Вы находитесь на странице: 1из 312

10 В.И.

Сахаров
С.А.Зинин
11
Н ата ш а Рост о в а .
Худож н и к
К.И . Руда к о в.
1948 г.

Н и колай Ростов.
Худож н и к
К.И. Руда к о в .
1946 г .
Из истории иллюстрирования романа
Л.Н. Толстого ((Война и МИР"

Н и кол е нька
Бол к о н с к и й.
Худож н и к
А.В. Н и кол а е в .
1960 г .

Ра н е н ы й Н и к о л а й Росто в.
Худож н и к А.В. Н и кол а е в .
Ко н е ц 1960-х- н а ч а л о 1970-х гг.
В.И. Сахаров
С.А. Зинин

Литература
10 класс

Учебник
для общеобразовательных
учреждений

В двух част я х
Ч асть 11

9-е издание
Рекомендовано
Министерством о бразования и науки
Российской Федерации
(экспертиза РАН и РАО 2007г.)

М осква
« Русское слово»
2012
УДК 373.167.1:82*10(075.3)
ББК 83.3я72
с 22

Автор разделов <<Из литературы первой половины XIX века•

и •Литература второй половины XIX века» -

доктор филологических наук, профессор В .И. Сахаров

Автор глав «Л.Н. Островский•, «Н.А. Некрасов•, <<Н.С. Лесков»,

«М.Е. Салтыков-Щедрин•-

доктор педагогических наук, профессор С.А. Зинин

Методическая концепция

и методический аппарат учебника -

доктор педагогических наук, профессор С.А. Зинин

Издательство выражает благодарность


Государственному .музею Л.Н. Толстого

за предоставленные изобразительные .материалы

Сахаров В. И. , Зинин С . А .
С 22 Литература. 10 класс: учебник для общеобразователь-
ных учреждений: в 2 ч. Ч. 2 j В. И. Сахаров, С.А. Зинин.-
9-е изд.- М.: 000 «Русское слово- учебник>> , 20 1 2.-
288 с.

ISBN 978-5-9 1 2 18-546-5 (ч. 2)


ISBN 978-5-9 1 2 18-547-2

Учеб ник знакомит уч а щ и хся с зол от ым веко м русско й


лите р ату ры , р ассмат р иваемо й ка к в ы с о кое гум анисти ческое
и пат р иотичес кое еди нство. К н и га и м еет дв ух у р овнев у ю
стр у кту ру, обеспечиваю щую изучение п ред м ета на баз ово м
и п р офильно м у ровн ях .
УДК 373.167.1:82*10(075.3)
ББК83.3я72

10
...,;;;;.-
©Т. С. Сахарова, наследник, 2010, 2012
© Ф. В. Сахаров, наследник, 2010, 2012
ISBN 978-5-91218-546-5 (ч. 2) © С.А. Зинин, 2004, 2012
ISBN 978-5-91218-547-2 © 000 «Русское слово- учебник•>, 2004, 2012
ФЕДОР
ИВАНОВИЧ
ТЮТЧЕВ
1803-1873

С третьего же тома в «:Современнике� начали появляться


«< •••

стихотворения, в которых б ыло столько оригинальности, мыс­


ли и прелести изложения, столько, одним словом, поэзии, что
казалось, только сам же издатель журнала мог б ыть автором
их. Но под ними весьма четко выставлен ы б ыли б укв �I
«:Ф . Т. >> ... >> - так в одной из статей Н екрасова состоялось откры­
тие нового поэтического имени - Ф едора Ивановича Тютчева.
Тютчев б ыл младшим современником Пушкина и прожил
в русской литературе до появления главных романов Тургене­
ва, Л ьва Толстого и Достоевского. Он пережил несколько важ­
ных этапов русской истории и эпох литературного развития
и пронес через десятилетия самоб ытное видение красоты мира
и глуб ин души человека. Картина мира люде й менялась, но дар
поэта оставался неизмен н ым. Тютчев всегда оставался «:чи­
стым� лириком, и современники отмечали его «:нео б ыкновен­
ную силу лирического пафоса� ( Гончаров) и <<лирическую сме­
лость>> ( Ф ет), называя его «:поэтом мысли>> . Ведь даже вера его
б ыла мыслью, мучительной и глубокой. Вот этим-то парадок­
сальным сочетанием глуб окой поэтической мысли и смелого,
проникновенного лиризма отличается дарование Тютчева.
Он происходил из старинного дворянского рода и родился
в селе Овстуг той самой Орловской губ ернии, которая дала
России так много поэтов. Образование он получил дома, учи­
телем мальчика б ыл поэт и переводчик С . Е . Раич, познакомив­
ший его с древними языками и поощрявший первые его опыты

3
Л И Т Е РАТУРА В Т О Р О Й П О Л О В И Н Ы XIX В Е КА

М узей Ф.И. Тютчева в Овстуге.


Фотография 1 990-х гг.

перевадав из Горация. Х отя в первых его поэтических перево­


дах и оригинальных стихотворениях еще слышны архаические
отголоски XVIII века, нестройные звуки тяжелой лиры Держа­
вина, юноша начинал писать под сильным влиянием новой по­
эзии русского романтизма, мечтательной школы Жуковского.
Он отличался тонкой и изящной духовной организацией, б ыл
баловнем всей семьи, не терпел какого-ли бо принуждения
и систематической раб оты, зато сразу показал себя �жарким
поклонником женской красоты� ( И . С . Аксаков) .
Осенью 1819 года Тютчев поступил на словесное отделение
Московского университета, познакомился там со студентами
и вольными слушателями, составившими впоследствии роман­
тическое О б щество лю бомудрия. Учителем их, помимо Раича,
стал профессор и поэт А . Ф. Мерзляков, чьи лекции и беседы
вольнослушатель Тютчев посещал с 1817 года. Романтический
кружок люб омудров отличался интересом к новой тогда фило­
софии и эстетике немецкого романтического мыслителя и поэ-

4
Ф Е Д О Р И В А Н О В И Ч Т ЮТ Ч Е В

Ф.И. Тютчев . Неизвеаный А.Ф. Мерзляков .


художник. Конец 1 8 1 0-х гг. 1 820-е гг.

та Ф. Шеллинга, стремился на основе этой философии создать


новую « поэзию мысли� . и это имело важное значение для ста­
новления Тютчева как поэта, совпадало с его творческими ис­
каниями. Повлияло на него и молодое вольнолю бие Пушкина
и поэтов-декабристов; сохранились сочувственный ответ на
оду « ВольностЬ» и тютчевекие острые фразы, сказанные нака­
нуне декаб ристского мятежа: << В России канцелярия и казар­
мы. Все движется вокруг кнута и чина� . Н о двумя годами поз­
же поэт с жалостью и горечью назвал декаб ристов «жертвами
мысли б езрассудной� .
В 1821 году Тютчев закончил университетский курс об уче­
ния со степенью кандидата, б ыл принят в Коллегию иностран­
ных дел и получил место сверхштатного чиновника в русской
дипломатической миссии при б аварском дворе в Мюнхене.
Там молодой дипломат, замеченный в ли берал ь ных высказы­
ваниях и воззрениях, служил вплоть до 1837 года, затем стал
первым секретарем и поверенным в делах миссии в Турине.
С толица Б аварского королевства б ыла тогда одним из центров
европейского просвещения, особ енно б ыл известен местный

5
Л И Т Е РАТ У РА В Т О Р О Й П О Л О В И Н Ы XIX В Е КА

t:TDXOTВOPEНIJI,

ПРИС..tЛНВЫIIIIЗ'Ь ГEPJJABJ.И,

1.

:JTPO В'Ь roPAJ:'Ь.

Аазуръ вебес.ва.• Cldserca,

Иочно� омыта.11 rрооой,

И м� rор"Ь росисто вьетса


ТО•� TI'CTIN
Ао.�и:и.а са"tт.tой. no.�ocoii.

..IJJwь 8ЫСШНХ'L I'Ор'Ъ АО Пo.&oBHIIЬI

Туманы noкpъto.aiOТ'L скаt,,


1\atn. бst IIOЭAYWШ.IIt pyuuы
Во.шlебством'Ь СООД.1Ь..НЫХ'Ь па.ать.
САН ltTПETEP5J'Pr1>.

1836.

« Совреме н н и к» 1 8 3 6 г. и стихотворение Ф.И. Тютчева ,


опубл и кован ное в нем

университет. Тютчев познакомился с философом Ш еллингом


и немецким поэтом Г. Гейне, чьи стихи он перевел первым
в России. К онечно, он писал тогда и оригинальные стихотворе­
ния и весно й 1836 года через своего сослуживца князя И. С . Га­
гарина и б аварскую баронессу Амалию Крюденер послал в Пе­
тербург несколько десятков своих произведений. Они попали
к Пушкину и вызвали его восторг яркостью красок, новизной
и силой поэтического языка, после чего и б ыли напечатаны
в журнале « Современник� под характерным названием « Сти­
хотворения, приелаиные из Германию> (см. выше фрагмент
некрасовекого отзыва на эти стихотворения).
Действительно, лирика Тютчева б ыла мало похожа на
все то, что печаталось в поэтических разделах тогдашних
журналов и альманахов. Э то б ыло открытие для русских чи­
тателей, но поэт продолжал служить по дипломатическому
ведомству до 1841 года, да и после выхода в отставку жил
в М юнхене, вернулся на родину лишь в 1844 году. Читатели

б
Ф Е Д О Р И В А Н О В И Ч ТЮТ Ч Е В

о не м уже забыли. О н снова поступил в М инистерство


иностранных дел , в 1848 году стал там старшим цен з ором ,
по поручению правительства написал на французском язы­
К Р несколько пу б лицистических статей против антирусских
настроени й на Зап аде.
В 1854 году под редакцией И . С . Тургенева вышел первый
с орник поэта. В нем б ыли опубликованы статьи Н екрасова,
б
Тургенева и Ф ета о тютчевекой лирике. Э то б ыло второе
открытие Тютчева-лирика на родине, и на этот раз успех б ыл
огромен. В 1858 году поэт б ыл назначен председателем Коми­
тета цензуры иностранной и занимал эту должность до самой
смерти. В 1868 году появилось второе прижизненное издание
его стихотворени й.
Б лестяще о б разованны й и остроумный, одинаково хорошо
писавши й по-русски и по-французски (у него есть цикл фран­
цузских стихотворени й ) , Тютчев стал заметной фигурой
в светских и литературных салонах, имел об ширны й круг зна�
комств в правительственных кругах и при дворе, к его мнению
опытного дипломата и политического мыслителя прислушива­
лись. П оэта знали и ценили Тургенев, Гончаров, Достоевский ,
Л ев Толстой, а его отзывы об их романах б ыли метки и ориги­
нальны. Бл агодаря своим связям и авторитету он способ ство­
вал о блегчению цензурной участи многих издани й и ввозу
в Россию запрещенных прежде книг. О стрые и парадоксальные
афоризмы поэта впоследствии составили особ ый с борник -
«Тютчевиану� . Ф ранцузские его письма и статьи также лите­
ратурны, полны отточенных афоризмов и острот, глу б оких
суждени й о политике и литературе.

<< М ысля щая ли р а»

По странному совпадению Тютчев вернулся в Россию в том же


1844 году, когда в Н еаполе умер друго й велики й русский поэт­
мыслитель - Е вгени й Б аратынский. В от кого предстояло за­
менить поэту, сложившемуся в стороне от главных школ
и направлений русской лирики, не только не читавшему своих
со б ратьев по перу, но и мыслившему и говорившему чаще по-

7
Л И Т Е РАТ У РА В Т О Р О Й П О Л О В И Н Ы XIX В Е КА

Е.А. Бораты нски й .


Неизвестный художник. Конец 1 83 0 -х гг.

французски, и бо таков б ыл об щепринятый язык тогдашней


дипломатии. С умрачный и одинокий гений Б оратынского из­
немог в попытках вместить глубокую мысль в лирику. Философ­
ствование иногда перевешивало у него хрупкую стихотвор­
ную форму элегической лирики школы Жуковского,
не вмещалось в малые лирические жанры и треб овало большой
<<Оды духовно Й >> . Тютчев вернул поэтической мысли ее красоту,
лиризм и художественность, изменил с этой целью весь ритми­
ческий, метафорический и жанровый строй русского стиха,
счастливо изб ежал штампов и отраб отанных формул элегичес­
кой школы романтизма. О н нашел для нового содержания но­
вые формы. Тютчевекой лирике присущи краткость, внутрен­
няя свобода и энергия сжатой поэтической мысли, смелые,
неожиданные метафоры:

8
Ф Е Д О Р И В А Н О В И Ч Т ЮТ Ч Е В

Как дымный столп светлеет в вышине! -


Как тень внизу скользит неуловима! . .
<< Вот наша жизнь,- промолвила ты мне,­
Не светлый дым, блестящий при луне,
А эта тень, бегущая от дыма .. >> .

Н е все лирическое наследие Тютчева дошло до нас, часть


стихотворений б ыла им по досадной оши б ке или неб режности
сожжена при раз боре бумаг или же утеряна. И стихотворений,
составляющих соб ственно лирику поэта, в сущности, немного.
Тургенев говорил о ста произведениях, Гончаров их насчиты­
вал несколько десятков. С ам Тютчев просил не публиковать
его стихотворения <<на случай» , у него много также политичес­
ких стихов и перевадав из заруб ежных поэтов. С реди этих про­
изведений есть свои шедевры, внутри их имеются замечатель­
ные строфы, строки и образы.
И все же лирик-мыслитель Тютчев б ыл непревзойденным
мастером малой поэтической формы, его лучшие стихотворе­
ния о б ычно коротки, состоят из одной-трех строф. Заметим,
что это не отрывки или лирические фрагменты, каждое из них
целостно, завершено внутри себя. В них и выражается его уди­
вительно емкая и подвижная мысль. Она не просто глуб ока,
но удивительно ясна, у б едительна, превосходно выстроена
в виде стремительно разворачивающегося афоризма, четкого
высказывания, красива и как б ы �закольцована», завершена
эффектным утверждением-об разом. Поэт не философствует,
но мир его летучих идей вышел из школы классическо й фило­
софии - от Ж озефа де Местра до Шеллинга.

GИХОТВОР НАЯ МИНИАТЮРА (ит. miniatu ra ) - небол ьшое


п роизведение арого законченно й формы , отличающееся
гл уб и н о й содержа н и я и а ф о р и ст и ч н ость ю в ы ра же н и я
а вто рско й мысл и .

С амое известное стихотворение Тютчева написано в 1869 го­


ду. Приводим его полностью:

Природа- сфинкс. И тем она верней


Своим искусом губит человека,

9
Л И Т Е РАТ У РА В Т О Р О Й П О Л О В И Н Ы XIX В Е КА

Что, может статься, никакой от века


Загадки нет и не было у ней.

Здесь живая и ги б кая мысль поэта-философа развернута


внутри одного четверостишия и представляет со б ой единый
рифмованны й афоризм. Н о стоит приглядеться к ходу этой
углу бляющейся в об раз и идею мысли и развитию стиха, и мы
у бедимся в великом искусстве композиции. Замечательна сама
постановка философской проблемы. Речь идет об основной за­
гадке б ытия и месте в этом б ытии человека. Таков основной
вопрос философии как науки. Поэт отвечает на него, мастер­
ски сталкивая и рифмуя в двух внутренних соседних строках
ключевые слова - �человека� и �века� .
Тютчев с первого стиха, с первого слова сразу вводит чита­
теля в суть своей поэтической мысли. О н начинает с решитель­
ного утверждения, сильной короткой фразы. Н а месте глагола­
умело выдержанная пауза. У поэта нет никаких сомнений.
Природа - огромное, живое, непостижимое и потому особ енно
страшное существо. О на всесильна и враждеб на человеку. Э тот
о браз рождается в точном сравнении ее со сфинксом - мифо­
логическим крылатым чудовищем с львиным туловищем и го­
ловой женщины, задававшим путникам неразрешимые загадки
и уб ивавшим их за оши б очные ответы. Потом во второй стро­
ке возникает столь часто встречающийся у Тютчева трагиче­
ский глагол �гу б ит�, дорисовывающий о браз жестокой и зага­
дочной силы, управляющей судьб ой человека.
Далее развернуто сложное предложение, состоящее из двух
обращенных друг к другу частей. В начале его стоят два союза -
соединительный <<И� и усилительно-сравнительный �тем�. Их
динамичное сочетание стремительно подводит читателя ко вто­
рой мысли поэта, разъясняющей первое предложение. Движе­
ние этой мысли внутри каждой строки свободно, четко раз б ито
на завершенные периоды (обратите внимание на ударное, ут­
вердительное последнее слово первой строки - <<верней� ). Пер­
вая часть является вопросом или, точнее, решительным предпо­
ложением о неизб ежной ги бели человека в �темном жерле�
природы, вторая - ответом на него, гораздо менее уверенным.
Ведь речь у Тютчева идет о великих сомнениях человека,
лежащих в основе его чувств и мыслей. Природа вечна, она не

10
Ф Е Д О Р И В А Н О В И Ч ТЮТ Ч Е В

имеет такого измерения, как время. Человек смертен, вся исто­


рия человечества укладывается в определенны й отрезок вре­
мени. Поэтому в их взаимоотношениях нет и не может б ыть ра­
венства, поэтому человек так жаждет понять окружающий мир
и себя, свое место в нем. Природа загадочна, как сфинкс, она
искушает слаб ого земного человека самой возможностью най­
ти скрыты й смысл в ее и своем существовании, живую связь
между краткосрочным б ытием смертной личности и вечностью
пр ироды.
Ответ на этот вечный вопрос равнодушного сфинкса и со­
ставляет главное содержание всех религи й и философских уче­
ни й. Тютчев - смелый самоб ытны й мыслитель, многому на­
учивши йся у французских философов Монтеня и П аскаля,
и вдруг он предполагает с немалой долей уверенности, что
у природы нет никаких вопросов к человеку, нет загадки, она не
нуждается в его исканиях, сомнениях и ответах. Н о что тогда
жизнь и смерть, судь ба личности и история человечества? « Н а­
смешка неба над землеЙ>> , жестокая издевка бездушной природы
над человеком?
Само это предположение Тютчева рождает новую волну
тревожных вопросов и великих сомнени й , отчаяние и песси­
мизм. То есть поэтическая мысль взывает к чувству, а это при­
водит к сильному взрыву лиризма. С ложнейшее размышление
о тревожащих всех людей вопросах заключено в краткую
емкую форму афористического четверостишия, где мысль
облечена в цепочку поэтических о б разов.
С тихотворение показывает, что Тютчев-лирик, в юности
увлекавшийся идеями Руссо, имел осо б ый взгляд на приро­
ду: мир, полный жизни, звуков и красок, - это лишь о б олоч­
ка, таинственны й покров, под которым кроется сама та й на
мира. Природа и человек - живые существа, неразрывно со­
единенные и понимающие друг друга:

Мотылька полет незримый


Слышен в воздухе ночном ...
Час тоски невыразимой ! ..
Все во мне, и я во всем . ..

1 1
Л И Т Е РАТ У РА В Т О Р О Й П О Л О В И Н Ы XIX В Е КА

;;м..�.(.. и�/i..и t"..unцg6c.�.


wnrP'J'o./J � d,Д _

Rd J��4l. � и- /i'e-ш4L
�� HML;tkP.Yl! �;:_

А втограф Ф . И . Тютчева

Поэтическая зоркость, отмечающая тончайшие подро б но­


сти, оттенки звуков и красок, придает поэзии Тютчева осо бую
силу и достоверность. Л юб ая перемена в природе порождает
движения в душе человека. И когда поэт хочет высказать свои
сокровенные мысли и чувства, он ищет для них тончай шие со­
звучия в вечно меняюще й ся картине окружающего мира. Поэ­
тому в основе его поэзии лежит сравнение. А помогает полноте
лирического высказывания о согласных движениях природы
и человеческо й души та чуткость светского острослова Тютче­
ва к живому русскому языку, которая так удивила молодого
Л ьва Толстого при перво й их встрече.
Тютчев заново переосмысливает мир природы, поэтизирует
каждую его частичку, и рождается живое существо - Великая
Матерь Природа, б еседой с которо й и стала лирика поэта:
Л юбовь земли и прелесть года,
Весна благоухает нам ! . .
Творенью пир дает природа,
Свиданья пир дает сынам ! . .

12
Ф Е Д О Р И В А Н О В И Ч Т ЮТ Ч Е В

О б новлены метафоры, то есть употре бление слов в пере­


носном их значении. Л ирическо й смелости тютчевских мета­
фор удивлялся поэт Афанасий Ф ет, цитируя знаменитую стро­
ку « Поют деревья, блещут воды� . Ведь петь могут только
живые существа, но таковы именно деревья у Тютчева! «де­
ревья поют у г. Тютчева ! .. поют своими мелодическими весен­
ними формами, поют стройностью, как не бесные сферы� , -
восклицал Фет, сам смелый лирик и певец природы.
Любое состояние природы является у Тютчева частью ее
вечно й жизни и самодвижения, а следовательно, предметом
поэтического изо б ражения и поводом для лирического выска­
зывания. Отсюда удивительная емкость его миниатюр.
Лениво дышит полдень мглистый;
Лениво катится река;
И в тверди пламенной и чистой
Лениво тают облака.

В стихотворении «Полдень� (между 1 827 и 1 830) дана кар­


тина жаркого лета, когда утомленные солнцем природа и чело­
век отдыхают, лениво дремлют, все движения медлительны
(слово <<лениво>> повторено в одном четверостишии три раза),
б езо бл ачное не б о раскалено, а полдень с удивительной точ­
ностью назван мглистым, иб о в знойном воздухе лета висит ка­
кая-то дымка, мгла, очертания людей и предметов коле блются.
Отдых ают даже веселый античны й б ог лесов и рощ П ан и ним­
фы - б ожества рек, лугов, деревьев, вдохновлявшие поэтов.
Эти мифологические существа спокойно живут в русско й
сельской природе, олицетворяя и поэтизируя жизнь каждо й ее
частицы, ручья, холма, полей и лесов. Из таких завершенных
внутри се бя лирических миниатюр составляется тютчевекая
мифология природы.
Поэты-ром антики утверждали, что таинственную книгу
природы может прочитать только вдохновенны й творец-мыс­
литель, тако й , как мудрец Гёте.

С прирадой одною он жизнью дышал :


Ручья разумел лепетанье,
И говор древесных листов понимал ,

13
Л И Т Е РАТ У РА В Т О Р О Й П О Л О В И Н Ы XIX В Е КА

И чувствовал трав прозябавье;


Была ему звездная книга ясна,
И с ним говорила морская волна, -

писал Е . А. Б оратынский в стихотворении « Н а смерть Гё те� .


Тютчев вслед з а Руссо считает, что великая книга природы
открыта для всех людей , но не все о ней знают и хотят в нее
заглянуть. Промышленная революция, расцвет естествен­
ных наук и прочие чудеса цивилизации не прошли б есслед­
но. Произошла незаметная, но изменившая жизнь депоэти ­
зация всех красот, явлений и чудес природы: грозы, грома,
ветра, туч, радуги, морской б ури и т.п . С вои прежние благо­
говейные, религиозные взаимоотношения с вечными стихи­
ями человек ограничил взглядом на ртутны й стол б ик термо­
метра или чтением газетного прогноза погоды, а б ылое
полное ее знание заменил аналитическими опытами в науч­
ных ла б ораториях.
Поэтому главной задачей Тютчева-лирика стала новая поэ­
тизация природы как живого целого, открытие ее заб ытых веч­
ных богатств. О н тоже вспомнил о Гёте и написал на его смерть
стихотворение со значимым названием �на древе человечест­
ва высоком . . . • ( 1 832 ), где назвал природу «великой душой� че­
ловечества, в созвучии с которой немецкий поэт «пророчески
беседовал с грозою иль весело с зефирами играл� .
Его знаменитое, в о все хрестоматии вошедшее стихотворе­
ние •Весенняя гроза• ( 1 828) начинается с уверенного и силь­
ного утверждения-восклицания: « Л юблю грозу в начале мая�.
И далее следует именно гимн грозе, веселое, радостное описа­
ние весеннего торжества природы, бурного про буждения всех
сил и существ к жизни.
Гремят раскаты молодые,
Вот дождик брызнул, пыль летит,
Повисли перлы дождевые,
И солнце н ити золотит.

Н е случайно в финальном четверостишии упомянуты древ­


негреческая б огиня юности Геб а и ее отец Зеве, б ог грома.
У Тютчева природа в грозе творит светлый праздник весны
и молодости для уставшего от долгой зимы человека.

14
Ф Е Д О Р И В А Н О В И Ч Т ЮТ Ч Е В

Н о он на этом не останавливается и в стихотворении •Еще


земли печален вид . . . • ( 1 836) противопоставляет и сравнивает
медленное проб уждение и полусонную улы б ку весенней при­
роды и волнение человеческо й души, все еще спящей,
но чувствующе й весеннюю игру крови и при ближение новой
лю б ви с ее волнениями и мечтами:
Блестят и тают глы б ы снега,
Блестит лазурь, и грает кровь . . .
И л и весенняя то нега? . .
И л и т о женская л юбовь? . .

Тютчев создает поэтический об раз оттепели, который по­


том неожиданно распространяет и на политику, назвав так эпо­
ху <<первых радосте й» после смерти грозного императора Н и­
колая 1, полную о б щего неясного ожидания перемен.
Завершает этот лирический ци кл стихотворение •Весенние
воды• ( 1 830), в движении звуков и радостных восклицаний
передающее стремительный поток и напор сил весны, шумных,
бурных, пробуждающих природу и человека к новой жизни
и влекущих их к румяному хороводу теплых майских дней с их
неиз б ежной, все очищающей грозой ( « Мы молодой весны
гонцы, 1 Она нас выслала вперед ! » ) .
Н о поэту мало показать б есконечно б огатую красоту при­
роды, он защищает ее права живого существа, спорит с равно­
душными, порицает натуры непоэтичные. В 1 836 году П ушкин
напечатал в « Современнике» стихотворение Тютчева •Не то,
что мните вы, природа . . . • , представляющее со бой хвалу оду­
хотворенной природе, великой душе и матери человечества,
полной цветения весны, говора лесов и звезд, дружеского гро­
ма грозы. Э то таинственное вечное существо говорит с челове­
ком понятными ему «языками неземными» :
В н е й есть душа, в н е й есть свобода,
В ней есть любовь, в ней есть язык ...

Э то защитительная речь, страстная и у б едительная, произ­


носимая поэтом пу блично, как б ы с три буны, и об ращенная не
только к читателям, но и к тем, кто отрицает вечную жизнь
и одухотворенность природы, у кого « нет веры к вымыслам

15
Л И Т Е РАТ У РА В ТО Р О Й П ОЛ О В И Н Ы XIX В Е КА

Ф . И . Тютчев .
Художник К. Даутендей. Петербург. 1 850- 1 85 1 гг.

чудесным � . И это вероисповедание великого лирика, его худо­


жественная философия, а точ н ее, религия природы подверг­
лись цензурному вмешательству (видимо, это б ыла духовная
цензура), из текста стихотворения исключены и, увы, б езвоз­
вратно утеря н ы две важнейшие строфы. Читавший их П уш­
кин понимал значение тютчевских строф и настоял на их за­
мене строками точек. Пустота в центре стихотворения
ощутима. Н о само о б винение осталось, оно достигает поисти­
не державинеко й величавой силы, выдержано в стиле б и б ­
лейских псалмов и обличительных речей пророков, б ичует
слепые, б едные, темные души:

16
Ф Е Д О Р И В А Н О В И Ч Т ЮТ Ч Е В

Они не видят и не слышат,


Живут в сем мире, как впотьмах,
Для них и солнцы, знать, не дышат
И жизни нет в морских волнах.

Почему так страстен и гневен сдержанный дипломат Тют­


чев О н защищает не только природу, но и человека. Речь идет
?
о понимании и назначении поэзии. Н е может б ыть чистой лири­
ки природы, она пишется человеком и для человека, в ней отра­
жается духовный мир личности. � в оплощая идеал, человек не­
минуемо воплощает человека�, - сказал Фет в статье о Тютчеве.
А сам поэт противо поставляет анти паэтическим натурам
свое стихотворение •Тени сизые смесились • ( 1 835), где при­
...

рода в неки й час тоски дремлет, сл и ваясь со страждуще й душой


тоскующего человека, и они на м гновение становятся единым
целым. Л ичность возвращается в при роду, в ее спасительный
сумрак и покой, об ретает самозаб вени е и как бы уничтожается,
смешивается с ее дремлющим огромным миром, из бавляется
от всех земных заб от и страданий.
Сумрак тихий, сумрак сонный,
Лейся в глубь моей души,
Тихий, томный, благовонный,
Все залей и утиши.

Уже говорилось, что главный поэтический прием Тютчева­


лирика, основной его метод творческого раскрытия лиричес­
кой мысли - сравнение. Могут сравниваться лишь сопостави­
мые величины, иначе теряется масштаб мысли и сравнение
начинает �хромать>> . В поэзии это правило особенно важно,
и бо одно из главных достоинств поэта - чувство меры. Тютчев
таким чувством обладал в высше й степени и сравнивал приро­
ду и человека, чувство и мысль.

<<0, ка к уб ийственно мы лю б и м... >>

Стихотворение «Певучесть есть в морских воJПiах . . . • ( 1 865) на­


писано в тяжелый, полный трагизма и тягостных переживаний
период жизни: умерла Елена Денисьева, молодая красивая жен-

17
Л И Т Е РАТУ Р А В Т О Р О Й П О Л О В И Н Ы XIX В Е КА

Е. А. Денисьева .
Фотограф В . Вел ь . Лей пциг. 1 862 г.

щина, возлюбленная поэта, мать его детей. У Тютчева есть целы й


цикл проникиовеиных стихотворени й ее памяти, в центре которо­
го - гениальная мольба-вопрос •Накануне годовщины 4 августа
1864 г. •. Но свои страдания и жалоб ы он считает слишком личны­
ми и скорбь, тоску одиночества и великие сомнения высказывает
в лирическом сопоставлении двух одушевленных миров - приро­
ды и человека. Это обычное для Тютчева развернутое сравнение .
Стихотворение написано во время петербургско й поездки
Тютчева вместе с сестрой Елены Денисьевой на острова, и, ко­
нечно, они со скорб ью и слезами вспоминали о поко йной.
Н о стихотворение Тютчева на первы й взгляд - совсем о дру­
гом. Здесь нет ни слова о смерти Денисьевой и лично й трагедии
автора. Мы вместе с поэтом смотрим на мир с иной высоты.

18
Ф Е Д О Р И В А Н О В И Ч Т ЮТ Ч Е В

Поэт начинает с уверенного утверждения: в природе есть


певучесть, полное созвучие, гармония между составляющими
ее стихиями (вода, воздух, огонь) ; и даже при б режные речные
камыши, мимо которых проплывала их лодка, шуршат стро й но
и музыкально. Э то подчеркнуто и умело вы бранным эпигра­
фом - строко й римского поэта Авзония. А эпиграф, как изве­
стно, задает тон и направление всему произведению, впереди
которого он поставлен.
Человек - другой, душа его двойственна, слаб а и непосто­
янна, и потому он решительно отделен от природы союзом
«лишь� . а в начале следующе й строки возникает роковое слово
«разлад� и потом сразу же повторяется. М ир человека дисгар­
моничен и беззащитен, слаб ый голос его «отчаянной� (то есть
отчаявшей ся, уже ни на что не надеющейся) души выпадает из
об щего стройного хора стихи й природы, его своб ода призрач­
на. О б раз «мыслящий тростник� восходит к философским
афоризмам французского мыслителя Блеза Паскаля, так там
назван человек, «слабейшее из творени й природы�. Значит,
Тютчев согласен с этим мнением философа.
Е го человек слаб , коле блется при лю бом движении стихий
жизни и тем б олее смерти, живет в разладе с прирадой и пото­
му мыслит мятежно, ропщет, протестует, но это глас вопиюще­
го в пустыне, никто не внимает его отчаянному протесту:
Откуда, как разлад возник?
И отчего же в общем хоре
Душа не то поет, что море,
И ропщет мыслящий тростник?

Против чего или кого направлен этот протест? А вот теперь


нам надо вспомнить о времени, о б стоятельствах и причинах
написания этого замечательного стихотворения, и мы поймем,
что на островах Н евы, посреди гармонично й равнодушной
природы и строй ного шуршания камыше й один немоладой
и одинокий человек в б ессильном отчаянии великого горя
и вопреки всякой логике и догмам православной веры протес­
тует против б езвременной смерти другого человека, самого
близкого ему и дорогого, навсегда ушедшего во всепоглощаю­
щую бездну это й самой природы.

19
Л И Т Е РАТ У РА В Т О Р О Й П О Л О В И Н Ы XIX В Е КА

Это б унт лю б ви против смерти. Ведь сказал же Тютчев


в письме о б ушедше й возлюбленной: � Ах, она мне на земле
нужна, а не там где-то ... � И его мятежный и греховный ропот
скрыт в лирической глуб ине высочайшей философской мысли,
как б ы сжат в трех четверостишиях, и именно поэтому эта
мысль так поэтична, точна и красива. А поскольку такие вели­
кие сомнения и трагические переживаимя рано или поздно по­
сещают люб ого человека, то тютчевеки й личный лиризм всех
о бъединяет в своей произительно й скор б и и через сочувствие,
созвучие чувств рождает о б щее сильное сопереживание, а это
и есть цель лю б ой лирики .
Данное стихотворение - трагический финал любви, осужда­
емой обществом. Но ему предшествует вся любовная лирика
Тютчева с бесконечным богатством оттенков и неожиданной глу­
бино й мыслей об этом великом чувстве. И в не й есть особый �де­
нисьевский� цикл. Любовь для поэта - роковая страсть, �мятеж­
ный жар�. чувство мучительное и опасное для обоих любящих,
ибо оно поднимается из глубин природы и личности и властно
овладевает человеком, становится роковым поединком, страда­
нием. Н е случайно Тютчев рифмует глаголы � люб им� и <<губим�:
О, как убийственно мы любим,
Как в буйной слепоте страстей
Мы то всего вернее губим,
Что сердцу нашему миле й !

Е го стихотворение �о. как убийственно мы любим • ...

( 1 85 1 ) стало историе й мучительно й , греховно й, осуждаемо й об ­


ществом лю б ви, здесь запечатлен весь ее путь от зарождения
первого светлого чувства, волшеб ного взора и нежных рече й до
отречения, ежедневного страдания, когда очарование ново й ув­
лекательной люб ви с ее �волшеб ным взором�. пылкими речами
и радостным смехом уходит, и взамен остаются долгие мучения,
упреки, незаслуженный позор, безотрадная боль и слезы, втор­
жение грубо й толпы в заветный мир чувства двоих:
И н а земле е й дико стало,
Очарование ушло ...
Толпа, нахлынув, в грязь втоптала
То, что в душе ее цвело.

20
ФЕ Д О Р ИВА Н ОВИЧ Т Ю Т Ч Е В

Ф . И . Тютчев.
Фотограф С.Л. Левицкий. Петербург. 1867 г.

С ама хрупкая, таящаяся от чужих глаз люб овь не выдер­


живает б еспощадной о б ыденности, пошлых светских сплетен,
потухает, медленно уходит. Выжженная , уставшая душа еже­
дневно оскорбляемой женщины, тяжелые воспоминания и не­
из б ывное чувство вины перед нею мужчины - вот неиз б еж­
ные удары судьб ы, которыми приходится им расплачиваться
за увлекательную, но б езответственную, �у б ийственную�
в силу своего простодушного эгоизма страсть. О казываются

21
Л И Т Е РАТУ Р А В Т О Р О Й П О Л О В И Н Ы XIX В Е КА

задеты и вовлечены в этот трагический поединок родные


и близкие, прежде всего дети.
А ведь когда Тютчев писал это стихотворение, он и не
представлял себе известного уже нам трагического финала -
безвременно й смерти его молодо й возлюбленной, не думал
о том, как эта ги б ельная люб овь отразится на судьб е его и Де­
нисьевой � незаконных� детей. Н о рок, удар судь б ы настиг
всех, поги бли и дети, и после пожара бу йных слепых страстей
остались лишь пеп ел, одиночество, �тоска желаний� . В первых
стихотворениях �денисьевского>> цикла рождались непосред­
ственные поэтически е отклики на новую молодую лю б овь,
противиться которой стареющи й поэт не мог и не хотел, хотя,
как опытны й человек, прекрасно знал лицемерие и жестокость
светского о б щества, знал, что на них падут осуждение и изгна­
ние и что всю тяжесть этого суда неиз бежно придется ощутить
не ему, а именно беззащитной юно й женщине. Тако й путь
пройден автором этого лирическо го цикла.
С охранилась запись интересного разговора в гостино й ис­
торика П. И . Б артенева. Его гостья, высокопоставленная свет­
ская особа, с важностью начала судить: � Предосудительный
поступок камергера Тютчева ... � Историк молитвенно сложил
руки: � Умоляю, графиня, не будем так говорить ! Н е случись б ы
с ним этого, не б ыло б ы и стихотворения � я очи знал, о эти
очи ! .. � и множества других чудесных стихов, а ему, б едняжке,
конечно, очень тяжело б ыло ... � О страданиях поэта, его б ез­
звучных рыданиях и б олезненной исповеди рассказали в своих
воспоминаниях Ф ет и Тургенев.
Тяжело б ыло не только Тютчеву и Денисьевой ... В едь точно
так же страдала, пыталась покончить с соб о й и в конце концов
поги бла первая жена Тютчева Э леонора, не вынесшая его кра­
сивого и увлекательного романа в Ген уе с молодо й прелестной
вдово й Э рнестиной Дерн берг. Поэт мучился угрызениями со­
вести (занятый в Германии своими лю б овными делами, он спо­
койно отправил в дальнее и опасное морское путешествие одну
больную жену с тремя девочками, а пожар, случившийся на
корабле, чуть б ыло не закончился их ги б елью), весь поседел,
плакал, выражал в тревожных об разах своей лирики неиз б ыв­
ный трагизм потери:

22
ФЕ Д О Р И В А Н О В ИЧ Т Ю Т Ч Е В

Э . Ф . Тютчева , первая жена поэта .


Художник П . Ф. Соколов. 1830 г.

О, этот Юг, о, эта Ницца! ..


О , как их блеск меня тревожит!
Жизнь, как подстрелеиная птица,
Подняться хочет - и не может...

Жуковский с искренним недоумением говорил о Тютчеве:


о
� н горюет о жене, которая умерла мученическо й смертью,
а говорят, что он влюблен в Мюнхене» . Да, они б ыли очень раз­
ные люди и очень разные поэты. Потому-то вся тютчевекая по­
эзия пронизана мрачными, тревожными об разами: �жизни
зло», �камень гроб овой» , <<жизнь, как камней груда» , �так тяж­
ко на груди » , <<страшно тяжело» , <<минувшее, как труп :» ,
�жизнь душит... как кошмар:» , �нам все мерзит», �уб ийствен-

23
Л ИТ Е РАТ У РА ВТО Р О Й П ОЛ ОВИ Н Ы XIX ВЕ КА

ные заботы� . С традания самого поэта высказаны здесь вполне .


Но не стоит видеть в любовно й лирике Тютчева один трагизм
и тягостное чувство вины, хотя в е го собственной жизни того
и другого б ыло б олее чем достаточно. Она удивительно богата
и светла, полна люб ви к жизни и красоты.
Е сть два самых известных русских любовных стихотворе­
ния, ставших классическими романсами. П ервое, полное муж­
ского благодарного великодушия по отношению к ушедшей
люб имой женщине, принадлежит, конечно, Пушкину - « Я вас
люб ил: любовь еще, б ыть может... � . А второе написано на зака­
те жизни Ф едором И вановичем Тютчевым: •Я встретил вас -

и все былое ... • ( 1 870). Вместо заглавия - загадочные б уквы


<< КБ. >> . Автор, скрывая имя адресата и свою юношескую лю­
б овь, нарочно переставил инициалы - « Крюденер Б аронессе� .
Да, то й самой, что привезла когда-то Пушкину из Германии
тютчевекие сти хотворения. Портрет это й прелестной девушки
и сегодня выставлен в загородном дворце баварских курфюрс­
тов и короле й Н имфенбург близ Мюнхена, где целая зала на­
полнена изоб ражениями прославленных красавиц проевещен­
но й эпохи доброго короля-поэта Л юдвига 1.
Амалия фон Л ерхенфельд, в замужестве баронесса Крюде­
нер, внеб рачная дочь прусекого короля, сестра русско й царицы
и знаменитая в Европе красавица, трижды мелькнула в жизни
Тютчева: как увлекшее его юное беззаб отное создание в Мюн­
хене, как величественная и очень влиятельная светская дама
в Петербурге (за ней ухаживали император Н иколай 1, Б енкен­
дорф и Пушкин) и как одна из неожиданных и последних по­
сетительниц умирающего поэта, с изумлением и признатель­
ностью принявшего от нее прощальный поцелуй. Н о все дело
в том, что загадочная красавица Амалия и их долгая история
знакомства уже не имеют к лирическому шедевру Тютчева ни­
какого отношения.
Здесь высокая поэзия давно отделилась от б иографии и вы­
разила чувства многих людей. Б олее того, оно и теперь помога­
ет проникнуть в глуб ину и силу первой ушедшей лю б ви. Э то
самое личное, трепетное чувство, из него и рождается лиричес­
кий шедевр. Тютчев встречает Амалию, но пишет не о ней,
а о себе (какое отличие от великодушного пожелания Пушки-

24
Ф Е Д О Р И В А Н О В И Ч Т ЮТ Ч Е В

на ! ), о радостно й волне молодых воспоминаний , которую эта


неожиданная встреча породила в его измученной, уставше й ду­
ше. Прав б ыл Б атюшков: память сердца всего сильнее, и сам
Тютчев неожиданно использовал о б раз первой люб ви в стихо­
творении на смерть Пушкина:
Тебя ж, как первую л юбовь,
Росси и сердце н е забудет! . .

Е го стихотворение « Я встретил вас - и все б ылое ... � - лю­


бовное воспоминание великой силы, тонкого проникновения
в глу б ину б ылого чувства, движение к ней, прежне й и вечно
юно й , вдруг оживающего, теплеющего сердца, тончайшая оду­
хотворенность, какое-то дуновение золотых юных лет, нежные
сильные звуки жизни, превращающие осень в весну и возвра­
щающие молодость. Замечательно само движение поэтической
мысли - к скрытому в середине стиха развернутому сравне­
нию «как. .. так�. где создан образ медленно угасающе й , но еще
богато й осени жизни. Л юб овь - животворящая сила, возвра­
щающая на мгновение юность. Звукопись стиха волшеб на,
превращает его в тихую певучую мелодию. Тютчев написал
слова великого русского романса о неожиданно вернувшейся
весне лю б ви, которым, как точно сказал Тургенев, не суждено
умереть:
Тут не одно воспоминанье,
Тут жизнь заговорила вновь, -
И то же в вас очарованье,
И та ж в душе моей любовь ! . .

Мы видим, что поэтическому гению Тютчева доступны все


стихии жизни природы и человека. Человек, часто думавши й
и писавший по-французски, нашел родные слова, об разы, зву­
ки и краски для выражения тончайших и потаенных ощуще­
ний и мыслей. Н о Тютчев знал, что главное в лирике - это то,
что в глу б ине стиха, и те слова, что не высказываются,
а чувствуются.
В глуб ине жизни и души иногда шевелится первоб ытный
хаос и б езотрадный мрак. Н ельзя словами описать всю приро­
ду или б есконечно б огатое, тонкое, подвижное чувство немало-

25
Л ИТ Е РАТ У РА ВТО Р ОЙ П ОЛ ОВИ Н Ы XIX ВЕ К А

Ф.И. Тютчев .
Художник П. Я. Павлинов. 1932 г.

дого человека, вдруг встретившего и вспомнившего свою пер­


вую любовь. Но можно дать это почувствовать. Поэзия все­
с ильна, но не все можно выразить словом, что-то лучше не до­
говаривать, не разъяснять до конца, срывая с предметов
и чувств поэтическую дымку тайны. Настоящий поэт в своей
повседневной борьбе со словом видит и некоторую его ограни­
ченность, неспособиость полно выразить поэтическую мысль.
О б это й борьбе и великих сомнениях - известное сти хо­
творение Тютчева с характерным латинским названием

26
ФЕ Д О Р И В А Н О В И Ч Т Ю Т Ч Е В

•Silentiurnl• , то есть « М олчание! � ( 1 830). Главная фраза нахо­


дится ровно посредине - « М ысль изреченная есть ложь�. Бле­
стящи й афоризм, одна из самых знаменитых строк в русской
поэзии... Поэт призывает уединенного мыслителя, и прежде
всего самого себя, укрыться в глу б ине своей сложной души
и жить своими мыслями и мечтами:
Лишь жить в себе самом умей -
Есть целый мир в душе твоей
Таинственно-волшебных дум ...

Другим они непонятны, да и не могут б ыть высказаны на


б
сла ом, неточном человеческом языке. Тютчев возвращает по­
эта в мир его таинственно-волше б ных дум и призывает к мол­
чанию. Однако, обретая это б огатство, поэт рано или поздно
снова идет к людям и говорит, он хочет, что б ы его услышали
и поняли, приняли с таким трудом доб ытую художественную
правду. Е го речь и есть лирика, где не выразимый до конца об ­
раз кроется в глу б ине, стоит за изреченными неточными словам
ми. Подлинная поэзия рождается в молчании, но мир наш по­
лон голосов великих поэтов.

СА М ОСТОЯ Т ЕЛ Ь Н Ы Й А Н АЛ И З Т Е КСТА *

Прочитайте стихотворения Ф.И. Тютчева � с горы


скатившись, камень лег в долине . . » (1833), � Увы, что
.

нашего незнанья » ( 1 854) и �на.м не дано предуга -


. . .

дать . . » (1869). Сопоставьте три тютчевских шедев­


.

ра, опираясь на следующие сравнительные характе­


ристики:
• принадлежиость стихотворений к жанру лирической
миниатюры;
• полемико-философская мысль, лежащая в основе сю-
жета;
• риторические приемы заострения авторской мысли;
• афористичность поэтического высказывания;
• роль курсива в передаче авторской философской кон­
цепции;

27
Л И Т Е РАТ У РА В Т О Р О Й П О Л О В И Н Ы XIX В Е КА

• строгая законченность формы, ее предельная отточен­


ность;
• камерность тютчевских �экспромтов�>, авторская установ­
ка на qМедленное�> чтение.

<<Умо м Росси ю не понять...»

Вослед Пушкину и Л ермонтову великий лирик Тютчев напи­


сал печальные стихи о крепостно й крестьянской России, где
время как б ы остановилась, царит тысячелетняя нищета, села
б едны, природа скудна и сурова ( •Эти бедные селенья... •.
1855).

Эти бедные селенья,


Эта скудная природа -
Край родной долготерпенья,
Край ты русского народа!

Кл ючевое слово тут - <<долготерпенье �> , ставшее главно й


национально й до б родетелью. Н арод удручен тяжестью
раб ства, нищеты и невежества. Власть и высший свет Тютчев
называл глу боко б езнравственной �накипью русского об щест­
ва�> , <<подделко й под истинны й народ �> . И утверждал: � ж изнь
народная, жизнь историческая осталась еще нетрануто й в мас­
сах населения. О на ожидает своего часа, а когда этот час про б ь­
ет, она откликнется на призыв и проявит себя вопреки всему
и всем�> . П ока же во глу б ине народной России царит вековая
тишина. Н о в это й неярко й, смиренной жизни светит огонек
веры, и б о землю эту благословил �царь неб есны й�> , скитаясь по
ней в �раб ском виде �> , то есть не отличаясь внешне от простого
народа. Э то стихотворение Тютчева, написанное в год смерти
императора Никол ая 1 и севастопольской катастрофы, призы­
вало к коренным переменам в народно й жизни, как и � записки
охотника>> Тургенева.

У Тютчева есть стихотворения на историческую тему - ((Цицерон>>


и << Н аполеон>>. В них присутствует великий национальный поэт со
свои м неожида н н ы м сужден ием о м и ро вой истории и ее твор -

28
ФЕ Д О Р ИВА Н ОВИЧ Т Ю Т Ч Е В

цах . Даже тра геди ю декабристов , их н а и в н ое м олодое стол кно ­


ве н и е с железной зи мо й безду ш ного са м овластья он у видел
и п о казал ка к в н и мател ь н ы й и об ъекти в н ы й свидетел ь . И это
русск и й взгляд. Россия , несмотр я на свою тяжелую кровавую
и сто р и ю и даже вопреки ей, остается христианско й стра ной ,
и дл я поэта это гла вное , это да ет н аде жду и веру и об ъя с няет н е­
п о н ятную стой кость н а рода в л юбых и с п ыта н и я х . П оэтом у Рос ­
с и я не тол ько находится в центре м и ровой и сто р и и , но и свое м у
н а ционально м у поэту позвол я ет жить и творить в ключевые , ре ­
ша ющие моменты этой и сто р и и , в идеть их и воспевать . П ричем
она в идит в нем не тол ько одо п и с ца - хвал ителя побед и взле­
тов , н о и лето п исца ее роко в ы х п о раже н и й и катастроф . П оэт -
счастл и вец, и бо допущен на п и р м и ровой сла в ы ка к досто й н ы й
м удр ы й св идетел ь и и нтерес н ы й собесед н и к героев и ч ерез это
стал п ричастен к подл и н н о м у бессме рти ю ( « Ц и церо н » , 1 8 3 0 ).
Другое дело , что для поэта это трудн а я л и ч н а я судьба , гибел ьное
счастье .

З авершить же этот кратки й очерк о великом русском лири­


ке Ф едоре Тютчеве, столь разнооб разном в своих мыслях и те­
мах, хочется вторым его знаменитым четверостишием-афориз­
мом, посвященным трудным судьбам его великой Родины:

Умом Россию не понять,


Аршином общим не измерить:
У ней особенная стать -
В Россию можно только верить.

Для поэта природа - сфинкс, Россия - сфинкс, ее народ -


сфинкс ( тут можно вспомнить одноименное стихотворение
в прозе Тургенева), и верного ответа на настойчивые вопросы
б ытия пока не найдено. Тютчев глубоко почувствовал трагизм
нашей истории, �страшное раздвоение>.> , в котором жил он
и окружающие:

В наш век отчаянных сомнений,


В наш век, неверием больной,
Когда все гуще сходят тени
На одичалый мир земной...

29
Л ИТ Е Р АТ У РА В Т О Р О Й П О Л О В И Н Ы XIX В Е КА

Н о для постижения вековых загадок мирово й истории


и души человека Тютчев как лирик-философ, как романтик
сделал много б ольше, нежели самонадеянные люди « точно­
го� знания, считающие эти загадки давно раскрытыми или
же просто несуществующими. Э тот вдохновенны й мечта­
тель б ыл в своем искусстве великим мыслителем. Потому
благодарны й Ф ет и написал на тоненьком итоговом с б орни­
ке Тютчева:
Н о муза, правду соблюдая,
Глядит - а на весах у ней
Вот эта книжка небольшая
Томов премногих тяжелей.

Семей ная усы пальн и ца Тютчевых.


Петербург. Новодевичь е кладби ще.
Фотография. 1980-е гг.

30
Ф Е Д О Р И В А Н О В И Ч Т ЮТ Ч Е В

ВО П РО С Ы И ЗАДА Н И Я

1 . В русле какой поэтической школы развился уникальный


лирический дар Тютчева?
2 . В чем своеобразие тютчевекого взгляда на человека
и природу? Н айдите в л и рике поэта черты философ­
ского пантеизма, т.е. обожествления природы ( <<все есть
Бог� ). Что, по Тютчеву, составляет трагедию человека
как части природного мира, Вселенной?
3. Как в тютчевекой лирике представлена тема любви? По­
чему поэт называет любовное чувство <<убийственным>> ,
видя в нем <<губительное начало�? Что сближает и что от­
личает интимную лирику Тютчева от любовных стихо­
творений А. С. Пушкина и М.Ю. Лермонтова? Подберите
пр им еры.
4. Каков взгляд поэта на Россию, ее духовные корни и со­
циальные язвы? В чем сущность мессианского взгляда
Тютчева на русскую историю и культуру?
5 * . Как в поэзии Тютчева представлены пушкинские тра­
диции? Что в свое время привлекло Пушкина в тютчев­
ских стихотворениях, приелаиных из Германии?
6. Что нового внес Тютчев в русскую поэзию? Как вы по­
нимаете слова поэта и публициста И.С. Аксакова, ска­
занные о Тютчеве: �У него не то что мыслящая поэзия -
а поэтическая мысль; не чувство рассуждающее, мысля­
щее - а мысль чувствующая, живая >> .

О С Н ОВН Ы Е П О Н Я Т И Я

Философская (медитативная) лирика.


Лирическая миниатюра.
Афористичность стиха.
Лирический цикл .
Паитеистическая лирика.
Параллелизм.

31
Л И Т Е Р АТ У РА В Т О Р О Й П О Л О В И Н Ы XIX В Е КА

Т Е М Ы СОЧ И Н Е Н И Й

1 . «Не то, что мтпе вы, природа.. . i> (По лирике Ф.И. Тютчева.)
2. Человек, природа, Вселенная в тютчевекой поэзии.
3. Любовь и рок в интимной лирике Ф.И. Тютчева.
4. « Умом Россию не понять ... >>. ( Патриотическая тема
в лирике Ф.И. Тютчева. )
5. Роль пейзажа в философской лирике Ф.И. Тютчева.

ДОКЛ АД Ы И Р Е Ф Е РАТ Ы

1 . Историческая тема в поэзии Ф.И. Тютчева.


2. Традиции романтизма в тютчевекой лирике.

Р ЕКО М Е Н ДУ Е М А Я Л ИТ Е РАТУ РА

Кожинов В.В. Пророк в своем Отечестве. Федор Тютчев.


м., 2002.
Лигарев К.В. Ф.И. Тютчев и его время. М. , 1 978.
Тютчевиана. Эпиграммы, афоризмы и остроты
Ф.И. Тютчева. М., 1 999.
Лотмаи Ю.М. Поэтический мир Тютчева 11 Лот ­
маи Ю.М. О поэтах и поэзии. С Пб., 1 996.
РЕПРОДУКЦИИ К РАЗДЕЛАМ УЧЕБНИКА

А.А. Иванов. Фигура Христа. 1840-е rr.


А.К. Саврасов. Грачи прилетели. 187 1 г.
А.К. Саврасов. Проселок. 1873 г.
А.И. Куинджи. Березовая роща. 1879 г.
И.И. Шишкин. Дождь в дубовом лесу. 189 1 r.
И.И. Левитан. Владимирка. 1892 г.
И.И. Левитан. Над вечным покоем. 1894 г.
В.И. Суриков. Утро стрелецкой казни. 188 1 г.
А.П. Рябушкин. Московская улица XVII века в праздничный день. 1895 г.
В.Г. Перов. Проводы покойника. 1865 г.
В.Г. Перов. Последний кабак у заставы. 1868 г.
О.д. Кипренский. Портрет Е.В. Давыдова. 1809 г.
Н.Н. Ге. Старик крестьянин. 1880-е гг.
И.Е. Репин. Осенний букет. Портрет Веры Ильиничны
Репиной, дочери художника. 1892 г.
В.А. Серов. Девушка, освещенная солнцем.
Портрет М.Я. Симонович. 1888 r.
В.Э. Борисов-Мусатов. Дама в голубом. 1902 г.
АФАНАСИЙ
АФАНАСЬЕВИЧ
ФЕТ

1820-1892

« Книжку Ф ета мы хотели б ы видеть расхватанною в несколь­


ко дне й, изданною вновь и вновь в разных форматах, мы хоте­
ли б ы встречать ее на всех столах и во всех б и блиотеках, нам
желательно, чтоб е й нашлось место в порт-саке дорожного че­
ловека, и в кармане молодой девушки, и на дачном балконе,
и в классном пюпитре студента, и в портфеле занятого чинов­
ника» - так выразил свое «особ ое мнение» о поэтическом даре
своего современника критик А. В. Дружинин.
В действительности литературная судьба русского лири­
ческого поэта Афанасия Афанасьевича Ф ета б ыла трудной не
только в силу жизненных о б стоятельств и б иографических
сложносте й , но и по причине непростого, стесненного положе­
ния самой лирической поэзии во второй половине XIX века.
После ухода Л ермонтова настала эпоха прозы, критика того
времени считала поэзию, особ енно лирическую, второстепен­
ным, не очень серьезным, далеким от жизни и устаревшим ро­
дом литературы, а многочисленные фельетонисты и авторы па­
родий умели высмеять люб ое дарование, любое стихотворение.
« Ограниченная утилитарность - вот все, чего они требуют. Н а­
пишите им самое поэтическое произведение; они его отложат
и возьмут то, где описано, что кого-то секут. Поэтическая прав­
да считается дичью. Н адо только одно копированное с действи­
тельного факта» , - с гневом и насмешкой сооб щал Тургеневу
Достоевский в 1 863 году.
Исключение б ыло сделано критикой для одного поэта­
демократа Н.А. Н екрасова за его о б щественную сатиру и граж -

3 Литераrура XIX в., 10 кл . , ч. 2 33


Л ИТ Е РАТ У РА В Т О Р О Й П О Л О В И Н Ы XIX В Е КА

данственность, сочувствие горю народному. О чень трудно б ы­


ло вернуться в поэзию философу Ф. И. Тютчеву, начинавшему
еще в пушкинские времена. Б есконечный б ой с демократичес­
ко й критикой вел замечательны й поэт А. К . Толсто й. А «чис­
ты й � лирик Ф ет исповедовал к тому же консервативные взгля­
ды: сначала служил в кавалерии, потом серьезно занимался
сельским хозяйством в своем поместье, б ыл местным мировым
судьей и считался у б ежденным крепостником. Неудивительно,
что он замолкал на десятилетия, освистанны й и высмеянны й
демократической критикой.

