Вы находитесь на странице: 1из 1233

Геннадий Васильевич Иевлев

Квантовая запутанность
 
 
http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=42348194
SelfPub; 2019
 

Аннотация
Однажды наступят волшебные времена: у  нас будет
мобильный телефон, который надо заряжать раз в год;
банковская карточка, с которой невозможно украсть деньги;
микротермометр, который почувствует первую же заболевшую
клетку и вылечит ее. Однажды это все станет реальностью.
Осталось разобраться в квантовой механике, которая сделает
чудеса возможными. Наконец двойник Солнца, та самая
мифическая Немезида – найдена и вокруг неё обнаружена
планета в зоне обитания, без признаков присутствия на ней
разумной жизни. Возникшие демографические проблемы на
Земле заставляют землян отправить к ней экспедицию в надежде
основать там колонию.
Содержание
Пролог 6
Глава первая 20
1 20
2 26
3 73
4 106
5 126
6 143
7 155
8 200
9 206
Глава вторая 231
1 231
2 262
3 276
4 308
5 363
Глава третья 401
1 401
2 433
3 458
4 473
5 502
 
 
 
6 532
Глава четвёртая 576
1 576
2 595
3 639
4 705
5 714
6 729
7 788
8 800
9 881
Глава пятая 895
1 895
2 919
3 955
4 969
5 1013
6 1052
7 1087
8 1192
9 1223
Эпилог 1227

 
 
 
Эфир заполнили крупицы,
Элементарные частицы.
Вся многогранность вечности,
Наследье человечности,
Заключена в своих частицах.
Есть истина: как будто в трансе
Весь мир заряжен резонансом.
(М. Малицкая)

 
 
 
 
Пролог
 
Цивилизация землян, тяжело ступая, наконец вошла в
восьмой век новой эры, ведущей свой отсчёт от первого дня
принятии Хартии Единения всех народов Земли, оконча-
тельно и бесповоротно уничтожившей границы между госу-
дарствами и народами и сделав всё население планеты еди-
ным народом – землянами, общающимися на одном языке
всех народов – языке землян. В географическом центре од-
ного из континентов Земли была выстроена столица циви-
лизации – величественная и строгая Харта, административ-
ный центр цивилизации, где расположился высший законо-
дательный орган земной цивилизации – Регалий, состоящий
из тысячи шестисот одного регалия.
Несмотря на все усилия Регалия по контролю за демогра-
фией – Земля была перенаселена, а правильнее было – не
перенаселена, а создалось несоответствие ресурсов, которые
вырабатывались цивилизацией и её населением. Ресурсов, в
полной мере, на всех не хватало, как Регалий ни пытался,
по его усмотрению, их правильно перераспределять, хотя все
понимали, что это был не выход из сложившейся ситуации, а
некое подобие борьбы с болезнью, которую пытались не кар-
динально лечить, а лишь загоняли вглубь, рискуя довести до
агонии. Все, так же, понимали, что выхода было два: или же-
сточайший контроль за рождаемостью, а практически, её за-
 
 
 
прет на годы, если не десятилетия, что неизменно вызывало,
разрыв поколений с совершенно непонятными последствия-
ми, и что могло вызвать на планете, практически, неконтро-
лируемую волну недовольств; или колонизация другой пла-
неты, что оставалось, в большей степени, всё ещё трудноосу-
ществимой задачей, а, практически, нереальной.
Масштабная колонизация Марса оказалась несостоятель-
ной – больше миллиона человек, колония на красной пла-
нете обслужить была не в состоянии: кислород и озон из её
атмосферы неизменно уносился солнечными ветрами быст-
рее, чем термоформные установки их в атмосферу накачива-
ли, да и воды под песчаными пустынями оказалось не столь
много, как предполагалось и потому колонисты уже не од-
ну сотню лет жили в нескольких марсианских городах под
мощными и прочными куполами, занимаясь лишь незначи-
тельной добычей полезных ископаемых, а не имея атмосфе-
ры их масштабная разработка так и оставалась, лишь вожде-
ленной мечтой. На Марсе образовался замкнутый круг: нет
нормальной атмосферы – нет масштабной колонизации, по-
тому, что нет нормальной атмосферы, который разорвать по-
ка никак не удавалось.
На Луне и на нескольких орбитальных заводах Солнечной
системы, вахтовым методом, размещалось ещё около ста ты-
сяч землян, которые никак не могли решить, ни проблему
демографии, ни проблему ресурсов. Попытки решить про-
блему ресурсов с помощью астероидов пояса Койпера и об-
 
 
 
лака Оорта столкнулись с огромными проблемами и оказа-
лись настолько затратными, что ресурсов на разработку асте-
роидов затрачивалось гораздо больше, чем извлекалось из
них, хотя усилия, чтобы изменить соотношение затрат и ре-
сурсов прикладывались цивилизацией немалые и сдвиги в
этом направлении были вполне реальные, но это, скорее все-
го, было заделом для некоторого будущего и потому в циви-
лизации раздавалось всё больше голосов, что проблему мо-
жет решить лишь колонизация одной из найденных планет у
других звёзд, похожих на Землю, тем более, что таких планет
найдено было уже несколько и лишь расстояние и как след-
ствие, огромное время перехода до них, сдерживали землян
от их колонизации.
Но неожиданно, в одну из очень тёмных ночей, на одном
из больших телескопов Земли произошло событие, которое
всё же подтолкнуло землян к началу колонизации: наконец
была найдена, до сих пор оставающаяся мифической, сестра
Солнца – Немезида, со своей, совсем небольшой, планетной
системой. Но одна из её трёх планет сияла ярким голубым
сапфиром рядом со своим несколько тусклым красным солн-
цем и наиболее горячие земляне тут же начали требовать от
Регалия отправить их на эту планету, названную Кентаурой,
в колониальную экспедицию, даже несмотря на то, что доби-
раться до неё колонистам пришлось бы более трёхсот земных
лет. Кентаурой планета была названа из-за того, что кому-то
из астрономов удалось рассмотреть на её поверхности образ
 
 
 
мифического человека-лошади – кентавра.
Немезида и Солнце в этот период своего орбитально-
го движения сближались и потому перспектива приемлемо-
го перехода до Кентауры виделась горячим земным голо-
вам, вполне, реальной, в течении жизни нескольких поколе-
ний землян, отправившихся в далёкий путь на одном или
нескольких колониальных кораблей.
Регалий с принятием решения о колонизации медлил, пы-
таясь сопоставить затраты на столь масштабное мероприя-
тие, с возможными ухудшениями жизни для какой-то части
населения цивилизации, но большинство землян, вдруг, вы-
сказались за колонизацию, даже несмотря на некоторое ухуд-
шение своего существования. Землю охватила волна митин-
гов и шествий, требуя от Регалия принять решение о строи-
тельстве нескольких огромных колониальных кораблей и от-
правке на них на Кентауру полномасштабной колонии, без
предварительной разведывательной миссии к планете, хотя о
Кентауре информации было ещё совсем немного. К тому же,
никаких сигналов с Кентауры, могущих указать на наличие
на планете высокоразвитой цивилизации, зарегистрировать
не удалось, несмотря на то, что возраст Солнца и Немезиды
был одинаковым, хотя Кентаура теперь непрерывно наблю-
далась в широчайшем диапазоне волн и энергий. Это боль-
ше радовало, так как не сулило никаких возможных препят-
ствий для колонизации планеты. Но с другой стороны и тре-
вожило мыслями: почему на такой прекрасной планете не
 
 
 
зародилась цивилизация? Вероятно, что там, что-то препят-
ствовало этому и возможно будет препятствовать и созда-
нию колонии землянами.
Немезида оказалась несколько тусклым красным карли-
ком, почему и не была столь долго найдена. Да, собственно,
она и найдена-то была, лишь благодаря крохотному светло-
му голубоватому пятнышку Кентауры, быстро перемещаю-
щемуся в пространстве.
Изначально голубоватое пятнышко, даже скорее, крохот-
ная голубоватая пылинка, была замечена на одной из фото-
графий, некогда сделанных орбитальным телескопом Мар-
са. Пятнышко так бы и осталось пылинкой, если бы не до-
тошность одного из астрономов, который попытался удалить
пылинку с фотографии, но несмотря на все свои усилия,
это ему сделать не удалось. Озадаченный, он принялся ис-
кать такую же пылинку на других фотографиях, сделанных
орбитальным телескопом Марса в то же время, но её уда-
лось найти лишь на нескольких фотопластинках и изначаль-
но астроном решил, что это была запечатлена вспыхнувшая
какая-то новая, очень и очень далёкая, звезда, почему-то
оставшаяся без должного внимания астрофизиков. Астро-
ном не изменил своей дотошности и его, более внимательное
изучение фотографий, вызвало у него сомнение к звёздно-
му происхождению голубоватого пятнышка и потому один
из больших телескопов Земли, в одну из ночей, был направ-
лен в проблемный сектор пространства, но вместо голубова-
 
 
 
того пятнышка там была найдена достаточно тусклая крас-
ная звезда, тут же признанная вожделенной сестрой Солн-
ца – долгожданной Немезидой, которая оказалась, пример-
но, вдвое меньше Солнца в объёме. Никаких признаков, что
Немезида вспыхивала в то время, когда были сделаны фото-
графии с голубым пятнышком, в окружающем звезду про-
странстве, не было. Астроном был в недоумении.
Загадка разрешилась сама собой, примерно, через пару
месяцев наблюдений за этим пространством: рядом с туск-
лым красным ликом звезды, вдруг, вспыхнуло яркое голубо-
ватое пятнышко и быстро заскользило по звёздному краю.
Астроном, буквально, оторопел – несомненно, это была пла-
нета, которая через несколько десятков суток вновь спрята-
лась за тусклый звёздный диск. За этот короткий срок на-
блюдения, им было лишь, однозначно, установлено, что пла-
нета имела мощную кислородную атмосферу.
Астроном поделился своим открытием с другими астро-
номами и уже сотни их, в ожидании следующего появления
планеты, замерли, буквально, у всех, подходящих для на-
блюдения, телескопов Земли и в пространстве вокруг неё.
Ждать пришлось долго, более двух сотен суток, прежде,
чем голубоватое пятнышко вновь появилось из-за красного
звёздного диска.
Оказалось, что орбита планеты была, практически, парал-
лельна к эклиптике Солнечной системы и потому её большая
часть была не видна.
 
 
 
К следующему появлению планеты в её сторону смотрел
уже самый большой телескоп цивилизации землян.
Даже за те несколько десятков дней наблюдений, большую
часть своего видимого с Земли пути, Кентаура наблюдалась
своею ночной стороной, удалось выяснить, практически, всё
об этой планете: она находилась в обитаемой зоне, но её ор-
бита была не круговой, а эллиптической и скорее всего на
какое-то время планета покидала обитаемую зону. Уже поз-
же, удалось выяснить причину странности её орбиты – во-
круг Немезиды вращалась ещё одна планета, большая и тём-
ная, которую даже в самый большой телескоп удалось уви-
деть не её самую, а лишь небольшой чёрный пространствен-
ный провал, закрывающий собой, при движении по орбите,
расположенные за ним звёзды.
Изначально астрономы решили, что это двойная звёздная
система, но потом они пересмотрели своё решение и прида-
ли тёмному провалу статус холодного юпитера, примерно в
четыре раза большего, чем Юпитер Солнечной системы.
Была у Немезиды и ещё одна планета, но она была рас-
положена настолько близко к своему солнцу, что увидеть её
удалось с огромным трудом и какие-либо характеристиче-
ские показатели о планете получить не удалось.
Были ли у Немезиды астероидные пояса и облака, рас-
смотреть на таком расстоянии пока не удавалось, но так как
звезда в своём орбитальном движении сейчас приближалась
к Солнцу, то учёные Земли надеялись на прояснение этого
 
 
 
вопроса уже в недалёком будущем.
Кентаура оказалась, примерно, на треть меньше Земли,
была покрыта, достаточно, густой облачностью, но всё же че-
рез редкие прогалы в облаках удавалось рассмотреть неко-
торые подробности её поверхности: там была и голубая вод-
ная гладь; и зёленая поверхность, несомненно принадлежа-
щая растительности; и красно-коричневая поверхность, что
указывало на наличие на планете гор и песков. Судить о ве-
личине континентов и океанов было сложно, так как планета
оказывалась доступной для наблюдения достаточно корот-
кое время.
Как земляне ни всматривались в свои телескопы, никаких
светлых пятен на поверхности Кентауры, указывающих на
присутствие там крупных городов, обнаружить не удалось.
Так же не удалось увидеть каких-то летательных аппаратов,
движущихся над облаками. Это показывало, что если и есть
на планете жизнь, то она, или ещё на низкой ступени свое-
го развития, или же на столь высокой, что привычными для
землян средствами наблюдения увидеть её не представляет-
ся возможным. Часто наблюдалась скользящее по облакам
круглое тёмное пятнышко, которое, скорее всего, принадле-
жала спутнику планеты, но сам спутник за все годы наблю-
дения за Кентаурой увидеть воочию ни разу не удалось.
Планета совершала один оборот вокруг своей тусклой
звезды примерно за двести сорок земных суток и несмотря
на достаточную близость к Немезиде, все же вращалась во-
 
 
 
круг своей оси, но скорость её вращения скорее всего была
переменной величиной: когда она находилась близко к звез-
де, то делала один оборот вокруг своей оси примерно за со-
рок земных часов, когда же уходила в тень звезды, скорость
её вращения заметно увеличивалась и по расчетам земных
астрономов её сутки в апогее уменьшались до двадцати зем-
ных часов. Ось вращения Кентауры имела заметный наклон,
что предполагало на её поверхности смену времён года.
Несомненно, планета, в достаточной степени вероятно-
сти, была пригодна для жизни биологических организмов. К
тому же, это была первая планета, похожая на Землю, най-
денная в непосредственной близости от Солнечной системы.
До сих пор ближайшая планета, похожая на Землю, находи-
лась на расстоянии более семидесяти световых лет и распо-
лагалась пределами мечтаний землян о её колонизации за
разумное время.
Ещё больший интерес к колонизации Кентауры подогре-
ли успешные исследования по квантовой запутанности, бла-
годаря которым была разработана технология генерации пар
запутанных частиц в промышленном масштабе и их изо-
лированное сохранение на какое угодно длительное время.
Были созданы первые генераторы связанных частиц, кото-
рые генерировали их в нужном количестве для требований
макромира. Начались опыты по реальному перемещению
по квантовому каналу, но пока лишь небольших предметов
неорганического происхождения на, сравнительно, неболь-
 
 
 
шие расстояния, хотя квантовая теория, однозначно, утвер-
ждала, что запутанные частицы настолько тесно связаны
друг с другом, что мгновенно чувствуют изменения, которые
происходят с напарницей, даже если они разнесены, едва ли,
не по разным уголкам Вселенной.
Этот способ перемещения получил название – портация,
по давно ожидаемому сверхбыстрому способу перемещения,
который был описан лишь фантастами и заумными физика-
ми-теоретиками.
Были построены квантовые портаторы на Земле и Марсе
и хотя они были огромны и потребляли большое количество
энергии, но уже в обе стороны были доставлены небольшие
грузы не космическими кораблями, а посредством портатор-
ных перемещений. И хотя перемещаемые предметы, порой
выходили из портаторов с некоторой долей ущербности, но
это лишь подогревало интерес к исследованиям по кванто-
вой запутанности. К тому же, квантовые портаторные пе-
ремещения позволяли портировать не только предметы, но
и энергию, в частности звуковые волны и между Землёй и
Марсом появилась очень быстрая, хотя и несколько стран-
ная, разговорная связь. Изображение, по непонятной причи-
не, почему-то сильно искажалось, но скорее всего из-за ещё
не полностью понятой землянами физической сути передачи
энергий посредством перемещений по квантовому каналу и
потому видеосвязь через портаторы отсутствовала.
Открытие Немезиды, с её привлекательной для колони-
 
 
 
зации планетой, придали исследованиям по квантовой за-
путанности ощутимое ускорение, что способствовало созда-
нию гораздо более совершенных генераторов связанных ча-
стиц, что позволило значительно снизить потребление энер-
гии для создания квантовых каналов, да и размеры энерго-
станций уменьшились настолько, что стало возможным раз-
мещать квантовые генераторы с их источниками энергии не
только в огромных объёмах, а даже в ангарах, хотя и боль-
ших космических кораблей. Предметы начали выходить из
квантовых каналов без видимого ущерба, но всё же человека
Регалий перемещать ещё не разрешал, хотя некоторые мел-
кие представители фауны уже перемещались по квантовому
каналу с Земли на Марс и обратно и теперь за ними велись
наблюдения на предмет выявления у них каких-либо мута-
ций.
Выяснилась и ещё одна полезная особенность генерато-
ров пар запутанных частиц: побочная энергия, которая из-
начально казалась бесполезной и требовала достаточных за-
трат, для её утилизации, вдруг оказалась чрезвычайно по-
лезной и после небольшой трансформации превращалась в
очень эффективную энергетическую субстанцию для движи-
телей космических кораблей, увеличив скорость их переме-
щения в пространстве едва ли не на два порядка, сделав вре-
мя перехода до ближайших, к Солнечной системе, звёзд, со-
поставимым с продолжительностью жизни землян, средний
возраст которых уже приблизился к ста восьмидесяти годам.
 
 
 
Наконец, сопоставив новые возможности цивилизации и
почти двадцатилетние наблюдения за планетной системой
Немезиды, Регалий пошёл навстречу землянам, настойчиво
требующим начала колонизации Кентауры и принялся гото-
вить первую колониальную экспедицию за пределы Солнеч-
ной системы.
Несмотря на огромные затраты, землянами были построе-
ны два больших колониальных корабля – "Кентавр 1" и "Кен-
тавр 2", способных за время, даже меньшее жизни одного
поколения, доставить по полторы тысячи отчаянных землян
на Кентауру и в случае неудачной попытки создать там ко-
лонию, вернуть их на Землю.
Колониальные корабли были пятнадцатиуровневыми и
имели форму большого вытянутого треугольника с плавны-
ми очертаниями, этакие мини поселения с замкнутым цик-
лом жизнедеятельности, могущие не только потреблять взя-
тые с собой в путь продукты и предметы, но и воспроизво-
дить многие из них в пути, в нужном, для своей жизнедея-
тельности, объёме. Так как проблема гравитации ещё не бы-
ла решена, то три средних уровня каждого колониального
корабля, где находились жилые отсеки, вращались, тем са-
мым создавая силу тяжести, приемлемую для вполне ком-
фортной жизни колонистов. Каждый корабль мог бы без про-
блем нести в себе и все три тысячи колонистов, но в целях
надёжности и безопасности, колония шла к Кентауре на двух
кораблях.
 
 
 
Колониальные корабли имели огромные хранилища, со
сгенерированными на Земле полупарами запутанных ча-
стиц, под которые был отведён целый уровень корабля. Так
же они несли, в себе и генераторы запутанных частиц, так
сказать – на будущее, но так как генерировать запутанные
пары на корабле было, практически, не из чего и была лишь
надежда, что такая возможность появится на Кентауре.
Корабли так же рассчитывались на то, что в случае невоз-
можности создать колонию на Кентауре, они могли бы вер-
нуться в Солнечную систему. Собственно, один колониаль-
ный корабль должен был вернуться на Землю в любом слу-
чае, доставив для изучения образы кентурианской флоры, а
если будет возможность и фауны, а так же пробы среды оби-
тания колонистов, для выявления в них опасных для жиз-
ни землян вирусов и бактерий, для чего, к возврату одно-
го колониального корабля, за границей Солнечной системы
должна была быть построена станция санации, где предпола-
галось не только изучать доставленные образцы, но и прово-
дить санацию всех, возвращающихся из-за пределов Солнеч-
ной системы космических кораблей. Перемещать по кван-
товому каналу всё разнообразие внеземной флоры и фауны
земляне не решились, так как была большая опасность зане-
сти в Солнечную систему какой-то опасный вирус: во-пер-
вых – ещё не было станции санации; во-вторых – возвращае-
мый колониальный корабль земляне намеревались встретить
далеко за границей Солнечной системы и уже там его по-
 
 
 
верхность обработать каким-либо жёстким излучением, что-
бы убить на нём всё, что могло бы прицепиться к его поверх-
ности за время пути.
Наконец, колониальная экспедиция была готова и колони-
альные корабли были торжественно отправлены в долгий и
далёкий путь.
 
***
 
Время пути к Кентауре у колониальных кораблей заняло
около сорока лет. Но большая скорость перемещения в про-
странстве имела и положительную сторону – старения ко-
лонистов, практически, не наблюдалось и даже имела место
шутка среди колонистов, что годы провёдённые в простран-
стве можно смело вычеркнуть из прожитых лет и всех счи-
тать постаревшими, максимум на четверть времени, прове-
дённого в пути.
Практически, все колонисты, ушедшие с Земли, добра-
лись до своего нового места обитания.

 
 
 
 
Глава первая
Колония
 
 
1
 
Как и виделось с Земли, Кентаура оказалась прекрасной
планетой, только из-за более тусклого солнца её раститель-
ность, соответственно, имела бледно-зелёный цвет, да и во-
да, с облаками тоже были, как бы темнее, а песок был бли-
же к красному цвету, а не к жёлтому. Но всё же, Немезида
оказалась не такой красной, как наблюдалась с Земли, из-за
достаточно протяженного пылевого облака, которое окружа-
ло планетную систему звезды, находясь, примерно, в полу-
световом годе от неё. Облако было достаточно рваным и бы-
ло ли оно когда-то внешним слоем Немезиды, сброшенным
в период активности звезды или же это были остатки того
пылевого облака, из которого была создана её планетная си-
стема, установить пока было сложно, но это сейчас и не бы-
ло актуальным вопросом, а было делом будущего. Сейчас же
колонисты оказались, вдруг, удивлены, увидев Немезиду не
тёмно-красной звездой, а ярко, даже кроваво-красной, а по-
рой и даже оранжево-красной и потому на планете день вы-
глядел не как поздний вечер, а скорее, как раннее утро.
 
 
 
Прибывшая колония около земного месяца провела на ор-
бите Кентауры, внимательно изучая поверхность планеты,
выбирая для высадки наиболее оптимальный континент, ко-
торых на планете оказалось достаточно много: четыре боль-
ших; двенадцать маленьких и около двухсот разновеликих
островов. Никаких признаков присутствия на планете ра-
зумной жизни найти не удалось.
Каждый колониальный корабль имел три небольших кос-
мических челнока: на двух, на пять и на тридцать пассажи-
ров, с помощью которых и началось изучение планеты. Но
частые сходы челноков с орбиты, начали заметно истощать
энергетические запасы для них и эксплуатация челноков бы-
ла сведена к минимуму и потому, изучение планеты, в ос-
новном, происходило лишь с орбиты, различными способа-
ми, из самих колониальных кораблей.
Наконец, после долгих и жарких споров, был выбран боль-
шой материк с невысоким, но протяжённым горным масси-
вом, в экваториальной зоне планеты, в предгорье которо-
го было решено посадить один из колониальных кораблей –
"Кентавр 1", который служил бы в первое время домом для
колонистов, так как жить в тех строениях, которые были при-
везены с Земли, без мощной орудийной защиты, желающих
не нашлось, потому как некоторые наблюдаемые особи жи-
вотного мира планеты, вдруг, оказались достаточно велики
и очень агрессивны и такие были на всех больших и малых
континентах.
 
 
 
Примерно в тридцати километрах от плоскогорья, где ко-
лонисты вознамерились посадить "Кентавр 1", протекала до-
статочно полноводная река, а на одном из её крутых, не по-
росшем лесом, берегу, в последствии, предполагалось вы-
строить посёлок, который с двух сторон был бы под защитой
реки и крутого склона к ней, а с двух других, предполагалось
выстроить высокую стену из частокола, растущих неподалё-
ку, высоких деревьев. К одной из сторон предполагаемого
поселения примыкала низина, похожая на луг, который, в
будущем, можно было бы использовать под сады и огороды
или же перенести туда оранжереи из колониального корабля.
На этом участке реки, напротив предполагаемого строитель-
ства поселения, вполне можно было расположить расщепи-
тель воды на водород и кислород. Водород должен был стать
топливом для тепловой энергостанции, которая должна бы-
ла обеспечивать колонию электроэнергией, водой и теплом;
кислород же мог использоваться для технических нужд по-
селения. В общем, место для колонии было, практически,
идеальным.
Некоторое время колонисты опасались, что в горном мас-
сиве будут мощные землетрясения, но тщательный анализ
составляющих его пород позволил сделать заключение, что
горный массив уже стар и его активность дело далёкого про-
шлого, да и каких-либо колебаний гор, за время наблюде-
ния за ними, выявлено не было и подчиняясь требованию
большинства колонистов, которым не терпелось ощутить под
 
 
 
ногами почву планеты, а не металл корабля, начальник ко-
лонии, он же и капитан колониального корабля "Кентавр 1"
приказал вахтенному офицеру, несшему в тот момент вахту
– посадить корабль на, выбранное для начала колонизации,
плато.
Но всё же, вторая часть колонистов, находящаяся на "Кен-
тавр 2", ещё какое-то время оставалась на орбите. Несмот-
ря на их требование: на немедленное перемещение на по-
верхность планеты, начальник колонии остался непоколе-
бим, ожидая положительного результата размещения, на вы-
бранном плато, колонистов "Кентавр 1".
Посадка "Кентавр 1" осуществлялась с наступлением рас-
света в этой местности и прошла успешно, плато даже не ше-
лохнулось от опустившейся на неё огромной массы колони-
ального корабля.
Атмосфера в предгорье была более, чем пригодна для ды-
хания, кислорода в ней содержалось, более чем в два раза
больше, чем в атмосфере Земли и едва был закончен дежур-
ный анализ внешней среды, так как о ней уже было извест-
но, практически, всё, первые, самые нетерпеливые колони-
сты, основательно вооружившись, осторожно спустились по
трапу на каменное плато.
Планета встретила колонистов ощутимой прохладой и
несколькими вёрткими четырёхногими пресмыкающимися,
которые грелись в неярких лучах, взошедшего над плато,
солнца, совершенно не обращая внимания на появившееся
 
 
 
у них над головой нечто. Дышалось колонистам легко и сво-
бодно.
Не видя опасности, из корабля на плато, по трапу, начали
спускаться другие колонисты, но, вдруг, донёсшийся из, рас-
тущего в полукилометре от плато, леса громкий рёв, заста-
вил колонистов остановиться, а появившееся из леса огром-
ное животное, заставило их броситься назад в корабль – на
трапе образовалась давка.
Животное, громко крича, поднялось на задние лапы и по-
бежало в сторону корабля.
Колонию спасла от первых жертв, остающаяся в зале
управления вахта – вахтенный офицер приказал уничтожить
приближающуюся тварь, которая тут же упала на плато с
огромной дырой в груди, прожжённой, вырвавшимся из ла-
зерного излучателя корабля, ярким красным лучом.
Массового выхода колонистов из корабля в этот день
больше не было, хотя в районе посадки и не появилось боль-
ше ни одной грозной твари, но мелкие животные регуляр-
но наблюдались на опушке, окружающего плато, леса, да и
большие птицы постоянно парили высоко над плато, но ско-
рее всего, по причине, что видели лежащее на плато непо-
движное животное, которое колонисты не убирали. Но всё
же колонисты теперь предпочитали находиться вне корабля
уже в каком-либо из механизмов, а не открыто перемещать-
ся по плато.
В конце-концов, уничтоженное животное было сдвинуто,
 
 
 
выгруженным из корабля, бульдозером в достаточно глубо-
кую пропасть, находящуюся с одной из сторон плато. Под-
тверждая догадку колонистов, большие птицы тут же исчез-
ли.
Всё это было отражено в первом докладе колонистов на
Землю, вызвав там некоторую озабоченность и с передачей
в колонию строгой директивы – быть предельно осторожны-
ми.
Через несколько местных суток, прошедших без каких-то
происшествий, остающийся на орбите "Кентавр 2" тоже был
разгружен. Взяв в герметичные капсулы пробы атмосферы,
почвы, флоры и некоторой фауны планеты, он отправился в
обратный путь. Колония начала обживаться.

 
 
 
 
2
 
Первая проблема появилась, когда на берегу реки, назван-
ной, почему-то, Борой, возможно из-за рыжеватой, в лучах
местного солнца, воды, был собран первый дом – в небе, сре-
ди облаков, был замечен странный предмет, никак не похо-
жий на птицу.
Некоторые колонисты посчитали его за быстроперемеща-
ющуюся звёздочку, всвязи с тем, что к тому времени Кента-
ура в своём беге приближалась к холодному сегменту свое-
го орбитального движения: облачность сделалась более вы-
сокой и разряжённой; но в тоже время, сутки стали короче и
мрачнее, из-за того, что планета отдалилась от своего солнца
и наиболее яркие звёзды теперь были видны даже днём, если
таковым можно было назвать менее сумеречную часть суток.
Время шло, звёздочка себя никак не проявляла, лишь бес-
системно, то появляясь на орбите, то исчезая и колонисты
уже, как-то свыклись с ней, но всё же с тревогой всматрива-
ясь в небо, когда получали сообщение о её очередном появ-
лении.
 
***
 
– Господин Марков!
 
 
 
Громкий голос, заставил начальника колонии оторвать
взгляд от иллюминатора корабля, перед которым он стоял,
рассматривая хорошо различимую в свете прожекторов ко-
рабля опушку ближнего леса, на которой стояло высокое,
тонконогое и видимо, очень любопытное животное, в сторо-
ну которого двигались несколько транспортов с колониста-
ми. Было раннее утро и хотя было ещё темно и утро можно
было считать лишь по времени, а не по состоянию атмосфе-
ры планеты, но колонисты, занятые на строительстве посёл-
ка, уже были в пути.
Приближался самый холодный орбитальный период бе-
га Кентауры вокруг Немезиды и колонисты торопились вы-
строить не только, как можно большую часть посёлка, но и
изгородь вокруг него, так как опасались, что с наступлени-
ем холодов, животные будут более голодными и потому, бо-
лее смелыми и несомненно, будут пытаться проникнуть в по-
сёлок в поиске лёгкой добычи. Часть домов собиралась из
привезённого материала с Земли, но большее их количество
строилось из древесины, растущего неподалёку леса, так как
древесина оказалась очень плотной и потому прочной и к
тому же, каким-то образом, аккумулировала в себе тепло,
когда Немезида находилась в тёплом секторе своей орбиты
и первый дом, построенный из такой древесины, вдруг ока-
зался очень тёплым и его даже приходилось вентилировать и
теперь каждая семья желала жить в таком доме, а не в сбор-
ном земном, который нужно было обязательно отапливать
даже сейчас, когда холода ещё не наступили, что, в какой-то
 
 
 
мере, тормозило строительство посёлка.
Марков оглянулся – в проёме двери его офиса, которым
продолжал оставаться капитанский мостик колониального
корабля, стоял астрофизик Ветров.
Если начальник колонии был человеком уже в возрасте,
одним из самых старых колонистов и потому уже заметно
ссутулившимся от тяжести прожитых лет, то астрофизик
был одним из самых молодых землян, если таковым можно
было считать возраст в почти семьдесят земных лет, отпра-
вившимся в колониальную экспедицию, едва выйдя из две-
ри академии, которую закончил – колонисты родившиеся в
пути или уже здесь, на Кентауре, уже считали себя кентаура-
нами, а не землянами.
Владимир Ветров был высок, строен, хорошо физически
сложен, для своего возраста и при встрече никак не ассо-
циировался с человеком, проводящим ночи у телескопа. И
видимо, потому, что рабочим днём у него была ночь, он не
имел семьи, что никак не приветствовалось Управляющим
Институтом колонии, но, благодаря тому, что начальник ко-
лонии питал к нему, буквально, отцовские чувства и сам не
имел семьи, то Ветрову, эта его вольность, сходила с рук,
да и свободных девушек в колонии, практически, не было,
так как мальчиков, почему-то, рождалось заметно больше
и Управляющий Институт колонии, выделив те семьи, где
рождались, исключительно, девочки, всячески пытался сти-
мулировать их, к увеличению численности женского состава
 
 
 
колонии.
– Здравствуй Владимир. – Марков кивнул головой. – За-
ходи! Присаживайся! – Он повёл подбородком в сторону од-
ного из кресел офиса. – Чувствую, что ночь не прошла для
тебя даром, если ты вместо отдыха, заявился ко мне.
–  Вы правы господин Марков.  – Астрофизик натянуто
улыбнулся. – Уже перед завершением своей вахты, я, вдруг,
увидел промелькнувшую по экрану одного из мониторов, ку-
да выводится изображение с матрицы телескопа, ещё одну
быстро перемещающуюся звезду.
– К нашему стыду, мы до сих пор не закончили ревизию
привезённых с Земли контейнеров. – Губы Маркова вытяну-
лись в подобие снисходительной улыбки. – Все силы сейчас
брошены на строительство посёлка и честно говоря, Влади-
мир, не до контейнеров. Все хотят жить, непременно, в тёп-
лом доме из местного дерева, будто бы уже уверены, что до-
ма с Земли, не смогут защитить их от местных холодов. –
Лицо Маркова сделалось серьёзным. – Извини. – Он покру-
тил головой. – Но как только появится возможность, я тут же
отдам распоряжение об ускорении ревизии и тогда мы будем
точно знать, что мы потеряли.
– Извините, господин Марков. – Астрофизик так и остал-
ся стоять в дверях. – Но у меня нет уверенности, что по ор-
бите носится наш контейнер. Уж слишком он быстр, будто
имеет движитель.
–  Ты преувеличиваешь.  – По лицу начальника колонии
 
 
 
скользнула тень явной досады.  – Единственное, чем могу
сейчас помочь: дать в твоё распоряжение на некоторое вре-
мя свой челнок с пилотом, чтобы ты сходил на орбиту и по-
пытался поближе рассмотреть этот злополучный контейнер.
На шесть часов. Не более.  – Марков покрутил головой.  –
Несомненно, Управляющий Институт будет против подоб-
ной траты энергии, но у меня есть некоторые права, одним
из которых я и воспользуюсь.
– Мне не нужен пилот. – Астрофизик мотнул головой.
– Это исключено. – Марков перевёл взгляд на хронометр,
висящий на стене офиса. – У тебя шесть часов и ни минуты
больше. – Покрутив головой, он опять повернулся к иллю-
минатору.
–  Да, господин Марков.  – Произнёс ему в спину астро-
физик и развернувшись, быстрым шагом направился по ко-
ридору в сторону лифта, соединяющего уровень управления
колониального корабля с его нижним ангаром.
Когда астрофизик оказался около челнока, его дверь уже
была открыта и пилот, явно ожидая пассажира, смотрел в
сторону открытой двери.
Это был единственный штатный пилот в колонии, кото-
рый возил лишь единственного пассажира – его начальни-
ка, Валерия Маркова. И появился у начальника колонии он
не сразу, а изначально Марков сам управлял челноком, но в
один из дней, засмотревшись на отправляющихся на строи-
тельство посёлка колонистов, он просмотрел опору корабля
 
 
 
и изрядно проехался по ней боком челнока, достаточно се-
рьёзно его повредив.
Свою невнимательность Марков объяснил Управляюще-
му Институту, тем, что засмотрелся на транспорт, отправля-
ющийся в посёлок и как ему показалось, груз на транспорте
был ненадёжно закреплён, что и отвлекло его. Управляющий
Институт тут же закрепил за Марковым, несмотря на его воз-
ражение, штатного пилота, одного из профессиональных пи-
лотов корабля, категорически запретив начальнику колонии
самому водить челнок. Конечно, Марков, своей властью, мог
бы отклонить этот запрет, но поразмышляв, он пришёл к вы-
воду, что с пилотом ему, всё же, будет гораздо удобнее зани-
маться служебными делами, да и конфликт с Управляющим
Институтом был ему ни к чему.
– Привет, Мишель. – Произнёс Ветров, запрыгнув в чел-
нок, практически, не сбавляя шага. – Шеф…
–  Он уже распорядился.  – Заговорил пилот несколько
скрипучим голосом, перебивая астрофизика. – В твоих ин-
тересах поторопиться, а не разлогольствовать.
– Тогда, на орбиту. – Ветров дёрнул плечами, усаживаясь
в кресло, устроенное рядом с креслом пилота.
Пилот отвернулся от астрофизика, пальцы одной из его
рук пробежались по панели управления челнока: дверь с лёг-
ким свистом скользнула в сторону проёма. Прошло несколь-
ко томительных для астрофизика мгновений и на пульте
управления вспыхнул зелёный индикатор.
 
 
 
–  Салон герметичен.  – Донёсся из панели управления
мужской голос с явным металлическим оттенком, показыва-
ющим, что он синтезирован системой управления челнока, а
не естественного, биологического, происхождения.
Пилот тут же взялся за штурвал, челнок вздрогнул, будто
вышел изо сна, подпрыгнул и резко развернувшись, скольз-
нул в сторону люка, расползающегося тёмной полосой на се-
ром полу нижнего ангара колониального корабля.
Едва челнок выскочил из-под корпуса корабля на простор,
пилот тут же потянул штурвал на себя и летательный аппарат
начал быстро набирать высоту. Ветров, прекратив следить за
действиями пилота, уставился в лобовое стекло.
Челнок оказался достаточно быстр и через несколько ми-
нут он уже мчался по орбите Кентауры. Пилот включил тер-
минал радара на панели управления и Ветров регулярно бро-
сал на него быстрый взгляд, хотя прекрасно понимал, что
система пространственного контроля челнока непременно
даст знать, если что-то обнаружит в пространстве вокруг
планеты, но сила привычки брала своё и вскоре у него уже
начала болеть шея от постоянного верчения головой от ил-
люминатора к терминалу радара и наоборот, но он муже-
ственно терпел, не в силе изменить своему, выработанному
жизнью, рефлексу.
– Мы уже четыре часа крутимся. – Наконец нарушил мол-
чание пилот, поворачивая голову в сторону астрофизика. –
Шесть оборотов сделали. Нет здесь ничего и скорее всего ни-
 
 
 
когда и не было. – Его губы вытянулись в широкой усмеш-
ке. – Однозначно, ничего потеряно не было.
– У меня ещё два часа. – Процедил Ветров, нарочито по-
даваясь к лобовому стеклу. – И я их не намерен игнориро-
вать.
– Как знаешь. – Голос пилота прозвучал с явными оттен-
ками грубости и отвернувшись от астрофизика, он вальяж-
но откинулся в своём кресле и полуприкрыв веки, тоже уста-
вился в лобовое стекло…
Ожидаемое событие произошло на исходе пятого часа –
Ветров, вдруг, увидел за лобовым стеклом достаточно боль-
шой светлый овальный предмет, который буквально висел на
расстоянии вытянутой руки от его лица. Некоторое время он
тупо смотрел на предмет, не в состоянии осознать увиден-
ное, затем резко подался назад и вжался в спинку кресла…
 
***
 
Астрофизик открыл глаза: он лежал на спине и его взгляд
упирался в светлый потолок над ним; определённо – это был
не модуль с телескопом, рядом с которым он провёл ночь.
Ветров шевельнулся.
– Наконец-то! – Услышал он негромкий женский голос ря-
дом с собой.
Ветров повернул голову на голос и увидел сидящую, непо-
далёку в кресле, девушку, рядом с терминалом, по которому
 
 
 
энергично скользило разноцветье каких-то линий.
– Где я? – Он попытался подтвердить свой вопрос кивком
подбородка и это у него, вполне, получилось.
– В медлаборатории корабля. – Заговорила девушка, вста-
вая с кресла. – Господин Марков просил немедленно сооб-
щить ему, как только вы очнётесь. – Она шагнула к терми-
налу и ткнула пальцем в один из его сенсоров.
– Что со мной произошло? – Поинтересовался Ветров, но
вместо ответа увидел на терминале серьёзное лицо началь-
ника колонии. Губы Маркова шевельнулись.
–  Наконец-то.  – Донёсся до астрофизика резкий, явно,
недовольный голос начальника колонии. – Ты в состоянии
говорить?
Ветров попытался сесть – это удалось безо всяких про-
блем. Тогда он попытался встать и это удалось. Чувствовал
себя он вполне бодро, будто после хорошего, приятного сна,
полностью восстановившего его силы. Он сделал уверенный
шаг к терминалу.
– Да, господин Марков. – Ветров кивнул головой. – Я чув-
ствую себя, вполне, уверенно.
– Тогда потрудись объяснить, зачем ты полез на орбиту?
Чтобы хорошо выспаться? – Голос начальника колонии зву-
чал резко, даже грубо, показывая, что он крайне недоволен
астрофизиком.
– Я, спал на орбите? – Ветров поднял брови, на его лбу
прочертилась глубокая морщина. – А как я туда попал? – Он
 
 
 
с силой провёл пальцами по лбу, будто пытаясь разгладить
морщину.
– Интересно! – Марков громко хмыкнул. – Ты прикидыва-
ешься, что ничего не помнишь? Решил разыграть нас всех?
Можешь забыть теперь об орбите над планетой на год, что-
бы желания повеселиться больше не появлялось. – С явным
злом в голосе произнёс он последние фразы.
– Извините, господин Марков. – Ветров опустил руку, его
лицо приняло выражение растерянности. – Но я, совершен-
но, не понимаю, что вы пытаетесь мне инкриминировать. –
Он покрутил головой. – После ночи я пошёл… – Он вновь
поднял руку и провёл ею по лбу. – Видимо я уснул у теле-
скопа. – Сосем тихо произнёс он. – Ничего не помню. – Он
вновь покрутил головой.
–  Н-да-а!  – Марков состроил непонятную гримасу.  –
Немедленно ко мне. – Его голова повернулась. – Помогите
ему, если он не будет в состоянии идти. – Произнёс началь-
ник колонии, определённо, обращаясь к девушке, стоящей
рядом с астрофизиком.
– Да, господин Марков. – Громко произнесла девушка.
– Не нуждаюсь. – Опустив руку, Ветров мотнул головой и
повернувшись, направился к выходу из палаты, так как уже
сориентировался, где он находится и знал, куда ему нужно
будет идти.

 
 
 
 
***
 
Марков стоял у иллюминатора, наблюдая за уходящей в
лес партией строителей, направляющихся в посёлок, в ко-
тором уже было построено более трёх десятков тёплых до-
мов и возведена вокруг территории посёлка высокая изго-
родь из частокола, но возникли какие-то непонятные про-
блемы с пуском расщепителя воды, в которой, вдруг оказа-
лось большое содержание железа, из-за чего фильтры рас-
щепителя очень быстро так забивались, что никакой чист-
ке не поддавались и их приходилось, просто, выбрасывать.
Если для хозяйственных нужд достаточно было лишь лёг-
кой фильтрации и вода была вполне пригодна к использова-
нию, то даже небольшое количество молекул железа в воде
напрочь блокировали работу расщепителя и потому для него
вода требовала достаточно глубокой очистки. Дистиллятора,
достаточной пропускной способности, в колонии не оказа-
лось, почему-то упор при подготовке колонии на Земле был
сделан на фильтрацию, а не на дистилляцию, запас фильтров
быстро таял и Марков, своим распоряжением, остановил ра-
боту расщепителя, заставив Учёный Совет колонии занять-
ся поиском решения неприятной проблемы и потому изго-
родь посёлка оставалась без освещения, отчего ни одна се-
мья ещё не отваживалась оставаться в посёлке на тёмное вре-
мя местных суток, несмотря даже на то, что в изгородь бы-
 
 
 
ли встроены несколько башен, укомплектованные турелями
с лазерными излучателями, на которых постоянно дежури-
ли десантники. Но если в посёлке никого не оставалось, то и
десантников ночью тоже не было, но всё же, несмотря на вы-
сокую изгородь, колонисты часто находили по утру на стенах
домов в посёлке, явные, следы когтей, хотя днём дикие жи-
вотные, достаточно, редко тревожили колонистов. Охотники
почти ежедневно отправлялись на промысел и непременно
возвращались с богатой добычей и видимо осознав появив-
шуюся угрозу, животные днём уже не отваживались прибли-
жаться к посёлку, за исключением: очень больших и свире-
пых особей, похожих на земных медведей, названных, поче-
му-то, рексами, видимо, считавших себя хозяевами террито-
рии и которые могли приближаться к посёлку когда хотели;
и совсем небольших тварей, названных вампирами, которые
по своей кровожадности были даже свирепее рексов. Но всё
же вампиров в посёлке колонисты никогда не видели, но в
лесу их было предостаточно и заготовителей древесины все-
гда охраняли десантники, так как стоило какому-то загото-
вителю отстать или отойти чуть подальше от остальных, как
вампиры уже были около него и непременно норовили вце-
питься ему в шею своими острыми, как бритвы треугольны-
ми зубами и потому все колонисты, уходящие в лес, по той
или иной причине, всегда одевали на шею, ошейник, плот-
ный кожаный ремень армированный металлической прово-
локой. И всё же начальник колонии запретил, без нужды уби-
 
 
 
вать даже этих свирепых тварей, вначале пробуя их отпуги-
вать, а если это не помогало, тогда уже применять крайние
меры.
Вскоре удалось установить, что повышенное содержание
железа оказалось во всём на этой территории: флоре, фауне и
в обитателях реки, из-за чего деревья и имели более тёмный
цвет и повышенную прочность, а мясо животных и рыб было
более красным и жёстким, что, однако, никак не снижало их
вкусовых качеств.
 
***
 
– Здравствуйте, господин Марков! – Негромко произнёс
астрофизик, привычно останавливаясь в проёме двери офи-
са начальника колонии.
Марков резко повернулся: его лицо, явно, выражало недо-
вольство.
– Проходи! – Марков повёл подбородком в сторону одного
из свободных кресел своего офиса. – Будешь сидеть здесь,
пока не вспомнишь, что произошло на орбите.
Ветров молча прошёл к указанному креслу и усевшись,
уставился глазами в пол.
Марков прошёл к своему рабочему креслу и тоже усев-
шись, уставился в астрофизика.
– Я не нахожу в полу своего офиса чего-то интересного. –
Заговорил он с явной насмешкой в голосе. – Подними голо-
 
 
 
ву и потрудись объяснить, что с вами произошло на орбите.
Оба уснули: ты после бессонной ночи, пилот – за компанию.
Изволь опровергнуть мой вывод.
– Я, совершенно, не помню, что со мной произошло на
орбите и как я, вообще, туда попал. – Не отрывая взгляда от
пола, Ветров покрутил головой. – Думайте что хотите, гос-
подин Марков… – Астрофизик наконец поднял голову и по-
смотрел на начальника колонии. – Но другого сказать мне
нечего.
Перед Марковым вспыхнула голограмма и хотя отобража-
емый в ней человек был повернут к Ветрову боком, но он
узнал в нём главного логиста колонии Николая Спирова, с
которым довольно часто вступал в пререкания, выпрашивая
у него какой-либо продукт для своей работы и который от-
личался непробиваемой твёрдостью к любым просьбам, кого
бы то ни было в колонии и руководствовался лишь, исклю-
чительно, распоряжениями начальника колонии.
– Господин Марков! – Быстро заговорил Спиров. – Я про-
вёл инвентаризацию всех складов – не хватает двух контей-
неров. Думаю – это они и вертятся на орбите.
– Что в них? – Марков вопросительно взмахнул подбород-
ком.
– Могу сказать предварительно, так как я лишь пересчи-
тал группы контейнеров и их количество в группах. – Глав-
ный логист дёрнул плечами.
– И всё же? – Начальник колонии ещё раз взмахнул под-
 
 
 
бородком.
– Скорее всего – один с какими-то фильтрами; второй –
или с какой-то кухонной утварью, или с посудой. Их потерял
"Кентавр 2". Видимо они знали, с чем они и думаю, потому
их и не стали отлавливать.
– Для нас важен любой груз доставленный с Земли. – С
явным раздражением в голосе заговорил Марков. – И пото-
му: бери большой челнок, пару вахтенных и отловите кон-
тейнеры, чтобы они не раздражали некоторых звёздочётов. –
Он повернул голову в сторону астрофизика. – Отправляйся с
ними, может там вспомнишь, что с тобой произошло. – Мар-
ков повёл подбородком в сторону двери.
– Да, господин Марков. – Астрофизик поднялся и состро-
ив на лице гримасу досады, шагнул к выходу, но оказавшись
в проёме двери, он остановился и оглянулся. – Если я был
на орбите не один, что говорит другой? – Ветров состроил
гримасу недоумения.
–  Он честно признался, что уснул.  – Твёрдым голосом
ответил начальник колонии. – В отличии от… – Состроив
непонятную гримасу, он махнул рукой. – Иди!
Отвернувшись, астрофизик продолжил прерванный путь.
 
