Вы находитесь на странице: 1из 78

Хорхе Букай

Двадцать шагов
"Три вопроса мучают человека с незапамятных времен: кто я?
Куда иду? С кем? Пытаясь ответить на них, человек невольно
становится на путь самосовершенствования и духовного роста. По
мнению аргентинского психотерапевта Хорхе Букая, чтобы пройти
этот путь до конца, необходимо преодолеть двадцать ступеней.
Всего двадцать шагов навстречу себе — и вы приведете в
порядок личные опыт и знания, обретете независимость, станете
доброжелательнее, научитесь организовывать свое время,
окружите себя верными друзьями и откроетесь настоящей любви.
Введение
С тех пор как я начал писать книги, — и особенно когда нашелся
человек, решивший поддержать меня и публиковать все, что выходит из-под
моего пера, — я стараюсь вкладывать в каждое предложение только те
мысли, в пользе которых убедился на собственном опыте. Думаю, что
именно поэтому мои книги могут пригодиться всем ищущим себя и свое
место в мире.
Все двадцать лет, в течение которых я занимаюсь литературным
творчеством, в каждой своей книге я выступаю в качестве
профессионального психотерапевта. С одной стороны, пытаюсь (возможно,
наивно) зажечь небольшой огонек, который осветил бы людям темные
стороны их жизни. С другой ял предлагаю помощь, в которой сам когда-то
нуждался.
Я пытаюсь дать людям стимул поверить в себя, в свои возможности и в
неизбежность лучшего будущего. Мне хочется поделиться мыслью, фразой
или словом, способными создать позитивный настрой у каждого человека в
отдельности и, как следствие, у общества в целом.
Многие из предложенных мной жизненных принципов вы уже знаете. Среди
них, например, такие:

возвращайтесь к полученным вами знаниям, чтобы поделиться ими с
окружающими;

думайте о себе, чтобы затем подумать о других;

отдавайте предпочтение словам «я могу», а не «я хочу» и над вами не
будет довлеть предыдущий опыт, когда ваше старое Я не могло, не умело или
просто не хотело уметь;

окончательно закройте для себя тот период жизни, когда вы
находились в зависимости от других людей и не могли обойтись без их
заботы и руководства.
Но самые, на мой взгляд, важные советы, которые я когда-либо дал
своим читателям, следующие:

старайтесь чувствовать себя с каждым днем все более живым;

