Вы находитесь на странице: 1из 492

основы

деревенского
КОЛДОВСТВА

Нижний Новгород

/ Л \
Издатель Москвичев А. Г.
2019 Год
УДК 291.33
ББК 86.30
КТК001
075

075 Основы деревенского колдовства: Великорусские заклинания,


АБеВеГа русских суеверий, Малороссийские заклинания / Н. Новго­
род: А. Г. Москвичев, 2019. — 492 с.
ISBN 978-5-6042358-3-6

Эта книга содержит самые настоящие основы деревенского колдовства -


те, которые сохранились в истории, передавались из уст в уста поколения­
ми жителей и были скрупулезно записаны еще в царской России. Энергия
этих заклинаний, выпестованная веками, готова прийти на помощь всяко­
му, кто поверит в нее.

В книгу включены рукописи: «Великорусские заклинания» 1869 г., вы­


держки из известной «АБеВеГи русских суеверий» 1786 г. и «Малороссий­
ские заклинания» 1874 г.

«Основы деревенского колдовства» - не только практикум, полный


заклинаний на все случаи жизни, но и памятник целой эпохи, как и многие
магические рукописи, возраст которых исчисляется веками.

ISBN 978-5-6042358-3-6
© Москвичев А. Г., издание,
оформление, 2019
Книга, которую вы держите в руках, - результат сплочен­
ной работы нашей редакции. Нам хотелось сделать что-то
по-настоящему стоящее, магическое и достоверное, поэтому в
поисках материалов и рукописей мы и обратились к истории,
к потаенным и душевным ее уголкам, с потрясающей скрупу­
лезностью и кропотливостью освещенным еще в XVIII веке.
Записи заговоров, ритуалов и обрядов по всей нашей не­
объятной стране собирали веками. Делают это и до сих пор,
но в старых текстах, представленных в этой книге, мы нашли
особый симбиоз вер и религий, который, передаваясь из уст
в уста, из поколения в поколение, обладает особой, как нам
кажется, магией. Вы многое могли слышать про то, как ког­
да-то, приняв православную религию, славянский народ со­
хранил в своем быту множество привычек, наговоров и суеве­
рий, оставшихся с языческих времен. Работая с этими тремя
текстами, мы воочию смогли в этом убедиться. Употребление
в одном тексте обращений к заре-зорюшке и к матушке-зем-
ле, стоящей на трех кедрах, вкупе с обращениями к Христу
и Богородице удивило нас не сильно: к такому, в общем-то,
готов каждый, кто знает подоплеку Масленицы, например. Но
«Матушка белая заря» и «Бог Адонаи, Егова, Эллаг, Саваоф»,

з
4Л стоящие йбуквально плечом к плечу, возвели понимание син-
кретизма русского заговорного слова на новый уровень.
Все три книги, представленные в «Основах деревенского
колдовства», являются текстами открытого доступа. Но над
каждым из них нам пришлось покорпеть, прежде чем исход­
ник превратился в удобоваримый для читателя текст, из ко­
торого можно вынести не только понимание быта предков,
но и практическую пользу. Так, было принято решение оста­
вить из «АБеВеГи русских суеверий» только выдержки, кото­
рые относились бы к магии, вере, религии и обычаям, с ними
связанными. Полный текст куда как масштабнее и включает
в себя понятия и определения, которые никак нам не подхо­
дили - вы сможете убедиться в этом, глянув на страницу из
оригинала, которую мы в исходном виде поместили сразу по­
сле титульного листа. Там же вы сможете полюбоваться и на
дореволюционную орфографию 1786 года выдержки.
«Великорусские заклинания» были выпущены спустя прак­
тически век, и не частным лицом, а Императорским русским
географическим обществом - и мы видим, как сильно вре­
мя и место изменило внешний вид изданной книги. Вторая
треть XIX века радовала читателя того времени стройностью
шрифта, а составитель, Майков Л. Н., - избирательностью по­
мещенных в книгу текстов. В своем предисловии (наш чита­
тель сможет увидеть его на стр. 10) он специально указывает,
что по максимуму исключил из собранных заговоров самые
известные и обработанные его предшественниками, чтобы из­
бежать повторений и дать новый материал.
«Малороссийские заклинания» явились для нас самым
трудоемким текстом (с ним еще составитель в 70-х гг. XIX
века намучился, собирая заговоры буквально по крупицам
и никак не умея добиться публикации). Одно дело - рабо­
тать с дореволюционным русским языком, и совсем другое -
с украинским. В самом начале работы, еще на этапе подбора
текстов, мы окрестили сборник Ефименко «интуитивно по-
Введение

нятным», и потом долго и упорно бились об «интуитивно по­


нятные» заговоры для «отогнания русалок» и «бриз1якотовш»
язык змеи.
Что ж, вперед, через зарю-зорюшку, к Окиян-морю, на
Алатырь-камень, вовеки веков, аминь.
С уважением,
редакция MAGIC-KNIGA
Е Д И Ю ГЖ Н Е
^ЛКЛИНДПИЗ
h.
ht
tp
s:/
/v
k.
co
m
/o
cc
ul
tu
m
lib
ris
В 1867 г. некоторые из членов Отделения Этнографии
приобрели для издания сборник русских заклинаний, состав­
ленный В. А. Яковлевым из разных печатных и непечатных
источников. Кроме того, можно отметить небольшой сбор­
ник заклинаний, составленный В. И. Ламанским. Эти собра­
ния дополнены заклинаниями, содержащимися в следующих
источниках:
1) рукописи этнографического содержания, хранящиеся
в архиве Общества;
2) «Губернские ведомости» и другие провинциальные
издания;
3) различные сочинения этнографического содержания и
некоторые периодические издания.
В результате получился солидный по объему материал.
Однако стало ясно, что полная перепечатка всех известных
заклинаний была бы бесполезна, поскольку между произведе­
ниями этого рода, напечатанными в разное время и разными
людьми, оказалось много весьма сходных между собой. По­
этому появилась необходимость сделать выбор и сосредото­
чить в сводном издании заклинаний только тексты, наиболее
замечательные в каком-либо отношении.

ю
Предисловие
гл
& Во-первых, из сборника исключены все заклинания, по­
мещенные в некоторых общераспространенных этнографиче­
ских изданиях:
1) И. П. Сахаров «Сказания русского народа» (т. I, кн. 2);
2) Н. В. Калачев «Архив историко-юридических сведе­
ний» (т. I и II) и «Архив юридических и практических сведе­
ний» (кн. 4);
3) П. Н. Рыбников «Песни» (т. IV);
4) H. С. Тихонравов «Летописи русской литературы и
древности» (т. I, III, IV и V);
5) его же «Отреченные книги древней России» (т. II)
и «Чтения в обществе истории и древностей российских»
(1867 г., кн. 4).
Во-вторых, все остальное количество заклинаний разде­
лено на группы по содержанию, и в каждой группе отделе­
ны тождественные и наиболее сходные тексты от текстов,
которые представляют особенности (то есть их можно на­
звать вариантами). К числу вариантов, достойных разме­
щения, можно отнести такие тексты, которые представля­
ют хотя бы одну замечательную черту в отношении языка
или поверий, а также тексты, представляющие сокращение
или распространение основного мотива заклинаний. Эти со­
кращения и распространения редакции заслуживают внима­
ния для разъяснения истории заклинаний. Порядок групп, в
которых заклинания размещены в предлагаемом сборнике,
следующий:
Любовь.
Брак.
Здоровье и болезни.
Частный быт.
Промыслы и занятия.
Общественные отношения.
Отношения с природой.
Отношения к сверхъестественным существам.
В каждой группе находятся свои подразделения (напри-
мер, заклинания в группе «Любовь» делятся на отсушки, при­
сушки и т. д.), и в каждом из них тексты расположены по
связи вариантов. Подразделения пронумерованы арабскими
цифрами, кроме того, ведется общий счет всех текстов араб­
скими же цифрами в скобках. Некоторые тексты не полны, но
в таком виде они находятся в первоисточниках.
Заговоры приворотные, присушки
(1) Говорится на пряник, который должен быть по­
дарен любимой девушке.
Во имя Отца, и Сына, и Святаго Духа. Встану я, раб Бо­
жий (имярек), благословясь, пойду, перекрестясь, из избы че­
рез двери, из дверей к воротам, выйду в чистое поле и взмо­
люсь трем ветрам, трем братьям. Ветер Моисей, ветер Лука,
ветры буйные, вихри! Дуйте и вейте по всему свету белому и
по всему люду крещеному, распалите и присушите медным
припоем рабу (имярек) ко мне, рабу Божьему. Сведите ее со
мною - душа с душою, тело с телом, плоть с плотью, да не
уроните, по всему свету гуляючи, той присухи крепкой ни на
воду, ни на лес, ни на землю, ни на скотину и ни на могилу.
В воду уроните - вода высохнет, на лес уроните - лес увянет,
на землю уроните - земля сгорит, на скотину уроните - ско­
тина помрет, на могилу к покойнику уроните - кости в мо­
гиле заворочаются. Несите и донесите, вложите и положите в
рабу Божью (имярек), в красную девицу, в белое тело, в рети­
вое сердце, в душу и в плоть. Чтобы красная девица не могла
без меня, раба Божьего (имярек), ни жить, ни быть, ни дни
дневать, ни часы часовать, обо мне, рабе Божьем (имярек),
тужила и тосковала. В чистом поле сидит баба сводница, у
той бабы стоит печь кирпичная, в той печи кирпичной стоит
кунжан литр, в том кунжане всякая вещь кипит, перекипает,
горит, перегорает, сохнет и высыхает. И так бы обо мне, рабе
Божьем (имярек), раба Божья (имярек) сердцем кипела, кро­
вью горела, телом сохла и не могла бы без меня раба Божья
(имярек) ни жить, ни быть, ни дни дневать, ни часы часовать,
ни едой отъесться не могла от меня, ни питьем отпиться, ни
дутьем отдуться, ни гулянкой загуляться, ни в бане отпарить­
ся. Тем моим словам ключ и замок аки крест на церкви. Во
имя Отца, и Сына, и Святаго Духа. Аминь. Аминь. Аминь.
Встану я, раб Божий, благословясь, пойду, перекрестясь, из
избы через двери, из дверей к воротам, выйду в чистое поле.
Выйду я, раб Божий, на три росстани и помолюсь я трем
братьям-ветрам. Первый брат восток, второй брат север, тре­
тий брат лето! Внесите вы тоску и сухоту в рабу Божью (имя­
рек), чтобы она по мне, рабу Божьему (имярек), тосковала и
сохла, не могла бы без меня ни дни дневать, ни часы часо­
вать, отныне и вовеки веков. Аминь!
(2) Говорить на три зори - утреннюю, вечернюю и
утреннюю.
Благослови раба Божьего (имярек). Благословясь, лягу я,
раб Божий (имярек), помолясь, встану, перекрестясь, умоюсь
водою, росою, утрусь платком тканным. Пойду я, раб Божий,
из дверей в двери, из ворот в ворота, в чисто поле, на путь, на
дорогу. Навстречу мне, рабу Божьему, три брата: Усыня, Бо­
родыня да Никита Маментий. «Гой вы еси, три брата, да куда
вы идете, куда вы бредете?» «Идем на леса темные, на болота
зыбучие, на реки текучие - леса зажигать, болота высушать,
реки затворять». «Гой вы еси, три брата, не ходите на леса
темные, на болота зыбучие, на реки текучие. Подите вы, схо­
дите, послужите мне, куда я вас пошлю, раб Божий. Зажги­
те вы ретивое сердце у рабы Божьей (имярек), чтоб горело
по рабу Божьему, как огонь горит в печи жарко, не потухает,
•>
так бы и ее сердце горело по рабу Божьему. Как мил весь бе­
лый свет, так бы и я казался ей, раб Божий, краснее красного
солнышка, светлее светлого месяца. Как тоскует мать по ди-
тяте, так бы раба Божья тосковала и горевала по рабу Божье­
му, тосковало и горевало ее сердце. Как тоскует младенец по
титьке, так бы и она тосковала, и горевало бы сердце у рабы
Божьей по рабу Божьему. Как тоскует кобыла по жеребенку,
корова по теленку, так бы и раба Божья тосковала, и горева­
ло ее сердце по рабу Божьему. Как тоскует сука по щенятам,
кошка по котятам, так бы и она, раба Божья, тосковала, и го­
ревало ее сердце по рабу Божьему. Как тоскует утка по утя­
там, клуша по клушатам, а она бы едой не заедала, питьем не
запивала, гульбой не загуливала, во сне бы не засыпала ни в
году, ни в полугодие, ни днем, ни ночью, ни в минуту, ни в
полминуты». Говорю я, раб Божий (имярек), тридесять слов,
тридесять стихов и тридесять молитв. Как на земле бел-го-
рюч камень, так бы мои слова и наговоры сквозь семьдесят
костей, сквозь восемьдесят суставов, сквозь пятьдесят жил,
сквозь буйную голову, сквозь ясны очи, сквозь ручные жилы
и сердечные, сквозь пяты и под коленями. Говорю я, раб Бо­
жий, тридесять слов и тридесять стихов, тридесять молитв.
Запираю я, раб Божий, тридесятью запорами и тридесятью
ключами, и те ключи себе беру. Пойду я, раб Божий, от оке­
ана к морю-океану, брошу я те золотые ключи в море-океан,
под тот бел-горюч камень. На том море-океане никому не бы­
вать и воды не испить, по песку не ходить и тех золотых клю­
чей никому не достать на моем веку до самой смерти.
(3) Наговаривается на хлеб, вино и прочее, что дает­
ся привораживаемому, а также на его следы.
Встану я, раб Божий (имярек), и пойду из избы через
двери, из дверей к воротам, выйду в чистое поле на востоке,
на восточной стороне. Навстречу мне семь братьев, семь ве­
тров буйных. «Откуда вы, семь братьев, семь ветров буйных,
идете? Куда пошли?» «Пошли мы в чистое поле, в широкое
/Г ? '
раздолье сушить травы скошенные, леса порубленные, земли
вспаханные». «Подите вы, семь ветров буйных, соберите то­
ску тоскучую с вдов, сирот и маленьких ребят, со всего света
белого, понесите к красной девице (имярек) в ретивое серд­
це. Просеките булатным топором ретивое ее сердце, посадите
в него тоску тоскучую, сухоту сухотучую, в ее кровь горячую,
в печень, в суставы, в семьдесят семь суставов и подсуставов,
в позвоночник, в семьдесят семь жил, единой жилой становя­
щихся. Чтобы красная девица (имярек) тосковала и горевала
по (имярек) круглосуточно, двадцать четыре часа, едой бы не
заедала, питьем бы не запивала, в гульбе бы не загуливала,
во сне бы не засыпала, в теплой бане калиновым щелоком не
смывала, шелковым веником не парила, пошла, слезно плака­
ла, и казался бы ей (имярек) милее отца и матери, милее все­
го роду-племени, милее всего под луной Господней, скатно­
го жемчуга, платья цветного, золотой казны». Будьте вы, мои
слова, крепки и лепки, крепче камня и булата. Ключ моим
словам в небесной высоте, а замок в морской глубине, на ры-
бе-ките, и никому эту рыбу-кита не добыть и замок не отпе­
реть, кроме меня (имярек). А кто эту рыбу-кита добудет и
замок мой отопрет, тот будет как дерево, палимое молнией.
(4) На море, на океане, на острове Буяне живут три брата,
три ветра, один северный, другой восточный, третий запад­
ный. Навейте, нанесите вы, ветры, печаль, сухоту рабе (имя­
рек), чтобы она без раба (имярек) дня не дневала, часа не на­
совала. Слово мое крепко.
(5) Во имя Отца, и Сына, и Святаго Духа, аминь. В печи
огонь горит, палит и пышет, тлит дрова. Так бы тлело, горе­
ло сердце у рабы Божьей (имярек) по рабу Божьему (имярек)
во весь день, во всякий час, всегда, ныне и присно, и вовеки
веков, аминь.
(6) Встану я, раб Божий, благословясь, пойду, перекре­
стясь, из дверей в двери, из дверей в ворота, в чисто поле.
Встану к западу спиной, к востоку лицом, посмотрю на яс-
ное небо. С ясного неба летит огненная стрела. Той стреле ^ 5 %
помолюсь, покорюсь и спрошу ее: «Куда полетела, огнен­
ная стрела?» «В темные леса, в зыбучие болота, в сырые
коренья!» «Ой ты, огненная стрела, воротись и лети, куда я
тебя пошлю: есть на святой Руси красна девица (имярек),
прилети ей в ретивое сердце, в черную печень, в горячую
кровь, в позвоночник, в сахарные уста, в ясные очи, в чер­
ные брови. Чтобы она тосковала, горевала весь день - при
солнце, на утренней заре, при младом месяце, на ветре-хо­
лоде, в прибывающий день и убывающий день, отныне и
вовеки».
(7) Наговаривают на еду или питье, которые дают
привораживаемому, или на его следы.
Встану я (имярек) и пойду из дверей в двери, из ворот в
ворота, в чистое поле, в широкое раздолье, к синему морю-о­
кеану. У того синего моря-океана лежит Огненный змей. Сра­
жается и снаряжается он зажигать горы, и долы, и быстрые
реки, болотные воды со ржавчиной, орлицу с орлятами, ско­
пу со скопятами, травы подкошенные, леса подсеченные. По­
дойду я поближе, поклонюсь пониже. «Гой, еси ты, Огненный
змей! Не зажигай ты ни горы, ни долы, ни быстрые реки, ни
болотные воды со ржавчиной, ни орлицу с орлятами, ни ско­
пу со скопятами. Зажги ты красну девицу (имярек), подожги
ее семьдесят семь суставов, семьдесят семь жил и позвоноч­
ник, всю ее душу. Чтоб ей милилось и хотелось, брало бы ее
днем при солнце и ночью при месяце, чтобы она тосковала и
горевала по (имярек), сном бы она не засыпала, едою не зае­
дала, гульбою не загуливала. Как белая рыба-щука не может
без проточной воды и без пробежи, так бы и красная девица
(имярек) не могла бы без (имярек) ни жить, ни быть». Будь­
те мои слова крепки и лепки, крепче камня и булата, острого
ножа и копья. А ключ моим словам и утверждение, и кре­
пость крепкая, и сила сильная в небесной высоте, а замок в
морской глубине.
4g ^ (8)
~ Наговаривают
-------------------------------------------
на пищу или питье, которые дают
привораживаемому, или на его след.
Встану я (имярек) и пойду из дверей в двери, из ворот
в ворота, в чистое поле. Навстречу мне огонь, и полымя, и
буйный ветер. Встану и поклонюсь им низешенько и скажу
так: «Гой еси, огонь и полымя, не палите зеленых лугов! А
буйный ветер не раздувай полымя. Сослужите службу вер­
ную, великую, выньте из меня (имярек) тоску тоскучую и
сухоту плакучую, понесите ее через моря и реки, не уто­
пите, а вложите ее в рабу Божью (имярек) - в белую грудь,
в ретивое сердце, в легкие и в печень, чтобы она обо мне,
рабе Божьем (имярек), тосковала и горевала денно, ночно и
полуночно, сладкими яствами бы не заедала, медом, пивом
и вином не запивала». Будьте вы, мои слова, крепки и лепки
отныне и вовеки веков. Заключаю крепким замком, и ключ
в воду.
(9) Говорить над кольцом или крестом, положить их
себе за пазуху или в платок.
Собирайтесь, народ, люди добрые, к честному Христо­
ву празднику. Как глядят на кресты, на маковки, на мать
Пресвятую Богородицу, на различный образ, так бы на раба
Божьего (имярек) глядели и смотрели старые старики, моло­
дые мужики, старые старухи, молодые молодухи, красные де­
вицы, малые ребятки. Так бы и раба Божья (имярек) глядела
и смотрела, так бы раб Божий (имярек) казался краше крас­
ного золота, чище чистого серебра. Будьте, мои слова, тверды
и крепки, навеки нерушимы. Ключ в воду, а замок в руки.
(10) Наговаривается на пищу или питье, которые
дают привораживаемому, или на его след.
Стану я, раб Божий (имярек), благословясь, пойду, пере­
крестясь, из дверей в двери, из ворот в ворота, выйду я в чи­
стое поле. Сидит в чистом поле сама Пресвятая Богородица,
Мать Божья. Как она скрипит и болит по своему сыну, так бы
по рабу Божьему (имярек) раба Божья (имярек) скрипела, и
•>
болела, и в огне горела, не могла бы она ни жить, ни быть, ни
пить, ни есть. Во имя Отца, и Сына, и Святаго Духа. Аминь.
(11) Господи Боже, благослови, Христос! Стану я, раб Бо­

ris
жий (имярек), благословясь, пойду, перекрестясь, из избы
дверьми, из двора воротами, в чистое поле. В чистом поле,
в зеленых кустах стоит вертеп. В том вертепе сидит матерая

lib
жена на золотом стуле между троих дверей. Молюсь я ей,
раб Божий (имярек): «Ты старая матерая жена, тебе дано

m
от Господа и от Пресвятой Богородицы, дай мне, рабу Бо­
жьему (имярек) Адамов закон, а Евину любовь вложи в же­

tu
ланное сердце рабы Божьей (имярек). И тут старая, мате­
рая жена милостивая, милосердная, золотая ступа, покида­

ul
ет шелковую кудель, веретенцо серебряное, молится Христу
Царю Небесному, Богородице, Матери-царице, вкладывает
cc
желание в сердце рабы Божьей (имярек). Как кипит под зем­
лею летом беспрестанно белый ключ, так бы кипело, горе­
/o
ло сердце и душа у рабы Божьей (имярек) по мне, по рабу
Божьему (имярек). Как всякий человек не может жить без
m

хлеба, без соли, без платья, так бы не могла жить раба Бо­
жья (имярек) без меня, раба Божьего (имярек). Коль тошно
co

рыбе жить на сухом берегу без воды студеной, так бы тошно


было рабе Божьей (имярек) без меня, раба Божьего. Коль
k.

тошно младенцу без матери своей, а матери - без дитя, так


бы тошно было рабе Божьей (имярек) без меня, раба Божь­
/v

его. Как быки скачут на корову, или как корова голову за­
кинет, задирая хвост, так бы раба Божья (имярек) бегала и
s:/

искала меня, раба Божьего (имярек). Бога бы не боялась,


людей бы не стыдилась, в уста бы целовала, руками обни­
tp

мала, блуд сотворила. И как хмель вьется около кола под


солнцем, так бы вилась около, обнимала меня, раба Божье­
ht

го (имярек). Как цвела утренняя роса, дожидаясь красного


солнца из-за гор из-за высоких, так бы дожидалась раба Бо­
жья (имярек) меня, раба Божьего (имярек) в любой день, в
любой час, всегда, ныне и присно, и во веки веков, аминь.
^ [12) Стану я, раб Божий (имярек), благословясь, пойду, ^ 2 ^
перекрестясь, из избы дверьми, из двора воротами, в чистое
поле. На желтом песке есть белая рыба. Как белая рыба то­
скует и мечется, не может без воды ни жить, ни дневать, ни
часу часовать, каждый день и каждый час, и как у белой рыбы
прилегла чешуя от головы до хвоста, так бы прилегли ко мне,
рабу Божьему (имярек), у нее, рабы Божьей (имярек), думы
и мысли - каждый час, каждый день месяца, во все дни чет­
ные, во все двадцать четыре часа, ныне и присно, и вовеки
веков, аминь.
(13) Рыба, карась или плотица, как тебе тошно на желтых
песках, без воды и без грязи, тошно тебе в горячей и кипучей
воде, так бы было тошно рабе Божьей (имярек) по рабу (имя­
рек), чтобы она, раба (имярек), быть не могла. Кто ту рыбу
съест, тот без меня не проспит, не проживет и ни единой ми­
нуты быть не сможет.
(14) Наговаривается на пищу или питье, которые
дают привораживаемому, или на след его.
Стану я, раб Божий (имярек), и пойду из дверей дверьми,
из ворот воротами, на восток, на восточную сторону, под свет­
лый месяц, под луну Господню, к тому синему морю, синему
морю-океану. У того у синего моря лежит белый Алатырь-ка­
мень, под тем под белым Алатырь-камнем лежат три доски,
а под теми досками три тоски тоскучей, три рыдания рыду-
чих. Подойду я близехонько, наклонюсь низехонько. «Вста­
вайте вы, матушки, три тоски тоскучие, три рыдания рыду-
чих, и берите свое огненное пламя. Разжигайте рабу (имярек)
девицу, разжигайте ее днем, ночью и в полночь, при утрен­
ней заре и при вечерней. Садитесь вы, матушки три тоски,
в ретивое ее сердце, в печень, в легкие, в мысли и в думы, в
белое лицо и в ясные очи. Дабы раб Божий (имярек) казался
ей пуще света белого, пуще солнца красного, пуще луны Го­
сподней. Едой бы она не заедала, питьем бы она не запивала,
гульбой бы не загуливала, на пиру или в беседе, в поле или в
доме - не сходила бы она с ума-разума». Будьте вы, мои сло­
ва, крепки и лепки, крепче камня и булата. Замыкаю я вас
тридевятью замками, запираю я вас тридевятью ключами. Нет
моим словам переговора и недоговора, не изменить их ни хи­
трецу, ни мудрецу.
(15) Подают в три церкви поминание за упокой того
человека, которому хотят нагнать любовную тоску, и
потом в течение трех дней, выходя по утренним зорям,
бросают на ветер горсть земли, взятой с какого-нибудь
кладбища, и каждый раз повторяют слова:
На море, на океане, на острове Буяне стоит бел-горюч ка­
мень, на том камне лежат три камня, на тех камнях стоят
три гроба, в тех гробах три доски, на каждой доске три то­
ски. Первая тоска убивалась, с телом расставалась; вторая то­
ска убивалась, с телом сопрягалась; третья тоска убивалась, в
сердце вошла. К тем гробам девица (имярек) приходила, от
тех трех досок три тоски износила, от тех гробов ветер поду­
вает, тоску рабе (имярек) навевает, за упокой ее поминает. И
был бы я ей, удалый добрый молодец, краше красного солн­
ца, по мне бы всегда тосковала, сердцем со мной сопрягалась,
сохла бы да не умирала, едой бы тоску не заедала, питьем не
запивала, от первой тоски не сложила бы руки, а век бы меня
поминала, сохла бы да тосковала.
(16) Не молясь, ложусь спать и, не перекрестившись, вста­
ну, не благословясь, пойду из двери в двери, в трое дверей,
из ворот в ворота, в трое ворот, в чистое поле. На море, на
океане, на острове на Буяне стоят три кузницы. Куют кузне­
цы на четырех станках. Бес Салчак, не куй белого железа, а
прикуй доброго молодца (или красную девицу) кожей, телом,
сердцем (такими-то глазами и кудрями). Не сожги орехово­
го дерева, а сожги ретивое сердце в добром молодце (или в
красной девице); яствами бы не заедал, в поле бы не загулял,
питьем бы не запивал, во сне бы не засыпал, с людьми бы
не заговаривал, во всем бы меня почитал и величал, светлей
4g*------:------- : ^
светлого месяца, красней красного солнца, милеи отца, мате-
ри, роду и племени. Ключ - небо, замок - земля.
(17) Читается по утренним зорям.
Встану, раба Божья (имярек), благословясь, и пойду, пе­
рекрестясь, из дверей в двери, из ворот в ворота, в чистое
поле, в восточную сторону, под утреннюю зорю, под красное
солнце, под младой месяц, под частые яркие звезды. Под
частыми яркими звездами стоит гора белокаменная; из этой
горы белокаменной бегут три ключа горючие и кипучие; у
этих ключей горючих и кипучих стоит истинный Христос с
ангелами и архангелами, со всей силой небесною. Всяк их
убоится, устрашится; я, раба Божья (имярек), не убоюсь, не
устрашусь. Попрошу у них из трех ключей горючих, из трех
ключей кипучих воды для того, чтоб у раба Божьего (имя­
рек) зажечь легкие, печень и горячую кровь, и ретивое серд­
це кипело бы, горело по рабе Божьей (имярек) отныне и во­
веки веков. Будьте, мои слова, крепки и лепки, чтоб у раба
Божьего (имярек) зажглись легкие, печень и горячая кровь,
и ретивое сердце кипело бы, горело по рабе Божьей (имя­
рек) отныне и вовеки веков. Чтоб у раба Божьего (имярек)
кипело бы, горело сердце ретивое по рабе Божьей (имярек)
отныне и вовеки веков.
(18) Читается до восхода солнца на заре над чем-ни­
будь съестным, что после и дается съесть девице.
Лягу я, раб (имярек), помолюсь, встану, перекрещусь,
умоюсь утренней росой, утрусь Господней пеленою. Пойду
из дверей в двери, из ворот в ворота, в чистое поле, к океа­
ну-морю. Там встретятся со мной четыре ангела; я тем анге­
лам покорюсь и поклонюсь. Вы же, четыре ангела, вырвите
тоску-кручину из меня, раба (имярек), из моего тела белого,
из моих черных очей, из всех моих жил, суставов и недугов, и
вложите ту тоску-кручину в рабу (имярек) и в ее тело белое,
и в ее черные очи, и во все ее жилы, суставы и недуги. Чтобы
раба (имярек) тосковала по мне, рабу (имярек), и горевала,
@г ,— ;---------г
V / и во всей тоске пребывала, и никогда меня не забывала, ни
питьем не запивала, ни едой не заедала, ни во сне не засыпа­
ла, и в беседе с добрыми людьми не заговаривала, ни на кого
бы не взирала, ни на отца, ни на мать, ни на брата, ни на се­
стру, ни на дядю, ни на тетку, ни на соседа, ни на соседку. А
взирала бы на одного раба меня (имярек). Замкну замки зам­
ками, заключу ключами, твердейшими словами.
(19) Читается на подаваемое питье.
Лягу я, раб Божий, помолясь, встану я, благословясь, умо­
юсь я росою, утрусь престольною пеленою, пойду я из дверей
в двери, из ворот в ворота, выйду в чистое поле, в зеленое по­
морье. Стану я на сырую землю, погляжу я на восточную сто­
ронушку, как красное солнышко воссияло, припекает мхи-бо-
лота, черную грязь. Так бы припекала, присыхала раба Божья
(имярек) ко мне, рабу Божьему (имярек) - очи в очи, сердце
в сердце, мысли в мысли. Спать бы она не засыпала, гулять
бы она не загуляла. Аминь тому слову.
(20) Упокой, Господи, душу, в теле живущую у рабы тво­
ей (имярек). Боли, ее сердце, гори, ее совесть, терпи, ее ярая
кровь, ярая плоть, легкие, печень, мозги. Дробитесь, ее кости,
томитесь, ее мысли, и день, и ночь, и в глухую полночь, и в
ясный полдень, и в каждый час, и в каждую минуту обо мне,
рабе Божьем (имярек). Вложи ей, Господи, огненную искру в
сердце, в легкие, в печень, в пот и в кровь, в кости, в жилы, в
мозг, в мысли, в слух, в зрение, обоняние и в осязание, в во­
лосы, в руки, в ноги - тоску и сухоту, муку, жалость, печаль
и заботу, и попечение обо мне, рабе (имярек).
После того сотворить земной поклон.
Жалела бы раба Божья (имярек) раба (имярек), как сама
себя (поклон). Тосковала бы раба (имярек) день и ночь, и в
глухую полночь, и в ясные полдни, и каждый час, и каждую
минуту о рабе (имярек) (поклон). Напусти, Господи, на рабу
(имярек) злую тоску, невидимо пусть сохнет ее тело, руки,
ноги, мозги, кости. Пленитесь, ее мысли, день и ночь, и в глу-
'к з хую полночь, и в каждый- час и минуту обо
JW л мне вечно. rСпать & s
бы ей - не заспать бы ей меня; есть бы ей - не заесть бы ей
меня; пить бы ей - не запить бы меня; ходить бы ей - не за­
ходить бы меня; говорить бы ей - не заговорить бы меня. И
казался бы я ей, рабе (имярек), милее отца и матери, милее
всего рода и племени, милее красного солнца и милее всех
частых звезд, милее травы, милее воды, милее соли, милее
детей, милее всех земных вещей, милее братьев и сестер, ми­
лее милых товарищей, милее милых подруг, милее всего све­
та вольного.
Нужно прочесть три раза, а после в разное время прочи­
тать 17 раз с поклонами. Когда увидишь, что наговор подей­
ствовал, молись Богородице так: «Утоли, Владычица, тоску,
печаль рабы (имярек) по рабу Божьему (имярек)».
(21) Стану я, раб Божий (имярек), пойду из дверей в две­
ри, из дверей в ворота, в восточную сторону, к морю-океану.
На том море стоит остров, на том острове стоит столб, на
этом столбе сидят семьдесят семь братьев. Они куют стре­
лы булатные день и ночь. Скажу я им тихонько: «Дайте мне,
семьдесят семь братьев, стрелу, которая всех пыльче и лет-
че». Выстрелю этой стрелою в рабу Божью, девицу (имярек),
в левую титьку, легкие и печень, чтобы она горевала и тоско­
вала денно, ночно и полуночно, не ела и не пила. Заключаю
замком крепким, и ключ в воду.
(22) Молодец ловит и закалывает голубя, достает из него
сало, на сале месит тесто, печет из него калачик либо хлебец
и этим кормит любимую девушку, приговаривая: «Как живут
между собою голубки, так же бы любила меня, раба Божьего
(имярек)».
(23) Мужчина должен хорошенько вспотеть и, обтерев пот
платком, тем же платком должен утереть любимую женщину,
приговаривая про себя: «Как у меня, раба Божьего, пот кипит
и горит, так же бы у рабы Божьей кипело и горело сердце обо
мне, рабе Божьем».
/Г ? "
ÆV
(24) Встану, не благословясь, пойду, не перекрестясь, в
чистое поле. В чистом поле стоит терновый куст, а в том ку­
сту сидит толстая баба, Сатаны угодница. Поклонюсь я тебе,
толстой бабе, Сатаны угоднице, и отступлюсь от отца и от
матери, от роду, от племени. Поди, толстая баба, разожги у
красной девицы сердце по мне, рабу (имярек).
(25) Плюнуть на руку и говорить наговор на слюну,
потом ударить неожиданно девицу или женщину про­
тив сердца. Или же наговорить на еду или на питье и
дать ей пить или съесть.
Встану я, раб (имярек), и пойду из избы не в двери,
со двора не в ворота и пойду я не на восток, не в восточ­
ную сторону. Не на востоке, не в восточной стороне есть
море-океан, в том море-океане лежит колода дубовая, на
той на колоде, на той на дубовой сидит Страх-Рах. Я этому
Страху-Раху покорюсь и помолюсь: «Создай мне, Страх-
Рах, семьдесят семь ветров, семьдесят семь вихрев: ветер
полуденный, ветер полуночный, ветер сухой и душный -
которые леса сушили, крошили темные леса, зеленые тра­
вы, быстрые реки. И так бы сушилась, крошилась обо мне,
о рабе (имярек), раба (имярек)». И пойду я не на восток,
не в восточную сторону, на заднее крыльцо, в подымное
окно, под гнилое бойное дерево, пойду не дорогой, а сто­
роной, мышьей норой, собачьей тропой. Идет мне навстре­
чу раба, ударю ее по ретивому сердцу и распорю я ее бе­
лую грудь, напущу на нее тоску тоскучую, кручину кручин-
скую. Едой бы она не заедала, питьем бы она не запивала,
думой бы она не задумывала. И разойдись, тоска тоскучая,
кручина кручинская, по ретивому сердцу, по жилам, по
горячей крови. Запру я эту тоску тоскучую, кручину кру-
чинскую ключами и замками; брошу я ключи и замки в
море-океан. Есть в море-океане Златырь-камень, под тем
под Златырем-камнем стоит щука-калуга, ключи и замки
подхватила. Никто эту щуку-калугу не может изловить ни
Я*' неводами, ни нережками, ни мелкими ловушками. И куда
J v * ' нев(
*Vл*v
я ни пойду, куда я ни поеду, все бы она, раба (имярек), у
JJv

окошка сидела, за мной, рабом (имярек), за мной глядела


и смотрела, и кто меня учил, и кто не доучил. Будьте сло­
ва крепки и лепки накрепко, как моя слюна сохла, так бы
и она по мне сохла.
(26) Говорить трижды на иглу новую, которой еще
не шили, и на суровую нитку, продетую игле в ушко.
Наговорив, продеть иглу с ниткой сквозь женское пла­
тье напротив сердца, сзади или спереди.
Как мертвая, отходя живота своего временного, только
вся тоска и скука, и прискорбность, и сокрушение сердца, и
изнурение силы ее. Если бы не запрещено было от Бога, смог­
ла бы на всю вселенную закричать от скуки и жалости, от из­
нурения сил ее сердца. Если воскресения не узрю, то сердце
мое стрелою выстрелит и сердце уязвит, все жалости сердеч­
ные распалит на все дни живота моего, во веки веков. Свежа
вода Белозерская! Не знаю ничего, ни скорби, ни болезни, и
как заговаривал, у рабы девицы нитка порвись, кровь повин­
ная. Аминь.
(27) Говорить по три раза на три зари - утреннюю,
вечернюю и утреннюю.
На море, на океане, на острове на Буяне лежит камень,
на том камне сидит красная девка, раба (имярек), и придет
к ней раб Божий (имярек) и говорит ей: «Ты меня не бойся,
я пришел, твой товарищ, тебя соблазнить, чтобы ты меня по­
читала и всегда на уме держала, едой бы не заедала и питьем
бы не запивала, во сне бы не засыпала, в гульбе бы не загу­
ливала. Бросалась бы тоска в ночное окошко, в полуденное
окошко, в дневное окошко. Казался бы я тебе краснее крас­
ного солнца и светлее светлого месяца, милее отца и матери,
роду и племени, вольного света, разного цвета, что на свете
цветет». Будь ты, мой приворот, крепче камня, крепче желе­
за, отныне и вовеки. Аминь.
• >

& (28) Говорить на кислое яблоко; когда говоришь


первые 12 слов, ударяй ножом в яблоко - как точка,
так тут и удар ножом. А говорить в самую полночь.
Встану я, раб (имярек), на заре на утренней, на восходе
солнышка, на закате месяца и на покрытие звезд, пойду я, раб,
за белой брагой, за девичьей красотой, из избы дверьми, из
двора воротами, в чистое поле, путем и дорогою. И приду я,
раб, к Черному морю, и встану я, раб, на морском берегу, и
посмотрю я, раб, в морскую пучину, и увижу в той морской
пучине лежащий белый Латырь-камень, на том на белом Ла-
тырь-камне - сидящую царицу, Ирода царя, во имя Соломин.
У той царицы есть тридевять слуг и тридевять прислужников,
и тридевять верных рабов, и двенадцать дочерей: Огнея, Гне-
тея, Знобея, Ломея, Пухлея, Скорохода, Трясуха, Дрожуха, Го­
воруха, Лепчея, Сухота и Невея. И поклонюсь я тебе, раб: О
мать, царица Соломия, наведи своих тридевять слуг и триде­
вять прислужников, и тридевять верных рабов, и всех своих
двенадцать дочерей с пилами, с терпугами, с могучими и силь­
ными большими молотами, с большими великими булатными
мечами, и прикажи всем своим тридевяти слугам, и тридевяти
прислужникам, и тридевяти верным рабам, и всем своим две­
надцати дочерям разбить и распилить сей белый Латырь-ка­
мень, вынуть из сего белого Латырь-камня палящий и гуля­
щий огонь. Прикажи зажечь смолевые пучки и прикажи идти
со всеми огнями, со всеми пучками к рабе в ясные очи, в чер­
ные брови, в буйную голову, в белое тело, в ретивое сердце, в
черную печень, в горячую кровь и во все ее семьдесят жил, во
все ее семьдесят суставов, в ручное, в головное, в позвоночное
и в подколеночное. И прикажи всем своим тридевяти слугам,
и тридевяти прислужникам, и тридевяти верным рабам, и всем
своим двенадцати дочерям разжигать и распалять у рабы ясные
очи, черные брови, буйную голову, белое тело, ретивое сердце,
черную печень и горячую кровь, и все ее семьдесят жил, и все
ее семьдесят суставов - ручные, головные, позвоночные и под-
J > 3 коленочные. И чтобы у нее, рабы (имярек), тлело бы и горе-
ло все ее тело, ясные очи, черные брови, буйная голова, белое
тело, ретивое сердце, черная печень и горячая кровь, и все ее
семьдесят жил, и все ее семьдесят суставов - ручные, голов­
ные, позвоночные и подколеночные. Не могла бы она, раба, ни
жить без меня, раба, и не быть, никаких тайных речей гово­
рить ни с каким человеком, ни с отцом, ни с матерью, ни с се­
страми, ни с братьями, ни с друзьями, ни с подругами. Нигде
бы ей, рабе, не засидеться и не стерпеть - ни в своем доме, ни
в чужих людях. И всегда бы она, раба, плакала бы и рыдала,
охала бы и стонала, сохла бы и тосковала, кручинилась бы и
печалилась обо мне, рабе, во всякий день, во всякий час, во
всякую минуту, на новый и молодой месяц, век от века.

Отстуды, отсушки
(29) Наговаривают на питье и пищу того, на кого на­
говор должен подействовать; кроме того, берут зем­
лю и по наговору бросают на того человека, которого
должно отстудитъ, или на след его.
Пойду я в поле на травы зелены, на цветы лазоревы. На­
встречу мне бежит дух-вихорь из чистого поля со своею не­
годною силою, с моря на море, через леса дремучие, через
горы высокие, через долы широкие; и как он бьет травы и
цветы ломает и бросает, так же бы (имярек) бил, ломал (имя­
рек) и бросал, и на очи не принимал, и до себя вплоть не до-
пущал, и казался бы тот человек пуще змея лютого, и жгло,
и палило бы его огнем, громом и молнией. Тому слову моему
нет края и конца, ни переговору и недоговору.
(30) Наговаривают на питье и пищу того, над кем
должен подействовать наговор.
Встану я (имярек) и пойду из избы в двери, из ворот в во­
рота, на быструю реку (название реки), и стану я (имярек) по
три раза мьггься и полоскаться, по три зари утренние и по три
• >
< & *■
зари вечерние, и приговаривать: «Гой еси, река быстрая (на­
звание реки), прихожу я к тебе по три зари утренние и по три
зари вечерние с тоской тоскучей, с сухотой плакучей, мыть и

ris
полоскать лицо белое, чтобы спала с моего лица белого сухо­
та плакучая, а из ретивого сердца тоска тоскучая; и понеси
ты, быстра реченька (название реки), своею быстрою струею,

lib
и затопи ты ее в своих валах глубоких, чтобы она никогда ко
мне (имярек) не приходила». А все эти слова до слова заклю­

m
чаю замком крепким и ключ в воду.
(31) Благослови меня, Господи; благослови, владыко, рабу

tu
Божию (имярек). Ложусь я, помолясь, встаю, перекрестясь.
Пойду я из дверей в двери, в трое двери, из ворот в ворота,

ul
в трое ворота, во чистое поле, под светел месяц, под красное
солнце. Май во хме; обо мне не вздохни, не сохни о рабе (имя­
cc
рек). Во имя Отца, и Сына, и Св. Духа, аминь, аминь, аминь.
(32) На море, на окияне, на острове на Буяне стоит столб;
/o
на том столбе стоит дубовая гробница; в ней лежит красная
девица, тоска-чаровница; кровь у нее не разгорается, ножень­
m

ки не подымаются, глаза не раскрываются, уста не растворя­


ются, сердце не сокрушается. Так бы и у (имярек) сердце бы
co

не сокрушалось, кровь бы не разгоралась, сама бы не убива­


лась, в тоску не вдавалась. Аминь.
k.

(33) Наговаривать на воду или съестное.


Стану я, раб Божий (имярек), не благословясь, и пойду,
/v

не перекрестясь, из избы не дверьми, из ворот не в ворота;


выйду подпольным бревном и дымным окном, в чистое поле.
s:/

В чистом поле бежит река черна, по той реке черной ездит


черт с чертовкой, а водяной с водяновкой, на одном на челне
tp

не сидят, и в одно весло не гребут, одной думы не думают и


совет не советуют. Так бы раб Божий (имярек) с рабой Божь­
ht

ей (имярек) на одной бы лавке не сидели, в одно окно бы не


глядели, одной бы думы не думали, одного бы совета не сове­
товали. Собака бела, кошка сера - один змеиный дух. Ключ и
замок моим словам.
Девичьи приговоры для привлечения
женихов
(34) Девицы стерегут появление молодого месяца и, уви­
дев его, вертятся на пяте правой ноги, приговаривая: «Млад
месяц, увивай около меня женихов, как я увиваюсь около
тебя».
(35) Незаметно от всех вметают сор с улицы в избу и за­
метают его в передний угол, где его никто не увидит, приго­
варивая: «Гоню я в избу свою молодцов, не воров, наезжайте
ко мне, женихи, с чужих дворов».
(36) Заводят опару, ставят ее в печь, и, когда она начина­
ет киснуть, берут наперсток, черпают им трижды раствора и
пьют с приговором: «Как тесто ложится у сердца на месте, так
и мысли о рабе Божией (имярек) ложились бы у ретива серд­
ца раба Божия (имярек)».
(37) В праздник Покрова приходят в церковь и, пересту­
пая через порог ее, говорят: «Мати Пресвятая Богородица,
покрой землю снежком, а меня женишком».
(38) Девица выходит с посиделок за ворота, набирает в
припол своего сарафана снегу, полет его и приговаривает:
Брдк

й . З Д
J w «Полю, полю просо на девичью косу; где-ка мои женишок,
там, собачка, взвой, голосок отдай».

Когда сваху посылают засватывать


избранную невесту
(39) Этот наговор употребляется только тогда, когда
не надеются получить согласие отца и матери невесты.
Встану я (имярек) на утренней заре, на солносходе крас­
ного солнца, и пойду из дверей в двери, из ворот в воро­
ты на восточную сторону, в чистое поле; в том чистом поле
гуляет буйный ветер. Подойду я поближе, поклонюсь пони­
же и скажу: «Гой еси, буйный ветер, пособи и помоги мне
(имярек) закон получить от сего дома, и взять кого я хочу,
и у того бы человека (имярек) ум и разум отступился и на
все четыре стороны расшибся, а ко мне бы (имярек) при­
ступился и ум-разум домашних судьбы наипаче, кого хочу
получить; и перевалились бы и отошли бы ко мне (имярек)
все ея мысли, и охоты, и забавы, и все бы их вниз по воде
унесло, а на меня (имярек) принесло». Ключ в море, язык в
роте. Тому слову нету края и конца, от злого человека вре­
да, беды и напасти. А кто бы на меня и на нее подумал (то
есть, недоброе) и замыслил, у того человека ничего бы не
последовало, и заперло бы ключами, и замками и восковыми
печатями запечатало.

Когда сваха идет на сватовство


(40) Входя на крыльцо дома невесты, сваха ступает на пер­
вую ступень правою ногою и притом говорит: «Как нога моя
стоит твердо и крепко, так слово мое будет твердо и лепко,
тверже камня, лепче клею и серы сосновой, острее булатного
ножа; что задумаю, да исполнится».
пI
Потом сваха шагает правою же ногою через порог, а"войдя
Г ^
в комнату и помолясь Богу, садится под матицей на лавку, ко­
торая идет по длине пола, и приступает к переговорам.

При проводах жениха


(41) Пока поезжане и жених собираются в путь, вежливец
обходит кругом всех лошадей, передвигает телеги, потряхи­
вает колокольцы и в то же время шепотом говорит: «Поко­
рюсь, помолюсь сей день, сей час, утром рано, вечером позд­
но! Благослови меня, Пресвятая Мати Богородица, Егорий
храбрый, со князем, со тысяцким, с большими боярами, со
свахой, с дружкой и с подружкой ко княгине ехать, княги­
ню получить, с княгиней в Божью церковь доехать, закон Бо­
жий принять! Стану, благословлюсь, пойду, перекрещусь на
восточную сторону; благослови меня, Михайло Архангел, дай
нам пути-дороги».

При проводах невесты


(42) Когда невеста, покрытая фатой или платком, садит­
ся в повозку со свахой, а тысяцкий садится с одним из по­
езжан, имея в руках образ, дружка, отвечающий за благопо­
лучное окончание свадьбы, ограждает поезд от колдунов, не­
добрых знахарей и волхитов, для чего берет восковую свечу
и обходит кругом всего поезда, похлопывая бичом и нагова­
ривая про себя: «Встану я, раб Божий (имярек), благосло-
вясь, пойду, перекрестясь; умоюсь студеной ключевой водою,
утрусь тонким полотенцем; оболокусь я оболоками, подпоя­
шусь красною зарею, огорожусь светлым месяцем, обтычусь
частыми звездами и освечусь я красным солнышком. Ограж-
ду вокруг меня (имярек) и дружины моей с ослятами тын
железный, почву укладну, небо булатно, чтоб никто не мог
прострелить его, от востока до запада, от севера на лето, ни
Брак
О Т"
'НА' ■
J V / еретик, ни еретица, ни колдун, ни колдуница, годный и не- &!■
годный, кто на свете хлеб ест. Голова моя - коробея, язык
мой - замок».
Потом трижды читает молитву «Да воскреснет Бог» и
некоторые другие; кроме того, отделив небольшие кусочки
воску от свечи, налепляет их поезжанам на кресты, а лоша­
дям на гривы.

От порчи свадьбы
(43) Встану раб Божий (имярек), благословясь, пойду, пе­
рекрестясь ставить железные тыны от морския глубины, от
небесной высоты, от востока до запада, от севера до полудни.
Въеду аз, раб Божий (имярек), в железный тын со всем моим
поездом; затворю раб Божий (имярек) за тридевять щитов, за
тридевять дверей и замкну аз, раб Божий (имярек), за три-
девять замков; выну из тридевять замков тридевять ключей,
кину я те ключи в чистое море-океан. И выйдет из того моря
щука златоперая, чешуя медная, и та щука проглотит триде­
вять моих ключей и сойдет в море, в глубину морскую. И как
никому той щуки не поймать и тридевять ключей не сыскать,
и замков не отпирать, - и меня, раба Божия (имярек), и кня­
зя молодого не испортить и весь мой княжеский поезд; всег­
да, ныне и присно и во веки веков, аминь.
(44) Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй нас!
Поклонюсь, раб Божий (имярек), низко Его златому кресту,
восплачу и возопию; начну я, раб Божий (имярек), наряжать­
ся со всем моим поездом, с новобрачным князем и конской
сбруей, которые в моем заговоре. Еду со двора я, раб Божий
(имярек), с князем молодым новобрачным и всем поездом,
и с конскою сбруею промежду вечернею зарею и утреннею
ко святому морю-океану. Следы мои травой зарастают и пе­
ском засыпают, водой заливают. Некому моих следов найти,
не ехать никакому злому человеку. Приеду раб Божий (имя-
(с «I
W рек), среди синего моря-океана на бел камень Латарь, со всем
моим поездом и новобрачным князем, и с конскою сбруею, и
всеми, которые едут в моем поезде и моем заговоре. Посмо­
трю аз, раб Божий (имярек), на все четыре стороны, а есть на
восточной стороне океана-моря, на углу стоит храм св. Кли­
мента, папы римского; на нем поставлен крест златой; на кре­
сте написан Сам Господь Иисус Христос и четыре Евангели­
ста: Лука, Марк, Иоанн, Матвей. Помолюсь раб Божий (имя­
рек), самому Христу небесному и Пречистой Его Матери и
четырем Евангелистам и стану отговариваться от колдунов,
от колдуньи, от шептуна, от шептуньи, от старца и старицы,
от всякого злого человека, от рабов и рабынь, от верных и не­
верных; ныне и присно и во веки веков, аминь.
(44) От жару, от вхождения в одно место облаков, от Ильи
Пророка прогремит, молния палит, лес ломит, травою шумит,
водою замывает, песком засыпает; будьте, мои слова, крепки
и сердиты на то мое дело, крепче ножа булатного, вострее
сабли булатной; засекайте, мои слова, от колдуна, от колду­
ньи, от шептуна, от шептуньи, который мой супостат и супо-
статица на меня, раба Божия (имярек), зло думает и на моих
поезжан, которые в моем поезде едут, их молодого не испор-
чивать, ныне и присно и во веки веков, аминь.
(45) При отпуске молодых знахарь берет воск, ставит его
на три иглы и говорит про себя трижды: «Отпускаю, раб Бо­
жий (имярек), свадьбу на два часа. Господи, помилуй!»

