Вы находитесь на странице: 1из 81

Пэк Сэ Хи

Хочется умереть, а еще поесть токпокки

«Показывать свою тѐмную сторону – один из способов стать свободнее.


Эта сторона тоже часть меня. Хотелось бы, чтобы дорогие мне люди это
поняли».

2
Содержание

Предисловие.....................................................................................................4
Глава 1. «Меня просто немного хандрит».....................................................6
Глава 2. «Я – патологическая лгунья?»........................................................16
Глава 3. «Я наблюдаю сама за собой»..........................................................23
Глава 4. «Потому что это нормально – хотеть быть особенным».............31
Глава 5. «Ох уж эта самооценка».................................................................36
Глава 6. «Что нужно делать, чтобы узнать себя?»......................................41
Глава 7. «Предписывать, заключать, разочаровываться и покидать»......46
Глава 8. «А вот и побочные действия от лекарства»..................................50
Глава 9. «Чрезмерное давление на внешность и театральное расстройство
личности»...................................................................................................................54
Глава 10. «Почему я тебе нравлюсь? Даже если буду вести себя вот так?
Даже так?»..................................................................................................................64
Глава 11. «Я не считаю себя красивой».......................................................70
Глава 12. «На самом дне души»....................................................................75
Эпилог. «Все в порядке, человек без тени никогда не поймет, что такое
свет»............................................................................................................................79

3
«У меня вполне благополучная жизнь, но почему так пусто на душе»

«Если хочешь стать счастливее, будь готов принять правду лицом к


лицу. Я говорю о том, что нашим несчастьям, мучениям, грусти и страху
всегда есть весомая причина. Мы не можем рассматривать эти чувства
независимо друг от друга».
Отрывок из книги французского писателя «Отличный день отличный»
Мартина Пажа.

Цитата сверху – один из моих любимых отрывков и я полностью согласна


с этими словами. Я смеюсь над шутками друзей, даже когда мне невыносимо
тоскливо. В то же время чувствую пустоту где-то в глубине души, но всѐ равно
иду покушать токпокки*, потому что голодна. Это вызывало у меня насмешку.
Я застряла в непонятном состоянии между сильной депрессией и счастьем. Я не
знала, что такие чувства можно испытывать одновременно. И от этого было
еще хуже.
* Прим.: Токпокки – рисовые корейские булочки.
Почему люди не могут показывать своѐ настоящее состояние? Им
настолько тяжело, что даже нет сил сделать это? Я всегда чувствовала
необъяснимую тягу, мне нужно было сочувствие от похожих на меня людей.
Поэтому вместо того, чтобы искать их, я сама решила таковой стать. Решила из-
за всех сил махать рукой и показать, что я здесь есть. Я хочу, чтобы кто-то
похожий на меня, заметил мой знак и смог почувствовать себя в безопасности.
Эта книга содержит в себе записи, сделанные во время моего лечения
дистимии. Тут полно личных, может иногда даже неправильных, историй. Но я
не ставила целью излить только свои отрицательные эмоции. Я
сфокусировалась на том, как найти основную причину расстройства и как
настроиться на нужный лад, чтобы прийти в порядок.
Мне любопытно узнать о людях, которые выглядят нормально снаружи,
но сгнивают изнутри, как и я сама. Мне кажется, мир сосредоточен только либо
на очень светлых, либо на очень тѐмных вещах. Я вспоминаю реакцию
окружающих, которые не смогли понять моѐ апатичное состояние. Как я
должна выглядеть, какова должна быть ситуация, в которой я смогу быть
понятой? А в состоянии ли меня понять вообще? У меня есть одно желание –
чтобы эта книга оставила после себя размышления вроде «Я не один такой» или
«В мире есть и такие люди».

4
Я думаю, что искусство может управлять душой человека. Искусство
дало мне веру. Веру, что сегодняшний день может быть не идеальным, но все
же вполне удачным. Веру, что жизнь – это возможность улыбаться какой-то
незначительной вещи, не смотря на постоянную апатию. А так же я поняла, что
показывать свои тѐмные стороны так же естественно, как и светлые. Я творю
искусство по-своему. Я хочу усердно работать для кого-то и стать ближе к
нему, без какой-либо корысти.
Пэк Сэ Хи

5
Глава 1. «Меня просто немного хандрит»

«Жизнь - это возможность улыбаться какой-то незначительной вещи,


не смотря на постоянную апатию».

Болезнь – это не только слышать галлюцинации, видеть иллюзии и


заниматься самоистязанием. Как непродолжительный насморк влияет на тело,
так и небольшое уныние влияет на душу.
Я с самого детства была необщительной и робкой. Хоть я четко и не
помню, но судя по моим записям в дневнике, оптимистом я не была тоже.
Унылые настроения проскальзывали тут и там. В старшей школе моя апатия
усилилась. С тех пор я забросила учебу, не поступила университет, не видела
будущего для себя. Это всѐ не могло не вызвать ничего, кроме депрессивных
мыслей. Но даже после того как я поменяла то, что меня не устраивало (сидела
на диете, поступила в университет, вступила в романтические отношения,
нашла друзей), даже после того, как это разрешилось, меня всѐ еще одолевала
апатия. Моѐ состояние менялось то в одну, то в другую сторону. В одни дни я
засыпала с тоской на сердце, в другие - со счастливыми мыслями. Стресс
вызывал несварение, а если я впадала в депрессию, то плакала. Я думала, что
просто с самого начала была таким человеком. И погружалась в эту тьму ещѐ
больше.
Страх и тревога из-за людей всѐ увеличивались. Особенно это
усиливалось в непривычной обстановке, хоть я умело делала вид, что всѐ
нормально. Из-за этого притворства я думала, что я правда в порядке и
занималась самобичеванием. Но, в конце концов, выносить всѐ это стало
труднее, и я решилась на консультацию. Я очень нервничала, боялась,
отбросила все надежды и вошла в комнату приѐма пациентов.
Психолог: Чем могу помочь?
Я: Ммм... Знаете, меня немного хандрит. Нужно ли рассказать Вам
подробнее?
Психолог: Да, это было бы замечательно.
Я (открыла заметки в телефоне и рассказала всѐ, что было записано):
Критичное сравнения себя с другими, исходящее из этого издевательство над
самим собой и низкая самооценка.
Психолог: Вы размышляли над основными причинами появления этих
чувств?

6
Я: Мне кажется, что моя низкая самооценка берѐт начало в семейных
отношениях. С самого детства мама только и твердила, что мы бедны и у нас
нет денег. Наш дом был слишком маленьким для проживания пятерых человек
(примерно 60 кв.м). Был ещѐ один комплекс квартир с таким же названием как
у нашего, но там располагались только большие квартиры. Однажды мамина
подруга спросила, в каком из них живет наша семья и это застало маму
врасплох. С тех пор мне стало стыдно говорить о том, где находится наш дом.
Психолог: Припоминаете еще что-нибудь?
Я: Да, и очень много. Как бы банально не звучало, но папа бил маму. На
словах это были ссоры, на деле же насилие. Я помню как отец, избив нас с
мамой и устроив разруху дома, уходил под утро. Мы плакали, засыпая. А
утром, как ни в чем не бывало, шли в школу, игнорируя беспорядок в доме.
Психолог: Как Вы чувствовали себя в те моменты?
Я: Что-то вроде печали? Грусти? Мне казалось, что скапливаются
секреты, которые должна знать только наша семья. Что это нужно скрывать.
Старшая сестра за мной, я за младшей – мы следили, чтобы никто не
проболтался. В моей низкой самооценке есть большая вина семьи, но и
отношения с сестрой сильно повлияли на меня, как я думаю.
Психолог: Отношения с сестрой?
Я: Да. Любовь с ее стороны всегда была условием. Если я не училась,
набирала вес или делала что-то недостаточно усердно, она опускала меня,
издевалась, пренебрежительно ко мне относилась. Из-за большой разницы в
возрасте мне оставалась только слушать ее слова. Мы так же зависели от
сестры в экономическом плане. В основном именно сестра покупала одежду,
обувь, рюкзаки и прочее. Но в этом был и минус – если мы не слушались или
противились ей, то она забирала всѐ, что купила до этого.
Психолог: Хотелось ли Вам сбежать от этой ситуации?
Я: Да, я хотела этого. Мне казалось, что это ненормальные отношения.
Сестра была противоречивым человеком. Мне можно, тебе – нет. Мне
позволено носить твои вещи, тебе – нет. И так далее. Однако я ненавидела и
любила ее одновременно. Она не нравилась мне, но всѐ же я боялась, что если
она перестанет хотя бы срывать на мне злость, то еѐ интерес к моей персоне
пропадѐт совсем.
Психолог: Пробовали ли Вы избавиться от таких отношений?

7
Я: Хм... После того, как я стала совершеннолетней, я устроилась на
подработку и пообещала себе, что стану независимой в экономическом плане.
Я работала каждый день и потихоньку добилась этого.
Психолог: А что на счет психологической независимости?
Я: Это было очень сложно. Сестра любила проводить время либо со
мной, либо со своим парнем. Конечно, ей было удобно с теми, кто знает еѐ
характер и слушает ее. Однажды сестра сказала, что ей скучно с остальными, а
со мной весело и удобно. Мне эти слова показались настолько нелепыми, что
тогда я впервые сказала, что мне с ней не комфортно.
Психолог: Какова была реакция Вашей сестры?
Я: Она растерялась и, кажется, была шокирована. Позже она сказала, что
плакала потом несколько ночей подряд. Даже сейчас, если разговор заходит в
это русло, у нее глаза на мокром месте.
Психолог: Каково Вам было увидеть такую сторону старшей сестры?
Я: Мне было жаль еѐ, но в то же время я почувствовала облегчение. Как
будто стала свободнее.
Психолог: Даже после того, как Вы разобрались с привязанностью
сестры, Ваша самооценка не вернулась?
Я: Иногда уверенность в себе появлялась, но мне кажется, апатия
осталась на месте. Мне казалось, что я стала зависеть от своего парня так, как
зависела от сестры раньше.
Психолог: Каково Ваше поведение в отношениях? Действуете ли Вы
активно, если Вам кто-то нравится?
Я: Ни в коем случае. Я боюсь, что человек, который мне нравится, будет
смотреть на меня свысока. И поэтому не подаю никаких признаков симпатии.
Признаваться первой или охмурить кого-то – и в мыслях нет. В отношениях я –
пассивная сторона. Если кто-то скажет, что я ему нравлюсь, то мы узнаѐм друг
друга некоторое время и, если у меня возникает симпатия, то мы начинаем
встречаться. Что-то вроде такой схемы.
Психолог: Бывало ли, что Вы не состояли в отношениях?
Я: Практически нет. Я предпочитаю длинные отношения и очень
полагаюсь на своего партнера. Он так же хорошо заботится обо мне. Но даже
при том, что я получаю любовь и понимание, возникает какая-то тяжесть на
сердце. На самом деле я не хочу настолько полагаться на кого-то. Хочу быть
независимой и самостоятельной, уметь жить одной, но не могу этого сделать.
Психолог: Каковы Ваши отношения с друзьями?

8
Я: Я очень ценила дружбу в детстве, так же как и другие дети в том
возрасте. Но в младшей, а затем и в средней школе я стала изгоем. В старших
классах я почувствовала, что отстаю от всех и тогда у меня появился страх
перед дружескими отношениями. И, кажется, это отразилось и на
романтических отношениях тоже. Я перестала чего-либо ожидать от дружбы и
друзей, потеряла интерес ко всему подобному.
Психолог: Вот как. Что на счет работы, довольны ли Вы ей?
Я: Да. Я работаю в отделе маркетинга в одном издательстве и сейчас
отвечаю за продвижение компании в социальных сетях. Создаю контент,
загружаю и публикую его. Это интересно и, кажется, хорошо подходит мне.
Психолог: Значит, был и особенно удавшийся результат работы?
Я: Верно, был такой. Поэтому я старалась работать лучше и иногда
чувствую давление от того, что должна создавать хороший контент.
Психолог: Я понял. Спасибо, что подробно рассказали обо всѐм. Для
точного результата нужно будет провести пару проверок, но уже можно понять,
что у Вас есть большая склонность полагаться на кого-то. И чем больше эта
склонность, тем меньше Вам хочется от кого-то зависеть. Например, когда Вы
полагаетесь на партнѐра в романтических отношениях, Вы чувствуете
стабильность. Но при этом у Вас накапливаются недовольства. Если Вы
расстанетесь с партнѐром, то обретѐте независимость, но накапливаться будут
уже беспокойство и душевная пустота. Может быть, в какой-то степени Вы
зависите и от работы. Полагаетесь на неѐ, когда делаете работу хорошо и
чувствуете спокойствие. Проблема в том, что удовлетворение от этого длится
не долго. Вы словно бегаете по кругу. Стараетесь сбежать от апатии, но не
можете. Снова пытаетесь и снова терпите неудачу. Ваше душевное состояние,
пошатанное этой бесконечной гонкой, в итоге поддалось депрессии.
Я: Вот значит как. (Я услышала утешение в этих словах, и что-то как
будто прояснилось для меня после этого).
Психолог: Вам необходимо сбежать от этого. Чтобы вырваться из круга
уныния и отчаяния, советую попробовать что-то, о чем Вы даже не думали в
обычное время.
Я: Я не знаю с чего начать.
Психолог: Приступайте прямо сейчас. Начиная с маленьких вещей.
Я: Еще я все время публикую «ненастоящую» жизнь в свои социальные
сети. Я не делаю вид, что счастлива, но хочу выделяться. Поэтому публикую
книги, пейзажи и свои мысли. Словно хочу показать: «Вот, смотрите какие

9
глубокие у меня мысли, какой я человек». А еще я оцениваю и сужу
окружающих по своим стандартам. Но кто я такая, чтобы судить других? Это
так странно.
Психолог: Послушав Вас, кажется, что Вы пытаетесь стать каким-то
роботом. Человеком с абсолютными стандартами.
Я: Так и есть, хоть это и невозможно.
Психолог: Как Вам идея за неделю заполнить вопросник, который я Вам
сегодня вручу. И подумать о том, что Вы хотите попробовать? (Вопросник
состоял из 500 вопросов. С помощью него проверяли индивидуальность,
оценивали различные действия и чувство меры).
Я: Я Вас поняла.
Спустя неделю

Психолог: Как Вы поживали?


Я: До Дня памяти погибших на войне (6 июня) мне было грустно, но
после него всѐ было хорошо. В прошлый раз я не сказала кое-что. Помните, Вы
упоминали, что я словно хочу стать роботом? Который не будет приносить вред
окружающим. После того как я определила свои стандарты это стало мешать
повседневной жизни. Я бы даже назвала это давлением. Например, если в
автобусе кто-то громко разговаривает по телефону, то я начинаю злиться. До
такой степени, что хочу схватить говорящего за горло. Хоть и не смогу такого
сделать.
Психолог: Из-за того, что Вы чувствуете угрызения совести?
Я: Да. Я могу сказать один-два раза, чтобы разговаривали потише, но в
восьми случаях из десяти не смогу этого сделать. И совесть мучает меня
довольно сильно. Я не могу сосредоточиться на своей работе, если слышу
громкий стук по клавиатуре. И я сказала об этом коллеге, который издает этот
звук особенно громко. После этого мне полегчало.
Психолог: Задаюсь вопросом, есть ли еще кто-то, кто так мучается от
того, что не может попросить шумных людей быть потише. Как будто Вы
живете внутри вопроса «Как же заставить себя страдать?». Большинство людей
– трусы. Но из-за давления, что трусливым быть не надо, Вы делаете замечание
один раз из десяти и всѐ равно принижаете себя за это.
Я: Я хочу высказываться все десять раз из десяти.
Психолог: А станете ли Вы счастливее от этого? Вы не будете
чувствовать себя комфортно, даже если выскажетесь все десять раз. Ведь

10
ответная реакция может быть разной. Одни люди раскритикуют Вас в ответ,
намеренно возвращая ответственность за ситуацию Вам. Другие просто
пропустят Ваши слова мимо ушей. Не лучше ли избегать таких людей? Не
стоит разбираться с изначальными причинами такого поведения одно за
другим. У Вас всего одно тело, не слишком ли большой ролью Вы наделяете
его?
Я: Почему я веду себя так?
Психолог: Потому что Вы добры? (Я не согласна с этими словами).
Я: Я пробовала специально выкидывать мусор посреди улицы и громко
разговаривать по телефону, настроение потом было далеко не радужное. Но в
то же время, я почувствовала свободу.
Психолог: Не стоит делать вещи, которые не вызывают ничего хорошего.
Я: Я знала, что люди многогранны, но не могла принять этого.
Психолог: Если Вы смотрели на людей плоско, то значит – это
относилось не только к окружающим, но и к Вам в том числе. Позволительно
стать пугающим человеком хотя бы раз. Например, если у Вас есть идеал
человека, Вы вспоминаете его и задаетесь вопросами: разве эта ситуация не
разозлила бы его, разве стал бы он терпеть? Если ответ отрицательный, то Вы
можете позволить себе разозлиться. Пусть даже другие подумают, что Вы
слишком чувствительный человек. Люди стремятся получить из своих мыслей
и опыта всѐ самое идеальное. Говоря: «Я должен стать таким человеком!».
Укравши чужие мысли и чужой опыт при этом.
Но люди, как Вы и сказали ранее, многогранны. Могут выглядеть
отличным человеком внешне, а за спиной творить гадости. Мы можем
переполнять сердца ожиданием и надеждой, а потом разочаровываться. В такие
моменты, напротив, думаешь: «Он тоже человек. Не какой-то особенный, а
простой человек», – и становишься великодушнее к себе.
Я: Я думаю, что я слабохарактерная и люди вокруг знают об этом. Даже
если я пытаюсь говорить устрашающе, мне кажется, что все знают о моей
слабости. И мне страшно показаться отвратительной.
Психолог: Потому что Вы постоянно тревожитесь. Когда рассказываете
что-то, то думаете: «Что этот человек обо мне думает? Не покинет ли?» и Вам
тревожно. Но разговор с кем-то может стать хорошим опытом. Однако Вам
нужно понимание, что реакция на один и тот же разговор может быть
совершенно разной. Необходимо принять факт, что в мире существует
множество различных реакций.

11
Я: Хорошо, я понимаю. В тот раз Вы говорили о том, что мне нужно что-
то попробовать, и я сделала химическую завивку. Мне очень нравится и
коллеги на работе хорошо отреагировали, я была рада. И еще в прошлый раз
Вы спросили, что мои друзья считают моей сильной стороной, а я ответила, что
сочувствие.
Психолог: В самом ли деле Вы хороши в этом?
Я: Да, очень. Иногда я даже специально не показываю своего сочувствия.
Чтобы не показаться «необычной».
Психолог: Я надеюсь, Вы не будете придавать слишком большое
значение титулам, которые присваивают Вам окружающие. С тех пор как Вы
задумываетесь о том, что нужно бы сочувствовать еще больше, это превратится
в домашнее задание. В таком случае Ваша расположенность к сочувствию
может пропасть вовсе. Лучше не обращать внимание на то, что Вас
действительно не интересует.
Если обратиться к вопроснику, который Вы заполнили, у Вас можно
заметить склонность к faking bad*. Такую склонность можно наблюдать у
людей, которые восстанавливаются на работу спустя время, или у тех, кто не
хочет посещать учебные заведения. Они стараются делать вид, что всѐ хуже,
чем есть на самом деле. И так же думают о себе в этом русле, хотя это не так. С
другой стороны, faking good* выходит в результате опроса людей, находящихся
в тюрьме. Они стараются показать, что всѐ нормально. Вместо апатии - чувство
тревоги и появление навязчивых мыслей.
* Прим. пер.: Faking bad – симулирование «плохого» состояния в
нейропсихологическом тестировании.
Faking good – симулирование «хорошего» состояния в нейропсихологическом
тестировании.
А так же у них пассивное отношение к женскому полу. У них развита
мысль, что их роль женщины в обществе не должна быть выше, чем она есть.
Они говорят не о характере, а о состоянии в данный момент. Больше ничего
важного нет. Достаточно будет думать, что «должно быть им очень тревожно и
сложно вести социальную жизнь. Они чувствуют себя хуже, чем есть на самом
деле». Вы субъективно чувствуете себя излишне чувствительной и
депрессивной. Вы не сошли с ума, но про себя думаете, что как раз наоборот.
Я: Так и есть. Но я если я начинаю думать, что я нормальная, то мне
становится еще хуже. Я задаюсь вопросом – почему я такая?

