Вы находитесь на странице: 1из 323

Взято свободным доступом с сайта: http://www.alleng.ru/d/jur/jur023.

htm

Т. В. Аверьянова, Р. С. Белкин, Ю. Г.
Корухов, Е. Р. Россинская
Криминалистика
Учебник для вузов

Рекомендован Министерством
общего и профессионального образования
Российской Федерации в качестве учебника
для студентов высших учебных заведений, обучающихся по
специальности "Юриспруденция"

Под редакцией Заслуженного деятеля науки Российской Федерации,


профессора Р. С. Белкина
Издательство НОРМА
(Издательская группа НОРМА—ИНФРА • М) Москва, 2000

Аверьянова Т. В., Белкин Р. С., Корухов Ю. Г., Российская Е. Р.


Криминалистика. Учебник для вузов. Под ред. Заслуженного деятеля науки
Российской Федерации, профессора Р. С. Белкина. — М.:
Издательство НОРМА (Издательская группа НОРМА—ИНФРА • М),
2000. — 990 с.
ISBN 5-89123-302-9 (НОРМА) ISBN 5-86225-949-Х (ИНФРА • М)
Учебник, написанный известными российскими учеными, отражает
современное состояние и перспективы развития отечественной
криминалистики. Это наиболее полное в настоящее время изложение всех
разделов криминалистики, отвечающее требованиям государственного
1
стандарта высшего юридического образования. Наряду с изложением
традиционных тем курса, учитывающим достижения смежных областей
научного знания, ряд глав посвящен новым методам и средствам собирания и
исследования доказательств, методикам расследования новых составов
преступлений, предусмотренных Уголовным кодексом Российской
Федерации.
Для студентов, аспирантов и преподавателей юридических вузов и
факультетов, курсантов и слушателей высших учебных заведений силовых
ведомств, практических работников правоохранительных органов.
ISBN 5-89123-302-9 (НОРМА) ISBN 5-86225-949-Х (ИНФРА • М)
© Т. В. Аверьянова, Р. С. Белкин,
Ю. Г. Корухов, Е. Р. Россинская,
1998 © Издательство НОРМА, 1998

Содержание

Раздел I ИСТОРИЯ И МЕТОДОЛОГИЯ КРИМИНАЛИСТИКИ

Глава 1. История криминалистики и


криминалистических учреждений
§ 1. Консолидация криминалистических знаний ............................…14
§ 2. Криминалистика в период
между мировыми войнами..................................................................…19
§ 3. Этап формирования частных криминалистических
теорий в отечественной науке...................................................………..29
§ 4. Современный этап развития криминалистики
(этап формирования общей теории науки)......................................……45
§ 5. Экспертные и научные криминалистические
учреждения ...................................................................................………..47

Глава 2. Предмет, объекты и


система криминалистики
§ 1. Предмет и объекты криминалистики.....................................
……….49
§ 2. Система криминалистики .....................................................…………
59
§ 3. Криминалистические категории............................................…………
62
§ 4. Криминалистические классификации .........................................
……..66

Глава 3. Задачи, принципы и законы


развития криминалистики
§ 1. Общая, специальные и конкретные задачи
2
криминалистики............................................................................
…………..70
§ 2. Принципы криминалистики...............................................
……………..71
§ 3. Законы развития криминалистики .....................................……………
72

Глава 4. Методы криминалистики


§ 1. Всеобщий метод криминалистической науки ...............................…
81
§ 2. Общенаучные методы криминалистики.....................................
…….82
§ 3. Специальные методы
криминалистики ................................................85

Глава 5. Природа криминалистики, ее место


в системе научного знания и тенденции развития
§ 1. Современные представления
о природе
криминалистики...........................................................................89
§ 2. Место криминалистики в системе
научного
знания .............................................................................................91
§ 3. Современные тенденции
развития
криминалистики..............................................................................94

3
Глава 6. Содержание и структура общей
теории криминалистики.........................................................………….98

Глава 7. Криминалистическая идентификация


§ 1. Понятие и научные основы
криминалистической идентификации...............................................……
104
§ 2. Криминалистическое учение о признаках ..........................
………..115
§ 3. Стадии криминалистической
идентификации ...............................................................................
……….121
§ 4. Значение криминалистического отождествления
и различия для расследования
и раскрытия преступлений .........................................................…………
123

Глава 8. Криминалистическая диагностика


§ 1. Понятие и задачи криминалистической диагностики ...........………
127
§ 2. Теоретические основы
криминалистической диагностики..................................................………
130
§ 3. Экспертные диагностические задачи ........................................
……..136
§ 4. Диагностика в работе следователя ............................................
……..138

Глава 9. Теории криминалистического прогнозирования


и временных связей и отношений
§ 1. Содержание теории криминалистического
прогнозирования ................................................................………………
143
§ 2. Криминалистическая теория временных связей
и отношений ........................................................................………………
150
Литература............................................................................………………
152
Раздел II
КРИМИНАЛИСТИЧЕСКАЯ ТЕХНИКА И ТЕХНОЛОГИЯ

Глава 10. Концептуальные положения криминалистической


техники и технологии
§ 1. Понятие, система и правовые основания
применения средств криминалистической техники..............……………
4
154
§ 2. Технико-криминалистические средства и методы,
применяемые при собирании вещественных доказательств ...
………….158
§ 3. Методы и средства предварительного и экспертного
исследования вещественных доказательств ......................………………
162

Глава 11. Основы криминалистического учения


о фиксации доказательственной информации
§ 1. Понятие фиксации доказательственной
информации...........................................................…………………………
172
§ 2. Общая характеристика форм, методов и средств
фиксации доказательственной информации .........................……………
174
§ 3. Вербальная и графическая формы фиксации
доказательственной информации....................................
………………..176
§ 4. Предметная и наглядно-образная формы
фиксации доказательственной информации.................................………
179

Глава 12. Криминалистическая фотография


§ 1. Понятие криминалистической фотографии,
ее значение в следственной и экспертной практике ...................
……….184
§ 2. Методы судебно-следственной фотографии .............................
…….186
§ 3. Частные приемы фотографирования ...................................…………
196
§ 4. Виды фотосъемок и особенность фотографирования
криминалистических объектов.....................................................………
199
§ 5. Судебно-экспертная фотография ......................................…………
202
§ 6. Процессуальное оформление применения
криминалистической фотографии.......................................................
…..211

Глава 13. Криминалистическая видеозапись


§ 1. Видеозапись как средство фиксации
криминалистически значимой информации ...............................
………..213
§ 2. Современная видеотехника, используемая
5
в следственной практике..................………………………………………
214
§ 3. Применение видеозаписи при производстве
следственных действий.....................................................................……
217
§ 4. Видеозапись как документ
или вещественное доказательство.........................................……………
226

Глава 14. Учение о следах (трасология)


§ 1. Общие положения трасологии.
Классификация следов, их криминалистическое значение......…………
228
§ 2. Следы человека (антропоскопия) ...............................................
…….234
§ 3. Следы орудий взлома, инструментов.........................................
……..249
§ 4. Следы производственных
механизмов ...............................................253
§ 5. Следы-
предметы ....................................................................................254
§ 6. Установление целого по частям....................................................…
257
§ 7. Следы транспортных
средств.............................................................259
§ 8. Микрообъекты.............................................................................
…….266

Глава 15. Криминалистическое исследование оружия, боеприпасов,


взрывчатых веществ, взрывных устройств и следов их применения
§ 1. Понятие судебной баллистики и ее значение
для расследования преступлений..........................................……………
270
§ 2. Криминалистическое исследование
огнестрельного оружия ...,............................................................;.....……
271
§ 3. Криминалистическое исследование патронов ............................
…..277
§ 4. Криминалистическое исследование следов выстрела ............
……..290
§ 5. Взрывные устройства и следы их
применения...................................297
§ 6. Криминалистическое исследование холодного
оружия и следов его
применения ............................................................299
6
Глава 16. Судебное почерковедение и
судебное автороведение
§ 1. Общие положения........................................................................…304
§ 2. Судебное почерковедение.................................................................307
§ 3. Подготовка почерковедческой экспертизы ................................
….314
§ 4. Методика судебно-почерковедческой экспертизы...................……
315
§ 5. Судебное автороведение.................................................................
….319

Глава 17. Технико-криминалистическое


исследование документов
§ 1. Понятие и задачи технико-криминалистического
исследования
документов .........................................................................324
§ 2. Исследование бланков документов..............................................
…..325
§ 3. Исследование машинописных текстов........................................
…...328
§ 4. Исследование оттисков печатей и
штампов.......................................330
§ 5. Исследование частично измененных
документов…………………..332
§ 6. Установление скрытой
информации...................................................336

Глава 18. Криминалистическое исследование


веществ и материалов
§ 1. Понятие криминалистического исследования
веществ и материалов и его задачи ...........................................…………
338
§ 2. Обнаружение, фиксация и изъятие веществ
и материалов при производстве следственных действий ..........
……….341
§ 3. Возможности экспертных и предварительных исследований
наиболее распространенных веществ и материалов —
вещественных доказательств ..................................................
…………...344

Глава 19. Криминалистическое исследование


внешних признаков человека (габитоскопия)
§ 1. Общие положения криминалистического
отождествления личности по признакам внешности...................
7
……….360
§ 2. Методика описания признаков внешности
человека (метод словесного портрета) ......................................…………
362
§ 3. Методы и средства собирания информации
о внешних признаках человека .......................................................………
366
§ 4. Криминалистическая портретная экспертиза ..................…………
380

8
Глава 20. Криминалистическая фоноскопия
§ 1. Понятие криминалистической фоноскопии.................................
…..383
§ 2. Особенности осмотра магнитных носителей
с записями и подготовка материалов
для фоноскопической экспертизы...................................................………
384
Глава 21. Криминалистическая регистрация
§ 1. Понятие, содержание и правовые основы
криминалистической регистрации .................................................………
388
§ 2. Оперативно-справочные учеты, их организация
и использование в раскрытии
и расследовании преступлений..........................................
……………….393
§ 3. Криминалистические учеты...............................................
…………...400
§ 4. Справочно-вспомогательные учеты ................................................…
404

Глава 22. Нетрадиционные средства получения


значимой для расследования преступлений
информации…………..407

Глава 23. Использование специальных познаний


в деятельности органов следствия и дознания..................
…………...419

Глава 24. Экспертная деятельность и


современные возможности судебных экспертиз.
Общая теория судебной экспертизы, ее
концептуальные основы и ключевые понятия
§ 1. Проведение экспертизы
на предварительном следствии ....................................................
………..434
§ 2. Возможности судебных экспертиз в раскрытии
и расследовании преступлений...........................................................……
436
§ 3. Общая теория судебной экспертизы,
ее концептуальные основы ........................................................
………….450

Глава 25. Основные направления использования


современных компьютерных технологий в
раскрытии и расследовании преступлений
9
§ 1. Использование универсальных программных средств
в раскрытии и расследовании преступлений ................................
……….465
§ 2. Автоматизация учетов.............................................................………
466
§ 3. Автоматизация экспертиз и исследований....................................
….467
§ 4. Автоматизация процесса расследования
преступлений...............................
………………………………………………..469
Литература..............................................................................................…
471

10
Раздел III КРИМИНАЛИСТИЧЕСКАЯ
ТАКТИКА И ТЕХНОЛОГИЯ

Глава 26. Концептуальные положения


криминалистической тактики и технологии
§ 1. Основные понятия криминалистической тактики ..................…..474
§ 2. Криминалистическая тактика в системе научного знания.......….480
§ 3. Криминалистическая тактика
и практика борьбы с преступностью.....................................…………..486
§ 4. Тактика процессуального действия..................................................491

Глава 27. Криминалистические версии


и планирование расследования
§ 1. Криминалистические версии.........................................................
….496
§ 2. Планирование
расследования.............................................................499

Глава 28. Розыскная деятельность следователя


§ 1. Понятие и виды розыска ..............................................................
…...506
§ 2. Организация и осуществление розыска ...................................
…….510

Глава 29. Взаимодействие участников


раскрытия и расследования преступлений
§ 1. Понятие, принципы и субъекты взаимодействия .........……………
515
§ 2. Формы взаимодействия...................................................................
….519

Глава 30. Следственная ситуация и


тактические комбинации
§ 1. Понятие, содержание и виды следственных ситуаций...........
……..525
§ 2. Деятельность следователя
в условиях тактического риска .....................................
………………….528
§ 3. Тактические комбинации (операции) ...........................
……………..531
Глава 31. Фактор внезапности, его учет и использование
в процессе расследования
§ 1. Фактор внезапности, его смысл
и формы использования в расследовании...............
……………………..539
11
§ 2. Тактика действий следователя
с использованием фактора внезапности .............................
……………...543
§ 3. Учет влияния фактора внезапности
на деятельность следователя.......................................................…………
552
§ 4. Влияние фактора внезапности на полноту
и достоверность доказательственной информации.................
…………..554

12
Глава 32. Тактическое решение
§ 1. Понятие тактического решения...................................……………558
§ 2. Подготовка к принятию тактического решения.......................…..561
§ 3. Принятие тактического решения ...........................................…….564
§ 4. Некоторые специальные вопросы
принятия тактических решений............................................……………
568

Глава 33. Тактика и технология следственного


осмотра и освидетельствования
§ 1. Сущность и виды следственного осмотра ................................
…….575
§ 2. Осмотр места происшествия ................................................
………...580
§ 3. Наружный осмотр трупа на месте его обнаружения ..........
………...592
§ 4. Другие виды следственного
осмотра................................................594
§ 5. Освидетельствование ........................................................................…
596

Глава 34. Тактика и технология обыска и выемки


§ 1. Сущность, задачи и порядок проведения обыска....................……
598
§ 2. Подготовка к обыску....................................;......................…………
605
§ 3. Общие положения тактики обыска .................................
…………..610
§ 4. Технология обыска .....................................................................……
614
§ 5. Производство выемки............................................................
………..622

Глава 35. Тактика допроса


§ 1. Понятие, значение и виды допроса ...............................
…………….624
§ 2. Подготовка к допросу .................................................................
…….626
§ 3. Общие положения тактики
допроса свидетелей и потерпевших ..................................
……………….630
§ 4. Общие положения тактики допроса
подозреваемых и обвиняемых...................................................
…………..634
§ 5. Особенности тактики допроса при изобличении во лжи .........
13
…….638
§ 6. Особенности тактики допроса несовершеннолетних .............……
645
§ 7. Тактика иных видов
допроса .............................................................647
§ 8. Фиксация хода и результатов допроса..........................................
….650

Глава 36. Тактика проверки и уточнения


показаний на месте
§ 1. Понятие проверки и уточнения показаний на месте ..................
…..652
§ 2. Подготовка к проверке и уточнению показаний на месте..........
…..655
§ 3. Тактические приемы проверки и уточнения
показаний на месте ........................................................................
………..655
§ 4. Фиксация процесса и результатов проверки
и уточнения показаний на месте .................................................…………
657

14
Глава 37. Тактика следственного эксперимента
§ 1. Понятие и сущность следственного эксперимента......................
…...659
§ 2. Виды следственных
экспериментов ....................................................661
§ 3. Участники следственного эксперимента..................................……
663
§ 4. Подготовка к проведению следственного эксперимента............…
664
§ 5. Тактика проведения следственного эксперимента................………
666
§ 6. Фиксация хода и результатов следственного
эксперимента.............670
§ 7. Оценка результатов следственного эксперимента .........................…
672

Глава 38. Тактика предъявления для опознания


§ 1. Сущность, задачи и порядок предъявления
для опознания............................................................………………………
674
§ 2. Виды предъявления для опознания............................................
……..676
§ 3. Субъекты предъявления для опознания ......................………………
679
§ 4. Тактика предъявления для опознания живых лиц................
………..680
§ 5. Тактика предъявления для опознания трупов .......................
……….683
§ 6. Тактика предъявления для опознания предметов ......................……
685
§ 7. Тактика проведения опознания
по фотоснимкам....................................................................………………
687
§ 8.Тактика предъявления для опознания животных ............…………
688
§ 9. Процессуальное оформление результатов
предъявления для опознания.............................................………………
689

Глава 39. Тактика задержания и ареста


§ 1. Правовые основания задержания и ареста................………………
691
§ 2. Подготовка к задержанию и аресту.........................................
……...692
§ 3. Тактические приемы задержания...................................................
15
….693

Глава 40. Технология получения образцов


для сравнительного исследования
§ 1. Понятие и виды образцов
для сравнительного исследования ....................................
……………….695
§ 2. Технология получения образцов
для сравнительного исследования .............................................…………
697

Глава 41. Технология прослушивания и


записи телефонных переговоров
§ 1. Сущность и процедура прослушивания
и записи переговоров ..................................................................
………….701
§ 2. Технология прослушивания и записи переговоров .......……………
703
Литература ...............................................................……………………
704

16
Раздел IV КРИМИНАЛИСТИЧЕСКАЯ МЕТОДИКА

Глава 42. Концептуальные положения


криминалистической методики
§ 1. Понятие криминалистической методики .................................…..706
§ 2. Принципы и исходные положения
формирования частных криминалистических методик ..............…….709
§ 3. Структура и содержание частных
криминалистических методик ........................................………………713

Глава 43. Противодействие расследованию и


пути его преодоления
криминалистическими и оперативно-розыскными
средствами и методами
§ 1. Понятие, содержание и субъекты
противодействия расследованию .........................................………….717
§ 2. Противодействие расследованию в форме сокрытия
преступления, его последствий или причастных
к нему лиц.........................………………………………………………718
§ 3. Формы и способы "внешнего" противодействия
расследованию .........................................................................…………724
§ 4. Средства и методы преодоления
противодействия расследованию ........................................…………...726

Глава 44. Расследование преступлений


против жизни и здоровья
§ 1. Расследование убийств ..........................................................……..731
§ 2. Расследование причинения вреда здоровью ............................…..736

Глава 45. Расследование преступлений


против половой неприкосновенности и
половой свободы личности
§ 1. Расследование изнасилований ....................................…………….741
§ 2. Расследование насильственных действий
сексуального характера .......................................................................…745

Глава 46. Расследование преступлений


против собственности
§ 1. Родовая криминалистическая характеристика преступлений ...…
748
§ 2. Расследование краж...................................................................
……..749
§ 3. Расследование грабежей и разбойных нападений ..............
……….755
§ 4. Расследование мошенничества................................................
17
……...758
§ 5. Расследование вымогательства........................................................…
762
§ 6. Расследование присвоения или растраты имущества............………
768

18
Глава 47. Расследование преступлений
в сфере экономической деятельности
§ 1. Расследование незаконного получения кредита
и злостного уклонения от погашения кредиторской
задолженности .............................………………………………………777
§ 2. Расследование лжепредпринимательства ..................................…786
§ 3. Расследование хищений, совершаемых
организованными преступными формированиями на
предприятиях (в организациях) ............………………………………..792
§ 4. Расследование фальшивомонетничества .................................……
795
§ 5. Расследование
контрабанды..............................................................801

Глава 48. Расследование налоговых преступлений


§ 1. Родовая криминалистическая характеристика налоговых
преступлений, их уголовно-правовая квалификация .....................…..807
§ 2. Выявление признаков преступлений, проверочные
действия, возбуждение уголовного дела.........................................……
811
§ 3. Построение и проверка версий.
Первоначальные следственные действия .....................................
……..814
§ 4. Назначение и проведение судебных экспертиз
по делам о налоговых преступлениях...............................................
…...821
§ 5. Обеспечение возмещения ущерба,
причиненного налоговыми преступлениями......................................…824

Глава 49. Расследование преступлений


против общественной безопасности
§ 1. Расследование бандитизма.......................................................…….826
§ 2. Расследование хулиганства ....……………………………………..831
§ 3. Расследование незаконного оборота оружия,
боеприпасов, взрывчатых веществ
и взрывных устройств.....................................................……………….835
§ 4. Расследование незаконного оборота наркотических,
сильнодействующих и ядовитых веществ.............................………….841
§ 5. Расследование поджогов и преступных нарушений правил
пожарной безопасности..................................................................………
847
§ 6. Особенности расследования уголовных дел,
возбужденных по фактам взрывов .....................................
……………..863
§ 7. Расследование нарушений правил безопасности движения
19
и эксплуатации транспортных средств............................
……………….869

Глава 50. Расследование должностных преступлений


§ 1. Родовая криминалистическая характеристика
должностных преступлений ..........................................…………………
877
§ 2. Выявление признаков преступления, тактика
проверочных действий, возбуждение
уголовного дела..................................................………………………883
§ 3. Планирование расследования, первоначальные
следственные действия.......................................................................….887
§ 4. Последующие следственные действия............................................892
Глава 51. Особенности расследования
преступлений "по горячим следам"
§ 1. Правовые и организационные основы раскрытия
преступлений "по горячим следам" ..........................................……….895
§ 2. Первоначальные следственные действия.......................…………896
§ 3. Особенности последующих
следственных действий ...........................................................…………898

Глава 52. Особенности расследования


преступлений несовершеннолетних
§ 1. Криминалистическая характеристика
преступлений несовершеннолетних .......................…………………..900
§ 2. Возбуждение уголовного дела
и планирование расследования.............................................………….905
§ 3. Особенности тактики отдельных
следственных действий .......................................................…………...909
§ 4. Профилактическая деятельность следователя
по делам о преступлениях несовершеннолетних ...................………..925

Глава 53. Особенности расследования преступлений


организованных преступных сообществ
§ 1. Предварительные замечания ............................................................927
§ 2. Исходная информация о совершении преступления
организованной группой ......................................................……………
932
§ 3. Использование возможностей осмотра места
происшествия для установления факта совершения
преступления организованной группой .....................…………………
935
§ 4. Выдвижение версий о совершении преступления группой
лиц и планирование расследования .........................................…………
938
20
§ 5. Допрос как средство получения информации
о совершении преступления организованной группой ........
…………..942
§ 6. Использование иных средств доказывания
для установления факта совершения преступления
организованной группой .....................................
………………………..950

Глава 54. Особенности расследования преступлений,


совершенных иностранцами и против иностранцев
§ 1. Правовое положение иностранцев в России..............................
…..958
§ 2. Особенности производства следственных действий
с участием иностранцев..........................................……………………..961

21
Глава 55. Особенности расследования преступлений,
совершенных невменяемыми и лицами с дефектами психики
§ 1. Понятие невменяемости и дефектов психики
(психических недостатков)..........................................…………………966
§ 2. Возбуждение уголовного дела
и первоначальные следственные действия.......................……………..968
§ 3. Особенности последующих следственных действий..........………
971

Глава 56. Особенности расследования преступлений


в сфере движения компьютерной информации
§ 1. Родовая криминалистическая характеристика
преступлений .............................................................................…………
974
§ 2. Особенности тактики следственных действий ......................
……..982
§ 3. Возможности судебных экспертиз при расследовании
преступлений в сфере движения компьютерной информации......
…….991
Глава 57. Профилактическая деятельность следователя
§ 1. Понятие и содержание
следственной профилактики .................................................
…………….994
§ 2. Средства выявления и доказывания обстоятельств,
способствовавших совершению преступления...........…………………
995
§ 3. Предупредительные меры, принимаемые
следователем на стадии расследования .............................
……………..998
Литература .....................................................................
………………..1000

22
Раздел I
ИСТОРИЯ И МЕТОДОЛОГИЯ КРИМИНАЛИСТИКИ

Глава 1. История криминалистики и криминалистических


учреждений

§ 1. Консолидация криминалистических знаний

Все, чем характерен XIX век ("век пара") — быстрый научно-


технический и бурный промышленный рост, либерализация властных
режимов, массовый исход крестьян в города, ослабление патриархальных
устоев, люмпенизация и обогащение граждан, интенсивный оборот,
концентрация капиталов, их "прозрачность" для стороннего взгляда,
предприимчивость как залог успеха и риск как норма жизни, разделение
труда, его профессионализация и т. п., — вся эта смесь доселе невиданных
факторов положила начало еще одному феномену: профессиональной и в
дальнейшем — организованной преступности.
Вооружившись новейшими средствами связи, транспорта, прочей
техники, используя все более изощренные, в том числе наукоемкие методы
совершения и сокрытия преступлений, она захлестнула Германию, Францию,
Англию, США. Карательные органы, прежде работавшие на основе
житейского опыта, здравого смысла, теперь оказались бессильны. Отсюда —
социальный заказ на систему, способную противостоять преступности
нового качества. На этот заказ государства и общества наука ответила
созданием отрасли знания, которую австрийский судебный следователь,
ставший затем университетским профессором, Ганс Гросс в конце XIX в.
назвал криминалистикой (от лат. crimen — преступление).
Отдельные рекомендации подобного рода известны давно. Они
встречаются в законодательных памятниках, в сочинениях по уголовному и
гражданскому судопроизводству, по наследственному праву, а с начала XIX
в. — особенно часто в трудах по уголовному процессу, практических
руководствах и инструкциях для следователей, чинов полиции и
жандармерии. Так, в 1838—1841 гг. во Франкфурте было издано двухтомное
"Руководство по судебному расследованию" Людвига фон Ягеманна. Первый
том посвящен теории расследования. Во втором томе на 344 примерах из
практики рассмотрена сущность "прагматики расследования", т. е. даны
советы и наставления по его производству, ряд из которых носит отчетливо
криминалистический характер. Издавались подобные работы и в России:
"Основания уголовного судопроизводства с применением к российскому
уголовному судопроизводству" Я. Баршева (1841), "Правила и формы о
производстве следствий, составленные по Своду законов" Е. Колоколова
(1850) и др. В литературе появились рекомендации по обнаружению дописок,
подчисток, иных изменений в завещаниях, купчих и других документах о
сделках.
Развитие судебной медицины — научной дисциплины, первой
23
поставленной на службу правосудию, — вызвало к жизни процессуальную
фигуру сведущего лица: судебные врачи стали непременными участниками
следственных дел о посягательствах на жизнь и телесных повреждениях.
Затем на помощь начали призываться сведущие лица из других областей
науки, техники, ремесла. Активно формируется институт судебной
экспертизы, что послужило еще одним стимулом развития и использования
криминалистических знаний.
Тенденция консолидации этих знаний с особенной силой проявилась в
конце XIX и начале XX вв. Свое выражение она нашла в трудах целой
плеяды полицейских и судебных чиновников и ученых — пионеров
формирующейся науки. Эта деятельность шла по трем направлениям:
а) разработка и совершенствование средств уголовной регистрации
(как тогда именовалась криминалистическая регистрация) и розыска
преступников, в чем особенно были заинтересованы органы полиции;
б) разработка научных методов исследования вещественных
доказательств;
в) разработка и систематизация приемов и методов организации и
планирования расследования, средств, приемов и методов обнаружения,
фиксации и использования доказательств.
Первое направление было представлено преимущественно
исследованиями в области антропометрии, дактилоскопии, описания
внешности человека, фотографии.
В 1882 г. сотрудник Парижской полицейской префектуры Альфонс
Бертильон предложил метод антропометрической регистрации и
отождествления преступников, основанный на выкладках бельгийского
статистика Кетле, доказавшего, что в мире нет двух людей с одинаковыми
размерами всех частей тела. Бертильон предложил производить 11
измерений, достаточных, по его мнению, чтобы при повторном задержании
установить личность человека. Получивший название "бертильонажа" метод
вскоре был внедрен во всех передовых странах, в том числе и в России, где в
1890 г. открылось первое антропометрическое бюро.
По почти сразу обнаружились существенные недостатки
антропометрического метода. Достичь необходимой точности измерений
тела для полицейских чиновников, особенно провинциальных, было сложно,
весьма вероятны были ошибки. Помехой была и изменчивость роста
человека, причем Бертильон считал, что он продолжается до 23 лет, другие
же ученые называли иные цифры — и 30, и 35 лет. К несовершеннолетним
этот метод не мог применяться вообще, а измерить голову женщин было
трудно из-за длинных волос.
Практически одновременно с бертильонажем возникает
дактилоскопический метод регистрации, пионерами которого были Вильям
Гершель (1877), Генри Фолдс (1879, 1880), Френсис Гальтон, Эдвард Генри,
Жуан (Иван) Вучетич, в России -— В. И. Лебедев, который в 1909 г. составил
первую инструкцию по "пальцепечатанию".
В 1901 г. в Англии был отменен бертильонаж и введен
24
дактилоскопический метод регистрации. В последующее десятилетие он
вытеснил антропометрию в Европе и в Америке. В России в 1906 г.
дактилоскопию ввели в тюрьмах, в 1907 г. МВД издало циркуляр о ее
применении полицией, а в 1908 г. во всех 89 сыскных отделениях губернских
и городских управлений полиции были организованы дактилоскопические
бюро. Первые российские экспертизы были проведены в Варшаве (1909),
Одессе (1911) и Санкт-Петербурге (1912, эксперт В. И. Лебедев). В 1914 г.
Международный полицейский конгресс рекомендовал дактилоскопию в
качестве главного и основного метода уголовной регистрации.
Заслуги Бертильона перед наукой не ограничивались антропометрией.
Он разработал методы сигналетической (приметоописательной) и
метрической фотосъемки на месте происшествия и аппаратуру для них. Ему
принадлежит и идея "словесного портрета" (1885) — систематизированного
описания внешности человека с помощью унифицированной терминологии,
впоследствии усовершенствованного и упрощенного швейцарским
криминалистом Рудольфом Арчибальдом Рейссом.
Второе направление — разработка методов исследования
вещественных доказательств, которые образно называли "немыми
свидетелями", — связано с именами таких ученых, как Е. Ф. Буринский (1849
—1912), Рейсе (Швейцария), Ломброзо и Оттоленги (Италия), Гейндль
(Германия), Локар (Франция) и др.
Е. Ф. Буринского по праву именуют "отцом судебной фотографии", но,
в сущности, его роль в становлении и развитии отечественной
криминалистики более значительна: с полным правом Е. Ф. Буринского
можно считать одним из ее основателей. В 1903 г. выходит его капитальный
труд "Судебная экспертиза документов, производство ее и пользование ею",
в котором он не только излагает фотографические методы исследования, но и
формулирует свои представления о судебной экспертизе вообще, путях ее
использования в судопроизводстве, в том числе и в гражданском, и развития.
Особенное внимание ученых в те годы привлекала проблематика
экспертного исследования рукописных документов — самых
распространенных в гражданском и уголовном судопроизводстве. В 1895 г.
вышла в свет книга Чезаре Ломброзо, уже получившего широкую
известность как автора теории "врожденного преступника", — "Графология".
Основная идея книги заключалась в утверждении, что процесс письма —
естественная функция человеческого организма; почерк — "зеркало
личности", отображающее ее низменные, "природные" свойства. В сущности,
это была та же теория "врожденного преступника", пересаженная на
экспертную почву.
Внесли свой вклад в исследование письма и почерка Бертильон и
Локар. Сочетание предложенных ими методов предложил Оттоленги. Однако
впоследствии все они, как не имеющие достаточных научных оснований,
были отвергнуты криминалистикой и экспертной практикой.
Третье направление — разработка и систематизация средств и методов
сбора доказательств, организации и планирования расследования — связано
25
прежде всего с именем Ганса Гросса (1847—1915).
Австриец по происхождению, Гросс в течение 20 лет был судебным
следователем, затем стал преподавателем университета в Черновицах, а с
1902 г. — в Граце, где создал первый в истории уголовный музей. В 1892 г.
выходит его фундаментальное "Руководство для судебных следователей,
чинов жандармерии и полиции", в котором он систематизировал все
известные в то время средства и приемы работы с доказательствами,

Бертильонаж — первый научный метод уголовной регистрации

Рис. 1. Процедура измерений по методу Бертильона.

Рис. 2. Комплект инструментов для измерений.

26
Рис. 3. Установка Бертильона для сигналетической фотосъемки.

Рис. 4. Сигналетическая фотосъемка трупа в парижском морге.

разработал ряд оригинальных рекомендаций по обнаружению, изъятию и


исследованию следов и иных вещественных доказательств, описал быт и
жаргон профессиональных преступников, наиболее распространенные в
практике способы совершения и сокрытия преступлений и сформулировал
основы методики раскрытия и расследования ряда опасных преступлений.
Заметим, что уже в 1895— 1896 гг. в Смоленске тремя выпусками был издан
русский перевод второго издания "Руководства".
Третье издание книги Гросса вышло под измененным названием
"Руководство для судебных следователей как система криминалистики"
(1898), но введенный им в научный обиход и практику термин
"криминалистика" был принят не сразу и не всеми: в ряде стран и тогда, и
даже теперь популярны термины "полицейская техника", "научная полиция",
"судебные науки".
Идеи Гросса завоевали многочисленных сторонников: А. Вейнгарта
(Германия), Ничефоро (Италия), А. Рейсса и др. Последний основал в
27
Лозанне своеобразную школу для чинов полиции и судебного ведомства. В
1911—1912 IT. его лекции слушала группа высокопоставленных российских
судебных деятелей, в числе которых был С. М. Потапов — будущий лидер
советской криминалистики. Активным популяризатором идей Гросса и
Рейсса был С. Н. Трегубов, юрисконсульт МЮ России и ординарный
профессор Военно-юридической академии и Училища правоведения —
привилегированных юридических вузов. В 1912 г. в русском переводе вышли
книги Рейсса "Научная техника расследования преступлений" и Вейнгарта
"Уголовная тактика. Руководство к расследованию преступлений". В 1915 г.
Трегубов издает "Основы уголовной техники"; большая часть содержания
этой книги —изложение лекций Рейсса.
Отечественная криминалистическая литература в годы,
предшествовавшие первой мировой войне, скудна. В сущности,
оригинальными можно считать лишь упомянутую работу Е, Ф. Буринского и
брошюру Б. Л. Бразоля "Очерки по следственной части. История. Практика"
(1916), в которой излагались некоторые вопросы тактики следственного
осмотра и обыска.

§ 2. Криминалистика в период между мировыми войнами

Развитие криминалистики западных стран в основном заключалось в


разработке средств и методов исследования вещественных доказательств.
Лишь в Германии некоторое внимание уделялось вопросам теоретического
характера и проблемам криминалистической тактики и методики.
Широкую известность в эти годы получило фундаментальное
исследование Э. Локара "Руководство по криминалистике", последний
(седьмой) том которого вышел накануне второй мировой войны
(сокращенный однотомный перевод на русский язык вышел в 1940 г.). Локар,
по существу, первым обратился к исследованию пыли и других
микрообъектов, разработал метод отождествления по порам (пороскопию),
много лет был руководителем Лионской полицейской лаборатории,
основанной судебным медиком Лакассанем.
В Германии Ганс Шнейкерт, начальник Берлинского уголовного
розыска, разрабатывал вопросы описания внешности преступников и приемы
работы со следами. Его книги "Учение о приметах для опознавания" и
"Введение в уголовную технику" вышли в русском переводе в 1925 и 1926 гг.
Совместно с В. Штибером он издает "Практическое руководство для
работников уголовного розыска" (русское издание 1925 г.). В 1924 г.
Шнейкерт, возглавляя Берлинское бюро по идентификации и преподавая
криминалистику в Берлинском университете, издает книгу "Тайна
преступника и пути к ее раскрытию", вышедшую в русском переводе в
следующем году.
В эти же годы широкую известность приобретают труды другого
немецкого криминалиста — Роберта Гейндля: "Уголовная техника. Из
мастерской уголовного розыска" (русский перевод 1925 г.) и особенно
28
"Дактилоскопия и другие методы уголовной техники в деле расследования
преступлений" (перевод 1927 г.). Эрих Аннушат в книге "Искусство
раскрытия преступлений и законы логики" (перевод 1927 г.) первым
обратился к. проблеме использования следователями логических
умозаключений, правил построения и проверки гипотез.
Этот период развития отечественной криминалистики характерен ярко
выраженным практическим уклоном, решением самых неотложных задач
борьбы с преступностью, постановкой работы следственных аппаратов,
сотрудники которых не обладали еще ни достаточными знаниями, ни
достаточным опытом. В криминалистической литературе в начале этого
периода преобладали переводные работы, чтобы хоть как-то удовлетворить
спрос и вооружить молодых следователей и экспертов. Но даже в эти годы в
первых отечественных работах, отмеченных еще влиянием западной
криминалистики, имеется ряд оригинальных теоретических положений. Они
встречаются в работах Г. Ю. Маннса (1921) и П. С. Семеновского (1923). И.
Н. Якимов в своем первом руководстве к расследованию преступлений
(1924) излагает некоторые теоретические основы осмотра и делает попытку
конструирования общего метода расследования по косвенным уликам. Н. П.
Макаренко рассматривает теоретические основы дактилоскопии, некоторые
общие вопросы тактики осмотра (1926). Даже в таком, по существу,
справочном пособии, как работа П. П. Михеева и Н. Н. Семенова
"Криминалистика. Уголовный и уголовно-процессуальный кодексы в
вопросах и ответах" (1926), можно встретить положения, которые содержат
характеристику предмета криминалистики, целей, задач и системы этой
науки, ее основных частей.
Разумеется, наиболее сложной и в то же время наиболее важной для
становления и развития отечественной криминалистики была задача
определения ее предмета и содержания.
Первые определения предмета находились под явным влиянием
взглядов западных и дореволюционных русских криминалистов. Так, Г. Ю.
Манне, попытавшийся еще в 1921 г. определить предмет криминалистики,
считал, что им являются, "во-первых, способы совершения преступлений,
профессиональные особенности и быт преступников (их жаргон, их суеверия
и т. д.) и, во-вторых, приемы расследования преступлений, включая
идентификацию преступников .” В первом развернутом определении
1

предмета
криминалистики, предложенном в 1925 г. И. Н. Якимовым, указывалось, что
криминалистика "имеет своим предметом изучение наиболее целесообразных
способов и приемов применения методов естественных, медицинских и
технических наук к расследованию преступлений и изучению физической и

1
Манне Г. Ю. Криминалистика как прикладная дисциплина и предмет
преподавания // Труды профессоров и преподавателей Иркутского
государственною университета. Отд. I. Вып. 2. Иркутск, 1921.

29
моральной личности преступника, а своей целью ставит помощь правосудию
в раскрытии материальной истины в уголовном деле" . 2

Г. Ю. Манне, И. Н. Якимов, а впоследствии В. М. Натансон оценивали


криминалистику как прикладную, вспомогательную дисциплину. По мнению
последнего, предметом криминалистики являются способы собирания и
закрепления доказательств виновности, а ее целью — изучение способов
раскрытия преступлений . Н. Д. Вороновский в качестве предмета
3

криминалистики называл способы регистрации преступников, технику


производства осмотров и методы исследования материальных улик .
4

Влияние взглядов западных криминалистов было частично преодолено


в первом коллективном отечественном учебнике по криминалистике для
юридических вузов, вышедшем в 1935 г. "Криминалистика, — указано во
введении, — представляет собой науку о расследовании преступлений . Из
5

дальнейшего изложения становится ясным, что это наука о способах


применения данных естественных наук к расследованию преступлений, о
наилучших приемах проведения отдельных следственных действий и
наиболее целесообразном взаимном расположении этих действий, системе и
планировании процесса расследования, о специфических приемах
расследования отдельных видов преступлений.
Для этапа становления отечественной криминалистики характерен
взгляд на нее как на техническую или естественно-техническую науку.
Представляется, что причиной такой оценки природы криминалистики
являлось стремление отмежеваться от классической правовой уголовно-
процессуальной науки. Подчеркивая, что криминалистика — это прикладная
техническая дисциплина, сторонники этой концепции тем самым хотели
доказать необходимость размежевания криминалистических и
процессуальных знаний. С таких позиций данная концепция играла, по
нашему мнению, прогрессивную роль.
Подобной точки зрения в 20-х гг. придерживался и Г. Ю. Манне . 6

Позднее М. С. Строгович утверждал, что криминалистика — это неправовая

2
Якимов И. Н. Криминалистика. М., 1925. С. 3.

3
См.: Натансон В. М. Основы техники расследования преступлений в
конспективном изложении. Вып. 1. Харьков, 1925. С. 6—7.

4
См.: Вороновский Н. Д. Уголовная техника. Начальный курс.
Практическое руководство для работников органов расследования. М., 1931.
С. 5.

5
Криминалистика. Книга I. Техника и тактика расследования
преступлений. М., 1935. С. 6.

6
См.: Манне Г. Ю. Указ. раб. С. 148.

30
дисциплина, изучающая научно-технические приемы собирания и
исследования доказательств, подсобное техническое средство .7

Наряду с формированием понятия предмета высказывались мнения о


системе криминалистической науки. И. Н. Якимов полагал, что она слагается
из двух частей — уголовной техники и тактики. Правда, в составе последней
он различал "общую часть, по содержанию напоминающую
криминалистическую тактику более позднего времени, и особенную часть
(научный метод расследования), в основном совпадающую с современными
представлениями о криминалистической методике ". 8

В 1929 г. В. И. Громов опубликовал руководство для органов милиции


и уголовного розыска, которое он назвал "Методика расследования
преступлений". Во введении к нему он писал: "... уголовно-судебная
практика и опыт прошлого дают возможность сделать обобщающие
практические выводы о доступных для каждого человека, имеющего
некоторую подготовку, методах работы, использование которых может
облегчить работу по расследованию преступлений, каждому среднему
работнику, без отношения к его личным индивидуальным качествам и
способностям... Такие выводы, содержащие практические указания или
проверенные на опыте правила, относящиеся к наиболее рациональному
использованию всех допустимых законом методов работы в процессе
расследования преступлений, изложенные в определенной системе,
естественно, могут в значительной степени облегчить работу по
расследованию преступлений... Успех расследования уголовных дел почти
всегда зависит от умения методически правильно построить и провести
работу, конечной целью которой является раскрытие преступлений" . 9

В. И. Громов ввел термин "методика расследования преступлений",


наряду с которым впоследствии стал употребляться термин "частная
методика". Правда, в той же работе он нередко смешивал методику с

7
См.: Строгович М. С. Учебник уголовного процесса. М., 1936. С. 22. В
литературе иногда к сторонникам этой точки зрения безоговорочно
причисляют И. Н. Якимова (см.: Митричев С. П. Предмет, метод и система
советской криминалистики. М., 1956. С. 11). Это едва ли справедливо. Еще в
1923 г. И. Н. Якимов писал: "... она (криминалистика. — Авт.) меньше всего
техника или какая-то судебно-техническая энциклопедия, а является
родственной и близкой по своему содержанию к науке уголовного права"
(Наука раскрытия преступлений // Рабоче-крестьянская милиция. 1923, № 2
—3. С. 48). Этой же, правда, не очень четкой, точки зрения он
придерживался и в последующих работах 1924—1929 гг.

8
Якимов И. Н. Криминалистика. Уголовная тактика. М., 1929.

9
Громов В. И. Методика расследования преступлений. Руководство для
органов милиции и уголовного розыска. М., 1929. С. 6.

31
методологией, употребляя эти понятия как равнозначные, но существо дела
от этого не менялось: он писал именно о методических рекомендациях.
Вводя в науку новый термин, В. И. Громов не предлагал изменить
систему криминалистики. Однако его публикация вызвала именно эти
последствия, и уже в учебнике 1935 г. методика расследования стала
называться самостоятельным разделом криминалистики, система которой,
таким образом, стала трехчленной. Эта система получила закрепление и во
второй части учебника по криминалистике для юридических вузов (1936),
специально посвященной методике расследования .10

Хронологические границы каждого из этапов развития


криминалистической теории, как и в любой периодизации, весьма условны.
Поэтому уже на этапе накопления эмпирического материала можно говорить
о появлении работ, принадлежавших следующему этапу развития теории —
разработке частных криминалистических теорий или учений. Это ряд
произведений С. М. Потапова, В. И. Громова.
Оценивая значимость этапа накопления эмпирического материала и
роль первых отечественных ученых-криминалистов в становлении
криминалистической науки, необходимо, как нам кажется, исходить из
следующих положений.
Возникновение и развитие криминалистической теории стало
возможным только в силу того, что в распоряжении науки оказался
огромный эмпирический материал — как положительный, так и
отрицательный опыт применения криминалистических средств и методов.
Именно таким путем возникли эмпирические предпосылки
криминалистической теории как в виде отдельных данных, так и в виде
некоторых эмпирических закономерностей.
Особую роль в становлении отечественной, криминалистики сыграли
работы этого периода двух выдающихся ученых-криминалистов — И. Н.
Якимова и В. И. Громова, на творчестве которых мы считаем необходимым
остановиться особо.
Иван Николаевич Якимов родился в 1884 г. в г. Новгороде, в семье
отставного офицера. В 1906 г. поступил на юридический факультет
Петербургского университета, который окончил в 1911 г. Был зачислен
кандидатом на судебные должности в окружном суде, а затем стал
помощником присяжного поверенного в Варшаве. В 1914 г. как офицер
запаса И. Н. Якимов был призван в армию, однако в 1916 г. его
демобилизуют по болезни, он возвращается в адвокатуру в качестве
присяжного поверенного при Московской судебной палате.
С 1917 по 1919 гг. Иван Николаевич работает в органах Наркомпрода.
В 1919 г. его призывают в ряды Красной Армии как военного специалиста. В
течение пяти лет он ведет преподавательскую работу в высших учебных

10
См.: Криминалистика. Методика расследования отдельных видов
преступлений. М., 1939. С.4.

32
заведениях: в 'Высшей школе связи, в Высшей химической школе, в
Академии воздушного флота им. Жуковского.
Касаясь последующего периода жизни И. Н. Якимова, один из его
биографов, М. В. Швецов, пишет: "После окончания гражданской войны и
перехода советского государства к мирному строительству, когда перед
страной стояла задача укрепления законности, одним из важных условий
выполнения этой задачи была подготовка квалифицированных кадров
советских юристов. В соответствии с этим дальнейшая деятельность Ивана
Николаевича Якимова в течение 13 лет проходила в двух направлениях:
первое из них — практическая работа в органах НКВД; второе —
преподавание в различных юридических учебных заведениях страны и
напряженная научно-исследовательская работа в области криминалистики" .
11

В 1924—1937 гг. Иван Николаевич работает в Московском уголовном


розыске и в Центральном управлении уголовного розыска НКВД.
Практическую работу в уголовном розыске Иван Николаевич сочетает
с педагогической деятельностью: преподает криминалистику в Высшей
милицейской школе НКВД и в Московском государственном университете
— на факультете общественных наук и на правовом факультете, а после
закрытия последнего — в Правовой академии. В 1935— 1941 гг. он —
доцент, а затем профессор Московского юридического института.
В годы Великой Отечественной войны Иван Николаевич работает
старшим военным следователем Военной прокуратуры Московского
гарнизона.
С 1942 г. профессор И. Н. Якимов начинает читать лекции на
юридическом факультете МГУ. В 1947 г. защищает диссертацию на
соискание ученой степени доктора юридических, наук, а 26 декабря его
утверждают в должности заведующего кафедрой криминалистики
юридического факультета МГУ. На этом посту он проработал до своей
кончины в январе 1954 г.
Творческий путь И. Н. Якимова отмечен созданием ряда капитальных
трудов по широкому кругу проблем криминалистики.
"Практическое руководство к расследованию преступлений" 12

представляло собой изложение цикла лекций сотрудникам Центророзыска.


Книга состояла из трех частей: уголовной техники, уголовной тактики и
раздела, именовавшегося "Применение научных методов уголовной техники
и тактики к расследованию преступлений". Уголовная техника
подразделялась на три отдела. В первом отделе "Технические способы

Швецов М. В. Иван Николаевич Якимов — выдающийся советский


11

криминалист // Труды' Высшей школы МВД СССР. Вып. 34. ., 1972. С. 214.

12
См.: Якимов И. Н. Практическое руководство к расследованию
преступлений. М., 1924.

33
регистрации преступников" излагались основы сигналетической фотографии,
словесного портрета, дактилоскопии и письменной регистрации. Во втором
— "Технические методы производства отдельных розыскных действий" —
шла речь об осмотрах и обысках. В третьем — "Технические методы
обнаружения и закрепления следов преступления" приводились данные об
обнаружении, фиксации, изъятии и исследовании следов человека и иных
следов (животных, колес, орудий взлома, оружия, подделок и подлогов,
горючих веществ и зажигательных приборов при поджогах), а также
давались рекомендации по хранению предметов со следами преступления.
Уголовная тактика подразделялась на четыре отдела: преступник,
средства борьбы с преступниками, преследование преступника и применение
к розыску преступников собак. Здесь изучались типы преступников и их
классификации по роду преступлений, поведение на воле и при задержании,
способы тайных сношений преступников, давалась характеристика качеств,
необходимых для агента уголовного розыска и его деятельности,
описывались приемы наблюдения за преступниками и их задержания. По
существу уголовной тактикой автор называл оперативно-розыскную
деятельность органов дознания.
Третья часть подразделялась на два отдела: общий метод
расследования по косвенным доказательствам (уликам) и приложение
общего метода к расследованию отдельных преступлений. Во втором отделе
содержались методические указания по расследованию преступлений против
личности, имущественных преступлений и преступлений против общества
(подделка денег, подлог). К книге прилагалась схема расследования
преступления.
Сразу же после выхода в свет "Руководства", тираж которого (3000
экз.) не мог удовлетворить потребности практических работников, 'а
качество, видимо, самого автора, И. Н. Якимов приступил к подготовке
переработанного и дополненного издания. Оно вышло под названием:
"Криминалистика. Руководство по уголовной технике и тактике", и также
было одобрено и рекомендовано ОУР ЦПУ НКВД . 13

Еще в середине 20-х гг. И. Н. Якимов задумал создание научного


труда, охватывающего всю систему криминалистики, как он ее себе
представлял, т. е. и уголовную технику, и уголовную тактику. По
неизвестным причинам он не смог реализовать свой замысел в полном
объеме и ограничился изданием лишь второго тома этого труда, который
увидел свет в 1929 г. под названием: "Криминалистика. Уголовная тактика” .
14

И. Н. Якимов разделил содержание уголовной тактики на общую и

13
См.: Якимов И. Н. Криминалистика. Руководство по уголовной
технике и тактике. М., 1925 (тираж 6000 экз.).

14
См.: Якимов И. Н. Криминалистика. Уголовная тактика. 2-е изд.,
перераб. и доп. М., 1929. С. 3.

