Вы находитесь на странице: 1из 67

Конни Фойгт Хамид Пезешкиан

Психовампиры
«Психовампиры: Как общаться с теми, кто крадет у нас энергию / Хамид Пезешкиан,
Конни Фойгт»: Альпина Паблишер; Москва; 2020
ISBN 978-5-9614-3027-1
Аннотация
Эта книга о том, как научиться противостоять токсичным людям, если жизнь свела
вас с ними, не предоставив возможность немедленного бегства. Людей, общение с
которыми забирает у вас все силы и энергию, часто называют психовампирами. Книга
познакомит вас с разнообразием их типажей.
Вы узнаете, какие люди привлекают тот или иной тип «жертв», каковы механизмы их
влияния и какие есть способы противодействия.
Авторы – психиатр и психолог Хамид Пезешкиан и журналист и бизнес-коуч Конни
Фойгт – доступно рассказывают об этом простым языком, приводят примеры из жизни и
собственной практики.

Хамид Пезешкиан, Конни Фойгт


Психовампиры: Как общаться с теми, кто крадет у нас
энергию
Переводчик Светлана Дубинская
Научный редактор Иван Кириллов
Редакторы Любовь Макарина, Ольга Улантикова
Главный редактор С. Турко
Руководитель проекта О. Равданис
Корректоры М. Смирнова, О. Улантикова
Компьютерная верстка К. Свищёв
Художественное оформление и макет Ю. Буга

© Hamid Peseschkian & Connie Voigt


© Издание на русском языке, перевод, оформление. ООО «Альпина Паблишер», 2020

Все права защищены. Данная электронная книга предназначена исключительно для


частного использования в личных (некоммерческих) целях. Электронная книга, ее части,
фрагменты и элементы, включая текст, изображения и иное, не подлежат копированию и
любому другому использованию без разрешения правообладателя. В частности, запрещено
такое использование, в результате которого электронная книга, ее часть, фрагмент или
элемент станут доступными ограниченному или неопределенному кругу лиц, в том числе
посредством сети интернет, независимо от того, будет предоставляться доступ за плату
или безвозмездно.
Копирование, воспроизведение и иное использование электронной книги, ее частей,
фрагментов и элементов, выходящее за пределы частного использования в личных
(некоммерческих) целях, без согласия правообладателя является незаконным и влечет
уголовную, административную и гражданскую ответственность.

Рекомендовано Профессиональной Психотерапевтической Лигой и кафедрой


психотерапии, медицинской психологии и сексологии Российской медицинской академии
последипломного образования в качестве учебно-практического пособия по психотерапии и
психологическому консультированию

***
Предисловие к русскому изданию
«Всё будет хорошо!»
Как часто мне приходилось это слышать во время восьмилетнего пребывания в России,
с 1991 по 1999 г. В то время я был единственным западным психиатром на всю Россию и
одним из первых иностранных психотерапевтов. Я читал лекции во многих институтах, ездил
с семинарами по всей стране, от Архангельска до Южно-Сахалинска, от Якутска до
Краснодара, и работал с пациентами и клиентами в московской клинике.
Именно в это нелегкое время в психотерапевтической работе с пациентами и клиентами
разных культур, профессий и социального статуса я обнаружил: жизнь многих из нас трудна
из-за того, что ее осложняют другие люди. Мы все, как можем, стараемся справляться с
трудностями, но тут… появляется человек и «высасывает» всю нашу энергию. Исходя из
этого, впоследствии и была создана концепция психовампиров.
Я очень счастлив, что теперь мы можем представить вам и русское издание этой книги.
Многие читатели говорят: «Я покупаю эту книгу для мужа (жены) – пусть поймет, что она(а)
и есть мой психовампир».
Я благодарю своего коллегу доктора Ивана Кириллова за то, что он сделал возможным
это издание в России.
Авторы надеются, что наблюдения и приемы, описанные в этой книге, помогут вам
справляться с тяжелыми людьми в вашей собственной жизни и защитят от их негативного
воздействия.

Хамид Пезешкиан, д. м. н., доцент, психиатр, психотерапевт,


директор Висбаденской академии психотерапии (WIAP), приглашенный
профессор СГМУ (Северного государственного медицинского
университета) (Архангельск), президент Всемирной ассоциации
позитивной психотерапии

Висбаден, Германия, декабрь 2010 г.

Предисловие редактора
Психотерапия слишком хороша, чтобы принадлежать только
психотерапевтам и их пациентам.
Неизвестный автор

Я познакомился с одним из авторов этой книги 20 лет назад. С тех пор Хамид
Пезешкиан вдохновил меня на множество идей и важных решений в моей жизни. И по сей
день, встречаясь с ним, я получаю мощный прилив энергии: он стал моим психологическим
ангелом-хранителем…
Читая эту книгу, я даже задумался: уж не был ли я все эти годы его психовампиром?
Надеюсь, что если и был, то не слишком часто!
Как только впервые увидел «Психовампиров», я решил как можно быстрее издать эту
книгу на русском языке. Мне хотелось, чтобы это стало подарком для моих клиентов, коллег,
друзей и членов семьи. Ведь если каждый из нас сможет укрепить чувство собственной
ценности и защитить пространство своей жизни от вампиров, это позволит полнее
радоваться жизни, строить красивые, легкие и вдохновляющие отношения.
Вас ждет приятное и занимательное чтение и множество открытий, способных снять
большую часть груза с ваших плеч.
Иван Кириллов, к. м. н., психиатр, психотерапевт, член
исполнительного совета директоров Всемирной ассоциации позитивной
психотерапии

Москва, декабрь 2010 г.

Предисловие
Моя первая сознательная встреча с феноменом психовампиризма произошла на
психотерапевтических сеансах с пациентами и клиентами, которые часто жаловались на то,
что их полностью «высосали» люди, вытягивающие из них энергию. Я и сам обращал
внимание, что иногда достаточно лишь подумать о каком-то человеке, чтобы ощутить
совершеннейшее бессилие и опустошение. Так и родилось понятие «психовампиры».
Кроме того, мой опыт участия в семинарах и тренингах за последние десять лет лишь
подтверждает, что боль, причиняемая психовампирами, одинакова для всех и что подобные
страдания испытывал едва ли не каждый. Я даже поразился, сколько в моем собственном
окружении таких «кровопийц», с которыми мне приходилось так или иначе мириться.
Как практик в области позитивной психотерапии я попытался найти в феномене
психовампиризма какие-то положительные моменты.
Чувство юмора – вот что поможет вам жить осмысленно и успешно противостоять
психовампирам, не давая им захватить власть над вами. Каждый способен научиться
контролировать психовампиров и самостоятельно решать, как ему жить. Так употребите же
силы, которые вам удалось сберечь, во благо себе и своим близким.

Хамид Пезешкиан

Висбаден, Германия, февраль 2009 г.

Мне как журналисту, эксперту в сфере коммуникаций, специалисту в области HR и


бизнес-коучу доступен бесценный клад – рассказы людей о своих рабочих буднях. Я не буду
давать им оценку, но, к сожалению, вынуждена констатировать, что травля на работе – это
часть нашей с вами повседневной жизни. Один случай – из моего собственного опыта –
заставил меня задуматься о причинах травли. Может быть, я сама, как говорится,
напросилась? Разве иногда не бывает так, что жертва сама провоцирует агрессора на
нападение?
Устанавливая четкие границы, мы можем ослабить негативное воздействие – настолько,
что оно вообще перестанет работать. Об этом и пойдет речь в книге.

Конни Фойгт

Цюрих, Швейцария, февраль 2009 г.

Посвящение
Посвящается самым дорогим людям в моей жизни – с любовью и благодарностью. Вы
помогли мне, несмотря на психовампиров, сохранить внутреннюю и внешнюю улыбку.

Хамид Пезешкиан
Посвящается моим психовампирам, вдохновившим меня на эту книгу, а также Юлии
Хинтерманн и Моник Зигель – с благодарностью за их идеи, выраженные ярким и сочным
языком.

Конни Фойгт

Введение

Психовампир – это что? Это кто?


Откуда взялось это название? Что психовампир делает с другими людьми? Почему так
важно распознавать этих энергетических «кровопийц»?
Понятие «психовампир» – образное: проще говоря, это люди, которые крадут у нас
силы. Этот термин может показаться не слишком научным, но отнестись к нему следует
серьезно.
Каждому знакомо чувство потери эмоциональной, психической, умственной и
физической энергии при встрече с другим человеком. В быту мы особенно в это не вникаем,
хотя и ощущаем бессилие: конфликты с окружающими привыкаем воспринимать как
неизбежное зло, а раздражение для нас становится неотделимо от работы. А кто-то даже
ищет причину таких отрицательных эмоций в самих себе. Ведь мы живем в вечном стрессе, и
вернуться домой с работы относительно бодрым, а не выжатым, будто лимон, – в наше время
это как-то даже и неприлично.
Такая «социально приемлемая» усталость – самообман. Ведь часто ее причиной
становится жесточайшее эмоциональное давление в нашем непосредственном окружении, а
мы не понимаем, что же с нами происходит.
Мы исходим из того, что все мы окружены энергетическими «кровопийцами», или
психовампирами, которые доводят нас до эмоционального стресса. При этом какого-то
одного строго определенного типа вампиров нет, они являются в разных формах и обличьях.
В первой части приводится характеристика двенадцати типов вампиров, выявленных
авторами этой книги, и каждый тип проиллюстрирован историей из жизни. У всех контактов
с психовампирами есть одна общая черта: мы отдаем им несоизмеримо больше энергии, чем
получаем взамен. У одних психовампир – начальник, руководитель проекта, бывший
сексуальный партнер, коллега по работе, у других – родители, супруг (супруга) или кто-то из
друзей. И для каждого из приведенных случаев подробно описывается психологический
механизм взаимодействия с тем или иным типом психовампиров.
Вторая часть этой книги посвящена практическому самоанализу. В главе 4
рассказывается, как распознать психовампиров в ближайшем окружении. Есть ряд способов
выявления потенциальных «кровопийц» в самых разных ситуациях.
В главе 5 более подробно рассматриваются психологические аспекты этого феномена.
Почему мы воспринимаем других людей как психовампиров? И почему так беззащитны
перед ними? Чаще всего психовампиры бередят старые раны жертв – а это становится своего
рода спусковым крючком. Сами же психовампиры черпают из нас энергию, поскольку им
нужно восполнить ее нехватку – за чужой счет. Это вопрос осознания собственной
ценности – а с самоценностью беда и у психовампира, и у его потенциальных жертв.
Глава 6 представляет вашему вниманию терапевтический экскурс. В нашем случае
основой для самопомощи может послужить метод позитивной психотерапии.
Профилактические тесты – дополнение к самоанализу для тех, кто хочет докопаться до самой
сути. Упреждающие меры и способы самозащиты при общении с энергетическими
«кровопийцами» освещены в главе 7. Здесь же приведены другие тесты для практической
проработки – как подспорье для самоанализа и изучения феномена подчинения чужой воле.
Цель каждого человека – решать за себя более или менее самостоятельно.
Психовампиры умело выбирают подходящий момент для нападения на ничего не
подозревающую жертву. В главе 8 мы рассмотрим примеры и советы, которые должны
помочь с ходу обезоружить противника. А приведенные в главе 9 тесты на психовампиризм
помогут определить, какие сигналы, исходящие от вас, психовампиры воспринимают как
приглашение к «нападению». И, наоборот, каждый сможет выяснить, не психовампир ли он
сам по отношению к другим (если, конечно, еще предыдущие главы не заставили его об этом
задуматься!). Каждый из нас может стать психовампиром для окружающих – зачастую даже
не подозревая об этом и без малейшего желания.
Главная цель этой книги – сначала открыть жертвам глаза на психовампиров, а затем
познакомить с методами защиты, так как необходимо иметь в виду, что других людей все
равно изменить (почти) невозможно. Обезопасить себя от психовампиров непросто, но
возможно, и это в наших руках.
Эта книга отнюдь не сборник рекомендаций, как переделать других людей, тем более
что вряд ли такие попытки приведут к успеху. Нет, речь лишь об одном человеке, которого
каждый из нас может изменить быстрее всего, – о вас самом. В конце концов, главная
трудность – признать, что мы сами даем психовампиру власть над собой. Именно наше
решение (бессознательное) позволяет другому человеку крутить нами как ему захочется. Мы
должны взять нашу жизнь в свои собственные руки – как в профессиональных отношениях,
так и в личных – и самостоятельно направить ее в позитивное русло.

Часть первая

Глава 1
Феномен психовампиризма

Здоров не тот, у кого нет проблем, а тот, кто в состоянии их


успешно разрешить.
Принцип позитивной психотерапии

Вам тоже приходилось сталкиваться с такими ситуациями? Или, может быть, вы


переживаете что-то подобное ежедневно?

Ситуация 1

Флоранс (34 года), врач, возвращается после отпуска на работу в клинику – в полной,
как говорится, боеготовности. В отпуске она набралась сил и теперь полна энергии и
желания вновь приступить к делу. В коридоре она сталкивается с коллегой-медсестрой, и та
приветствует ее такими словами: «Чему это вы так улыбаетесь? Еще скажите, что счастливы
вернуться на работу!» Одно-единственное негативное замечание в считаные секунды убило
всю радость Флоранс от возвращения. Она чувствует себя как выжатый лимон, она сыта по
горло – впору опять идти в отпуск.

Ситуация 2

Кай (38 лет) хочет написать книгу и пересказывает ее идею своей девушке. Она, даже
не дослушав, скептически пожимает плечами: «Об этом уже писали, так что тебе придется
очень постараться, иначе тебя не напечатают. Ведь книги на эту тему уже есть, значит, твоя
должна быть особенно хорошей, а это будет трудно». Кай воспринимает такое
пренебрежение как смертельную обиду. Он-то рассчитывал на поддержку, поэтому зол и
расстроен. От такой реакции у него просто опускаются руки. Подруга удивляется: «Надо же,
какой обидчивый. Я просто высказала свое мнение. Ты же сам всегда хочешь от меня
откровенности».
Ситуация 3

Фелиситас (24 года) изучает психологию в большом городе, а на выходные приезжает к


родителям, в родное захолустье. Она радуется возможности рассказать им о своих
университетских делах, о своих переживаниях, об опыте самопознания за время учебы. Едва
переступив порог дома, она начинает вдохновенно вещать… вернее, пытается. Но мать тут
же ее перебивает: «Что же ты у меня какая худенькая и бледненькая! Ты хоть хорошо
кушаешь в этом своем городе? А какая у вас погода?» Что хочет сама Фелиситас, о чем она
думает – это никого не волнует. У нее такое чувство, что родителям нет никакого дела до нее
как личности. Девушка приходит в отчаяние и злится на себя, что опять разоткровенничалась
перед ними, хотя вроде бы должна была знать, чем все закончится.
Как бы вы себя повели на месте Флоранс, Кая или Фелиситас? Давайте разберемся, что
с ними произошло. Во всех трех случаях жертвы позволяют психовампирам себя
«деморализовать» и сами не понимают, как им это удалось. Это обычные повседневные
ситуации, и речь идет, по сути, о мелочах. Но ваша реакция – слабая или бурная – зависит от
того, какие именно струны в вашей душе задели слова или поведение психовампира.
Как и у наших героев, у каждого из нас есть свои чувствительные места – и если по ним
всю жизнь бить, они превратятся в больные темы. Чаще всего мы их не осознаем или думаем,
что давно их проработали. Похоже, что психовампиры нащупывают такую болевую точку и
жмут на нужную «кнопку». И раз за разом это вызывает одну и ту же реакцию – даже спустя
много лет.
Не давать психовампирам жать на «кнопку»? Бесполезно – да и бессмысленно, если мы
еще не раскопали в своем прошлом недостатки или слабости и не признались себе в них.
Первая реакция – это, как правило, попытка противостоять психовампиру, защититься от
него, поэтому мы вступаем с ним в диалог, чтобы, так сказать, отразить атаку. Однако
терапевтический опыт показывает: вряд ли мы сможем остановить его надолго. Да и как
заставить замолчать всех, кто встречается нам ежедневно и ежечасно? Решение, строго
говоря, в другом: признать собственные слабости, проработать их или хотя бы научиться
контролировать. Только так можно избежать роли жертвы и стать хозяином своей жизни.
Так почему же на вас напал психовампир – ваша коллега, ваша девушка, ваша
собственная мать? И вообще – сознательно ли они нападают? Уверены ли они в себе? Что,
если они просто заядлые ворчуны и пессимисты, которые позволяют сомнениям отравлять
все их существование? Насколько сами психовампиры распоряжаются своей жизнью и в
какой мере их жертвы позволяют собой манипулировать? Как получается, что психовампиры
имеют такую власть над другими и почему их жертвы – неосознанно и против своей воли –
отдают им эту власть? Как потенциальной жертве распознать ухищрения и приемы
психовампиров, как ей защититься и выработать стойкий иммунитет?

Тот, кто долгие годы отдает другим людям или окружению власть над собой,
потом расплачивается недовольством жизнью в целом и растущей пассивностью.

Все мы стремимся к тому, чтобы самостоятельно решать, как распоряжаться своей


энергией и на что ее расходовать. Психовампир ограничивает нашу самостоятельность – он
делает нас подвластными чужим манипуляциям. Тот, кто долгие годы отдает другим людям
или окружению власть над собой, потом расплачивается недовольством жизнью в целом и
растущей пассивностью. В некоторых случаях это ведет к депрессии и самоизоляции,
психосоматическим заболеваниям и упадку сил.
По-настоящему вырваться из лап психовампиров возможно только с помощью
глубокого самоанализа и изменения личностных установок. Поняв, какие психологические
механизмы ведут нас и нашего противника, можно выработать конкретную стратегию
избавления от психовампира. Если принимать решения, не разобравшись в этих механизмах,
мы добьемся лишь временного эффекта, и перед новым психовампиром, который непременно
появится, мы будем все так же беззащитны. Поэтому наша стратегия должна быть основана
не только, как водится, на особенностях «преступников», то есть психовампиров, но и
главным образом на особенностях жертв. Распознав психологические механизмы, мы сможем
работать над собой – и будучи психовампиром, и будучи жертвой.

Глава 2
Типы психовампиров

Кто видит цель, тот может принять решение; кто принимает


решение, тот обретает покой; кто обретает покой, тот уверен;
кто уверен, тот способен размышлять; кто размышляет, тот
совершенствуется.
Восточная мудрость

Психовампиры рядятся в разные одежды. Для ясности мы дадим каждому их типу


название-характеристику и кратко опишем особенности его жертв. Среди психовампиров
встречаются как мужчины, так и женщины, а это свойство – склонность к психовампиризму –
бывает как более, так и менее выраженным. К некоторым людям эти описания подходят
полностью, а у других есть разве что некоторые черты того или иного типа. Но есть и такие,
кому подходит сразу несколько описаний. Тот, кого одни воспринимают как вампира, в
отношениях с другими может вести себя как жертва. Словом, каждый способен
одновременно быть и психовампиром, и жертвой. Но и вампир, и его жертва, как правило,
вынуждены компенсировать ущербную самоценность. Этот аспект рассматривается более
подробно в главе 6 («Терапевтический экскурс»).

Вампир-душитель

Вампир этого типа чудовищно себя переоценивает. С ним невозможно ни спорить, ни


договориться, у него замашки тирана, и он уверен, что незаменим. Чаще всего вампир этого
типа склонен к нарциссизму. Если это начальник, он досуха высосет энергию из своих
подчиненных – что бы они ни делали, для него все будет «не так». Жертва попадает в его
хитрую ловушку, и на ее шее затягивается петля.

Вампир «Да, но…»

Этот психовампир в ответ на любое чужое высказывание, любую чужую идею заводит:
«Да, но…», черпая таким образом силы. В основе его позиции – упорное отрицание, что
требует от собеседника серьезных энергозатрат: психовампир заваливает его аргументами,
почему, с его точки зрения, не получится что-то сделать или изменить.

Вампир-страдалец

Он взвалил на свои плечи всю тяжесть мира и постоянно ходит со страдальческим


видом. Ему все слишком тяжело, само его существование – тягчайшее бремя. Времени у него
вагон, но он ничего не доводит до конца – не говоря уж о его неспособности обустроить
собственную жизнь. При этом он эгоцентричен, а его основной жизненный принцип таков:
мне плохо, и вы должны меня поддерживать, воодушевлять, ободрять, радовать (и т. д.
и т. п.). Он постоянно мучается и портит всем настроение своим нытьем.

Вампир-консерватор

Такой вампир хочет лишь одного: чтобы мир остановился в развитии. Он следует
девизу – «Мы всегда так делали». Перемены он люто ненавидит и обеими руками держится
за старое: «Будь эта новая мысль действительно хорошей, она давно пришла бы мне в
голову». Для вампира-консерватора время застыло. Его жертвы – творческие люди и коллеги
с руководящим потенциалом, которые с тем же успехом могут биться головой о стену, как и
пытаться внедрить хоть какие-то прогрессивные идеи при таком руководителе.

Вампир «Холодное сердце»

Всем знакома сцена: жена сидит за обеденным столом и, всхлипывая, жалуется мужу:
«Ты хоть бы раз меня выслушал, когда у меня проблемы!» – а муж, рассеянно послушав ее
пару минут, вдруг сообщает, что ему надо еще погулять с собакой. Возможно, этого
эмоционально холодного вампира высоко ценят на работе, но в отношениях с близкими его
больше интересует сухая логика, нежели чувства. Своих жертв – как правило, очень
чувствительных людей – они лишают всякой поддержки.

Равнодушный вампир

Этот вампир, конечно, может спросить собеседника, как дела, но самое любопытное,
что ответ его совершенно не интересует. И это обескураживает его жертв. Например, когда
равнодушный вампир о чем-то вам рассказывает, как бы призывая занять позицию и
высказать свое мнение, а потом, стоит вам открыть рот, разворачивается спиной и начинает
беседовать с другими. У вас, потенциальной жертвы вампира, пол уходит из-под ног: вы
начинаете думать, что с вами скучно и неинтересно. Вы вините себя, что разговор не задался.

Вампир-скалолаз
Этот вампир ставит перед собой высочайшие цели: он снова и снова хочет покорять
вершины. Такие запросы мучительны для его близких: он способен просто-напросто
задушить их своими требованиями. Будь то его собственные дети или подчиненные —
вампир-скалолаз постоянно требует от них невероятных достижений. А если они, вопреки
ожиданиям, все-таки справляются с задачей, он тут же обесценивает их успехи: «Тут и любой
дурак бы справился. Дело-то пустяковое». Неудачников же он сознательно игнорирует. Он
изводит других, да и себя самого, каждый раз желая взобраться все выше и выше, но так
никогда и не достигает цели, потому что постоянно задирает планку. Он не способен жить в
мире с собой и транслирует свою вечную неудовлетворенность другим.
Вежливый вампир
Чрезмерная вежливость тоже способна высасывать энергию. Этот вампир изо всех сил
старается не стать ни для кого обузой — но именно поэтому он всем в тягость. Со своим
вечным желанием помочь он перенапрягается, а в результате только создает людям новые
проблемы. Когда он, ничего не смысля в технике, отказывается от помощи коллеги,
предложенной от чистого сердца, и сам покупает давно устаревший компьютер, этому же
коллеге потом приходится тратить куда больше сил, чтобы обменять купленную модель на
новую. Если вежливого вампира приглашают в ресторан и спрашивают, что он будет пить, он
отвечает: «А ты что будешь? Мне все равно». Его вечно приходится переспрашивать, пока он
наконец не выберет хоть что-то. Излишняя скромность этого психовампира зачастую ужасно
утомляет.
Любопытный вампир
Этот вампир постоянно сует нос куда не следует. Своим стремлением лезть в чужие дела он
привносит, пусть чаще всего и невольно, хаос и бесчисленные недоразумения в жизнь
многочисленных жертв, которых он втягивает в разные бессмысленные истории. В сущности,
любопытный вампир всего лишь хочет разобраться и навести порядок, но добивается прямо
противоположного. Чаще всего ему удается выйти сухим из воды — ведь он всего лишь
тайно дергал марионеток за нитки.
Вампир «Волк в овечьей шкуре»
Сначала такой человек кажется приветливым, но неприметным, однако на самом деле он, так
сказать, себе на уме. С ним все время попадаешь впросак. Нередко такой человек лишь с
виду мил и покладист, но на деле это маска, за которой неприглядная сущность. А самое
неприятное, что распознать таких психовампиров не способен почти никто.
Вампир «Я тут ни при чем»
Таким вампирам несть числа среди руководителей высшего звена — скажем, некоторые
начальники, которые сами же годами цепляются за неверную стратегию, умудряются свалить
всю вину на коллектив, если фирма все же обанкротилась. Якобы это подчиненные плохо
работали, «иначе эту лавочку не пришлось бы прикрывать». Вампир этого типа отказывается
признавать собственные недостатки: неспособность брать на себя ответственность и
контролировать ситуацию.
Вампир-эксперт
Этот человек довольно бестолков, но считает себя экспертом по всему на свете. У него на все
готов ответ, в любой ситуации он умничает и злит других своими глупыми советами.
Психовампир-эксперт пожирает время жертв долгими и поверхностными рассуждениями,
пытаясь продемонстрировать свои мнимые знания. Горе тому, кто осмелится указать такому
вампиру на его полнейшую некомпетентность в обсуждаемом вопросе, — отношения с ним
будут испорчены навек.
Бывали вы в таких ситуациях? В роли жертвы, в роли вампира — неважно. Если да —
читайте дальше (если нет, все равно читайте). Мы расскажем вам, как потенциальная жертва
может надежно защититься от любого психовампира, к какому бы типу он ни принадлежал.
Вы поменяете свое поведение, и вампир перестанет видеть в вас жертву — или, во всяком
случае, утратит власть над вами, хотя его собственное поведение не изменится. Если же вы
сами увидели в себе психовампира, то все равно продолжайте чтение, чтобы понять, как вас
воспринимают другие и почему некоторые ситуации отнюдь не такие, какими кажутся на
первый взгляд.
Как именно психовампир выявляет слабые места потенциальных жертв — это до сих пор
загадка, несмотря на все попытки объяснить это с точки зрения психологии. Этот механизм
сопоставим с феноменом любви с первого взгляда — именно поэтому он так опасен в руках
психовампира. Но, в конце концов, изменение ситуации зависит от самих жертв, и если они
работают над собой, то все возможно.
Как это ни парадоксально, психовампиры чаще всего находятся в нашем ближайшем
окружении. Они очень близки к миру чувств своих жертв — либо как непосредственные
начальники, либо как члены семьи. Вот почему они так быстро находят путь к сердцу и
слабым местам жертвы. Именно эта близость и заставляет нас так остро воспринимать чьи-
то действия или высказывания — будь это чужие люди, мы бы и ухом не повели.
Это же обстоятельство сильно осложняет общение с психовампирами: их зачастую нельзя
просто взять и уволить, равно как и оборвать с ними все отношения. Да и как «уволишь»
супруга, партнера, детей, начальника, тещу или соседа? Так что остается лишь одно —
выстраивать собственные защитные редуты.
Образ психовампира помогает позитивно взглянуть на дисбаланс в межличностных
отношениях. Строго говоря, психовампиры предоставляют нам бесплатный экспресс-курс
самопознания — небольшой самоанализ, на который даже при поддержке грамотного
психотерапевта ушли бы годы. Правда, к сожалению, этот курс — непрошеный.
Читая эту книгу, вы на наглядных примерах из опыта авторов сможете куда лучше
разобраться в ситуациях, с которыми сталкиваетесь не первый год, просто раньше не
анализировали их или не могли правильно классифицировать.