12
Психолог: Вы ведь поискали информацию про дистимию*? Что думаете
на этот счет?
* Прим. пер.: Дистимия - это состояние, для которого характерно нарушение
настроения, характеризующееся подавленностью, унынием, печалью. Менее тяжѐлое и
более продолжительное, чем депрессия.
Я: Там не было ни одного подходящего определения, которое точно
описывало бы мои признаки. «Так это ведь про меня!» – подумала я. И после
того, как я прочитала всѐ, мне стало грустно. Каково было людям, которые
мучились дистимией, но не знали об этом?
Психолог: Вы думаете, что Вам стоит беспокоиться и о таких вещах?
Я: Разве это неправильно?
Психолог: Нет ничего абсолютно правильного и неправильного. Просто
это своеобразно. Однако как только начинаешь беспокоиться, этому нет конца.
Если смотреть на себя не в прошлом, а в настоящем, то можно более позитивно
воспринимать свой опыт. В прошлом Вы не знали, как называется Ваше
расстройство, а в настоящем узнали. И это тоже можно воспринять позитивно.
Я: А... В чѐм причина амбивалентных* чувств?
* Прим. пер.: Амбивалентность - двойственность отношения к чему-либо, в
особенности - двойственность переживания, выражающаяся в том, что один и тот же
объект вызывает у человека одновременно два противоположных чувства.
Психолог: Это похоже на чувство угрызения совести. Как только Вы
подумали: «Хочу схватить говорящего за горло», – Вам стало стыдно за эти
мысли. Разозлились и сразу превратились в грешника. Это одна из
«карательных» потребностей по отношению к себе. Потому что превыше всего
стоит супер-эго*. Но это только образ, не реальность. Поэтому каждый раз,
когда Вы стремитесь достичь чего-то, подстраиваясь под «идеал», а потом
терпите поражение, Вы осуждаете себя, наказываете. Из-за такого сильного
супер-эго в дальнейшем может дойти до того, что Вы будете чувствовать
удовлетворение, наказывая себя. Например, будете подозревать партнера в
искренности и своими действиями специально доводить до того, чтобы он
проклинал Вас. А если партнер сдастся, то будете чувствовать себя в полном
спокойствии. Существует много ограничений, исходящих прежде всего извне,
чем от Вас.
* Прим. пер.: Сверх-Я, также Супер-Эго – один из трѐх компонентов (наряду
с Я и Оно) психики человека, согласно теории психоанализа Фрейда. Сверх-Я отвечает
за моральные и религиозные установки человека, нормы поведения и моральные запреты и

13
формируется в процессе воспитания человека. Функциями Сверх-Я являются совесть,
самонаблюдение и формирование идеалов человека.
Я: Вот как. А что на счет чувства, когда кажется, что мне плохо быть
одной, когда на самом деле это не так?
Психолог: Разве это не естественно?
Я: А разве да?
Психолог: Да. Разве не чувствуете Вы тоже самое и с другими эмоциями,
разнится только степень восприятия. Нам нужно жить, выстраивая отношения с
людьми, но так же нам нужно иногда побыть в одиночестве. Этому необходимо
сосуществовать.
Я: Низкая ли у меня самооценка?
Психолог: Есть ведь выражение «из крайности в крайность». Человек,
который выглядит сильным, на самом деле не уверен в себе. А из-за того, что
уверенности в себе нет, он действует так, чтобы окружающие уважали его.
Однако если человек уверен в себе, то он не будет под сильным влиянием
других людей. (В итоге это значит, что у меня низкая самооценка).
Я: Всѐ, что я совершаю, кажется мне незначительным спустя время.
Психолог: Большинство совершенных нами дел могут быть совершены
не потому, что мы этого хотели, а из чувства долга или для того, чтобы
соответствовать стандартам, которые мы же и создали.
Я: Я чувствую сильное давление из-за внешнего вида. Было время, когда
я не выходила из дома без макияжа. А если я наберу вес, мне кажется, что все
от меня отвернутся.
Психолог: Это давление не из-за внешности. Вы создали себе идеал и
поэтому одержимы внешним видом. «Это будет провал, если я наберу больше
50-ти кило!» – думаете Вы. Важно попробовать себя в разных вещах, понять,
чего хотите именно Вы. Если знать свои предпочтения и понять, как уменьшить
чувство тревоги, то появится чувство удовлетворенности. Вы станете способны
принимать или отвергать замечания в свой адрес.
Я: Связанно ли это и с перееданием?
Психолог: Да, связанно. Когда Вы перестаете получать удовлетворение
от жизни, то возвращаетесь к регрессу. И ищете необходимую часть
удовлетворения в самом комфортном виде. Но удовлетворение от еды
продолжается недолго. Вам может помочь спорт или какой-то участие в каком-
то проекте. Преодолевать что-либо через достижение долгосрочных целей
помогает лучше всего.

14
Я: Я поняла. Похоже, мне стоит возобновить занятия спортом.

Дилемма дикобразов

Есть ведь выражение «из крайности в крайность». Человек, который


выглядит сильным, на самом деле не уверен в себе. А из-за того, что
уверенности в себе нет, он действует так, чтобы окружающие уважали его.
Однако если человек уверен в себе, то он не будет под сильным влиянием других
людей.
Дилемма дикобразов – метафора в психологии, с помощью которой
описывают присущее людям противоречие, возникающее в межличностных
отношениях. Мне всегда хотелось и одновременно не хотелось быть одной. Это
потому что я склонна полагаться на кого-то. Состояние, в котором я чувствую
себя в безопасности, полагаясь на кого-то, но при этом накопляются
недовольства. А если избавляюсь от этой необходимости, то обретаю свободу,
но внутри скапливаются беспокойство и пустота. Я всегда полагалась на
определенного человека, но в то же время относилась к нему бесцеремонно.
Чем больше мне отдавали, тем скучнее мне становилось. И я ненавидела это в
себе. Однако если был человек, который говорил, что мое поведение
правильно, то я начинала ласкаться и баловаться с ним, как ребенок. Я знаю,
что становилась еще более трусливой за этим «забором безопасности». Может,
именно поэтому я не смогла бросить работу. Это принцип, по которому я жила
до сих пор. Вопрос не в том, плохо это или хорошо, а в том, что может
оздоровить мою жизнь? Ответ уже есть в моей голове, но воплотить в жизнь –
всегда ведь самое сложное. Я слишком сурова к самой себе, поэтому мне нужно
утешение, мне нужен кто-то, кто будет на моей стороне.

15
Глава 2. «Я – патологическая лгунья?»

Я врала порой. Не смогу вспомнить все, но если рассказывать о том, что


помню, то было это во время испытательного срока в компании. Мы с
начальником отдела шли на обед, разговор зашел о путешествиях заграницу.
Он спросил, в каких странах я бывала. На тот момент я не была заграницей ни
разу и стеснялась этой правды. Поэтому соврала, что была в Японии. Я помню,
как во время обеда мне было тревожно, спросит ли начальник что-то о поездке
подробнее.
Я хороша в сопереживании и у меня развито чувство солидарности. А из-
за давления, что мне нужно больше соглашаться с другими, если собеседник
рассказывал мне о чем-то, то я врала, что у меня был похожий опыт. Врала,
потому что хотела рассмешить, врала, когда хотела получить внимание, и в то
же время упрекала себя.
Это была мелкая повседневная ложь, и я даже не беспокоилась, что меня
могут на ней поймать. Поэтому, хоть и размер моей лжи был небольшим,
количество этой неправды только увеличивалось. Я клялась себе не врать даже
в самых мелких вещах из-за чувства самоунижения. Но недавно, выпив с
друзьями, я наврала и им. И это настолько постыдная ложь, что я даже не хочу
говорить об этом. Все усилия оказались мыльным пузырем.
Психолог: Как поживали?
Я: Не очень хорошо. До четверга дела были так себе, в пятницу и субботу
более-менее. Поможет ли в лечении, если я полностью расскажу что случилось?
Психолог: Если Вы этого хотите. Можете рассказать и позже.
Я: Возможно ли снизить идеализированные стандарты?
Психолог: Скорее всего.
Я: Я постоянно хочу получать внимание. Получать признание от других,
мне кажется, поэтому у меня развита патологическая лживость. Когда я
рассказываю что-то и хочу рассмешить собеседника, то преувеличиваю. Когда
хочу посочувствовать кому-то, то, бывает, вру о том, чего не испытывала. А
потом сильно мучаюсь из-за этого. Поэтому сейчас я стараюсь не врать даже в
мельчайших вещах. Мне самой так комфортно. Однако в прошлую субботу,
после приема, мы выпили с другом, и я опьянела. Я помню всѐ, и я снова
соврала.
Психолог: Снова из чувства солидарности?

16
Я: Нет. Кажется, мне просто снова захотелось внимания. Это не была
история, которой нужно было сочувствовать.
Психолог: Тогда была ли это история, о которой Вы не рассказали бы на
трезвую голову?
Я: Ни за что не рассказала бы.
Психолог: Получается, Вы рассказали ее из-за опьянения. Просто
забудьте.
Я (в растерянности): Разве можно? Это не признак психологического
расстройства?
Психолог: Нет. Много лжи наговорить можно в моменты, когда
способность к распознаванию в упадке. Когда ты пьян, запоминание и
рассудительность уменьшаются, не так ли? Мы можем врать, чтобы заполнить
возникшее пустое пространство. Пьяные часто говорят, что они нисколько не
пьяны, замечали? Они могут просто говорить все, что придет в голову, даже
если предложения никак не связаны между собой.
Я: Так, значит, это нормально?
Психолог: Да, нормально. Когда Вы были пьяны, то немного распустили
узел, сдерживающий Ваш разум. На профессиональном сленге мы называем это
«растормаживанием». Растормаживание возникает при принятии алкоголя или
наркотических препаратов. Поэтому происходит много спонтанных действий и
действий, на которые человек сам себе наложил табу. Поэтому не стоит
упрекать себя дольше одного дня. «Пора перестать так сильно напиваться», –
этого будет достаточно.
Я: И, правда, время, которое я упрекаю себя в чем-то, сократилось.
Психолог: Вините не себя, а алкоголь. Вы ведь сами сказали, что не
рассказали бы ту историю, не будь Вы пьяны. Что сделали это от опьянения.
Я: Разве всѐ в порядке?
Психолог: Да, Вы просто были под воздействием алкоголя.
Я: Я так завидую тем, кто может напиться до беспамятства, но не нести
бред при этом.
Психолог: А такие люди есть? Скорее есть те, кто засыпают быстрее, чем
начинают нести бред. Эти люди на пороге совершения ошибки, но потребность
заснуть срабатывает быстрее, вот они и не куролесят. Большинство к этому
расположено. Если не эта причина, то тогда эти люди устойчивы к алкоголю.

17
Я: А... На прошлой неделе Вы сказали, что причина, по которой я хочу
стать правильнее, – это моя доброта. Мне кажется, тут дело не в моей доброте,
я просто человек, который хочет стать правильным.
Психолог: Вы уже предопределили себя как «неправильного» человека.
Не важно, в каком роде, но если у человека высокие стандарты в чем-то, то это
может послужить доказательством, что он видит себя в очень отрицательном
свете. Словно ему нужно улучшать и улучшать себя как человека. Люди пьют,
чтобы быть опьяненными, а Вы завидуете тем, кто этого не может.
Я: Если послушать Вас, всѐ выглядит так легко. Я хотела бросить работу
в компании на этой неделе. У меня накопилось много стресса. Мы выпивали с
коллегами в среду и, как оказалось, в глазах других людей я сейчас нахожусь в
удобном положении и управляющий у меня хороший. А остальные находятся в
трудной ситуации. Поэтому возникла ситуация, в которой мне пришлось
выслушивать их истории. Но мне ведь тоже тяжело. Мне так же тяжело, но я
только и делаю, что выслушиваю истории других людей. Что друзья, что
коллеги по работе – они думают, что им тяжелее всего. И внезапно я
почувствовала несправедливость от этого.
Психолог: Выходит, Вы сдерживали свою злость. Как планируете
высказать?
Я: Я подумывала о том, чтобы проконсультироваться с управляющим. В
тот день я не смогла выполнить всѐ, что он мне поручил, и только после обеда
спросила у него, как мне поступить. Однако управляющий всѐ так прояснил. И
из-за этого я не смогла сказать, что хочу уйти. Ведь ему тоже тяжело.
Психолог: Почему Вы так хорошо знаете, как тяжело другим?
Я (ѐкнуло в сердце): И, правда. Может, я и не знаю всей правды, так ведь?
Психолог: Выражайте то, что Вам тяжело.
Я: Я не знаю как.
Психолог: Поучитесь у других людей. Вы ведь понимаете, что кому-то
тяжело, когда он подает какие-то признаки. Почему-то мне кажется что Вы, Сэ
Хи, даже у тех, у кого все в порядке, спрашиваете: «Тебе ведь тяжело, да?»
Я (со слезами на глазах): Строю из себя добренькую, да?
Психолог: Вы и есть добрый человек, с этим ничего не поделаешь.
Я: Мне кажется, это не доброта, а глупость.
Психолог: Вы думаете «У меня все не так плохо, как у других» и не даете
говорить себе, что Вам трудно тоже. Например, где бы Вы ни были вместо «И
здесь людям тяжко приходится» Вы думаете «Этим людям тоже тяжело, а я не

18
знала об этом» и упрекаете себя. Это хорошо – думать о чувствах других
людей, хорошо уделять им внимание. Однако стоит начать с внимательного
рассмотрения своей личности. Хорошо, если Вы делитесь чем-то с друзьями,
однако, ничего плохого в том, чтобы делиться своим самочувствием и с
коллегами, нет. Так будет удобно и Вам, и собеседнику.
Я: Я ни разу не говорила подобного коллегам. Хотя у меня и не «покер-
фейс» всегда на лице. Я не умею маскировать чувства. В четверг, когда я хотела
бросить работу, у меня было очевидно рассерженное лицо. И в тот день люди
старались не разговаривать со мной.
Психолог: Вероятно, они подумали, что у Вас просто плохое настроение.
Вам нужно изучить себя, чтобы решить эту проблему. Нельзя думать «Почему
я себя так веду?», не зная при этом свою суть.
Я: Я не знаю саму себя?
Психолог: Я думаю, у Вас нет большого интереса к себе.
Я: Но я каждый день записываю то, что почувствовала за день.
Психолог: Словно наблюдатель со стороны. Если Вам тяжело, то должно
быть тяжелее всех. Это не эгоистично. Например, если Вас устраивает какое-то
условие, то оно будет устраивать Вас ровно до тех пор, пока Вы с этим не
столкнетесь напрямую. Будь то работа или учеба. Кажется, что стоит только
поступить – и все будет хорошо, но наступает этот момент и начинаются
недовольства и жалобы. Возможно ли сказать про что-то «Мне здесь очень
нравится» от самого начала до конца? Возможно, что другие и завидуют мне,
но я себе – нет. Поэтому не стоит терзать себя мыслями, вроде «Почему я не
могу наслаждаться ситуацией».
Я: Я поняла Вас. В среду на посиделках с коллегами мне было весело, но
только наполовину. Например, если собеседник не скажет что-то, вроде «Вчера
было так весело!», значит, весело было только мне. Если я услышу такие слова,
то только тогда это означает, что было правда весело. В жизни я задаю много
вопросов, наподобие: «Тебе не интересно?» или «Мне так хорошо сейчас, а ты
что думаешь?»
Психолог: Это не плохо – заботиться о других. Проблема возникнет, если
Вы выходите за пределы заботы и начинаете подсматривать за настроением и
отношением другого человека к чему-либо. Сейчас это выглядит именно так.
Я: Так и есть. Засыпание занимало много времени, но после того, как я
начала пить таблетки, которые Вы прописали, меня стало клонить в сон
естественным путем.

19
Психолог: Вы до сих пор часто просыпаетесь по ночам?
Я: Один раз в 4 утра и один раз в 5.
Психолог: Убирайте телефон подальше, когда ложитесь спать. Не будет
большой разницы, потратите вы на него время перед сном или утром.
Откладывайте то, что можно отложить в повседневной жизни. Было бы
чудесно, если бы Вы сами решали, что для Вас в приоритете.
Я: В пятницу, до того, как я выпила таблетки, мне было тревожно и все
валилось из рук. Но это прошло после принятия лекарства. Сегодня утром я так
же почувствовала беспокойство, но примерно в 8 приняла таблетки и все
прошло.
Психолог: Это может быть побочный эффект. Пейте половину таблетки
ночью и целую утром.
Я: Я не стану зависима от лекарства?
Психолог: Лекарство не сделает Вас зависимой. Зависимые обращаются
к нам тоже.
Я: Мне комфортно, если я выпиваю таблетку утром.
Психолог: Наслаждайтесь чувством комфорта. Из-за мыслей «А может,
это лекарство плохо влияет на мое тело?» Вы не можете полностью избавиться
от беспокойства. Например, если кто-то дарит Вам подарок, вместо «Нужно
будет как-нибудь отплатить ему за это» искренне обрадуйтесь подарку и
наслаждайтесь настоящим. Сейчас Вы выглядите благодарной, но и как будто
чувствуете давление.
Я: ... (Если бы все было так просто, я бы не сидела на этом месте).
Психолог: Это нормально. Совершение ошибок при опьянении,
побочные эффекты при приеме лекарств. Если возник эффект, то можете
обругать больницу, в которой Вам их выдали.
Я (до сих пор выступают слезы при словах, что все нормально).
Психолог: Чем займетесь на выходных?
Я: Иду в клуб кинолюбителей.
Психолог: Там интересно?
Я: Интересно и тяготит одновременно. Я не ходила в книжные клубы или
что-то, вроде этого. Я закончила факультет творческого письма, работаю в
издательстве и если говорю об этом, то люди ведь чего-то ожидают. На встрече
кинолюбителей я упомянула, что работаю в издательстве, и люди
отреагировали очень живо. Это тяготит меня.
Психолог: Почему Вы решили посещать этот клуб?

20
Я: Я домоседка, поэтому круг людей, с которым я встречаюсь, ограничен.
Помимо друзей, я вижусь только с возлюбленным. Я не хочу провести так
несколько лет.
Психолог: А, поэтому Вы решили расширить сферу деятельности?
Я: Да.
Психолог: Это хорошо. В таком случае, в этом клубе кинолюбителей
удовлетворяют ожидания? (Ожидания, что Сэ Хи хорошо пишет статьи,
критику и т.д., потому что работает в издательстве).
Я: Нет.
Психолог: Но Вас ведь не принижают из-за этого. Будут случаи, когда
Вам скажут, что Вы впечатляете. А будут, когда в Вас разочаруются.
Сосредоточитесь на том, почему Вы что-либо начали, так будет лучше.
Я: Фильм, который мы посмотрели последним, не в моем вкусе. Мне
нечего сказать. Но разве можно просто промолчать?
Психолог: Конечно. Просто скажите, что Вам не понравилось и это не в
Вашем вкусе.
Я: Мне стыдно.
Психолог: Но это ведь Ваше мнение. И нет четкого ответа. Пусть другие
ожидают от Вас чего-то, но Вы, сами того не замечая, будете думать: «Да, я
закончила факультет творческого письма, работаю в издательстве, я должна
показать что-то отличное от других» и из-за этого чувствовать давление. Но в
тот момент, когда Вы подумаете «Это – я, что здесь такого», Вы почувствуете
себя в разы свободнее.
Я: Я немного раскрепостилась сейчас.
Психолог: Обязательно ли искать смысл при просмотре фильма? Вам
может понравиться момент, который не понравился никому. И наоборот. Не
стоит думать обо всем только с интеллектуальной точки зрения. Подумайте и
об эмоциональной составляющей. «Нечего и говорить», – такие мысли тоже
важны.
Я: Нужно попробовать.
Психолог: Не лучше ли будет вместо тех мыслей подумать, например, о
том, чем заняться после встречи, что поесть, с кем поговорить?
Я: Должно быть, так и есть.

