Вы находитесь на странице: 1из 37

Выдрин А. П.

Грамматические средства выражения повеления в осетинском языке 1

В статье рассматриваются все грамматические способы выражения повеления в иронском диалекте


осетинского языка 2 . За рамками статьи оставлены лексические средства выражения повеления (Я
приказываю тебе не трогать мои вещи! Ты должна сию минуту приготовить мне ужин!). Не
рассматриваются также способы выражения повеления с помощью особых междометий (например, осет.
частица а! ‘на!, возьми!’).
В грамматиках осетинского языка (например, [Абаев 1959, 66, 79–80, 86–87]) отмечается три
грамматических способа выражения значения повеления: императив, конъюнктив и причастные формы на -
гæ. Однако авторы грамматик не поясняют, в чем заключаются семантические особенности каждого из этих
способов. Основной задачей статьи является выявление сфер употребления указанных способов выражения
значения повеления и поиск ответа на вопрос действительно ли в осетинском языке существует три
различных способа выражения значения повеления.
В первой части рассматривается образование и употребление форм императива. Уделяется внимание
также рассмотрению супплетивных и нерегулярных форм императива.
Во второй части статьи рассматривается образование и употребление конъюнктива в предложениях со
значением повеления и пожелания. Как будет показано, конъюнктив самостоятельно не может выражать
значение повеления.
В третьей части рассматриваются основные случаи употребления причастной формы на -гæ и
показывается, что в случае ее употребления в повелительных предложениях есть основания считать, что
значение повеления выражается эллиптированным вспомогательным глаголом кæнын ‘делать’ в форме
императива (а не самой причастной формой на -гæ), который вместе с причастной формой на -гæ образует
перифрастические глагольные выражения.

1
Исследование проведено при финансовой поддержке гранта РГНФ № 09-04-00168а.
2
Осетинский язык принадлежит к восточной подгруппе иранской группы индоиранской ветви
индоевропейских языков и распространен главным образом в Республике Северная Осетия — Алания и в
Республике Южная Осетия. Иронский диалект положен в основу литературной нормы. Я благодарен
В. С. Храковскому, В. А. Плунгяну и В. Ю. Гусеву за ценные замечания, сделанные в процессе написания
статьи, а также моим терпеливым информантам: жителям села Даргавс (Пригородный район, Республика
Северная Осетия-Алания), студентам кафедры осетинской филологии Северо-Осетинского
Государственного университета и сотрудникам кафедры ЮНЕСКО Северо-Осетинского педагогического
государственного института. Я также признателен Залине Дзуцевой и Мадине Дарчиевой, которые
проверяли некоторые цитируемые в статье примеры на осетинском языке. Ответственность за любые
опечатки, неточности и ошибки лежит только на моей совести.

1
1. Императив
1.1. Определение императива
Основной функцией императива как отдельного наклонения является его употребление
в повелительных высказываниях. В настоящей работе я буду придерживаться следующего
определения повелительных (или императивных) высказываний, предложенного
Л. А. Бирюлиным, В. С. Храковским [1992, 7] и В. Ю. Гусевым [2005, 17]

Повелительными можно называть положительные / отрицательные предложения, в которых выражается


идея прямой речевой каузации, интерпретируемая следующим образом: (Не) желая исполнения действия
P, которое в момент речи t либо не исполняется, либо исполняется, Говорящий (= Прескриптор)
сообщает Слушающему (= Получателю прескрипции), кто (не) должен быть Агенсом действия P
(= Исполнителем прескрипции), и пытается каузировать (не)исполнение действия P самим фактом этого
сообщения [Бирюлин, Храковский 1992: 7].

Высказывание является императивным, если оно выражает попытку каузации говорящим некоторого
действия... Говорящий, самим фактом своего высказывания, пытается каузировать совершение
некоторого действия (эксплицитно указанного в этом высказывании)... При этом каузацию мы понимаем
в самом широком смысле — как каузацию некоторого действия или состояния, прекращения или
предотвращения действия или состояния, в общем любого изменения в мире. [Гусев 2005, 16].

1.2. Образование императива в осетинском языке


Формы императива в осетинском языке образуются от основы настоящего времени
глагола путем присоединения императивных окончаний. В таблице 1 представлена
парадигма форм императива от глагола кæнын ‘делать’ (кæн — основа настоящего
времени).

Таблица 1: формы императива от глагола кæнын ‘делать’


SG PL

1 кæн-он кæн-æм
2 кæн-ø кæн-ут
3 кæн-æд кæн-æнт

Форма императива 2PL совпадает с аналогичной формой настоящего времени


индикатива (см. таблицу 2). Таким образом, форму 2PL в осетинском языке можно считать
неспециализированной формой императива (т.е. формой, основное значение которой иное
[Гусев 2004]). Использование формы настоящего времени для выражения повеления к 2PL
2
типологически встречается не так редко, см. примеры в работе [Гусев 2004, 394] 3 . Формы
1SG и 1PL императива совпадают с аналогичными формами конъюнктива (см. таблицу 3) и,
таким образом, тоже являются неспециализированными формами императива. Остальные
формы императива имеют свои собственные окончания (в форме 2SG окончание является
нулевым).

Таблица 2: формы настоящего времени индикатива от глагола кæнын ‘делать’


(кæн — основа настоящего времени)
SG PL

1 кæн-ын кæн-æм
2 кæн-ыс кæн-ут
3 кæн-ы кæн-ынц

Таблица 3: формы конъюнктива от глагола кæнын ‘делать’


(кæн — основа настоящего времени)
SG PL

1 кæн-он кæн-æм
2 кæн-ай кæн-ат
3 кæн-а кæн-ой

В грамматиках [Гагкаев 1952; Абаев 1959; Ахвледиани 1963; Багаев 1965] и


специальных грамматических исследованиях осетинского языка (например, [Козырева
1956; Бенвенист 1965; Техов 1970; Токазов 1984; Таказов 1992; Камболов 2006; Thordarson
1989; 2009]) в парадигму императива не включаются формы 1SG и 1PL. Единственным
основанием для такого решения является их совпадение с формами конъюнктива.
В настоящей работе данные формы включаются в императивную парадигму потому,
что, как будет показано в разделе 2, другие формы конъюнктива самостоятельно не могут
выражать значение повеления. Таким образом, не включая формы 1SG и 1PL в парадигму
3
Однако следует заметить, что императивное окончание 2PL и аналогичное окончание настоящего времени
индикатива в осетинском языке имеют разное происхождение. Если окончание индикатива восходит к
соответствующему древнеиранскому тематическому окончанию [Исаев 1987, 616; Таказов 1992, 18], то
окончание императива восходит скорее к форме императива 2PL глагола уæвын ‘быть’ — ут [Чёнг 2008,
203].

3
императива, нам придется утверждать, что повеление к первому лицу выражается
конъюнктивом, а ко всем остальным лицам — императивом; такое разнесение по разным
парадигмам императивных показателей для разных лиц я считаю непоследовательным.

1.2.1. Ограничения на образование форм императива


Образование императива в осетинском языке не имеет ограничений, связанных с типом
глагола. Императив может образовываться от беспревербных, превебных, простых,
сложных, непереходных, переходных и каузативных глаголов.
Единственным обнаруженным грамматическим ограничением на образование
императива является имперфективно-конативный показатель -цæй-. В нашем корпусе
осетинских текстов нет ни одного примера на употребление -цæй- с императивной формой
глагола. В ходе полевой работы были получены противоречивые данные, касающиеся
образования императивных форм от глаголов, маркированных -цæй-. По данным,
полученным от одних информантов, императив может быть образован от подобных
глаголов (1). Согласно другим информантам, однако, императив от глаголов с показателем
-цæй- не образуется.

(1) Фæ-цæй-цу 4
PREF-CON-идти.IMP.2SG

‘Сделай вид, что ты идешь / отправился’.

Среди семантических ограничений следует отметить невозможность образования


формы императива у некоторых глаголов. Одним из таких глаголов является модальный
глагол фæндын ‘хотеть’, который не изменяется по лицам и числам и всегда выступает в
форме 3SG. Однако сама невозможность изменения по лицам не является препятствием
для образования императива. Так, существует форма императива 3SG от другого
модального глагола, который всегда выступает только в форме 3SG: хъæуын ‘быть
нужным’, ‘хотеть’ — хъæуæд ‘пусть будет нужным’ (в данном случае императив
выражает, по терминологии Н. Р. Добрушиной, значение фактитивного или
перформативного оптатива [Добрушина 2001; 2009]). Например:

4
Примеры, цитируемые в статье и не имеющие указания источника, записаны мной от информантов. Другие
примеры взяты из грамматик и грамматических исследований, а также из нашего небольшого (более 4 млн.
словоупотреблений) корпуса современных письменных текстов на осетинском языке и наших устных
текстов (около 1000 предложений), собранных и отглоссированных в результате экспедиций в республику
Северная Осетия–Алания (устные тексты доступны на сайте www.ossetic-studies.org).

4
(2) Фыдгул йæ-хи мæгуыр уд-æй уæлдай ма-кæй
враг POSS.3SG-RFL бедный душа-ABL подобно NEG-кто.GEN

хъæу-æд!
быть.нужным.PRS-IMP.3SG
‘Пусть враг никому не будет нужен, кроме своей бедной души!’ [Мах дуг № 9, 2003,
стр. 39].