ГЛАВА 3
Распространенные типы психовампиров
Знание людей в теории и на практике
Один способный молодой человек, жаждавший знаний и мудрости, испытывая многие
лишения, изучал вдали от родины, в Египте, физиогномику, науку о выражении лица. Шесть
лет длилось это учение. И вот настал день, когда он прекрасно сдал все экзамены. Радостный
и гордый, молодой человек верхом на коне возвращался на родину. На каждого встречного он
уже смотрел глазами человека, познавшего мудрость науки, и, чтобы расширить и углубить
свои знания, читал по выражению их лиц как по книге. И вот повстречался ему человек, на
лице которого он прочитал шесть свойств характера: ясно было, что он завистлив, ревнив,
жаден, скуп, корыстолюбив и беспощаден. «Бог свидетель, какое страшное выражение лица у
этого человека, никогда я еще не видел и не слышал ничего подобного. Вот когда я смог бы
проверить свою теорию». Пока он так думал, незнакомец подошел к нему с приветливым,
добродушным выражением лица и смиренно сказал: «О господин! Уже поздно, а ближайшая
деревня далеко. Моя хижина маленькая и темная, но я буду носить тебя на руках. Какая это
была бы честь для меня, если бы я посмел считать тебя своим гостем на эту ночь, и как
осчастливило бы меня твое присутствие!» Наш путешественник с изумлением подумал:
«Поразительно! Какой контраст между речами этого человека и отвратительным выражением
его лица».
Эта мысль глубоко взволновала молодого человека, он стал сомневаться в том, что усвоил за
все шесть лет учения. Чтобы вновь обрести уверенность, он принял приглашение
незнакомца. Хозяин услаждал ученого чаем, кофе, соками, печеньями и кальяном. Он осыпал
своего гостя любезностями и вниманием. Три дня и три ночи гостеприимному хозяину
удалось удержать путешественника у себя. Наконец ученый пожелал избавиться от этого
невероятного гостеприимства и принял твердое решение уехать. В час расставания хозяин
протянул ему конверт со словами: «О господин! Это ваш счет». «Какой счет?» — с
удивлением спросил молодой человек. Как выхваченный из ножен меч, вдруг обнажилось
истинное лицо хозяина. Он нахмурил лоб и злобно закричал: «Какая наглость! Что ты себе
воображал, когда ел здесь и пил? Уж не думал ли ты, что все это было даром?» При этих
словах ученый сразу пришел в себя и молча вскрыл конверт. Он увидел, что все, что он ел и
не ел, было указано в счете по цене во сто крат большей. У него не было при себе даже
половины требуемой суммы. Пришлось слезть с лошади и отдать ее хозяину, а в придачу еще
и седло со всей поклажей. Но и этого оказалось мало; тогда он снял с себя и отдал свой
дорожный костюм. Пешком отправился он в путь. И долго еще можно было слышать его
восторженные слова: «Слава богу, слава богу, что шесть лет моего учения не были
напрасны!»
По Абдул-Баха[1]
Далее на наглядных практических примерах мы разберем способы, при помощи которых
разные психовампиры компенсируют свой собственный дефицит, а также индивидуальные
реакции их жертв на эти атаки. Как и следовало ожидать, в поле зрения психовампиров
попадают люди с низкой самоценностью, будь то свойство натуры или результат каких-то
текущих проблем, — причем «кровопийцы» выбирают своих жертв и «настраиваются» на
них инстинктивно, видя в них удобную мишень. Первые же реплики потенциальных жертв в
разговоре, а также особая вампирская «чуйка» — вот что помогает им выделить подходящих
людей. От человека исходят сигналы, а психовампир их улавливает своей невидимой
антенной. Сигнал пойман — все, пиши пропало, жертва найдена.
Нужно отличать психовампиров, постоянно присутствующих в жизни жертв (чаще всего —
своих близких) и хронически вытягивающих из них энергию, от психовампиров, которые
просто пользуются удобным случаем, впиваясь в тех, чья уверенность в себе временно
пошатнулась (как в вышеприведенных примерах с врачом Флоранс и писателем Каем).

Вампир-душитель
Когда начальник «душит» подчиненных
Тиран в обличье начальника — кто из нас не сталкивался с этим? Начальник-тиран — или
начальница, такое тоже бывает — отличается эгоцентризмом, переоценивает себя, а спорить
с ним бессмысленно: он всегда все знает лучше всех и считает себя незаменимым. Почуяв
свою несчастную жертву, он (дальше мы будем говорить «он», поскольку среди управленцев
высшего звена очень мало женщин) набрасывает ей на шею невидимую петлю. Вампир-
душитель компенсирует за счет жертвы свою потребность в признании («Мои распоряжения
выполняются в первую очередь»), а сама жертва поначалу даже и не замечает, что петля
затягивается все туже, пока не начинает задыхаться.
Пример
Гендиректор без стука входит в кабинет финансового директора и с порога заявляет, что ему
срочно, в течение двух дней необходим полный отчет о состоянии финансов для презентации
на заседании совета директоров. «Это задача первостепенной важности», — добавляет он.
Финдиректор — человек добросовестный, поэтому он откладывает в сторону собственные
важные дела и берется за то, что велел босс. Всего через несколько часов босс снова
врывается в его кабинет и требует отчитаться о состоянии дел по другим проектам.
Финансовый директор устало отвечает, что как раз работает над срочной задачей
(финансовым отчетом для презентации). Босс, презрительно выпятив губу, комментирует:
«Вообще-то на вашей должности надо уметь делать несколько дел одновременно».
Естественно, финдиректор расстроен, настроение испорчено на весь оставшийся день. Его
тут же охватывает гнев, но он терпит молча. Это повторяется изо дня в день, и через какое-то
время у финансового директора начинаются психосоматические проблемы (желудочные
колики) и возникает отвращение к работе. Он все чаще подумывает о переходе в другую
фирму.
Особенности вампира
Есть две разновидности вампира-душителя. Он может быть нарциссом, глубоко убежденным,
что его дела важнее всех прочих. Такому человеку безразличны чувства и переживания его
близких, зато сам он сверхчувствителен к критике. На негативные комментарии коллег у него
одна реакция — гнев и обесценивание. Но чаще всего таким вампиром правит потребность,
чтобы все его желания немедленно выполнялись. Для детей (до определенного возраста) это
совершенно нормально — требовать всего здесь и сейчас: «Я хочу пить. Мне надо в туалет. Я
не могу подождать пять минут». У взрослых, увы, такое тоже иногда встречается. Скажем,
начальник вызывает к себе сотрудника и требует немедленно приступить к заданию, хотя
дело вполне могло бы потерпеть полчаса — до совещания. Или, скажем, некто злится, что на
его телефонный звонок не отвечают (а ведь ему так срочно надо поговорить). Таким
поведением вампиры буквально душат своих жертв.
Особенности жертвы
Жертвы вампира-душителя зачастую сами нуждаются в признании окружающих, а причину
неудач ищут в самих себе. Они всегда хотят угодить вампиру, и у них точно так же проблемы
с самоценностью. Они порой даже идеализируют вампира, не осознавая, что и тот страдает
от неуверенности в себе.
Психологический механизм
Для такого тирана — в нашем случае босса — все на свете делается слишком медленно. Его
невозможно победить — что ни делай, все равно угодишь в его ловушку. Те, кто имеет дело с
таким «кровопийцей», рискуют стать жертвами его глубинного недоверия к способностям
других людей — что само по себе указывает на его низкую самоценность. Вампиру-
душителю нужно обесценивать других, чтобы самому чувствовать себя комфортно.
Подходящий образ — самые простые качели-балансир на детской площадке: если ты внизу,
то я наверху. Когда обесцениваешь другого человека, это приводит к повышению чувства
собственной значимости — увы, ненадолго. Поскольку нет никаких рациональных причин
сомневаться в чужих способностях, вампира-душителя можно обоснованно попрекнуть
паранойей: он полагает, что люди вечно все делают ему назло и всегда оглядываются на его
реакцию.
Вампиры-душители как спутники жизни
Вампиры-душители в личной жизни нередко ищут себе подобных и быстро сближаются: у
обоих одинаково устроена голова, оба получают удовольствие от словесных перепалок. Они
бросают друг другу вызов — что в начале отношений выглядит весьма темпераментно и
эротично. Но как только расстановка сил ясна, начинается борьба за власть. С точки зрения
психологии следует отметить, что почти все межличностные проблемы так или иначе
связаны с тремя темами: любовь, власть и деньги. Причем в нижеприведенном примере
власть играет особенно существенную роль, становясь решающим фактором.
Пример
Стефан и Стефания живут вместе уже девять лет. Однако в последние два года их отношения
испортились, превратившись в «чисто деловые», и теперь они руководствуются лишь чисто
профессиональными соображениями. Оба они успешные и пробивные люди. Оба не
понимают, что они до сих пор вместе только благодаря потребности во взаимном внимании и
совместным мечтам о безграничном успехе. Оба считают свои проблемы чем-то уникальным,
понятным только особенным людям — им самим. Их внутреннее стремление к признанию
несравнимо сильнее, чем у других людей, и они постоянно стремятся усилить свою власть.
Вожделенное внимание и восхищение они получают друг от друга, хвастаясь перед
партнером успехами. Однако при этом они сравнивают собственные достижения, им
постоянно приходится мериться силами друг с другом. Их переполняет зависть. Так, Стефан
рассказывает своей любовнице Сандре, что зарабатывает гораздо больше, чем Стефания, хотя
она куда популярнее. «А моя профессия консультанта дает больше свободы и возможностей»,
— заносчиво цедит Стивен.
Особенности жертвы и вампира
У обоих есть склонность к соревнованию — то есть они нацелены исключительно на
результат. У них излишнее самомнение, и они крайне честолюбивы, что заставляет их
постоянно искать достойных соперников, чтобы потягаться с ними на равных.
Психологический механизм
У обоих вампиров при большом самомнении низкая самоценность, но этого они за собой не
замечают. Таким образом, в борьбе за власть и тот и другой одновременно и вампиры, и
жертвы, которые попадают в ловушки, расставленные партнером. Они высасывают друг из
друга все соки.
Противоядие от вампиров-душителей
Если вы осознали, что ваш визави — нарцисс, то есть человек, которому всегда мало уже
полученного признания и которому невозможно угодить, то и не пытайтесь ему угождать!
Вспомните о собственных сильных сторонах и способностях — и просто делайте свое дело,
не давая сбить себя с толку.

Вампир «Да, но…»


Когда сотрудники действуют на нервы начальнику
Представьте себе, что вы руководите проектом и отвечаете за работу коллектива из двадцати
человек. Вы только-только начали новый проект, полны сил и вдохновения, но замечаете, что
два сотрудника, как говорится, не тянут. Вы как руководитель проекта стараетесь мыслить
рационально и нацелены на результат, поэтому никак не возьмете в толк, в чем же проблема:
ведь вы разжевали этим двоим все подробности проекта. Для вас остается загадкой, почему
эти сотрудники постоянно сомневаются и в себе, и в проекте в целом.
Примеры бесед
Руководитель проекта обращается к первому сотруднику: «Д., думаю, вам следует взять на
себя всю полноту ответственности за IT-сектор. У вас достаточно опыта, и вы заслужили
повышение».
 
Д.: «Да, но я не слишком хорошо разбираюсь в техподдержке. А если что-то пойдет не так?
Да и вообще, по-моему, это слишком рискованный проект».
Очевидно, руководитель переоценил этого сотрудника, не приняв во внимание его
эмоциональный дискомфорт.
А еще ему нужно решить проблему с недавно принятой на работу ассистенткой: ее
предшественница уже уволилась из компании, и некому объяснить новой сотруднице на
пальцах, что к чему.
Руководитель проекта обращается ко второй сотруднице: «А., вы у нас новенькая, но можете
не перестраховываться и не спрашивать у меня каждую мелочь. Это отнимает время, а ваши
задачи не так уж сложны — вы вполне можете решить их самостоятельно».
А.: «Да, но ведь я новенькая, поэтому вынуждена переспрашивать и уточнять. Поначалу на
все требуется больше времени, так что, согласитесь, мне придется работать сверхурочно».
У руководителя проекта в бюджете не предусмотрена сверхурочная работа, да он и не
считает, что это нужно. Всякий раз при встрече с А. ему кажется, что та переутомлена и
измучена. Поговорив с ней минуту-другую, он и сам чувствует, что выжат досуха, и
вынужден приложить серьезные усилия, чтобы вернуть себе хорошее настроение.
Материальное поощрение или похвала действует на А. лишь ненадолго, и к ней быстро
возвращается привычная манера жаловаться и обвинять. Поначалу руководитель проекта
вкладывал в А. много сил, чтобы ввести ее в курс дела и помочь ей прижиться в коллективе.
Но ее постоянная неуверенность и привычка начинать каждую фразу со слов «Да, но…» не
просто его злят — у него от этого опускаются руки.
Особенности вампира (Д.)
Для нашего психовампира «Да, но…» любая возможность, любой шанс — это всего лишь
новая головная боль, и часто он, еще не приступив к делу, заранее боится провала. От
повышения по службе он отказывается — ведь чем больше от него ждут, тем выше
ответственность. Он классическая «серая мышка»: оставляет другим все важнейшие решения
и всегда со всеми соглашается (даже когда видит чужую неправоту), лишь бы его не
прогнали. Его вечные страхи и неуверенность злят окружающих (например, начальство),
нацеленных на результат.
Особенности вампира (А.)
Эта психовампирша «Да, но…» также слабовольна и нерешительна, не привыкла полагаться
на себя и постоянно просит совета. Она слишком легко соглашается с другими, плывет по
течению и всегда выбирает путь наименьшего сопротивления. В словесной форме это, как
правило, выражается так: «А что мне нужно делать? А долго ли придется привыкать? А к
кому мне можно обращаться с вопросами?» Ее постоянно надо хвалить, ее ощущение
самоценности следует постоянно поддерживать, она выглядит (а зачастую и чувствует себя)
беспомощной, она постоянно ошибается, у нее отсутствует мотивация, она несамостоятельна
и страшно боится, что ее обругают или прогонят.
Особенности жертвы
Жертвами таких вампиров становятся люди, нацеленные на результат: они привыкли решать
проблемы, а не сидеть сложа руки, и ждут того же от других (таких людей обычно и
называют «деловыми»). Для них нет невозможных задач, они достаточно уверены в себе,
чтобы справиться с чем угодно, — однако это значит, что они живут в постоянном стрессе. А
вампиры «Да, но…» только мешают делу (и добавляют стресса). Но и самих «деловых
людей» другие нередко воспринимают как психовампиров — за целью они не видят живых
людей со своими слабостями, а поддерживать с ними личные отношения затруднительно.
Иногда такие люди упираются в собственный потолок, когда речь заходит о работе с кадрами:
когда их «целеориентированный» подход не находит отклика, то оказывается, что никакой
альтернативной стратегии, требующей умения договариваться с подчиненными, у него и нет.
Психологический механизм
Низкая самоценность вампира «Да, но…» — это для их жертв словно крик о помощи. Жертва
чувствует себя аниматором на детском утреннике: им приходится мотивировать, поощрять,
да и вообще всячески подталкивать психовампира к действию. Но поскольку у жертв как у
людей активных и без того дел по горло, чтобы еще и нянчиться с букой-вампиром, они
воспринимают эту необходимость как лишний стресс, который им в тягость и которого
следует избегать.
Противоядие от вампиров «Да, но…»
В общении с вампиром «Да, но…» следует руководствоваться изречением «Главное
достоинство храбрости — благоразумие». Мы снова и снова тратим силы на вампира, снова и
снова верим, что слова поддержки его вразумят… и попадаем в одну и ту же ловушку. Иногда
мы вразумляем его годами, а то и десятилетиями — и все впустую. Благоразумнее просто
сдаться, но не расстраиваться из-за этого. Скажите себе: я больше не хочу жертвовать своей
энергией ради того, кто этого не заслуживает. Перестаньте подыгрывать вампиру с его «Да,
но…» и просто поставьте его перед фактом: «Значит, решено, так и поступим», «Мы ценим
ваше мнение, но все же будем придерживаться первоначального плана». Да и простого
«спасибо» зачастую довольно. А потом спокойно делайте то, что задумали.

Вампир-страдалец
Начальник, у которого всё плохо
Хотя мир, как говорится, тяжким бременем лег на плечи этого страдальца, сам он крепко
цепляется за окружающих, да так, что вскоре это делается невыносимо — в буквальном
смысле.
Такие коллеги часто вздыхают, сетуя на свою тяжкую долю, даже если на их письменном
столе не так уж много бумаг. Любая мелочь действует им на нервы: скажем, сотрудница,
которая, направляясь к копировальному аппарату, проходит мимо и дружелюбно здоровается,
или сотрудник, который никак не вылечит простуду и вот уже несколько месяцев кашляет на
весь офис.
В случае с вампиром-нытиком его коллеги не понимают, почему ему вечно плохо: то ли ему и
правда часто не везет, то ли он сам по себе мрачный тип. В его глазах во всем всегда виноват
кто-то другой. Как та сотрудница со своим дурацким «Привет!». Неужели она не понимает,
что мешает ему предаваться скорби, разве это недостаточно очевидно для всех окружающих?
Увы, недостаточно. Но вампир-нытик искренне убежден, что люди сами должны все
понимать, поэтому убежден: все, что ему не нравится, люди делают сознательно. Он точно
знает: сотрудница хочет вывести его из себя и только поэтому срезает путь — чтобы пройти
мимо его рабочего места. Вампир-нытик в стадии «все плохо» проявляет себя как махровый
эгоцентрик.
Работать с вампиром-нытиком ничуть не проще, если он ваш начальник. Вот случай, который
произошел в одном издательстве.
Кунц четвертый год работает главным редактором одного экономического журнала. У него в
подчинении два человека, причем одна из сотрудниц, Астрид, уже работала в редакции, когда
он занял должность. Эту Астрид он с самого начала невзлюбил. Они почти никогда не
общаются: во-первых, им нечего друг другу сказать, а во-вторых, даже если повод
обменяться парой слов и появляется, они с ходу берут неверный тон. Это никак не
способствует продуктивным рабочим отношениям, но ни Кунц, ни Астрид не делают никаких
выводов из ситуации, а лишь хранят ледяное молчание. Так продолжается до тех пор, пока
Кунц, будучи в отпуске в Азии, не решает наконец уволить свою подчиненную.
Но эта «коза», как он называет ее в разговоре с другой сотрудницей издательства, срывает
планы нашего мачо. Пока он отсутствовал, она официально сообщает в издательстве, что
беременна. Кунц, вернувшись из отпуска и узнав об этом, теряет дар речи. Он сильно
подозревает, что Астрид забеременела нарочно, чтобы ему насолить. «Она же знает, как я
хочу ее выгнать, поэтому и забеременела, а теперь уверена, что ее никто не тронет», —
жалуется он другой сотруднице. Та не верит своим ушам. Неужели шеф и вправду думает,
что его сотрудница решает изменить всю свою жизнь и перестает предохраняться только из-
за него?
Очевидно, Кунц страдает тем, что в быту называют паранойей. Даже когда коллеги просто
интересуются у него, где он был в обеденный перерыв, он лишь фыркает в ответ, что это его
личное дело. Вот бы он вернулся с обеда в хорошем настроении! Но, похоже, его не радует
даже отлучка из офиса. Он никогда не улыбается — ни перед обедом, ни после. Нет, он
вполне способен гоготать над хорошей шуткой, но представить его с улыбкой на лице
сложновато.
Такие люди, как Кунц, крайне вредны для командного духа. От страха, что коллеги могут им
навредить, они сами злословят за их спиной — так, на всякий случай. Ведь они думают, что
иначе коллеги будут прохаживаться на их счет. Чтобы скрыть свою крайне низкую
самоценность, психовампиры-нытики нередко решают держаться надменно — да и
неосознанно производят именно такое впечатление. Хотя Кунц и пытается прятать свое
недовольство жизнью за некоторым высокомерием (которое он всегда отрицает), это ему
никогда не удается, а его поведение заправского мачо лишь ухудшает отношение к нему —
прежде всего у сотрудниц. Это особенно заметно на собраниях и разных общественных
мероприятиях, где он вечно выпячивает свое «я». Он лезет в чужие дела, оговаривает других
людей, почуяв в них соперников (а вдруг они сильнее как профессионалы и захотят его
подсидеть?). Даже не стоит объяснять, почему у Кунца возникают проблемы с сильными
женщинами. Они подрывают его авторитет, которого он с таким трудом добился. Успешным
коллегам — и в первую очередь коллегам-женщинам — он втайне завидует, а они вряд ли это
понимают, поскольку видят лишь его надменный «фасад». Так этот психовампир с целым
букетом проблем — фрустрация, страхи, зависть — высасывает энергию из всего коллектива,
а потом еще удивляется, почему мотивация сотрудников все время падает. Однако Кунцу
даже в голову не приходит искать причину в себе. Будучи заложником своего собственного
негативизма, он во всех проблемах всегда винит других. Так что Кунц у нас еще и вампир «Я
тут ни при чем».
Всякий раз, как на производстве или в IT-отделе что-то идет не так, у Кунца не хватает духа
признать собственные ошибки. Даже и не духа — он просто не способен их осознать. Он мог
бы взять на себя ответственность за других, за всю команду — но слишком занят самим
собой. Собственные внутренние проблемы держат его мертвой хваткой. Чтобы вырваться,
ему нужно немного здорового самоанализа.
Нытик-предприниматель
«Когда начальника нет, у нас не работа, а курорт», — говорят сотрудники небольшой
консалтинговой компании. Без него все тихо и мирно, каждый спокойно делает свою работу.
А когда начальник на месте, он весь день то и дело кричит из кабинета: «Сейчас же зайдите
ко мне!» — словно у него там пожар. Такие постоянные вызовы к боссу сказываются на всех
сотрудниках: они отвлекаются от работы, не могут сосредоточиться и чувствуют себя
какими-то мальчиками на побегушках. И ладно бы начальник суетился по делу — нет, он
просто не может не поделиться с сотрудниками плохими новостями: например, сорвалось
подписание контракта или от консультантов компании пришел новый совет (с его точки
зрения, совершенно дурацкий). Похвала и признание для сотрудников — это роскошь,
причем такая, о которой им остается только мечтать. Поэтому текучесть кадров в этой
компании исключительно высокая. «Как только к нам приходил новый сотрудник, начальник
о нем плохо отзывался. Думаю, о каждом из нас он говорил гадости». Клевета, сплетни и
пересуды явно не способствуют хорошей рабочей атмосфере, не говоря уже о сплоченности
коллектива: не только потому, что новички надолго не задерживаются в фирме, но и потому,
что взаимное доверие среди сотрудников на нуле.
Симон, бывший сотрудник, вспоминает о переговорах по привлечению нового клиента, в
которых участвовали он, его начальник и потенциальный американский заказчик. «Джефф
Голдштейн — не только бизнесмен, но и гарвардский профессор — в беседе спросил меня
как нового участника переговоров, много ли трудностей в моей повседневной жизни. Я
немного удивился такому вопросу, но и обрадовался — он свидетельствовал об интересе
этого потенциального клиента ко мне и давал понять, что мы, возможно, поладим», —
рассказывает Симон. Лишь через три дня начальник заговорил с ним об этой беседе с
Голдштейном, так как заказ ушел к более крупной конкурирующей фирме. Эта «утрата», как
он выразился, безмерно его разозлила. Он был глубоко убежден, что во всем виноват Симон,
но прямо этого не высказывал. Напротив, он донимал подчиненного вопросами о возможных
причинах. А у Симона создавалось ощущение, что начальник считает именно его
ответственным за провал сделки. Когда Симон прямо спросил, обвиняет ли его шеф в этой
«утрате», тот мирно ответил: «Нет-нет, что вы».
Для Симона, напротив, ситуация выглядела вполне ясной: у более крупного конкурента было
больше опыта международных сделок, именно поэтому он и получил заказ.
Симон с грустью отмечал, что стереотип начальника («Виноваты другие») понемногу
превращается в более мрачный вариант: «Все плохо» и «Никто ни на что не способен».
Особенно символично выглядела скульптура при входе в кабинет начальника: матово-черный
металлический коршун в натуральную величину. Симон помнит это как сейчас: «Этого
коршуна все боялись, каждый второй на него натыкался, заходя к шефу. Да я и сам пугался до
мурашек, причем с каждым разом все сильнее. Жуткая скульптура, что-то в ней было такое,
знаете, мрачное, отстраненное — как и в самом шефе».
Этому психовампиру-страдальцу не хватало обаяния и чувства юмора — а ведь когда-то он
считался звездой в своем деле. Показатели продаж его компании тоже снизились почти
вполовину, хотя в самой отрасли наблюдался настоящий бум. Прогнозы были исключительно
негативные. Почему главный так подавлен, команда не понимала. Симон предполагает, что
начальник, которому уже было за 60, искал, кому бы передать бразды правления, но не
находил — что, собственно, и привело к такому деструктивному поведению. Например,
иногда он в ярости выбегал с совещания, бормоча: «Сил моих больше нет все это слушать»,
хотя сотрудники при этом не видели ни малейшего повода для приступа гнева, да и вообще
не понимали, зачем гробить компанию и бизнес. Со стороны это выглядело так: он
неосознанно уничтожает все, что в свои лучшие годы успешно создал в одиночку. Почему?
Потому что его эго не позволяет ему подпустить других к руководству, чтобы они
продолжили дело и закрепили успех…
Особенности вампира
Есть много причин, по которым люди рискуют впасть в самую настоящую клиническую
депрессию: у кого-то все ограничивается депрессивным эпизодом, а у кого-то развивается
стойкое, затяжное расстройство. И самая большая опасность — постепенное развитие этого
расстройства: депрессию бывает трудно распознать, пока она не схватит человека за горло. А
мрачные психовампиры и вовсе попадают в роковой замкнутый круг: их окружение — то
есть их жертвы — тоже не понимает, что у них депрессия. На виду лишь ярко расписанный
высокомерный «фасад» — через который всегда просвечивает фрустрация. Страхи — если
они есть — распознаются куда позднее, когда коллектив уже разваливается, а жертвы давно
сложили оружие и сдались (либо ради собственного спокойствия, либо вследствие
фрустрации же).
Особенности жертвы
Невозможно защититься от испорченного настроения. Ни у кого, даже у других
психовампиров нет иммунитета к вампиру-страдальцу. Он способен отравить атмосферу где
угодно. Именно поэтому так важно эффективное противоядие.
Противоядие от вампира-страдальца
Попробуйте провести анализ. Спросите себя — что движет этим вампиром, почему ему так
плохо? Подойти поближе к этим «кровопийцам», чтобы разузнать о них хоть что-то,
нетрудно: им льстит, когда ими интересуются, а это, в свою очередь, повышает их ощущение
самоценности. Однако стоит набраться терпения: такой вампир, скорее всего, наговорит
гадостей и вам. Не поддавайтесь гневу. Подойдя к вампиру на цыпочках, вы завоюете его
доверие и сможете ему помочь. Это лучшее противоядие. Конечно, оно потребует сил,
времени и энергии, но это наиболее конструктивный способ обезопасить от такого вампира
других людей — да и самого себя.