Сегодня мне становится лучше

21
«Если Вам тяжело, то должно быть Вам тяжелее всех. Это не
эгоистично – думать так».
Как и ожидалось, слова профессионала успокаивают. Словно, когда ты
получил рану и слышишь от врача, что все в порядке. Однако мне легко и
некомфортно одновременно от того, что психолог думает обо мне, как либо об
очень хорошем, либо очень недогадливом человеке.
Следуя совету, я высказала свое мнение на встрече кинолюбителей.
Прослушав запись со встречи, я поняла, что выговорила четко каждую фразу.
По завершению трех приемов изменилось не много, но изменения начались.
Мне все еще сложно из-за самобичевания и сравнивания самой себя с другими,
но сила этого давления, кажется, немного ослабла.
Кто-то говорит, что в хорошие дни пишутся хорошие стихи и
произведения, стоит ли поупражняться в этом? Я всегда пишу, когда и за
окном, и в душе пасмурно. Хочу писать хорошее, думая о хорошем. Мне
надоело тяжелое, серьезное и темное. В любом случае, пробую мыслить
позитивней!

22
Глава 3. «Я наблюдаю сама за собой»

С каких пор я начала заниматься самонаблюдением? Разбирая недавно


электронную почту, я обнаружила письмо десятилетней давности. Говорят, что
если человек получает душевную рану, то старается подавить ее, видимо, я
была такой же. Потому что совершенно не помнила о произошедшем,
описанном в письме.
По наследственности я получила атопию. В то время это заболевание
было не так распространено, как сейчас, врачи не посчитали это серьезным, и я
узнала, что имею его только спустя время.
* Прим. пер.: Атопический дерматит (атопия) –
хронический аллергический дерматит; заболевание, которое развивается у лиц с
генетической предрасположенностью к атопии, имеет рецидивирующее течение,
возрастные особенности клинических проявлений. Характеризуется высыпаниями и
гиперчувствительностью к специфическим (аллергенным) и неспецифическим
раздражителям.
Как у всех детей с атопией, места сгиба суставов и область вокруг глаз
всегда были сухими и покрасневшими. Ровесники иногда говорили: «Что с
твоей кожей? Это противно!» А мальчик, который мне нравился, сказал
однажды, что я похожа на старуху.
Примерно в пятом классе в школе проводили мероприятие, где нужно
было танцевать в парах с мальчиками. Я помню, что мой партнер по танцам,
кажется, не очень хотел быть со мной в паре, не держал меня за руку и только
делал вид, что танцует. С того момента во мне родилось чувство стыда. Я
почувствовала себя странной, уродливой, похожей на старуху, на ту, кого надо
скрывать.
В средних классах такое то же было. У нас с друзьями на тот момент
было онлайн-сообщество, и там можно было анонимно писать посты. Там-то
однажды кто-то обругал меня в посте длиной в страницу. Сложно перечислить
все, но я помню что-то, вроде: «лицо у нее нормальное, а вот сама по себе
толстовата», «мойся хоть иногда, сил нет смотреть на твои черные локти». Я
почувствовала огромный позор от того, что мою внешность вот так оценивают.
Я стерла то время из памяти, но, видимо, оно осталось где-то на
подсознательном уровне и я, сама того не осознавая, терла свои локти каждый
день, проверяла как бы ничего не застряло между зубами тысячу раз, всегда
думала о том, как я выгляжу в глазах других людей. Моя самокритика дошла до

23
такой степени, что я записывала свой голос на диктофон и прослушивала
потом. Я ощущала внутренние мучения, но слишком боялась стать объектом
чьих-то насмешек.
Психолог: Как прошла встреча кинолюбителей?
Я: Спасибо, хорошо.
Психолог: Вам было много чего сказать?
Я: Нет. Когда я сказала, что фильм мне не по вкусу, меня спросили, что
именно мне не понравилось. Я ответила, что сейчас все мысли в кучу, и мы
просто перешли на другого человека. По мере того, как я слушала ответы
других, я вспомнила, почему мне не понравился фильм, и высказалась. Я
прослушала запись на диктофоне после встречи. И, как оказалось, я много чего
сказала.
Психолог: Почему Вы записали это на диктофон?
Я: Я записываю важные совещания на работе и наши с Вами приемы
тоже, а потом слушаю дома. Обычно я так нервничаю, что потом не помню, что
говорила, вот и записываю.
Психолог: Но вы ведь не пьяны? Обязательно ли записывать все?
Я: Сейчас я делаю записи, чтобы на следующий день упорядочить все. Но
начала я записывать себя, потому что иногда волнуюсь до такой степени, что в
голове белый шум и я совершенно не помню, что говорила.
Психолог: Можно подумать, Вы проверяете себя, как это делают камеры
слежения. Думаете «Хорошо ли я справилась? О чем говорила?» после того, как
все закончится. С помощью забывчивости можно было бы обрести некоторую
свободу. Вам должно быть тяжело.
Я: Я чувствую спокойствие и чувство самоунижения одновременно. Если
говорила складно, то спокойствие, если нет – самоунижение.
Психолог: Мне бы хотелось, чтобы Вы могли отпускать ситуации,
которые уже произошли.
Я: Я поняла. Это тоже похоже на действия робота?
Психолог: На робота?
Я: Да.
Психолог: Я не вкладывал большого смысла, когда говорил об этом,
возможно, этот смысл вложили Вы сами (Психолог словно взвешивал свои
прошлые слова о роботе).
Я: Все верно. Я постоянно думаю и проговариваю слова, адресованные
мне. Почему я стала заниматься самонаблюдением?

24
Психолог: Потому что Вы постоянно делаете все с оглядкой на других.
Потому что Вы недовольны собой. Моя жизнь – это моя жизнь. Тело тоже мое
и ответственность несу тоже я. Сейчас Вы слишком бросаетесь в крайности без
попытки рационализировать все, без промежуточного этапа. Самонаблюдение –
неплохая вещь, но не помешало бы подумать о рационализации или разных
точках зрения. У Вас в запасе может быть несколько выключателей разных
цветов, но Вы используете один и тот же, то включая, то выключая его.
Наверняка этому есть причина, но Вы слишком сосредоточены на результате:
«Мне грустно, хочется плакать, выпускать пар». Поэтому Ваши чувства
усилились сейчас.
Я (плача): Могут ли крайность и самонаблюдение быть врожденными?
Психолог: Может быть заложено в характере, но, по большому счету, это
приобретается по мере взросления.
Я: Если поговорить с моими старшей и младшей сестрой, то можно
понять, что мы одинаковые в этом плане. Поэтому втроем у нас не получается
обсуждать отношения. Ведь мы одинаково склонны к крайностям и в итоге не
выходит объективного суждения. Я думала: «Были ли мы такими с рождения,
что такого случилось с нами?»
Психолог: Из-за того, что Вы смотрите на мир так радикально, Вы
можете оценивать разговоры с вашими сестрами только либо как
«одинаковые», либо как «разные».
Я: Мое видение мира?
Психолог: Да.
Я: Хотите сказать, что я настолько радикальна?
Психолог: Не утверждаю, но у Вас есть к этому склонность. Для начала
Вам необходимо разделять работу с отдыхом. Если Вы получили стресс на
работе, то дома по-хорошему должны отдыхать. Отдыхать, прослушивать
записи. Но тогда эти две вещи смешиваются друг с другом. Вы можете
ощущать стыд и беспокойство.
Я: Я поняла. На этой неделе не произошло ничего особенного, но я не
могла нормально спать. Просыпалась в 4 утра и до 7 смотрела фильмы, потому
что не могла уснуть. До того не могла уснуть, что было тяжело в груди.
Психолог: Вы сильно уставали днем, должно быть.
Я: Все было лучше, чем, я думала, будет. Обычно, если со мной
неожиданно начинают говорить, то я краснею, однако на этой неделе я не
краснела.

25
Психолог: По сколько примерно часов Вы спали?
Я: По 4-5 часов? Проспав 6 часов, просыпалась и потом засыпала на 10-
20 минут. А еще, знаете, дорога от компании до дома занимает примерно 40
минут. Это сельская дорога, вокруг поля, и если неспешно прогуливаться вдоль
нее, то настроение улучшается. Дома я поддаюсь депрессивным настроениям. Я
подумала над причинами и поняла, что в Инстаграме зависаю на профилях
людей, которым завидую. Смотрю на их жизнь и становлюсь еще унылее.
Психолог: Что это за люди, которым Вы завидуете?
Я: Глава отдела монтажа в компании, в которую я хотела когда-то
попасть. Я даже готовилась, чтобы попасть именно туда, но провалила
собеседование. Она – глава отдела, красива, стильно одевается, и ее команда
кажется хорошей. Я завидовала ей и думала: «А я что?»
Психолог: Насколько Вы довольны работой в нынешней компании?
Я: Я очень довольна работой, но немного устала.
Психолог: Зависть ведь могут почувствовать все, не так ли? Потому что
каждый имеет свою утопию. Но завидовать – это одно, а сравнивать и опускать
себя – другое. Сейчас от Вас исходит чувство восхищения к той главе отдела,
но ничего более серьезного.
Я: Насколько все должно быть плохо, чтобы стать серьезным?
Психолог: Должно перейти в действия. Однако если Вы думаете: «Я
тоже ничего», – о себе, то все в порядке. Надеюсь, Вы не будете воспринимать
зависть как что-то только плохое. Зависть может стать силой, что даст толчок к
развитию.
Я: Хорошо. А еще я уважаю нашего управляющего. Когда все хорошо, то
это воспринимается, как «Ах, хотелось бы мне быть таким же человеком», а
иногда воспринимается, как «Почему я до этого не додумалась?», и мне очень
тоскливо от этих мыслей.
Психолог: У всех бывают такие времена. После того, как Вы отчаетесь и
преодолеете это, у Вас может возникнуть собственное ноу-хау. И, так как в
последнее время у Вас не очень хорошее настроение, у Вас могла просто
измениться точка зрения.
Я: Получается, важно душевное состояние?
Психолог: Очень важно. Способность воспринимать одну и ту же
ситуацию очень разнится от чувств, испытываемых в данный момент.
Я: Я не знаю, смогу ли изменить свое душевное состояние в хорошую
сторону.

26
Психолог: Не то, чтобы в хорошую. Просто в более умеренную? Важно
изменить свое радикальное отношение.
Я: Это как раз и не выходит. Мне кажется, я не смогу.
Психолог: Вы уже сдались. У Вас получится. На этой неделе ведь ничего
плохого не произошло? Вы сказали, что прошлая неделя была неудачной.
Я: Верно. Произошло одно событие. На Facebook-страничку клуба
кинолюбителей запостили одно интервью. Его лайкнули участники клуба, и я
прошлась по их личным страницам. У всех отличное образование, как
оказалось. Выяснилось, что председатель клуба – выпускник престижного
университета и, видимо, попросил знакомых помочь, так как только начал свое
дело. И поэтому-то у всех участников прекрасное образование. После того, как
я узнала об этом, почувствовала себя подавленной и не хотела больше посещать
встречи. Поэтому если я куда-нибудь иду, то не разглашаю информацию о
своем образовании и стараюсь не слушать рассказы других об этом. Я
испытываю чувство превосходства и чувство неполноценности одновременно.
Например, мне удобно в общении с человеком, но если я знаю, что он
выпускник Сеульского университета (один из самых престижных
университетов Корее), то думаю: «А не воспримет ли он все, что я сказала, как
невежество?»
Психолог: Вы ведь тоже получили высшее образование? Что скажете,
если Вашим собеседником окажется человек, который по некоторым причинам
не смог поступить. И он заявит однажды: «Но ты ведь закончила университет!»
Что подумаете?
Я: «Какая в этом разница».
Психолог: Видите. В старших классах от оценок зависело, куда ты
поступишь или не поступишь вовсе. Но после все зависит от глубины и
ширины вашего интереса к чему-то. Оценки в старших классах не дают
гарантию на всю оставшуюся жизнь.
Я: Все верно.
Психолог: Если Вы чувствуете, что собеседник превосходит Вас в чем-
то, сравните ту же ситуацию, но с противоположной точки зрения. Например,
по ТВ показывают человека, который не закончил школу из-за семейных
проблем, но он усердно трудился и чего-то достиг. Если смотреть с Вашей
точки зрения, то его можно оценить очень низко. Но правдиво ли будет это
суждение?
Я: Нет, не правдиво.

27
Психолог: Именно. Вы не применяете эти стандарты, когда Вам выгодно,
а только, когда невыгодно. Несомненно, в обществе выпускник престижного
университета будет немного в приоритете. Но если Вы соберетесь, например,
сменить работу, то важнее образования будут Ваши трудовые навыки.
Я: Я думаю, мне нужно измениться. Образование – мой комплекс. Я даже
перевелась в другой университет в одно время. Мне очень нравилось там
сначала. Но ведь университет – это внешний фактор. Я утолила свою жажду, но
депрессивное состояние продолжалось.
Психолог: Вы говорите, что утолили жажду, но Вы уверены, что это
было именно то, чего Вы хотели?
Я: Я не знаю.
Психолог: Например, Вы можете думать, что Ваша цель – это не доехать
до точки назначения, а сам путь. Возможно, это не Ваши личные мысли, а
решение, навеянное общественным порядком или предрассудками.
Я: Но мне правда нравилось, когда я перевелась на факультет
творческого письма.
Психолог: О чем я и говорю. Важно то, что нравится Вам и приносит
радость Вам. Надеюсь, Вы будете вперед думать о своих потребностях, а не о
том, как Вы выглядите в глазах других.
Я: Как я и сказала ранее, я не знаю, чего хочу. Хочу ли я этого, или этого
хочет кто-то другой.
Психолог: Может, Вы не хороши в этом, но есть ведь небольшие
моменты, которые Вы осознаете. Перевод на факультет творческого письма и
удовлетворение от нынешней работы – не это ли Ваши искренние чувства?
Я: Те, что ощущаются сразу, без сомнений?
Психолог: Да, такие как веселье.
Я: А если перед весельем я чувствую что-то другое, лучше ничего не
предпринимать?
Психолог: Как сказать. Иногда ведь приходится делать то, что не по
душе.
Я: Встречи кинолюбителей скоро закончатся. Потом начнутся новые, но я
еще не знаю, хочу ли их посещать.
Психолог: Попробуйте выписать плюсы и минусы этих встреч. Это ведь
хобби, нельзя, чтобы оно приносило Вам стресс. Но надеюсь, Вы не откажетесь
от встреч из страха.

28
Я: У меня ведь сильно развито «мышление жертвы». Мне кажется, я не
нравлюсь людям из клуба.
Психолог: В каких случаях?
Я: После встреч мы обычно идем выпивать. Сначала я не хотела пьянеть,
но в итоге все-таки опьянела. Уже под конец, плохо помню, но я видела, как
президент клуба и ведущий наших встреч переглянулись, мол, пора отправить
ее домой. Мне стыдно за эти воспоминания и мне кажется, я им не нравлюсь.
Психолог: Может, им не понравилось, что Вы напились?
Я: Что?
Психолог: Бывает ведь, когда друг напивается, и Вы говорите ему скорее
идти домой.
Я: Думаете? Почему я не додумалась до этого? Им могло не понравиться,
что я пьяна. Как и мне. Мне не нравится, когда я пьяна.
Психолог: Прежде, чем мечта воплотится в жизнь, люди думают: «Пусть
только эта мечта осуществится, не желаю ничего больше». Если бы они
оставались с такими же мыслями, когда мечта исполнилась, то считали бы
нынешнюю жизнь приятным бонусом к мечте? Что бы сказала двадцатилетняя
я, увидев, что я чему-то или кому-то завидую сейчас? Не скажет ли что-то,
вроде: «Ты выпустилась и работаешь в издательстве, надо же».
Я (внезапно расплакалась): Двадцатилетняя я была бы очень рада.
Психолог: А, может, подумала бы: «Хочу спросить у взрослой себя, как
поступить в университет!» Но Вы смотрите на свою жизнь и прошлое, как
будто Вы провалились во всем. Однако если взглянуть на взрослую себя
взглядом той двадцатилетней девушки, то у Вас вполне успешная жизнь.
Я: Я иногда думаю вот так: «Мне кажется, когда мне будет 35, я взгляну
на двадцативосьмилетнюю себя и буду очень сожалеть». Я хотела бы сказать
двадцатилетней себе, что не стоит переусердствовать. Но ведь это невозможно.
Психолог: Надеюсь, Вы будете сравнивать себя с самой собой, а не с
другими.
Я: А что делать с «мышлением жертвы»?
Психолог: Потихоньку размышлять об этом. Ведь это – часть Вашего
характера. Вы долго жили с постоянным беспокойством. Если новый опыт
начнет перекрывать старый, то, возможно, Вы будете смотреть на себя и на
других более позитивно.

От двадцатилетней меня для меня в настоящем

29
«Надеюсь, Вы будете вперед думать о своих потребностях, а не о том,
как Вы выглядите в глазах других».
Я всегда смотрела из будущего в прошлое. Размышляла о том, как я буду
думать о себе двадцативосьмилетней в 35. А в 28 – о себе двадцатилетней?
Если бы я встретила прошлую себя, то обязательно сказал бы, что не стоит
прилагать слишком много усилий. Когда у меня не было ничего, когда не было
денег на поступление, когда в день экзаменов подрабатывала на кассе с пяти
утра, когда отражение в зеркале напоминало черно-белое фото. Представляла
ли я тогда себя в будущем? Насколько была бы рада встретить меня –
выпускницу университета, работающую в хорошем издательстве,
занимающуюся любимым делом?
Я жила достаточно усердно. И я делаю то, что люблю. У меня нет
сомнений, нравится мне моя работа или нет. Я просто хочу быть лучше. Мне
достаточно этого, почему я мучила себя раньше, смотрела еще выше?
Если бы я встретилась с двадцатилетней собой, то прошлая я наверняка
заплакала бы. Да, сейчас меня все устраивает.

30
Глава 4. «Потому что это нормально – хотеть быть особенным»

Психолог: Как Ваши дела?