34
особенную части. Общую часть он подразделил на три отдела: современный
преступник, совершаемые им преступления и борьба с ними; работник
уголовного розыска и его деятельность по борьбе с преступниками и
преступлениями; тактика следственно-розыскных действий. Новыми (по
сравнению с. предыдущим изданием) были таблица распределения
преступников по, роду преступлений (гл. 1 отд. 1), весь второй отдел,
включая гл. 2 "Деятельность розыскных работников по предупреждению и
пресечению преступлений", раздел "Психология допроса" в главе о допросе
из третьего отдела.
Можно констатировать, что И. Н. Якимов первым из отечественных
криминалистов обратился к проблеме предупреждения и пресечения
преступности и постарался решить ее в оперативно-розыскном и
криминалистическом аспектах. То же можно сказать и об основах
психологии допроса. Незадолго до выхода рассматриваемой книги он издал
специальное практическое пособие по допросу, материал которого
использовал в указанной главе . 15

Особенная часть книги состояла из двух отделов: I. "Научное


следствие" (научный метод расследования преступлений) и II.
"Расследование отдельных преступлений". Первый отдел был дополнен
историческим очерком, в котором автор рассмотрел методы следствия,
предложенные А. Вейнгардтом, А. Ницефоро и Э. Аннушатом. Второй отдел
пополнился методическими указаниями по расследованию половых
преступлений, конокрадства, карманных краж, вымогательства и шантажа.
В последующие годы И. Н. Якимов особенно детально разрабатывает
проблемы следственного осмотра. В 1935 г. выходит его работа "Осмотр" , 16

его перу принадлежат главы об осмотре в учебниках криминалистики 1935,


1938 и 1950 гг. Проблеме следственного осмотра посвящена и его докторская
диссертация, защищенная в 1947 г. Одним из первых он разрабатывает
тактику опознания . 17

И. Ф. Крылов справедливо замечает, что "даже беглый биографический


очерк И. Н. Якимова говорит о всесторонности его научных интересов" .
18

Имя Владимира Иустиновича Громова — ученого, внесшего


значительный вклад в становление и развитие советской криминалистики, в
течение многих лет было незаслуженно забыто. Между тем роль его

См.: Якимов U. Н. Искусство допроса. Практическое пособие для


15

допрашивающих. М., 1928.

16
См.: Якимов И. Н. Осмотр. М., 1935.

17
См.: Якимов И. Н. Опознавание преступников. М., 1928.

18
Крылов И. Ф. Очерки истории криминалистики и
криминалистической экспертизы. ЛГУ, 1975. С. 160.

35
научного творчества в формировании советской криминалистической науки
такова, что позволяет поставить В. И. Громова в один ряд с такими учеными
того времени, как И. Н. Якимов и С. М. Потапов.
В. И. Громов родился в 1869 г. в г. Семенове Нижегородской губернии.
В 1894 г. он окончил юридический факультет Московского университета,
после чего в течение пяти лет числился кандидатом на судебные должности с
исполнением обязанностей секретаря Нижегородского окружного суда. С
1900 по 1917 гг. В. И. Громов— судебный следователь.
После революции В. И. Громов работает инспектором-ревизором
Военно-хозяйственного совета Наркомвоена и Наркомпрода (1917—1918),
главным юрисконсультом и управляющим юридическим отделом
Госконтроля и Рабкрина (1918—1924). В последующие несколько лет —
следователем по важнейшим делам Прокуратуры РСФСР, старшим
инспектором и консультантом Главного экономического управления ВСНХ.
С 1926 по 1935 гг. В. И. Громов целиком посвящает себя научно-
исследовательской работе в области криминалистики и уголовного процесса
в Институте советского права, Институте по изучению преступника и
преступности, Институте уголовной политики. В 1935 г. он возвращается на
практическую работу — консультантом Центрального методического бюро
Прокуратуры РСФСР, затем — консультантом следственного отдела
Прокуратуры СССР.
С 1938 по 1950 гг. В. И. Громов — на преподавательской работе:
сначала в Московском юридическом институте, где в 1940 г. ему было
присвоено звание доцента, а затем в Московском государственном
университете (кафедры уголовного процесса, классической филологии,
древних языков). Скончался В. И. Громов 11 марта 1952 г.
Свою научную деятельность В. И. Громов начал еще до революции , 19

однако по-настоящему его талант ученого проявился в 20—30-х гг. Первой


крупной работой, принесшей ему широкую известность в кругах
юридической общественности, была книга "Дознание и предварительное
следствие (теория и техника расследования преступлений)", вышедшая в
1925 г. под редакцией и с предисловием Н. В. Крыленко и выдержавшая
шесть изданий .
20

Книга подразделялась на две части. В первой шла речь об органах


расследования и пределах их деятельности, общих условиях и основных
задачах деятельности органов дознания и предварительного следствия и

19
См.: Громов В. И. Судебный следователь. Бытовые и юридические
обоснования деятельности судебного следователя // Журнал министерства
юстиции, 1912. № 9.

См.: Громов В. И. Дознание и предварительное следствие (теория и техника


20

расследования преступлений). Руководство для органов дознания и народных


следователей. М., 1925. Последующие издания вышли в свет в 1926, 1928,
1930, 1931, 1935 гг.
36
методах работы органов расследования. Во второй части автор анализировал
отдельные акты расследования и их технику, организацию следственных
действий, описывал научную технику уголовных расследований и ее
особенности в отношении некоторых видов преступлений.
В. И. Громову принадлежит заслуга разработки учения о
криминалистической версии и планировании расследования.
В 1929 г. выходит в свет труд В. И. Громова "Методика расследования
преступлений" . Мы уже отмечали, какое значение имела эта работа для
21

криминалистической методики. Но ее роль заключалась не только в этом.


Конструируя свою "методику расследования", автор стремился изложить
типичные методы расследования определенных видов преступлений,
доступные каждому работнику "без отношения к его личным
индивидуальным качествам и способностям", т. е. превратить искусство
расследования в науку расследования. Разумеется, с высоты современного
уровня многое в этой книге выглядит наивным. Но не следует забывать, что
она была написана, когда в литературе господствовали догматические схемы
процесса расследования.
В. И. Громов в этой работе обозначил важнейшие стадии процесса
расследования и сформулировал общие положения тактики различных
следственных действий (осмотра, обыска, освидетельствования и др.).
Круг научных интересов В. И. Громова чрезвычайно широк, его
творческая активность поражает. Достаточно сказать, что помимо названных
работ в 1929 г. совместно с Н. Лаговиером он выпускает книгу "Уголовно-
судебные доказательства ", в 1931 г. выходят две его работы — "Осмотр
22

места преступления" и "Техника расследования отдельных видов


23

преступлений" , в 1932 г. — "Новые формы и методы расследования


24

должностных и хозяйственных преступлений" , а в 1934 г. в соавторстве с II.


25

И. Тарасовым-Родионовым — "Расследование хищений и злоупотреблений в

21
См.: Громов В. И. Методика расследования преступлений.
Руководство для органов милиции и уголовного розыска. М., 1-е изд. — 1929
г., 2-е изд. — 1930 г.

22
См.: Громов Вл. и Лаговиер П. Уголовно-судебные доказательства.
Теория доказательств и практика применения норм доказательственного
права. М., 1929.

23
См.: Громов Вл. Осмотр места преступления. М., 1931.

24
См.: Громов Вл. Техника расследования отдельных видов
преступлений. М., 1931.

См.: Громов Вл. и Лаговиер Н. Новые формы и методы расследования


25

должностных и хозяйственных преступлений. М., 1932.

37
торговом аппарате" . Наконец, в 1937 г. выходит в свет его работа
26

совершенно необычного характера. Это "Следственная практика в


примерах" , о которой ее редактор писал: "Черпая материал из повседневной
27

практики следственной работы, автор стремится на примере самых обычных


следственных дел дать не только анализ следственных действий по каждому
излагаемому им делу, но и сделать соответствующие выводы и обобщения
методического характера, которые приложимы вообще к расследованию тех
или иных категорий уголовных дел... Сообщаемые автором сведения из
области криминалистики уже звучат по-иному: это уже не параграфы из
учебника, а неопровержимо доказанная на конкретном примере техническая
целесообразность" (с. 4). Уже в возрасте 80 лет, в 1949 г., он принимает
участие в подготовке "Настольной книги следователя".
В 1935/36 и 1938/39 гг. вышли первые отечественные учебники по
криминалистике для юридических вузов, в подготовке которых принимали
участие все ведущие криминалисты того времени: С. М. Потапов, И. Н.
Якимов, В. И. Громов, С. А. Голунский, А. И. Винберг, Б. М. Шавер, Е. У.
Зицер и др. В 1940 г. увидел свет первый учебник для юридических школ Б.
М. Шавера и А. И. Винберга.
Большое значение для формирования теории криминалистики имели
статьи Б. М. Шавера "Об основных принципах частной методики" и
"Предмет и метод советской криминалистики", а также статья С. М.
Потапова "Принципы криминалистической идентификации", положившая
начало формированию этой важнейшей криминалистической теории. Вопрос
о природе криминалистики в эти годы специально не рассматривался; была
принята, трехчленная система науки: техника, тактика и методика, а после
публикации статьи Б. М. Шавера о предмете науки — двухчленная,
состоящая из общей и особенной частей.
Период между двумя мировыми войнами для отечественной
криминалистики был преимущественно временем накопления эмпирического
материала, решалась задача распространения криминалистических знаний
среди работников правоохранительных органов, создания практических
руководств и пособий. В то же время закладывались научные основы
криминалистической экспертизы (работы А. И. Винберга, Б. М. Комаринца,
Б. И. Шевченко, С. М. Потапова и др.), в известной степени изучался
зарубежный опыт применения научных средств и методов раскрытия
преступлений, формировалась тактика следственных действий. Был
положительно решен вопрос о самостоятельном характере криминалистики,
что, правда, встречало возражения со стороны некоторых ученых.

26
См.: Громов Вл. и Тарасов-Родионов П. Расследование хищений и
злоупотреблений в торговом аппарате. М., 1934.

См.: Громов Вл. Следственная практика в примерах. М., 1937; 2-е изд.
27

— 1948 г.

38
§ 3. Этап формирования частных криминалистических
теорий в отечественной науке

С середины 40-х гг. в отечественной криминалистике начался процесс


активного формирования частных криминалистических теорий, отражающих
различные стороны ее предмета.
Были отвергнуты концепции естественно-технической природы
криминалистики (Г. Ю. Манне, Е. У. Зицер), двойственной — естественно-
технической и юридической природы (П. И. Тарасов-Родионов) и в
результате дискуссий 50-х гг. утвердился взгляд на криминалистику как
науку юридическую (С. П. Митричев, А. И. Винберг, А. Н. Васильев, С. А.
Голунский и др.). До конца 50-х гг. криминалисты придерживались взгляда
Б. М. Шавера на систему науки, подразделяя ее по примеру других правовых
наук на две части: общую (техника и тактика) и особенную (методика).
Однако верх в конце концов взяла традиционная система науки, и в учебном
пособии, подготовленном коллективом кафедры криминалистики
Всесоюзного юридического заочного института под руководством С. П.
Митричева в 1958 г., вновь говорится о трех составляющих:
криминалистической технике, следственной тактике и частной методике.
В 1946 г. увидела свет брошюра С. M. Потапова "Введение в
криминалистику", содержащая развернутое изложение его взглядов на
теорию криминалистической идентификации. Она послужила стимулом к
активной разработке этих проблем (Н. В. Терзиев, А. И. Винберг, М. Я.
Сегай, В. Я. Колдин и др.); рассматриваются возможности применения этой
теории не только в технике, но и в тактике и методике. В настоящее время
она представляет собой одну из наиболее разработанных частных
криминалистических теорий.
Формируются научные основы криминалистической техники в целом,
и таких ее отраслей, как судебная фотография, трасология, исследование
документов, баллистика и др. Существенную роль сыграла работа Б. И.
Шевченко "Научные основы современной трасологии" (1947), а также
монография Г. Л. Грановского "Основы трасологии" (общая и особенная
части, 1965, 1974 гг.) Были предложены обоснованные классификации
следов, изучен механизм следообразования, разработаны принципы и
процедуры трасологической идентификации.
В 1948 г. вышло в свет третье, дополненное издание работы С. М.
Потапова "Судебная фотография", где автор дал определение судебной
фотографии, ее предмета и системы, охарактеризовал ее отрасли: судебно-
оперативную фотографию и судебно-фотографическую экспертизу. Видами
первой он назвал сигналетическую, масштабную, метрическую,
репродукционную, проекционную и детективную фотографию. В
последующие годы проблематика судебной фотографии освещалась в
работах И. И. Софронова, X. М. Тахо-Годи, Н. А. Селиванова, А. А. Эйсмана,
Н. С. Полевого, А. И. Устинова, П. Б. Силкина, М. В. Салтевского и др. С
39
расширением использования в следственной практике киносъемки, а затем и
видеозаписи криминалистическая литература пополнялась работами А. Н.
Трофимова, Ю. С. Гапонова, И. Д. Найдиса, Н. Н. Лысова и др.
Основы экспертизы письма в ее современном варианте были заложены
работой А. И. Винберга "Криминалистическая экспертиза письма" (1940) и
статьей С. М.Потапова "Научное почерковедение", впоследствии в этой
области плодотворные исследования вели В. Ф. Орлова, Р. М. Ланцман, С. И.
Тихенко, Б. И. Пинхасов и др. Итогом стала докторская диссертация и
монография В. Ф. Орловой "Теория судебно-почерковедческой
идентификации" (1973). Основы автороведческой экспертизы были заложены
работами Э. У. Бабаевой, В. Н. Белова, С. М. Вула.
Велись активные изыскания в области технико-криминалистического
исследования документов. В 1949 г. Научно-технический отдел Управления
милиции Москвы издал монографию Н. В. Терзиева и А. А. Эйсмана
"Введение в криминалистическое исследование документов". В первой
книге, написанной Н. В. Терзиевым, рассматривались предмет и система
криминалистического исследования документов, история этого раздела
криминалистической техники в России и за рубежом, методика осмотра
документов. Автор впервые ввел в научный оборот термин "техническая
экспертиза документов". Во второй книге, написанной А. А. Эйсманом,
изложены технические средства и приемы исследования документов, причем
особое внимание уделено фотографии.
Разрабатывались научные основы и методики исследования
машинописи, печатей и штампов, полиграфической продукции (3. Г.
Самошина, Э. Б. Мельникова, С. Д. Павленко), использования при
производстве экспертиз документов оптических методов (В. М. Николайчик),
лучей невидимой части спектра (Б. Р. Киричинский), токов высокой частоты
(А. Ф. Аубакиров) и других методов.
Если Шевченко использовал положения теории идентификации для
разработки основ трасологии, то Б. М. Комаринец сделал то же самое в
области баллистики. Наиболее значительными стали его труды
"Криминалистическое отождествление оружия по стреляным гильзам" (1955)
и "Идентификация огнестрельного оружия по выстреленным пулям" (1961).
В эти же годы выходят работы судебных медиков В. Ф. Чернакова "Очерки
судебной баллистики" и С. Д. Кустановича "Судебная баллистика" (1953 и
1956 гг.).
Менее активно разрабатывались в эти годы проблемы отождествления
по чертам внешности. В 1954 г. А. А. Гусевым была защищена кандидатская
диссертация "Установление личности по признакам внешности"; экспертами
НТО Москвы было подготовлено пособие по словесному портрету (Н. С.
Троицкий и 3. С. Юхвед, 1951) и аналогичное пособие для слушателей
Высшей школы милиции в 1952 г. подготовила 3. С. Юхвед. В 1956 г. было
издано пособие Н. В. Терзиева для студентов "Криминалистическое
отождествление личности по признакам внешности". Лишь через полтора
десятка лет этой проблематикой фундаментально занялся В. А. Снетков,
40
разработавший не только основы габитологии, но и ряд технических средств
формирования синтетических портретов.
Еще менее разработанной оказалась область криминалистической
регистрации. Буквально за несколько дней до войны 1941 г. были защищены
кандидатские диссертации: в Москве А. И. Князевым "Уголовная
регистрация" и в Харькове Д. П. Рассейкиным "Регистрация преступников в
СССР". До середины 70-х гг. серьезных исследований в этой области не
проводилось.
Учение о версии и планировании расследования стало активно
разрабатываться с середины 50-х гг., хотя первое определение следственной
версии было предложено Б. М. Шавером еще в 1940 г. в учебнике для
юридических школ. Результаты исследований нашли свое наиболее полное
выражение в докторской диссертации А. Н. Васильева "Основы следственной
тактики" (1960).
Велась активная разработка тактики всех следственных действий.
Вышел ряд фундаментальных пособий, таких, например, как "Следственный
осмотр", написанный коллективом авторов кафедры криминалистики ВШ
МВД под руководством А. И. Винберга (1957), "Осмотр места
происшествия" коллектива сотрудников ВНИИ Прокуратуры СССР (1960),
"Осмотр места происшествия" В. И. Попова (1966). В 1947 г. И. Н. Якимов
защитил докторскую диссертацию "Следственный осмотр". Небезынтересно
отметить, что вторая докторская диссертация на эту тему была защищена
лишь в 1991 г. Л. В. Виницким.
Первые работы в области тактики следственного эксперимента
принадлежали перу П. И. Тарасова-Родионова. После войны, в 50-х гг., они
стали предметом кандидатской диссертации Л. Е. Ароцкера (1951), Н. И.
Гуковской (1958); рассматривались они и в трудах Р. С. Белкина (1959, 1961).
Активно велась разработка тактики допроса и его разновидностей. В
области тактики предъявления для опознания вышли работы Г. И. Кочарова,
П. П. Цветкова, А. Я. Гинзбурга; тактики обыска — Е. М. Лифшиц (1954) и
А. Р. Ратинова (1961).
Криминалисты положили начало интенсивному анализу вопросов
использования в расследовании положений психологии, что послужило
стимулом для "оживления" (после многолетнего перерыва) судебной
психологии (А. Р. Ратинов, А. В. Дулов, В. Л.. Васильев и др.).
Основным направлением в этот период была разработка частных
методик расследования отдельных видов преступлений. Она велась в двух
аспектах: диссертационные исследования и подготовка методических
пособий для следователей.
Наиболее существенными были докторские диссертации С. И. Тихенко
по проблемам борьбы с хищениями (1957) и В. П. Колмакова о методике
расследования убийства (1962).
Методические пособия для следователей готовились в основном
сотрудниками ВНИИ криминалистики Прокуратуры СССР. Вышла в свет
серия работ по методике расследования хищений в различных отраслях
41
народного хозяйства, пособия по расследованию взяточничества, пожаров и
поджогов, дорожно-транспортных происшествий и др. Что же касается
исследования общеметодических основ этого раздела криминалистики, то
они развернулись только в конце 60-х и 70-х гг.
Для того чтобы получить представление о том, как протекал процесс
становления частных криминалистических теорий, рассмотрим вкратце
некоторые из них.
Учение о механизмах следообразования прошло несколько этапов.
На первом внимание криминалистов привлекали только сами следы как
источник информации преимущественно о личности преступника и
некоторых его действиях. Понятие следа не формулировалось, механизм
следообразования детально не анализировался; следы классифицировались в
основном по объектам.
Первое определение следа в советской литературе предложил И. Н.
Якимов. Он писал: "Следом называется отпечаток на чем-нибудь предмета,
позволяющий судить о его форме или о его назначении ". От следа он
28

отличает пятно, которое "позволяет судить только об оставившем его


веществе, так как оно само является частицей этого вещества" . Однако, как
29

уже отмечалось, это различие между следом и пятном И. Н. Якимов в своей


классификации не учитывал.
В 1935 г. впервые в литературе был употреблен термин "учение о
следах" , а в 1936 г. — термин "трасология" . Но ни определения этого
30 31

понятия, ни учения о следах не было.


Второй этап мы связываем с появлением работ С. М. Потапова по
теории криминалистической идентификации, о научных основах учения о
следах, которое он тогда именовал трасологией, А. И. Винберга об основных
принципах криминалистической экспертизы.
Уже в своей первой работе о принципах криминалистической
идентификации С. М. Потапов подразделил все объекты, участвующие в
данном процессе, на идентифицируемые и идентифицирующие. Эту
классификацию он неоднократно иллюстрирует на примере различных

28
Якимов И. Н. Осмотр. М., 1935. С. 44.

29
Там же.

30
См.: Криминалистика. М., 1935. С. 23.

31
См.: Систематический библиографический указатель литературы по
криминалистике / Сост. М. Н. Гернет. Минск. 1936; затем этот термин
употребил И. Н. Якимов (Криминалистика. М., 1938. С. 124).
См.: Потапов С. М. Принципы криминалистической идентификации //
Советское государство и право. 1940. № 1.

42
следов и оставивших их объектов . 32

Выделение следов в самостоятельную категорию послужило посылкой


для создания таких классификаций, в которых основанием являлся бы не вид
следообразующего объекта, а свойства самого следа или механизм его
образования. Для решения этой проблемы необходимо было определить, что
следует понимать под следом в криминалистике. Такое определение
сформулировал в 1945 г. С. М. Потапов.
"Следы, — писал он, — отражения на материальных предметах
признаков явлений, причинно связанных с расследуемым событием. Следы
могут возникать от людей, отдельных предметов и от действия сил
природы ". Это определение впоследствии Б. И. Шевченко оценил как
33

впервые предпринятую попытку раскрыть значение слова "след" в качестве


криминалистического термина . Нам кажется, что такая оценка была
34

ошибочной.
Мы уже указывали, что первое определение следа было предложено И.
Н. Якимовым на 10 лет раньше, в 1935 г. Правда, оно было, может быть,
более примитивным, "обиходным". Но оно точнее характеризовало след
именно в криминалистическом значении этого термина. Еще точнее оно
соответствовало пониманию следа как, объекта трасологических
исследований.
Определение С. М. Потапова характеризовалось как
криминалистическое в сущности только потому, что в нем речь шла о
явлениях, "причинно связанных с расследуемым событием". Но как раз это,
по нашему мнению, не способствовало его точности. Как показало
дальнейшее развитие криминалистики, объекты ее исследования, в том числе
и следы, необязательно связаны с преступлением причинно. Кроме того, это
определение никак не отграничивало следы от других доказательств. Нам
кажется, что как раз в силу того, что определение С. М. Потапова было
весьма общим, оно косвенно способствовало укоренению в криминалистике
двух понятий следа — в широком (по существу, бытовом) и узком
(трасологическом) смысле.
Из трасологического понимания следа как отображения внешнего
строения и исходил Б. И. Шевченко при разработке научных основ
трасологии . Положения, которые он сформулировал, вкратце сводились к
35

32
Краткий юридический словарь. М., 1945.

33
См.: Шевченко Б. И. Указ. работа. С. 13—18.

См.: Шевченко Б. И. Научные основы современной трасологии.


34

МЮИ, 1947. С. 12.

35
Понятие следа в узком (трасологическом) значении этого термина
зачастую стали рассматривать как понятие следа в криминалистике вообще.
Такое определение термина "следы" дано, например, в "Юридическом
43
следующему.
1. В следообразовании участвуют два объекта. Объект, который
вызывает свое отображение на другом, был назван Б. И. Шевченко
"образующим", а получающий отображение — "воспринимающим".
2. В следе отображается только часть поверхности образующего
объекта, которая вошла в соприкосновение, а при расположении объектов на
расстоянии — была обращена к воспринимающему объекту. Эту часть
поверхности образующего объекта и противостоящую ей поверхность
воспринимающего объекта автор предложил называть "контактными
поверхностями".
3. Изменения на воспринимающем объекте могут возникать в пределах
его контактной поверхности и за ее пределами. Следы, образующиеся в
первом случае, Б. И. Шевченко назвал следами локального, во втором —
периферического воздействия.
4. Б. И. Шевченко ввел понятие следового контакта — статического и
динамического. Как разновидность статического он рассматривал контакт
качения.
5. Следовой контакт приводит к изменениям воспринимающего
объекта двух видов — объемному или поверхностному . 36

С учетом всех указанных факторов Б. И. Шевченко и построил


классификацию следов, уделив особое внимание следам локального
механического воздействия, с которыми наиболее часто сталкивается
практика. Объемные следы такого воздействия он разделил на оттиски —
статические и динамические; последние — на одиночные, линейные и
плоскостные; особо выделены следы качения, разрезы и пробоины.
Поверхностные следы локального механического воздействия также
подразделялись на статические и динамические, а обе эти группы — на
отпечатки (наслоения) и отслоения . 37

Из изложенного видно, что Б. И. Шевченко подошел к характеристике


следов и их классификации с позиции изучения механизма
следообразования. Научность и плодотворность такого подхода не замедлили
сказаться: сформулированные им принципы легли, по существу, в основу
трасологии как научной теории и оказали решающее влияние на ее развитие.
Предложенная им классификация следов, основанная на механизмах их
образования, оказалась пригодной и для судебной баллистики. Исследуя
механизм образования следов на стреляных пулях, Г. А. Глассон отмечал, что

словаре": "Следы — в криминалистике отображения внешнего строения


объектов, их оставивших, с целью идентификации" (М., 1953. С. 607).

36
См.: Шевченко Б. И. Указ. работа. С. 13—18.

37
См.: Шевченко Б. И. Указ. работа. С. 19—50; его же: Научные основы
трасологии // Вопросы советской криминалистики. М., 1951.

44
следы от стенок канала ствола "по классификации, разработанной Б. И.
Шевченко, относятся к "динамическим оттискам", т. е. к той группе
объемных следов, которые характеризуются ... главным условием
образования их в процессе контактного движения воспринимающего следы
объекта по образующему эти следы объекту" . На общий характер
38

разработанной Б. И. Шевченко классификации указывали впоследствии и


другие авторы . 39

Третий, современный, этап развития учения о следах начался с


уточнения некоторых понятий и терминов. Объекты, участвующие в
процессе следообразования, получили название следообразующего и
следовоспринимающего . Их перечень был дополнен еще одним объектом —
40

веществом следа . Уточняется и развивается понятие следа. Вносятся


41

предложения об изменении их классификации. Так, Л. К. Литвиненко


предложил дополнить следы механического воздействия следами разрыва-
разлома, а подгруппу объемных следов — следами скольжения, распила и
сверления . 42

Углубленное исследование механизмов следообразования в настоящее


время приводит к постановке, вопроса о перестройке особенной части учения
о следах, выделения таких его разделов, как гомеоскопия и механическая
трасология , механоскопическая
43
часть трасологии ,
44
транспортная

38
Глассон Г. А. К вопросу о механизме образования следов на
стреляных пулях // Вопросы советской криминалистики. М., 1951. С. 59.

39
См.: Комаринец Б. М. Идентификация огнестрельного оружия по
выстреленным пулям. Методика криминалистической экспертизы. Вып. 3.
М., 1962. С. 127; его же: Судебно-баллистическая экспертиза. Вып. 1.
ВНИИСЭ, 1974. С. 12.

См.: Шевченко Б. И. Трасология. Гл. кн. "Криминалистика". М., 1959.


40

С. 78; Селиванов Н. А. Общие сведения о следах. Гл. кн.


"Криминалистическая техника". М., 1959. С. 179.
См.: Грановский Г. Л. Основы трасологии. М., 1965. С. 16.
41

42
См.: Литвиненко Л. К. Понятие и классификация следов в
трасологии // Материалы третьей, расширенной научной конференции,
посвященной памяти М. И. Райского. Киев, 1958. С. 97.

43
См.: Грановский Г. Л. Некоторые теоретические положения
трасологической идентификации личности //Криминалистика и судебная
экспертиза. Вып. 1. Киев, 1964.

44
Термин "механоскопия" был заимствован у зарубежных авторов.

45
трасология , неидентификационная трасология .
45 46

По-прежнему продолжается детальное изучение следов в зависимости


от видов объектов и механизмов следообразования.
Изучению следов рук посвящены работы В. А. Адриановой,
многочисленные статьи Г. Л. Грановского, работы Е. И. Зуева, Г. А.
Самойлова, А. И. Миронова, Л. Г. Эджубова и других авторов. Следы ног
особенно детально рассматриваются в работах Е. И. Зуева, зубов — А. И.
Миронова, орудий взлома и инструментов — С. И. Поташника и Ю. П.
Голдованского, транспортных средств — М. Г. Богатырева и Ф. П. Совы.
Изучение процессов следообразования при трасологической экспертизе
повреждений на одежде предпринимает X. М. Тахо-Годи.
В судебной баллистике механизмы следообразования освещаются в
работах Б. М. Комаринца, А. И. Устинова, Б. Н. Ермоленко и других авторов.
Анализ современной литературы в области криминалистической
техники показывает, что независимо от рода и вида следообразующих
объектов, качественных особенностей следовоспринимающих поверхностей
есть нечто общее, объединяющее все элементы процесса следообразования и
в то же время отражающее динамику процесса, позволяющее проникнуть в
сущность следа как объекта познания, выявить его генезис и, следовательно,
объяснить его, т. е. решить задачу науки. Этим общим является механизм
следообразования. Именно на базе познания механизма следообразования
развивается практика исследования следов, безразлично, идет ли речь о
следах ног, саней, огнестрельного оружия или оттисках печатей. Совершенно
прав И. И. Пророков, когда пишет, что "знание механизма образования
следов, их классификации позволяет судить о способе совершения
определенных действий, результатом которых данные следы являются, и об
особенностях объектов, образовавших эти следы" , т. е. является
47

необходимой предпосылкой получения доказательственной информации. Это


в равной степени относится к трасологии, баллистике и другим системам
средств и приемов криминалистической техники, так или иначе имеющим
дело со следами-отражениями. Основываясь на сказанном, можно заключить,
что общей, теоретической частью всех этих отраслей является
криминалистическое учение о механизмах следообразования — одна из
частных криминалистических теорий.
Теория криминалистической идентификации является одной из

45
См.: Богатырев М. Г. О транспортной трасологии, ее предмете,
системе // Рефераты докладов 2-й научной конференции Ташкентского
НИИСЭ. Ташкент, 1961.

46
Термин предложен Г. Л. Грановским (Основы трасологии. М., 1965).

47
Пророков И. И. Общие положения трасологии // Криминалистическая
экспертиза. Вып. 6. Разд. 8. Трасология. М., 1968. С. 7.

46
самых разработанных. С момента формулирования С. М. Потаповым в 1940
г. ее основных положений и до настоящего времени эта теория занимает одно
из ведущих мест в научных исследованиях. Если в 1940— 1955 гг. было
опубликовано 13 работ семи авторов, то в 1956—1960 гг. увидели свет уже
36 публикаций двадцати восьми авторов, а в 1961— 1965 гг. издается 69
работ, принадлежащих перу сорока ученых. За последние десять лет число
публикаций по общим и частным вопросам теории идентификации
продолжает расти. Этой проблематике специально посвящают свои
докторские диссертации В. Я. Колдин, М. И. Сегай, В. С. Митричев, М. В.
Салтевский, И. Д. Кучеров, разновидности процесса идентификации
рассматриваются в докторских диссертациях Г. Л. Грановского, В. Ф.
Орловой, Б. М. Комаринца, В. А. Снеткова.
Такой пристальный интерес объясняется несколькими причинами.
Теория криминалистической идентификации исторически оказалась
первой частной криминалистической теорией, выступавшей не как сумма
отдельных теоретических построений, а как систематизированное знание, как
упорядоченная система понятий. Такая систематизация открывала
перспективы дальнейших исследований, давала наглядное представление о
"белых пятнах", нерешенных проблемах и, таким образом, позволяла
сравнительно легко определить точки приложения сил и привлечь эти силы.
По мере формирования этой теории становилась все очевиднее ее
важная методологическая роль в криминалистике и смежных областях
знания и большое практическое значение. К этому следует добавить, что
философское осмысление ключевых вопросов криминалистики не могло не
затронуть и теории криминалистической идентификации, дававшей
обильный материал и открывавшей широкие возможности для применения
законов и категорий диалектики.
В развитии теории криминалистической идентификации можно
различить три этапа. Первый, охватывающий примерно десятилетие — с
1940 по 1950 гг., — это этап формирования общих основ теории, ее исходных
положений и принципов. Второй — с начала 50-х до конца 60-х гг. —
формирование на базе общих положений "объектовых" теорий: теории
судебно-трасологической идентификации, судебно-графической
идентификации и т. п. Для третьего периода, продолжающегося в настоящее
время, характерен как пересмотр, уточнение и дополнение нескольких общих
постулатов теории криминалистической идентификации, так и исследование
ее частных приложений. Предпринимаются и обосновываются попытки
расширить круг объектов идентификации, рассматриваются возможности,
открывающиеся с применением новых методов идентификации, изучаются ее
информационный, доказательственный и логический аспекты. Начались
математизация и кибернетизация этого процесса.
Термин "идентификация" (отождествление), употреблявшийся еще А.
Бертильоном , встречается в самых первых работах советских
48

48
Характеризуя роль А. Бертильона в области разработки проблем
47
криминалистов. И. Н. Якимов в 1924—1925 гг. пишет об идентификации
преступников, охотнее, впрочем, употребляя термин "опознание" . Е. У.49

Зицер среди целей криминалистической техники называл идентификацию


лиц и предметов, фигурирующих в следственных делах . В работах Н. П.
50

Макаренко, А. И. Винберга, Б. М. Комаринца, Б. И. Шевченко и других


авторов описывались приемы и стадии процесса идентификации различных
объектов. Это был эмпирический путь решения проблемы, центральной для
криминалистики с первых дней ее существования как науки. И именно
благодаря обилию накопленного эмпирического материала, наблюдений и
практических выводов из повседневных процедур отождествления стало
возможным возникновение теории криминалистической идентификации.
Начало формированию этой теории положила статься С. М. Потапова
"Принципы криминалистической идентификации", опубликованная в первом
номере журнала "Советское государство и право" за 1940 г.
Выдающийся советский криминалист Сергей Михайлович Потапов
родился в 1873 г. По окончании Смоленской гимназии он в 1891 г. поступил
на юридический факультет Московского университета, а после его
окончания в 1896 г. был назначен кандидатом на судебные должности в
Новгородский окружной суд.
С 1900 по 1912 гг. С. М. Потапов работал судебным следователем. В
1911 г. он командируется Министерством юстиции в Лозанну к профессору
Рейссу, где слушает его курс "Научная техника расследования
преступлений", после чего едет в Париж и знакомится с работой бюро

идентификации, С. М. Потапов писал: "Именно Бертильону принадлежит


открытие и некоторое теоретическое обоснование общего метода
криминалистики — метода идентификации, роль которого во всех его
видоизменениях в зависимости от свойств исследуемых объектов состоит в
судебном доказательстве тождества. Бертильон впервые применил его к
установлению личности рецидивистов, создав антропометрию в ее
специальном назначении, словесный портрет и сигналетическую
фотографию, и, таким образом, обосновал .возможность быстрого для того
времени, точного и объективного судебного доказательства рецидива".
(Потапов С. М. Роль методов криминалистики в доказательственном праве.
Рукопись (Архив семьи Потаповых). М., 1943. С. 36). Представляется, что С.
М. Потапов несколько преувеличил значение работ А. Бертильона для теории
идентификации, так как они носили сугубо эмпирический характер, хотя А.
Бертильон, бесспорно, был пионером в области научного обоснования
результатов отождествления.

См.: Якимов И. Н. Практическое руководство к расследованию


49

преступлений. М., 1924; его же: Криминалистика. Руководство по уголовной


технике и тактике. М., 1925.

50
См.: 3uцep Е. У. Введение. // Криминалистика. М., 1938. С. 4.
48
идентификации А. Бертильона. В 1911/12 учебном году Сергей Михайлович
первым в России читает курс уголовной техники в училище правоведения, а
затем в Военно-юридической академии.
В сентябре 1912 г. С. М. Потапов назначается помощником
управляющего Петербургским кабинетом научно-судебной экспертизы, а с
1914 по 1919 гг. состоит в должности заведующего Киевским кабинетом
научно-судебной экспертизы. В период с 1922 по 1934 гг. Сергей
Михайлович руководит научно-техническим отделом Управления
уголовного розыска Главного управления рабоче-крестьянской милиции
НКВД. Он организовал научно-техническую (криминалистическую) службу
в органах ОГПУ-НКВД, проделал большую работу по внедрению
криминалистических средств и методов в практику борьбы с преступностью,
а также по распространению криминалистических знаний.
С 1934 г. С. М.Потапов работает в Институте по изучению
преступности и преступника, где в 1935 г. организует криминалистическую
лабораторию. В 1938 г. эта лаборатория была переведена в Институт права
Академии наук СССР, куда переходит и С. М. Потапов. В 1951 г. он вместе с
лабораторией переходит в Институт криминалистики Прокуратуры СССР.
Умер С. М. Потапов в 1957 г.
Далее библиография первого периода развития теории
криминалистической идентификации выглядит следующим образом: 1943 —
неопубликованная монография С. М. Потапова "Роль методов
криминалистики в доказательственном праве"; 1946 — брошюра С. М.
Потапова "Введение в криминалистику"; 1947 — монография Б. И. Шевченко
"Научные основы современной трасологии"; докторская диссертация А. И.
Винберга "Основы советской криминалистической экспертизы"; 1948 —
статья Н. В. Терзиева "Идентификация в криминалистике"; 1949 —
монография А. И. Винберга "Основные принципы советской
криминалистической экспертизы"; Учебник для юридических школ А. И.
Винберга и Б. М. Шавера "Криминалистика"; 1950 — глава Н. В. Терзиева
"Идентификация в советской криминалистике" в учебнике по
криминалистике для юридических вузов; учебное пособие А. И. Винберга
"Криминалистика" (§ 4 "Криминалистическое отождествление").
По концепции С. М. Потапова, основные положения теории
криминалистической идентификации заключались в следующем.
1. Главную задачу и основную цель всех методов криминалистики
составляет получение судебного доказательства тождества в результате
исследования, называемого идентификацией. Термин "идентификация" по
своему содержанию шире термина "отождествление". Последний обычно
означает уже установленное тождество, тогда как первый — определенный
процесс исследования, который может привести к выводу не только о
наличии, но и об отсутствии тождества.
2. Метод идентификации является способом точного узнавания
предметов и явлений; он объединяет в систему частные криминалистические
методы и в различных видах и формах представляет собственно
49
методологию криминалистического исследования.
3. Основанием метода идентификации является возможность
мысленного отделения признаков от вещей и изучения их как
самостоятельного материала. Идентификации могут подлежать
всевозможные материальные предметы и явления, их роды и виды,
количества и качества, участки пространства и моменты времени,
человеческая личность в целом, ее отдельные признаки, физические
свойства, умственные способности, внешние действия человека и его
психические акты.
4. С точки зрения способов идентификации в практике встречаются:
а) объекты, по отношению к которым вопрос о тождестве или
отсутствии тождества решается непосредственно следователем или судом;
б) объекты, по отношению к которым тот же вопрос решается при
помощи каких-либо систем регистрации, и в) объекты, по отношению к
которым решение этого вопроса достигается экспертным путем.
5. Принципами идентификации являются: а) строгое разделение
объектов на идентифицируемые и идентифицирующие; б) разделение
объектов идентификации на изменяемые и относительно неизменяемые;
в) применение наиболее глубокого и детального, объединенного с
синтезом анализа объектов идентификации; г) каждый сравниваемый
признак исследуется в движении, т. е. устанавливается зависимость
наблюдаемого состояния данного свойства от предшествующих и
сопутствующих условий.
6. Существуют четыре формы применения единого метода
криминалистической идентификации: приметоописательная
(сигналетическая), аналитическая, экспериментальная, гипотетическая.
Попытаемся теперь проследить, как были восприняты эти положения
авторами работ, отнесенных нами к первому периоду развития теории
криминалистической идентификации.
С серьезной критикой концепции С. М. Потапова выступил Б. И.
Шевченко, положивший без каких-либо уточнений выводы С. М. Потапова в
основу своей теории трасологической идентификации, применительно к
содержанию последней сузил круг идентифицируемых объектов до трех
видов: неодушевленные предметы, которые имеют и способны сохранять
определенное внешнее строение, люди и животные .51

Критиковал концепцию С. М. Потапова и Н. В. Терзиев. Отметив


заслуги С. М. Потапова, он выразил свое несогласие с его трактовкой
понятия идентификации, согласно которой "рамки идентификации
раздвигаются так далеко, что понятие идентификации охватывает все
познавательные акты. Получается, что всякое суждение, всякое исследование
представляет собой идентификацию. Это построение представляется нам

51
См.: Шевченко Б. И. Научные основы современной трасологии. М.,
1947. С. 7.

50
искусственным и ненужным. Понятие идентификации теряет присущий ему
ясный смысл и становится весьма расплывчатым ". 52

Н. В. Терзиев отверг утверждение С. М. Потапова о том, что


идентификация является специальным методом криминалистики.
"Идентификация, — писал Н. В. Терзиев, — не является ни универсальным
методом в криминалистике, ни специальным методом этой науки, ни вообще
методом. Общим методом советской криминалистики, как и всех наших
наук, является метод материалистической диалектики — единственный
общий метод криминалистики. Идентификация не является "специальным"
методом криминалистики, поскольку в криминалистике идентификация в
принципе не отличается от идентификации в других науках — химии, физике
и др. Наконец, сомнительно, чтобы идентификация могла рассматриваться
вообще как "метод", поскольку она является задачей исследования" . 53

Ограничение объектов идентификации предметами, людьми и животными,


введенное Б. И. Шевченко для трасологии, Н. В. Терзиев распространил на
идентификацию вообще.
Оспорив некоторые положения концепции С. М. Потапова, Н. В.
Терзиев в то же время дополнил ее характеристикой значения групповой
(родовой и видовой) идентификации, указанием на варианты наличия
идентифицируемого объекта при осуществлении акта идентификации, дал
определение образцов для сравнения и описал предъявляемые к ним
требования, обосновал наличие идентификации трех родов: по мысленному
образу, по описанию или изображению, по следам или иным вещественным
проявлениям, отображающим свойства идентифицируемого объекта . 54

А. И. Винберг дополнил концепцию С. М. Потапова описанием стадий


процесса идентификации в криминалистической экспертизе, дал детальную
характеристику видов криминалистической идентификации и подчеркнул,
что "неподвижного тождества не существует, в свойствах объектов
происходят изменения, которые путем анализа могут быть обнаружены и
затем исследованы с точки зрения закономерности их образования и развития
при помощи наблюдения и эксперимента" . 55

На втором и третьем этапах своего развития теория

52
Терзиев Н. В. Идентификация в криминалистике // Советское
государство и право.1948. №12. С. 44.

53
Там же. С. 44—45.

54
Положения указанной статьи легли затем в основу написанной Н. В.
Терзиевым главы об идентификации в учебнике 1950 г.

55
Винберг А. И. Основные принципы советской криминалистической
экспертизы. М., 1949. С.121—122.

51
криминалистической идентификации пополнилась рядом общих положений,
наиболее существенные из которых заключались в следующем:
1. В процессе уточнения понятия родовой (видовой) идентификации
большинство авторов склонилось к необходимости замены этого понятия
другим — установление групповой принадлежности. Толчком к пересмотру
послужило замечание Г. М. Миньковского и Н. П. Яблокова о том, что
термин "групповая идентификация" неправилен, "так как марксистская
философия учит, что объект может быть тождествен только самому себе. В
данном случае речь идет о принадлежности объекта к определенной группе,
т. е. о его сходстве с некоторыми другими объектами. Поэтому надо говорить
об "установлении групповой принадлежности" (подобия, сходства) . Приняв
56

это замечание, Н. В. Терзиев впоследствии писал: "Некоторые криминалисты


применяют термин "идентификация" в широком смысле, обозначая им как
установление единичного объекта, так и определение групповой
принадлежности. При этом исследования первого вида называют
"индивидуальной", а второго вида — "групповой" идентификацией. Однако в
криминалистике в настоящее время более принято ограничивать понятие
идентификации установлением индивидуального объекта" . 57

В то же время в литературе этого этапа отмечается, что различие в


терминологии — установление тождества и установление групповой
принадлежности — не означает, что эти процессы изолированы, оторваны
друг от друга. Установление групповой принадлежности рассматривается в
общей форме как первоначальная стадия идентификации и лишь в некоторых
случаях как самостоятельный процесс исследования. .
2. То, что С. М. Потапов называл принципами идентификации, при
ближайшем рассмотрении оказалось либо классификацией, объектов
исследования, либо приемами или условиями правильного мышления. По
этому поводу А. И. Винберг писал: "Все четыре так называемых научных
принципа криминалистической идентификации, сформулированные С. М.
Потаповым, по существу, не являются специфическими и присущими именно
процессу идентификации, а представляют собой непременные условия для
осуществления любого научного исследования в любой области науки и
техники. Очевидно, что без научной классификации объектов в любой науке,
без применения правильного мышления, анализа, синтеза, обобщения,
абстракции, без рассмотрения изучаемых явлений в их взаимосвязи вообще
не может иметь место никакое научное исследование. Правильнее будет
указать на эти условия научного исследования как на условия, применяемые

56
Миньковский Г., Яблоков Н. Рецензия на учебник "Криминалистика"
для юридических высших учебных заведений // Социалистическая
законность. 1951. № 7. С. 83.

57
Терзиев Н. В. Идентификация и определение родовой (групповой)
принадлежности. М., 1961. С. 4,

52
в криминалистической идентификации, и отказаться в дальнейшем от
попыток возводить эти условия в специфические принципы
криминалистической идентификации" . 58

3. Наряду с предложенными Н. В. Терзиевым родами идентификации


употребляется понятие "формы отождествления" (В. Я. Колдин).
Различаются две формы отождествления — по материально-
фиксированным и по чувственно-конкретным отображениям. К первой
относятся все случаи идентификации по следам рук, ног, транспорта, орудий
и инструментов и т. п. Ко второй — случаи идентификации по отображению
отождествляемых объектов в памяти человека. Материально-фиксированное
отображение всегда является непосредственным объектом исследования;
чувственно-конкретное отображение воспринимается опосредствованно —
через воспроизведение образов носителем отображения. Разграничение форм
идентификации лежит в основе методики криминалистической
идентификации .59

4. Перечень объектов идентификации, предложенный Б. И. Шевченко и


Н. В. Терзиевым (предметы, люди, животные), был поставлен под сомнение
по ряду оснований.
Во-первых, по мнению некоторых авторов, его следовало дополнить
такими объектами, как трупы и участки местности.
Во-вторых, родовое понятие "предметы" нуждалось в уточнении.
Предмет — любое материальное тело, находящееся в любом агрегатном
состоянии, обладающее любой степенью сложности. Но любое ли
материальное тело может быть объектом идентификации? Здесь мнения
криминалистов разделились.
Сторонники одной точки зрения пришли к выводу, что сюда могут
быть отнесены лишь твердые тела, обладающие явно выраженными
внешними признаками, т. е. индивидуально-определенные. "В отношении
таких объектов, как материалы, ткани, краски, чернила и т. п., в большинстве
случаев сама постановка вопроса об индивидуальном тождестве "предмета"
невозможна. Речь может идти здесь лишь о выделении некоторого объема
или массы материала" .
60

Авторы, придерживающиеся другой точки зрения, включили в

Винберг А. И. Криминалистическая экспертиза в советском уголовном


58

процессе. М., 1956. С. 42—43.

59
См.: Колдин В. Я. Идентификация при производстве
криминалистических экспертиз. М., 1957. С. 8—9. ,

60
Винберг А. И., Эйсман А. А. Криминалистическая идентификация в
теории судебных доказательств // Советское государство и право. 1966. № 2.
С. 110.

53
перечень сыпучие, жидкие и газообразные тела . Наряду с идентификацией
61

предмета, разделенного на части, теперь фигурирует и идентификация


сложного предмета путем установления принадлежности ему частей, а также
установление принадлежности предмета комплекту . 62

5. Было высказано мнение, что попытка рассматривать все вопросы


идентификации лишь в аспекте диалектической логики неправильна. "Нам
представляется, — писал А. И. Винберг, — что существенной ошибкой
является отказ от использования законов формальной логики... Формальная
логика, являясь частью, моментом диалектической логики, отражает
устойчивость объектов, их качественную определенность, что и является
сущностью для всего процесса криминалистической идентификации,
призванного доказать тождество данного конкретного объекта... " . 63

6. Расширился и обогатился понятийный аппарат теории


идентификации. В. Я. Колдин предложил различать среди
идентифицируемых объектов "искомый", т. е. объект, свойства которого
изучаются по отображению — вещественному доказательству, и
"проверяемый" объект, свойства которого изучаются по образцам или
непосредственно по объекту, представленному на экспертизу . М. Я. Сегай
64

ввел в обиход понятие идентификационной связи . Появились термины


65

"идентификационный период", "идентификационное поле" и др.


7. Наряду с разработкой общих проблем идентификации по
материально-фиксированным отображениям углубились исследования
процессов идентификации по мысленным образам. Этот аспект теории
получил отражение главным образом в работах по тактике предъявления для
опознания (Г. И. Кучеров, П. П. Цветков, А. Я. Гинзбург, Н. Г. Бритвич, А. Н.
Колесниченко) и частично в работах по тактике других следственных
действий — осмотра, обыска, проверки и уточнения показаний на месте.
Отрицая правомерность представления о криминалистической

61
См.: Митричев В. С. Установление источника происхождения,
принадлежности единому целому предметов при расследовании
преступлений. Теория и практика судебной экспертизы. Сб. 1. М., 1964. § 6. .

62
Там же. § 4, 5.

63
Винберг А. И. Некоторые вопросы теории криминалистической
идентификации. Вопросы криминалистики. Сб. 1—2. М., 1961. С. 26, 30.

64
См.: Колдин В. Я. Указ. работа. С. 11.

65
См.: Сегай М. Я. Идентификационные связи и их использование в
доказывании тождества // Криминалистика и судебная экспертиза. Вып. 5.
Киев, 1968.

54
идентификации как о процессе, целиком относящемся к исследованию
вещественных доказательств, А. И. Винберг выдвинул тезис о том, что
"общее учение о криминалистической идентификации в равной степени
должно занять свое место в криминалистической тактике" и что
"игнорирование такой методики доказывания, как идентификация, возможно
только при пренебрежительном отношении к анализу научных средств и
логическому аппарату доказывания" .
66

Он предложил включить в содержание общих положений тактические


основы криминалистической идентификации — учение об идентификации в
следственной работе и идентификационные признаки, учитываемые
следователем при установлении фактических данных .
67

Углубленное исследование тактического аспекта теории


криминалистической идентификации потребовало привлечения данных
психологии (А. Р. Ратинов, В. Е. Коновалова, А. В. Дулов), теории
доказательств (А. И. Винберг, А. А. Эйсман, Р. С. Белкин), метода.
моделирования (И. М. Лузгин). Более полно стали реализовываться общие
положения теории криминалистической идентификации. Так, еще в 1959 г.
мы предложили включить в число объектов, идентифицируемых путем
опознания по мысленному образу (в дополнение к предметам, людям,
животным) такие сложные материальные образования, как помещения и
участки местности . Получила теоретическое обоснование возможность
68

установления путем опознания групповой принадлежности объектов .