Вампир-консерватор
Родители-консерваторы и боязнь перемен
Пример
«Девочка моя, мы же знаем, что ты все равно поступишь как захочешь, но на твоем месте мы
бы не поехали за границу на целый год», — говорит Тане ее мать Марта, напуская на себя
свой обычный вид, укоризненный и озабоченный. Этот вид всегда страшно действует Тане на
нервы. Она чувствует себя между двух огней и боится чудовищного семейного скандала — а
он неминуемо случится, если она сделает все по-своему. Отец Тани, Виктор, грозит ей:
«Поедешь в эту свою Францию — перестану с тобой разговаривать». Таня, как это свой-
ственно молодежи, колеблется между подчинением чужой воле (надо же слушаться
родителей) и растущим желанием взять собственную жизнь в свои руки.
Особенности вампира
Родители, которые просто не могут не навязывать детям свои представления о старых,
добрых, проверенных временем ценностях, в большинстве случаев принадлежат еще к
поколению, занимавшемуся восстановлением разрушенного во Второй мировой. Их
собственное детство было пронизано страхом перед войной — тем, кому за 70, все еще
снятся бомбежки и целые города в руинах. Понятно, почему у них такая огромная
потребность в безопасности. С психологической точки зрения это может проявляться по-
разному: покупка или строительство дома, желание оставить детям наследство, страх
потерять или сменить работу, да и вообще страх всего нового — скажем, они часто боятся
рискнуть и что-то поменять в своей жизни. Однако, став родителями, они не понимают, что у
следующего поколения, не настолько травмированного, нет привычки мыслить исходя в
первую очередь из безопасности: их дети более открыты для экспериментов в жизни и более
склонны искать себя (если говорить о профессиональном становлении).
Особенности жертвы
Подростки, вынужденные следовать воле родителей, часто не чувствуют, что могут
распоряжаться своей жизнью. Вопрос в том, сумеют ли они потом вырваться из оков и
научатся ли твердо стоять на ногах. Некоторым это так никогда и не удается. Они становятся
жертвами модели, заложенной в них (пусть и невольно) родителями. Уже взрослыми они
постоянно сомневаются, верен ли их выбор, — начиная с мелочей вроде покупки одежды и
заканчивая важнейшими решениями, как переезд или вступление в брак. Эти люди, прежде
чем решиться на что-то, всегда ищут одобрения окружающих.
Психологический механизм
Вампир-консерватор не хочет ничего менять — он цепляется за традиции, за испытанные
средства и пытается навязать другим свой образ мыслей, порой доводя это до крайности в
виде угроз, как отец Тани. Семейная мантра «безопасность прежде всего» парализует жертв
еще в детстве, и с возрастом они сами становятся перестраховщиками. В таких семьях детей
и подростков всячески ограждают от жизни гиперопекой: «Веди себя осторожно, как бы чего
не вышло». Это начинается еще в песочнице, продолжается, когда ребенок садится на свой
первый велосипед, и не заканчивается даже тогда, когда он вырастает и вступает в отношения
(«Смотри, ты еще настрадаешься, когда тебя бросят»). У этих людей не просто низкая
самоценность — они не уверены в себе и относятся к так называемому зависимому типу
личности. Их главная забота — удостовериться, что ничего не сорвется и что все с ними
согласны. Лишь тогда они готовы действовать. Какое уж там творчество, какие новшества и
спонтанность!
Вечный преемник
Пример
Фриц К. (71 год) в 1960-х гг. из ничего создал успешное семейное предприятие. Начал он с
небольшого кредита, который по нынешним временам не позволил бы ему подняться. Его
старший сын Роман (45 лет) подключается к руководству фирмой, чтобы помочь отцу, и,
естественно, надеется рано или поздно стать его преемником. Через пару лет совместной
работы Роман готов принять бразды правления, но отец даже и не думает передавать ему свое
детище или уходить на покой. «Я решил работать здесь до 90 лет» — так Фриц приветствует
сына в одно прекрасное утро. «Пока я дышу — я сам принимаю все решения», — добавляет
он. Фриц начинает допускать ошибки, они учащаются — и вот уже первые жалобы от
клиентов. Несмотря ни на что, отец не готов передать фирму сыну. Неизбежна ссора, сын
угрожает уйти из компании. От отца он все время слышит одно и то же: «Я все это создал, а
ты хочешь прийти на готовенькое». На любое новое предложение Романа у отца готов ответ:
«Мы это уже пробовали». Или — «Есть же хороший старый способ, клиенты на него не
жалуются».
Особенности вампира
Такие типы, как Фриц К., — нарциссические личности, которые не замечают прогресса в
обществе. Они хотят все контролировать и, к сожалению, часто очень упрямы. Они живут в
своеобразном коконе, куда затаскивают и своих жертв, словно в ловушку. Очень часто такое
наблюдается в семейных предприятиях. Такие психовампиры не замечают, что другие над
ними смеются или не воспринимают их всерьез. Они слепо разрушают все, что создали до
этого, пока их не начинают считать старыми маразматиками или попросту не отстраняют от
должности. Некоторые соглашаются назначить преемника — при условии, что такого
преемника-марионетку можно легко дергать за нитки. Подобное часто встречается в крупных
компаниях, когда, например, новым главой становится кто-то из правления. Конфликт уже
заранее предрешен. Если преемник лучше, это оскорбление для прежнего руководителя. Если
он хуже, тогда прав старый, говоря, что тягаться с ним некому и что ему все-таки надо было
оставаться у руля.
Особенности жертвы
Жертвами такого психовампира чаще всего становятся прогрессивно мыслящие новаторы,
способные идти на просчитанный риск. Часто они не такие уж противники традиционных
ценностей, какими их выставляют. Но они, будучи главами компаний, хотят такой же свободы
действий, какая в свое время была у их предшественников. Возможно, они не так
харизматичны, как прежние руководители, однако стараются показать себя с лучшей
стороны, усердно работая, добиваясь результатов и внедряя новшества. Но так как в их дела
все время вмешиваются сверху, а то и вовсе перекрывают им кислород, со временем они
теряют интерес к делу. Конечно, это легко воспринять как личную обиду, которая иногда
остается на всю жизнь, особенно если человек довольно долго пробыл таким «вечным
преемником».
Психологический механизм
Человек, боящийся идти на риск, сталкивается с человеком, готовым идти на риск. Нет,
вампир-консерватор и сам безумно рисковал в молодости, но теперь он не видит, что для
постоянного роста бизнеса необходимо постоянно анализировать текущие события, идти на
риск, когда это необходимо, и приспосабливать свои товары или услуги к новым требованиям
клиентов. По своей сути консерватор — нарцисс, который не потерпит рядом с собой другого
«короля», поэтому любой потенциальный преемник воспринимается как угроза, а то и как
личное оскорбление. Другое проявление этого феномена — главы государств, которым,
собственно говоря, уже давным-давно пора в отставку. Но они все же находят способ
остаться у власти или даже вносят изменения в конституцию, чтобы выгадать себе еще один
срок. А потом могут просто протолкнуть на свое место слабого преемника — народ начнет
тосковать по прежним временам, а экс-лидер заметит: «Видите, все-таки я был лучше». У
такого нарцисса большие проблемы с самоценностью, но, увы, окружающим он кажется
сильным и волевым. Ему нужна публика, как королю — свита. Если публики (или, как в
нашем случае, важной задачи или ответственной должности) больше нет, его от его
самоценности остаются одни ошметки.
Новый начальник и стая вампиров-консерваторов
Вампиры-консерваторы не обязательно старики, как в двух вышеприведенных примерах.
Среди тех, чьей натуре противны перемены, встречаются и люди помоложе.
Пример
Когда Карстен С. вышел на новую работу в должности руководителя филиала банка, совет
директоров поручил ему реорганизовать структуру этого филиала. Вскоре Карстен
обнаружил, что сотрудники его не поддерживают и противятся новшествам, даже если они
имеют смысл и идут на пользу всему коллективу. Он постоянно слышит от подчиненных
одно и то же: «Мы работаем как привыкли, зачем что-то менять?»
Особенности вампира
Эти флегматики не любят, когда их вытаскивают из «зоны комфорта». Они классические
офисные служащие: 20 лет подряд ровно в 8:00 приходят в свой офис, выкладывают вещи из
портфеля, а ровно в 16:30 встают и уходят домой. Похоже, их вполне устраивает такая жизнь,
тем более что их даже не уволить — увы, зачастую у них в трудовом договоре так и записано.
А если меня и так никто не выгонит с работы, зачем мне меняться и профессионально расти?
Интересно, что похожую позицию нередко занимают супруги в браке. Конечно, не нам
судить, но мы бы назвали такие семьи «бюрократическим браком»: раз уж я сказал «да» и
поставил свою подпись под брачным контрактом, партнер обязан принимать меня таким,
какой я есть.
Особенности жертвы
Слабые руководители, которые хотят всем угодить, обречены на поражение, выходя против
толпы вампиров-консерваторов. Будучи начальниками, они не слишком далеко заходят с
новшествами, а в худшем случае подчиненные устраивают им настоящую травлю, вынуждая
уйти с должности. Одни действительно уходят добровольно, не в силах больше выносить
лень и безразличие подчиненных, других за служебное несоответствие выставляет за дверь
вышестоящее руководство.
Противоядие от вампиров-консерваторов
Смиритесь с простой истиной: все, что вы делаете (или не делаете), может кого-то оскорбить.
Достаточно лишь вашего успеха — а то и одного только вашего существования (например, в
вас видят более молодого преемника), — чтобы вызвать враждебность у коллег. Постарайтесь
контактировать с вампиром как можно реже — как ни печально, но конфликты неизбежны.
Поймите, никакая профилактика не поможет, если ваш визави заранее настроен обижаться на
все подряд. Помочь ему справиться со своими обидами может один-единственный человек в
мире — он сам. Но это в теории, потому что такие люди едва ли добровольно захотят
адаптироваться к новым условиям и всегда будут видеть в них угрозу. В тяжелых случаях
вам, возможно, имеет смысл поискать новое поле деятельности, иначе психовампир способен
превратить вашу жизнь в ад. Дайте себе, вампиру и ситуации определенный срок —
примерно два года. Если до тех пор ситуация не разрешится, увольняйтесь — но без обиды, а
с чувством собственного достоинства и с гордо поднятой головой.

Вампир «Холодное сердце»


Если из кабинета начальника веет ледяным ветром
Эрик К. долгие годы успешно работал генеральным директором одной международной
компании. С одной стороны, его непосредственные подчиненные ценили его за ясный ум, с
другой — они прекрасно знали, каким он бывает неприступным и враждебным (на
совершенно ровном месте). Когда однажды юрисконсульт фирмы Райнер В. вошел в кабинет
исполнительного директора, ему тут же захотелось развернуться и уйти: Эрик К. смотрел на
него так, будто впервые его видит. Райнер В. зашел явно не в самый подходящий момент, но
ему требовалось решение генерального директора по срочному вопросу, от которого зависело
благополучие всей фирмы. Райнер В. недоумевал: как же так, ведь на встречах с заказчиками
его шеф всегда казался таким вежливым и обаятельным! Ему стало ясно: Эрик К. тщательно
дозирует количество своей любезности — в соответствии с обстоятельствами.
Бытовая классика
Домашние диалоги
Вечер. Роми (32 года) и Саша (33 года) сидят рядом. Саша рассказывает о проблемах на
работе. Он совершенно измучен, у него большие неприятности, и ему грозит увольнение.
Роми молча слушает, а потом перебивает: «Что нам завтра приготовить на обед?» Саша
нервничает и жалуется, что она его никогда не слушает. Роми пожимает плечами: «И что не
так? Я тебя внимательно слушаю, но мне же надо запланировать покупки на завтра».
Сюзанна (32 года) и Фолькер (36 лет) уже семь лет живут вместе. В последнее время
Сюзанна много думает о жизни и об отношениях с Фолькером. Вечером они долго это
обсуждают. Фолькер не из тех, кто в открытую выражает свои чувства, но за ужином его
прорывает: «Так дальше не может продолжаться». Он поясняет: ему кажется, что Сюзанна
все больше отдаляется от него, у них не осталось ничего общего. Сюзанна немного
обескуражена, но все же рада, что наконец-то подняли эту тему. Впервые за долгие годы они
разговаривают целый час и многое успевают обсудить. Супруги заканчивают ужинать, и
Сюзанна гадает, как же пройдет вечер. Фолькер включает телевизор, с полчаса смотрит
какую-то программу, а потом молча ложится спать. Сюзанна в расстроенных чувствах
закрывается в ванной, где долго рыдает. Назавтра Фолькер как ни в чем не бывало занимается
своими делами. Ни слова о вчерашнем, об их отношениях. Сюзанна еще острее ощущает
свое одиночество.
Особенности вампира
Это эмоционально холодные люди, они не хотят или не умеют поддерживать долгосрочные
отношения. Ничего удивительного, что чужие эмоции их тоже не слишком интересуют. К
людям, присутствующим в их жизни, они относятся с глубочайшим безразличием. Другие
часто признают и ценят этих «морозильников», хотя это не отменяет того факта, что на
межличностном уровне у них серьезные проблемы: они больше нацелены на дело, чем на
отношения. По большому счету их интересует лишь собственное благополучие. Да и
разобраться в своих собственных чувствах они не в состоянии, поскольку слишком
рациональны.
Если говорить о типе личности, то таких людей называют шизоидными (не путать с
шизофрениками, это не одно и то же). Им не хватает чуткости, они не могут взять в толк, что
пытается до них донести другой человек, даже если он плачет или кричит. Они видят детали
и обстоятельства — но не человеческие чувства, стоящие за ними. Поэтому они не способны
ни понять чужие эмоции, ни осознать свои в полной мере. Можно умолять их на коленях,
заливаясь слезами, но в них ничто не шелохнется. Вампиры делают это не со зла, но их
жертвы бесконечно страдают.
Особенности жертвы
Жертвы — это эмоциональные, ориентированные на отношения люди, то есть одновременно
и чувствительные, и чуткие. Они верят в добро, призывают к тому же всех окружающих и не
могут понять, почему другой человек никак не откликается на их добрые чувства. Они
воспринимают вампира как «бесчувственный каток» или «эмоциональный айсберг».
Психологический механизм
Излишне рациональное сталкивается с эмоциональным. При появлении такого
вампира-«холодильника» люди чувствуют, что ими пренебрегают и что на них смотрят
свысока. Эти вампиры очаровывают публику своей закрытостью — она кажется
загадочностью, и это дает им власть над людьми. Вампиры «Холодное сердце» не виноваты в
том, что они такие, но остальным от этого не легче. Зачастую они сами не в состоянии понять
собственные чувства, поэтому прячутся в скорлупу. Иногда у них просто другие
эмоциональные потребности: есть люди, которые вовсе не нуждаются в любви и внимании.
Но факт остается фактом: при этом сильнее страдает более эмоциональный человек.
Описанная здесь проблема часто встречается в отношениях — и в деловых, и в личных.
Противоядие от вампиров «Холодное сердце»
Не слишком открывайтесь рациональным людям. Оставьте надежду их изменить — разве что
они сами захотят измениться. Ведите себя с ними точно так же рационально, то есть по-
деловому, сдержанно и четко. По возможности оберегайте от них свой внутренний мир и
сведите контакты к минимуму, иначе вы будете слишком сильно страдать. Защищайте свои
чувства, старайтесь общаться с теми, у кого эмоциональная сфера развита гармонично.
Сложно поддерживать длительные отношения с таким вампиром, не меняясь слишком
сильно в нежелательную сторону. Если вы уже состоите с «Холодным сердцем» в браке или
партнерстве, можно попытаться удовлетворять свои эмоциональные (но, пожалуйста, не
сексуальные, ведь это чревато проблемами) потребности благодаря общению с друзьями. Это
ослабит напряженность в отношениях с партнером и зачастую даст возможность сохранить
отношения (например, если у вас маленькие дети либо расставание невозможно по каким-то
другим причинам).

Равнодушный вампир
Есть люди, которые с вами говорят — но не разговаривают. Они вас не слушают (вы им в
принципе неинтересны), но внешне этого не показывают, а успешно изображают внимание.
Знакомо? Психовампир спрашивает, как у вас дела. Вы честно признаетесь: «Так себе. Не
больно хорошо. Бывало и лучше». Ответ психовампира: «А, понимаю. Что ты делаешь
завтра? Как дела на работе?» Вы угодили прямо в ловушку и теперь злитесь на себя за
откровенность.
Много шума из ничего. Часть I
Удо давно не виделся со своей старой знакомой Сабиной, и они договорились встретиться в
их баре — посидеть и чего-нибудь выпить. Сабина переживает непростые времена. У нее
неприятности на работе, а недавно она рассталась с мужчиной, с которым встречалась пять
лет. Только с четвертой попытки ей удалось окончательно с ним порвать. С одной стороны,
она испытывает облегчение и гордится, что смогла начать новую жизнь, а с другой — после
перенесенного гриппа ей не слишком-то хорошо. Сидя напротив Удо, она потягивает джин-
тоник, который ей, собственно говоря, совсем не нравится.
Ситуация
Удо:
— Ну, как ты?
Сабина:
— Да как сказать… Не люблю ныть, но бывали времена и получше. Грипп вымотал до
невозможности, с Клаусом рассталась окончательно. Отношения были не сахар, но все равно
больно.
Удо:
— А-а…
Тут он видит, как в бар заходят еще две женщины, и бурно приветствует их:
— Эй, как дела? Давненько вас не видел.
Он приглашает знакомых за стол, не спрашивая согласия у Клэр, и представляет женщин друг
другу. Следующие десять минут он болтает со своими приятельницами. Хотя Сабине и не до
светских бесед, вскоре она вступает в разговор с соседкой по столу.
Удо снова поворачивается к Сабине и спрашивает, все ли с ней в порядке. Сабина смотрит в
его безучастные глаза, в которых уже отражаются совсем другие мысли, и лишь сдержанно
кивает. Вечер для нее испорчен. Уже через двадцать минут она чувствует себя так, как будто
из нее высосали все соки, и прощается с компанией — обозленная и расстроенная. С тех пор
она с Удо не общается.
Много шума из ничего. Часть II
В. идет с женой на вечеринку, где оба не знают 80% гостей. К ним подходит бывший коллега
и спрашивает: «Как дела?» Супругов В. не так уж часто приглашают на подобные
мероприятия, они немного растерянны. Жена В. на самом деле чувствует себя сегодня не
лучшим образом и, решив, что его вопрос продиктован искренним интересом, отвечает: «Так
себе». Ее визави отвечает, словно не слыша: «Очень рад, что у вас все хорошо. Пойдемте к
другим гостям?»
Особенности вампира
Эти люди несколько переусердствовали с многозадачностью и поддерживанием связей,
поэтому довели все до крайности и уже почти не способны сосредоточиться на одном
собеседнике. Их можно сравнить с бабочкой, которая, чуть-чуть посидев на одном цветке, тут
же перелетает на другой. На крупных мероприятиях многие так себя ведут. Как и все
психовампиры, равнодушный вампир на самом деле не интересуется вами как человеком: на
ваши сокровенные чувства, на ваши проблемы ему наплевать. Причин тому много: возможно,
психовампиру важны лишь собственные заботы и собственная жизнь, а возможно, он вообще
не хочет ничего слышать о серьезных проблемах — иначе придется ими заниматься или, что
еще хуже, надо будет задуматься о самом себе, заняться самоанализом. Его способность
поддерживать отношения слабо выражена — и это еще мягко говоря.
Особенности жертвы
Жертвами таких вампиров часто оказываются эмоциональные люди, умеющие ладить с
другими и не стесняющиеся открывать свои чувства, потому что ценят активное общение.
Кроме того, жертвой может стать человек, предлагающий дружбу и ждущий от визави
положительной обратной связи: поощрения, ободрения, понимания и сочувствия. Ведь сам
он повел бы себя именно так!
Психологический механизм
Поверхностный человек против человека с более глубокими чувствами. Или же
рациональный человек против эмоционального. Такой психовампир, как правило, занят
самим собой и не хочет более серьезных отношений — иначе придется вкладывать в них свое
драгоценное время и энергию. Он приветствует контакты лишь в том случае, когда они что-
то «дают»: скажем, знакомство с потенциальным заказчиком. Люди часто недооценивают
таких поверхностных психовампиров (они действительно могут быть настоящими
профессионалами), но бывает, что и переоценивают. На работе они иногда теряются — когда,
например, после успешного начала карьеры на них возлагают ответственность за кадры. И
вдруг оказывается, что одной нацеленности на результат мало: теперь им придется
разбираться с потребностями, проблемами и колебаниями настроения сотрудников.
В личном плане такая неспособность общаться на эмоциональном уровне часто становится
проблемой — например, когда дети подрастают, материальное обеспечение отходит на
второй план, и приходится все больше взаимодействовать с ними как с личностями, исходя из
их эмоциональных потребностей. Вдруг оказывается, что дело уже не в том, чтобы их
прокормить, одеть и т.д., а в том, что дети чувствуют (их переживания, их тревоги), — и в
том, что их беспокоит, — а всерьез во все это вникать не так-то легко.
Противоядие от равнодушных вампиров
Открывайтесь перед ними лишь тогда, когда ситуация эмоционально безопасна. Не
выкладывайте сразу все при знакомстве, сначала немного прощупайте почву. И не надо сразу
винить себя. Просто некоторые люди бывают более рациональны, чем другие.