работайте над собой, чтобы становиться все мудрее.
Нет необходимости рассказывать, какими приемами я пользуюсь,
чтобы помочь читателям по-новому взглянуть на себя и на мир, — вы,
конечно, о них знаете. В ход шли мои собственные мысли и усвоенные мною
когда-то идеи. И особенно притчи, сказки, пословицы, анекдоты разных эпох
и культур, которые подтверждали, что мы не одиноки в поисках себя. Горе,
радость, сомнения, страхи присущи человеку во все времена. Рассказанные
мною истории помогали и помогают каждому индивидууму осознать себя
частью всего человечества и понять, что не только он хочет для себя
счастливой жизни и тем более не только он имеет право ее создать.
Я начну эту книгу с одной истории. Она станет данью уважения тем, кто
старается действительно помогать людям, а не загружает их ненужной
информацией. Как вы знаете, всё в жизни можно упростить или, наоборот,
усложнить. То есть любую ситуацию можно прояснить, а можно запутать.
Мой рассказ — своего рода благодарность людям, которые, подобно мне,
стараются никогда не усложнять жизнь. Кроме того, эта история — признание
заслуг всех, чье призвание — служить людям, кто ежедневно щедро делится
с окружающими своей любовью, заботой и профессиональными навыками.
В разгар соперничества между США и СССР за лидерство в космосе
обе сверхдержавы прилагали массу усилий, чтобы первыми полететь на
Луну. Амбиции, международное признание, научный престиж, бюджет
НАСА и его русского аналога — многое было поставлено на карту. Но
ключевым моментом, разумеется, был прорыв в технологиях.
Разработка новых технологий лежала в основе решения самых
разных вопросов и проблем, в первую очередь связанных с невесомостью
и другими особенностями существования человека в космическом
пространстве. Ученым предстояло решить две главные задачи: сделать
полет на Луну возможным и придумать способы фиксирования
полученных данных. Понятно, что в то время компьютерные технологии
еще не достигли высокого уровня развития. Поэтому астронавты
обязательно должны были подробно описывать в журнале каждое
событие, ситуацию, проблему или открытие. И тут возникло
незначительное, казалось бы, препятствие: в условиях невесомости
шариковые ручки не пишут.
Эта второстепенная проблема вдруг приобрела особую значимость.
Стало очевидным, что страна, ученые которой сумеют преодолеть
возникшее препятствие, сможет выиграть и в соревновании «Кто первым
полетит на Луну». Никогда раньше в истории человечества каллиграфии не
отводилась такая важная роль.
Правительство Соединенных Штатов Америки вложило миллионы
долларов в финансирование специальных групп ученых, занимающихся
разработкой этого частного вопроса. И после нескольких месяцев
неустанной работы изобретатели представили сверхсекретный проект. Речь
шла о шариковой ручке со встроенной мини-системой накачки, способной
бросить вызов невесомости.
Благодаря этому небольшому изобретению после снятия грифа
секретности целое поколение студентов во всем мире получило
возможность оставлять непристойные надписи на потолках аудиторий и
туалетов.
Соединенные Штаты Америки действительно прилунились первыми,
но вовсе не потому, что русские не сумели справиться с проблемой. Вопрос
о шариковой ручке в Советском Союзе решили в считанные часы после
того, как поняли, что космонавты вообще могут ими не писать. Советские
ученые просто предложили заменить ручки карандашами.
Чтобы не осложнять себе существование и не терять из вида конечную
цель этой книги, я решил предложить читателям сделать несколько шагов на
пути духовного роста и самореализации. Шагов таких будет двадцать, они
помогут привести в порядок полученные ранее опыт и знания и подтвердят
готовность каждого читателя к самосовершенствованию.
Шаг 1
Познай самого себя
Пока я разрабатывал концепцию книги, а затем ее писал, мне
исполнилось пятьдесят семь лет. И я весьма удивился, что испытываю
радость по поводу дня рождения. До этого момента я весьма скептически
относился к этому ритуалу, считал его «детской забавой», праздником,
уместным только для малышей. Для них, говорил я, веселье в честь еще
одного прожитого года оправданно. Это некая компенсация за весь будущий
период взросления с его ответственностью, обязанностями и
обязательствами. Ну, а в нашем возрасте, продолжал я, нет никакого повода
для торжеств. Мне казалось, что от дня рождения невозможно ждать чего-то
хорошего: прожит еще один год, еще на шаг мы приблизились к старости...
Такие мысли заставляют забыть истинную причину праздника.
А ведь в день рождения отмечается годовщина нашего появления на
свет: ни больше, но и не меньше. И в самых разных языках мира (английском,
французском, каталонском, иврите, русском, китайском и других) день этот