Большинство других модальных глаголов также могут употребляться в форме


императива. В ходе исследования рассматривались следующие модальные глаголы
желания, возможности и необходимости: цæуын ‘хотеться’ (неконтролируемое желание),
хъæуын ‘хотеть, нуждаться’ (о предмете), хъавын ‘хотеть, намериваться’ (о ситуации),
бæллын ‘мечтать’, æмбæлын (деонтическая возможность и необходимость), фæразын
(внутренняя возможность), арæхсын (внутренняя возможность, умение), зонын
(внутренняя возможность, умение), модальное выражение бон уæвын (внутренняя
возможность, внешняя возможность, деонтическая возможность, эпистемическая
возможность), хъæуын (внутренняя необходимость, внешняя необходимость). Из
перечисленных глаголов невозможно образование форм императива только от хъавын в
значении ‘намереваться, желать’ (в своем основном значении (‘целиться’) этот глагол
может употребляться в форме императива) и æмбæлын (передает значение деонтической
возможности и необходимости). Ниже приводятся примеры на употребление некоторых
из перечисленных здесь модальных глаголов в форме императива.

Императив от глагола цæуын (в значении неконтролируемого желания)


(3) Кæс, сывæллон-мæ йæ рæстæг-æй раздæр
смотреть.IMP.2SG ребенок-ALL 3SG.POSS время-ABL раньше
фынæй кæн-ын ма ‘р-цæу-æд
сон делать.PRS-INF NEG PREF-идти.PRS-IMP.3SG

‘Смотри, чтобы ребенку не захотелось спать раньше времени’.

Императив от глагола бæллын ‘желать’


(4) æз чи дæн уый ба-зон-ын-мæ ма бæлл
я кто быть.PRS.1SG тот PREF-знать.PRS-INF-ALL NEG мечтать.IMP.2SG
къæрных-ау ма хъуыз ды мæнмæ
вор-EQU NEG подкрадываться.IMP.2SG ты 1SG.ALL
‘Не мечтай узнать кто я, не подкрадывайся ко мне как вор’ [Кайтов С. Осетинская
мелодия. Владикавказ, 2006, стр. 294].

5
Императив от глаголов зонын ‘знать, уметь’ и арæхсын ‘знать, уметь’
(5) Зон фысс-ын политикон темæ-т-ыл, спорт-ы тыххæй,
знать.IMP.2SG писать.PRS-INF политический тема-PL-SUPER спорт-GEN POST

арæхс тæлмац кæн-ын-мæ...


мочь.IMP.2SG перевод делать.PRS-INF-ALL
‘Умей писать на политические темы, о спорте, умей переводить’ [Мах дуг, № 3, 2004,
стр. 109].

Н. К. Багаев [1965, 314] отмечает, что образование форм императива невозможно от


глагола уырнын ‘верить’. Глагол уырнын ‘верить’ не изменяется по числу и лицу и всегда
употребляется в форме 3SG (логический субъект при этом маркируется косвенным
падежом), однако согласно данным нашего корпуса современных осетинских текстов этот
глагол может употребляться в форме императива 3SG (см. пример ниже). Наши результаты
анкетирования информантов также подтверждают существование у глагола уырнын
‘верить’ формы императива 3SG.

(6)Фыццадж-ы-фыццаг дæ фидар-æй уырн-æд...


первый-GEN-первый 2SG.ENCL.GEN прочность-ABL верить.PRS-IMP.3SG
‘Перво-наперво твердо верь…’ [Мах дуг № 3, 2004, стр. 7].

1.3. Употребление императива в осетинском языке 5


1.3.1. Проблема выделения частных значений императива
Подробно семантика императива в осетинском языке была рассмотрена в работе
[Токазов 1984]. Х. А. Токазов выделяет у императива 27 значений: приказание, призыв к
совершению действия, совет, наказ, просьба, увещевание, мольба, предложение,
пожелание, разрешение, запрещение, предупреждение, угроза, согласие, опасение,
предостережение, допущение, желание, возможность, условие, обусловленность действия,
колебание (нерешительность), «доступное, легко достижимое действие», констатация
совершаемого действия, инфинитивное значение, реальное действие в прошлом,
настоящем или будущем, нежелательное или необычное со стороны говорящего, а также
несостоявшееся в прошлом действие.
Работа Х. А. Токазова содержит большое количество ценных примеров и является
важным вкладом в изучение императива в осетинском языке. Тем не менее, выделение

5
В основу данного исследования положены анкеты В. С. Храковского [1992а] и Н. Р. Добрушиной
(рукопись).

6
некоторых частных значений осетинского императива не всегда может быть понятно.
Например, Х. А. Токазов не поясняет, чем принципиально различаются совет и наказ или
просьба и мольба. О значении некоторых ярлыков (например, «доступное, легко
достижимое действие») приходится догадываться лишь из примеров, приводимых
Х. А. Токазовым.
Заметим, что большинство выделенных Х. А. Токазовым значений являются частными
случаями повеления (например, приказание, призыв к совершению действия, совет, наказ,
просьба, увещевание, мольба, предложение, разрешение). Попытки разделить повеление
на ряд частных значений неоднократно предпринимались ранее, как в грамматических
описаниях частных языков, так и в типологических работах. Например, в работе
[Храковский, Володин 1986, 137] классификация повеления строится на трех бинарных
признаках: 1. импульс каузации (а. импульс каузации исходит от говорящего; б. импульс
каузации исходит от слушающего), 2. заинтересованность (а. исполнение каузируемого
действия в интересах говорящего; б. исполнение каузируемого действия в интересах
слушающего), 3. субординация (а. говорящий ставит себя выше слушающего;
б. говорящий ставит себя не выше слушающего). На основе этих признаков значение
повеления делится на приказ, просьбу, инструкцию, предложение, разрешение, совет. В
работе [Корди 2009] предлагается добавить к бинарным признакам В. С. Храковского и
А. П. Володина еще два — способ каузации (а. принудительная каузация, требующая
исполнения независимо от воли пациенса; б. непринудительная каузация: «пациенс может
совершить действие, если он сам захочет, добровольно») и знак каузации (каузация
выполнения действия / каузация невыполнения действия). На основе уже пяти признаков
Е. Е. Корди [2009, 131–132] выделяет у императива следующие подзначения: приказ,
требование, просьба, предписание, совет, разрешение, запрещение, предложение.
Однако, как замечают сами авторы типологически ориентированных исследований
императива [Храковский, Володин 1986, 145–146; Храковский 1990, 204; Храковский
1992, 15; Гусев 2005, 31–32], в большинстве случаев (и осетинский язык не является
исключением) выделенные частные значения повеления никак не маркируются
формально 6 . В настоящей работе не будут рассматриваться частные значения повеления,

6
В связи с этим отметим следующее замечание В. С. Храковского: «Интерпретации, включаемые в список
(имеется в виду список значений повелительных предложений — А.В.), представляют собой, как правило,
значения наиболее употребительных глаголов речевой каузации... Если это предположение правильно, то в
принципе в каждом конкретном языке, в том числе и в русском, есть столько семантических интерпретаций
повелительных предложений, сколько в этом языке представлено несинонимичных глаголов речевой
каузации. Синонимические каузативные глаголы типа приказывать и велеть, разрешать и позволять

7
ниже будут приведены примеры только на употребление императива для выражения
повеления к первому, второму и третьему лицам. Что касается неимперативных значений
желания, возможности и условия (которые отмечаются у осетинского императива в работе
[Токазов 1984]), они будут рассмотрены ниже, в разделе 1.6.

1.3.2. Повеление ко второму лицу


Повеление ко второму лицу выражается формами императива второго лица.

(7) Мæ та йын загъ-т-а, мæнæ дам къус-ы дон,


и CONTR 3SG.ENCL.DAT говорить.PST-TR-PST.3SG вот мол чашка-INESS вода
а-хæсс бæлас-ы сæр-мæ.
PREF-нести.IMP.2SG дерево-GEN вершина-ALL
‘И он опять сказал ей: «Возьми чашу с водой на дерево»’ (устный текст «Сказка про
любовь», 22.1, http://ossetic-studies.org/corpus/iron/about-love-ru.pdf).

1.3.3. Повеление к первому лицу


Повеление к первому лицу единственного числа в настоящей работе понимается
следующим образом: говорящий повелевает себе совершить действие
(«самопобуждение», «автопрескрипция» [Храковский, Володин 1986] и [Бирюлин,
Храковский 1992]) – пойду-ка я (8)–(9)). Повеление к первому лицу множественного числа
можно определить как приглашение говорящим слушающего к совместному действию
(10).

(8) [Цæй æмæ] а-дзур-он ме ’мбал-мæ


PRTCL и PREF-говорить.PRS-IMP.1SG POSS.1SG друг-ALL
‘Позвоню-ка я своему другу’ (букв. «поговорю»).

(9) Цæу-он æмæ Ритæ-мæ а-дзур-он


идти.PRS-IMP.1SG и Рита-ALL PREF-говорить.PRS-IMP.1SG

‘Пойду-ка я позову Риту’.

представляют один и тот же побудительный речевой акт. Можно подумать, что несинонимичные речевые
каузативы называют все социально значимые в данном обществе разновидности побудительных речевых
актов» [Храковский 1990, 204].

8
(10) Цæй [æмæ] ба-хæр-æм
PRTCL и PREF-есть.PRS-IMP.1PL

‘Давай поедим’.