Чтоб остановить свадебный поезд


(46) Взять стручок о девяти зернах и, ударяя им трижды
по крестцу коренной лошади, приговаривать: «Вот тебе, си­
вой (смотря по масти лошади) девять четвертей гороху, сват
да сваха, жених да невеста, да черту большое место; а ты стой
да постой, с места не тронь, отныне и до веку, аминь».
Потом тайно положить сучок под сиденье молодых.
Брлк

Л Г '
jw ч Х05ы МуЖ жену любил
(47) Как люди смотрятся в зеркало, так бы муж смотрел
на жену да не насмотрелся; а мыло сколь быстро смоется,
столь бы скоро муж полюбил; а рубашка, какова на теле бела,
столь бы муж был светел.
Притом сжечь ворот рубашки.

Для раздора между новобрачными


(48) Нашептывается трижды на вино и на щи, кото­
рые поданы новобрачным.
Стану я, раб дьявольский (имярек), не благословясь, пой­
ду, не перекрестясь, из дверей в двери, из ворот в ворота но­
вобрачных, и выйду я во чисто поле, во дьявольско болото.
Во чистом поле стоят ельнички, а на ельнички сидит сорок
сороков - сатанинская сила. А во дьявольском болоте Латырь
бел камень, а на Латыре бел камени сидит сам сатана. И пой­
ду я, раб, к Латырь бел камню, и поклонюсь я, раб (имярек),
самому сатане и попрошу его: «Ой же ты, могуч сатана, как
ты умел свести (имена мужа и жены), так умей и развести,
чтобы друг друга не любили, друг друга колотили, и порой
ножем поразили. Ведь я твой раб, я твой слуга, и по сей день,
и по сей час, и по мой приговор - во веки веков».
При родах
(49) Говорится трижды на воду, которую дают пить
родительнице или которой обкачивают больную.
Стану я, раба Божия (имярек), благословясь, пойду, пере­
крестясь, из избы дверьми, из двора воротми. Выйду я в чи­
стое поле, помолюсь и поклонюсь на восточную сторону. На
той восточной стороне стоит престол Господень. На том пре­
столе Господнем сидит Пресвятая Мати Божья Богородица. И
помолюсь, и поклонюсь Пресвятой Матери Божьей Богороди­
цы: «Пресвятая Мати Богородица, сходи с престола Господня
и бери свои золотые ключи и отпирай у рабы Божьей (имя­
рек) мясные ворота, и выпущай младенца на свет и на Божью
волю». Во веки веков, аминь.
(50) Женщину, разрешившуюся от бремени, нужно три
первых дня водить в баню, где знахарка, растирая ей живот,
читает следующее девять раз; если же случится какая-либо
неудача, то читают тридевять раз и столько же раз продевают
младенца между ног матери.
Во имя Отца, и Сына, и Святаго Духа. Господа Бога и
Мать Пресвятую Богородицу на помощь призываю, а я, раба
О Т'-
J > 3 Божия (имярек), у родимаго человека, раба Божия (имярек),
про дорогой золотник1 розыск начинаю: «Золотник мой, зо­
лотник, дорогой золотник, отыщи, дорогой золотник, свое
дорогое место и стань, дорогой золотник, на свое дорогое
место, чтобы у рабы Божия (имярек), родимаго человека,
отныне и до века, не болело и не щемило, вниз не спуща-
лось и не окаменело». Могла мать свое чадо сносить и спо-
родить, могу и я, раба Божия (имярек), все болезни отгово­
рить. Ведь затвержал Господь Бог воды и земли: знай свои
дела; и зааминь Господь Бог мои врачебные слова - на веки
веков, аминь.

Над новорожденным
(51) После родов, выпарив родильницу в бане, повитуха
парит и новорожденного, приговаривая: «Бабушка Соломо-
ньюшка Христа парила, да и нам парку оставила. Господи,
благослови! Рученьки, растите, толстейте, ядренейте; ножки,
ходите, свое тело носите; язык, говори, свою голову корми.
Бабушка Соломоньюшка парила и правила, у Бога милости
просила. Не будь седун, будь ходун; банюшки-паруши слу­
шай: пар да баня, да вольное дело! Банюшки да воды слушай.
Не слушай ни уроков, ни причищев, ни урочищев, не от ху­
дых, не от добрых, не от девок пустоволосок. Живи да тол­
стей, да ядряней».
(52) Младенца трижды приносят в баню, где, по троекрат­
ном прочтении следующего над водою, его окачивают этою
самою водою.
Во имя Отца, и Сына, и Святаго Духа. Господи Иисусе
Христе, помилуй нас! Господа Бога Мать Пресвятая Богоро­
дица на помощь призывала, и все скорби и болезни обмыва­
ла; не я пособляю, не я помогаю, не я избавляю; помогает и
пособляет Сам Иисус Христос и Сама Мать Пресвятая Бо-
' Матка. - Здесь и далее прим, ред., если не указано иное.
^ ^ г о р о д и ц а с Своим Сыном Христом со Небесным помогает и
избавляет. Сама Мать Богородица Своего Сына Христа обмы­
вала и нам для младенцев ополощинки посылала. Шелковый
веник на бумажное раба (имярек) тело с добрым здоровьем,
ради нашего дела. Выдите, все скорби и болезни! Ведь как
могла мать свое чадо сносить и спородить, так и я, раба Бо­
жия (имярек), могу все недуги отговорить! Зосима и Савва-
тий, Соловецки чудотворцы, придите и помогите нашим де­
лам, младенческим скорбям! Скорбящая Богородица избав­
ляет всех от муки и скорбей; избавь и нас от людских уроков
и сетей!
(53) Бабы парят новорожденного, приговаривая: «Спи
по дням, расти по часам. То твое дело, то твоя работа, кру­
чина и забота. Давай матери спать, давай работать. Не слу­
шай, где курицы кудахчут, слушай пенья церковнаго да звону
колокольного».
(54) Обмыв новорожденного, кладут его на спинку и стя­
гивают сперва вперед и накрест пальчики ножек к локтям,
потом поворачивают его на живот и также стягивают накрест
пальчики ручек к ногам; потом кладут на ладони срединой
тела так, чтобы головка и ножка висели, и потряхивают не­
сколько раз, приговаривая: «Расправлен, теперь уж уродцем
не будешь!»
Тотчас по перевязке пуповины схватывают двумя пальца­
ми носик ребенка и потягивают его несколько раз, приговари­
вая: «Не будь курнос и спи крепче!»
(55) Накрывается стол, на столе ставятся разные яства, и
при них кладется березовый прутик; ребенка садят к столу и,
смотря в окно через его голову, тихо говорят: «Как лес не то­
скует по дереву, так ребенок не тосковал бы о грудях».
После этих слов замечают, что ребенок станет хватать из
поставленного на столе, тем и надо его больше кормить; если
он схватит прутик, значит, должно этим средством принуж­
дать ребенка, когда он не ест чего-нибудь по капризу.
jw qt бессонницы (полуночницы)
младенца

ris
(56) Встану я, раб Божий, благословясь, пойду, перекре­
стясь, из избы в избу, из дверей в двери, из ворот в воро­
та, под восток под восточную сторону; под восточной сторо­

lib
ной ходит матушка утренняя заря Мария, вечерняя заря Ма-
ремьяна, мать сыра земля Пелагея и синее море Елена. Я к

m
ним приду поближе, поклонюсь им пониже. «Вояси ты, ма­
тушка заря утренняя Мария и вечерняя Маремьяна, приди к

tu
нему к рабу Божию, ко младенцу, возьми ты у него полунош­
ника и щекотуна из белого тела, из горячей крови, из ретиво­

ul
го сердца, изо всей плоти, из ясных очей, из черных бровей,
изо всего человеческого состава, из каждой жилочки, из ка­
cc
ждой косточки, из семидесяти семи жилочек, из семидесяти
семи суставчиков; понеси их за горы высоки, за леса дрему­
/o
чи, за моря широки, за реки глубоки, за болоты зыбучи, за
грязи топучи, к щуке-белуге в зубы; понеси ее в синее море!»
m

Щука в море, язык во рту, замок в небе, а ключ в море; зат­


кнул и ключ в воду бросил!
co

Говорится трижды.
(57) Кладут ребенка в подол, идут с ним под куриный на­
k.

шест и молятся вечером на запад, а поутру на восток, при­


говаривая: «Заря Дарья, заря Марья, заря Катерина, заря
/v

Маремьяна, заря Вопска, заря Крикса, возьмите свой крик.


Крик, крик, поди на Окиян море. На море на Окияне, на
s:/

острове Буяне, там люди не ходят, птицы не летают. Аминь


крику, аминь, аминь».
tp

(58) Знахарка, надев верхнее платье задом наперед, бе­


рет больного младенца на руки (или же взрослого за руку)
ht

и идет в поле, где, обратись к заре, произносит следующие


слова трижды, при каждом разе отступая шаг назад и плюя
через левое плечо на зарю: «Во имя Отца, и Сына, и Свята-
го Духа. Заря-заряница, заря, красная девица, возьми крик
)И К-
сы и плаксы, денны и полуденны, нощны и полунощны, ча-
совы, получасовы, минутны и полуминутны от раба Божия
(имярек)».
Затем при троекратном поясном поклоне заре знахарка
говорит: «Заря-заряница, заря-красная девица! Твое дитя
плачет, пить, есть хочет, а мое дитя плачет, спать хочет.
Возьми свое бессонье, отдай нам свой сон, по сей день, по
сей час, по мой наговор, во веки веков, аминь. Могла я свое
чадо сносить и спородить, могу я криксы и плаксы отгово­
рить. Аминь».
(59) Мать или бабка несет ребенка вечером в сарай, где
ночуют куры, и говорит: «Куры рябые, куры серые, куры чер­
ные, возьмите свои крики от крещеного, рожденного, молит­
венного раба Божия, младенца (имярек), отдайте наш сон».
(60) Снести ребенка на погребицу и, став над ямой, триж­
ды сказать, отплевываясь: «Кочеток серый, кочеток пестрый,
кочеток красный, возьми крик рабы Божией (имярек)».
(61) Взяв дитя на руки, поднять его вверх, трижды ногами
его коснуться матицы, при чем трижды плюнуть и произно­
сить: «Во имя Отца и Сына и Св. Духа. Полуношница Анна
Ивановна, по ночам не ходи, рабы Божьей (имярек) не буди!
Вот тебе работа: днем играй пестом да ступой, а ночью мати­
цей. Во веки веков. Аминь».

От зубной боли
(62) Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй меня
грешного! Во имя Отца, и Сына, и Святаго Духа. Аминь. Ста­
ну я, раб Божий, благословясь, пойду, перекрестясь, из избы
в двери, со двора воротми, в чистое поле; в восточной сто­
роне святая гора; на той святой горе стоит святая церковь; в
той святой церкви лежит гроб; в том гробу лежит мертвец;
вокруг того гроба ходит поп с кадилом и говорит такие речи:
/Г ? '
«Как у этого мертвеца не болят зубы, не опухают чирки
отекают десны, не бьет червь коренновая и верховая в день
при солнце, в ночи при месяце, на ветху и на молоду, о пол­
ном перекрое, о прошлых днях, о полночь пробуждаючи, -
так у этого раба Божия (имярек) не болели бы зубы, не оте­
кали бы десны, не била бы червь коренновая и верховая в
день при солнце, в ночи при месяце, на ветху и на молоду, о
полном перекрое, о прошлых днях, о полночь пробуждаючи.
Сколь порна небесная высота, и сколь порна зеленая широта,
и сколь порна морская глубина, столь бы у этого раба Божия
(имярек) зубы порны, столь бы крепки, столь бы лепки». Ко­
торый меня мастер переучил, не обучил, и будьте мои слова
на перед поставлены. Аминь.
(63) Наговорить на воду и выпить ее: «Четыре сестрицы,
Захарий да Макарий, сестра Дарья да Марья, да сестра Улья-
нья, сами говорили, чтобы у раба Божия (имярек) щеки не
пухли, зубы не болели век по веку, отныне до веку. Тем моим
словам ключ и замок; ключ в воду, а замок в гору».
(64) Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя,
грешного раба своего (имярек), от зубной болезни; исцели­
тель св. Антоний стоит при суходоле; у него под тем древом
стоят два святителя Христовы, св. Иоанн Богослов и св. Ан-
типий, завораживают св. Тихона Преподобнаго: «Болят ли у
мертвого зубы или нет?» Говорит Тихон Преподобный: «Свя­
тителю Христов Иоанн Богослов, когда у мертвого зубы бо­
лят!» Так же бы и у раба Божия (имярек) зубы не болели, и
не щемили, и не ломили, и не пухли; а мое слово, аки замок
в огненной реке, ключ на Окиане море. Аминь (повторить 21
раз).
(65) При пути, при дороге стоит дерево, под этим дере­
вом лежит мертвое тело, мимо этого тела идет св. Антипий
и говорит: «Что ты, мертвое тело, лежишь, не болят ли у
тебя зубы, не ломят ли ребра, не точат ли черви, не течет
ли кровь?» «Не болят». Онемейте же вы, зубы, у раба Божия
J > 3 (имярек), как у мертвого тела, закрепи его, Господи, крепче
камня.
(66) Исповедывал Иоанн истину в сухом дереве и воде:
«Был я в поле, видел мертвых; у мертвых зубы не болят». Так
чтоб и у меня, раба Божия (имярек), не болели.
По троекратном произнесении заговора плюют через ле­
вое плечо. Заговор помогает только не дергавшим зубов.
(67) Взяв воск и обмакнув его три раза в солоницу, зна­
харь говорит: «Во имя Отца, и Сына, и Святаго Духа, аминь.
Уговариваю раба Божия (имярек) от цинги и ломоты, зубной
щемоты. «Ты Макарий, и я Макарий, ты Антоний, и я Ан­
тоний! Были ли вы на том свете?» «Были мы на том свете».
«Видели ли вы мертвых?» «Видели мертвых». «Болят ли у
мертвых зубы?» «Нет, не болят у мертвых зубы». Так чтобы
и у раба Божия не болели и не ломили. Аминь ломоте, аминь
цинге, аминь, аминь».
(68) Шел Петр и Павел путем дорогою; промеж собой
речи говорят, как у мертвого зубы не болят. Зубам бы не ба­
ливать по мой век, по (имярек) смерть, по (имярек) заговору,
по евангельской заповеди.
(69) Во имя Отца, и Сына, и Святаго Духа, аминь. Стану
я, раб Божий (имярек), до восхода солнца, стану, благосло-
вясь, и пойду, перекрестясь; выйду в чисто поле, в широко
раздолье. В чистом поле, в широком раздолье лежит белой
камень Латырь. Под тем белым камнем лежит убогий Лазарь.
То я, раб Божий (имярек) спрошу убогого Лазаря: «Не бо­
лят ли у тебя зубы, не щемит ли щеки, не ломит кости?» И
ответ держит убогий Лазарь: «Не болят у меня зубы, не ще­
мит щеки, не ломит кости». Так бы у меня, раба Божия (имя­
рек), не болели бы зубы, не щемили бы щеки, не ломило бы
кости - в день, при солнце, ночью, при месяце, на утренной
зори, на вечерней зори, на всяк день, на всяк час, на всякое
время. Тем моим словам будь ключ и замок. Во имя Отца, и
Сына, и Святаго Духа, аминь.
yL V V A
J w (70) Мария, Марфа, Палагея, три сестры Лазаря! Подите к
брату своему Лазарю и спросите его: не болят ли у него зубы,
не ломят ли кости? «Нет, сестры, не болят у меня зубы, не
ломят кости, а болят зубы у кошки, у зайца, у крота, у быка,
у коровы, у овцы, у барана, а чтоб у раба Божия (имярек) не
болели отныне и до веку».
Заговор этот может помочь только тем, кто не дергал
зубов.
(71) Лазарева суббота, Златоустов день, у кого болят зубы,
чтоб те зубы окаменели и во век не болели.
(72) Три вечерние зари наговаривать на воск и поло­
жить его на больной зуб.
На море Океане, на острове Буяне лежат тридцать три
мертвеца, у них зубы век не болели; так не боли они и у раба
(имярек).
(73) Заговаривать три вечерние зори сряду во время
новика (молодого месяца): «Князь молодой, рог золотой,
был ли ты на том свете?» «Был». «Видал ли ты мертвых?»
«Видал». «Болят ли у них зубы?» «Нет, не болят». Дай
Бог, чтобы и у меня, раба Божия (имярек), никогда не
болели.
Потом прочесть «Отче наш».
(74) Лекарка выходит ночью на двор и, увидевши луну,
говорит трижды: «Месяц золотой, у тебя зубы не болят, у
раба Божия (имярек) не болят».
(75) Месяц в небе, медведь в лесу, мертвец в гробу; когда
эти три брата сойдутся вместе, тогда пусть болят зубы у раба
(имярек).
(76) Уговариваю тебя, раба Божия (имярек), от цинги, ло­
моты и зубной щемоты. На небе светел месяц, на море бе­
лый камень, в поле сырой дуб; когда эти три брата сойдут­
ся, тогда, мои зубы, расходитесь; аминь цинге, аминь ломоте;
аминь, аминь.
великоруоокие з а к л и н а н и я
(77)
: Говорится в день рождения месяца.
Молодой месяц в небе, серый заяц в поле, рыба-щука в
море; когда они сойдутся, тогда мои зубы разойдутся.
(78) Во имя Отца, и Сына, и Святаго Духа. Пришел ста­
рый месяц к новому и говорит: «Возьми у раба Божия (имя­
рек) репяный зуб, а дай ему костяной».
Говорится трижды во время новолуния, прижав больной
зуб указательным пальцем.
(79) Стану я, раб Божий (имярек), благословясь, выйду,
перекрестясь, из избы дверьми, из двора воротми. Выйду я на
широкую улицу, посмотрю и погляжу на млад светел месяц.
В том младу месяцу два брата родные: Кавель да Авель. Как
у них зубы не болят и не щипят, так бы у меня, раба Божия
(имярек), не болели и не щипали.
(80) Подойти к рябине и погрызть ее несколько раз, при­
говаривая: «Рябина, рябина, вылечи мои зубы, а не выле­
чишь - всю тебя изгрызу».
(81) Взять маленький сучок и трижды прочесть над
ним: «На море на Окияне, на большом острове на Буя­
не стоят три высокия дерева, а как первое то дерево Пе-
трий, а второе то дерево Хитрий, а третие дерево Кипа­
рис; под ними лежит заяц; ты, зубная боль, к тому зайцу
переселись.

От бельма
(82) Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй нас!
Аминь. Шел святый Егорий через железный мост и за ним
бежало три пса: один серый, другой белый, третий черный.
Серый пес бельмо слизнул, белый пес бельмо слизнул, чер­
ный пес бельмо слизнул у рожденного, у молитвенного, у
крещеного раба Божия (имярек).
Три раза проговорить и плюнуть.
Здоровье и волезни

ячменя
(83) Смочить указательный палец слюной и помазать боль­
ной глаз, сказав трижды: «Господи, благослови! Солнце на за­
пад, день на исход, сучек на глазу на извод, сам пропадет, как
чело почернеет2. Ключ и замок словам моим».
(84) Плюнув трижды в сторону, показать больному глазу
кукиш и прошептать три раза: «Ячмень, ячмень, на тебе ку­
киш; что хочешь, то купишь; купи себе топорок, руби себя
поперек!»

От боли в ушах
(85) Нужно прикладывать больное дитя к угловому кре­
сту3 и говорить: «Угол рублен и крест дубов. У того креста не
болело, не шипело и уха не вертело; и так бы у раба Божия
(имярек) не болело, не шипело и уха не вертело, ни в день,
ни в ночь, ни в утреню зорю, ни в вечерню, ни на нову, ни на
ветху и ни на перекрою месяцу. Во веки веков, аминь».

От утина
(боли в спине или пояснице)
(86) Изутинившийся ложится животом на порог отворен­
ной двери, лицом из избы; лекарь (самый старший или са­
мый младший в каком-нибудь семействе) кладет ему на спи­
ну голик, обращая его прутьями в сени, и слегка ударяет по
нем топором трижды; после того больной спрашивает лекаря:
«Что сечешь?»
Л.: Утин секу.
Б.: Секи горазже, чтобы век не было.
2 Устье печи, откуда пламя и дым идут в трубу.
3 Такой крест бывает у каждой избы; он образуется из древесной серы от
действия жары.
Это повторяется трижды; потом лекарь бросает топор>р и
голик в сени, плюнув туда же три раза.
(87) Поклониться трижды в землю, говоря: «Прости меня,
матушка земля, в чем я согрешил».

От колотья
(88) Знахарь обводит место, где больной чувствует ко­
лотье бруском и крестит это место столовым ножом, говоря и
крестя трижды: «Секу, отсекаю, рублю, перерубаю, секу, ру­
блю колотье острым ножиком. Как брусок исчезает от укла­
ду, от булату, от железа, так исчезни и иссохни, родимое ко­
лотье, в белой кости, в черном мясе, в белом тельце отныне
и до века».
Затем обмывают нож водой, которою и поят больного, или
промывают больное место

От стрел4
(89) Во имя Отца, и Сына, и Святаго Духа, аминь. Не от
ветра, не от вихря пришла сия стрела в раба Божия; и выхо­
ди, сия стрела, из раба Божия (имярек) на уклад, на железо и
на масло, тенись, не ломись и не рвись. Всегда, ныне и при­
сно и во веки веков, аминь.

От усовей5
(90) Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй раба
Божия (имярек), сподоби его, благослови, Отче! Есть море
золото, на золоте море золот корабль, на золоте корабле едет
снятый Николае, помогает рабу Божию (имярек) от усовей;

4 Прострелы, воспаление легких, колотье.


5 Согласно В. И. Далю, «усови, усовье» - «болезнь, колотье, внутреннее
воспаление».
(Г Г '
4Л ) З Д
J W есть море золото, на золоте море золото дерево, на золоте
древе золоты птицы - носы железны и ногти железные, де­
рут, волочат от раба Божия (имярек) на мхи, на болота; есть
море золото, на золоте море бел камень, на беле камени се-
дит красная девица с палицею железною, тепет, обороняет,
отлучает от раба Божия (имярек) усови на мхи, на болота;
есть море золото, на золоте море золот корабль, на золоте ко­
рабле едет тридцать царей и семьдесят цариц, помогают рабу
Божию (имярек) от усовей; есть море золото, на золоте море
золот корабль едет снятый Николае, отворяет морскую глу­
бину, поднимает железные врата, а залучает от раба Божия
(имярек) усови аду в челюсти.

Указ как волосец6 лечить


(91) Прежде возьми масла ростового, наговори на масло
эти слова: «Есть море Окиян; на том море есть мост золо­
той, седит на нем человек золотой, стережет стрелы золотые и
стреляет из раба Божия (имярек) прикос, и притчу, и щепоту,
и волосатик, прикос нощной и дневной, полуденной, и полу­
нощной, и водяной, и деревянной, с рук и с ног, и от кости, и
от мозгу, и со всех уд его; дай, Бог, рабу Божию (имярек) на
здравие и на спасение.

От волоса
(92) Читают тридевять раз, закрывают рану метелкою из
ржаного колоса и поливают раскипяченою золою.
Во имя Отца и Сына и Святого Духа. Волос ты волос,
выди в ржаной колос с раба Божия (имярек) либо на пепели-
цу, либо на теплую водицу!
великорусские злклинлния
золотухи
(93) Заря заряница, красная девица, поди ко мне на по­
мочь; поможи мне, Господи, из раба Божия (имярек) золоту­
ху выговорить, пересудную, передумную, переговорную, по­
лунощную, буйную-буйновицу, желтую-желтавицу, синюю-си-
нявицу, красную-красавицу и рассыпчатую; золотуха-красну­
ха, поди из раба (имярек), из буйной головы, из ясных очей,
у чистыя поля, у синия моря, на ростани, повороты, на глу-
бокия болота; как конь воды не спивает, травы не съедает,
околел, онемел, - так бы у раба (имярек) околела, онемела
у буйной голове, у ясных очах; как частыя звезды с неба сы-
пются, так бы у раба (имярек) золотуха выкатилась из буйной
головы, из ясных очей.
(94) Наговаривают на воду с солью.
Тут тебе не быть, тут тебе не жить; быть тебе по болотам,
по гнилым колодам, за темными лесами, за крутыми горами,
за желтыми песками. Там тебе быть, там тебе пожить.
(95) Читать трижды на масло, которым и натирать
больное место.
Стану я, благословясь, пойду, перекрестясь, из дверей в
двери, в чистое поле, в чистом поле бегут три реки: пер­
вая Варварея, вторая Настасея, третья Парасковея. Обмыва­
ют эти реки пенья, коренье, белые каменья, и круты берега,
и желты пески. Так бы обмывали красну красушину, золоту
золотушину у раба Божия (имярек). Красна красушина, ска-
тися, свалися с его костей, с его мощей, из белого тела, из
горячей крови, чтобы не болело, чтобы не щемело ни день,
ни ночь, ни час, ни получаса, ни минуты, ни полуминуты,
во веки, аминь.
(96) Берется масло постное, если больной родился в пост,
и коровье, если он родился в мясоед; над этим маслом зна­
харка читает трижды следующее и затем натирает им больное
место.
<• JK
; < Г ' ,Во имя Отца, и Сына, и Святаго Духа. Стану отговари-
вать я, раба Божия (имярек), от раба Божия (имярек). Крас­
ная красавица, белая белавица, черная чернявица, не жги, не

ris
пали моего белаго тела, краснаго мяса! Выйди со всех костей,
с жил, с мозгов, с суставов и всего ретиваго сердца. Чтоб это­
го и во веки не бывало!

lib
От горячки или огневицы

m
(97) Стану я, раб Божий (и м яр ек ), благословясь,

tu
и пойду, п ерекрестясь, во сине м оре; на синем море
леж ит бел горюч кам ень, на этом кам не стоит Бож ий

ul
престол, на этом престоле сидит П ресвятая М атерь, в
белы х рученьках держ ит белаго лебедя, обры вает, о б ­
cc
щ ипы вает у лебедя белое перо; как отскокнуло, о т­
прыгнуло белое перо, так отскокните, отпры гните, от-
/o
пряните от раба Бож ия (и м яр ек), родим ы я огневицы и
родим ы я горячки , с буйной головуш ки, с ясных очей,
m

с черны х бровей, с белаго тельца, с ретивого сердца,


с черной с печени, с белого легкого, с рученек, с н о ­
co

ж енек. С ветру приш ла - на ветер пойди; с воды п р и ­


шла - на воду пойди; с лесу приш ла - на лес пойди
k.

отны не и до века.
/v

От жабы
s:/

(98) Ложилась (имярек) спать, помолясь и благословясь.


На Кияне море лежит камень Латырь; возле того камня Латы-
ря стоит престол Пресвятой Богородицы; возле того престо­
tp

ла стоит дерево суховерьхо; на этом дереве суховерьхе сидит


птица - железны носы, булатны когти, щиплет, теребит жабу
ht

сухую и мокрую, присно, во веки веков.


Приговаривая этот заговор, трут по больному месту тре­
мя веретенами, сперва каждым отдельно, а потом всеми тре-
•A V п
J v / мя вместе. После того должно махнуть веретенами в печь,
&S
проговоря:
Ступай, сухая и мокрая жаба, сохни!
Заочно этот заговор читается над водой, причем ее триж­
ды крестят безымянным пальцем, дают ее пить больному и
ею же мажут больное место.
(99) Благослови, Господи, и спаси, Господи, раба или рабу
свою (имярек) от бед и от напастей, и от лихого человека, и
от ненавистника, помилуй и сохрани раба своего (имярек) в
чистом поле, в зеленой дуброве; поди на дуб и на сухое дре­
во, на котором отростей нет; отныне и до веку и во веки ве­
ков; аминь.
Возьми 8 веретен и положи все их по ряду, и к каждому
веретену читай этот приговор, и перебирай их все три раза, и
каждым веретеном в горло пяткой приткни, а останным вере­
теном горло перекрести и безымянным пальцем перекрести и
ударь в то место.
(100) При боли в глотке бабушка обращается в сторону,
где лес, и говорит следующее: «Дуб, дуб, возьми свой дубо-
глот, и глот, и мокрую жабу, сухой дубоглот, и глот от раба
Божия (имярек)! Не возьмешь свой дубоглот, он тебя с ветвя­
ми и с кореньями проглотит».
Потом безымянным пальцем прикалывать больные зебра
и трижды прочитать: «Ни первой, ни другой, ни третий, ни
четвертый, ни пятый, ни шестой (и т. д. до девяти)».
(101) Знахарка берет из веника прутик вроде вилки и, чи­
тая трижды следующее, касается ими больного места, как бы
колет жабу.
Стану я, раба Божия (имярек), отговаривать наносную бо­
лезнь жабу. Пришла жаба добром и отойди, жаба, добром, а
не пойдешь, жаба, добром, обую жабу в березовы лапти, в
ре-менны оборы и брошу жабу под березов куст, чтобы не бо­
лело, чтобы не щемило и пить, есть не мешало у раба Божия
(имярек).
(102)
Л
На утренней и вечерней заре больной выходит на
открытый воздух и говорит: «Утренняя заря Марея, вечерняя
Маремьяна, возьмите у меня жабище; не возьмете - сосну,
березу с корнем съем».
Глотает воздух и прибавляет: «Хам, хам, хам!»

От лихорадки (трясовицы, кумухи)


(103) Если кто эту молитву говорит больному человеку
на воду, поставить надо в воду крест Господень; по воду хо­
дить до восхождения солнца и черпать вниз по реке; с водой
идти - не оглядываться; раздавать больному пить со креста.
Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя греш­
ного, раба своего (имярек), Господи, благослови! На Черном
море стоит послан от Бога свят апостол Сизиний и зрит в
море; и возмутилось море до облаков, изошли из моря де­
сять простовласых жен, окаянных видением диаволы; он же
вопроси их, святой апостол Сизиний: «Что вы за жены, ока­
янные видением диаволы, пришли милостивою Христовою?»
Они же сказали ему: «Мы - жены трясовицы и послушницы
Ирода царя и прочих сих». И вопросил их великий святитель
Сизиний и сказал им: «Зачем же диаволы пришли мучить род
человеческий, главу жечи и кости ломить, и сердце щипать?»
«А кто много беспрестанно спит и ест, не молится, и кто без
молитвы Иисусовы спать ложится, и кто молитвы Иисусовы
не творит вставая, не перекрестится, и кто в праздники Го­
сподни блуд творит и нечист ходит, и пьет, и ест рано, и тот
наш угодник». И возмолится святы апостол великий Сизи­
ний Богу о болящем рабе Божием (имярек): «Господи, Го­
споди, избави род человеческий сия великия болезни». Го­
сподь услыша молитву его и послал святой крест ему на по­
мощь и четырех евангелистов Матфея, Марка, Луку, Иоанна:
«И начнут вас мучить, тремя прутами железными бить, давая
вам, ненавистницам, по триста ударов на день». Они же нача-
великорусские злклинлния
г -------------------------------------------------------------------------
ли вопить великим гласом и молиться: «Святы Христовы
хангелы, евангелисты, не мучьте нас и отпустите во судбище
наше, и где ваше святое евангельское имя заслышим, там мы
от того раба и человека бежать, от роду его и от храмины его
и ни каким козням не прикоснемся за три десять проприш».
И вопросил их святый великий Сизиний и четыре евангели­
ста: «Что ваши имена?» Окаянные видением диаволы гово­
рят: «Мне есть имя Трясся. Не может тот человек согретися
в печи». «Да будь проклята самим Господом нашим Иисусом
Христом и святыми отцами». Вторая говорит: «Мне есть имя
Огнея. Как разгорятся дрова смоляныяе в печи, так разжигает
во всяком человеке сердце». «И ты будь проклята самим Го­
сподом нашим Иисусом Христом и святыми отцами». Третья
говорит: «Мне есть имя Ледея. Знобит род человеческий, что
тот человек и в печи не может согреться». «И ты будь про­
клята самим Господом Иисусом Христом и святыми отцами».
Четвертая молвит: «Мне есть имя Гнетея. Ложится у челове­
ка на ребрах, как камень, вздыхает, вздохнуть не дает, с души
сметает». «Да будь проклята самим Господом нашим Иису­
сом Христом и святыми отцы». Пятая говорит: «Мне есть
имя Хрипуша. Стоя кашлять не дает, у сердца стоит, душу
занимает, исходит из человека с хрипом». «Да будь проклята
самим Господом нашим Иисусом Христом». Шестая говорит:
«Мне есть имя Глухая. Та ложится у человека в головы и уши
закладывает, тот человек бывает глух». «И ты будь проклята
самим Господом нашим Иисусом Христом и святыми отцы».
Седьмая говорит: «Мне есть имя Ломея. Ломит у человека
кости и главу, и спину, как сильная буря сырое дерево». «И
ты будь проклята самим Господом нашим Иисусом Христом
и святыми отцы». Восьмая говорит: «Мне имя Унея. Как вы-
ловиц плетима испущает течь и кровь». «И та буди проклята
самим Господом нашим Иисусом Христом и святыми отца­
ми». Девятая говорит: «Мне имя Желтея. Испущает на чело­
века желчь, в поле желток и отдохнуть не дает». «И ты будь
проклята самим Господом нашим Иисусом Христом и свя­
тыми отцами». Десятая говорит: «Мне имя Коркуша». «И ты
будь проклята самим Господом нашим Иисусом Христом и
святыми отцами». Одиннадцатая говорит: «Мне есть имя Гле-
дея». «То будет всем проклятие: в ночи спать не дает, многие
бесы к тому человеку приступаются и с ума его сбрасывают,
и спать не дают: на месте не сидит». «Да будь ты проклята са­
мим Господом нашим Иисусом Христом и святыми отцами».
Двенадцатая говорит: «Мне есть имя Невея. Сестра старей­
шая трясовича и угодница Ирода царя, наболящим человеком
страшна; та усекнула главу Иоанна Предтечи и принесла пред
царя на блюде». «И ты будь всех проклятие самим Господом
нашим Иисусом Христом и святыми отцами». Во имя Отца, и
Сына, и Святаго Духа, аминь. Окаянные жены суть трясовицы.
Заклинаю вас великим архангелом Михаилом и святым апо­
столом Сизинием и четырьми евангелисты Лукою, Марком,
Иоанном, Матфеем. Окаянная ты еси, Трясея; окаянная ты
еси, Огнея; окаянная ты еси, Ледея; окаянная ты еси, Гнетея;
окаянная ты еси, Хрипуша; окаянная ты еси, Глухая; окаян­
ная ты еси, Унея; окаянная ты еси, Желтея; окаянная ты еси,
Гледея; окаянная ты еси, Невея, сестра старейшая! Заклинаю
вас образом Божием и святым апостолом Сизинием, архан­
гелом Михаилом и четырьми евангелисты Лукою, Марком,
Иоанном, Матфеем; бежати вам от образа Божия. Призываю
на вас архангела Михаила и святаго апостола Сизиния и про­
рока Иоанна Предтечу и четырех евангелистов Луку, Марка,
Иоанна, Матфея. Учнут вас мучить, дадут вам по тысяче язв
на день. Во имя Отца, и Сына, и Святаго Духа, аминь. Крест
хранитель всея вселенной, крест красота церквам, крест ан­
гелом похвала, крест верным утверждение, крест верным язв
исцеление и очищение, крест бесом прогнание, исцеление.
Всегда и ныне, и присно, и во веки веков, аминь.
(104) Употребляется трояким образом: если больной гра­
мотный, то должен, выучив наизусть, секретно читать по 13

— 5з— а # -
раз в день, причем обязуется клятвою хранить знание его в
тайне; если больной неграмотный, то над ним знахарь сам чи­
тает несколько раз в день, взяв с него клятву содержать слы­
шанное в тайне; и наконец знахарь в виде амулета вешает на
шейный крест больному бумажку, опять при клятве не раз­
вертывать ее, а по прошествии урочного времени больной
возвращает амулет знахарю. Самое приобретение этой таин­
ственной бумаги весьма затруднительно.
Во имя Отца, и Сына, и Святаго Духа, всегда, ныне и при­
сно и во веки веков. Аминь. Крест хранитель всей вселен­
ной. Крест красота церковная. Крест царей держава. Крест
верных утверждение. Крест апостолам слава и победа, бесам
язва. Крест мученикам похвала и всем нам помощник. Крест
(имярек) рабу Божию помощь, ангелу славу всегда соблюда­
ет. Крест трясовицы отгоняет. Крест рабу Божию (имярек)
утверждение его способное. О, крест пресвятой, будь и с ним,
с рабом Божиим (имярек), неложное пособство. Крест Госпо­
день так будет и с ним, с рабом Божиим (имярек), отныне
и до веку! Небесных сил все воинства: вначати святой и ве­
ликий Иоанн Пророк и Предтеча, Креститель Господень; а с
ним грядут святые отцы: Зиновей, Филипп и Огафей, святые
евангелисты: Марко, Матфей, Лука и Иоанн Богослов, и все
святые, избавить его, раба Божия, от злых трясовиц. Было в
Черном море возмущение: вышли из моря тринадцать жен,
и идут по воде, простоволосые. Пошли они по горе. Вначале
против них грядут святые отцы; вначале грядет святой и ве­
ликий пророк и Предтеча Господень Иоанн; а с ним идет Зи­
новей, а с ним Филипп и Огафей, четыре евангелиста: Мар­
ко, Матфей, Лука и Иоанн Богослов. И вопрошали их святые
отцы: «Что вам есть имена?» И отвечали: «1) Вефоя, 2) Ивуя,
3) Рунына, 4) Дофелея, 5) Снея, 6) Мартуша, 7) Чадлея, 8)
Гтея, 9) Хампоя, 10) Кисленя, 11) Знобица, 12) Трясовица».
И святые отцы взяли тринадесять прутьев и начали бить их и
мучить, и давать по тринадесяти ран. И взмолятся проклятые
w трясовицы: «О, святой и великий Иоанн Пророк, Предтеча
Креститель Господень, и все святые отцы! Как мы услышим
имена ваши от раба Божия, мы бежим от него за тринадцать
поприщ».
(105) На горе Фаворстей, под дубом Мамврийским сидели
Сихаил, Михаил, и там собрались все силы небесные, анге­
лы и архангелы, херувимы и серафимы, а идут семь дев про­
стовласы и без пояс, и они им молвят: «Кто вы есть, девы?»
Они же отвечали: «Дочери царя Ирода». «Где идете?» «Идем
в мир костей человеческих ломить и тела их томить». И они
им дали по тысяче ран железными дубцами, да ввергли их в
огненное море. «Не дай Бог вам бывать из огненного моря
ни в роду, ни в племени». Собравшиеся силы небесные, анге­
лы и архангелы, херувимы и серафим, отгнали от раба Божия
(имярек).
(106) На море на Океане, на острове на Буяне стоит сыр
дуб; под тем сырым дубом сидит святой отец Пафнутий с
тремя братьями и списки... его обретоша двенадцать девиц,
двенадцать сестер Иродовых. Говорит им святой отец: «Куда
вы идете, простоволосые, безпоясые и безобразные?» Гово­
рят ему двенадцать девиц, двенадцать сестер Иродовых: «Ой
еси, святой отец Пафнутий! Посланы мы от Ирода царя в мир
православный тела их трясти и кости их мозжати7». Говорит
им святой отец: «Не пущу я вас в мир православный тела
их трясти и кости их мозжати. Расколю я про вас двенадцать
прутьев железных, и стану я вас наказывать по три зари утрен­
них и по три зари вечерних, каждый раз по тысячи». Отвеча­
ют ему двенадцать девиц, двенадцать сестер Иродовых: «Ой
еси, святой отец Пафнутий! Напиши ты имя свое, как кто в
котором доме имя твое помянет и прочитает, к тому дому не
приступим, к рабу Божию (имярек)». Аминь.
(107) Встану я, раб Божий (имярек), благословясь, пой­
ду, перекрестясь, из дверей в двери, из ворот в вороты, пу-
7 Кости мозжат - болят, ноют, ломят.
J S . 3 тем-дорогой к синему Окиану морю. У этого Окиана моря
стоит древо карколист; на этом древе карколисте висят: Козь­
ма и Демьян, Лука и Павел, великие помощники. Прибегаю к
вам, раб Божий (имярек), прошу, великие помощники, Козь­
ма и Демьян, Лука и Павел, сказать мне: для чего же выхо­
дят из моря Окиана женщины простоволосые, для чего они
по миру ходят, отбывают ото сна, от еды, сосут кровь, тянут
жилы, как червь, точат черную печень, пилами пилят желтые
кости и суставы? Здесь вам не житье, жилище, не прохлади-
ще; ступайте вы в болота, в глубокие озера, за быстрые реки
и темные боры: там для вас кровати поставлены тесовые, пе­
рины пуховые, подушки пересныя; там яства сахарные, на­
питки медовые; там будет вам житье, жилище, прохладище, -
по сей час, по сей день; слово мое, раба Божьяго (имярек),
крепко, крепко, крепко.
(108) Во имя Отца и Сына и Святого Духа. Во святую
Великую Пятницу, когда распяли Жидове Господа наше­
го Иисуса Христа, он же, на кресте вися, дрожал, Жидове
же, окрест стоя, смеялись и говорили: «О чем, Иисус, дро­
жишь?» Иисус же: «Я не о себе дрожу ради немощи студе­
ной, но ради страсти великой». И снова Иисус сам о себе
молясь, ко Отцу обращался: «Отче, молю тебя, дай всем
страсть мою поминающим, молитву эту носящим при себе
от всех трясовиц избавление». Иисус говорит: «Заклинаю
вы, трясовицы, семь сестер дневные и три дневные, и они
все нудя раба Божия (имярек) крестьянская, чтобы есть от
него отошли все отселе не имеете власти ни мучить, пре­
стали бы естя, заклинаю же вас Богом живым. Богом истин­
ным, Богом святым, чтобы ту же отошли от сего раба Божия
(имярек) крестьянского Во имя Отца, и Сына, и Святаго
Духа, аминь». Бежите вы, трясцы, от того раба Божия кре­
стьянского евангелие в новое мя ... Пред вратами галилей­
скими лежал Петр, полон трясц, о милости Божией размыш­
лял, и пришел к нему Иисус и говорил ему: «Отчего, Петр,
W лежишь?» Петр же отвечал: «Господи, полон я трясц». И от­
вечал ему: «Здрав будешь». Восстал же Петр и здрав был от
трясц, и молился Петр Господу: «Господи Иисусе Христе,
молю тебя, дай всем, имя Твое призывающим, епистолию
эту на себе носящим от всех трясовиц: «Иисус Назарянин
Жидовский».
Аще кому будет трясца, то напиши на ледвеях8 человеку
крестом: Родися Бог, прославися Бог, крест водрузися, и са­
тана связася.
А кому будет стрясца, то напиши на яблоце:
#• г* г* г*

Т Ь НОТИ НИКШСКОЯ

(109) Ворожея приходит к больному три раза по зорям,


выводит больного на зарю и, смотря на воду в сосуде, го­
ворит: «Заря заряница, красная девица, избавь раба Божия
(имярек) от матухи, от знобухи, от летучки, от жетучки, от
Марьи Иродовны и от всех двенадцати девиц трясовиц».
Потом старуха крестообразно смахивает хворь со лба, бо­
роды и обеих щек больного, плюя каждый раз на землю, и на­
конец умывает его заговоренною водою.
(110) Мать ты моя, вечерняя звезда, жалуюсь я тебе на
двенадцать девиц, на Иродовых дочерей.
Заговаривают по вечерним зорям; заговор читают триж­
ды, отплевывая после каждого раза в левую сторону со слова­
ми: «Покуда я плюю, до тех пор рабу (имярек) хворать».
(111) Пекут двенадцать пирожков или пряников, идут с
ними на перекресток улицы или в лес, кладут эти пирожки,
завязанные в салфетку, на землю и приговаривают: «Вот вам,
двенадцать сестер, хлеб, соль, полноте меня мучить, отстань­
те от меня».
Кланяются на четыре стороны и уходят так, чтобы никто
не видал.

8 Часть ноги от таза до колена.


(112)
: Берут в правую руку горсть пшена, идут к реке и, по-
вернувшись к ней спиной, говорят: «Лихорадки, вас семьде­
сят семь, нате вам всем». Потом бросают пшено через голову.
(113) Царь Давид загнал Иродовых дочек в гору камен­
ную, запечатав их сургучом. Кто сей сургуч будет камнем по­
минать, то мы ту рабу Божию не будем занимать.
(114) Стану я, раб Божий, благословясь, и пойду, перекре­
стясь; умоюсь ни бело, ни черно, утрусь ни сухо, ни мокро;
умываюсь пресным молоком, утираюсь маковым цветом; пой­
ду я из дверей в дверь, из ворот в ворота; навстречу мне Ти­
хон святой, кланяюсь я Тихону святому: «Возьми ты, батюш-
ко, двенадцать прутов оловянных, железных и бей ты ими
двенадцать Иродовых дочерей, чтоб оне меня не трусили, ко­
стей моих не ломали - отныне и до века».
(115) Святая молитва от Господа Иисуса Христа, Царя
Небеснаго. Сотворил Господь небо и землю, и всю подвсе-
ленную. Протекала река огненная, в той же огненной реке
крестилась сила Господня, Петр и Павел, Михаил архангел,
сам Иисус Христос. Возле их же храма поселился сатана; он
же, Михаил архангел, в тыл ему голову заломил. О, Пресвя­
тая Богородица, закрой раба Божия (имярек) своей пеленой и
нетленной ризой и избавь его от щепоты, от ломоты, от трясе­
ния кумухи, от двенадцати болей и двенадцати кумухов-тря-
суниц: от дауницы9, желуницы10, от нутренной, жилиной, ко­
стяной, мозговой, денной, ночной, полуденной, полуночной,
от утренней и вечерней.
(116) Окаянная сатана, трясовица и огневица, избавшая
мене, раба Божия (имярек); здесь почивают четыре евангели­
ста: Иоанн Богослов, Лука, Марко, Матвий, бессеребренники
чудотворцы Козьма, Демиан, Кирилл, Иона, Пантелей, Ермо-
лай, возьмут тебя, окаянную сатану, трясовицу и огневицу, от
меня, раба Божия, выведут и ввергнут в пещеру огненную и
9 Лихорадка, которая давит.
10 Лихорадка, которая окрашивает лицо желтым цветом.
■>
оградят именем Господним всегда, ныне и присно и во веки
веков. Аминь.
(117) Трясая сатана, тряси злого, черемного, рыжеволосо­

ris
го, беловолосого, отступи и откачнись от раба Божия. Если не
отступишь и не откачнешься, то возьмут тебя, трясую сатану,
Петр и Павел, первоверховные апостолы, и Михаил архангел,

lib
грозный воевода небесных сил, под руки и поведут тебя, тря­
сую сатану, к огненной реке и ввергнут тебя, трясую сатану,

m
в огненную реку до скончания века; аминь, во веки аминь и
во веки веков аминь.

tu
(118) На толстой веревке навязывают 9 узлов и бьют ею
больного, говоря: «Сто возов тебе ягнячьего сена!»

ul
(119) Говорится над липовою корою трижды, не переводя
духа: «От (имярек) раба Божия отстань, лихорадка, и плыви
cc
вдоль по реке».
Потом кладут эту кору под матицу на три дня, и по исходе
/o
их сам больной должен спустить ее на речку и трижды повто­
рить заговор.
m

(120) Читается молитва: «Да воскреснет Бог», а потом сле­


дующее: «Встану я, раб Божий (имярек), благословясь, пой­
co

ду, перекрестясь, йз дверей в двери, из ворот в вороты, под


восточную сторону, в чистое поле, к Окияну морю, на свят
k.

Божий остров. На этом острове лежит Алатр камень, а на


камени стоит Мати Пречистая Богородица, просит и молит
/v

беспрестанно Господа Иисуса Христа об нас грешных (имя­


рек). Прошу и молю, Пречистая Божия Матерь, усердно сво­
s:/

ими горькими слезами: «Заступи обо мне, рабе Божьем (имя­


рек), отгони злую лихоманку за тридевять земель, в тридеся­
tp

тое пустое царство, отгони и отведи от меня, Божья человека


(имярек). Ключ в море, язык во рту».
ht
/ift
От внутренней нутрянки
(опухоли живота)
(121) Читается тридевять раз в бане, и столько же раз па­
рят больного веником. Затем веник выбрасывается в поле на
запад.
Стану я, раба Божия (имярек), отговаривать у раба Божия
(имярек): «Нутряная нутрянка, выйди с раба Божия (имя­
рек), из его белого тела, с его живота. Выйди в чистое поле,
где пустота; там стоят столы дубовы, скатерти браны, питья
медовы, яства сахарны. Тебя в гости звали!»

От грыжи (белой грыжи или хомута)


(122) Произносится трижды и за каждым разом
трижды сплевывается.
Бабушка Соломония мыла, парила раба Божия (имярек), в
парной бане, заедала, загрызала и заговаривала грыжныя гры­
жи у раба Божия (имярек) в становой кости, в пуповой жилы,
в руках и ногах, заноготныя и чишальныя грыжи; не троньте
и не грызите раба Божия (имярек) ни в день, ни в нощь, ни в
утреню зарю, ни в вечерню, ни на нову, ни на ветху и ни на
перекрою месяцу. Пойдите, грыжи, из сеньцей воротми, из
байни дверьми, в чистое поле. В чистом поле есть сер камень1,
грызите, грыжи, серый камень. Во веки веков, аминь.
(123) Стану я, раб Божий, благословясь, пойду, перекре­
стясь из избы дверьми, из двора воротами, во чисто поле пу­
тем дорогою, по край синя моря. В синем море есть святой
Божий остров; на святом Божьем острове святая Божья цер­
ковь; в той святой Божьей церкви есть престол Господень, на
том престоле Господне есть священномученик Христов Ан-
типа, исцелитель зубной, и бессребренники Христовы Козь­
ма и Дамиан. «Исцелите скорбь и болезнь зубную и грыжу
J > 3 белую». И речет священномученик Христов Антипа: «Есть в
той Божьей церкви Адамово тело, не слышит Адамово тело
звону колокольнева, пения церковнаго, в белом теле ходя­
чей грыжи». И отвещает мертвое тело Адамово: «Я не слышу
звону колокольнева, пенья церковнаго, в белом теле ходячей
грыжи, тильной, жильной, пуповой, суставной, становой, под­
кожной, ушной, глазной, зубной». Так же раб Божий (имярек)
не слышал бы в себе в белом теле ходячей грыжи, отныне и
до века, век по веку веков. Аминь.
(124) В чистом поле стоит сырой дуб, и в том сыром
дубе железный муж, и того железнаго мужа не можно на­
поить и накормить ни хлебом, ни солью, никакими овоща­
ми, а накормить того железнаго мужа из жива человека с
сердца грыжею, из-под грудей грыжею, из пупа грыжею; к
томуж в синем море Окиане белой камень, и от того белаго
камня выходит красная девица и приходит к тому рабу Бо­
жию (имярек), и вынимает у того раба Божия с пупа грыжу,
с сердца грыжу, из-под пупа грыжу, и покладывает на шел­
ковую ленту, и сносит к сырому дубу, к железному мужу, и
тот железный муж поедает и пожирает у того раба Божия с
сердца грыжу, из-под грудей грыжу, из пупа грыжу, и тем
железный муж сыт пребывает.
(125) Читать трижды и при каждом разе укусить
больное место.
Крыса ты грыза, боровая ты грыза, грызи ты, грыза, пенья,
коренья и серое каменье. И поди ты, грыза, во чисто поле гу­
лять; там ты разгуляйся, там ты разъиграйся от раба Божия
(имярек) во веки веков.
(126) Умели родить, умели ходить. Не скорбия недуги ухо­
дила: светлым месяцем просвещаюсь, замком замыкаюсь, из
аминимя, аминь. Зародился один, укрепился один; враг сата­
на, откачнись от раба (имярек) за три двери, за четыре замка,
и замкни все болезни за три двери, за четыре замка, аминь.
LV
v (127) Стану я, бдагословясь, и пойду, перекрестясь, на
Океан море, на нем плавает гоголь морской, он не имеет ни
синей, ни красной опухоли, ни хомута; там ползет рак мор­
ской, он не имеет ни синей, ни красной опухоли, ни хомута;
там лежит мертвец, он не имеет ни синей, ни красной опухо­
ли, ни хомута; сидит петух, он не имеет ни синей, ни красной
опухоли, ни хомута.
(128) Господи Боже, благослови! Стану я, раб Божий
(имярек), благословясь, пойду, перекрестясь, из избы дверь­
ми, из двора воротами, пойду в чистое поле. Есть в чистом
поле Окиян море, и есть на Окияне море белый камень, и
есть под белым каменем щука золотая - и перье золотое, и
кости золотью, и зубы золотые. И прийди, щука, к рабу Бо­
жию (имярек), и выгрызи у раба Божия (имярек) своими зо­
лотыми зубами грыжу ветрянную, грыжу напущенную, грыжу
жильную, грыжу костяную, сосцовую грыжу, красную грыжу,
мокрую грыжу, от отца грыжу, от матери грыжу всякую бы­
вающую; и спустись, грыжа, к поясу и выйди мочею и шуля-
тами на дресвян камень, и поживи три часа денных, и пойди,
грыжа, с дресвяна камени на пустое место, в темное место,
где солнце не огревает, где люди не ходят и не бывают, где
птицы не летают, где звери не заходят; и пойди, грыжа, за бы­
стрый реки, и пойди, грыжа, за гремучие ручьи, и когда буде
Христово второе пришествие, обратись, грыжа, вспять! Тем
словам во веки веков, аминь.
Говорить на теплую воду, обданную на дресве.
(129) Как старой няньке детей не нашивать, так у раба
(имярек) грыжи не было.