так буквально и называется — ДЕНЬ РОЖДЕНИЯ. Даже этимология не хочет
портить нам праздник, а стремится поднять настроение.
В свои пятьдесят семь я вдруг осознал, что:
• если вы поняли, что жить хочется, и мысль эта доставляет вам
радость;
• если вы почувствовали, что впереди еще множество дел, которыми
хочется заняться;
• если вы чаще, чем просто «время от времени», радостно
просыпаетесь по утрам...
В таком случае к вам возвращается искреннее желание праздника и в
свой день рождения вы с удовольствием разделите с окружающими радость
от еще одного прошедшего года.
Если этот рубеж перейден, будет уже нетрудно придерживаться одной
традиции, которую я советую установить всем своим пациентам:
в день рождения сделайте себе подарок, который вам хотелось бы
получить от близкого и надежного друга.
На эту мысль меня навело одно наблюдение: большинство из нас
всегда придумывают и ищут особые подарки на день рождения любимым
людям, но почти никогда не поступают так по отношению к себе.
Возвращаюсь к своему памятному дню рождения.
• Возможно, из-за осознания, что жизнь во всех отношениях удалась...
• Вероятно, от уверенности, что я сам выбрал свой жизненный путь...
• Может быть, от радости, что в свои годы я занят новым проектом —
этой книгой...
• Точно от того, что я могу гордиться двумя взрослыми детьми...
• По-видимому, по всем этим причинам я решил ОТМЕТИТЬ свой
пятьдесят седьмой день рождения.
Следуя собственным рекомендациям, я подарил себе последнюю
запись «Риголетто» на Арена ди Верона и скромную вечеринку, куда с
удовольствием пригласил самых близких друзей, некоторых коллег и
многочисленных приятелей, с которыми уже давно не встречался. (Прим.
Арена ди Верона — древнеримский амфитеатр, знаменитый благодаря
ежегодному летнему оперному фестивалю, проходящему в его стенах).
Поднимая вместе с гостями бокалы, я окончательно убедился в
справедливости своей давней идеи: любые конструктивные отношения с
другими людьми устанавливаются и укрепляются, только если ты живешь в
гармонии с самим собой. И эта мысль — всего лишь лучшее проявление
здорового эгоизма, доля которого просто необходима каждому.
Если последний шаг на пути познания самого себя есть
самореализация, то первый шаг — самопознание, узнавание, первое
представление о себе. Как же сделать этот первый шаг?
• Снять с себя «покровы», мешающие лично вам увидеть, какой вы на
самом деле;
• принять знание о том, кем же вы являетесь на самом деле;
• скинуть все «маски», которые вы носите для окружающих;
• взять на себя полную ответственность за свою жизнь, включая все
ваши слова и поступки.
Самопознание — первая ступень в отношениях с окружающими, если
вы хотите общаться с ними, а не воспринимать как сторонних наблюдателей.
Самопознание — особая пауза, позволяющая обратиться к тому, во что
вы верите, о чем думаете, что чувствуете и что собой представляете,
независимо от вкусов и желаний других людей.
Самопознание — реальная возможность ответить на три вопроса,
мучающих человека с незапамятных времен и до сегодняшнего дня:
Кто я?
Куда я иду?
С кем я иду?
Я всегда рекомендую отвечать на эти вопросы по порядку. Иначе
конечная цель вашего жизненного пути определит вашу сущность и
превратит в раба выбранной вами дороги.
История в духе Кафки поможет вам взглянуть на себя с этой точки
зрения и посмеяться над собой. (Прим. Кафка, Франц (1883-1924) —
представитель пражской группы немецких писателей-экзистенциалистов,
автор романов «Процесс», «Замок», «Америка»).
Человек едет в метро.
Он погружен в мысли о работе, которая ждет его в офисе.
Вдруг он поднимает голову, и ему кажется, что пассажир, сидящий
напротив, пристально на него смотрит.
Человек даже не замечает, что видит всего лишь свое отражение в
стекле.
«Где я видел этого типа?» — спрашивает он себя, понимая, что лицо
напротив ему знакомо.
Человек еще раз поднимает глаза, усмехается, и отражение,
естественно, улыбается ему в ответ.
«А ведь он тоже меня знает», — думает человек.
Как ни старается он отвлечься от мыслей о пассажире напротив, ему
это не удается.
Человек приезжает на свою станцию и, перед тем как выйти из поезда,
машет рукой своему предполагаемому попутчику, который, как и следовало
ожидать, тут же отвечает ему таким же жестом.
На работе человек постоянно вспоминает поездку: «Откуда же я знаю
этого типа? Была бы хоть фотография этого пассажира, ее можно было бы
показать коллегам. Возможно, один из них узнал бы его...»
После рабочего дня человек пешком возвращается домой, чтобы
спокойно покопаться в памяти.
Час спустя он входит в свою квартиру, так и не найдя ответа на
мучавший его вопрос.
Человек принимает душ, смотрит телевизор, но не может ни на чем
сосредоточиться.
— Где я его видел? — снова повторяет он, укладываясь спать.
