованию. Это касается как наших отношений
в целом, так и вашего нынешнего визита в Советский Союз, гн ми
нистр. Поэтому предлагаю вам выделить из вашего багажа те вопро
сы, которые вы хотели бы обсудить со мной, а остальные оставить для
предстоящих переговоров с Э.А. Шеварднадзе.
Г.4Д. ГЕНШЕР. Всемерно приветствую такой подход. Собираясь
на встречу с вами, гн Генеральный секретарь, я прочитал материалы
о беседе, состоявшейся у нас с вами в Москве два года тому назад,
в 1986 году.
Должен откровенно сказать, что я с чувством величайшего удовле
творения сделал вывод: с тех пор мы прошли вперед солидный учас
ток пути, оказались в состоянии решить целый ряд проблем, сблизить
точки зрения и позиции по ряду крупных вопросов. Все это стало воз
можным благодаря тому, что мы взаимно учили друг друга мыслить
поновому, стремились подняться над повседневностью, старались
заглянуть подальше в будущее.
Темпы набраны хорошие, динамику развития следует поддержи
вать. Прежде всего это касается, конечно, вопросов безопасности,
проблематики разоружения. Надо подумать о том, как разумнее орга
106 1988 год

низовать работу на этих направлениях на предстоящее десятилетие


с тем, чтобы благоприятному в целом ходу дел можно было бы при
дать необратимый характер.
Нас, бесспорно, радует, что начал претворяться в жизнь Договор
по РСМД. С чувством удовлетворения ФРГ думает о вкладе, сделан
ном ею в его достижение. Сейчас на первый план выдвигаются вопро
сы обычных вооружений. Здесь у ФРГ, как вы знаете, особый интерес
и, как мы понимаем, особая ответственность. В такой же степени она
возложена и на Советский Союз. Все это ставит нас перед необхо
димостью и дальше искать общий язык, взаимопонимание на пути
решения возникающих в этой связи задач.
Вы знаете, гн Генеральный секретарь, что в Бонне считают, что
отношения с Советским Союзом имеют для ФРГ центральное значе
ние. Говоря так, мы имеем в виду не только наш двусторонний ком
плекс, но и его воздействие на всю Европу, на комплекс отношений
между Западом и Востоком в целом. В последние годы и, можно
сказать, десятилетие это воздействие в целом было позитивным. Мы
за то, чтобы его благотворная сила нарастала. Ради этого мы не пожа
леем своих усилий.
Мы приветствуем, в частности, тот факт, что за время председа
тельства ФРГ в ЕС была подписана декларация об установлении свя
зей между ЕЭС и СЭВ. На наш взгляд, открываются принципиально
новые возможности для налаживания сотрудничества между двумя
группами стран, прежде всего под углом зрения создания к 1992 г.
западноевропейского единого рынка. Хотел бы подчеркнуть, что он
будет не замкнутой формацией, отгороженной от остального мира,
а открытым образованием, приглашающим к сотрудничеству всех
желающих. Естественно, что это приглашение мы адресуем прежде
всего Советскому Союзу и социалистическим странам.
М.С. ГОРБАЧЕВ. Получится у вас этот рынок? Действительно ли
будет чтото реальное, жизнеспособное?
Г.4Д. ГЕНШЕР. Проблемы, конечно, есть, но они разрешимы. Как
я уже говорил, общий рынок мыслится как открытая к сотрудничеству
организация, которая будет призвана содействовать установлению
не только экономической, но и политической стабильности в Европе.
Таким образом, он вписывается в концепцию общеевропейского дома.
М.С. ГОРБАЧЕВ. Важно знать, что это будет действительно от
крытый единый рынок, что он будет расширять пути сотрудничества
стран и народов европейского континента. Больше всего меня зани
мает, не помешает ли военная интеграция процессу разоружения, ос
вобождения Европы от гигантских арсеналов вооружений. И чтобы
1988 год 107

1992 год не привел к замкнутости. Иначе, конечно, основание обще


европейского дома будет основательно подорвано…
Приветствую то, что вы продолжаете думать над концепцией об
щеевропейского дома. В последнее время мы продвинулись по пути
наполнения этой концепции конкретным материальным содержани
ем. Но главное заключается в том, чтобы было взаимопонимание
в военнополитической и экономической областях...
Глядя на Европу, на расстановку сил в ней, невольно приходишь
к выводу, что, наряду с совпадением целого ряда позиций государств,
наличием общеевропейского звучания, имеются и различия — своего
рода диссонанс. Отдельные государства сознательно пытаются выде
литься, причем, как нам кажется, в неконструктивном направлении.
Я имею в виду, например, Францию и Англию, которые повязаны
своим ядерным оружием, ограничены им в своем мышлении на сего
дняшний и завтрашний день.
Разумеется, что мы ведем и будем продолжать вести с ними диалог.
Однако более продуктивным и перспективным такой диалог обещает
быть с государствами, имеющими больше свободы действий, маневра
для активной политики. Среди таких западноевропейских государств
прежде всего мы называем ФРГ. Надеюсь, что такой подход не вызы
вает и ваших возражений.
Мы ценим ваш вклад в достижение договоренности по РСМД. Мы
считаем возможным более активно сотрудничать с вами по обычным
вооружениям, по другим пунктам разоруженческой повестки дня.
Нам известны настроения деловых кругов ФРГ в отношении даль
нейшего наращивания хозяйственного взаимодействия с Советским
Союзом, внедрения новых форм, вызванных к жизни нашей перест
ройкой.
Как всегда, буду с вами откровенен до конца: при анализе того, что
говорится и делается в отношениях между нашими странами, выри
совывается картина, на которой комплексу советскозападногерман
ских отношений отводится ключевая для Европы, для нас с вами роль.
Продолжая быть откровенным, хотел бы услышать ваше мнение
о впечатлении, которое у нас складывается. В политических кругах
ФРГ, в правительственной коалиции пока не хватает решимости сде
лать крупный шаг в направлении нового, многообещающего, суля
щего значительную отдачу как для ФРГ, так и для Европы в целом.
Дело выглядит так, будто руководство ФРГ стоит перед дверью, пере
минается с ноги на ногу, но не отваживается сойти с места, шагнуть
вперед. Пока еще превалирует сдержанность, чрезмерная, на наш
взгляд, осторожность.
108 1988 год

Наверное, вы боитесь, что коегде вас не поймут, неодобрительно


отнесутся к широким и активным действиям ФРГ на конструктивных
направлениях европейского и мирового развития. Может быть, вы опа
саетесь, что скажут французы, англичане или американцы? Остерегае
тесь, что ктонибудь вдруг попытается уличить вас в злоумышленных
попытках взорвать НАТО или устроить чтонибудь в этом духе?
Мы тоже могли бы отговариваться ссылками на американцев или на
Восточную Европу, но мы этого не делаем. Наша цель проста и ясна:
в ходе делового и благожелательного диалога взвесить возможности
того, как путем динамизации межгосударственных отношений на всех
уровнях внести существенный вклад в обеспечение стабильности и
безопасности на европейском континенте.
Меня интересует, гн министр, как вы относитесь ко всему изло
женному, нет ли в этом какогото преувеличения.
Г.4Д. ГЕНШЕР. Два года назад мы говорили с вами совершенно
откровенно, гн Генеральный секретарь. Я и сейчас за продолжение
этой традиции.
В Европе действительно есть люди, которые утверждают, что две
великие державы сговариваются за наш счет, сидя у нас на спине. Мы
видим это подругому. Согласен с вами в том, что от хороших советско
американских отношений исходят положительные импульсы и на Ев
ропу. Комплекс отношений СССР–США является предпосылкой
выживания человечества. Достижение этой благородной дели никак
нельзя назвать сговором. Все это соответствует нашим интересам, мы
выступаем в поддержку такого развития.
В то же время ФРГ не была и не собирается стоять в стороне. Мы
видим собственную роль Европы в интересах самой Европы. Но мы
глубоко сознаем, как немцы, и свою собственную ответственность
в этом контексте. В прошлом часто бывало так, что свои, немецкие
интересы мы противопоставляли интересам своих европейских сосе
дей. Теперь у нас подход другой: наши интересы должны соответство
вать интересам соседних с ФРГ государств, служить делу улучшения
климата на континенте в целом.
Мы попрежнему намерены играть активную роль в отношениях
между Западом и Востоком. То, что мы делаем, отнюдь не является
преувеличением, а соответствует нашему весу...
Германорусские отношения, отношения между ФРГ и СССР слу
жили и могут служить образцом добрососедства и взаимовыгодного
сотрудничества. Корни его уходят и в экономическую, и в культурную
сферы, и в область личных связей. У нас накоплен богатейший опыт,
и им во что бы то ни стало надо воспользоваться. Были, конечно, и за
1988 год 109

блуждения, случалось, что мы оказывались на ложном пути, но сейчас


перспективы хорошие, их надо видеть, их надо разрабатывать объеди
ненными усилиями.
Согласен с вами в том, что при этом необходимо в полной мере
учитывать и европейское самосознание, европейскую самобытность.
Всем нам есть чем гордиться, у нас есть чему поучиться. Мы ни перед
кем не собираемся закрывать двери, ни к кому не собираемся повора
чиваться спиной. ФРГ последовательно будет выступать за то, чтобы
Европа объединяла свои силы на пути достижения этих целей.
Я передаю вам, гн Генеральный секретарь, привет от Федерального
канцлера Г. Коля. Он с большим интересом и надеждами ожидает сво
его визита в Москву. Скажу прямо: мы основательно готовимся к этому
визиту, готовы к принятию крупных решений, которые позволят под
нять наши отношения на качественно новую ступень. Для этого сейчас
возникает благоприятная атмосфера, не в последнюю очередь благо
даря вашей перестройке. У нас, в ФРГ, очень оживленно и в деталях
обсуждают происходящее в Советском Союзе. Ваши реформы, ваши
дискуссии, принимаемые вами меры, в том числе и по непростым
вопросам, соответствуют нашим представлениям о демократии. Отно
шение к Советскому Союзу у нас в стране меняется коренным образом,
причем не по дням, а по часам.
Весной 1987 года в заявлении вновь сформированного Федерально
го правительства, как я уже говорил, было сказано, что отношения
с Советским Союзом имеют для ФРГ центральное значение. Более
того, эту целеустановку поддерживают не только коалиционные силы,
но и все политические партии, представленные в бундестаге. Такое за
явление, кстати, говорит и о том, что мы не только не стоим в нереши
тельности, а уже вошли в упомянутую вами новую дверь.
М.С. ГОРБАЧЕВ. Думаю, не ошибусь, если назову вас одним из
уникальных политических деятелей, который на протяжении десяти
летий поддерживает связь времен.
Определяющее значение для европейского процесса имеет то, как
в ФРГ сформулировали политику в отношении СССР. Это позволяет
и ФРГ влиять на процессы в европейской и мировой политике.
К этому привел основательный опыт, связанный с так называемой
«восточной политикой» ФРГ, начало которой положила предшеству
ющая правительственная коалиция и приверженность которой сохра
няется сегодня. Сложился определенный фонд доверия, который,
действительно, имеет решающее значение. В ходе реализации «вос
точной политики» был подписан Московский договор, дан импульс
общеевропейскому процессу, увенчавшемуся принятием Заключи
110 1988 год

тельного акта в Хельсинки. Им был подведен итог Второй мировой


войне. ФРГ стала уважаемым членом мирового сообщества, отно
шение к ней, в том числе и в СССР, коренным образом изменилось.
Это большой политический капитал, им необходимо дорожить. ФРГ
вышла на новый этап своей истории.
И вам, западным европейцам, и нам надо смотреть вперед, а не на
зад. Оглядываться на прошлое полезно лишь для того, чтобы извле
кать уроки из истории. Думать же надо о будущем, о том, что нас ждет
впереди. Путь этот нелегкий, но складывающееся доверие будет при
давать нам силы.
Г.4Д. ГЕНШЕР. Доверие легко разрушить, а создается оно трудно.
Этому учат история обоих народов, история Европы. Вот почему так
важно дорожить доверием, развивать его, наполнять конкретным со
держанием.
М.С. ГОРБАЧЕВ. Задачи перед нами стоят грандиозные. Сейчас
необходимо ускорить целый ряд крупных процессов. Московский
договор в свое время положил начало новому развитию, расчистил
завалы на пути к Заключительному акту в Хельсинки. Сейчас на оче
реди преодоление трудностей в Вене38.
Г.4Д. ГЕНШЕР. Мы, немцы, живем в центре Европы и поэтому
крайне заинтересованы в том, чтобы Венская встреча закончилась
результативно. В целом я во все возрастающей степени чувствую, что
Европу начинают все сильнее признавать, растет ее авторитет.
Не в последнюю очередь этому содействует и новая советская внеш
няя политика.
Естественно, ФРГ готова к самому тесному сотрудничеству под
этим добрым знаком с Советским Союзом. Обстановка складывается
таким образом, что другие государства уже не просто смотрят, а начи
нают ориентироваться на нас. Эту позицию надо не только сохранять,
но и преумножать.
Если обратиться к европейской истории, то можно увидеть, что
в свое время мы экспортировали горе в другие государства. Теперь
перед нами другая задача: Европа должна не экспортировать кон
фликты, а решающим образом содействовать их предотвращению
или устранению...
М.С. ГОРБАЧЕВ. Пора выводить внешнюю политику на такой
уровень, когда она будет не только реакцией на текущие события,
но и проекцией в новые международные отношения в духе нового
мышления. Такой подход к формированию внешней политики уже
принес первые важные практические результаты, хотя поначалу вы
зывал скептицизм и сомнения.
1988 год 111

Взять хотя бы наше Заявление от 15 января 1986 года39. Первая


реакция на него на Западе была такой — иллюзия, утопия. Говорили,
что вот, мол, явился новый Иисус Христос и думает, что принесет лю
дям мир. А ведь прошло какихто два с половиной года, и появился
первый Договор об уничтожении целого класса ракетноядерного
оружия. Скажу откровенно: если США не будут упорствовать по не
которым пунктам, отдавая, как мы знаем, дань привязанностям
нынешнего Президента, то можно будет найти решение и о 50про
центном сокращении стратегических наступательных вооружений...
Так что давайте смотреть вперед, не бояться сложных вопросов, ве
рить в то, что нет непреодолимых трудностей.
Ядерная угроза стучится во все окна и двери, на это нельзя закры
вать глаза. Создание безъядерного мира является общечеловеческой
задачей, соответствует интересам всех людей, всех государств. Если
будем ее недооценивать, отмахиваться как от назойливой пропаган
ды, то в один прекрасный день может так рвануть, что и разбирать не
придется, где какая система существовала.
Внимание к позициям друг друга, конструктивность, уважение,
доверие — все это принципы, которыми надо руководствоваться
в межгосударственных отношениях. Никакой монополии на правду,
никакого навязывания другим своих воззрений, никакого экспорта
своих ценностей. Продуктивный обмен мнениями, взаимовыгодные
связи, сотрудничество — этому нет и не может быть альтернативы
в наше время.
Г.4Д. ГЕНШЕР. Мы с большой симпатией смотрим на то, какие
цели вы наметили в ходе осуществления ваших реформ как в полити
ческой жизни, так и в экономике. Мы за них, так как они, по нашему
глубокому убеждению, несут выгоду не только для Советского Союза,
но и для всей Европы.
ФРГ, как и другие государства, стремится к укреплению своей эко
номики, руководствуясь при этом не эгоизмом, а желанием сотрудни
чать с другими странами и народами. Это является не только экономи
ческим, но одновременно и политическим фактором глубинного зна
чения, который решающим образом способствует созданию доверия.
ФРГ широко открывает свои двери для наращивания сотрудни
чества со всеми государствами, в том числе и с Советским Союзом,
который становится нам ближе, доступнее и понятнее. Мы за раз
оружение, причем — как я уже говорил — и по обычным вооруже
ниям. Вооруженные силы и обычные вооружения требуют гигантских
средств на свое содержание. Их можно было бы обратить на мирные
цели, на рост жизненного уровня народов.
112 1988 год

Хотел бы сказать и о необходимости усиления роли ООН. Резервы


этой весьма авторитетной организации еще не исчерпаны. Сейчас она
начинает играть все более заметную роль в обеспечении мировой ста
бильности, причем не только политической, но и экономической
Хотел бы заверить вас, гн Генеральный секретарь, что в лице ФРГ
вы всегда будете иметь открытого и надежного партнера. Наши отно
шения стоят на солидном фундаменте. В них создан хороший задел
и нет особых препятствий для того, чтобы переводить их в качествен
но новое русло. Еще раз повторю свою мысль: новое качество отноше
ний между СССР и ФРГ может и должно придать также новое качест
во отношениям между Востоком и Западом. В этом я вижу совместную
ответственность двух наших государств, подпитываемую не какимто
германосоветским эгоизмом, а ответственностью всей Европы.
М.С. ГОРБАЧЕВ. Согласен. Если говорить о конкретных шагах,
то давайте поработаем в Вене. Здесь мы готовы пойти далеко. Это
не какаято пропаганда, которую нам приписывают. Мы делаем
соответствующие высказывания и заявления для того, чтобы заше
велились политики в западных столицах. Слов на ветер мы не бро
саем. И в этом можно было убедиться, ознакомившись с решениями,
принятыми на ПКК.
Советский Союз, все государства Варшавского Договора заинтере
сованы в завершении Венской встречи без проволочек. Мы готовы
пойти далеко в развязке возникших там проблем. Но пусть никто не
рассчитывает на наше одностороннее разоружение.
Теперь об обмене визитами на высшем уровне. Думаю, это боль
шое событие. Тем более такого обмена давно не было. Раз должен
быть обмен визитами, то я за то, чтобы их основательно подготовить.
Оба визита должны вобрать все, что мы накопили. Все проблемы надо
хорошо проработать: политические, экономические, в сфере эколо
гии, культуры, человеческих контактов...
Желание сотрудничать надо переводить в конкретную плоскость.
Мы надеемся, что ФРГ станет для нас еще более надежным и привле
кательным партнером.
Г.4Д. ГЕНШЕР. Этим вопросом мы как раз и собираемся заняться
в ходе подготовки визита канцлера Г. Коля в Москву. Мы условились
с Шеварднадзе обстоятельно побеседовать на эту тему во время нашей
предстоящей встречи в НьюЙорке в сентябре…
Согласен с вами в том, что визит канцлера в Советский Союз
и ваш — в ФРГ должны стать крупными, запоминающимися событи
ями. Отрадно констатировать, что наши подходы в этом вопросе сов
падают, что мы намереваемся действовать в одинаковом ключе.
1988 год 113

В понедельник, 1 августа, я встречусь с Федеральным канцлером


в Австрии, где он находится на отдыхе, и подробно информирую его
о своем пребывании в Москве, прежде всего, разумеется, о беседе
с Вами, гн Генеральный секретарь.
Еще раз хотел бы сказать, что перестройка в Советском Союзе яв
ляется делом всех государств и народов Европы. Она никого не остав
ляет вне сферы своего воздействия, ее импульсы ощущаются во всех
общественных слоях. Мы готовы с вами двигаться вперед, преодоле
вать стагнацию в отдельных областях отношений, черпать из взаим
ного сотрудничества новые силы. Чем сильнее будет Советский Союз,
чем выше будет уровень жизни его населения, тем стабильнее будет
обстановка на европейском континенте, тем успешнее будут разви
ваться отношения между его странами и народами.
М.С. ГОРБАЧЕВ. Благодарю вас, гн Федеральный министр,
за интересные, как всегда, рассуждения, полезные мысли и идеи.
Прошу передать привет канцлеру Колю. Жду встречи с ним в неда
леком будущем.

Архив ГорбачевФонда. Фонд № 1, опись № 1


Из беседы М.С. Горбачева
с Э. Хонеккером
28 сентября 1988 года
(В беседе приняли участие с советской стороны
А.К. Антонов и Н.Н. Слюньков, с немецкой — Г. Миттаг)

М.С. ГОРБАЧЕВ. Хотя ваш визит на этот раз короткий, рабочий,


по содержанию он не уступит официальному. Можно сказать, что это
соответствует духу перестройки и новому мышлению — поменьше
фанфар, побольше дел…
Э. ХОНЕККЕР. Наши отношения находятся на таком уровне бли
зости и доверительности, что я могу откровенно сказать о том, что нас
беспокоит. В вашей печати иногда появляются публикации, не совпа
дающие с твоим выступлением. Они порождают у нас дискуссии.
До сих пор мы проводили четкий курс и получали поддержку и пони
мание у своего народа и у братских партий. Надо иметь в виду, что для
миллионов наших людей Советский Союз всегда был ориентиром,
поэтому, когда ставятся под сомнение достижения Октябрьской рево
люции, то это вызывает недоумение.
Хонеккер высказал убеждение, что в результате встречи будет под
тверждено единство подходов КПСС и СЕПГ ко всем основным вопросам
социалистического строительства и международной политики. В свою
очередь М.С. Горбачев подробно информировал собеседника о ходе пере
стройки в СССР, завершив свой анализ словами:
Если мы доведем перестройку до успешного конца, то это будет иметь
историческое значение. Срывы, конечно, есть, чтото мы делаем не так,
допускаем перехлесты, но главное направление определено верно. Будем
уверенно развивать этот процесс, и тогда шелуха отпадет сама собой.
Я считал необходимым, Эрих, сказать обо всем этом, глядя тебе
в глаза.
Э. ХОНЕККЕР. Для меня и большинства наших товарищей нет
никаких сомнений в том, что перестройка в СССР является историче
1988 год 115

ской необходимостью, и мы уверены, что она пробьет себе дорогу.


Хотя речь при этом идет о проблемах Советского Союза, мы их рас
сматриваем как собственные. Ведь идеалы марксизмаленинизма
неразделимы, попрежнему в силе лозунг «Манифеста Коммунисти
ческой партии»: «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!». Поэтому
у нас в ГДР огромный интерес к развитию Советского Союза. Конеч
но, есть при этом правильные оценки, а есть и неправильные.
М.С. ГОРБАЧЕВ. И у нас есть.
Э. ХОНЕККЕР. Недоразумения возникают обычно изза отдель
ных публикаций. Помню, в 1985 году на мое замечание ты сказал, что
для ускорения научнотехнического прогресса нам нужна боевая
атмосфера в обществе.
В то время я не полностью понял смысл этого высказывания. Мне
тогда, честно говоря, не была, как сейчас, видна вся глубина застой
ных явлений.
М.С. ГОРБАЧЕВ. И нам до конца не было ясно.
Э. ХОНЕККЕР. Я твердо исхожу из необходимости перестройки,
как ты ее изложил. Нужно упорядочить функции партии и укрепить
ее связь с массами, следовать ленинской концепции социалистичес
кого строительства. Это то, что нас объединяет. Откровенно скажу,
было время, когда мы за основу всей идеологической работы СЕПГ
брали ленинские работы «Что делать?» и «Очередные задачи Совет
ской Власти».
Не хочу утверждать, что мы у себя все делали правильно, но ведь
совершенно верно ты говорил, что в каждой стране процесс социали
стического строительства проходит посвоему. Мы вступили на путь
социализма после победы Красной Армии во Второй мировой войне.
Хотя многие коммунисты пали в ней жертвой, победа Советского
Союза создала новый шанс, и мы в Германии его использовали.
Немецкие коммунисты и во время Веймарской республики, и в осо
бенности в послевоенные годы всегда брали Советский Союз за обра
зец. В 1947 году я был в Сталинграде, он лежал тогда в руинах, люди
жили во времянках. И нас потрясло, как они говорили с большой уве
ренностью: мы восстановим нашу страну и наш Сталинград. Там
я бывал еще не раз, видел, как строили город, посещал тракторный
завод. Но особое впечатление всегда оставляло употребление слова
«мы». Мы — как завод, как город, как страна. В ГДР еще предстояло
добиться того, чтобы люди говорили: «мы» и «наше». Такую работу
мы провели под влиянием Советского Союза. Хотя уже в Заявлении
от 11 июня 1945 г. наша партия сказала, что не намерена механически
переносить на свою почву советский опыт. У нас была программа
116 1988 год

минимум и программамаксимум; первая предусматривала демокра


тизацию, а вторая — переход к строительству социализма. Но мы
очень многое брали за ориентир у вас. Я сам участвовал в строитель
стве Магнитогорска, «Уралмаша», работал на электрозаводе в Моск
ве, где в сложных условиях создавалось то, что стало основой для со
временной советской индустрии. Но мы не считали нужным в своей
идеологической работе выпячивать эти трудности. Поэтому сейчас
иногда у нас коекто говорит, что мы идеализируем Советский Союз.
Хочу еще раз подчеркнуть: вопроса отношения к перестройке у нас
не существует. В партии понимают, что она неизбежна и отвечает ин
тересам всех братских стран.
Надо признать, что и у нас своих проблем немало. О них гово
рилось на XI съезде СЕПГ. Сейчас идут перевыборы в партийных
организациях, в собраниях участвуют 94,8% коммунистов. Это очень
высокий процент. В центре внимания, вопервых, построение разви
того социалистического общества, что мы попрежнему ставим как
свою главную цель, а вовторых, идейнополитический отпор враж
дебным наскокам с Запада. Буржуазная пропаганда сейчас налегает
на то, что якобы пример Польши, СССР и других стран свидетельст
вует о неудаче социалистического эксперимента. Они, конечно,
не ссылаются на твои выступления, цитируют некоторые высказыва
ния, которые появляются под лозунгом социалистического плюра
лизма в «Литературной газете», «Огоньке», «Новом времени».
М.С. ГОРБАЧЕВ. То, что говорит буржуазная пропаганда, для нас
не новость. Там иногда заявляют, что Горбачеву осталось работать ме
сяц, перестройка отвергается народом, бюрократия все похоронит
и т. д. Подбрасываются советы народу нажимать на руководство или,
наоборот, руководству — идти на сдачу принципиальных позиций.
Говорят, что в СССР перестройка идет, а в ГДР — нет, что якобы между
руководством двух стран напряженные отношения. Словом, старают
ся поссорить нас. Но мы не будем, естественно, поддаваться на про
вокации. Я убежден, что лучшая защита перестройки — это уверенно
вести ее дальше, обеспечивать удовлетворение потребностей людей.
Э. ХОНЕККЕР. В этом отношении у нас нет трудностей. Эко
номическое развитие ГДР идет неплохо. А что касается социального
развития, то оно, надо признать, даже превышает наши возможности.
Проблема, однако, в том, что круглые сутки ведется пропаганда с За
пада на территорию ГДР...
У нас также проявляется некоторая озабоченность событиями
в Азербайджане, Армении, Прибалтике, а также созданием партии «Де
мократический союз».
1988 год 117

М.С. ГОРБАЧЕВ. По вашим данным, она уже создана?