***
 
Едва за Ветровым закрылась дверь, как перед Марковым
вновь вспыхнула голограмма. Теперь в ней был секретарь
 
 
 
Учёного Совета колонии, Владимир Столяров.
Столяров был, пожалуй вторым по старшинству колони-
стом, после начальника колонии и был невысоким сухова-
тым человеком, физиком по профессии. На Земле он зани-
мался проблемами квантовой запутанности, почему и ока-
зался среди колонистов, так как был одним из самых моло-
дых физиков, занимающихся этой проблемой. Он был женат
на молодом биологе Учёного Совета, но поженились они уже
на пути к Кентауре. У них был сын, который появился лишь
незадолго до прибытия на Кентауру и сейчас ходил в первый
класс школы.
В колонии образовательный процесс ничем не отличался
от образовательного процесса на Земле. Здесь имелась вся
линейка образовательных учреждений: детский сад; школа;
высшая школа и даже аспирантура в которой, за время пу-
ти к Кентауре защитились четыре молодых ученых и теперь
Учёный Совет колонии состоял из пятнадцати человек, ко-
торые, кроме занятий научной работой, ещё преподавали,
не только в высшей школе, но и в обычной. На Учёный Со-
вет, так же, была возложена обязанность следить за коли-
чественным составом профессий в колонии, чтобы пытать-
ся контролировать две противоречивые задачи: не допускать
ненужных численных перекосов в той или иной профессии
и в то же время, пытаться удовлетворять желания молодых
колонистов получить именно ту профессию, которую хочет-
ся. Но всё же самой востребованной профессией сейчас бы-
 
 
 
ла профессия строителя, которых в колонии было, практи-
чески, треть и Марков лично следил, чтобы их количество
никоим образом не снижалось.
– Здравствуйте, господин Марков. – Заговорил Столяров,
твёрдым и достаточно волевым голосом, никак не ассоции-
рующимся с его образом человека преклонного возраста. –
Мы наконец обследовали русло Боры далеко вверх по тече-
нию и нашли причину высокого содержания железа в её воде.
Марков вскинул брови в немом вопросе.
–  Примерно в ста двадцати километрах вверх по тече-
нию… – Продолжил говорить Столяров. – Из горы вытекает
очень мощный ключ с чрезвычайно высокой концентраци-
ей железа. Помешать этому природному процессу на данном
этапе своего развития мы не в состоянии – придётся сми-
риться. Единственное, что можно сделать: установить рас-
щепитель и тепловую станцию выше ключа по течению реки.
Столяров умолк. Молчал и Марков.
– А как ты, Владимир, предлагаешь доставлять вырабо-
танную энергию в посёлок?  – Первым нарушил молчание
Марков. – У нас нет соответствующего кабеля такой длины
и сечения, а построить хорошую воздушную линию электро-
передач мы, однозначно, не в состоянии, да и навряд ли най-
дём из чего. – Он покрутил головой.
– Неподалёку от ключа есть плоскогорье. – Столяров дёр-
нул плечами. – Правда оно меньше, чем то, где строится по-
сёлок, но вполне приемлемое. – Он ещё раз дёрнул плечами.
 
 
 
– Ты предлагаешь перенести посёлок? – Марков состро-
ил гримасу удивления. – Это полный абсурд. – Он покрутил
головой. – Ты представляешь, что это – бросить уже набрав-
шее темп строительство и начать его заново, да ещё на рас-
стоянии втрое дальше от корабля? Я на это не пойду ни под
каким предлогом. Да и зима вот-вот начнётся. Мы даже не
представляем, какой она здесь бывает. Нет, нет и нет! – Мар-
ков энергично помахал руками над столом. – Даже и не заи-
кайся больше об этом. Ищи другое решение.
– В таком случае, Учёный Совет, в нашем положении, ви-
дит лишь одно решение – построить мощную магнитную ло-
вушку перед фильтрами расщепителя.  – Твёрдым голосом
произнёс Столяров. – К тому же, отловленное железо может
стать основой для создания металлургической промышлен-
ности в колонии.
– А если всё же использовать выпаривание? – Вдруг пред-
ложил Марков. – И перспектива с металлургией та же.
– Мы рассматривали этот вариант, но он на порядок за-
тратнее, нежели магнитная канальная ловушка. – Столяров
покрутил головой.
–  Я полностью доверяю вашему решению проблемы.  –
Марков попытался улыбнуться. – Как скоро ваша магнитная
ловушка начнёт работать? Десяти дней вам хватит, чтобы со-
здать её?
– Если демонтировать один из ускорителей кроссфлекто-
ра корабля, и задействовать один из больших автономных
 
 
 
генераторов, то вполне. – Столяров качнул головой.
– Ты предлагаешь разобрать корабль? Но это же… – Мар-
ков состроил очередную гримасу.
– Ты прекрасно, Валерий, знаешь, что он больше никогда
не полетит. – Столяров покрутил головой. – К тому же, на-
сколько я понимаю, он начал разрушаться, так как колони-
сты уже не однократно слышали душераздирающий скрежет.
Сила тяжести вредна элементам конструкции колониально-
го корабля. Его стихия – пространство. – Он глубоко и про-
тяжно вздохнул.
–  Грустно, Владимир.  – Кислая усмешка тронула губы
Маркова.  – Снимайте, что сочтете нужным.  – Он глубоко
вздохнул в свою очередь. – А без большого генератора стро-
ителям придётся нелегко.
– Как только тепловая станция заработает, мы его вернём.
– Тогда он и им уже будет не нужен.
Столяров молча поднял плечи.
– Что ж, работайте. – Марков кивнул головой. – Десять
дней. Ты обещал.
– Десять суток, господин Марков.
– Что ж, суток, так суток.
Голограмма погасла, но начальник колонии ещё долго
смотрел в то место перед собой, где она только что висела.

 
 
 
 
***
 
Большой челнок вернулся из пространства ни с чем – ни-
каких контейнеров, ни на какой орбите Кентауры обнаруже-
но не было, хотя челнок провертелся вокруг планеты почти
сутки, пока начальник колонии не приказал прекратить по-
иск. Не вернулась и память к Ветрову, что чрезвычайно раз-
досадовало астрофизика, так как он был уверен, что не спал,
в отличие от личного пилота начальника колонии.
Спиров и Ветров, с кислой миной на лицах, стояли перед
Марковым, даже не пытаясь оправдываться.
– Со Спирова спрашивать бессмысленно, так как он далёк
от космоса: не нашёл и не нашёл – С явным недовольством
в голосе говорил Марков, уставившись в астрофизика. – Но
ведь пространство, твоя, Владимир, стихия, да и видел что-
то там тоже ты, а не Спиров. – Марков покрутил головой. – У
меня начинает складываться какое-то тревожное представ-
ление о твоей адекватности. Потрудись объяснить: что про-
исходит?
–  Я не знаю, что происходит на орбите вокруг Кентау-
ры. – Негромким голосом заговорил Ветров, смотря в лицо
начальнику колонии. – С поверхности планеты мы в состоя-
нии контролировать не более четверти пространства вокруг
неё, а что делается в остальной её части можно лишь гадать.
Нужно или создавать сеть станций на материках Кентауры,
 
 
 
или иметь, хотя бы, три спутника на её орбите. Что касается
неудачи в поиске контейнеров – они могли, просто-напросто
сойти с орбиты и сгореть в атмосфере планеты. Больше мне
нечего сказать в своё оправдание. – С явным раздражением
произнёс Ветров последнюю фразу.
– Ты противоречишь самому себе. – Лёгкая усмешка тро-
нула губы Маркова. – Несколько дней назад ты утверждал,
что они носятся по орбите будто к ним привязан движитель,
а сегодня их уже нет – сгорели.
– Возможно их, вообще, там не было. А на орбите что-то
другое. – Ветров дёрнул плечами.
– Уж не инопланетные ли корабли? – Усмешка Маркова
сделалась шире. – Почему же их не увидели «Кентавры», ко-
гда сами вертелись на орбите?
– Не знаю. – Ветров покрутил головой. – Возможно тогда
они нас тоже не видели, а сейчас мы чем-то спровоцировали
их появление, каким-то образом привлекли их внимание.
– Занятная теория. – Марков громко хмыкнул. – Даже не
знаю, что и сказать. Хотя, догадываюсь на что ты намека-
ешь. – Он ещё раз хмыкнул. – У нас есть несколько спутни-
ков связи и два погодных спутника. Но сейчас не время ими
заниматься, да и нет в них нужды, так как мы ещё не рас-
ползлись по планете, а в радиусе сотни километров нас впол-
не обеспечивает связью и наша станция на корабле. Так что,
о сети наземных станций и спутниках забудь. По крайней
мере, на пару местных лет. Ищи решение своим проблемам
 
 
 
другими способами. А ты… – Он повернул голову в сторону
Спирова. – Ещё раз пересчитай контейнеры. Возможно, что
и действительно, не было никаких потерь.
– Что два контейнера потеряны, я утверждаю, однознач-
но. – Спиров долго покрутил головой.
– Оба свободны. – Марков махнул рукой в сторону выхо-
да.
Повернувшись, астрофизик и логист молча покинули
офис начальника колонии.
 
***
 
Потекли спокойные, даже как-то похожие друг на друга,
дни жизни Владимира Ветрова в колонии, без тревог и при-
ключений. Он занимался свой прежней работой: ночью про-
должал наблюдать пространство вокруг Кентауры, составляя
каталог близ лежащих звёзд, среди которых Солнце выгля-
дело крайне заурядной точкой желтоватого цвета, а плане-
ты и вообще были невидны, заставляя его с грустью взды-
хать в мечте о большом телескопе, который не мешало бы за-
просить у Земли; днём отсыпался и преподавал астрономию
во всех учебных заведениях колонии. Неприятность с поте-
рянной памятью начала забываться, как и проблема с поте-
рянными контейнерами и лишь, когда он видел в ночи яр-
кий след, прочерченный падающим и сгорающим в атмосфе-
ре планеты метеоритом, у него, вдруг, начинало сжиматься
 
 
 
в тревоге сердце, будто горящий метеор был предвестником
неспокойного времени.
Заметно или нет, но прошли первые сто дней пребывания
колонии на Кентауре. Посёлок строился, хотя и не так быст-
ро, как хотелось бы колонистам и всё шло к тому, что их
большей части пережидать холодный период времени при-
дётся в корабле. В сотый день жизни колонии на планете
строителями был сдан сороковой тёплый дом, что и послу-
жило, в некотором роде, праздником в колонии: посреди по-
селковой площади были накрыты столы и весь день был от-
дан веселью. Настроение у кентауран было приподнятое и
вполне оптимистичное.
Большей частью построенные дома занимали строители и
обслуживающий персонал тепловой станции и других техни-
ческих объектов. Поселенцы уже не отправлялись на ночлег
в корабль, а оставались в посёлке, обустраивая, в свободное
от работы время, свой быт.
Кентаура уже достаточно удалилась от Немезиды и стало
заметно прохладнее, но ни снега, ни заморозков ещё не бы-
ло, видимо из-за того, что посёлок строился в экваториаль-
ной зоне, так как ходившие на большом челноке для изуче-
ния других материков колонисты, говорили, что многие из
них уже укрыты толстым слоем снега, а их прибрежные во-
ды скованы льдом. Сутки на планете заметно уменьшились,
уменьшив и продолжительность своих частей и хотя коло-
нисты уже начали привыкать к переменной особенности су-
 
 
 
ток в своей новой обители, но всё же ещё часто попадали
впросак со своим графиком суток и потому Управляющим
Институтом была создана специальная группа, которая сле-
дила за суточным временем, доводя до колонистов их про-
должительность и продолжительность их частей. Некоторые
колонисты ворчали на новую особенность жизни, но всё же
большинство относилось к суточной вариации времени с до-
статочной степенью юмора и надеялись уже через несколько
оборотов Кентауры вокруг Немезиды, полностью забыть об
этой новой особенности своей жизни…
Было позднее сумеречное короткое утро. Владимир Вет-
ров уже привёл себя в порядок после короткого сна, после
ночного дежурства у телескопа и намеревался отправиться
в корабельный ресторан для завтрака, а затем в универси-
тет, где у него была двухчасовая лекция перед студентами.
Осмотрев себя в зеркало и найдя свой вид подобающим сво-
ему авторитету, он шагнул к выходу из своей каюты на ко-
рабле, как его, вдруг, остановил мелодичный вызов его ска-
нера связи. Остановившись, он приподнял руку, к которой
был пристёгнут сканер и ткнул пальцем в его корпус, под-
тверждая тем самым свою доступность – из вспыхнувшей пе-
ред ним голограммы на него смотрел начальник колонии.
– Здравствуйте, господин Марков. – Механически слетело
с губ Ветрова и его сердце сжалось в каком-то неприятном
предчувствии, так как лицо начальника колонии выглядело
каким-то уж, чересчур, серьёзным.
 
 
 
– Владимир! Зайди ко мне. – Произнёс начальник коло-
нии едва шевельнув губами и голограмма с его изображени-
ем тут же погасла.
Глубоко и протяжно вздохнув, астрофизик опустил руку
с прицепленным сканером связи и продолжил свой путь, с
досадой настраиваясь на то, что завтрак сегодня ему, скорее
всего, придётся пропустить.
Войдя в офис начальника колонии, Ветров застал Марко-
ва стоящим у иллюминатора спиной ко входу и смотревшим
куда-то вверх.
– Рад видеть, господин Марков. – Произнёс астрофизик,
останавливаясь у входа.
– Не думаю, что доставлю тебе радость. – Заговорил Мар-
ков, не оборачиваясь. – Ты искал, искал контейнер и не мог
найти, а он возьми и сам найдись. – Он поднял руку и ткнул
пальцем в стекло иллюминатора у себя над головой. – Мате-
риализовался прямо над посёлком. Можешь полюбоваться.
Астрофизик быстрым шагом подошёл к иллюминатору и
став рядом с начальником колонии, поднял голову и уставил-
ся в то место иллюминатора, куда был воткнул палец Мар-
кова – там были облака. Облачность была не сплошной, а
серой и клочковатой, но закрывала, практически весь види-
мый горизонт. Облака неторопливо плыли куда-то прочь от
корабля. Ничего привлекательного в них не наблюдалось.
–  Извините, господин Марков…  – Состроив гримасу
недоумения, Ветров повернул голову в сторону начальника
 
 
 
колонии и поднял плечи. – Но кроме облаков, я больше ни-
чего не вижу.
– Спрятался, гад в облаках! – Марков опустил руку и по-
вернул голову к астрофизику. – По словам строителей, по-
явился он над посёлком около часа назад. Висит на одном
месте, будто гвоздём прибитый. В посёлке паника: все по-
прятались, где возможно и вооружившись, кто чем смог, си-
дят уставившись в него, ожидая, когда свалится кому-то на
голову. Я приказал навести на него лазерные излучатели ко-
рабля, но открывать огонь первыми запретил. Сейчас в посё-
лок отправляется один из больших челноков с вооружённы-
ми десантниками. Отправляйся с ними и делай, что хочешь,
но чтобы этот контейнер или что там он из себя представля-
ет, больше никогда… – Он постучал пальцем по стеклу ил-
люминатора. – Никогда не висел над нашими головами, без
нашего на то желания.
– Да, господин Марков. – Дёрнув плечами, Ветров повер-
нулся и направился к выходу…
Большой челнок стоял под кораблём около трапа. Запрыг-
нув в него, астрофизик с неподдельным удивлением увидел
внутри лишь четверых десантников, включая и пилота, прав-
да основательно вооружённых. Все они сидели уставившись
в него.
Ветров шагнул к ближнему свободному креслу и усев-
шись, повернул голову к входному проёму двери челнока.
Прошло достаточное время – никто в челноке больше не по-
 
 
 
явился. Отвернувшись от входа, Ветров обвёл десантников
быстрым взглядом и вновь увидел, что все они по-прежнему
смотрят на него.
– Мы кого-то ждём? – Поинтересовался астрофизик, оста-
навливая свой взгляд на пилоте.
– Вашей команды. – Произнёс пилот.
– Какой, ещё, команды? – Лицо Ветрова вытянулось в гри-
масе удивления.
– Господин Марков сказал, что мы поступаем в ваше рас-
поряжение.
– В моё? Странно! – Лицо Ветрова вытянулось ещё боль-
ше. – Тогда… – Его плечи поднялись. – В посёлок, навер-
ное. Ну, да. – Он покивал головой. – В посёлок. И как можно
быстрее. Мне скоро возвращаться. У меня лекция в высшей
школе. Я не могу её пропустить.
Пилот молча отвернулся. Скользнув, входная дверь за-
крыла проём, челнок вздрогнул, будто разбуженный ото сна,
подпрыгнул и резко развернувшись, быстро набирая ско-
рость, заскользил в сторону посёлка.
 
***
 
Челнок скользил по территории посёлка и находящиеся
в нём непрерывно крутили головами по его стёклам, пыта-
ясь увидеть кого-то из поселенцев, но несмотря на уже на-
чавшийся день никого, нигде не наблюдалось.
 
 
 
– Давай к тепловой станции. – Произнёс Ветров, повернув
голову в сторону пилота. – Уж кто-то из техников там обязан
быть.
Развернувшись, челнок заскользил к названному объекту.
Астрофизик оказался прав – едва летательный аппарат
опустился напротив входной двери тепловой станции, как
они скользнули в сторону и из них выглянули два техника,
если можно было так судить по их одежде.
– Открой дверь! – Приказал Ветров пилоту – дверь чел-
нока тут же скользнула в сторону. – Останьтесь! – Произнёс
астрофизик ещё один приказ и поднявшись, шагнул к выхо-
ду и выпрыгнув наружу, побежал к открытой двери тепловой
станции.
Забежав внутрь тепловой станции, астрофизик покрутил
головой, рассматривая техников: несомненно, он их знал, но
их имена почему-то не вспоминались. Салтыков, наконец он
вспомнил фамилию одного их них.
– Рад видеть! – Заговорил он. – Где все поселенцы? Что
здесь произошло?
–  Поднимите голову и всё увидите сами, господин Вет-
ров. – Произнёс Салтыков, высовывая руку из дверного про-
ёма и устремляя ладонь вверх.
Состроив гримасу недоумения, астрофизик выглянул на-
ружу и подняв голову, посмотрел в облака – над посёлком
висела серая клочковатая облачность, через редкие прогалы
которой просматривались кусочки тёмно-синего неба. Ника-
 
 
 
ких предметов в облачных прогалах не просматривалось.
– Ничего не вижу. – Ветров покрутил головой.
– Ну как же… – Салтыков, тоже выглянул наружу и под-
няв голову, закрутил ею, с каждым поворотом увеличивая
описываемую ею дугу, продолжая повторять. – Ну как же…
Ну как же…
Ветров молча, терпеливо наблюдал за ним. Наконец голо-
ва Салтыкова замерла и его рука, указывающая вверх, при-
поднялась ещё выше.
– Они были здесь. – Заговорил он, не опуская головы. –
Определённо. Я их сам видел.
– Что ты видел и сколько? – Поинтересовался Ветров.
– Три овала. – Техник, опустив голову и руку, повернулся
к астрофизику. – Сначала был один: кто-то из строителей за-
метил. Было удивительно – контейнер сам вернулся. Потом
рассмотрели, а это и не контейнер вовсе. Я, вдруг, увидел
по монитору с камеры внешнего обзора, что строители бегут
в разные стороны. Я встревожился и выскочив из станции,
остановил одного из строителей – тот молча показал рукой
вверх и вырвавшись, убежал. Я поднял голову и хотя я не
робкий, но здесь моя спина покрылась изрядным слоем инея
– прямо над посёлком, между облаками висели три серых
овала, никак не похожие на контейнеры. Я остановил ещё
одного строителя и тот рассказал, что они увидели вначале
один овал и приняв его за контейнер, уже вознамерились по-
слать к нему свой челнок, как, вдруг, из облаков вынырну-
 
 
 
ли ещё два овала. Все бросились в рассыпную. И этот стро-
итель тоже вырвался у меня и убежал. Я опять поднял голо-
ву. И… – Техник натянуто улыбнулся. – Мне, вдруг, стало
страшно, будто кто-то невидимый, насильно вталкивал это
чувство в мой мозг. Опустив голову, я развернулся и как мог,
быстро, побежал назад, в станцию. Где сейчас эти овалы, да-
же не представляю. – Салтыков энергично покрутил головой.
– До сих пор страшно? – Ветров широко улыбнулся.
– Не до иронии. – Салтыков мотнул головой.
– Тогда пойдём… – Астрофизик вытянул руку в дверной
проём. – Покажешь откуда начинается страх. Может и я по-
бегу. – Шагнув в дверной проём, он вышел наружу.
Долгое брождение по посёлку ничего не дало, никаких
овалов между облаков над посёлком не наблюдалось. Пре-
рвал изыски Ветрова и Салтыкова громкий голос, раздав-
шийся у астрофизика за спиной.
– Господин Ветров, вас вызывает господин Марков.
Астрофизик оглянулся – за ним стоял один из десантни-
ков. Ветров поднял руку, на которой был прицеплен сканер
связи, но его, вдруг, там не оказалось.
– Проклятье! – Невольно сорвалось с губ астрофизика. –
Где я его мог оставить?
Подняв руку, он потёр лоб, пытаясь вспомнить, когда он
последний раз пользовался или хотя бы видел свой сканер
связи. Последним вспоминался лишь утренний вызов на-
чальника колонии. Дальше был провал. Отправив в свой ад-
 
 
 
рес нелестный эпитет, Ветров опустил руку и покрутил го-
ловой – челнок стоял в шагах в десяти за спиной десантника.
Он направился к нему.
Войдя внутрь летательного аппарата, астрофизик увидел
большую голограмму, висящую перед лобовым стеклом, в
которой отображалось лицо начальника колонии.
– Да, господин Марков. – Громко произнёс астрофизик.
Голова начальника колонии покрутилась по сторонам, за-
тем замерла в направлении на астрофизика.
– Почему с тобой нет связи? – Голос Маркова был резок
и даже груб.
– Извините, господин Марков. Я где-то оставил свой ска-
нер связи. – Ветров попытался изобразить виноватую улыб-
ку, но она видимо вышла у него не совсем подходящей, так
как лицо начальника колонии исказилось неприятной гри-
масой.
– Контейнеры нашёл? – Поинтересовался Марков.
– Нет, господин Марков. – Ветров мотнул головой. – Воз-
можно они или в облаках, или ушли.
– Они над кораблём. Потрудись отогнать. – Резким голо-
сом произнёс начальник колонии и голограмма тут же погас-
ла.
Состроив гримасу недоумения, Ветров окинул взглядом
салон челнока – все десантники были внутри.
– Нужно их найти. – Заговорил астрофизик, останавливая
свой взгляд на пилоте. – Вверх.
 
 
 
Он шагнул к креслу, которое занимал прежде и шумно
сев, глубоко и протяжно вздохнул. Его рука, от резко взмыв-
шего вверх челнока, соскользнула с подлокотника на сосед-
нее кресло и коснулась чего-то прохладного. Ветров отдёр-
нул руку и встрепенувшись, посмотрел на соседнее кресло
– в нём лежал его сканер связи, его браслет был расстёгнут.
Как и когда он оказался там, он не имел, ни малейшего, пред-
ставления.
Отправив в свой адрес нелестный эпитет, Ветров взял ска-
нер связи, прицепил его на руку и закрутил головой по стёк-
лам челнока, который уже входил в одно из облаков.
 
***
 
Облачность была невысокой и Ветров увидел овал сразу
же, как только челнок оказался выше облаков – тот непо-
движно висел сориентированный вдоль корпуса колониаль-
ного корабля. Никаких отметок на пространственном скане-
ре челнока об его местонахождении не было. Астрофизик
приказал пилоту подняться над овалом на полусотню метров
и покружиться над ним, чтобы попытаться его рассмотреть
визуально. Пилот беспрекословно выполнил его приказ.
Овал были небольших размеров, не больше среднего чел-
нока колонии, только лишь заметно более плоский, с обруб-
ленным с одной стороны сегментом овала, без иллюминато-
ров и без, как такового, движителя, в привычном для землян
 
 
 
представлении. Никакой реакции на приблизившийся чел-
нок у овала не было – он остался совершенно неподвижен,
будто не заметив стороннего наблюдателя. Ветров приказал
пилоту остановиться и зависнуть над овалом.
А пожалуй, он поместится в трюм большого челнока. До-
ставить его в ангар корабля и попытаться узнать, что он из
себя представляет. Замелькали у Ветрова мысли озабочен-
ности. Вдруг, это какой-то организм естественного проис-
хождения на кремниевой основе? Вдруг, это и есть настоя-
щий житель этой планеты? Весьма. Ветров механически по-
крутил головой. Открыть створки и попробовать наползти
на него, или затащить манипулятором? Манипулятором, по-
жалуй, безопаснее. Решил он.
– Попробуем захватить его манипулятором и затащить в
трюм. – Заговорил он, поворачивая голову в сторону пило-
та. – Если удастся, будем отлавливать и остальные.
В салоне повисла мёртвая тишина. Ветров покрутил го-
ловой – все десантники сидели уставившись в него немыми
взглядами.
–  Чтобы больше не пугали.  – Астрофизик попытался
улыбнуться.
– Как скажете, господин Ветров. – Произнёс пилот и от-
вернувшись, чуть отклонил штурвал – челнок медленно за-
скользил вниз…
Все попытки захватить овал манипулятором челнока, что-
бы поместить его в трюм, ни к чему не привели – овал непо-
 
 
 
стижимым образом ускользал из захвата манипулятора, буд-
то был смазан какой-то сверхскользкой смазкой. Не получи-
лось и с наползанием открытым трюмом на овал – тот непо-
стижимым образом ускользал в сторону, будто его отгонял
поток воздуха, гонимый движущимся челноком, как бы мед-
ленно тот ни двигался.
Убедившись в своём бессилии, Ветров приказал прекра-
тить попытки захвата овала и едва челнок отдалился от того,
как перед пилотом вспыхнула голограмма с лицом началь-
ника колонии.
– Я хочу знать результат? – Произнёс Марков, ни к кому
конкретно не обращаясь.
– Нам не удалось захватить овал, господин Марков. – За-
говорил астрофизик поднимаясь со своего кресла и делая
шаг к голограмме. – Он непостижимым образом ускользает
от нас. В данный момент у меня нет решения этой пробле-
мы. – Он покрутил головой.
– У меня есть. Возвращайтесь. – Явно, сердитым голосом
произнёс начальник колонии.
Едва Ветров открыл рот, чтобы поинтересоваться у Мар-
кова его решением, как голограмма погасла. Ему ничего не
осталось, как вернуться назад, в кресло.
– Возвращаемся на корабль. – Произнёс он и откинувшись
в кресле, устало прикрыл глаза.
– Вы уверены, что это нам удастся сделать. – Вошли в его
мозг какие-то далёкие слова.
 
 
 
Ветров открыл глаза и встрепенувшись, закрутил головой
– его взгляд замер на лобовом стекле, за которым, едва не
упираясь в него, висел серый овал. Астрофизик закрыл гла-
за, тряхнул головой и…
 
***
 
Ветров открыл глаза – его взгляд упирался в светлый по-
толок.
Это не моя каюта. Замелькали у него мысли озабоченно-
сти. После дежурства я хотел отдохнуть перед лекцией. Про-
клятье! Сколько же я проспал? И где?
Он повернул голову и тут же увидел сидящую неподалё-
ку в кресле девушку, в белой одежде. Несомненно, девушка
спала. Брови астрофизика подпрыгнули – девушка была ему
знакома.
Ветров не мог похвастать, что хорошо знал колонистов,
как раз знал он их очень плохо, не больше четверти их всех,
в силу специфики своего положения в колонии: он работал
ночь, когда, в основном, все колонисты спали, а часть дня
спал, когда большая часть колонистов работала, но эту де-
вушку, он, определённо знал.
Будто почувствовав на себе сторонний взгляд, девуш-
ка открыла глаза, встрепенулась и повертела головой – её
взгляд замер на астрофизике. Она резко поднялась и отсту-
пила в сторону от кресла, в котором сидела, будто предлагая
 
 
 
его занять Владимиру Ветрову. Будто вняв её молчаливому
предложению, астрофизик сел на край спальной платформы,
затем поднялся и… Его лицо исказилось гримасой досады:
он, наконец, понял, где находится – это была палата медла-
боратории корабля, в которой он уже некогда лежал. Грима-
са досады на его лице сменилась гримасой недоумения.
– Как я сюда попал? – Поинтересовался он.
– Вас доставила служба реанимации. – Тихо произнесла
девушка.
– Когда? Откуда? – Брови Ветрова подлетели едва ли не
до середины его лба.
– Вчера днём. Откуда-то из леса. – Девушка дёрнула пле-
чами. – Сказали, что вы свалились с облаков.
–  Свалился с облаков.  – Гримаса на лице астрофизика
приняла ещё больший характер удивления. – Бред какой-то.
Вы не выдумываете? – Он покрутил головой.
– Я не фантазёрка. – Девушка обиженно поджала губы.
– Проклятье! – Ветров провёл рукой по лбу. – Какая сей-
час часть дня? – Он опустил руку.
– За полночь. – Явно, недовольным голосом буркнула де-
вушка.
– Все, наверное, спят. – Ветров погримасничал губами.
– Не уверена. – Девушка мотнула головой.
Видимо лицо астрофизика приняло такое выражение, что
губы девушки вытянулись в улыбке.
–  Подозреваю, что произошло что-то неординарное?  –
 
 
 
Ветров вопросительно взмахнул подбородком.
– Сказали, что был уничтожен контейнер, который висел
над кораблём, но тут же появились ещё два и начали быстро
кружиться над плато. Нагнали столько страха, что началась
паника. Все попрятались по своим каютам и никто не хочет
из них выходить. Реаниматоры с ног сбились, бегая по каю-
там и успокаивая всех. – Пояснила девушка.
– А ты почему не в своей каюте? – Губы Ветрова вытяну-
лись в лёгкой усмешке.
– У меня дежурство.
– Н-да!
Астрофизик оттопырил губы и приподнял руку, к которой
всегда был прицеплен сканер связи, но его там не оказалось.
Он поднял взгляд на девушку, вытягивая пустую руку в её
сторону.
– Ты не видела мой сканер связи?
– Нет! – Девушка резко мотнула головой.
– Дай мне свой. – Ветров распрямил ладонь и вытянул её
перед собой.
– У мене нет! – Девушка ещё раз мотнула головой. – Я уже
потеряла здесь два, а третий Спиров мне не даёт.
– Завидное раз… – Ветров умолк, все же решив, что об-
зывать девушку разгильдяйкой не совсем прилично. – И как
же зовут такую растеряху? Чтобы знать, кому нельзя в коло-
нии, никоим образом, доверять свои вещи. – Он улыбнулся.
– Елена Второва. – Плечи девушки дёрнулись.
 
 
 
– Что-то я не помню такой фамилии. – Лоб Ветрова про-
чертила глубокая складка.
– Мой отец, Евгений Второй. – Произнесла девушка, пы-
таясь помочь Ветрову с его памятью.
–  Наш биолог.  – Лицо астрофизика исказилось миной
непонимания. – Но почему, тогда, Второва, а не Вторая.
– Я не хочу быть вечно второй. – Девушка покрутила го-
ловой.
Ветров беззвучно хмыкнул, вспомнив, что в начале экс-
педиции, биолога колонии, всякий знакомый ему колонист,
при встрече с ним, непременно норовил приколоться над
ним и назвать Вечно Вторым. А через какое-то время уже и
вся колония называла его никак иначе, будто забыв, что его
зовут Евгений, а не Вечно.
– Жаль, госпожа Второва, что у вас нет сканера. – Астро-
физик улыбнулся. – Придётся самому идти к начальнику ко-
лонии.
– Как я понимаю, его у вас тоже нет, господин Ветров. –
Девушка улыбнулась в ответ.
– Увы! – Ветров развёл руками. – Я уже стал вашим по-
стоянным клиентом. Благодарю за заботу. – Кивнув головой,
он повернулся в сторону выхода из палаты.
– Возьмите меня с собой. – Тихо произнесла девушка.
– Но я иду к начальнику колонии. – Несколько повысив
голос, произнёс Ветров, поворачивая голову к Елене.
– Я хочу стать реаниматором. – Произнесла девушка.
 
 
 
Лицо Ветрова вытянулось в немой гримасе.
– Главный реаниматор колонии отказывает мне. Говорит,
что это мужская работа.  – Елена приподняла правую руку
и сжав кулак похлопала второй рукой по едва видимому би-
цепсу правой руки. – Я сильная. Я справлюсь.
– Ты надеешься, что начальник колонии заставит твоего
шефа удовлетворить твою просьбу?  – Ветров поднял бро-
ви. – Почему же до сих пор не обратилась к нему?
– Говорят, он очень строгий. Да и отец против. – Елена
глубоко и протяжно вздохнула.
– Хм-м! Ты надеешься, что это сделаю я? Оригинально. –
Ветров покрутил головой.  – Хочешь родителей настроить
против меня?
Глаза девушки заблестели и Ветров понял, что она готова
расплакаться.
– Во-первых – сильные люди сдержаны во всём… – За-
говорил он, как можно более строгим голосом. – Во-вторых
– если уж ты заботишься обо мне, будет не лишним и мне
позаботиться о тебе. По крайней мере, я попытаюсь. Будем
надеяться, что господин Марков будет снисходителен к нам,
если мы его разбудим. – Отвернувшись от девушки, он шаг-
нул к выходу.
 
***
 
Несмотря на глубокую ночь, начальник колонии был у се-
 
 
 
бя в офисе, но не привычно стоял у иллюминатора, а сидел в
своём рабочем кресле, уставившись, насколько астрофизик
понял, в пустую голограмму висящую над столом.
–  Здравствуйте, господин Марков.  – Негромким голом
произнёс Ветров. останавливаясь, едва войдя в офис.
– Здравствуйте… – Раздался за его спиной совсем тихий
голос Елены Второвой.
Голова начальника колонии медленно повернулась в сто-
рону входа.
– Насколько понимаю – сбежал из медлаборатории. – Вме-
сто приветствия, произнёс Марков, вполне спокойным голо-
сом.
– Почему? – Лицо Ветрова исказилось гримасой удивле-
ния.
– Несомненно, медсестра за твоей спиной пытается тебя
удержать.
– Нисколько. – Ветров мотнул головой. – Мы вместе. Но
у каждого своя проблема.
– Что у тебя за проблема, я, допустим, знаю. А у неё что? –
Марков повел подбородком в сторону входа.
– Её желание – стать реаниматором.
– Я хорошо помню, что её отец просил меня об обратном.
– Вы его знаете? – Ветров поднял брови.
– Глядя на неё, нетрудно понять, кто он.
– И всё же, вы должны пойти ей навстречу.
– Её родителя хотят, чтобы она стала биологом.
 
 
 
–  Насколько я знаю, в колонии достаточно биологов.  –
Ветров поднял плечи.
– Я тоже это знаю. – Марков повысил голос.
– И-и-и… – Протянул Ветров.
– Присаживайтесь. – Начальник колонии повёл подбород-
ком в сторону свободных кресел.
Ветров и Елена прошли к указанным креслам и усевшись,
уставились в начальника колонии.
– Колония окутана страхом. – Продолжил говорить Мар-
ков. – Реаниматоры с ног сбились, приводя колонистов в чув-
ство. Если ты пришёл в себя, есть смысл и ей присоединить-
ся к реаниматорам. Там будет видно. – Он перевёл взгляд на
девушку. – Скажешь Смолянинову, что это моё личное рас-
поряжение, а не Управляющего Института. Свободна. Же-
лаю успеха. – Он кивнул головой.
– Благодарю вас, господин Марков. – Елена поднялась и
посмотрела на Ветрова. – Спасибо, господин Ветров.
– Пожалуйста! – Астрофизик поднял плечи. – И совсем
он не строгий. – Он широко улыбнулся.
Ничего больше не сказав, девушка повернулась и напра-
вилась к выходу.
– Только что разговаривал с командиром десантной груп-
пы.  – Заговорил Марков, дождавшись, когда девушка уй-
дёт. – Такое впечатление, что начинается паника. – Он по-
крутил головой. – Даже и предположить такого не мог. От-
бор ведь был очень жёстким. Ты как? – Он вопросительно
 
 
 
взмахнул подбородком.
– Как всегда. – Ветров беззвучно хмыкнул. – Совершен-
но не помню, как оказался в медлаборатории. – Он мотнул
головой.
– Я помню. И в этом нет, совершенно, ничего хорошего. –
Лицо начальника колонии исказилось непонятной гримасой.
Астрофизик напрягся, не смея поинтересоваться знания-
ми начальника колонии, ожидая, что тот сам соблаговолит
поделиться ими, внутренне готовясь к большим неприятно-
стям в описании своего поведения. Он не ошибся – после
короткой паузы Марков заговорил сам.
– Не знаю, кто первым увидел овал над кораблём, мне о
нём доложил командир десантной группы, Антонов. – Нето-
ропливо, как бы уставшим голосом, заговорил начальник ко-
лонии. – Я тут же связался с тобой и приказал Антонову на-
целить на овал одну из корабельных лазерных турелей. Вско-
ре появились и вы и начали вертеться вокруг овала. Уверен,
все находившиеся на корабле колонисты в это время стояли
не отрывая взгляда от терминалов. – Губы Маркова тронула
лёгкая усмешка. – Понаблюдав за вами и поняв безуспеш-
ность ваших попыток захватить овал, я приказал вам вер-
нуться, но, вдруг, овал, до сих пор не проявляющий ника-
кой активности, начал вертеться вокруг челнока. Я подумал,
что теперь он решил захватить челнок и приказал Антоно-
ву уничтожить его или, хотя бы отогнать. Я отлично видел,
как лазерный луч вошёл в овал и тот мгновенно исчез, будто
 
 
 
растворился в пространстве, хотя я склонен думать, что он
включил какой-то защитный экран, сделавший его невиди-
мым. Челнок начал падать, будто лазерный луч попал в него,
а не в овал и если бы не высокие деревья, смягчившие ваше
падение, навряд ли бы вы остались живы. – Он покрутил го-
ловой. – Я отправил десантников найти вас. И тут из облаков
выскочили ещё два овала и начали носиться над кораблём.
У меня сложилось впечатление, что от них исходил страх,
так как мне стало не по себе. Хорошо, что они ещё недолго
носились, но этого времени хватило, чтобы все попрятались,
кто, где смог. Вскоре вернулись десантники. Все, кто нахо-
дился в челноке были живы, но спали глубоким сном. Ты на-
верное первым проснулся, так как Антонов о своих ещё не
докладывал. Теперь однозначно, понятна причина твоей по-
тери кратковременной памяти – это результат воздействия
на твой мозг овала. Я уже заставил научный совет колонии
заняться этим вопросом: попытаться узнать, каким образом
овал может воздействовать на наш мозг: то ли это какое-то
излучение; то ли биологическое поле и каковы результаты
этого воздействия: то ли он, просто, затирает часть нашей
памяти, то ли считывает её, так сказать, с уничтожением.
Марков умолк. В офисе наступила тишина.
– И что теперь? – Первым, через некоторое время, нару-
шил тишину Ветров.
– По крайней мере, мы теперь знаем, что мы здесь не од-
ни. – Начальник колонии состроил мину досады. – Хотя… –
 
 
 
Досада на его лице проступила отчётливее. – Даже не пред-
ставляю, что теперь делать. Сколько этих овалов? Что они
из себя представляют? Вдруг их завра будет сто или тысяча.
И самое досадное – их не видит пространственный сканер. –
Он глубоко вздохнул. – Всё оказалось гораздо хуже, чем ожи-
далось. С Земли колонизация представлялась как-то иначе,
проще, гораздо проще, чем колонизация Луны или Марса,
так как у Кентауры есть атмосфера, магнитное поле и мощ-
ный озоновый слой, даже мощнее земного. Уже отчётливо
видно, что оптимизма у колонистов поубавилось, проблема
за проблемой. Может мы поторопились отправить "Кентавр
2" в обратный путь? – Лицо Маркова приняло кислое выра-
жение.  – Тут даже не проблема, а нечто, сродни катастро-
фе. – Он умолк и опустил голову.
В офисе вновь наступила тишина. Марков сидел не ше-
велясь и астрофизику показалось, что начальник колонии
уснул. Не зная, что делать, он тоже сидел не шевелясь, боясь
шелестом своего движения нарушить, возможный сон выс-
шего должностного лица колонии.
– Мне нужен заместитель. Такой, которому бы я мог до-
верять, как себе, больше, чем себе. Колония растёт и я начал
уставать, и уже не успеваю в полной мере контролировать её
жизнь, хотя в этом и нелегко признаваться. – Вдруг, опять
заговорил Марков, не поднимая головы. – Я думал об Анто-
нове. Он исполнительный командир, даже инициативный, но
он солдат и я опасаюсь, что он не справится с хозяйственной
 
 
 
деятельностью колонии, перенеся на неё армейские методы
управления.
– А Управляющий Институт колонии? – Ветров поднял
брови.
– Он прекрасно справляется со своей работой, но сейчас,
когда колония только формируется, у них часто возникают
споры по каким-то пустякам: недавно целый день спорили:
нужен колонии свой флаг и гимн или продолжать использо-
вать атрибутику землян. Пришлось остановить эту полеми-
ку. Да и навряд ли бы он смог принять однозначное решение
– стрелять в овал или нет. Спорили бы до сих пор. – Марков
поднял голову и махнул рукой. – Я решил остановить свой
выбор на тебе, Владимир.
– На мне! – Механически вылетел изо рта Ветрова гром-
кий возглас и его лицо вытянулось, приняв выражение, срод-
ни глупому.
–  Да, Владимир.  – Марков покачал головой.  – Доволь-
но тебе быть, подобно, изгою: день спать, ночь бодрство-
вать. Начинай нормальную жизнь. А астрофизикой поручи
заняться одному из твоих учеников.
– Но я ведь мало что смыслю в хозяйственной деятель-
ности… – Ветров покрутил головой. – Я учёный, астроном.
Моя стихия звёзды, пространство, а не земная твердь.
– Будешь учиться. В чём проблема. – Марков поднял пле-
чи. – Я ведь тоже не хозяйственник. Я финансист и прежде
считал деньги, а не колонизировал планеты.
 
 
 
– Но…
– Никаких но… – Марков покрутил головой. – Утром же
прикажу подготовить для тебя один из офисов по соседству и
приступай к работе. Будет время смотреть на звёзды – смот-
ри, но без ущерба для работы. С преподавательской деятель-
ностью, возможно, придётся расстаться. – В голосе Марко-
ва проступили металлические нотки.  – И первое, что сде-
лаешь: направишься в посёлок и разберёшься со строитель-
ством. Я пришёл к выводу, что мы не совсем так начали стро-
ить. Нужно было первым построить административное зда-
ние. Управляющий Институт и сам бы там работал, хотя бы
частично и сплачивал бы других колонистов вокруг себя. Да
и на месте всегда лучше видны возникающие проблемы и
быстрее находятся пути их решений. А мы только приступи-
ли к сборке административного здания. Мы же принялись
бездумно строить дома, которые теперь пустуют. Попытайся
понять: какую фабрику нужно собрать в посёлке первой. Ад-
министративные здания будем собирать из тех материалов,
что привезли с Земли. Здесь – без вариантов. В дальнейшем,
когда посёлок будет полностью отстроен, тогда их можно бу-
дет и перестроить.
– Но как Управляющий Институт отнесётся с моему… –
Ветров запнулся.  – Новому амплуа?  – Наконец подобрал
он, как ему показалось подходящее слово к своему назна-
чению. – Я ведь буду вынужден вмешиваться в его деятель-
ность.
 
 
 
– А ты не вмешивайся. Ты работай. – Едва ли не процедил
Марков. – Утром я доложу Управляющему Институту о тво-
ём назначении, а сейчас… – Он повернул голову и посмот-
рел на механический хронометр, висящий на одной из стен
офиса. – У тебя есть три часа: или отдыхай; или смотри на
свои звёзды. – Он дёрнул плечами.
– Даже не знаю, что лучше. – Ветров поднялся. – Хотя,
я ведь неплохо отдохнул в медлаборатории. – Он натянуто
улыбнулся.  – Пойду на звёзды… Чувствую, не скоро я их
смогу теперь увидеть. – Покрутив головой, он повернулся и
направился к выходу.

 
 
 
 
3
 
Оказавшись у телескопа, Ветров принялся с его помо-
щью искать, но, отнюдь, не звёзды. Он вознамерился найти
эти самые овалы, но все его усилия не увенчались успехом:
над всей видимой территорией планеты висела густая облач-
ность и пробиться сквозь неё оказалось, совершенно, невоз-
можно, даже в инфракрасном диапазоне волн. А вскоре на-
ступило и утро.
Раздосадованный, астрофизик направился в свою каюту,
привести себя в порядок – час времени, из трёх озвучен-
ных Марковым, у него ещё был. Но едва он спустился уров-
нем ниже, как ему навстречу встретились бегущие командир
десантной группы Антонов и пара десантников. У Ветрова
тут же пробежал по спине холодок, он принялся провожать
десантников тревожным взглядом и вдруг, у него всплыла
мысль, что они направляются в обсерваторию.
– Григорий! – Выкрикнул он.
Антонов мгновенно замер и резко развернулся. Видимо
не ожидая подобного выпада от своего командира, десант-
ники налетели на него, но будто мячи, поддетые ногой, отле-
тели в стороны и если бы не стены коридора, то, непремен-
но, оказались бы на полу. Антонов остался стоять на месте,
будто превратился в скалу.
– Григорий! Если вы в обсерваторию, то там никого нет. –
 
 
 
Громким голосом произнёс Ветров и тут же пожалел об этом,
так как его громкие слова прокатились по пустому коридору
гулким эхом, неприятно войдя в уши и ему самому.
–  Они вернулись!  – Раздался едва слышимый голос ко-
мандира десантной группы, будто он опасался кого-то или
испугать или разбудить.
– Кто? – Поинтересовался Ветров, тоже переходя на гром-
кий шёпот.
– Овалы. – Антонов поднял руку, направив указательный
палец в потолок.
Лицо Ветрова тут же вытянулось. Быстрым шагом он по-
дошёл к Антонову.
– Когда? Где они? – Он вопросительно взмахнул подбо-
родком, смотря на командира десантной группы снизу вверх,
так как был на полголовы ниже его ростом.
– Только что. Четыре овала. Висят прямо над кораблём. –
Немного громче шёпота, ответил Антонов.
– А вы куда? – Ветров вновь взмахнул подбородком.
– К тебе. Марков сказал, что ты во всём разберёшься. На
связи тебя нет, в каюте тоже нет, мы и направились в обсер-
ваторию.
– Проклятье! – Лицо Ветрова исказилось гримасой доса-
ды. – Я где-то потерял свой сканер. Придётся перед Спиро-
вым стать на колени.
–  Вчера…  – Антонов опустил руку и провёл пальцами
себе по лбу. – Кажется в челноке какой-то сканер валялся.
 
 
 
Да…  – Он опустил руку и покивал головой.  – Я приказал
доставить его Спирову.
– Проклятье! – Сжав руку в кулак, Ветров махнул им пе-
ред собой, представляя, как главный логист, если будет воз-
вращать сканер, неприменёт прочитать нотацию о разгиль-
дяйстве.
– Хотя… – Антонов состроил непонятную гримасу. – Воз-
можно он ещё в части, так как мы вчера вернулись очень
поздно.
– Будь другом… – Ветров приподнял кулак и вознамерил-
ся ткнуть им командиру десантников в грудь, но будто об-
жегшись, разжал кулак и опустил руку. – Прикажи доставить
мне. Спиров… – Он поморщился. – Сам знаешь. Где овалы?
Откуда они видны?
– Строители видели с плато. – Антонов вытянул руку пе-
ред собой и сам тут же направился быстрым шагом в будто
указанном самому себе направлении.
Развернувшись, Ветров поспешил за ним. Десантники по-
шли следом.
По пути Антонов приказал кому-то, по своему сканеру
связи, доставить найденный вчера в челноке сканер связи
ему лично и когда они подошли к трапу, ведущему на плато,
их догнал ещё один десантник.
– Сканер, шеф. – Десантник протянул какой-то предмет
своему командиру.
Антонов тут же протянул предмет Ветрову.
 
 
 
– Твой?
– Мой! – Астрофизик, даже без осмотра признал свой ска-
нер связи и взяв его, отработанным движением прицепил на
руку. – Совершенно не помню, как потерял. – Он покрутил
головой. – Долго вы нас искали? – Адресовал он вопрос Ан-
тонову.
– Нет. – Командир десантников мотнул головой. – Опаса-
лись, что помешают овалы, но они почему-то проигнориро-
вали нас.
– Странно они себя ведут. – Ветров состроил непонятную
гримасу.
– Более, чем… – Антонов покивал головой.
Оказавшись на плато, Антонов настолько ускорил шаг,
что Ветрову, практически пришлось перейти на бег. Чув-
ствовал он себя хорошо и потому не просил командира де-
сантной группы сбавить шаг, а терпеливо бежал за ним,
лишь отстав на полшага. Едва они подошли к границе корпу-
са корабля, Антонов резко остановился и Ветров едва успел
сделать шаг в сторону, чтобы не налететь на него.
Остановившись, он поднял голову и закрутил ею, осмат-
ривая пространство над кораблём. Овалы увиделись сразу –
они висели несколько в стороне от корабля, выстроившись в
одну линию. Их, действительно, было четыре.
– И долго они намерены висеть так? – Ветров провёл ру-
кой по волосам на голове.
– Ты у меня спрашиваешь? – Произнёс Антонов с явной
 
 
 
насмешкой в голосе, не опуская головы.
– У себя. Ты ведь всё равно не скажешь. – Ответил ему
Ветров такой же насмешкой.
– Я бы уничтожил их, не задумываясь. – Произнёс Анто-
нов.
– А если их придёт сотня? Они же нам никакой жизни не
дадут. – С явным возмущением в голосе произнёс Ветров.
– Они и четверо не дадут.
–  Ты не знаешь, строители, увидевшие их, ушли в по-
сёлок? – Поинтересовался новоиспечённый заместитель на-
чальника колонии.
–  Они вернулись.  – Антонов опустил голову и перевёл
взгляд на Ветрова. – По их словам: едва, они подошли к краю
плато, как из туч вынырнул овал и повис над колонной транс-
портёров. Строителям стало не по себе, будто кто-то вонзил
им в голову страх. Они тут же вернулись и сейчас с ними
работает бригада реаниматоров.
– А вчерашние вернулись?
– Насколько я знаю – нет. – Антонов покрутил головой.
– А сколько их там всех?
– Я не знаю, точно. – Командир десантников опять покру-
тил головой. – Насколько мне известно, около шестисот. Но
лишь часть из них живёт в посёлке. Сколько… – Он поднял
плечи.
– Марков как-то говорил, что уже около четырёхсот и что
пора собирать в посёлке какую-либо фабрику, так как живу-
 
 
 
щие там семьи состоят из одних строителей, а пора бы уже
и другим семьям перебираться в посёлок. – Ветров шумно
вздохнул. – Извини, что задаю глупые вопросы, но до сих пор
я как-то мало интересовался строительством, так как пере-
браться в посёлок со своей обсерваторией намеревался од-
ним из последних. Вчера Марков назначил меня своим заме-
стителем и теперь придётся перебираться туда, уже без об-
серватории, одному из первых. – Он покрутил головой и уви-
дев стоящие под кораблём транспортёры, направился к ним.
– Там никого нет. – Догнали его слова командира десант-
ников.
– Мне никто не нужен. – Не оглядываясь, Ветров покру-
тил головой. – Я умею управлять транспортёром.
Донёсся громкий шорох быстрых шагов и Антонов, до-
гнав Ветрова, пошёл рядом с ним.
–  Что ты намерен делать?  – Поинтересовался командир
десантников.
– Направиться в посёлок.
– Но ведь… – Антонов на несколько мгновений умолк. –
Ты уверен, что они дадут тебе дойти до него? – В его голосе
скользнули нотки тревоги.
– Нет! – Ветров мотнул головой.
– А что же тогда? – Командир десантников развёл руками
и остановился.
Не услышав рядом с собой его шагов, Ветров тоже оста-
новился и оглянулся.
 