На следующее утро человек просыпается с улыбкой на лице.
Он решил проблему, доставившую ему столько беспокойства.
— Я вспомнил, — говорит он вслух, резко садясь в кровати и хлопая
себя рукой по лбу. — Как же мне раньше не пришло в голову? Я же
встречался с ним в парикмахерской!
Если не начать работать над собой со ступеньки «самопознание»,
можно так и не определить границу между внутренним и внешним «я», так и
не научиться смотреть на себя без страха и быть таким как есть.
Хочу уточнить: ни в коем случае не стоит игнорировать окружающих и
их мнение. Оставайтесь в своей семейной, социальной, профессиональной
группе. Ведь, чтобы составить о себе более полное представление, увидеть
все нюансы своего характера, вам обязательно понадобится взгляд со
стороны. Но это не значит, что общественное мнение и интересы нужно
ставить выше личных! Даже рискуя быть обвиненным в индивидуализме, я
утверждаю, что для всеобщего благоденствия каждый должен в первую
очередь позаботиться о личном развитии. Об этом моя следующая история.
Всю неделю мальчик ходил по пятам за папой с доской для игры в
парчис под мышкой. (Прим. парчис — испанская настольная игра, в
которой нужно как можно быстрее провести четыре фишки вокруг поля и
через коридор своего цвета; традиционно игра рассчитана на четырех
игроков, каждый из которых выбирает один из цветов: зеленый, красный,
желтый или синий.) Шестилетний малыш требовал от отца, чтобы тот
выполнил свое обещание и сыграл с ним партию на новой доске,
подаренной на день рождения.
— Сейчас мне некогда, Угито, — повторял ему отец, — придется тебе
подождать выходных.
В субботу, едва проснувшись, Уго подбежал к отцу с доской для
парчиса.
— Сегодня ведь выходной, да, папочка? — спросил малыш.
— Да, сынок, — согласился отец, — но я должен закончить срочную
работу. Попроси маму поиграть с тобой...
— Нет, — возмутился мальчик. — Ты же мне обещал...
— Ты прав. Но у меня есть более срочные дела...
— А когда закончатся эти твои дела?
— Через два часа, — немного преувеличил отец, надеясь, что
мальчик так долго не будет его ждать.
Прошло два часа...
— Теперь мы можем поиграть, папочка?
— Нет, сынок. Мне очень жаль, но я еще не закончил свои дела...
— Но ты же мне точно сказал... Ты меня обманывал?
— Перестань приставать ко мне, Угито. У меня незаконченная работа.
По щекам мальчика покатились слезы, и тут отца осенило. Он взял со
стола журнал с яркой цветной иллюстрацией политической карты мира на
обложке.
— Слушай, сынок, я придумал для тебя игру, — сказал папа, вырвав
обложку, и стал рыться в ящике стола в поисках ножниц.
Отец разрезал иллюстрацию на множество кусочков разной формы.
— Это головоломка. Называется паззл. Ты должен собрать карту
мира, расставив по местам все страны, — сказал мужчина. — Когда ты
закончишь собирать картинку, мы сыграем в парчис.
Отец знал, что сын еще слишком мал и не знаком с картой мира,
поэтому надеялся, что мальчик провозится с паззлом больше часа, а там
уже наступит время обеда. И уже после сиесты он, наконец, сможет сесть
поиграть с малышом в парчис, как обещал.
Но прошло всего пять-шесть минут, когда Угито пришёл к отцу с
идеально собранной картой мира.
Каждая страна находилась на своем месте, и картинка была склеена
скотчем.
— Готово, папочка. Теперь мы можем поиграть в парчис?
Отец удивился.
— Как тебе это удалось? — спросил он, разглядывая результат труда
сына. — Ты же никогда раньше не видел карту мира. Как ты смог собрать
ее так быстро?
— Ну, я, конечно, никогда не видел такую карту... Но, когда ты ее
разрезал, я заметил на обратной стороне страницы фотографию какого-то
человека. Я перевернул кусочки и сложил лицо по частям. Это было легко.
И когда я собрал человека, мир сложился сам собой.
Возможно, это издержки моей профессии, но я убежден, что, только
работая с человеком, можно изменить мир.
Наверное, дело в моей психотерапевтической практике, поэтому я
заметил, что в разговорах с пациентами или журналистами говорю обо всех,
хотя собирался рассказать о каждом в отдельности. Видно, этот факт можно
считать доказательством того, что люди при всей индивидуальности —
одинаковы.
И вероятно, из-за особенностей моей профессии я продолжаю верить в
то, что, только узнав, кто мы такие, можно начать работу по
совершенствованию себя и всего человечества.
Шаг 2
Стань свободным
Если первый шаг в личностном развитии можно сформулировать как
призыв «Познай самого себя», то для второй ступеньки, без сомнения,
подходит девиз «Предоставь себе свободу».
Я говорю «предоставь», а не «завоюй», имея в виду под словом
«свобода» внутреннюю самостоятельность, а не расхожее мнение «Свобода
— возможность делать все, что взбредет в голову». Почувствуйте разницу.
«Делать то, что хочу» — не значит быть свободным, скорее, тут можно