Я: Спасибо, хорошо.
Психолог: Что именно?
Я: Много чего произошло. У меня появился друг. Мы очень разные, но
похожи одновременно. И характер противоположный, но схожее мышление.
Поэтому мы быстро сблизились. Но мне тревожно за эти отношения. У меня не
так много друзей на самом деле. И мне сложно сближаться с людьми. У меня
был друг, с которым мы сблизились на последнем семестре последнего курса
университета. Он был с другого факультета, но мы вместе слушали пару
«Создание романа». Он отлично писал рассказы. Поэтому я подошла первая,
мы очень быстро сдружились и на протяжении семестра все время ходили
вместе. Но потом наша связь оборвалась. Мы думаем, что похожи, но по
прошествии времени начинаем видеть различия, не так ли? Тот друг не знал,
что я беспокойная и робкая к тому же. Не смог понять мой характер. По мере
того, как мы виделись, мы не находили тем для разговора, я пала духом и моя
самооценка опускалась все ниже. После завершения семестра мы как-то раз
занимались изучением романов вместе. Мое недовольство достигло предела, и
я не смогла ничего толком изучить в тот день. Мы перестали общаться. Я не
думала, что это перерастет в душевную травму, но в этот раз, встретив нового
друга, я вспомнила о прошлом, и мне стало тревожно. «Мы все равно
отдалимся друг от друга в итоге», – я боюсь быть брошенной. Мне было
страшно от мысли, что, когда новый друг узнает о моем характере, подумает,
что и нечего со мной водиться.
Психолог: Но Вы ведь не можете никак повлиять на это? Не лучше ли
будет сосредоточиться на настоящем? Беспокойство, что Вас могут бросить,
возникает в тот момент, когда Вы думаете, что чем-то обладаете.
Я: Не то, чтобы обладаю... Мне кажется, что те, кто нравятся мне,
думают, что я простая.
Психолог: Но если бы эти слова были правдой, то Вы бы уже
превратились в наивную девочку, которой легко управлять. Тот, кто любит или
симпатизирует больше другого, обычно слабее.
Я: Верно. Новый друг не сильно интересуется окружающими, а мне такие
нравятся. Он сказал, у него нет друзей или приятелей на работе, меня тронуло,

31
что он сблизился со мной. Я была тронута, но про себя подумала, какая я
угодливая.
Психолог: Потому что Вам показалось, что он выбрал именно Вас?
Я: Да. Забавно, не так ли.
Психолог: Вам нужно рассредоточить свою привязанность. Вы
потихоньку ступаете на путь слабейшего. Также, чем больше Вы отдаете, тем
больше ожидаете в ответ. Вы можете увлечься собеседником еще больше из-за
чувства, что Вы так много сделали для него, но не получаете должного в ответ.
Я: Но я только размышляю об этом. Это не переходит в действия. Я сама
на что-то надеюсь и потом сама в чем-то разочаровываюсь.
Психолог: Люди все такие. «Меня не предаст человек, которого я
выбрал», – и из-за таких мыслей еще больше привязываются к кому-то. Чем
предостерегаться стать слишком близкими людьми или беспокоиться, что
можешь быть брошенным потом, можно ведь взвесить, в чем Вы с каким-то
человеком сходитесь, что Вам в нем нравится, а что нет.
Я: Он выделяется чем-то, а я продолжаю думать, что я слишком обычная.
Это мучительно.
Психолог: Получается, Ваш собеседник нашел себе «обычного»
человека? Тот, кто не близок ни с кем на работе, выбрал «обычного» человека?
Я: Нет, я не про это... Я стараюсь стать честнее на подсознательном
уровне. Когда ты честен, многие вещи находят решение, и чем сильнее
привязанность, тем честнее я хочу быть.
Психолог: Вы не чувствуете страх, когда показываете свою честность?
Я: Чувствую. Поэтому заранее пытаюсь выбраться из своей скорлупы.
Психолог: Это хорошо.
Я: Какое облегчение. Поэтому я сказала тому другу, что на самом деле я
– банальный человек и что, если он узнает об этом, то может разочароваться во
мне. В ответ он сказал, что тоже считает себя самым обычным человеком. Так
как я выпускница факультета творческого письма и работаю в издательстве, то
встречала много творческих людей. Но мы с ними не сходились. Я
воспринимаю их просто. Однако и с людьми не из сферы искусства я чувствую
себя, словно на острове, в одиночестве. Я, как поплавок между одними и
другими. Но тот друг сказал, что он тоже себя так ощущает. «Мне нравятся
произведения искусства, но также нравится смотреть ситкомы», – и не человек
творчества, и не массовый потребитель. Сказал про себя, что ни рыба, ни мясо,
я была удивлена. Сказала, что боюсь отдалиться от него, а он ответил, что хоть

32
из-за работы мы не сможем постоянно находиться на связи, но хочет, чтобы мы
не утратили дружескую симпатию друг к другу.
Психолог: Продолжайте в том же духе. Не загадывайте слишком
наперед. Беспокойство может быть в тягость собеседнику.
Я: А что насчет друга из университета?
Психолог: Возможно, это и произошло. Появилась привязанность, Вы
начали думать о нем, как о человеке превосходящем, и опускать себя. Вы стали
ближе физически, но отдалились психологически. Это приводит к чувству
неполноценности, и Вы начинаете быть уверены в том, что в итоге отдалитесь
друг от друга. Возможно, собеседник почувствовал это в Ваших действиях, и
ему стало некомфортно.
Я: Собеседник почувствовал это?
Психолог: И такое возможно. Вам необходимо подтвердить что-то, но
Вы выбрали детский способ, чтобы удовлетворить свою потребность.
Я: Почему же?
Психолог: Чтобы удовлетворить себя в тот же момент. Но это только
момент. Вы можете получать удовлетворение и от встреч с человеком,
приятным в общении. Если начинаете вкладывать смысл во время, проведенное
вместе, то будет ли Вам важно, какие именно между Вами отношения?
Я: И правда. Как можно исправить мысли, что я слишком обычная и
никчемная?
Психолог: Разве именно это Вам нужно исправить?
Я: Я хочу любить себя.
Психолог: Мне кажется, не стоит с этим ничего делать. Все зависит от
того, на какой свой образ Вы обращаете больше внимания. Когда встречаете
творческого человека, думаете о том, что имеет он, но не имеете Вы. Точно так
же со всеми людьми. Как насчет того, чтобы поменять этот взгляд? Вы можете
размышлять о том, что этот человек искусства, наверное, очень
чувствительный, и ему от этого бывает неудобно. При встрече с другими
можете подумать, что у Вас не совпадают темы для разговора. Результат
зависит от того, как Вы смотрите на одну и ту же ситуацию. Сейчас Вы создали
себе стандарты и мучаетесь от этого.
Я: Я мучаю сама себя.
Психолог: Возможно, Вы пытаетесь защитить себя, говоря, что Вы
обыкновенная. Вы ведь не говорите, что неполноценны в чем-то.

33
Я: И правда. После того, как я встретила нового друга, эти мысли только
усилились. Ему не нравится что-то образцовое, типичное. И мне не нравятся
банальные вещи.
Психолог: Но одинаковы ли стандарты «банальности» у Вас и у Вашего
собеседника? Возможно, есть какие-то вещи, которые вы оба считаете
нудными, но и разница между Вами будет. Вам нужно отказаться от
определения себя как «особенного или нет» человека. Здесь не действует
правило «хорошо-плохо».
Я: Вот как. Знаете, мне нравится развлекаться одной. Но есть одна
предпосылка к этому – должен быть человек, который меня любит. Нужен тот,
кто будет интересоваться моими делами, когда я одна. Был период в 6 месяцев,
когда я была одна. Однажды утром я открыла глаза и поняла, что нет человека,
который искал бы меня и любил, мне было очень тяжело это осознать. Я думаю
так же и сейчас.
Психолог: Если Вы заставляете себя переживать, чтобы привлечь
внимание других людей, то Вы свое получите. А когда Вам станет легче то и
люди перестанут беспокоиться, верно? Но если так произойдет, то Вы
почувствуете отчаяние. Вы не планировали это заранее, но у Вас может
возникнуть страх от мысли, что чем счастливее Вы становитесь, тем дальше от
Вас будут держаться люди. Вы придете к выводу, что Вам нельзя быть
счастливой в итоге. Возможно, Ваше беспокойство ненадолго пройдет от
временного внимания, но если посмотреть на картину в целом, то это
временное внимание может стать продуктом низкого качества, которое
испортит все.
Я: Мой новый друг тоже посоветовал мне побыть одной некоторое
время. Не слишком полагаться на кого-то. Сказал, что после того, как сам
побыл один, то начал чувствовать себя комфортно даже без внимания от кого-
либо. Правда ли побыть одной может помочь?
Психолог: Если этого не избежать. Но так ли нужно прибегать к этому?
Это очень радикальный выбор. Чувство пустоты и страха, которые Вы
чувствуете сейчас, смешаются и, чтобы защитить себя, Вы попросите помощи в
итоге. Но если Вы обратитесь за помощью и будете надеяться на кого-то,
будете довольны в данный момент, то, возможно, потом не сможете жить одна.
И будете искать все новый предмет интереса и наслаждения.
Я: А... В прошлый раз Вы сказали поразмышлять о том, что бы
почувствовала двадцатилетняя я, взглянув на себя нынешнюю. Мне

34
понравилось об этом думать. Поэтому в последнее время я кое о чем
размышляю. В прошлом я была слишком связана правилами и распорядком.
Если честно, я не люблю ходить толпой. Во втором классе у нас была староста
по имени Ын Гѐн. Она предпочитала вести других за собой, руководить. Была в
классе девочка Юн Чжин, и наша староста заставляла эту девочку провожать
себя до ворот собственного дома. Поэтому я спросила у старосты, почему она
делает это, а она нагло ответила, что Юн Чжин это нравится. Я спросила у Юн
Чжин так ли это, и она ответила, что да. Начиная со следующего дня, я стала
изгоем. Если пыталась сказать что-то Ын Гѐн, то она игнорировала меня и вела
себя так, как будто меня не существует, шептала что-то подруге рядом, когда я
стояла вблизи. С тех пор со мной перестали разговаривать все девочки из
класса. Я стала думать «Не буду мозолить глаза, сольюсь с толпой» и
непрерывно старалась это делать. Но я изменила свои мысли в старшей школе,
а в университете практически везде ходила одна. И на работе тоже. Но я
счастлива от этого. Я рада, что когда-то приняла это решение и хотела бы
похвалить себя тогда. Что я осознала, чего хочу, и делала по-своему.
Психолог: Хорошо поступать по-своему. Нет никакой проблемы в том,
что Вы хотите похвалить себя, что ходили в одиночку. Это проблема выбора.
Однако если после этого выбора Вы были счастливы, то все нормально. Важно
постоянно искать способ чувствовать себя комфортно.
Я: Хорошо, я поняла.

Одинокий остров

«Знаете, мне нравится развлекаться одной. Но есть одна предпосылка к


этому – должен быть человек, который меня любит. Нужен тот, кто будет
интересоваться моими делами, когда я одна».
Когда ты сказал, что тебе очень комфортно со мной, я подумала, что мне-
то не очень, и почувствовала себя такой незначительной. Я тоже хочу, чтобы
мне было комфортно, хочу спокойно начинать разговор, смеяться над чем-то,
но слова, что я говорю, только разрушают атмосферу. Даже когда мы были
вместе, я являлась тенью. Тенью, что застряла в липкой темноте и только и
повторяла все твои действия.
Я завидовала, ведь ты постоянно говорил, как тебе хорошо и комфортно.
Завидовала той непосредственности, с которой ты смеялся, любил и запросто
сближался с теми, кто тебе нравился.

35
Глава 5. «Ох уж эта самооценка»

Я растерянная. Это понятие мне очень подходит. Душа уже в


растерянности, но рассудок этого не желает и язвит в ответ, как какое-то дикое
животное. В одном теле сосредоточены противоположные друг другу чувства,
поэтому само мое существование противоречиво. У меня есть привычка
смотреть на себя в зеркало, когда мое лицо покрасневшее до самых ушей. Лицо
выглядит потрепанным после перенесенной битвы с самой собой. Красные,
потерявшие фокус глаза, растрепанная челка, выражение лица, по которому
невозможно догадаться, о чем я думаю и чем живу. Я, словно какое-то неясное
существо. Чувствую эмоции, которые валяются где-то на полу моей души, а
разум, который я держала так крепко, вновь рассыпается.
Психолог: Как Вы поживали?
Я: Все было хорошо до четверга и пятницы, в эти два дня не очень, а
потом снова хорошо.
Психолог: Что же произошло?
Я: Я рассказала Вам о новом друге на прошлой неделе, помните? Вы
сказали, что мое беспокойство может быть в тягость собеседнику. Я поняла эти
слова разумом, но не могу применить на действии. Бывает ведь, когда выпьешь,
натура вылезает наружу. В четверг за бутылкой пива с тем другом я рассказала
о друге с университета. И о том, что я беспокоюсь за наши отношения, сказала
еще раз. Но я ведь уже говорила ему об этом. Поэтому пожалела о том, что
сказала.
Психолог: Как отреагировал Ваш друг?
Я: Обычно. Что-то, вроде: «А, вот оно что». Потому что я говорю одно и
то же. Из-за этого мне было грустно той ночью, но в пятницу я уже чувствовала
себя лучше. Я говорила, что для тех, кто мне нравится, я выгляжу простой. И
еще то, что я зависела от старшей сестры и получала заботу от нее. Вот и в
дружеских и романтических отношениях я не оберегаю или помогаю партнеру,
а только получаю это. Однако я в первый раз подумала, что хочу сделать для
этого друга все.
Психолог: Вы увидели в нем себя?
Я: Нет, тут немного другое. Он не привык показывать свои эмоции. А я
думаю, что довольно хороша в этом. Я могу изложить свои эмоции и ощущения
словами, а ему это не очень удается. Он сам так говорит. Я переживала, что он
из тех, кто сдерживает свои эмоции. Я читала в книге, что если не давать

36
выпускать плохие эмоции, то со временем и хорошие эмоции будет сложно
выражать. Я согласна с этими словами. Поэтому рассказала об этом другу.
Однако после этого он начал присылать десятки сообщений на абсолютно не
важные темы, и мне это надоедало.
Психолог: Надоедало?
Я: Да.
Психолог: Но на прошлой неделе ведь все было нормально.
Я: Да. У меня преобладает мысль: «Он думает, что я простушка, потому
что хорошо к нему отношусь?» Поэтому в четверг было трудно. А в пятницу
мне стало лучше, потому что я подумала об этом еще раз. И поняла, что у друга
изначально такой характер. «Он не считает меня простушкой, и он не ласковый
и милый изначально, просто ему со мной удобно и мы достаточно близки».
Потом подумала: «А что с того, если он подумает обо мне, как о простушке?
Что с того, если подумает, что я смешная? Все может быть».
Психолог: Вы не мучились из-за того, что рассказали историю о друге из
университета? Вы не думали об этом?
Я: В четверг я очень жалела, что рассказала об этом. Упрекала себя за то,
что надоедаю человеку. Но на следующий день он вел себя, как обычно,
поэтому я успокоилась. Если бы он вдруг перестал уделять мне внимание, я бы
подумала, что это из-за той истории.
Психолог: У Вас нет середины.
Я: Как всегда, полнейшая радикальность.
Психолог: Вы переживали, что надоедаете ему, а в итоге надоедаете
самой себе.
Я: Верно. Я рассказываю Вам об этом, потому что думаю, что это
странно. А еще в прошлый раз Вы сказали, что тот факт, что я была «выбрана»
этим другом, может вызвать ответственность во мне. Тогда я не признала этого,
но мне кажется, что так и есть. Я подумала, что раз он не открылся мне, выбрал
меня, то я должна к нему хорошо относиться.
Психолог: Ни у кого нет права выбирать кого-то, разве что только если
человек находится в классовом обществе. Когда Вы состоите в романтических
отношениях, то постоянно меняетесь положениями друг с другом, не так ли?
Я: Да. Мне это не нравится, поэтому я в итоге встречаюсь с человеком,
который любит меня больше, чем я его.
Психолог: Вы увидели некую слабость друга, поэтому почувствовали
небольшое превосходство над ним. Напротив, если бы отношение Вашего друга

37
к Вам поменялось, этому могла быть и другая причина, но Вы восприняли все
слишком радикально. Можете подумать об этой ситуации совершенно по-
другому. Вы можете находиться на равных, а Вы словно оцениваете все и
расставляете по рангам. Тогда от поведения этого человека поменяется и Ваше.
«Буду отдавать ровно столько же, сколько получаю». Вы усложняете себе
жизнь этим.
Я: А...И правда. Я думала, может, он полагается на меня, потому что ему
одиноко, а я ведь к нему искренна. И как только я подумала об этом, то сразу
почувствовала неприязнь.
Психолог: Выше беспокойство может передаться собеседнику. Он может
чувствовать то же самое, что Вы. Подсознательно. Словно магниты:
отдаляетесь, если приблизить слишком близко, но хотите быть ближе, если
разъединить. Я советую Вам не перестараться с этими отношениями. Вы
сказали, что Вам надоедало, когда Ваш друг присылал Вам сообщения, но ведь
вы можете просто наслаждаться этим вниманием.
Я: Да. Мне надоедает, но я и наслаждаюсь этим. Разве это не извращение
какое-то?
Психолог: Что Вы тут извращенного нашли? Все люди такие. Думайте об
этом, как о минимальном способе защитить свою самооценку. Не больше.
Я: Тогда все в порядке?
Психолог: Да.
Я: Знаете, я жила в очень маленьком доме. Сейчас, лишь взглянув на
балкон, можно примерно понять каковы габариты квартиры. Я стеснялась
этого. И стеснялась стесняющуюся себя. Поэтому, как стала взрослой, стала
специально делать уверенный вид перед друзьями и возлюбленным, когда
говорила о своем доме. Но мои сестры врали. Я спросила почему. Они
отвечали, мол, какая разница, не обязательно об этом распространяться.
Сказали об этом, как о чем-то совершенно неважном. Я почувствовала упреки
совести.
Психолог: Такое может быть. Если Вам комфортно от этого.
Я: А...
Психолог: Вы берете слишком навязчивые и идеальные стандарты и
стараетесь им соответствовать. Существует несколько способов наказать себя.
Я: Становится ли мне лучше? Взглядом специалиста?
Психолог: Я считаю, что да.
Я: Я тоже так думаю. И на работе мне комфортно.

38
Психолог: Помимо всего прочего, у Вас ведь появился надоедливый
друг. И Вы сказали, что его реакция Вам надоедает.
Я: Я на самом деле часто так думаю. Вне зависимости о ком. Хорошо ли
начинать отношения с мыслей: «Что будешь делать, если этот человек станет
тебя ненавидеть потом? Что будешь делать, если надоешь?»
Психолог: Какие же действия Вы подписываете под: «Вот это – потому
что я ему нравлюсь, а вот это – потому что не нравлюсь»? Разве перестает Вам
нравиться Ваш друг, если он делает что-то, что не нравится Вам? Скорее Вам
не нравится конкретно это действие. Сейчас Вы воспринимаете каждое
действие собеседника как отказ.
Я: У меня всегда так. Я думаю: «Ну все, теперь я ему не нравлюсь» от
каждой реакции на мои действия.
Психолог: Могут быть и другие причины, но Вы вновь рассуждаете
радикально. Применяете Ваши стандарты на собеседника. А потом мучаетесь
от своих же мыслей.
Я: Так и есть. И из-за этих радикальных мыслей я подумала, что хочу
иметь здоровые нормальные отношения.
Психолог: Не чертите линию между собой и каждым новым человеком.
У Вас же могут возникнуть недовольства. Хотелось бы, чтобы Вы разделяли
отдельные части от целого. Ведь Вам не понравится человек из-за чего-то
одного так же, как и не разонравится из-за чего-то одного. Попробуйте мыслить
по-другому.

Не зависеть от зависимости

«Если не давать выпускать плохие эмоции, то со временем и хорошие


эмоции будет сложно выражать».
Кажется, я начала слишком полагаться на психолога. Он воспринимается,
как что-то абсолютное: потому что дает советы и разрешает ситуации.
Хочется выложить все свои давние потрепанные эмоции. Не потому что
хочу сделать вид, что я особенная, но потому что хочу быть счастливой. К
примеру, то, что эмоции и действия других руководят мной, то, что
неправильные мысли ведут к возникновению радикальных эмоций. И то, что
эти повторяющиеся действия запирают меня внутри каких-то правил, хочу
разрушить это все. Хочу быть хозяйкой своей жизни. Делать то, что я хочу, и не
жалеть потом ни о чем.

39
Стану ли я счастливей, если эти радикальные эмоции прогонят мою
настоящую сущность? Что останется, если провести объективизацию меня?
Иногда мне необходима рационализация, чтобы защитить себя. Из-за одного
желания объективной самооценки я слишком долгое время нацеливала нож в
своем направлении. До сих пор я была заперта в формуле «нужно делать вот
так», но теперь я буду тренировать в себе субъективность и признание своей
личности.

40
Глава 6. «Что нужно делать, чтобы узнать себя?»

Психолог: Как Ваши дела?


Я: Все хорошо, спасибо.
Психолог: Не клонило ли в сон в дневное время?
Я: Нет. И ночами спалось прекрасно. Иногда просыпалась один-два раза
за ночь, но вчера, например, проспала десять часов. А еще, знаете, когда я
пьяна, то не думаю об этом, но утром, как просыпаюсь, то скучаю по своему
бывшему. Почему это происходит?
Психолог: Он не связывался с Вами?
Я: Нет.
Психолог: Было бы более странно, если бы Вы не вспоминали о нем. Вы
ведь провели вместе какое-то время. Не думайте об этом как о чем-то
ненормальном.
Я: Но ведь, когда человек пьян, он более искренен?
Психолог: Не обязательно так рассуждать. Когда человек пьян, у него
появляется немного больше храбрости, но, бывает, и просыпается какая-то
третья личность.
Я (внезапно услышала звуки дождя за окном): Кажется, начинается
дождь. Знаете, новый друг по-новому влияет на меня. Если ты сближаешься с
кем-то, то хочешь делиться с ним тем, что ему нравится, так ведь? Поэтому я
прочитала любимую книгу друга и прослушала его любимую музыку, мне так
радостно от того, что я узнала о новой книге и новой музыке. А еще со
следующей недели я начинаю посещать курсы написания романов у одного из
писателей, которые мне нравятся.
Психолог: Будете ли Вы прослушивать курсы одна?
Я: Да. Также в этот раз был выбран автор сайта Brunch [интернет
платформа с различными письменными работами]. Мне это понравилось, и мы
с другом договорились раз в неделю писать на этом сайте отзыв о каком-либо
произведении (однако все закончилось только на одном разе). Кроме того, я
уже два года не писала рассказы, и в этот раз сделала набросок новеллы
впервые за долгое время – настроение было просто отличное. Я делала
набросок с мыслями «давай быть абсолютно честной».
Психолог: Погружаться в страну фантазий может здорово помочь
иногда. Снижение импульсивности в реальной жизни может принести
удовлетворение. А что насчет татуировки, которую Вы хотели сделать?