От плотской немощи
(130) Встану я, раб Божий (имярек), благословясь, и пой­
ду, перекрестясь, в чистое поле под красное солнце, под млад
светел месец, под частые звезды, мимо Болотовых костей мо-
гл
м*
w гила. Как Болотовы кости ни топнуть, не гнутся, не ломятся,
так бы у меня, раба Божия (имярек), фирс не гнулся, не ло­
мился против женской плоти и хоть и против памятных ко­
стей. И возьму я, раб Божий (имярек), свой черленой вяз и
пойду я в чистое поле, ажно идет в чистом поле встречу бык
третьяк, заломя голову, смотрится на небесную высоту, на
луну и на колесницу. И подойду я, раб Божий (имярек) с сво­
им черленым вязом и ударю я быка третьяка по рогу своим
черленым вязом, и как тот рог ни гнется, ни ломится от мое­
го вязу, так бы и у меня, раба Божия (имярек) фирс не гнул­
ся, не ломился против женской плоти и хоть и против памят­
ных костей отныне и до веку.

От Сибирки (сибирской язвы)


(131) Волдырь прокалывают иглой или шилом и при­
кладывают к больному месту мазь из козьего сала, коно­
пляного и деревянного масла, еловой и севской смолы -
всего по 2 золотника; смесь эту разогревают на сковороде,
и когда она совсем распустится, ставят сковороду на стол,
мешают палочкой и двадцать семь раз читают следующее:
«Во имя Отца, и Сына, и Святаго Духа, и ныне, и присно
и во веки веков, аминь. Раб Божий (имярек), есть в теле
твоем вострополицкая язва; нет в теле твоем ни грома, ни
мланья, ни древа вбиенна; в туче вода, во гневе земля, в
руках трясовица, меж ногами ветр. Вот моя молитва, ключ
и замок».
Во время чтения произносящий трижды дует на мазь и
плюет в сторону; дает внутрь кислое молоко с камфарой,
острой водкой, нашатырем и пр.
(132) Взять одну косушку водки, положить в нее два зо­
лотника нашатыря, проговорить над этим «Отче наш» и затем
следующее: «Во имя Отца, и Сына, и Святаго Духа, аминь.
Неополимая Мати Божия Купина, Пресвятая Богородица, не
OP"
пали Ты своим пламенем, Господним Духом; укрой, утеши от
огня и от пламя, от сибирки и от опуху, от бишихи и от бро-
су, от ломоты и от колотья, и от миритлицкия болезни, и от
всех недуг. Укрой, Господи, защити от всех недуг своей ру­
кой, чистой пеленой и нетленной ризой. Дунь, Господи, рабу
Божьему (имярек) в белое ему тело, в ретивое ему сердце, в
горячую кровь, в желтую кость. Во имя Отца, и Сына, и Свя-
таго Духа, аминь». (Трижды.)

От вереда, чирья или болетопа


(133) Взять в чашку сливок и говорить над ними следую­
щее: «Раб Божий (имярек) встал, благословясь, и пошел, пе­
рекрестясь, из избы дверьми, со двора воротьми, вышел в чи­
стое поле. Есть в чистом поле сухая шалга11; на той шалге
трава не растет, и цветы не цветут; а так же у раба Божия
(имярек) не было бы ни чирия, ни вереда, ни баенной нечи­
сти. Очищается раб (имярек). Во имя Отца, и Сына, и Свята-
го Духа, аминь.
Затем мажут трижды больное место сливками.
(134) Очертить средним пальцем правой руки сук у двери
или оконного косяка, приговаривая: «Как сохнет и высыхает
сук, так сохни и высыхай, болетоп; от перста нет огня, от чи­
рья ни ядра».
(135) Обведя трижды чирий углем или безымянным паль­
цем и крепко прижав его, нужно произнести: «Ни от каме-
ня плоду, ни от чирия руды, ни от пупыша головы, умри,
пропади!»
После того надо бросить уголь на опашку, приговаривая:
«Откуда пришел, туда и пойди».
Здоровье и волезни

подкожных нарывов
(136) Е сли в теле сделается под кожею жировой шарик,
называемый «навьею костью», то нужно подстеречь, когда два
человека будут ехать на одной лошади верхом и сказать им:
«Вас двое, возьмите к себе третью - навью кость».

От коросты или шелудей


(137) Во время полноводья, когда пойдет лес, взять ло­
моть хлеба, крепко посолить его и бросить в воду, произнося:
«Хлеб, соль честная, плыви, куда хочешь, тебе добрый путь, а
мне оставь доброе здоровье!»

От руды или крови


(от поруба, пореза, кровавой раны)
(138) Лягу я, раб Божий (имярек), помолюсь, перекре­
стясь, умоюсь святой водой, утренней росой, утрусь белым
тканым полотенцем; пойду я, раб Божий (имярек), из избы
дворами, с двора воротами, на улицу Сионску взирающ,
крестом себя ограждающ; погляжу я, раб Божий (имярек),
в чистое поле, в зеленое поле, около моря; в чистом поле,
в зеленом окоморьи стоит златая святая лестница, и с той
возрачно по святой лестнице шел Божий ангел Михаил ар­
хангел; и пойду я, раб Божий (имярек), помолюся и покло­
нюсь: «Батюшка Божий ангел, Михаил архангел, заговори
мне тело белое, закрепи крепче стали и булату, красной
меди и укладу, крепче свицкаго железа и немецкаго, креп­
че тугого лука, каленой стрелы, и подпояшь златым своим
святым поясом, и запри, и замкни в тридевять замков и
в тридевять ключей». И рече ему, рабу своему (имярек):
«Поди ты на путь, на дорогу, на пути, на дороге стоит свя-
> 3 тая апостольская соборная церковь; в той соборной апо­
стольской церкви на престоле стоит Заступница Мати Бо­
жия, Пресвятая Владычица Богородица; поди, раб Божий,
помолись и поклонись». При сем раб Божий (имярек) по­
молился и поклонился: «Заступница матушка, Пресвятая
Владычица Богородица, заговори мое тело белое и закрепи
крепче стали и булату, крепче меди и укладу, крепче свиц-
каго железа и немецкаго, крепче тугого луку, каленой стре­
лы, и подпояшь златым своим поясом, и запри, и замкни
в тридевять ключей». И рече ему, рабу своему (имярек):
«Поди ты, раб Божий, на путь, на дорогу; на пути, на до­
роге стоит апостольская соборная церковь; в той соборной
апостольской церкви на престоле стоит сам Господь Сын
Божий Иисус Христос, подойди и поклонись: «Батюшка ис­
тинный Христос сын Божий, заговори мое тело белое, за­
крепи крепче стали и булату, крепче меди и укладу, крепче
свицкаго железа и немецкаго, крепче тугаго луку и каленой
стрелы, и подпояшь златым своим поясом, и запри, и замк­
ни в тридевять замков и в тридевять ключей». И рече ему,
рабу Божию (имярек) своему, Господь наш Иисус Христос
сын Божий: «Заговорю твое тело белое, и закреплю крепче
стали и булату, крепче меди и укладу, крепче свицкаго же­
леза и немецкаго, крепче тугаго луку и каленой стрелы, и
подпояшу святым своим поясом, и запру, и замкну в три-
девять замков и тридевять ключей, и пущу ключи в Окиан
море; и взяла их щука; как щуку в море не поймать, так
и тебя, раба Божия, не отмыкать; а кто сей ключ достанет,
тот тебя, раба Божия, отомкнет. На синем море, на боль­
шом камне сидит стратим-птица, а как стратим-птицы по­
коряются, как и льву звери все покоряются, так бы и тебе
все покорятся, покоряются други и недруги, покорялися,
что ты говоришь, тебя бы слушали и твою волю творили».
Во имя Отца, и Сына, и Святаго Духа. Аминь.
(139) печи Христовой, от Спасовой руки, Б ого-1
Клю ч: О т
родицын замок во гробе во Иерусалиме в трех листах печат­
ных, у Фомы да Еремы, у Христовых мучеников, которые за
нас Богу молятся. Прочьте, дьяволи, неприятная сила! Стану
я, раб Божий (имярек), благословесь, пойду из дверей во две­
ри, в восточную сторону; стоит в восточной стороне соборная
церковь; в той же церкви злат престол; на том престоле сидит
Мать Пресвятая Богородица. Я пойду, ей помолюсь и покло­
нюсь: «Дай ты. Мать Пресвята Богородица, золоту иголку да
шелкову нитку тело зашить и руду укрепить». Как от утки
молока и от камня крови, - чтоб у (имярек), раба Божия, не
было ни крови, ни руды.
Замок: у меня, раба Божия, в роте вода, в небе вода и в
море вода. Укрепи, Господи, хиткими словами и крепкими
замками. Аминь.
Замок читается про себя.
(140) Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй нас!
Стану я, раб Божий, благословясь, пойду, перекрестясь, из
избы дверьми, из ворот воротами, стану на восток лицем, на
запад крестцом. Сидит девица душа красная, Пресвятая Бо­
городица, в трои золотыя пяла шьет: шелкова нитка, золота
иголка. Зашей у меня, раба Божия (имярек), кровавую рану,
чтобы не шипела и не болела - в новый месяц, и в полный
месяц, в ветху месяц, и в самые меженные дни, и во веки ве­
ков. Аминь.
(141) Аминь. На мори на Окияне, на острове на Буяне ле­
жит камень; на том камне сидела Пресвятая Богородице, дер­
жала в руке иглу золотую; вдевала нитку шолковую, зашивала
рану кровавую; тебе, рана, на болеть и тебе, кровь, не бежать;
аминь.
(142) На море на Окияне, на высоком на Буяне стоит
тут сыр дуб; под тем сырым дубом стоит гробница; на той
на гробнице сидит красна девица; шьет шелком, вышива­
ет, золотыми булавками накалывает, о порезанную рану за-
оваривает;
ГОВ£ г не я ее заговариваю, заговаривает сам Иисус
Христос, со Матерью Пресвятою Богородицей и с семьюде­
сятью апостолами. Лежит утка да камень; нет у камня яиц,
нет у утки молока. Тебе замок в море, тебе ключ в роте.
Ты, тело, держись, а ты, рана, крепись, а ты, руда, уймись.
Во веки веков, аминь. Во веки веков, аминь. Во веки ве­
ков, аминь.
(143) На мори на Кияни, на острови на Буяне, на камне
на высоком стоит гробница, в гробнице лежит красная деви­
ца; ты встань, восстань, красная девушка, возьми иглу лине-
вую, ты вздень нитку шелковую, зашей рану кровавую; аминь,
аминь, аминь.
(144) На море на Окияне, на острове Буяне лежит бел го­
рюч камень. На сем камне стоит изба таволоженная, стоит
стол престольный. На сем столе сидит красна девица. Не де­
вица сие есть, а Мать Пресвятая Богородица. Шьет она, вы­
шивает золотой иглой, ниткой шелковою. Нитка, оборвись,
кровь, запекись, чтоб крови не хаживати, а тебе телу не ба-
ли-вати. Сему делу аминь, аминь, аминь.
(145) Говорится трижды: «Есть море Окиян, на том море
Окияне стоит остров, на том острове воздвигнута церковь
папы римскаго, в том храме святая девица держит у себя
разныя иглы и шелковую нитку, зашивает она рану кро­
вавую и ране болеть, и крови идти заповедает, и ничем не
прикасается».
(146) На море на Океане, на острове на Буяне сидит деви­
ца. Она шьет, пошивает, золотые ковры вышивает не ниткою,
шелком; шелковинка оборвется, и кровь уймется.
(147) Трижды читать над раной.
Из-за тридевять сот земель, из-за тридевять сот людей вы­
ходила красная девица, выносила иглу с шелковою ниткою
и зашивала у раба Божия (имярек) кровавую рану, чтоб той
кровавой ране не баливать, крови, руды не хаживать, отныне
и до веку, и во веки веков; аминь.
(148) Шел Господь с небес со вострым копием; ручьи,
протоки запирает, руду унимает стрельную, ручебную, ноже­
вую, топоровую. Выйду я в чисто поле, на чистое море. На

ris
чистом море чистый камень, на чистом камне стоит дуб кря-
ковистый, под тем дубом кряковистым сидит твердая красная
девица, самоцветные шелки мотает, раны зашивает, руду уни­

lib
мает - не своими, Господа мудростями, твоими. Господи, мо­
литвами. На земле камень не растет, у раба Божия (имярек)

m
руда не идет; крепче крепкаго камене, место ключа и замка,
руду прикладывает; вода не канет, руда не канет. Аминь.

tu
(149) Ворожея прикасается рукою к месту, из которого те­
чет кровь, и говорит: «Во имя Отца, и Сына, и Святаго Духа,

ul
аминь. На море на Окияне, на острове на Кургане стоит бе­
лая береза, вниз ветвями, вверх кореньями; на той на березе
cc
Мать Пресвятая Богородица шелковыя нитки мотает, крова­
вый раны зашивает; нитка оторвалась, руда унялась. Во имя
/o
Отца, и Сына, и Святаго Духа; аминь».
Потом ворожея дует на рану трижды и прикладывает
m

меди, чтобы рана не опухла.


(150) Стану я, раб Божий, благословясь, пойду, пере­
co

крестясь, из избы в двери, из ворот в ворота, в восток, в


востошну сторону; в востошной стороне есть синее море
k.

Окиян; на Окиян море святой Божий остров; на том остро­


ве лежит бел Латырь камень; на том камне стоит святая
/v

церковь; в той святой апостольской церкви стоит золотой


престол; на том золотом пристоле сидит Матерь Божия с
s:/

двумя сестрицами, прядет и сучит шелковую кудельку. Я


ей, раб Божий, покорюся и помолюся: «Мати Божия, П ре­
tp

святая Дева Мария и с двумя сестрицами, бери Ты толко­


вую нитку и булатную иголку, зашей и запри, и уйми, и
ht

зажми порез ну ю рану и посечную рану!» Как нет из Латы-


ря камня воды ни капли, так же бы у раба Божия не было
рубы и краски. Как во граде Иерусалиме лежат святыя
мощи на правом крылосе, не знают оне никакой болезни;
О Т?-
> 3 како Жидовья Иисуса Христа распяли, и Он не знал боли,
тако же бы раб Божий не знал никакой боли, ни щипоты,
ни ломоты, ни опуху, ни отягу. Будьте, мои слова, крепки
и лепки, крепче булату, плотней укладу. Шелк не рвется,
булат не гнется, уклад не ломается, камень не распадается.
Земля - замок, ключ - небо.
(151) Проговорив раз, дунуть и плюнуть, и затем дважды
повторить: «На море на Окияне, на острове на Буяне стоит
светлица, во светлице три девицы: первая иголочки держит,
другая девица ниточки делает, а третья девица кровавую рану
зашивает. Ты, конь, рыж, ты, кровь, не брыжь; ты конь кар, а
ты, кровь, не кань».
(152) Благослови меня, Господи, руду заговаривать и ло­
моту. На море на Окияне, на острове на Буяне сидит баба на
камне, у бабы три дочери: первая с огнем, вторая с полымем,
третья руду заговаривает и ломоту. Маушка Пресвятая Бого­
родица своими духами обдувает; как царь Адцей крепок, так
и заговор мой крепок. Аминь.
(153) Святый Боже, святый крепкий, святый бессмертный,
помилуй нас, Боже. Летит ворон через синее море, несет в
зубах иглу, в игле шелкова нитка, коею будет зашивать кро­
вавую рану раба Божия (имярек) от кщенаго, пораженного,
молитвеннаго, от тридевять жил, от тридевять пажилков, от
тридевять суставов, от тридевять суставчиков. Едет мужик
Анигкан, говорит он: «Как слюна моя не канет, так руда у
(имярек) не канет».
(154) Встану я, благословясь, лягу я, перекрестясь, и
лягу во чисто поле, во зеленое: стану благословясь, пойду,
перекрестясь, в чисто поле, во зеленое поморье, погляжу на
восточную сторону: с правой, со восточной стороны летят
три врана, три брательника, несут трои золоты ключи, трои
золоты замки. Запирали они, замыкали они воды и реки, и
синия моря, ключи и родники; заперли они, замкнули они
раны кровавыя, кровь горючую. Как из неба синяго дождь
ам * ^ -
w не канет, так бы у раба Божьяго (имярек) кровь не канула.
Аминь.
(155) Шла баба по ричке, вела быка по нитке; нитка
порвалась, кровь унялась. Стану я на камень, кровь моя не
канет; стану на кирпич, кровь, запекись.
(156) Баба шла по дороге, собаку вела за собой; баба пала,
собака пропала; руда, стань, больше не кань.
(157) С гуся канет вода, с потолка руда. Идет мужик стар,
конь бежит кар, а ты, кровь, не кань. Заклинаю приговором у
раба Божия (имярек).
(158) Едет кузнец на море на карей лошади; лошадь ка­
рая, кровь стала. Кровь-яровица, красная девица, поиграла,
пошутила, на белом камушку; нитка, оборвися; кровь у раба
Божия (имярек) уймися!
(159) Лягу, благословясь, стану, перекрестясь; выйду из
дверей в двери из ворот в ворота, погляжу в чистое поле:
едет из чистаго поля богатырь, везет вострую саблю на пле­
че, секёт и рубит он по мертвому телу: «Не тече ни кровь, ни
руда из этаго мертваго тела».
Сказать трижды шепотом и после каждого разу сплюнуть.
(160) На море на Океане океанский царь, под ним конь
карь; ты, кровь, не капь, по сей день, по сей час, по мой уго­
вор, по мой приговор, во веки веков, аминь.
(161) Стану я, раб Божий (имярек), благословясь, пойду,
перекрестясь. Есть во святом море лежит Латырь камень; на
том камню стоит Иоанн Креститель, подпершись железным по­
сохом и уговаривает у раба Божия (имярек) кровавую рану, по­
сеченную, порезанную; и уговаривает в белом теле щимоту и в
костях ломоту; и уговаривает у раба Божия (имярек) семьдесят
жил, станивых три жилы; уговаривает и замыкает ключем Бо­
жиим. Во имя Отца, и Сына, и Святаго Духа, аминь.
Говорится трижды.
(162) Обвести рану трижды указательным пальцем и про-
говорить: «Встань на камень, кровь не канет; стань на железо,
кровь не полезет; встань на песок, кровь не течет».
(163) Вставши, Христос ступил на трость; трость изломи­
лась, кровь утаилась.
(164) Как захочешь кого резать, говори: «Как мертвый че­
ловек не слышит раны на себе, как секут и режут, - так бы не
слышал раб Божий (имярек) раны на собе и железа моего на
себе, как начну резать раба Божия (имярек)».
Да деревце на земли возьми, да в рот дай держати, как ре-
зати уч-нешь; а сам глаголи: «Ни из камени воды, ни из мерт-
ваго, раба Божия (имярек), крови не будет».
(165) Не от папаротнаго цвету, не от камени воды, от
меня, от раба Божия, ни крови, ни руды; но я тебя сделал, -
мать и отец, и прохожий молодец; не жалься на меня, а жаль­
ся на матерь, на отца и на прохожаго молодца.
Сказать трижды.
(166) Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй
нас. Аминь. Стану я, раб Божий, благословясь, пойду, пе­
рекрестясь, из избы во двери, из двора в ворота, в чистое
поле в восток, в восточную сторону под красное солнце, под
млад месяц, под частыя звезды, под утреннюю зорю, к Оки-
ану морю; у Окиана моря, на крутом берегу лежит Латырь
камень, на Латыре камне церковь соборная, в церкви собор­
ной злат престол, на злате престоле сидит бабушка Соло-
мония, Христа повивала, шепоты, ломоты унимала, садести
и болезни, порезы и посеки, от удару и от укладу и булату
унимала и запирала. Как из Латыря камня ни воды, такожде
из раба Божия ни руды, ни садести, ни болезни, из курицы
ни молока, из петуха ни яйца, не из раба Божия (имярек) ни
руды; как Илья пророк иссушил реки, источники, такожде
бы у раба Божия (имярек) твердо утвердились... Руда, за­
ключись в море; ключи на небесах, замки достану, эти клю­
чи и замки святыми молитвами запру и укреплю посеки и
Здоровье и бо лезн и

(g *удары,
* ----------------------- -
во веки веков, аминь. Дерно, дернись, рана,
'
вместо
жмись, не от кости руды, не от камени воды; стань, кровь,
запекись гуще густого клею. Во имя Отца, и Сына, и Свята-
го Духа. Аминь, аминь, аминь.
(167) По прочтении следующего, нашептывающий при-
грызает больному руку:
На море на Окияне, на острове на Буяне лежит горюч
камень. На белом горюч камне бабушка Салманида Христа
Бога повивает, на белы руки принимает, рабу Божью (имя­
рек) пригрызает.
(168) Пристани, Господи, к доброму сему делу, снятый
Петр и Павел, Михаиле архангел, ангелы Христовы, рабу Бо­
жию (имярек); сбасалися, сцепалися две высоты вместо; сты-
кася, сростася тело с телом, кость с костью, жила с жилою;
запечатал сам Христос во всяком человеке печать; запеки ту
рану у раба Божия (имярек), в три дни и в три часы, ни боли,
ни сверби, без крови, без раны, во веки, аминь.
(169) Трижды сказать и плюнуть на рану.
Во имя Отца, и Сына, и Святаго Духа. Жиды Христа рас­
пинали, на крест расковали, в руки, ноги гвозье колотили,
в ретивое сердце железом кололи. Как у истинна Христа не
была кровавая рана и щипота, и ломота, и опухоль, и как печь
топится, и из печи пламя пашет, - так бы у меня, раба Божия
(имярек), кровь и рана утихала и переставала, и во веки ве­
ков, аминь.
(170) Когда у кого кровь потечет носом, шепчи, глядя в
очи ему, речи сие: «Во дни Ахава царя не бысть дождя на
землю три годины и шесть месяц, земля же измедела, небеса
ожелезнеша, источницы замыкашася, - и ты, кровь, стани, а
не кани».
(171) Когда кровь потечет из носа или из раны, перекре­
сти ножом трижды рану и глаголи сие: «Господь Бог, прия
в ребра своя, и якоже он не устрашися, и язвы разжеся, и
a r ^
•S 4
усше, яко ложный прут, увяде, Во имя Отца, и Сына, и Свя-
таго Духа, ныне и присно и во веки веков, аминь».
(172) Чтобы кровь унять, когда рана сеченая или колотая,
говори на рану: «Буй враг окаянный, не садися на моем на бе­
лом теле; быти тебе убитому, окаянный дьявол. Кровь горю­
чая, разлейся в моем белом теле на все на четыре стороны».
Сими словами и от раны себя можно заговорить от всякой.

От укушения бешеной собакой


(173) Царь Хлеб, не я тебе наговариваю, отговариваю от
всякаго гада, от скверной нечистоты, от шальной собаки (та­
кой-то шерсти); наговариваю, отговариваю (имярек) из ко­
стей, из мощей, из жил, из поджилков, из состава, из полусо-
става, из буйной головы, из реберной кости, из горючей кро­
ви, из тощего живота, из дробных кишок. На море Окияне,
на поле сеяне, на высоком кургане стоит дом железный, мед-
ныя вереи, серебряные ворота, золотые замки, замкам не от­
мыкаться, шали не отрыгаться.

От ужаления змеей, ужом, козюлькой


и проч.
(174) Десять раз прочесть молитву «Отче наш», а потом
следующее: «На море на Окиане, на острове на Буяне стоит
дуб, под тем дубом ракитовый куст, под тем кустом лежит бел
камень, на том камне лежит рунцо, под тем рунцом лежит
змея скорпея. Есть у ней сестры Марья, Марина и Катерина.
И мы вам помолимся, на все четыре стороны поклонимся:
«Утишите свою лихость от раба Божия (имярек)».
Наговорить на воде или на соли и брызгать в лицо или
морду животного.
w (175) На море на Окиане, на реке на Ордане стоит раки­
та, под тою ракитою лежит борона, под тою бороною лежит
баранье черное руно; под тем бараньим чорным руном лежат
три змеи: первая змея Марея, а другая Наталея, а третья змея
медяница скороспея. Ты, змея медяница скороспея, выни­
май свое жало поскорея от раба Божия (имярек); а кады не
вымешь своего жала поскорея, возьму я калену стрелу, пойду
к Иисусу Христу и сам тебя застрелю. Не я говорю, не я вы­
говариваю; выговаривая, отговаривая сама Божья Матушка,
Пресвятая Богородица, со всем своим собором, с Миколаем
Угодником, великим помощником, и с небесным воеводою.
(176) На море на Окиане, на острове на Буяне стоит ли­
повый куст, у липового куста лежит черная руна, под черной
руной лежит змея скоропея, укрывши от частых звезд, от яс-
наго месяца, от светлаго солнца. Ты, змея Ирина, ты, змея
Катерина, ты, змея полевая, ты, змея луговая, ты, змея бо­
лотная, ты, змея подколодная, собирайтесь укруг и говорите
удруг; вынимайте нечистый ад, от сустав, от полусустав, от
жил, от полужил, от полупожилков, от тридевять суставов, от
тридевять полусуставов, от тридевять полуподжилков, от чер­
ной шерсти, от белаго тела, от чистой крови, от чистаго серд­
ца, от буйной головы.
Потом прочесть: «Да воскреснет Бог», «Отче наш» и
«Богородице».
(177) На море, на острове лежит куча елового дору, в
этом во дору лежит руно черного барана, в этом руне сви­
то гнездо, в этом гнезде лежит змея шкуропея (вар. шкура
пега). Матушка змея шкуропея, вынь свой ярый яд из костей,
из мощей; наговариваю, отговариваю раб Божий (имярек) из
костей, из мощей, из жил, из поджилков, из состава, из по-
лусостава, из буйной головы, из реберной кости, из горючей
крови, из тощего живота, из дробных кишок. Матушка змея
шкуропея, вынимай своих деток: колодныя, болотныя, лесо-
выя, летучия, ползучия, боровыя, подможныя, подконечныя,
ар*
' • З переярец; не уймешь своих деток, пойду царя Давида просить
все пропасти его сократить, все недуги исцелить и нечистую
силу змеи отвратить.
(178) Господи Иисусе Христе, Боже наш, помилуй нас. На
море на Окияне, на острове на Буяне, тут лежал бел камень.
На этом камне сидит змея скорпея. «Эй же ты, змея скорпея,
я пришел к тебе с нуждою». «С какою?» «Найди ту змею, кая
укусила раба Божия (имярек)». «Я, говорит, не пойду». «А я
тебя громом убью». «Я от грома спрячусь в землю». «А я на­
сыплю тебе в уши лютаго зелья». И пошла змея скоропея по
чистым полям и по шелковым травам, по пням, по изгородям
и по гнилым колодам, и по дрязгам, и нашла ту змею, кая
укусила раба Божия (имярек) и говорит ей: «Вынь из этого
раба три жала, чтоб у него не болело и не пухло, и не ломи­
ло». Господи Иисусе Христе, Боже наш, помилуй нас. Аминь.
Наговаривают на хлебе, которым трут больное место.
(179) Прикладывают к ране траву придорожник и при том
произносят следующее: «На море на Окияне, на острове на
Буяне лежит бел горюч камень Алатырь; на том камне сви­
то гнездо золотое, в том гнезде лежит царица Елица. Царица
Елица, вынь зуб и жала из раба (имярек). Разлобь телеса, ра­
зорвись телеса. Слово мое крепко, ключ на море, якорь в без­
дне. Аминь, над аминем аминь».
(180) Сельская бабка кидает в воду соль и, зажегши перед
образом свечу, читает над водою следующее: «Во имя Отца, и
Сына, и Святаго Духа, аминь. На море на Окиане, не острове
Кургане стоит сыр дуб, под тем дубом стоит кровать, на той
кровати лежит девица, змеина сестрица. Я к ней прихожу, жа­
лобу приношу на казюлей, на ужей, что «твои пилаты съели
мою скотину, а если ты их не будешь унимать, я буду жало­
ваться на тебя Николаю Угоднику и Николаю Солынскому».
«Нет, не жалься, раб Божий, я сама буду их унимать, недуги
выгонять из жил, из костей, из накостей, из внутренняго жи-
ГЛ
g *вота и из горячей крови; напишу на воде надпись, пошдютые
отые
воду русому человеку (имярек). Аминь».
Потом бабка брызжет наговоренною водою больного и
приказывает пить ее.
(181) Наговаривают на скипидар, рыбий жир или
творог.
Стану я, раб Божий (имярек), поутру раненько, обуюся
гладенько, умоюся беленько, Богу помолюся; пойду я, раб Бо­
жий, из избы дверьми благословясь, из двора в вороты, пе­
рекрестясь, под утреннюю зорю, к Океану морю. На Океане
море лежит Златырь камень, на Златыре камне стоит собор-
на церква, в той церкве соборней стоит престол, а за престо­
лом стоят триста коней железных и триста мужей железных.
Приду я, помолюсь, поклонюсь и покучусь: «Во еси вы, три­
ста коней железных и триста мужей железных, берите вы по
луку железному и по триста стрел железных, гоните вы скоро
наскоро и стреляйте черной коровушке матушке в вымя, во
ужево жало и во змеина». Как матушка земля стоит на трех
кедрах, не тряхнется и не ворохнется, - так стой, ужево жало
и змеино, не тряхнись и не ворохнись. Аминь.
Ужаленное место обводят безымянным пальцем, а потом
мажут наговоренным жиром или прикладывают к нему тво­
рог, что и вытягивает яд.
(182) На море на Окиане, на реке на Ордане стоит дуб,
на том дубе сорок гнезд. Сам Саватей, сударыня Хевра! И
ты, Хевра, не ляжи лес по стрехам и по вертепам, по до­
линам и по полям, и по межам, и по степям, и по лугам, и
по морям, и по рекам, и по окопам, и по дорогам, и по до­
мам, и по ручьям. Лютаго сзывати и виннаго искати, и лю­
тое жало вы-нимати от раба Божья (имярек). Не я говорю,
не я выговариваю; выговаривая, отговаривая сама Божья
Матушка, Пресвятая Богородица, со всем своим собором,
с Миколаем Угодником, великим помощником, и с небес­
ным воеводою.
Должно
:
произносить до заката солнца. Заговор может
быть передан только младшему, а не то передающий лишает­
ся способности лечить.
(183) Говорить 27 раз.
Во морском озере, во святом колодце черпаю я воду, отго­
вариваю, приговариваю от той от лютой от медяницы, от зо­
лотой головы. Ты, змей лютый, золотая голова, выкинь свою
жалу от рабы Божией (имярек), от живота, от сердца, от тре­
тьей жилы, от третьяго пожилка, от третьяго сустава, от тре-
тьяго суставчика.
(184) Читается трижды над укушенным местом,
которое трижды натирается осиновою корою и за­
тем трижды обмывается водою из росы, собираемой
в Иванову ночь. Стану я, раба Божия (имярек), отгова­
ривать укушенное место у раба (имярек), заговаривать;
гад подколодный, гад подземельный, возьми свою ярь, а не
возьмешь свою ярь, не пустит тя ни пень, ни колода, ни
ракитова порода; а возьмешь свою ярь, пустит тя и пень, и
колода, и ракитова порода; и опечет тя красно солнышко,
и освятит тя светлый месяц, часты звездочки, и обмоет тя
утряна роса!
(185) Читается трижды над осиновою корою, и при
каждом разе натирается ею укушенное место.
«Шереса, росица, шересперь, поди-ка сюда! Отчего это
стало?» «Стало это от таля, червя землянаго». Ой же ты, таль,
возьми свою ять; а не возьмешь свою ять, не пустит тя ни
вода, ни земля, ни пень, ни колода и не липовый куст; а возь­
мешь свою ять, примет тя и вода, и земля, и липовый куст!
(186) Говорится трижды над сырой осиновой корой,
которой и натирается потом рана.
Из моря, из-за горы, из белокаменной пещеры выходила
широкоперая змея, выносила трои клещи железныя и выни­
мала жало от чернаго гада, от пестрой гадницы, от медяницы,
от веретенницы, от яраго ярца и переярца.
--------------------------------------------------------------------------------
J w (187) Очертив пальцем со слюной укушенное место, го-
ворят: «Лютая змея, у тебя дом в пещере, у раба же Божия
(имярек) в деревне; тебе, лютой змее, до моря далеко, а рабу

ris
Божиему (имярек) до неба высоко; тебе, лютой змее, каленый
уголь в зубы, а раба Божия тело белое, не боли и не пухни,
отныне и до века».

lib
(188) Лютая змея, лютоедица, за что ты рабу Божию (имя­
рек) ела? У тебя во рту капли воды нет, а у меня море во рту.

m
Проговоря, дуют и плюют трижды на укушенное место.
(189) Раб Божий (имярек), отдую и отговорю от змеи

tu
скорпеи. Ты, змея скорпея, беззаконная тварь, почему чрез
Христовы заповеди ступаешь? Почему ты раба (имярек) за

ul
пяты кусаешь? Не велит тебе Христос за пяты кусать. Пойдем
мы ко Христу на суд. Кого на суде осудят, тому на суде и уме­
cc
реть. Аминь. По амине сам Иисус Христос печатью печатает,
крестом погружает, недуга разгоняет. Рассыпся и раскатись
/o
по буйным ветрам и по чистым полям.
(190) Трижды читать над водой.
m

Господи, Царь Небесный, услыши. Господи, молитву мою


и моление мое, раба Божия (имярек), от черной змеи или от
co

пестрой змеи проклятой; проклятая, лютая змея, людоедица


змея, чтоб тебе, проклятой, сквозь землю пройти, а тебе, рабу
k.

Божию (имярек), по белу свету ходить. Аминь.


(191) Молитв ради Пречистая твоея Матери благодатный
/v

Свет мира! Отступи от меня, нечестивый, змея злая, подко­


лодная, гадина люта, снедающая людей и скот; яко комары от
s:/

облаков растекаются, так и ты, опухоль злая, разойдись, рас-


тенись от раба Божьяго (имярек). Все святые и все монастыр­
tp

ские братия, иноки, отшельники, постники и сухоядцы, чу-


довные святые лики, станьте мне на помощь, яко во дни, тако
ht

и в нощи, во всяком месте, рабу Божьему (имярек). Аминь.


ВвЛИКОРуССКИв ЗАКЛИНАНИЯ

От ожога
(192) Сожжено это не огнем, а золою. Трижды сказать, ду­
нуть и плюнуть.
(193) Где был огонь, будь песок (вариант: камень).
Вариант: трижды плюнуть на больное место и сказать: «Во
имя Отца, и Сына, и Святаго Духа. Свет до зари, а заря до
свету, а ожог до слов. Во веки веков, аминь».

От ногтя
(194) Стану я, рабица Божия, перекрестясь, пойду благос-
ловясь, из дверей в двери, из ворот в ворота, в востошну сто­
рону, под красно солнце, под светел месяц, под утреню зарю
Марию, под вечерну Маремьяну, ко Киану морю, на Киане
море Златырь камень, святая апостольска церковь, в апостоль­
ской церкви свят престол, на святом престоле сидит Михаиле
архангел да Егорий Храбрый с тугимя стрелами, со востры­
ми кнутами; я, рабица Божия, подойду поближе, покорюся и
помолюся: «Во еси ты, батюшка, Михаиле архангел и Егорий
Храбрый, бейте и стегайте тугимя стрелами, вострымя кну­
тами двенадцать ногтей рыжова коня, стегайте его по ушам и
по за-ушам, по глазам и по заглазам, по коже и по закоже, по
костям и по закостям, по гриве и по эагриве, по хвосту и по
за-хвосту, по копытам и по закопытам, по суставам по засу-
ставам, с крови и с сердца; батюшка Михаиле архангел и Ге­
оргий Храбрый, выгоните нечистый дух, двенадцать ногтей».
(195) Во имя Отца, и Сына, и Святаго Духа, аминь. Стану
я, раб Божий (имярек), благословясь, пойду, перекрестясь, из
избы дверьми, из ворот воротьми, во чистое поле, во восточ­
ную сторону. Есть во чистом (поле), в восточной стороне, сто­
ит свят золот престол, на святом золоте престоле сидит Спас.
Пречистая Мати, пособи и помоги! Есть у меня, раба Божия
(должно быть: у моей такой-то скотины), ноготь и лихая бо-
a r ^
M l
v лесть. Пречистая Мати посылает своих слуг на небеса по всю
силу небесную, и не ослушается вся сила небесная: наперед
поезжает Флор и Лавр, за Фролом и Лавром Михаил архан­
гел, за Михаилом архангелом, Козьма и Дамиан, за Козьмой
и Дамианом, Георгий Храбрый; и приезжают к моей скотине,
отсылают и отганивают всякаго ногтя, злого, лихого и лихую
болесть, ноздревой, гривной, спинной, жилной, опуховой, ну­
тряной, стричной, постижной, витряной и суставной, и сви­
стовой, и окорачной, и ножной. Флор и Лавр снимают со сво­
ей главы скипетр пред мою скотину, прогоняют злого, лихого
ноктя и ссарки в гриву, из гривы в спину, из спины в окоро­
ка, из окороков в ноги, из ног в копыта, в три стражи во зем­
лю, под травное коренье. А мою скотину Бог миновал злого,
лихого ногтя по вся дни, часы, во веки веков, аминь.
(196) Стань ты, железен тын, круг меня, раба Божия (имя­
рек), в вышину от земли до неба, а в широту от востоку до
западу во все четыре стороны. Стану я, раб Божий (имярек),
благословясь и, перекрестясь, умоюсь, утрусь, Господу Богу
помолюсь, пойду во далече, далече чистое поле, восточную
сторону. Есть во далече, далече, в чистом поле, восточной
стороне четыре святителя Христовы, Михаил архангел, Козь­
ма, Демьян, Николай Чудотворец. Я же, раб Божий (имярек),
помолюсь и поклонюсь четырем святителем Христовым, Ми­
хаилу архангелу, Козьме, Демьяну, Николаю Чудотворцу:
«Смахивайте и сганивайте с (имярек) все двенадцать ногтей:
ветряной ноготь, жильной ноготь, костяной ноготь, наносной
ноготь, спинной ноготь, спирной ноготь, сердечной ноготь,
опуховой ноготь, отековой ноготь, ножной ноготь, головной
ноготь, хвостовой ноготь, чиверной ноготь, все двенадцать
ногтей погони в голову, из головы в приск, из приску затри,
сгрузи в землю, под гнилую колоду, под смоляной пень. Тут
тебе, чиверной ноготь, место с двенадцатью ногтями; а (имя­
рек) на легкость, на здравие, на Божью милость. Чиверному
ногтю с двенадцати ногтями век не бывать, век по веку от-
>I(&
fr ~ к £ 4
J w ныне и до веку веков, аминь. Будьте, мои слова, все сполна,
тем словам ключ и замок, святаго Петра печать. Во имя Отца,
и Сына, и Святаго Духа и ныне, и присно, и во веки веков,
аминь; аминь отныне и до веку моего аминь.
(197) Во имя Отца, и Сына, и Святаго Духа. Стану я, раб
Божий (имярек), благословясь, пойду, перекрестясь, из избы
дверьми, из двора воротьми в чистое поле, под красное солн­
це, под утренную зорю, в восточную сторону; помолюсь и
поклонюсь Пресвятой Богородице, пойду в сырыя горы, ко
синему морю и в ледяную лужу; из ледяныя лужи течет ле-
дян змей и пожирает он чистое сребро и красное золото. И
гой еси, змей, не пожирай чистаго сребра и краснаго золота,
и поди ты к моей милой скотине в правую ноздрю, пожра-
ти все полтретьядцать ногтев, ноготь ноздревой, ноготь хво­
стовой, ноготь стричной, ноготь постижной, ноготь личной,
ноготь глазной, ноготь ушной, ноготь шейной, ноготь спин­
ной, ноготь ножной, ноготь потяговой, ноготь одышной, но­
готь дрожной, ноготь нутреной, ноготь сердечной, ноготь ко­
стяной, ноготь суставной, ноготь жилной, ноготь битковой,
ноготь болонной, ноготь пузной, ноготь ребрастой; и пожри
ты, змей, всю полтретьядцать ногтев, и поди ты, змей, скрозь
землю со вшеми ногтями и со вшеми болестями; и кои я сло­
ва прошел, и говорены, и не говорены, и все будьте исполне­
ны, и во веки веков, аминь. (Трижды.)
(198) Стану я, раб Божий, благословясь, пойду, перекре­
стясь, из избы в двери, из дверей в ворота, в чистое поле, в
восточну сторону, к Окиян морю; и в том Окиян море сто­
ит столб-пристол; на том святом пристоле стоит золотое блю­
дечко; и на том золотом блюдечке стоит сам Сус Христос,
сам матер человек, тугим луком подперся, калеными стрела­
ми подтыкался; и яко же тебе, батюшко Сам Сус Христос,
покорюся и помолюся об своей любимой скотине (о кобыле
или мерине по шерсти): «И стрели, батюшко, истинный Хри­
стос, в мою любимую скотинку своим тугим луком и кале-
4 Г ------- É- - - - - - - - - - - - - ^
ными стрелами в ясныя очи, в сырую кость, и угони, выга-
нивай двенадцать ногтей, двенадцать недугов, тринадцатый
набольший - и ушной, пашной, свистовой, хребтовой, зако-
журной, закопыт-ной, нутренной, сердешной, жиляной, су­
ставной, подплечной и лытошной». У печи заслонка, в печи
сковорода; как она сохнет, присыхат, тако ж бы уроки, при-
тощи и двенадцать ногтей, и тринадцатый сам больший, из
передних ног шли бы в ноги задны, в левое копытечко. И
тут вам не место! А место там, отколь вы пришли. С людей?
Так на люди и подьте! А с лесу? На лес и подьте. И подьте
же вы, двенадцать ногтей, тринадцатый сам больший, на тем­
ны леса, в мышьи в норы. Тут вам и питер, и идер’ сладше и
падше меды и патоки. Возьму я ключи и замки, пойду со сво­
ими ключами и своими замками из дверей в двери, из ворот
в ворота, к Окиян морю; и брошу я ключи и замки в Окиян
святое море; поймат те ключи и замки кит-рыба. Кто сможет
Окиян моря воду выпита, и кто сможет кит-рыбу заловити, и
тот может надо мной, рабом Божием, похитить, помудрить и
похимостить.
(199) Поставив больного близ дерева, знахарка обводит
своим пальцем трижды около сучка и столько же раз читает
следующие слова; потом своим пальцем трижды обводит па­
лец больного.
Как этот сучок не растет, не подымается, засохни так эта
боль наносная, заноктица, у меня, раба (имярек), и чтобы не
болела и не подымалась.

От червей
(200) Траву, называемую татарин или мордвин (чертопо­
лох), пригибают к земле: ежели скотина рыжая или белая -
на полдень, ежели черная - на запад, и говорят: «Господи Ии­
сусе Христе, Боже наш, помилуй нас, аминь. Выведи, татарин
(татарник, мордвинник, арепей) червей у такого-то цвета ско-
гл
&
V / тины; если выведешь, я тебя отпущу; а если не выведешь, из
корня подерну».
Говорить трижды, не переводя духа; когда через три дня
черви пропадут, траву отгибают.
(201) Ходить к чертополоху по три утренних и по три ве­
черних зари и, став на восток, говорить при этом: «Мордвин,
мордвин, ты царь трава чертополох, выведи червей (у та­
кой-то шерсти скотины и там-то). Если ты не выведешь, я
твой корень выведу».
Проговорив трижды, заломить стебель.
(202) Се умолвити - червь в человеце или в коне, или в
ниве. Как зайдет солнце, плюни на камень или на руку и гла­
голи сие над маслом или над солью да примолви сие.
Седла гремят, узды бренчат, в порожные мехи ехати по
хмель, по легкой товар червем; и полетети за море, тамо у
червей сватьба [на поле рукописи прибавлено: овча яловица
печена]; а здесь червям огонь, сера горячая и смола кипящая;
побегите, черви, отселе за море!
(203) Аще червь ниву бьет, глаголи:
Не бейте, черви, не ешьте нивы сея гобины, озими. Серая
червь и белая, и малая, и костеники, подите вы, черви, на за­
пад солнца, на зеленую дуброву, на осиновой лист. Аще вы не
пойдете, а сего не порядите, черви, с сея нивы озими, спущу
на вас птицы - крила железныя, а ноги булатныя: почнут вас
брати, червь серую и белую, и малую, и костяники, подроду
вашего не будет. И вы подите, черви, сего не дожидайтеся, с
сей озими здолой, а сея озими корень твержае вам камени и
кремени, а горчае смолы и серы.
Глаголи трижды.
(204) Стану я, раб Божий (имярек), благословясь, и, пере­
крестясь, умоюсь и утрусь, и Господу Богу помолюсь, пойду
во далече, далече, в восточную сторону; в восточной стороне
есть зеленой сад; в зеленом саду Георгий Храбрый, Христов
страстотерпец, ограждает и огораживает от серыя черви, от
w^s
Ъ белыя черви, ох леснь.», блОТ„ ы, , л „ к о р _ . Гой
еси ты, серая червь, белая червь, лесная, блотная, листовая,
коренновая, поди за море, к попу Перфилью, много у попа
Перфилья поля капусты иэнасеяны, медом изполеваны, тебе
обед излажен; вот тебе путь и дорога, под кол, под перевитку,
под закладную жердь. Аминь.
(205) Три сряду вечера, во время зори говорить по три
раза:
Во имя Отца, и Сына, и Святаго Духа! У нашего (имя­
рек) девять жен; после девяти жен восемь жен, после вось­
ми жен семь жен; после семи жен шесть жен; после шести
жен пять жен; после пяти жен четыре жены, после четырех
жен три жены; после трех жен две жены; после двух жен одна
жена, после одной жены ни одной. У нашего (имярек) триде­
вять червяка, три червяка и три червоточины, один впадет,
все пропадут; черви, верви, подите вон, да не мешайте, да не
мешайте; как у меня, раба Божия (имярек), как земля меж­
ду перстов сыпется, высыпается (взять землю и сыпать сквозь
пальцы), чтобы из (имярек) уха (или другой части тела, одер­
жимой червями) сыпайся, высыпайся, черви; дает Бог ветер
холод, солнце - за лес, черви - вон! Аминь.