При повелении к первому лицу часто используется частица цæй или сочетание данной
частицы и союза æмæ ‘и’. Как видно из приведенных выше примеров, употребление
частицы цæй или сочетания частицы цæй и союза æмæ ‘и’ факультативно при выражении
значения повеления к 1SG. При выражении повеления к 1PL иногда употребление частицы
цæй или сочетания данной частицы с союзом æмæ обязательно (как в (10)). Возможно,
употребление / неупотребление цæй при выражении повеления к 1PL связано с семантикой
глагола (ср. примеры (10), где цæй обязательна и (34)–(36), где цæй не употребляется с
глаголом цæуын ‘идти’).
В случае повеления к 1PL к частице цæй возможно прибавление императивного
показателя 2PL -ут. Например:

(11) Цæй-ут а-каф-æм


PRTCL-IMP.2PL PREF-танцевать.PRS-IMP.1PL

‘Давайте потанцуем’.

Частица цæй с императивным показателем 2PL используется как вежливая форма


повеления. Ср. следующие примеры с одним адресатом (12)–(13) и с несколькими (14)–
(15), в обоих случаях употребление императивного окончания 2PL с частицей цæй
факультативно.

(12) Ислам цæй кæрдæг кæрд-æм


Ислам PRTCL трава косить.PRS-IMP.1PL
‘Ислам, давай косить траву’.

(13) Ислам цæй-ут кæрдæг кæрд-æм


Ислам PRTCL-IMP.2PL трава косить.PRS-IMP.1PL
‘Ислам, давайте косить траву’.

(14) Ислам æмæ Руслан цæй кæрдæг кæрд-æм


Ислам и Руслан PRTCL трава косить.PRS-IMP.1PL
‘Ислам и Руслан, давайте косить траву’ (букв. «давай косить траву»).

(15) Ислам æмæ Руслан цæй-ут кæрдæг кæрд-æм


Ислам и Руслан PRTCL-IMP.2PL трава косить.PRS-IMP.1PL
‘Ислам и Руслан, давайте косить траву’.
9
1.3.4. Повеление к третьему лицу
Повеление к третьему лицу выражается формой императива третьего лица. Например:

(16) Абон Ирæ с-кæн-æд хæринаг æз знон код-т-он


сегодня Ира PREF-делать.PRS-IMP.3SG еда я вчера делать.PST-TR-PST.1SG
‘Пусть Ира готовит сегодня еду, я готовила вчера’.

В случае повеления к третьему лицу возможно факультативное употребление частицы


уадз ‘пусть’, которая представляет собой форму императива 2SG от глагола уадзын
‘позволять’. Например:

(17) [Уадз] хуысс-æнт


позволять.IMP.2SG спать.PRS-IMP.3PL
‘Пусть они спят’.

1.4. Семантические подтипы императива


Семантические подтипы императива бывают двух видов: одни выражают отдельные
виды каузации (например, пермиссивы), другие характеризуются тем, что в их семантике
значение императива осложняется некоторыми дополнительными компонентами
(например, временной дистанцией) [Гусев 2005, 52]. Краткий очерк семантических
подтипов императива можно обнаружить в работе [Гусев 2005, 52–89], в которой
выделяются прохибитив, пермиссив, превентив, императив будущего времени (‘сделай
потом’), императив немедленного действия (‘сделай немедленно’), императивы движения
(‘иди сделай’), императивы изменения действия (‘начни делать’/‘продолжай делать’),
антериорный императив (повеление предшествует какому-то другому событию, которое
еще не состоялось, но должно состояться вслед за первым), вежливый императив,
некатегорический императив (говорящий допускает возможность невыполнения
действия), категорический императив (говорящий не допускает того, что требуемое
действие не будет выполнено, и особо подчеркивает это) 7 , просьба, инструкции 8

7
Определения некатегорического и категорического императива взяты из работы [Гусев 2005].
8
Заметим, что в некоторых работах (например, [Храковский, Володин 1986]) инструкции не включаются в
семантические подтипы императива. Нужно также признать, что в известных мне типологических работах

10
(повеления, обращенные к неограниченному кругу исполнителей, например, Зверей не
кормить).
Единственным обнаруженным в осетинском языке случаем употребления отдельной
формы для выражения одного из семантических подтипов императива является императив
будущего времени. Более подробно императив будущего времени будет рассмотрен в
разделе 1.4.4.
Остальные подтипы императива в осетинском языке не имеют самостоятельной формы
выражения. Тем не менее, ниже будут даны примеры на употребление форм императива в
значении прохибитива, разрешения и допущения. Хотя осетинский язык лишен
специализированных средств выражения прохибитива, представляется, что любое
описание императива в конкретном языке вряд ли может быть полным без упоминания о
том, каким образом в этом языке выражается значение «отрицательного императива».
Приведение примеров на употребление императива в значении разрешения и допущения
необходимо нам для сравнения сфер употребления императива и конъюнктива.

1.4.1. Прохибитив
В осетинском языке значение прохибитива передается формой императива и
отрицательной частицей ма (или составными частицами, содержащими в себе частицу ма,
например, мауал ‘больше не’, мачи ‘никто’ и др.). Например:

(18) Пец-мæ ма ‘внал, ба-судз-дзæн дæ


печка-ALL NEG трогать.IMP.2SG PREF-жечь.PRS-FUT.3SG 2SG.ENCL.GEN
‘Не трогай печку, обожжешься!’.

1.4.2. Разрешение
Разрешение может выражаться формами императива второго и третьего лица.
Например:

(например, [Гусев 2005, 84–85]) не отмечается специализированных средств выражения инструкций. Тем не
менее, во многих языках императивы, обращенные к неограниченному числу исполнителей, выражаются
отличными (хотя и не специализированными) от прототипического императива средствами. Последнее
позволяет мне согласиться с точкой зрения В. Ю. Гусева, который включает инструкции в число
семантических подтипов императива.

11
(19) Æддæ-мæ мæ уадз-ыс? — А-цу
снаружи-ALL 1SG.ENCL.GEN позволять.PRS-PRS.2SG PREF-идти.IMP.2SG

‘— Можно я пойду погулять? — Иди’.

(20) Уадз-ыс цæмæй Захар а-цæу-а


позволять.PRS-PRS.2SG чтобы Захар PREF-идти.PRS-CONJ.3SG

‘— Ты разрешаешь Захару уйти?’


А-цæу-æд
PREF-идти.PRS-IMP.3SG

‘— Пусть уходит!’

1.4.3. Допущение
Допущение может передаваться формами императива второго и третьего лица.
Например:

(21) Æз Зæлинæ-йы кур-ын


я Залина-GEN просить.PRS-PRS.1SG
‘— Я женюсь на Залине’.
Ра-кур, мæнæн ницы уæлдай у
PREF-просить.IMP.2SG я.DAT ничто лишний быть.PRS.3SG
‘— Женись, мне все равно’.

(22) Руслан [ра]-кур-дзæн Ирæ-йы


Руслан PREF-просить.PRS-FUT.3SG Ира-GEN
‘— Руслан женится на Ире’.
Уадз 9 ра-кур-æд мæнæн уæлдай нæ у
позволять.IMP.2SG PREF-просить.PRS-IMP.3SG я.DAT лишний NEG быть.PRS.3SG
‘— Пускай женится, мне все равно’.

1.4.4. Императив отдаленного будущего


Императив отдаленного будущего (другие термины, использующиеся в типологической
литературе — «дистантный императив», «отложенный императив», «delayed imperative»),
который характеризуется значением ‘сделай Р потом’, выражается в осетинском языке

9
Употребление частицы уадз ‘пусть’ в данном случае необязательно.

12
сочетанием глагола в форме императива с клитикой иу, которая по форме совпадает c
числительным иу ‘один’. Существование отложенного императива в осетинском отмечено
в грамматиках, см. например [Абаев 1959, 106].

(23) Ратт ын-иу 10


давать.IMP.2SG 3SG.ENCL.DAT-IMP.FUT
‘Дай ему (потом)’ [Абаев 1959, 106].

Данные, полученные от информантов, также подтверждают существование


отложенного императива в современном осетинском языке. Например:

(24) Сывæллæ-ттæ куы ра-йхъал уой,


ребенок-PL.NOM когда PREF-бодрствующий быть.CONJ.PL
уæд сын иу ба-хæр-ын кæ
тогда 3PL.ENCL.DAT IMP.FUT PREF-есть.PRS-INF делать.IMP.2SG
‘Когда дети проснутся, покорми их’.

Клитика иу употребляется также с неимперативными формами глагола, однако,


согласно грамматикам и нашим данным, в этом случае иу не может передавать значения,
близкие к отложенному императиву. Употребляясь с неимперативными формами глагола,
клитика иу передает «повторность действия» [Абаев 1959, 106] или «многократность,
обычность действия» [Ахвледиани 1963, 247] 11 . Например:

(25) Чи-иу мæм нык-каст йæ худ-ы бын-æй,


кто-ИУ 1SG.ENCL.ALL PREF-смотреть.PST.3SG POSS.3SG шапка-GEN низ-ABL
æнæ мæн-иу каф-ын чи
без я.GEN-ИУ танцевать.PRS-INF кто
нæ уал куымд-т-а...
NEG больше соглашаться.PST-TR-PST.3SG
‘Кто, бывало, смотрел на меня из-под шляпы, без меня, бывало, не соглашался
танцевать...’ [Ахвледиани 1963, 247].

10
В примерах сохранена орфография источника. Показатель иу иногда отделяется от предыдущего слова
дефисом, иногда пробелом.
11
Более детальное исследование семантики этой клитики выходит за рамки настоящего исследования.