69

§ 4. Современный этап развития криминалистики (этап


формирования общей теории науки)

С середины 60-х гг. приоритетное направление в криминалистике


получило исследование общетеоретических проблем. Возникли
эмпирические и теоретические предпосылки формирования общей теории
науки, объединяющей частные криминалистические теории, по-новому,
исходя из требований времени и достижений науки, определяющей предмет
криминалистики.
Новая концепция предмета через указание на изучаемые ею
66
Винберг А. И. О научных основах криминалистической тактики //
Советское государство и право. 1965. № 3. С. 82.

67
Там же. С. 81.

См.: Белкин Р. С. Предъявление для опознания. Гл. в учебнике


68

"Криминалистика". М., 1959. С. 313.

69
Теория доказательств в советском уголовном процессе. Часть общая.
М., 1966. С. 184.

55
закономерности объективной действительности была предложена Р. С.
Белкиным (1967), аргументирована в его совместной с Ю. И. Краснобаевым
статье в том же году и затем в развернутом виде представлена в ряде работ.
Большинство отечественных криминалистов присоединились к новой
трактовке предмета криминалистики, иногда с теми или иными
редакционными уточнениями или модификациями.
Впервые концепция и структура общей теории криминалистики была
изложена Р. С. Белкиным в работе "Ленинская теория отражения и
методологические проблемы советской криминалистики" (1970), а затем
развита им в трехтомном "Курсе советской криминалистики" (1977— 1979), в
других работах.
Термин "общая теория криминалистики" вошел в научный обиход, а
содержание этой теории составило первый раздел в системе науки.
Впоследствии коррективы в содержание и структуру общей теории вносили
А. А. Эйсман, Н. А. Селиванов, и некоторые другие ученые, но в целостном
виде она в их работах представлена не была.
Формирование общей теории криминалистики дало толчок к
целенаправленному исследованию ее составных частей (диссертационные и
монографические исследования Г. Г. Зуйкова, В. Ф. Орловой, А. А. Закатова,
С. И. Цветкова, И. А. Алиева, Н. Н. Лысова, В. М. Мешкова, Л. Г. Горшенина
и др.).
Современный этап развития криминалистики, помимо разработки
проблем общей теории, характеризуется и углубленным исследованием
общетеоретических вопросов других разделов науки.
В области криминалистической техники появились работы,
содержащие анализ и характеристику технико-криминалистических средств
и методов работы с доказательствами, использования специальных познаний
в судопроизводстве, проблем судебной экспертизы (И. А. Селиванов, 3. М.
Соколовский, В. К. Лисиченко, В. И. Гончаренко, М. В. Салтевский, Г. И.
Грамович, И. Н. Сорокотягин, А. А. Леви и др.). На основе теории
криминалистической экспертизы стала формироваться общая теория
судебной экспертизы (А. Р. Шляхов, А. И. Винберг и Н. Т. Малаховская, Ю.
Г. Корухов, И. А. Алиев, Е. Р. Россинская, Т. В. Аверьянова, С. Ф. Бычкова).
В области криминалистической тактики внимание ученых было
обращено на проблематику следственных ситуаций (И. Ф. Герасимов, Л. Я.
Драпкин, О. Я. Баев, В. К. Гавло, В. И. Шиканов и др.), тактических
комбинаций (операций) и иных криминалистических комплексов (А. В.
Дулов, Р. С. Белкин, В. А. Жбаиков и др.), тактического решения и
тактического риска (С. И. Цветков, Р. С. Белкин, Ю. Ю. Осипов, Г. А. Зорин).
В области криминалистической методики были сформулированы
представления о концептуальных основах этого раздела науки (А. Н.
Колесниченко, И. Н. Возгрин, В. А. Образцов), продолжалась разработка
вопросов изучения личности обвиняемого и потерпевшего в процессе
расследования (Ф. В. Глазырин, П. П. Цветков, В. В. Вандышев и др.).
На стыке между тактикой и методикой велись исследования
56
познавательной природы расследования (И. М. Лузгин, Н. А. Якубович, В. Е.
Коновалова, А. А. Эйсман и др.), организационных основ расследования и
его эффективности (Л. А. Соя-Серко, А. И. Михайлов, А. Б. Соловьев),
системы следственных действий (И. Е. Быховский), применения данных
криминалистики в различных областях правоприменительной деятельности
(Ю. Г. Корухов).
В силу своей специфической природы криминалистика в советский
период менее других общественных наук была идеологизирована и легко
освободилась от редких "родимых пятен" классового подхода. Можно с
уверенностью констатировать, что по своему уровню и достижениям
отечественная криминалистика не только не уступает уровню этой науки в
других странах, но и во многом превосходит его.

§ 5. Экспертные и научные криминалистические учреждения

Первыми экспертными криминалистическими учреждениями с


известной степенью условности можно считать бюро идентификации,
создававшиеся по примеру парижского бюро Бертильона при полицейских
префектурах ряда столичных городов Европы, а позднее — полицейские
лаборатории.
В России первым криминалистическим экспертным учреждением стала
лаборатория, созданная в 1889 г. Е. Ф. Буринским на собственные средства в
Санкт-Петербурге. Ей на смену пришла в 1892 г. организованная по,
представлению Министерства юстиции судебно-фотографическая
лаборатория при прокуроре Санкт-Петербургской судебной палаты.
Возрастающие потребности в использовании специальных познаний
обусловили принятие в 1912 г. Государственной думой закона о создании
Петербургского кабинета научно-судебной экспертизы. В 1913 и 1914 гг.
аналогичные кабинеты были открыты в Москве, Киеве и Одессе. В годы
революции и гражданской войны петербургский и московский кабинеты
были уничтожены, киевский и одесский функционировали лишь от случая к
случаю. В 1923 г. организуется аналогичный кабинет в Харькове, а в 1925 г,
кабинеты преобразуются в институты научно-судебной экспертизы. В 1929 г.
такой же институт создается в Минске.
После Великой Отечественной войны были восстановлены Киевский и
Харьковский институты, а взамен институтов в Одессе и Минске созданы
научно-исследовательские криминалистические экспертные лаборатории,
впоследствии вновь преобразованные в НИИ. В 1944 г. организуется
Центральная криминалистическая лаборатория МЮ СССР, на базе которой в
1962 г. создается Центральный НИИ судебных экспертиз — головное
экспертное и научно-исследовательское учреждение в системе органов
юстиции. В настоящее время это — Российский федеральный центр
судебной экспертизы (РФЦСЭ).
В 50-е гг. создаются НИИ судебных экспертиз в Баку, Вильнюсе,
Ташкенте, Алма-Ате, в 90-е гг. — во Львове и Донецке. В других
57
республиках бывшего СССР экспертные учреждения представлены
республиканскими лабораториями.
Ныне в систему, возглавляемую РФЦСЭ, входит свыше 60
центральных, республиканских, краевых, областных экспертных лабораторий
и их филиалов.
Параллельно функционирует система экспертных криминалистических
подразделений органов внутренних дел. Первый кабинет научно-судебной
экспертизы начал работать с марта 1919 г. при Центральном управлении
уголовного розыска России. В 1921 г. он был реорганизован в научно-
технический подотдел ОУР НКВД, а в мае 1922 г. — в научно-технический
отдел. В 1936 г. аналогичные научно-технические подразделения были
созданы в милиции по всему Союзу.
В конце 1945 г. создается НИИ криминалистики Главного управления
милиции НКВД, который и возглавил эту систему. В 1960 г. НИИК был
переименован в НИИ милиции. Впоследствии была создана Центральная
криминалистическая лаборатория МВД, основной задачей которой было
производство экспертиз для центрального аппарата министерства. В 1983 г.
на базе этой лаборатории и ряда отделов ВНИИ МВД была создана
лаборатория криминалистических исследований ВНИИ МВД, которая в 1990
г. была преобразована в самостоятельный Всесоюзный научно-
криминалистический центр МВД СССР. В 1992 г. ВНКЦ и Экспертно-
криминалистическое управление МВД СССР были объединены в единый
Экспертно-криминалистический центр МВД России. В системе местных
органов внутренних дел функционируют экспертно-криминалистические
управления, отделы, отделения и лаборатории.
В зарубежных странах экспертные криминалистические учреждения
находятся, как правило, в системе органов полиции, а в некоторых —
органов юстиции. В небольших государствах это обычно общенациональный
институт или лаборатория, обслуживающая всю страну. Такова, например,
Национальная криминалистическая лаборатория в Осло (Норвегия). В США
ФБР имеет Центральную криминалистическую лабораторию и
разветвленную сеть региональных лабораторий. В Великобритании
существуют восемь региональных полицейских криминалистических
лабораторий и Центральная лаборатория лондонской полиции.

58
Глава 2. Предмет, объекты и система криминалистики

§ 1. Предмет и объекты криминалистики

Понятие предмета науки относится к числу динамично развивающихся,


отражающих состояние науки на каждом этапе ее существования. Не
является исключением и криминалистика. От определения ее предмета как
"науки о реальностях уголовного права" (Г. Гросс, 1898) и как средства
приспособления к нуждам судопроизводства достижений естественных и
медицинских наук (И. Н. Якимов, 1924) наука пришла к современному
определению своего предмета через специфическую группу объективных
закономерностей действительности, методы и средства их познания и
использования его результатов в уголовном судопроизводстве (Р. С. Белкин,
1987).
Криминалистика возникла и развивается как наука, способствующая
своими положениями деятельности правоприменительных органов по
установлению истины в судопроизводстве, отправлению правосудия и
предупреждению преступлений. Разработка этих положений — результат
изучения двух видов человеческой деятельности: преступной, деятельности
по подготовке, совершению и сокрытию преступлений и ее антипода —
деятельности по выявлению, раскрытию, расследованию преступлений и
судебному разбирательству уголовных дел. Соответственно криминалистика
изучает те специфические закономерности, которые управляют этими видами
деятельности, разрабатывая рекомендации практике борьбы с
преступностью, под которой понимается вся работа органов дознания,
следствия, суда, экспертных учреждений по установлению истины в
судопроизводстве.
Итак, объекты криминалистики — преступность, с одной стороны, и
предварительное расследование, судебное разбирательство, профилактика
преступлений — с другой.
В современных условиях рекомендации криминалистики нередко
используются при разрешении гражданско-правовых и арбитражных споров.
Можно ли считать, что появились новые объекты, изучаемые
криминалистикой?
На этот вопрос следует ответить отрицательно. Использование данных
криминалистики в иных, кроме уголовного судопроизводства, сферах
правоприменительной деятельности происходит не за счет разработки
специфических для этих сфер криминалистических средств и методов, а
путем отбора из уже разработанных тех, которые могут быть эффективно
использованы: это главным образом те или иные средства и методы
собирания и исследования материальных носителей информации, получения
и проверки вербальной (словесной) информации. Пользователи
криминалистических рекомендаций в этих случаях лишь отбирают их из
арсенала криминалистики и используют в непреобразованном виде, подобно
тому, как применяют данные криминалистики другие науки: археология,
59
археография, судебная медицина и др.
Объекты криминалистики изучаются и другими науками:
преступность, преступления — уголовным правом, криминологией, судебной
статистикой и др.; процесс раскрытия и расследования преступлений —
наукой уголовного процесса, теорией оперативно-розыскной деятельности,
судебной психологией и иными областями знания. Каждая из наук изучает
эти объекты для решения своих специфических задач. Свои цели преследует
и криминалистика.
Преступление привлекает криминалистов не вообще, не как сложное
социальное явление, а как противоправная деятельность, как акт
человеческого поведения. Объектом криминалистики является
функциональная сторона противоправной деятельности, та система действий
и отношений, которая составляет содержание механизма преступления.
Механизм преступления —сложная динамическая система,
включающая субъект преступления, его отношение к своим действиям и их
последствиям, к соучастникам; предмет посягательства; способ совершения и
сокрытия преступления; преступный результат и др. Как всякая объективная
реальность, механизм преступления формируется и функционирует под
воздействием определенных закономерностей, из числа которых к предмету
криминалистики относятся:
а) закономерности формирования, выбора и реализации способов
подготовки, совершения и сокрытия преступления;
б) закономерности возникновения и развития связей между элементами
механизма преступления;
в) закономерности возникновения и развития явлений, связанных с
преступлением (до, во время и после его совершения), значимых для
решения задач судопроизводства.
Все элементы механизма преступления, будучи взаимосвязаны и
отражаясь друг в друге и в окружающей среде, образуют многочисленные
следы преступления, содержащие информацию о нем и его участниках.
Закономерности возникновения такой информации выражаются и
базируются на следующих положениях.
Известно, что в фундаменте самого здания материи существует
способность, сходная с ощущением, — свойство отражения. Формы
проявления этого свойства тем выше и сложнее, чем выше и сложнее форма
движения материи.
Поскольку отражение присуще всей материи, всякий материальный
процесс отражается в других материальных процессах, связанных с ним. Из
закона диалектики о взаимосвязи и взаимообусловленности явлений можно
сделать вывод о том, что взаимосвязь при отражении есть одна из
необходимых и универсальных связей объективной действительности:
если всякий материальный процесс связан необходимостью с другими
процессами, то не существует изолированных, а следовательно, и
принципиально не отражаемых явлений.
Событие преступления есть один из материальных процессов
60
действительности. Для того чтобы узнать о событии, мы должны выделить
связанные с ним изменения. Связь изменений с событием существует
объективно. Эти изменения в среде, связанные с событием, есть результат
взаимодействия между ними, результат отражения события в среде. Только
по ним можно судить о содержании события. Применительно к процессу
доказывания изменения в среде есть информация о событии, те самые
фактические данные, с помощью которых только и можно судить о событии
преступления. Следовательно, сам процесс возникновения информации есть
процесс отражения, а информация — результат этого процесса. Поскольку
же любое событие преступления необходимо (как и любой процесс)
отражается в окружающей среде, и процесс возникновения информации о
преступлении носит необходимый, повторяющийся, устойчивый и общий
характер, т. е. является закономерностью. Закономерность процесса
возникновения информации о преступлении есть одна из объективно
существующих предпосылок установления истины в судебном исследовании
— проявления принципа познаваемости мира.
Отражаемыми объектами в процессе возникновения информации
становятся элементы преступления. Однако не все они играют одинаковую
роль в акте отражения. Строго говоря, непосредственно отражаемыми
объектами являются субъект и объективная сторона преступления. Субъект
преступления как личность отражается через свои свойства (как проявление
личности) и через средства и способы действия; действия (или бездействие)
отражаются, через средства и способы их осуществления. Таким образом,
свойства личности, средства и способы действий выступают как средство
отражения. Складывается следующая система взаимосвязей в этом акте
отражения:

Данная система выражает только процесс возникновения информации


о событии, а не отношений субординации между объектами одной категории.
В уголовно-правовом аспекте субъект преступления проявляется
(представляется, репрезентируется) только через действия, т. е. сам
отражаемым объектом не становится. В криминалистическом же аспекте,
когда речь идет об установлении конкретного человека, совершившего
61
преступление, необходимо рассматривать все формы выражения личности
вовне, т. е. не только его поведение, но и свойства, по отражению которых,
например, на окружающей обстановке можно идентифицировать субъекта.
Поэтому мы и рассматриваем субъект преступления как самостоятельный
отражаемый объект.
В сложных связях выступают в акте возникновения информации о
событии и объект преступления, и субъективная сторона — мотив, цель, вина
преступника. Объект, на который посягает преступник, репрезентируется в
акте отражения действиями, обстановкой действий и предметом
посягательства, субъективные же моменты — действиями. Таким образом,
они участвуют в процессе возникновения информации о преступлении
опосредованно: и через отражаемые и отражающие объекты, и через средства
отражения.
Судить по отражению (информации) об отражаемом (о преступлении)
можно только в том случае, если отражение обладает содержательной
стороной, если связь изменений с событием можно обнаружить, выявить,
понять по содержанию этих изменений. Содержание изменений, их характер
есть информация об этих изменениях. Последние несут в себе сведения о
том, каковы они, т. е. информацию о всем процессе отражения, результатом
которого становятся изменения — материальные носители, "хранилище"
информации о событии.
Информация как мера связи события и вызванных этим событием
изменений в среде не может существовать без материальной основы, или, как
принято говорить, вне информационного сигнала, под которым понимают
единство материального носителя и средства передачи информации. Таким
образом, изменения — это информационный сигнал, имеющий свое
содержание — информацию, и форму выражения — информационный код.
Информационным кодом служит и человеческая речь (словесный код).
В процессе изменений информационный сигнал может выступать в
предметной (вещественной) и мысленной (образной) формах. Обе формы
есть разновидности "отпечатков" события в среде.
Мысленная (образная) форма информационного сигнала является
субъективной формой психического отражения.
Если изменение среды является материальным носителем информации,
то сама эта информация после надлежащей процедуры становится
доказательственной и составляет содержание доказательства.
Поскольку среда, в которой преступление вызывает изменение, не есть
нечто монолитное, не один объект, а комплекс объектов, процессов, явлений,
и отражение преступления, его "отпечаток" содержится не на одном
отражающем объекте, а на их комплексе. Информация о событии
распределена, таким образом, по всем объектам отражающего комплекса, т.
е. по всем будущим доказательствам. Каждое из них содержит только
порцию этой информации. Объем информации, содержащейся в конкретном
доказательстве, зависит от того, насколько значительны те изменения среды,
которые она выражает; эти изменения тем больше, чем теснее взаимосвязь с
62
конкретным отражающим объектом отражаемого объекта — субъекта или
действий. Поэтому, например, предмет посягательства содержит
значительный объем информации о событии, орудие преступления — также,
а информация о событии, содержащаяся в показаниях свидетеля-неочевидца,
— более скудный, ибо этот свидетель событие не воспринимал, т. е. в акте
отражения не участвовал.
Совокупность всей доказательственной информации в принципе
адекватна полному отражению преступления. Мы говорим "в принципе"
потому, что в действительности полного отражения быть не может. Еще
более неполной по сравнению с моделью является информация, ставшая
известной следователю, ибо объем ее обусловлен не только полнотой
отражения, но и теми возможностями, которыми он обладает, и
ограниченностью источников, допускаемых законом.
Процесс возникновения информации о событии, как всякий процесс
отражения, носит ситуационный характер, т. е. зависит от условий, в которых
он протекает. Ситуационность этого процесса и обусловливает то, что
управляющие им закономерности проявляются (что вообще присуще
проявлению объективных закономерностей) как тенденция. Степень
осуществления этой тенденции зависит от конкретной обстановки.
Отображение не может существовать без отображаемого, но отображаемое
существует независимо от отображающего. При этом отображение никогда
не, может всецело сравняться с отображаемым даже в тех случаях, когда
отображающим выступает сознание человека. Именно поэтому можно Себе
представить, что в отдельных случаях отражение будет настолько неполным,
искаженным и т. п., что возникшая информация будет недостаточной для
установления истины по делу. Какие же конкретно закономерности
"управляют" процессом возникновения отражений, следов преступления?
Во-первых, это закономерная повторяемость процесса возникновения
следов события. Она заключается в том, что при наличии определенных
условий процесс отражения, в итоге которого возникают следы
преступления, необходимо повторяется. Например, прикосновение руки к
полированной поверхности оставляет следы пальцев, ходьба по пыльному
полу — следы ног, восприятие внешности преступника — его мысленный
образ в сознании наблюдателя и т. п.
Во-вторых, это логика связи между действиями преступника и
преступным результатом, который будет являться доказательством по делу.
Это означает, что преступный результат доказывает наличие преступного
деяния и его характер, что закономерность наступления данного преступного
результата позволяет отправляться от него к доказываемому событию.
В-третьих, это закономерность связи между способом совершения
преступления и следами применения этого способа, т. е. возможность, исходя
из знания способа, судить о тех следах, которые неизбежно возникают, а не
иных, которые в свою очередь характерны для другого способа совершения
преступления.
В-четвертых, это закономерная зависимость выбора способа от
63
конкретных, известных обстоятельств субъективного и объективного
характера, зависимость, позволяющая, отправляясь от способа, играющего
роль доказательства, устанавливать эти обстоятельства и, наоборот, по
обстоятельствам, выступающим в качестве доказательства по делу, судить о
способе совершения преступления.
Способ не случайно играет такую важную роль в процессе
возникновения информации о преступлении. Способ, понимаемый как
система действий по подготовке, совершению и сокрытию преступления,
будучи в целом отражаемым объектом, в то же время своими составляющими
(действия, средства действий) отражается в среде события преступления.
Возникнув, информация о преступлении становится объективно
существующим явлением материального мира. Его существование (как и
любого явления) обусловлено объективными закономерностями
действительности.
Изменение среды, будучи отражением события преступления,
результатом взаимосвязи объектов, участвующих в акте отражения, есть
конечная фаза этого процесса. Но диалектически уже в тот момент, когда
процесс отражения завершен и возник "отпечаток" отражаемого объекта,
начинается противоположный процесс — уничтожение, "снятие",
"отрицание" отражения. Этот процесс исчезновения информации под
влиянием объективных и субъективных факторов так же естествен, как и ее
возникновение. Единство противоположных процессов — возникновения и
исчезновения информации о преступлении — отражает противоречивые
силы и тенденции всякого явления.
Хотя процесс уничтожения, рассеивания информации начинается
одновременно с завершением процесса ее возникновения, в определенный
промежуток времени изменения среды объективно существуют, т. е.
сохраняют в необходимом объеме свои свойства носителей
доказательственной информации.
Фаза существования отражения характеризуется непрерывным
убыванием, исчезновением содержащейся в нем информации. В конце этой
фазы отражающий объект в силу присущих ему свойств может вернуться в
свое прежнее состояние, произойдет "снятие" отражения. Случится то, что
будет с резиновым бруском, о который ударится металлический шар: шар
образует вмятину на поверхности бруска, но затем вмятина исчезнет. Это так
называемая упругая деформация. Нечто похожее, хотя, разумеется, под
действием совершенно иных законов, происходит и с памятью человека.
Отражение в памяти воспринятого объекта постепенно стирается, исчезает,
отражение "снимается".
Отражения могут исчезнуть, могут быть уничтожены и внешними по
отношению к ним воздействиями объективного характера (природных сил и
т. п.). Таковыми могут быть и новые изменения, накладывающиеся на
прежние в результате другого акта отражения, например след машины,
проехавшей по следу ноги преступника.
И, наконец, отражения могут быть умышленно уничтожены
64
заинтересованными лицами или преступником (воздействия субъективные).
На отражение могут быть наложены новые изменения, например
механически уничтожены следы пальцев или ног, изменена обстановка на
месте происшествия, переделаны похищенные вещи и пр.
Возникновение информации о преступлении и его участниках служит
связующим звеном между преступной деятельностью и деятельностью по
раскрытию и расследованию преступлений. Криминалистика рассматривает
последнюю также в своем специфическом аспекте: как работу с
информацией о преступлении и его участниках — придание ей статуса
судебных доказательств, собирание этих доказательств, их исследование,
оценка и использование в целях доказывания истины.
Закономерности возникновения, существования и исчезновения
информации выступают базовыми по отношению ко второй группе
объективных закономерностей — закономерностям доказывания.
Как всякое объективно существующее явление материального мира,
доказательство принципиально всегда может быть обнаружено. Возможность
обнаружения доказательств, их собирания — одна из закономерностей
объективной действительности, принципиальной познаваемости этой
действительности, отражения ее субъектом судебного исследования.
Здесь необходимо сделать отступление, чтобы пояснить следующее.
Точно так же, как при совершении преступления, возникают, строго
говоря, не доказательства, а информация о преступлении, которая может
приобрести, а может и не приобрести (в силу тех или иных причин) значения
доказательства, так и при собирании доказательства речь идет фактически о
сборе информации о преступлении, которая, будучи исследована и оценена
следователем, может получить статус доказательства. Однако закон в данном
случае говорит уже о собирании доказательств, хотя по тексту ст. 70 УПК
РСФСР представляется, что речь идет о "будущих" доказательствах. В этом
убеждает и сопоставление, например, ст. 179 и 84 УПК: в первой идет речь о
предметах, обнаруженных при осмотре и обыске, которые еще не именуются
вещественными доказательствами, во второй —о процессуальной процедуре
придания этим предметам значения вещественных доказательств.
Руководствуясь данными соображениями, мы также будем употреблять
термин "доказательство", придавая ему в контексте значение и "будущего"
доказательства, и доказательства в процессуальном смысле слова.
Обнаружение доказательств — это их поиск и выявление. Как всякая
деятельность, базирующаяся на знании определенных закономерностей,
поиск доказательств становится деятельностью сознательной и
целеустремленной. Эффективность этой деятельности обусловлена самой
возможностью обнаружения доказательств.
Определение круга ситуационно типичных доказательств на базе
закономерностей их возникновения воздает необходимые объективные
предпосылки к их распознанию в той среде, где они находятся. "Отпечаток",
отражение преступления вычленяется из среды, отделяется от отражающего
объекта. Становится в принципе возможным из многообразия явлений на
65
основе познания закономерностей механизма отражения выделить только те
явления, факты, которые могут стать доказательствами — результатом акта
отражения, т. е. находятся в необходимой взаимосвязи с преступлением.
Возможность обнаружения доказательств становится действительностью,
закономерным явлением, ибо приобретает необходимый, повторяющийся,
устойчивый и всеобщий характер. Но и эта закономерность, как и всякая
объективная закономерность, проявляется как тенденция, т. е. прокладывает
себе путь через случайные отступления от нее, когда в силу тех или иных
объективных или субъективных моментов доказательства остаются
необнаруженными.
Итак, в каких же случаях закономерность обнаружения доказательств
может не проявиться, не реализоваться?
Во-первых, такое возможно, если процесс возникновения
доказательств под влиянием тех или иных условий сам протекал с
отступлениями от присущих ему закономерностей, носил случайный
характер.
Во-вторых, закономерность обнаружения доказательств может не
проявиться, если "отпечатки" события были уничтожены. Заметим при этом,
что уже само знание условий, при которых закономерность обнаружения
доказательств не действует", знание исключений из правила подтверждает
объективный характер данной закономерности, всеобщность и
повторяемость ее проявлений.
В информационном аспекте обнаружение доказательств есть
выделение, отбор из имеющихся лишь такой группы информационных
сигналов, которые содержат только определенную, а именно —
доказательственную информацию. При этом могут быть обнаружены только
те доказательства, смысл которых может быть понят, расшифрован с
помощью существующих на данном уровне знаний средств раскодирования.
Чем шире круг таких средств, тем шире круг обнаруживаемых доказательств.
Ясно, что информативность доказательства создает лишь необходимые
предпосылки к его обнаружению. Сам же отбор информационных сигналов
есть сложный нейрофизиологический и психологический процесс. Поэтому
объективные предпосылки обнаружения доказательств реализуются через
субъективное — через сознательную деятельность.
Субъективными факторами, которые способствуют воплощению
объективно существующей возможности обнаружения доказательств в
действительность, являются:
знание субъектом доказывания общих закономерностей возникновения
информации о преступлении; .
знание им ситуационных особенностей механизма возникновения этой
информации;
знание того, что может представлять собой в данной ситуации
доказательство, по крайней мере как типичное, общее (разумеется, один и тот
же объект может иметь и не иметь доказательственного значения, поэтому
его "свойство доказательственности" само имеет ситуационный характер и
66
становится проявлением определенной тенденции);
знание приемов и средств отбора информационных сигналов, т. е.
обнаружения доказательств, и умение применить эти приемы и средства;
обладание необходимыми субъективными качествами
(наблюдательность, внимание, способность логически мыслить и пр.).
Роль специалиста, участвующего в процессе обнаружения
доказательств, как раз и заключается в восполнении своими субъективными
качествами — знанием и умением — субъективных качеств лица,
осуществляющего собирание доказательств.
Доказывание как специфическая познавательная деятельность есть в
конечном счете оперирование доказательствами. Совершенно очевидно, что
обнаружение, собирание доказательств — только начальный этап этой
деятельности. Для того чтобы собранные доказательства можно было
применить как средства установления истины, их необходимо исследовать,
оценить и только после этого использовать.
Направленность и проявление закономерностей этой деятельности
характеризуются следующими положениями.
Исследование доказательств есть частный случай процесса познания
объективной действительности. Любая разновидность процесса познания
подчинена общим закономерностям. Но поскольку предмет, условия и
средства познания придают данному виду познавательной деятельности
специфические черты, общие закономерности процесса познания не могут не
испытывать влияния этой специфики. Исходя из этого закономерности
исследования доказательств:
определяют содержание процесса познания объектов, выражающих не
любые изменения среды, а лишь связанные с преступлением;
проявляются в специфических условиях судебного исследования,
ограниченного сроками, средствами и кругом участников;
отражают специфику методов судебного исследования, в том числе
таких, которые применяются только при исследовании доказательств
(криминалистических, судебно-медицинских и иных методов);
отражают своеобразие цели исследования доказательств, совпадающей
с общей целью судебного исследования: установление истины в процессе
судопроизводства по конкретному делу.
Сущность исследования доказательств заключается в том, что
познается их содержание (включая и проверку достоверности этого
содержания) и устанавливается согласуемость доказательств по одному делу
между собой.
Содержание доказательства — это заключающаяся в нем информация,
которая дает ответ не только на вопрос, что устанавливается данным
доказательством, но и позволяет выяснить, согласуется ли оно с другими
доказательствами по делу.
В результате исследования доказательств в распоряжении субъекта
доказывания оказывается соответствующим образом интерпретированная и
доступная по своему смысловому выражению доказательственная
67
информация. Она подлежит оценке и последующему использованию.
Оценка доказательств — логический процесс, мыслительная
деятельность, связанная с суждением о ценности доказательственной
информации. Она предпринимается для того, чтобы выяснить:
допустимо ли использование информации в качестве доказательства,
не противоречит ли это закону, принципам доказывания;
относится ли оцениваемая информация к делу и каков характер ее
связи с уже оцененными доказательствами;
каково значение оцениваемой информации по делу;
как может быть использовано оцениваемое доказательство в
дальнейшем.
Под использованием доказательств следует понимать оперирование
ими в целях доказывания. В своей основе оперирование доказательствами
также является логическим процессом, подчиняющимся всем
закономерностям рационального мышления. Оперирование доказательствами
может заключаться в их демонстрации (предъявлении) в целях
подтверждения доказанности того или иного обстоятельства; оно
необходимо в целях проверки других доказательств, их исследования;
наконец, их использование может оказаться необходимым для получения
иных доказательств и установления их источников. Использование
доказательств, оперирование ими и есть собственно доказывание, накопление
доказательственной информации до такого предела, пока на ее основе не
сформируется убеждение в доказанности искомых положений.
Закономерности оценки и использования доказательств проявляются:
в доказывании нужного, т. е. только того, что требуется
обстоятельствами дела, следовательно, в направленности доказывания;
в доказывании всестороннем и полном, следовательно, в обеспечении
качества доказывания;
в учете всех значимых связей между доказательствами, их причинной
и иной обусловленности;
в поступательном развитии процесса их накопления до уровня
доказанности, что и означает установление истины по делу.
Такова в общих чертах характеристика закономерностей собирания,
исследования, оценки и использования доказательств, представляющих
собой часть предмета криминалистической науки.
Изучение всех названных объективных закономерностей не является
самоцелью. Их познание необходимо для того, чтобы криминалистика могла
выполнить свою основную служебную функцию — содействовать практике
борьбы с преступностью. На базе познания этих закономерностей
криминалистика целеустремленно разрабатывает технико-
криминалистические средства, тактические приемы и методические
рекомендации по работе с доказательствами, организации и планированию
предварительного расследования и судебного разбирательства,
предотвращения преступлений. Эти средства, приемы и рекомендации
составляют четвертый элемент предмета криминалистики.
68
Криминалистические методы и средства различаются по источнику
происхождения, содержанию, целям и субъектам применения.
По источнику происхождения они могут быть результатом развития
практики борьбы с преступностью. Криминалистика, изучая эту практику,
учитывая в то же время и опыт отрицательный, допускаемые ошибки и
упущения, обобщает, анализирует, а затем совершенствует применяемые
средства, приемы и рекомендации.
Другим важным источником происхождения криминалистических
методов и средств служат достижения иных наук. Часть этих данных
используется в непреобразованном виде в качестве научной основы или
элемента криминалистического метода или средства; другая часть
трансформируется в криминалистические методы и средства. Но в обоих
случаях происходит процесс не механического заимствования, а активного,
творческого приспособления этих данных для решения задач, стоящих перед
криминалистикой.
Наконец, источником происхождения криминалистических методов и
средств служат результаты собственных научных разработок.
По содержанию криминалистические методы и средства
подразделяются на технические, тактические и методические. Их
совокупности, надлежащим образом систематизированные, соответственно
образуют криминалистическую технику, криминалистическую тактику и
криминалистическую методику — разделы науки.
По целям применения различают криминалистические методы и
средства: судебного исследования; предотвращения преступлений. Это
деление носит условный характер, поскольку в ряде случаев одни и те же
методы и средства могут использоваться как в тех, так и в других целях.
Когда идет речь о классификации криминалистических методов и
средств по субъекту применения, обычно имеют в виду их использование
оперативным сотрудником, следователем, судом, экспертом. Однако, как и в
предыдущем случае, такая классификация в целом весьма условна, поскольку
не основана на законе, который не запрещает, например, следователю
использовать средства, применяемые преимущественно экспертом, и т. п.
Все сказанное позволяет следующим образом определить предмет
криминалистики:
Криминалистика — наука о закономерностях механизма преступления,
возникновения информации о преступлении и его участниках,
закономерностях собирания, исследования, оценки и использования
доказательств и основанных на познании этих закономерностей специальных
методах и средствах судебного исследования и предотвращения
преступлений.

§ 2. Система криминалистики

Для того чтобы система науки удовлетворяла требованиям,


предъявляемым к научному знанию, она должна адекватно отражать
69
структуру предмета данной науки и ее социальную функцию. Сказанное
полностью относится и к системе криминалистических знаний.
Система криминалистики — это составляющие ее части или разделы,
выделенные на определенных основаниях и характеризующиеся наличием
внутренних связей между элементами их содержания, а также внешних
устойчивых связей между частями или разделами.
Современные представления о содержании криминалистической науки
позволяют выделить в ее системе четыре раздела: 1 — общая теория
криминалистики; 2 — криминалистическая техника; 3 —
криминалистическая тактика; 4 — криминалистическая методика (или
методика расследования и предотвращения отдельных видов преступлений).
Общая теория. криминалистики — это система ее методологических
принципов, теоретических концепций, категорий, понятий и определений,
методов и связей, представляющая научную интерпретацию предмета
криминалистики как целого. Ее содержание отражает современный уровень
познания предмета криминалистики.
Основные элементы общей теории следующие:
1. Введение в общую теорию криминалистики. Оно содержит
положения, формирующие представления о предмете криминалистики, ее
задачах, принципах, законах развития и месте в системе научного знания.
Это науковедческая часть общей теории.
2. Частные криминалистические теории (учения). Это научные
положения, отражающие результаты познания объективных закономерностей
действительности, составляющих предмет криминалистики и являющихся
базой для разработки криминалистических средств, приемов, методик и
рекомендаций по их использованию в практике борьбы с преступностью.
К числу частных криминалистических теорий (учений) относятся
такие, как учение о механизме преступления, учение о способе совершения и
сокрытия преступления, учение о признаках, теории криминалистической
идентификации и диагностики, криминалистическое учение о розыске и т. п.
Система этих теорий — открытая, поскольку их перечень может быть
исчерпывающим лишь в данный момент: развитие общей теории и практики
борьбы с преступностью неизбежно приводит к возникновению новых
частных теорий.
3. Учение о методах криминалистики — методология криминалистики
в узком смысле этого понятия.
4. Учение о языке криминалистики.
Язык криминалистики — это система понятий и их определений, а
также обозначающих их терминов и знаков. . -
Среди понятий выделяются наиболее общие и значимые для науки
криминалистические категории; в аспекте системы это понятия
криминалистической техники, тактики и методики.
5. Криминалистическая систематика — принципы распределения
криминалистических знаний по разделам науки, начиная от системы науки в
целом, систем ее разделов и кончая частными криминалистическими
70
системами и классификациями. К числу последних относятся классификации
различных объектов (следов, оружия, документов и пр.), признаков (почерка,
папиллярных узоров, подделки документов и др.), процессов, отношений,
понятий.
Формирование общей теории — результат развития криминалистики
на современном этапе, длящийся процесс, отражающий динамизм науки.
Криминалистическая техника — система научных положений и
разрабатываемых на их основе технических (в широком смысле) средств,
приемов и методик, предназначенных для собирания, исследования и
использования доказательств и иных мер расследования и предупреждения
преступлений.
На заре криминалистики в понятие криминалистической ("уголовной",
как тогда ее называли) техники вкладывали все содержание формирующейся
науки.
Различают такие отрасли криминалистической техники, как
криминалистическую фотографию, кинематографию и видеозапись, учение о
следах (трасологию), криминалистическую регистрацию и др. По мере
развития науки формируются новые отрасли криминалистической техники.
Криминалистическая тактика — система научных положений и
разрабатываемых на их основе рекомендаций по организации и
планированию предварительного расследования и судебного следствия,
определению линии поведения лиц, собирающих и исследующих
доказательства, и приемов проведения следственных и судебных действий.
Как и техника, тактика вначале именовалась "уголовной". Эволюция
представлений о содержании тактики заключалась в постепенном
исключении из нее знаний, не относящихся к предмету криминалистики,
например учения о современном преступнике. Наряду с этим происходил и
обратный процесс — включения положений, расширяющих сферу
использования криминалистических методов и средств, например в суде,
результатов использования данных других наук, углубленного изучения
следственной практики и т. п. В настоящее время в содержание тактики
включают учение о криминалистической версии и планировании судебного
исследования, криминалистическое учение о розыске, принципы
взаимодействия субъектов доказывания, в том числе системы тактических
приемов проведения отдельных следственных и судебных действий.
Криминалистическая методика, — система научных положений и
разрабатываемых на их основе рекомендаций по организации и
осуществлению расследования и предотвращению отдельных видов
преступлений.
В ее содержание входят концепция криминалистической
характеристики преступления, методики изучения проходящих по делу лиц,
вопросы программирования деятельности следователя. Основное содержание
этого раздела криминалистики составляют частные криминалистические
методики расследования и предотвращения отдельных видов преступлений
— убийств, разбойных нападений, краж, мошенничества и др.
71
Существует неразрывная связь между всеми разделами
криминалистической науки. Общая теория служит методологической и
научной основой техники, тактики и методики. Тактические приемы и
рекомендации призваны обеспечить наиболее полное и эффективное
применение приемов и средств криминалистической техники. Отдельные
тактические приемы и тактика того или иного следственного действия
изменяются в зависимости от характера используемых при их проведении
средств криминалистической техники. В свою очередь возникающие перед
криминалистической тактикой и методикой проблемы, изменение их задач,
использование новых данных смежных наук вызывают к жизни появление
новых или изменение существующих технико-криминалистических средств,
приемов и методик.
Криминалистическая техника и тактика реализуются в жизни, в
практической деятельности органов дознания, следствия и суда через
криминалистическую методику. Именно в этом разделе науки учитываются
те особенности, которые характеризуют применение положений
криминалистической техники и тактики при расследовании того или иного
вида преступлений.
§ 3. Криминалистические категории

Как уже указывалось, криминалистические категории — это наиболее


общие, наиболее значимые для науки и практики понятия криминалистики. К
ним в первую очередь относятся понятия разделов криминалистики — общей
теории, техники, тактики и методики, рассмотренные в предыдущем
параграфе. Помимо них к числу основных криминалистических категорий
относятся понятия технико-криминалистического средства,
криминалистического приема, криминалистической рекомендации,
тактической комбинации (операции), следственной ситуации, тактического
решения, способа совершения и сокрытия преступления,
криминалистической характеристики преступления и некоторые другие .70

Технико-криминалистическое средство — устройство,


приспособление или материал, используемые для собирания и исследования
доказательств или для создания условий, затрудняющих совершение
преступлений.
В криминалистике и практике борьбы с преступностью применяются
технические средства трех видов: а) универсальные или общетехнические,
используемые в криминалистических целях без приспособления или

70
Разумеется, категориальное значение для криминалистики имеют
такие общенаучные понятия, как тождество и сходство, причина и следствие,
необходимость и случайность, вещи, их свойства и признаки, отношения и
связи и др. Однако их трактовка в криминалистике не отличается
существенной спецификой и поэтому в данном учебнике они фигурируют
лишь при рассмотрении отдельных проблем или теорий.

72
переделки, например бытовая фотоаппаратура, обычные средства связи или
осветительные приборы и т. п.; б) специально приспособленные для
криминалистических целей (лупа с подсветкой, приспособления для
метрической или масштабной фотосъемки и др.); в) специально
разработанные для целей криминалистики. К числу технико-
криминалистических средств относятся средства двух последних групп.
Криминалистический прием — наиболее рациональный и
эффективный способ действия или наиболее целесообразная линия
поведения при собирании, исследовании, оценке и использовании
доказательств и предотвращении преступлений.
Различают технико-криминалистические и тактико-
криминалистические (тактические) приемы. К первым относятся приемы
использования технико-криминалистических средств (например, приемы
работы со сравнительным микроскопом) и приемы использования научных
положений криминалистической техники (например, приемы обнаружения
следов). Ко вторым — приемы организации и планирования расследования,
подготовки и осуществления отдельных следственных и судебных действий,
Тактическим может быть и поведенческий прием, т. е. выбор субъектом
доказывания наиболее целесообразной линии поведения.
На признание того или иного способа действия наиболее эффективным
и целесообразным влияет ряд субъективных и объективных факторов, к
числу которых относятся:
а) системность операций, составляющих в своей совокупности способы
действий, последовательность их выполнения;
б) разрешающая способность используемых технико-
криминалистических средств и иных технических устройств;
в) параметры используемых технических средств (вес, размеры,
возможность перемещения и т. п.);
г) физические и психические возможности человека, от которых
зависит содержание и условия применения приема;
д) индивидуальные особенности субъекта, применяющего прием,
наличие у него необходимых знаний, навыков, опыта, от чего зависит выбор
приема.
Условиями применения технико-криминалистических средств и
криминалистических приемов являются их научная обоснованность и
допустимость. О допустимости речь уже шла, когда приводились критерии
оценки методов криминалистики: сказанное относится и к допустимости
средств и приемов. Научная же обоснованность средства или приема
означает, что они основаны на положениях той или иной науки,
удовлетворяют соответствующим требованиям, что результаты их
применения обладают необходимой достаточностью и достоверностью.
В процессе расследования могут возникнуть такие ситуации, когда для
решения задачи потребуется применить не разрозненные тактические
приемы, а их сочетания, обусловленные определенным замыслом. Такие
сочетания именуются в криминалистике тактическими комбинациями
73
(иногда употребляют термин "операция", семантически менее точный).
Тактическая комбинация — это определенное сочетание тактических
приемов или следственных и иных действий, преследующее цель решения
конкретной задачи расследования и обусловленное этой целью и
следственной ситуацией.
Тактические комбинации подразделяются на простые, или
элементарные, и сложные. Первые представляют собой сочетание приемов в
рамках одного следственного действия, вторые — сочетание следственных и
иных (оперативно-розыскных, организационно-технических) действий по
конкретному уголовному-делу.
Тактическая комбинация может состоять из одноименных или
разноименных действий. Если в ходе расследования, особенно на начальном
его этапе, реализуются данные, полученные оперативным путем, то
тактическая комбинация может представлять собой сочетание оперативно-
розыскных мероприятий и следственных действий, объединенное единым
замыслом. Такую комбинацию можно назвать оперативно-тактической. Но
при этом нужно иметь в виду следующее.
Оперативно-розыскные мероприятия как элемент комбинации служат
целям создания условий, обеспечивающих результативность,
целеустремленность и безопасность входящих в структуру комбинации
следственных действий. Оперативно-розыскные меры и следственные
действия сочетаются, а не смешиваются друг с другом. Следователь при этом
не приобретает права на участие в оперативно-розыскных мероприятиях, он
не определяет и методы их осуществления. Оперативно-тактическая
комбинация осуществляется путем взаимодействия между следователем и
оперативным сотрудником, каждый из которых действует строго в пределах
своей компетенции и своими методами.
Криминалистическая рекомендация — научно обоснованный и
апробированный практикой совет, касающийся выбора и применения
средств, приемов и методик собирания, исследования, оценки и
использования доказательств.
Рекомендации могут быть общими, т. е. такими, использование
которых возможно: а) любым участником доказывания; б) в любой ситуации,
независимо от обстоятельств дела. Рекомендации могут быть и
специальными, рассчитанными на определенного адресата (следователя,
эксперта и др.) или на конкретную ситуацию.
В обиходе этот термин нередко употребляется для обозначения всех
разработок криминалистики.
Следственная ситуация — совокупность условий, обстановка, в
которой в данный момент протекает процесс доказывания. По своему
содержанию следственная ситуация представляет собой совокупность
следующих компонентов:
1) психологического характера: результат конфликта между
следователем и противостоящими ему лицами; психологическое состояние
следователя; противодействие установлению истины со стороны проходящих
74
по делу лиц или "их связей" и др.;
2) информационного характера: осведомленность следователя об
обстоятельствах преступления и его участниках, возможных доказательствах,
местах сокрытия искомого, замыслах лиц, проходящих по делу, и т. п.;
3) процессуального и тактического характера: состояние производства
по делу; доказательства и их источники; возможность избрания нужной меры
пресечения, изоляции обвиняемых друг от друга и др.;
4) материального и организационно-технического характера: наличие в
данный момент в распоряжении органа дознания необходимых сил, средств,
времени и возможность их использования оптимальным образом; наличие
коммуникаций между дежурной частью органа внутренних дел и
следственно-оперативной группой; наличие средств передачи информации из
учетно-регистрационных аппаратов ОВД и др.
Сочетание всех этих компонентов обусловливает индивидуальность,
неповторимость конкретной следственной ситуации.
Следственные ситуации могут быть разделены на исходные,
промежуточные и конечные; конфликтные и бесконфликтные, а в смысле их
значения для расследования — на благоприятные и неблагоприятные. Среди
последних выделяется ситуация тактического риска.
Тактический риск — возможность негативного результата при
проведении следственного действия или тактической комбинации. Задача
следователя — действовать, взбегая риска, но поскольку это практически
невозможно, стремиться к тому, чтобы его минимизировать. Этой цели
должно служить и тактическое решение.
Тактическое решение — выбор цели тактического воздействия на
следственную ситуацию в целом или на ее отдельные компоненты, на ход и
результаты расследования и его элементы и определение методов, приемов и
средств достижения этой цели. Целями тактического воздействия могут
быть:
изменение следственной ситуации или отдельных ее компонентов в
благоприятную для следствия сторону;
максимально эффективное использование неблагоприятной
следственной ситуации;
достижение превосходства в ранге рефлексии над
противоборствующей стороной;
использование фактора внезапности, особенно на исходном этапе
расследования;
сведение на нет или минимизация тактического риска;
обеспечение методичности и наступательности расследования.
Процесс подготовки и принятия тактического решения проходит
следующие этапы: сбор исходной информации — определение цели
тактического воздействия; формулирование задачи — выбор средств и
методов достижения цели — формулирование решения. Далее следуют
реализация решения и оценка полученных результатов.
Тактическое решение должно удовлетворять требованиям законности,
75
своевременности, обоснованности, нравственности и реальности
использования.
Механизм преступления — сложная, многокомпонентная,
динамическая система, образуемая: действиями субъекта преступления,
направленными на достижение определенного результата в отношении
конкретного предмета преступного посягательства; действиями
потерпевшего и лиц, оказавшихся случайными участниками (активными или
пассивными) события, происходящего в конкретных условиях и
обстоятельствах, совокупность которых детерминирует способ совершения и
сокрытия преступления, связи и отношения между элементами механизма
преступления.
Важнейшую роль в механизме преступления играет способ совершения
и сокрытия преступления.
Способ совершения преступления — это детерминированная
личностью, предметом и обстоятельствами преступного посягательства
система действий субъекта, направленная на достижение преступной цели и
объединенная единым преступным замыслом. В этой системе могут быть
выделены действия по подготовке, непосредственно совершению и
сокрытию следов преступления. В тех случаях, когда преступление
совершается без предварительной подготовки или когда субъект
преступления не планирует действий по его сокрытию, налицо
неполноструктурный способ совершения преступления. При этом возможно
формирование самостоятельного способа сокрытия преступления.
Одной из центральных криминалистических категорий является
понятие следа.
След преступления (преступника) — отражение в обстановке
преступного деяния элемента механизма преступления, материальные и
идеальные отображения события, подлежащего расследованию.
Криминалистически значимые свойства следа заключаются, во-первых,
в системности следов преступления, обусловленной генетически: все они
происходят из одного источника — события преступления; во-вторых, в их
информативности: каждый след несет информацию о той или иной стороне
преступления, а в системе — о преступлении в целом; в-третьих, в
возможности их классификации по различным основаниям, что способствует
их исследованию и оценке их доказательственного значения.
Помимо названных существуют и другие криминалистические
категории, например криминалистическая характеристика преступления,
криминалистическая версия и пр., рассмотрение которых целесообразно при
изложении вопросов криминалистической техники, тактики и методики.

§ 4. Криминалистические классификации

Помимо своего гносеологического значения как одного из средств


познания, криминалистические классификации являются одним из средств
практической деятельности, разрабатываемых специально для борьбы с
76
преступностью.
Рассмотрим основные из них.
Классификация лиц. Объектами данной классификации являются
известные и неизвестные преступники. Ее основанием обычно служит, во-
первых, вид совершенного преступления, во-вторых, способ совершения
данного вида преступления. Цели классификации:
сузить круг лиц, среди которых следует искать преступника;
предоставить в распоряжение следователя или оперативного работника
имеющуюся информацию о личности разыскиваемого;
идентифицировать лицо по его материально-фиксированным
признакам. .
Сфера практической деятельности — розыск и отождествление.
Классификация предметов включает:
1. Классификации следов. Эти классификации в зависимости от видов
следов могут различаться по:
характеру следообразующего объекта (следы рук, ног, обуви,
транспортных средств, инструментов и т. п.);
механизму следообразования (следы давления, скольжения, качения,
отделения);
видам изменений, внесенных в воспринимающий объект
(поверхностные, объемные);
виду отображения в них признаков (позитивные и негативные).
Возможны и иные классификации следов, иногда по смешанным
основаниям или производные (более дробные) от приведенных
классификаций. Так, Б. И. Шевченко предложил следующую классификацию
следов:
объемные следы локального механического воздействия (оттиски,
разрезы, пробоины);
поверхностные следы локального механического воздействия
(отпечатки и отслоения статические и динамические);
объемные и поверхностные следы локального химического и
термического воздействия;
объемные и поверхностные следы периферического воздействия . 71

В этой классификации одновременно используется несколько


оснований деления.
Примером дробной (многоступенчатой) служит классификация следов
обуви и ног, предложенная Е. И. Зуевым . При этом он различает следующие
72

71
См.: Шевченко Б. И. Научные основы современной трасологии. М.,
1947.