От запоя и похмелья
(206) Живую щуку сажают в туе или бурак с вином и на­
стаивают 12 дней; щука дает много слизи, и настой проту­
хает. Им поят пьяницу, приговаривая: «Как щука не терпит
вина, так бы не терпел его раб Божий».
(207) Во имя Отца, и Сына, и Святаго Духа, аминь. Хмель
и вино, отступись от раба Божия (имярек) в темные леса, где
люди не ходят, и кони не бродят, и птица не летает. Во имя
Отца, и Сына, и Святаго Духа (дважды). Хмель и вино, выхо­
ди на быструю воду, по которой воды люди не ездят, от раба
Божия (имярек); хмель и вино, пойди на буйные ветры - ко-
гл
LV
w торой ветер по дальности ходит. Во имя Отца, и Сына, и Свя-
таго Духа (дважды). Зайди это вино за холмы и горы. Во имя
Отца, и Сына, и Святаго Духа. Привяжись к лихому челове­
ку, который на (имярек) лихо думает, к тому привяжись, ко­
торый добра не сделает, от меня во веки отвяжись. Во имя
Отца, и Сына, и Святаго Духа, аминь.
(208) Господин есть хмель, буйная голова, не вейся вниз
головою, вейся в посолонь по ..., а я тебя не знаю, где ты жи­
вешь; вверх сыра древа влези к своему господину в медные
бочки и пивные. Как не жить на огне, так на сем человеце ли-
хия словеса (имярек)! Аще изопьешь чашу сию, доколе мои
словеса из меня сии изошли, из его, раба Божия (имярек),
похмелье! Господине хмель, как царь сядет на царствии сво­
ем, тако и ты сяди на месте своем, где родился.
От разных болезней действительных и мнимых (икоты,
порчи, уроков, осуда, притки, прикосы, призору, очес, сглазу)
(209) Во имя Отца, и Сына, и Святаго Духа, аминь. Ста­
ну я, раб Божий (имярек), благословясь, умоюсь медовою
росою, солнышком зноем обсушусь, помолюсь Царю Небес­
ному, Матери Пресвятой Богородице: Христа породила и во
пелены пеленала, от Жидов сохраняла и соблюдала; так же
меня, раба Божия (имярек), закрой и защити шелковыми пе­
ленами, шелковыми поясами, своим Святым Духом от злато
от колдуна, от колдуньи и от всякаго зла лиха человека, от
злыя крови, от злыя думы, от злато помышления. Еще по­
корюсь я, раб Божий (имярек), Илие пророку: свет ты, Илья
пророк, огненна карета и огненна колесница, туго ты тянешь,
метко стреляешь, врага и супостата убиваешь и огнем опаля­
ешь, чтобы меня, раба Божия (имярек), не испорчивать, не
исколдовывать ни колдунье, ни злому и лихому человеку, ни
злой крови и думе злой, помышлению, встречному и постиж-
ному, и на питие и на еже в пиру, в беседе, во всякой смерт­
ной потехе. Еще покорюсь и помолюсь Спасу сохранителю: и
ты соблюди, спаси, всемилостивый Никола Можайский, Изо-
/Г ^
сим и Савватий Соловецкие чудотворцы, Тихон преподобный,
Иоанн Креститель, Иоанн друг, Иоанн зачатие Христово, Ио­
анн Златоуст, Иоанн постник и вся сила небесная, поставьте
железный тын около меня, раба Божия (имярек), от земли и
до небеси, от веку и до веку, чтобы меня, раба Божия (имя­
рек), не испорчивать, не исколдовывать, не взглядывать и не
видеть, и не слышать при пиру, при беседе, во всякой потехе
и во веки по веки, отныне и до веку, аминь, аминь, аминь, во
веки аминь.
(210) Когда признаки болезни будут замечены, знахарь
очерчивает больное место безымянным пальцем, читая мо­
литву: «Да воскреснет Бог» и потом следующее:
Встану я, раб Божий (имярек), благословясь, пойду пере­
крестясь; умоюсь утреннею росою, утрусь тонким белым по­
лотном и пойду из избы в двери, из дверей в вороты, под вос­
точную сторону к Окияну морю. На том Окияне море стоит
Божий остров, на том острове лежит бел горюч камень Алатр,
а на камени святый пророк Илия с небесными ангелами. Мо-
люся тебе, святый пророче Божий Илия, пошли тридцать ан­
гелов в златокованном платье, с луки и стрелы, да отбивают и
отстреливают от (имярек) уроки и призеры, и притки, щипо-
ты и ломоты, и ветроносное язво, туда, куда крылатая птица
отлетает, на черныя грязи, на топучия болота, и встречно и
поперечно, стамово и ломово - на молоду, на ветху и на пе­
рекрое месяце.
Иногда вместо безымянного пальца знахарь очерчивает
пораженное язвою место мертвым мылом (т. е. тем, которым
обмывали умершего человека); затем обращается с молитвою
к Илие пророку и силам небесным и наконец говорит:
Спустите мне гром и моланью; отбивайте и отстреливай­
те от раба Божия (имярек) уроки и призеры, щипоты и ло­
моты, потяготы и позевоты, и ветроносное язво, куда кры­
латая птица не залетает, и удалый молодец на коне не заез­
жает, встречное и поперечное, стамово и ломово, внутренне,
/ГГ' •* * \v
J4V V
* / споево, закожно и жилянно. , у мертваго
Как мертвеца коле- Л
ют руки и ноги, зубы и губы, трепущее тело, так бы колели
у (имярек) уроки и призеры и притки, щипоты и ломоты,
потяготы и позевоты, и ветроносное язво, встречное и по­
перечное, стамово и ломово, нутренно, споево, закожно и
жилянно.
Кроме мертвого мыла и безымянного пальца больное ме­
сто очерчивают сосновым суком, который выпал из дерева
от гнилости сам собою; затем знахарь обращается к пророку
Илие и ангелам и наконец говорит: Как у матушки у сухой
сосны сохнут и посыхают сучья и коренья из белой болони12
и краснаго сердца, так бы сохло и посыхало у (имярек) уро­
ки и призеры и притки, щипоты и ломоты, потяготы и позе­
воты, на молоду, под полн, на перекрое и на ветху месяца; с
буйной головы, с русых волос, черных бровей, ясных очей, с
губ, с зуб, с рук, с ног, с легкаго и с печени, с крови горячей
и трепущаго тела.
Лекарю и больному весь Ильинский месяц (июль) жить
должно во всей чистоте души и тела и не иметь блудного гре­
ха, без чего лечение не будет успешно.
(211) Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй нас,
аминь. Стану я, раб Божий (имярек), благословесь, пойду,
перекрестесь, из избы во двери, из двора в ворота, в чистое
поле, в восточную сторону, под красное солнце, под млад
месяц, под частыя звезды, под утреннюю зарю; взойду я на
святую Сионскую гору, на святой Сионской горе Латырь ка­
мень; на Латыре камне стоит соборная апостольская церковь,
в церкве соборной злат престол, на золоте престоле Миха­
ил архангел туги луки натягает, живущия стрелы направляет,
вышибает, выбивает из раба Божия (имярек) все притчища и
урочища, худобища и меречища, щепоты и ломоты, натужи-
ща из белаго тела, из горячей крови, из осьми жил, из осьми
суставов, из осьми недугов, родимыя, напущенный от мужи-
12 Молодой внешний слой дерева.
W
-------------------------------------- 67
ка, от волхуна, от кария, от черныя, от черешныя, от бабы
клеветниц, от чистых и от нечистых, от женатых и нежена­
тых, от глухих, от слепых, от красных, от черных, от всякаго

ris
роду Русских и не Русских, от семидесяти языков. Святый
Христов Михаиле вышибает, выбивает живучею стрелою из
раба Божия (имярек), из мягких губ, из белых зуб, из белыя

lib
груди, из ретиваго сердца, из черныя печени, из горячей кро­
ви грыжныя жолуничища и отравища разсыпныя, напускныя,

m
родимыя, от пития, от ествы, от ви-хоря, от ветру, от сво­
их дум нечистых. Как зоря Амтимария исходила и потухала,

tu
тако же в раба Божия (имярек) всякие недуги напущенные
и родимые исходили бы и потухали; как из булату, из сине­

ul
ва укладу огнь каменем выбивает, так же бы из раба Божия
(имярек) все недуги и порчи вышибало и выбивало бы; как
cc
щука-белуга с моря пену хватает и пожирает, тако же бы с
раба Божия (имярек) все недужища, щепо-тища и ломотища,
/o
родимые и напускные, пожирало и поедало; как Латырю ка-
меню из синева моря не выплавывать, тако же в раба Божия
m

(имярек) всякой скорби не бывать, в осьми суставах не быва-


ти и не болети. Запру я этот наговор тридевяти тремя замка­
co

ми, тридевяти-тремя ключами, Во имя Отца, и Сына, и Свя-


таго Духа и ныне, и присно, и во веки веков, аминь.
k.

(212) Стану я, раб Божий (имярек), благословясь, пойду,


перекрестясь, из двора во двор, из ворот в ворота, в восточ­
/v

ную сторону, на Окиян море. На встречу идет батюшко Ии­


сус Христос, с матушкою Пресвятою Богородицею, и матушка
s:/

Пресвятая Богородица со своими апостолами, со Лукою и со


Марком, с Ильей, с Енохом, с Михаилом архангелом. Есть у
tp

вас тридевять луков златоперых, берите и слушайте над меня,


над раба Божия (имярек), отстрелите и отмечите уроки и озе-
ht

пы13, страхи и переполохи, и младенческие озепы на вострый


нож, на булатное копье, от чернаго, от чермнаго, от белаго
и от русаго, от кривого и от слепого, от женскаго пола и от
13 Сглаз, порча.
ЛЬ к ,
J 4 fc / мужскаго полку. Кто в животе моем добро ненавидит, тому
&s
судорога в ноги, суцепы в щеки, железны муки в глаза. Ба­
тюшка Илья, Енох заключает небо и землю: «Нет с неба до­
ждя, от земли плоду». Так и я заключаю, раб Божий (имярек),
заключаю с него уроки, озепы, страхи, переполохи, младен­
ческие озепы, со бела его лица, с ясных его очей; замыкал я,
раб Божий (имярек), и эти уроки замкну, и ключом эти уроки
запру, и ключ в море опущу. Во имя Отца, и Сына, и Святаго
Духа, аминь.
(213) Стану, благословясь, пойду, перекрестясь, из ворот
в ворота, в чистое поле, к Окиян морю. На Окияне море
стоит золот стул; на золоте стуле сидит Николай, держит зо-
лот лук, натегивает шылковую тетивку, накладывает кале­
ную стрелу, станет уроки и призеры, станет стрелять отцеву
думу и материну думу, и братьев думы, всех людей думы,
желтучый, гне-тучий и жомучий; от девки Черноголовки, от
стрешнаго и поперешняго! Во имя Отца и Сына и Св. Духа.
Аминь.
(214) Стане ти, раб Божий (имярек), по утру и в вечерях
благословясь, умоется утренней зарей и вечерней, утрется бе­
лым светом; во лбу пекет красное солнце, в затылки светлый
месяц, по косицам частыя мелкия звезды рассыпаются; пой­
дет из дверей дверьми, из сеней сеньми, из ворот воротами,
выйдет далече в чистое поле, на четыре ростани, встанет во
веток лицом, на запад хребтом: во веток свет истинный Хри­
стос; на синим море белый камень, на белом камне белый че­
ловек в белом платье, свет Георгий Храбрый; у Георгия света
Храбраго два молодца, два гораздо удалых, великих стрельца:
один сын Симеон, другой - Герасим, ходят с тугим луком,
стреляют по сырому дубу. Ой же вы, Симеон да Герасим, не
стреляйте по сырому дубу, стреляйте по приточным ранам,
отстреливайте, откалывайте у раба Божия (имярек) притци,
призеры, приточны оговоры, ветрены переломы, приточны
оговоры от черной печени, от ретиваго сердца.
; < Г 'Засим
з следуют ключевые слова, которые знахарка
--------------
не^ хо-
тела сообщить, чтобы заговор не потерял силу, и объяснила,
что может сказать их только перед смертью.
(215) Произносится трижды, и за каждым разом
трижды сплевывают.
Во имя Отца, и Сына, и Святаго Духа, аминь. Сходит Его-
рий с небес, по золотой лестнице, сносит Егорий с небес три­
ста луков златополосных, триста стрел златоперых и триста
тетив златополосных и стреляет, и отстреливает у раба Божия
(имярек) уроки, прикосы, грыжи, баенны нечисти и отдавать
черному зверю медведю на хребет: «И понеси, черный зверь
медведь, в темные леса, и затопчи, черный зверь медведь, в
дыбучия болота; чтобы век не бывали, ни день, ни в ночь...».
Во веки веков, аминь.
(216) Придя к больному, шептун требует кремень,
огниво, вина, пива, редьки и воды и наговаривает на
все это, ударяя по нескольку раз кремнем об огниво
над тем, на что наговаривает; водит больного в баню,
трет его там редькою, уксусом и вином, потом обливает
холодною водою.
Встану я благословясь, пойду, перекрестясь из избы дверь­
ми, из двора воротьми в восточну сторону, под бладный ме­
сяц, под часты звезды, в чисто поле. В чистом поле сине море,
за синим морем Океан море, на Океане море Латарь камень,
на Латаре камне стоит церковь от земли до небеси, в той
церкви престол за престолом, за златом престоле сидит аки
Мария запрестольная, сама Богородице Владимирская, рож­
дество Богородице, знаменье Богородице, введенье Богороди­
це, всем скорбящим Богородице. И подите вы на тридевять
ключев, принесите студеной воды, оттирайте, отмыкайте сво­
ими белыми руками у раба Божия всяку болезнь и родимец
жильный, костяный, суставный, из сердца, из печени, из лег-
каго, из буйной головы, всякой родимец потуготный, поэевот-
ный, щепотный и все семьдесят семь болезней, все оттирайте
(Г ? '
своими белыми руками. Грозный воевода Михаил архангел,
Гавриил архангел, Никола Великорецкий, Можайский и Мир-
ликийский, Илья пророк на колеснице огненной, Спас сотво­
ренный, Спас преображенный, Унженский, берите луки, ко­
пья вострыя, берите, втыкайте щепоту, ломоту на сине море,
с синя моря на песчано море, на темные леса, на зыбу-чия
болота; на забычих болотах птица-ворон никогда не прого­
ворит, ни прокричит. Так бы и у раба Божия не баливать и
щемливать, чтобы седмдесять семь болезней все потухли и
померкли. А как истиннаго Христа, Царя Небеснаго, распина­
ли, разверзали, копями прободали, и у Него не было болезни,
так бы и у раба Божья не баливать и щемливать отныне же до
века. А как у Адама семя, у всемирнаго деда, не болит и не
щемит, так бы и у раба Божья не болело, не щемело - святым
именем, словом Божиим, святыми заповедями. Держит Пре­
святая Мати Божия, Дева Богородице, святое блюдо в левой
руке, на золоте блюде золоты ключи, а в правой руке золо-ты
замки и запирает, замыкает соборную апостольскую церковь,
плотит, крепит большим словом, святым именем; и запри,
Пресвятая Богородице, семьдесят семь болезней у раба Бо­
жья, закрой крышой медной, железной, Божьим словом, свя­
тым именем, Божьими заповедями.
(217) Идет раб (имярек) со двора в крещеной вере от Духа
Святаго, от печати Христовой. Есть у Христа град Ерусалем,
ходят по тому граду Ерусалему Лука, Марко да третий Ники­
та мученик, что за Христа мучим был, а за нас Богу молит.
В руках Богородицы ключ, замок, где сам Христос почивает.
Ангел мой хранитель, сохрани мою душу, скрепи мое тело от
порчи. Враг сатана, лихой человек, откачнитесь от меня, раба
Божия (имярек), как зверь от зверя, змей от змея, еретик от
еретицы, колдун от колдуницы. Благослови, Господи, в до­
бром здоровье пожить, а родителям нашим царство небесное.
(218) Должно в трех банях трижды окачивать водою и
затем трижды же прочесть над водою: «Лягу я, раб Божий
(имярек), благословясь, встану, перекрестясь и пойду из две-
рей в двери, где живут звери, в чисто поле, на Сиянску гору.
На Сиянской горы стоит черный поп, у чернаго попа черны
рукавицы: он вспахивает, он взмахивает с раба Божия мла­
денца осуды и призеры, скорби и болезни, с костей, с моз-
дей, с ясных очей, с высоких бровей и со тридевяти суставей.
Возьму я, раба Божия (имярек), осуды и призеры и пойду в
чисто поле. В чистом поле стоит мать-Божья церква, и как в
той церкви Сама Мать пресвятая Богородица и Сам Иисус
Христос со двенадцатью апостолами: Михаил архангел, Гав­
рила архангел, Кузьма, Демьян, - и отговаривают от ссуда, от
пересуда, от стрешника, от поперешника, от мужска полку, от
женска полку, от девки от косатой, от женщины волосатой, и
от всякой скверности, нечистой совести и двенадцать недуг.
И возьму раба Божия (имярек) осуды и призеры с костей, с
моздей, с ясных очей, с высоких бровей. И положу в соба­
чью кость и вынесу на Океан море. Океан моря не обойтить,
а бела Латырь камня не своротить, а раба Божия (имярек) не
осудить, не опризорить, ни колдуну, ни колдуньи, ни от своей
черной думы, ползуньи, аминь».
(219) Бабка или знахарка наливает воду на блюдо, кла­
дет щепоть соли и горячий уголь, потом кладет туда по­
клонный медный крест (изделие раскольников поморской
секты, живущих в скитах), к кресту приставляет зажжен­
ную свечку и, сотворив три земных поклона, нашептывает
так: «На солнушном исходе, солнце светлое, земля правед­
ная, вырос столб от земли до неба; на том столбу сидя, три
красныя девицы, три родныя сестрицы, кроили пелены и
ризы. Они кроили, выкраивали, они шили, вышивали, раз­
ным шелком набивали. К ним сама Мать Пресвятая Бого­
родица подступала, пелены и ризы отбирала, на свои золо-
тыя руки нацапляла. На Сионских горах, на синих морях,
на желтых на песках, ни тридесять ключах лежит бел ка­
мень гладок. На том на камне стоит столб и Христов пре-
•S ’
ÆА АР *
J v J J стол. На том на престоле сама Мать Пресвятая Богороди­
ца опочивает. Со мною, госпожею Хвеклою, синим морем
обливались, желтыми пескы обсыпались, пеленами пелена­
лись, тридевять ключами замыкались, гладь камнем задви­
гались. Когда синее море повыхлебают, желтые пески по­
вытаскают, тридевять ключей отомкнут, златы пелены по-
сымают, тогда все недуги подвинутся, все отрыгнутся, все
усходются. Чур мене, Господи!»
При сих словах бабка дует на воду и плюет в сторону.
Сохрани мене, Господи, от ведунов и полуведунов, от три-
девять колдунов и полуколдунов, от учеников и полуучени-
ков, от ненавистников, от еретиков, полуеретиков, от метниц
и полуметниц, от еретиц и полуеретиц.
После этого нашептывания бабы берут в рот воды и спры­
скивают лицо, грудь и спину больного. Далее бока, грудь и
спину прикалывают крестом и наконец, осенив крестом и за­
ставив приложиться к нему больного, дают ему выпить не­
сколько наговоренной воды.
(220) Ложуся я, благословяся, Богу помоляся, поутру
вставаючи, не водою - утреннею росою умываюся, текучей
водой утираюся, ризою Матушки Богородицы облакаюся,
иду в путь-дорогу, из дверей в двери, на восход солнца. На
море на Окияне, на острове на Буяне построена соборная
церковь, железным тыном загорожена, от земли до неба по­
крыта медною крышею, затворена северскими вратами, за­
перта тридцатью замками. Подхожу я к церкви благосло­
вяся, Богу помоляся. По правую сторону стоит Пресвятая
Богородица, а по левую лежит мертвец, он головой голова­
стый, волосом осластый; под ним резвыя ноженьки опусти­
лись, белыя рученьки покатились, ум разум помешался, его
скверный язык вон вытягался, челюсти поганыя затвори­
лись, буркулы его закрылись, чтоб и век он в пиру не про-
клажался, как бес грому боялся, от меня, раба Божия, уда­
лялся, аминь.
•>
/Г ? -
(221) Стану я, раб Божий (имярек), благословясь, пойду,
перекрестясь, из избы дверьми, из ворот воротьми в чистое
поле под восточную сторону; под восточной стороной есть
Окиян синее море, на том на Окияне на синем море лежит
бело Латырь камень, на том бело Латыре камне стоит святая
золотая церковь, в той золотой церкви стоит свят золот пре­
стол, на том злате престоле сидит сам Господь Иисус Хри­
стос, Михаил архангел, Гавриил архангел, Иван Богослов,
Иван Предтеча, Георгий Храбрый, Николай святитель, Хри­
стов угодник; я приду, раб Божий (имярек), в чистоте, покло­
нюсь и помолюсь: «О батюшка истинный Христос, Михаил
архангел, Гавриил архангел, Иван Богослов, Иван Предтеча,
Георгий Храбрый, Николай святитель, Христов угодник, об­
ставьте круг меня, раба Божия (имярек), тын железный, верьи
булатны на 120 верст, оком не окинуть, глазом не увидеть;
пропущайте огненную реку!» Отговариваюсь я, раб Божий
(имярек), от колдуна, от ведуна, от колдуньи, от ведуньи, от
чернаго, от черемнаго, от двоеженаго, от троеженаго, от дво-
езубаго, от троезубаго, от трубиного, от окошечьнаго, от сен-
наго, от девки пустоволоски, от бабы от самокрутки, от вся-
каго злато находа человека! Может ли злой лихой человек за­
говорить гром и Громову стрелу, огненную молнию, может ли
испортить, изурочить мертваго? Не может злой лихой чело­
век колдун, колдуница, еретик, еретица, не может гром, Гро­
мову стрелу и огненную молнию, не может испортить, изуро­
чить мертваго человека; брал бы злой, лихой человек колдун,
колдуница, еретик, еретица, своими белыми руками свой бу­
латный нож, резал бы он свое бело тело своими белыми зу­
бами; уста мои, зубы - замок, язык... Во имя Отца, и Сына, и
Святаго Духа, аминь.
(222) Очертив больного трижды, выдернуть его из круга
и читать следующее над солью, которую потом крестообраз­
но всыпать в уши и ноздри, в заключение надрезать кресто­
образно ухо. Читается и над больными животными.
имяо™, „ Сына, „ С е , ™ Духа. Господи Боже, б л , ф
гослови! Михаиле архангел, Гаврила архангел и Кузьма, Де­
мьян выводил милаго живота от человека и до скота из ху­
дого следа, браннаго слова и притошную притошницу, тихую
тихо-ницу и смирную смирнавицу. Выводил со двора в во­
рота, в чисто поле на Сиянско болото: там ваши скопища,
там ваши игрища и скоплялись, и величались, и скоро-наско­
ро дожидались притошную притошницу, тихую тихоницу и
смирную смирнавицу.
(223) Ложуся я, раб Божий (имярек), Богу помолюся,
встаю, раб Божий (имярек), крестюся, умываюся я, раб Бо­
жий (имярек), благословюсь водою бел, утираюся я, раб
Божий (имярек), престольною пеленою, иду я, раб Божий
(имярек): далече белая береза, под тою белою березою сто­
ит белая береза - гробница, в той гробнице лежит Афанасий
чернец, старец Анисим патриарх и посхимошися именем,
осташеся каменем, и слово не говорит; еще в чистом поле
стоит Иоанн Предтеча и Спас милостивый, Пресвятая Бого­
родица, Никита Столпник, Гавриил архангел, Сергий Чудо­
творец, Петр и Павел, святые апостолы, Михаил архангел,
Гавриил архангел, Георгий Храбрый, Николай Святитель
Чудотворец; помолюсь я, раб Божий (имярек), двенадца­
ти апостолам, Иоанну Предтечи, Спасу милостивому, Пре­
святой Богородице, Никите столпнику, Гавриилу архангелу,
Сергию чудотворцу, Петру и Павлу, святым апостолам, Ми­
хаилу архангелу, Гавриилу архангелу, Георгию Храброму,
Николаю святому чудотворцу; одеваюся я, раб Божий (имя­
рек), небом, подпояшуся я, раб Божий (имярек), облаками,
частыми звездами, на главе держу крест Христов, зарею об-
мываюся, небесною силою очищаюся, Господа Бога на по­
мощь призываю; как Афанасий чернец, старец схимонаш,
пострижен и посхименен, окаменей и осташеся каменем, в
гробнице лежа, так же и противник мой оне-мен. Крест на
мне, рабе Божием (имярек), крестом я, раб Божий (имярек),
ограждаюся от сопротивника своего, еретика, еретицы
клеветницы; замыкаюся я, раб Божий (имярек), от грехов
девяносто позолоченными ключами, от колдун, от колдуни-
цы, от волхвов и от волхвиц; кину, кину я, раб Божий (имя­
рек), с тех девяносто позолоченных ключей в Окиян море,
и один на дне лежит камень Латырь, никому в Окияне не
бывать и ключей моих не вынимать.
(224) На Алианской горе и на Абраминской горе Пречи­
стая Владычица Мать Богородица как породила Христа, еди-
наго Господа, при том деле не было ни колдуна, ни колду-
ницы, ни еретика, ни еретницы, ни с мужескаго полу, ни с
женскаго полу, ни с ребячаго полу, и ни из девичьяго, - не
испортить, и не сглазить, ни чернцу, ни чинцу, ни попу, ни
дьячку, ни великому грамотнику. Огради его, Господи, силою
честнаго креста, рожденнаго, молитвеннаго, крещенаго, испо-
веданаго, причащанаго, венчаннаго14 раба Божия (имярек).
(225) Во имя Отца, и Сына, и Святаго Духа, аминь. Умо­
юсь благословясь медовою росою, утрусь красным солнцем и
пойду я, раб Божий, к истинному Христу, Царю Небесному.
Небо и синее море Окиян сотворил еси, в синем море Оки­
яне железный ларь, в железном ларе щука - железныя кры­
лья и ребра и железный нос, хребет железный. Я, раб Божий
(имярек), покорюсь и помолюсь: «К чему ты, рыба, пригожда­
ешься?» «Я, рыба, ко всякой всячине пригождаюся, ко при­
пишу и ко призорищу, щипотищу и ломотищу, ко красной
грыже, от двоезуба, от блядуна, от блядуньи, от всякаго зла,
от лихого человека, от злыя крови». «И ты, рыба щука, схва­
ти с сердца мои ключи и замки под церковь, и ту церковь не
водами смыть, не ветрами сбить. Пойди ты, рыба щука, с сво­
ими железными крыльями, жабрами, железным носом своим,
в железный ларь, и тут будь во веки вековать». Аминь (триж­
ды). Сколь булат крепок и Алатырь, столь бы мои слова веки
по век, аминь (трижды).
14 Если женат. - Прим. Майкова Л. Н.
* ’gfJw
JV J' (226) Отговариваю (имярек) от колдуна и колдуницы, от
чернаго и черемнаго, от белаго и русаго, от девки самокрут­
ки, от бабы простоволоски. И как никто не может своего носа
да глаза откусить, также бы не могли изурочить и испортить
(имярек), и не могло бы заразить его ветроносное язво. Будь­
те, мои слова, крепки, лепки, и будьте, мои слова, единокупно
не в договоре и переговоре; тем моим словам губы да зубы -
замок, язык мой - ключ. И брошу я ключ в море; останься,
замок, в роте. Бросил я ключ в синее море, и щука-белуга
подходила, ключ подхватила, в морскую глубину ушла и ключ
унесла.
(227) Занемогшего младенца мыть в бане, произнося:
«Стану я, раб Божий (имярек), благословясь, выйду, пере­
крестясь, из избы дверьми, из двора воротми. Выйду я в чи­
стое поле; помолюсь и поклонюсь на восточную сторону. Под
восточной стороной есть Окиян море. На Окияне море ходит
щука бела, зубы укладны, хвост булатный, поедает и пожира­
ет у раба Божия (имярек) уроки и прикосы, и грыжи, и ба-
енны нечисти, чтобы не в вечерню, ни на нову, ни на ветху
и ни на перекрою месяцу. Во веки веков, аминь. Будьте, мои
слова, замком замкнуты, ключом заперты».
(228) Господи Боже, благослови, Отче! Во имя Отца, и
Сына, и Святаго Духа, аминь. Есть на сем свете на земле ле­
жат кости человеческия и скотинныя, и звериныя, и лоша-
диныя, и всякаго зверя, удареннаго копьем. Возьми ту кость
и не услышишь у себя ни тоски, ни сухоты, ни щимоты, ни
болезни и всякаго человеческаго ударения; так бы аз, раб Бо­
жий (имярек), не слышал у себя ни тоски, ни щимоты, ни бо­
лести, ни в костях, ни в жилах, ни в составах, ни в ретивом
сердце, от всякаго человека поимянно и от всякаго древа ра-
стущаго ударением. Есть на сырой земле лежит кряковатый
дуб. Царь дуб булат уговаривает: «Отыми у меня, раба Божия
(имярек), тоску и щимоту и всякия болести от всякаго чело­
века поимянно и от всякаго древа растущаго ударением». Так
W бы раб Божий (имярек) не слышал бы ни тоски, ни сухоты,
ни в костях, ни в жилах, ни в ретивом сердце, всегда, ныне и
присно и во веки веков, аминь.

ris
(229) Бабка садится в бане на полок, кладет на колени ре­
бенка и, взяв в левую руку веник, ударяет обрубленным кон­
цом в полок, нашептывая трижды следующее: «Как эта белая

lib
береза стояла во чистом поле, не знала ни уроков, ни при­
зеров, так и ты, младенец, раб Божий (имярек), не знай ни

m
уроков, ни призеров и будь здоров и долголетен. Тьфу! Свят
Дух, аминь!»

tu
Затем ребенка парят и окачивают с веника водой.
(230) Должно взять воды, которою и окачивают

ul
больного.
Встал раб Божий (имярек), благословясь, пошел, перекре­
cc
стясь, из избы дверьми, из двора воротами, да вышел в чисто
поле. В чистом поле есть синее море, на том синем море ти­
/o
хая заводь, на той на тихой на заводе плавает серый гоголь,
на том на сером на гоголе не держится ни вода, ни роса. Так­
m

же на рабе Божием (имярек) не держались бы ни уроки, ни


призеры, ни лихие оговоры, ни ветрены прострелы и не ноч­
co

ные переполохи. Во веки веков, аминь.


(231) Читается трижды над вином или солью, что и
k.

кладется на зубы.
Стану, благословясь, пойду, перекрестясь, во чистое поле;
/v

во чистом поле путям и дорогам бежит река Ока. И обмыва­


ет река Ока крутые берега, и шелковые травы, и мелкие пе­
s:/

ски, и камушки. Так бы обивала и обмывала с раба (имярек)


все осуды и призорушки. И ты, раб Божий (имярек), росой
tp

умойся, звездам утрися, месяцем подоприся и красным сол­


нышком от осуда сохранися, и от встрешника и поперешника
ht

удалися! А как соборная церковь замыкается и затвержается,


так и я, раб (имярек), утверждаю и укрепляю всем словам и
приговорам, с ныне до века, аминь. Марк Пустынник, рабу
Божию (имярек), помоги и пособи, чтобы ему отныне и до
века не было скорби; и как у тебя не болело и не щемело, так
векг
бы у раба Божия (имярек) боль в зубах омертвела.
(232) Четыре или шесть раз прочесть «Да воскреснет Бог»
до конца над маслом коровьим или мылом, а потом следую­
щее: «Выйду я, раб Божий (имярек), на восток солнца и по­
молюсь Господу Богу Иисусу Христу и Пресвятой Богороди­
це, к этой траве чупрыне прихожу и на то я заламываю, что
она у раба Божия (имярек) из руки (или ноги) выгнала прит­
ку и ломоту, и всякую болезнь, и семьдесят три травы все
прирываю и цветы приламываю, и в человеке семьдесят три
сустава; аминь.
Три раза в бане выпариться и, насухо вытершись, пома­
заться наговоренным маслом.
(233) Говорится трижды на воду.
Благословенно царство Отца, Сына и Святаго Духа! Вос­
кресни, Господи, воскресением своим! От стрешнаго, попе-
решнаго, от лихого человека помилуй, Господи, рабу Божию
(имярек), от притки ли, от приткиной матери рабе Божией
(имярек) сделалось. Поди во темны леса, на сухи дерева, де
народ не ходит, де скот не бродит, де птица не летает, де зве­
рье не ходят.
(234) Должно в полок бани снизу воткнуть нож и трижды
сказать:
Булатный нож, подрежь черную болезнь в ретивом сердце,
в мозгах, костях и жилах!
Затем взять холодной воды, которою трижды окатить
больного по произношении тридевяти раз следующего:
Стану я, раб Божий (имярек), отговаривать от раба Бо­
жия (имярек): «Тихон Преподобный, Антип Водопол, ути­
ши, усмири черную болезнь у раба Божия (имярек), из его
белаго тела, с его костей, суставов и моздей, тридевять жил,
тридевять костей, тридевять суставов и тридевять моздей!» И
могу я раба Божия (имярек), заговорить у раба Божия (имя­
рек) черную болезнь и от всякой болезни избавить. Все свя-
W тые, Тихон Преподобный и Антип Водопол, отгоните от раба
(имярек) черную боль!
(235) Господи Боже наш премилостивый, Царю святый,
отжени всяк недуг от раба своего (имярек), от душа и от
тела, от главы, от верха, от темени, от влас, от чела, от
брови, от веку, от рясниц, от очию, от ушию, от лица, от
носу, от устну, от языка, от подъязычья, от гортани, от гла-
голания, от глас, от шеи, от персей, от плеч, от мышца, от
лакот, от руку, от хребта, от ребер, от утробы, от пупа, от
ключ, от сердца, от селезени, от перепоны, от желудка, от
боку, от туги, от ухода, от исхода, от воды, от пития, от
овощу, от юности, от спания, от нощи, от мысли, от дне,
от смысла, от греха, от отча, от материя, и от своего со­
блазна, от лядвей, от бедр, от колен, от голеней, от лыстов,
от голени, от перстов ручных и ножных, от ноготь, от дла­
ней, от предел естественных и от всех состав, и от крови,
и от жил, от кровиц, от возраста, от сокрушения силы, от
сана, от слепоты, вне уду и внутрь уду, преложи от немо­
щи в силу и от непремогания во утешение, и болезнь его
исцели. Ты бо, Господи, плачь мироносиц на радость пре­
ложив, Ты прииде на Иордан креститися ко Иоанну, иже
от него исполни всяку правду, Ты же, Царю, прииде в Ви­
фанию и воскреси Лазаря из мертвых; Ты и ныне, Влады­
ко, воздвигни раба своего (имярек) от одра немощнаго и
от постеля болезненныя, отжени от него главную, очную,
зубную, сердечную, весную, нежитовою, нощную, полуден­
ную и всеобразную огненную, студеную, привиденую и все-
имянован-ную болезнь; избави. Господи, от всякаго недуга,
и от душевныя и телесныя болезни; даждь ему здравие и
силу, благодатию возлюбленнаго Сына Твоего, Ты бо еси
истинный врач душам и телом нашим, Христе Боже наш, и
Тебе славу возсылаем, безначальному Отцу, со единород­
ным Ти Сыном и с пресвятым Духом ныне и присно и во
веки веков, аминь.
(236) Матушка заря вечерняя Дарья, утренняя Марёя, по-
луночная Макарида, как вы потухаете, поблекаете, денныя и
ночныя, так бы и болезни и скорби в рабе Божием (имярек)
человек потухли и поблекли денныя, ночныя и полуночныя;
аминь.
(237) Кой супостат (или какая супостатица) пытается в
окошко или в выскирь15, или на жорнове, или у печнаго стол­
ба, или под матицей, на трубе, или у ворот, или у двери, у
пяты, или у воротней пяты и под замком, или под задвижкою,
сидит в своем месте, - то бы у него (или у нея) ломило бы
кости, волокло бы жилы вместе, кричали бы оне, как пес на
цепи или лев, у стены прикованный, и молнией распороло бы
у них ретиво сердце, и не отпытаться бы им ничем, ни трава­
ми, ни кореньями, опричь меня, раба Божия (имярек), ныне
и присно и во веки веков, аминь.
(238) Во имя Отца, и Сына, и Святаго Духа! Земля ты,
мати, не пей крови, не губи дщи! Железо, брат мой, выйми
из тела болезнь и от сердца шепоту!.. Всегда и ныне и присно.
(239) Говорится в бане на угли.
Батюшко ты, царь огонь, всемя ты царями царь, всеми ты
огнями огонь, будь ты кроток, будь ты милостив; как ты жа­
рок и пылок, как ты жгешь и палишь в чистом поле травы
и муравы, чашши и трушшобы, у сырого дуба подземельный
коренья, семьдесят семь кореньев, семьдесят семь оторослей,
такоже я молюся и корюся тебе-ка, батюшко, царь огонь, жги
и спали с раба Божия (имярек) всяки скорби и болезни, уро­
ки и призеры, страхи и переполохи, нутренны родимсы, ко-
стяны родимсы и суставчаты, одувны и заболонны, бросучи и
ломучи, с ретиваго сердца, с крови горячи, с белаго легкаго,
с черныя печени и с семидесяти семи суставов и семидесяти
семи жил, и с становой, и с перстовой, и с белаго лица, и с

15 Буреломное дерево, вывороченное с корнем. Толковый словарь Даля.


В.И. Даль. 1863-1866.
г
ясных
J > b / ЯСН1 очей, и с черных бровей, со всего человеческаго стану;
со всем святым ныне и присно и во веки веков. Аминь.
(240) Никола на руках, Богородица на кресте. Чуден
крест - на семь верст! Ангел мой, сохранитель мой, сохрани
мою душу, просвети мое тело на сутки без греха, аминь!
(241) Господи Боже, благослови! Во имя Отца, и Сына, и
Святаго Духа! Аминь. Как Господь Бог небо и землю, и воду,
и звезды, и сыро-матерной земли твердо устроил и крепко
укрепил, и как той сыроматерной земли нет не которой бо­
лезни, не кровныя раны, не шепоты, не ломоты, не опухоли,
так же сотворил Господь меня, раба Божия; и как сотворил
Господь, твердо утвердил и крепко укрепил жилы моя и ко­
сти моя, и белое тело мое, так же у меня, раба Божия, не
было бы на белом теле, на ретивом сердце, не на костех моих
не которой болезни, не крови и не раны, и не шепоты, не ло­
моты, не опухоли. Един архангельский ключ. Во веки веков,
аминь.
(242) Берут в чашку непитую воду: кладут в нее три горя­
чие угля и щепоть соли и потом трижды взбрызгивают боль­
ному ноги, руки и спину, приговаривая:
Господи Иисусе Христе, помилуй нас, грешных, помилуй
раба Божия (имярек)! Матерь Божия, не оставь милостию
Твоею раба Божия, прости его великое согрешение, в чем со­
грешил пред Тобою. Помилуй, Господи, его от всякаго сглаза.
Дай ему, Господи, здоровье и спасенье!
(243) Господи Исусе Христе, Сыне Божий, помилуй раба
Божия (имярек). Господи, благослови, Отче! Архангели, ан-
гели Господни, Михаил и Гавриил, Уриил и Рафаил, иже
зрят в двери Господня, держат скипетры в руках, еже хранят
ложе Господне; виде сил множество, архангел и рек: «Про­
кляните диявола, и он не прикоснется к рабу Божию ни в
день, ни в нощи, ни на пути, ни в коем месте». Но соблюди,
Господи Иисусе Христе, молитвами Пречистыя Ти Матери и
J ^ ^ B c e x святых ангел, всегда и ныне и присно и во веки веков, *
аминь.

Чтобы испортить человека, обратив


его в пьяницу
(244) Берут червей, зарождающихся в пустых винных боч­
ках, высушивают их и кладут в вино, над которым читают
следующее: «Морской глубины царь, пронеси ретивое сердце
раба (имярек) от песков сыпучих, от камней горючих; заве­
дись в нем гнездо оперунное. Птица Намырь взалкалася, во
утробе его взыгралася, в зелий, в вине воскупалася, а опив­
шая душа встрепыхталася. Аминь».
Начитанным вином поят того, кого хотят испортить.

Чтобы напустить икоту


(245) Нужно снять с шеи крест, положить его к себе
под пяту и, проносив так полсуток, проговорить: «Отрека­
юсь от Бога и животворящаго Его креста, отдаю себя в руки
дьяволам».
Потом нужно шептать на соль следующее: «Пристаньте
сему человеку (имярек) скорби-икоты, трясите и мучьте его
до окончания жизни».
Затем, вынув свой крест из обуви, должно повесить его
на спину: в то время будут являться дьяволы. Сутки спустя,
нужно переменить крест наперед, а соль бросить на дорогу
или туда, куда пойдет тот человек, на которого болезнь напу­
скается, и притом приговорить: «Как будет сохнуть соль сия,
так сохни и тот человек». Тогда дьяволы начнут его мучить
икотой.
При пробуждении ото сна
(246) Что во церкви, во соборе, на правой руке, на пре­
столе стоит Дева Мария, молится Богу со слезами и просит
своего Сына:
«Оже Ты, Сын,
Я видела про Тя сон,
Страшен, ужасен;
Поведут Тя к Богу, к императору,
Станут руки и ноги распинати,
Голову крестом убивати,
Потечет Твоя кровь, что быстрая река,
Запечется Твое тело, что еловая кара».
«Оже Ты, Мать,
Я Сам про то знаю,
Я Сам про то веду,
Что поведут Меня к Богу».
Кто этот сон в день три раза проговорит,
С тем человеком будет ангел ходить.
О, Господи, слава Тебе,
Дева Богородица, слава Тебе!

Щ-ж-Ж-
(247)
:
Что во городе Иерусалиме,
На престоле, на соборе
Стали Христа распинати,
В ножки гвоздышки вбивати,
Сквозь ребрышки пробивати,
Понапрасну смерти предавати,
Святую кровь проливати.
Кто этот сон три раза в день проговорит,
К тому человеку не может враг приступить.
Пойдет он в суд судиться
Чрез господ, чрез болыпия вельможи,
И будет он прав.
Случилось этому человеку
При путях, при дорожках, при темной ночи, -
Вместо поста и вместо исповеданъя,
И вместо святого причащения.
Слава Отцу и Сыну и Святому Духу, аминь.

Ко сну отходящим
(248)
Царь водяной, царь земляной, царь небесный,
Прости мою душеньку грешную!
Светел месяц и красно солнышко,
И все частыя звездочки, беленькие камушки,
И дальние, и ближние, и семейные,
Простите мою душеньку грешную!
(249) Ложусь я, раба (имярек), под Богородицкий крест,
под Спасову ручку: крест надо мной, крест передо мной,
крест креста ублажает, Ангел меня сохраняет, Враг-сатана,
отступись от меня, - Я не твоя, я Божинькина!
(250) На ночь кладут в изголовье постели хлеб-соль и, за­
думывая о чем-нибудь, говорят: «Воскресенье с понедельни-
&
> * / ком, --------------------------
вторник с средой, : -------------------------------
четверг с пятницей, ---------
а тебе, суббота,
дружки нет; вот тебе хлеб-соль, а мне дай ясный сон».

На вещий сон
(251) Нужно что-нибудь загадать и, ложась спать, ска­
зать: «Ложусь я спать на Сионских горах, три ангела в голо­
вах: один видит, другой слышит, третий всю правду мне ска­
жет: коли я что найду, али что куплю, али подарок приму, то
сбудется, а коли что продам, или потеряю, али отдам, то не
сбудется».
(252) Чтобы видеть во сне средство от болезни, нужно на
Николин день лечь спать в церковной ограде, а на ночь про­
говорить следующее: «Ложусь я, раб Божий, спать на Сион­
ских горах, во святой церкви; кладу три ангела в головах: од­
ного подслушивать, другого подглядывать, третьего подсказы­
вать. Поведай, Микола милостивый, зелье в потребу. Во веки
веков, аминь».

При собирании целебных трав


(253) Во имя Отца, и Сына, и Святаго Духа, аминь. Бла­
гослови, Господи, Мать Божия, Пресвятая Дева Богородица и
святой отец праведный Абрам, я пришел к вам испросить у
вас дозволить мне трав сорвать на всякую пользу и от всякой
болезни всем православным христианам. Святой отец правед­
ный Абрам все поле пахал, Симеон Зилот садил, Илья поли­
вал, Господь помогал. Небо - отец, а земля - мать. Благосло­
ви, Господи, эту траву рвать на всякую пользу всем право­
славным христианам. Аминь (трижды).
Когда идешь траву рвать, нужно сделать шесть поклонов
дома и шесть при самой траве.
(254) По словам знахариц, травы должно рвать на Ивана
Купала, между заутренней и обедней, совсем нагому, какой
человек родится; и не бояться ничего, что можно при том
увидеть: «Чертям не больно любо, как рвут травы». А как ста­
нешь рвать, то надо прежде попросить матушку сырую зем­
лю, чтоб она благословила нарвать с себя трав для всяко­
го надобья; надо ничком упасть на матушку сырую землю и
молвить такие речи: «Гой, земля еси сырая, Земля матерая.
Матерь нам еси родная, Всех еси нас породила и угодьем на­
делила; ради нас, своих детей, зелий еси народила и злак вся­
кой напоила, польгой16 беса отгоняти, и в болезнях отгоняти!
Повели с себя урвати разных надобьев, угодьев ради польги
на живот!»
Рвать травы по одному и так, чтоб и близко никого не
было.

При входе в лес за грибами,


ягодами и пр.
(255) Я иду в лес, клещ лезь на лес, а змея за угоду поле­
зай под колоду.

При высекании огня


(256) Когда высекают огонь в сажу чела печки, то говорят:
«Царь-огонь, достанься: не табак курить - каши варить!»

При отправлении в путь


(257) Едет Егорий Храбрый на белом коне, златым венцом
украшается, булатным копьем подпирается, с татем ночным
встречается, речью с ним препирается: «Куда, тать ночной,
идешь?» «Иду я людей убивать, купцов проезжих добывать».
А Егорий удал, ему дороги не дал, православных обороняет,
в пути-дороге сохраняет.
16 Польга - полоз.
>3 (258) Шли четыре человека, несли секиру стараго железа,
кинули ту секиру в мертвое тело, от меня, раба Божия; от той
секиры ни крови, ни скорби - ни на холоду, ни на ветру, ни в

ris
перекрой месяца, и по вся дни; Христос мне, рабу, защитник
от злого человека. Помоги стиху ключ. Изолной, Ирик, Или-
рон, Игамон, Легсок, Имал, Димон, крест - держава, крест -

lib
утверждение; аминь.
(259) Благослови меня, Матушка Пресвятая Богородица.

m
Ложуся я, благословясь, Богу помолясь; по утру вставаючи, не
водою - утреннею росою умываючи, ризой Матушки Пресвятой

tu
Богородицы облакаюся; благослови меня, Матушка Пресвятая
Богородица, раба, в путь-дорогу, из дверей в двери, из сеней

ul
в сени, из ворот в ворота; выйду за вороты, останавливаюсь,
на все четыре стороны поклонюся, на восточную сторону ниже
cc
всех; мне из ворот три тропы: первая тропа - во темные леса,
вторая тропа - на чистое поле, третья тропа - на синее море,
/o
на восток солнца. На море на Окиане, на острове на Буяне по­
строена соборная апостольская церковь, загорожена железным
m

тыном, от земли до неба покрыта медною крышей, затворена


сиверскими воротами, заперта тридцатью замками. Подхожу я
co

к церкви, благословясь, Богу помолясь, отпираю я двери: по


правую сторону стоит Матушка Пресвятая Богородица, много
k.

Она для нас милослива; а по левую сторону лежит мертвец,


головой он головастый, волосом ослистый, под ним резвыя
/v

ноженьки опустились, белыя рученьки покатились, ум-разум


помешался, его скверный язык в темя вытягался, челюсти его
s:/

поганыя затворились, глазыньки закрылись; так бы и встреш-


ный меня злодей испугался, как грому боялся, ни в пиру, ни
tp

в беседе со мной не проклажался; аминь.


ht

При печении хлеба


(260) Говорится, когда садят в печь пироги или хлебы:
«Матушка печка, укрась своих детушек».

■ÎÈS— т - М -
jw Чтобы не заблудиться в лесу
(261) Встану я (имярек), благословясь, пойду, перекре­
стясь, из избы в двери, из ворот в вороты, а из ворот в чи­
стое поле; поклонюсь на все на четыре стороны и пойду в
густой, темный лес. Прийду в середину густаго леса, и найду
тут старца стараго, как лунь седаго; поклонюсь ему низехонь­
ко и скажу: «Гой еси, старец, как лунь седой! Скажи ты мне
всю правду-истину, где живет царь Змиулан?» «Поди ты в
правую сторону к царю Змиулану: что не дуб стоит, Змиулан
сидит; что не ветер шумит, Змиулан говорит». «Гой еси, царь
Змиулан! Прикажи ты своим верным слугам меня (имярек)
из сего леса темного вывести и направить на путь на дорогу».
Будьте, мои слова, крепки и лепки, отныне до веку. Замок во
рту, а ключ в воду.

Чтобы никому нельзя было взять


положенный клад
(262) Кладу я, раб Божий, покладу, каменным тыном ого­
раживаю, каменною дверью запираю, за тридевять замков,
за тридевять ключов, во единый ключ, во един замок, через
этот тын никому не хаживать, никакой птице не летывать;
как утвержден Иерусалим на земле, так да утвердится земля
на месте твердо; будь, заговор мой, от востока до запада, от
седьмаго неба и в третию бездну; отдам ключ Михаилу архан­
гелу, Михаил архангел Гавриилу, Гавриил архангел Матушке
Пресвятой Богородице за престол. Матушка Пресвятая Бого­
родица, во Иордан реку белой рыбе. Аминь.

При отыскивании кладов


(263) Из земли из поганския, из-за моря Астраханского
ползет ползун змей Полоз. На том змее три главы, на главах

по
Jr**Sтри -короны:
æ t - - -первая
- - - корона
- - - -казанская,
- - - - вторая
- - - астраханская,
--- ^
третья сибирская. Ползет тот змей, выползает, к поклажам
приставников назначает, православных не допускает. Возьму
я, раб Божий, копье булатное, вооружусь честным святым кре­
стом, пробожу я змее сердце булатным копьем, отопру я по­
клажи поганския златыим ключем; а и первая поклажа моя -
град велик Казань, а вторая поклажа - матушка Астрахань,
а третья поклажа - немощна Сибирь; а в казанской стране
злато, серебро, в астраханской стране крупен жемчуг, а во си­
бирской стране честно каменье, соболиный мех.
(264) На горе стоит на высокой монастырь мал-малеше-
нек, во том монастыре сила Божия, по горам слышен благо­
вест, а ударят в колокол в первый раз - все приставники упа­
дут на нутро земли, а ударят во второй раз - обнажатся со-
кровищи, а ударят в третий раз - кому Бог благословит, тому
достанутся. А монастырь тот - святаго Саввы священного,
ему и молебен служить, подобно, как пойдешь поклажи рыть.
(265) На семи горах на Сионских стоит велик столб ка­
менный; на тем на столбе каменном лежит книга запечата­
на, железным замком заперта, золотыим ключем замкнута.
На семи горах на Сионских, на столб тот каменный положил
книгу запечатану, железным замком заперту, золотыим клю­
чом замкнуту сам премудрый царь Соломон. Я премудрому
царю поклоняюся, Божиим словом вооружаюся, в книге той о
поклажах земных справляюся, с благословением на рытву от­
правляйся. Подаждь, Боже, мне (имярек) приставников злых
от поклажи отогнати, злата из земли на добрыя дела взяти,
сиротам малым на утешение, Божиих храмов на построение,
всей нищей братии на разделение, а мне (имярек) на честну
торговлю купецкую.
(266) Сам Бог Адонаи, Егова, Эллаг, Саваоф, от имени
Господа нашего Иисуса Христа, повелевает, проклинает и от­
лучает тебя с поклажей от всех заклятых стихий, тел и вещей,
и ты, сребролюбивый сатана, до разрушится почесть твоя, да
V / повс
повели приставнику выдать мне поклажу, хотя и не достоин гоин
пред Богом, - обаче внемлет молитвам моим. Аще не послу­
шен, лишит тя Господь престола и власти твоея, триипоста-
сным Богом и архангелом буди поражен в вечность, жегом
и от престола и власти отлучен. Господи, спаси рабов тво­
их; аминь. Как ты, матушка белая заря, разрешаешь тьму, та-
кожде разреши хищника от имения сего.
(267) Трисвятый Владыко, страшный, и страшно имя
Твое, Элои, Тфеос, Саваоф, Господь сотворивый человека по
образу и по подобию Своему, давый ему власть жизни веч-
ныя и отпадша велиим грехом, непрезревый, но устроивый,
воплощением Христа твоего спасение миру, и паки приидет
судити живых и мертвых; от гласа Его все громы загремели,
восколебалась земля, разрушились горы, и обнажились осно­
вания вселенной, и явятся сокровища земныя. Да будет ныне
втуне стража приставников. За сопротивление твое обыдут тя
болезни ада и сети смертныя. Да не наведеши трепет и ужас
приближающимся и призирающим и сретающим мя к покла­
же сей на девять сажен, на тридевять и на девять девятой, ни­
что же в глазах затмит и помрачит; яко приведет выну быти
с нами Заступнице Пресвятой Богородице. Господи, да будет
молитва наша, яко кадило пред Тобою, прииму жертву не ве­
чернюю и услыши нас молящихся Тебе и отверзи нам двери,
их же никто же может затворити; Ты сам изрек устами Свои­
ми, аще веруете и речете горе сей верзися в море и будет вам;
и мы веруем и рцем17: да будет приставник с поклажею пред
нами; и положит пред ногама нашима без страха и да не на­
ведет ужаса, и да не коснется здравия нашего и не повредит
семейства нашего. Сего ради беру с поклажи земли показати
приставнику путь; сего дела полагаю трех местное обитали­
ще. Первое мучить языки непознавших Господа нашего Ии­
суса Христа, - дондеже познают и обратятся. Второе мучить
ругающихся над святыней Господней и третье в непроходи-
17
Будем говорить.
<&-■ •>
мыя места, из трех еже хощеши. Аще же будеши непокорлив
и не послушен, за сим последует на тя от Триипостаснаго Го­
спода Бога нашего велие проклятие. Отлучаю тя, приставни-
че, именем страшных и многоочитых и шестокрылых херуви­
мов и серафимов, двема крылома лице свое покрывающих во
еже не опалитися от не-изреченныя славы Божества; и гласом
своим небо исполняющих Свят, Свят, Свят, Господь Саваоф,
исполни землю и небо славы Твоея, аминь.
Прочитав означенную молитву, мастер берет чашку с во­
дою и чтобы видеть в ней, где именно нужно рыть клад уже
отчитанный, читает над водою следующие слова: «Матуш­
ка красное солнце, как ты освещаешь своим светом виде­
ние зрака, такожде покажи рабу Божию (имярек) поклажу
сию; а ты, матушка свежая вода, покажи в себе от небеси и
земли сквозь камня и песка и красной глины во славу всех
святых».
(268) Известный в Симбирской губ. кладоискатель, меща­
нин Андрей Михайлов, умерший в 1854 г., оставил записку
следующего содержания: - В книге «Измарагд новый», сиречь
«Путеводитель», которая та книга у Михея Петровича Минга-
ля в саду была, на странице 3 сказано о поклажах: «Зри, яко
во Священном писании глаголется, о великой поклаже царя
Соломона; она, поклажа та (неисчетны сокровища, два тьму
таланта злата), с кораблем у Тира и Сидона потонула и к тому
ж не обрящется до скончания века, и дана бысть оттоле, по
попущению Божию, власть приставникам сторожити поклажи
на земли: овы ничис-ты духи, я/со же и поклажу царя Соло­
мона, до дня страшного суда стерегут, овы же простыя покла­
жи молитвами отчитываются, положены на срок. У тех по­
клаж через три года приставники то место - опившие люди,
ино место - проклятые, а коли - и сами князи бесовские».
Одначе, есть травы, коим сила от Бога дана; те травы огнея,
царь-трава, Петров крест да плакун. Возьми плакуна на Ива­
на Богослова да загни верхушку; так и оставь до Троицы, а
кикТроица придет, возьми с корнем ту траву и принеси к
обедни в церковь. Как молитву поп травам даст, и та трава
годна для кладов, печати приставника отпирает; неспроста, а
чти с умилением: «Приступаю я, раб Божий, к поклаже сей,
окружаю в ширину и глубину, утверждаю Божьим словом;
пошли мне, Господи, помощника, архангела Уриила, отогнать
демонскую силу, от сей черты окруженной, от еретика и от
волшебника. Пошли, Господи, грознаго Илию пророка с ог­
ненной колесницей, с громовым ударом истребить нечистыя
силы от поклажи сей. Утверждаю поклажу эту на камне Ала­
тыре, замок отмыкаю в небе, ключ в море; как морю огненну
не бывать, из моря ключей, кроме меня, не вынимать, а замка
не отпирать; аминь».
Положи ту траву, да смотри, неразумный, не дотянись ру­
ками, а отпирай коромыслом, а деньги бери из середины (на
верху, говорено, нечистая печать), а если подвох сделает, -
ослепнешь, промой глаза богоявленской водой и чти с умиле­
нием: «Матушка, богоявленская вода, покажи в себе от небе-
си и земли, сквозь каменя и песка и красной глины, поклажу;
во славу всех святых; аминь».