Э. ХОНЕККЕР. Нет. Но на Западе идет пропаганда...
М.С. ГОРБАЧЕВ. Если у тебя будут трудности с объяснением,
позвони мне, я приеду, мы вместе пойдем в массы и растолкуем, что
у нас происходит — развитие социализма или нет. Но я уверен, что ру
ководство СЕПГ лучше подготовлено, чтобы отвечать на вопросы
своих граждан…
Э. ХОНЕККЕР. Ты и Политбюро можете быть уверены, что мы
полностью поддерживаем вашу политику и знаем: КПСС в этом про
цессе является главной силой.
Что касается нашей партии, то она прошла столько испытаний,
что ее ничем не поколебать. У нас всегда была в партии демократия,
мы советовались с народом. СЕПГ у нас сотрудничает с другими пар
тиями и общественными организациями, заботится о том, чтобы
у них были свои представители в органах власти. У меня в Госсовете
пять заместителей. Таков наш опыт, но мы не хотим навязывать его
другим.
М.С. ГОРБАЧЕВ. У вас больше демократии в хозяйстве, полезно
работают кооперативный сектор, ремесленники, мелкие торговцы.
Э. ХОНЕККЕР. Это старая немецкая традиция.
М.С. ГОРБАЧЕВ. И у нас это было при Ленине, а потом все разру
шили. Разве изза ремесленников, кооператоров у вас погиб социа
лизм?
Э. ХОНЕККЕР. Вчера я давал интервью редактору испанской газе
ты «Эль Паис». Она спросила меня: «Вы знаете господина Горбачева.
Как думаете, перестройка ему удастся?». Я ответил, что обязательно.
Президент Евангелической церкви ГДР требует, чтобы мы провели те
же реформы, что и в Советском Союзе. При этом сослался на запад
ную пропаганду. Я же ему сказал, чтобы он сам перестраивался. Социал
демократы ФРГ тоже говорят, что нам пора начинать свою перестрой
ку, а мы им советуем начать с себя.
Но все равно мы бы просили взять под контроль те неудачные пуб
ликации, которые появляются в ваших изданиях на немецком языке.
Не хотелось бы, чтобы их было слишком много.
[…] М.С. ГОРБАЧЕВ. Рад тому, что у нас полное взаимопони
мание, по крайней мере я так чувствую. Ну, а то, что вопросы возни
кают, — это естественно.
Что касается публикаций, то мы будем иметь эту проблему в виду.
Только не хотим прибегать к прежним методам: окрикам, командованию.
Надо действовать политическими средствами — влиять на эти про
цессы разъяснением, убеждением. Ну и, конечно, есть такое средство,
118 1988 год

как кадровая политика. На последней встрече с прессой я сказал, что


у нас нет зон, свободных от критики. Мы помогаем прессе, однако,
если увидим, что не встречаем отклика, что не проявляется должного
внимания к тому, о чем говорит Генеральный секретарь, то от таких
редакторов будем освобождаться. Они восприняли это с пониманием.
Но, повторяю, нам нельзя возвращаться к старым методам. Люди все
время боятся, как бы не поставили точку на гласности, считая, что это
означало бы конец самой перестройки. […]

Архив ГорбачевФонда. Фонд № 1, опись № 1


Продолжение беседы М.С. Горбачева
с Э. Хонеккером в широком составе
28 сентября 1988 года
(В беседе приняли участие с советской стороны А.К. Антонов
и Н.Н. Слюньков, с немецкой — Г. Миттаг)

(В политической части беседы во многом повторяется сказанное в пре


дыдущей. Ниже сохранена представляющая наибольший интерес тема
экономического сотрудничества СССР и ГДР.)
М.С. ГОРБАЧЕВ. Достигнутый уровень сотрудничества и доверия
между нашими партиями и странами — это большое завоевание,
и этот капитал надо сохранить.
Мы с товарищем Хонеккером подтвердили также, что нет необхо
димости вносить какиелибо изменения в стратегическую линию на
шего сотрудничества. […]
Я информировал товарища Хонеккера о ходе перестройки в СССР,
наших замыслах, стратегии и тактике. Мы нашли здесь с ним полное
взаимопонимание.
Были и проблемы, требующие обсуждения, но это не меняет глав
ного содержания нашей беседы.
Что касается вопросов экономики, то товарищ Хонеккер заявил,
что обсуждать их без товарищей Миттага и Слюнькова бесполезно.
Это правильно. А я добавил, что к этой беседе надо привлечь товари
щей Медведева, Антонова и Катушева.
Мы понимаем проблемы экономического развития ГДР. Они
и нам близки, поскольку мы хотим в лице ГДР видеть стабильное
государство. Что касается вопроса о топливе, то мы его обсуждали
у нас в руководстве и думаем, что на 1991–1995 гг. сохраним тот
объем поставок в ГДР, каким он был в предыдущей пятилетке.
У товарища Хонеккера было пожелание увеличить эти наши постав
ки. Но пока у нас такой возможности нет, а если они появится —
постараемся пойти навстречу.
120 1988 год

Обсуждался также вопрос о том, как строить наше дальнейшее со


трудничество с учетом изменений, происходящих в хозяйственном
механизме как СССР, так и ГДР.
Правильно я доложил, Эрих?
Э. ХОНЕККЕР. Все правильно. Спасибо за хороший доклад о со
стоявшемся обсуждении... Предлагаю, чтобы товарищ Митттаг ин
формировал нас по конкретным вопросам, а товарищ Антонов скажет,
в какой степени могут быть приняты наши предложения.
Г. МИТТАГ. В нашей беседе с товарищем Слюньковым были от
кровенно и в критическом плане обсуждены все основные вопросы,
выяснено, что мы не только можем, но и должны делать в будущем.
М.С. ГОРБАЧЕВ. Для продолжения всей этой работы и заверше
ния ее поделовому и в определенные сроки было бы целесообразно
создать специальные рабочие группы.
Вы с товарищем Слюньковым об этом не говорили?
Г. МИТТАГ. Этот путь мы считаем наиболее быстрым для достиже
ния наилучших результатов. То есть по важнейшим задачам организо
вать сотрудничество специалистов СССР и ГДР. В области микроэле
ктроники есть опыт такого сотрудничества — без создания новых уч
реждений за два года решили задачу создания интегральной схемы
емкостью в 1 мегабайт. […]
М.С. ГОРБАЧЕВ. Хотел бы задать конкретный вопрос. До нас до
ходит информация, будто не очень получается в вопросах кооперации
с вами. Прямые связи есть, разработки есть, но, когда приходит вре
мя заняться конечной продукцией, дело не клеится.
Правда, это общая болезнь СЭВ. Но его пока оставим в стороне.
Будем думать, как нашим двусторонним отношениям придать дина
мичный характер.
Иногда возникает мысль: не пытаются ли наши и ваши хозяйствен
ники друг друга объегорить, не в этом ли причина того, что в конечном
счете не получается достаточно эффективного сотрудничества?
Весь мир занимается кооперацией: а мы все ходим вокруг этой
проблемы, как вокруг горшка с горячей кашей.
Э. ХОНЕККЕР. Нам неизвестен ни один конкретный отрицатель
ный пример в этой области.
Что же касается положительного опыта, то у вас всего полтора ме
сяца назад был генеральный директор комбината «Карл Цейс» това
рищ Бирман, встречавшийся с министром электронной промышлен
ности СССР Колесниковым. У них было полное совпадение мнений
по вопросам сотрудничества в области микроэлектроники. Они опре
делили направления дальнейшей совместной работы. К сожалению,
1988 год 121

товарищ Колесников сообщил, что не может поставить в ГДР такое


количество элементов, какое мы хотели бы.
Второй пример — световоды. К проводимым в ГДР работам по
этой тематике с самого начала подключено ваше соответствующее
министерство, с ним налажено прекрасное сотрудничество. Я сам по
сещал у нас молодежный объект, на котором ведется работа по свето
водам, и имел возможность убедиться в этом.
Сотрудничество с вашими инженерами осуществляется также
в вопросах керамики, хотя нас тут несколько стесняют положения за
падного эмбарго против соцстран.
М.С. ГОРБАЧЕВ. У нас с вами заключено 140 соглашений о коопе
рации, а фактическая производственная кооперация осуществляется
только по семи из них. В этом слабая сторона нашего сотрудничества.
А.К. АНТОНОВ. Научнотехническое сотрудничество между
нашими странами поставлено в целом неплохо. На ГДР приходится
30% объема нашего сотрудничества в этой области со странами СЭВ.
После встречи товарищей Горбачева и Хонеккера в 1986 году был при
нят план дальнейшей работы на этом направлении. Но получается
так, что в рамках этого сотрудничества ГДР умело использует резуль
таты наших фундаментальных исследований, а советской стороне
не удается столь же эффективно использовать достигнутые ГДР
результаты в прикладных областях.
Э. ХОНЕККЕР. Я не знаю, в чем тут причина.
М.С. ГОРБАЧЕВ. Да, в этом надо разобраться.
Э. ХОНЕККЕР. При развитии прямых связей иногда возникают
помехи изза того, что соответствующие советские предприятия при
нимают решения, не согласующиеся с тем, что ранее было обговорено
на более высоком уровне. Я уже приводил пример об отказе производ
ственного объединения в Ленинграде поставлять оборудование для
наших АЭС. Это ставит под угрозу всю программу развития атомной
энергетики в ГДР. Нам ФРГ предлагает построить АЭС на территории
ГДР, но нам нужно не это, а чтобы Ленинград не отказывался от своих
обязательств.
М.С. ГОРБАЧЕВ. По справке товарища Антонова у нас никто об
этом шаге ленинградцев не знал.
Э. ХОНЕККЕР. Другой пример — по паромной линии Мукран–
Клайпеда. Это фактически наше с вами совместное предприятие.
В свое время вместе решили использовать на этой линии шесть судов.
Затем летом советская сторона вдруг сообщила нам, что шестое судно
не нужно. Мы возразили, затем три месяца велись переговоры, пока
с советской стороны было дано согласие на спуск этого судна.
122 1988 год

В то же время есть примеры хорошего сотрудничества — по Ново


воронежскому и Клинскому заводам.
М.С. ГОРБАЧЕВ. У нас тоже имеются свои примеры, но не хоте
лось бы этим заниматься.
Надо, видимо, преодолеть взаимное недопонимание и опять возни
кающее у некоторых советских товарищей впечатление, будто ГДР
хочет сотрудничать только там, где это ей выгодно, а в других областях
не хочет. Может быть, это явление упирается в механизмы управления:
для завершения производственной кооперации наши предприятия
выходят на комбинаты ГДР, а им из Берлина не разрешают действовать
самостоятельно?
Возможно, сказывается при этом и неразворотливость наших
министерств.
Э. ХОНЕККЕР. У нас нет никаких тайн от советских товарищей.
Когда приедете в ГДР, приглашаю вас посетить любое предприятие
по вашему выбору. Имеется много фактов прекрасного, налаженного
научнотехнического сотрудничества между нашими странами, когда
быстро заключаются конкретные договоренности и о поставках,
и о ценах, и насчет кооперации. Например, завод прессового оборудо
вания в Эрфурте 80% своей продукции поставляет советской автомо
бильной промышленности.
М.С. ГОРБАЧЕВ. Если говорить конкретно, то из 48 пар предпри
ятий, заключивших соглашения о прямых связях, лишь у 25 пар пре
дусмотрено кооперационное сотрудничество, а фактические поставки
комплектующих изделий осуществляются лишь между семью парами.
Общая сумма таких поставок — 80 млн рублей, то есть 1% объема
товарообмена.
В то же время поставки в ГДР комплектующих изделий из капита
листических стран растут более быстрыми темпами.
Надо разобраться с этим вопросом. Почему нет интереса у ваших
хозяйственников к такого рода сотрудничеству с нашими пред
приятиями? Может быть, технический уровень советских изделий
низок?
Н.Н. СЛЮНЬКОВ. Можно привести следующий конкретный
пример, когда ГДР заинтересована в научнотехнических разработ
ках, но не в поставках связанных с этим изделий в СССР. Ни у нас,
ни у вас не было полиэтилена, покупали его за валюту. Создали сов
местную научную организацию, где ГДР играла головную роль, и раз
работали установку «Полимер50». Соответствующие мощности были
построены на основе кооперации и в СССР, и в ГДР. Но как только
ГДР обеспечила свои потребности в этой продукции, ваши машино
1988 год 123

строители стали отказываться поставлять оборудование и нам при


шлось искать самостоятельное решение этой проблемы.
Получается так, что в сотрудничестве по Комплексной программе
научнотехнического прогресса в СЭВ у нас все оканчивается науч
ной разработкой. Но нет выхода на кооперацию и организацию про
изводства на основе специализации. Поэтому мы договорились
с товарищем Миттагом проанализировать этот процесс и принять
необходимые решения…
Э. ХОНЕККЕР. Вопросы, которые поднял Михаил Сергеевич,
быстрее всего, как мне кажется, можно решить, если наши министры
вместе посмотрят, где еще имеются помехи. Для ГДР это крайне важ
но, так как доля СССР в нашей внешней торговле составляет почти
40%, а всех соцстран — 70%. И только 30% приходится на капиталис
тический мир, причем 15% из них — на развивающиеся страны.
Уже из того, что друг для друга мы крупнейшие партнеры, следует,
что у нас в нашем экспорте нет и не может быть разделения товаров
по качеству: одни — для Запада, а другие — для Востока.
Важно также завершить работу над двусторонней Концепцией
экономического и научнотехнического сотрудничества до 2000 года.
Мы утвердили ее проект на Политбюро ЦК СЕПГ еще 28 июня этого
года, но совместного решения пока так и нет. В чем тут дело? Ведь
с ней согласны и Госпланы наших стран.
Я предлагаю поручить товарищам Миттагу и Слюнькову разо
браться в этих вопросах, определить конкретные сроки и ответствен
ных, исполнителей.
М.С. ГОРБАЧЕВ. Все сказанное в этой связи говорилось с единст
венной целью — снять имеющуюся обеспокоенность. У нас не было
и нет двойного подхода к сотрудничеству с ГДР, но должен соблюдать
ся принцип взаимности.
Наши товарищи докладывают, что, к примеру, машиностроитель
ные комбинаты ГДР стремятся сотрудничать преимущественно на ста
дии научнотехнических разработок, а их реализацию берут на себя.
А потом получается, что они не заинтересованы в выпуске той или
иной продукции. Во всяком случае, у нашей стороны такое впечат
ление есть. Это и наша проблема, но и вам это следует учитывать. Мы
за то, чтобы двигать наше сотрудничество вперед.
Э. ХОНЕККЕР. То, что ты говоришь, для нас совершенно неожи
данно. Мне это не совсем понятно. Например, технический универси
тет в КарлМарксШтадте тесно сотрудничает с машиностроительным
комбинатом им. Фрица Геккерта. И там работают советские специали
сты, которые точно знают, сколько и чего производится.
124 1988 год

В ГДР вообще нет ни одного крупного предприятия, на котором


бы не присутствовали советские специалисты. Надо, видимо, вызвать
соответствующих министров. Пусть они представят конкретные дока
зательства того, что сторона ГДР получает разработки, а конечными
результатами не делится.
Со своей стороны хотел бы обратить внимание на такой факт.
По нашему совместному контракту на одном из предприятий комби
ната «Карл Цейс» изготовлялись ракеты класса «воздух–воздух».
Сейчас контракт истек. На складе все еще находятся 600 ракет. Мы
теперь не знаем, что с ними делать, поскольку никто их не берет.
А завод, видимо, придется закрывать.
М.С. ГОРБАЧЕВ. Для нас это тоже новость. Такое положение ни
куда не годится.
Правда, говорят, что наше сотрудничество с «Цейсом» несколько
осложнилось с приходом туда нового генерального директора.
Э. ХОНЕККЕР. Мне докладывали, что недавно генеральный ди
ректор товарищ Бирман побывал у своих партнеров в СССР. Ему все
показали, за исключением одной лаборатории. Как будто между нами
налажено взаимопонимание. К тому же на «Цейсе» также есть ваши
специалисты.
М.С. ГОРБАЧЕВ. Надо все же снять эту проблему, чтобы у участ
ников сотрудничества не возникало негативных настроений по отно
шению друг к другу. Я считаю, что для СССР, даже если оставить
в стороне стратегические вопросы, экономическое сотрудничество
с ГДР является необходимым и полезным.
Э. ХОНЕККЕР. Я тоже за устранение возникших недоразумений.
Со стороны ГДР нет никаких идеологических или политических пре
пятствий для развития производственной кооперации. Хочу это еще
раз подтвердить. Разумеется, такому сотрудничеству надо обеспечить
долгосрочный и стабильный характер, очень важно на основе нашей
кооперации обеспечить прорыв в области ключевых технологий, осо
бенно в микроэлектронике.
М.С. ГОРБАЧЕВ. Верно, тогда мы сможем добиться технологиче
ской независимости от Запада.
Э. ХОНЕККЕР. В том, что касается микроэлектроники, мы незави
симости уже добились. В ГДР сами добываем кремний и производим
арсенид галлия. Надо только наращивать совместное производство
компьютеров. Мы уже начали поставлять 16разрядные компьютеры
в ФРГ.
М.С. ГОРБАЧЕВ. Мы сейчас переживаем компьютерный бум. Воп
росы отраслей огромны. Нам следует, видимо, разгрузить Министерст
1988 год 125

во электронной промышленности от мелочей и оставить за ним только


элементную базу.
Будем считать, что с экономикой мы договорились, никакого кри
зиса между нами нет.
Предлагаю теперь обменяться мнениями в связи с предстоящим
визитом канцлера ФРГ Коля в СССР.
Э. ХОНЕККЕР. Согласен.
М.С. ГОРБАЧЕВ. Как нам видится, западные немцы отдают себе
отчет в том, что их отношения и с нами, и с вами представляют собой
своего рода треугольник. Это, пожалуй, хорошо. Политическая линия
в отношении ФРГ у нас с вами согласована. Можем не знать частнос
тей, но в принципе все ясно.
В контактах с ними мы всегда отстаиваем не только свои, но и ва
ши интересы. Интересы СССР и ГДР для нас равнозначны. Причем
подчас именно ваши выдвигаем на первое место. Может быть, иногда
и резко, но будем им говорить именно так.
Оценивая нынешнюю ситуацию в ФРГ, мы исходим из того, что
в западногерманском обществе произошли определенные перемены,
усилились настроения в пользу развития нормальных взаимовыгодных
отношений с соцстранами. Думаю, созрели предпосылки для того;
чтобы нам сделать новый шаг в отношениях с ФРГ. Это отвечало бы
нашей согласованной политике и на ФРГ, и на Европу в целом.
А с другой стороны, это может оказать сдерживающее влияние на ФРГ
в вопросах ее участия в западноевропейской военной интеграции
и особенно военной кооперации с Францией.
В любом случае это будет важный визит: о его результатах мы вас
подробно проинформируем…
Э. ХОНЕККЕР. Мы полностью разделяем ваш подход к отноше
ниям с ФРГ. Я информировал уже о том, что в ходе своего визита
в Бонн ни я Колю ничего не уступил, ни он мне. Однако если мы хо
тим серьезно говорить об «общеевропейском доме», то без широкого
сотрудничества с ФРГ такого разговора не получится. На сегодняш
ний день это самая крупная и сильная как в экономическом, так
и в военном плане капиталистическая держава в Европе. Еще на сове
щании ПКК в Варшаве я говорил, что нельзя делать ставку на одну из
политических сил в ФРГ, надо строить отношения с тем правительст
вом, которое в данный момент находится у руля.
Из весьма близких к Колю кругов мы получили доверительную
информацию, согласно которой в ходе своего визита в СССР канц
лер намеревается в основном решить экономические проблемы,
а уже во время твоего ответного визита в Бонн поднять политические
126 1988 год

вопросы. Дело в том, что сейчас он вынужден действовать с посто


янной оглядкой на результаты президентских выборов в США.
С другой стороны, и в самой ФРГ ситуация довольно противоречива.
Несмотря на высокий уровень безработицы, страна переживает
экономический подъем. В последнее время чаша весов постоянно
колеблется в сторону то СДПГ, то ХДС/ХСС. И хотя почти на всех
последних выборах в земельные парламенты ХДС несла потери,
а СДПГ прибавляла, шансы их примерно равны, а резервуары из
бирателей обеих сторон составляют около 40%. По словам социал
демократов Лафонтена, Энгхольма и Шрёдера, с которыми мы
в последнее время беседовали, если в ближайшем будущем произой
дет падение конъюнктуры, то СДПГ может рассчитывать на победу
на выборах в бундестаг 1991 года в коалиции либо с «зелеными», либо
с СвДП.
В ХДС царит неясность — кто будет следующим кандидатом пар
тии на пост канцлера: Коль или Шпэт. СДПГ пытается набирать
очки, выдвинув лозунг «Правительство Коля — правительство бо
гачей». Тщательный анализ итогов последних выборов в парламент
показывает, что вопросы безопасности, разоружения отошли на вто
рой план. Людей волнуют в основном проблемы экономической
защищенности. Предложенный недавно министром финансов
Штольтенбергом проект налоговой реформы встретил дружную кри
тику со стороны не только СДПГ и зеленых, но и Штрауса, так что
документ пришлось срочно корректировать.
Серьезные вопросы встают в связи с планами создания единого за
падноевропейского рынка, которые вызывают тревогу даже в США.
В начале этого года в ходе нашей беседы в Париже Миттеран говорил
мне, что западные немцы ведут себя заносчиво, хотя особых основа
ний для этого нет, ведь Франция, мол, не слабее ФРГ. Примерно в том
же духе высказывается и Маргарет Тэтчер.
М.С. ГОРБАЧЕВ. А де Мита вообще заявляет, что Италия — наи
более динамично развивающаяся страна Запада.
Э. ХОНЕККЕР. Это говорит о том, что между западными европей
цами сохраняются разногласия. Именно поэтому, на наш взгляд, Коль
будет стремиться к тому, чтобы в Москве добиться как можно больше
экономических результатов.
И все же мы считаем, что страны ЕЭС в итоге договорятся между
собой. Они уже ввели универсальную расчетную единицу — экю, ко
торая получит хождение наряду с национальными валютами. Чтобы
не быть голословным, хочу передать тебе в качестве сувенира монету
достоинством в 50 экю.
1988 год 127

М.С. ГОРБАЧЕВ. Спасибо. Кстати, а почему бы нам не ввести


в СЭВ единую валюту?
Э. ХОНЕККЕР. Мы не против этого, но считаем, что пока это де
ло нереальное. В рамках СЭВ мы представляем собой коллектив,
внутри которого идет товарообмен. Однако специфика каждой стра
ны, в частности ценообразование, своя. Другое дело, когда у нас
будет создан общий товарный рынок.
М.С. ГОРБАЧЕВ. Может быть, наши товарищи встретятся по этому
вопросу?
Э. ХОНЕККЕР. Хорошо, мы за предварительные консультации.
Пока же, как мы считаем, нам следует создавать организацию объе
диненных социалистических государств Европы. Надо уже сейчас
продумывать дальнейшие этапы нашего развития вне зависимости
от того, все ли наши страны согласятся с этой идеей или нет.
Господство транснациональных монополий в Западной Европе
значительно упрощает создание таких форм политической интегра
ции, как, например, Европарламент. К этому следует добавить, что
к 1992 году страны ЕС не будут иметь между собой границ.
С согласия стран — членов СЭВ ГДР установила дипотношения
с ЕС и таким образом впервые добилась того, что ФРГ, как член сооб
щества, вынуждена была признать ГДР «заграницей».
М.С. ГОРБАЧЕВ. Мы постоянно чувствуем с западногерманской
стороны зондаж: а не удастся ли в ходе предстоящего визита вывес
ти нас на какието новые подходы к западноберлинской пробле
матике. Лезут к нам по поводу Четырехстороннего соглашения,
которое проверено жизнью. Так что мы подтвердили наши позиции,
а если возникнет чтото новое, то все равно никаких обещаний
давать не будем.
Э. ХОНЕККЕР. ФРГ хочет добиться признания Западного Берли
на в качестве федеральной земли. Правда, после вашего ответа на па
мятную записку трех западных держав по воздушному сообщению,
с которым мы полностью согласны, в Бонне, похоже, наступило от
резвление.
Когда я был с визитом в ФРГ, Коль тоже поднимал этот вопрос.
Я сослался на четырехстороннее соглашение по Западному Берлину.
Он попытался меня поправить, заявив, что соглашение касается все
го Берлина. вы ошибаетесь, сказал я ему; если внимательно прочитать
текст этого документа, вы нигде не найдете слова «Берлин». Зато за
падные секторы Берлина встречаются часто. И еще я подчеркнул, что
ФРГ должна бы только радоваться тому, что, благодаря соглашению,
в Центре Европы наконецто воцарилось спокойствие.
128 1988 год

М.С. ГОРБАЧЕВ. Да, ФРГ постоянно нарушает Четырехсторон


нее соглашение. Вот и сейчас западные немцы добиваются включения
в состав делегаций бундестага ФРГ депутатов от Западного Берлина.
Э. ХОНЕККЕР. Это верно. Однако, если вы будете твердо высту
пать против этого, то встретите поддержку трех так называемых за
падных державзащитниц. В последнее время они очень чувствитель
но реагируют на малейшее ущемление их прав в Западном Берлине.
Например, недавно они отклонили даже просьбу западноберлинского
правящего бургомистра об отмене утратившего всякий смысл поста
новления союзнической комендатуры конца 40х годов о введении
смертной казни за ношение холодного оружия. Так что при всех раз
ногласиях США, Англия и Франция едины в одном — в стремлении
сохранить свои позиции в Западном Берлине.
Суммируя сказанное, хочу отметить, что Коль, на мой взгляд, впол
не приемлемый партнер по переговорам. Правда, ему не всегда хвата
ет политической самостоятельности и глубокого знания проблем.
М.С. ГОРБАЧЕВ. Геншер выигрывает на фоне столь нечетких
позиций канцлера.
Э. ХОНЕККЕР. Да, он более самостоятельно выступает за разви
тие отношений между Востоком и Западом.
М.С. ГОРБАЧЕВ. Если у нас еще что будет перед визитом Коля,
мы тебя проинформируем. Если нет, вместе обсудим итоги визита.
Думаю, что действуем правильно как в контексте Восток–Запад, так
и в контексте двух германских государств.
Э. ХОНЕККЕР. Полностью с этим согласен.