Вампир-скалолаз
Если отцу невозможно угодить
Ребекке, успешной сотруднице инвестиционного банка, чуть за 30. Она замужем и недавно
родила сына, ради которого оставила профессиональную карьеру. Своей новой ролью
«просто матери» она крайне недовольна. Ведь до сих пор ее чувство собственной значимости
основывалось лишь на внешних атрибутах успеха. Она понимает, что с психологической
точки зрения причина этого кроется в ее детстве, особенно в отношениях с отцом. Сама она
говорит об этом так: «Я могла завоевать внимание отца, собственно говоря, только хорошими
оценками и послушанием. Есть ли у меня друзья, никого в семье не интересовало. Если я
приносила домой хороший табель, отец всегда сначала спрашивал, какой у нас в классе
средний балл. Только если мой был намного выше, он иногда хвалил меня за успехи. Моими
чувствами, мной как личностью, как дочерью он совсем не интересовался. Когда мне
исполнилось 20, он как-то спросил, когда у меня наконец выпускные экзамены в школе, — а
я ведь уже три года назад успешно получила аттестат зрелости. Вот одно из его излюбленных
изречений: "Рай — место для упорных". Он всегда говорил: "Вот когда заработаешь первые
десять тысяч, тогда и поговорим".
Я сделала для этого все возможное и к 30 годам могу предъявить ему приличный банковский
счет. Но ничего не изменилось. Я и сейчас по-прежнему уверена, что любовь окружающих
надо заслужить. Дома мне никогда не разрешали лениться, я всегда должна была делать что-
то "полезное"».
Когда начальник тянет свою команду на вершину
Мирко П., шеф PR-агентства, почти никогда не хвалит сотрудников и требует от них
невозможного. Свое непомерное тщеславие и стремление сделать свое PR-агентство самым
крупным в Берлине он стремится передать и сотрудникам, но не замечает, что другие не
могут угнаться за ним в его решимости штурмовать вершины, да и не хотят этого. Детство
Мирко было похоже на детство Ребекки. В глазах отца достижения Мирко никогда не были
достаточно значимыми. Текучесть кадров в команде нашего героя, состоящей из 40 человек,
— 25%, а это намного выше среднего показателя. Новые сотрудники приходят в агентство —
и быстро уходят, как только понимают, что никогда в жизни не сумеют угодить боссу. Он сам
редко уходит в отпуск, от силы на несколько дней, да и там не может расслабиться —
ежедневно читает электронную почту, звонит по мобильному телефону, без передышки
расхаживая по пляжу и под шум прибоя раздавая новые задания. Собственно говоря, он
никогда не бывает доволен результатом, хотя его команда выбивается из сил, выполняя
поручения начальства. Лучшие сотрудники (а это как раз те, кто не позволяет навязать себе
роль жертвы) недолго терпят такое отношение.
Особенности вампира
Такому покорителю Гималаев мало всего лишь добиваться поставленных целей. Его
интересуют только успех и достижения. Все бы ничего, не заставляй он и других считать, что
настоящая жизнь — это именно успех и достижения и счастье без них немыслимо. «Без труда
не вытащишь и рыбку из пруда» — вот его девиз. Никто не в силах оправдать его ожидания.
Он не позволяет себе сидеть сложа руки, постоянно суетится, оправдываясь — «ведь всегда
есть чем заняться». Таким людям нельзя угодить. Как и отец Ребекки, Мирко требует от себя
почти невозможного. Он всегда в движении — просто какая-то мания! — и ждет такого же
рабочего рвения от других. Такие люди никогда не могут обрести внутренний покой. Они
мчатся от одной вершины к другой, но, как ни парадоксально, никогда не достигают цели
(отсюда и второе название этого типа — «гималайский вампир»: ведь в Гималаях всегда
впереди еще более высокая вершина). Они не могут долго радоваться успеху — перед ними
уже маячит новая цель. Они со всей решимостью идут к конечному результату, и за это таких
людей очень уважают. Но жить рядом или вступать с ними в рабочие отношения очень
трудно: осложнений не возникнет, лишь пока ты сам в полном порядке и «нормально
функционируешь». «У меня уже было больше десяти девушек. При знакомстве мы всегда
быстро находили общий язык, но через где-то три-четыре месяца у каждой начинались какие-
то проблемы, и тогда я рвал отношения», — рассказывает 23-летний студент, очень
амбициозный и с тревожным расстройством.
Особенности жертвы
Жертвы такого вампира — люди, сильно зависящие от чужого влияния и от признания
окружающих. Они пытаются всегда и во всем угождать другим, готовы отдать все, очень
мало получая взамен. Похвалы, признания или регулярного повышения заработной платы
они удостаиваются редко, хотя работу выполняют безупречно. Они позволяют вампирам-
скалолазам манипулировать собой, не замечая этого, — а потом чувствуют совершеннейшее
истощение. Но вместо того чтобы обвинять других, они ищут недостатки и проблемы в
самих себе, вбивая еще один гвоздь в гроб собственной самоценности. Это делает их
приятными для окружающих, но плохо сказывается на запасе жизненных сил и
самоуважении.
Психологический механизм
Как жертвы, так и вампиры чаще всего воспитывались в одинаковых эмоциональных
условиях. Они воспринимали родительскую любовь не как безоговорочную — ее надо было
заслужить делом: отличными оценками и/или хорошим поведением. Этот механизм подробно
описан в главе 5. Вампиры отравляют жертвам всю жизнь. Вампиры и жертвы уважают друг
друга, но это очень неоднозначно: они высоко ценят друг друга за достижения, однако
отношения у них не складываются. Вырваться из хватки вампира-скалолаза можно лишь
одним способом: понять, что вы достойны быть любимым, перестать постоянно доказывать
полезность своего существования и почувствовать собственную ценность, которая не зависит
от ваших достижений или достигнутого успеха.
Противоядие от вампиров-скалолазов
Вампира вы не измените. Работайте над ощущением самоценности (если понадобится, в том
числе с помощью психотерапевта). Примите твердое решение, что больше никому не дадите
столько власти над собой.
Найдите тех, на кого вы можете положиться и кому вы важны, чтобы они говорили вам
правду в глаза. Обсуждайте с этими людьми важные решения, проекты или планы, и пусть
вас интересуют только их суждения — а больше ничьи.
В связи с этим мы хотим представить вашему вниманию один способ, который прекрасно
подходит для борьбы со стрессом в повседневной жизни.
Экскурс: гималайский феномен
Взобравшись на гору, можно увидеть две вещи.
Оглянувшись назад, увидишь пройденный путь; посмотрев вперед, увидишь следующую
гору, еще более высокую. Многие с трудом в очередной раз спускаются с горы (иногда до
самой долины, откуда они и начали подъем) — и с новым усердием карабкаются на новую
гору, выше предыдущей. Оказавшись на ее вершине, они видят еще более высокую гору, и
все начинается снова. Замыкается порочный круг — или, если смотреть на это с
психодинамической точки зрения, человек впадает в невротическое навязчивое повторение и
никак не может обрести внутренний покой.
Если применить это к профессиональной сфере, то получается, что всегда есть еще более
высокая должность, более престижная работа. Всегда найдется компания покрупнее, задача
поувлекательнее или план поамбициознее — «Еще один последний проект, и тогда у меня
снова будет время для тебя и детей». На языке финансовой безопасности это звучит так:
спокойствия никогда не бывает слишком много, надо заработать еще немного денег. А
применительно к отношениям — всегда найдется партнер(ша) симпатичнее, богаче и т.д.
Варианты интерпретации
Когда самоценность и уверенность в себе напрямую зависят от результатов или признания со
стороны других людей, человек мчится с вершины на вершину — порой против своего
желания. Это неосознанное стремление «заработать» больше любви и признания. Поэтому
никак не получается сказать «нет», отклонить просьбу, отказаться от нового задания — ведь
уверенности в себе и внимания никогда не бывает слишком много.
Но в то же время «построить дом», поднявшись на вершину, удастся лишь тогда, когда
принято сознательное решение на ней остаться — хотя бы на какое-то время. И создать
глубокие отношения с партнером можно будет лишь после осознанного решения быть
именно с ним — даже если вокруг еще множество потенциальных партнеров «гораздо
лучше». Пока человек мечется между партнерами по принципу «в следующий раз все будет
лучше», глубоких и полноценных отношений ему не видать.
Таким образом, несмотря на желание продолжать движение, покоряя все новые и новые
вершины, важнейшую роль играет сознательное решение остановиться — даже вопреки
мнению родных и близких («Как ты можешь отказываться от повышения?»).

Вежливый вампир
В январе Феликс начал работать на новом месте — в PR-компании. В первые месяцы, как ему
казалось, все складывалось просто замечательно. Коллектив прислушивался к его мнению,
ему даже удалось протолкнуть и воплотить несколько собственных идей. Его начальник
Майер тоже не игнорировал его успехи. Феликс чувствовал: уж здесь-то он задержится
надолго, не то что в других местах. Но и на этот раз мечтам не было суждено сбыться.
В последние несколько лет рабочая биография Феликса представляла собой ломаную
кривую. Каждые два года (и хорошо еще, если не раз в полгода) он менял место работы.
Причем уходил он не по собственному желанию — его увольняло начальство. Официальная
причина? Неудовлетворительная организация рабочего времени. Неофициальная — частые
перегрузки и из-за этого длительное отсутствие на работе по болезни. Феликсу редко
удавалось выпутаться из этого хитросплетения (одна неприятность тянула за собой другую) и
вовремя сдать работу, а его прежние руководители считали такого сотрудника
непозволительной роскошью.
Но и на новом месте Феликс не смог соответствовать требованиям шефа. На него постоянно
валились все новые проблемы личного характера, решить которые, по его мнению, мог
только он, и больше никто. И он снова и снова самовольно уходил из офиса — например,
дома прорвало трубы, поэтому не было горячей воды. Феликс живет не один. Он счастлив в
браке, и у него растет сын. Денег тоже хватало. И все же, казалось, он просто притягивал
несчастья. Или ключевое слово — «казалось»? Может быть, он просто не умеет решать
проблемы? У всех время от времени ломается водопровод, даже у психовампиров. Но одна из
разновидностей психовампиров, похоже, переживает проблемы гораздо тяжелее и тратит на
их решение гораздо больше сил. Речь идет о вежливом психовампире: это такой сорт людей,
которых с первого взгляда и не примешь за вампиров — до того они приветливые и
предупредительные… слишком предупредительные. Хотят угодить всем и каждому,
хватаются за любое доброе дело, стремясь непременно превзойти всех в вежливости. Но тем
самым они пожирают время окружающих. Вежливый вампир хлопотлив и готов пренебречь
своими интересами. В характеристике с места работы об этом качестве пишут примерно так:
«Старателен и всегда готов помочь». О быстром и эффективном решении проблем ни слова.
Эти вампиры явно хотят скрыть какой-то дефицит — и это у них прекрасно получается. Что
они прячут, рано или поздно становится ясно. В случае с начальником Феликса, Майером,
все случилось сравнительно быстро (и фатально для нашего героя): он, стремительный,
сосредоточенный вампир-скалолаз, представлял собой почти полную противоположность
своему незадачливому подчиненному. Если бы у самого Майера дома прорвало трубы, он не
стал бы жертвовать своим драгоценным временем, делегировав решение проблемы. Риск
показаться невежливым и высокомерным человеком, заставляющим других работать на себя,
в его глазах, очевидно, второстепенен.
Как видим, «страховочный крюк» вампира-скалолаза может сорваться, и яркий тому пример
— рабочие отношения между Феликсом и Майером. Феликс, помимо прочего, часто
отпрашивался с работы из-за своего шестилетнего сына, которого, по мнению Майера,
слишком баловал. А потом Феликс многословно оправдывался. Например: «Вчера мне
пришлось отвести сына к детскому психологу. Он стал жертвой сексуального нападения!
Одна девочка, старше на два года, затащила моего малыша в темную каморку и стала его
лапать. Психолог считает, что девочку нужно остановить и оградить от нее
младшеклассников. Иначе она всех перелапает…» (В интересах наших читателей мы
опускаем дальнейшие подробности этой длинной истории.) Феликс так бы и жаловался до
конца рабочего дня, если бы Майер его не оборвал: «Но ведь в этом возрасте совершенно
нормально, что дети открывают для себя телесный мир». Потом Майер осторожно
переспросил, откуда подчиненный об этом знает. Тот ответил, что сын все подробно
рассказал дома. Майер не видел в этой истории особой трагедии, тем более что ребенок явно
не пытался ничего скрывать. По логике Майера, дети не говорят о неприятных для себя
событиях так подробно и добровольно.
Трагедию Майер усматривал скорее в том, что после этого Феликс счел абсолютно
необходимым три дня не пускать сына в школу и сидеть с ним дома. Короче, он отсутствовал
на рабочем месте, бросив кучу работы по проекту, хотя и так уже выбивался из графика.
Больше всего Майера угнетало, что он не считал это уважительной причиной для невыхода
на работу, поэтому не одобрял такое поведение и начал терять терпение, не говоря уже об
уважении к Феликсу. А однажды ночью Феликс ему приснился. Во сне Майер стоял перед
подчиненным и оглушительно на него орал (по крайней мере, так он помнил, когда
проснулся). У вампира-скалолаза Майера внутри скопилось столько ярости, что его
буквально разрывало на части, — а во сне она наконец выплеснулась наружу. Эта ярость
вполне могла бы загнать его на Эверест.
Особенности вампира и жертвы
Уникальное сочетание: оба визави одновременно и вампиры, и жертвы. Психовампиру-
скалолазу кажется, что мир вертится слишком медленно (см. предыдущий раздел). Он,
штурмуя вершину за вершиной, делает ставку на бесконечное усердие — но у всего на свете
есть цена. В этом случае плата — непонимание и в конечном счете нетерпимость к
проблемам «вежливого» сотрудника, который пытается всем угодить, но в отношениях с
вампиром-скалолазом такой подход обречен на провал.
И, напротив, вежливый вампир доводит вампира-скалолаза до белого каления своими
личными делами, которые, по мнению Майера, отнимают у подчиненного уйму времени.
Феликс все делает настолько медленно, что для вампира-скалолаза с его «пунктиком»
(недостаточная терпимость к чужой медлительности) это вырастает в гигантских размеров
проблему.
Психологический механизм
Для типа личности вежливого вампира, как правило, характерны конформизм, неуверенность
в себе и избегание. Ему пришлось рано научиться приспосабливаться, отодвигать свои
потребности на второй план, всем угождать, а самому не высовываться. Такое случается,
например, в семьях, где ребенку не хватало безусловной родительской любви и
привязанности. Но и в семьях, где любые ошибки чреваты наказанием или отвержением («ты
плохой, я тебя не люблю»), это не редкость. Такие дети быстро учатся быть тише воды ниже
травы, тем более что им не разрешается выражать собственные потребности. Они
вынуждены уступать, с их мнением никогда не считаются. Конечно, с течением времени это
приводит к устойчивой неуверенности в себе, низкой самоценности, неспособности
принимать решения, вечному желанию подстраховаться. Такой вампир, с одной стороны,
очень мил и дружелюбен. Минус в том, что он берет на себя слишком много и слишком
быстро устает. С другой стороны, постоянное приспособленчество этого вампира рано или
поздно начинает злить визави.
Противоядие от вежливых вампиров
Не критикуйте вежливого вампира: это замкнет порочный круг, и он будет стараться вам
угодить, чтобы вы снова его полюбили. И, конечно, не спрашивайте его, что он бы сделал в
той или иной ситуации. Ему кажется, что от него хотят слишком многого, это высасывает из
него уверенность и вселяет страх. Решайте за него, распоряжайтесь его силами и временем,
но делайте это так, чтобы он мог при желании высказать свое мнение.
Если вы хотите, чтобы ваша помощь вежливому вампиру действительно возымела действие,
то нужно создать атмосферу эмоциональной защищенности — чтобы он чувствовал себя при
вас достаточно уверенно, мог высказать сомнения (в том числе и в своих способностях) и
заявить о собственных потребностях.
Это длительный процесс, очень похожий на лечение, но весьма действенный. Однако на
работе едва ли кто-то будет себя этим утруждать.

Вампир-эксперт
Этот эксперт на самом деле никакой не эксперт, но считает себя таковым во многих
жизненных вопросах. Далее изложены три семейные истории, основанные на реальных
событиях.
Эксперт, которому все равно
Бернхард работает над крупными проектами в одной международной компании. За много лет
на этой должности он стал настоящим «гражданином мира» и оторвался от корней. Однако с
некоторых пор финансирование его текущего проекта под угрозой. На большом семейном
празднике — золотой свадьбе его родителей — присутствует и его свояк Манфред,
занимающийся непыльной работой на госслужбе. Манфред спрашивает Бернхарда, как у него
дела, и тот кратко, но воодушевленно рассказывает ему о масштабах своего проекта. Но
поначалу он даже не замечает, что свояк его совсем не слушает, не переспрашивает, то и дело
отводит глаза, рассматривает других членов семьи и откровенно скучает. А потом невпопад
отвечает: «Да, у нас у всех тоже стресс. В ведомстве сейчас большие проблемы. Наш
административный округ должны объединить с другим, а что дальше — никто не знает. Да,
еще мы теперь работаем по сорок часов в неделю вместо прежних тридцати восьми с
половиной, да и премию отменили». А ничего, что Бернхард работает по семьдесят часов в
неделю, его рабочее место под угрозой, он получает лишь небольшой фиксированный оклад,
остальное же зависит от эффективности его усилий и финансовых показателей? Манфреду
все это невдомек. После такого «общения» (если его можно так назвать) Бернхард выжат как
лимон.
Эксперт с универсальными советами
Брат Манфреда Борис — индивидуальный предприниматель, у него небольшое предприятие,
на котором работает сорок человек. За последние месяцы Борису пришлось уволить
несколько сотрудников, много лет проработавших у него: требования к работе резко
повысились, а эти сотрудники не приветствовали перемены и были не готовы помогать их
внедрять. Сейчас ему как раз предстоит нанять новых квалифицированных работников,
отвечающих новым требованиям. На той же семейной встрече он рассказывает об этом новом
этапе работы. Его двоюродный брат Юрген, банковский служащий, комментируя ситуацию,
заявляет, что Борис ошибся: «Как можно просто так взять и уволить людей после стольких
лет? — возмущается он. — Они что, украли у тебя серебряные ложки? Нельзя же выставить
за дверь на семейном предприятии столько народу. Что про тебя скажут?»
Особенности вампира
Такие люди считают, что мир вращается вокруг них, а их суждения универсальны и
применимы к любой ситуации. В чужие проблемы они лезут с видом знатоков. Как правило,
это весьма рациональные и эгоистичные люди с низкой самоценностью, и для них
практически невозможно поставить себя на место другого человека. Однако среди них
встречаются и те, кто завидует мужественным людям, сумевшим добиться большего. Сами
они скорее осторожны, даже боязливы, и это заставляет их критиковать собеседников. Ведь
если «эксперт» допустит, что другим живется хуже, он будет вынужден признать: его
собственные проблемы не так уж велики. А это может повлечь катастрофические
последствия — возможно, ему придется поменять свою жизнь или прежнее негативное
отношение к ней.
Особенности жертвы
Тот, кто позволяет вампиру-эксперту высасывать из себя все соки, часто страдает
неуверенностью в себе: ведь любому очевидно, что жизнь одного человека нельзя
механически сравнивать с жизнью другого. Это означает, что воспринимать всерьез критику
таких вампиров не стоит. Однако тот, кто оказался в эмоционально уязвимой позиции, как
Райан или Борис, сомневается в себе — особенно если эти сомнения подогревает кто-то со
стороны. Именно в стрессовых ситуациях вампиры-эксперты особенно на нас давят: они
распознают наши собственные сомнения, усугубляя неуверенность. Жертва еще до беседы с
вампиром испытывает угрызения совести, который, безусловно, только усиливается под
воздействием психовампира.
Психологический механизм
Психовампир-эксперт усугубляет малейшие сомнения жертвы в правильности ее поведения и
еще сильнее тянет ее вниз. Однако он имеет власть над нами лишь потому, что мы сами
отдаем ему эту власть. Мы объявляем этого человека экспертом и прислушиваемся к его
мнению. Жертвами вампира-эксперта особенно часто становятся чувствительные и
рефлексирующие люди.
Помощница по хозяйству и бабушка
Вивиан провела год на юге Франции — там она работала помощницей по хозяйству в одной
семье, с которой ей, надо сказать, очень повезло. Она прекрасно ладила с двумя детьми и их
родителями. Они вместе обедали, много смеялись и очень доверяли друг другу. Однако эту
идиллию нарушал один-единственный человек: мать хозяйки дома. Эта невысокая женщина
все время суетилась и всегда все знала лучше, чем дочь, зять, внуки и помощница по
хозяйству. Она постоянно поучала свою 38-летнюю дочь Элиан, хотя та, врач и мать двоих
детей, давным-давно твердо стояла на ногах. Когда Вивиан как-то утром в субботу получила
почетное задание приготовить на выходные обед для всей семьи (включая ягодный флан,
классический французский пирог), на кухне произошла драма среднего масштаба.
Неожиданно в дверях появилась бабушка и принялась совать нос во все кастрюли. С ее точки
зрения, на кухне творилась «катастрофа», и особенно это казалось пирога. Тут же
посыпались непрошеные советы, как исправить тесто. У Вивиан внутри все кипело. Она
сунула бабушке в руку деревянную ложку, а потом, чуть не плача, вышла из дома. Больше
Вивиан не видела бабушку — до самого своего отъезда. Ей еще повезло: она не была членом
семьи. Когда она через три года, будучи в отпуске, заглянула в гости в этот дом, там не было
детей — и Элиан тоже. В гостиной сидел лишь один отец семейства. Когда Вивиан спросила,
что случилось, он коротко и печально ответил: «Элиан в состоянии аффекта задушила свою
мать».
Особенности вампира
Эта в высшей степени драматичная и печальная (однако, увы, подлинная) история
показывает, каким разрушительным может быть воздействие излишне активного
психовампира-эксперта, особенно на людей из ближайшего окружения.
Особенности жертвы
Обе жертвы, Вивиан и Элиан, реагировали очень по-разному. Вивиан, в сущности чужой
человек, легко смогла отгородиться от психовампира, да и жизнь у нее как у помощницы по
хозяйству была куда менее напряженная, чем у Элиан. Последней было сложнее соблюдать
дистанцию с собственной матерью — почти невозможно. Впрочем, дочерям и сыновьям
нередко удается порвать с родителями. В обществе разрыв с семьей до сих пор считается
позором. Однако напрашивается вопрос: а разве такой печальный конец, как в этой истории,
не позор?
Психологический механизм
Вампиры-эксперты могут в самом прямом смысле слова сводить с ума своих близких,
испытывающих к ним сильную эмоциональную привязанность, — это для них чудовищный
стресс.
Противоядие от вампиров-экспертов
Попробуйте оценить критику таких «экспертов» объективно: хватает ли им квалификации?
Прежде чем прислушиваться к кому-то как к эксперту, следует ответить себе на два вопроса:
действительно ли это эксперт и нужен ли вам вообще его совет. Лучше найдите для себя
людей, на чьи суждения вы всегда можете положиться.