На приобретение неразменного рубля


(269) Надо спеленать черную кошку и в полночь пойти
в баню и сказать: «На тебе ребенка, дай мне беспереводный
целковый».
После этого надо бросить кошку в баню, выбежать, очер­
тить около себя три круга крестом и положить его в середину
с приговором: «Чур!»

Для приручения собаки


(270) Чтобы новая собака держалась дома, состригают с ее
головы, спины и хвоста небольшие клочки шерсти, которые
--------------------------------------------- -----
W врубают в порог, приговаривая: «Как эта шерсть будет дер­
жаться в пороге, так бы собака держалась в доме».

Для приручения петуха


(271) Чтобы отучить петуха ходить по чужим дворам, са­
дят его под лавку, приставив к ней доску и оставив лишь не­
большую скважину, через которую петух мог бы только ви­
деть приготовленный для него корм. Поморив таким образом
петуха два дня, освобождают его и, вбивая в пол гвоздь, го­
ворят: «Как этот гвоздь станет держаться полу, так петух дер­
жался бы своего дому».

Чтобы взять змею в руки


(272) Змея карачалка, отдай мне свое жало, а не отдашь
свое жало, все уды твои потоплю.
На все стороны дунь и плюнь.

От муравьев
(273) Говорится трижды: «Муравей, муравей, не кусай ты
меня, раздавлю я тебя, весь род и племя, и вашего царя».
(274) Чтобы сесть в муравейник, надобно три раза обойти
кругом его и проговорить: «Брат муравей, скажи брату свое­
му муравью, чтобы он моего тела не уязвлял, яду своего не
опущал; тело мое - земля, а кровь моя черна; а тем моим
словам небо - ключ, земля замок, отныне и до веку, во веки
веков; аминь».
Дунь и плюнь во все стороны и садись.
j/ w Г ч тоб
'
корова не лягалась
(275) Господи Боже, благослови! Как основана земля на
трех китах, на трех китищах, как с места на место земля не
шевелится, так бы любимая скотинушка (чернавушка, пе-
стра-вушка и т. п.) с места не шевелилась; не дай ей. Госпо­
ди, ни ножнаго ляганья, ни хвостоваго маханья, ни роговаго
боданья. Стой горой, а дои рекой: озеро - сметаны, река - мо­
лока. Ключ и замок словам моим.
Наговаривают на воду, которою потом обмывают вымя.

И6
Земледелие
Чтобы растения хорошо росли
(276) Умоюсь я (имярек) в утреннюю зарю утренней ро­
сою и очерчу себя безымянным пальцем и скажу: «Гой еси
ты, заря утренняя, и ты, заря вечерняя, пади ты на мою рожь
и проч., дабы она росла как лес высока, как дуб толста». Будь­
те, мои слова, и проч.
(277) Встану я, раб Божий (имярек), благословясь, пой­
ду помолясь из избы в двери, из дверей в вороты, в чистое
поле, прямо на восток, и скажу: «Гой еси солнце жаркое, а
жги и пали и не пожигай ты овощ и хлеб мой (имярек), а жги
и пали куколь и полынь-траву». Будьте, мои слова, крепки и
лепки.
На хороший урожай озими
(278) В день Вознесения Христова, дети срубают молодую
березу и, принесши в поле, где посеяна рожь, утверждают ее
в полосе, а сами начинают кататься по молодой озими, крича:
«Рожь к овину, а метла (трава) к лесу». После катанья тут же
дети съедают принесенную с собой яичницу.
великорусские злклинлния
Д Г ;
J v * ' Чтоб репа не уродилась
(279) Репа медиа, земля железна, родится мышиный
хвостик.
При жатве
(280) При наступлении ржаной жатвы, каждая женщи­
на, являющаяся в первый раз с серпом на полосу, сжина­
ет первую горсть ржи и делает из нее себе пояс и, опоя­
савшись им, говорит: «Как матушка рожь стала год, да не
устала, так моя спинушка жать бы не устала». После треть­
его нажатого снопа жнея снимает пояс. По окончании ржа­
ной жатвы, после обеда или ужина, бабы жнеи катаются по
жниве, говоря: «Жнива ты, жнива, подай мою силу на ов­
сяную жнитву!»
Когда кончается овсяная жатва, и на одном загоне (части
полосы) остается немного овса, то все рабочие одной семьи
или их наемные работники, сделав из себя круг, поджинают
остальной овес со всех сторон и в самом центре обжатого та­
ким образом круга оставляют на полосе около горсти овса
несжатого, говоря к ней: «Флор да Лавер, приходите коня
кормить».
Один сноп овса уносится с полосы в деревню и ставится
в передний угол избы, а после обеда или ужина, смотря по
окончанию жатвы, этим снопом выгоняют мух из избы, гово­
ря: «Мухи вы, мухи, ступайте вы вон; мы работу свою кончи­
ли, простору нам давайте и волю».
Тем же снопом, в день Покрова Богородицы, кормят ло­
шадей, коров, овец и других домашних животных, дабы они
лучше ели весь приготовленный для них на зиму корм.
(281) По окончании ржаной жатвы, жнеи ложатся на
жатву, на полосе, и несколько раз перекатываются на ней,
говоря: «Жнива ты, жнива, дай-ка мне силы, на овсяную
жнитву».
Перекатыванье избегают делать при посторонних.
При «сожинках» овса жнецы и жнеи оставляют в одном
месте на полосе несколько волотей18 не сжатыми и говорят
к ним: «Флор да Лавер, приходите коня кормить», или же:

ris
«Илье пророку бородка!»
При конце молотьбы

lib
(282) При конце молотьбы, что называется «овин именин­
ник», хозяин овина угощает помогавших ему пирогами, кото­
рые предлагаются гостям на последней настилке, и при том

m
приговаривает: «Дай Бог овину в мире стоять!»

tu
Ко льну
(283) Когда осенью лен выстилается крестьянками для

ul
улежания на лугах, каждая из них говорит к своему льну:
Улежи-ка, мой ленок,
cc
Белой да мягкой,
Вы китову жилу,
/o
Вы Комарову кость.
Не бойся ни ветру, ни вихорю,
m

Ни частого дождичка,
Ни красного солнышка.
co

О хмелю, как хмель водить


k.

(284) Трех хмельников чужих взять корения тайно да


покинуть по яйцу на место, да идти домой, а идучи домой,
/v

не оглядываться назад; да где метать хмельник, и ты очер­


ти трижды то место (и на старой свой хмельник и ты), топо­
s:/

ром или косою очерти и, мечучи корение, у черты говори то:


«Ярый хмель, тебе от меня отводу нет, никто тебя не украдет
tp

или изблудит, или кто портит, или поган кто над тобою что
нарядит, или сам кому корения или хмелю дам, - а то тебе
ht

от меня, однако отходу (от меня) нет, нигде ни к кому, а тое


черты тебе пути нет».

18 Небольшой, в несколько стеблей несжатый участок.


^Ца стоя на западной стороне хмельника на черте, на вос­
ток лицем, через хмельник зря, начертати на крест, стоя вну­
три хмельника, тем же, чем и ту черту чертил да пошел; в по-
солон19 лицем, по той по одной черте; да став на черте к по-
лунощи хребтом, а на полдень лицем да став, начертити крест
по тому же, да среди креста, на обеих местах мечет корение,
а наговорити что: «Тебе от меня отходу нет».

Уход за скотом
Чтобы уберечь скот от хищных зверей, болезни и
порчи
(285) Во имя Отца, и Сына, и Святаго Духа. Аминь. Вста­
ну я, раб Божий, благословясь, пойду, перекрестясь, одеваюсь
светом, опояшусь светлою ризою, покроюсь облаками, обло­
жусь частыми звездами, аки сельными стрелами; вступлю я,
раб Божий (имярек), в архангельский след и пойду в чистое
поле, отцем и матерью благословен и прощен, и стану я, раб
Божий (имярек), в чистое поле на восток лицом, а на запад
хребтом; отрекаюсь я, раб, от сатаны диавола и предаюсь к
вышнему Творцу, к самому Господу нашему Иисусу Христу,
Сыну Божию, который сотворил небо и землю, луну и звезды,
скоты, звери, рыбы и птицы; предаюсь я, раб Божий (имя­
рек), со своим скотом, крестьянским животом, коровами ро­
гатыми и комлатыми, подтелками большими и малыми теля­
тами, тяглых коней и кобыл трехлетков, двулетков и однолет­
ков, овец и баранов, и малых ягнят и всего скота, милаго кре-
стьянскаго живота, во все красное лето, от срока до срока, до
белаго снегу - с красными и белыми шерстями, бурыми, се­
рыми и пестрыми шерстями, двоекопытными и однокопытны­
ми, на сохранение, на сбережение вместо на солучение, ко
двору на прихождение крестьянскому скоту, милому животу,
19
Идти по солнцу.
— ^
gw *двоекопытному
двое коровьему и овечьему, однокопытному кон­
ному. Подай, Господи, на здравие легкость, Божью милость
на плод и живот скоту! Умоляю Тебя, истинный Христос,
Сын Божий, всемилосердый Боже, и Матерь Пресвятая Бого­
родица, и свя-тый архангел Михаил, грозный воевода небес­
ных сил, святый Георгий Храбрый, и святые угодники Коссма
и Дамиян, Николай Чудотворец, Власий, епископ Медостий
Иерусалимский, Фрол и Лавр, Меркулий Смоленский, Авер-
кий Иерапольский, и святые евангелисты Матвей, Иоанн,
Лука и Марко, и святые угодники Антоний и Федосий, киев­
ские чудотворцы, херувимы и серафимы и вся небесныя
силы! Умоляю вас, научите меня, раба Божия (имярек), па­
стуха ограды и обороны ставить кругом своего стада, кре-
стьянскаго скота, милого живота разной шерсти двоекопытна-
го, и однокопытнаго вместо на солучение, ко двору на при-
хождение. От черного зверя медведя и медведицы, от широ­
колапого от зверя насланного и жирового и от муравейника;
от насланного серого волка, волчицы и щенят их и от одно-
шерстнаго бурого зверя, от рыси и от рысихи; от урока, от
призору человеческаго худого глаза, от ползучего змия и от
нечистыя силы злаго духа, от ветра падеры20, от вихра, от на­
носных падучих заразных болезней, от лесного и водяного,
беса и бесихи и полевого злаго духа и подстрела, от еретика и
еретицы, от колдуна и колдуньи, от вещуна и вещуницы, от
портежника и портежницы, от лихого глазу и лихие думы зла­
го человека и всякия лесные и земные скверны; от чернеца и
черницы, от ломника и ломницы, от бельца и больницы, от
попа и попадьи худого глазу, от диякона и дияконицы, от ди-
ячка и диячихи, от пономаря и пономарихи, от просвирни, от
девки простоволоски, от жены белоголовки, и Черноголовки,
и пустоволоски и русоголовки, от мужика блудника и жены
блудницы, от однозуба, двоезуба и троезуба человека, со сто­
роны скота видящаго и в след идущаго, от встречнаго и ми-
20
Буря.
а р *
моидущаго худого глаза человека закрой и защити, Господи,
раба Божия (имярек), пастуха, и мое счетное стадо коровье,
конное и овечье милостию Божиею и архангелом Михаилом и
Храбрым Георгием. И этими молитвами, и словами ограду
ставлю. И как в синем мори синий камень, Оран камень в
Ариянском мори, Океян камень в Океянском мори крепки не
ломаются и не крошатся, так крепок сей обиход и заговор мо­
ему скоту, крестьянскому животу - кругом всего стада - ко­
ровьему, конному и овечьему в место на солучение, ко двору
на прихождение подаждь, Господи, на здравие и легкость, на
плод и живот скоту. И кто на меня, раба Божия (имярек), па­
стуха, и на мое счетное стадо, на крестьянский скот худым
делом и мыслями, тому человеку прежде оббежать бегом и
без отдыху к синему морю и выпить всю воду досуха, и по­
жрать весь песок, а камень большой проглотить. Еще же та­
ким еретикам и колдунам прилепись, змей, к языкам их и вы­
соси кровь из языка колдуна. И кто на мое счетное стадо, на
крестьянской скот, милой живот, коров, коней и овец подума­
ет злое дело, тому колдуну очи во лбу, зубы во рту вылопну-
ли; или худое чие око завидит или ухо заслышит, тому чело­
веку оббежать кругом Чермнаго моря. И есть зеленой огонь в
море, всем огням царь, жжет и палит отпадшую нечистую
силу дияволов, еретиков и колдунов, и всех людей; так бы их
от моего стада скота жгло и палило. И пошли. Господи, все­
могущий Боже Царю, Царю небесный, Иисусе Христе, на по­
мощь рабу своему, пастуху (имярек), архангела Михаила
гроэнаго воеводу небесных сил, и святаго Георгия Победо­
носца на защищение и спасение меня, раба Божия и кре-
стьянскаго скота, милаго живота. И как стекаются реки во
Океян море с высоких гор, с дремучих лесов, болотов, поточ­
ных мест, из земель и из сенных покосов, - чтоб так прихо­
дил мой крестьянской скот, коровье стадо, конное и овечье,
со всех сторон с малыми и большими сами из леса, из дубра­
вы, из зеленых лугов и с чистых полей, с любимой пасотины
•>
а г ^
\3 все ко дворам на мой голос, когда заиграю в трубу или в рог,
также и на мой свист все выходили воедино к своим дворам
и мшоным хлевам. И как сходится народ Божий крещенный
по колокольному звону к служению и пению божественному к
отцу духовному и радеют слушать Слово Божие Господа на­
шего Иисуса Христа, Царя небеснаго, душею и сердцем; так
бы радело и приходило мое счетное стадо коровье, конное и
овечье на мой голос и трубу сами из толкучих гор, с дрему­
чих лесов, со мхов и болотов поточных, и с пахотных земель,
и с сенных покосов, от рек и озер, и маленьких ручьев, и от
моря. Заговариваю я, раб Божий (имярек), сими словами, и
святых угодников на помощь призываю и умоляю их. И как
крепка и недвижна стоит Фавор гора на месте и Вертеп гора,
где Христос Господь наш, Иисус Христос родился, так сия за­
говоры и обыходы мои крепки и никем не могут быть нару-
шимы; кругом моего стада крестьянскаго скота, милаго живо­
та на сохранение и вместо на солучение подай. Господь, лег­
кость, здравие и милость. И сколь крепко во святом граде Ие­
русалиме гроб Господень стоит на воздусе и держится Духом
Святым, столь бы крепко мое счетное стадо коровье, конное
и овечье держалось бы всего моего обыхода и заговора во все
красное лето до белаго снегу. И как же во святом граде Иеру­
салиме гроб Господень на земли не бывает, так бы у моего
стада коровьяго, коннаго и овечьяго черному зверю медведю
и медведицы и щенятам их не бывать, волку и волчицы, на­
сланных от лихого человека не бывать, и никому урону и зве­
риной шерсти, и никакой порчи и слыхом не слыхать, и рас­
ходу от меня отныне и до века не бывать. Еще помолюсь я,
раб Божий (имярек), пастух, о своем счетном стаде коровьем,
конном и овечьем в место на солучение, ко дворам на при-
хождение всевышнему Творцу, Господу нашему Иисусу Хри­
сту, Который сотворил небо и землю и перваго человека, пра­
отца нашего Адама и Евву, и меня, раба Божия (имярек), на
свет пустил. И принимаю я на свои руки Твоего создания.
Господи Боже всемогущий, скотов, крестьянских животов,
возлюбленное стадо коровье, конное и овечье всякой разной
шерсти и разных копытов на свои руки во все лето до белаго
снегу. Истинный Христос Сын Божий и Царица небесная,
Мати Пресвятая Богородица! Соблюдите и сохраните мое
счетное стадо, по полям ходячи, по зеленым лугам, по боло­
там, по скалам, около больших рек и ручьев, озер и подле мо­
рей, от дубравнаго зверя медведя и медведицы и щенят их, от
волка и волчицы и щенят их, от насланнаго волка, от лихого
человека, от харкунов и харкуньи и щенят их, от падежа и на­
носный заразы, от ветра падеры, от глаза и призору лихого
человека. И пошли, всемогущий Боже, Царю небесный, Исусе
Христе, на помощь рабу Твоему (имярек) пастуху, архангела
Михаила, грознаго небеснаго воеводу, и святаго великомуче­
ника Георгия Победоносца на проклятие нечистаго дияволь-
скаго действия с пламенным копием, на сохранение счетнаго
моего стада, крестьянскаго скота, милаго живота. И святых
угодников Кузьму и Дамияна, Николая чудотворца, Власия
епископа, Медоста Иерусалимскаго, Фрола и Лавра, Мерку-
лия Смоленскаго, Аверкия Иерапольскаго, Антония и Федо-
сия киевских угодников, и святых четырех евангелистов
Матвея, Иоанна, Луку и Марка Богусловов, и двенадцать апо­
столов, херувимов и серафимов и вся небесныя Силы умо­
ляю: поставьте на злых духов диявольских, колдунов и колду-
ньев железный тын, вереи булатныя, ворота медные от земли
на триста локтей до неба, от востока до запада, от лета до
зимняго времени, от севера до юга, во все красное лето по
земли на двадцать поприщ, и замкните тридевять замками, и
отдайте ключи святым апостолам Петру и Павлу в седьмое
небо. О Владычице, Царица небесная. Пресвятая Богородице,
Дево Мария! Закрой и защити своею нетленною ризою мене,
раба Твоего (имярек), пастуха, и мое счетное стадо коровье,
конное и овечье! И когда мой скот будет ходить по чистым
полям и зеленым лугам, по горам, или дубравам и лесам, при
it? '
4А , *4s
J'**-' реках, ручьях и озерах, в таких случаях иногда прибежит на-
сланный волк от лихого человека, или жировой медведь, или
медведица, или жировой волк в мое счетное стадо, - то ка­
зался бы мой скот зверю медведю и волку при траве травой,
при ручье ручьем, при реке рекой, при болоте болотом, при
лесе лесом, при пне пнем, при колодье колодьем, при камени
камнем, и всякому зверю и нечистому духу огнем и горьким
дымом. А колдуну и колдуньям огонь поесть и дымом запить,
и бежать от моего скота, крестьянскаго живота, в тартарары,
в бездну. Завидующему и худым глазом заглядающему, или
подумает лихой человек какое злое дело и худыя мысли на
мое стадо, - то пошлет архангел Михаил громовую стрелу в
глаза и в белое тело, и в язык, колдуну и колдуньи в черную
кровь, голову и кости, за волшебные дела и мысли поразит
архангел Михаил во все жилы огненными стрелами. А мне,
рабу Божию (имярек), пастуху, подаждь, Господи, Царю не­
бесный, Иисусе Христе, Матерь Пресвятая Богородица, Цари­
ца небесная, и моему счетному стаду, крестьянскому скоту,
милому животу, здоровье и легкость на плод и живот скоту
двоекопытому и однокопытому. Все же сии обыходы и заго­
воры скотам ключ и замок: Саваоф Бог закрывает и замыкает
ризою нетленною мое счетное стадо коровье, конное и овечье.
Святый предтеча Господень Иоанне Крестителю! Загради
крестом животворящим меня, раба Божия (имярек), пастуха,
и мое счетное стадо! О, всемилостивая Госпоже Царица не­
бесная Пресвятая Богородица и святый славный пророче и
предтеча крестителю Спасов Иоанне! Как нам, многогреш­
ным рабам Вашим, седьмаго неба не видать, так бы злому
духу и нечистому проклятому дияволу, насланному зверю,
лихому человеку, колдуну и колдуньи в моем счетном стаде
не бывать и не портить и никакою язвою не вредить отныне и
до века аминь. Господи Боже, благослови! И еще помолюсь я,
раб Божий, архангелу Михаилу и архистратигу Гавриилу, вер­
ховным апостолам Петру и Павлу, Николаю Чудотворцу, ве-
Æ
ЛVГ * '
ликомученику Георгию Победоносцу, Влаэту епископу Севва-
стийскому и самому Господу Иисусу Христу и Животворя­
щей Троице, Отцу и Сыну и Святому Духу, и Матере Пресвя­
той Богородице, и святому пророку Иоанну предтечи, и свя­
тому Илии пророку, и вселенским чудотворцам Василию Ве­
ликому, Григорию Богослову, Иоанну Златоустому, и священ-
номученику Клименту, папы Римскому, Петру Александрий­
скому, новгородским чудотворцем Антонию Римскому,
Праскевы, нареченной Пятницы, Варлаамию Хутынскому,
Александре и Михаиле Невским, и святым великомученицам
Варваре Киевской и Екатерине на Синайской горе. ...Еще по­
молюсь я, раб Божий (имярек), Коссме и Да-мияну, Фролу и
Лавру, Алексею, человеку Божию, Ануфрию великомученику
и архидиякону Стефану первомученику, Петру Афонскому и
Зосиму и Савватию Соловецким чудотворцем... Еще помо­
люсь я, раб Божий, Сергию Радонежскому, чудотворцу Живо-
начальныя Троицы, и преподобному Ниле Столобенскому чу­
дотворцу, Кириле Белозерскому и Кириле Новгородскому чу­
дотворцу, и Ангелу хранителю своему на всякий день и на
всякий час, и всех угодников умоляю и милости прошу за
мой живот и крестьянский скот, угодника Власия род - во
всяком месте, при темном лесе, при топучем болоте, по зеле­
ным лугам ходячи, по своей па-сотине, по борам и по горам,
по вертепам и пашенным землям, при быстрых реках и озе­
рах, и от синяго моря, по чистому полю ходячи, во всякий
день и во всякий час! Встану я, раб Божий, благословясь и ко
всемогущему Творцу помолясь, и пойду от своих домов жи­
ровых со своим скотом, крестьянским животом от своих ата­
ман и атоманиц, от своих хозяев и хозяек, на зеленую траву,
по своей любимой пасотины, с хозяйских дворов; пошел мой
скот путем-дорогою в чистое поле, чередой, малыя за боль­
шими, ладом, друг на друга не злобясь и не сердясь, во вся­
кой час мирно зеленую траву есть, речную и ключевую воду
пить и никуда далече от меня не отходить, раба Божия пасту-
гл
ха (имярек), и покуда я назначу место. А посему умоляю Го­
спода и Матерь Его Пресвятую Богородицу, - во всякой
день и во всякой час, днем по солнцу, в ночи по месяцу, на
молоду месяце, на перекрою и на исходе месяца, по зорям
утренним и вечерним и по временным пятницам, защити и
помилуй, архангел Михаил, своим огненным копием от зла-
го нечистаго духа, от колдуна и колдуньи, лихого человека
худого глазу и призору. И когда стану я, раб Божий (имя­
рек), пастух, на суженое место, и когда придет время солнца
к западу, и затрублю в свою трубу или в рог заиграю, тогда
бы на голос трубы мой скот, Власьев род, со всех сторон, из
дубрав, лесов, ручьев и с чистаго поля, ко мне коровы, кони,
телки, подтелки, теляты, овцы и ягняты все скоплялись, и
шли бы к своим дворам ладом, мирно, не злобясь и дружка
на дружку не сердясь, к своим хозяевам и хозяйкам и в кры­
тых хлевах ночевать мирно, и там мой скот, крестьянской
живот, дождем не мочило и ветром не дуло на мою скотину.
И от сих моих слов и обходу - замок, Евангельская печать.
И как народ Божий крещенный слушает церковнаго звону к
божественной службы, так бы мой скот, милый крестьян­
ский живот, слушали бы моего всего обыходу и заговору
всегда и на всякий час. Аминь. Господи Боже, благослови,
Отче, Святый Владыко, отпуск сей божественный! И благо­
слови тако возлюбленное сие стадо рогатое и комлатое, бы­
ков холостых и порозов, коров, подтелков, тяглых коней и
кобыл, малых телят, овцы и бараны и малые ягняты; ходили
бы друг по дружке, слухом по слушке, слушали бы одна дру­
гого голоса и меня, пастуха, раба Божия (имярек), слушали
бы трубнаго голоса или рогового, мною играючи и бежали
бы на мой голос безотлучно со всех сторон на назначенное
мною место и к своим домам. Да будут вам сии слова, ка­
ждой скотины замок и Евангельская печать до надобнаго
время, с весны до осени и до белаго снегу! Выйду же я, раб
Божий, в чистое поле, стану на восток солнца лицом, на запад
> 3 хребтом, и помолюсь самому Господу нашему Иисусу Хри­
сту, Царю небесному и Пресвятой Владычицы Богородицы, и
Михаилу архангелу со всею небесною силою, и великомуче­
нику Георгию Победоносцу, и прокляну сатану и все его не­
чистые духи, и колдунов и еретиков! И на помощь святите­
лем Николаем чудотворцем и святым Власием и Илиею про­
роком, и Мед остом патриархом сам Господь посылает архан­
гела Михаила, грознаго воеводу, со огненным оружием, пла­
менным копием около Власиевой пошерстной скотины кре-
стьянскаго милаго живота, кругом всего скота оградить жи­
вотворящим крестом, Господнею силою и прогнать все не­
чистые духи и запретить колдунам и колдуньям, ко всем
этим писанным и утвержденным обыходам и сильным заго­
ворам к моему скоту, крестьянскому животу, никому не
приступаться, ни еретику, ни еретицы, ни старцу, ни стари­
цы, ни бельцу, ни белицы, ни девки простоволоски, ни жены
белоголовки, ни двоеженцу, ни троеженцу, ни блудни-ку му­
жику, ни блудницы женщины и черноволоски, ни худым гла­
зом, ни приговороми, ни двоезубу, ни троезубу, ни завидую­
щему и ни встречающему(ся) с моим скотом ни чем и ника­
ким злым делом и мыслию не портить. Поелику сам Господь
посылает архангела Михаила, грознаго воводу, и Храбраго
великомученика Георгия Победоносца, благословляет и ох­
раняет мой скот, крестьянской живот, силою Креста Господ­
ня от широколапаго зверя медведя и медведицы, от наслан-
наго волка и жироваго; утверждено сим заговором и святы­
ми заклятиями; также равно вещуньи сороки и черному во­
рону в мое счетное стадо не вещавать; а летите во мхи-боло-
ты и пожрите мох и колодье гнилое, и тамо дух ваш исчез­
нет! Сим Господним и Михаилом архангелом, и Георгием
Храбрым заклятием сам Господь меня благословил, раба
своего (имярек) пастуха, и все мое счетное стадо, крестьян­
ский скот, милый живот. Всегда ныне и присно и во веки
веков. Аминь!
а г г -
Вышеописанные обходы и заговоры должно производить
следующим порядком: 1) В Егорьев день взять изо всякой
скотины по малой части шерсти изо лба между глаз, из груди

ris
между передних лопаток, ног и на хрестцах. 2) Потом взять
ярого воску и разогреть его немножко и разделить на две ча­
сти равных, которая взята из скотины вместе с воском стоп­

lib
тать и разделить на две части: одну часть положи, пастух, в
свою трубу, под бересту или в рог, а другую часть воска с

m
шерстит положи в замок и тот замок, замкни. 3) И когда при­
дет время в первый раз в Егорьев день выгонять скотину со

tu
двора в поля, возьми топор и вторни в ...тот замок с шер­
стью, и положи замок на одну сторону, а ключ на другую, и

ul
как пройдет скот, тогда возьми замок и вынь воск из замка, и
прибавь еще немного воску к той шерсти, разогрей и стопи,
cc
потом разломи на двое; одну часть пастуху отдай, дабы поло­
жил под бересту в трубу или в свой рог. 4) Как придет пастух,
/o
тогда замок тот с шерстью и воском замкни...
Возьми у всякой скотины шерсти с передней, да и с зад­
m

ней ног и приговори: «И как задняя нога от передней не оста-


валася, и передняя задней не дожидалася».
co

И древцо возьми невелико, расколи на четверо: две по


сторонам, третью в испод, четвертую на верх, да положи про­
k.

меж их тридевять камешков да мурашков, и обвяжи; возьми


воск и шерсть в руку, положи на ворот образ Божий, топор
/v

волочи и около скота на посолонь обойди трижды; на выпу­


ске по сторонам расклада огни, и как приговоришь шерсть,
s:/

закатай и сомни в одно место с воском и положи треть в дре­


во, другую треть в замок, третию треть заверти в рог, древ­
tp

цо положи в дровяную кучу, замок запечатай иным воском и


замкни, и ключ утопи в воду; образ положи над выпуском и
ht

поклонись ей. 1) Псалом: «Господи, пасет мя», 2) «Верую во


единого Бога Отца», 3) Воскресную молитву, 4) «Милосердия
двери отверзи нам», 5) молитву Исусову трижды - и выпусти
скота.
(286) Должно с когтем «лева-зверя» (за который неред-
ко выдают клюв гагары) обойти кругом стада коров и при
том шептать следующее: «Обхожу я, раб Божий, с когтем ле­
ва-зверя мое милое стадо, крестьянский живот. Как мои ко­
ровушки до сей поры боялись медведя, так теперь да боится
медведь моих коровушек; а к этому моему слову небо и зем­
ля - ключ и замок, аминь».
Чтобы лошади не выходили с паствы на другое место
(287) Нужно взять палку из муравейника и объехать с нею
вокруг стада три раза, а потом воткнуть посредине круга и
сказать: «Заговариваю я (имярек) сей заговор над моим та­
буном. Как мураши где ни ходят, ни гуляют, а приходят и
не отлучаются от своего гнезда, - так бы мои добрые кони,
вороные, гнедые, не вышли бы из сего круга; век по веку, и
проч. Встану я (имярек), благословясь, пойду, перекрестясь,
из избы в двери, из ворот в вороты, в чистое поле, к остро­
ву Буяну, к Георгию Храброму, и скажу: «Гой еси, Георгий
Храбрый, укрепи своею силой мощною мое стадо, чтобы оно
от поступа не разбегалося, а ходило бы в куче смирнехонько,
ело хорошехонько и было глаже гладкаго горностая». И за­
ключу слова мои поклоном низким. Будьте, мои слова, креп­
ки и лепки. Встану я (имярек), пойду перекрестясь из избы в
двери, из ворот в вороты, а из ворот в чистое поле, и покло­
нюсь на все на четыре стороны и скажу: «Гой еси, Георгий
Храбрый, исцели от недуга и всякой скорби стадо (имярек)
и пошли все недуги и скорби на нечистые гады». Заключаю
слова поклоном низким. Будьте, мои слова, и проч.
Для приплода овец
(288) Февраля 27 овчары «окликают звезды». Вечером,
когда они появляются на небе, овчары выходят на околицу,
кладут по поклону на все четыре стороны и произносят: «За­
светись, звезда ясная, по поднебесью на радость миру креще­

но
W езда
ному, загорись огнем негасимым на утеху; ты заглянь, звезда
ясная, на двор (имярек), ты освети огнем негасимым белоя­
рых овец его. Как по поднебесью звездам нет числа, так бы у
раба (имярек) уродилось овец более того.

Охота
На удачную охоту за зверями и птицами
(289) Встану я, благословесь, пойду, перекрестесь из избы
дверьми, из двора воротьми, в востошну сторону, под утрен-
ню зорю, под бладой месяц, под часты звезды, в чисто поле, в
чистом поле белый дуб, на белом дубе белы прутья, на белых
прутьях белы листья, лежит царь Вавилон, Пресвятая Мати
Божья, Дева Мария. Покорюсь я, помолюсь царю Вавилону:
«Отпусти меня, раба Божья, идти в зелену дуброву, в белые
бе-резники, в зеленые ельники, в Христову пазуху». Помо­
люсь, покорюсь Пресвятой Богородице Деве Марии: «Отпу­
сти меня и благослови идти в зелену дуброву своей тропой,
своей лыжницей и дай мне тот час, свой час, котораго часа ты
родила своего Господа Иисуса Христа, дай мне, рабу Божье­
му, ставити свои ловушки, поставушки, Божиих зверей по-
ловити - белых зайцев, лисиц бурнастых, черноусых». Помо­
люсь, покорюсь Стефану Попутчику, Луке Залутчику; Лука
Залутчик залучает Божиих зверей - белых зайцев, лисиц
бурнастых, во свои ловушки, во свои поставушки, в шелко­
вы гайтаны Божиим словом, святыми молитвами. Покорюсь
я, помолюсь Михаиле архангелю и Зосиме и Саватею, Соло­
вецким чудотворцам, и Георгию Храброму: «Георгий Хра­
брый, садись на белаго коня, бери шелкову плетку и стегай
не по пруткам, не по веткам, стегни по белым зайцам, по бе­
лой шерсти, от шерсти до кожи, от кожи до мяса, от мяса до
кости, от кости до мозгу, и подите, побежите, белы звери, по
своим тропам, по своим заповедям». И как народ православ-
J > 3 ной рады радуются Светлому Христову Воскресенью, идут и
едут, лезут в златую церковь, идут попы с попадьями, диако­
ны с дьяконицами, причетники с причетницами и весь народ
православной, - так же бы и у меня, раба Божья, шли бы,
бежали, лезли в мои ловушки белы звери. Как реки, ключи
и мелкия паточины текут, не пятятся, не ворочиются, так бы
и у меня, раба Божья, звери не пятились, не ворочались. На
правой бок скочит - огонь горит; на левой бок скочит - во­
дой топит; назад же скочит - стегнет шелковою плеткою Ге­
оргий Храбрый; лучше вам идти своим тропом, по старым за­
поведям. А как держится крест на церкви своей главы, так бы
звери держались моих ловушек, моих поставушек. В восточ­
ной стороне стоит дерево, белая береза; изрублю, изгцепаю,
выстружу тридевять стрел, разстреляю думы, помышленья от
своих ловушек на темные леса, на чорны грязи, на зыбучи бо­
лота, а мне тут не бывать, и не хаживать, и не бывать на моих
ловушках не причищев, не урочищев.
(290) Употребляется при охоте на медведя: «Господи Ии­
сусе Христе и Сыне Божий, помилуй! Я, раб, человек, пойду
по дороге, а, большой капа, идет зверь по тропке и колоде
крадется. Я раб (имярек) кочу с ней повидаться и кочу с ней
побрататься. И, свет ты Егорий, свет милостивой! Фу, ты, де­
вять аминь. След на море, дух на небо! И гуси, и лебеди ны­
ряют и плавают, чтоб не могла вода, не держалась. И свет вы,
Михаиле и Гаврила архангелы! Возьмите свои ризы шелковы
и золоты, безъистленны. Оборони, сокрани меня, раба Божь­
его и человека, оборони, сохрани от огня, от пламя, от две­
надцати ликорадок, двенадцати супостатов, двенадцать ура-
зов, двенадцать смертей. И у меня, раба Божьего, стынь же­
лезный, стынь булатный. Есь передо мной кресс и трексажон-
ный, золотопечатный и неурошный.
(291) Стану я, раб Божий (имярек), благословясь, пойду
перекрестясь из избы дверьми, из двери в ворота, из ворот
в чистое поле путем дорогой. В чистом поле млад месяц на-
ГЧ
gV / *родился;
пол1 от млада месяца млад молодец сидит; молодец и на
вороном коне; у ворона коня по колени ноги в золоте и по
локоть руки в серебре, на буйной голове все кудри в золо­
те. Держит молодец золоту кису и золотой топор, и булатный
нож; на золотой кисе лежит часть мяса; сечет ножом мясо
и бросает на мой волок, на мой золотой стол. Сговорил до­
брый молодец: «Гой еси чернолисицы черноухия, черноусыя,
лисицы бурыя, рыси и росомахи, и седые волки, и сбегайтесь
на мой волок и на мою отраву - днем по солнцу, а ночью по
месяцу, ко мне, молодцу разудалому, беспонятно на всякий
день, на всякий час». Ключ да замок, аминь.
(292) Господи Боже, благослови Христос! Древо осину
секуя белую на тушу, рублю на сахарныя яства, медвяной
куст про белых зверей, про зайки черноухие и чернорусые,
буро-серые. Сбегайтеся, белые звери черноухие, черноусые,
со всех четырех сторон кругом ловца моего; скачите и во­
ротец ищите, сторожи порывайте, погрызайте, подъедай­
те, подкусывайте и помахивайте кругом его, во веки веков,
аминь.
(293) Господи Боже, благослови, Иисус Христос! Во имя
Отца, и Сына, и Святаго Духа. Стану я, раб Божий, благос-
ловясь, пойду в чистое поле; подле синее море, подле свя­
тое море Окиян, и помолюсь я, раб Божий (имярек), святому
и праведному Мамантию, золотой кнут ударю далеко, тронь
ей - близко, зверей зайцев и красных, бурых, черных лисок,
росомах и рысей; идите и бежите из-за тридевяти морей, из-
за тридевяти ключеватых орд; есть у меня, раба Божия (имя­
рек), яс(т)вы сахарныя, питья медвяныя; идите и бежите ко
своему рабу Божию (имярек), льните, весните в мои нитки -
в новце месяцу, в ветху и молоду, по всякий час, во все вре­
мена; ключ и замок, и архангельско слово, аминь.
А нитки прясть изо льну, не сличить, а скать21 по солнуш-
ку и вымыть их в воде и выморозить на морозе, чтоб до бела,
21 Навивать, мотать, наматывать.
--------------------------------------------------------------
J'**-' а потом напарить в котле или в горшке всякой: хвои и вымыть ^
в той воде, а оправлять в рукавицах, не пятиться и не огляды­
ваться на заячную траву.
(294) Господи Боже, благослови у меня, у раба Божия
Иоанна, Авдотьина сына, дедья хоробрые, тетки хороший, у
меня, у раба Божия, Иоанна, Авдотьина сына, осина дерево
слашше изюму и сахару, и меду, и патоку; и есть белому зве­
рю зайцу черноуху, короткохвосту; по теи потеките путики,
белые звери зайцы, ко мне, к рабу Божию, Иоанну, Авдотьи-
ну сыну, под мои под постины и под куломы со всех четырех
сторон, с лета и с севера, с востоку и с запада, из домов и со
ржавин, из-за высоких гор, кривых наволоков, ко мне, к рабу
Божию Иоанну, Авдотьину сыну, под постины и под куломы,
подъедайте и подсысайте на пиру за сторожевый сук, по вся­
кий день и по всякий час, по все времена, в день по солнцу,
а в ночь по месяцу, по частым звездам.
(295) Взять соли в Великий Четверток, и та соль хранить
до Покровской субботы, и в ту соль проговорить та статья, а
в избу той соли не носить: «Как тебе, Михаила архангел, сби­
рается народ Божий к церкви, так бы ко мне, к рабу Божию
(имярек), сбегались бы белые звери, зайцы криволапые и чер­
ноухие, со все четыре стороны, с востоку и с западу, с лета и
с севера».
(296) Бежит беленький зайка, ровно белый лед; возле бок
стоит Илья пророк со двенадцатью слугами: «Слуги вы, слуги
верные! Положу на вас службу нетяжелую: что возьмите вы
по пруту железному и сгоняйте вы с Камы и Волги, с чистаго
поля, с широкаго раздолья из-за сопок и с горок в (имярек)
ловушку, поставушку».
(297) Стану, благословясь, пойду, перекрестясь я, раб Бо­
жий (имярек), из избы дверьми, из двора воротми, да покло­
нюсь и помолюсь на все четыре стороны; пойду на Божия
дела, на Божий путь, стану ставить планочки, ловушки на бе-
лаго горносталя на чернохвоста. Бежи, бел горносталь, из-за
гл
> 3 рек из-за быстрых, из-за лес из-за темных через болота зыб-
учия, бежи ко моим ловушкам! Прибежал бел горносталь ко
моим ловушкам, только скочил, спрянул, завидел мою ловуш­
ку, поночал своим теплым гнездышком, схватил бел горно­
сталь в моей ловушечке, принялся за животицу - моя пла-
шечка возбудилась, прихватила белаго горносталя чернохво­
ста по нутру, по самому животцу, по резвым по ножкам, по
буйной головке. Во имя Отца, и Сына, и Святаго Духа, ныне
и присно и во веки веков, аминь.
(298) Господи, Боже, благослови! Стану я, раб Божий
(имярек), благословись, пойду, перекрестясь, из избы дверь­
ми, из дверей воротами, в чистое поле заворами, из чиста-
го поля во темный лес. В темном лесу стоит кипарис-древо;
под тем кипарисом сидит сама Мать Пресвятая Богородица.
Держит Она во своей десной руке три прута: прут железный,
прут медный, прут серебряный. Ударю я первым прутом по
сырым лесам, ударю я другим прутом по мхам, по болотам:
сырые леса сшатаются, мхи-болота сколеблются; разбежатся
белые звери горностали на все на четыре стороны: побегите
вы, кривоноги, чернохвосты! Ударю я третьим прутом белаго
мужа Жубрила. Ай, ты, бел муж Жубрило, сам ты бел и конь
под тобой бел; заезжай и залучай со всех четырех сторон, со
стока и запада, и с лета и сивера: идите со всех четырех сто­
рон, белые звери горностали; как идет солнце и месяц и ча-
стыя мелкия звезды и вся луна поднебесная идет неотпятно,
так идите на мой завод, на мои сгодья, к моим плашкам, бе­
лые звери горностали, а минуйте, проходите мои силья пасти:
они не по вас излажены. Кушайте по плашкам мои ествы: те
мои ествы лучше и слаще матерняго молока. К этому моему
слову ключ и замок отношу я к Окиан морю; есть на Окиа-
не море остров велик, к берегу лежит бел камень Алатырь;
под камнем стоит живая щука, пожрет тот мой ключ и замок.
Кто кругом Окиан моря обойдет, кто около Окиан моря пе­
сок вызоблет, кто из Окиан моря воду выпьет, кто ту живую
/Г ? *
щуку добудет, ключ и замок мой достанет - тот мой промысл
попортит.
(299) Говорить трижды на воск.
Есть на восточной стороне, есть трисветлое царство и при­
казательное государство, и среди того трисветлаго царства и
приказательнаго государства трисветлыя великия светлицы
солнечный. И как те трисветлое царство и приказательное го­
сударство, трисветлыя великия светлицы высокия кажутся,
так бы и мне, рабу Божию (имярек), на моей на стрельчей
охоте стрельчею пищалью казалися светлы и велики, и вы­
соки - и всякая полетущая птица большая и малая, синица
и воробей, и всякий зверь порыскучий и ходячий, и летучая
птица, сидящая и летучая, на воды плывущая. Как я, раб Бо­
жий, стрелец, жду по себе смерти по всякий день я по всякий
час, - так бы всякий зверь и птица по моей стрече и охвоте,
со моею стрельчею пищалью, ждали бы меня по себя. Как я,
стрелец, с тылу своего не вижу очей своих, так бы всякий
зверь и птица не обозрели и не видели бы меня, раба Божия
(имярек), с моей стрельчей пищалью. И как мертвый не ви­
дит свету Божия и ничего не слышит, рук своих от грудей
не отводит, так бы всякий зверь и птица не видела бы и не
слышала бы меня, раба Божия, с моею стрельчею пищалью,
и речей бы моих, и не махала бы, и не ворощилась на моей
стрельбе, на земли и на воды, и на древе сидячая и летучая.
Исповедаю во веки веков. Аминь.
(300) Господи Боже, благослови Во имя Отца, и Сына, и
Святаго Духа, аминь. Стану я, раб Божий (имярек), встречу
мне, рабу Божию (имярек), святой Мамонтий, святой Созон-
тей, Лука Залушник, Стефан Попутник, Труфан и Руфан свя­
тые и милсотивые. Я, раб Божий (имярек), помолюся, покло-
нюся святому Мамонтею, святому Созонтею и Луке За-луш-
нику, Стефану Попутнику, Труфану и Руфану милостивым:
«Возмите вы свои скипетры и идите на святое море Хвалын-
ское, в дальныя суземья и ближния суземья, в частые и гу-
'* 3 стые камыши и лузья22, и болота, и загоняйте серых, ярых,
пернатых и пушистых утиц морских, гуся и лебедя в мои ло­
вушки и поставушки, шелковы плутива, висячия силья». Со
всех Божиих четырех сторон как катится Божия тварь, Божия
колесница, солнце и месяц, частыя звезды и оболока кудрявы
в день при солнце, в ноче при месяце, такожде и вы, Божий
птицы, серыя утицы, гуси и лебеди, летите и пловите прямо в
мои ловушки и поставушки и приидите. А ежели в праву сто­
рону своротите - тын железной от земли и до неба, в левую
руку своротите, то тут пламень огненный, вверх - не слетать,
вниз - не подныревать, взад воротиться - Христовы апосто­
лы, святой Мамонтей, святой Сазонтей, Лука Залушник, Сте­
фан Попутник, Труфан и Руфан милостивые со своими ски­
петрами, а вперед - плыть, аки в поло. Как крепко и плотно
лежит мертвое тело в земле, так же бы крепки и плотны были
мои белыя нити, шелковыя плутива, висячия силья, коневий
всякой волос, во веки веков, аминь. Во имя Отца, и Сына, и
Святаго Духа, аминь.
(301) Во имя Отца, и Сына, и Святаго Духа. Стану я, раб
Божий (имярек), благословясь, пойду, перекрестясь, Господу
Богу помолюся; пойду из избы дверьми, из двора воротами, в
чистое поле, на тихия заводи и в темны леса стрелять всякия
полетучия птицы, как я усмотрю, раб Божий, на тех тихих
заводях полетучих птиц, гуся и лебедя, и жаравлей, и серых
утицей, а на лесу бухарей23, пеструх24, марьюх25, косачей26, ку-
роптей; какую сидячую и полетущую птицу глаз мой завидит,
и ухо заслышит на земли, и на воды, и на дереви сидячую, -
и та птица, сиди до моего пострелу на одном месте, не сохо-
ди и не солетай прочь из цели моей и со миня, раба Божия

22 Луг.
23 Глухой тетерев. - Прим. Майкова Л. Н.
24 Тетера. - Прим. Майкова Л. Н.
25 Самка глухаря. - Прим. Майкова Л. Н.
26 Глухарь. - Прим. Майкова Л. Н.

4É S.— 137 — *2^?*


(имярек), и у моей пристрастной пищали и гладкой дробов-
ки. Помолюся я, раб Божий (имярек), Михаилу архангелу:
«Грозный воевода, Михаил архангел, архистратиг Господень,
укрепи ты сердце и у всякой полетущей птицы, чтобы она
меня, стрельца, не видела и не обозревала бы меня и с моей
стрельчею пищалью и со всем снарядом пищальным, и ясных
очей Стрельцовых не видела бы. Как мертвый мертвец с ме­
ста и на место не переходит и на место с места не двинется,
так бы всякая птица не убоялася меня, раба Божия (имярек),
скоропострельной пищали; и как глаз мой птицу завидит, - и
не отходи, не отлетай прочь из цели моей; и как очи мои от
меня, раба Божия, прочь не отходят и не отлетают, так бы и
ты, всякая птица, не отходила и не отлетала от меня, раба
Божия (имярек), и гласа моего, пищальнаго голку, и ныне и
присно во веки веков, аминь...» И тех моих слов не отом­
кнуть, не отгадать и никакому человеку, ни ведуну, ни веду­
ньи, ни колдуну, ни колдуньи, ни стару, ни младу, ни малу,
ни велику. Аминь.
(302) Так бы у меня, раба Божия (имярек), собака не от­
бегала27, птица не улетала, всякая живущая, которая создана у
Господа Бога Иисуса Христа, Царя небеснаго, нам на жертву
благословенная всякая птица: ряб и рябушка, глухарка и те­
терка и косачушка, серая, малая утица, - как птица не может
лететь от гнезда своего, от детей своих, так не бойся и не стра­
шись лаюшек, кобелей моих, и меня, раба Божия (имярек), не
бойся и не страшись ни стуку оружейнаго, ни дыму порохова-
го, ни боя огненнаго. Радуйся, птица, и веселися по всяк день,
по всяк час и по всякое время: утра рано, вечера поздно, в
ветхе месяцы, в новце и в меженных днях перекройных. К тем
моим словам небо и земля, ключ и камень. Аминь.
(303) Пойду я, раб Божий (имярек), к церкви, погляжу,
как православные собираются и празднуют, и радуются, и ве-
27 Т. е. не уходила бы домой в то время, когда охотник «лесует», охотится
в лесу. - Прим Майкова Л. Н.
>*-' сел*
селятся; так радуйся и веселися и летай по мне, всякая жи­ жи-
вущая птица, которая Богом, Иисусом Христом, создана нам
на жертву; так не убойся и не устрашись ни меня, раба Божия

ris
(имярек), ни лаюшек моих, кобелей; не моги ты ногой пере­
ступить, ни крылом встрепенуться до выстрела моего. Как из-
под Ивановской росы человек на коне не уезжает, пешой не

lib
уходит, так не улетай от меня, никакая благословенная птица.
Слово мое крепко. К тем моим словам небо и земля - ключ

m
и замок. Аминь.
(304) Как у меня плеть чиста и гладка, так и у твоего раба

tu
(имярек), чисто и гладко в его лоушках и постаушках; отныне
и до веку, аминь.

ul
(305) Как Бог и добрые люди города обходят, а ты, серая
Божия утица, не можешь оплыть эти пленницы; отныне и до
cc
веку, аминь.
(306) Когда увидишь утку в пленнице, говорить: «Завидел
/o
я, раб Божий, в своих лоушках, в своих поставушках серую
Божию утицу, свою добычу; чур мои думы, чур мои худыя
m

помышления; отныне и до веку, аминь».


(307) Говорить, когда берешь пойманную птицу в
co

руки.
Беру я тебя, серую Божию утицу, на белыя руки чистыя
k.