Архив ГорбачевФонда. Фонд № 1, опись № 1


Из беседы М.С. Горбачева
с представителями журнала «Шпигель»
20 октября 1988 года

Р. АУГШТАЙН. Мы надеемся, что весной будущего года вы посетите


с визитом Федеративную Республику Германия и сможете там уви
деть, что доверие к сотрудничеству между народами, к его ценности
очень сильно возросло. Мы думаем, что само по себе это является
большим достижением. Господин Генеральный секретарь знает нашу
землю не только по официальным визитам. Нам известно, что, буду
чи секретарем Ставропольского крайкома, вы прогуливались в толпе
федеральных немцев, и они вас не узнавали...
М.С. ГОРБАЧЕВ. Интересная была поездка, хотя и непростая.
Почему? Вот бывший посол помнит этот мой приезд во главе делега
ции. Это ведь совпало с 30летием разгрома фашизма. Мне особенно
запомнилась дискуссия у одной бензоколонки под Франкфуртомна
Майне (далее М.С. Горбачев воспроизвел эпизод, о котором ранее рас
сказал Президенту ФРГ Р. фон Вайцзеккеру).
Р. АУГШТАЙН (в ответ на воспоминание о том, как было дело
с разделом Германии в 1945 году). Мы, конечно, сейчас не сможем по
вторить всю историю, обсудить все исторические факты. Я с вами
полностью согласен в отношении планов США и Англии о разделе
Германии, которые не имели ничего общего с планами СССР. [...]

Архив ГорбачевФонда. Фонд № 1, опись № 1


Из интервью М.С. Горбачева
журналу «Шпигель»
20 октября 1988 года

Вопрос. Германский вопрос — является ли он еще открытым?


Ответ. Об этом мне уже приходилось говорить и публично, и на
встречах с государственными деятелями ФРГ. И я лишь могу еще раз
подтвердить сказанное ранее по этому вопросу.
Вместе с тем хочу со всей определенностью подтвердить: не может
быть разных мнений о том, что судьба немцев неразрывно соединена
с судьбами всей Европы, с прогрессом ее в условиях полной безопас
ности всех и каждого, то есть с перспективами строительства «евро
пейского дома».
Любые попытки размыть границы между суверенными германски
ми государствами, тем более силовые эксперименты в этой области,
неприемлемы, а то и катастрофичны. В таких вопросах должна быть
полная ясность...

Горбачев М.С. Избранные речи и статьи. М., 1990. Т. 7. С. 63.


40
Беседа М.С. Горбачева с Г. Колем
24 октября 1988 года

[…] М.С. ГОРБАЧЕВ. В силу влияния Европы в мире то, что мы с ва
ми будем делать, должно быть понятно и США, и Канаде. Понятно
нашим союзникам, всем другим...
Г. КОЛЬ. Между нами существуют трудные реальности, но с ними
нужно жить. Я имею в виду не идеологические, а психологические
моменты. Вторая мировая война явилась трагедией для наших наро
дов. Ужасно тo´, что немцы причинили народам Советского Союза.
Ужасно и тo´, что немцам пришлось испытать в конце войны. Этого
нельзя забывать, на этих реальностях надо учиться.
К реальностям относится и то, что после войны были передвинуты
государственные границы. Реальность и то, что мы потеряли треть
Германии, что наша страна разделена.
Но реальностью является Московский договор, а также договоры,
подписанные в Варшаве и Праге. Московский договор является их
прародителем. Я всегда говорил, что договоры должны соблюдаться.
Есть проблемы, по которым у нас нет согласия. И мы должны при
нимать этот факт к сведению. Мы, немцы, говорим, что раздел не по
следнее слово истории. Мы, реалисты, считаем, что война не является
средством политики. Изменения, о которых мы говорим, возможны
лишь мирными средствами и совместно со своими соседями. Ждать
придется, может быть, очень долго. Однако надо видеть, что это не ре
цидив реваншизма. Когда мы говорим, что нация едина, то имеем
в виду шанс, который может открыться через несколько поколений.
Мы знаем, что у вас другое мнение. Но если видеть, что мы разъ
единены и что признание этого состояния вместе с надеждами на его
изменение не является реваншизмом, то само по себе это уже будет
132 1988 год

шагом вперед. Конечно, речь идет о задаче не нашего поколения.


Но мы должны идти в Европе на сближение. И, может быть, нашим
внукам будет предоставлен тот шанс, о котором я говорил.
Реальностью является и Берлин, который, как мне кажется, дол
жен быть полностью включен в процесс развития наших отношений.
Четырехстороннее соглашение показало, что может быть прочной ос
новой. При его строгом соблюдении и полном осуществлении долж
ны быть найдены практические и разумные урегулирования и для еще
не решенных вопросов.
Может быть, сегодня мы еще не сможем обо всем договориться.
Но пройдет какоето время, вырастет доверие, и невозможное может
стать реальностью.
Мы подготовили соглашение о сотрудничестве в области охраны
окружающей среды. Нас попросили прислать номера почтовых ящи
ков возможных западноберлинских участников этого соглашения.
Неловко фамилию известного ученого заменять номером почтового
ящика. Но мы решили на это пойти, чтобы не сорвать подписание
соглашения. Со временем такой вариант развязки себя, наверное,
изживет. И мы найдем чтонибудь более приемлемое, отвечающее
интересам обеих сторон.
Вы говорили о выживании Европы с точки зрения экологии.
Согласен с вами и в том, что СССР и ФРГ уже сейчас могли бы осу
ществлять эффективные меры для решения нарастающих острых про
блем. Примером может служить Чернобыль. Нам он обошелся
в 600 млн марок.
М.С. ГОРБАЧЕВ. А нам в 5 млрд рублей, да и это, пожалуй, еще
не все.
Г. КОЛЬ. Надо сотрудничать в области совершенствования атом
ной энергетики, повышения безопасности АЭС. Это соответствовало
бы, как интересам наших государств, так и всей Европы. Если на пути
развития нашего сотрудничества появится такая реальность, как спис
ки КОКОМ, то мы можем поговорить и о том, как сделать так, чтобы
они нам не мешали. Соответствующее решение можно будет найти.
М.С. ГОРБАЧЕВ. Вы затронули важную часть нашего диалога,
без прояснения которой нам не удастся открыть новую главу во взаи
моотношениях. Я готов к личным контактам, к открытому обсужде
нию всех вопросов.
Г. КОЛЬ. Именно так я и подхожу к нашему диалогу.
М.С. ГОРБАЧЕВ. И, конечно, не только сегодня пытаюсь понять
ситуацию в Европе, разобраться в тех реальностях, которые нам доста
лись в наследство. Сначала о самых болезненных реальностях, кото
1988 год 133

рые сложились после войны. Не может быть двух мнений: мы — за хо


рошие отношения с двумя германскими государствами на здоровой
и долговременной основе. У нас союзнические отношения с ГДР. И мы
ведем линию на то, чтобы были добрые отношения с ФРГ. Что касает
ся советскозападногерманских отношений, то, как я уже говорил, са
мый трудный период остался позади. Это создает предпосылки к тому,
что мы можем выйти на новый уровень отношений. И в ФРГ в широ
ких массах происходят позитивные изменения по отношению к СССР.
Г. КОЛЬ. Да, вы правы.
М.С. ГОРБАЧЕВ. Это очень важно. Теперь о других реальностях,
которые оставила война. Должен сказать, что нам понятны пережива
ния немецкого народа. Но что поделаешь — историю не перепишешь.
В интервью «Шпигелю» я не зря вспомнил беседу с хозяином бензо
колонки под ФранкфуртомнаМайне. Она сидит во мне.
Но история так распорядилась, что сложились эти реальности.
И то, как вы подметили, что Московский и другие договоры — реаль
ности. Это тоже реальность.
В духе той же откровенности скажу. Когда говорят что, мол, вопрос
объединения открытый, когда хотят его решать на уровне политиче
ского мышления 40–50х годов, это вызывает реакцию не только у нас,
но и у ваших соседей на Западе. С одной стороны, признаются реаль
ности, а с другой — все время реанимируется прошлое. И это есть
не только в обществе. У политиков тоже ностальгия. И не только мы
этот видим.
За этим столом много нас проверяли — представители Востока
и Запада, — какова позиция Советского Союза. И возникал вопрос
о доверии. Можно ли доверять правительству, если оно сохраняет пре
тензии к своим соседям, а не только недовольно итогами войны?
Г. КОЛЬ. Это не одно и то же.
М.С. ГОРБАЧЕВ. Господин канцлер, у всех есть понимание про
блемы разделенных семей и многого другого. Но есть реальности.
Есть проблема Западного Берлина. Никто не ставит перед собой
цель превратить его в мертвый город. Но что означают попытки под
брасывать тему Берлина как земли ФРГ? Когда это появляется на поли
тическом горизонте, сразу же возникает реакция и с нашей, и с других
сторон. Главная ваша мысль верна — это реальность. И никак нельзя не
считаться с тем, что это реальность. И вы, и мы не можем не считаться.
Иначе это будет тянуть назад.
А надо вместе сотрудничать, сближаться. Мы готовы и к дружбе
с ФРГ. И пусть история опять распорядится. Но не будем навязывать ей
модели. Это не только бесполезное занятие, но и осложняет отношения.
134 1988 год

Во многих странах эту ностальгию, эти претензии связывают


и с нюансами отношения ФРГ к проблемам разоружения, в том чис
ле обычных вооружений, тактического ядерного оружия. В ФРГ чаще
говорят, что разоружаться должны СССР, страны Варшавского Дого
вора. А со стороны ФРГ меры разоружения должны, мол, носить
символический характер. И это говорится тогда, когда зарождается
какойто переговорный процесс в сфере разоружения. Это вызывает
тревогу.
Г. КОЛЬ. Могу ли я внести одно предложение? Может быть, Ген
шер и Шеварднадзе смогут обсудить некоторые более совершенные
формы вовлечения Западного Берлина в сферы нашего двусторонне
го сотрудничества. Я имею в виду, прежде всего, чисто практические
дела, которые позволили бы избежать бюрократической волокиты
или использования всяческих «заумных» развязок.
М.С. ГОРБАЧЕВ. Пусть поговорят на основе строгого соблюдения
Четырехстороннего соглашения.

Архив ГорбачевФонда. Фонд № 1, опись № 1


Докладная записка А.С. Черняева
о реакции Западной Европы
на визит Г. Коля в Москву
28 октября 1988 года

Михаил Сергеевич!
Ю.А. Квицинский общался все эти дни с немцами и сообщает.
Коль и мадам Коль безоговорочно удовлетворены результатами
визита. Особенно глубокое «личное» впечатление на них произвел ве
чер в узком кругу. Мадам, правда, говорила, что она перед этим очень
волновалась. Но когда встретила такое радушие и открытость, такое
понимание «ее положения», она сразу приободрилась и, кажется, дер
жалась «как нужно» и «вроде понравилась».
Коль на эту тему (и даже интервьюеру во время посещения Дани
лова монастыря) добавил такой нюанс: он очень хотел, но не рассчи
тывал на то, чтобы Горбачев разговаривал с ним не только как госу
дарственный деятель, а и «как человек». И это произошло, что его
особенно «очаровало». Горбачев разговаривал с ним как человек, ко
торый хорошо чувствует и психологическую атмосферу, личностную
ситуацию, показал, что умеет строить доверие не только на основе
объективных императивов, государственной заинтересованности,
но и в плане чисто человеческом.
Окружение Коля очень внимательно следило за реакцией союзни
ков по НАТО и детально ему докладывало. Коль опасался, что ему
«может влететь», когда вернется домой. Насторожило его выступле
ние двух французских газет («Котидьен де Пари» и «Фигаро»), кото
рые не намеками, а прямым текстом писали, что характер визита ста
вит под сомнение верность Коля союзническим обязательствам. Эти
же подозрения нашли отражение в ядовитых вопросах, которые Колю
задавали во время прессконференции на Зубовской площади фран
цузские корреспонденты: мол, хорошо! вы столько надавали русским,
136 1988 год

а что получили взамен? Несколько узников совести, которых русские


обещали отпустить? Или: а как же теперь быть с франкогерманским
альянсом, совместной армией и другими обещаниями в отношении
французов? Не изменил ли Коль теперь крен — с французского Запа
да на советский Восток? Обратил Коль внимание и на аналогичные
намеки в американской прессе и со стороны американских диплома
тов. Успокоило, впрочем, его то, что англичане среагировали доволь
но спокойно, хотя именно от них он ожидал резкостей.
Из разговоров Квицинский ухватил, что май для ответного визита
назван был Колем не случайно. Тут своя тактика. Коль как раз дово
лен, что в промежутке между двумя его встречами с Горбачевым съез
дят в СССР французы, и с американцами будут контакты, может
быть, «и с другими». Ему тогда будет легче вести дела с нами, отби
ваться от подозрений.
Что касается экономической части, то и у Коля, и у министров,
и у промышленников большое удовлетворение и большие надежды.
Они рассчитывают на серьезность со стороны советских партнеров.
Судя по всему, готовят дополнительные большие проекты к вашему
визиту.
Квицинский уловил твердое нежелание немцев связывать себя
с Западной Сибирью. К Кольскому полуострову интерес большой.
Предлагают создать совместную комплексную советскогерманскую
комиссию по решению всех проблем, связанных с этим проектом.
Мадам удивлена и немножко раздосадована тем, что ее подарок
детской больнице не нашел никакого отражения в советских средст
вах массовой информации, а она «так к этому готовилась». Никто из
официальных лиц не присутствовал. Правда, работники больницы,
директор, больные приняли ее очень подоброму. Повидимому, надо
попросить Лиханова (руководитель Детского Фонда) написать ей
письмо и найти способ рассказать и о посещении, и о подарке в на
шей печати.
Михаил Сергеевич!
От Шахназарова я узнал, что он проявил инициативу с передачей
Хонеккеру записей ваших бесед с Колем (кстати, не зная еще их со
держания!).
Мое мнение: не надо этого делать. Вопервых, прецедент. Вовторых,
дело даже не в содержании, хотя и по этой части не все ему следует знать,
особенно об атмосфере бесед. Хонеккер может сделать совсем не нуж
ные нам «идеологические» выводы (по части подозрительности в смыс
ле «ортодоксии») и прагматические (мол, «и я теперь могу идти куда
смелее»).
1988 год 137

Послать в усеченном виде опасно, так как из ФРГ может быть


утечка (за содержание которой мы, естественно, не отвечаем).
И вообще, у нас всетаки своя политика, отнюдь не идентичная
хонеккеровской. Она хорошо просматривается в том, что и как вы
говорили Колю. И зачем нам себя связывать?
Сегодня к Хонеккеру летит Бондаренко. Я согласился, чтобы он
передал ему привет от вас.

Архив ГорбачевФонда. Фонд № 2, опись № 2


1989 год
Беседа М.С. Горбачева
41
с Х.4Й. Фогелем
11 апреля 1989 года
(В беседе приняли участие с немецкой стороны Э. Бар
и А. МайерЛандрут, с советской — В. Фалин)

М.С. ГОРБАЧЕВ. Сердечно приветствую в Москве членов руководст


ва Социалдемократической партии Германии. Вчера состоялось сим
воличное событие, которое свидетельствует о новом качестве отноше
ний между нашими партиями. Я имею в виду открытие в Москве по
стоянного представительства Фонда Фридриха Эберта.
Эти отношения прошли большой путь. Вначале, в ходе первых
контактов, мы обсуждали проблемы послевоенного урегулирования.
Затем темой наших бесед стала общая забота об укреплении мира.
Теперь мы сопоставляем наш опыт, сравниваем идеи, обмениваемся
мнениями. Прямо скажу, мы доверяем нынешнему руководству
СДПГ, ценим наше сотрудничество. После такого заявления я могу
уже больше ничего не говорить. Все остальное детали.
Х.4Й. ФОГЕЛЬ. Большое спасибо. С удовольствием принимаю
ваши слова. Со своей стороны хотел бы сказать, что и мы испытыва
ем к вам полное доверие. Может быть, это звучит несколько выспрен
не, но мы считаем, что, именно благодаря вам, членам руководства
вашей партии, избранным в последнее время, мы являемся свидете
лями процессов, которые изменяют мир. […]
М.С. ГОРБАЧЕВ. Мы ничего не могли бы сделать в одиночку, если
бы в этих процессах не принимали участие другие, в том числе и ваша
партия. Вот мы ведем диалог с США, говорим, что процесс осмысле
ния американской администрацией современных внешнеполити
ческих реальностей затянулся. Но, какие бы сложности здесь ни воз
никали, мы понимаем, что без США, без их вклада в оздоровление
и перестройку международных отношений нормализовать обстановку
в мире не удастся. Речь идет, таким образом, о нашей общей задаче.
142 1989 год

Х.4Й. ФОГЕЛЬ. Применительно к СДПГ можно было бы следу


ющим образом конкретизировать эту мысль: наша сегодняшняя поли
тика была бы невозможной без Московского договора, без «восточной
политики». Наконец, без таких людей, как Вилли Брандт, который
просил меня передать вам свои сердечные приветствия, как Валентин
Фалин и Эгон Бар, сидящие за этим столом.
М.С. ГОРБАЧЕВ. Главное, что эти люди успешно пережили то
время и продолжают активно работать дальше.
Х.4Й. ФОГЕЛЬ. У них еще, как минимум, двадцать лет впереди.
М.С. ГОРБАЧЕВ. Одним словом, надежный народ. Дело, в кото
ром они принимали участие, было поистине поворотным.
Х.4Й. ФОГЕЛЬ. За него пришлось бороться, и бороться упорно.
Сегодня мы с удовлетворением констатируем: те люди у нас в ФРГ,
которые тогда сопротивлялись этим процессам, сегодня перешли на
совершенно иные позиции.
М.С. ГОРБАЧЕВ. У меня на памяти, как напряженно шло голосо
вание в бундестаге по этим вопросам.
Х.4Й. ФОГЕЛЬ. Вы говорили о перестройке, о трудностях в ее осу
ществлении. Мы с большой симпатией следим за процессами, кото
рые происходят в вашей стране, желаем вам всяческих успехов, так как
эти успехи не только в ваших, но и в наших интересах. Хотел бы пере
дать вам публикацию, только что подготовленную нашей партией.
Здесь подборка выдержек из ваших выступлений. (Передает Горбачеву
брошюру.) Это тоже вклад СДПГ в перестройку.
М.С. ГОРБАЧЕВ. Когдато я читал понемецки, с разговорной
речью сложнее. Мне кажется, что я доставлял удовольствие людям,
когда в ФРГ или в ГДР пытался говорить понемецки.
Х.4Й. ФОГЕЛЬ. Мы только что вернулись из Соединенных Шта
тов. У меня сложилось впечатление, что и там ответственные полити
ческие круги сегодня более позитивно относятся к перестройке. Это
показали наши беседы с Бушем, Бейкером, конгрессменами. Совсем
недавно в этом же духе выступил перед членами Комиссии по ино
странным делам Сената США один из лучших знатоков советско
американских отношений Джон Кеннан. Его выступление было
встречено членами Комиссии овациями. Хотел бы передать вам текст
этого выступления, а также номер журнала «Тайм» со статьей под при
мечательным заголовком «Холодная война закончилась». (Передает
Горбачеву материалы.) [...]
М.С. ГОРБАЧЕВ. Хотел бы отметить, что в изменениях, свиде
телями которых мы являемся, большая заслуга западногерманской
социалдемократии. Прежде всего в том, что после такой ужасной
1989 год 143

войны, столь дорого обошедшейся и нам, и вам, благодаря усилиям


советских руководителей, Вилли Брандта отношения между нашими
народами были нормализованы. Без этого не было бы ни Хельсинки,
ни современного развития в целом.
Меня подозревают в том, что я хочу похоронить Хельсинкский
процесс, выдвигая идею «общеевропейского дома». О таких опасени
ях на Западе мне както говорил Эгон Бар. Мы также не хотим вытес
нить из Европы Соединенные Штаты Америки, о чем иногда говорят.
Это было бы иллюзией. Мы прочно стоим на почве реальной поли
тики. А только с таких позиций возможно продвижение вперед.
Хельсинкский процесс развивается, он достиг нового уровня, созда
ются новые механизмы общения, обмена не только товарами,
но и идеями.
Х.4Й. ФОГЕЛЬ. В 1983 году Юрий Андропов сказал мне в беседе,
что между нашими народами существуют «кровные связи». Я не по
нял сразу, что он имеет в виду, однако потом я подумал о 20 млн совет
ских людей, о миллионах немцев, погибших в последней войне. Это
большое достижение — в большей степени ваше, чем наше, — что
спустя 40 лет нам удалось преодолеть прошлое.
М.С. ГОРБАЧЕВ. Главное, что дерево советскозападногерманских
отношений начало давать новые побеги. Следовательно, у этого дерева
есть сильные корни. Об этом я говорил и с Вайцзеккером, и с Колем.
Мне представляется, что все политики — и у нас, и у вас — хорошо осо
знают значение наших отношений для Европы, для всего мира.
Х.4Й. ФОГЕЛЬ. Согласен с вами.
М.С. ГОРБАЧЕВ. Знаю, что в ФРГ есть колеблющиеся в этом
вопросе, коекто опасается, как бы развитие советскозападногер
манских отношений не вызвало подозрений у союзников, у Фран
ции. Ничего, время и факты реальной политики покажут, что альтер
нативы этому курсу нет. Мы говорим о том, что собираемся открыть
новую страницу в наших отношениях, однако процесс этот идет под
час трудно, страницу заполнять оказалось не так уж легко. Я говорил
на эту тему с нашим послом Квицинским. Вы знаете этого человека
как активного поборника развития всесторонних контактов между
СССР и ФРГ. Кстати, это относится и к присутствующему здесь
послу МайерЛандруту.
Так что не все у нас здесь пока ладится. Когда чтото не получает
ся, ищут козла отпущения. Что ж, пусть пока ими будут наши послы
(Оживление.)
Х.4Й. ФОГЕЛЬ. Я хотел бы продолжить тему преодоления прошло
го. Почему мы так мало говорим о примирении между нашими наро
144 1989 год