П ри мечател ьно , что демократическая п ресса не отказывала Фету


в художественно м тала нте ( п о м н е н и ю Чернышевского, Фет был
« хорош и м поэто м » , который « n ишет пустя ки » ) . Н а иболее эффек­
тив н ой формой крити ки « безыдейного » поэта я вилась л итератур ­
н а я пародия , я рким п редста вителе м которой высту п ил поэт и пуб ­
ли цист Дм . М и наев . В 1 8 6 3 году в « Русско м слове» появл я етс я
п а роди й н ы й ци кл М инаева « Л и рические песн и с гражда нски м
отл ивом » . Автор п а родий сати рически перевоссоздал известн ые
п роизведен ия Фета , испол ьзуя разл ич н ы е п риемы комического .
Та к, из вест н ое фета векое « Шепот, робкое ды ха н ье . . . » обрело
в пародий н о м переложен ии следующий вид:

Холод, гр я зные селенья ,


Лужи и ту м а н ,
Крепостное разруше н ье ,
Говор посел я н .

От д воровы х нет поклона .


Ш а п ки набекре н ь,
И работн ика Се м ена
Плутовство и лень.

Н а полях чужие гуси ,


Дерзость гусенят, -
П осра м ленье, гибел ь Руси
И разврат, разв рат !

34
АФА Н АС И Й АФА Н АС Ь Е В И Ч Ф ЕТ

Соде ржа н и е п а род и и о с н о в ы ва л о с ь н а жалобах Ф ета ­


п омещика на порефор м е н н ые неурядицы ( леность наем н ы х ра ­
бот н и ко в , п отра в ы на п о м е щ и ч ь и х земл я х и т. п . ) . Н а п ол н и в
форму о р и ги нала и н ы м содержа н ие м , п а родией добился вре ­
м е н н о го успеха , « заземл и в » поэз и ю Фета на текущих п робл е ­
мах социальной жи з н и , тогда ка к л и р и ка Фета в ы и грала бор ь бу
на «дл и н но й диста н ци и » , п е реж и в « злобу дня » и я в и в русско ­
му ч итател ю м ногих поколен и й феномен живого л и р ического
слова , в ы ража юще го душу и сти н н о й поэз и и :

Ш е п от, робко е д ы ха н ь е ,
Трел и сол о в ья ,
Серебро и кол ы ха н ь е
С о н н о го руч ь я . . .

Происхождение Ф ета таинственно, неизвестна даже точ­


ная дата его рождения. Он родился и жил до четырнадцати
лет в семье отставного гварде йского офицера и б огатого орлов­
ского помещика Ш еншина, привезшего из Германии замуж­
нюю женщину Ш арлотту Ф ет, оставившую на родине мужа,
дочь и старика отца. Реб енок, вскоре родившийся в имении
Н овоселки, б ыл записан в церковную книгу сыном Ш еншина,
хотя вряд ли мать его получала в Германии официальны й раз­
вод и меняла веру, и, следовательно, ее православный б рак
с Ш еншиным б ыл незаконным. Э то открылось, Ц ерковь
воспротивилась очевидному подлогу, и мальчика с тех пор
стали именовать гессен-дармштадтским подданным из мещан
Афанасием Фетом. Он утратил все дворянские привилегии
и русское гражданство и сразу б ыл отослан из родного име­
ния. Э то переменила всю жизнь и характер б удущего поэта,
и б о с то й поры он стал умело и упорно б ороться за возвраще­
ние фамилии Шеишина и титула потомственного русского
дворянина, хотя не имел на это никакого законного права,
о чем знал .
Закончив в лифляпдеком городке Верро частный папеион
немца Крюммера, юны й Ф ет приехал в Москву и в 1 838 году
поступил на словесное отделение философского факультета
М осковского университета. Там он познакомился с профессо-

35
Л ИТ Е РАТ У РА В ТО Р О Й П ОЛ О В И Н Ы XIX В Е КА

Я . П . П олонски й . Ап . А. Григорьев .
Фрагмент портрета Художник Ф.А. Бруни
работы И. Н. Крамского. 18 75 г.

ром-историком и писателем М .П. Погодиным, будущим поэ­


том и критиком Аполлоном Гри горьевым, будущим поэтом
Я . П. Полонским, будущим историком С . М. Соловьевым, по­
пал в неиз б ежны й студенческий кружок, читал Гегеля и п ере­
водил своего учителя Ге йне, продолжал писать стихи, получил
одобрение Го голя и затеял издание первого с б орника - « Л ири­
ческий Пантеон� ( 1 840). М олодого поэта заметила критика,
о нем писал Б елински й. Ф ет уверенно входил в культурную
среду людей 1 840-х годов.
Но все эти занятия неизб ежно вели «студента из иностран­
цев� к гражданско й службе, карьере чиновника, которая не
могла принести потомственного дворянства сразу, его давал
лишь чин 8- го класса. Ф ет желал получить дворянство и вер­
нуть наследственное имя Ш еишина б ыстро, и тут б ыл один
путь - военная служб а, так как на кавказско й б есконечно й
войне чины давали б ыстрее. В 1 845 году выпускник универси­
тета поступил нижним чином в кирасирский Военного ордена

36
А ФА Н А С И Й А ФА Н А С Ь Е ВИЧ ФЕТ

А.А. Фет.
Фотография. 1 8 60 -е гг.

полк, квартировавши й в Х ерсонской гу бернии. Здесь он встре­


тил и полю б ил красивую и талантливую девушку Марию Ла­
зич, но они оба были бедны и вынуждены были расстаться,
а затем девушка трагически поги бла, что навсегда оставило
в памяти поэта чувство вины и невосполнимой потери.
В 1 853 году Фет перевелся в лей б -гвардии уланский полк
и стал жить в окрестностях Петербурга.
Он стал появляться в редакции журнала � со временник�.
его заметили и стали печатать Некрасов и Тургенев. Последний
помог поэту издать в 1 850 году с б орник стихотворений.
В 1 857 году Фет женился на сестре критика В.П. Б откина, де­
вушке из богатой купеческой семьи, что значительно улучши-

37
Л И Т Е РАТ У РА В Т О Р О Й П О Л О В И Н Ы XIX В Е КА

ctlltтllriВUI

А . А. Ф 1 Т А.

'I!C'I'Ь L

IIН..Н •. СШ-....на.

IOCKBA.
•t. YIIIrt .. I I I H A . I I I I II 1 8o

1 863.

Титульный ли а сочи нен ия А.А . Ф ета . 1 8 63 г.

ло его материальное положение. Однако новые императорские


указы отодвигали от него все дальше заветное потомственное
дворянство, и молодой офицер, устав от бесплодной б орьб ы,
вышел в 1 858 году в отставку и вернулся в родные Новоселки.
Э ти долгие годы он провел в тяжелом и монотонном военном
б ыту, надеждах и разочарованиях и вдали от шумного и суетли­
вого литературного круга, что в немалой степени способ ство­
вало развитию оригинального лирического таланта Фета.
И снова Фет проявил удивительную практичность, сметли­
вость, хозя йственную жилку и железную волю. Недаром он го­
ворил: « Я всегда держался у беждения, что надо разметать путь
перед соб ою, а не за собою, и поэтому в жизни всегда заб отило
меня будущее, а не прошедшее, которого изменить нельзя� . Ку­
пив на средства жены хутор Степапавка в Мценском уезде Ор­
ловско й гу б ернии, отставно й лей б -улан стал крепким хо­
зяином, изучал агрономию, завел мельницу и конны й завод,
строился и разводил парк. Е го почему-то именовали ярым кре-

38
А ФА Н А С И Й А ФА Н А С Ь Е В И Ч Ф Е Т

постником, но на хуторе не б ыло крепостных крестьян, и поре­


форменное хозя йство поэта б ыло вполне капиталистическим.
Соседи-помещики тоже уважали и поб аивались строгого Ф ета
и из б рали его мировым судьей. С тихов он тогда почти не
писал. И деньги потекли к усердному труженику, он купил два
поместья и дом в Москве, скопил немалое состояние. И все же
� деликатность� происхождения продолжала мучить поэта,
сказавшего:
Я среди плачущих Шеишин
И Фет я только средь поющих.

В 1 873 году Фет-поэт до б ился наконец императорского


указа о возвращении ему наследственного имени Ше ишина
и потомственного дворянства. За этим последовали празднова­
ние 50-летия творческой деятельности и высочайшее пожало­
вание поэту придворного звания камергера. Все это позволило
Фету оставить хозя й ство, поселиться в б огатом курском име­
нии Вороб ьенка и московском доме и поб едно вернуться в ли­
тературу с переводами (в основном из древнеримских поэтов
и Гете) , мемуарами и, главное, замечательно й книго й новых
стихотворений (их б ыло более трехсот! ) � в ечерние огни� . Л и­
рический дар его о б рел второе дыхание и еще раз показал всю
свою силу и неповторимость. Ч итающая публика того времени
увлекалась друго й поэзие й , но реально мыслившего и знавше­
го себ е цену Фета мнения этой публики и демократической
критики интересовали мало. Он доб ился своего и в жизни,
и в литературе, заняв свое законное место среди лучших рус­
ских поэтов.

СА М О СТОЯ Т Е Л Ь Н Ы Й А Н АЛ И З ТЕКСТА *

Прочитайте известное раннее стихотворение А. Фета


«На заре тъt ее не буди ... � (1842). Проанализируйте его,
отвечая на следующие вопросы:
1 . Стихотворение открывается призывом, просьбой, уси­
ленной повтором. Как подобное начало способствует
развитию лирического сюжета?

39
Л И Т Е РАТ У РА В Т О Р О Й П О Л О В И Н Ы XIX В Е КА

2. Первые две строфы стихотворения насыщены «горя­


чей� лексикой. Какие образные переклички она создает?
Как соприкасаются два мира - внешний, природный,
и мир души героини? В чем виртуозность образного ри­
сунка строки: « Утро дышит у ней на груди>> ?
3. Какие детали и образы третьей строфы стихотворения
составляют контрастные пары с образным рядом первых
строф? Как здесь продолжена тема диалога человека
с природным миром? Какими средствами подчеркнута
эта связь?
4. В чем «вершинность�. кульминационность следующей
строфы стихотворения? Как в ней отражена жизнь приро­
ды и человека в моменты наивысшего напряжения внут­
ренних сил? Какие приемы поэтической речи позволяют
Фету передать это особое состояние двух стихий - при­
родного бытия и человеческой души?
5. Обратите внимание на кольцевую композицию стихо­
творения. Является ли финальная строфа всего лишь
повтором изначального мотива? Что открывается чита­
телю в финале стихотворения?
6. Стихотворение «На заре ты ее не буди ... >> стало вдвойне
популярным благодаря музыке А.Е. Варламова. Что оп­
ределяет изначальную музыкальность фетавекого сти­
ха? Покажите это на примере рассматриваемого произ­
ведения.
7 . Справедливы ли упреки современников Фета в «камер­
ностИ>> его поэзии, оторванности ее от реальной жизни?
Ап. Григорьев отозвался о стихотворении «На заре ты ее
не буди ... � как о «песне, сделавшейся почти народноЙ>> .
Просматривается л и в стихотворении связь с народной
поэтической традицией?

З р ею щ ая пе сня

С амые известные слова о Ф ете и его поэзии сказал его


б ольшо й поклонник Л ев Толстой: « И откуда у этого до б ро­
душного толстого офицера б ерется такая непонятная лири-

40
А ФА Н А С И Й А ФА Н А С Ь Е В И Ч ФЕ Т

ческая дерзость, свойство в ел иких поэтов? !) Тургенев


говорил о другом: « Фет действит ельно поэт, в настоящем
смысле слова; но ему недостает нечто весьма важное, а имен­
но: такое же тонкое и верное чутье внутреннего человека, его
душевно й сути, каковым он о б ладает в отношении природы
и внешних форм человеческой жизни ... !) Действительно, поэ­
ту недоступны и неинтересны философичность и трагизм
Тютчева или гражданская скор б ь и сатира Н екрасова, его
мир ограничен несколькими « сквозными!) темами: природа,
лю б овь, музыка, песня.
Какое счастие: и ночь , и м ы одни !
Река - как зеркало и вся блестит звездам и ;
А там-то ... голову закинь-ка да взгляни:
Какая глубина и чистота над нам и !

Э та лирика часто об ходится б ез сюжетов и даже б ез глаго­


лов. Н ет у этого поэта исторических баллад, политических са"
тир, пародий. Н о духовны й внутренни й мир Фета, по верному
слову его друга поэта Я .П. Полонского, «озарен радужными
лучами идеального солнца!) , полон светлой радости жизни, ка­
кой-то детской наивности, б езотчетности сильных чувст в, му­
зыки, вечной красоты б ытия. С ила лирического восторга, веч­
ное изумление, ликующие звуки характерны для Фета, и если
он пишет о ночи, то о бязательно восклицает: « Какая ночь! !)
И далее эта пора суток дана в ее тончайших оттенках, всегда не­
ожиданных и глубоко поэтичных. Поэтический мир Ф ета уди­
вительно б огат, но самоценное б огатство это наблюдательный
лирик доб ывает в тончайших откликах на самые об ычные дви­
жения мира и души:
П розвучало над ясной рекою ,
Прозвенело в померкшем лугу,
П рокатилось над рощей немою ,
Засветилось на том берегу...

В этой поэзии всегда незримо присутствуют дворянская


усадьб а, соловьиный сад, мерцание летних звезд, открытое ок­
но, веранда, раскрытый рояль с дрожащими струнами, цыган­
ский гитарный переб ор, уездная б арышня в светлом платье,

41
Л ИТ Е РАТ У РА ВТО Р О Й П ОЛ ОВИ Н Ы XIX В Е КА

А.А. Ф ет.
Фотография. 1 8 62 г.

нежный лиризм и накал страстей русского романса, аллеи


и тропинки старого парка, садовая скамейка, калитка, тихий
пруд с отразившимися в нем елями, сельская дорога среди хле­
б ов и лугов. Л ирика эта могла б ыть создана только в дворян­
ском гнезде и только родившимся там русским помещиком.
Здесь жили, чувствовали и мыслили его герои, с детства впи­
тавшие эту поэзию и культуру. И когда дворянин и помещик
Ф ет говорит о русско й сельской природе, он видит и понимает
ее иначе, нежели �крестьянски й � поэт Ал ексе й Кольцов или
ожесточившийся после ссоры с отцом и изгнан ия из родного
имения Некрасов. Он - хозяин, законно и уверенно владеет
всем этим б огатством природы, это его родное гнездо, насле­
дие, собственность:

42
А ФА Н А С И Й А ФА Н А С Ь Е ВИЧ ФЕ Т

Л юбо м н е в комнате ночью стоять у окошка в потемках ,


Если луна с высоты п рямо глядит на меня
И , проникая стекло, нар исует квад раты лучами
По полу, комнату всю дымом проз рачн ы м поя ...

У Фета удивительно высока культура чувств, и ему доста­


точно для их выражения этой тихой жизни, простых вещей, ма­
лозаметных соб ытий. Двое, вечер, сад, длинные тени, и вдруг
из этого молчания соткались чувства, поэзия, тихая музыка ду­
ш евных движени й , лирически й сюжет. За влюбленных говорит
звездная летняя ночь. Поэт точно вы б рал несколько подроб ­
носте й, а читатель их сопоставил и вдруг увидел связь, п оэти­
ческую глуб ину, движение тончайших чувств. Казалось б ы, все
это ушло вместе с дворянством и империей, давно нет ни уса­
деб , ни их об итателей, но мы открываем томик лирики Ф ета -
и все оживает, и бо никто не смог изъять из души русского че­
ловека ту великую поэзию красоты мира и глуб окие тончай­
ш ие чувства, которые проникновенно воссоздал во всех их дви­
жениях и истине этот поэт радости и люб ви.
Фет при своем появлении потряс всех наивной радостью
видения мира, открытой для красоты душо й, готовностью сво­
им открытием поделиться со всеми, способ ностью всему удив­
ляться. С амое знаменитое, во все хрестоматии вошедшее его
стихотворение •Я пришел к тебе с приветом • ( 1 843) и явля­
. . .

ется таким праздником лирического восторга, рассказом о тай­


не утра, проб уждении природы, силе жизни и весны. Поэт рас­
сказывает о восходе солнца так, как б удто он его видит
впервые, передает трепет освещенных листьев, каждой ветки
в лесу, каждой птицы. Жажда жизни кипит и в его страсти, го­
товности служить счастью и люб имой, душа полна веселья.
Н о ведь приходит с приветом не просто человек, приходит по­
эт к люб имой девушке, и его восторженны й рассказ и есть его
будущая песня, еще не сложенная, но зреющая в радостной,
светлой душе. Э то - его признание в люб ви.

Рассказать , что с той же страстью,


Как вче ра , пришел я снова ,
Что душа все так же счастью
И тебе служить готова . . .

43
Л ИТ Е РАТ У РА ВТО Р О Й П ОЛ ОВИ Н Ы XIX ВЕ К А

Фет превыше всего ценил в поэзии не разум, а вдохнове­


ние, именовал его « б ессознательным инстинктом� , пружины
которого от нас скрыты. Он в этом стихотворении показал,
как рождается вдохновение, как зреет в лирическо й душе
песня.
Л ирика Фета всегда передает чувства в движении. В спыхи­
вает искра чувства. Е му нужна цепочка ассоциаци й , значимая
деталь, от которой начинается зарождающи йся лиризм, а далее
он разворачивается, опираясь на самые неожиданные сопостав­
ления и сюжетные ходы. Таково раннее стихотворение •Обла­
ком волнистым • ( 1 843), казалось б ы, простое, как этюд. Вна­
. . .

чале клу б ится пыль в степно й дали, не видно, кто


при ближается, затем мы видим незнакомого всадника на лихом
коне, и вдруг автор вспоминает о далеком друге и зовет его. Зна­
чит, память жива, друг не забыт, и достаточно вспыхнуть вдали
пыльному следу, пробуждается лирическое воспоминание:
Д руг мой , друг далекий ,
В спомни обо мне !

В таких случаях становится понятна другая знаменитая


особенность Ф ета-лирика, породившая столько пародий, - его
б езглагольность, отсутствие слов де й ствия на протяжении все­
го стихотворения. Ф ет не всегда пользуется этим приемом,
но вполне владеет им только он. Геро й его вполне может нахо­
диться в полно й неподвижности, например, лежать на стоге се­
на и смотреть в звездное небо, но внутри его рождается слож­
ный отзыв на самодвижение мира, ощущение себя мыслящей
частью вселенно й . Э тот поэт не нуждается в глаголах для пере­
дачи внутреннего движения чувств, он называет разрозненные
звуки, краски, вспыхивающие тут и там отблески, шорохи, ше­
пот, поцелуи, слезы, вздохи, тучки. С разу видно, что компози­
ционные принципы этой лирики еложились в поэтическо й
школе Генриха Гейне. Э та эскизно набросанная картина полна
метко схваченных мимолетных ощущений и перемен. Здесь
есть и живое женское лицо, и оно тоже меняется: « Ряд волшеб ­
ных изменений / Милого лица�.
Н икаких глаголов, никакого внешнего действия нет, однако
стихотворение наполнено внутренним лирическим движени-

44
А ФА Н А С И Й А ФА Н А С Ь Е ВИЧ ФЕ Т

ем, представляет со б ой единое поэтическое высказывание


в трех четверостишиях. Ведь для Фета такое, например, бога­
тое тонкими подро б ностями чувство, как лю б овь, - не
действие, а состояние. Поэтому в знаменитом � безглагольном »
стихотворении •Шепот, робкое дъiХанье • ( 1850) точно назы­
. . .

ваются и не соединяются глаголами отдельные черты этого


состояния, а мы ощущаем счастье, восторг, согласно звучащую
природу, ответное чувство лю б имой, и б о они сливаются во
внутренне единое чувство влю бленного человека:
В дымных тучках пурпур розы,
Отблеск я нтаря,
И лобзания, и слез ы,
И заря, заря ! . .

И точно такое же радостное перечисление волнующих при­


мет весны, ее радости, мощи, говора вод и крика птичьих стай,
капели и тополиного пуха, зорь, б ессонной ночи в стихотворе­
нии •Это утро, радость эта • ( 1 88 1 ) завершается не глаголом;
. . .

а тире : � это все - весна». И здесь картина наб росана точными


штрихами, и б о весна - тоже состояние:
Эти ивы и березы ,
Эти капли - эти слезы,
Этот пух - не лист ...

Эти � б езглагольные» стихотворения Ф ета показывают


мощное движение лирического восторга, не нуждающееся для
своего полного и тонкого выражения в простых глаголах,
в подталкивании прямо выраж енным действием.
Поэтическое чувство природы у Ф ета отличается особой
тонкостью и музыкальностью, причем он дает не объективную
картину природы, а лирический пейзаж, медленное отражение
тех или иных осо бенностей и подроб ностей, которые составля­
ют эту картину в душе человека. � никому не удается подме­
чать так хорошо задатки зарождающихся чувств, - тревоги по­
лучувств и, наконец, подымающиеся подчас в душе человека
отпрыски прошедших чувств и старых впечатлени й, б ылых
стремлений» , - говорил о даре Фета-лирика его друг, поэт
и критик Аполлон Григорьев.

45
Л ИТ Е РАТ У РА ВТО Р О Й П ОЛ ОВИ Н Ы XIX ВЕ К А

Лирич ески й пейзаж у Ф ета - это всегда воспоминание, ис­


поведь. В стихотворении •Еще майская ночь• ( 1 857) он снова
говорит о своем восторге ( � какая ночь ! � ) , о рождающе й ся
в царстве зимы свежей и чисто й весне, о тепло й звездной ночи
с ее соловьино й песнью. Удивительно описание берез. Они
ждут, а чего - непонятно, да это и не важно. Но это смутное
ожидание и трепет б ерез наполняют май скую ночь тончай ше й
поэзие й и тихой красотой . Зв езды не просто светят, а смотрят
задумавшемуся человеку прямо в душу, порождая особ ое ве­
сеннее томление. Так медленно рождается лирически й лик ти­
хой нежно й ночи, и поэт в восторге идет к нему с �невольной
песней� :
Нет, никогда нежней и бестелесней
Твой лик, о ночь, не мог меня томить!
Опять к тебе иду с невольной песней ,
Невольной - и последней , может быть.

Конечно, Ф ет не ограничивается лирическими этюдами, он


умеет показать природу в ее сложном, поступательном разви­
тии. В ечер, закат - это тихое и спокойное движение, и оно раз­
вито в стихотворении •Заря прощается с землею . . . • ( 1 858) .
Здесь поэт не жалеет емких глаголов движения, повторяет их,
когда надо, замечает густеющи й туман в лесу, гаснущи й отсвет
уходящего солнца на вершинах деревьев, таинственно расту­
щие тени. Ф ет видит в их зарею прео б раженном облике дво й ­
ную жизнь, ощущение родной земли и отсвет заревого неба, ку­
да деревья как б ы просятся. Поэт запечатлел тихую мелодию
русского сельского вечера. Здесь развита поэтическая мысль
о медленном угасании вечерней зари, завер шающаяся краси­
вым и емким об разом двойного б ытия деревьев в романтичес­
ком сельском пей заже:
Как будто , чуя жизнь двойную
И ей овеяны вдвойне, -
И землю чувствуют родную
И в небо просятся оне.

Для Ф ета человек - часть природы, и есть своя неправда


в их разъединении, непонимании человеком своего происхож-

46
А ФА Н А С И Й АФА Н АС Ь Е ВИЧ ФЕ Т

А.А. Фет.
Портрет работы И. Е. Репина. 1882 г.

дения и предназначения, в его неверии в свои силы. Поэт при­


зывает учиться у вечно живой природы ( • Учись у них - у ду­
ба, у березы • , 1 883) в ее самую трудную пору - лютую зи­
. . .

му, когда в лесу и полях все замерло и как б ы умерло, трещит


кора деревьев и метель рвет последние листы. Пусть и скорбя­
щий человек молчит, терпит злую душевную стужу, б удет
тверд в несчастье. � но верь весне� , - призывает поэт, и опять
слышна его всегдашняя вера в силу исцеляющей все духовные
б оли жизни. Вернутся тепло, ясные дни, новые мысли и новая
вера. Гармония весенней природы как б ы врачует уставшую,
разуверившуюся, �зимнюю� душу:

47
Л И Т Е РАТ У Р А В Т О Р О Й П О Л О В И Н Ы XIX В Е КА

Для ясных дней , для новых откровени й


Переболит скорбящая душа.

Ф етавекие картины природы показывают, что он - поэт


ощущени й , извлекающий из пе й зажа скрытые там тонча й шие
подро б ности, мимолетные оттенки и частности, тревожащие
и открывающие душу. Здесь он велики й прорицатель, и вся его
поэтическая деятельность направлена на «уловление неулови­
мого» (А . В. Дружинин). Е го цель - выявить порыв сердца, не­
уловимое ощущение. Так происходит в коротком стихотворе­
нии �Еще одно забывчивое слово. . . • ( 1 884), где случа й ность
напоминает о люб ви и тоске, душа дрожит, несмотря на вечер
жизни и осеннее разочарование, и любовь возвращается, одо­
левает сомнения и страх:

Е ще одно забывчивое слово ,


Е ще один случайный полувздох -
И тосковать я сердцем стану снова ,
и буду я опять у этих ног.

Л ирику Ф ету доступны тай ны мелодии слова. Е му принад­


лежит одно из самых музыкальных русских стихотворени й -
�сияла ночь. Луной был полон сад. Лежали . . . • ( 1 877), где
страстный женски й голос, поэтическое слово и «рыдающая»
музыка романса сливаются в единый о б раз, волнующи й серд­
це. Ф ет соб ирает здесь все лирические подроб ности дворянско­
го гнезда - сияющая ночь, лунный сад, барски й дом , раскрыты й
рояль, дрожащие струны и сердца, чарующая сила страсти
в женском голосе и музыке. И в его стихотворении рождается
мелодия люб ви и жизни. Во вдохновенно й певице воплощает­
ся надрывная страсть русского романса. Велики сила лиричес­
кого восторга, порыв и накал звучащих страсте й , об щее волне­
ние, выразившееся в восклицании: «И так хотелось жить».
И через много лет стареющи й поэт вновь слышит этот волшеб ­
ный, страстный голос и заб ывает о годах, об об идах судьб ы
и муках сердца, верит снова только в жизнь и люб овь: «А жиз­
ни нет конца» . Л ирика - это воспоминание, память сердца.
Л юб овь и музыка исцеляют и возрождают усталую немалодую
душу через великую лирическую поэзию:

48
А ФА Н А С И Й А ФА Н А С Ь Е ВИЧ Ф Е Т

И много лет прошло, томительных и скучных,


И ВОТ В ТИШИ НОЧНОЙ ТВОЙ ГОЛОС СЛЫШ У ВНОВЬ,
И веет, как тогда, во вздохах этих звучных,
Что ты одна - вся жизнь, что ты одна - л юбовь.

Для Ф ета подлинная поэзия - это всегда порыв, движение,


открытие, и он рассказывает о вечно й тайне творчества и на­
значении поэта в стихотворении •Одним толчком согнать
ладью живую • ( 1 887 ). Поэт входит со своим лирическим за­
. . .

мыслом в иную жизнь, чует далеки й ветер, что-то смутное


и родное, проб уждается, вдыхает запах нового б ытия, видит
в чужом свое, высказывает невыразимое, волнует сердца - но
все это начинается с решительного отправления в плавание
живо й ладьи поэтической мысли, сильного толчка, направляю­
щего утлы й челн из бранного певца в бурное море б ытия.

Одним толчком согнать ладью живую


С наглаженных отл и вами песков,
Одной волной подняться в жизнь иную,
Учуять ветр с цветущих берегов ...

И так Ф ет кажды й раз радостно входил в поэзию, в мир но­


вого своего стихотворения, искал тончайшие оттенки и нюан­
сы слов и красок, умел удивляться красоте мира и никогда не
утратил этой способ ности.
Открытием Фета-лирика б ыл его поэтический язык, мир
тонких метафор и мерцающих необ ычных слов, выражающих
подвижную паутину чувства. У него есть особ ые ( �фетов­
ские� ) фразы типа � я слышу трепетные руки� и множество
удивительных слов и их выразительных сочетаний - �душа
дрожит�. �плакала трава� , �сирень в слезах дрожала� . �грезит
пруд�. �тающая нежность>> , �свежеющая мгла�, �крылатые
звуки� , �сереб ристая ночь� . �повиснул дождь� . �душа замира­
ющих скрипок� . �о б манчивый огонь� . Иногда возникают ха­
рактерные �Фетовские� всхлипывающие, рыдающие
интонации. И само построение стихотворения, умение из не­
скольких отдельных деталей извлечь мощную ноту лиризма
у поэта особ ое, его сразу узнаешь и восклицаешь: � это Ф ет! �
Э то лучшая похвала и награда для поэта.

49
Л И Т Е РАТ У РА В ТО Р О Й П ОЛ О В И Н Ы XIX В Е КА

Афанаси й Афанасьевич Ф ет сохранил для нас живописный


и звучащи й соловьины й сад русско й дворянской усадь б ы, в ко­
тором живет его б огатая чувством и мыслью лирическая душа.
Он лю б ил писать об огне, о костре, и ясно, что это огонь твор­
чества, освещающи й изнутри его гениальную лирику. Л учше
всего о нем сказал сам поэт:
Н е жизни жаль с томительным дыханьем,
Что жизнь и смерть? А жаль того огня,
Что просиял над целым м ирозданьем,
И в ночь идет, и плачет, уходя.

ВО П РО С Ы И ЗАДА Н И Я

1 . В чем в ы видите отличие между лирикой А . Фета


и Ф . Тютчева? Подберите по одному наиболее харак­
терному стихотворению каждого из поэтов для срав­
нения.
2 . Каков круг излюбленных тем Фета-лирика? Как лири­
ческое <<Я >> поэта соотносится с окружающим миром?
Выделите ключевые образы поэзии Фета и раскройте их
внутренний смысл.
3. А Фета называют «самым солнечным>> поэтом в рус­
ской лирике. Как в его произведениях соотносятся день
и ночь, утро и вечер, свет и мрак? Как соединяются в од­
ном лице Фет-художник и Фет-философ?
4. Что скрывается за фетовекай «безглагольностью>> ?
В чем секрет удивительной поэтической притягатель­
ности шедевра «Шепот, робкое дыханье ... � ?
5 . Какое место в лирике Фета занимает музыка? Что со­
ставляет музыкальность его стиха? Проиллюстрируйте
примерами утверждение П.И. Чайковского: « Фет в луч­
шие свои минуты переходит из пределов, указанных по­
эзии, и смело делает шаг в нашу область�.
6. Фета часто называют <<поэтом мгновенья�. «чистым ли­
риком� . Может ли такая лирика быть общественно зна­
чимой?

50
А ФА Н А С И Й А ФА Н А С Ь Е В И Ч ФЕ Т

ОСНОВ Н Ы Е П ОНЯТИ Я

Поэтическая <<безглагольность�> .
Романс.
Лирический восторг.
Музыкальность стиха.
Лирический этюд.

Т Е М Ы СОЧ И Н Е Н И Й

1. � культ мгновения>> в лирике А.А. Фета.


2. Русская природа в лирике А.А. Фета.
3. Философские мотивы поэзии А.А. Фета.
4. Тема любви и образ возлюбленной в лирике А. А. Фета.

ДО КЛ АД Ы И Р Е Ф Е РАТ Ы

1 . Русская дворянская усадьба в лирике А.А. Фета.


2. А. Фет и поэты демократического лагеря.

Р Е КО М Е Н ДУ Е М А Я Л И Т Е РАТУРА

Благой ДД. Мир как красота. О � вечерних огнях�> Фета.


М., 1 975.
Бухштаб Б.Я. А.А. Фет. Очерк жизни и творчества. Л.,
1 990.
Бухштаб Б.Я. Фет и другие. СПб., 2000.
Шеншина В.А. А. А. Фет- Шеншин. Поэтическое миросо­
зерцание. М., 1 998.
НИКОЛ АЙ
СЕМЕНОВИЧ
Л Е СКОВ*

183 1 - 189 5

<<Я смело, даже, может б ыть, дерзко думаю, что я знаю русско­
го человека в самую его глуб ь, и не ставлю себ е это ни в какую
заслугу>> - так определял <<меру� со б ственного таланта Н ико­
лай Семенович Л есков, один из само б ытнейтих русских писа­
телей и пу блицистов второй половины XIX века. В самих на­
званиях его произведений - << О вце б ык� . « Запечатленный
ангел� . « Очарованный странник� . «Чертогон� . «Левша>> - за­
ключена некая поэтическая притягательная сила, навеянная,
по выражению В. Г. Короленко, «стихийно б родячей русской
натурой� . Проза Л ескова - удивительный сплав яркого народ­
ного языка, колоритных, запоминающихся характеров и ориги­
нальных, обладающих особой внутренней «драматургией� сю­
жетов. В русской литературе писатель выделял ее
<<сберегающую>> функцию - сохранять черты народной красоты,
раскрывая и утверждая, по словам М . Горького, «положитель­
ный тип русского человека�. С ранней юности увлекавши й ся
раб отой иконописцев, Л есков перенес секреты их мастерства
в со б ственное творчество, овладев приемами словесной «ико­
нописи >> в изо б ражении героев-праведников, людей веры
и подвига. Вместе с тем художника интересовали и сложные,
многострастные, мятущиеся натуры, эти российские Ахиллы
и леди М акб ет, раскрывающие свою внутреннюю духовную
сущность в экстремальных жизненных ситуациях. Русский
мир предстает в произведениях Лескова как многоликое, про­
тиворечивое единство, существующее в о б щем пространстве

52
Н И КОЛ А Й С Е М Е Н О В И Ч Л Е С КОВ

иде й, верований, традиций. Отсюда внимание писателя к та­


ким �почвенническим� жанрам, как житие, сказание, легенда,
сказка, народный анекдот. Ото б ражая многоголосие жизни
�с рединной� Руси, Л есков способ ствовал дальнейшей демок­
ратизации литературного языка: � в себ е я старался развивать
это уменье и достиг, кажется, того, что мои священники гово­
рят по-духовному, мужики - по-мужицкому, выскочки из них
и скоморохи - с выкрутасами и т.д. От себя самого я говорю
языком народных сказок и церковно-народным в чисто литера­
турно й речи�. Знаменитый лесковекий сказ, ставши й яркой
примето й стиля писателя, стал неотъемлемой частью русской
культурно й классическо й традиции.

« Русс к ий анти к »

«По происхождению я принадлежу к потомственному дворян ­


ству Орловской губернии, но дворянство наше молодое и незна ­
чителъное, приобретено моим отцом по чину коллежского асес­
сора. Род наш, собственно, происходит из духовенства, и тут за
ним естъ своего рода почетная линия. Мой дед, священник Дмит­
рий Лесков, и его отец, дед и прадед - все бъUlи священниками
в селе Лесках, которое находится в Карачевском или Трубчев­
ском уезде Орловской губернии. От этого села Лески и выUUla на­
ша родовая фамилия - Лесковы» - так писатель представлял
историю своей фамилии в �Автоб иографической заметке�.
Н иколай Семенович Л есков родился 4 ( 1 6) февраля
1 83 1 года в селе Горахово Орловской губ ернии. Е го отец, Се­
мен Дмитриевич, в молодости вынужден б ыл покинуть роди­
тельский дом за отказ идти в духовное звание. С тав со време­
нем заседателем Орловской уголовной палаты, С емен
Дмитриевич до конца жизни оставался глуб око религиозным
человеком с твердыми у беждениями и принципами (о его не­
подкупности ходили легенды). М ать писателя, М арья Петров­
на (урожденная Алферьева) , принадлежала к бедному дворян­
скому роду и отличалась домовитостью и практичностью
в делах. Я вляясь разночинцем по социальному происхожде­
нию, Н иколай Л есков с детства познал �школу� сословных

53
Л И Т Е РАТ У РА ВТО Р О Й П ОЛ ОВИ Н Ы XIX ВЕ К А

Мать писателя М . П . Лескова ( первая слева )


с сестра м и и братом С. П . Алферьевы м .
Фотография. Киев. 18 73 г.

отношений: в доме именитого родственника, « благодетеля�


семьи М.А. Страхова, не очень жаловали «семинарское от­
родье� ( «Я б ыл одарен несомненно большими способ ностями,
чем мои двоюродные б ратья... Н емецкий учитель Кольб ерг
имел неосторожность поставить это однажды на вид тетке, и я
стал замечать, что мои успехи б ыли ей неприятны� ).
В 1 839 году Л есковы купили в долг Панин хутор на речке
Гостомле, и этот южный черноземный край стал для будущего
писателя малой родиной: «Я вырос в народе, на гостамель­
еком выгоне, с казанком в руке, я спал с ним на росистой траве
ночного, под теплым овчинным тулупом, да на замашной панин-

54
Н И К О Л А Й С Е М Е Н О В ИЧ Л Е С К О В

ской толчее за кругами пышных замашек. .. 1> Н иколай, будучи


старшим сыном в семье (всего у Л есковых было семеро детей),
рос самостоятельным и независимым юношей. Н е сдав экзамены
за трети й класс в Орловской гимназии, Л есков бросил учебу
и устроился писцом в Орловскую палату уголовного суда. В этот
период он сближается с орловским обществом фольклористов
и этнографов, об щаясь с крупнейшими специалистами в области
славянско й культуры - П. В. Киреевским, А. М . Марковичем,
с будущей писательницей Марко Вовчок ( М . Вилинская ),
М.А. Стаховичем и др. В 1850 году начинается <�киевскиЙ>> пери­
од жизни Л ескова, отмеченны й разнообразной деятельностью:
изучением Е вангелия и арабской философии, восстановлением
древних фресок и икон, игро й в любительских спектаклях, осво­
ением украинского и польского языков. С емейная жизнь писате­
ля сложилась неудачно: после двух распавшихся браков он жил
один, воспитывая сына Андрея и приемную дочь Варвару.
В конце 50-х годов Л есков решает сменить род деятельно­
сти, став агентом частной английской коммерческой компа­
нии <� Ш котт и Вилькенс>> . В написанной позже авто б иографи ­
ческой повести <�Железная воля1> он так представит мотивы своего
решения: <�Частною службою я надеялся достать се бе << чест­
ные !> средства для существования и независимости от прихоти
начальства... С ловом, я думал, что вырвался на сво боду, как
будто своб ода так и начинается за воротами казенного зда­
ния ... !> Раб ота в компании дала Л ескову возможность поб ывать
в различных уголках России, накопить богаты й жизненны й м а­
териал для будущих произведени й. Д еб ют Л ескова-публициста
состоялся в 1 86 1 году: в <� Отечественных записках1> б ыли опуб ­
ликованы его <� Очерки винокуренной промышленности ( Пен­
зенская губ ерния )!>. Статьи Л ескова, появлявшиеся в различ­
ных журналах, свидетельствовали о широкой эрудиции
и разносторонних интересах автора (среди них - <� Заметки
о зданиях 1> , «0 переселеиных крестьянах !> , <�0 раб очем классе1>,
<� Полицей ские врачи в России1> и т.п.). П одоб но Л ескову-стар­
шему, Николай б ыстро сумел наж ить себе множество врагов
в различных профессиональных кругах. В январе 1861 года он
переезжает из Киева в П етербург, где начинается его серьезная
профессиональная литературная деятельность.

55
Л И Т Е РАТ У РА ВТО Р О Й П ОЛ ОВИ Н Ы XIX ВЕ К А

К и е в . П р исутавен н ы е м еаа .
Фотография. Конец XIX в.

Перебравшись в столицу, Л есков сразу оказывается в эпи­


центре социально-политической б орь б ы , развернувшейся
между умеренно-ли беральным и радикально-демократичес­
ким крылом передовой интеллигенции. В споре о дальнейших
путях развития России Л есков поддерживал �постепеновцев� .
вступая в полемику с � с овременником� . лидеров которого
считал «нетерпеливцами�. мечтающими ввергнуть Россию
в пучину революционных потрясени й . Выступая против по­
следних, писатель подчас оказывался в ложном положении. Так,
поместив в « Северной пчеле� (май 1 86 1 г. ) статью о пожарах
в Петерб урге, он недвусмысленно о б винил в беспорядках рево­
люционеров-экстремистов из << М олодой России� . С татья вы­
звала одновременно возмущение литературной общественности
и недовольство со стороны властей, об виненных в бездействии.
В итоге Л есков оказался между С циллой и Харибдо й полити­
ческого противостояния, прослыв «антинигилистом� и в то же

56
Н И КОЛ А Й С Е М Е Н ОВИЧ Л Е С КОВ

время « не благонадежным>.> . В действительности Л есков мучи­


тельно искал неки й третий путь, уводящий от крайностей
иде йной борьб ы. Э ти поиски привели Л ескова-публициста
к Лескову-художнику, разрешившему в своем творчестве мно­
гие волнующие об щество вопросы .
В 1 863 году в « Отечественных записках>.> появился лесков­
екий рассказ •Овцебык•, проблематика которого явилась пря­
мым продолжением полемики автора с «нигилистами>.>. Герой
рассказа, Василий Б огословски й по прозвищу Овцебык, - плоть
от плоти революционного народничества, еще не набравшего силу,
но уже столкнувшегася с проблемой « безмолвствующего народа>.>.
Мужики-«гречкосеи>.> не воспринимают умных речей Овцебыка,
предпочитая ему авторитетного Александра Ивановича - челове­
ка «из своих>.>, крепкого хозяина, говорящего с мужиками на их
языке. В ыбор фамилии главного героя не случаен: в ней и отзвуки
проповеднической миссии революционера-идеалиста, и обозначе­
ние внуrренних противоречий натуры героя, отвергающего тради­
ционную веру, но не обретшего твердой духовной почвы под нога­
ми. Трагическая судьба Василия Петровича - неизб ежное
следствие столкновения «готовой>.> идеи с живой действитель­
ностью, сопротивляющейся утопическим головным эксперимен­
там. О вцебык- Богословский явно вызывает сочувствие автора, ви­
дящего в своем герое сильную личность, готовую на жертву во имя
общего блага (известно, что « антинигилист>.> Лесков с уважением
относился к Н .Г. Ч ернышевскому и с интересом читал роман «Что
делать?>.>). Вместе с тем для Лескова очевидна бесперспективность
социального нигилизма: его герой сам признается, что ему «некуда
идти>.> [проблематика « Овцебыка>.> получит свое развитие
в романах « Н екуда>.> ( 1863- 1 864) и « Н а ножах>.> ( 187 1 )].

СА М О СТОЯТЕЛ Ь Н Ы Й А Н АЛ И З Т Е КСТА *

Опираясь на близость пробле.матики рассказа Н. С. Лес­


кова � овцебык» и романа И. С. Тургенева � отцы и дети»,
сопоставьте образы гла вных героев этих произведений :
а) на портретном и речевом уровнях ;
б) на уровне характеров ;

57
Л И Т Е Р АТ У Р А В Т О Р О Й П О Л О В И Н Ы X I X В Е К А

в ) в сфере и� ейн ы х убежд е н и й ;

г ) во взаи м оотношения х с д р у г и м и персонажами ;


д) в л ю бовной сфере ;
е ) в ито говом зв у чан и и и х с уд еб.

З ло б од невность , пам ф летность << анти ниги л истических >>


п роиз в е д е н и й Л ескова отчасти заслонила д ля читате л е й
и критиков главные отличительные осо б енности леско в е ко й
прозы - ее психологизм , в нимание к народ но й жизни и внут ­
реннему миру отд ельного чело в ека , тонкое чу в ство в ание род­
ного языка. М ежду тем уже в 60 -е год ы появляются по в ести
и рассказы , несущие в се б е черты позд него л еско в е кого ст ил я .
Таков рассказ �леди М акбет Мце н скоrо уезда� ( 1 865), откры ­
вающи й галерею народ ных типов в т в орчестве писател я и на ­
чинаю щ и й ся характерным в ступлением : « И но й раз в наш и х

Кате р и н а Л ьв о в н а .
Художник Б. М. Кустодиев. 1 922 , 1 92 9 гг.

58
Н И КОЛ А Й С Е М Е Н О В И Ч Л Е С КО В

Катерина Л ьвовна и Сергей у постел и Феди .


Художник Б. М. Кустодиев. 1 922, 1 92 9 гг.

местах задаются такие характеры, что, как бы много лет ни


прошло со встречи с ними, о некоторых из них никогда не
вспомнишь без душевного трепета�. Героиня Л ескова лишена
ореола мученичества: следуя инстинкту разгоревшей ся страсти,
она становится гу б ительницей невинных душ (достаточно
вспомнить жуткую сцену удушения <<сонаследника�
малолетнего племянника Ф едора). Движение героини от скуки
купеческого быта к свободной любви, сопровождаемое семей­
ными �умертвиями�, приводит ее к той грани, за которой исче­
зает различие между человеческим и звериным (не случайно
эпизод ночного свидания Катерины Л ьвовны с С ергеем сопро­
вождается произительным кошачьим дуэтом на кухонно й кры­
ше). С ама сцена ги бели Катерины, мстящей об идчице за свою
поруганную любовь, отмечена характерным авторским сравне­
нием: � .. В это же время из другой волны почти по пояс подня­
.

лась над водою Катерина Л ьвовна, бросилась на С онетку, как


сильная щука на мягкоперую плоти цу, и обе более уже не пока­
зались�. Н ельзя не отметить свойственной героине цельности
и внутренней силы, отчетливо проступающе й на фоне молодце­
ватого, но слаб одушного и внутренне б есцветного С ергея.

59
Л И Т Е РАТ У РА В Т О Р О Й П О Л О В И Н Ы X I X В Е К А

Но эта сила, удесятеренная страстью, ведет к саморазрушению


личности: слепое, первоб ытное чувство вытесняет в героине все
прочие внутренние импульсы, включая инстинкт материнства.
Не идеализируя народную жизнь, заглядывая в ее ужасающие
« бездны>> , Л есков погружал читателя в раздумья над проблемой
народной совести - а именно она является критерием всего
происходящего в рассказе. « Л еди М акбет... � написана простым,
нарочито лу бочным языком: автор заметно дистанцируется от
повествования, придавая ему сказовы й характер.

СКАЗ - фо р м а пов еавов а н и я от ли ца ра сска зч и ка , ч а ао « от­


дел е н ного » от а вто ра соци а л ь н о - кул ьту рн ой диаа н цией
и повеавующе го в «чужой » а вто ру уа н о -слов ес н о й м а н е р е
( вспомн и м , н а п ример, ра сска з М а ксим а М а ксимыч а в п е р ­
вой гл а в е ром а н а М . Ю . Л е рмонтов а « Ге ро й н а ш е го вр е ме ­
н и » ) . В тво рчеаве Н . С . Л е сков а ска зо в а я , аил изов а н н а я
фо рм а пов е авов а н ия п р ео бл а да ет н а д « нейтра льной » ( а в ­
тор ской ) формой .

С оздав своео бразны й цикл произведений о русских жен­


щинах [помимо « Л еди М акбет ... � в него вошли « Ж итие одной
б аб ы � ( 1 863), « Воительница� ( 1 866), « Котин Доилец и Плато­
и нда� ( 1 867)] , Л есков приступил к созданию романа-хроники
о народных праведниках.
Роман �соборяне• увидел свет в 1 872 году в журнале
<< Русский вестник� и сразу же вызвал широкое об суждение
в печати. В « С оборянах� с особ ой силой проявилась «почвен­
ность� Л ескова, его тяготение к старой Руси с ее преданиями
и духовными заветами. В центре повествования - жители
«старгородской соб орной поповки� , среди которых выделяют­
ся фигуры протоиерея С авелия Ту б ерозова, священника Заха­
рии Б енефактава и дьякона Ахиллы Десницына. Честно и пра­
ведно исполняя свой долг, герои романа испытывают
неиз б ывную «тоску по идеалу�, памятуя о том времени, когда
Православная церковь способ ствовала укреплению и нрав­
ственному оздоровлению об щества. С таргородские подвижни­
ки одержимы желанием практической деятельности во благо
народа, но новая эпоха делает эти высокие помыслы «доб рой

60
Н И КОЛ А Й С Е М Е Н О В ИЧ Л Е С КО В

Свя той аа ре ц уди т р ыбу.


Художник М. В. Неаеров. 1 89 0 г.

старой сказкой�, уходящей в предание. В настоящем же лесков­


екие со б оряне лишены возможности в полной мере послу­
жить своим ближним, что-ли б о изменить в мире корысти
и зла. « Н е знаю, что о себе думать, к чему я рожден и на что
призван ? � - с горечью признается Савелий Ту б ерозов. С омне­
ния и тревоги отца С авелия выливаются в проповедь, произие­
сенную им в присутствии городских «верхов� и объявленную
старгородскими об ывателями «революционной� . Совершив
гражданский поступок, бунтарь Туберозов уходит из жизни,
не имея возможности сломать стену людского равнодушия,
приводящего к неразличению добра и зла. С толь же редкими,

61
Л И Т Е РАТ У РА В Т О Р О Й П О Л О В И Н Ы XIX В Е КА

«заповедными>> душевными кач е ствами о бл адают чуткий


и добрый отец Захарий, богатырь Ахилл а Десницын, протопо­
пица Наталья Николаевна и карлик Николай Афанасьевич.
Все эти «странные!)- , отставшие от <<прогрессаi)о люди представ­
ляют соб ой ту русскую соборность, без которой невозможно
движение об щества «вглуб ь!)- , к духовному самостоянию.
« Соборяне !)- явились важным этапом в творчестве Л ескова:
все, что было написано им ранее, писатель назвал «шатанием!)- .
70-е годы отмечены своеобразным художническим самоопределе­
нием Лескова, нашедшим свое выражение в очерке •Монашеские
острова на Ладожском озере• ( 1 873) и рассказе-легенде •Запе­
чатлешiый ангел• ( 1873). В этих произведениях затрагиваются
такие важнейшие для писателя вопросы, как проблема предания
в искусстве, соотношение эстетического и нравственного в худо­
жественном творчестве. Со страниц «Запечатленного ангела!)- на
нас словно бы глядят иконописные лики, а постоянно звучащие
названия икон - Деисус, Индикт, Праздники, Отечество, Целеб­
ник, Соборы - вводят в удивительный, сокровенный мир святой
Руси. Л егенда о том, как чудотворная икона с изображением
архангела Михаила воссоединила раскольников с Православной
церковью, исполнена подлинного драматизма и проникнута
высокой поэзие й. С оединение церковно-книжной лексики
с просторечным говором и фольклором создает поразительный
эффект присутствия старины, проникновения в сердцевину
народно-религиозного сознания. Интересен сам образ рассказ­
чика, каменщика-старовера Марка Александровича - чуткого
знатока иконописного искусства. В его замечаниях и оценках,
безусловно бл изких авторским, постоянно возникает мотив
противопоставл ения подл инного мастерства бесталанному ко­
пированию: � ... Иконы все самые пречудные, письма самого ис­
кусного, древнего. . . Икона против иконы лучше сияли не
столько окладами, как остротою и плавностью предивного ху ­
дожества. Такой возвышенности я уже после нигде не видел!» За
внешней простотой и наивностью святочного рассказа скрыта
важнейшая мысль писателя о подлинности народного искус­
ства, о духовном призвании художника, наследующего высо­
чайшие о бразцы проявления национального гения. Неудиви­
тельно, что « Запечатленный ангел >> не оставил равнодушными

62
Н И КО Л А Й С Е М Е Н О В И Ч Л Е С КО В

Н .С. Л есков .
Фотография Ф. де Мезь ера. Киев. 18 75 г.

таких тонких исследователе й народно й жизни, как Ф . М . До­


стоевский и Н .А. Н екрасов. С ам Л есков к этому времени проч­
но вошел в литературу как <�ерусский антик», т.е. «люб итель
старины, соб иратель древносте Й >> .

«Хо ждение >> оча р о ва нно й ду ш и

Продолжая разраб атывать тему русского праведничества,


Л есков создает целую галерею народных характеров в повести
« Очарованный странник» ( 1 87 3 ) , рассказах « Однодум »
( 1 879) , « Н есмертельный голован» ( 1 880) , «Левша» ( 1 88 1 ) ,
«Человек на часах» ( 1 887) и др.
В • Очарованном страннике • нашли свое отражение раз­
новременные впечатления писателя, много путешествовавше­
го по России. П оводом, побудившим Л ескова к написанию ис-

63
Л И Т Е Р АТ У Р А В Т О Р О Й П О Л О В И Н Ы XIX В Е К А

тории «черноземного Телемака� (один из вариантов заглавия),


явилась его внутренняя полемика с автором « Мертвых душ�.
сетовавшим на отсутствие в России людей с богатырской силой
и вынужденным «припрячь подлеца� в качестве героя эпохи.
Л есков делает главным героем своего произведения человека
яркой судь б ы, обладающего свойствами богатырской личности
( « Этому новому нашему спутнику... по виду можно б ыло дать
с небольшим лет за пятьдесят, но он б ыл в полном смысле сло­
ва богатырь, и притом типический (выделено мной. - С.З.),
добродушны й , добры й русский богатырь, напоминающи й де­
душку Илью М уромца в прекрасной картине В ерещагина
и в поэме графа А . К . Толстого� ). Герой введен в повествование
как некий тип, легко узнаваемы й каждым соотечественником,
т.е. несущий в себе яркие национальные черты. Простодушие,
б есхитростность проступают и в манере общения Ивана С е­
верьяновича со своими случайными слушателями («отвечал
добродушно и бесстрастно� , «пораздумал немножко и отве­
чал>> ). Н о в эту внешне бесстрастную повествовательную «рам­
ку� заключен живой, волнующи й рассказ о жизни «моленого�,
о бещанного Б огу сына, жаждущего странствий и приключений.
В сюжетно-композиционном отношении лесковекая по­
весть на первый взгляд представляет со б ой пестрое, мозаич­
ное переплетение разнохарактерных эпизодов, не связанных
единым сюжетом. Н о это первое впечатление об манчиво: все
большие и малые вехи многотрудной жизни Ивана С еверьяно­
вича Флягина подчинены единому ее основанию, открытому
для героя в самом начале повести. Видение монаха, ставшего
жертвой флягинекого «ребячества� , приоткрыло для героя за­
весу та й ны грядущего, указав ему путь к служению Господу.
Н а этом пути герою предстоят испытания, искушения и подви­
ги, и бо натура Флягина сопротивляется возможности « гладко­
го� пути к указанному предназначению ( « Чудесно, - отве ­
чаю, - согласен и ожидаю » - такова реакция героя на
о бещанные ему смертельные опасности). Движение лесковеко­
го странника к обретению успокоения, душевно й гармонии
составляет ту многофабульность, которая делает повесть свое­
о б разной мини-эпопеей (известно замечание критика-социо­
лога Н . К . Михайловского по поводу фабулы « О чарованного

64
Н И КОЛ А Й С Е М Е Н ОВИЧ Л Е С КОВ

странника� : � ...есть целы й ряд фабул, нанизанных как бусы на


нитку, и каждая бусинка сама по себе и может быть очень удоб ­
но вынута, заменена другою, а можно и еще сколько угодно бу­
син нанизать на ту же нитку� ) . Н о, несмотря на кажущуюся �от­
дельность>> , взаимозаменяемость сюжетов повести, все они
связаны об щей логикой повествования и вряд ли могут быть
произвольно л ереставлены без ущерба для авторского замысла.
С об ытийный ряд повести организован с учетом �панорам­
ности� его восприятия читателем, способ ным видеть внутрен­
нюю перекличку глав и эпизодов, заметить различные связи
и расхождения текста. П режде всего это чередование грехов­
ных и искупительных деяни й героя, его метания от �гу б ителя­
беса� к ангелу-хранителю. Э то проявляется на раннем этапе
самостоятельно й жизни Флягина- Голована. С тав косвенным
виновником ги бели старого монаха, герой тут же совершает
свой первы й подвиг, спасая господскую семью от неминуемо й
смерти. Обладая исполинской силой, �молодой реб енок� Фля­
гин еще не свыкся с нею и не всегда способен соразмерять сво и
действия с возможными последствиями ( � ... только я, видя не­
минуемую гибель, с подседельно й бросился прямо на дышло
и на конце повис ... Н е знаю опять, сколько тогда во мне весу
было, но только на перевесе ведь это очень тяжело весит, и я
дышловиков так сдушил, что они захрипели ... � ). Н а этом этапе
своего духовного развития Флягин совмещает в себ е качества
былинного Ил ьи М уромца и сказочного Иванушки-дурачка.

А он [граф] говорит:
- Ну, чего тебе хочется?
А я ду м ал -думал да говорю :
- Га р м о н и ю .
Граф зас м еялся и говорит :
- Н у, ты вза п ра вду дура к, а в п рочем , это са мо собою ,
я са м , когда придет в ремя , п ро тебя вспо м н ю, а га р м он ию, -
говорит, - ему сейчас же куп ить.