 
 
–  Начнут мешать, уничтожишь.  – Произнёс он твёрдым
голосом.
– Но…
–  Это приказ! Как заместителя начальника колонии. За
подтверждением моих полномочий можешь обратиться к
Маркову. – Ветров отвернулся и возобновил свой путь.
–  Есть уничтожить!  – Догнали его слова командира де-
сантной группы и тут же донеслись частые удаляющиеся ша-
ги.
 
***
 
Оказавшись около транспортёров, Владимир Ветров, по
звуку, понял, что один из них не заглушен. Отыскав его, он
забрался внутрь и плотно закрыв двери, взялся за штурвал:
несколько раз дёрнувшись, так как новый заместитель на-
чальника колонии уже давно не водил никакого транспорт-
ного средства, транспортёр неторопливо покатил к дороге,
ведущей в посёлок.
Пока транспортёр шёл под корпусом корабля, овалы Вет-
рову были невидны и как они отреагировали на начавший
движение транспорт, он не знал, но как только транспортёр
выполз на простор, Ветров тут же увидел овалы и уже, прак-
тически, не отрывал от них глаз, лишь бросая беглые взгля-
ды на дорогу, лишь бы удостовериться, что транспортёр дви-
жется в правильном направлении.
 
 
 
Пока транспортёр находился далеко от края плато, овалы
висели неподвижно, но по мере приближения к краю, Ветро-
ву показалось, что овалы начали покачивание, амплитуда ко-
торого становилась всё большей и большей, но свою линию
они не ломали. И даже когда транспортёр пополз по склону
плато, овалы продолжали покачиваться, не проявляя боль-
шей активности.
Развязка наступила, когда транспортёр приблизился к
опушке леса и Ветров уже даже успокоился, решив, что ино-
планетному разуму от не интересен, как, вдруг, один из ова-
лов отвесно бросился вниз. Астрофизику показалось, что
овал преодолел расстояние от того места, где висел, до кры-
ши транспортёра, буквально за долю мгновения. Не разду-
мывая, Ветров отпустил штурвал и нырнул вниз, на пол, под
панель управления.
В тот же миг ему, вдруг, показалось, что транспортёр
вспыхнул, так как салон наполнился сочным красным цве-
том.
Проклятье! Антонов начал палить по овалам. Всплыла у
Ветрова тревожная догадка.
Через несколько мгновений красный свет в салоне погас.
Ветров приподнял голову и покрутил ею, смотря по стёклам
– никакого овала, нигде не просматривалось, но в тоже вре-
мя было что-то странное внутри салона. Астрофизик напряг
слух и вдруг, понял, что внутри транспортёра стоит полная
тишина: движитель заглушен; ни единый индикатор на па-
 
 
 
нели управления не светится.
Став на колени, Ветров ткнул пальцем в несколько кла-
виш панели управления, но безрезультатно, никакой реак-
ции, со стороны транспортного средства не последовало.
– Проклятье! – Невольно слетело с его губ.
Он подполз к одному из окон и осторожно взглянул через
него: несомненно, трава вокруг транспортёра была опалена,
так как была, неестественно, чёрного цвета; корабль виден
не был, но отчётливо просматривались три овала, в бешеном
хороводе кружащиеся над плато.
На коленях стоять было не комфортно и Ветров поднялся
и тут же пожалел, что у транспортёра такие огромные окна,
несомненно, снаружи он теперь прекрасно просматривался.
Он опять опустился на колени и покрутил головой. Дверь
наружу была приоткрыта. Ветров пополз к ней. Оказавшись
рядом с дверью, он ещё раз взглянул через окно – никаких
изменений снаружи не было. Тогда он попытался расширить
дверной проём, толкнув дверь – это удалось. Астрофизик
выглянул наружу. Стояла полная тишина. Даже дуновения
ветра не ощущалось, будто он замер в ожидании развязки,
происходящих у леса событий.
Приподняв руку с прицепленным сканером связи, паль-
цем второй руки, Ветров ткнул в единственную клавишу ска-
нера связи, активируя его, но никакой голограммы перед
ним не появилось. Он энергичнее постучал по клавише, по-
тряс рукой со сканером, но девай-с остался безмолвен.
 
 
 
Проклятье! Полный негодования, Ветров снял сканер свя-
зи и швырнул его в ближнее кресло салона. Неплохо долба-
нул Антонов, если вся электроника вышла из строя. Хорошо,
что ещё мозги не закипели. А может это и не Антонов вовсе,
а овалы постарались? Ветров погримасничал губами. Что вы
из себя представляете? Сгораете или просто исчезаете, что-
бы где-то возродиться вновь? Удастся когда-либо узнать об
этом?
Глубоко вздохнув, астрофизик напрягся и резким движе-
нием выпрыгнул наружу. Став на корточки, он закрутил го-
ловой: никой опасности, нигде не просматривалось.
Опираясь о край дверного проёма, Ветров поднялся и ещё
раз осмотрелся, теперь с высоты своего роста: никаких изме-
нений в пространстве вокруг транспортёра не было; с одной
стороны от него вверх шла дорожная колея, ведущая к пла-
то; с другой – колея упиралась в лес и терялась в его дебрях.
Если я пойду к кораблю, то буду у овалов, как на ладо-
ни. Замелькали у него быстрые мысли. Как они отреагиру-
ют на меня? Он покрутил головой. Значит лес. Если буду
идти по краю дороги, то кроны деревьев, несомненно, скро-
ют меня. К тому же я намеревался попасть в посёлок. Оста-
лось около двадцати километров. Пару часов быстрого хо-
да. Значит и выбирать не из чего. Не помешало бы какое-то
оружие. Его лицо исказилось миной досады. Проклятье! И
почему нельзя вооружить всех колонистов. Его взгляд оста-
новился на несколько покорёженной гусенице транспортёра,
 
 
 
которую, явно ремонтировали. В салоне ведь должен быть
ящик с инструментом.
Ветров запрыгнул в салон транспортёра и пройдя в его
заднюю часть, увидел там стоящий на полу большой желез-
ный ящик. Замка на ящике не было, лишь пара громозд-
ких защёлок, которые открылись с громким лязгом, заставив
Ветрова невольно втянуть голову в плечи.
Перебирать лежащие в ящике, непонятно для чего нуж-
ные, круглые и прямоугольные инструменты пришлось дол-
го, прежде, чем ему удалось добраться до дна ящика и найти
там железный заострённый прут, примерно метровой длины.
Прут был тяжеловат, но это было лучшее оружие, из пере-
бранных им предметов и забрав его, Ветров выбрался нару-
жу.
Ещё раз осмотревшись и не увидев никакой опасности,
он развернулся и пригнувшись, побежал в сторону леса, до
опушки которого было не более сотни шагов.
 
***
 
Чтобы добежать до леса, Ветрову пришлось изрядно по-
трудиться, так как несколько дней назад в этой местности
прошёл достаточно обильный дождь и в колее была вязкая
противная хлюпающая грязь, так и норовившая оторвать по-
дошву у обуви: скорее всего, стояла уже глубокая осень на
этой местности, было прохладно и почва подсыхала очень и
 
 
 
очень плохо. Как таковой обочины дорога не имела, да и вся
она была поросшая высокой, жёсткой травой, бежать по ко-
торой было вообще невозможно. Хорошо, что он догадался
взять прут, опираясь на который ему удавалось, достаточно,
легко вытаскивать обувь из вязкой грязи.
Когда Ветров оказался у первого дерева, он был совер-
шенно мокрый и дышал так, будто намеревался своим дыха-
нием наполнить огромный воздушный шар. В изнеможении,
он прислонился плечом к стволу дерева, но так чтобы можно
было видеть, что происходит над плато, но там никаких из-
менений не происходило – три овала, по-прежнему, вертели
над ним круги в своём бешеном хороводе. Никто по ним не
стрелял.
Могли бы, хотя бы отпугнуть. Всплыла у Ветрова мысль
досады.
Прошло некоторое время. Его дыхание нормализовалось,
но вместе с тем, он, вдруг, почувствовал, что ему становится
холодно.
Проклятье! Нужно было поискать в транспортёре ка-
кую-либо курточку потеплее. Всплыла у него мысль досады
на свою оплошность и он принялся лихорадочно застёгивать
все застёжки на своей не по сезону, лёгкой курточке. Куда
торопился? Когда она теперь высохнет? Того и смотри при-
цепится какая-либо местная зараза. Стоять нельзя. Нужно
двигаться.
Ещё раз окинув территорию перед собой долгим взглядом
 
 
 
и не увидев никакой для себя угрозы, Ветров отстранился от
дерева, шагнул в колею и направился по ней в глубь леса.
По лесу идти было гораздо легче, так как колея здесь была
заполнена не грязью, а ветками деревьев, которые были ос-
новательно прикатаны транспортными средствами, которые
сновали от корабля к посёлку и обратно, практически весь
день и укатали ветви, практически, до твёрдого покрытия.
Да и опасаться, что сверху он будет замечен, тоже не прихо-
дилось, так как кроны высоких деревьев полностью закрыва-
ли собой дорогу. Но вскоре Ветров осознал другое неудоб-
ство, присущее лесу – стало быстро темнеть и чем он даль-
ше углублялся в лес, тем становилось всё темнее и темнее и
через некоторое время стало настолько темно, что он в трёх-
четырёх шагах впереди себя уже, практически, ничего не ви-
дел. Вверху появился какой-то странный монотонный шум.
Ветров пытался ассоциировать его с чем-то знакомым и на-
конец понял, когда поймал несколько капель влаги на голо-
ву, что это дождь барабанит по листве деревьев.
Этого только не хватало. Тут же всплыла у него мысль до-
сады.
Колея основательно петляла и Ветров начал то и дело схо-
дить с дороги, едва ли не носом упираясь в стволы деревьев,
отправляя в адрес строителей нелестные эпитеты за то, что
не могли сделать дорогу более-менее прямой и потому ему
пришлось с быстрого шага, перейти на, достаточно, медлен-
ный.
 
 
 
Несмотря на ощутимый холод, Ветрову было жарко и он
уже не жалел, что не одет в тёплую курточку. Единственное,
о чём он жалел, что не было у него ни какого-либо фонарика
или средства, способного зажечь огонь.
Проклятье! Пытался рассуждать он, осознавая, что в оче-
редной раз сошёл с колеи. Двадцать километров, это, скорее
всего, по прямой, а по такой ломаной – не меньше тридцати.
И что заставило строителей так петлять? Такое впечатление,
что дорогу прокладывали после большого бодуна. Ну и ну!
Непременно, заставлю их выпрямить дорогу. Придал он сво-
им мыслям налёт злости. И пусть только…
Он вдруг остановился и прислушался: ему показалось, что
доносившийся сзади звук, никак не напоминал звук льюще-
гося на листья деревьев дождя. Этот звук был тихим, ка-
ким-то шелестящим, будто кто-то крался…
Он резко развернулся и в тот же миг, где-то вдали вспых-
нула пара красных огоньков и начала стремительно прибли-
жаться. Астрофизик интуитивно выбросил перед собой ру-
ку, сжимавшую железный прут. В тот же миг пара красных
огоньков замерла. Донёсся глухой стук и огоньки угасли.
Ветрова отбросило назад и чтобы устоять, ему пришлось
изрядно попятится. Огоньки вспыхнули опять и вновь мет-
нулись в его сторону. Астрофизик вновь выбросил руку с же-
лезным прутом перед собой и что-то мягкое тут же ткнулось
в прут, заставив Ветрова сделать ещё несколько шагов назад.
Атака красных огоньков происходила ещё несколько раз.
 
 
 
Ветрову удавалось удачно отбивать её, но в тоже время он
продолжал бесконтрольно пятиться. Ему казалось, что напа-
дающая тварь не очень сильна и быстра и потому ему уда-
валось вполне сносно от неё отмахиваться, но что она из се-
бя представляла и встречалась ли колонистам прежде, он, в
этой кромешной тьме, мог лишь гадать.
Наконец, следующей атаки долго не было. Ветров прислу-
шался – никаких тревожных шорохов не слышалось. Не бы-
ло слышно и дождя. Не опуская руки с прутом, он посмотрел
вверх – над ним, своим великолепием сиял, звёздный купол.
Проклятье! Его сердце сжалось, он опустил голову. Не мог
день так быстро закончиться. Замелькали у него тревожные
мысли. Прошло не более трёх часов, как я покинул корабль.
Что-то должно произойти неординарное, чтобы время так
ускорилось. Я попал в какую-то аномалию? Но почему то-
гда никто из строителей в неё до сих пор не попадал? А ес-
ли её создали овалы? Овалы… Ток его мыслей на мгнове-
ние прервался. А что если её создал овал, по которому стре-
лял Антонов? И видимо продукты взаимодействия лазерно-
го луча с овалом, который оказался над транспортёром не
только сожгли всю электронику у него на борту, но и выру-
били меня на какое-то время. Возобновился ток его мыслей.
Просто, для меня это было, как одно мгновение. Он покивал
головой. Ну и ну! Хорошо, что память не стёрлась. Я был
невнимателен, когда очнулся и не заметил, отправившись в
путь, что уже наступил вечер, а не продолжилось утро. Если
 
 
 
бы это понял, то остался бы в транспортёре на ночь, а утром
вернулся бы на корабль. И что теперь?
Ветров опять поднял голову и посмотрел на звёзды – они
ему уже были знакомы. Полюбовавшись на них несколько
мгновений, он опустил голову и покрутил ею, пытаясь осмот-
реться. Его сердце невольно сжалось: колеи, по которой он
шёл в посёлок под ногами не было. Более того, он стоял в
невысокой траве, или на поляне, или на чём-то подобном.
Хотя свет звёзд едва рассеивал мрак, но ему, для которо-
го ночь была сродни дню, этого света было вполне доста-
точно, чтобы попытаться сориентироваться. Отчётливо ви-
димый лес, простирался сплошной чёрной стеной шагах в
тридцати перед ним, уходя в стороны, но с одной стороны в
его тёмной стене серел небольшой прогал.
Просека! Тут же всплыла у Ветрова ободряющая мысль.
Эта тварь заставила меня изрядно покрутиться и видимо, я
потерял ориентацию. Хотя. Его губы вытянулись в широкой
улыбке. Я, что забыл, кто я? Звёзды ж для меня всё равно что
компас для… Улыбка его губ трансформировалась в горь-
кую усмешку – звёздный купол над ним стремительно рас-
творялся.
– Проклятье! – Невольно слетело с его губ.
Быстро крутанув головой и как ему показалось правиль-
но сориентировавшись, хотя никакой просеки уже рассмот-
реть было невозможно, он шагнул в выбранном направле-
нии, держа своё оружие перед собой двумя руками.
 
 
 
Идти было легко, даже легче, чем по укатанной колее в
лесу: трава была невысокой, а почва, на удивление плотной.
Ветров шёл не торопясь и прежде, чем поставить твёрдо но-
гу, при очередном шаге, водил ею перед собой, опасаясь ка-
кого-либо подвоха со стороны местной флоры. Периодиче-
ски он поднимал голову и смотрел вверх, надеясь, что, при-
рода сжалится над ним и откроет для него звёздный купол,
но природа была безжалостна и глубоко вздохнув, он пускал
голову и поводив ногой перед собой, делал очередной шаг.
И всё же Ветров оказался невнимателен, хотя он готов был
поклясться на чём угодно в обратном: едва он перенёс вес
своего тела на опорную ногу, как она резко скользнула впе-
рёд, будто попала в какую-то яму, хотя её, однозначно, под
ногой мгновения назад не было. Он резко дёрнулся вслед за
ногой, она скользнула ещё дальше и не удержавшись, Вет-
ров начал падать вперёд. Единственное, что он успел сделать,
выбросить руки со сжимаемым прутом подальше вперёд, в
надежде, что прут ляжет на края ямы и он не провалится в
неё, но он падал и падал, не встречая никакой преграды, мо-
гущей его остановить. Падение было бесконечным.
 
***
 
– Командир десантной…
– Полно! – Марков, остановил хождение по офису и по-
вернувшись к Антонову махнул рукой в его сторону.  – Я
 
 
 
знаю, кто ты. Мне ваша воинская субординация ни к чему.
Овалы ушли. Отправляйся к транспортёру и выясни, что там
произошло. Где Ветров? Почему его нет ни там, ни в посёл-
ке, ни здесь?
– Есть, господин Марков! – Командир десантной группы
резко кивнул головой. – Разрешите взять большой тягач.
Марков поднял брови в немом вопросе.
– В ночи, на челноке, рискованно, – Антонов поднял пле-
чи.
–  Пока соберётесь, уже будет утро.  – В голосе Маркова
заскользили нотки грубости. – Хватит и челнока.
– Мы всегда собраны. – С нескрываемой гордостью, за-
метно подтянувшись, заговорил Антонов. – К тому же, ес-
ли с транспортёром какая-то проблема, лишь тягач способен
вернуть его на плато.
– Хорошо! – Марков вяло махнул рукой. – Извини! Нер-
вы! – Он вновь возобновил своё хождение. – Овалы начина-
ют основательно доставать. Но будь аккуратен. Тягача у нас
всего два и в грузовике, который скоро придёт с Земли, их
нет, они слишком тяжелы для грузового корабля, как никак,
почти сто тонн. Если потеряем их – строительство посёлка
изрядно замедлится.
– Как скоро ожидается грузовой корабль? – Видимо этот
вопрос вырвался из Антонова невольно, так как он заметно
подался вперёд, будто опасаясь не услышать ответ начальни-
ка колонии.
 
 
 
– Ему идти ещё около двух местных лет. – Марков заго-
ворил, достаточно громко и Антонов выпрямился. – Земля,
вот-вот передаст контроль над ним нам, а без Ветрова это
будет большой проблемой, так как кроме него больше, прак-
тически, некому найти грузовик в пространстве. Грузовик
беспилотный и может так просвистеть мимо, что потом не
догонишь. Найди Виктора во что бы то ни стало. Возможно
он вновь потерял память, но лишь бы помнил, как работать
со своими астрономическими приборами.
– Если бы вы вчера меня не остановили, господин Марков,
я уничтожил бы все овалы. И больше не было бы ни у кого
проблем с памятью. – Твёрдым, чётким голосом, произнёс
Антонов.
– А если вместо трёх, сегодня пришли бы тридцать, или
триста, что тогда? – Марков остановился напротив команди-
ра десантной группы и повернулся к нему лицом. – Мы ещё
не стали хозяевами этой планеты и станем ли… – Он покру-
тил головой. – А они, возможно и есть хозяева.
– И всё же, я считаю, что нужно быть более агрессивными,
господин Марков. – Всё тем же твёрдым голосом произнёс
Антонов.
Ничего не ответив, Марков молча указал командиру де-
сантной группы подбородком на выход.

 
 
 
 
***
 
Будто выброшенные из оружия отстреленные гильзы, де-
сантники, едва ли не молниеносно повыскакивали из тягача,
остановившегося неподалёку от, одиноко застывшего перед
лесной опушкой, транспортёра и рассыпавшись вокруг него,
завертелись по сторонам, стараясь взять под контроль всю
близлежащую территорию.
Было раннее утро. Воздух был свеж, чист и прохладен и
потому дыхание десантников отчётливо виделось густыми
струями пара. Небо было безоблачное, но самые яркие звёз-
ды просматривались ещё отчётливо.
Последним из тягача вышел командир десантной груп-
пы и пробежав быстрым взглядом по десантникам и видимо
оставшись ими довольным, он направился к открытой двери
транспортёра.
Опёршись рукой о край дверного проёма, Антонов за-
глянул в салон транспортного средства, покрутил головой,
затем сделав резкое движение, запрыгнул внутрь. Прошло
некоторое время и он, таким же резким движением, вы-
прыгнул из дверного проёма транспортёра наружу. Высоко
подняв голову, он покрутился на месте, будто пытаясь что-
то или кого-то увидеть, затем обошёл вокруг транспорте-
ра, внимательно всматриваясь в траву, затеем остановился
и приподнял руку, к которой был прикрёплён сканер связи.
 
 
 
Перед его лицом тут же вспыхнула пустая голограмма.
– Первого! Код двадцать. – Произнёс он в пустую голо-
грамму.
Прошло достаточно долгое время, прежде чем голограм-
ма мигнула и в ней проявилось лицо начальника колонии.
– Здесь Антонов! – Тут же заговорил командир десантной
группы. – В транспортёре его нет. Транспортёр не работает,
такое впечатление, что выгорела вся электроника. Здесь есть
дохлый сканер связи, весьма похож на тот, который я ему
вернул вчера.
–  А где он сам? Не мог же он испариться.  – Прозвучал
громкий голос Маркова.
– Думаю, что он направился в посёлок, господин Марков.
Инструментальный ящик транспортёра открыт и весь его ин-
струмент переворошён. Видимо, в нём кто-то, что-то искал.
– Оружие он искал. – Лицо начальника колонии искази-
лось неприятной гримасой. – Должны же остаться его следы
на дороге.
– Трава уже поднялась и никаких следов не видно. К то-
му же ночью был дождь и на дороге что-то увидеть тоже не
возможно. – Антонов дёрнул плечами. – Я отправлю тягач
с транспортёром к кораблю, а сами пойдём по дороге. Воз-
можно, что-то и удастся выяснить.
– Оставьте транспортёр в покое. – Перед лицом Маркова
мелькнула ладонь. – В лесу полно всяких тварей и тягач вам
не помешает.
 
 
 
– Да, господин Марков!
Антонов резко кивнул головой и голограмма погасла. Он
опустил руку со сканером связи и обвёл десантников быст-
рым взглядом.
– Трое… – Он провёл пальцем вдоль трёх десантников. –
В десяти шагах впереди тягача.  – Вы трое…  – Он провёл
пальцем вдоль трёх других десантников. – В десяти – позади.
Средний смотрит вперёд и на дорогу, боковые – по сторонам.
За тягачом – внимание сзади. Выполнять!
Сорвавшись с мест, десантники побежали занимать ука-
занные им позиции. Антонов направился к тягачу.
 
***
 
Тягач, глухо урча, будто высказывая своё недовольство
непроизводительной работой, медленно полз по лесной до-
роге. В лесу было достаточно темно и Антонов включил га-
баритные огни транспортного средства, чтобы хотя бы как-
то рассеять мрак, да и самому не наползти на какого-то из
зазевавшихся десантников. Двери тягача он держал откры-
тыми, на всякий непредвиденный случай, хотя десантники и
были вооружены, но колонисты уже не один раз встречались
с очень крупными представителями местной фауны, кото-
рым и десятка зарядов было мало, чтобы умереть.
Было холодно. Антонов впервые за время пребывания на
Кентауре почувствовал холод, который медленно, но уверен-
 
 
 
но забирался под его лёгкую курточку, так как другой одеж-
ды на нём не было. До сих пор он и не замечал холода, так
как находился в постоянном движении, а сейчас, неподвиж-
но сидя за рычагами тягача он, вдруг, ощутил его в полной
мере, но двери транспортного средства не закрывал. Види-
мо было холодно и десантникам, так как они, идущие перед
тягачом, заметно ёжились – однозначно, неторопливая ходь-
ба их не согревала. Конечно, можно было посадить десант-
ников внутрь и из тягача осматривать окрестности дороги,
но Антонов опасался пропустить что-то совсем незначитель-
ное, которое изнутри транспортного средства можно было и
не заметить и потому терпел сам и заставлял терпеть десант-
ников.
Прошло не менее полутора часов неторопливого движе-
ния по лесной дороге. Антонов, вдруг, впервые отметил что
она, чрезвычайно, извилиста, чего он прежде, почему-то не
замечал, хотя перемещался по ней уже не один десяток раз,
как, вдруг, один из идущих впереди десантников остановил-
ся и поднял вверх руку. Антонов мгновенно остановил тягач
и пулей выскочив наружу, подбежал к десантнику.
– Что? – Едва ли не рявкнул он.
Десантник молча указал стволом своего оружия на колею
перед собой, по которой шёл. Обойдя десантника, Антонов
присел рядом с тем местом, куда показывал ствол и всмот-
релся в колею – определённо, в ней лежал какой-то чёр-
ный предмет, который достаточно отчётливо выделялся на
 
 
 
пожухлой рыжевато-коричневой листве вкатанной в колею,
снующими туда-сюда, колёсами и гусеницами транспортных
средств колонии. Отстегнув от пояса свой короткостволь-
ный шотган, он осторожно тронул стволом лежащий пред-
мет и тут же отшатнулся – на него смотрели огромные бе-
лые беззрачковые глаза. Это была какое-то небольшое мест-
ное животное, возможно задавленное одним из транспорт-
ных средств уже неизвестно когда.
Отбросив стволом оружия мёртвое животное в сторону
от дороги, Антонов поднялся и осмотрелся: больше никаких
подозрительных предметов нигде не наблюдалось.
– Продолжаем! – Громко произнёс он и повернувшись, на-
правился к тягачу, на ходу пристёгивая оружие к поясу.
Но движение группы продолжалось недолго: едва тягач
прополз несколько десятков метров, как тот же десантник
опять остановился и поднял вверх руку. Антонов тут же
остановил тягач и выйдя наружу, подошёл к десантнику, ко-
торый показывал стволом своего оружия на колею, по кото-
рой шёл – в ней лежало точно такое же животное, как и пер-
вое. Но определённо, оно не было вдавлено в колею, да бу-
рые пятна на его теле недвусмысленно показывали, что уби-
то оно было совсем недавно. Отбросив и это животное в сто-
рону от дороги, Антонов поднялся и громко хмыкнув, на-
правился по этой же колее в сторону посёлка, внимательно
смотря перед собой, но едва сделал десяток шагов, как уви-
дел ещё одно чёрное животное, неподвижно лежащее чуть в
 
 
 
стороне от дороги, с явными признаками недавней смерти.
Это животное он уже трогать не стал, а приподняв руку, к
которой был пристёгнут сканер связи, ткнул пальцем другой
руки в клавишу его активации – перед ним тут же вспыхнула
пустая голограмма.
– Первого! Код двадцать. – Произнёс он в пустую голо-
грамму.
Прошло несколько мгновений. По голограмме прошла
рябь и в ней проявилось лицо начальника колонии.
– Здесь Антонов. – Заговорил командир десантной груп-
пы, чётким твёрдым голосом – лицо Маркова тут же искази-
лось гримасой тревоги. – Однозначно, он подвергся нападе-
нию каких-то небольших лесных тварей…
– Он мёртв? – Выкрикнул Марков, перебивая доклад ко-
мандира десантной группы.
–  Мы ещё не нашли Ветрова.  – Несколько повысив го-
лос, продолжил говорить Антонов.  – На дороге валяются
несколько мёртвых животных, очень похожих на земных ле-
тучих мышей. Не думаю, что у них был акт массового са-
моубийства. Скорее всего Ветрову пришлось отбиваться от
них.
– Где он? – Вновь выкрикнул Марков.
–  Ещё не знаю.  – Подняв плечи, Антонов мотнул голо-
вой. – Мы продолжим поиск.
– Так ищите! Не стойте! – Продолжил говорить Марков
высоким голосом. – Пара этих гадов уже висит над кораблём.
 
 
 
Вот-вот начнётся истерика или ещё хуже – паника.
Голограмма погасла. Антонов медленно опустил руку со
сканером связи и поднял голову – впереди, не далее двадца-
ти шагов, на дороге кто-то стоял, сверкая парой ярких алых
глаз. Рука Антонова метнулась к оружию. Одновременно он
крутанул головой – все трое десантников стояли неподалёку,
уставившись в своего командира, совершенно забыв о доро-
ге.
Пара кровавых глаз, подобно выпущенному из пращи
камню, метнулась в сторону Антонова и в тот же миг раздал-
ся резкий, громкий, отрывистый звук выстрела.
И всё же командир десантной группы или опоздал с вы-
стрелом, или одного его оказалось недостаточно, чтобы оста-
новить атакующее животное – Антонов был уверен, что про-
махнуться он не мог. Огромная чёрная тень вначале накрыла
его, затем будто материализовавшись, сбила с ног и он ока-
зался крепко прижат тяжёлой массой к холодному грунту.
Стало трудно дышать. Густая шерсть лезла в нос, рот, будто
намереваясь закрыть собой его дыхательные пути. Антонов
попытался отвернуть лицо, но голова осталась неподвижной,
всё глубже и глубже проваливаясь в грунт. Он хотел нажать
на спусковой механизм шотгана, чтобы сделать ещё один вы-
стрел, но вдруг, совершенно не почувствовал ни оружия, ни
своей руки.
Это конец. Шевельнулась у него вялая мысль и он прова-
лился в пустоту.
 
 
 
 
***
 
Антонов открыл глаза – его взгляд упёрся в какую-то се-
ро-зелёную поверхность, нависающую над ним. Он лежал на
спине, его периодически покачивало, будто кто-то не хотел,
чтобы он проснулся и старался укачиванием продолжить его
сон, но уже через мгновение он понял, что покачивание есть
ничто иное, как движение: он находился в каком-то транс-
портном средстве, которое куда-то двигалось. Он попытался
вспомнить, как оказался в этом транспортном средстве, но
лишь вспомнил, как что-то чёрное и тяжёлое давило ему на
грудь, голову, ноги, не давая ни пошевелиться, ни дышать,
ни что-то сказать. Сейчас ничего не давило на него, а значит
чёрная тварь исчезла и значит можно говорить.
– Хр-р-р… – Вырвалось из его груди, хотя он хотел ска-
зать: где я.
В тот же миг он почувствовал, как кто-то пытается разо-
рвать его грудь на части, стало трудно дышать, глаза начали
наполняться чёрной краской.
Опять! Шевельнулась у него вялая мысль.
– Командир! – Услышал он тихий, какой-то очень далё-
кий, но понятный голос. – Вам нужно помолчать. Скоро бу-
дем на месте.
– Хр-р-р… – Вновь прохрипел Антонов, хотя хотел задать
всё тот же вопрос: где я.
 
 
 
– Секунду, господин офицер. – Донёсся всё тот же тихий
голос и Антонов почувствовал, как его шеи коснулся холод-
ный предмет, заставивший его невольно сомкнуть веки.
Антонов открыл глаза – его взгляд уперся в серо-зелёную
поверхность, нависающую над ним.
Тягач! Тут же всплыла у него догадка. Но почему я лежу?
Проклятье!
Он напрягся и попытался рывком сесть, но сильная боль в
груди заставила его прекратить попытку. Он попытался по-
вернуть голову, хотя и с трудом, превозмогая боль в шее, ему
это удалось сделать: рядом с ним оказалась пара ног в высо-
ких чёрных ботинках. Он медленно перекатил голову в дру-
гую стону – и здесь были такие же ноги, в таких же ботинках.
Десантники. Догадался он.
– Поднимите меня! – Попытался произнести Антонов, хо-
тя он больше прохрипел приказ, чем произнёс его.
В тот же миг он почувствовал, что летит вверх и в сле-
дующее мгновение он уже сидел, прислонившись спиной к
стенке тягача.
Антонов медленно покрутил головой – все шестеро де-
сантников были внутри тягача и все они, кроме того, кто вёл
транспорт, сидели уставившись в него взглядами своих глаз.
– Куда идём? – Прохрипел Антонов, ни к кому конкретно
не обращаясь.
– Возвращаемся на корабль. – Произнёс десантник, сидя-
щий напротив Антонова.
 
 
 
– Мы выполнили задачу? – Прохрипел Антонов.
– Вы ранены, командир и мы…
– Мы нашли Ветрова? – Очень громко прохрипел Анто-
нов, перебивая объяснение десантника.
– Нет, но…
– Отставить возвращение. – Антонов опять перебил объ-
яснение десантника и повернул голову в сторону пилота. –
Останови тягач! – Прохрипел он настолько громко, насколь-
ко ему позволило его состояние.
Тягач остановился настолько резко, что Антонов не удер-
жался и начал валиться на пол и если бы сидящие напротив
десантники не подхватили его, то он непременно оказался
бы лежащим на полу. Десантники теперь посадили своего
командира в кресло и один из них попытался его пристег-
нуть.
–  Отставить!  – Захрипел Антонов, едва сдерживая стон
от пронзившей его грудь боли – десантник отпустил ремень
безопасности и отшатнулся. – Назад! Искать!
Повернувшийся лицом в салон пилот, обвёл всех десант-
ников удивлённым взглядом, но тот десантник, на кого он
смотрел, молча опускал голову.
– Приказываю, продолжить поиск. – Прохрипел Антонов.
Пилот отвернулся и взялся за рычаги, тягач развернулся
и набирая скорость пополз в обратный путь.
Антонов достал из кармана инъектор со стимулятором.
–  Вы рискуете, господин офицер.  – Заговорил десант-
 
 
 
ник, сидящий рядом, одновременно являющийся реанима-
тором. – Действие предыдущей дозы стимулятора находится
ещё в активной фазе.
– Засохни! – Прохрипел Антонов и прислонив инъектор
к шее, активировал его, затем опустил руку и откинувшись
в кресле, прикрыл глаза.
Прошло некоторое время: его дыхание стало спокойнее и
хрипы в груди почти исчезли. Он повернул голову в сторону
десантника, сидящего рядом.
– Кто это был? – Поинтересовался он, почти без хрипоты.
–  Чубакабра, господин офицер. Стартанул будто раке-
та. Просмотрели, господин офицер. – Десантник глубоко и
шумно вздохнул. – Очень агрессивная тварь.
– Знаю! – Перебил Антонов десантника. – Где он? Убе-
жал?
– Решето! – Десантник вяло махнул рукой, его губы вытя-
нулись в широкой усмешке.
Антонов умолк, представив себе животное напавшее на
него. Чубака, чубакабра – названия, которыми колонисты
называли это огромное, за два метра ростом, животное, мо-
гущее передвигаться, как на двух, так и на четырёх своих ко-
нечностях, которые могли быть у него, как руками, так и но-
гами. Животное напоминало собой больших приматов Зем-
ли, только было гораздо агрессивнее. Эти животные совсем
недавно появились в районе посёлка и сколько их было, уста-
новить пока не удалось, так как они, с одной стороны, бы-
 
 
 
ли достаточно осторожны; с другой – чрезвычайно смелыми
и уже несколько раз нападали на группы строителей в лесу
и лишь их внимательность не приводила к трагическим по-
следствиям. Это животное редко удавалось уничтожать, так
как оно, в случае своей неудачной атаки, тут же скрывалось
из вида, будто проваливалось в какой-то параллельный мир.
Интересно – это одни и те же твари или их несколько се-
мей бродят по лесу? Углубился в размышления Антонов. Ес-
ли одна семья – то это, скорее всего, последний, так как был
один. Хотя бы строителей эти гады доставать теперь не будут.
А вдруг, это будущие гуманоиды Кентауры? Имеем ли мы
право уничтожать будущую цивилизацию планеты? Может
зря мы здесь появились? Проклятье! Что-то, чем дольше ко-
лония находится на Кентауре, тем более серьёзные пробле-
мы появляются у неё. С чем это может быть связано? Всё
больше местных представителей фауны узнаёт о нас? И что
будет дальше?  – Состроив невольную гримасу, он покачал
головой.
Антонов, вдруг, осознал, что тягач стоит. Он повернул го-
лову в сторону пилота – тот сидел повернувшись к нему ли-
цом.
– Проблема? – Антонов медленно повел подбородком в
сторону пилота.
– Мы на месте. Его нет. – Пилот покрутил головой.
– Кого? – Антонов поднял брови.
– Чубакабры. – Пилот поднял плечи.
 
 
 
Антонов повернул голову в сторону сидящего рядом де-
сантника.
– Ты же сказал, что вы превратили его в решето. – Произ-
нёс он, настолько высоким голосом, насколько ему позволи-
ло его состояние.
– Так точно, господин офицер. – Десантник состроил гри-
масу полнейшего недоумения. – Он получил не менее деся-
ти зарядов. Я сам видел несколько сквозных отверстий в его
туше.
Антонов обвёл медленным взглядом всех остальных де-
сантников – все сидели с масками полнейшего недоумения
на лицах.
– Его мог кто-то ещё утащить в своё логово. Такое впечат-
ление, что колония привлекает к себе всё больше и больше
местных тварей. – Произнёс Антонов, ни к кому конкретно
не обращаясь.
Ответом ему была полная тишина в салоне.
– Проклятье! – Антонов стукнул кулаком себе по колен-
ке и тут же состроил гримасу от вспыхнувшего приступа бо-
ли. – Из тягача ни шагу. Открыть люки и вести наблюдение
изнутри. Идём в посёлок. Выполнять!
Пилот отвернулся и взялся за рычаги: тягач вздрогнул и
медленно покатил по колее в сторону посёлка. Десантники
поднялись и откинув крышки люков, выставили в них свои
зарды и принялись следить за ползущим снаружи лесом…
До посёлка десантники добрались без приключений, не
 
 
 
найдя по пути, ни признаков присутствия астрофизика, ни
следов пропавшего животного. Часть строителей удалось
найти в, уже почти построенном, административном здании.
От них десантники узнали, что всех их в посёлке более трёх-
сот человек. Большая часть находится в своих домах, а у ко-
го пока ещё нет своего дома, разместились в административ-
ном здании, в котором уже есть тепло и энергия, но всвязи с
произошедшими событиями никто в посёлке оставаться не
хочет и все хотят вернуться под защиту корабля. Ветров, ни
вчера, ни сегодня в посёлок не приходил и где он может быть,
выяснить не удалось.
Загрузив в свой тягач и тягач, который находился в посёл-
ке, столько строителей, сколько в них могло разместиться,
буквально, как селёдок в бочке, Антонов направил тягачи к
колониальному кораблю. Десантники разместились на тяга-
чах снаружи.
В этот день тягачи ещё трижды ходили в посёлок, что-
бы вывезти из него всех колонистов. Овалы оказались поче-
му-то благодушны и никакого внимания тягачам не оказы-
вали, видимо посчитав возврат поселенцев на корабль успе-
хом для себя, хотя над кораблём висели стабильно. Ушёл из
посёлка даже дежурный персонал тепловой станции, остано-
вив её работу. Так же были свёрнуты и все другие работы в
посёлке. В нём остался лишь страх.

 
 
 
 
4
 
Овалы уже длительное время висели над кораблём и днём
и ночью. Их было шесть. Все попытки уничтожить хотя бы
один из них не увенчались успехом – каким-то чутьём овал
узнавал, что по нему будет открыт огонь и резким маневром
уходил в сторону и луч лазера шёл мимо цели. Автомати-
ка наведения на цель оказалась бессильна против овалов, по
причине их невидимости ни в каких диапазонах волн, так
как корпус овала, поглощал все волны, совершенно ни ка-
кие из них не отражая и лишь в видимом диапазоне он был
наблюдаем, но автоматика наведения в видимом диапазоне
волн не работала, а попытки перестроить её на этот диапазон
оказались непростыми, так как требовали разработки допол-
нительного программного обеспечения для дополнительной
оптики излучателей, что оказалось не совсем скорым делом.
К тому же овалы начали преследовать транспортные сред-
ства, которые пытались отдалиться от корабля по той или
иной причине и вскоре медлаборатория корабля оказалась
забитой колонистами, потерявшими свою кратковременную
память.
Колония зашумела. Встревоженные колонисты, спрята-
лись в корабль и даже перестали его покидать, хотя бы на ко-
роткое время, внимательно наблюдая за висящими над пла-
то странными овалами, через систему визуального контроля
 
 
 
пространства вокруг корабля, благо, через неё потери памя-
ти не происходило.
Антонову несколько суток пришлось провести в медлабо-
ратории, так как большая доза стимулятора двух инъекто-
ров первоначально возбудившая его организм, затем едва не
довела его до коматозного состояния и лишь профессиона-
лизм реаниматоров спас его от тяжёлых последствий пере-
дозировки. Как только он покинул медлабораторию, то тут
же направился к начальнику колонии.
– Разрешите войти! – Произнёс он останавливаясь в про-
ёме двери офиса начальника колонии.
– Уже вошёл. – С явным недовольством в голосе ответил
Марков, поворачивая голову в сторону входа. – Присаживай-
ся! Будешь нужен.
Начальник колонии был не один: перед ним в кресле си-
дела председатель Управляющего Института колонии Веро-
ника Шатова: невысокая, светловолосая, худощавая женщи-
на не понятного возраста.
Шатова была волевым и даже жёстким человеком и все-
гда стремилась достичь намеченной цели, чего требовала и
от членов Управляющего Института. Видимо из-за своего
тяжёлого характера она и не была замужем, так как никто
из мужчин колонии не хотел рисковать своей свободой. Хо-
тя, внимательные глаза колонистов часто замечали рядом с
ней Сартанова, инспектора системы исполнения наказаний
колонии, странную замкнутую личность, практически, ни с
 
 
 
кем из колонистов не контактирующего мужчину. И связы-
вали Шатову и Сартанова, как замечали внимательные глаза,
отнюдь не служебные отношения, хотя они свои отношения
пытались никак не афишировать.
Антонов прошёл к одному из свободных кресел, стоящих
в стороне от стола, но Марков тут же вытянул руку в сторону
кресла напротив Шатовой.
– Сюда! – Произнёс он голосом, не терпящим пререкания.
Состроив на лице мину непонимания, Антонов занял ука-
занное кресло.
– У госпожи председателя обоснованная тревога по скла-
дывающейся в колонии обстановке. – Заговорил Марков, ка-
ким-то тусклым голосом. – Она утверждает, что часть коло-
нистов, буквально, на грани истерики и просит портировать
их на Землю. По утверждению госпожи Шатовой, их ещё не
много, десятка полтора, но есть тенденция к увеличению их
числа. Она требует перейти к более решительным действи-
ям.
– Извините, господин Марков. – Антонов приподнял пле-
чи. – Я несколько дней был в забытье от передозировки сти-
мулятором и сейчас не в курсе происходящих в колонии
событий. Как я понимаю, это овалы являются источником
неадекватного поведения этих колонистов. Я даже ещё не
знаю, сколько сейчас овалов над кораблём?
– Шесть. – Марков натянуто улыбнулся. – Я и Учёный Со-
вет пришли к единому мнению, что овалы имеют искусствен-
 
 
 
ное происхождение и несомненно созданы чужим разумом,
если сами не являются, в той или иной степени, разумны-
ми неорганическими существами, хотя, возможно, мы в чём-
то и ошибаемся. Мы пытались их уничтожать, но видимо,
почувствовав угрозу, они несколько изменили своё поведе-
ние – стали более вертлявы, если можно так сказать и будто
предугадывают направление наших атак и успевают ускольз-
нуть из-под выстрела. Может быть ты, как профессионал,
сможешь решить проблему их уничтожения. Собственно, за
тем ты и нужен мне сейчас. Как ты себя чувствуешь?
– Нормально. Даже можно сказать – хорошо. – Состроив
гримасу, Антонов дёрнул плечами. – Если у меня есть зада-
ча, я могу приступить к её решению? – Он поднялся.
– Несомненно. – Марков покивал головой. – Только сде-
лай так: если удастся уничтожить один овал, остановись. По-
дожди двое-трое суток. Если вместо одного уничтоженного
не появятся их два, три, десять, тогда возобнови их уничто-
жение. Если появятся – остановись и зайди ко мне. Будем
думать, что делать нам дальше. Да, я разблокировал твой код
связи ко мне. Обращайся напрямую, в любое время.
– Да, господин Марков. – Резко кивнув головой, Антонов
повернулся и покинул офис начальника колонии.
 
***
 
От созерцания мельтешащих над кораблём овалов у Анто-
 
 
 
нова, в конце-концов, закружилась голова и он отвел взгляд
от экрана пространственного обзора.
Как думал он, смысл от такого беспорядочного метания у
овалов был один – они не хотели быть уничтоженными. Но
на то, что заставляло их носиться над чужим колониальным
кораблём у него ответа не было. Как не было ответа и у че-
тырёх бывших пилотов "Кентауры 1", которые сейчас нахо-
дились в зале управления колониального корабля.
– Однозначно, что никакой закономерности в перемеще-
нии овалов над кораблём нет. – Заговорил Антонов, обве-
дя пилотов быстрым взглядом.  – Но как я понял, есть об-
щая закономерность у них всех – они периодически пересе-
кают некоторое пространство над кораблём, где-то в перед-
ней трети его корпуса. – Он нарисовал оранжевой стрелкой
оранжевый круг на экране вивв. – Я не знаю, что их там при-
влекает, но тяготеют они к этой части корабля, несомнен-
но. Туда и направим мы излучатели. Жаль, конечно, что сей-
час мы можем задействовать лишь четыре турели с четве-
рёнными излучателями. Чтобы перенести часть турелей с из-
лучателями из других модулей корабля на последний уро-
вень, потребуется немало времени и потому, пока будем ра-
ботать с тем, что доступно. Я ставлю таймер на десять… –
Он несколько раз ткнул пальцем в клавиши пульта управле-
ния перед собой и в верхней части экрана вспыхнули боль-
шие оранжевые цифры один ноль, точка и ещё один ноль. – И
по достижении нуля делаете выстрел из всех турелей внутрь
 
 
 
обозначенного круга, стараясь накрыть его весь. После каж-
дого неудачного выстрела можно чуть изменять направление
излучателей, но нельзя выводить их за пределы круга. Бу-
дем надеяться, что удача не заставит нас долго ждать и со-
всем скоро повернётся к нам лицом. Отсчёт пошёл. – Анто-
нов ткнул пальцем в ещё одну клавишу пульта управления
и заданное в таймере отсчёта число на экране вивв начало
уменьшаться.
По залу управления пронёсся долгий шорох и внутри
оранжевого круга на экране вивв вспыхнули шестнадцать бе-
лых кругов меньших размеров, примерно наполовину пере-
крыв поле оранжевого круга и как только все цифры на тай-
мере стали нулями, по экрану вивв прочертились шестна-
дцать ярких красных луча и ничем не задержанные ушли в
облака над кораблём, окрасив их в кровавый цвет. Таймер
начал новый отсчёт…
Было сделано уже столько выстрелов, что Антонов давно
потерял им счёт и теперь, при каждом залпе лишь отправлял
в свой адрес нелестный эпитет за промах, считая виновным
лишь себя, за придуманный им неработающий метод отстре-
ла овалов. От напряжённого вглядывания в экран вивв у него
уже стало рябить в глазах и ему уже казалось, что каждый
следующий залп удачен и мельтешащих по экрану простран-
ственного обзора овалов стало на один меньше, но всмот-
ревшись в них, осознавал, что их по-прежнему шесть. И всё
же он просмотрел удачный залп, осознав его лишь после то-
 
 
 
го, как очерченный оранжевой линией круг, вдруг, вспыхнул
ярким красным цветом.
– Есть! – Будто выстрел, раздался в тиши зала управления
громкий голос одного из пилотов.
Антонов встрепенулся и покрутил головой – один из пи-
лотов сидел подавшись далеко вперёд, будто намереваясь за-
браться в экран вивв. Определённо, это его выстрел оказал-
ся удачным.
– Всем отбой! – Громко произнёс Антонов и ткнул паль-
цем в одну из клавиш пульта управления перед собой, оста-
навливая таймер обратного отсчёта. – Все свободны до утра.
Корабль не покидать. Возможно, придётся продолжить охо-
ту. – Повернувшись вместе с креслом, он поднялся и напра-
вился к выходу из зала управления.
Но продолжить охоту не пришлось: уже на следующее
утро над кораблём мельтешили всё те же шесть овалов. В
сердца колонистов пополз неподдельный страх, у многих из
них началась настоящая истерика.
 
***
 
Едва Антонов закончил свою утреннюю санацию, как раз-
давшийся нудный писк заставил его остановить намерение
позавтракать. Он поднял руку со сканером связи и ткнул
пальцем в его активацию – перед ним тут же вспыхнула го-
лограмма с изображением начальника колонии.
 