Танец вампиров-управленцев: любопытный вампир, вампир «Волк


в овечьей шкуре» и вампир «Я тут ни при чем»
Представьте на минуту, что в вашей компании работают трое. Один постоянно без малейшей
всякой надобности сует нос в чужие дела, тратя на это кучу времени. Другой, будучи
начальником, в совершенстве овладел искусством перекладывания вины, зато всегда рад
разделить успех. Третий — воплощение лицемерия. Хотели бы вы работать бок о бок с
такими людьми? Едва ли. Но что, если вы начинаете трудиться на новом месте и лишь через
несколько месяцев после окончания испытательного срока попадаете в ситуацию, которая
вам совершенно не по душе? Вот история секретарши одного предприятия — компании по
производству запчастей для автомобилей.
Один важный клиент (компания Х) подает рекламацию об ошибочной поставке
автомобильных деталей. Ему привезли детали, изначально предназначенные для его самого
крупного конкурента. Михаэль, шеф предприятия-поставщика, вне себя от ярости: «Вышло
чудовищно неудобно, ребята, это недопустимо!» — напускается он на Сибиллу и Назира. Те
неуверенно переглядываются и спрашивают, кто именно занимался контрактом этого
заказчика. Михаэль, закатив глаза, цедит: вообще-то всем известно, что контракты
подписывает не только он, но и Назир. Конечно, Назир (любопытный вампир) всюду сует
свой нос и потому всегда обо всем знает, но вышло так, что именно этот контракт ускользнул
от его внимания. Но Михаэль, знающий о неуемном любопытстве Назира, обвиняет его в
халатности: «На уровне руководства мы все вместе несем ответственность. Это значит, что
все и всегда должны думать об общем деле». На какой-то момент повисает тишина. «Так чья
же все-таки подпись под контрактом?» — набравшись мужества, переспрашивает Сибилла,
желая внести ясность в дело. Михаэль все больше злится, но вынужден признаться, что из-за
отсутствия других сотрудников, уехавших в отпуск, ему пришлось заключать эту сделку в
одиночку. Однако, к удивлению Сибиллы и Назира, Михаэль пытается вызвать у них обоих
чувство вины за этот неприятный инцидент, трижды повторив, что в руководстве среднего
звена все и всегда должны нести полную ответственность за все. Он твердит эту фразу как
заклинание, и это действует Назиру на нервы. Он начинает оправдываться.
«Но ведь у нас совершенно нет лишнего времени», — замечает он. Хотя он-то как раз и лезет
во всевозможные дела, не имеющие отношения к его собственным обязанностям —
контролю качества. Назира спасает только одно: когда злополучные запчасти отгружали, он
как раз был в отпуске на юге Франции и совал нос не в чужие дела, а в красное вино и
пузырьки с духами.
Но Михаэля не взять голыми руками, когда вопрос в том, чтобы скрыть свои ошибки и
защитить свою честь. На этом же совещании он находит новый способ свалить с больной
головы на здоровую. Михаэль припоминает историю трехмесячной давности — пустяковую
по сравнению с нынешней путаницей. Тогда новоиспеченная сотрудница — студентка,
временно замещавшая секретаршу, — один-единственный раз забыла включить все
автоответчики в офисе накануне государственного праздника. Эта оплошность не имела бы
драматических последствий, не заявись Назир на работу в выходной: ему самому полдня
пришлось отвечать на телефонные звонки. Это стоило ему столько нервов, что он
пожаловался Михаэлю. Верный себе, Михаэль тут же ушел в глухую оборону: и в самом
деле, не он же виноват, что как следует не ознакомил студентку с должностными
обязанностями (хотя и должен был). Вместо этого он обвинил Назира. Но откуда Назиру
было знать, что новенькую не ввели в курс дела? Кроме того, Михаэлю и в голову не
приходило, что эта история должна была, собственно говоря, только подтвердить мнение
Назира о его управленческих способностях как главы компании. Но, будучи вампиром «Я тут
ни при чем», он просто из принципа не хотел нести ответственность за допущенные ошибки.
Назир, в свою очередь, был известен в компании как вездесущее существо, которому до всего
есть дело. Типичный любопытный вампир, он, по сути, сам рыл себе могилу. Себе — но и
другим тоже. Он просто не мог не поинтересоваться, почему коллеги нет на работе, а потом
не проверить, правду ли ему сказали. Казалось, ему было мало своих дел в области контроля
качества, он обязательно хотел контролировать всех и каждого. Все это создавало
совершенно непродуктивную атмосферу недоверия: коллеги, чье отсутствие так его
занимало, никак не были связаны со сферой его деятельности. Сотрудники фирмы
заподозрили, что он шпионит за ними по поручению начальства, и поэтому —
исключительно из соображений безопасности — сторонились Назира.
Но ни работа Назира в отделе контроля качества, ни «надзор» за коллегами не утоляли его,
если можно так выразиться, жажды знаний. Он постоянно лез в разговоры, которые его
вообще не касались. Кроме того, он сталкивал коллег лбами, делая им замечания (что в связи
с подозрениями на его счет воспринималось как официальная позиция руководства). Ему
просто доставляло удовольствие нервировать людей, просто что-то ляпнув, или
распространять дезинформацию.
Сибилла не попалась на крючок Назира — она была невосприимчива к любопытным
вампирам. Однако, сама будучи вампиром «Волк в овечьей шкуре», она гнула свою линию.
Неважно, было ли это только ее оружием или уж такова ее природа. Ее игра была еще более
искусной. Она всегда дружелюбно интересовалась делами коллег, с ее лица не сходила
приветливая улыбка. Но как только ее интересам что-то начинало угрожать, как только в
воздухе пахло открытым конфликтом, менялась даже ее мимика — лицо прямо-таки
перекашивалось от злобы. Под этой волчьей личиной Сибиллу было не узнать. Когда
заказчики обращались к ней с жалобой, она тоже утверждала, что ее вины в ошибке нет. Но
что еще хуже, она со своим неизменно приветливым и вроде бы простодушным лицом —
этакая невинная овечка — втиралась в доверие к коллегам из отдела обслуживания
покупателей с невинными вопросами, а потом сбрасывала с себя овечью шкуру и требовала
их к ответу. Ее не интересовала истина — вот в чем главная беда. Ей было достаточно мнения
рассерженного клиента, а мнения коллег ее не интересовали. «Клиент всегда прав», поэтому
следует к нему прислушиваться и во всем с ним соглашаться. В итоге пострадала ее же
репутация среди коллег — они старались избегать Сибиллы, не в силах выносить давление и
фальшь. Сибилла годами боролась с текучестью кадров — сотрудники, особенно хорошие
работники, постоянно увольнялись.
Михаэль, который всегда стремился спихнуть ответственность на других, в один прекрасный
день предложил Сибилле «высокую и важную должность» своего заместителя. Только вот
благополучно забыл сообщить коллективу, что у него новый зам. А Сибилла охотно
пользовалась новыми полномочиями, чтобы шпионить за коллегами. Когда обнаружилось,
что она действует по заданию шефа, коллеги утратили остатки хорошего отношения к ней. В
конце концов, не выдержав давления, Сибилла довольно быстро сама уволилась.
Все, кто годами работал в компании Михаэля, сильно изменились в личностном плане.
Напрашивается вопрос: а не он ли сделал их всех вампирами? Может быть, он —
совершенно неосознанно и сам того не желая — вынуждал их прибегать к вампирской
тактике выживания?
Особенности вампира и жертвы
Любопытный вампир
Он сует нос в дела, которые его никоим образом не касаются. Своим стремлением лезть куда
не просят он, пусть и невольно, вносит хаос и доставляет массу неприятностей своим
многочисленным жертвам, устраивая на ровном месте пустяковые недоразумения. Из-за
низкой самоценности он хочет все про всех знать. Во многих семьях, естественно, есть свои
любопытные вампиры. Хотите распространить слух — обращайтесь к ним. Они сами себе
«информационное агентство», поэтому тут же озаботятся передачей новости — правда, чаще
всего уже в собственной интерпретации. Жертвы разоблачают его довольно быстро и
стараются говорить ему как можно меньше, но их усилия, как правило, тщетны безуспешно.
Противоядие от любопытных вампиров
Если вы обнаружили у себя под боком такое «информационное агентство», будьте крайне
осторожны в высказываниях. Учитесь у политиков и дипломатов: «Без комментариев». Это
лучший и наиболее эффективный способ связать любопытного вампира по рукам и ногам.
Чего стоит самое распрекрасное «информационное агентство» без новостей?
Есть и другая опасность: самому превратиться в психовампира и заключить с любопытным
вампиром союз. Будьте бдительны.
Вампир «Волк в овечьей шкуре»
Он лицемерен, но внешне всегда производит приятное впечатление, так что многие
недооценивают его опасность. Кого-то боятся больше, чем надо, а такого вампира — меньше,
чем следовало бы. Как его распознать? Единственный ваш помощник — ваши собственные
глаза и уши, ваше чутье. Увы, чутье тоже может ошибаться. Поэтому очень важна обратная
связь. Если ваш визави честен с вами, его восприятие ваших слов и действий может помочь
вам объективировать свои ощущения. Проанализируйте, какую реакцию вызывает у вас
определенный человек, как он с вами взаимодействует, что вы чувствуете в его присутствии
или как вы себя чувствуете, когда он уходит. Если у вас появились негативные ощущения,
будьте осторожны.
Противоядие от вампиров «Волк в овечьей шкуре»
Стратегия выживания, как это часто бывает в жизни, и в этом случае сводится к одному:
соблюдать здоровую дистанцию. Не попадайтесь в ловушки этого вампира — благодаря
маскировке его особенно трудно распознать. Даже если другие взахлеб его хвалят за
ответственность и заботливость, лично для вас этот человек — психовампир.
Вампир «Я тут ни при чем»
С такими вампирами окружающим чрезвычайно тяжело: они стараются не решить проблему,
а снять с себя вину за нее. Зачем вообще доказывать кому-то, что вы ни при чем? Такие люди
всегда ищут виноватых и порой не могут успокоиться, пока не найдут. Причем виноват
всегда кто-то другой, но только не они сами.
К сожалению, склонность к самоанализу у этих людей отсутствует или просто пока
недостаточно развита, и потому их сознание блокирует все, что может заставить их
осмысливать собственное поведение. Общение с ними требует больших усилий. Все
доказательства видны невооруженным глазом, и каждому ясно, кто «преступник». Некоторые
из этих «кровопийц», забирающих нашу энергию, даже способны незаметно переходить от
роли вампира к роли жертвы — и в результате их собеседник сам же и чувствует себя
виноватым. Такое часто наблюдается в партнерских и супружеских отношениях. Прожив
несколько лет в состоянии вялотекущего конфликта со своим партнером, порой начинаешь
думать — а может, это со мной что-то не так? Нет, с вами, возможно, действительно что-то
«не так», но не менее вероятно, что все это время у вас под боком был психовампир «Я тут ни
при чем».
Противоядие от вампиров «Я тут ни при чем»
Примите этого человека таким, какой он есть. Сказать легко — но тем труднее это
осуществить. Этот психовампир останется таким на всю жизнь — это помогает ему выжить.
Не пытайтесь его изменить.
ГЛАВА 4
Разоблачение вампира
Странно ли, что тебе нет никакой пользы от странствий, если ты повсюду таскаешь с собой
самого себя?
Сократ (ок. 469–399 до н.э.)
Показательные истории из практики, рассказанные в предыдущей главе, дают представление
о механизме и разновидностях психовампиризма, о моделях поведения жертв и о типичных
ситуациях «вампир–жертва». В частности, на примере Элиан, которая убила свою мать, мы
видим, во-первых, насколько опасным может быть психовампиризм, если он неявно, но
постоянно присутствует в нашем ближайшем окружении, а во-вторых, что может произойти,
если не обращать внимания на психовампиров и подавлять свои естественные реакции на их
поведение. Большинство людей, будь то сами психовампиры или их жертвы, не осознают
этого механизма, а это значит, что выявить психовампира — это уже полдела (само же дело
заключается в том, чтобы обезвредить «кровопийцу»). На психовампире словно надета
шапка-невидимка, которую нужно с него сорвать и разоблачить его — если не перед всеми,
то хотя бы для себя самого, — и с этого момента противостоять ему по-другому.
Часто мы слышим, как нам говорят о наших «утомительных» знакомых: «Боже мой, до чего
же П. тяжелый человек!» Мы стараемся об этом не задумываться, но в том-то и состоит
опасность. Влияние психовампира на жертву сродни течи в топливном баке: ехать-то можно,
но приходится постоянно заправляться, ведь расход топлива увеличился. С жизненной
энергией происходит то же самое — спустя годы, а то и десятилетия люди с удивлением
отмечают, что хронически утомлены, истощены, изнурены или даже страдают депрессией.
Если человек кажется нам «тяжелым», эта оценка — как, в общем, и все оценки, основанные
на ощущениях, — чисто субъективна и справедлива не для всех. Иными словами,
психовампиры, описанные в наших историях, — не «безусловные» вампиры, не
«универсальные». Напомним: для одного человека Боб может быть равнодушным
психовампиром, а на другого производит впечатление внимательного и «вполне
нормального» человека. А сам Боб внезапно может оказаться жертвой вампира-эксперта, в то
время как те, у кого иммунитет к такому вампиру, воспринимают его совсем иначе. Этот
феномен очень хорошо виден в отношениях: один партнер для другого — «тяжелый»
человек, и с ним постоянно случаются ссоры, но после расставания этот «тяжелый» человек
прекрасно ладит с новой женой (или с новым мужем).
Постоянные нападения оставляют шрамы на всю жизнь
Есть один важный сигнал тревоги (и это касается вампиров любого типа): в невинной,
казалось бы, ситуации — в пустяковом инциденте или во время короткой встречи — из нас
высасывают непропорционально много энергии. Дело вроде бы минутное, и мы вскоре обо
всем забываем. Но в том-то и беда! Нам нужно научиться замечать, выявлять и полностью
осознавать эти моменты. В позитивной психотерапии мы в связи с этим говорим о так
называемых микротравмах — то есть о мелочах, которым сначала не придается значения, но
при этом они разрушительно на нас воздействуют по принципу «капля камень точит».
Единичное нападение психовампира выдержит любой человек, но, если вы сталкиваетесь с
ним изо дня в день, годами, это оставляет глубокие шрамы. Вот еще один пример.
Визель (45 лет) руководит небольшим предприятием в сфере услуг. У него около полусотни
сотрудников, он часто ездит в командировки, проводит много совещаний и работает по
десять–двенадцать часов в день. У него веселый нрав и почти всегда хорошее настроение.
Ему удается довольно успешно справляться с профессиональным стрессом, он занимается
спортом и старается поддерживать хорошую форму.
Вот что говорит Визель: «Я прихожу домой после работы хоть и немного усталым, но не
выжатым. Я радуюсь, что возвращаюсь к семье и смогу провести немного времени с детьми,
а потом поболтать с женой. Но стоит мне переступить порог дома, я чувствую, как за
несколько минут моя энергия куда-то испаряется. Хотя моя жена очень милый человек, но
она вечно уставшая, кричит на детей, жалуется, постоянно нервничает, путается во времени,
в доме беспорядок. Когда я прихожу домой, она с ходу перекладывает на меня всю
ответственность за детей, а сама весь вечер отдыхает. У меня голова еще занята работой, а
мне уже нужно не только заниматься детьми, но и разряжать обстановку в доме. А жена еще
и покрикивает — и то ей не так, и это, одни сплошные упреки. Пять минут дома стоят мне
больше сил, чем весь десятичасовой рабочий день.
На прошлой неделе жена на день уезжала к своим родителям. Вы не поверите, но мне было
куда проще: дети хорошо себя вели, мы немножко поиграли перед тем, как я уложил их спать,
а потом я почитал, посмотрел телевизор и под вечер чувствовал себя полностью
расслабленным. Что мне делать? Очень хочется развестись. Но из-за детей это, наверное, не
выход».
Время воздействия в этой истории не играет никакой роли. Речь идет о его интенсивности —
то есть даже за минутную встречу с «кровопийцей» можно потерять столько же энергии,
сколько за целый день. Если короткая встреча или пустяковая ситуация требует от вас
непропорционально много сил — возможно, дело в психовампире.
«Молчаливый» вампир: предупредительные сигналы
Если вы вечером в изнеможении возвращаетесь домой и не знаете, почему так выбились из
сил, хотя день был самый обычный, — возможно, вы подверглись нападению психовампира.
Если ваше хорошее настроение внезапно и без явной причины резко ухудшается — вы могли
и не заметить, как к вам присосался психовампир. Порой не нужно даже слов, чтобы ощутить
«укус»! Достаточно лишь подумать о каком-то человеке или услышать его имя — и вы уже
без сил. Представьте себе: сегодня вам предстоит миллион встреч или переговоров, и вы,
просматривая с утра список мероприятий, под номером пять видите фамилию Х. Если вы
внезапно вскрикиваете: «Господи, только не он(а)!» — речь идет о психовампире.
Вот иллюстрация, как выглядит столкновение с «молчаливым» психовампиром.
Ассистентка в отделе маркетинга Доминика Д. (34 года) должна выступить с важной
презентацией. Она несколько дней готовилась. Презентация проходит прекрасно. Через
полчаса в помещение входит начальник Доминики, делает ей знак продолжать («Ничего-
ничего, не отвлекайтесь, я просто посижу») и усаживается в последний ряд. Доминика
послушно продолжает — но уже без прежней легкости и юмора. Приятная атмосфера,
царившая до этого в помещении, внезапно исчезает, и речь Доминики Д. течет уже не так
легко, как всего несколько минут назад. Кажется, вся ее энергия куда-то испарилась — она же
знает, что при шефе надо очень тщательно подбирать слова. Он злопамятный, а иногда и
вовсе какой-то бешеный. Вскоре после его появления Доминика чувствует, что лишилась сил.
Психовампир совершил нападение — не сказав ни слова. Скорее всего, начальник и не
подозревает, что его воспринимают как психовампира.
Универсальный вампир!
В большинстве случаев (в девяти из десяти, если точнее) реакции на психовампира
индивидуальны: как вампира его воспринимаете только вы, а другие могут как согласиться с
вами, так и вовсе не заметить его влияния. Например, вполне возможен такой диалог.
Подруга А. говорит подруге Б.: «Не знаю, что с тобой происходит. Ведь Кайл такой милый и
вежливый, он всегда приходит с цветами, всегда к тебе так по-доброму. Не понимаю, почему
ты хочешь с ним расстаться. Может быть, дело в тебе и у тебя проблема с мужчинами? А ведь
он у тебя еще и симпатичный!» Здесь вампир (в глазах женщины, которая хочет его бросить)
внезапно становится жертвой (ведь это его бросают, так что стороннему наблюдателю он и
кажется жертвой).
Посторонним часто невдомек, почему мы воспринимаем кого-то как «тяжелого» человека:
восприятие и переживания субъективны и связаны именно с нашей личностью, с нашей
биографией. Но универсальный вампир — это совсем другое дело: тут субъективное
восприятие у всех одинаковое или, по крайней мере, принципиально схожее, а следовательно,
универсальное. Все видят в нем «тяжелого» человека, и поэтому он не так опасен. Можно
сказать, что с него сняли шапку-невидимку и обращаются с ним просто как с эксцентричным
человеком, а не как с угрозой.
Вот пример, как действует универсальный вампир.
Скоро Рождество, и большая семья хочет устроить общий праздник. Все очень этому рады —
ведь приедут четверо взрослых детей со своими семьями, и все встретятся у бабушки с
дедушкой. Глава семьи (78 лет) очень приветлив, с ним легко общаться, он обожает
сюрпризы. А вот с его женой (75 лет) всем непросто. Она перфекционистка, много требует от
себя и от других, для нее на первом месте пунктуальность и порядок, и она резко реагирует,
если что-то ей не по нраву. Вся семья об этом прекрасно знает, так что каждый старается
прийти вовремя. Внукам велено не разбрасывать свои вещи где попало, «чтобы не
нервировать бабушку». Эту бабулю вполне можно назвать универсальным вампиром. Если
кто-то из членов семьи выиграет путешествие на двоих, то, решая, кого бы взять с собой,
подумает о ней в последнюю очередь. Зато компании дедушки был бы рад любой. Поскольку
все члены семьи знают, что бабушка «тяжелый» человек, полностью подстраиваются под ее
пожелания и не надеются, что в одночасье она изменится, то она и не оказывает большого
влияния на других и не имеет над ними особой власти.
Типичные фразы психовампиров
В основном люди общаются на двух уровнях: на деловом (рациональном) и эмоциональном
(то есть на уровне отношений). Психовампир всегда (в десяти случаях из десяти) нападает на
уровне отношений. На деловом уровне вполне можно разойтись во мнениях, но стоит
перейти на личности, как вылезают обиды, разочарования, агрессия и другие неприятные
чувства.
Вот некоторые типичные высказывания психовампира, которые нужно знать, чтобы быстро
выявить потенциальную угрозу:
«От тебя я такого не ожидал».
«Я думал, ты настоящий друг».
«Вы моя последняя надежда. Если вы мне не поможете, то, наверное, все пропало».
«Для подчиненных и клиентов у тебя всегда есть время, а для меня и детей — никогда».
«Пустяковые проблемы своей секретарши ты почему-то решаешь часами».
«Когда я только-только пришел сюда работать, у меня было так же много идей, как и у вас».
«Мы всегда работали именно так».
«Вот будет у вас столько опыта, сколько у меня, — глядишь, и поймете чего».
«Эх, молодежь! Работа в руках горит, а опыта — ноль».
«У тебя на уме одни твои пациенты».
«Я в вас разочаровался. Вы ничем не лучше других».
«Возможно, вам следует подумать, свое ли место вы занимаете».
«А я думал, мы друзья…»
«Ты такой же, как все. А я-то думал, ты другой!»
«Раньше все было лучше».
«Нам уже это предлагали сто лет назад».
«Я ведь помогал, когда тебе было плохо. Конечно, я жду, что теперь ты ответишь тем же.
Разве я многого прошу?»
«Нет-нет, ничего страшного, что у тебя нет на меня времени. У тебя так много дел, и они
важнее».
«Мне очень стыдно, что вы тратите время на мои проблемы. Другим ваша помощь нужна
гораздо больше».
«У тебя нет времени для меня? Ну и ладно, это было не так уж и важно».
Будьте осторожны: так может говорить не только вампир, но и просто человек, который
старается быть с вами честным и откровенным. Но некие вампирские нотки здесь
присутствуют.
Этапы выявления психовампира
Первый шаг к выявлению психовампира — анализ своего собственного окружения и
повседневных забот. Оцените свою обычную жизнь и распорядок дня, чтобы определить, кто
и при каких обстоятельствах крадет вашу энергию.
Вампирические личности
Сначала нужно распознать вампиров в своем окружении. Можно 30 лет находиться рядом с
психовампиром и, будучи не в состоянии его выявить, снова и снова позволять ему
высасывать из себя все соки.
1. Старайтесь в режиме мониторинга замечать и выделять людей, которых вы
подозреваете в вампиризме. Давайте начистоту: с кем из непосредственного
окружения вам трудно? С кем вы охотнее всего ограничили бы контакты или
предпочли бы вовсе не общаться? Будьте откровенны с собой — даже если речь идет о
таких людях, как партнеры, родители, дети, начальники и т.д., то есть о тех, кого не
так-то просто вычеркнуть из своей жизни, кого «неприлично» не любить и не уважать
и кого вы никак не можете записать в психовампиры. Запишите имена людей, одно
упоминание о которых вызывает у вас отрицательные эмоции, желание воскликнуть:
«Господи, только его не хватало!», попросить: «Скажите ему, что меня нет» — или
попросту сбежать, думая про себя: «Скорее бы добежать до черного хода, пока он не
пришел».
2. Отметьте людей из вашего окружения, которых другие воспринимают как «тяжелых»,
но вы отказываетесь — по каким бы то ни было причинам — называть их психо-
вампирами.
3. Перечислите имена тех, с кем вы имеете дело ежедневно и по кому вы не скучаете,
когда их не оказывается рядом.
4. Вспомните тех, в чье отсутствие на совещании, встрече, переговорах или собрании
трудового коллектива мероприятие проходит явно лучше (позитивнее, приятнее,
быстрее), чем при них.
Вампирические ситуации
Отнимать энергию могут не только люди, но и определенные обстоятельства. Какие
повторяющиеся ситуации вы воспринимаете как «стрессовые»? В качестве иллюстрации —
пример из личного опыта.
Когда один из авторов (Х. П.) в начале 1990-х гг. полгода ездил по тогдашнему СССР, читая
лекции и проводя семинары в различных университетах, условия были не самыми простыми.
«Есть было нечего, я не знал ни слова по-русски, почти никто не говорил по-немецки или по-
английски, каждую неделю мы оказывались в очередном чужом городе, морозы доходили до
минус двадцати, связаться с Германией получалось редко (еще не было ни мобильных, ни
электронной почты, а телефонная связь подводила) — и это далеко не полный список. После
первой поездки в Россию, продолжавшейся шесть месяцев (а вторая затянулась на восемь
лет), я решил сделать некую ревизию: на что уходила моя энергия. Неожиданно оказалось,
что ни холод, ни голод, ни языковой барьер, ни одиночество не отнимали у меня много сил. А
вот условия… В то время почти не было современных отелей, и во время поездки мне
приходилось ночевать дома у российских знакомых, представителей принимающей стороны.
Здесь я воочию увидел знаменитое русское гостеприимство и весьма высоко его оценил. Но
двухкомнатные квартиры были слишком маленькими, и мне, как правило, стелили в
гостиной. Через нее ходили все, кому надо было на кухню, в ванную или туалет, — и люди, и
домашние животные. После трудного лекционного дня мне нужно было отдохнуть и
расслабиться, но где? Кроме того, вечерами в тесном семейном кругу велись долгие
разговоры о семейных неурядицах, психических проблемах и т.д., которые хозяевам не
терпелось со мной обсудить. Из вежливости я поначалу не отказывался, но это было
невероятно тяжело. Весной 1992 г. я проанализировал эту поездку и понял, что на эти
ежевечерние ритуалы (и на сам ночлег) я тратил около 70% энергии, поэтому с лета 1992 г.
изменил подход. Я написал организаторам семинаров и, к их большому удивлению, попросил
селить меня в гостинице или хотя бы в общежитии. Они неохотно выполнили мое пожелание,
в том числе и потому, что общежития выглядели кошмарно — часто без воды, без отопления,
а где-то было и попросту опасно. Но для меня это стало огромным облегчением. Вечером
меня туда привозили, и я, зайдя в комнату, мог запереться и отдохнуть — эмоционально и
физически. Несмотря на холод (в гостиницах температура зачастую не поднималась выше
тринадцати–пятнадцати градусов), я чувствовал себя прекрасно — и это сберегло мне массу
жизненной энергии».
Другими примерами вампирических ситуаций могут быть ежедневные пробки по пути на
работу, проблемы дома или беспорядок на рабочем столе.
Три метода выявления. Вы — жертва?
Следующие советы могут дать вам пищу для размышлений и помочь разобраться,
подвергаетесь ли вы воздействию психовампиров.
Метод 1
Составьте список того, что вы делаете регулярно, и проанализируйте его по трем показателям
(«Время», «Энергия» и «Деньги»). Постоянно спрашивайте себя:
 Сколько времени уходит на выполнение этого задания/действия/проекта?
 Сколько энергии, сил, мыслей и т.д. приходится вкладывать в выполнение этой задачи
или сколько энергии она отнимает?
 Какова при этом моя финансовая выгода? (Это к тому, что многие тратят массу
времени и сил на волонтерство и на денежную работу их уже не хватает.)
Если, например, вам требуется слишком много энергии для какого-то дела, а ни на что другое
не остается ни сил, ни времени, возможно, вокруг вас вертится психовампир. Если на что-то
тратится не так много энергии, но время словно улетает в трубу, возможно, это тоже работа
психовампира. Нет, конечно, определенные сферы жизни и должны отнимать много энергии,
но в противовес им должны существовать и источники подзарядки.
Метод 2
Разберитесь, в чем разница между важными и срочными задачами, решением которых вы
ежедневно занимаетесь. Понаблюдайте за своей деятельностью в течение недели и составьте
список, разбив свои дела на следующие категории:
 важные и срочные;
 неважные и срочные;
 неважные и несрочные;
 важные и несрочные.
Это хорошо зарекомендовавшее себя упражнение по тайм-менеджменту. Опыт показывает,
что мы больше половины времени тратим на дела, маловажные для нас, но часто срочные для
других. Если, например, 60% ваших дел попали в категорию «неважные и срочные»,
очевидно, что вы часто тратите время, стараясь угодить другим. Вы не умеете говорить «нет»
и позволяете другим распоряжаться вашей жизнью. О том, насколько вы эффективны и
самостоятельны, говорит выполнение важных дел! Вполне возможно, это психовампир
атаковал вас на эмоциональном уровне — вызвал угрызения совести или впился в вашу
самоценность («Прости, не мог бы ты кое-что сделать для меня? Мне больше не к кому
обратиться. Никто не сделает это лучше тебя. Если ты мне не поможешь, я пропал»).
Метод 3
Возможно, в вашем окружении есть психовампир, если для вас характерно следующее:
 Вы замечаете, что другие слишком сильно на вас влияют: на ваше самочувствие,
самоценность или поведение. Если вы неадекватно остро воспринимаете, казалось бы,
пустяковую ситуацию, это тоже может свидетельствовать о воздействии вампира.
Например, кто-то вскользь замечает: «Это было так по-женски…» — и вы хмуритесь,
никак не можете это забыть и с трудом сосредотачиваетесь на работе.
 У вас весь день было приподнятое настроение, но одной мимолетной встречи с
определенным человеком хватило, чтобы развеять всю вашу радость. В этом случае
стоит составить список таких людей и ситуаций.
 Вы снова и снова попадаете в ту же самую ситуацию с тем же человеком, а после
этого каждый раз чувствуете себя плохо, потому что вас втягивают в одну и ту же игру,
а вы злитесь сами на себя. Вспомните пример из главы 1 (ситуация 3): студентка
приезжает на выходные домой и хочет рассказать родителям об университете, о своих
переживаниях. Она начинает откровенничать, а родители перебивают ее буквально на
второй фразе и спрашивают, хватает ли ей еды, какая в городе погода и т.д. Каждый
раз одно и то же — и девушка чувствует, что ее не понимают.
 Вы замечаете, что, если с вами рядом определенный человек, вас будто контролируют
при помощи какого-то пульта дистанционного управления. Спросите себя, в чьем
присутствии вы внезапно чувствуете, что вами кто-то управляет, хотя вы вообще-то
человек самодостаточный.
Это очень личный самоанализ. Хватит ли у вас мужества по его итогам назвать кого-то своим
психовампиром? Мы часто на это просто не решаемся. Но излишняя вежливость, стремление
держать себя в руках и решение «потерпеть» — это и есть признаки жертвы. Однако ведь мы
никому не ставим психиатрический диагноз, мы просто открыто говорим себе, что думаем о
другом человеке и как чисто субъективно его оцениваем. В психотерапии мы часто
сталкиваемся с тем, что жертва рационализирует свое поведение и защищает психовампира
— зачастую близкого человека или даже члена семьи. Жертва оправдывается: «Не так уж он
и плох, ведь в остальном-то с ним все в порядке», «Но другие очень его любят» и т.д. Но со
временем у вас сформируется более нейтральное, отстраненное суждение.