Трогательное, детски наивное начало в герое проявляется


и в истории с голу бями, закончившейся уходом рассказчика
� в раз б о йники � . П о недомыслию он способен �сломать� , как

4 Литераrура XIX в., 10 кл .• ч. 2 65


Л И Т Е РАТ У Р А ВТО Р О Й П ОЛ ОВИ Н Ы XIX В Е К А

игрушку, жизнь пернатого существа или « С из б ытком» нака­


зать коварную кошку, покушавшуюся на его лю бимцев. Н о уже
в этом, на первы й взгляд незначительном, эпизоде об наружи­
вается второй план: сказочно-мифологический голубь и голубка
в русском фольклоре - символ лю б ви, не бесно й чистоты, тогда
как с образом кошки часто связана тема нечистой силы. Герой
повести постоянно оказывается между двумя полюсами б ы­
тия - светом и тьмо й, временами блуждая, теряя почву под но­
гами, но в конце концов обретая смысл и цель своего существо­
вания на земле. Мифологическое, иррациональное начало,
сопровождающее героя на его пути к храму, подчеркивает его
избранность, «уготованность» к испытаниям во имя спасения
души. Мир, окружающий И вана С еверьяновича, полон чудес
и пророчеств, знамени й и тайн. Повествуя о свое й встрече
с «магнетизером» , герой замечает: « Вот тут началось такое на­
важдение, что хотя этому делу уже много-много лет прошло,
но я и по сие время не могу себе понять, что тут произошло за
действие и какою силою оно надо мной творилось ... »

Подумайте над вопросами: Какие из событий, происходивших


с Иваном Флягины.м, .можно отнести к разряду чудесных
и возможно ли их «реальное» обьясненив ? В чем эти эпизоды
перекликаются с сюжетами известных вам произведений древ­
нерусской житийной литературы, отражающими деяния пра ­
ведников? В чем, п о вашему .мнению, отличие «флягинских»
чудес от фантастики в произведениях Н.В. Гоголя ?

В чередовании реальных и мистических событий кроется


еще одна закономерность сюжетно-композиционной организа­
ции повести: герой часто попадает под влияние темной, загадоч­
ной силы, «увязая » в пучине страстей и наваждений. Одним из
таких испытаний стало постижение героем «красы природы со­
вершенства», воплощенного в облике «роковой» цыганки Гру­
ши. Увлекающаяся натура героя мгновенно реагирует на при­
зыв «невозможной» красоты: страсть эта подоб на затмению
рассудка, потере прежних представлений о мирапорядке ( « Сам
ее так уважаю, что думаю: не ты ли, проклятая , и землю и небо
сделала?» ). С цена трактирного разгула с метанием сторубле-

66
Н И КОЛ А Й С Е М Е Н О В И Ч Л Е С КО В

Н . С. Л есков .
Фотография Н. Чесноко ва. Петербург. 189 2 - 1893 гг.

вых �лебедей � к ногам красавицы цыганки - своего рода куль­


минация �страстных� испытаний героя.

«Тьфу ты , - дум а ю, - ч ерт же ва с всех поби ра й ! » - скомкал


их всех в куч ку, да с ра зу их все под ноги и выб рос ил , а са м вз ял
со аола бутылку ш а м п а нского вин а , отбил е й го рло и к р икнул :
- Сто ро н ись, душ а , а то о б ол ью ! - да всю с ра зу и в ы п ил
з а ее здо ро в ье , - потому что посл е этой пл я ски м н е п ить
ст ра ш но хотелось.

67
Л И Т Е РАТ У Р А В Т О Р О Й П О Л О В И Н Ы XIX В Е К А

Н о как только Иван освобождается от гипноза всепоглоща­


ющей страсти, его чувство к Груше обретает иное звучание -
происходит свойственное герою дамысливание жизненной си­
туации. Полюбив Грушу глубокой, сострадательной любовью,
Иван вынужден взять на себя грех у бийства, избавляя люб имо­
го человека от еще более тяжкого греха (сцена ги бели Груши
зеркально перекликается с рассказом Флягина о собственной
попытке самоуб ийства, предупрежденной пронорным цыга­
ном ). Искупая свою вину перед умершей, Флягин претерпевает
ратные испытания, и с героем снова происходят чудеса: во вре­
мя б оя Груша незримо сопровождает его, оберегая от смерти ...
Перипетии судьб ы Ивана С еверьяновича лишь оттеняют
его удивительное жизнелюбие, противостоящее темным разру­
шительным инстинктам и направляющее героя на благие дея­
ния и подвиги. П ослужно й список Флягина поражает своим
разнообразием: дворянский форейтор, нянька и лекарь, конэ­
сер, солдат, балаганны й актер, послушник ... Б огатство натуры
героя позволяет ему с легкостью освоить любо й род деятель­
ности. В этом отношении важно замечание барина-поляка, на­
нявшего Ф лягина на должность няньки при грудном реб енке:
« - Пустяки, - говорит, - ведь ты русский человек? Русский
человек со всем справится� (в итоге герой не только справля­
ется со своими обязанностями, но и сердцем участвует в судь­
б е девочки и ее матери). М ногогранное поле деятельности пре­
доставляет Ф лягину возможность проверить свою силу
в разного рода испытаниях. Каждое из них могло б ы составить
отдельную человеческую судьбу - при этом образ лесковекого
странника не выглядит условно-соб ирательным, сохраняя ху­
дожественную целостность. В герое уживаются дерзость и кро­
тость, сила и смирение, твердость и нежность, составляющие
«многострунность� его натуры и отражающие диалектику жи­
во й жизни. К этим качествам Флягина необходимо добавить
еще одно - его удивительную переимчивость и веротерпи­
мость, позволяющие ему выжить в любых условиях. Флягин
везде оказывается полезным человеком - идет ли речь о вос­
питании ребенка, уходе за лошадью или лечении татарских
жен. Этот заговоренный от пуль, святой и грешный русский
человек проходит все испытания и готов принять новые:

68
Н И КОЛ А Й С Е М Е Н О В И Ч Л Е С КО В

- Разве вы са м и соби раетесь во е в ат ь ?


- А ка к же -с ? Непременн о - с: м не з а н а род п о м е рет ь
очень хочется .
Ка к же в ы : в клобуке и в рясе пойдете во е в ат ь ?
- Нет - с; я то гда кл о буч о к сниму, а а мун ич ку н аден у.

Этот диалог в финале еще раз напоминает о незавершеннос­


ти эпоса: странствия героя продолжаются и за пределами сюжет­
ного пространства повести. Готовность Флягина стать �новым
Пересветом�, воином-черноризцем придает повести в целом глу­
бинное патриотическое звучание: любовь к родине и вера слива­
ются здесь воедино, отражая позицию автора и героя. Таким об ­
разом автор вновь возвращается к богатырской теме, заявленной
в самом начале и составляющей идейную основу произведения.
С ложность, многосоставность Проблематики � о чарованно­
го странника� определяет его жанровое своеобразие. Э то по ­
весть - поэма, полемически перекликающаяся с гогалевеко й
�поэмо й без героя� , богатырская повесть, повесть стран ­
ствий, повесть - сказ. Последнее жанровое определение относит
нас к речевой стилистике � странника�, также отличающейся
многообразием и богатством оттенков. Иван С еверьянович
тонко чувствует мир и находит неповторимые слова для пере­
дачи своих впечатлений ( � л я все сижу да гляжу уже не на са­
мы й дом, а в воду, где этот свет весь отразило и струями ря б ит,
как будто стол бы ходят, точно водяные чертоги открыты� ).
Речь �господина Флягина� изоб илует примерами яркого, коло­
ритного народного словотворчества: �с идит да губ ы цмокает� ,
�самы й препустейший - пустой человек� , �и опять новая обрат­
ность� , �голова малая, как луновочка�, �открыть свою запро­
шедшую жизнь�. Рассказчик легко вживается и в чужие роли -
графа с графиней, �магнетизера� , цыгана, татарина, миссионе­
ра - каждый раз демонстрируя незаурядные способности в пе­
редаче сущности характера и особенностей речи очередного пер­
сонажа. Сказ Л ескова пестрит разнооб разными деталями,
приметами национального быта, географическими названиями,
делающими рассказ Флягина осязаемо-достоверным. Жанровая
�многослойность� � очарованного странника� поистине уни­
кальна: в нем мы находим элементы сказки, былины, леге нды,

69
Л И Т Е РАТ У РА В Т О Р О Й П О Л О В И Н Ы XIX В Е К А

жития, «хожения� . народного анекдота - того, что составляет


«житейскую драмокомедию� Ивана С еверьяновича Флягина.
Финал повести возвращает нас к ее названию, подытоживая
путь духовно й эволюции героя-рассказчика, личная судьба ко­
торого сливается с народной судьб о й ( « И даны б ыли мне сле­
зы, дивно обильные! .. Все я о Родине плакал� ). В это й тревоге
слышится голос самого автора, его думы о благе России, его ве­
ра в духовные силы нации.

Подумайте над смыслом. названия повести. Кто из русских писа­


телей уже обращался к типу героя-странника - «странствую­
щего» и «странного» человека ? Почему именно такой герой часто
становился центральной фигурой русского эпоса ? Каковы от­
тенки смысла эпитета «очарованный» прим.енителъно к герою
Лескова ? В своих рассуждениях прим.ите во внимание мотивы
русского фолыиюра (испытание богатыря злыми чарами, его
«околдованностъ» долгим. сном. и т.п.), каноны православия (вос­
приятие жизни как Божьего дара, прославление добра, истины
и красоты в человеке). Подтвердите конкретнъLМ содержанием.
повести утверждение исследователя АА. Горелова о том., что
эпитет «очарованный» у Лескова «вибрирует эмоциями».

Жиз н ь за н а р о д

Тема праведничества у Л ескова тесно смыкается с социально­


историческо й проблематикой. М ногие лесковекие герои, ро­
дившиеся, подоб но страннику Ивану Флягину, «В крепостном
звании�, постигают на собственном опыте характер взаимоот­
ношений власти и народа. В этом отношении показательны
судьб ы тульского мастерового-уникума Л евiiШ из одноимен­
ного рассказа и солдата П остникова из • Человека на часах•
( 1 887). Первый своим невиданным изделием поддерживает
престиж государства перед проевещенной Е вропой, но при
этом остается «чернородьем� , не заслуживающим внимания
высоких особ ( в финале рассказа геро й , пытавши й ся донести
до властей секрет « басурманского� оружия, умирает на полу
Обухвинекой б ольницы «для неведомого сословия� ) . С удьба

70
Н И КО Л А Й С Е М Е Н О В И Ч Л Е С КО В

солд ата П остникова, оставившего сво й пост рад и спасения че ­


лов еческо й жизни, - еще од но п од твержд ение равнод ушия
вла сте й ко всяко й « гуманери И >> ( вместо наград ы за спасение
п оги б ающих геро й б ыл в ысечен перед строем д вумястами роз ­
гами ) . А нтимонархическая и анти б юрократическая тематика
позд них произвед ени й Л ескова явилась закономерн ы м след­
ствием многол е тних наблюд ени й писателя за жизнью народ а,
разви вающе й ся по со б ственны м внутренним законам вне
<< компетен ц ии >> госуд арственно й власти. Так же непросто скл а ­
д ы в ал ись отношения худ ожника с о ф и ц и ал ьно й Церковью.
С лед уя в своем творчестве трад и ц иям русского православия,
Л есков разграничивал госуд арственную, иерархическую ц ер ­
ковность и подлинную веру, носителем которо й является на ­
род , воплощающи й евангельс к ие заветы в ре ал ьно й жизненно й
практике. В итоге лесков е ки й простолюд ин-правед ник зачас ­
тую оказ ы вается в нравственном отношении выше пред стави-

И л л ю стра ц и я к рассказу « Ч ел о ве к на ч а са х » .
Художник П. Я. Павлинов. 1 92 5 г.

71
Л И Т Е РАТ У РА В Т О Р О Й П О Л О В И Н Ы XIX В Е К А

теле й Церкви (вспомним об иду Ивана Ф лягина на миссионе­


ров, отказавших степному пленнику в реально й помощи,
или циничны й разговор полковника С виньина и владыки-мит­
рополита об участи солдата П остникова в << Ч еловеке на ча­
сах» ). В очерковом цикле �мелочи архиерейской жизни•
( 1 878) Лесков представил в ироническом свете б ыт и нравы
церковно й элиты, равнодушной к судьбам �ничтожных» мира
сего (вкупе с другими антиклерикальными произведениями
<< М елочи ... » вызвали резкую оценку властей и лично обер­
прокурора С вятейшего С инода К . П . П о бедоносцева, что
послужило поводом для отстранения писателя от служб ы
в Комитете по рассмотрению книг для народного чтения).
При этом писатель отнюдь не идеализировал массу, представля­
ющую � низовую» Россию: о б разы праведников, антиков­
бессребреников оттеняли черты закоснелого, подчас уродливого
быта сермяжной Руси, ради которой свершают свой будничный

В монасты рской гости н и це.


Художник А. И. Корзухин. 18 72 г.

72
Н И КОЛ А Й С Е М Е Н О В И Ч Л Е С КО В

К . П . П о б едоносце в .
Петербург. Фотография Г День ера. 1899 г.

подвиг народные избранники. Таким образом, известная уваров­


екая• триада �самодержавие, православие, народность� подвер­
галась у Л ескова острокритическому осмыслению.
Оппозиционность писателя по отношению к действую­
ш им институтам власти не означала его революционности:
в 80-90-е годы Л есков по-прежнему занимает антинигилисти­
ческую позицию, не веря в возможность радикального переуст­
рой ства общества. В месте с тем интуицией художника Л есков
чувствовал неизбежность социальных катаклизмов , возлагая на­
дежду на волю и разум молодого поколения, способ ного �обла­
городить� грядущие перемены (рассказ •Зимний день•, 1 894) .
� Н еблагонамеренностЬ» Л ескова, его нежелание подстраиваться
под чьи-либо вкусы и программы пораЖдали конфликтные ситу­
ации, порой приводившие к разрыву с бывшими единомышлен-

' }баров С. С. - министр вародного просвещения в 1 833- 1 849 годах.

73
Л И Т Е РАТ У РА В Т О Р О Й П О Л О В И Н Ы XIX В Е К А

пиками (так, стремясь сохранить писательскую независимость,


Лесков был вынужден расстаться с «Русским вестником�, воз­
главляемым М.Н. Катковым, что обрекало художника на случай­
ные заработки в мелкой периодике). Идейные убеждения Лескова
во многом совпадали со взглядами Л.Н. Толстого (знакомство пи­
сателей состоялось весной 1 887 года в Москве). Творческий диа­
лог художников имел для Л ескова, оказавшегося в своеобразной
литературной изоляции, особое значение: Толстой поддерживал
оригинал ьны й талант своего коллеги, давая отзывы на присыла­
емые ему Л есковым рукописи. Н е во всем соглашаясь со
взглядами Толстого, Л есков безусловно уважал и ценил автори­
тет автора « В ойны и мира� и «Анны Карениной�, преб ывающе­
го в не менее сложных отношениях с современниками.

Н . С. Л е сков .
Художни к В.А. Серов. 189 4 r

74
Н И КОЛ А Й С Е М Е Н О В И Ч Л Е С КО В

П ро блематика поздних произведени й Л ескова весьма мно­


гооб разна. Э то рассказы-зарисовки, анекдоты из народного
б ыта ( •Чертоrон• , 1 879 ; • Штопальщик• , 1 882 ), традицион­
ны й лесковеки й сказ ( •Тупейный художник• , 1 883), леген­
дарные сюжеты ( • Сказание о Федоре-христианине и друrе
ero Абраме-жидовине• , 1 886 ; • Повесть о боrоуrодном дро­
воколе• , 1 886 ; • 3енон-златокузнец• , 1 890), социальная са­
тира в духе щедринекого «эзоповского� повествования ( •Зая­
чий ремиз • , 1 894) . Произведения разных лет и жанров
составляют удивительны й и неповторимый «мир Л ескова� .
погружение в которы й - своего рода «хождение в народ�.
осознание се бя частью велико й самоб ытно й об щности.
Последние годы жизни художника б ыли нелегкими. Отлу­
ченны й от государственной служб ы, не имеющий достаточной
поддержки в литературном мире, Л есков продолжал трудиться,
невзирая на тяжелую б олезнь, симптомы которой впервые про­
явились после цензурного ареста 6 -го тома собрания сочинений
писателя. В своей самооценке Л есков был удивительно скро­
мен. В начале автоб иографии, написанной в 80-е годы, он кон­
статирует: «Заметки эти могут быть интересны в том отношении,
что покажут в моем лице, какие не приготовленные к литерату­
ре люди могли в мое время получать хотя скромное, но все-та­
ки не самое ничтожное место среди литературных деятелей мо­
ей поры�. В написанном незадолго до смерти завещании
писатель просил не произносить на похоронах «никаких ре­
чей� . Н иколай Семенович Л есков умер 2 1 февраля (5 марта)
1 895 года и был похоронен на Волконом кладб ище в Петербур­
ге. Посмертная слава писателя, влияние которого испытали на
себе многие художники ХХ века, свидетельствовала о том, что
творческая жизнь, отданная за народ, становится фактом позна­
ния народом самого себя.

В О П РО С Ы И ЗАДА Н И Я

1 . Какова жанровая «палитра>> творчества Н.С. Лескова?


Можно ли выделить в лесковекой прозе какой-либо ве­
дущий, «программный� жанр?

75
Л И Т Е РАТ У РА В Т О Р О Й П О Л О В И Н Ы X I X В Е К А

2 . Что составляет специфику лесковекого сказа? Как соеди­


няются в нем «высокая>> церковно-славянская лексика,
просторечие, образцы т.н. «народной этимологии�? Приве­
дите примеры, опираясь на тексты произведений писателя.
3 * . Какие средства изображения характеров использует
Лесков в рассказах « Однодум� и «Леди Макбет М цен­
ского уезда� ?
4* . Как в романе « Соборяне� и легенде «Запечатленный ан­
гел� соотносится религиозная и «светская� тематика?
5*. Обосновывая выбор «рельефных� характеров в создании
масштабного эпоса, Н.С. Лесков замечал: « .. .Почему же
лицо самого героя должно непременно стушевываться?
Что это за требование? А Дон Кихот, а Телемак, а Чичи­
ков? Почему не идти рядом и среде и герою?� Как эта
установка художника воплощена в повести «Очарован­
ный странник�? В каком отношении образ Ивана Фляги­
на сопоставим с образным рядом, обозначенным Леско­
вым? Оправдано ли присутствие в этом ряду
гоголевекого Чичикова?
6. Какова внутренняя логика духовного пути <<черноземного
Телемака� в повести « Очарованный странниК>> ? Что опре­
деляет сложность извилистого движения героя к своему
духовному призванию? Как в сюжете повести переплета­
ются языческие и христианские понятия и представления,
миф и действительность, сиюминутное и вечное?
7. Как в повести <<Очарованный странник� раскрывается
тема «всеотзывчивости� русской души, ее способности
«встраивания� в иную культуру?
8. Сопоставьте два эпических шедевра пореформенной эпо­
хи - лесковскую повесть « Очарованный странник�
и поэму Н .А. Некрасова « Кому на Руси жить хорошо� .
Что сближает эти произведения и что разнит?
9*. В чем заключалась сущность взглядов Лескова на пути
развития России? Как социально-философская концеп­
ция писателя соотносилась с официальной государствен­
ной идеологией и революционно-демократической докт­
риной иреобразования общества? Каким образом
писательское «особое мнение� воплотилось в творчестве
Лескова?
10. Максим Горький говорил о Лескове как о писателе, «прон­
зившем всю Русь�. а лесковских героев называл «малень­
кими великими людьми�. Прокомментируйте эти оценки.

76
Н И КОЛ А Й С Е М Е Н О В И Ч Л Е С КО В

1 1 . Почему прозу Лескова нельзя считать архаичной, вос­


производящей лишь <<преданья старины�? Чем совреме­
нен Лесков?

ОСНОВН Ы Е ПОНЯТИЯ

Национальный колорит.
Сказ.
Стилизация.
Герой-рассказчик.
Жанровый синтез.

Т Е М Ы СОЧ И Н Е Н И Й

1 . Тип <<русского антика� в произведениях Н.С. Лескова.


2. Одиссея Ивана Флягина в повести Н.С. Лескова «Оча­
рованный странник�.
3. Автор и рассказчик в повести <<Очарованный странник�.
4. Особенности изображения женского характера в произ­
ведениях Н.С. Лескова.
5. Тема русского богатырства в произведениях Н.В. Гого­
ля, Н.А. Некрасова и Н. С. Лескова.

ДО КЛ АД Ы И Р Е Ф Е РАТ Ы

1 . Традиции древнерусской литературы в творчестве


Н.С. Лескова.
2. Русское православне в зеркале лесковекой прозы.
3. Сатирические мотивы в прозе Н.С. Лескова.

Р Е КО М Е Н ДУ Е М А Я Л И Т Е РАТУ РА

Троицкий В.Ю. Лесков-художник. М ., 1 974.


Столярова И.В. В поисках идеала (творчество Н . С. Лес­
кова). Л., 1 978.
Горелов А.А. Н . С. Лесков и народная культура. Л., 1 988.
Аннинекий Л. Лесковекое ожерелье. М., 1 986.
В мире Лескова: Сборник статей. М., 1 983.
М ИХАИЛ
ЕВ ГРАФ ОВИЧ
САЛТЫКОВ­
ЩЕДРИН

1 826-1 8 89

� ч ижика съел� , �жил - дрожал и умирал - дрожал» , �пропа­


ла совесть� ... Э ти знакомые, ставшие почти об иходными в на­
шей повседневно й речи выражения пришли из сатирических
произведени й С алтыкова- Щедрина - �русского С вифта» , как
называли его современники. Щедрин создал своеобразную са­
тирическую летопись целой эпохи. � л итература есть нечто та­
кое, что, проходя через века и тысячелетия, заносит на скрижа­
ли свои и великие деяния, и б езо б разия, и подвиги
самоотверженности, и гнусные подстрекательства трусости
и легкомыслия� - так характеризовал писатель сущность ли­
тературного творчества. В совершенстве владея словом, С ал­
тыков- Щедрин отпугивал многих читателей-современников
суровостью стиля и даже каким-то художническим фанатиз­
мом. � п у блика наша еще не видела такого прямого и ясного
способа относиться к современности� - так отзыв алея об уни­
кальном щедринеком даре критик и мемуарист П.В. Анненков.
Очень точно уловил существенные черты поэтики Щедрина
И.С. Тургенев, говоря о �серьезном и злоб ном юморе� писате­
ля, о его реализме, �трезвом и ясном среди самой необузданной
игры вооб ражения» . В ранних литературных опытах Щедрина
почти совсем не угадывается талант сатирически й:

М ы в тяжкий сон живем погружены.


Как скучно все: младенческие грезы
Какой-то тайной грусти ю полны,
И шутка как-то сказана сквозь слез ы !

78
М И ХА И Л Е В Г РАФ О В И Ч С АЛ Т Ы КО В - Щ Е Д Р И Н

Однако в этих наивных стихах С алтыкова-лицеиста задана


некая общая для его творчества тональность_ Щедрин-лирик
и Щедрин-сатирик совсем не противоречат друг другу: именно
сатире, этой �шутке, сказанной сквозь слезы1>, под силу разру­
шить �тяжки й сон1> действительности. Описывая внешность
Салтыкова-Щедрина, современники особо отмечали суровость
его взгляда, таящего в себе интеллектуальную мощь и ту удиви­
тельную наблюдательность, которая позволяла писателю улав­
ливать �господствующую ноту жизни1>. Вместе с тем, помимо
способ ности внимательно и зорко �взглянуть окрест себя1>, са­
тирик должен обладать особ ым творческим темпераментом,
без которого невозможно увлечь читателя авторской мыслью.
На формирование Щедрина-художника повлияли различные
факторы - от впечатлени й детства до перипетий служе бной
карьеры, но самым существенным из них явился фактор �вре­
мени и пространства>> : только в определенную эпоху и на опре­
деленной почве мог взойти и ярко раскрыться этот талант, суро­
вы й и аскетичный, бунтующий и трагический.

О т С алтыкова к Щедр ину

Точная дата рождения двойной фамилии писателя - август


1 856 года. Именно в это время началась публикация � губ ерн­
ских очерков1> , автор которых представился как Н. Щедрин
(в б олее полной развертке - �отставной надворный советник
Николай Иванович Щедрин1> ) . Эт от герой-повествователь,
наделенный солидным послужным списком и судящий о сов­
ременном обществе с ли беральных позиций, во многом являет
собо й авторское alteг ego1 : за самим писателем в те годы проч­
но закрепилась репутация � прогрессивного чиновника1> .
В этом необ ычном статусе соединились две, на первый взгляд
не родственные, сферы жизни и творчества великого сатирика.
1 5(27) января 1826 года в семье тверских помещиков Е в­
графа Васильевича и Ольги Михайловны С алтыковых родился
шестой ре бенок - сын, названный Михаилом. Раннее детство

' Вт о ро е « Я '> (ла т . ) .

79
Л И Т Е РАТ У РА В Т О Р О Й П О Л О В И Н Ы X I X В Е К А

О . М . Са л т ы ков а , мать п исателя . Е . В . Са л т ы ков , отец п исателя .


Фотография Миниатюра неизвестного
художника

будущего писателя протекало в родовом салтыковеком име­


нии - селе Спас-Угол Калязинекого уезда Тверско й губернии.
Обладая бо йким характером и живым воо бражением, Михаил
по-своему постигал ритмы жизни Пошехон ъя, как позже назо­
вет он особ ый, замкнуты й мир рабеко-господской Руси, - мир
�несложных отношени Й >> , определяющих внутренний облик
каждого <<Пошехонца>> . Ч уткая душа реб енка б олезненно реа­
гировала на повседневные �мелочи� усадеб но й жизни: наказа­
ния и унижение крепостных являлись нормой взаимоотноше­
ний между господами и �черно й костью>> . Возможно, чужая
б оль так и осталась б ы для б арского отпрыска чем-то
неосознанным, если б ы в двухлетнем возрасте он не испытал на
себе ужас физической расправы ( � п омню, что меня секут ... се­
кут как следует, розгою ... � - так впоследствии вспоминались
Щедрину первые детские �опыты жизни� ). И хотя С алтыкову­
младшему в семье уделялось особое внимани е , в том числе
и в вопросах домашнего образования, << пошехонское� детство
оказалось едва ли не самым драматичным периодом в жизни
будущего писателя.

80
М И ХА И Л Е В Г РАФ О В И Ч С АЛ Т Ы КО В - Щ Е Д Р И Н

В 1 836 году С алтыков выдержал экзамены в Московский


Дворянски й институт и б ыл принят сразу в трети й класс
(в сущности, это было гимназическое об разование), а д ва года
спустя за отличные успехи в учебе мальчик б ыл переведем
в знамениты й Царскосельский (позже Александровский) ли­
цей, который значительно переменился со времен пушкинско­
го <<лице йского братства� . превратившись в казарменное заве­
дение с об щими спальнями и жестко регламентированным
распорядком дня. Этот перевод б ыл воспринят С алтыковым
как катастрофа: рухнули его мечты о поступлении в М осков­
ский университет, ради которого он усердно осваивал науки.
Однако именно в Л ицее состоялись первые поэтические опыты
юноши Салтыкова и именно в Петербурге завязались его пер­
вые литературные связи ( посещение собрания литераторов
в доме М .А. Языкова, знакомство с В . Г. Б елинским). В Л ицее
С алтыков познакомился со старшекурсником М ихаилом Б ута­
шевичем- П етрашевским, создателем знаменитого « прогрес­
сивного� кружка, объединившего талантливых, радикально

М . В . П етра шевски й .
Неизвестный художник

81
Л И Т Е Р АТ У Р А В Т О Р О Й П О Л О В И Н Ы X I X В Е К А

мыслящих молодых людей. Для начинающего литератора этот


кружок станет школо й свободомыслия и гражданской зрелости,
именно здесь им будут освоены азы утопического социализма
Фурье и С ен- С имона (подроб1tее о «деле» Петрашевского с.м.
в разделе «Ф.М. ДостоевСIШЙ» ) . Итогом посещения «пятниц»
Петрашевского явились первые прозаические произведения
Салтыкова - повести •Противоречия•( 1 847) и •Запуташюе
дело•( 1 848), герои которых пытаются найти ответы на «прок­
лятые вопросы» современности ( Иван С амойлыч М ичулин, ге­
ро й « Запутанного дела», видит сон об устройстве современного
общества, явленного в виде живой пирамиды, в основание кото­
ро й положены безвестные судьбы <<незначительных» людей).
Первые публикации писателя принесли ему немалые испы­
тания: 28 апреля 1 848 года он был арестован и вскоре выслан
в Вятку (свое почти восьмилетнее пребывание в ссылке С алты­
ков в духе «щедринского» юмора называл <<акклиматизацией»).
Годом позже в Вятке бывший «петрашевец» С алтыков будет под­
вергнут допросу по <<делу>> об упомянутом кружке. Убедив ко­
миссию в своей благонадежности, подследственный избежал но­
вого наказания и вскоре б ыл принят на должность советника
в гу бернском правлении. Годы ссылки стали «литературно й па­
узой» для С алтыкова, принявшего на себя бр емя служеб ных
обязанностей от инспекций на местах с целью выявления чи-

Вятка . Дом , в котором жил М . Е . Салтыков - Щедри н .


Фотография. 1 880-е гг.

82
М И Х А И Л Е В Г РА Ф О В И Ч С А Л Т Ы К О В - Щ Е Д Р И Н

новничьих злоупотреблений до организации Вятской сельско­


хозя йственной выставки. « Вятский плен» стал отправным
пунктом неуклонного движения «политически неблагонадеж­
ного» , но честного и добросовестного служащего по карьерной
лестнице. П ослужной список «чиновника-социалиста» С алты­
кова впечатляет: исполнитель особых поручени й при вятском гу­
б ернаторе, нице-гу бернатор Рязани ( 1 858- 1 860) и Твери
( 1 860- 1 862), председатель П ензенской казенной палаты
( 1864- 1 866), управляющий Тульской ( 1866) и Рязанской ( 1867)
казенными палатами. Обращает на себя внимание непродолжи­
тельность пребывания С алтыкова на этих солидных должностях:
«неуживчивость» сурового и педантичного начальника, его не­
подкупность и бескомпромиссность стали притчей во языцех в чи­
новничьем мире. С одной стороны, служба отвлекала от литера­
турного труда, с другой - давала обильный материал для сюжетов.
Освобождение из вятской ссылки пришло с кончиной им­
ператора Н иколая 1 в феврале 1 855 года: несколько месяцев
спустя благодаря хлопотам генерал-адъютанта П. Л апекого
и его жены Н . Н . Л апекой (бывшей Пушкиной) Салтыков полу­
чает высочайшее разрешение Ал ександра 11 «проживать и слу­
жить, где пожелает» . Спустя год произошло еще одно знамена­
тельное со б ытие в жизни писателя - его женить б а на
Елизавете Б олтиной, дочери вятского вице-губернатора. В ян­
варе 1 856 года Салтыков возвращается в Петербург. В том же
году в « Русском вестнике» появляются первые из « Губ ернских
очерков» , ознаменовавшие собой начало яркой творческой био­
графии С алтыкова- Щедрина.

« Родн ой н а ш го р од Глу по в »

•Губернские очерки• надолго приковали к себе внимание чита­


ющей публики: на суд об щества Щедрин вывел целую галерею
«знакомых незнакомцев» - сановных взяточников, опустив­
шихся об ывателей, помещиков-крепостников, праздных «Фи­
лософов» и т.п., населяющих вымышленный провинциальный
город Крутогорск. Очерки вызвали одоб рительные отклики
в литературной среде: в « С овременнике» появились статьи

83
Л И Т Е РАТ У Р А В Т О Р О Й П О Л О В И Н Ы X I X В Е К А

М . Е . Салты ков. Фотография 1 850-х гг.

Н . Г. Ч ернышевского и Н . А . Доб ролюбава (в первой из них ав­


тор « Гу бернских очерков� назван «писателем грустным и него­
дующим� ). С « С овременником� С алтыкова- Щедрина связы­
вали тесные и плодотворные отношения: в течение двух лет он
являлся сотрудником критического отдела журнала, тесно о б ­
щаясь с Н . А . Н екрасовым и Н . Г. Ч ернышевским (идейная бли­
зость не исключала внутрижурнально й полемики; и в этом от­
ношении показательна критика Щедриным романа << Ч то
делать? >> за излишнюю увлеченность автора «идеальными�
картинами будущего). В дальнейшем, после закрытия « Совре­
менника>> в 1 866 году, Щедрин становится середактором Не­
красовского журнала << Отечественные записки�, продолжив ру­
ководство журналом после смерти Н екрасова.
Н аряду с журнальной деятельностью происходит интенсив­
ное развитие Щедрина-художника. Н аибольшее распростране­
ние в творчестве писателя получает жанр сатирико-публицисти­
ческого очерка, навеянного «злобой дНЯ>> и открыто несущего
авторскую позицию (очерковые циклы << Н евинные рассказы�,

84
М И ХА И Л Е В Г РАФ О В И Ч С А Л Т Ы КО В - Щ Е Д Р И Н

� п омпадуры и помпадурши�, � Благонамеренные речи�, � м ело­


чи жизни� и др - ). Вместе с тем ряд �сквозных� щедринских тем
и образов с годами связывается, �цементируется� в более круп­
ные жанровые формы. Так случилось с очерками и рассказами
т.н. �глуповского� цикла. В первые образ города Глупова появля­
ется в очерке � л итераторы-обыватели� ( 1 860) , позже - в � глу­
повском распутстве� , � глупове и глуповцах�, � каплунах�.
Из отдельных зарисовок и сюжетов постепенно складывается
обобщенная модель города-государства, объединяющая в себе
типичные черты российского об щественного устройства. В ян­
варе 1 869 года в � отечественных записках� появляются первые
главы романа-хроники •История одного города• , ставшего од­
ной из вершин сатирического творчества С алтыкова-Щедрина.
Изложение глупавекой хроники автор �доверяет� четырем
�архивариусам-летописцам� , призванным представить читате­
лю � Ф изиономию города� и �изо бразить преемственно градо­
начальников, в город Глупов от российского правительства
в разное время поставленных�. Таким образом, история Глупо­
ва предстает как летопись деяний сменяющих друг друга �от­
цов� города. В самой расстановке персонажей и последова­
тельности их �воцарения� в городе современники Щедрина
усматривали сходство с реальными лицами и со б ытиями рус­
ской истории. О днако разного рода �совпадения� , вплоть до
переклички имен (например, Угрюм- Б урчеев - Аракчеев),
вовсе не означали сведения авторского замысла к сатирическо­
му переложению русско й истории: наряду с угадываемыми фи­
гурами и фактами в глупавекой летописи присутствуют вы­
мышленные, порой фантастические об разы и сюжеты. С ам
хронотоп истории Глупова указывает на предельную о бо бщен­
ность, неконкретность представленно й автором картины.

Х РО Н ОТО П ( от греч. chronos - время , topos - меао ) - n оня ­


тие , введенное в л итературоведческую науку М . М . Бахтин ы м
и обознача ющее n роара наве н н о - временн ы е связи в л ите ­
ратурном n роизведе н и и .

П ространство и время в � и стории одного города� предель­


но условны, лишены четкости и определенности. Так, местопо-

85
Л И Т Е РАТ У РА В ТО Р О Й П О Л О В И Н Ы X I X В Е К А

ложение Глупава то ограничено « болотиной� , то <<расширено�


тремя реками и семью горами. Н е меньшая путаница об наружи­
вается при обращении к хронологии « Л етописца�: присутствие
в тексте точных дат лишь усиливает эффект «смешения� времен
и соб ыти й. В одной из авторских сносок-комментариев это заяв­
лено как неки й художественный принцип: « И здатель нашел
возможным не придерживаться строго хронологического поряд­
ка при ознакомлении публики с содержанием « Л етописца>> . По­
доб ная авторская установка, в сущности, разрушает законы ле­
тописного жанра, превращая хронику в соб рание внешне
разрозненных документов и свидетельств. Н о речь идет вовсе не
о традиционном летописном своде: « Ч то касается до внутренне­
го (выделено мной. - С. З .) содержания « Л етописца�. то оно по
преимуществу фантастическое и по местам даже почти неверо­
ятное в наше проевещенное время� . Э то авторское разъясне-

Илл юстра ция к повести « История одного города » .


Художник Л . Г Ройтер. 1 938 г.

86
М И Х А И Л Е В Г РА Ф О В И Ч С АЛ Т Ы К О В - Щ Е Д Р И Н

ние - своего рода ключ к правильному прочтению << Истории ... :?,
в которой за внешне абсурдным, «игровым>> сюжетом кроются
глубокие историко-философские обоб щения.
Произвольно нарушая хронологическую канву летописи,
ав тор все же сохраняет важне йшие причинно-следственные
связи, начиная повествование главой « 0 корени происхожде­
н ия глуповцев :? . Подчеркивая славянскую специфику << Исто­
рии ... :? , автор сатирически переосмысливает летописный сю­
жет о призвании варяжских князей: племя <<головотяпов:?,
доб ровольно принесшее свою свободу к ногам князя-деспота ,
открывает первую страницу глупавекой истории ( «А как не
ум ели вы жить на своей воле и сами, глупые, пожелали се бе ка­
балы, то называться вам впредь не головотяпами, а глуповца­
М И :? ). Так возникает Глупов, этот «город-гротеск :? (А. М. Тур­
ков), « гротескное пространство:? ( В. В. Прозоров), питающее
самые фантастические мысли и де яния.

ГРОТЕС К ( от фр. g rotesq ue - п ричудл и в ы й ) - изображен ие


ж и з н е н н ы х я вл е н и й в фа нта стически п реувел и че н н о м ,
уродл и во - комическом в иде, необычное сочета н и е реал ь но ­
сти и фантастики .

« Н еординарные:? соб ытия начинают происходить еще до


окончательного воцарения князя в Глупове: так, один из намест­
ников князя, провинившись перед хозяином, «предварил
казнь тем, что, не выждав петли, зарезалея огурцом:? . Подоб­
ные «драматические:? коллизии лишь предваряют наступление
«исторических времен:? , возникших с при бытием князя, возо­
пившего: «Запорю! :? Это слово-угроза станет своего рода «идео­
логемой:? глуповекого социума: без этого «девиза:? немыслим
сам институт «градоначальничества:? .
Рисуя портреты «отцов:? города, Щедрин н е скупится на
различные приемы сатирической характеристики. « О пись гра­
доначальникам:? поражает о б илием разноо б разных имен,
не оставляющих сомнений в «профессиональной пригоднос­
ТИ :? их носителей: Дементий Варламович Б рудастый, Иван
М атвеевич Б аклан, Василиск С еменович Б ородавкин, Иван
П антелеевич Прыщ, Архистратиг С тратилатович Перехват-За-

87
Л И Т Е РАТ У Р А В Т О Р О Й П О Л О В И Н Ы XIX В Е К А

Угрю м - Бурчеев. Художники Кукрьtниксы


( М. В. Куприянов , П. Н. Крылов , Н.А . Сокол ов ).
1 93 9 г.

лихватский ... ( Сама форма �описи� . т.е. списка вещей или бу­
маг, применительно к галерее �значительных лиц� . является
средством сатирического снижения, �расчеловечивания� пер­
сонажей.) Под стать фамилиям и �исторические� деяния гра­
доначальников: �торговал греческим мылом, губ кою и ореха­
МИ>> , �ввел в употре бление горчицу и лавровый лист� . �летал
по воздуху в городском саду� . �спалил тридцать три деревни� .
<<люб ил рядиться в женское платье и лакомиться лягушками�
и т.п. Принцип абсурда главенствует во всем, что связано с фи­
гурами градоначальников, начиная с момента их прихода
к власти и заканчивая обстоятельствами их увольнения или
ги бели ( �за измену б ит в 1 734 году кнутом� . � б ыл найден
в постели, заеденный клопами� . � переломлен пополам во вре­
мя б ури� . �умер от объядения� . �оказался с фаршированно й
головой�. �умер от меланхолии� и т.п.) .

88
М И Х А И Л Е В Г РАФ О В И Ч С АЛ Т Ы КО В - Щ Е Д Р И Н

Задумайтесь над вопросами: В чем �однообразие разнообразия»


градоначальников и их деяний ? Какова внутренняя сущность
самого института �градоначальничества» ? Почему Щедрин
выстраивает галерею своих �героев» не по принципу прямой
аналогии с реальным ходом российской истории, а по принципу
абсурда, гротеска ?

Ка к уже говорилось выше, Щедри н в « И аории одн ого города »


создает иллюзию воспроизведен и я в сатирической форме иао ­
ри и российского са модержа в и я . Н а это формально указывает
упоми на н ие в повеавова н и и реал ьных и аорических л и ц ( Б и рон ,
граф Ки рила Разумовски й , Ел изавета П етровна - « кроткая Ел иса ­
вет» , кн язь Потемкин , соратн и к и М . М . Сперанского - А.А. Ч а рто ­
рыйский , Н . Н . Новосильцев и П .А. Строганов и др. ) . З а некоторы ­
м и персонажа м и легко угадыва ютс я их и аорические п рототип ы :
П фейфе р - и м ператор П етр 1 1 1 , Н егодя ев - П авел 1 , Груаилов -
Алекса ндр 1 , Беневол ен е кий - и п оаась упомянутого в связи с н и м
Сперанского , Перехват -Залихватский - Н и кол ай 1 , Угр юм - Бурчеев ­
м и н иар А.А. Аракчеев. Н екоторые сюжеты ром ан а - хрон и ки вос­
п роизводят оп ределен н ые иаорические коллизии ( на п ри мер , пе­
риод дворцовых переворото в ) . В меае с тем п рототи п а м и градо­
н а ч а л ь н и ко в я в и л и сь и н е кото р ы е круп н ы е ч и н о в н и к и ,
с кото р ы м и Салты ко в - Щедрин аал ки вался по долгу сл ужб ы . Та к ,
майор П р ы щ, «оказа в ш и йся с фа р ш и рова н ной головой » , был
« с писа н » с тул ьского губе рнатора М . Р. Ш идловского , ретивого
и влааного начальника , не отличавшегося высоки м и умавен н ы ­
м и способноая м и ( ито гом затяжного конфл и кта м ежду н и м
и Щедр и н ы м аало появлен ие щедри некого памфлета с недву­
см ысле н н ы м назва н и е м « Ф а р ш и рова н на я голова » ) . Н а конец ,
многие персонажи я вились плодом фа нтазии художн и ка и не мог­
л и быть отнесен ы к каким -либо извеаны м л и ца м ( п ри этом даже
сам ы й фа нтааичный Брудааы й - Органчик с «особливым уарой ­
авом » в голове несет в себе «чааичку» тульского губернатора с его
излюбленной репли кой « Не потерплю ! » ) . Это обилие « соответ­
ави й » и «отклонений» от реальных иаорических фактов соаа вл я ­
ет сложное взаимодействие , а сам роман благодаря это му обретает
образную и идейно - см ысловую м ногослой ность , требующую от ч и ­
тателя вкл ючен ия в условн ы й , смеха вой м и р щедринекой сатиры .

89
Л И Т Е РАТ У Р А В Т О Р О Й П О Л О В И Н Ы XIX В Е К А

Градоначальник Брудасты й .
Художники Кукрыниксы. 7 93 9 г.

Выбрав из всей <<ОПИ С И!> градоначальников наи более «заме­


чательные!> фигуры, издатель помещает номером первым б ио­
графию Дементия Варламовича Б рудастого, прискакавшего
в Глупов «во все лопатки!> в августе 1 762 года ( « брудастыми!>
называли породу длинношерстных гончих собак, отличающих­
ся свирепым нравом). Точная историческая дата многое объяс­
няет в поведении глуповцев, возмечтавших о процветании тор­
говли, науки и искусств (именно в этом году на российский
престол взошла <<nросвещенная!> Е катерина 11). Н о иллюзии
ожидавших золотого века об ывателей не с б ылись: « одно­
сложны Й !> градоначальник, не вы бивающийся из словесного
лейтмотива « Н е потерплю! !>, «заперся в своем каб инете, не ел,
не пил и все что-то скреб пером!>. С ловесная угроза в сочетании
с таинством б юрократического бумаготворчества создают тот
устрашающий комплекс, имя которому «власть!>: « Глуповцы
ужаснулись ... теперь чувствовали только страх, зловещий и без-

90
М И ХА И Л Е В Г РАФ О В И Ч САЛ Т Ы КО В - Щ Е Д Р И Н

отчетны й страх�. Дальнейшие соб ытия, вызвавшие в Глупаве


хаос и анархию, носят характер фантасмагории : история «гово­
ряще й головы�. вышедшей из строя и даже укусившей почтово­
го мальчика за икру, напоминает сюжеты народных сказок
о «прирастающих� головах злодеев. П охождения «укладки�.
заменяюще й градоначальнику голову, не способ ны заслонить
для внимательного читателя главную авторскую мысль: для то­
го чтоб ы управлять глуповцами, не обязательно иметь голову,
главное - « быть� начальником, т.е. следовать все тому же прин­
ципу подавления массы, ее «сечения�. Н о история с начальни­
ком-органчиком знаменательна и в другом отношении: к глу­
повцам приходит понимание (хотя и не до конца осознанное),
что ими управляют случайные, ничтожные самозванцы:

- И откуда к нам экой п рохвост выискался ! - говорил и


обы вател и , изумлен но вопрошая друг друга и не п р ида вая
слову « п рохвост» н и ка кого особенного значен и я .
- Смотри , братцы ! Ка к бы н а м тово ... отвечать бы з а не­
го, за п рохвоста , не п р и шлось ! - п рисовокупляли другие.

Последующие «портретные� главы хроники лишь укреп­


ляют и возводят в систему тип «начальника-прохвоста�. Э то
и калейдоскопично сменяющие друг друга « ираидки� и «кле­
мантинки � . и шаткий ли б ерал Двоекуров, и « путешествен­
ник� Ф ердыщенко, и инициатор «войн за просвещение� Васи­
лиск Б ородавкин. Э поха «увольнения от войн � представлена
князем Микаладзе, а также Б еневоленеким и Грустиловым,
погрузившими Глупов в праздность и лень и подготовившими
явление Угрюм- Б урчеева, взявшего реванш за «невоенное�
время. Вместе с тем смена наделенных властью прохвостов
и временщиков подчеркивает неизменность глуповекого
строя жизни, берущего свое начало в упомянуто й легенде
о призвании князе й .
Глупавекое народонаселение неоднородно по своему сос­
таву, хотя в нем явно прео б ладает « племя землепашцев�
( многие глуповцы живут в из б ах, занимаются земледелием
и скотоводством) . С ам город вырастает до размеров о б шир­
но й аграрной страны ( один только Б ородавки н « спалил

91
Л И Т Е Р АТ У Р А В Т О Р О Й П О Л О В И Н Ы X I X В Е К А

тридцать три деревни�. подо б ные же � подвиги� числятся и за


другими градоначальниками ) . Несмотря на наличие в Глупо­
ве купечества и некоторой �интеллигентской� прослойки,
глуповцы в целом весьма однородны и в своих проявлениях
предельно предсказуемы. О дно й из главнейших черт глупов­
екого народа является его терпеливость, фантастическая
покорность: � нам терпеть можно ! П отому мы знаем, и б о
у нас есть начальники ! >> Все эмоциональные проявления глу­
повцев связаны с единым �раздражителем� - де йствиями
власти ( �глуповцы просто о б езумели от ужаса� . �глуповцы
оцепенели� и т.п. ). При этом доминирующим состоянием глу­
повских �людишек� . �сирот� . как называет их автор, являет­
ся чувство страха - страха перед завтрашним днем, перед
зы б костью, нео б еспеченностью жизни. На этом фоне �подви­
ГОМ >> глуповекого народонаселения становится сам факт его
существования ( � Уже один тот факт, что, несмотря на смерт­
ный бо й, глуповцы все-таки продолжают жить, достаточно
свидетельствует в пользу их устойчивости и заслуживает
серьезного внимания со стороны историка� ) . Глуповцы не
просто живут - они выполняют разноо бразные предписания
сменяющих друг друга �отцов� города: сеют горчицу и отдают
предпочтение лавровому листу и прованекому маслу, прино­
сят в дар срединную часть приготовленного пирага и т.п.
В лучшем случае эти предписания просто разрешают глупов­
цам � б ыть� (вспомним примеры �законотворчества� Б енево­
ленского, включающего такие �гуманные� указания, как �вся­
кий да яст� или � всякий имеющий надо б ность утереть свой
нос - да утрет� ! ! ). В худшем случае глуповцы могут б ыть
�прио б щены� к цивилизации, которую Василиск Б орадавкии
понимал не иначе как � науку о том, колика каждому Россий­
ской империи до блестному сыну отечества б ыть твердым
в бедствиях надлежип (примечательно имя градоначальника:
Василиск - сказочный змей, у б ивавший одним своим взгля­
дом). Излишнее усердие начальствующих �цивилизаторов�
может вызвать ропот глупавекой массы, а случаи исчезнове­
ния носителей �государственно й воли� способны породить
бунт, ли бо протекающий на грани смирения (как это б ыло в ис­
тории с �органчиком� ), ли бо принимающи й характер темного,

92
М И ХА И Л Е В Г РА Ф О В И Ч САЛ Т Ы КО В - Щ Е Д Р И Н

бессознательного де йства (расправы над случайно попавши­


м ися соплеменниками в � с казании о шести градоначальни­
цах �> - уродливое проявление �самостоятельности �> глупов­
ека й толпы). Глуповцы угодливы и неблагодарны: грядущего
начальника они готовы заранее наделить всевозможными до б ­
родетелями (еще не появившегося Б рудастого называют <<кра­
савчиком �> и �умнице й!> ), в то время как утративший власть
;щминистратор сразу же заб ывается, отправляясь в не б ытие
(так, пользующи йся популярностью в народе Б еневоленекий
в конце своей карьеры оказывается на пустынной улице в ком­
пании двух жандармов ) .
Сатирически изоб ражая народную массу, С алтыков- Щед­
рин вошел в опасную зону критики. � ... Е сли отвергать народ,
отвергать его здравый смысл и даже простую житейскую сооб -

Градоначальник Борода в ки н .
Художники Кукрыниксы. 1 93 9 г.

93
Л И Т Е РАТ У РА В Т О Р О Й П О Л О В И Н Ы XIX В Е К А

разительность, то что же признавать после этого ? .. � - так ото­


звался о нлуповской хронике� известный критик А . С . С уво­
рин. Вместе с тем попытки о б винить автора « Истории одно­
го города� в глумлении над народом, в б ездушном осмеянии
трагических сторон русско й жизни не имели под соб о й дос ­
таточных основани й: щедринекий смех тяготеет к трагифар ­
су , и его первоисточник - б оль и гнев художника, лю б ящего
свое отечество и желающего ему блага. В нешне смешно й
и аб сурдный б ыт глуповцев трагичен в своей внутренней
нравственной сущности: именно народ вынужден расплачи­
ваться за самодурство властителей ( в этом отношении щед­
ринекие самодуры значительно « масштаб нее� семейных дес­
потов из пьес Островского ! ) . И как символ мученичества,
народного страдания предстает фигура человека, поги б аю­
щего во время одного из великих глупонеких пожаров ( глава
« С оломенны й город>> ) :

Среди рдеющего кругом хвороаа тем н а я , полузыбкая ф и гу ­


р а его казалась п росветлевшею. Л юдя м виделся не тот неч и ­
аоплотн ы й , блужда ющи й мут н ы м и глаза м и Арх и п у ш ко ,
ка ким его обыкновенно видали , не Архипушко, п реда н н ы й
п редсмертн ы м корчам и , подобно вся кому другому смерт­
ному, бессильно борющийся п роти в неизбежной гибел и ,
а словно ка кой-то эн туз иаст ( выделено м н о й .-
С. З. ) , изне­
мога ющий п од бременем перепол н и в шего его воаорга .

Э та ужасающая сцена «распыления� челове :к;а и одновре­


менно его << n росветления� в момент неминуемой ги бели - ме­
тафора об щенациональной трагедии, не исчерпанной эпохой
Щедрина. На возможный финал этого трагического де йства
указывает в романе фигура Угрюм- Б урчеева - последнего из
явленных в повествовании градоначальников.
« Б ывый прохвост� Угрюм- Б урчеев напоминает вестника
пришествия Антихриста: «То б ыл взор, светлый, как сталь,
взор, совершенно свободны й от мысли и потому недоступный
ни для оттенков, ни для колебаний� . Не случайно щедринеки й
летописец уподо бляет <<ужасного� градоначальника персона­
жу одной из церковных фресок - «врагу рода человеческого�.

94
М И ХА И Л Е В Г РАФ О В И Ч САЛ Т Ы КО В - Щ ЕД Р И Н

Подумайте над вопросами: Что принципиально отличало Уг­


рюм -Бурчеева от прежних градоначальников ? Что означает
слово �нивеJUtЯтор» и как оно характеризует деятельность
4бьtвого прохвоста» ? С какой целью автор дает предысторию
Уzрюм -Бурчеева ? Что означает для Глупава переименование его
в Непреююнск, как это бьию задумано Угрюм -Бурчеевым ?

С появлением градоначальника-«нивеллятора� история Глу­


пава начинает стремительно приближаться к своему финалу
(при этом как бы забывается, что последним по <<описи� градона­
чальником был Перехват- Залихватский). Но финал этот двоя­
ки й: что-то начало меняться и на уровне власть предержащих
и на уровне «низов�. Власть градоначальников пришла к своему
итоговому обозначению в лице «непреклонного идиота� , враж­
дебного самой природе. В свою очередь, глуповцы начинают пос­
тигать всю нелепость многовекового поклонения бесчеловечной
власти ( « Не только спокойствие, но даже самое счастье казалось
обидным и унизительным в виду этого прохвоста, который еди­
нолично сокрушил целую массу мыслящих су ществ� ). Внутрен­
ни й отказ, протест глуповцев против навязываемой им <<схемы
счастья� несет в себе явные черты литературной антиутопии
(вспомним реакцию Щедрина на роман Н.Г. Ч ернышевского! ).

АНТИ УЮ П И Я ( от греч. a nti - n ротив , utopia - утоп ия ) -


п а роди й н ое переосмысление утоп ических идей , несущих
человечеству разл и ч н ые схе м ы идеал ьного общества . А нти ­
уто п и я раскры вает те последствия , которые несет «средне­
му» человеку тот ил и иной « рецепт» уста новления социал ь ­
ной и н ра вственной га рмон и и .

Ф инал щедринекой антиутопии одновременно впечатля­


ющ и загадочен: не сумевши й остановить реку Угрюм- Б урчеев
исчезает, не успев договорить фразы, а на смену ему приходит
О но - нечто, прекратившее течение глупавекой истории. Что
это: явление обещанного Архистратига Стратилатовича? На­
ступление темных сумерек реакции? Социальная буря, кото­
рую предсказывали писатели-демократы ? Какая история
« прекратила течение свое� ? Важно отметить, что река жизни ,

95
Л И Т Е РАТ У Р А В Т О Р О Й П О Л О В И Н Ы X I X В Е К А

М . Е . Салтыков - Щедр и н .
Фотография. 1 8 70-е гг.

которую пытался заглушить Угрюм- Б урчеев, не остановила


своего движения, и только история Глупава внезапно пресек­
лась, поглощенная чем-то более глоб альным, существенным
для человека и человечества. В связи с этим очень важна фра­
за С алтыкова-Щедрина о его намерении <<написать и другой
том это й � и стории � . ...

В творческой б иографии Щедрина есть интересный факт:


стремясь восполнить некоторые проб елы в образовании своей

96
М И ХА И Л Е В Г РАФ О В И Ч С АЛ Т Ы КО В - Щ Е Д Р И Н

юной жены, С алтыков написал для нее и ее сестры � Краткую


историю России� - своего рода учеб ное пособ ие. � и стория од­
ного города� несет в себе ту же просветительскую направлен­
ность, но только в о бщероссийском масштабе: она призвана
ликвидировать тот дефицит гражданской зрелости и истори­
ческо й ответственности, который во все времена служил пита­
тельно й почвой для лю бой тирании.

(( Для детей и з р ядно го воз р аста » ...

� и стория одного города� - не единственный роман С алтыко­


ва- Щедрина (сам писатель дал � и стории ... � самое об щее жан­
ровое определение - �книга� ). В 80-е годы выходят в свет ро­
маны � господа Головлевы � ( 1 880) , � с овременная идиллия�
( 1 883) и � п ошехонская старина� ( 1 889). П роблематика щед­
ринекого � большого эпоса� широка и многогранна: автор раз­
мышляет над причинами нравственного упадка в семейной
сфере ( Порфирий ( Иудушка) Головлев из романа � господа Го­
ловлевы � вобрал в се бя типичные черты стяжателя и лицеме­
ра, �замыкающего� головлевекий род в его движении к духов­
ному тупику, нравственному � умертвию� ) , раскрывает
паrуб ную сущность философии �самосохранения� , превраща­
ющей мыслящего человека в заурядного обывателя ( � с овре­
менная идиллия� ). Сложная и драматичная мозаика жизни
простых людей представлена в � п ошехонской старине�
( � гнездо�, � в анька- Каин�, � Б ессчастная Матрена� и другие
главы). И все же, несмотря на очевидное тяготение Щедрина­
художника к жанру романа, вершиной его творчества стала
вовсе не крупная проза. В феврале 1 869 года в � о течественных
записках� появляются первые произведения будущего цикла
� с казок для детей изрядного возраста� ( неожиданное об раще­
ние Щедрина к столь �скромному� жанру было понято и при­
нято далеко не всеми современниками писателя - примерно
так же ранее было воспринято басенное творчество И.А. Кры­
лова). Во многом показательной и �своевременной� была реак­
ция властей: именно щедринекие сказки с регулярностью изы­
мались из печати цензорами, в достаточно й мере владевшими

5 Литераrура X I X в . , 1 0 кл . , ч. 2 97
Л И Т Е Р АТ У Р А В Т О Р О Й П О Л О В И Н Ы X I X В Е К А

эзоповским языком (сам Щедрин называл это <<езоповской ма­


нерой, о б наруживающей замечательную изворот ливость
в изо б ретении оговорок, недомолвок, иносказаний и прочих
об манных средств� ).
В � п ошехонской старине� писатель упоминает существен­
ный факт свое й б иографии: � ... Между многочисленными нянь­
ками, которые пестовали мое детство, не б ыло ни одной сказоч­
ницы... Детскому воо б ражению приходилось искать пищи
самостоятельно, создавать свой соб ственный сказочный мир ... >>
Необ ычность этого мира ощущается в сюжетных завязках щед­
ринских сказок, идет ли речь о двух <<легкомысленных� генера­
лах, проснувшихся на нео б итаемом острове, или вяленой во б ­
ле с выветренным мозгом, которая �стала жить да поживать>> .
Человеческое об щество и зоологический мир в сказках Щед­
рина не просто взаимодействуют, а как б ы �замещают� друг
друга, создавая выразительную, о бъемную картину социаль­
ной де й ствительности. � и носказательный смысл тоже имеет
право гражданственности�, - утверждал писатель, уб едитель­
но доказав эту мысль в � и стории одного города� . В сказках, ад­
ресованных самому широкому читателю, гражданская позиция
автора заявлена отчетливо и внятно.
Самая крупная �мишень� щедринекой сатиры - государ­
ственная власть в ее отношении к человеку. В сказке • Мед­
ведь на воеводстве• ( 1 884) мир социальных отношений
представлен в образе леса, �гремящего миллионами голосов,
из которых одни представляли агонизирующий вопль, дру­
гие - поб едный клик�. Завязка сюжета перекликается с исто­
рией глуповских градоначальников: для успокоения �лесной
челяди� и усмирения �внутренних супостатов� в лесную жизнь
последовательно вторгаются Топтыгины - воеводы, назначен­
ные самим Л ьвом. Замечателен портрет административной
власти, данный в связи с при бытием Топтыгина 1 -го: «не бъи1
зол, а так, скотина�. Эта снисходительно-уступительная ха­
рактеристика подчеркивает неизменно гру б ый, по-медвежьи
неуклюжий характер власти, неспосо б ной оказывать сколько­
ни будь позитивное влияние на жизнь о б щества. Проявления
начальственной инициативы со стороны Топтыгиных автор
именует не иначе как �злодействами�, деля их на серьезные

98
М И ХА И Л Е В Г РАФ О В И Ч С АЛ Т Ы КО В - Щ Е Д Р И Н

« Медведь на воеводстве » .
Художники Кукрыниксы . 1 943 г.