13
1.5. Супплетивные и нерегулярные формы императива
1.5.1. Супплетивные формы императива
В осетинском языке существует форма императива æри, которая означает ‘дай (мне)’.
Æри используется только в императивной форме второго лица единственного и
множественного числа (в последнем случае присоединяется императивное окончание
2PL — æри-ут ‘дайте (мне)’ (давать.IMP-IMP.2PL)).
Рассмотрим вопрос, можно ли считать формы æри и æриут глагольными формами, или
они являются обычными междометиями (ср. рус. на! и нате!; осетинское а ‘на!’).
В. Ю. Гусев [2005а, 68] отмечает, что четкой границы между императивными
междометиями и дефектными глагольными формами императива провести невозможно.
«Список возможных значений императивных междометий в общем совпадает со списком
возможных значений нерегулярных (в широком смысле, в том числе и дефектных)
императивов... Императивные междометия можно рассматривать как крайний случай
нерегулярности, как дефектные императивы, у которых нет не только остальной части
парадигмы, но и большинства или вообще никаких глагольных признаков».
Тем не менее, в осетинском языке в некоторых случаях можно разграничить дефектные
глагольные формы и междометия по наличию / отсутствию императивного окончания 2PL.
У императивного осетинского междометия а ‘на!’ нет формы 2PL, а у глагольной формы
æри ‘дай’ есть — æриут ‘дайте’.
В грамматиках считается, что æри является супплетивной императивной формой
глагола дæттын ‘давать’. Однако от глагола дæттын ‘давать’ возможно образование
формы стандартного императива (любого лица и числа) от основы настоящего времени
дæтт-, которая семантически отличается от æри (‘дай мне’) и означает ‘дай (ему)’, а
также ‘передай’, ‘подари’. Ср. примеры:

(26) Цин дæтт дæ дзыллæ-йæн


радость давать.IMP.2SG POSS.2SG народ-DAT
‘Подари радость своему народу’ [Кокаев Т. А. Небесный ключ. Владикавказ, 2004,
стр. 108].

(27) Голлаг æри тагъд


мешок давать.IMP.2SG быстрый
‘Быстро дай мне мешок’ [Мах дуг № 4, 2004, стр. 18].

Возможность образования стандартной формы императива от глагола дæттын ‘давать’


позволяет считать æри самостоятельным глаголом с дефектной парадигмой.

14
Глагол æри может употребляться как с прямым дополнением, так и без него. В первом
случае глагол означает ‘дай (что-то)’, во втором глагол имеет значение ‘давай, позволь
(сделаю что-то)’. Значение ‘давай-ка, позволь-ка (сделаю что-то)’ в работе [Гусев 2005,
85–87] называется пропозитивным императивом. Пропозитивный императив обнаружен
также в русском, агульском и армянском языках. При этом важно отметить, что в русском,
агульском и армянском те же частицы, которые используются в пропозитивной
конструкции, (факультативно или обязательно) используются для образования
императива 1PL [Гусев 2005, 87]. Однако, в осетинском языке æри не используется для
образования императива 1PL.
В нашем корпусе современных осетинских текстов у глагола æри пропозитивное
значение отмечено только в случае его употребления с эмфатической частицей (-)ма 12 .
Например:

(28) æри-ма фе-ххуыс дын кæн-он


давать.IMP.2SG-EMPH PREF-помощь 2SG.ENCL.DAT делать.PRS-IMP.1SG
‘Давай-ка я тебе помогу’ [Р. С. Кантемирова, В. Г. Бекузарова. Хрестоматия 10. 2002.
Владикавказ, стр. 310].

Заметим, что æри-ма в приведенном примере выполняет ту же функцию, что и частица


цæй и может быть заменено на цæй без изменения значения предложения (про частицу
цæй см. выше в разделе 1.3.3).
Употребление частицы ма с глаголом æри не является гарантом наличия у данного
глагола пропозитивного значения. Æри, употребляясь с ма, может также иметь обычное
императивное значение. Например 13 :

(29) æри-ма дæ кæс-æн-цæст-ытæ


давать.IMP.2SG-EMPH POSS.2SG смотреть.PRS-NMLZ-глаз-PL.NOM
‘Дай-ка твой бинокль’ [Кайтов С. Осетинская мелодия. Владикавказ, 2006, стр. 322]

12
Нужно полагать, что основной глагол при этом может находиться в форме 1SG или в 1PL императива.
Однако в нашем корпусе были обнаружены примеры на æри в пропозитивном значении только с основным
глаголом в форме императива 1SG.
13
В примерах, приведенных ниже, сохранена орфография источника: ма иногда отделяется от предыдущего
слова дефисом, иногда пробелом.

15
(30) Мæ уæззау рæдыд мын ныб-бар...
POSS.1SG тяжелый ошибка 1SG.ENCL.DAT PREF-прощать.IMP.2SG
æри ма мæм дæ къух, мæ кæстæр
давать.IMP.2SG EMPH 1SG.ENCL.ALL POSS.2SG рука POSS.1SG младший
‘Прости мою грубую ошибку... дай же мне твою руку, мой младший брат’. [Мах дуг,
№ 7, 2003, стр. 42].

1.5.2. Этимология æри


Этимология æри не отмечена в этимологическом словаре Абаева [1958]. Н. К. Багаев
[1965, 314] считает, что æри образовано от глагола исын ‘брать’ с помощью преверба
æр- — æрисын ‘снять, стащить сверху’. По мнению Н. К. Багаева [там же], формы æр-ис
(PREF-брать.IMP) и æр-ис-ут (PREF-брать.IMP-IMP.2SG) могут заменять формы æри и æриут
без каких-либо семантических изменений. Например:

æри дæ къух ‘дай руку’ (давать.IMP.2SG POSS.2SG рука)


æр-ис дæ къух (PREF-брать.IMP.2PL POSS.2SG рука)

æри-ут уæ къух-тæ ‘дайте ваши руки’ (давать.PRS-IMP.2PL POSS.2PL рука-PL.NOM)


æр-иc-ут уæ къух-тæ (PREF-брать.PRS-IMP.2PL POSS.2PL рука-PL.NOM)

Современные носители языка считают, что приведенные Н. К. Багаевым предложения с


æри и æрис семантически нетождественны. Если первое предложение (æри дæ къух)
действительно означает ‘дай руку’, то второе (æрис дæ къух) буквально означает ‘спусти
руку’ и может быть употреблено, например, в контексте убери руку со стола.
Таким образом, предложенная Н. К. Багаевым этимология æри представляется мне
сомнительной.
В этимологическом словаре иранских языков [Расторгуева, Эдельман 2000, 192-193]
выделяется форма *ati- с основами *āμr-, āμrāia- ‘давать, отдавать’ (возможно из *1аr-

‘двигать(ся)’), к которому, скорее всего, и восходит осетинское æри. В шугнанском и

баджувском мы находим aϑêr- : aϑêrt ‘передавать (из рук в руки), протягивать; отдавать’.

В рушанском и хуфском языках тоже есть глагол aϑēr- : aϑērt. В хуфском и бартангском
мы также находим arōr- : arōrd ‘передавать из рук в руки, отдавать’, в сарыкольском rur- :
rord ‘протягивать руку, тянуться (за чем-либо)’, которые восходят к *fra-ār(-aia).

16
1.5.3. Нерегулярные формы императива
При образовании форм императива 2SG и 2PL у двух глаголов осетинского языка 14
происходят обязательные фонологические стяжения:

Кæуын ‘плакать’ – ку ‘плачь’ куд ‘плачьте’


Цæуын ‘идти’ – цу ‘иди’, цуд ‘идите’

Фонологическое стяжение при образовании формы императива 2SG происходят также у


превербных глаголов с корнем цæуын ‘идти’ и кæуын ‘плакать’. Например:

Æрцæуын ‘прийти’ – æрцу ‘приходи’


Æрбацæуын ‘войти’, ‘приехать, прийти’ – æрбацу ‘входи’, ‘приходи, приезжай’
Бацæуын ‘войти’ – бацу ‘входи’
Ныццæуын ‘сойти, спуститься’ – ныццу ‘спускайся’
Рацæуын ‘выйти’ – рацу ‘выйди’
Фæцæуын ‘уйти, уехать’ – фæцу ‘уходи, уезжай’

акæуын ‘поплакать’ – аку ‘поплачь’


ныккæуын ‘горько заплакать, расплакаться, разрыдаться’ – ныкку ‘начни рыдать’

Приведем несколько примеров с императивом 2SG от глагола кæуын ‘плакать’.

(31) Ма-уал ку гыцци фæлтау дæ уазджы-т-ыл


NEG-больше плакать.IMP.2SG кормилица лучше POSS.2SG гость-PL-SUPER
ба-цин кæн
PREF-радость делать.IMP.2SG
‘Не плачь больше, кормилица, лучше радуйся своим гостям’. [Джусойты Н.Г. Слезы
Сырдона. 2004, стр. 619].

14
В грамматиках (например, [Абаев 1959, 70]) отмечается также нерегулярная форма императива 2SG хъу от
глагола хъæуын ‘быть нужным’, ‘хотеть’. Однако в используемом мной корпусе осетинских текстов
императивная форма хъу от глагола хъæуын не встречается. В других наклонениях данный глагол
употребляется только в форме 3SG. Опрошенные носители современного осетинского языка также не
отождествляют хъу с формой императива от глагола хъæуын.