См.: Зуев Е. И. К вопросу об основаниях классификации следов ног и


72

обуви // Сборник научных работ Литовского НИИСЭ. Вильнюс, 1963. С. 188


—192.

77
основания деления: вид следообразующего объекта, полнота отображения
контактных поверхностей следообразующих объектов, механизм
следообразования, характер отображения рельефа следообразующих
объектов, взаимосвязь следов на месте происшествия.
2. Классификация документов по:
способу исполнения — рукописные, машинописные, типографские и
др.;
источнику — официальные и частные;
способу передачи информации — открытые и кодированные;
юридической природе — подлинные и поддельные.
В зависимости от цели и основания возможны и иные классификации
документов.
3. Классификация оружия.
4. Классификация образцов для сравнительного исследования.
5. Классификация некоторых орудий совершения преступлений.
6. Классификация технико-криминалистических средств работы с
доказательствами.
Этот перечень не является, разумеется, исчерпывающим.
Классификация свойств и признаков. В тех случаях, когда свойства
или признаки не выступают основанием для классификации предметов, они
сами могут стать объектом криминалистической классификации.
Криминалистические классификации свойств отличаются от их
логических классификаций. Основанием для последних обычно служит
экстенсивность или интенсивность свойства, причем под экстенсивностью
подразумевают величину множества вещей, обладающих каким-либо
конкретным свойством, а под интенсивностью — характер проявления
свойства. Так, по интенсивности различают одномерные, многомерные и
точечные свойства. В этом случае основанием для классификации становится
количество направлений, в которых могут одновременно изменяться
свойства: одномерные — это такие свойства, которые, будучи присущи
предмету, всегда имеют определенную интенсивность и могут изменяться
лишь в сторону уменьшения или увеличения этой интенсивности (длина, вес,
масса, мощность и пр.); к двухмерным и другим многомерным свойствам
относятся такие, которые способны изменяться в двух или многих
направлениях, и т. п.
Криминалистические классификации свойств основываются на
качественной их характеристике и предназначены либо для выделения
предмета из группы подобных или отнесения его к группе, либо для
обоснования доказательственного значения производных от этих свойств
качеств. Такова, например, классификация свойств папиллярных узоров,
одно из значений которой заключается в том, что она создает предпосылки
общей возможности папилляроскопической идентификации.
Основой криминалистической классификации могут быть как
необходимые, так и случайные свойства (признаки). Возможны
классификации, базирующиеся на тех и других признаках в комплексе.
78
Примером служит классификация зубов, в которой сочетаются и
необходимые признаки (общая форма зубного ряда, количество жевательных
бугорков и др.), и случайные, например: наличие протезов, величина
смещения зуба относительно общей линии зубного ряда или окклюзионной
плоскости.
Назначение криминалистических классификаций лиц, предметов,
свойств и признаков заключается в том, что они либо служат целям розыска,
идентификации (иногда того и другого вместе), либо позволяют определить
правильное направление процесса доказывания. Розыскным целям,
например, служит классификация внешних признаков человека. Для
идентификации разработаны различные криминалистические классификации
признаков следов, письма и почерка и др.
Классификации действий и процессов. К ним могут быть отнесены
следующие классификации:
1) следственных действий — на первоначальные и последующие;
2) следственных действий — по их разновидностям:
допрос: потерпевшего, свидетеля, подозреваемого, обвиняемого,
эксперта; допрос на очной ставке;
осмотр: места происшествия, трупа, вещественных доказательств,
документов, помещений и участков местности, не являющихся местом
происшествия, живых лиц (освидетельствование);
обыск: личный, помещений, местности, транспортных средств;
экспертиза: по отраслям знаний, первоначальная, повторная,
дополнительная, единоличная, комиссионная, комплексная и т. п.
Аналогично могут быть классифицированы и иные следственные действия;
3) способов совершения и сокрытия преступлений;
4) способов или методов фиксации доказательств;
5) технико-криминалистических и тактических приемов.
Эти классификации направлены непосредственно на обеспечение
процесса доказывания.
Логико-криминалистические классификации. Так условно можно
назвать группу классификаций, оперирующих логическими категориями,
которые в силу различных причин приобрели специфическое значение в
криминалистике. К их числу относятся классификации:
версий (по субъекту выдвижения, по объему);
выводов эксперта (по степени определенности);
отношений (взаимосвязи между объектами).
Для криминалистики особенно важна классификация отношений, в
соответствии с которой они подразделяются на отношения тождества,
сходства, пространственные, временные, причинные и др.

79
Глава 3. Задачи, принципы и законы развития криминалистики

§ 1. Общая, специальные и конкретные задачи криминалистики

При возрастающей роли науки, превращении ее в непосредственную


производительную силу, без которой нельзя решить ни одной задачи в
области экономической и социальной жизни людей, с особой остротой
ставится вопрос о ее назначении, целях и задачах развития. Для чего
существует конкретная область научного знания? Без четкого ответа на этот
вопрос трудно представить себе целеустремленную научную деятельность и
еще труднее определить отношение общества к данной науке, т. е. ее
общественную необходимость.
Известно, что само возникновение криминалистики было обусловлено
потребностями в научных методах раскрытия, расследования и
предотвращения преступлений. Удовлетворение этой потребности стало
служебной функцией криминалистики с первых дней ее существования,
определило закономерности ее развития.
Борьба с преступностью — общая, или главная, задача всех наук,
изучающих преступность, среди которых важное место занимает
криминалистика.
Необходимо отметить: из совершенно правильного общего положения
о том, что наука стала одной из производительных сил общества, не следует,
что криминалистика играет теперь иную роль в борьбе с преступностью, что
изменилась ее служебная функция. Ни криминалистика, ни науки уголовного
процесса и права не "участвуют" в борьбе с преступностью. Криминалистика
не "партнер" следователя и судьи, а один из "инструментов" их деятельности
по установлению истины.
Итак, общая задача криминалистики — содействие борьбе с
преступностью своими специфическими силами и средствами. В этом —
цель ее существования и развития.
Из общей задачи вытекают специальные, характерные именно для
данной науки:
дальнейшее изучение объективных закономерностей действительности,
составляющих основу предмета криминалистики;
развитие ее общей и частных теорий как базы криминалистических
средств и методов судебного исследования и предотвращения преступлений;
разработка новых и совершенствование существующих технико-
криминалистических средств, тактических приемов и методических
рекомендаций по собиранию, исследованию и использованию доказательств;
разработка и совершенствование организационных, тактических и
методических основ предварительного и судебного следствия,
организационных и методических основ криминалистической экспертизы;
разработка и совершенствование криминалистических средств и
методов предотвращения преступлений;
изучение и использование зарубежного опыта в данной сфере.
80
Общая и специальные задачи криминалистики реализуются через
решение конкретных задач, т. е. поставленных на данном этапе и имеющих
более или менее временный характер. Конкретную задачу может решать как
криминалистика в целом, так и один из ее разделов (частей этого раздела).
Объем конкретных задач может быть различным, причем сами они могут
относиться и к теории науки, ее связям с другими областями знания, и к
научной "продукции".
На начальном этапе развития криминалистики, когда интенсивно
накапливался эмпирический материал, конкретные задачи ученых сводились
в основном к разработке отдельных технико-криминалистических средств,
криминалистических приемов, отбору тех данных, которые могли быть
использованы. На этапе возникновения частных криминалистических теорий
и формирования предпосылок к созданию общей теории криминалистики
характер конкретных задач науки несколько изменился.
Наряду с задачами, стоящими перед криминалистикой в целом, на этом
этапе возникли и более узкие: разработка методики расследования хищений
государственного и общественного имущества, научных основ отдельных
видов криминалистической экспертизы, применения методов физики в
криминалистике, исследования микрочастиц, разработка проблем
криминалистической версии и планирования расследования и др.
В начале современного этапа развития криминалистики — создания
общей теории науки — наряду с задачами чисто теоретического характера
формулируются конкретные задачи практического содержания: расширение
объема используемых в криминалистической тактике данных психологии и
логики, применение достижений кибернетики, разработка вопросов
предварительного исследования объектов экспертизы, методики
установления в процессе расследования причин и условий, способствующих
совершению преступлений.
Наконец, в настоящее время называют такие конкретные задачи науки,
как пересмотр системы тактических приемов, классификация способов
совершения преступлений, разработка тактики судебных действий,
рекомендаций по использованию в расследовании фактора внезапности,
тактики новых следственных действий и др.

§ 2. Принципы криминалистики

Под принципом (от латинского principium — основа, начало) обычно


понимается какое-либо исходное положение теории, учения, науки и т. п.
либо внутреннее убеждение человека, его взгляд на вещи. Под принципами
криминалистической науки надо понимать те основные условия, которые
определяют гносеологическую направленность криминалистических
научных исследований, рассматривая при этом последние как одну из
разновидностей единого процесса научного познания. Такое понимание
криминалистики позволяет сделать вывод о том, что в указанном смысле нет
и не может быть никаких специфических принципов данной отрасли знания,
81
а есть применение общих принципов науки к познанию специфического
предмета криминалистики:
объективность;
историзм;
системность науки.
Принцип объективности означает, что криминалистическая наука
существует и развивается на фундаменте материалистической диалектики
как общей философской методологии, опирается на критерий практики при
решении научных проблем, исходит из понимания своей органической связи
с материалистической философией. Реализация принципа объективности в
криминалистике с этой точки зрения означает философскую разработанность
ее проблем, применение категорий и законов диалектики для исследования
различных сторон предмета данной науки.
Ни одну конкретную частную науку невозможно отделить от той или
иной философской концепции как способа подхода к решению задач этой
науки. В природе не существует "чистой" науки, не связанной с
мировоззрением ее представителей, ибо философский и конкретно-научный
подходы к изучению предмета науки существуют в единстве.
Выражением принципа объективности в криминалистике служит
непримиримость к ошибкам и недостаткам в научных исследованиях,
высокая требовательность к рекомендациям науки практике. Реализации этой
стороны принципа объективности способствует дух творческой свободной
дискуссии, присущий криминалистике, отсутствие в ней монополизма и
диктаторского навязывания своих взглядов.
Принцип историзма отражает диалектическое требование рассмотреть
предмет познания с позиций его возникновения, развития, исчезновения. Ни
одно явление не может быть изучено и понято, если рассматривать его
изолированно от всего окружающего, вне связи с другими явлениями, в
отрыве от его истории.
Принцип системности науки означает такой подход к предмету
познания, при котором криминалистика в целом,, отдельные ее разделы и
направления, изучаемые ею объекты и явления и т. п. рассматриваются как
элементы, т. е. взаимосвязанные и взаимообусловленные части целого.
Принцип системности науки отражает действие такого всеобщего
закона ее развития, как закон непрерывности накопления научного знания.
Реализация этого принципа обеспечивает и поступательное развитие науки,
ибо позволяет увязывать имеющиеся знания с новыми и ожидаемыми.

§ 3. Законы развития криминалистики

Правильная трактовка содержания закона науки опирается на


известное положение о том, что наше сознание есть лишь образ внешнего
мира и поэтому отображение (в данном случае закон науки) не может
существовать без отображаемого — законов действительности, т. е.
закономерностей познаваемого наукой реального мира.
82
Помимо законов, науки — идеализированных образов объективных
законов, результата познания наукой своего предмета, существуют законы
развития науки как отражение тех факторов, условий, принципов, которые
определяют направленность изменении науки в качестве общественного
явления и формы познания. Существуют законы развития науки вообще:
закон непрерывности накопления научного знания;
закон интеграции и дифференциации научного знания;
закон связи и взаимного влияния науки и практики;
закон ускорения развития науки в условиях научно-технического
прогресса.
Трем общим законам развития науки в криминалистике соответствуют
такие специфические законы ее развития, как:
связь и преемственность между существующими и возникающими
криминалистическими концепциями;
активное творческое приспособление для целей судопроизводства
современных достижений тех наук, чьи положения не могут быть прямо,
непосредственно использованы в практике борьбы с преступностью;
обусловленность криминалистических рекомендаций потребностями
практики и совершенствование этой практики на базе положений
криминалистической науки.
Четвертый общий закон — ускорение темпов развития науки в
условиях НТП— действует в криминалистике в прямом, а не
преобразованном виде и специфических особенностей не приобретает.
Рассмотрим детальнее законы развития криминалистики в свете общих
законов.
I. Закон связи и преемственности между существующими и
возникающими криминалистическими концепциями. Наука развивается
непрерывно, постепенно накапливая знания, опираясь на достигнутое. Как
указывал Ф. Энгельс, развитие науки осуществляется "пропорционально
массе знаний, унаследованных ею от предшествующего поколения" . Именно
73

в силу кумулятивного характера процесса познания, в силу того, что научная


мысль не может двигаться по воле случая, хаотически, а идет вперед строго
логическим путем, от простого к сложному, каждая возникающая научная
концепция опирается на предшествующие. Криминалистические концепции
не являются исключением. Свидетельством этого может служить известный
процесс формулирования предмета криминалистики, представление о
котором складывалось и уточнялось по мере развития самой науки.
Диалектические принципы подхода к изучению, объективной
действительности диктуют необходимость уточнения и совершенствования
сложившихся понятий и определений, в том числе и о предмете науки.
Совершенно естественно, что этот процесс не может не касаться и весьма
бурно развивающейся криминалистики.

73
Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 1. С. 568.

83
Роль закона связи и преемственности заключается в том, что его
действие обеспечивает поступательное движение криминалистической
мысли от явления к сущности последующего порядка, сохраняя в то же время
все накопленные наукой ценности.
II. Закон активного творческого приспособления для целей
судопроизводства достижений различных наук. Криминалистика возникла
в результате того, что наука должна была отвечать на вопросы судебно-
следственной практики. Задача максимально полного удовлетворения этих
потребностей стала одной из тенденций, определяющих пути развития
криминалистики. В этой тенденции проявился такой общий закон, как
интеграция и дифференциация научного знания. Причем если для периода
накопления эмпирического материала внешне более заметной была
дифференциация наук, соответствующая тому уровню познания, при
котором явления преимущественно описывались и классифицировались, то
для этапа построения развитых теорий характерной оказалась интеграция
научного знания. Дифференциация неизбежно привела к своей
противоположности — к интеграции.
На современном этапе обе эти противоречивые тенденции проявляются
в диалектическом единстве. Так, появление новых областей знания на стыках
старых, классических наук означает уже не только дальнейшую
дифференциацию науки, но и свидетельствуют об обратном — о
возникновении новых связей между обособленными ранее,
самостоятельными областями научного знания, об объединении, синтезе
"частиц" этих наук в новую область знания.
В развитии криминалистики эти тенденции проявились весьма
своеобразно. На этапе ее становления дифференциация, с одной стороны,
выражала отношение криминалистики к другим юридическим наукам, а с
другой — отношение консолидированных криминалистических знаний к
данным других наук, обслуживающих потребности уголовного
судопроизводства: судебной медицины, судебной психиатрии, судебной
химии и т. п. Этот процесс привел к определению места криминалистики в
системе юридических наук и к ее отмежеванию от родственных областей
естественных наук. Интеграция знаний на этом этапе выражалась
преимущественно в приспособлении криминалистикой для нужд
судопроизводства данных естественных и технических наук, становившихся
в преобразованном виде частью содержания криминалистической науки. Так
возникли дактилоскопия, судебная фотография, трасология, судебное
почерковедение и др.
На современном этапе процессы дифференциации и интеграции
научного знания приобрели качественно иной характер. Дифференциация
оказалась направленной не столько вовне, сколько внутрь самой
криминалистики, что привело к возникновению на стыках между нею и
смежными науками новых областей знания: судебной психологии, логики
следствия и т. п. "Частицы" предмета криминалистики переместились в
предметы этих новых наук. Интеграция знания получила двоякое выражение.
84
Она по-прежнему обнаруживается преимущественно в активном творческом
использовании криминалистикой данных иных наук и привнесении их в
уголовное судопроизводство, но к этому добавились процессы, которые в
конечном счете привели к изменению самой природы криминалистики,
превращению ее в науку интегрального характера.
Для изучения одного и того же объекта теперь используются методы и
средства исследования самых различных наук. Зачастую без такой
комплексности невозможно получить принципиально новое знание. Это
приводит к тому, что все большее число объектов становится общим для
двух и более отраслей знания, каждая из которых исследует их в комплексе с
другими или отдельно, в своем аспекте и исходя из своих целей. Все большее
распространение в разных науках получают одни и те же методы. Специфика
методов познания и средств исследования как признак самостоятельности
той или иной науки играет все меньшую роль. Наконец, интеграция наук
объясняется теперь не только общностью объектов, средств и методов
познания, но и общественной функцией науки как производительной силы
общества.
На современном этапе развития криминалистики преобладают
комплексные исследования, осуществляемые такими коллективами, в состав
которых, помимо криминалистов, входят специалисты самых различных
областей знаний: физиологии и бионики, кибернетики и математики,
биологии, химии, антропологии и т. д. При этом с позиций решения задач
криминалистики таким путем развивается именно данная наука.
Явления интеграции обнаруживаются и в возросшем числе объектов
исследования, общих как для криминалистики, так и для других
юридических наук. В криминалистике заметно больше внимания стало
уделяться изучению'' норм уголовного и уголовно-процессуального права,
доказательственного права и положений теории доказательств, принципов
научной организации труда следователей и экспертов, ревизионной
деятельности и т. д. Наряду с этим расширилась сфера употребления
методов, применяемых в других науках. Здесь прежде всего можно указать
на процесс "математизации" криминалистики.
Процесс использования компьютерно-математических методов
исследования охватил сегодня большинство областей научного знания.
Гарантируя высокую точность результатов, позволяя обоснованно
прогнозировать развитие предмета познания, открывая новые возможности
научного поиска, такие методы обеспечивают более полное познание — как
количественное, так и качественное — тех объективных закономерностей,
которые изучаются частными науками.
Математические методы исследования в криминалистике
распространились не только на криминалистическую технику, но частично и
на тактику, и стали одним из перспективных направлений развития
криминалистической науки.
И проведение комплексных научных исследований, и использование
математических и иных методов исследования, и иные явления интеграции
85
научного знания в криминалистике подчинены основной функции —
активному творческому приспособлению данных наук для нужд
судопроизводства. При этом само судопроизводство носит также
интегральный характер.
Необходимо различать использование разработок других наук в целях
развития самой криминалистики и активное приспособление
криминалистикой данных наук для целей уголовного судопроизводства. В
первом случае речь идет о проявлении общего закона интеграции научного
знания. Во втором — об активном, творческом преобразовании средств и
методов естественных, технических и других наук и создании на их базе
криминалистических методов работы с доказательствами — это качественно
иной процесс, нежели обычная интеграция научного знания, ибо его итогом
является создание рекомендаций для практики борьбы с преступностью, т. е.
знание, качественно отличное от исходного как по содержанию, так и по
целям.
Все сказанное относится к творческому приспособлению
криминалистикой тех положений иных наук, которые не могут быть
использованы в судопроизводстве прямо, непосредственно. В тех же случаях,
когда такие положения используются в борьбе с преступностью без
посредничества криминалистики, изменяется и характер взаимодействия
между криминалистикой и этими науками. Так, положения судебной
медицины, судебной психиатрии, судебной психологии и некоторых других
областей знания следователь и суд применяют, так сказать, из
первоисточника. Здесь задача криминалистики — учитывать положения этих
наук при разработке криминалистических рекомендаций практике.
III. Обусловленность криминалистических рекомендаций
потребностями практики борьбы с преступностью и совершенствование
этой практики на основе криминалистики. Положение о том, что
служебная функция криминалистики — обеспечить потребности практики в
научных методах борьбы с преступностью, является общепризнанным.
Разработка криминалистических рекомендаций обусловлена запросами
практики, их целесообразность и эффективность проверяются практикой.
Такая зависимость носит необходимый, общий и устойчивый характер,
определяя направление научного поиска, т.е. являясь одним из законов
развития криминалистической науки.
Практика для криминалистической науки, разумеется, прежде всего —
объект исследования, а исследование практики, в свою очередь,
обусловливает проведение криминалистических научных изысканий, так как
только таким путем возможно:
а) выявить тенденции развития самой практики, средств и методов
осуществления данной разновидности человеческой деятельности,
определить возможности влияния на практику криминалистической теории;
б) определить потребности практики и, следовательно, перспективы
развития криминалистической теории;
в) выявить формы и тенденции объективных закономерностей
86
возникновения, собирания, исследования, оценки и использования
доказательств, убедиться в необходимости и повторяемости их проявлений;
г) накопить необходимый для анализа, обобщения и построения
системы общей теории криминалистики эмпирический материал, ибо, как
отметил Ф. Энгельс, нельзя конструировать связи и вносить их в факты, а
надо извлекать их из фактов и, найдя, доказывать их, насколько это
возможно, опытным путем;
д) получить материал для выбора оптимальных вариантов
коммуникативных связей между исследователями, т. е. для развития языка
криминалистики;
е) составить представление об ошибках практики для установления их
причин, разработки в теории путей преодоления ошибок, а также новых
методов повышения эффективности практики.
В информационном аспекте исследование, анализ практики — это
извлечение и накопление информации, которая систематизируется и
перерабатывается. Это этап обобщения, теоретического осмысления
практики, этап уточнения и совершенствования теории' на основе
практических данных.
Возникнув на базе практики, теория практикой же и проверяется.
Степень соответствия практике зависит от уровня теории, и глубины
проникновения в предмет исследования. Стремление к максимально полному
и правильному отражению действительности всегда было идеалом научной
теории. Однако достижение этого идеала зависит не только от науки, но и от
других факторов, среди которых — и уровень развития техники, и
разработанность методов научного исследования.
Определяя роль практики для криминалистической теории,
необходимо также указать, какая имеется в виду практика, можно ли в
данном случае свести ее только к практике доказывания, да и то понимаемой
в суженном виде.
Прежде всего надо признать, что практика доказывания, как критерий
истинности криминалистической теории, должна включать в себя все те
разновидности этой деятельности, в которых применяются положения
криминалистики, т. е. следственную, судебную практику и практику
экспертных исследований, а также профилактику преступлений. Так как
деятельность по предотвращению преступлений лишь частично протекает в
сфере доказывания, то ее необходимо упоминать специально.
Формой практики, имеющей существенное значение для теории
криминалистики, являются также криминалистические научные
исследования, в том числе научный эксперимент.
В процессе развития любой науки то теория опережает практику
научных исследований, когда собранный 'практикой материал уже осмыслен
и на его базе возникло представление о сущности предмета исследования,
что открывает перспективы для дальнейших практических научных
изысканий, для новых научных экспериментов, то, наоборот, результаты
научных разработок опережают теорию, т. е. не укладываются в
87
существующие теоретические объяснения. Это закономерно для развития
любой науки.
Формой практики, имеющей прямое отношение к криминалистике,
стали также разработки в тех областях знания, данные которых
криминалисты используют для более глубокого изучения своего предмета.
Критерием истинности положений различных наук, заимствуемых
криминалистикой, соответственно выступает практика их научных
исследований. Научный эксперимент по проверке таких положений может
быть проведен и в криминалистике — для того, чтобы убедиться в
приемлемости "чужого" научного опыта для целей криминалистических
исследований.
При единстве методологических основ использования критерия
практики и в этой области существуют известные различия между наукой и
практической деятельностью. В борьбе с преступностью критерий практики
может выступать в следующих видах.
1. Коллективная практика органов дознания, следствия, экспертных
учреждений, суда в области расследования, раскрытия и предотвращения
преступлений, которая проявляется в:
организации расследования, раскрытия и предотвращения
преступлений;
совершенствовании структуры органов, осуществляющих борьбу с
преступностью, в четкой организации их деятельности на базе обобщенного
опыта работы;
возникновении и реализации новых форм и методов собирания,
исследования и оценки доказательств, новых следственных и судебных
действий, приемов проведения оперативно-розыскных мероприятий и
предотвращения преступлений;
оценке эффективности научных рекомендаций по борьбе с
преступностью;
содержании нормативных актов, закрепляющих наиболее
эффективный, целесообразный, оправдавший себя и допустимый с точки
зрения законности порядок расследования, раскрытия и предотвращения
преступлений.
2. Личный житейский и профессиональный опыт работника органа
дознания, следователя, судьи, эксперта, который проявляется:
в правильном понимании своих задач и обязанностей;
в знании жизни, психологии людей, в умении установить необходимый
контакт с теми, кто может способствовать обнаружению истины или чьи
интересы связаны с ее обнаружением, а также с теми, кто замышляет
совершить преступление;
в знании способов совершения преступлений, в умении определить их
по тем последствиям, которые влечет за собой тот или иной способ; в знании
приемов сокрытия преступлений, в том числе и путем инсценировки иного
преступления или события, не имеющего криминального характера;
в умении собирать, исследовать и оценивать доказательства, т. е.
88
доказывать, в знании форм, приемов, методов доказывания, процессуальных
условий этой деятельности, требований, предъявляемых к ней; в способности
предотвратить преступление.
3. Учет при планировании расследования, оперативно-розыскной
деятельности и судебного разбирательства всех возможных объяснений
механизма события, оценка реальности версий и их исследование по
существу. В этом проявляются и коллективная практика установления
истины, и личный опыт.
4. Использование новейших разработок естественных и технических
наук, так сказать, овеществленной практики (например, применение
специального поискового прибора).
В современных условиях применение данных из области естественных
и технических наук играет важную роль в борьбе с преступностью. Это
выражается в том, что:
а) расширяется круг объектов, имеющих доказательственное значение
(например, в результате применения новых синтетических масс для
получения копий существенно расширился круг производных вещественных
доказательств, так как стало возможным копировать новые виды объектов);
б) повышается результативность процессуальных действий,
направленных на собирание доказательств (так, применение более
эффективных технических средств при осмотре, обыске, розыске и т. п.
способствует обнаружению большего количества доказательств);
в) повышается эффективность мероприятий, позволяющих получать
оперативную информацию о готовящихся и совершенных преступлениях,
открываются новые возможности предотвращения и пресечения
преступлений;
г) повышается эффективность и расширяются возможности экспертизы
как средства получения и исследования доказательств.
Следует отметить, что данные естественных и технических наук,
используемые в борьбе с преступностью, фактически проходят двойную
проверку практикой: в тех областях знаний, к которым они относятся, и в
процессе следственной, оперативной, экспертной и судебной практики. Обе
проверки необходимы: первая — для установления истинности этих данных,
а вторая — для определения эффективности и истинности результатов их
применения в криминалистических целях.
Критерий практики в борьбе с преступностью, и особенно при
доказывании, нельзя понимать упрощенно, как некую оценочную категорию
или меру истины, с которыми сопоставляются полученные фактические
данные, доказательства (порознь или в совокупности). В сфере
судопроизводства критерий истины в основном выступает опосредствованно,
как обобщенная историческая практика, подтверждающая адекватность
мышления вообще, а не отдельной мысли данного субъекта.
Влияние криминалистической науки на практику борьбы с
преступностью составляет вторую сторону проявления закона развития
криминалистики. Развитие криминалистики, совершенствование тех
89
рекомендаций, которые она разрабатывает, необходимо отражаются на
уровне практики.
Таким образом, рассматриваемый закон отражает двустороннюю связь
криминалистической науки и практики борьбы с преступностью, их
взаимовлияние. Достижения и рекомендации криминалистики становятся
элементом практики, и именно таким образом криминалистика, выполняет
свою служебную функцию как наука практическая, наука прикладная,
призванная обслуживать нужды практики и сама совершенствующаяся на ее
основе. .

90
IV. Ускорение темпов развития криминалистической науки в
условиях научно-технического прогресса. Еще в 1844 г. Ф. Энгельс
писал:
"Наука движется вперед пропорционально массе знаний,
унаследованной ею от предшествующего поколения, следовательно, при
самых обыкновенных условиях она также растет в геометрической
прогрессии . 74

Причинами ускорения темпов развития криминалистики в условиях


научно-технического прогресса, на наш взгляд, являются:
а) возрастающий объем фундаментальных и частнотеоретических
исследований в криминалистике;
б) ускоренное развитие тех областей знания, данные которых
творчески используются в криминалистике;
в) повышение общественной значимости криминалистики в связи с
актуальностью проблемы борьбы с преступностью;
г) растущий под влиянием объективных факторов научно-технического
прогресса потенциал криминалистики как науки.

74
Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 1. С. 568.

91
Глава 4. Методы криминалистики

§ 1. Всеобщий метод криминалистической науки

Криминалистика, как и другие науки, решает стоящие перед ней


задачи, используя определенные методы научного исследования. Метод— в
широком смысле — это способ познания действительности, изучения
явлений природы или общественной жизни, способ достижения какой-либо
цели, решения задачи. Учение о методах криминалистики является разделом
общей теории этой науки.
Методология криминалистических исследований базируется на
диалектическом подходе. Фундаментальную роль в криминалистике играют
положения диалектики о способности материи к отражению, о взаимосвязи и
взаимообусловленности явлений. Например, в процессе расследования
преступлений возможен анализ самых разных форм отражения:
начиная от простейших, связанных с контактным взаимодействием
двух объектов, и до психофизиологических, когда факты и обстоятельства
запечатлеваются в сознании людей. Основу метода криминалистической
идентификации составляет учение о единичном (объект тождествен только
самому себе) и особенном (установление групповой принадлежности
объекта). Этот перечень может быть продолжен.
Поскольку законы материалистической диалектики имеют всеобщее
значение и присущи любой форме движения материи — развитию природы,
общества, мышления, диалектический метод является всеобщим, равно
применимым во всех разновидностях процесса познания. Методологическое
значение диалектики для криминалистики не исчерпывается тем, что ее
законы и категории служат основой, исходным положением научного
исследования. Диалектический метод позволяет вскрывать философскую
сущность проблем, специфических для криминалистики, выяснить, какую
роль играет практика как в научном криминалистическом исследовании, так
и в деятельности следователя или судьи, основывающейся на рекомендациях
и выводах криминалистической науки и т. п.
Важнейшее значение диалектического метода состоит в том, что он
является базовым: на нем основаны и из него вытекают все другие методы,
применяемые для изучения и овладения предметом науки, изучения
конкретных объектов познания — отдельных фактов и явлений объективной
действительности. Диалектический метод, не подменяя собой специальных
инструментов исследования, позволяет сконструировать систему методов
частной науки, пронизывает их содержание и входит сам в эту систему в
качестве основополагающего элемента.
Рассматривая роль приемов логического мышления в познании,
отметим, что анализ и синтез, индукция и дедукция, гипотеза и аналогия и
другие категории формальной логики, выражая процесс движения мысли, не
связаны с предметом исследования. Независимо от того, что анализируется,
операция анализа с логической точки зрения одинакова. То же относится к
92
абстрагированию, гипотезе и т. д. Таким образом, все эти категории — более
высокого порядка, чем методы исследования, если под последними понимать
мыслительную деятельность человека.
С другой стороны, учитывая, что формальная логика является
составной частью логики диалектической, а последняя есть всеобщий метод
познания, категории формальной логики можно рассматривать как элементы
диалектического метода, т. е. применительно к криминалистике — как
элементы всеобщего метода. Соблюдение законов формальной логики — это
условие, а не метод познания, поскольку она обеспечивает лишь
правильность мышления по форме, а не его истинность, правильность
сочетаний мыслей, мыслительных операций, но не соответствие мыслей
объективной действительности. В то же время сами приемы логического
мышления играют и роль методов познания как на теоретическом, так и на
эмпирическом уровнях, поскольку при условии истинности посылок
формальная логика позволяет получить знание не только правильное по
форме, но и новое по существу. Однако логические методы не обращены
непосредственно к материальной действительности и являются элементами
всеобщего метода.
Таким образом, в структуру всеобщего метода криминалистики входят:
1) категории и законы диалектической (философской) логики;
2) формально-логические методы познания.

§ 2. Общенаучные методы криминалистики

Методы, разрабатываемые и используемые криминалистикой, весьма


разнообразны и могут быть классифицированы по многим логическим
основаниям. По степени охвата методы криминалистики делятся на общие
(общенаучные) и специальные.
Общие, или общенаучные, методы — это методы, используемые во
всех (или в очень многих) науках и сферах практической деятельности. Не
отличаясь от них по существу, общие методы криминалистики и процесса
доказывания имеют некоторые особенности, определяемые характером тех
закономерностей, которые составляют предмет криминалистики, целями этой
науки, содержанием процесса доказывания как разновидности человеческой
деятельности, т. е. особой формы практики.
К числу общенаучных относятся в первую очередь чувственно-
рациональные методы, сочетающие в себе и чувственное, и рациональное
познание, поскольку воспринимается не просто сумма отдельных,
изолированных друг от друга элементов, а их совокупность,
систематизированная определенным образом. Рассмотрим эти методы
подробнее.
Наблюдение, под которым понимают восприятие какого-либо объекта,
явления, процесса, осуществляемое преднамеренно и целенаправленно. В
криминалистических научных исследованиях объектами наблюдения
являются элементы вещной обстановки (следы преступника и преступления,
93
их копии, документы, отдельные предметы и пр.); люди, признаки их
сущности, проявления их характера, темперамента, эмоционального
состояния и пр.; действия людей, в том числе и такие, которые образуют
способ совершения и сокрытия преступления; явления и процессы
(например, процесс следообразования). Субъектом наблюдения является
ученый-криминалис.т. Он может наблюдать лично (непосредственное
наблюдение). Однако криминалистика имеет дело не только с
вещественными образованиями, но и с людьми, их состоянием, эмоциями,
поступками, действиями, часть из которых может быть недоступна для
непосредственного восприятия. В этих случаях используется
опосредованное наблюдение, когда информацию о наблюдаемом объекте,
событии, факте получают от других лиц. В этом случае субъект исследования
вынужден решать иную задачу: проверить, насколько полученные сведения
соответствуют тому, что эти лица наблюдали в действительности.
Описание, при котором указываются признаки объекта. Это могут
быть все установленные признаки (существенные и несущественные) или
только некоторые, имеющие значение для данного исследования.
Описываемые признаки устанавливаются путем наблюдения или при
помощи других методов и являются средством фиксации полученных
сведений. Различают непосредственное и опосредованное описание. Под
непосредственным понимают фиксацию (описание) признаков,
воспринимаемых самим исследователем в процессе наблюдения.
Опосредованное описание включает признаки объектов, воспринимавшиеся
другими лицами, т. е. фиксируются результаты опосредованных наблюдений.
Описание считается методом познания потому, что с его помощью
информация обозначается и систематизируется. Систематизация может
достигаться путем использования разных видов описаний, начиная с
типовых, в которых систематизируются обобщенные знания о группе
событий, явлений, фактов. Далее на основании типового описания
обозначается исследуемое событие, причем указываются не только типовые,
но и индивидуальные признаки, а затем происходит пополнение типового
описания новыми признаками.
Сравнение — это сопоставление свойств или признаков двух или
нескольких объектов. Объектами сравнения могут быть конкретные
материальные образования, мысленные образы, выводы и предположения,
результаты действий и пр. При этом содержание и значение сравниваемых
объектов познаются путем их сопоставления. Следовательно, объекты
сравнения должны быть сопоставимы, т. е. обладать общими признаками.
Объектами сравнения могут быть:
фактические данные и их источники, в том числе материальные
образования, вещи, обстановка, последствия действия;
мысленные образы, представления, 'понятия;
выводы и предложения;
результаты действий.
Поскольку цель данного метода — выявление того общего, что есть у
94
сравниваемых объектов, они интересуют исследователя с какой-то
определенной стороны, которая и составляет содержание данной
деятельности.
Эксперимент — воспроизведение явления или события с целью
установить природу наблюдаемого явления, его сущность и происхождение,
пути и методы управления им. Посредством эксперимента исследуемое
явление выделяется из многообразия других явлений и фактов и может
изучаться изолированно от связанных с ним причин и следствий, а из
многообразия взаимоотношений причинных связей выделяется
интересующая исследователя зависимость, которая и будет объектом
изучения.
Научный эксперимент используется во всех отраслях криминалистики.
Путем постановки экспериментов создаются методики исследования
вещественных доказательств, разрабатываются тактические приемы
проведения следственных действий, определяются наиболее эффективные
пути расследования отдельных видов преступлений.
Моделирование, суть которого состоит в замене объекта-оригинала
моделью, т. е. специально созданным аналогом. Это могут быть модели
предметов, устройств, систем, явлений и процессов. При этом под моделью
понимается устройство, воспроизводящее, имитирующее строение и
действие какого-либо другого (моделируемого) устройства, а также любой
образ (мысленный или условный: изображение, описание, схема, чертеж,
график, план, карта и т. п.) какого-либо объекта, процесса или явления
(оригинала модели). К моделированию прибегают в тех случаях, когда
изучение самого объекта, явления, процесса по тем или иным причинам
невозможно или нецелесообразно.
С моделью производятся необходимые исследования, а результаты
затем экстраполируются на оригинал. В криминалистике используют многие
виды моделирования: мысленное (например, при разработке следственных
версий и планировании расследования); физическое (создание материальных
моделей, макетов, муляжей, предметов-аналогов); математическое
(моделирование условий протекания процессов и явлений с помощью
соответствующих расчетов).
Положения, разрабатываемые на основе этого метода, применяются
затем в следственной и судебной практике при производстве различных
процессуальных действий.
Частным случаем моделирования является реконструкция, т. е.
восстановление первоначального вида, состояния, облика объекта по
остаткам или письменным источникам. Возможно как материальное
реконструирование, осуществляемое с помощью макетирования или
натурной реконструкции (например, воссоздание облика по черепу), так и.
мысленное — логическое моделирование на основе отражений наглядных
образов, возникающих у субъекта в результате ознакомления с
определенными объектами и (или) их описаниями.
Вторая группа общенаучных методов объединяет математические
95
методы: измерение, вычисление, геометрические построения, уже
упомянутое математическое моделирование.
При измерении путем сравнения исследуемой величины с однородной
ей (обычно принимаемой за единицу измерения и называемой мерой)
устанавливают количественное соотношение известной и неизвестной
величин. Объектами измерения в криминалистике являются различные
физические характеристики предметов, явлений, процессов, такие, как:
размеры, масса, объем, температура, временные интервалы, скорость
движения, спектральные характеристики и т. п.
Для установления этих параметров часто используются вычисления.
Необходимы они и при проведении математического моделирования.
Составление планов, чертежей, схем в криминалистике невозможно без
применения общенаучного метода, использующего геометрические
построения. Этот метод необходим, когда проведение непосредственных
измерений затруднено (например, на месте происшествия имеется крутой
обрыв и нельзя просто измерить расстояние между объектами).
Новая группа общенаучных методов, активно внедряемых в
криминалистику, — кибернетические методы. Не следует путать их с
математическими, поскольку вычисления и математическое моделирование
— это только часть задач, решаемых с помощью кибернетики. Новые
информационные технологии, основанные на использовании этих методов,
позволяют осуществлять поиск и автоматическую обработку информации
(например, в криминалистических учетах и картотеках), компьютерное
моделирование (используемое для выбора типичных следственных версий
или реконструкции элементов вещной обстановки до преступления,
сопряженного с большими ее изменениями вследствие, например, взрыва,
пожара, технологической аварии).

§ 3. Специальные методы криминалистики

Под специальными понимают такие методы, сфера применения


которых ограничена одной или несколькими науками. Система специальных
методов криминалистики состоит из двух групп.
Первую группу составляют собственно криминалистические
методы, как первоначально разработанные криминалистической наукой и
используемые только ею. Среди них выделяют технико-
криминалистические методы, применяемые в области технико-
криминалистических научных исследований: трасологических (в том числе
дактилоскопических), одорологических, баллистических и других отраслей
криминалистической техники.
Базой этих методов обычно служат естественные и технические науки.
Если метод опирается лишь на законы этих наук, но разработан
криминалистикой — это оригинальный криминалистический метод, не
имеющий аналогов в других науках. Если же в его основе лежит
специальный метод, разработанный этими науками (соответствующим видом
96
практической деятельности) — это трансформированный технико-
криминалистический метод. Однако такая трансформация является не
простым приспособлением, а качественным преобразованием метода,
осуществленным именно в криминалистике за счет интеграции
естественнонаучных, технических и криминалистических знаний. В итоге
возникают новые собственно криминалистические методы, которые при этом
сохраняют связь с теми областями знания, где они возникли. Например,
метод исследования микрообъектов (волокон, частиц лакокрасочных
покрытий и пр.).
В группе собственно криминалистических выделяют также
структурно-криминалистические методы, т. е. методы построения в
криминалистике определенных систем (систем основных элементов
планирования расследования преступлений, приемов, образующих тактику
следственных действий, рекомендаций, составляющих основные методики
расследования отдельных видов преступлений и т. п.). Это методы
накопления исходной информации, необходимой для построения структуры,
определения путей ее развертывания и использования в практической
деятельности. Источником исходной информации при этом являются нормы
уголовного и уголовно-процессуального закона, сведения о способах
совершения и сокрытия преступлений, признаках применения этих способов,
о направлениях практики раскрытия и расследования преступлений. Такая
информация является основой алгоритмов действий следователя.
Вторую группу составляют специальные методы других наук. Они
могут быть использованы без модификации (например, многие
фотографические или микроскопические методы) или приспособлены для
решения специфических криминалистических задач (метод цветоделения как
модификация фотографического или составления композиционных
портретов как модификация антропологического метода).
К наиболее часто используемым специальным методам других наук
относятся:
физические, химические и физико-химические методы,
предназначенные для анализа морфологии (внешнего строения), состава
(элементного, молекулярного, фазового — качественного и
количественного), структуры, физических и химических свойств веществ и
материалов;
биологические методы, используемые для исследования объектов
биологического происхождения (крови, частиц эпидермиса, выделений,
волос, частиц растений и пр.);
антропологические и антропометрические методы, необходимые
при установлении личности погибшего по костным останкам, при
формализованном описании внешности человека для его розыска и
выработки критериев последующего опознания и пр.;
социологические методы, такие, как анкетирование при изучении
уголовных дел или интервьюирование работников правоохранительных
органов. Целями этих исследований обычно являются изучение причин и
97
условий, способствующих совершению и сокрытию преступлений, анализ
способов преступлений, сбор информации о результативности тех или иных
тактических приемов и рекомендаций;
психологические методы, используемые при разработке тактических
приемов и комбинаций, а также многие другие.
Возможность использования существующих и вновь возникающих
методов других наук в криминалистических исследованиях оценивается с
точки зрения ряда критериев:
научность метода, под которой понимается достоверность получаемых
результатов, их точность и надежность (положительные ответы на вопросы о
соответствии средств и методов этим требованиям должны содержаться в
базовой науке, где они испытаны первоначально). Недопустимы методы, не
имеющие научной основы либо опирающиеся на псевдонаучные "теории",
например астрология, гадание и пр.;
безопасность метода: его применение не должно угрожать жизни и
здоровью людей. Многие методы требуют высокого электрического
напряжения, использования вредных для здоровья реактивов или излучений;
что выдвигает на первый план необходимость соблюдения техники
безопасности. В противном случае применение метода недопустимо;
законность и этичность метода. Допустимость методов не
исчерпывается их безопасностью. Поскольку они используются в сфере
уголовного судопроизводства, объектами исследования могут быть не только
предметы, но и люди. Поэтому возможно применение только таких методов,
которые отвечают конституционным принципам законности и нравственным
критериям общества, т. е. не ущемляют права граждан, не унижают их
достоинства, исключают насилие и не приводят к нарушению норм уголовно-
процессуального права;
эффективность метода. Метод эффективен, если он позволяет в
оптимальные сроки с наибольшей продуктивностью достигнуть намеченной
цели. Кроме того, метод должен быть рентабельным — затраченные силы и
средства должны соразмеряться с ценностью полученных результатов.
Следует различать методы криминалистики как науки и методы
практической деятельности, опирающейся на положения криминалистики.
Практическая деятельность органов дознания; следствия и суда, экспертных
учреждений, теоретическую, основу которой составляют ряд наук, в том
числе и криминалистика, по своему содержанию, целям, средствам и
условиям отличается от научного исследования. И в той, и в другой сфере
могут применяться методы, сущность которых остается одной и той же
независимо от сферы познания. Так, наблюдение всегда представляет собой
планомерное, целеустремленное восприятие. Сущность его не изменится от
того, будет ли осуществлять наблюдение следователь или ученый-
криминалист. Однако условия применения этого метода познания, объект и
цель наблюдения будут различными, и это не может не отразиться на
приемах наблюдения, его роли в процессе познания, достоверности
результатов применения этого метода.,
98
Различие в методах научного исследования и практической
деятельности по доказыванию в процессе расследования и судебного
разбирательства уголовных дел становится более разительным, когда речь
идет о применении не общих, а специальных методов криминалистики.
Некоторые из них могут оказаться вообще неприменимы при собирании,
исследовании и оценке доказательств как в силу самого содержания этих
методов, так и в силу требований законности, допускающих использование
при доказывании только предусмотренных законом средств.
Ни один из методов криминалистики нельзя превращать в единственно
возможный, универсальный. Только использование их в совокупности
обеспечивает познание истины и в науке, и в процессе расследования
уголовных дел.

99
Глава 5. Природа криминалистики, ее место в системе научного
знания и тенденции развития

§ 1. Современные представления о природе криминалистики

Определяющую роль в развитии наук на современном этапе научно-


технической революции играют процессы интеграции и дифференциации
научного знания, расширения и углубления фундаментальных наук. В
результате пересматриваются традиционные представления о природе
некоторых частных наук, их месте в системе научного знания. Одной из
таких наук является криминалистика. С момента ее зарождения
представления о предмете этой науки несколько раз .изменялись.
Первоначально выделение криминалистики из уголовно-
процессуальной науки осуществлялось на основании представлений о ней
как о научной дисциплине технико-прикладного характера (Р. А. Рейсе, Э.
Локар). Первые отечественные криминалисты — Г. Ю. Манне, В. И. Громов,
Е. У. Зицер не считали криминалистику правовой наукой. Так, по мнению Г.
Ю. Маннса, криминалистика — прикладная техническая дисциплина, хотя и
ведет свое происхождение от уголовно-процессуальной теории и тесно
связана с уголовно-процессуальным правом. В. И. Громов называл
криминалистику "научной техникой расследования". Сторонники концепции
криминалистики как технической дисциплины в своем стремлении
отмежеваться от уголовно-процессуальной науки доказывали, что в ее
рамках невозможно существование и развитие криминалистики. В то время
такой подход, несомненно, способствовал утверждению криминалистики как
самостоятельной науки.
Но в дальнейшем взгляд на криминалистику как на техническую науку
начал сдерживать ее развитие и ограничивать сферу даваемых рекомендаций.
Необходимость повышения эффективности борьбы с преступностью
обусловила разработку тактики и методики расследования и, как результат,
пересмотр представлений о природе криминалистики. Одновременно
возникли две концепции.
Одна из них рассматривала криминалистику как науку чисто
юридическую. Согласно другой криминалистика признавалась наукой
двойственной природы — правовой и технической. Наиболее четко эта
двойственность была сформулирована П. И. Тарасовым-Родионовым. Он
писал о двух направлениях, существующих в криминалистической науке:
раскрытие и расследование преступлений и методы исследования
вещественных доказательств, причем указывал, что эти "исследования
производятся на основании переработанных и приспособленных в этих целях
данных естественных и технических наук". В результате бурной дискуссии,
развернувшейся в 1952—1955 гг., возобладало мнение о юридической
природе криминалистики, что четко определило ее место в системе
юридических научных дисциплин, продемонстрировало роль
криминалистических научных знаний в процессе уголовного
100
судопроизводства. В доказательство правильности этой концепции
приводились многочисленные аргументы, которые могут быть сведены к
следующим:
криминалистика — правовая наука, поскольку ее предмет и объект
познания, решаемые ею задачи лежат в правовой сфере;
все рекомендации, разрабатываемые криминалистикой для практики,
носят правовой характер, основаны на законе, соответствуют его духу и
букве;
наиболее тесно криминалистика связана с правовыми науками,
исторически зародилась в недрах уголовно-процессуальной науки. Связи же
с естественными и техническими науками хотя и существуют, но носят
частный и локальный характер.
Однако не все ученые полностью разделяли эту точку зрения. В
некоторых работах (А. Р. Шляхов, А. А. Эйсман, В. С. Митричев и др.)
упоминалось о том, что в криминалистике имеются разделы не чисто
юридической природы. Однако это были всего лишь упоминания и не более;
практически до середины 90-х гг. концепция юридической природы
криминалистики не подвергалась ревизии, пока один из наиболее активных
ее сторонников — Р. С. Белкин не усомнился в бесспорности
вышеприведенных положений, переосмыслив свое отношение к природе этой
науки. Поскольку его точка зрения в настоящее время разделяется многими
криминалистами (в том числе и остальными авторами учебника), приведем
основные аргументы в ее поддержку.
Далеко не все объективные закономерности, составляющие предмет
криминалистики, лежат в правовой сфере. Анализ закономерностей, которые
согласно вышеприведенному определению составляют предмет
криминалистики, показывает, что далеко не все они имеют правовую
природу. Многие из них вообще относятся к любой человеческой
деятельности. Если сама цель этой деятельности является противоправной, то
закономерности, например, следообразования не будут иметь такой
специфики. В самом деле, следы частей оружия, из которого совершено
убийство, могут не отличаться от оставленных при стрельбе в тире. В том и в
другом случае следы — результат действия одних и тех же закономерностей.
Что касается закономерностей исследования и оценки доказательств, то это
общие закономерности содержательного и оценочного познания.
Специфическими являются лишь условия и объекты познания. Нельзя
однозначно считать криминалистику юридической наукой и на основании
анализа решаемых ею задач, поскольку на разработку средств и методов
раскрытия, расследования и предотвращения преступлений направлены и
другие науки, например судебная медицина, судебная психиатрия, не
перестающие из-за этого быть естественнонаучными отраслями знания.
Конечно, есть задачи, разрешаемые исключительно криминалистической
наукой и носящие ярко выраженный правовой характер, однако этими
задачами не исчерпывается все содержание криминалистики.
Отнюдь не все рекомендации, даваемые криминалистикой, можно
101
рассматривать как правовые. Правовой характер имеет процессуальная
процедура проведения, например, допроса или осмотра места происшествия,
но не криминалистические рекомендации по их осуществлению. Еще меньше
юридического в правилах обнаружения, фиксации и изъятия следов рук, ног,
орудий и инструментов и пр. Безусловно, криминалистические рекомендации
должны разрабатываться в соответствии с принципом законности, но
большинство технических средств собирания и исследования доказательств
безразлично для закона. Аналогичная ситуация складывается и в отношении
многих тактических и методических рекомендаций (например, по
планированию расследования).
Тезис же о том, что связи криминалистики с естественными и
техническими науками — частные и локальные, тогда как 'правовые науки
являются ее питательной средой, опровергнут самой жизнью.
Криминалистика сегодня в силу интеграции и комплексности научного
знания является основным проводником достижений естественных и
технических наук в сферу судопроизводства. Даже если оставить в стороне
качественное расширение возможностей криминалистической техники и
рассматривать только состояние тактики и методики, становится ясно, что
развитие этих разделов невозможно без интеграции в них достижений
информатики, теории принятия решений, психологии и т. п.
Приведенный выше анализ показывает, что в криминалистике нельзя
выделить чисто правовые и чисто естественнонаучные или технические
разделы, комплексы знаний, как некие фиксированные структуры. Она
представляет собой единый сплав .знаний, а не совокупность наук, и является
наукой не комплексной (поскольку это предполагает объединение отдельных
знаний без их слияния), а синтетической природы. .
В соответствии с этим подходом рассмотрим теперь соотношение
криминалистики и других наук.