дами? Ведь смогли же немцы подвести черту под прошлым с францу


зами, поляками, израильтянами. Двадцать миллионов погибших со
ветских граждан во Второй мировой войне на совести немецкого пра
вительства, на нашей совести. В 1991 году исполнятся 50 лет с 22 июня
1941 года. Почему бы в этой связи не подумать о том, чтобы поставить
у нас памятник советским солдатам, погибшим в Германии, а в каком
либо подходящем месте в Советском Союзе памятник тем молодым
немецким солдатам, которые погибли у вас, пускай в несправедливой
войне, выполняя неправедный приказ. Памятник тем молодым лю
дям, которые, говоря субъективно, шли в свой последний бой с чистой
совестью. Такой акт затронул бы чувства людей наших стран, показал
готовность новых поколений, выросших после войны, подвести раз
и навсегда черту под трагическим прошлым. Уверен, что людям нужны
такие символы.
М.С. ГОРБАЧЕВ. Этот вопрос нужно серьезно обдумать. Здесь
есть сомнения не столько политического свойства, сколько эмоцио
нального.
Например, где можно было бы поставить такой памятник? Под
Вязьмой, где все было выбито? Как люди отнесутся к этому? Не ска
жут ли они нам: здесь все было уничтожено, а вы ставите памятник?
Давайте не спеша, очень внимательно обдумаем это предложение.
Я сейчас не готов дать ответ. Еще раз повторяю, в политическом пла
не это предложение заслуживает внимания, но здесь есть очень силь
ный эмоциональный аспект.
Конечно, солдат остается солдатом. Но какие жертвы! Я думаю,
что, например, в Белоруссии осуществить это предложение было бы
невозможно. Политический смысл предложения я вижу в том, чтобы
выразить убеждение наших поколений никогда не допустить повторе
ния прошлого. Но при этом не надо приукрашивать того, что было,
не изображать прошлое в розовых тонах, помнить о трагедии.
Х.4Й. ФОГЕЛЬ. У нас есть еще время подумать.
Прошу вас сказать несколько слов о процессе разоружения…
М.С. ГОРБАЧЕВ. Чего хотят в этой связи немцы? Если «третьего
нуля», то мы готовы к этому. Надо дополнить процесс переговоров
по обычным вооружениям переговорами по тактическому ядерному
оружию. Иначе так и будем подозревать друг друга.
Не утратили, на наш взгляд, своей актуальности, не ушли на задний
план и наши идеи и соображения, связанные с зонами, свободными
от ядерного и химического оружия. Все это вписывается в рамки про
цесса разоружения, все это его важные элементы, особенно там, где
не удается сразу выйти на крупные решения. Так что давайте сотруд
1989 год 145

ничать. То, что этими проблемами занималась наша совместная рабо


чая группа, — хорошо, это нам помогло. Но она должна работать и
дальше. Может быть, создать новую группу по проблеме «общеевро
пейского дома». Это также интересный вопрос. Говорят в этой связи,
что предложения Горбачева по «общеевропейскому дому» носят раз
мытый характер. Но тут есть одна хитрость: пусть на эту тему выска
жутся и другие. Мы считаем, что бригада строителей этого дома долж
на быть общеевропейской. Здесь есть свои реальности, это НАТО
и Варшавский Договор.
Х.4Й. ФОГЕЛЬ. Каждому дому нужны несущие стены. Эти орга
низации таковыми являются.
М.С. ГОРБАЧЕВ. Почему бы нам их не политизировать? Пускай
военные встречаются друг с другом, дискутируют. Мне кажется, что
сам процесс Вены будет способствовать снижению конфронтации.
Кстати, это могло быть еще одной темой для нашей рабочей группы.
Другой вопрос — перспективы развития ЕЭС и СЭВ. Важно, чтобы
интеграционные процессы, идущие в обеих частях Европы, не разо
шлись. Западная и Восточная Европа располагают всеми необходимы
ми ресурсами. Их не надо искать за тридевять земель. Важно не терять
время, идти от реального и, конечно, избегать любых действий, кото
рые могли бы дестабилизировать обстановку. Надо отказываться
от психологии, строящейся на принципах «холодной войны», когда
чем хуже соседу, тем лучше для меня. Сегодня принципом должно
стать: если плохо комуто, то плохо и мне. Таков один из постулатов
нового мышления.
Х.4Й. ФОГЕЛЬ. Что касается разоружения, то этот процесс обрел
сегодня свою динамику, благодаря прежде всего вашим идеям. Хотя
должен заметить, что социалдемократическое правительство не от
дало бы вам так просто инициативу в этих вопросах.
М.С. ГОРБАЧЕВ. Так берите власть в свои руки.
Х.4Й. ФОГЕЛЬ. Мы стараемся.
М.С. ГОРБАЧЕВ. Разумеется, это ваше внутреннее дело. Что каса
ется нас, мы будем сотрудничать с Федеративной Республикой при
любом правительстве.
Х.4Й. ФОГЕЛЬ. Примечательно недавнее высказывание Гудпей
стера, главкома НАТО в 60–70годы, о необходимости сокращения
вооруженных сил НАТО и Варшавского Договора до 50% нынешнего
уровня НАТО. Так что за последнее время в США слышишь все боль
ше хороших новостей.
М.С. ГОРБАЧЕВ. К сожалению, такие высказывания не всегда
имеют практические последствия. Кстати, такой же опыт мы собрали,
146 1989 год

осуществляя нашу политику перестройки и гласности. Некоторые


предложения, высказанные в ходе нашей предвыборной кампании,
зачастую не имеют практического значения. Иногда кажется даже,
что коекто видит смысл демократии в том, чтобы выпускать пары…
Наша концепция — это концепция социалистической демокра
тии. Процессы демократизации идут не только в политической, но
и в экономической сферах. Последнее в условиях частной собствен
ности, видимо, особенно трудно осуществить. Мы же хотим, ис
пользуя новые формы в политике и экономике, сделать главным
действующим лицом человека труда, дать ему возможность не толь
ко выполнять принятые решения, но и непосредственно участвовать
в их выработке.
Х.4Й. ФОГЕЛЬ. Это как раз все то, о чем мы говорим в проекте на
шей новой партийной Программы. (Передает М.С. Горбачеву проект
новой программы СДПГ.) Один из ее важных разделов посвящен про
блеме участия трудящихся в управлении производством и обществом.
М.С. ГОРБАЧЕВ. Национализировав частную собственность, мы
создали возможность для преодоления отчуждения человека. Однако
командноадминистративная система не позволила ликвидировать
это отчуждение на практике — ни в экономике, ни в политике.
X.4Й. ФОГЕЛЬ. Человек больше зависит от функционера, чем от
собственности.
М.С. ГОРБАЧЕВ (листает проект Программы). Мне нравится
раскованность языка проекта. Многие его формулировки совсем как
наши.
X.4Й. ФОГЕЛЬ. Но не забывайте, пожалуйста, что нам уже 126 лет,
мы старше вас.
М.С. ГОРБАЧЕВ. В свое время я говорил Вилли Брандту, которого
очень уважаю и с которым мы обмениваемся письмами: когда же мы
начнем поворот от раскола 1914 года. Сколько мы потеряли изза этого.
Думаю, что и фашизм не смог бы прийти в 30е годы к власти
в Германии, если бы рабочее движение было едино. Время сейчас
такое, что нужно всемерно развивать наше сотрудничество. Разуме
ется, не выдавая при этом желаемое за действительное.
Э. БАР. Не будем спорить об идеологиях, давайте решать практи
ческие вопросы там, где это возможно.
М.С. ГОРБАЧЕВ. Мы изучаем ваш опыт, опыт других стран с социал
демократической традицией.
X.4Й. ФОГЕЛЬ. Хотел бы в свою очередь высказать несколько за
мечаний по вопросам разоружения. В целом между нами и правитель
ством здесь существует больше согласия, чем когдалибо в прошлом.
1989 год 147

Есть различия в трех вопросах. Вопервых, мы предлагаем, чтобы


параллельно с Веной шли переговоры по тактическому ядерному ору
жию. Правительство вроде тоже за это, но вынуждено оглядываться
на союзников, а те говорят: не спешите. Мы считаем, что «третий
ноль» был бы наилучшим решением42. Но можно было бы пойти и
на такой шаг, как определить здесь общие потолки, которые были бы
меньше числа имеющихся на сегодняшний момент «лэнсов»43. Мы
выступаем против модернизации, поскольку считаем, что под видом
модернизации произошла бы замена существующего оружия качест
венно новым, к тому же более дальнобойным. Правительство видит,
что настроения против модернизации широко распространены в об
щественном мнении страны, и стремится выиграть время.
М.С. ГОРБАЧЕВ. Модернизация вызвала бы огромный скандал.
Ведь что получается: мы ликвидировали ракеты с радиусом действия
от 500 км и выше, а теперь хотят поставить на вооружение ракеты
дальностью до 495 км. Это было бы чистым надувательством.
В.М. ФАЛИН. Кстати, по Договору по РСМД мы убрали ракеты
с дальностью даже менее 500 км.
М.С. ГОРБАЧЕВ. В США не хотят переговоров, так как американ
ский ВПК уже развернул программу новых вооружений. У нас есть
информация, но не от американцев, о том, что в Белом доме обсуж
дали вопрос, как быть с перспективами процесса разоружения, как
отнестись к нашей перестройке. Самый большой противник дальней
шего расширения отношений с нами — это ВПК. Его руководители
опасаются, что если процесс разоружения пойдет дальше, то вырастет
безработица. Они также не знают, что делать со своей наукой. Возник
целый конфликт между администрацией и наукой, обслуживающей
ВПК. Американцы рассчитывали на то, что Советский Союз откроет
свой внутренний рынок для массовых поставок товаров ширпотреба
из США. А Советский Союз мучается, но не идет на это. Западный же
рынок забит товарами. Поэтому перестройка для них неприемлема.
Предстоит борьба.
Какие идеи выдвигают в этой связи американцы? Бжезинский, в ча
стности, рассуждает таким образом: социализм может существовать
или как сталинская диктатура, или как анархия, которую, с его точки
зрения, Советский Союз переживает на данном этапе перестройки.
Проводится и такая мысль: стоит ли связываться с Советским Союзом,
если результаты перестройки пока непредсказуемы? К сожалению,
на эту удочку попадаются и немецкие деловые круги, причем даже
в большей степени, чем французы и англичане. Говорят, лучше вложить
меньше капитала, но в более надежное место. Такие настроения мы
148 1989 год

хорошо чувствуем. Так, по ряду объектов легкой и пищевой промыш


ленности мы получили более выгодные предложения от французских
и итальянских фирм. Трудно реализуется трехмиллиардный кредит,
предоставленный западногерманскими банками. Так что вопрос этот
непростой.
Перестройка — сложный процесс. Но мы знали, на что шли, не хо
тели ограничиться перекрашиванием фасада…
Х.4Й. ФОГЕЛЬ. Или переклейкой обоев44. […]
Мы наблюдаем за этим процессом, быть может, с более близкого
расстояния, чем многие другие. И мы видим, что ему нет альтернативы.
М.С. ГОРБАЧЕВ. За четыре прошедших года никто ничего друго
го предложить не смог.
Х.4Й. ФОГЕЛЬ. Мне кажется, что вы излишне пессимистично
оцениваете настроения среди деловых людей ФРГ. Я бы мог привести
много примеров, которые говорят, что деловые круги ФРГ готовы
активно сотрудничать с вашей страной. Вместе со мной в Москву
прилетели, как вы знаете, ряд видных бизнесменов. Руководитель
«Люфтганзы» Рунау парафировал в эти дни договор о расширении
аэропорта «Шереметьево2», прорабатывает вопрос об использова
нии самолетов «Ил76» для грузовых перевозок. Руководитель кон
церна «Хеш» Роведдер сотрудничает в деле модернизации завода,
на котором будут производиться гидравлические экскаваторы. Ной
бер — руководитель «Вестдойче ландесбанк» — активно сотрудничает
с советскими партнерами в области кредитных операций. Вместе
со мной в Москву прилетели три председателя производственных
советов крупных заводов. Это очень интересные люди, настоящие
рабочие лидеры. Мы готовы активно поддержать ваши планы подго
товки среднего звена руководящего персонала. Управляемые социал
демократами земли ФРГ готовы принять по линии Фонда Эберта
100 человек для этих целей. Советские специалисты могут приехать
к нам на 3–4 месяца для того чтобы повысить свою квалификацию,
причем не только на промышленных предприятиях, но и, например,
в органах коммунального управления.
Вы говорите о ВПК — он имеет влияние повсюду, не только в США.
На предприятиях ВПК расходуются впустую триллионы марок.
И это в то время, когда человечеству грозят такие опасности, как
изменение климата, разрушение озонового слоя, проблемы во взаи
моотношениях между Севером и Югом, демографический взрыв.
На решение этих проблем нужна каждая марка. Я с интересом прочел
ваше выступление в ООН. И надеюсь, что мы доживем до того време
ни, когда люди на всей земле не будут отгораживаться друг от друга
1989 год 149

в своих национальных квартирах, а будут выступать совместно, осо


знают себя как общность.
Хотел бы затронуть один вопрос. Одна из крупнейших земель
ФРГ с развитой угледобывающей, сталелитейной, химической про
мышленностью, с высоким уровнем технологии — Северный Рейн–
Вестфалия.
М.С. ГОРБАЧЕВ. Я как раз собирался напроситься туда в гости.
X.4Й. ФОГЕЛЬ. Премьерминистр этой земли, один из моих заме
стителей по партии Йоханнес Рау, был бы счастлив, если бы во время
вашего пребывания в ФРГ вы смогли бы побывать у него в гостях.
В этой связи еще одно пожелание. Сейчас советские организации по
дыскивают место для размещения в ФРГ дома советской экономики.
Почему бы таким местом не могла бы стать столица Северного Рейн–
Вестфалии город Дюссельдорф?
И еще одно пожелание. Недалеко от Дюссельдорфа находится
крупный промышленный центр Дортмунд. Если бы Генеральный сек
ретарь смог заехать туда и выступить перед 6 тыс. металлургов. Выска
зать вам это приглашение меня уполномочили как руководство кон
церна «Хеш», так и трудовые коллективы. Надеюсь, что обменяться
мнениями с немецкими рабочими будет для вас не менее интересно,
чем встречи в «высших эшелонах».
М.С. ГОРБАЧЕВ. В Великобритании я с трудом пробивался к ра
бочим.
Х.4Й. ФОГЕЛЬ. Встречались ли вы в Англии с Нилом Кинноком?
М.С. ГОРБАЧЕВ. У нас состоялась обстоятельная беседа. Я пред
ложил ему подумать над тем, чтобы вместе отметить 100летие Второ
го Интернационала. Ведь это общий юбилей всего рабочего движе
ния. Я хотел бы и вам предложить принять участие в тех мероприяти
ях, которые мы будем проводить в связи с этой датой у себя. Со своей
стороны, мы готовы были бы участвовать в соответствующих ваших
мероприятиях.
Х.4Й. ФОГЕЛЬ. Об этом надо было бы поговорить с Брандтом.
Но в этом году будет еще один общий праздник — 125летие Первого
Интернационала.
Вы говорили о совместной рабочей группе КПСС–СДПГ. Мы хо
тели бы, чтобы она занималась проблемой «общеевропейского дома».
М.С. ГОРБАЧЕВ. Я бы добавил к этой теме и тему экологии, кото
рая прямотаки стучится во все двери. Можно было бы обсудить
и проблему задолженности.
Х.4Й. ФОГЕЛЬ. В «европейском доме» есть комната, разделенная
на два помещения. На двери написано «Берлин». Я согласен, что
150 1989 год

в подъездах и на лестницах дома надо следить за порядком. Но плохо,


когда в доме начинается стрельба. Люди должны иметь право свобод
но перемещаться. Конечно, это перемещение следует какимто обра
зом организовать, в том числе с помощью полиции. Но она не долж
на стрелять. Нам хотелось бы, чтобы коллеги в ГДР доверяли себе
больше, чем они это делают сейчас, проявляли больше гибкости.
М.С. ГОРБАЧЕВ. То, что они недодали вам, мы готовы компен
сировать.
Х.4Й. ФОГЕЛЬ. Это хорошее предложение.
М.С. ГОРБАЧЕВ. Несколько слов о советских гражданах немец
кой национальности и в более широком плане. В рамках процесса
гармонизации межнациональных отношений мы ведем поиск фор
мулы, которая позволила бы представителям различных националь
ностей, проживающих в нашей стране, лучше удовлетворять свои по
требности в культурном развитии и т. д. При этом гармонизацию мы
не рассматриваем как перекройку существующих границ между рес
публиками, национальностями. Мы думаем наполнить новым содер
жанием понятие суверенитета республик, автономии, расширить
возможности для развития культуры национальных меньшинств.
Здесь много проблем, в том числе и экономических, связанных с раз
витием и размещением производительных сил в стране. Но эти про
блемы мы будем решать…
Х.4Й. ФОГЕЛЬ. Несколько слов о наших межпартийных контак
тах. Здесь я должен признать, что в одном пункте мы опростоволоси
лись. При нашей последней встрече я высказал пожелание, чтобы
в Советском Союзе распространялись 10 тыс. экземпляров еженедель
ника «Форвертс». Вы знаете, очевидно, о трудностях, которые мы
переживаем с этим изданием. Не только у вас, но и у нас не все всегда
идет так, как хотелось бы. Но что касается другого важного дела —
открытия постоянного представительства Фонда Фридриха Эберта
в Москве, то эту задачу мы решили. Будем ждать открытия предста
вительства ИМЛ при ЦК КПСС в Бонне.
М.С. ГОРБАЧЕВ. Это, действительно, очень важное событие.
Может быть, мы и не сумеем сегодня в полной мере оценить всю его
значимость. [...]

Архив ГорбачевФонда. Фонд № 1, опись № 1


На заседании Политбюро ЦК КПСС
13 апреля 1989 года

О беседе Горбачева с Фогелем

Горбачев. Очень интересная беседа. Но самое интересное он сказал


Яковлеву: международного коммунистического движения уже фак
тически нет, социалистическая мысль продолжает жить в социал
демократии. Значит, мы и вы должны идти рядом.
В защите демократии он был особенно активен. Может, мы, гово
рит, и будем шуметь по поводу событий в Тбилиси. Но мы понимаем
ваши обстоятельства. А вы всетаки ведите себя так, чтобы не погиб
ла перестройка.
Фогель доволен встречей с Николаем Ивановичем (Рыжковым).
«Эти фирмы — назвал какие — будут иметь с вами дело, когда мы,
СДПГ, придем к власти», — сказал он нашему премьеру.

Запись А.С. Черняева


Архив ГорбачевФонда. Фонд № 2, опись № 2
Первая беседа М.С. Горбачева
45
с Р. фон Вайцзеккером
Бонн, 12 июня 1989 года
(На первой части беседы присутствовали с немецкой стороны
Г. Коль, Г.Д. Геншер, К. Блех, А. МайерЛандрут, с советской —
Э.А. Шеварднадзе, А.Н. Яковлев, И.С. Силаев, Ю.А. Квицинский)

[…] Р. фон ВАЙЦЗЕККЕР. В политическом плане сейчас весьма бла


гоприятный момент, чтобы сделать решающий шаг в двусторонних
отношениях и для оказания положительного воздействия на обста
новку в Европе и в мире.
Нынешний официальный визит — это как бы другая половина то
го развития, начало которому было положено во время визита Коля
в СССР в октябре 1988 года. Подготовлены совместные фундамен
тальные политические документы и договоры, которые хорошо иллю
стрируют обоюдное стремление сторон открыть новую главу во взаи
моотношениях.
Между немцами и русскими в истории были не только войны,
но и хорошие примеры взаимодействия и сотрудничества, гуманных
добрососедских отношений. Наше сотрудничество не направлено ни
против кого, но оно имеет решающее значение для судеб Европы. Все
население ФРГ приветствует ваш визит и выражает надежду на то, что
ответственная работа, которой, несомненно, будет насыщен визит,
внесет весомый вклад в дальнейшее укрепление мира и добрососед
ских отношений на европейском континенте. Важно при этом под
черкнуть, что сотрудничество между нашими странами осуществляет
ся с учетом союзов, в которые мы и вы соответственно входим.
При этом в рамках своего союза ФРГ намерена всемерно поддержи
вать тенденции взаимопонимания.
Несколько дней тому назад я встречался с Президентом Бушем,
который просил передать вам привет и добрые пожелания. Он гово
рил, что его беседы с вами характеризовались откровенностью и хоро
шей атмосферой. Если вы обратили внимание на последние выступ
1989 год 153

ления американского Президента во время его недавнего визита


в ФРГ, на юбилейной сессии НАТО в Брюсселе и в крупнейших аме
риканских газетах, то мимо вас, очевидно, не прошло ощущение того,
что американская администрация после определенной задержки
делает ставку на конструктивную фазу в отношениях Восток–Запад.
Хотелось бы отметить, что западногерманская сторона — как прави
тельство, так и общественность — внесла в это немаловажное измене
ние весьма существенный вклад.
М.С. ГОРБАЧЕВ (благодарит за гостеприимство и добрые пожела
ния). […] За последние два–три года в советскозападногерманских
отношениях было сделано весьма много, чтобы можно было бы
совершить коренной поворот — открыть новый, качественно более
высокий этап в этих отношениях.
Если говорить о взаимосвязи состоявшихся до этого визитов, то хо
чу упомянуть и ваш визит в Москву летом прошлого года. Он также во
многом способствовал развитию новых подходов и появлению новых
идей в наших отношениях. Мы очень ценим то, что было с тех пор
сделано, и хотели бы с самого начала визита подтвердить, что прибыли
на берега Рейна с искренним желанием и далее развить все поло
жительное, с тем чтобы поворот в отношениях носил действительно
коренной характер. Разумеется, мы также исходим из того, что такая
линия только на пользу и нашим двум народам, и другим странам Ев
ропы, нашим союзникам и партнерам. Ведь мы не собираемся взры
вать то, что создано на европейском континенте, а намерены лишь
приумножать тот позитив, который уже явственно обозначился.
Р. фон ВАЙЦЗЕККЕР. Даже господин Хонеккер в своем недавнем
пространном интервью газете «Вашингтон пост» в позитивном плане
высказался о результатах последней сессии НАТО в Брюсселе.
М.С. ГОРБАЧЕВ. А почему вы вспомнили именно в этой связи
о Хонеккере?
Р. фон ВАЙЦЗЕККЕР. Дело в том, что прежде я никогда не слы
шал, чтобы он в положительном смысле говорил о НАТО. Именно
поэтому я и обратил внимание на упомянутое интервью.
М.С. ГОРБАЧЕВ. Со своей стороны я хотел бы отметить, что
Хонеккер всегда выступал и выступает за то, чтобы два немецких
государства в Европе твердо преследовали цель не допустить, чтобы
с немецкой земли когдалибо вновь исходила война. Он последова
тельно привержен мирной политике, и его соображения отличаются
большим реализмом.
(Затем беседа продолжилась в узком кругу во время завтрака у Пре
зидента.)
154 1989 год

Р. фон ВАЙЦЗЕККЕР. Период «холодной войны» закончился,


нормализованы и развиваются отношения между ЕЭС и СЭВ, проис
ходят кардинальные сдвиги в двусторонних отношениях между евро
пейскими государствами. Одним словом, многое пришло в движение.
И в этой ситуации само геополитическое положение ФРГ существен
но увеличивает ее вес и значение. […]
ФРГ не является великой державой, но она имеет свой вес и зна
чение в Европе и в системе западных союзов. Мы хорошо понимаем
значение конструктивных переговоров между США и СССР. Мы
считаем очень важным то обстоятельство, что Президент Буш готов
к доверительному диалогу с Горбачевым о долгосрочной перспективе
устойчивого и стабильного мирного порядка.
М.С. ГОРБАЧЕВ. Если уж зашла речь о линии Президента Буша,
то хотелось бы отметить, что в личных беседах у нас с ним царила дове
рительная, благожелательная атмосфера. Стремясь сохранить такой
настрой, мы, несмотря на то, что администрация надолго затянула про
яснение своей линии относительно дальнейшего развития советско
американских отношений, набрались терпения и не выступали с кри
тикой Буша и его правительства. Не втягивались в полемику и тогда,
когда даже среди общественности США и Западной Европы стала на
растающим потоком раздаваться критика в связи с такой затяжкой.
Сейчас видно, что мы поступили правильно.
Говоря об американской внешнеполитической линии, следует отме
тить, что для нее характерен ряд перманентных слабостей. Вопервых,
когда Президент Буш ведет беседы один на один, его отличают и праг
матизм, и стремление не упираться в идеологические каноны. Однако
когда он выходит на общественность, то частенько в его словах звучат
такие нотки, которые мы когдато называли «рейгановским крестовым
походом против коммунизма».
И второе. Для администрации Джорджа Буша, как и для его пред
шественников, характерна позиция выжидания и затягивания в подхо
де к развитию связей с СССР. Вновь и вновь предпринимаются попыт
ки посмотреть, не перейдет ли Советский Союз изза различных труд
ностей, с которыми он сталкивается, на более уступчивые позиции,
которые дадут «плюс» Соединенным Штатам. Мы неоднократно гово
рили им об иллюзорности подобного подхода, о том, что политику
нельзя строить на заблуждениях. Но они пока не перестают цепляться
за такой подход. [...]
Р. фон ВАЙЦЗЕККЕР. Президента Буша, видимо, нельзя сравни
вать с бывшим Президентом Рейганом. С Джорджем Бушем можно ре
шать дела прагматично, без раздувания идеологической стороны дела.
1989 год 155

Конечно, он все еще находится под очень сильным давлением справа;


причем речь идет даже не о правом крыле Республиканской партии и,
может быть, даже не о позиции Конгресса, а о мощных «группах дав
ления», которых немало в США. Да что уж говорить о США! Подоб
ные группы имеются и у нас в ФРГ. […]
(В заключение Р. фон Вайцзеккер поблагодарил М.С. Горбачева за
беседу, подчеркнул, что деловой мир, общественность, все население
ФРГ с большим интересом и ожиданиями встречают визит советского
руководителя.)