говорить о «всемогуществе» и «сверхчеловеке». К нормальной жизни этот


принцип отношения не имеет.
Свобода же, напротив, вполне реальна, возможна и желанна. Она есть
возможность и право человека в определенной ситуации выбрать одно
(иногда несколько) решений из множества альтернативных вариантов.
Свобода — это искусство выбора в пределах возможного.
Именно так я понимаю и пропагандирую это состояние. И главной
характеристикой свободы я считаю честность. Именно она не позволит вам
назвать невозможным какой-то выход из ситуации только потому, что вы не
хотите честно признаться, что остальные варианты исключили из-за страха
или личной выгоды.
Согласитесь, что ситуации, в которых отсутствует возможность выбора,
на самом деле результат предварительного выбора. А ведь многих так и
тянет сказать: мол, от меня ничего не зависит. Тем самым они просто
снимают с себя всякую ответственность.
Объявить себя свободным означает сделать шаг к своей
независимости. То есть нести ответственность за свои решения, даже осознав
впоследствии, что ошибался. Признать, что можно было поступить по-
другому, но виноваты в этом только вы. Принять, что окружающие были
правы, даже если вам до сих пор кажется, что ваши действия были логичны.
Я, как и все психотерапевты, считаю, что требуется настоящее мужество
для решения труднейшей задачи — жить дольше и лучше. Нужны смелость и
твердость, чтобы бросить вызов обществу. А ведь оно обязательно предъявит
вам счет за дерзость, с которой вы пошли против него, за нахальство, с каким
вы провозгласили себя свободным в принятии решений, за наглость, с
которой вы перестали признавать нерушимость его приказов, и за
беспардонность, с какой вы требуете отчета у сильных мира сего.
Более полувека назад первый секретарь ЦК Коммунистической
партии Советского Союза Никита Хрущев разоблачил на XX съезде Иосифа
Сталина. Впервые публично было рассказано, как безжалостно Сталин
бросал в тюрьмы и пытал тысячи людей, как глава государства отдавал
приказы о массовых депортациях и пожизненном заключении в лагерях.
Хрущев подробно осветил зловещие планы порабощения стран —
сателлитов тогдашнего Советского Союза путем подавления мятежей
военной мощью. Сталин с особой жестокостью демонстрировал всем в
СССР и за его пределами, что ничто не может остановить его стремление
вершить судьбы той части планеты, которая оказалась под его контролем
по Ялтинскому договору.
Все присутствующие на докладе потом вспоминали, что атмосфера
съезда была невыносимо напряженной, в зале стояла мертвая тишина.
Внезапно из зала раздался голос. Вопрос, адресованный Хрущеву,
прозвучал с упреком:
— А где были вы, товарищ, в это время?
Все поняли скрытый намек этой фразы. Никита Хрущев работал в
ближайшем окружении Сталина, был его доверенным лицом, членом
партаппарата в этот жестокий период жизни Советского Союза. То есть
Хрущева можно было назвать соучастником тех самых низостей, против
которых он так ополчился на съезде.
Первый секретарь ЦК КПСС замолчал.
Кто это сказал? — спросил он строго.
Ответа не последовало.
— Кто задал вопрос? — повторил Хрущев, вытянув шею, словно
высматривая поднятую в зале руку.
Хотя ситуация в стране была гораздо более либеральной, чем при
Сталине, однако Советский Союз не мог считаться демократической
страной, в которой гарантированы свобода и жизнь тех, кто открыто
выступал против строя. Знаменитый КГБ оставался могущественным и
грозным. Поэтому задавший вопрос человек не сознался.
Но Хрущев все-таки ответил, причем гениально:
— У тебя не хватает смелости признаться. Ты хочешь знать, где я был
тогда? Я был в том же самом месте и в той же позе, что и ты сейчас.
Вероятно, каждый хоть раз попадал в ситуацию, когда очень сложно
открыто разоблачить произвол или несправедливость. И с большим или
меньшим успехом мы спрашивали себя, должны ли мы что-то предпринять
по этому поводу.
Как всегда, все начинается с мелочей. В повседневной жизни вы уже
переживали и продолжаете переживать отказ от некоторых свобод.
«Что мне стоит, думаете вы, — не высказывать своего мнения?»
«В конце концов, — говорите себе, — это такой пустяк..»
«Зачем создавать проблемы? — приводите вы веский довод. — Это не
так уж и важно».
Вы глубоко вздыхаете и смиряетесь с ситуацией, убежденные, что
борьба за свободу идет на уровне глобальных задач, а отнюдь не мелочей.
Зачастую за такими мыслями мы прячем нашу пассивность и
нежелание бороться за свою свободу. Очень важно опасаться
незначительных сделок со своей совестью и сознательно и ответственно
отказываться от некоторых точек зрения, притязаний и прихотей. Помните,