§ 2. Место криминалистики в системе научного знания

Из юридических наук криминалистика наиболее тесно связана с


науками процессуального права, особенно с теми их разделами, которые
посвящены теории доказательств и процессуальному порядку проведения
следственных и судебных действий. Процессуальные науки определяют
пределы и условия применения криминалистических рекомендаций в сфере
судебного исследования, компетенцию различных участников процесса в
использовании криминалистических средств, приемов, методик и пр.
Положения этих наук в известном смысле обозначают служебную роль
криминалистики как прикладной, практической. Тесная связь с наукой
уголовного процесса обусловлена также тем, что криминалистика на
начальном этапе возникла и развивалась в рамках этой науки — до тех пор,
пока накопленный эмпирический материал и сделанные на его основе
научные обобщения не пришли в противоречие с представлениями о
предмете науки уголовно-процессуального права.
102
В то же время тенденции к построению правового государства,
возникновение большого количества новых субъектов хозяйственной
деятельности обусловливают стойкую тенденцию к увеличению объемов
производства по гражданским делам, как в судах общей юрисдикции, так и в
арбитражных. Объективизация процесса рассмотрения гражданских дел
требует внедрения в эту сферу передовых научных достижений. Поэтому нет
никаких препятствий для значительно более активного распространения
криминалистических подходов к собиранию, исследованию, оценке и
использованию доказательств на гражданский и арбитражный процессы,
административное производство.
По нашему мнению, приведенное выше определение предмета
криминалистики на данном этапе не требует уточнений, поскольку рост
области применения криминалистических рекомендаций пока не повлек за
собой появления новых объектов, изучаемых криминалистикой.
В дальнейшем, очевидно, будет создано криминалистическое
обеспечение, специфическое для каждой из этих областей.
Тесная связь существует между криминалистикой и наукой уголовного
права. Без определения признаков составов преступлений, содержащихся в
уголовном праве, невозможна разработка методик их расследования, ибо,
например, прежде чем решить вопрос, какими путями установить событие
преступления, нужно знать, какое событие следует установить, каковы его
элементы, т. е. признаки состава преступления.
Смежной для криминалистики является и наука административного
права, особенно в части, посвященной собиранию, исследованию, оценке и
использованию доказательств по делам об административных
правонарушениях. Кроме того, связаны с криминалистикой, разделы,
посвященные системе управления правоохранительной сферой (органами
внутренних дел, прокуратурой и пр.), без знания которой нельзя правильно
организовать раскрытие и расследование преступлений.
Положения уголовно-исполнительного права учитываются при
раскрытии и расследовании преступлений, совершаемых в условиях
уголовно-исполнительных учреждений, что определяет связь этой науки с
криминалистикой.
Неразрывные связи существуют у криминалистики с теорией
оперативно-розыскной деятельности, которая возникла и развивалась
вначале как часть криминалистики. В последние годы была обоснована
необходимость формулирования самостоятельного предмета этой науки,
отличного от предмета криминалистики, хотя и тесно с ним связанного. Эта
взаимосвязь выражается в том, что при разработке проблем
криминалистической тактики и методики расследования учитываются
возможности оперативно-розыскной деятельности, определяемые ее теорией,
а при разработке последней — положения и рекомендации криминалистики.
Современную криминалистику невозможно представить в отрыве от
таких общественных наук, как философия, этика, логика, судебная
психология.
103
На основе философских категорий строится общая теория науки
криминалистики, формируются представления о системе ее методов,
определяются те закономерности судебного исследования, которые должны
быть учтены в целях повышения эффективности и практической значимости
криминалистических рекомендаций. На положениях этики как науки о
морали, нравственности, о системе норм и правил поведения в обществе
основана разработка проблем криминалистики, определяющих линию
поведения оперативного работника, следователя, судьи при собирании,
исследовании и использовании доказательств, их действий и отношений в
процессе доказывания.
Связь с логикой проявляется в том, что криминалистические научные
исследования невозможны без анализа и синтеза, дедукции и индукции,
абстракции, аналогии и т. п. Положения логики, и особенно такого ее
раздела, как логика доказывания, являются отправными при решении многих
тактических и методических вопросов, например, при установке
последовательности применения тактических приемов и проведения
следственных действий, выборе тех или иных средств фиксации
доказательств;
при оценке доказательств и выборе путей их использования и т. п.
Очень много точек соприкосновения у криминалистики с судебной
психологией, данные которой активно используются при разработке тактико-
криминалистических приемов и рекомендаций, а также при анализе проблем
и создании методик расследования отдельных видов преступлений, например
убийств при отсутствии трупа потерпевшего.
Поскольку криминалистика обеспечивает своими рекомендациями
выбор наиболее эффективных способов действий и их последовательности,
наиболее целесообразной линии поведения при собирании, исследовании и
использовании доказательств, т. е. в конечном счете нацелена на
оптимизацию расследования и судебного разбирательства, она вступает в
определенные связи и отношения с наукой управления и ее разделом —
научной организацией труда.
Криминалистику многое связывает с такими специальными отраслями
естественных наук, как судебная химия (токсикология), судебная медицина,
судебная психиатрия. Их роднит и цель применения — борьба с
преступностью, и общность многих объектов исследования, а также
взаимопроникновение и взаимодополнение средств и приемов исследования.
Данные этих наук учитываются криминалистикой при разработке
практических рекомендаций. Например, разрабатывая тактику осмотра трупа
на месте происшествия, принимают во внимание характеристику трупных
явлений и их динамику во времени, признаки, по которым можно судить об
орудии, которым причинено повреждение. В свою очередь судебная
медицина все шире использует данные, например, трасологии для решения
собственных задач.
Естественные и технические науки наиболее тесно связаны с разделом
криминалистической техники. Их влияние на тактику и методику
104
опосредовано через применение технических средств, приемов и методов в
производстве процессуальных действий и в методиках расследований
отдельных видов преступлений. Основные новации (даже по традиционным
"чисто криминалистическим" направлениям, таким как дактилоскопия,
микротрасология, технико-криминалистическое исследование документов и
пр.) в криминалистической технике и экспертизе возникают при интеграции
в них достижений этих наук. Например, для выявления латентных следов рук
используются портативные твердотельные лазеры, вакуумное напыление
металлов, разнообразные химические реагенты. Обнаружение и
исследование микрочастиц и микроследов сейчас уже трудно представить без
использования электронной сканирующей микроскопии. Исследования
материалов документов основаны в первую очередь на физико-химических
методах (рентгеноспектральном и рентгеноструктурном анализе,
молекулярной спектроскопии, хроматографии). Причем подобная
деятельность производится как с помощью стандартных приемов и методик,
используемых в базовых естественных и технических наук, так и
(преимущественно) по специально разработанным криминалистическим
методикам с учетом специфики объектов (вещественных доказательств)и
возможностей методов.
Тесное соприкосновение криминалистики с другими науками не
означает слияния или поглощения одной науки другой. Каждая из них
занимает свою "нишу", определенную ее предметом и задачами. В качестве
примера можно назвать связь криминалистики и находящейся на стадии
формирования новой синтетической науки — общей теории судебной
экспертизы, которая возникла в недрах криминалистики. Для теории и
практики экспертизы криминалистика играет роль обосновывающего знания,
как и другие науки, например физическая химия, молекулярная биология.
Поэтому связь криминалистики (как и других наук) и общей теории судебной
экспертизы выступает как взаимодействие, а не подчиненность.
В сферу взаимодействия с криминалистической наукой включаются
все новые области знания, но в то же время и разработанные ею методы и
средства начинают использоваться другими науками и в других сферах
практической деятельности (археологии, искусствоведении, банковском деле
и пр.).

§ 3. Современные тенденции развития криминалистики

Тенденции развития общей теории криминалистики определяются


в первую очередь современными представлениями о синтетической природе
науки и, соответственно, включают:
дальнейшее изучение закономерностей, составляющих ее предмет, т. е.
закономерностей механизма преступления; движения потоков
криминалистически значимой информации (и в этой связи возможности
новых информационных технологий) и другие;
развитие методологических основ криминалистики — изучение
105
возможностей интеграции в криминалистику новых научных методов и
разработка на их основе криминалистических методик;
совершенствование криминалистической систематики и унификация
языка науки на основе интеграции в нее компьютерных технологий;
пополнение системы частных криминалистических теорий новыми за
счет творческого использования ею достижений фундаментальных и
прикладных наук.
Изменение взгляда на природу криминалистики особенно сильно
влияет на тенденции развития криминалистической техники, поскольку
имеет самое конкретное практическое значение. Если, придерживаясь
взглядов некоторых ученых, считать криминалистику наукой чисто
юридической, то, следовательно, как полагает, например, Н. П. Яблоков, "она
использует и приспосабливает в своих целях достижения современных
естественных и технических наук ", другими словами, использует уже
75

готовые разработки. Такой подход формирует потребительское и.


поверхностное отношение к новым технологиям — неюридическую материю
развивать для судопроизводства должен кто-то другой, а криминалисты —
только использовать. Однако, к сожалению, период, когда можно было
просто черпать технические решения из "большой" науки, давно закончился.
По этой причине во многих исследованиях по криминалистической технике
ставятся проблемы, обосновывается актуальность их разработки, но редко
даются конкретные методики их решения (исключением являются работы по
судебной экспертизе узко методического характера), что приводит к
серьезным негативным последствиям: техническая оснащенность растет, а
раскрываемость преступлений — нет.
Попытки включения в криминалистическую технику новых разделов
обычно вызывают бурную дискуссию: является ли это направление
криминалистическим или нет. Причем основным критерием разграничения
считается доминирующая роль криминалистических методов. Утверждается,
что раз криминалистика — наука юридическая, то разделы, где превалируют
естественнонаучные методы, в нее включать нельзя. Однако это разделение в
значительной мере искусственно, о чем уже говорилось выше.
Другим критерием является традиция, исторический аспект. Какие-то
направления традиционно включались в криминалистическую технику,
например технико-криминалистическое исследование документов, а какие-то
нет, например исследование наркотических веществ, хотя в них могут
использоваться те же методы и методики.
Безусловно, криминалистическая техника не беспредельна. Новые
разделы, чтобы быть включенными в нее, должны реально существовать, а
добавление слова "криминалистическая" к какому-либо разделу науки еще не

75
Яблоков Н. П. О некоторых дискуссионных вопросах, касающихся
основ криминалистики и судебной экспертизы // Проблемы криминалистики
и методики ее преподавания. М., 1994.

106
означает, что такое направление уже имеется.
По каким же критериям можно судить о том, сформировалось ли новое
направление криминалистической техники или нет? По нашему мнению, во
главу угла должны быть поставлены три аспекта:
решение специфических криминалистических задач, которые не
ставятся при исследовании подобных объектов в других сферах человеческой
деятельности;
специфика объектов исследования и в то же время их
распространенность, частая встречаемость на местах происшествий;
методологическая и методическая разработанность данного
направления.
Этим критериям соответствуют уже достаточно сформировавшиеся
(хотя несколько десятков лет все еще называемые новыми) направления,
становление которых отражает тенденции развития криминалистической
техники:
криминалистическая фоноскопия, где описываются звуковые следы
человека и их криминалистическое значение, акустический и
лингвистический анализ устной речи, диагностические и
идентификационные задачи, разрешаемые при фоноскопических
исследованиях, и получаемая при этом криминалистически значимая
розыскная и доказательственная информация;
криминалистическая одорология, позволяющая анализировать следы
запаха, разрабатывающая правила отбора проб и приемы одорологической
идентификации с помощью собак — биодетекторов и рекомендации по
использованию результатов исследования в раскрытии преступлений;
криминалистическое исследование веществ и материалов,
включающее изучение как макро-, так и микроколичеств наиболее
распространенных в следственной практике веществ и материалов, таких, как
наркотические вещества и лекарственные средства, лакокрасочные покрытия,
металлы и сплавы, волокна, нефтепродукты и горюче-смазочные материалы.
Безусловно, в дальнейшем будет происходить пополнение этого
перечня, а также развитие уже существующих направлений
криминалистической техники за счет расширения арсенала методов и
средств, разработки новых методик собирания и исследования
вещественных доказательств в уголовном процессе, а также за счет
применения этих (и, возможно, разработки новых) методик при производстве
по гражданским делам и делам об административных правонарушениях.
Тенденции развития криминалистической тактики включают
следующее.
1. Теоретическое уточнение содержания криминалистической
тактики (в соответствии с современными представлениями о природе
криминалистики), ее границ, связей с иными областями научного знания.
Углубленная разработка особенностей следственных ситуаций с
использованием современных информационных технологий. Будучи
подсистемой криминалистики, криминалистическая тактика претерпевает
107
изменения, связанные с расширением возможностей предварительных и
экспертных исследований и разработкой научно обоснованных
рекомендаций по этому направлению. В связи с интенсивной разработкой
научных основ оперативно-розыскной деятельности все более насущной
становится проблема установления границ между криминалистической и
оперативно-розыскной тактикой, о чем упоминалось ранее.
2. "Технизация" и " психологизация" криминалистической тактики, т.
е. тенденция к использованию точных экспериментальных методов
естественных, технических, экономических наук и судебной психологии
(совершенствование психологических основ следствия, разработка
различных вариантов линии поведения следователя, оперативного работника
и судьи в процессе доказывания). Другим направлением является
использование: математической логики — для оптимизации производства
конкретного следственного действия; теории информации — для изучения
процессов возникновения и передачи информации, разработки новых
эффективных тактических приемов допроса и других следственных
действий.
3. Совершенствование существующих и разработка новых
тактических приемов и типичных тактических комбинаций. Эта тенденция
обусловлена непрерывным совершенствованием практики борьбы с
преступностью, а также влиянием на тактику других разделов
криминалистики или иных наук. Необходимость в новых тактических
приемах возникает еще и как результат соответствующих изменений
процессуального законодательства.
4. Разработка тактики судебного следствия, поскольку рекомендации
криминалистики могут быть. с успехом использованы судом для
исследования и оценки имеющихся и собирания новых доказательств.
5. Разработка путей и форм использования рекомендаций
криминалистической тактики в гражданском, административном и
арбитражном производстве. В первую очередь это касается рекомендаций
по получению и проверке вербальной информации и тактическим приемам,
связанным с применением технико-криминалистических средств и методов.
Тенденции развития методики расследования отдельных видов
преступлений в первую очередь связаны с изменением уголовного
законодательства. Принятие нового Уголовного кодекса требует
корректировки существующих и разработки новых методик расследования
отдельных видов преступлений.
Весьма перспективно использование информационных и, в частности,
компьютерных технологий, которые позволяют произвести
информатизацию и алгоритмизацию самого процесса расследования
преступления.

108
Глава 6. Содержание и структура общей теории криминалистики

При определении содержания и структуры общей теории


криминалистки необходимо следовать принципу ее соответствия
содержанию и структуре познаваемого объекта. Исходя из этого основными
элементами общей теории криминалистики являются следующие.
1. Положения, в которых формулируются понятия предмета
криминалистики, ее задач, целей и места в системе научного знания, понятие
и содержание ее общей теории. Назовем этот раздел введением в данную
область знания.
2. Положения, отражающие закономерности механизма преступления в
аспекте криминалистики.
3. Положения, отражающие объективные закономерности
возникновения информации о преступлении и преступнике, закономерности
собирания, оценки и использования доказательств.
Эти положения можно сгруппировать в четыре раздела, обозначив их
как криминалистические учения о закономерностях:
а) возникновения информации о преступлении и преступнике;
б) собирания доказательств;
в) исследования доказательств;
г) оценки и использования доказательств.
Эти разделы содержат общие положения, отражающие сущность,
характер, направленность и формы проявления данной группы
закономерностей, и систему частных криминалистических теорий,
опирающихся на эти положения и выражающих, во-первых, результаты
познания перечисленных закономерностей, а во-вторых, формы, пути и цели
использования этих результатов познания в плане решения задач, стоящих
перед криминалистической наукой. К их числу могут быть отнесены частные
криминалистические теории:
о навыках;
о способе совершения и сокрытия преступлений;
о механизмах следообразования;
о признаках;
о фиксации доказательственной информации;
о криминалистической регистрации;
криминалистической идентификации;
о розыске;
причинности;
о криминалистической версии и о планировании расследования;
криминалистического прогнозирования и др.
Приведенный перечень, что вполне очевидно, нельзя считать ни
исчерпывающим, ни окончательным.
Частные криминалистические теории служат методологической базой
исследования и разработки средств, приемов и методик расследования и
предотвращения преступлений. Эти средства, приемы и методики
109
группируются в соответствующие системы и образуют разделы или отрасли:
криминалистическую технику, криминалистическую тактику и
криминалистическую методику (методику расследования и предотвращения
отдельных видов преступлений). Каждый из этих разделов состоит из
системы определенных научных положений, именуемых в литературе
"общими" и основанных на этих положениях систем средств, приемов и
методик работы с доказательствами и т. д. Возникает вопрос: каково
теоретическое значение общих положений техники, тактики и методики и в
какой связи они находятся с общей и частными криминалистическими
теориями?
По нашему мнению, общие положения каждого из разделов
криминалистики представляют собой систему тех положений, тех элементов
частных криминалистических теорий, которые относятся к данной
совокупности средств, приемов и методик. Это своеобразный "экстракт" из
содержания частных криминалистических теорий, состав которого зависит от
того, где он будет применяться: в технике, тактике или в частной методике.
Все, о чем говорится в "общих положениях", содержится в частных
криминалистических теориях, взятых в совокупности; в то же время не все
содержание частных криминалистических теорий входит в общие
положения. Они включают лишь специфическое только для данного раздела
криминалистики, а общее для всех ее разделов в них не входит. Из этого
следует, что общие положения, хотя и являются системой теоретических
знаний, самостоятельного методологического значения по отношению к
частным криминалистическим теориям не имеют. Как системы элементов
частных теорий общие положения входят в состав общей теории
криминалистики, но не на правах ее самостоятельных структурных частей, а
лишь как условные группировки некоторых ее категорий и понятий. Именно
так следует оценивать и методологическое значение общих положений.
Вместе с тем и частные криминалистические теории не исчерпывают
собой содержания общей теории криминалистики.
Теория науки не может обойтись без своего терминологического
аппарата — языка науки. Научная терминология — это языковая форма
предметного выражения мысли.
На базе естественного (обычного) языка создаются те или иные
термины и символы, принятые в конкретной области научного знания и
обладающие, в отличие от обычного языка, необходимыми для научного
познания строгостью и однозначностью. Касаясь этого вопроса, Н. Бор
писал, что, например, язык математики можно признать
усовершенствованием общего языка, оснащающим его удобным средством
для отображения таких зависимостей, для которых обычное словесное
выражение оказалось бы неточным или слишком сложным. В связи с этим
можно подчеркнуть, что необходимая для объективного описания
однозначность определений достигается при употреблении математических
символов именно благодаря тому, что таким способом избегают ссылок на
сознательный объект, которыми пронизан повседневный язык. А. Эйнштейн
110
и Л. Инвельд выразили ту же мысль еще более выпукло: "Научные понятия
часто начинаются с понятий, употребляемых в обычном языке повседневной
жизни, но они. развиваются совершенно иначе. Они преобразуются и теряют
двусмысленность, связанную с обычным языком, они приобретают
строгость, что и позволяет применять их в научном мышлении . 76

В настоящее время криминалистика обладает большим


терминологическим аппаратом. Однако некоторым ее терминам еще
свойственна многозначность общеязыковых понятий, что порождает их
нечеткость и расплывчатость. Упорядочение терминологии, ее
систематизация и унификация — задача общей теории криминалистики. В
связи со все более расширяющимся процессом использования в
криминалистике методов и понятий теории информации, формальной и
математической логики, теории вероятностей и т. п. возникает проблема
разработки знаковых систем в криминалистике. Исследование тенденций
такой разработки также следует считать задачей общей теории
криминалистики.
К числу общетеоретических вопросов криминалистики относится и ее
методология в узком смысле — учение о методах криминалистических
научных исследований, "инструментарий" исследователя-криминалиста, с
помощью которого познается предмет науки. Учение о методах отражает: а)
особенности применения в криминалистике общенаучных методов; б)
сущность и содержание специальных методов криминалистики; в) формы
трансформации методов криминалистических научных исследований в
методы практической деятельности, в том числе в сфере судебного
исследования.
Наконец, элементом общей теории выступает систематика науки. В
криминалистике она выражается, во-первых, в общей систематизации
научных знаний, т. е. в системе науки. Это означает деление науки на части
или разделы с указанием оснований такого деления, выяснение внутренних
связей между элементами, составляющими содержание каждой такой части
или раздела науки, и внешних связей между частями или разделами. Во-
вторых, систематика в криминалистике — это совокупность частных систем,
каждая из которых объединяет только одну группу явлений, процессов,
сторон объективной действительности. Таковы, например, системы приемов
проведения тех или иных процессуальных действий, системы рекомендаций
по расследованию отдельных видов преступлений, структуры таких
объективных процессов, как планирование расследования и т. п. И, в-
третьих, систематика — это различные криминалистические классификации
объектов, их свойств и признаков, связей и отношений, категорий и понятий,
с которыми приходится иметь дело.
Перечисленные три раздела: учение о языке криминалистики, учение о
методах криминалистических научных исследований и криминалистическая

76
Эйнштейн А., Инфелъд Л. Эволюция физики. М., 1956. С. 48.

111
систематика — самостоятельные части общей теории криминалистики,
которая в таком виде может быть соотнесена с предметом криминалистики в
структурном соответствии с ним.
Характеристика общей теории криминалистики была бы неполной без
рассмотрения ее функций. При этом обычно говорят об объяснительной и
предсказательной функциях. Иногда к ним добавляют синтезирующую,
описательную, информационную, а также эвристическую и
ретросказательную функции общей теории криминалистики.
Под функциями общей теории криминалистики следует понимать типы
решаемых ею научных задач, функции, в свою очередь, есть необходимое
условие для выполнения криминалистической наукой социальной,
служебной роли (функции) — научного обеспечения борьбы с
преступностью, т. е. решения данной наукой ее общей и специальных задач
(в чем и заключен смысл криминалистики).
Прежде всего следует сказать о методологической, мировоззренческой
функции общей теории криминалистики. Эта функция обеспечивает
правильное понимание предмета и содержания криминалистической науки,
ее связи со всеобщей методологией — материалистической диалектикой,
позволяет установить верное соотношение теории и практики. На этой
функции основывается эвристическое и ретросказательное значение общей
77

теории криминалистики. Познание, проникновение в сущность предмета


исследования — не самоцель; они необходимы криминалистике для решения
главной задачи — способствования практической деятельности по борьбе с
преступностью. Будучи одной из научных основ такой деятельности,
криминалистика вооружает следователя, эксперта, оперативного работника,
судью знанием того, как нужно поступать в будущем для познания
преступления (т. е. прошлого), или для того, чтобы не допустить
преступления (т. е. не допустить в будущем того, что опять-таки было в
прошлом). Систематизированное, обобщенное знание того, как следует
поступать в будущем, и есть эвристическая сторона содержания общей
теории криминалистики.
Таким образом, этой своей стороной общая теория криминалистики
обращена в будущее, к тем ситуациям, которые могут возникнуть и
возникают при расследовании и предотвращении преступлений, к той
деятельности, которая будет необходима в этих ситуациях. Основой для
такого знания (как поступать в будущем) служит информация о том, как
поступали в прошлом и поступают в настоящем, т. е. практика, опыт,
рассматриваемые в самых различных аспектах.
Эвристическая сторона общей теории криминалистики неотделимо

77
Под эвристикой понимают науку, изучающую закономерности
построения новых действий в новой ситуации. Ретросказание — получение
знаний о прошлом на основе знания о настоящем или о другом прошлом
событии, факте.

112
связана с ее ретросказательной стороной. Моделируемая криминалистикой
будущая деятельность — это деятельность с целью либо познать прошлое,
либо не допустить "рецидива", повторения прошлого (по предупреждению
преступлений). В этом смысле можно говорить, что общая теория
криминалистики обращена наряду с будущим и в прошлое, играя роль
методологической основы познания прошлого (прогресса ретросказания).
Исследуя закономерности возникновения доказательств и работы с ними,
общая теория криминалистики показывает пути перехода от знания о
настоящем к знанию о прошлом. В этом и заключается смысл ее
ретросказательной стороны.
Но помимо методологической функции общая теория криминалистики,
как и составляющие ее частные теорий, выполняет еще и ряд эмпирических
функций, т. е. тех, которые проявляются ею по отношению к данным
практики, результатам эксперимента, самому процессу научного
исследования. Рассмотрим эти функции.
Объяснительная функция заключается в раскрытии сущности
предмета познания, его сторон и элементов. Именно в этом состоит научное
отражение предмета криминалистической науки. Теория в процессе
объяснения выступает в форме модели объясняемого явления с указанием на
его сущность. Так, не только констатируется существование, например,
объективных закономерностей работы с доказательствами, но и показывается
механизм проявления этих закономерностей, результат их действия, характер
связей между причиной и результатом.
Описание и регистрирование фактов, явлений не выступают
самостоятельными функциями теории, а представляют собой необходимые
предпосылки, можно даже сказать — начальные этапы объяснения.
Описание как познавательная процедура — это сообщение о некотором
предмете, выполненное с такой степенью точности, которая позволяет
отличить этот предмет от других. Выделение отличительных признаков
необходимо предшествует объяснению причин этих отличий, т. е.
проникновению в сущность предмета. За описанием следует
регистрирование описанного как момент накопления эмпирического
материала, условие его дальнейшего осмысливания.
В научном объяснении различают две части: первая — экспланандум
(то, что объясняется); вторая — эксплананс (то, что объясняет).
Экспланандум — это данные практики, научных исследований, в нашем
случае — практики борьбы с преступностью, применения
криминалистических средств и методов судебного исследования и
предотвращения преступлений. Экспланансом служит либо общая теория
криминалистики (когда речь идет о предмете науки в целом), либо
положения частных криминалистических теорий. Научное объяснение
помогает установить взаимную связь между объясняемым и
криминалистической теорией. Объясняемое явление включается в структуру
теории.
Синтезирующая функция есть отражение общих процессов синтеза
113
научного знания. Формы выражения этой функции общей теории состоят в
следующем:
1. Упорядочение накопленного криминалистикой эмпирического
материала путем его синтеза, выявляющего внутреннее единство полученных
сведений. Условиями такого синтеза служат систематизация и обобщение
материала, которые играют роль необходимых предпосылок синтеза,
подобно тому, как описание и регистрация фактов играют роль предпосылок
объяснения. Систематизация и обобщение на современном уровне также
являются не самостоятельными функциями криминалистической теории, а
предпосылками или начальными этапами осуществления синтезирующей
функции.
2. Возрастающее влияние концепций общей теории криминалистики на
теоретические основы смежных областей знания, проникновение ее
положений в теорию уголовно-процессуальной науки и других правовых
наук.
3. Объединение частных криминалистических теорий в единую
систему в соответствии с предметом криминалистики, отражаемым всей
совокупностью теоретических построений криминалистики.
Предсказательная функция общей теории криминалистики
неотделима от ее объяснительной функции. И та и другая опираются на
одинаковые закономерности и существенные связи между явлениями, хотя
объяснение относится к уже известным, существовавшим или
существующим фактам, а предсказание — к фактам, которые будут
существовать или уже существуют, но еще неизвестны. Предсказательная
функция позволяет предвидеть развитие знаний о предмете исследования,
определить перспективы развития криминалистики и наметить тем самым
направления научных исследований в этой области.
Предсказательная функция — основа для теории криминалистического
прогнозирования, одна из форм практического приложения науки к практике
борьбы с преступностью.
Реализация названных функций общей теории криминалистики
возможна лишь на основе глубокого анализа и обобщения практики.

114
Глава 7. Криминалистическая идентификация

§ 1. Понятие и научные основы криминалистической


идентификации

В процессе расследования преступлений нередко возникает


необходимость установить по следам и иным отображениям связь человека,
предмета, иного объекта с расследуемым событием. Так, по следам рук и ног
устанавливают лицо, бывшее на месте происшествия; по следам
транспортного средства — скрывшийся автомобиль; по следам на пуле и
гильзе определяют, не выстрелены ли они из пистолета, изъятого у
подозреваемого; исследуя рукописный текст, выясняют, не выполнен ли
документ конкретным лицом.
Во всех приведенных и подобных им случаях главное заключается в
том, чтобы по результатам отображения идентифицировать объект,
оставивший это отображение. При этом оба понятия — объект и
отображение — трактуются достаточно широко. Под объектом понимают
человека, предметы его одежды и обувь, орудия преступления, транспортные
средства, оружие, инструменты и т. п. В качестве отображений фигурируют
различные следы, документы, фотоснимки, части объектов, мысленные
образы, зафиксированные в памяти.
Идентифицировать объект — значит установить (выявить) его
78

тождественность с самим собой в разные периоды времени или в разных его


состояниях, используя для этих целей оставленные им отображения.
Идентичность или тождество объекта означает в первую очередь его
неповторимость, индивидуальность, отличие от подобных ему. В
фундаментальном исследовании "Диалектика природы" Ф. Энгельс отмечал:
"Само собой разумеется, что тождество с собою уже с самого начала имеет
своим необходимым дополнением отличие от всего другого" . Нет двух
79

вещей в природе, которые были бы одинаковы. Можно говорить о наличии


сходных объектов, которые объединяются по этому признаку в классы, роды,
виды и т. п., но нельзя допустить наличия двух тождественных, совпадающих
целиком и полностью объектов.
Криминалистическая идентификация (отождествление) является одним
из средств установления истины в уголовном судопроизводстве. Это
обстоятельство определяет ее отличие от идентификации, используемой в
других науках, в технике и т. д. Отличие заключается как в самой сущности
отождествления, так и в форме, в которую оно облекается.
Идентифицировать в химии, ботанике, зоологии, минералогии и т. д. —

От латинского identificare — отождествлять (identicus — одинаковый,


78

тождественный).

79
Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 20. С. 530.

115
это значит установить принадлежность объекта к определенному
стандартизованному классу, роду, виду, подвиду, семейству, т. е., по
существу, провести классификацию объекта.

В отличие от этого криминалистическая идентификация имеет целью и


содержанием установление индивидуального тождества, т. е. идентификацию
конкретно-определенного объекта с самим собой. Определяя ее содержание,
обычно подчеркивают специфичность ее целей, средств и приемов . 80

Существенными признаками криминалистической идентификации


могут считаться следующие: а) объекты криминалистической идентификации
индивидуально определены и обладают устойчивым внешним строением; б)
криминалистическая идентификация осуществляется по отображениям
устойчивых свойств идентифицируемых объектов; в) криминалистическая
идентификация реализуется в процессе расследования, раскрытия
преступления и судебного рассмотрения дела . 81

Термин "криминалистическая идентификация" употребляется в


нескольких значениях. Им обозначают цель (задачу) и результат
исследования ("объект идентифицирован"). Второе значение термина —
характеристика процесса идентификации, т. е. системы действий,
выполняемых в определенной последовательности. И, наконец, термином
"криминалистическая идентификация" обозначают также метод познания —
теоретическую концепцию, включающую учение об общих принципах и
приемах отождествления материальных объектов как способа установления
истины по уголовному, гражданскому, административному, арбитражному
делу .
82

При разработке теории криминалистической идентификации


использованы философские категории о тождестве объектов и явлений
материального мира, их обусловленности, взаимосвязи и взаимозависимости.
На этой основе в теории содержится развернутое толкование понятий
тождества и различия, индивидуальности объекта; учение о признаках как
выразителях свойств предмета изложены принципы и приемы анализа
идентификационных признаков. При конструировании теории
криминалистической идентификации широко использованы положения

Так, Н. А. Селиванов отмечает: "Криминалистической является


80

идентификация, производимая при помощи средств и приемов,


разработанных в рамках науки криминалистики" (Селиванов Н. А. Советская
криминалистика: система понятий. М., 1982 С 30)

81
См.: Белкин Р. С. Курс криминалистики. Т. 2. М., 1997. С. 267.

Подчеркивая
82
это значение теории криминалистической
идентификации, Р. С. Белкин называет ее "криминалистическим средством
работы с доказательствами" (Белкин Р. С. Там же. С. 267).

116
логики (формальной, диалектической) и теории информации.
Сущность криминалистической идентификации заключается в
сопоставлении объекта и его отображений. В основе такого сопоставления —
криминалистические постулаты об использовании материалистической
теории отражения как свойств живой и неживой материи. В соответствии с
этим учением говорят о закономерностях возникновения отображения как
результата действия (в том числе преступного события), о закономерной
возможности судить по отображению о свойствах отобразившегося объекта
или явления; о закономерности использования полученных данных для
установления истины по делу.
Сам процесс отражения обусловлен в каждом случае взаимодействием
отражаемого объекта или явления (действия) с окружающей средой, в
которой происходит его отражение. Эта взаимосвязь определяет как форму
отражения свойств объекта, так и полноту его отражения. Поэтому факт
установления тождества — это, по существу, еще и факт установления
взаимодействия двух систем: отражаемой и отражающей. Отсюда следует,
что непременным условием успешной идентификации является познание
условий отражения объекта, способа передачи его признаков в отражающей
системе (отображении).
В теории и практике криминалистической идентификации различают
две формы отражения: материально-фиксированную и
психофизиологическую. Первая означает объективную фиксацию признаков
в материальных объектах. К ним относятся следы (рук, ног, оружия,
транспортных средств и т. п.); фотоснимки (живых лиц, трупов,
вещественных доказательств, участков местности, строений и т. д.); описания
(в том числе картотеки учета) и подобные им объекты.
Психофизиологическая форма — отображение мысленного образа
предмета в памяти конкретного лица — носит субъективный характер.
Поэтому субъектом отождествления (лицом, осуществляющим
идентификацию) здесь может быть только человек, в сознании которого
запечатлен данный образ.
Необходимым условием идентификации является метод сравнения —
одновременное изучение двух или нескольких объектов с целью
установления того, что их объединяет и что различает. Анализ различий в
процессе отождествления очень важен. В соответствии с положениями
диалектической логики, допуская возможность отождествления объекта, не
следует забывать о его постоянных изменениях. "Растение, животное, каждая
клетка в каждом мгновении своей жизни тождественны с собой и тем не
менее отличаются от самих себя благодаря сумме непрерывных
молекулярных изменений, которые составляют жизнь", — подчеркивал Ф.
Энгельс, отмечая, что "... постоянное изменение, т. е. снимание абстрактного
тождества с самим собой имеется также и в так называемой неорганической
природе" . Иными словами, не может существовать абстрактного тождества,
83

83
Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 20. С. 529—530.
117
оно всегда конкретно. При этом его следует понимать как момент
относительного покоя в движении (изменении материи), некоторую
неизменность, устойчивость. Вместе с тем даже воспринимая тождество как
акт, отражающий состояние относительного постоянства, необходимо
принимать в расчет всегда имеющиеся различия. "Истинное, конкретное
тождество содержит в себе различие, изменение", — добавляет Ф. Энгельс.
— Тождество и различие в конкретном явлении являются "односторонними
полюсами", которые представляют нечто истинное только в своем
взаимодействии, во включении различия в тождество" .
84

Изучение неизбежных различий помогает лучше уяснить и объяснить


факт тождества, определить допустимую меру различий, не исключающих
вывода о тождественности предмета.
Различия могут быть обусловлены множеством факторов: природой
вещества, условиями изготовления предмета, его использования и т. п.
Различия могут носить естественный характер. Например, по мере старения
человека изменяются черты его внешности, используемые для
отождествления.
Искусственные различия являются результатом намеренных действий,
следствием изменения объекта под влиянием различных воздействий. Так, в
следе пальца может отобразиться шрам, возникший на пальце преступника
после того, как он был в свое время зарегистрирован.
Изменения, вызывающие различия, по своему основанию
подразделяются на необходимые и случайные. Необходимые — это те,
которые закономерно обусловлены действием какого-либо фактора.
Например, возрастное изменение; появление различий, определяемых
фактом употребления вещи. Пример случайных изменений — появление
неровностей в канале ствола, оставляющих следы в виде трасс на пуле. При
этом всякая случайность несет в себе элементы закономерности. Неровности
в канале ствола возникают как результат суммы закономерных явлений:
выстрел, резкое изменение давления и температуры, отложение твердого и
рыхлого нагара, воздействие физических и химических факторов. Однако
распределение по поверхности канала ствола неровностей, их размеры,
выраженность и т. п. носят случайный характер.
Чрезвычайно важное значение для криминалистики имеет градация
различий на существенные и несущественные. Первые свидетельствуют:
вещь изменилась настолько, что стала другой, или всегда отличалась от
отождествляемого объекта, т. е. не была им. Несущественные различия
вызваны изменением лишь некоторых свойств предмета, оставшегося в своей
основе прежним.
В процессе сравнения объектов устанавливают как совпадающие, так и
различающиеся признаки; определяют, какие из них преобладают, находятся

84
Там же. С. 530.

118
ли различающиеся признаки в пределах допустимого, и на основе такого
анализа приходят к выводу о тождестве или его отсутствии.
Явление, обратное положительной идентификации, носит название
различения или дифференциации. Дифференциация, как и идентификация,
является одним из актов исследования объектов с целью их узнавания
(опознание по мысленному образу) или экспертного отождествления (по
материально-фиксированному отображению).
Понятие различия также важно для криминалистической
идентификации, как понятие сходства. В зависимости от природы различий,
их качественного и количественного выражения, доли различия, в
окончательном результате сравнительного исследования приходят к одному
из трех выводов: а) о наличии тождества; б) о его отсутствии; в) о
невозможности решения задачи.
Диалектический подход к методу и процессу идентификации позволяет
отождествить объект по его отображениям в тех случаях, когда наряду с
преобладающими совпадениями отмечаются несущественные, вполне
объяснимые различия. В то же время существенные различия, определяющие
несходство в главном, служат основанием для акта дифференциации
(отрицательной идентификации).
Если же природа различий остается невыясненной, решить вопрос об
отнесении их к существенным или несущественным не удается, то
формулируется вывод о невозможности решения задачи идентификации
(дифференциации).
Несмотря на то, что отождествление и дифференциация — два разных,
взаимоисключающих вывода, путь исследования, ведущий к ним, один; Он
заключается в объективном исследовании свойств сравниваемых объектов и
их сопоставлении между собой.
В качестве объектов криминалистической идентификации
фигурируют люди (обвиняемый, потерпевший), различные материальные
предметы (орудия преступления, огнестрельное оружие, транспортные
средства, здания, сооружения и т. п.), вещества (см. таблицу 1).
В зависимости от способа отображения в качестве непосредственного
объекта исследования при криминалистической идентификации изучают:
следы рук, ног, зубов человека и предметов его одежды, обуви; следы орудий
взлома; следы от частей оружия на пулях и гильзах; следы от ходовой части
транспортного средства и его выступающих частей: следы ног (копыт,
подков). Так как непосредственное исследование таких следов в
лабораторных условиях не всегда возможно (ввиду сложности их изъятия в
натуре), то объектами исследования становятся их копии (модели, оттиски) в
виде слепков, отпечатков, фотоснимков.
В качестве средств идентификации исследуют и документы, например
для отождествления печати (штампа) по оттиску на документе; для
отождествления лица по почерку, если документ рукописный; для
отождествления пишущей машинки или типографского набора.
Участки местности, здания, сооружения могут отождествляться как
119
путем их предъявления в натуре (например, при опознании), так и по
фотоснимкам.
Разновидностью индивидуального отождествления является так
называемое "установление целого по его частям (фрагментам)" или, говоря
иначе, установление факта взаимопринадлежности частей единому целому.
При решении этой задачи совмещают между собой фрагментированные
части объекта (осколки, обломки, детали, клочки бумаги и т. п.) и исследуют
взаимное отображение признаков внешнего строения частей на
совмещающихся поверхностях разделения. Например, требуется установить,
не составляли ли единое целое осколки фарного рассеивателя, обнаруженные
в месте наезда и найденные при осмотре проверяемого транспортного
средства.
Однако понятие целого применительно к решению
идентификационных задач трактуется в криминалистике достаточно широко.
Этим понятием охватываются:
предметы монолитного строения неорганического происхождения
(различные изделия, материалы и т. п.);
биологические объекты (растения, куски древесины и т. п.);
механизмы и агрегаты, состоящие из комбинации взаимодействующих
частей;
материальные компоненты, комплекты вещей, составляющих единый
объект целевого назначения (нож и ножны, пиджак и брюки и т. п.);
хаотические системы (жидкости и сыпучие вещества, не имеющие
собственной устойчивой формы).
Целое может быть разделено на части как во время преступного
события (излом ножа в момент ранения, потеря каблука от подошвы обуви на
месте происшествия и т. д.), так и до совершения преступления (например,
обнаружение на месте убийства пыжа, изготовленного из страницы тетради,
найденной при обыске у подозреваемого; снаряжение патрона дробью,
отделенной от массы дроби, изготовленной ранее кустарным способом, и т.
п.).
В любых подобных случаях установление целого методами и приемами
идентификации позволяет установить связь между совершенным действием и
фактом разделения целого на части, т. е. зависимость между событиями,
причастность лица к совершенным действиям и т. д.
При идентификации в качестве объектов исследования могут быть
использованы и данные криминалистических учетов (регистрация
преступников, неопознанных трупов, без вести пропавших), картотеки
отпечатков пальцев, коллекции пуль и гильз, изъятых с мест преступления.
Круг субъектов идентификации достаточно широк.
Криминалистическую идентификацию могут осуществлять эксперт,
следователь, судья, специалист, любой участник процесса. Однако объем их
действий и значение актов идентификации неодинаковы.
Эксперт проводит идентификацию только в процессуальной форме.
Заключение о наличии или отсутствии тождества, даваемое им по
120
результатам исследования материально-фиксированных отображений
объекта, имеет значение судебного доказательства и в качестве такового
находит отражение в материалах дела. Следователь и суд могут
осуществлять идентификацию как в непроцессуальной, так и в
процессуальной форме. Например, когда следователь или судья убеждается,
что перед ним именно то лицо, которое вызвано на допрос, это элементарный
акт идентификации. Изымая при обыске искомые вещи, признаки которых
известны из обстоятельств дела, следователь также проводит их
идентификацию. Наконец, она осуществляется и при таком следственном
действии, как предъявление для опознания (людей, предметов), в ходе
которого опознающее лицо отождествляет объект по мысленному образу.
Выводы следователя и суда о тождестве недоказательственны и
используются ими для принятия соответствующих решений. Например,
убедившись, что вызванное лицо является определенным гражданином,
следователь (суд) приступает к его допросу. Идентифицировав вещь,
обнаруженную при обыске, как похищенную, следователь принимает
решение ее изъять. Обнаружив на месте происшествия след пальца с
завитковым узором, следователь будет учитывать это при отборе
сравнительных образцов. Если у проверяемых лиц нет таких узоров, то
отпечатки их пальцев следователь на экспертизу не направит.
Некоторые виды идентификации следователь и суд осуществляют на
основе доказательств, которые сами содержат сведения об отождествлении.
Например, экспертное заключение о тождестве, протокол предъявления для
опознания.
Идентификация может осуществляться и специалистом (не экспертом).
Она всегда проводится в непроцессуальной форме. Получаемые при этом
результаты не имеют силы доказательства по .делу и используются в
оперативно-розыскных целях, а также при построении версий.
Иные участники процесса осуществляют идентификацию в ходе
опознания объектов, при сопоставлении описания признаков предмета с
самим предметом, и т. д. (см. ниже).

121
Таблица 1

122
123
Таким образом, при общем сходстве целей идентификации ее частные
задачи предопределены субъектом исследования (его процессуальным
положением). В свою очередь задачи идентификации и особенности
объектов обусловливают выбор методов исследования. О видах и формах
идентификации см. таблицу 2.
Таблица 2
Виды и формы проведения идентификации (по Ф. П. Сове)

Наряду с установлением индивидуально-конкретного тождества


широко распространена групповая идентификация, или установление
групповой принадлежности. Такое исследование позволяет установить
принадлежность объекта к определенному классу, роду, виду, т. е. к
некоторому множеству однородных объектов. При этом под однородными
понимают объекты, которые при всех их различиях обладают одним и тем же
набором признаков группового свойства (например, топоры одного целевого
назначения, одной формы, размера и т. д.). Однородные объекты отличаются
от просто сходных. Под сходными понимают объекты, имеющие лишь
некоторые одинаковые признаки или не обладающие свойством
эквивалентности, взаимозаменяемости (например, столы, различающиеся по
форме, размерам и целевому назначению, но совпадающие по конструкции).
Собирательным, понятием для категорий однородных объектов является
термин "группа", почему и исследования трактуют как установление
124
групповой принадлежности. Оно осуществляется либо как первоначальный
этап (первая стадия) всякого индивидуального отождествления, либо как
решение самостоятельной задачи.
Иногда установление групповой принадлежности искусственно
выделяют из теории криминалистической идентификации, полагая, что
отождествление может касаться только индивидуально-определенного
объекта. Возражая против этого и считая установление групповой
принадлежности органической частью криминалистической идентификации,
можно в качестве аргумента сослаться на философскую трактовку понятия
отождествления.
"Отождествление означает усмотрение одного и того же, как того же
самого, в его различных проявлениях. При этом или один и тот же предмет
рассматривается как тот же самый во всех своих различных состояниях, или
во многих предметах усматривается одна и та же общая черта, по которой
эти различные предметы сходствуют между собой, образуя ряд однородных
предметов ". Трактовка ряда однородных предметов представляет собой не
85

что иное, как понятие группы, а усмотрение общей черты — установление


групповой принадлежности, отнесение конкретного объекта (в том числе и
по его отображению) к определенной группе. Например, по следу обуви
определяют, что лицо, оставившее следы на месте происшествия, было обуто
в мужскую обувь 42-го размера с закругленным носком и передним срезом
каблука выгнутой формы.
Установление принадлежности объекта к определенной группе
проводится на основе изучения признаков объекта и сопоставления их с
признаками других объектов этого же класса (группы). Так, форма пули, ее
размеры, конструкция и следы, оставшиеся на ней при прохождении канала
ствола, позволяют судить о том, из оружия какой системы (модели)
выстрелена данная пуля. Следующим этапом (стадией) может явиться
индивидуальное отождествление оружия, если оно будет обнаружено и
изъято. При отсутствии оружия отождествление закончится лишь
установлением групповой принадлежности, хотя в следах на пуле имелись
признаки, позволяющие провести индивидуальное отождествление объекта.
Установлением групповой принадлежности приходится ограничиться и
в тех случаях, когда в следах не отображены признаки, способные
индивидуализировать объект. Так, по следам транспортного средства может
быть установлена модель автомобиля, оставившего следы (группа, к которой
он принадлежит), однако отсутствие в следах отображения характерных
деталей не позволит отождествить этот автомобиль, даже если он будет
обнаружен.
Говоря об установлении групповой принадлежности, имеют в виду, что
в качестве групп могут выступать существующие классифицированные
системы, например, можно говорить о делении орудий и инструментов на:

85
Савинов А. В. Логические законы мышления: М., 1958. С. 12.

125
рубящие, колющие, режущие и т. п.; о транспортных средствах модели ВАЗ-
2101, ВАЗ-2103 и т. п.
Группы могут быть и не классифицированными заранее, а
создаваемыми по произвольным признакам с учетом их отображения в следе.
Так, при наличии в следе автомобиля отображения трещины (дефекта) в
шине заднего левого колеса следователь установит сначала объем
стандартизованной группы (например, ВАЗ-21011), а затем отнесет его к
произвольной группе "ВАЗ-21011 с трещиной в шине заднего левого колеса".
Точно так же по степени изношенности, форме и размерам, отобразившимся
в следе ботинка, может быть сформулирована группа "ботинок 42-го размера
со значительной степенью изношенности заднего края каблука". Создание
подобных классов (групп) имеет существенное значение, помогает сузить
группу и тем самым облегчить розыск искомого объекта, а при его
обнаружении с большей вероятностью судить о его связи с расследуемым
преступлением. Основанием для этого является то положение, что с
увеличением числа признаков, взятых за основу, классификации, количество
входящих в группу объектов неизменно уменьшается.
Разновидностью классификации по групповой принадлежности
является определение общего источника происхождения. При таком
исследовании устанавливается принадлежность двух и более объектов к
одной группе (массе). Такими объектами могут быть чернила в авторучке и в
штрихах текста; дробь, изъятая из трупа, и дробь в патронах подозреваемого
и т. п. При этом сопоставление проводится по признакам, отражающим в
основном внутренние свойства объектов, их состав, структуру и т. д.
В других случаях общий источник происхождения устанавливается' на
основе сопоставления внешних признаков. Например, по следам,
отражающим процесс изготовления и рабочие грани производственных
механизмов, устанавливают принадлежность объектов к одной партии,
выпущенной на определенной машине в определенный период. Подобные
исследования проводятся достаточно часто в отношении так называемых
изделий массового производства.
Важно отметить, что понятие "источник происхождения", так же как и
любое иное понятие группы, может быть сужено за счет увеличения числа
исследуемых признаков. Это могут быть признаки состава вещества, его
структуры, посторонних включений; признаков, отражающих технологию
производства или условий хранения, и т. д.