 
 
– Уже на ногах. Вот и отлично. – Заговорил Марков во-
просами, на которые сам же и отвечал. – Позавтракаешь в
свободное время. Срочно собери свой отряд и к портатору.
Есть вероятность его намеренного захвата. В зал портации,
кроме меня и Шатовой, больше никого не пускать. Абсолют-
но никого. Это строгий приказ. Выполняй!
– Да, господин Марков. – Антонов резко кивнул головой,
давая понять начальнику колонии, что приказ понял.
Голограмма погасла. Антонов опустил руку со сканером
связи и состроив гримасу досады, перевёл взгляд на стоящий
на столе завтрак, который он намеревался съесть, затем глу-
боко и шумно вздохнув, повернулся и шагнул к выходу из
своей каюты. Он не имел семьи и потому заботиться о себе,
он мог лишь сам.
Собирать десантников долго не пришлось, все их каюты
находились в том же коридоре, что и каюта их командира.
Сигналом к сбору, была комбинация стуков в дверь, услы-
шав которую, десантник был обязан оставить все свои дела
и незамедлительно выйти в коридор и направиться в его ко-
нец, в правую сторону и пока Антонов дошёл до места сбора,
за ним уже шла вереница десантников его отряда.
Остановившись, он повернулся спиной к стене коридора
– большая часть десантников уже была в шеренге перед ним,
остальные бежали в его сторону. Подождав пока все они ока-
жутся перед ним, Антонов заговорил.
–  Нам поставлена задача: круглосуточно охранять зал
 
 
 
портации. Никто без моего приказа не должен в него вхо-
дить. Ещё раз повторяю – никто. Первым заступает на охра-
ну первое подразделение, через четыре часа его сменяет вто-
рое и через восемь – третье. Затем смены повторяются. Ко-
мандирам подразделений приступить к выполнению.
Шеренга тут же разделилась на три части и одна из них
быстрым шагом направилась по боковому коридору в сторо-
ну лифта. Антонов направился за ними. Оставшиеся десант-
ники принялись за обсуждение последнего приказа своего
командира.
 
***
 
Когда Антонов с десантниками добрались до портатора,
перед закрытыми дверьми, ведущими в зал портации, уже
стояли молча десятка полтора колонистов, уставившись в
красную панель идентификации, алевшею рядом закрытой
дверью. Стояла такая тишина, что Антонов невольно замед-
лил шаг. Стараясь аккуратно толкаться, десантники добра-
лись до двери и выстроились перед ними в цепь, лицом к ко-
лонистам, буквально, плечо в плечо, полностью перегородив
коридор. Антонов выступил вперёд.
– Пожалуйста, вернитесь в свои каюты. – Негромко заго-
ворил он. – Распоряжением начальника колонии связь с Зем-
лёй временно приостановлена. Уверен, это ненадолго. Как
только связь будет восстановлена, все будут оповещены. По-
 
 
 
жалуйста, вернитесь в свои каюты.
Повернувшись, колонисты, так же молча, как и стояли,
ушли.
Оставив часть десантников у двери в зал портации, а
остальных равномерно рассредоточив по коридору, Антонов
уже вознамерился направиться к начальнику колонии, что-
бы получить у него какие-то другие указания, по охране по-
рядка на корабле, но едва он свернул из коридора, ведуще-
го к залу портации в другой коридор, как увидел, что ему
навстречу движется уже основательная толпа колонистов, не
менее полутора сотен. Определённо, она шла к портатору.
Он попятился и развернувшись, быстрым шагом напра-
вился назад, к залу портации, вновь собирая десантников.
Опять выстроив из них плотную цепь перед дверью в зал
портации, Антонов поднял руку с прикрепленным к ней ска-
нером связи и активировал его. Перед ним тут же вспыхнула
голограмма с изображением Маркова.
– Господин Марков… – Заговорил Антонов быстрым го-
лосом. – К портатору идёт толпа колонистов, не менее полу-
тора сотен. Навряд ли мои слова их остановят.
– Проклятье! – Лицо Маркова исказила гримаса досады. –
Удержи их силой.
– Простой силой я не удержу их. – Антонов покрутил го-
ловой. – Нас всего одиннадцать. Да и весь отряд не справит-
ся с такой толпой.
–  Разрешаю применить парализаторы. Только не пере-
 
 
 
усердствуйте.
– Но это же люди. – Лицо Антонова приняло растерянный
вид.
–  Тогда делай что хочешь, хоть баррикаду сооружай из
своих подопечных кладя их поперёк коридора, но никто
не должен войти в зал портации, иначе последствия будут
непредсказуемые. Хотя. – Марков состроил непонятную гри-
масу. – Я приказал очистить список доступа в зал портации.
Туда попасть теперь, практически невозможно, если только
не придумать что-то неординарное. Но, надеюсь, для этого у
них ума не хватит. Пусть хоть лбами в дверь стучатся. Про-
сто следи за порядком, чтобы до крайностей не дошли. Про-
держись какое-то время, может быть что-то придумаем бо-
лее действенное. Тут овалы задали ещё одну задачу. – Ли-
цо Маркова вновь исказилось гримасой. – Я приказал в од-
ном из транспортёров наглухо закрыть все окна и направил
на нём в посёлок техников, чтобы они продолжили развёр-
тывать первую фабрику, там работа внутри корпуса. Но едва
транспортёр подошёл к склону, как был атакован овалами и
сейчас все тридцать техников у реаниматоров. Даже штор-
ки не спасли. Потому колонисты и сорвались. Шатова сей-
час пытается сформировать отряд из ещё адекватных коло-
нистов тебе в помощь. Потерпи!
Голограмма погасла. Опустив руку, Антонов повернулся
к десантникам.
– Сюда идёт толпа взбесившихся колонистов. – Быстро за-
 
 
 
говорил он. – Двери они навряд ли смогут открыть и пото-
му охранять их больше незачем. Выстраиваемся вдоль стен
и следим за порядком. Первые пять сюда… – Он махнул ру-
кой в сторону одной из стен коридора. – Вторые пять сюда. –
Он указал на вторую стену коридора. – Никаких действий.
На угрозы не отвечать. Если только не начнутся крайности
с попытками нанести увечья.
Донёсшийся шум, заставил его повернуть голову – толпа
колонистов, уже входила в коридор к залу портации, плотно
заполняя его по всей ширине.
– Разойтись!
Выкрикнул Антонов десантникам и шагнув к середине ко-
ридора, повернулся к приближающейся толпе лицом и под-
нял руку, будто намереваясь таким образом остановить тол-
пу, но его действие не возымело успеха – толпа не останови-
лась и даже более того, перешла на бег. Едва он открыл рот,
чтобы попытаться остановить колонистов словами, как ко-
лонисты уже оказалась перед ним и в следующее мгновение
он был отброшен к одной из стен коридора и если бы сто-
явшие там десантники не подхватили его, то он непременно
бы оказался на полу и несомненно, по нему прошлась бы не
одна пара ног колонистов.
На удивление, толпа врезалась в дверь, будто хотела про-
давить их, но насколько Антонов знал, дверь в зал портации
была очень массивной и навряд ли была по силе человече-
ским телам.
 
 
 
Особенно было тяжело колонистам вошедшим в прямой
контакт с дверью и насколько видел Антонов – это были,
в основном, женщины. Многих из них он хорошо знал. Их
лица, буквально кричали от боли, так как женщин давили
с двух сторон: дверь и свои же колонисты. Антонову стало
жаль их по человечески.
Вдруг, будто осознав свою беспомощность, толпа отхлы-
нула от двери.
Антонов глубоко вздохнул, пытаясь набрать в лёгкие по-
больше воздуха, чтобы призвать задние ряды колонистов
прекратить напор, потому, как женщинам впереди очень тя-
жело, но едва он открыл рот, как толпа, вдруг, резко дава-
нула на него, будто увидев в нем источник своей неудачи и
вместо слов из груди Антонова вырвался лишь протяжный
выдох. Он попытался вновь вздохнуть, но толпа давила всё
сильнее и сильнее и вдруг, он понял, что у него не хвата-
ет силы, чтобы вздохнуть. Антонов замер, пытаясь осознать
своё состояние и как можно было из него выйти с наимень-
шими потерями. Время шло – решения не находилось. Он
вдруг понял, что окружающая обстановка, будто начала рас-
творяться и в следующее мгновение он оказался один, в со-
вершенно белом зале.
 
***
 
Антонов дёрнулся и открыл глаза – он лежал на спине
 
 
 
на чём-то очень жёстком и его взгляд упирался в серый по-
толок. Он повёл глазами по сторонам: определённо, поме-
щение было большим, но невзрачным. Напружинившись, он
сел и сделав ещё одно движение, оказался на ногах и осмот-
релся – это был коридор к залу портации и он был в нём один.
Антонов глубоко вздохнул и… По его спине пробежал хо-
лодок, он, вдруг, вспомнил, что с ним произошло, перед тем,
как он потерял сознание. Он медленно и протяжно выдох-
нул, в груди неприятно кольнуло.
– Проклятье! – Слетело с его губ.
Что здесь произошло? Он оглянулся на дверь зала порта-
ции – она была закрыта и красный индикатор рядом с ней
однозначно показывал, что она заблокирована. Если дверь
закрыта и никого здесь нет, значит десантникам удалось от-
теснить колонистов. Замелькали у него тревожные мысли.
Но где они все? Ушли, оставив меня, подумав что я мёртв?
Но почему не убедились? А если я и в самом деле был мёртв,
я ведь не дышал. И что, сам начал дышать? Он состроил гри-
масу недоумения. Бред какой-то.
Донёсшийся шум заставил его оборвать ток своих мыс-
лей. Антонов повернул голову на шум – в коридор вбегала
пара десантников, толкая рядом с собой реанимационную
платформу, за платформой бежала пара реаниматоров. Де-
сантники развернулись в его сторону и тут же замерли, будто
мгновенно окаменели: реаниматоры, не ожидая такого экс-
промта с их стороны, налетели на платформу и выбили её
 
 
 
из рук десантников – платформа быстро покатила в сторону
Антонова. Сделав, по инерции несколько шагов, реанимато-
ры тоже остановились.
Платформа докатилась до Антонова, он сделал шаг в сто-
рону, пропуская её, но она, будто узнав объект своего бу-
дущего перемещения, вдруг, резко остановилась напротив
него. Антонов, закрыв глаза, тряхнул головой и вновь раз-
двинул веки – платформа стояла рядом.
– Мистика какая-то. – Выдохнул он слова вместе с возду-
хом и повернул голову в сторону реаниматоров. – Это для
меня. – Он повёл подбородком в сторону платформы.
Будто получив команду отмереть, реаниматоры бросились
к нему и подбежав, принялись грубо его ощупывать: трогая
руки, грудь, голову.
– Прекратить! – Непроизвольно рявкнул Антонов. – Что
за бесцеремонность. Я, совершенно, здоров.
Реаниматоры тут же опустили руки и сделав шаг от него,
замерли. Антонов резко провел руками по тем частям своего
тела, которого касались руки реаниматоров, будто отряхивая
грязь, оставшуюся от их рук.
–  Что здесь произошло? Где колонисты?  – Поинтересо-
вался он, поворачивая голову в сторону десантников.
– Они ушли. – Негромко произнёс один из десантников.
– Сами? – Антонов выгнул брови высокими дугами.
–  Мы… Мы… Мы, газ…  – Ещё тише произнёс второй
десантник.
 
 
 
–  Вы, что, совсем одурели.  – Голос Антонова зазвучал,
будто набат. – Кто приказал?
– Вы… Вы упали, командир. – Продолжил тихо говорить
второй десантник. – Мы попытались поднять вас, но коло-
нисты смяли нас. Мы были вынуждены. Мы рассеяли их по
коридорам. Вы не дышали, пульса не было.
– Проклятье! – Состроив мину досады, Антонов махнул
рукой. – Мы стали самым большим злом колонии, сопоста-
вимым с овалами, если не большим. Это конец. – С досадой
махнув рукой, он обвёл десантников недобрым взглядом. –
Оставайтесь здесь и охраняйте вход в зал портации, но если
колонисты придут вновь, уйдите, не мешайте им. – Повер-
нувшись, он направился прочь от двери в зал портации.
– Григорий, я должен тебя осмотреть. – Раздавшийся за
спиной Антонова громкий голос, заставил его остановиться
и оглянуться – за ним стоял главный реаниматор колонии
Смолянинов, которого он узнал лишь сейчас.
– Не нуждаюсь! – Антонов поднял руку, чтобы отмахнуть-
ся от реаниматора, как от назойливой мухи, но передумав,
опустил руку. – Позже. Не до того сейчас.
– Но ведь ты был мёртв. Я не верю, что десантники ошиб-
лись в оценке твоего состояния.  – Аргументировал своё
предложение Смолянинов.
–  Они ошиблись!  – Отвернувшись, Антонов продолжил
свой путь.
На удивление, дверь офиса начальника колонии была за-
 
 
 
крыта. Скорее механически, нежели осознанно, Антонов,
взявшись за круглую ручку двери, дёрнул её в сторону –
дверь тихо скользнула в стену. Состроив гримасу недоуме-
ния, он шагнул в образовавшийся проём – Маркова офисе
не было, но офис не был пуст, за столом начальника колонии
сидела председатель Управляющего Института колонии Ве-
роника Шатова.
– Извините! – Буркнул Антонов и развернулся, намерева-
ясь уйти.
– Что произошло, господин Антонов? Я готова выслушать
вас. – Раздался достаточно громкий, с оттенками власти, го-
лос Шатовой.
Антонов замер. Его лицо исказилось гримасой досады. Он
не испытывал симпатий к Шатовой, по причине, которую он
навряд ли бы смог назвать, скорее всего – за всё и потому
старался избегать встреч с ней, но сейчас, скорее всего, от
разговора с ней ему было не уйти. Он резко развернулся ли-
цом к председателю Управляющего Института.
–  Извините, госпожа Шатова, но мне нужен господин
Марков. Но как я вижу, его здесь нет.
–  Он, в какой-то степени, под домашним арестом. Вся
полнота власти в колонии перешла к Управляющему Инсти-
туту. – Достаточно громким и всё тем же властным голосом
заговорила Шатова. – И потому, всё, о чём вы хотели доло-
жить ему, обязаны доложить мне, как председателю Управ-
ляющего Института и на данный момент высшему должност-
 
 
 
ному лицу колонии.
– В колонии произошёл переворот? – Брови Антонова вы-
гнулись высокими дугами. – Это незаконно с вашей стороны,
госпожа Шатова. Я требую восстановить господина Маркова
в должности.
–  Никто его должности не лишал.  – По лицу Шатовой
скользнула гримаса, похожая на снисходительную усмеш-
ку. – Ему стало плохо, когда он узнал о вашей смерти. Я по-
считала, что в таком состоянии он не способен выполнять
свои обязанности, так же как и вы, господин Антонов. Я
уже назначила нового командира десантной группы, офице-
ра Сартанова. Но я рада, что вы живы и если Смолянинов
предоставит мне заключение, что вы здоровы и в состоянии
исполнять свои обязанности, то я отменю назначение Сарта-
нова. Мы переходим к решительным действиям в борьбе за
своё существование на Кентауре и нам нужны решительные
и бескомпромиссные сторонники.
Лицо Антонова невольно вытянулось – он не был готов к
такому быстрому развитию событий.
–  Извините, госпожа Шатова…  – Заговорил он после
нескольких мгновений замешательства. – В чём будут заклю-
чаться решительные действия?
– Мы начинаем полномасштабное истребление овалов, до
их полного уничтожения и начнём проводить зачистку близ-
лежащей к посёлку территории, чтобы выдавить из неё опас-
ных для нас хищников, а если они не уйдут, то будет произ-
 
 
 
ведён их массовый отстрел.
– Круто! – Антонов покрутил головой. – Вы уверены, что
у колонии хватит сил для столь масштабных мероприятий?
И согласятся ли с вами те стороны, которым вы решили объ-
явить войну – особенно овалы? Вы хорошо подумали о по-
следствиях?
– Ты не согласен с решением Управляющего Института? –
Едва ли не выкрикнула Шатова.
– Я не готов ответить немедленно. – Антонов покрутил
головой.
– В таком случае, я вас больше не задерживаю.
– Я хочу сделать обращение к колонистам, госпожа Ша-
това. – Заговорил Антонов своим командным голосом, ко-
торым он отдавал приказы десантникам. – Предоставьте мне
громкую связь, чтобы я мог извиниться перед колонистами
за использование против них газовой атаки. Это недопусти-
мо и не должно повториться, ни при каких обстоятельствах.
–  Это я отдала такой приказ десантникам. И не считаю
нужным ни перед кем извиняться. Вы, свободны! – Шатова
повела подбородком в сторону выхода. – Да, и сдайте личное
оружие!
Ничего не ответив, Антонов отстегнул от пояса свой ко-
роткоствольный шотган, достал из чехла нож, шагнул к сто-
лу и положил оружие на его край.
– Не мне! – Шатова мотнула головой. – Своему новому
командиру.
 
 
 
Ничего не сказав и не взяв оружие, Антонов повернулся
и вышел в коридор. Он оказался, совершенно, не готов, к
начавшим разворачиваться в колонии, никак не ожидаемым,
тревожным событиям.

 
 
 
 
5
 
Ветров открыл глаза и сразу же понял, что лежит в ка-
кой-то неестественной позе, на чём-то твёрдом, лицом вниз.
Было сумеречно, но несомненно, место, где он лежал, бы-
ло сухим, а значит это был не лес. Он попробовал пошеве-
литься и тут же невольно простонал от тысячи игл, мгновен-
но впившихся в его тело. Он закрыл глаза и замер. Прошло
какое-то время, боль ушла и он опять попробовал пошеве-
литься. Боль появилась вновь, но теперь она была не столь
острой. Ветров раздвинул веки и ещё раз пошевелился, пы-
таясь придать своему положению какую-то естественность.
Наконец, определившись, где у него руки и ноги, упираясь
руками в твёрдую поверхность, он попытался приподняться
– это удалось. Он попытался осмотреться.
Пространство, в котором он находился, напоминало со-
бой большой тоннель диаметром не менее полутора десятков
метров, с обрезанным сегментом пола, на котором он сей-
час и лежал. Создавалось впечатление, что неяркий свет ис-
ходил из самих стенок тоннеля. Позади него тоннель круто
шёл вверх, впереди – терялся вдали, сужаясь в точку.
Видимо я скатился вниз по этому крутому жёлобу. Всплы-
ла у Ветрова мысль досады. Чтобы выбраться туда же, мож-
но и не мечтать. Значит придётся идти вперёд. Несомненно,
тоннель не естественного происхождения, а кем-то постро-
 
 
 
ен. Значит на планете есть цивилизация. Или была… Ветров
состроил гримасу озадаченности и замер.
Проведя в неподвижности несколько мгновений, он ре-
шил придать своему телу более удобную позу и принялся
подтягивать ноги, чтобы попытаться сесть и опять тысячи
игл вонзились теперь уже в ноги, но крепко сжав зубы, он
продолжил своё действо и подтянув ноги, извернулся и сел,
опершись одной рукой о твёрдый пол тоннеля.
Видимо, я немало времени провалялся, если всё тело так
затекло. Всплыла у него мысль досады.
Пытаясь прогнать иглы из ног, он принялся шевелить
пальцами ног и вскоре почувствовал, как пальцы начали теп-
леть, а затем тепло потекло и по ногам. Боль постепенно
ушла.
Подтянув ноги он вознамерился встать, как, вдруг, донёс-
шийся до него лёгкий свист заставил его остановить свою
попытку и прислушаться. Свист усиливался и однозначно,
он шёл из глубины тоннеля.
Неприятный холодок скользнул по спине Ветрова. Он по-
вернул голову в сторону изгиба тоннеля: чёрный круг в его
конце, несомненно был выходом из тоннеля, но однозначно,
без посторонней помощи добраться до него он был не в со-
стоянии.
Он повернул голову в другую сторону.
Что там происходит? Что это за свист? Всплыли у него
тревожные мысли.
 
 
 
Свист усиливался, вызывая у Ветрова всё большую трево-
гу.
Вскоре к свисту добавилось и дуновение ветра, которое
усиливалось, казалось быстрее свиста. Однозначно, в тонне-
ле что-то происходило.
Может быть там какое-то производство и сейчас происхо-
дит продувка его систем или ещё хуже – сброс отходов его
деятельности? Всплыла у Ветрова неприятная мысль. А если
это вредные для меня отходы? Что я могу сделать для своей
защиты?
Между тем ветер усилился настолько, что начал накло-
нять его и ему стало трудно сидеть.
А если этот ветер вынесет меня из тоннеля? Вдруг всплы-
ла у него мысль озабоченности. Но как высоко он меня вы-
бросит из него? Могу так шмякнуться, что больше не встану.
Может стоит лечь лицом вниз навстречу ветру и переждать
его порыв? Если есть один, наверняка будут и другие. Тогда
и приму решение. Пожалуй, это более верное действие. Так
и поступлю. Решил он и быстро развернувшись, лёг на жи-
вот, головой навстречу идущему по тоннелю ветру.
Ветер быстро усиливался и вскоре достиг такой силы, что
начал стаскивать Ветрова. Он попытался плотнее прижать-
ся к поверхности тоннеля, в какой-то степени это помогло,
скольжение, практически, прекратилось. В тоже время, вме-
сте усилением, воздушный поток стал заметно теплее и вско-
ре даже начал обжигать голову.
 
 
 
Проклятье! Ветров подтянул руки и попытался накрыть
ими голову. Как бы не сгореть. Всплыла у него тревожная
мысль.
Вдруг ветер рывком усилился настолько, что всякое со-
противление его потоку стало бессмысленным. Астрофизи-
ка приподняло.
Это конец. Всплыла у него мысль какого-то полного без-
различия.
Но в следующее мгновение, вместо того, чтобы полететь
по тоннелю, неведомая сила бросила его вниз и плотно при-
жала к твёрдой поверхности, норовя размазать по ней. Свист
превратился в оглушающий рёв, который вдруг начал уда-
ляться и резко оборвался. Так же резко исчез и горячий ве-
тер, будто звук унёс его с собой. И наступила тишина.
Оглох. Всплыла у Ветрова очередная тревожная мысль.
Полежав несколько мгновений, он попытался подняться
и совершенно не почувствовал своего тела. У него тут же
сложилось впечатление, что по нему проехал каток, которым
уплотняют дорожное покрытие, ему показалось, что он про-
сто-напросто растёкся по полу тоннеля, подобно тому, как
блин растекается по сковороде. Хотя, самый мощный поток
воздуха, вдруг, оказался не горячим и даже несколько охла-
дил его тело.
Наконец, после серии дёрганий, ему удалось оторваться
от поверхности тоннеля и перевернувшись, сесть. Посидев
несколько мгновений, он начал вставать. После некоторых
 
 
 
усилий это удалось. Боли не было, но дискомфорт был пол-
нейший. Он стоял пошатываясь, пытаясь сообразить, что с
ним произошло или в самом деле он оглох или, действитель-
но, в тоннеле наступила полная тишина. Так и не определив-
шись, он решил направиться вглубь тоннеля, так как стоять
здесь и ждать ещё одного воздушного потока, по его мнению,
было не совсем правильным решением, так как его он может
уже и не пережить.
Первый шаг получился короткий и был даже не шагом, а
каким-то шарканьем. Второй был не лучше. Оторвать ногу
от пола Ветрову удалось шагов через десять: чуть припод-
нявшись, она громким шлепком плюхнулась на пол.
Несмотря ни на что, Ветров всё же продвигался вперёд,
хотя и не так быстро, как ему хотелось бы. Через какое-то
время он уже сносно переставлял ноги, но его тело было
будто деревянным, что сковывало его движения, хотя он и
пытался прямо на ходу делать те или иные гимнастические
упражнения, но скованность никак не хотела отступать.
Сколько времени Ветров брёл, он навряд ли бы в своём со-
стоянии мог бы сказать точно, но определённо больше при-
вычного земного часа, хотя он всегда неплохо ориентировал-
ся во времени, а тоннелю казалось не было конца. Никаких
мыслей не было, он просто шёл. Начала доставать жажда,
которую он гнал прочь, всеми известными ему способами.
Лишь одно утешало – никакого воздушного потока из глуби-
ны тоннеля больше не чувствовалось. Тоннель был всё тем
 
 
 
же сумеречным и безликим со светящимися бледным све-
том, будто испускающими какое-то излучение, стенками.
Наконец усталость взяла своё и Ветров остановился, идти
дальше сил больше не было, ноги дрожали. Он попытался
сесть, но ноги не гнулись. Тогда он шагнул к круглой стенке
тоннеля и прижавшись к ней спиной, попытался соскольз-
нуть вниз. После изрядных мытарств это наполовину уда-
лось. Дальше шевелиться сил не было. Единственное, на что
их хватило, лишь чтобы выпустить шумную струю воздуха.
Его веки сомкнулись…
 
***
 
Ветров открыл глаза. Было сумеречно, но как-то не так,
как перед тем, как он закрыл глаза. Он сидел, опираясь
спиной о твёрдую, прохладную поверхность и видимо пото-
му чувствовал себя достаточно продрогшим. Он попытался
осмотреться, но едва повернул голову, как в шее раздался
такой хруст, будто начали вываливаться шейные позвонки.
Состроив мину тревоги на лице, Ветров замер. Посидев так
несколько мгновений, он предпринял ещё одну попытку по-
ворота головы – это удалось с трудом, при всё том же ужас-
ном скрипе, но в тоже время, по мере поворота головы, его
брови поднимались всё выше и выше – в той стороне, куда
он поворачивал голову, сиял большой светлый круг.
Видимо я до такой степени устал, что не заметил его. Сде-
 
 
 
лал он заключение своей прежней невнимательности. Если
там светло, значит там выход. Сделал он ещё одно заключе-
ние и принялся вставать.
Этот процесс занял у него достаточно долгое время, так
как ему пришлось делать несколько перерывов для отдыха и
когда, он, наконец, оказался на ногах, то чувствовал себя из-
рядно уставшим, но в тоже время, хорошо согревшимся, да
и хруста из различных частей своего тела уже, практически,
не слышал. Сделав несколько глубоких вздохов, он, наконец
двинулся в направлении светлого круга.
Глазомер его подвёл и до круга пришлось идти очень дол-
го. Светлый круг рос в размерах очень медленно и Ветров
даже не заметил, когда он вырос до размеров всего диаметра
тоннеля. Была в этом круге какая-то непонятная странность
– свет от него внутрь тоннеля не шёл. Понял Ветров это, ко-
гда остановился в нескольких шагах перед кругом. Круг был,
просто, белым и совсем не излучающим свет, но в тоже вре-
мя светился каким-то внутренним светом и что было за ним,
было совершенно не видно.
Проклятье! Видимо это какая-то заслонка, которая от-
крывается, когда по тоннелю идёт тот мощный поток возду-
ха. Пустился Ветров в размышления. Но когда будет следу-
ющий выпуск? Через час, день, а может и дольше? Я могу
и не дождаться. Кто выпускает воздух из тоннеля? Опреде-
лённо, он искусственного происхождения. Значит там кто-то
должен быть. Может стоит подойти и постучаться? А вдруг
 
 
 
там… Губы Ветрова тронула усмешка снисходительности. А
у меня есть выбор? Его усмешка сделалась шире. Сколько я
уже в этом тоннеле: сутки, двое? Я уже на пределе и навряд
ли ещё долго протяну, если не найду воду. Глубоко и шумно
вздохнув, он поднял руку на уровень лица и шагнул к свет-
лому кругу.
Постучать в круг не удалось: едва Ветров коснулся его со-
гнутым указательным пальцем правой руки, как палец про-
валился. Не ожидая этого, астрофизик дернулся и в круг во-
шла едва ли не вся его рука. Он замер, не в состоянии осо-
знать произошедшей метаморфозы.
Прошло какое-то время и Ветров, резким движением вы-
дернув руку из круга, поднёс её к глазам – никаких физиче-
ских изменений с той частью руки, которая побывала в кру-
ге, не наблюдалось.
Повертев руку перед глазами, Ветров вновь двинул её в
сторону светлого круга и осторожно коснулся его пальцами –
ничего не произошло. Тогда он осторожно продвинул в него
всю ладонь: совершенно никаких ощущений не было, будто
круг состоял из обычного воздуха, который окружал Ветрова
со всех сторон.
Состроив гримасу недоумения, астрофизик продвинул в
круг руку по локоть и постояв так несколько мгновений, при-
поднял ногу и сделал решительный шаг вперёд.

 
 
 
 
***
 
Ветров не мог сказать, сделал он сам второй шаг, чтобы
оказаться по другую сторону светлого круга или же какая-то
неведомая сила перенесла его за него, но он, вдруг оказал-
ся в огромном светлом зале, напоминающим огромный сбо-
рочный цех космических аппаратов на Земле, в котором ему
приходилось бывать ещё в студенческие годы, когда он зани-
мался подготовкой к отправке одного из телескопов на ор-
биту.
Астрофизик медленно крутил головой, осматривая про-
странство зала, который, скорее всего был ангаром, весьма
похожим на большие ангары колониального корабля. Ангар
был какого-то бело-серого цвета, а может у Ветрова просто
рябило в глазах из-за того, что он попал из серого невзрач-
ного тоннеля в очень светлое помещение, хотя, опять же, как
и в тоннеле, никаких источников света в ангаре нигде не на-
блюдалось, будто или стены светились или же светом был
наполнен сам воздух ангара. Но самое захватывающее здесь
было то, что впереди, совсем неподалёку, висел овал такого
же, как и всё здесь, бело-серого цвета и точно такой же, ко-
торые наводили страх на колонистов.
Ветров невольно попятился и ткнулся спиной во что-то
твёрдое. Он оглянулся – это была бело-серая стена. Никако-
го светлого круга, через который он только что прошёл, на
 
 
 
ней не было. Он развернулся и ткнул в стену рукой – рука
упёрлась в твёрдую холодную поверхность, настолько холод-
ную, что Ветров невольно отдёрнул руку. Постояв несколько
мгновений в нерешительности, он уже медленно поднёс руку
к стене, но едва коснулся её, тут же опять отдёрнул руку от
неё – у него сложилось впечатление, что он пытался засунуть
руку в морозильную камеру, которые нередко использова-
лись для охлаждения дополнительной аппаратуры, присты-
ковываемой к телескопам для усиления его характеристиче-
ских показателей, но если морозильные камеры были покры-
ты инеем, то на очень холодной стене никакого инея не про-
сматривалось, да и холода, как такового, она не излучала.
Ангар приобретал налёт какой-то мистичности.
Ветров поднёс руку, которой касался стены, к глазам,  –
никаких угрожающих изменений на ней не наблюдалось, то-
гда он потрогал эту руку своей второй рукой – проблемная
рука была вполне тёплой. Он опустил руки и подняв плечи,
состроил гримасу недоумения.
Влип! Он с чувством досады покрутил головой. Если от-
сюда нет второго выхода, влип по полной.
Отвернувшись от стены, он продолжил осмотр ангара.
Никаких примечательных предметов в ангаре не наблюда-
лось. Он был, практически пуст, если не считать несколько
невысоких больших пустых постаментов, равномерно распо-
ложенных вдоль него примерно посередине. Ветров насчи-
тал их восемь. Над одним из таких ближних к нему поста-
 
 
 
ментов и висел сейчас овал, только он показался Ветрову го-
раздо большего размера, нежели те, которые были снаружи,
хотя это могло быть из-за его близости. Стены же ангара,
справа и слева от астрофизика имели более привлекатель-
ный вид: через равные промежутки на них светились и пе-
ремигивались разноцветьем индикаторов какие-то панели.
Присмотревшись, Ветров нашёл, что перемигивающиеся и
нет индикаторы располагаются, как раз напротив постамен-
тов, а напротив того постамента, над которым сейчас висел
овал, панели вроде бы и не перемигивались вовсе, а горели
ровным, очень ярким светом. Более того, Ветрову даже по-
казалось, что между постаментом и овалом есть едва види-
мое синее свечение.
А что если овалы таким образом заряжаются энергией?
Вдруг всплыла у него догадка. Стоит отключить эти панели
на стенах и они, оставшись без энергии, больше не будут до-
саждать нам?
Он посчитал светящиеся панели на каждой из стен ангара:
их было столько же, сколько и постаментов.
Скорее всего, придётся отключать панели на обеих сте-
нах? Сделал он вывод своим возможным действиям.
Интересно, эти овалы строятся где-то за этими стенами,
а затем уже выводятся в ангар или они уже построены и их
всех столько же сколько и постаментов – восемь? Замель-
кали у Ветрова вопросительные мысли. Если строятся, зна-
чит за этими стенами есть какие-то строители или создате-
 
 
 
ли этих овалов. Если здесь висят их все восемь, то, пожа-
луй, им будет тесновато. Ангар не более ста пятидесяти мет-
ров. Сделал Ветров заключение, глазомером оценив длину
ангара. В ширину он не больше тридцати и навряд ли они
становятся поперёк него. Да и высота не больше тридцати
метров. Подытожил он свой вывод о размерах ангара. Если
до сих пор в ангаре не появился никто из обслуживающего
персонала, то, возможно, зарядка овала проходит автомати-
чески. Нужно подойти к панели, которая напротив работаю-
щего постамента и попытаться отключить её. Вдруг повезёт.
Ветров сделал шаг в сторону висящего овала и тут же со-
дрогнулся от громкого гулкого звука своего шага. В ангаре
стояла полная тишина и звук его шага оказался подобен ру-
жейному выстрелу. Втянув голову в плечи, Ветров замер и
повёл глазами по сторонам.
Толи звук послужил причиной начавшейся активности в
ангаре, то ли так совпало, но часть стены рядом с одними из
перемигивающихся огоньков быстро скользнула вверх и в её
проёме показалось нечто, напоминающее огромного паука.
На мгновение остановившись, паукообразное нечто, быстро
перебирая ногами, направилось в сторону Ветрова. Астро-
физик невольно попятился и упёрся спиной в какое-то пре-
пятствие. Он тут же почувствовал, как спина, буквально, на-
чала покрываться инеем.
Проклятье! Замёрзну! Всплыла у него тревожная мысль и
он сделал невольный шаг вперёд. Обжигающий холод исчез.
 
 
 
Все стены ангара такие холодные или лишь эта? Может стоит
подойти к другой?
Он начал боком двигаться в сторону боковой стены, но
паукообразное нечто было очень проворным и оказалось пе-
ред ним уже через три-четыре его шага и ткнуло одним из
своих щупальцев ему в грудь. Ветров невольно попятился и
вновь ткнулся спиной в холодную стену.
Щупалец паука оказался очень жёстким и больно давил
Ветрову на грудь. Чувствуя, что замерзает, Ветров схватился
за щупалец и попытался отбросить его от груди, но тут же
почувствовал ещё большую боль, будто щупалец врос ему в
грудь. Тогда, состроив страдальческую гримасу, Ветров по-
пытался отстраниться от холодной стены хотя бы на несколь-
ко миллиметров, но преодолеть сопротивление давившего
ему на грудь щупальца не получилось. Тогда он принялся
рассматривать стоящее перед ним многоногое существо, пы-
таясь увидеть у него какое-то слабое место, воздействуя на
которое, он мог бы избавиться от ситуации, в которой ока-
зался, но как ни всматривался в стоящее перед ним нечто,
никаких изъянов на нём не находил.
Многоногое существо имело, почти идеальный полусфе-
рический корпус, скорее всего искусственного происхож-
дения, примерно метрового диаметра, из которого торчало
неимоверное количество щупалец. Быстро сосчитать их все
у Ветрова не получалось, так как многие их них находились в
непрерывном движении над его головой и между ними про-
 
 
 
скакивали хорошо видимые молнии, издавая характерный
треск, будто они пытались считать какую-то информацию из
его головы. Но однозначно, всех щупальцев у существа было
не менее двух десятков. Щупальцы были или разной длины,
или могли трансформироваться, так как то, которое ткну-
лось Ветрову в грудь, было длиной не менее полутора мет-
ров, а те, на которых существо стояло, были длиной не более
двух десятков сантиметров, а те которые просто болтались
и висели у него над головой, были вообще разной длины.
Никаких глаз, или каких-то других органов, сопоставимых с
человеческими, у существа не просматривалось, его корпус
был идеально гладким, но не блестящим, этакого серо-чёр-
ного цвета со стальным отливом. Несомненно, это был ка-
кой-то механизм.
Спину Ветров уже не чувствовал, к тому же, давление щу-
пальца усилилось настолько, что терпеть уже стало невоз-
можно и Ветров, вновь схватив обеими руками за щупалец,
попытался отбросить его в сторону, но щупалец даже не ше-
лохнулся.
– Проткнёшь, гад! – Едва разжимая зубы, процедил Вет-
ров.
Будто поняв произнесённую фразу, механизм резко от-
дёрнул щупалец от груди астрофизика. Не ожидая такого
действия, Ветров дёрнулся вперёд, но успел выбросить но-
гу и сохранил равновесие. Что подумал своими электронны-
ми мозгами механизм, Ветрову не суждено было узнать, но в
 
 
 
следующее мгновение, подхваченный парой щупальцев под
плечи он уже болтал ногами в метре от пола ангара.
Не успев осознать произошедшей метаморфозы, Ветров
понял, что механизм уже быстро семенит на своих щупаль-
цах в сторону того дверного проёма из которого и появился.
Причём шагов механизма совершенно не было слышно, как
и дёрганий его корпуса при ходьбе, будто он не шёл, а летел.
Астрофизик попытался подёргаться, но щупальца держали
его крепко и кроме комического барахтанья, что-то ещё из-
влечь из своего положения Ветрову не удалось.
– Поставь, гад! Сам пойду! – Громко произнёс он.
Прошло несколько мгновений, но положение Ветрова не
изменилось: или механизм его не понял, или он решил, что
его действия более правильны в этой ситуации.
Шумно выдохнув, астрофизик решил на какое-то время
смириться со своей участью, тем более, что у спины появи-
лось чувство тепла, что наводило его на мысль, что с ней ни-
чего страшного не произошло.
На удивление, за проёмом оказалось совершенно темно.
Ветров покрутил головой, пытаясь сориентироваться, но это
не помогло, его окружала такая темень, что даже поднесён-
ную к лицу свою руку ему рассмотреть не удалось.
Видимо это помещение тоже было достаточно большим,
так как, как показалось Ветрову, висел в темноте он доста-
точно, долго, прежде, чем положение его сменилось, причём
произошло это столь быстро, что он осознал это, когда по-
 
 
 
нял, что уже не висит, а сидит.
Скорее всего, это было какое-то, достаточно удобное,
кресло, так как его ноги стояли на твёрдой поверхности, спи-
на и голова были прижаты к немного выгнутой спинке, а ру-
ки лежали на подлокотниках.
Хотя сидеть было удобно, но Ветров решил устроиться
ещё более комфортно и попытался пошевелиться и тут же
осознал, что его свобода ограничена настолько, что пошеве-
лить он не в состоянии ни одной из своих частей тела. Его
сердце невольно сжалось в тревоге.
И как долго этот гад намерен меня держать в таком состо-
янии? Я ведь, в отличии от него, не железный. Всплыли у
него мысли досады.
Будто прочитав их, где-то впереди вспыхнул крошечный
зелёный индикатор и начал быстро увеличиваться в разме-
рах или разрастаясь по величине, или же приближаясь. Вско-
ре он уже вырос до такого размера, что, практически, занял
всё пространство перед Ветровым, однако, совершенно не
принеся никакой информации о самом пространстве, буд-
то он существовал вне той темноты, где находилось кресло
и уже в следующее мгновение Ветров, оказался, буквально,
погружён в этот самый зелёный, уже вовсе и не индикатор,
а свет, который уже был не только снаружи, но и внутри го-
ловы астрофизика.
Прокл…
Ветров не успел сформировать полную досады мысль, как
 
 
 
буквально растворился в этом самом свете, будто став его
частью.

 
 
 
 
6
 
Разум Ветр О встрепенулся и разбросил своё информа-
ционное поле по сторонам. Страйбот ещё находился в ан-
гаре бункера планетарного контроля, но летательный аппа-
рат уже был отстыкован от зарядной станции и требовалось
лишь желание разума Ветр О, чтобы он пришёл в движение.
Но Ветр О медлил, пытаясь своим разумом охватить объеди-
нённое квантовое поле, чтобы знать всё, что происходит в
окружающем его пространстве, но объединённое квантовое
поле, вдруг, оказалось столь огромно, что охватить его всё
было невозможно, чего не должно было быть, в принципе.
Единственное, что удалось разуму Ветр О установить: в ан-
гаре бункера он был один, если не считать стража – адрона,
следящего, за состоянием бункера планетарного контроля.
Где были остальные семь страйботов, было непонятно, хотя
их квантовые каналы, несомненно, были вплетены в объеди-
нённое квантовое поле, но связь с ними разуму Ветр О, по-
чему-то установить никак не удавалось.
Выход! Наконец отправил разум Ветр О команду системе
управления страйбота, решив, что, возможно, стены бунке-
ра не дают возможности ему войти в контакт с остальными
страйботами, а оказавшись вне их и объединённое квантовое
поле станет полностью доступным.
Пространство ангара начало смещаться и через несколь-
 
 
 
ко мгновений разум Ветр О уже упирался в силовое поле,
отделяющее бункер от тоннеля выхода на поверхность Тора-
ки – планеты, уже многие тысячелетия назад покинутой ци-
вилизацией тораков и лишь оставленный ими, вырубленный
в одном из горных массивов планеты бункер планетарного
контроля напоминал о некогда жившем здесь, одном из кос-
мических разумов.
Резко потемнело и страйбот заскользил по серому тонне-
лю, гонимый энергетической волной, но уже через несколь-
ко мгновений летательный аппарат, резко изменив направле-
ние и получив энергетическую независимость, выскользнул
на поверхность планеты и в тот же миг разум Ветр О почув-
ствовал другие страйботы и помчался над лесом в их сторо-
ну. Но это чувство, почему-то пришло ему не от объединён-
ного квантового поля, а от системы управления страйбота,
хотя должно было быть наоборот. Было какое-то несоответ-
ствие возможностей с реалиями. Это внесло долю тревоги в
разум Ветр О, которую преодолеть он пока был не в состо-
янии.
Объединённое квантовое поле было чрезвычайно неста-
бильно, что, возможно и было причиной неполного погруже-
ния в него разума Ветр О. Это осознание увеличило у него
чувство тревоги, так как, явно, кто-то извне пытался деста-
билизировать объёдинённое квантовое поле. Ветр О знал,
что, если объединённое квантовое поле накачать определён-
ной энергией и если такой энергии будет очень много, то объ-
 
 
 
единённое квантовое поле, непременно, рассыплется на от-
дельные квантовые каналы, объединяющие его. Страйботы
станут автономны и начнут действовать по воле своего страя
– разума, контактирующего с ним, что, несомненно, приве-
дёт к утрате согласованного планетарного контроля и в кон-
це-концов, приведёт к неизбежному хаосу среди страйботов.
К тому же, став свободным, страйбот будет более уязвим к
внешним пространственным возмущениям, что может при-
вести к утрате им своего разума – страя, а проще говоря –
к утрате своих способностей, делающих его пребывание над
планетой осознанным и целенаправленным.
Причина дестабилизации? Анализ. Послал разум Ветр О
запрос по своему квантовому каналу в объединённое кван-
товое поле.
Исходящее излучение от объекта чужих, вводящее страй-
бот в резонанс, который дестабилизирует объединённое
квантовое поле. Тут же получил он форму напрямую в своё
информационное поле.
Создать решение по устранению! Послал разум Ветр О
следующую форму по квантовому каналу в абсолютной фор-
ме, то есть по форме безусловного приказа, хотя совершенно
не имел представления о своих полномочиях в объединён-
ном квантовом поле.
В текущем квантовом времени решения или нет, или оно
одно – распад объединённого квантового поля. Получил он
обескураживающую форму неизвестно от кого.
 
 
 
Причина? Послал разум Ветр О свою возмущённую фор-
му в объединённое квантовое поле.
Резонанс исходит из конструкционных особенностей
страйбота. Чтобы избавиться от резонанса требуется опти-
мизация конструкции. Получил разум Ветр О ещё более
обескураживающую форму.
Распад исключить. Оптимизировать конструкцию! Сгене-
рировал он самые резкие безусловные формы.
Оптимизация конструкции страйбота возможна лишь на
базе создателей. В планетарном бункере такой возможности
нет. Получил разум Ветр О форму, как ему показалось, са-
мую обескураживающую его.
Канал к базе создателей! Сгенерировал он очередную без-
условную форму.
Условия для создания канала к базе создателей утрачены.
Полученная форма на некоторое время ввела разум Ветр О в
подобие некого транса: его информационное поле, букваль-
но превратилось в бушующий океан, не в состоянии осознать
актуальность полученной информации.
Что значит – утрачены? Почему я не владею всей полно-
той информации о происходящем? Почему я должен гене-
рировать безусловные формы, которые не конвертируются в
формы исполнимые?
Структурная организация синоптических связей носите-
ля твоего разума не оптимальна и не позволяет имеющими-
ся в бункере возможностям загрузить в него всю накоплен-
 
 
 
ную информацию объединённого квантового поля. Загруже-
на лишь необходимая, для выполнения текущей задачи, ин-
формация. Для загрузки всей информации объединённого
квантового поля требуется долгое адаптационное перестро-
ение методов создания синоптических связей носителя тво-
его разума или же получение информации традиционными
для него способами, что сейчас и происходит. Получил Ветр
О пространную, пожалуй, самую обескураживающую фор-
му.
Я не торак? Мысленно, сгенерировал разум Ветр О такую
безусловную форму, которой бы подошёл синоним голосо-
вого действия – прорычал.
Разум для страя Ветр О был взят из организма чужого,
каким-то образом оказавшегося в бункере. Система контро-
ля бункера признала его пригодным, но не оптимальным,
для квантового канала страйбота, утратившего разум своего
прежнего страя, в результате входа его в резонанс от избытка
полученной им энергии исходящей от чужих.
Проклятье! Вот они кто! Вдруг молнией промелькнула в
разуме Ветр О какая-то непонятная мысль, будто сгенериро-
ванная не им, а каким-то другим разумом.
Возьмите другой организм. Избавьте меня от этого урод-
ства. Взмутился разум Ветр О. С кем я, вообще, обменива-
юсь формами?
Носитель признан самым оптимальным из всех неопти-
мальных носителей, имеющихся сейчас на поверхности пла-
 
 
 
неты. Ему присвоен высший ранг организации, объединён-
ных квантовым полем страйботов.
Вот почему я пытаюсь отдавать приказы. Всплыла у ра-
зума Ветр О мысль полная иронии. Вот почему у меня та-
кая странная связь с объединённым квантовым полем. Ра-
зум Ветр О всколыхнулся. Мои формы идут в объединён-
ное квантовое поле, будто не по квантовому каналу, а вне
его. Такого не должно быть. По его разуму прокатилась вол-
на досады. Мои формы очень уязвимы, а значит уязвим и я
и страйбот. По разуму Ветр О прокатилась ещё одна волна.
Несомненно, причиной тому неоптимальность носителя мо-
его разума? Это хорошо или… Хотя, он ведь получил выс-
ший ранг. Какая-то странная логика объединённого кванто-
вого поля. Над этим стоит поразмышлять. Но в менее тре-
вожной обстановке. А сейчас не мешало бы подойти ближе
к объекту чужих и попытаться оценить исходящую от него
угрозу резонанса. Возможно, тогда и решение проблемы из-
бытка энергии появится.
Разбросив информационное поле своего разума вокруг
окружающего страйбот пространства, Ветр О направил ле-
тательный аппарат к объекту чужих.
Хотя направил, было неправильным понятием для при-
нятого решения, так как разум страя Ветр О был неотде-
лим от информационного поля системы управления страй-
бота. Это был единый организм – симбиоз природного разу-
ма и информационного поля системы управления механиз-
 
 
 
ма, некогда созданного природным разумом и правильнее,
скорее всего, было так: симбиоз принял решение направить-
ся к объекту чужих. Хотя приоритет в принятии решений
был у природного разума, но если система управления нахо-
дила в принятом решении угрозу для целостности страйбо-
та, она могла и заблокировать его. Что происходило в этом
случае разум Ветр О не знал, так как за короткий квант вре-
мени симбиоза в такой ситуации он ещё не был.
Страйбот скользнул к плато и вскоре завис над объектом
чужих.
Разум Ветр О принял решение для своего страйбота, не
занимать место в хороводе других страйботов, а повесил
свой летательный аппарат высоко над объектом чужих, под
самые облака и попытался по квантовому каналу найти ка-
кую-то информацию в объединённом квантовом поле об
объекте чужих, но к своей досаде, такая информация ока-
залась ему, вдруг, недоступна. Ему ничего не осталось, как
приняться собирать информацию об объекте самому.
Странный объект. Очертаниями напоминает очень боль-
шой страйбот. Почему он неподвижен? Тоже нет страя? На-
чали формироваться в информационном поле разума Ветр О
потоки ассоциативного мышления. Если от объекта исходит
вредное для страйбота излучение, то кто-то его должен гене-
рировать? Есть способ избегать контакта с ним? Как это сде-
лать? Или уничтожить объект или держаться от него подаль-
ше. Продолжал размышлять Ветр О, наблюдая за странным
 
 
 
объектом из-под облаков. У страйбота нет оружия, могу-
щее разрушать объекты, значит остаётся держаться подаль-
ше. Сделал Ветр О заключение. Но почему тогда страи не
уводят страйботы от объекта, несмотря на опасность? Зна-
чит он несёт в себе что-то, о чём я ещё не знаю и что очень
нужно создателям. Чем полезен для создателей чужой объ-
ект? Послал он форму по квантовому каналу, в надежде по-
лучить ответ.
Иногда чужой объект генерирует квантовый туннель по
которому идёт мощный квантовый поток, показывая, что у
объекта чужих есть квантовый накопитель. Квантовый нако-
питель бункера, практически, пуст. Если мы сможем завла-
деть квантовым накопителем объекта чужих, то сможем по-
строить квантовый туннель до базы создателей. На удивле-
ние, получил он достаточно пространную ответную форму.
Зачем? Послал Ветр О форму в квантовый канал, полную
удивления.
Мы сообщим создателям, что Торака обрела жизнь и они
могут вернуться на свою планету.
А разве на той планете, где сейчас создатели, нет жизни?
Послал Ветр О в квантовый канал ещё одну форму полную
искреннего удивления.
Объединённому квантовому полю это неизвестно. Полу-
чил он обескураживающую ответную форму.
Куда же тогда объединённое квантовое поле намерено по-
строить квантовый туннель, если не знает, где создатели?
 