что свобода так важна, что ею нельзя поступиться ни при каких
обстоятельствах. Такая задача может показаться почти героической, но я
абсолютно убежден, что любой человек на это способен.
Шаг, который я вам предлагаю сделать, действительно серьезен. По
мнению некоторых мыслителей именно свобода является характеристикой
взрослого человека. И хотя мы не всегда можем выбирать обстоятельства,
только нам решать, как вести себя в той или иной ситуации.
Мексиканский поэт Октавио Пас как-то сказал, что свобода заключается
в разнице между двумя односложными словами — «да» и «нет». (Прим. Пас,
Октавио (1914-1998) — мексиканский поэт, эссеист, переводчик, лауреат
Нобелевской премии по литературе.)
Выбор одного из этих слов (а совсем не цена, которую требуется
заплатить за свое решение) и определяет, будете вы свободным человеком
или рабом. В первом случае вы станете хозяином собственной жизни,
ответственным за все, что с вами происходит, и будете считать каждое
событие желательным или нежелательным последствием именно ваших
решений.
Вы в ответе за все решения, которые принимаете, поэтому вольны
остаться или уйти, говорить или молчать, настаивать или уступить, идти на
осознанный риск и свободно передвигаться по свету в поисках того, что вам
нужно.
Существует одна древняя легенда, которую переработала моя подруга,
писательница-сказочница Виви Гарсия.
Все человеческие эмоции любили собираться в густом лесу и
устраивать там игры и танцы. Ненависть, надежда, зависть, любовь и страх
резвились среди деревьев, смеясь без умолку. За ними бегали, пытаясь
догнать, злоба, безумие, предательство, радость и любопытство.
Как-то раз во время игры в прятки безумие искало любовь,
укрывшуюся в куче листьев. Предательство подало безумию остро
заточенный трезубец и посоветовало проткнуть листву, чтобы
обнаружить, не прячется ли там кто-нибудь. Безумие так и сделало, не подумав о
последствиях. В результате любовь ослепла, а безумие, чтобы загладить
свою вину, решило стать ее поводырем.
Пройдя вместе долгий путь, любовь и безумие образовали пару, и им
было хорошо вместе. Но в мире ничто не вечно, и в какой-то момент
любовь, устав от безумия с его бредом, бесконтрольностью и
неопределенностью, бросила своего поводыря и решила выйти замуж за
разум.
Любовь стала жить рационально и спокойно, потому что когда за
дело взялся разум, исчезли все опасности, а с ними рассеялась и
неуверенность. Но некоторое время спустя любовь стала замечать, что в
этом океане стабильности она умирает от скуки.
Хорошенько всё обдумав и посоветовавшись со своей подругой
фантазией, любовь приняла решение: она останется женой разума, но
время от времени будет встречаться со своим приятелем — безумием,
чтобы попасть под его влияние и на некоторое время с головой погрузиться
в неопределенность. После этого любовь, обновленная и с новыми
силами, вновь будет возвращаться в надежные объятия разума.
Шаг 3
Откройся любви
Следующий шаг в личностном развитии заключается в том, чтобы
открыть для себя любовь. Самореализация невозможна, если мы
неспособны чувствовать себя любимыми и испытывать к кому-нибудь
сильное, беззаветное и бескорыстное чувство.
Слово «любовь», Наверное, одно из самых распространенных за всю
историю человечества. Им оправдывали и самые ужасные зверства, и самые
героические подвиги. Святые и диктаторы, целители и убийцы, священники и
колдуны, ученые и неграмотные крестьяне — все говорят о ней, хотя
большинство не знает, о чем идет речь.
В самом деле, очень трудно и до конца невозможно дать определение
этому чувству, но я хотел бы высказать несколько мыслей на эту тему.
Сразу хочу уточнить, что речь пойдет не о любви вечной и, как водится,
единственной, которую описывают в романах. Не о драматичной и
непреодолимой любви древнегреческих трагедий. Не о возвышенном, но
очень редком чувстве, уготованном немногим, которое испытываешь лишь
однажды и по отношению к единственному человеку.
Любовь, которой нужно открыть свое сердце, — повседневное,
реальное и простое чувство. Это подлинная забота о благополучии ближнего
— то, что мы подразумеваем, говоря: «Я очень люблю этого человека».
Исходя из такого понимания слова «любовь», третий шаг личностного
развития заключается в том, чтобы пробудить в себе неподдельный интерес
к жизни других людей, будь то твой ребенок, твоя мать, твой партнер, твой
сосед или вовсе незнакомый человек.
А чтобы достичь этой цели, надо непременно установить отношения с
кем-то, кто не только важен для вас, но и доказал, что вы значимы для него.
Этот человек:

искренне порадуется вашим успехам;

будет рядом и в радости, и в горе;

с уважением относится к вашим делам и решениям;

не считает вас своей собственностью;

в его любви вы уверены даже в разлуке, после спора или ссоры;

его благополучие не перестанет вас волновать, даже если в
порыве эмоций он скажет, что не любит вас, или пригрозит, что не простит
вас никогда.
Наверное, каждый философ, писатель, актер хотя бы раз в жизни дал
свое определение понятию «любовь». Из всех известных мне формулировок
я, пожалуй, выберу слова моего коллеги Джозефа Зинкера из его книги
«Творческий процесс в гештальт-терапии» (прим. 3инкер, Джозеф —
американский психолог, основатель Гештальт-института в Кливленде (США)).:
«Любовь — это радость от того, что любимый человек просто есть на
свете.
Возможно, вас эти слова не удовлетворят.
Может быть, вам захочется опереться на собственное определение.
На всякий случай поделюсь с вами своей формулой любви:
любовь — это искреннее желание создать для близкого человека
свободное пространство, чтобы он мог сам выбирать, что делать со
своей жизнью, своими чувствами и своим телом, пусть вы не в восторге
от его решения и даже если его выбор пал не на вас.
Я хочу предложить вам свою версию очень важного для меня рассказа
О. Генри.
Эта история произошла во Франции в начале суровой зимы 1900 года.
В старом парижском доме жила Мари, девочка одиннадцати лет. С
началом холодов она стала жаловаться на острую боль в спине, которая
становилась просто невыносимой при кашле. Осмотревший ее доктор
сообщил матери диагноз: туберкулез.
В то время, когда еще не было антибиотиков, эта болезнь означала
верную смерть. Единственное, что могли сделать врачи, — прописать
частично снимающие боль лекарства, хороший уход, постельный режим
и... веру.

Любые пациенты — сказал доктор, — выздоравливают, если
сражаются с болезнью. Если Мари перестанет бороться за жизнь, она умрет
к концу зимы.