Архив ГорбачевФонда. Фонд № 1, опись № 1


Беседа М.С. Горбачева
с Г. Колем один на один
Бонн, 12 июня 1989 года

[…] Г. КОЛЬ. Сразу хотел бы поздравить вас с избранием на высокий


пост Председателя Верховного Совета СССР. Мы в ФРГ внимательно
следили за Съездом народных депутатов, с интересом наблюдали вас
в роли председателя и пришли к единодушному мнению, что она вам
подходит как нельзя лучше.
Сейчас время больших свершений, подведения итогов, определе
ния перспектив на будущее. Первого сентября исполняется 50 лет
с начала Второй мировой войны. На днях мы отмечали сороковую го
довщину образования ФРГ. Здесь есть над чем подумать, и мы от это
го не намерены уклоняться.
Поэтому я хотел бы прежде всего приветствовать наш совместный
политический документ, который мы подпишем завтра. Он подводит
черту под прошлым и освещает путь в будущее.
В сугубо личном плане хотел бы со всей определенностью под
черкнуть следующее. Как я, так и возглавляемое мною федеральное
правительство намерены вместе с вами, гн Горбачев, и вашими спо
движниками идти по пути, определенному положениями нашего сов
местного документа. Я надеюсь, что наши общие планы и устремле
ния пойдут на пользу не только нашим государствам и их населению,
но и всей Европе, всему миру. Думаю, что у нас хватит на это сил
и энергии. Главное в том, что люди идут за нами.
Мы знаем, что вам сейчас непросто. Мы хорошо представляем
трудности, с которыми вы столкнулись, желаем вам успеха в их пре
одолении, готовы оказывать вам в этом посильное содействие.
Мир сейчас пришел в движение. Не в последнюю очередь благода
ря перестройке в Советском Союзе. Многое переосмысливается, при
1989 год 157

чем порой настолько быстро и качественно поновому, что приходит


ся только удивляться.
Недавно я беседовал с американским Президентом Бушем, кото
рого хорошо и давно знаю. Я ему прямо сказал, что интересы ФРГ —
это европейские интересы, т.е. интересы всех европейцев, взаимо
связанных друг с другом. На первом месте, конечно, в списке ев
ропейских приоритетов находятся вопросы безопасности, обеспе
чения и сохранения мира. Мы считаем, что сейчас весьма благо
приятная атмосфера для того, чтобы воспользоваться шансами на
разоружение.
Я думаю, что Буш все это также хорошо видит и понимает. Наши
интересы ему хорошо известны, и он не может с ними не считаться.
Разумеется, я далек от того, чтобы преувеличивать значение нашей
позиции, однако в Брюсселе на сессии НАТО ФРГ сыграла весьма
заметную и, как нам кажется, конструктивную роль.
М.С. ГОРБАЧЕВ. Мы тоже это заметили, от нашего внимания
ничто не ускользнуло.
Г. КОЛЬ. Я рад слышать такие слова, приятно, когда наши взгля
ды на ту или иную картину совпадают. В политике большую роль час
то играют случайности. Фридрих Великий говорил, что для генерала
важна фортуна...
М.С. ГОРБАЧЕВ. Ваши соображения созвучны моим размыш
лениям. […]
Я считаю, что мы без лишней скромности можем сказать, что наш
совместный политический документ получился впечатляющим и мас
штабным. Он свидетельствует о прорыве в отношениях, о выходе их
из застойного состояния, об утверждении нового мышления.
Согласен с вами, что вступление наших отношений в качест
венно новую фазу воздействует не только на двусторонний, но и
на многосторонний комплекс. Мир действительно пришел в дви
жение, и с каждым днем во все большей остроте встает вопрос —
куда пойдет политика, куда двинутся международные отношения.
Основное здесь — кто возьмет верх. Будут ли это силы инерции,
порождающие рецидивы «холодной войны», или победа будет за
силами прогресса, конструктивного сотрудничества, и человече
ство уверенно начнет движение по новому руслу, ведущему в буду
щее. Одним словом, можно сказать, что сейчас выдался шанс и для
перестройки международных отношений. Под перестройкой мы
понимаем их обновление во имя идеалов будущего, идеалов общих,
не наносящих никому ущерба, не ущемляющих чьюлибо безопас
ность.
158 1989 год

Мы — реалисты и, конечно, понимаем, что советскоамериканские


отношения оказывают решающее воздействие на обстановку в мире,
на то, пойдет ли речь о ее оздоровлении или помрачении.
Однако комплекс советскоамериканских отношений не изолиро
ван сам по себе, не замыкается в двусторонней сфере. На него тоже
идет воздействие извне, и прежде всего из Европы. А на европейском
континенте, очевидно, ключевую роль играют отношения между
СССР и ФРГ. Без преувеличения можно сказать, что от них зависит
будущее Европы, поэтому нет больше ответственности, чем владеть
таким ключом. Хотел бы подчеркнуть, что мы в советском руководст
ве, как я вам уже говорил в октябре прошлого года, при формирова
нии нашей политики неизменно и всесторонне учитываем глобаль
ную роль политики ФРГ.
Позвольте задать вам один ясный и совершенно откровенный
вопрос. Не кажется ли вам, что американская администрация и сам
Президент проводят какуюто двойственную линию, стараются со
здать одно впечатление внутри страны, а другое — вовне?
С Президентом США у меня идет весьма активный диалог, меха
низм его хорошо отлажен. В личном плане он производит впечатле
ние реалистически мыслящего политика, трезво смотрящего на вещи.
Излагаемые им намерения носят конструктивный характер, открыва
ют, одним словом, возможность для принятия в будущем позитивных
решений. Таково мое личное впечатление.
Однако когда речь идет о публичных высказываниях, о выступле
ниях перед различными слоями общественности, то порой происхо
дит заметное смещение акцентов, появляются противоречия, которые
не могут не смущать. Может быть, Президент хочет продемонстриро
вать правым кругам в Республиканской партии или военнопромыш
ленному комплексу, что он в состоянии представлять и их интересы,
что может быть их выразителем. Или Буш хочет показать себя воле
вым и решительным человеком, освободиться от какихто не нравя
щихся ему характеристик. Но ведь это можно сделать и с помощью
конструктивных инструментов. Многое в его последних речах отдает
временами «холодной войны», в них присутствуют категории, от ко
торых мы сейчас уходим.
Я люблю поговорить откровенно, с полным доверием к собеседни
ку. Надеюсь, что такой подход устраивает и вас, господин Коль.
Г. КОЛЬ. Я целиком и полностью за это. Дам вам такой же откро
венный и, насколько удастся, исчерпывающий ответ.
Джорджа Буша я знаю давно, у нас с ним хорошие, дружеские
отношения. Давая ему оценку как Президенту, находящемуся всего
1989 год 159

лишь несколько месяцев на своем посту, необходимо учесть его пред


шествующее положение.
В течение восьми лет он был вицепрезидентом при Рейгане. Все
гда был лояльным человеком, на этот счет у нас, наверное, общая
точка зрения: подобные качества мы воспринимаем с удовлетворени
ем. Однако для самого Буша такая оценка имела негативный аспект,
вредила ему, поскольку все постоянно задавались вопросом: сумеет
ли он когдалибо выйти из тени Рейгана, обрести свое собственное
оригинальное политическое лицо или так и останется на позициях
лояльности.
В плане работы на публику Бушу далеко до Рейгана: у него нет ни
актерского обаяния, ни мастерства общаться с народом на телеэкра
не, ни других аналогичных качеств. Он интеллектуал. В Америке они
различаются на происходящих с Тихоокеанского и Атлантического
побережий. Люди из Калифорнии совсем не похожи на тех, кто про
исходит с Запада США.
В этом смысле Буш как политик очень важен для Европы, у него
гораздо более европейское видение дел, чем у Рейгана. Кстати, Рейган
как политик вырос буквально у меня на глазах. Я его знаю с 1979 года,
когда еще возглавлял оппозицию. Он както приехал в Бонн, я его
принял, и мы с ним проговорили три часа. Тогдашний канцлер Гель
мут Шмидт не стал его принимать, заявив, что у него нет времени.
Беседа с Рейганом произвела на меня тогда удручающее впечатление.
Выяснилось, что он абсолютно ничего не смыслил в европейских
делах. Мой помощник Тельчик был на ней и может сейчас вам под
твердить, насколько мы были тогда обескуражены. Но ведь Рейган
стал Президентом, и вы, гн Горбачев, тоже нашли с ним общий язык.
Буш совершенно другой человек. Нельзя забывать, что ему доста
лось тяжелое внутриполитическое наследство, прежде всего в экономи
ческом плане. Сейчас в двери США стучится призрак единого обще
европейского рынка, который будет создан в 1992 году. В самих США
вовсю работают японские предприниматели, захватывающие все но
вые и новые позиции. Жизненный уровень населения США, прежде
всего социально незащищенных слоев, продолжает стагнировать. […]
В Брюсселе на сессии НАТО мы, представители ФРГ, находились
на разных дистанциях по отношению к другим участникам. Ближе
всех к нам были, кстати, после определенной работы американцы,
а вот дистанция по отношению к Лондону оказалась значительной.
Буш, также Бейкер показали в Брюсселе всю свою политическую
незаурядность. Они сильны — и Президент, и его госсекретарь. Это
нельзя недооценивать, этим надо пользоваться.
160 1989 год

Играет роль и то обстоятельство, что жена Буша — это спокойная,


уравновешенная женщина. Она оказывает на окружающих умиротво
ряющее воздействие. Раньше этого не было. Я давно знаю Барбару
Буш — обаятельную женщину, мать и бабушку. Атмосфера, где она по
является, сразу же разряжается. Это очень чувствительный момент для
деятельности Белого дома. Вы в этом убедитесь, когда посетите его.
Могу вам с уверенностью сказать, что Буш лично может и хочет ве
сти с вами дела. Также поделовому настроено и его окружение. При
мером может служить арабоизраильский конфликт, изменение стиля
действий Белого дома в отношении задействованных в этом конфлик
те государств.
В целом можете для своей ориентации настраиваться на разверты
вание дел с США. На втором месте следует иметь в виду Елисейский
дворец и нас. Я не оговорился, упомянув Елисейский дворец. Между
Миттераном и мной нет никаких расхождений в отношении того, что
нам делать вместе. Я реалист. Генеральный секретарь ЦК КПСС тоже
должен быть реалистом. Иначе он не смог бы занять этот пост и не су
мел бы на нем удержаться. То же касается и меня как председателя
ХДС. Я бы дня не продержался на этом посту, если бы не был реалис
том. Про мою работу говорят, что она напоминает скачки на тигре.
Я уже 16 лет сижу верхом на тигре. Каждые три месяца в году мне
регулярно предсказывают политическую смерть, однако я до сих пор
жив и пока что умирать не собираюсь.
Настроен я оптимистически, готов к углублению доверительного
диалога с вами, не обходя ни одного вопроса или проблемы. Если тер
пеливо и последовательно вести дело, то не останется ни одного бело
го пятна, ни одного неурегулированного вопроса. Я был и останусь
оптимистом.
М.С. ГОРБАЧЕВ. У меня с Бушем было немало встреч, в том числе
и личного характера. Последний раз мы беседовали с ним в декабре
прошлого года, когда он уже был избран Президентом. В доверитель
ном порядке мы условились, что будем развивать советскоамерикан
ские отношения по формуле: преемственность плюсто, чем следует ее
дополнять.
В наших отношениях немало деликатных вопросов, поэтому необ
ходимо укреплять доверие между Москвой и Вашингтоном. Пока что
со стороны Буша я не замечал особых отступлений от условленного.
Однако, как я уже говорил, последние его выступления вызвали у нас
озабоченность. […]
Г. КОЛЬ. Если нам удастся через 12–15 месяцев добиться реша
ющего продвижения в Вене, то это коренным образом изменит об
1989 год 161

становку на всех направлениях разоруженческой деятельности. Сей


час вообще нет никаких табуированных тем, нет никаких неразреши
мых проблем. Приведу один пример. В Брюсселе мы заговорили
о КОКОМ, о том, что его надо менять, так как он давно уже стал
анахронизмом. Буш с этим согласился, причем вполне серьезно, а не
из какихто тактических соображений. Еще один пример. Мы с инте
ресом следим за развитием Венгрии. За этим следят США и, конечно,
вы, гн Генеральный секретарь. Я Бушу говорил, что в отношении
Венгрии мы поступаем по старой немецкой пословице: пусть церковь
останется в деревне. Это значит, что пусть венгры сами решают, что
им нужно, но никто но должен в их дела вмешиваться.
М.С. ГОРБАЧЕВ. У нас есть похожая пословица: в чужой монас
тырь со своим уставом не ходят...
Г. КОЛЬ. Бывает мнение одной стороны, бывает мнение другой
стороны, но бывает и третье, единое мнение. Это мнение и Советско
го Союза, и США, и ФРГ, и других стран. Одним словом, надо не ме
шать чьемулибо развитию.
М.С. ГОРБАЧЕВ. Напряженность в целом ряде стран сейчас ог
ромная. Если ктото попытается дестабилизировать обстановку,
то это сорвало бы процесс укрепления доверия между Западом и Вос
током, разрушило бы все, что создано до сих пор. Мы же хотим сбли
жения, а не возврата на позиции противоборства.
Г. КОЛЬ. Целиком и полностью согласен с вами. Позвольте еще
несколько прямых и откровенных слов. У нас не ослабевают пробле
мы в отношениях с ГДР. Однако ни для кого не секрет, что господин
Хонеккер не проявляет склонности к какимлибо изменениям или
реформам и тем самым сам дестабилизирует обстановку.
У меня в ФРГ изза этого проблемы. Я все время заявляю, что не
заинтересован в дестабилизации положения в ГДР. Однако люди ме
ня все время спрашивают, почему ГДР занимает застывшие позиции.
Мне говорят, что надо чтото предпринять, чтобы там ощутили бы ту
свободу, которая характеризует сейчас Венгрию, Польшу и, конечно,
Советский Союз.
Вы не представляете, что у нас здесь творилось, когда стало изве
стно, что ГДР запретила распространение советского журнала «Спут
ник». Все смеялись. Но мне было не до смеха. Ведь с меня, канцлера,
требуют новых шагов по улучшению отношений с ГДР, а я ничего не
могу сделать.
М.С. ГОРБАЧЕВ. В отношении наших союзников у нас действует
твердая концепция: каждый отвечает сам за себя. Мы не собираемся
никого учить, но и не просим, чтобы нас учили. Помоему, сказанное
162 1989 год

мною ясно говорит о том, есть «доктрина Брежнева» или ее нет. Мы


за позитивные перемены во всех отношениях, за политическое оздо
ровление, за укрепление экономики, но и за сохранение самобытнос
ти и традиций социалистических государств.
Г. КОЛЬ. Поддерживаю ваши соображения. Вообще, откровенно
скажу, что Москву мы сейчас понимаем гораздо лучше, и она нам
гораздо ближе, чем Берлин. Пятьдесят процентов населения в ГДР
смотрят наше телевидение. Там в курсе всех дел, но публично пока
высказываться опасаются. Просто жалко людей. Но я, повторяю,
не делаю ничего для того, чтобы дестабилизировать обстановку. Это
касается также и Венгрии, и Польши. Воздействовать на чьелибо
внутриполитическое развитие — значило бы проводить деструктив
ную линию на отбрасывание Европы к временам настороженности
и недоверия.
М.С. ГОРБАЧЕВ. Это очень важная констатация, она соответству
ет духу времени.
Г. КОЛЬ. Именно поэтому сейчас уместно вспомнить, что 50 лет
тому назад началась Вторая мировая война. Есть процессы, которые
невозможно остановить или пустить вспять. Сейчас все в движении,
все обновляется. В этих условиях необходимо проявлять государст
венную мудрость и понимание позиций друг друга.
Я являюсь председателем крупнейшей в Западной Европе Христи
анскодемократической партии. Наши идеологические установки
расходятся с вашими, однако это не значит, что мы не можем общать
ся и сотрудничать. Более того, я желаю успеха проводимой вами, ком
мунистами, перестройке, так как она является шансом и для Запада,
для его благополучия.
Во время своего недавнего пребывания в США я выступал в Нью
Йорке на закрытом внешнеполитическом семинаре. Присутствовали
ряд крупных политиков, представителей деловых кругов и журналис
тов. Я там, в частности, сказал, что не согласен с Горбачевым по вопро
су о единстве Германии. Затем отметил, что не вижу для себя никакого
смысла в том, чтобы спорить об этих делах с утра до вечера. Пусть каж
дый остается на своих позициях: он — на своей, а я — на своей. Канц
лер ФРГ обязан также говорить о Берлине, о стене и т.п. Однако
вопрос заключается в том, как это говорить: констатировать имеющу
юся ситуацию или призывать к ее изменению.
Еще я сказал американцам, что у Горбачева хватает своих проблем,
в частности национального характера, а также обеспечения населения
продовольствием. Вот здесь надо подумать, как оказать необходимое
содействие, прежде всего, конечно, в экономической сфере. Я катего
1989 год 163

рически против такой политики, когда сидят в театральной ложе,


смотрят на сцену, а в конце действия говорят, что нам, дескать, все
было заранее известно, мы все предвидели и не ошиблись в своих
предположениях.
Кроме того, я в своем выступлении подчеркнул, что никто не дол
жен быть заинтересован в дестабилизации обстановки в Советском
Союзе. Если Горбачев добьется успеха, если перестройка будет утверж
дать себя во все большей мере, то это пойдет на пользу всеобщему
миру и благосостоянию. Это очень хорошо понимают люди нашего
поколения. Я ездил в США к сыновьям, они там учатся, а до этого
отслужили свой срок в бундесвере. Они офицеры запаса, но мне не хо
телось бы, чтобы они когдалибо воевали. Кажется, мои высказывания
пришлись американским слушателям по душе, во всяком случае —
мне активно аплодировали.
У меня нет никаких иллюзий, когда я как председатель ХДС гово
рю с Генеральным секретарем ЦК КПСС. Но у нас общая цель: не до
пустить третью мировую войну. Это объединяет. А что касается проти
воречий, то они бывают и между союзниками внутри их блоков.
Обстановка развивается в позитивном направлении. Вот и сейчас
мы с вами говорим уже более откровенно и доверительно, чем в октя
бре прошлого года в Москве. В Брюсселе на сессии НАТО я тоже уже
говорил подругому. За час до вашего приезда мне из Мадрида звонил
Гонсалес. Он вицепредседатель Социнтерна, но мой хороший друг.
Ты, говорит, будешь встречаться сейчас с Михаилом. Я тебе завидую,
но напрягись... С ним непросто... Он просил меня передать вам при
вет, пожелал успеха вашему визиту, посоветовал мне тоже постараться
ради этого.
Сейчас, как видите, мы уже говорим подругому с социалистами,
причем не только на руководящем, но и на простом человеческом
уровне. В воскресенье состоятся выборы в Европейский парламент.
Французские социалисты проводят кампанию, используя всего лишь
один плакат, на котором Миттеран и я изображены во время нашего
пребывания в Вердене. Меня, немца, к тому же христианского демо
крата, используют в предвыборной борьбе социалисты...
М.С. ГОРБАЧЕВ. Мы тоже с интересом следим за предвыборной
борьбой в Европейский парламент. Нам хотелось бы, чтобы и выборы,
и сама деятельность Парламента пошли на пользу созидания общего
европейского дома.
Г. КОЛЬ. Необходимо укреплять доверие, так как оно является за
логом того, что если не сегодня, то завтра удастся решить вопросы,
которые до сих пор казались неразрешимыми.
164 1989 год

М.С. ГОРБАЧЕВ. Согласен с вами, что укрепление доверия имеет


решающее значение для достижения взаимопонимания по всем вопро
сам. Этот процесс должен идти параллельно с переменами во взглядах,
с внедрением нового мышления. Главное, однако, во всех этих процес
сах — ослабление военного противостояния. В этом смысле, конечно,
первостепенное значение имеют многосторонние переговоры, идущие
в Вене. Мы тоже за то, чтобы они скорее приносили плоды.
Я ознакомился с переводом текста Декларации брюссельского
Совета НАТО. Она, кажется, состоит более чем из 50 пунктов. Откро
венно говоря, этот документ вызвал у меня смешанные чувства. С од
ной стороны, там констатируется приверженность позитивным про
цессам, идущим в Европе, документам, принятым в Хельсинки и Вене,
конструктивному диалогу. Но в то же время там нельзя не увидеть эле
мента устрашения с опорой на ядерное оружие и даже допущено при
менение ядерного оружия.
В Женеве мы с Рейганом в свое время провозгласили, что ядерной
войны не должно быть. Этот постулат является краеугольным камнем
выживания человечества, основой для политики, обращенной в буду
щее. Непонятно, как Федеральный канцлер ФРГ может ставить свою
подпись под «документом», содержащим столь неконструктивные эле
менты. Может быть, гжа Тэтчер сумела навязать вам свои убеждения?
Мы ведь собираемся идти курсом сближения, наращивания сотруд
ничества, укрепления взаимопонимания. А в Брюссельской деклара
ции делается ставка на силу. Как же можно демонстрировать перед
всем миром такую единую позицию? Наверное, НАТО все это понадо
билось для того, чтобы подправить свои коегде ослабевшие в послед
нее время позиции, приглушить центробежные силы, о которых в по
следнее время порой заходила речь. Если не в этом причина, то, зна
чит, мы имеем дело со старой политикой, опирающейся на силу,
на ядерное устрашение, допускающей применение ядерного оружия.
Если говорить откровенно, то это пещерная политика, от нее веет сы
ростью, затхлостью и холодом.
Г. КОЛЬ. У НАТО своя философия, опирающаяся на известные
высказывания Армеля46. Суть их в том, чтобы быть сильным и в то же
время вести переговоры, укрепляя мир. НАТО сейчас едино и сильно.
Но это не является самоцелью. Мы не хотим сидеть на горах оружия
и тем более поднимать их выше. Возможность своих конструктивных
действий продемонстрирована на примере Договора по РСМД. Миро
любие НАТО, и в том числе ФРГ, проявилось, в частности, в отказе
от ракет «Першинг1А». Всесторонне все взвесив, я одобрил решение
об отказе от этих ракет.
1989 год 165

Мы за то, чтобы динамично развертывались дела в направлении


достижения договоренности по СНВ. В Брюссельском документе мы
четко высказались также за запрещение химического оружия. ФРГ
уже давно играет роль застрельщика в этом вопросе. Эту функцию мы
постараемся выполнять и впредь.
Что касается обычных вооружений, то ключ к этой проблематике
в ваших руках. Есть реальная возможность договориться, причем осно
вательно, по обычным вооружениям в течение если не 12, то по край
ней мере 14–15 месяцев. Договоренность по обычным вооружениям
переведет всю разоруженческую проблематику в качественно новое
русло. Я буду одним из тех, кто об этом скажет ясно и четко.
Хотел бы предложить вам, гн Генеральный секретарь, в течение бли
жайших месяцев напрямую, а не через ведомства поддерживать контакт
по тематике Венских переговоров. Да и в целом, я считаю, надо интен
сивнее общаться, почаще звонить друг другу, даже если нет конкретных
дел. Если регулярно говорить, слышать голос друг друга, то и проблемы
решаются легче. Что касается спецпредставителя, то я уже говорил, что
к вам буду посылать своего ближайшего помощника Тельчика, который
присутствует здесь. Вы можете посылать ко мне Черняева.
М.С. ГОРБАЧЕВ. Согласен.
Г. КОЛЬ. Своей роли мы не преувеличиваем, но и не преуменьшаем.
Считаться с нами будут все больше и больше. Я это уже чувствую.
М.С. ГОРБАЧЕВ. Надо теснее взаимодействовать, так как наше
сотрудничество может дать очень эффективные импульсы и вызвать
позитивные подвижки в еще не решенных вопросах.
Г. КОЛЬ. Я доволен тем, как прошел промежуток между моим пре
быванием в Москве и вашим приездом сюда. Мы очень значительно
продвинулись, подписали целый ряд документов, подготовили к под
писанию новые. Есть, однако, один вопрос, который нам уже давно
мешает. Это неурегулированность дел с подключением Западного
Берлина к нашему сотрудничеству. Изза этого мы так и не смогли
договориться по соглашению о судоходстве. Может быть, наши экс
перты попытаются чтото сделать за время вашего пребывания в ФРГ.
От западноберлинского вопроса, как он стоит в наших отношениях,
тоже веет пещерной сыростью. Время требует от нас пересмотреть
подходы, освободить западноберлинскую проблематику от деструк
тивной роли.
М.С. ГОРБАЧЕВ. Я передам Эдуарду Амвросиевичу Шеварднадзе
ваше обращение.

