Вы находитесь на странице: 1из 183

на правах рукописи

БОБОЕВА ЗАЙНУРА ХОМИТЖОНОВНА

Сопоставительный анализ сложносочиненных


предложений в таджикском и английском языках

Специльность: 10.02.20 – Сравнительно-историческое, типологическое и


сопоставительное языкознание

Диссертация
на соискание ученой степени кандидата филологических наук

научный руководитель: кандидат филологических наук,

профессор К.Усмонов

Душанбе - 2014
Оглавление

Введение……………………………………………….…………………………5

Глава 1. Теоретические аспекты проблемы сложносочиненных


предложений.

1.1. Сущностная характеристика сложносочиненных


предложений……………………………………………………………………..14

1.2. Основные признаки сложносочиненных предложений…………………21

1.3. Моносубъектные сложносочиненные предложения……………………45

1.4. О составе предикативных единиц ССП по цели


высказывания………………………………………………………….………..55

1.5. Сочинительные союзы в начале независимых предикативных


единиц…………………………………………………………………………..64
Глава 2. Сопоставительный анализ союзных ССП английского и
таджикского языков………………………………………………………….71
2.1. Сложносочиненные предложения с соединительными союзами в
английском и таджикском языках……………………………………………..72

2.1. Союз and и ва –у ………………………………………………………….72

2.2. Союз neither … nor………………………………………………………...78

2.3. Союз ҳам…ҳам ……………………………………………………………83

2.4. Союз not only ... but …….………………………………………………….86

2. 2. Сложносочиненные предложения с противительными союзами в


английском и таджикском языках………………………………………….….92

2.2.1. Союзы аммо, вале, лекин. ………………………………………………93

2.2.2. Союз yet………………………………………………………………….102

2.2.3. Союз still…………………………………………………………………103

2.2.4. Союз otherwise ………………………………………………………….103

2.2.5. Союз while ………………………………………………………………104

2.2.6. Союз whereas …………………………………………………………..105


2.2.7. Союз however …………………………………………………………..106

2.2.8. Союз nevertheless ………………………………………………………106

2.2.9. Союз бошад …………………………………………………………….107

2. 3. ССП с разделительными союзами в английском и таджикском


языках…………………………………………………………………………108

2.3.1. Союзы or и ё ……………………………………………………………108

2.3.2. Союз either … or………………………………………………………..112

2.3.3. Союзы ё ки, ё ин ки…….………………………………………………114

2. 4. Сложносочиненные предложения с причинно-следственными союзами


в английском и таджикском языках………………………………………….116

2.4.1. О статусе союза for и его таджикского эквивалента…………………118

2.4.2. ССП с причинно-следственным отношением в таджикском языке и их


эквиваленты в английском языке…………………………………………….122

Глава 3. Сопоставительный анализ бессоюзных сложносочиненных


предложений английского и таджикского языков……………………..127

3.1. Средства связи в БССП…………………………………………………..131

3.1.1. Соотношение видо-временного и модального планов БССП………131

3.1.2. Структурный параллелизм…………………………………………….133

3.1.3. БССП с эллиптической структурой……………………………………133

3.1.4. Порядок слов……………………………………………………………134

3.1.5. Анафорические и катафорические отношения между предикативными


компонентами………………………………………………………………….136

3.1.6. Наличие общего детерминанта………………………………………..137

3.1.7. Лексический повтор……………………………………………………138

3.1.8. Синонимичные и антонимичные отношения…………………………138

3.1.9. Наличие общих сем и ассоциативные связи…………………………..139

3.1.10. Порядок следования частей БССП……………………………………140


3.2. Логико-семантические отношения между предикативными
компонентами…………………………………………………………………142

3.2.1. Ситуативно-нарративные отношения…………………………………143

3.2.2. Сопоставительно-противительные отношения……………………….144

3.2.3 Причинно-следственные отношения…………………………………..145

3.2.4. Объяснительные отношения……………………………………………146

3.2.5. Отношения включения…………………………………………………147

3.2.6. Изъяснительные отношения……………………………………………148

3.2.7. Мотивационные отношения. …………………………………………..149

Заключение……………………………………………………………………153

Библиография………………………….………………………………………162

Список источников иллюстративного материала. ….………………………174


Введение

Актуальность темы. Проблема сложносочиненного предложения


(далее ССП) относится к числу сравнительно нового направления
исследования в лингвистике. Изучение этого синтаксического явления
началось в 40-х годах двадцатого века. Пионером изучения
сложносочиненного предложения английского языка, по нашим данным,
является член-корр. АН СССР В.Н. Ярцева, которая посвятила свой труд
данной теме ещё в 1940 году. Интерес к данной теме возрос в основном в 50-
е годы двадцатого века. Этой проблематике посвятили свои исследования
русисты - Н.С. Поспелов [94, 1950], И.А.Попова [93, 1950], Н.М.
Александров [1, 1954], Н.В. Кирпичникова [61, 1954], В.В. Виноградов [28,
1955], В.А.Степанов [110, 1957], И.А. Василенко [25, 1958], С.П.Балашова [8,
1958], А.М. Пешковский [91, 1959], англисты – Л.П. Зайцева [43, 1951], Н.А.
Кобрина [63, 1953], Ю.Н. Власова [29, 1954], И.П.Конькова [65, 1954],
С.Н.Сахарова [105, 1956], Л.С. Бархударов и Г.В. Колшанский [12, 1956],
О.В.Каминская [55, 1956], С.П.Балашова [8, 1958], Т.И. Поздранкова [92,
1958].
В таджиковедении первыми обратили свое внимание на проблему
сложносочиненных предложений известные лингвисты Ш. Ниёзи [87, 1952],
Н.Масуми [79, 1959] и Р. Набиева [84, 1957].
В 60-е годы интерес к данной теме, очевидно, несколько спал. Свои
исследования по ССП проводили русисты С.Г.Ильенко [49, 1961],
Ю.Р.Гепнер [31, 1963], Н.Н.Холодов [121, 1965], Н.М.Васильева [26, 1967],
Н.И.Формановская [119, 1967], С.Е.Крючков и Л.Ю.Максимов [69, 1969],
В.А. Белошапкова [14, 1965], Н.М. Киселёва [62, 1967], Д.Я. Вальтер [23,
1961]; англисты - В.И. Жельвис [41, 1963], Л.Л. Иофик [51, 1965], И.П.
Конькова [66, 1969], С.Г. Ахматова [5, 1963], S. Dik [139, 1968],
В 60-е годы по ССП написал две статьи Х. Каххоров [59, 1963].
Некоторые сведения по предложениям данного типа приводятся во второй
части учебника таджикского языка для вузов, изданного в 1963 году.
В 70-х и 80-х годы обратили своё внимание на данную проблематику
русисты - Н.В.Орлова [88, 1970], А.Г. Поспелова [96, 1972], А.Ф. Кулагин
[70, 1974], Е.В. Макаренко [75, 1975], В.П. Ипеева [52, 1977], И.Н.
Кручинина [67, 1988], И.В. Антипина [3, 1988], В.А. Белошапкова [15, 1971],
А.А. Бронская [22, 1975], Н.Н. Холодов [122, 1977], Н.И. Белунова [17, 1977],
В.А. Зыкова [46, 1988]; англисты – Ю.А. Ливицкий [71, 1984], Н.П. Романова
[101, 1980], Е.А. Васильченко [27, 1989], Ж.А.Микаелян [81, 1978], Т.Б.
Фастовская [118, 1988], В.А. Дмитренко [39, 1989], И. Ю. Даригинавичене
[37, 1987] и др. Посвящены этой теме также многочисленные статьи.
В эти годы данную проблему исследовали таджиковеды А.
Эшонджонов [132, 1974], Ш.Рустамов [104, 1979], докторскую диссертацию
изучению таджикского паратаксиса посвятил известный лингвист, профессор
Ф.К. Зикрияев [44, 1986]. Некоторые сведения о сложносочиненных
предложениях таджикского языка даются также в академической грамматике
таджикского языка [32, 1989].
Из работ по паратаксису последних двадцати лет наиболее известные
работы русистов - И.А. Шарковой [124, 2007], Н.В. Перышевой [90, 2002],
А.Г. Швец [127, 2006], Т.А. Данилевская [36, 2008], Т. А. Стародубовой
[109, 2009], М.В. Волощенко [30, 2010], Л.В. Шубб [128, 2000], И.Ю.
Наумовой [85, 1995], Н.В. Трубачевой [114, 2009]; англисты – О.С.
Тимченко [112, 2009], Т.В. Панкратовой [89, 2007]. Для таджиковедения за
последние 20-25 лет характерен некоторый спад.
Что касается сопоставительного изучения таджикского и английского
паратаксиса, то в Таджикистане, по нашим данным, не проведена
исследовательская работа в этой области. В монографии профессора М.Б.
Шахобовой [125, 1985] также дается сопоставительная интерпретация
английского и таджикского паратаксиса. В 2013 году была опубликована
совместная работа профессора Ф.К. Зикрияева и М.Рахмоновой [45], в
которой на основе примеров из двух языков дается сравнительно-
сопоставительный анализ таджикского паратаксиса. Исходя из этого, можно
утверждать, что ССП английского и таджикского языков нуждаются в
специальном исследовании.
Ознакомление с вышеуказанными работами русистов и англистов
свидетельствует о том, что проблема паратаксиса изучена в этих языках
глубоко и всесторонне. Нам представляется, что на материале русского языка
паратаксис исследован более детально, чем в английском языке. Однако
некоторые аспекты данной проблемы в виду их спорности нуждаются в
дополнительном исследовании. Сюда относятся такие вопросы как критерии
разграничения между паратаксисом и гипотаксисом в бессоюзных сложных
предложениях, логико-семантические отношения между предикативными
компонентами ССП, синтаксические образования с одним подлежащим и
несколькими предикатами, статус независимых простых предложений,
начинающихся с сочинительного союза, предикативность в структуре
простого и сложного предложения, место синтаксических образований,
состоящих из абсолютной причастной конструкции. Большинство из этих
аспектов ССП относится к таджикскому языку. Кроме того, в более глубоком
исследовании нуждаются пропозиционные и экстралингвистические основы
паратаксиса вообще.
Таким образом, потребность обращения к вышеуказанным аспектам
английского и особенно таджикского языка, а также отсутствие
сравнительно-сопоставительного материала по паратаксису английского и
таджикского языков для нужд практики преподавания английского языка в
таджикской школе и для практики перевода обосновывают актуальность
выбора темы нашего исследования.
Объект исследования. В качестве объекта исследования выступают
сложносочиненные предложения английского и таджикского языков.
Предмет изучения диссертации. В качестве предмета изучения
выступают некоторые теоретические аспекты ССП, а также структуры
союзных и бессоюзных ССП и логико-семантические отношения между их
предикативными конструкциями.
Степень изученности проблемы в научной литературе. За последние
двадцать лет интерес к паратаксису не утрачен, наоборот он стал более
интенсивным. Русистика и англистика достигла больших достигли больших
достижений в изучении частных вопросов паратаксиса в виде
многочисленных монографий, диссертационных работ, статей и т.д.
Что касается таджикского языкознания, то можно отметить наиболее
значимые работы в исследовании ССП докторскую диссертацию
Ф.К.Зикриёева «Сложносочиненные предложения таджикского языка», его
монографию «Структурно-семантические особенности таджикского
паратаксиса» (1986), «Сложносочиненные предложения в разносистемных
языках» (в соавторстве, 2013). Отдельные сведения по ССП приводятся в
академической «грамматике таджикского языка» (1989). Фрагментарно такие
синтаксические конструкции рассматривались в монографии М.Б.
Шахобовой «Опыт сопоставительного исследования строя таджикского и
английского языков» (1985), в статьях А.Эшонджонова (1973, 1974).
Цель работы. В диссертации ставится цель раскрыть некоторые
недостаточно осознанные аспекты ССП в английском, и в особенности в
таджикском языке, а также представить сопоставительную интерпретацию
сложносочиненных предложений указанных языков.
В связи с поставленной целью в работе будут решаться следующие
задачи:
1) выяснить ведущие признаки ССП;
2) определить основные психолингвистические и
экстралингвистические факторы функционирования ССП;
3) охарактеризовать категорию предикативности в простом и в ССП;
4) указать место синтаксических образований таджикского языка,
которые состоят из абсолютной причастно-деепричастной
конструкции и независимой предикативной конструкции;
5) выяснить синтаксический статус предложений обоих языков с
двумя или более сказуемыми, имеющими свои комплементы при
одном подлежащем;
6) определить статус независимых простых предложений обоих
языков, начинающихся с сочинительного союза;
7) охарактеризовать функции сочинительных союзов в паратаксисе
английского и таджикского языков;
8) описать логико-синтаксические отношения, выражаемые при
помощи сочинительных союзов обоих языков в сочетании с
лексическими компонентами состава предикативных конструкций;
9) раскрыть особенности бессоюзных сложносочиненных
предложений (БССП) в английском и таджикском языках;
10) интерпретировать основные грамматические и лексико-
грамматические средства связи между
предикативными конструкциями БССП;
11) определить основные логико-семантические отношения между
предикативными конструкциями состава БССП;
12) дать классификацию предикативных единиц ССП по цели
высказывания.
Теоретическая база исследования. Теоретической базой данного
исследования послужили труды таких известных ученых, как В.В.
Виноградов [28], В.Г. Белошапкова [14], В.Н. Ярцева [133], Н.С. Поспелов
[94] , Б.А. Ильиш [146], Л.С. Бархударов [10], М.Я. Блох [137], Н. Масуми
[78], Ф.К. Зикрияев [44], И.П. Конькова [66], Н.К. Ирсалиева [53], М.В.
Волощенко [30], В.П. Ипеева [52], Т.В. Панкратова [89] и другие.
Значительную помощь в написании работы оказали диссертационные
исследования англистов Л.П. Джепко [38], Е.А. Васильченко [27], Ж.А.
Микаелян [81], Т.Б. Фастовской [118], В.А. Дмитренко [39] , Ю.Н.Власовой
[29] , Л.Л. Иофик [51] и другие.
Методы исследования. В работе использованы приемы
сопоставительного и типологического языкознания. При этом материал
каждого из сопоставляемых языков подвергается анализу с точки зрения его
системы. Наряду с этим, материалы рассматриваются с точки зрения системы
первого языка во втором и наоборот.
Также применялся метод наблюдения, использовались также
элементами трансформационного метода при анализе эллиптических ССП.
Научная новизна исследования. В работе расширяются знания об
основных признаках ССП, связанных с психолингвистическими и
экстралингвистическими факторами. Приводятся дополнительные аргументы
в пользу дифференциации предикативности в структуре простого и ССП. В
таджикском языке на основе убедительных доводов определяется статус
предикативных конструкций, определяемых абсолютными причастно-
деепричастными конструкциями.
Указывается на необходимость выделения особого типа
сложносочиненных предложений, состоящих из одного подлежащего и двух
или более сказуемых со своими комплементами. Им даётся название
«эллиптические сложносочиненные предложения».
Выдвигается гипотеза о вычленении особого типа простых
предложений, начинающихся с сочинительного союза. Они называются
обособленными предикативными единицами, а не присоединительными
конструкциями, как это встречается в работах отдельных ученых.
На материале таджикского языка впервые дается классификация
предикативных конструкций ССП по цели высказывания.
Впервые выявляются соответствие и несоответствие в системе
сочинительных союзов английского и таджикского языков, а также логико-
семантические отношения между предикативными конструкциями состава
союзных ССП.
Впервые в таджиковедении проводится сопоставительная
интерпретация средств связи между предикативными компонентами БССП
таджикского и английского языков.
На защиту выносятся следующие положения:
1. В психологической основе ССП лежат две или более
взаимосвязанные пропозиции. В основе таких пропозиций лежит
описываемая экстралингвистическая ситуация, состоящая из двух или более
сегментов, связанных определенными отношениями.
2. Предикативность в ССП отличается от предикативности в простом
предложении тем, что в простом предложении содержание высказывания
связано с одним временным и модальным планом, а в ССП временной и
модальный планы составляющих его частей могут быть однородными или
разнородными. Кроме того, компонент лица предикативности связан с двумя
или более предметами, действующими раздельно; возможны и случаи
отнесённости предикативных признаков к одному или более лицам,
действующим совместно.
3. Предложения с одним субъектом и двумя или более предикатами
следует считать сложносочиненными.
4. Структурный состав ССП может состоять от двух до семи пар
простых предложений с различными по цели высказывания.
5. В таджикском языке сочетание абсолютной причастно-
деепричастной конструкции с независимой предикативной конструкцией
следует считать не ССП, а простым предложением, так как в указанной
конструкции отсутствует грамматическое выражение компонентов лица,
времени и модальности категории предикативности.
6. В таджикском языке число союзов и союзных слов больше, чем в
английском языке. Структуры ССП в сопоставляемых языках во многом
различаются, но логико-семантические отношения, выражаемые
посредством союзов и лексического компонента состава предикативных
конструкций, почти полностью совпадают, что лишний раз свидетельствует
об общности логики мышления народов, говорящих на разных языках.
7. В БССП нельзя говорить о пропуске союза. Они представляют
особый тип ССП, обладающих своей стилистической функцией.
8. Число грамматических и лексико-грамматических средств связи в
таджикском языке чуть больше, чем в английском. Эти средства вместе с
лексическим компонентом состава БССП служат для выражения семи типов
логико-семантических отношений.
9. В структурном плане между ССП сопоставляемых языков
обнаруживается больше алломорфизма, тогда как в содержательном плане
обнаруживается больше изоморфизма.
Теоретическая значимость работы. Определяется тем, что в ней
определены логико-семантические отношения между предикативными
компонентами ССП, синтаксические конструкции с одним подлежащим и
двумя или более сказуемыми, установлен статус изолированных простых
предложений. В данной работе впервые представлен опыт всестороннего
комплексного описания ССП, который может быть использован при
исследовании других типов сложных синтаксических конструкций.
Практическая значимость работы. Данное исследование послужит
ценным материалом в процессе обучения английскому языку в таджико-
язычной аудитории. Полученные результаты могут быть применены и в
практике перевода с английского языка на таджикский язык, ибо число ССП
в английских текстах научной и политической направленности велико, не
говоря уже о месте ССП в произведениях художественной литературы.
Материалы данного исследования могут быть использованы в процессе
чтения теоретического курса «Сравнительная типология английского и
таджикского языков» в вузах Республики Таджикистан, а также при
написании дипломных и курсовых работ студентами, получающими
специальность «Английский язык».
Апробация работы. Основные положения диссертации доложены на
ежегодных традиционных научных конференциях ученых и аспирантов
Худжандского государственного университета имени академика Б. Гафурова
(2010- 2013) на научно-теоретических семинарах межфакультетской
кафедры иностранных языков ХГУ имени академика Б.Гафурова в 2011, 2012
и 2013 годах; по теме диссертации написаны четыре статьи, опубликованные
в различных изданиях республики, в том числе три - в журналах,
зарегистрированных ВАК Российской Федерации. Обсуждение
диссертационной работы было 29 ноября 2013 года, под протоколом № 4 на
кафедре английской филологии Российско-Таджикского (славянского)
университета.
Структура работы. Диссертационное исследование состоит из
введения, трех глав, заключения, библиографии и списка источников
фактологического материала.
Во введении обосновывается актуальность выбора темы исследования,
определяется его цель и задачи, констатируются положения, выносимые на
защиту, методы исследования, а также теоретическая и практическая
значимость работы.
Первая глава посвящена изучению четырех теоретических проблем
паратаксиса.
Во второй главе определяется статус сочинительных союзов в
структуре ССП английского и таджикского языков. Здесь также
характеризуются основные логико-семантические отношения между
предикативными конструкциями состава союзных ССП.
В третьей главе интерпретируются основные признаки БССП, средства
связи и логико-семантические отношения между предикативными
конструкциями состава БССП.
В заключение работы подводятся итоги исследования.
Библиография включает 158 единиц научной литературы.
Глава 1
Теоретические аспекты проблемы сложносочиненных предложений