41
Я: Иду делать сегодня.
Психолог: С кем?
Я: Одна. Сегодня я встречаюсь с новым человеком. Я веду блог, пишу
там посты для себя. Но с каких-то пор появились один-два человека, которые
лайкают мои посты. И как-то само собой я стала просматривать их записи тоже.
Мы ни разу не близки, и я не заинтересована в этом. Однако в тот день, когда я
начала писать посты о моих приемах у Вас, в комментариях мне оставили
сообщение поддержки. После этого я как-то писала, что чувствую себя
абсолютно уныло, и человек, оставивший комментарий, написал мне лично,
чтобы я оставалась сильной, и что он угостит меня чем-нибудь вкусным позже.
Я не помню, почему я так поступила, но написала в ответ, что готова
встретиться в субботу. И, вот, сегодня вечером я увижусь с этим человеком.
Психолог: Вам не страшно?
Я: Нет, и это странно. Может, потому что мы и не общались-то толком?
Раньше я бы подумала «А что, если это похищение и продажа людей?» и очень
боялась бы всего. Но в этот раз как-то удивительно не страшно.
Психолог: Может, Вы и прониклись друг к другу через посты, но нужно
оставаться осторожной. Однако, если это Ваш осознанный выбор, то все в
порядке.
Я: В прошлом я относилась к знакомствам по интернету, как к абсурду,
но в этот раз не возникло никаких странных мыслей. И все же надо
предупредить друга, чтобы заявил в полицию, если от меня не будет вестей
больше часа.
Психолог: Зачем тогда Вы встречаетесь с тем человеком (смеется)? Вы
ведь наверняка обменялись контактами, чтобы встретиться?
Я: Да, обменялись.
Психолог: Тогда будет достаточно дать номер нового знакомого Вашему
другу. Кстати говоря, Вам не обидно, что бывший молодой человек не
связывается с Вами?
Я: Нет. Это не обида. Я думаю, что через некоторое время сама свяжусь с
ним. Я надеюсь, что если он и правда хотел расстаться со мной, то не таком
способом. Это чересчур для расставания.
Психолог: Для чего Вам требуется время?
Я: Переждать, пока злость утихнет? Что-то в этом роде. Больнее всего то,
что я ни в коем случае не игнорировала своего бывшего. Но он думает ровно
наоборот. Я волнуюсь, что это будет терзать его еще долгое время.

42
Психолог: Ваше желание завершить все логично похвально. Однако,
если раньше Вы думали «Человек, который мне нужен и подходит – вот такой»,
то теперь Вы можете повстречать совершенно разноплановых людей и
установить баланс между тем и этим. Это, как с первой любовью: после
расставания обычно думают, что больше никогда не смогут так полюбить, но
проходит время, и первая любовь забывается новой любовью, новым
человеком. Вам необходимо сделать выбор, который Вы не совершали до сих
пор, пройти через неудачи, даже если Вы заранее знаете, что это будет
провальным опытом. Как в подростковом возрасте.
Я: Вы правы. А еще в последнее время я больше нравлюсь своим
друзьям. Они говорят, я стала ярче.
Психолог: Собственное удовлетворение важнее, чем слова друзей
(абсолютно непоколебимо).
Я: Оно скачет туда-сюда постоянно... Но на этой неделе все было
хорошо. Я была довольна собой. То, что я снова начала писать, то, что
зарегистрировалась на курсы, – на этой неделе удовлетворение собой было на
высоком уровне.
Психолог: Хорошо было бы, если и с тату все сложилось.
Я: Все будет хорошо. В прошлый раз Вы сказали, что вокруг есть много
чего положительного, но я нахожу и использую только отрицательное. Я
поразмышляла, почему я так делаю. Например, меня кто-то отшил. Тогда даже
при мыслях «я ему не нравлюсь», если в какой-нибудь книге я увижу отрывок,
вроде «форма и цвет любви абсолютно разные для каждого, не суди о ней
только со своей точки зрения», то начинаю думать «и правда, он, наверное,
обдумал все с разных точек зрения, у него может быть своя причина». Я
стараюсь этого не делать, потому что словно пытаюсь рационализировать
мысли.
Психолог: Почему Вы оцениваете рационализацию как что-то
отрицательное?
Я: Я чувствую, как будто отрекаюсь и не могу принять себя.
Психолог: Это защитный механизм взрослого человека. Вы ведь ищете
причины собственных душевных травм и решений.
Я: Это нормальный способ, чтобы защищать себя?
Психолог: Да. Вы рассуждаете рационально. Это может привести к
проблеме, если выйдет за рамки, но Вы можете расценивать это положительно
сколько угодно.

43
Я: Однажды мы советовались с другом по поводу романтических
отношений. И я сказала ему про его девушку: «Эй, она пытается завести
отношения сразу с несколькими, ты что, не видишь?» Но на друга эти слова
никак не повлияли. Он ответил, что я не знаю достаточно об их отношениях, а
только слышу все с его слов, потому рассуждаю так. Я тоже хочу такой быть.
До того времени я только и зависела от слов других людей и судила по
стандартам других людей.
Психолог: Тогда сначала Вам нужно хорошо узнать себя.
Я: Что нужно делать, чтобы узнать себя?
Психолог: В этом-то и дело. Многие думают, что знают себя хорошо. Но
стоит задуматься: «А правда я знаю себя так хорошо, как мне кажется?»
Я: И каков ответ?
Психолог: Он получится, только если взглянуть на «объемный» образ
человека.
Я: А, верно-верно. Если люди смотрят на человека разносторонне, то у
них не будет причины ненавидеть его. Я думала, что хочу такой стать.
Психолог: Детские сказки ведь поверхностны. «Хорошие» и «плохие»
персонажи четко разделены. Но если взглянуть на те же сказки глазами
взрослого, то нельзя точно сказать, кто абсолютно плохой или хороший. Я
надеюсь, Вы будете судить о человеке, взглянув на него в целом. Так же, как и
судить о себе.
Я: Стоит ли записывать это?
Психолог: Это может помочь. Также Вы можете попробовать
фиксировать что-то каждый раз в зависимости от ситуации. Например, я
сегодня сделаю татуировку, тогда записываю свои мысли до и после нанесения
тату. Проделав такие записи, Вы сможете найти что-то общее между ними в
будущем. «Ааа, значит, таких вещей я сторонюсь, а в таких ситуациях
чувствую себя в безопасности». Это может стать одним из инструментов,
который поможет Вам смотреть на вещи объемно.

Личность, по имени «Я»

«Почему Вы оцениваете рационализацию как что-то отрицательное?


Это защитный механизм взрослого человека. Вы ведь ищете причины
собственных душевных травм и решений».

44
Заглянуть в самую глубь своей сущности всегда трудно. Особенно, когда
тебя окутывают отрицательные эмоции. Как будто ты наступил на мусор, но
намеренно прикасаешься руками, чтобы удостовериться, что это мусор.
Сегодня было именно так. Мне беспричинно хотелось капризничать. Хотелось
положиться на кого-то и впасть в уныние. Уныние для меня сейчас – самый
легкий, привычный путь и близкое душевное состояние. Это привычка, что
просыпается каждый день в одно и то же время.
Все устаканится спустя время. Хотя нет, хорошее и плохое будет все
время повторяться, потому что жизнь непостоянна, как волны. Если ты в
унынии сегодня, то будешь счастлив завтра, а если ты будешь счастлив завтра,
то можешь позволить себе впасть в уныние снова. Только продолжай любить
себя.
У меня есть только я, я особенная только из-за одной этой причины. Я
должна заботиться о себе всю жизнь, и поэтому потихоньку, с любовью и
теплотой, шаг за шагом помогать себе. Иногда давать себе отдохнуть и
перевести дух, а иногда подстегивать и двигаться дальше. Я верю, что чем
внимательнее и пристальнее я буду относиться к себе, тем счастливее я буду в
итоге.

45
Глава 7. «Предписывать, заключать, разочаровываться и
покидать»

Психолог: Как самочувствие?


Я: Не очень. Помните ведь моего друга. С каких-то пор я начала
подстраиваться под его настроение. И получала больше влияния от него. Я
одолжила ему книгу и боялась, что ему не понравится мой литературный вкус.
Психолог: Была ли его реакция не такой, как Вы ожидали?
Я: Он отправил мне отзыв в мессенджере, и его содержание было близко
к осуждению, как мне показалось. На самом деле, даже если он и осуждал что-
то, то осуждал книгу, но я почувствовала себя так, как будто своими словами он
атакует и книгу, и меня. Поэтому, сама того не осознавая, я нагрубила ему,
сказав, что он заносчивый и утомляет. В ответ он нагрубил еще больше, я
получила, обиделась и проигнорировала все сообщения.
Психолог: Каково было Ваше настроение тогда?
Я: Больше, чем на мысли о том, что я потеряла друга, я сосредоточилась
на мыслях, что встретила еще одного человека, который пренебрегает мной.
Мне стало так уныло, и я так разозлилась. Я ненавидела себя, простушку, и
ненавидела друга.
Психолог: Как и ожидалось, самая большая проблема – Ваше
радикальное суждение. Делите все на черное и белое.
Я: Черное и белое?
Психолог: Да. Вы загнали себя в угол, где выбираете только между
черным и белым. С людьми либо встречаетесь, либо нет; либо сближаетесь,
либо не видитесь никогда больше; либо выплескиваете все, либо терпите. Вы
существуете только в категории «да» или «нет», середина отсутствует вообще.
И еще возможно, что Вы заперли себя в мыслях, что у Вас с тем другом
«особенные отношения», и поэтому терпели все и продолжали развивать их. Вы
устали, потому что это не Ваш настоящий образ.
Я: Да, так и есть. Сначала я думала, что мы с ним похожи, но со временем
выяснилось, что нет. Поэтому мы часто сталкивались лбами в каких-то
вопросах. Когда он говорил что-то, что разнилось с моими мыслями и мнением,
то я чувствовала себя, как будто меня атакуют. Поэтому, чтобы не получать
новых душевных травм, мне оставалось только подстраиваться под его

46
мышление или не видеться с ним вообще. Я могла бы честно ему все высказать
или попробовать продолжить отношения, пусть немного неловкие...
Психолог: В сером цвете полным полно других цветов, а Вы как будто
категорично решили, что серый – это один цвет. Спектр может быть объемным,
а Вы, похоже, смотрите на него с одной точки зрения.
Я: Мне стыдно. Я всегда думала, что люди все объемны, но сама при
этом плоско смотрю на все. Поэтому, когда я вижу какую-то из сторон
человека, сразу решаю «а, этот человек значит такой», категорично оцениваю и
в итоге ухожу от отношений с ним.
Психолог: Например, если Вы встретились с любимым автором, а он
разочаровал Вас при встрече, то Вы сразу вернетесь домой, так?
Я: Ого, все верно. Но это ведь всего лишь одна сторона того человека.
Психолог: Проблема не заканчивается на том, что Вы так оцениваете
людей, а в том, что эта оценка применяется и к Вам тоже. То, что Вы страдаете
на следующий день после того, как напьетесь, похоже по логике.
Я: Я думаю, что если покажу что-то, что не соответствует моему образу,
то из-за этого не буду нравиться окружающим, и они бросят меня. Но при этом
я знаю разные стороны людей, которых люблю. Их недостатки, плюсы, робость
и так далее. Несмотря на то, что в человеке есть что-то отрицательное, он
продолжает мне нравиться. Но даже при этом мне тревожно от того, что меня
могут бросить из-за какой-то малой части меня.
Психолог: В итоге это проблема самооценки. Когда у человека высокая
самооценка, и он точно знает, что ему нравится, то он не будет волноваться,
если кто-то критикует или осуждает его.
Я: И не говорите. Насколько я неуверенна в своих предпочтениях, что
беспокоюсь об этом. Какая разница, как это оценят. У меня низкая самооценка,
и я находилась под влиянием того друга. Я воспринимала слова собеседника
как атаку, потому что не стояла на своей позиции крепко. И поэтому оценивала
все только как «верно» и «неверно».
Психолог: Случилось ли еще что-нибудь?
Я: Я поняла кое-что в этот раз. Я уподобляла любовь влиянию
реальности. Я могла быть спокойна, только если пользовалась тем влиянием,
которое давал мне другой человек. Потому что сама по себе я слаба. Поэтому,
чем больше на меня влиял партнер, тем больше я верила, что любила. Думала,
что отношения становятся крепче. Но ведь прочные отношения и сумбурные
отношения – это разные вещи. Головой я думала, что независима от других и у

47
нас прочные отношения, а в душе тревожилась, что на другого человека ведь
мои слова не влияют (здесь под влиянием я имею в виду «получать глубокое
впечатление от моих слов, действовать по моим принципам, меняться,
следовать за мной». Как же это странно), и если я буду вести себя абсолютно
самостоятельно, то он перестанет любить меня.
Психолог: Это действие совершается, чтобы усилить потребность в
признании. Чем больше Вы получаете влияния от другого человека, тем больше
стараетесь сами влиять на него, а если от партнера не следует реакции, то Вы
стараетесь еще больше. И в итоге устаете. Это, конечно же, радикально, Вы
устанавливаете себе предел. Ваша вера в то, что кто-то будет любить Вас,
только если Вы будете как-то влиять на него, тоже радикальна.
Я: И что же мне делать?
Психолог: Сосредоточиться на себе. Подробно выпишите то, что Вам
нравится, также выпишите различия в том, как другие люди смотрят на Вас, и
как Вы сами на себя смотрите. Еще хорошо было бы попробовать действовать
более инициативно, когда Вы подстраиваетесь под настроение собеседника.
Я: Но я обычно действую так, как сама считаю верным.
Психолог: Со всеми людьми одинаково? Правда ли?
Я: Нет. Я немного подстраиваюсь под друга. Не знаю почему. Я уставала
от того, что показывается ненастоящий мой образ, а если пыталась действовать,
как я того хочу, то относилась к другу грубо.
Психолог: Тем не менее, Вы должны показывать настоящую себя. Более
инициативно, без оглядки на других людей, делайте то, что правда хотите.
Нынешние отношения похожи на треугольник, который тычет острыми углами
Вашу душу, но ведь многоугольник с шестнадцатью углами ближе по форме к
кругу, чем, например, восьмиугольник, не правда ли? Чем больше у Вас будет
разных глубоких отношений, тем больше форма многоугольника будет
приобретать форму круга и меньше терзать Вашу душу. Все будет хорошо.
Я (расплакалась): Спасибо.

Правда этого дня и правда жизни

«На самом деле никто меня не игнорировал, это я больше всех других
себя игнорировала».
Я часто использую слова о том, что человек объемен, многогранен. Но в
то же время не могу применить их в жизни. Люди имеют несколько сторон,

48
счастье и несчастье сосуществуют друг с другом, все вещи относительны. На
самом деле никто меня не игнорировал, это я больше всех других себя
игнорировала. К тому, что мой друг меня проигнорировал или пренебрег мной,
была предпосылка. И поэтому я не могла воспринять эту ситуацию никак,
кроме как досадную. И поэтому он отреагировал еще более скверными
словами, чтобы оборвать отношения.
Я надеюсь, что эти строки увидят такие же радикальные люди, как я,
которые думают, что ими пренебрегают и поэтому разрывают отношения. Мы
ведь все имеем несколько сторон. Это вся правда. Проблема не в том, будешь
ты по этой причине продолжать отношения с человеком или нет. Понимаешь
головой, но не доходит до души. Несчастья плавают в самом верху, словно
масло, и правят всем, а счастье где-то там, под маслом, как вода*. И все же
жизнь – это сосуд, который содержит в себе и то, и другое. И это утешает и
радует. Мне грустно, но я живу и выживаю. Это и есть утешение и радость.
*прим.пер.: масло с водой не смешиваются друг с другом, и если их
поместить в один сосуд, то масло всплывет поверх воды, потому что вода
тяжелее и плотнее.

49
Глава 8. «А вот и побочные действия от лекарства»

Мне нравилось проводить время одной. Читать книги, лежа в комнате,


размышляя о чем то, гулять, слушать музыку в автобусе или метро, спать днем
– это все было моим любимым времяпрепровождением. Однако последние две
недели в мою повседневную жизнь прочно вошло слово «скука».
Я в первый раз почувствовала время на работе как что-то мучительное. Я
не могла сосредоточиться ни на чем, мне было сложно даже просто спокойно
сидеть. В итоге в пятницу я отпросилась на полдня. Но даже после этого дома я
продолжала беспокоиться, и скука накрывала меня с головой. Тогда-то я и
начала думать, что это побочное от лекарства и отправилась в больницу, где
мои догадки подтвердили. Я была опустошена. Лекарство принесло побочный
эффект – акатизию.
Акатизия обозначает неспособность спокойно оставаться в одном
положении, не меняя позу из-за внутреннего беспокойства. Сидеть или стоять
на месте было невозможно. Мне сказали, что это нередкий побочный эффект от
психических стабилизаторов.
Я: Возникает ли привыкание к лекарствам?
Психолог: Есть и лекарства, вызывающие привыкание.
Я: Наступил ли тот период, когда у меня должно было появиться
привыкание? Изначально, когда я принимала лекарство, тело расслаблялось, и я
чувствовала себя в безопасности, но сейчас я постоянно как на иголках. Я
читала, что это скука. Прошел примерно месяц с тех пор, как я не могу
сосредоточиться на работе, я не могу терпеть эту рутину. Даже в течение тех
тридцати минут передвижения на автобусе. Это признаки побочных эффектов?
Психолог: Да, это они и есть. Кажется, виной тому то, что Вы увеличили
дозу лекарства. Значит, Вам трудно просто сидеть на месте?
Я: Очень. До невозможности.
Психолог: Вам стоило мне позвонить.
Я: Я думала, что просто не хочу работать и поэтому чувствую скуку, но
неожиданно появились мысли, что это может быть побочный эффект.
Психолог: Все-таки это из-за того, что Вы начала принимать одну целую
таблетку вместо половинки.
Я: Мне очень тяжело.
Психолог: Все ли в порядке, когда Вы ложитесь спать?

50
Я: Если я не приму снотворное или не выпью немного алкоголя, то из-за
беспокойства не могу уснуть. А если все-таки засыпаю, то быстро просыпаюсь,
мне кажется, я сойду с ума. Более-менее спится, если я пьяна.
Психолог: Некоторые компоненты алкоголя снижают побочные действия
лекарства.
Я: Я стала думать, что стала зависеть от алкоголя и лекарства.
Психолог: Сложно Вам пришлось.
Я: Так и есть. Но это немного отличается от депрессивного состояния.
Как будто замедлилось мое чувство восприятия. И еще, после того, как я начала
принимать лекарство, я перестала спать днем. Даже если засыпала, то спала
настолько чутко, что было непонятно, сон это был или явь.
Психолог: Я дам Вам одно лекарство сейчас (выпила на месте). Как Вы
чувствовали себя в эмоциональном плане?
Я: Я была чувствительной.
Психолог: У Вас не было другого выбора. Занимались ли Вы спортом
или физическими нагрузками?
Я: Нет, не занималась. После работы шла домой пешком. Тогда немного
отлегало от сердца. В рабочее время постоянно выходила наружу. Почему же
Вы не сказали, что есть такой побочный эффект?
Психолог: Я сам принимал это лекарство одно время. Обычно побочка не
появляется от небольшого увеличения дозы. Я также прописал Вам лекарство,
которое сдерживает побочные эффекты и сказал принимать его утром и
вечером. Оно не помогало, если Вы пили его по утрам?
Я: Помогало. Но меня клонило в сон. Поэтому было очень трудно. В
дневнике я только об этом и писала: «Не могу сдержать беспокойство и
тревогу».
Психолог: Как Вы думаете, почему так происходит?
Я: Вначале я думала, что это потому, что я стала слишком активным
человеком. Но при этом, желая побыть одной, на деле ненадолго расслаблялась,
а потом снова поддавалась скуке. Сердце как будто выставило шипы, и
отношения с окружающими ухудшились.
Психолог: Вы были чувствительны, потому что Ваше состояние не было
хорошим. Когда Вы пришли две недели назад, я посоветовал увеличить дозу
лекарства, чтобы Вы не слишком погружались в ненужные мысли, но не
подозревал, что тело не примет этого.
Я: Это можно урегулировать?