Архив ГорбачевФонда. Фонд № 1, опись № 1


Обмен речами во время
торжественного обеда
12 июня 1989 года

Г. КОЛЬ
[...] Мы, немцы, сознаем, как много смерти и опустошений, как
много горя и страданий, причиненных руками немцев и от имени
немцев, принесла эта война народам Советского Союза.
Безвинно погибло также множество немцев, а многим пришлось
вынести ужасные страдания. Более 10 млн изгнанных и беженцев по
теряли свою родину. Наша Отчизна и наша древняя столица Берлин
были разделены.
Но чувство сопричастности немцев Запада и Востока осталось неиз
менным. Продолжающийся раскол мы воспринимаем как открытую рану.
Заключительный документ Венской встречи по результатам Хель
синкского совещания наметил новые пути, особенно по достижению
прогрессивных сдвигов в деле соблюдения прав человека, свободы пе
редвижения, свободы вероисповедания и защиты меньшинств.
Мы способствуем этому общеевропейскому процессу также по
средством своих добрососедских отношений с нашими восточными
и юговосточными соседями. При этом наши отношения с вашей
страной, гн Генеральный секретарь, играют главную роль. А хорошие
отношения между ФРГ и СССР имеют центральное значение для от
ношений между Западом и Востоком в целом.
Восстановление дипломатических отношений в 1955–1956 гг.
и Московский договор 1970 года, букву и дух которого мы соблюдаем,
заложили прочный фундамент. На их основе мы намерены путем
обмена нашими визитами и благодаря импульсу, который он дает
нашим отношениям во всех областях, целеустремленно продолжать
развитие наших отношений.
1989 год 167

Мы намерены регулярно продолжать доверительный диалог на са


мом высоком уровне. Мы поощряем консультации, контакты и встре
чи на всех уровнях: правительств, парламентов, церквей и обществен
ных организаций, городов и общин, граждан и особенно молодежи.
Соглашение об обмене закрепит это завтра. Берлин (Западный)
будет включен в него — как и во все наши договоры — в полном
соответствии с Четырехсторонним соглашением. Вы знаете, какое
значение имеет включение Берлина в развитие наших связей во всех
областях.
Наши экономические отношения проявили себя стабильным
элементом отношений в целом еще в трудные времена. С учетом
глубоких экономических и социальных преобразований в Советском
Союзе Федеративная Республика Германия сознает свою роль круп
нейшего западного экономического партнера вашей страны. Мы
готовы на основе взаимной выгоды расширять наше сотрудничество,
в том числе в новых формах кооперации и в новых областях, напри
мер в сфере технологий, благоприятных для окружающей среды.
Соглашения об обучении и повышении квалификации специали
стов и руководящих кадров, а также о защите инвестиций и содейст
вии им, которые мы также подпишем завтра, имеют при этом исклю
чительное значение. Центры торговли и промышленности в обеих
странах еще больше облегчат сотрудничество между предприятиями.
Великие первопроходцы проложили нам путь тесного, плодотвор
ного обмена в области культуры и науки...
Все они открыли двери для культурных и человеческих контактов
и для взаимной оценки значения наших народов. Мы хотим продол
жить их путь:
— так, завтра мы договоримся о давно ставшем необходимым со
здании культурных институтов;
— мы подпишем соглашение об обмене учеными, учителями
и учащимися.
Тем самым мы опираемся на хорошие традиции в нашей истории,
насчитывающей сотни веков.
Частью исторического наследия, объединяющего нас, являются
также наши немецкие соотечественники, начавшие миграцию в Рос
сию около 250 лет назад и способствовавшие своим прилежанием
и надежностью строительству своей новой родины. По прошествии
десятилетий несчастья, в котором эти люди неповинны, они вновь
могут стать посредниками между обоими народами.
Многим из них вы, гн Генеральный секретарь, дали возможность
выехать к своим семьям и друзьям в нашей стране, и мы благодарим
168 1989 год

вас за это! Тем, кто захотел остаться в Советском Союзе, мы желаем,


чтобы они смогли сохранить свою самобытность. Мы бы охотно по
могли им сохранять их религию, язык и культуру.
Господин Генеральный секретарь,
— политика остается абстрактным идейным построением, если
она не овладевает сердцами людей;
— все усилия правительств по улучшению отношений будут на
талкиваться на свои границы, если народы не поддержат эти усилия.
В отношениях между нашими странами и народами всегда в доста
точной мере присутствовало человеческое участие. Об этом свиде
тельствуют не только большое внимание, с которым мои сограждане
следят за развитием событий в Советском Союзе, но и чисто челове
ческая солидарность, которую они впечатляющим образом проявили
после землетрясения в Армении в прошлом году и после страшной
железнодорожной катастрофы несколько дней назад.
Господин Генеральный секретарь, мы хотим развивать эти полити
ческие и общечеловеческие основы в рамках нашей политики с пер
спективой до 2000 года. Завтра мы подпишем в качестве такого путе
указующего документа наше Совместное заявление. Посредством
данной политики мы исполним самое насущное желание народов —
путем взаимопонимания и примирения залечить раны прошлого
и построить лучшее будущее. [...]

М. ГОРБАЧЕВ
[...] Мы хотим всемерно расширять обмен идеями, людьми, опы
том, готовы к контактам на всех уровнях и во всех сферах со всеми го
сударствами — далекими и близкими, большими и малыми. Это
в полной мере относится к Федеративной Республике Германия, с ко
торой мы искренне хотим развивать, углублять наши отношения, обо
гащать их новыми идеями и конкретными делами. В этом духе мы
с вами, господин Коль, говорили раньше, в Москве. И теперь я под
тверждаю вновь именно такой подход.
[...] Полагаю, все мы понимаем, сколь большое воздействие оказы
вает состояние советскозападногерманских отношений на положе
ние дел в Европе и за ее пределами, на международную обстановку
в целом. Это очевидный факт, подтвержденный и историей, и собы
тиями последних лет.
Трагедия, которую пережили наши народы и весь мир в результате
развязанной нацистами войны, побуждает, склоняя голову перед ее
жертвами, извлечь уроки. И главный состоит в том, чтобы в межгосу
дарственных отношениях первенствовали идеи взаимного уважения,
1989 год 169

равенства, безусловного признания свободы выбора. Согласие в этом


главном позволило нам с вами поставить вопрос о новой странице
в советскозападногерманских отношениях. В Москве, гн канцлер,
мы с вами выразили обоюдное желание придать им качественно иной
характер. Сегодня мы уже можем констатировать, что начали перели
стывать первые страницы в «новой главе» наших взаимоотношений.
Мы подводим черту под послевоенным периодом. И это, на наш
взгляд, позволит каждой из наших стран сделать еще один решающий
шаг навстречу друг другу.
В таком именно контексте я и рассматриваю совместный полити
ческий документ, который мы с вами, гн канцлер, завтра подпишем.
Я вижу его ценность прежде всего в том, что в нем мы существен
но развиваем идеи и концепции Московского договора. Пожалуй, это
первый документ такого характера и масштаба, в котором два круп
ных европейских государства, принадлежащих к различным системам
и союзам, попытались философски осмыслить суть переживаемого
сегодня мировым сообществом момента и совместно очертить цели
своей политики.
Документ не требует ни от вас, ни от нас отказа от своей самобыт
ности или ослабления наших союзнических связей. Напротив, я уве
рен: следование ему в нашей политике послужит укреплению вклада
каждого из наших государств в строительство мирного европейского
порядка, а также в формирование общеевропейского сознания.
После вашего визита в Москву представители обеих сторон замет
но активизировали контакты и договорились о существенных проек
тах сотрудничества, прежде всего в экономической сфере. В эти дни
эта работа, от которой мы ждем практических результатов, будет про
должена.
Мы взяли курс на лучшее и более совершенное познание нашими
народами друг друга. Этому послужит все более оживленное и много
образное общение наших людей. Пусть знакомятся, учатся друг у дру
га, перенимают все ценное и лучшее, что есть у каждого, наши школь
ники и студенты, наши рабочие, крестьяне и инженеры, наши деловые
люди и деятели культуры, ученые и общественные деятели. А они
и есть народ в самом широком и подлинном смысле слова.
Вот чем мы тоже хотим наполнить «новую главу», вот на что мы
рассчитываем, приближая новый, понастоящему мирный период на
ших отношений.
И еще об одном. Для всего мира, а для Европы особенно, жизнен
ное значение приобрели проблемы экологии. Известны, обсуждаются
и уже реализуются крупные проекты международного масштаба.
170 1989 год

С интересными предложениями на этот счет выступили Президент


Миттеран, немецкие социалдемократы, «зеленые», другие партии и
движения. Полагаю, что включение в общие рамки сотрудничества
в этой области научнотехнических и экономических возможностей
СССР и ФРГ имело бы огромное значение. Я предложил бы, напри
мер, проработать такие идеи:
— о совместных предприятиях по производству очистного обору
дования, установок по переработке отходов;
— о системе обмена опытом экологической политики между рай
онами и городами СССР и ФРГ;
— о совместных исследовательских проектах по разработке эколо
гически чистых технологий в наиболее опасных для окружающей сре
ды отраслях промышленности и в сельском хозяйстве;
— об организации срочной экологической взаимопомощи на слу
чай стихийных бедствий или крупных производственных аварий;
— о создании двусторонней рабочей группы СССР–ФРГ (которая
в перспективе могла бы стать многосторонней) по формированию
общеевропейской экологической политики.
Господа! В отношениях между СССР и ФРГ есть специфические
сложности, которых нет в отношениях между другими западноевро
пейскими государствами. Но можно, видимо, считать, что мы с вами
достигли достаточно высокой степени согласия и понимаем, что
в обоюдных интересах и в интересах Европы в целом не усугублять
имеющиеся сложности и не сворачивать решение тех или иных сов
местных задач в сторону тупиков.
Итак, мы берем курс на то, чтобы нашим отношениям отныне
и навсегда были присущи стабильность и динамизм, современное со
держание и неизменное доверие.

Визит Генерального секретаря ЦК КПСС,


Председателя Верховного Совета СССР М.С. Горбачева
в ФРГ, 12–15 июня 1989 г.
(Документы и материалы. — М.: Политиздат, 1989. — С. 11–20).
Беседа М.С. Горбачева
с Г.4Д. Геншером
Бонн, 13 июня 1989 года

М.С. ГОРБАЧЕВ. Я рад нашей встрече, придаю ей большое значение.


Вчера у Президента я говорил о том большом вкладе, который мини
стры иностранных дел вносят в развитие наших отношений. И это не
просто вежливость. Достигнуто немало, и достичь этого было нелегко.
Но у нас есть хороший барометр — это отношение людей наших стран
друг к другу. Здесь большие изменения, но на дальнейшее потребует
ся еще много усилий.
Надо сказать и о наших послах, которые ведут большую работу.
Они пользуются нашим полным доверием. Квицинского мы очень
ценим и повысили его, сделав членом ЦК. Не знаю, какие у вас пла
ны в отношении МайерЛандрута... (Оживление.)
Г.4Д. ГЕНШЕР. В отношении МайерЛандрута мы тоже коечто
имеем в виду...
Хотел бы очень поблагодарить вас за ваши слова. Я часто вспоми
наю о нашей первой беседе летом 1986 года. Тогда вы говорили о не
обходимости открыть новую главу в наших отношениях. С тех пор
пройден большой путь. То, что сегодня будет подписано, — это венец
проделанной работы, но еще не конечная остановка.
За этот период люди в ФРГ стали лучше понимать, что происходит
у вас, что совместно делается на благо обеих стран. Создано большое
доверие, в том числе и в личном плане. Это я хотел бы сказать и в ад
рес моего коллеги господина Шеварднадзе.
Хотел бы отметить два события, которые вселяют в меня особую
уверенность и дают чувство удовлетворения. Первое — это то, что се
годня я буду присутствовать на акте подписания Совместного поли
тического заявления. А второе — это то, что в Брюсселе нам удалось
172 1989 год

договориться с союзниками о курсе, который ФРГ давно отстаивает


и предлагает. Это очень важно, так как в общем контексте отношений
между Востоком и Западом отношения между СССР и ФРГ играют
большую роль. Но они не могут одни определять качество всей меж
дународной атмосферы. Поэтому мы приветствуем то, что достигнуто
между Советским Союзом и США. Эти достижения соответствуют
нашим желаниям. Они не идут в ущерб собственной роли ФРГ в Ев
ропе, которую она охотно принимает на себя.
М.С. ГОРБАЧЕВ. При чтении Брюссельского документа у меня
возникло противоречивое ощущение. Как человек реальных взглядов,
я понимаю, что нелегко делать новые крупные шаги. Но уж очень раз
машисто там представлена «теория» ядерного устрашения, как будто
ничего не произошло за последние годы. Я сказал вчера это канцлеру.
Там смесь нового и старого, как бы переходный период от «холодной
войны» к новой ситуации.
Г.4Д. ГЕНШЕР (как бы шутя). Там было много авторов. В нашем,
советскозападногерманском заявлении такого количества авторов нет.
М.С. ГОРБАЧЕВ. Поэтому меня очень интересует, поймут ли наши
замыслы в европейских столицах и еще в одной столице. Сам доку
мент — еще не прорыв. Но он открывает дорогу к прорыву. Это важ
но, поскольку сейчас такой момент, когда надо определяться с поли
тикой на будущее. Я вижу нашу перестройку изнутри. Ваш посол
докладывает вам о ее ходе как бы со стороны. Утром докладывает,
наверное, что мы разваливаемся, а к вечеру, что еще пока нет. (Ожив
ление.) Происходят очень глубокие перемены, и они очень своеобраз
но преломляются в умах людей. Такая ломка взглядов и подходов —
самое трудное дело.
Это можно отнести и к нашему совместному документу. То, что мы
делаем, тоже не сразу поймут. Но надо быть готовым к тому, чтобы по
казать, что это выгодно не только нам, но и всей Европе. У нас тут нет
никаких секретов или «секретных протоколов».
[…] Наше совместное заявление — это символ открытости, квинт
эссенция нового мышления.
Г.4Д. ГЕНШЕР. Многие на Западе привыкли к тому, что в СССР
может быть только одноединственное мнение.
М.С. ГОРБАЧЕВ. Его давно уже нет.
Г.4Д. ГЕНШЕР. В свое время другое мнение просто не выража
лось. А сейчас, когда есть разнообразие взглядов, коекто толкует его
как признак слабости. Но ведь в отношении своего, западного обще
ства мы считаем, что оно может быть только сильнее от наличия раз
ных точек зрения. Почему же должно быть иначе у вас?
1989 год 173

М.С. ГОРБАЧЕВ. Съезд народных депутатов показал, что это воз


можно. Хотя мы были не очень готовы психологически к такой ситуа
ции. Это наша драма. Но надо идти вперед. Если бы в апреле 1985 года
мне ктонибудь сказал, что можем зайти так далеко, я бы не поверил.
Теперь вижу, что надо идти дальше.
Г.4Д. ГЕНШЕР. На меня произвело большое впечатление, когда
в ходе нашей первой встречи вы обрисовали стоящие проблемы и ска
зали при этом, что не знаете ответов на все вопросы. Я очень насторо
женно отношусь к тем людям, которые всегда все знают, особенно —
наперед.
М.С. ГОРБАЧЕВ. Есть люди, которые думают, что существуют
только два мнения: их собственное и неправильное (смеются).
Г.4Д. ГЕНШЕР. Когда вчера после ужина в «Редуте» вы вышли из
автомобиля и общались с людьми на улице, вы могли увидеть, как они
относятся к вам и вашей политике. Здесь есть очень много доверия,
есть большое уважение к ее смелости и искренности. А ведь люди на
много умнее, чем думают некоторые политики. У них есть врожденное
чувство того, что подлинно, а что нет. А ныне у них есть правильное
ощущение того, что сейчас в наших руках — будет ли у Европы лучшее
будущее. Это было очень заметно в ходе дискуссий в ФРГ по пробле
мам тактических ядерных ракет. Люди не хотели, чтобы было решение
об их модернизации.
В последний выходной я был в своем родном городе Галле, говорил
там со знакомыми, встречался с школьниками. Все они говорили: ты
правильно поступил с этими ракетами, а если бы поступил иначе,
лучше бы сюда не приезжал. Во всей стране люди думают так же.
Сейчас мы должны приложить усилия к тому, чтобы создать в Ев
ропе новые структуры безопасности, которые позволили бы обойтись
без многого из того, что нам приходится иметь сегодня.
Вы правильно сказали, что наше Совместное заявление — это еще
не сам прорыв, но оно открывает дверь прорыву, в том числе и на этом
направлении. Заявление мы должны воспринимать так же, как хель
синкский Заключительный акт. Оно не закрывает, а только открывает
новую главу в развитии.
М.С. ГОРБАЧЕВ. Хотел бы сказать следующее. Мы все сейчас втя
нуты в глубокие перемены — и в отдельных странах, и в Европе,
и в мире в целом. Надо быть очень осторожным, чтобы уберечься
от соблазна использовать эту ситуацию только в собственных инте
ресах. Я хотел бы еще пояснить эту мысль, много об этом думал. Если
на нынешнем очень важном этапе игнорировать реальности, такие,
как союзы, интересы США, их связь с Европой, интересы Советского
174 1989 год

Союза, существующие у него связи, то это могло бы все взорвать.


И наоборот. Если мы будем действовать ответственно, прагматично,
дальновидно, то процесс пойдет гармоничнее. Найдутся правильные
решения для всех вопросов — и о судьбе союзов, и в отношении инте
ресов отдельных стран, и об их взаимных отношениях. Я себе мыслю
наш континент как живой, динамичный. В результате такого развития
многое должно уладиться.
Г.4Д. ГЕНШЕР. На данном этапе нужно знать, куда хочешь идти.
Я думаю, что применительно к Европе ответ на этот вопрос ясен. Мы
хотим совместными усилиями вновь объединить Европу. Ее нынешнее
состояние нельзя назвать правильным. Оно не соответствует сознанию
европейцев. И это сознание набирает силу, все больше осмысливая
общность истории и ответственности перед будущим. Мы знаем, что
для Европы не наступит лучшего будущего, если ктото будет видеть
его в торжестве над другими.
М.С. ГОРБАЧЕВ. Очень верная мысль.
Г.4Д. ГЕНШЕР. Собственная свобода — это всегда свобода других.
То же самое относится и к безопасности. Настоящую безопасность
нельзя достичь за счет безопасности других.
М.С. ГОРБАЧЕВ. А вот здесь вы входите в конфликт с Брюссель
ским заявлением. Там присутствует идея безопасности только для
НАТО.
Г.4Д. ГЕНШЕР. Думаю, вам надо еще раз внимательно посмотреть
текст заявления. Оно является показателем того, что в НАТО растет
число «геншеристов». Важно укрепить элементы сотрудничества,
в том числе в вопросах безопасности. Соответствующие реальности
отражены в Советскозападногерманском политическом заявлении.
Разумеется, мы исходим при этом из существования двух союзов,
соучастия США в европейских делах. На следующей неделе я нанесу
краткий визит в США. Буду иметь беседы с американской админист
рацией. Подчеркну, что мы приветствуем те шаги, которые предпри
нимаются совместно США и Советским Союзом. Убеждены, что они
благотворно отразятся и на развитии в Европе.
М.С. ГОРБАЧЕВ. Вы, несомненно, расскажете и о содержании
переговоров с нами. Можете сказать при этом, что за столом наших
переговоров всегда присутствовал и третий собеседник (оживление).
Речь не идет о том, что мы стоим перед кемто на задних лапках или
как кролик перед удавом. Речь идет о существующей реальности, ко
торая заключается в том, что без участия США немыслим прогресс
в мировых делах. Если увидитесь с Бушем, передайте ему мой привет.
Думаю, все образуется.
1989 год 175

Г.4Д. ГЕНШЕР. Из всех моих бесед с представителями админист


рации США я знаю, что там очень стремятся к достижению с вами со
гласия и взаимопонимания.
М.С. ГОРБАЧЕВ. Мы рассчитываем, что не только не потеряем
ничего из того, что было достигнуто в отношениях с США за послед
нее время, но и еще поднакопим. Пусть только они никого ни в чем
не подозревают — ни нас, ни вас, а то там есть люди, которые подбра
сывают пищу для сомнений.
Г.4Д. ГЕНШЕР. Это главным образом пресса.
М.С. ГОРБАЧЕВ. Не только. Это и ваш друг Киссинджер, есть еще
Бжезинский, Фонд наследия.
Г.4Д. ГЕНШЕР. Но новый Президент не может сразу всех сделать
министрами иностранных дел, а те, кто определяет политику сегодня,
смотрят на вещи подругому.