и �срамные� (еще одна параллель с � и сторией одного горо­


да� ! ). Все попытки Топтыгиных попасть на скрижали Истории,
будь то конфуз со съеденным чижиком или �сдирание шкур�,
предпринятое Топтыгиным 2 -м, оканчиваются поражением
власти, враждеб но й всему лесному народу. И даже аморфная
теория �неблагополучного благополучия>> , внедренная в лес­
ную жизнь Топтыгиным 3 -м, не у берегла медведя-начальника
от <<участи всех пушных звере й � . Важно, что суд над лесными
воеводами вершит не царственный Лев, а мужики, прекрасно
раз б ирающиеся в повадках � топтыгиных>> .

99
Л И Т Е РАТ У РА В Т О Р О Й П О Л О В И Н Ы XIX В Е КА

СА М О СТОЯ Т ЕЛ Ь Н Ы Й А Н АЛ И З Т Е КСТА *

Прочитайте сказку Салтыкова-Щедрина «Богатырь �


(1886), которая при жизни писателя не публиковалась.
Проанализируйте текст, опираясь на предложенный
тезисный план:
1 . Образное звучание названия сказки и ее зачин. Осо­
бенности «происхожденияj) Богатыря и смысл его
первых « подвигов>> (сходство деяний героя с персона­
жами « Истории одного города>> и « Медведя на вое­
водствеj) ).
2 . Позиция «СВОИХ>> и «чужихj) в оценке явления Богаты­
ря. Тема страха как гаранта <<равновесияj) между верхов­
ной властью и народом ( «людишкамиj) ).
З. Описание народных бедствий и проблема веры в <<доб­
рого царяj) как особенность национального сознания.
Слияние авторского голоса с «мнением народны м j) :
«Что ж это з а Богатырь такой? j)
4. Смысл соотношения реплик «Поспешай, Богатырь, по­
спешай ! >> и « Спи, Богатырь, спи ! j) . Тема богатырства Ру­
си в произведениях литературных предшественников
и современников Салтыкова-Щедрина ( « Мертвые ду­
шиj) Н.В. Гоголя, « Кому на Руси жить хорошо>> Н.А. Нек­
расова).
5 . Фольклорные образы и мотивы в сказке Щедрина, их
функция в построении сюжета (былинные аналогии ) ,
образных характеристиках, выражени и авторской
идеи.
6. Приемы отображения авторской позиции в повествова­
нии (авторская ирония, риторические обращения к чи­
тателю, совмещение элементов литературного стиля
и народной речи, иносказание, гротеск).
7 . Отражение в сказке парадоксов русской истории. Симво­
лика образов ( Богатырь, Иванушка-дурак, дупло, лес
и т.п.). Принадлежиость сатирических сказок Щедрина
к <<высоким созданиям>> , которые, по мысли Н.В. Гоголя,
способны донести «даже простолюдиву дело, доступное
только мудрецу>> .

1 00
М И Х А И Л Е В Г РА Ф О В И Ч С А Л Т Ы К О В - Щ Е Д Р И Н

Размышляя над судь б ами народа в пореформенную эпоху,


Щедрин не об ходит вниманием традиционную для русской
литературы << помещичью� тему. В сказке •дикий помещик•
( 1 869) изо б ражен тип у б ежденного крепостника, � мужика­
еда� . который продолжает притеснять временноо б язанных
крестьян , как э то практиковалось ранее, мечтая лишь об их
<<сокращении� ( � господи ! Всем я от те б я доволен, всем на­
гражден ! Одно только сердцу моему непереносно: очень уж
много развелось в нашем царстве мужика! >> ). Э та �народоне­
переносимость� . замешанная на чтении известно й в то время
реакционно й газеты � в есть� . очевидно, аб сурдна: б ез кресть­
янского труда не будет тех � Б ожьих даров� . которыми облаго­
детельствован помещик. С казка о �рачительном� помещике
является своео б разным продолжением написанной в том же
году � п овести о том, как один мужик двух генералов прокор­
мил � . сюжетную основу которой составляет фантастичес­
кая антиробинзонада: оказавшиеся на нео б итаемом острове
генералы оказываются на грани голодной смерти среди при­
родного изо б илия, и только присутствие мужика спасает их
от неминуемого одичания и ги б ели. В � диком помещике� ге­
ро й, напротив, уб еждает всех ( и даже актера С адовского ! )
в несомненно й пользе произошедших в имении перемен, свя­
занных с чудесным исчезновением мужиков ( � л вот Б ог,
по молитве моей, все мои владения от мужика очистил ! � ) .
Однако долгожданное исчезновение �мужицкого духа� при­
водит помещика к полной деградации и одичанию: «Весь он,
с головы до ног, оброс волосами, словно древний Исав, а ногти
у него сделались, как железные. Сморкаться он давно пере­
стал, ходил же все больше на четвереньках... » И только неожи­
данное возвращение �роя� мужиков спасло имение от полно­
го разорения и ги б ели.

Задумайтесь над вопросами: Каково образно-смысловое напол ­


нение слова «рой» в характеристике крестьян ? Чего больше, по ­
ложительного или негативного, в этом образе ?

Отношение Щедрина к крестьянству, как и у многих писате­


лей его времени, б ыло двояким. С одно й стороны, народ-тру-

1 о1
Л И Т Е РАТ У РА В Т О Р О Й П О Л О В И Н Ы XIX В Е КА

женик заслуживал уважения и нуждался в защите так же, как


пользавались защитой правительства и чиновников помещики
( << Я не дам в о биду мужика ! Будет с него, господа ... О чень,
слишком даже будет ! � - такова б ыла позиция рязанского нице­
губернатора С алтыкова- Щедрина). В сказке « Коняга� дан вы­
разительный портрет «черной кости� , трудового люда:

« Работой исчерпы вается весь с м ы сл его существова н и я ;


для нее он зачат и рожден , и вне ее он не только никому не ну­
жен, но, как говорят расчетливые хозяева , п редставляет ущерб.
Вся обстановка , в которой он живет, направлена единственно
к тому, чтобы не дать замереть в нем той мускульной силе, ко­
торая источает из себя возможность физического труда » .

Одновременно с этим художника угнетает и другое - по­


корность народа, принятая и усвоенная им рабская мораль
(вспомним глуповцев или мужика из «повести о генералах� ,
свившего веревку для привязывания его на ночь). Размышляя
над проблемо й формирования национального самосознания,
Щедрин видел ее решение в неустанной просветительской де­
ятельности «образованного мены п инства�. в направлении их
энергии в позитивное, созидательное русло. Н о и в среде ин­
теллигенции писатель об наруживал те же признаки «неблаго­
получного благополучия�.
« Ж ил - дрожал и умирал - дрожал ... � - к такому неуте­
шительному финалу приходит герой щедринеко й сказки
•Премудрый пискарь� ( 1 883) . Автор вновь о б ращается
к широкой картине современной жизни, на сей раз изо б ражая
ее в виде многоликого ры б ьего царства, где действует тот же
закон «сильного�. « Премудрость� пискаря проявилась не
только в следовании завету отца <<гляди в о ба! � , но и в «твор­
ческом>> его осмыслении: для того что б ы выжить, нужно ста­
раться ... не жить ! П розя бание в норе (подо б но сну б есполез­
ного Б огатыря в дупле) - верная гарантия долгого века
в мире зу б астых щук, грозных раков и водяных блох. По срав­
нению с отцом пискарь-сын « преуспел� и в деле продолже­
ния рода: семьи и детей не имел, хотя сам вышел из б ольшого
пискариного семейства. Вся нелепость, аб сурдность « пре-

1 02
М И ХА И Л Е В Г РАФ О В И Ч С АЛ Т Ы КО В - Щ Е Д Р И Н

« П ремудрый пискарь».
Художники Кукрыниксы. 1 943 г.

мудро Й >,> философии отчетливо проступает в сравнении двух


суде б : если наставления старика отца подкреплены реаль­
ным жизненным опытом ( в детстве он даже едва не угодил
в уху) , то молодой пискарь испытывает страх прежде опыта
и в итоге вовсе отказывается от этого опыта ( « ... когда люди,
звери, птицы и ры б ы спят, - он б удет моцион делать,
а днем - станет в норе сидеть и дрожать>,> ) . Ж изненный итог
«просвещенного>> , «умеренно-ли б ерального>,> пискаря печа­
лен: столетнее бдение в норе закончилось непонятным исчез­
новением умирающего затворника. Н о перед тем как исчез­
нуть, герой задается рядом мучительных вопросов: Какие
бъищ у него радости ? Кого он утешил ? Кому добрый совет по ­
дал ?. . Кого приютил, обогрел, защитил ? Кто слышал о нем ?
Кто о его существовании вспомнит ?

1 03
Л И Т Е Р АТ У Р А В Т О Р О Й П О Л О В И Н Ы X I X В Е К А

П се вдол и бе рал и з м , согл а ш ател ьство, бездуховность - эти ч е рты


обы вател ьско го м и ра ш и роко п редста вл е н ы в ска з ках Салты кова ­
Щед р и н а . « Н ет жи вотн ого более трусл и вого , ка к русск и й л ибе ­
рал » , - за мечал п и сател ь . В ряду с « п ремудр ы м » п иска рем в щед ­
р и н с к и х сказках я вл е н ы ка рась - идеал и ст, затея в ш и й м и р н ы й
диспут с о щукой ; «самоотверже н н ы й » зая ц , ожида ю щ и й « п о м и ­
лова н и я » по резол юции вол ка ; вяленая вобл а , радующаяся отсут­
ств и ю л и ш н и х м ысл е й , чувств и совести . И х ста ра н и я у целеть л ю ­
б о й ц е н о й н и к ч е м у н е п р и водят: м и р х и щ н и ко в жесто к
и беспощаден . В ска з ке ((Бедный волк >> а вто р и р о н ически « всту ­
« Однако ж , н е по своей воле
п а етс я » за все м и го н и мого х и щ н и ка :
он так жесток, а потому, что комплекция у него каверз ная : ничего
он, кроме мясного, есть не может. А что бы достать мясную пищу,
он не может иначе поступать, как живое существо жиз ни лишить .
Одним словом, о бязывается учинить злодейство, раз бой » . П одоб ­
н о й сказоч н о й « мо рал ь ю » Щед р и н дает п о н ять: бессм ы сл е н н о
договари ваться с « бедн ы м вол ко м » или озверел ы м Топты ги н ы м -
с н и м и надлежит бороться , ка к это дел а л и мужи к и -лука ш и , изу­
чавшие повадки и н ра в ы лес н ы х зверей и помога в ш ие охотн и ка м
в обл а вах . С редством та кой борьбы Щед р и н в идел не русск и й
бунт, « бесс м ы сле н н ы й и беспощад н ы й » , а неуста н ную п р а ктиче­
скую деятел ьность на всех уров н я х обществен н о го меха н и з м а
с цел ью искоре н е н и я в человеке п с и хологии « х и щ н и ка » и « же рт­
в ы » . В своем социал ьном м и ровозз рен и и Салты ко в - Щед р и н не
был побо р н и ком уто п и ческого « ра ве н ства » , гл а в н ы м дл я него я в ­
лялось пон ятие « с п ра ведл и вости » , в кото рой он видел гла в ное
усл о в и е разу м н о орга н изова н н о го общества .

Щедринекие � сказки для детей изрядного возраста� стали


одновременно фактом об щественной жизни и явлением худо­
жественного порядка. С атирическая сказка Щедрина - осо­
б ый жанр, в б ирающий в себя фольклорную традицию ( зачины,
присказки, поговорки, инверсии, постоянные эпитеты, гипер­
болы и т.п. ) и одновременно изо б илующий сугу бо авторскими
приемами сатирического письма (памфлетность и одновремен­
но �вечность� тематики, присутствие современных реалий
и аналогий, смешение реального и фантастического, гротеско­
вость, аб сурд, ирония , ал легоричность, �говорящая>> символи-

1 04
М И ХА И Л Е В Г РАФ О В И Ч С АЛ Т Ы КО В - Щ Е Д Р И Н

ка и т.п. ). В сущности, каждая из щедринских сказок содержит


уникальное сочетание перечисленных средств и приемов и од­
новременно перекликается с другими об разно и тематически.
Но важнее самых неожиданных и ярких художественных ре­
шений для Щедрина б ыла и оставалась сама действительность
(не случайно одна из сказок имеет подзаголовок �ни-то сказка,
ни-то б ыль!> ) . По мысли писателя, сатира всегда �напрасно
усиливалась искажать де йствительность - в последней всегда
останется нечто, перед чем отступит самая смелая спосо б ность
к искажениям!>. В этом отношении сатирическая сказка, близ­
кая к басне, анекдоту, притче или легенде, явилась для Щедри­
на наи более <<ги бким!> жанром, ориентированным на самую
широкую читательскую аудиторию и издревле укорененным
в отечественно й словесной культуре.

« Л ю бл ю Росси ю д о бол и се рдеч ной ))

1 880-е годы стали для С алтыкова- Щедрина годами суровых


испытаний. В апреле 1 884 года вышло п равительственное
постановление о запрещении деятельности журнала � о тече­
ственные записки!> , а в 1 887 -м цензуро й б ыло запрещено
массовое дешевое издание � с казок ... !>, предназначенное для
простого народа. Тяжелая б олезнь, отсутствие духовного
единства и взаимопонимания в семье - все это омрачало
последние годы жизни писателя. Тем сильнее он ощущает
связь с отечеством, мечтая вернуть к жизни � когда-то цен­
ные и веские ... слова: стыд, совесть, честь и т.п . !> . Н е успев на­
писать �литературного завещания!> , которое он об думывал
в последний год жизни, Щ едрин об ратится к сыну, а вместе
с н и м - ко всему молодому поколению России с проник­
новенными словами: � с тарайся хорошо учиться и будь б езус­
ловно честен в жизни ... Е ще: паче всего лю б и родную лите­
ратуру, и звание литератора предпочитай всякому другому!>.
В э том о б ращении заключено нравственное кредо художника
и его б езусловная вера в прео б разующую силу л итературы.
Называя се б я �действующим л итераторо м !> , Щ едрин заме­
чал : � ж изнь - это жестокая неиз б ежность, и не всякому да-

1 05
Л И Т Е РАТ У РА В Т О Р О Й П О Л О В И Н Ы XIX В Е КА

М . Е . Салтыков - Щедр и н .
Портрет ра боты Н . А . Ярошенко. 1 884 г.

но поднять против нее знамя б унта� . Б унтарское начало про­


явилось в самом направлении его творчества, принявшего на
се бя всю боль и несовершенство окружающей жизни и став­
шего во всех отношениях подлинно народным ( « Единствен­
но плодотворная почва для сатирика есть почва народная � , ­
утверждал писатель) . Когда-то Н .А. Н екрасов напутствовал
отъезжавшего за границу Щедрина посвященными ему стро­
ками: « 0 нашей родине унылой / В чужом краю не поза­
б удь � . Н апутствие это выглядит излишним: связь русского
писателя с родиной - нео б ходимое условие его существова­
ния как художника.

1 06
М И ХА И Л Е В Г РАФ О В И Ч С АЛ Т Ы КО В - Щ Е Д Р И Н

Ж изнь Салтыкова- Щедрина прервалась 28 апреля 1 889 го­


да. П о завещанию писателя он б ыл похоронен на В олковом
клад б ище в Петербурге, на Л итературных мостках рядом с мо­
гилой И . С. Тургенева. « Я лю блю Россию до б оли сердеч­
но й» - эти слова Щедрина могли б ы б ыть высечены на его
надгро бии.

В О П РО С Ы И ЗАДА Н И Я

1 . В чем проявилась отмеченная современниками и иссле­


дователями суровость сатирического дара М . Е . Салты­
кова- Щедрина? Какую роль в развитии его таланта сыг­
рали факты его биографии?
2*. В чем своеобразие очерковой прозы Щедрина? Какова
основная проблематика << Губернских очерков»?
3. Каковы особенности художественного времени и прост­
ранства в « Истории одного города»? Как соотносится ле­
топись Глупова с реальными фактами русской истории?
4. В чем заключается логика глав « Истории ... » , посвящен­
ных глуповским градоначальникам? Почему автор от­
ступает от хронологии « Описи градоначальн икам >> ,
представленной в начале романа?
5. Что представляет собой глупавекое народонаселение? Ка­
кова позиция автора в решении народной темы в романе?
6 * . Каковы возможные трактовки финала << Истории одного
города» ? Сравните картины глуповекого бытия с утопи­
ческими мотивами в романе Н.Г. Чернышевского «Что
делать?>>.
7*. В чем проявилось тематическое многообразие << Сказок
для детей изрядного возраста» и что их объединяет? Ка­
кие жанровые подвиды можно выделить внутри самого
цикла?
8. Почему в названии сказки « Медведь на воеводстве»
представлен один герой, хотя речь идет о правлении трех
Топтыгиных?
9*. Сопоставьте проблематику сказки <<Дикий помещик» с ре­
шением «помещичьей» темы в произведениях А.Н. Ради-

1 07
Л И Т Е РАТ У РА В Т О Р О Й П О Л О В И Н Ы XIX В Е КА

щева, Д.И. Фонвизина, А.С. Пушкина, Н.В. Гоголя. В чем


Щедрин пошел дальше своих литературных предшествен­
ников?
10. Как применительно к герою сказки <�Премудрый пис­
карь» соотносятся такие оценки, как <�премудрый» , <�ума
палата» и <<остолоп» ? В чем смысл авторской иронии
в финале повествования? Сравните завещание пискаря­
отца с отцовскими наказами Молчалину (А. С. Грибоедов
<� Горе от ума» ) и Чичикову (Н . В . Гоголь <� Мертвые ду­
ши» ). Что различает и что роднит эти напутствия?
1 1 *. Почему именно сказка стала вершиной сатирического
творчества Салтыкова- Щедрина? Что сближает ее
с фольклорной традицией и что позволяет говорить об
уникальности щедринекой сказки?

О С Н О В Н Ы Е П О Н ЯТ И Я

Сатира.
Гротеск.
Сатирический роман-хроника.
Антиутопия.
Аллегория.
Абсурд.
Авторская сатирическая сказка.

Т Е М Ы СОЧ И Н Е Н И Й

Черты антиутопии в сатирическом романе-хронике

[I] :: 3.
М.Е. Салтыкова-Щедрина << История одного города» .
Тема власти и народа в <�Истории одного города» .
Станет ли Глупов-Непреклонск Умновом? (По роману
<< История одного города» . )
4. Фольклорные традиции в сатирических сказках
М. Е. Салтыкова- Щедрина.
5. Картины русской жизни в сказках Салтыкова-Щедрина.
6. Роль фантастики в сказочном мире Салтыкова-Щедрина.

1 08
М И ХА И Л Е В Г РАФ О В И Ч С АЛ Т Ы КО В - Щ Е Д Р И Н

7 . Ирония и гротеск как основные средства изображения


в щедринекой сатире.

ДО КЛ АД Ы И Р Е Ф Е РАТЫ

1. Жанровое и тематическое своеобразие очерковых цик­


лов М.Е. Салтыкова- Щедрина.
2 . Историческая основа сюжета и проблематики « Исто­
рии одного города!> .
3 . Жанровые разновидности << Сказок для детей изрядного
возраста!> .

Р Е КО М Е Н ДУ Е М А Я Л И Т Е РАТУ РА

Бушмин А . С. «Сказки >> Салтыкова- Щедрина. Л., 1 976.


Прозоров В.В. Салтыков-Щедрин. М., 1 988.
Тюнысин К. И. Салтыков- Щедрин. М., 1 989.
М.Е. Салтыков- Щедрин в воспоминаниях современни­
ков. М., 1 972.
Турков А .М. << Ваш суровый друг. . . !> Повесть о М.Е. Сал­
тыкове- Щедрине. М . , 1 988.
Николаев Д. М.Е. Салтыков- Щедрин. Жизнь и творчест­
во. М ., 1 988.
М.Е. Салтыков- Щедрин в русской критике. М., 1 959.
АЛЕКСЕЙ
ко н аднти н о в и ч
толстой*

1817-187 5

Граф Алексе й Константинович Толстой, знатный дворянин


и человек состоятельный, внук министра народного просвеще­
ния А. К . Разумовского и друг детства императора Александра 11,
воепитьш алея в семье дяди А.А. Перовского, известного л и ­
тератора-романтика, участника Отечественной войны 1 8 1 2 го­
да. Дядя приоб щил мальчика к литературе, поощрял его пер­
вые опыты стихосложения, показывая их Жуковскому
и Пушкину. Вместе с матерью и дядей десятилетний Алексей
путешествовал по Е вропе, посетил в Веймаре великого Гете,
осо б ое впечатление произвела на него Италия. Мальчик стал
товарищем игр наследника преетала цесаревича Александра
Николаевича, что определило его придворную карьеру: он б ыл
близко знаком с императором Николаем Павловичем, путеше­
ствовал с наследником по Е вропе, получил прцдворные зва­
ния камер-юнкера, а впоследствии флигель-адъютанта и егер­
мейстера, то есть распорядителя царской охоты. Перовские,
даровитые и влиятельные братья его матери, стали генерала­
ми, министрами, гу бернаторами, поддерживали талантливого
племянника и впоследствии оставили ему свои немалые со­
стояния и богатые имения.
В 1 834 году А.К. Толстой поступил в Московский архив
М инистерства иностранных дел, сдал экзамены на чин в Мос­
ковском университете, служил в русской миссии во Ф ранк­
фурте -на- Майне, а затем перевелся во 2-е отделение император­
ской канцелярии, занимавшееся юридическими вопросами.

1 1о
А Л Е К С Е Й К О Н С ТА Н Т И Н О В И Ч Т О Л С Т О Й

Служба б ыла необ ременительной. В 1 850 году граф встретил


и полю б ил замужнюю женщину С офью Андреевну Миллер.
Свадьба их состоялась лишь в 1 863 году. С емейная жизнь их
б ыла на редкость счастливой. Ж ене посвящена практически
вся лирика Толстого.
Во время Восточной во йны 1 854 года он перевелся майо­
ром в армию и отправился со своими стрелками на защиту Се­
вастополя, но в боевых де йствиях в Крыму участия не принял,
тяжело заболев тифом.
Б удучи флигель-адъютантом Александра 11, граф часто б ы­
вал при дворе и пользовался своим влиянием на императора
для помощи литераторам, но в 1 8 6 1 году вышел в отставку.
Толстой б ыл человеком огромной физической силы, лю бил
охоту и часто хаживал на медведя с рогатино й, но здоровье его
стало с годами много хуже, и граф много времени проводил на
зарубежных курортах и в своих богатых имениях Пустынька
и Красный Р ог. Здесь он писал свои баллады и сатиры, здесь
принимал своего друга Александра 1 1 , здесь ( в К расном
Роге) скончался от тяжело й болезни и б ыл похоронен.
Б удучи учеником Перовского, А.К. Толстой начинал как
романтик, и перво й его публикацией стала �страшная � повесть
� Упырь�, замеченная и одоб ренная Б елинским. Он писал так­
же баллады, б ылины и лирические стихотворения, в 1 840-х го­
дах писателем начат исторический роман об эпохе Ивана Гроз­
ного � к нязь Серебряны й � , впоследствии принесший графу
известность. К началу 1 850-х годов относится создание незаб ­
венного Козьмы П руткова, простодушного и самовлюбленного
чиновника-резонера, пародийно-сатирической маски, за кото­
ро й скрывались сам Толстой и его талантливые двоюродные
братья Алексей и Владимир Ж емчужниковы. Козьма Прутков
сделался в читательской среде даже более известен, нежели
сам Толстой, его безапелляционные строки и фразы перешли
в народную речь и стали поговорками.
В 1 854 году Толсто й выступил в печати со стихотворения­
ми, с близившись с Тургеневым, Н екрасовым и другими писате­
лями круга журнала � с овременник�. Позднее он ушел из
� с овременника� и сошелся со славянофилами, лечаталея в их
журнале � Русская беседа� . Н о и здесь он сохранил столь необ -

1 1 1
Л И Т Е РАТ У РА В Т О Р О Й П О Л О В И Н Ы XIX В Е КА

П ортрет А . К . Толао го в юно а и .


Художник К. П. Брюллов. 1 83 6 г.

ходимую поэту независимость, о чем писал в по э ме � Иоанн


Дамаскин� ( 1 858). Друзьями его были И.А. Гончаров, А.А. Ф ет,
историк Н .И. Костомаров. Толстой помещал свои произведения
одновременно в консервативном �Русском вестнике� и ли бе­
ральном � в естнике Е вропы�. мало обращая внимания на их
вражду. В сатирических стихотворениях граф одинаково смело
задевал революционных демократов (хотя и просил царя поми-

1 12
А Л Е К С Е Й К О Н С ТА Н Т И Н О В И Ч Т О Л С Т О Й

ловать Т. Г. Шевченко и Н . Г. Чернышевского) и правительствен­


ные круги, царских министров. В 1 862 году Толстой напечатал
поэму « д он Жуан� и роман « Князь Сереб ряны Й >> , затем напи­
сал драматическую трилогию в стихах - « С мерть Иоанна
Грозного�, « Царь Федор Иоаннович� и « Царь Б орис� . П ьесы
эти прочно вошли в репертуар русского театра.
В 1 867 году вышел единственны й с б орник стихотворений
А . К . Толстого. П озднее он начал и не завершил драму « П осад­
ник� . Е го стихотворение « Колодники>> давно стало популяр­
но й народно й песне й. П еру А . К . Толстого принадлежат два ше­
девра русско й стихотворно й сатиры - пароди й но-комические
поэмы « История государства Российского от Гостомыела до
Тимашева� ( 1 868) и « С он Попова� ( 1 873). Им написано луч­
шее в уморительно серьезных творениях Козьмы П руткова.
Б аллады и б ылины А . К . Толстого - целая поэтическая книга
о Киевской Руси, ее богатырях, об ычаях и славно й истории.
Е го полные тонкого и веселого комизма юмористические сти­
хотворения « П оток- богатырь� , « Б унт в Ватикане� , « С идит п dд
балдахином ... � , « П ослание к М. Н . Л онгинову о дарвинизме>>
популярны и поныне, б ез них трудно се бе представить класси­
ческую русскую сатиру.

П есн и ч и сто й душ и

Как уже говорилось выше, Алексе й Толсто й - не только лирик,


но и замечательны й исторически й поэт, автор баллад, песен
и б ылин, и великолепны й сатирик, им написаны классические
драмы в стихах. А созданный им горделивы й и велеречивый
Козьма П рутков оказался более живо й и уб едительной фигу­
рой, нежели некоторые тогдашние поэты. Э то говорит об объ­
ективности поэтического дарования, склонности к лираэпи­
ческим жанрам, к историческим сюжетам и юмору,
переходящему в сатиру и пародию, и б о многие стихотворения
Козьмы П руткова являлись острыми пародиями на Ф ета,
Н .Ф. Щерб ину и других поэтов. Толсто й владеет народным
языком, знает фольклор, древнюю нашу литературу, его песни
замечательны по пониманию жанра и самого национального

1 13
Л И Т Е РАТ У РА В Т О Р О Й П О Л О В И Н Ы XIX В Е КА

характера. В ажен и сам характер поэта - веселы й , открытый,


по-до б рому насмешливы й , тонко чувствующи й комическое
в характерах и со б ытиях, влю бленны й в старинные нравы
и простодушных героев Киевской Р уси. Только тако й поэт мог
написать народное стихотворение << Ушкуйник� ( 1 870), понять
сильны й , буйны й и озорно й характер одного из новгородских
могучих странствующих граб ителей, этих древнерусских ви­
кингов, отразивши й ся и в б ылинах о Ваське Б услаеве.

БАЛЛАДА - оди н из видов л и р е эп ической поэзии , за родив­


ш ийся в на родном творчеаве. В русской поэзии зач инателем
жа н ра баллады был В .А. Жуковски й . Русские баллады были
обыч но иаорически м и , ха ракте р н ы м и их при мера м и я вл я ­
ются « П еснь о вещем Олеге » Пушкина , «Спор» Лермонтова
и иаорические баллады А. К . Толаого . Баллада - л и р е эп и ­
ческое аихотворение на и аорическую ( сказоч ную , быто ­
вую ) тему с развиты м сюжетом , где не только высказывались
мы сл и и чувава а втора , но и рассказывалась ка ка я - то иао ­
рия , разви вал е я за н и м ател ь н ы й сюжет и появлялись дейа­
вующие л и ца .

В лирике А . К . Толстого нет тяжелых сомнени й , мрачного


трагизма, усложненного философствования, намеренных не­
ясносте й и недосказанности, здесь прямо и ясно выражены
сильные простые чувства, сама русская природа очерчена чет­
кими линиями, дана в ее неярко й красе. А автор лю б ит люде й
и жизнь, ценит каждое ее мгновение и с удовольс т вием пишет
такие хрестомати йные шедевры, как � к олокольчики мои ... �
( 1 840-е годы) или � о сень. О б сыпается весь наш б едный
сад ... � ( 1 858) . Е го лирически й герой - сильны й , здоровы й ,
веселы й человек, лю бящи й родную природу, молодецкую
охоту, дружеское застолье, меткое острое слово, не знающий
тяжелых угрызени й совести и в свое й цельности являющи й ­
ся чисто русским, национальным характером. П оэтому Тол­
стому так удавались живые о б разы древнерусских б огатыре й
и песни в народном вкусе, поэтому он так знал и ценил отече­
ственную историю и литературу, их красивы й выразительны й
язык.

1 14
А Л Е К С Е Й К О Н С ТА Н Т И Н О В И Ч Т О Л С Т О Й

Прежде чем читать поэзию А . К . Толстого, нужно познако­


миться с его веселым и откровенным автопортретом в стихах -
стихотворением •Коль любить, так без рассудку• ( 1 854) :
Коль любить, так без рассудку,
Коль грозить, так не на шутку,
Коль ругнуть, так с горяча,
Коль рубнуть, так уж сплеча!
Коли спорить, так уж смело,
Коль карать, так уж за дело,
Коль простить, так всей душой,
Коли пир, так пир горо й !
Э то чисто народная присказка, очень точно, размашисто
и весело перечисляющая сильные привлекательные черты
цельного характера, мы видим человека искреннего, горячего,
но отходчивого, справедливого, чуждого мстительности и зло­
памятности, готового б иться за правое дело и пировать с друзь­
ями. Конечно, это не сам поэт, а его лирически й геро й , но в нем
видны вся поэзия А . К . Толстого и личность ее до бродушного
и рыцарственного творца. Попро бу й те сравнить этот характер
с лирическими героями других русских поэтов - современни­
ков Толстого, и вы сразу по й мете его особ енности и отличия,
корни самоб ытности его лирики и сатиры. Только тако й чело­
век мог глуб око понять и с лю б овью описать героев своих ис­
торических баллад и б ылин, драм и романа « К нязь С ереб ря­
ны й � . В стихотворении Толстого выразился русски й
национальны й характер, попятны й и глу боко симпатичный его
читателям и объясняющи й успех его неувядаемо й поэзии.
Аристократ Толсто й понял не только народное русское
творчество, но и народную душу. Е му принадлежит замеча­
тельная, чисто народная притча-присказка о русско й истории,
на свой лад оценивающая дело Петра В еликого, - •Государь
ты наш батюшка . . . • ( 1 86 1 ). В год освоб ождения крестьян, ве­
ликой реформы, изменившей все огромное государство и жизнь
его народа, Толстой задумался о том же, о чем Пушкин писал
в поэме « М едны й всадник�, - об историческо й цене революци­
онных петровских преоб разовани й. В едь ему самому и потом­
кам пришлось расхле б ывать эту кашу русско й истории, ре-

1 15
Л И Т Е РАТ У РА В Т О Р О Й П О Л О В И Н Ы XIX В Е КА

1
Художник К.А. Горбунов.
А. К . Толстой .
Конец 1 840-х - начало 1 850-х гг.

шительно заваренную П етром 1, и бо начал царь ее варить из


привозно й заморско й крупы, свою же признал сорно й, а поме­
шивал кашу своей знаменито й палкой, без которой невозмож­
ны реформы на Руси. История вышла, как и каша, крутенька
и солона, по словам Толстого. Н а плечах н ищего народа повис­
ли княжеские усо б ицы, унижения татарского ига, преступле­
ния царя - тирана Ивана Грозного, лень, воровство, тяжелое
пьянство, мятежи и перевороты, чи новничий формализм:
- Государь ты наш батюшка,
Государь Петр Алексеевич,
А ведь каша-то выйдет солона?
- Солона, матушка, солона,
Солона, сударыня, солона!

1 1б
А Л Е К С Е Й К О Н С ТА Н Т И Н О В И Ч Т О Л С Т О Й

И даже палка П етра Великого ничего не могла в этой исто­


рии исправить. В мудро й и печально й притче Толстого слыш­
на тревога за народ, его трудную судь б у, за н ачи нающееся не­
простое время Великих реформ. О чень неверная, шаткая
складывал ась историческая ситуация, ее можно б ыло повер­
нуть в люб ую нужную то й или ино й об щественно й силе сторо­
ну, о б манув и толкнув н а бунт простой н арод. Граф Толстой
оказался прав и в это й притче.
Э тот поэт б ыл не только веселым балладником и песенни­
ком, не только мог незло и метко посмеяться над людскими не­
достатками и гневно закле й мить о б щественную неправду. Л и­
рик Толсто й умел глу боко чувствовать, его поэтические мысли
сильные, глу бокие и цельные. П оэту принадлежит один из луч­
ших русских люб овных рома нсов - •Средь шумного бала,
случайно • ( 1 85 1 ) , посвящен ный его первой случа йной
. . .

встрече с б удуще й жено й в маскараде, месте неожиданных зна­


комств, сомнительных приключени й , рискованного флирта,
где появлялись в масках даже император и члены его семьи:
Средь шумного б ала, случайно,
В тревоге мирской суеты,
Тебя я увидел, но тайна
Твои покрывала черты.

Р оманс предназначен для пения, и весь смысл этого поэти­


ческого и вместе с тем музыкального жанра в том, что уже сам
автор кладет свои слова на музыку, особ ым образом выстраива­
ет поэтическую речь, а композитор потом лишь угадывает эти
н оты в словах, в вол не лиризма. В стреча с будущей люб имой для
поэта - открытие, сильное потрясение, внезапное понимание
близости долгожданного счастья. Отбросив «тревогу мирско й
суеты>> , он видит в в ез в акомо й женщине-маске тайну, печаль
глаз, слышит веселую речь; ее дивны й музыкальны й голос и вол­
нующи й смех неудержимо влекут и все время вспоминаются,
рождают грезы, рождают люб овь. П оэт понимает, что эта краси­
вая смелая незнакомка несчастна, ищет в вихре маскарада заб ве­
ние и рассеяние - отсюда ее грусть, прикрываемая весельем.
С тихотворение Толстого построено и разворачивается по
всем правилам романса. У него своя мелодия, яркие о б разы от-

1 17
Л И Т Е РАТ У РА В Т О Р О Й П О Л О В И Н Ы XIX В Е КА

ражают сильные чувства и следуют один за другим, случа й ная


встреча порождает воспоминания, становится судьб о й. С рав­
ните его со столь же известным стихотворением Л ермонтова
<< Из-под таинственно й холодно й полумаски ... >.> ( 1 84 1 ) , и вы
увидите совершенно разные поэтические и психологические
решения одно й б иографическо й темы.
Л ю б овная лирика А . К . Толстого чужда трагических ко­
лебани й , мужского эгоизма, каких-ли б о о б винени й или
претензи й к женщине, признания своей вины; автор уверен
в своих чувствах и высказывает их прямо. С амо его отноше­
ние к л ю б имо й рыцарски почтительное, великодушное
и б ережное. У лю б ви есть своя логика, иногда один из лю­
б ящих может в сердцах сказать, что разлю б ил, но это лишь
очере Д но й упрек, о б ычная попытка оживить и о б огатить
угасающую лю б овь, придать давним отношениям новое
напряжение и остроту. В стихотворении • Не верь мне ,
друг, когда, в избытке горя >.> ( 1 85 6 ) Толстой использует
. . .

о б раз моря, уходящего, но всегда в озвращающегося к земле


в час прилива, его горькие поспешные слова «разлю б ил
те б я >.> сменяются тоско й и прежне й страстью, готовностью
вернуться к лю б имо й и снова отдать постылую сво б оду за
всю силу и б огатство прежнего чувства. О н просит ее ве­
рить не его словам, а тому чувству, которое скрывается за
ними. Л ю б овь здесь дана в движении, это постоянное вол­
нение души и сердца, знающее свои часы прилива и отлива,
вечно о б новляю щееся чувство, о б л адающее могуче й
властью над поэтом и поэзие й :
Уж я тоскую, прежней страсти полный,
Мою свободу вновь тебе отдам,
И уж бегут с обратным шумом волны
Издалека к любимым берегам !

А . К . Толсто й - романтик, он видит в лю б ви разрозненны й


от блеск едино й вечной красоты, дарованной миру при его со­
творении. Об этом говорит его стихотворение • Слеза дрожит
в твоем ревнивом взоре >.> ( 1 858), где изложена целая фило­
. . .

софия люб ви, б ез которо й непонятна лирика Толстого. В ответ


на ревнивые упреки лю б имо й женщины поэт говорит о прос-

1 18
А Л Е К С Е Й К О Н С ТА Н Т И Н О В И Ч Т О Л С Т О Й

торе чувства, о свое й лю б ви, �широко й как море>> , ставше й


частью вечно й мирово й лю б ви и красоты. Л ю б овь - поиски
человеком отблесков красоты в природе, в женщине, в �мило й
девы взоре, на нас склоненном� . Человек своим б едным зем­
ным умом не в состоянии познать вечную красоту и лю б овь во
все й ее широте, его лю б овь - �раздро бленная � . П оэт умоляет
возлюбленную понять эту широту и силу чувства и не терзать
его и себ я ревностью: � о . не грусти, ты все мне дорога�. С ти­
хотворение это - гимн вечной лю б ви и красоте, но оно полно
и уважения и б ережного внимания к люб имой женщине, уте­
шает и успокаивает ее:

Н о не грусти, земное минет горе,


Пожди еще, неволя недолга -
В одну любовь м ы все сольемся вскоре,
В одну любовь, ш ирокую как море,
Что не вместят земные берега!

СА М О СТО Я Т ЕЛ Ь Н Ы Й А Н АЛ И З Т Е КСТА *

Прочитайте стихотворе1tие А.К. Толстого «Не ветер, вея


с высоты ... » (1852) и проа1tализируйте его, о бращаясь
к следующим nоNЯти.я.м:

• психологический параллелизм - соотнесениость чело­


веческой жизни с жизнью природы;
• простое и развернутое сравнение - образное выраже­
ние, основанное на сопоставлении предметов или явле­
ний по общему признаку ;
• анафора - повторение звуков, слов, синтаксических
конструкций в начале смежных стихов или строф;
• аллитерирование стих а - использование аллитерации,
т.е. повтора согласных звуков, усиливающего вырази­
тельность поэтической речи;
• ко мпозиционная антитеза - противопоставление содер­
жания частей произведения;
• недоrоворенность ф ин ала - установка автора на чита­
тельские раздумья, ассоциации за пределами текста.

1 19
Л И Т Е РАТ У РА В Т О Р О Й П О Л О В И Н Ы XIX В Е КА

А.К. Толстой в своей любовной лирике от романса поднима­


ется к высоко й философ ии, размышляет о смысле красоты и не­
ожиданно при ближается к вечной теме пушкинского « П ророка�
в стихотворении •Меня, во мраке и в пыли • ( 1 85 1 ). Красота. . .

мира являет себя через любовь, которая становится главно й жи­


вотворяще й сило й мироздания. П оэта, преб ывавшего в оковах
духа, мраке и пыли повседневности, любовь вознесла в высши й
мир, помогла прозреть и постичь тайну мира, где все живет лю­
бовью, даже скалы и деревья. Е го пророк вещим сердцем пони­
мает, что по закону люб ви и красоты вся природа и человек стре­
мятся к породившей их силе б ытия:
И всюду звук, и всюду свет,
И всем м ирам одно начало,
И ничего в природе нет,
Что бы любовью не дышало.

Эта романтическая идея красоты как мирово й жизненно й ,


творящей силы воплощена Толстым и в лирике природы. Е го
поэтические пе йз ажи удивительно кон к ретны и зримы, и б о
автор - сельски й житель и охотник. Н о мысль о рассеянно й
в природе красоте приводит поэта к высоте о б о б щени й , к но­
вому взгляду на жизнь. Е го позднее стихотворение • Проз­
рачных облаков спокойное движенье • ( 1 874) написано . . .

мудрым на блюдателем жизни природы и посвящено смене


времен года, тихому приходу «осени мирно й � . споко й но сме­
няюще й летнюю «пору роскошных сил и мощных трепета­
ни й � . С мена эта происходит не только в природ е, но и в со­
знании человека, для которого наступает ино й ритм жизни.
П ришла другая красота, споко й ная, неяр к ая, с последними
цветами, засохшей травой и медленным кружением желтых
листьев, с <<сетью дрожаще й паутины� , заставляюще й вспом­
нить знамениты й тютчевеки й образ « Л ишь паутины тонки й во­
лос / Б лестит на праздно й б орозде� . О сень - мудрая пора
созревания, покоя и подведения итогов не только для приро­
ды, но и для самого поэта:
Всему настал покой, прими ж его и ты,
Певец, державший стяг во и мя красоты;

1 20
А Л Е К С Е Й К О Н С ТА Н Т И Н О В И Ч Т О Л С Т О Й

П роверь, усердно л и ее святое семя


Ты в борозды бросал, оставленные всем и,
По совести л ь тобой задача свершена,
И жатва дней твоих обильна иль скудна?

Важна эта характеристика поэта как служителя красоты


в трудные для поэзии и красоты времена сиюминутно й пользы
и об щественной борьб ы. Как и Пушкин, Толстой лю б ит осень
как пору зрелого творчества, и его стихотворение •Когда при­
рода вся трепещет и сияет • ( 1 858) составляет с преды д у­
. . .

щим своео бразную дилогию о жизни поэтического сознания,


когда «мо й трезвый ум открыт для сильных вдохновениЙ >> . П о­
этом овладевает «сжатая мечта� . он идет охотиться, видит
очень реалистически й осенни й пе й заж, чернеющую дорогу, д и­
ки й косогор, сломанны й заб ор (тут неволь но вспоминаются
Пушкин и Л ермонтов с их реалистичным об разом родины),
входит в печальны й осыпающи й ся лес с каплями росы на по­
лунагих сучьях, и в нем рождаются поэтические созвучья, сво­
бодные слова, душа просветляется грустью и лирическим по­
рывом, и слово поэта зреет в осенне й лесно й тишине
( «А мысли между тем слагаются в созвучья, / С воб одные слова
теснятся в мерны й стро й ... � ) . О н вдруг ощущает всю скрытую
поэзию это й уныло й поры. Красота у Толстого очень реальна
и конкретна, он находит ее в русских сельских пе й зажах, осен­
нем увядании, и это неяркое б огатство природы порождает
в поэте-романтике особ ое печальное и мудрое чувство, мечты,
лирические мысли и созвучия. Н о, подо б но своим друзьям
Тютчеву и Фету, он б ыл и вдохновенным певцом весны, доста­
точно вспомнить замечательное по своему живому лиризму
стихотворение « В новь растворилась дверь на влажное крыль­
цо ... � ( 1 870).
Л ирика природы А. К. Толстого полна люб ви, восторга и по­
нимания. В не й есть и своя философия, но она спрятана в о б ра­
зах поэта. О н не видит в природе никакого зла и мрака, благо­
дарит ее за красоту, за ту живую вечную жизнь, которую она
дарует человеку. Толстому принадлежит одно из лучших, са­
мых известных русских стихотворени й о природе, «спрятан­
ное� в авто б иографическо й поэме « Иоанн Дамаскин�:

1 21
Л И Т Е РАТ У РА В Т О Р О Й П О Л О В И Н Ы XIX В Е КА

Благословляю вас, леса,


Долины, нивы, горы , вод ы !
Благословляю я свободу
И голубые небеса!
И посох мой благословляю,
И эту бедную суму,
И степь от краю и до краю,
И солнца свет, и ночи тьму,
И одинокую тропинку,
По коей, нищий, я иду,
И в поле каждую былинку,
И в небе каждую звезду !

П одоб ные стихотворения Толстого вызывали нападки де­


мократической критики, автора называли певцом «чистого ис­
кусства� . отрицавшим об щественное назначение поэзии. Од­
нако ни объективное дарование поэта, ни исторические его
б ылины и баллады, ни его сатирические выпады против демо­
кратов и правительства не позволяют так трактовать б огатое
и разнооб разное наследие А. К . Толстого. С ам он прекрасно по­
нимал скрыты й смысл этих лукавых нападок противников -
его хотели скомпрометировать перед читателями и поставить
вне современной литературы и поэзии, а заодно и отомстить за
хлесткие сатиры на «нигилистов� « П оток- б огатырь� и « П орой
весело й мая ... � .
Толсто й н е раз публично протестовал против таких недобро­
совестных методов полемики и написал знаменитое стихотворе­
ние •двух станов не боец, но только гость случайный • . . .

( 1 858). Там он называет себя «Не купленным никем�. и все зна­


ли, что это правда. Да, поэт лечаталея и в консервативном << Рус­
ском вестнике�. и в либеральном « Вестнике Е вропы� . и в славя­
нофильской « Русской беседе�. а сатирические произведения
Козьмы П руткова с удовольствием публиковал Добролюбав
в знаменитом разделе « С висток� демократического журнала
« С овременник�. Н о в своей борьбе за правду Толсто й отстаива­
ет в этом стихотворении независимость поэта, его право на спор
с разными лагерями и направлениями, признание правды каж­
дого из них, но и обличение их лжи и оши бок, право вольно вос­
певать красоту и любовь; ему претит любая цензура, в том числе

1 22
А Л Е К С Е Й К О Н С ТА Н Т И Н О В И Ч Т О Л С Т О Й

Козьма П рут ков.


Литография. 18 70-е гг.

и либерально-демократическая ( � Б оюсь людей передовых ... �,


1 873). И бо этот граф и царедворец всегда находился в принци­
пиальной оппозиции и говорил своему другу Ивану Гончарову:
Не прислушивайся к шуму
Толков, сплетен и хлопот,
Думай собственную думу
И иди себе вперед !

Н о этим публичным актом самозащиты Толстой не ограни­


чился. Долг поэта - отстаивать само существование и права по­
эзии, когда для нее наступают трудные времена. Е го шумные
критики плыли по течению об щественно й борьб ы, высмеивая
красоту и служение ей поэтов, объявляя их безнадежно устарев­
шими жрецами << Ч истого искусства>> , а саму лирическую поэзию
отжившей, ненужной в «наш век положительный� . Толстой от­
ветил полемическим стихотворением •Против течения• ( 1 867),
где вдохновенно возражает всем сомневающимся в пользе чу­
десных вымыслов и красоты поэзии.
� други, не верьте ! � - восклицает поэт и говорит о вечнос­
ти красоты и правды мира, непреходяще й ценности подлин-

1 23
Л И Т Е Р АТ У РА В Т О Р О Й П О Л О В И Н Ы X I X В Е К А

ной по э з и и , о нео б ходимости б орь б ы за нее в антипоэтиче­


ский в ек . З амечательн ы приводимые им примеры смелого
отст а и вания своей правды во времена книжников и фарисеев
ра н него христианства и византи йс ких варваров-иконо б орцев.
Н и какие временные по б еды противников крас оты и поэзии
не означа ю т, по мысли Толстого, торжества конечного над
б еско нечным . Рано или позд но в русской жизни и литературе
в озн и кнет с иль ное �встречное� течение, точнее, оно уже есть
(з де сь мы видим всех выдающихся русских поэтов, на чи ная
с Державина и Жуковского и кончая Фетом), и оно << С верою
в наше святое значение� непременно по б едит:
Верьте чудесной звезде вдохновения,
Дружно гребите, во имя прекрасного,
Против течения !

Нас колько серьезна защита Толстым красоты и поэзии, на­


столько ве села и комична, метка его сатира. Однако и в сатири­
че ских произведениях поэта речь идет о вещах весьма непрос­
тых, очень серьезн ых и поро й грустных. Самое знаменитое
и читаемое из них - поэма �история государства Российско­
го от Гостомыела до Тимашева• ( 1 868). Уже само ее название ­
п ародия на название знаменитой и с тории Карамзина, но автор
намерен но с оединяет несовместимые имя и фамили ю - леген­
дар ного новгородского правителя и вполне заурядного царско­
го мини стра, и это порождает комический эффект. И бо уже
зде с ь Толс той показывает, что с о времен призвания могучих ва­
рягов и до бездарного администратора А. Е. Тимашева русская
история являет собо й трагикомический б алет, кале йдоскопи­
чес ку ю смен у князей, царе й и императоров, тщетно пытающих­
ся самыми различными с пособ ами навести в это й великой
и об ильной земле хоть какой-то порядок.
Смеятьс я тут нечему, но тонко чувствовавши й смешное
Толстой показывает эту многовековую русскую трагедию че­
рез русску ю комедию и с атиру, мас терски снижает высокие
о б разы, перелицовывает официальную историю и дает умо­
рительные просторечн ые характеристики царствующим осо­
бам и и сторическим событиям. Оставим великолепные порт­
реты Ивана Грозного и Л жедмитрия и вспомним один только

1 24
А Л Е К С Е Й К О Н С ТА Н Т И Н О В И Ч Т О Л С Т О Й

А. К. Тол ао й . Портрет работы И. Е. Репина. 1 8 79 г.

очерк явления неудачно правившего несколько лет царя Ва­


силия Ш у й ского:
Взошел на трон Василий,
Н о вскоре всей землей
Его мы попросили,
Чтоб он сошел долой.

Х ороши и наивные французские философы, тщетно уве­


рявшие хитрую императрицу Е катерину 11:

<< Madame, п р и вас на диво


Порядок расцветет, -
П исали ей учтиво
Вольтер и Д идерот, -

1 25
Л И Т Е РАТУ Р А В Т О Р О Й П О Л О В И Н Ы XIX В Е КА

Лишь надобно народу,


Которому вы мать,
С корее дать свободу,
С корей свободу дать>> .

В ходе занятно й и весело й смены пестрых исторических


карт ин у читателя поэмы появляю т ся некоторые сомнения
в том, ч т о в стране, где так и не смогли навести порядок казня­
ми, реформами и п алкой Иван Грозный, Б орис Годунов и П етр
Великий, все благополучно наладит и разрешит генерал-адъю­
тан т и шеф жандармов Тимашев, «зело изряден муж». Впро­
чем, насмешник Толстой здесь б ыл не одинок, русскую исто­
рию сат ирически пародировали Пушкин в « И стории села
Горюхина» и М. Е . Сал тыков- Щедрин в « Истории одного горо ­
да» . Это веселое сочинение на очень печальную тему, похоже,
и сегодня, когда о министре Тимашеве все благополучно заб ы­
ли, не пот еряло актуальности и читается с увлечением и неиз­
бежным хохотом, но не забудем, что остроумны й автор все же
б ыл полон веры в б удущее России и устами б ессмер т ного
Козьмы П руткова утешал своих читателе й :
Вянет лист, проходит лето,
И ней серебрится,
Ю нкер lllм идт из пистолета
Хочет застрелиться .
Погоди, безумный! С нова
Зелень оживится ...
Юнкер Шмидт! Честное слово,
Л ето возвратится.

В О П РО С Ы И ЗАДА Н И Я

1 . Каков круг основных тем в лирике А.К. Толстого? Какие


жизненные ценности исповедует поэт в своих стихотво­
рениях?
2. Как в любовной лирике А.К. Толстого переплетаются
интимные и философские мотивы? В чем видится поэту
красота человеческих отношений? Как она перскликает­
ся с красотой мира?

1 26
А Л Е К С Е Й К О Н С ТА Н Т И Н О В И Ч Т О Л С ТО Й

3*. Что сближает пейзажную лирику А. К. Толстого с поэзией


А. С. Пушкина, М.Ю. Лермонтова, Ф.И. Тютчева, А.А. Фета
и в чем ее своеобразие? Приведите конкретные примеры.
4. Как представлена в лирике поэта историческая тема?
В чем близость сатиры А.К. Толстого на русскую исто­
рию народной, русской <<точке зрения � ? Как это отража­
ется на жанровой структуре его произведений? Приве­
дите примеры использования поэтом элементов
фольклора в сатирических пародийных произведениях
на тему русской истории ( << Государь ты наш батюшка . >> , ..

� история государства Российского от Гостомыела до


Тимашева� ).
5. Как в лирике А.К. Толстого заявлена его гражданская
и писательская позиция? Что определяет тематику и па­
фос стихотворений �двух станов не боец ... >> и � против те­
чения�?
6*. Как в лирике А. К. Толстого проявились черты позднего
романтизма? Что сближает и что отличает ее от роман­
тической поэзии начала XIX века?

ОСНОВ Н Ы Е П О Н ЯТИ Я

Романс.
Баллада.
Пародия.
Притча-присказка.
Политическая сатира.

Т Е М Ы СОЧ И Н Е Н И Й

1 . Образ поэта и тема вдохновения в лирике А. К. Толстого.


2. � Край ты мой, родимый край . . . � (Тема России в лирике
А. К. Толстого.)
3 . Красота природы и природа красоты в поэзии
А.К. Толстого.
4. Сатирические темы и мотивы в поэзии А.К. Толстого.

1 27
Л И Т Е Р АТ У Р А В Т О Р О Й П О Л О В И Н Ы X I X В Е К А

Д О КЛ АД Ы И Р Е Ф Е РАТ Ы

1. А.К. Тол стой и братья Жемч ужн и ков ы ( феномен << Козь-
. м ы П р у ткова» ) .
)
2. Историчес кая проза А. К. Толстого ( роман << Князь Сереб-
ря н ы Й >> ) .

Р Е КО М Е Н Д У Е М А Я Л И Т Е РАТУ РА

Жуков ДА. Алексей Константинович Толстой. М., 1 982.


Стафеев Г.И. Серд це полно в до х новен ья. Жизн ь и твор­
чество А.К. Толстого. Тула, 1973.
Ямпольский И. Г. А . К . Тол с т о й : В с т у п . с т . 11 Тол ­
стой А .К. Собр. соч . : В 4 т. Т. 1 . М., 1 980.
Л ЕВ
НИКОЛ АЕВИЧ
ТОЛСТОЙ

1828-191 о

Осо б ое положение графа Л ьва Н иколаевича Толстого в рус­


ско й классической литературе во многом определяется его
приходом в литературу именно в этапные для нее 1 850-е годы,
когда по-новому осмыслялась и переоценивалась история.
В отличие от Тургенева, Достоевского, С алтыкова- Щедрина,
Н екрасова, будущи й автор « В о й ны и мира� не б ыл отягощен
б ольшим и неравноценным наследием <<сороковых годов�
и внезапно появился среди б олее старших своих коллег как
«человек со стороны>> , лицо новое и непонятное. С ам талант
молодого Толстого б ыл неожидан, силен и нов.
Отец Толстого участвовал в Отечественной во й не 1 8 1 2 го­
да и отличился в зарубежном паходе русской армии, мать его
б ыла урожденно й княжной Волконской , и ее черты мы можем
най ти в княжне Марье ( « Вой на и мир� ). Б удущи й писатель ро­
дился и вырос в родово й тульско й усадьб е Волконских Я сная
П оляна, жил затем в Москве, потом переехал в Казань, где
в 1 844 году поступил на восточный факультет местного уни­
верситета, где неожиданно проявил уникальную способ ность
к языкам. Здесь состоялся первый «уход� Толстого: не удов­
летворенны й университетским преподаванием и разочаровав­
ши й ся в науках, он оставил университет, вернулся в родное
имение, затем жил в М оскве, где и начал писать в 1 850 году.
Б рат Толстого Н иколай уже служил в армии, и Л ев отпра­
вился с ним в 1 85 1 году на Кавказ, много путешествовал, ходил
доб ровольцем в набеги на горные аулы и, наконец, сам посту­
пил на военную служб у артиллеристом. Э то дало ему б огаты й

6 Литература XIX в., 10 кл . , ч. 2 1 29


Л И Т Е РАТ У РА В Т О Р О Й П О Л О В И Н Ы XIX В Е КА

Орден В лади м и ра
IV аепени с ба нтом -
на града Н . И . Толаого
за отличие в битве Н . И . Толаой - отец Л . Н . Толаого .
под Лейпци гом в 1 8 1 3 г. Художник А. Молинари. 1 8 1 5 г.