§ 2. Криминалистическое учение о признаках

Одним из главных в теории криминалистической идентификации


является понятие идентификационного признака. Признак понимают как
выражение свойств предмета, как его примету, способную характеризовать
объект определенным образом. Признак неотделим от самого объекта и
может быть использован для его отождествления.
Каждый объект материального мира обладает суммой свойств. Эти
126
свойства характеризуют внешнее строение объекта, его форму, размеры,
материал, из которого состоит объект, и т. п. Познать все свойства объекта —
задача достаточно трудная, требующая значительных затрат времени и
усилий. Однако для идентификации объекта совсем не обязательно
исследовать все его свойства. Объект в достаточной мере может быть
охарактеризован комплексом признаков, дающих необходимое
представление о нем. В качестве идентификационных могут выступать
признаки внешнего строения предмета или его внутренние свойства:
химический состав, плотность, твердость, электропроводность и т. д.
Наконец, идентификационные признаки могут являться преобразованным
отображением свойств объекта идентификации. Так, отождествление
человека по почерку представляет собой идентификацию по признакам,
запечатленным в рукописном тексте и отображающим систему двигательных
навыков, сформировавшуюся у данного лица для письма.
Для того чтобы признак мог быть использован в качестве
идентификационного, он должен отвечать нескольким условиям. Главное из
них — это специфичность, оригинальность признака. Иными словами, в
качестве идентификационных признаков выбирают такие, которые наиболее
полно и точно отражают свойства объекта. Говоря об оригинальности
идентификационного признака, имеют в виду его нетипичность, отклонение
от средних величин и норм. Такие признаки имеют тем большее значение,
чем реже они встречаются в однородных объектах одной группы.
Иногда утверждают, что в качестве идентификационных выступают
существенные признаки объекта. Это не совсем верно. Под существенным
признаком понимают такой, без которого предмет не мог бы существовать,
функционировать, служить по своему прямому назначению. Однако
идентификационные признаки далеко не всегда являются выразителями
именно таких свойств. Они могут носить случайный для объекта характер,
отражать его второстепенные свойства, если судить о них с позиции
использования, но при всем этом иметь важное идентификационное
значение. Например, наличие набойки на подошве ботинка не имеет важного,
существенного значения для ее характеристики как таковой. Однако для
целей идентификации ботинка по следу место расположения набойки и иных
ее деталей чрезвычайно важно.
Таким образом, под специфичностью признака понимают его
способность выделять объект, отграничивать его от группы однородных
объектов.
Так как при идентификации чаще всего приходится иметь дело с
анализом не самих признаков, а их отображения (в следе, копии, модели), то
вторым важным условием идентификационного признака является его
выраженность, способность к систематическому адекватному отображению.
Признак должен быть воспроизводим в каждом случае образования следа, и
его отображение должно однозначно передавать информацию о свойствах
объекта.
Третье условие, которому должны отвечать идентификационные
127
признаки, — их относительная устойчивость. Все объекты материального
мира постоянно изменяются. Говоря об изменении свойств, а следовательно,
и признаков вещи (предмета), разграничивают качественные превращения и
качественные изменения. При качественных превращениях вещь теряет свои
основные свойства, становится, по существу, другой.
При качественных изменениях основные свойства сохраняются; вещь
остается той же самой, теряя лишь незначительные для нее свойства.
Говоря об относительной устойчивости идентификационных
признаков, имеют в виду, что многие свойства (признаки) остаются
относительно неизменными в течение длительного времени. В теории
криминалистической идентификации существует понятие
"идентификационный период". Это период, прошедший от момента
возникновения (отображения) следа до того момента, когда осуществляется
идентификация объекта по его отображению. Идентификационный период не
может быть заранее определен какими-либо отрезками времени, так как
изменяемость признаков объекта, равно как и их устойчивость, определяются
не только и не столько длительностью отрезка времени, сколько характером
возможных изменений, условиями хранения или эксплуатации объекта и т. п.
Например, если из оружия совершили убийство, а затем .его вычистили,
смазали и положили в сухое место, то идентифицировать такое оружие по
пуле (гильзе) можно спустя несколько лет. Иной пример, если топор,
использованный для взлома, несколько дней находился в интенсивной
эксплуатации (часть признаков микрорельефа лезвия обязательно претерпит
изменения). Поэтому каждый раз при идентификации объекта по следам
(отображениям) необходимо не просто принимать в расчет временной
отрезок идентификационного периода, а располагать сведениями о том, в
какой мере можно считать устойчивыми сохранившиеся признаки.
Идентификационные признаки могут быть классифицированы по
различным основаниям. Прежде всего они делятся на общие и частные. К
общим относят такие, которые свойственны (присущи) однородным
объектам. Иными словами, общие признаки позволяют выделить данную
группу из других подобных групп, а также отнести объект по отображению
его общих признаков к данной группе. Например, общие признаки,
отобразившиеся в машинописном тексте (полнота и форма шрифта, его
размер, величина шага главного механизма, величина интервалов),
позволяют установить модель пишущей машинки . 86

86
Иногда под общими признаками понимают признаки,
характеризующие объект в целом. Однако охарактеризовать объект в целом
— это значит обратить внимание на такие его признаки, как форма, размеры,
вес, цвет, способ изготовления и тому подобные признаки, позволяющие
сделать вывод, что объект принадлежит к группе объектов, обладающих
однородными признаками. То есть вновь происходит слияние понятий
"общий признак" и "групповой признак".

128
В отличие от общих (групповых) частные идентификационные
признаки позволяют выделить конкретный объект из группы однородных
ему. В качестве частных признаков обычно фигурируют детали объекта.
Однако сам по себе отдельный частный признак не идентифицирует его.
Было бы неверно ставить знак равенства между понятиями "частный
признак" и "индивидуальный признак". Индивидуальных признаков нет и
быть не может, иначе это противоречило бы понятиям материалистической
диалектики о закономерном и случайном. Каждая деталь объекта может
повториться и случайно, и закономерно, реже или чаще в другом однородном
объекте (той же группы). Индивидуализировать объект способна только
сумма (комплекс) частных признаков, которую в теории криминалистической
идентификации именуют индивидуальной совокупностью.
Природа частных признаков различна. Это могут быть детали живой
материи, заложенные в ее основе. Так, частными признаками узора ногтевой
фаланги пальца руки человека являются элементы, создаваемые
папиллярными линиями (валиками кожного покрова).
Частные признаки могут сформироваться в ходе изготовления объекта.
Так, на деталях огнестрельного оружия частные признаки возникают как
результат индивидуальной (ручной) обработки отдельных деталей.
Отображаясь при стрельбе на пулях и гильзах, они позволяют
идентифицировать оружие по следам.
Наконец, частные признаки могут возникать в процессе эксплуатации
(использования) предмета, например, в виде микроскопических неровностей
на режущем крае лезвия ножа (топора); следов износа (ремонта) на подошвах
обуви; в тексте, исполненном на пишущей машинке.
Совокупность частных признаков способна индивидуализировать
объект потому, что распределение их на поверхности объекта, а иногда и их
возникновение носят случайный характер, а стало быть, по теории
вероятностей, практически неповторимы в данной совокупности и данной
локализации.
В зависимости от своей природы частные признаки могут быть
классифицированы на внешние и внутренние, о чем говорилось выше.
Идентификационные признаки делят на качественные (атрибутивные)
и количественные, что призвано отразить различие в способах их
восприятия, фиксации, оценки. Атрибутивные излагаются в виде терминов,
содержащих качественную характеристику объекта. Это характеристика типа
и разновидности папиллярного узора (завитковый, круговой); формы орудия,
оставившего след отжима (прямоугольная, закругленная); способа
выполнения буквы при письме (левоокружное, правоокружное);
особенностей, отобразившихся в следе.
Количественные признаки выражаются числовыми величинами,
определяющими, например, величину следа, количество нарезов ствола и
наклон этих нарезов, размер шрифта пишущей машинки и т. д. Иногда
идентификационные признаки объекта могут быть охарактеризованы и в
количественном, и в качественном отношении. Например, характеристика
129
цвета предмета может быть дана визуально: синий, голубой, желтый, а также
получена с помощью специальных приборов (спектрофотометров),
позволяющих с большой точностью измерить коэффициенты отражения
света данным объектом в наличных зонах спектра.
Идентификационные признаки могут быть поделены на необходимые и
случайные. В необходимых признаках проявляется сущность объекта, без
них он не был бы тем, чем является. Например, признаки, характеризующие
пистолет как огнестрельное оружие. Случайными будут, например,
неровности, оставляющие на пуле следы в виде трасс (см. таблицу 3).
Совокупность всех идентификационных признаков, используемых в
конкретном случае, образует так называемое идентификационное поле. Этим
термином определяется круг признаков, запечатленных в материально-
фиксированном отображении объекта и сопоставляемых с признаками
самого
Таблица 3

объекта. Главной задачей исследователя при изучении и сопоставлении


признаков, составляющих идентификационное поле, является их оценка с
позиции необходимости и достаточности для вывода о тождестве.
Решение этой задачи невозможно без разграничения объектов на
идентифицируемые и идентифицирующие. Идентифицируемые

130
(отождествляемые) объекты — это те, тождество которых необходимо
установить, .а идентифицирующие (отождествляющие) — те, с помощью,
которых оно осуществляется. Например, если на месте происшествия
обнаружены следы пальцев, то идентифицируемым будет человек (точнее,
пальцы его руки), а идентифицирующим — следы пальцев. Если обнаружен
след обуви, то идентифицируемым объектом будет обувь (точнее, ее
подошва), а след — идентифицирующим.
При идентификации целого по частям в качестве идентифицируемого
объекта выступает предмет в целом, каким он был до его разделения
(расчленения), а идентифицирующими объектами— его части в их состоянии
на данный момент.
При отождествлении объекта по мысленному образу этот образ
является идентифицирующим, а сам объект, который опознается (узнается),
— идентифицируемым.
Не на каждом этапе расследования преступления можно однозначно
определить, в отношении какого объекта будет осуществлена
идентификация. Порой предстоит сначала разыскать такой объект среди ему
подобных. Поэтому на данном этапе идентифицируемый объект именуют
искомым. Для установления искомого объекта исследуют так называемые
проверяемые объекты, среди которых может находиться искомый. Например,
на месте происшествия найден след пальца. Подозрение в совершении
преступления падает на, троих: А, Б, С. Эти лица являются в данной
ситуации проверяемыми, среди которых может быть одно искомое. В случае
идентификации гр. Б он будет установлен как искомое лицо и при этом
понятия "искомый" и "идентифицируемый" сольются.
Как отмечалось ранее, сущность идентификации состоит в
сопоставлении признаков объекта с отражением этих признаков. Однако
непосредственное сопоставление идентифицируемого и идентифицирующего
объектов возможно далеко не всегда. След, возникнув в результате
контактного взаимодействия, является преобразованным отображением
объекта — выпуклостям объекта соответствуют вмятины следа; оттиск
печати зеркален тексту, имеющемуся на ее клише, и т. п. Отображение
воздействовавшей поверхности может иметь вид вообще не сопоставимый со
следом. Например, в следе разруба от топора видны трассы, оставленные
неровностями его лезвия, однако их нельзя сопоставить непосредственно с
этими неровностями. Невозможно технически сопоставить следы на пуле с
неровностями канала ствола, которые их оставили. При идентификации лица
по почерку не представляется возможным сопоставить рукописный текст и
какие-либо признаки самого человека, так как объектом идентификации
служит система навыков.
Таким образом, при изучении самих идентификационных признаков
исследователь имеет дело с прямой, непреобразованной информацией об
объекте, а при изучении отображения этих признаков — с косвенной,
преобразованной информацией.
Поэтому во всех вышеуказанных и подобных случаях для проведения
131
идентификации требуются образцы для сравнительного исследования. В
качестве таких образцов фигурируют несомненные отображения
идентифицируемого объекта. Они могут отображать его внешнее строение
(отпечатки пальцев, оттиск печати); делать возможным исследование
динамических следов (следы разреза, разруба); позволяют идентифицировать
по отображению внутренних свойств (образцы почерка).
В зависимости, от способа получения такие образцы делят на
экспериментальные и свободные. Экспериментальные получают специально
для идентификации. Например, подозреваемый выполняет рукописный текст
под диктовку следователя; эксперт производит отстрел пуль из проверяемого
пистолета; суд запрашивает образцы оттисков печати из учреждения,
выдавшего сомнительный документ.
Свободные образцы возникают вне связи с совершенным
преступлением. Ценность их заключается в том, что они могут быть
содержательнее по объему заключенной в них информации и более
совпадать по времени происхождения с идентифицируемым объектом.
Например, письма как образцы почерка; оттиск печати на документе такой
же давности, что и исследуемый. В качестве образцов могут изыматься
массы веществ и предметов (дробь, краска, горюче-смазочные материалы),
образцы почвы, объектов растительного происхождения и т. п. Образцами
могут служить и данные криминалистического учета (например,
дактилоскопические карты).

§ 3. Стадии криминалистической идентификации

Стадией именуют период, этап в развитии какого-либо процесса. При


осуществлении идентификации по материально-фиксированным
отображениям выделяют: а) осмотр объектов; б) раздельное исследование
объектов; в) эксперимент; г) сравнительное исследование (сопоставление)
объектов; д) оценка признаков и формулирование вывода. Эксперимент не
является обязательной стадией и может не проводиться, если в нем нет
необходимости.
В стадии осмотра эксперт изучает все представленные ему объекты:
идентифицируемые, идентифицирующие, сравнительные образцы. При этом
он определяет: передано ли ему все необходимое для идентификации; что
собой представляют объекты идентификации; соответствуют ли они тем,
которые указаны в постановлении (определении) о назначении экспертизы,
не претерпели ли они изменения при транспортировке; пригодны ли для
идентификации.
В стадии раздельного исследования идентифицирующий и
идентифицируемый объекты (в том числе сравнительные образцы)
изучаются изолированно друг от друга. Цель — выявить как можно большее
количество признаков (общих и частных), отразившихся в следах и
характеризующих объект идентификации.
Изучая общие признаки объекта по его отображению, эксперт решает,
132
что это за объект, каково его целевое назначение, какую он имеет форму,
размеры и т. д. На основании этих данных объект относят к определенной
группе.
Выявленные в. следе (отображении) общие признаки сопоставляют с
общими признаками идентифицируемого (проверяемого) объекта. При
несовпадении общих (групповых) признаков процесс идентификации
прекращается и формулируется вывод об отсутствии тождества.
Установив совпадение объектов по групповой принадлежности,
приступают к анализу и синтезу частных признаков. Главная задача этой
стадии — выявить идентификационные признаки. Для этого уясняют
сущность каждого признака: его устойчивость (воспроизводимость),
идентификационную значимость. На данной стадии эксперт широко
использует сведения предметных наук, являющихся основой
криминалистических экспертиз: трасологии, судебной баллистики, судебного
почерковедения и т. д. В каждой из них определены общие и частные
идентификационные признаки, разработаны методы их выявления и
изучения.
Стадия раздельного исследования может сопровождаться проведением
эксперимента. В ходе эксперимента получают сравнительные образцы
(пуль, гильз, следов разруба и т. д.). Он позволяет определить
воспроизводимость признаков в следах, отграничить необходимые признаки
от случайных, лучше понять механизм отображения признаков. Эксперимент
осуществляют в условиях, максимально приближенных к тем, в которых
протекало событие (образование следов разруба; возникновение следов
близкого выстрела и т. д.). Обязательным условием эксперимента является
многократное повторение опытов с целью получения стабильных
результатов.
На последующих стадиях производят сопоставление частных
признаков сравниваемых объектов (идентифицируемого и
идентифицирующего) и их оценку. Эти этапы — самые ответственные и
сложные. Трудность в оценке сопоставляемых идентифицируемых признаков
и их комплексов заключается в том, что наряду с совпадениями всегда
приходится иметь дело с некоторыми различиями, природа которых была
рассмотрена ранее. К тому же сама оценка совпадающих и различающихся
признаков носит во многом еще субъективный характер и в значительной
мере зависит от опыта эксперта.
Вместе с тем процесс оценки как совпадающих, так и различающихся
признаков подчиняется определенным закономерностям. В ходе оценки
проверяется соответствие и совпадение как отдельных признаков, так и
индивидуализирующих комплексов в целом. Под соответствием признаков
понимают такую их согласованность, при которой наблюдаемые различия не
выходят за определенные допустимые пределы. Например, производится
сопоставление выстреленных пуль по ширине следов от полей нарезов.
Различие в ширине следа на пуле в пределах сотых долей миллиметра будет
вполне допустимым и объясняется, в частности, возможными различиями (в
133
пределах ГОСТа) диаметра пуль.
Оценивая соответствие или несоответствие признаков, эксперт должен
определить, являются ли несходство, несовпадение, различия признаков
существенными или нет, можно ли ими пренебречь как несущественными,
предварительно объяснив причины различия. Определив соответствие
признаков, он анализирует их совпадение, которое может выражаться
многозначно. Прежде всего это совпадение признаков по их понятийной
сущности. Например, совпадение такого частного признака папиллярного
узора, как "мостик", "крючок", совпадение трасс в первичных следах на пуле
и т. д. Совпадение может выражаться в пространственном совмещении
конфигурации, например, по форме следа от обуви и подошвы самой обуви;
размера и взаимного расположения частных признаков в следе протектора и
на самом протекторе, Совпадение может быть представлено соответствием
числовых величин, например числовые значения совпадающих признаков в
исследуемой рукописи и в образцах почерка проверяемого лица; числовые
значения размеров идентифицирующего и экспериментальных следов.
В каждом случае отождествления эксперт должен установить, что
преобладает в результатах сопоставления: совпадение или различие, чем
объясняются имеющиеся различия, являются ли они закономерными или
случайными, естественными или искусственными, существенными или
несущественными; не исключают ли они возможности вывода о тождестве.
На заключительной стадии идентификации, завершая оценку
совпадающих и различающихся признаков, эксперт формулирует вывод о
наличии или отсутствии тождества. При этом он опирается как на результаты
исследования, так и на научные основы идентификации данного рода
объектов (трасология, судебная баллистика и т. д.), собственный экспертный
опыт, результаты обобщения практики. Вывод эксперта должен логически
вытекать из его исследования и не противоречить промежуточным выводам,
к которым он приходил на разных стадиях исследования. По своей природе
выводы эксперта могут быть утвердительные (устанавливающие факт
тождества) и отрицательные (исключающие тождество). По форме
выражения различают выводы категорические (достоверные) и вероятные
(предположительные).
По характеру отношений между объектом исследования и тем, что
утверждается (или отрицается) на основании процесса отождествления,
выводы делят на ассерторические, проблематические, разделительные и
условно-определенные. Ассерторический вывод констатирует факт, имевший
место в действительности. Например: "пуля выстрелена в стволе пистолета
системы Макарова №... "; "рукописный документ выполнен гр. Н." и т. п.
Проблематические выводы устанавливают возможность существования
какого-либо факта в прошлом. Например: возможность выстрела из
охотничьего ружья без нажатия на спусковой крючок; возможность
отпирания замка отмычкой.
Разделительные выводы допускают равную возможность оставления
отображения одним из двух объектов, но исключают все остальные
134
однородные с ними объекты. Естественно, что к такому выводу эксперту
приходится прибегать, когда налицо два чрезвычайно сходных объекта: два
человека с очень сходными почерками; фотографии близнецов и т. п.
Условно-определенные выводы формулируются в тех случаях, когда
суждение эксперта выносится при отсутствии сведений об условиях,
влияющих на конечный результат (исследуемый факт). Так, решая вопрос о
дистанции выстрела, произведенного из охотничьего ружья, эксперт
рассматривает разные варианты в зависимости от того, как был снаряжен
патрон (ввод и навеска пороха, количество и размер дроби, примененные
пыжи, способ снаряжения и т. д.).
§ 4. Значение криминалистического отождествления и различия
для расследования и раскрытия преступлений

Значение идентификации и дифференциации для раскрытия и


расследования преступлений определяется важностью для дела тех
обстоятельств, которые могут быть установлены с помощью
рассматриваемых методов. Доказательственное значение получаемых при
этом фактов зависит от их отношения к предмету доказывания, от той роли,
которую они играют в качестве промежуточных элементов доказывания.
Рассматривая преступление как один из актов отражения, а
идентификацию как метод изучения взаимодействия материальных объектов,
получают сведения, касающиеся технической стороны такого
взаимодействия (каким объектом, в каких условиях оставлены следы, не
оставлены ли они данным объектом). Устанавливаемый при этом факт
физического взаимодействия оценивается в его связи с другими
обстоятельствами (лицами, предметами, явлениями), фигурирующими в деле.
В результате определяется не только его отношение к главному факту
(предмету доказывания), но и дается правовая оценка факту взаимодействия.
Акты идентификации (дифференциации) могут касаться фактов,
относящихся к любому из элементов состава преступления: объекта,
объективной стороны, субъекта, субъективной стороны .
87

Одним из главных элементов предмета доказывания является


установление объекта преступления и обстоятельств его совершения (время,
место, способ). В этом плане идентификация позволяет выявить предмет
преступного посягательства, определить орудия и средства совершения
преступления, место и время действия; наличие причинной связи между
преступным действием и наступившими последствиями.

87
Выяснению обстоятельств, относящихся к субъективной стороне,
акты идентификации способствуют косвенным образом. В расчет
принимаются идентификационные исследования фактических обстоятельств
объективной стороны, в которых отражены волевые моменты поведения
преступника (характер умысла, неосторожные действия, цели и мотивы
преступления).

135
Анализ и идентификация (дифференциация) следов на месте
преступления позволяют судить о предмете преступного посягательства:
взлом сейфа, убийство человека, кража материальных ценностей. При
отсутствии такого предмета о нем позволяют судить акты идентификации
объектов, имеющих к нему отношение: одежды потерпевшего, обнаруженной
у подозреваемого; упаковки от похищенных предметов и т. п. При
расследовании убийств особое значение имеет идентификация физического
лица (опознание или отождествление трупа), так как не зная, кто убит,
невозможно установить все элементы состава преступления.
Существенно значима идентификация для установления способа
совершения преступления (объективная сторона). Выявление групповой
принадлежности орудия по его следам способствует розыску этого орудия
(определению круга проверяемых объектов), а индивидуальное
отождествление конкретного экземпляра — установлению факта его
применения в данных условиях. По этим сведениям определяют лицо,
использовавшее данное орудие.
Велика роль идентификации (дифференциации) для установления
субъектов преступления. Необходимо различать три возможных варианта
отождествления лица:
по следам, оставленным частями тела (рук, босых ног, зубов);
по следам, оставленным предметами человека (обувью, перчатками,
орудием преступления) и по самим предметам (утерянным или брошенным
вещам);
по совокупности данных, полученных путем идентификации в
отношении предмета преступления, времени и способа его совершения,
места преступления и т. п.
88

а) источник слит с подозреваемым, является его неотъемлемой частью


(рука, нога и т. д.);
б) источник принадлежит подозреваемому или находится в его
владении (пистолет, обувь);
в) источник не принадлежит подозреваемому и не находится в его
владении (предприятие, изготовившее изделие массового производства,
которое найдено на месте происшествия и у подозреваемого: пуговицы,
куски веревки и т. д.).
Значение идентификации в каждом из вариантов будет различно,
однако во всех случаях факт идентификации, взятый сам по себе, т. е.
изолированно от других доказательств, не может свидетельствовать о
совершении преступления определенным лицом. Исключение составляют
такие ситуации, когда действия, отраженные в идентифицирующем объекте,

88
Н. А. Селиванов предлагает разграничивать эти категории по
источнику происхождения и его связи с обвиняемым и расследуемым
преступлением: (См.: Селиванов Н. А. Советская криминалистика: система
понятий. М., 1982. С. 32.)

136
однозначно и очевидно связаны с преступным событием, например
написание преступником клеветнического письма.
В подавляющем большинстве случаев связь отображений даже частей
тела, в отношении которых проведена идентификация, не является
достаточно очевидной и в силу этого нуждается в специальном доказывании.
Оно включает установление фактов, подтверждающих возникновение
отображения (следов рук, ног) в связи с совершенным преступлением, а
также фактов, исключающих возможность оставления следов ранее или
позже совершенного преступления.
Еще более сложным является процесс доказывания, когда лицо
идентифицируется по отображениям принадлежащих ему предметов (обуви,
транспортного средства, орудия преступления) или путем отождествления
самих предметов. В подобных случаях подозреваемый (обвиняемый) обычно
заявляет, что идентифицированные предметы были взяты у него кем-либо
или похищены (пропали) еще до преступления. Подобные заявления должны
тщательно проверяться.
Идентификация (дифференциация) играет существенную роль при
исследовании объектов или продуктов незаконченной деятельности. Так,
установление принадлежности исследуемого объекта к группе
огнестрельного оружия является непременным актом доказывания при
расследовании преступлений о незаконном изготовлении, ношении или
хранении огнестрельного оружия. Точно так же требуется провести
идентификацию (дифференциацию), чтобы установить принадлежность
вещества к группе ядовитых или наркотических средств.
Подделка монеты может быть установлена на основании
дифференциации пресс-формы, в которой она чеканилась, и пресс-форм,
используемых в государственном предприятии. Дифференциация штрихов
красителя, которым выполнен документ, и штрихов, дописанных
впоследствии, позволяет установить приписку (исправление);
дифференциация печатей и штампов служит основанием для доказывания
факта подделки документа.
Значение идентификации (дифференциации) в установлении фактов по
делу и причинной связи между ними определяется также формой вывода о
тождестве: установлена групповая принадлежность или осуществлено
индивидуальное отождествление, сформулирован вывод в категорической
или в вероятной форме.

137
Глава 8. Криминалистическая диагностика

§ 1. Понятие и задачи криминалистической диагностики

Криминалистическая диагностика распознает состояние объектов,


познает события, явления, процессы. Так, по следам ног можно не только
идентифицировать человека, но и судить о направленности его движения,
приблизительной скорости, о факте перетаскивания тяжести, о передвижении
в темноте. По следам взлома судят не только об использованном орудии, но и
о способе взлома, о навыках лица, его физической силе, затраченном времени
и т. п.
Слово "диагностика" греческого происхождения и означает
"распознавание", "различение", "определение". Каждый из этих терминов, не
являющихся синонимами, способен охарактеризовать один из аспектов этого
сложного процесса. Распознать — значит установить некое подобие уже
известному. В криминалистике это установление сходства изучаемой
ситуации с некоторой типовой моделью (типичной ситуацией). Различить —
значит отделить, отдифференцировать эту ситуацию от других ей подобных.
В медицине, например, есть понятие дифференциальной диагностики, когда
типовая форма устанавливаемого заболевания отграничивается от иных
форм, обладающих сходными симптомами. И, наконец, определить
(заключительный этап диагностирования) — значит через сходство с типовой
моделью, различение исследованного выявить индивидуально конкретное,
присущее данной исследуемой ситуации.
С учетом этого общая задача криминалистической диагностики
трактуется как установление (определение, раскрытие) объективной истины
путем изучения и объяснения свойств и состояний объекта (явления).
Следовательно, диагностика может быть определена как процесс познания, в
основе которого лежат общие события (явления, факты), по их результатам.
Являясь одним из методов в сложной системе судебного доказывания,
диагностика полностью согласуется с его общими принципами установления
истины. С познавательной стороны судебное доказывание расценивается как
мысленная реконструкция прошлых событий, в ходе которой преобладают
выводы так называемого обратного направления: от явления — к его
сущности, от следствия — к его причине, от отображения — к анализу
свойств и состояния отображенного объекта. Методологической основой
процесса такого познания является теория отражения.
Криминальная ситуация как объект доказывания обладает в
информационном плане следующими чертами:
а) ретроспективностью, ибо познаваемое событие уже произошло;
б) уникальностью, т. е. неповторимостью, определяемой сочетанием
условий и обстоятельств данной ситуации;
в) отображаемостью в материальных и идеальных формах, т. е. вещной
(вещественной) обстановке события и в сознании людей (участников,
свидетелей, потерпевших).
138
Рассматривая событийную ситуацию как определенную систему, в ней
можно условно выделить две большие группы подлежащих установлению
фактов:
относящихся к относительно стабильным компонентам ситуации. Это
участники события, орудия преступления, иные предметы, средства
сокрытия следов преступления;
относящихся к изменчивым компонентам ситуации. Сюда относятся
состояние объектов, условия места и времени, механизм взаимодействия
субъектов, предметов.
В соответствии с этим и информацию о рассматриваемых фактах
можно разделить на два вида: об относительно стабильных материальных
объектах, причастных к преступлению, и об изменчивых ситуативных
условиях, также связанных с происшедшим событием. Если для его
реконструкции необходима информация о тождестве конкретных объектов,
то решаются идентификационные задачи (отождествление объекта по его
следам, установление частей по единому целому, установление общего
источника происхождения и т. п.). Если предметом изучения при
реконструкции является установление конкретных ситуационных факторов
(условия, в которых находились и взаимодействовали объекты первого вида,
характер их взаимодействия, причина наблюдаемых последствий), то на
первый план выходит решение диагностических задач.
В наиболее общем виде задачи криминалистической диагностики
могут быть классифицированы следующим образом:
а) установление пространственной структуры обстановки преступного
события (где, в какой обстановке произошло преступление, каково точное
место столкновения транспортных средств, какие из имеющихся следов
относятся к совершенному преступлению и т. п.);
б) установление механизма отдельных этапов (стадий) события
(направление и характер взлома преграды, взаимное положение
транспортных средств в момент столкновения, способ изготовления
фальшивых денежных знаков и т. п.);
в) определение вещественной структуры обстановки места
происшествия (каковы свойства и состояние объектов этой обстановки, в
какой мере они могли обусловить механизм преступления, выбор орудия
преступления, оставить следы на преступнике и его одежде, обеспечить
скрытность преступления и т. п.);
г) установление временных характеристик преступного события (когда
оно произошло, сколько времени могло потребоваться для его совершения; в
какой последовательности совершались действия, какие следы возникли
раньше, а какие позже и т. п.);
д) определение свойств действовавших объектов (лиц, орудий,
транспортных средств), их количества, характера функционирования
(сколько было участников преступления; обладало ли лицо, совершившее
взлом, профессиональными навыками, какое оборудование и навыки были
применены при изготовлении огнестрельного оружия или взрывного
139
устройства; исправно ли транспортное средство и если нет, то в какой связи
неисправность находится с ДТП и т. п.);
е) ретроспективное исследование причинно-следственных связей
(какова причина пожара, что могло явиться причиной выстрела без нажатия
на спусковой крючок, имеется ли причинная связь между определенными
действиями и наступившими последствиями, могла ли быть причиной ДТП
техническая неисправность, установленная при экспертизе транспортного
средства, и т. п.);
ж) прогнозирование действия причинно-следственных связей (какие
последствия могли наступить в результате действий определенного лица,
какие повреждения должны были остаться на скрывшемся транспортном
средстве, в результате ДТП и т. п.);
з) установление в целом механизма преступного события. Эта задача
представляет собой интеграционное диагностирование многих из
приведенных выше факторов, являясь по сути своей ситуационным анализом
всего события как системы действий. Для ее решения необходимо изучить и
использовать все виды информации: личностной — об участниках события;
вещной — о предметах отражаемых и отражающих; операционной — о
механизме действий, их условиях, обстоятельствах;
и) установление соответствия ситуации, излагаемой участником
процесса (обвиняемым, потерпевшим), тому механизму происшествия,
который может быть определен по следам и иным вещественным
доказательствам;
к) установление криминогенных факторов, составляющих элементы
причин и условий преступного события (какие обстоятельства
способствовали или могли способствовать его совершению; в какой
обстановке может произойти аналогичное преступление; обеспечивает ли
конструкция замка его надежность, может ли он быть открыт подобранным
ключом, отмычкой; какие несовершенства документов способствуют их
подделке и др.).
Из приведенного перечня видно, что при всем. своем многообразии
диагностические задачи касаются изучения трех категорий свойств и
условий: внутренних (свойства и состояние объекта); внешних,
обстановочных (время, место, функционирование объектов); механизма
возникновения и развития процессов (взаимодействия объектов между собой
и т. п.).
С учетом изложенного предмет криминалистической диагностики
можно определить как исследование свойств и состояния объекта
(ситуации) с целью установления происшедших в нем изменений,
определение причины этих изменений и ее связи с совершенным
преступлением.
При наличии общей цели идентификации и диагностики —
установление фактов, свидетельствующих о происшедшем событии
преступления, — имеется немало различий в сущности решаемых при этом
задач. В первом случае это установление индивидуальности объекта, во
140
втором — определение конкретного ситуативного условия события. Оба
процесса тесно связаны между собой. Так, определение условий
следообразования всегда сопутствует отождествлению объекта по его следу-
отображению. В свою очередь, при диагностическом установлении
механизма следообразования всегда учитываются свойства и состояние
следообразующего объекта. Однако решение задач обеих групп не составляет
единого целого. Они могут чередоваться, перемежаться, но могут решаться и
по отдельности. Например, при экспертном анализе следов взлома
чередование задач и их взаимосвязь будут выглядеть следующим образом:
определение направленности взлома (диагностическая задача) —
определение вида использованных орудий взлома (классификационно-
диагностическая) — установление свойств субъекта: сила, рост, навыки
(диагностическая) — установление групповых свойств примененного орудия
взлома (идентификационная) — пригодность следов для отождествления
(диагностическая) — отождествление орудия по следам (идентификационная
задача). Главное заключается в том, что эти задачи не должны
противопоставляться и отрываться одна от другой.

§ 2. Теоретические основы криминалистической диагностики

Первоначальное понятие диагноза связывалось с медициной, с методом


распознавания болезни. По мере развития науки и техники, интеграции
знаний и методов, их перенесения из одной области знания в другую
появляются и реализуются понятия диагностики технической, ботанической,
зоологической, психологической и др.
Например, психологическая диагностика широко используется в
судебно-психологической экспертизе и включает методы распознавания
психологических свойств и состояний человека: диагностика
индивидуальных различий, личностного развития детей и подростков,
интеллекта, умственной отсталости и т. п. Техническая диагностика широко
применяется в судебно-автотехнической экспертизе. Все это позволяет
считать, что данный термин утратил свое некогда сугубо медицинское
значение.
Введению понятий "криминалистическая диагностика" и "экспертная
криминалистическая диагностика" предшествовало выделение теоретических
аспектов познавательной деятельности, не решающей идентификационных
задач и имеющей самостоятельное направление в криминалистике .89

89
Существенный вклад в развитие криминалистической диагностики
внесли работы: Снетков В. А. Проблемы криминалистической диагностики.
М., 1972. Вып. 23; его же. Экспертная криминалистическая диагностика. М.,
1984; Корухов Ю. Г. Трасологическая диагностика. М., 1982; Орлова В. Ф.,
Шляхов А. Р. Принципы классификации задач криминалистической
экспертизы // Актуальные проблемы теории судебной экспертизы. М.,1984.

141
Для создания научных основ криминалистической диагностики
потребовалось проанализировать и систематизировать большое количество
типичных ситуативных условий, характеризующих как состояние и свойства
отдельных объектов, так и целые криминальные ситуации. Выявляемые при
этом закономерности легли в основу соответствующих методик.
Например, чтобы установить, не исполнена ли рукопись в необычной
позе, нужно знать закономерности влияния позы на процесс письма, свойства
почерка и их проявление при выполнении рукописи в необычной позе; чтобы
установить, исправно ли запирающее устройство, необходимо знать его
характеристики и варианты возможных повреждений; чтобы установить
последовательность выстрелов, необходимо располагать сведениями об
изменении интенсивности и характера отложения продуктов выстрела в
области входного отверстия по мере производства выстрелов и образования
нагара в канале ствола.
Подобный теоретический базис метода диагностирования исходит из
одной закономерности материального процесса — его повторяемости, что в
конечном счете приводит к выводу о ситуационном характере
возникновения, существования и исчезновения доказательств.
Повторяемость события, действия обеспечивает стабильное отображение,
позволяющее выявить данные, общие для всех аналогичных процессов, а
также сведения о возможных отклонениях и причину этих отклонений. Так,
криминалист-трасолог, опираясь на классификацию следов по механизму их
образования, решает диагностическую задачу по определению условий
возникновения следов на месте происшествия: сначала каждого следа в
отдельности, затем групп однородных следов, после этого — групп
разнородных следов, и на основе анализа их совокупности переходит к
диагностированию ситуации в целом.
Структуру процесса криминалистической диагностики в общем виде
можно представить так: определение цели, предварительное изучение
объектов, анализ диагностических признаков, сравнение по аналогии, оценка
и корректирование полученных результатов, формулирование выводов. В
приведенной схеме просматривается традиционное представление о
криминалистическом идентификационном процессе. Здесь нет какого-либо
противоречия. Уже отмечалось, что идентификация и диагностика имеют
много общего. Однако совпадение стадий того и другого процессов не
лишает их самостоятельности. Важно обратить внимание на другое: метод
сравнительного исследования применяется и в идентификации (для
установления индивидуального объекта), и в диагностике (для установления
наличия конкретного ситуативного условия события).
При идентификации признаки объекта сравниваются с признаками,
отобразившимися в следе, что позволяет при их совпадении говорить об
отождествлении уникального (единичного) объекта. Целью диагностики
является установление конкретных, но не обязательно уникальных условий
ситуации. Здесь метод сравнения используется для того, чтобы сопоставить
ситуацию, изучаемую по отображениям, с ситуацией типичной, известной по
142
закономерностям повторяющихся событий. Стержневым в любой
диагностике — медицинской, технической или криминалистической —
является сравнение по аналогии. С помощью приема аналогии выводят
умозаключение, степень вероятности которого зависит от числа сходных
признаков и от того, насколько они существенны.
Многообразие возможных отклонений от типичной ситуации
затрудняет однозначный вывод. Конкретность вывода, носящего
диагностический характер, зависит от объема и характера информации об
исследуемой ситуации, от меры конкретности данных о типичных ситуациях
подобного рода, а при экспертизе — еще и от степени детализации вопросов,
поставленных эксперту.
Таким образом, диагностирование можно представить как процесс
сужения и конкретизации альтернатив — вплоть до выбора наиболее
вероятной на стадии перехода в достоверное суждение о факте. Конкретность
решаемой при этом задачи определяется тем, что: а) устанавливается одно
условие из всех возможных, б) устанавливаемое условие само по себе
достаточно конкретно, так как связано с конкретной ситуацией, с
определенными объектами.
Наряду с методами аналогии и сравнения в диагностическом процессе
широко используются методы моделирования, эксперимента, экстраполяции.
В теории криминалистической идентификации существует четкая
классификация объектов на идентифицируемые и идентифицирующие, на
искомые и проверяемые. Подобная классификация имеется и в диагностике.
Здесь объекты могут быть поделены на диагностируемые и
диагностирующие, искомые и проверяемые. Диагностируемым является
состояние, свойство объекта, механизм происшествия. Диагностирующими
— признаки, отражающие в материальном виде это состояние, свойство,
механизм. Искомыми являются ситуативные условия, определяющие
динамику события и отраженные в его вещной обстановке. Проверяемыми —
предположения (версии) следователя, суда, эксперта, объяснения иных
участников процесса (потерпевшего, подозреваемого, обвиняемого,
подсудимого).
Так, назначая экспертизу для решения диагностических задач,
следователь, суд всегда действуют в состоянии неопределенности
(энтропии) в отношении устанавливаемого факта. Степень энтропии может
90

быть различной, в зависимости от полноты (неполноты) зафиксированных


условий и сложности ситуации. В любом случае имеющиеся данные
позволяют конструировать некоторую версию (общую, частную),
требующую проверки (подтверждения или опровержения) с помощью
экспертизы. В качестве проверяемого объекта может выступать, например,
предположение о динамике ДТП, основанное на анализе следов, оставшихся

90
Энтропия — в теории информации — мера неопределенности
ситуации.

143
на месте происшествия и на транспортных средствах. Нередко проверяемым
объектом выступает ситуация, изложенная в показаниях кого-либо из
участников процесса. В подобных случаях в задачу эксперта входит
диагностирование следов, условий их возникновения и определение
возможности их образования в том виде, в тех местах и при тех
обстоятельствах, как показал допрашиваемый.
Характерным отличием диагностики от идентификации является то,
что при идентификации проверяемый объект всегда существует материально,
а при диагностировании этого может и не быть. Например, "место
нахождения стрелявшего", фигурирующее в качестве объекта исследования,
было как таковое в момент прошлого события, во время выстрела. Этой
ситуации к моменту диагностирования уже нет, что обусловливает
необходимость реконструкции, моделирования.
Таким образом, диагностируемый объект — это устанавливаемое
условие (предмет, ситуация), а диагностирующие объекты — это
материальные носители признаков, отображающих свойства (систему
свойств, признаки, комплексы признаков) и воздействие на них
определенных условий происшедшего события.
Методические основы криминалистической диагностики базируются, с
одной стороны, на гносеологической сущности процесса диагностирования, с
другой — на солидном фундаменте общей методологии криминалистики. В
этом плане методологическую основу криминалистической диагностики
определяют:
принципиальная возможность познания объекта, события по его
отображению;
сведения об общих закономерностях возникновения доказательств,
включая вещественные, как средств отражения и носителей потенциала
криминалистически значимой информации;
сведения, накопленные криминалистикой о закономерностях
возникновения исследуемых ею объектов, их свойствах и признаках;
сведения о типичных моделях отражения действия (события) с учетом
объективных свойств, взаимодействовавших предметов, условий
взаимодействия и, при необходимости, свойств личности (физических,
психофизиологических и др.);
владение методиками исследования объектов криминалистической
экспертизы и всем арсеналом необходимых методов (аналогией,
моделированием, экстраполяцией, анализом, синтезом, экспериментом и др.).
Приведенные положения отражены в общей методике процесса
диагностирования.
Чаще всего в качестве диагностируемого объекта выступает некая
конкретная ситуация, а в качестве диагностирующих — различные виды
доказательственной информации: предметной (вещественные доказательства,
слепки, копии); вербальной (описания в протоколах следственных действий);
графо-аналитической (схемы, планы); наглядно-образной (фото-кино-,
видеоизображения). Диагностирование конкретной ситуации является, по
144
сути, интегративным, требующим не только изучения всей вышеназванной
информации, но при необходимости и ее пополнения путем отдельных
следственных действий (следственный эксперимент, повторный осмотр
места происшествия), экспертизы и др.
При диагностировании результатов действия, а также соотношения
фактов, событий одним из главных обстоятельств, требующих тщательного
анализа, в том числе и при изучении материалов дела, является механизм 91

происшествия. В криминалистической литературе понятие "механизм


происшествия" трактуется в двух аспектах: вещественно-энергетическом и
структурно-ситуационном. Вещественно-энергетический механизм
характеризует происшествие с точки зрения динамических процессов
взаимодействия материальных тел (предметов, вещей, объектов). Под
структурно-ситуационным понимают стадии течения процесса, переход из
одной стадии в другую. Для решения диагностических задач, связанных с
изучением механизма происшедшего события, необходимо получить
достаточно четкое и достоверное представление о взаимодействовавших
объектах, условиях их взаимодействия, стадиях события, его динамике. В
ходе диагностирования определяется, каким образом информация о событии
распределена по объектам отражающего комплекса (по диагностирующим
объектам), какой потенциал информации и о каких признаках ситуации несут
те или иные отображения, следы и т. п.
Особенно важной является оценка достоверности и достаточности
информации. При ее дефиците или сомнении в надежности необходимо
определить, из каких источников и с помощью каких средств она может быть
уточнена, проверена, восполнена. Что касается вариантов ложного
отражения, умышленного создания недостоверной информации
(инсценировка иного события), то оценка подобных ситуаций представляет,
по сути, решение двух диагностических задач: установления факта
инсценировки, а затем определения истинного механизма преступления.
Важную роль при диагностировании играют построение и проверка
гипотез (версий). Без конструирования, проверки, уточнения, окончательного
принятия гипотезы, вплоть до перехода от нее к достоверному выводу,
диагностирование невозможно. Под гипотезой понимают предположение,
объясняющее происхождение, существование и сущность фактов, а также
причин изучаемого явления на основе уже известных ранее фактов. Как один
из способов выяснения фактов и наблюдений (включая опытные данные),
гипотеза чаще всего создается по принципу: "То, что мы хотим объяснить,
аналогично тому, что мы уже знаем' . Необходимо отметить, что гипотеза —
92

91
Под механизмом в данном случае понимается "совокупность
состояний и процессов, из которых складывается какое-либо явление"
(Ожегов С. И. Словарь русского языка. М., 1958).

92
БСЭ. 3-е изд. М., 1971.

145
это не просто предположение, а выражение известной системы знаний,
отражающее связь с достоверно установленными фактами.
Всякая гипотеза должна удовлетворять по меньшей мере трем
условиям.
Во-первых, гипотеза должна быть проверяемой, т. е. следствия,
выведенные из нее путем логической дедукции, должны поддаваться
опытной проверке и соответствовать результатам опытов, наблюдений и
имеющемуся материалу. Для криминалистической диагностики это
накопленный следственный опыт, специальные экспертные познания.
Во-вторых, гипотеза должна обладать достаточной общностью и
предсказательной силой, т. е. объяснять не только те явления, из
рассмотрения которых она возникла, но и все связанные с ними. Она должна
служить основой для вывода о неизвестных еще явлениях (в
рассматриваемом случае — диагностируемой ситуации).
И наконец, в-третьих, гипотеза не должна быть противоречивой. Когда
при идентификации формулируется предположение "след оставлен данным
объектом — след не оставлен данным объектом", то это не одна
противоречивая гипотеза, а две самостоятельные, и каждая может иметь
только одно следствие. Так и при диагностировании может быть создано
несколько гипотез, отражающих многовариантность условий, каждая из
которых не должна быть противоречивой.
В криминалистике, говоря о значении гипотез (следственных,
оперативно-розыскных, судебных, экспертных версий), отмечают их
правомерность и необходимость в процессе собирания, исследования и
оценки доказательств. Подчеркивают их предположительный характер и цель
— объяснить происхождение конкретных фактов или причин, лежащих в
основе закономерностей исследуемых явлений. С учетом этого гипотеза при
криминалистическом диагностировании должна быть достаточно
обоснованной, касаться фактов, имеющих значение для дела, содержать
объяснения, проверка которых призвана способствовать установлению
истины.
Разрешение таких сложных задач, как установление события по его
результату, динамики и условий события, выявление причинной связи между
фактами, не только требует разработки нескольких гипотез, но и заставляет
конструировать эти гипотезы различными по объему, в зависимости от
степени охвата изучаемого факта (или суммы фактов) и степени детализации
гипотезы. Так, на месте происшествия частные гипотезы могут касаться
обстоятельств возникновения отдельных следов и их групп, а общая —
очередности возникновения всех групп следов или механизма происшествия
в целом. Вместе с тем необходимость разработки нескольких гипотез не
должна вести к конструированию необоснованных, надуманных,
нереалистических гипотез.
Как отмечалось выше, в структуре всякой гипотезы различают
элементы достоверного и предположительного знания. К первым относятся
сведения о свойствах и признаках исследуемых объектов, сведения о фактах,
146
ко вторым — предположительное суждение об их сущности, истолкование
связи и взаимосвязи фактов, событий. По мере выявления данных связей,
установления закономерностей изменений, наступивших в результате
определенного действия, предположительное объяснение перерастает в
достоверное.
Построение гипотезы может быть упрощено путем его расчленения на
составляющие. Для этого из суммы многообразных фактов рекомендуется
выделить два, относящихся друг к другу как причина и следствие. Изучая
следствие, надо предположить его непосредственную причину, может быть,
несколько причин. Рассматривая другой факт как причину, следует
предположить его следствие (несколько следствий). Подобная работа со
звеньями причинного ряда существенно облегчает построение гипотезы.
Гипотеза подвергается постоянной проверке и корректировке. Так,
анализ собранной информации, обнаружение в ней ранее не замеченных
деталей позволяют уточнить гипотезу или, наоборот, указать на ее
несостоятельность. Вместе с тем гипотеза, основанная на изучении ситуации,
может позволить усомниться в достоверности сведений, содержащихся в
материалах уголовного дела, например показаниях обвиняемого о его
действиях в условиях дорожно-транспортного происшествия.
На сравнительной стадии исследования сконструированная гипотеза
сопоставляется с типичными ситуациями. Из сходных ситуаций должна быть
выбрана одна, наиболее близкая к исследуемой (диагностируемой). Как бы
они ни совпадали по своим признакам и комплексам признаков, исследуемая
ситуация всегда отличается от выбранной типичной. Для объяснения
отличий на пути к достоверному выводу должны быть объяснены причины
расхождений. Как правило, они определяются конкретными особенностями
диагностируемой ситуации. В результате проводимой при этом
корректировки гипотезы существенно уменьшается энтропия и
конструируемая модель ситуации все более приближается к
диагностируемой. На заключительном этапе (синтез всех исследуемых
сведений) необходимо убедиться в соответствии смоделированной ситуации
имеющимся фактическим данным.