1.1. Сущности сложносочиненных предложений

Человек своим языком выражает отраженную в его сознании


материальную действительность или же свой внутренний мир. Материальная
действительность – это экстралингвистический континуум, под которым
понимаются предметы, явления, процессы и состояния материального мира.
Между этими сегментами обнаруживается бесконечное многообразие
взаимозависимостей, а также различные типы отношений, которые в свою
очередь, отличаются большим разнообразием. Этот континуум через
сознание носителей языка расщепляется на «клубки», под которыми следует
понимать отдельные ситуации, которые вербально реализуются человеком
посредством единиц языка. Описываемое ситуативное условие
материального мира может выражаться одним высказыванием либо двумя
или более предикативными единицами. Маккаи Мукаррама!
(Ф.Муњаммадиев, 254) - (Священная Мекка!). Warm weather!
(Ch.Dickens, American Notes, 84).
В таджикском примере подразумевается ситуация посещения Мекки
паломниками. Здесь одним предложением эмоционально выражено
восхищение паломников при первичном знакомстве с этим святым для
мусульман местом.
В английском примере описание природы заключено в одном
предложении. Данное высказывание выражает наслаждение говорящего
даром природы – тёплым днём.
Экстралингвистическая ситуация часто находит свое описание
несколькими предложениями. Эти конструкции могут состоять не только из
отдельных предложений, но и комбинаций двух или более предикативных
конструкций, о чем свидетельствуют следующие примеры из
сопоставляемых языков.
1) Дашти Доробї. Дар як љои ин дашт чашмае пайдо
шудааст, ки оби он монанди ашки чашми зањматкашони
давраи амирї қатра-қатра мечакад. Аз он чашма канортар
бародарони сахтињо озмуда гулхане афрўхта, давра гирифта
буданд. (М. Наљмиддинов, 40). - Степь Дороби. Где-то в этой
степи появился источник, вода которого капает как слезы
трудяг эмирского времени. В сторонке от этого источника
испытавшие тяготы братья разожгли костер и сидели в
узком кругу. (М. Наджмиддинов, 40).
One day, during my stay in New York, I paid a visit to the different public
institutions on Long Island, or Rhode Island: I forget which. One of them is a
Lunatic Asylum. The building is handsome; and is remarkable for a spacious and
elegant staircase. The whole structure is not yet finished, but it is already one of
considerable size and extent, and is capable of accommodating a very large
number of patients.(Ch. Dickens, American Notes, 96).
Таджикский пример, приводящий описание одной из таджикских
степей под названием Дороби, состоит из одного номинативного и двух
простых предложений. В номинативном предложении имеется одна
предикативная конструкция, а во втором предложении – их две.
В английском примере Ч.Диккенс дает описание одно общественное
учреждение. В приведенной иллюстрации имеются шесть предложений,
которые состоят из одной номинативной, и из двух предикативных
конструкций.
В лингвистической литературе и номинативные, и двусоставные
предложения называются простыми предложениями. Предложения же,
состоящие из двух или более предикативных групп, номинируются
сложными предложениями. В зависимости от грамматической и смысловой
спаянности предикативных групп сложные предложения разделяются на две
большие группы: сложносочиненные и сложноподчиненные предложения.
Использование простых и сложных предложений носителем языка связанно,
очевидно, с двумя факторами. Первый фактор имеет психолингвистическую
основу, говорящий хочет при помощи простых предложений дать дискретное
описание каждого сегмента описываемой ситуации материальной
действительности. Например: Яке аз шабњои торики моњи љавзо
буд. Моњи ѓалатхўрда баъди хуфтан баромад. Мўйсафед чун
мурѓи посўхта қароре надошт, олам ба назараш торикистон
метофт. Пилтаи чароѓи сиёњи тоќчаи айвон хира сўхта ўро
асабонї мекард. Занаш њам дар кунљ нишаста фиќ-фиќ
мегиристу чизе медўхт. Зављаи Мањмадалї ба сафи
босмачињо гузаштани шавњарашро шунида ба хонаи
падараш рафта буд. Мўйсафед њар шаб то дер хоб нарафта,
умедвор менишаст, ки эњтимол писараш занашро пазмон
шуда ба хона биёяд; вай ўро дошта адаб меомўзонад. Ба
дили мўйсафед њељ чиз намефорид: на садои љоришавии
оби даруни хона, на садои чир-чиракњову ак-аки сагони
дења. Ўро њисси тарсу вањм зер мекард. Аз бехобї ва ору
номус асабњояш таранг буданд. Ин њолат бо одам дар
рўзњои сахттарин ѓаму ѓусса хўрдан ва худро ба даст
гирифта натавонистан рўй медињад.(М. Наљмиддинов, с.28-
29).
Sarie woke. She was suddenly alert. She had heard a sound in the kitchen. Lanny
stirred and turned his head to her. She put her hand on his mouth. They listened.
Footsteps moved across the kitchen. In a minute they would get to the dining room
door. Had Gert returned? She was petrified. The steps drew near. In a minute
now. Her arm went round Lanny’s neck. Desperate courage surged up in her. She
would protect him. (P.Ambarahams.The path of Thunder, 210).
В таджикском примере, кроме седьмого предложения, все остальные
предикативные группы целого абзаца являются монопредикативными.
В английском же примере все пятнадцать предложений целого абзаца
являются простыми. Эти простые предложения, хотя и выступают как
дискретные высказывания, между ними всё же ощущается определенная
смысловая связь, которая служит для описания целой экстралингвистической
ситуации.
Наряду с расчленением экстралингвистических ситуаций в сознании,
говорящий может в своем сознании интегрировать и соединять сегменты
экстралингвистических ситуаций и выразить их посредством ряда тесно
связанных предикативных конструкций, в результате чего его высказывание
приобретает полипредикативный характер. Например: Ваќти намоз,
њангоме ки муаззин ибораи «аллоњу акбар» - ро ба оњанги
кашоли суруди мотам такрор мекард, ба ман лањзае чунин
намуд, ки кайњо мурдаму дар он дунё дар таки дарвозаи
љањаннам ба навбати худ мунтазир истодам. Њазрати
Азроил ва Мункару Накир дар таки дарвозаи дўзах, дар
кабинете, ки љињозаш кабинетњои истинтоќкунии истапоро
ба ёд меорад, кадом як мусулмони бечораро ќин мекунанд.
(Ф.Муњаммадиев.Куллиёт, 201). - Во время намаза, когда муэдзин
протяжным голосом как траурную песню повторял фразу «аллоху акбар»,
мне на миг показалось, что я уже давно умер и на том свете стою перед
вратами ада и жду своей очереди. Пророк Азроил и ангелы Мункар и Накир
за этими воротами, в кабинете, обстановка которого напоминала
кабинеты для допросов гестапо, с пристрастием мучили какого-то бедного
мусульманина. (Ф.Мухаммадиев. Собр.соч., 201).
The fire leaped and threw shadows on the house, and the dry wood crackled and
snapped. The sky was almost dark now and the stars were out sharply. The gray
cat came out of the barn shed and trotted meowing toward the fire, but, nearly
there, it turned and went directly to one of the little piles of rabbit entrails on the
ground. It chewed and swallowed, and the entrails hung from its mouth.
(J.Steinbeck. The Grapes of Wrath, 79).
В этих описанных ситуациях на таджикском и английском языках,
текстовые абзацы состоят исключительно из ряда полипредикативных
образований, которые служат для выражения более тесных связей сегментов
изображенных экстралингвистических ситуаций.
Следует отметить, что описанный психолингвистический фактор носит
субъективный характер, ибо интеграция или расчленение элементов
описываемой ситуации зависит от воли или настроения говорящего лица.
Второй фактор имеет экстралингвистическую направленность. Как
известно, предметы и явления материального мира существуют в бесконечно
разнообразной зависимости, между ними имеются различные отношения, и
такие отношения представляет одну из форм реализации всеобщей
взаимосвязи предметов и процессов. Такая связь и отношения
обнаруживаются не только между предметами и явлениями в сфере
известной формы движения, но и между всеми их формами. Это значит, что
между элементами материи существует постоянная связь. Говорящий на
любом языке в процессе своей ежедневной коммуникативной потребности
избирает какой-либо предмет или явление в пространстве и времени,
сообщает или наводит справки не только о данном предмете или предметах,
но и о других предметах или явлениях, связанных с предметом сообщения.
Предметы и явления, включаемые в коммуникативный акт, могут
находиться в более тесных или менее тесных связях и отношениях. Нам
представляется, что более тесные и крепкие отношения между предметами и
явлениями, входящими в описываемую ситуацию, в языке находят своё
выражение путем сложных предложений, но когда связи и отношения между
сегментами описываемой ситуации являются слабыми, то говорящий
прибегает к употреблению простых предложений для описания каждого
сегмента экстралингвистических ситуаций. Например: 1) Хонаи Мирзо
Турсунзода. Дар рўи миз љомадон. Ў рахти сафар мебандад.
Зављааш дар дасташ чойники чой ва пиёла вориди хона
мешавад. (А. Сайфуллоев, 20). - Дом Мирзо Турсунзаде. На
столе чемодан. Он собирается в поездку. Его жена с
чайником и пиалой в руках входит в комнату. (А. Сайфуллоев,
20).
2) Њокимияти хонадони Сомонї аз соли 820-и мелодї оѓоз
меёбад, ки дар он сол чањор бародар-писарони Сомонхудот
Асад дар се вилояти Мовароуннањр ва як вилояти Хуросон ба
аморат расиданд: Нўњ дар Самарќанд, Ањмад дар Фарѓона,
Яњё дар Чоч (ё ки Шош, вилояти Тошканди њозира) ва
Устрўшон, Илёс аз дасти хонадони Сомонї рафт, дар се
вилояти боќї њар яке аз Њокимони Сомонї бештар аз 72 сол
насл ба насл феълан ба сари худ буд. (С.Улуѓзода. Пири
њакимони машриќзамин, 12). - Правление династии Саманидов
начинается с 820-го года нашей эры, в этом году четыре брата - сыновья
Сомонхудот Асада стали правителями трех областей Мавераннахра и в
одной области Хорасана: Нух в Самарканде, Ахмад в Фергане, Яхья в Чаче
(или Шаше, современной Ташкентской области) и Ильяс в Уструшане.
Когда правление династии Саманидов завершилось, в трех оставшихся
областях каждый из саманидских правителей властвовал 72 года из
поколения в поколение. (С.Улугзаде.Наставник мудрецов востока,12).
1) The long, painful day seemed unending. Minute followed minute with torturing
slowness. The morning sun seemed late coming up and lazily unwilling to move
westward. Shadows would not move. The hands of the clock crept at a snail’s
pace. The day was long, weary and unyielding in its unwillingness to go.
(P.Abrahams. The Path of Thunder, 302).
2) The journey from New York to Philadelphia is made by railroad, and two
ferries; and usually occupies between five and six hours. It was a fine evening
when we were passengers in the train; and watching the bright sunset from a little
window near the door by which we sat, my attention was attracted to a remarkable
appearance issuing from the windows of the gentlemen’s car immediately in front
of us. (Ch.Dickens.AmericanNotes, 101).
Как видно, в примерах, приведенных под номером один, каждый
участник описанных экстралингвистических ситуаций получил своё
языковое выражение в форме простых предложений. В примерах же под
номером два сегменты этих двух ситуаций из сопоставляемых языков нашли
своё выражение в языке посредством сложных предложений. Это означает,
что в первом случае связь между элементами описанных ситуаций очень
слабая, а в примерах под номером два предметы и явления, включенные в
экстралингвистическую ситуацию, нашли отражение в языках в форме
тесной взаимосвязи и взаимозависимости.
Таким образом, функционирование простых и сложных предложений в
тексте основывается на лингвистических и экстралингвистических условиях.
В одном случае компоненты описываемой ситуации находят свою
экспликацию в форме дискретных предикативных фигур, а в другом случае
они отражаются в языке в форме связанных или взаимосвязанных
предикативных групп. Это говорит о том, что употребление простых и
сложных предложений в потоке речи связано и с субъективными, и с
объективными причинами. Следовательно, эти два структурных типа
предложений являются закономерными для системы любого языка, в том
числе для английского и таджикского, хотя в индоевропеистике существуют
другие точки зрения, отвергающие функционирование сложносочиненных
предложений. В частности, профессор Л.Л. Иофик вместо
трихотомической системы предложений (простые, сложносочиненные,
сложноподчиненные) выдвигает два структурных типа предложений:
монопредикативные предложения и полипредикативные предложения.
Подобная трактовка отражает два частных значения категории
предикативности. В свою очередь, полипредикативные предложения она
разделяет на два типа на основе неоднотипности предикативных единиц
состава указанных предложений. Одна из предикативных единиц может быть
либо автономной, либо неавтономной. Если предикативные единицы
автономны, то они считаются равноправными, а в случае неавтономности
какой-то предикативной единицы это не позволяет ей отделиться как
самостоятельное предложение. [51, с.38].
Под термином «синтаксическая автономность и неавтономность
предикативных единиц» Л.Л. Иофик понимает сложносочиненные и
сложноподчиненные предложения. Думается, что замена одного термина
другим ничего нового не вносит в сущность понятия сложносочиненного и
сложноподчиненного предложения. Исходя из этого, в своей работе мы
придерживаемся традиционного взгляда на функционирование трех
структурных типов предложений: простого, сложносочиненного,
сложноподчиненного. Между этими тремя типами полипредикативных
предложений имеются существенные различия. Не касаясь этих различий,
мы считаем целесообразным остановиться на основных признаках
паратаксиса.
1.2. Основные признаки сложносочиненных предложений
Каждый класс языковых единиц обладает своим дифференциальным
признаком, в частности, слово характеризуется своей
цельнооформлённостью и своей номинативной функцией. Простое же
предложение обладает признаком коммуникативной направленности и
наличием в нём категории предикативности. У простого предложения
имеются главные и второстепенные члены.
Возникает вопрос, чем отличается сложносочиненное предложение от
простого и сложноподчиненного предложений. В многочисленных
лингвистических источниках говорится о том, что сложносочиненное
предложение – это сочетание двух или более независимых простых
предложений. В частности, в своей докторской диссертации Ю.А. Ливицкий
пишет: «ССП обладает определенной языковой формой: оно состоит от двух
независимых предложений, каждое из которых выражает утверждение
(отрицание) того или иного факта, ССП отличается тем, что оно всегда
выражает соутверждение двух взаимосвязанных фактов». [71, с.10].
М. В. Волощенко в своей кандидатской диссертации даёт почти такое
же определение ССП: «сложносочиненное предложение – это
грамматическое, интонационное и смысловое единство, состоящее из двух
предикативных единиц, соединенных сочинительными союзами и
грамматически не зависящих друг от друга, то есть находящихся в
отношении равноправия, равнозначности». [30, с.11]. Такого же мнения
придерживается И.А. Попова, которая пишет: «сочинение – это сочетание
предикативных единиц, образующих смысловое и структурно-семантическое
объединение, в котором каждая предикативная единица сохраняет свое
самостоятельное утверждение и тем самым соответствует отдельному акту
мысли ». [93, с.352]. Данное суждение выражено также представителями
английской научной грамматики - Е. Крейзингой [150, с.467], Дж. Кёрмом
[138, с.161], голландским ученым С.Диком [139, с.25]. Они утверждают
равноправность, независимость простых предложений (clauses) в
сложносочиненных предложениях.
В таджиковедении также встречаются аналогичное определение
сложносочиненных предложений. В частности, в академической грамматике
таджикского языка написано, что сложносочиненное предложение состоит из
двух или более простых предложений, объединённых определенными
грамматическими средствами на основе сочинительной связи. Оно выражает
временные, перечислительные, противительные, разделительные,
причинные, следственные, сравнительные, изъяснительные и тому подобные
грамматические отношения. Компоненты состава сложносочиненных
предложений являются сравнительно равноправными. Специфика
сочинительной связи проявляется в том, что каждое простое предложение
состава сложносочиненного предложения сохраняет возможность
самостоятельно выражать какую-то мысль. Они обеспечивают сравнительно
свободную возможность для выражения отдельных равноправных мыслей.
[32, с.7].
Наряду с такой трактовкой сущности сложносочиненных предложений,
в лингвистической литературе встречаются также и противоположные точки
зрения. В частности, Н.С. Поспелов ещё в 1950 году в сложносочиненном
предложении увидел связываемое, единое целое, части которого
взаимозависимы. [94, с. 336].
Специально исследуя сложносочиненное союзное предложение
современного английского языка, И.П. Конькова поддерживает указанную
мысль, но при этом вносит некоторые коррективы. Вот что она пишет:
«Между сочиняемыми предложениями осуществляется связь, которая
проявляется как в структурном, так и в лексико-грамматическом
оформлении. Части сложносочиненного предложения не могут быть
рассматриваемы как самостоятельные, независимые предложения. Выступая
в качестве компонентов сложносочиненного предложения, сочиняемые
предложения получают иное качество, иную заданность, иную форму по
сравнению с той, которою бы они имели, выступая как самостоятельные
предложения». [66, с.218].
Известный таджикский ученый Н. Масуми также говорит о
равноправии простых предложений состава ССП, которое он видит только во
внешнем облике таких предложений. Анализируя семантические отношения
между простыми предложениями состава ССП, он подчеркнул, что нельзя
говорить только о семантическом равноправии, неподчиненности связанных
между собой простых предложений, т.к. в грамматической структуре таких
предложений отражаются характер, семантика их межкомпонентных
отношений и характер их семантических взаимозависимостей. [78, с.301]. К
сожалению, это ценная мысль Н. Масуми осталась вне поля зрения
составителей указанной академической грамматики таджикского языка. Это
упущение исправил в своей монографии известный таджикский синтаксист,
профессор Ф.К. Зикрияев. Он в своей монографии даёт следующее
определение сложносочиненного предложения: «Основная функция
паратаксиса – диффузная передача значений - передача значений не как
дискретных единиц, а как связанных между собой, перетекающих друг в
друга». [44, с. 179].
Из этих двух определений паратаксиса более распространенным
является второе определение, так как зачастую простые предложения,
входящие в состав сложносочиненного предложения, не могут считаться по
структуре и содержанию полноценными простыми предложениями.
Например: 1) Рўи дарозаш сояњо пайдо карда буд ва ўро як
ќадар аз будаш калонсолтар карда нишон медод. (П.Толис.
Њикояњоидањсол, 37). - На его длинное лицо легла тень, из-за чего он
казался старше своих лет. (П.Толис. Рассказы десятилетия, 37).
2) Худам шарм доштам, гапњояш дуруст бошанд њам, ба
ростї, одам хиљолат мекашад. (Б. Насриддинов, Лолањои
кўњсор, 50). - Мне самому стало стыдно, хотя его слова были
правильными, но по правде, человек стесняется этого. (Б. Насриддинов,
Горные тюльпаны, 50).
В первом примере имеются две предикативные группы, связанные
посредством союза ва (и). Первая предикативная группа обладает
структурно-семантической полнотой, чего нельзя сказать по отношении
второй предикативной группы. В этом предложении отсутствует носитель
предикативного признака, выраженного сказуемым - нишон медод. Этим
субъектом является словоформа солњо (лет), которая стоит в первом
предложении и функционирует как прямое дополнение к сказуемому пайдо
карда буд. Поэтому вторую предикативную конструкцию «ўро як ќадар аз
будаш калонсолтар карда нишон медод», нельзя считать полноценным
простым предложением ни в структурном, ни в содержательном плане.
Во втором примере имеется сложносочиненное предложение,
состоящее из трех предикативных групп. Эти простые предложения в
структурном плане можно считать ординарными предложениями, однако в
содержательном плане они являются неполноценными простыми
предложениями. Эта неполноценность особенно ощущается во второй
предикативной группе «гапњояш дуруст бошанд њам», хотя данное
простое предложение состоит из подлежащего гапњояш (его слова) и
сказуемого дуруст бошанд (правельными). Содержательная
незаконченность данной предикативной единицы исходит из того, что
союзная частица њам (также) придаёт данному предложению значение
противительности, что, в свою очередь, требует второго компонента
противительного отношения. В качестве этого компонента выступает
предикативнаягруппа «одам хиљолат мекашад (человек
стесняется)», благодаря которой может приобретать содержательную
полноту предикативная группа с союзной частицей њам (также).
Такие факты можно нередко встретить и в английском языке, о чем
свидетельствуют следующие примеры. Например: 1) In three seconds it had
ended, but not as we thought. (H.R. Haggard, 60).
2) Many a rapid fortune has been made in this street, and many or no less rapid
ruin.(Ch. Dickens. American Notes, 86).
В первом примере сложносочиненное предложение состоит из двух
предикативных групп. Первая предикативная группа “in three second sit had
ended” является полноценным простым предложением и в структурном, и в
содержательном плане. Однако, второе простое предложение “but not as we
thought” не является полноценным простым предложением ни в
структурном, ни в содержательном аспекте. Поэтому оно не может
самостоятельно функционировать без предыдущей предикативной группы.
Эти пары примеров из сопоставляемых языков свидетельствуют о том,
что паратаксис - это не всегда сочетание двух независимых и полноправных
предложений. Поэтому прав профессор Л.С. Бархударов, когда он говорит,
что «выступая в составе сложного предложения, подлежащно-сказуемостная
структура, то есть простое предложение, сохраняет статическую
характеристику и изменяет или приобретает новую динамическую
характеристику, т.е. оно не теряет своих основных свойств, а просто
начинает выступать в новом качестве, какого оно не имело, выступая
самостоятельно». [10, с.141].
Исходя из этого, можно утверждать, что ССП - это не простая
комбинация двух или более независимых простых предложений, хотя
встречаются в ССП и случаи сочетания двух или более независимых в
структурном и содержательном планах простых предложений. Например:
Бањр њам аз талотум монд, чанги аз замин бардоштаи Бод
пас нишаста дуди тўдагаштаивулкан боз морпечона ба
тарафи осмон дароз шуд.(П.Толис,Њикояњои дањсол,17). -
Море перестало волноваться, поднятая с земли ветром пыль улеглась, и
скопившийся дым вулкана вновь потянулся к небу змеиными кольцами.
(П.Толис, Рассказыдесятилетия,17).
She has a pretty face and figure, her legs are just the right shape, you admire the
way she carries her head. (P.Abrahams, 193).
Сложносочиненные предложения такого структурного разряда на
первый взгляд кажутся состоящими из равноправных простых предложений.
Однако в смысловом плане они служат лишь для описания элементов одной
экстралингвистической ситуации. В таджикском примере описывается
ситуация после окончания урагана, а в английском примере даётся описание
внешнего вида женщины. Именно целостность описываемой ситуации
объединяет кажущиеся в структурном плане самостоятельными простые
предложения в единое смысловое целое, для чего и служат
сложносочиненные предложения указанного разряда.
Указанные свойства являются одним из ведущих признаков
сложносочиненных предложений.
Вторым свойством сложносочиненного предложения является
функционирование в его структуре особого типа предикативности. Данную
особенность ССП хорошо подметила Н.Ю.Шведова, которая пишет: «В связи
с тем в состав сложного предложения входят предикативные единицы,
каждая из которых характеризуется своей предикативностью, понятие
предикативности в отношении сложного предложения должно иметь иной
смысл, нежели в отношении простого предложения. Значение
предикативности, специфичное для простого предложения, неприменимо к
сложным предложениям в целом, поскольку основное назначение последнего
заключается в выражении отношений между теми явлениями или событиями
(= предикативностями), которые представлены в его компонентах». [126,
с.320]. В связи с этим целесообразно кратко остановиться на проблеме
категории предикативности и особенности её проявления в структуре ССП,
ибо данная синтаксическая категория только упоминается в работах
таджиковедов, но её сущность и способы выражения не раскрываются. В
связи с этим иногда допускаются неточности, связанные с включением
причастно-деепричастных оборотов в состав одного из предикативных
компонентов ССП.
В таджиковедении до сих пор ведется научная полимика вокруг статуса
и природы одной синтаксической конструкции, которая содержит как бы
подлежащее и сказуемое, но это псевдосказуемое выражено неличной
формой глагола - причастием предшествования типа «ёфта», «гуфта»,
«хонда истода» и т.д.
Дар тамоми ин асарњо њаёту муборизаи халќњои Осиёи
Миёна дар арафаи революция ва солњои аввали Њокимияти
Советї инъикос ёфта, мавзўи ягонагии миллию
интернасионалї ба таври бадеї тањќиќ шудааст. (Њаёт,
ќањрамон ва адабиёт,75). - Во всех этих произведениях
отображается жизнь и борьба народов Средней Азии
накануне революции и первых лет Советской власти, тема
национального единства и интернационализма исследована
с художественной точки зрения. (Жизнь, герой и
литература,75).
В этом предложении между словами «њаёту мубориза» и «инъикос
ёфта» одни ученые находят предикативную связь и весь синтаксический
комплекс считают простым предложением. Следовательно, данное
предложение в целом считается сложносочинённым предложением, в первой
части которого эллиптирован показатель лица и числа у глагола-
сказуемого (инъикос ёфта), а во второй его части такая морфема
присутствует (тањќиќ шудааст). Такого мнения придерживаются
проф.Ф.К. Зикрияев [44, с. 163], Ш. Ниёзӣ [87, с.83], Н. Бозидов [20, с.37] и
частично Б. Камолиддинов [56, с.38]. При этом они таким образованиям
дают разные названия. Ф.К.Зикрияев называет их «эллиптическими
сложносочиненными предложениями», Ш. Ниёзӣ считает их
«сложноподчиненными деепричастными предложениями», а Н. Бозидов
говорит о них, как о «сложно-деепричастных предложениях». Проф.
Б.Камолиддинов тоже некоторые из этих предложений (соединенных
союзом «ва») относит к сложносочиненным, а другие - к
сложноподчиненным (соединенным бессоюзно) предложениям:
1) Њаво тамоман равшан гашта ва чароѓи даруни вагон
хомўш шуда буд. (сложносочинённое предложение). (Љ.
Икромї. Шодї, 87). - Воздух совершенно просветлел и светильник внутри
вагона был погашен. (сложносочинённое предложение).(Дж. Икроми.
Шоди,87).
2) Њанўз поезд наистода, Шодї худро ба поён партофт.
(Љ.Икромї. Шодї,134).(сложноподчиненное предложение). -
Поезд еще не успел остановиться, как Шоди бросился вниз. (Дж. Икроми.
Шоди,134).
Проф. М.Ф. Исматуллоев [54, с.57] подобные синтаксические образования
причисляет к разряду простых предложений.
При наличии таких точек зрения возникает необходимость определить
статус и природу таких синтаксических образований, опираясь на
общетеоретические положения о предикативности, а также на накопленные в
англистике знания относительно образований такого типа, которые
функционируют и в английском языке. Например:The train coming а
minute later, the two brothers parted and entered their
compartments. (Ch. Dickens Pickwick Club, 182). -
Ќатораякдаќиќадертаромада,
дубародаразњамљудошудандвабавагонњоихуддаромаданд.
(перевод информантов).
В приведенном английском предложении между словоформами “thetrain” и
“coming” наблюдаются как бы подлежащно-сказуемостные отношения, а
словосочетание “a minute later” указывает на время прибытия поезда. В
переводе этой конструкции на таджикский язык присутствует такие же
отношения, то есть сочетание “ќатора омада” напоминает отношение
между подлежащим и сказуемым, а словосочетание “як даќиќа дертар”
находится в темпоральной связи со словоформой “омада”.
Учитывая подобное подлежащно-сказуемостное отношение между “қатора”
и “омада”, часть таджиковедов присваивает таким образованиям статус
предложения, не вникая в их сущность и не учитывая особенности
синтаксической категории предикативности. В результате эти языковеды
сочетания подобного синтаксического образования с последующей
предикативной группой относят к разряду паратаксиса. В частности, проф.
Ф. К. Зикрияев в своей монографии пишет, что полусубъектность
предложений указанного типа даёт полное право классифицировать в
подобных случаях первый синтаксический компонент предложения
(ќатораяк даќиќа дертар омада) как компонент предикативный. Тем
самым он подчеркивает наличие достаточно полноценной предикативности в
первой части этого предложения, и это даёт ему полное основание считать
синтаксические единицы рассматриваемого типа особой разновидностью
паратаксиса. По его мнению, структурная особенность таких синтаксических
образований, состоящая в отсутствии финитной глагольной формы в составе
ПК-1, позволяет называть их эллиптическими сложносочиненными
предложениями. [44, с.163].
На первый взгляд, кажется, что эти доводы являются убедительными. Но
более детальный анализ сущности синтаксической категории
предикативности и мнение англистов об аналогичных синтаксических
конструкциях в английском языке дают возможность иначе оценить и
квалифицировать образования указанного типа в таджикском языке. Для
выяснения статуса таких образований следует, прежде всего, коснуться
вопроса о предикативности. Понятие предикативности было выдвинуто и
изучено как основной признак предложения впервые академиком В.В.
Виноградовым. [28, с,18]. Эту синтаксическую категорию характеризуют
Д.Э.Розенталь и М.А. Теленкова как: «выражение языковыми средствами
отношения высказываемого к действительности как основа предложения.
Грамматическими средствами выражения предикативности являются,
категория времени (все явления действительности происходят во времени, и
содержание высказывания осознается в каком-либо временном плане),
категория лица (высказывание, как правило, соотносит действие с одним из
трех лиц) и категория модальности (высказывание говорящего
сопровождается выражением его отношения к содержанию высказываемого).
Предикативность и интонация сообщения являются общими характерными
признаками предложения». [100, с. 309].
Из этой характеристики вытекает, что предикативность является
основой любого предложения. Если нет предикативности, нет и
предложения. В частности, у словосочетания нет предикативности, нет её и у
слова. Нет интонации ни у слова, ни у словосочетания. Когда какое-то
синтаксическое образование считается предложением, то у него обязательно
должны присутствовать предикативность и интонация. В образованиях типа
«Боронмонда, тарафи офтоббарои осмон кам-кам кушода
шуда меомад». (П. Толис. Њикояҳои даҳсол, 92) - Дождь
прекратился, со стороны восхода солнца небо понемногу
светлело». (П. Толис. Рассказы десятилетия, 92) - конструкция
“борон монда” имеет свою интонацию, но у неё нет показателей категорий
времени и лица, что является обязательным атрибутом предикативности.
Отсутствие грамматических средств выражения категории времени в
словоформе “монда” можно доказать следующими аргументами: Во -
первых, у комплекса “боронмонда” нет никакого временного значения:
словоформа “ монда” может иметь значения и прошедшего, и настоящего, и
будущего времени, о чем свидетельствуют следующие трансформации этого
предложения: “Борон монда, тарафи офтоббарои осмон кам-кам кушода
мешавад. Борон монда, тарафи офтоббарои осмон кам-кам кушода хоњад
шуд. Борон монда, тарафи офтоббарои осмон кам-кам кушода шуда буд”.
Как видно, в первом варианте указанного предложения словоформа
“монда” обозначает действие, относящееся к настоящему времени. Во
втором варианте то же самое “монда” имеет значение будущего времени. А
в третьем варианте оно обозначает прошедшее действие. Такая вневременная
характеристика этого причастия связана с тем, что ему не присуща категория
времени. Его функциональное назначение – указание на предшествование
действия, выраженного такой словоформой, другому действию,
выражаемому финитной формой глагола. Поэтому во всех выше -
приведенных вариантах данного предложения причастие “монда” не носит
никакой временной нагрузки, оно обозначает предшествование действия
“монда” другому действию, выраженному в последующем предложении
личной формой глагола.
Из сказанного исходит, что в образованиях типа “борон монда”
отсутствует один из важных компонентов предикативности - соотнесенность
действия, выражаемого им, к определённой временной точке.
Вторым обязательным компонентом предикативности, как явствует из
упомянутого определения, является категория лица. Данная категория
служит для выражения соотнесённости действия с одним из трех лиц. Если
применить данное положение к образованиям типа “ман омада, ту омада,
ќатора омада, одамон омада ” и так далее, то явствует, что словоформа
“омада” для всех лиц и чисел имеет одну и ту же форму, то есть у
словоформы “омада” нет маркера категории лица. Если же это так, то
неправомерно находить в рассматриваемых синтаксических конструкциях
категорию предикативности.
Сторонники причисления подобных причастных оборотов к средствам
выражения предикативности могут иметь в виду, что показатель лица и числа
глагола-сказуемого последующего за ним причастного оборота предложения
относится и к такому причастию, или же такой показатель эллиптируется.
Для проверки этой гипотезы обратимся к языковым фактам: Мўйсари
мошу биринљи ӯ сап-сафед шуда, чашмонаш њам аз афташ
хеле аз кор монда буданд. (П.Толис. Њикояњои дањсол,113). -
Его волосы, в которых раньше была только проседь, побелели, да и глаза по-
видимому сильно сдали. (П.Толис. Рассказы десятилетия,113).
Если словоформу «буданд», как грамматическое средство выражения
категории лица и числа глагола-сказуемого «аз кор монда буданд» поставить
после причастия «сап-сафед шуда», то указанное предложение приобретает
следующий вид: Мўйсари мошу биринљи ў сап-сафед шуда
буданд, чашмонаш њам аз афташ хеле аз кор монда буданд.
Как видно, при такой трансформации правило согласования
подлежащего «мўйсар (волосы)» и сказуемого «сап – сафед шуда
буданд(побелели)» грубо нарушается, так как подлежащее стоит в форме
единственного числа, а глагол-сказуемое - в форме множественного числа
«буданд». Кроме того, в данном случае та смысловая связь, которая
намечена причастным оборотом и последующим простым предложением,
грубо нарушается в трансформе указанного оригинального предложения. В
оригинале выражены два последовательных действия, т.е. вначале его седые
волосы стали совершенно белыми, а затем его глаза стали очень слабыми. В
трансформе же этого предложения имеется виду одновременное состояние
волос и глаз.
Если считать, что после причастной формы «шуда» эллиптирован
показатель лица и числа категории предикативности, то его восполнение
приводит к значительным трудностям. Если после «шуда» использовать
словоформу «аст», то происходит смысловое несогласование двух
предикативных групп, т.е. сочетание «сап – сафед шудааст» и «аз кор
монда буданд (сильно сдали)» представляется нелогичным. Если же после
причастия «шуда» поставить слово – морфему «буд», то тот временной
смысловой план, который имеется в оригинале, грубо нарушается, т.е.
значение последовательности заменяется значением одновременности.
Следовательно, из этого можно прийти к заключению, что причастные
обороты данного разряда в таджикском языке никак не могут выступать в
функции сказуемого. Подобного рода факт говорит о том, что в
синтаксических образованиях указанного типа отсутствуют две
предикативные группы и поэтому их никак нельзя включать в разряд
сложносочиненных предложений.
В сложносочиненном предложении между предикативными группами
обнаруживается координативная связь. Такую связь невозможно найти
между причастной конструкцией и следующей за ней предикативной
группой. Как правило, причастный оборот находится в субординативной
связи с глаголом-сказуемым последующего предложения. Например:
Мањбуба дари сафеди шишадорро кушода, дохили кабинети
озода, васеъ ва равшан гардид. (П.Толис, Њикояњои дањсол,
79). - Махбуба приоткрыла белую застекленную дверь, и внутри кабинет
стало чисто, широким и светлым. (П.Толис, Рассказы десятилетия, 79).
В этом предложении причастный оборот с последующим
предложением находится в двух типах отношений: 1) темпоральное
отношение, что можно доказать путем постановки вопроса «Когда внутри
кабинет стал чистым, широким и светлым? ». Это значит, что данный
причастный оборот модифицирует сказуемое последующего за ним
предложения; 2) причинно-следственные отношения, так как причастный
оборот выражает причину становления кабинета чистым, широким и
светлым.
Следовательно, данный причастный оборот можно рассматривать как
член простого предложения – либо как обстоятельство времени, либо как
обстоятельство причины. Например: … дар ин дења тартибу
ќоидањои идоракунии советї аз нав барќарор гардида,
муаллими хизматнишондодаи дења Знаменский Борис
Федорович намояндаи комилњуќуќи њокимияти Советї таъин
гпрдид. (Ф.Ниёзї. Њар беша гумон мабар, ки холист…, 367). -
… в этом селе были восстановлены советские порядки и законы, а
заслуженный учитель Знаменский Борис Федорович был назначен
полноправным представителем советской власти. (Ф.Ниёзи, 367).
В этом предложении между глаголом-сказуемым «таъин гардид» и
причастным оборотом «дар ин дења тартибу ќоидањои
идоракунии советї аз нав барќарор гардида »
обнаруживается подчинительная связь, ибо данный оборот выступает в
синтаксической функции обстоятельства времени, отвечая на вопрос «
Когда Б.Ф. Знаменский был назначен полноправным представителем
Советской власти? ».
Применение теоретических положений о предикативности к языковым
фактам типа “ќатора омада” и “борон монда ” приводит нас к
заключению о том, что в рассматриваемых синтаксических образованиях из
трех аспектов предикативности два ее компонента-категория лица и
категория времени отсутствуют. Это говорит о том, что образования типа
“ќатора омада” и “борон монда” не обладают всеми признаками
предикативности. В этом отношении прав профессор К. Усмонов [116,
с.145], говоря, что поскольку у вербалий, в том числе у причастий,
отсутствуют средства выражения грамматических категорий лица и времени,
то нельзя признать у них наличие категории предикативности в структуре
предложения. Поэтому синтаксические образования с участием причастия
нельзя называть предложениями. Соответственно, синтаксическую
конструкцию типа Њанӯзпоезд наистода, Шодї худро ба
поён партофт (Љ.Икромї. Шодї, 93) –(Поезд еще не успел
остановиться, как Шоди бросился вниз)нельзя считать сложносочиненным
предложением, так как первая часть этого предложения не составляет
предикативную группу в силу отсутствия у неё категорий времени и лица,
которые считаются средствами выражения предикативности. Следовательно,
прав профессор А.Ф. Исматуллаева, который причисляет данные
синтаксические конструкции к компонентам простых предложений, хотя и
не аргументирует свою мысль теми доводами, которые мы привели выше.
[54, с.48-56].
Кроме упомянутых аргументов, против признания таких
синтаксических конструкций сложносочиненными предложениями имеются
также и другие основания.
Как было отмечено выше, точно такие же синтаксические конструкции
таджикского языка функционируют и в английском языке:
“My eyes being very heavy, I lay down again, and slept”. (Ch.Dickens, Pickwick
Club, 97 ). – Чашмонам ѓарќи хоб шуда, дубора дароз кашидам
ва хобам бурд. (перевод информантов). Как видно, в английском примере
слова “eyes” и “being heavy” находятся в определенном синтаксическом
отношении: “beingheavy” обозначает предикативный признак, а словоформа
“eyes” указывает на носителя предикативного признака. Точно такое же
отношение наблюдается в таджикском переводе данного комплекса между
словоформами “чашмонам ” и “ ба хоб майл карда”.
Несмотря на наличие указанного типа отношения между “eyes” и “being
heavy” в английском языке, в англистике никто не находит предикативные
отношения между “eyes” и “being heavy”. Соответственно, “my eyes being
very heavy” никем ни считается предложением. Такие образования получили
в англистике название “номинативная абсолютная причастная
конструкция”. Ей дали такое название потому, что центром этой
конструкции является причастие “being”, у которого слева располагается
существительное или личное местоимение в именительном падеже
(Nominative Case), и справа от него стоит какое – то зависимое от причастия
слово. Вся же конструкция считается словосочетанием, имеющим как бы
название носителя предикативного признака и самого псевдопредикативного
признака. Следовательно, такие образования являются словосочетаниями, а
не предложениями. Поэтому указанные английские предложения и им
подобные включаются в разряд простых предложений, в подтверждение
чего можно выдвинуть следующий аргумент:
Между рассматриваемым образованием и последующей предикативной
группой могут обнаруживаться различные типы адвербиальных отношений.
Англисты М.А. Ганшина и Н.М. Василевская (141, с.93) находят следующие
типы таких отношений между образованием указанного типа и глаголом-
сказуемым, следующим за этим комплексом:
1. Временное отношение:
This being done, they sat off with light hearts (Irving с.84) – Ин кор иљро
карда шуда, онњо бо дили пур ба роњ даромаданд . (перевод
информантов).
Как видно, и в английском, и в таджикском языке имеется причастие

“being done” и “иҷро карда шуда”, которое представляет собой пассивную


форму причастия I в английском и причастия предшествования в
таджикском. Эти причастные формы двух языков вместе с словами “this” и
“ин кор” образуют номинативные абсолютные причастные обороты, которые
находятся в определенных синтаксических отношениях с глаголами-
сказуемыми “set off” и “ба роњ даромаданд”. Содержанием этого
отношения является указание на время совершения действий “setoff” и “ба
роњ даромаданд”. Поэтому к причастным оборотам сопоставляемых
языков вопрос исходит из указанных сказуемых: When did they set off with
light hearts? - Онњо кай бо дили пур ба роњ даромаданд?
2. Причинное отношение:
Он солњо солњои љанг буда, нону озуќа бо карточка дода
мешуд. (Ф.Ниёзї. Њарешагумонмабар, кихолист, 30) –Тhose
years being the wartime, bread and food were distributed with special card.
(переводинформатов). И в данном параллельном примере первым идет