Архив ГорбачевФонда. Фонд № 1, опись № 1


Вторая беседа М.С. Горбачева
с Г. Колем один на один
Бонн, 13 июня 1989 года

Г. КОЛЬ. Начнем второй день работы, продолжим наш обмен мнени


ями. Хотел бы предложить вам обсудить несколько вопросов, которые
имеют значение для нашей страны, для наших людей.
Вначале хотел бы просить вас рассмотреть вопрос о возможности
посещения гражданами ФРГ города Калининграда, бывшего Кёниг
сберга. У нас есть круизные лайнеры, которые уже заходят в советские
порты на Балтийском море. Наверное, не будет ничего плохого, если
они будут заходить и в Калининград, а туристы смогут сойти на берег
и пробыть какоето время в городе. Это могло бы быть, конечно, и ис
точником валютных доходов для Советского Союза.
Далее хотел бы поблагодарить вас за начатую передачу нам спис
ков немецких военнопленных и открытие для посещения новых клад
бищ в местах их захоронения. Этот аспект имеет для нас важное пси
хологическое значение. Здесь же осуществляются плодотворные кон
такты по линии Красного Креста. Их дальнейшее развитие принесет
взаимную пользу, послужит делу взаимопонимания между народами
СССР и ФРГ.
Есть еще один трудный вопрос из прошлого. Накануне вашего ви
зита я получил много писем от наших граждан. Пишут те, кто сам или
чей родственник попали в свое время под паушальное (Групповое. —
Ред.) осуждение в Советском Союзе в ходе войны и после нее. Конкрет
но речь идет об имевших место фактах осуждения военнопленных нем
цев целыми частями и соединениями без какоголибо индивидуально
го подхода. Об этом рассказали те, кто вернулся из Советского Союза
после освобождения, которое согласовал в ходе своего пребывания
в Москве К. Аденауэр в 1955 году. Давайте поручим нашим представи
1989 год 177

телям в доверительной атмосфере обсудить эту проблематику. Это


поможет устранить нам еще одно белое пятно в наших отношениях.
Еще один вопрос. Мы знаем, что советское руководство намерено
в духе перестройки принять необходимые решения по национально
му вопросу. У вас сейчас в этом смысле трудный период. Но мы увере
ны в том, что вы сумеете разрядить обстановку. Раз предстоят реше
ния по национальному вопросу, позволю себе напомнить о советских
гражданах немецкой национальности.
Нам кажется, что у вас в стране дело идет к тому, чтобы предостав
лять автономию тому или иному национальному меньшинству в местах
его компактного проживания или возвращать его туда, откуда оно было
в свое время выселено. В этой связи, может быть, имело бы смысл взве
сить вопрос о выделении автономной административной единицы,
например области, и для советских немцев. Вы примете политическое
решение, а мы, естественно, не останемся в стороне, окажем то эконо
мическое содействие, которое будет сочтено возможным и желатель
ным. Следует обдумать какуюто модель. И мы бы могли, если будет не
обходимо, принять в этом посильное участие в допустимых пределах.
По данному вопросу мы не намерены поднимать какойлибо шум,
раздувать публичную дискуссию. У Советского Союза и без того на
этот счет забот хватает. Просил бы вас только держать в поле зрения
то, с чем я к вам сейчас обратился, обдумать мои соображения и, ког
да у вас вызреет ответ, проинформировать нас.
М.С. ГОРБАЧЕВ. У меня в делегации есть три советских гражда
нина — немцы по происхождению. Это актриса Фрейндлих, академик
Раушенбах и Наташа Геллерт — механизатор.
Национальные вопросы будем решать, они у нас были загнаны
внутрь, а сейчас все более требовательно напоминают о себе.
То, что вы сейчас сказали, в том числе и относительно посещения
Калининграда, мы обдумаем.
После нашего разговора в октябре относительно судьбы пропавших
без вести военнопленных мною были даны поручения. В результате
в наших архивах обнаружено 30 тыс. дел военнопленных, умерших
в Советском Союзе. Всех, кто пропал без вести, установить невозмож
но, а на умерших дела сохранились. Сейчас эти дела обрабатываются,
и по мере готовности списки будут передаваться западногерманской
стороне. Как мне известно, список на 1500 человек уже передан. Рабо
та здесь по линии Красного Креста будет продолжаться.
Расширяется и число открытых для посещения кладбищ. Помимо
Елабуги и Казани в РСФСР, мы открываем два кладбища в Узбекиста
не — в Коканде и Кагане.
178 1989 год

Хотел бы воспользоваться случаем и поблагодарить через вас


Народный союз по уходу за военными захоронениями в ФРГ, кото
рый передал нам списки наших соотечественников, чьи останки
покоятся в западногерманской земле. Прояснена судьба почти
340 тыс. человек. Эта акция воспринята у нас с глубокой призна
тельностью.
Паушальное осуждение у нас целых частей и соединений вермахта
для меня вопрос новый. Мы в нем разберемся, а потом продолжим
наш разговор.
О советских немцах мы говорим уже не первый раз. Это наши хоро
шие граждане, их уважают, относятся к ним, как и ко всем советским
людям. У нас еще не опубликовано основное Постановление Съезда
народных депутатов. В проекте, который обсуждался, в частности,
предлагается дать поручение Верховному Совету СССР рассмотреть
вопрос о восстановлении прав целого ряда советских национальных
меньшинств. Там речь идет и о крымских татарах, и о месхетских тур
ках, и о немцах, и о других национальностях.
Вопрос о предоставлении национальным меньшинствам автоно
мии стучится в дверь, и мы не можем закрывать на это глаза. Его сле
довало бы, конечно, решать раньше, потому что территории, где они
раньше жили, теперь заселены и обжиты. Перестройка в этом деле то
же нужна. Прикосновение к этому вопросу является весьма болезнен
ным. Однако решать его надо, жизнь требует.
Г. КОЛЬ. Что будем делать с Западным Берлином?
М.С. ГОРБАЧЕВ. Я поинтересовался ходом дел по соглашению
о судоходстве. Фактически суда уже плавают, причем давно. Соглаше
ние явится лишь юридической основой для такой деятельности.
Думается, что вопрос находится на пути решения. Поэтому хотел
бы предложить поручить нашим специалистам продолжить над ним
работу и довести ее до конца.
Г. КОЛЬ. Конечно, раз затрачено столько усилий, то вопрос надо
доработать. Мы придаем важное значение этому соглашению.
(Во время беседы состоялся обмен мнениями по проблемам сокраще
ния вооружений и о ходе советскоамериканских переговоров нам эту
тему.)
Г. КОЛЬ. У нас не только общая судьба, но и общая история.
Сейчас, когда мы с вами беседуем, наши жены посещают мемориал
в Штуккенброке — место, где похоронены погибшие в войну совет
ские граждане. Ни в ФРГ, ни в СССР нет ни одной семьи, которая
не была бы затронута войной. У меня два сына — офицеры бундес
вера, а брат погиб в войну.
1989 год 179

М.С. ГОРБАЧЕВ. Политика, лишенная нравственности, не может


считаться серьезной политикой; безнравственным политикам не мо
жет быть веры.
Г. КОЛЬ. На недавней встрече в верхах в НАТО я прямо сказал
своим коллегам, что я единственный из вас, у кого оба сына служили
в армии, интегрированной в НАТО. При этом я подчеркнул, что,
конечно, не трус, но просил иметь в виду, что я немец и хорошо знаю
историю и географию.
М.С. ГОРБАЧЕВ. Очень признателен вам за эти честные и от
кровенные суждения. Ценю то доверие, которое нарастает между нами
от встречи к встрече.
Г. КОЛЬ. Давайте чаще общаться, звонить друг другу по телефону.
Мне думается, что многое мы в состоянии сделать сами, не отдавая
дела ведомствам, которые могут затянуть их рассмотрение.

Архив ГорбачевФонда. Фонд № 1, опись № 1


Подписание советско4
47
западногерманских документов

Совместное заявление

Союз Советских Социалистических Республик и Федеративная Рес


публика Германия едины в том, что в преддверии третьего тысячеле
тия человечество оказалось перед историческим вызовом. Проблемы,
имеющие жизненно важное значение для всех, могут быть решены
всеми государствами и народами только сообща. Все это требует
нового политического мышления.
— В центре внимания политики должны находиться человек с его
достоинством и правами, забота о выживании человечества.
— Огромный потенциал творческих сил и способностей человека
и современного общества должен быть использован для обеспечения
мира и благополучия всех стран и народов.
— Должна быть предотвращена любая война, как ядерная, так
и обычная, урегулированы конфликты в различных районах планеты,
сохранен и надежно обеспечен всеобщий мир.
— Должно быть гарантировано право всех народов и государств сво
бодно распоряжаться своей судьбой и суверенно строить отношения друг
с другом на основе международного права. Должен быть обеспечен при
мат международного права во внутренней и международной политике.
— Достижения современной экономики, науки и техники открыва
ют невиданные возможности, которые должны идти на пользу всем
людям. Заключенные здесь, как риск, так и шансы требуют совмест
ных ответов. Поэтому важно расширять сотрудничество во всех этих
1989 год 181

областях, продолжать сокращать всякого рода препятствия на пути


развития торговли, искать и динамично использовать к обоюдной вы
годе новые формы взаимодействия.
— Нужны решительные действия для сохранения окружающей
природной среды в интересах нынешнего и будущих поколений,
голод и нищета в мире должны быть устранены.
— Необходимо энергично бороться с новыми опасностями, вклю
чая эпидемии и международный терроризм.
Стороны исполнены решимости оказаться на высоте ответствен
ности, проистекающей из осознания этих обстоятельств. Имеющиеся
различия в представлениях о ценностях в политических и обществен
ных порядках не являются преградой для проведения совместной по
литики, формирующей будущее и выходящей за рамки одной соци
альной системы.

II

Европе принадлежит исключительная роль в построении мирного буду


щего. Несмотря на продолжавшуюся десятилетиями разобщенность
континента, сознание европейской самобытности и общности живет
и набирает силу. Необходимо способствовать развитию этого процесса.
Советский Союз и Федеративная Республика Германия видят перво
очередную задачу своей политики в том, чтобы, опираясь на историчес
ки сложившиеся европейские традиции, способствовать преодолению
разобщенности Европы. Они исполнены решимости совместно рабо
тать над поиском путей, ведущих к созданию Европы мира и сотрудни
чества — европейского мирного устройства, общего европейского дома,
в котором есть место для США и Канады. Хельсинкский Заключитель
ный акт во всех своих разделах, а также итоговые документы Мадрид
ской и Венской встреч определяют курс к реализации этой цели.
Европа, которая больше всех пострадала от двух мировых войн, обя
зана показать пример поддержания стабильного мира, добрососедства
и конструктивного сотрудничества, способного слить воедино на общее
благо возможности всех государств, независимо от различий в их обще
ственных системах. Европейские государства могут и должны жить сов
местно без страха друг перед другом, мирно соревнуясь между собой.
Элементами строительства Европы мира и сотрудничества должны
быть:
— безоговорочное уважение целостности и безопасности каждого
государства. Право каждого свободно выбирать свою политическую
и социальную систему. Безоговорочное соблюдение принципов
182 1989 год

и норм международного права, в частности уважение права на само


определение народов;
— энергичное продолжение процесса разоружения и контроля над
вооружениями. В ядерный век усилия должны быть направлены не
только на то, чтобы предотвратить войну, но и на то, чтобы сформи
ровать мир и сделать его более надежным;
— насыщенный диалог, охватывающий все — как традиционные,
так и новые — темы двусторонних и международных отношений,
включая регулярные встречи на высшем политическом уровне;
— осуществление прав человека и содействие обменам между
людьми и обмену идеями. Сюда же относятся развитие партнерских
связей между городами, транспортных сообщений и средств связи,
культурных контактов, туристского и спортивного общения, поощре
ние изучения языков, а также благожелательное рассмотрение гумани
тарных вопросов, включая воссоединение семей и поездки за границу;
— развитие прямых контактов между молодежью и воспитание
подрастающих поколений в приверженности идее построения мирно
го будущего;
— широкое взаимовыгодное экономическое сотрудничество, ко
торое включало бы в себя и новые формы кооперации. Совместное
заявление Совета Экономической Взаимопомощи и Европейского
сообщества от 25 июня 1988 года и нормализация отношений между
европейскими государствами — членами Совета Экономической Вза
имопомощи и Европейским сообществом, а также начавшийся поли
тический диалог между Советским Союзом и 12 государствами — чле
нами Европейского сообщества открывают новые перспективы для
общеевропейского развития в этом направлении;
— поэтапное создание структур общеевропейского сотрудничест
ва в различных областях, в частности в транспорте, энергетике, здра
воохранении, в сфере информации и коммуникаций;
— интенсивное экологическое сотрудничество и использование
новых технологий, которые в интересах людей предупреждали бы,
в частности, возникновение трансграничных опасностей;
— уважение и бережное отношение к исторически сложившейся
культуре народов Европы. Ее многообразие является одним из вели
ких сокровищ континента. Национальные меньшинства в Европе с их
культурой являются частью этого достояния и заслуживают защиты
их законных интересов.
Советский Союз и Федеративная Республика Германия обращают
ся ко всем государствам — участникам СБСЕ с призывом включиться
в общую работу над будущей архитектурой Европы.
1989 год 183

III

Советский Союз и Федеративная Республика Германия заявляют, что


никто не должен строить собственную безопасность в ущерб безопас
ности других. Они будут поэтому стремиться устранять причины
напряженности и недоверия посредством конструктивной, направ
ленной в будущее политики, с тем чтобы еще сохраняющееся ощуще
ние угрозы шаг за шагом сменялось атмосферой взаимного доверия.
Стороны признают, что каждое государство, независимо от его
размеров или мировоззренческой ориентации, имеет свои законные
интересы обеспечения безопасности. Они осуждают стремление
к военному превосходству. Война не должна быть больше средством
политики. Политика в вопросах безопасности и строительства воору
женных сил должна служить только уменьшению и устранению угро
зы войны, обеспечению мира с меньшим количеством оружия. Это
исключает гонку вооружений.
Обе стороны стремятся к устранению существующих асимметрий
посредством обязующих договоренностей под эффективным между
народным контролем и к уменьшению военных потенциалов до ста
бильного равновесия на более низком уровне, который достаточен
для обороны, но не для нападения. Обе стороны считают, в частнос
ти, необходимым исключить способность вооруженных сил для осу
ществления внезапного нападения и для начала крупномасштабных
наступательных действий.
Советский Союз и Федеративная Республика Германия выступают за:
— 50процентное сокращение стратегических наступательных
ядерных вооружений США и Советского Союза;
— согласованные советскоамериканские решения на перегово
рах по ядерным и космическим вооружениям; это касается также со
блюдения Договора по ПРО;
— установление стабильного, надежного равновесия обычных во
оруженных сил на более низком уровне, а также согласование даль
нейших мер по укреплению доверия и безопасности во всей Европе;
— глобальный, всеобъемлющий и эффективно контролируемый
запрет химического оружия в кратчайший срок;
— согласование в кратчайший срок надежно контролируемого
прекращения ядерных испытаний в рамках Женевской конференции
по разоружению. Они приветствуют поэтапное приближение к этой
цели в ходе текущих контактов между США и Советским Союзом;
— введение дальнейших мер по укреплению доверия, за большую
транспарентность военных потенциалов и оборонных бюджетов,
184 1989 год

а также за эффективные международные механизмы противодействия


кризисам, в том числе кризисам за пределами Европы.

IV

Советский Союз и Федеративная Республика Германия, учитывая


европейскую историю и положение Европы в мире, а также тот вес,
которым каждая из сторон располагает в соответствующем союзе,
сознают, что позитивное развитие их взаимоотношений имеет цент
ральное значение для обстановки в Европе и для отношений между
Востоком и Западом в целом. Желая надежно обеспечить отношения
прочного добрососедства, они будут опираться на позитивные тради
ции своей многовековой истории. Их совместная цель состоит в том,
чтобы продолжать развивать и углублять плодотворное сотрудничест
во, придавая ему новое качество.
Московский договор от 12 августа 1970 года остается фундаментом
взаимоотношений двух государств. Стороны будут полностью исполь
зовать заложенные в этом договоре и других соглашениях возможности.
Они решили последовательно расширять договорную базу своих
отношений и добиваться партнерского сотрудничества во всех облас
тях на основе доверия, равноправия и взаимной выгоды.
Берлин (Западный) участвует в развитии сотрудничества при стро
гом соблюдении и полном применении положений Четырехсторон
него соглашения от 3 сентября 1971 года.

Советский Союз и Федеративная Республика Германия, уверенные


в долгосрочной предсказуемости политики друг друга, преисполнены
решимости развивать далее свои взаимоотношения во всех направле
ниях. Они будут придавать поступательному развитию отношений
между ними стабильность и прочность.
Эта политика учитывает договорные и союзнические обязательства
сторон, она ни против кого не направлена. Она отвечает сокровенным
и давним чаяниям народов залечить путем взаимопонимания и при
мирения раны прошлого и совместно построить лучшее будущее.

Бонн, 13 июня 1989 года

М. ГОРБАЧЕВ Г. КОЛЬ
1989 год 185

Совместное сообщение

1. Генеральный секретарь ЦК КПСС, Председатель Верховного


Совета Союза Советских Социалистических Республик М.С. Горба
чев и Федеральный канцлер Г. Коль в соответствии с договореннос
тью, достигнутой во время визита Федерального канцлера в Москву
в октябре прошлого года, подписали 13 июня 1989 года Совместное
заявление (опубликовано в печати).
2. Обе стороны заключили следующие соглашения.
— Договор Союза Советских Социалистических Республик и Фе
деративной Республики Германия о содействии осуществлению и вза
имной защите капиталовложений.
— Соглашение между правительством Союза Советских Социа
листических Республик и правительством Федеративной Республики
Германия о создании линии прямой связи между Кремлем в Москве
и ведомством Федерального канцлера в Бонне.
— Соглашение между правительством Союза Советских Социалис
тических Республик и правительством Федеративной Республики Гер
мания об углубленном сотрудничестве в подготовке и повышении ква
лификации специалистов и руководящих кадров в области экономики.
— Соглашение между правительством Союза Советских Социали
стических Республик и правительствам Федеративной Республики
Германия о расширении сотрудничества в области науки и высшего
образования.
— Соглашение между правительством Союза Советских Социали
стических Республик и правительством Федеративной Республики
Германия о создании и деятельности культурных центров Союза Со
ветских Социалистических Республик и Федеративной Республики
Германия.
— Соглашение между правительством Союза Советских Социали
стических Республик и правительством Федеративной Республики
Германия об обмене школьниками и учителями.
— Соглашение между правительством Союза Советских Социали
стических Республик и правительством Федеративной Республики
Германия о молодежном обмене.
— Соглашение между правительством Союза Советских Социали
стических Республик и правительством Федеративной Республики
Германия о содействии повышению квалификации специалистов в об
ласти охраны труда и профессиональной реабилитации инвалидов.
— Соглашение между правительством Союза Советских Социали
стических Республик и правительством Федеративной Республики
186 1989 год

Германия о сотрудничестве по борьбе со злоупотреблением наркоти


ческими средствами и психотропными веществами и их незаконным
оборотом.
— Дополнительный обмен нотами в соответствии с соглашением
между правительством Союза Советских Социалистических Респуб
лик и правительством Федеративной Республики Германия об опера
тивном оповещении о ядерной аварии и об обмене информацией
о ядерных установках от 25 октября 1988 года.
3. Были успешно завершены переговоры о передаче городского
архива РевеляТаллина и архивов ганзейских городов Бремена, Гам
бурга, Любека в соответствующие места происхождения.
4. Стороны по достоинству оценили первое успешное проведение
общественного форума в Бонне, о создании которого была достигну
та договоренность в октябре 1988 года, и согласились в том, что этот
важный инструмент по развитию отношений и впредь должен пользо
ваться поддержкой обеих сторон.
5. Федеральное правительство, а также деловые круги Федератив
ной Республики Германия готовы и в дальнейшем содействовать
в рамках своих возможностей успеху процесса экономических ре
форм в Советском Союзе.
Это относится, в частности, к участию предприятий из Федератив
ной Республики Германия в модернизации советской легкой и пище
вой промышленности путем поставок и организации совместных
предприятий. Предоставленный в октябре 1988 года консорциумом
банков Федеративной Республики Германия рамочный кредит в раз
мере 3 млрд марок покрыт за истекшее время соответствующими про
ектами более чем наполовину.
6. Обе стороны высказались за дальнейшее развитие сотрудниче
ства между обеими странами в области исследования и использования
космоса в мирных целях и за скорейшее вступление в силу соответ
ствующего соглашения между Академией наук Союза Советских
Социалистических Республик и федеральным министерством науч
ных исследований и технологии Федеративной Республики Германия
от 25 октября 1988 года и первой программы сотрудничества, включая
участие космонавтаисследователя в полете на советском космиче
ском корабле и советской орбитальной станции. Ответственные орга
низации обеих сторон уполномочены в ближайший срок заключить
соглашение о проведении этого полета.
7. Бюро Совета Министров Союза Советских Социалистических
Республик по машиностроению и «Дойче Банк АГ» подписали прото
кол о создании Дома экономики и промышленности Союза Совет
1989 год 187

ских Социалистических Республик в Федеративной Республике


Германия и Дома экономики Федеративной Республики Германия
в Союзе Советских Социалистических Республик.
8. Стороны договорились об углублении сотрудничества в право
вой области. С этой целью образована рабочая группа по правовым
вопросам под председательством руководителей правовых управле
ний министерств иностранных дел обеих стран. Эта рабочая труппа
будет заниматься, в частности, правовыми вопросами сотрудничества
в областях борьбы против международного терроризма и наркомании,
вопросами морского права, Арктики и Антарктики, а также общего
международного права и создаст в этих целях подгруппы.
9. Стороны условились изучить вопрос о заключении соглашения
о взаимной помощи при стихийных бедствиях.
10. Стороны договорились продолжить переговоры о заключении
соглашения о международном автомобильном сообщении.
11. Советская сторона изучит возможности дальнейшего расши
рения телефонной связи между Союзом Советских Социалистиче
ских Республик и Федеративной Республикой Германия.
12. Стороны приветствуют позитивные результаты последнего за
седания рабочей группы по сотрудничеству в гуманитарных вопросах.
С обеих сторон внесены предложения, относящиеся к сотрудничест
ву в области языка и культуры, изучение которых будет продолжено.
13. Стороны высказались за сотрудничество и контакты в области
литературы между соответствующими литературными архивами, ор
ганизациями и специалистами в этой области.

Визит Генерального секретаря ЦК КПСС,


Председателя Верховного Совета СССР М.С. Горбачева
в ФРГ, 12–15 июня 1989 г.
(Документы и Материалы. — М.: Политиздат, 1989. — С. 31–40)
Встреча М.С. Горбачева
с представителями деловых кругов
Кёльн, 13 июня 1989 года

Речь М.С. ГОРБАЧЕВА


[...] Вчера и сегодня состоялись важные переговоры с Президентом
ФРГ, канцлером гном Колем и его коллегами по кабинету. Хочу
выразить свое глубокое удовлетворение уровнем этих переговоров
и их результатами.
Мне думается, мы можем сегодня говорить действительно о новой
главе в наших отношениях и о первых страницах в этой новой главе.
Позволю себе поделиться с вами одним просто человеческим наблю
дением. Я очень растроган реакцией простых людей на нынешний визит
в вашу страну: я почувствовал, что они, как и наш народ, хотят идти
навстречу друг другу. Поэтому думаю, это своего рода императив, иду
щий от обоих народов. И его должны услышать и политики, и, я на
деюсь, деловые круги. Ибо не мыслю себе расширения и углубления
сотрудничества без того, чтобы в условиях, когда нарастает диалог, рас
ширяются обмены и контакты, масштабы экономического и делового
сотрудничества не изменялись бы и мы, топтались бы на месте. Более то
го, я думаю, что именно экономическое сотрудничество — это тот надеж
ный базис, для того чтобы могли идти — и идти успешно, — развиваться,
принимать стабильный характер все другие формы сотрудничества.
Экономические связи с ФРГ в общемто у нас развивались непло
хо — даже в то время, когда в других областях было плохо или, если
выразиться помягче, не совсем хорошо.
Мне думается, что здесь сказывались и вековые традиции, боль
шой опыт немцев в торговле с нами и, наконец, немаловажная де
таль — взаимодополняющий характер наших экономик.
1989 год 189

[...] ФРГ сохраняет первенство среди наших западных партнеров.


Но если учесть, что вы — мировой чемпион по экспорту и обогна
ли по этому показателю Соединенные Штаты Америки и Японию,
что ФРГ, если не ошибаюсь, экспортирует более четверти своего сово
купного общественного продукта — на гигантскую сумму в 323 млрд
долларов, то цифры наших экономических связей до смешного малы.
Все ли у нас делается для того, чтобы использовать возможности
перестройки для наращивания темпов и объема деловых связей?
Повидимому, далеко нет. Нам самим придется еще многое сделать,
чтобы среда, в которой могли бы развиваться и действовать компа
нии, была другой, более благоприятной. Мы видим свою обязан
ность в том, чтобы действовать именно в этом направлении, и этой
цели служит, в частности, один из документов, который сегодня
подписан, — о защите иностранных инвестиций, направляемых
в нашу экономику.
Конечно, многое связано с тем, что в нашей экономике сейчас
происходят большие перемены.
[...] Есть определенная настороженность со стороны деловых кругов
ФРГ. В данном случае я говорю о вас, здесь присутствующих. До меня
доходили, например, такие суждения представителей деловых кругов
вашей страны — а, собственно, почему нам торопиться развивать связи
с Советским Союзом? Пусть они разберутся там в СССР сначала
со своими делами, мы подождем, над нами, как говорится, «дождь не
каплет», результаты экономики ФРГ неплохие, положительное сальдо
большое, можно пока и так пожить. А уж когда все прояснится, когда
можно будет без риска пойти на советский рынок, на расширение свя
зей, тогда и понастоящему всем этим заняться. Не знаю, вам судить
в конечном счете, как вам действовать. Но я другого мнения.
Сейчас мы открываемся мировой экономике, другим странам,
ищем новые, надежные связи.
[...] Что ж, давайте изучать друг друга. Во всяком случае, я могу
только сказать, что деловые круги ФРГ даже в прошлом, невзирая на
не очень благоприятную политическую атмосферу в наших отноше
ниях, сделали серьезные шаги по развитию деловых связей с нами.
Думается, этот опыт показывает, что вы ничего не проиграли.
[...] Многое упиралось до сих пор и в то, что юридически не были
решены некоторые проблемы, что тоже мешало уверенно действовать
западным компаниям, в том числе и западногерманским, на нашем
рынке.
[...] В общем, мои размышления сводятся к тому, что всем нам на
до освобождаться от старых сложившихся стереотипов, сопоставлять
190 1989 год

свои нынешние подходы с теми тенденциями, которые пробивают се


бе дорогу. А эти тенденции таковы, что мир становится все более вза
имозависимым. Особенно хорошо мы чувствуем это здесь, в Европе,
где народы повязаны общей судьбой. Да и от того, как пойдут процес
сы на Европейском континенте, многое будет зависеть во всем мире.
Полагаю, что нам всем нужно над этим задуматься и, в частности,
вам, капитанам западногерманской экономики, поскольку, как и все
немцы, вы особенно болезненно чувствуете на себе последствия рас
кола Европы. [...]