материал для военных рассказов и повести « Казаки�, а в конце


жизни Толсто й вернулся к «кавказско Й >> теме в повести << Х ад­
жи- М урат�. В 1 853 году началась В осточная во й на, и Толстой
перевелся в Дунай скую армию, сражавшуюся с турками, а за­
тем в крымскую морскую крепость С евастополь, к тому време­
ни уже осажденную с суши и моря высадившимися в Крыму
объединенными силами англичан, французов и турок и их во­
енно-морским флотом. Здесь молодо й офицер командовал ба­
тарее й на знаменитом 4-м б астионе, за проявленную храб рость
б ыл награжден орденом С в. Анны IV степени и медалями.
Подобно князю Андрею Болконскому из <•Войны и мира>>,
Толстой подавал начальству военные проекты, хотел издавать
журнал « Военный листок�, но все эти предложения были выс­
шим командованием отвергнуты. Тогда же Толстой написал цикл
военных очерков, где показал подвиг народа, русского солдата
и в то же время сказал о трагически неудачной, показавшей все
скрытые пороки феодально-крепостнического государства войне.
Это бьmи потрясшие всю читающую Россию « Севастопольские

1 30
Л Е В Н И К О Л А Е В И Ч Т О Л С ТО Й

Боевые на грады
Л . Н . Толстого:
знак ордена Св. А н н ы
I V степени , медал ь
на Георгиевской ленте
«За защиту Севастополя »
и медаль « В память вой н ы Л . Н . Толстой .
1 8 5 3 - 1 8 5 6 гг. » Дагеротип. 1 854 г.

рассказы� ( 1855- 1856). Л юбому читателю толстовских очерков


ясно было, что так дальше жить нельзя - нельзя бездарно и дес­
потически управлять великой страной, подавлять любое инако­
мыслие и сферу духовной культуры, мелочно и неумно угнетать
простых людей и в то же время надеяться на их безотказны й пат­
риотизм и храбрость во время вторжения могучего врага, сохра­
нять крепостное право, экономическую и военную отсталость.
Н о не военные рассказы сделали имя Л . Н . Толстого извест­
ным русскому читателю, а появившиеся ранее в передовом жур­
нале Н .А. Н екрасова «Современник� повести «Детство� ( 1 852 ) ,
«Отрочество� ( 1 854) и « Ю ность� ( 1 855- 1 856), составившие ав­
тобиографическую трилогию. Здесь определился главный ге­
рой, главная тема толстовской прозы - наивная, мятущаяся,
чистая душа, непосредственно откликающаяся н а все перемены
в окружающих людях, жизни об щества и природы. Е е доверчи­
вость, сомнения, разочарования, тончай шие движения, само раз­
витие этого цельного характера от детских лет в поместье и мос­
ковском барском доме до студенческо й юности и глуб окого

131
Л И Т Е РАТ У Р А В Т О Р О Й П О Л О В И Н Ы XIX В Е КА

Груп п а писателей журнала «Современник» :


Л . Н . Толстой , Д . В . Гри горович , И . А . Гонча ров , И . С. Тургенев ,
А. В . Дружин ин , А . Н . Островски й .
Фотография С. Левицкого. 1 5 февраля 1 856 г.

внутреннего разлада показаны Толстым с удивительно й поэтич­


ностью и люб овью, причем главное для писателя именно теку­
честь, чуткость и подвижность молодо й души, ее диалектика.
Такими б удут все его люб имые герои, даже в очень зрелом
возрасте сохранившие эту детскую спосо б ность удивляться
людям и жизни, верить и разочаровываться. Всегда мы у Толс­
того встречаемся с историей развивающегося характера, через
которую видим историю народа, страны, мира. Э та непрерыв­
ная жизнь меняющейся, движуще йся души начинается в авто-

1 32
Л Е В Н И КОЛ А Е В И Ч ТОЛ СТО Й

б иографическо й трилогии, при ее появлении ставшей лю б и­


мым семе й ным чтением для русско й публики. Углу бляя этот
психологически й портрет, Толсто й долго работал над повестью
« Казаки>? ( 1 853- 1 863) , написал повести «Два гусара>? и « Утро
помещика>? ( 1 856) и рассказ « Л юцерн >? ( 1 857) . Н ачата б ыла и
повесть « декаб ристы >? , ставшая осново й для разраб отки худо­
жественно й концепции « Вой ны и мира>? .
Когда молодо й Толсто й в ноя б ре 1 855 года приехал в П е­
тербург и вошел во влиятельны й круг писателей « С овременни­
ка>? , он занял среди них особое место, его стремились привлечь
и демократы (Чернышевский ) , и проевещенные консерваторы
(А.В. Дружинин). Н о Толстой не внял их уговорам и далее по­
шел в жизни и литературе со б ственно й дорогой.
О н уехал в свое имение Я сная П оляна, стал хозяйствовать,
открыл там школу для крестьянских дете й, после крестьянской
реформы принял должность мирового посредника и отстаивал
интересы крестьян. В 1 857 году писатель впервые поехал за

Крестья нские дети у крыл ьца сел ьской ш кол ы деревни


Ясная Пол я н а . Фотография. Вторая половина XIX в.

1 33
Л И Т Е РАТ У Р А В Т О Р О Й П О Л О В И Н Ы XIX В Е КА

границу, где б ыл поражен б ездушием и б езнравственностью


европе й ско й б уржуазно й цивилизации. П осле этого крити­
цизм Толстого стал всео б щим, он о б личал и феодальпо-кре­
постническую дворянскую Россию, и эгоистический Запад,
ви дя идеал в патриархально й нравственности и вере русско­
го крестьянина. Н о и официальная Ц ерковь, и сама право ­
славная религия не устраивали Л ьва Толстого, он начал ду ­
мать о б осо б ой практической этике, внецерковной религии,
впоследствии им созданно й и получивше й название �толстов ­
ство� . Разумеется, власти начали преследовать Толстого,
в имении его жандармами б ыл произведен гру б ы й о б ыск, его
школа и педагогически й журнал � я сная П оляна� б ыли за ­
крыты, а сам оскор б ленный писатель в гневе хотел навсегда
уехать из России.
Однако Л ев Толсто й б ыл и оставался прежде всего ху ­
дожником и потому в 1 860-е годы попытался ответить на
вопросы времени, отразить тревоги переходно й эпохи В ели ­
ких реформ в своей ново й , главно й книге - романе-эпопее
� в ойна и мир � , выросшем из замысла повести �дека б ристы�
и писавшемся почти семь лет. В 1 862 году Толстой женился
на юно й дочери врача из остзе й ских немцев С офье А ндреев ­
не Б ерс. Э тот б рак помог писателю соединить в � в о й не и ми ­
ре>> �мысль семе й ную� и � мысль народную � . Э та уникальная
по глу б ине авторского взгляда и широте охвата историче ­
ских со б ыти й книга б ыла прочитана все й грамотно й Р оссией
и стала одним из велича й ших произведений мирово й литера ­
туры, что б ыло признано многими зару б ежными писателями
и критиками.
В 1 870-е годы Толстой вернулся к проблемам народно й
школы и педагогики, начал составлять для дете й � Аз буку>>
и � книги для чтения� . Н о эта об щеполезная и благородная де­
ятельность далеко не исчерпывала духовные запросы писателя.
Толсто й задумал новый исторически й роман из эпохи П етра 1,
однако этот умный, сильны й , жестоки й и прозорливый государ­
ственный деятель показался писателю героем несимпатич ­
ным, духовно не близким, похожим на деспота Н аполеона, и ав ­
тор � в ойны и мира� , не желая повторять сам се бя, об ратился
к современности, показал новую, пореформенную Россию, те

1 34
Л Е В Н И КО Л А Е В И Ч Т О Л С Т О Й

Л . Н . Толаой - жених. С.А . Берс - невеаа .


Фотография М Тулинова. Фотография М Тулинова.
Мо сква. 1 862 г. Мо сква. 1 862 г.

решительные изменения в характерах, исканиях и мыслях лю­


дей, которые породила эпоха, когда, по словам одного из геро­
ев � А нны Карениной1> , �у нас теперь все это только переворо­
тилось и только укладывается1> .

Роман ((Анн а Карен и н а » ( 1 8 7 3 - 1 8 7 7 ) обычно называют семей­


ным , но это в первую очередь рома н о л юбви , что подтвержда ют его
многочисленные экра н изации у нас и на Западе. А нна и В ронски й ,
Л ё вин (да , эту дворя нскую фамилию надо п роизносить через « ё» )
и Кити , добрая несчааная Долл и , легкомысленный жизнелюб Сти ­
ва Облонский и даже сухощавый сановный бюрократ Ка ренин - все
они л юбят, и каждый понимает л юбовь по-своему. Но все они выра ­
жают те или иные мы сл и Толаого, а писатель видел в л юбви катего ­
рию морали , п ричем не общеавенной (л и цемерную мораль выс­
шего общеава он за кл еймил в романе как ложную, жеаокую
и фарисейскую ) , а религиозной , хотя и знал , что эта вечная « катего -

1 35
Л И Т Е Р АТ У Р А В Т О Р О Й П О Л О В И Н Ы XIX В Е КА

Свида ние Ан н ы с сыном .


Иллюстрация М.А. Врубеля к роману «Анна Каренина». 1 880-е гг.

рия » воЗ н и кла задолго до вся кого общества и всякой религии и мо­
рали . Затрон ут здесь и знамениты й «женский воп рос» .
Анна страдает и погибает потому, что л юбовь ее греховна .
Но кто , ка кой суд может вынести ей , ее чувству стол ь жестокий
приговор ? Здесь суровый морал ист Толстой недалеко ушел от выс­
шего общества , ибо он судит л юбов ь и женщину, дл я которой это
чувство я вляется гла в н ы м смыслом жиз н и . М удрый терп и м ы й Че -

1 36
Л Е В Н И КОЛ А Е В И Ч ТОЛ СТО Й

хов позднее повторил любовную ситуацию «Анны Ка рениной» в по ­


веаи «Дуэль» и сказал другое: нормальная женщина никак не может
арадать от искренней сильной любви и тем более не считает ее
и себя греховной , она арадает из -за своего ложного положения
и нечуткоаи , неуважения к ней любимого мужчины . Семейное
счааье основано на взаимном понимании , уважении , к тому же оно
не может целиком заполнить жизнь мужчины , да и женщины тоже.
Философские , морал ьные иска н и я ха рактеризуют Кон аа нти ­
на Л ё в и н а ка к образ а втоби о графический , но его ч и ао тол ас в ­
ека я идея о п роще н и я и п о и с ко в п атриа рхал ьной цел ьно а и
и п ра вды в кре а ья нско м труде п о ка з ы вает, что а втор романа
глубоко разоча ровался во всех м о рал ьных и кул ьту р н ы х це н нос­
тях дворя нского общеава и догматах и п р и н ци п а х официал ь ­
ной П равосл ав н о й церкв и .

Ро ман « Анна Ка ренина » аал той гранью, з а кото рой начался давно
готов ивш и йся духо вн ы й перело м в м и ровоззре н и и , а значит,
и в жизни и творчеаве Льва Толаого. Он сам называл это «душевным
переворото м ». В любом случае ясно, что дворянская культура так и не
аала дл я авто ра « А нны Ка рениной» основой жизни , мы сл и и творче­
ава , тяготила его. Отсюда все споры Толаого с « русским европейцем »
Тургеневым и «чиаым » лириком Фетом , его идейн ое противоаоян ие
с мыслящим по - европейски Доаоевским , разногласия с п росвети ­
телем Ч ернышевским . Он упрямо хотел более п роаой и здоровой ,
по его мнению, морали и культуры , сам их п ытался создать в виде
«толаовава », аал писать дире ктивные тра ктаты с ха ра ктерным
названием «Так что же нам делать? » ( 1 8 8 2 - 1 8 8 6 ) и т. п .
Тол ао й реш ительно отвора ч и вается от всех бла г « господско й »
жиз н и , п ризывая с в о и х еди н о м ы шлен н и ко в к « о п рощен и ю » ,
сбл иже н и ю с п роаы м на родом не тол ько на бытовом , но и на
философеко - м и ровоззренческом уровне ( следова н ие цен н о ая м
п атриа рхал ьно - к рестья нско го м и ра , « не п роти вле н и е злу
насилием » и т. п . ) .

После духовного перелома Толаой пишет много обличительных


публ ициаических аатей , рел и гиозных тра ктатов , легенд и притч ,
много за н и мается своим учением и расп роара нением его среди
многочисленных учен иков - «тол аовцев» , организует борьбу с го -

1 37
Л И Т Е Р АТ У Р А В ТО Р О Й П О Л О В И Н Ы X I X В Е КА

' '
- 1901 ro,p.

ЦEI•ROВIIbiJ/ ll'IJ�O�IOGT11;

sl !8LQIII!I! III.II'I " ....... 1,· s

"' м - n tщu� • rau :'li "7, с\ ..lllila\ ...,...., .....,,


......._. r,...,.u��a�� ..,... , rptc• ••• '•tcrмn.
� � ...".. ... � _.... · -� 11.......,_. 1..,....
.,..._. ..,...... ..",. � ,,� ......_. . . с.-. �
.. ..... q....... . rJ8t& .lllo.n � . - ..,...._..,..._ ... . .,...
,......., � ...... �-.... ... ...�......
.."...... ..... � ....,.,_,.. .... ..-... ... ·l.k�...
8�, n.ur� � -......

I:.OJC.JEIO iWJI.'iOOfiЦ

. ,....�.. �.
•)l<tni!\> 1111, � � Wio �" ..... • ,_
.w:)CIU. 1pofl J'lt.U: nra:• ,.,. •r•.-na. • JLМft�Пta .n. an•
�r.u. 10, 11).
1'-- IJn-- х� ,.._. ж,.., • � ..." ._.
� �on • -... � �"Of*'O n,...._.. ...,....
.,..,.,.". fJ8 • ....,.,,. '"' q·� - �". rn.-

«Определение Святейшего Синода от 2 0- 2 2 февраля»


( по поводу взглядов Л . Н . Толаого) , опубликованное
в « Церковных ведомоаях». 1 90 1 г.

ладом в централ ьных губерниях Росси и , па раллельна он создает


и замечательные п ьесы « Влааь тьм ы » ( 1 8 8 6 ) , « П лоды п росве ­
щен и я » ( 1 8 9 0 ) , повеаи «С мерть И ва на Ильича » ( 1 8 8 6 ) , « Крей ­
церова соната » ( 1 8 8 7 - 1 8 8 9 ) , « Оте ц Серги й » ( 1 8 9 0 - 1 8 9 8 ) .
Гла вное же его п роизведение этого периода - роман <<В оск ресе­
ние)) ( 1 88 9 - 1 8 9 9 ) , где Россия п редаает накануне революцион ­
ной эпохи ; беспощадно крити куются влааи , Ц ерковь , суд, соци ­
альное неуаройаво, семья ; на род показан в деревне, на каторге ,
в тра ктире , и всюду он гон и м , обм а н ут, угнете н . Этот п ротеа был
высказан вел иким русски м п и сателем , дл я м ногих русских л юдей
аа в ш и м уч ителем жизни . Ц ензура беспощадно сократила и и с ­
казила тека толаавекого р о м а н а п р и публ и кации , а а втор его
был отлучен от Ц еркв и . Все это сделало Л ьва Толаого одной из
централ ьных и са мых а вторитетн ых фи гу р в общеавенной жизн и
Росси и .

1 38
Л Е В Н И К О Л А Е В И Ч Т О Л С ТО Й

С возрастом Л ев Толстой стал все б олее тяготиться своей


благоустроенно й жизнью б огатого помещика и знаменитого
писателя, растущим непониманием и неприятием его идей
и поступков во вполне довольно й его высокими доходами и го­
норарами семье; одновременно стремительно рос международ­
ны й его авторитет, и б о к тому времени всем уже ясно б ыло, что
автор << Анны Каренино й � - один из величай ших мировых пи­
сателе й. В месте с тем Толстой не прекращал об щественно й де­
ятельности, протестуя против казне й и произвола власти в зна­
менито й статье « Н е могу молчать ! � . Сфера художественного
творчества также не б ыла заб ыта - написаны пьеса « Ж иво й
труп>> ( 1 900), рассказ « После бала� ( 1 903) и повесть « Х аджи­
Мурат� ( 1 902).
Однако противоречия в семье нарастали , и в ноя б ре
1 9 1 0 года Л ев Толстой совершил сво й последний, самый зна­
мениты й «уход� - после очередной тяжело й семе й но й сцены
в дождливую ночь он та й но оставил Я сную П оляну с целью
жить далее в простоте, труде и правде среди народа. В дороге
заб олел воспалением легких и умер на маленькой железнодо­
рожной станции Астапова. Пахароны Л ьва Толстого в Я сной

Ясная Поляна. Могила Л . Н . Толаого

1 39
Л И Т Е РАТ У РА В Т О Р О Й П О Л О В И Н Ы XIX В Е КА

П оляне стали соб ытием всеросси й ского значения, известие


о смерти великого русского писателя о блетело весь мир. Р исуя
облик Л . Толстого как «мудреца своего времени�, философ и
публицист В. В. Р озанов заметил: << Э то лицо чистого и благо­
желательного человека и ... <<да будет благословенно имя Гос­
подне� за все и о всем, что он совершил �.

Ч е ло в ек на во й н е *

Молодой офицер Л ев Толсто й в начале своего пути узнал во й­


ну, увидел русского солдата и офицера в бою и походе, его
личный б оевой опыт, наблюдения отразились в ранних воен­
ных рассказах, повестях « Казаки� и «два гусара� . Однако
•Севастопольские рассказы• ( 1 855 - 1 856) собрали все эти
мысли и факты в едины й узел, и бо в них изо б ражены уже не
стычки с горцами, казачье молодечество, солдатские типы
и офицерски й б ыт, а об щенародное дело .защиты страны от
сильного врага, тяжелое испытание во й но й , едва не завершив­
шееся общенационально й катастро ф о й. З ащита это й не б оль­
шо й морско й крепости в далеком Крыму вдруг про б удила
и объединила разные группы и классы русских люде й , помогла
им преодолеть сословную ограниченность и взаимное недове­
рие, ощутить се б я единым народом. П овторилась эпопея
1 8 1 2 года, о которо й Толстому еще предстояло написать.
П ришлось, как потом говорил Толстой , навалиться всем на­
родом, проявить волю, мужество, сражаться с многочисленным
и гораздо лучше вооруженным и оснащенным врагом, терпеть
все пороки деспотического государственного устройства, пло­
хой организации и бездарного командования, формализм и само­
ослеплениость правящих «верхов�, свою экономическую и воен­
ную отсталость, нераз б ериху в министерствах и штаб ах, плохое
снабжение, воровство интендантов. Л юди прозрели, но не от­
чаялись, а досто й но делали свое дело на во йне. В се эти ужасы
войны Тол сто й увидел и показал как неяркие, даже скучные
будни защитников С евастополя, споко й но, б ез высоких слов
и красивых поз живущих под непрерывной б омбардировко й ,
отражающих атаки превосходящих сил союзников, ведущих

1 40
Л Е В Н И КОЛ А Е В И Ч ТОЛ СТО Й

A I A H A C I I fАМСШ� n tтr\ K I W K A 8 ЦОРО ) A I I I


h '"1\ ... 1"\ �-. •�� � ' '"11 ••11щ!" 3t ФAII'Irиrt J'tanu ���•••• fltт"f\ 14 ttJ JU:!
•кеш • ""'�•н • �•"\ Al •IW'
MI "' I'� J• " •·••tt hil•

Мат росы , отличившиеся в К р ымской кампании.


Литография В. Ф. Тимма. 1 855 г.

подземную минную во й ну. Ж изнь кипит в городе, в церквях,


трактирах, на улицах, в землянках, на бульварах и в бастионах.
Толстой рассказывает читателю, что этот велики й народ
нельзя по бедить, его героизм основан на искренней, непоказ­
но й лю б ви к родине. И в то же время он считает войну с ее бес­
цельным кровопролитием и жестокостью страшно й неле­
постью, трагическим безумием, разоб щающим люде й , и смело
протестует против этого об щего б езумия, призывает люде й
одуматься, понять друг друга и о бъединиться в мире. ( � одно
из двух: или во й на есть сумасшествие, или ежели люди делают
это сумасшествие, то они совсем не разумные создания, как у
нас почему-то принято думать� . ) Э то характерное для Толсто­
го - мыслителя и художника - противоречие, противостояние
двух равновеликих иде й писателя, на котором построена эпо­
пея « Вой на и мир�, об означилось в � с евастопольских расска-

1 41
Л И Т Е РАТ У РА В Т О Р О Й П О Л О В И Н Ы XIX В Е КА

зах». О н считает, что человечески й разум может вместить


и объединить эти идеи.
Стоит задуматься о жанре « С евастопольских рассказов».

РАССКАЗ в сов ременном п о н и м а н и и этого тер м и н а - это


художествен ная п роза , краткая и стория со сво и м и персона ­
жа м и и сюжетом , особы м образом построен н а я , знач и м ы й
и оформле н н ы й , заверш е н н ы й ф ра гмент жизн и . Он может
не иметь завязки или развязки , выглядеть бессюжетны м, мо ­
жет быть л и рической м и н иатюрой , но всегда а втор в ысказ ы ­
вается в нем до кон ца , м ы сл ь его раз ворачи вается в жите й ­
скую и сто р и ю , емки й э п изод . Та кие рассказы появились во
второй половине X I X века , н е п ревзойден н ы м мастером это ­
го жа н ра был Ч ехов .

В оенные рассказы молодого Толстого - другое, это газет­


но - журнальные документальные очерки, они близки к тому, что
мы сегодня называем репортажем. Э то именно рассказы оче­
видца о происходящем в крепости во время осады, описания
реальных людей и со б ыти й , интересные массовому читателю.
И Толстой рассказал, как на самом деле все б ыло, но правда
и глуб ина этого художественного рассказа превзошли все огра­
ниченные возможности традиционной журналистики и « нату­
рального» (или «физиологического» , как этот жанр тогда на­
зывали) документального очерка.
Как и следует очеркисту, Толстой описывал характерные
типы солдат и офицеров, местных жителей , докторов и т.п.,
примечательные случаи, подвиги, повседневный героизм за­
щитников и их же трусость, массовое б егство с позици й во вре­
мя штурма, споко й ное воровство в разных формах и размерах
казенного имущества и денег, смерти и раны, ужасы госпита­
лей, разруху и грязь на б астионах и в осажденном городе и т.п.
Е го народ, отстоявши й С евастополь, состоит из множества
очень разных людей с очень разными чувствами и целями, по­
рой эгоистичными, мелочными, недосто й ными и ограничен н ы­
ми. Один - герой, друго й - трус, трети й - вор, четверты й -
приехавший за крестами и чинами честолюбец, а все вместе
они - армия, защищающая крепость. И это открытие Толстого

1 42
Л Е В Н И КО Л А Е В И Ч Т О Л С Т О Й

всех потрясло, читатели вдруг увидели, что один человек на


протяжении одного дня на во й не может б ыть и героем, и тру­
сом, и подлецом. Человек многомерен, движения его души
внешне противоречивы, но внутренне логичны, выявляют ха­
рактер, внутреннюю человеческую сущность (термин Н . Г. Чер­
нышевского). Показать эту подвижную психологию Толстой
смог с помощью своего метода «диалектики души� . И это
жизнь, это реальная правда.
Как всегда у Толстого, лучше и искреннее, цельнее всех по
своим характерам и думам простые люди - солдаты, матросы,
местные жители. Н а самом деле они очень непросты в своих ду­
мах и чувствах, скрытых для высших слоев об щества. Н о на их
плечах держится все, их спокойная глубокая вера и стойкость
в очередно й раз спасают Россию. И когда Н екрасов говорил, что
главный герой толстовских рассказов - правда, он как опытный
журналист и редактор определял их жанр. Такую правду русско­
му читателю предстояло принять и понять, он б ыл поражен этим
открытием многоликой русской души на войне, ее богатой внут-

Угол 4 - го бааиона , ближай ший к неприятельским позициям.


Литография Д. Россова по рисунку с натуры Н. В. Берга .
1 854- 1 855 гг.

1 43
Л И Т Е Р АТ У Р А В Т О Р О Й П О Л О В И Н Ы XIX В Е КА

ренне й жизни среди повседневно й грязи, смерти и об ычной не­


раз берихи. Глубокая художест венная правдивость Толстого про­
тивостояла официозной журналистике и истории с их пышной
риторико й, фальшью и штампами. О н показал разницу между
казенным патриотизмом и подлинно й народно й любовью к ро­
дине. Здесь зарождается «мысль народная>> , развернувшаяся
впоследствии в эпопее << Вой на и мир:?.
Толстой б ыл художником и не мог удовлетвориться жан­
ром очерка, простыми по в ерхностными описаниями типов
и со б ытий. Е го главны й интерес - человек, его движущаяся
душа, развивающи й ся характер. И постепенно, уже со второго
рассказа, в его прозе появляются художественные, то есть ти­
пические , составленные из увиденных на во й не черт характеры
вроде скромного арме й ского штаб с-капитана М ихай лова с его
стоптанными, но чистыми сапогами, наивным письмом от дру­
га в кармане, м ечтами, сомнениями и претензиями на свет­
скость. Э то самы й об ычный (а втор даже называет его недале­
ким) человек, не геро й , но Толстой показывает его живым,
зримым, уб едительным и человечески понятным. М ы видим
рядового защитника Се вастополя, далекого от романтических
борцов и их живописных подвигов, честно делающего свое сол­
датское дело.
Адъюта нт Калугин, ротмистр П раскухин с их самомнением
и страхом оживляют этот репортаж; к ним присоединяются
б ратья Козельцовы (младший - это уже будущи й П етя Ростов,
старши й - игрок и храб рец вроде Н иколая Р остова), юнкера
и солдаты с батаре й и бастионов (слышна их о бразная живая
речь, возникают связывающие этих разных людей сюжеты).
И мы видим, что за како й -то жизненной гранью они оставляют
личное и становятся частью народного целого, делают об щее
дело. Герои Толстого т вердо стоят и поги бают в огне сражени й ,
и их неб ывалое упорство и самопожертвование решают исход
осады и все й во й ны. Вот кто остановил, отразил и в конце кон­
цов заставил уйти прекрасно оснащенного врага, которы й б ыл
вдвое сильнее.
Толстой рассказал, как русские люди свое й стойкостью
превращают в по б еду позорное военное поражение неумного
деспотического пра в ит ельс т ва. С этой цел ь ю он наполнил
свои военные очерки психол огич е скими портрета ми участии-

1 44
Л Е В Н И КОЛ А Е В И Ч ТОЛ СТО Й

Защитники Севааополя.
Литография В. Ф. Тимма по оригинальным фотографиям. 7 854 г.

ков об ороны С евастополя. Конечно, пока это только мастерские


наб роски характеров, из которых потом вырастут знаменитые
образы толстовских романов. Они еще не так глубоки и рельеф­
ны, авторски й метод <<диалектики души� в них уже виден. Ч ита­
тель даже не догадывается, что это не об ычные для документаль­
ных очерков портреты с натуры, а создания автора. Удивительно
зримы детали, подроб ности быта бастионов и осажденного горо­
да, но именно созданные Толстым характеры с их повседневно й
логико й и непосредственным откликом на любое соб ытие ожив­
ляют очерки, делают их художественными . Читательский успех
« С евастопольских рассказов� б ыл велик и окончательно утвер­
дил известность Толстого-художника. Опыт работы над это й
очерково й книгой о войне помог писателю перейти к несрав­
нимо более масштаб ному творческому замыслу.

СА М О СТОЯТЕЛ Ь Н Ы Й А Н АЛ И З Т Е КСТА *

Прочитайте очерк Л. Н. Толстого «Севастополь в декаб­


ре месяце», открывающий ци/Ul « Севастопольские рас­
сказы» (1855- 1856). Сопоставьте его содержание с во-
енными страницами «Войны и мира», обращая внимание
на следующие образно-тематические параллели:
• образ повествователя и его нравственная позиция;
• изображение <<будничноЙ >> стороны войны, бытопись,
лишенная <<художественных� эффектов;

1 45
Л И Т Е РАТ У РА В ТО Р О Й П О Л О В И Н Ы XIX В Е КА

• образы офицеров и разнообразие типов <<человека на


войне»;
• солдатская масса и ее отдельные представители,
скромные труженики войны;
• проявления <<общей жизни», объединяющей людей
различных сословий и профессий;
• «жестокий ре ализм » в изображении ужасов военной
бойни, раскрытие абсурдной, античеловеческой сущ­
ности войны ;
• обращение к истокам национального самосознания,
выявление черт русского патриотизма как главной со­
ставляющей <<общей жизни» нации.

РОМ АН « В О Й НА И М И Р »

Н а р о д н а во й н е

Роман-эпопея « Война и мир» ( 1 863- 1 869) - эпоха в жизни


России и истории русской классическо й литературы. Вместе
с тем эти трудовые семь лет - целая эпоха и в жизни автора
книги, самое счастливое и плодотворное для него время. Моло­
до й Толсто й об ретал зрелость, б ыл счастлив в семе й но й жизни,
споко й но творил в своей лю б имо й Я сно й П оляне и тогда не
так мучился духовными исканиями и сомнениями: << Я никогда
не чувствовал свои умственные и даже все нравственные силы
столь сво бодными и столько способ ными к раб оте ... Я теперь
писатель всеми силами своей души и пишу и обдумываю, как я
еще никогда не писал и не обдумывал».
Э то б ыл огромный труд, и б о де й ствие романа охватывает
б олее пятнадцати лет, в книге около шестисот персонаже й ,
авторские автографы и корректуры составляют б олее пяти
тысяч листов, некоторые сцены переписывались по пятнад­
цать-двадцать раз. Ж ена писателя С офья А ндреевна не­
сколько раз собствеююручно переписала текст книги. Н о дело
здесь не в страницах и цифрах, а в медленном, продуманном
углу блении творческой мысли великого писателя в историю

1 46
Л Е В Н И КОЛ А Е В И Ч ТОЛ СТО Й

Варианты начала « Войны и м ира » .


Автографы Л . Н . Толаого. 1 863 - 1 864 гг.

России и душу своего народа, в вы б оре им героев и самого


исторического момента.
История возникновения и развития замысла эпопеи рас­
сказана Толстым в одном из черновых набросков предисловия:

« В 1 8 5 6 году я начал п исать повеаь с извеан ы м н а п ра влен ием ,


героем которой должен был быть декабриа, возв ра ща ющийся
с семейавом в Росси ю . Н е вал ь на от н а ао я щего я перешел
к 1 8 2 5 году, эпохе заблужден и й и несчааи й моего героя , и оаа ­
вил начатое . Н о и в 1 8 2 5 году герой мой был уже возмужал ы м се -

1 47
Л И Т Е Р АТ У РА В Т О Р О Й П О Л О В И Н Ы XIX В Е КА

мейны м человеком . Чтобы понять его , м не нужно было перенес­


тись к его молодости , и молодость его совпадала с сла вной для
Росси и эпохой 1 8 1 2 года . Я другой раз бросил начатое и стал
писать со времени 1 8 1 2 года , которого еще запах и звук сл ы ш н ы
и м ил ы на м , но которое теперь уже настол ько отдалено от нас, что
м ы можем думать о нем спокойно. Но и в третий раз я оста вил н а ­
чатое , но уже не потому, чтобы м не нужно было описы вать первую
молодость моего героя , нап роти в : между тем и полуисторически ­
м и , п олуобществен н ы м и , полувы м ы шленны м и вел ики м и хара к ­
терными л и ца м и великой эпохи личность моего героя отступ ила на
задн ий пла н , а на первы й пла н стал и , с ра вн ы м и нтересом для ме­
ня , и молодые и ста рые л юди , и мужч и н ы и женщины того в реме ­
н и . В третий раз я вернулся назад по чувству, которое, может быть,
покажется стран н ы м бол ьш и нству ч итателей , но которое, надеюсь,
пой м ут и менно те , мнением которых я дорожу; я сделал это по
ч у вству, похожему на застенч ивость и которое я не могу определ ить
одни м словом . М н е совестно было писать о на шем торжестве
в борьбе с бона п а ртавекой Фра н цией , не оп иса в на ш их неудач
и на шего сра ма . Кто не исп ытывал того скрытого, но неприятного
чувства застенчи вости и недоверия при чтении патриотических со­
чинений о 1 2 - м годе. Ежел и п ричина на шего торжества была не
случайна , но лежала в сущности ха ра ктера русского на рода и войс­
ка , то ха ра ктер этот должен был вы разиться еще я рче в эпоху неу ­
дач и поражен и й . Ита к, от 1 8 5 6 года возвративш ись к 1 80 5 году,
я с этого времени намерен п ровести уже не одного , а м ногих моих
героинь и героев через исторические события 1 80 5 , 1 8 0 7 , 1 8 2 5
и 1 8 5 6 года » .

П овесть о декаб ристе Толсто й начал писать лишь в 1 860 го­


ду, читал ее Тургеневу, обсуждал главную идею со знатоком
этой темы Герценом и постепенно перешел к мысли о судь бе
всего �потерянного �> поколения декаб ристов. А за ними уже
б ыли их семьи, предания, история, Отечественная во й на
1 8 1 2 года, с которо й русские офицеры вернулись с передовыми
идеями и желанием изменить жизнь страны и народа - по беди­
теля. А война 1 8 1 2 года б ыла непонятна б ез ее военной и дип­
ломатической предыстории, поражений России в прежних на­
полеоновских войнах и позорного Тильзитского мира.

1 48
Л Е В Н И КОЛ А Е В И Ч ТОЛ СТО Й

О т повести о вернувшемся из С ибири декабристе Толсто й


со временем пришел к идее исторического рома11а, где чередо­
вались б ы сцены во йны и мира и прошла б ы перед глазами чи­
тателе й жизнь нескольких поколени й русских люде й. Э ту пер­
вую редакцию книги автор назвал « Все хорошо, что хорошо
кончается» и в 1 865 - 1 866 годах частично опу бликовал в кон­
сервативном журнале М. Н . Каткова << Р усски й вестник». А нд­
ре й Б олконски й и П етя Р остов не поги б али, нет паиарамно й
картины Б ородинеко й б итвы, и б о Толсто й не побывал еще на
поле сражения и не составил эту грандиозную картину в голо­
ве. А главное, нет пока «мысли народно й » , позднее превратив­
ше й книгу Толстого в рома11 -эпопею.

РОМА Н - Э П ОП ЕЯ - крупная , монументал ьная ф орма эп ичес­


кой л итературы , отража ющая исторически й п ро цесс в его
всеобщности , « панорам ности » изоб р ажения событи й и че­
ловеческих судеб . Ч а ще всего это п роизведение бол ьшого
объ ема , отлича ющееся м н огогеройно ст ью и обил ием сю ­
жетных л и н и й .

С тоит вспомнить, что, хотя роман и б ыл с самого начала


задуман как исторически й , он писался в важное и тревожное
для России и самого Толстого время - сразу после крестьян­
ско й реформы. В о б ществе возникло множество течений,
мнени й , вопросов и споров. Все понимали, что решается
судь б а страны. Историей, семе й но й хронико й ограничиться
б ыло никак нельзя. И б ыло б ы странно, если б ы этот клу б ок
иде й и мнени й повлиял только на романы « Отцы и дети»
и « Что делать ? » и не нашел б ы своего сложного отражения
и живого отклика в историческо й книге Л ьва Толстого. Уже
то характерно, что автор романа, граф, офицер и состоятель­
ны й помещик, вместе с другими известными писателями
ушел из прогрессивного « С овременника» Н екрасова и напе­
чатал книгу в консервативном « Русском вестнике» Каткова.
Э то важны й , продуманны й жест, серьезны й , значимы й по­
ступок Толстого. В « В о й не и мире» молодой писатель заин­
тересованно отвечает на очень многие животрепещущие во­
просы 1 860-х годов.

1 49
Л И Т Е РАТ У РА В Т О Р О Й П О Л О В И Н Ы XIX В Е КА

М . Н . Катков,
первый издател ь
романа « Война и мир».
Фотография. М .С. Баш илов, первый иллюстратор
Конец 1 850-х ­ романа « Война и мир».
начало 1 860-х гг. Фотография. 1 860-е гг.

С ама философия истории Толстого б ыла оче нь современ ­


на, оригинальна: художник - мысли т ель открыто спорит с но­
вейшими научными выводами историков и пу блицистов тех
лет, книги и статьи которых п исатель внимательно читал .
В едь глав ная идея « Войны и мира !> противоречила тогдаш­
нему расколу русского о б щества, звала люде й к единению ,
напоминала им, что они часть единого исторического, этни ­
ческого, культ урного мира, духовного целого русского
-

народа.
Толсто й прекрасно понимал, что его эпоп ея противостоит
в тогдашне й литературе роману Чернышевского «Что делать ? !>
и писал об этом: « Цель художника не в том, чтоб ы неоспоримо
разрешить вопрос, а в том, чтобы заставить люб ить жизнь в бес­
численных, никогда не истощимых всех ее проявлениях. Е жели
бы мне сказали, что я могу написать роман, которым я неоспо­
римо установлю кажущееся мне верным воззрение на все соци­
альные вопросы, я б ы не посвятил и двух часов труда н а такой
роман, но ежели б ы мне сказали, что то, что я напишу, будут чи-

1 50
Л Е В Н И КОЛ А Е В И Ч ТОЛ СТО Й

тать теперешние дети лет через 20 и будут над ним плакать


и смеяться и полюблять жизнь, я б ы посвятил ему всю свою
жизнь и все свои силы� .
И о н такой роман написал. Потому-то демократическая кри­
тика отрицательно восприняла книгу Толстого, считая ее <<сла­
вянофильской �. апологией старинного барства. И это тоже ме­
няло, углу бляло его творчески й замысел. О н писал сво й
исторически й роман, раздвигая его временные рамки, постоянно
видя современность, откликаясь на важные перемены в не й
и в людях на протяжении этих семи лет напряженного, самозаб ­
венного творчества.
Великая эпоха 1 8 1 2 года б ыла для Л ьва Толстого несрав­
ненно ближе и понятнее, нежели для нас, люде й XXI века. Е го
отец участвовал в это й во й не, многие очевидцы великих соб ы­
ти й б ыли живы и сразу откликнулись на книгу Толстого. О н
в свое й раб оте над романом использовал их воспоминания,
в том числе и устные. П ервым здесь надо назвать замечатель­
ного поэта и мемуариста, друга Пушкина князя П етра Андре­
евича Вяземского, участвовавшего в Б о родинеко й б итве
и ставшего проо б разом Пьера Б езухова. О н написал интерес­
ную статью о « Войне и мире�. в которо й не во всем согласился
с воззрениями Толстого.
Вяземский писал о весьма простодушных и недальновид­
ных настроениях русского об щества перед вой ной 1 8 1 2 года:
« Н икто в московском об ществе порядочно не изъяснял себ е
причины и необ ходимости этой во й ны; тем б олее никто не мог
предвидеть ее исхода... М ожно сказать вооб ще, что мнение
большинства не б ыло ни сильно потрясено, ни напугано этою
во й ною, которая таинственно скрывала в себ е и те со б ытия,
и те исторические судьб ы, которыми после ознаменовала она
себя�. Таким б ыло об щество «допожарно й � М осквы, приучен­
ное Е катерино й В елико й , Потемкиным, Румянцевым и С уво­
ровым к громким поб едам и не ждавшее к се бе в гости могуче­
го и б еспощадного врага. Именно таким б ыл и молодо й Пьер
Б езухов, показанны й в одной из ранних редакци й книги « б ез­
заб отным, бестолковым и сумас б родным юноше й � . полным
восторженной люб ви к Н аполеону и Б ай рону и передовых по­
литических идей .

151
Л И Т Е РАТ У РА В Т О Р О Й П О Л О В И Н Ы XIX В Е КА

Масонский пер етень


Вяземски й .
П .А. Н . И . Толсто го -
Художник П. Ф. Соколов. 1 824 г. отца Л . Н . Толстого

Вяземский, в отличие от П ьера, не вступил в та йное поли­


тическое об щество, но он б ыл вечным о п позиционером, масо­
ном и ворчливым ли б ералом, и его называли «декаб ристом б ез
декабря� . Н о во й на и Б ородинекая б итва многому научили
этого пылкого, увлекающегося человека, и потом он писал
о Н аполеоне: « С ношения наши с ним до 1 8 1 2 года, более зави­
севшие от жреб ия войны, не имели ничего народного: каковы
ни б ыли последствия походов, но народное б ытие оставалось
неприкосновенным. Когда же Н аполеон захотел иметь с нами,
как имел с другими, дело дома, так сказать, в святыне отечест­
венного б ытия, то мы показали пример, как должно дорожить
независимостью государственною� . Отсвет великого истори­
ческого со б ытия упал на массивную фигуру Вяземского
( он и внешне похож б ыл на П ьера Б езухова, крупны й , неуклю­
жи й , в очках) и сделал его личну ю судь б у частью народной

1 52
Л Е В Н И КОЛ А Е В И Ч ТОЛ СТО Й

П ьер Безухов. Художник М. С. Башилов. 1 866 г.

жизни, заставил поэта ощутить се бя русским, солдатом, граж­


данином огромно й страны.
Главная цель и идея книги Л ьва Толстого в том и состояли,
чтоб ы показать, как русское об разованное об щество через не­
удачные первые столкновения с Н аполеоном, через позор Аус­
терлица, Ф ридланда и Тильзитского мира пришло к ощуще­
нию себя частью своего народа, к пониманию значения силы и
мудрости народно й массы, Проявившихея в этом великом
испытании. Э ти люди поняли, что у них есть история и отечест­
во, которые надо защищать не только царю, армии и полковод­
цам, а всему народу. Вначале следовавший примеру своего оди­
нокого «великого� героя - Н аполеона и веривши й в сво й
личный подвиг и замечательные военные проекты, Андре й Б ол­
конски й со временем понимает, что один человек не может ни­
чего. Появилось чувство ответственности друг перед другом
и перед страно й , общею народного дела. Родилось национальное
самосознание.

1 53
Л И Т Е РАТ У РА В Т О Р О Й П О Л О В И Н Ы XIX В Е КА

Толстой как писатель-историк стремился показать, как это


бъию. А для этого б ыл нужен не только огромный по объему
и разнородны й документальный материал, но и высота писа­
тельского взгляда на исторические соб ытия и своя философия
истории. Творческая мысль писателя пошла вглу б ь и вширь,
от повести о декабристе к семе й но й и военной хронике, но не
остановилась на них, стала «мыслью народной». П онятно, что
эта великая мысль в разветвленном повествовании Толстого
разделилась на эпизоды и сцены, на множество иде й и выводов,
тесно между со бой связанных. П роизошло то, что писатель на­
звал <<сцеплением мысле й» . Их движением, энергие й и живет
эта книга. Исторический роман стал романом-эпопеей - таков
б ыл смысл семилетне й работы Л ьва Толстого.
Н ачало действия романа относится к 1 805 году. Это послед­
ний мирны й год перед началом наполеоновских вой н. Русский
мир, то есть образованное об щество, об этом не догадывается, на­
рода же мы вообще не видим. Разговоры светских умников в пе­
тербургском модном салоне фрейлины Анны П авловны Шерер
поражают излишней «тонкостью» и устарелостью тем и суЖде­
ни й , пустотой , непониманием общего тревожного политического
положения и грядущих великих перемен. С ам патриотизм их ло­
жен, надуман и казенен. С мерть в М оскве на покое старого графа
Безухова, богача и красавца, одного из «орлов» Е катерины 11,
знаменует собой конец блистательной эпохи екатерининских по­
бед и величия, времен Потемкина, Суворова и Державина. Толс­
той показывает нам русский мир, общество и страну накануне
столкновения с императором и удачливым полководцем Н аполе­
оном и его могучей армией , этими пороЖдениями Великой фран­
цузской революции. И мы вместе с ним видим, что мир этот слеп
и беззащитен перед надвигающей ся опасностью.
Грядет война великая и неб ывалая, грозящая национально й
катастрофо й. Идет с Запада на Восток и угрожает России сила
колоссальная, наднациональная (и б о Франция уже подчинила
себ е многие страны Е вропы), новая и непонятная, а русское о б ­
щество психологически не готово к этому столкновению, жи­
вет еще старыми понятиями «времен очаковских и покоренья
Крыма» , разоб щено, поделено на кружки и салоны, лишено ис­
торической прозорливости. Забавы петербургской «золотой»

1 54
Л Е В Н И КО Л А Е В И Ч Т О Л С Т О Й

молодежи в офицерском кружке Анатоля Курагина и Долохова,


куда ездит повеселиться и Пьер, показывают ее легкомыслие,
нежелание серьезно задуматься о грядущем, а ведь это профее­
сианальные военные, гварде й цы, дворяне, боевое служилое
сословие.
Н ет единения, национально й идеи и нет достойного государ­
ственного и военного вождя, каковым не мог б ыть « власти­
тель слаб ы й и лукавы Й >> , как метко назвал Пушкин в « Е вгении
Онегине» императора Александра 1. Народных вожде й С уво­
рова и Ушакова сменили аккуратные, об разованные, но лишен­
ные военного дара и не уважаемые офицерами и солдатами ге­
нералы с немецкими фамилиями вроде сухощавого интригана
Б еннигсена. В тогдашнем высшем об ществе Толсто й везде ви­
дит лишь личные интересы, эгоизм, беспринципную б орь бу за
свою выгоду и неудержимую жажду удовольстви й.

Долохов. Художник К. И. Рудаков. 1 945 г.

1 55
Л И Т Е РАТ У РА В Т О Р О Й П О Л О В И Н Ы XIX В Е КА

е< М ы с л ь сем е й н а я ))

Расколота и ослаблена даже русская семья, эта основа любого


о б щества. Толстой показывает разные семейные уклады и
разные проявления люде й . У п остели умирающего графа Б езу­
хова идет недостойная б итва дальних родственников за его ко­
лоссальное состояние, к графу разными хитростями не допуска­
ют его люб имого сына П ьера, которы й просто люб ит отца и даже
не рассчитывает на наследство, чувствуя себя чужим и непоня­
тым в своих духовных исканиях и мечтаниях в этой разоб щен­
ной, ие н екренне й семье. Толстой показал целую семью энергич­
ных и холодных эгоистов, легко идущих на люб ые подлости для
достижения своих личных целе й. Э то обходительны й и неиск­
ренни й вельможа, князь В асили й Курагин, его сыновья, бездуш­
ны й и беспринципны й красавец Анатоль, неумны й болтун Ип­
полит и душевно мелкая, но прекрасно знающая свою выгоду

П ьер Безухов ( слева ) , Андрей Бол конски й .


Художник К. И . Рудаков. 1 94 7 г.

1 56
Л Е В Н И КОЛ А Е В И Ч ТОЛ СТО Й

красавица дочь Элен. Б едная, но решительная до наглости кня­


гиня-приживалка Друбецкая и ее аккуратны й , вежливы й , рас­
четливы й сын Б орис, рвущи й ся любо й ценой в гвардию и адъю­
танты, а также к выгодно й женитьбе, неумные Б ерги с их чисто
немецко й умеренностью и аккуратностью и нелепо <<светским>>
мещанским приемом - всех их Толстой видит, понимает и с са­
тирическо й беспощадностью представляет читателю.

Ответьте на вопрос: Как проявляется авторская ирония в ха ­


рактеристике внутренне «застывших» людей вроде князя Ва ­
силия и его детей ? Укажите приемы, с помощью которых Тол­
стой проникает в самую суть подобных характеров .

Н о и родовитое и б огатое семейство князе й Б олконских


разъединено, переживает не лучшие свои времена.
С тары й князь, горды й генерал и опальны й екатери нин­
ски й вельможа, умен и о б разован, но замкнут, о б ижен на всех
и вся, отравляет жизнь своих близких тяжелым самодурством
и старческим деспотизмом, тираня несчас т ную, до б рую и не­
красивую дочь, княжну Марью. Он чувствует, что время его
ушло навсегда, и тоскует по б ыло й огромной власти, удаче,
славе, молодости, счастью.
С ын его, умны й и честолюб ивый князь Андрей , несчастлив со
своей хорошенькой , но глупенькой , любящей светскую суету же­
ной и в одиночку, без понимания и поддержки ожесточившегася
и эгоистичного отца, пытается найти сво й , личны й путь к военно й
карьере и славе. Это тяжелый, крутой и холодный по своему на­
следственному характеру человек, презирающи й высши й свет.
О н даже не замечает в своем самомнении, что жена его при всех ее
понятных недостатках - тоже человек, мать его будущего сына
Н иколеньки, что ее надо понять и включить в свой мир. Гордость,
своевольная игра аристократического самолюбия мешают взаи­
мопониманию, единению, простой жизни души: Болконские как
бы стесняются проявить свою любовь друг к другу, быть обычной
счастливой семьей.
И все же у Толстого есть лю б имое им и в полной мере
счастливое русское семейство - Ростовы. Э то самые о б ыкно­
венные, вопреки своему графскому титулу, люди «допожар-

1 57
Л И Т Е РАТ У РА В Т О Р О Й П О Л О В И Н Ы XIX В Е КА

Княжна Ма рья и А ндрей.


Художник А. В. Николаев. Конец 1 960-х - начало 1 9 70-х гг.

но й>.> М осквы с присущими им патриархальным простодуши­


ем, слаб остями, народным семе й ным укл адом. Граф Илья
Андреевич доверчив, расточителен, люб ит домашний театр , обе­
ды в Англи йском клубе, балы, карты и дорогую барскую забаву -
охоту. Графа обворовывают все, кому не лень, вечно берут у него
в долг и не отдают деньги, он уже на грани разорения, иногда
чувствует это, но не хочет о таком неприятном обстоятельстве
думать. Так сильно он <<люб ил свое веселое споко йствие>.> . Н о при
всем том он добрый и честны й человек, трогательно любящи й
жену и детей, гостеприимны й и душевно искренни й.

1 58
Л Е В Н И КОЛ А Е В И Ч ТОЛ СТО Й

Толстой неожиданно показывает открыты й и просто й хара к­


тер этого немоладого человека в самозаб венно й пляске на
именинах дочери (причем граф танцует западный экосез, а Толс­
той описывает это как русскую народную пляску), и мы поним а ­
ем, что князь Василий Курагин или «приличны й» юнош а князь
Борис Друбецкой, не говоря уже о гордом старике Б олконском,
таким несерьезным, с их точки зрения, делом заниматься ника к
не могут, а вот лихой гусар и кутила Васька Денисов потом бу­
дет м астерски танцевать мазурку с Н аташе й Ростовой , потому
что и он - человек «ростовского» типа. С тарик Ростов весело
и умело пляшет с огромной суровой барыней Ахросимовой,
и все радуются и смеются, глядя н а них.
В этой б ольшой, шумной, б езалаберной, чисто московской
семье царят дружба, любовь, поним а ние, растут сл а вные дети -
сыновья Н иколай и Петя, а шумная и веселая девочка-подрос­
ток Н аташа полна жизни, душевно й силы, искренне й радости
и постоянного ожидания счастья; она все время б егает, а не хо­
дит. Для понимания мысле й писателя важно то, что все ю ные
Ростовы поют ( исключение составляет «правильная» и чопор­
ная Вера), причем не только Н аташа, в чьем от природы б ога ­
том голосе звучит ее живая сильная душа, но и мужественный
прямодушны й Н иколай , будущи й гусарски й офицер. Их души
доверчиво открыты друг другу и миру. Толсто й пишет, что
с этим молодым покален н ем в гостиную Ростовых проникает
луч солнца.

М и р ка к о бщ а я жи з н ь

С помощью разных жизненных укладов, персонажей, семе й ,


кружков и салонов Толстой очертил границы, состояние и осо­
бенности русского мира и его об итателе й накануне во й ны. М ир
этот еще не стал в полном смысле миром, не б ыл еще народным
единением, но в нем б ыли прочные надежные основы и тради­
ции, б ыла своя нравственная сила и правда, своя поэзия, и Толс­
то й это показал наряду с понятно й критико й и сатиро й.
Далее русская армия вступает в европейскую во й ну с Н а ­
полеоном и де й ствует на чужо й земле, вторгается в чужой мир

1 59
Л И Т Е РАТ У РА В Т О Р О Й П О Л О В И Н Ы XIX В Е КА

Н а n олеон . гравюра А. Скульпсита ( 1 84 1 )


с п ортрета П. Деляроша ( 1 83 8)

и жизненны й уклад, находится в паходе и б оях на территории


А встрии, а затем и П руссии. И в ее рядах идут князь Андре й
Б олконски й , Н иколай Ростов, Борис Дру бецкой, Б ерг, разжа­
лованный в рядовые Долохов; возглавляет во й ска стары й муд­
ры й полководец суворовско й школы Кутузов, при армии нахо­
дится молодо й император Александр 1. П оявляются простые,
честные и храб рые люди - соратник С уворова Б агратион, рот­
ный Тимохин, маленьки й капитан Тушин, лихой гусар Васька
Денисов, безымянные офицеры и солдаты. Русски й мир в кни­
ге об ретает свои очертания.

1 60
Л Е В Н И К О Л А Е В И Ч Т О Л С ТО Й

Н о Толстой показывает, что во й на эта - не защит а роди­


ны и не отстаив а ние жизненных русских интересов: союзни­
ки ненадежны, нерешительный царь видит в войне продол ­
жение �арскосел ьских парадов , маневров и дворцовых
интриг и мешает разумным де й ствиям главнокомандующего
Кутузова, а офицеры и осо б енно солдаты не видят целей вой­
ны, не понимают, з а что они ги б нут в чужой земле в нераз б е­
рихе немецких «пр а вильных� стр атегических планов. Л юди
выполняют приказы, свой воински й долг, но ощущают все
время, что делают не то. И мудры й хитрец Кутузов понимает,
что он б ессилен.

Подумайте над вопросом: Почему Толстой отказался от перво ­


начально задуманной «скво31lоЙ» антитезы: Александр I - Напо­
леон - и заменил царя «стариком» Кутузовым ? Как это
связано со взглядом автора на историю ?

Э та «австрийская� война не есть народное дело, и пораже­


ние при Аустерлице выявило эти скрытые сомнения, смутную
неуверенность армии в нео б ходимости для России и ее народа
этой далекой войны за чужие интересы. « Н ам там незачем б ы­
ло драться�. - скажет уже на Б ородинеком поле умудренны й
тяжелым опытом потерь и разочаровани й Андре й Б олконски й .
У Толстого в исторических соб ытиях всегда участвует приро­
да, ее вечная жизненная сила и красота только подчеркивают
б естолковщину, кровь и смерть во й ны. Обратите внимание на
характерную деталь: в Аустерлицко й б итве русские во й ска на­
ходятся в низине и тумане, а Н аполеон - на высоте, и именно
ему многооб ещающе светит знаменитое солнце Аустерлица -
оно сулит близкую по б еду и величие.
Н о все эти разные по уму, возрасту, социальному положе­
нию люди очутились вместе на во йне; испытания тяжестью
пахадов и опасностью сражений всех их объединили, выявили
возможности личности, четче очертили характеры. Достаточно
вспомнить разговор солдата Долахова с командующим Кутузо­
вым, когда они понимающе переглядываются, и этот человече­
ский взгляд разрушает завесу условности между столь разны­
ми по своему возрасту и положению русскими людьми.

7 Литература XIX в . • 1 О кл . , ч. 2 1б1


Л И Т Е РАТ У РА В ТО Р О Й П О Л О В И Н Ы XIX В Е КА

Русские солдаты . Художник А. В. Николаев.


Конец 1 960-х - начало 1 9 70-х гг.

О бъединяет не только во й на, но и солдатская народная пес­


ня, которая волшеб но меняет людей, сам ритм их движени й , их
жизнь и отношение друг к другу. С олдаты видят, что и немцы
и даже враги-французы те же люди, и тут важна сцена искрен­
них взаимных приветствий русского гусара Н иколая Ростова
и немца-хозяина, вдруг почувствовавших б ратскую люб овь
друг к другу. Х охот русских и французских солдат под Ш еиг­
раб еном во время перемирия их неожиданно объединяет, гово­
рит о страшной нелепости войны, но она продолжается вопре­
ки воле и естественному чувству людей.

1 62
Л Е В Н И КОЛ А Е В И Ч ТОЛ С ТО Й

Н аполеон и ра нены й князь Андрей .


Художник М. С Родионов. 1 93 7 г.

А хладнокровный и горды й Б олкон ски й под пулям и �ис­


пытывает то чувство удесятеренной радости жизни, какого он
не испытывал с самого детства». Он мнил се бя русским Н апо­
леоном, самонадеянно хотел один спасти всю армию, а удалось
ему лишь защитить на дороге лекарскую жену. И это б ыло
б ольшим подвигом, нежели его знаменитая картинная атака со
знаменем в руках, понравившаяся великому актеру Н аполеону.
Так во йна, пусть пока несправедливая и иенародная и к то­
му же нелепо жестокая и трагическая, через б ольшую кровь
и великие и малые оши б ки сплачивает русски й мир, посте л ен-

1 63
Л И Т Е РАТ У РА В Т О Р О Й П О Л О В И Н Ы XIX В Е КА

но меняет человека, делает его частью мира людей, открывает


ему глаза на его заблуждения, наивны й эгоизм, отделяет под­
линные ценности от мнимых и фальшивых. П риоткрывается
уже мысль народная. Н апрасно Толсто й в начале третьего тома
<< Войны и мира� пишет знаменитую фразу о том, что война ­
<<противное человеческому разуму и все й человеческо й приро­
де соб ытие� . Е го роман-эпопея говорит о другом.