§ 3. Экспертные диагностические задачи

Наиболее разработана в настоящее время часть криминалистической


диагностики, которая осуществляется в процессе криминалистических
экспертиз. Здесь типичными задачами являются следующие.
1. Диагностические исследования свойств и состояния объекта при его
непосредственном изучении.
1.1. Исследование свойств объекта, включая его соответствие
определенным (заданным, установленным стандартом) характеристикам.
Например, является ли объект огнестрельным оружием, может ли быть
использовано по назначению данное взрывное устройство.
1.2. Определение фактического состояния объекта, наличия или
147
отсутствия каких-либо отклонений от его нормальных параметров.
Например, исправно ли данное огнестрельное оружие, пригодно ли оно для
производства выстрелов.
1.3. Установление первоначального состояния объекта. Например,
какие изменения внесены в первоначальный текст исследуемого документа;
подвергался ли изменению номер на кузове транспортного средства, и если
подвергался, то каков был его первоначальный вид.
1.4. Определение причин и условий изменения свойств (состояния)
объекта. Например, какова причина разрыва канала ствола охотничьего
ружья № ...; каким способом был удален первоначальный текст в документе.
2. Диагностические исследования свойств и состояния объекта по его
отображению.
2.1. Определение степени информативности следа. Например, имеются
ли на бутылке следы рук, и если имеются, то пригодны ли они для
идентификации; можно ли по имеющимся следам обуви определить рост
лица, оставившего эти следы.
2.2. Установление свойств и состояния объекта в момент
возникновения отображения. Например, в каком состоянии находился
пишущий в момент выполнения рукописного текста; обладает ли
профессиональными навыками лицо, отпечатавшее данный текст на
пишущей машинке.
2.3. Определение причины изменения свойств или состояния объекта.
Например, не подвергался ли данный текст травлению, смыванию,
исправлению; какова причина слабой выраженности следов от полей нарезов
канала ствола на выстреленной пуле.
3. Исследования механизмов, процессов и действий по результатам
(объектам, отображениям).
3.1. Определение структуры механизма.
3.1.1. Определение возможности судить о механизме и обстоятельствах
события по его результатам (последствиям, отображениям). Например,
возможно ли по форме и расположению следов крови на одежде гр. N судить
о механизме их возникновения; можно ли по имеющимся следам ходовой
части автомобиля ВАЗ-21011, госномер ..., определить режим его движения
до наезда на пешехода (осуществлялись ли торможение, маневр и другие
действия).
3.1.2. Определение отдельных этапов (стадий, фрагментов) события.
Например, каково, судя по следам ходовой части на дорожном покрытии,
было направление движения транспортного средства до момента
столкновения; из каких стадий состоял процесс изготовления данных
поддельных денежных банкнот и какое требовалось оборудование для
реализации каждой из этих стадий.
3.1.3. Установление механизма события в его динамике. Например,
какими частями контактировали транспортные средства в момент их
столкновения, как перемещались транспортные средства после этого.
3.1.4. Установление возможности (невозможности) совершения
148
определенных действий при определенных условиях. Например, возможен ли
выстрел из данного охотничьего ружья при его падении на пол с высоты не
более метра при условии удара тыльной стороны приклада о поверхность
пола.
3.1.5. Установление соответствия (несоответствия) действий
специальным правилам. Например, какие отступления от специальных
правил были допущены при изготовлении бланков данного документа.
3.2. Определение условий (обстановки).
3.2.1. Определение времени (периода) или хронологической
последовательности действия (события). Например, в какой
последовательности, судя по следам на месте происшествия, действовал
преступник.
3.2.2. Определение места действия (его локализация, границы),
позиции участников. Например, по следам на месте происшествия
определить, на какой стороне проезжей части и на каком расстоянии от
осевой линии произошло столкновение транспортных средств; где, на улице
или в помещении, происходил разговор, записанный на магнитную ленту;
каково было взаиморасположение стрелявшего и пострадавшего в момент
выстрела.
3.2.3. Определение иных условий, при которых происходило событие.
Например, не изготовлен ли данный рукописный, документ в необычных для
пишущего условиях.
3.3. Определение причинности.
3.3.1. Определение причины наблюдаемого результата. Например,
какова причина неисправности замка, не явилась ли эта неисправность
следствием его открывания (попытки открывания) подобранным ключом,
отмычкой, иным посторонним предметом.
3.3.2. Установление причинной связи между действиями и
наступившими последствиями. Например, в какой мере действия водителя
транспортного средства обусловили возникновение аварийной ситуации;
правильны ли утверждения гр. N о том, что изготовленное им взрывное
устройство на самом деле являлось его имитацией и заведомо было
непригодно для производства взрыва.
Выводы эксперта могут иметь как самостоятельное значение в качестве
промежуточных доказательственных фактов в общей системе доказательств,
так и быть использованы следователем для криминалистической диагностики
ситуации в целом.
§ 4. Диагностика в работе следователя

Наиболее существенно элементы криминалистического


диагностирования проявляются в построении и проверке следственной
версии. "Версия, — по определению И. М. Лузгина, — представляет собой
обоснованное предположение относительно события преступления, его
отдельных элементов либо о происхождении и связи доказательственных

149
фактов" . В структуре следственной версии отчетливо просматриваются те
93

же элементы, что и в диагностической гипотезе; построение и проверка


версии проходят те же этапы, что и гипотеза при диагностировании.
Основываясь на определенных данных, следователь формулирует
версию как первую стадию создания гипотезы.
На второй стадии осуществляется анализ версии как предположения о
совершенном преступлении, и даются выводы (выведение следствий) из
этого предположения. Третья стадия — проверка этих выводов и
сопоставление с данными, полученными в результате проведения
следственных действий.
Информационной базой версии принято считать, с одной стороны,
фактические обстоятельства, из которых исходит версия, т. е. реальные
факты, а с другой — абстракции, выражающие такие юридические понятия,
как состав преступления, его элементы, предмет доказывания, т. е. те
категории, с которыми предстоит сопрягать эти факты.
Как было показано ранее, диагностирование криминальной ситуации
состоит в основном в исследовании механизма преступления (его
подготовки, совершения, сокрытия). С учетом этого приемы и методы
криминалистического диагностирования применяются в построении и
проверке частных версий, касающихся отдельных элементов состава
преступления, в первую очередь его объективной стороны.
Говоря о построении следственной версии, обычно отмечают, что
основой ее являются факты, фактические обстоятельства, собранные по делу.
По сути это правильно, но для подлинно научного построения версии
(гипотезы), в том "числе на основе принципов диагностирования, этого явно
недостаточно. При построении версии необходимо оперировать понятием
"признак" как отражением характеристик конкретного преступления. В
криминалистической литературе приводились классификации таких
признаков по различным основаниям.
94

1. По содержанию: признаки приготовления к преступлению, его


совершения, сокрытия; признаки использования преступных результатов.
2. По месту проявления: на месте преступления или месте
происшествия (если эти места не совпадают); в иных местах; в документах
федеральных, муниципальных, коммерческих и других структур; в быту и
личной жизни преступников, их связях; содержащиеся в данных о других
преступлениях или происшествиях.

93
Лузгин И. М. Методологические проблемы расследования. М., 1973.
С. 133.

См., например: Густое Г. А., Танасевич В. Г. Признаки хищений


94

социалистической собственности // Вопросы совершенствования


предварительного следствия. Л., 1971. С. 89; Белкин Р. С. Криминалистика
(проблемы, тенденции, перспективы). М., 1988. С. 243.

150
3. По связи с событием преступления: непосредственно
указывающие на возможное преступление, опосредованно
свидетельствующие о нем, признаки инсценировок и иных способов
сокрытия преступления.
4. По связи с предметом доказывания: оцениваемые как прямые, как
косвенные доказательства (в том числе улики поведения).
5. По отношению к процессу отражения механизма преступления в
окружающей среде: закономерные и случайные, общие и частные,
взаимосвязанные и изолированные, специфические и неспецифические,
достоверные и относительно достоверные.
Для построения версии по логическим законам создания и проверки
гипотезы должны быть использованы комплексы признаков, особую
ценность среди которых имеют признаки закономерные, взаимосвязанные,
специфические.
Обычно построение версии начинается с признаков преступления,
наблюдаемых на месте происшествия. Затем эти признаки (как частное)
следователь сопоставляет по законам индукции, играющей едва ли не
главную роль в диагностировании, с признаками различных типовых
ситуаций (общее, целое). Определив наиболее схожую типовую ситуацию,
следователь осуществляет обратный процесс (дедукция): от общего он
движется теперь к частному — конкретному преступному событию. В этой
стадии происходит выявление недостающих признаков, способных
полностью раскрыть механизм преступления, выделить то конкретное, что
отличает его от типовой ситуации, объяснить вариационность признаков,
найти место каждому из них в структуре доказательств.
Важнейший элемент криминалистической диагностики в работе
следователя — установление причинных связей. Установление причинности
может быть как целью диагностирования, так и частью этого процесса,
промежуточным этапом на пути к познанию события (явления, факта).
Механизм преступления, познаваемый методами диагностики по его
отображению, является одним из объектов криминалистической теории
причинности.
Установление следователем события преступления по его следам
(диагностика ситуации) основывается в целом на следующих положениях
теории причинности:
наличие пространственной или временной связи причинности, ее
неразрывный характер, представляющийся следователю в виде цепочки
событий, находящихся между собой в причинно-следственных отношениях;
направленность причинной связи от причины к следствию,
возможность установления этой связи между двумя известными фактами
(причина и следствие) и, наоборот, выяснение того, какие последствия могла
вызвать известная, имевшая место причина;
необратимость причинно-следственной связи, т. е. возможность
изучать комплекс вопросов, связанных с установлением причинно-
следственных связей, имевших место при совершении преступления в
151
прошлом.
Обнаруживая следы на месте происшествия, следователь
устанавливает причину их возникновения (начало создания версии). От
выявления отдельных следов и объяснения причин их возникновения
следователь переходит к изучению групп однородных следов (и их причин),
затем — к группам разнородных следов (их причин и взаимосвязей), после
чего на основе изученных признаков обстановки в целом выдвигает
определенную гипотезу (версию) как предположение о преступном событии.
В обосновании этого предположения существенную роль играют причинно-
следственные связи, установленные в ходе криминалистической
диагностики.
При изучении следов как материальных носителей криминалистически
значимой информации следователь устанавливает как возможность, так и
обстоятельства совершения (происхождения) определенных действий — на
основе анализа двух форм связи: причинной (генетической) и
функциональной, производной от первой.
Первая, выражая связь между причиной и следствием, условием и
обусловленным, позволяет устанавливать зависимость сущности явления и
наступивших результатов (в том числе имеющихся отображений).
Вторая, функциональная, позволяет делать вывод о многих факторах,
характеризующих эту зависимость: устанавливать время события
(конкретный отрезок времени или некоторый временной интервал);
расстояние, скорость движения (транспортного средства, человека); силу
воздействия (орудия при взломе, транспортных средств при столкновении);
определять взаиморасположение объектов на определенный момент и т. д.
Таким образом, с помощью функциональной связи познается событие,
имевшее место в прошлом. Иными словами, функциональная связь ценна
тем, что позволяет раскрывать пространственные, временные,
энергетические и другие более частные формы связи.
Следственная версия, претендующая на роль подлинно обоснованной
гипотезы о механизме преступления, должна отражать обе формы связи — и
причинную (генетическую), и функциональную.
Диагностирование механизма преступления по исследуемой
материальной обстановке должно быть таким, чтобы на основе изучения
элементов этой обстановки и связей между ними в конечном счете было
воспроизведено все событие в целом, во всем многообразии фактов,
составляющих его. Будучи, по сути, программой исследования, такая
методика должна предусматривать определенную последовательность
изучения механизма происшествия как структуры: от более простых
элементов к более сложным, от изучения самих элементов к изучению связей
между ними, от изучения очевидных связей к неявным, многоступенчатым,
Подобный системно-структурный подход нашел отражение в трактовке
такого диагностического понятия, как ситуалогические (ситуационные)
исследования места происшествия.
Диагностическое установление причинных связей осуществляется
152
следователем и при производстве следственного эксперимента,
проводящегося для установления возможности совершения некоторых
действий в определенных условиях. Эксперимент, подобно диагностической
гипотезе, опирается на прошлый опыт, используемый как для принятия
решения о нем, так и для выбора тактики его осуществления. Эксперимент
позволяет проверять следственную версию, вносить в нее коррективы,
отвергать ее как несостоятельную.
Рассматривая следственный эксперимент с позиции
криминалистической диагностики, выделим следующие его характерные
черты: проверка предположения о каком-то событии (факте); построение
версии, требующей проверки; анализ специфических признаков
проверяемого события с целью их воспроизведения; движение от частностей,
отдельных опытных действий к общему представлению о целом (т. н.
реконструктивная индукция).
Как всякое диагностическое исследование, следственный эксперимент
имеет своей предпосылкой известное упрощение и идеализацию
исследуемого объекта. Это позволяет исключить "мешающие" факторы и
сконцентрировать все внимание на выделении необходимых, достаточных (в
том числе специфических) комплексов признаков. Подобно тому, как при
криминалистическом диагностировании необходимо сопоставлять
проверяемую ситуацию с набором типичных, при следственном
эксперименте также должны быть предусмотрены все варианты возможных
изменений условий, чтобы из них выбрать наиболее соответствующий
проверяемому. Подобный подход обеспечивает одно из важнейших
требований, предъявляемых к следственному эксперименту, — адекватность
условий его проведения тем, которые, имели место при совершении
преступления.
Элементы криминалистического, диагностирования отчетливо
просматриваются и при проведении иных следственных действий: обысков,
очных ставок и др. Наблюдение следователя за поведением обыскиваемого,
допрашиваемого, его реакциями при допросе должно осуществляться по
схеме диагноза: анализ признаков, построение гипотезы, ее проверка.
С этих же позиций должна -рассматриваться возможность применения
инструментальной диагностики эмоционального состояния человека, т. е.
использование полиграфа в уголовном процессе при таких следственных
действиях, как допрос, обыск, эксперимент и др. В подобных случаях
субъективная диагностика эмоционального напряжения по внешне
наблюдаемым признакам заменяется объективной фиксацией изменений в
функциональной деятельности организма (частота дыхания, пульс,
артериальное давление, электропроводимость кожи и т. п.).

153
Глава 9. Теории криминалистического прогнозирования и
временных связей и отношений

§ 1. Содержание теории криминалистического прогнозирования

Теория отражения, определяя роль науки в познании объективно


существующих закономерностей, служит базой для научного
прогнозирования (прогностики). Прогностика как специальная отрасль
знаний изучает общие принципы построения методов прогнозирования
развития объектов любой природы и закономерности процесса разработки
прогнозов. Цели прогностики — создание рабочих методов научного
предвидения.
Под научным предвидением понимается обоснованное предположение
о необходимости или вероятности наступления событий, процессов, которые
либо еще не произошли, либо существуют, но еще не наблюдаются. Научное
предвидение становится возможным при познании объективно действующих
закономерностей возникновения и развития предметов, явлений, процессов и
фактически является результатом отражения наукой этих закономерностей.
Из этого следует, что научное предвидение становится доступным только той
науке, которая от изучения явлений перешла к изучению сущности своего
предмета, к изучению закономерностей, определяющих явление, т. е.
обладает общей теорией. Вот почему определение предмета криминалистики
только через приемы и средства расследования и предотвращения
преступлений закрывало путь научному прогнозированию. Включение в
предмет криминалистики закономерностей,. которые управляют процессом
разработки, совершенствования средств и приемов расследования и
предотвращения преступлений, а также устанавливают тенденции их
развития в будущем, открывает широкое поле деятельности для разработки
подлинно научной теории криминалистического прогнозирования, которая
может иметь чрезвычайно важное значение для практики борьбы с
преступностью.
Криминалистическое прогнозирование представляет собой один из
видов отраслевого прогнозирования, развивающегося на базе общей
прогностики. Это процесс, результатом которого является составление
прогноза как формы научного предвидения, как системы аргументированных
представлений о будущем, как характеристики вероятных направлений
развития.
Результатом этого процесса служит прогноз — вывод о возможном
наступлении явлений, процессов, событий, основанный на анализе
соответствующих данных. Прогноз характеризует тенденции и
закономерности развития прогнозируемого объекта от прошлого к
настоящему и от настоящего к будущему.
Содержание прогноза составляет прогностическая информация, т.е.
информация о будущем.
Следует иметь в виду, что предвидение в сфере явлений, носящих
154
преимущественно общественный характер (а таковым является и
криминалистическое прогнозирование), имеет некоторые особенности. Во-
первых, здесь следует особо учитывать субъективный фактор, ибо любой
общественный процесс осуществляется в результате деятельности людей,
наделенных сознанием и волей.
Во-вторых, научное предвидение явлений общественной жизни
опирается на законы-тенденции, поскольку индивиды любого общества
действуют со своими целями и практическими интересами. Поэтому оно в
первую очередь предсказывает общее направление развития того или иного
явления без выяснения его частностей. При этом заметим, что
закономерности возникновения, обнаружения, исследования, оценки и
использования доказательств, на базе которых должны разрабатываться
криминалистические прогнозы, проявляются именно как тенденции.
Наконец, в-третьих, такое научное предвидение всегда связано с
интересами определенных слоев и групп общества, и поэтому они либо
содействуют (при совпадении интересов), либо препятствуют
осуществлению прогноза.
Гносеологической основой научного прогнозирования является
философская категория причинности, отражающая одну из форм взаимосвязи
явлений объективного мира. Следствие, вызываемое к жизни определенной
причиной, зависит от условий, в которых развивается эта причинная связь.
Такая зависимость может быть необходимой и случайной.
В случаях, когда зависимость является- необходимой, прогнозирование
следствия, вызываемого к жизни воздействием данной причины, приобретает
характер достоверного знания. Однако прогнозирование возможно и на
основе случайностей, если достигнуто глубокое понимание управляющих
этими случайностями законов. Прогнозирование при этом будет носить
вероятностный характер, причем если случайность относится к числу тех, в
отношении которых выведены определенные статистические
закономерности, то такой прогноз для массовых явлений будет достаточно
точен. Прогноз исхода отдельного случайного события не может быть
подчинен статическому закону, ибо в этой ситуации невозможно применить
принцип статического рассмотрения, рассчитанный на массовость.
Логической основой научного прогнозирования является
экстраполяция, т. е. перенесение знаний с одной предметной области на
другую, еще не исследованную. Экстраполяция знаний является сущностью
таких логических процедур, как индукция, дедукция, аналогия. В
значительной степени экстраполяционен и такой метод исследования, как
моделирование.
Применение экстраполяции в целях прогнозирования обусловлено
наличием следующих элементов:
1) исходные данные для прогнозирования — знание о прошлом или
настоящем объекте или процессе, его связях с другими объектами или
процессами, проявившихся в прошлом или проявляющихся в настоящем;
2) основание для прогнозирования — знание о необходимых или
155
вероятных направлениях развития объектов или процессов, выступающее в
виде 'теоретической системы знаний о закономерностях такого развития;
3) операции по прогнозированию, под которыми следует понимать
процесс переноса знаний, являющихся основой для прогнозирования, на
исходные данные для этого процесса и получение прогноза;
4) оценка прогноза как с точки зрения его достоверности, так и с точки
зрения его содержания, т. е. той ситуации, которая может создаться, если
прогноз осуществится;
5) реализация прогноза, т.е. формулирование системы рекомендаций,
способствующих и обеспечивающих (в зависимости от цели
прогнозирования) осуществление или неосуществление прогноза.
В содержание теории криминалистического прогнозирования должны
входить:
1) его понятие и общеметодологические основы;
2) основные направления;
3) понятие, содержание и виды исходных данных;
4) методики;
5) критерии и методы оценки прогнозов;
6) пути и формы реализации прогнозов,
Прогнозирование в криминалистике возможно в двух направлениях.
Первое — это прогнозирование научных исследований и их
результатов. В этом смысле оно равнозначно прогнозированию развития
науки вообще. Исходными данными для такого прогнозирования являются
сведения о современном состоянии науки и потребностях практики, а
основанием — общая теория криминалистики. Объектом прогнозирования
могут быть и отдельные научные направления, когда определяется их
перспективность, вероятная эффективность, практическая значимость.
Второе направление — прогнозирование преступности в криминалистическом аспекте этого
явления, средств, форм и методов борьбы с нею. Некоторые линии этого направления выглядят следующим образом:
Исходные данные для Содержание прогноза Реализация прогноза
прогнозирования
1.а).Данные о существующих Новый способ совершения А) Разработка рекомендаций по
способах совершения преступлений данной категории предотвращению совершения
преступления определенной преступлений новым способом и б)
категории и б) данные о предмете разработка рекомендаций по
посягательства раскрытию преступлений,
совершенных новым способом,
которые не удалось предотвратить
2.а)Данные об обстоятельствах, Новые обстоятельства, которые Разработка рекомендаций с целью
способствовавших совершению будут способствовать недопущения возможности
преступлений определенной совершению преступления возникновения новых обстоятельств,
категории и б) данные о данной категории способствующих преступлению
предстоящих изменениях условий
возможных преступных
посягательств
3.а)Характеристика а) Определение на а) Разработка рекомендаций по
применяющихся технико- правлений совершенствования совершенствованию существующих
криминалистических средств и конкретных технико- технико-криминалистических средств и
приемов работы с криминалистических средств и приемов и б) разработка заданий
доказательствами и б) данные об приемов и б) определение точек и технических условий по созданию
эффективности применяющихся приложения новых средств и новых средств и приемов

156
технико-криминалистических приемов
средств и приемов

157
4. То же, что и в п. 3 в отношении тактических приемов работы с доказательствами
5. а) Характеристика Определение тенденции Разработка рекомендаций тактического
влияния того или возможного изменения тактики и
иного технического конкретного следственного организационного характера для
средства на тактику действия при внедрении новых ситуации, которая может
определенного следственного технических средств возникнуть при применении новых
действия и средств
б) данные о новых технических
средствах
6. То же, что и в п. 5 при прогнозировании обратного влияния тактики на технику
7. а) Данные о применении в Разработка рекомендаций тактического
рамках определенного и организационного характера по
процессуального действия проведению этого действия как
комплекса тактических приемов, самостоятельного95
не вписывающихся в
традиционную тактику
следственного действия Разработка рекомендаций по созданию
б) данные об "эффекте Определение ближайших и благоприятствующих для реализации
сегодняшнего отдаленных последствий прогноза условий по наиболее
дня", полученном при внедрении внедрения НОТ целесообразной системе планирования,
НОТ в деятельность следователя, расследования, использования технико-
эксперта и т. п. криминалистических средств и т. п.
(криминалистический аспект
вопроса)

Как перечисленные, так и иные направления криминалистического


прогнозирования во всех случаях должны основываться на определенном
анализе и обобщении практики, а некоторые — и на анализе известных
статических материалов. Так, криминалистической практике (особенно
экспертной) известны многочисленные приемы прогнозирования
определенных способов совершения преступлений. Прогнозирование в этих
случаях подчиняется следующим правилам.
Например, в криминалистическом экспертном учреждении
накапливаются материалы о взломах сейфов определенной конструкции,
которые совершаются одним и тем же способом с использованием
конструктивных дефектов замков сейфов. Такие материалы являются
исходными данными для прогнозирования. Основанием для прогнозирования
в этом случае служит знание закономерной связи между способом
совершения преступления и характером предмета преступного
посягательства — одной из закономерностей возникновения доказательств.
Операция по прогнозированию в этом случае заключается в переносе
имеющегося знания о конкретной закономерности на исходные данные и
формулировании вывода о том, .что сохранение предмета посягательства в
неизмененном виде будет способствовать совершению аналогичных

Реализация криминалистического прогноза может потребовать


95

принятия соответствующих мер по совершенствованию уголовно-


процессуального законодательства, например законодательной
регламентации нового следственного действия.

158
преступлений. На основе прогноза экспертное учреждение формулирует
систему рекомендаций, в данном случае обеспечивающих неосуществление
прогноза, в числе которых, очевидно, будет фигурировать предложение
изменить конструкцию замка.
Исходные для криминалистического прогнозирования данные
неоднородны по своему составу. Они могут быть подразделены следующим
образом.
I. Научные данные:
положения общей теории криминалистики и частных
криминалистических теорий. Так, прогноз способов совершения
преступлений базируется на таких положениях учения о способе, как
обоснование его детерминированности и повторяемости при сохранении
комплекса детерминирующих факторов, данные о которых позволяют
создавать модели возможных изменений в способах или новых способов,
разрабатывать и осуществлять меры, препятствующие совершению
преступления предполагаемыми способами, возникновению и
распространению новых способов;
положения смежных с криминалистикой наук и наук, данные которых
используются в криминалистике;
криминологические прогнозы — общие и частные, объектом которых
являются возможные изменения в состоянии, структуре и динамике
преступности, а также обстоятельства, способствующие этим изменениям;
возможности появления новых видов преступлений и исчезновения
имеющихся в настоящем факторов и обстоятельств, способных повлиять на
это;
возможность появления новых категорий преступников и т.п.
II. Статические данные:
количественная характеристика преступности, ее отдельных видов, ее
динамики;
количественная характеристика качества работы органов,
исследующих: уровень раскрываемое™ преступлений — в целом и по видам,
количество дел, возвращаемых на дополнительное расследование и причины
возврата, применение технико-криминалистических и иных технических
средств, производство повторных экспертиз, нагрузку следователей и
экспертов и т. д.;
количественная характеристика криминалистических научных
исследований: их стоимость, число занятых работников, степень
использования аппаратуры и т.п.
III. Данные практики:
информация о новых способах совершения преступлений, о новых
разновидностях преступных посягательств, о новых видах предмета
посягательства;
данные о причинах и условиях организационного и технического
характера, способствовавших совершению преступлений;
данные о предполагаемом возникновении обстоятельств, которые
159
могут стать причинами или условиями, способствующими совершению
преступлений;
данные о недостатках и достоинствах средств и методов судебного
исследования;
информация о возникших на практике новых средствах и приемах
судебного исследования.
Этот перечень является примерным. Следует к тому же заметить, что,
строго говоря, использование этих данных требует научного анализа,
обобщения и систематизации.
Методики криминалистического прогнозирования. Определяющим
компонентом методики является применяемый метод или система методов
разработки прогноза. В криминалистике к числу наиболее распространенных
специальных методов прогнозирования относят экстраполяцию,
моделирование и экспертные оценки.
Весьма ограниченна в настоящее время возможность применить метод
моделирования, в том числе математические методы, так как подавляющее
большинство сведений, которые могут являться исходными данными для
прогнозирования, относится к области так называемой несчитанной
статистики, т. е. является информацией о таких явлениях и процессах,
которые статистическим учетом не охватываются. Это, естественно, будет
отражаться на точности криминалистических прогнозов, которые на данном
этапе развития науки в большинстве случаев будут предположениями, а не
категорическими утверждениями. Однако даже и в таком качестве они,
несомненно, весьма полезны, ибо позволят вносить известные коррективы в
складывающиеся направления развития как науки, так и практики.
Учитывая сказанное, следует признать, что наиболее
предпочтительным представляется метод экспертных оценок.
Следует различать научные криминалистические прогнозы и
практическое, эмпирическое предвидение. Эмпирическое предвидение,
осуществляемое в повседневной работе следователями, оперативными
сотрудниками, экспертами, базируется на их личном профессиональном
опыте, характеристике следственной ситуации, данных о личности
проходящих по делу граждан и т.п. и преследует цель решения
"сиюминутной" задачи: предвидеть поведение подследственного на
очередном допросе или его действия по уклонению от ареста, возможность
изменения показаний свидетелем и т.д. Это не научный прогноз, поскольку
такое предвидение основывается на иных исходных данных, формируется не
по научной методике и может быть даже чисто интуитивным.
Эмпирическое предвидение — это прогноз, осуществляемый в
условиях реальной, конкретной практики, в чисто практических целях и
реализуемый в условиях конкретного времени применительно к конкретным
людям, их поведению и поступкам, к конкретным материальным объектам,
явлениям, процессам. Объектами эмпирического предвидения выступают:
1) участники процесса доказывания — свидетели, потерпевшие,
подозреваемые, обвиняемые, сведущие лица, понятые: их поведение,
160
действия; акты противодействия расследованию со стороны
заинтересованных в исходе дела лиц; выводы и заключения сведущих лиц;
2) материальные объекты — вещественные доказательства, документы,
иные объекты, в том числе живые лица и трупы, объекты неизвестной
природы: их местонахождение, природа, качества — устойчивость и
неизменяемость, скорость изменений и результат изменений —
естественных, искусственных;
3) результаты следственных действий и оперативно-розыскных
мероприятий, последствия использования этих результатов в доказывании по
конкретному, делу; возможности минимизации тактического риска и
негативных результатов; результаты тактических комбинаций; отдаленные
последствия негативных результатов;
4) принимаемые процессуальные и тактические решения следователя,
руководителя следственного аппарата, прокурора, суда, оперативного
работника, их результаты.
Этот перечень носит примерный характер, конкретные условия
расследования, доказывания могут повлечь его расширение.
Условия и цели эмпирического предвидения обусловливают специфику
его оснований и пути реализации прогностических гипотез. Основаниями
эмпирического предвидения служат:
а) научные криминалистические прогнозы, содержащие обобщенные
представления о типичном развитии объектов, явлений, к числу которых
относится конкретный объект, явление;
б) криминалистическая характеристика данного рода, вида
преступлений, содержащая указание на личность вероятного преступника,
служащая базовой моделью для выбора объекта эмпирического предвидения;
в) профессиональный опыт — коллективный и личный, позволяющий
находить и использовать по аналогии решения, в прошлом увенчавшиеся
успехом;
г) базовые знания в области криминалистики, психологии, теории
рефлексии и пр.;
д) интуиция следователя.
Эмпирическое предвидение позволяет внести необходимые
коррективы в принятые к проверке следственные версии, в план
расследования в части перечня и последовательности следственных действий
и намечаемых оперативно-розыскных мероприятий, в пути реализации
данных, полученных оперативным путем, и, самое главное, выбрать те
тактические приемы, которые, как предвидит следователь, дадут наибольший
§ 2. Криминалистическая теория временных связей и отношений127
эффект. Эмпирическое предвидение — необходимый компонент
действий следователя в условиях неопределенности.
В криминалистическом прогнозировании отчетливо проявляется и
эвристическая функция общей теории криминалистики, разработка которой
делает возможной прогностическую экстраполяцию знаний.

161
§ 2. Криминалистическая теория временных связей и отношений

Предметом этой частной криминалистической теории служат


закономерности отражения хода времени материальными объектами и
сознанием живых лиц (как носителями криминалистически значимой
информации) и возможности превращения этих отражений в
доказательственную информацию при расследовании преступлений,
объектом же — соотношение связей между уже установленными двумя или
более временными характеристиками исследуемого события. Объект
выражает взаимосвязи во времени любых событий, фактов, явлений. Такой
подход позволяет собрать фрагментарные, казалось бы, разрозненные
изменения, зафиксировавшие в себе течение времени, в одно целое, доказав
тем самым принадлежность ряда событий к одной хронологической шкале,
или же, наоборот, удостовериться в простом, случайном совпадении этих
событий, явлений, фактов во времени. Основные понятия этой теории:
момент времени — точка отсчета при определении его основных
свойств: длительности и последовательности (понятие характеризует
нахождение в пространстве объекта либо степень его изменения, а также
отражение взаимодействия в сознании человека);
временной интервал — характеристика события, явления с точки
зрения его длительности (к этому понятию примыкает понятие "скорость" —
характеристика равномерного движения тела, равная отношению
пройденного пути к промежутку времени);
временные отношения — характеристика событий, явлений в аспекте
их последовательности, взаимосвязи, т. е. хронология их возникновения,
развития и исчезновения. В рамках временных отношений различают два
вида связи — синхроническую и полихроническую: синхроническая связь
характерна для отношений сосуществования, полихроническая — для
причинно-следственных отношений;
фактор времени — обобщенная характеристика его влияния на
изменение объектов, событий, явлений;
след времени — такое изменение в живой и неживой природе, которое
отражает момент времени, длительность и последовательность протекания
определенных процессов, явлений или их фаз, периодов;
криминалистический аспект времени — характеристика преступной
деятельности с позиции существования ее во времени — от преступного
замысла до сокрытия следов преступления.
Основные понятия рассматриваемой теории позволяют выявить
направления ее реализации:
1) установление моментов времени, характеризующих фазы развития
преступной деятельности, вплоть до совершения преступления —
существенного элемента предмета доказывания;
2) разделение во времени момента завершения преступной
деятельности и момента сокрытия ее следов в целях различения
субъекта совершения преступления и субъекта его сокрытия и
162
определения таким образом круга причастных к преступлению лиц;
3) установление полихронической связи, подтверждающей причинно-
следственные отношения, имеющие значение для дела;
4) выявление связи временных отношений при доказывании;
5) выявление следов времени, свидетельствующих о наличии
инсценировки события преступления или подтверждающих событие
преступления, как элемент предмета доказывания;
6) использование следов времени для проверки алиби, установления
мотивов преступления, как элемент предмета доказывания;
7) установление временных отношений, подтверждающих виновную
связь субъекта с событием преступления, характеризующих виновность
субъекта преступления, как элемент предмета доказывания.
Возможны и иные варианты использования временных отношений при
доказывании.
Но криминалистический аспект времени не исчерпывается
хронологией преступной деятельности. Он должен включать в себя и
временную характеристику процесса доказывания, процесса выявления,
раскрытия и расследования преступления.
Применительно к процессу доказывания криминалистический аспект
времени означает:
а) зафиксированные моменты времени обнаружения признаков
совершенного преступления и принятия предписанных законом
процессуальных решений (возбуждения уголовного дела, привлечения в
качестве обвиняемого, приостановления производства по делу и др.);
б) выдвижение версий о полихронических связях обстоятельств дела, о
хронологии преступной деятельности;
в) определение очередности и последовательности действий по
выявлению, исследованию и фиксации следов времени и содержащейся в них
доказательственной информации;
г) определение длительности планируемых действий при составлении
плана расследования;
д) установление момента времени в причинно-следственных связях с
целью определения обстоятельств, способствовавших преступлению.
Разработка теории временных связей и отношений еще только
началась, однако формулирование ее концептуальных основ и определение
базовых понятий позволяет считать, что она уже вышла за рамки отдельной
теоретической концепции и может быть с полным правом включена в
систему частных криминалистических теорий, переживающих этап своего
становления.

163
Литература

Раздел I. История и методология криминалистики

Ко всем главам:
Белкин Р. С. Курс криминалистики. В 3-х т. Т. 1, 2. М., 1997. Белкин Р.
С. Криминалистика: проблемы, тенденции, перспективы.
Общая и частные теории. М., 1987,
Белкин Р. С. Криминалистическая энциклопедия. М., 1997.
Криминалистика. Учебник для вузов МВД РФ. Т. I. M., 1995.
Криминалистика. Учебник для юридических вузов / Под ред. проф.
Н. П. Яблокова. М., 1995.
Криминалистика. Учебник для юридических вузов / Под ред. проф.
Т.А. Седовой, проф. А.А. Эксархопуло. СПб., 1995.
К главе 1:
Белкин Р. С., Винберг А. И. История советской криминалистики. М.,
1982; 1983.
Криминалистическая экспертиза: возникновение, становление и
тенденции развития / Под ред. проф. В. П. Лаврова. М., 1994.
Крылов И. Ф. .Очерки истории криминалистики и криминалистической
экспертизы. Л., 1975.
Миронов А. И. Возникновение и развитие криминалистических
подразделений органов внутренних дел. М., 1979.
Винберг А. М. Роль учения Е. Ф. Буринского в формировании
отечественной криминалистики. Волгоград, 1981.
К главе 2:
Белкин Р. С. Курс криминалистики. Т. I. М., 1997. Васильев А. Н.,
Яблоков Н. П. Предмет, система и теоретические основы криминалистики.
М., 1984.
Селиванов Н. А. Советская криминалистика: система понятий. М., 1982.
К главам 3-—6:
Белкин Р. С. Курс криминалистики. Т. I. М., 1997.
Белкин Р. С. Общая теория советской криминалистики. Саратов, 1986.
Белкин Р. С., Винберг А. И. Криминалистика. Общетеоретические проблемы.
М., 1973.
Лузгин И. М. Методологические проблемы расследования. М., 1973.
К главе 7:
Колдин В. Я. Идентификация при расследовании преступлений. М.,
1978. Колмаков В. П. Идентификационные действия следователя. М., 1977.
Потапов С. М. Введение в криминалистику. М., 1946.
К главе 8:
Корухов Ю. Г. Понятие и сущность криминалистической диагностики.
М., 1984.
Корухов Ю. Г. Криминалистическая диагностика. М., 1998.
К главе 9:
164
Горшенин Л. Г. Основы теории криминалистического прогнозирования.
М., 1993.
Мешков В. М. Основы криминалистической теории временных связей.
М., 1994.

165
Раздел II
КРИМИНАЛИСТИЧЕСКАЯ ТЕХНИКА И ТЕХНОЛОГИЯ

Глава 10. Концептуальные положения криминалистической


техники и технологии

§ 1. Понятие, система и правовые основания применения средств


криминалистической техники

Криминалистическая техника — одно из первых сложившихся в


криминалистике понятий, основа науки на этапе ее становления (тогда она
называлась "уголовной").
В настоящее время это один из разделов криминалистики, в котором
дается система научных положений и основанных на них технических (в
широком смысле) средств, приемов и методов, предназначенных для
собирания и исследования доказательств в процессе судопроизводства по
уголовным (и гражданским) делам, иных мер раскрытия и предупреждения
преступлений. Средства, приемы и методики криминалистической техники
представляют собой естественнонаучные и технические знания. Их
естественнонаучный характер придает термину "техника" некоторую
условность.
Термином "криминалистическая техника", во-первых, обозначается
раздел криминалистической науки, а во-вторых, — совокупность
технических средств, т. е. приборов, аппаратуры, оборудования,
инструментов, приспособлений, принадлежностей и материалов,
применяемых для собирания и исследования доказательств в процессе
судопроизводства.
Как раздел криминалистики, она состоит из элементов, образующих
собственную систему, в которую входят:
общие положения, включающие систему и задачи
криминалистической техники, элементы частных криминалистических
теорий и учений (например, учения о навыках, о механизме
следообразования, теории идентификации и др.), общую характеристику
технико-криминалистических средств, правовые основания их применения;
криминалистическая фотография, видеозапись;
габитоскопия (криминалистическое исследование внешних признаков
человека);
трасология (криминалистическое исследование следов);
криминалистическое исследование оружия, боеприпасов, взрывных
устройств и следов их применения;
криминалистическое исследование документов, в которое входят:
судебное почерковедение;
судебное автороведение;
технико-криминалистическое исследование документов;
криминалистическая фоноскопия (установление человека по голосу);
166
криминалистическая одорология (исследование запаховых следов
человека);
криминалистическое исследование веществ и материалов;
криминалистическая регистрация.
Криминалистическая техника использует как общенаучные, так и
специальные методы. Причем современные средства и методы этого раздела
базируются на новейших достижениях не только криминалистической науки,
но и неорганической, органической, физической и квантовой химии, общей
физики, физики твердого тела, теплофизики, кристаллографии, общей и
молекулярной биологии, математики, информатики и кибернетики, а также
других естественных и технических наук.
Как раздел науки криминалистическая техника включает собственно
технические средства и технико-криминалистические приемы и методики.
Последние представляют собой систему операций и правил работы с
техническими средствами, а также способы решения криминалистических
задач (алгоритмы действий).
Интеграция в криминалистику достижений естественных и
технических наук, усложнение самих технических средств,
совершенствование и развитие методик их применения нередко сопряжено со
сложными технологическими операциями, поэтому необходимо говорить
уже не только о криминалистической технике, но и о технологии. Особенно
рельефно это видно при рассмотрении вопроса о связях техники, тактики и
методики расследования отдельных видов преступлений.
В самом деле, тактика многих следственных действий напрямую
зависит от используемых технических средств, предназначенных для поиска
и предварительного исследования объектов, которые впоследствии могут
приобрести статус вещественных доказательств. Успех же определяется
соблюдением методических рекомендаций по поиску и исследованию
объектов, а также методики расследования данного вида преступлений.
Технико-криминалистические средства, приемы и методы по
источнику происхождения и степени приспособления к нуждам уголовного
судопроизводства можно разделить на три группы.
Первую составляют средства, приемы и методы, которые
заимствованы из других областей науки и техники и применяются в
непреобразованном виде. Они приобретают криминалистический характер
лишь в связи с целями и правовой основой их применения. Таковы,
например, фотоаппараты, видео- и звукозаписывающая аппаратура общего
назначения, металлоискатели, ряд микроскопов, спектрометры,
хроматографы и другая поисковая и исследовательская техника.
Вторая группа — средства, приемы и методы, заимствованные из
других областей знания, но преобразованные, приспособленные для целей
раскрытия и расследования преступлений. К ним можно причислить,.
например, специальные приемы фотографической съемки или
фотоустановки, приспособленные для фотографирования вещественных
доказательств, специальные методики исследования документов с
167
использованием ультрафиолетовых и инфракрасных лучей и др.
Третью группу составляют средства, приемы и методы, специально
разработанные для целей исследования и раскрытия преступлений.
Таковы, например, сравнительные микроскопы, приборы для фоторазвертки
поверхности пуль, компьютеризированные рабочие места для составления
композиционных портретов или дактилоскопической регистрации и др.
Помимо средств, приемов и методов криминалистическая техника
содержит и целый ряд частных классификаций криминалистически
значимых объектов: оружия, документов, различных следов, признаков и т.
п. Классификация систематизирует знания об этих объектах и создает основы
для разработки криминалистических методов (например, на классификации
внешних признаков человека базируется описание живых лиц и трупов —
метод словесного портрета).
Задачи, разрешаемые с применением технико-криминалистических
средств и методов, можно разделить на следующие основные группы:
обнаружение, фиксация, изъятие различных следов и иных объектов;
накопление, обработка и использование криминалистически значимой
информации, содержащейся в следах преступлений (криминалистические
учеты, коллекции и картотеки);
предварительное и экспертное исследование различных объектов, в том
числе вещественных доказательств;
научная организация труда следователей, экспертов, судей.
Субъектами применения криминалистической техники в процессе
раскрытия и расследования преступлений являются не любые участники
процесса, а лишь уполномоченные на это лица: следователи (при
производстве следственных действий), специалисты — сотрудники
экспертно-криминалистических учреждений (при производстве
следственных действий или оперативно-розыскных мероприятий, экспертиз
и предварительных исследований, причем и в уголовном, и в гражданском,
арбитражном процессах, а также в административном производстве),
оперативные сотрудники (при проведении оперативно-следственных
мероприятий).
Криминалистическая техника с успехом используется не только в
уголовном, но и в гражданском и арбитражном процессе, в
административном производстве. Субъектами ее применения в этом случае
являются прежде всего эксперты и специалисты при производстве
экспертных и предварительных исследований, а также лица,
уполномоченные составлять протоколы и рассматривать дела об
административных правонарушениях.
Для применения средств криминалистической техники необходимы
правовые основания, под которыми следует понимать дозволенность
определенных технических действий с точки зрения закона.
Закон не дает исчерпывающего перечня средств и методов
криминалистической техники, применяемых в процессе расследования
преступлений и судебного разбирательства. Это невозможно как в силу
168
обширности этого перечня, так и потому, что криминалистическая техника
постоянно развивается, а круг объектов, могущих приобрести значение
вещественных доказательств по делу, растет.
В Уголовно-процессуальном кодексе РСФСР содержатся нормы,
определяющие общие принципы допустимости использования в целях
раскрытия и расследования преступлений технико-криминалистических
средств, а также относящиеся к использованию некоторых из них (например,
фотографирования — ч. 2. ст. 84, ст. 141 УПК; звукозаписи — ст. 1411 УПК и
др.).
Применяя технические средства и специальные знания, следует
руководствоваться не только прямыми указаниями закона о дозволенности
их использования, но и тем, соответствует ли оно целям и принципам
правосудия. Выше упоминалось о критериях допустимости использования в
доказывании тех или иных криминалистических методов. Эти критерии
напрямую относятся и к криминалистической технике. Поэтому ее
использование не может нарушать законных прав и интересов граждан,
угрожать их жизни и здоровью, противоречить нормам процессуального
законодательства. Применение криминалистической техники подлежит
обязательной фиксации в протоколе следственного действия или заключении
эксперта. Полученные при этом фотоснимки, негативы, слепки и пр.
оформляются как приложение к протоколу. Участники следственного
действия уведомляются о применении технических средств перед их
использованием, что исключает возможность негласного применения, ибо
при этом результаты (как правило) не имеют доказательственной силы.
Понятые и другие участники следственного действия должны осмысленно
воспринимать работу следователя и специалистов. Поэтому кроме
уведомления о предстоящем использовании технического средства
необходимо кратко разъяснить, что оно собой представляет и каковы его
возможности, а результаты, если их получение не связано с лабораторной
обработкой, продемонстрировать. Результаты негласного применения
технико-криминалистических средств в соответствии со ст. 11 Федерального
закона "Об оперативно-розыскной деятельности" могут быть использованы в
доказывании только с учетом положений Уголовно-процессуального кодекса
РСФСР и, в частности, ст. 69 УПК, гласящей, что доказательства по
уголовному делу устанавливаются и иными документами.
Чтобы удовлетворять требованиям научности, гарантирующим
научную обоснованность, достоверность, воспроизводимость, точность и
надежность получаемых результатов, любой новый метод, техническое
средство или методика должны предварительно пройти апробацию и быть
рекомендованы к использованию.
Проверяется также соответствие метода или технико-
криминалистического средства требованиям безопасности. Разрабатываются
правила техники безопасности при его использовании, включающие
требования к помещению, защитным средствам, квалификации работающих.
Например, применение при производстве обыска просвечивающей
169
рентгеновской техники допускается только лицами, прошедшими
специальный инструктаж.
Для решения той или иной криминалистической задачи выбирается
наиболее эффективное средство (метод), позволяющее достигнуть
наилучших результатов в оптимальные сроки.
Применяя то или иное техническое средство, необходимо заботиться о
сохранности объектов, поскольку их уничтожение или даже изменение
может сильно осложнить процесс исследования доказательств в суде.
Единственным субъектом, который может использовать метод,
разрушающий или видоизменяющий изучаемый объект, является эксперт.

§ 2. Технико-криминалистические средства и методы,


применяемые при собирании вещественных доказательств

Процесс собирания доказательств включает их обнаружение,


фиксацию и изъятие. Технико-криминалистические средства и методы,
используемые для обнаружения следов и других объектов, весьма
разнообразны. Наиболее распространенные из них могут быть подразделены
на несколько групп.
Средства освещения — это разнообразные приборы, позволяющие
создать общее рассеянное, направленное, моно- и полихроматическое
освещение. В качестве источников света используются переносные
фотоосветители, бытовые фонарики, электронные фотовспышки и другая
осветительная аппаратура, важнейшими частями которой являются
рассеиватели, отражатели, светофильтры, защитные экраны, влияющие на
направление, интенсивность, волновой диапазон и другие характеристики
светового потока. К специальным источникам относятся ультрафиолетовые
осветители (рис. 1), позволяющие обнаружить слабовидимые или невидимые
следы крови, спермы, пота и других выделений человека, некоторых
химических веществ (нефтепродуктов, клея и пр.). Под действием
ультрафиолетовых лучей некоторые из этих объектов люминесцируют или
сильно отличаются по оттенку от фона. Однако следует помнить, что
действие ультрафиолета должно быть кратковременным (не более 5 сек.),
поскольку он может вызвать необратимые изменения объекта. Источниками
инфракрасных лучей являются электронно-оптические преобразователи
(ЭОП), позволяющие выявить частицы копоти, краски, металла, следы
выстрела.

170
Рис. 1. Ультрафиолетовый осветитель.
Оптические приборы. — это увеличительные приспособления,
позволяющие расширить диапазон чувствительности глаза. В первую
очередь к ним относятся всевозможные лупы: складные, штативные, с
подсветкой, измерительные, дактилоскопические и др. Значительно реже при
производстве следственных действий используются микроскопы. Как
правило, они применяются на стадии исследования вещественных
доказательств.
Следы рук на глянцевых поверхностях выявляют при осмотре в
косопадающем свете, а если объект прозрачен, то при изучении его на
просвет; в труднодоступных для осмотра местах используются осветитель и
специальная зеркальная приставка. Невидимые и слабовидимые следы
выявляются с помощью различных мелкодисперсных порошков окиси меди,
окиси свинца, графита и др. (в том числе люминесцирующих в УФ-лучах),
которые наносятся с помощью специальных кисточек, пульверизаторов,
аэрозольных распылителей; обработкой парами йода, цианакрилата,
некоторыми специальными реактивами (например, раствором нингидрина в
ацетоне). Визуализация невидимых следов рук производится также при
воздействии на них лазерного излучения (которое возбуждает
флюоресценцию потожирового вещества, образующего след) или путем
напыления на предмет-носитель в вакууме тонких пленок тяжелых металлов.
Для обнаружения металлических объектов используются
металлоискатели индукционные армейского образца (ИМП) и специально
изготовленные для криминалистических целей магнитные искатели-
подъемники (МИП "ГАММА"). Их недостатком является одинаковое
реагирование на черные и цветные металлы. Более удобны приборы с
меняющейся системой усиления, позволяющие различать массу искомого
объекта и других металлических предметов, создающих помехи (рис. 2).