Визит Генерального секретаря ЦК КПСС,


Председателя Верховного Совета СССР М.С. Горбачева
в ФРГ, 12–15 июня 1989 г.
(Документы и материалы. — М.: Политиздат, 1989. — С. 47–60)
Из выступления М.С. Горбачева
на обеде у Р. фон Вайцзеккера
13 июня 1989 года

[...] Мы понимаем, что от прошлого не так просто отделаться, что лег


ковесный, с наскоком подход к прошлому может только затормозить,
а то и сорвать движение вперед. Такому пониманию способствует по
степенное высвобождение общественного сознания от шока мировой
войны. Наша перестройка с ее открытостью и ясностью целей откры
вает новые возможности для движения навстречу друг другу, а ваш
доброжелательный отклик на нее обнадеживает. Нарастает многообе
щающая тенденция к реализации всего того позитивного, что остави
ли нашим двум народам многовековое общение и традиции сильного
взаимного влияния.
Все это позволяет смелее смотреть вперед и строить свою полити
ку, не перечеркивая послевоенный опыт, а серьезно и всесторонне ос
мысливая его с учетом современных требований жизни. И бдительно
следить за тем, чтобы каким бы то ни было образом не воссоздавались
ситуации, способные стать источником войны.
Мы хотим идти к будущему, к новым отношениям. Но на это вряд
ли можно рассчитывать, если будем игнорировать реальности, закреп
ленные в договорах и соглашениях. Мне кажется, что политически мы
созрели для такой постановки вопроса. Это я говорю с тем большей
уверенностью, поскольку позади у нас девятнадцатилетний опыт со
блюдения договора 1970 года.
Как говорил Фридрих Шиллер, «человек вырастает по мере того, как
растут его цели». И я надеюсь, что нам достанет мудрости и прозорливо
сти, чтобы стремиться к цели, достойной XXI века. Надо искать. В этом
наш долг, особенно политиков, облеченных доверием своих народов,
а ныне также и ответственностью за сохранение самой жизни на Земле.
192 1989 год

Высокий уровень советскозападногерманских отношений, их


развитие и наполнение всего новым содержанием не противоречит
ничьим интересам, тем более никому не угрожает — конечно,
при правильном понимании места каждого из нас в Европе и в миро
вом сообществе. Напротив, наше сотрудничество может быть катали
затором новых отношений между Востоком и Западом в целом.
Думаю, уже достигнутый уровень взаимоотношений позволяет во
площать его в весомые конкретные дела, не только преодолевая воен
ное противостояние, но и создавая новые структуры, новые нормы
взаимодействия между нашими народами.
Этому не должна быть препятствием та очевидная реальность, что
их развитие идет и пойдет различными путями. Каждый сохраняет
приверженность основополагающим и исторически обусловленным
ценностям. Каждый остается верен союзническим обязательствам,
пока они служат стабильности в Европе. Но оговариваюсь: эти обяза
тельства мы можем и должны, исходя из собственных национальных
интересов, использовать для формирования системы безопасности,
основанной на оборонительной доктрине, для реального продвиже
ния к взаимному и существенному сокращению вооружений. [...]

Визит Генерального секретаря ЦК КПСС,


Председателя Верховного Совета СССР М.С. Горбачева
в ФРГ, 12–15 июня 1989 г.
(Документы и материалы. — М.: Политиздат, 1989. — С. 71–72)
Беседа М.С. Горбачева
с Л. Шпэтом
Штутгарт, 14 июля 1989 года
(На встрече присутствовал помощник М.С. Горбачева А.С. Черняев)

Л. Шпэт приветствовал М.С. Горбачева и выразил большое удовлетво


рение тем, что в рамках официального визита в ФРГ советский руково
дитель посетил землю Баден–Вюртемберг. […]
Л. ШПЭТ. В настоящее время, в значительной мере благодаря со
вершенно новому курсу советского руководства, складывается благо
приятная ситуация, чтобы решающим образом продвинуться в рас
ширении отношений сотрудничества и кооперации между Востоком
и Западом. Параллельное развитие интеграционных процессов в За
падной Европе и открытие Советского Союза как ведущей силы СЭВ
в сторону Европейского сообщества дает исторический шанс начать
практическое воплощение в жизнь идеи общеевропейского дома.
Количество договоров и соглашений как принципиально нового по
литического характера, подобно подписанному вчера Совместному
заявлению между СССР и ФРГ, так и касающихся сотрудничества
в конкретных областях, постоянно увеличивается. Это, разумеется,
создает хорошие политические рамки для налаживания подлинного
взаимодействия между нашими странами. Главное теперь в том, что
бы на этой базе всемерно и не теряя времени углублять и расширять
сотрудничество в области экономики, науки и техники и в деле вне
дрения новейших технологических достижений. Именно на этом
следует сейчас особенно сосредоточиться.
М.С. Горбачев поблагодарил Шпэта за гостеприимство и теплый
прием, оказанный ему и советской делегации в Штутгарте. Уже первое
общение с населением на улицах города, сказал он, однозначно под
тверждает, что в настроениях людей вообще и в отношении к СССР,
в частности, произошли существенные перемены широкого и положи
194 1989 год

тельного политического плана. Мы приветствуем это и полагаем, что


задача политиков должна заключаться в том, чтобы отразить эти из
менения, перенести их дух на все области сотрудничества между СССР
и ФРГ.
М.С. ГОРБАЧЕВ. Мы целиком согласны с соображениями госпо
дина Шпэтта относительно приоритетного углубления взаимодейст
вия в экономике, технологии и внедрении в производство новейших
научных разработок. Здесь вы найдете в нас надежных партнеров.
Важно побыстрее приступить к практическим делам.
Л. ШПЭТ. Я много размышлял над тем, как приступить к практи
ческой реализации идеи о взаимодействии и сотрудничестве. Было бы
весьма целесообразным на базе компактной группы небольших
и средних фирм, например, из Баден–Вюртемберга, создать в одном
из городов Советского Союза своего рода показательный центр, кото
рый взаимодействовал бы с такой же группой средних советских
предприятий. В ходе такого сотрудничества можно было бы наладить
не только инфраструктуру, производство по принципу наличия голо
вного предприятия и группы субпоставщиков, но и вести эффектив
ную практическую подготовку как менеджеров, так и технических
специалистов. Такого рода модель можно было бы опробовать,
например, в области машиностроения и выпуска товаров широкого
потребления. В дальнейшем этот опыт можно было бы распростра
нить и на другие отрасли. Во всяком случае это решающим образом
двинуло бы дело вперед, поскольку небольшие и средние фирмы
и предприятия весьма мобильны и не страдают структурными недо
статками крупных предприятий и объединений.
М.С. Горбачев поинтересовался, какие, по мнению Шпэта, суще
ствуют основные трудности в налаживании подобного рода сотруд
ничества.
Л. ШПЭТ. Я вижу тут целый ряд проблем. Вопервых, советские
предприятия получают сейчас все большую самостоятельность. Одна
ко их руководители пока еще далеки от четкого понимания того, ка
кие вопросы и в каком объеме они могут действительно решать сами.
Это крайне затрудняет практическое сотрудничество. Далее, ваши
специалисты полагают, что главное в налаживании сотрудничества
состоит в том, что теперь существуют гарантии для инвесторов, гаран
тии в том, что вложенные деньги не пропадут. Однако это лишь часть
дела. Для того, кто настраивается на сотрудничество, важно видеть
долгосрочную перспективу.
Каждый должен быть уверен, что внедряемая в советской эконо
мике перестроечная концепция будет стабильно существовать и раз
1989 год 195

виваться длительное время, что здесь не будет неожиданных поворо


тов и изменений. Кроме того, в Советском Союзе многие экономис
ты дают всякие глобальные советы. Они хороши как теоретическая
проработка различных моделей, однако любая глобальная ломка
может привести к неожиданным и непредвиденным отрицательным
последствиям. В этой связи появилась сейчас масса глобальных сове
тов, вроде кардинальной реформы цен и т. п.
Представляется гораздо более оправданным идти параллельным
курсом — совершенствовать структуру крупных предприятий и од
новременно наладить функционирование упомянутых моделей со
трудничества на базе взаимодействия групп средних и мелких фирм.
Мы прямо говорим, что земельное правительство Баден–Вюртем
берга готово создать подобную модель сотрудничества с группой
мелких и средних фирм в любом городе с развитой инфраструктурой
и промышленностью, который назовет советская сторона. Вы дади
те здание, коммуникации и т. п., а мы определим группу наших фирм,
которые поставят необходимое оборудование, предоставит ноухау
и наладит обучение специалистов. Все это надо сделать без затяжек
с тем, чтобы сформировать положительный пример конкретного
сотрудничества.
«Дома экономики», о создании которых подписано вчера соглаше
ние, дело, конечно, очень полезное и хорошее, но их создание, а тем
более функционирование могут растянуться на достаточно продол
жительное время. Мы же предлагаем более быстрый путь, который
мог бы дать отдачу в самый ближайший период.
М.С. ГОРБАЧЕВ. Мы поддерживаем такую модель. Теперь важно
побыстрее реализовать ее, не откладывая в долгий ящик.
Одновременно мы подумаем и над тем, какие структурные изме
нения следует провести с нашими крупными предприятиями, чтобы
они могли побыстрее приспособиться к реальному восприятию того
передового технологического опыта, который оправдал себя, напри
мер, в рамках современного наукоемкого промышленного комплек
са земли Баден–Вюртемберг.
Несомненно, вы правы в том, что решающий вопрос состоит сей
час в темпе внедрения новейших технологических решений. Здесь
ваш опыт во многом схож с японским, и он достаточно хорошо заре
комендовал себя.
Л. ШПЭТ. Да, это действительно так. Мы уже убедились, что такая
модель ведет к убыстряющемуся международному разделению труда.
Фирмы Баден–Вюртемберга, например, поставляют свои изделия
почти в сто стран мира и более чем из пятидесяти стран получают
196 1989 год

комплектующие изделия. Все это ведет к возрастающей взаимозави


симости и имеет весьма важный политический аспект — подобное
сотрудничество углубляет понимание того, что процесс укрепления
мира на земле должен быть сделан необратимым.
М.С. ГОРБАЧЕВ. Я вообще уверен, что чем больше будет наша
взаимная зависимость, тем прочнее и надежнее будут наши отноше
ния, тем эффективнее мы сможем взаимодействовать в налаживании
разделения труда.
Л. ШПЭТ. В связи с планами создания «Единого европейского
рынка» в 1992 году мы приложим максимум усилий для того, чтобы
не произошло его отгораживание от партнеров как на Западе, так
и на Востоке. ФРГ кровно заинтересована в этом, равно как и в нала
живании регионального сотрудничества между различными областя
ми Единого рынка с тем, чтобы избежать трудностей и конфликтов на
почве различного рода национальных требований. А подобная опас
ность существует. Ведь с формированием такого рынка произойдет
естественный перелив капиталов и производств. В южных странах,
где заработная плата, как, например, в Португалии, чуть ли не в шесть
раз ниже, чем в ФРГ, сосредоточатся производства, которые требуют
применения рабочей силы в больших масштабах. И, наоборот, в таких
областях, как, например, Баден–Вюртемберг, начнут концентриро
ваться наукоемкие производства.
Это соответственно приведет и к углублению разделения труда.
Вот тутто мы и видим шанс расширить кооперацию с Советским Со
юзом, поскольку гораздо разумнее наладить применение технологии
в расположенных в непосредственной близости от ФРГ социалисти
ческих странах, нежели идти по пути ее инвестирования в отдаленных
районах, скажем, Ближнего или Дальнего Востока. Пока ситуация
в этом отношении оставляет желать лучшего. Ведь из более чем
100 млрд марок экспорта баденвюртембергских фирм пока только
1,5 млрд марок приходится на Советский Союз. Следовательно, со
ветский научнопромышленный комплекс еще очень мало взаимо
действует с Баден– Вюртембергом. А наша земля имеет весьма непло
хие показатели в рамках ФРГ: при 15% общего населения страны мы
производим 18% валового национального дохода, даем 20% экспорта
ФРГ и имеем у себя 30% научноисследовательских мощностей госу
дарства. Мы готовы задействовать этот потенциал в кооперации с со
ветской промышленностью.
М.С. ГОРБАЧЕВ. Это хорошие намерения, и мы их целиком под
держиваем. Готовы со своей стороны всемерно содействовать конкрет
ной реализации соответствующих планов. Просили бы вас без задер
1989 год 197

жек представить конкретные соображения на этот счет, и мы обязуем


ся со всем вниманием не только быстро рассмотреть их, но и в макси
мально короткий срок приступить к конкретной реализации предлага
емых моделей и проектов.

Архив ГорбачевФонда. Фонд № 1, опись № 1


Из третьей беседы М.С. Горбачева
с Г. Колем наедине
Бонн, 14 июня 1989 года

[…] Г. КОЛЬ. Теперь несколько слов о наших общих друзьях.


Скажу прямо, что мне не дает покоя Хонеккер. Только что его жена
выступила с заявлением, в котором призвала молодежь ГДР в случае
необходимости с оружием в руках защищать завоевания социализма
от внешних врагов. Совершенно очевидно, что под внешними врагами
она подразумевает социалистические страны, которые проводят
в жизнь реформы, стимулируют демократические процессы, идут сво
им собственным, оригинальным путем. В первую очередь, конечно,
имеется в виду Польша и Венгрия. Странное это, конечно, заявление.
М.С. ГОРБАЧЕВ. Как у вас идут дела с Польшей?
Г. КОЛЬ. Страна находится в нелегком положении. Но мы хотим
помочь ей выйти из кризиса. Как и отношении ГДР, мы не хотим ни
какой дестабилизации.
[…] Я уже говорил, что в отношении соцстран, в отношении Совет
ского Союза мы проводим четкий курс невмешательства во внутрен
ние дела. Но политика невмешательства может быть двух категорий.
Одно дело — сидеть в театральной ложе, наблюдать за всем происхо
дящим на сцене, а когда действие подойдет к концу сказать, что мы,
дескать, все это предвидели, предсказывали, иначе, мол, не могло
и быть. Вот какие мы умные.
Другое дело — тоже не вмешиваться, но с сочувствием относиться
к происходящему на сцене. Не сидеть в ложе, но и не участвовать
непосредственно в действии. Можно взять на себя другие функции.
Например, помочь улучшить освещение, идущее на сцену. Оно ведь
тоже играет далеко не маловажную роль. […]
Архив ГорбачевФонда. Фонд № 1, опись № 1
Заключительная беседа М.С. Горбачева
с Р. фон Вайцзеккером
Бонн, 15 июня 1989 года
(Во встрече принимал участие Федеральный канцлер ФРГ Г. Коль.
С советской стороны присутствовал помощник М.С. Горбачева
А.С. Черняев)

Р. фон ВАЙЦЗЕККЕР. От всей души хотел бы вас поздравить, гн Пред


седатель, с блестяще проведенным визитом. Состоялись очень содержа
тельные и насыщенные политические переговоры и беседы, выступле
ния перед общественностью и деловыми кругами, контакты на других
уровнях. Главное же, однако, в том, как принимало вас население, про
стые люди. Даже если бы мы хотели, мы не смогли бы организовать
столь массовый выход людей на улицы и площади, чтобы приветство
вать вас. Это было волеизъявление сердец, движение души, демонстра
ция симпатий, желания совместно мирно жить и сотрудничать. Я уже
говорил, в чем заключается причина столь теплого приема. Вам, гн Гор
бачев, удалось освободить немецких граждан от страха перед русскими,
от страха перед войной. Вы растопили в них лед недоверия, зачеркнули
создававшийся десятилетиями «образ врага». Ваш визит, как нам кажет
ся, окончательно положил конец вражде между русскими и немцами.
Все мрачное позади, и мы с оптимизмом можем смотреть в будущее.
М.С. ГОРБАЧЕВ. Проделана большая работа, я и мои коллеги
весьма удовлетворены ходом визита.
Думаю, не ошибусь, если скажу, что визит ознаменовал новый уро
вень и новое качество советскозападногерманских отношений. Мы
много и интересно говорили с канцлером Колем, между нами устано
вился тесный личный контакт, который мы будем развивать и впредь.
Особо хотелось бы отметить дружественную и сердечную атмосферу,
которая была характерна для этих дней, стремление обоих народов
идти навстречу друг другу, сотрудничать, вместе строить мирное буду
щее для себя и содействовать улучшению отношений между Востоком
и Западом в целом.
200 1989 год

Хотел бы поблагодарить вас, гн Президент, а также Гельмута Коля


и ГансаДитриха Геншера, их коллег за сотрудничество, взаимопони
мание и доверие, которые во многом предопределили успех визита.
Проявленное гражданами ФРГ доброжелательство и стремление
к сближению с советским народом показало, что выбранный обоими
правительствами курс на тесное взаимодействие, насыщенное кон
кретными и полезными делами, на поддержание постоянных контак
тов на всех уровнях, включая самые высокие, — это курс правильный,
отвечающий интересам обоих государств, интересам Европы и всеоб
щей безопасности. Он способствует формированию мирного периода
в мировом развитии.
Заслуживают благодарности также за проделанную работу минис
тры иностранных дел. Очень важны состоявшиеся в рамках визита
контакты, которые имел Яковлев с руководством политических пар
тий и общественных движений, для углубления общественнополити
ческих связей и взаимопонимания между двумя народами. Хорошую
работу провели Силаев и его западногерманские коллеги.
Хотел бы пригласить вас, гн Федеральный Президент, и вас, гн
Федеральный канцлер, посетить с официальными визитами Совет
ский Союз. Официальными визитами обменяются также министры
иностранных дел Шеварднадзе и Геншер, которые будут поддержи
вать также регулярные рабочие контакты между собой. Еще раз сер
дечное спасибо за все сделанное для меня.

Архив ГорбачевФонда. Фонд № 1, опись № 1


На пресс4конференции М.С. Горбачева
в Бонне
15 июня 1989 года

М.С. Горбачев. Наш визит подходит к концу, хотя предстоят еще ин
тересная поездка, встречи и беседы в Дортмунде и Дюссельдорфе. Тем
не менее уже сейчас можно говорить об итогах визита, попытаться
дать первые оценки этому событию, которое мы считаем крупным со
бытием не только в наших двусторонних отношениях, но и в рамках
европейской политики, мировой политики в целом.
Мы оцениваем итоги визита как значительные. Он показал боль
шие возможности советскозападногерманского взаимодействия
в интересах обоих народов, Европы и других стран.
[...] Несомненно, в центре визита были переговоры с руководством
ФРГ. Откровенный и глубокий обмен мнениями с Президентом гном
фон Вайцзеккером, с Федеральным канцлером гном Колем, с кото
рым у нас были три беседы один на один, с другими политическими
и общественными деятелями, представителями делового мира — все
эти встречи и беседы дали нам много нового для познания Федератив
ной Республики Германия, ее политики и ее устремлений. Много важ
ных и полезных встреч в эти дни было у других членов делегации.
И это расширяло рамки визита, придавало ему поистине уникальный
характер. Мы высоко оценили состоявшиеся перед визитом и во вре
мя визита контакты и дискуссии представителей нашей общественно
сти со своими коллегами из ФРГ. Я имею в виду ученых, журналистов,
других представителей интеллигенции.
Все это позволяет мне сказать, что эти дни действительно были на
полнены большими и важными совместными размышлениями о ны
нешнем дне и о будущем. И особенно хочу подчеркнуть еще раз: хотя
и краткое, но прямое и живое общение с гражданами ФРГ убедило
202 1989 год

нас в том, что перемены во взглядах и настроениях по отношению


друг к другу происходят не только в нашем народе. Они происходят
и здесь. И, может быть, мы сегодня вправе говорить о том, что оба
наших народа идут навстречу друг другу, сближаются, думают о пла
нах сотрудничества. И это само по себе, может быть, самое главное,
что сегодня стоит констатировать и что в значительной мере будет оп
ределять будущее, влияя и на деятельность правительств обеих стран.
Все это, вместе взятое, говорит о том, что через большую и непро
стую, терпеливую работу мы совместно сумели выйти к новым отно
шениям, действительно начали листать страницы большой и интерес
ной главы нашей новой истории.

Из ответов на вопросы журналистов

Вопрос. Считаете ли вы возможным, чтобы когданибудь в обоих


немецких государствах произошло такое, что европейская иденти
фицированность и общность могли бы быть зафиксированы в одном
документе?
М.С. Горбачев. Я все допускаю. Но время нам оставило этот мир
после известных событий, после войны. И время само должно распо
рядиться, как будет потом.
(Изза отсутствия перевода ответ был дан вторично.)
Смысл моего ответа на ваш вопрос был такой: нынешняя ситуация
в Европе порождена определенным временем. Это реальности. На ба
зе их развиваются и хельсинкский, и другие процессы. Таким обра
зом, ситуацией, какую мы имеем, мы обязаны определенному време
ни. И надеемся, что время само решит, само распорядится. Сегодня
мы с удовлетворением констатируем и приветствуем, что и в Федера
тивной Республике Германия, и в Германской Демократической Рес
публике есть понимание необходимости делать все — и это делает
ся, — чтобы никогда больше война не исходила с немецкой земли.
Вопрос. Многие западные немцы считают, что берлинская стена —
это и физический, и политический барьер на пути сближения, полно
го сближения наших двух стран. Считаете ли вы, что общеевропейский
дом, к которому вы стремитесь, возможен, пока берлинская стена по
прежнему существует?
М.С. Горбачев. Сводить к тому, что единственным препятствием
на пути к строительству европейского дома является берлинская
стена, было бы несерьезно. Нам придется решить много проблем при
постройке европейского дома в интересах всех народов, при этом
уважая их выбор, их традиции, их историю, создавая условия для равно
1989 год 203

правного, взаимовыгодного сотрудничества. Ничего нет вечного под


луной. Будем надеяться, что мы на правильном пути. Стена появилась
в конкретной ситуации, и продиктовано это было не какимто злым
умыслом. ГДР законно решила тогда использовать свои суверенные
права. Стена может исчезнуть, когда отпадут предпосылки, которые ее
породили. Не вижу тут большой проблемы. [...]

Визит Генерального секретаря ЦК КПСС,


Председателя Верховного Совета СССР М.С. Горбачева
в ФРГ, 12–15 июня 1989 г.
(Документы и материалы. — М.: Политиздат, 1989. — С. 83–85)
Из дневника А.С. Черняева

5 октября 1989 года

М.С. завтра летит в ГДР, на 40летие48. Очень ему не хочется. Два раза
звонил сегодня: вылизал, говорит, текст (выступления) до буквы —
в микроскоп ведь будут везде смотреть... В поддержку Хонеккера не
скажу ни слова. Республику и революцию поддержу.
Сегодня в Дрездене — 20тысячная демонстрация. Вчера —
в Лейпциге.
Идет информация, что в присутствии Горбачева начнут штурмо
вать «стену». Жуткие сцены при прохождении спецпоезда (с беженца
ми из ГДР на Запад) из Праги в ФРГ через Дрезден. Западногерман
ское телевидение сняло все это и показывает на всю ГДР. Вся запад
ная пресса полна статьями о воссоединении Германии.

Архив ГорбачевФонда. Фонд № 2, опись № 2


Из беседы М.С. Горбачева
с Э. Хонеккером
7 октября 1989 года

[...] М.С. ГОРБАЧЕВ. Повторяю то, что я уже говорил в машине:


для нас ГДР — приоритетный союзник, из этого надо исходить. Про
шедшие десятилетия не были безоблачными с точки зрения развития
наших стран и международной ситуации. Мы всегда действовали
в определенном контексте. А это были условия «холодной войны»,
и приходилось с ними считаться. То, что нас сегодня объединяет, не
случайно: наши отношения уходят в историю. И на этой прочней ос
нове можно решать любые частные вопросы внутреннего и внешнего
порядка. Думаю, что мы сегодня лучше понимаем и свою роль, и свою
ответственность, ни в чем друг друга не подозреваем. Ест