Ч а с ы И сто р и и

Тол сто й имел свое осо б енное понимание истории, и в романе


оно высказано в постоянно повторяющихся авторских суж­
дениях о том, что воля одного человека ничего не значит, да­
же если это сам Н аполеон, царь или Кутузов. О н сравнивал
историю с огромным механизмом б ашенных часов, где вер­
тятся и передают друг другу движение десятки маленьких
шестеренок, но главное движение п отом и вдруг происходит
как б ы само по се б е и совершенно не связано с самостоятель­
ным вращением каждой детали. Таков генерал суворовско й
школы Б агратион в Ш еиграб енеком сражении - он знает, что
от него лично ничто не зависит, и своим присутствием и не­
возмутимо й храб ростью о б одряет во й ска. Об разец тако й не­
лепой , неуправляемо й , вопреки тщательно разраб отанно й
австри й скими стратегами диспозиции, военно й катастрофы
Толсто й увидел и показал в Аустерлицком сражении. Н о то
же он видел и в ненужном, по его мнению, Тарутинеком сра­
жении после оставления Н аполеоном М осквы. И помогает
ему в этом народный полководец Кутузов , знающи й , что
<<nравильной � войны и военно й науки не б ывает. З ато есть су­
воровская наука поб еждать и суворовские чудо- б огатыри,
с которыми только и возможны « неправильные� , ненаучные,
но великие по б еды.
Однако в романе Толстого мы видим и незаметны й для
высшего начальства подвиг « красноносого>> офицера Тимо­
хина и его роты, скромную сто й кость маленького капитана
Тушина и его одиноко й б еззащитно й б атареи, перемены в по­
нюхавшем пороху и все же сохранившем детскую улы б ку гу-

1 64
Л Е В Н И КОЛ А Е В И Ч ТОЛ СТО Й

саре Н иколае Ростове, мучительное прозрение тяжело ра­


ненного князя А ндрея, осо б ую веселую хра б рость жестокого
расчетливого Долохова. Л юдям на войне открывается насто­
ящее, и в их душах о б наруживается хорошее и честное
начало, они поступают так, как должно. Б ез этого нет армии,
нет веры, нет б оевого духа, нет по б еды, что знает опытны й Ку­
тузов и что потом видит и понимает П ьер на Б ородинеком по­
ле. А переживания и тревоги оставшихся дома Ростовых
и Б олконских? А постепенное прозрение русского о б щества,
его растущая внутренняя готовность к ново й , б олее жестокой,
но справедливо й О течественной во й не ? Р азве все это не име­
ет значения ?
Человек меняется на войне, и русски й мир, частью кото­
рого он является, меняется вместе с ним. Россия этим тради­
ционным для нее путем множества государственных и лич­
ных оши б ок и тяжелейших потерь двигалась навстречу своей
судь б е и заодно решала грядущие судь б ы Е вропы, Ф ранции,
Н аполеона. У ее истории и ее народа б ыла цель, в решающем
1 8 1 2 году эту цель уже видел и понимал не только Кутузов,

Художник А. В. Николаев.
Б ата рея ка пита н а Ту ш и н а .
Конец 1 960-х - начало 1 9 70-х гг.

1 65
Л И Т Е РАТ У РА В Т О Р О Й П О Л О В И Н Ы XIX В Е КА

но и последни й б езымянный солдат при Б ородине, гусар и ка ­


зак в партизанском отряде Васьки Денисова. Таков б ыл ко­
нечны й итог всех этих внешне разрозненных поражений, тра­
геди й и жертв. И Толсто й как великий реалист это показал ,
хотя многое тут противоречило его концепции истории.

В с л е д з а л юби м ы м и ге р о я м и

В первых двух томах « Войны и мира� каждый персонаж идет


своим путем к этому о б щему пониманию. Вой на и мир дают
им о б щее направление, хотя людям кажется, что они только
преследуют свои личные интересы . О дин мечтательный
и замкнуты й П ьер Б езухов со своими семе й ными неурядица­
ми и сложными духовными исканиями, сомнениями и увле­
чением масонством находится как б ы в стороне, вне этого о б­
щего движения и начинающегося единения, намеченного
Толстым. Н о и ему есть о чем поговорить на пароме с внут­
ренне переродившимся, отчаявшиме л и разуверившиме л кня­
зем А ндреем Б олконским. Для них о б оих тоже начинается
новая жизнь.

Подумайте над вопросами: Почему линии главных героев романа


пересекаются по <mринципу качелей$> (в то время как один испы ­
тывает духовный подъем, другой переживает кризис) ? В чем раз­
личие «траекторИЙ$> духовного пути Пьера Безухова и Андрея
Болконского ?

Н апрасно наивны й масон П ьер доказывал старому князю


Б олконскому, что придет время и не будет б ольше во й ны. О на
б ыла и будет, и после нее, после Аустерлица и Фридланда, мир­
ная жизнь русских люде й нео б ратимо изменилась. Толстой пи­
сал, что эта настоящая жизнь шла, как всегда, независимо от
вражды с Н аполеоном и ли беральных государственных прео б ­
разовани й М . М . С перанского. Э то так и не так.
Многие люди, осо бенно в провинции, и не догадывались
о политических маневрах царско й дипломатии, не знали о ли­
б еральных реформах, даже не читали газеты, но жизнь их неза-

1 66
Л Е В Н И КОЛ А Е В И Ч ТОЛ СТО Й

метно для них текла уже по новому руслу. П осле завершения


во й ны и Тильзитского мира, свидетелями которого б ыли прос­
тодушны й Н иколай Ростов и карьерист Б орис Дру бецкой,
для Р оссии и ее народа начался краткосрочны й мир.
В данном случае мир - это отсутствие войны и в то же вре­
мя ее смутное всеоб щее ожидание. Я сно б ыло, что великий за­
воеватель и честолю бец Н аполеон в своих планах не остано­
вится. И Россия не смирится с поражением и унижением. Э то
передышка, перемирие, время, данное русским людям истори­
ей для того, что б ы они поняли сами себя и объединились для
защиты своего мира национально й жизни.
Да, князь Андрей встретил и полюб ил Н аташу Ростову,
ощутил скрытую в ней духовную силу и поэзию и сам возродил­
ся к ново й жизни, о чем Толстой поведал в знаменитой сцене
с внезапно расцветшим и давшим молодую бу й ную листву ста ­
рым, еще недавно казавшимся омертвелым, дубом. Человек
обновляется, об щество об новляется. Однако возрождение князя
Андрея связано и с государственными реформами Сперанского,
ближайшим сотрудником которого становится князь, и с пред­
лагаемым Б олконским проектом нового военного устава. А ре­
формы эти и особенно новый устав означали одно: особо близ­
кий в то время к государю министр Сперанский ( штатски й ,
выходец из духовного сословия) и влиятельный князь Б олкон­
ски й (снова военный, и бо в знаменитой сцене бала он танцует
вальс с Н аташей уже в белом полковничьем мундире) видели
при ближающуюся вой ну и хотели подготовить к ней Россию.
Х отел этого и грубый деспот старого «павловского� склада
Аракчеев, военный министр, на свой лад стремивши й ся подтя­
нуть жестокими приказами и палочной муштрой армию и ре­
формировать артиллерию.
В ерны ли и реальны ли б ыли их очень разные планы и го­
сударственные идеи - это друго й вопрос. П лохо то, что люди
власти, как потом Кутузов и Б еннигсен, Б агратион и Б арклай­
де-Талли, находились в постоянно й чиновничьей вражде друг
с другом, в мелочном разладе номенклатурных ам б иций и са­
молюб ий, всегда мешающем об щему делу и единению, что по­
нял умный князь Андрей и в 1 8 1 2 году пошел служить в ар­
мию, в живо й мир офицеров и солдат, делавших о б щее дело

1 67
Л И Т Е РАТ У Р А В Т О Р О Й П О Л О В И Н Ы XIX В Е КА

народно й войны. И это помогло ожесточившемуся, ставшему


одиноким и в свое й се мье полковнику Б олконскому соб р ать
воедино свои разрозненные после измены Ната ши мысли и о б ­
рести цель, присоединиться к об щенародному делу.
Н о и другим персонажам толстовского ром а на это короткое
мирное время отпущено н а додумывание своих главных мыс­
лей, понимание своего места в об щем русском мире, свое й до­
роги, «доделывание>.'> мирных дел - любовь, семья, дом. Н е все
могут и успевают это сделать. Князь Андрей как-то б оялся сво­
его нового молодого счастья, не верил в его близкую простую
ре альность и потому по стариковскому капризу эгоистичного
отца отложил свою свадь бу с об уреваемой сильными чувства­
ми и желаниями Ната шей Ростовой н а год. В итоге произошло
неиз б ежное: он потерял свою лю бовь и ушел на свою послед­
нюю во йну одиноким и внутренне опустошенным, да и Н аташа
не смогла стать женой умного и волевого человека. П опачалу
наивны й и восторженны й П ьер Б езухов, об ретя в масонстве
новое сложное заблуждение, страдает от ложности и неустро­
енности своего семе й ного и светского б ыта. Е му также сужде­
ны тяжелые испытания.
В сценах мирного времени особое место занимают Ростовы.
Э ти простые, но внутренне богатые люди об н а ружива ют скры­
тые душевные возможности. Н иколай - об ычный армейский
офицер, человек недостаточно глубокий, раскаявшийся игрок,
ничего не понимающи й в хозяйстве. Л учшее для него место ­
домашни й уклад родно й семьи и попятны й , простой мир его
родного полка, где все про всех знают всё и где надо только со­
блюдать неписаные правила офицерской чести. Н о, проиграв
Долахаву огромные деньги и услышав дома пение сестры, он
вдруг понимает, что мир и он сам много богаче, не укладывают­
ся в эти привычные рамки: « Э х, жизнь наша дурацкая ! Все это,
и несчастье, и деньги, и Долохов, и злоба, и честь - все это
вздор ... а вот оно - настоящее ... >.'> Е го сестра Наташа растет, ме­
няется каждый день (этого и не учел князь Андрей), в ней кипят
жизнь, нетерпение, досада на уехавшего жениха, сильные
чувства ведут ее к неожиданно простым решениям и выводам.
О н а тоже ищет настоящее и тоже трагически оши бается на этом
трудном пути.

1 68
Л Е В Н И КОЛ А Е В И Ч ТОЛ СТО Й

Дети Роаовых. Художник Д. А. Шмаринов. 7 95 7 - 7 96 7 гг.

Е е люб овь к жениху и знаме нитая, вызывающая столько


споров ( � как она могла>> и т.д. ) измена умному благородному
князю Андрею, ее роковая ослепляющая люб овь к самодоволь­
ному и глуповатому красавцу эгоисту А натолю Курагину
вплоть до готовности к отчаянному по б егу с ним нисколько не
противоречат друг другу: в каждом случае она остается самой
со б ою, она вполне искренна и далека от курагинских интриг
и расчетов. П росто каждое ее чувство о б ращено к разным
сферам ее б огатого �я», ее сложного страстного существа.
Н аташе свойственны б езоглядная вера в жизнь, вечное ожи­
дание чего-то хорошего, �состояние сво б оды и открытости

1 69
Л И Т Е РАТ У РА В Т О Р О Й П О Л О В И Н Ы XIX В Е КА

для всех радосте й� . И нтриганы всегда б езоши б очно вы б ира­


ют удач н ы й момент. Н е уважающи й женщин А натоль
( вспомним, что этому б езза б отному жизнерадостному кути­
ле завидует умны й и б еспоко й ны й П ьер) и его столь же б ез­
нравственная сестра Э лен видят в юной Н аташе простодуш­
ную жажду жизни и земно й , чувственно й лю б ви и хитро,
подло о б манывают ее чувство, заманивая ее в свой лживый
мир, где все фальшиво - от лю б ви до пения и б алета на сце­
не оперного театра.
Н о одно дело о б манывать, другое дело - о б мануться . Ро­
ман князя А ндрея и Н аташи слишком возвышенны й и не­
просто й , этот горды й замкнуты й умны й мужчина лю б ит
восторженную, полную жизни девочку как б ы свысока
и с некоторым удивлением перед ее неожиданными порыва­
ми и поступками . В б раке он поднял б ы до се б я Н аташу ( как
поднимает до се б я , до своих духовных высот и нравствен­
ных качеств княжна М арья хоро ш его, но �среднего� Н ико­
лая Р остова) , но и очень многому б ы у нее научился , и б о
князю А ндрею не хватает естественности, силы жизни
и веры его невесты. В Анатоле же Н аташу завораживают
и о б манывают мужская красота, чисто физическое о б аяние,
лестное внимание взрослого человека, известного в свете
своими лю б овными по б едами . О на даже не догадывается ,
что он просто глуп и простодушно эгоистичен, е й нет до это­
го дела, и б о она говорит с ним на попятном им о б оим дурма­
нящем языке страсти.
П роисходит это потому, что в Н аташе есть и это, есть
женская жажда друго й л ю б в и , жажда сво б оды в ы б ора
и чувства, просто новых б огатых ощущени й , иначе она не
ощутила б ы с восторженным ужасом отсутствие всякой пре­
грады между нею и красавцем А натолем. Она не разлю б ила
князя Андрея ( это в идно из ее разговора с С оней ) ,
но одновременно увлеклась Курагиным, и нелогично,
но сильно захотела, что б ы это б ыло � вместе� (того же, заме­
тим, хочет потом и замужняя Э лен Б езухова ) . В слепяще й
б уре молодых чувств она за б ывает о морали, о б устоях свое й
семьи, и здесь ее жажда сво б оды ведет уже не к б огатству
жизни, а к ги б ели, падению.

1 70
Л Е В Н И КОЛ А Е В И Ч ТОЛ СТО Й

Л . Н . Тол стой . Фотография. 1 8 76 г.

Ро жд е н и е « м ы с л и н а р о дн о й ))

Н о наступает момент, тот этап �об щей» жизни, когда все Росто­
вы заб ываю т о своих заботах и неприятностях и становятся еди­
ной семьей , частью русского мира, ощущают сво ю органическу ю ,
глу б инну ю связь с народом . Н а << Ч астном» уровне это
проявляется в замечательно й сцене псово й охоты, своего рода
шедевре Толстого. Здесь б огатство языка писателя равно б огат­
ству русской природы и народно й души. Толстой сам был страст­
ным умелым охотником, он показал, что эта чисто русская мо­
лодецкая и кровавая забава в чем-то сродни во й не и дуэли,
но она гораздо лучше и честнее устроена. Здесь все происходит
по воле л юдей, от души, это страсть, огромная радость, великий

171
Л И Т Е РАТ У Р А В Т О Р О Й П О Л О В И Н Ы XIX В Е КА

праздник освобождения человека от всех условносте й и подчи­


нения его вечным законам жизни. ( « Та минута, когда Н иколай
увидал в водомоине копошащихся с волком собак, из-под кото­
рых виднелась серая шерсть волка ... минута, когда увидел это
Н икола й , б ыла счастливе й шею минутою его жизни!>.)
Так, стары й граф хотя и лю б ит охоту ( как и театр и балы),
как развлечение и хорошую возможность погулять и выпить
вдали от семьи, но, не будучи охотником «ПО душе !> , легкомыс­
ленно упускает матерого волка, и потому так страшно замахи­
вается на него арапником и ругается по-русски ловчий Дани­
ло. А вот Н иколай - охотник настоящий, он полон чувств
и страсте й. Н аташа же на травле зайца просто визжит от вос­
торга, так ей весело и хорошо. О хота как укрощенная война ис­
пытывает и воспитывает человека, выявляет его подлинный
характер.

Подумайте над вопросом: Какие еще аншюгии и переклички


(в том числе с военными событиями 18 12 года) возникают в
упомянутой сцене ?

Н о лучше всего описан приезд Ростовых с охоты в гости к не­


богатому дядюшке, где они вдруг видят другой мир - бедно й ,
но досто й но й , подлинно народно й жизни с ее простыми радос­
тями и глу боким смыслом и вдруг ощущают себя, несмотря на
свое графство и б ылое богатство, частью это й жизни, этого ми­
ра. И тут снова, как в русско й роте во время похода, рождается
народная песня, и ее захватывающи й мотив всем понятен, про­
никает в душу. Н аташа вскакивает и начинает плясать русско­
го, хотя никто никогда ее этому не учил.
Н арод называет это нутром, историки - национальным ха­
рактером. Л юди поняли, что в каждом русском человеке есть
то, что их объединяет. С нова сквозь мелочи б ыта и случа йно­
сти личных судеб прорывается настоящее , подлинны й смысл
народного и частного б ытия, и снова помогает ему музыка. Э ти
прямодушные и б езалаберные Р остовы с их нар одным укладом
жизни пошлют об оих сыновей на во й ну и потеряют люб имого
младшего, отдадут свои подводы под раненых, ценою оконча­
тельного разорения защитят княжну М арью, помогут страдаю-

1 72
Л Е В Н И КОЛ А Е В И Ч ТОЛ СТО Й

Н ата ша Ростова после смерти князя А ндрея .


Художник ДА. Шмаринов. 1 954 г.

щему, умирающему князю Андрею - сделают все, чего тре б ует


народная совесть на во й не и в миру.
Толсто й в начале третьего тома говорит о <<воз б ужденно­
веселом настроениИ>> , сопутствующем началу б ольшой войны.
И в то же время показывает самодовольство вторгшегося
в Россию Н аполеона, низкую б орь б у личных интересов в шта­
б е русско й армии и окружении царя Александра, фальшивость
и нелепость военно й «науки� (сцена военного совета и теории
ученого немца П фуля ) и науки воо б ще (Толсто й в не й видел

1 73
Л И Т Е РАТ У РА В Т О Р О Й П О Л О В И Н Ы XIX В Е КА

сложное невежество, ученую слепоту, незнание сути вещей),


неиужиость и вредность медицины ( Н аташа выздоровела, не­
смотря на лекарства и дорогое лечение).
П еред этим глазами Н аташи Р остово й по-детски правдиво
увидены нелепость, странность, смешная и непонятная услов­
ность оперного театра и балета, раекрылись ложь и б езнрав­
ственность красивого по своим формам, но опасного светского
мира интриганов и эгоистов вроде князя Василия, Анатоля
и Элен Курагиных. А изображение церкви со стороны как сво­
его рода таинственного театра и детски наивное непонимание
Н аташе й казенно й молитвы за С вященны й С инод и попрание
врагов (когда Х ристос ничего не говорил о С иноде и учил лю­
б ить своих врагов) говорят о том, что Толстой не принимал
и официальную П равославную церковь и ее учение, незаметно
отделяя их от просто й и искренне й народно й веры (сцена сол­
датско й молитвы на Б ородинеком поле). Ведь князь Андрей
и его друг П ьер ищут сво й путь и свою правду вне этой Церкви,
а принятое П ьером масонство - не только тай ны й орден,
но и внецерковная религия, осо бая этика вроде толстовства,
путь личного самосовершенствования человека. П ьер жаждет
из б авиться от ложных поняти й и отношени й с другими людь­
ми и ответить наконец на мучивши й его вечный вопрос о тще­
те всего земного - � з ачем ? К чему ? � . Л юди, и прежде всего
семья Ростовых, радостно ощущают грядущее из бавление от
этих и других ложных ценносте й и заблуждени й , возможность
жить в сво боде воли и вы б ора, в реальной правде. Э ту своб оду
и дает им через великие испытания и даже смерть (судь ба кня­
зя Андрея) во й на.
Далее все происходит для всех как б ы «вдруг� . неожиданно,
все переходят какую-то грань и начинают понимать что-то но­
вое. В Островненеком деле Н иколай Ростов во время лихой
атаки его эскадрона пытается зару б ить фpa1tUJJЗa и вдруг видит
об ычное испуганное лицо человека, в нем рождаются великие
сомнения в смысле и необходимости во й ны и безуховеки й воп­
рос � з ачем ? � . В С моленске жители вдруг сами начинают
поджигать свои дома и лавки и уходить из города от французов
(звучат знаменитые отчаянно-восторженные слова купца Фе­
рапонтова: � Решилась! Расея ! .. С ам запалю� ). Даже стары й

1 74
Л Е В Н И КОЛ А Е В И Ч ТОЛ СТО Й

Денисов . Художник А. В. Николаев.


Конец 1 960-х - начало 1 9 70-х гг.

князь Б олконски й , замкнувши й ся в своем мире прошлого,


поняв, что наполеоновская армия в двух переходах от его име­
ния, стал соб ирать и вооружать ополченцев и крестьян для за­
щиты и умер воином, в генеральском мундире и при всех орде­
нах_ А сын его после смерти отца в разоренном вой ной родном
имении увидел двух крестьянских девочек, соб иравших в разби­
той оранжерее неспелые сливы и страстно желавших их поско­
рее унести и съесть, и осознал, что в мире есть и другие совер­
шенно законные человеческие интересы и существа, помимо его
самого, умного и гордого, с его сложне й шими исканиями и му­
чительными сомнениями.

1 75
Л И Т Е РАТ У РА В Т О Р О Й П О Л О В И Н Ы XIX В Е КА

Все приходит в движение. Вдруг одноглазый старик Куту­


зов вопреки мнению высшего об щества и всем известно й ан­
типатии к нему самого государя назначается главнокомандую­
щим. Даже отрешившаяся от мира б огомольная княжна
М арья после б олезни и смерти отца понимает, что ее властно
зовет и влечет новы й мир жизни, деятельности и сво б оды, да­
же земной лю б ви и семе йного счастья (чего она всегда втайне
страстно желала), а непонятны й б унт б огучаровских крестьян,
усмиренны й одно й молодецкой оплеухо й ее будущего мужа
Н иколая Ростова, открывает е й <<таинственные струи народ­
но й русско й жизни» . Денисов вдруг приходит к ново й , как ему
кажется, мысли о партизанской войне. Пьер едет в действую­
щу ю армию и по дороге слышит слова раненого старого солда­
та: << Всем народом навалиться хотят» . Но он еще не понимает,
что он - тоже народ, что «навалиться» придется и ему, и по­
просившему у него перед боем прощения Долохову, и спешаще­
му выговорить свою правду князю Андрею Б олконскому, кото­
ры й в конце жизни стал разительно похож на старика отца. В се
эти отдельные и очень разные открытия, мысли и чувства внут­
ренне соединяются, становятся созвучны, спадает разделяю­
щая их «завеса условности» . Толсто й метко назвал это об щее
для русских людей чувство «скрытой теплотой патриотизма».
И теперь солнце победы на Б ородинеком поле светит русским
войскам, б орющимся за народное дело, за о б щую правду,
за сво ю родину.

Д е н ь Б о р о ди на

В начале ХХ века художник Ф.А. Ру б о написал две знамени­


тые панорамы - изо б ражения С евастопольской об ороны и Б о­
родинско й б итвы. Здесь он следовал за своим великим совре­
менником Л ьвом Толстым, уже описавшим эти этапные для
русско й истории со б ытия. Паиараму Б ородинекой б итвы каж­
ды й может увидеть в московском музее, возле которого стоит
памятник Кутузову. Картина раб оты Р уб о замечательна, видна
вся б итва, краски, мундиры, пушки, движение во й ск, атаки, ге­
нералы; другие схемы и макеты (в частности, из музея « Б ора-

1 76
Л Е В Н И КОЛ А Е В И Ч ТОЛ СТО Й

Бородинекое сражение. Бой за бата рею Раевского .


Художник А. Адам. 7 82 0 -е гг.

дино� ) эту панораму только дополняют и уточняют. Н о паио­


рама Б ородинекой б итвы в « В о й не и мире� . живая, полная
движения, звуков, красок и глуб окого смысла, богаче не только
панорамно й живописи, но и лю б ого «масштаб ного� художест­
венного фильма.
И б о этот «фильм>> создал в своем творческом сознании ве­
лики й художник слова. О кинув взором эту панораму, П ьер << З а­
мер от воехищенья пред красотою зрелища�. Э то центр, узел
романа, сюда стягиваются все смысловые и сюжетные нити
первых двух томов эпопеи, здесь решаются судь б ы России, ее
народа и армии, Франции, Н аполеона и его армии, все й Е вро­
пы. Э то самая высокая точка романа, с нее видны не только по­
ле б итвы, но и все стороны света и жизнь люд е й , видно движе­
ние истории. П отому что мы смотрим на них глазами Толстого.
Определены и пути и судь б ы персонажей, здесь завязаны все
сюжетные ходы и эпизоды третьего и четвертого томов << Вой­
ны и мира� . Виден вдали и открытый финал эпопеи.

1 77
Л И Т Е РАТ У РА В Т О Р О Й П О Л О В И Н Ы XIX В Е КА

К ак известно, офицер-артиллерист Толстой по б ывал на


Б ородинеком поле, поднимался на те же курганы и понял то,
что понимает сегодня лю б о й посетитель музея « Б ородина�
с его великолепно й схемо й б итвы: мудры й и б езжалостный
Кутузов с помощью б оя за уязвимы й Ш евардинский редут
развернул свою и французскую армии флангом к реке, при­
крылся справа ею и сильно й группировко й конницы Уварова
и П латова и подставил французам свой осла б ленный и не­
укрепленный левый фланг. Н аполеон сюда и ударил всеми си­
лами, но это б ыло похоже на удар тяжелого острого меча
в сыро й песок. Ж елезны й клин увяз в человеческо й массе,
замедлил удар и затем остановился. Десятки тысяч русских
б ыли выру блены и вы б иты мощным б атальным огнем ар­
тиллерии и пехоты. Н о перестала существовать как б оевая
сила французская кавалерия , поги б л и или б ыли взяты
в плен ее лучшие генералы, а потеря сотен специально выра­
щенных и о б ученных лошаде й б ыла невосполнима. Огром­
ные потери от оруди й ного и руже й ного огня и штыковых б о­
ев понесла и наполеоновская пехота. А русские войс ка
продолжали стоять, их могучая артиллерия гремела по
всему фронту.
Н о Толстой обо всем этом рассказал по-другому. Б итва разво­
рачивается перед глазами «штатского�, ничего в ней не понимаю­
щего Пьера и похожа на тот оперны й спектакль, которы й виде­
ла со стороны детским наивным взглядом Н аташа. Так потом
крестьянская девочка М алаша увидит и услышит знаменитое
совещание в Ф илях, где решилась судь б а М осквы. Непонят­
ное, странное действо, иногда красивое, иногда опасное, всех
действующих лиц охватывает какое-то семе й ное чувство. П ьер
очутился в самом центре сражения, на знаменито й курганно й
батарее Раевского, куда б ыл направлен главны й удар тяжело й
французской конницы, пехоты и артиллерии и где поги бли де­
сятки тысяч люде й. Б атарея с доб рой усмешко й принимает
этого неуклюжего «штатского� толстяка в очках и белой шляпе.
Он видит простые лица солдат, слышит их немудреные шутки
и чувствует, как в этих людях и в нем самом под огнем разгора­
ется скрытое чувство боя и отпора. Все де й ствия окружающих
П ьеру непонятны, даже его столкновение с французским офи-

1 78
Л Е В Н И КОЛ А Е В И Ч ТОЛ СТО Й

П ьер на бата рее Раевс кого .


Художник ДА . Шмаринов. 1 95 1 - 1 96 1 гг.

цером б ыло какое-то смешное: о б а никак не могли понять, кто


кого взял в плен. Н о он видит о б ыденны й ужас смерти и расту­
щее желание солдат и офицеров выстоять. П олк князя А ндрея
б ез выстрела стоял в резерве, но сотни л юдей б ыли вы б иты ар­
тиллери й ским огнем, б ыл смертельно ранен в живот осколком
гранаты сам князь.

1 79
Л И Т Е РАТ У РА В Т О Р О Й П О Л О В И Н Ы XIX В Е КА

Москва в 1 8 1 2 г.
Фрагмент. Художник И.Л. Ругенда с. 7 8 7 3 г.

Н о ряды русских продолжали стоять под ударами и огнем


неподвижно, иногда отвечая контратаками. Великий полково­
дец Н аполеон и его огромная закаленная армия ничего не мо­
гут поделать с этой непонятной волей и сто й костью. Француз­
ская армия столкнулась с живо й стеной , потеряла силу
наступательного удара и боевой дух, и нравств е нная, стратеги­
ческая поб еда б ыла одержана русскими, хотя они потеряли
больше людей, отступили с поля б оя и затем оставили М оскву.
Эт о и показал Толстой с помощью П ьера, князя А ндрея, проти-

1 80
Л Е В Н И КОЛ А Е В И Ч ТОЛ СТО Й

вопоставления народно й мудрости Кутузова и фальшиво-теат­


рального величия Н аполеона, б атальных эпизодов и страшной
сцены в госпитале, где ампутируют ногу б ылому о б идчику кня­
зя Андрея А натолю Курагину, вскоре после этого скончавше­
муся. Н о как правильно думает П ьер после б итвы: « Е жели б ы
не б ыло страдания, человек не знал б ы границ себ е, не знал б ы
се бя самого�.
Общее чувство патриотизма и самопознания выходит нару­
жу и придает во й не и народному сопротивлению об щенацио­
нальный характер. Говоря о москвичах, Толстой упомянул о силе
народного чувства. Она ощутима везде: в горящем С моленске,
армии, деревне, на поле б итвы. С овершенно не приспособленны й
к реальной жизни П ьер поражен твердостью и спокой ствием
простых солдат, которые не только выстояли в огне Б ородинеко­
го боя, но и его потом накормили простой вкусной пище й и дове­
ли до своих. К нему приходит мысль об опрощении, главная идея

П ожа р Москвы в 1 8 1 2 г.
Неизвестный художник. 1 8 1 О -е гг.

181
Л И Т Е РАТ У РА В Т О Р О Й П О Л О В И Н Ы XIX В Е КА

толстовства, но и к не й ему еще надо будет при йти через плен,


страдания и душевные потрясения, об мен человеческим понима­
ющим взглядом с жестоким маршалом Даву и дружбу с народ­
ным мудрецом П латоном Каратаевым.
Граф Ростопчин, главнокомандующий (губернатор) Моск­
вы, попав в ложное положение, мечется и совершает ненужное
преступление - казнит молодого об разованного купца Вере­
щагина. Ростовы преб ывают в хлопотах и неожиданно для се­
бя совершают сво й граждански й подвиг - бросают все свое
имущество и отдают свои телеги раненым, причем Н аташа го­
ворит очень важную фразу: « Разве мы немцы какие-ни б удь ? �
Москва опустела, и высокомерны й Н аполеон тщетно ждал на
П оклонно й горе каких-то мифических б ояр с ключами от горо­
да: не б ыло ни б ояр, ни ключе й. П ожар столицы произошел сам
соб ою, никаких героических поджогов не б ыло. Н иколай Р ос­
тов встречается снова с княжно й Марьей и с не сво й ственной
ему проницательностью понимает, что она много лучше его,
а это и есть лю б овь.

Петя Ростов .
Художник М. С Башилов. 1 866 г.

1 82
Л Е В Н И КОЛ А Е В И Ч ТОЛ СТО Й

Э пизод ги бели П ети Ростова - один из самых поэтичных


и одновременно трагических в русско й литературе: ведь логи­
б ает мальчик, которы й наделен чисто й душой и жизненно й си­
ло й , о чем говорит его удивительно объемны й сон ( вооб ще сны
в книге Толстого играют важную роль, приоткрывают душу
и будущее). Медленное умирание князя Андрея - это тоже це­
лая философия, учение о смерти, лю б ви и душе. Разорваны все
условные, нес етественные взаимоотношения, и люди начина­
ют жить настоящими, подлинными ценностями. Кончилась
во й на �прав ильная!> и научная (сатира на нее есть в описании
нелепого и неиужиого Тарутинекого сражения) , началась вой­
на народная и партизанская (ее Толсто й показал не через Де­
нисова и его отряд, а через ловкого, б есстрашного и жестокого
мужика Тихона Щерб атого с топором) , когда русские люди
стали отб иваться не шпаго й , а дуб иной, не раз б ирая правил
и законов. И всем здесь нашлось место и своя истори ч еская
роль. А раз есть народная во йна, значит, есть великий едины й
народ, чувствующи й ее нео б ходимость и идущи й на все -эти
б езмерные жертвы ради защиты своего особ енного мира.

Э п и л о г р о м а н а и « отк р ытость ))
то л стовско го э п оса
Все эти важные эпизоды, перемежающиеся картинами жизни
армии в б оевом паходе и ненужных столкновениях с ги б нущи­
ми французами, доказывают ту правду, которую увидел на во й ­
не и в плену П ьер, - целый, особ енный и единый народ
обладает нео бычайно могуч ей силой жизненности. Для этого
и нужны во й на и мир: � м ы думаем, что как нас выкинет из при­
вычно й дорожки - все пропало; а тут только начинается, новое,
хорошее. П ока есть жизнь, есть и счастье!> . И книга Толстого за­
вершается свадьбами, устро й ством отдельных человеческих су­
деб , рождением декабризма, спорами и новыми ожиданиями.
Н о � в ойна и мир!> - не просто роман, он не о Пьере, Н а­
таше, князе А ндрее и Н иколае Ростове, он - о велико й эпо­
хе, когда русские люди за б ыли о своих личных судь б ах и ин­
тересах и ощутили се б я частью единого народного тела,
миром люде й . И лишь поэтому герои Толстого стали персона-

1 83
Л И Т Е Р АТ У РА В Т О Р О Й П О Л О В И Н Ы XIX В Е КА

Герои « В о йн ы и м и ра » в финале романа .


Художник ДА. Шмаринов. 1 95 1 - 1 96 1 гг.

жами романа-эпопеи, участвовали в нем частью своих личных


суде б . В се лишнее, ненужное роману из их жизненных исто­
ри й вычеркнуто автором.

Э П О П ЕЯ - масштабн ы й роман и ли ци кл романов , посв я ­


ще н н ы й гл а в н ы м эп изода м истор и и на рода , вел и ким и сто ­
рическим событи я м , через судьб ы героев показы ва ю щ и й
жиз н ь на рода в борьбе , войне , револ ю ци и , реш а ю щ ем
стол кнове н и и на ц иональных и сослов н ых и нтересов .

Вой на захватила этих люде й , заставила их иначе думать


и поступать, думать о том, чтб их всех объединяет. О ни не толь­
ко по-новому взглянули на окружающи й мир, но и многое по­
няли и открыли в самих себ е. Н о этого оказ алось недостаточно.
Б ыли найдены совершенно новые, неожиданные точки сопри­
косновения и пересечения личных судеб . Б ыли преодолены
границы между классами и социальными слоями о б щества.
П роизошло ускоренное и по нео б ходимости чрезвычай но жес­
токое, но благотворное воспитание народных чувств, за кото­
рыми шла трезвеющая национальная мысль. Только в резу ль­
тате этих благотворных перемен могли появиться << История
государства Российского� Карамзина, литература русского ро­
мантизма, декабристы и П ушкин.

1 84
Л Е В Н И К О Л А Е В И Ч ТО Л С Т О Й

Л . Н . Толао й .
Фрагмент портрета работы И. Е. Репина. 1 88 7 г.

Толсто й не случайно отказался от первоначального назва­


ния романа - � Все хорошо, что хорошо кончается� . Ж изнь пер­
сонаже й книги продолжается, как и жизнь русского мира: прос­
тодушному, впавшему в новое опасное заблуждение П ьеру,
например, предстоят С и б ирь и каторга, а Н аташа с детьми по­
следует за ним. Герои Толстого еще молоды. А у впечатлитель­
ного, жаждущего (вслед за честолюб ивым отцом) личного геро­
изма мальчика Н иколеньки Б олконского вся жизнь впереди.
И у автора есть скрытое сомнение в том, что это увлечение кон­
чится для Н иколеньки хорошо. П оэтому � в ой на и мир>> - кни­
га с открытым финалом, в не й еще найдутся герои и материал
для многих романов. Н о главное, что в ней с помощью истории,
жизни и судеб персонаже й высказано и превратило книгу Толс­
того в роман-эпопею, - это •мысль народная � .

1 85
Л И Т Е РАТ У РА В Т О Р О Й П О Л О В И Н Ы XIX В Е КА

В О П РО С Ы И ЗАДА Н И Я

1 * . Выделите основные жанровые признаки романа-эпо­


пеи. Что позволяет рассматривать толстовский цикл
« Севастопольские рассказы!> как своеобразный пролог
к « Войне и миру !> ? Как в названии романа отразилась
авторская концепция мира (смысловое различие напи­
саний: «мipi> и «мирi> ) ?
2 . Что представляет собой экспозиция романа « Война
и мирi>? Как заявлены в ней его основные темы?
3 . Как во взгляде Толстого на сущность войны сталкива­
ются социально-политическая и философская точки
зрения? Почему кампания 1 805 - 1 807 гг. явилась,
по Толстому, периодом «поражений и срама1>? Чем выде­
ляется на этом фоне Шеиграбенекое сражение?
4. В чем противопоставлены друг другу две исторические
личности - Кутузов и Наполеон? Какие эпизоды романа
иллюстрируют тезис Толстого: « Нет величия там, где нет
простоты, добра и правды!> ? Почему даже самых люби­
мых своих героев Толстой заставил <<переболеть>> наполе­
оновской идеей?
5. В чем суть умственных и нравственных исканий Андрея
Болконского и Пьера Безухова? Почему пути героев схо­
дятся в одной точке - на Бородинеком поле? Как каждый
из них отвечает на главный вопрос: «Что управляет
всем?1>?
6. В чем, по Толстому, истинная красота человека? К ка­
ким приемам словесной пластики прибегает писатель,
изображая «текучие!> натуры и образы <<застывших!> лю­
дей, людей-масок? Что стоит за понятиями <<диалектика
души 1> , <<ум сердца!> и «ум ума1> применительно к образ­
ной системе толстовского романа?
7. Что выделяет Наташу Ростову среди других женских
персонажей романа? Приведите наиболее значимые
эпизоды, характеризующие духовный облик героини.
Как вы понимаете слова Пьера, сказанные о Наташе:
« Она не удостаивает быть умноЙ >> ?
8. В чем суть толстовской <<мысли семейноЙ>> ? Как проти­
вопоставлены в романе подлинно семейные отношения
и семьи-имитации, являющие авторский антиидеал?
Как представлена семейная тема в эпилоге романа?

1 86
Л Е В Н И КОЛ А Е В И Ч ТО Л СТО Й

9. Как Толстой характеризует феномен << общей жизн и >> ,


объедини вшей силы нации перед л и цом вражеского на­
шествия? При ведите ври меры проявления � с крытой
теплоты патриотизма�> в с ценах Бороди не кого сраже­
ния, в эпизодах, связан н ы х с главн ы м и героям и романа.
10. Раскройте с м ы сл толстовской м етафоры << дуб и н а на­
родной в о й н ы >> . Как соотносится с ней ф и гура Ти хона
Щербатого - << Самого нуж ного человека�> в отряде Де­
нисова? В чем противоп оставлен Щербатому � круг­
л ы Й >> Платон Каратаев? Какое место зан и м ает этот об ­
раз в авторской ко н ц е п ц и и � м и ра �> , обоз н ач е н н о го
в назван и и романа?
Н*. Что представляет собой толстовское учение об � исто­
рическом фатализме>> , определяющем ход мировых собы­
тий? Какова роль народа и отдельных личностей в исто­
рии? Какими сценами романа можно проиллюстрировать
историко-философские воззрения Толстого?
12*. В чем историзм и н ародность � войны и мира�> как на­
ционального эпоса? В свои рассуждения в ключите в ы ­
сказывание А.А. Фета в письме к Л. Толстому: <<Я пони­
маю, что главная задача романа: вы воротить и сторическое
событие наизнанку и рассматри вать его н е с офи циал ь­
ной, шитой золотом сторон ы парадного кафтана, а с со­
роч к и , то есть рубахи, которая к телу ближе>> .

ОСН ОВ Н Ы Е ПО Н ЯТИ Я

Роман -эпопея.
Историзм .
В нутренн и й монолог.
<<Д иалектика душ и �> .
Словесная пластика.
Антитеза.
Авторское отступление.

Т Е М Ы СОЧ И Н Е Н И Й

1. << С ильнейш и й духом противник . . . �> (Тема народной войны


в романе Л. Н . Толстого << Война и м и р �> . )
2. Роль антитезы в образной системе романа << Война и мир�>.
3. Образ Наполеона и тема << бонапартизма�> в романе << Вой­
на и мир>> .

1 87
Л И Т Е Р АТ У Р А В Т О Р О Й П О Л О В И Н Ы X I X В Е К А

4. П роблема ;( у х ов ного самосо вершенствован ия л и ч ности


в романе << Война и мир>> .
5. Тема м н и мого и подли н ного патриотизма в романе << Вой­
на и мир�.>.
6. В чем секрет обая ния Наташи Ростовой? ( П о роман у
Л . Н . Толстого << Война и м и р �> . )
7. .-,Д вижение народов производит не власть . . . >> (Авторский
взгляд на историю в романе .-, Война и мир>> . )
8. Картины партизанской войн ы в романе << Война и м и р �> .
9. << Мысль семейная �.> в романе Л.Н. Толстого << Война и мир�>.
10. Быт и нравы высшего света в романе .-, Война и мир>> .

Д О КЛ АД Ы И Р Е Ф Е РАТ Ы

1. История создан ия романа Л . Н . Толстого << Война и м и р �> .


2 . Рол ь исторических документов в толстовском эпосе
( .-, Война и м и р >> ) .
3. Образ автора в романе-эпопее Л . Н . Толстого .-, Война
и м и р �> .
4. Н . Н . Страхов о << Войне и м и ре�.> .
5. Д . И . П исарев о .-, Войне и м и ре >> .

Р Е КО М Е Н ДУ Е М А Я Л И Т Е РАТУ РА

Бочаров С.Г. Роман Л . Н . Толстого << Война и м и р >> . М . ,


1978.
Опулъская ЛД. Ро ман-эп о пея Л.Н. Толстого .-, В о й н а
и м и р >> : Кн и га для у ч ителя. М . , 1 987.
Роман Л . Н . Толстого << Война и м и р >> в русской критике.
Л., 1 989.
Камянов В . И. Поэтический мир эпоса. М., 1 978.
Хализев В.Е., Кормилов С.И. Роман Л.Н. Толстого .-, Во й ­
на и м и р >> . М . , 1 983.
Кандиев Б.И. Роман-эпопея Л. Толстого .-, Война и м и р >> :
Комментари й . М . , 1 967.
В м ире Толстого. М., 1 978.
Образок «Трех радостей » .
На о бороте надпись С А. Толао й :
« Благосл овение тетеньки
Т. А. Ергольской графу
Ль ву Николаевичу, когда он
уезжал на вой ну. Она просила,
ч тобы иконка эта всю жиз нь,
всегда сопровожд ала
графа Л. Н. Толаого »

И нтерьер комнаты Т. Л . Толсто й


в доме Л . Н . Толстого
в Хамов никах в М оскве
Графин . фужер, бокал и рюмка
с вензел я м и . принадлежавшие
графу И .А . Толстому,
деду Л . Н . Толстого.
XVIII в.

Кн и ги М . Н . В ол конско й ,
матери Л . Н . Толстого
Дорожная шкатулка
матери Л . Н . Толаого .
На внутренней аороне
крышки - миниатюрный
портрет Н. И. Тол аого,
отца л. Н. Толаого.
Начало XIX в.

/.

\;)&л-еМ/
. 'l r;,ofiь6(/
rv l VV Vl!VVU L/ �
.JZNt1t"д/t ' ��НJ.It/b c.lt:tr.'d�t.Uun-� Ли!Маl"q1
. )'�
\ 1 /(dцrщ/r. / ·?/' � .,.
JИ ?J Су-tщ,�,и-, < .hu...r: /
/Ct4иm
d.",« "Y";�.,,Af ./ftv.•: e/J'(�m6r..d% vft, -

Обложка рукоп исного журнала


1
братьев Толаых «Детски е забавы » . 1 835 г.
В енчал ьные свеч и
С А и Л . Н . Толсты х ,
венок и п ерчатки
свадебного убора
Софьи А ндреевн ы

И нтерьер церкви Рождества Богородицы


в Кремле , где венчались Л . Н . Толсто й
и С. А . Берс 2 2 сентября 1 8 6 2 г.
Фотография 1 880- 1 890-х rr
Золото й пераень
с бриллиантами и рубином -
подарок Л . Н . Толаого
свое й жене Софье Андреевне
в благодарноаь
за помощь в работе
над романом
«Анна Ка ренина »

Ч асы Л . Н . Толаого

8 Литера-rура XIX в .• 10 кл . , ч. 2
Л . Н . Толао й за работо й
в кабинете московского
дома в Хамовн и ках.
Фотография
8. 8. Преображен ского.
1 898 г.

Корректура романа « В о й на и м и р »
с правко й Л . Н . Толаого. 1 867- 1 869 гг.
Бол ьшая парадная ком ната - зал в доме Л . Н . Толаого в Хамовниках

Столовая в доме Л . Н . Толаого в Хамовниках ,


где с ем ья с оби рала с ь за з а вт р а ком , обедом и чаем .
На столе две супницы - для вегетарианского
(для Л. Н. Толстого) и мясного супов
Л . Н . Толаой идет
по Дол гоха мовн ическому переул ку. ЛИСТКИ СВОЕОДМ CJIOВA
Москва. Фотография B. r Черткова.
Сентябрь 1 909 г.
:ю 2'2.

р т в 1; т 'Ъ с и и о д у
АШ J!JJШIII \1 !IJIШI.

Ти тул и ....... .с . . . . . .. . . . с .. . . ....

« Ответа Синоду»
Л . Н . Толаого,
изда н ного B . r Чертковым
в А н гл и и
Об щ и й вид усадьбы Я с ная П оляна с о аороны деревн и .
Фотография СА. Тол ао й. 1 89 7 г.

Л и повая аллея в я с нополянеком па рке .


Фотография В. И. Бирюкова. 1 905 г.
Передняя в доме Л . Н . Толаого
в Ясной Поляне

И н терьер комнаты С.А . Тол ао й . На стенах ­


ее живописные этюды, семейные фотографии
(Л. Н. Тол стого, детей, внуков, других род ственников).
Многие из этих фотографий сделаны Соф ь ей Андреевной
Уголок кабинета Л . Н . Толаого в Я с ной П оляне.
На переднем плане фонограф, подаренный писателю
американским из обретателем Томасом Эдисоном
в 1 908 г. к ВО-летнему юбилею
Спальня Л . Н . Тол стого в Я с ной П оляне
Скул ь птор П . П . Трубецкой работает над портретом Л . Н . Толаого
в Ясной Поляне . Фотография С А. Толстой. 28 августа 1 899 г.

Ш ахматы Л . Н . Толаого
Ста н ция Аста пов а . Комната , где уме р Л . Н . Толстой

Последняя запись Л . Н . Толстого


в дневнике 3 ноября 1 9 1 О г.

П оходная че р нильница
и подсвеч н ик
Л . Н . Толстого
ФЕДОР
МИХА Й Л ОВИЧ
ДОСТОЕВСКИ Й

1 82 1 - 1 88 1

« М еня зовут психологом: неправда, я лишь реал ист в высшем


смысле, т.е. изо б ражаю все глуб ины души человеческой» - так
определял осо б енности своего творческого метода Ф едор М и­
хайлович Достоевский, один из самых знаменитых и читаемых
в мире русских писателе й , которы й при жизни не б ез основа­
ни й считался самым б еспоко й ным, порывистым, изменчивым
и страстным литератором. В нем ощущались не б ывал ая напря­
женность всех чувств и мыслей, б уря страстей, борьба самых
разных мнени й и веровани й , взлеты и падения, сила веры и от­
рицания. Н едаром о Достоевском говорили, что он весь б ыл
борь б а, называли его «жестоким тал антом>> . Э того писателя
нельзя читать споко й но, б ез душевного напряжения; его жесто­
ки й реализм захватывает, пугает, поражает глуб ино й и неодно­
значностью поставленных автором вопросов.
Этот странны й и поистине гени � ьны й человек многое пере­
нес и выстрадал: ранний литературный успех, смертны й приго­
вор и вывод на плац для расстрела, каторгу, солдатчину, нищету,
тяжелейши й литературный труд по контракту, страшную <<паду­
чую>> болезнь - эпилепсию, журнальную борьбу, непонимание
и клевету. Сам он был клубком страстей и порывов, таковы и его
романы - нервные, стремительные, тревожные, полные неожи­
данных встреч и взволнованных разговоров-исповедей. Читая
ИХ, Л ев Толстой ощущал , что увлекши й ся автор ка к будто летит.
С ама смерть Достоевского явилась следствием колоссального
физ ического и душевного перенапряжения: разорвал и с ь сосуды
и началось кровотечение. Е го друг, поэт К. К. Случевски й та к эту
смерть описал:

203
Л И Т Е РАТ У РА В Т О Р О Й П О Л О В И Н Ы XIX В Е КА

Часто с тобою м ы спорили ...


Умер! Осилить не мог
Сердцем правдивым и любящим
Мелких и крупных тревог.

Кончились спор ы! Знать, правильней


Жил ты, не вкривь и не вкось!
Ты победил, Гал илеянин! -
Сердце твое порвалось ...

Н е случайно писатель начал с повести с характерным �жа­


леющим� названием - � Б едные люди� . Н о и сама жалость его
б ыла какой-то б олезненной, противоречиво й, сменяясь гневом
и протестом ( одно сочинение о писателе так и называется -
� книга великого гнева� ). Б еспоко й ное, страдающее сердце,
прошедшее через горнило великих отрицаний, тревожный ум,
смирение и гордыня, природная застенчивость и огромное са­
молюб ие, мучающаяся всеми болями мира совесть - все это

Москва . Ул и ца Доаоевского ( бы вш . Божедомка ) , 2 .


Северн ы й фл и гел ь бывшей Ма р и и некой больниц ы
для бедных, в котором в 1 8 2 3 - 1 8 3 7 гг. жила семья
Доаоевских. Фотография. 23 октября 200 1 r

2 04
Ф Е Д О Р М И ХА Й Л О В И Ч Д О СТО Е В С К И Й

сделало Достоевского одно й из самоб ытнейших фигур отечест­


венной и мировой культуры. Идеи и романы этого писателя не
устарели, так же волнуют, заставляют думать и страдать. << Э то -
человек, только что вышедши й из жизни, только что страдавши й
и плакавши й. С лезы еще не высохли у него на глазах, они чув­
ствуются в голосе: рука еще дрожит от волнения. Книг Достоев­
ского нельзя читать: их надо пережить, выстрадать, чтоб ы по­
нять. И потом они уже не заб ываются� (Д. С. М ережковский).

Ж и з н е н н ы й и тво р ч е ск и й п уть

Отец будущего писателя б ыл врачом московско й М ариинеко й


больницы для б едных. Достоевские некогда б ыли литовскими
дворянами, но старинны й род их пришел в упадок. И Михаил
Андреевич б ыл уже сыном священника и семинаристом, стал
затем медиком, участвовал в О течественной войне 1 8 1 2 года
как военны й врач. Ж енился на кротко й и о бразованно й девуш­
ке из купеческо й семьи. Чины и ордена вернули доктору потом­
ственное дворянство.

М .А . Достоевский , отец п и сател я ; М . Ф . Достоевская ,


мать писателя . Портреты работы А. Попова. 1 823 г.

205
Л И Т Е РАТ У РА В Т О Р О Й П О Л О В И Н Ы XIX В Е КА

С ын его Ф едор родился в больничном флигеле, в детстве от­


личался резвым и энергичным характером, учился в московских
пансионах, а затем его отвезли в П етерб ург и отдали в военное
Главное инженерное училище, размещавшееся в мрачноватом
М иха йловском замке. Здесь давали не только техническое,
но и отличное гуманитарное об разование. З адумчивый, замк­
нуты й , неловки й , юны й Д остоевски й не б ыл создан для воен­
но й служб ы и прослыл чудаком, романтиком, мечтателем. О н
б ольше лю б ил читать Гоголя, Б альзака и Ш иллера, стихи
и прозу немецких и русских романтиков. И вскоре после окон­
чания училища, послужив в чертежно й , вышел в отставку и за­
нялся литературным трудом, переводил и писал драмы.
Достоевский попал в демократическую среду молодых пе­
тербургских литераторов, познакомился с Тургеневым и Н ек­
расовым. О н тай ком писал уже в училище первую свою по­
весть << Б едные люди » ( 1 84 5 ) ; ее с восторгом прочитали
Д. В. Григорович и Н екрасов, а затем и Б елински й , увидевший
в молодом писателе последователя Гоголя. Успех повести б ыл
огромен и сразу сделал Достоевского литературной знамени­
тостью. Н о б ыстро выявилось и несогласие писателя с демокра­
тическими идеями Б елинского и гоголевским гуманизмом, он
показал �маленького человека» существом сложным и не таким
уж добрым и простодушным. Униженные и оскорбленные отча­
ялись и потеряли веру, часть их научилась тай но й ненависти,
злобе и об иде, им свойственна особая �гордость нищих». Добро
в жизни и человеке исконно переплетено со злом, и нельзя это
изменить или объяснить одними социально-экономическими
причинами. Достоевского заинтересовали темное и страшное че­
ловеческое �подполье», тайные мысли и чувства, протест и же­
лание мести, гордость и бунт (вспомним пушкинского Е вгения из
� м едного всадника» ). Это направление проявилось в повестях
� двойник» ( 1 846) и � хозяйка» ( 1 847) , вызвавших критические
отзывы Б елинского.
Н о юный Достоевский б ыл таким же страстным политиче­
ским мечтателем, как и Б елинский, и даже ради кальнее. Он во­
шел в тайные социалистические кружки М. П етрашевского
и Н . С пешнева, готовившие революцию и со б иравшиеся устро­
ить тайную типографию для печатания антиправительствен-

206
Ф Е Д О Р М И ХА Й Л О В И Ч Д О СТО Е В С К И Й

Ф . М . До стоев с ки й . Художник К. Трутов ский. 1 84 7 г.

но й литературы и листовок. Н а одном из со браний Достоев­


ски й читал запрещенное цензуро й письмо Б елинского к Гоголю.
23 апреля 1 849 года он вместе с другими петрашевцами б ыл
арестован и заключен в Алексеевеки й равелин Петрапавлов­
ско й крепости. О ни б ыли приговорены к смертно й казни. 22 де­
каб ря Достоевский и другие осужденные б ыли выведены на
С еменовеки й плац, где б ыли готовы стол б ы, белые ру б ахи-са­
ваны и воинская команда для расстрела. С обралась многоты­
сячная толпа. � Троих поставили к стол бу для исполнения каз­
ни. Вызывали по трое, след., я б ыл во второй очереди и жить
мне оставалось не б олее минуты» , - вспоминал Достоевский.
Казнь уже началась, но вдруг ее прервали и объявили резолю­
цию императора Н иколая 1: отправить на каторжные раб оты на
четыре года, а потом рядовым в си б ирские батальоны. З а счи­
танные минуты перед расстрелом молодо й Достоевский пере­
жил столько, что стал другим человеком. Это сильне й шее ду-

207
Л И Т Е РАТ У Р А В ТО Р О Й П О Л О В И Н Ы XIX В Е КА

Ограда вокруг Омского острога .


гравюра по фотографии. 1 89 7 г.

шевное потрясение усилило уже начинавшуюся у него « n аду­


чую� нервную болезнь - эпилепсию.
Четыре года Достоевский провел на каторжных ра б отах
в Омской крепости (см. его книгу « Записки из Мертвого до­
ма� ) , а затем стал солдатом в С емипалатинске. Так произош­
ла встреча теоретического мечтателя с реальным народом .

Ф . М . Достоевский в форме унтер-офи цера .


Фотография. 1 858 г.

208
Ф ЕД О Р М И ХА Й Л О В И Ч Д О СТО Е В С К И Й

Л ишь в 1 859 году он по ходата йству известного военного ин ­


женера Э . И . Тотле б ена б ыл произведен в офицеры, женился
на М .Д. Исаевой, вышел в отставку и получил разрешение
жить в Твери, а затем и в Петербурге. Там появились в печати
его новые повести �дядюшкин сон� и � с ело С тепанчиконо
и его об итатели�, в М оскве вышло его двухтомное со б рание
сочинени й . В 1 86 1 году б ыл опу бликован роман � Униженные
и оскор бленные�.
Вместе со старшим братом М ихаилом и при участии крити­
ков Аполлона Григорьева и Н . Н . С трахова Достоевский начал из­
давать журналы << В ремя>> ( 186 1 - 1 863) и � э поха� ( 1 864- 1865) ,
проповедовавшие теорию �почвенничества� - идею единения
высших сослови й с народом, с родной <<Почвой �. В 1 862 году пи­
сатель впервые поехал за границу, в следующем году поездку эту
повторил, играл в рулетку, бедствовал - все это дало материал
для романа � и грок� ( 1 867). Резкая критика буржуазного З апа­
да привела Достоевского к повести � записки из подполья�
( 1 864), где протест одинокой озлобленной личности против
угнетающего и унижающего ее об щества принял характер бунта
и язвительного отрицания люб ых моральных норм.

Ап . А . Гри горьев . М . М . Доаоевски й .


Фотография. 1 850-е гг. Фотография. 1 860-е гг.

209
Л И Т Е РАТУ РА В Т О Р О Й П О Л О В И Н Ы XIX В Е КА

Ф . М . Достоевски й . Художник В. Н. Горяев. 1 968- 1 9 7 1 гг.