51
Психолог: Конечно.
Я: Из-за того, что я четко ощущаю беспокойство, если не приму
лекарство, я мучилась от тревоги, что мне только и останется, что дальше
принимать его.
Психолог: Прошло чуть больше трех месяцев с начала приема лекарств.
Обычно время лечения зависит от симптомов, но чем короче время, когда Вам
тяжело, тем короче время лечения. Что Вы думаете о том, чтобы увеличить
время лечения?
Я: Хорошо. Мне кажется, я постоянно говорю Вам об одних и тех же
проблемах, а Вы каждый раз одинаково отвечаете на них. А еще, кажется, что
это из-за того, что мой характер не меняется.
Психолог: То, что Вы только что сказали, – очень важно. До сих пор Вы
не осознавали этого, но теперь поняли и приняли тот факт, что постоянно
совершаете один и тот же выбор, и это осознание – само по себе часть лечения.
Я: Это ведь все, потому что я у меня нет середины в моем черно-белом
мышлении. Поэтому я хотела хоть раз выбрать что-то посередине. И не хотела
заканчивать отношения с другом, с которым мы поругались, вот так. Поэтому
рассказала другу все как есть. «Я подумала, что ты смотришь на меня свысока,
а еще из-за моей радикальности у меня было всего два выхода: либо понять
тебя, либо не общаться вовсе». После того, как я все рассказала, мне стало
спокойно на душе, и мы все разрешили с тем другом.
Психолог: Хорошо вышло. Возможно, таких отношений у Вас до этого
не было. Когда Вы поступаете подобным образом, то Ваше чувство свободы
расширяется, и Вы делите ответственность друг с другом. Вы должны
понимать, что смело выговорить все это – очень хороший способ разрешать
что-либо. Можете списать все, что случилось, на лекарства, ничего страшного.
Я: Мне становится спокойнее. Я вообще не работала. Это ужасный
побочный эффект, правда.
Психолог: На профессиональном языке это называется акатизия.
Я: Акатизия, значит. Знаете, даже когда мне не сиделось на месте, я
думала, что нельзя вот так бездельничать, и чем-то занималась. Я ведь
маркетолог, но захотела попробовать себя в монтаже и начала слушать лекции
по монтажу.
Психолог: Это было возможно?
Я: Было сложно. Мне кажется, это было возможно, потому что я
выпивала немного алкоголя перед тем, как слушать лекции. И все же интересно

52
было планировать книгу. Я написала три страницы, и это было интересно. Я
планирую написать свою книгу. Эти вещи стали небольшим утешением, как
оказалось.
Психолог: А тату Вы тоже сделали под влиянием побочных эффектов?
Я: Я не уверена. Я планировала это, но в то же время думала, что просто
хочу тату и все.
Психолог: Я смотрю, сделали только на одной руке.
Я: Да.
Психолог: Каким образом Вы проверяете любовь другого человека к
себе?
Я: Говорю, что мне неспокойно. «Я тебе нравлюсь?» или «Не знаю, что
такое, но мне неспокойно». Выражаю таким образом.
Психолог: И все же хоть не молчите. Лекарство сильно повлияло на
Вашу душу и тело.

Пусть и небольшой в этом смысл

«До сих пор Вы не осознавали этого, но теперь поняли и приняли тот


факт, что постоянно совершаете один и тот же выбор, и это осознание –
само по себе часть лечения».
Я всегда списывала боль или неудобства со счетов как неординарность.
Всегда впереди стоял самоконтроль, даже перед болью. Даже ощущая боль так
ясно, я наперед заботилась о взглядах других людей. На самом деле мне не
хотелось казаться необычной, я думала, что все стерплю. Мне было стыдно.
Поэтому и побочные действия я осознала с опозданием.
Я постоянно думаю, что несчастна, жалею себя, но сегодня я хочу себя
утешить. Себя, которая, даже испытывая боль, не может ни высказать, ни
почувствовать этого. Для которой, чтобы осознать это наконец, нужно, чтобы
тело и разум разными способами кричали о том, что мне больно. Которая в
этом винит саму себя. Я всегда мишень для себя же. Меня может утешать кто-
либо, но в итоге именно я сама тычу по больному. Поэтому, чем больше я
«царапаю» кого-то другого, тем больше травм получаю сама. И все же, как бы
то ни было, я пытаюсь стать центром своей же вселенной. И так как я поняла
симптомы побочки, эта неделя не была бессмысленной.

53
Глава 9. «Чрезмерное давление на внешность и театральное
расстройство личности»

Психолог: Как прошла Ваша неделя?


Я: Мне стало лучше (исчезли симптомы побочных эффектов).
Психолог: Какова была реакция окружающих на это?
Я: На прошлой неделе я часто говорила коллегам, что собираюсь
уволиться. Но в этот раз рассказала им о побочных действиях и о том, что
думала, что мне тяжело из-за работы, а на самом деле тяжело было из-за
лекарств. У парня спросила, была ли я очень чувствительна, он сказал, что
несильно. Мне полегчало, когда я это услышала.
Психолог: Если посмотреть на ситуацию наоборот, выходит, на прошлой
неделе Вам было очень некомфортно.
Я: Да, вероятно. Но у меня по-прежнему нет желания работать.
Психолог: Что-то случилось?
Я: Нет, ничего особенного. Знаете, я пришла сегодня поделиться с Вами
тем, чем не делилась ни с кем. Может показаться, что в моих словах ничего
стоящего нет, но для меня это большой комплекс. У меня ведь низкая
самооценка, поэтому я считаю очень важным то, как я выгляжу в глазах других
людей. Мне, правда, стыдно, но мой комплекс по поводу внешности и давление
от этого просто огромны. Мне не нравится мое лицо. Например, я не
встречаюсь со знакомыми своего парня, потому что боюсь получить от них
оценку моего лица.
Психолог: Оцениваете ли Вы сами внешность других людей?
Я: Оцениваю ли я других?
Психолог: Да.
Я: Конечно. Я много раз подвергалась оценке своего лица, знаете ли.
Психолог: То есть, подвергались?
Я: Это немного забавное слово в этом контексте, но я ощущала себя
именно подвергнутой оценке. Как будто насильно. Я могла бы не придавать
большого значения, но эти слова такие колкие. Поэтому я бы хотела, чтобы
никто не рассуждал о внешности. Мои слова могут быть бессвязными, потому
что я набиралась смелости, чтобы их произнести, но скажу как есть. Многие
девушки говорили мне, что я красива, но среди парней таковых было немного.
Я не очень популярна. Например, бывало, девушки-коллеги с работы

54
представляли меня другим людям как «самую красивую в компании». Мне это
ужасно не нравится. Это ведь выльется в оценку моего лица. Прошлым летом я
с подругой и ее знакомым встретились однажды. И подруга представила меня
как самую красивую в нашей фирме. Поэтому я сказала ей: «Что ты говоришь,
это неправда!» А она ответила, что это объективная оценка, и перешла на
другую тему. Однако ее знакомый смутил меня словами: «Вам говорят, что Вы
самая красивая в фирме?» – словно насмехаясь.
Психолог: Вы восприняли эти слова как издевку?
Я: Да. Он сказал, что я не в его вкусе. Я растерялась и разозлилась. И
таких случаев много. Поэтому я думала, что, видимо, мое лицо
непривлекательное для мужчин. Но принять это сложно и не хочется совсем.
Это вылилось в чувство неполноценности и превратилось в комплекс. Вы
понимаете, о чем я говорю?
Психолог: Да.
Я: Тогда почему у Вас выражение лица, как будто Вы ничего не поняли?
(Откуда такая дерзость)
Психолог: Нет-нет, просто все немного запутанно.
Я: Мой парень говорит, что я – его идеальный тип. Вероятно, я выгляжу
красивой для него. Поэтому он много рассказывает обо мне другим, а мне все
меньше хочется видеться с окружающими. Вчера, гуляя с собакой, я дошла до
дома, где живет мой парень. Он живет с двумя коллегами. Я думала, у него
дома никого, но они были дома все трое. А я была практически без косметики.
Внезапно сердце начало бешено стучать, и я не смогла даже в глаза им
взглянуть. Поэтому быстро поздоровалась и выбежала из дома. Вышла и
сказала парню: «Я слишком стесняюсь, было много людей». И он ответил, что
верно, людей было больше, чем должно было быть. Это встреча была
позорнейшей.
Психолог: Вам нужно удовлетворять все ожидания касаемо Вашей
внешности?
Я: Это настолько субъективная сфера, что я не смогу удовлетворить ее
никак. Я понимаю это, но на деле ничего не удается. Я ужасно упрекаю себя по
этому поводу. Например, те же знаменитости ведь не могут нравиться всем. Так
почему люди должны все считать меня красивой? Я знаю, что это не имеет
смысла. Ненавижу это, но не могу исправить.

55
Психолог: Вы сказали, что девушки часто говорят Вам, что Вы красивы,
а молодые люди – нет. Получается, Вы смотрите на свою внешность взглядом
мужчин?
Я: Да. Поэтому мне не нравится мое лицо.
Психолог: Вы когда-нибудь задумывались о пластических операциях?
Я: Я хотела сделать операцию на нос и скулы.
Психолог: Узнавали ли что-то на деле?
Я: Да, узнавала. Даже получила консультацию в клинике пластической
хирургии.
Психолог: Тогда почему не сделали?
Я: Я подумала, что неужели мне это действительно нужно. Мое
стремление принять и полюбить свое лицо победило.
Психолог: Вы не думали о себе, что достаточно красивы?
Я: Бывало, что думала, но в основном нет. Также я встречаюсь с
некоторыми друзьями, и мы пишем разные сочинения и тому подобное. Но
ведь мои друзья – это не те, перед кем я должна стараться выглядеть хорошо.
Поэтому я комфортно проводила с ними время, но внезапно мое «мышление
жертвы» заработало. На прошлой неделе мне показалось, что двое друзей-
парней относились к моей подруге лучше, чем ко мне. Она изначально
пользовалась популярностью, поэтому я подумала, что она нравится обоим. А
я, видимо, нет. «Наверное, это потому что во мне нет никакого очарования и я
некрасива», – подумала я. Из-за этих мыслей впала в такое состояние, что сама
страдала (как мне трудно это писать, я словно какая-то сумасшедшая). Я
ненавидела себя за эти мысли.
Самое странное, что если бы я отправилась на встречу с новыми людьми,
и никто бы не уделил мне внимания, то я, кажется, сошла бы с ума. Я не
оценивала противоположный пол по своим стандартам, а сама ждала оценки.
Но самое смешное, что я хочу, чтобы парни интересовались мной, даже если
они мне не симпатичны. О, ужас, я ненавижу себя, что со мной не так?
Психолог: А что, если на встрече с незнакомыми девушками Вам никто
ничего не скажет по поводу внешности?
Я: Мне все равно.
Психолог: Правда?
Я: Нет, стойте!
Психолог: Что, если похвалят только других, а Вам ничего не скажут?

56
Я: О, я буду ревновать. Да, определенно. Даже если это будут девушки.
Поэтому я однажды даже приревновала к девушке из нашей компании.
Психолог: Вы не пытались как-то больше наряжаться из-за этого?
Я: Нет, такого не было. Психолог, таких людей, как я, нет больше, верно?
Психолог: Очень много.
Я: Много? Был кто-то еще, кто рассказывал такое Вам? Мне сейчас так
стыдно.
Психолог: Бывали. Были те, кто рассказывали все без прикрас, были те,
кто рассказывали обходными путями.
Я: Получается, я рассказала все напрямую?
Психолог: Верно. Некоторые придают особое значение только
внешности, а некоторые только внимаю со стороны других людей.
Я: И правда. Мой комплекс – мое лицо и отсутствие очарования. Я
думаю, что во мне ничего очаровательного нет.
Психолог: Те, кто думают, что имеют как-либо очарование, как раз
придают больше значения вниманию других людей. Но комфортно ли им, если
они будут потихоньку сдвигать свой фокус с этой точки?
Я: Почему так происходит? Я хочу избавиться от этого.
Психолог: Слышали ли Вы об истерическом расстройстве личности?
* Прим. пер.: Истерическое расстройство личности – расстройство личности,
характеризующееся неиссякаемой потребностью в получении внимания, неустойчивой
самооценкой, переоценкой значимости пола, наигранным поведением и др. Это
расстройство также называют истероидным, сценическим, театральным; встречается
название «демонстративная личность».
Я: Нет. Является ли моя ситуация истерическим расстройством
личности?
Психолог: Есть предрасположенность к ней. Вам нужно быть главной
героиней, куда бы Вы ни шли.
Я: Абсолютно точно, это оно.
Психолог: Обычно существуют два вида расстройства. Первый – носить
откровенную одежду, чтобы казаться более привлекательной или наращивать
мышечную массу в случае мужчин. Второй – верить в то, что если ты не
станешь главным героем в каких-то ситуациях, то другие не будут тебя любить,
и ты сам будешь корить себя за это.
Я: Выходит, я второй тип.
Психолог: Да. Тот факт, что Вы осознаете это, уже может служить
доказательством. Обычно люди не осознают.

57
Я: Я осознаю это очень хорошо. Я настолько погружена в эти мысли, что
даже незначительные слова слышаться, как раскаты грома. К примеру, на
встречах с друзьями, с которыми мы пишем разные тексты, я не использую
линзы, а ношу очки, и реакция людей на это хорошая. Один человек сказал, что
я выгляжу мило в очках и чтобы я ходила так все время. Получается, что без
очков я выгляжу не очень, разве не так?
Психолог: Думаете? Думаете, он это имел в виду?
Я: Радикально, не правда ли. Но, в любом случае, настроение было
испорчено. Потом мы сфотографировались все вместе, и моя подруга сказала,
что на фото я совсем не такая, как в жизни. Поэтому она спросила у парней,
мол, не правда ли это. А они ответили, что я выгляжу одинаково, что на фото,
что в жизни. Только один сказал, что я на фото получаюсь лучше. И у меня
испортилось настроение.
Психолог: А Вы думаете, что плохо получаетесь на фото?
Я: Да. Я подумала, что то фото вышло странным. И поэтому подумала,
что, видимо, я просто некрасивая.
Психолог: Становитесь ли Вы по-настоящему некрасивой из-за этих
слов?
Я: Думаю, что да. Ведь я радикальна во всем. Ох, помереть хочется.
Психолог: Но, похоже, Вы всегда стараетесь скрыть то, что у Вас
испорченно настроение?
Я: Скрыть?
Психолог: Пытаетесь скрыть плохое настроение еще больше из-за того,
что осознаете это.
Я: Люди говорят, что я честная. Но, поразмыслив правда ли я такая
честная, я поняла, что эту часть меня я никому не показываю и прячу ее.
Поэтому я хотела рассказать все сегодня. Потому что всегда прячу, делаю вид,
что все нормально.
Психолог: Всегда сложно что-либо признать. Знаете, почему я сказал,
что мне показалось, будто Вы скрываете это? Помните, в начале лечения Вы
заполняли вопросник на 500 вопросов? Это был тест на характер. Однако в нем
не выявилось наклонностей, о которых Вы рассказали, поэтому я не
предполагал такого развития событий.
Я: Чего не предполагали?

58
Психолог: Что у Вас есть склонность к давлению на вашу внешность и
зависимость от оценок других людей. Этого не выявилось при обследовании. И
я не чувствовал этого в наших беседах.
Я: Получается, я слишком хорошо это спрятала?
Психолог: Точно (ха-ха-ха). Бывает же, когда Вы переживаете, что
другие не посчитают Вас красивой. Но если рассуждать по Вашей логике, то
получается, что «некрасивая» значит «уродливая».
Я: Да. Если я кому-то не нравлюсь, значит, я просто не очаровательный
человек.
Психолог: Вам не кажется, что Вы это уже слышали? Что уже
чувствовали?
Я: Что именно?
Психолог: Бесконечное двойственное мышление.
Я: А, то, что я радикальна.
Психолог: Все хотят быть главным героем. Хоть есть и те, что хотят
стать героем второго плана. Но Ваша форма мышления – между главным
героем и массовкой. Как только меня сместят с позиции главного героя...
Я: То я стану простым прохожим?
Психолог: Да. Словно все о Вас забудут, и никто не будет о Вас знать.
Я: Выходит, я очень радикальна. Почему я стала такой? (каждый раз, как
знак повторения в нотной грамоте: каждый раз спрашиваю и забываю).
Психолог: Хм... Сложно выразить одним словом. Ваша точка зрения
слишком узкая и самоунизительная. Вы не можете смотреть широко и с разных
точек зрения, поэтому Вам удобно выбрать что-то из двух вариантов.
Я: Мне еще сложно понять это, но я постараюсь быть честнее. И запишу
это в дневник сегодня. Если честно, я боюсь, что разонравлюсь своему парню,
если его друзья скажут, что я некрасива.
Психолог: Вы что наложили на своего парня заклинание, чтобы бояться
такого?
Я: Нет, просто он с самого начала во мне души не чаял.
Психолог: А Вы?
Я: И я тоже. А, и правда. Это не изменилось из-за мнения других.
Психолог: А слышали ли Вы о театральном расстройстве личности*?
*Прим. пер.: В психологии и психотерапии выделяется такое научное понятие, как
театральное расстройство личности. У людей с таким расстройством наблюдается
склонность к драматизму. Их эмоциональное состояние в крайней степени не

59
устойчиво. Самооценка искажена и целиком зависит от того, одобряем ли человек
окружающими.
Чувство собственного достоинства часто спрятано настолько глубоко, что не
может иметь какого-то значения. Поведение таких людей становится напористым или
вызывающим. Человеком движет желание оказаться в центре внимания. У женщин
театральное расстройство личности выявляется гораздо более часто, нежели у мужчин.
Я: Это оно?
Психолог: Нет, видна расположенность, но все не совпадает на 100
процентов. Единственное, мне кажется, что Вы боитесь быть сдвинутой с
«главной сцены». Даже сдвигаться можно постепенно, по одной ступеньке, а
Вы воспринимаете это, как будто кто-то схватил Вас и велел немедленно
спуститься. Вы вызываете более большой страх и тревогу, чем есть на самом
деле. Это один из видов давления.
Я: Я хороша в объективном суждении. Я знаю, что я не уродлива. Но
знаю, что и не красавица. Понимаю, что я самая обычная, и от этого ненавижу
себя еще больше.
Психолог: Знаменитости ведь часто так говорят.
Я: Кто, например?
Психолог: Человек, вроде Чан Дон Гона (популярный корейский актер)
говорит нелепость о том, что его лицо совершенно обычное, например.
Я: И правда, бессмыслица.
Психолог: Но он ведь может правда так думать о себе. И то, что Вы
сейчас сказали, может быть похоже на эту нелепость. Если есть кто-то, в чьих
глазах Вы очень красива, то, услышав эти слова, ему может показаться, что Вы
много о себе возомнили.
Я: Я хочу от этого избавиться, что мне делать?
Психолог: Даже если насильно?
Я: Бывало, что я выходила на люди, совершенно не заботясь о
внешности, потому что не хотела получать оценку от других. Не наносила
макияж, носила балахоны. Я не получала душевных ран и мне было комфортно.
Психолог: Вы не получали признания, когда так ходили?
Я: Нет, кажется, такого не было.
Психолог: Или кто-то говорил, что Вы были красивы в тот день.
Я: А такое бывало.
Психолог: Тогда до какой степени мы должны избавиться от Вашей
зависимости?