ГЛАВА 5
Почему мы видим в человеке психовампира
Тот не свободен, кто сам себе не хозяин.
Матиас Клаудиус (1740–1815)
Первая реакция большинства людей на психовампира — разобраться с ним и избавиться от
него. Ведь наше главное желание — заставить вампира сложить оружие и больше не
приближаться к жертве (то есть к нам). Но это ошибочное рассуждение: мы предполагаем,
будто человек поменяется только потому, что нам этого хочется. Как бы не так!
Опыт показывает, что сначала нужно осознать и понять, почему одних мы воспринимаем как
психовампиров, а других — нет (за исключением универсальных вампиров, описанных в
главе 4). На какую «кнопку» в нас жмет психовампир, какой механизм он запускает? Ответ на
этот вопрос зависит в первую очередь от нас и лишь во вторую — от психовампира. Хотя мы
и считаем вампира причиной своих проблем, он прежде всего триггер некоего
непроработанного подсознательного конфликта, который давным-давно в нас засел.
Не путайте причину и триггер: психовампир — триггер, но не причина некоего
непроработанного подсознательного конфликта, который давным-давно в нас засел.
В позитивной психотерапии мы различаем актуальный, базовый и внутренний конфликты.
Актуальным конфликтом называются разовые или длящиеся события в реальности — чья-то
смерть, смена работы, семейные дела (развод или свадьба), финансовые проблемы и т.д.
Событие, вызывающее актуальный конфликт, изначально нейтрально и приобретает личное
значение в зависимости от того, насколько оно важно для конкретного человека. Когда кто-то
умирает, то прежде всего это просто смерть. Мы придаем определенное значение такому,
строго говоря, нейтральному событию, как смерть, исходя из наших отношений с покойным,
из нашего отношения к смерти и умиранию в целом, из последствий этой смерти (например,
это могут быть проблемы с наследством) и особенно из нашего прежнего опыта, связанного с
темой смерти. И тогда актуальный конфликт может реактивировать базовый конфликт,
находящийся в состоянии покоя. Так, развод может реактивировать для женщины раннюю
потерю отца — ведь она снова теряет любимого мужчину. В этом случае актуальный
конфликт бередит старую рану.
Базовый конфликт представляет собой исходную эмоциональную ситуацию, которая
закрепляется еще в раннем детстве. Примером может служить, например, ранняя потеря отца
(например, после развода родителей прекратилось общение с ним). Базовый конфликт можно
сравнить со спящей собакой. На первых порах человек может нормально жить дальше.
Можно прожить с базовым конфликтом много лет, хоть всю жизнь. Если у вас было трудное
детство, это не значит, что впоследствии непременно появятся проблемы в жизни.
Реактивировать базовый конфликт может лишь острый триггер, то есть актуальный
конфликт.
Но людям делается плохо не из-за тяжелого детства или актуальных событий. Нужен
внутренний конфликт. Он возникает при столкновении различных желаний и потребностей.
Это всегда неосознанный процесс, представляющий собой, казалось бы, неразрешимую
ситуацию. Часто это вызывает чувство безысходности, нам кажется, что мы в ловушке.
Следствием могут быть психические или соматические заболевания. Показательный пример
— расставание. Допустим, текущие проблемы с супругом или партнером (на него нельзя
положиться или он вообще изменяет) приводят человека к мысли — а не расстаться ли?
Однако, если человеку присущи определенные ценности (например, «верность до гроба»),
сложившиеся под влиянием культуры и воспитания, возникает неразрешимый внутренний
конфликт: я не могу больше жить с партнером, но и расставаться тоже нельзя.
Психовампир реактивирует основной конфликт, который, как уже было сказано, возник еще в
детстве. Именно с него нам и нужно начинать, если мы стремимся к долгосрочной
«прививке».
Главная цель, на которую чаще всего нападает вампир, — это наша самоценность,
сформировавшаяся в детстве, то есть тогда же, когда складывается и базовый конфликт.
Вампир выявляет наши слабые места, не имея злого умысла, — он и сам не знает, почему
обладает таким огромным влиянием на нас. Если смотреть на эту ситуацию позитивно,
вампир помогает нам осознать наши слабости и недостатки… правда, мы его об этом не
просили. Строго говоря, мы бесплатно получаем курс самоанализа — а в противном случае
потратили бы на этот самоанализ уйму времени (или вовсе на него не решились бы).
Если смотреть на эту ситуацию позитивно, вампир помогает нам осознать наши слабости и
недостатки, разобраться в сомнениях и чаяниях.
Как важна самоценность
Самоценность под микроскопом. Часть I
Когда неумение сказать «нет» — проблема
Ассистентка в отделе маркетинга Эллен (38 лет) очень любит свою работу. Проблемы у нее
лишь с непосредственным начальником. Айвену 32, он работает в этой фирме два года и
очень амбициозен — настолько, что склонен вести себя как вампир-душитель.
Эллен добросовестная, аккуратная и прекрасно справляется с работой. Еще бы Айвен не
вламывался в ее кабинет и не заваливал все новыми «срочными» поручениями! «Эллен, это
нужно сделать сию секунду. Извини, но на меня давит правление — до пятницы нужно все
закончить, а помочь можете только вы». В семье, где выросла Эллен, было как-то не принято
говорить «нет». Всегда приходилось выручать других и отодвигать собственные потребности
на второй план. Поэтому-то ее так любят коллеги — она всегда вежлива, никогда не жалуется
и делает все, что от нее требуют. После каждого «налета» Айвена она чувствует, что
полностью выжата, поэтому весь день сидит и боится, что он снова нагрянет. Работа, которая
доставляла ей такую радость (особенно пока из компании еще не ушел предшественник
Айвена, с которым она была в хороших отношениях), начинает ее выматывать. Теперь по
утрам Эллен буквально заставляет себя идти в офис (чего прежде не случалось), она часто
простужается, несмотря на хорошее здоровье и спортивную подготовку, а когда ей
предлагают перейти на другую должность, увольняется — однако ей вовсе этого не хотелось
бы…
В этом случае вампир Айвен нажал на «кнопку вежливости» — это встречается довольно
часто. Здесь вежливость означает желание угождать другим, не обременять их, как можно
скорее «проглатывать» свои отрицательные эмоции, все взваливать на себя и терпеть это.
Опыт показывает: более 90% пациентов психотерапевтов относятся к людям «вежливого»
типа, которые приспосабливаются к другим, чтобы не обременять их. На бессознательном
уровне здесь часто идет речь о страхе быть отвергнутым и потерять любовь другого
человека. Собственные потребности бессознательно отодвигаются на второй план — лишь
бы визави был нами доволен.
Самоценность под микроскопом. Часть II
«Что скажут люди?»
Ян (45 лет) опять задержался на работе. Его двое детей (семь и восемь лет) еще не спят, но
дома все тихо. После ужина он укладывает детей спать и предвкушает спокойный вечер.
Неожиданно раздается звонок, и его жена Юлия открывает дверь. На пороге стоит
супружеская пара, друзья семьи, — они проезжали мимо и заглянули на огонек. «Мы не
помешали? Просто оказались рядом и решили ненадолго зайти и пообщаться». Юлия
выросла в семье, где всегда твердили: «Что скажут люди, если ты будешь вести себя как
бука? Так нельзя! Что о нас подумают соседи?» И она впускает гостей, хотя ей совершенно
этого не хочется: муж, вне всякого сомнения, будет не в восторге. «Нет-нет, не помешали.
Заходите. У нас все равно не было планов на вечер». Чуть позже Ян выходит из детской, и у
него на лице написано все, что он по этому поводу думает. После короткой непринужденной
беседы он прощается с женой и гостями, сказав, что ему еще надо кое-что сделать по работе.
Через час-другой, когда гости ушли, Юлия идет в спальню. Ян тут же на нее набрасывается:
«Вечно ты со своей любезностью! Почему ты им не сказала, что они не вовремя? Ты
испортила нам вечер!» Он ложится, отворачивается и засыпает. Юлия плачет и снова злится
на себя. Почему она сразу с порога не отправила гостей домой? Вот Ян бы смог.
И вновь дело в самоценности, опору для которой Юлия по большей части находит для себя
вовне. Угождая другим, получаешь признание, чувствуешь себя нужным и любимым. Это
часто приводит к проблемам в отношениях. Психовампирами в этом примере невольно
оказались гости. Они и не подозревали, какую цепную реакцию спровоцировали.
У каждого из нас самоценность находится на определенном уровне. Но она должна быть
позитивной. Тогда на ее основе складывается образ «я», формируется уверенность в себе, а
также создается основа для отношений с другими людьми. Самоценность и ее фундамент —
все это закладывается в раннем детстве. В настоящей книге мы не будем углубляться в
связанные с этим сложные механизмы, но некоторые факторы серьезно влияют на развитие
здоровой или ущербной самоценности. Самый важный из них — то, каким образом мы
субъективно воспринимали любовь родителей.
Важность безусловной любви
В психологии говорят об условной и безусловной любви. Безусловная любовь — это
идеальный случай, но, к сожалению, не норма. Родители любят ребенка просто потому, что
он есть. При этом они, так сказать, передают ему послание: «Именно тебя мы и ждали. Ты
наш желанный ребенок. Именно таким мы тебя и представляли. Тебе не надо ничего делать,
не надо ничего добиваться. Нам достаточно и того, что ты просто есть». Ребенок охотно
усваивает такой позитивный подход: «Хорошо, что я есть. Мне не нужно ничего особенного
добиваться или вести себя как-то по-особенному». Ребенок уже в первые месяцы и годы
жизни осознает, какая это огромная ценность — когда тебя просто любят. Медленно, но
верно в нем созревает здоровое ощущение самоценности: она питается, так сказать,
внутренними соками и в нормальных условиях сохраняется на всю жизнь. Возможно, уже
при чтении этих строк вы заметили, как изменилось ваше выражение лица: вы или
улыбнулись и вспомнили о хорошем, или усомнились — а была ли в вашей семье
безусловная любовь?
Реальность и последствия условной любви
Гораздо чаще родительская любовь воспринимается как условная. Но если вы спросите
родителей, любят ли они своего ребенка безусловно, ответ всегда будет утвердительным.
Ведь они уверены, что говорят правду. Но главное — как сам человек ощущал и принимал
любовь родителей. Мы ее ощущали? Мы о ней знали? Условная любовь часто выражается по
принципу: «Мы тебя очень любим, но, когда ты убираешь свою комнату, получаешь хорошие
оценки и слушаешься, любим тебя особенно сильно». Часто это даже не высказывается, но
тем не менее ребенок уже в раннем детстве понимает, чего от него ждут. Каждый жаждет
родительской любви, поэтому все направлено на то, чтобы соответствовать их требованиям и
ожиданиям. Как только ребенок идет в школу, этот механизм набирает обороты. Внезапно в
игру вступают достижения (школьная успеваемость), а с ними и четкие, однозначные
критерии. Такие дети часто приносят домой только хорошие оценки, а впоследствии
становятся очень успешными взрослыми. Но так как у самоценности при этом нет
внутренней опоры, она зависит от постоянной подпитки извне. Любовь чаще всего
связывается в сознании с достижениями и/или хорошим поведением (вежливостью).
Вырастая, люди становятся прекрасными работниками, но не обретают внутренний покой.
Они автоматически принимают любой брошенный вызов, если это может принести
признание (и любовь). В рабочей обстановке они чувствуют себя как дома, тем более что в
наше время в обществе как раз и ценятся в первую очередь успех и достижения.
Как мы видим на примерах из практики, у вампиров-родителей, вампиров-начальников или
просто нежданных гостей есть одна общая черта: все они обращаются к нашей низкой
самоценности, косвенно «угрожая» отнять у нас свою любовь и одновременно обещая
награду: «Сделаешь это для меня — я буду тебя любить». А кто же не хочет, чтобы его
любили? Кто хочет, чтобы другие на каждом углу говорили о нем гадости?
Таким образом, часто причиной того, что человек оказывается жертвой психовампира,
становится низкая самоценность. Она выражается в сильной потребности быть любимым, в
неспособности сказать «нет», в желании угодить всем и каждому. Разумеется, есть случаи,
когда дело не в самоценности, а в других личных причинах. Это ситуации, когда мы видим,
что с нами поступают несправедливо, застают врасплох или подставляют под удар; когда мы
ощущаем скрытую ярость и агрессию другого человека, лицемерие, невысказанные чувства и
проблемы. Это ситуации, когда другие люди не оправдывают наших ожиданий,
драматизируют любой пустяк или тратят свое время на всякую ерунду. Само собой
разумеется, что эти суждения всегда субъективны.
Упражнение для анализа самоценности
В тренинге по менеджменту для анализа собственного чувства собственной ценности
применяется следующий метод. Допустим, каждый из нас владеет 100% своей самоценности.
Если мы сравним себя с акционерным обществом, у каждого изначально будет 100% акций
самоценности. Вопрос в том, кто владеет этими акциями. Кому — или чему я — неосознанно
отдал свое чувство собственной значимости, полностью или частично? Есть ли вообще
главный акционер, который владеет половиной и более акций — и тем самым решает судьбу
моей самоценности? Осталось ли у меня самого хоть несколько акций или я все раздал? Это
упражнение проводилось на десятках семинаров, и быстро стало понятно, насколько оно на
самом деле сложное и глубокое. Однако оно представляет собой очень важный шаг к
сознательной и полнокровной жизни. В первую очередь нужно осознать, кто или что влияет
на наше состояние и нашу самоценность. Только тогда можно пытаться что-то изменить.
А теперь постарайтесь распределить эти 100% самоценности по категориям. Чаще всего это
будут люди. Однако это могут быть также здоровье или деньги.
Если мы сравним себя с акционерным обществом, у каждого изначально будет 100% акций
самоценности. Вопрос в том, кто владеет этими акциями.
Вторичная проверка может наглядно показать, насколько вы зависимы от определенной
сферы или человека. Как влияет на вашу самоценность болезнь (или как она повлияла бы,
если бы вы заболели)? Сильно ли на нее воздействуют ссоры с партнером или проблемы на
работе?
О «главном акционере»: возможно, он есть, но его может и не быть.
О вашем «я»: возможно, вы и владеете частью акций вашей самоценности, но следует
критически перепроверить, действительно ли это так. Иногда мы довольны собой лишь
тогда, когда профессионально успешны или у нас все хорошо в отношениях. Владеть
акциями своей самоценности — значит принимать себя таким, какой вы есть, и отчетливо
ощущать: некая часть вас не зависит ни от ваших успехов на работе, ни от чего бы то ни было
еще. У вас должно быть что-то вроде Форт-Нокса — хранилища золотых запасов.
Результат этого упражнения порой не только удивляет, но может поначалу и огорчить. Часто
мы даже не представляем, кто или что оказывает на нас влияние. А тут вдруг выясняется, что
от некоего человека (в котором мы видим психовампира) или от определенных ситуаций
настолько зависит наша самоценность! Исходная точка для положительных изменений —
наше осознанное решение, кому стоит отдавать акции своей самоценности, а кому нет. В
конце концов, это не чья-нибудь, а наша «фирма» — то есть наша собственная жизнь.
Как повысить самоценность?
Часто люди жалуются, что ничего не добились в жизни. Все их достижения ничего не стоят:
«И что в этом такого? Любой дурак бы смог».
На этот случай есть эффективный способ: составьте список своих достижений, завоеваний,
преодоленных кризисов и т.д. Приступают к составлению такого списка вместе с
психотерапевтом или коучем. Дома клиент самостоятельно дополняет список и приносит его
с собой на следующий прием. Многим сначала бывает трудно составить достаточно длинный
список — они поначалу отталкиваются от своей «официальной биографии», которую
принято излагать в резюме (звания, дипломы, должности и прочее). Но здесь-то речь идет об
эмоциональной биографии, очень личной и единственной в своем роде. Никто, кроме нас, не
знает, что нам пришлось пережить и вынести. Например, как трудно ради детей оставаться в
семье, несмотря на то что супруг превращает жизнь в ад. В «официальной», рациональной
биографии в графе «Семейное положение» значится лишь «женат/замужем». А в
эмоциональной биографии пишется, как это сложно, каких ежедневных усилий требует…
Внезапно человек понимает, чего он уже достиг, через что прошел (о чем другие могут даже
и не подозревать). Мы осознаем, что, оказывается, на многое способны, и это повышает нашу
самоценность — устойчиво и надолго.
Упражнение «Составление эмоциональной биографии»
Составьте свою эмоциональную биографию — очень личную, которую никому не нужно
показывать, — опираясь на следующие пункты:
 трудные задачи, с которыми вы справились;
 пережитые кризисы;
 улаженные конфликты;
 решенные проблемы;
 «неразрешимые» ситуации, из которых вы нашли выход.
Случай из практики № 1
Сорокапятилетняя мать троих детей, жена главного редактора крупной ежедневной газеты в
США, обращается к психотерапевту по поводу страхов и депрессии. Наряду с
многочисленными проблемами — текущими и из раннего детства — речь идет и об одной из
«вечных» тем: по ее словам, она ничего не делает, в то время как муж зарабатывает деньги,
занимается делами и т.д. Вместе с психотерапевтом она пытается составить свой «список
побед», причем ключ к успеху кроется в анализе отдельных событий. Например, факт «у
меня три ребенка» раскладывается на следующее: три беременности (а более 25% всех
супружеских пар в наше время бесплодны, так что сама по себе беременность уже успех);
благополучное вынашивание троих детей; трое родов, детские болезни, детский сад, школа…
Случай из практики № 2
Один успешный 28-летний бизнесмен с расстройством сна и страхом неудачи тоже составил
такой список. Когда он подвел итоги — чего он на самом деле достиг в жизни, — это его
очень воодушевило и принесло большое облегчение. Например, на сеансе он долго
рассказывал психотерапевту, как в молодости, окончив вуз, приехал в Москву. Он считал это
совершенно обычным делом, в его списке это было второстепенным пунктом («Кто угодно на
такое способен»). Но при поддержке специалиста он задумался: а многие ли его
однокурсники рискнули покинуть родину? А разве мало иностранцев, которые не способны
прижиться в России (некоторые и вовсе сбегают оттуда спустя от силы двое суток)? А ведь
он живет там уже четыре года! Ему удалось не только осознать и признать свои достижения,
но и освободиться от «гималайского феномена» (см. главу 3, раздел «Вампир-скалолаз»). Он
в свои 28 лет столько пережил и так многого добился — а теперь наконец-то научился
гордиться достигнутым.
С точки зрения психодинамики речь здесь идет не только об аспектах «гималайского
феномена», но и о способности принимать комплименты, радоваться личным успехам и
сообщать о них другим, хвалить самого себя, гордиться собой — обо всем, что нас учат
считать неприличным и свидетельствующим об эгоизме.