171
Рис. 2. Металлоискатель.
Поиск тайников производится путем простукивания молотками, а
также с использованием щупов, буров, металлоискателей. Для просвечивания
деревянных стен, мебели, других преград используются переносные
рентгеновские установки, кирпичных и железобетонных преград —
радиоизотопные отражательные толщиномеры. Изучаются возможности
применения для поиска тайников с неметаллическими вложениями приборов,
работающих на основе звуковой локации, емкостного метода, метода
сверхчастотных колебаний (радиоволн), акустической голографии.
Трупы и их части обнаруживают приборами типа "Поиск", принцип
действия которых основан на измерении концентрации в почве и в воздухе
сероводорода, возрастающей вблизи трупа. С этой целью используют также
электрощупы, поскольку электропроводность грунта вблизи трупа
значительно возрастает. В водоемах их поиск осуществляют с помощью
крючьев и специальных тралов.
В настоящее время ведутся работы по изготовлению
видеоинтраскопических приборов, дающих возможность воспринимать на
экране изображения объектов, находящихся в полужидких, сыпучих и
твердых средах, на основе ультразвука, радиоактивного излучения и др.
Для выявления объектов биологической природы (крови, спермы,
слюны и пр.) используются лупы с подсветкой (увеличение не менее чем в
3,5 раза), осветительные приборы (осмотр в косопадающем свете может
существенно повысить эффективность поиска следов), переносные
источники ультрафиолетового излучения.
Выявление следов крови и спермы возможно и с применением
некоторых реактивов, например, в реакции с гемоФАНом или реактивом
Воскобойникова, которые наносятся на край пятна, похожего на кровь. Синее
окрашивание является положительной реакцией. Следы крови в
труднодоступных местах, больших помещениях, подвалах, чердаках
выявляют опрыскиванием подозрительных поверхностей люминолом,
вызывающим при попадании на кровь кратковременное свечение.
172
Помещение при этом затемняется. Наличие следов спермы устанавливается с
помощью специальной подложки, пропитанной реагентом "фосфотест". При
положительной реакции через 20 сек. подложка окрашивается в фиолетовый
цвет.
Для обнаружения микрообъектов (микрочастиц, микроследов)
используются лупы с подсветкой, микроскопы, ультрафиолетовые
осветители, ЭОПы. Металлические микрочастицы обнаруживают с помощью
небольших постоянных магнитов.
Маркировка изделий (главным образом частей автотранспортных
средств) проверяется с использованием наборов зеркал на длинных ручках с
подсветкой, ультразвуковых дефектоскопов и толщиномеров, датчиков,
фиксирующих изменение магнитной проницаемости металла в месте
перебивки номера. Возможно также химическое травление поверхности
изделий.
Помимо перечисленных выше технических средств при расследовании
преступлений часто возникает потребность в электроизмерительных
приборах (тестеры, измерительные клещи, индикаторы напряжения),
например, при расследовании уголовных дел, связанных с авариями,
пожарами и взрывами. Используются также газоанализаторы, пирометр,
специальные сита для просеивания пожарного мусора. Дефекты в
металлоконструкциях выявляют с помощь различных дефектоскопов и
переносных рентгеновских дифрактометров. Тепловые следы на местах
происшествий, показывающие, например, траекторию движения человека,
предметы, которых он касался, выявляют с помощью инфракрасных
интраскопов, тепловизоров.
Цель криминалистической фиксации — как можно точнее,
объективнее и нагляднее запечатлеть, закрепить факты, события,
материальные следы преступления и другие объекты, необходимые для
установления истины по уголовному делу.
Используются различные формы фиксации:
вербальная — протоколирование, звукозапись;
графическая — графическое изображение (схематические и
масштабные планы, чертежи, кроки, рисунки, в том числе рисованные
портреты);
предметная — изъятие самого предмета, изготовление материальных
моделей (реконструкция, в том числе макетирование, копирование,
получение слепков и оттисков);
наглядно-образная — фотографирование (в видимых и невидимых
лучах), киносъемка, видеомагнитофонная запись.
Фиксация может быть направлена как на сохранение самого объекта
(консервирование), так и на запечатление определенных его сторон, свойств
и качеств. Консервирование осуществляется путем укрепления структуры
вещества объекта созданием специальной среды или приспособления, куда
помещают объект. Так, сохранность обугленных или ветхих документов
обеспечивается помещением их между двух стекол, а следов обуви на песке
173
— обработкой их специальным лаком. В специальную среду — морозильную
камеру — помещают скоропортящиеся объекты. Выявленный с помощью
порошков след пальца обычно изымается на специальную
дактилоскопическую пленку. Это искусственное приспособление отличается
от обычных упаковочных средств тем, что оно становится неотъемлемой
частью фиксируемого объекта.
Запечатлевающие способы фиксации — это составление планов и схем,
изготовление копий с помощью различных веществ, фотосъемка,
видеозапись, рисование. Об изготовлении копий с различных объектов,
преимущественно с объемных следов, о звукозаписи, фото- и видеозаписи
речь будет идти в последующих главах.
Процессы изъятия и фиксации могут совпадать по времени. Так,
изымаемый на дактилоскопическую пленку след пальца, выявленный с
помощью порошка, одновременно фиксируется пленкой. Таким образом,
технико-криминалистические средства могут выполнять двойную функцию.
Например, магнитный искатель-подъемник помогает обнаружить
металлический предмет и изъять его; поэтому деление технико-
криминалистических средств на средства обнаружения, фиксации и изъятия
является в известной степени условным.
В зависимости от характера изымаемого объекта различаются средства
изъятия твердых объектов, сыпучих, жидких и газообразных веществ,
макро- и микрообъектов.
Простейший набор инструментов для изъятия твердых объектов
включает отвертки, пассатижи, бокорезы, стамески, стеклорез, пилы,
молотки и пр. В необходимых случаях могут использоваться аппараты для
газокислородной резки и электросварки.
Микрообъекты, как и другие следы, предпочтительно изымать вместе
с объектом-носителем, в обязательном порядке указывая в протоколе
следственного действия, на схемах и фотоснимках конкретные участки
объекта-носителя, с которого они изымаются, поскольку впоследствии это
может иметь решающее значение, например, при установлении факта
контактного взаимодействия. Для изъятия микрообъектов применяются
пленки с химически липким неактивным покрытием, микропы-лесборники.
Отдельные микрообъекты (фрагменты волос, ворсинки, волокна и т. д.)
изымают с помощью пинцетов, наэлектризованных эбонитовых или
стеклянных палочек.
Для изъятия следов пальцев рук и босых ног, выявленных с помощью
порошков либо образованных пылью, применяются специальные
дактилоскопические пленки с прозрачным защитным слоем. Следы обуви,
транспортных средств изымают на черную или белую отфиксированную
фотобумагу, эмульсионный слой которой предварительно размачивается в
воде. Для этой цели можно воспользоваться и листом резины,
контактирующая поверхность которого предварительно обработана
наждачной бумагой.
Образцы запаха отбираются на лоскуты (салфетки) выстиранной
174
хлопчатобумажной байки (хлопчатобумажной фланели, стерильные
марлевые салфетки) размерами примерно 10х15 см, упакованные в три-
четыре слоя бытовой алюминиевой фольги или в чистые стеклянные банки с
металлическими или стеклянными крышками.
Все изъятые объекты должны быть соответствующим образом
упакованы и доставлены к месту исследования или хранения. При этом
необходимо: исключить возможность подмены; исключить потерю;
сохранить от изменений, уничтожения при транспортировке и хранении, от
попадания посторонних примесей.
Технико-криминалистические средства, предназначенные для
обнаружения, фиксации, изъятия вещественных доказательств, как правило,
комплектуются в виде специальных наборов: оперативных сумок,
следственных портфелей, оперативных и следственных чемоданов. Это могут
быть универсальные наборы, предназначенные для осмотра места
происшествия или обыска, или специализированные комплекты, например,
для работы со следами рук, для осмотров по делам о пожарах, взрывах и пр.
(рис. 3, 4, 5).
Для предварительного исследования объектов на месте происшествия
используются наборы химических веществ-индикаторов (установление
принадлежности вещества к взрывчатым, наркотическим и пр.).

§ 3. Методы и средства предварительного и экспертного


исследования вещественных доказательств

В экспертных и предварительных исследованиях вещественных


доказательств помимо общенаучных методов используются и специальные,
которые, исходя из принципа общности, можно в свою очередь подразделить

Рис. 3. Универсальный следственный чемодан.


Рис. 4. Следственный чемодан для работы с документами.

175
Рис. 5. Экспертный чемодан для работы с объектами биологического
происхождения.

на общеэкспертные, используемые в большинстве классов судебных


экспертиз и исследований, и частноэкспертные.
Система общеэкспертных методов исследования вещественных
доказательств включает:
методы анализа изображений;
методы морфологического анализа;
методы анализа состава;
методы анализа структуры;
методы изучения физических, химических и других свойств. Методы
анализа изображений используются для исследования традиционных
криминалистических объектов — следов человека, орудий и инструментов,
транспортных средств, а также документов, кино-, фото-и видеоматериалов и
пр.
96

Под морфологией понимают внешнее строение объекта, а также форму,


размеры и взаимное расположение (топография) образующих его
структурных элементов (частей целого, включений, деформаций, дефектов и
т. п.) на поверхности и в объеме, возникающих при изготовлении,
существовании и взаимодействии объекта. Наиболее распространенными
методами морфологического анализа являются оптическая микроскопия —
совокупность методов наблюдения и исследования с помощью оптического
микроскопа.
Среди микроскопических методов, используемых при исследовании
вещественных доказательств, выделяют метод светлого поля в проходящем
свете — используется для исследования прозрачных объектов с
включениями. Пучок света, проходя через непоглощающие зоны препарата,
дает равномерно освещенное поле. Включение на пути пучка частично
поглощает его, частично рассеивает, вследствие чего изучаемая частица
выглядит темным пятном на светлом фоне. Для наблюдения прозрачных не

96
Эти методы подробно будут освещены в следующих главах.

176
поглощающих свет объектов, невидимых при методе светлого поля,
используют метод темного поля в проходящем свете. Изображение
создается светом, рассеянным элементами структуры препарата, который
отличается от среды показателем преломления. В поле зрения микроскопа на
темном фоне видны светлые изображения деталей. Наиболее часто методы
светлого и темного поля используются в экспертном исследовании
ювелирных камней и объектов биологической природы. Микроскопические
исследования в проходящем свете осуществляются с помощью
биологических микроскопов (типа МБИ и МБР).
Для наблюдения непрозрачных объектов применяют метод светлого
поля в отраженном свете. Свет на объект падает под углом, и морфология
объекта видна вследствие различной отражательной способности его
элементов. Используется для изучения широкого круга вещественных
доказательств: изделий из металлов и сплавов, лакокрасочных покрытий,
волокон, документов, следов-отображений и пр.
Поляризационная микроскопия используется для исследования
анизотропных объектов в поляризованном свете (проходящем и
отраженном), например минералов, металлических шлифов, биологических
объектов. Люминесцентная (флуоресцентная) микроскопия использует
явление люминесценции. Объект освещается излучением, возбуждающим
люминесценцию. При этом наблюдается контрастная цветная картина
свечения, позволяющая выявить морфологические и химические
особенности объектов.
Ультрафиолетовая и инфракрасная микроскопия позволяет проводить
исследования за пределами видимой области спектра. Ультрафиолетовая
микроскопия (250—400 нм) применяется для исследования биологических
объектов (например, следы крови, спермы), инфракрасная (0,75— 1,2 мкм)
дает возможность изучать внутреннюю структуру объектов, непрозрачных в
видимом свете (кристаллы, минералы, некоторые стекла, следы выстрела,
залитые, заклеенные тексты).
Стереоскопическая микроскопия позволяет видеть предмет объемным
за счет рассматривания его двумя глазами (оптическая система включает два
окуляра). Большинство микроскопов, используемых для изучения
вещественных доказательств, являются стереоскопическими. Бинокулярные
стереоскопические микроскопы (типа МБС) применимы для исследования
практически всех видов объектов (следы человека и животных, документы,
лакокрасочные покрытия, металлы и сплавы, волокна, минералы, пули и
гильзы и т. д.) как в проходящем, так и в отраженном свете. Как правило, они
снабжены насадкой для фотографирования (рис. 6). Ими в основном
оснащены экспертные учреждения.

177
Рис. 6. Микроскоп биологический.
Сравнительные микроскопы (типа МИС, МС, МКС) имеют спаренную
оптическую систему, что позволяет производить одновременное
исследование двух объектов. Совмещенное изображение выявленных
признаков можно сразу же сфотографировать с помощью специальной
микрофотонасадки. Микроскопы специальные криминалистические типа
МСК позволяют наблюдать изображение не только с помощью окуляра, но и
на специальном экране. В настоящее время на вооружение в экспертно-
криминалистические учреждения берутся сравнительные микроскопы,
снабженные телекамерами и управляемые персональными компьютерами,
позволяющие получать комбинированное изображение сравниваемых
объектов на телеэкране (телевизионная микроскопия), исследовать объекты в
поляризованном свете, со светофильтрами, в инфракрасных или
ультрафиолетовых лучах. Они дают возможность электронным путем
изменять масштаб, контрастность и яркость изображения.
Возможности морфологических исследований резко расширились с
появлением электронной микроскопии. Просвечивающая электронная
микроскопия основана на рассеянии электронов без изменения энергии при
прохождении их через вещество или материал. Такие приборы используют
для изучения деталей микроструктуры объектов, находящихся за пределами
разрешающей способности оптического микроскопа (мельче 0,1 мкм). Он
позволяет исследовать объекты — вещественные доказательства в виде:
тонких срезов (например, волокон или лакокрасочных покрытий для
исследования особенностей морфологии их поверхности);
суспензий, например горючесмазочных материалов. Микроскопы
просвечивающего типа имеют разрешающую способность в несколько

178
ангстрем . 97

Растровая электронная микроскопия (РЭМ) основана на облучении


изучаемого объекта хорошо сфокусированным (с помощью специальной
линзовой системы) электронным пучком предельно малого сечения (зонд),
обеспечивающим достаточно большую интенсивность ответного сигнала
(вторичных электронов) от того участка объекта, на который попадает пучок.
Разного рода сигналы представляют информацию об особенностях
соответствующего участка объекта. Размер участка определяется сечением
зонда (от 1—2 до десятков ангстрем). Чтобы получить информацию о
достаточно большой области, дающей представление о морфологии объекта,
зонд заставляют обегать (сканировать) заданную площадь по определенной
программе. РЭМ, позволяющая повысить глубину резкости почти в 300 раз
по сравнению с обычным оптическим микроскопом и достигать увеличения
до 200 000 крат, широко используется в экспертной практике для
микротрасологических исследований, изучения морфологических признаков
самых разнообразных микрочастиц: металлов, лакокрасочных покрытий,
волос, волокон, почвы, минералов. Многие растровые электронные
микроскопы снабжены так называемыми микрозондами — приставками,
позволяющими проводить рентгеноспектральный анализ элементного
состава изучаемой микрочастицы.
Рассмотрим далее методы анализа состава, структуры и свойств
веществ и материалов, наиболее часто используемых в практике.
Методы элементного анализа используются для установления
элементного состава, т. е. качественного или количественное содержание
определенных химических элементов (таблицы Менделеева) в данном
веществе или материале. Круг их достаточно широк, однако наиболее
распространенными в экспертной практике являются следующие.
Эмиссионный спектральный анализ — с помощью источника
ионизации вещество пробы переводится в парообразное состояние и
возбуждается спектр излучения этих паров. Проходя далее через входную
щель специального прибора — спектрографа, излучение с помощью призмы
или дифракционной решетки разлагается на отдельные спектральные линии,
которые затем регистрируются на фотопластинке или с помощью детектора.
Качественный эмиссионный спектральный анализ основан на установлении
наличия или отсутствия в полученном спектре аналитических линий
искомых элементов, количественный — на измерении интенсивности
спектральных линий, которые пропорциональны концентрациям элементов в
пробе. Широко используется для исследования взрывчатых веществ,
металлов и сплавов, нефтепродуктов и горюче-смазочных материалов, лаков
и красок и др.
Лазерный микроспектралъный анализ основан на поглощении
веществом сфокусированного лазерного излучения, благодаря высокой

97
Один ангстрем составляет 10-8 см.

179
интенсивности которого начинается испарение вещества мишени и
образуется облако паров — факел, служащий объектом исследования. За счет
повышения температуры и других процессов происходит возбуждение и
ионизация атомов факела с образованием плазмы, которая является
источником анализируемого света. Фокусируя лазерное излучение, можно
производить спектральный анализ микроколичеств вещества,
10 3
локализованных в малых объемах (до 1(Г см ) и устанавливать
качественный и количественный элементный состав самых разнообразных
объектов практически без их разрушения.
Рентгеноспектральный анализ. Проходя через вещество,
рентгеновское излучение поглощается, что приводит атомы вещества в
возбужденное состояние. Возврат к исходному состоянию сопровождается
спектральным рентгеновским излучением. По наличию спектральных линий
различных элементов можно определить качественный, а по их
интенсивности — количественный состав вещества. Это один из наиболее
удобных методов элементного анализа, который на качественном и часто
полуколичественном уровне является практически неразрушающим, только в
редких случаях при исследовании ряда объектов, как правило, органической
природы, могут произойти видоизменения их отдельных свойств.
Используется для исследования широкого круга объектов: металлов и
сплавов, частиц почвы, лакокрасочных покрытий, материалов документов,
следов выстрела и пр. (рис. 7, 8).
Атомно-абсорбционный анализ — метод, основанный на поглощении
излучения свободными атомами. Через слой атомных паров пробы,
получаемых с помощью атомизатора (обычно это пламя или трубчатая печь)
пропускают излучение в диапазоне 190—850 нм. Поглощая кванты света,
атомы переходят в возбужденные энергетические состояния. Этим переходам
в атомных спектрах соответствуют так называемые резонансные линии,
характерные для данного элемента. Концентрация того или иного элемента
определяется исходя из соотношения интенсивности излучения до и после
прохождения через поглощающий слой. Для установления связи между
поглощающей способностью и концентрацией вещества в атомизатор вводят
несколько стандартных образцов с известным содержанием элемента и
строят калибровочный график. Метод используется для количественного
элементного анализа и характеризуется очень высокой чувствительностью,
быстротой, простотой пробоподготовки, однако малопригоден для обзорного
анализа пробы неизвестного состава.
Под молекулярным составом объекта понимают качественное
(количественное) содержание в нем простых и сложных химических веществ,

180
Рис. 7. Переносная установка для рентгеноспектрального анализа.
Рис. 8. Стационарный рентгеновский спектрометр.

для установления которого используются методы молекулярного анализа.


Это прежде всего химико-аналитические методы, которые традиционно
применяются в криминалистике уже десятки лет, например капельный анализ
—химические реакции, проводимые с капельными количествами растворов
анализируемого вещества и реагента. Успех применения метода во многом
зависит от правильного выбора и применения контрастных цветных реакций.
Используют для проведения в основном предварительных исследований
ядовитых, наркотических и сильнодействующих, взрывчатых и других
веществ. Для этого метода созданы наборы, учитывающие работу с
определенными видами следов: "Капля", "Капилляр" и др.
Другим весьма распространенным методом является
микрокристаллоскопия, метод качественного химического анализа по
образующимся (при действии соответствующих реактивов на исследуемый
раствор) характерным кристаллическим осадкам. Используется при
исследовании следов травления в документах, фармацевтических препаратов,
ядовитых и сильнодействующих веществ и пр.
Однако основными методами исследования молекулярного состава
вещественных доказательств являются в настоящее время молекулярная
спектроскопия и хроматография. Молекулярная спектроскопия
(спектрофотометрия) — метод, позволяющий изучать качественный и
количественный молекулярный состав веществ, основанный на изучении
спектров поглощения, испускания и отражения электромагнитных волн, а
также спектров люминесценции в диапазоне длин волн от ультрафиолетового
до инфракрасного излучения. Включает:
инфракрасную (ИИ.) спектроскопию — один из наиболее
информативных методов, позволяющий исследовать молекулярный состав и
181
природу исследуемых веществ. Основан на поглощении молекулами
вещества ИК излучения, что переводит их в возбужденное состояние. ИК-
спектры поглощения регистрируют с помощью спектрофотометров.
Используется для установления состава нефтепродуктов, лакокрасочных
покрытий (связующего), парфюмерно-косметических товаров и пр. (рис. 9);

Рис. 9. Установка для молекулярной инфракрасной спектроскопии с


микроскопом.
спектроскопию в видимой и ультрафиолетовой областях спектра,
которая основана на поглощении электромагнитного излучения
соединениями, содержащими хромофорные (определяющие окраску
вещества) и ауксохромные (не определяющие поглощения, но усиливающие
его интенсивность) группы. По спектрам поглощения судят о качественном
составе и структуре молекул. Количественный (спектрофотометрический)
анализ основан на: переводе вещества, если оно бесцветно, в поглощающее
световой поток окрашенное соединение с помощью определенных реактивов;
измерении оптической плотности с помощью специального прибора —
фотометра. Оптическая плотность при одинаковой толщине слоя тем больше,
чем выше концентрация вещества в растворе. По электронным спектрам
устанавливают, например, состав примесей и изменения, происходящие в
объекте под воздействием окружающей среды.
Хроматография используется для анализа сложных смесей веществ.
Она основана на различном распределении компонентов между двумя
фазами — неподвижной и подвижной (элюентом). В зависимости от
агрегатного состояния элюента различают газовую или жидкостную
хроматографию. В газовой хроматографии в качестве подвижной фазы
используется газ. Если неподвижной фазой является твердое тело
(адсорбент), хроматография называется газоабсорбционной, а если жидкость,
нанесенная на неподвижный носитель, — газожидкостной. В жидкостной
хроматографии в качестве подвижной фазы используется жидкость.
Аналогично газовой различают жидкостно-абсорбционную и жидкостно-
жидкостную хроматографию. Хроматографическое разделение проводят в
трубках, заполненных сорбентом (колоночная хроматография), в капиллярах
182
длиной в несколько десятков метров (капиллярная хроматография), на
пластинках, покрытых слоем абсорбента (тонкослойная хроматография), на
бумаге (бумажная хроматография). Методы хроматографии используются
при исследовании широкого круга объектов судебных экспертиз, например
чернил и паст шариковых ручек, наркотических препаратов, пищевых
продуктов и напитков, взрывчатых веществ, красителей, горюче-смазочных
материалов и многих других (рис. 10).

Рис. 10. Хроматограф.


Под фазовым составом понимают качественное или количественное
содержание определенных фаз в данном объекте. Фаза — это гомогенная
часть гетерогенной системы, причем в данной химической системе фазы
могут иметь одинаковый (α-железо и γ-железо в охотничьем ноже) и
различный (закись и окись меди на медном проводе) химический состав.
Фазовый состав всех объектов, имеющих кристаллическую структуру,
устанавливается с помощью рентгенофазового анализа, который успешно
применяется в экспертной практике для неразрушающего исследования
самого широкого круга объектов: металлов и сплавов, строительных,
лакокрасочных материалов, фармацевтических препаратов, парфюмерно-
косметических изделий, взрывчатых веществ и др. Метод основан на
неповторимости расположения атомов и ионов в кристаллических
структурах веществ, которая отражается в соответствующих
рентгенометрических данных. Анализ этих данных и позволяет
устанавливать качественный и количественный фазовый состав.
Часто фазовый состав одновременно дает представление и о
структуре объектов. Металлографический и рентгеноструктурный анализы
используются для изучения кристаллической структуры объектов. С
помощью металлографического анализа изучаются изменения макро- и
микроструктуры металлов и сплавов в связи с изменением их химического
состава и условии обработки. Рентгеноструктурный анализ позволяет
определять ориентацию и размеры кристаллов, их атомное и ионное
строение, измерять внутренние напряжение, изучать превращения,
происшедшие в материалах под воздействием давления, температуры,
183
влажности и на основании полученных данных судить о "биографии" той или
иной детали, по разрушениям определять причины пожара, взрыва или
автодорожного происшествия.
Методы исследования отдельных свойств объектов могут быть
самыми разнообразными. При исследовании вещественных доказательств
анализируется, например, электропроводность объектов (электропроводов
или обугленных остатков древесины при определении очага пожара),
магнитная проницаемость (для диагностики изменения маркировки),
микротвердость (для исследования следов газокислородной резки, сварных
швов и шлаков при установлении механизма вскрытия металлических
хранилищ), концентрационные пределы вспышки и воспламенения,
температура воспламенения и самовоспламенения и многое другое.

184
Глава 11. Основы криминалистического учения о фиксации
доказательственной информации

§ 1. Понятие фиксации доказательственной информации

Фиксация доказательственной информации — одна из важнейших в


98

комплексе проблем, связанных с изучением и использованием


закономерностей собирания доказательств — базовой стадии процесса
доказывания.
В употреблении термина, обозначающего понятие фиксации, имеются
различия. В процессуальной литературе чаще говорят о "закреплении
доказательств", об их "процессуальном оформлении". В криминалистической
литературе акцент делается на указании объектов фиксации —
преимущественно материальных образований, а также на средствах и
методах фиксации. Это понятие и рассматривается чаще всего
применительно к конкретному виду объектов фиксации.
Формулирование понятия фиксации доказательств требует его анализа.
С гносеологической точки зрения зафиксировать доказательство — значит
дать максимально полное представление о нем, адекватно передать те его
свойства и признаки, которые, собственно, и делают его доказательством.
Полнота этого процесса зависит от его условий и средств отражения, а также
от тех целей, которые преследует субъект отражения. Поэтому при фиксации
оно носит избирательный характер: отражается только то и в таком объеме,
что представляется необходимым для данного субъекта.
Поскольку доказательства суть отражения преступления в
окружающей среде, результат их фиксации будет отражением отражения, т.
е., если можно так выразиться, производным отражением. В
информационном аспекте речь идет о переносе информации с одного объекта
(доказательства) на другой — материальное средство фиксации.
Информационная сущность фиксации доказательств заключается в том,
что:
а) производится перекодировка доказательственной информации,
содержащейся в ее материальном носителе, и перенос ее на средство
фиксации;
б) обеспечивается сохранение доказательственной информации для
неоднократного использования в процессе доказывания;
в) обеспечивается возможность накопления информации до пределов,
выражающих полное установление предмета доказывания, т. е. до момента

98
Говоря о фиксации доказательственной информации, мы имеем в
виду и фиксацию источников доказательств как ее материальных носителей,
"хранилищ". По ходу изложения мы пользуемся обоими терминами, в
каждом конкретном случае выбирая тот из них, который более соответствует
аспекту рассмотрения вопроса или традиционному словоупотреблению.

185
доказанности всех входящих в него обстоятельств;
г) получает свое материальное выражение отбор информации о
событии: фиксируется не вся информация, поступающая к следователю и
суду, но лишь:
относящаяся к предмету доказывания (относимая информация),
допускаемая законом (допустимая информация),
существенная с точки зрения предмета доказывания;
д) запечатлевается не только сама доказательственная информация, но
и сведения о путях, способах ее получения как необходимое условие
признания ее допустимости по делу.
В процессуальном плане фиксация доказательственной информации
есть выражение удостоверительной деятельности субъекта доказывания.
В науке уголовного процесса неоднократно отмечалось, что
доказывание — это одновременно и познавательная, и удостоверительная
деятельность. Но, помимо удостоверения фактов, фиксация доказательств
преследует цель их запечатлить. Причем на первый план здесь выступает
процессуальная форма удостоверения и запечатления, поэтому данное
определение в известном смысле можно считать формальным. Отсюда и
распространенное среди процессуалистов представление о фиксации
доказательств как об их оформлении в установленном законом порядке, т. е.
придании им законной формы.
В отличие от процессуального криминалистический аспект понятия
фиксации доказательств носит содержательный характер. Здесь делается
упор на действия по фиксации доказательств и средства этой фиксации.
Анализ содержания понятия фиксации доказательств в уголовном
судопроизводстве позволяет сделать вывод, что его определение должно
содержать не только объекты и средства фиксации, но и указание на
процессуальный характер этой деятельности (на оформление фиксации в
установленном законом порядке). С учетом этого можно определить
фиксацию доказательств как систему действий по запечатлению в
установленных законом формах фактических данных, имеющих значение для
правильного разрешения уголовного дела, а также условий, средств и
способов их обнаружения и закрепления. Из этого определения следует, что:
1) фиксация доказательств — это в известном смысле физическая
деятельность, система действий, а не чисто мыслительная процедура
запоминания каких-то фактов, явлений, процессов;
2) объектом фиксации являются не всякие фактические данные, а лишь
те, "на основе которых в определенном законом порядке органы дознания,
следователь и суд устанавливают наличие или отсутствие общественно
опасного деяния, виновность лица, совершившего это деяние, и иные
обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела" (ст. 69
УПК РСФСР);
3) эта деятельность направлена на запечатление объекта фиксации в
определенных (процессуальных) формах. Следовательно, не всякая форма
запечатления удовлетворяет требованиям фиксации доказательств (отвечает
186
этому понятию), а только установленная уголовно-процессуальным законом;

4) в понятие фиксации доказательств входит не только запечатление


самих фактических данных, но и действия по их обнаружению, ибо
допустимость доказательств зависит от допустимости их источников, средств
и способов обнаружения. Для суждения же об их допустимости необходима
соответствующая информация, запечатление которой и осуществляется при
фиксации доказательств;
5) наконец, поскольку фиксация доказательств есть облечение
фактических данных в соответствующую процессуальную форму,
необходимо запечатлеть информацию о самом процессе, т. е. о его условиях,
применявшихся средствах и способах фиксации. Без этого невозможно
достаточно полно и объективно оценить результаты фиксации.
Из сказанного можно заключить, что объектами запечатления при
фиксации доказательств являются:
а) сами фактические данные;
6) действия по их обнаружению и фиксации;
в) условия их обнаружения и фиксации;
г) средства и способы обнаружения и фиксации фактических данных и
остальных объектов запечатления.
Следует также отметить, что процессуальная форма требует указания и
субъектов фиксации.
Доказательственная информация и данные о ее получении и
запечатлении — это основные объекты фиксации в процессе доказывания.
Однако наряду с этой основной используется и информация дополнительная,
играющая существенную роль в установлении истины по делу. Во-первых,
ориентирующая информация, полученная оперативно-розыскным путем
(органами дознания), а также в результате организационно-технических и
розыскных действий следователя либо его консультаций со специалистами.
Во-вторых, вспомогательная информация, которая служит целям
идентификации и розыска и содержится преимущественно в образцах для
сравнительного исследования.
Фиксация ориентирующей информации заключается в ее запечатлении
— в порядке и формах, установленных Законом об ОРД и подзаконными
ведомственными актами. Что касается вспомогательной информации, то
фиксируется порядок и способы ее получения, характеристика объекта — ее
носителя, а в последующем — ее содержание в сопоставлении с
доказательственной информацией и результаты такого сопоставления.

§ 2. Общая характеристика форм, методов и средств фиксации


доказательственной информации

Различают следующие формы фиксации доказательственной


информации:
187
вербальную (словесную);
графическую;
предметную;
наглядно-образную.
Возможны различные комбинации этих форм, например: сочетание
вербальной и графической, наглядно-образной и вербальной и др.
Основными методами фиксации из числа общих (общенаучных)
методов познания, применяемых в доказывании, являются измерение,
описание и моделирование. Техническими приемами реализации этих
методов служат:
при вербальной форме — протоколирование, звукозапись;
при графической — графическое отображение (схематические и
масштабные планы, чертежи, кроки, рисунки, в том числе рисованные
портреты);99

при предметной — изъятие предмета в натуре и его консервация,


изготовление материальных моделей (реконструкция), в том числе
макетирование, копирование, получение слепков и оттисков;
при наглядно-образной — фотографирование (в видимых и невидимых
лучах), кино- и видеосъемка.
Аналогично комбинации форм возможно сочетание методов фиксации
и технических приемов, их комплексное применение, например:
протоколирование и реконструкция, протоколирование, фотосъемка и
копирование, и т. д.
Использование любой формы фиксации, применение ее методов и
технических приемов, поскольку речь идет о процессе доказывания,
обусловлены определенными процессуальными требованиями.
Процессуальный порядок фиксации, как правило, жестко
регламентирован законом. Предусматривается процессуальная форма, в
которую должны быть облечены результаты фиксации, ее реквизиты,
последовательность, способ приобщения к делу результатов фиксации,
способы их удостоверения, порядок последующего использования их в
процессе фиксации, но в законе, естественно, нет перечня технических
средств фиксации.
С соблюдением процессуального порядка закон связывает
доказательственное значение результатов фиксации.
Процессуальные формы и способы фиксации доказательств. В

99
Строго говоря, зарисовка объекта (в том числе и изготовление
рисованных портретов) является техническим приемом наглядно-образной
формы фиксации, так как по своей информационной природе рисунок
представляет собой не кодированное, а, скорее, упрощенное изображение. В
данном контексте рисунки упоминаются применительно к графической
форме фиксации лишь в силу того, что при их изготовлении и изготовлении
схем и планов используются обычно одни и те же средства графики.

188
уголовно-процессуальной науке различают три формы фиксации
доказательств: составление протокола, приобщение к делу иных документов,
приобщение к делу вещественных доказательств. Применительно к этим
формам говорят об основном и дополнительных, обязательных или
необязательных способах фиксации. Под основным понимается
протоколирование, в качестве дополнительных называют фотографирование,
получение слепков и оттисков следов. Такое деление исходит из
представления о том, что результаты применения иных, кроме
протоколирования, процессуальных способов фиксации не приобретают
значения источников доказательств. Широкая дискуссия по этому вопросу
показала несостоятельность подобных взглядов. Представляется, что с
процессуальной точки зрения есть смысл делить способы фиксации
доказательств на обязательные (например, протоколирование), т. е.
императивно предписанные законом, и необязательные, которые
применяются по усмотрению следователя и суда. Другие их классификации
не будут носить процессуального характера.
Характеризуя в целом технические средства фиксации, можно
разделить их на следующие группы:
средства фиксации вербальных данных (средства изготовления
протоколов, звукозаписывающие устройства);
средства создания идеальных моделей — планов, чертежей, рисунков,
схем;
средства создания материальных моделей (средства консервации,
слепочные массы, фотокиновидеоаппаратура, комплекты для создания
синтетических портретов и др.).
В развитии технических средств проявляются общие тенденции
развития техники в целом и криминалистической техники в частности, хотя
отмечается некоторое отставание технических средств фиксации
доказательств от средств их исследования.

§ 3. Вербальная и графическая формы фиксации


доказательственной информации

Вербальная форма является наиболее распространенной, что даже дало


основание некоторым авторам говорить о протоколировании как о главной
форме фиксации доказательств. Ее распространенность объясняется
несколькими причинами.
Во-первых, этому способствует позиция законодателя, обязывающего
составлять протоколы всех следственных и некоторых иных процессуальных
действий.
Во-вторых, распространенность вербальной формы обусловлена
многообразием объектов фиксации, которые могут быть запечатлены путем
их словесного описания: заявления, показания и замечания; действия и
процессы; материальные образования, их признаки, свойства и состояния:
люди, трупы, животные, вещи, документы, обстановка, транспортные
189
средства и др.
Эта форма фиксации исторически является самой старой и
сравнительно самой простой, что делает ее общедоступной. Технические
приемы ее осуществления — протоколирование и звукозапись.
Протоколирование. В его основе лежит описание как метод фиксации.
Различают непосредственное и опосредствованное описание. Под
непосредственным понимается такое описание, которым субъект
доказывания выражает результаты непосредственного наблюдения или
измерения. Оно производится как в процессе наблюдения или измерения, а
применительно к фиксации показаний — в процессе их получения
(сопутствующее описание), так и после них, по запечатленным в памяти
результатам следственного действия (последующее описание). При этом
описание может быть полным, когда сразу же фиксируются все необходимые
признаки объекта или явления, и фрагментарным, при котором в момент
восприятия фиксируются лишь важнейшие признаки, а полное описание
производится позже. Фрагментарное описание представляет собой
промежуточную форму, сочетающую сопутствующее и последующее
описания. Последнее всегда менее полно и точно. Его дефекты обусловлены
влиянием ряда психологических факторов, относящихся к процессам
запоминания и воспроизведения.
Вторая форма — опосредствованное описание. В процессе
доказывания оно также осуществляется самим следователем, но в него
входит указание признаков объектов и явлений, которые воспринимались
другими лицами: свидетелями, подозреваемыми и др. Для. последующего
непосредственного и любого опосредствованного описания запечатленные
признаки объекта должны быть воспроизведены, ибо иначе они не будут
доступны для описания. При последующем непосредственном описании
такое воспроизведение носит мысленный, как правило, образный характер.
Следователь мысленно представляет признаки объекта описания и фиксирует
их. При опосредствованном описании только одного мысленного
представления уже недостаточно, поскольку образ объекта возникает у
другого лица. Информация, содержащаяся в этом образе, должна быть
передана следователю источником информации.
Между воспроизведенным в памяти образом и описанием объекта
возникает еще одна ступень — передача информации. Передача информации
от ее источника к следователю может происходить в форме речевого
(словесного) выражения мысленного образа объекта: его графического
выражения, узнавания запечатленного в памяти объекта или указания на
аналогичный объект (узнавание подобного).
Полнота и точность описания при речевом выражении зависит уже не
только от самих процессов запоминания и воспроизведения, но и от таких
факторов, как глубина познания объекта, его назначение, признаки; степень
речевой культуры субъекта, размеры и состав его словарного запаса,
образность и точность формулировок; дисциплинированность мышления,
умение последовательно излагать воссозданное памятью, способность
190
отделить воспроизводимое в памяти от выводов из него.
При затруднительности речевого выражения источник информации
может по собственной инициативе или по предложению следователя
прибегнуть к графическому выражению мысленного образа. При
невозможности или недостаточности словесной или графической передачи
информации описание может быть проведено при помощи такого средства,
как узнавание запечатленного объекта при восприятии объекта в натуре или
его изображения (опознание); как указание на аналогичный объект,
обладающий теми же признаками, что и описываемый (например,
предъявление следователю потерпевшим изделия, аналогичного
украденному, описание которого необходимо для розыска).
Звукозапись как прием вербальной формы фиксации. Применение
звукозаписи в советской следственной практике было узаконено в конце 60-х
гг.
Звукозапись позволяет зафиксировать не только содержание
показаний, но и акустическую сторону допроса, которая не получает
отражения в протоколе. Воспроизведение звукозаписи оказывает большее
эмоциональное воздействие, нежели оглашение протокола допроса. Наконец,
звукозапись обеспечивает передачу особенностей речи допрашиваемого,
индивидуальность его языка, что также бывает затруднительно, а иногда и
невозможно отразить в протоколе.
Однако в ряде отношений звукозапись уступает протоколированию. В
ней содержится большее количество избыточной, ненужной информации;
пользование ею, поиск нужного места технически затруднен;
она требует особых условий долговременного хранения, специальных
мер предосторожности. Сложность доказывания принадлежности
записанных на фонограмме показаний данному лицу при сомнении или
оспариваний этого обстоятельства сводит на нет многие преимущества
звукозаписи. К этому нужно добавить и неоправданно усложненный
процессуальный порядок звукозаписи.
Графическая форма фиксации доказательств заключается в
запечатлении доказательственной информации путем зарисовки объектов
или исполнения графических знаков, выражающих обусловленным образом
фиксируемую информацию (рисунки, планы, схемы, чертежи, графики,
карты и др.).
Зарисовка как прием фиксации исторически предшествовала
применению технических средств (фото- и киносъемки, слепочных масс). В
тот период, когда не было иных возможностей наглядно выразить объект
фиксации, зарисовка следов и иных вещественных доказательств, трупа,
обстановки места происшествия практиковалась сравнительно широко. В
настоящее время она чаще всего производится в "аварийных" ситуациях,
когда по каким-либо причинам не представляется возможным применить
технические средства запечатления внешнего вида объектов.
Зарисовка сохраняет свое значение как средство материализации
мысленного образа, содержащего доказательственную информацию.
191
Наиболее распространенный прием графической формы фиксации
доказательств — составление схем и планов. Схемы и планы могут быть
изготовлены как лицом, передающим информацию субъекту доказывания
(свидетелем, потерпевшим, обвиняемым, экспертом и др.), так и самим
субъектом доказывания при опосредствованном или непосредственном
описании:
а) схемы и планы, фиксирующие обстановку места производства
следственного действия: осмотра места происшествия, следственного
эксперимента, обыска и др.;
б) схемы и планы, указывающие размещение технических средств
фиксации при производстве следственных действий, если это имеет
доказательственное значение или необходимо для оценки зафиксированной
информации.

§ 4. Предметная и наглядно-образная формы фиксации


доказательственной информации

Ранее отмечалось, что при фиксации доказательств в предметной


форме применяются такие приемы, как изъятие предмета в натуре, а также
реконструкция (в том числе макетирование), копирование, получение
слепков и оттисков, т. е. изготовление материальных моделей; Рассмотрим
эти приемы.
Изъятие предмета в натуре с последующей (при необходимости) его
консервацией следует считать предпочтительным по следующим
основаниям:
а) этот прием сводит к минимуму потери доказательственной
информации, неизбежные при копировании, получении слепков и
применении других приемов фиксации;
б) обеспечивается возможность непосредственного восприятия
участниками процесса изъятого предмета, что исключает сомнения, могущие
возникнуть при восприятии производных от него объектов;
в) создаются условия для более полного исследования содержащейся в
предмете информации;
г) сохраняется возможность получения копий, если, разумеется,
характер предмета допускает его многократное копирование.
Копирование и получение слепков и оттисков. Различие между
этими понятиями чисто условное: копирование (откопирование) в практике
понимается как получение плоскостных отображений, хотя в буквальном
смысле слова копией является и объемное отображение оригинала (слепок,
оттиск).
При копировании происходит перенос информации с объекта-носителя
на искусственную подложку — следокопировальную пленку, специально
подготовленную для этой цели фотобумагу, лейкопластырь, а при
копировании документов — на обычную или специальную бумагу. При
получении слепков и оттисков информация переносится на объемное
192
отображение из гипса, различных слепочных масс и т. д. Степень потери
информации при таких приемах зависит от свойств копируемого объекта и,
главным образом, от свойств и разрешающей способности применяемых
технических средств. Современные средства выявления и копирования
поверхностных следов, получения копий документов, изготовления слепков
и оттисков обеспечивают высокую степень сохранности переносимой
информации.
Применение слепочных материалов должно обеспечить соблюдение
необходимых принципов моделирования: достижение должного сходства или
геометрического подобия оригиналу. В процессуальном аспекте при
получении копий, слепков или оттисков следов информация должна
фиксироваться таким образом и с соблюдением такой процессуальной
процедуры, чтобы результаты фиксации могли быть оценены как
производное доказательство.
Предметное моделирование внешнего облика человека. Этот прием
фиксации может быть сходен с описанным выше графическим приемом,
когда облик человека воссоздается зарисовкой по мысленному образу.
Различие здесь лишь в средствах моделирования: в рассматриваемом случае
речь идет об изготовлении синтетических портретов с помощью
специальных технических средств. Но предметное моделирование внешнего
облика человека возможно и на материальном объекте, как это бывает при
пластической реконструкции лица по черепу.
По нашему мнению, не во всех случаях предметного моделирования
внешнего облика человека полученная информация носит
доказательственный характер. Если рисованный портрет исполняется самим
допрашиваемым и как любой подобный объект такого рода прилагается к
протоколу, то содержащаяся в нем информация может быть
доказательственной. Портреты, изготовленные художником или с помощью
специальных технических средств, в ходе процедуры, не предусмотренной
процессуальным законом (например, с помощью фоторобота,
информационного комплекта рисунков и т. д.), является средством фиксации
не доказательственной, а ориентирующей информации.
Не является носителем доказательственной информации и результат
пластической реконструкции лица по черепу. Такое значение скульптурный
портрет мог бы приобрести, если бы его изготовление признавалось
результатом действий эксперта, а сама скульптурная реконструкция —
экспертизой. Однако судебная практика не признает портретную
реконструкцию экспертизой, рассматривая ее только как художественную
работу.
От пластической реконструкции лица по черепу следует отличать
изготовление посмертных масок и слепков с отдельных частей тела и
элементов внешности. Маски, выполненные в процессе следственных
действий, относятся к разновидностям слепков, их можно рассматривать как
приложения к соответствующим протоколам следственных действий,
имеющие значение производных вещественных доказательств. Такие маски,
193
в отличие от скульптурных портретов, вполне могут быть использованы для
отождествления личности.
Реконструкция как прием предметной фиксации. Эту роль
реконструкция выполняет лишь тогда, когда объект реконструируется при
непосредственном участии источника доказательственной информации и на
основе этой информации, получаемой в процессе реконструкции. Незачем
доказывать, что такая процедура должна осуществляться в рамках
предусмотренных законом следственных действий. Чаще всего это макетная
реконструкция или подбор предметов-аналогов, совпадающих по тем или
иных свойствам с предметом-оригиналом, или натурная реконструкция.
Получение образцов для сравнительного исследования как прием
предметной фиксации информации. Среди объектов судебной экспертизы
закон выделяет специфическую категорию объектов, которые и в теории, и в
практике получили название образцов для сравнительного исследования.
Образец — это прежде всего материальный объект. Сравнительное
исследование в процессе экспертизы предполагает в качестве обязательного
условия наличие именно материальных объектов сравнения, признаки
которых могут быть восприняты не только экспертом, но и иными
участниками процесса, объектов, доступных для восприятия, анализа и
оценки каждым из этих участников. Поэтому не является образцом
мысленный образ объекта, сохраняющийся в памяти свидетеля или
потерпевшего и сравниваемый им с предъявленным при опознании
материальным объектом. Этот образ недоступен для постороннего
наблюдателя.
В зависимости от содержащейся в них информации образцы
подразделяются на две группы: 1) отражающие фиксированные признаки
иного объекта и 2) отражающие свои собственные признаки.
Первая группа образцов используется преимущественно в
криминалистической экспертизе. Фиксированность отражения означает его
относительную устойчивость, его закрепление на данном объекте.
Длительность закрепления практически должна обеспечивать возможность
сравнения в любой момент производства по данному делу.
Процесс получения таких образцов с информационной точки зрения
представляет собой перенос информации с ее источника — исследуемого
объекта и закрепления ее в виде материально-фиксированного отображения.
Перекодировки информации при этом не происходит, она продолжает
существовать в прежнем закодированном виде.
Таким образом, получение образцов первой группы представляет собой
прием предметного закрепления информации, перенесенной на них с
объекта-носителя.
Образцы второй группы такой информации не несут. Они
представляют интерес для следствия с точки зрения их собственных
признаков. Эти объекты не являются результатом взаимодействия с
исследуемым объектом и обычно служат для установления сходства с ними
исследуемых объектов. При получении таких образцов процесса переноса и
194
закрепления перенесенной информации не происходит. Информация же о
самом факте и процессе ее получения закрепляется, как и при получении
образцов первой группы, в вербальной форме — в протоколе получения
образцов. О закреплении информации, содержащейся в образцах второй
группы, можно говорить не в процессуальном, а в чисто техническом аспекте
— как о мерах по сохранению (консервации) самих объектов в том виде,
который обеспечивает извлечение из них нужной информации..
Наглядно-образная форма фиксации позволяет запечатлеть
чувственно воспринимаемый образ объекта либо его признаки и свойства,
недоступные для обычного непосредственного восприятия
(фотографирование, киносъемка и видеозапись). Основной признак этой
формы фиксации доказательств — наглядность ее результатов, поскольку
запечатлевается либо то, что было доступно для субъекта фиксации при
непосредственном визуальном восприятии объекта в натуре, либо те его
признаки и свойства, которые стали доступны для такого восприятия после
применения соответствующих средств фиксации.
Фотографирование (фотосъемка) в настоящее время — наиболее
распространенный прием. Ее достоинства как метода фиксации
доказательств заключаются в следующем:
быстрота фиксации объекта;
полнота и наглядность ее результатов;
объективность и точность фиксации;
возможность запечатлеть недоступные для визуального различения
цветовые оттенки, выявлять и фиксировать невидимое для человеческого
глаза.
Ее недостатки: плоскостной характер отображения, в некоторых
случаях перспективные искажения, возможная некачественность снимка,
ограниченность цветопередачи при черно-белом изображении и др. — в
результате разработки новых средств и приемов фотографирования могут
быть полностью или в значительной части устранены.
Однако фотосъемка не может запечатлеть динамику процесса, она дает
только статическое отображение фиксируемого объекта.
Киносъемка как средство фиксации доказательств получила "права
гражданства" в 1966 г. До этого времени применение ее, как и звукозаписи,
носило нерегламентированный законом характер, осуществлялось в
произвольной форме, а доказательственное значение ее результатов не было
признано всеобщим.
Помимо того, что с помощью киносъемки можно зафиксировать
динамику процесса, этот прием обладает и другими достоинствами.
Применение киносъемки позволяет запечатлеть и впоследствии изучить
недоступные для человеческого восприятия процессы, явления, протекающие
либо слишком быстро, либо слишком медленно. Демонстрация кинофильма в
судебном заседании создает эффект присутствия, что способствует
восприятию зафиксированной информации.
Видеосъемка стала применяться сравнительно недавно. Судебная
195
видеозапись служит средством запечатления на магнитную ленту образной и
звуковой доказательственной информации. Она сочетает простоту
фотографии, динамику кинематографического изображения и достоинства
звукозаписи перед "немыми" отображениями объектов фиксации.
Перспективы криминалистического учения о фиксации связаны с
развитием ее технических средств и приемов и расширением круга объектов
— носителей доказательственной информации, которые вовлекаются в сферу
доказывания и начинают в ней использоваться.
Развитие средств и приемов фиксации доказательств. Здесь в
первую очередь следует отметить развитие экспрессных средств и приемов.
В этой связи следует продолжить характеристику видеозаписи, материалы
которой могут быть воспроизведены сразу же после съемки, а при
необходимости — оперативно переданы по телевизионным каналам. Кроме
того, можно немедленно установить некачественность видеозаписи и
повторить ее.
В последнее время известное распространение получили так
называемые одноступенные фотопроцессы, при которых отсутствует
негативная стадия.
Перспективно развитие средств и приемов объемной фиксации.
Помимо стереофотографии следует упомянуть голографию, позволяющую
зафиксировать значительный объем информации о запечатлеваемом объекте,
а также профилографирование.
Наконец, отметим средства и приемы выявления и фиксации
невидимого, разработке которых в криминалистике уделяется известное
внимание: рентгенографии, гаммаграфии, фотоэлектронографии и др.
Расширение круга фиксируемых объектов. К числу таких объектов
можно отнести в первую очередь микроследы или микрочастицы, а также
следы запаха.
В современные комплекты технических средств работы со следами
неизменно включаются средства получения и сохранения запаховых проб,
разрабатываются обоснования их использования. В России и некоторых
других странах проводятся опыты по созданию и использованию
своеобразных коллекций этих проб как разновидности криминалистического
учета, разрабатываются материалы, хорошо абсорбирующие запахи и
способные длительно сохранять их в неизменном виде.
Знание закономерностей возникновения доказательств позволяет
определить условия, отражающие преступления. На этой основе
практикуется применение технических средств, обеспечивающих
возникновение материальных отражений события на теле и одежде
преступника, на орудиях преступления, на предмете преступного
посягательства. Это могут быть частицы различных химических веществ из
блокирующих устройств, срабатывающих при посягательстве на
заблокированный ими объект, как видимые невооруженным глазом
(красящие вещества типа родамина), так и люминесцирующие. Это могут
быть и запаховые "метки" — стойкие и в то же время специфические следы,
196
образующиеся на одежде или обуви преступника при соприкосновении с
заблокированным объектом. Все эти разновидности материальных
"отпечатков" события при определенных ситуациях могут служить
доказательством факта пребывания данного лица в конкретном месте или его
определенных действий, связанных с преступным посягательством на
конкретный предмет. Следовательно, возникает задача фиксации. Она
решается применительно к регламентированным законом формам:
протокольно удостоверяются факты наличия химических веществ на
заблокированном объекте, подозреваемом лице, обнаруженных у него
предметах. При этом возможно применение приемов предметной и наглядно-
образной форм. Задачей криминалистического учения о фиксации
доказательственной информации в этой области является разработка методик
и приемов запечатления микроследов подобного рода, с тем чтобы
обеспечить их доказательственное значение в процессе расследования или
использование содержащейся в них ориентирующей информации.

197
Глава 12. Криминалистическая фотография

§ 1. Понятие криминалистической фотографии, ее значение в


следственной и экспертной практике

Под криминалистической фотографией понимают научно


выработанную систему методов и способов фотосъемки, используемых при
следственных и оперативно-розыскных действиях, а также при экспертных
исследованиях.
Фотоснимки прилагаются к протоколам следственных действий или к
заключению эксперта. Они документально отражают запечатленные, на них
объекты, позволяя наглядно воспринимать: признаки предмета (следа);
обстановку, в которой осуществлялось следственное действие (осмотр,
обыск); результаты экспертного исследования. Подобная наглядность не
только дополняет описательную часть протокола (исследовательскую часть
заключения эксперта), но и делает возможным восприятие признаков или
обстановки, изложение которых затруднено из-за их значительного
количества или сложности восприятия. Фотографирование как объективная
форма запечатле