абсолютный причастный оборот “ин солҳо солҳои ҷанг буда” и


“those years being war time”. К этим причастным оборотам вопрос исходит от
глагола-сказуемого “додамешуданд” – “were distributed”… чаро нону
озуќа бо карточка дода мешуданд? – Why were bread and food
distributed with special cards? Вопросительные слова “чаро” и “why”
употребляются для выяснения причины совершения определенного действия.
Ответ на данный вопрос выражен указанными причастными оборотами
сопоставляемых языков.
3. Отношение образа действия или сопутствующих обстоятельств.
Например: Дар ин љо дарё нисбатан ором љорї шуда, соњили
росташ ба кӯњ такя мекунад.(С.Улуѓзода. Восеъ, 319).
Here the river flowing more calmly, its right bank lay on the foot of the mountain.
(перевод информантов).
В этих параллельных примерах причастия “љорї шуда” и “flowing”
образуют номинативные абсолютные причастные конструкции, которые
обозначают сопутствующие обстоятельства (“упор берега реки в гору”). Это
значит, что и в данном случае причастный оборот не составляет отдельную
предикативную группу. Он находится в определенной синтаксической
зависимости от глагола-сказуемого предложения, стоящего после
рассматриваемого оборота.
Этот термин можно применить, и по отношению к причастию
предшествования таджикского языка, имеющему при себе как бы своего
субъекта.
У номинативных абсолютных причастных оборотов сопоставляемых языков
имеются свои грамматические функции. В подавляющем большинстве
случаев они обозначают время, причину и другие обстоятельства совершения
действия, выражаемого личной формой глагола. Это говорит о том, что
подобные причастные конструкции не способны входить в состав
сложносочиненного предложения в качестве самостоятельной предикативной
группы. В редких случаях этот оборот способен к такой функции, если он
соединён с другим предложением посредством сочинительного союза “ва” и
показателя категории лица, который, находясь в конце предложения, носит
двойную нагрузку. Он относится и к причастному обороту, и к глаголу-
сказуемому, последующему за этим оборотом.
Возвращаясь к точки зрения Н.Ю.Шведовой [126] о нетождественности
понятия предикативности в простом и сложном предложении, хотелось бы
высказать наши соображения по данной проблеме. Нам представляется, что
разница между предикативностью в этих двух структурных типах
предложений заключается в следующем.
Во-первых, в простом предложении выражается предикативный
признак одного или более предметов, действующих совместно, а в
сложносочиненном предложении речь идёт не об одном, а о двух или более
предметах, действующих раздельно, но эти предметы сосуществуют и
действуют в единой экстралингвистической ситуации, и данная ситуация
объединяет их как взаимосвязанных участников описываемого сегмента
реальной действительности. Данное положение напоминает философскую
категорию единства и борьбы противоположностей. Это значит, что
субъекты описываемых действий или состояний находятся в едином
пространстве и времени, но действуют раздельно. Говорящее лицо в ходе
своей коммуникативной деятельности последовательно описывает
деятельность таких субъектов посредством двух или более простых
предложений в зависимости от реальных связей и отношений этих
предметов. Для подтверждения этой мысли обращаемся к фактам из
сопоставляемых языков: 1) Ин ваќт ду нафар омаданду табибон
Пётрро аз стол ба занбар гирифтанд ва ўро дар пањлўи
ярадори дигар ба бричка гузоштанд ва аробакаш мехост
аробаро ба роњ дароварад, овозе ўро боздошт. (Р.Љалил.
Асарњои мунтахаб.љилди II, 288).
2) Дар њамин дам дари идора кушода шуду марде саросема
даромад ва њозирон-коммунистон ва фаъолони дења бо
тааљуб ба ў нигаристанд. (К.Мирзоев, 56). - В этот момент дверь
управления открылась, и какой-то мужчина торопливо вошел в неё, все
присутствующие в помещении – коммунисты и активисты села с
удивлением смотрели на него. (К.Мирзоев,56).
1) After awhile, instead of labels, the individual letters were given to her on
detached bits of paper: they were arranged side by side so as to spell book, key,
&c.; then they were mixed up in a heap, and a sign was made for her to arranged
them herself, so as to express the words book, key, &c; and she did so. (Ch.
Dickens. American Notes, 39).
2) In the late afternoon the truck came back, bumping and rattling through the
dust, and there was a layer of dust in the bed, and the hood was covered with dust
and headlights were obscured with a red flour. (J.Steinbeck, 120).
В этих примерах из сопоставляемых языков даётся описание четырех
экстралингвистических ситуаций посредством сложносочиненных
предложений, каждая из которых обладает тремя или более предикативными
группами. Эти предикативные группы тесно взаимосвязаны в силу
дискретности каждой из этих четырех ситуаций, каждую из которых
объединяет единый детерминант.
В первом таджикском примере в качестве такого детерминанта
выступает обстоятельство времени «дар њамин дам». В данный
момент произошли три последовательные действия: 1) открылась дверь, 2)
вошел мужчина и 3) присутствующие в данном помещении люди
посмотрели на мужчину. Эти три действия обозначены одинаковой
глагольной формой прошедшего простого времени «кушода шуд
(открылась), даромад (вошел), нигаристанд (посмотрели)». Между этими
действиями имеется тесная смысловая связь, которая обеспечивается
экстралингвистической ситуацией, в качестве которой выступает сельский
клуб, где происходят указанные события. Благодаря этой ситуации
устанавливается неразрывная связь между данными тремя предикативными
единицами.
Во втором таджикском примере описана ситуация у полевого
госпиталя. События происходят в определенный момент, что выражено
посредством обстоятельства времени «ин ваќт» (в это время). У госпиталя
происходят четыре события: приход двух лиц, размещение раненного Петра
возле другого раненного человека на бричку, попытка водителя брички идти
вперед и раздался голос о прекращении движения. Как видим, единый
детерминант «ин ваќт» (в это время) и место этих событий в смысловом
плане объединяют эти четыре предикативные группы, которые указывают на
последовательные события. Эти четыре события нашли свое выражение в
одной временной форме глагола - замони њозираи наздик. Следует
отметить, что один общий детерминант (ин ваќт - в это время), единая
временная форма глагола в четырех простых предложениях тесно связывают
эти предикативные группы в одно сложносочиненное предложение.
В первом английском примере пять предикативных групп служат для
выражения одной ситуации. Все эти пять событий происходят
последовательно в определенный момент в прошлом, что находит свое
выражение в форме общего детерминанта «after a while». Эти предикативные
группы объединяет не только общий детерминант, но и единая временная
форма глагола – Past Indefinite. Данная глагольная форма в этом отрывке
объединяет все эти предикативные группы в одно сложносочиненное
предложение. Каждая предикативная группа в этом контексте раскрывает
смысл предыдущего сообщения. Кроме этого, в трех первых предикативных
единицах в качестве носителя предикативного признака выступает один
субъект - letters (письма). Поэтому компонент лица категория
предикативности является общим для этих трех предложений, между
которыми наблюдается анафорическая связь, т.е. личное местоимение they
отсылает читателя к субъекту первого предложения letters.
Во втором английском предложении имеется также четыре предиката,
которые сообщают о четырех предметах одной экстралингвистической
ситуации: 1) truck - (грузовик), 2) a layer of dust(слой пыли), hood (капот),
headlight (фары). Эти четыре события происходят в определенном месте и в
определенное время (in the late afternoon). Словосочетание in the late
afternoonвыступает как общий детерминант для всех предикативных групп
состава этого сложносочиненного предложения. Данный детерминант и
единая временная форма этих четырех простых предложений (Past Indefinite)
объединяют сегменты данной ситуации в единое сложносочиненное
предложение.
Анализ этих четырех сложносочиненных предложений из двух языков
свидетельствует о том, что понятие предикативности в сложносочиненном
предложении в значительной степени отличается от понятия
предикативности в простом предложении. Основная разница заключается в
том, что в ССП предикаты могут служить либо для выражения
предикативных признаков одного субъекта (см. первый английский пример),
или различных, но тесно связанных субъектов, находящихся в одной
экстралингвистической ситуации, и эта ситуация в смысловом плане
объединяет все предикативные группы, посредством которых дается
описание данной ситуации.
Понятие предикативности в сложносочиненном предложении
отличается также от понятия предикативности в сложноподчиненном
предложении. В сложносочиненном предложении предикативные группы в
смысловом плане взаимообусловлены, чего нельзя сказать о предикативных
группах в сложноподчиненном предложении. Здесь одна предикативная
группа зависит от другой, изъясняя другую предикативную группу, а в
сложносочиненном предложении такой зависимости нет. Они
взаимообусловлены в силу вхождения компонента лица предикативности в
одну общую ситуацию. Это значит, что отношение между предикативными
группами, входящими в состав ССП, напоминает отношение между
подлежащим и сказуемым в структуре простого предложения. А
предикативные группы состава сложноподчиненного предложения
напоминают отношения между сказуемым и его комплементами в структуре
простого предложения.
Следует отметить, что иногда трудно разграничить сложносочиненное
предложение от сложноподчиненного. Это происходит в тех случаях, когда
предикативные единицы состава полипредикативных предложений связаны
без помощи союзов или относительных слов. Фактологический материал
английского и таджикского языков свидетельствует о том, между
компонентами таких предложений обнаруживается смысловая связь, поэтому
синтаксическая целостность таких предложений вытекает из
взаимосвязанности семантики составляющих компонентов. Такая
целостность в устном варианте этих предложений проявляется в ритмико-
интонационных средствах. В лингвистической литературе такие
синтаксические образования получили название бессоюзных сложных
предложений.
Например: 1. Two page boys sat on a bench beside us, the hall porter watched us
curiously from behind his glass screen. (Waugh E.Prose Memoirs Essays. p.287).
2. He doesn’t only give away money, he spends his whole life in looking after the
poor. (Voynich, p. 207) - Ӯ на танњо пулашро ба њама медињад,
балки њамеша ѓами бечорагонро мехўрад. (Войнич, с. 206).
1.Вай бемалол бо Зебихола сўњбат карда менишаст, Латофат
хизмат карда онњоро мењмондорї мекард. (Икромї Љ.
Шодї .с 216).
2. Кампир чой овард, Хадича дастурхон партофт (Икромї Љ.
Шодї. с.223).-The old woman brought tea, Khadicha covered the table
(перевод информантов).
В первом английском примере имеются две предикативные группы,
между которыми нет ни союза, ни соотносительного слова. Можно поставить
между ними сочинительные союзы andи but, и подчинительные союзы forи
as, следовательно, данное сложное предложение можно трактовать и как
сложносочиненное, и как сложноподчиненное предложение.
То же самое можно сказать и о втором английском примере, где два
простых предложения связаны бессоюзно. Между ними можно употребить
не только сочинительный союз not only … but , но также и подчинительный
союз although или as. В таджикском переводе этого предложения употреблён
сочинительный союз балки, который соответствует английскому составному
сочинительному союзу not only … but.
В первом таджикском примере две придикативные группы также
связаны ассендитически. Между этими двумя простыми предложениями
можно поставить и сочинительный союз ва (и), и подчинительный союз зеро
(поэтому). Поэтому это предложение можно квалифицировать и как
сложносочиненное, и как сложноподчиненное предложение.
Во втором таджикском примере и его английском переводе две
предикативные группы вступают в связь без какого-либо союза или
соотносительного слова. И здесь можно для установления связи между
предикативными группами использовать сочинительный союз «ва» (and) и
подчинительный союз вакте ки (when), в результате чего данное
предложение может выглядеть следующим образом: 1) Кампир чой овард ва
Хадича дастурхон партофт –The old woman brought tea and Khadicha
covered the table.
2. Вактеки кампир чой овард, Хадича дастурхон партофт-When the old
woman brought tea, Khadicha covered the table .
Благодаря таким возможностям использования
сочинительных и противительных союзов профессор Н.С.Поспелов
считает, что сложное предложение, части которого связаны без союзных
слов, нельзя считать ни сложносочиненным, ни сложноподчиненным
предложением. [94, с.338].
Данную точку зрения профессора Н.С.Поспелова поддержали
некоторые англисты, включая Л.П.Зайцеву, автора кандитатской
диссертации, посвященной данной проблеме [43]. Подобное мнение
вызывает несогласие других исследователей. Как отмечает профессор
Б.А.Ильиш следует применять несемантический подход при анализе
бессоюзных сложных предложений. [146, с.320-324]. По его мнению, при
анализе предложений указанного типа в первую очередь, следует учитывать
их грамматические особенности. Поэтому он предлагает рассматривать
различные виды сложноподчиненных предложений: с атрибутивным
придаточным предложением, дополнительным придаточным предложением
и с другими типами придаточных. Кроме того, профессор Б.А.Ильиш
предлагает учитывать формы времени, вида и наклонения глаголов-
сказуемых предикативных групп, входящих в состав бессоюзных сложных
предложений. По его мнению, эти факторы также способствуют
дифференциации сложносочинённых и сложноподчиненных предложений,
конструированных без помощи союзов и союзных слов. Полностью
соглашаясь с мнением профессора Б.А.Ильиша, добавим, что для
разграничения бессоюзных сложносочиненных и сложноподчинённых
предложений большую роль может играть узкий или широкий контекст. [146,
с.338-345].
Например: Men were shouting, dogs were barking, with greatest animation, the
thronging in so long a journey had grown nearly indifferent to such terrors,
though they still bleated piteous at the unwantedness of their experiences. (Th.
Hardy, 333).
Як усто чархи калонро аз назар мегузаронид; як коргар ба
гарданаи њамин чарх равѓан мерехт; як љинчї пай дар њам
ду баста – смен кор карда пинак рафта бо як чўби ниморшинї
тирњои њаллољии пунбадона хоидаро пок мекард. (С.Айнї.
Одина, 51). - Один мастер рассматривал большое колесо; другой
работник лил масло на ось этого колеса; другой мастеровой,
проработавший подряд две смены, в состоянии полудремы с помощью
полуаршинной палки вытирал спицы маслобойки, в которых застревали
зернышки хлопка. (С.Айни. Одина, 51).
В английском примере имеется четыре предикативных группы. Между
первой и второй предикативной конструкцией можно поставить
подчинительный союз «when» перед словом «men» и сочинительный союз
«and» перед словом «dogs». Таким же образом между второй и третьей
предикативной конструкцией можно использовать сочинительный союз
«but» и подчинительный союз «though». В связи с этим трудно определить
структурную принадлежность данного предложения в плане автономности
или неавтономности предикативных образований указанного типа. Однако,
благодаря предыдущему и последующему контексту, начинающемуся с
уступительного союза «though», появляется возможность определить
структурный тип таких предложений. Указанные два контекста
подсказывают, что между первой и второй предикативными единицами
следует поставить союз «and», а между второй и третьей - целесообразно
употребить союз «but». Следовательно, первые три предикативные единицы,
образующиеся союзом «though», входят в состав ССП как придаточное
предложение уступки.
В таджикском примере имеются три предикативные единицы, между
которыми нет никакого союза. Поэтому трудно определить отнесенность
данного предложения к паратаксису или гипотаксису. Предыдущий контекст
«4 марти соли 1917 (ба њисоби кўњна) буд; чархњои завод базўр
мегаштанд» показывает, что между этими тремя предикативными
единицами следует поставить сочинительные союзы «у» или «ва», хотя без
указанного контекста в начале данного предложения можно было бы
поставить подчинительный союз «вақте ки» (когда) и сочинительный союз
«вале» перед последней предикативной единицей.
Анализ фактологического материала сопоставляемых языков
свидетельствует о том, что не только союзы, союзные слова или
соотносительные единицы способствуют разграничению паратаксиса и
гипотаксиса, но и сам контекст поможет выделить два структурных типа
полипредикативных предложений.
Таким образом, сложносочиненные предложения образуют единое
предикативное образование, ибо они служат для описания взаимосвязанных
предметов и явлений материального мира и отношений между ними. Они
представляют собой языковое выражение отображения тесно
взаимосвязанных событий или сегментов экстралингвистической ситуации в
сознании говорящего. Единицы такого разряда входят в качестве
компонентов связного текста. Они представляют собой отдельные
коммуникативные единицы, образованные от относительно
самостоятельных, но в смысловом плане тесно взаимосвязанных
предложений (clauses).
Между компонентами ССП наблюдаются конкретные смысловые
отношения, которые вытекают из содержания входящих в его состав
предикативных единиц. Эти смысловые отношения в своей основе
опираются на те связи и отношения, которые обнаруживаются между
предметами, явлениями, процессами и признаками описываемой
экстралингвистической ситуации. Эти смысловые отношения опосредуют
грамматическую связь отдельных компонентов сложносочиненного
предложения.
1.3. Моносубъектные сложносочиненные предложения
Как в английском, так и в таджикском языке встречаются такие
предложения, в составе которых при одном подлежащем имеется два или
более сказуемых со своими комплементами. Например: 1) Ана барои
њамин њоло ќассобони мусулмон љонвареро куштанї
шаванд, аввал кордро ба гулўи он се бор молида мегиранд,
фаќат баъди ин дами кордро дурустар пахш мекунанд. Барои
њамин њам дар ин љо дар водии мубораки Мино дар се љой
њайкали шайтони лаинро сохта мондаанд, то ки мусулмонон
њар сол як бор љамъ шуда, се рўз интиќоми Халилуллоњ ва
писари он њазратро биситонанд. (Ф.Муњаммадиев. Куллиёт,
234). - Вот поэтому мусульманские мясники перед тем, как убить
животное, трижды проводят по его шее ножом, и только после этого
вонзают острие глубже. По этой причине в священной долине Мино в трех
местах установлены изваяния проклятого сатаны, с тем, чтобы
мусульмане ежегодно, собравшись вместе, три дня совершали отмщение за
Халилуллаха (имя пророка Ибрагима) и за сына этого святого.
(Ф.Мухаммадиев. Собрание сочинений, 234).
2) Ин њама љароњату захмњои хунфишони дили мардум ва
харобињои рўзгорро партияи дар набардњои шадид
обутобёфтаи мо чун дањои хуштадбир ва табиби њозиќ даво
кард. Шикастањоро пайваст, дурњоро наздик намуд, шањру
дењоти зебо бунёд кард, њаётро фархундаву гуворо ва
диёри азизро муаттару шањдбор намуд, халќро ба мурод
расонд, замини муќаддасу рўзирасонро гулпўшу обод
гардонд. (Б.Насриддинов. Лолањои кўњсор, 51).
1) Just such an evening, six years ago, he had walked the towing-path with Fleur,
had separated from her, waited to see her look back and wave her hand. (J.
Galsworthy, 94).
2) Troy then came on towards his wife, stepped into the gig, took the reins from
her hand, and without making any observation whipped the horse into a trot.
(Th.Hardy, 261).
В первом таджикском примере при одном подлежащем «қассобон»
имеется три сказуемых: кушта мешаванд, молида мегиранд, пахш мекунад.
А во втором примере у сказуемых: «пайваст намуд, наздик намуд, бунёд
кард, шањдбор намуд, расонд, обод гардонд» - даже нет подлежащего. Их
подлежащее приведено в предыдущем предложении. Им является слово
«партия».
В первом английском примере у одного подлежащего «he» имеются
сказуемые hadworked, hadseparated, и waited. Во втором английском
примере подлежащее «Troy» имеет четыре сказуемых: cameon, stepped, tookи
whipped.
Ни в английских, ни в таджикских грамматиках, а также в
соответствующих научных работах по таджикскому и английскому языку мы
не нашли сведений о структурном статусе предложений указанного типа.
Предложения этого разряда, скорее всего, рассматриваются как простые, в
составе которых находятся однородные сказуемые.
В частности, авторы учебника EnglishGrammar (М.А. Ганшина и Н.М.
Василевская) в следующих двух предложениях находят однородные
сказуемые, [141, с.392]: 1) Shetookthevaseofroses, andlefttheroom. (Galsworthy).
2) At the edge of the wood the bluebells had flowed over into the field and stood
there like flood-water.(Lawrence).
Предложения, состоящие из одного подлежащего и двух или более
сказуемых, эти ученые называют слитными. Они рассматривают такие
предложения в главе, посвященной однородным членам предложения.
Исходя из этого, становится ясно, что подобные образования, по мнению
авторов указанного учебника, не являются сложносочиненными
предложениями.
Такая же картина наблюдается и в таджикском языке. В предложении
«Њар чи бошад, дили ман тангї кард, ё ягон базм кофта
меравем ва ё баргашта ба њуљра мехобем » (С.Айни) - Как бы
там ни было, мне стало не по себе, либо будем искать праздник, либо
вернемся в комнату и будем спать » (С.Айни) усматриваются два
однородных сказуемых. [32, с.301].
Профессор М.Я.Блох обратил свое внимание на статус таких
предложений, анализируя предложения следующего типа: Philip ignored the
question and remained silent.
В таких предложениях М.Я.Блох [137, с.302] усматривает
сложносочиненные предложения, хотя здесь имеется одно подлежащее и два
сказуемых. По его мнению, такие предложения нельзя анализировать как
обычные простые предложения, поскольку они содержат более одной
предикативной группы, хотя и представлены как одна слитно выраженная
единица.
Предложения этого типа М.Я.Блох называет сложносочиненными
предложениями с упрощенной структурой (concisecomposition), а ССП,
содержащие все необходимые структурные компоненты, - ССП с
завершенной структурой (completecomposition).
Таким образом, по структуре сложносочиненные предложения он
разделяет на две группы: сложносочиненные предложения с полноценной
структурой и сложносочиненные предложения с ущербной структурой.
КССПсзавершеннойструктуройонотноситпредложенияследующеготипа: 1)
She held the screen door open and the man came in …(J.B. Steinbeck, 179); 2)
There cracks in the cement on the main terrace, the winter garden is droughty, and
one comes disconcertingly upon derelict bathchairs in the Moorish Court.
(E.Waugh,106).
В первых двух примерах имеются два ССП с завершенной структурой.
В примере под первым номером ССП состоит из двух простых предложений,
каждое из которых имеет свое подлежащее (she, theman). Эти подлежащие
имеют свои сказуемые (held, comein). В примере под вторым номером у ССП
имеется три предикативные единицы. У каждой из них имеется свое
подлежащее и свое сказуемое (there … cracks+are; garden+isdroughty;
one+comes).
К ССП с упрощенной структурой можно отнести следующие
синтаксические образования. Например: 1) Mr. Chollop was a man of roving
disposition; and in any less advanced community, might have been mistaken for a
violent vagabond. (Ch. Dickens. Martin Chuzzlewit, 116).
2) I went at it – kitchen all upset, had to open at least twenty tins to get the coffee .
(S.Leacock, 113).
Во втором случае первое предложение состоит из двух предикативных
единиц. Первая предикативная единица – Mr. Chollop was a man of a roving
disposition, а в качестве второй предикативной единицы выступает
бесподлежащное предложение might have been mistaken for aviolent
vagabond. Здесь подлежащее эллиптировано, но оно подразумевается с
помощью предыдущего предложения, где имеется подлежащее «Mr.
Chollop». Именно «Mr. Chollop» выступает в качестве имплицитного
подлежащего второй предикативной единицы, начинающейся с модального
глагола “might”. Сказуемые was a man … и might have been mistaken нельзя
считать однородными, так как первое сказуемое (wasaman...) является
именным, а второе might have been mistaken- глагольным сказуемым.
Во втором примере имеются три предикативные группы, две из
которых имеют эллиптическую структуру. В образовании «kitchen all upset»
эллиптирован глагол-связка «was» (kitchen was all upset), а в следующем
предложении опущено местоимение I перед словом had.
Данноепредложениепредполагаетобразованиесоследующейструктурой: I
went at it, kitchen was all upset, I had to open at least twenty tins to get the coffee.
Следовательно, в первых примерах функционируют ССП с
завершенной структурой, а в двух последних примерах следует усмотреть
ССП с усеченной структурой.
О функционировании синтаксических образований подобного рода
говорится также в диссертационном исследовании Л.В. Шубб. [128, с.6].
Исследуя это явление на материале французского языка, автор приходит к
заключению, что такие конструкции обладают теми признаками, которые
позволяют рассматривать их как сложносочиненные предложения. В таких
образованиях она находит структурную неполноту, проявляющуюся в
отсутствии формально выраженного подлежащего во втором и последующем
предикативном компоненте данной конструкции. Предикаты таких
образований могут соединяться при помощи сочинительных союзов или
бессоюзно. Предикативные единицы таких образований обладают
однотипной функцией.
Т.В. Панкратова, исследуя русские союзы «а, и, но», предложение с
одним подлежащим и двумя или более сказуемыми называет
моносубъектным сложносочиненным предложением с элиминированным
подлежащим. [89, с.18].
Положения теории М.Я.Блоха применимы к материалу таджикского
языка: 2) Шаб торик, барф меборид, лои барф ва яхолуди
кўчањоиДушанбе то миёни аспу одам мебарояд. (С.Айнї.
Дохунда, 259). - Была темная ночь, шел снег, смешавшаяся со снегом и
льдом грязь на улицах Душанбе доходила до пояса лошади и человека.
(С.Айни. Дохунда, 259).
2) Асирїбаъзе сатрњоро такроркунон мехонду чењраи
Юсуфхон эшон торафт тиратар мегардид. (Р.Љалил. Маъвои
дил, 212). - Асири читал некоторые строки с повтором и лицо Юсуфхон
эшона постепенно темнело.(Р.Джалил. Зов сердца, 212).
В первом ССП имеются три простых предложения, в каждом из
которых есть свое подлежащее, и сказуемое. Во втором примере ССП
состоит из двух предикативных единиц. У каждой из них имеется свое и
подлежащее и сказуемое. По М.Я.Блоху, их можно назвать ССП с
завершенной структурой.
В следующем примере наблюдается другая картина: 1)Ёдгор акнун
озод шуда буд ва озодона ба њар тараф мегашт, аммо ба
куљо рафтанашро намедонист…(С.Айнї. Дохунда,232). - Ёдгор
теперь был свободен и свободно разгуливал, но не знал, куда идти …(С.Айни.
Дохунда,232).
Здесь при одном подлежащим «Ёдгор» имеются три сказуемые (озод
шуда буд - освободился, озодона мегашт – свободно разгуливал, намедонист
- не знал), а во втором примере при одном подлежащем находятся два
сказуемых (рафтам, омадам).
Согласно теории М.Я.Блоха эти два предложения следует считать ССП
с упрощенной структурой.
Разделяя точку зрения М.Я. Блоха, мы также относим предложения
этого типа к разряду сложносочиненных предложений, аргументируя данное
суждение следующими фактами:
Во-первых, каждое сказуемое может иметь при себе различные типы
дополнений и обстоятельств. Кроме того, при одном сказуемом может
находиться прямое дополнение и обстоятельство места, а при другом
сказуемом - косвенное дополнение и обстоятельство времени. Или же при
одном сказуемом имеется обстоятельство образа действия, а при другом -
обстоятельство сравнения. При разнотипности дополнений или
обстоятельств в каждом сказуемом предложений данного разряда никак
нельзя говорить об их однородности. Однородность сказуемых можно
рассматривать только в тех случаях, когда у сказуемых нет своих
комплементов, или же комплементы сказуемых являются однотипными, т.е.
у обоих сказуемых имеются прямое дополнение или обстоятельство времени.
Например: 1)Пирамард пиёлаи чойро ба даст гирифту пораи
ноне ба дањон кард. (П.Толис. Њикояњои дањсол, 23). -
Старик взял в руки пиалу с чаем и поднес ко рту кусок хлеба. (перевод
информантов).
2) Ба ошхона мерафтаму рањ то рањ худо-худо мегуфтам.
(Р.Љалил.Асарњои мунтахаб. љилди II, 246).
1) Arthur signed the receipt, took his papers, and went out in dead silence.
(Voynich, 71).
2) Val nodded, and sighed.(Galsworthy, 158).
Вэтихдвухпримерахвкаждомизсопоставляемыхязыковможноусмотреть
однородныеподлежащие,
авследующихдвухпредложенияхнельзяговоритьободнородныхподлежащих:
1) Enrico shrugged, his shoulders moved on again.(E.Voynich,70);
2) Њидоят акнун серкор аст. Ќишлоќ ба ќишлоќ мегардаду ба
касалњо нигоњубин мекунад. (Р.Љалил. Асарњои мунтахаб.
љилдиII, 253). - У Хидоят теперь много работы. Она ходит по
кишлакам и ухаживает за больными.(Р.Джалил. Избранное.Том II,253).
Во-вторых, временной план глаголов-сказуемых, относящихся, к
одному предложению может быть разнородным, и в таком случае никак
нельзя говорить об однородных сказуемых, так как каждое сказуемое
описывает события, которые происходят в различных ситуативных условиях.
Например: 1) They have gone with the mistress to an evening party, and will not
be back till nearly twelve.(E.Voynich, 73).
2)АрбобКамолбашуниданиинмољаромислишерридарандаѓурри
дангирифтвадарзерилабихудмегуфт.(С.Айнї. Одина, 13). - Арбоб
Камол, услышав перепалку, зарычал как хищное животное и стал
бормотать что-то непонятное. (С.Айни.Одина, 13).
В-третьих, каждое сказуемое со своими комплементами в составе
моносубъектных предложений служит для описания отдельного фрагмента
экстралингвистической ситуации. Например:Њазрат кам не, зиёд њам
не бисту ду нафар зану каниз доштанд, то охири умр аз
хизмати зану канизакњои сершумор розї буданд, бо вуљуди
ин дар ќонун ва ќоидањои кашф кардаашон назар ба
љонвари оддии хонагї ќадре баландтар гузоштани мартаба
ва ќадру ќиммати занњоро љоиз надонистанд. Худи њазрат
њам аз модар таваллуд ёфтаанд, аммо дар ќуръони шариф
бо хати зарин навиштаанд, ки «зан аз љинси паст буда, дар
назди илоҳї ќурбу манзалате надорад». (Ф.Муњаммадиев,
273). - У хазрата было ни много ни мало, двадцать две жены и
наложницы, он до конца жизни был доволен ими, но, несмотря на это, в
открытых им законах и правилах не было места понятию о том, что
женщина расценивается немного выше домашнего животного. Сам хазрат
тоже был рожден женщиной, но в священном Коране золотыми буквами
было написано, что «женщина является низким полом, и не имеет никакой
цены перед Аллахом». (Ф.Мухаммадиев, 273).
2)He sealed this up, addressed it to her at Dorking, and, pulling on his boots,
again stole out and posted it. When he got back he felt so tired, that, wrapped in
an old coat, he fell asleep in an armchair. The moonlight played tricks through the
half-drawn curtains, the old clock ticked, but Jon slept, dreamless.(Galsworthy,
228).
В таджикском примере указывается на следующие предикативные
признаки подлежащего «њазрат» в значении «почетный»: 1) У
хазратабыли двадцать две жены и служанки. 2) Он был довольным
службой жени наложниц. 3) Заслугу и цену женщин он ставил не выше цены
животных.
Если учесть, что в данном предложении даются неоднородные
характеристики указанного субъекта, то нет никаких оснований считать
данное синтаксическое образование простым предложением с однородными
сказуемыми. Здесь налицо сложносочиненное предложение, так как каждый
предикат сообщает об отдельном предикативном признаке субъекта
«њазрат».
То же самое можно сказать и по отношению к примеру на английском
языке. Здесь представлены четыре предикативных признака одного субъекта,
причем один из них находит свое выражение при помощи причастия I
(pulling on his boots). Каждый из этих предикатов по-разному характеризует
субъект. Поэтому и в английском, и в таджикском примере следует
усматривать сложносочиненное предложение.
В-четвертых, в предложениях указанного типа происходит процесс
эллиптирования подлежащего, в силу того, что элипптированные
подлежащие составляют тему данного высказывания, а сказуемые
составляют его рему, причем каждая последующая рема-сказуемое более
актуальна, чем предыдущая.
Можнопривестиследующийпримерпроцессэллипсиса: 1) Troy heard the
dull determination in Boldwood’s voice, looked at his stalwart frame, at the thick
cudgel he carried in his hand. He remembered it was past ten o’clock. It seemed
worth while to be civil to Boldwood.(Th.Hardy, 227).
Как видим, в данном предложении у подлежащего “Troy” есть два
сказуемых - «heard» и «looked», а в третьем случае находится ещё и
сказуемое «carried in», у которого имеется свое подлежащее «he», которое
состоит в анафорическом отношении с подлежащим “Troy”. Поэтому есть
возможность поставить такое же анафорическое подлежащее и перед
сказуемым «looked». Исходя из этого, мы считаем, что во втором сказуемом
(looked) усечён носитель предикативного признака ввиду его неактуальности.
В таджикском языке наблюдаются многочисленные случаи, когда у
предложения с двумя или более сказуемыми вообще нет подлежащего. Его
можно восстановить из предыдущего контекста: 1) Навбат ба тафтиш
ва кофтукови борњо омад, кўлвор ва хўрљинњоро ягон-ягон
кушоданд, њар матое, ки ба назарашон хубтар менамуд,
якеро - ин савѓотии мо, дигареро - ин ба љаноби мири њоким
муносиб аст ва они дигарро-ин барои бегиљон бисёр мувофиќ
аст гуфта мегирифтанд.(С.Айнї.Одина, 60). - Настала очередь
проверки багажа, все котомки и хурджины раскрывались по одному,
каждая ткань, понравившаяся им, изымалась под различными предлогами,
одна – это нам в подарок, другая – это подойдет господину правителю,
третья – со словами это очень подходит бегиджону. (С.Айни. Одина, 60).
В этом предложении имеется несколько сказуемых. Только у первого
сказуемого имеется подлежащее «навбат (очередь)», а у сказуемых
«кушоданд (открыли)» и «гирифтанд (взяли)» оно отсутствует. Для
нахождения этого подлежащего нам пришлось прочитать полторы страницы
текста, размещенного перед этим предложением. Им оказалось слово
«закотчї» (сборщик закята) и «навкарон» (подручный, военныйслуга).
Данный факт свидетельствует о том, что наличие подлежащего в
полипредикативных предложениях таджикского языка не является
обязательным условием, так как о носителе предикативного признака
информирует флексия лица и числа глагола-сказуемого.
Таким образом, мы склонны расширить границу сложносочиненных
предложений за счет таких синтаксических конструкций, в которых имеются
два или более сказуемых со своими комплементами при одном подлежащем
в обоих языках или без никакого подлежащего в таджикском языке.
Основанием для такого подхода является описание различных действий
совершаемых одним субъектом. Каждое из таких сказуемых даёт описание
отдельного сегмента экстралингвистической ситуации. Поэтому в
предложениях такого типа следует говорить о нескольких предикативных
признаках одного субъекта.
В отличие от профессора М.Я.Блоха мы склонны назвать предложения
этого разряда эллиптированными сложносочиненными предложениями, так
как в них может эллиптироваться главным образом подлежащее и иногда
какой-то другой член простого предложения, входящий в состав
полипредикативного предложения с координативной связью.
1.4. О составе предикативных единиц ССП по цели высказывания
В мировой лингвистике вопрос о наличии целевой установки как в
простом, так и в сложном предложении никем не оспаривается.
Разграничиваются повествовательные, вопросительные и побудительные
предложения. Статус восклицательных предложений в такой
дифференциации является спорным. Одни ученые считают его отдельным
коммуникативным типом предложения, а другие – отвергают эту мысль. На
наш взгляд, не следует разграничивать восклицательные предложения, так
как любой из членов указанной триады может приобретать восклицательный
характер, о чем свидетельствуют следующие примеры из сопоставляемых
языков:
1) Ба њазор дароед! (побудительно-восклицательное
предложение)(Р.Љалил. Асарњои мунтахаб.љилди II, 282). -
Живите тысячу лет! (Р.Джалил. Избранное. Том II, 282).
2) – Ман – Об, аз њама дањшатноктарам! (повествовательно-
восклицательное предложение). (П.Толис. Њикояњои
дањсол,15). - (–Я – Вода, ужаснее всех!(П.Толис. рассказы десятилетия,
15).
3) Агар ман синаи худро дар зери теѓи одамон намедоштам,
ин дарахтону буттањо аз куљо мерўиданд?! (вопросительно-
восклицательное предложение). (П.Толис. Њикояњои
дањсол,16). - Если бы я не подставляла свою грудь под кинжалы людей,
откуда бы выросли эти деревья и кустарники?! (П.Толис. рассказы
десятилетия, 16).
1) “I never saw it!” cried, “that’s all I can say” (повествовательно-
восклицательноепредложение). (Ch. Dickens. Martin Chuzzlewit, 102).
2) “Don’t be morbid, darling!” (побудительно-восклицательноепредложение).
(J.Galsworthy,153).
3) “Isittrue?!” heaskedhoarsely (вопросительно-восклицательное
предложение). (P.Abrahams, 265).
В грамматических источниках по английскому, и таджикскому языкам
классификация предложений по цели высказывания рассматривается в
пределах простого предложения. Что касается сложных предложений, то
коммуникативная направленность предикативных единиц состава сложных
предложений остаётся вне поля зрения лингвистов. В англистике нам
известна лишь одна работа, выполненная Л.П. Джепко, которой приводятся
некоторые сведения о целевой установке предикативных единиц состава
бессоюзных сложносочиненных предложений, а также обращается внимание
и на вопрос о смысловых отношениях между компонентами ССП такого
разряда. [38, с.17-20].
В таджиковедении нет ни одного исследования, в котором давалась бы
характеристика по коммуникативной установке предикативных
компонентов состава ССП. Между тем изучение целевой установки
предикативных групп, входящих в состав ССП, способствует раскрытию
содержания паратаксиса в целом и отношений, существующих между
простыми предложениями, образующими сложносочиненные предложения.
Наш фактологический материал, собранный из английской и
таджикской художественной литературы, свидетельствует о том, что в обоих
языках встречается значительное количество сложносочиненных
предложений, состоящих из различных комбинаций коммуникативных типов
простых предложений.
В нашем материале находятся семь разрядов ССП, в которых
встречаются разные пары коммуникативных типов простых предложений.
К первому типу относятся такие структурные разновидности
сложносочиненных предложений, в состав которых входят два или более
повествовательных предложения. Например:My brother is a clergyman, and he
could help you in your tasks with her. (B. Shaw p, 48).
It is my at – home day, you promised not to come. (B.Shaw p, 53). It was main hot,
and the windy was open, and I hear that old song coming out. (R.Stevenson p,
222). He got into the ruins of the main street, and then he saw the few soldiers
walking around, and the complete deserted feeling of the place was not
satisfactory. (J.Aldridgep, 31).
В первом примере имеются два повествовательных предложения,
связанных при помощи соединительного союза and. Между этими двумя
предикативными группами существует причинно-следственныеотношения.
Во втором примере также имеются две предикативные группы, связанные
асендитически, т.е. бессоюзно. Между этими двумя простыми
предложениями обнаруживается противительное отношение. В третьем
примере сложносочиненное предложение состоит из трех предикативных
групп, которые связаны при помощи союза and. Между первым и вторым
простым предложением обнаруживается соединительное отношение, а
между второй и третьей предикативной группой наблюдается причинно-
следственное отношение.
В четвертом примере также имеется три простых предложения,
независимых друг от друга, соединенных при помощи союза and, и между
этими тремя простыми предложениями возникает значениеутверждения
трех ситуаций.
В таджикском языке встречаются также сложносочиненные
предложения, в состав которых входят две или более предикативные группы.
Например: Бача фарёд бардошту дар њамин асно
њайратоварона њуштаки гўшдаррони паровоз њам ба он
њамроњ шуд. (Р.Љалил. с,7). - Ребенок поднял крик и в этот момент
удивительно оглушающий свист паровоза тоже присоединился к нему.
(Р.Джалил. с,7).
2) Дар осмон абр набошад њам, аз гарду ѓубор њаво тира
шуда буд. (Р.Љалил с,13). - Несмотря на то, что в небе не было
облаков, воздух был густо пропитан пылью. (Р.Джалил с,13).
3) Ош хеле шўр буд, вале зану шўи љавон аз табаќ сар
набардоштанд ва ман њам аз онњо аќиб намемондам.
(П.Толис. с,145). - Плов был пересолен, но молодые супруги не поднимали
головы от тарелки и я тоже не отставал от них. (П.Толис. с,145).
В первом примере есть два простых предложения, связанных при
помощи союза «у», и между этими простыми предложениями
обнаруживается значение утверждения двух последовательных событий.
Второй пример также состоит из двух предикативных групп, которые
связаны уступительным союзом «ҳам», с помощью которого выражается
уступительное отношение. Третье сложносочиненное предложение состоит
из трех предикативных групп, которые связаны при помощи
противительного союза «вале» и соединительного союза «ва». Между
первым и вторым простым предложением обнаруживается противительное
отношение, а между третьим и вторым - значение присоединительного
отношения. В четвертом примере имеется три простых предложения, первое
и второе из которых связаны асендитически, а третье связано со вторым при
помощи противительного союза «вале». Следовательно, между первым и
вторым предоложением наблюдается противительное отношение.
Во всех вышеприведенных примерах из английского и таджикского
языков сложносочиненные предложения в целом служат для утверждения
или отрицания логически связанных между собой ситуаций материальной
действительности.
Второй структурный тип сложносочиненных предложений состоит из
двух или более простых предложений. Одно из этих простых предложений
по цели высказывания является повествовательным, а второе -
вопросительным. Например: Таппонча наменамояд, чї кардед?
(Ф.Муњаммадиев. с,96). Ту њам дар боби ман чизе нагуфтї,
маро як сў партофтӣ? (П.Толис. с, 16).This is a vacuous age, didn’t
you know? (J.Galsworthy p, 174).I asked them to lunch, but you’re off to
Wansdon? (J.Galsworthy.p,55). В первом английском примере первое
предложение является повествовательным, а второе - общим вопросом и
связаны они бессоюзно. Между ними функционирует изъяснительное
отношение, т.е. говорящий хочет выяснить, осведомлен ли собеседник об
информации, данной в первом предложении, входящем в состав этого
сложносочиненного предложения. Во втором английском примере также
первое простое предложение является повествовательным, а второе -
вопросительным. Эти простые предложения объединены в одно
сложносочиненное предложение при помощи противительного союза «but».
Несмотря на противительный союз «but», в данном предложении на
передний план выходит значение сожаления, ибо говорящий хочет
пригласить собеседника на второй завтрак, но сожалеет о том, что он не
будет присутствовать на нём.
В первом таджикском примере сложносочиненное предложение
состоит из двух простых предложений, первое из которых является
повествовательным, а второе - вопросительным. Между этими двумя
простыми предложениями обнаруживается отношение изъяснения, т.е.
собеседник хочет выяснить у собеседника причины отсутствия пистолета.
Простые предложения связаны друг с другом бессоюзным путем. Второй
таджикский пример также включает два простых предложения, первое из
которых является повествовательным, а второе - вопросительным. Они
связаны в одно сложносочиненное предложение бессоюзно. Между ними
обнаруживается значение упрека, т.е. говорящий упрекает собеседника в том,
что он в своем выступлении не упоминал его имя.
Третий структурный тип сложносочиненных предложений
конструируется из побудительного и вопросительного предложений.
Например:Иќрор шав, оё ба шавњарат хиёнат накарда будї?
(Р.Љалил. с,5). Аввал бигўй, худи ту кистї? (Р.Љалил. с,9).
“Don’tbefoolish, where’sMichael?” asked Soames. (J.Galsworthy p, 32). “Pray,
why do they call this placeThe Tombs?”(Ch.Dickensp, 89).
В четырех вышеприведенных сложносочиненных предложениях из
таджикского и английского языков на первом месте стоят побудительные
предложения, на втором – вопросительные предложения. Простые
предложения связаны друг с другом бессоюзно. В первом таджикском
предложении говорящий побуждает собеседника покаяться о содеянном, а во
втором предложении значение побуждения совмещено со значением
изъяснительности. В первом английском сложносочиненном предложении
выражено значение наставления, осложненное значением наведения справки,
а во втором английском примере наблюдается значение совета, осложненное
значением изъяснительности.
Исследуемый материал свидетельствует о том, что в
сложносочиненном предложении с двумя или более простыми
предложениями каждое из них может иметь структуру побудительного
предложения, о чем свидетельствуют следующие примеры из
сопоставляемых языков. Например:1) Њатман бояд ба Рим биравед,
дар он љо хуб дам гиред, аз бехобї ва сардард халос шавед.
(Э.Войнич. с, 41). - Of course you must go to Rome, and try to have a
thorough rest and get rid of your sleepless and headaches.(E.Voynich. p, 44).
2) Рав, бача, азпаикоратшавусуханонимарофаромўшнакун.
(С.Турсун. с, 78).- Go away, fellow, be busy with your work and don’t forget
my words. (перевод информантов).
В таджикских и английских примерах первое сложносочиненное
предложение состоит из трех предикативных групп. Первая из них по
коммуникативной установке является повествовательной, две же остальные
являются побудительными. В обоих побудительных предложениях, как
правило, отсутствуют подлежащие. Разница между сопоставляемыми
языками заключается в том, что глаголы-сказуемые дам гиред ва халос
шаведимеют форму множественного числа с морфемой –ед, хотя данная
словоформа обозначает побуждение, направленное по отношению к одному
лицу. Дело в том, что в таджикском языке по отношению к одному лицу
наблюдается в отдельных случаях употребление морфемы второго лица
множественного числа глагола-сказуемого. В таком случае данная морфема
служит для выражения почтительного обращения к собеседнику, в
английском языке форма повелительного наклонения глагола вообще лишена
морфемы лица и числа.
Во втором примере сложносочиненное предложение в обоих языках
состоит из трех побудительных предложений, в которых, как правило,
отсутствуют подлежащие. Первое и второе предложение связаны бессоюзно,
два последних простых предложения связаны в таджикском языке при
помощи соединительного союза «у», а в английском языке - посредством
соединительного союза «and» .
Наши наблюдения показывают, что в сопоставляемых языках
сложносочиненные предложения с побудительной семантикой чаще всего
состоят из двух простых побудительных предложений, число
многокомпонентных сложносочиненных предложений с семантикой
побуждения ограниченно.
В собранном нами материале встречается и такой структурный тип
сложносочиненных предложений, в котором обе его части представляют
собой вопросительные предложения. Например: Did I burn them or did you
misuse here? (B.Show p, 43) – Магар ман онњоро сўзонидам ё ту
онњоро дар ин љ обељо яистифода бурдї?
(переводинформантов). – Чї кор кардї, бачем, колхоз чї шуд?
(Љ.Икромӣс, 31) – What have you done, my fellow, what has happen with the
collective-farm? (перевод информантов). Как видно, в примере из английской
художественной литературы с его переводом на таджикский язык
сложносочиненное предложение состоит из двух вопросительных
предложений, которые связаны при помощи английского разделительного
союза or и его таджикского эквивалента «ё». Между двумя вопросительными
предложениями наблюдается альтернативное отношение, т.е. собеседник
должен выбирать из двух предложенных альтернатив одну. Во втором
примере из таджикской оригинальной литературы и в его переводе на
английский язык имеется два специальных вопроса, между которыми стоит
слово-обращение (бачем – myfellow). Эти два вопросительных предложения
связаны бессоюзно. В отличие от первого примера здесь требуется не
выбор, а ответ на два специальных вопроса: что сделал собеседник, и что
произошло с колхозом?
Сложносочиненные предложения рассматриваемого структурного
типа в подавляющем большинстве случаев состоят из двух вопросительных
предложений. Трехкомпонентный структурный тип указанного разряда
сложносочиненных предложений встречается крайне редко.
Следующим структурным типом сложносочиненных предложений
является такой паратаксис, в котором имеются побудительное и
повествовательное предложения. Например: Don’tbefoolish – there’snodanger.
(J.Galsworthyp, 260) – Телба машавед, хатаре нест. (перевод
информантов). – Хайр, шинед, як пиёла чои гарм медињам.
(С.Турсун.Камони Рустам, 106).Первый пример свидетельствует о том,
что из двух простых предложений, составляющих одно сложносочиненное
предложение, первая предикативная группа don’tbefoolishявляется
побудительным предложением, которое выражает совет, а вторая -
повествовательным предложением с причинной семантикой. Эти два
простых предложения связаны в сопоставляемых языках бессоюзно, т.е. при
помощи интонации. Данное предложение можно рассматривать и как
сложноподчиненное, так как между двумя простыми предложениями можно
вставить союз because (зеро), и в таком случае первое предложение
выступает как главное, а второе - как придаточное причины. Такие случаи
подметил профессор Ильиш Б.А., который отметил, что в бессоюзных
сложных предложениях могут зачастую обнаруживаться и координативные,
и субординативные отношения. Выбор одного из этих типов отношений
иногда зависит от широкого контекста, а в другом случае это связано с
интуицией читателя. [146, с.19].
Во втором оригинальном примере из таджикской художественной
литературы и его переводе сложносочиненное предложение включает одно
побудительное и одно повествовательное предложение. Они связаны
бессоюзно. Первая предикативная группа обозначает рекомендацию, а вторая
– приглашение к чаю.
Сложносочиненное предложение может состоять из
повествовательного и побудительного предложений, о чем свидетельствуют
следующие примеры: Ibelieveyou, butjusttellmeonething. (E.Voynichp,70).–
Ман ба шумо бовар мекунам, вале ба ман як чизро гўед.
(Э.Войнич с.66). – Гуфтаи Абдуњафиз љон дорад, эњтиёт
бошед! (Љ.Икромї с, 22) – Abduhafiz’swordsaresomehowtrue, becareful!
(перевод информантов).
В английском примере и его таджикском переводе сложносочиненное
предложение состоит из двух простых предложений, которые соединены
союзом but и вале. Первое предложение в обоих языках является
повествовательным, а второе - побудительным. Во втором примере из
таджикской художественной литературы и его переводе на английский язык
также имеется два простых предложения, которые связаны бессоюзным
путем. Первое простое предложение является повествовательным, а второе
побудительным.
Следует отметить, что в полипредикативных предложениях с
подчинительным отношением указанные комбинации коммуникативных
типов простых предложений почти не встречаются, за исключением случаев
комбинаций типа повествовательное предложение + повествовательное
предложение или побудительное предложение + побудительное
предложение. Поэтому функционирование вышеуказанных комбинаций
различных коммуникативных простых предложений в составе
полипредикативных предложений является другим различительным
признаком СПП.
Таким образом, сложносочиненное предложение представляет собой
сочетание двух или более простых предложений, которые могут быть
связаны при помощи того или иного союза или бессоюзно. В структурном
или коммуникативном плане компоненты, составляющие сложносочиненное
предложение, могут быть комбинацией двух повествовательных
предложений, одного повествовательного предложения с одним
вопросительным предложением или наоборот. Встречаются случаи, когда
оба компонента являются побудительными предложениями или когда оба
компонента представляют собой повествовательные предложения.
Наблюдается также сочетание повествовательного предложения с
вопросительным или наоборот. Возможны также вопросительно-
вопросительные предложения. Обнаруживается и такой тип предложения, в
котором сочетаются повествовательное и вопросительное предложения или
наоборот.
1.5. Сочинительные союзы в начале независимых предикативных
единиц
Как известно, союзы, являясь одним из средств связи предикативных
компонентов сложных предложений, также соединяют слова или
словосочетания в составе простого предложения. Благодаря такой
многофункциальности союзы получили соответствующие определения. В
частности, М.А. Ганщина и М.Н. Василевская считают, что «союзы – это
служебные слова, у них нет своего собственного значения, но служат для
связи слов, группы слов и простых предложений».[141, с.312]. В этом
определении не говорится об одной роли этого разряда слов. В тексте
встречаются случаи когда простое или сложное предложение начинается с
союза. Например: 1) Дар ин љо баъзењо подабонї,
баъзењоњезумчинї мекарданд. Вадар лаби анањамин чашма,
рўи ана њамин сабзазор њамбозиёни њамдења фориѓ аз
дарсу кор мусобиќамеоростанд.(С.Шоњзода,95). - Здесь
некоторые были пастухами, а некоторые собирали дрова. И на берегу этого
источника, вот на этой поляне подельники-односельчане делали уроки,
работали и проводили разные состязания.(С.Шохзода,95).
1) He went down into the hall, and out of the house, replaced the ladder,
came in again and stole upstairs. Butoutsidetheirdoorhehalted. (J.Galsworthy,
227).
В таджикской лингвистической литературе подобное синтаксическое
явление до сих пор не получило соответсвующего комментария. В
англистике нам известна только работа В.А. Дмитренко, в которой она
называет такие синтаксические образования присоединительными
конструкциями. [39, с.4]. Данный термин не может быть приемлем по
отношению к предложениям указанного типа.
Прежде чем говорить, о статусе образований данного разряда, следует
ответить на вопрос: Являются ли такие образования компонентами
сложносочиненного предложения, или же они относятся к особому разряду
синтаксических явлений?
Если опираться на определение сочинительных союзов как средства
связи слов, словосочетаний или взаимосвязанных предикативных групп, то,
разумеется, эти образования следует рассматривать как компоненты
сложносочиненного предложения, при этом следует считать достоверной
следующую идею Л.Л. Иофика: «Правила пунктуации, созданные в ранние
периоды развития национальных грамматик, предшествующие созданию
учения о предложении, до сих пор сковывают грамматистов рамками
традиционной пунктуации, создавая иллюзию предложения там, где
фактически предложений несколько. Именно гипноз пунктуации
препятствует установлению строго синтаксического подхода к определению
границ предложения». [51, с.16].
Нам представляется, что образования указанного типа не составляют
сложносочиненного предложения вместе с предыдущим предложением, для
чего у нас есть следующие аргументы:
Во-первых, союз как семантическая единица языка в тексте
приобретает различные функции. Как верно подметила В.А. Дмитренко
сочинительные союзы в структуре предложений и текста проявляют
двойственный характер. [39, с.6] В одном случае такой союз может не
принадлежать ни одной из частей предикативных групп, либо принадлежит
его второй части. Наблюдаются случаи, когда союз взаимодействует с
обеими частями ССП и прочно связан с его второй частью. Кроме того,
имеются существенные различия в функциях союзов, соединяющих
самостоятельные предложения в тексте, и союзов, служащих для соединения
отдельных компонентов или частей в пределах одного предложения. В.А.
Дмитренко в союзе, употребленном в начале самостоятельного предложения,
видит присоединительную функцию, и соответственно, такие предложения
она называет присоединительными конструкциями. С её мнением никак
нельзя согласиться, так как слово «присоединить» означает «соединить что-
нибудь с чем-нибудь другим, основным». [39, с.442].
Коль слово «присоединить» имеет такую семантику, то само собой
разумеется, что конструкции рассматриваемого типа оказываются не
основными, а второстепенными, дополнительными. Между тем, наш
материал из сопоставляемых языков свидетельствует о том, что во многих
случаях такие конструкции служат для выражения не второстепенной, а
важной и значимой информации в данном контексте: 1) Љоњу љалоли
сармоядорон, муњити рангини олами сарват ва ваъдањои
«соњибони» нав дар аввал ўро мафтун месозанд, њатто
соњиби як порча замин њам мешавад. Аммо њамин ки
њосили ѓалларо ѓундоштанї шуд, паси њам амалдорон
омада њиссаи худро талаб мекунанд. (А.Бобољон, 75).-
Респектабельность богатых, красочная атмосфера мира роскоши и
обещания новых «хозяев» сначала вскружат ему голову, и он даже станет
владельцем куска земли. Но как только он захочет собрать урожай зерна,
появится череда чиновников и будет требовать свою долю.
(А.Бободжон,75).
2) ‘Pay me the money, and we’ll go straight to her parlour, and make any
arrangement you please to secure my compliance with your wishes. But she must
know nothing of this cash business.(Th.Hardy, 233).
В таджикском примере «аммо њамин ки њосили ѓалларо
ѓундоштанї шуд, паси њам амалдорон омада, њиссаи
худро талаб мекунанд»никак нельзя считать присоединенной
конструкцией, так как здесь путем данного предложения представлена
важная информация, противоречащая предыдущей информации. Более того,
противительные союзы «аммо, вале, лекин» служат для введения в контекст
важной в смысловом плане информации, в чем и заключается функция
противительных союзов не только в таджикском и английском, но и других
языках.
Подобным же образом в английском примере конструкция «But she
must known othing of this cash business» выражает идею предупреждения или
совета, направленного на собеседника. Поскольку предупреждение является
всегда значимым компонентом высказывания, данное предложение не
должно быть отнесено к разряду присоединительных конструкций.
Исходя из сказанного, предложения, начинающиеся с некоторых