17
(32) Йæ мард-ыл ма ку ды. Фæлæ йæ ном-æй,
POSS.3SG труп-SUPER NEG плакать.IMP.2SG ты но POSS.3SG слава-ABL
йæ хъуыды-т-æй ыс-хæст-хъом кæ дæ-хи
POSS.3SG мысль-PL-ABL PREF-бой-POT делать.IMP.2SG POSS.2SG-RFL

‘Не плачь ты над его телом! Укрепи себя его славой и его мыслями’. [Бестаев Г. Г.
Произведения. 3 том. 2004, стр. 288].

Примечательно, что если нерегулярная форма императива от глагола со значением


‘идти’ типологически встречается довольно часто, то образование нерегулярной формы
императива от глагола со значением ‘плакать’ пока что не было отмечено ни в одном
языке [Гусев 2005а]. Образование нерегулярной формы императива от глагола ‘плакать’ в
осетинском языке обосновано только лишь фонологическими изменениями, которые
происходят при образовании императива от глаголов с основой, оканчивающейся на -æу.

У глагола кæнын ‘делать’ наряду с регулярной формой императива 2SG кæн существует
разговорная форма:

Кæнын ‘делать’ – кæн ‘делай’, разг. кæ ‘делай’ (см. пример выше)

Конечный согласный основы настоящего времени -н в форме императива 2SG может


также отпадать у глагола хъахъхъæнын ‘охранять, беречь’ 15 . Например:

(33) Фыццаг дæ Фыдыбæстæ хъахъхъæ,


первый POSS.2SG Родина защищать.IMP.2SG
стæй уæд рæст-уд-ы цард-æй цæр
затем тогда правильный-душа-GEN жизнь-ABL жить.IMP.2SG
‘Вначале защищай свою Родину, затем живи жизнью праведника (букв. «живи
честной жизнью»)’ [Плиев Г. Д. Произведения. 2004, стр. 266].

У глагола цæуын ‘идти’ фонологические чередования происходят также при


образовании формы императива 1PL, что типологически встречается довольно часто
[Гусев 2005а]:

Цом! (идти.IMP.1PL стяжение от цæу-æм идти.PRS-IMP.1PL) ‘пойдем’, ‘пойдемте’.

15
Возможно, это происходит под влиянием дигорского диалекта осетинского языка, где императив 2SG
имеет окончание -æ.

18
Образование формы цом невозможно от глагола цæуын ‘идти’, имеющего преверб.
К форме цом возможно присоединение императивного окончания 2PL — цом-ут
‘идемте’ (идти.IMP.1PL-IMP.2PL). Присоединение императивного окончания 2PL к глаголу в
форме императива 1PL возможно только у глагола цæуын ‘идти’.
Форма цомут может употребляться как по отношению к нескольким адресатам (34),
так и по отношению к одному адресату. В последнем случае употребление формы цомут
вместо цом связано с категорией респективности (35a)-(35b). Распределение формы цом и
цомут нерелевантно по отношению к числу участников ситуации и может употребляться
как в ситуации 2SG + 1SG, так и к ситуации 2SG + 1PL (35)–(36).

(34) Цом-ут нæ-хи-мæ мæ буц уазджы-тæ


идти.IMP.1PL-IMP.2PL POSS.1PL-RFL-ALL POSS.1SG капризный гость-PL.NOM
‘Пойдемте к нам, мои капризные гости’ [Кайтов С. Осетинская мелодия.
Владикавказ, 2006, стр. 294].

(35) a Ислам цом мемæ хос кæрд-ын-мæ


Ислам идти.IMP.1PL 1SG.COM сено косить-INF-ALL
‘Ислам, пойдем со мной косить траву’.

b Ислам цом-ут мемæ хос кæрд-ын-мæ


Ислам идти.IMP.1PL-IMP.2PL 1SG.COM сено косить-INF-ALL
‘Ислам, пойдемте со мной косить траву’.

(36) a Ислам цом махимæ хос кæрд-ын-мæ


Ислам идти.IMP.1PL мы.COM сено косить-INF-ALL
‘Ислам, пойдем с нами косить траву’.

b Ислам цом-ут махимæ хос кæрд-ын-мæ


Ислам идти.IMP.1PL-IMP.2PL 1PL.COM сено косить-INF-ALL
‘Ислам, пойдемте с нами косить траву’.

При нескольких адресатах возможно также употребление формы цом.

Н а на : Цæй, цæй, ныууадз; цы уыди, уый ныр нал ис, Цы рцыди, уый та хорзы бон фæуæд. Мæ кæрчытæ,
мæ бæдултæ!.. (Азауæй). Мæ бæлон. (Черменæй). Мæ урс уæрыкк. Цом, бахæрут æхсæвæр.

19
‘Мама: ну, ну, оставь, что было, того больше нет. Что пришло (произошло), пусть оно обратится в хорошее.
Мои курочки, мои цыплята (Азе). Мой голубчик (Чермену). Мой белый барашек. Пойдем, поужинаете’.
[Кантемирова Р. С., Бекузарова В. Г. Хрестоматия осетинской литературы 10. 2002, стр. 425.]

(37) Цом ба-хæр-ут æхсæвæр


идти.IMP.1PL PREF-есть.PRS-IMP.2PL ужин
‘Пойдем, поужинаете’.

Форма цом может использоваться в значении побудительной частицы (рус. ну-ка,


давай-ка). В данных случаях цом синонимично частице цæй или сочетанию данной
частицы с союзом æмæ ‘и’ — цæй æмæ (примеры с цæй см. выше в разделе 1.3.3), а также
супплетивной глагольной форме æри в пропозитивном значении. См. следующий пример,
где цом с частицей ма выражает только пропозитивное значение:

(38) Цом-ма, фæ-цæу-æм Герман-ы хæст-мæ,


идти.IMP.1PL-EMPH PREF-идти.PRS-IMP.1PL Германия-GEN война-ALL
Герман-ы хæст-ы нæ туг-тæ ра-йс-æм,
Германия-GEN война-GEN POSS.1PL кровь-PL.NOM PREF-брать.PRS-IMP.1PL
не фсымæр-т-ы туг!..
POSS.1PL брат-PL-GEN кровь
‘Давайте пойдем на войну с Германией, отомстим за кровь наших братьев
(букв. «отберем у них нашу кровь, кровь наших братьев»)!’ [Бестаев Г. Г.
Произведения. 3 том. Владикавказ, 2004, стр. 461].

Хотя цом сохраняет семантическую связь с глаголом цæуын и все еще может
употребляться автономно, в некоторых случаях цом по своим свойствам (абстрактное
значение побуждения, способность присоединять императивное окончание 2PL -ут)
максимально приблизилось к частице цæй.

У глаголов с исходом основы настоящего времени на -у, при образовании императива


2PL конечное -у основы отпадает (или сливается к гласным окончания). Например:

фау-ын ‘хулить, осуждать’ (хулить.PRS-INF) – фа-ут ‘поосуждайте!’ (хулить.PRS-


IMP.2PL);

фæ-у-ын ‘закончить’ (PREF-быть.PRS-INF) – фæ-ут ‘заканчивайте!’ (PREF.быть.PRS-


IMP.2PL);

20
а-цæу-ын ‘пойти, поехать’ (PREF-идти.PRS-INF) – а-цæ-ут ‘идите, поезжайте’ (PREF-
идти.PRS-IMP.2PL).

1.6. Транспозиционные употребления императива


Во многих языках формы императива могут выражать не только повеление, но и
другие, не связанные с повелением значения. В данном разделе будут рассмотрены такие
«непрямые» или «транспозиционные» употребления императива в осетинском языке.
Прежде всего, следует заметить, что среди транспозиционных употреблений
императива существуют такие, в которых императив является единственным способом
выражения данного значения. В работе [Бирюлин, Храковский 1992, 47–50] отмечаются
следующие случаи подобного употребления императива:

1. Отрицательные формы будущего (палеоазиатские языки, например, ительменский),


2. Просьба о разрешении выполнить действие (чукотский, керекский, ительменский,
эскимосский, алеутский, маори).

Большинство транспозиционных употреблений форм императива представляют собой


квазисинонимы неимперативных форм. В типологической литературе (например,
[Храковский, Володин 1986, 108-120; Бирюлин, Храковский 1992, 47-50; Гусев 2002;
Гусев 2005, 242-268; Фортейн 2008]) выделяется четыре основных типа подобных
употреблений императивных форм:

1. долженствование (Поедет по магазинам, наберет товаров, не спрашивая цены, а


потом я по счетам и расплачивайся (= должен расплачиваться) [Бирюлин, Храковский
1992, 48]) и внешняя возможность (Хоть сейчас лети до Ашхабада (= можно лететь)
[Гусев 2005, 259]);
2. миратив: неожиданное действие в прошлом (Прожили они год душа в душу, а на
другой-то год она возьми да и помри [Бирюлин, Храковский 1992, 49]); иногда данное
значение называют повествовательным [Фортейн 2008] или драматическим [Исаченко
1957; Перцов 1998];
3. желание говорящего;

21
4. условие, уступка, цель (употребление форм императива в зависимой части условных,
уступительных или целевых конструкций вместо других косвенных наклонений) 16 .

В осетинском языке не было обнаружено транспозиционных употреблений императива,


в которых императив являлся бы единственным способом выражения данного значения.
Из транспозиционных употреблений императива, которые представляют собой
квазисинонимы неимперативных форм, в осетинском языке обнаружены следующие:
условие, уступка, возможность, долженствование, желание говорящего и частный случай
желания — фактитивный оптатив. Ниже названные употребления рассматриваются более
подробно.