и непорочныя. Как ты летала, серая Божия утица, по синим


морям и по зеленым лугам, не урочилася и не призорилася, -
/v

такоже и я, раб Божий, не урочился и не призорился; отныне


и до веку, аминь.
s:/

(308) Добыв первую живую утку, надо выплыть на


берег, вырезать пласт земли на восток, вынуть и поло­
tp

жить белый плат, говоря:


Режу я тебя, серую утицу Божию, вострым ножом булат­
ht

ным. Как из тебя, из серой Божией утицы, бежит кровь го­


рячая от ретива сердца, от черной печени, от краснаго лехка
сквозь белый плат в мать сырую землю прытко и яро, и ско­
ро, - такоже бы летели бы серыя Божия утицы прытко и яро,
великорусские злклинлния
■ - - •

и скоро в мои ловушки, в мои поставушки со всех четырех ipex


сторон: с востоку и с полдень, с западу и северу; отныне и до
веку, аминь.
(309) Встать на пяту правой ноги и приговаривать: «Как у
меня, раба Божия (имярек), под правою ногою и под пятою
лежит кровь горяча, и не слышит и не видит оружейного тол­
ку, колокольного звону, церковного пенья, также бы не вида­
ли и не слыхали бы в моих ловушках и поставушках: орел с
орлом, коршун с коршуном, мышелов с мышеловом, ворона
с вороною, сорока с сорокою, не видали и не слыхали бы в
моих ловушках и поставушках; круг моих ловушек и поста-
вушек три тына железных, три тына булатных; отныне и до
веку, аминь.
От ворона, мешающего охотнику
(310) Господи Боже, благослови! Стану я, раб Божий (имя­
рек), благословясь; пойду, перекрестясь, из избы дверьми, из
двора воротами; выйду на широкую улицу, с широкой ули­
цы в чистое поле, с чистаго поля в зеленое лукоморье; пой­
ду на свою милую тропу, на свой завод. Стану я, раб Божий
(имярек), становить ласточки и силышки на благословенную
птицу, которая создана нам на жертву: на ряба и рябушку,
копалу и тетёру, косача и косачушку. Проклятая птица, по­
ганый, черный ворон, полети с моей тропы, с моего сгодья,
за синее море ко Ироду царю; там Ирод царь бьется, дерется,
кровь проливает. Тут тебе, черный ворон, столы разоставле-
ны, ества сподоблены. На моем лесе, на моей тропе, на моем
заводе смоливая спица в правый глаз тебе! К тем моим сло­
вам небо и земля - ключ и замок. Аминь.
Чтобы отвести птицу от охотника
(311) Как гора с горой не сходится, так бы раб твой не
сходился ни с зверем, ни с птицей, не мог бы услышать, не
мог бы увидеть на сей день грядущий... Чтоб твоя оружина не
билани птицу, ни зверя, и не ворону, и не сороку, а била^бы^^^
в чистое поле, в широкое раздолье, на пуст лес летала, и что­
бы дробь до птицы не долетала, а прочь бы и на все четыре
стороны отлетала.
Чтобы сохранить оружие от порчи и уроков
(312) Во имя Отца, и Сына, и Святаго Духа. Как в весне
пройдут реки и ручьи, и малыя поточины, а их не имут ни
уроки, ни оговоры, ни призеры и ни прикосы, и так меня,
раба Божия, не няли бы не уроки, не оговоры; не призеры и
не прикосы и моей пищали свинцу и пороху, огненнаго ору­
жья. И как раб Божий лежит в земле, от всего своего при­
шествия отошел и не слышит, и не видит, - и так та птица
сидела на земле и на воде, и на лесу, и не слышала бы, и не
видела меня, раба Божия (имярек), и моей пищали свинцу и
пороху до моего пострелу; и как я, раб Божий (имярек), у тое
птицы вышибу единое перо, не перо вышибу - вышибу рети­
вое сердце с печенью и все нутро смешаю, как той птице без
сердца и без печени нельзя не идти, не лететь - а такоже и от
тое раны нельзя не идти, не лететь без единаго пера, от меня,
раба Божия (имярек), и от моей пищали, огненнаго оружия;
ныне и присно и во веки веков, аминь.
Сие говорить по три раза.
(313) Во имя Отца, и Сына, и Святаго Духа. Есть святое
море Окиян; во святом море Окияне есть камень Латырь, на
камне Латыре есть три брата родимые, три друга сердечные:
един судит, другий дела отправляет, третий уроки заговари­
вает у меня, раба Божия (имярек), и у моей пищали свин­
цу и пороху, огненнаго оружия; три брата родимые, три дру­
га сердечные, ставили круг меня, раба Божия (имярек), тын
железен от земли и до неба, от востоку и до запада, от лета
до севера. Из моря глубины придет царь морской с триде­
вятые замками, с тридевятыо ключами, замкнет и ключи в
море бросит; из моря глубины, из пещеры выйдет рыба-щука
------------------------------------ : ---------------------------------------- ^
и ключи пожрет, и в море уйдет; что тое взять не где не лов-
цам, не водчикам - такоже меня, раба Божия (имярек), взять
не где и моей пищали, свинцу и пороху, огненнаго оружия,
взять не где же; и никому не испортить, ныне и присно, и во
веки веков, аминь.
(314) Нужно промыть пищаль мылом, помазать дуло со­
лью и сажей с печного чела и прошептать: «Как ты, матушка
Шорда река28, течешь быстро и яро, берега смываешь, травы
омываешь, кореньище сдираешь, так смывай и сдирай с моей,
раба Божия (имярек), винтовки, с резки и с мешени, с огнен­
наго боя, со всей оружейной приправы ото всякаго злого и
лихого и от помышленнаго, от колдовства и от своей нечи­
стой думы. К тем моим словам небо и земля - ключ и замок;
аминь».
(315) Есть в чистом поле, в широком раздолье кобыли-
ца-златыница; есть у этой кобылицы двенадцать жеребцов.
Кто эту кобылицу удержит? Удержит стар угрюм человек. Я
тебе помолюсь, стар угрюм человек в том, что, когда пойду в
чистое поле, в широко раздолье лебедей, гусей, лисиц, зайцев
и серых волков стрелять, никто бы мою оружину не мог ис­
портить, ни встречный, ни поперечный.
Когда первую птицу убьешь, то должно вымазать у нее
правое огниво и пропустить меж ног.
(316) Чур мой, на сорок первой! Как мать сыра земля не
урочится, так бы и мое огненное ружье с белыми зверьми и
летучими птицами не урочилось во все лето и осень матушку.
От всякой птицы и зверя должно взять по три капли кро­
ви и проглотить их, и столько же пустить в ружье.
Чтобы испортить ружье у охотника
(317) Моисей и Елисей пророк, вон идет охотник дорогою,
не ружье несет, а дубину, не из ружья стреляет, а поп рукой
28 Река в Шенкурском уезде Архангельской губернии, впадает в реку Пель-
дигу, а та в реку Мехренгу. - Прим. Майкова Л. Н.
, не стрелец, а мертвец; будь у него в ружье по-
рох - грязь, а дробь - хмель, чтоб палило да не валило. Тпру!
Идет Адам дорогой, лежит ружье за колодой, порох - земля,
камень - вода, песком замывает, водой заливает. Аминь.
(318) Святый Иаков, помоги и пособи неприятелю отме­
тить, дать пламя от огня, от кремня. Из ружья мрак пусть бу­
дет, кремень - ледень, плашка - вода, а порох - земля; выле­
ти у него из плашки, огня мокрая, мокрая, мокрая трава, ко­
торая не сохнет, а гниет; так бы его ружью званье, как моему
безымянному персту нет имени, так бы не было бы тебе ни
зверя, ни птицы; носи его вместо осинова кола; чтобы ружью
ни славы не было, ни званья, ни добра; как камень не разде­
ляется, так бы и мои слова урочились и призорились, злодею
отомстились; как он другу не желает, так и себе не получит,
веки по веки, отныне и до веку, аминь, аминь, аминь и во
веки аминь. Сии три слова, крепче будьте, кои я говорю, а
которые пропустил, те крепче того; будьте, мои слова, крепки
и лепки, крепче камня, крепче булату. Как Божия колесница
катится, не воротится, так бы мои слова лепились и урочи­
лись век сповека, отныне и до веку, как я заговорю. Замок в
море, ключ в роте: никому не достать, меня, раба Божия, не
изурочить; век сповека, отныне и до веку. Аминь.
(319) Пойду я на Окиян море, на море стоит камень, на
этом камне сидит старик, волосом сед, и сечет, и рубит по
Янтарю камню. Как ни дыму, ни пламя, не искры нету, так бы
у раба твоего не было не пламя, не искры, не замка крепче
Янтаря камня. Сам Господи, запри замок и положи аминь, и
вовеки аминь. Святый мученик Никита, огради его безымян­
ным перстом, ни имени, ни званья, ни от Бога милости, ни от
добрых людей и во век.
(320) Как безымянному персту нет имени, так бы не было
рабу твоему ни птицы, ни зверя. Как на безымянном персте
крепок ноготь, так бы была птица и зверь крепок, дробь бы
в птицу легко попала, пух, перья вышибала, а мяса не заде-
великорусские
■ ■
злклинлния
вала, а птица все бы дальше летала, и не брала бы ни дробь,
ни пуля.

Рыбный промысел
(321) Во имя Отца, и Сына, и Святаго Духа, аминь. Не­
бесной Троице, Отцу и Сыну и Святому Духу, и всем святым
ангелам и архангелам. Отступися, диавол, от всех дверей и
от всех углов храмины сея, и от всех узлов льняных и посте-
лольных, и конопляных и всяких разных ловушек. Здесь тебе
нет ни места, ни части; здесь с нами, с рыболовами, рабами
и рабынями (имярек), честный крест Господень; здесь святая
Троица: Отец и Сын и Святый Дух; здесь Мати Христа Бога
нашего, Пресвятая Богородица, держит во правой руке цвет и
траву и дает нам, рыболовам, рабам и рабыням (имярек), об­
куривания для и сохранения нашей рыбной ловли, льняных
и посконных и конопляных ловушек, красной рыбы, семги и
белой рыбы, рака и щуки, и прочих. Здесь начальники сил
небесных, Михаил и Гавриил, и Уриил и Рафаил, херуви­
мы и серафимы и все небесныя силы; здесь святый Иоанн
Предтеча, и здесь святые апостолы Петр и Павел и держат во
правых руках Адамов крест, цвет и траву, и золотые ключи,
и дают нам, рыболовам, рабам и рабыням, для-ради сохра­
нения нашей рыбной ловли, для красной рыбы, семги, и бе­
лой рыбы, рака и щуки и прочих разных, всех белых рыб. И
здесь все святые апостолы и три святителя и учителя: Васи­
лий Великий, Григорий Богослов и Иоанн Златоуст честный;
здесь с нами, с рабами и рабынями (имярек), святый Нико­
лай, великий хранитель, и здесь русские чудотворцы: Алек­
сей и Иона; здесь мученик Агафон, здесь мученик Христов
Никита. Здесь, с нами, с рыболовами, с рабами и с рабынями
(имярек) мученицы Христовы, Екатерина и Варвара, держат
ладонь и кадило и дают нам (имярек) для обкуривания льня­
ных сетей и всяких разных наших ловушек. И все честные
-S '
> 3 ангелы, хранители наши, берегите и стерегите нашу рыбную
ловлю, на всяк день, и на всяк час, и на всяку ночь, в ветху
и в новцу, и в меженных днях перекрейных, на заживе дней
и на заживе ночей. Силою честнаго и животворягцаго креста
Господня охраняй нас, Господи, рыболовов, рабов и рабынь
(имярек), на сем древе крестном распятый Иисус Христос.
Аминь (трижды). По благословению Господню идите, святые
ангелы, ко синю морю с золотыми ключами, отмыкайте и ко-
лебайте синее море ветром и вихером и сильною погодою, и
возбудите красную рыбу, семгу, и белую рыбу, раки и щуку,
и прочих разных рыб, и гоните из-под мху и из-под виченаго
куста, и от крутых берегов и желтых песков, и чтоб она шла
бы к нам, рыболовам, рабам и рабыням (имярек), в матушку
реку быструю Двину, и в разныя реки и озера, и во всякие
водяные протоки; и не застоялась бы на красном солнце, и не
загулялась бы с охотной травы, и шла бы к нам, в наш рыбо­
ловный завод, и не боялась бы и не пятилась наших ленных и
посконных и конопляных сетей, и всяких разных наших лову­
шек. Не дайте, святые ангелы, очам ея виду, ушам ея слыху и
еще, святые ангелы, сохраните нашу рыбную ловлю от уроков
и от прикосов, от еретика и еретицы, от клеветника и клевет­
ницы, от мужной жены и от вдовицы, и от девки простоволо-
ски, и от всякаго ветренаго29 проходящаго человека, отныне и
до века. Аминь. Христос воскресе!
(322) При наживке червей или рыбы на крючок сказать:
«Рыба свежа, наживка сальна, клюнь, да подерни, ко дну
потяни».
(323) Сказать трижды: «Идите, рыба и малая рыбица, в
мой матер невод, широку матню».
(324) Чтоб был улов рыбы, надобно взять свечу, горевшую
на Страстной неделе во время стояния у христовой заутрени,
и окурить ею ловушку рыбную, приговаривая: «Сколько было
29 Ветреный человек - порчельник, по ветру напускающий на людей порчи
и болезни, именно икоты, стекла и волосци. - Прим. Майкова Л. Н.
Ал в церкви народу, столько бы в моей ловушке рыбы. Все мои
слова лепки и крепки! Тем моим словам рот, зубы - замок,
язык - ключ, в море брошены».

Пчеловодство
(325) Существует особый сборник народных молитв об
изобилии и сохранении пчел в ульях пчеловода. В этом сбор­
нике помещено семь молитв, и им предшествует следующее
объяснение: «Сей молитвенник и свиток читать на праздник
Благовещения Пресвятыя Богородицы, на Вербное и Светлое
Христово воскресение между заутренями и обеднями, в мше-
нике или на пчельнике. И высеки из громовой стрелы огня,
яа-
и положи в чистый сосуд, и в тот сосуд положить роснаго
дону и окружить на пчельнике или во мшенике и поставить
свечу Изосиму и Савватию, Соловецким чудотворцам, и по­
молиться им с верою, и держать сей свиток в самой чистоте».
Одна из молитв читается так:
На море-Океане, на острове Кургане лежит камень Ала­
тырь от конца века сего, и на том камне сидит ангел и Спас
образ с ангелы и архангелы и со Пресвятою Богородицею, Бо­
жию Дево-владыцею Матерью Мариею, и вышние помощники
Божий, Изосим и Савватий, Соловецкие чудотворцы. Посла
их в Нарименския горы за силою пчелиною, поймати крапчи-
ка и матку и посадити в зезл свой: «Подите дорогою, будет за
вами погоня, то вы бросьте зезл свой в правую сторону». То
они, посланники Божий, Изосим и Савватий, Соловецкие чу­
дотворцы, с архангелом Гавриилом, по Божию велению, пой-
доша за силою пчелиною в Папаримския земли, в Рымския
горы, и пойдоша путьем к западу и до востоку, и дошед они,
посланники, в ту землю, Изосим и Савватий, Соловецкие чу­
дотворцы, поймали крапчика и матку и посадиша в зезл свой
и пойдоша путьем к западу и до востоку. Архангел Гавриил
поднимает от земли всю силу пчелиную. Как восток имай, об-
V / лацы------------------------------
подымаются, тако бы ;
---------------------------------------------------- '
подымалась сила пчелиная и по­
шла за Изосимом и Савватием, Соловецкими чудотворцами,
силою небесною и Духом Святым. Идоша по надлежащим
путьям и по тропам, то учинилася погоня из неверныя земли;
тогда архангел Гавриил повелел Иэосиму и Савватию бросить
в правую сторону зезл и крапчика и матку возгнание доро­
ги. То учинилася погоня, неверные догнали и обыскали по
надлежащим путьям и тропам. И рече снятый отец: «Мило­
стивые посланники Божий, Изосим и Савватий, Соловецкие
чудотворцы, возмите зезл свой, благословите и оградите путь
сей и дорогу крестом и зезлом к востоку и до западу, и со
западу до востоку». И приведоша крапчика и матку со всею
силою пчелиною к тому ж собору Божию и ко Престолу Го­
сподню, к ножиям Святителю. И рече святый отец Изосим и
Савватий: «Господи, пришед еси по вашей седмице по твое­
му повеленью, сохранен и помилован вашими святыми мо­
литвами. Ты еси Бог наш и Спаситель, Ты еси нас спасл во
всякой час и во всякое время. И приведоша к нозем Твоим
крапчика и матку со всею силою пчелиною. Куда, Господи,
девать и сажать?» Господь же благословив и освятив Духом
своим Святым и преда и Господь Изосиму и Савватию, Соло­
вецким чудотворцам, и велел пустити от востока и до запада
во всю Российскую землю, в темные леса, в угодныя древа
православным христианам и ко мне, рабу Божиему (имярек).
Создай Господи милость свою, поели и надели мне, рабу Бо­
жию, во дворье, в лесу и на пчельнике мои пчелы старыя и
молодыя молитвами праведных отцов Изосима и Савватия,
Соловецких чудотворцев. Как приведено по повелению Твое­
му, Господи, из неверной стороны во всю Российскую землю
на канон и на воск, на фимиям и на всякую утварь церковную
укрепление и утверждение до скончания века сего, такоже,
Господи, утверди у меня, раба Божия (имярек), в пчельнике,
во дворе или в лесу на пчельнике пчел старых и молодых,
до скончания века сего Духом Святым и преподобных отцев.
J ^ ^ № o c H M a и Савватей, помилуйте святыми своими молитвами
у меня, раба Божия, во дворе или в лесе, на пчельнике пчел
молодых и старых, на выстановке во всяком году, во всяком
месяце, в четверти и полчетверти. Около ограды пчельника
моего обойду, духом Святым окурю от всякаго глаза, от му­
жеского, от женского, от простоволосых девиц, от чернеца и
от черницы, от колдуна и от колдуницы, от еретника и от ере-
тицы, от нечистоты и от лихого человека и от чужих налет­
ных пчел в ограду мою валитися, дабы от пчельника моего
не отлетали старыя и молодыя до скончания века сего. Как
по повелению Твоему, Господи, Океану морью все морья по­
корны, реки и источники и потоки текут непрестанно денно
и ночно, так бы, по повелению Божиему, чужая пчела моей
пчеле покорна была завсегда, по всяк день и час. Спаси, Го­
споди, и помилуй меня, раба своего (имярек), на пчельнике
мои пчелы старыя и молодыя от всякаго зверя и от всякой
птицы и от водянаго потопленья и от нечистаго духа и от лу-
каваго человека; покажи. Господи, милость свою, пришли и
надели своим Божиим повелением и наделением моим пче­
лам со всякаго дерева, со всякаго цвета стараго, сухого и се-
раго, и со всякаго плоду брать на воск и на канон. Не повели,
Господи, портить моих пчел и пчельника ни колдуну, ни кол-
дунице, ни еретнику, ни еретнице, ни дьявольским научени­
ям и всякому злому человеку. Сохрани и помилуй отныне и
до века, аминь. Земля - замок, небо - ключ (трижды); аминь.

Кулачный бой
(326) Рука сильного, твою руку удержать, а моей рукой
нападать!
(327) Стану я, раб Божий, благословясь, пойду, перекре­
стясь из избы в двери, из ворот в вороты, в чистое поле в вос­
ток, в восточную сторону, к Окиану морю, и на том святом
Окиане море стоит стар матер муж, и у того святаго Окиана
гл
> 3 моря сырой дуб крековастый, и рубит тот старый матер муж 1
своим булатным топором сырой дуб, и как с того сырого дуба
щепа летит, такоже бы и от мене (имярек) валился на сыру

ris
землю борец добрый молодец, по всякий день и по всякий
час. Аминь, аминь, аминь. И тем замок моим словам: ключ в
море, замок в небе, отныне и до века.

lib
Торговля

m
(328) Как пчелы ярые роятся да слетаются, так бы к тем

tu
торговым людям купцы сходились.
Сказать на мед, и им намазаться.

Ратное дело
ul
cc
(329) Пущается раб Божий в чистое поле, в зеленую камо­
ру; принимает раба Божия сам Господь Исус Христос со ан­
/o
гелами, своими архангелами и со всею силою небесною; ведет
m

раба Божия сам Господь Исус Христос к своему столу. Го­


сподню престолу, к Деве Марии Пресвятой Богородицы; на­
co

ряжает раба Божия сам Господь Иисус Христос, в тридевять


руб медных, под тридевять дел, от тридевять смертей напрас-
ненных, от свинцу и от оружия селетранаго, от царя крем­
k.

ня-огня, от востра булатнаго, от иленевой стрелы; запирает


/v

раба Божия Он, Господь Исус Христос, своими небесными


воротами, от тридевять дел, от тридевять смертей напраслен-
s:/

ных; замыкает раба Божия сам Господь Исус Христос своими


замками, берет свои ключи сам Господь Иисус Христос, несет
к своему столу Господню, кладет на свой стол Господней пре­
tp

стол; и рече Господь еретикам: «Сходитесь на Киян море, вы-


пийте море Киян, осушите Латарь камень, подойдите к сто­
ht

лу Господню престолу, возмите ключи мои, отворите триде-


сять ворот». Рече Ему еретики: «Не можем мы выпить Окиян
море, не можем мы отворить ворот». Рече им Господь: «Ере-
4Л n VAv
J > fc / тики, когда вы не сходите на Окиян море и не выпьете, не по-
дойдете к столу Господню и не порудите веру христианскую
и разрушите евангельскую святую заповедь до веку вечно...».
(330) Господи Боже, помяни царя Давида; смирил и со­
кратил небо и землю - и наших недругов и супостатов и ере­
тиков и ненавистников сократи; как раб Божий отговарива­
ется от колдуна, от бабы простоволосой, от девки гладково­
лосой, от всякаго человека, от вернаго и невернаго, так бы
раба Божия (имярек), отговаривала. Мать Пресвятая Богоро­
дице, своею белою рукою и черною пеленою, красною ризою,
сам Господь Бог, Михаиле архангеле и святые святители, за­
кройте и защитите меня, на той высокой горе загораживай­
те меня железным и медным небом, затворяйте меня тремя
дверями железными, закладывайте тремя цепями железными,
замыкайте меня тремя замками железными! И относите три
ключа Христу на небеса на престол. Никто на небеса не взы-
дет, три ключа не возьмет, да некому так сделать, на небеса
не ходить, трех ключей не брать, трех замков не отпирать,
трех дверей не отворять, тын железный не сломать, медное
небо не поднять; он себе руки по локоть обобьет, ноги попо­
лам, язык пополам, - да некому, да некому тако сделать. Да
будет моя рубашка истыва панцырь и булата, и еще тело, яко
бел горюч камень; как не выступила из моего рта кровь, так
не выступит раб Божий от ста оружий, от ста топоров и ядер,
свинцовых пулек и от всякаго огненнаго оружия знающего и
не знающего, от всякой пуговицы знающей и не знающей, от
меднаго креста и от железнаго гвоздя, и от железной подковы
от всякой; аминь.
(331) Во имя Отца, и Сына, и Святаго Духа, аминь. На
море на Киане стоит столб железный от земли до небеси от
востока до запада, муж железный; он меня, раба Божия, за­
поведал своим детям, железу пламенному и простому и в нем
укладу. Пойди от меня, раба Божия, всякое железо от серд­
ца во древо, в землю, перо во птицу, клей в рыбу, а рыба в
ч З море, от меня, раба Божия. Святый Михаил архангел, защити
меня, раба Божия, златым щитом от всякаго железа, от стрел
от пищальных, от пуль свинцовых, от рогатины, от новаго то­
пора, от всякаго огненнаго оружия, от тысячи стрел и от тыся­
чи пищальных пуль, от пушечных ядер и от тысячи сабель, и
от тысячи топоров; стрела щевеем во древо, перо во птицу, а
птица в небо, клей во рыбу, а рыба в море, железо во свою ма­
терь железную. О, святый Михаиле, утеши всякия плечи рус­
ский и литовские, и немецкия, и черкесския, и калмыцкия, и
от всяких нечистых родов заключи и помилуй меня, раба Бо­
жия; святые ангели и архангели Господни, Пресвятая Богоро­
дице Владимирская, защити меня, раба Божия; святый госу­
дарь, Димитрий Силунский, защити меня, раба Божия, от вся­
каго оружия! Удари ты, государь, всякою стрелою, ушами в
землю-ворота, перьями во птицу, а птица в небо, клей в рыбу,
а рыба в море, щевеем в дерево, железо в свою мать железную;
защити меня, раба Божия, своим покровом от сабель, от меча,
от коня и от пищали, и от пушек, и от пулек свинцовых, желез­
ных и от дробовых, и от медных и от проволоки, и от ножа, и
от сребренной пуговицы, и от всякаго оружия; закрывай меня,
Господи, от востока и до запада, от земли и до небеси, городом
железным, загради меня, раба Божия, от всяких стрел и пища­
ли, и от всяких копий, от меча, от ножа, от пули, от провлоки
и всяких нечистых рук литовских и молдавских и от всяких
нечистых духов и родов, и никто на нь станет, столбы в дре­
во: надень на меня, раба Божия, рубашку каменную от востока
и до запада, от земли и до небесе, от стрелы, от пищали и от
пушки, и топора, и от ножа, и от меча и всякаго железа, от вся­
каго рода русскаго, черемисскаго и литовскаго и нечистых всех
родов; и ныне и присно и во веки веков, аминь.
(332) Трижды читать:
Заговаривается раб Божий (имярек) от пульного железа,
пищали, от пули свинцовой; ставлю, ставлю идола идолова от
востока до запада, от земли до неба и во веки веков; аминь.
j< r; а
(333) На море на Океане, на острове на Буяне гонит Илья
пророк на колеснице гром со великим дождем: над тучей туча
взойдет, молния осияет, гром грянет, дождь польет, порог за­
льет. Пена изыде и язык костям. Как раба-рабица (имярек)
мечется, со младенцем своим не разрежается, так бы у него,
раба (имярек), бились и томились пули ружейныя и всякаго
огненнаго орудия. Как от кочета нет яйца, так от ружья нет
стрелянья. Ключ в небе, замок в море. Аминь.
(Трижды.)
(334) Во имя Отца, и Сына, и Святаго Духа. Как гром гря­
нет, и молния палит, так бы в руках моих огненное оружие
палило и гремело; как не может никто тварь Божию, солнце
и луну, гром и молнию, остановить, так бы не могли в руках
моих огненное оружие остановить. Аминь.
(335) Пошел Хеврон в лес, Хеврон Ховроныч, жена его
Ховронья; сын его не умнее вышел, как пень, и ударил в
пень; порох - сажа, железо - земля, и во веки веков, аминь.
На все стороны дунь да плюнь.
(336) Мечь умолвити, и он не сечет:
Кован еси, брат; сам еси оловян; а сердце твое вощано,
ноги твои камены, от земли до небес; не укуси мене, аки пес,
отай; оба есмя от земля; коли усмотрю тя очима - своего
брата, тогда убоится твое сердце моих очей усмотрения; ты
вощан!
На царские очи
(337) Господи, благослови! Как утренняя заря размыка­
ется, Божий свет рассветается, звери из пещеры, из берлог
выбираются, птицы с гнезд солетаются, - так бы раб Божий
(имярек) ото сна пробуждался, утренней зарей умывался, ве­
черней зарей утирался, красным солнцем одевался, светлым
месяцем подпоясался, частыми звездами подтыкался. Поко­
рюсь и помолюсь: «Вы же, кормилицы, царские очи, как слу­
жили царям-царевичам, королям-королевичам, так послужите
рабу Божию (имярек), день послужите и в ночь послужите, по
утру рано и в вечеру поздно, в каждый час, в каждую мину­
ту, век по веку, отныне до веку. Ключ и замок словам моим.

На подход ко властям или на


умилостивление судей
(338) Господи Боже, благослови! От синя моря силу, от
сырой земли резвоты, от частых звезд зрения, от буйна ветра
храбрости ко мне, рабу Божию (имярек). Стану, раб Божий
(имярек), благословясь и пойду перекрестясь из избы дверь­
ми, из двора воротами, пойду я, раб Божий, на белый свет, в
чистое поле, под красное солнце, под светел месяц, под час-
тыя звезды, под полетныя облака. Стану я, раб Божий (имя­
рек), в чистое поле, на ровное место, что на престол Госпо­
да моего; облаками облачуся, небесами покроваюся, на главу
свою кладу красное солнце, оболоку на себя светлый младый
месяц, подпояшусь светлыми зорями, облачуся частыми звез­
дами, что вострыми стрелами - от всякаго злаго недруга мо­
его! И буди у меня, раба Божия, сердце мое - лютаго зверя
льва, гортань моя, челюсь - зверя волка порыскучаго.
Буди у супостата, моего властелина (имярек), сердце за­
ячье, уши его тетерьи, очи его - мертваго мертвеца; и не мог­
ли бы отворятися уста и ясныя его очи возмущатися, не ре­
тиво сердце бранитися, не белыя его руки подниматися на
меня, раба Божия (имярек). И помолюся я, раб Божий (имя­
рек), Михаилу архангелу: «Государь небесный, воевода Ми­
хаил архангел, пристань ко мне, рабу Божию (имярек), и дай
мне, рабу Божию (имярек), сердце мое каменное, главу же­
лезную, нос медный, очи царские, язык золотой, и говорить
речи царские, щиты булатные и грозу царскую, и как от ве-
ликаго государя вся горды дрожат, верные и неверные». Еще
загради, Господи, у зла супостата, у властелина (имярек), очи
его, - стыдилися бы на меня, раба, зло думать, и кто хочет
меня бити или убита, или смерти меня предати, и костие мое
растерзати, и с животом разлучити. Господи, Христос мой,
Бог милостивый и премногомилостивая моя Государыня, Го­
споже Пресвятая Богородица, Дево Мария, Мати Вышняго
Бога, Христова Молебница, теплая Заступница, скорая По­
мощница! Как ты, Мати Пресвятая Богородица, родила Ии­
суса Христа, Сына своего, Бога нашего. Царя небеснаго, как
ему поклоняются и покоряются, Христу, Богу нашему, Царю
небесному, архангели и ангели, херувимы и серафимы, и вся
небесныя силы ему поклоняются пророки и ученики, - так
бы мне рабы покорны и поклонны, и послушны цари и ца­
рицы, князи и княгини, бояра и боярыни, ДЬЯКИ И ПОДДЬЯ-
ки, и пестрыя власти, и вся приказные судьи, мои супоста­
ты (имярек), ко мне, рабу Божию (имярек). Как возрадуется
темная ночь младому светлому месяцу, и как возрадуется
утренняя заря белому свету, и как возрадуется белый свет
красному солнцу, - так бы возрадовались мне, рабу Божию
(имярек), моему приходу цари и царицы, князи и княгини,
бояра и боярыни, дьяки и поддьяки, и пестрыя власти, вся
приказные люди, судьи, и всех чинов люди, мои супостаты
(имярек); от меня, раба Божия (имярек), в лице или в тыло
и со стороны и смотрели бы на меня, раба Божия (имярек),
как на красное солнце, и не могли бы насмотретися душею
и телом; и ретивым сердцем, ясныма очами, думой и по­
мыслом. Всегда, ныне и присно, и во веки веков, аминь. Вси
цари и царицы, князи и княгини, бояра и боярины, и вси
приказные люди, и мои супостаты (имярек) - вси овцы мои;
я, раб, волк; своим ясным оком изгляну и поймаю, и в руки
возьму, и на зуб брошу, раскушу и всем на пол плюну, и но­
гой, заступлю, и растопчу. Вси мои слова, будьте благосло­
венны, сильны и крепки, крепчае и жесточае железа и була­
ту, и востраго ножа, и ногтей орлиных, и всех моих сильных
и крепких слов. Казанская Богородица печать свою прило­
жила златым своим перстнем. Всегда отныне и до веку. З а ­
мок камень. Аминь, аминь, аминь!
А говорить слова трижды в воду да в воск, да в белый
плат, да в маленький кусок хлебца; водою мыться и пить
воск; положен по кресту и хлебец сей, платом трись, поди
куда хошь.
(339) При копании папоротника, «положить с четырех
стран, на землю сребра и копаючи говорить»: «Господи, по­
милуй! Господи, благослови раба своего (имярек), эту добрую
траву... Еже не имеет в себе сердца сия трава, тако бы не име­
ли на меня, раба Божия (имярек), недруги мои вси, человеци,
сердцем своим; как бывают люди радостны сребру и злату,
J v 3 тако бы радовались вси человеци мне, рабу Божию (имярек).
Сердце чисто созижди во мне, Боже, и дух прав обнови во
утробе моей, не отверже меня... Аминь».
(340) Приугорожуся я, раб Божий (имярек), крестом Го­
сподним и животворящим; положу на буйную главу злат ве­
нец; на злате венце накачу праведное солнце. И как правед­
ное красное солнце, испекаеши у людей кудрявых сердца -
так ты, праведное красное солнце, спекай у врагов моих и
у супостатов, и у сопротивников, у властей и у воевод, при­
казных мужей и у всего народу Божию уста и сердца, и злыя
дела, и злые помыслы, чтоб не возносилось бы, не промолви­
ли бы, не проглаголали бы лихо; не запомнил бы супротив
меня, раба Божия (имярек), на суду стоящий и со мною го­
ворящий. Как солнце народится от матери родной, будет двух
или трех лет и не возможет против матери не промолвить, не
проглаголать, не запомнити ни устами, ни сердцем, ни злыми
их делами и ни злыми помыслами; и как диавольская сила
не может нечиствовать против девяти чинов ангельских - так
бы сопротив меня, раба Божия (имярек), не могли ничего со­
творите власти и воеводы, и приказные люди, и весь народ
православный.
(341) Ложусь я, помолясь, и встаю, перекрестясь; и пойду
из избы во дверь, из сенных в сенныя, из ворот на улицу и
помолюсь на восточную сторону; с восточной стороны текут
ключи огненные; возсияли ключи золотом; то возрадовались
все орды, и приклонились все языки; в тех ключах я умыва­
юсь и Господнею пеленою утираюсь. И показался бы всем су­
дьям и начальникам краснее солнца, светлее месяца, наипаче
частых звезд, милее свету вольнаго, милее отца, матери и ми­
лее своего детища; идти мне (имярек) к (имярек); подпоясы­
ваюсь я белою зарею, покрываюсь медным небом, потыкаюсь
частыми звездами; ограждаюсь железным тыном, покрываюсь
нетленною ризою от земли до неба, иду я путем-дорогою, и
на пути стоит гробница; в этой гробнице лежит царь Ирод, и
Отношения 0БЩ6СТБ6ННЫ6
OP-
этого царя тело остолбенело, глаза его обмеде-нели, и язык у
него не ворочается, и нет у него ни ума, ни разума; а что бы
я говорил, он меня слушал, слов бы ему не говорить и рук не
отводить. Кто на меня зло помыслит и лихо подумает, того я
человека сам съем; у меня рот волчий, зуб железный; не су­
дить меня до суда Господня. Аминь и трем аминям аминь.
(342) Пойду я, раб Божий, к судьям и начальникам; будь
их язык воловий, сердце царя Давида, разсудит нас царь Со­
ломон, Спасова рука. Как мертвый человек в сырой земле ле­
жит, ногами не движет, языком не говорит, сердцем зла не
творит, - так бы судьи, начальники, враги и супостаты язы­
ком бы не говорили, сердцем зла не творили, ноги бы их не
подвигалися, руки не подымалися, уста бы не отверзалися, а
кровью бы они запекалися, очи бы у них помутилися, темно­
тою покрылися, с плеч буйна голова свалилася.
(343) Господи Иисусе Христе, Боже наш, помилуй нас! Во
имя Отца, и Сына, и Святаго Духа, аминь. Оговариваюсь я,
раб Божий (имярек), животворящею божественною молит­
вою, и оговариваюсь животворящим крестом, и тридевять
тынами железными, и замыкаюсь словами евангельскими, и
покрываюсь облаками небесными, и становлюсь против судей
и командиров, и припал к матери сырой земле. Мать сыра
земля, ты благословенна, ты освященна, ты украшена вся­
кими травами и всякими цветами! Сукрасило тебе красное
солнце, светлый месяц, ясные звезды и вечерния зори. Сукра-
си ты мене, раба Божия (имярек), перед высшими началы и
перед всеми суды и командиры. О, святый архангел Михаил,
первый княже и небесных сил грозный воевода, ты побежда­
ешь вся нечистая силы и заграждаешь уста нечестивых; за­
гради уста и сердца моих врагов и супостат, злобствующих на
мя, да стоящие против меня остолбенеют и окаменеют, и не­
меют языком, да не могут предо мною уст отверзать и устра­
шатся вси взора лица моего! О, святой архангел Рафаил, ты
защищаешь христиан, призывающих тя в бедах и напастях;
гл
а ? "
защити мене, раба Божия (имярек), ото всех моих врагов и
супостат. О, святый Петр и Павел, верховные апостолы, поди­
те в наве, проведайте мертвых. Как у мертвых руки не поды­
маются, сердце не вострепенется, и уста не возглаголют - так
бы у моих судей и командиров на мене, раба Божия (имя­
рек), не подымались руки, сердце не вострепенулось, и уста
не возглагола-ли. О, святый Петр и Павел, верховные апосто­
лы, подите под небеса, возьмите замки и ключи, киньте во
святой Окиан море! Когда те замки и ключи со дна Окиана
моря возникнут, тогда у моих судей и командиров на мене,
раба Божия (имярек), руки подымутся, сердце вострепенется,
и уста возглаголют всегда, ныне и присно, и во веки веков,
аминь, аминь, глаголю.
(344) Во имя Отца, и Сына, и Святаго Духа, аминь. Лягу
я, раб Божий (имярек), помолясь, встану, перекрестясь, умо­
юсь святынею Божию, помолюсь лику Пречистыя Богоматери,
пойду я, раб Божий, из избы дверьми, с двора воротами; в
стречу мне архистратиг Михаил архангел со святыми своими,
с ангелами и апостолами; и возмолюсь я, раб Божий, Миха­
илу архангелу: «Михаиле архангел, заслони ты меня желез­
ною дверью и запри тридевятые ключами, замками». И гла­
голет мне, рабу Божию, Михаил архангел: «Заслоню я тебя,
раба Божия, железною дверью и замкну тридевятью замка­
ми и ключами, дам ключи звездам - первой Марии, второй
Прасковий, третьей Ерисы: возьмите ключи, отнесите на не-
беси, и кто эти ключи достанет, тебя, раба Божия, отмыкать
станет». Мати Божия Пресвятая Богородица, покрой мя омо­
фором своим! Иду я, раб Божий, к рабу Божию (имярек); ле­
жал ты у матери своей во чреве, тогда у тебя не было на меня
ни думы, ни слов, ни речей никакия, так и ныне я к тебе иду,
чтоб не было у тебя ни думы, ни слов, ни речей на меня, раба
Божия (имярек); а хотя я, раб Божий (имярек), хожу и пятка­
ми своими топчу, только бы у тебя на меня не было ни думы,
ни слов, ни речей никаких. Как на небе месяц светел, снеги
J > 3 мертвы, так бы и твое тело было мертвое. Ты предо мной есть
лютый огнь, а я пред тобой есть сильная вода; когда загорит­
ся твое лютое сердце, то я твое лютое сердце залью своею

ris
сильною водою. Во веки веков, аминь.
(345) Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя,
грешнаго раба своего (имярек), аминь. На мне, рабе Божием

lib
(имярек), грамота от града Господня; приидет ко мне, рабу
Божию (имярек), и ту эту грамоту возьму на левую руку, по­

m
дыму на свою главу крест животворящий, стану я, раб (имя­
рек), на крест взирати, грамоту прочитати на всяк день Го­

tu
сподень, на воскресенье, на понедельник, на святый день, на
эту нощь: за очи меня секут и рубят, пластают и вешают, а

ul
во очи появлюсь я, раб Божий (имярек), пред князя, боя­
рина, и пред судьями и воеводами, и пред старым, и моло­
cc
дым - и обо мне, рабе Божием, радуются и веселятся и с ме-
стов востают. Как станет около меня, раба Божия (имярек),
/o
тын железный и забор каменный от юга до севера, от земли
до небеси, от верующих колдунов, горезовиц летающих, от
m

бесов и их учениц, от калики перехожия, от бляд-ских и от


всякаго злаго человека, как снидет ко мне, рабу (имярек),
co

сам Господь наш, Иисус Христос, со всеми евангелистами


Матвеем, Маркою, с Лукою, со Иоанном и со всею силою
k.

небесною, и ведет меня сам Господь наш, Иисус Христос, и


ту ветку сладкую сорвет, около главы моей трижды обнесет,
/v

от князя и боярина, от судей и воеводы, от всех христиан


старых и молодых, бабам и рабыням своим паче злых рабов
s:/

и супостатов; со всем я, раб Божий (имярек), сердце у них


выну, а тем моим крепким своим словом ключ и замок и во
tp

веки веков аминь. Запечатал сам Господь наш, Иисус Хри­


стос, небесный Царь, сильными печатями. Положи образ на
ht

образ к своему сатане; а тем тоим крепким словом: слава


тебе, Царю небесному, аминь. День пройдет, ночь настанет;
ложится спать раб Божий (имярек). Печать на мне Христо­
ва и Спасова рука, Пресвятыя Богородицы замок; крестом
гл
4Л крещусь, крестом веселюсь, облекусь, крестом диавола про­
гоняю, крестом ограждаюсь от врага и супостата. Откачнись
от меня, враг сатана: тут тебе нет места, на тебя евангели­
сты, Михаил архангел, Петр и Павел, верховные апостолы,
святый Никита столпник врага прогоняет. Враги ему закли­
наются, мне тут не бывать, на раба Божия не стоять; учини­
те храмины печать, Петр и Павел, Константин царь, святые
архангелы, Предтеча Божий. Аминь.
(346) Помяни Господи царя Давида и всю кротость его,
Кирика и Улиту, матерь Елену, царя Константина! Сколь царь
Давыд кроток был, и те святые многомилостивы были, столь
бы до меня, раба Божия (имярек), милостивы, кротки и жа­
лостливы были вси судии, начальники и градоначальники, и
вси православные Христианы мужеска, женска и девическа
пола. И как же возрадуются и возвеселятся царие и князи, и
бояре, и вси православные христиане тридневному Христову
Воскресению и солнечному восхождению, тако же бы и мне,
рабу Божию (имярек), радовались и веселились, отныне и до
века, и по смерть мою, по всякой час и время; и како Пре­
святая Богородица, Присно-Дева Мария возлюбленнаго сво­
его Сына, Бога нашего Иисуса Христа, на руки воздымала и
в пелены пеленала, и во уста Его лобызала и никакого гнева
не имела, ни злобости, радуется и веселится в царствии не­
бесном во веки, - так бы мне, рабу Божию (имярек), отныне
и до века радовались и веселились и по смерть мою вси из
роду че-ловеческаго. И благослови, Господь Саваоф, Иисус
Христос и Пресвятая Богородице, Присно-Дева Мария, Ио­
анн Предтеца, креститель Господень, и грозных небесных сил
воевода Михайло архангел, и Гавриил, архистратиг Божий
безплотных сил, пророки, и апостолы, и пророчицы, и апо-
столицы, мученики и мученицы, и ангельское воинство, и вся
силы небес-ныя, во свят час, во архангельски в ясныя очи, в
негрубыя сердца, день при солнце, нощь при месяце, час при
часу, при частых звездах.
;<Г: (347) Встану я, раб Божий (имярек), благословясь, пойду
я, раб Божий, перекрестясь, из дверей на крыльцо, со крыль­
ца за завор во цистое поле, к синему морю. У синего моря
есь-стоит Латарь белой камень. И стану я, раб Божий (имя­
рек), на Латырь белый камень, и помолюся Спасу и Матушке
Пречистой Богородице; как крёс на церкве, евандельё на пре­
столе, как Мать Присвятая Богородице Сына своего сохрани­
ла от Жидов и супостатов, так сохрани и миня, раба Божия
(имярек), от рабов Божиих (имярек), от всех злых людей, от
праведных и неправедных судей, от всяково злодия на всякое
время, на всякой день, на всякой час. И кто если попомнит на
миня, раба Божия (имярек), какое лихо-дийство, как ветры
верхи с Сухова дерева срывают, так бы срывало во рте с язы­
ка. Будь мое слово в слово, слово крепкое. Аминь.
(348) Прийдя к дверям, ухватиться за скобу и говорить:
«Вставайте, волки и медведи, и все мелкие звери, лев-зверь
сам к вам идет».

Чтобы оттерпеться от пытки


(349) Наговаривается на воск: «Небо лубяно, и земля лу-
бяна, и в как земле мертвые не слышат ничего, так бы он не
слыхал жесточи и пытки».

От лихого человека или недруга


(350) Господи, благослови, Отче! Господи Иисусе Хри­
сте, Сыне Божий, помилуй мя, грешнаго; святый государь,
Иван учитель, научи нас, Господи, дел добрых творити, по­
милуй нас, Боже! Как стал свет и зоря, и солнце, и луна, и
звезды, как взошло красное солнце на ясное небо и освети­
ло все звезды и всю Русскую землю, и священныя церкви, и
митрополиты, и владыки, и игумены, и священники, и весь
мир, и все крестьяне. Святый государь Спас и святый госу-
J > 3 дарь архистратиг Михаил, помилуй, Господи, меня (имярек),
грешнаго, освети, Господи, меня (имярек), князем и бояром,
и властем, и тиуном, неделыциком, и их дворяном, и гостем,
и мужем, и женам, и всему православному крестьянству, что
ся наркло на сем свете; и на всяк час, и на всяко время, и на
всякое сердце и всякие очи моему сердцу (имярек), от всяка-
го зла и злых очей закрой, государь Михаил архангел, своею
ризою нетленною раба Божия (имярек).
И как, входя во двор, впред левою ногою в порог в воро­
та, и как отворят ворота, ино оперетися в правую верею ворот
правым плечом и молвити вся молитва и перекреститися и
молвити: «Святый государь Спас и святый государь, архистра­
тиг Михаил, закрой, Господи, от лиха человека и супостата
на всяк час и на всяко время, и ныне, и присно, и во веки
веков, аминь».
(351) Встану я, раб Божий (имярек), благословясь, и пой­
ду, перекрестясь, в чистое поле, умоюсь утреннею росою и зо­
рею светлою, утруся красным солнцем, подпояшуся светлым
месяцем, отычуся мелкими частыми звездами, покроюся ме-
деным небом, помолюся четыредесятим мучеником, Михаилу
архангелу, Гавриилу архангелу. Дай мне, Господи, из чистаго
поля лю-таго зверя; поди, лютой зверь, к рабу Божию (имя­
рек); в воде под каменем выйми сердце с горчею печенью,
принеси мне, рабу Божию (имярек); как не мочно рабу Бо­
жию (имярек) под каменем воздыхати, так не мочно на меня,
раба Божия (имярек), сердца нести и зла думати и помнити -
во веки, аминь.

От воров
(352) Чтобы вор не вышел из круга, сделанного около че­
го-нибудь, должно взять из савана нитку и смерить ею длину
мертвеца; обойти три раза около дома, кладовой, и так далее,
потом нитку обернуть около палочки, которую воткнуть в се­
редине обойденного пространства, и сказать следующее: «Как
сей мертвец, раб Божий (имярек), не встает и не выходит из
могилы, так бы сей заблужденный раб не вышел из сего кру­
га». Век по веку, и прочая.

При просьбе
(353) Входя в дом, должно прежде, нежели войдешь,
взяться за скобку три раза и говорить: «Как молвит эта ско­
ба, так молвил бы (имярек) против меня! Заблуждающийся,
грешный».
А войдя, должно вдруг взглянуть и думать или прогово­
рить: «Я волк, ты овца; съем я тебя; проглочу я тебя, бойся
меня!»

На добрые дела
(354) Трижды читается на молодой месяц.
Слава Тебе, Боже, слава Тебе, Царь небесный! Усмо­
трел я, раб Божий, на нынешний день, на теперешний час
молодого месяца с золотыми рогами. Дай, Господи, моло­
дому месяцу на добрые дела золотые рога; дай мне, рабу
(имярек), на высокие поступки; соежжались ко младому
месяцу баря и бояра, двоеволосцы и триволосцы и мла­
дому месяцу удивлялись: дай, Господи, младому месяцу
на добрые дела золотые рога, и мне рабу (имярек) на до­
брые дела золотые рога, - у какого бы новокрещенного не
было бы в теле сердца на меня, раба (имярек); солетали
ко мне, рабу (имярек), с небес тридесять воронов, сносили
тридесять воронов тридевять замков, запирали меня, раба
(имярек), тридесять воронов за тридевять замков, относи­
ли ключи самому Христу, и чтобы тех ключей ни кому не
брать и меня, раба (имярек), не испорчивать; отныне и до
веку, и во веки веков, аминь.
К морозу
(355) На Страстной неделе в четвери, каждая хозяйка
дома, приготовляя пищу для этого дня, варит кисель из овся­
ной муки и оставляет от него некоторую часть к дню Светло­
го Воскресенья. В этот день, обыкновенно после обедни, раз­
говевшись, она ставит на стол остатки четвергового киселя и
к нему чашку с молоком. Как только приступают к этому ку­
шанью, старший из домохозяев, раскрыв окно, говорит: «Мо­
роз, мороз, поди к нам кисель с молоком хлебать, чтоб тебе
наше жито в поле сберегать, градом не бить, червем не точить
и всему бы в поле целу быть».
После такого приглашения мороз сберегает поля от всяко­
го истребления.

Во время грозы и грома


(356) Создай, Господи, тихую воду, теплую росу!
(357) Свят, свят, свят, седяй в грому, обладавый молния­
ми, проливый источники на лицы земли, о, Владыко страш­
ный и грозный, сам суди окаянному дияволу с бесы, а нас
Отношения к природе

! $ Ггрешных спаси, всегда и ныне, и присно, и во веки веков;


ков;
аминь. Ум праведен, самоизволен, честь от Бога, отечеству
избавление, ныне и присно, и во веки веков, аминь.
(358) Боже страшный, Боже чудный, живый в вышних, се-
дяй на херувимех, ходяй в громе, обладая молниями, при­
зывая воду морскую и проливая на лицы всея земли, Боже
страшный. Боже чудный, сам казни врага своего дьявола и
ныне, и присно, и во веки веков, аминь.

Для утоления вихря


(359) Как вода огонь заливает, так и слова мои бурю ути­
шают. Аминь.
Говорить трижды.

От засухи
(360) Выхожу я, удал добрый молодец, из ворот в ворота,
в чистое поле, заговором заговариваюсь, на все четыре сторо­
ны поклоняюсь, вижу: лежит гроб поверх земли; земля того
гроба не принимает, ветер его не обдувает, с небес дождь не
поливает, лежит в том гробе опивец зубастый, собой он го­
ловастый, как гадина, в гробу распластался, язык его в темя
вытягался; Божьи тучи мимо проходят, на еретика за семь по­
прищ дождя не изводят. Беру я, раб Божий, от дупла осино-
ва ветвь сучнистую, обтешу орясину осистую, воткну ерети­
ку в чрево поганое, в его сердце окаянное, схороню в блате
смердящем, чтоб его ноги поганые были не ходящие, сквер­
ные его уста не говорящие, засухи не наводящие; лежал бы в
земле, ничем не движим, окаянные бы его на ноги не поды­
мали, засухи на поля не напущали; окаянный бы их наболь­
ший кружало, самого сатаны нечисто воздыхало, в преиспод­
нюю был проклят; аминь; помоги, Господи; словесам моим
утверждение.
J w
'g *
Нередко случается, что крестьянин соединяет слова этого
заговора с теми действиями, которые в нем упоминаются.