сочинительных союзов, целесообразнее назвать обособленными
предикативными единицами, поскольку такие образования служат для того,
чтобы сделать их более заметными и придать им заметную синтаксическую
самостоятельность. Такая цель имеет психолингвистические основы.
Говорящий хочет расчленить свою мысль, подчеркнуть какую-то идею, либо
у него мгновенно возникает новая идея, или же он вспоминает что-то
актуальное, нужное для своего дисскурса и в конечном итоге желает что-то
добавить к высказанному. Именно эти факторы и, возможно некоторые
другие условия требуют употребления конструкций указанного разряда.
Обособленные конструкции в большинстве случаев в
коммуникативном плане вводят новую и важную информацию и обладают
рематической функцией.
Таким образом, обособленные предикативные единицы не являются
составными компонентами сложносочиненных предложений. Они являются
компонентами текста. Благодаря наличию союза в начале обособленных
предикативных единиц устанавливается связь между данной единицей и
предыдущим контекстом. Они являются средством установления смысловой
связи между единицами текста. Между данной конструкцией и предыдущим
контекстом имеется двусторонняя связь, а если назвать эту конструкцию
присоединительной, то, естественно, следует говорить об односторонней
связи между данной конструкцией и предыдущим предложением, что
противоречит действительному наложению вещей в структуре текста.
Выводы по первой главе.
При исследовании сложносочиненных предложений возникают общие
и частные проблемы. К общим проблемам относят те, которые характерны
для языка в целом. Сюда относятся вопросы определения ССП, его
дифференциальных признаков, структурной организации и т.д. К частным
проблемам теории ССП принадлежат пути и способы организации ССП в
каждом данном языке, роль и место союзов, расположение предикативных
единиц состава ССП в каждом языке и т.д.
Наряду с перечисленными важными проблемами, имеются и некоторые
другие теоретические аспекты паратаксиса. Сюда можно отнести структурно-
коммуникативный тип частей, составляющих ССП, способы установления
связи между предикативными единицами ССП, коммуникативную функцию
каждого из компонентов ССП, и дополнительные функции сочинительных
союзов в структурной организации текста и т.д.
В данной главе рассмотрены четыре проблемы, первая из которых
связана со статусом ССП. Сложносочиненное предложение - это сочетание
двух или более предикативных единиц, самостоятельных в грамматическом
плане, но тесно взаимосвязанных по смыслу. Они представляют собой
языковое выражение отображения тесно взаимосвязанных событий или
сегментов материальной действительности в сознании говорящего. Между
предикативными компонентами ССП обнаруживаются определенные
смысловые отношения, которые в своей основе опираются на те связи и
отношения, которые имеются между предметами и явлениями, процессами и
признаками экстралингвистической ситуации, описываемой посредствам
ССП.
Сложносочиненное предложение образует отдельную
коммуникативную единицу, входящую в структуру текста.
В сопоставляемых языках функционируют такие синтаксические
образования, которые состоят из одного подлежащего и двух или более
сказуемых. Такие сказуемые нельзя считать однородными членами, если у
каждого из них имеются разноплановые комплементы. Об однородных
сказуемых можно говорить только в тех случаях, когда у сказуемых нет
своих комплементов или при них имеются параллельные конструкции.
Синтаксическое образование с одним подлежащим и несколькими
сказуемыми, имеющими два или более модификатора, следует отнести к
разряду ССП. Такие сказуемые дают информацию о разных сегментах
описываемой экстралингвистической ситуации. Поэтому такие сказуемые
обозначают различные предикативные признаки субъекта.
ССП может образоваться из комбинации различных коммуникативных
типов предложений. Этот факт остался нераскрытым в таджиковедении, и
недостаточно изучен в англистике. В состав ССП могут входить различные
пары коммуникативно – однородных и разнородных предложений. Следует
выделить семь типовых структур, в которых могут встречаться комбинации
двух побудительных предложений, побудительного предложения с
вопросительным, вопросительного предложения с повествовательным и т.д.
Такое разнообразие комбинаций различных коммуникативных типов
простых предложений является одним из различительных признаков ССП,
которые дифференцируют их от СПП.
Некоторые союзы в сопоставляемых языках характеризуются как
средство установления связи между компонентами простого предложения
или между предикативными единицами ССП. В обоих языках
функционируют и такие предложения, которые начинаются с сочинительных
союзов. И в англистике, и в таджиковедении либо вовсе неопределена их
функция, либо она характеризуется неадекватно. Такие образования служат
для обособления предикативных структур, что связано с намерением
говорящего обособить их из различных коммуникативных соображений.
Поэтому их следует назвать обособленными предикативными единицами.
Глава 2
Сопоставительный анализ союзных ССП английского и таджикского
языков
Как было отмечено в первой главе, сложносочиненные предложения
представляют собой сочетание двух или более предикативных единиц,
самостоятельных в грамматическом плане, но тесно взаимосвязанных в
смысловом плане. Сложноподчиненные предложения также являются
полипредикативными, но предикативные единицы в их составе по своему
рангу и степени самостоятельности отличаются от предикативных единиц
состава ССП.
Предикативные единицы состава как ССП, так и СПП связываются
двояко – либо при помощи союзов, либо бессоюзно. Союзы в зависимости от
своей семантики и функции разграничивают ССП и СПП. Поэтому союзы
подразделяются на сочинительные и подчинительные.
Как известно, в англистике сочинительные союзы по своей функции
подразделяются на пять групп:
1. Соединительные - (copulative);
2. Разделительные - (disjunctive);
3. Противительные - (adversative);
4. Причинные - (causal). М.А.Ганшина, Н.М.Василевская [141, с.398-399];
И.П. Конькова [66, с.42].
5. Следственные - (resultative);
В источниках по таджикскому языку разграничивают три типа
отношений:
1. отношения следования (муносибати паињам);
2. противительные отношения (муносибати хилофї);
3. разделительные отношения (муносибати људої) [78, с.302-310; 42, с. 412-
413; 44, с. 106].
Соответственно, эти таджиковеды находят три группы сочинительных
союзов: соединительные, противительные и разделительные. Они не
выделяют следственно-результативные и причинные союзы, хотя
Ф.К.Зикрияев упоминает о наличии причинно-следственного отношения в
семантике ССП. [44, с.73].
В ходе работы мы выясним, как передаются на таджикский язык
значения и функции этих союзов английского языка. Кроме этих союзов
функционируют в обоих языках различительные союзные слова,
участвующие для связи предикативных компонентов ССП.
2.1. Сложносочиненные предложения с соединительными союзами в
английском и таджикском языках
К соединительным союзам, служащим для установления связи между
предикативными единицами состава ССП английского языка, относятся and,
notonly …but (also), neither … nor, а в таджикском языке в разряд этих
союзов включаются союзы ва, -у или -ю (соответствует русскому и),
инчунин (также),а также иногда при помощи удвоенных союзов чи…чи,
хоњ…хоњ(соответствуют русскому также).
Каждый из этих союзов сопоставляемых языков,
включаясь в состав ССП, под воздействием различных
лексико-грамматических средств служит для выражения
различных семантических отношений между
предикативными группами состава ССП.
2.1.1. Анализ начинаем с соединительных союзов andи ва, -у. Сначала
обращаемся к английскому союзу and.
1) In the morning a regiment of cavalry had left the town, and a sergeant and his
party had been beating up for recruits through the four streets. (Th. Hardy,46).
2) Between five and six o’clock in the morning we got up, and some of us went on
deck, to give them an opportunity of taking the shelves down, and, others, the
morning being very cold, crowded round the rusty stove.(Ch.Dickens. American
Notes, 152).
1)Дар пеши назарам аз пахта кўњњои азим бунёд мешуданд
ва ќуллањояшон њар соату њар рўз баландтар ќад
мекашиданд. (Б.Насриддинов, 54).
2) «Падарам ба даъвати яке аз доњиёни исмоилия ба он
маслак гаравид ва ман аз онон фикрњои доир ба нафс ва аќл
…мешунидам;
бародарамнизбаиндингаравидабудваманаксаранбамубоњиса
ибайнионњогўшфаромедодам…» (С.Улуѓзода.Пири њакимони
машриќзамин, 65-66).
В первом английском примере имеется две предикативные группы,
скрепленные при помощи соединительного союза and. В этом ССП между
двумя предикативными группами наблюдается перечислительное
отношение. В описываемой ситуации эти два события происходят почти
одновременно. В первом предложении сообщается о действии, уже
завершившемся до определенной точки времени в прошедшем, второе
действие началось до завершения первого действия и продолжается до
момента завершения этого действия, оно также может продолжаться и после
этого действия. Именно такая семантика временных форм глагола
объединяет эти две предикативные единицы в одну целостную
коммуникативную единицу. Более того, у этих двух предикативных единиц
имеется один общий детерминант (in the morning). Роль союза and
заключается в соединении двух равноправных простых предложений.
Во втором английском примере сложносочиненное предложение
состоит из трех предикативных единиц, соединенных союзом and. Эти
простые предложения перечисляют три события, происшедшие в одно время
одной группой людей (we), в начале, совершивших одно действие, а затем
они разделившихся на две группы, каждая из которых совершала отдельные
совместные действия: одна группа поднялась на палубу, а другая
разместилась вокруг печки. И здесь три события произошли в одно время
(между пятью и шестью часами). Поэтому во всех этих трех предикативных
группах глаголы-сказуемые использованы в форме простого прошедшего
времени (gotup, went и crowded).
В первом таджикском примере сложносочиненное предложение
состоит из двух взаимосвязанных простых предложений. Два слова - кўњњо
(горы), қуллањояшон (их вершины) крепко связывают эти предикативные
единицы в одно ССП. Здесь союз «ва» играет второстепенную роль в
установлении связи между этими предикативными единицами, между
которыми обнаруживается перечислительное отношение.
Во втором сложносочиненном предложении использованы четыре
предикативные группы, которые перечисляют четыре прошедших события,
связанных дважды посредством союза «ва» и однажды-бессоюзно. Данные
предикативные единицы скрепляются не только при помощи союза и
посредством местоимений (энклитическое местоимение – ам – падарам (мой
отец) и личное местоимение (ман), но и слов исмоилия и исмоилиён.
Следует отметить, что английский союз andи таджикский союз «ва» в
большинстве случаев служат для установления связи между предикативными
единицами, выражающими перечислительные отношения. В данной функции
andи ва являются абсолютными синонимами, о чем свидетельствуют
следующие примеры:
1) He knelt down in silence, and in silence Montanelli laid his hand on the bent
head.(Voynich, 20).- Артур хомўшона пеши Монтанелли зону зад
ва Монтанелли њам хомўшона дасташро ба сари хамидаи ў
гузошт.(Войнич, 18).
2)Дархона Бибиоиша дар љойгоњи худ ёзида гап мезад ва
Гулбибї ба суханњои гўш дода пойњои ўро мемолид.
(С.Айни.Одина,65) – Bibioysha was talking in the room lying in bed, and
Gulbibi was rubbing her legs listening to her words.(перевод информантов).
В таджикском языке функционирует и другая соединительная
энклитическая единица -у, которая, в отличие от своего синонима
ва,прибавляется к концу последнего слова первой предикативной единицы
сложносочиненного предложения. Между союзами -у и ваимеется
определенная функциональная разница. Союз -у, в отличие от ва,указывает
на более тесную связь с последующей предикативной единицей. Кроме того,
у этого союза имеется стилистический оттенок мгновенности и кратности
действия. Этот союз также выполняет функцию выражения
перечислительных отношений между предикативными единицами состава
ССП. Например: 1) Хомўшии ногуворе ба миён омаду онро
вазиши насими навозишкор халалдор мекард.
(П.Толис.Њикояњоидањсол, 60) – An unpleasant silence has fallen and
the pleasant wind hurted it.(перевод информантов).
2) Падар ба пеш даромаду ба сехи пурѓавѓои бофандагї…
даромадем.(Р.Љалил. Маъвоидил,190) – Father moved forward, and we
entered the tumultuous waving shop.(перевод информантов).
Следовательно, одному английскому соединительному союзу and в его
перечислительной функции соответствуют два таджикских союза, имеющих
такую же функциональную направленность. Например: 1) Пашшаи инљо
аз хунатон сер шуда мераваду фаќат баъди он љои
газидаашро мефањмед. (Ф.Муњаммалиев, 252). - Здешняя
мошкара кусает так, что след от укуса можно почувствовать только
после того, как она вдоволь напьется вашей крови. (Ф.Мухаммадиев, 252).
2) Њаттодар Маккаи мукаррама савори таксї мерафтему ў аз
халтааш чизе бароварда мехўрд. (Ф.Муњаммадиев, 187). -
Даже в святой Мекке мы ездили на такси, в котором он умудрялся что-то
вытаскивать из своего мешочка и есть.(Ф.Мухаммадиев, 187).
В этих двух примерах энклитический союз -у связывает по две
предикативные группы и между этими предикативными группами
обнаруживается отношение противопоставления.
Синонимичные союзы -у и ва, кроме перечислительной функции,
служат также для установления противительного отношения между
предикативными группами состава ССП. Следует отметить, что в этой
функции союз –у употребляется в три-четыре раза чаще чем союз ва.
Материалы английского языка также свидетельствуют о том, что
союзы -у и ва и and могут выражать также и противительныеотношения,
связывая полипредикативные единицы с сочинительным отношением: 1) H
ecomes round here about once afortnight and we’ve never bought any thing from
him yet.(J.Priestley,38). – Ќариб дар ду њафта як бор ба ин љо
меояду мо њанўз аз ў чизе нахаридаем. (перевод
информантов).
2) We’re all in now, except Edgar, and I’m not waiting for him.(J.Priestley, 159).–
Ѓайр аз Эдгар мо њама дар инљоњастем ва ман ўро интизор
нестам.(перевод информантов).
У союзов ва, -у и and имеется и функция выраженияпричинно-
следственных отношениймежду предикативными единицами ССП.
Например: 1) She thought of something else, and the mischief went out of her
eyes. (P.Abrahams. The Path of Thunder, 207) -
Ўдархусусибозякчизидигаребафикрѓўтазадваѓазабазчашмонашдур
шуд.( переводинформантов).
2) Then Bathsheba kissed Liddy, and all was smooth again. (Th.Hardy, 199)-
ПасБетшебаЛидиробўсидвавазъиятазнавмўътадилгашт.
(перевод информантов).
Можно привести и оригинальные таджикские примеры, в которых
причинно-следственные отношения устанавливаются в ССП при помощи
союза ва или -у. Например: 1) Ўдар пастињои хурд њам тохти онро
суст мекарду машина аз ин ќариб дакка намехўрд.
(П.Толис.Њикояњоидањсол, 47) – Passing small holes he slowed down
the speed of the car, and it nearly did not collide. (переводинформантов).
2) Маназинтаърифњоќабат-
ќабатгўштмегирифтамубаѓайратамѓайратзаммешуд.
(П.Толис.Њикояњоидањсол, 49) – I used to take pleasure of such praises
and it added a new force to me. (перевод информантов)
Кроме вышеуказанных функций, профессор Ф.К.Зикр ияев у союзов ва
и -у находит дополнительную функцию выражения сравнительно-
сопоставительных отношений между предикативными компонентами ССП и
приводит следующие примеры:1) Бењтарин хазинаи љањон ин
њунар аст ва бадтарин офат ин бекорї. (Њаќиќати Ленинобод, 12
апрел, 1977).
2) Ў аз боло, аз тарафи мактаб меомаду ман ба хона
мерафтам. (Р.Амонов, 251).
1) The best world’s wealth is a profession and the worst calamity is idleness.
(переводинформантов).
2) She was coming down from school, and I was going home. (перевод
информантов).
Как видно из переводов, все сложносочиненные предложения
английского языка связаны при помощи союза and и в них между
предикативными единицами обнаруживаются сугубо противительные
отношения. Поэтому в соответствующих грамматических источниках не
указана сравнительно – сопоставительная функция союза and в составе ССП.
Профессор Ф.К.Зикрияев отметил у союзов ва и –у функцию
выражения изъяснительного отношения. Действительно, в некоторых
случаях можно обнаружить данную функцию союзов ва и -у. В таких случаях
второе простое предложение приводит дополнительные сведения о том
событии, которое отражается в первом предложении состава ССП.
Например: 1) Кишт хеле њолибех сабзид ва дар њар як ќадам
як дона љуворї менамуд.(С.Айнї. Куллиёт.љилди VI,166).
2) Дар њаќиќат њамчунин шуд ва дар њар љои мамлакат
љанги гражданїбарпо гардид. (С.Айнї. Куллиёт.љилди I, 276).
Нам представляется, что аналогичную функцию в составе ССП может в
некоторых случаях выполнять английский союз and: 1) Lanny stared at him
and unbelief turned in to horror and horror turned into adozen, tortured, confused
unhappiness.(P.Abrahams. The Path of Thunder, 265).
2) He felt my hands eagerly with both of his, and, on my repeating the process, he
evidently tried to imitate the motion of my fingers. (Ch.Dickens.AmericanNotes,
48).
Таким образом, эквивалентные союзы ва, у и and проявляют в составе
ССП четыре – пять функций: перечислительную, противительную,
причинно-следственую, изъяснительную и т.д.
Нам представляется, что данный факт не свидетельствует, что эти
значения выражаются только посредством этих союзов. В проявлении этих
значений большая роль пренадлежит лексико-синтаксическому окружению
каждого предложения, входящего в структурную орбиту сложносочиненных
предложений.
2.1.2. Союз «neithernor». В английском языке словоneither выступает в
качестве соединительного союза, почти всегда употребляющегося с союзом
nor. Следует отметить, что сфера употребления этого союза в ССП является
довольно узкой в сопоставлении с соединительным союзом and. Вопреки
мнению некоторых лингвистов, мы вслед за И.П. Коньковой [66, с.99]
считаем, этот союз обладает чисто соединительной функцией, так как он
придает предложению не противительную семантику, а отрицает
существование двух предметов или явлений, объединяемых в одно целое.
Например: 1) Therewas neither fire nor candle was lit; she died - in dark!
(Ch.Dickens. Adventures of Oliver Twist,72).
1) I could neither wake Maryann nor get into the house, though I hammered for
ten minutes against her window-sill. (Th.Hardy,214).
Эти предложения должны переводиться на таджикский язык
следующим образом: 1) На алав буд (ва) на шамъе меафрўхт; ў
љон дод – дар торикї! (перевод информантов).
2) Ман Мариянро на бедор карда метавонистаму на ба хона
даромада метавонистам, њарчад ки ман дар тўли дањ
даќиќа аз паси тиреза таќ-таќ кардам. (перевод
информантов).
Первое предложение состоит из двух предикативных единиц:
therewasneitherfire; norcandlewaslit. Поэтому здесь следует говорить о
сложносочиненном предложении, в составе которого простые предложения
связаны при помощи составного соединительного союза neither … nor.
Компоненты этого союза носят соотносительный характер, каждый из них
отрицает какое-нибудь событие внеязыковой ситуации. Компонент neither
отрицает наличие огня, а компонент nor отрицает наличие свечи, но у них
имеется одна общая функция – скрепление двух событий материального
мира. В нашем примере описаны два события в процессе смерти женщины,
на которую указывает в данном предложении личное местоимение «she»
(она) в английском, и –ӯ (она) в таджикском языке.
В данном примере оба описанных события происходят одновременно,
соответственно глаголы-сказуемые в предложениях этого типа стоят а форме
одного и того же времени. В нашем примере глаголы употреблены в форме
простого прошедшего времени (PastIndefiniteTense). Если трансформировать
эти две ситуации в сферу настоящего времени, то данное предложение
приобретает следующий вид: There is neither fire, nor candle is lit; she is dying
– in the dark!
Следует отметить, что на первый взгляд здесь наличиствует
противительное отношение между компонентами ССП. В действительности
же это не так, указанная семантика вытекает из отрицательности смысла этих
двух предикативных единиц. Здесь основная смысловая направленность
данного предложения заключается в объединении двух предложений с
отрицательным смыслом.
Перевод данного ССП на таджикский язык свидетельствует о том, что
и в таджикском языке оно состоит из двух предикативных единиц: На
алав буд (ва) на шамъе меафрўхт…, третье предложение
- ў љон дод-дар торикӣ!не будет подвергнуто анализу, хотя оно
является одним из компонентов ССП. Как видно, в первой части этого
сложного предложения употреблен составной союз на … на. В нем
соединительный союз ва носит факультативную функцию. Ни в
академической грамматики таджикского языка, ни в монографии
Ф.К.Зикрияева, ни в других источниках не говорится о составном союзе на
… на как о средстве связи предикативных единиц состава
сложносочиненного предложения. Хотя в учебнике для вузов [42, с.412]
упоминается о функционировании соединительного союза на… на в
таджикском языке. В данном учебнике из приведенных на стр.413 примеров
вытекает, что союз на…наслужит только для установления связи между
компонентами простого предложения. Здесь приводится следующий пример:
Дар он наздикињо на дења буд, на девор, на дарахт буд, на
киштзор. (С.Айнї. Ёддоштњо). - В тех краях поблизости не было ни
села, ни стены, ни деревьев, ни посева. (С.Айни. Воспоминания).
Нам представляется, что здесь имеет место сложносочиненное
предложение, а не простое. Это предложение обладает одним детерминантом
«дар он наздикињо», который относится к следующим предикативным
единицам: «на дења буд, на девор, на дарахт буд, на киштзор». В
приведенном сложносочиненном предложении у двух предикативных групп
эллиптирован глагол буд (было). Поэтому, составной союз на …на следует
рассматривать как средство связи предикативных единиц состава ССП.
Выдвигая указанное положение, приступим к анализу таджикского
перевода первого английского примера. Предложение «На алав буд
(ва)нашамъе меафрўхт»следует рассматривать как сложносочиненное
предложение, предикативные группы которого так же, как в английском
языке, связаны при помощи составного соединительного союза на … на. В
этом предложении, как было отмечено по отношению к его английскому
варианту, наблюдается противительное отношение между предикативными
единицами. Данное отношение, являясь факультативным, вытекает из
отрицательной семантики его составляющих. В действительности между
компонентами данного ССП существует соединительное отношение,
благодаря чему происходит скрепление двух предложений с отрицательной
семантикой.
Следовательно, можно заключить, что в таджикском языке
функционирует составной союз на … на, который выступает как
функциональный эквивалент английского союза neither … nor.
Теперь перейдем к анализу второго английского примера и его
таджикского перевода. В английском оригинале находятся две
предикативные группы. Первая предикативная группа – это I could neither
wake Maryann; - во второй предикативной группе отсутствует подлежащее,
которое эллиптировано. Оно может быть восстановлено из первой
предикативной группы, им является местоимение I, которое в силу своей
ущербности и тематичности, подвергнуто эллипсису. Кроме этих двух
предикативных групп, в предложении имеется третья предикативная группа,
которая, будучи уступительным придаточным предложением, связана с
предыдущей предикативной единицей при помощи подчинительного союза
though. Данная предикативная единица не подлежит рассмотрению.
Между двумя первыми предикативными единицами, составляющими
ССП, наблюдается сочинительная связь, составной союз neither …nor
комбинирует две тесно связанные по смыслу предикативные единицы,
образуя одно сложносочиненное предложение. Данный союз, соединяя два
тесно зависящие друг от друга предикативные единицы, проявляет
некоторую негативную семантику, существующую между этими двумя
предикативными группами.
В таджикском переводе второго английского примера «Ман
Мариянро на бедор карда метавонистаму на ба хона
даромада метавонистам, њарчанд ки ман дар тўли дањ
даќиќа аз паси тиреза таќ-таќ кардам» имеются три
предикативные группы, из которых две первые находятся в координативных
отношениях, а третья выступает как уступительное придаточное
предложение, модифицирует не предстоящую предикативную группу, а
целое сложносочиненное предложение.
Так же, как в английском языке, вторая предикативная группа является
эллиптическим предложением, так как в нем опущено подлежащие «ман»
(я), что тесно связано с его тематической нагрузкой. Его можно восстановить
на основе предыдущего контекста: им является местоимение ман (я), которое
присутствует в первой предикативной группе. Эти две предикативные
группы тесно связаны между собой благодаря составному союзу на … на, а
также энклитическому союзу -у (и), который выполняет здесь
факультативную функцию. Функция союза у – более тесно соединить два
предложения, обладающих негативной семантикой.
Анализ второго переводного примера также говорит о том, что в
пределах данного структурного разряда ССП между сопоставляемыми
языками обнаруживается в значительной степени явление изоморфизма.
Следовательно, эквивалентом английского союза neither … nor в таджикском
языке является составной союз на … на.
В английском языке слово nor в качестве союза употребляется не
только вместе со словом neither, но и без него, о чем свидетельствуют
следующие примеры: 1) Ihadneveranyviewsofmyselfasahusbandinmyearlierdays,
norhaveImadeanycalculationonthesubjectsinceIhavebeenolder.(Th. Hardy. Far
From the Madding Croud, 129).
2) John was not more of a fool than other men, nor was he more self deceiving.
(Galsworthy.ModernComedy, 149).
В первом примере расположены три предикативные единицы, первые
две из которых образуют сложносочиненное предложение. Первая
предикативная единица
“Ihadneveranyviewsofmyselfasahusbandinmyearlierdays” представляет собой
вполне самостоятельное простое предложение и в структурном, и в
смысловом плане. Однако вторая предикативная группа nor have I made any
calculation on the subject в смысловом плане не образует самостоятельного
предложения. Его семантика вполне зависит от предыдущего предложения и
порядок слов в нем является инвертированным, так как часть сказуемого
(have), размещена перед подлежащим (I), а последняя предикативная
единица since I have been older является придаточным времени, и находясь в
подчинительных отношениях с предыдущей предикативной единицей, не
будет подвергнута анализу.
Функцией союза nor является установление сочинительной связи.
Содержанием же связи является выражение отношения тождественности.
То же самое можно сказать о втором примере. Разница между ними
заключается в том, что, во-первых, в первом предложении сказуемое
является глагольным, а во втором - именным, связка которого также
расположена перед подлежащим (he), и, во-вторых, в качестве
соотносительного слова выступает частица not. Обе предикативные единицы
выражают идею отрицания. Между этими скрепленными предикативными
единицами также наблюдается отношение отождествления.
Теперь обратимся к эквиваленту данного союза в таджикском языке,
для чего приведем переводы этих двух предложений на таджикском языке: 1)
Дар рўзњои љавониам чун шавњар њаргиз ягон аќидаи худро
надоштам, инчунин дар ин бора фикр њам накардам, то даме
ки бузургтар шудам. (перевод информантов).
2) Љон аз дигар одамон дида аблањтар набуд, инчунин ў
худфиребтар њам набуд. (перевод информантов).
Как видно из переводов, и в таджикском языке данные предложения
являются сложносочиненными. Союз nor передан на таджикский язык
союзом инчунин (также). Слово инчунин и его синоним низ (также)
относятся в таджикском языке к числу союзных частиц. Они служат, так же,
как в английском языке, для установления сочинительной связи между двумя
предикативными группами. Следовательно, слова инчунин или низ
выступают в качестве эквивалента английского союза nor. И с союзом nor, и
с союзом инчунин, низ (также) между предикативными единицами ССП
устанавливается отношение тождественности.
2.1.3. Союзњам…њам. В таджикском языке функционирует антоним
составного союза на … на в форме њам-њам (соответствует русскому и …
и). Данный союз не упоминается в первой части учебника таджикского языка
для вузов [42, с.142]. В академической грамматике в разделе, посвящённым
ССП, њам-њам назван редупликативным словом (калимаи такрор –
повторяющее слово), но о данной единице никакой информации не
приводится. Профессор Ф.К.Зикрияев называет такую единицу «союз-
частица» и её функцию он видит в подчеркивании одновременности
протекания двух действий, процессов, состояний и т.п. [44, с.68-69]. Для
подтверждения своей мысли он приводит следующий пример:
Инњотаљрибањои худњояшонро ба њам дидан гиранд, мо
њам аз они худамонро ба њам мебинем. (С.Айнї. Ѓуломон,
556). В этом примере «њам» (и) в первой предикативной единице не
является частью составного союза «њам…њам», оно входит в состав
глагола «бањам дидан», а второе слово њам после мо (мы) функционирует
уже как частица.
Исходя из этого, статус образования «њам…њам» не нашел своей
интерпретации в качестве союза, служащего для установления связи между
предикативными компонентами состава ССП, поэтому обращаемся к
следующим примерам: 1) Њам худаш аз азоби тарбод ва
муллобачагон аз уќубати моломол халос шуданд. (Р.Љалил.
Маъвои дил, 62). - Он сам избавился от ревматизма, да и учащиеся в
медресе избавились от бесконечного массирования. (Р.Джалил. зов сердца,
62).
2) Бечора модарашњамяккадастшуда монд, вай њам келин
фуроварда ба муроди дилаш расид….(С.Айнї. Дохунда, 55).
-Бедняжка его мать, прозябающая в лишении, привела в дом невестку и
достигла своей мечты….(С.Айни.Дохунда, 55).
В первом примере имеются две предикативные единицы, первая из
которых является эллиптической, в ней отсутствует сказуемое, которое
можно восстановить из последующего контекста, им является «халос шуд»
(избавился), которое относится и к первой, и ко второй предикативной
единице. Эти две предикативные единицы скреплены при помощи
составного союза «њам…њам». Первый компонент этого союза размещен в
начальной части данного предложения, а второй компонент находится во
второй части. Кроме этого составного союза, в организации данного
полипредикативного предложения участвует союз ва (и). Данное образование
представляет собой сложносочиненное предложение. В нем речь идет об
изоморфности семантики двух предикативных признаков двух разных
субъектов (худаш – сам) и (муллобачагон – учащиеся медресе).
Во втором примере также имеются две предикативные группы:
«Бечора модараш њам яккадаст шуда монд; вай њам келин фароварда ба
муроди дилаш расид». Эти предикативные единицы также связаны
составным союзом њам…њам (и…и). Компоненты данного союза
функционируют подобно соотносительным словам, находясь в первой и
второй части ССП. Здесь, в отличие от первого примера, отсутствует союз
ва (и).
Данный союз, скрепляя предикативные единицы состава ССП в
качестве соединительного союза, служит для выражения отношения
отождествления, т.е. сказуемые состава данного типа ССП выражают
тождественные предикативные признаки одного и того же субъекта
(модараш – его мать, вай - она).
Таким образом, союз њам…њам (и…и) служит в качестве
соединительного союза в составе ССП для выражения отношения
отождествления.
Наблюдения над материалами английского языка свидетельствуют о
том, что эквивалентом таджикского союза њам…њам выступает составной
союз both …and. Для подтверждения этой мысли приведём примеры из
английского языка: 1) Both his brother and sister are married. (A.S. Hornby.
Oxford Dictionary,128).
2) Both squire and I returned the shot. (Stevenson,124).
Эти английские предложения переводятся следующим образом: 1)
Њам бародараш, њам хоњараш оиладоранд. (хонадор
шудаанд) (перевод информантов).
2) Њам арбоб ва њам ман љавобан тир холї кардем. (перевод
информантов).
В обоих английских примерах имеются эллиптические
сложносочиненные предложения. Полная их версия должна выглядеть
следующим образом: 1) His brother is married his sister is married. 2) The
squire returned a shot, and I returned a shot.
В обоих случаях речь идет о двух действиях двух субъектов. О том, что
каждый из этих четырех субъектов совершал действия, сообщает составной
союз both ….and (и…и). Иными словами, состояние, выраженное сказуемым
are married, присуще каждому из субъектов данного высказывания. Таким же
образом сказуемое returned the shot во втором предложении выражает
действие не одного субъекта, а указывает на отдельное действие каждого из
субъектов (squire, I) (старшина, я). Таким образом, в обоих примерах
имеются эллиптические сложносочиненные предложения, предикативные
единицы которых связаны при помощи составного союза both …and. В этих
ССП, так же, как союз њам…њам (и…и), английский союзboth …
andвыполняет соединительную функцию, содержанием которой является
выражение отношения тождественности. Это значит, что у двух субъектов
состава ССП имеются однородные предикативные признаки.
Как явствует из перевода этих предложений на таджикский язык, и
здесь в каждом примере имеется по два подлежащих (бародарам, хоњарам –
мой брат, моя сестра; арбоб, ман-старшина, я). Каждый из этих субъектов
обладает своим собственным предикативным признаком, но эти
предикативные признаки двух субъектов нашли свое выражение посредством
одного сказуемого. Между предикативными единицами каждого из этих ССП
имеется соединительная связь, которая выражена составным союзом њам…
њам. И в таджикском языке между предикативными единицами каждого из
этих двух ССП обнаруживается отношение отождествления. Таким образом,
таджикский союз њам…њам и английский союз both ….and являются
эквивалентными, связующими единицами, служащими для установления
сочинительной связи между предикативными группами состава ССП.
Разница между этими двумя эквивалентами заключается в том, что в
таджикском языке для усиления степени связанности предикативных единиц
может употребляться либо союз ва, либо союз -у (и). Имеются также и
случаи опущения этих союзов.
2.1.4. Союз not only…but. В качестве соединительного союза может
также выступать и английское образование «not only…but», которое состоит
из служебных слов: частица not, наречие only и союз but. Его можно отнести
к разряду союзных слов.
Данное образование служит чаще всего для соединения компонентов
простого предложения: 1) It would bring the world’s news not only to theire
yesbuttotheirears. (J. Priestley, 145).
2) Mrs. Williams and her husband … had got a loud speaker, but also a late
speaker.(J.B.Priestley, 23-24).
Составное союзное слово not only…but используется также и для
установления соединительной связи между предикативными группами
состава сложносочиненных предложений. Например: 1) He began to long for
the day, not only when he should enter into the one church and receive his first
communion, but when he might join that wonderful brotherhood. (W.M.Thackeray,
73).
2) 2) Not only has she spent the entire day digging in the stony
ground behind the barn, but, moreover, she had not been able to
find the coffee can.(S.Leacock,211).
Первое предложение состоит из трех предикативных групп: первая
предикативная группа представляет собой самостоятельное простое
предложение, а два последующих простых предложения, будучи
придаточными предложениями, соединены при помощи соединительного
союза notonly…but. Первая часть этого союзного слова находится перед
первым придаточным предложением, а вторая часть but расположена перед
вторым придаточным предложением. Между компонентами notonly и but
обнаруживается отношение соотносительности. Именно данное соотношение
объединяет два придаточных предложения времени в одно
сложносочиненное предложение. Исходя из этого, деляется вывод, что
сочинительные союзы могут служить для соединения не только
грамматически самостоятельных, но и грамматически зависимых
предложения. Внашемпримеретакимизависимымипредложениямиявляются
«when he should enter into the one church and receive his first communion» и«
when he might joint that wonderful brotherhood». Эти две предикативные
единицы как однородные придаточныепредложениявремени зависимы от
главного предложения «He began to long fo rthe day». Именно их
однородность лишний раз доказывает наличие соединительной функции у
союзного оборота not only…but. Данное союзное слово переводится на
русский язык как «не только … но». Его таджикским переводом является
образование «на танњо …балки».
У союзного оборота not only…but, а также его русского эквивалента не
только … но и таджикского аналога на танњо …балки чувствуется особое
значение, которое привносится в смысловую структуру ССП. Компонент «не
только … но» (not only…but, на танњо …балки) предполагает
употребление после него одной предикативной группы со своей позицией.
Второй компонент «но» (but- балки) также требует назвать событие,
происходящее с каким-либо субъектом. В проанализированном нами
примере в качестве номинанта первого события выступает «he should enterin
to the onechurch and receive his first communion», а второе событие описано
при помощи предикативной группы «hemightjointthatwonderfulbrotherhood».
Эти два события произошли с одним и тем же лицом, что находит свое
выражение при помощи личного местоименияhe(он) в обоих предложениях.
Это значит, что данное лицо he(он) совершило не только первое действие
heshouldenter, но и второе действие. Цель данного сложносочиненного
предложения заключается в указании на два действия одного и того же лица
в описанной ситуации. Роль notonly…but заключается в объединении этих
двух действий. Это означает, что он (he) совершил не только первое
действие, но и второе, поэтому в данном сложносочиненном предложении
между двумя вышеуказанными предикативными единицами чувствуется
объединительное отношение.
Об этом типе отношений лишний раз свидетельствует интерпретация
значения союзного слова not only…but в Оксфордском толковом словаре, где
в словарной статье, посвященной частице «not», даётся разъяснение
образования notonly…but, которая сформулирована следующим образом:
it’susedtoemphasizetheadditionofsomebody// something, которая как notonly…
but, употребляется для подчеркивания или добавления кого-либо или чего-
либо. Это значит, что в случае употребления данного союза что-то
добавляется к чему-то. В нашем случае к первой предикативной группе
добавляется вторая предикативная группа, причем подчеркивается
добавление второй единицы к первой. Понятие же добавления предполагает
объединение предметов или событий.
Следовательно, между вышеуказанными предикативными группами,
выраженными двумя придаточными предложениями времени,
функционирует объединительное отношение.
Вовторомпримеретакжеимеютсядвепредикативныеединицы: Not only has
she spent the entire day digging in the stony ground behind the barn; she had not
been able to find the coffee can. В первой предикативной группы имеется
частичная инверсия, т.е. вспомогательный компонент глагола-сказуемого
«has» расположен перед подлежащим, что делает данное предложение
стилистически маркированным, т.е. здесь обнаруживается семантический
оттенок подчеркивания предикативного признака подлежащего she. И в этом
примере данное союзное слово употреблено в расщепленном виде: первая его
часть (not only) стоит в начале первой предикативной группы, а вторая - в
начале второй предикативной группы. Между этими двумя частями
чувствуется отношение соотносительности. Это значит, что эти две части не
могут здесь функционировать друг без друга. Именно данный
грамматический признак служит для установления более крепкой связи
между предикативными группами состава данного сложносочиненного
предложения. Суть этой связи заключается в том, что одно и то же лицо
«she- она» (в двух вышеуказанных предикативных группах) совершило два
действия, и функция союзного слова not only…but заключается в
объединении двух предложений в одну целостную коммуникативную
единицу. Автор описанной ситуации хочет подчеркнуть, что некое лицо
женского пола (she) совершило не одно действие, а два. При
помощикомпонента not only автор данного ССП хочет акцентировать
внимание читателя на первом действии (spenttheentiredaydigging). Он при
помощи компонента but хочет сообщить о том, что она совершила не только
первое действие, но и второе (had not been able to find the coffee can).
Следовательно, становится очевидным, что составной союз not only…
but и здесь служит для объединения двух предикативных единиц в одно
сложносочиненное предложение.
Поэтому можно прийти к заключению о том, что союз notonly…but
относится к числу соединительных союзов и служит для установления
объединительного отношения между предикативными единицами состава
ССП.
Теперь следует определить, чему соответствует английское not only…
but в таджикском языке.
Для выявления таджикского эквивалента союзного слова not only…but
используем переводы последнего предложения на таджикский язык: Ў
тамоми рўзро на танњо ба кофтани замини санглохи паси
анбор сарф кард, балки њатто ќуттиќањваро ёфта
натавонист. – (Я не мог ни разбудить Мариян, ни войти в дом, хотя уже
десять минут стучался в окно).
Здесь, в таджикском переводе имеется эллиптическое
сложносочиненное предложение, так как у второго сказуемого ёфта
натавонист эллиптировано подлежащее, которое можно восстановить из
предыдущего предложения с помощью нулевого окончания глагола-
сказуемого ёфта натавонист: таким подлежащим является местоимение -ӯ
(она). Как видно, английское союзное слово not only…but переведено на
таджикский язык при помощи образования на танњо … балки. Так же, как
в английском языке, данное соединительное средство таджикского языка
употреблено в расщепленном виде, одна его часть (на танњо) размещена не
в начале, а в середине первой предикативной группы, а вторая размещена в
начале второй предикативной группы. И в таджикском переводе данного
предложения образование на танњо … балки служит для организации
сложносочиненного предложения. Между предикативными единицами
данного ССП обнаруживается соединительное отношение. Суть этого
отношения заключается в том, что так же, как и в английском языке, одно
лицо (ў-он) совершило два действия. Первое действие (сарф кард)
специально акцентируется при помощи компонента «на танњо», а
компонент «балки» служит для того, чтобы сообщить, что то же самое лицо
совершило другое действие (ќуттии ќањваро ёфта натавонист).
Следовательно, и таджикскийсоставной союзнатанњо … балкислужит
для установления соединительного отношения между предикативными
группами состава ССП.
Таким образом, английское союзное словоnotonly…but и его
таджикский эквивалент обозначают тождество двух различных ситуаций
описываемых посредством ССП.
Мы склоны считать натанњо … балки (ни только … но) или на
фаќат …балки составными союзами, которые выполняют соединительную
функцию, как это принято считать в англистике. [141, с.312; 11, с.270].
В конце этого параграфа хотелось бы кратко высказать точку зрения о
статусе союзов чи …чи и хоњ …хоњ таджикского языка. В академической
грамматике таджикского языка [32, с.18] эти союзы включены в состав
сочинительных союзов, но там нет комментариев относительно функций и
места употребления этих союзов в составе сложносочиненных предложений.
Об этих союзах профессор Ф.К.Зикрияев приводит только следующие
сведения: «Парные союзы «чи … чи, хоњ…хоњ» сравнительно
малоупотребительны и связывают однородные ПК: хоњ чой бошад, хоњ орд,
хоњ биринљ бошад, хоњ чизи дигар, дар њолати хомиаш шинохтан мумкин
аст. (С.Айнї. Куллиёт.љилди VI, 283) – «Будь то чай или мука, будь то
рис или что- нибудь другое, в сыром виде (все это) можно распознать». [44,
с.69].
Нам представляется, что чи …чи и хоњ …хоњ не участвуют в
организации сложносочиненного предложения, так как ни в примере Ф.К.
Зикрияева, ни в других предложениях они не могут самостоятельно
образовывать самостоятельные сложносочиненные предложения. В примере
Ф.К.Зикрияева образования с хоњ …хоњ выступают в качестве однородного
прямого дополнения, так как отвечают на вопросЧиро шинохтан
мумкин аст? (Что можно распознать?). В предложении:
пагоњаш чи дар мактаб, чи дар мадраса ва чи дар кор чї
гуфтам, чї гуфтанд, чї хондаму чї мекардам, намедонам.
(Р.Љалил.Маъвои дил,110) - Что я делал назавтра в школе, в медресе
и на работе, что говорил я и что говорили мне, что читал и что делал, не
знаю.(Р.Джалил.Зов сердца,110) - синтаксические конструкции с чи…чи
никак не могут составлять предикативную конструкцию состава ССП. Они
выступают в синтаксической функции однородных обстоятельств места.
Следовательно, можно прийти к заключению, чи…чи и хоњ …хоњ не
служат для конструирования сложносочиненных предложений с
соединительным типом отношений между предикативными единицами.
Поэтому в своей работе мы не рассматриваем хоњ …хоњ и чи…чи в
качестве средства связи в ССП.
2.2. Сложносочиненные предложения с противительными союзами в
английском и таджикском языках
В английском языке в сложносочиненных предложениях в качестве
противительных союзов выступают: but, while, whereas, а также союзные
слова still, yet, however, otherwise, nevertheless и др.
В таджикском языке таковыми являются аммо, лекин, вале, балки,
вагарна, бошад, набошад, њол он ки, ва њол он ки и т.д.
Ниже рассмотрим функции этих союзов в каждом из рассматриваемых
языков и приведём их сопоставительную интерпретацию с целью выявления
изоморфизма и алломорфизма в этом аспекте сложносочиненного
предложения.
2.2.1.Союзы аммо, лекин, вале и английский эквивалент but.
Одному английскому противительному союзу but соответствуют три
таджикских союза: аммо, лекин, вале. Эти союзы обладают различными
оттенками значения и служат для соединения как отдельных слов или
словосочетаний в составе простого предложения, так и для установления
связи между предикативными компонентами состава ССП. Например: 1) A
beam of sunlight, smoky, with dust-motes, came slanting in on to the wall before
him - pretty thing, a beam of sunlight, but a terrible lot of dust.(Galsworthy,107).
2) Being set ashore, with very little money in their pockets, and no definite plan of
operation in their heads, they sought out a cheap tavern. (Ch. Dickens.Martin
Chuzzlewit, 149).
1) Кабир гирди њавлию боѓи фаќирона лањзае чанд гашт,
вале ба дарун надаромад. (Б.Фирўз, 80).-Кабир некоторое время
прохаживался по бедняцкому двору, но не зашел внутрь дома. (Б.Фируз, 80).
2) Ман њам аз дарун истода кор мекардам, ба дўстонам мадад
мекардам, лекин нашуд. (Љ.Икромї. Тахти вожгун, 144). - Я
тоже, находясь внутри, работал, помогал своим друзьям, но все равно
ничего не получилось. (Дж.Икроми. Свергнутый трон, 144).
В этих четырех предложениях из сопоставляемых языков союзы but-
аммо, вале, лекин (но) служат для установления связи между однородными
членами простых предложений с противительной семантикой.
Однако в следующих предложениях эти противительные союзы служат
для установления связи между предикативными компонентами состава ССП.
Например: 1) Якљоя тањтўл кардем, вале сўњбати мо
ширанагирифт. (Ф.Муњаммадиев. Асарњоимунтахаб.љилдиII ,
17). -Мы собрались вместе, но наша беседа не клеилась. (Ф.Мухаммадиев.
Избранное. Том II ,17).
2)Ман шумороњурмат дорам, лекин барои муњаббати худро
бахшидан ин кам аст. (Б. Фирўз, 56). - Я уважаю Вас, но этого
мало, чтобы подарить Вам свою любовь. (Б. Фируз, 56).
1) At first I worried with every step I took, but in a week or so it was only a job. (J.
Steinbeck. Winter of Our Discontent, 112).
2) She must have come to the store before Good Friday, but I could not remember
it. (J.Steinbeck. WinterofOurDiscontent, 113).
Архисема этих союзов - это значение обманутого ожидания. [89, с.30].
Под обманутым ожиданием следует понимать то, что говорящий
констатирует какое-то событие материальной действительности, которое
совершилось или совершается, но вопреки этому событию в материальном
мире происходит другое событие, которое оказалось противоположным
первому событию. Именно второе событие не ожидалось, но вопреки воле
субъекта оно осуществляется в экстралингвистической ситуации. Например:
1) Дар Бухоро бањор омада буд, латофати он дар њама љо
мушоњида мегардид…вале лаккањои абри сиёњ гоњо осмони
нилгунро пўшидан мехостанд…(Љ.Икромї. Тахти вожгун,16).
2) She turned to go, but Kohler cut her off. (D.Brown,100).
В таджикском примере в первой части ССП сообщается о приходе
весны в Бухару и о распространении её благоухания повсюду, а во втором
предложении говорится об опасности распространения черных туч над
небом, что является неожиданностью.
В английском примере в первом предложении говорится о том, что она
повернулась, чтобы уйти, а во втором предложении сообщается о
неожиданном событии – о преграждении её пути Колером.
В различных источниках по английскому, русскому и таджикскому
языку упоминается несколько других дополнительных семантических
оттенков, выражаемых указанными союзами таджикского и английского
языков, ими являются:
1) значение несоответствие в норме;
2) противительно-уступительное значение;
3) противительно-сопоставительное значение;
4) противительно-ограничительное значение;
5) противительно-возместительное значение;
6) распространительно-присоединительное значение;
7) альтернативное значение;
8) причинно-следственное значение;
9) сравнительно-разделительное значение;
10) сравнительно-изъяснительное значение.
Семантические оттенки и типы отношений, которые проявляют эти
союзы, реализуются поддержкой контекста в структуре простого и сложного
предложений. Ниже проанализируем особенности проявления этих значений
и отношений, выражаемых этими союзами в структуре ССП таджикского и
английского языков, и попытаемся выявить изоморфизм и алломорфизм на
уровне ССП английского и таджикского языков.
Анализ начнем со следующих двух примеров из сопоставляемых
языков. Например: 1) He felt the blood crawl in his vein, but controlled himself
and closed the door softly behind him.(J.London,48).
2) They are both under the same roof, but the two classes of boys never come in
contact. (Ch. Dickens. American Notes, 54).
1) Сафар якбора оташин шуд, вале њамоно худро ба даст
гирифт. (С.Турсун,5). - Сафар неожиданно пришел в ярость, но тут
же взял себя в руки. (С.Турсун,5).
2) Вай як умр аз дигарон худро боаќлтарузирактар
мењисобид, аммоохируохирон ба ин њол афтоданаш ўро алам
кард. (Б.Фирўз, 64).
В первом английском примере сообщается о трех фактах, которые
произошли с одним и тем же субъектом. Субъект упоминается только один
раз – в первом предложении, в последующих двух предикативных
конструкциях носитель предикативного признака эллиптирован, поэтому
данное предложение относится к разряду эллиптированных
сложносочиненных предложений. Между первой и второй предикативной
конструкцией обнаруживается противительное отношение, а третья
предикативная группа находится с предыдущей предикативной конструкцией
в соединительном отношении, а не в противительном.
Во втором английском примере имеются две предикативные
конструкции, каждая из которых обозначает отдельную
экстралингвистическую ситуацию. Вторая экстралингвистическая ситуация
противопоставляется первой экстралингвистической ситуации.
В этих двух английских примерах союз but служит для
противопоставления двух простых предложений, выражающих две
оппозитивные экстралингвистические ситуации.
В таджикском примере также имеется эллиптическое
сложносочиненное предложение, так как у второй предикативной
конструкции «њамоно худро ба даст гирифт» (быстро взял
себя в руки) усечено подлежащее, которое можно восстановить из
предыдущего предложения, им является слово «Сафар», которое можно
заменить личным местоимением «ў» (он). В таком случае вторая
предикативная группа выглядит следующим образом «Ўњамоно худро
ба даст гирифт». Следует отметить, что и без присутствия
местоимения «ў» (он) субъект данного предложения можно определить на
основе нулевой морфемы у словоформы «гирифт» (взял), которая
противостоит морфемам –ам (гирифтам) и «ї» (гирифтї).
И в этом эллиптированном сложносочиненном предложении
описываются два события: первое – Сафар вдруг разгорячился, второе –он
взял себя в руки. И эти две ситуации исключают друг друга, поэтому между
этими двумя предикативными группами обнаруживается противительное
отношение, которое выражается при помощи союза «вале (но)».
Содержанием этого отношения является противопоставление двух событий,
происшедших с одним субъектом.
Во втором таджикском примере также имеется два простых
предложения, у каждого из которых имеется свой субъект и предикат.
Каждое из этих простых предложений описывает отдельное событие
материального мира. Между этими двумя событиями (он считал себя умным
и смышленым; попадание в неловкое положение причинило ему боль)
чувствуется противительное отношение. Противительное отношение между
референтами этих двух событий находит свое выражение при помощи
противительного союза «аммо».
Следует отметить, что союзы «аммо, вале, лекин» как средство
установления противительных отношений между отдельными
предикативными конструкциями таджикского языка являются общим
эквивалентом английского союза but. Они являются абсолютными
синонимами.
Из анализа двух примеров из каждого языка можно прийти к
заключению о том, что в обоих языках в сложносочиненных предложениях
семантика одного предложения может быть противопоставлена семантике
другого. В таких случаях следует говорить о полном противительном
отношении между предикативными конструкциями состава ССП.
В сложносочиненных предложениях могут противопоставляться по
содержанию не сами предикативные конструкции, а их компоненты.
Например: 1) Not many children could say they remembered the day they met
their father, but Vittoria Vetra could. (D. Brown, 59).
2)
Раисдилпуразонкипиразансуханиўрорадкарданаметавонад,
баякхонаихолїдаромада, бокампирхелеваќтњамгапшуд,
аммосуханашқўрнагирифт. (Б.Фирўз,72).
В английском примере имеются три предикативные конструкции.
Между первой и второй предикативной конструкцией функционирует
субординативное отношение, и между первой и второй предикативной
конструкциями, с одной стороны, и третьей предикативной группой - с
другой стороны, наблюдается противительное отношение. Здесь один
субъект противопоставляется другому субъекту, т.е. понятие много детей
противопоставляется понятию одного лица –Виттории Ветры, и такое
противительное отношение между двумя носителями тождественного
предикативного признака (couldsay) находит свое выражение при помощи
противительного союза but.
В таджикском примере имеются три предикативные конструкции,
вторая из которых (ба як холї даромада, бо кампир хеле ваќт
њамгап шуд) имеет эллиптическую структуру. Между второй и третьей
предикативной конструкцией наблюдается противительное отношение,
которое устанавливается благодаря союзу «аммо (но)». Здесь не
противопоставляются две мысли, выраженные второй и третьей
предикативной конструкцией, - противопоставление идет между двумя их
компонентами: њамгап шудан (заговорит, разговориться), ќўр
нагифтанисухан (не склеиваться о разговоре).
Как явствует из анализа этих примеров, в ССП с противительным
отношением между его частями противопоставляться могут не только две
мысли, но и отдельные компоненты двух мыслей, т.е. могут сопоставлятся
лексические компоненты предикативных групп состава ССП. Эти
лексические компоненты могут выступать в синтаксической функции
различных членов предложения. В данном английском примере
противопоставлены два подлежащих, а в таджикском примере в оппозиции
стоят сказуемые вышеуказанных простых предложений состава ССП.
Такие синтаксические образования следует назвать
сложносочиненными предложениями с частичным противительным
отношением. Например: 1) Professor Robert Langdon had seen some strange
things in his life, but this was the strangest.(D.Brown,22).
2) Имрўзавоќеае, кидарТошкентрўйдодазинљумлааст,
лекининвоќеањовоќеањоиохириннестанд…(С.Айнї. Одина, 107).
В английском примере противопоставление идет по линии понятия
вещи (things). В первом простом предложении сообщается о некоторых
странных вещах, а во – втором простом предложении этим вещам
противостоит другая, ещё более странная вещь. Слово вещи (things) в первом
предложении выполняет функцию дополнения, а во – втором предложении
указатель понятия вещь – слово thisвыступает как подлежащее второго
простого предложения. Как видно, слово-дополнение противопоставляется
слову - подлежащему.
В таджикском примере противопоставление идет между словами
«воќеае» (событие) в первом предложении со словом «ин
воќеањо» (эти события) во – втором простом предложении. Эти
словоформы в обоих предложениях выступают в синтаксической функции
подлежащего. Следовательно, в данном предложении противопоставление
идет по линии субъектов двух высказываний, образующих
сложносочиненное предложение.
ВпредложенииVittoria began to speak but was interrupted.(D.Brown,5)
оппозиция идет по линии сказуемых begantospeak и wasinterrupted, причем,
первая предикативная конструкция является полноценной, а вторая –
эллиптической.
Наш материал свидетельствует о том, что в ССП с полным
противительным отношением между предикативными конструкциями ССП
могут выражаться и некоторые другие типы отношений:
1) …офтоб пас аз як соати баромадани худаш боз фурўрафт,
лекин дар атрофии баромадгоњи худ фурў рафт.(С. Айнї.
Дохунда, 82).
2) He was seventy-one, but one could always dwell on Timothy. (Galsworthy,73).
И в английском, и в таджикском примерах между простыми
предложениями состава ССП обнаруживается изъяснительное отношение,
которое ощущается в английском примере ярче, чем в примере на
таджикском языке.
В приведенных примерах между предикативными компонентами в
структуре ССП наблюдается также и причинно-следственное отношение, о
чем свидетельствуют следующие примеры: 1) Њатто баъзе ќисмњоро
кушода диданд, вале боз чизи шубњаноке пайдо накарданд.
(П. Толис. Њикояњои дањсол, 34).
2) He struggled to keep up, but his legs felt like stone. (D. Brown, 3).