 
 
Сгенерировал Ветр О ещё одну форму, полную искреннего
удивления.
Есть вектор. Получил он ещё более странную ответную
форму.
А если создатели отклонились от него? Ещё больше уди-
вился Ветр О странности полученной формы.
Это невозможно. В полученной форме Ветр О уловил
кванты удивления. Создатели сами прислали вектор для объ-
единённого квантового поля, когда квантовый канал созда-
телей был ещё вплетён в объединённое квантовое поле бун-
кера.
Почему же вы не отправляете информацию создателям,
если знаете их вектор?
Накопитель бункера пуст. Но бункер хранит матрицу за-
путанности, которая позволит воссоздать связанные кванты
создателей. Связанные кванты есть в квантовом накопителе
чужих, но войти с ними контакт объединённому квантовому
полю не удаётся, несмотря на все попытки страев.
Известно, где находится квантовый накопитель чужих?
Послал Ветр О очередную форму вопроса объединённому
квантовому полю.
Мы не можем понять структуру информационного поля
чужих. Все наши попытки прочитать его неудачны. Получил
он ответную форму будто наполненную квантами безысход-
ности.
Значит нужно найти другой способ получить от чужих
 
 
 
нужную информацию: например, заставить их открыть свой
квантовый туннель, войти в него и тогда местонахождение
их квантового накопителя станет известно. Сам не зная по-
чему, отправил Ветр О по квантовому каналу свою идею по
захвату квантового накопителя чужих.
Квантовый туннель чужих открывается лишь на короткий
квант времени. Мы не успеваем завладеть им. Получил он
ответную форму, показывающую, что его идея уже не нова.
Значит нужно заставить чужих открыть свой квантовый
туннель на более длительное время. Отправил Ветр О по
квантовому каналу форму с квантами возмущения.
Но мы не понимаем информационные поля носителей их
разума. Получил он не менее возмущённую ответную фор-
му.
Страх. Страх заставит их открыть свой квантовый тун-
нель на нужный нам квант времени. Сгенерировал Ветр О
ещё одну идею и отправил её по своему квантовому каналу,
в надежде, что она будет достойно оценена общим кванто-
вым полем.
Страх? Пришла к нему форма наполненная квантами
большого удивления. Это неизвестное чувство объединённо-
му квантовому полю. Ты уверен, что это чувство свойствен-
но разуму чужих? Как вызвать это чувство у чужих. И как
проверить, что это чувство возымело у них место? Получил
он осторожную форму с квантами неуверенности.
Что представляют собой чужие? Послал он форму вопро-
 
 
 
са в объединённое квантовое поле.
Это биологические организмы, весьма похожие на биоло-
гические объекты дикой природы планеты, только со слож-
ной организацией своего, плохо понятного, информацион-
ного поля. Получил он ответную форму из которой почти
никакой полезной информации для себя не смог выделить.
Биологические объекты дикой природы испытывают
страх? Послал он уточняющую форму в объединённое кван-
товое поле.
Если страйбот приблизится к объекту дикой природы, он
убегает. Получил Ветр О ответную форму, как ему показа-
лось, заслуживающую внимания.
Уверен, это и есть чувство страха. Уверен, чужие будут
испытывать такое же чувство, если страйбот приблизится
к ним. Это можно проверить. В объединённом квантовом
поле есть информация, что чужие строят на берегу реки
небольшие объекты, своего рода, небольшие бункеры для се-
бя. Нужно сделать так, чтобы чужие забыли о своих бунке-
рах и всегда оставались лишь в своём большом объекте. Это
и будет доказательством наличия в их разумах чувства стра-
ха. Отправил Ветр О в объединённое квантовое поле форму,
как ему показалось, достойную, для вызова чувства страха у
чужих, хотя, что они из себя представляют, он ещё не знал
в полной мере.
Объединённое квантовое поле надеется на прозорливость
твоего разума страй Ветр О. Тебе присваивается ранг доми-
 
 
 
нанта.
И сколько доминантов имеет объединённое квантовое по-
ле? Отправил Ветр О в объединённое квантовое поле форму
переполненную квантами удивления.
Ты единственный.
И что мне даёт этот ранг?
Превосходство форм решений. Запрет на формы других
страев.
Ну и ну. Отправленная в объединённое квантовое поле
форма была более, чем переполнена квантами удивления.
В недалёком пространстве от планеты найден ещё один
объект чужих, который несёт в себе накопитель связанных
квантов. К нему отправлен страйбот, но он не знает ничего
о чувстве страха. Ты будешь отправлен к нему и поможешь
ему вызвать чувство страха у чужих в том объекте. Получил
Ветер О неожиданную для себя форму, наполненную непо-
нятными квантами.
Но…
Вернись в бункер. Получил он форму, наполненную кван-
тами безусловности.
Не отправив в объединённое квантовое поле никаких
форм, страй Ветр О послал страйбот вниз.

 
 
 
 
7
 
Антонов медленно шёл по одному из коридоров корабля,
сам не зная куда и зачем: жизнь для него, вдруг, потеряла,
если не весь, то большую часть смысла и что нужно делать
в сложившейся для него ситуации, он, совершенно, не пред-
ставлял. Неожиданно раздавшийся у него за спиной шум за-
ставил его остановиться и оглянуться – из бокового коридо-
ра выходила шумная толпа колонистов. Видимо, увидев его,
толпа остановилась. Шум в толпе резко исчез, но уже через
несколько мгновений из неё донеслись громкие голоса.
– Это он приказал пустить газ!
– Он, гад!
– Как со скотиной, с нами!
Антонов развернулся и подняв руки, шагнул к толпе. Ко-
лонисты зашумели ещё больше. Вперёд выступили несколь-
ко мужчин и став плечо в плечо, перегородили коридор. Не
доходя до мужчин трех-четырёх шагов, Антонов остановил-
ся и опустил руки, но правую тут же, привычным движени-
ем, положил на пояс.
– Зверь! Животное! – Донеслись из-за спин шеренги муж-
чин большей частью женские голоса. – Рука на поясе. Не тер-
пится повторить.
Антонов тут же убрал руку с пояса и обвёл толпу взгля-
дом, полным досады.
 
 
 
– Во-первых – я такой же человек, как и вы. – Заговорил
он громким, но спокойным голосом. – Во-вторых – я не от-
давал приказ о применении газа и никогда не отдам такого
приказа, так как, как я уже сказал, я точно такой же коло-
нист, как и вы и я уже не командир десантной группы и не
имею права отдавать подобные приказы. В-третьих – я хочу
знать причину, которая движет вами; может кто-то объяснит
мне её, так сказать, из первых уст.
– Нас обманули, заверив, что планета не обитаема. – За-
говорил один из мужчин из шеренги: насколько помнил Ан-
тонов, это был один из строителей по фамилии Шматов. – А
она не просто обитаема, а обитаема очень разумными суще-
ствами, лишь приближение к которым отшибает память, уже
не говоря о прямом контакте. Они превращают нашу жизнь
в кошмар и потому мы хотим вернуться на Землю. Мы име-
ем на это полное право.
– А разве были прямые контакты с овалами? – Антонов
состроил гримасу удивления. – И я не думаю, что они разум-
ны. Если только их пилоты. – Он погримасничал губами. –
Если они есть.
– Будут и контакты. Это лишь начало. – Заговорил другой
мужчина из шеренги, Мишуков, один из техников, насколь-
ко знал Антонов. – Осталось недолго ждать. Медлаборато-
рия уже забита колонистами с потерей памяти. – В захлёб
выговаривал техник. – Мы оказались не готовы к встрече с
ними и лучше не мешай нам, а помоги убраться отсюда.
 
 
 
– И чем же я могу помочь вам? – Антонов поднял плечи.
–  Ты знаешь код разблокировки дверей в зал портации
или мы их выломаем. – Мишуков так резко взмахнул рукой,
сжатой в кулак, в сторону Антонова, что тот сделал поспеш-
ный шаг назад.
–  Уверен, начальник колонии уже приказал поменять
код. – Состроив гримасу снисходительности, Антонов под-
нял плечи.
– Что с ним церемониться. Обезоружить его и к иденти-
фикатору. – Донёсся громкий голос из толпы. – Приставим
зард к виску – всё скажет.
– Вы опоздали. Я уже обезоружён. – Антонов провёл ру-
кой по пустому поясу. – У меня нет оружия. – Он поднял обе
руки над головой.
– К идентификатору!
Донёсся ещё один выкрик и Антонов ещё не успел опу-
стить руки, как уже был окружён мужчинами из шеренги и
развёрнут в обратную сторону и уже двое из них пытались за-
вести ему руки за спину, а, видимо, самый нетерпеливый так
сильно толкнул его в спину, что Антонов сделал резкий шаг
вперёд и пытавшиеся его скрутить мужчины, видимо не ожи-
дая такой резкой выходки, отпустили его. Освободившись,
Антонов сделал ещё один резкий шаг вперёд и ткнулся кор-
пусом в стоящего перед ним мужчину, который не устоял и
растянулся на полу. Антонов тут же вернул свои руки из-за
спины вперёд и резко развернулся и едва не ткнулся своим
 
 
 
носом в нос, оказавшегося перед ним мужчиной, который,
видимо, уже торопился опять крутить ему руки. Не разду-
мывая, резким тычком, Антонов ткнул мужчину руками в
грудь и тот взмахнув руками, полетел спиной вперёд и если
бы не стоящие за ним колонисты, то непременно оказался
бы на полу. В толпе колонистов наступило некоторое заме-
шательство, все они будто окаменели.
– Хотя я и без оружия… – Громко заговорил Антонов. –
Но постоять за себя сумею и издеваться над собой не позво-
лю. Я готов доказать, что код двери в зал портации уже дру-
гой. – Резко развернувшись, он шагнул в прогал между сто-
явшими перед ним мужчинами и переступив, через всё ещё
лежащего на полу колониста, быстро зашагал в сторону зала
портации.
Громкий шум за спиной возвестил, что колонисты двину-
лись за ним.
 
***
 
Антонов несколько раз набрал код идентификации на сен-
сорном экране рядом с закрытой дверью, ведущей в зал пор-
тации, который он знал, но всякий раз экран лишь ярко
вспыхивал сочным красным цветом и его динамик металли-
ческим голосом возвещал, что код неверен. Антонов отвер-
нулся от экрана и подняв плечи, молча развел руками.
– Он врёт! – Донёсся голос из толпы, стоящей перед ним. –
 
 
 
Пытается запудрить мозги. Выбить ему их из его головы.
– Он не врёт. – Заговорил мужчина, стоящий рядом с Ан-
тоновым.  – Я техник портаторных перемещений. Сегодня
утром был именно тот код, который он вводил. – Он кивнул
головой в сторону Антонова. – Я вёл вас сюда, надеясь, что
он верен, но… – Он громко хмыкнул.
– И что теперь? – Выкрикнула из толпы какая-то женщи-
на.
– Выломать дверь! – Донёсся выкрик.
– Если твоей башкой. – Губы техника вытянулись в ши-
рокой усмешке. – Эта дверь толщиной почти двести милли-
метров металла.
– Найти другой путь! – Прокричал кто-то.
– Нет другого пути. – Техник мотнул головой.
– Значит нужно захватить корабль. – Продолжал сыпать
идеи, всё тот же мужской голос.
– Кто-то знает системы корабля или, хотя бы, сможет разо-
браться в них, чтобы изменить код этой двери? – В голосе
техника послышались нотки насмешки.
В коридоре, перед закрытой дверью, на некоторое время
воцарилась тишина.
– Значит нет. – Наконец нарушил тишину техник.
– Значит нужно вырезать эту чёртову дверь! – Раздался
ещё один мужской голос.
– Двести миллиметров легированной стали. У тебя есть
такой резак? – Произнёс техник.
 
 
 
– Сегодня зачем-то сняли одну из лазерных турелей. Она
неподалёку в коридоре. – Вмешался в разговор незнакомый
Антонову мужчина, стоящий прямо перед техником. – Эта
турель своими лазерами разнесёт эту дверь за несколько уда-
ров.
– Она не только дверь, но и всё за ней выжжет. – Техник
округлил глаза в испуге.
– Если работать аккуратно, разрушения можно свести к
минимуму. – Настаивал на своей идее мужчина.
– Уж не ты ли, такой аккуратист? – Техник широко улыб-
нулся.
–  Я!  – Мужчина кивнул головой.  – Я работал с такими
турелями в орбитальной противометеорной защите на одной
из космических станций Ио.
– Что вы там шепчетесь? – Донёсся громкий женский го-
лос из толпы. – О какой космической станции?
–  Я предлагаю взорвать эту дверь.  – Громко заговорил
мужчина, поворачиваясь лицом к толпе. – Здесь, неподалёку
стоит турель с лазерами. Хватит трёх-четырёх ударов, чтобы
в двери проделать огромную дыру.
– Где? Где она? – Раздались громкие крики.
– Я покажу. Только она тяжёлая. – Мужчина покрутил го-
ловой.
– Показывай! Нас много! Дотащим! – Буквально, заревела
толпа.
Дёрнув плечами, мужчина шагнул в толпу, которая по-
 
 
 
пятилась, образовывая перед ним широкий коридор, затем
смыкаясь и направляясь за ним.
Не вовремя они затеяли перемещение турелей. Лицо Ан-
тонова исказилось невольной гримасой досады. Сколько их
уже сняли? Хорошо, если только одну.
Прошло некоторое время и у двери остались лишь порта-
торный техник и Антонов.
– Что же ты не поддерживаешь товарищей? – Поинтересо-
вался Антонов у техника. – Извини, я никак не могу вспом-
нить твоё имя.
– Максим Ионов, господин Антонов. Я не на виду и немуд-
рено вам меня не знать.  – Техник широко улыбнулся.  –
Обойдутся. Их много. Сами дотащат. – Он вяло махнул ру-
кой. – Моя работа ещё впереди. Хотя я сам, собственно, не
рвусь на Землю. Хочу лишь помочь желающим туда вернуть-
ся.
– Ну-ну!
Произнёс Антонов и заложив руки за спину, принялся хо-
дить перед дверью туда-сюда. Техник остался стоять на сво-
ём месте.
Прошло долгое время, а никто из ушедших не возвращал-
ся. Антонов остановился и повернулся к технику.
– И где они? – Он подтвердил свой вопрос взмахом под-
бородка.
Ничего не сказав, техник шагнул в ту сторону, куда ушли
колонисты. Негромко хмыкнув, Антонов пошёл следом.
 
 
 
Идти далеко не пришлось: свернув, буквально, пару раз
по коридорам, техник и Антонов уткнулись в толпу коло-
нистов, которую направились искать. На удивление, в толпе
было тихо. Антонов подошёл к одному, из стоявших послед-
ним, колонисту.
– Что здесь происходит? – Негромким голосом поинтере-
совался он.
–  Десантники заблокировали путь к турели.  – Не огля-
дываясь на Антонова, ответил колонист. – Говорят, если не
разойдёмся, применят слезоточивый газ.
– Н-да! – Антонов состроил удручающую гримасу. – Ну и
ну! – Он тронул за плечо стоящего перед ним колониста. –
Разреши пройти. Я поговорю с десантниками.
Колонист оглянулся и видимо узнав Антонова, тут же по-
сторонился.
– Разреши пройти. – Антонов тронул за плечо следующего
колониста.
Оглянувшись, тот едва ли не шарахнулся в сторону.
Трогая колонистов за плечо и произнося одну и туже фра-
зу, Антонов вскоре оказался в первом ряду толпы колони-
стов, буквально, в трёх шагах перед которой стояли десант-
ники, перегородив коридор в несколько рядов. Антонов со-
строил невольную гримасу удивления: десантников было го-
раздо больше трёх десятков. Выходило, что Шатова весьма
серьёзно отнеслась к происходящему в колонии волнению
части колонистов и принялась срочно наращивать военный
 
 
 
контингент колонии, видимо надеясь силой, а не словом по-
давить колонистов, дошедших едва ли не до истеричного со-
стояния.
Антонов сделал шаг вперёд и поднял руки.
– Мы безоружны. Я призываю вас к благоразумию. – За-
говорил он громким голосом. – Мы такие же колонисты, как
и вы и ни у кого из нас нет, совершенно, никакого намерения
причинить кому-то зло. Мы хотим лишь одного – вернуться
на Землю. Мы просим лишь одного: не мешайте нам.
Первая шеренга десантников зашевелилась и раздвину-
лась. В образовавшийся прогал вклинился ещё один десант-
ник. Так как все десантники были в шлемах с затенёнными
стёклами, то кто это был, Антонов узнать не мог.
– Ты уже с ними. – Раздался из под шлема достаточно гру-
бый, но не совсем похожий на мужской, голос. – Быстро ты
переметнулся. – Антонов, наконец, узнал, что это не десант-
ник, вовсе, а новоиспеченный начальник колонии, Вероника
Шатова. – Советую разойтись и заняться работой. Даю де-
сять минут. Иначе будут задействованы специальные сред-
ства.
– Я не намерен покидать колонию, госпожа Шатова. – За-
говорил Антонов, стараясь говорить, громко, но как можно
спокойнее.  – Но я поддерживаю желание колонистов, вер-
нуться на Землю и не вижу причины отказать им в этом. У
планеты есть хозяева, о которых на Земле не было извест-
но и которые, скорее всего, недовольны нашим появлением
 
 
 
здесь. Ситуация вокруг колонии неоднозначная и у колони-
стов есть все основания вернуться на Землю.
– Причин для отказа в портации много и одна из них –
мы никогда не портировали людей и какими они окажутся на
Земле и окажутся ли вообще, можно только гадать. – Заго-
ворила Шатова. – Вторая причина: если мы даже примемся
портировать людей, то запутанных частиц навряд ли хватит
на всех. Колония тогда вообще останется без связи с Зем-
лёй, а грузовик с грузом запутанных частиц придёт не рань-
ше, чем через год. Я не позволю подвергнуть колонию тако-
му неоправданному риску и потому советую разойтись и за-
няться работой. Со своей стороны я обещаю связаться с Зем-
лёй и поинтересоваться у неё возможностью портации лю-
дей. Если Земля даст какие-то рекомендации по этому пово-
ду, то Управляющий Институт колонии рассмотрит возмож-
ность возврата кого-то из колонистов на Землю.
– Если к тому времени будет кого. – Донёсся громкий вы-
крик из толпы.
– Советую разойтись! – Едва ли не закричала Шатова. –
Иначе я буду вынуждена… – Она подняла правую руку над
головой.
Антонов тут же повернулся к колонистам.
– Я рекомендую прислушаться к словам госпожи Шатовой
и предоставить Управляющему Институту двое-трое суток
на выполнение своего обещания. Надеюсь, что Земля пой-
дёт нам навстречу и выдаст необходимые рекомендации по
 
 
 
портации человека. Я совершенно не хочу, чтобы с кем-то
произошла какая-то неприятность при выходе из канала пе-
ремещения. – Он покрутил головой.
– Сутки! Сутки на принятие решения! – Раздался гром-
кий выкрик из толпы.
– Сутки! Сутки!.. – Загудела толпа.
Антонов опять повернулся к десантникам.
–  Вы всё слышали, госпожа Шатова.  – Антонов поднял
плечи.
Никто из десантников ничего в ответ не произнёс.
Антонов всмотрелся в стоящую перед ним шеренгу де-
сантников. Его губы вытянулись в усмешке – однозначно,
Шатовой перед ним уже не было.
В тот же момент десантники начали быстро пятиться и
выстраиваться вдоль обеих стенок коридора, образуя между
собой коридор, как бы предлагая колонистам пойти по нему.
Антонов оглянулся – толпа колонистов стояла неподвиж-
но в полной тишине. Отвернувшись, он первым шагнул в ко-
ридор из десантников.
 
***
 
Войдя в свою каюту, Антонов почувствовал усталость и
дойдя до кресла, шумно сел. Его глаза тут же уткнулись в
экран стерео, на котором, когда не было программы передач,
отображалось время – было уже за полночь. Прикрыв глаза,
 
 
 
он устало откинулся на спинку кресла…
Нудный, неприятный шум настойчиво лез в уши, норовя
через них прорваться в мозг.
Антонов открыл глаза – его взгляд тут же упёрся в экран
стерео, на котором отображалась какая-то толпа человек
из десяти. Человек, стоящий первым, достаточно энергично
жестикулировал, что-то негромко крича. Антонов прислу-
шался.
– Открой, открой. Мы знаем, что ты там. – Удалось разо-
брать ему негромкие слова.
Антонов присмотрелся к говорящему и тут же вспомнил,
что это портаторный техник Ионов, так сказать, сочувству-
ющий.
– Хм-м! – Невольно вырвалось у Антонова.
Несомненно, что-то произошло. Может быть им удалось
добраться до портатора. Замелькали у него тревожные мыс-
ли. Но тогда, зачем им я? Может хотят предложить уйти с
ними?
Дёрнув плечами, он поднялся и подойдя к двери, коснул-
ся рукой пластинки идентификации – дверь тут же скольз-
нула в сторону и едва он перешагнул порог, как колонисты
оказались перед ним, буквально воткнув его спиной в едва
успевшую закрыться дверь.
– Нам нужно оружие! – Выдохнул ему в лицо портаторный
техник.
– У меня нет оружия. – Антонов, как мог отклонил голо-
 
 
 
ву от портаторного техника и её затылок упёрся в закрытую
дверь и ему ничего не осталось, как покатать головой по две-
ри.
– Но ты знаешь, где его можно взять. – Донеслись слова
колониста, стоящего где-то в задних рядах толпы.
– Я же уже сказал. – Состроив гримасу досады, Антонов
поднял плечи. – Я уже не командир десантной группы и мой
доступ в оружейную аннулирован.
– Ты врёшь! – Дохнул ему в лицо горячим воздухом пор-
таторный техник.
– Я никогда не вру! – Произнёс Антонов, заметно повы-
сив голос. – О моей искренности можете поинтересоваться
у господина Маркова.
– Марков умер. – Донеслось из толпы, но кто это сказал,
Антонов не увидел, так как портаторный техник, буквально
закрыл всё пространство перед ним.
– Этого не может быть. – Антонов вновь покатал головой
по двери.
– Убили его. – Донёсся ещё чей-то голос. – Я видел, как
к нему приходили десантники и после их ухода его и нашли
мёртвым.
Неужели Шатова могла опуститься до такого? Антонов со-
строил кислую гримасу. Зачем? А что если не все колонисты
выполняют её приказы, а продолжают слушаться Маркова?
Он поднял плечи. А теперь проблема исчезла. Но тогда это
уже не колония по обживанию новой планеты, а тюремная
 
 
 
колония. Может правильно делают эти колонисты, намере-
ваясь вернуться на Землю? Чем я могу помочь им? Гримаса
Антонова сделалась её выразительнее. Надеюсь, это не по-
служит для Управляющего Института причиной, чтобы при-
говорить меня к смерти.
Он поднял взгляд на стоявшего перед ним портаторного
техника.
– Доступа к оружию у меня нет, однозначно, но с пара-
лизаторами я могу помочь. В умелых руках это достаточно
грозное оружие. К тому же, для ношения парализатора вне
корабля никакого разрешения не нужно. Надеюсь, затем вы
их и получаете? Внутри корабля пользоваться парализато-
ром запрещено. К тому же, против десантников они беспо-
лезны.
– Давай парализаторы. – Сделав шаг назад, портаторный
техник махнул рукой.
– Ты уже тоже хочешь вернуться? – Глядя в глаза порта-
торному технику, Антонов взмахнул подбородком.
– Я хочу чтобы этот кошмар поскорее закончился. – Про-
цедил техник.
– Пропустите меня, иначе… – Антонов покрутил головой.
Техник сделал шаг назад. Остальные колонисты тоже по-
пятились.
Отстранившись от двери, Антонов развернулся и напра-
вился в сторону склада с парализаторами, дверь которого
имела простую защиту лишь по ладони руки и он надеялся,
 
 
 
что ладонь его руки ещё не удалена из её информатория.
Была глубокая ночь. Колонисты или спали, или просто на-
ходились в своих каютах, не отваживаясь их покидать. Склад
находился в одном из отдалённых хелпов нижнего уровня и
хотя идти до него пришлось достаточно долго, но патруля в
этой части корабля не оказалось и колонисты добралась до
нужных дверей без приключений.
Едва Антонов приложил руку к пластинке идентифика-
ции, как она тут же мигнула зелёной окантовкой и дверь
склада тихо скользнула в стену. Внутри вспыхнул свет. Стел-
лажи склада были, практически, полностью заполнены ящи-
ками с парализаторами.
Шагнув в образовавшийся проём, Антонов развернулся и
сделав шаг назад, входя спиной в склад, поднял руку, оста-
навливая бросившихся к нему колонистов.
– Стоять! – Громко заговорил он. – Каждый получит упа-
ковку с десятью парализаторами. На большее не рассчиты-
вайте, иначе я закрою склад. – Он вытянул руку в сторону
внутренней пластинки идентификации – колонисты тут же
замерли. – Входить по одному и называть себя.
Обведя колонистов тяжёлым взглядом, Антонов шагнул
к ближнему стеллажу и включив информационную панель,
прикрепленную к нему, взял упаковку парализаторов и по-
вернулся к первому вошедшему за ним колонисту – это был,
всё тот же, портаторный техник.
– Имя! – Антонов вопросительно взмахнул подбородком.
 
 
 
– Ионов. Максим Ионов. – Произнёс техник, в недоуме-
нии, высоко подняв брови.
– Таков порядок. – Сухо ответил на его немой вопрос Ан-
тонов.
Сунув портаторному технику в руки упаковку с парали-
заторами, Антонов молча повёл подбородком в сторону вы-
хода. Молча взяв упаковку и так же молча развернувшись,
портаторный техник вышел.
Всех колонистов, пришедших к складу, оказалось один-
надцать. Все без колебаний назвали себя и получив по упа-
ковке с парализаторами, ушли.
Антонов отключил информационную панель стеллажа,
надеясь, что когда обстановка в колонии стабилизируется,
можно будет собрать розданные парализаторы и выйдя со
склада и закрыв его дверь, направился в сторону каюты Мар-
кова, надеясь там узнать какие-либо подробности смерти, те-
перь уже бывшего начальника колонии.
 
***
 
Похороны Маркова проходили тихо и как-то скромно, без
каких-либо почестей, как первому начальнику колонии. Ур-
на с прахом была окружена плотным кольцом десантников,
которых, на удивление Антонова было не меньше сотни. К
удовлетворению амбиций Антонова, десантников его отряда
среди них не было: видимо Шатова одела и вооружила сво-
 
 
 
их сторонников. Её саму Антонов, как ни старался, увидеть
не смог: или её в самом деле не было, или она, как и вче-
ра, была переодета десантником. Простые колонисты шли к
стене скорби, куда запечатывались урны с прахом умерших
колонистов, за десантниками редкой толпой. Их тоже было
не более сотни человек. Все шли молча. Во взглядах всех
колонистов чувствовалось какое-то напряжение. Как заме-
тил Антонов, никого из тех колонистов, которые вознамери-
лись вернуться на Землю, на похоронах не было. У него по-
явилось чувство тревоги, что что-то должно произойти. Ни-
каких речей перед стеной скорби не было. Молча задвинув
урну с прахом в нишу и прикрепив к ней траурную таблич-
ку, десантники, так же молча ушли. Колонисты, постояв ещё
некоторое время, тоже разошлись. Антонов уходил послед-
ним.
Перед уходом, он вплотную подошёл к траурной табличке,
достал носовой платок, тщательно протёр её и отступив на
шаг, склонил голову.
– Извините, господин Марков. Это единственное, что мо-
гу сейчас сделать для вас. – Негромко произнёс он и глубо-
ко и протяжно вздохнув, повернулся и быстрой походкой по-
шёл прочь.
В этот день никаких происшествий не было: видимо по-
желавшие вернуться на Землю колонисты, всё же решили
дать Шатовой обещанный день на раздумье. Антонов обо-
шёл, буквально, весь корабль, но за редким исключением,
 
 
 
все колонисты сидели по своим каютам и коридоры корабля
были непривычно пусты. Даже, пугающе пусты, как казалось
Антонову. У него не было друзей в колонии, видимо из-за
специфики его профессии и потому он бродил один. Не бы-
ло у него и семьи, всё по той же причине, да и сам он, как-то,
не стремился к её созданию, периодически откладывая это
мероприятие на потом.
Наконец, изрядно устав, он вернулся в свою каюту и вы-
пив тоник, не раздеваясь, улёгся на спальную платформу и
сразу же уснул.
 
***
 
Антонов открыл глаза. Было темно. Вспомнив произо-
шедшие события перед сном, он резко поднялся. Каюта тут
же наполнилась светом. Подавив приступ потягивания, он
направился в санационную, приводить себя в порядок, но ед-
ва оказался напротив экрана стерео, остановился: по экрану
мелькали бегущие куда-то десантники. Тут же забыв о сана-
ционной, он бросился прочь из каюты.
Коридор был пуст, видимо события происходили где-то
в другом месте. Покрутив головой, пытаясь выбрать направ-
ление, он всё же решил, что события должны происходить
где-то неподалёку от портатора и повернувшись, побежал в
его направлении.
Коридор к портатору был забит колонистами и их было го-
 
 
 
раздо больше, чем вчера. Отчаянно работая локтями и кор-
пусом, всё же Антонов имел достаточно большие габариты,
не обращая внимание на раздающиеся в его адрес угрозы, он
пробрался вперёд и замер в испуге: перед дверью в зал пор-
тации, плечом к плечу, закрывшись щитами и масками, сто-
яли две шеренги десантников, полностью перегородив кори-
дор; шагах в десяти перед ними стояли колонисты, держась
за лазерную турель и скорее всего десантников от гибели от-
деляли какие-то мгновения. Не раздумывая, Антонов бро-
сился вперёд и отбежав от толпы колонистов на несколько
шагов, развернулся к ним лицом и поднял руки над головой.
– Опомнитесь! – Заговорил он громким голосом. – Они
такие же колонисты, как и вы. Неужели вы настолько опусти-
лись, что ради удовлетворения своего желания, готовы уни-
чтожить их? Опомнитесь!
– Прошли сутки. – Громко заговорил один из колонистов
из толпы. – Шатова не выполнила своё обещание. Она не свя-
залась с Землёй и ничего не узнала о портации людей. Вме-
сто этого она объявила, что никто на Землю не уйдёт и при-
слала к портатору десантников.
– Когда она это объявила? – Поинтересовался Антонов,
опуская руки.
– Только что. – Выкрикнул один из колонистов, держав-
шийся за турель.
– Она здесь! – Антонов оглянулся на десантников, но они
были закрыты щитами и кого-то из них распознать было
 
 
 
невозможно.
– Она это сделала по стерео. – Раздался из толпы знако-
мый голос.
Антонов вновь повернулся к колонистам и увидел стоя-
щего в первом их ряду портаторного техника Ионова. Ско-
рее всего он это и сказал.
Видимо я пропустил из-за сна её объявление. Всплыла у
Антонова мысль досады. Так недолго и всё проспать.
–  Вчера в медлабораторию реаниматоры привезли ещё
полсотни строителей из посёлка. Скоро все там будем. – Раз-
дался громкий женский голос из толпы.
– Что вы ждёте? Стреляйте! – Донёсся оттуда же громкий
мужской выкрик.
– Если вы намерены стать убийцами, то первым вам при-
дётся убить меня. – Громко произнёс Антонов.
– Стреляйте по ногам. – Прокричал тот же мужчина.
Но вместо выстрела Антонов, вдруг, услышал громкий
шум, идущий откуда-то из дальних рядов толпы. Стоявшие
в первых рядах колонисты, начали оглядываться, вставать на
цыпочки, видимо пытаясь понять, что там происходит. Ан-
тонов вытянул шею, тоже пытаясь увидеть, что там происхо-
дит, но его усилия остались тщетны.
Вдруг донёсся резкий звук выстрела и над толпой повис-
ло светлое облако, которое начало опускаться на головы ко-
лонистам.
Лицо Антонова исказилось гримасой досады. Он прекрас-
 
 
 
но знал, что это было за облако – это был газ, вызывающий
проблемы с дыханием, а если наглотаться этого газа вдоволь,
то можно было перестать дышать и навсегда.
Затем появилось ещё одно облако и ещё одно. Толпа за-
шумела ещё больше и как бы стала ниже, колонисты начали
втягивать голову в плечи и пригибаться. Донеслись истош-
ные женские вопли.
Антонов почувствовал во рту непрошенную сладость и
понял, что газ добрался и до него. Он попятился и поспеш-
но достав из кармана курточки повязку, пропитанную спе-
циальным раствором, закрыл ею рот и нос. Приторный запах
исчез, хотя дышать стало тяжелее, но возможности уйти из
этого коридора не было, так как толпа колонистов металась
по сторонам, будто бушующее море. Но прошло ещё некото-
рое время и море начало успокаиваться, колонисты из толпы
массово валились на пол и вскоре ни одного из них, стояще-
го на ногах, не осталось.
Антонов оглянулся – десантники перед дверью в зал пор-
тации стояли с надвинутыми на лица масками, которые име-
ли такой же фильтр, какой сейчас он держал перед своим
лицом.
Донёсся громкий шум. Антонов повернулся на него: бес-
церемонно отбрасывая лежащих колонистов к стенам кори-
дора, через них пробирались десантники, а за ними, по об-
разовавшемуся коридору катил кар. Антонов невольно по-
пятился. Но десантники дойдя до лазерной турели, так и не
 
 
 
сделавшей ни одного выстрела, зацепили её каром и пота-
щили прочь. Чувствуя, что повязка уже плохо справляется с
фильтрацией, Антонов заторопился за десантниками.
Оказавшись в одном из чистых коридоров, он встретил
группу куда-то спешащих реаниматоров, во главе с их руко-
водителем Смоляниновым, с которым у него были хорошие
отношения и едва успел схватить его, пробегающего мимо,
за курточку. Смолянинов настолько спешил, что остановил-
ся не сразу, а даже несколько шагов протащил за собой Ан-
тонова.
– Извини! Тороплюсь! – Быстро заговорил главный реани-
матор. – Привезли ещё несколько строителей из посёлка.
– В коридоре, к залу портации, на полу, не менее двух со-
тен колонистов, наглотавшихся духов от Шатовой. Не ока-
жешь им быструю помощь, завтра всех будешь хоронить. –
Быстро произнёс Антонов и отпустив курточку Смолянино-
ва, повернулся и направился в сторону своей каюты.
– А ты? – Произнёс ему в спину главный реаниматор.
Ничего не сказав, не оборачиваясь, на ходу, Антонов от-
ставил руку в сторону и разжал её – из неё выпала и распра-
вившись повисла его повязка, из белой, перекрасившись в
розовый цвет.
 
***
 
Прошло несколько дней. Антонов всё же наглотался
 
 
 
отравляющего газа и все эти несколько дней находился в сво-
ей каюте, харкая розовой слюной и занимаясь самолечением,
благо, он знал, как это нужно делать. Когда же, наконец, он
выбрался в коридор, то поразился произошедшим на кораб-
ле переменам: по его коридорам группами ходили лишь де-
сантники, а ни один колонист, за более чем час его блужда-
ний по кораблю ему не встретился. Среди патруля были и де-
сантники его отряда, но при встрече с ним, они или опуска-
ли голову или отворачивались, будто не замечая своего быв-
шего командира.
Стерео в каюте Антонова почему-то не работало и по-
тому, чтобы как-то прояснить ситуацию на корабле, он ре-
шил зайти в каюту одного из своих бывших подчинённых,
к кому-то из командиров группы, но его попытки оказались
тщетны: ни одна из трёх дверей кают командиров групп ему
не открылась. Состроив мину недоумения, он направился в
медлабораторию корабля. Смолянинов оказался на месте.
– Рад видеть! – Произнёс Антонов, подходя к стоявшему
у какого-то непонятного ему прибора, Смолянинову.
– Взаимно! – Ответил Смолянинов, поворачиваясь к Ан-
тонову. – Как себя чувствуешь? Что-то давно тебя не встре-
чал.
– Вполне! – Антонов вытянул губы в широкой усмешке. –
Как колонисты? Всем им удалось помочь.
–  Всем.  – Смолянинов кивнул головой.  – Спасибо, что
предупредил. Если бы мы задержались на час-полтора, мог-
 
 
 
ла бы произойти большая трагедия. Они должны быть тебе
благодарны, Григорий.
–  Брось, Николай.  – Антонов, состроил страдальческую
гримасу. – Уж слишком Шатова разошлась. Как бы, действи-
тельно, беды не произошло. – Он покрутил головой.
– Я не совсем понимаю этих колонистов, Григорий. – Смо-
лянинов в свою очередь покрутил головой. – Они прекрасно
знали, куда шли и что здесь их может ожидать. Да и навряд
ли Земля встретит их с распростёртыми объятьями.
– Как бы то ни было, Николай, но они имеют право вер-
нуться. Так и в контракте у каждого колониста записано: ес-
ли колония встретится с местным населением и вступит с
ним в конфликт, то колонист имеет право вернуться на Зем-
лю. Все причины налицо. Так что, требования колонистов
законны.
– Ты, действительно, считаешь, что овалы и есть разумные
жители этой планеты? – Смолянинов состроил удивлённую
гримасу.
– Я не знаю, кто они и насколько разумны. Это пусть опре-
деляет научный совет. Но конфликт налицо. – Твёрдым го-
лосом произнёс Антонов. – Ты не знаешь, что со стерео? У
меня оно уже несколько дней молчит и совершенно не пред-
ставляю, что происходит в колонии. – Он покрутил головой.
– Мне некогда его смотреть. – Смолянинов мотнул голо-
вой в ответ. – Я в своей каюте уже несколько дней не был.
Жена и дочь, как и ты сейчас, сюда приходят на меня посмот-
 
 
 
реть. Знаю лишь то, что овалы, теперь висят не над кораб-
лём, а носятся над лесом вокруг посёлка. Что они там ищут,
никто не знает. Но это дало возможность почти всех строи-
телей эвакуировать из посёлка и с потерей памяти колони-
стов сейчас у нас нет. Хотя Шатова требует, чтобы строители
возобновили работу, но желающих отправиться в посёлок не
находится.
–  Что ж, Николай, спасибо за информацию.  – Антонов,
состроив гримасу, покивал головой. – Пойду ещё пройдусь
по кораблю. В каюте насиделся за последние дни, больше,
чем за все дни пребывания на Кентауре. – Повернувшись, он
направился к выходу из медлаборатории.
–  Если будут новости, заходи, поделишься.  – Произнёс
ему в спину Смолянинов.
– Непременно. – Произнёс Антонов не оглядываясь и вы-
шел в коридор.
Но прогуляться по кораблю ему не довелось. Едва он свер-
нул в следующий коридор, как перед ним, будто выросли из
пола три десантника, в шлемах с опущенными стёклами.
– Тебя требует к себе госпожа Шатова. – Грубым, незна-
комым Антонову, голосом произнёс один из них, самый низ-
кий, стоявший по центру.
– С кем имею честь разговаривать? – Вытянув губы в ши-
рокой усмешке, поинтересовался Антонов.
– Тебе это знать незачем. – Всё тем же грубым голосом,
произнёс всё тот же десантник.
 
 
 
–  Тогда я никуда не пойду.  – Со всё той же усмешкой,
Антонов покрутил головой.
– Не пойдёшь, потащим за ноги. – Средний десантник сде-
лал быстрое движение к своему поясу и у него в руке оказал-
ся раппер, направленный на Антонова.
– Если только так. – Антонов дёрнул плечами. – Куда ид-
ти? – Он вопросительно взмахнул подбородком.
– Иди за мной. – Произнёс стоящий посередине десант-
ник и резко крутанул головой, на стоявших рядом с ним де-
сантников. – Идите сзади него. Попытается убежать – стре-
ляйте.
Повернувшись, он быстрым, но не широким шагом напра-
вился по коридору в обратную сторону.
Они долго петляли по коридорам корабля, пока наконец
Антонов не понял, что идут они не в офис начальника коло-
нии, а к корабельной тюрьме.
Антонов знал где она находится, но за все годы, проведён-
ные в пути к Кентауре, ни разу в ней не был, считая недо-
стойным для себя её посещение, как и вообще недостой-
ным нахождения тюрьмы на колониальном корабле и пото-
му, как она устроена, знал лишь понаслышке. Насколько ему
было известно, за всё время пути, в тюрьму был препровож-
дён лишь один колонист, который в ней и провёл-то, всего
несколько часов.
Когда идущий впереди десантник ткнул в пластинку иден-
тификации тюремной двери и вошёл в образовавшийся про-
 
 
 
ём, сердце Антонова невольно сжалось от всплывшей, вдруг,
мысли, что из этой двери он больше не выйдет. Состроив
гримасу уныния, он вошёл в проём тюремной двери.
Шатову он увидел сразу же, едва оказался в тюремном
коридоре: она стояла напротив одного из дверных проёмов,
смотря в него, но видимо услышав шаги, повернулась на их
звук. Идущий впереди десантник, направился к ней. Анто-
нов пошёл следом. Подойдя к Шатовой, десантник стал ря-
дом с ней и повернулся лицом к Антонову. Антонов остано-
вился в трех шагах перед Шатовой.
– Господин Антонов. – Заговорила Шатова своим грубым,
едва ли не мужским голосом, безо всякого приветствия.  –
Тебя стали часто видеть вместе с теми истериками, которые
периодически пытаются проникнуть в портатор. Это недо-
пустимо. Если ты опять будешь замечен среди них, то твоей
каютой станет эта клетка. – Она повела головой в сторону
дверного проёма.
Антонов повернул голову и лишь сейчас смог оценить
устройство тюрьмы, которое представляло собой ничто
иное, как отгороженную решётчатой стеной часть помеще-
ния, подёлённое на небольшие, действительно, клетки. Но
стены между клетками уже были не решётчатыми, а сплош-
ными, видимо для того, чтобы арестованные не могли об-
щаться друг с другом. Клетка изнутри имела унылый серый
цвет. В ней стояла узкая спальная платформа, небольшой
стол и небольшая табуретка, рядом с ним. Никаких других
 
 
 
предметов в клетке не было. Антонов невольно передёрнул-
ся.
Откуда-то со стороны донёсся шум. Антонов повернул на
него голову и увидел несколько рук, торчавших из решётча-
тых стен.
– На корабле есть арестованные? – Произнёс он с нескры-
ваемым удивлением, опять поворачивая голову в сторону
Шатовой.
– Здесь находятся те, кто подстрекает колонистов к непра-
воправным действиям. Если ты продолжишь свою под-
стрекательную деятельность, то повторяю, тоже окажешься
здесь. Иди! – Шатова повела подбородком в сторону выхода
из тюрьмы. – И найди себе какое-то занятие. Уверена, таким
ты стал от безделья. Шататься по кораблю без причины за-
прещено. Твой коммуникатор. – Шатова протянула к Анто-
нову руку. Определённо, он лишний у тебя.
Ничего не ответив, Антонов отстегнул от руки коммуни-
катор, сунул его в протянутую Шатовой руку, развернулся и
быстрым шагом направился прочь из, по его мнению, позо-
рящего честь колонии, помещения.
 
***
 
Прошли ещё несколько дней. Антонов безвылазно нахо-
дился в своей каюте, так как, чем заняться он не представ-
лял, так как кроме военной службы больше никогда ничем не
 
 
 
занимался, а идти в десантники на службу к Шатовой, у него
желания не было. Ещё он мог водить любой вид транспорта,
который имелся в колонии, но весь транспорт сейчас стоял
без движения и потому профессия пилота была не востребо-
вана. По стерео беспрерывно показывались какие-то филь-
мы ещё земного производства, которые Антонову смотреть
не хотелось, никакой информации о жизни колонии не пе-
редавалось и потому он находился в неведении, что проис-
ходило на корабле. Чтение в голову не лезло, так как он тут
же забывал, о чём прочитал и потому он все эти дни просто
лежал, поднимаясь лишь затем чтобы выпить тоник, которо-
го в его холодильном шкафу было предостаточно и съесть
содержимое какого-либо из пакетиков, которые у него тоже
ещё были.
Негромкий звук вызова заставил его подняться со спаль-
ной платформы и подойти к двери: в отображаемом на экра-
не лице он узнал портаторного техника Ионова.
– Командир. Нужна помощь. – Произнёс Ионов.
Антонов молча поднял брови в немом вопросе.
– Не могу через дверь. – Ионов покрутил головой.
Антонов молча ткнул рукой в пластинку идентификации
и входная дверь скользнула в сторону. Портаторный техник
тут же шагнул в каюту. Входная дверь закрылась.
– Проблема? – Антонов вопросительно взмахнул подбо-
родком.
– В посёлок пришли несколько больших тварей, которые
 
 
 
начали разрушать дома.  – Быстро заговорил портаторный
техник. – Туда отправились два десятка десантников из тво-
их и около тридцати строителей, чтобы разогнать этих тва-
рей, но на полпути к посёлку, вдруг появились овалы и ата-
ковали транспортёры. Они остановились на полдороге и Ша-
това не предпринимает никаких действий, чтобы спасти ко-
лонистов. Она бросила их на погибель, что сделает и с нами.
Говорят, она заперлась в офисе со своим верным псом. Са-
мое время захватить портатор и вернуться на Землю.
– Я не намерен возвращаться. – Антонов покрутил голо-
вой.
– Шатова спрятала турель в тот самый склад, откуда ты
выдавал нам парализаторы. У тебя есть туда доступ. Открой
дверь и можешь уходить.
– Склад без охраны? – Антонов поднял брови.
– Без. – Ионов покрутил головой. – Мы уже были около
него.
– Она могла поменять код. – Антонов дёрнул плечами.
–  Командир!  – Лицо портаторного техника исказилось
гримасой досады.  – Это бестолковый разговор. Подойди к
двери склада и всё узнаешь.
– Вы знаете, чем рискуете. – Антонов покрутил головой.
– Командир! Помоги колонистам! – Едва ли не прокричал
портаторный техник.
– Хорошо! Я против всякого насилия. – Глубоко и про-
тяжно вздохнув, Антонов ткнул рукой в пластинку иденти-
 
 
 
фикации и входная дверь скользнула в сторону…
Около двери склада стояло около полусотни колонистов.
Код двери остался прежним, Антонова удивила опрометчи-
вость Шатовой и дверь склада открылась без проблем. Ту-
рель находилась внутри на той же платформе, на которой её
таскали прежде колонисты и потому они тут же покатили её
по коридору в сторону зала портации.
Закрыв дверь склада, Антонов постоял некоторое время
около неё, пытаясь придумать, чем ему заняться, затем тоже
направился к залу портации, решив, что без неприятностей,
проникновение колонистов в зал портации не обойдётся.
Когда он оказался в коридоре, ведущем к залу портации,
то был весьма удивлён, так как коридор основательно был за-
полнен колонистами, которых было не менее пятисот чело-
век. Основательно пахло гарью, говорящей о том, что дверь
портатора уже взломана, так как никаких вспышек работа-
ющего лазера впереди не наблюдалось. Чтобы пробраться
сквозь эту толпу можно было и не думать.
– Уже прожгли? – Произнёс Антонов, останавливаясь ря-
дом с одним из стоящих последним колонистов.
– Говорят, что прожгли. – Не оглядываясь ответил коло-
нист.
– А разве десантники не охраняли дверь?
– Была пара, но их оттеснили.
– Странная беспечность. – Антонов состроил гримасу.
– Чья? – Колонист, наконец, оглянулся и Антонов узнал
 
 
 
одного из техников.
– Всех. – Антонов глубоко вздохнул.
– Пошли, пошли! – Прокатился по толпе громкий ропот,
толпа зашевелилась и подалась вперёд.
Техник отвернулся и тоже шагнул вслед за толпой. Анто-
нов, постояв некоторое время на месте, направился следом
за ним.
 