Чтобы скорое и хорошее лето было


(361) В день памяти 40 мучеников пекут из сдобного те­
ста жаворонков; с ними дети залезают на повети и на крыши,
и кричат: «Жаворонки прилетите, красно лето принесите!»
К домовому
(362) Нужно достать травы плакуна, но не с черным кор­
нем (какой у нее бывает обыкновенно), а с белым, и приве­
сить его себе на шелковый пояс, потом взять озими, добытой
с трех полей, завязать ее в узелок и привязать узелок к зме­
иной головке, которая должна висеть на гайтане вместо кре­
ста; должно вложить в одно ухо клочок козьей шерсти (кото­
рую особенно уважает домовой), а в другое - последний, в
порядке домашней пряжи, клочок шерсти летнины, который
крестьянка бросает, когда допрядет кудель, и который долж­
но подобрать скрытно ото всех домашних; потом должно пе-
ренадеть сорочку на ночь, т. е. на левую сторону, взять гор-
шовик и отправиться ночью в хлев, где, завязав глаза этим
горшовиком, сложенным вчетверо, и затворив за собой дверь,
должно сказать: «Соседушко, домоседушко, раб к тебе идет,
низко голову несет; не томи его напрасно, а заведи с ним при-
ятство, покажись ему в своем облике, заведи с ним дружбу да
сослужи ему легку службу».
Слова эти должно повторять до тех пор, пока не запо­
ют петухи, или пока не услышишь легкого шороха в хле-
4Ь '
J V / ву; в первом случае, вызывание должно отложить до дру-
«J4
гой ночи; во втором схватиться одной рукой за корень пла­
куна, а другой за змеиную головку и крепко держаться за
них, что бы ни делал домовой: тогда последний покажется;
если же вызывающий не успеет ухватить за гайтан и ко­
рень или выпустит их из рук, то домовой, схватив гайтан,
порвет его и змеиной головой застегает вызывающего до
полусмерти.
(363) При переходе в новое жилище, домохозяин должен
положить для домового в подполье нового дома целый не­
большой хлеб и на него соль и чашку молока. Приготовив
это, хозяин ночью в одной сорочке идет в старый дом и гово­
рит: «Кланяюсь тебе, хозяин батюшко, и прошу тебя пожало­
вать к нам в новые хоромы: там для тебя и местечко теплень­
кое, и угощеньицо маленькое сделано».
Без приглашения домовой не пойдет на новое место и бу­
дет плакать каждую ночь.
(364) По переезде в новый дом первый ломоть хлеба, от­
резанный за первым обедом, зарывают в земле на вышке, в
правом углу над избой, приговаривая: «Кормильчик, кор-
мильчик, приходи в новый дом хлеба здесь кушать и моло­
дых хозяев слушать».
По переводе в новый дом коров старший хозяин говорит
«дворовым» (духам): «Кормилец батюшко, кормилица матуш­
ка, как я люблю этих коровушек, чернухонек, сивухонек (и т.
д.) - так и вы их любите».
(365) Когда приведут купленную скотину в хлев, должно
произнести: «Дедушко отаманушко, полюби моего чернеюш-
ка (пестреюшка и пр., смотря по шерсти), пой, корми сыто,
гладь гладко, сам не шути и жены не спущай, и детей укли-
кай, унимай».
Отношения к сверхъестественным существам

лесным
(366) На Страстной неделе в среду рано утром и поздно

ris
вечером ребята бегают с коровьими колоколами около дере­
вень, приговаривая: «Около двора железный тын!»
А хозяйка дома до рассвета трижды обегает около дома,

lib
нагая, приговаривая: «Около двора железный тын; чтобы чрез
этот тын не мог попасть ни лютый зверь, ни гад, ни злой че­
ловек, ни дедушка лесной!»

m
По третьем разе хозяйка трижды перекатывается на двор

tu
через ворота, приговаривая: «Чтоб род и плод увеличился!»
В Великий четверг, до восхода солнца ходят за мурашев-

ul
ником и при входе в лес говорят: «Царь лесной, царица лес­
ная, дай мне на доброе здоровье, на плод, на род!»
cc
(367) Кто хочет видеть дворового, должен первый по­
лучить от священника, по окончании заутрени на св. Пас­
/o
ху красное яйцо и взять из церкви свечу, с которою стоял
у заутрени. Затем должен ночью, до петухов, взяв в одну
m

руку зажженную свечу, а в другую красное яйцо, стать пе­


ред отворенною дверью хлева и сказать: «Дядя дворовой,
co

приходи ко мне, не зелен, как дубравный лист, не синь,


как речной вал; приходи таким, каков я; я тебе христов-
k.

ское яичко дам».


Дворовой выйдет, по виду совершенно подобный произ­
/v

носившему заклятие.
(368) Кто хочет сойтись с лешим, должен отправиться в
s:/

лес, срубить тупицей сосну в обхват, но так, чтобы она при


падении уронила две, хотя бы небольшие осины. На эти оси­
tp

ны мужик встает, оборотясь лицом к северу, и говорит: «Ле­


совик-великан, пришел к тебе раб (имярек) с поклоном: заве­
ht

ди с ним дружбу. Коли хошь, так топеря же иди, а не хошь -


как хошь».
великорусские злклинлния
выживание кикиморы
(369) Ах, ты гой еси, кикимора домовая, выходи из горю-
нина дома скорее, а не то задерут тебя калеными прутьями,
сожгут огнем-полымем и черной смолой зальют. Будьте, мои
слова, и пр.

От огненного змея, летающего к


женщине, которая по нем тоскует
(370) Втыкают в порог и во все щели избы траву мордвин-
ник и затем говорят: «Как во граде Лукорье летел змей по по-
морию, града царица им прельщалась, от тоски по царе убива­
лась, с ним, со змеем, сопрягалась, белизна ея умалялась, серд­
це тосковал ось, одному утешению предавалась - как змей при­
летит, так ее и обольстит. Тебя, змей, не боюсь. Господу Богу
поклонюсь, преподобной Марии Египетской уподоблюсь, во
узилища заключусь. Как мертвому из земли не вставать, так и
тебе ко мне не летать, утробы моей не распалять, а сердцу мое­
му не тосковать. Заговором я заговариваюсь, железным замком
запираюсь, каменным тыном огораживаюсь, водой ключевой
прохлаждаюсь, пеленой Божией Матери покрываюсь. Аминь».

От нечистого духа
(371) Во имя Отца, и Сына, и Святаго Духа, аминь. Об-
лекомся во единаго Христа и Слова Божия; убойся, диаволю,
отыди от меня, раба Божия (имярек); Христос воскресе сво­
ею волею имеяй силу изгоняти тя, страшный и нечистый ди­
аволю, имеяй силу Вышняго Бога Отца невидимаго. Христос
погребен бысть; Христос воскресе; бежи, диаволю, победою
Отца и Сына и Святаго Духа и во веки веков, аминь (дваж­
ды). Стану я, раб Божий (имярек), благословясь, пойду из за­
паду в восток; подымается царь - грозная туча, и под грозною
О т нош ения к сверхъестественным существам

тучею-------------------------------------------------------------------
мечится царь гром, царица молния; как от царя грома
и от царицы молнии бежат враги диаволы лесные, водяные и
дворовые, и всякая нечистая тварь в свои поместья, под пень
и под колоду, во езера и во омуты, и так бы бежали бы и от
живущих во оных хором, от меня, раба Божия, и бежа(ли) бы
всякие враги и диаволы, лесные, водяные и дворовые, вся­
кая нечистая тварь в свои поместья, под пень и под колоду,
во езера и в омуты безотпятно и безповоротно, век по веку и
во веку, аминь. Христос родися и распяся и воскресе в тре­
тий день, и воскресение и живот дарова всему миру и мне,
рабу Божию (имярек), крест. Крестом человек родися. Бог
прославися, сатана связан бысть с сильными своими бесы; от­
ныне и до века, и во второго пришествия Христова, аминь.
Свят, Свят, Свят Господь Саваоф, седяй в вышних, ходяй во
громе, осеняяй силою небесною, призываяй воду морскую к
проливанию на лице всея земли, праведный сам Судия врагу
нашему диаволю, аминь. Господи Боже, благослови! Во имя
Отца, и Сына, и Святаго Духа, аминь. Стану я, раб Божий
(имярек), благословясь и пойду перекрестясь из избы дверь­
ми, из двора воротами, в чистое завороми, под утряную зорю
и под восточную сторону, ко истинному Саваофу, Спасу Ии­
сусу Христу, Сыну Божию, Царю небесному; и помолюся я,
раб Божий, и истинному Господу Богу Саваофу, Спасу Иису­
су Христу, Сыну Божию, Царю небесному и святым, архан­
гелам Михаилу и Гавриилу, шестокрылатым херувимам и се­
рафимам и прочим безплотным небесным силам, и святому
честному пророку Предтечи и Крестителю Господню Иоанну,
и святым четырем апостолам и евангелистам Матвею, Мар­
ку, Луке, Иоанну Богослову и святому пророку Илье Фезви-
тянину. Создай, Господи, свое Божие великое милосердие -
от престола Господня грозную тучу, и темную, каменную, ог­
ненную и пламенную; из тое тучи грозныя спусти, Господи,
частаго дозжика; на небесах от престола Господня зачинается
и подымается Божия милость и грозная туча, сильний гром
-S ’
и молния, испустил истинный Господь Саваоф, Бог Спас, Ии­
сус Христос, Сын Божий, Царь небесный, свое Божие великое
милосердие, от престола Господня Святый Дух - царя грома
и царицу молнию; царь гром грянул, царица молния огненное
пламя спустила, молния освитала, расскакались и разбежались
всякие нечистые духи; и как из тыя Божией милости, из гроз­
ной тучи, сильнаго грому, от молнии вылетает грозная громо­
вая стрела, и сколь она грозно и пылко и ярко, и приничево
диявола изгоняет, и нечистаго духа КССН, и мамонта насыль-
наго, и нахожего у меня, раба Божия, и из двора выганивает,
камень и древо разбивает; и как от тое грозныя громовыя стре­
лы не может камень в одно место срастать, древо отрастать, и
так же бы проклятый диявол и нечистый дух демон КССН и
мамонт насыльный и нахожий избежали бы от меня, раба Бо­
жия, и от сего места прочь за тридевять земель, за тридевять
городов и за тридевять морей и не могли бы меня, раба Божия,
и видеть, и не могли бы и слышать; и как тые грозныя огнян-
ныя громовыя стрелы боится проклятый диявол и нечистый
дух К, и мамонт насыльный и нахождый, а так же бы раба Бо­
жия (имярек) устрашалися и убоялися недруги и мои супоста­
ты (имярек), и всякие нечистые духи расскакалися и разбежа-
лися от меня, раба Божия, и во свояси, водяной в воду, а лес­
ной в лес, под скрипучое дерево, под корень, и ветрянный под
куст и под холм, а дворовой мамонт насыльный и нахожий, и
проклятый диявол и нечистый дух демон на свои на старыя на
прежния жилища; и как Господь умудряет слепцы - не видят,
а все знают, так же умудри. Господи, меня, раба Божия, и на
нечистых духов; глас же грома твоего и колеса осветиша, мол­
ния твоя вселенною подвижеся и трепетна бысть земля, так же
бы трепетны были нечистые духи от меня, раба Божия; и как
наши родители в земле лежат, не чуют звону колокольнаго, ни
пения церковнаго, и так бы сии мой заговор и приговор был
столь бы крепок, и силен во всякое время, до будущаго веку,
аминь. Крест на месте, крест по рабе Божием (имярек), крест
Отношения к сверхъестественным существам

у j ...еня раба Божия, и крестом Христовым диявола прокли­


наю. Отступи, бес и диявол, и нечистый духи, от меня, раба
Божия, и от сих дверей, от четырех углов фатеры моей;
здесь сидят архангелы, ангелы, херувимы и серафимы, Ми­
хаил архангел и Гавриил архангел; здесь сидит Пресвятая
Богородица, родшая Творца плотию, Христа Бога нашего,
Царя небеснаго аз же силою Христовою: диявол, буди про­
клят, и нечистый дух, всеми седьми соборами, всегда, ныне
и присно и во веки веков, аминь. Крест хранитель всея все-
ленныя, крест красота церкви, крест царем держава, крест и
диаволом прогнание от раба Божия, и Во имя Отца, и Сына,
и Святаго Духа, аминь.

На хульного беса
(372) Запрещает ти Господь, вселукавый дияволе, при­
шедший в мир Пречистою Присно-Девою Мариею, истинною
Богородицею, на спасение миру, нас ради грешных; проклят
еси, дияволе, и вся неприязненная твоя помышления, яже во
дни и в нощи заклинаю тя имянем святыя единосущныя Тро­
ицы, Отца и Сына и Святаго Духа: отступите от меня, раба
Божия (имярек), не влагати в сердце мое помысл неприяз­
ненных, но отиди в место пусто и безводно, иде же не присе-
щает Господь. Заклинаю тя, нечистый демоне, имянем Госпо­
да нашего Иисуса Христа: не блазните мене нощию лукавы­
ми твоими мечтании, и внегда творити ми вся молитвы моя
ко Господу Богу моему, но да будет всяко помышление твое
дневное и нощное с тобою в день судный, аз бо Господу Богу
моему служу и Тому единому дни и в нощи, тебе упражняю-
щу, мене же милующу и укрепляющу, за многую благость и
милость; иди за мною, сатана, и вся неприязненная твоя, и
противная сила, яко благословись и прославься, пречистое и
великолепное имя твое Отца, и Сына, и Святаго Духа, ныне и
присно, и во веки веков, аминь.
ЕеКеГд П И П
НРКРГИЙ
ИДОАОПОЫОИВИЖЕИХ
ЖЕГШШГИНОШШЙ,
Ш ДЕЕШ Х
ОЕГЛДОК
Ава-Юмон
- под этим именем черемисы признают супругу их пер­
венствующего бога и первостатейную богиню.

Агир
- так называется гирька, имеющаяся в курде, особенной
машинке, которую калмыцкие попы получают от ламы и во
время молитвы ее употребляют. См. Вера.

Аграфенин день
- 23 июня церковь празднует память святой мученицы
Агриппины, которая в простом народе прозвана Купальни­
цей по следующей причине. Древние славяне признавали
идола Купало богом плодов и праздновали его дни 23 и 24
июня. Разложив огонь, они совершали пред ним различные
игрища и пляски, перескакивая через него и припевая ча­
сто имя Купалово, за что ожидали в тот год изобилия пло­
дов, что и между нынешними христианами во многих де­
ревнях осталось, а потому Святая Агриппина всеми просто-
- - - - - - - - - - - - - - :- - - - - - к ^
<> ь /£людинами
Г и называется «купальницей» - от идола Купало.
К числу языческих святых мест принадлежит и находящая­
ся по Рижской дороге в десяти верстах от Санкт-Петербурга

ris
липа, ветви которой переплелись с отростками ближайших
деревьев так, что составляют природную беседку, в которой
и государь император Петр Великий неоднократно изволил

lib
иметь свое пребывание. На этом месте собираются ижорки
накануне Иванова дня, то есть в Аграфенин день, и прово­

m
дят с пением и воплями всю ночь при великом огне, а на­
последок сжигают белого петуха, совершая при этом много

tu
скачек, плясок и прочего.

ul
Агун cc
- это слово арабское, которым сибирские татары называют
настоятеля своего духовенства.
/o

Адамова голова
m

- так называется трава, которой окуривают пленицы или


co

силки, которыми ловят диких уток, но это окуривание долж­


но производиться в Великий Четверг, а иначе, по мнению су­
k.

еверов, окуривание это будет недействительно, и силки не бу­


дут ловки.
/v

Адугар
s:/

- Джа или Джа-Адугар, так у киргизов называются колду­


ньи. См. Ворожеи.
tp

Аилекас Яувра
ht

- лопари так называют все те озера, которые они почитают


святыми; и во всех таких местах стоят освященные деревья,
АБбВвГА РУССКИХ СубВСРИЙ...
gJ V '
/ на которых
к видны разные лопарями начертанные виды, перед
которыми стоят жертвенники. См. Вера.

Айха-Дийани
- калмыцкое божество, жилище коего полагают в преис­
подней; от сего божества, разрушатся их огненные Галаты.
См. Вера.

Ажушак, или Ажулунач


- идол всех камчадалов; изображают его столбиком с об­
деланной верхушкой наподобие человеческой головы. Ставит­
ся он в юрте над домашней посудой и почитается за карауль­
щика, отгоняющего от юрты злых духов, за что и кормят его
камчадалы каждый день, мажут ему голову и рожу вареной
сараной или рыбой.

Алане
- славянский народ, который не имел ни богов, ни хра­
мов, ни жрецов, но, вынув саблю из ножен и вонзив ее в зем­
лю, поклонялся ей, как богу Марсу, которого мнили прави­
телем всех тех мест, в которых они воевали. Некоторые из
этого народа предсказывали будущее по складыванию и раз-
биранию в определенное время прутиков с наговариваниями
и различными торжественными обрядами.

Алган-Таки, или Таки-Алган


- так у башкиров называется торжество, которое бывает пе­
ред свадьбой. Бабы и девки заводят между собой спор о невесте,
однако первые одерживают верх и, взяв первенство и преиму­
щество у вторых, выводят в некотором месте у невесты волосы.
- так вотяки называли дедушку-домового, который, по их
мнению, живет в пустых избах, деревнях и банях. См. Домовой.

Алган-Голи
- калмыцкая адская шнурованная книга, в которую запи­
сывают все содеянное калмыками, и по которой они бывают
судимы Ирлик-ханом, то есть адским их судьей. См. Вера.

Алида
- так вотяки называют лешего, и уверяют, что он имеет
одну только ногу, и ту наизворот, один большой глаз и пре­
великую титьку, которую втискивает людям в рот, и тем их
душит. См. Леший.

Амидаба
- калмыки так называют одного из своих бурханов, кото­
рый обладает двухтысячным небом, и такое множество вообра­
жают себе раев, что и перечесть трудно; ибо каждому бурхану
приписывают особое небо, в котором он водворяется с душами
праведных, а бурханов полагают необъятное число. См. Вера.

Амлея
- бог камчадальский, сын Утужил Кутхи. См. Вера.

Антара
- так по преданию калмыков называется четвертная всесвет­
ная река, в коей определяют они все четыре реки. См. Вера.
/ Г '
Антихрист
- противник Христу. Раскольники утверждают, что Ан­
тихрист воцарился уже мысленно в то самое время, как на­
чалось в Москве исправление книжное, и будто бы Москва
есть Вавилон и престол Антихристова царства, и уже настало
время второго пришествия Христова, для чего некоторые, за­
жигая свечу, молятся ночью всегда до пения петухов, ожидая
страшного суда и тогда уже спать ложатся.

Аху-Галап
- так у калмыков называется первенствующий галап, то
есть век или эпоха от сотворения мира. См. Вера.

Ачускай-Пас
- под этим именем мордва почитает некоторого идола, ко­
ему приносят в жертву рыжую корову.

Ая-Итор
- лопари почитают этого идола богом грома и грозы. См.
Вера.
Бакша
- так называют у киргизов особого рода колдунов. См.
Ворожеи.

Баран каменный
- камчадалы, когда имеют нужду найти неведомого вора,
то жгут становые жилы этого барана при собрании многих
людей и при шаманах ибо, по их мнению, после этого сводит
ноги того злодея, так как эти жилы от огня сжимаются.

Береза
- некоторые древние чудские народы обитали в таких ме­
стах, в которых было весьма мало леса, а березовых деревьев
и вовсе не находилось. Наконец увидели они не только на сте­
пях своих, но и внутри самих жилищ своих произрастающие
березовые деревья; это, не свойственное странам их растение,
привело их в несказанный ужас. Когда прибегли они к гада­
нию, то волхвы их растолковали им, что значит это завоева­
ние их земель белым царем, поскольку это растение из его
É f ^ ----------------------------------------------- ^
W владений к ним перенеслось. И так суеверный народ, поверив
тому, оставил свои города и жилища пустыми и перебрался в
другие места.

Билюкай
- камчадальский бог грома, молнии и дождя; он - то же,
что и Пилячуч. См. Вера.

Благовещение
- суеверы утверждают, что когда птица проспит Благове­
щенскую заутреню или в этот день завьет гнездо, то у нее на
некоторое времени в наказание отнимаются крылья, и она ле­
тать не может, но ходит по земле.

Бородой
- чувашское божество, которое они почитают хранителем
их деревень.

Брак
- накануне брачного сочетания приглашается в дом же­
ниха мальчик лет шести или семи, который укладывает вещи
в нарочно для того купленный ларчик, который жених тем
же вечером относит в подарок невесте; а именно - башмаки,
опахало, серьги, пряжки, белила, румяна, перчатки и проч.
Во времена пребывания жениха у невесты, сидит он с нею на
мохнатой шубе в знак будущей благополучной жизни. На дру­
гой день перед поездом в церковь тот же мальчик или другой
с невестиной стороны должен невесту обуть в ее новые баш­
маки и продает ее косу за гривну или за рубль, то есть, что
дадут. Невеста в знак ее покорности повинна в первый раз
4Л'разуть жениха; причем жених кладет в сапоги в правый- день-
JW
ги, а в левый плеть; и когда невеста сперва за левую ногу при­
мется, то жених, вынув плеть, ударяет невесту, а если за пра­
вую, то отдает ей положенные деньги. Новобрачных не кладут
никогда спать в жилой хоромине, но в пустой и не топленной,
как бы стелено ни было, и некоторые для того нарочно сто­
ят покои и на потолок земли не кладут. Под постель кладут
ржаные снопы или солому. Если на невесту в церкви для го­
ловного убора венца не надевают и держит его какой-либо
мужчина, то верят, что тот брак будет недействителен, и жена
непременно будет иметь побочных мужей или любовников,
потому что она венца не надевала или потому что венчались
их трое вместо двух. На другой день после свадьбы, если не­
веста не была в девках целомудренна, то матери ее преподне­
сут стакан с дырою, из которого напиток потечет, когда она
возьмет его в руки, ибо дружка, поднося ей стакан, зажмёт
эту скважину пальцем.
К сговоренной невесте у яицких казаков до самой свадь­
бы собираются ее подруги каждый вечер, поют песни, пляшут
и играют с молодцами. В это время, которое иногда продол­
жается до двадцати недель, жених почти может обходиться с
невестой как муж с женою. В девичник должен он принести
невесте в подарок платье и весь женский убор. Невеста дарит
ему шапку, сапоги, рубаху и штаны. После венчания едет не­
веста от церкви на телеге, а позади нее сидят мать и сваха,
которая на всех пальцах должна иметь кольца и обе с двух
сторон прикрывают невесту полотенцем, дабы зрители лица
не видели. Перед телегой идет жених с отцом и дружкою, по­
зади телеги многие ездят на лошадях верхом, и один из них
держит полосатую плахту, которую черкасские жены обыкно­
венно носят вместо юбки на длинном шесте как знамя, и она
плахта тем достойнее примечания, что, что местные женщи­
ны оной не носят. В прочем приятели препровождают день
бракосочетания в питье, пляске и пении, и притом еще по
J v 3 большей части на улице. У этих Козаков прежде был такой
обычай, что ежели кто больше жены держать не хочет, то вы­
ведя ее на площадь, продаёт.
У донских казаков жених приезжает верхом за своею не­
вестой, и лошадь под ними обвешана колокольчиками, дабы
невеста слышать могла прибытие своего жениха. Эти коло­
кольчика хранятся потом или у родителей новобрачных, или
у них самих для памяти; невеста не приносит никакого при­
даного своему жениху, но он должен ее одеть с головы до ног.
Когда камчадал пожелает жениться, то высмотрев себе не­
весту обыкновенно в другом, а не в своем острожке, пере­
селяется туда, объявив невестиному отцу или матери о сво­
ем намерении, некоторое время там работает, показывая свое
удальство и проворство, и услужая всем почище холопа, а бо­
лее всего своему будущему тестю, теще и невесте, а потом
требует позволения хватать невесту. И если поступки его ро­
дителям невесты и сродникам, также и самой ей понравятся,
то получает он соизволение, в противном же случае или вовсе
пропадают его услуги, или же с некоторым вознаграждением
он отпускается. Иногда случается, что такие женихи, никому
ничего не сказав, переходят жить в чужой острог и работают,
и хотя всякий по услугам их может признать, с каким намере­
нием они это делают, однако никто их о том не спрашивает и
не говорит ни слова, пока они или сами или через других не
объявят родителям невесты о своем изволении.
Когда жених получит позволение хватать невесту, то он
ищет такого случая, чтобы где-нибудь напасть на нее в ма­
лолюдстве, ибо она бывает тогда под охранением всего жен­
ского полу того острожка, которые редко от нее отлучаются.
Сверх того, во время хватания бывает она одета в двое или
в трое хоньбы, опутана сетьми рыболовными и ремнями увя­
зана так, что она не может поворотиться, как статуя и если
жених улучит в малолюдстве свою невесту, то бросается с
превеликим стремлением, дерет на ней хоньбы и сети, что-
4 Л бы
л коснуться тайного
. уда: ибо
, это у них вместо венчания по-
читается. Между тем как от самой невесты, так и от других
баб и девок происходит ужасный крик, и, хотя сама невеста
при том не противится, да и противиться не может, однако
охранительницы поступают с женихом не милосердно, бьют
его, таскают за волосы, терзают лицо и всякие средства упо­
требляют, чтоб ему не дать схватить невесты. И буде жениху
посчастливится предприятие свое произвести в действие, то
тон сам отбегает прочь от невесты, а она дает знак его победы
умильным и жалостливым голосом - «ни, ни». В этом состоит
вся важность брачного их сочетания, однако это получить же­
ниху не в один раз случается, но между тем проходит иногда
целый год или больше, а после каждого хватания принужден
он бывает справляться с силою и раны залечивать; а есть при­
меры, что некоторые по семилетием хватании вместо невесты
получили увечье, будучи сброшены от бабы с балаганов.
Кто схватает невесту, тот на следующую ночь приходит
к ней невозбранно; на другой день увозит ее в свой остро­
жек без всяких церемоний, а для празднования брака возвра­
щается к невестиным сродникам по прошествии некоторого
времени.
У мордвы и чувашей, когда отец вознамерится женить
своего сына, то прежде подсылает к невестиному отцу по­
сторонних людей и спрашивает, намерен ли он отдать свою
дочь за N? - когда тот согласен, то сошедшись с обеих сторон
отцы и матери договариваются сперва о калыме, то есть вы­
купе; также держат свадебные издержки, как-то: попойку, и
сколько точно и договорясь напр. на ведре вина, бочке пива и
меду, женихов отец приуготовляет по своему договору и пе­
реносит в дом невестин; кладет также калым или выкуп за не­
весту 8, 9, 10 рублей и более, смотря по состоянию обеих сто­
рон. Приведши все это в порядок с жениховой стороны отец
и мать просят всю невестину родню в гости в ее дом, а жени­
хова родня при том не бывает. В этот день сошедшиеся гости
J V / пьют
ПЬЮ' и веселятся, а дети ни мало этого не знают; таким
разом сделанный договор иногда продолжается долгое время.
В самый день свадьбы объявляют жениху и невесте их отцы,
что у них будет в этот день свадьба и собравшиеся женихов
отец с матерью ездят к невестиному отцу и матери; а невеста
уже тогда бывает в готовности к браку... Вся церемония их
состояла в том, что невестин отец, взяв свою дочь за руку, а
мать - хлеб и соль, вручают ее свекру и свекрови. Невеста,
поблагодарив своих родителей за попечение и воспитание и
оплакав всех своих ближних, покрывается белым холстом до
пояса и выводится из отеческого дома через своего брата до
саней или телеги. Таким образом родня с невестиной сторо­
ны, проводив ее до середины дороги, возвращается назад, а
с половины дороги встречает родня жениха; ибо при самой
свадьбе с невестиной стороны никто не бывает. Как приедут к
женихову двору, тогда женихов брат или ближайший сродник
берет невесту за руку и, введя ее в избу, сажает за стол; по­
том кличут жениха, который, нахлобуча шапку, садится подле
невесты. Женихов отец при собрании всех гостей и сродников
берет поставленный на столе длинный пирог аршина в полто­
ра за конец и поднимает другим концом пирога наложенное
на невесту покрывало, говоря такие слова: вот тебе свет, будь
счастлива к хлебу, животу и к размножению семьи. Потом
свекор меняет ей прежнее имя и называет Мезява, большая,
если женится старший сын, Сернява, средняя, Вежава, мень­
шая по старшинству их мужей. Тогда жених и сродники уви­
дят невесту, а невеста своего жениха или мужа. После этого
начинается пиршество, которое продолжается смотря по бо­
гатству свекра. В этом состоят их свадебные обряды и таин­
ства. Случается у них, что обручение или помолвка бывает
еще во время малолетства детей, когда отцы знают, что их
малолетние дети и летами и имуществом между собою рав­
ны, то во время народного сонмища меняются друг с дру­
гом рогами с табаком, говоря: смотрите, добрые люди, что
/fr -
'Мз мы между собою
л сватовья; а как это засвидетельствуют, тогда
они уже и называются сватовьями по возрасту своих детей.
Если же по возрасту какому-нибудь из отцов бывший договор

ris
не понравится, например, если женихову отцу не понравится
невеста и он откажется, тогда невестин отец отдает свою дочь
за другого; напротив, если невестиному отцу не понравится

lib
жених, тогда он не может отказаться иначе, как заплатив от 6
до 12 рублей.

m
Когда они были еще язычниками, то хотя им и дозволя­
лось брать столько жен, сколько кто содержать в состоянии,

tu
однако смотря по крестьянским достаткам, никто более трех
жен не имел. Двух сестер родных брать у них за грех не по­

ul
читалось, с тем только различием, что если первая сестра ум­
рет, так зять и сватается к другой сестре, приходит к тестю и
cc
требует себе в замужество, если же тесть на это добровольно
согласиться не хочет, то может быть зятем к тому и принуж­
/o
ден следующим образом. Когда зять, придя к тестю, говорит:
«отдашь ли за меня, Енай, то есть свояченицу», а тесть ответ­
m

ствует «нет», тогда зять потаенно принесенный хлеб или ка­


лач, вынув из-под полы, старается положить на стол. И если
co

ему это удастся сделать и сказать «вот хлеб и соль, береги


мою Енай». Проговорив эти слова, жених должен скорым бег­
k.

ством спасать свой живот, ибо когда его в таком случае до­
гонят, то бьют нещадно, а если он уйдет благополучно, тесть
/v

принужден бывает отдать свою дочь. Впрочем, до крещения


мордва имела право продавать своих жен с прижитыми деть­
s:/

ми, когда они им не полюбятся, и брать других. Напротив


того, неимущие, которые не в состоянии дать выкуп за не­
tp

весту, стараются подцепить где-нибудь девку удальством; на


такой конец подговаривают шайку удалых ребят и потаенно
ht

приезжают в ту деревню, где поговорена девка; а иногда из


базаров и других мест увозят против воли девок. Во всех та­
ких случаях совершается с ними простая наша пословица: или
добыть или дома не быть; ибо когда нагонят с девкой, до за
добычу должно расплачиваться боками, а иногда и головою.
Если удастся увезти благополучно, то он и владеет ею, однако
и тут калыма или выкупа избежать невозможно, но платят его
исподволь. С того времени как они стали иметь больше обще­
ния с русскими, несколько переменились и их свадебные об­
ряды, сватаются они по русскому обыкновению, примешивая
и свои обряды, а особенно в самый тот день, когда к венцу
приуготовлена. Ее одевают в красное платье, т. е. в красный
кумачник, красную рубашку и красные сапоги, на все пальцы
обеих рук надевают перстни разных цветов с привешенными
к ним небольшими цепочками, к которым прикреплены так
же на иных серебряные, на иных медные копейки, а на иных
полушки. Голову ей покрывают красной фатою, так чтобы
лица видеть не можно было, перед нею ставят скамейку, на
которой лежит хлеб, ведро пива и соль. Подле нее садится по­
жилой мужик с образом, перед которым малый мальчик дер­
жит свечу, между этим временем подходят к ней ее сродники
и нагибают свою голову под фату, которых она каждого по­
рознь оплакивает. Во время этой церемонии один играет на
гудке, а прочие по их обычаю приплясывая, поют: «Вой, вой».
Тут потчивают пивом или медом всех предстоящих, и всякий
себе за честь вменяет быть при таком случае пьяным. С же­
ниховой стороны никто тут не бывает, кроме отца или брата,
свахи и двух дружек. Свахина и одного сдружки должность
состоит в том, чтобы плясать и подносить, а другой дружка,
стоят перед невестой безмолвно, держит в руках обнаженную
саблю, которой помахивает время от времени и ударяет в по­
толок или в матицу... У печки на столе кладут постель и все
приданое невесты, на котором садится или невестина сестра
или другая какая подруга, и у нее дружка приданое выкупать
должен. Когда невеста всех своих сродников оплачет, тогда
дружка с саблей идет наперед, потом отец невестин или бли­
жайший сродник с образом, а мать или бабушка со свечей.
Двое из поезда берут невесту под пояс, а третий, т. е. главный
дружка, за ноги и так ее выносят на двор; между тем невеста,
как бы неохотно оставляя дом своих родителей, хватается ру­
ками за матицу, и держится, сколько ее сил есть: отец и мать
или ближайшие ее сродники стараются развести ее руки и по­
могают вынести ее вон. В самих еще дверях хватается она в
другой раз за косяк, где с нею то же делается. Когда вынесут
невесту на двор, то дружка с саблей кричит, чтобы все зрите­
ли стояли рядом, и чтобы никто невесте навстречу не попал­
ся, ибо встреча тогда за худой знак почитается. Между тем,
запирают избяные двери, и никого из избы не выпускают,
пока невеста не будет посажена в сани или в телегу и не по­
крыта белою скатертью с бахромою. В поезде перед невестой
едет отец или брат жениха, за ними невеста, сваха и дружка
на одной упряжке. За невестиной упряжкой едут ее подру­
ги и прочий поезд до половины дороги, невесту привозят в
церковь, где ее дожидается жених. После венчания в церкви
жених едет наперед, невеста позади, а за невестой поезд; по
приезде домой, жених принимает невесту и ведет в избу, но
прежде, чем входят в нее, оба становятся одной ногой на по­
рог избы, где им сперва жениху ставят на ногу горячую ско­
вороду с хмелем, нарочно к этому приготовленную, которую
он с ноги сбрасывает столь далеко, сколько ему заблагорассу­
дится; потом ставят сковороду на ногу невесте, которую она
также сбрасывает; но тут домашние примечают, сколь дале­
ко она сковороду скинет, и заключают, что чем далее от ее
ноги сковорода отлетит, тем она сердитее и сварливее будет,
в противном случае уклончивою и смиренною быть надеют­
с я ... После этой церемонии все входят в избу, садятся за стол
и пируют; при этом пиршестве никто из невестиной родни
не бывает, и молодая надевает свое девичье мордовское пла­
тье, заплетает косу и покрывается повязкою. Невестины отец
и мать и прочие сродники до тех пор ни с нею, ни с ее мужем
не видятся, пока с ее стороны не будет прислано, чтобы ее
родня к ней приезжала; и так иногда это свидание через пол-
года или через год случается. Это для того бывает, что онаа до
тех пор, пока после свадьбы не увидится со своим отцом или
кто ее выдавал, имеет право пользоваться девичьей красотою
и носить девичье платье, а увидясь со своими, ее лишается,
облекшись уже в женский убор.
У татар, по реке Черемшану живущих, когда жених или
его родители где выберут невесту, то сватают через посторон­
них людей, и если дело пойдет на лад, то за самый первый
пункт почитается калым или выкуп, и самый бедный должен
платить по крайней мере тридцать рублей, а богаты по сто и
двести и дороже покупают себе жен. Принуждения к женить­
бе у них нет, а особенно женскому полу; почему при собра­
нии родственников и посторонних людей отец спрашивает у
невесты, люб ли ей жених и охотно ли она за него идет? Со­
гласный ее ответ решит все дело, ибо, призвав муллу, кото­
рый прочитав молитву, дозволяет невесте с женихом вместе
сидеть за занавесом, а прочие пьют и веселятся. Если жених
в состоянии заплатить выкуп, то берет в то же время с собой
невесту; в противном случае невеста остается у отца до тех
пор, пока жених не выплатит всего выкупа по частям. Меж­
ду тем жених имеет право тайно время от времени посещать
свою невесту, что у них называется «ходить за пазуху», ибо
вольность жениха должна простираться только до пазухи не­
вестиной, а не далее. Когда же выплатит весь калым, то со­
бираются к невестиному отцу на пиршество и упившиеся го­
сти разъезжаются по домам, а жених с невестой и другими
сродниками, так же и с приданым уезжают в свой дом, где,
призвав муллу, совершают брак. Мулла спрашивает только
три раза, женился л и ..., прибавляя имя жениха, на что ему
дружка отвечает теми же словами: «женился»; спрашивает
так же троекратно невесту «вышли ли?» на каковой вопрос
отвечает сваха «вышла», ибо жених и невеста мулле не пока­
зываются, но сидят или в другой избе или за занавесом. По
этим вопросам мулла прочитает молитву, и тем кончится вся
тайнобрачная. По прошествии двух или трех дней зять при­
зывает к себе в дом тестя и всю женину родню, с которой и
пиршествует, причем всякий по своему достатку награждают
новобрачных, как-то скотом, платьем и прочим.
Хождение за пазуху имеет кроме облегчения в выкупе и
другие основания; тут жених приходит к невесте врасплох и
может быть уверен в ее качествах, ибо если он за ней что
подозрительное приметит и засвидетельствуется другими, до­
зволяется отказаться от невесты заблаговоременно и возвра­
тить назад часть данного выкупа.
Женитьбы детей у калмыков зависит единственно от воли
родителей. Но прежде чем они сватовство предпринять мо­
гут, приходят к своему гелюню и объявляют ему имя жени­
ха и невесты, год и число, в которое они родились. Гелюнь
справляется в своем «Сударе» и объявляет соизволение бур-
ханов: если по гелюневу мнению предвещание о свадьбе бу­
дет худое, то ни под каким видом брак совершиться не мо­
жет, разве только отцы одарят гелюня столько, что он этими
подарками и бурханское соизволение переменить в хорошее
предзнаменование.
Когда получать от гелюня доброе предвещание, тогда уже
договариваются о калыме при свидетелях с обеих сторон. Не­
веста обыкновенно жениху принести должна новую кибитку,
несколько всякого вида скота и ясырь, то есть услужников и
услужниц.
Брак совершает гелюнь во время новомесяцчия со своими
обыкновенными обрядами: сперва приводит их к бурханской
присяге во взаимной верности; потом выводит их из кибит­
ки, приказывает им глядеть на солнце и читает свои молитвы,
при которых жених с невестой бьют земные поклоны; иные
говорят, что жениха с невестой обводят троекратно около ки­
битки, другие, напротив того, уверяют, что это неправда, но
при бракосочетании все обряды состоят в молитвах. По со­
вершении молитв, гелюнь накрадывает на них руки и тем за-
а р *
канчивает. По венчании невесту сажают в кибитке за зана-
весом, а жених садится впереди; родня берет сырую овчину,
и тянут ее сколько сил есть; и если женихова родня втянет
в кибитку невестину родню, то невестина родня принужде­
на бывает держать свадебную попойку; и обратно при нача­
тии пиршества невесту вводят в свою кибитку, где она с жен­
ским полом торжествует при игрании музыкального согласия,
состоящего в чебызге, волынке и гудках, ибо молодой по их
установлениям возбраняется видеться со свекром и со стар­
шей жениховой родней, да и отца своего не прежде, как по
прошествии года посетить дозволено, и тогда она от него со­
вершенно свой пай получает, как то: верблюдов, скот и проч.
При совершении бракосочетания мокшанцы сажали не­
весту в собрании всех своих приятелей на рогожу относили
к жениху в покои и отдавали ему, говоря такие слова: «вот
тебе, волк, овца», в каком случае невеста по благопристой­
ности притворяется столь неистовой, сколько сил ее станет.
Еще и ныне имеют они такое обыкновение, что, когда невеста
после венчания возвращается после российской церкви, она
должна беспрерывно в голос вопить; да и некоторые из них в
такой горести царапают себе лицо немилосердно; при том же
у невесты лицо бывает закрыто фатою или вышитым поло­
тенцем. Еще и ныне держатся они того обыкновения, что на
другой день после свадьбы старший из сродников, взяв хлеб с
привешенной в нему небольшою шапкой и пряжкой, которую
носят на груди, приносит в дар молодой, ставит трижды ей на
голову и при том не всегда по порядку говорит ей такие сло­
ва: «тятей, мезей, пивей», только выговариваемое последним
слово должно быть обыкновенно именем молодой.
Калмыки яицкие сговаривают своих детей не только в
младенчестве, но и во чреве, при том с таким договором:
если у одного родится сын, а у другого дочь, то они должны
непременно сочетаться браком, и это обручение соблюдают
ненарушимо. Молодых людей обыкновенно сводят тогда, ког­
да им отроду четырнадцать лет и более; еще за два года до
свадьбы дается жениху вольность ходить к невесте и с нею
играть; но если она обрюхатеет еще до свадьбы, то принуж­
ден он задабривать ее родителей подарками, несмотря на то,
давно ли происходило обручение или недавно; однако должно
еще до свадьбы договориться с невестиным отцом и матерью
о даваемом числе лошадей и другого скота. Напротив того, ее
родители приготовляют в приданое за нею платье, потребные
в дому вещи и постель, состоящую из узорчатых и по краям
обшитых шелковою или бумажною материей войлоков и та­
ких же одеял; сверх того дают еще новую из белого войлока
сделанную кибитку. Перед свадьбой осведомляются у гелюня
о благополучном к тому дне. Когда же должно быть свадь­
бе, то невеста со своими родителями и сродниками поедут к
жениху, поставя новую кибитку; гелюнь читает при всех по-
езжатых некоторые молитвы над женихом и невестой, после
чего по его приказанию расплетают у невесты все косы и за­
плетают волосы только в две косы так, как носят бабы; потом
гелюнь, сняв шапки с жениха и невесты, отходит с гетсюлом
в поле и там окуривает оные ладаном, читая при этом молит­
вы; а возвратясь оттуда, отдает шапки дружке и свахе, кото­
рые и надевают оные на головы жениху и невесте. Потом по-
тчивают гостей и невестин отец обыкновенно дает скота на
пиршество. Как гости разойдутся, то невеста остается в ки­
битке у жениха и ей несколько времени не дозволяется вы­
ходить из кибитки; к ней никто не приходит, кроме матери и
сродниц. Сказывают, что на свадьбах у князей происходят ве­
ликие увеселения, а именно: бывает знатное пиршество, при
котором случае находится предводитель у тех, которые носят
кушанья в больших деревянных сосудах; предводитель едет
впереди на бурой лошади в великолепном платье, через плечо
повешен длинный кушак из тонкого полотна, а у шапки вист
черный лисий или куний мех. В день бракосочетания во всех
улусах духовные особы читают молитвы, а светские веселятся
•*44v
jÙ>на свадьбе, бегают на лошадях взапуски, борются, стреляют ^ 2 %
из луков и проч.
Калмыкам по их вере не позволяется иметь много жен,
но этот закон не соблюдают столь строго, чтобы знатный или
начальник иногда не имел у себя двух или трех жен; одна­
ко такие примеры случаются редко. Хотя и не позволено им
разводиться с женою, однако такое часто бывает, а особенно
у знатных. Если калмык имеет причину быть недовольным
женой или если она сама захочет развестись, то ему вольно
раздеть ее донага и прогнать плетью; если же он хочет разве­
стись с нею честным образом, то позовет ее сродников к себе
на пир, дает жене оседланную лошадь и столько скота, сколь­
ко хочет или может дать и с этим добром от себя отпускает.
Вотяки, последуя примеру своих предков, сватают девиц
по договору, сколь много надобно дать за нее калыму; когда
договор заплаты окончится, то жених берет невесту в свой
дом и целую неделю пользуется ее приятностями; но по про­
шествии этого времени отец невесты, приехав к своему зятю,
берет ее обратно, и целый год держит ее в своем доме так
крепко, что она не может иметь никакого свидания с назна­
ченным ей женихом. В этот год жених печется дабы заплатить
потребное число калыма; а невеста со своей стороны оказы­
вает последние услуги своим родителям; но как все уже будет
готово, то сделав все нужное к свадебным обрядам, делают
пир и посреди собравшихся гостей отец жениху вручает свою
дочь.
У самого гостеприимного покоя дверей становится она на
раскинутом сукне и ждет, пока духовный человек принесет в
жертву стакан пива и сотворит к богам молитву о ниспосла­
нии молодым счастья в наживании хлеба, детей и богатства.
Освященное пиво дает он пить молодым, и это служит как
будто брачным таинством; после этого разносит девка с неве­
стиной стороны мед или пиво, а сама невеста, прося каждого
гостя выкушать подносимое, становится при том на колени и
Б

до тех пор не встает, пока гость не опорожнит сосудца. Меж­


ду тем, не укладывая еще молодых спать, едят изрядно, попи­
вают, пляшут и так далее.
Киргизы платят калым за невесту, смотря по своему до­
статку и смотря на красоту и природу сватаемой девки: са­
мая посредственная плата за невесту должна состоять в од­
ном пленнике, в тридцати или в сорока лошадях, в некото­
рых военных снарядах. Перед днем брака отец невесты на
некотором расстоянии от своего жилища становит белую ки­
битку, в которой обыкновенно отправляются брачные обря­
ды между женихом и невестой, к ней привязывают богато
убранную женихову лошадь и там же кладут наилучшую его
одежду.
Если невеста на день сочетания своего сохранила себя
беспорочной, то брачное пиршество отправляется с весельем;
если же случается тому противное, то бывшие при этой цере­
монии сваты заколют убранную женихову лошадь и в мелкие
куски изрежут его одежду, означая тем неблагополучие соче­
тавшихся. В таком случае отец невестин служит ругательству
собравшихся гостей и притом лишится взятого за дочь свою
калыма. Такие примеры у них весьма редко случаются, пото­
му что девок просватывают они по большей части малолет­
них. Утром брачного дня невесту, сидящую на богатом ковре,
носят четыре девки прощшаться со всеми ее подругами; это
прощание служит знаком ее исключения из девок, и с того
дня жених может видеться со своим тестем, чего по сей день
у них не бывает.
Они наибольше подстерегают калмычек, потому что они,
по их сказкам, удовлетворению похоти наилучшее имеют те­
лосложение и долее всяких других женщин ровняются с мо­
лодками; почему и знатные киргизы на них женятся, когда
согласятся принять магометанский закон; напротив того, как
персианки, как и персиане-кизилбаши настолько им нена­
вистны, что выдают их и за своих невольников.
--------------------------------------------------------------------------------^
Когда кто впервые жениться хочет, то дает за природную
киргизскую девку около пятидесяти лошадей, двадцати пяти
коров, до ста овец, несколько верблюдов или невольника и
латы. Я положил здесь среднюю цену; скудные женихи дают и
гораздо меньше, богатые же и в несколько крат больше; дру­
гая жена покупается гораздо дороже первой, а за третью пла­
тят и того еще больше и так далее.
Лопари женят и замуж выдают детей по своей единствен­
ной воле, уважая притом одно только имение, а потому и бе­
зобразная девка, когда только не скудна, может выйти за хо­
рошего человека. Холостым не дозволяется у них жениться
до тех пор, пока не выучатся свежевать оленя. В некоторых
местах располагается договор о браке с такой превеликой
точностью, как будто о какой-то великой купле, хотя, впро­
чем, запросы бывают и нарочито непомерны, даваемое жени­
хом за невесту награждение принимается счетом и состоит в
известном количестве оленей или мягкой рухляди.
Свадьба бывает у невесты, которая в самом лучшем сво­
ем наряде выходит к гостям простоволосой, а в другую пору
у нее всегда подвязана голова, как у баб, так и у девок. Сва­
дебное их угощение есть ничто иное, как очередное пирше­
ство, идучи на которое всякий несет с собою как съестное,
так и напитки. Забавляются же они на свадьбах и при дру­
гих сборищах игрою в гуська, эта игра подобна шахматной
и производится тринадцатью камешками, представляющими
гусей и лисицу. Увеселяются также борьбой, прыганьем че­
рез держимые вдоль шесты, рассказыванием забавных басен,
нескладным и пополам с криками смешанным пением и пля­
скою. Молоды живут в первый год у тестя и у тещи, а потом
перебираются в свой шалаш.
В доме, где быть свадебному пиршеству, черемисы ставят
на стол на стол домашнего идола, перед которым карт творит
молитву, потом бывает обед и начинаются веселости, состоя­
щие в пляске по гуслям, волынке, шиббере и губном органе
кобате, в оранье песен и тому подобном; между тем наряжают
невесту в другой избе в бабье одеяние, сирень снимают с нее
покрывало и надевают ей на голову вместо худой нарядную

ris
высокую шапку или повязку. Жених, взяв ее за руку, отводит
в гостеприимный покой, где она во время творимой картом
молитвы стоит на коленях, а потом раздает свои дары и под­

lib
носит всем гостям пиво или мед, после чего возвращается в
свою избу. В вечеру раздевается невеста сама, однако спать

m
ложится не добровольно, но принуждаема будучи к тому по­
сторонними бабами. Уложив молодых, запирают подклеть; на

tu
другой день поутру приходит к ней туда с несколькими жен­
щинами, заступивший место родного невестина отца, мужчи­

ul
на, держа в руке добрую плеть, и если приметит, что невеста
в девстве вела себя не целомудренно, то погрозя оною, со­
cc
вершает на другой день свои угрозы; таким же образом про­
пуская только больше или меньше после стращания време­
/o
ни, наказывают мужья жен своих, когда в замужестве приме­
тят за ними непостоянство. Другой после свадьбы день пре­
m

провождают они также в пировании и веселье, а как станут


напоследок расходиться гости, то всякий, выпив последний
co

стакан, бросает в него несколько копеек молодым в подарок.


Мало бывает и между исповедующими уже христианский за­
k.

кон черемисами таких свадеб, на которых не происходили бы


эти языческие обряды, хотя и за несколько месяцев или лет,
/v

но бедный странствующий удалец скорее совершает свадьбу


похитив милую ему девку и доведши ее уже до беременности,
s:/

дает тогда отцу такое за дочь вознаграждение, какое сам взду­


мает и таким образом безо всяких свадебных околичностей
tp

наживает себе жену.