60
Я: И правда. Было время, когда мне были симпатичны больше девушки,
чем парни. Тогда-то я ненадолго избавилась от необходимости быть оцененной
мужчинами. Мне не нужно было выглядеть хорошо в глазах парней, было все
равно, нравилась я им или нет, потому что мне нравились девушки. И душевно
мне было комфортно тогда.
Психолог: Так как Вы думаете, что не уродливы, но и не красивы, можно
ведь так же рассуждать и в этом случае: «Я ни на этой, ни на той стороне, а где-
то посередине».
Я: Тогда все будет нормально?
Психолог: Вы можете думать так: «Я примерно на этом уровне, а у
людей разные стандарты, значит, они могут судить обо мне с разных сторон».
Я: Психолог, я много упражняюсь в этом. Потому что прекрасно
понимаю. Но в такие неожиданные моменты, как, например, встреча с друзьями
парня, я не вспоминаю об этом.
Психолог: Это нормально, что возникает какая-то ноша. Если бы Вы
много хвалили своего парня, то он тоже мог бы чувствовать бремя, как Вы
сейчас. Но Вы все продолжаете думать, что обязаны оправдать ожидания...
Я («рвя на себе волосы»): Нет, ну, какие ожидания. Кто от меня чего
ждет? Нет слов, правда.
Психолог: Это не проблема, от которой нужно бежать, а ситуация,
которой нужно наслаждаться. В зависимости от настроения наряжаться и
выходить куда-то, а, когда не хочется, не наряжаться, и пусть люди сами
решают, оценивать им Вас или нет.
Я: Я делаю это, потому что хочу получить внимания?
Психолог: У Вас много страха перед получением внимания, но нет такой
склонности в характере изначально. Как я говорил, если есть склонность, то она
должна вылиться в действия. Например, смелой одеждой или вычурным тату.
Я: Получается, у меня ничего такого не наблюдается?
Психолог: Да, только страх быть не главной героиней. И еще не
обязательно думать, что нельзя показывать какую-то свою сторону, что нужно
держать в секрете; Вы слишком отрицательно смотрите на это. Мы все ведь не
разгуливаем в красивой одежде каждый день. Бывает, что выходим куда-то из
дома, одетые как попало. В какие-то дни выглядим красивее, чем обычно, а в
какие-то нет. Эту ситуацию можно менять и так и эдак, не обязательно думать о
том, как другие будут на Вас смотреть, и почему Вы вообще об этом
задумываетесь. Вы будете разочаровываться иногда. Может, будете думать: «Я

61
им неинтересна? Что-то не так?» Но это не обязательно значит, что эти люди
Вас не любят, или что Вы некрасивы.
Я: Я слишком долго жила с радикальными мыслями и забываю, что надо
перестать так жить. Вы сказали мне поменять направление и попробовать
создать «мир посередине». В таких случаях, как этот, тоже стоит попробовать
так рассуждать?
Психолог: Существует несколько способов. И взгляды у всех разные.
Я: Мне нравятся лица, противоположные моему. Я не знаю, мой ли это
вкус, или я просто смотрю на лица «мужским» взглядом.
Психолог: Вероятно, это потому что в них Вы видите что-то, чего нет у
Вас.
Я: Я хочу полюбить свое лицо, но мне нравится совершенно другой тип,
и поэтому я не считаю себя красивой. Иногда бывает, что думаю: «О, а я
ничего», но, слушая комплименты по поводу внешности, думаю, что нет, Вы не
правы.
Психолог: Как Вы и сказали, люди, делающие Вам комплименты,
красавицы и тип лиц, который Вам не нравится, тоже, должно быть, красивый.
Я: И здесь все радикально.
Психолог: Можно просто говорить, что это Ваш вкус. А Вы ведь первая
заговорили о внешности. Вы молодец, что рассказали все и, возможно, Вам
немного полегчает на душе.
Я: Сейчас я чувствую себя очень легко.
Психолог: На самом деле страх растет еще больше, если о нем знаешь
только ты один. Выговориться, как Вы сделали сейчас, может быть намного
лучше, чем мучиться в одиночку. А если Вы не хотите видеться с парнем или
друзьями, то и не нужно себя заставлять.
Я: Я боюсь оценки, которую услышу при встрече. Мне ужасно не
нравится, когда говорят, что я некрасивая.
Психолог: Может, Вам станет комфортнее после того, как Вы однажды
это услышите?
Я: Может быть.
Психолог: Если Вам скажут «Вау, да ты красотка!», то Вам ведь
постоянно нужно будет соответствовать этой похвале.
Я: А... Действительно. Обычно девушки, столкнувшиеся с такой болью,
делают много пластических операций?

62
Психолог: Да. Среди людей с театральным расстройством личности есть
люди, подхватившие расстройство деформации тела. Они постоянно думают,
что с ними что-то не так. Например, свое отражение в зеркале видят, как что-то
сморщенное.
Я: Ах, не хотелось бы до такого дойти.

Парадоксальная я

«На самом деле страх растет еще больше, если о нем знаешь только ты
один. Выговориться, как Вы сделали сейчас, может быть намного лучше, чем
мучиться в одиночку».
Будь я полненькой или не красавицей, я хочу полюбить себя. Однако
общество делит лица и тела между превосходством и неполноценностью. Если
я сбрасываю вес, папа и старшая сестра сравнивают меня с прошлым и хвалят,
что похудела. На самом деле это ни разу не здорово выглядит и настроение не
очень, но я чувствую, что стройная я более уверена в себе.
Я думала, что хорошо ли быть стройной для здоровья, но пришла к
выводу, что чувствую себя подавленной, и мне это не нравится. Не могу
носить, что хочу, потому что думаю, что буду выглядеть некрасиво. Так я стала
зависеть от веса. Общество пристально следит за мной, и я, хоть и не могу
вырваться из этой пучины, но очень хочу этого. Но при этом не хочу толстеть.
Не имею представления, почему мы должны чувствовать себя
неполноценными и подстраиваться под общественные стандарты. Неправы
ведь люди, смотрящие свысока на других. Большинство ведет себя так, я в том
числе, и от этого тошно. Ненавижу себя за то, что не могу избавиться от этого;
что если встречаю кого-то, превосходящего меня, то падаю духом, а если кого-
то превосхожу уже я, то чувствую себя уверенно и комфортно.

63
Глава 10. «Почему я тебе нравлюсь? Даже если буду вести себя
вот так? Даже так?»

Недавно прошла тест на самооценку, гуляющий по интернету, вышло


минус 22 балла. Я знала, что у меня низкая самооценка, и, на самом деле,
результат, кажется, стал выше, чем на проверке пару лет назад. Я прихвастнула
этим перед друзьями и семьей, но на самом деле чувствовала себя нехорошо.
Потому что большинство вопросов были как раз на те темы, о которых я всегда
задумываюсь: новые ситуации, мой образ, который видят другие, враждебность
и другое. Эти вопросы за долгое время пустили во мне корни, и мне казалось,
что этого не изменить. Поэтому я растерялась и взгрустнула. Мне сложно
представить себя, что получает признание и теплоту от незнакомых людей. И я
не знаю, как не винить себя в недостатках и ошибках.
Психолог: Как прошла Ваша неделя? Вы встречались с парнем и
друзьями?
Я: Нет, не встречалась. Парень прочитал мой пост о давлении на
внешность и сказал, что удивился. Что представления не имел. И сказал не
видеться с друзьями, если я этого не хочу. Но после того, как мы поговорили,
мне полегчало, но стало стыдно.
Психолог: Само собой. Конечно, Вам стыдно, потому что Вы
рассказывали о чувствах, которые скрывали несколько лет. Думайте об этом
как о переходном периоде.
Я: Я думала, я честный человек, но поняла, что было много всего, что я
просто терпела. Например, мой пост о внешности парень читал вслух, передо
мной. Мне было так стыдно и не нравилось это, но мысленно я думала: «Нет, не
противься, ты должна это принять». Но перед этим на автомате я ведь
подумала, что мне не нравится, что он читает вслух. Поэтому я, следуя первым
эмоциям, попросила его читать про себя. В последнее время я стараюсь долго
не думать и сразу говорить, что чувствую.
Психолог: Таким образом, Вы можете стать импульсивной.
Я: Это правда. Еще я пытаюсь исправить привычку радикально
рассуждать. На работе есть одна близкая подруга, мы делимся друг с другом
трудностями или какими-то эмоциональными вещами. Однажды было время,
когда я была очень занята, и совершенно не было лишней минуты, а она
рассказывала мне что-то. Это было тяжело и сложно слушать. Если бы я

64
рассуждала по своей исходной схеме, то подумала бы: «Насколько она смотрит
на меня свысока, что просто так вываливает свою историю. Я что, сборник
чужих эмоций?» Или подумала бы, что, наверное, я просто сама по себе
простодушная и глупая. Но в этот раз я подумала так: «Она рассказывает мне
все, потому что ей со мной комфортно, и я хорошо выслушиваю, а не потому,
что она смотрит на меня свысока».
Психолог: Здорово было бы, если бы Вы еще немного повернули и
открыли этот кранчик.
Я: Каким образом?
Психолог: В сторону повышения самооценки. В этой же ситуации вполне
нормально думать что-то, вроде: «Как и ожидалось, такое она может
рассказывать только мне». Кроме Вас ведь это никто не услышит.
Я: Думать вот так – высокомерно?
Психолог: Хотелось бы, чтобы Вы немного наслаждались этой свободой.
Я: Никто меня не услышит? И еще, говоря о самооценке, я вспомнила
кое-что. Я часто думаю: «Черт возьми эту самооценку». Почему меня так
волнует высокая она или низкая? Но в книгах ведь часто пишут что-то, вроде:
«Получать любовь и любить других, возможно, только после того, как
полюбишь себя. И если ты игнорируешь сам себя, то и другие будут». Я
подумала, что в этих словах нет смысла. Я так долго ненавидела себя, но всегда
был кто-то, кто любил меня. И, пусть я не любила себя, но других людей я
люблю. Разве тут есть связь с самооценкой?
Психолог: Возможно, Вы смотрите на любовь немного по-другому.
Я: Даже если я не люблю себя?
Психолог: Верно. Сперва Вы начинаете подозревать. Например, Вы не
думаете, что красива, но, когда другие делают комплименты Вашей внешности,
то Вы можете задуматься, почему тот человек так себя ведет, есть ли злой
умысел? И наоборот, когда Вы довольны своим внешним видом, то примете все
как должное. Кажется, вопрос не в том, есть ли связь с самооценкой или
фактом, что «кто-то меня любил», а в том, как Вы это воспринимаете.
Я: А... Выходит, это вопрос восприятия. То есть, если самооценка выше,
то все будет протекать положительней?
Психолог: Например, Вы кому-то нравитесь. Тогда ведь есть разница
между «Мне тоже нравятся некоторые мои качества, может, стоит попробовать
поддерживать отношения?» и «Почему ему нравится кто-то, вроде меня?
Странный какой-то».

65
Я: Ага... Все верно.
Психолог: От самооценки зависит, как Вы воспринимаете искренность
других людей. На самом деле не существует каких-то особенных способов
поднятия самооценки. Все может начаться с осознания, что в определенной
ситуации я отреагировала бы так, но на деле среагировала по-другому. Потому
что признать что-то и не суметь этого сделать – разные вещи.
Я: Вообще я не знала, что настолько радикальна. Даже если кто-то
говорил мне об этом, то я думала, что они просто плохо меня знают.
Психолог: Существуют два вида людей. Говорят же, что
противоположности притягиваются. Тот, кто принижает себя, и тот, кто ставит
себя выше других. Но если надо найти золотую середину, то разве не больше
вероятность, что со временем лучше станет тому, кто был с низкой
самооценкой, чем тому, кто с завышенной?
Я: Сложнее ли тем, у кого сильная привязанность к себе?
Психолог: Они не чувствуют нужду в лечении. И им сложно слушать
кого-то, потому что те опускают их самооценку и не дают ею насладиться.
Бывали случаи, когда сюда приходили, чтобы получить признание в том, что
они действительно хороши. Они чувствуют, что другие завидуют им.
Я: И правда, сложно таким людям исправиться. Если они воспринимают
все как зависть.
Психолог: Чтобы преодолеть низкую самооценку, некоторые пробуют
создать еще одно «я» в себе или пытаются спрятать те стороны, которые им
самим в себе не нравятся, и вытащить на свет противоположные. Они делают
вид, что у них все в порядке с самооценкой, но так же легко получают
душевные травмы.
Я: Вот как.
Психолог: Маниакальный синдром* часто возникает у тех, кто
впоследствии заболевают манией величия. Симптом возникает, потому что
люди с крайней стадией депрессии пытаются ее победить. Если есть человек, о
котором вчера Вы думали, что он нормальный человек, а сегодня Вам
показалось, что он сошел с ума, то велика вероятность, что это маниакальный
синдром. При медленном развитии шизофрении этот синдром возникает
неожиданно. В совершенно крайних случаях эти люди мнят себя богами.
Прячутся, потому их преследует мысль, что кто-то собирается нанести им вред.
* Маниакальный синдром – синдром, характеризующийся триадой симптомов:
повышенное настроение по типу гипертимии, идеаторное и психическое возбуждение в виде

66
ускорения мышления и речи, двигательное возбуждение. Для маниакального синдрома
также характерно, но проявляется не всегда: усиление инстинктивной деятельности
(повышение аппетита, сексуальности, усиление самозащитных тенденций), повышенная
отвлекаемость, переоценка собственной личности (достигающая иногда бредовых идей
величия).
Я: Получается, они сходят с ума в прямом смысле (не имею
представления, почему разговор зашел о маниакальном синдроме).
Психолог: Но это ненадолго. Когда к ним возвращается рассудок, они
могут страдать еще больше.
Я: Они пытаются сбежать, потому что им не нравится бытие?
Психолог: Да. Люди, что смиренно посещали церковь, в какой-то момент
мнят себя Богом. Думают, что могут помочь другим.
Я: Вот оно как... Я переживаю по одному поводу (видимо, мне было
настолько неинтересно, что сменила тему).
Психолог: По какому?
Я: Я хочу меньше пить. Если я много пью, то из-за атопии вылезает
аллергия. Вчера я перепила, и утром кожа была в плохом состоянии, мне было
так стыдно перед собой.
Психолог: С каких пор Вы хотите пить меньше?
Я: Постоянно. Однако как наступает вечер, и я прихожу домой, то, как
будто само собой разумеющееся, пью.
Психолог: Чем Вам помогает алкоголь?
Я: Я наслаждаюсь туманным состоянием.
Психолог: Вам становится легче?
Я: Да, становится, и тексты пишутся лучше.
Психолог: То есть это может быть Вашим инструментом, чтобы написать
что-то?
Я: Только частично (бывало, что я пила, потому что хотела что-то
написать, но правда редко).
Психолог: Но разве полное опьянение – это то состояние, в котором Вы
будете что-то писать?
Я: Нет. Когда я пьянею, то там ни до написания текстов, ни до чего-то
другого. Я пью, не сдерживаясь.
Психолог: Даже если пьете в одиночку?
Я: И такое бывает, но в основном я не могу воздержаться от алкоголя в
кругу друзей, которые любят выпить.
Психолог: Тогда достаточно будет с ними не видеться.

67
Я: Наверное. Были ли люди, которые приходили, потому что хотели
бросить пить?
Психолог: Да.
Я: Что они делают для этого?
Психолог: Если они настолько привязаны к алкоголю, что чувствуют
себя некомфортно после одного дня воздержания, то я советую им лечь в
больницу. Если нет, то, бывает, им выдают лекарства, сдерживающие влечение
к алкоголю.
Я: Я тоже хочу принимать эти лекарства.
Психолог: Если причина, по которой Вы пьете, это чувство безопасности,
но после того, как Вы протрезвеете, то приходит ломка, так ведь? Существуют
лекарства, которые не вызывают этой ломки, но дают похожее чувство
безопасности, как при опьянении.
Я: Разве мне не нужно начать принимать лекарства?
Психолог: Верно. И бросать Вы не собираетесь, судя по всему.
Я: Да, я люблю выпивку.
Психолог: Вы просто хотите пить в меру, верно?
Психолог: Да. Еще и вес набирается. Хочу пить на выходных, но не по
будням, но в то же время чувствую, что вру сама себе.
Психолог: Пить по нужде и по привычке – это разное. Вам нужно какое-
то стремление. Если это не поможет, то можно попробовать воспользоваться
лекарствами. Еще попробуйте упорядочить встречи с друзьями-любителями
выпить.
Я: Хорошо...

Жизнь

«Возможно, Вы смотрите на любовь немного по-другому. Кажется,


вопрос не в том, есть ли связь с фактом, что «кто-то меня любил», а в том,
как Вы это воспринимаете».
Я пытаюсь признать и вырваться из своего черно-белого мира. Я по-
прежнему радикально рассуждаю об отношениях с парнем, так как больше
всего за эти отношения боюсь, но верю, что все будет потихоньку улучшаться.
По-прежнему выпиваю. А из-за празднования восьмидесятилетия
бабушки и свадьбы двоюродного брата я пропустила две недели приемов у

68
психолога. По этой причине или нет, но у меня появилась головная боль, слезы
выступают без причины, я в неустойчивом и трудном состоянии.
Читаю, что происходит в обществе, о чем говорят в последнее время,
чувствую, как ослабли тело и душа. Я снова стала чувствительной. Однажды,
гуляя по многолюдной улице, я захотела сделать замечание какому-то дядьке,
который курил сигарету. За полчаса я встретила семерых курильщиков, и все
они были дядьками. Терпеть не могу. Терпеть не могу. Терпеть не могу.

69
Глава 11. «Я не считаю себя красивой»

Психолог: Как Ваши дела?


Я: Все хорошо, но кое-что произошло. Так получилось, что профиль
компании в Instagram, который вела я, стала вести другая команда, и вот я
пролистала их ленту, взглянула на фото, которые они постят, и мне стало так
тоскливо. Мне показалось, что они работают лучше меня и что в компании все
отлично вертится и без меня, почувствовала, как будто мое место в компании
исчезает, и почувствовала себя подавленной. Мне кажется, у меня большой
страх перед конкуренцией.
Психолог: Вы думаете, это конкуренция?
Я: Разве нет?
Психолог: Чувство, как будто Вы выпали из общества?
Я: Да. Страх, как будто потеряла свое место.
Психолог: Это лишь Ваш взгляд на ситуацию. Как в выражении «у
соседей трава зеленее»: разве Вы не воспринимаете слишком как должное то,
что Вы хорошо справляетесь с работой? Не признаете свои способности.
Я: Верно. Не признаю, и каждый день только сожалею об этом. Когда
читаю книги, осознаю свои недостатки и бестолковость, а потом корю себя и
расстраиваюсь.
Психолог: Вы ни разу не признавали себя за что-то?
Я (Слишком надолго задумалась): ...
Психолог: Либо, когда Вы не корили себя, а просто отпустили ситуацию.
Я: Я определяю возможности людей по их деньгам. Еще я прочитала
книгу о матери дочери-лесбиянки, и для матери то, что ее дочь оказалась
нетрадиционной ориентации, было равно тому, что мир рухнул, и казалось
абсолютно ненормальным. Кто-то был согласен с матерью, но я не посчитала ее
дочь ненормальной, и поэтому не почувствовала никаких угрызений совести и
просто продолжила читать ту книгу.
Психолог: Выходит, Вы тепло относитесь к социальным меньшинствам.
Потому что сами считаете себя таковой?
Я: Не уверена, что это теплое отношение...
Психолог: Вы ведь смотрите на ситуацию, словно из своего положения.
Я: Я просто смотрю с точки зрения меньшинства.

