Вы находитесь на странице: 1из 2

Николаев В. А. Ландшафтоведение: Эстетика и дизайн: Учеб. пособие. – М.

:
Аспект Пресс, 2003. – 176 с.
_________________________________________________________

6.5. Эмоциональность пейзажа

Проблема эмоциональности пейзажа — одна из наиболее слабо


разработанных в эстетике ландшафта. Попытки эмоционально-
психологических оценок природы носят преимущественно интуитивный
характер. Нередко они приобретают национальную окраску, будучи
связанными с этническими обычаями, пристрастиями, символикой [28, 36].
Светлая березовая роща, залитый солнцем высокоствольный бор или
дубрава всегда ассоциировались на Руси с чувством радости, бодрости и
жизнеутверждения. Другое дело — угрюмый, сумрачный ельник (рамень) или
болотистый черноолышаник (ольс). Они способны воздействовать угнетающе.
Грохочущий водопад в горах возбуждает. Речушка, тихо струящаяся в низких
уремных берегах, настраивает на идиллический лад. Заросший пруд в тенистом
парке сентиментален. Скалистые приморские утесы в оторочке пенистого
прибоя романтичны.
Интересное исследование провели американские социологи и психологи
в национальных парках США. Было установлено, что различные природные
комплексы оказывают на посетителей парков либо притягательное, либо
отталкивающее воздействие [40, 104]. Наиболее сильный аттрактивный эффект
производят краевые зоны — ландшафтные экотоны, а также композиционные
узлы (фокусные точки) пейзажа. Контактные зоны водоемов и суши, леса и
луга, холмистой местности и плоской равнины, как правило, наиболее
посещаемы. Американские специалисты объясняют это психологическими и
даже физиологическими потребностями человека в разнообразии природной
среды. Те же исследования показали, что отталкивающий эффект производят
однородные, монотонные древесные насаждения, ландшафты сырых
заболоченных низин, а также обезображенные человеком территории, так
называемые антропогенные бедленды.
В медицине достаточно глубоко разработана теория психофизического
влияния цвета на органы человеческих чувств (см. раздел 5.2). Она с успехом
может быть использована при анализе эмоциональности пейзажей. Красный,
оранжевый, желтый относятся к теплым цветам. Они действуют
наступательно, возбуждают и активизируют. Синий, голубой, фиолетовый —
холодные цвета. Их считают успокаивающими, умиротворяющими. Зеленый
занимает промежуточное положение. Это цвет эмоционального равновесия,
физического и психического здоровья. Он самый жизнерадостный и особо
любимый на Руси, так как ассоциируется с цветовой гаммой лесов, лугов и
садов — вечных спутников жителей средней полосы.
Специального упоминания заслуживает исследование цветовых
характеристик пейзажей, предпринятое еще в начале XX века В. П. Семеновым-
Тян-Шанским. Он выявил оптически дополнительные цвета, особенно
украшающие пейзаж. Например, «на почти исключительно зеленом в общем
весной и летом фоне великой Русской равнины, с ее лесами, лугами, степями и
недозревшими еще полями до страды, наиболее эффектный контраст в
солнечную погоду производят оптически дополнительные к зеленому красный,
малиновый и розовый цвета, свойственные спелым ягодам, маку, шиповнику,
кипрею лесных гарей, красному грибу и мухоморам. Этот цвет как раз
излюбленный у большинства населения нашей равнины» [86, с. 264].
Цветовые оттенки, резкость или мягкость их сочетаний в пейзажах
связываются В. П. Семеновым-Тян-Шанским с климатическими условиями
того или иного региона. По его мнению, «в странах с резким материковым
климатом население более привержено к резкости и яркости цветовых оттенков
в своей орнаментике и живописи, ибо сама природа здесь резче, чем в странах
приморских, где природные оттенки смягчены влажностью воздуха и
испарениями. Так, французы и японцы органически склонны ко всегда нежным
красочным оттенкам, русские и турецкие племена — к резким, ярким,
кричащим» [86, с. 264].
В подтверждение сказанному сравним пейзажные полотна английского
живописца Дж. Констебля и французских импрессионистов К. Моне, К.
Писсарро, А. Сислея, написанные в мягкой колористической гамме, с
богатством цветовых нюансов, в полной мере континуальные, с чрезвычайно
яркими, контрастными, поистине дискретными индийскими картинами В. В.
Верещагина, тибетско-гималайскими сюжетами Н. К. Рериха, армянскими
пейзажами М. С. Сарьяна. Большие мастера живописи глубоко понимали
эмоциональную сторону пейзажа и тонко отражали ее в своих произведениях.
Следуя народным традициям, опираясь на исследования в области
психотерапии, учитывая опыт талантливых художников-пейзажистов и
мнения экспертов, мы можем ставить вопрос об эмоционально-
психологическом подходе к классификации пейзажей. Такого рода
классификация — дело будущего. Но, исходя из субъект-объектного понимания
пейзажа, она вполне реальна. Пожалуй, именно этот вид классификации
пейзажей в наибольшей мере мог бы соответствовать духовной сути
эстетического направления в ландшафтоведении. А пока мы говорим о
пейзажах веселых и грустных, романтических и сентиментальных,
возбуждающих и гнетущих, жизнерадостных и угрюмых, очаровательных и
суровых, привлекательных и отталкивающих.