ГЛАВА 6
Терапевтический экскурс: самопомощь с использованием
позитивной психотерапии
Лишь тот достоин жизни и свободы, Кто каждый день идет за них на бой.
И.-В. Гете (1749–1832)
На психотерапевтических сеансах речь снова и снова заходит об отношениях с самим собой и
другими людьми. «За что этот человек меня не любит? Почему он меня отвергает? Я опять
позволил боссу сесть мне на шею, а он меня просто доконал своими понуканиями. Жена
говорит, что я ничем не лучше ее отца».
Некоторые основные приемы и методы позитивной психотерапии могут помочь разобраться,
как на нас воздействуют психовампиры, и надолго защитить себя от них.
Позитивная психотерапия, придуманная профессором Носсратом Пезешкианом, — это метод
гуманистической психотерапии на основе психодинамики. (Важно: позитивную
психотерапию не надо путать с «позитивной психологией» Мартина Селигмана — это
совершенно разные подходы, с разными целями и задачами.) Позитивную психотерапию
можно применять в самых разных областях жизни: в психотерапевтическом лечении, в
консультировании и коучинге, в тренингах по менеджменту, в образовании и профилактике, а
также в межкультурных коммуникациях. Она базируется на трех главных принципах:
 надежда;
 баланс;
 самопомощь.
Далее мы кратко расскажем об этих принципах, а также об их важности в общении с
психовампирами.
Надежда
Характеристика «позитивная» говорит прежде всего о том, что позитивная психотерапия
направлена не только на устранение определенного симптома или расстройства
(симптоматическая медицина), но в первую очередь на осознание сути болезни и попытки
донести до пациента, что эта болезнь означает. Смысл слова «позитивный» (лат. positum,
positivus) здесь соответствует первоначальному его значению — «фактический»,
«действительный», «имеющий место». Очевидно, что «фактическими» и «имеющими место»
бывают не только проблемы и конфликты, но и способность справляться с ними, учиться на
этом опыте и за счет этого излечиваться.
Болезнь можно рассматривать как реакцию (в том или ином виде) на ситуацию или конфликт.
Таким образом, она сама по себе является попыткой самоисцеления — успешной или нет. А
ведь пациенты страдают не только от своих болезней и расстройств, но и от чувства
безнадежности, которую испытывают, осознав, что больны. Позитивная психотерапия в
первую очередь опирается на ресурсы и возможности и лишь потом занимается болезнью. Ее
представление о человеке, кроме прочего, включает в себя важнейшие положения
гуманистической психологии — например, допущение, что человек способен меняться:
никакая терапия не имела бы смысла, если бы ее не двигала вера в возможность изменений.
Позитивная психотерапия исходит из того, что человек — активный творец своей жизни, что
он сознательно или бессознательно ориентируется на определенные ценности, пытается
наполнить свою жизнь смыслом и что его самореализация осуществима лишь в постоянном
взаимодействии с социальной средой.
«Позитивный подход» основан на позитивном представлении о человеке, которое, в свою
очередь, провозглашает, что каждый человек без исключения от природы наделен двумя
базовыми способностями: способностью к любви и способностью к познанию. Обе эти
способности заложены в нем с рождения. В зависимости от окружения (воспитания,
образования и культуры) и духа времени, в котором он живет (нем. Zeitgeist, «цайтгайст»),
базовые способности могут развиваться по-разному, что приводит к формированию
уникального набора существенных признаков, которые впоследствии образуют характер и
неповторимую личность человека. Понятие «базовые способности» подразумевает, что
человек «изначально хорош». Эта «изначальность», в свою очередь, означает, что каждый из
людей обладает множеством способностей, которые нужно развивать — как нужно
ухаживать за семенем, чтобы оно дало росток.
На практике это позитивное представление о человеке предполагает, что мы должны принять
себя и других такими, какие есть, а также увидеть, какими мы можем стать. Это означает, что
мы работаем с человеком в целом — вместе с его проблемами и болезнями, — чтобы
разглядеть поближе его способности и человеческие качества, которые пока скрыты,
«замаскированы» болезнью. Поэтому расстройства и заболевания рассматриваются как
своего рода способность реагировать на определенный конфликт именно так, а не иначе. В
этом смысле позитивная психотерапия по-новому интерпретирует болезни, нарушения и
расстройства.
Вот примеры интерпретации некоторых расстройств.
 Депрессия — это способность чрезвычайно эмоционально реагировать на конфликты.
 Страх одиночества означает потребность быть вместе с другими людьми.
 Алкоголизм — это способность человека находить для себя самого то тепло и любовь,
которые он не получает от других.
Таким образом, позитивный подход ведет к новому восприятию себя и мира всех участников
процесса — пациента, его семьи и врача, что и составляет основу терапевтического
сотрудничества. Это позволяет последовательно решать существующие проблемы и работать
с конфликтами. Такой подход помогает сосредоточиться на текущем состоянии «истинного»
пациента сделать «видимыми» его скрытые и по большей части неосознанные конфликты.
Ведь зачастую «истинный» пациент остается дома, а на прием к психотерапевту приходит
лишь носитель симптома, но не человек в целом. По той же причине женщины чаще
обращаются к психотерапевтам — но это вовсе не означает, что они болеют чаще мужчин.
Принцип надежды помогает даже в трудных ситуациях вспоминать о нашей внутренней
(само)ценности и дает веру, что мы способны измениться — и справиться с текущей
ситуацией. Именно эта надежда высвобождает силы и энергию, так необходимые для борьбы
с психовампирами.
Баланс
Наблюдения Н. Пезешкиана за различными культурами показали, что есть четыре сферы
жизни, в которые мы можем вкладывать свою энергию. Они дают нам чувство собственной
ценности, их также можно назвать «четыре качества жизни»:
 тело и здоровье (тело);
 карьера и достижения (разум);
 отношения и контакты (сердце);
 будущее и воображение (душа).
Эта модель баланса основана на целостном представлении позитивной психотерапии о
человеке. В связи с этим мы говорим о биологически-телесных, рационально-
интеллектуальных, социоэмоциональных и душевно-духовных сферах и способностях
человека. Хотя в каждом человеке заложен потенциал всех четырех сфер, благодаря
окружению и процессу социализации на одних из них особо заостряется внимание, а другим
его уделяется недостаточно.
У каждого человека формируются собственные предпочтительные реакции на возникающие
конфликты — «четыре формы переработки конфликта»: «бегство» в соматические
заболевания, в работу, в общение (одиночество) либо в фантазии. Каким формам реакции на
конфликт отдается предпочтение, во многом зависит от нашего опыта познания, прежде всего
приобретенного в детстве. В позитивной психотерапии считается, что здоров не тот человек,
у которого нет проблем, а тот, кто научился правильно разрешать возникающие конфликты.
Согласно модели баланса, здоровый человек старается равномерно распределить свою
энергию по всем четырем сферам. Цель консультирования или психотерапевтического
лечения — помочь клиенту/пациенту распознать и мобилизовать свои собственные ресурсы,
чтобы привести эти четыре сферы в динамическое равновесие. Особое значение придается
сбалансированному распределению энергии (по «25%» на каждую область), а не
равномерному распределению времени. Если долго не исправлять перекос в ту или другую
сторону, это может стать одной из причин конфликтов, а вместе с ними и болезней. В связи с
этим крайне важно отметить, что нужно учитывать неповторимость и уникальность людей.
Каждый должен обрести собственное индивидуальное равновесие в рамках четырех сфер,
соответствующее именно его потребностям. Если в индивидуалистских культурах Западной
Европы и Северной Америки доминируют в основном такие сферы, как физическое здоровье
и спорт (тело), карьера и достижения, в восточных коллективистских культурах особое
внимание уделяется семье, друзьям и гостям (контакты), мировоззренческим вопросам
будущего и смысла жизни (воображение/интуиция).
Предварительный тест по модели баланса
Модель баланса может помочь укрепить четыре сферы — тело, разум, сердце и душу — и
эффективнее защищаться от вампиров.
Чтобы лучше осознать свою модель баланса и приоритеты, можно воспользоваться
следующими вопросами для самопознания и самоанализа. Они касаются в первую очередь
текущего состояния дел, но в то же время должны помочь вам осознать и свою изначальную
предрасположенность. Поэтому в тест включен ряд вопросов о детстве.
Вопросы о сфере тела
 Какими соматическими недугами вы страдаете?
 Сколько и что вы курите или пьете?
 Уделяете ли вы внимание сбалансированному питанию?
 Отводите ли вы время для принятия пищи, занятий спортом, делаете ли перерывы для
отдыха?
 Насколько вам важны ваши тело и внешний вид?
 Слушаете ли вы свое тело или оно просто должно работать?
 Страдаете ли вы следующими функциональными нарушениями: расстройства сна,
беспокойство, нарушения концентрации или постоянная усталость?
 Как ваше тело реагирует на гнев, досаду, раздражение, стресс, цейтнот, конфликты,
заботы, критику, большую радость?
 Нравится ли вам ваше тело?
 Какое значение имели и имеют нежность и сексуальность в отношениях ваших
родителей? И как с этим обстоит дело в вашем браке (в ваших отношениях с
партнером) сейчас?
Вопросы о сфере достижений
 Довольны ли вы своей профессией?
 Обеспечивает ли ваша профессия достаточно уверенности, дохода и признания?
 Сколько часов в день/неделю вы работаете?
 Чувствуете ли вы, что к вам предъявляются чрезмерные требования?
 Боитесь ли вы не справиться с поставленными задачами?
 Ладите ли вы с коллегами и начальством?
 Как вы реагируете на критику своей работы?
 Чувствуете ли вы себя комфортно даже тогда, когда вам нечего делать?
 Продолжали бы вы работать, если бы у вас было достаточно денег?
 Насколько важна работа для вашего чувства собственной значимости?
 Какой деятельностью вы бы с удовольствием занялись?
 Что вам нужно было делать, чтобы получить признание и любовь своих родителей?
Получать хорошие оценки? Слушаться?
Вопросы о сфере контактов
 Довольны ли вы своим браком (отношениями)? Если нет, почему?
 Кто из вас более общителен, вы или супруг (партнер)?
 Сколько времени вы проводите с супругом (партнером), семьей, друзьями?
 Какие у вас отношения с родителями? Есть ли человек, с которым вы можете говорить
обо всем, даже о самых интимных проблемах?
 Вы много общались со сверстниками в детстве или были изолированы от них?
 Чувствуете ли вы перенапряжение из-за социальных связей и обязательств?
 Сильно ли вы считаетесь с тем, что другие люди могут подумать или сказать о вас?
 Хватает ли вам общения и эмоционального тепла?
 Нужно ли вам, чтобы вас окружали люди, или вы способны проводить много времени
с самим собой?
Вопросы о сфере воображения и будущего
 Чем заняты ваши мысли (например, здоровьем, профессией, партнерством, семьей,
прошлым, будущим)?
 Думаете ли вы об умирании и смерти?
 Как вы думаете, что с вами будет после смерти?
 Часто ли вы себя спрашиваете, какой смысл имеет ваша жизнь?
 В соответствии с каким мировоззрением или какой религией жили ваши родители?
 Ради чего стоит жить и быть здоровым?
 Что бы вы хотели осуществить или изменить в ближайшие пять дней?
 Что должно измениться в первую очередь?
 Что бы вы делали, если бы у вас не было больше никаких проблем?
 Какое ваше самое заветное желание (даже если оно неисполнимо)?
Чем хуже сбалансирована наша жизнь, тем вероятнее кто-то или что-то может нарушить
хрупкое равновесие. Психовампир кажется нам гораздо более опасным, если он затрагивает
ту сферу жизни, на которой базируется наша самоценность. Можно взглянуть на это и по-
другому: при наличии внутреннего и внешнего равновесия в четырех сферах модели баланса
психовампир не причинит вам существенного вреда.
Самопомощь
Работа с пациентом и самопомощь в позитивной психотерапии подразумевает
пятиступенчатый метод, который состоит из следующих стадий:
 наблюдение/дистанцирование;
 инвентаризация;
 ситуативная поддержка;
 вербализация;
 расширение системы целей.
Эта стратегия применяется как для планирования психотерапевтического процесса (и в
целом, и отдельных сеансов), так и в качестве метода самопомощи.
1. Стадия наблюдения/дистанцирования
Цель этой ступени терапевтического процесса — критическая оценка и анализ текущей
ситуации пациента. Это должно помочь клиенту переключиться с абстрактного уровня на
конкретный, описательный. Пациент излагает (по возможности письменно), на что или на
кого рассердился, кого считает психовампиром, когда симптомы усиливаются и/или когда
возникают конфликты с другими людьми. Так пациент начинает учиться распознавать
конфликт и более детально его описывать. В процессе наблюдения он все больше
дистанцируется от собственной реакции на конфликт и за счет этого расширяет изначальное
«невротическое сужение». Таким образом, пациент становится наблюдателем — за самим
собой и своим окружением.
2. Стадия инвентаризации
Главная задача этой стадии психотерапевтического сеанса или консультации — разобраться
вместе с пациентом в его индивидуальном опыте познания мира и прояснить для него самого
подоплеку его убеждений и заблуждений. Ситуации, которые представляются пациенту
неразрешимыми и глубоко личными, рассматриваются в биографическом контексте — как
имеющие относительный характер. Проводя инвентаризацию актуальных способностей
пациента (в плане его взаимодействия с обществом), мы устанавливаем, в каких сферах
поведения пациент и его партнер по конфликту обладают положительными или
отрицательными качествами. В случае с психовампирами речь идет об их разоблачении, о
выявлении «кнопки», на которую они нажимают, и о том, какое отношение это имеет к
пациенту.
3. Стадия ситуативной поддержки
Чтобы выстроить доверительные отношения с партнером по конфликту, пациент учится
поощрять отдельные ярко выраженные положительные качества другого человека и
критически анализировать соответствующие им собственные качества. Вместо того чтобы
критиковать своего визави, пациент учится поощрять его, основываясь на опыте первой и
второй стадий. Вместе с терапевтом он старается обнаружить позитивные качества
психовампира… даже если это качество одно-единственное — что он помогает пациенту
распознать его слабые места.
4. Стадия вербализации
Чтобы выйти из оцепенения, характерного для конфликта, и обрести дар речи, пациент шаг
за шагом выстраивает общение с партнером по конфликту, опираясь на согласованные с
психотерапевтом принципы. Поскольку на третьей стадии были установлены доверительные
отношения и стала возможной открытая коммуникация с партнером по конфликту, пациент
говорит как о положительных, так и об отрицательных качествах и переживаниях. На этом
этапе начинается — возможно, впервые за долгие годы — открытый и конструктивный
диалог. Кроме того, пациент учится определенным приемам и правилам общения.
5. Стадия расширения целей
Этот этап пациент должен держать в голове с самого начала. Здесь ему необходимо решить
вопрос: а что я буду делать, когда решу свои проблемы? Что я буду делать, когда избавлюсь
от психовампира и у меня появится больше энергии? Эта ступень — еще и подготовка к
сепарации (психологическому отделению) от психотерапевта после успешного лечения.
Пациент учится отделяться от терапевта и развивать новые способности, которым он в
прошлом по каким-либо причинам не уделял должного внимания. Вместе с терапевтом
разрабатываются микро- и макроцели.
Как воодушевляющий пример практического применения позитивной психотерапии
приведем притчу одной пациентки, посвященную завершению ее лечения.
Сверкающие краски
Пришел как-то серый хамелеон к психотерапевту и попросил о помощи.
Терапевт спросил: «Как же так вышло, что ты стал серым хамелеоном?»
Хамелеон объяснил: он всегда поступает так, как от него ждут. А иногда он сам додумывает,
чего от него ждут. Поэтому он постоянно чувствует огромное давление и, что еще хуже,
утратил свою личность, свой стиль.
В начале терапии хамелеон был серым — унылым, обессилевшим, подавленным и
отчаявшимся. Он был очень несчастен: разваливался его собственный дом, умирали его тело
и душа, рушились дорогие ему отношения с лисой, которая всегда была с ним рядом в чужой
стране.
Психотерапевт задавал много вопросов и внимательно слушал. Правильные слова в нужный
момент помогли хамелеону понять, что внутри у него была не только скучная серая краска,
но и множество других цветов — ярких, сияющих. Роль крохотной мышки — другого «я» —
пришлась хамелеону по душе. Но и она не раскрывала все его способности и была не в
состоянии оживить краски, которые помогли бы укрепить его отношения с лисой и открыть
путь к полнокровной и счастливой личной, семейной и профессиональной жизни.
Это были трудное время и трудная задача для хамелеона, да и для его окружения и чудесного
врача. Психотерапевт в ходе лечения тоже — с молчаливого согласия хамелеона — менял
свои цвета. Чтобы помочь усталому, серому хамелеону, психотерапевту пришлось стать
агрессивным. Он нападал на хамелеона, чтобы растормошить его. Так хамелеон научился
чернеть от обиды и зеленеть от злости. Пока хамелеон учился, психотерапевт всегда его
поддерживал, рассказывая все новые и новые истории, задавая уточняющие вопросы и на
удивление терпеливо слушая.
Хамелеон начал понимать свою внутреннюю суть и постарался отказаться от бездумного
копирования других людей, перестав брать с них пример.
Он понял, что он единственный и неповторимый, что он имеет право выбрать для себя свой
уникальный набор красок, что он может и должен учиться, наблюдая за миром. Он перестал
копировать свою мать и с тех пор живет в мире с самим собой. Он открыл свое подлинное
«я» и вскоре перестал быть хамелеоном в прямом смысле.
Трудно сказать, каким зверем он стал. Однако в любом случае он стал вести себя более
естественно, более уверенно. Он приспособился к большому изменчивому миру — и теперь
мог становиться желтым, когда ему не сиделось на месте, светло-голубым, когда ему было
хорошо и спокойно, белым, когда ему требовалось сосредоточиться. Он мог позеленеть от
злости, но не утратить способность конструктивно общаться. Он мог розоветь,
расчувствовавшись, и теперь умел смешивать самые разные краски в любых пропорциях —
смотря какого оттенка требовали обстоятельства.
Психотерапевт при помощи цветолечения вернул некогда серому хамелеону все краски — и
яркие, и приглушенные. Хамелеон светился от счастья и благодарности. Он хотел дарить
другим все краски, всю радость мира — и мысленно обнимал всех подряд…

ГЛАВА 7
Профилактические меры и прививка против
психовампиризма
Я пессимист в отношении настоящего, но оптимист в отношении будущего.
В. Буш (1832–1908)
Итак, мы познакомились с психологическими механизмами психовампиризма, и теперь
возникает вопрос: как применить эти знания с пользой для надежной защиты от тех, кто
высасывает из нас энергию?
Навязывание чужой воли и самоопределение
Нас угнетают не ситуации и не люди, а наше к ним отношение. Ситуация всегда
воспринимается как стрессовая и утомительная, когда возникает (субъективное) ощущение,
что нами манипулируют. Манипуляция предполагает, что другой человек так или иначе
вынуждает нас сделать то, чего мы сами не хотим. Мы по-разному относимся к одной и той
же ситуации или к решению одной и той же задачи в зависимости от того, добровольно
(вследствие нашего собственного решения) или вынужденно (за нас решили другие) делаем
то, что делаем. Показательный пример: если мы велим ребенку вечером прибраться в
комнате, он будет упрямиться и капризничать. А если мы пообещаем, что он сможет
посмотреть телевизор, если сначала наведет порядок, он со всех ног побежит делать уборку.
Со взрослыми это работает точно так же — и дома, и на рабочем месте, и на отдыхе.
В общении с психовампиром мы чувствуем, что нам навязывают чужую волю, и мы никак не
можем это контролировать. Вампир высасывает из нас энергию, портит нам настроение и
иногда может изменить всю нашу жизнь: мы уже не живем сами, а следуем чужим
указаниям. Как будто мы попали в идиотский фильм, вот только показывают его, к
сожалению, не в записи, а в прямом эфире, так что отмотать пленку назад невозможно: это
кино о нашей жизни!
Чтобы успешно справляться со стрессом и распределять энергию, необходимо отметить для
себя все ситуации, когда, по нашим ощущениям, другие навязывают нам свою волю, и
проанализировать, почему мы чувствуем себя именно так и что можно изменить. Ниже
приведен список вопросов, который поможет выявить причины, почему же манипулируют
именно вами.
Ответьте на следующие вопросы:
1. Когда вы чувствуете, что вашу жизнь определяет кто-то другой?
а. В каких ситуациях (например, утренние пробки и т.д.)?
б. С какими людьми (например, с начальником, супругом/супругой, тещей и тестем,
свекром и свекровью, бывшими супругами, детьми)?
в. При решении каких задач (своих или порученных другим человеком, например
шефом или мужем/женой)?
2. В ком или в чем может быть причина?
а. В человеке, поставившем задачу, потому что вы с ним не ладите?
б. В самой задаче, потому что условия меняются на ходу?
3. Хотите ли вы что-то изменить…
…но вам мешают осуществить ваши идеи, и приходится терпеть (например, на скучной
конференции или на переговорах)?
Прививка
Итак, вы распознали и проанализировали своих вампиров, определив и, будем надеяться, в
дальнейшем проработав свои слабые места (осознание недостатка — первый шаг к его
исправлению). Теперь обратимся к прививке.
Так называемая прививка против психовампиров требует в первую очередь изменить самого
себя или свое восприятие. Если ваши усилия ни к чему не приводят, по всей видимости, надо
что-то поменять в самой ситуации — в работе или личной жизни. Последнее, особенно если
вы уже обзавелись семьей, сделать не так-то просто, а зачастую и вовсе невозможно. Кроме
того, ситуация часто зависит от других, а вот отношение к ней — всегда от вас.
Следовательно, в ваших силах изменить неприятную ситуацию: для этого нужно мысленно
проанализировать свое отношение, задуматься над ним и постараться его изменить.
Иногда избавиться от вампира довольно легко — например, сведя контакты до минимума или
просто перестав с ним общаться (по принципу «Зачем мне это?»). Порой мы зачем-то
поддерживаем отношения, которые можно и нужно оборвать.
Групповые и индивидуальные контакты
С некоторыми психовампирами легко общаться, когда они одни. Другими лучше управлять,
когда они в группе. Некоторые из них довольно слабы в одиночку, так что им, как «главарям»,
нужна своя «банда». А другие почти невыносимы даже сами по себе.
Солисты
Представьте себе, что ваша тетушка или теща (свекровь) выигрывает поездку на курорт и
приглашает вас с собой. Вы точно знаете, что одна лишь поездка на поезде будет адом, не
говоря уже о нескольких днях в обществе такой спутницы: от нее никуда не денешься,
придется постоянно слушать ее болтовню. Однако на семейных празднествах ваша
родственница оказывается вполне сносной — ведь достаточно обменяться с ней парой фраз,
а потом переключиться на менее утомительных собеседников.
Хайнер П. однажды ездил с одним сослуживцем в заграничную командировку, и каждая
секунда этой поездки казалась ему часом. Какое наказание! В эти мучительные часы он
поклялся себе больше никогда не ездить вдвоем с этим человеком, да и вообще впредь не
ввязываться в такие утомительные предприятия. С тех пор у него все в порядке. Хайнер
время от времени перебрасывается парой слов с этим коллегой, но избегает длительного
общения наедине, и у них прекрасные отношения. Конечно, они так и остались
непроясненными, но это и невозможно сделать — да и не нужно, пока Хайнер держит своего
вампира на расстоянии.
Толпа
Некоторые вампиры особенно опасны в группе — например, на работе, где они создают
негативную атмосферу и пытаются манипулировать окружающими. Часто от них можно
услышать: «Мы всегда так работали», «Это любой сможет», «Поработайте тут с мое, может,
и поймете чего», «Эх, молодежь!» — и т.д. Спорить с такими людьми в коллективе и на
глазах у всего коллектива — самоубийство. Тут поможет лишь одно — не реагировать
слишком бурно и предложить поговорить с глазу на глаз в другое время.
Поясним это на примере.
Во время доклада один молодой человек просит слова и говорит докладчику в присутствии
ста слушателей: «И что нового вы нам сейчас рассказали? Какие-то банальности. Я-то
надеялся узнать что-то полезное».
Докладчик воспринимает эти замечания как открытую провокацию, и все сто
присутствующих, конечно, с интересом ждут, как он отреагирует. Психовампир-слушатель
предвкушает, как докладчик прямо перед всеми попадется на эту провокацию. Что бы он ни
ответил — «срезать» вампира в группе ему не удастся: группа его защищает, сознательно
или, как в это случае, бессознательно. Именно поэтому он и действует, так сказать, «под
прикрытием».
Хорошим ответом, позволяющим обезоружить вампира перед публикой, будет, например,
такой: «Большое спасибо за ваше мнение». И дальше можно не обращать внимания на
возмутителя спокойствия, пусть себе дуется. А можно и сказать: «Большое спасибо. Что
думают остальные?» В таких случаях другие слушатели часто начинают защищать
выступающего. Но это может занять больше времени и вылиться в обсуждение, в котором
можно увязнуть, чего докладчику, вероятно, не хотелось бы. Еще один вариант: «Если хотите,
давайте обсудим этот вопрос после выступления». Мало кто приходит «обсудить этот
вопрос» — а если и приходят, поодиночке такие вампиры не опасны. Таким образом, если
повезет, такого вампира — выражаясь по-спортивному — легко положить на лопатки.
Научитесь различать, с какими психовампирами проще бороться в группе, а с какими — при
индивидуальном контакте. Ведь на одного и того же человека мы порой реагируем
совершенно по-разному, если посмотрим, в каком окружении подвергаемся его воздействию
или просто имеем с ним дело.
Каких тем следует избегать при общении с вампиром
Некоторые темы в присутствии психовампиров определенного типа лучше не поднимать. Это
все равно что без страховки идти по канату на стометровой высоте: одно неверное слово, не
та формулировка — и вы пропали, оказавшись во власти психовампира.
Берегитесь болтунов
Сотруднице, у которой никогда не закрывается рот, не следует задавать вопросов вроде «Как
дела?», «Чем занимаетесь?», так как в ответ наверняка последует рассказ на полчаса.
 Здороваться лучше так: «Рад вас видеть».
 И не вздумайте ее расспрашивать про «дела»!
Оградите свои чувства от возможных вампирических ситуаций.
Не так-то просто обсуждать эмоционально важные вопросы — потерю работы и ее
последствия, разрыв с партнером, смерть близкого человека и т.д. Если вы как раз в такой
непростой ситуации и для вас это больная тема, лучше избегать разговоров с
потенциальными вампирами, которые, скорее всего, начнут расспрашивать, как у вас дела.
Пример 1
У психотерапевта Михаэля был 30-летний пациент, который уже 12 лет пытался получить
высшее образование, но по-прежнему был без диплома. Приближалась встреча
одноклассников. Михаэль посоветовал пациенту не ходить на эту встречу, так как тот очень
боялся выглядеть в глазах окружающих неудачником. Бывшие одноклассники, думал он,
наверняка принялись бы расспрашивать его о дипломе — непременном внешнем атрибуте
успеха (свой дом, хорошая работа, дорогая машина и т.д.). Пациент остался дома и потом был
очень доволен этим решением.
Пример 2
Вы расстались с супругом, а окружающие об этом еще не знают. На вопрос «А муж сегодня
не с вами?» у вас должен быть наготове хороший ответ, чтобы ничего не подозревающий
собеседник, который в этой ситуации может оказаться вампиром, не вызвал у вас бурю
эмоций. Это будет ваша броня, которая защитит вас от нежелательных атак.
 Выявите свои «больные темы».
 Избегайте людей, затрагивающих эти темы (время от времени или постоянно).
 Избегайте мест, где принято беседовать на эти темы.
 Подготовьте хороший типовой ответ, если заранее знаете, что вам зададут неприятный
вопрос. Тогда вы сможете отвечать спокойно, без особых эмоций.
Замечания психовампиров всегда влияют на нас сильнее, чем может показаться, — а ведь мы
даже не знаем, способны ли эти люди здраво рассуждать, прочувствовать ситуацию и дать ей
профессиональную оценку. Иными словами, обладают ли они соответствующей
квалификацией (особенно в случае с вампирами-экспертами).
Петер — предприниматель. Ему пришлось уволить нескольких сотрудников, и теперь он
вечно тревожится, что скажут о нем уволенные работники, да и другие люди. Некоторые из
оставшихся коллег пытаются вызвать у него угрызения совести («Как же так, за что вы
уволили этих людей?»). Его брат — сотрудник той же компании, но у него никогда не было
своего дела. Он замечает, что все сделал бы по-другому. Как и в примере из главы 3 (раздел
«Вампир-эксперт»), профессионально судить о кадровых вопросах может только тот, кто сам
руководит людьми или даже целым предприятием, — а такой человек никогда бы не сказал
ничего подобного, так как предпринимателям постоянно приходится кого-то увольнять.
 Если кто-то вас критикует, задумайтесь, так ли важно для вас его мнение, заставляет
ли оно вас задуматься о своей правоте. Или, может быть, вы просто спрашиваете себя:
«Что скажут люди?»
 Может ли этот человек с его опытом высказывать квалифицированное суждение?
 Если ответ на оба вопроса — «нет», спокойно пропускайте замечания мимо ушей.
 Самое опасное — начать защищаться, оправдываться или что-то объяснять. Вампир
этого просто не поймет.
Но если слова уже не действуют, просто представьте себе, что, разоблачив очередного
психовампира, вы ставите ему на лоб клеймо «ПВ». Возможно, вам не удастся избежать
ежедневных встреч с этим человеком, но печать «ПВ» у него на лбу или надетый на него
колпак с надписью «ПВ» сразу заставит вас занять позицию активной самообороны, и на вас
будет уже не так-то легко напасть.
Сбалансированное распределение энергии как общая прививка
против психовампиров
В самом общем смысле защита против психовампиров, действующая как прививка, — это
сбалансированное распределение энергии, то есть установление равновесия между
желаемым и действительным. Модель распределения энергии, предложенная Носсратом
Пезешкианом и подробно описанная в предыдущей главе, основана на необходимости
достичь баланса между четырьмя основными сферами жизни: тело–разум–сердце–душа.
Есть множество сфер применения этой концепции. Далее мы кратко опишем три
терапевтических способа, которые касаются энергии, времени и желаний.
1. Энергия. Опираясь на то, что узнали из предыдущей главы, схематически изобразите, как
вы в настоящее время распределяете свою энергию между четырьмя сферами своей жизни.
Единственное условие — общее количество энергии не может превышать 100%. Полагайтесь
исключительно на свою субъективную оценку.
2. Время. Изобразите, как вы распределяете по этим четырем сферам свое время. Сколько
времени вы ежедневно уделяете каждой из них? В этом случае также требуется субъективная
оценка.
3. Желание. Как должна выглядеть ваша жизнь? Сколько энергии вы были бы готовы вложить
в каждую из четырех сфер, если бы это решение зависело от вас?
Интерпретация
В «идеальном случае» все три модели идентичны, то есть сегодня вы живете так, как хотите,
а тем сферам, на которые требуется много времени, отводится пропорциональное количество
энергии. Однако зачастую это не так. Чаще всего выявляется большая разница между
расходом энергии и распределением времени. Это можно расценить как признак того, что
проблема или конфликт существует в той сфере жизни, в которую вкладывается много сил,
но мало времени. Это почти всегда бывает в случае проблем с отношениями: один час дома
требует столько же энергии, сколько расходуется за весь рабочий день.
Так как психовампиры почти всегда нападают исключительно на вашу самоценность, эти три
способа — как превентивная мера — помогут вам подготовиться к их атакам.