1.6.1. Условие
Основными средствами маркирования условных конструкций в осетинском языке
являются союзы кæд или куы, вводящие придаточное предложение (более подробно про
эти союзы см. работу [Выдрин 2009]); при этом в главном предложении употребляется
союз уæд. При употреблении императива в значении условия в придаточной части
предложения опускается союз кæд или куы, главная часть остается без изменений.
Императив в значении условия может передавать как реальное (39), так и
контрафактическое условие (40). В корпусе осетинских текстов, а также в литературе,
посвященной изучению императива в осетинском языке, в значении условия мне
встретились примеры на употребление императива только второго и третьего лица.
Например:

(39) Цъиу ба-уас-æд — ныхъ-хъæр лас-ынц уæд


птица PREF-издавать.звуки.PRS-IMP.3SG PREF-звук тащить.PRS-PRS.3PL то
«дзибæ!» Куыдз а-уын-æнт — уæд ра-йдай-ынц
цыпленок собака PREF-видеть.PRS-IMP.3PL то PREF-начинать.PRS-PRS.3PL

«гъæу-гъæу!»
гав-гав
‘Запоет (букв. «пусть запоет») птица — кричат «дзиба!» Увидят (букв. «пусть
увидят») собаку — начинают «гав-гав»’ [Токазов 1984, 113].

16
«Важная особенность рассматриваемых предложений состоит в том, что в них могут использоваться
императивные формы глаголов, у которых по семантическим причинам не может быть повел. накл. Таковы,
например, стативные глаголы, обозначающие неконтролируемое действие: - Принадлежи эта книга мне, я
был бы самым счастливым человеком на свете» [Бирюлин, Храковский 1992, 48].

22
(40) Мад йæ фырт-мæ ра-зылд: искæм суг-тæ
мать POSS.3SG сын-ALL PREF-поворачиваться.PST.3SG где.нибудь дрова-PL.NOM
ра-мбырд кæн, уæд, бæргæ, хорз уаид.
PREF-собрание делать.IMP.2SG то конечно хороший быть.OPT.3SG
‘Мать повернулась к сыну: «Собери ты где-нибудь дрова, было бы, конечно,
лучше»’ [Агнаев Г. А. Длинной осенней дорогой. Владикавказ, 2003, с. 149].

1.6.2. Уступка
В уступительных конструкциях в придаточной части обычно употребляются союзы кæд
или куы, а в главной — слово уæддæр, которое представляет собой союз уæд и
энклитическую фокусную частицу дæр. При употреблении императива в значении
уступки в придаточной части опускается союз куы или кæд, а главная часть остается без
изменений.
Императив в значении уступки может передавать как реальную (41)–(42), так и
контрафактическую уступку (43). В корпусе осетинских текстов, а также в литературе,
посвященной изучению императива в осетинском языке, в значении уступки мне
встретились примеры на употребление императива только второго и третьего лица.

(41) сæдæ мин сом-ы йын ратт уæд-дæр сæ


сто тысяча рубль-GEN 3SG.ENCL.GEN дать.IMP.2SG то-FOC 3PL.ENCL.GEN
дыууæ бон-мæ ба-хардз кæн-дзæн
два день-ALL PREF-трата делать.PRS-FUT.3SG
‘Дай ему [хоть] сто тысяч рублей, он все равно все за два дня потратит’.

23
(42) Уадз дæ риу-ы къул-тæ дын зынг-ау
позволять.IMP.2SG POSS.2SG грудь-GEN склон-PL.NOM 2SG.ENCL.DAT огонь-EQU
судз-æд, уæд-дæр ын быхс, дæ-хиуыл
гореть.PRS-IMP.3SG то-FOC 3SG.ENCL.DAT терпеть.IMP.2SG POSS.2SG-RFL.SUPER

хъадаман-тæ æр-садз æмæ макæй амонд


кандалы-PL.NOM PREF-сажать.IMP.2SG и никто.ABL счастье
ба-хъыгдар!
PREF-мешать.IMP.2SG

‘Пусть словно огонь обжигает склоны твоей груди, всё равно терпи, надень на себя
кандалы и не мешай (букв. «не помешай») никому быть счастливым (букв. «ничьему
счастью»)’ [Хамицаев Ц.Х. Пьесы. Владикавказ, 2003, с. 138].

(43) Æд мыст-ытæ йæ ауæй кæн, уæд-дæр


с мышь-PL.NOM 3SG.ENCL.GEN продажа делать.IMP.2SG то-FOC
æм уыйбæрц æхца не р-æвзæрд-аид.
3SG.ENCL.ALL столько деньги NEG PREF-появляться.PST-CNTRF.3SG

‘Даже если бы ты продал ее (могилу) вместе с мышами, все равно не появилось бы


столько денег’ [Агнаев Г.А. Длинной осенней дорогой. Владикавказ, 2003, с. 107].

1.6.3. Возможность и долженствование


Выражение возможности или долженствования в настоящем и будущем времени с
помощью императива встречается довольно редко в языках мира [Гусев 2002, 192] (в той
же работе приводятся примеры из русского, лингала, маратхи, фула и узбекского).
Осетинский язык принадлежит к небольшому числу языков, в котором оба эти значения
могут выражаться с помощью императива. Не исключено, что данное значение у
осетинского императива развилось под влиянием русского языка.
При работе с информантами мне удалось получить примеры на употребление только
императива второго лица в значении возможности и долженствования. В текстах мне не
встречалось примеров, в которых значение возможности или долженствования
передавалось бы формами императива. В примерах (44)–(45) показано употребление форм
императива в значении внешней возможности; пример (46) показывает употребление
императива в значении долженствования.

24
(44) Ацы бынæт-т-ы вæйй-ы уыйас зокъо-тæ æмæ дзы
этот место-PL-GEN бывать.PRS-PRS.3SG столько гриб-PL.NOM и 3SG.ENCL.INESS
фæнд-ы сæдæ боскъа-йы дæр ныц-цæхджын кæн
хотеть.PRS-PRS.3SG сто бочка-GEN FOC PREF-соленый делать.IMP.2SG
‘В этих местах бывает столько грибов, что хоть сто бочек засаливай’ (= можно
засолить).

(45) Ацы хъæд-ы уый бæрц дзæбидыр-тæ ис æмæ сыл


этот лес-GEN 3SG количество тур-PL.NOM EXT и 3PL.ENCL.SUPER
гъер дæр цуан кæн
сейчас FOC охота делать.IMP.2SG
‘В этом лесу столько туров, что хоть сейчас сезон охоты открывай’.

(46) Хицау æхца куы нæ фид-ы,


начальник деньги ведь NEG платить.PRS-PRS.3SG
ды та йын лæвар кус
ты CONTR 3SG.ENCL.DAT подарок работать.IMP.2SG
‘Начальник зарплату задерживает, а ты ему работай бесплатно! (= а я должен
бесплатно работать)’.

В последнем примере подлежащее предиката в форме императива может находиться


как во втором лице, так и в первом (хотя предпочтительным вариантом является
употребление второго лица), при этом сам глагол остается в форме второго лица.
Например:

(47) Хицау æхца куы нæ фид-ы,


начальник деньги ведь NEG платить.PRS-PRS.3SG
æз та йын лæвар кус
я CONTR 3SG.ENCL.DAT подарок работать.IMP.2SG
‘Начальник зарплату задерживает, а я ему работай бесплатно!’.

1.6.4. Желание и фактитивный оптатив


Употребляясь с глаголами неконтролируемого действия, субъектом которых являются
неодушевленные сущности, императив может передавать значение желания говорящего;
при этом факультативно может употребляться частица уадз ‘пусть’. Например:

25
(48) [Уадз] алы хатт-дæр уæд хур
позволять.IMP.2SG каждый раз-FOC быть.IMP.3SG солнце
‘Пусть всегда будет солнце’.

Императив в осетинском языке может также выражать значение, близкое к повелению


и к желанию, а именно, значение фактитивного или перформативного оптатива
(‘говорящий сообщает о своем желании и пытается каузировать осуществление желаемого
события самим своим высказыванием’ [Добрушина 2001; 2009]). Фактитивный оптатив
является частным случаем желания и используется для выражения проклятий и
благословений.
В осетинском языке фактитивный оптатив может передаваться императивом и
конъюнктивом (примеры на употребление конъюнктива в этом значении будут даны в
разделе 2.2.2). Нужно заметить, что, раз фактитивный оптатив не является императивным
значением, а представляет собой частный случай желания говорящего, формы 1SG и 1PL с
окончаниями -он и -æм соответственно, употребляющиеся в значении фактитивного
оптатива, я буду считать формами конъюнктива, а не императива.
Ниже даются примеры на употребление императива во втором и третьем лице в
значении фактитивного оптатива.

(49) Дæ был-ы цъæр-ттæ хæр-гæ фæ-цу


POSS.2SG край-GEN кожа-PL.NOM есть.PRS-PART PREF-идти.IMP.2SG

‘Чтоб ты жизнь провел в зависти!’ (букв. «пройди, поедая края своей кожи»).

(50) Фыд бон дыл а-кæн-æд


злой день 2SG.ENCL.SUPER PREF-делать.PRS-IMP.3SG

‘Пусть настанет черный день для тебя’.