70
Психолог: Верно. Но, кажется, что Вы подстроились под какое-то мнение
и если выберетесь из него, то станете анормальной, и поэтому чувствуете
большое давление.
Я: Да. И мне кажется, что побочные эффекты продолжают проявляться.
Психолог: Например?
Я: Вчера я выпила лекарство перед сном и проснулась посреди ночи. Но
внезапно сердце забилось как бешенное, мне стало так тревожно (расплакалась)
и слезы полились вот так, неожиданно. И по результатам проверки у меня ведь
вышел faking bad (симулирование «плохого» состояния в нейропсихологическом
тестировании), так ведь? Поэтому я начала винить себя: «Ты
преувеличиваешь, тебе не так трудно, почему ты себя так ведешь?» Но мне
стало так обидно, что я захотела как-то доказать, что мне правда плохо. Я
выпила снотворное из домашней аптечки и сразу же вырубилась.
Психолог: Это немного другое, нежели faking bad. Если сравнить, то,
например, это, когда Вы действительно нужный человек, а Вы думаете, что
вполне обойдутся и без Вас. Из-за того, что Вам трудно, Вы впадаете в эту
пучину, и она управляет разумом.
Я: Я не знаю, насколько долго это продолжается. Мне крайне трудно. Я
радуюсь, когда удается думать по-другому, но время, когда я занимаюсь
самокритикой, слишком длинное, и ничего хорошего не выходит.
Психолог: Попробуйте заняться тем, чего не пробовали. Кажется, Ваш
способ избавиться от депрессивного состояния и душевной опустошенности
Вам не помогает. Попробуйте что-то более смелое.
Я: Выйти за пределы?
Психолог: Да. Что для Вас является худшим сценарием, если Вы выйдете
за рамки нормы?
Я: Уход с работы.
Психолог: Вот как.
Я: Да. Это все. А еще то, что я набрала пять килограмм с лета.
Психолог: Правда? Это незаметно совсем. Была причина?
Я: Я просто много ела и много пила.
Психолог: Но Вы ведь хорошо пили и до этого.
Я: Это правда. Когда люди глазеют на меня, мне кажется, это потому что
я поправилась. Кажется, что они считают меня пухленькой.
Психолог: Вы думаете так, когда смотрите на себя в зеркало?

71
Я: Да, я пухленькая. И хотелось бы мне быть счастливой пышечкой, но не
выходит.
Психолог: Станете ли Вы счастливее в нынешней ситуации?
Я: Мне кажется, будто люди насмехаются и низко оценивают меня.
Психолог: Вы только что сказали, что хотите быть счастливой
пышечкой, значит, Вы не оцениваете полных людей низко.
Я: Нет, как раз низко и оцениваю.
Психолог: Как людей, которые не следят за собой?
Я: Они просто не выглядят красиво для меня. Поэтому мне не нравится,
что мой парень набрал вес.
Психолог: Может, и тут есть влияние лекарства. Оно не способствует
набору веса, но способствует хорошему аппетиту.
Я: В будущем я буду понемногу избавляться от лекарств?
Психолог: Зависит от случаю к случаю, важно Ваше намерение.
Я: Если я не принимаю лекарства, то мучаюсь. Мне нравится быть не в
депрессивном настроении. Но такое чувство, что тоскливое состояние до
приема лекарств и побочки после заменяют друг друга.
Психолог: Побочные эффекты предстоит урегулировать.
Я: Тогда сделайте что-нибудь!
Психолог: Сделаю. Вам не должно быть некомфортно. Только вот
единственное, Ваша жизнь сейчас ведь тяжела? Словно все рухнуло в пропасть.
Хотелось бы, чтобы Вы думали о лекарствах, как о небольшой помощи в Вашей
ситуации.
Я: Хорошо. Почему головная боль возникает неожиданно?
Психолог: Из-за лекарств, возможно.
Я: Есть кое-что, что я почувствовала при чтении книги «Надменное
чувство»*. Я хорошо знакома с этим чувством и, кажется, хорошо показываю
его другим людям. Однажды я какое-то время проживала в хостеле. В первый
день мне очень понравилась моя соседка по комнате, но на второй день я
встретила человека, который словно смотрел на меня сверху вниз. Конечно же
настроение было испорчено. Через эту книгу я поняла, что из-за низкой
самооценки я воспринимаю отношение другого человека ко мне отрицательно.
Может быть, тот человек просто устал, а я оценила его поведение, будто он
меня в грош не ставит. И я осмысленно признала эту правду.
*прим.пер.: «Надменное чувство» – книга автора и профессора Ким Чан Хо в жанре
психологии, выпущенная в 2014 году.

72
Психолог: Постарайтесь не искать все причины в себе. Иногда можете
просто подумать: «Что за..?» Как Ваши отношения со старшей сестрой в
последнее время?
Я: А, кажется, она изменилась. Если раньше она относилась ко мне, как к
нижестоящей, то сейчас я чувствую, что она воспринимает меня, как равную
себе. Она просит купить ей красивые платья и иногда дает разные советы.
Психолог: Что Вы чувствуете, глядя на такую сестру?
Я: Я не особо думаю о ней. Раньше я почти всегда винила ее во всем и
чувствовала досаду, но в последнее время нет.
Психолог: Похоже, будто Вы принижали себя и возвышали сестру. Если
сравнить с коллегами из фирмы, то Вы видите только то, чего не имеете.
Хвалите их и вините себя.
Я: Но из-за того, что я двуличный человек, в глубине души я презираю
других людей. Отсеиваю их.
Психолог: Хорошо, так и поступайте. Не запрещайте себе так делать.

Свободная смерть

«Ты преувеличиваешь, тебе не так трудно, почему ты себя так ведешь?


Но мне стало так обидно, что я захотела как-то доказать, что мне правда
плохо».
В «Дневнике самоубийцы» автора Хон Сын Хи я прочла строки о
свободной смерти. Меня впечатлили слова о том, что как слово климакс
заменяет слово менопауза, то так и суицид надо заменить на свободную смерть.
И правда, существует множество слов, которые несут очень отрицательный
смысл из-за манеры произношения или впечатления, которые они создают:
аборт, климакс, суицид и так далее.
Суицид как завершение жизни может быть не из-за того, что человек
сдался, а потому что видел в этом еще один вариант. Конечно же тем, кто
останутся, будет неописуемо грустно, но если жизнь была мучительнее смерти,
разве мы не должны уважать хотя бы свободу в том как закончить эту жизнь.
Скорби вовсе не достаточно. Те, кто называют людей, что уважают выбор
умершего, грешниками. Те, кто называют их неудачниками или выбившимися
из строя. Правда ли дождить до самого конца – значит победить? В жизни нет
ни победы, ни поражения изначально.

73
Я решила бросить работу. Жизнь – это ведь американские горки из
плохого и хорошего, поэтому если становится хуже, то мне просто нужно будет
это перетерпеть.

74
Глава 12. «На самом дне души»

Показатель апатии высок. Я не хотела работать. Во время перерыва на


обед я не пыталась захватить внимание других, но мы не сошлись с коллегами в
какой-то теме, и я немного приуныла. Приревновала к подруге, которой все
говорили, что она красива. И беспричинно возненавидела ее. Меня, кажется, не
спасти.
Правда ли я дружелюбный человек? Я не считаю себя хорошим
человеком. Я просто не хочу стыдиться своей восприимчивости и своих
опрометчивых слов или действий.
Психолог: Как Ваши дела?
Я: Не очень.
Психолог: Что случилось?
Я: Мне снова тоскливо и я чувствую апатию. Из-за отсутствия воли я не
могла нормально работать. На прошлой неделе я сказала, что ухожу с работы.
Управляющий спросил, с чем это связано, и я ответила, что с
психологическими и физическими проблемами. Сказала, что посещаю клинику,
он понял мое состояние. А еще сказал, что вот так бросить работу может
усугубить мою тревожность. Велел отдохнуть следующую неделю и сказал, что
даст мне возможность работать свободнее с ноября. И если даже тогда мое
состояние не улучшится, то сказать ему об этом.
Психолог: Все было в порядке?
Я: Я была так благодарна, что расплакалась. Я работала в компании
примерно четыре года без отдыха. Есть ведь гарантии, которые дает компания
(жизнь и работа по правилам, деньги и прочее). Мне было страшно выбраться
из этого мира, и я вздохнула с облегчением, когда мою отставку отложили. Но
мне показалось, что это облегчение ненадолго. Потому что на работе мое
состояние не меняется. Время тянется бесконечно, я просто терплю каждый
день. Я не знаю, почему так вышло. Это продолжается уже больше двух
месяцев. А, завтра я одна еду в путешествие в Кѐнджу*.
* прим.пер: Кѐнджу – город на юге Кореи, был столицей древнего государства Силла.
На его территории расположено множество исторических объектов, в том числе
занесенных в список наследия ЮНЕСКО, поэтому город является горячей туристической
точкой.
Психолог: Как Вы себя чувствуете после рабочих часов?

75
Я: Не чувствую никакой живости. Единственное, что радует, – путь, по
которому я возвращаюсь домой. Дома апатия продолжается. Как только я
думаю, может, чем заняться, тут же ловлю себя на мысли, что ничего не хочу.
Психолог: И что Вы делаете в итоге?
Я: Ем в неприличных количествах. Одна съедаю пачку снеков и плитку
шоколада, выпиваю что-нибудь из алкоголя и реву. И в это же время не хочу
поправиться и стрессую. Все в абсолютном беспорядке.
Психолог: А что насчет отношений с парнем?
Я: Только они и в порядке. Это единственные моменты, когда я чувствую
стабильность. Он старается принимать все и быть рядом, поэтому я очень
надеюсь на него.
Психолог: Не надоест ли Вам, если привыкнете к этому?
Я: Сейчас все хорошо, но я не уверена насчет будущего.
Психолог: Что-то еще произошло?
Я: Я ведь отвечаю за социальные сети фирмы. Изначально я планировала
весь контент. Но из-за того, что одной успевать стало сложнее, ко мне
присоединились отдел маркетинга и отдел планирования. Сначала мне
нравилось, но со временем процесс наладился, и я стала человеком, который
загружает контент в сеть. Я могла бы создавать что-то, активничая, но
стремления не было вообще. Мне показалось, что я лишаюсь своего места.
Психолог: Достигали ли Вы чего-то, когда активно участвовали в
процессе?
Я: Да, мне было интересно, были и успехи. Управляющий планировали
издать книгу, и предложил мне создать что-то любопытное. Я была очень
благодарна за это, но в то же время подумала: «Что я здесь делаю?» Мне было
тяжело.
Психолог: Вы размышляли о том, чем займетесь, если бросите работу?
Я: Я пишу книгу. Завершу ее и буду готовиться к запуску бизнеса. У меня
есть денежное пособие при выходе на отставку, на него буду жить и
подрабатывать. А если с бизнесом не сложится, то думаю устроиться на другую
работу.
Психолог: У Вас есть стремление в написании книги?
Я: Да. Уже почти все написано, думаю, закончу весной.
Психолог: Мне кажется, Вы, как сказал управляющий, устали. В других
сферах все выглядит нормально. Подзарядитесь энергией в предстоящей
поездке.

76
Я: Не уверена, станет ли это подзарядкой. На Чусок* я хорошо
отдохнула. Но как желание что-то делать исчезло, еще чуть-чуть и я сойду с
ума. В последнее время я часто злюсь, и рассудок будто истощился.
* прим. пер.: Чусок – корейский традиционный праздник урожая. Празднуется
осенью и является одним из важных и больших семейных праздников Кореи.
Психолог: Может и говорят, что от времени года ничего не зависит, но
сейчас как раз то время, когда люди впадают в депрессивные настроения.
Важно то, как Вы отдыхаете. Когда поедете в путешествие, находитесь чаще на
солнце и много гуляйте.
Я: Хорошо, я постараюсь. Я хочу избавиться от этой рутины.
Психолог: Почему Вы решили отправиться одна?
Я: Если бы мы поехали с парнем, то нужно было бы подстраиваться под
вкусы друг друга, а если я еду одна, то все происходит по-моему. Я хотела
этого.
Психолог: Вы сделали правильный выбор. Вам это сейчас больше всего
нужно. Вы сможете полноценно насладиться этим временем. А почему выбрали
Кѐнджу?
Я: Я не знала, куда отправиться, да и особо не хотела никуда. Но один
друг отправил фото с поездки в Кѐнджу: там невысокие здания и все выглядело
умиротворенно, мне это понравилось. Мне захотелось там прогуляться.
Психолог: Хорошо иногда почувствовать полнейшее одиночество в
незнакомой обстановке. Может, Вы и не почувствуете все до самого дна, но,
например, если мы оказались в воде и нащупали поверхность под ногами, то
нам становится спокойнее. Потому что мы сможем оттолкнуться и всплыть. Но
если не знать, как глубоки воды, то и страх будет огромный, так ведь? Иногда
полезно удариться об эту поверхность.
Я: Что значит удариться?
Психолог: Почувствовать еще большее отчаяние и одиночество, чем
сейчас. Я заменю Ваши лекарства на другие. Антидепрессанты приподнимут
Ваше настроение со дна, и стабилизаторы настроения попробуем. Вы часто не
можете сосредоточиться?
Я: Бывает, что резко сосредоточусь на чем-то, а потом
рассредоточиваюсь, и это повторяется.
Психолог: Вы часто плачете в последнее время?
Я: В прошлый понедельник, придя за лекарствами, я сильно плакала.
Вчера тоже плакала и на этой неделе раза три.

77
Психолог: Ваши симптомы немного разнятся с классической депрессией.
У взрослого бывает вид СДВГ*. И при этом возникают симптомы душевной
пустоты, рутины, снижение сосредоточенности и так далее. Принимая это на
заметку, я выпишу Вам лекарства.
* Прим. пер.: Синдром дефицита внимания и гиперактивности – неврологическо-
поведенческое расстройство развития. Проявляется такими симптомами, как трудности
концентрации внимания, гиперактивность и плохо управляемая импульсивность.
Я (подумала, что в точности на меня похоже): Да-да.
Психолог: В общем, желаю Вам хорошей поездки. Когда придете в
следующий раз, хотелось бы услышать отложенные на потом рассказы о Вашей
сестре или родителях.
Я: Хорошо, спасибо.

- Продолжение следует –

78
Эпилог

«Все в порядке, человек без тени никогда не поймет, что такое свет»

У меня есть склонность обесценивать вещи, попадающие в мои руки.


Когда я совершаю что-то сложное или надеваю что-то красивое, это теряет
силу, потому что я это сделала или надела я. Это не имеет ценности и не
смотрится мило. Проблема в том, что это обесценивание распространяется и на
людей. Чем больше меня любит человек, тем больше я от него устаю. Даже не
устаю, а не вижу в нем ничего особенного.
Конечно же, вопрос в самооценке. Из-за того, что я принижаю себя,
пытаюсь получить удовлетворение через глаза других людей. Но это
удовлетворение, естественно, имеет потолок и в скором времени надоедает.
Поэтому я ищу новых людей и, в конце концов, не могу наслаждаться тем, что
кому-то нравлюсь. Безнадега, если мне не нравится человек, которому
нравлюсь я, и безнадега, если кто-то любит меня слишком сильно. И всегда я
смотрю на себя глазами другого человека. В итоге сама терплю ущерб.
И то, что я безжалостно отношусь к собеседнику, тоже из-за низкой
самооценки. Я сама себя не люблю, поэтому не понимаю того, кто любит, и
словно провожу эксперименты, завышая уровень сложности. Ты любишь меня,
даже если я вот так себя веду? А если вот так? А так? Даже если
противоположная сторона все принимает, я не могу понять, потом человек
сдается и уходит и, само собой, я думаю, что меня никто не любит, мучаюсь и
утешаю себя.
Все из-за этой чертовой самооценки. Я не хочу больше неправильных
отношений, устала ждать новых отношений, в которых не смогу наслаждаться
настоящим. Но если все из-за этой самооценки, то я не знаю, в какую сторону
двигаться, чтобы исправить это. Я дошла до того, что не понимаю, люблю я
человека или нет. Я больше не могу жить, мечась по пути без направления, мне
очень трудно, и я измучена. У меня нет уверенности в чем-то, и я устала от
своей неопределенности.
Психолог извинился, что не смог предложить какого-то способа или
ответа на вопросы. Но, например, провалившись в темный колодец, можно
узнать, что это колодец, только если, опираясь на стенку, пройти круг. Точно
так же с неудачами. Если опираться на неудачу, то можно уменьшить
возможность ее повтора. Психолог сказал, что скопившиеся неудачи могут

79
стать надежной основой. Что я хорошо справляюсь и что способна видеть
обратную сторону медали, но сейчас воспринимаю ее слишком как ношу.
Чего я хочу? Хочу полюбить себя и быть любимой. Без подозрений,
комфортно. Только этого. Я мучаюсь только потому, что не знаю, как это
сделать. Я закончила сортировать записи с приемов, но тянула с написанием
эпилога к книге. Мне хотелось бы показать, что, вот, мне стало лучше
настолько-то или что-то грандиозное в конце. Я считала, что книга обязана
закончиться только так.
Но, даже подводя историю к концу сейчас, я ненавижу в себе то, что
депрессия и счастье повторяются, и мне сложно было найти смысл в этом. Я
пришла в этом состоянии в клинику, и вот уже 2018 на дворе.
Если рассматривать все подробно, то многое улучшилось. Унылое
состояние реже меня посещает, и тревога по отношению к другим тоже
снизилась. Но в эти щели затесались другие проблемы, если копнуть глубже в
эти проблемы, то конечной станцией оказывается самооценка. Потому что я до
сих пор не знаю, как полюбить себя.
И в тот же момент я вспомнила, что свет и тьма сосуществуют. Так же,
как и счастье с горем, кривая жизни подвижна. И до тех пор, пока я не сдамся и
продолжу пытаться, я смогу смеяться и плакать.
В конце концов, эта книга заканчивается не вопросом и не ответом, а
пожеланием. Я хочу любить и быть любимой. Хочу найти способ не причинять
себе боль. Хочу прожить жизнь, в которой слов «люблю» и «нравится» будет
больше, чем «ненавижу» и «не нравится». Хочу копить неудачи и переправлять
их в хорошую сторону. Хочу воспринимать душевные волнения, как ритм
жизни, и наслаждаться этим. Я надеюсь, что стану человеком, который, шагая в
кромешной тьме, сможет надолго задержаться под случайно обнаруженным
лучом света. Когда-нибудь.

Слова врача-специалиста психиатрии


«От несовершенства к несовершенству»

Вспоминаю, когда подопечная впервые нажала на кнопку записи


диктофона. Конечно же, она спросила разрешения и объяснила, что хочет
прослушать разделенный между нами разговор дома. Без долгих размышлений
я разрешил ей запись и, конечно, был более осторожен в словах, так как все

80
записывалось. И тут она сообщает, что собирается издать книгу на основе
записей и передала мне оригинал будущей книги. Было чувство, как будто меня
раздели догола, и я долго не отваживался открыть записи и прочесть их, потому
что переживал, как это воспримут другие люди. Прочитал я их только после
того, как книгу выпустили. Меня постигли еще большее, чем я ожидал,
смущение, сожаление из-за наших разговоров, вина, что не смог помочь, и
другие чувства.
Но, помимо сухих записей с приемов подопечной, я почувствовал другую
жизненную силу в ее строках. В современном обществе найти какую-то
информацию совсем не сложное дело. Даже если в книге появляются такие
понятия, как лекарства, депрессия, тревожный невроз, дистимия и другие
профессиональные термины. Рассказать историю, как ты пришел в клинику в
качестве пациента, и поведать о своем трудном опыте, несмотря на некоторые
стереотипы общества, – этого не найти и не узнать с помощью поиска в
интернете.
Эти записи о беседе между одним человеком, который, как и любой
другой, несовершенен, и другим несовершенным человеком, который
выступает здесь пациентом. У подопечной остались сожаления, и она делала
ошибки, но это жизнь, и я надеюсь, что моя подопечная, я и Вы имеем все
возможности жить лучше, чем сейчас. Желаю, чтобы Вы, что читаете сейчас
эту книгу, столкнувшись с множеством неудач, разочаровываясь в чем-то или
ком-то, смогли прислушаться к другим новым звукам, которые, возможно,
исходили из Вашей души, но Вы пропускали их мимо ушей до этого времени.
Потому что даже при желании умереть, хотеть поесть токпокки – это наше
нутро.

Конец книги

81