ГЛАВА 8
Как быть, если вампир напал внезапно
Если хочешь стать оптимистом и понять жизнь, то перестань верить тому, что говорят и
пишут, а наблюдай сам и вникай.
А. П. Чехов (1860–1904)
В природе психовампиров — являться без приглашения и, как правило, неожиданно, когда
мы уже не успеем выстроить оборону или спастись бегством. Мы уже упоминали этот
механизм: речь идет о том, как бывает трудно сказать «нет», то есть о страхе разочаровать
кого-то. В ситуациях, когда нужно принять решение как можно быстрее и нет времени на
раздумья, человек может легко попасть в когти к психовампиру. Вот кое-какие мысли и
советы, которые могут помочь в экстренных случаях.
Нападение по телефону
Кому не знакома такая ситуация? Раздается звонок. Вы, ничего не подозревая, берете телефон
— и вдруг срочно нужно принимать решение: к вам собираются заглянуть родственники,
хотя это никак не вписывается в ваши планы; сотрудник просит разрешения зайти к вам в
кабинет «на минуточку»; друг зовет вас с собой на вечеринку, на которую вам совершенно не
хочется. Опыт показывает: тот, кто чувствует себя жертвой, крайне редко способен сразу
сказать «нет» и установить границы. Учиться этому можно (и нужно) — но это трудно и
долго.
А пока в случае внезапного нападения вампира вам поможет одно: выиграть время. Решите
для себя, что в случае телефонных звонков, похожих на вооруженный налет, вы сначала
будете тянуть время. Например, скажете: «Можно я перезвоню через пять минут? Надо
свериться с календарем, а у меня его сейчас нет под рукой». Или: «Я должна спросить мужа,
какие у него планы. Поговорим чуть позже?» Такая тактика затягивания — очень простой, но
действенный способ. Положив трубку, можно сначала решить для себя, согласны ли вы,
хотите ли выполнять просьбу. В экстренных случаях иногда можно даже прибегнуть ко лжи
во спасение, чтобы выиграть время и продумать ответ.
Неожиданные атаки
Внезапное нападение — это типичная тактика психовампира, и, как показывают четыре
нижеприведенных примера, выглядеть такие нападения могут совершенно по-разному.
Пример 1
На корпоративной вечеринке к вам подсаживается шеф и просит помочь с очередным
проектом в ближайшие дни: «Мюллер, в понедельник утром сразу зайдите ко мне в кабинет,
чтобы все обсудить».
Пример 2
Теща/свекровь звонит и жалуется, что она совсем одна и ее никто не любит: «Я знаю, все вы
очень заняты, а я никому не нужна. Может, лучше бы меня уже и на свете не было. Умру —
никто и не заметит».
Пример 3
Муж подтрунивает над Сюзанной перед гостями: «Сюзанна, ну засмейся хоть раз, что ты
такая серьезная? Опять думаешь о работе? Расслабься хоть разок!»
Пример 4
Родители говорят своему сыну-подростку, который вечером собирается куда-нибудь пойти с
друзьями: «Нам очень не нравится, что ты водишься со Свеном и его дружками. Для тебя это
неподходящая компания. Нет, иди, если тебе уж так хочется, но мы считаем, что в этом нет
ничего хорошего. Сам увидишь».
Психовампиров великое множество, и все они разные, так что никакой универсальной
«серебряной пули» не существует — есть лишь отдельные стратегии самозащиты.
Советы: что делать в экстренных случаях
Совет № 1
Если сомневаетесь, говорите «нет». С психовампирами это почти всегда срабатывает.
Пример 1
Вы пришли в магазин за новым ноутбуком. В магазине как раз акция на одну модель, и
продавец пытается убедить вас ее купить. Минут через пятнадцать ему это удается. Вы
покупаете ноутбук, но, расплачиваясь на кассе, чувствуете, что на самом-то деле хотели
купить другой.
Вам знакома эта ситуация? Опыт показывает: сомневаешься — лучше скажи «нет».
Иногда люди задним числом злятся на себя, если чего-то не купили или упустили какую-то
возможность, но куда чаще сожалеют о том, что сказали «да», не прислушавшись к своему
внутреннему голосу.
Лучше еще раз съездить в торговый центр на следующий день, лучше еще раз кому-то
позвонить, лучше потом извиниться — да что угодно лучше, чем сразу сказать «да», а потом
злиться, расхлебывая последствия.
Пример 2
Секретарша Марина (35 лет) вспоминает один из важнейших моментов жизни: «Когда 15 лет
назад сотрудник загса спросил, желаю ли я выйти замуж за этого мужчину, я, собственно,
хотела сказать "нет". Сердце у меня колотилось как бешеное, я даже боялась, что все это
слышат. Но тогда я сказала себе, что уже не могу ответить "нет". Что скажут люди? Кроме
того, мне было жалко жениха, родственников и гостей. Нельзя же просто взять и выгнать
всех собравшихся! Поэтому я сказала "да". Но проблемы в браке начались довольно быстро,
сразу после свадьбы, так что год назад я развелась, оставшись одна с двумя маленькими
детьми. Эх, если бы я тогда сказала "нет"!»
Как ни странно, мы обычно тратим довольно много времени на принятие относительно
пустяковых решений — о покупке сумочки или автомобиля. Но о том, что имеет решающее
значение для всей нашей дальнейшей жизни, — выборе супруга (супруги) или профессии —
мы мало задумываемся, поскольку делаем выбор, подчиняясь социальному давлению и
ожиданиям окружающих.
Совет № 2
Разберитесь, на какую кнопку нажал психовампир.
Иногда достаточно короткой передышки, чтобы задуматься и понять, почему собеседник
снова и снова застает нас врасплох. Спросите себя:
 На какую кнопку нажал собеседник?
 Какое слабое место во мне он обнаружил?
 Он ткнул в мою низкую самоценность?
 Он раскритиковал мой внешний вид, от которого я сам(а) страдаю, поправившись на
несколько килограммов?
 Он разбередил мои старые раны?
 Он сыграл на чувстве сострадания?
Совет № 3
Вооружитесь словами.
Как уже говорилось в параграфе «Берегитесь болтунов», надежный способ профилактики —
конструктивные высказывания. Так как наша уязвимость всегда связана с одними и теми же
болезненными моментами, можно заранее продумать ответы или возражения, чтобы потом в
экстренных случаях быть готовыми отреагировать или опередить вампира. Реплики на
опережение позволяют нам сохранять преимущество, и любая атака захлебнется. Приведем
пример.
Если успешная женщина-руководитель все время слышит: «Это так по-женски» — и
замечание действует ей на нервы, то она может проанализировать для себя, что ее задевает, и
придумать подходящую реплику на опережение. Например: «Вероятно, вы ожидали увидеть
на моем месте мужчину, но вынуждена вас разочаровать. Однако я уверена, что наше
сегодняшнее сотрудничество выйдет очень плодотворным».
Отвечать можно поговорками, афоризмами или цитатами — они тоже относятся к
конструктивным высказываниями. С их помощью человек играет на опережение и берет ход
встречи в свои руки, задавая тон и направление беседы. И тогда противоречия не разводят
людей по разным полюсам — наоборот, цитата или афоризм становится своего рода
посредником, а иногда и буфером. Вот два примера (случаи во время доклада).
A. Вы проводите презентацию, а кто-то, опоздав, пробирается через ряды стульев и
поднимает чудовищный шум. Поскольку внимание ваших слушателей все равно приковано к
возмутителю спокойствия, почему бы не перехватить инициативу? Например: «Заходите,
пожалуйста, не стесняйтесь: это не вы опоздали, это мы слишком рано начали».
 
Б. Вы выступаете с докладом, и примерно через час некоторые слушатели встают и уходят.
Это, как правило, серьезный удар по самоценности. Но вы совершенно забываете об
остальных 90% людей, которые хотят вас слушать дальше. Вместо этого вы думаете о тех,
кто ушел, и внутренне терзаетесь: «Может, доклад скучный? Может, им не понравилось?
Почему они ушли?» Вы чувствуете, что атмосфера становится напряженной, и решаете
сделать перерыв, пусть и незапланированный. Почему бы вам не предложить: «Всем
известно, что в наше время очень важно уравновешивать работу и отдых. Вы так
внимательно слушали — не сделать ли нам небольшой перерыв, как вы считаете? А какой
перерыв мы сделаем — "восточный" или "западный"? Знаете, в чем разница?» А потом
коротко поясните: на Западе «пять минут» — это действительно пять минут, а в теплых
странах пять минут могут оказаться и десятью, и пятнадцатью… «Итак, какой перерыв вам
больше по вкусу?» Тем самым вы переложите ответственность на аудиторию и поймете,
нужен ли большинству присутствующих перерыв или те, кто покинул помещение, — чистая
случайность. Здесь действует принцип «Кто задает вопросы, тот управляет ситуацией».
Нападение — лучшая защита. Либо вы перехватываете инициативу, либо отдаете ее другим и
послушно идете за ними. И еще раз: кто спрашивает, тот и главный!
Пословицы и поговорки прекрасно подходят для контратаки, если вы услышали бестактное
замечание. Тине 39 лет, и она наконец выходит замуж. Ее близкие уже и не думали, что она -
когда-нибудь создаст семью («в твоем-то возрасте»). На свадьбе к ней постоянно подходят
знакомые и родственники: «Наконец ты кого-то нашла, мы уже потеряли всякую надежду». И
что, теперь она должна каждому пересказывать свой роман? Если тебя окружает целая толпа
психовампиров, иногда надо брать быка за рога. Например, так: «Знаете, у китайцев есть
поговорка: "Учитель приходит тогда, когда готов ученик". Вот и подумайте, кто из нас с моим
мужем ученик, а кто учитель». Пока «кровопийцы» силятся вникнуть в эту поговорку и
применить ее к ситуации, Тина уже общается с другими гостями, оставив психовампиров ни
с чем.
Совет «на всякий пожарный случай»
Если нет другого выхода — сделайтесь психовампиром сами и победите визави его же
собственным оружием. Ведь теперь вы знаете, как можно высосать энергию из человека и
как заставить его сделать то, что вам от него нужно.

ГЛАВА 9
Самоанализ. Тест на психовампиризм
Многим проще страдать, чем что-то изменить.
Автор неизвестен
Я легкая добыча для психовампиров?
Теперь вы знаете, что психовампиры непредсказуемы и могут появиться буквально из
ниоткуда и в любое время. Поэтому для профилактики целесообразно задуматься и выяснить
для себя, насколько вы подвержены их опасному воздействию. Вы типичная жертва или
просто время от времени посылаете «сигналы», которые принимают вампиры? Давайте
узнаем.
Итак, характерны ли для вас следующие фразы или мысли?
«Почему эти вампиры нападают именно на меня? Ведь вокруг столько других людей!»
«Почему я притягиваю к себе "тяжелых людей"?»
«У всех мужчин (женщин), с кем я знакомлюсь, либо вечно какие-то проблемы, либо уже
есть партнер».
«Почему мне все время попадаются начальники с таким ужасным характером?»
«Что я делаю не так? Почему со мной все время что-то происходит:
 меня преследуют неудачи;
 именно из меня всегда высасывают энергию;
 люди пристают ко мне как репей;
 я чувствую себя корзиной для бумаг — все швыряют в меня мусор?»
Если вы так думаете (или говорите), то вы потенциальная жертва — и легкая добыча для
психовампиров! Ведь если вас занимают такие вопросы, вы посылаете определенные
«сигналы», которые отражают основную установку — принятие роли жертвы. Все это
происходит неосознанно. Для анализа нужно довести эти сигналы до сознания, что позволит
вам найти свой путь и выйти из роли жертвы.
Какие «сигналы» мы посылаем? Когда мы уязвимы для психовампиров?
Постарайтесь честно ответить на следующие вопросы.
В первую очередь проработайте вопросы, на которые вы ответили «часто» («много»,
«высоко», «сильно»).
Пример анализа A
Вы ответили «часто» на вопрос 8.
Вероятно, вы слишком восприимчивы к чужому мнению, то есть подвержены манипуляциям
и можете стать легкой добычей для психовампиров — например, вампира-душителя. А
теперь, пожалуйста, спросите себя, важно ли вам, что вашей жизнью управляют другие. Если
да, вам нужно работать над собой.
Пример анализа Б
Вы ответили «часто» на вопрос 2.
Возможно, вас со вашими сомнениями в себе другие воспринимают вампиром «Да, но…»
(см. главу 3), но при этом вы сами — потенциальная жертва всех типов вампиров.
Далее предлагаем вам несколько заданий — инструкций для самостоятельной работы,
которые должны послужить вам стимулом. Со временем у вас появится надежный иммунитет
против психовампиров.
 Разберитесь с сутью базового конфликта в своей жизни, начиная с раннего детства, и
еще раз обратите внимание на психологические механизмы, которые разбираются в
главе 5.
 Задумайтесь, как вы воспринимали родительскую любовь: как безусловную или
условную.
 Будьте честны с собой: вы живете, скорее подчиняясь воле других, или сами
определяете свою жизнь?
 Вспомните примеры из своего прошлого, когда вы чувствовали себя так, как будто из
вас высосали энергию, и продумайте, как действовать в таких ситуациях в будущем.
Вампирю ли я других?
Если верить легендам Трансильвании, укус вампира делает человека вампиром! Конечно, это
всего лишь легенды, но сам принцип вполне применим и к нашей с вами жизни: например,
многие люди изо всех сил стараются не превратиться в подобие своих родителей. Однако
истинная сепарация от родителей удается им крайне редко: большинство застревает на
уровне критики и осуждения принципов и установок родительского дома, не анализируя -
сколько-нибудь подробно (а главное — честно) свое собственное поведение. И все же надо
искать свой путь, работать над самоценностью. А это значит, что иммунитета против
психовампиров можно добиться лишь путем глубокого и сосредоточенного самоанализа.
Упражнение
Представьте себе, что вашего партнера, членов вашей семьи, родственников, знакомых,
коллег, сотрудников и начальников попросили перечислить их личных психовампиров.
Возможно ли, что в их списке окажетесь и вы? Если да, к какому типу вас можно было бы
отнести? Ведь мы уже изучили множество типов психовампиров. Что, если вас самого
воспринимают как «кровопийцу»? Мысленно проанализировав, кто или что изматывает вас и
отнимает силы, вы легко сможете понять, воспринимают ли другие подобным образом вас
самих. Вот несколько примеров: люди, которых воспринимают как психовампиров и которые
никогда в жизни этого бы не заподозрили.
 Мать, у которой всегда есть время для детей и которая всегда готова прийти на
помощь, но никогда не оставляет детей одних с отцом на выходные («Вы там без меня
не умрете с голоду?»), воспринимается как психовампир. Отцу ведь тоже хочется
побыть вместе с детьми — уж как-нибудь они выживут, питаясь макаронами или в
McDonald's!
 Работника, который всегда сразу выполняет все поручения (письменный стол у него
тоже в полном порядке, на все электронные письма отвечено вовремя и т.д.), коллеги
считают очень тяжелым человеком.
 Знакомый, у которого, судя по всему, дела всегда идут хорошо (у него нет ни
малейших проблем, он всегда улыбается), тоже воспринимается другими как тяжелый
человек.
 Начальника, который каждый день поутру приходит в офис первым, а вечером уходит
последним, подчиненные считают психовампиром. Любой, кто приходит позже или
уходит раньше, испытывает угрызения совести. Никому в голову не приходит, что
шеф — трудоголик, только что развелся с женой и теперь полностью переключился на
работу.
 Измотанную домохозяйку, у которой забот полон рот и которая часто попрекает мужа
(«У тебя есть возможности для самореализации, а я вынуждена менять пеленки»), сам
муж воспринимает как психовампира.
 Муж, который 20 лет подряд на вопрос, как прошел день, ежевечерне отвечает лишь
«Да не спрашивай. Ужасно, как всегда», или жена, которая каждый вечер болтает
лишь о детях, пеленках и т.д., — такие люди воспринимаются супругой/супругом как
психовампиры.
Для самоанализа необходимо осознать, как вы сами себя воспринимаете и как вас
воспринимают другие. Для этого нужна крайне важная, но вместе с тем чрезвычайно трудная
рефлексия. Вопрос в том, как мы видим сами себя и какие чувства пробуждаем в других:
симпатию, антипатию, вожделение, равнодушие, интерес… Нижеприведенные упражнения
прекрасно себя зарекомендовали на практике.
1. По-вашему, какие чувства вы вызываете у других при первом контакте? Представьте
себе, что входите в помещение, где группа людей слушает докладчика. Вы опоздали,
так что теперь приходится пробираться между рядами. Вас все видят, и вы всем
мешаете. Какие чувства вы как личность вызываете в слушателях (независимо от того,
что опоздали)?
2. По-вашему, какие чувства вы вызываете в людях, которые вас уже знают, — в друзьях,
родственниках и коллегах? Радуются ли другие вашему приходу или терпят вас из
вежливости? Чувствуют ли люди себя в вашем присутствии хорошо, уверенно,
спокойно или нет? Откровенничают ли при вас другие, охотно ли рассказывают вам о
своих проблемах? Или, пожалуй, нет?
Теперь у вас есть только одна принципиальная возможность уточнить видение собственного
«я» — честная обратная связь от того, кто в состоянии ее дать, то есть от человека,
обладающего здравым смыслом и разбирающегося в людях. Мы уже оговаривали этот
момент: мало кто способен дать нам искреннюю поддержку в виде обратной связи, и еще
меньше тех, кто при этом окажется сносным психологом. Встретите такого человека —
дорожите отношениями с ним: он бесценен для вашего дальнейшего развития как личности.
Итак, предположим, что вам все же встретился такой здравомыслящий знаток человеческих
душ. Спросите его, как он вас воспринимает. Какие чувства вы в нем вызываете, когда
входите в помещение, где он находится? Для пояснения приведем наглядный пример.
Глава банка Лутц (43 года) состоит в выборном правлении одного клуба по интересам, члены
которого раз в месяц собираются на заседание. Лутц, один из девяти членов правления,
старается доминировать во время заседаний: он постоянно просит слова (как правило, чтобы
сказать какую-нибудь гадость), манипулирует людьми и излишне затягивает мероприятие.
Другие члены правления (все работают на общественных началах) очень устали от таких
заседаний и часто не испытывают ни малейшего желания принимать в них участие. Все уже
обсудили Лутца друг с другом — но только не с самим Лутцем. Никто не осмеливается
поговорить с ним начистоту.
Случайно участником этого клуба становится психотерапевт; он уже в перерыве первого
заседания заводит разговор о проблеме. Быстро становится ясно, что все остальные члены
правления уже исстрадались, но никто не готов подойти к Лутцу и все высказать ему в лицо.
На следующем заседании Лутц, занятый на основной работе, отсутствует, о чем очень
сожалеет, поскольку обычно не пропускает ни одного заседания — мало ли что там могут
нарешать без него! В отсутствие Лутца заседание проходит весьма продуктивно, в
гармоничной атмосфере, и все расходятся по домам воодушевленные и полные энтузиазма.
Когда на следующую встречу вновь приезжает Лутц, уже через полчаса всем становится
ясно, что дело именно в нем: атмосфера снова накаляется, в воздухе временами искрит, а
многие вообще самоустраняются — просто сидят и что-то рисуют в блокноте.
И тут наступает момент, когда Лутц наконец должен получить ту самую обратную связь, — и
он ее получает. Один за другим (конечно, кому-то пришлось ввести мяч в игру) члены
правления говорят Лутцу: «Когда тебя на прошлой неделе не было, заседание прошло
чудесно. Но стоило тебе снова появиться, и настроение у всех испорчено. Дело в тебе. Мы
больше не хотим продолжать работать в таком духе. Либо ты сам как-то приспосабливаешься
к нам, либо мы выкинем тебя из правления». Лутц совершенно обескуражен и впервые
теряет дар речи… Словом, уже на следующем заседании его будто подменили. Конечно,
иногда случаются «рецидивы», но до прежнего Лутца ему далеко.
Стоит заметить, что у других членов правления на самом деле не было возможности
«выкинуть» Лутца: отстранять членов правления может только общее собрание членов
общества. Но групповое давление («Или ты приспосабливаешься, или ты больше не с нами»)
оказалось действенным. Впервые Лутц получил обратную связь, узнал, как его
воспринимают другие. Жена все это время по понятным причинам молчала. А как большой
начальник он лишил себя возможности получать обратную связь от сотрудников (хотя бы
теоретически) — ведь какой шеф настолько уверен в себе, что просит и даже требует критики
от своих подчиненных?
Если вы осознали, что сами являетесь психовампиром, это уже большой плюс. Спросите у
своего собеседника, согласен ли он с вами в том, что окружающим, в том числе ему самому, с
вами иногда может быть немного сложно общаться (слово «психовампир» лучше не
использовать). Это даст вам возможность обсудить, что делать, и вы наверняка мысленно
точнее проанализируете свои собственные действия; теперь вас уже вряд ли будут
воспринимать как психовампира. Проанализируйте также, не обесцениваете ли вы иногда
других, чтобы повысить собственную самоценность. А как обстоит дело с вашим чувством
собственной ценности? Нужны ли вам многочисленные подтверждения извне? Оказываете
ли вы иногда давление на других?
Какой шеф настолько уверен в себе, что просит и даже требует критики от своих
подчиненных?

И что дальше?
Не существует лифта к счастью.
Приходится идти по лестнице.
Автор неизвестен
Вы, вероятно, уже разобрались с феноменом психовампиризма, пересмотрели некоторые
эпизоды вашей собственной биографии и чувствуете себя немного легче. А еще вы получили
заряд вдохновения на будущее. Возможно, вы даже поменяете кое-что в своем поведении, да
и в жизни в целом: перестанете так рьяно подчеркивать свои сильные стороны (что выглядит
для окружающих как проявление вампиризма) и начнете работать над своими слабостями.
Не думайте, что авторы этой книги сами ни для кого не становились психовампирами или что
у них есть безотказный иммунитет против психовампиров. Один из авторов во время работы
над книгой поймал себя на том, что порой бывает для других вампиром-скалолазом, а сам
вырос в семье вампиров-консерваторов. Делает ли это автора невыносимым человеком? Для
одних — да, а других он не тронет, даже не посмотрит в их сторону. Однако вдруг становится
понятным и даже логичным, что человек, который сам работает без остановки и предъявляет
непомерно высокие требования к окружающим, страдает сильнейшей аллергией на
консерваторов, которые, по его мнению, только мешают. И уже совершенно очевидно, почему
этот вампир-скалолаз вообще стал таким: да из простого упрямства! Это была ответная
реакция на поведение членов семьи — «общества консерваторов», поскольку они, как ему
кажется, едут не снявшись с ручника.
Обнаружив у себя черты одного из описанных типов психовампиров, вы, должно быть,
прокрутите перед мысленным взором картины из жизни, а то и ощутите раскаяние в
некоторых случаях. Но не переусердствуйте с чувством вины: смотрите вперед и впредь
следите за своим поведением и на работе, и дома. Возможно, вы поймете, кто стал вашей
жертвой, и найдете корень проблем в отношениях с этим человеком. Никогда не поздно
изменить собственные модели поведения — или даже сломать их.
Кроме того, может оказаться, что вы лишь «умеренный», «не настоящий» вампир, так
сказать, «вампир-любитель»: описанные в книге модели поведения намеренно утрированы, а
краски сгущены лишь для большей наглядности. Всегда есть место для полутонов, для самых
разных сочетаний. Один из авторов знает человека, в котором живут вампир-душитель,
вампир-эксперт и вампир-скалолаз. После пяти лет дружбы (если мучительный дисбаланс
можно назвать дружбой) автор-жертва разорвал эти отношения.
И, пожалуйста, не думайте, что авторам не приходится устанавливать границы друг для
друга. В идеальном мире сотрудничество — это баланс рационального мышления и
управления эмоциями. А в реальной жизни приходится спонтанно и отдавать, и брать, и, если
удастся установить динамическое равновесие между этими процессами, ни о каком
вампиризме и речи нет. Люди сознательно или неосознанно всю жизнь стремятся к такому
балансу, который выражается в искреннем, уважительном общении, — как в личной жизни,
так и на работе. В конце концов, главное — это терпимость к чужим слабостям. У каждого
человека есть недостатки. Быть к ним терпимыми и помогать другому преобразовывать их в
сильные стороны — достойнейшая цель. Проверьте, насколько вы терпимы.
Все мы проходим в жизни через различные этапы. На одном из них мы можем стать для
своего друга вампиром. Если дружба настоящая, а друг обладает терпимостью, то отношения
переживут этот непростой период: жертва может даже помогать психовампиру и
поддерживать его, став для него на это время своего рода коучем. Это, пожалуй, идеальный
пример межличностных отношений. Если мы на каком-то этапе чувствуем, что нашу жизнь
определяют внешние обстоятельства, повлиять на которые мы не в силах, тоже нужно
работать над своей терпимостью. В некоторых ситуациях, даже если мы полностью
независимы (то есть полностью защищены от опасности стать жертвами), нами все равно
кто-то манипулирует — к нашему величайшему неудовольствию. Да и при стремлении к
независимости важно помнить о балансе: ведь тот, кто целиком и полностью управляет своей
жизнью, рискует утратить способность завязывать и поддерживать отношения! Многие
браки распадаются из-за конфликтов, так как оба супруга слишком независимы. Многие
люди, долго живущие в одиночестве, утрачивают способность понимать других — или даже
интерес к этому.
Возможно, после прочтения этой книги у вас возникло чувство, что в результате упорного
самоанализа вам придется решить кучу задач. Может быть, вы узнали о себе кое-что
обидное: всю свою жизнь вы играли роль жертвы, так ни разу и не задумавшись об этом…
Авторы и тут замечают, что в процессе самопознания столкнулись с тем же — и научились
смеяться над собой!
Прививка от вампиров — проект длиною в жизнь. Относитесь к нему как к спортивным
тренировкам: можно чего-то добиться, только если упражняться ежедневно. Не бывает жизни
без психовампиров, но никто не мешает вам изо дня в день работать над балансом и
достижением независимости. Оно того стоит: в конце концов, жизнь-то ваша!

P. S.
Жизнь проявляется не в состояниях, а в действиях.
А. де Сент-Экзюпери

[1] Цит. по: Пезешкиан Н. Торговец и попугай. Восточные истории в психотерапии / Пер. Л.
Галанза. — М.: Академический проект, 2017.