П еремены в миросозерцании способствовали созданию не­


скольких больших романов, которые воспринимаются как своего
рода цикл. Это � п реступление и наказание>> ( 1 865- 1866) , � иди­
ОТ>> ( 1 868) , � Б есы� ( 187 1 - 1 872) , � п одросток� ( 1 875) и незавер­
шенные � Б ратья Карамазовы� ( 1879- 1 880). Открыв этот цикл
романов � П реступлением и наказанием�. Достоевский затем соз­
дал внутри цикла как бы две дилогии, на разном уровне и в раз­
ных направлениях развивающие идеи и образы первой книги.

Роман сс Подросrок>> продолжал о п редели вшуюся в « П ресту п лении


и наказа н и и » идею обрете н ия гос п одства над м и ром и людьми с п о­
мощью л ич ны х качеств одного человека , идею «на п олеоновскую» ,
в сущности п реступ н ую, но показа н ы соблазны и крах этой идеи на
фо не жи з ни небла гополучного русского семейства , н еспособного
жить старыми идеалами в новых условиях обуржуа з ившейся , веря ­
щей лишь в деньги России.

210
Ф Е Д О Р М И ХА Й Л О В И Ч Д О СТО Е В С К И Й

.\ 1

Князь Лев Н иколаевич М ы ш кин и Па р фе н Рого жи н .


Художник В . Н. Горяев. 1 968- 1 9 7 1 гг.

(( Б ратья Ка ра м а зо вы)) тоже семе й на я и аори я , н о п ров и н ц иа л ь ­


ну ю ж изнь б ратьев Дмитрия , И вана и Ал еш и Ка рама зо в ых и та и н ­
авенные обаоятельава уб и й ава и х отца Федо ра Павловича п и сатель
поднял на небывалу ю вы соту ф ил ософс ко го ос мы сления , показал
нрававенну ю цену п ресту пления в л и шенном тве рды х мо ральны х
ос нов общеаве и неизбеж ноаь вы с ш его , н рав авенного наказани я .

Роман ((Иди от)) - книга о русс ком Х р и ае , положительно п р е ­


кра с ном человеке , ч и аом , и с к р ен нем , в сем жела ю щем только
добра , но не мо гущем эти вы сокие хр иаиан с кие идеалы воплотить
в общеаве, п ронизанн о м лож ь ю , корь ю ь ю , злобо й и п реступл ен и ­
ем . Княз ю М ышкину, ге р о ю р омана « И диот » , п ротивопоаавлены
м рачные , самоуве р енные, иде й но п р е ступ н ые русс кие «бе с ы » из
одноименно й книги Доаоев с кого, где о н и хотят из м ен ить русс ку ю
жизнь с п о мощь ю то го же уб и й а ва и обма на , с ило й навязать в сем
с вои пол итичес кие идеи и уто п и ю буду щего со ц иали а ичес кого рая .
Это й дилогие й Доаоев с ки й ка к бы отвечал и рев ол ю ци о нно й де ­
мократии и Че р н ы шев с кому, и кон се р вати вным к руга м и славяно ­
ф илам , и с ка вш и м вы ход в « р еак ц и и » и ортодоксальн о м хр иаиан -

21 1
Л И Т Е РАТ У РА В Т О Р О Й П О Л О В И Н Ы XIX В Е КА

Ге рои ня ро мана « И д иот » На ста с ья Ф и л и п п о вна .


Художник В Н Горяев. 1 968- 1 9 7 1 гг.
. .

стве. Он п о ка з ал то гдаш нюю Росси ю как вз бала мученн ое м о ре , где


в се п отерял и п ра в и льные ор и енти р ы и цел и , з аблудил ис ь , впал и
в сл о жный и опа с н ы й са м о обма н . П о н ятн о , что р оманы эт и вы з ва ­
л и сам ое рез кое непр и яти е ра з ных общественных кругов , об в и нен и я
в клевете и до н осах и на сто л ет осл ожн ил и п исательс кую судьбу До ­
стоев с ко го, кото ро го Л ен и н на з вал «арх ис кверны м п исателем >> . Вме­
сте с тем идеологи чес к и е нападк и не обес цен и л и прозу п исателя ,
л и шь на время л и ш и в ее статуса «нужн о го >> чтен и я .

В 1867 году овдовевший Достоевский женился на стеногра­


фистке Анне Григорьевне С ниткиной, четыре года они провели
за границе й , и бо в России писателя преследовали кредиторы.
Сн ова б ыли нищета, долги, скитания по Е вропе. Романы его чи­
тались на родине, имели шумный, неравнодушный отклик у тог­
лашних читателей и критики, воспринимаясь демократической
молодежь ю и ее вождями как «антисоциалистические>> (особен­
но это касалось << П реступления и наказания» и « Б есов» ) .

21 2
Ф Е Д О Р М И ХА Й Л О В И Ч Д О СТО Е В С К И Й

А. Г. С н итки на . Фотография Лушева. 1 863 г.

Н о со временем читатели и критика увидели в книгах Досто­


евского реальную правду, глубокую веру, идейно-философское
единство: «Удивительно: в эпоху совершенно безрелигиозную,
в эпоху, существенным образом разлагающуюся, хаотически
смешивающуюся, - создается ряд произведений, образующих
в целом что-то напоминающее религиозную эпопею, однако со
всеми чертами кощунства и хаоса своего времени� ( В . В. Роза­
нов). Однако автор не удовлетворился этими великими романа­
ми и сам стал влиятельным публицистом и журналистом.
В 1 873- 1 874 годах Достоевский редактировал газету­
журнал « Гражданин� . печатал здесь свой •дневник писате­
ля• - пу блицистические заметки и очерки, затем превратил
этот дневник в отдельное издание. Е го страстно и откровенно
высказываемые оригинальные идеи и мнения неизменно вызы­
вали споры в о б ществе и газетно-журнальную полемику,
но принесли новую популярность и многочисленных последо­
вателей. Всех поразили это искреннее отношение знаменитого

213
Л И Т Е РАТ У РА В Т О Р О Й П О Л О В И Н Ы XIX В Е КА

писателя к читателю как к ра вному, его нежелание б ыть вели­


чественным учителем жизни, б еспощадно честны й разговор
о нарастающем не благополучии, расшатанности, упадке вс ех
моральных ценносте й в русском о б ществе и душе человека,
стремление открыть людям, прежде всего молодежи, реаль­
ную правду и свет во мраке и лжи. З авершилась литературно­
о б щественная деятельность Достоевского его знаменито й
П ушкинско й речью на открытии памятника великому поэту
в М оскве.

Открыт ие памятника А.С. Пушкину в Москве б июня 1 880 года .


гравюра с наброска художника Н. Чехова. 1 880 г.

214
Ф ЕД О Р М И ХА Й Л О В И Ч Д О СТО Е В С К И Й

РОМАН « П Р Е СТУПЛ Е Н И Е И НАКАЗАН И Е »

Ид ея п р оти в жи з н и

Р оман << П реступление и наказание� Достоевский считал своей


исповедью и задумал его еще на каторге, <1 лежа на нарах, в тяже­
лую минуту грусти и саморазложения� . В начале он назвал его
<< П ьяненькие� и в 1 865 году заключил кабальны й договор на
книгу с издателем, чтоб ы отдать неотложные долги и уехать за
границу. Н о в немецком городе В ис бадене, где писатель проиг­
рал в рулетку все свои деньги и даже карманные часы, в гости­
нице ему, как гоголевекому Хлестакову, перестали давать еду
в долг, и полуголодный, отчаявши й ся, в какой-то внутренней
лихорадке, Достоевски й в маленько й комнатке курортного оте­
ля начал писать свою великую книгу. В этой безвыходно й б ыто­
во й ситуации что-то ему как писателю и мыслителю вдруг от­
крылось, увиделось по-новому. П исал он книгу, как всегда,
торопливо и как - то судорожно, комкая и сжимая повествование
и мучительно страдая от понимания промахов и несовершен­
ства романа: <1Я же и воо б ще-то работаю нервно, с муко й и забо­
той. Когда я усиленно работаю - то болен даж е физически�.
Ч итатель книги это сразу ощущает, к нему переходит б олезнен­
ное напряжение автора. В 1 866 году, уже в П етер бурге, роман
б ыл переработан и завершен, первые его главы появились
в журнале М. Н . Каткова <1 Русский вестник�.
Именно Каткову автор романа назвал тему книги - <i П С И­
хологический отчет одного преступления�. Роман Достоевско­
го не о человеке, не о главном герое ( хотя Раскольников - лич­
ность замечательная и сильная ), а о его деянии, поступке
( преступлении) и неиз б ежных последствиях этого поступка
(наказании). Иногда <1 П реступление и наказание� трактовали
как гениальный детектив, и это в книге, конечно, есть, сюжет ее
умело закручен и стремителен, ход преступления и следствия
запутан и неожидан. Н о главное в романе Достоевского - это
смело и правильно поставленные <1вечные� вопросы о нрав­
ственном законе (или он есть для всех и каждого, или <iBCe доз­
волено� ) и о тайнах человеческо й души.
Л И Т Е РАТ У РА В Т О Р О Й П О Л О В И Н Ы XIX В Е КА

Орнаментальные и портретные наброски ( Раскольников ,


Порфирий Петрович , Свидригайлов ) в черновой рукопис и
романа « П реступление и наказание».
Автограф Ф. М. Достоев ского. 1 860- 1 866 гг.

Достоевский писал Каткову, что не преступление в его ро­


мане главное (иначе это б ыл б ы детектив) и что все основное
действие разворачивается после у б ийства: � Тут-то и разверты­
вается весь психологически й процесс преступления. Н еразре­
шимые вопросы встают перед уб и йцею, неожиданные чувства
мучают его сердце. Б ожия правда, земно й закон берет свое,
и он кончает тем, что принужден сам на се бя донести. П ринуж­
ден, чтоб хотя поги б путь в каторге, но примкнуть опять к лю­
дям; чувство разомкнутости и разъединенности с человечест­
вом, которое он ощутил тотчас же по совершении
преступления, замучи л о его. З акон правды и человеческая

216
Ф Е Д О Р М И ХА Й Л О В И Ч Д О СТО Е В С К И Й

природа взяли свое ... Преступник сам решает принять муки,


чтоб искупить свое дело� .
Роман « Преступление и наказание� этими психологиче­
скими и философскими исследованиями человека и его пре­
ступного деяния не исчерпывается. Иначе его мало кто стал
б ы тогда читать. Э то остро современная книга, показавшая
всео б щий идейны й и социальны й раскол, страшное падение
личности и нравственности в пореформенном русском о б ще­
стве, являющаяся творческим ответом и на романы Черны ­
шевского, Тургенева, Гончарова, даже Толстого ( следователь
Порфирий читал первые главы « Войны и мира>> ! ) , на демо­
кратическую, славянофильскую, << почвенническую� и кон­
сервативную критику и пу б лицистику. Здесь есть и своя
пу б лицистика, сатира и даже памфлет ( в Л ужине есть черты
прислушивавшегося к мнению демократическо й интелли­
генции и студенческо й молодежи Тургенева) , и вместе с тем
пародия на роман Ч ернышевского « Что делать? � с его
«женским вопросом� и хрустальным дворцом ( целыми фра­
зами из этого романа говорит золотушны й << прогрессист�
Л е б езятников ) .
И , наконец, у прошедшего через каторгу и нищету петер­
б ургских «углов� Достоевского в романе есть народ, свиде­
тель и высши й судия преступления студента Р аскольникова,
почти до конца романа не признающего свою вину. Э ти прос­
тые, но б езоши б очно чувствующие ложь и грех люди и назы­
вают его «у б ивцем� и б ез б ожником. Н арод этот совсем не по­
хож на крестьян Тургенева, Гончарова и Толстого, он темен,
недоверчив, жесток, поро й преступен, склонен ко лжи и пьян­
ству, но и на каторге знает и помнит нравственны й закон, выс­
шую правду. Л юди же о б разованных сословий эту правду за­
б ыли или заменили со б ственными умствованиями, модными
идеями и теориями. Достоевски й , противопоставив одиноко­
го о б разованного преступника и суд народн ый , смело сказал
( пусть устами негодяя С видрига й лова) , что высокомерная,
эгоистичная и антигуманная идея Раскольникова, толкнув­
шая его на «иде й ное� у б и й ство, не хуже и не лучше других,
является законно й частью мира современных учени й и мне­
ни й . Э ту реальную правду никто не захотел принять. Попят-

217
Л И Т Е РАТ У РА В Т О Р О Й П О Л О В И Н Ы XIX В Е КА

Ка морка Раскольникова . Эскиз декора ции к спекта кл ю


М осковского театра и м . М . Н . Ермолово й .
Художник Г. Федоров. 1 95 7 г.

но, како й гнев и возмущение вызвал его роман в самых раз­


ных о б щественных лагерях и кружках.
Л юбо й внимательны й читатель сразу видит, что роман До­
стоевского разительно отличается от родившихся рядом с ним
книг Тургенева, Толстого, Гончарова. О н не лучше и не хуже,
просто это совсем другая книга, и написана она о другом. Их по­
этичности, ясности, гармоничности, лиризму и эпическому спо­
кой ствию автор � Преступления и наказания» противопоставил
мрак, хаос, всеоб щее разложение в об ществ е , тревогу и гнев,
страшное, судорожное напряжение мысле й и чувств, их болез ­
ненность, падение человека, житей скую грязь, нищету, пьянство,
повседневную жестокость, пороки и преступления, уб и й ства
и самоуб и й ства, петербургские чердаки и отвратительные трак­
тиры, дно жизни и человеческое �подполье», изъяны и б олезни
страждуще й и оскорбленной души.
В романе доктор Зосимов простодушно свидетельствует
о результатах свое й враче б но й практики: << А гармонического

218
Ле а н ица в доме п р о ц ен т щиц ы . Э с к из деко р а ции
к с пекта кл ю М о с ков с кого теат р а и м . М . Н . Е р молово й .
Художник Г Федоров. 7 9 5 7 г.

человека, это правда, совсем почти нет>> . Откуда же такому


взяться в страшном мире призрачного П етер б урга ? И фамилия
главного действующего лица книги %ГОворящая>> - Расколь ­
ников, этот б ывший дворянин и б ывший студент живет в рас­
колотом об ществе и своим преступлением и антигуманными
% Про гр ессивными� идеями спосо б ствует его дальнейшему рас­
паду. Даже по цветам своим роман Достоевского - черно­
б елы й с гнило й петер бургско й желтизной, самое яркое пятно
в нем - кровь.
Сам сюжет книги драматичен и кровав и в то же время впол­
не об ыден, взят прямо из тогдашних полице йск их газетн ы х
листков и судебных отчетов: нищий петербургский студент уб ил
из-за денег топором старушку-ростовщицу и ее сестру. О б ыкно­
венная история ... Далее неиз бежно следуют арест, суд, приговор,

219
Л И Т Е РАТ У РА В Т О Р О Й П О Л О В И Н Ы XIX В Е КА

Ста руха - п роцент щи ца .


Художник ДА. Шмаринов. 1 93 5- 1 939 гг.

лишение всех прав и состояния, каторга, вычеркивание б ывшего


человека из мира живых люде й. Он упал на дно жизни, раздав­
лен, унижен, поги б , осужден об ществом навечно. Этим все су­
дебные отчеты и детективы обычно и кончаются. Роман Достоев­
ского с этого только начинается.
С уров суд писателя, велики тре б ования, жесток и его б ес­
пощадны й к персонажам и читателю реализм. Но главное
здесь - отношение писателя к человеку. В основе романа
<< Преступление и наказание� лежит не осуждение человека
и творческое оправдание преступления и, шире, мирового зла
и человеческого темного « подполья�. а совсем другая идея.
С ам автор ясно говорит о не й : << Основная мысль всего искус­
ства девятнадцатого столетия . .. мысль христианская и высо­
конравственная; формула ее - восстановление поги б шего че-

220
Ф Е Д О Р М И ХА Й Л О В И Ч Д О СТО Е В С К И Й

Раскол ьн и ков .
Художник Д А . Шмаринов. 1 955 г.

ловека, задавленного несправедливо гнетом об стоятельств,


застоя веков и о б щественных предрассудков. Э та мысль - оп­
равдание униженных и всеми отринутых пари й об щества>> .
Ведь это, в сущности, велики й завет н е только Достоевского,
но и все й русско й классическо й литературы от Пушкина до
Чехова - « при полном реализме най ти в человеке человека».
И помочь поги б ающему, падшему, изверившемуся, разрушен­
ному человеку подняться, возродить его к ново й жизни. Р ома­
ном « Преступление и наказание» Достоевский присоединился
к литературно й школе русского гуманизма, другое дело, что гу­
манизм его тре б ователен и поро й просто жесток.
И ногда говорят, что все преступления похожи друг на
друга, и б о порождены социальными условиями, несовершен­
ством классового о б щества. О днако умны й и о б разованны й

221
Л И Т Е РАТ У Р А В Т О Р О Й П О Л О В И Н Ы XIX В Е КА

следователь Порфирий в разговоре с у б ийцей Р аскольнико­


вым утверждает другое: здесь нет о б щего случая, все слу­
чаи - частные. К аждый преступник и его деяние уникальн ы,
как и неповторимое стечение жизненных о б стоятел ьств .
Но и здесь Раскольников выделяется и удивляет. Все факты,
связанные с ним и совершенным им у б ийством, фантастич ­
ны, невероятны , психологически нео б ъяснимы. Но они есть,
нуждаются в оценке и выстраивании из них сколько-ни б удь
у б едительно й следственно й гипотезы. Порфирий жаждет по­
нять этого странного человека. С ледователь вступил в пое ­
динок с преступником сильным, умным, об разованным, про­
лившим кровь реальных людей для воплощения в жизнь
свое й головно й идеи.
Главный герой романа « Преступление и наказание� Р оди­
он Раскольников принадлежит к <<новым людям�, он - петер­
б ургски й студент, представитель «третьего сословия� . знаток
новейших ученых теори й и социальных учений, читатель
журнала Чернышевского « С овременник� . О н явно знаком
и с романом « Что делать ? � , разговаривает в полицейской
конторе с офицером о нигилизме . В то же время он происхо­
дит из об едневшей дворянско й семьи, поко й ны й отец его б ыл
литератором -романтиком и посылал в журналы свои стихо­
творения и прозу, мать - женщина верующая и придерживаю­
щаяся в жизни строгих нравственных правил, знающая о зап­
ретно й черте, которую нельзя преступать, красавица сестра
Дуня горда и тоже самоуверенна, но готова на самопожертво­
вание ради близких. Значит, и сам Р аскольников воспитан
в этих нравственных правилах и вере (мать в письме напоми­
нает ему, как он в детстве лепетал молитвы на коленях у отца
и как все они б ыли счастливы ) , хотя и гордо отверг их впос­
ледствии как устаревшие, сковывающие одинокую выдающу­
юся личность. Но интересен и сам его решительны й характер,
о котором говорит его мать: << П респоко йно б ы перешагнул че­
рез все препятствия>> . Все это важно для понимания этой ко­
лоссальной фигуры. Но еще важнее то, что с самого начала
романа мы видим, что Раскольников трагически одинок, сво­
ей эгоистичной идеей отделил се бя и от демократической раз­
ночинной среды, и от живуще й в провинциальном городе

222
Родион Раскольников .
гравюра Ф.Д. Кон стантинова. 1 960 г:

семьи. Э та уединенная навязчивая идея и приводит его к б о­


лезни раздраженного духа и �иде й ному� преступлению.
Тогда су шествовала достаточно авторитетная теория, по
которой преступники считались людьми б ольными и выродив­
шимися, у rц ер б ными, духовными и физическими уродами,
отб росами об rц ества. Раскольников эту теорию отчасти разде­
лял и даже написал лю бопытную статью о преступлении, где
прямо связывал это страшное деяние с болезнью. Н о автор ро­
мана другого мнения, недаром же он заставляет антипатичного
ему Л ужина сказать фразу о росте преступлени й в высших, об ­
разованных классах об rцества. У Достоевского студент из дво­
рян Р аскольников молод, здоров, умен, красив, об разован, об ­
ладает сильным характером и незаурядными спосо б ностями.
В то же время он высокомерен, тщеславен, нео б rц ителен
и вместе с тем великодушен, доб р, готов помочь ближним, рис­
ковать ради них жизнью, отдать им последнее. Ведь само уб и й ­
ство он совершает не для себя и своего личного благополучия,

223
Л И Т Е РАТ У РА В Т О Р О Й П О Л О В И Н Ы XIX В Е КА

а для семьи, для помощи таким униженным и оскор бленным


людям, как Мармеладовы. Цель благородная и высокая, но он а
ник а к не оправдывает страшные средства ее достижения,
не оправдывает у б и й ство, преступление, кровь. К тому же эта
помощь людям для <<идейного» преступника не главное.
С уть преступления Раскольникова в том, что совершено оно
по «иде йным» мотивам. Н икаких глуб инных экономических
причин у него нет, и бо тогдашни й студент (пример - тот же
усердны й Разумих ин) мог зараб отать на жизнь уроками и пере­
в одами, к тому же ему присылала деньги мать из своего кро х от­
ного пенсион а . Полуголодный, озлобленны й на всех и вся,
охваченны й како й -то б олезненной лихорадко й мысли мечта­
тель увлеченно обдумал головную, абстрактную идею в полном
одиночестве, в тесной душной каморке петербургского чердака :
«Я тогда, как паук, к себ е в угол заб ился». За раскольниковекой
теорией стоит весь тогдашни й романтизм, бурные, мятежные,
преступные герои Б айрона и Л ермонтова, об раз безжалостного
и нераз б орчивого в средствах Наполеона. Ром аны и повести
Б альзака и Диккенса, знаменитый роман С тендаля << Красное
и черное>> , << О тверженные» В иктора Гюго, даже << Граф М онте­
Кристо» Александра Дюма - все эти книги построены на идее
преступления и наказания. Но Достоевски й поднимает эту
идею на новую высоту художественного выражения. Главное
в Р аскольникове и его « безобразной мечте» - та же сатанин­
ская гордость, презрение к людям и об ществу, желание властво­
вать над этим «стадом» , деспотизм: « Власть дается только тому,
кто посмеет наклониться и взять ее».

Ответьте на вопрос: В каких эпизодах романа раскрывается и


комментируется содержание теории Раскольникава ?

П ушкин в << Ц ыганах» и << П иково й даме» предупреждал,


к чему ведут своеволие, б езответственная игра в «сверхчело­
века», неуважение чужо й жизни. Н о идея Раскольникова
развивалась вне этих предупреждений, в этом ему много по­
могли модные книги и журналы, новейшие естественные нау­
ки, социальные теории и политические учения. Тогда многие
утверждали, что преступлени я нет, а есть социальный протест

224
Ф Е Д О Р М И ХА Й Л О В И Ч Д О СТО Е В С К И Й

Ф . М . Досrоевски й .
Литография по фотографии. 1 860-е rr

личности против угнетения. За б ыли о человеческо й натуре,


заб ыл о не й и гордый мечтатель Раскольников. Отвергнув
нравственность как предрассудок отсталых люде й , он поде­
лил человечество на о б ыкновенных законопослушных �суще ­
ствователе Й >> , �тваре й дрожащих� и на люде й нео б ыкновен­
ных, �завершителе й человечества� . В от вторые-то и есть
преступники, и б о для высказывания своего нового слова они
могут преетупить стары й закон, предрассудок, и б о �право
имеют>> . Именно они, согласно идее Р аскольникова, спосо б ­
ны разрешить свое й совести перешагнуть через лю б ое пре­
пятствие, через кровь и преступление во имя дальне йшего
блага людей. А уж дальше их дело: ли б о личная со в есть заста­
вит их страдать, ли б о новые наполеоны споко й но переступят
через кровь и пойдут вперед. В распавшемся об ществе отсут­
ствует нравственны й закон.
Теория эта исходит из по н имания волево й силы человека,
в руках которого находятся все средства изменения мира. За-

9 Литература XIX в. , 10 кл., ч . 2 225


Л И Т Е РАТ У РА В Т О Р О Й П О Л О В И Н Ы X I X В Е К А

метим, что мрачная идея Раскольникова противостоит пош­


ленькой мысли «демократа� Л ебезятникава о том, что все зави­
сит от материальной среды, а сам человек с его неповторимым
лицом и судьбо й есть ничто. С тудент не хочет так жить, уни­
жаться, зависеть от социальной среды, ожидать ее радикально­
го изменения и «всеобщего счастья� . Для него нет преград: со­
весть, нравственный закон, вера - все это для новоявленного
«сверхчеловека� предрассудки, делающие большинство людей
трусами и жертвами.
С ам Раскольников не хочет дожидаться «всео б щего счас­
тья� социальных утопистов , жаждет проверить свою силу
и смелость, идет на преступлен ие ради свободы и власти над
«муравейником� люде й ( « ... я переступить поскорее хотел ... � ) .
Он - человек нео б ыкно в енны й , из бранны й, и не противную
старушонку ему хочется у б ить и завладеть ее деньгами, а про­
верить свою силу, «уб ить принцип�, посметь перейти черту.
Э тот индивидуалистически й бунт в како й -то мере продолже­
ни е петер бургского бунта пушкинских героев « Пиковой да­
мы� и « М едного всадника�. Вспомним, что Д остоевски й в ро­
мане « Подросток� назвал идею Германна, героя «Пиковой
дамы�, «дико й мечто й� , и мы поймем, что он думает о книж­
но й , головно й идее петер бургского студента Раскольникова.
Но собственного мнения писатель не высказывает, в романе
он в сем дает себя раскрыть, выговориться, и прежде всего сту­
денту с «идеей� .

Подумайте над вопросами: Почему предыстория Раскольникова


не развернута автором ? В чем причина авторского <mевнима ­
ния» к этапам пройденного героем жизненного пути ?

И дея эта страшная и антигуманная, к тому же она тяжким


грузом лежит на страдающем сердце и больно й совести ее соз­
дателя. С амолюбие его бесконечно страдает, и бо он оказался
слабее своей теории, сумел лишь убить, но даже не сумел огра­
бить, даже не заглянул в комод старушки, где в шкатулке лежало
несколько тысяч рублей - деньги по тем временам огромные и
могущие осчастливить «слабеньких�. Доктор Зосимов называет
его «исступленным ипохондриком�. Даже несчастная кроткая

2 26
Ф Е Д О Р М И ХА Й Л О В И Ч Д О СТО Е В С К И Й

страдалица С оня пожалела Раскольникова, увидев, как он


ужасно, б есконечно несчастен. Мать с ужасом увидела в его
взгляде �сильное, до страдания чувство� и �что-то неподвиж ­
ное, даже как будто б езумное�. Раскольников буквально болен
свое й неподвижно й идеей, находится в каком-то заб ытьи,
нервном напряжении и лихорадке, мысли его мешаются, муча ­
ют страшные сны и кошмары, сердце его истерзано, ожесточи ­
лось, опустело, на лице видны следы необ ыкновенного страда ­
ния: б ольно й , он мечется по городу, все время спешит куда-то,
и бо не может б ыть один.

СА М О СТОЯ Т ЕЛ Ь Н Ы Й А Н АЛ И З Т Е КСТА *

Обратитесь к содержанию rna Раскольникова в б главе


III части романа �Преступление и наказание». Выполни­
те письменный анализ эпизода, уделив внимание следую­
щим положениям:
• сны героя - форма образного переосмысления различ­
ных мотивов и сюжетных коллизий произведения, при­
ем самохарактеристики персонажа;
• место сна в сюжетно-композиционном пространстве
текста (события, предшествующие эпизоду и следую­
щие за ним);
• отражение в сне деталей, фигур и событий, произошед­
ших накануне или в прошлом;
• сюжет сна, символичность сцепления деталей и обстоя­
тельств;
• стилистика описания сна, отражение в ней авторской по­
вествовательной манеры, приемы эмоционального воз­
действия на читателя;
• реакция героя на происходящее во сне и в момент про­
буждения ( << Сон это продолжается или нет» , - думал
ОН ... » ) ;
• соотношение данного эпизода с другими снами героя,
представляющими своеобразную «стенограмму» его
чувств.

227
Л И Т Е РАТ У РА В Т О Р О Й П О Л О В И Н Ы XIX В Е КА

Одинокого мечтателя Р аскольникова потянуло к людям.


Он выходит для <<идейного� у б и й ства из своей крохотной чер­
дачно й каморки и сразу встречает живых, реальных людей, ко­
торые вовсе не ангелы. Но каждый из них, по верному слову
следователя П орфирия Петровича, «частны й случай � . осо б ен­
ны й человек: « Л юди многоразличны-с � . Даже у б итая стару­
шонка не « вошь� . как Раскольников ее презрительно именует,
а человек, пусть и мерзкий, злой, бесполезный. Даже глупый
болтун Л е б езятников, этот «демократически Й >> Репетилов, спо­
собен на благородны й поступок (смелая защита оклеветанно й
Л ужиным С они). У каждого свой путь и своя правда. На этом
пути люди, сталкиваясь с Раскольниковым, вдруг открывают­
ся и высказываются. С овершенное преступление еще туже за­
кручивает пружину стремительного де й ствия.
Я вляются проницательный и начитанны й следователь П ор­
фирий, чиновник из полице йской конторы Заметов, свидетели,
начинаются детективная борьба, погоня, провакационные раз­
говоры, прозрачные намеки, ловушки. Вдруг приезжает в город
таинственны й и странны й С видригайлов, смелый преступник,
покрупнее и поопаснее у би й цы старухи-процентщицы. Начи­
нается борьба и с ним. Раскольников у вдруг понравилось хо­
дить по острию ножа, рисковать, бороться с умным и опытным
криминалистом П орфирием и Заметовым, помогать несчаст­
ной семье Мармеладовых, разговаривать с С оней, С видригай­
ловым, даже с неприятным и надутым Л ужиным. Начинаются
знаменитые диалоги Достоевского ( « О дно словцо другое зо­
вет, одна мысль другую вызывает� . - говорит Порфирий), отк­
ровенные разговоры персонаже й о смысле и несовершенствах
б ытия в грязных трактирах и чердачных комнатках, странные
совпадения и неожиданные встречи, превращающие роман
в драму, в трагедию. Так, «неподвижная � головная идея Р ас­
кольникова вступает в соприкосновение и противо б орство
с реальными людьми и живой жизнью.
У Достоевского в романе все происходит « вдруг>> , это его
люб имое слово, встречающееся в « Преступлении и наказании�
более пятисот раз. « Вдруг� приезжают к преступному и больно­
му Р аскольникову мать и сестра, и изможденное несчастное
лицо его словно б ы озаряется светом. О н все вспомнил, увидел

228
Ф Е Д О Р М И Х А Й Л О В И Ч Д О С ТО Е В С К И Й

Илл юара ции к роману « П реаупление и наказа ние»:


Л ужин ( слева ) , М а рмеладов .
Художник П . М Боклевский. 1 880- 1 88 1 гг.

самых близких, родных люде й , понял всю силу их люб ви к не­


му и высоту их жертвы для него. История с богатым негодяем
Л ужиным, женихом его сестры, еще б олее сближает Р асколь­
никова с семьей, ее реальными делами и об ыденными заб о­
тами. Именно матери и сестре говорит у б ийца слова надежды:
� может б ыть, все воскреснет! .. �
<< Вдруг� появляется в жизни студента и другая семья: боль­
шая, нищая, несчастная, измученная пьянством и вечными не­
удачами ее главы - выгнанного со службы чиновника М арме­
ладова. И этот опустившийся, спившийся человек говорит
юноше произительные слова, являющие одну из главных истин
русской классической литературы: � Ведь надоб но же, чтоб ы
всякому человеку хоть куда-ни будь можно б ыло пойти ... где бы
и его пожалели�. Их откровенны й разговор в трактире показы­
вает Раскольникову, что жалкие люди, которых он презритель­
но считал �человеческим материалом� для социальных экспери­
ментов, имеют свою душу, неповторимое лицо и судь бу,
достоинство, гордость, способ ны на великое самопожертвование

229
Л И Т Е РАТ У РА В Т О Р О Й П О Л О В И Н Ы XIX В Е КА

и любовь. И он бросается им помогать, померживает своим уча­


стием, дает деньги. << Е сть жизнь! Разве я се йчас не жил ? >.> - го­
ворит он, выходя из комнатки Мармеладовых. И на этом пути
конкретного, реального добра Раскольников встречает кроткую
и верующую С оню, которая постепенно становится его спасени­
ем, надеждой и одновременно суд ией , идет с ним на каторгу, по­
могает ему покаяться, пройти через страдание и возродиться,
вернуться к людям. Но путь к возрождению нелегок, и Расколь­
никову суждено пройти через многие испытания и соблазны.

П ое ди н о к со сле д овате л е м

Следователь Порфирий П етрович известен своим умением


раскрывать запутанные преступления: он умен, опытен, недо­
верчив, скептичен. Он видит не юридическую форму, а практи­
ческую, жизненную суть поступка Раскольникова; он сразу на­
чинает подозревать Раскольни кова, расставляет ему
юридические и логические ловушки ( «дело следователя ведь
это, так сказать, свободное художество. . . >> ) . И тем самым следо­
ватель становится практическим критиком теории студента­
уби йцы. Начинается их напряженны й , стремительны й спор­
поединок. Э то не просто погоня, но именно идеологический
спор, и б о следователь хочет не только раскрыть преступление,
но и спасти для об щества молодого незаурядного человека. Так
что занимательная криминалистика в этой детективной истории
не отделена от философии и психологии.
Порфирий сразу находит в теории Раскольникова уязви­
мое место: студент превыше всего ценит ум, прежде всего, ко­
нечно, свой высокомерный ум, но заб ывает о непредсказуемой
реальности и непостоянно й , многомерной натуре человека:
«А вы здравый взгляд потеряли ... Ведь понимаю же и я, каково
это все перетащить на себ е человеку, удрученному, но гордому,
властному и н етерпеливому. . . >> Он видит в преступлении Рас­
кольникова «дело современное>.> , « когда помутилось сердце че­
ловеческое>.> , книжные мечты, смелость отчаяния, бунт в тупи ­
ке, истерическую решимость, помрачение разума и совести.
И не в том даже дело, что следователь Порфирий с его идея-

230
Ф Е Д О Р М И ХА Й Л О В И Ч Д О СТО Е В С К И Й

ми решительно не согласен. Раскольн и ков пошел против


жизни и человека: �эй, жизнью н е б резгай те, много ее впере­
ди еще будет�. С тудент захотел стать великим через преступ­
ление, а надо самому стать чем-то, тогда все это увидят
и признают. И дает ему тот же совет, что и мудрая сердцем
С оня М армеладова, - найти веру, опору, отдаться жизни,
а жизнь вынесет, человеку � воздуху надо, воздуху� ! И пред­
сказывает Раскольникову, что тот свою гордость и теорию
преодолеет, до б ровольно примет страдание, и б о �в страда­
нии есть идея� . Д ает Порф и рий и об ещание по возможности
о б легчить участь покая вшегося преступника и о б ещание
свое выполняет.

Подумайте над позицией Порфирия в диалоге следователя и


убийцы. Что имеет в виду Порфирий Петрович, называя себя
<{поконченным человеком » и при этом суля Раскольникову яр ­
кую будущность ?

Н астоя щи й уб и й ц а

Е сть в романе Д остоевского и настоящий преступник, смелы й,


холодный и фантастический душегуб , не признающи й никако­
го нравственного закона и преград. Э то человек - загадка Свид­
ригайлов, которы й приходит словно из ниоткуда и уходит
в никуда. Любопытно, что этот негодяй и преступник творит не
только зло, но делает много доброго. О б уме и проницательно­
сти его говорит первая же фраза в разговоре с Раскольниковым:
� ч еловек вооб ще очень и очень даже люб ит быть оскорблен­
ным�. В едь это реальная правда, но очень уж неприятная, даже
циничная, к тому же она по - новому освещает заглавие раннего
романа Д остоевского - � Униженные и оскорбленные� .
В Свидригайлове поражает простодушие, ибо о н не прячется,
не лжет. Ему никакие теории не нужны, он движим силой созна­
тельного зла и презрения к людям и правде: �н ет ничего в мире
труднее прямодушия, и нет ничего легче лести�. М армеладов
и Раскольников ненавидят п ышный и призрачный, нездоровы й,
недобрый к человеку С анкт-Петербург, где они так безнадежно

23 1
Л И Т Е РАТ У РА В Т О Р О Й П О Л О В И Н Ы XIX В Е КА

А. Г: Доаоевская и Ф . М . Доаоевск и й .
Фотографии. 1 8 78 г.

бедствовали, но лишь циник С в идригайлов высказывает о нем


мнение прямо: << Народ пьянствует, молодежь образованная от
бездействия перегорает в несбыточных грезах и снах, уродуется
в теориях ... � И все же у них с уби йцей Раскольниковым находит ­
ся какая-то общая точка: разговаривают они и о видениях из дру­
гих миров, о вечности и будущей жизни, о С икстинской М адонне.
Возникает еще один спор, еще один поединок идей . И здесь
позиция С видригайлова безоб разна в своем диком цинизме
и бесчеловечности: человек по делам своим на земле не заслужил
в вечности никакого хрустального дворца, он заслужил только
комнатку вроде деревенской бани с пауками по углам. И этот же
человек говорит Раскольникову слова Порфирия: � всем челове­
кам надоб но воздуху�.
С видригай лову Раскольников интересен фантастичностью
его положения, то есть многочисленными психологическими
следствиями его преступления: � Русские люди вооб ще широ­
кие люди ... широкие, как их земля, и чрезвычайно склонны
к фантастическому, к б еспорядочному; но б еда б ыть широким
без осо бенно й гениальности .. У нас в о б разованном об ществе
.

232
Ф Е Д О Р М И Х А Й Л О В И Ч Д О СТО Е В С К И Й

особ енно священных преданий ведь нет» . С видригай лов выс­


тупает здесь в роли социального мыслителя и дает свое описа­
ние и толкование теории Раскольникова. Э тот умный и об разо­
ванны й преступник в чем-то дополняет следователя Порфирия.
Он прямо говорит Раскольникову: « М атериал, по крайней ме­
ре, заключаете в себе огромны й. С ознавать много можете, мно­
го ... ну да вы и делать-то много можете» . И потом, уже перед са­
моуб и й ством, задумчиво добавляет о Раскольникове: « М ного
на себ е перетащил. Б ольшою шельмо й может б ыть со време­
нем, когда вздор повыскочит, а теперь слишком уж жить ему
хочется ! »
С видригайлов сам уходит из жизни, устав от нее, от сотво­
рения большого и малого зла, от б есцельности своих преступ­
ных выходок и жестоких экспериментов над людьми, в нем нет
то й веры и жажды жить, которая спасает Раскольникова. Кош­
мары и призраки, мучающие перед смертью этого человека, го­
ворят о безумии и начинающемся распаде потерявшей опору,
замкнувшейся на себ е личности. Н и его неожиданный жест ве­
ликодушия во время последнего свидания с Дуней, ни деньги,
оставленные Мармеладовым, не могут изменить его взаимоот­
ношений с Б огом: уход С видригайлова окрашен в мрачные, тя­
гостные тона. Н о само «явление» С видригайлова многое сказа­
ло Раскольникову. И б о их « о б щая точка» в том, что
С видригай лов отчасти и есть тот «особ ы й » , « из бранный » чело­
век, сверхчеловек, которому, по теории Раскольникова, дано пра­
во на преступление, право переступить через кровь. Вспомним,
с какой веселой легкостью он говорит, что если бы сестра Рас­
кольникова Дуня пожелала только, он тут же и убил бы свою за­
конную жену М арфу П етровну. С видригайлов, как всегда, сказал
правду. О н, в отличие от Раскольникова, имеет силу посметь,
преетупить черту и не будет страдать, болеть совестью. Н о его
судьба - одиночество и гибель, тупик, духовный распад, омертве­
ние сердца. Поня в это, Раскольников идет к людям.

Подумайте над вопросами: Что, кроме самоубийства Свидри ­


гайлова, подтолкнуло Раскольникова к признанию в убийстве ?
Какие внешние события выступили в роли «подсказки» для мя­
тущейся души героя ?

233
Л И Т Е РАТ У РА В Т О Р О Й П О Л О В И Н Ы X I X В Е К А

Друг и э « н о вых л ю дей ))

О б ращаясь к о б разной с и стеме романа, стоит вспомнить


скромного студента Разум ихи на, к которому идет в полуза­
быть и через в есь город больной Раскольн и ков. П очему именно
к нему? Д а потому, что это надежный, в ерны й человек, добрый
друг, которы й всегда поможет, в ыруч и т, будет ухаживать за
больным и т.п. Это хороший человек, честный, ладный, основа­
тельны й, усердный. Разумихи н согласно его «говоряще й� фа­
м ил ии умен, но и прямодушен, чужд лукав ства и двуличия.
З ачем он нужен Раскольн и кову, а следовательно, и Достоев­
скому ? З атем, что это хотя и дворянски й сын, как он сам себя
вел и чает, но при надлежи т, как и его друг, к «новым людям�.
А эти молодые люд и становил и сь в пореформ енном русском
об ществ е серьезно й сило й и очень интересовали автора « Прес­
туплен ия и наказан ия � . Говоря о н их , он н и как не мог ограни­
ч иться ком ической фигурой Л ебезятникова, для них и издавал
потом свой «дн ев н и к писателя� . Он в идел в этих людях и по­
ложительное начало, осно вательность, прямоту, заб оту об о б ­
щественных и нтересах , умен и е жить об щим и идеями и друг
другу помогать, работоспособность, волю и активность. То есть
все то, что Тургене в увидел и показал в своем Б азарове, поло­
жи тельно оцененном Д остое вским.
Разумихин, подобно Порфири ю и С в идригайлову, разъясня­
ет Раскольн и кову изъяны его « идейного� уби й ства, его головно й
теории . Но делает это с пози ци й делового, трезво мыслящего
представителя нового поколения: «деловитость приобретается
трудно, а с неба даром не слетает. А мы чуть не двести лет как от
всякого дела отучены�. О н рассуждает о социальной сути прес­
тупления, приводит психологические детали, важные для пони­
ман ия хода дела, и Раскольн и ков молча с ним соглашается. Ва­
жен и отв ет Разум ихи на Л ужи ну, разо блачающи й этого
беспри нци пного при обретателя, реш ив шего воспользоваться
для своего возвышения модными и влиятельными прогрессист­
ски ми идеями : « К общему-то делу в последнее время прицепи­
лось столько разных промышленников, и до того исказили они
все, к чему ни при коснулись, в свой интерес, что решительно все
дело испакостили� . Разумихин видит и деспотическое требова-

234
Ф Е Д О Р М И ХА Й Л О В И Ч Д О СТО Е В С К И Й

Разумихи н . Художник П. М. Боклевский. 1 880- 1 88 1 гг.

ние полного безличия, исходящее из прогрессивных кругов. Он


же об виняет Раскольникова в несамостоятельности его идеи
( « Понравилось чужим умом пробавляться� ), в любовании своим
страданием. Н о самое главное - Разумихин отстаивает натуру,
живую душу, о которой заб ывают авторы теоретических социаль­
ных систем, исторический , живой путь развития человека и об ­
щества: « С одной логикой нельзя через натуру перескочить ! � Это
ответ и на теорию убийцы, и на столь же головные идеи утопи­
ческого социализма, их убедительная критика, прозвучавшая из
демократического лагеря. Н о воздействует Разумихин на Рас­
кольникова и просто своей доброто й , человечностью, деятельно й
помощью, помогая убийце вынести свое преступление, свою
страшную ошибку, признать ее.

235
Л И Т Е РАТ У РА В Т О Р О Й П О Л О В И Н Ы XIX В Е КА

« В еч н а я С о н еч ка »

Х рупкая и малообразованная девушка Соня Мармеладова проти­


вопоставлена в романе образованному, �идей ному» уби йце Рас ­
кольникову, но роль ее совсем иная, нежел и у следователя Порфи­
рия. Соня борется не только с уби йцей, но и за него, за его не
погибшую еще душу: � л жить-то, жить-то как будешь ? Ж ить-то с
чем будешь?» О на знает о зле, несправедливости мира, но чистым
сердцем и честным разумом не принимает путь Раскольникова -
преступлением расчищать дорогу добру, спасать людей через
убийство. Ее скорбны й, но праведный путь - любовь и жалость
к ближнему и самопожертвование ради него. Соня своей жертвен­
ной верой защищает идею высшей справедливости и тем самым
спасает и защищает человека. Она пожертвовала собой ради се­
мейства М армеладовых, она идет вместе с Раскольниковым на ка­
торгу, беря на свои плечи все тяготы этого пути.
Для Раскольникова главное - его гордое и сильное <<Я» , его
личность, дающая ему, по его мнению, полное моральное право
на преступление. Достоевски й знает, что есть ино й путь, и это
путь С они, путь спасения через жертву: << В ысоча й шее употре б ­
ление, которое может сделать человек из своей личности,
из полного развития своего «Я» , - это как б ы уничтожить это

Раскольников и Соня . Художник ДА. Шмаринов. 1 955 г.

236
Ф Е Д О Р М И ХА Й Л О В И Ч Д О СТО Е В С К И Й

�я», отдать его целиком всем и каждому безраздельно и безза­


ветно. И это величай шее счастие. Таким образом, закон �я» сли­
вается с законом гуманизма». С оня призывает Раскольникова
забыть о своем �я», переступить через гордость и принять стра­
дание, искупить великую вину: � ... С тань на перекрестке, по­
клонись, поцелу й сначала землю, которую ты осквернил, а по­
том поклонись всему свету, на все четыре стороны, и скажи
всем, вслух: � я убил ! » Она готова сама на такую жертву, хочет
идти с ним до конца. Раскольников сразу понимает всю труд­
ность для него, сильного гордого человека, такого пути смире­
ния и жертвы, и потому он иногда ненавидит Соню, отвергая ее
веру. И их борьба продолжается до самого финала книги. Тяже­
ло раскаяние, неимоверно трудно духовное возрождение.
Две сцены в романе особо важны для понимания о браза С о­
ни Мармеладовой. Она дарит Раскольникову нательный кипа­
рисовы й крест, символ страдания, призывая его при й ти к прав­
де через раскаяние и обещая пройти с ним эту трудную дорогу
до конца ( примечательно, что себе она оставляет медный крес­
тик Л изаветы). И самая знаменитая сцена - это чтение Е ван­
гелия от Иоанна, притчи о воскресении умершего Лазаря:

t' О С П О Д Л И А Ш ВГО

I И С У С А ХРИСТ А

новый 3АВI>ТЪ.

CAНXТRnlti'8Y1'ГL..
�о\сuн �
в. т,,_.,..... ;., .,ооесiАu..оо ...
....

Титул ьный л иа Ева н гел и я , пода рен ного Ф . М . Доаоевскому


во время сибирской ссыл ки женам и декабриаов

237
Л И Т Е РАТУ Р А В Т О Р О Й П О Л О В И Н Ы XIX В Е КА

Ф . М . Достоевски й . гравюра В.А. Фаворского. 7 929 г.


Ф Е Д О Р М И ХА Й Л О В И Ч Д О СТО Е В С К И Й

� о гарок уже дав но погасал в крив ом подс вечн и ке, тускло ос ве­
щая в это й н и щенской комнате у б и йцу и блудн и цу, странно со­
шедш ихся за чтен ием вечно й кн и ги� . Урок этого е вангельского
сюжета сама С оня так объясняет Раскольн и ко ву: чело век мо­
жет в озродиться только через веру. � Тогда Б ог опять теб е жиз­
ни пошлет� , - говорит она.
О браз С он и М армеладов ой - оди н и з самы х прекрасных,
сильны х и правдив ы х в м и ров о й л и тературе. Но важно и то,
что в с в оем следован ии в ере и доб ру она не одна: самопожерт­
во ван и е есть и в сестре и матер и Раскольн и ко ва, в добром �ра­
зумном эгои сте� Разум ихи не, в и змуч енной Катерине И вано в ­
не, в ее пьянице муже. И дущего к раскаян и ю и в оскресен и ю
преступника окружают люди , родные и бл изкие , и в и х душах
жи в ет деятельное добро.

П р о бужден и е от сна

В се в романе об ращено к Раскольн и ко ву, в се персонаж и


и в стреч и помогают ему прой ти череду и спытан и й, слом ить
с вою гордыню и , встав на площади на колен и и земно покло­
н ив ш и сь, покаяться перед людьм и в с воем преступлен ии , про­
литии челов еческой крови . В едь сам он го в орит: � с традан ие
и боль в сегда обязательны для ш и рокого сознан ия и глубокого
сердца� . На каторге осужденны й у би йца пони мает, что народ,
то есть преступн и к и и з простого люда, его н е пр и н и мает
и осуждает. З нач ит, ему надо в осстанавл ивать и эту разор ван­
ную с вязь. С ердце здесь и справляет ош и бк и в ысокомерного
разума.
Раскольн и ко в пред ви д и т, что не только ему, но и в сем лю­
дям предстоят еще б ольш ие и спытан и я. Е го страшны й пос­
ледни й сон о жив ы х злы х существ ах - тр ихи нах , посел ив ­
ши хся в телах люде й и путающих их мысли, предсказы в ает
в ел и кую иде й ную рознь, грядущ и й духо в ный раскол, ре в о­
люц ии и гражданские в о й н ы . Б удет помутнен ие и искажение
об щест в енного разума и нрав ств енного чу в ст в а. ( � ... Э т и су­
щест в а б ыл и духи , одаренные умом и в оле й. Л юд и , приня в ­
шие и х в себя, стано ви л и сь тотчас же б есно ватыми и сумас-

239
Л И Т Е РАТ У РА В Т О Р О Й П О Л О В И Н Ы XIX В Е КА

шедшими. Но никогда, никогда люди не считали се бя так ум­


ными и непоколе б имыми в истине, как считали заражен­
ные». ) Достоевский предсказал, что люди в России и мире
страшно пере б олеют идеологией , что б удет потеряно понима­
ние до б ра и зла, изгнан нравственный закон. Но Раскольни­
ков с помощью С они и взявшего под свою опеку его мать
и сестру Р азумихина понимает, что для падшего, разуверивше­
гося, преступного человека главное - это личное восхождение
к Х раму, восстановление о б орванных связе й , о б ретение
высоко й цели в жизни, возвращение в мир людей: « Вместо
диалектики наступила жизнь, и в сознании должно б ыло вы­
раб отаться что-то совершенно другое>> .
Ч то выра б отается, что сп асет и возродит упрямого
« идейного>> преступника - пока неясно, живая жизнь силь­
на и б огата, она сама разрешит все б ольные вопросы. Пока ­
яние и прозрение у б и й цы - тяжелое и долгое. Но он на един­
ственно верном пути, среди живых люде й и подлинных
чувств, и б о лю б ое жизнеспосо б ное о б щество не может со­
стоять И З П адШИХ, « ПОДПОЛ ЬН ЫХ» ЛЮДе Й И «Ж ИВЫХ тру ПО В » .
И потому роман Д остоевского о преступлении и наказании
Родиона Раскольникова завершается открытым финалом:
духовно выздоравливающи й геро й в каторжных кандалах
смотрит с высокого б ерега си б ирско й реки в нео б озримую
вечную степь, где звучит вольная песня и живут другие, сво­
б одные люди. Ж изнь для него не кончилась, она продолжает­
ся, зовя падшую душу к возрождению: « О н даже и не знал
того, что новая жизнь не даром же ему достается, что ее на­
до еще дорого купить, заплатить за нее великим, б удущим
подвигом ... »

В О П РО С Ы И ЗАДА Н И Я

1 . Обратитесь к началу романа « Преступление и наказа­


ние» . Как вводится в повествование главный герой? Ка­
кова внешняя обстановка, окружающая Раскольникова?
Что нового вносит Достоевский в традиционную для
русской классики «петербургскую» тему?

240
Ф Е Д О Р М И Х А Й Л О В И Ч Д О С ТО Е В С К И Й

2 . Как представлен в романе мир «униженных и оскорб­


леннЫХ!> и в частности - семья Мармеладовых? Отчего
так несчастны эти люди? Как отражается в их судьбах
эпоха « перераспределения национального богатства>> ?
3 . В чем проявляется несовместимость теории Раскольни­
кова с живой жизнью, с натурой самого героя? Почему
в своей внутренней речи Раскольников прибегает к та­
буированным словам и выражениям ( <<все эmoi>, «после
того>> , «делать npoбyi> )? Какой эмоциональный отклик
вызывает само описание «идеологического!> убийства
старухи-процентщицы и Лизаветы?
4. Как меняется восприятие Раскольниковым мира и лю­
дей после совершенного им преступления? Какие «зна­
ковые>> события происходят с героем в этот период? Что
приводит его к идее самоубийства?
5 * . Литературовед и философ М . М . Бахтин называл рома­
ны Достоевского поли ф оническими, т.е. «многоголосны­
ми>> , предполагающими столкновение различных точек
зрения на мучающий писателя вопрос. Присутствует ли
подобная полифония в « Преступлении и наказанию> ?
С кем и з персонажей романа Раскольников вступает
в прямую полемику, затрагивающую основы его теории
<<крови по совести !> ? Как в этих дискуссиях проявляет­
ся еще одна черта поэтики Достоевского - столкнове­
ние героя с идейными <<двойниками!>? Как Раскольни­
ков ОТНОСИТСЯ К ПОдобному «ДВОЙНИЧеСТВУi> В ЛИЦе
Лужина, Свидригайлова, следователя Порфирия Пет­
ровича и др.?
6 . Что толкнуло Раскольникова на исповедь перед Соней?
Чем знаменателен тот факт, что признание героя одно­
временно слышат два человека - Соня и Свидригайлов?
С какой целью Соня читает Раскольникову Евангелие
(сюжет о воскрешении Лазаря )?
7 . Завершается ли « история идеологического убийства!>
явкой Раскольникова с повинной? Каково значение эпи­
лога в идейно-композиционном строе романа? Раскрой­
те образно-символический смысл сна о «трихинах!>, уви­
денного Раскольниковым на каторге.

241
Л И Т Е РАТ У РА В Т О Р О Й П О Л О В И Н Ы X I X В Е К А

8 * . В знаменитой речи Ф.М. Достоевского о Пушкине,


произнесенной 8 июня 1880 г. на заседании Общества
любителей российской словесности, есть следующие
размышления по поводу идейного звучания пушкин­
ских « Цыган�: «Тут уже подсказывается русское реше­
ние вопроса, « проклятого вопроса�. по народной вере
и правде: « Смирись, гордый человек, и прежде всего
сломи свою гордость. С м ирись, праздный человек,
и прежде всего потрудись на родной ниве�. вот это ре­
шение по народной правде и народному разуму�. Соот­
несите сказанное о пушкинской поэме с философскими
итогами « Преступления и наказания � . В этой с вязи
поразмышляйте над внутренним звучанием имени
Раскольникова Родион.
-

О С Н О В Н Ы Е П О Н Я ТИ Я

Детективный роман.
Идеологический роман.
Полифония.
Герой- «двойнию>.
Евангельский мотив.
Идея «сверхчеловека�.

Т Е М Ы СОЧ И Н Е Н И Й

1 . « Петербургская� тема в романе Ф . М . Достоевского


« Преступление и наказание�.
2 . Мир «маленьких людей� в романе « Преступление и на­
казание� .
3 . « Правда� Раскольникова и « правда� Сони в романе
« П реступление и наказание� .
4. Бунт и покаяние Родиона Раскольникова в романе
Ф.М. Достоевского « Преступление и наказание�.
5 . Тема «двойничества� в романе « Преступление и нака­
зание�.

242
Ф Е Д О Р М И ХА Й Л О В И Ч Д О СТО Е В С К И Й

6. Приемы авторского психологического анализа в романе


<:<Преступление и наказание>> .
7. <:< Смирись, гордый человек ... �> (Автор и его герой в рома­
не << Преступление и наказание�> . )

Д О КЛ АД Ы И Р Е Ф Е РАТ Ы

t . Евангельские мотивы в романе Ф . М . Достоевского


<:< П реступление и наказание�>.
2 . Тема индивидуалистического бунта в прозе Ф.М. Дос­
тоевского.
3. Образ Петербурга в творчестве А. С. Пушкина, Н. В . Го­
голя и Ф.М. Достоевского.

Р Е КО М Е Н Д У Е М А Я Л И Т Е РАТУ РА

Белов С.В. Роман Достоевского <:<Преступление и наказа­


ние>> : Комментарий . М ., 1 985.
Карякин Ю. Ф. Самообман Раскольникова. Роман
Ф.М. Достоевского <:< П реступление и наказание>> . М.,
1 976.
Кожинов В.В. << Преступление и наказание>> Ф.М. Достоев­
ского 11 Три шедевра русской классики. М., 1 97 1 .
Наседкин Н.Н. Достоевский. Энциклопедия. М ., 2003.
Селезнев Ю.И. Достоевский. М., 2004.
Фридлендер ГМ. Реализм Достоевского. М .; Л., 1 964.
АНТОН
П АВЛ ОВИЧ
ЧЕХОВ

1 860- 1 904

Жи з н ь и тво р ч ество

З ас лоненный на время титаниче с кими фигурами До с тоев с ко­


го и Л ьва Тол стого, Антон Павлович Чехов, этот глуб оч а йший
художни к, сегодня снова приковывае т к себ е наше вним а ние.
Н и с колько не умаляя значения Тол с того, До с тоев с кого, Гонча­
рова и Тургенева, заметим, что положение Чехова в н а шей ли­
тературе поистине уникально. Ведь он пришел в нее после этих
титанов и, в сущности, б ыл одинок, как б ы отделен от них, и да­
же от с тоявшего рядом Толстого, неким пространством. Э т а
ди с та нция б ыла для писателя весьма ощутимо й реально с тью.
П отом это повторилось с Горьким, Б униным, Куприным, пи с а­
телями - с имволистами. Никто не мог б ыть соратником Чехов а ,
понять, помочь в его уединенной литературной раб оте. П оэто­
м у пришлось ему самому стать целой литературой, что б ы в но­
вую и с ториче с кую эпоху б ыть достойным наследником вели­
ких пис ателей - творцов русского классического реализма.
П онятно, что это заставляет нас иначе взглянуть н а вечную
п роблему литературно й преем ственности, традиции, творчес ких
взаи м ос вязей . Мало с казать, что Чехов учил ся у Тол стого, Турге­
н ева и у Гончарова , которого, правда, именовал «устарелым
и с кучны м пи сателем�. Да, он учился у них в с ех, но при этом
п роя влял с вое, чеховское, и в итоге получалось совсем другое,
н е тол стов с кое или тургеневское. Перед Чеховым стояла совсем
другая задач а - художественное подведение итогов русской жиз­
ни и кл асс и чес ко й литературы накануне великих перемен (в од-

244
А Н ТО Н П А В Л О В И Ч Ч Е Х О В

ном из поздних писем писатель говорит о бесконечных и мучи­


тельных размышлениях интеллигенции над жизнью - размыш­
лениях, �на которых изнашиваются наши росси йские умы� ).
При этом интерес Чехова к литературным предшественни­
кам очевиден, но существенно сложен и порожден особ ым по­
ложением Чехова-художника в русско й литературе конца
XIX - начала ХХ века, которое так б ыло охарактеризовано
Л ьвом Толстым: � Чехова как художника нельзя даже сравнивать
с прежними русскими писателями - с Тургеневым, с Достоев­
ским или со мною�. Л итературная раб ота Ч ехова в том и заклю­
чалась, что он в сложное для русского реализма время защи-

А. П . Ч ехов и Л . Н . Толстой .
Фотография СА. Тол сто й. 1 2 сентя бря 1 90 1 г.