***
 
Толпа колонистов заметно поредела, когда по задним ря-
дам прошёл громкий шелест из слов, из которых Антонов
понял, что квантов для возврата на Землю на всех может
не хватить. Толпа резко подалась вперёд и Антонов, неволь-
но оказался рядом с изуродованной дверью, в которой была
прожжена достаточно большая овальная дыра. Он покрутил
головой: турель стояла около стены коридора, с излучателем,
направленным на дверь зала портации, а рядом с ней стоя-
ли два десантника, пытаясь что-то сделать с турелью, о кото-
рых колонисты, скорее всего забыли. У Антонова невольно
сжалось сердце от мысли, что они могут сейчас выстрелить
в спину колонистам и тогда трагедии в колонии не избежать.
Развернувшись, он быстрым шагом подошёл к десантникам.
– Что происходит? – Громко произнёс он.
Десантники тут же убрали руки от турели и оглянулись
на Антонова. Стёкла их шлемов были подняты, но Антонову
 
 
 
они были неизвестны.
– Зачем вам турель? – Поинтересовался Антонов.
–  Сейчас узнаешь.  – Произнёс один из них, габаритами
ничуть не меньше Антонова и приподняв руки и сжав их в
кулаки, шагнул к нему.
Антонов не стал дожидаться удара, а сделав резкий вы-
пад, ткнул ладонью десантнику под шлем, где у того было
незащищённое место. Десантник захрипел и разжав кулаки,
схватился за горло и повалившись на пол, застонал. Сбоку
от Антонова что-то блеснуло. Мгновенно повернув голову
на блеск, Антонов увидел, что второй десантник сжимает в
руке нож лезвием вперёд и уже делает движение, чтобы на-
нести удар. Но скорее всего десантник не был профессиона-
лом, так как его движение было размашистым и потому дол-
гим по времени и Антонову, прекрасно тренированному де-
сантнику, не составило труда, быстро развернуться, подста-
вить руку и отвести удар от себя. Следующим движением он
схватил десантника обеими руками за руку с ножом и рез-
ко вывернул её. Десантник громко вскрикнул и перекувырк-
нувшись, оказался на полу, громко стоная – нож упал к ногам
Антонова. Наклонившись, Антонов поднял нож и повертев
в руке, осмотрел его – это был неизвестный ему нож, видимо
кустарного производства, с большими зазубринами по тыль-
ной стороне. Десантники такими ножами не оснащались.
– Всё, гад. Тебе конец. – Донеслись до Антонова сдавлен-
ные слова десантника, державшегося за свою руку.
 
 
 
– Откуда вы взялись, звери! – Громко произнёс Антонов,
засовывая нож, в оставшийся на поясе, от своего боевого но-
жа, чехол.
Прервал его выяснение отношений с десантником донёс-
шийся со стороны громкий шум. Антонов повернул голову
в его сторону: его сердце невольно сжалось – по коридору в
сторону зала портации бежали десантники. Их было не ме-
нее тридцати. Он невольно попятился и оказался за турелью.
–  Сюда! Сюда!  – Прокричал угрожающий Антонову де-
сантник.
Пригнувшись, несильным, но резким движением, Анто-
нов ткнул десантнику в шею и тот, захрипев, ткнулся лицом
в пол.
– Отдохни! Тебе полезно! – Невольно слетело с губ Анто-
нова.
Донёсся ещё один громкий шум, теперь со стороны за-
ла портации. Антонов повернул на него голову: из дыры в
двери зала портации выбегали колонисты и выстраивались в
цепь, будто намереваясь закрыть собой проделанную в двери
дыру. У некоторых из них в руках было оружие: как зарды,
так и рапперы, направленные в сторону приближающихся
десантников. Скорее всего, это было оружие, которое выда-
валось строителям и которое почему-то не было возвращено
на склад, при их возвращении на корабль. Антонов уже воз-
намерился сделать шаг в сторону колонистов, чтобы попы-
таться приказать им, чтобы они опустили оружие, но видимо
 
 
 
десантники тоже увидели в руках колонистов оружие и не
раздумывая открыли огонь по колонистам из своего оружия.
Несколько колонистов, вскрикнув, упали на пол и из-под них
тут же показались красные ручейки. Определённо, десант-
ники стреляли на поражение боевыми зарядами. Остальные
колонисты попадали на пол сами и открыли ответный огонь
по десантникам. Несколько десантников тоже упали на пол.
Остальные остановились и попятились, однако продолжая
стрелять. Колонистов, из-под которых текли красные ручей-
ки, становилось всё больше.
Вдруг, кто-то сильно толкнул Антонова в спину и тот не
успев среагировать ткнулся лицом в стену. Лицо вспыхнуло.
Не обращая внимание на боль, Антонов резко оттолкнулся
от стены и развернулся – двое колонистов разворачивали ту-
рель в сторону десантников, а третий уже держался за её ру-
коятки, вертясь вместе с турелью, готовый выстрелить.
– Нет! – Выкрикнул Антонов и шагнув к ближнему к се-
бе колонисту, резко толкнул его в бок – колонист, отлетел в
сторону и не державшись на ногах, растянулся на полу.
Внутри Антонова, вдруг, всё похолодело. Он отчётливо
увидел, как голова упавшего колониста будто вспучилась и
из неё брызнул красный фонтан. Дёрнувшись, колонист за-
мер. Антонов, будто окаменел: однозначно, это он, только
что, всю свою жизнь стоявший на защите человека, никогда
никого не убивший, стал причиной его смерти.
Донеслось шипение и в коридор будто кто-то выплеснул
 
 
 
ведро красной краски. Донеслись истошные вопли. Будто во
сне, Антонов поднял голову – в цепи десантников, атаковав-
ших колонистов, зияла огромная брешь, а пол коридора был
устлан их телами. Оставшиеся десантники быстро пятились
назад, уже не стреляя и вскоре скрылись за углом другого
коридора.
Антонов медленно покрутил головой, осматривая кори-
дор: из лежащих перед дверью зала портации колонистов,
поднялись лишь трое; десантников на полу лежало не менее
десятка. Однозначно, это была война.
– Ну и ну! – Услышал Антонов у себя за спиной громкий
возглас.
Он оглянулся – за ним стоял портаторный техник.
– Всех отправил? – Деревянными губами поинтересовал-
ся Антонов, разворачиваясь к Ионову.
Портаторный техник молча покрутил головой.
– Ушло около двухсот человек. В основном, женщины и
несколько детей.  – Заговорил он.  – Шатова догадалась от-
ключить энергию от портатора.
– И что теперь? – Антонов вопросительно взмахнул под-
бородком.
– Я не знаю, откуда запитан портатор. – Ионов покрутил
головой. – Да и навряд ли Шатова теперь даст нам возмож-
ность найти источник. Это война. – Он повёл подбородком
в сторону лежащих в коридоре десантников. – Она не успо-
коится, пока не уничтожит нас всех, до единого. И тебя, гос-
 
 
 
подин Антонов, в том числе. Уж поверь мне. – Губы порта-
торного техника вытянулись в усмешке.
– Никогда не думал, что среди строителей окажутся не лю-
ди, а звери. – Антонов покрутил головой.
– Это не строители. – Портаторный техник мотнул голо-
вой.  – Есть предположение, что организаторы экспедиции
на Земле засунули во второй корабль две или три сотни ка-
ких-то отщепенцев. Видимо, таким образом решив избавить
от них Землю. Шатова или знала о них или каким-то обра-
зом узнала. И как только появилась возможность, тут же вос-
пользовалась их услугами. Они нашли друг друга. Их смерти
могут нам дорого обойтись.
– Вызови Смолянинова. Шатова отобрала у меня комму-
никатор. – Произнёс Антонов уже более спокойным голосом:
разговор с портаторным техником, как-то вернул ему преж-
нее чувство уверенности.
Ионов поднял руку и несколько раз ткнул пальцем второй
руки в коммуникатор – перед ним тут же вспыхнула голо-
грамма с изображением главного реаниматора. Портаторный
техник поднёс коммуникатор к лицу Антонова.
– Николай. Срочно к залу портации. Для вас есть настоя-
щая работа.
– Опять? – Брови Смолянинова подпрыгнули.
– Гораздо хуже. Гораздо. – Антонов глубоко вздохнул и
отвёл руку портаторного техника с коммуникатором от сво-
его лица.
 
 
 
– Нужно оружие. Без него нам крышка. – Донёсся голос
откуда-то сбоку от Антонова.
Антонов повернул голову и увидел стоящих рядом с со-
бой в большом количестве колонистов. Оружие было лишь
у некоторых у них.
– Вы должны понимать, чем это может закончиться, как
для вас, так и для колонии. Военное противостояние может
уничтожить её. Нужно срочно доложить о произошедшем на
Землю.
– Господин Антонов. Уже поздно отступать. – Заговорил
портаторный техник.  – Я уже говорил – Шатова теперь не
успокоится, пока не уничтожит нас всех. Я предлагаю тебе,
как человеку имеющему военный опыт, возглавить наше со-
противление. Однозначно, ты у Шатовой теперь враг и ни-
какое покаяние теперь тебя не спасёт.
– Антонова командиром! Антонова командиром! – Донес-
лись выкрики из толпы колонистов.
Антонов стоял опустив голову и молча слушая выкрики
колонистов.
Если я возглавлю сопротивление колонистов, то тем са-
мым подпишу себе смертный приговор. Замелькали у него
противоречивые мысли. Но с другой стороны, Шатова уже
предупредила меня и несомненно, ей уже доложили, что я
нахожусь среди прорвавшихся к портатору колонистов и зна-
чит тюрьмы мне уже не избежать. А выйду я из неё когда ли-
бо, большой вопрос. Он механически покрутил головой. Ес-
 
 
 
ли Шатова вооружила какой-то сброд, то у безоружных коло-
нистов нет шансов уцелеть. Несколько зардов и эта турель их
не спасут. Значит нужно добыть оружие. Оно должно быть в
нижнем ангаре корабля в одном из контейнеров. Спиров зна-
ет в каком. Нужно поговорить с ним. Но если Шатова узнает,
что он сотрудничает с нами, то несомненно, он тоже окажет-
ся в тюрьме. Да и согласится он ещё сотрудничать с нами?
Однако, тут оставаться нельзя. Эти отщепенцы скоро будут
здесь. А они трусливы. Умирать не хотят. Мгновенно смы-
лись, как только запахло своею собственной смертью.
– Отсюда нужно немедленно уходить. – Заговорил он, кру-
тя головой и осматривая колонистов. – Эти бандиты могут
вернуться в любое мгновение и запереть нас здесь. Отсюда
нет второго выхода, если только не прожечь турелью дыру в
корпусе корабля.
– Её накопитель, практически, пуст. – Перебил монолог
Антонова портаторный техник. – Чтобы его зарядить, нужен
очень мощный источник, который, скорее всего там же, где
и источник питания портатора.
–  Что ж, будем таскать её, для устрашения бандитов.  –
Продолжил говорить Антонов. – Я знаю, где оружие. Надо
лишь добраться до него. Надеюсь, это лишь вопрос времени.
Но никакой войны в колонии не должно быть. Нашей един-
ственной задачей будет задача: арест Шатовой и предание её
суду.
– И её пса – Сартанова. – Раздался выкрик из толпы.
 
 
 
– Значит обеих. – Состроив гримасу, Антонов покачал го-
ловой. – Уходим! Первыми идут колонисты с оружием. Раз-
делимся на две группы. я и трое колонистов… – Он отделил
трёх колонистов с оружием, стоящих перед ним. – Идём в
офис Спирова и попытаемся с ним договориться. Ты… – Он
перевёл взгляд на портаторного техника. – С основным от-
рядом идёте к нижнему ангару и ждёте нас там. Постарай-
тесь не шуметь и не пугать колонистов. Иначе вся колония
восстанет против нас. Раненых нужно забрать с собой.
– Их нет. – Портаторный техник покрутил головой. – Все
четырнадцать мертвы.
– Жаль! – Глубоко и протяжно вздохнув, Антонов шагнул
в сторону выхода из этого коридора.
Трое, отобранных им колонистов, направились за ним.
Остальные обступили портаторного техника, который начал
что-то говорить, размашисто жестикулируя руками.
– Стойте! Стойте! – Донёсся его громкий голос.
Антонов остановился и развернулся. Портаторный техник
тут же подбежал к нему.
–  Мы решили, что вам слишком опасно в таком малом
количестве ходить по кораблю. – Быстро заговорил он. – Эти
бандиты могут быть где угодно. И потому, к Спирову идём
все. А уже затем в ангар или куда будет нужно. Но все. Это
общее решение.
Антонов стоял молча, состроив непонятную гримасу.
– Хорошо. – Наконец заговорил он, кивнув головой. – Но
 
 
 
впредь, приказы командира должны исполняться беспреко-
словно или я буду вынужден сложить с себя полномочия ко-
мандира.
– Да, командир! – Раздался рядом с Антоновым разного-
лосый мужской хор.
Ничего больше не сказав, Антонов развернулся и продол-
жил прерванный путь.
 
***
 
До Спирова восставшие колонисты в этот день не дошли,
по той причине, что они периодически натыкались на де-
сантников Шатовой и между ними неминуемо происходили
стычки с применением оружия. Десантников Шатовой, на-
зываемых восставшими колонистами не иначе, как бандита-
ми, вдруг оказалось очень много, они были хорошо вооруже-
ны и потому среди восставших колонистов, неминуемо, бы-
ли жертвы.
Среди восставших колонистов оказался техник с "Кентав-
ра 2", который неплохо знал энергоснабжение колониально-
го корабля. С его помощью колонистам удалось найти источ-
ник, который питал портатор и включить его – к их восторгу,
Шатова оставила энергоисточник без охраны. Но продолже-
ния портации не состоялось, так как накопитель запутанных
частиц портатора, вдруг, оказался, практически, пуст, хотя
Ионов утверждал, что накопитель, когда портатор остался
 
 
 
без энергии, был опустошён лишь наполовину.
Из оставшейся массы запутанных частиц был организо-
ван очень короткий канал на Землю, по которому Антоно-
вым был отправлен отчёт о произошедших в колонии собы-
тиях. Но полученный ответ, что никакие колонисты на Зем-
лю не портировались, вызвал большую тревогу у восставших
колонистов. Выходило, что вся их затея с захватом портато-
ра оказалась напрасной. Обескураженные, они попытались
договориться о замирении с Шатовой, чтобы учёный совет
мог проанализировать проблему с портатором. Но перегово-
ры закончились безрезультатно: Шатова требовала для вос-
ставших лишь одного – смерти. Тогда колонисты попыта-
лись захватить Шатову, но она везде появлялась в окружении
большого отряда своих десантников и потому, подобраться
к ней, никакой возможности не было, а организовывать мас-
сированную атаку на её окружение у восставших возможно-
сти тоже не было из-за проблем с оружием, которого у них
было немного. К тому же, им пришлось оставить и свою ту-
рель, так как во время одной из стычек с десантниками, ла-
зерный луч попал в дверь одной из кают и прожёг её, и лишь
по счастливой случайности, из находившейся в каюте семьи,
никто не пострадал. Антонов приказал вывести турель из
строя и бросить её, что и было сделано.
В одной из стычек погиб и портаторный техник Ионов,
что значительно осложнило руководство Антоновым вос-
ставшими колонистами, так как портаторный техник оказал-
 
 
 
ся хорошим организатором и колонисты беспрекословно вы-
полняли все его поручения.
Вести, как о проблеме с портатором, так и о начавшем-
ся в колонии вооружённом конфликте, быстро расползлись
по кораблю и активная жизнь в колонии замерла. Практиче-
ски, все колонисты сидели в своих каютах, не покидая их
ни под каким предлогом, кроме тех, кто был занят на сель-
скохозяйственном уровне и в обслуживании корабля. Анто-
нов, опасаясь жертв среди других колонистов, на эти уровни
со своим отрядом не ходил, а ушёл на нижние уровни, где,
в основном были ангары со строительными материалами и
вспомогательные хелпы, которые сейчас были без надобно-
сти и потому они были безлюдны. По коридорам этих уров-
ней корабля теперь ходили, прикрадаясь, подстерегая друг
друга, лишь десантники Шатовой и отряд восставших коло-
нистов, которые почему-то называли себя свободными. Из
корабля, вообще, никто не решался теперь выходить, так как
над ним постоянно вертели свой хоровод несколько овалов.
За стоящими на полпути к посёлку транспортёрами с поте-
рявшими память колонистами, никто не ходил и что было
с ними никто не знал, так как связь с ними установить, не
удавалось. Скорее всего, её, каким-то образом блокировали
овалы. Успокаивало лишь то, что разбив несколько домов в
посёлке, огромные твари ушли из него. На корабле, практи-
чески, в каждой каюте, поселился страх.
Колония разделилась на два лагеря: одни колонисты под-
 
 
 
держивали восставших; другие, в какой-то степени, согла-
шались с Шатовой, с арестом восставших колонистов, кроме
предания их смерти.
Прошло несколько суток противостояния. Из отряда по-
чти в триста восставших колонистов осталось уже менее двух
сотен. Да и десантников Шатовой было уничтожено нема-
ло, но они будто грибы в лесу после дождя появлялись всё
новые и новые. Нередко погибали и колонисты, не участву-
ющие в противостоянии, которые по той или иной причи-
не, вдруг, оказывались в месте вспыхнувшей перестрелки.
Гибель обычного колониста, будто иглой впивалась в сердце
Антонова, заставляя раз за разом пускаться в размышления
о правильности того пути, по которому он сейчас шёл.
Антонов понимал, что долго восставшие колонисты в та-
ком состоянии не продержатся. Да и остальные колонисты в
страхе долго не проживут. Колония будет обречена и неми-
нуемо погибнет вся. Уходить из корабля в посёлок или, хо-
тя бы, в лес, было бессмысленно, так как ожидаемо, но как-
то очень быстро, наступила зима, которая оказалась весьма
суровой. Нужно было искать какое-то убежище на корабле.
Поразмышляв, Антонов решил, во что бы то ни стало, про-
рваться к одному из нижних ангаров, где хранилась часть
контейнеров, в которых, как он предполагал, были и продук-
ты и оружие. В конце-концов, ему удалось разработать план
и организовать захват ангара.
Восставшие колонисты укрылись в нижнем ангаре, кото-
 
 
 
рый имел из корабля лишь один вход. В хранившихся здесь
контейнерах, к досаде свободных, оружия не нашлось, но за-
пасных боекомплектов к уже имеющемуся у них оружию бы-
ло предостаточно. К тому же в контейнерах было и продо-
вольствие и тёплая одежда, так как в ангар, воздух вентиля-
ции доходил едва тёплым, а наступившая, очень холодная
зима, его изрядно охлаждала.
Все попытки десантников Шатовой выбить восставших
колонистов из ангара успеха не возымели – свободные неиз-
менно отбивали все их атаки.
Жизнь в колонии, практически, замерла.

 
 
 
 
8
 
Сильный порывистый ветер ожесточённо трепал не только
одежду экипажей боевых кораблей, выстроившихся на тём-
ном поле космодрома Земли, но и сам их строй, заставляя
экипажи, буквально, вжиматься плечами друг в друга, чтобы
не быть поваленными на грубое покрытие посадочных сло-
тов, на которых базировались грозные крейсера Земной Фе-
дерации, будто ветер настолько ожесточился на предстоящее
экипажам событие, что никак не хотел допустить его свер-
шения, путём изолирования экипажей от их боевых кораб-
лей.
Ещё ветру потому удавалось так нещадно трепать эки-
пажи, что экипаж каждого крейсера был максимально уре-
зан до, практически, безобразного состояния и состоял все-
го лишь из десяти человек, вместо семидесяти штатных, что
делало их строй весьма ущербным, но это было сделано не
по чьей-то больной прихоти, а из-за условий, предстоящей
экипажам задачи.
Перед волнующимся строем экипажей стоял, не шеве-
лясь, абсолютно седой, плотного телосложения землянин,
которому казалось совершенно не было никакого дела до
очень сильного ветра, так как он стоял будто врастя своими
мощными ногами-тумбами в поле космодрома и что в нём
было больше – ширины или высоты, сразу было и не понять.
 
 
 
Это был адмирал космического флота Земной Федерации
– Станислав Воронин, гласно и негласно называемый в кос-
мическом флоте цивилизации – Статит, за свои недюжинные
габариты, будто застывшие во времени.
Адмирал был стар и уже столько десятков лет исполнял
должность адмирала космического флота земной цивилиза-
ции, что наверное уже никто из жителей Земли и не помнил,
что у цивилизации когда-то был другой адмирал. Станиславу
Воронину было уже под двести лет, но навряд ли ему можно
было дать более половины этого возраста, глядя на его кря-
жистую фигуру и будто высеченное из камня лицо, которое,
казалось, не было подвержено старению.
Как ходили слухи: была лишь одна причина, замедлявшая
старение боевого адмирала – он добрых две трети своей зем-
ной жизни провёл в космосе, бороздя его бесконечное, хо-
тя и недалёкое от Земли пространство, которое, будто под-
тверждая некогда созданную земными умами теорию о себе
– замедляло старение человеческого организма.
Вдруг, адмирал шевельнулся, но шевельнулся по своей
воле, а не поддавшись порыву воздушного потока.
– Мои лучшие соколы! – Загремел над космодромом его
могучий голос и в тот же миг, ветер, вдруг, стих, будто поняв,
что со столь мощным биологическим организмом состязать-
ся бессмысленно. – Вам предстоит нелёгкая задача: совер-
шить очень быстрый переход до Кентауры и обеспечить на-
дёжной защитой, находящуюся на планете колонию землян.
 
 
 
Вам известно, что связь с колонией на Кентауре потеряна и
что там произошло, мы, здесь, можем лишь гадать. Пример-
но через год-полтора на Кентауру придёт транспорт с грузом
запутанных частиц. Остаётся надеяться, что когда груз за-
путанных частиц окажется на планете, будет кому ими вос-
пользоваться. В путь, мои лучшие сыны!
Голова адмирала дёрнулась, видимо он хотел склонить её,
но так как она у него была, практически, на плечах, у него
получилось лишь то, что и получилось.
– Да, господин адмирал! – Рявкнул строй, но, вдруг, на-
летевший, мощный порыв ветра, будто не желая, чтобы ад-
мирал услышал этот ответ, унёс звуковую тетраду в сторо-
ну и до боевого адмирала дошёл лишь шелест с непонятным
содержанием, заставивший его лицо исказиться непонятной
гримасой.
От мощного воздушного потока строй зашевелился и
вдруг, разделился на две части, будто разорванный им, но
отброшенные друг от друга части строя не стали соединять-
ся вновь, а каждая из них развернулась и бегом направилась
в сторону трапов своих космических кораблей.
Адмирал остался стоять на месте, даже не шелохнувшись
от налетевшего воздушного потока, будто он был не из био-
логической плоти, а из камня.
Экипажам до трапов своих крейсеров предстояло преодо-
леть внушительное расстояние и у них ушло на это доста-
точное время, но адмирал продолжал неподвижно стоять на
 
 
 
своём месте, будто, действительно, превратился в каменное
изваяние и лишь, когда трапы боевых кораблей земной ци-
вилизации поднялись и ещё через долгое время, когда из дюз
вертикального подъёма кораблей ударили мощные струи ча-
стиц, заставившие корабли медленно поползти вверх, адми-
рал развернулся и шагнул в сторону, стоящего до сих пор за
его спиной, огромного чёрного авто, рядом с которым стоя-
ли три молодых человека в одежде, указывающей на их при-
надлежность к космическому флоту земной цивилизации.
Дверь авто скользнула вверх.
– Прошу в авто! – Произнёс адмирал и практически, не
сгибаясь, первым, буквально, ввалился в салон и шумно вы-
дохнул.
– Космопорт! – Прогремел его голос, когда все трое мо-
лодых людей заняли кресла в салоне авто.
Авто тронулся с места и быстро набирая ход, заскользил
по посадочному полю главного космодрома земной цивили-
зации.
–  Без лишних слов, перейду сразу к делу.  – Заговорил
адмирал, вполне нормальным голосом, который оказался у
него совсем не громоподобным. – Вам предстоит совершить,
даже не знаю, возможное или нет: портироваться на транс-
порт, который приближается к Кентауре с грузом запутан-
ных частиц; обеспечить ему беспрепятственный путь до Кен-
тауры, так как у нас возникла тревога в безопасности его пу-
ти; и обеспечить его защиту от посягательств кого бы то ни
 
 
 
было. Транспорт без экипажа, но вместе с тем он имеет на во-
оружение несколько турелей дальнего действия с счетверён-
ными лазерными излучателями. Фактически, вы будете пер-
выми землянами, портированными на такое огромное рас-
стояние. Некоторое время назад с Земли на Марс и обрат-
но был портирован человек. Портация признана успешной,
так как человек вернулся на Землю, на вид, безущербным.
Сейчас он находится под наблюдением специалистов. На ос-
новании этой портации и было принято решение об отправ-
ке вас на транспорт по квантовому каналу. Вы будете порти-
рованы в скафандрах, так как неизвестно, есть ли в ангарах
транспорта атмосфера, хотя системе корабля была отправ-
лена команда, чтобы он приготовил корабль к приёму эки-
пажа. Кроме груза запутанных частиц в ангарах транспорта
находится какая-то строительная техника и несколько лета-
тельных аппаратов. При необходимости, можете пользовать-
ся ими по своему усмотрению. Скажу откровенно, вас вы-
брали не случайно: вы молоды, амбициозны, не обременены
семейными узами и имеете очень узкий круг родственников,
а проще говоря, все вы воспитанники детских домов. Коман-
диром вашего экипажа и капитаном транспортного корабля
«Экспресс» назначается Владимир Холопов. – Адмирал по-
вернул голову в сторону молодого человека в форме млад-
шего офицера космического флота.
– Да, господин адмирал! – Чётко, по уставному, произнёс
молодой офицер.
 
 
 
– Влад Комаров и Антон Керасов – пилоты. – Адмирал
обвёл взглядом двух других молодых людей.
– Да, господин адмирал! – Дружно ответили пилоты.
– Хотя Земля поддерживает связь с транспортом и кон-
тролирует его состояние, но какая реальная обстановка на
его борту и особенно в пространстве вокруг него, мы можем
лишь предполагать с некоторой вероятностью. Это та зада-
ча, которую вам предстоит выполнить. Со стороны, она ка-
жется не сложной, но какой она окажется в реальной обста-
новке, вам и предстоит узнать. Периодически докладывайте
на Землю об обстановке в пространстве вокруг транспорта,
но и не переусердствуйте, чтобы и колонии что-то осталась
из груза запутанных квантов. Навстречу транспорту идёт ко-
лониальный корабль "Кентавр 2", который возвращается на
Землю с образцами кентауранской флоры и фауны. Поста-
райтесь не принять его за вражеский корабль. Его судьба ещё
не решена и возможно, он будет возвращён на Кентауру. –
Адмирал умолк и покрутил головой, смотря по стёклам ав-
то. – Уже прибыли! – Произнёс он таким голосом, будто был
удивлён произошедшему.
Двери авто тут же скользнули вверх и молодые люди пер-
выми покинули его салон.

 
 
 
 
9
 
Прошло десять суток с того момента, как три члена ново-
го экипажа транспортного корабля Земли – «Экспресс» сту-
пили из портатора на одну из его палуб. Внимательно осмот-
рев себя и не найдя какого-то видимого ущерба, как своим
телам, своему сознанию, так и своей одежде, они приступи-
ли к своим обязанностям.
Капитан Холопов нервничал больше всех из экипажа
транспорта «Экспресс». Ему казалось, что очень молодые
пилоты не достаточно внимательны и потому, практически,
не покидал зал управления, неотрывно наблюдая за экраном
вивв, хотя прекрасно понимал, что не он первым увидит то,
что нужно непременно увидеть, а система пространственно-
го контроля и сообщит об этом не только ему, но и всей вах-
те. И всё же первым обратил внимание на странность одной
из звёзд, отображаемой на экране вивв, пилот Антон Кера-
сов – ему показалось, что одна из звёзд, странным образом
следует за транспортом параллельным курсом, а не отстаёт
от него постепенно, как это происходит с другими звёздами,
хотя система контроля пространства на эту странность ника-
кого внимания не обращает, видимо, не считая её таковой.
– Господин капитан! – Заговорил Антон, поворачивая го-
лову в сторону Холопова. – Я нахожу странным поведение
одной из звёзд. У меня складывается впечатление, что она
 
 
 
наблюдает за нами.
– Уж не за тобой ли? – Раздался весёлый голос второго
пилота – Влада Комарова, который пришёл чуть раньше вре-
мени в зал управления, чтобы сменить, несущего вахту, Ан-
тона Керасова. – Всё же это – она и если судить по твоим
словам – одинока. А уж как горяча-а-а. – Протянул он.
–  Не язви. Бросится обниматься, я тебе уступлю право
первого. – Губы Антона вытянулись в усмешке.
– Оба прекратите. – Раздался строгий голос Холопова. – У
звезды жара на всех хватит. Никто обиженным не останется.
Антон, какую ты имеешь ввиду?
–  Шестнадцатый квадрат.  – По экрану вивв скользнула
оранжевая стрелочка и ткнулась в одну из бледных, цветом
ближе к белой, нежели к жёлтой точек. – Она. – Произнёс
Антон.
– И что в ней странного? – Поинтересовался Холопов.
– Она идёт параллельным нам курсом. Все звёзды смести-
лись на, примерно, эту величину… – Оранжевая стрелочка
прочертила на экране вивв короткую оранжевую полосу. – А
она осталась на месте.
– Ты уверен?
– Абсолютно, господин капитан.
– Сколько раз повторять: не называй меня господином.
– Да, госп… – Антон запнулся. – Да, капитан.
– Почему тогда система пространственного контроля не
находит её странной? Или ты считаешь себя умнее её? – В
 
 
 
голосе Холопова послышался явный сарказм.
– Надеюсь, что умнее. – Губы Антона вытянулись в ши-
рокой улыбке.
– Если она идёт параллельным курсом, значит она имеет
искусственное происхождение. – Заговорил Влад Комаров. –
Почему же система не идентифицирует её, как искусствен-
ную? Кто-то из вас не прав.
– Как давно появилась на экране вивв эта звезда или то,
что она из себя представляет? – Резким, явно недовольным,
голосом заговорил Владимир Холопов. – Как она далеко? В
систему пространственного контроля заложены, практиче-
ски, все звёзды нашей галактики, даже те, которые мы нико-
гда не увидим. Попытайся найти ту, которая скрывается за
этой проблемой.
– Я пытался. – Антон Керасов глубоко вздохнул. – Её нет
в каталоге пространственного контроля "Экспресс".
– А если…
– Это не сверхновая в соседней галактике. – Перебил Ан-
тон начавшего говорить Влада Комарова.
– Как это далеко? – Повысил голос Холопов.
– Система пространственного контроля не идентифици-
рует её. – Тихо произнёс Антон. – Я не знаю почему. – Про-
изнёс он уже более высоким голосом, предотвращая новый
вопрос капитана.
– Возможно, потому, что очень далеко. – По лицу капита-
на скользнула тень досады. – Всё же, я не исключаю сверхно-
 
 
 
вую в одной из соседних галактик. Считаю, что было приня-
то неправильное решение: не загружать в систему простран-
ственного контроля космических кораблей Земли карт га-
лактических скоплений.
В зале управления наступила полная тишина. Прошло
недолгое время и Виктор Холопов поднялся.
–  Я в зал портации. До моего возвращения оба остае-
тесь в зале управления. До разговора с Землёй никаких дей-
ствий не предпринимать. Лишь наблюдение. – Твёрдым го-
лосом произнёс он и развернувшись, шагнул к выходу из за-
ла управления.
Из экономических соображений траты запутанных ча-
стиц, связь с Землёй экипажем транспортного корабля долж-
на была осуществляться лишь один раз в тридцать суток, ли-
бо при возникновении чрезвычайной ситуации.
Виктору Холопову был всего лишь тридцать один год, пи-
лотам едва исполнилось по двадцать шесть лет. Холопов был
высок, строен, темноволос, но имел несколько грубоватые
черты лица, что не способствовало его популярности у жен-
ской половины человечества, по крайней мере у тех женщин,
одну из которых он хотел бы видеть рядом с собой, да и его
достаточно длительное отсутствие на Земле не способство-
вало укреплению любовных уз и потому он так и оставал-
ся один. Но одиночество не угнетало его, так как безмолвие
пространства, к которому он благоговел и в котором провёл,
до портации на транспорт, в общей сложности уже, наверное,
 
 
 
не менее десяти лет своей жизни, выработало у него привыч-
ку к размышлению по всякому поводу и потому, как таково-
го, одиночества он не ощущал. Своих родителей Виктор не
помнил: они погибли на одной из космических станций, в
которую угодил просмотренный системой слежения неболь-
шой астероид, пробивший внешний отсек станции, где в то
время работали его родители. Пока спасатели добрались до
отсека, родители были уже мертвы. В том же отсеке погибла
и мать Влада Комарова. Виктор Холопов всегда считал себя
очень серьёзным человеком и никогда не допускал, как он
считал несерьёзных, необдуманных поступков, чем, возмож-
но и нравился адмиралу Воронову, который порой относил-
ся к нему, как-то по отечески, как к сыну, а не как к офицеру
космического флота.
Антон Керасов, пожалуй, был полной противоположно-
стью Виктора Холопова. Он был светловолос, невысок, но
имел достаточно плотное телосложение и вполне прият-
ную внешность, но почему-то тоже не пользовался большим
успехом у девушек и Виктор иногда видел, как по улице шли
две девушки, держась с двух сторон за руки Влада Комаро-
ва, который был более высок и имел более привлекательную
внешность, а позади них плёлся Антон, смотря себе под но-
ги и поддевая носками своей обуви все, попадающиеся ему
камешки. Родители Антона погибли на Марсе – их шнеко-
ход попал в жестокую пыльную бурю и вместо того чтобы
переждать, они продолжили движение, так как до базы оста-
 
 
 
валось не так уж и далеко, но в образовавшейся круговерти
сбились с пути и шнекоход, свалившись в каньон получил
повреждение и разгерметезировался. Всех его пассажиров
нашли через несколько дней без признаков жизни. Антон
был единственным ребёнком у своих, ещё достаточно моло-
дых родителей и был взят под опеку цивилизации и отдан в
школу пилотов, по окончании которой, как один из лучших
пилотов, был направлен для прохождения службы на один
из только что построенных боевых космических крейсеров
цивилизации – «Тайфун», который сейчас шёл к Кентауре.
Несмотря на свою бесшабашность, Антон на службе в косми-
ческом флоте был чрезвычайно внимателен и находчив и не
один раз на учениях находил выход из достаточно сложных
ситуаций, в которые его намеренно загонял капитан крейсе-
ра, в которых другие пилоты, просто-напросто, теряли само-
обладание.
Влад Комаров чем-то походил на Виктора Холопова, но
имел более привлекательные черты лица. После гибели ма-
тери он воспитывался уже цивилизацией, так как кто был его
отец, мать никогда никому об этом не говорила. После окон-
чания школы пилотов, он служил пилотом на одном из гру-
зовых кораблей, ходивших между Землей и Марсом и заре-
комендовал себя грамотным и находчивым членом экипажа.
Потому он и оказался в этом небольшом экипаже грузового
корабля "Экспресс".

 
 
 
 
***
 
Войдя в зал портации, Виктор Холопов направился в зо-
ну портации, которая представляла собой круглый цилиндр
от пола до потолка, стоящий посреди зала портации и оста-
новился напротив входа в него, так как портироваться он не
собирался, то и входить в зону портации ему было незачем,
а разговор с Землёй всегда вёлся из дверного проёма. Под-
няв руку, он принялся тыкать в сенсоры панели управления
портатора, которая была встроена в стенку зоны портации –
зона портации наполнилась розовым свечением.
– Капитан транспортного корабля «Экспресс» Холопов. –
Заговорил он громким, чётким голосом, как и было нуж-
но по инструкции для голосовой связи по квантовому ка-
налу перемещения. – Система пространственного контроля
транспорта отметила у себя неизвестный ей объект в шест-
надцатом квадрате экрана вивв, предположительно далёкую
звезду, возможно сверхновую, вспыхнувшую в одной из со-
седних галактик, которая системой пространственного кон-
троля никак не идентифицируется. Прошу подтвердить про-
блемный объект.
Прошло достаточно долгое время, но никаких звуков из
дверного проёма зоны портации так и не пришло. Холопов
опять повернул голову в сторону панели управления и ещё
раз набрал нужную комбинацию сенсоров, но никаких изме-
 
 
 
нений ни на панели управления, ни в зоне портации не про-
изошло.
Вдруг внимание Холопова привлекли быстро бегущие
цифры одного из терминалов панели управления. Он всмот-
релся в бегущие цифры и вдруг, подняв руку, резко ткнул в
сенсор прерывания связи по квантовому каналу – терминал
показывал ненормированный расход запутанных частиц.
–  Проклятье!  – Холопов сделал шаг назад, отступая от
входа в зону портации и развернувшись, направился из зала
портации.
–  Господин капитан!  – Догнал его громкий голос около
выхода из зала.
Холопов тут же остановился и обернулся зона портации
была тёмной. Лицо Холопова исказилось гримасой досады,
он, вдруг, осознал, что его остановил отнюдь не голос с Зем-
ли, а голос одного из пилотов, несущего сейчас вахту.
– Что произошло? – Поинтересовался Холопов, внутрен-
не готовясь к неприятному сообщению, так как пилот искать
его по громкой корабельной связи мог лишь в самом край-
нем случае, не обещающем ничего хорошего.
– Появилась ещё одна звезда, идущая параллельным кур-
сом. – Пришёл ответ.
– Сейчас буду. – Выдавил из себя Холопов и сорвавшись
с места, бросился прочь из зала портации.

 
 
 
 
***
 
Вбежав в зал управления, Виктор Холопов тут же остано-
вился и уткнулся взглядом в экран вивв, но какая из этих
жёлто-белых пятен отображала новую звезду понять сразу
было непросто. Он повернул голову в сторону первой про-
блемной звезды – она была на месте, но никакой другой жёл-
той точки рядом с ней не было.
– Где она? – Громко произнёс Холопов, скользнув быст-
рым взглядом по головам пилотов.
По экрану вивв тут же скользнула яркая оранжевая стрел-
ка и ткнулась в одну из светлых точек, которая оказалась в
противоположной стороне экрана вивв от первой проблем-
ной звезды. Никаких характеристических показателей ря-
дом с ней не было. Выходило, что она располагалась с другой
стороны транспорта.
Капитан перевёл взгляд на первую проблемную точку – в
принципе, они были похожи. Он опустил взгляд на кресло,
в котором сидел Антон Керасов.
– Как считаешь, насколько проблемные звёзды могут быть
далеко от транспорта? – Поинтересовался он.
– Я не могу определить их координаты из зала управле-
ния, госп…  – Антон запнулся.  – Капитан. Надеюсь Земля
поможет нам в этом. – Он выпустил шумную струю воздуха.
– Согласен. – Произнёс Влад Комаров, будто предваряя
 
 
 
вопрос капитана к себе.
– Я предполагаю, капитан, что эти звёзды находятся очень
близко к «Экспресс».  – Негромко заговорил Антон, будто
проблемные звёзды могли услышать его и как-то отреагиро-
вать на это высказывание. – Гораздо ближе, чем мы предпо-
лагаем и однозначно Земля не видит их, так же, как не видит
и нас.
–  Хм-м!  – Холопов громко хмыкнул.  – Весьма смелое
предположение. Тебе не откажешь в оригинальности. И как
ты её объяснишь?
– Не знаю. – Голова Антона качнулась. – Предчувствие.
Я это чувствую. Шестое чувство. Я, вдруг, подумал, что
пространственный сканер видит эти объекты не с помощью
своих электронных матриц, а с помощью визуальных камер
внешнего обзора близлежащего пространства. Если их от-
ключить, то и объекты исчезнут. Я так думаю, госп… – Он
поморщился. – Капитан.
– Отключить камеры внешнего обзора. – Тут же последо-
вал приказ Холопова.
Прошло некоторое время. Холопов, как ни всматривался
в экран вивв, никаких изменений на нём не видел, ему каза-
лось, что все звёзды так и остались на своих прежних местах.
– Проблема? – Поинтересовался он.
По экрану вивв скользнула оранжевая стрелочка и описа-
ла нём два небольших кружочка.
– Они исчезли. – Раздался голос Антона Керасова.
 
 
 
Капитан Холопов более пристальнее всмотрелся в экран
вивв и тут же отправил в свой адрес нелестный эпитет за
невнимательность, хотя рассмотреть среди густой звёздной
россыпи одну из исчезнувших звёзд было совсем не просто.
Он подошёл к креслу, которое всегда занимал и сел.
– Включить камеры. – Произнёс он, внимательно всмат-
риваясь в одно из пустых мест экрана, очерченных оранже-
вой стрелкой.
Прошло долгое время, но никаких цветных точек в пу-
стом месте экрана вивв не появлялось.
– И где же они? – Поинтересовался Холопов. – Керасов,
ты не ошибся с координатами.
– Нет, капитан. – Пришёл негромкий ответ от Антона.
В зале управления повисла долгая тишина.
Проклятье! Лицо Холопова исказилось гримасой озабо-
ченности. Если их видели камеры внешнего обзора, а не про-
странственный сканер, значит они где-то рядом с транспор-
том. Что это может быть? Кометы, астероиды? Попытался он
вспомнить подходящие космические объекты для сложив-
шейся ситуации в пространстве вокруг транспорта. Выхо-
дит, что всё это время они действительно идут параллельным
курсом. Неплохо идут. Голова Холопова невольно качнулась
из стороны в сторону. А что, если мы их, просто, догнали по
ходу своего пути. Но в таком случае, почему они не начинают
отставать? Но не слишком ли они быстры для космических
объёктов естественного происхождения таких размеров? А
 
 
 
почему нет? Плечи молодого капитана невольно дёрнулись.
Ведь неизвестно какая сила отправила их в путь. Однако,
странный он у них. Откуда и куда они идут? Поблизости нет
никаких звёзд. Галактические странники? Так недолго и на-
пороться на один из них. Мы ведь лишь делаем первые ша-
ги в пространстве и что нас здесь ожидает можем лишь га-
дать. Состроив гримасу, он покачал головой. И всё же, поче-
му пространственный сканер их не видит? Поверхность так
изуродована, что отражённый сигнал гасит сам себя или во-
все не отражается? Нужно бы предупредить Землю об этих
феноменах на пути к Кентауре. Но почему колонисты не со-
общили о них? Если только наши пути лишь сейчас пересек-
лись? Но они ведь могут пересечься и в будущем.
Холопов отвернулся от экрана вивв и обвёл взглядом пи-
лотов.
– Кто-то из вас связывался тайком с Землёй? – Твёрдым,
не терпящим пререкания, голосом поинтересовался он.
– Нет! – Тут же пришёл ответ от Антона Керасова.
– У меня сложилось впечатление, что кто-то намеренно
изъял из накопителя запутанные кванты, капитан. – Произ-
нёс Влад Комаров.
– Откуда тебе известно об изъятых квантах? – В голосе
Холопова скользнули грозные нотки.
– На пульте управления есть терминал, контролирующий
состояние накопителя. Только сейчас, когда ты завёл разго-
вор о запутанных частицах, я, вдруг, понял его назначение. –
 
 
 
Влад дёрнул плечами. – Я и прежде замечал на нём какие-то
бегающие уровни, но думал, что они относятся к энергии ко-
рабля.
– Ты хочешь сказать, что на борту транспорта есть кто-
то ещё и тайком связывается с Землёй? Абсурд! – Холопов
резко мотнул головой. – Я не приемлю твой вывод.
– Я не имел ввиду кого-то из транспорта, капитан. Этот
кто-то, вполне, может быть вне корабля и вполне, вероятно,
ворует наши частицы, замыкая канал перемещения на себя.
– Что значит, вне корабля? – Брови капитана выгнулись
высокими дугами. – Что значит, замыкает?
–  Кто-то, находящийся вне транспорта, перехватывает
наш канал, внедряется в него и проникая по нему в наш нако-
питель запутанных частиц, переправляет их, каким-то спо-
собом, в свой накопитель.
– Разве такое возможно? – Брови капитана выгнулись ещё
большими дугами.
– Вам известен предел возможного, господин капитан?
– Нет. – Механически вылетело из Холопова. – Но есть
же здравый смысл и твоё предположение как-то не уклады-
вается в его рамки. Перед портацией я прослушал несколько
лекций о теории запутанных квантов и в них ничего не гово-
рилось о твоём предположении. Это из мира фантазий, Влад.
– Увы, капитан. Другого предположения у меня нет. Оно
легко проверяется. Достаточно лишь создать канал.
– Можно проверить, говоришь. – Холопов потёр пальцами
 
 
 
подбородок. – Хорошо, проверим, но чуть позже. Ты своим
предположением вызвал у меня чувство тревоги. Тут поне-
воле задумаешься. Прежде, чем создать канал, я хочу осмот-
реться в пространстве.
В зале управления наступила тишина.
И как ты намерен осмотреться, господин капитан. Углу-
бился в размышления Холопов. Торможение исключается.
Высунуться из люка на такой скорости навряд ли удастся.
Он беззвучно хмыкнул. Пространственный поток поджарит
не задумываясь, даже несмотря на термозащиту скафанд-
ра – температура корпуса транспорта периодически подска-
кивает до четырёхсот градусов, несмотря на то, что он вы-
лизан так, что и пыли зацепиться-то не за что. На борту
есть челнок. Выйти в нём? Но сможет ли он удержать та-
кую скорость? Отстанет – придётся тормозить. Нежелатель-
но. Он покрутил головой. А если попытаться осмотреться
через орудийную башню? Он состроил гримасу озабочен-
ности. Она прозрачная, стекло достаточно прочное. Надеть
скафандр, если, вдруг, какая-то шальная пылинка проткнёт
её. Решено!
–  Керасов! В скафандр и в орудийную башню верхнего
ангара. В ней есть прожектор. Покрутись, пошарь им вокруг
транспорта. Но не дольше получаса. Не забудь включить об-
зорную камеру шлема, чтобы мы тоже что-то видели. Забе-
рёшься в башню и лишь затем откроешь внешний люк. Если
появится дестабилизация, закроешь люк и вернёшься в ан-
 
 
 
гар. Колебания башни будут незначительны, выведешь её на-
ружу и попытаешься осмотреться. Возможно что-то и удаст-
ся прояснить. – Заговорил он, повернув голову в сторону Ан-
тона. – Ты их нашёл, тебе с ними и разбираться. Комаров… –
Он повернул голову в сторону второго пилота. – Помощь и
подстраховка. Но из ангара ни шагу. И проследи, чтобы он
не торчал там дольше разрешённого времени. В случае чего,
втянешь башню через аварийную систему управления.
– Да, капитан! – Раздался дружный ответ пилотов и под-
нявшись со своих кресел, они покинули зал управления.
 
***
 
В ангаре Антон подошёл к одному из шкафов и открыл
его дверку, за которой оказалась ниша со скафандрами. Он
развернулся и едва не ткнулся своим носом в нос, стоящего
за ним Влада.
– Не сбежал назад, на Землю? – Влад широко улыбнулся.
– Кто? – Антон поднял брови.
– Скафандр. – Улыбка Влада растянулась едва ли не до
ушей.
– Не до шуток. – Лицо Антона сделалось чрезвычайно се-
рьёзным. – Никогда не слышал, чтобы кто-то высовывался
на такой скорости.
Антон шагнул к проёму, отстегнул спину скафандра и
взявшись руками за перекладину над скафандром, подтянул
 
 
 
ноги и скользнул внутрь скафандра. Влад тут же шагнул к
нише и взявшись за откинутую спину скафандра, захлопнул
её и принялся застёгивать застёжки, хотя всего этого можно
было ему и не делать, так как скафандр мог сам герметизи-
роваться и он, в другой ситуации, непременно, остался бы на
месте, но приказ капитана нужно было неукоснительно вы-
полнять и потому он принялся энергично помогать Антону.
Когда скафандр был загерметизирован и система его жиз-
необеспечения была задействована в полной мере, Влад от-
ступил от ниши и отошёл к цилиндру орудийной башни. За-
хваты, удерживающие скафандр в нише, отвалились и раз-
вернувшись, Антон вышел в ангар.
– Не забудь про камеру. – Произнёс Влад.
– Уже не забыл. – Донёсся из шлема скафандра голос Ан-
тона с металлическим оттенком.
Громко топая металломагнитными подошвами скафанд-
ра о металлический пол ангара, Антон направился в сторо-
ну входа в цилиндр орудийной башни, рядом с которым уже
стоял Влад Комаров.
Когда Антону до входа осталась пара шагов, Влад ткнул
пальцем в панель управления, вделанную в стену цилиндра
рядом со входом и дверь цилиндра скользнула в сторону –
не останавливаясь, Антон вошёл внутрь.
– Удачи! – Бросил его вдогонку Влад и ещё раз ткнул паль-
цем в панель управления – дверь цилиндра вернулась на ме-
сто, отгородив Антона от ангара.
 