Если кто из чувашей, обитающих по Волге, вздумает же­
ht

ниться, то сват торгует девку очень крепко; обыкновенная


невестам цена простирается от двадцати до пятидесяти ру­
блей; но иные за пять и за десять рублей получают также себе
жену; напротив того богатые дают за невесту и до восьмиде-
4л й
JV oP сяти руб.; невестино приданое, состоящее в дворовом скоте, &к
домашней утвари и одеянии, бывает почти равное платимым
женихом за нее деньгам. Торг о невесте называется у них сва­
товством (хотя).
По заключении оного бывает особый с дарами поезд; же­
них приезжает с родителями своими к невесте платить за
нее договорные деньги, дарит новых родственников рубаха­
ми, плашками или холстом. Невестин отец для сугубого в же­
нитьбе счастья приносит ей в жертву пшеничный хлеб и не­
большое количество меда-сырца; он держит дар свой напро­
тив солнца и творит молитву; после чего едят, пьют и напо­
следок определяют, когда быть свадьбе.
Во время свадьбы невеста сидит, занавесив лицо за заго­
родкою, напоследок, выйдя отсюда, ходит прискорбно в го­
степриимной избе кругом, а девки носят перед нею пиво,
мед-сырец и хлеб; как обойдет она в третий раз избу, то
жених срывает с нее покрывало целует ее и меняется с ней
перстнями; с сей поры называется она обрученною девкою
и разносит гостям хлеб, мед-сырец и пиво, а напоследок
уходит опять за отгородку, где бабы вместо худой девичь­
ей шапки надевают на нее бабью или побогатее убранную
хушну.
Когда станут молодых раздевать, то невеста должна ски­
нуть с жениха сапоги. На другой день поутру происходит о
девичьей непорочности следствие; если окажется, что она
до замужества жила не целомудренно, то невестин прислуж­
ник подает старейшине с пивом такой стакан, у коего на дне
пробуравлена дырочка, которую зажав пальцем, удерживает
пиво, но как скоро гость возьмет стакан в свои руки, то на­
чинает напиток бежать из дырочки; гости поднимают преве­
ликий смех и приводят тем невесту в стыд: других не бывает
никаких следствий. На другой день принимает молодая го­
стей уже как хозяйка; в рассуждении чего и веселья бывает
больше, нежели в первый день; пляшут же они по гуслям, по
J > 3 волынке и по губному органу. Крещеные венчаются в церкви
спустя иногда и долгое время после оных обрядов. Свадьбу
играют больше у жениховых родителей, и она несколько на
очередную пирушку, потому что всякий гость несет что-ни­
будь с собою. В прочем ставят еще на стол и блюдо с хлебом,
в который воткнута стрела; тут кто изволит из гостей, кладет
на раззавод несколько копеек.
У казанских и оренбургских татар перед свадьбой невеста
должна некоторое место очистить от волоса; у простых людей
исправляют это дело на девишнике бабы бритвами; знатней­
шие же употребляют к тому заранее особенную мазь (Т. Су­
рах) которую и мужья бороды свои для уменьшения мажут, и
которая составляется из спермента и негашеной извести; рас-
творя их на воде или на постном масле, этой мазью потирают
они в бане причинное место несколько раз не сряду, но про­
пуская понемногу времени, а когда волос вновь пустится, то
опять за мазь принимаются. Некоторые выдергивают волосы,
дабы навсегда избавиться от частого и тягостного бриться, и
с самым корнем. Девки, собравшись на девишник к невесте,
у которой лицо бывает занавешено, оплакивают вместе с нею
перемену ее состояния, в невестиной же песне, которую поют
двое мужчин, почитается эта перемена желательной. Накану­
не свадьбы относят невесту ввечеру, посадив на ковер, в тот
дом, где быть свадьбе, и тут-то видится она с новыми своими
родственниками.
Весь обряд бракосочетания их состоят в том, что мулла
спрашивает вслух жениха и невесту, желают ли они вступить
в супружество, и, получив утвердительный ответ как на это,
так и на то, что договор уже сделан, объявляет их, читая мо­
литву, сочетавшимися браком. А как утеря девичьей чести
почитается у них за великое бесчестие, то немолчаливый же­
них может в день свадьбы как по справедливости, так и на­
прасно сорвать еще с тестя и тещи клепаньем своим какой ни
есть подарок.
Многие башкиры имеют по две жены, а больше редко у
кого бывает. Употребительный у них выкуп за невесту (ка­
лым) состоит в скоте и простирается он от пятнадцати до
двухсот голов, причем лошади, рогатый скот и овцы даются
почти по равному числу. За невестою идет часть сего выку­
па в приданом и потому возвращается в прежние руки. По
причине изобилия в кумысе и сообразуясь своей бодрости,
играют они свадьбы только летом. Перед сочетанием, совер­
шаемым муллою, бабы и девки заводят между собой спор о
невесте, причем первые одерживают верх и потом в некото­
ром месте выводят у нее волосы и это торжество называется
у них Таки Алган. При сочетании мулла дарит жениху стрелу
и говорит: будь храбр, содержи и защищай свою жену... На
всякую свадьбу для бишбармака убивают по одной лошади. В
первую ночь остается у молодых двое мужчин и столько же
женщин; на другой день получают гости от молодых неболь­
шие дары, как-то: нитки, холст, плашки, иголки и прочее.
Увеселения их во время свадеб и праздников состоят кро­
ме пирования в пении, пляске, борьбе, бегании на лошадях
взапуски, стрелянии в цель и смехотворных представлени­
ях, на коих они передразнивают людей и зверей, и эта игра
называется у них «черный иноходец». Они играют не только
на балалайке, но и на гудках, сделанных из пустых травяных
стволиков, к чему некоторые и баса припевают. При пении
употребляют они искони такое изобретение, которое в ином
месте не постыдно было бы объявить и за новое, а именно:
они носят для обороны от комаров особенные опахала, кото­
рые нашим почти подобны, и в их складках пишут они свои
песни. Песни их гласят о славных богатырях, странствующих
удалых головах, превращениях и проч., и служат преимуще­
ственно для соблюдения в памяти дел их славных предков,
которые и воспевают они с великим восторгом. Когда напо­
следок жених собирается вести невесту в свой дом, она ходит
из юрты в юрту прощаться с благодарением и плачем, при
Б

этом случае иные наделяют ее скотом, а иные домашней ут­


варью. В родительской юрте обнимает она кумысный мешок,
благодарит его, что столь долго ее питал и прицепляет к нему
небольшой подарок. Весь стан провожает молодых несколько
верст, и все пьют при расставании взятый с собой в малых
мешках кумыс.
У чулымских татар сват, идучи к невесте, берет с собой
новую китайскую трубку и китайский же курительный табак,
объявляет там причину своего пришествия и удаляется на ко­
роткое время. Ежели он при возвращении своем приметит,
что трубка его совсем не употреблялась, то почитает это за
отказ; если же увидит, что из нее курено, то торгует невесту
на платье, мягкую рухлядь, скот и прочая. Цена простирает­
ся, считая на деньги, от пяти до пятидесяти руб. По согла­
шении жених и невеста препровождают первую ночь в новой
юрте, причем между нею и тестевой юртой содержится огонь.
В число происходящих обыкновенно на свадьбах увеселений,
состоящих, как и у других татар, в пировании, песнях, пляске
и проч., принадлежит и то, что жених при упомянутом огне
борется с невестиными родственниками; ему надо одержать
притом победу, и великая силе его честь, если он может сам
собою без посторонней помощи управиться. Вместо постели
служит молодым разостланный войлок. Невеста противится
на него ложиться, и поскольку просит она при этом случае
помощи у замужней своей приятельницы, то та должна учить
ее, как ей впредь с мужем жить, за что получает в подарок
праздничное платье. Если невеста не имеет признаков своей
честности, то молодой тихим образом от нее уходит и, к бес­
славию молодой, возвращается к ней не прежде, как разде­
лавшись с похитителем ее чести, после чего все забывается.
У мордвы по приезде невесты в женихов дом приходит
его мать со сковородою, наполненною сухим хмелем, кото­
рый зажигает она горящей лучинкою и ставит сковороду к
правой ноге невесты, а она отталкивает ту ногой; так делают
АБ6В6ГА РуСОКИХ СубВбРИЙ...
г » ■ ■>
4g**
трижды,
три) и каждый раз сгребают просыпанный хмель на ско
вороду. При этом случае примечают, что если сковорода упа­
дет на оборот, то есть дном кверху, это молодым предвещает
всякое злополучие, если же она ляжет вниз дном, то почита­
ют это за счастливое предзнаменование. Потом кричат: «Да­
вай пива», и как скоро подадут, то невеста, снимая несколько
колец с руки, опускает их в братину, из которой потом пьют
гости. Наконец раздают гречневую крутую кашу собравшим­
ся со всей деревни старым и малым, каждому по чумичке, и
кладут иному в шапку, иному в полу, а иному и за пазуху.
Древние россияне при брачных сочетаниях поступали сле­
дующим образом: между прочих церемоний перед поездом
в церковь садится жених с невестой рядом или на соболей,
или на какой-нибудь другой мех, чешут свахи им головы,
обмакивая гребень в мед или вино, которое держит в ков­
ше нарочный. Потом осыпают их осыпалом, то есть деньгами
и хмелем, тут же зажигают брачные свечи, которые бывали
по пуду с лишком, смотря на имение новобрачных; зажигали
же их особою Богоявленской свечкой. В церковь возили с со­
бой вино в склянице, и когда священник даст пить жениху и
невесте, то при последнем разе жених разбивает скляницу с
оставшимся вином об пол и топчет бутылку ногой. Брачные
свечи ставят потом, составивши их вместе в кадку в пшеницу
на целый год в сеннике, в головах у постели. Сенник приго­
товляют к тому следующим образом: поставят по всем четы­
рем стенам образа, а в головах постели над дверями и окнами
по кресту воздвигательному, по всем четырем углам воткнут
по стреле и на них по соболю или кунице и воткнут по кала­
чу. На лавках же по углам поставят по оловяннику меду. По­
стель стелят на двадцати одном ржаном снопе, и как подадут
на стол последнее кушанье, то есть жаркое, то дружка, обер­
нув блюдо с жарким, калачом и с солонкою, верхней скатер­
тью, понесет в сенник к постели, а потом поведут и молодых.
В дверях у сенника отец посаженный сдает ее с рук на руки
------------------------------------------------------------- ^

^^новобрачную ее мужу и говорит увещательную о содержании


на узаконенных порядках супруги речи; и когда придут к по­
стели то жена тысяцкого, надев на себя две шубы, одну так,
как должно, а другую сверх того на выворот, опять осыпа­
ет молодых осыпалом, то есть деньгами, хмелем и зерновым
хлебом и кормит их уже в постели. Поутру приходят те же
свадебные чиновные и стрелою поднимают одеяло с молодой
и свидетельствуют ее непорочность, потом водят молодых в
мыльню, а после кормят молодых кашей, и тогда молодая да­
рит гостей дарами и овощами. Когда молодой на другой день
поутру бывает в мыльне, теща присылает ему все платье, то
есть такое, в каком из бани до покоев дойти можно. В церк­
ви во время венчания подстилали молодым под ноги камку
или другую какую материю, а сверх нее соболи или куницы
или другую мягкую рухлядь. В прочем во все время брачного
торжества, когда молодой возьмет за руку свою молодую, то
должен вести ее до назначенного места, не отпуская ее руки,
а иначе между ними будет вечное несогласие.
У малороссиян отец жениха посылает двух сватов к отцу
невесты и дает им хлеб, который, если будет на то согласие,
оставляют в залог у отца невесты, а от него берут другой на
обмен и потому назначают день свадьбы. На все время свадь­
бы избирается из девок одна светилка, которая во время сто­
ла, сидя в большом углу, держит увитую калиновыми ветвями
с ягодами казацкую саблю, на которой прилеплена восковая
зажженная свеча-тройчатка. После венчания жених и невеста
отходят из церкви по своим домам, а, пообедав, жених бла­
гословляется от отца и матери хлебом и солью, едет к неве­
сте на дом. По середине невестина двора выставляется тогда
квашня, накрытая скатертью, а на ней хлеб и склянка горил­
ки. Мать невесты выходит навстречу в вывороченной шубе,
сидя на вилах или кочерге и держа в руках горшок с водою
и овсом, который дарит зятю, а он выливает из него на гри­
ву своей лошади и отдает пустой горшок старшему боярину,
.o r * * '
которой бросает его в сторону, и если горшок разобьется, то
молодая родит сына, а когда уцелеет, то дочь. Потом брат или
сродник продает невесту, говоря, что она в пятнадцатилетнее
время пребывания у них съела и выпила пять бочек бураков,
то есть свеклы, три бочки капусты, четыре вола или быка,
шесть кабанов или боровов, десять овец, сто гусей, двести
кур, семьдесят пять уток, двадцать кулей хлеба, пять бочек
пива, две бочки меду, пять бочек горилки, то есть хлебно­
го вина, за что получает две или три копейки. По выезде из
дома невесты жених несколько раз стегает ее плетью и гово­
рит: «Покидай нравы отца и матери и привыкай к моим». При
выезде в дом жениха в воротах зажигается куль соломы, че­
рез который должны все переехать. По ужине, придя на под­
клеть, невеста разувает жениха, который бьет ее голенищем,
и она получает лежащие в сапогах деньги. Ежели невеста со­
хранила свое девство, то все гости идут в дом ее отца и с ра­
дости бьют у него окна, ломают печи, лавки, столы, стулья и
все, что ни попадется, за что отец не только не досадует, но
еще и одаривает их. Потом, взяв невестин красный передник,
по их запаску, привязывают на высокий шест и выставляют у
ворот на целый день в знак целомудрия невесты. По отпразд-
новании у всех приходят опять в дом жениха, где свекор, взяв
палку, тычет ею в глаза невестки, спрашивая у нее, не сле­
па ли она, а потом потчивает горелкою. Потом дружка, же­
них и все гости идут в дом невесты и приносят с собой кури­
цу, обложенную ветвистой калиной и пирогами без начинки
и называемые по-их стульни. Дружка разрезает курицу и дает
отцу голову и два пирога; теще столько же пирогов и гузку, а
потом всем гостям по куску пирога и курицы. Таким образом,
препровождают целую неделю в таких обрядах и пированиях,
при игрании на скрипке и при пении различных песен.
Описав свадебные обряды многих народов, обитающих в
России, нахожу за нужное отметить, что нигде невеста, вхо­
дя в дом жениха, не бывает столь поносима, кроме города
V / Торопца. Там----------------------------------------------------------------------
жених и все его домашние нарочно призывают
для того девок, которые при входе ее от венца в дом жениха,
стоя на крыльце, поют между прочим: «Нам чиль бы Васи-
лисушка во трех шубах, ажно она беременна, ты несешь ли
люлечку, ты ведешь ли нянечку. Оглянись-ка ты назад, полю­
бовники стоят, да по грамотке держат». Это, мне кажется, ни
увеселения, ни чести ни жениху, ни невесте не приносит. А
вообразя тогдашнюю перемену состояния девицы, а при том
и умной, ибо там и знатное купечество это употребляет, то,
конечно, представится, что этот нигде не употребляемый обы­
чай много походит на сумасбродство. И если он будет остав­
лен, то, конечно, убытка из того в свадебных обрядах никако­
го не последует.
Сватовство у малороссиян и украинских слобожан между
простым народом происходит следующим образом. Пришед­
ший в возраст сын объявляет отцу своему под веселый час,
что ему такая-то соседская девушка понравилась и он име­
ет намерение на ней жениться. Отец, уважая просьбу своего
сына и находя в том необходимость, призывает к себе двух
стариков-свойственников или своих соседей и, предлагая им
намерение своего сына, причем и сам сын, придя, им кла­
няется весьма низко и с покорностью просит их, чтобы они
приняли на себя труд пойти к такому-то человеку в их или в
другом селе живущему, сватать дочь его ему в жены. И, полу­
чив на то их согласие, вручает им каждому по посоху в знак
их от него полномочия и посольства; и дав им нарочно для
этого изготовленный хлеб, провожает их за ворота, откуда эти
сваты, или по тамошнему названию старосты, идут в дом не­
весты, придя к которому, кладут хлеб на стол и приветствуют
хозяина обыкновенными словами, желая ему во всем благо­
получия. Хозяин просит их сесть, спрашивает их о разных ве­
щах; они, ответствуя на хозяйские вопросы краткими речами,
постукивают об пол своими посохами в изъявление того, что
им не о том говорить надобно, причем стараются изъявить
.a r ^
4 V Y
J v f c / свое намерение прямыми словами. Хозяин, услышав это, про-
ЗД
сит времени на размышление и, если находит жениха достой­
ным его дочери, то входит в хижку, или клеть, к своей жене
и, призвав туда дочь свою, спрашивают нравен ли ей жених?
На что она, ежели ей нравится, отговаривается незнанием и
преданием себя в волю родительскую; в противном случае пе­
речисляет его пороки и всемерно отказывается от супруже­
ства. Итак, если родители видят своей дочери согласие и на­
ходят в предлагаемом им зяте свои выгоды, то вводят пред
сватами дочь свою, которая подносит на деревянной тарелке
каждому из них по ручнику, или утиральнику полотняному
долгому, шитому бумагою, а иногда шелком или золотом, в
изъявление согласия на их предложения. Они же, приняв из
рук невесты дары, перевязывают их через плечо и, оставив в
залог посольства своего у хозяина принесенный ими хлеб, а
взяв на обмен другой, идут в дом жениха с радостною вестью.
Жених, видя возвращающихся посланников своих со знаками
веселия, встречает их у ворот и вводит к отцу, где назначают
они день свадьбы по общему их и невестиных родителей ус­
ловию. С того времени до дня свадьбы жених посещает свою
невесту, которая обыкновенно бывает окружена сверстными
ей и с нею беседующими девицами, ибо у них до дня свадьбы
песен никаких не поют; также и жених невесте даров до того
времени не приносит; равным образом и приданого от тестя
не требует, а предается в том на его соизволение; при том
имеет дозволение препровождать с невестою не только день,
но и ночи в уединении с обязательством, что он ничего про­
тивного целомудрию не предпримет, что и исполняется.
Надобно знать, что у малороссиян обыкновенно бракосо­
четания совершаются в воскресный день; почему накануне
его, то есть в субботу, назначаются девичники в невестином
доме, куда по приглашению невесты собираются отобранные
девушки, называемые дружки, то есть подруги, между кото­
рыми избирается одна светилка, которая во время свадеб-
;— 5 -------------------------------
ного стола, сидя в большом углу, держит на увитои калино­
выми ветвями с ягодами казацкой сабле, зажженную воско­
' '

вую свечу-тройчатку, а к вечеру, к ужину приезжает жених

ris
со свойственниками и с боярами к невесте, у которой бывает
несколько девиц (упомянутых дружек), которые обыкновен­
но бывают посажены за стол напротив бояр или молодцев и

lib
там раздает жених дары от обеих сторон отцу, матери и свой­
ственникам, а дружки поют разные свадебные песни и там

m
ужинают, а потом танцуют под игру на скрипке и гуляют до
полуночи.

tu
Бояре и дружки в воскресный день у заутрени бывают с
невестой и женихом, которые после обедни венчаются. Из

ul
церкви после венчания жених с боярами и со свею беседой
отходит в свой, а невеста в свой же дом с дружками; и у же­
cc
ниха кушают бояре со светилкой, свахой, старостами и друж­
ками; причем сваха и светилка пришивают боярам, старостам
/o
и скрипачу к шапкам красные, из льна сделанные цветки или
букетики цветов и за это получают от каждого из них по од­
m

ной или по две копейки. Пообедав, отец и мать жениха садят­


ся на шубу, вывернутую вверх шерстью, держа в руках боль­
co

шой ситный или ржаной хлеб. Сын кланяется сперва отцу,


который его благословляет хлебом, а потом и матери кланяет­
k.

ся равномерно в ноги и просит дозволения об отъезде в дом


невесты; так же и мать благословляет его хлебом и отпускает
/v

в желанный путь.
Получив таким образом отпуск от родителей, жених с бо­
s:/

ярами, старостами, свахой, светилкой и с дружками едет ко


двору невесты. При их приближении маршалки или друж­
tp

ки дают знать отцу и матери невесты, что приехал их зять и


кладут на стол хлеб и склянку горелки. Мать невесты дарит
ht

дружку и поддружего рушниками и повелевает им въезжать


на двор, где посреди двора стоит квашня, накрытая скатер­
тью, а на квашне хлеб и склянка горелки. Тут выходит на­
встречу мать в вывернутой шубе, сидя на вилах или кочерге
:- - - - - - - г ^
и держа в руках горшок с водой и овсом, который она дает
по приближении зятю, а тот, взяв от нее горшок, льет из него
на гриву лошади и отдает старшему боярину; боярин, приняв
от жениха горшок, бросает его в сторону; и примечают - если
разобьется горшок, то родится сын, а если уцелеет, то дочь.
Потом жених сходит с лошади, а на лошадь садится брат не­
весты или какой ни есть свойственник и пускается вскачь по
улице во всю прыть, а за ним в погоню пускаются бояре на
своих конях и, поймав его, ведут во двор к невесте, а там его,
сидящего на коне, потчуют вином, причем подносящий гово­
рит: «Прошу выкушать», а тот ему кланяется и не берет чар­
ки вина, которую дружка переливает и, налив еще раз, сно­
ва просит его, но и сейчас тот не берет. Дружка опять спра­
шивает, чего ему надобно? «Денег», - ответствует тот, после
чего дружка, вынув из кармана несколько копеек, кладет их
на тарелку и ему подносит. Тот, взяв деньги и потом выпив
вино, слезает с лошади, а бояре несколько раз слегка стегают
его по спине прутиками или плетками, но он от них уходит;
потом подходит к сенным дверям и, взяв обнаженную саблю
или большую палку, садится возле невесты.
А жених со свахой и светилкой стоят в сенях за порогом.
Потом мать невесты выходит с зажженной восковой свечой и
зажигает держимою светилкой на сабле тройчатку, целуются
через порог и вводят жениха в горницу с позволения старо­
сты по отзыву дружка, на всякое предначинание, требующее
соизволения, где сидит невеста с подругами, а возле невесты
сидит уже упомянутый ее малолетний брат или свойственник,
которого дружка спрашивает: «Зачем ты здесь сидишь?» «Я
берегу сестру свою», - ответствует тот. Дружка возражает:
«Она уже не твоя, но наша». «А если она ваша, то заплати­
те мне за корм, который я на нее употребил», - продолжает
этот отрок. «А что ты на нее употребил?» - вопрошает друж­
ка. «Весьма много, - ответствует мальчик, - 5 бочек бураков,
3 бочки капусты, 4 вола, 6 кабанов, 10 овец, 100 гусей, 200
кур, 75 уток, хлеба 20 кулей, пива 5 бочек, меду 2 бочки,
горелки 5 бочек прочего в бытность ее в нашем доме за 15
лет». Выслушав это, дружка вынимает из кармана две или три
копейки денег и, положив их в деревянную тарелку, на кото­
рой стоит налитая чарка простого вина, подносит ее с день­
гами продавцу, который, видя мало денег, не склоняется на
уступку и продолжает свой торг до пяти, а иногда и до десяти
копеек. Получив их, он выходит из-за стола, и стоявший до
сих пор посреди горницы жених садится за стол рядом с не­
вестой, одетой в смурый или белый суконный кафтан, обутый
в красные козловые, подбитые железными ободками сапоги,
в шерстяной пестрой юбке, по-тамошнему называемой плах­
те, в красном переднике или запаске и в шитой узорами бе­
лой холстинной сорочке, имея на голове две завитые кружком
косы из природных волос, а вокруг головы повязанные раз­
ные шелковые ленты и длинными на спине лежащими кон­
цами, на шее несколько ниток красных кораллов, именуемых
монисто, и медный крест, на руке - медные кольца; а жених
одет в два смурых кафтана и в шаровары того же сукна, в пе­
стром шерстяном поясе и в красной суконной шапке, обло­
женной черной овчиной, в черных, смазанных дегтем сапогах
(широких, наполненных многими онучами, стянутых ремен­
ными подвязками с медными пряжками), из которых в одном
лежат две копейки денег, с медным перстнем на руке и с ути­
ральным платком, шитым по холсту красной бумагой, в поя­
се, висящем на правом боку. В этом одеянии сидит он за сто­
лом, окруженном уже названными ранее гостями. По оконча­
нии их заседания отец, мать и свойственники невесты, войдя
к ним с налитыми чарками вина, потчивают их и всю беседу,
а потом дружка Старостин спрашивает обыкновенным обра­
зом, дабы дозволено было раздавать подарки отцу жениха и
матери и всем свойственникам. Первое отцу - хлеб, матери -
сапоги, свойственникам - хлебы и плашки, а дружкам - по
горсти орехов и по два бублика или кренделя. От жениха та­
A T*-
ким же образом и от невесты всем свойственникам хлебом и
платками, а боярам - каждому по холстинному, шитому или
тканому бумагой платку. Потом дружка просит дозволения
старосты или посаженного отца молодым и всем гостям идти
на двор танцевать; староста по троекратной к нему просьбе
изъявляет на то свое согласие, и все выходят на двор и там
под музыку пляшут до тех пор, пока соберут на стол и позо­
вут к обеду, к которому равным образом по благословению
старосты входят и занимают всякий свое место.
Стол накрыт шишою или тканой скатертью сверх кили­
ма или ковра, на котором поставлены деревянные белые или
красные тарелки и ложки, для каждого несколько ножей, а
вилок нет. Перед женихом и невестой стоит одна тарелка и
две ложки, лежащие крестообразно, и ржаной хлеб целый,
обсыпанный солью. Посреди стола стоит каравай или кулич,
накрытый крестообразно же двумя утиральниками, ткаными
красной бумагой и осеняемый большой еловой, воткнутой в
него ветвью. Позади их в углу, где стоят иконы, стоит сабля
с зажженными свечами. Как жених, так и невеста весь обед
ничего не едят. По принесении первого кушанья, состоящего
обыкновенно из лапши со свининой и курицей, отец и мать
потчивают гостей и пьют за здоровье новобрачных; то же де­
лается и при щах, жарком и капусте, состряпанной с перцем.
В продолжение стола сестра невесты или свойственница, сняв
с жениха шапку, пришивает к ней сделанный из розовой лен­
ты цветок, по-тамошнему называемый кветка, а по исправ­
лении этой должности поет пристойную песню и получает за
это от дружки несколько копеек... В это же время дружка
по благословении старости прочитав «Отче наш» и сняв с ка­
равая рушники, берет один себе, а другой дает подцружему
и, перевязавшись через плечо, разрезает этот кулич на части
и рассылает всем тут присутствующим. Всякий, принимаю­
щий кусочек кулича, дает за то копейку или более на разживу
новобрачной. После этого выходят на двор танцевать, в чем
i * 0 « А
J V / упражняются до самого вечера. В сумерки входят в горни-
цу, садятся тем же порядком за стол, где подается ужин, по
окончании которого подружки невесты, простясь с невестой и
откланявшись, уходят по своим домам, получив в дар по гор­
сти орехов и по нескольку бубликов или кренделей. Старшую
дружку провожают бояре при пении, музыке и пляске до ее
двора. По уходе дружек жених с невестой ужинают за особым
столиком в уединенном чулане... В это время дружки и сва­
хи, собрав все приданое невесты на телегу или сани и поса­
див туда невесту со светилкой и со свахой, везут ее в дом к
жениху, который едет туда же верхом с боярами, придержи­
ваясь правой стороны от телеги невесты. Тут надо заметить,
что вскоре по въезде со двора тестя, стегнув невесту несколь­
ко раз плеткой, говорит ей: «Покидай нравы отца и матери и
привыкай к моим». По въезде в дом жениха посреди ворот
зажигается куль соломы, через который переезжают едущие с
невестой в телеге и все следующие за ними. Потом все входят
в горницу, кланяются отцу и матери, садятся за стол и ужина­
ют тут же тем же порядком, как и в доме невесты. По окон­
чании ужина дружка со свахой и со свойственниками ведут
новобрачных в подклеть и там на некоторое время оставляют
их одних. Невеста при входе в спальню разувает жениха, ко­
торый, скинув сапог, бьет ее голенищем по спине, повелева­
ет ей взять оттуда прежде сказанные деньги; потом ложатся
спать на постланной на полу соломе, покрытой ковром или
войлоком, который им служит вместо одеяла. Побыв там не­
которое время, молодой призывает дружку и объявляет ему
о целомудрии своей жены. Тот призывает всю беседу и при
виде знаков девства переменяют ей сорочку и, оставив ее с
мужем в спальне, идут в отцовские покои и там изъявляют
свою радость о благополучии новобрачной; разным образом
веселятся, одни поют, другие пляшут, напевая пристойные
песни. Потом идут к отцу невесты со всем многолюдством и,
придя туда, в знак радости бьют окошки, печи, лавки, столы,
-------------------------------------------------------------------------------- ^
стулья и все, что им ни попадет в руки, так что иногда це-
лый дом раскидают, не только не опасаясь за это отцовского
гнева, но еще и рассчитывают на благодарность. И подлинно,
отец и мать невесты, услышав о благополучии своей дочери,
не сожалеют об этом убытке, но еще и одаривают принесших
эту радостную весть утиральниками и платками, те же с дара­
ми возвращаются к отцу жениха, где проводят время до само­
го рассвета в разных забавах.
На другой день, в понедельник, гости собираются в доме
молодого. По утру рано приходит старший боярин к молодой
и, взяв у нее красный передник (запаску) привязывает его на
высокий шест и выставляет у ворот, где он висит до само­
го вечера во изъявление целомудрия новобрачной, а потом
дружки, сваха, бояре, соседи, свойственники и прочие гости,
взяв в предшествии дружки хлеб и склянку горелки, с бояра­
ми и с прочими весельными идут в дом к старшей дружке
и, придя туда, ставят хлеб и горелку на стол. Старшая друж­
ка выходит и потчивает их вином и выставляет им покушать.
Поев, все идут во двор, и под музыку танцуют, а потом и ко
все остальным дружкам ходят; таким же образом ходят и к
боярам, бывают и у свахи, и у светилки, и у прочих; обойдя
же по ряду всех, идут к молодому и спрашивают дозволения
у его отца вести молодых в церковь. Отец позволяет и, надев
на молодую кибалку или наметку и чепец, то есть женский
головной убор, и, обвязав его красной лентой, выпускает из
дома, причем дает дружке, попу, дьячку и пономарю по хле­
бу и по склянке горелки и, приведя жениха с многолюдством
в церковь, где, оставя их на притворе или на монастыре по­
ющих разные песни, дружко с поддружим идут к попу в дом.
Там ему на стол ставят хлеб и склянку горелки и просят его,
чтобы он ввел молодых в церковь. Поп требует от них пла­
ты и, получив ее, идет к церкви, где, приступив к дверям и
прочитав молитву за порогом, берет новобрачных и вводит
их в церковь, в которой читает молитву покровению главы и
4V .
J v / покрывает молодую серпанком или фатою, окропив же их во-
g*
дой, с благословением отпускает в дом.
После этого все свадебные гости идут в дом к отцу же­
ниха, где сажают молодых за стол, куда приходит свекор или
отец жениха с палкой и тычет ей невестку в глаза, спрашивая:
«Не слепа ли она?» Затем, сняв с нее серпанок, потчивает ее
вином. В это время дружко выставляет на деревянной тарел­
ке паточный мед, намазав которым кусок калача, съедает его
сперва сам, а потом манит таким же куском молодого и моло­
дую, поднеся к их рту и обманывая их, так как сам тут кусок
съедает; потом же он отдает им намазанные ломти хлеба, чем
потчивают и остальных гостей. Потом по благословению ста­
росты выходят во двор для забавы с пляской, причем дружко
начинает танцевать, а потом старший боярин, взяв тарелку и
наполнив чарку вина, также положив на тарелку немного де­
нег, подносит молодой, которая принимает деньги с тарелки,
выпивает чарку вина, а потом начинает танцевать с бояри­
ном; таким же образом она со всеми перетанцует и гуляют
они довольно, а потом входят в избу, садятся за стол, где отец
и мать их потчивают. В это время дружко, спросив у старо­
сты обычным образом и прочтя «Отче наш», разрезает кулич
и подносит отцу и матери, всем свойственникам и свадебным
гостям, которые дарят молодых разного рода домашним ско­
том и другими вещами для заведения ими хозяйства. Потом,
взяв битую, иногда вареную, а иногда и сырую курицу, обло­
жив ее ветвистой калиной и красной нитяной бумагой, также
и пироги без начинки, называемые стулни, дружко идет с мо­
лодым и всей свадебной беседой к тестю и к теще, под пение
песен и игру на скрипке; придя туда, входят в горницу и ста­
вят курицу с хлебом на стол. Хозяева (тесть и теща) угощают
зятя и всех пришедших. Потом дружко раздробляет курицу
и дает тестю пару пирогов и курячью голову, теще - заднюю
часть курицы и столько же пирогов, а прочим гостям - по
ломтю пирога и по куску курицы. При этом теща, одевшись,
АБ6В6ГА PVGGKHX ОубВвРИЙ...
4и V
JW идет к свату или отцу жениха со всей-,беседой,
г ? -
- и там они ужи- &S
v * /^
нают, веселятся разными играми всю ночь до рассвета, а на
завтрашний день, то есть во вторник, собираются все гости
(исключая бояр и подружек) в дома к обоим сватам и ходят
компаниями из дома в дом, и потчивают друг друга кушань­
ями и напитками, не оставляя и забавы разного рода. То же
продолжается и в последующие дни всю неделю, и тем сва­
дебные обряды оканчиваются.

Брови свербят
- у кого засвербят брови, тот будет «смотреть на потных
лошадей», то есть приехавшего к нему издалека гостя и будет
ему кланяться или же кланяться будет за сделанное какое-ли­
бо благодеяние.

Буг, река
- славянами эта река было обожествляема, черпали из нее
воду с благоговением, со страхом и трепетом.

Бударин
- форпост близ Яицкого городка. Уральские казаки верят,
что при жизни их родителей была зарыта в овраге засыпанная
деньгами лодка (называемая по-их будар), которой и по это
время найти не могут, хотя многие к тому и великое старание
прилагают. А потому прозван овраг, форпост и рукав речки
Бударин Ерик.

Булавка
- булавки давать никому не должно, чтобы не раздружить­
ся или не поссориться, а когда необходимо передать булавку,
Б

то надо ею принимающего кольнуть, тогда уж обойдется


ссоры.

Булумер
- болгарский город, развалины которого находятся в при­
городе Билярске. Тем древним городом Булумер, или Буляр,
владел некий храбрый государь, который, обогатясь многой
корыстью от побежденных народов, потомков своих почитал
недостойными владеть своими сокровищами. Он построил в
городе высокий столб, а под ним - подземную палату и скрыл
там с волшебными заклинаниями все свое богатство, которое
еще и теперь там находится. Некоторые люди пытались под­
рыться к заклятой храмине, но, приближаясь, увидели при
самом входе ужасную черную собаку, прикованную цепями
и стерегущую лежащие внутри сокровища. Она бросилась на
похитителей с великой яростью, и ужасный голос ее принудил
их возвратиться в свои дома, где все они лишились чувств и
разума.

Бурхан
- калмыки и другие народы верят, что бурханы, их боги,
были достойные люди, которые за свою жизнь сделали много
замечательного в сравнении с прочими: все страсти попрали,
все главные добродетели совершили, шесть родов душевных
научили и по проповеди Сангарди шестьдесят одному народу
один закон проповедали.

Белбог
- божество варяжских славян, имел кровавый образ, по­
крытый множеством мух; они его почитали добрым богом.
Мухи обозначали его питателем всех тварей земных, жертво-
-S '
g *вали ему с весельем, сопровождаемым играми и радостным
ным
пированием.

Беглючи
- так называют калмыки своих святых или угодников, что
опочивают в обиталище Далай-Ламы, который, по их мне­
нию, имеет такую силу, что предстательством своим может
беззаконника произвести в святые.

Бесовское городище
- городок, стоявший на берегу реки Камы, бывший бол­
гарского еще владения, недалеко от построенного позже горо­
да Казани. В том городе был храм некоторого идола, который,
как уверяли, производил многие чудеса и давал ответы, а так­
же исцелял от болезней; если кто проходил мимо его капища,
не принеся ему ничего в жертву, то он их умерщвлял и ладьи,
плывущие по рекам, опрокидывал и потоплял; этот идол или
бес перед взятием Казани исчез из своего капища при виде
дыма, но прежде предрек о пленении казанцев.

Бесы
- камчадалы чертей почитают больше, чем своих богов,
потому что больше их боятся. См. Вера.
ris
lib
m
tu
ul
Ведат cc
- черемисы называют этим именем лешего, присваивая
ему повелительную силу над лешими, зверями и птицами;
/o
он якобы может сделать звериные промыслы удачными или
несчастливыми.
m

Вдова
co

- у камчадалов никто не возьмет за себя вдовы, если с


k.

нее не будет снято греха, а это состоит в совокуплении с


посторонним человеком. Всякий камчадал для себя считал
/v

бесчестием снимать таким образом грех с вдовы, но при­


ехавшие на Камчатку казаки многих вдов от этого греха
s:/

разрешили.

Водяной дедушка
tp
ht

- эти особые черти живут в воде, а особенно в мутной и


возле мельниц: они купающихся без креста уносят в воду, а
особенно маленьких детей, и там, как уверяют глупые, имеют
великолепные и богато убранные палаты.
ЛБбвегл русских суеверий...
— ■
г -----------------------------------
Вилка и крючок любовные
- См. Любовь.

Вода
- в январе месяце пить из реки, припадая, воду почитает­
ся у камчадалов за великий грех: надлежит в это время иметь
при себе ковш или бараний рог, употребляемый вместо ковша.

Волк
- камчадалы во время праздника очищения грехов делают
волка из сладкой травы и медвежьего жира, и после соверше­
ния некоторых торжественных обрядов съедают. См. Грехов
очищение.
Прочие простаки и обманщики сушат волчье сердце, тол­
кут его и бросают на дорогу в то время, когда невеста или
жених едут в церковь - будто от этого лошади шарахнутся,
встанут на дыбы и далее не пойдут.

Волос, или Велес


- славянский бог скота, его считали богом второй степени по­
сле Перуна; он имел храм в Киеве и во многих других городах.

Волосы
- остригая волосы, суеверы берегут их так же, как и ног­
ти, в особом месте и кладут с собою в гроб, веря, что на том
свете в каждом их волоске потребуют отчета.
Если кто, завязывая волосы, оставит ненароком локон или
прядь волос незавязанными, то верят, что это предвещает
ему дорогу.
**** Волхв, или Волховец
- сын князя Славена, создавшего город Славенск. Древ­
ние наши писатели придавали ему знание чародейства и силу
волхвования. Новгородский летописец объявляет о нем, что
он на берегу реки именем Мутной, прозванной в честь него
Волховом, построил городок и разбойничал по этой реке,
превращаясь в крокодила и производя многие чудесные дей­
ствия силой своего волхвования. Поэтому некоторые тогдаш­
ние язычники сочли его богом, но наконец, повествует лето­
писец, черти его задавили. Почитатели погребли его на бере­
гу Волхова, отправили по нему великолепную тризну, а над
могилой его по тогдашнему обычаю насыпали бугор, который
потом провалился, и ямины той и по сей день, сказывают,
видны еще остатки.

Волшебники
- для волшебства употребляют они большей частью вол­
шебный барабан, который у российских лопарей не что иное
как продолговатый, с одной стороны кожей обтянутый ящик,
около которого бывает великое множество веревочек и вся­
ких мелочей. На барабанной коже представлены изображения
небесных светил, а также зверей, птиц, заручительных зна­
ков и тому подобного. Волшебник, положа на него кольцо и
ударив колотушкой, которую представляет мохнатый олений
рог, может узнавать по тому изображению, на которое ляжет
подпрыгнувшее кольцо, какой давать ему ответ на все вопро­
сы, касающиеся прошлого или будущего. Барабаном своим он
также призывает демонов, причем тело их в то время обми­
рает, а душа уходит на сборное место и там с ними совету­
ется, что ответствовать; а иные предсказывают по трясению
луковой тетивы, качанию ноги и по небесным знакам. Пред­
сказывают и всякие безделицы, благополучные и несчастные
J4V ч
* / дни, знают наперед, когда л
будет дождь, но и сами могут рас- ЗД
полагать погодой и ветром, в состоянии удерживать и насы­
лать гадину, делают жен и стада плодородными; предсказыва­
ют также по трещинам, которые образуются на брошенных в
огонь овечьих лопатках или хвостовых суставах; они узнают
воров, отгадывают вероломство в любви, успех в путешестви­
ях и прочая. См. Шаманы и ворожеи.

Воробей водяной
- эта птичка водится в Сибири и других близких к ней
местах; она ныряет в нарочито глубокие реки для собира­
ния на дне мелких водяных червяков и выходит оттуда су­
хая. Многие уверяют, что если с жиром этой птички, кото­
рого можно набрать весьма немного, или кровью ее нама­
зать хотя бы раз человеческие члены, то они навечно будут
предохранены от мороза. Суеверы воробьев вообще почи­
тают проклятой птицей, веря сами и других уверяя, что в
то время как Христа распинали, приносили они к кресту
те гвозди, которые ласточки крали у римлян и уносили, и
за то в наказание воробьи имеют на ногах оковы, которые
люди видеть не могут, вследствие чего они никогда ногами
не переступают, а все время прыгают, ибо тех оков пере­
ступить не могут.

Воровство
- у всех диких народов, кроме камчадалов, воровство по­
хвально, и хоть поступают с ворами жестоко, но не за кражу,
а за неумение. Чукотская девка не сможет себе заполучить
мужа, если не покажет искусства в воровстве. Якут, хотя и
ведает, что лишится всего своего имения, если украдет ско­
тину, однако, невзирая на то, не удержится от жирной ко­
былы, и в случае несчастья утешается тем, что едал жирную
кобылятину.
(SL
В орожба
- цыгане в этом ремесле имеют великое преимущество, и
наш простой народ верит, что цыгане в предсказании будуще­
го великие знатоки, несмотря на то, что они их обманывают
и обкрадывают, и что слова их никогда не сбываются. Есть
еще по городам того же ремесла кофейницы, которые, глядя
в чайную чашку, вылив из нее густой кофе, предсказывают
то, чего сами не знают, а прибыль делят со слугами, которые
их перед тем уведомляют о домашних обстоятельствах. О до­
машней пропаже ворожат решетом и псалтырью, вешая их на
веревочку, и когда при упоминании имени чьего-то псалтырь
или решето повернется, то признают того за действительного
вора и учиняют ему истязания.

Ворожеи, колдуны, чернокнижники,


чародеи, волхвы и кудесники
- ворожеями называют тех, кто посредством некоторых
трав, кореньев и наговоров на вино, масло и воду вылечивают
разные болезни или их же насылают. Доподлинно утвержда­
ют, что они знаются с дьяволом. С ними заключают контракт
и во всем от них помощи, что касается добра или худа, полу­
чают; когда же умирают, то волшебную свою книжку отказы­
вают кому-нибудь из родни или друзей своих; а если не от­
кажут, то по смерти своей ходят в полночь в саване по дому
и требуют той книжки. От таких посещений, наводящих ужас
на всех домашних, невозможно избавиться никаким образом,
кроме как выкопать того мертвеца, положить его в гроб нич­
ком, подрезать ему пятки и вколотить между плечами осино­
вый кол, прочитать заклинательные молитвы и снова зарыть
в землю. Также эти колдуны обучают своих учеников такому
чародейству: берут с собою образ, кладут его на землю ликом
ниц, велят встать на него ученику и от него отрекаться. Кто
J V - / найдет такую черную книгу и станет читать, перед ним не-
медленно предстанут множество дьяволов и станут просить
работы. Если же работы он для них не найдёт, то его убива­
ют. Обыкновенно такие ворожеи портят на свадьбе либо го­
стей, либо жениха, либо невесту. Делают между мужем и же­
ной несогласие, жениха в то время не действующим, а у не­
весты скрывают тайное естество, которое иногда находят под
горшком, лукошком, решетом и проч. Присаживают килы,
бросают порошок на дорогу и будто бы лошади жениховы и
невестины становятся на дыбы и не трогаются с места. Испор­
ченные ими женщины кличут разными голосами животных, а
особенно собакой и кошкой, и выкликивают имена их испор­
тивших, причем плачут и себя бьют и терзают. Для отвраще­
ния таких опасностей, которые по большей части случаются в
деревнях, призывают других ворожей и платят за это деньги;
такие отговорщики порчи слывут у них доками.
У киргизских чародеев насчитывается шесть чинов, пер­
вые называются фалча, они предсказывают из книг и по звез­
дам, и это искусство почитается за науку. Потом следуют
предсказатели, называемые яурунчи, которые предсказывают
о будущих делах по бараньей лопатке и умеют дать ответ на
любой вопрос. Сказывают, что такую лопатку должно оскоб­
лить ножом, а не прикасаться к ней зубами, ибо в таком слу­
чае она оказывается непригодной к чародейству. Если прори­
цателю предложат вопрос или он сам что задумает, то кладет
эту лопатку на огонь и ждет, пока на плоской стороне не по­
явятся седины и трещины, по которым он и предвещает. Эти
люди, по их объявлению, так искусны, что могут угадывать,
как далеко находится отправившийся в путь человек.
Третий род чародеев называется бакша, и этим киргизы
больше всех других верят. Если просят у них совета, то они
велят привести сперва хорошую лошадь, барана или козла
для употребления в жертву; потом бакша начинает петь чаро­
дейные стихи, бить в обвешанный кольцами чародейный ба-
в
A T?--
рабан, называемый кобиц, и напоследок начинает скакать и
ломаться. Все это сделав за полчаса, он убивает на жертву
приведенный скот, кровь спускает в особый сосуд, кожу берет
себе, а мясо едят находящиеся при том. Собрав кости, бакша
пестрит их красной и синей краской и бросает их от себя к
западу, куда выливает и кровь, выпущенную из скота. Напо­
следок он еще некоторое время чародействует заклинаниями
и отвечает на вопрос.
Есть еще чародеи, называемые рамча, которые льют ко­
ровье масло или сало в огонь и по цвету пламени пред­
сказывают, причем также приносят жертву и употребляют
заклинания, но этих чародеев мало почитают. Сверх того,
есть еще колдуны, а по большей части колдуньи, называ­
емые Джа-Адугар, которые околдовывают невольников и
других пленников, так что они при своем побеге заблужда­
ются и опять попадают в руки своему господину, так что
хотя они и уйдут, однако опять очень скоро попадут к кир­
гизам в неволю. На такой случай вырывают они у пленника
несколько волос из головы, спрашивают его имя и ставят
посреди кибитки на расчищенном и солью посыпанном ме­
сте, на котором они обыкновенно раскладывают огонь; по­
том колдунья чинит заговоры и в то же время приказывает
пленнику трижды отступить назад, на свои следы плевать
и каждый раз выскакивать из кибитки. Напоследок она сы­
плет на язык пленнику немного золы, на которой он стоял,
и тем колдовство кончается. Яицкие казаки верят, что если
пленник объявит настоящее свое имя, то это колдовство
бывает действенно.

Ворон
- когда прилетит ворон и сядет на кровле покоев и будет
кричать, это знаменует, что в том доме непременно кому-ни­
будь умереть должно.
Вор
- когда что-нибудь в доме украдено будет, а вор неизве­
стен, то для отыскания вора употребляют следующие сред­
ства: берут псалтырь учебную, ущемляют между листами ее
ключ и держат, подняв обоими указательными пальцами, а
другой читает из этой псалтыри псалом: «Бог богов, Господь
глагола, и призвал землю от восток солнца до запад». И уве­
ряют, что если прямо на вора загадано будет, то висящая
псалтырь будто бы сама собой начнет вертеться. К тому же
употребляют и решето, вешая его так же. Еще берут ружье и,
зарядив его пулей или дробью и взведя курок, кладут на стол
и велят всем своим людям целовать его в дуло, веря точно,
что когда станет целовать вор, то курок сам спустится и ру­
жье, выстрелив, убьет его как виновного.

Воск
- из дому своего воска выносить не должно; уверяют, что
пчеловодство от того бывает не прибыльно. Также утвержда­
ют, что многие разбойники заговаривают свои ружья так, что
пуля его никогда разбойнику повредить не сможет. Но когда
эти пули будешь облеплять воском и ими стрелять, то ника­
кой разбойник или чародей заговорить такой пули не сможет
и будет, конечно, убит.

Воспа, или Оспа


- сибиряки почитают ее за некоторый злой дух, который
у них по улусам для мучения или умерщвления людей ходит.
Это разумеют они в такой силе, будто этот злой дух мертвы­
ми телами питается, и из того заключают, что его можно уми­
лостивить принесением в жертву какой-нибудь скотины, дабы
он у больного живот оставил. Остяки, тунгусы и якуты упова-
демона оспы зажиганием
J^ ^ roT O Ô M aH yT b наложенного на щеки
-------------------------------- ^ и
на нос трута, чтобы сделались от него на лице ямы, как ряби­
ны, а дух оспы подумал бы, что на том человеке уже до того
была оспа, ибо они уже знают, что если кто однажды уже был
в этой болезни, на того она в другой раз редко приходит. Они
удаляются в самые густые леса, чтобы их не мог найти демон
оспы, и в то время, когда оспа ходит по округе, обыкновен­
но их дома бывают пусты. Никто из них тогда на большую
дорогу не выезжает. Сверх того, укрепляют они также свои
убежища в летнее время засеками, а зимою, для лучшего от­
вращения от себя оспы, - снежными валами. Воспу или де­
мона оспы надеются напряженными самострельными луками
устрашить и вред ему учинить, равно как они натянутые луки
на лосей и на других больших зверей выставляют, с которых,
когда зверь привязанную к ним нить тронет, стрелы спрыги­
вают и зверя в бок уязвляют. Такие же самострельные луки
ставят они и при входах у своих укреплений на оспу.

Враги
- камчадальские враги живут в воздухе и бывают возрас­
том с трехлетнего младенца. Камчадалы верят, что они к ба­
бам их в рот входят и вселяются в них числом до пятидесяти
и больше. Они же напускают на камчадалов болезни за то,
что те рубят кусты березника и ракитника, в которых их вра­
ги иногда обитают.

Встреча
- когда покойник, поп или монах, монахиня, женщина, де­
вица, свинья или лысая лошадь навстречу попадутся первы­
ми, то в тот день успеха в делах ожидать не следует, а когда
кто встретится с полным, то есть с полными ведрами воды
или чего-то другого, это предсказывает успех в намерении.
Ведьмы
- простаки и обманщики уверяют, что есть такие люди, а
особенно старухи, которые посредством некоторых мазей и
кувыркания через двенадцать ножей оборачиваются во вся­
ких зверей и птиц, а особенно в волков, свиней, сорок и коп­
ны сена; также и других людей оборачивают и делают худое и
доброе по своему произволу своим ближним, и эти оборочен­
ные люди называются оборотнями. Бывают же наиболее, как
врут суеверы, упомянутые оборотни в Малороссии и в Кие­
ве. В Москве сорок по той причине нет, что святой Алексий,
митрополит Московский, приметив одну ведьму под личи­
ной сороки, заклял их, чтобы никогда они в Москву не вле­
тали. Также, когда некоторых убитых медведиц обдирали, то
вместо медвежьего мяса под кожей находили иногда бабу в
сарафане.

Вера
- камчадалы почитают богом некоего Кутху, от которого
произошел их народ. Кто сотворил небо и землю они не ве­
дают, только сказывают, что они прежде земли были, о со­
творении которой они заявляют двояко: иные говорят, что
Кутху сотворил землю из своего сына, называемого Сым-
скалин, которого родила жена его Илькхум, гуляя с ним
по морю, а другие - что Кутху с сестрой Кутлыжич землю
снесли в неба и утвердили на море, а море сотворил Утлеи-
гын, который и поныне в нем пребывает. Однако все вооб­
ще согласны в том, что Кутху до сотворения земли жил на
небе. Которые почитают морского бога, мнение тех несколь­
ко сходно с якутским суеверием, которые владение неба и
земли особенным богам приписывают, а сверх того призна­
ют и адского бога и почитают их за родных братьев, так же
как древние греки и римляне.
кI ------------------------------
Кутху по сотворении земли ? —оставил небо
; ------------------
и поселился на
Камчатке, где родил другого сына по имени Тыжил-Кутху,
да дочь Сидуку, которые, придя в возраст совершенноле­

ris
тия, сочетались браком. Между тем, как сам Кутху, так и
его жена его, и дети носили платье из листвы шитое и пита­
лись березовой и таловой коркой, ибо звери по их объявле­

lib
нию сотворены тогда еще не были, а рыбы ловить не умели
их боги.

m
Оставив сына своего и дочь, Кутху отбыл с Камчатки, а куда
девался - не ведают; объявляют только то, что он пошел с Кам­

tu
чатки на лыжах и что горы и долы сделались от его путеше­
ствия пологими, ибо земля под ним гнулась, как тонкий лед, и

ul
таким образом оказалась лишена своей равности и плоскости.
У Тыжила-Кутху после отца родились сын Амлея да дочь
cc
Сидукашич, которые в возрасте вступили в супружество, а
более родословия они не знают. То утверждают за истину, что