Таким образом, императив в осетинском языке может выражать повеление и некоторые


транспозиционные значения. Среди транспозиционных употреблений императива в
осетинском языке отмечаются следующие: условие, уступка, возможность,
долженствование, желание говорящего и фактитивный оптатив.

26
2. Конъюнктив
2.1. Образование конъюнктива
Формы конъюнктива образуются от основы настоящего времени путем присоединения
специальных окончаний. Парадигма конъюнктива от глагола кæнын ‘делать’ (кæн- ‘основа
настоящего времени’) приводится в таблице 3.
Окончание конъюнктива 1PL (-æм) совпадает по форме с окончанием 1PL настоящего
времени индикатива (таблица 2) и императива (таблица 1). Окончание конъюнктива 1SG (-
он) совпадает по форме с окончанием 1SG императива (таблица 1). Все окончания
конъюнктива, кроме 1PL, омонимичны окончаниям прошедшего времени индикатива
переходных глаголов (см. таблицу 4, -т- — маркер переходности, код- — основа
прошедшего времени).

Таблица 4: прошедшее время от глагола кæнын ‘делать’


SG PL

1 код-т-он код-т-ам
2 код-т-ай код-т-ат
3 код-т-а код-т-ой

2.2. Употребления конъюнктива


Конъюнктив в осетинском языке употребляется в придаточной части сложных
предложений (в условных, уступительных, целевых придаточных, в придаточном
таксисной конструкции с союзом цалынмæ ‘пока’, а также в сентенциальных актантах) и в
простых предложениях (где отмечаются употребления конъюнктива после частиц и
модальных выражений, а также независимо). Основным условием употребления
конъюнктива как в придаточных сложных предложений, так и в простых предложениях
является временная референция ситуации к плану настоящего или будущего.
В данной работе я не буду рассматривать все случаи употребления конъюнктива и
остановлюсь лишь на тех примерах, где данное наклонение выражает значения, близкие к
повелению.

2.2.1. Употребление конъюнктива после частицы уадз ‘пусть’


Как уже отмечалось в разделе 1.3.4, частица уадз ‘пусть’ представляет собой форму
императива 2SG от глагола уадзын ‘позволять’. При употреблении частицы уадз предикат
обязательно становится в форму императива (примеры см. в разделе 1.3.4) или

27
конъюнктива (см. примеры ниже), а все предложение передает значение разрешения или
допущения.

(51) Уадз-ыс цæмæй Захар а-цæу-а


позволять.PRS-PRS.2SG чтобы Захар PREF-идти.PRS-CONJ.3SG

‘— Ты разрешаешь Захару уйти?’.

Уадз а-цæу-а
позволять.IMP.2SG PREF-идти.PRS-CONJ.3SG

‘— Пусть уходит!’.

(52) Æз ыл нæ мæсты кæн-ын уадз æмæ


я 3SG.ENCL.SUPER NEG злой делать.PRS-PRS.1SG позволять.IMP.2SG и
мыс-ой зæгъ-гæ ных-худт-ис Сослан
придумывать.PRS-CONJ.3PL говорить.PRS-PART PREF-смеяться.PST-PST.3SG Сослан
æмæ сы-стад-ис
и PREF-вставать.PST-PST.3SG

‘Я не сержусь на это, пусть выдумывают! — засмеялся Сослан и встал.’ [Таказов


1992, 242].

При употреблении в предложении с частицей уадз основного глагола в форме


конъюнктива с отрицанием все предложение приобретает значение пожелания. Например:

(53) Уадз æмæ ма ба-зон-а мæ фыд-ы


позволять.IMP.2SG и NEG PREF-знать.PRS-CONJ.3SG POSS.1SG отец-GEN
сæфт-ы хабар
гибель-GEN новость
‘Хоть бы он / она не узнал/а о гибели моего отца’ [Мах дуг, № 6, 2002, стр. 39]

При неодушевленном субъекте и глаголом неконтролируемого действия частица уадз


‘пусть’ и глагол в форме конъюнктива передают значение желания говорящего
(употребление частицы уадз в данном случае обязательно). Например:

(54) Уадз алы хатт-дæр уа / уæд хур


позволять.IMP.2SG каждый раз-FOC быть.CONJ.3SG быть.IMP.3SG солнце
‘Пусть всегда будет солнце’.

Заметим, что если при употреблении основного глагола в форме императива значение
разрешения или допущения может передаваться без частицы уадз ‘пусть’ (см. раздел
28
1.3.4), то при постановке основного глагола в форму конъюнктива употребление частицы
уадз становится обязательным. Таким образом, в последнем случае значение разрешения и
допущения передается частицей уадз ‘пусть’, а не конъюнктивом.

2.2.2. Повеление, пожелание и фактитивный оптатив


В грамматиках и отдельных исследованиях конъюнктива отмечается, что конъюнктив
может выражать значение повеления. Однако данные, собранные мной в результате
работы с информантами, показывают, что в современном осетинском языке формы
конъюнктива второго и третьего лица 17 , употребляясь в простом предложении, могут
передавать только близкое к императиву значение пожелания говорящего и частное
значение пожелания — фактитивный оптатив. Основное различие между оптативными
высказываниями и повелительными заключается в контролируемости действия: в случае
оптатива говорящий не контролирует действие, в случае императива — контролирует, ср.
(55)–(57).

(55) Хетæг хорз ахуыр кæн-ай


Хетаг хорошо учеба делать.PRS-CONJ.2SG
‘Хетаг, учись хорошо’ (пожелание).

(56) Аслан с-кæн дæ урок-тæ


Аслан PREF-делать.IMP.2SG POSS.2SG урок-PL.NOM
‘Аслан, делай уроки!’ (повеление).

(57) *Аслан с-кæн-ай дæ урок-тæ


Аслан PREF-делать.PRS-СONJ.2SG POSS.2SG урок-PL.NOM

Формы конъюнктива используются также для выражения частного случая


пожелания — фактитивного или перформативного оптатива. В первом лице конъюнктив
является единственным способом выражения значения фактитивного оптатива (58)–(59).
В других лицах фактитивный оптатив, главным образом, выражается с помощью форм
императива (примеры см. в разделе 1.6.4), однако употребление форм конъюнктива также
возможно. Хотя в третьем лице обнаружено достаточно примеров употребления
конъюнктива в значении фактитивного оптатива (60)–(61), во втором лице в данном

17
Как уже было оговорено выше, формы первого лица, употребляющиеся в значении повеления, в
настоящей работе включаются в парадигму императива.

29
значении конъюнктив употребляется очень редко (в монографии М. И. Исаева [1964],
изобилующей формулами благословений и проклятий, я не обнаружил ни одного
примера; в работе [Бесолова 2007] — только один пример (62); при работе с
информантами также был получен только один пример (63)).

(58) Æз а-мæл-он кæд уый раст нæ у


я PREF-умирать.PRS-CONJ.1SG если он правильный NEG быть.PRS.3SG
‘Чтоб я умер, если это не так’.

(59) уадз мах а-мæл-æм


позволять.IMP.2SG мы PREF-умирать.PRS-CONJ.1PL

‘Пусть мы умрем’ [Бесолова 2007, 118].

(60) Хуыцау дæ ахæм амонд ратт-æд æмæ дын


Бог 2SG.ENCL.GEN такой счастье давать.PRS-IMP.3SG и 2SG.ENCL.DAT
лæппу ра-йгуыр-а
мальчик PREF-рождаться.PRS-CONJ.3SG

‘Бог пусть тебя благословит и в твоем доме родится сын’.

(61) Уадз алы хатт-дæр уый амондджын уа


позволять.IMP.2SG каждый раз-FOC он счастливый быть.CONJ.3SG
‘Пусть он всегда будет счастлив’.

(62) бын ба-у-ай


дно PREF-быть.PRS-CONJ.2SG

‘Чтоб ты разорился, сгинул, исчез с лица земли, осиротел’ [Бесолова 2007, 116].

(63) Уадз алы хатт-дæр ды амондджын уай


позволять.IMP.2SG каждый раз-FOC ты счастливый быть.CONJ.2SG
‘Пусть ты всегда будешь счастлив’.

Таким образом, хотя конъюнктив и может употребляться в повелительных


высказываниях, самостоятельно это наклонение в осетинском языке не способно
передавать значение повеления. Однако конъюнктив может выражать близкое к
повелению значение пожелания.

30
3. Причастие на -гæ
В грамматиках осетинского языка (например, [Абаев 1959, 66]) утверждается, что
причастие на -гæ, образующееся от основы настоящего времени с помощью суффикса -гæ,
может самостоятельно выражать значение повеления. Например:

Зар-ын (петь.PRS-INF) ‘петь’ — зар-гæ (петь.PRS-PART) ‘пой!’

В грамматиках отмечается, что к форме на -гæ возможно присоединение


императивного окончания 2PL -ут:

зар-гæ-ут (петь.PRS-PART-IMP.2PL) ‘пойте!’

Настоящее исследование показывает, что к причастию на -гæ невозможно


присоединение императивных окончаний третьего или первого лица; невозможно
употребление в императивном значении причастия на -гæ, образованного от превербного
глагола; невозможно употребление причастия на -гæ в императивном значении вместе с
отрицанием.

Первое и третье лицо императива


*Зар-гæ-æд (петь.PRS-PART-IMP.3SG) ‘пусть он поет’
*Зар-гæ-æнт (петь.PRS-PART-IMP.3PL) ‘пусть они поют’
*Зар-гæ-он (петь.PRS-PART-IMP.1SG) ‘попою-ка я’

Превербный глагол
*c-бад-гæ (PREF-сидеть.PRS-PART) ожидаемый перевод — ‘сядь’

Отрицание
*ма зар-гæ-ут (NEG петь.PRS-PART-2PL).