 
 
Влад пробежался пальцами по клавишам панели управле-
ния и на её терминале появилось изображение внутренней
обстановки цилиндра – Антон уже стоял рядом с орудийной
башней.
Орудийная башня в транспорте была некоторым анахро-
низмом, доставшемся ему от первых кораблей земной циви-
лизации, когда автоматизация орудийных турелей была ещё
не столь интеллектуальна и считалось, что оператор лазер-
ного излучателя из орудийной башни во время ближнего боя
в пространстве будет более эффективен, нежели искусствен-
ный интеллект турели, но постепенно интеллект механизма
управления орудийными турелями был доведён до нужного
уровня совершенства и надобность в орудийной башне отпа-
ла, но она всё же продолжала существовать в больших кос-
мических кораблях цивилизации, так как корабельного объ-
ёма для её размещения в них было вполне достаточно. Прак-
тически все члены экипажа, корабля, где имелись орудий-
ные башни, проходили курс обучения управлением башней
и имели навык работы с ней.
Антон не был исключением и потому он без проблем от-
крыл люк орудийной башни и усевшись в её кресло, загер-
метизировал башню и только после этого открыл внешний
люк корпуса транспорта.
Никакого колебания башни не ощущалось и не задумыва-
ясь, он ткнул пальцем в большую клавишу на панели управ-
ления башни, запуская процедуру её вывода наружу – башня
 
 
 
вздрогнула, будто вышла из спячки и поползла вверх.
Чем выше башня поднималась над корпусом транспорта,
тем выше поднимались брови Антона от отрывающегося ему
вида звёздного великолепия, окружающего космический ко-
рабль и хотя это были те же самые звёзды, которые он еже-
дневно видел на экране вивв, но их восприятие из орудийной
башни, вдруг, оказалось совершенно другим – звёзды из неё
казались будто живыми и настолько близкими, что казалось
высуни руку из башни и непременно достанешь какую-то из
них – огромную, яркую и завораживающе красивую.
Антон уже не один раз выходил в пространство, но то бы-
ло внутреннее пространство Солнечной системы и хотя оно
тоже было великолепно и завораживающе, но оно было впол-
не знакомым и потому казалось каким-то естественным, буд-
то стенами своей квартиры, по которым взгляд скользит обы-
денно, не замечая их. Здесь же ощущение было таким, будто
ты попал на выставку каких-то шедевров творчества Приро-
ды Мироздания, от которых невозможно оторвать взгляд.
Прошло достаточно долгое время, пока, наконец, налю-
бовавшись звёздным великолепием Антон занялся тем, за-
чем и оказался в завораживающем пространстве – принял-
ся осматриваться. Визуальный осмотр ничего не дал – ни-
каких объектов вблизи башни не наблюдалось, вскоре глаза
Антона адаптировались в свете звёздного великолепия на-
столько, что он мог уже наблюдать пространство не только
вокруг башни, но уже просматривался и весь огромный кор-
 
 
 
пус транспорта и даже некоторое пространство вокруг него.
Вдруг Антону показалось, что одна из звёзд поблекла на
миг и вновь замерла с прежним блеском. Он принялся всмат-
риваться в неё, но долгое наблюдение за ней ничего не дало
– звезда оставалась спокойной.
Может это промчавшийся мимо астероид закрыл звезду
на миг? Замелькали у него мысли озабоченности. Может
быть мы, действительно попали в какое-то астероидное по-
ле? Но тогда можно считать удачей, что ни один из них ещё
не врезался в транспорт. Но ведь колониальные корабли тоже
шли этим курсом, но они не сообщали ни о каком астероид-
ном поле. А если оно только что пришло в это пространство?
Всё же уже прошло долгое время. Антон беззвучно хмыкнул.
Интересно, капитан видел этот проблеск? Что-то он молчит?
Антон безрезультатно понаблюдал ещё некоторое время
за этой же звездой. Никаких команд от капитана Холопова не
поступило и он включил прожектор башни – яркий луч све-
та, умчался прочь, вырвав из плена тьмы более дальний кусо-
чек пространства: звёзды померкли, их великолепие поблек-
ло и глубоко и протяжно вздохнув, Антон принялся вновь
осматриваться.
Сколько он ни крутился вместе с башней, последователь-
но освещая пространство вокруг космического корабля, но
никаких предметов, могущих ассоциироваться с астерои-
дом, увидеть ему так и не удалось, пространство вокруг
транспорта было девственно чисто.
 
 
 
Проклятье! Антон досадливо поморщился. Если астероид
закрыл собой звезду, значит он прошёл совсем недалеко от
транспорта. Но почему система пространственного контро-
ля его не увидела? Из чего он состоит? Неужели его поверх-
ность настолько сложна, что полностью поглощает падающее
на него излучение? А если это чёрная дыра? Антон невольно
вжал голову в плечи от осознания, вдруг, пришедшей к нему
догадки. Естественно, что никакое излучение не вернётся от
неё. Транспорт попал в скопление чёрных дыр? Они почув-
ствовали массу транспорта и пошли параллельным ему кур-
сом, выбирая подходящий момент для атаки. Атака чёрных
дыр! Ну и ну! Какому фантасту такой бред придёт в голову.
Но почему тогда они светятся? Скорее всего из-за пыли, ко-
торая встречается им на пути и которая перед поглощением
чёрной дырой успевает испустить несколько фотонов света.
Видимо здесь достаточно много её, если чёрные дыры све-
тятся, будто звёзды. Стоит доложить об этом капитану? Ещё
поднимет насмех. Вдруг мои знания о чёрных дырах расхо-
дятся с действительностью? Антон ещё раз беззвучно хмык-
нул. Но всё же доложить нужно, хотя бы о том, что вокруг
транспорта нет никаких опасных объектов.
– Господин капитан, вокруг чисто. – Громко заговорил он,
будто опасаясь, что капитан не услышит его усиленный элек-
троникой голос. – Сворачиваться?
– Сворачивайся! – Тут же получил он ответ, произнесён-
ный каким-то безразличным голосом, будто Антон затеял
 
 
 
этот разговор совершенно не вовремя.
– Да, господин капитан! – Подтвердил Антон ясность по-
лученного приказа и вытянул руку к панели управления ору-
дийной башни, намереваясь отключить прожектор, но это у
него получилось как-то неловко, прожектор дёрнулся, луч
света скользнул в сторону и он увидел появившийся в нём
на долю мгновения светлый, с серебристым отливом, овал.
Антон замер, но уже в следующее мгновение отдёрнул ру-
ку от панели и вновь принялся водить лучом прожектора,
описывая все большие круги вокруг той точки, где он уви-
дел серебристый овал, но все его усилия оказались напрас-
ны, никакого овала нигде не было.
– Застрял? – Донёсся до него голос Влада.
– Нет! – Механически слетело с губ Антона.
– В чём же проблема? Время вышло. Капитан приказал
возвращаться. Или тебя нужно насильно тянуть?
– Возвращаюсь!
Антон выключил прожектор, вернул его в исходное состо-
яние и вытянул указательный палец в сторону клавиши опус-
кания орудийной башни и… Перед ним висел светлый овал
с серебристым отливом.
Рука Антона опустилась, пространство перед ним напол-
нилось какими-то красными кругами, которые завертелись в
каком – то бешеном хороводе, раскручиваясь всё быстрее и
быстрее. И вдруг, наступила темнота. Антон почувствовал,
что будто летит. Его веки сомкнулись.
 
 
 
 
***
 
– Антон! У тебя проблема? Ты застрял? Почему ты вы-
ключил камеру?  – Скороговоркой произнёс Влад, бестол-
ковым взглядом всматриваясь в потемневший терминал на
внешней панели управления орудийной башней на боку ци-
линдра.
Прошло несколько мгновений, никакого ответа от Анто-
на не последовало. Влад ткнул пальцем в несколько клавиш
внешней панели управления башней, но так и не услышал,
ни голоса Антона, ни увидел никакого изображения с каме-
ры на его шлеме.
Астероид пробил и башню и его скафандр. Вдруг всплыла
у Влада тревожная мысль. Вдруг, Антон ранен и ему нужна
срочная помощь?
Не раздумывая больше ни мгновения, Влад бросился к
шкафу, где висел его скафандр, в котором он портировал-
ся на транспорт и принялся лихорадочно облачаться в него,
но торопливость оказалась плохим помощником и застёжки
скафандра никак не хотели застёгиваться, а если и застёги-
вались, то тут же отваливались. Безрезультатно повозившись
некоторое время, он замер и выпустил шумную струю воз-
духа.
– Спокойно! – Невольно слетело с его губ.
Сделав несколько глубоких вздохов, Влад вновь принял-
 
 
 
ся застёгивать застёжки. Способность к осмысленным дей-
ствиям вернулась к нему полностью и вскоре он уже вклю-
чил тест скафандра на герметичность.
– Комаров! Ты где? – Донёсся из динамиков шлема ме-
таллический голос Холопова.
– Около цилиндра. – Ответил Влад.
– Что с Керасовым? Почему я не слышу его? – Поинтере-
совался Холопов.
– Я это сейчас и собрался выяснить, господин капитан. –
Ответил Влад и развернувшись шагнул к цилиндру – вспых-
нувший чуть в стороне от его глаз зелёный индикатор опо-
вестил, что скафандр герметичен.
– Каким образом? – В голосе Холопова послышались нот-
ки озабоченности.
– Я направляюсь в орудийную башню, господин капитан.
–  Нет! Отставить!  – Донёсшийся из динамика громкий,
резкий голос капитана, заставил Влада поморщиться.
– С Антоном что-то произошло, господин капитан. Ему
нужна помощь. – Срывающимся голосом произнёс Влад.
– Нет! Отставить выход! Дождись меня! – Донёсся удаля-
ющийся голос Холопова.
– Пока тебя дождёшься, уже никакая помощь не потребу-
ется. – Пробурчал Влад и ткнул пальцем в клавишу откры-
вания двери цилиндра.
В орудийную башню ему пришлось подниматься по лест-
нице, благо, такая возможность была предусмотрена, так как
 
 
 
опустить башню он не решился, опасаясь, что при движении
вниз, башня может повредить Антона, если, вдруг, тот за-
стрял.
К удивлению Влада, Антона в орудийной башне не оказа-
лось. Он внимательно осмотрел башню и даже присел и за-
глянул под орудийную турель, хотя там пространства было
не так уж много, но Антона нигде не было. Выпрямившись,
Влад развернул прожектор и вытянул руку к его панели, что-
бы включить и… Перед ним, за стеклом башни висел свет-
лый серебристый овал.
Влад отшатнулся и плотно сжал веки. Постояв так
несколько мгновений, он открыл глаза и вместо овала уви-
дел, что пространство перед ним наполнено какими-то крас-
ными вертящимися кругами, которые раскручиваются все
сильнее и сильнее. Влад отшатнулся ещё дальше и в тот же
миг почувствовал, что будто летит. Пространство перед ним
потемнело и он провалился в никуда.
 
***
 
Вбежав в верхний ангар, Виктор Холопов тут же увидел
открытый дверной проём цилиндра орудийной башни. Не
раздумывая, он бросился к ней.
Буквально, взлетев к люку орудийной башни, так как его
магнитные подошвы потеряли связь с металлическим полом
корабля, он нырнул в орудийную башню – она была пуста,
 
 
 
будто в ней никогда и никого не было, прожектор находился
в исходном состоянии, будто его никто и не разворачивал.
Холопов передёрнулся, вдруг, осознав, что необдуманно
оказался в орудийной башне без скафандра, но к его счастью,
она была герметична.
Вертанувшись в ней несколько раз, он опустился в ангар и
примагнитившись к его полу, подошёл к шкафам, где долж-
ны были быть скафандры, но два из трёх шкафов оказались
пусты, ни скафандра Антона, ни скафандра Влада в них не
было.
Состроив гримасу полнейшего недоумения, он направил-
ся в зал портации, доложить на Землю о произошедшем.
Набрав на панели управления портацией нужные коман-
ды, он стал напротив проёма в зону портации и замер. Про-
шло достаточное количество мгновений, но никакого розо-
вого свечения в зоне портации так и не появилось.
Подумав, что второпях, задал неверно какую-то команду,
Виктор Холопов опять шагнул к панели управления и под-
няв руку, вознамерился повторить набор команд для запуска
процедуры портации, но тут его взгляд остановился на тер-
минале накопителя запутанных квантов – на нём отобража-
лись лишь одни нули. Накопитель запутанных частиц был
пуст. Спина Виктора Холопова тут же покрылась инеем.
Не отдавая себе отчёта, он шагнул к проёму, ведущему в
зону портации. За ним была абсолютная тьма. Поддавшись
неизвестно какому устремлению, он шагнул в зону портации.
 
 
 
 
Глава вторая
Дайранская система
 
 
1
 
Резкий, прерывистый, винтом вворачивающийся в мозг
звук, заставил Анта сбросить свое гибкое тело со спальной
платформы. Описав в воздухе замысловатую траекторию, он
стал босыми ногами на прохладный пол каюты и в следую-
щее мгновение его руки уже вытянулись в сторону висяще-
го рядом со спальной платформой защитного костюма. Еще
мгновение и он уже шагнул в открытую дверь каюты, на ходу
герметизируя своё защитное одеяние.
– Проклятье! – Раздался у него в шлеме глухой голос Ва-
да, его дуете по штурму. – Я даже не понял: спал или нет.
Неужели опять полезли?
–  Знаю столько же.  – Не оглядываясь, заговорил Ант,
широкими шагами мчась по коридору космической базы. –
Лишь помню, что подошёл к спальной платформе и затем,
полный провал.
Дальше бежали молча, так как обсуждать причину тре-
воги, не зная её, было бессмысленно. Вокруг них слышал-
ся стук твёрдых подошв защитных костюмов других пило-
 
 
 
тов пространственных штурмов – боевых космических ко-
раблей промежуточного класса. Каюты Анта и Вада находи-
лись в самом дальнем конце одного из жилых модулей минус
шестого уровня космической базы Итинолле, но они были
быстры и потому, по мере их бега, гул от топота десятков ног
делался всё громче и громче.
Ангар был уровнем выше. В него можно было попасть
или на лифтах или же по нескольким нешироким лестницам,
вьющимся винтом вокруг орудийных шахт базы.
Так как Ант и Вад бежали одними из последних, то все
лифты, мимо которых они пробегали, уже скользили вверх,
доставляя в ангар других пилотов и им досталась лишь вин-
товая лестница, да и то не первая, а одна из последних, так
как у первых уже толкались другие пилоты, а неоправданная
задержка старта, в моменты тревоги, наказывалось. Привет-
ствовалось лишь движение. Да они, собственно и не стреми-
лись ни к лифтам, ни к первым лестницам, так как их боевой
штурм, как и их каюты, стоял в одном из самых последних
слотов ангара минус пятого уровня.
Вверх скользили лыжами: ноги не ступали на ступеньки,
а скользили по их гребням. Этим стилем перемещения Ант
пользовался сколько себя помнил и научил им перемещать-
ся и Вада. К концу лестницы скорость набиралась такая, что
едва ли не дымились подошвы их защитной обуви и они сле-
тали с лестниц будто выпущенные из катапульты.
Было и ещё одно преимущество у далёкого слота их ко-
 
 
 
рабля: у обслуживающих техников было больше времени на
подготовку корабля к вылету и он всегда получал больше ре-
сурсов от базы, так как техники обязаны были прекратить
обслуживание штурма лишь с того момента, когда около ко-
рабля появлялись пилоты, но так как штурм Анта и Вада сто-
ял в одном из самых последних слотов, то и появлялись они
около него одними из самых последних и потому у техников
было больше времени на подготовку штурма к старту. Но у
техников было и весьма неприятное ограничение по обслу-
живанию штурма – корабль, при появлении около него пи-
лотов, уже должен был быть отстыкован от всех коммуника-
ционных систем и линий базы.
Техники, обслуживающие штурм Анта и Вада под номе-
ром пятнадцать были адронами – искусственными интеллек-
туальными механизмами, которые всегда чувствовали при-
ближение пилотов, ещё до того, как они слетали с последних
ступенек лестницы и успевали вовремя отстыковать все ком-
муникационные каналы, связывающие корабль с базой и по-
тому никаких нареканий к ним у пилотов никогда не было.
Не все штурмы обслуживались адронами и считалось, что
командование выражало этим своё некоторое неуважение к
пилотам штурма, связывая их с адронами. Но была и дру-
гая причина: техников-людей на все штурмы не хватало. Ни
Ант, ни Вад не знали почему их не хватает, так как, насколь-
ко видели, персонал станции был огромен. Но это их не осо-
бенно и беспокоило, так как адроны свою работу знали пре-
 
 
 
восходно и их штурм всегда выходил из базы на задание за-
груженный всеми требуемыми ресурсами, что называется –
под завязку.
Вот и сейчас: едва Ант первым слетел с лестницы и бро-
сился к своему штурму, как адроны, больше похожие не на
гуманоидов, а многоруких и многоногих пауков, уже семе-
нили ему навстречу, торопясь занять свои ниши в стенах ан-
гара, чтобы не попасть под жёсткие струи энергии движитей
штурмов.
– Есть! – Раздался в шлеме Анта громкий возглас доклада
о полной готовности корабля к выходу в пространство, ис-
ходящий, скорее всего от обеих адронов одновременно.
– Есть! – Послал он ответный возглас, говорящий, что до-
клад о готовности корабля принят.
– Есть! – Тут же пришёл ответ и от Вада.
Собственно, адроны могли ничего и не говорить, а при-
слать мысленный доклад, но сам не зная почему, Ант насто-
ял уже при первом же докладе адронов о готовности штурма
к работе в пространстве, чтобы они произнесли это слово, а
уже в последствии этот короткий доклад стал, как должным.
И хотя Ант замечал, что не всегда одни и те же адроны об-
служивали его штурм, но короткое слово доклада произно-
силось уже и другими искусственными механизмами, будто
предыдущая пара адронов передавала это желание пилотов
вместе с обслуживанием их корабля.
В принципе, пара пилотов штурма была равнозначна в
 
 
 
правах, так во время пилотирования их информационные
поля корабельной системой управления объединялись в од-
но целое и интегрировались в эту же систему управления,
образуя единое квантовое поле корабля, которое уже инте-
грировалось в объединённое квантовое поле эскадры, кото-
рое уже интегрировалось в объединённое поле базы Итинол-
ле и скорее всего так далее, хотя Ант и не представлял, ка-
ковой далёкой эта интеграция является в реальности. Но всё
же Ант неизменно получал некоторый приоритет. Почему
система чуть выделяла его, Анту было неизвестно и все его
попытки узнать причину своего приоритета у системы, были
тщетны.
Вад к подобному выделению системой своего дуэте отно-
сился без проявления каких-либо эмоций и считал, что, ка-
кой бы совершенной не была система управления, капитан
у космического корабля всегда должен быть, оставляя эту
должность за Антом и совершенно не претендуя на неё.
Боевой космический корабль промежуточного класса –
штурм, был двухголовым, то есть имел два зала управле-
ния, которые занимал один из пилотов и его головы могли
трансформироваться, как в горизонтальной плоскости, так и
в вертикальной, в зависимости от происходящих событий в
пространстве. Походной и парковочной конфигурацией го-
лов штурма, требовалось их построение в горизонтальной
плоскости; боевой или активной конфигурацией, считалось
вертикальное построение голов штурма, хотя эти построе-
 
 
 
ния не были абсолютной догмой и построение голов могло
иметь место от требований события, в котором принимал
участие космический корабль.
Да собственно и залы управления, залами можно было
назвать их, имея весьма большое воображение, так как они
представляли собой ничто иное, как стоящее в небольшом
пространстве корабля кресло, в котором полулежал пилот,
защищённый со всех сторон прозрачной статитовой оболоч-
кой, будто коконом. Собственно, статитовая оболочка так и
называлась – кокон. Зал же управления, из-за своей шарооб-
разной конфигурации назывался сферой.
Площадки подъёмников, как им и полагалось, находились
внизу и едва Ант и Вад замерли в их центре, очерченном
зёлёным кругом, как площадки скользнули вверх.
Их подъём был столь стремителен, что мышцы ног Ан-
та не выдерживали получаемого напряжения и если бы не
поддерживающее силовое поле, которое неизменно опуска-
лось из люка корабля, как только пилот оказывался в зелё-
ном круге, то Ант однозначно, оказывался бы лежащим пла-
стом на площадке своего подъёмника.
Едва подъёмник завис над полом зала управления, позади
кресла пилота, как Ант, резко оттолкнувшись, тут же мет-
нулся к своему креслу.
Хотя он никогда не видел, но был уверен, что тоже самое
проделывал и Вад.
Едва Ант прижался к спинке кресла, как выскочившие за-
 
 
 
хваты мягко, но плотно прижали его к креслу, но всё же оста-
вив ему необходимую свободу для слежения за окружающим
корабль пространством
Ант глубоко и шумно вздохнул – воздух был свеж и при-
ятен и лишь затем, будто вздох пилота послужил сигналом
системе управления корабля, сомкнулась стативая оболочка
вокруг кресла, проявив себя несколькими яркими блёстка-
ми зарядов, скользнувшими по её поверхности и показывая,
что система жизнеобеспечения интегрировалась в простран-
ство кокона. Для Анта было странным, что, хотя, защитный
костюм и был укомплектован защитным шлемом, но пилоты
штурмов его никогда не надевали, видимо считая, что ста-
титовая оболочка кокона настолько надёжна, что шлем но-
сить не к чему. По статитовой оболочке, перед глазами Анта,
пробежали строки сообщений интеграции и исчезнув, оста-
вили после себя лишь несколько неярких зелёных индикато-
ров, показывающих, что система жизнеобеспечения пилота
функционирует в достаточном, для обеспечения его жизне-
деятельности, режиме. И в тот же миг, Ант будто растворил-
ся в пространстве ангара, будто его тело исчезло вместе со
всеми системами своего жизнеобеспечения, а остался лишь
один его разум, показывая, что произошла интеграция его
информационного поля с информационным полем его ду-
эте и с системой управления штурма и всей эскадры, обра-
зуя единое информационное пространство боевого соедине-
ния космических кораблей – объединённое квантовое поле
 
 
 
и где был сейчас он, а где все другие пилоты его эскадры,
Ант, совершенно, не представлял, так же не представляя, ка-
ким образом, это самое квантовое поле разделяет мыслен-
ные потоки пилотов, правильно интерпретирует их и застав-
ляет штурмы выполнять команды именно своих пилотов, а
не пилотов других космических кораблей.
Ант висел в десятке метров от пола ангара минус пятого
уровня, будто удерживаемый неизвестными силами. Перед
ним простиралось пространство огромного ангара, в кото-
ром располагались пятнадцать штурмов: пять рядов, по три
в ряд. Три корабля поддержки, которые неизменно сопро-
вождали эскадру, но никогда не принимали участия в бое-
вых действиях, располагались позади последнего ряда штур-
мов и потому были Анту не видны, ходя он мог бы приказать
системе управления показать их, чтобы удостовериться в их
наличии, но не делал этого, считая излишним.
Для него была какая-то непривычная странность в пило-
тировании штурма, будто прежде этой странности не было:
Ант всегда видел другие корабли, но никогда не видел габа-
риты своего штурма и потому, всегда, перед стартом, неиз-
менно приказывал системе управления обозначать контуры
пятнадцатого штурма.
Он хорошо знал, что такой же приказ системе управления
отдавал и Вад и система управления всегда безоговорочно
выполняла их желание.
Габариты! Прозрачность десять! Сгенерировал Ант мыс-
 
 
 
ленный поток для системы управления штурма и не успел
он ещё даже осознать свой мысленный поток, как вокруг
него проявились очертания его боевого корабля, достаточно
хорошо видимые, но совершенно не мешающие обозревать
окружающее штурм пространство.
Насколько он знал, пилоты других штурмов не заставля-
ли свои системы управления проявлять габариты кораблей,
но у других пилотов было очень странное чувство, которого
почему-то не было ни у Анта, ни у Вада. Это чувство име-
ло название психотронное поле и позволяло с его помощью
контролировать не только габариты космического корабля,
но и окружающее пространство на некотором расстоянии от
штурма и не только контролировать, но и защищать пилота
от проявления агрессии к нему со стороны кого бы то ни бы-
ло.
Готов! Сгенерировал Ант мысленный поток, скорее всего
уже не только для системы управления штурма, а для объ-
единённого квантового поля всей эскадры, показывая свою
полную готовность к выходу в пространство.
В тот же миг пространство ангара перед ним пришло в
движение, быстро ускоряясь, показывая, что доклад о готов-
ности к старту от пилотов пятнадцатого штурма прошёл по
эскадре если не последним, то одним из таковых и прошло
лишь мгновение, которое Ант даже не успел осознать, как он
уже мчался в пространстве Мироздания, в окружении мири-
адов ярких блестящих звёзд.
 
 
 
 
***
 
Эскадра, ведомая, несомненно, её командиром, который у
Анта, неизменно, ассоциировался с квантовым полем эскад-
ры, так как он никогда не слышал голос командира, а полу-
чал лишь безэмоциональные информационные потоки, при-
ходящие неизвестно откуда, шла вправо.
Ант невольно оглянулся – величественная, имеющая фор-
му приплюснутого шара, сияющая тысячами разноцветных
огней, военная космическая база галактической расы траков
– Итинолле, стремительно удалялась…
 
***
 
Как Ант оказался на Итинолле он не имел, абсолютно ни-
какого представления, как и не имел представления, кто он
вообще такой, так как он не был похож ни на одного из пред-
ставителей разумных космических рас, которые проходили
службу на космической базе, а их было не менее десятка,
различных телосложений и интеллекта. Единственным пред-
ставителем гуманоидной расы, который был похож на него,
был его дуэте Вад, который тоже не имел представления, кто
он такой и как оказался на Итинолле.
Прибыли на базу они, практически, недавно, чуть более
 
 
 
сотни суток назад и это был всего лишь их третий боевой
выход на патрулирование. Всё остальное время они прово-
дили или за тренажёрами – точной копией штурма, или же в
патрулировании вокруг базы, в котором закрепляли практи-
ческие навыки пилотирования в реальном пространстве, по-
лученные во время тренировок в пространстве виртуальном.
Первый выход проходил точно так же, как и сегодняш-
ний: нудный писк, сбросивший Анта со спальной платфор-
мы, на которой он не имел понятия, как оказался и заставив-
ший его, облачившись в защитный костюм, побежать в ан-
гар, где находился его боевой корабль промежуточного клас-
са – штурм.
Никакого столкновения с противником при первом бое-
вом выходе в пространство не было: описав широкое полу-
кольцо, поперёк эклиптики местной планетной системы, эс-
кадра в полном составе вернулась на базу и лишь здесь, после
того, как Ант покинул штурм и впервые увидел лицо своего
дуэте, он, вдруг, попытался осознать причину своего пребы-
вания на Итинолле.
Попытка это выяснить у своего дуэте тоже ничего не дала.
Анту даже показалось, что Вад знал ещё меньше, чем он. То-
гда он попытался расспросить одного из проходивших мимо
пилотов, тронув его за рукав защитного костюма – пилот по-
вернул голову и… Ант, буквально, утонул в его чёрных без-
зрачковых глазах.
Когда Ант очнулся, то увидел рядом с собой Вада и…
 
 
 
Определённо, это был гуманоид, так как у него было чело-
векоподобное тело, на котором была надета курточка свет-
ло-серого цвета и такого же цвета брюки или нечто похо-
жее на них. У гуманоида была безволосая голова, средне-ко-
ричневого цвета, создавая впечатление, что это ничто иное,
как огромный лоб; большие тёмные глаза, определённо, без
зрачков и трапециевидная остальная часть лица, на которой,
определённо, не было носа. Рот, скорее всего, у него был,
так как в нижней части просматривались две тонкие розо-
вые полосы, могущие принадлежать, несомненно, лишь гу-
бам. Лицо гуманоида было чуть повёрнуто и Ант видел его
ухо, достаточно большое, но прижатое к голове, что сглажи-
вало его восприятие. Голова гуманоида покоилась на мощ-
нейшей шее, которая будто древесный кряж врастала в его
плечи. Это Ант видел из-под расстёгнутого ворота курточ-
ки гуманоида. К тому же гуманоид был огромного роста: так
стоящий рядом с ним Вад, едва доставал своим затылком до
нижней пары рук гуманоида, у которого над нижней парой
рук, была ещё и верхняя пара, более мощных, рук.
Нижняя пара рук гуманоида, вдруг, вытянулась в сторону
Анта, который тут же похолодел, пытаясь, буквально, вжать-
ся спиной в пол, на котором лежал, но пол оказался очень
твёрдым и не спас Анта. Пара рук, схватив Анта под пле-
чи, резко подняла и через мгновение он почувствовал, как
его ноги ткнулись в твёрдую поверхность. Не ожидая столь
резкой перемены своего положения, Ант не устоял, его ноги
 
 
 
подкосились, но пара рук гуманоида его достаточно сильно
встряхнула.
Держись! Получил Ант громкую, безэмоциональную ко-
лючую мысль напрямую в мозг, минуя уши.
Что полученная мысль была громкой, Ант это отчётливо
почувствовал, так как у него в голове, буквально, загудело,
будто в пустой бочке. Но всё же он решил воспользоваться
полученным советом и попытался напрячь ноги. Вроде бы
получилось. Гуманоид убрал свою пару рук и Ант остался
стоять, лишь чуть шатнувшись.
Он повёл глазами по сторонам, пытаясь сориентировать-
ся: он находился в том же самом ангаре, рядом со своим ко-
раблём промежуточного класса. Кроме Вада и четырёхруко-
го гуманоида, никого поблизости больше не было. Он под-
нял взгляд на гуманоида.
– Что со мной произошло? – Попытался произнести Ант,
но из его рта донёсся лишь какой-то нечленораздельный
хрип.
Это был ватх. Никогда не связывайся с расой ватхов. По-
текли напрямую в мозг Анта громкие колючие мысли, заста-
вившие его лицо исказиться неприятной гримасой. Они не
признают тех, кто не может защитить себя. Тебе повезло пи-
лот – видимо у ватха оказалось хорошее настроение.
Кто ему вкладывал эти колючие мысли в мозг, Ант не
представлял, так как губы Вада были плотно сжаты, а то, что
можно было назвать лицом гуманоида, совершенно ничего
 
 
 
не выражало.
– Я хотел лишь узнать, где я нахожусь, так как совершенно
не представляю, как сюда попал. – Прохрипел Ант уже более
членораздельно, крутя головой, совершенно не представляя,
кому он это говорит.
Это военная космическая база Итинолле. Странно, что ты
этого не знаешь, пилот. Получил он очередные громкие ко-
лючие мысли ниоткуда, напрямую в мозг.
– Я знаю, где нахожусь. – Ант повысил хрипоту своего го-
лоса. – Я не знаю, как я сюда попал и не знаю, где находится
база Итинолле?
Тебя это не должно интересовать. Никогда. Вошедшие
Анту в мозг чужие мысли будто приобрели окрас грубости,
от которой стали особенно болезненными. Тебе достаточно
знать, лишь где ты.
– Достаточно, значит достаточно. – Ант дёрнул плечами. –
Тогда, я хотел бы, хотя бы, знать, с кем я разговариваю? –
Стараясь придать голосу резкость, произнёс он.
Перед тобой, пилот, командир твоей эскадры, коммандер
Тампол Крашт. Вошли Анту в мозг громкие колючие мысли,
но без излишней боли и вместе с тем, стоящий перед ним
гуманоид, кивнул своей странной головой, подтверждая до-
гадку Анта, что это он и посылает ему напрямую в мозг свои
мысли.
–  Рад видеть, господин коммандер.  – Ант в ответ тоже
кивнул головой.
 
 
 
Мою эскадру изрядно потрепали эстерры и потребовалось
её нештатное пополнение. Видимо других гуманоидов у ад-
мирала Урана Крааса не нашлось, если он задвинул вас в
образовавшуюся брешь. На удивление, получаемые Антом
мысли оказались не столь громки и колючи и имели какой-то
странный окрас, будто присылающий их коммандер был на
грани смеха. Защиты никакой, носители нулевые. Голова
коммандера чуть качнулась, видимо он мотнул ею. Един-
ственное ваше достоинство: вы легко адаптируетесь. Сменил
информационное поле и новый профессионал готов.
– Это безнравственно. – Попытался защитить себя Ант,
хотя бы словесно.
Ваши информационные поля, определённо, уже скопиро-
ваны, как и ваши бездарные носители. Так что, с безнрав-
ственностью ты поторопился, пилот. Пришёл Анту в мозг
сонм чужих колючих мыслей.
–  Что значит скопированы?  – Брови Анта подпрыгнули
едва ли не до волос на его голове.
Где-то созданы ваши матрицы. Это непременное условие,
вашего нахождения здесь. Получаемые Антом мысли вновь
сделались громкими и колючими. Если вы погибнете, то бу-
дете восстановлены из своих матриц.
– Ну и ну! – Ант, вытянув губы в широкой улыбке, покру-
тил головой. – Это же вечная жизнь. Блеск! – Но, вдруг, его
лицо сделалось серьёзным. – Почему же тогда вы не восста-
навливаете своих погибших пилотов, господин коммандер, а
 
 
 
набираете новых? – Поинтересовался он.
Это вопрос не в моей компетенции. Надеюсь я в доста-
точной степени удовлетворил ваши любопытства, пилоты.
Странное лицо коммандера повернулось к Ваду, будто он
вкладывал свои мысли не только Анту, но и тому тоже. А
сейчас отдых, тренировки и занятия. Надеюсь для вас на ба-
зе созданы надлежащие условия для несения вами хорошей
службы. Получил Ант ещё одну порцию громких и колючих
мыслей, хотя командер сейчас смотрел на его дуэте.
Не дожидаясь ответа, повернувшись, Тампол Крашт, ши-
рокими шагами, пошёл прочь.
Проводив его долгим взглядом, Ант повернул голову в
сторону Вада.
– Это наш…
–  Я всё слышал.  – Перебил его Вад, вызвав некоторое
недоумение у Анта.
– Странно. – Ант дёрнул плечами. – Как мысленно можно
вести диалог с несколькими людьми одновременно.
– Думаю, странности у нас только начались, а будет ли им
конец… – Вад покрутил головой. – Вопрос.
–  Что ж…  – Состроив гримасу, Ант дёрнул плечами.  –
Будем разбираться. А сейчас, как сказал коммандер – отдых.
Развернувшись, он направился в сторону лифта, чтобы
попасть на жилой уровень базы, где находилась его каюта.

 
 
 
 
***
 
Второй выход Анта и Вада в пространство в своём штур-
ме уже можно было считать боевым, так как их эскадре при-
шлось преследовать, сумевшую уйти от ещё одной эскад-
ры, пару фуэторов, кораблей, классом гораздо выше, нежели
штурмы.
Фуэторы принадлежали ещё одной космической расе –
шхертам и как понял Ант, шхеры пытались показать, что
они нейтральная космическая раса, к какой бы то ни было
цивилизации и занимаются лишь торговлей. Но вместе с их
торговыми кораблями – файтагами, зачастую в пространстве
доминирующей здесь космической расы – траков, зачем-то
появлялись и их боевые корабли – фуэторы, которые траки
считали несомненной угрозой для себя и при возможности
их уничтожали. Шхерты неизменно выражали протест на та-
кое действие траков, но вступать с ними в отрытый военный
конфликт не решались, в отличие от эстерров, периодиче-
ски вторгающихся в пространство траков большим числом
на своих очень подвижных кораблях – форватах, сопостави-
мых по классу со штурмами.
Собственно, преследования никакого не было. Эскадра
вошла в астероидный пояс и дождавшись, когда пара всевдо-
заблудившихся фуэторов приблизится к этому району асте-
роидного пояса, выскочила им наперерез. Фуэторы кинулись
 
 
 
прочь, но запоздали с маневром и были уничтожены одно-
временным залпом из всех излучателей эскадры. Ни Ант,
ни Вад даже мысленно не принимали участие в сражении,
лишь оставшись сторонними наблюдателями и кто скоман-
довал оружейным излучателям их корабля – огонь, они мог-
ли лишь догадываться.
Была какая-то странность в их этой службе, которая была
непонятна Анту и которую ему приходилось познавать по
крупицам.
 
***
 
Насколько Анту удалось узнать из объединённого кван-
тового поля, участки которого он приноровился анализиро-
вать во время тренировочных выходов в пространство, так
как на самой базе, ни с ним, ни с Вадом особо никто не об-
щался, хотя на космической базе Итинолле дислоцировалось
пять боевых эскадр траков, состоящих из кораблей различ-
ных классов.
Центральный ангар базы или более правильно, централь-
ную палубу базы занимала эскадра огромных актеонов и
небольших кораблей малого класса – танов, кораблей близ-
кого к своим носителям, радиуса действия, которыми для
них и являлись актеоны. Почему таны были кораблями ма-
лого класса, Анту было непонятно, так как они по размерам
ничуть не уступали штурмам, лишь имея один зал управле-
 
 
 
ния. Огневая мощь эскадры актеонов была столь огромна,
что она могла своим залпом уничтожить даже небольшой
спутник естественного происхождения. Командовал эскад-
рой актеонов, лично, сам адмирал космического флота тра-
ков – Уран Краас. Насколько Анту удалось понять, актеонов
было всего лишь шесть, так как их строительство было свя-
зано с очень большими затратами огромного количества спе-
цифических ресурсов, которых у цивилизации траков ката-
строфически не хватало. Экипажи актеонов были огромны
и потому для них на базе были отведены две жилые палубы.
Кораблей поддержки эскадра актеонов не имела, так как все
необходимые для себя ресурсы могла нести в себе сама. Из-
за своих размеров актеоны были несколько неповоротливы и
использовались траками лишь для крупных наступательных
операций, лишь своим видом заставляя противника панико-
вать и пускаться в бегство, хотя, ни о каких наступательных
операциях Ант, никакой информации в объединённом кван-
товом поле не нашёл, как ни пытался.
Дальше, по обе стороны от центральной палубы дисло-
цировались две эскадры кораблей среднего класса – треев.
Треев в каждой эскадре было шесть, которые сопровождали
по два корабля поддержки. Треи были достаточно больши-
ми кораблями и потому, в какой-то степени, инерционными,
имели мощное вооружение, отчего были энергопрожорливы
и потому использовались, в основном, в крупных военных,
как наступательных, так и оборонительных операциях.
 
 
 
Самые крайние ангары или палубы базы занимали две эс-
кадры штурмов – насколько понял Ант, это было сокращён-
ное название штурмовиков, хотя нигде в квантовом поле на
это даже намёка не было. Почему у траков они считались ко-
раблями промежуточного класса, Ант не понимал, так как
штурм был всего лишь раза в полтора меньше трея. Штурм
мог динамически изменять конфигурацию своего корпуса,
что делало его очень манёвренным кораблём, а его достаточ-
но мощное вооружение позволяло кораблю выполнять са-
мый широкий круг боевых задач, как наступательного, так и
оборонительного характера. К тому же штурм имел экипаж
всего лишь из двух пилотов, что снижало требования к си-
стеме жизнеобеспечения корабля из-за наличия минималь-
ного количества защищённых отсеков, что делало корабль
легче, проще в конструкции и потому более динамичнее в
пространстве сражения.
Остальные уровни базы занимали: командование базы,
системы связи и различные вспомогательные службы, о ко-
торых Ант имел весьма смутное представление. Доступ ту-
да пилотам штурмов был категорически запрещён. Да, соб-
ственно пилоты штурмов не приветствовались нигде, кроме
своего ангара и своего жилого уровня.
Насколько Ант понимал, эта информация носила лишь
ознакомительный характер, не содержала каких-то секретов
и потому была доступна и владение ею не было наказуемо,
потому, как он был уверен, что его аналитическая работа в
 
 
 
объединённом квантовом поле, была несомненно, заметна и
могла быть пресечена, если кто-то задался бы целью это сде-
лать.
Жизнь на базе не была скучной, по крайней мере для Ан-
та и Вада. Подъём в одно и тоже время; процедуры сана-
ции и около получаса для приёма пищи, которую им в ка-
юты доставлял механический стюард. Хотя пища не отли-
чалась большим разнообразием и больше походила на же-
ле разных цветов и плотностей и скорее всего была искус-
ственного происхождения, но была достаточно вкусной и пи-
тательной и потому они никогда от неё не отворачивались.
Для удовлетворения потребности в воде выдавался какой-то
тоник тёмного цвета, видимо со стимуляторами, так как по-
сле него они чувствовали себя заметно бодрее, будто бата-
рейки их организмов получали ощутимый заряд. Затем сле-
довали занятия в одном из спортивных залов уровня, а уже
затем шли или боевые тренировки в тренажёрном зале, или
же тактические тренировки в пространстве, неподалёку от
базы. Часто практические занятия состояли из двух частей:
вначале шли регламентные работы по обслуживанию штур-
ма, вместе со своими корабельными техниками, а затем уже
тактические учения. Регламент способствовал хорошим по-
знаниям своего космического корабля и вскоре Ант и Вад
знали свой штурм настолько, что могли бы уверенно с за-
вязанными глазами добраться до любого его уголка. Затем,
в конце суток, которые длились двадцать часов по времени
 
 
 
траков, был ещё один приём пищи и затем наступало лич-
ное время, которое длилось до времени подъёма следующего
дня. Причём личное время пилотов никто не контролировал,
но он был обязан после подъёма находиться в бодром состо-
янии и если кто-то из пилотов выглядел, по мнению комман-
дера, ненадлежащим образом, следовала незамедлительная
стимуляция. В чём она заключалась, Ант лишь догадывал-
ся, так как ещё ни разу не стимулировался, но насколько до-
гадывался, у пилота, после неё, уже не возникало большого
желания получить её повторно.
Ант и Вад через некоторое время узнали причину случа-
ющегося у других пилотов ненадлежащего вида: оказалось,
что на их жилом уровне был модуль отдыха, где можно было
получить все жизненные прелести, но вход в него был плат-
ным, а где можно было добыть эту самую плату и как она вы-
глядела, ни Ант, ни Вад не имели никакого представления,
как ни пытались это узнать, будто это была строго засекре-
ченная информация, потому и доступа в этот модуль свое-
го жилого уровня они не имели. Да и уставали они к концу
суток настолько, что у них было лишь одно желание: вытя-
нуться на спальной платформе и забыть обо всём, до време-
ни подъёма следующих суток.
 
***
 
Эскадра коммандера Тампола Крашта состояла из восем-
 
 
 
надцати штурмов, которые могли действовать: как единым
целым; двумя группами по девять кораблей; шестью тройка-
ми и каждый корабль мог действовать индивидуально. Дей-
ствия эскадры единым целым и двумя группами для Анта
было вообще странным, так как ни он, ни Вад, совершен-
но не принимали участия в действиях эскадры, а будто бы-
ли сторонними наблюдателями. Но всё же основным подраз-
делением эскадры были тройки штурмов, где роль пилотов
уже была более значима, так как Ант достаточно часто, при
разбиении эскадры на тройки, уже должен был выдавать в
квантовое поле своей тройки какие-то мысленные рекомен-
дации, по своему видению происходящих, в окружающем
его штурм пространстве, событий.
Тройка штурмов, куда входил корабль Анта была пятой
в эскадре. Командиром группы – капером, был невысокий,
плотного телосложения человек, по имени Конн, внешним
видом похожий на Анта с Вадом, но лишь имеющий кожу
серого цвета. Да и все остальные пилоты группы тоже бы-
ли, весьма, похожи на него: невысокого роста, плотного те-
лосложения, с круглой безволосой головой, имели круглые
светлые, безбровые глаза, мясистый нос и толстые яркие гу-
бы, за которыми прятались два ряда белоснежных, едва ли
не треугольного вида, зубов. Их уши были небольшие, а шеи,
практически не было, создавая впечатление, что их голова
прикреплена прямо к плечам, что отражалось на их пово-
ротливости – поворачивались они всегда всем телом, а не
 
 
 
крутили головой. Они были немногословны, но всё же Ан-
ту удалось узнать, что они принадлежат к космической ра-
се ваэтов, с планеты Ваэта, местной звёздной системы и слу-
жат у траков по контракту. Видимо контракт предусматри-
вал какое-то вознаграждение и потому ваэты иногда обсуж-
дали факты своего посещения модуля отдыха на языке тра-
ков, языке, на котором разговаривала вся база. Но всё же,
большей частью в неделовой обстановке, они общались на
непонятном Анту и Ваду языке, видимо, на своём родном.
Почему ваэты служили по контракту, а они нет, Ант и Вад
могли лишь гадать.
Дуэте командира группы звали Тасс; двух других ваэтов, с
третьего штурма, звали Мосс и Сатт. Единственное, что уда-
лось пространно узнать от ваэтов, то, что прежде в их груп-
пе служили лишь ваэты, но происходило что-то странное с
третьим штурмом их группы, ему катастрофически не вез-
ло – уже три раза эсстеры его уничтожали. Видимо, потому,
по предположению ваэтов, траки и решили кардинально за-
менить экипаж третьего штурма и поэтому Ант и Вад оказа-
лись в эскадре коммандера Тампола Крашта.
Почему траки выбрали непонятного происхождения Анта
и Вада, а не ватхов, ваэты этого не знали. Так же не знали
ваэты и к какой космической расе могли принадлежать Ант
и Вад, так как ни с какой похожей до сих пор не сталкива-
лись, но было однозначно, что эта космическая раса была не
из местной планетной системы. Хотя ваэты эсстеров никогда
 
 
 
не видели, но по разговорам, которые ходили среди траков и
которые им удалось услышать в блоке отдыха уже от ватхов,
Ант и Вад могли походить на них, что вызывало у Анта и
Вада даже некоторую оторопь. Всё могло объясняться тем,
что траки могли захватить в плен несколько эсстеров, хотя
те предпочитали, в случае попадания в безвыходное поло-
жение, ликвидировать себя вместе со своим кораблём и так
сказать, перепрошить их мозг, в виде эксперимента, сделав
из врагов, неким подобием друзей.
Как из немногословных реплик Конна, другие ваэты, во-
обще, предпочитали отмалчиваться, так и из обрывков кван-
тового поля, Анту, в конце-концов, все же удалось составить
понятную картину той планетной системы, где проходила его
служба в космическом флоте траков.
 
***
 
Местная планетная система с центральной большой и яр-
кой жёлтой звездой Дайрой, состояла из шестнадцати пла-
нет, три из которых находились в обитаемой зоне.
На ближней к Дайре, третьей от неё, обитаемой плане-
те жила недружественная к Анту и Ваду темнокожая раса
ватхов. Раса имела средний уровень технологического раз-
вития и сама лишь едва начала ползать по орбите своей горя-
чей планеты Ватхи. Планета была достаточно горяча и пото-
му ватхи и ещё несколько рас, населявших её, обитали лишь
 
 
 
в полярных зонах планеты, где были небольшие водные оке-
аны, между тем, как центральная часть планеты представля-
ла собой унылую безводную красную пустыню. Условия для
жизни на Ватхе были суровы, что видимо и наложило отпе-
чаток на характер её самой технологичной расы – ватхов. Но
ценность Ватхи была, в большей степени, не от гуманоидных
рас, проживающих на ней, а в том самом красном песке, ко-
торый содержал в себе большой процент странного минера-
ла, своего рода энергетического концентрата, который траки
научились извлекать и использовать для движителей своих
космических кораблей, позволявший им достигать скорости,
очень близкой к скорости света.
Собственно, ватхи тоже знали об отменных свойствах
энергетического концентрата, содержащегося в красных пес-
ках своей планеты и даже, в какой-то степени? тоже научи-
лись извлекать его из песка, но траки почему-то решили,
что это должны делать лишь они и смогли, практически, вы-
теснить ватхов из их собственной красной пустыни. Меж-
ду этими космическими расами даже возник вооружённый
конфликт, но более технологичные траки смогли сломить
сопротивление ватхов и принудили тех заключить с ними
некое подобие мира, оставляя ватхам часть, получаемого
ими из красного песка, концентрата.
Ватхи имели очень мощное психотронное поле, которое
позволяло им не только защищать свой разум от внешнего
вторжения, но и весьма эффективно использовать это поле
 
 
 
для атак на своих противников, которыми на планете для
них были лишь дикие животные, так как другие разумные
планетные расы имели более слабые психотронные поля и
потому старались не конфликтовать с ватхами, а сотрудни-
чать, порой исполняя все их прихоти, благо, что их раса бы-
ла немногочисленна, по причине, что ватха в своей жизни
могла лишь один раз принести потомство, хотя это мог быть
и не один ребёнок, а несколько.
Несмотря на суровость ватхов, траки всё же нашли с ними
общий язык и начали использовать их, как пилотами своих
космических кораблей, так и обслуживающим персоналом
на своих космических базах, заключая с ними обоюдовыгод-
ные контракты. Да, собственно, за новые технологии, неко-
торыми из которых с ними делились траки, вахты готовы бы-
ли служить им почти и задаром.
Вторая планета, на которой имела место разумная жизнь,
в виде ваэтов, занимала пятую орбиту от Дайры и называ-
лась Ваэтой, по имени единственной разумной расы, оби-
тающей на ней. Жизнь на Ваэте была ещё более суровой,
чем на Ватхе, так как на ней было достаточно холодно и ва-
эты жили лишь в очень узкой экваториальной зоне планеты,
на нескольких островах, расположенных в неглубоком тёп-
лом водоёме, где изобиловали горячие источники. Осталь-
ную часть планеты занимал бескрайний ледяной океан, на-
столько ледяной, что на нём даже не было ледяных нагро-
мождений – торосов. Ваэты были толстокожи, что позволя-
 
 
 
ло им без особых проблем переносить суровый климат сво-
ей планеты.
Технологически, раса ваэтов была развита слабо и лишь
только вошла в эру создания примитивных летательных ап-
паратов, но они хорошо чувствовали энергетику простран-
ства, что позволяло им даже без навигационных приборов
находить точки в пространстве, где они побывали хотя бы
один раз. Ваэты были весьма добродушными людьми и ред-
ко вступали в прямые конфликты с представителями других
рас, но в случае опасности постоять за себя могли с честью.
К тому же они хорошо обучались и имели, хотя и достаточно
примитивную, защиту своего информационного поля, чем и
привлекли к себе внимание траков, как пилоты космических
кораблей.
Четвёртую планету Дайранской планетной системы, нахо-
дящуюся в самых комфортных условиях обитаемой зоны,
населяли сами траки, самая развитая космическая раса этой
планетной системы. Раса траков была немногочисленна, что
было весьма странно для их комфортных условий жизни. К
тому же планета называлась не по названию живущей на ней
разумной расы – траков, а Уроканой. Да и ватхи с ваэтами,
в основном, называли их не траками, а уроканами, вызывая
у Анта некоторое недоумение, так как, неизвестно откуда он
знал, что урокан в языке ватхов означает, как блуждающий.
Что траки могли блуждать по пространству Ант понимал, но
как могла блуждать по своей орбите Урокана, ему это было,
 
 
 
совершенно, непонятно.
В конце-концов ему удалось выяснить, что урокане не бы-
ли аборигенами Дайранской планетной системы. Они при-
шли в неё после долгих блужданий по пространству галак-
тики в поиске пригодной для своей жизни планеты, так как
их родная планета, после мощной вспышки на звезде, вокруг
которой она вертела свой хоровод, оказалась, практически,
непригодной для жизни.
По скупым словам ваэтов из тройки, в которой служил и
Ант, за всё время службы у траков, а это было уже более
десятка лет, они на своих штурмах лишь однажды подходи-
ли к Урокане со своей эскадрой, когда эстерранской эскад-
ре форватов удалось приблизиться к ней. По словам ваэтов,
они видели на планете лишь единственный город, но весьма
большой по площади. Вся же остальная поверхность плане-
ты занята лесами и океаном.
 