Вдвухследующихсложносочиненныхпредложенияхтаджикскогоианглийского
языковмеждупредикативнымиконструкциямиобнаруживаетсясовсемдругойсе
мантическийоттенок: 1) Women then were defended up to the nines, but you
knew just as much about them as you do now – and that’s precious little.
(Galsworthy, 57).
2) …дардунёзанонењастанд, кидарравшаниирўз,
дарназариодамонбасобекамукост,
хушбахтухушњолљилвамекунанд,
валењаминкибакулбаихилватихудќадамменињанд,
чїмиќдоршиканљаирўњїонњорофаромегирад,
аламњомекашанд,
валеазонуќубатбакасеёроидањонкушоданнадоранд.(Б.
Фирўз, 75).
В этих примерах в рассматриваемых языках наблюдается
противительно-сопоставительная семантика, при этом сопоставительная
семантика проявляется несколько слабее, чем противительная семантика.
В работе Л.Х.Лустрэ отмечаются некоторые другие семантические
отношения между предикативными компонентами сложносочиненных
предложений. [74, с.41]. К ним относятся следующие семантические
отношения:
1) противительно-ограничительноеотношение: Sorry to bother you with all
this, but I had to say it. (Cronin, 69) - Бубахшед,
кибоњамаиинхараљумараљшумороташвишдодам,
валемебоист, киманинробашумогўям.(перевод информантов).
Как видно из английского примера и его перевода, между
предикативными группами состава сложносочиненных предложений
наблюдаются два типа отношений, с одной стороны имеет место идея
противительности, которая расширяется ограничительным значением, а с
другой – к противительному отношению добавляется изъяснительное
отношение.
2) противительно-возместительное отношение.
Например: His face was pale, but his chin had a firm line. (Cronin, 69) –
Рўяшрангпаридабуд, валеболоиљоѓашчуќурчаиамиќедошт.
(перевод информантов).
Здесь противительная семантика усложнена возместительным
значением. При этом первое значение преобладает над вторым.
3) противительно-уступительноеотношение.
Например: It might not be orthodox medicine, but it was the best he had ever
know. (J.Cronin, 53) – Иншоядтабобатимўътаќиднабошад,
валеинлањзаибењтариебуд, киўќабландучорашнашудааст
(переводинформанов).
В этом примере противительная семантика совмещена с
уступительным значением.
4) распространительно-присоединительное отношение, которое
наблюдается во многих ССП. Например: 1) He was early and he knew it, but he
could not wait a moment longer. (J.Cronin, 75)–
Вайбарваќтомадабудваинроўмедонист,
валеўнаметавонистдигаринтизорїкашад. (переводинформантов).
2) He saw the glance, but he gave no sign, for amount the things he had learned
was discipline. (J.London, 19)– Вайнигоњиўродид,
валебаинэътиборнадод,зеродарбайничизњое, киўомўхтабуд,
яктартиботимуайянбаназармерасид.(перевод информантов).
В этих предложениях противительное значение союза but ослабляется.
Вторая часть конструкции приобретает распространительно-уточняющий
характер, а союз but выступает в присоединительной функции.
Таким образом, следует разграничить два типа сложносочиненных
предложений с союзами but, аммо, вале, лекин. К первому типу относятся
такие ССП, в которых противопоставляются две мысли, ко – второму ССП, в
которых противопоставляются отдельные лексические компоненты состава
предикативных конструкции ССП.
Между предикативными компонентами первого типа ССП возникают
некоторые типы семантических отношений, которые являются основными.
Кроме них встречаются и дополнительные отношения ССП, которые
выражаются не только при помощи связующего элемента-союза butи его
трех таджикских синонимичных единиц: аммо, вале, лекин, но и при
участии лексических компонентов состава предикативных групп,
включенных в ССП.
2.2.2. Союзyet
У союза yet имеется свой омоним «yet», который относится к разряду
наречий со значением «еще, все еще». Очевидно, слово yetв качестве союза
произошло именно от этого наречия. Данный союз служит для установления
связи между предикативными компонентами сложносочиненных
предложений английского языка. Например: 1) “Ihave lived a long life among
warriors, and know many a brave one, yet have I never seen a man like unto thee”.
(H.R.Haggard, 156) –
Мансолњоидарозиумрамродарбайниљанговаронгузаронидам
вабисёреазонњоромедонам,
бовуљудионманњаргизмардеромислишумотоњолнадидаам.
(перевод информантов).
Как видно, союзyet соответствует таджикскому составному союзу бо
вуљудиин, бо вуљуди он. Данные образования профессор Ф.К. Зикрияев
«называет вторичные союзы обстоятельства»[44]. Мы считаем
целесообразным номинировать эти единицы союзными наречиями, так как
здесь наречие как часть речи переходит в разряд другой части речи – союзов,
что произошло и с английским наречиемyet, перешедшим в разряд союзов. И
английский yet, и таджикский бо вуљуди ин, илибо вуљуди
онвыражает противительное отношение между двумя предикативными
конструкциями сопоставляемых языков. В данном союзе чувствуется
семантика уступительности, о чем свидетельствует следующий пример из
таджикского языка: Гарчанде торикї фаромада, дењаро чандон
хуб дидан имкон надошт, бо вуљуди он кўчаи дароз ва
хонањои чоркунљаи чўбини онро мушоњида намудан мумкин
буд.(Ф.Ниёзї. Њарбешагумонмабаркихолист, 336) – It was hardly
possible to see the settlement, because of the fallen darkness, yet one could notice
its long streets withsquare wooden houses.(перевод информантов).
Из данного примера следует, что таджикское союзное наречиебо
вуљуди онпередано посредством английского союза yet. В обоих языках
между двумя предикативными конструкциями наблюдается противительно-
уступительное отношение.
Кроме указанного семантического оттенка, предикативная
конструкция, стоящяя после английскогоyet и таджикскогобо вуљуди ин
(он), выражает новую, важную мысль, противостоящую первой мысли,
выраженной посредством предыдущей предикативной конструции.
2.2.3. Союзstill
Данный союз можно перевести на таджикский язык как бо вуљуди ин
(он), ба ин нигоњ накарда, ба њар њол (несмотря на…). Например: He’s
treated yor badly; still he’s your brother and you should help him. (Hornby,1261)
–Ўбатубадмуносибаткард,
баиннигоњнакардатубоядбаўёрїдињї, ўбародаритуст.
(перевод информантов).
В этих двух предложениях английский союз still и его таджикский
эквиваленты бо вуљуди ин, ба ин нигоњ накарда служат для
установления противительного отношения между простыми предложениями
состава сложносочиненного предложения. Эти языковые единицы
сопоставляемых языков привносят оттенок противительности в отношения
между двумя предикативными конструкциями и выражают дополнительную
семантику уступительности. Союзы stillи yet и их таджикские эквиваленты
являются синонимами, по степени употребительности английский stillи
таджикскийба ин нигоњ накарда (несмотря на это) иба њар
њолуступают союзуyet и его таджикским эквивалентам.
2.2.4. Союзotherwise
Таджикским эквивалентом данного противительного союза является
таджикский союз њам, вагарна(тоже, иначе). Например: 1) The rent is
high, otherwise the house is fine. (R.Hornby, 875) –
Нарзииљорапулиашбаландбошадњам,
манзилгоњолиљанобаст.(перевод информантов)
2) Ба толеъи Одина хайрият ки Шоњмирзо буд, вагарна дар
рўзњои вазнин ќурбони нахустин ўмешуд.(С.Айнї. Одина, 111)
– To Odina’s good fortune there was Shohmirzo there, otherwise in those hard
days he would have been the fierst sacrice. (перевод информантов).
Как видно из этих примеров, английскому союзу
otherwiseсоответствуют два союза - њам и вагарна. У этих союзов двух
языков обнаруживается противительно-уступительная семантика. При их
употреблении совершение первого действия считается необходимым
условием совершения второго действия, второе действие может не
совершиться. Например: 1) Ман Давлатро њам бо худ менирам,
вагарна вай дар инљо танњо метарсад, -гуфт Даря.
(Р.Љалил.Асарњои мунтахаб.љилди II,106) - “I’lltakeDavlatwithme,
otherwisehe’llbeafraidbeingalone- saidDarya ” (перевод
информантов).
Следует отметить, что эти союзы сопоставляемых языков
употребляются в письменно-литературном речи, поэтому сфера их
использования довольно узка.
2.2.5. Союз while
Данный союз английского языка является многофункциональным. Он
употребляется по большей части как подчинительный союз для введения
придаточного предложения времени. В функции сочинительного союза он
употребляется реже. Данный союз переводится на таджикский язык
союзомњол он ки.Например: 1) He had been suffocating in that atmosphere,
while the apprentice’s chatter had driven him frantic. (J.London, 61) –
Дарчунинвазъиятўзиќќинафасистодабуд, њолонкичаќ-
чаќишогирдонўроасабонїкардабуд. (переводинформантов).
2)
Азрўињисобиохириндењќононбоядгандумашонпанљманмеомад,
њолонкиазчормантахминанякпудзиёдитїмекард. (С.Айнї.
Дохунда, 24) –According to the peasants’ last calculation their wheat weghed
640 killogramms, while actually it was about 512 killogramms.(перевод
информантов).
Как явствствует из двух примеров на таджикском и английском языках
и их переводов, союз while и его таджикский эквивалентњол он ки
связывают две предиктивные группы состава ССП с противительной
семантикой, которая обогащается уступительной семантикой. Эта
противительно-уступительная семантика опирается не только на эти союзы,
но и на контекст.
Следует отметить, что и эти союзы сопоставляемых языков
характеризуются узкой сферой употребления в художественном тексте.
2.2.6. Союзwhereas
Таджикским эквавалентом данного союза является союзное слово њол
он ки. Эти два эквивалентных союза служат для установления связи между
предикативными компонентами состава ССП. Например: 1) She had been
anxious enough to get the job - whereas Turgis …lived in lodgings here in
London. (J. Priestley, 49).
2) …агаринкасробахонаатбарї, њељнабошад,
якаспсаворкарданатдаркор, вањолонкитуаспнадорї.(С. Айнї.
Дохунда, 40).
Английское ССП переводится на таджикский язык следующим
образом: Ўхеле мехост дар ин љо кор ёбад, њол он ки Тургис
дар инљо – дар Лондон дар хонаи иљора зиндагї мекард.
(переводинформантов).

Таджикскоепредложениеванглийскомязыкесоответствуетследующимуанглий
скомупредложению: If you invite him to your house, you must at least present
him with a horse, whereas you have not got any horse.(перевод информантов).
Оригинальные примеры и их переводы говорят о том, что whereasи
њол он ки (ва њол он ки) являются абсолютными эквивалентами.
Оба эти союза, связывая компоненты ССП, устанавливают между ними
противительно-уступительное отношение.