При отрицании, в первом или третьем лице, а также в случае превербного глагола у
форм на -гæ обязательно появляется вспомогательный глагол кæнын ‘делать’, к которому
и присоединяется отрицание, показатели первого или третьего лица или преверб.
Например:

31
(64) Зар-гæ кæн-æд
петь.PRS-PART делать.PRS-IMP.3SG
‘Пусть он поет’.

(65) Табуафси бад-гæ нæм с-кæн


пожалуйста сидеть.PRS-PART 1PL.ENCL.ALL PREF-делать.IMP.2SG

‘Пожалуйста, сядь к нам’ [Гусалты Б. Тугдар æмæ тугагур. Владикавказ, 2003,


c. 257].
(66) Зар-гæ ма кæн-ут
петь.PRS-PART NEG делать.PRS-IMP.2PL
‘Не пойте’.

В случае положительной формы императива второго лица, образованного от


беспревербного глагола, вспомогательный глагол кæнын ‘делать’ также может
факультативно употребляться. Например:

(67) Зар-гæ [кæн]


петь.PRS-PART делать.IMP.2SG
‘Пой!’

(68) Зар-гæ [кæн]-ут


петь.PRS-PART делать.IMP-2PL
‘Пойте!’

Приведенные примеры свидетельствуют о том, что причастия на -гæ не являются


отдельным способом выражения императива, а представляют собой словосочетание из
формы на -гæ и вспомогательного глагола кæнын в форме императива, который может при
некоторых условиях опускаться. В данном случае такими условиями являются второе
лицо, беспревербный глагол и отсутствие отрицания.

4. Заключение
В статье были рассмотрены основные случаи употребления императива в осетинском
языке, а также употребление конъюнктива и причастных форм на -гæ в повелительных и
близких к повелительным высказываниях. Было показано, что единственным способом
выражения повеления в осетинском языке является императив. Конъюнктив может
употребляться в повелительных предложениях, однако в этом случае обязательным

32
становится употребление частицы уадз, которая представляет собой форму императива
2SG от глагол уадзын ‘позволять’. Предполагается, что именно данная частица, а не формы
конъюнктива, выражает повеление. В статье было показано, что конъюнктив часто
выражает близкие к повелению значения пожелания, желания и фактитивного оптатива. Я
также показал, что вопреки общепринятому в осетиноведении мнению, причастные
формы на -гæ не являются отдельным способом выражения повеления в осетинском
языке. В случае употребления причастий на -гæ в повелительных высказываниях они на
самом деле представляют собой глагольные словосочетания (причастие на -гæ +
вспомогательный глагол кæнын ‘делать’) с опущенным вспомогательным глаголом в
форме императива, который при определенных условиях обязательно восстанавливается.

33
Список условных сокращений

ABL — аблатив;
ALL — аллатив;
COM — комитатив;
CON — конатив
CONJ — конъюнктив;
CONTR — контрастивная частица;
CNTRF — контрфактив;
DAT — датив;
EMPH — эмфатическая частица;
ENCL — энклитическое местоимение;
EQU — экватив;
EXT — экзистенциальная связка;
FOC — фокус;
FUT — будущее;
GEN — генитив;
IMP — императив;
INESS — инессив;
INF — инфинитив;
NEG — отрицание;
NMLZ — номинализация;
NOM — номинатив;
OPT — оптатив;
PART — причастие;
PL — множественное число;
POSS — посессивность;
PREF — преверб;
PRS — настоящее;
PRTCL — частица;
PST — прошедшее;
SG — единственное число;
SUPER — суперэссив;
TR — переходность

34
Список литературы

Абаев В. И. Историко-этимологический словарь осетинского языка. Том I. — М.–Л:


Издательство Академии Наук СССР, 1958. — 655 c.
Абаев В. И. Грамматический очерк осетинского языка. — Орджоникидзе: Северо-
Осетинское книжное издательство, 1959. — 168 с.
Ахвледиани Г.С. (ред.). Грамматика осетинского языка. Т. I. Фонетика и
морфология. — Орджоникидзе, 1963. — 368 с.
Багаев Н. К. Современный осетинский язык. Часть I (фонетика и морфология). —
Орджоникидзе, 1965. — 487 с.
Бенвенист Э. Очерки по осетинскому языку. — М.: Наука, 1965. — 167 с.
Бесолова Е. Б. Особенности ритуала и текста осетинских бранных формул и
проклятий // Известия Северо-Осетинского института гуманитарных и социальных
исследований им. В. И. Абаева ВНЦ РАН и правительства РСО-А, вып. 1 (40), 2007. —
С. 115–122.
Бирюлин Л. А., Храковский В. С. Повелительные предложения: проблемы теории //
Храковский В. С. (ред.). Типология императивных конструкций. — СПб: Наука, 1992. —
С. 5–49.
Выдрин А. П. О лексическо-синтаксических способах выражения реальных и
ирреальных значений (на материале осетинского языка) // Известия Северо-Осетинского
института гуманитарных и социальных исследований им. В. И. Абаева ВНЦ РАН и
правительства РСО-А. — Том 42, вып. 3, 2009. — С. 171–182.
Гагкаев К. Е. Очерки грамматики осетинского языка. — Дзауджикау: Севосгиз,
1952. — 116 с.
Гусев В. Ю. Неспециализированные формы в функции императива // Ю. А. Ландер,
В. А. Плунгян, А. Ю. Урманчиева (ред.). Исследования по теории грамматики. Вып. 3.
Ирреалис и ирреальность. — М.: Гнозис, 2004. — С. 385–413.
Гусев В. Ю. Типология специализированных глагольных форм императива. Дисс. …
канд. филол. наук. М., 2005. — 297 с.
Гусев В. Ю. Типология нерегулярных императивных форм // Вопросы языкознания —
2005а, № 2. — С. 65–81.
Добрушина Н. Р. Анкета по нахско-дагестанскому оптативу и императиву. (рукопись).
Добрушина Н. Р. К типологии оптатива // Плунгян В. А. (ред.). Исследования по теории
грамматики, вып. 1: Глагольные категории. — М.: Русские словари, 2001. — С. 7–27.

35
Добрушина Н. Р. Семантическая зона оптатива в нахско-дагестанских языках //
Вопросы языкознания — 2009, № 5. — С. 48–75.
Исаев М. И. Очерки по фразеологии осетинского языка. — Орджоникидзе, 1964. —
104 с.
Исаев М. И. Осетинский язык // Расторгуева В. С. (отв. ред.) Основы иранского
языкознания. Новоиранские языки: восточная группа. — М.: Наука, 1987. — C. 537–643.
Исаченко А. В. К вопросу об императиве в русском языке // Русский язык в школе —
1957, № 6. — С. 7–14.
Камболов Т. Т. Очерк истории осетинского языка: учебное пособие для вузов. —
Владикавказ: Ир, 2006. — 463 с.
Корди Е. Е. Оптатив и императив во французском языке. — СПб: Нестор-История,
2009. — 220 с.
Козырева Т. З. О категории наклонения в осетинском языке // Известия Северо-
Осетинского научно-исследовательского института — 1956, т. 27. — С. 251–267.
Перцов Н. Б. К проблеме инварианта грамматического значения. II. Императив в
русском языке // Вопросы языкознания. — 1998, № 2. — С. 88–101.
Расторгуева В. С, Эдельман Д. И. Этимологический словарь иранских языков. Т. 1. — М.:
Восточная литература, 2000. — 327 с.
Таказов Х. А. Категория глагола в современном осетинском языке. Дисс. … док. филол.
наук. — М.: Институт языкознания РАН, 1992. — 348 с.
Техов Ф.Д. Выражение модальности в осетинском языке. — Тбилиси: Мецниереба,
1970. — 194 c.
Токазов Х. А. Значение повелительного наклонения в осетинском языке // Проблемы
осетинского языкознания, вып. 1. — Орджоникидзе, 1984. — С. 106–119.
Фортейн Э. Полисемия императива в русском языке // Вопросы языкознания — 2008,
№ 1. — С. 3–24.
Храковский В. С. Повелительность // Теория функциональной грамматики.
Темпоральность. Модальность. — Л.: Наука, 1990. — С. 185–238.
Храковский В. C. Типология императивных конструкций. — СПб: Наука, 1992. — 301 с.
Храковский В. С. Типологическая анкета для описания повелительных конструкций //
Храковский В. С. (ред.). Типология императивных конструкций. — СПб: Наука, 1992а. —
С. 50–54.
Храковский В. С., Володин А. П. Семантика и типология императива. Русский
императив. — Л.: Наука, 1986. — 272 с. (2002 2-е издание).

36
Чёнг Дж. Очерки исторического развития осетинского вокализма. — Владикавказ—
Цхинвал: Издательско-полиграфическое предприятие им. В. Гассиева, 2008. — 496 с.
Thordarson F. Ossetic // Rudiger Schmitt (ed.). Compendium Linguarum Iranicarum. —
Wiesbaden: Reichert, 1989. — Pp. 456–479.
Thordarson F. Ossetic grammatical studies. (Sitzungsberichte der philosophisch-historischen
Klasse, Bd. 788, Veröffentlichungen zur Iranistik. Nr. 48). — Wien: Verlag der Österreichischen
Akademie der Wissenschaften, 2009.

37