245
Л И Т Е РАТ У РА В Т О Р О Й П О Л О В И Н Ы XIX В Е КА

щал классическую традицию, поднял отечественную прозу и


драматургию на недосягаемую высоту, об новил и утвердил сре ­
ди декадентских настроени й конца века реалистический твор ­
чески й метод, доказав его жизнеспосо б ность и охватив в своем
творчестве всю изменившуюся многоликую Р оссию. Да,
для этого ему пришлось не просто продолжить дело Л ьва Толс ­
того и Тургенева, а ото й ти в сторону и начать все сначала, по ­
новому все переоценив, но памятуя при этом об ориентирах
русско й классики.
Отсюда непонятная на первы й взгляд суровость в его оцен ­
ках классического наследия. Чехов не отказывается от этого на ­
следия и не подвергает его сомнению. Он глядит на Толстого,
Тургенева и Достоевского с определенной историческо й дис­
танции и б ерет у них самое необ ходимое, и прежде всего
способ ность к глубочайшему художественному анализу жизни,
к воспроизведению ее тончай ших нюансов. При этом всем, и да ­
же Горькому, в чеховских П исьмах п редъявлен упрек в консер ­
вативности художественных форм. Ч ехов искал и доб ивалея
новых коллизий, характеров, об разов, деталей, упростил и сде ­
лал предельно емким и выразительным язык своей прозы
и драматургии. О н заставил сложно взаимоде й ствовать эпос и
лирику, сумел показать в прозе и пьесах настроение изнутри
сюжета, через глубокий, постоянно ощутимы й подтекст и точно
увиденные детали. И звестен и результат этих исканий, отме ­
ченны й в отзыве Толстого о Чехове: � з амечательно, что он ни ­
кому не подражает и идет своей дорого й � . С ам Чехов
неоднократно заявлял о необходимости для художника б ыть
свободным от давления литературных авторитетов. У совре ­
менных ему писателе й он зачастую не находил �главного эле ­
мента творчества - личной своб оды� .
Однако нельзя согласиться с утверждением, что герои Че ­
хова принципиально атипичны. Н ет, это именно типы, типич ­
ные характеры в типичных об стоятельствах. И наче Чехов не
был б ы реалистом и весьма �читаемым� писателем. А ведь его не
только читали и читают, это один из самых лю б имых русских
писателе й. � в Чехове Россия полю б ила се бя. Н икто так не вы ­
разил ее со б ирательный тип, как он, не только в сочинениях
своих, но, наконец, даже и в лице своем, фигуре, манерах, и, ка-

246
А Н ТО Н П А В Л О В И Ч Ч Е Х О В

жется, о бразе жи зн и и поведени и � . - писал В. В. Р озанов. Дру­


гое дело, что Ч ехов создал новы й способ типизации, показал,
что и русски е характеры, и об стоятельства и х б ытия стали
со в сем дру ги м и , усложнились, об рели новые оттенки, и это
б ыло его открыт и ем, пр и знанным всеми, и в том числе
Толстым, воспользовавш и мся чеховеко й находкой в � Х аджи­
М урате� . Э то художн и к и но й эпох и и иного реал и зма, сказав­
ш и й важные слова: � м ы все народ � . Потому и ти пы, характе­
ры у него особ ые - емкие, построенные на неожиданных
контрастах, смелом смешен ии разных красок, и з которых
и состо и т об ычно реальны й человечески й характер.

Сто ит е ще ра з вспом н ить о на ч а л е т во р ч е ского пути Чехова , когда


молодого а в то ра « Степ и » с ра в н и ва л и с Ту р гене в ы м и т р ебов а л и
от не го ту р гене в е кого м а стер ств а , чувства м ер ы , т ипов и иде алов ,
да же ту р гене в екого р о м а на . П . Н . Ост ровски й , не л и ш ен н ы й л и те ­
ратурного тал а нта брат вел и кого дра матурга , та к объ яснял п и са те ­
л ю эт и тре бова н и я : «З а эти годы соверш илось много е : измен и лся
в есь п реж н и й строй обще ства , разложились окончател ьно п реж ­
н и е сословия с их кре п ко й типовой жиз н и ю , увел ичился ч уть не
вде сятер о л и ч н ы й соста в ср ед н его общества , на родился и нтелл и ­
гентн ы й п р олета р и ат; л юди инач е, не по - п режнему чувству ют
жиз н ь . . . » Ка з а лось бы , нужен новы й социал ьный художн и к с но ­
в ы м и « Руди н ы м » и « Н а ка ну н е » . Одн а ко Ч ехов - п роза и к уже тогда
по н ял , что и м енн о эти колоссальные перемены в русской жиз н и
и л юдях ту р гене в е кому м етоду уже неподвластн ы , требуют от п и ­
сател я совсе м д ругого : н овой точ ки з рен и я , нового способа пове ­
ствов а н и я , изоб ра же н и я ха р а ктеров , стиля п роз ы . П отому и гово ­
р ил : « Ром а н ы ум ели п и сать тол ько дворя н е ».
Ром а н ы и ти пы Толстого и Тургенева не могли уже вобрать в се ­
бя всю м н оголикость новой Росси и , п ридать этой внешней бесфор­
м енн ости художе ств ен ную форму, най т и ее соби рательный т и п .
Ва ж н о было п е редать обще ственное наст роение, ту идейну ю
и эмоцио на ль н ую атмосферу, в которой жили эти очень разные
л юди . Ведь ч ехов е кая Россия н аселена была не тол ько сильно из ­
м ен и в ш им ися руди н ы м и и ба за ров ы м и , но и бел иковы м и , ионы ­
ч а м и , душ еч ка м и и сотн я м и и н ы х в пол не ти п и ч н ы х существ ,
в п реж н юю « т ипологию » не уклады ва ющихся ; даже в при шедшем

247
Л И Т Е РАТ У РА В Т О Р О Й П О Л О В И Н Ы XIX В Е КА

Иллюстрация к рассказу « П алата N� б » .


Художник Б. М. Ба сов . 1 9 75 - 1 9 78 гг.

в упадок дворянском гнезде вместо поэтично й , светло й Л изы Ка ­


л и т иной ( ее слабы й отблеск лежи т на т ра гической фи гуре Н и н ы
За реч ной ) поселились впол не заурядные, п розаические А риадна ,
А ркади на и Ра невская , образова нные ку п цы , богатые и нженеры
и фабрика н т ы . П оэтому Ч ехов , говоря о тургеневских рома нах , т и ­
пах и оп иса н и ях , замет ил : « Н ужно ч то -то другое » .
У Чехова было совсем другое уменье : « Я п ра вди во, то есть худо­
жественно, о пишу вам жизнь, и вы увидите в не й то, чего раньше не
в и дал и , не замечали : ее от клонение от нормы , ее п ротивореч ия » .
П исатель говорит: « п ра вдиво» , а н е « краси во» ил и « искусно» и т. п .
Его художествен ное мастерство п роза и ка бесс п орно , одна ко о нем
с полным основа н и ем говорили : «У Чехова за жизнью, как он ее ри ­
сует, вы не видите искусства » . Для Чехова это не только собствен н ы й
творчески й п ринцип , но и сво й ство вся ко й подл ин но й , чуждо й п ре­
тензи й литерату ры. Чеховекие «художественные воспроизведения »
иногда были бес п ощадны ( « Крыжовник» , «Человек в футляре» ,
« Ионыч» , « П алата N� б » ) , иногда доброжелательны ( «Душечка » ,
« Невеста » , «Дама с собачкой » ) , но они всегда художественн ы и по -

248
А Н ТО Н П А В Л О В И Ч Ч Е Х О В

Иллю а ра ци я к расска з у А . П . Чехова « Дама с собачкой » .


Художники Кукрыниксы. 1 945 г.

этому всегда п равд и вы ; в н и х то гда ш няя Росс и я отра зи лась во всей


ее м ногол и коаи и не из мен но уз на вала себя . « В расска з ах Ч ехова ,
хоть в ка ком - н и будь из н их, ч и тател ь неп ремен но ув идит себя
и сво и мысл и » , - говор и л Тол аой .
« Л и р и к » Ч ехов неож и да н но со здает свой эпос , ц ел ы й м и р ,
тесно з аселен н ы й сотн я м и персонаже й . « Все его творче а во - от­
ка з от эп и ческой монументал ьно аи , и , тем не менее, оно охваты ­
вает необъятную Росс и ю » - та к ото з вался неме ц к и й п исател ь То ­
м а с М а н н о чеховеком реал из ме , п р и шедшем н а смену
тол аавекому эт и ческому эпосу, « и деолог и ческ и м » рома на м Дос­
тоевского и тургеневекому со ци ально - пс и холог и ческому рома ну.

Как уже б ыло сказано, чеховекое творче ство явило соб о й


зеркало росси й ской действительности. Достаточно вспомнить
слова младшего современника, писателя Корнея Чуковского:
<�Читаешь чеховекий рассказ или повесть, а потом глянешь
в окошко и видишь как б ы продолжение того, что читал . В се
жители нашего города - все, как один человек, - б ыли для ме-

249
Л И Т Е РАТ У Р А В Т О Р О Й П О Л О В И Н Ы XIX В Е КА

Ю мориаичес к ие журнал ы 1 880- х гг.

ня персонажами Ч ехова ... Такого тождества литературы и жиз­


ни я еще не наблюдал никогда�. Здесь о « малой � прозе Ч ехова
говорится то же, что ранее писалось о романах Ивана Тургене­
ва. Н еожиданно к этому реализму присоединяется тончайший
лиризм чеховских пьес, где увидена и показана трагическая по­
эзия об ыденного. М олодой Ч ехов начинал в юмористических
журналах, но постепенно всем читателям стало ясно, что в рус­
скую литературу пришел большой и печальный художник со
своей б еспощадной «реально й� правдой.

* * *

Ч ехов б ыл внуком крепостного и сыном таганрогского мещани­


на, торговавшего в своей бакалей но й лавке и впоследствии ра­
зорившегося. Антон, как и его старшие б ратья Александр и Н и­
колай , б ыл щедро наделен «родовыми� спосо б ностями
( «талант в нас со стороны отца, а душа со стороны матери� ).
М альчик уч ился в местной гимназии, мало располагавше й к
развитию талантов. После вынужденного приезда обедневшей,
всем задолжавшей семьи в Москву Антоша начал писать свои
первые юношеские пьесы, а в 1 879 году поступил на медицин-

250
А Н ТО Н П А В Л О В И Ч Ч Е Х О В

Е . Я . Чехова и П . Е . Чехов , родител и А. П . Чехова .


Фотографии Н. Пушкарева. 1 882 г.

ски й факультет М осковского университета. В 1 880 году он на­


печатал в журнале << С трекоза� первую свою юмореску за под­
писью « ... в� (позже появится псевдоним << Антоша Чехонте� ).
Редакция сочла, что рассказ « написан недурно� . и предложила
гонорар в размере 5 копеек со строки. В это же время начинаю­
щи й писатель работал в земско й больнице. В 1 884 году Чехов
окончил университет, занимался врачеб но й практико й , стал пе­
чататься в московских и петерб ургских журналах и газетах, вы­
шел первы й с борник его рассказов. В этот период у юного вра­
ча проявились первые признаки заболевания легких.
В Петербурге молодой писатель познакомился с известным
литератором и влиятельным издателем А. С . Сувориным и стал пе­
чататься в его популярной газете « Новое время�. Е го пьеса «Ива­
нов� была поставлена в М оскве в 1887 году, а в 1888 году напеча­
тана повесть « Степь� - итоговое произведение для творчества
80-х годов, отмеченного возросшей глуб ино й и зрелостью
чеховекого таланта (достаточно вспомнить такие рассказы, как
«Хамелеон�. «Унтер П ришибеев�. « Горе� и др.). За сборник расска­
зов « В сумерках>> Чехову была присуждена Пушкинская литера­
турная п ремия И мператорской Академии наук.

251
Л И Т Е РАТ У РА В Т О Р О Й П О Л О В И Н Ы XIX В Е КА

Сахал и н . За ко вка в ка ндал ы Со н ьки З ол ото й Руч ки


( Б лювштейн ) . Фотография Я. Лейнцингера. 1 890 г.

В 1 890 году Чехов поехал на остров С ахалин изучать и опи­


сывать жизнь каторжников и ссыльных, а также местную при­
роду, вернулся морем через Индийский океан, потом с С увори­
ным путешествовал по Е вропе. Поселившись в своем имении
Мелихово, писатель занимался об щественно й деятельностью,
помогал голодающим крестьянам, лечил больных во время эпи­
демии холеры и к 1 893 году закончил книгу « Остров Сахалин� .
Известность Чехова росла, его с б орники прозы имели ус­
пех и часто переиздавались С увориным. Через некоторое вре­
м я состоялось его знакомство с Л . Толстым. Незадолго до смер­
ти Чехов скажет о Толстом: «Я ни одного человека не люб ил так,
как его: я человек неверующий, но из всех вер считаю наи более
близкой и подходяще й для се б я именно его веру>> . К 1 896 го­
д у написана и поставлена пьеса «Чайка� , одновременно старая
чеховекая комедия «Леший� перераб отана им в пьесу «дядя
Ваня>> . Чехов-драматург, выступив подлинным новатором в
и стории русского театра, поразил современников новизной
х удожественных решений . М ежду тем прогрессирующи й

252
А Н ТО Н П А В Л О В И Ч Ч Е Х О В

ту беркулез заставил Чехова лечиться во Ф ранции, а в 1 898 го­


ду он начал строить дом в Ялте. В этом же году в М осковском
Художественном театре состоялась знаменитая премьера
«Чайки>> . Писатель сближается с М аксимом Горьким, И.А. Бу­
ниным и А. И. Куприным. Издательство А.Ф. М аркса начинает
издавать его со б рание сочинений.
В 1 900 году Чехов б ыл из бран почетным академиком Им­
ператорской Академии наук и уехал за границу (в следующем
году МХТ поставил его « Три сестры� ). Ж енился Чехов на
талантливой актрисе этого театра О.Л. Книппер. В 1 904 году
в М ХТ состоялась премьера « В ишневого сада� . но с илы
писателя слаб ели, и 2 июля Ч ехов скончался от туберкулеза
в немецком курортном городке Б аденвейлер. В памяти
современников Чехо в остался живо й , ярко й личностью.
И.А. Б унин писал: « Я вижу Ч ехова чаще б одрым и улы баю­
щимся, чем хмурым, раздраженным, несмотря на то, что я зна­
вал его в течение четырех лет наших отношени й в плохие пери­
оды его б олезни. Там, где находился б ольной Чехов, царила
шутка, смех и даже шалость�.

А. П . Чехо в . О .Л . Кн и п пер в рол и Раневской .


Мелихово. Май 1 89 7 г. Фототипия К. Фишера. Нач. 1 900·х гг.

253
Л И Т Е РАТ У РА В Т О Р О Й П О Л О В И Н Ы XIX В Е КА

Н ес м е ш н ы е и сто р и и

Чехов - признанны й мастер « малых� прозаических форм -


рассказа и повести, его достижения и открытия в этой сфере
позволили ему создать новаторские пьесы, в которых критика
об щественных и людских недостатков сочетается с поэтич­
ностью, лирическо й смелостью и глуб иной. Романа он так и не
написал, да и время тому не способствовало.
При жизни Чехова часто критиковали за отсутствие глуб о­
ких оригинальных иде й , об щественного пафоса. Однако писа­
тель знал и показал в своей новеллистике и пьесах все философ­
ские идеи, о б щественные верования и художественные
искания своей эпохи в их движении, от Толстого и толстовства,
левой демократии до декадентов, символистов и Горького. Е с­
ли мы хотим увидеть групповой портрет дворянской интелли­
генции на ру беже веков, достаточно прочитать хотя б ы из бран­
ные чеховекие рассказы, повести и пьесы. Н о и многие другие
персонажи писателя - чиновники, офицеры, купцы, крестья­
не, рабочие, б родяги - этот портрет великолепно дополняют
и уточняют, и их число в чеховеко й прозе и пьесах доходит до
восьми тысяч ( ! ). И все они писателю нужны, кажды й выпол­
няет свою роль, находит свое место в это й мозаике русской
жизни.
Значит, Чехов не только глу б око понимал и оценил
различные явления действительности, но имел о каждом из них
свое мнение, то есть обладал оригинальным мировоззрением,
которое прямо нигде не высказывал, предоставляя это своим
персонажам. Таков его чужды й навязчивому философствова­
нию, тенденциозно й риторике и публицистике метод реалисти­
ческого изоб ражения тогдашних русских люде й и их неидеаль­
ного б ытия. Иногда Чехова сравнивали с суровым сатириком
Щедриным, уверяли, что он беспощадно б ичует грубого унтера
Пришибеева и подловатого чиновника Б еликова, гневно обли­
чает растолстевшего доктора Ионыча. Иногда считали автора
« Моей жизни� лирическим певцом русских сумерек и безвре­
менья, скор б ным печальником по неудавше й ся жизни, тоскую­
щим вместе со своими грустными персонажами, находящимися
в тупике жизни, где-то на ее об очине. В этом отношении Чехо-

254
А Н ТО Н П А В Л О В И Ч Ч Е Х О В

АЛ . Чехов. Фотография К.А. Шапиро. 7 895 г.

ва сравнивали с В.В. В ересаевым. А он думал о себе нечто дру­


гое: « Наше ли дело судить ? �
Тонкий юмор Ч ехова б ыл печален, его мягкий, ненавязчи­
вый, но до конца идущий в своем творческом анализе жизни
реализм показал то гдашнюю пореформенную русскую жизнь
в ее разоб щенности, потере силы, воли, высокого пафоса и кра­
соты, исчезновении основы, размывании и опошлении подлин­
ных чувств, снижении о б щественных и личных идеалов:
« У нас много медиков, фармацевтов, юристов, стало мно го гра­
мотных, но совсем нет б иоло гов, математиков, философов, по­
этов. В есь ум, вся душевная энергия ушли на удовлетворение
временных, преходящих нужд ... Д еревня, какая б ыла при Рю­
рике, такая и осталась до сих пор ... Крепостного права нет, зато
растет капитализм. И в самый разгар осво б одительных идей,
так же, как во времена Б атыя, б ольшинство кормит, одевает

255
Л И Т Е РАТ У РА В Т О Р О Й П О Л О В И Н Ы XIX В Е КА

и з а щищает меньшинство, оставаясь само голодным, раздет ым


и б езза щитным>> . Это говорит не сам Чехов, а один из его ге­
роев , но об щее настроение и впечатление неблагополучия, се­
рости , гнетущей скуки, щемяще й тоски, неу давшейся жизни,
множества тяжелых несоо б разносте й , недоразумений и неле­
пых оши б ок возникает при чтении чеховеко й проз ы , которая
обладает скрыто й сило й художественно й уб едительности. Чи­
татель вдруг понимает, что это и есть реальная правда и что она,
к сожалению, далеко не устарела, иначе пьесы Ч ехова не шли
бы сегодня с таким успехом в наших театрах. И в то же время
этот писатель увидел и оценил в жизни заб авное, смешное.
Простота чеховских рассказов - кажущаяся, лишь медлен­
ное внимательное чтение и сопоставление этих немудреных
и часто забавных на первы й взгляд истори й позволяют ощу­
тить их скрытую глуб ину и тревожную правду.
Вот перед нами самы й знаменитый чеховекий рассказ -
�человек в футляре• ( 1898) , напечатанны й в ли беральном жур­
н але « Русская мысль�. Имя его «героя� . учителя греческого язы­
ка Беликова, сразу стало нарицательным, а его трусоватая при­
с казка с оглядко й << Как бы чего не вышло>> стала «народной�
поговоркой. Замечательна характеристика этого образа через ве­
щи и обстановку. Б еликов боится солнца, ветра, дождя, началь­
ства, городских сплетен, женщин. Калоши, зонтик, темные очки,
п альто и фуфайка на вате даже в теплые летние дни, душная
спальня, кровать с пологом - вот далеко не полны й перечень
атри бутов, защищавших его от реальной жизни. И робкая мысль
Беликова пряталась в футляр официальных циркуляров и запре­
тов и другим старалась навязать эти рамки и границы. ( « Всякого
рода нарушения, уклонения, отступления от правил приводили
его в уныние, хотя, казалось бы, какое ему дело?� )
И тут выясняется, что этот жалкий трус и фискал-донос­
чик - страшный тиран, он подавляет других, передает им сво й
страх и мнительность, порождает в гимназии и городе атмос­
феру взаимного недоверия, слежки и сплетен. Беликов создает
се б е подо б ных, душит лю б ую инициативу, смелую мысль,
в ольный поступок. Поддавшихея его насто й чивому нытью
и запугиваниям людей постепенно опутывает тина провинци­
альных мелочей и фарисе й ских запретов. С ним вынуждено

256
А Н ТО Н П А В Л О В И Ч Ч Е Х О В

считаться и весьма ленивое и равнодушное начальство. С меш­


ной учитель в калошах и с зонтиком вдруг вырастает в страш­
ную, символическую фигуру, загоняя весь город в рамки при­
думанного его тусклым разумом житейского футляра,
ставшего для многих законом жизни. Э то уже об ычный для
России тяжелый деспотизм, причем деспотизм реакционный,
запретительный и уже потому неумны й , хотя Ч ехов через
об раз своей энергично й и �идейно� жестоко й Л иды Волчани­
новой ( � дом с мезонином� . 1 896) показал, что ли б еральный
деспотизм с его небогатым наб ором обязательных �прогрес­
сивных� иде й ничем не лучше. Здесь чеховекий юмор перехо­
дит в сатиру большой силы, глу б ины и правды, художествен­
ного о б о б щения, очерчивая не только тип, характер,
но и об щественное явление.
Ч ехов устраивает своему герою традиционное для русской
литературы испытание - встречу с женщиной - веселой, шум­
ной и прямодушной Варенькой. И патологически роб ки й Бе­
ликов этого испытания, у грозы женитьб ы (тут вспоминаются
гогалевекая � женитьба� и � обломов� ) просто не выдержива­
ет. Он умирает.

Подумайте над вопросами: Почему .-.сватовство и земное суще­


ствование» Беликова завершились столь печально ? Что стало
причиной смерти героя ? (Сравните ее со смертью Червякова из
знаменитого рассказа .-.Смерть чиновника».)

Ч еловек в футляре разоблачен. М ы вдруг увидел и белико­


вых вокруг нас и в нас самих и ужаснулись. Верно говорит брат
Вареньки Коваленка об их гимназии: � Атмосфера у вас удуша­
ющая, поганая. Разве вы педагоги, учителя ? Вы чинодралы, у вас
не храм науки, а управа благочиния, и кислятиной воняет, как
в полицей ской будке�. Учитель становится надзирателем, ме­
лочным и неумным формалистом. В смешной истории малень­
кого чиновника открылась большая серьезная правда о русской
жизни, �суровой , утомительной , бестолковой, не запрещенной
циркулярно, но и не разрешенной вполне�. И это открытие Ч е­
хова-рассказчика сделало � ч еловека в футляре� одним из луч­
ших произведени й отечественной и мировой литературы.

\ 0 Лнтература ХIХ в., 10 кл., ч. 2 257


Л И Т Е РАТ У РА В Т О Р О Й П О Л О В И Н Ы XIX В Е КА

Н о возникает странны й на первы й взгляд вопрос: « 0 чем


и о ком этот чеховеки й рассказ? » Разве он только о Б еликове,
разве один маленьки й человек в футляре виноват во всех
«свинцовых мерзостях» , скуке, тоске и неурядицах, описанных
в чеховеко й прозе и пьесах? За что его б ичевать ? Разве Б ели­
ков не наказал себя сам, сделав свою одинокую жизнь такой
скудно й и жалкой, наполнив ее вечным страхом и сомнения­
ми? Читатель смеялся над Б еликовым, но потом ему станови­
лось грустно. Вчитайтесь в чеховекий рассказ, в сцену похорон:
она смешна и невыразимо печальна, жалко этого нелепого че­
ловечка в гро б у, нашедшего наконец идеальный футляр, за­
щитивши й его от тревожаще й жизни. А ведь Б еликов не одни­
ми черными красками написан, он трогательно наивен, знает
и люб ит греческий язык, но он одинок, отсюда все его уродли­
вые черты характера. И смерть чиновника ничего не изменила
в скучно й жизни чеховекого городка и его о б итателей: « Н е ста­
ло лучше» . О б ратите внимание на характерное чеховекое вы­
ражение: коллеги похоронили угнетавшего их Б еликова
«С б ольшим удовольствием» , надеясь теперь пожить на своб о­
де, б ез его тягостного надзора, но сво б ода им не нужна, жизнь
их осталась прежней.
Рассказ Чехова - о страхе. Страхе слаб ого человека перед
тревожащей, раздражающе й, пугающей его свое й непредсказу­
емостью жизнью. Человек в футляре хочет спрятаться от жиз­
ни. То есть писатель возвращается к вечной русской теме О б ­
ломова, но решает ее по-своему. Все эти запреты, циркуляры
и футляры защищали роб кого и б ездеятельного Б еликова от
внешних влияни й . А ведь « б еликовщина » - принцип жизни
и политики крупных деятелей и целых политических эпох.
Можно вспомнить министра проевещеимя С.С. Уварова, пред­
лагавшего «подморозить» Россию лет на пятьдесят. Потом это
называлось одним словом - «реакция» . Н о реакция - это всег­
да защита, оборона, создание очередного футляра, такая пассив­
ная политика изначально об речена на поражение. Н е надо бо­
яться жизни и давить любое инакомыслие и инициативу, надо
полноценно жить самим и давать жить другим - вот что хотел
сказать Чехов своим смешным и грустным рассказом «Человек
в футляре» .

258
А Н ТО Н П А В Л О В И Ч Ч Е Х О В

А . П . Ч ехов . Фотография С. Когана. 1 899 г.

П родолжением темы «футлярной� жизни является рассказ


• Крыжовник• ( 1 898), в котором речь идет о соотношении
великого и малого в жизни человека. В стране, где природа так
сурова, а жизнь порой так неярка, тяжела и грустна, у человека
вся его затаенная надежда на лучшее уходит в мечту. Какова
жизнь, каков человек - такова и мечта . И потому чеховеки й
рассказ начинается с русского пейзажа, картины бесконечных
просторов - поля, луга, усадьб ы, река, холмы, а за ними желез­
ная дорога и город. И чеховекие персонажи << б ыли проникпуты
лю бовью к этому полю, и о б а думали о том, как велика, как
прекрасна эта страна� . Н о потом пошел сильный дождь: « Б ыло
сыро, грязно, неуютно, и вид у плеса б ыл холодны й , злой � .
И возникает тоска, рождающая грустные мысли о судь бах люд­
ских в этом неласковом, суровом мире .
У б едного, всего и всех б оявшегася Н иколая Ивановича,
чиновника из казенной палаты, родившегося и выросшего

259
Л И Т Е РАТ У РА В Т О Р О Й П О Л О В И Н Ы XIX В Е КА

в своем имении, мечтой стала мысль о покупке маленькой


усадь б ы на б ерегу реки или озера, где он б удет есть со б ствен­
ные вкусные щи, разведет сад с дорожками и цветами и обяза­
тельно вырастит крыжовник. Э тот человек несколько десяти­
летий страшно жаднич ал , экономил, женился по расчету на
старой некрасивой вдове с деньгами. Мечта и деньги
полностью захватили его, а нелюб имую жену будущи й поме­
щик своей скупостью и б ездушием свел в могилу. Н аконец
герой купил желанное имение, посадил двадцать кустов кры­
жовника и зажил помещиком. Мечта с б ылась. С частье насту­
пило. Н о в чеховеком рассказе говорится: « К моим мыслям
о человеческом счастье всегда почему-то примешивалось что­
то грустное» .
Трусливы й чиновник, «человек в футляре» стал самодо­
вольны м барином и даже внешне немного походил на свинью:
« Перемена жизни к лучшему, сытость, праздность развивают
в русском человеке самомнение, самое наглое». Он уверенно
произносил важные «гоголевские» фразы типа: «Я знаю на­
род ... Меня народ лю бит» и т.п. И с огромным удовольствием
и торжеством ел крыжовник, кислы й , жестки й - но сво й ! И да­
же ночью вставал и подходил к тарелке с ягодами. Он б ыл до
слез счастлив, доволен со бой, своей усадь бой и своей судьбой.
Мечта и счастье его так же нелепы, как его странная фами­
лия - Чимша- Гималайский.
А вокруг продолжалась прежняя жизнь: « Вы взгляните на
эту жизнь: наглость и праздность сильных, невежество и ското­
подобие слабых, кругом бедность невозможная, теснота, вы­
рождение, пьянство, лицемерие, вранье... Мы не видим и не
слышим тех, которые страдают, и то, что страшно в жизни, про­
исходит где-то за кулисами».
Н изведение мечты до грядок и кустов своего личного ого­
рода осо б енно потрясает на фоне являющихся в начале чехов­
екого рассказа картин русской природы, б ескрайних просторов
велико й страны. Воплоти в свою мечту в жизнь, человек стал не
лучше, а хуже, он чудовищно глух, равнодушен к чужому не­
счастью, болезням, страданиям, нищете.
И Чехо в, во многом возражая сторонникам идеи опроще­
ния, говорит: « Принято говорить, что человеку нужно только

260
А Н ТО Н П А В Л О В И Ч Ч Е Х О В

три аршина земли . Но ведь три аршина нужны трупу, а не че­


ловеку... Человеку нужно не три аршина земли, не усадь б а,
а весь земной шар, вся природа, где на просторе он мог б ы
проявить все свойства и осо б енности своего сво б одного ду­
ха� . Подлинная мечта не может рождаться из неосмысленной
тоски, существовать << б ез б ожества, б ез вдохновенья � ( Пуш­
кин ) , ей чужды самодовольство и б ескрылый эгоизм: « Надо,
что б ы за дверью каждого довольного, счастливого человека
стоял кто-ни б удь с молоточком и постоянно напоминал б ы
стуком, что есть несчастные, что как б ы ни б ыл он счастлив,
жизнь рано или поздно покажет ему свои когти, стрясется б е­
да - б олезнь, б едность, потери, и его никто не увидит и не
услышит, как теперь он не видит и не слышит других� .

Ответьте на вопросы: Каково смысловое наполнение фразы


«Если б я бьиt молод!», дважды повторенной Иваном Иванови ­
чем ? В каких произведениях русской классики звучит тема мо­
лодости и в каком контексте ?

• Ионыч� ( 1 898) относится к так называемым « б ольшим� .


при ближающимся п о размерам и теме к повести, рассказам
Чехова и знач ительно отличается от выросших из ранних юмо­
ристических миниатюр «Человека в футляре� и « Крыжовни­
ка� . Здесь сами характеры другие, они не резко и б ыстро очер­
чен ы , как Б еликов, а глу б оки, разраб отаны в точных,
психологически красноречивых деталях, даны в развитии,
несколько иначе строится сюжет. « Ионыч� часто воспринима­
ется как прямолине й ная сатира, но на самом деле рассказ этот
сложен в своих художественных оценках, лиричен, полон пе­
чально-философских выводов. От этого рассказа Чехов
пришел к лирической драме « Три сестры� ( 1 900).
Э то о б ыкновенная история, произошла она в об ыкновен­
ном губ ернском городе с рядовым земским врачом Дмитрием
Ионовичем Старцевым . Между тем сквозь о б ыденность про­
свечивают грусть, ощущение неудавшейся жизни, несб ывшихся
надежд, жалость к постепенно опустившемуся, заб ывшему се­
бя прежнего, свою молодость и люб овь человеку. С атира тут
мало чем может помочь и выглядит не совсем уместно й . Кому

26 1
Л И Т Е Р АТ У РА В Т О Р О Й П О Л О В И Н Ы XIX В Е КА

и кого за все это скучное де й ство б ичевать ? В едь жизнь не уда­


лась не только у Ионыча, но и у вс его города, у семьи Туркиных
и у кучера Пантелей мона ...
Доктор С тарцев, б удущий Ионыч, происходит, как и мно­
гие чеховекие персонажи, из «новых людей�: он сын дьячка,
интеллигент в первом поколении, часть сформировавшегося
в пореформенной России и стремительно увеличивавшегося
третьего сословия. Вс его он должен б ыл доб иваться своим тру­
дом, упорством и дарованием.
З емски й врач - это низшая , плохо оплачиваемая долж­
ность в деревенско й б ольнице. И важна чисто чеховекая зна­
чимая деталь - в начал е рассказа молодо й доктор идет в го­
род развлечься и за покупками пешком, у него нет еще
лошаде й . А повседневны й труд его тяжел, и некогда даже
прочесть новые книги и статьи по медицине. Старц ев -
единственны й в рач в своем округе, кроме него в б едно й б оль­
нице только ф ельдшер да санитары, его все время вызывают
к б ольным, он должен делать все сам. Н о он весело идет в го­
род за новыми впечатлениями, поет романсы, он молод, по­
лон надежд, ему кажется, что б удущее принадлежит таким,
как он, интеллигентным и честным труженикам.
В городе доктора ожидала встреча с уважаемой и талантли­
вой с емье й дворян Туркиных. Это б огатые помещики, но в сво­
е й усадь б е они не живут, а держат в городском своем доме что­
то вроде культурного салона. Вс е Туркины о б ладают
разноо б разными, друг друга дополняющими талантами.
О тец - душа о б щества, штатный городской остроумец
и оратор. Мать усердно пишет б ольши е романы. Дочь красива
и энергично играет на рояле, именно здесь молодой доктор
Старцев хочет об рести культурную опору, интеллигентную
среду и даже люб овь. С ельски й врач очень рассчитывает на го­
род, на местную интеллигенцию, на клуб , б и блиотеку, концер­
ты, гастроли театров.
Вс ем этим надеждам не суждено б ыло сб ыться. С емья Тур­
киных б ыстро выявила ограниченность, невысокий уровень
своих «талантов� , что косвенно свидетельствовало об об щем
необ ратимом упадке дворянско й культуры (важная для Ч ехова
мысль) . С тарший Туркии всю жизнь шутил однооб разно, не-

262
А Н ТО Н П А В Л О В И Ч Ч Е Х О В

глу б око и плоско, повторяя штампы дешевых юмористических


изданий. Н елепые романы его жены о неб ыв ал о й люб ви моло­
дой графини и странствующего художника ничего об щего с ре­
альностью не имели и начинались с б ездарно й шаблонной фра­
зы: � м ороз крепч ал ... �
С ложнее дело о бстояло с их развитой дочерью Кате й , ми­
ло й пианистко й , в которую доктор С тарцев конечно же влю­
б ился. М ожет б ыть, если б ы доктор женился на не й , он не стал
б ы толстым жадным Ионычем? Н адо внимательнее читать че­
ховский текст: описание тяжелой и невыразительной игры Ка­
ти на рояле, из которой явствует полная ее музыкальная б ез­
дарность, ее сухие, б ездушные ответы на жаркие люб овные
признания доктора, ее вера в свой музыкал ьны й талант и б уду­
щую карьеру знаменито й пианистки, ее неумны й ( в стиле от­
цовского плоского остроумия) розыгрыш С тарцева с ночным
свиданием на кладб ище - все это говорит о достаточно зауряд­
ной и из бал ованно й натуре, хотя и не лишенно й способ ности к
определенному внутреннему росту (что-то все же меняется в
ней по возвращении из Москвы). В целом выводы Дмитрия
С тарцева неутешительны: � Е сли самые талантливые люди во
всем городе так бездарны, то каков же должен б ыть город? ! �
Город тоже оказался об ычным, �чеховским�. О таком угрю­
мом, сером городе в п овести Ч ехова � м оя жизнь� сказано:
� я не поним ал, для чего и чем живут все эти шестьдесят пять
тысяч люде й ... Во всем городе я не зн ал ни одного честного че­
ловека�. В городскую б и блиотеку никто не ходил, в клуб е б ы­
ли только танцевальные вечера, сплетни, игра в карты и тяже­
лое ежедневное пьянство. Все попытки С тарцева завести
с местными жителями серьезные разговоры и дружеские отно­
шения вызывали �тупую и злую� реакцию, недоверие и неудо­
вольствие: � п ри всем том о б ыватели не дел ал и ничего, реши­
тельно ничего, и не интересавались ничем, и никак нельзя
б ыло придумать, о чем говорить с ними�. И доктор замкнулся
в себ е, перестал вести с ними серьезные разговоры и ходить
в гости, б ольше смотрел в тарелку, пил в клу бе дорогое фран­
цузское вино, играл в карты и полюб ил считать и отвозить
в б анк полученные от пациентов деньги. Он раз б огател, купил
пару, а потом и тро й ку лошадей, стал приоб ретать дома и пре-

263
Л И Т Е РАТ У РА В Т О Р О Й П О Л О В И Н Ы XIX В Е КА

вратился в толстого, жадного, равнодушного Ионыча. И вот


тогда все в городе стали доктора уважать и поб аиваться.
Э ту о б ыкновенную житейскую историю с печальным кон ­
цом, как уже отмечалось, часто воспринимали как сатиру на
Ионыча, как историю перерождения хорошего человека под
растлевающим влиянием низкой среды. А ведь спрямленного
�перерождения� в чеховеком рассказе нет. М олодо й доктор
умен и о б разован, полон надежд, ему хочется приятно й , по ­
ко й но й , культурно й жизни. Л юб овь его к Кате сильная и иск ­
ренняя, он умеет тонко чувствовать поэзию жизни и страсти,
и это показала замечательная лирическая сцена его страстных
дум и тревожных волнени й на клад б ище, этот шедевр чехов ­
еко й сдержанной поэзии. Влю бленны й С тарцев становится
поэтом и, об ращаясь к Кате, говорит: � м не кажется, никто
еще не описал верно лю б ви, и едва ли можно описать это неж ­
ное, радостное, мучительное чувство, и кто испытал его хотя
раз, тот не станет передавать его н а словах� . Н о Катя этого
трепетного чувства не разделяет, и с ердце доктора перестает
б еспоко й но б иться, в душе гаснет огонек: � и жаль б ыло свое ­
го чувства, это й свое й лю б ви, так жаль, что, кажется, взял б ы
и зарыдал или изо всей силы хватил б ы зонтиком по широко й
спине Пантеле ймона�. Да и потом он не потерял прежне й си ­
лы ума и наблюдательности и, слушая очередно й графоман ­
ский роман В еры И осифовны Туркиной , думал : � Б ездарен не
тот, кто не умеет писать повесте й , а тот, кто их пишет и не уме ­
ет скрыть э того�.
Н е с б ылись надежды доктора С тарцева, никто не помог ему
найти свое место и верную дорогу, об манули дворянская об вет ­
шалая культура, ленивые и хитрые местные об ыватели, непо ­
нятая люб овь. Да и в самом герое начинают жить, завладевая
сознанием, плоские о б ывательские формулы, �компенсирую ­
щие� утрату романтических иллюзий ( � л приданого они да ­
дут, должно б ыть, немало� . - думал С тарцев, рассеянно слу ­
шая � ). Только ежедневны й тяжелый , ответственны й труд
врача остался у него, но чувство профессионально й этики так ­
же уступает место �материальным� сооб ражениям, далеким от
того подвижнич е ства, о котором говорит Катерина Ивановна
во время последней встречи со С тарцевым. С оздать красивую,

264
А Н ТО Н П А В Л О В И Ч Ч Е Х О В

интересную, интеллигентную жизнь, об рести семью и друзей­


единомышленников не удалось. Потухла молодая душа, с года­
ми отяжелело умевшее люб ить сердце, все затянула тина рав­
нодушия, и ничего нельз я вернуть. О таких людях Ч ехов
говорил: � Равнодушие - это паралич души, преждевременная
смерть >> . Впереди лишь одиночество и старость.
Перед нами трагедия, о б ыкновенная, повседневная рус­
ская трагедия: << Как, в сущности, нехорошо шутит над челове­
ком мать-природа, как об идно сознавать это ! � Н икакой мора­
ли , никаких поучений , указующей идеи и , тем б олее,
осуждения Ионыча здесь нет. Чехов не сатирик, не идеолог
и не суровый учитель жизни. В его рассказе чувство неудачи,
поражения разливается волнами ( огонек вспыхнул, стал уга­
сать, потом опять ::�атеплился и, наконец, потух), и через лич­
ную судьб у доктора автор показывает о б щую картину жи з ни,
выражает о б щее ее настроение. Здесь глуб окие грусть и разо­
чарование, крушение иллю зий неожиданно соединяются со
скрытой в подтексте чеховекого рассказа верой в человека, его
лучшее буду щее.
Доктор С тарцев терпит поражение в столкновении с ре­
альной русской жизнью и соб ственным низменным � Я >> и ни­
чего не может изменить, но мы видим, что это изначально
доб рый, искренний, чистый человек с принци л ами и идеала­
ми, умеющий чувствовать и всем желающий только до б ра. Да,
он неудачник во всем, но назвавший его так В. В . Н аб оков ска­
зал о таких людях верное надгроб ное слово: � Типичный чехов­
екий герой - неудачливый защитник о б щечеловеческой
правды, возложивший на себ я б ремя, которого он не мог ни
вынести, ни с б росить. Все чеховекие рассказы - это непре­
рывное спотыкание, но спотыкается в них человек, заглядев­
шийся на звезды ... Такие люди могли мечтать, но не могли
править. Они раз б ивали свои и чужие жизни, б ыли глупы,
слаб ы, суетливы, истеричны; но за всем этим у Чехова слы­
шится: б лагословенна страна, сумевшая породить такой чело­
веческий тип� . Конечно, эту оценку можно отнести лишь к
С тарцеву в начале рассказа, но она лишь усиливает ощущение
дистанции между потенциальными возможностями человека и
его реальным состоянием.

265
Л И Т Е РАТ У РА В Т О Р О Й П О Л О В И Н Ы XIX В Е КА

Перечитайте внимательно финал рассказа. Почему повество ­


вание заканчивается упоминанием о Туркиных? Каким смыслом
наполнена «чувствительная» реплика Ивана Петровича ?

Когда Чехова о б виняли в пессимизме, он всегда удивлял ­


ся и говорил: ну какой же я пессимист, ведь самый лю б имый
мой рассказ - « С тудент». О н считал это свое маленькое, все ­
го в четыре странички, произведение самым удавшимся. Рас ­
сказ • Студент• ( 1 894 ) получился содержательно емким, хо ­
тя на первы й взгляд действия в нем почти нет. С амо
название чеховекого рассказа нарочито о б манчиво, и б о в нем
действует не университетский б унтарь и атеист, а слушатель
духовной академии, сын дьячка, знающий и понимающий
текст С вященного Писания. Он идет домой с охоты, и вокруг
все пустынно, мрачно, холодно, дует пронизывающий ветер.
Э то вечная, не меняющаяся Русь- Р оссия: << Точно такой же
ветер дул и при Рюрике, и при Иоанне Грозном, и при Пет ­
ре ... и при них б ыла точно такая же лютая б едность, голод; та ­
кие же дырявые соломенные крыши, невежество, тоска, та ­
кая же пустыня кругом, мрак, чувство гнета - все эти ужасы
б ыли, есть и б удут, и оттого, что пройдет еще тысяча лет,
жизнь не станет лучше» .
Н а огородах у костра студент встречается с двумя деревен ­
скими б аб ами и рассказывает им евангельскую историю о б
отречении от Христа и страданиях св. Петра, о его горьких
рыданиях. И этот рассказ заб итые неграмотные женщины
вдруг поняли и приняли близко к сердцу, одна из них запла ­
кала, понимая, как страдал и горько рыдал в такую же холод ­
ную ночь апостол, трижды отрекшийся от своего учителя
и лю б ивший его. Подлинные чувства не меняются, не меняет ­
ся в чем-то сущностном и сам человек. Протянулась незримая
нить от холодной неустроенной России к евангельскому
Иерусалиму: « Прошлое связано с настоящим непрерыв н ою
цепью со б ытий, вытекавших одно из другого ... Правда и кра ­
сота, направлявшие человеческую жизнь там, в саду и во дво­
ре первосвященника, продолжались непрерывно до сего дня
и, по-видимому, всегда составляли главное в человеческой
жизни и воо б ще на земле» .

266
А Н ТО Н П А В Л О В И Ч Ч Е Х О В

Э та печальная история вдруг наполняется молодым ожида­


нием неведомого, таинственного счастья, которое придаст на­
конец этой трудной неяркой жизни высоки й смысл, сделает ее
«восхитительной и чудесноЙ>> . Чеховекие герои если и не ви­
дят свет далеко впереди, то ощущают его, знают, что надо идти
к нему сквозь серые будни и ежедневные неудачи. Для Ч ехова
русская жизнь б ыла вечной книгой с «открытым>> финалом : он
скор б ит о прошлом, грустит и посмеивается над настоящим
и с надеждой смотрит в б удущее. И лучше всего это видно
в полном веры и надежды рассказе << С тудент� .

У и сто ко в л и р и ч еской др а м ы

Имя русского драматурга Антона Чехова - одно из самых изве­


стных в истории мирового театра, оно присвоено Международ­
ному театральному фестивалю. Ч еховекие пьесы ставят и и гра­
ют на его родине и во всем мире, без них актеры не могут изучать
знаменитую систему режиссера К . С . С таниславского. Автор
«Чайки>> своими пьесами, поставленными Московским Художе­
ственным театром, п однял русское театральное искусство на не­
б ывалую высоту. Театр Чехова живет, продолжает оставаться
главным ориентиром, недосягаемым об разцом драмы как искус­
ства слова.
Однако изначально театр Ч ехова не б ыл попят и принят
ни тогдашним театром, ни русско й культурной пу бликой.
Провал « Чайки � в Ал ександринеком театре б ыл лишь наи б о­
лее известным эпизодом этого непонимания и неприятия.
Привыкли к официозным постановкам императорских теат­
ров, к остросюжетно й французской драматургии, изящным
комедиям, водевилям и опереттам. Внимание зрителя при­
влекал и умело закрученный сюжет, легко прочитываемая ав­
торская идея, остроумные реплики и монологи, о б ращенные
в зал .
Ничего этого в чеховских пьесах нет. Точнее, все эти драма­
тургические приемы и элементы там приняли совсем другой
вид и стали играть иную роль. Сам драматург говорил: « Н ика­
ких сюжетов не нужно. В жизни нет сюжетов, в ней все переме-

267
Л И Т Е РАТ У РА В Т О Р О Й П О Л О В И Н Ы XIX В Е КА

М елихово . Фл и гел ь, в котором летом 1 8 9 6 г. была нап исана


« Ч ай ка » . Фотография В. Молчанова. 1 953 г.

шано - глу б окое с мелким, великое с ничтожным, трагическое


с смешным�. Э тот принцип построения чеховекой прозы при­
меним и к его пьесам, их сюжетам и персонажам. << Ч а й ка�
( 1 896) , � дядя В аня>> ( 1 896) , � три сестры� ( 1 900) и � в ишне­
вы й сад� ( 1 903) составили своео б разие театра Ч ехова и навсег­
да вошли в мировой репертуар. И для их полного сценическо­
го воплощения пришлось создать осо б ое � культурное
пространство� - М осковски й Художественны й театр.
Н о даже новы й, современны й Художественный театр не
сразу понял и принял его пьесы, лишенные привычных, четко
о б рисованных характеров и ясно выраженных конфликтов,
развитого сюжета и �внятного финала�. После первого автор­
ского чтения труппе МХТ пьесы � Три сестры� в 1 900 году ак­
теры б ыли в недоумении, говорили, что здесь нечего играть,
есть только сюжетная схема, наб роски де й ствия, намеки на ха-

268
А Н ТО Н П А В Л О В И Ч Ч Е Х О В

А. П . Чех о в ч итает « Ч а й ку » а ртиаа м М ХТ.


Фотография П. Павлова. Весна 1 899 г.

рактеры. И лишь потом, в ходе совместно й раб оты поняли, что


подл инное действие чеховекой лирической драмы развивается
в глу б и не, в сердцах и душах людей: « Весь смысл и вся драма
человека внутр и, а не во внешних проявлениях�. В этих чехов­
ских словах высказана суть его понимания драмы как искус­
ства слова: автор должен наказать на сцене не внешн ий сюжет,
а саму драматизированную ж изнь, которая завершается, исчер­
пывает се бя, во многом потеряв силу и смысл. Чехов словно
подвод ит в •Тре х сестра х � * предварительные итоги этой не­
должно й жизни.

Три сестр ы П розоровы, москвички и дочери генерала, живут


в провинциальном городе и рвутся об ратно в Москву, и б о в их
замедлившейся, теряюще й цель и смысл жизни нет движения,

269
Л И Т Е РАТУ Р А В Т О Р О Й П О Л О В И Н Ы XIX В Е КА

подлинного богатства чувств и поступков, нет люб ви, семьи


и жизненного дела, а есть одни маленькие, никому не видные
повседневные трагедии, об иды, разочарования, крушение всех
молодых иллюзи й. Монолог их несчастного б езвольного б рата
Андрея в четвертом де й ствии уб едительно и красноречиво го­
ворит о скучно й серо й жизни их города и его жалких, измель­
чавших об итателе й . « Русскому человеку в высше й степени
свойственен возвышенны й об раз мысле й , но скажите, почему
в жизни он хватает так невысоко ? � - спрашивает М ашу влюб ­
ленный в нее полковник Вершинин, человек семе й ный и по­
своему несчастны й .
Б ыт у Чехова медленно пер с малывает люде й и в то же вре­
мя сам теряет смысл, становится невыносим, нелеп и смешон
в своих мелких досадных неприятностях. Пошлость, воплотив­
шаяся в хитро й и деспотичной мещанке Н аташе, теснит сестер
в их соб ственном доме , наступает, выявляет их жизненную б ез­
защитность. Время идет, Ольга, Маша и Ирина плачут, старе­
ют, устают от монотонно й повседневности, а мечта их все б олее
отдаляется и блекнет, мелкие и раздражающие их соб ытия не
составляют подлинного действия, не являются живой полно­
кровно й жизнью. << Точно спят все�. - сетует В ершинин, сам
неспособ ный дать счастье М аше.
Все лю б овные истории в пьесе печальны, б раки неудач ­
ны. Возможный б рак уставше й и отчаявше йся Ирины с не­
красивым, несчастным и нелю б имым б ароном Тузен б ахом
вряд ли стал б ы для нее спасением от житейской тины. М а­
ша, вышедшая замуж за самодовольного ограниченного
учителя Кулыгина, в конце пьесы говорит, что жизнь воо б ­
ще неудачна и что сестры не знают, зачем живут. Она вели­
колепно играет на рояле, ее сестра И рина знает итальян­
ский язык, но это в городе никому не нужно и просто
непонятно, считается чем-то лишним и странным. « У нас,
трех сестер, жизнь не б ыла еще прекрасной, она заглушала
нас, как сорная трава�. - отвечает Ирина влю бленному в нее
прекраснодушному мечтателю Тузен б аху. Несчастен и ста­
рый одинокий доктор Че б утыкин, приютивши й ся на краю
не б лагополучного семейного гнезда сестер Прозоровых.

270
А Н ТО Н П А В Л О В И Ч Ч Е Х О В

<< С частья у нас нет и не б ывает, мы только желаем его � , -


подводит итог Вершинин.
П ерсонажи � Трех сестер� все время говорят о будущем,
о том, как все волшеб но изменится в жизни и людях к лучше­
му через триста лет. И зрители понимают, как они теперь не­
счастливы и как глуб око не верят в возможность изменения
своего скучного и нелепого б ытия в об озримом будущем. Все
мысли и мечты сестер связаны с родно й М осквой, со светом,
радостью, об разами матери и отца, весно й их некогда счастли­
вой жизни. Их постоянные речи о том, что надо раб отать, гово­
рят о неверии в это счастье. Труд, по словам Ирины, оказыва­
ется лишенным поэзии и мысли. Персонажам Чехова уже не
о чем говорить друг с другом, их об щие семейные разговоры
распадаются, становятся б еседами глухих, ди ал оги превраща­
ются в монологи о будуще й жизни, кажды й говорит свое.
Ж изнь их медленно и неуклонно катится в какую-то неведо­
мую пропасть. � в се делается не по-нашему� . - жалуется Оль­
га. Отсюда истерика отчаявше й ся Ирины: � в ы бросьте меня,
вы б росьте, я больше не могу! .. �
Э ти потеря цели жизни и б езволие приводят к тому, что
сестры не хотят и не могут сопротивляться агрессивному
и пошлому деспотизму Н аташи, постеп енно захватывающе й
их дом и на глазах всего города делающе й несчастным
и смешным их б рата Андрея, они презирают ее, но все время
ус тупают и отступают. Вс е смешалось в доме сестер Прозо­
ровых, и сам дом перестал б ыть их со б ственностью, нет уже
прежне й дружной и веселой молодой семьи . Уб ит мститель­
ным неудачником С оленым б езвольный мечтатель Тузенб ах,
ушел со свое й б атарее й несчастны й философ Вершинин,
но жизнь продолжается . � надо жить � . - выговаривает
сквозь слезы оставленная М аша. Я сно, что такая жизнь для
чеховских персонаже й невыносима и во м н огом исчерпана.
Е ще б олее яркие и очевидные проявления это й исчерпанно­
сти культуры �о б разованного меньшинства� мы на б людаем
в вершинном чеховеком произведении - комедии � в ишне­
вый с ад>> .

27 1
Л И Т Е РАТ У РА В Т О Р О Й П О Л О В И Н Ы XIX В Е КА

П Ь Е СА « В И Ш Н Е В Ы Й САД »

Гру стн а я опт и м и ст и ч еска я ко мед и я

«Вишневый сад>> - не только итог и вершина чеховекой драма­


турпш. В этой комедии автор обоб щает все свои художественные
достижения и жизненные наблюдения, здесь ощутимо воздей ­
ствие его прозы, характерное чеховекое соединение лирики, ко­
медии, сатиры и трагедии. В этой пьесе Чехов прощается со всей
уходяще й старой Россией, понимая всю невозможность
и конечность ее дальнейше го существования. Он знает и любит
эту Россию, посвятил ее изображению все свое творчество и свою
жизнь, но предчувствует и предсказывает в «Вишневом саде» ее
бл изкую гибель. Вся Россия - наш вишневы й сад, это красиво
сказано в пьесе ее восторженными молодыми героями, но стук
беспощадного топора по стволам прекрасных деревьев превра­
щается в удары судьбы. С вою пророческую комедию Чехов по­
свящает грядущей трагедии и потому пишет эту пьесу «вопреки
всем правилам драматического искусства».
Чехов говорил, что в его пьесах мало дей ствия. Да, но смотря
какого дей ствия. С ам автор говорил о двух дей ствиях: « Пусть на
сцене все будет так же сложно и так же вместе с тем просто, как
в жизни. Л юди обедают, только обедают, а в это время слагается
их счастье и разб иваются их жизни». В « Вишневом саде» есть
внешнее действие, вращающееся вокруг внешнего сюжета -
продажи неоднократно заложенного имения добро й, но безала­
берной и расточительной помещицы Раневской. Э то действие
драматургически очень бедно, в нем нет никаких неожиданных
поворотов и трагических проблем, и бо с самого начала ясно, что
десятилетиями копившиеся долги Раневская заплатить не мо ­
жет и что вишневы й сад будет продан. Так и происходит. Ясно,
что это действие сознательно замедлено автором, чтоб ы пока­
зать общий упадок, безволие, неспособ иость и даже нежелание
персонаже й решить свои жизненные проблемы, спасти их пос ­
леднее об щее достояние - вишневый сад.
Н о наряду с этим существует и внутреннее действие,
и в нем проявляется о б щая драма тогдашне й русско й жизни,
породившая очень многие индивидуальные драмы и тяжелые

272
А Н ТО Н П А В Л О В И Ч Ч Е Х О В

переживания. Она развивается стремительно, неожиданно


и неотвратимо, и общее ощущение надвигающейся катастро­
фы составляет внутренний, психологический смысл действия
чеховекой пьесы. Такая драма ощутима внутри, в душе каждо­
го персонаж а « Вишневого сада� ; она есть и у молодого б огача
и счастливца Л опахина, купившего наконец это поэтичное
дворянское гнездо и осуществившего мечту всей его жизни.
Как и в прежних чеховских драмах, здесь есть любовные исто­
рии, но и здесь все они - неудачны. Не удалась лю бовь,
не удалась вся жизнь. Ко в