2.2.7. Союзhowever
Данному союзу в таджикском языке соответствует союзбовуљуди
он ки, њар чанд ки. Например: However I approached the problem, I
couldn’t find a solution.(A.Hornby,580) –Бо вуљуди он ки нўги
муамморо ёфтам, онро њал карда натавонистам. (перевод
информантов).
Как видно, английский союз however, выражая противительное
отношение между двумя мыслями, переводится на таджикский язык союзом
бо вуљуди он ки.
Теперь рассмотрим таджикский пример и его английский перевод: Бо
вуљуди он ки вай дар он мањалла хонаву дар дошт, вай дар
хонаи занаш паноњ ёфт. (Љ.Акобиров,98) – However, he had got a
home in that settlement, he settled in his wife’s dwelling.(перевод информантов).
Перевод показывает, что таджикский союзбо вуљуди он
кисоответсвует английскому however.
В отличие от других противительных союзов, эквивалентные единицы
howeverибо вуљуди он кистоят не в середине, а в начале
сложносочиненного предложения. Эти союзы, кроме противительного
значения, обладают некоторой уступительной семантикой, они указывают на
две противоположные мысли.
2.2.8. Союзnevertheless
Данный английский союз служит для противопоставления одного
события другому, совершившемуся вопреки другому действию. Например:
Caddie was really rather a silly creature, but nevertheless she contrived to have
quite an amuzing, even exciting time. (J.Priestley, 172).
Данное предложение переводится на таджикский язык следующим
образом:Кэди дар њаќиќат як шахси анча нодон аст, бо вуљуди
он ў мекўшид, ки ваќташро хушу хурсандона гузаронад.
(перевод информантов).
Из перевода вытекает, что эквивалентом английского nevertheless
является таджикский противительный союзбо вуљуди ин (он) или
ба њар њол (тем не менее).
Теперь обращаемся к таджикскому примеру и его английскому
переводу:Зиндагї барояш рангину гуворотар менамуд, бо
вуљуди он ки кораш хеле вазнин буд.(Љ. Акобиров, 101) –
Nevertheless her job was hard, life seemed intresting and pleasant for her.
(перевод информантов).
Данный таджикский пример и его английский перевод
свидетельствуют о том, что союзыneverthelessибо вуљуди онявляются
эквивалентными. Они обозначают противительно-уступитальное отношение
между предикативными компонентами состава ССП.
2.2.9. Союзбошад
В источниках по таджикскому языку Ф.К. Зикрияев [44, с.87];
«Грамматикаи Забони адабии њозираи тољик. љилди 3» [32, с.36]
упоминается словоформа бошад с её парадигмой, которая считается
противительным союзом. Статус этой единицы считается спорным, поэтому
нам хотелось бы выразить своё мнение по этому поводу и определить
английский эквивалент этой единицы. Нам представляется, что бошам,
бошї, бошед, бошандникак нельзя считать союзом, так как союз
является неизменяемой частью речи, а указанная языковая единица
спрягается по лицам и числам:ман бошам, ту бошї, вай бошад,
мо бошем, шумо бошед, онњо бошанд.
Данная языковая единица выполняет вводящую функцию, поэтому
образование с будан (быть) в указанных случаях следует отнести к вводным
компонентам предложения, которые не должны включаться в разряд
противительных союзов. В качестве доказательства приведем следующие
примеры из монографии Ф.К.Зикрияева [44, с.88]: Обу њавои Зарчашма
аз шањр дида басе салќинтар буд, шабњояш бошад, њатто
хунук мешуд. (П.Толис. Повестњовањикояњо, 139) – The weather
in Zarchashma was cooler than in the city, as for its nights, it was even cold.
(перевод информантов).
Как видно, таджикский оборотшабњояш бошад(ночи были)
переводится на английский язык вводным оборотом asforitsnights. Поэтому
мы рекомендуем исключить словоформу бошад в образованиях указанного
типа из числа союзов. Данная единица служит не для противопоставления
двух мыслей, а для выражения значения дополнительности. Это значит, что
предложение, которое стоит после этого оборота, служит для дополнения
предыдущей мысли.
Таким образом, в сопоставляемых языках функционируют около
десяти противительных союзов, между которыми существует полная
эквивалентность.
Основное значение этих союзов – выражение противительных
отношений, которые в ряде случаев могут сочетаться с уступительными
отношениями.
Следует отметить, что некоторые союзы этого разряда (but - аммо,
вале, лекин) служат не только для выражения противительного отношения
между предикативными компонентами состава ССП, но и для
противопоставления отдельных лексических компонентов (глаголов) состава
простых предложений, образующих сложносочиненные предложения.
Следует отметить, что в некоторых случаях одному английскому союзу
соответствует два – три таджикских союза и наоборот.
В целом между сопоставляемыми языками в этой сфере ССП
наблюдается больше изоморфизма, чем алломорфизма.
2.3. ССП с разделительными союзами в английском и таджикском
языках
Число разделительных союзов в английском языке ограниченно. Сюда
относятся английские союзы orиeither … or. Напротив, в таджикском языке к
данному разряду относится несколько союзов. Сюда входят: ё (или), ё…ё
(или…или), ё ки (или же), ва ё ин ки (либо же), ё ин ки (либо) [44, с.99].
Среди этих союзов в сопоставляемых языках наиболее
употребляемыми являются английский союз or и таджикский союз ё,
поэтому начинать анализ целесообразно именно с них.
2.3.1. Союзы or и ё
Эти союзы сопоставляемых языков могут служить для установления
связи как между членами простого предложения, так и между
предикативными конструкциями сложносочиненного предложения.
Например: 1) They weren’t noble or menacing or proud or funny.
(Steinbeck.Winter of our Discontent,65).
2) To come into the same room with him, or to meet him at the door, was to take
heart of life. (J.London, 90).
1) Инњогалаиоњувонанд,
кибодиданисайёдёбошуниданисадоимилтиќбаякборагїрамид
анд.(С.Айнї. Дохунда,11). - Этобыластаяоленей,
котораяувидевохотникаизаслышавзвукружья, вскинуласьипомчаласьпрочь.
(С.Айни. Дохунда,11).
2) – Худатон одами пурдида, роњи хизматгор кор
фармуданро хуб медонед «ё ба зўрї, ё ба зорї, ё ба зар»
гуфтаанд, љояш ояд, пўписа кунед. (С.Айнї. Дохунда,143). - Вы
сами опытный человек, хорошо знаете, как заставить работать слуг, как
говорится «или силой, или просьбами, или подарками», а если надо, то
можете и прикрикнуть. (С.Айни.Дохунда,143).
Приведенные пары примеров из таджикского и английского языков
свидетельствуют о том, что английский союз orи таджикский союз ё служат
для установления альтернативного отношения между двумя или более
понятиями, входящими в состав простого предложения. Это значит, что
соединительный потенциал этих союзов в простом предложении не
ограничен, т.е. с их помощью можно соединить энное количество слов.
Несмотря на количество альтернатив, предполагается выбор только одной из
них. Союзы or и ё широко употребляются также для соединения
предикативных компонентов состава сложносочиненного предложения.
Например: 1) Чї шудааст? Осмон омада ба замин начаспидааст,
ё замин фурўнарафтааст! (С.Айнї. Дохунда, 18). – Что случилось?
Небо рухнуло на землю или земля провалилась! (С.Аёни.Дохунда, 18).
2) – Ќурбон, ба ман гўш дењ,- гуфт сарбоз, - ё додаратро
ёфта медињї, ё як одам харида медињї ва ё худат сарбоз
мешавї. (С.Айнї, 161).-Курбон, послушай,- сказал солдат, - либо ты
отыщешь своего брата, либо купишь одного человека, либо сам пойдешь в
солдаты. (С.Айни,161).
1) I don’t know how I got there, or what possessd me to go there, but there Iwas.
(Ch.Dickens. American Notes,19).
2) I think it was the boatswain: or it may have been the pump: or possibly the cow.
(Ch.Dickens.AmericanNotes, 19).
В первом таджикском примере ССП состоит из двух предикативных
конструкций. Между ними наблюдается параллелизм и их видо-временной
план тоже однороден - прошедщее повествовательное время. В данном
предложении у союза ё (или) альтернативная семантика осложняется
противительной семантикой, это связано с отрицательной формой глаголов-
сказуемых двух простых предложений. Такого типа простые предложения
относятся к разряду повествовательных.
Во втором примере, наоборот, простые предложения состава ССП
являются побудительными, однако подобно первому предложению и здесь
наблюдается структурный параллелизм. В отличие от первого примера здесь
в состав ССП входят четыре альтернативы, которые соединены при помощи
трех союзов ё, что подтверждает открытый характер таких ССП. Это значит,
что сюда можно добавить энное количество альтернатив. В данном ССП
собеседник, к которому направлено данное побуждение, может выбрать одну
из этих альтернатив или что-то другое по своему усмотрению.
В первом английском примере имеется сложносочиненное
предложение с подчинительной и сочинительной связью. Здесь два
дополнительных придаточных предложений связаны при помощи одного
союза or. Между этими единицами образуется структурный параллелизм.
Временной план предикативных единиц тоже тождественен, т.е. оба
сказуемых употреблены в форме прошедшего неопределенного времени.
Во втором английском примере имеются четыре предикативные
группы, последняя из которых обладает эллиптической структурой. Здесь
усечены подлежащее и часть сказуемого (глагол-связка с модальным
глаголом may в форме настоящего перфекта). Это значит, что последняя
предикативная группа должна иметь следующую структуру:
Itmayhavebeenpossiblythecow. Три последующие предикативные
конструкции, будучи придаточными дополнительными предложениями,
подчиняются главному предложению Ithink. Как видно, из этих двух
английских примеров, что распространенная в лингвистике точка зрения о
том, что в состав ССП входят самостоятельные придаточные предложения,
не всегда отражает действительное положение вещей, ибо в приведенных
иллюстрациях предикативные единицы, связанные при помощи союза or, не
является самостоятельными, они подчиняются соответственно главному
предложению - Idon’tknowи Ithink в качестве придаточных предложений. В
этом ССП имеются три относительно независимых клоза (clause), связанные
при помощи двух союзов or и между ними обнаруживается альтернативное
отношение. Кроме того, здесь можно усмотреть и перечислительную
семантику.
Анализируя по два примера из сопоставляемых языков, становится
ясно, что союзы or и ё являются абсолютными эквивалентами, они способны
соединять друг с другом две или более предикативные единицы. Например:
1) And I asked to take certain precaution, or let me resign my berth. (Stevenson,
68)– Ваманазшумохоњишмекунам,
кичорањоимуайянандешидёбигзоредманазљоихобаммањрум
шавам.(Стивенсон, 71).
2) Вайдушворииинсупоришроандакењаммулоњизанамекард,
ёвуљудашроњиссиљасоратфарогирифтабуд.
(М.Наљмиддинов, 25) – He did not imagined the difficulty of this task a
little, or the feeling of courage seized his mind.(перевод информантов).
Как явствует из этих переводов, таджикский союз ё (или) является
эквивалентом английского союза or и наоборот.
Таким образом, союз orи его таджикский эквивалент ё могут
соединять две или более предикативные конструкции в одно ССП. Такие
сложные предложения носят открытый характер, т.е. их можно расширить.
В подавляющем большинстве случаев такие предикативные структуры
можно поменять местами. Эти союзы, соединяя простые предложения,
выражают в основном два типа отношений: первое – отношение
альтернативности двух или более описанных ситуаций, второе – отношение
выбора одной из предложенных ситуаций. Иногда, в случае
многокомпонентности предикативных структур между ними может
обнаруживаться перечислительное отношение.
Зачастую между предикативными единицами наблюдается
структурный параллелизм и однородность видо-временного плана
предикативных конструкций.
Эти союзы обладают фиксированным местом, они стоят между
предикативными конструкциями.
2.3.2. Союзeither … or и его таджикский эквивалент ё…ё.
Указанные союзы двух языков способны связывать либо
альтернативные компоненты простого предложения, либо альтернативные
предикативные единицы ССП. Например: One of them will have to go, either
Turgis or Miss Matfield. (J.Priestley, 45).
2) Ёазсардииобёазтарсваёазњардуљавонмеларзид.
(Р.Љалил.Асарњои мунтахаб, љилди II, 226). -Парня трясло либо
от холода, либо от страха, либо от того и другого. (Р. Джалил. Избранное.
Том II, 226).
В английском примере either … or служит для установления связи
между подлежащими Turgis и MissMatfield, а в таджикском примере союз
ё…ё исползуется для установления связи между дополнениями.
В следующих примерах эти союзы служат для связи между
предикативными конструкциями состава ССП. Например: I’d either knock him
down or he’d have to knock me down. (J.Priestley, 418).
2) ЁГулнорпешиўмеоядваёўпешиГулнормеравад. (С.Айнї.
Дохунда, 163).
В примере на английском языке имеются две предикативные
конструкции, которые связаны при помощи союза either … or. В отличие от
союза or коррелятивный союз either … or служит для установления связи не
двух предикативных единиц, а членов двух простых предложений. Здесь в
качестве альтернативных единиц выступают подлежащее I первой
предикативной конструкции и подлежащее he второй предикативной
конструкции. Это значит, что действия ударить (knock) соверщается либо
денотатом подлежащего первого предложения, или денотатом подлежащего
второго предлжения.
Следует отметить, что междуeither и orнаблюдаются коррелятивные
отношения. Касаясь этого вопроса И.П.Конькова утверждает, что союз either
… or указывает также на возможность выбора и сохранения при этом выборе
только одного из соединямых этим союзом членов предложения (выделено
нами). При союзе either … or связь между членами предложения теснее за
счет корреляции. [66, с.101].
Следует особо подчеркнуть, что союз either … or служит не для
соединения двух мыслей, а для установления связи между двумя понятиями,
фиксированными в составе двух разных экстралингвистических ситуаций.
Что касается таджикского примера, то здесь ё …ё как эквивалент
английского коррелятивного союза также служит для установления связи
между двумя членами простых предложений, образующих
сложносочиненное предложение. В предложении в качестве альтернатив
выступают подлежащее Гулнор первой предикатиной единицы и подлежащее
ӯ (он) второй предикативной единицы. Так же, как в английском языке, и
здесь альтернативно выступают не две раздельные ситуации, а два сегмента
двух ситуаций материальной действительности. Подобно английскомуeither
… or между этими двумя ё обнаруживаются коррелятивные отношения.
Следует подчеркнуть, что в таджикском языке расщепленный союз ё…
ё в приведенном выше предложении резко отличается от многократного
использования ё в предложениях следующего типа. Например:Дар он
ваќтњо ё автомашинањо кам буданд ё ба машинањо савор
кардани кулаконро муносиб надиданд. (Р.Љалил.Асарњои
мунтахаб.љилди II, 298).
В последнем предложении ё, ё представляют собой два однородных
союза, которые служат для установления связи между тремя предложениями,
описывающими три альтернативные ситуации материального мира. В
предыдущем же предложении ё…ё представляет один, а не два союза.
Данный союз служит для установления связи между отдельными членами
двух предложений, образующих одно ССП. ССП с однородными союзами ё,
ё имеет открытую структуру, а ССП с коррелятивным союзом ё…ё
характеризуется закрытой структурой. Кроме того, между предикативными
единицами ССП с однородными союзами ё, ё, кроме альтернативного
отношения, чувствуется также и перечислительное отношение, чего нет у
ССП с коррелятивным союзом ё…ё.
Таким образом, английскоеeither … or и таджикский союз ё…ё
представляют собой абсолютные эквиваленты.
2.3.3. Союзыё ки, ё ин ки
В таджикском языке функционируют и другие разделительные союзы,
к которым относят ё ки, ё ин ки (или же). Союз ё ки служит для связи
членов простого предложения и предикативных единиц состава ССП.
Например: Мардикорон пахтањои тозашударо ба даруни ин
ќуттї ё ки каљобањо љой мекунанд. (С.Айнї. Одина, 35).
2) Аммо мардикоре аз кор фурў монад, ё ки ба бемории
сахте гирифтор ояд, пудратчии ноинсоф њамон соат аз
хизмат бароварда ба кўчаи нокомиаш меандозад…
(С.Айнї.Одина, 40).
В первом предложении союз ё ки соединяет два обстоятельства места:
ба даруни ин ќуттї, ба даруни каљобањо.Здесь ё ки выражает
альтернативные отношения между этими двумя понятиями. Если перевести
данное предложение на английский язык, то наблюдается следующая
картина: Thetime-workerslaidtheclearedcottonintothisboxorintowork-baskets.
(перевод информантов).
Как видно, таджикский союз ё ки соответствует английскому союзу or.
Во втором примере имеется эллиптированное сложносочиненное
предложение, так как у предикативной единицы, стоящей после союза ё ки,
эллиптировано подлежащее мардикоре(наемный работник), в силу того, что
оно упоминается в первом предложении. Между предикативными единицами
с союзом ё наблюдается альтернативное отношение. Союз ё отдельно
переводится как «или», а в сочетании с «ки» он соответствует русскому
союзу «или же ». Наанглийскийязыксоюзёкипереводитсясоюзомor.
Например: But if a time-worker is leat to work or he seriously falls ill, the
dishonest contractor dismisses him from work.(перевод информантов).
Из этого перевода таджикского примера явствует, что и в составе ССП
таджикский союз ё ки соответствует английскому союзу or.
Вариант ё характерен больше для книжно-литературного языка, тогда
как ё ки носит скорее разговорный характер. И вариант ё, и вариант ё ки
соответствуют одному английскому союзу or.
Наш материал свидетельствует, что составной союз ё ин ки
употребляется исключительно как средство связи двух простых
предложений, образующих сложносочиненное предложение. Например:…
охир мебояд, ки як рўз берун бароям, ё ин ки боз ба ёру диёр
хайрбод гўям…(С.Айнї. Одина, 68).
Составной союз ё ин ки отличается от союза ё ки тем, что «ин» в
составе этого союза служит для подчеркивания мысли, следующей за ним,
иначе говоря, у «ин» в составе этого союза имеется экспрессивная функция,
подчеркивание какой-то идеи. Составной союз ё ин ки переводится на
английский язык посредством союза or, о чем свидетельствует перевод
данного предложения на английский язык:
AtleastitcomesoutthatonedayImustgooutorImustagainsaygood-
byetomyfriendsandacquaintances. (перевод информантов).
Таким образом, в английском языке функционируют два
альтернативных союза –or и either … or. Они служат для установления
разделительного отношения между отдельными членами предложения и
между двумя (either … or, ё ки, ё ин ки) или более (or, ё) предикативными
единицами сопоставляемых языков. Союз either … or и составной союз ё …ё
служат также и для установления связи между членами простых
предложений состава ССП. В данном случае следует, говорить о частичном
альтернативном отношении. В случае же соединения двух мыслей указанные
союзы служат для выражения полного альтернативного отношения.
Двум разделительным союзам английского языка соответсвуют четыре
разделительных союза таджикского языка. Дело в том, что у одного из
английских союзов имеется три таджикских эквивалента, которые являются
синонимичними, и их семантическая разница связана со стилем выражения
мысли.
2.4. Сложносочиненные предложения с причинными союзами в
английском и таджикском языках
Предметы и явления материального мира находятся в постоянном
движении, в ходе которого они вступают в различные взаимоотношения друг
с другом. В ходе этих взаимоотношений происходят различные изменения в
их свойствах. Они могут изменить свою форму и содержание. Измененная
форма или содержание представляет собой результат действия того или
иного предмета над другим предметом. У каждого результата есть причина,
поэтому с философской точки зрения без причины не может быть следствия.
Исходя из этого, в материальном мире причина и следствие являются
неотъемлемой частью материальной действительности.
Человек своими органами чувств, ощущает причинно-следственные
отношения, происходящие между предметами и явлениями материального
мира, и при необходимости сообщает результаты этого чувства какому-
нибудь лицу или лицам. Этот мыслительный процесс реализуется при
помощи языковых средств, среди которых ведущее место занимает сложные
предложения. Посредством предикативных конструкций сложных
предложений сообщается о причине совершения какого-либо события и её
результатах. Это значит, что причина происходящего выражается одной
предикативной единицей, а её результат - другой предикативной единицей.
В англистике до сих пор ведется спор о том, каким типом сложного
предложения выражаются причинно-следственные отношения. Большинство
англистов склонны, считать, что указанный тип отношений реализуется
посредством сложноподчиненных предложений. В частности, утверждается
мысль о том, что причина выражается в форме придаточного предложения, а
следствие - посредством главного предложения. Например: I did it because he
told me to. (A.Hornby, 92) – Инкорроманиљрокадам,
зероонроўфармуд.(перевод информантов).
В данном английском предложении имеется два простых предложения:
первое из них выражает следствие, а второе – причину. Между этими
простыми предложениями обнаруживается подчинительная связь, поэтому
оно является сложноподчиненным предложением, выражающим причинно-
следственные отношения. То же самое наблюдается в таджикском переводе
данного предложения.
В английском языке такое отношение выражается посредством союза
because, а в таджикском языке - при помощи союза зеро (так как, потому
что).
Наряду с предложениями данного разряда имеются сложные
предложения, простые предложения которых связаны путем союза «for».
Статус предложений этого типа стал причиной многочисленных споров в
англистике. Одни авторы считают их сложносочиненными, другие –
сложноподчиненными, а третьи занимают промежуточную позицию. В
частности, профессор Б.А. Ильиш пишет: «1) предложения с союзом for
всегда являются сочинительными, никогда подчинительными не являются; 2)
во всех случаях предложения с союзом for являются подчинительными и нет
существенных различий между сложными предложениями с союзомfor и
because; 3) предложения с союзом for занимают промежуточное положение,
ибо разница между сочинением и подчинением нейтрализуется». [144, с.293].
Такую же мысль выразила И.П. Конькова в своей монографии,
посвященной союзным сложносочиненным предложениям английского
языка, т.е. в начале страницы 183 она for называет сочинительным союзом, а
в конце той же страницы характеризут for как подчинительный союз. Правда,
И.П. Конькова пытается дифференцировать for как два омонимичных соза в
сложных предложениях с различными конструкциями, но и её доводы не
являются достаточно убедительными. Поэтому попытаемся высказать наши
соображения относительно данного союза и найти его эквиваленты в
таджикском языке. В свою очередь, попытаемся охарактеризоватьсложные
предложения таджикского языка с причинно-следственным отношением.
2.4.1. О статусе союзаforи его таджикского эквивалента
В учебниках по английской грамматике у слова for, наряду с
предложной функцией, отмечается также союзная: он считается
соединительным союзом, обозначающим причину [138, с.313] или основание
(причины) [11, с.217].
Данное слово как предлог переводится на таджикский язык словом
«барои», а в качестве союза оно соответствует таджикским словам зеро, зеро
ки, чунки. Напрмер: 1) Have you made a cup of tea for Mrs. Watson. (Hornby,
479) – ОёшумобароихонумВатсонякпиёлачойтайёркардед?
(переводинформантов).
2) We listened eagerly, for he brought news of our families. (ibid, 480) –
Мобаўботаваљљўњгўшкардем,
зероазоилањоямонхабаровардааст.(перевод информантов).
В качестве предлога данная единица употребляется в простых
предложениях перед субстантивным словом для установления
бенификативного отношения с другим словом. Слово for в качестве союза
употребляется между двумя простыми предложениями для установления
причинного отношения между ними.
Как было сказано выше, статус данного союза является
дискуссионным; суть научного спора заключается в том, является ли
forсочинительным или подчинительным союзом. Известно, что для
установления причинного отношения, наряду с союзом for, употребляются
союзы because, as, since и др. Эти последние три союза служат для
установления субординативной связи между главным и придаточным
предложением. Возникает вопрос, в чем разница между союзом for и
союзами because, as, иsince. В источниках по грамматике [139, с.313]; [11,
с.389] for комментируется как сочинительный союз. Тем не менее, на основе
языкового материала у союза for находят также и субординативную
функцию. В связм с этим И.П. Конькова пишет: «Предложения, вводимые
союзом for, весьма неоднородны, и функционально союзfor может выступать
и как сочинительный, и как подчинительный, имея различные структурно-
семантические признаки в том и другом случае». [66, с.183].
Для выяснения такого дуализма в статусе союзаfor обращаемся к
языковым фактам английского языка. Например: 1) ‘Heh-heh-heh!’ laughed
the married man with a hideous effort of appreciation, for he was as irrepressibly
good-humoured under ghastly snubs…(Th.Hardy,86).
2) Christ drove the money-changers out of the temple, for His House should be
called a House of Prayer, and they had made it a den of thieves. (Gadfly, 42).
В этих двух предложениях союз for устанавливает связь последующего
за ним предложения - «hewasasirrepressiblygood-humouredunderghastlysnubs»
с глаголом-сказуемым «Heh-heh-heh!’ laughed» предыдущего предложения,
так как вопрос к последующему за ним предложению исходит от сказуемого
Heh-heh-heh!’ laughed, поэтому вторая предикативная конструкция с союзом
for выступает в качестве обстоятельства причины к данному сказуемому, ибо
«обстоятельство обычно соотнесено с глагольным сказуемым. Иногда оно
относится и к именному сказуемому» [11, с.349]. Данное обстоятельство, в
отличие от обычного обстоятельства, выражено целым предложением.
Поэтому оно называется придаточным обстоятельственным предложением.
Следовательно, здесь союз for выступает в качестве подчинительного
союза, служащего для связи между придаточным предложением причины с
глаголом-сказуемым главного предложения. В данном случае союз for можно
свободно заменить союзом because. В таких предложениях связь между
предикативными компонентами весьма тесная, ибо эти два простых
предложения служат для номинации единой экстралингвистической
ситуации.
То же самое можно сказать в отношении второго примера, так как
предложение, следующее за союзом for, модифицирует глагол-сказуемое
droveout предыдущего предложения, т.к. вопрос ко второму предложению
исходит именно из данного глагола-сказуемого:
WhydidChristdroveoutthemoney - changers? Поэтому и здесь союз for
является подчинительным.
В следующих двух примерах картина выглядит совсем иначе.
Например: 1) ‘ I have tried hard all the time I’ve been thinking; for a marriage
would be very nice in one sense’. (Th. Hardy,38).
2) …Mr. Golspie did not consider that he was sufficiently mellow, for he now
helped himself to another drink. (J.Priestley,11).
Здесь в первом примере союз for устанавливает связь не с
содержанием гдагола-сказуемого первого предложения, а со всем
предикативным комплексом. Поэтому вторую предикативную конструкцию
нельзя считать восполнителем глагола-сказуемого предыдущего
предложения: здесь обнаруживается причинно-следственная связь между
двумя простыми предложениями, независимыми друг от друга в структурном
плане, но тесно связанными по смыслу. Поэтому союз for имеет здесь
сочинительный статус.
Во втором примере союз for также служит дляустановления
причинно-следственного отношения между двумя простыми предложениями.
Поэтому данное предложение является сложносочиненнеым.
Союз for служит для установления двух типов причинно-следственной
связи: первая - обобщенная причинно-следственная связь, и второе - частная
причинно-следственная связь. Первый тип предполагает связь между двумя
простыми предложениями состава ССП; второй тип представляет связь
между придаточным и глаголом-сказуемым главного предложения.
Нас интересует первая функция союза for, т.е. те случаи, когдаfor
служит для конструирования сложносочиненных предложений с причинно-
следственным отношением.
В следующем предложении наблюдается именно данный тип
отношения. Например: 1) The stern window was open, for it was a warm night.
(Stevenson, 87) – Тирезаи тарафи думи кишти кушода буд, чунки
шаб њаво гарм буд. (Стивенсон,93).
Как в английском, так и в таджикском варианте данного предложения
причинно-следственное отношение обнаруживается между двумя
предикативными конструкциями. Первая предикативная группа сообщает о
том, что окно в хвостовой части корабля было открыто, а второе простое
предложение сообщает о причине данного положения окна корабля. В
английском языке данная связь устанавливается при помощи союза for, а в
таджикском языке - посредством союза «чунки».
В ССП с причинно-следственным отношением важным является
сообщение о каком-то событии, а причина, породившая ту или иную
ситуацию, не является первостепенной для слушателя, так как для него не
важно, почему возникла та или иная ситуация. Поэтому вторая часть ССП с
союзом for выполняет изъяснительную функцию, этого нельзя сказать по
отношению к тем простым предложениям с союзом for, которые
модифицируют глагол-сказуемое предыдущего предложения. В данном
случае предложение с союзом for выступает как составная часть
предыдущего предложения, т.е. оно является комплементом глагола-
сказуемого предыдущего предложения.
Таким образом, союз for обладает двойственным характером, так как,
по словам Л.Л. Иофик, в новоанглийском переводе он мог выступать и как
сочинительный, и как подчинительный союз. [51, с.93]. Поэтому союз for в
одном случае обладает соединительно-результативной семантикой (в ССП), а
в другом - подчинительно-результативной семантикой (в СПП).
Следует отметить, что союз for переводится на тажикский язык, либо
как зеро (зеро ки - так как), либо как чунки (потому что). А эти союзы в
таджикском языке рассматриваются как подчинительные. [42, с.414].
Например: 1) Iwouldtellyouwhere, forItrustyou.(Stevenson,78) – Ман-ку дар
куљо будани ин љойро ба ту мегуфтам, чунки ба ту тамоман
дилам пур мешавад.(Стивенсон, 81).
2) That all hands in this here block-house will overhaul my words, for what is
spoke to one is spoke to all. (Stevenson, 140)-
Њамаиодамонишумоаздарунихонагапњоимарошунидаистода
анд, зерокигапибаяккасгуфташуда –
бароињамагуфташудааст.(Стивенсон,148).
Сложные предложения с союзами зеро, зеро ки, чунки в таджикском
языкознании расматриваются как сложноподчиненные предложения с
причинно-следственным отношением. Такое же отношение может
наблюдаться и между компонентами сложносочиненных предложений. В
частности, профессор Ф.К.Зикрияев [44,с.73] отмечает функционирование
ССП со значением причины и следствия. Поэтому, следуя ему, мы также
разграничиваем такой тип ССП, о чем пойдет речь ниже.
2.4.2. ССП с причинно-следственным отношением в таджикском
языке и их эквиваленты в английском языке
К ССП с причинно-следственным отношением относятся такие
синтаксические образования, которые состоят из двух предикативных
конструкций, соединенных при помощи соединительного союза «ва», за
которым следует одно из следующих слов или конструкций:дар натиља
(asaresult), оќибат (asaresult), бинобар ин (он) (that’swhy), аз
ин рў (therefore), барои ин (that’swhy), њамин тавр (that’swhy),
њамин тариќа (that’swhy), нињоят (finally), ба ин сабаб
(forthisreason), аз ин љињат (forthisreason).
В предложениях данного типа первое простое предложение указывает
на причину или условие, а второе выражает результат или следствие первой
предикативной конструкции. В составе второй предикативной конструкции
вышеуказанные слова и конструкции носят обобщающий характер. Они
служат для указания той причины, результатом которой выступает мысль,
выраженная в первой предикативной конструкции. Например: Ман аз
будани инњо хабар надоштам ва бинобар он шуморо ба тўй
хабар карда овардам.(Љ.Икромї.
ДувоздањдарбозаиБухоро,24) – I was not aware of their presence, that’s
why I invited you to the wedding party. (переводинформантов).
2)
Бодиданивайшавњарашбаёдашомадугирякардванињоятбота
саллїдоданиЊалимљонхомўшшуд. (Љ.Икромї. Торианкабут,69) –
On seeing him she remembered her husband and burst into tears and finally she
became still when Halimjon calmed her.(переводинформантов).
3) Маншунидам, ки …
бадармондагонроњинаљотнишонмедињед,
бароињаминљуръаткардамуомадам. (Љ.Икромї. Тахтивожгун,
22) – I came to know that you help indigent people to save themselves up, that’s
why I dared to come to you.(переводинформантов).
Как видно из переводов на английский язык, ССП указанного разряда
таджикского языка соответствуют бессоюзным сложносочиненным
предложениям английского языка. Указанные средства связи таджикского
языка соответствуют в английском языке оборотам речи, выполняющим
роль структурного компонента второй предикативной конструкции,
служащего для установления причинно – следственного отношения между
двумя предикативными конструкциями. Их нельзя назвать союзами, но как
особые языковые единицы они служат для выражения причинно-
следственного отношения между компонентами состава ССП.
Выводы по второй главе.
У сочинительных союзов, описанных в данной главе, обнаруживаются
две функции: первая функция является связывающей, вторая функция – это
указание на различные логико-семантические отношения между
предикативными единицами состава ССП. Эти две функции реализуются не
только союзами, но также и единицами разных уровней языка, входящими в
состав сложносочиненного предложения. У союза and имеются несколько
функций: первая функция - указание на расположенность событий,
описываемых предикативными группами состава ССП; другая функция –
присоединение двух явленией или событий; третья функция заключается в
сопоставлении двух или более явлений экстралингвистической ситуации;
четвертая функция – это указание на контрастность описываемых ситуаций,
и, наконец, его последняя функция состоит в обобщении описываемых
явлений или событий материального мира.
Союз neither … nor обладает отрицательно-объединяющей функцией.
Союз notonly …but, обладая объединительной функцией, служит для
указания градации описываемых ситуаций. Это значит, что какой-то предмет
или предметы совершили два действия, и они дифференцируются по степени
своего проявления.
Указанные союзы употребляются в основном в сложносочиненных
предложениях закрытой структуры, т.е. они не могут расширяться за счет
прибавления к ним дополнительных предикативных групп.
В обоих языках функционируют и противительные союзы. В
английском языке к противительным союзам относятся but, whereas, while,
or, таджикскими эквивалентами которых являются аммо, вале, лекин, балки
«но», вагарна «иначе».
Кроме того, в английском языке функционируют союзные словаyet
(бо вуљуди ин (он) (несмотря на), still (ба њар њол, ба ин
нигоњ накарда) (несмотря на это), nevertheless(бо вуљуди
ин, ба њар њол) (тем немнее),however(бо вуљуди он,
њарчанд ки) (несмотря на, сколько ни),otherwise(вагарна)
(иначе), whereas(њол он ки, ва њол он ки) (тогда как, между
тем как) и др. Они в сопоставляемых языках служат для выражения
противительно-сопоставительного отношения между предикативными
конструкциями состава ССП.
Благодаря контекстульным условиям эти союзы выражают также
дополнительные значения уступительности, противительно-
пояснительности, противительно-исключительности и т.д. В этой сфере
между сопоставляемыми языками обнаруживается больше изоморфизма, чем
алломорфизма.
В сопоставляемых языках для установления связи между
предикативными единицами ССП употребляются также разделительные
союзы. Сюда входят английские союзы or, either …or и таджикские союзы ё,
«или», ё…ё «или …или», ё ки «или же», ё ин ки «либо же». Эти союзы двух
языков служат для соединения двух или более предикативных конструкций,
образующих ССП. ССП такого разряда в семантическом плане требуют
выбора альтернативы из двух или более предлагаемых альтернатив. Другими
словами, эти союзы сопоставляемых языков служат для выражения
отношения выбора или альтернативы. Эти союзы занимают фиксированную
позицию. ССП с этим типом союзом обладают обычно закрытой структурой,
т.е. они не могут расширяться путем присоединения к ним энного количества
предикативных групп.
К рассматриваемымы нами средствам связи в ССП относятся также
причинно-следственные союзы. Это, прежде всего, английский
многофункциональный союз for, который выступает в одном случае как
сочинительный, а в другом случае – как подчинитеьный союз. В качестве
сочинительного союза он выступает только в тех случаях, когда связывает
два простых предложения состава ССП. Если он связывает вторую
предикативную конструкцию со сказуемым предыдущего предложения, то
выступает как подчинительный союз.
В обоих языках предложения с этим союзом соответствуют
таджикским сложноподчиненным предложениям.
В таджикском языке функционируют ССП с причинно-следственным
отношением между компонентами, которые связываются бессоюзно. В этом
случае для установления причинно-следственных отношений во второй части
ССП употребляются несколько слов и синтаксических структур. Они находят
в английском языке свои эквиваленты, которые также служат как
лексические средства связи между компонентами бессоюзных
сложносочиненных предложений.
Все это говорит о том, что в союзных сложносочиненных
предложениях в сопоставляемых языках употребляются четыре группы
союзов, которые служат для установления соединительной связи между
предикативными конструкциями состава ССП.
Глава 3
Сопоставительный анализ бессоюзных сложносочиненных предложений
английского и таджикского языков
Наряду с союзными сложносочиненными предложениями, в нашем
материале представлено значительное число бессоюзных сложносочиненных
предложений (БССП). Сразу отметим, что объем такого материала в
таджикской художественной литературе значительно больше, чем в
английском языке.
Функционирование бессоюзных сложносочиненных предложений в
лингвистической литературе связывается с различными факторами. Прежде
всего отмечается, что данный феномен происходит в силу закона экономии в
языке.
Нам представляется, что бессоюзная связь возникла раньше, чем
союзная, так как союзы возникли позже из знаменательных частей речи. Эта
тенденция, как мы отметили во второй главе, проявляется и ныне в языках
мира. В частности, С.А. Шувалова отмечает, что адвербиальные обороты
типа в результате, наконец, по этой причине идр. превращаются во
вторичные союзные элементы. [129, с.79-80].
По мнению Ф.К. Зикрияева, слова и обороты типа дар натиља (в
результате), оќибат (наконец), аз ин рў (так как), ба ин
сабаб(по этой причине) и т.д. таджикского языка переживают
указанный процесс и из самостоятельных членов предложения становятся
его структурными компонентами. [44, с.73].
Бессоюзная связь в ССП является одним из эффективных средств
организации ССП. Как отмечает О.С.Тимченко, «бессоюзное
сложносочиненное предложение как особая единица синтаксиса английского
языка стало предметом исследования относительно недавно». [112,с.13].
Некоторые вопросы структурно-семантической организации БССП были
рассмотрены И.П. Коньковой, Н.С. Сазаровой, С.П. Балашовой, Т.И.
Поздранковой, Г.Н. Аксеновой, И.А. Марковой, С.Я. Гельберт, Л.В.
Тарновской, Е.А. Васильченко, Л.П. Зайцевой, Р.С. Махмурян и др.
Специальное диссертационное исследование, автором которого
является Л.П. Джепко, было посвящено изучению «структурно-
семантических и функциональных особенностей БССП в современном
английском языке» [38]. На эту тему написана и работа О.С. Тимченко [112],
в которой анализируются средства связи бессоюзных сочетаний
предложений в русском и английском языках. Специальная глава
диссертации Е.А. Васильченко посвящена изучению БССП в английском
языке. [27] В таджикском языкознании БССП специально анализируется в
шестой главе докторской диссертации Ф.К. Зикрияева.
В указанных работах освещаются различные аспекты БССП. В
частности, описаны структурные особенности БССП, средства связи между
предикативными конструкциями этих предложений, семантические
отношения между предикативными конструкциями, а также функция БССП.
При сопоставительном исследовании БССП английского и таджикского
языков мы, опираясь на теоретические положения этих авторов, выскажем
некоторые наши соображения по отдельным аспектам данной проблемы.
Мы исходим из того положения, что БССП представляют собой
особую разновидность сложного предложения, которое состоит из двух или
более предикативных конструкций, связанных логически и служащих для
выражения двух или более сегментов одной экстралингвистической
ситуации. Профессор М.Я. Блох считает основным средством связи
предикативных компонентов сложного предложения интонацию. Для
организации любого структурного типа предложений, наряду с интонацией,
носитель языка пользуется двумя важными факторами: один фактор связан с
экстралингвистической зависимостью говорящего, другой фактор - с
языковыми правилами.
В процессе коммуникации говорящий всегда опирается на свой
жизненный опыт, полученный в ходе его соприкосновения с материальным
миром, т.е. предметами, явлениями, процессами, признаками и их
взаимоотношениями. Не зная предметов, явлений и процессов материального
мира и взаимоотношения между ними, человек не способен ни говорить, ни
понимать их. Поэтому в лингвистике и логике говорят о пропозициях и
пресуппозициях. Благодаря наличию памяти у носителя языка, он способен
что-то понимать в материальном мире и говорить о нем. Благодаря
жизненному опыту и воображению о том или ином фрагменте материального
мира, говорящее лицо вникает в содержание БССП.
Исходя из этого, мы считаем, что жизненный опыт носителя языка
является одним из важнейщих средств связи между частями не только
бессоюзного, но и союзного сложносочиненного предложения. Данный
фактор следует считать глубинным обоснованием смысловой связанности
простых предложений состава БССП.
Вторым средством организации БССП является языковая компетенция,
речевой опыт коммуникантов. Любой носитель языка в процессе своей
коммуникативной деятельности воспринимает или использует тысячи или
миллионы речевых моделей, которые в его памяти сохраняются в виде
образцов. Опираясь именно на этот речевой опыт, который превратился в его
языковую компетенцию, говорящий производит речь и понимает речь
другого человека. По структуре эти речевые модели бывают простыми,
сложными, эллиптическими, односоставными, многосоставными и др. Среди
этих моделей в памяти говорящего сохраняются и модели БССП. Без наличия
образцов высказываний указанного типа говорящий не только не понимает
речь другого человека, но и сам не может использовать БССП в своей речи.
Поэтому фактор языковой компетенции, речевого опыта говорящего является
важным условием понимания смысловой связи компонентов БССП, а также
благодаря этому фактору он может создать и употребить в своей речи
предложения указанного разряда. В этот опыт входят фонетические,
грамматические и др. средства. Эти средства являются поверхностными
факторами распознавания и понимания смысловой и содержательной
связанности предикатиных компонентов структуры БССП. К таким
средствам О.С. Тимченко относит: «а) лексико-грамматические средства
активации смысловых отношений; б) параллелизм частей на всех уровнях
структуры; в) структурно-неполные предикативные конструкции; г) общие
компоненты структуры; д) порядок следования частей» [112]. Е.А.
Васильченко приводит сегменты каждого из этих средств связи. К
грамматическим средствам связи относятся: соотношение временных и
модальных планов ЭП; структурный параллелизм; порядок слов в ЭП;
определенный артикль. К лексико-грамматическим средствам связи она
относит постконъюнкторы для союзных и конъюнкторы для бессоюзных
ССП различной структуры и семантики; местоимения и другие части речи в
заместительной функции; лексический повтор; темпоральные
квалификаторы. [27,с.6].
Наряду с этим, между предикативными компонентами БССП могут
наблюдаться следующие лексико-семантические отношения: «отношения
мотивации, объяснительные, причинно-следственные, включения,
объяснительно-противительные, сопоставительно-противительные,
перечислительные, условно-следственные, уступительно-противительные,
целевые, временные, противительные, альтернативные». [38, с.10].
А на основе материала таджикского языка Ф.К. Зикрияев
разграничивает следующие типы БССП в зависимости от отношений между
предикативными компонентами: 1) ситуационно-нарративные БССП; 2)
импликативные БССП; 3) экспликативные БССП; 4) компаративные БССП.
[44,с. 107].
Ниже на основе сопоставительнгого анализа материала английского и
таджикского языков выявим степень преломления средств и способов связи в
структуре БССП, а также логико-семантические отношения между
предикативными компонентами БССП.