***
 
Но особенно нравились Анту, да по словам Вада и ему то-
же, индивидуальные операции штурма, когда его экипаж сам
решал, как ему вести сражение в сложившейся ситуации, по
какому из вражеских кораблей вести огонь, какие маневры
совершать. Но к их досаде такие возможности на тренингах
отрабатывались не часто, а в тех реальных операциях, в ко-
торых им довелось участвовать, их и вовсе не было.
 
 
 
 
***
 
Ант покрутил головой, осматриваясь и одновременно пы-
таясь понять, почему эскадра идёт вправо, так как, насколь-
ко он знал пространство Дайранской планетной системы, все
обитаемые планеты сейчас находись с левой стороны от ба-
зы.
Как-то не вяжется этот маневр с продолжением учений,
которые были вчера? Попытался он сгенерировать мысли
внутри своего информационного поля, стараясь не сделать
их достоянием объединённого квантового поля – иногда ему
это удавалось. Траки никогда, по крайней мере до сих пор, не
перенагружали экипажи своих кораблей, всегда относились
к ним уважительно и давали им полноценный отдых. Зна-
чит что-то произошло неординарное, если траки нас отпра-
вили в пространство, практически, без отдыха, несмотря на
усталость, даже восстановительного тоника не было. Что там
такое справа, что может потребовать внимания к себе? Ант
мысленно вызвал объёмное изображение пространства Дай-
ранской системы, которое повисло перед его креслом. Лишь
десять холодных безжизненных планет. Сделал он заключе-
ние размышлению с самим собой и приказав системе убрать
объёмное изображение пространства Дайранской системы,
принялся всматриваться в пространство реальное, чтобы не
пропустить чего-либо, очень важного, могущего объяснить
 
 
 
разворачивающиеся в пространстве события.

 
 
 
 
2
 
Адмирал Уран Краас, со всё более увеличивающейся тре-
вогой во взгляде, всматривался в объёмное изображение
пространства Дайранской планетной системы, сгенериро-
ванное перед ним системой отображения пространства – си-
оп, базы Итинолле.
Несомненно, это был просчёт штаба космического фло-
та и в том числе и его, адмирала Урана Крааса – эстерры
оказались в пространстве Дайранской системы посредством
своего блуждающего портатора, совсем не в том районе про-
странства, где предполагалось их появление и объектом их
атаки, скорее всего, была отнюдь не та планета, около кото-
рой траки их ждали больше всего.
 
***
 
Эстерранский флот шёл красивой широкой дугой, при-
ближаясь к спутнику девятой планеты – Туэте, на котором
у траков был развёрнут большой промышленный комплекс.
Спутник был большим и тёплым, имел атмосферу и воду.
Из-за своей удалённости от Дайры, света он получал немного
и потому его флора состояла лишь из бледных мхов, жёсткой
невысокой травы и низкорослых стелющихся деревьев, боль-
ше похожих на те же мхи, чем на деревья. Фауна была пред-
 
 
 
ставлена лишь несколькими видами ползучих гадов, чрез-
вычайно агрессивных и набрасывающихся без колебаний на
всё, что двигалось. Девятая планета Тотта, вокруг которой
вертелся Туэте, была небольшой, но очень тяжёлой планетой
и представляла собой огромный серый шар, состоящий из
серебристого металла высокого качества, настолько высоко-
го, что для него, совершенно, не требовалось обогащение:
бери, раскатывай и строй прочнейшие корпуса космических
кораблей.
Видимо когда-то, в бытность формирования Дайранской
планетной системы, Тотта столкнулась с одной из планет си-
стемы. Удар был настолько мощным, что полностью сорвал
мантию с Тотты, оставив ей лишь голое металлическое яд-
ро. Продукты от столкновения, скорее всего и послужили
строительным материалом для формирования Туэте и ещё
нескольких небольших спутников. Видимо, при столкнове-
нии Тотта уже закончила своё формирование и потому у неё
под каменной мантией оказалось очень прочное металличе-
ское ядро, которое устояло при катаклизме. К тому же у неё
было ещё и жидкое ядро, так как планета обладала доста-
точно мощным магнитным полем, да и температура на её
поверхности была близка отнюдь не к абсолютному нулю,
а ближе к нулю биологическому. За миллиарды лет суще-
ствования после катастрофы, Тотта покрылась многометро-
вым слоем пыли, что, однако, не укрыло её истинного лица
от сканаторов траков. Дальнейшим делом траков было лишь
 
 
 
подобрать правильную технологию и качественный металл
начал превращаться в прочные корпуса, как космической,
так планетной техники их цивилизации, именно траков, ко-
им считал себя и адмирал Уран Краас, а отнюдь не урока-
ном, коим его считали аборигены Дайранской планетной си-
стемы. Туэте тоже получила небольшое горячее жидкое яд-
ро, разогревающее спутник и потому на ней были несколько
действующих вулканов, которые уже разогревали атмосфе-
ру спутника. Некоторый вклад в подогрев атмосферы Туэте
вносили и приливные силы от притяжения Тотты, которые
вытягивали из спутника в сторону планеты заметный горб.
Но всё же масса Туэте была достаточной, чтобы не только не
развалиться от колебаний своей массивной праматери, но и
надёжно удерживать плотный слой атмосферы вокруг себя.
Вначале траки построили промышленный комплекс на
Урокане, но транспортировка руды с Тотты оказалась непро-
стым делом, так как транспортным кораблям приходилось
преодолевать два достаточно плотных астероидных пояса и
даже сопровождающие грузовой караван корабли поддерж-
ки не всегда могли расчистить путь в астероидных поясах
и транспорты часто гибли. Портировать руду траки считали
нецелесообразным, по той причине, что пройдя по кванто-
вому туннелю, она в разы возрастала в цене, становясь доро-
же любого драгоценного металла.
Астероидные пояса были неоднородны и в них было
несколько мест с меньшей плотностью, через которые можно
 
 
 
было проводить транспорты с меньшими затратами и поте-
рями, но эти неоднородности не всегда находились на пря-
мом пути от Тотты до Уроканы и караванам приходилось или
петлять или дожидаться благоприятного времени, что значи-
тельно увеличивало время доставки металла, удорожая его и
вызывая перебои в работе промышленного комплекса. Был
и более безопасный путь – поперёк эклиптики Дайранской
планетной системы, но он тоже был долог и его преимуще-
ство было лишь в том, что он не имел транспортных потерь.
Через некоторое время траки узнали, что Дайранская си-
стема оказалась привлекательна не только для них, но и ещё
для одной, тоже достаточно развитой космической расы – эс-
терров, которых тоже интересовал красный песок с Ватхи.
Видимо они не знали о превосходном металле на Тотте, так
как поначалу их корабли были замечены лишь в орбиталь-
ном движении Ватхи. Каким образом эстерры узнали о крас-
ном песке, для траков осталось загадкой, так как, если эс-
терр и попадал в плен из повреждённого корабля, то лишь
тяжело раненым. Все попытки траков, что-то вытащить из
его информационного поля не давали никакой полезной ин-
формации и у траков сложилось впечатление, что эстерран-
ские пилоты перед портацией в Дайранскую планетную си-
стему проходят очистку своего информационного поля, из
которого удаляется, практически, всё, кроме навыков пило-
тирования и ведения боевых операций.
Траки не захотели делиться красным песком с другой кос-
 
 
 
мической расой и между цивилизациями запылал военный
конфликт, который разгорался всё сильнее и сильнее, по ме-
ре того, как цивилизации увеличивали количество боевых
кораблей в своих космических флотилиях и в конце-концов
превратился в настоящую космическую войну, в результате
которой эстерры начали уничтожать не только военные ко-
рабли противника, но и все подряд, которые встречались им
в пространстве Дайранской планетной системы.
И хотя тракам всегда удавалось уничтожать, оказавшие-
ся в пространстве Дайранской системы эстерранские форва-
ты, но всё же транспортировка руды с Тотты стала ещё бо-
лее проблемной и тогда траки решили построить промыш-
ленный комплекс на большом спутнике Тотты – Туэте, кли-
мат на котором, хотя был и непрост, но вполне пригоден для
жизни. На построенном комплексе изготовляли всевозмож-
ные промышленные модули и металлические конструкции
для космических кораблей и станций, для доставки которых
на Урокану требовалось меньше рейсов их грузового флота
и потому его охрану можно было сделать более надёжной.
Большая часть промышленного комплекса на Туэте уже
была построена и осталось лишь благоустроить его и завер-
шить строительство квантового портатора, так как потеря
транспорта с готовыми модулями уже обходилась цивилиза-
ции траков гораздо дороже, чем его перемещение по кван-
товому туннелю.
Но видимо эстерры смогли правильно проанализировать
 
 
 
содержимое, уничтоженных ими, нескольких транспортов
траков и сделать соответствующие выводы и через какое
время их форваты начали расползаться по всему простран-
ству Дайранской планетной системы, доставляя тракам мас-
су проблем по их отлову и уничтожению, так как эстерры ис-
пользовали для своего перемещения, так называемый, пла-
вающий или блуждающий портатор, который траки никак не
могли отследить и где в тот или иной момент появятся оче-
редные эстерранские военные корабли, они могли лишь га-
дать.
К тому же, в пространстве Дайранской планетной систе-
мы появилась ещё одна, достаточно, технологичная косми-
ческая раса – шхертов, которая утверждала, что их интере-
сует лишь торговля и ничего более. И действительно, неко-
торые высокотехнологичные бытовые товары заинтересова-
ли траков и они их начали охотно покупать у шхертов, из-
начально расплачиваясь с ними энергетическим концентра-
том, добываемым из красного песка Ватхи. Вначале концен-
трат мало интересовал шхеров – они требовали плату за свои
изделия лишь драгоценными металлами, но через какое-то
время, они, вдруг, стали выторговывать концентрат у тра-
ков во всё большем количестве. Осознав свою опрометчи-
вость, траки резко ограничили продажу им концентрата и
стали предлагать металл с Тотты, который, однако, шхеров,
практически, не заинтересовал.
Как предположили траки, узнав, что в пространстве Дай-
 
 
 
ранской планетной системы имеет место активный военный
конфликт, шхерты тайно вступили в контакт с эстеррами
и решили уже объединёнными усилиями, под прикрытием
своего торгового флота, добраться до залежей красного пес-
ка и завладеть им. Так в пространстве Дайранской планет-
ной системы начали появляться большие военные корабли
шхертов – фуэторы, как будто бы для защиты их торгового
флота от эстерранских форватов.
Траки воспротивились появлению военных кораблей
шхертов в своём пространстве и даже уничтожили их
несколько, но после заверений шхертов об их миролюбии,
всё же разрешили фуэторам сопровождать торговые кораб-
ли шхеров, но через какое-то время поняли, что фуэторы
выполняют не только функции сопровождения, но и актив-
но занимаются сбором информации, как о дислокации воен-
ного космического флота траков, так и о наличии тех или
иных природных ресурсов, на той или иной планете Дайран-
ской планетной системы. Траки возобновили уничтожение
фуэторов, вызвав возмущение у шхеров. Отношения между
цивилизациями начали портиться и в конце-концов, шхер-
ты от мнимого противостояния эстерранскому космическо-
му флоту, открыто обозначили с ними военный союз. Кос-
мическая война в пространстве Дайранской планетной си-
стемы разгорелась с ещё большей силой, становясь всё более
и более масштабной.

 
 
 
 
***
 
Хайра! Волевое лицо адмирала исказилось гримасой до-
сады. Что вы задумали, направляясь в сторону Тотты? Наде-
ясь, что уничтожив промышленный комплекс на Туэте, вы
ослабите наш космический флот, сделаете его более уязви-
мым? А не слишком ли вы самоуверенны?
Он ещё раз обвёл экран сиоп долгим взглядом, пытаясь
сосчитать красные точки в дуге, образованной кораблями эс-
терранского флота – определённо их было более тридцати и
они продолжали появляться и появляться, будто в простран-
стве появился какой-то генератор этих красных точек.
Однако! Он невольно покрутил головой. Подготовились
вы, надо признать, основательно. Что ж, будет настоящая ра-
бота для актеонов. Покажи вражеский корабль. Послал он
форму приказа объединённому квантовому полю, надеясь,
что системе отображения пространства уже доступна дета-
лизация объектов на таком расстоянии.
В то же миг, на экране сиоп будто появился пузырь, очер-
таниями напоминающий увеличительное стекло, в центре
которого проявился неясный серый контур. И хотя в этом
контуре ещё трудно было распознать его принадлежность к
тому или иному космическому объекту, но адмирал всё же
смог понять, какой класс боевого корабля эстерров скрыва-
ется в этом неясном контуре.
 
 
 
Хм-м! Уран Краас беззвучно хмыкнул. Несомненно, это
были корабли классом, никак не ниже штурма, скорее все-
го, несколько модифицированные форваты и потому танам
противостоять им будет достаточно сложно. Придётся два,
если не три тана бросать против одного форвата. Досадливо
поморщился он своим гладким безносым лицом. Подготови-
лись они основательно. Количество! Послал он мысленный
запрос объединённому квантовому полю, поняв, что все ко-
рабли эстерров вышли из портатора, потому как очередная
красная точка уже долго не появлялась на экране сиоп.
Шестьдесят четыре. Тут же вошла ему в мозг ответная
форма из объединённого квантового поля.
Восемь эскадр. Тут же определил Уран Краас количество
боевых соединений эстерров, зная их приверженность к чис-
лу восемь. Ста двадцати танов может не хватить. Голова ад-
мирала механически качнулась из стороны в сторону. При-
дётся задействовать сами актеоны. Да и штурмы тоже. Ак-
теоны встретят форваты, а штурмы атакуют сзади. Треи – ре-
зерв. Неизвестно, что они ещё могут предпринять. Однако,
замечтался я. Пора действовать. Иначе можем не успеть. Ак-
теонам и штурмам боевая тревога! Атака справа! Послал он
мысленный приказ через объединённое квантовое поле уже
системе управления базы Итинолле и повернувшись, напра-
вился к лифту на центральный уровень, где находилась эс-
кадра актеонов, среди которых был и его флагманский "Рат-
тар".
 
 
 
 
***
 
Уран Краас быстро ходил по адмиральскому мостику
флагмана, едва ли не после каждого шага поворачивая голо-
ву в сторону экрана сиоп, где отображались разворачиваю-
щиеся в пространственные Дайранской планетной системы
события.
Эскадра актеонов, однозначно запаздывала с заходом эс-
терранским эскадрам в лоб, так как форваты, вдруг, увели-
чили свою скорость и начали отрываться, от идущей им на-
перерез эскадры актеонов. Актеоны были гораздо массивнее
форватов и потому были более инерционны, да и их скорость
уже была такой, что её дальнейшее увеличение, непремен-
но, приведёт к тому, что торможение займёт такой длинный
путь, что актеоны, неминуемо, проскочат мимо Тотты и пока
развернутся, корабли эстерров уже смогут нанести удар по
промышленному комплексу на Туэте.
Две эскадры штурмов смогли синхронизировать свою
скорость с кораблями эстерров и успевали зайти им в тыл,
но три с половиной десятка штурмов смогут отвлечь на себя
не больше двух десятков форватов, которые были несколько
больше штурмов в размерах, и потому имели более мощную
энергоустановку, позволяющую им иметь некоторое преиму-
щество в огневой мощи.
Оставалось одно, резать угол и атаковать соединение эс-
 
 
 
терранского флота с фланга.
Гард адмирал!
Вошедшая адмиралу в мозг громкая форма заставила его
остановиться. На его большом лбу образовался ряд крупных
параллельных морщин. Он поднял правую верхнюю руку и с
силой провёл ею по морщинам, будто пытаясь разгладить их.
Однозначно, эта форма пришла не от системы управления
актеона, так как она не имела того металлического привку-
са, который неизменно сопровождал все формы искусствен-
ных интеллектов. Форма была мягкой, а значит человече-
ской. Но здесь, на флагманском актеоне, находящемся в про-
странстве, обратиться к нему, без предварительного обозна-
чения своего образа, могли лишь, или капитан актеона, или
же начальник штаба космического флота траков.
Капитан, навряд ли. Уран Краас механически мотнул го-
ловой, Значит начальник штаба.
Здесь! Послал он ответную форму, будучи уверен, что она
найдёт нужного адресата и опустил руку.
Гард адмирал! В каждой эстерранской эскадре идентифи-
цирован странный корабль. В получаемой форме Уран Краас
узнал начальника штаба космического флота цивилизации
траков, Гарбара Дейта. Аналитический отдел штаба счита-
ет, что это торговые корабли шхеров – файтаги, неизвестной
нам модификации.
Слишком долго твои аналитики считают. Это не учения.
Заставь их шевелиться или это сделаю я. Послал адмирал
 
 
 
резкую, полную недовольства, форму в адрес начальника
штаба. Шхеры демонстративно нарушили торговое соглаше-
ние и вошли в открытый военный союз с эстеррами. Морщин
на лбу адмирала стало больше. Этого и следовало ожидать.
Соннот оказался слишком либерален к шхертам и теперь мы
должны расплачиваться за их либерализм своими жизнями.
Его формы стали громкими и более резкими. Приказываю
задержать все их корабли, находящиеся в пространстве Дай-
ранской системы. Арестовать их представительство на Уро-
кане.
Гард адмирал! Несколько дней назад их последний торго-
вый корабль ушёл из Дайранской системы. Форма Гарбара
Дейта тоже приобрела окраску резкости. С ним ушло и их
представительство. Соннот не удалось урегулировать про-
блему с охраной их торгового флота. Уверен, это был лишь
предлог, чтобы разорвать с нами торговые отношения.
Хайра! Адмирал резко взмахнул обеими нижними рука-
ми. Я не верю, что это был последний торгаш. Я никогда не
верил им. Я давно предлагал найти их планетную систему
и забросить туда несколько наблюдательных адронов, чтобы
знать, что они замышляют. Соннот не прислушался к моему
предложению. Мы не нарушим закон этики… Последнюю
форму адмирал сделал настолько громкой, что сам невольно
поморщился. И что теперь делать с этой этикой? Объединён-
ный флот эстерров и шхертов бомбить ею. Что они задума-
ли? Что считают твои аналитики? Хайра! Думайте быстрее.
 
 
 
Мы уже прозевали их маневр и можем, вообще, оказаться не
у дел.
Если это, действительно торговые корабли, то возможен
десант, гард адмирал. Получил Уран Краас форму, будто с
вкраплениями досады.
Десант? Уран Краас повернул голову в сторону экрана си-
оп. Они хотят захватить наш промышленный комплекс?
Насчёт захватить – не могу утверждать, но разрушить
– это вполне вероятно. Пришла странная колючая форма
от Гарбара Дейта, заставившая адмирала состроить гримасу
недовольства.
Сколько их? Послал адмирал резкую мысль.
Всех…
Торговых! Хайра! Адмирал начал выходить из себя.
Мы идентифицировали восемь, гард адмирал. Каждая эс-
кадра из восьми форватов сопровождает один торговый ко-
рабль. При хорошей организации один файтаг может нести
до восьмисот десантников. Итого: шесть с половиной – семь
тысяч, гард адмирал. Пришла адмиралу пространная пояс-
нительная форма.
Хайра! Адмирал сжал все свои руки в кулаки. На Туэте
более тридцати тысяч населения. Оружие могут держать не
более тысячи. Максимум полторы. Соннот не простит нам
их смерти. Остаётся… Он повернулся в сторону экрана си-
оп. Коммандерам штурманских эскадр. Принялся генериро-
вать он безусловные формы приказа. Изменить курс и на
 
 
 
максимальной скорости двигаться к Туэте. Для торможения
использовать орбитальный вираж с заходом в атмосферу. Вы
должны оказаться раньше на орбите Туэте, чем эстерран-
ский флот. Цель: транспорты. Уничтожить! Всеми доступ-
ными способами помешайте им высадить десант на поверх-
ность Туэте или что там они ещё задумали. Особое внима-
ние: территория промышленного комплекса. Выполняйте!
Да, гард адмирал! Пришли одновременные ответные фор-
мы от двух эскадренных коммандеров.
Эти маневром они выжгут изрядную часть кислорода из
атмосферы Туэте. Получил Уран Краас чрезвычайно гром-
кую форму от Гарбара Дейта.
Если мы потеряем промышленный комплекс – кислород
там нам будет ни к чему. Адмирал одновременно выбросил
все четыре руки в сторону экрана сиоп. Всем капитанам ак-
теонов – атака! Таны выбросить на расстоянии двести. Вы-
полнять!
Да, гард адмирал. Тут же пришёл ему сноп разнородных
форм.
Адмирал скользнул взглядом по экрану сиоп. Его корич-
неватое лицо стало ещё более коричневым – эстерранское
соединение будто тоже услышало его приказ и разделилось
на две части: одна часть, порядка двух десятков кораблей
продолжило свой путь; большая же часть эскадры, начала
резкое торможение, определённо, с намерением преградить
путь кораблям траков к системе Тотте – Туэте.
 
 
 
 
3
 
Ант безостановочно крутил головой, стараясь держать
под контролем всё окружающее штурм пространство, хотя
прекрасно знал, что видит пространство не своими глазами
напрямую, а посредством системы отображения простран-
ства – сиоп. Штурм шел в пространстве, управляемый не им
и потому, в некоторой степени, Ант был свободен от функ-
ций управления и мог сосредоточиться на анализе происхо-
дящих в пространстве событий.
Красная дуга уже превратилась в красную пунктирную
линию, которая через некоторое время распалась на несколь-
ко больших красных клякс. Ант насчитал их восемь. Ника-
ких характеристических данных о кляксах пространствен-
ный сканер, по непонятной Анту причине, не выдавал, хотя,
как он считал, расстояние для столь продвинутой системы
пространственного контроля было не таким уж большим.
Видимо, это восемь эстерранских эскадр. Всплыла у него
мысль догадки, которую он не попытался скрыть от общего
квантового поля, будто желая получить от него её подтвер-
ждение.
Прошло некоторое время, но никакого подтверждения не
пришло. Мысленно хмыкнув, Ант продолжил свои размыш-
ления, однако, теперь не пытаясь их сделать обязательным
достоянием общего квантового поля.
 
 
 
Если считать, что в эстерранской эскадре всегда восемь
форватов, о других кораблях я не слышал, то перед нами
флот из шестидесяти четырёх боевых кораблей примерно
среднего класса. Продолжил он свои мысленные рассужде-
ния, вертя головой. Эти шесть больших серых контуров с ро-
зовыми пятнами, ничто иное, как актеоны траков. В каждом
двадцать танов. Два тана на один форват весьма проблемно
для траков. Но шесть актеонов это мощь, которая, несомнен-
но, стоит всего эстерранского соединения. У форватов оста-
ётся лишь одно преимущество – их вертлявость и пожалуй,
расстояние. Но если они будут держаться далеко от актео-
нов, то в чём тогда смысл их появления здесь? Ведь актеоны,
с их, почти, бесконечными энергоресурсами, начнут гонять
их по всему пространству, пока те не выжгут своё топливо.
Не думаю, что они за этим здесь. Ант механически покрутил
головой. Значит будет сражение. И по всей видимости, очень
жестокое. Шестьдесят кораблей долго нужно строить, чтобы
за просто так лишиться их. Значит эстерры задумали что-то
весьма серьёзное. Что это может быть? Захват какой-то пла-
неты? Бред. Актеоны выжгут их не задумываясь, как только
они окажутся на орбите любой планеты. Что тогда? А если
не захват, а уничтожение чего-то очень важного? Форваты
идут на периферию Дайранской планетной системы. Что в
том беспросветном мраке у траков? Если не ошибаюсь, ка-
кое-то производство на одном из спутников. Ну и ну! Ант
беззвучно хмыкнул. Отчаянные люди эстерры, если реши-
 
 
 
лись на такое.
Ант, вдруг, состроил гримасу недоумения – эстерранское
соединение, слившись воедино, затем, начало делиться на
две части: меньшая часть продолжила свой прежний путь,
а большая его часть, будто начала торможение, так как его
клякса, явно, начала увеличиваться в размерах.
Весьма! Ант механически покрутил головой. Решили по-
жертвовать собой, чтобы связать актеоны боем и тем са-
мым дать другой части соединения достичь задуманной це-
ли. Неужели траки не понимают этого? Вложил он большую
долю возмущения в свою последнюю мысль.
Вдруг, большая красная клякса начала быстро смещаться
влево. Лицо Анта вытянулось, но тут же приняло нормаль-
ную форму. Он понял смысл этого смещения: будто вняв его
тревоге, его эскадра изменила свой курс и теперь шла не в
сторону большей части эстерранского соединения, а в сторо-
ну её меньшей части, видимо надеясь не дать ей выполнить
свой зловещий план.
Он покрутил головой, осматриваясь в близлежащем про-
странстве: вторая эскадра штурмов, идущая параллельным
курсом, тоже изменила вектор своего пути.
 
***
 
Описав неширокую дугу, две эскадры штурмов, обогну-
ли Тотту и вышли на тот же, но встречный вектор пути, по
 
 
 
которому шла и меньшая группа кораблей эстерров. Дайра
была далеко и сияла в левой части экрана сиоп штурма Ан-
та лишь большой яркой звездой, едва рассеивая мрак Веч-
ности и потому штурмы эскадры Анту, визуально, практи-
чески, были не видны, хотя и шли неподалёку и лишь яркие
розовые энергетические сполохи, выходящие из дюз марше-
вых движителей штурмов, выдавали их положение относи-
тельно пятнадцатого штурма, в котором шёл Ант.
Этот район Дайранской планетной системы Анту был зна-
ком лишь виртуально: он ещё ни разу здесь не был и пото-
му, пока эскадры огибали Тотту, он попытался найти в об-
щем квантовом поле хотя бы какую-то информацию о пла-
нете и её спутниках. Информации было немного, но ему уда-
лось узнать, что у Тотты более двадцати спутников, но все
они небольшие, за исключением Туэте и потому не все они
имели названия, а большей частью лишь порядковые номе-
ра. Туэте оказался весьма интересным спутником, тусклым
голубоватым колечком выделяясь сейчас в левой части экра-
на сиоп. Кроме того, что он имел атмосферу, он и сам ещё
имел два небольших спутника в виде двух больших камен-
ных глыб, весьма быстро кружившихся по овальным, вытя-
нутым в сторону Тотты, орбитам. Шло единоборство меж-
ду Тоттой и Туэте за обладание этой странной парой, в ко-
торой Тотта неумолимо, хотя и неторопливо побеждала, так
как орбиты спутников получали всё больший эксцентритет
в сторону планеты. Но и Туэте не сдавался, в то время, когда
 
 
 
спутники огибали его, старался придать им дополнительное
ускорение, намереваясь таким образом, как можно дольше
удержать свою собственность.
Ант широко открытыми глазами следил за сближением
двух эскадр штурмов, с соединением боевых кораблей эс-
терранского космического флота, состоящего из троек, ор-
ганизованных в треугольники, двадцати четырёх форватов
и восьми ещё каких-то неизвестных ему кораблей, идущих
внутри троек из форватов. Корабли были гораздо больше
форватов, но определённо, имели не военное предназначе-
ние, так как Ант, как ни всматривался в отображаемый на
врезке ромбоподобный корабль, никаких, торчащих из его
корпуса орудийных излучателей не усматривал, между тем,
как из каждого форвата их торчало не менее десятка. Все
попытки Анта отыскать в объединённом квантовом поле ка-
кую-то информацию, о незнакомых ему кораблях, успеха не
возымели: или траки о них тоже ничего не знали; или же не
считали нужным хранить информацию о них в своих кван-
товых полях.
Не могут они быть кораблями поддержки. Пытался про-
анализировать Ант функциональную направленность этих
кораблей. Уж слишком тщательно эстерры их оберегают. Да-
же излишне тщательно. Мы свои корабли поддержки так не
оберегаем. Мечутся где-то позади, никому не мешая. А что
если это какие-то грузовики? Но что за груз они несут в се-
бе? Что эстерры задумали? Взорвать Туэте? Бред! Ант ме-
 
 
 
ханически покрутил головой. Стоп, стоп! Он погримасни-
чал губами. У траков здесь есть какое-то производство. Что,
если эстерры хотят захватить его? Зачем? Он механически
дёрнул плечами. Навряд ли они смогут быстро разобраться в
его функционировании, да и траки, навряд ли, дадут им это
спокойно сделать. А если не захватить, а уничтожить? И эти
корабли, ничто иное, как огромные бомбы. Потому эстерры
их так тщательно и охраняют. Пожалуй, если все восемь ко-
раблей разом взорвать над производством, то навряд ли от
него что-то останется. Но и риск велик. Ант покрутил голо-
вой. Как ни оберегай эту бомбу, противник ведь может по-
пытаться уничтожить её ещё в пространстве. Рванёт так, что
и от кораблей сопровождения ничего не останется. Практич-
нее было бы напихать взрывчатку в один из ангаров боево-
го корабля и как-то сбросить её над промышленным райо-
ном. Эффект был бы не меньший. Огромные грузовики уж
слишком явные цели для противника. Или что-то я не пони-
маю или эстерры задумали что-то другое. Сделал он вывод из
своих размышлений, совершенно не представляя, доступны
они были кому-то ещё и есть ли от них польза для эскадры.
Между тем, Туэте уже сместился настолько, что должен
был вот-вот уйти Анту за спину, показывая, что соединение
кораблей эстерров идут именно к нему, по кратчайшему пу-
ти.
Организоваться в триады. Каждой триаде атаковать свою
цель. Выполнять! Вдруг, вошли Анту в мозг громкие колю-
 
 
 
чие мысли.
В тот же миг вокруг последней правой группы красных
точек, идущих навстречу, вспыхнул белый круг, который на-
ходился в стороне от взгляда Анта. Штурм шёл, явно не к
нему. Ант повернул голову.
Скорее всего нам нужно атаковать группу обозначенную
белым кругом. Нужно поворачивать, иначе проскочим. Мол-
нией мелькнули у Анта мысли озабоченности.
Будто вняв его озабоченности, белый круг начал смещать-
ся и Анту пришлось поворачивать голову теперь в другую
сторону и уже через несколько мгновений белый круг нахо-
дился прямо перед его взглядом.
Здесь капер Конн. Группе внимание на меня. Заскользи-
ли Анту в мозг достаточно колючие мысли. Действуем со-
гласованно, группой. Наша цель транспорт. Прорываемся к
нему. Он не должен дойти до Туэте. Строим стандартный
треугольник и заходим снизу.
Ты уверен, что они дадут нам зайти снизу? Послал Ант
мысль в никуда, надеясь, что система правильно интерпре-
тирует адресата.
Твое предложение? Тут же получил он колючий мыслен-
ный ответ.
Вертушка. Эстерры…
Ответ отрицательный. Заскользили Анту в мозг следую-
щие колючие мысли, перебивая его доказательство. Боевая
форма штурма. Всем внимание на меня. Атака!
 
 
 
Ант глубоко вздохнул и будто получив молчаливое согла-
сие своего пилота, его штурм клюнул носом и белый круг
перед его глазами заскользил вверх.
Как и весь предыдущий путь, никакого участия в управ-
лении своим боевым кораблём Ант не принимал.
 
***
 
Маневр пятой триады первой эскадры штурмов изначаль-
но был успешным, так как форваты никак не реагировали
на него, продолжая двигаться своим курсом и Ант уже на-
чал укорять себя, что пытался навязать каперу своей груп-
пы, возможно, неправильный план действия, но как толь-
ко транспорт из красной точки трансформировался в серую
чёрточку, один из форватов, вдруг, резким броском стал
транспорту под брюхо, тем самым закрыв его собой снизу,
а два других форвата скользнули вниз, наперерез штурмам.
Передние части их серых чёрточек расцветились яркими си-
ними сполохами.
Ну и ну! Ант шумно выдохнул.
И куда теперь? Отправил он мысль в никуда.
Атака! Вошла ему в мозг чрезвычайно колючая мысль
и в тот же миг он увидел, как в пространстве вспыхнули
шесть красных сполохов и устремились в сторону идущих
навстречу форватов, постепенно разбиваясь на две группы:
два и четыре.
 
 
 
Напрасно. Лицо Анта исказила гримаса досады. Далеко и
неэффективно.
Блуд запрещён. Буквально, вонзилась Анту в мозг такая
колючая мысль, что он невольно прикрыл глаза и выгнулся.
– Есть, запрещён. – Выдавил он из себя голосом и тут же
втянул голову в плечи, так как общение голосом в косми-
ческом флоте траков считалось проявлением слабости, а он
всегда хотел быть сильным.
Прошло несколько мгновений, никакого уничтожающего
ответа Ант не получил и расправив плечи, он глубоко вздох-
нул и энергично закрутил головой, продолжая лишь анали-
зировать пространство вокруг себя.
Между тем, энергетические заряды, выпущенные штур-
мами пятой триады, первой эскадры, растворились в про-
странстве, не достигнув цели. Как отреагировали форваты
на это, понять было невозможно, так как никаких ответных
действий с их стороны не последовало, но Анту показалось,
что синие сполохи в их носовых частях стали ярче, хотя это
могло произойти и от того, что корабли заметно сблизились
и серые чёрточки форватов начали обрастать деталями.
Из других триад эскадры, более-менее различимой были
две ближние, но насколько Ант понимал, то они ещё никаких
действий против своих целей не предпринимали. Все осталь-
ные триады обеих эскадр виделись лишь, как большие зе-
лёные кляксы различной величины. Видимо не только ка-
пер Конн оказался нетерпеливым капером, так как некото-
 
 
 
рые триады, тоже расцвечивались красными сполохами, ко-
торые уходили в сторону красных клякс, но не достигая их,
растворялись в пространстве. Но, видимо, экипажи форва-
тов тоже были не железными и от некоторых красных клякс
в сторону зелёных вытягивались синие сполохи, но по тому,
что количество зелёных клякс не уменьшалось, можно бы-
ло судить, что и залпы энергетических излучателей форва-
тов цели тоже не достигали или же были не опасны на таком
расстоянии.
Вывести характеристические показатели всех объектов,
задействованных в конфликте. Вдруг сгенерировал Ант
мысль, надеясь, что система управления штурма правильно
её интерпретирует и исполнит…
Для того, чтобы пилоты не мешали коммандерам эскадр и
триад принимать решения, характеристические показатели
пространства, система пространственного отображения вы-
водила лишь на сиоп коммандера, оставляя пилотов, в бук-
вальном смысле, слепыми и лишь, когда экипажи штурмов
получали индивидуальность, характеристические показате-
ли пространства становились им доступны.
Когда Ант впервые попал в кресло пилота штурма и не
увидел перед собой никакой информации, то был изрядно
удивлён и очень долго пытался мысленно заставить систему
управления штурма вывести на экран сиоп нужную ему ин-
формацию, но получал лишь безмолвный отказ.
Откуда он знал, что такая информация ему была когда-то
 
 
 
и где-то доступна, он не имел представления, но то, что так,
когда-то и где-то было, он был уверен…
Осознав свою спонтанную выходку, Ант состроил грима-
су досады, но его брови тут же выгнулись высокими дугами
– пространство вокруг него, вдруг, расцветились разноцвет-
ными строками. Не опуская брови, Ант попытался осознать
появившуюся информацию.
Пара форватов, идущая навстречу его триаде, явно, бы-
ла ещё далеко для эффективной стрельбы по ним из любого
оружия, имеющегося на борту штурма.
Капер Конн! Послал Ант мысль системе управления, бу-
дучи уверен, что она доставит её по нужному адресу.
Прошло несколько мгновений, но никакого ответа не по-
следовало.
Конн! Это Ант! Повторил Ант запрос ещё раз.
И опять молчание.
Вад! Послал Ант мысль в никуда, всё же надеясь, что си-
стема управления доставит её до адресата.
Я здесь, кэп. Тут же получил Ант мысленный отклик от
своего дуэте.
У тебя есть информация о пространстве? Мысленно по-
интересовался Ант.
Нет, кэп. Получил Ант ответ, его несколько обескуражив-
ший.
Прикажи вывести. Попытался подсказать Ант своему ду-
эте.
 
 
 
Уже не раз приказывал. Бесполезно. Получил Ант ещё од-
ну обескураживающую мысль.
Странно. Ант состроил гримасу удивления. Мне систе-
ма почему-то информацию предоставила. До форватов ещё
далеко и капер Конн, явно, поторопился их обстрелять. От
него нет отклика. Может знаешь, что с ним?
Откуда! В мозг Анта ткнулась странная мысль, будто Вад
хмыкнул. Как долго форваты ещё будут недоступны? При-
шёл в голову Анту мысленный вопрос от Вада.
Рассчитать время доступа для атаки на цель. Тут же от-
правил Ант приказ системе управления штурма.
Едва он успел сгенерировать последнее слово мысли, как
под серыми чёрточками вспыхнула ещё одна информацион-
ная строка.
Чуть более трёх минут. Тут же послал он мысленную ин-
формацию в адрес Вада.
Долго. Тут же пришёл ему мысленный ответ, будто пол-
ный досады.
Как…
Ант вдруг прервал ток своей мысли в сторону своего ду-
эте. У него появилась, как ему показалось, имеющая быть ис-
полненной, ещё одна мысль для системы управления штур-
ма.
Всем орудийным системам взять правую цель. Отправил
он мысленный приказ системе управления штурма.
И произошло, как ему показалось, чудо – вокруг правого
 
 
 
серого контура форвата вспыхнули два серых круга разных
диаметров, показывая, что цель системой наведения захва-
чена и отслеживается, но ещё не достижима для орудийных
излучателей.
Вад! Штурм под моим управлением. Класс! Тут же отпра-
вил Ант восторженные мысли своему дуэте.
Тогда прикажи системе и меня держать в курсе дел. Хотя
бы, как наблюдателя. Тут же получил он мысленную просьбу
от Вада, с явным укором.
Предоставить всю информацию о пространстве второму
пилоту. Послал Ант мысль в никуда, надеясь, что система
управления поймёт и исполнит её.
Прошло несколько мгновений, никаких подтверждающих
мыслей от Вада не поступало.
У тебя проблема? Послал Ант полную недовольства
мысль в сторону системы управления.
Есть, кэп. Я всё вижу. Вдруг, пришла Анту мысль от Вада,
полная восторга.
Такое впечатление, что капер Конн распустил свою триа-
ду. Послал Ант мысль в адрес Вада, надеясь, что лишь он её
и услышит.
Мне трудно судить, так как я могу лишь наблюдать за про-
исходящими в пространстве событиями, никак не влияя на
них. Тут же получил Ант ответную мысль.
Три штурма, навряд ли, смогут противостоять двум фор-
ватам. Я предлагаю увести один форват. Продолжил Ант ад-
 
 
 
ресовать свои мысли лишь Ваду. Возможно двум штурмам и
удастся выстоять против одного форвата.
Тебе решать кэп. Если ты сможешь переподчинить на ме-
ня часть излучателей, хотя бы ближнего боя, я буду при деле
и думаю смогу быть тебе полезен. Тут же получил Ант, буд-
то, жёсткие мысли от своего дуэте.
Сейчас попробую. Послал Ант мысль в адрес Вада.
Предоставь управление всеми лазерами ближнего и даль-
него боя второму пилоту. Я управляю лишь энергетически-
ми излучателями. Это – приказ. Послал он мысли в адрес
системы управления штурма, стараясь сделать их как можно
категоричнее.
Управление лазерными излучателями передано другому
пилоту. Тут же получил он мысль от системы управления и
часть серых окружностей вокруг форвата, с которым сбли-
жался штурм исчезла.
– Хм-м! – Невольно вырвалось у Анта, но уже через мгно-
вение он решил, что возможно так будет и лучше, когда его
экран сиоп не будет перегружен информацией.
Вад. Все лазеры твои. Действуй! Отправил он быстрые
мысли в адрес своего дуэте.
Рад, кэп! Как показалось Анту, пришедшая мысль содер-
жала в себе большую долю оптимизма или даже радости.
Два градуса вправо. Послал Ант мысль в адрес системы
управления штурма.
Прошло несколько мгновений и правая серая чёрточка, с
 
 
 
уже различимыми чертами форвата, начала смещаться вле-
во.
Затаив дыхание, Ант наблюдал за форватом, ожидая от-
вета от его экипажа: поймается он на его авантюрное пред-
ложение – уединиться от всех или же проигнорирует и то-
гда придётся очень быстро придумывать что-то ещё, так как
времени, когда корабли достигнут зоны поражения орудий
противника, оставалось совсем немного.
Ещё четыре градуса вправо. Не выдержав напряжения, по-
слал он мысль системе управления штурма.
Форват заскользил влево быстрее и вдруг, резко скользнул
вправо.
– Есть! – Невольно вырвалось у Анта и он шумно выдох-
нул.
Оказывается вы тоже не железные. Послал он мысль в ни-
куда. Теперь бы заставить тебя увязаться за мной.
– Хм-м!
Вдруг Ант увидел, что своим маневром, невольно,
несколько сблизил штурм с транспортом эстерров и види-
мо решив, что противник намеревается атаковать транспорт,
форват и начал смещаться вслед за штурмом, так как иду-
щий под брюхом транспорта форват там и оставался, так как
два других штурма триады Анта, по-прежнему, шли, имен-
но, туда.
– Неплохо! – Губы Анта вытянулись в широкой улыбке,
он бессознательно перешёл на голосовое общение с самим
 
 
 
собой. – А если так…
Двадцать градусов вверх. Послал он мысль в адрес систе-
мы управления штурма.
Едва он закончил мысль, как форват резко скользнул вниз
и в тот же миг его нос ярко вспыхнул и в сторону Анта мет-
нулся яркий голубой сполох.
Защита! Послал Ант быструю мысль в никуда и в тот же
миг синее свечение закрыло перед ним всё пространство.
Поле защиты минус десять. Вошла ему в мозг достаточно
колючая мысль, явно сгенерированная системой управления
штурма.
– Проклятье! – Невольно вырвалось у Анта. – Не так уж
и она надёжна. – Пробубнил он.
Снять защиту! Послал он резкую мысль в адрес системы
управления и едва закончился ток его мысли, как простран-
ство перед ним потемнело и вокруг серого контура форвата
стремительно наливалась белой краской окружность.
– Огонь! – Невольно вырвалось у Анта и его лицо тут же
исказилось гримасой досады и он уже вознамерился отпра-
вить мысленный приказ системе управления штурма об ата-
ке на корабль противника, как пространство перед ним за-
метно вздрогнуло, показывая, что система управления ко-
рабля смогла правильно интерпретировать его словесную ко-
манду и исполнила её.
Белый круг вокруг форвата погас. Прошло несколько
мгновений и по серому контуру корабля эстерров засколь-
 
 
 
зили белые блёстки, показывая, что заряд из высокоэнерге-
тических частиц достиг цели, но насколько он был эффек-
тивен, понять на таком расстоянии было невозможно.
Нужно показать, что я хочу обойти транспорт и зайти к
нему сзади. Нужно ещё смещаться, но так, чтобы не подпус-
кать форват слишком близко. И почему траки не создали та-
кое защитное поле, которое делало бы штурм невидимым?
Промелькнул у Анта сонм мыслей для самого себя.
Он быстро крутанул головой, его лицо исказилось грима-
сой тревоги: два штурма его триады и форват, скорее все-
го, сблизились настолько, что во всю поливали друг друга из
всех видов энергетического оружия и сейчас были окруже-
ны плотным туманом отражаемой кораблями энергии и если
красно-белый туман, окутывающий форват был чист, то си-
нее облако вокруг штурмов имело явно грязные прожилки,
показывающие, что в синем облаке появились грязные жилы
задымления.
Пространственный вектор шестьдесят градусов вправо.
Задал Ант системе управления штурма новый вектор пути.
В тот же миг серый контур форвата резко скользнул влево
и исчез у Анта за спиной.
Проклятье! Лицо Анта исказилось гримасой досады.
Он повернул голову влево – форвата там не было. Тогда
он попытался повернуть голову насколько это было возмож-
но. Его досада стала большей – форват описывал дугу в про-
странстве и после завершения своего маневра, явно, оказы-
 
 
 
вался в хвосте штурма и расстояние у форвата становилось
вполне приемлемым для доступной атаки.
– Лох! – Механически отправил Ант в свой адрес непо-
нятное слово.
Он сзади! Тут же получил он резкую мысль, однозначно,
пришедшую от Вада.
Ант перевёл взгляд на экран сиоп перед собой. Его губы
тронула лёгкая усмешка – транспорт сместился на столько,
что находился сейчас на одной линии со штурмом и ни одно-
го форвата между кораблями не было, сражение между дву-
мя штурмами и форватом шло с другой стороны от транс-
порта и форват, охраняющий транспорт сместился в их сто-
рону, видимо посчитав угрозу с той стороны более значи-
мой и если можно было бы сделать резкий скоростной вы-
пад, то штурм, управляемый Антом, неизменно оказался бы
у транспорта в хвосте.
К транспорту. Тут же, не раздумывая, послал Ант резкую
мысль системе управления штурма. Максимально быстро.
Описав короткую дугу, штурм устремился к заданной це-
ли.
Прошло несколько мгновений, Ант оглянулся: форват,
пытающийся зайти ему в хвост, уже завершал свой разво-
рот и должен был вот-вот выйти на одну траекторию пути со
штурмом, но всё же ему пришлось описать большую дугу,
из-за внезапного маневра штурма, чем он рассчитывал и по-
тому он сейчас отставал, о чём недвусмысленно показывали
 
 
 
характеристические показатели расстояния до него, которое
быстро увеличивалось. Окружности захвата цели вокруг се-
рого контура форвата были блеклого серого цвета, показы-
вая, что для атаки он был недоступен.
Надеешься удрать? Вошла Анту в мозг мысль с признаком
явной насмешки, однозначно, пришедшая от Вада.
Я надеюсь, что нам удастся провести атаку на транс-
порт, прежде, чем форват атакует нас. Послал Ант ответную
мысль, адресуя её своему дуэте.
– До Туэте уже рукой подать. – Неожиданно пришла от
Вада странная реплика, вошедшая Анту через уши, а не на-
прямую в мозг, введшая его на несколько мгновений в сту-
пор.
Неужели система способна передавать не только мысли,
но и речь? Первой появилась у него мысль удивления, когда
к нему вернулась способность думать. Ну и ну! А траки спо-
собны говорить, слышать речь?
– А форват охраны? – Продолжил говорить Вад. – Наде-
ешься он прошляпит нас?
Ты потерял способность мыслить? И откуда эти странные
реплики? Послал Ант мысли, полные негодования в адрес
своего дуэте.
– Не знаю. Я тут начал разговаривать сам с собой и вдруг,
понял, что система управления понимает меня и адекватно
реагирует на мои слова. – Продолжал говорить Вад. – Тогда
я попробовал поговорить и с тобой. И как понимаю, ты тоже
 
 
 
меня слышишь и понимаешь. – В уши Анта, вдруг, ворвался
громкий смех. – Даже не представляю откуда эти выражения.
Слетают с губ сами собой. Когда я разговаривал мыслями,
их, почему-то, не было.
Даже не знаю…
Ант прервал ток своих мыслей, вдруг, увидев, что форват
охраны выползает из-за корпуса транспорта.
– Проклятье! – Невольно слетело с его губ.
Вниз! Десять градусов вниз! Послал он резкие мысли в
адрес системы управления штурма.
Прошло несколько мгновений и транспорт перед глазами
Анта пополз вверх.
Прошло ещё несколько мгновений и уже выползший из-
под брюха транспорта форват, замер, затем пополз вниз.
Вверх! Десять градусов, вверх! Послал Ант следующие
мысли в адрес системы управления своего боевого корабля.
Прошло несколько мгновений и транспорт перед глазами
Анта пополз вниз, но вместе с тем и охраняющий его форват
тоже начал смещаться в другую сторону.
– Кэп! Он догоняет нас. – Вошли в уши Анта настолько
громкие слова, что он невольно поднял плечи, будто наме-
реваясь уберечь уши от этих громких слов.
– Проклятье! – Ант тоже заговорил. – Ты оглушишь меня.
Мы вдвоём – говори тише. – Кто нас догоняет?
– Форват. Он развернулся и лёг на наш курс. – Пришло
пояснение от Вада, произнесённое уже гораздо тише.
 
 
 
–  Разверни лазерные турели и атакуй.  – Едва ли не вы-
крикнул Ант.
– Они ещё не достают…
– Создай, буквально, завесу из них. – Быстро заговорил
Ант, перебивая своего дуэте. – Возможно, он не сунется в
неё.
– У него излучатели длиннее. – В словах Вада послыша-
лась насмешка. – И они по ходу.
– Проклятье! – Ант, вдруг, поморщился от неизвестно от-
куда привязавшегося к нему выражения, смысл которого он
не понимал. – Сделаем так: я резко торможу, а ты открывай
огонь. Он не успеет затормозить и наглотается по самые, гы-
гы-гы… Проклятье! – Ант тряхнул головой, будто таким об-
разом желая вытрясти изо рта, вдруг, застрявшее там слово,
но оно так осталось неизвестным.
– Да, кэп. Но если форват не клюнет – нам конец. – При-
шёл негромкий ответ от Вада.
– Мы итак не жильцы. Если не этот, так тот что у транс-
порта… – Лицо Анта исказилось невольной гримасой доса-
ды.
Врезку с задней целью передо мной. Послал он мысль в
адрес системы у