Раздел I «Средства связи в БССП»


Следует разграничивать грамматические и лексико-грамматические
средства в организации БССП.
К грамматическим средствам связи предикативных конструкций в
БССП относятся: 1) соотношение форм времени и вида глаголов-сказуемых и
их общий модальный план; 2) структурный параллелизм между
предикативными конструкциями; 3) эллиптичность одного из простых
предложений состава БССП; 4) порядок слов.
Свой анализ начнем с соотношениея видо-временных и модальных
планов глаголов-сказуемых состава БССП.
3.1.1. Соотношение видо–временного и модального планов БССП
Фактологический материал английского и таджикского языков
свидетельствует о том, что, как правило, форма времени и вида глаголов-
сказуемых предикативных компонентов БССП совпадают. Например: 1)
Дар њаќиќат њам барои коргарон мусибати сахте рўй дода
буд: дасти љинчї то оринљ бо тири њаллољї хоида шуда,
худаш ба њолати марг афтода буд; усто ва мардикори
равѓанрез бошад, инњо фурсати фарёд кашидан њам наёфта
сар то пояшон реза-реза шуда аз дунё гузашта буданд.
(С.Айнї. Одина, 51).
2) The Doctor sighed, drew from his pocket a handkerchief of crepe de chine, blew
his nose with every accent of emotion.(E.Waugh,104).
В таджикском примере все сказуемые (рўй дода буд, афтода
буд, гузашта буданд) выражены глаголами в форме предпрошедшего
времени. Это говорит о том, что три события, выражаемые тремя
предикативными конструкциями, происходят в одно и то же время, в
определенных ситуативных условиях. Именно эти условия способствуют
единению содержания трех предикативных единиц в одно бессоюзное
сложносочиненное предложение, которое является языковым референтом
данной или описанной ситуации.
В английском примере также имеются три предикативные единицы и
их сказуемые (sighed, drew, blew) выражены глаголами в форме прошедшего
неопределнного времени. Именно этот единый временной план выступает
как грамматическое средство объединения трех предикативных групп в
единое бессоюзное эллиптическое сложносочиненное предложение.
Что касается модального плана предикативных компонентов БССП, то
и здесь наблюдается общность модального плана предикативных
компонентов состава БССП. В одном случае глаголы-сказуемые состава
БССП могут выражаться формой индикатива, в другом случае – формой
императива, а в третьем случае - формой сослагательного наклонения.
Встречаются и случаи, когда модальный план всего сложносочиненного
предложения может выражаться посредством модальных слов
типаэњтимол (вероятно, возможно), шояд (вероятно),
мумкин (вероятно, возможно), probably, maybe, evidently и
т.д. И этот единый модальный план выступает в качестве
грамматического средства связи предикативных
компонентов состава БССП. Например: 1) – зуд бош, як коса
оби хунук бидењ!...(С.Айнї. Одина, 104).
1)Talk to Nick, see what he says. (M. Crichton, 117).
2) She would have a horse saddled and ride out to meet Gert; he would probably
be furious.(Abrahams, 124).
2) Бўиљўимўлиёноядњаме,
Ёдиёримењрубоноядњаме. (А. Рудаки).
В примерах их двух языков, стоящих под первым номером, в обеих
предикативных конструкциях глаголы (зуд бош, бидењ, talk, see)
находятся в форме повелительного наклонения.
В таджикском примере, наоборот, под вторым номером глаголы-
сказуемые стоят в форме аориста, которая входит в парадигму условно-
желательного наклонения таджикского языка. А в английском примере под
номером два оба глагола-сказуемые употреблены в форме условного
наклонения. Однородность форм наклонения глаголов-сказуемых служит
грамматическим средствам связи между предикативными конструкциями
двух пар бессоюзных ССП таджикского и английского языков.
3.1.2. Структурный параллелизм
Наш материал свидетельствует о том, что параллельность структурной
организации предикативных компонентов состава БССП служит в качестве
одного из надёжных критериев в организации БССП. Например: 1)Дар
мамлакат нон нест, пўшокї нест дору ва даво нест, дар сафи
љанг тир нест, дору нест, милтиќ нест, тўп нест, касалхона
нест.(С.Айнї.Одина, 50).
2)The clerks rattle me, the wickets rattle me; the sight of the
money rattles me; everything rattles me.(S.Leacock, 46).
Как видно, в английском примере содержатся четыре предикативные
единицы, а в таджикском - восемь. Каждая предикативная конструкция имеет
единый структурный план, что способствует установлению синтаксической
связи между ними, причём эти предикативные единицы напоминают
однородные члены, как в простом предложении. Между предикативными
единицами можно поставить союз «and», но, в отличие от союзного
сочинения, бессоюзное сочинение характеризуется наличием экспрессивной
функции.
3.1.3. БССП с эллиптической структурой
В нашем материале наблюдаются многочисленные случаи, когда один
из предикативных компонентов состава БССП характеризуется
эллиптичностью своей структуры. Данная предикативная структура
восполняется из предыдущей предикативной конструкции. Такая
эллиптичность второй предикативной конструкции отсылает слушателя или
читателя к предыдущей предикативной структуре, что служит надежным
средством установления связи между двумя предикативными конструкциями
состава БССП. Например: 1) Аввал ману Омина ба он љо расида
рафтем, баъд дигарњо њам.(П.Толис.Њикояњоидањсол, 51).
2) He was then attacked by scarlet fever: in four weeks became deaf; in a few
weeks more, blind; in six months, dumb.(Ch.Dickens.AmericanNotes, 47).
В таджикском примере второе простое предложение (баъд
дигарњо њам) является эллиптическим, в нем усечены обстоятельство
места (ба он љо) и сказуемое (расида гирифтем). Эти члены
предложения восстанавливаются из предыдущего простого предложения, т.е.
здесь наблюдаются анафорические отношения, которые способствуют
установлению грамматического отношения между этими двумя
предикативными единицами.
То же самое наблюдается и в английском примере. Первое простое
предложение является структурно полным, а последующие три
предикативные конструкции являются эллиптическими. В первой
предикативной конструкции отсутствует подлежащее «he», во второй и
третьей предикативной конструкции эллиптированы подлежащие и глаголы-
связки.
Таким образом, эллипсис одного или более простых предложений
состава БССП выступает как средство установления связи между
предикативными конструкциями состава БССП.
3.1.4. Порядок слов
Как подметил Л.П. Джепко «порядок слов играет структурно-
организационную роль, которая выявляется в актуальном членении
предложения: слово, соотносящее второе ЭП с первым, стоит в начале
второго ЭП, представляя в первом ЭП рему, во втором - тему». [38, с.8].
Например: 1) – Љаноби ноиб! Як тўб чит њаќќи њалоли
шумост, ѓайр аз ин як љуфт кафш ва як рўймоли фарангї њам
аз Одина гирифта ба шумо медињам…(С.Айнї. Одина,71).
2) A young lady snatched his hat from his head, she caught a glimpse of his bare
leg in a lighted doorway; then she appeared at a window. (E.Waugh,149).
В таджикском примере имеются две предикативные конструкции:
первая начинается с подлежащего «як тўб чит», которое является ремой
первого высказывания, а второе начинается с оборота «ѓайр аз ин»
(кроме этого), который предполагает «як тўб чит». Поэтому данный
оборот выступает в качестве темы второго простого предложения. Это
значит, что предыдущая рема стала темой, благодаря чему между двумя
предикативными группами устанавливается синтаксическая связь.
В английском примере «ayounglady» как подлежащее первого простого
предложения выполняет рематическую функцию. Во втором предложении
данное подлежащее номинируется личным местоимением «she», которое
выступает в качестве темы второго простого предложения. Данное слово she
отсылает читателя к его денотату, которым является ayounglady. Такая
соотнесенность двух слов становится средством связи между двумя
простыми предложениями состава БССП.
Таким образом, отсуствие союза как средства структурной организации
ССП компенсируется за счет четырех вышеуказанных грамматических
средств.
К лексическим средсвам связи в БССП относятся:
1) анафорические или катафорические отношения между компонентами
БССП;
2) наличие общего члена, который в языкознании называется детерминантом
для двух или более предикативных групп;
3) лексический повтор;
4) синонимичные и антонимичные отношения между элементами
предикативных групп;
5) наличие общих сем и ассоциативные связи;
6) порядок следования частей БССП.
Ниже приведем анализ этих средств на материале сопоставляемых языков.
3.1.5. Анафорические и катафорические отношения между
предикативными компонентами
В собранном материале находятся мночисленнные примеры, когда во
второй части БССП имеются слова, семантика которых раскрывается
благодаря какому-то слову в первой части БССП. Например: Gema did not see
it; she was looking straight before her wuth knitted brow and set mouth. (Voynich,
40) – Љеммабаинњолатиўпайнабурд …
Ўабрувонашробањамкашида,
чашмонашробаякнуќтадўхтамеистод. (Войнич, 37).
В этом примере во втором простом предложении использовано
местоимениеshe, денотат которого неизвестен, т.е. непонятно, кто имеется в
виду под этим словом. Для нахождения денотата данного слова приходится
обращаться к предыдущему простому предложению. Из этого предложения
становится ясно, что под словом she имеется в виду Джемма. Такое
отношение между словами называется анафорическим отношением,
благодаря которому крепкая связь установливается без наличия союза.
Аналогичное явление наблюдается в таджикском примере между
словом именем собственным Љемма и местоимением ў (она). Таким
образом в обоих языках в силу наличия анафорического отношения,
происходит соединение двух предикативных конструкций.
Встречаются такие случаи, когда денотат какого-либо слова в первой
предикативной конструкции становится ясным из какого-либо слова во
второй предикативной конструкции. Такое отношение называется
катафорическим. Например:Завод намуди майдони љангроба худ
гирифта буд, митинг давом мекард. (С.Айнї. Одина, 52)
The darkness and the silence of the tomb were around her: no mother’s smile
called forth her answering smile, no father’ voice taught her to imitate his sound.
(Ch.Dickens.AmericanNotes, 38).
В таджикском примере между словосочетаниямимайдони
љанг(поле боя) в первой предикативной конструкции и словом митингво-
второй предикативной консрукции существует катафоричекое отношение:
без слова митинг неясно, что понимается подмайдони љанг(поле боя),
которым становился завод, т.е. завод не может быть полем боя. Данное
словосочетание имеет переносное значение и подразумывает митинг,
который проводился на заводе. Благодаря этому катафорическому
отношению между двумя предикативными группами устанавливается
смысловая связь.
В английском примере из словdarkness и silence непонятно, что здесь
имеется в виду, и только благодаря словосочетаниям nomother’ssmile и
nofather’voice становится ясно, что под этими двумя словами
подразумевается отсутствие улыбки матери (darkness) и голоса отца
(silence). Таким образом, такое катафорическое отношение служит не
надежным средством в смысловой связи предикативных конструкций состава
БССП.
3.1.6. Наличие общего детерминанта
В первой предикативной конструкции состава БССП может быть
употреблен какой-либо член предложения, которым обычно бывает
обстоятельство времени или места. Данный член предложения
(детерминант), относясь и ко второй предикативной групп, объединяет два
простых предложения в одно БССП. Например: On meeting their friends they
talked about the factory, the machines and their forement; they never thought or
talked about anything not connected with their work. (M.Gorky, 10)-
Њангомивохўрїбодўстонашоназфабрика,
азмашинањогапмезаданд, устоњородашноммедоданд,
фаќатазкорсуханронда, дарбораикорфикрмекарданд.
(М.Горький, 7).
Из двух вариантов перевода одного предложения c русского языка на
английский и таджикский язык, имеется одно бессоюзное сложносочиненное
предложение, состоящее из двух предикативных конструкций. У этих
предикативных групп имеется один общий детерминант -
onmeetingtheirfriends - њангоми вохўрї бодўстонашон. Данное
обстоятельство времени относится и к первой, и ко второй предикативной
конструкции, т.е. эти два события, выраженные двумя простыми
предложениями, происходят в одно и то же время, т.е. вовремя встречи
своих друзей. Поэтому данное обстоятельство объединяет два простых
предложения в одно сложносочиненное предожение.

3.1.7. Лексический повтор


В структуре каждой предикативной конструкции состава БССП может
повторяться одно и то же слово, что также становится средством связи между
первой и второй предикативной конструкцией. Например: 1) – Одами
нав хонадоршуда ин тавр намешавад, чаро ба хона
намешинї, чаро дили бахшидаатро ба даст намегирї.(С.Айнї.
Одина, 148).
2) Today he was fighting their battle, he was fighting the same enemy they had
fought for ages… (D.Brown, 14).
В таджикском примере вопросительное слово чаро(почему) в функции
обстоятельства причины повторяется в двух последних предикативных
конструкциях, что становится средством их связи.
В английском примере в двух первых предикативных конструкциях
повторяются подлежащие, выраженные местоимением he, и сказуемое,
выраженное словоформой wasfighting. Повтор этих двух лексических единиц
выступает в качестве средства связи между простыми предложениями
состава БССП.
3.1.8. Синонимичные и антонимичные отношения
В исследуемом материале из сопоставляемых языков встречаются
такие бессоюзные ССП, в качестве средства связи в которых выступают два
синонимичных слова, стоящих в разных предикативных конструкциях
состава БССП. Например: 1)Санъат ин њодисањоро пештар њам
шунида буд, дар диёри ў ва атрофи вай низ ин гуна
воќеањорўй медоданд.(Ф. Муњаммадиев. Куллиёт, 78).
2) Stocks had been written down and up, new shares had been issued, bonuses and
dividends declared, mortgage transferred and foreclosed, little blocks of figures
moved from one balance sheet to another… (E.Waugh, 292).
В таджикском примере словоњодисањо (события) употреблено
в первой части БССП, а во второй его части имеется слововоқеањо
(события). Эти два синонимичных слова в смысловом плане связывают две
предикативные конструкции в одно БССП.
В английском примере также имеются синонимичные слова shares,
bonuses и devidents в разных предикативных конструкциях данного сложного
предложения. Они выступают в качестве лексических средств связи
предикативных компонентов данного БССП.
Наряду с синонимичными словами, антонимические лексические
единицы также могут выступить в роли лексического средства связи между
монопредикативными частями БССП. Например: 1) Ман кўр будам,
бино шудам: ман мадњуш будам, ба њуш омадам.(Љ.Икромї.
Торианкабут,57).
2) He went to work now, in the afternoon, with a committee for the relief of
Spanish refugees; he had only just come in and was in the bath.(E.Waugh, 301).
В таджикском примере имеется четыре монопредикативных
конструкции. В первой паре этих конструкцийкўр будам (я был
слеп) и бино шудам (я прозрел)состоят в антонимическом
отношениях. Во второй паре этих конструкций - мадњуш будам и ба
њуш омадамтакже являются антонимами. Благодаря этим двум парам
антонимичных глаголов создано одно БССП с высокой стилистической
окраской, т.е. эта сложная мысль обладает эффектом выразительности.
Благодаря этим антонимам между предикативными единицами образуется
противительное отношение.
В английском примере связь между двумя предикативными единицами
установлена благодаря антонимичным глаголам went и hadcome.
Следует отметить, что смысловая связь между предикативными
компонентами БССП, возникшая посредством синонимических и
антонимических средств, является не столь крепкой по сравнению с
лексическими средствами связи указанными выше.
3.1.9. Наличие общих сем и ассоциативной связи
В ходе исследования рассматриваемого материала встречаются такие
БССП, в предикативных конструкциях которых употреблены такие слова,
которые обладают общей семой или находятся в ассоциативных отношениях.
Вот именно такие единицы служат в качестве средств связи между
предикативными компонентами состава БССП. Например: 1) Нињолњо
дар зери лой мондагї, баъзеаш решакан шуда хобидагї,
замин аз хору хас пур…(П.Толис.Њикояњои дањсол, 51).
2) Ў умуман сермўй буд - њар ду рўз риш метарошид.
(П.Толис.Њикояњоидањсол, 43).
3) He was very tall and very old and very well dressed; he had sunken eyes and
rather long white hair over jet black eyebrows. (E. Waugh, 42).
4) A week later I came to visit the house; it was a ruin, the roof was off, the front
was down, the basement lay open... (E.Waugh, 293).
В первом таджикском примере слованињолњо, решакан
шудан и хас, которые употреблены в трех предикативных единицах,
находятся в ассациативных связях, что способствует тесному объединению
трех монопредикативных предложений в одно БССП.
А во втором таджикском примере словасермўй и риш, которые
употреблены в двух простых предложениях, способствуют смысловому
объединению этих единиц в одно БССП.
В первом английском примере слово heв первой предикативной
конструкции находится в тесном ассоциативном отношении со словами eyes,
hairи eyebrows, которые употреблены во второй предикативной конструкции.
Данная ассоциативная связь крепко связывает две монопредикативные
единицы в одно БССП.
Во втором английском примере слово house в первой предикативной
единице находится в ассоциативной связи со словами ruin, theroof и
basement, которые употреблены в последующих трех предикативных
единицах. Данная связь служит лексическим средством объединения пяти
простых предложений в одно БССП.
3.1.10. Порядок следования частей БССП
С точки зрения логики предметы и явления материального мира
находятся в тесных и последовательных взаимоотношениях. Говорящий в
процессе описания определенной экстралингвистической ситуации должен
учитывать эту последовательность, и при описании той или иной ситуации
расположить соответствующие предложения так, чтобы не нарушилась
указанная последовательность событий материального мира. Поэтому в
бессоюзных ССП его предикативные конструкции должны располагаться в
соответствии с порядком их денотатов. Например: 1) He leaves his lodgings
every morning at a certain hour, throws himself upon the town, gets through his
day in some manner quite satisfactory to himself, and regularly appears at the
door of his own house again at night…(Ch. Dickens. American Notes, 90).
2) Соли 1917
дарОсиёиМиёнабеборишївахушксолїшудаќањтирўйдодабуд,
дарохирњоиимсолзахирањоињамакастамомшуд, даргўша,
бешањоагарчизихўрданїёфтмешуд,
њаннотонѓундоштабаанборљоймекарданд.(С.Айнї.
Одина,109).
В английском примере имеется эллиптированное БССП. В нем в силу
ущербности, три раза опущено подлежащее. В этих пяти предикативных
единицах состава ССП дается описание четырех действий субъекта,
выраженного местоимением «he». Эти действия совершены последовательно
друг за другом. Поэтому с точки зрения логики нельзя поместить одну
предикативную единицу перед другой. Поэтому фиксированное место
каждой предикативной единицы и смысловая связь между ними служат
надежным средством связи предикативных конструкций данного сложного
предложения.
В таджикском примере также имеются четыре предикативные группы.
Они обозначают четыре последовательных события, происходивших в 1917
году. И здесь нельзя поместить одну предикативную конструкцию перед
другой. Поэтому фиксированность место каждой предикативной единицы
служат средством связи между предикативными единицами данного
сложного предложения. Кроме порядка слов здесь в качестве средств связи
служат детерминанты «соли 1917» (1917 год) и «охирњои имсол»
(конец этого года).
Таким образом, в БССП отсутствие союза в сопоставляемых языках
компенсируется за счет грамматических или лексико-грамматических
средств. В этом плане между языками обнаруживается полное тождество. В
качестве грамматических средств связи выступают соотношение форм
времени и вида глаголов-сказуемых в БССП, их общий модальный план,
структурный параллелизм предикативных единиц, эллипсис в структуре
одной из предикативных единиц, порядок слов и т.д.
Наряду с грамматическими средствами, в организации БССП
участвуют также и лексико-грамматические средства связи. К ним относятся:
анафорические и катафорические отношения в БССП; наличие общего
детерминанта для двух или более предикативных групп; лексический повтор
БССП, синонимические и антонимические отношения предикативных групп
состава БССП; наличие общих сем и ассоциативной связи в БССП и порядок
следования частей БССП.
Раздел II. Логико-семантические отношения между предикативными
компонентами
Наш фактологический материал из сопоставляемых языков
свидетельствует о существовании определенных логико-семантических
отношений. Эти логико-семантические отношения основываются на
отношениях, существующих между предметами, явлениями и процессами
материального мира. Человек в своей повседневной коммуникативной
деятельности сообщает что-либо или спрашивает о том, что происходит
вокруг него. В качестве темы своего сообщения он выбирает какую-либо
экстралингвистическую ситуацию. В описываемой ситуации речь может
идти о различных действиях или состояниях, существующих в этой
ситуации. Говорящий может сообщить только о действии или состоянии
одного предмета. Он может также сообщить об отношениях между двумя
или более предметами или состояниями, взаимосвязанных друг с другом.
При описании действия или состояния одного предмета он использует
простое предожение, но когда он решает говорить о двух или более
взаимосвязанных предметах, явлениях или процессах, то пользуется
сложными предложениями, в том числе и БССП. Эти отношения между
предметами, явлениями, процессами носят разнообразный характер, поэтому
сложные предложения представляют собой языковое отражение тех связей и
отношений, которые наблюдаются в материальном мире.
Между предикативными конструкциями состава БССП
обнаруживаются различные типы отношений. Ими являются:
1) ситуативно-нарративные отношения;
2) сопоставительно-противительные отношения;
3) причинно-следственые отношения;
4) объяснительные отношения;
5) отношения включения;
6) изъяснительные отношения;
7) мотивационные отношения.
Ниже будут подвергнуты анализу эти типы отношений.
3.2.1. Ситуативно-нарративные отношения
Такого рода отношения встречаются в БССП, которых приводится
описание определенного ситуативного условия материального мира, если
говорящий хочет представить последовательную дискрипцию событий,
происшедших в данной ситуации. Например: 1) Аз паси барфњои
зимистонї …боронњои сел бо гармии њавои бањорони соли
1916 сар шуданд; бо гарм шудани њаво пахтањои таршуда
њам гарм шудан гирифтанд; кўмањои пахта, ки ба ќадди бом
мерасиданд, монанди њолати пеш аз њаракати кўњи
оташфишон, ба осмон ба љои бухор дуд баровардан
гирифтанд, бо таъсири ин њол димоѓи пахтачиён њам сўхта
дуд баровардан гирифт.(С.Айнї. Одина, 42).
2) The sign was newly painted; the windows had neat red curtains; the floor was
cleanly sanded. There was a street on either side, and an open door on both…
(Stevenson,58).
В таджикском примере описывается одна ситуация в одном
хлопкосеющем селе Таджикистана весной 1916 года. Описанная ситуация
охватывает ряд последовательных событий, которые перечисляются в
строгой последовательности, т.к. каждое из этих событий тесно связано друг
с другом. Поэтому между предикативными единицами наблюдаются
перечислительные или нарративные отношения. Данный тип отношений
обогащается оттенком изъяснительного отношения.
В английском примере описывается не событие, а состояние
положения вещей в одном маленьком развлекательном месте.
Предикативные единицы выражают состояние вещей, находящихся в данном
месте и вокруг него. Поэтому и здесь наблюдается перечислительное
отношение между предикативными единицами и чувствуется изъяснительная
семантика. В таких БССП глаголы-сказуемые предикативных групп обычно
употребляются в одинаковых видо-временных формах.
3.2.2. Сопоставительно-противительные отношения
Исследования имеющегося в нашем распоряжении материала
раскрывает такие БССП, в которых между предикативными конструкциями
обнаруживаются сопоставительно-противительные отношения. Например: 1)
You , Livesey, are ship’s doctor; I am admiral. (Stevenson, 51).
-Мокоргарон,
солњоидароздарзеризулмисарватдоронвањукуматиподшоњїх
унхўрдемвапўсидем,
миллионњоњампешагонвагузаштагонимодарбандиѓуломївагу
руснагїљондодаанд. (С.Айнї. Одина, 105).
Как в английском, так и в таджикском примере вторая предикативная
конструкция по своему содержанию находится в противительном отношении
с предыдущей предикативной конструкцией. В таких примерах между
предикативными конструкциями соответственно можно поставить
английский союз «but»и таджикский союз «вале». Данная противительная
семантика вытекает из суммы значений составляющих единиц каждой
предикативной конструкции. Примеры этого типа свидетельствуют о том,
что противительные союзы обоих языков играют незначительную роль в
организации ССП с противительно-сопоставительной семантикой.
3.2.3. Причинно-следственные отношения
Причинно-следственные отношения могут выражатся не только в
сложноподчиненных и союзных сложносочиненных предложениях, но также
и в БССП. Например: 1) Ноиб, мањзарро њозир карда пеши
љамоат хонд, њама дар њайрат афтоданд.(С.Айнї. Одина,72).
2) No, I don’t like it, it reminds me of Julia.(Voynich,22).
В таджикском примере имеются два монопредикативных предложения.
Одно из них (первое) указывает на причину, а второе – на следствие. Можно
поставить вопрос «Почему все удивились?» ко второй предикативной
конструкции. Поэтому между этими двумя предикативными группами
обнаруживается причинно-следственное отношение. Данный пример говорит
о том, что и без таджикского союза «зеро» (так как) можно связывать
предикативные единицы состава сложносочиненного предложения.
В английском примере также имеются два монопредикативных
предложния. Первая предикативная конструкция обозначает следствие, а
вторая предикативная группа - причину. Между ними можно поставить
сочинительный союз «for». Следовательно, и в английском языке причинно-
следственное отношение может находить свою реализацию посредством
бессоюзных сложносочиненных предложений.
Между сопоставляемыми языками в предложениях данного разряда
обнаруживается и структурное, и семантическое тождество, о чем могут
свидетельствовать переводы этих двух примеров: 1)
Gettingthejudge’sdecreethesecratoryreaditonfrontofthepublic,
allthepeoplepresentweresurprisedofit.(перевод информантов).
2) – На, Женева ба табъи ман нанишаст, вай Юлияро ба ёдам
меоварад. (Войнич, 20).

3.2.4. Объяснительные отношения


В нашем материале имеются такие типы БССП, в которых одна
предикативная единица комментирует содержание другой предикативной
единицы. Как правило, в качестве оъясняющей предикативной единицы
выступает второе простое прелдложение. Обычно в таких БССП после
предикативной единицы ставится двоеточие. Например: 1) Аз он лавња
чашм кандан душвор буд: њарфњои калон-калони ба як
пахлў хамида бо љило ва ларзиши сањл аёни худ диќќати
касро љалб мекард.(Ф.Муњаммадиев.
Асарњоимунтахаб.љилди II, 15).
2) I stared at Ah-Yen in some amazement: the publication of a favorite novelist
had rendered me familiar with this process of analytical reasoning.(St.
Leacock,55).
В таджикском примере БССП состоит из двух монопредикативных
предложений. В первом из них сообщается об определенном событии, а
именно кому-то трудно отвести глаза от данной вывески. Вторая
предикативная конструкция дает разъяснение этому факту. Следовательно,
между этими предикативными единицами имеет место объяснительное
отношение. Следует отметить, что здесь наблюдаются также смысловые
оттенки причины и следствия. Эти два логико-семантических отношения
реализуются в результате взаимодействия семантики приведенных
предикативных конструкций.
В английском примере БССП также состоит из двух
монопредикативных предложений. В первой предикативной конструкции
констатируется факт изумленного лицезрения объекта субъектом. Вторая
предикативная конструкция объясняет и раскрывает причину этого
изумленного взгляда. Как в таджикском примере, и здесь, кроме
объяснительного отношения, чувствуется некоторый смысловой оттенок
причины и следствия.
Все это говорит о том, что объяснительный тип отношений между
предикативными единицами БССП наблюдается и в английском, и в
таджикском языке.
3.2.5. Отношения включения
Функционируют также и такие БССП, которые состоят из двух
монопредикативных предложений. Первая предикативная единица сообщает
об определенном факте, а вторая дополняет или расширяет семантику первой
предикативной единицы. Это значит, что вторая предикативная единица
включается как дополнительная информация в содержание предыдущей
единицы. Например: 1) It was in the follwing winter, the second year of his legar
studies… (St. Leacock, 56).
2) Бухгалтершоњмотёфтаомад,
секасатонисфишаббозїкардем.(Ф.Муњаммадиев.
Асарњоимунтахаб.љилди II, 14).
В английском примере имеется эллиптическое БССП, ибо во второй
предикативной конструкции усечены подлежащее it и глагол-связка was, в
силу их ущербности. Эти эллиптированные элементы можно восстановить из
предыдущего контекста. Данная эллиптированная предикативная
конструкция находится с предшествующей предикативной конструкцией в
отношении включения, ибо она выступает как бы приложением к первому
простому предложению.
В таджикском примере также имеются две полноценные
предикативные конструкции. Они в смысловом плане тесно взаимосвязанны,
ибо первая предикативная конструкция сообщает о том, что бухгалтер
достал шахматы, а вторая предикативная единица сообщает о том, что втроем
играли в шахматы до полуночи.
Следует отметить, что в БССП с отношением включения вторая
предикативная конструкция не может в смысловом плане функционировать
отдельно, так как она является неотъемлемой смысловой частью той
предикативной единицы, в которую она включается как восполнитель
семантики данной предикативной конструкции.
Наши примеры свидетельствуют о том, что в подобных БССП вторая
предикативная конструкция всегда занимает вторую позицию.
3.2.6. Изъяснительные отношения
В нашем материале встречаются и такие БССП, которые состоят строго
из двух предикативных конструкций. Первая предикативная конструкция
сообщает об определенном событии, содержание которого обычно нуждается
в разъяснении, для чего требуется другая предикативная единица, которая
изъясняла бы содержание предыдущей придикативной единицы. Например:
1) Оќибат офтобро бо доман пўшидан мумкин нашуд, хабари
аз тахт фаромадани подшоњ чун офтоб ба назари љањониён
њувайдо ва намоён гардид.(С.Айнї. Одина, 53).
2) Unworthy that I am, I am the Lord’s appointed, said the carpenter. (E.Waugh,
169).
В примере на таджикском языке БССП содержит два структурно-
самостоятельных простых предложения. Вторая предикативная единица и в
структурном, и в семантическом плане может функционировать
самостоятельно, чего нельзя сказать о первом простом предложении.
Семантика первого простого предложения нуждается в раскрытии: именно
вторая предикативная конструкция служит для раскрытия данного
содержания, т.е. она изъясняет семантику первой предикативной единицы.
В английском примере имеется три простых предложения, последнее
из которых является вводным. Первые две предикативные конструкции
образуют БССП. Так же как в таджикском языке, первая предикативная
конструкция сообщает о состоянии некоторого субъекта (I), а вторая
предикативная конструкция служит для изъяснения положения и состояния
субъекта, обозначенного в первой предикативной единице. Здесь также
первая предикативная единица в семантическом плане не может
функционировать отдельно, ибо слово thatтребует раскрыть, что
подразумевается под этой лексической единицей. Для изъяснения
содержательной функции указанного местоимения that и служит вторая
предикативная единица. Обычно такие БССП в обоих языках составляют
закрытые структуры.
3.2.7. Мотивационные отношения
В нашем материале встречаются и такие БССП, между
предикативными конструкциями которых наблюдается мотивационное
отношение. В таких БССП одна предикативная конструкция обосновывает
мысль, выраженную в другой предикативной конструкции. Например: 1) –
Мо мусулмонем, шумо њам мусулмонед ва табааи подшоњи
исломед, бояд ба њукми подшоњ ва ањкоми шариат итоат
кунед!(С.Айнї. Одина,60)
2) Lucy was a girl of few friends; she had, in fact …two: a man name Peter
Baverstock and a Miss Muriel Meikejohn… (E.Waugh, 315).
В таджикском примере имеются четыре предикативные конструкции,
две из которых соединены союзом «ва (и)», а между остальными
предикативными конструкциями существует бессоюзное сочинение. Первые
три предикативные единицы имеют перечислительную направленность. В
них дается характеристики трех субъектов, последняя предикативная
конструкция мотивирует то, что сказано в трех предыдущих предикативных
конструкциях.
В английском примере имеются только две предикативные единицы. В
первой предикативной конструкции сообщается о том, что у субъекта (Lucy)
мало друзей. Другая же предикативная конструкция обосновывает эту мысль.
Эти примеры из двух языков свидетельствуют о том, что в подобных
БССП каждая предикативная единица имеет фиксированную позицию,
которую изменить нельзя. Предикативная единица, указывающая на
мотивацию другой мысли, занимает строго второе место.
Выводы по третьей главе
Предикативные компоненты ССП могут быть связаны не только при
помощи союзов, ибо наши наблюдения свидетельствуют, что и без союзов
можно конструировать вполне полноценные ССП. Функцию союза в таких
ССП выполняют некоторые грамматические и лексико-грамматические
средства таджикского и английского языков.
К грамматическим средствам связи относятся:
1) Соотношение форм времени и вида глаголов-сказуемых в предикативных
конструкциях. Число видо-временных форм глаголов-сказуемых несколько
больше в английском языке, чем в таджикском. Обычно в предикативных
конструкциях употребляется форма прошедшего неопределенного времени в
английском языке, и форма простого прошедшего времени в таджикском
языке.
2) Модальный план предикативных конструкций. Здесь, как правило, в
предикативных конструкциях наблюдается преимущественно форма
изъявительного наклонения в обоих языках. Формы повелительного и
сослагательного наклонений встречаются реже.
3) Структурный параллелизм характерен для обоих языков. В структурном
параллелизме предикативные конструкции характеризуются наличием
одинаковых членов предложения в составе каждого простого предложения.
4) Эллиптичность. Эллипсис также служит важным средством связи
предикативных конструкций. Данная синтаксическая категория находит своё
выражение в одной из предикативных конструкций, каковой обычно
является вторая или последняя предикативная конструкция. Благодаря
опущению одного или нескольких членов предложения устанавливается
связь между последней предикативной конструкцией и предыдущей
предикативной единицей. Суть этой связи заключается в том, что последняя
эллиптическая предикативная конструкция отсылает читателя к предыдущей
предикативной конструкции.
Следует отметить, что случаев эллипсиса в БССП в таджиксом языке
наблюдается больше, чем в английском, что связано с наличием большего
числа флективных морфем в таджикском языке по сравнению с английским.
5) Порядок слов. Порядок слов тоже выступает в качестве средства связи в
БССП. Во многих БССП порядок следования предикативных конструкций
строго регламентирован. Изменение порядка слов становится причиной
нарушения структурной и семантической целостности БССП. Имеются
также и лексические средства связи. К ним относятся, прежде всего,
анафорические и катафорические отношения, суть которых заключается в
том, что какое-то слово во второй предикативной конструкции для раскрытия
своего смысла отсылает читателя к предыдущей предикативной конструкции.
6) В качестве средства связи выступают также и детерминанты. Такие
единицы связывают предикативные конструкции благодаря отнесённости их
содержания ко всем предикативным единицам состава БССП. В качестве
таковых выступают в обоих языках обяснительные слова и обороты,
указывающие на место и время совершения нескольких действий.
7) Лексический повтор также служит средством связи в БССП. Здесь одно и
то же слово употребляется в каждой из предикативных конструкций,
благодаря чему обеспечивается их связь.
8) В качестве средств связи предикативных конструкций могут выступать
также синонимические или антонимические слова, которые располагаются в
разных предикативных конструкциях состава БССП.
В составе предикативных конструкций могут упоребляться слова или
обороты, у которых имеется общая сема или же семантическое
ассоциативное отношение, благодаря которым устанавливается связь между
предикативными единицами.
Между предикативными конструкциями имеются различные логико-
семантические отношения:
1) ситуативно-нарративное отношение;
2) сопоставительно-противительное отношение;
3) причинно-следственное отношение;
4) объяснительное отношение;
5) отношение включения;
6) изъяснительное отношение;
7) мотивационное отношение.
Эти отношения проявляются в результате взаимодействия лексических
и грамматических единиц состава предикативных конструкций БССП.
Заключение
Исследование сложносочиненных предложений в мировой лингвистике
началось сравнительно недавно. В связи с этим при изучении этого
синтаксического явления возникает ряд проблем. К их числу относятся
следующие проблемы:
1) основные признаки сложносочиненных предложений;
2) статус предложений с одним подлежащим и несколькими сказуемыми,
имеющими своих комплементов;
3) классификация простых предложений состава ССП по цели высказывания;
4) статус структурно независимых предложений, начинающихся с
сочинительного союза.
Исследование структуры, семантики, средств связи и логико-
семантических отношений между предикативными конструкциями ССП дали
нам вожможность выявить некоторые признаки ССП. Первый признак связан
с экстралингвистическим и психолингвистическим факторами. Суть
экстралингвистического фактора заключается в том, что сложносочиненные
предложения представляют собой описание отраженных в сознании
говорящего тесных взаимоотношений двух или более сегментов
определенной экстралингвистической ситуации. В каждом сегменте какой-то
предмет или группа предметов производят определенные действия или
находятся в определенном состоянии. Этот предмет или предметы вступают
в определенные отношения сдругим или другими предметами второго
сегмента экстралингвистической ситуации. Число таких сегментов может
достигать нескольких единиц. Поэтому в основе структурной организации
сложносочиненного предложения лежит взаимодействие предметов и
явлений двух или более сегментов определенной ситуации материальной
действительности.
Второй фактор функционирования ССП связан с волей, настроением,
намерением и речевым опытом коммуникантов. Говорящее лицо в
зависимости от указанных умственных состояний может описать каждый
сегмент экстралингвистической ситуации отдельным простым предложением
или объединить события, происшедшие в двух или более сегментах
экстралингвистической ситуации, путем сложного предложения. Если один
сегмент экстралингвистической ситуации служит для модификации
компонента другого сегмента, то говорящий выражает свою мысль при
помощи сложноподчиненного предложения.
Из сказанного вытекает, что ССП - это не простое сочетание двух или
более равноправных простых предложений. Оно обладает единым
смысловым планом, так как служит для описания взаимоотношений между
сегментами одной экстралингвистической ситуации, которая представляется
целостной. Именно целостность описываемой ситуации объединяет
кажущиеся в структурном плане самостоятельные простые предложения в
единое смысловое целое.
ССП обладает и другим свойством, которое связано с категорией
предикативности. Предикативность как основное свойство предложения
предполагает наличие у него трех признаков:
1) в любом предложении явно и изредка неявно сообщается о действиях или
состояниях какого-нибудь предмета или предметов;
2) в любом предложении грамматическими или лексическими средствами
сообщается об отнесённости, высказываемой к какому-нибудь времени;
3) сообщаемый предложением факт или событие может отражать реальную
действительность, побуждение или нереальный факт в форме желаемого,
предполагаемого, условного и т.д.
Этими тремя признаками аспекта предикативности сложносочиненное
предложение в определенной степени отличается от простого предложения.
В простом предложении временной и модальный аспект предикативности
носит автономный характер, а в ССП эти два плана носят взаимозависимый
характер, поскольку в ССП сообщается о действиях и состояниях отдельных
предметов и явлений, происходящих в определенной экстралингвистической
ситуации. В связи с этим предложения, состоящие из причастно-
деепричастной конструкции и независимой предикативной конструкции,
нельзя считать сложносочиненными предложениеми. Указанная конструкция
обозначает различные обстоятельства совершения действия, выражаемого
глаголом-сказуемым независимой конструкции.
Сложносочиненные представляют собой языковое выражение
отображения тесно взаимосвязанных событий или сегментов
экстралингвистической ситуации в сознании говорящего. Единицы такого
разряда входят в качестве компонента связного текста. Между
компонентами ССП имеются конкретные смысловые отношения. Эти
смысловые отношения в своей основе опираются на те связи и отношения,
которые обнаруживаются между предметами, явлениями, процессами и
признаками описываемой экстралингвистической ситуации. Эти смысловые
отношения опосредствуют грамматическую связь отдельных компонентов
сложносочиненного предложения.
Предложение, состоящее из одного подлежащего и двух или более
сказуемых со своими второстепенными членами, следует отнести к числу
ССП, так как эти сказуемые сообщают о взаимоотношениях между двумя
или более предметами и явлениями материальной действительности, которые
связаны с одним субъектом. Такие сказуемые нельзя считать однородными
членами предложения. В подобных предложениях, в силу закона экономии в
языке, происходит эллипсис подлежащего из-за его ущербности.
Дополнительным аргументом к данной мысли является то, что в таджикском
языке очень часто может отсутствовать подлежащее в самостоятельно
функционирующем простом предложении. Ещё одним аргументом является
то, что при каждом сказуемом может присуствовать (или отсутствовать) тот
или иной вид дополнения или обстоятельства, поэтому такую сочетаемость
сказуемых со своими разноплановыми комплементами нельзя считать
однородными сказуемыми. Кроме того, временной план глаголов-
сказуемых, относящихся к одному прдложению, может быть разнородным, и
в таком случае, не следует говорит об однородных сказуемых, так как каждое
сказуемое описывает событие, которое происходит в определенной
ситуативной условии.
Предложения с одним подлежащим и двумя или более сказуемыми со
своими неоднородными комлементами следует назвать моносубъектными
сложносочиненными предложениями.
В состав ССП могут входить различные комбинации простых
предложений по цели высказывания. Мы выделили семь структурных типов
ССП: 1) ССП, в составе которых сочетаются два повествовательных
предложения;
2) ССП, состоящие из повествовательно-вопросительных предложений;
3) в ССП сочетаются повествовательное и побудительное предложения;
4) ССП, включающее в себя два побудительных предложения;
5) ССП, в состав которых входят вопросительное и повествовательное
предложения;
6) ССП, к которым относятся такие предложения, где оба простых
предложения являются вопросительными;
7) ССП, состоящие из сочетания побудительного и повествовательного
предложений.
Такая комбинация простых предложений с различной
коммуникативной направленностью высказывания еще раз свидетельствует о
нетождестве категории предикативности в простом предложении и ССП. В
простом предложении указывается на один предикативный признак субъекта,
а в ССП обозначаются разнородные предикативные признаки одного
субъекта, иногда двух или более субъектов.
В сопоставляемых языках встречаются самостоятельные простые
предложения, которые начинаются с сочинительного союза.
Такие предложения следует считать в подавляющем большинстве
случаев обособленными предикативными единицами, которые нельзя
отнести к разряду одного из компонентов ССП. Они входят в текст как один
из его сегментов. Союз в начале таких обособленных предикативных единиц
служит для установления связи между данным синтаксическим образованием
и предыдущим контекстом, т.е. он служит для выражения смысловой связи
между отдельными единицами текста. Такая связь является двусторонней,
поэтому в отличие от существующего взгляда на статус таких единиц как
присоединительных конструкций, мы склонны считать их обособленными
предикативными единицами. Если назвать такие образования
присоединительными конструкциями, то связь единиц такого разряда с
предшествующим контекстом будет носить односторонний характер, так как
слово «присоединение» означает прибавления что-то дополнительного,
второстепенного к основному, главному. Коммуникативная направленность
таких образований говорит совсем об обратном – эти образования большей
частью дают новую и важную информацию в структуре дискурса.
Таким образом, ССП - это сочетание двух или более предикативных
единиц, связанных при помощи интонации, союзов или грамматических, а
также лексико-грамматических средств, обладающих особой категорией
предикативности, единой смысловой направленностью и служащих для
выражения отношений между двумя или более сегментами
экстралингвистической ситуации.
В качестве средств связи между предикативными компонентами ССП
выступают союзы, союзные слова, грамматические средства связи и лексико-
грамматические единицы. В зависимости от наличия или отсутствия союзов
в составе ССП их подразделяют на союзные и бессоюзные
сложносочиненные предложения.
В каждом из сопоставляемых языков функционирует специальный
набор союзов и союзных слов для установления связи между
предикативными конструкциями состава ССП. Союзы на основе
привносимых ими семантических оттенков в отношения между
предикативными компонентами ССП подразделяются на четыре группы:
соединительные, противительные, разделительные и причинно-
следственные.
Число соединительных союзов в английском языке насчитывает 4
единицы, а в таджикском языке – их 9. Одному соединительному
английскому союзу соответсвует 9 таджикских союзов, что говорит о
богатом арсенале средств связи таджикского языка.
В анлийском языке функционируют три противительных союза и
восемь союзных слов, а в таджикском языке их одиннадцать.
К разделительным союзам и союзным словам относятся два английских
союза и пять таджикских союзов.
В английском языке имееется всего один причинно-следственный
союз, а в таджикском насчитывается три таких союза и десять союзных слов.
Все это свидетельствует о том, что союзов и союзных слов в
таджикском языке больше, чем в английском. Одно логико-семантическое
отношение, привносимое одним английским сочинительным союзом, может
выражаться двумя или более таджикскими союзами, причем каждый
синонимичный таджикский союз привносит дополнительное смысловое
содержание в структуру ССП.
Сочинительные союзы и союзные слова вместе с лексическими
компонентами состава предикативных конструкций служат для выражения
ряда логико-семантических отношений между предикативными
компонентами состава ССП.
В ССП с соединительными союзами обнаруживаются следующие типы
отношений: перечислительное; противительное; причинно-следственное;
изъяснительное.
ССП с противительными союзами служат для выражения следующих
отношений между предикативными конструкциями: противительно-
сопоставительных; уступительных; противительно-пояснительных;
противительно-исключительных.
Разделительные союзы привносят в семантику ССП два типа
отношений: отношений выбора – альтернативы; отношение простого выбора.
В ССП с причинным союзом наблюдаются причинно-следственные
отношения. Этот тип отношений встречается и в СПП. Разница между
причинно-следственным отношением, выражаемым в ССП и СПП,
заключается в том, что в СПП сообщается о причине и следствии совершения
определенного действия, а в ССП – о причинно-следственном отношении
между двумя событиями материального мира. Это значит, что в СПП одна
предикативная единица находится в подчинительном отношении с другой
предикативной единицей, а в ССП две предикативные единицы являются
взаимозависимыми и между ними существует причинно-следственные
отношения.
Указанные логико-семантические отношения в сопоставляемых языках
реализуются разнородными в структурном плане компонентами, а в
содержательном аспекте они тождественны.
В сопоставляемых языках ССП могут конструироваться также и без
помощи союзов. В таких случаях нельзя говорит об опущении союза, ибо
сведения по истории многих языков свидетельствуют о том, что союзы
являются единицами более позднего развития языка. Они возникли как
служебные слова от отдельных знаменательных слов. Поэтому бессоюзие не
целесообразно увязывать с законом экономии языка.
Отсутствие союзов в структуре ССП компенсируется за счет различных
грамматических и лексико-грамматических средств языка.
К грамматическим средствам связи относятся порядок слов,
структурный параллелизм, эллипсис в одной из предикативных конструкций,
соответствие видо-временного и модального планов предикативных
конструкций. Число грамматических средств связи в английском языке
несколько больше, чем в таджикском, и это связано с многочисленностью
видо-временных форм английского глагола, а также с большей
фиксированностью порядка слов в английских предложениях.
В ССП в качестве лексико-грамматических средств связи в
сопоставляемых языках выступают:
1) анофарические и катафорические отношения, выражаемые обычно
местоимениями;
2) наличие общего детерминанта у предикативных конструкций,
выражаемого обстоятельственными словами и оборотами;
3) лексический повтор в структуре предикативных единиц;
4) синонимичные и антонимичные связи между лексическими единицами,
находящимися в предикативных конструкциях;
5) наличие общих сем и ассоциативной связи между двумя или более
компонентами состава предикативных единиц;
6) порядок расположения предикативных конструкций по отношению друг к
другу.
Эти средства в сопоставляемых языках по своей структуре и по месту
расположения в значительной степени отличаются друг от друга, но у них
имеется одна и та же функция - соединение двух или более предикативных
конструкций в одно БССП.
В БССП сопоставляемых языков обнаруживаются почти такие же
логико-семантические отношения, как в ССП. Можно выделить семь типов
отношений:
1) ситуативно-нарративные отношения;
2) сопоставительно-противительные отношения;
3) причинно-следственные отношения;
4) объснительные отношения;
5) отношения включения;
6) изъяснительные отношения;
7) мотивационные отношения.
Разница заключается только в том, что, во-первых, наблюдаются
случаи двусмысленности отношений между предикативными
конструкциями, т.е. иногда трудно разграничить и определить, является ли
бессоюзное сложное предложение сложносочиненным или
сложноподчиненным предложением. Во-вторых, БССП по сравнению с ССП
характеризуется наличием стилистической направленности, и являются более
выразительными и экспрессивными. Их объединяет одна единая функция -
выражение существующих взаимоотношений между отдельными сегментами
определенной экстралингвистистической ситуации.
Данное исследование выявило, что в сфере ССП между
сопоставляемыми языками обнаруживается значительное тождество в
содержательном плане, но больше различий наблюдается в структурном
плане, что зависит от типологии этих языков.

Библиография:
1. Александров Н.М. К вопросу о сочинении и подчинении:
дис. … канд. филол. наук. Л., 1954.
2. Альникова В.Ю. Полипредикативные сложносочиненные
предложения в современном русском языке: дис. … канд.
филол. наук. Харьков, 1988.
3. Антипина И.В. Бессоюзные предложения однородного
состава в русском языке: дис. … канд. филол. наук. Воронеж,
1988-213с.
4. Астахова Л.И. О сложносочиненном предложении //
Вопросы языкознания. 1993. № 1 С.15-18.
5. Ахмадова С.Г. Современные синтаксические теории. МГУ,
1963. -354с.
6. Ахманова О.С. Словарь лингвистических терминов. Изд-во
«Советская энциклопедия». М., 1966.- 604с.
7. Бабалова Л.Л. Об употреблении союзов и, а, но в сложном
предложении. //Русский язык за рубежом, 1980 № 4, С. 57-62.
8. Балашова С.П. Бессоюзные сложносочиненные
предложения в языке древнеанглийского периода. // Уч. зап.
ЛГУ, № 262, серия филол.наук. вып. 50. Л., 1958. - С. 157-166.
9. Бардина Л.В. Структурно-семантические виды бессоюзных
сложных предложений, выражающих причинно-
следственные отношения. // Уч. зап. КГПИ. Труды кафедры
русского языка, вып.15 – Кемерово, 1969.- С.23-30.
10. Бархударов Л.С. Структура простого предложения
современного английского языка. М., Высшая школа, 1966.-
141с.
11. Бархударов Л.С., Штелинг Д.А. Грамматика английского
языка. Изд. Высшая школа, Москва, 1973.-275.
12. Бархударов Л.С., Колшанский Г.В. К проблеме структуры
сложного предложения.- // Сб. статей по языкознанию. М.,
1956.- С.43
13. Белиницкий А.М., Њољизода Б. Нањви забони тољикӣ.
Сталинобод –Самарканд, 1936.
14. Белошапкова В.А. О структурных типах
сложносочиненного предложения. // Проблемы совр.
филологии. М.: Наука, 1965.- 475с.
15. Белошапкова В.А. Анафорические элементы в составе
сложных предложений. – В кн.: Памяти В.В. Виноградова. М.,
1971, С.34-43.
16. Белошапкова В.А. О модальности сложного предложения.
– В кн.: Русский язык. М., 1975, С.44-52.
17. Белунова Н.И. Бессоюзные сложные и соположенные
самостоятельные предложения с лексико-синтаксическим
повтором в текстовом аспекте.автореф. дис. …канд. филол.
наук. Л.: Ленинград.гос. ун-т, 1987.-16 с.
18. Блох М.Я. Вопросы изучения грамматического строя
языка. М.: Изд-во Моск. гос. пед. ин-та, 1976. - 107 с.
19. Богданович Е.Э. Обособленный причастный оборот в
современном английском языке.автореф. канд. филол. наук.-
М., 1988.-С.16.
20. Бозидов Н. Љумлањои мураккаби феъли њолӣ. «Мактаби
Советї», 1973, № 11, С.13-19.
21. Бозидов Н. Муќаддимаи забоншиносї. Душанбе: Маориф,
1977.- 327с.
22. Бронская А.А. Синтаксические связи в бессоюзных
сложных предложениях. // НДВШ. Филол. науки. 1975, № 1,
С.74-82.
23. Вальтер Д.Я. О бессоюзных сложных предложениях. //
РЯШ. 1961, №1, С.16-25.
24. Василенко И.А. К вопросу о союзных и бессоюзных
предложениях в русском языке. – В кн.: Проблемы
современной филологии. М., 1965.- С. 47-52.
25. Василенко И.А. Сложное предложение в современном
русском языке. Автореф. дис. …канд. филол. наук. М.,1958.-
246с.
26. Васильева Н.М. Структура сложного предложения.
М.,1967.
27. Васильченко Е.А. Сложносочиненное предложение в
современном английском языке. Автореф. дис. … канд. наук.
М., 1989.- С.23.
28. Виноградов В.В. Основные вопросы синтаксиса
предложения. / на матер. русского языка.// Сб. статей. Изд-во
АН СССР. М., 1955.- С.402- 440.
29. Власова Ю.Н. Развитие союзного сочиненния
предложений в английском языке. Автореф. дис. …
канд.филол.наук. Л.,1954.- С.19
30. Волощенко М.В. Реализация семантики сопоставления в
сложном предложении. Автореф. дисс. канд. филол. наук. М.,
2010.- С.23
31. Гепнер.Ю.Р. Сложное предложение и принципы его
изучения. Харьков, 1963 (Учеб.пособ. для студентов филол.
фак-та), С.1-91.
32. Грамматикаи забони адабии њозираи тољик. љилди 3.
Љумлањои мураккаб. Душанбе: Нашриёти «Дониш», 1989.-
245 с.
33. Грамматикаи забони тољикї. Ќисми 2. Синтаксис. Барои
студентони мактабњои олї. –Душанбе,1963.-с. 213.
34. Грамматика русского языка. Издательство АН СССР, М.,
1960, т. 11, ч.3, (под редакцией акад. В.В.Виноградова).
35. Гуревич В.В. Теоретическая грамматика английского
языка. М., 2001.- 106 с.
36. Данилевская Т.А. Соединительные и противительные
отношения в русском сложном предложении. Автореф. дис.
… канд. филол. наук. Воронеж,2008.- С.23.
37. Даргинавичене И.Ю. Бессоюзные противительные связи в
современном английском языке. Автореф. дис. … канд.
филол. наук. М., 1987. -22 с.
38. Джепко Л.П. Структурно-семантические и
функциональные особенности бессоюзных
сложносочиненных предложений в современном английском
языке. Автореф. дис. … канд. филол. наук. М., 1993.- 20с.
39. Дмитренко В.А. Структурно-семантические особенности и
функции сложных предложений и присоединительных
конструкций с сочинительной связью (на материале
диалогических текстов). Автореф. дис. … канд. филол. наук.
Одесса. 1989.-17с.
40. Еремеевская Н.П. Типы синтаксической связи в сложном
предложении. Автореф. дис. … канд. филол. наук. М., 1988.
-22с.
41. Жельвис В.И. К вопросу о характере связи между частями
сложного союзного предложения в современном английском
языке. Дис. … канд. филол. наук. М.,1963.- 186 с.
42. Забони адабии њозираи тољик. Синтаксис. Китоби дарсї
барои факултетњои филологияи мактабњои олї. Душанбе,
1970. - С.192-212.
43. Зайцева Л.П. Типы бессоюзных сложных предложений в
современном английском языке. дис. … канд. филол. наук. Л.,
1951. - С. 193.
44. Зикрияев Ф.К. Структурно-семантические особенности
таджикского паратаксиса. Душанбе: Изд-во «Дониш», 1986.
-190 с.
45. Зикрияев Ф.К., Рањмонова Н. Сложносочиненные
предложения в разносистемных языках. Душанбе, 2013. -96 с.
46. Зыкова В.А. Грамматический статус и семантико-
стилистические функции сочинительных союзов в
абсолютном начале самостоятельных предложений.дис. …
канд. филол. наук. М., 1988.- 180с.
47. Иванова Л.А. Союзные противительные конструкции в
современном английском языке. Дис. … канд. филол. наук.
М., 1971. -183с.
48. Изаренков Д.И. Бессоюзное сложное предложение.//
Система языка и обучение иностранцев русской речи. М.:
Русский язык, 1990.-164с.
49. Ильенко С.Г. Бессоюзные предложения в русском языке.
Лекция по курсу «Современный русский язык» ЛГПИ им. А.И.
Герцена, 1961. -28с.
50. Ильиш Б.А. Строй современного английского языка. /
Учеб.пос. для студ. пед. ин-тов. -2-е изд. Л.: Просвещение,
1971. -365 с.
51. Иофик Л.Л. Проблема структуры сложного предложения в
новоанглийском языке. Автореф. дис. … докт. филол. наук.
Л., 1965.- 41с.
52. Ипеева В.П. Соотношение семантической и
грамматической структуры в паратаксисе. Автореф. дис. …
канд. филол. наук. М., 1977.-21с.
53. Ирсалиева Н.К. Сложносочиненные союзные предложения
в современном английском языке и их соответствия в
киргизском языке. Автореф. дис. … канд. филол. наук.
Фрунзе, 1975.- 21с.
54. Исматуллоев М.Ф. Очеркњои грамматикї оид ба
њолшарњкунандањо дар забони адабии њозираи тољик
(њоли макон ва замон). Ќисми 1, Душанбе: Ирфон, 1971.
55.Каминская О.В. Интонация сложносочиненных
предложений с союзом «and»в современном английском
языке в сопоставлении с интонацией аналогичных
предложений в русском языке. Автореф.дис. … канд. филол.
наук. М., 1956.- с.23.
56. Камолиддинов Б. Ибора ё љумлаи пайрав? – // газ.
«Маориф ва маданият», 1980, 9- август.
57. Капралова Л.К. Семантическая структура
сложносочиненного предложения. //НДВШ ФН,1986, № 2,
С.47-54.
58. Капранов В.А. Эллипсис в языке таджикско-персидской
литературы. – В кн.: Забоншиносии тољик. Душанбе:
«Дониш», 1980.- С.3-20.
59. Кањњоров Њ.Оид ба як намуди љумлањои мураккаби
пайваст. Мактаби Советї, 1963, № 5, С. 48-53.
60. Кањњоров Њ. Алоќаи хилофї дар љумлањои мураккаби
пайваст. // Маориф ва маданият, 1961, 18феврал.
61. Кирпичникова Н.В. Некоторые типы бессоюзных сложных
предложений современного русского языка. Дис. …
канд.филол. наук. М., 1954. – 392с.
62. Киселёва Н.М. Парные союзы с компонентом «не только»
в современном русском языке. // УЗ МГПИ им. Ленина.
Вопросы лексики и грамматики русского языка, 1967, № 264,
С.114-128.
63. Кобрина Н.А. Синтаксические средства связи между
самостоятельными предложениями в современном
английском языке. Автореф. дис. … канд.филол. наук. Л.,
1953.- 21с.
64. Кондрусова С.Ф. Утвердительные и отрицательные
компоненты как структурный тип признак бессоюзного
предложения с сопоставительно-противительными
отношениями. // Молодежь и наука. Ростов-на-Дону, 1976.-
С.176-182.
65. Конькова И.П. Бессоюзные сложносочиненные
предложения в английском языке. // Уч. зап. Душанб.пед. ин-
т. Филологические науки, вып.5. Душанбе, 1954.- С. 99-108.
66. Конькова И.П. Сложносочиненные предложения в
современном английском языке. Душанбе, 1969.-243 с.
67. Кручинина И.Н. Структура и функция сочинительной
связи в русском языке. М.: Наука, 1988. -212 с.
68. Крючков С.Е. О присоединительных связях в современном
русском языке. // Вопросы синтаксиса современного русского
языка. М.: Гос.учебно-пед. изд-во Минпроса РСФСР, 1950.-
С.397-411.
69. Крючков С.Е., Максимов Л.Ю. Современный русский язык.
Синтаксис сложного предложения. М.: Просвещение, 1969.-
189 с.
70. Кулагин А.Ф. Об отношении бессоюзных сложных
предложений к категории сочинения и подчинения. // НДВШ.
Филол. науки, 1974. № 6.С.-82-88.
71. Левицкий Ю.А. Сочинение в синтаксической системе
языка.автореф. дис. … докт. филол. наук. М., 1984. – 31с.
72. Логинова Т.Г. Типы сложных предложений в английской
разговорной речи. автореф.дис. … канд. филол. наук. Львов,
1990. –С.17.
73. Лопатин В.В., Лопатина Л.Е. Малый толковый словарь. М:
«Русский язык», 1990.-675с.
74. Лустрэ Л.Х. Сложное предложение с сочинительными и
подчинительными союзами в английском языке.автореф. дис.
… канд. филол. наук. Ростов-на-Дону, 1999.- 33 с.
75. Макаренко Е.В. Сложные предложения с
формализованной частью.автореф. дис. … канд. наук. Ростов-
на-Дону, 1975.- 17с.
76. Мармов И.А. Интонационная структура бессоюзных
сложных предложений с причинно-следственными
отношениями в современном английском языке. автореф.
дис. … канд.филол.наук. Минск: Минск.гос. пед. ин-т иностр.
языков, 1972. -23 с.
77. Маъсумї Н.А. Дар бораи масъалаи људокунии таркиби
љумлањои мураккаб. Журнали «Мактаби Советї». 1957, № 7,
с.46-49.
78. Маъсумї Н.А. Асарњои мунтахаб, љилди II, Душанбе
«Ирфон», 1980.-350 с.
79. Маъсумї Н.А. Очеркњо оид ба инкишофи забони адабии
њозираи тољик. Сталинобод, 1959.- С.260-265.
80. Маљидов Њ.М. Хусусиятњои лексикї-семантики воњидњои
фразеологии феълии забони адабии њозираи тољик. дис….
канд. филол. наук. III глава. Душанбе, 1968.
81. Микаелян Ж.А. Структурно-семантические особенности
паратаксических конструкций в современном английском
языке. автореф.дис…. канд.филол.наук. М., 1978.-С.26.
82. Михайлов Т.В. Особенности восполнения эллиптических
конструкций. Дисс. … канд. филол. наук. Тверь,1997.- С.112.
83. Мураталиев М. Сложносочиненное и сложноподчиненное
предложение. // Советская тюркология, 1975, № 1, С.20-25.
84. Набиева Р. Љумлањои мураккаби пайвасти паињами
пайвандакдор, //Мактаби Советї, 1957, № 5, С. 26-31.
85. Наумова И.Ю. Сложное предложения промежуточного
типа. автореф. дис. … канд.филол.наук. Липецк, 1995.-22 с.
86. Ниёзмуњаммадов Б., Рустамов Ш. Забони тољикї, ќисми II.
Синтаксис барои синфњои VII-VIII, Душанбе, «Маориф», 1981.-
С. 132-139.
87. Ниёзї Ш. Љумлањои мураккаби пайваст бо калимањои
бошад,набошад, // «Газетаи муаллимон», 1958, 18 феврал.
88. Орлова Н.В. Бессоюзные сложные предложения закрытых
и открытых структур со словами-скрепами компонентов в
современном русском литературном языке.автореф. дис. …
канд. филол. наук. Новосибирск, 1970.-23 с.
89. Панкратова Т.В. Сочинительные союзы «а», «но» («and»
«but») в русских и английских синонимичных и изоморфных
синтаксических конструкциях. автореф. дис. …
канд.филол.наук. Ростов-на-Дону,2007.-30с.
90. Перышева Н.В. Полипредикативные сложносочиненные
предложения в современномрусском языке.автореф. дис. …
канд. филол. наук. Краснодар, 2002. -23с.
91. Пешковский А.М. Существует ли в русском языке
сочинение и подчинение предложений? Изб.труды. М.:
учпедиз., 1959. С.131-147.
92. Поздранкова Т.И. К вопросу о развитии бессоюзного
сочинения в английском языке. //Исследования по английской
филологии. ЛГУ.- 1958.-С.45-49.
93. Попова И.А. Сложносочиненное предложение в
современном русском языке.- В сб.: Вопр. Синтак. совр.
русс.языка. М., 1950.- С.355-396.
94. Поспелов Н.С. О грамматической природе сложного
предложения. – В кн.: «Вопр. синтаксиса современного
русского языка». М., 1950. -336 с.
95. Поспелов Н.С. О грамматической природе и принципах
классификации бессоюзных сложных предложений. //
Вопросы синтаксиса современного русского языка: сб.статей.
/ Отв. ред. В.В.Виноградов./ М.: Учпедгиз,1956.- С.338-354.
96. Поспелова А.Г. Сочинение разнооформленнных
синтаксических единиц в современном английском языке.
автореф. дис. … канд .филол. наук. Л.: Ленинград.гос.ун-т,
1972.-22 с.
97. Распопов И.П. К вопросу о модальности предложения.
//Уч.зап. Благовещенск.гос.пед.ин-т им. М.И. Калинина, т.8.
Благовещенск, 1957.- С. 177-197.
98. Расторгуева В.С. Краткий очерк грамматики таджикского
языка. Приложение к «Таджикско-русскому словарю». М.,
1954.- С.531-570.
Северные таджикские говоры полосы Шайдан – Ашт-Чуст -
Кансай.
99. Реунова О.И. Эллиптические предложения в современном
английском языке.автореф. дис. … канд. филол. наук.
М.,1968. -22с.
100. Розенталь Д.Э., Теленкова М.А. «Словарь-справочник
лингвистических терминов». Пособ. для учителей. Изд. 2-е,
М.: Просвещение, 1976.-376с.
101. Романова Н.П. О понятии «сложное предложение » //
Подчинение в полипредикативных конструкциях.
Новосибирск, 1980.- С.8-11.
102. Ромашкин К.Ф. Функции анафорических элементов в
составе сложносочиненных предложений. Исследование
предложений немецкого языка. Рязань, 1976.- С. 87-94.
103. Рубинчик Ю.А. Современный персидский язык. – М.: Изд-
во восточной литературы, 1960.- 324с.
104. Рустамов Ш. Љумлањои мураккаби пайвасти сертаркиб.
«Мактаби Советї», 1979, № 11, С.16-19.
105. Сахарова С.Н. Бессоюзные сочинительные связи в
сложных предложениях в современном английском языке.
– //Уч. зап. (1-й Ленинград.пед.инс-т иностран.языков), вып.3,
1956.- С.166-175.
106.Связующие слова: Справочник по английскому языку.
Пер. с англ. /Сильвия Чокер. М.: ООО Астрель, 2004. – 236с.
107. Смирницкий А.И. Синтаксис английского языка. М., 1957.
-280 с.
108. Скибо В. О средствах связи самостоятельных
предложений в английской научной прозе. автореф. дис. …
канд.филол.наук. М., 1966.- С.21.
109.СтародубоваТ.А. Эллиптические сложные
предложения.автореф. дис. канд. филол. наук. М., 2009.- 23с.
110. Степанов В.А. Сложносочиненное предложение в
современном русском языке. – //Уч. зап. (Пятигорский пед. ин-
т иностр. яз.), т. 15, 1957.- С.573-624.
111. Таджиев Д.Т. О парадигматике таджикского
гипотаксиса. – В кн.: Теоретические проблемы синтаксиса
индоевропейских языков. Л.: «Наука», 1975.- С.68-72.
112. Тимченко О.С. Средства связи бессоюзных
сочинительных предложений в русском и английском
языках.автореф. дис. … канд. филол. наук. Ростов-на-Дону,
2009. -25с.
113. Тољиев Д.Т. Љумлањои мураккаби тобеи бепайвандак.
«Мактаби Советї», 1971, № 10, С.22-25.
114. Трубачева Н.В. Синонимия бессоюзных сложных и
простых предложений в совр. русском языке. Автореф. дис.
… канд. филол. наук. Таганрог, 2009.-23с.
115. Умова З.Н. К вопросу о синониме сложносочиненных
предложений с противительными союзами «А» «НО». – В кн.:
Уч.зап. Кемеровского госпед.инст-та. Вып.26, Кемерово,
1971.- С.99-102.
116. Усмонов К.У. Грамматикаи назарии забони англисї.
Душанбе,2011. –236с.
117. Усмонов К.У. Услубиёти забони англисї ва муќоисаи он ба
забони тољикї. Хуљанд, 2007. -95 с.
118. Фастовская Т.Б. Антономичность в системе
сложносочиненных предложений в современном английском
языке.автореф. дис. … канд. филол. наук. Пятигорск, 1988.-
16 с.
119. Формановская Н.И. Современный русский язык.
Сложносочиненное предложения (учебно-метод. пособ. для
студ. ф-та журналистики гос.ун-тов). М., 1967. -39с.
120. Хаймович Б.С., Роговская Б.И. Теоретическая грамматика
английского языка. М.: Высшая школа, 1967. -297с.
121. Холодов Н.Н. Сложные предложения с сочинением и
подчинением в современном русском языке. Автореф. дис. …
канд. филол. наук. М.,1965. – 21с.
122. Холодов Н.Н. Проблемы исследования
сложносочиненных предложений в современном русском
языке. Автореф.дис. … докт.филол. наук. М., 1977. -23 с.
123. Черемисина М.И., Колосова Т.А. //Очерки по теории
сложного предложения. Новороссийск: Наука, 1987. -197 с.
124. Шаркова И.А. Бессоюзное предложение с
повторяющимися словами в компонентах. Автореф.дис. …
канд.филол.наук. Липецк, 2007. -25с.
125. Шахобова М.Б. Опыт сопоставительного исследования
строя таджикского и английского языков. Душанбе: Изд-во
«Дониш», 1985.-252с.
126. Шведова Н.Ю. О структурной схеме сложного
предложения. – В кн.: Единица разных уровней
грамматического строя языка. М., 1969.- С.319-
127. Швец А.Г. Формально-синтаксическое осложнение
предложения (на материале русского и английского языков).
Автореф. дис. … канд. филол. наук. Саратов, 2006.- 23с.
128. Шубб Л.В. Моносубъектные сложносочиненные
предложения в современном французком языке. Автореф.
дис. … канд. филол. наук. М.,2000.-23 с.
129. Шувалова С.А. Смысловые отношения в сложном
предложении и способы их выражения. М.: Изд-во МГУ, 1990.-
160с.
130.Шукуров М., Абдуљабборов Т., Њодизода Р. Луѓати
истилоњи адабиётшиносї. Душанбе, 1966.- С.154-160.
131. Эшонљонов А. Љумлањои мураккаби пайвасти
номинативии бепайвандак ва тобишњои маъногии онњо.
«Мактаби Советї», 1973, № 2, С.27-31.
132. Эшонљонов А. Љумлањои мураккаби тобею пайваст ва
баъзе тофовутњои онњо аз љумлаи мураккаби тобеи
сертаркиба, «Мактаби Советї», 1974, № 2- С. 40-44.
133. Ярцева В.Н. Развитие сложносочиненного предложения
в английском языке. Л., 1940. – 165с.
134. Ярцева В.Н. Историческая грамматика английского
языка. М., 1979.-156с.
135. Alexander L.G. Longman English Grammar. L.: 1988.- 374 c.
136. Bach E. Syntactic Theory. New York: Holt Rinehart, 1974.
-314 p.
137. Blokh M.Y. A course in Theoretical English Grammar. M.:
Higher School Publishing House, 1983. - 382 p.
138. Curme G. O. A Grammar of the English Language, vol.
III.Syntax.London, 1931. - 616 p.
139. Dik S.C. Coordination. Its Implication for the Theory of
General Linguistic. Amsterdam, 1968. -318 p.
140. Fries Ch.C. The Structure of English, N.Y., 1952.– 254p.
141. Ganshina M.A., Vasilevskaya N.M. English Grammar. M.:Higher
School Publishing House, 1964.- 345 p.
142. Gleitman L.R. Coordinating Conjunction in English
Language.// Word, vol.41, 1969- P.260-293.
143. Gordon E.M., Krilova I.P. A Grammar of Present-Day English.
M.: Vyssaya Skola, 1986. -430 p.
144. Hetcher A. Syntax and the Sentence. // ‘Word’, vol.12, 1956.
-321p.
145. Hornby A.S. Oxford Advanced Learner’s Dictionary. Oxford
University Press, 1989.- 5098p.
146. Ilyish B.A. The Structure of Modern English. M.:
Prosveshcheniye, 1965. – 363 p.
147. Keller L. A Historical Outline of English Syntax.-341p.
148. Khaimovich B.S., Rogovskaya B.I. A Course in English
Grammar. M.: Vyssaya Skola, 1967. – 298 p.
149. Kobrina N.A., Kornieva E.A. An Outline of Modern English
Syntax.Higher School Publishing House. Moscow, 1965.- 543 p.
150. Kruisinga E. A Handbook of Present-Day English. P. II - 467 p.
151. Mathesius V. On Some Problems of the Systematic Analysis
of Grammar.TCLP, vol.VI, 1936.
152. Onions C. An Advanced English Syntax, L., 1911.
153. Peeling V.S. The Classification of the Conjunction “For”.
American Speech, vol.XXV, # 9, 1950. -524 p.
154. Roberts P. English Sentence. New York,1962. – 342 p.
155. Sheurweghs G. Present-Day English, Syntax. L., 1959. -439
p.
156. Stevenson M. English Syntax. Boston,Toronto: L. B.& Co.,
1987. -389 p.
157. Van Oirsouw R.R. The Syntax of Coordination. N.Y.: Croom
Helm, 1987. – 295 p.
158. Wilson H.L. The Classification and Punctuation of the
Conjuction “For”. AmericanSpeech, 1952, vol.27, p. 128-132.
Источники иллюстративного материала
159. Айнї С. Ѓуломон. Сталинобод: Нашриёти давлатии Тољикистон,1960
160. Айнї С. Одина. Душанбе: Нашриёти «Маориф», 1967. -167с.
161. Айнї С. Дохунда. Душанбе: «Ирфон», 1984.- 429с.
162. Айнї С. Куллиёт, љилди 1, Сталинобод: Нашриёти Давлатии
Тољикистон, 1958.-465с.
163. Айнї С. Куллиёт, љилди 6, Сталинобод: Нашриёти Давлатии
Тољикистон, 1964.-387с.
164. Айнї С. Ёддоштњо. ќисми 3, Сталинобод: Нашриёти Давлатии
Тољикистон, 1950. -352с.
165. Акобиров Љ. Суроѓгоњиљавонї- дар китоби «Лолањои кўњсор».
Душанбе: «Адиб», 1987.- 328с.
166. Амонов Р. Навбањори чашмасор. Душанбе: «Маориф»,1976.
167. Бобољон А.Фарзанди Октябр. – дар китоби «Лолањои кўњсор»,
Душанбе «Адиб», 1987.-328с.
168. Войнич Е. Ѓурмагас. Душанбе: «Маориф», 1982. -315с.
169. Горький М. Модар. Душанбе: «Адиб», 1989.-399с.
170. ИкромїЉ. Шодї. Душанбе: «Адиб», 1986.-354с.
171. ИкромїЉ. Дувоздањ дарбозаи Бухоро. Душанбе: «Ирфон», 1984.-430с.
172. ИкромїЉ. Тори анкабут. Љилди 2. Душанбе: «Адиб», 1987.- 449с.
173. ИкромїЉ. Тахти вожгун. Душанбе: «Адиб», 1989.- 330с.
174. Мирзоев К. Фарзанди дења.- дар китоби «Лолањои кўњсор».
Душанбе: «Адиб», 1987.-328с.
175. Муњаммадиев Ф. Куллиёт. љилди 2. Душанбе: «Адиб», 1990.-387с.
176. Муњаммадиев Ф. Асарњои мунтахаб. Љилди 2. Душанбе:
«Ирфон»,1980.-507с.
177. Насриддинов Б. Саодат ёратон бод. Дар китоби Лолањои кўњсор.
Душанбе: «Адиб», 1987.-328с.
178. Наљмиддинов М. Ќиссаи бародарон. Дар китоби Лолањои кўњсор.
Душанбе: «Адиб», 1987.-328с.
179. Ниёзї Ф. Вафо. Сталинобод. Нашриёти Давлатии Тољикистон,1952.-
428с.
180. Ниёзї Ф. Њар беша гумон мабар, ки холист. Душанбе, 1975.-525с.
181. Сайфуллоев А. Бомдоди ошиќон. Нашриёти ба номи Р.Љалил, Хуљанд,
1993.-287с.
182. Стивенсон Р. Љазираи љавоњирот. Сталинобод: Нашриёти Давлатии
Тољикистон, 1952.-258с.
183. Толис П. Повестњо вањикояњо. Душанбе, 1968.- 418с.
184. Толис П. Њикояњои дањсол. Душанбе, 1957.-398с.
185. Турсун С. Камони Рустам. Душанбе: Маориф, 1982.- 312с.
186. Улуѓзода С. Пири њакимони машриќзамин. Нашриёти «Маориф»,
Душанбе,1980.- 254с.
187. Улуѓзода С. Восеъ. Душанбе: Ирфон, 1978.-489с.
188. Фирўз Б. Агар вай мард мебуд… . Душанбе: Адиб, 1987.-385с.
189. Љалил Р. Маъвои дил. Душанбе, нашриёти «Ирфон», 1972.- 449с.
190. Љалил Р. Асарњои мунтахаб. љилди II. Душанбе: «Адиб», 1988.-303с.
191. Шоњзода С. Парчами шањидон.- дар китоби «Лолањои кўњсор»,
Душанбе «Адиб»,1987.-328с.
192. Abrahams P. The Path of Thunder.Higher School Publishing House, M.,
1971.-336p.
193. Aldrige J. Signed with Their Honour. M.,1951.-328p.
194. Brown D. Angels and Demons. New York, 2000.-348p.
195. Cronin J. The Citadel. M., 1966.- 435p.
196. Crichton M. State of Fear. New York, 2004.- 436p.
197. Dickens Ch. Picwick Club. M., 1976.- 357p.
198. Dickens Ch. Martin Chuzzlewit.vol. II. Foreign Language Publishing House.
M., 1951.- 448p.
199. Dickens Ch. Adventures of Oliver Twist. M., 1949.-327p.
200. Dickens Ch. American Notes. Foreign Language Publishing House.M., 1950.-
408p.
201. Galsworthy J. Modern Comedy. Book 3. M.: Progress Publishers, 1976. 327p.
202. Gorky M. Mother. Foreign Language Publishing House.M., 1971.-384p.
203. Haggard R.H. King Solomon’s Mines. Progress Publishers. M.,1972.-367p.
204. Hardy Th. Far From the Madding Croud. London, 1967.- 423p.
205. Hornby A.S. Oxford Advanced Learner’s Dictionary. Oxford University
Press, 1989.- 5098p.
206. Irving W. Adventure of Block Fisherman. Progect Gutenberg Website:
www.gutenberg.org
207. Leacock S. Perfect Lover’s Guide and other Stories. Foreign Languages
Publishing House. M., 1963.- 406p.
208. London J. Martin Eden. M., 1954.-434p.
209. Priestley J.B. Angel Pavement.Progress Publishers.M., 1974.-489p.
210. Shaw B. Pygmalione. Higher School Publishing House.M., 1972.-285p.
211. Steinbeck J. The Grapes of Wrath.Progress Publishers.M., 1978.-437p.
212. Steinbeck J. The Winter of Our Discontent. M.: Vyssaya Skola, 1985.- 367p.
213. Stevenson R.L. Treasure Island. Foreign Languages Publishing House.M.,
1963.-231p.
214. Thackeray W.M. The History of Henry Esmond, Esq. Foreign Languages
Publishing House.M., 1954.-424p.
215. Voynich E. The Gadfly.Foreign Languages Publishing House.M., 1954.-435p.
216. Waugh E. Prose Memoirs Essays. M.: Progress Publishers,
1980.-322p.