Но я уверен, — добавил он скорее в качестве утешения, — что
если девочка будет находиться в тепле, хорошо питаться и стремиться
выжить, к весне от туберкулеза останутся лишь неприятные воспоминания.
Когда доктор ушел, мать Мари посмотрела на календарь. Весна
должна была наступить еще через три долгих месяца...
Зная, что никто из одноклассников не придет навестить дочь из-за
вполне объяснимой, хотя и неоправданной боязни заразиться, женщина
пошла в школу и попросила учительницу заниматься с Мари на дому,
чтобы скрасить девочке тоскливые дни одиночества. Учительница с
сожалением отказалась: в классе было четыре ребенка в таком же
положении, и она не могла заниматься с каждым из них, учительнице
нужно было заботиться о тех, кто посещал занятия.
На следующий день, развешивая в доме гирлянды, чтобы создать
праздничное настроение, которого она совсем не чувствовала, мать
увидела бледное и грустное лицо дочери... И тут женщину осенило. С
помощью домохозяйки она передвинула всю мебель в квартире так, чтобы
кровать Мари оказалась возле окна гостиной, выходившего на маленький
внутренний дворик. Женщина решила, что девочка немного отвлечется,
наблюдая за кипарисом в центре садика и плющом на стенах, за окнами
других домов и людьми, которые сновали по двору туда-сюда.
В январе похолодало, и состояние Мари ухудшилось. Не раз ночные
приступы кашля заканчивались кровавыми следами на платке,
приводившими в отчаяние бедную малышку и ее мать.
Однажды утром, вернувшись из магазина, женщина застала Мари
потерянно глядящей в окно. Девочка была совсем непохожа на ту, какой
она была всего несколько недель назад. Мать подошла поинтересоваться,
как Мари себя чувствует, и девочка призналась, что очень боится смерти.
Мать крепко обняла Мари и прижала к своей груди, чтобы дочка не
заметила ее слез. Девочка показала на двор и сказала:

Посмотри, мамочка, видишь этот плющ на стене дома
напротив? Несколько недель назад на нем было много зеленых и желтых
листьев. Видишь, как мало их осталось. Я подумала, что когда опадет
последний лист плюща, моя жизнь тоже подойдет к концу.

Выбрось эти мысли из головы, — сказала ей мать, поправляя
подушки и утирая тайком от дочери слезы. — Весной на всех плющах
распустятся новые листья, начнется новая, молодая жизнь...
«Но это будут уже другие листья...» — подумала девочка, но вслух
этого не произнесла.
Болезнь текла своим чередом, Мари становилось то лучше, то хуже,
но регулярно заходивший доктор видел, что девочка все больше падает
духом.
Однажды утром мать увидела, что Мари заинтересованно
разглядывает что-то в окне. Женщина тихонько подошла поближе, чтобы
узнать, что привлекло внимание ее дочери. Она увидела молодого
художника, который у окна своей квартиры на третьем этаже дома
напротив рисовал яркими красками виды Парижа: Нотр-Дам, Монмартр,
«Мулен Руж»...
Впервые за время болезни мать увидела Мари окрыленной и
радостной. Женщина обрадовалась интересу дочери и решила попросить
художника помочь им.
В тот же день мать пошла в дом напротив и постучала в дверь
живописца. Когда чудаковатый молодой человек открыл дверь, женщина
рассказала ему, что у нее есть дочь, что они живут на нижнем этаже дома
напротив, что у девочки очень серьезная болезнь, а затем передала ему все
слова доктора.

Я очень вам сочувствую, — сказал художник, — но не понимаю,
зачем вы все это мне рассказали.

Я пришла попросить вас дать несколько уроков рисунка или
живописи Мари. Знаете, она всегда интересовалась искусством. Если бы вы
могли заходить иногда поболтать с ней... Я, разумеется, вам заплачу,
сколько вы попросите... — и с мольбой в голосе добавила: — Может быть, от
вашего согласия зависит ее жизнь.
Не из-за денег, а из жалости к девочке, которую он уже видел в окне,
молодой художник стал каждый день заглядывать к Мари. Он приносил
холсты, карандаши, угольки и краски, разговаривал с ней о живописи,
стремясь убедить девочку писать картины.
За несколько недель они подружились.
Однажды, заглянув к Мари, юноша застал ее в слезах.

Что случилось? — спросил художник.
Мари рассказала о своих мыслях по поводу листьев на плюще и
призналась:

Вчера после твоего ухода был сильный ветер, который сбросил
на землю множество листьев. После бури я подсчитала оставшиеся. Их уже
всего двадцать восемь. Я чувствую, что если они все опадут сегодня, завтра
для меня не наступит.
Художник попытался убедить девочку, что придуманная ею
взаимосвязь между листьями и жизнью — полная чушь:

Жизнь на этом все равно не заканчивается, — сказал он ей, —
ты не должна так думать. Тебе нужно упражняться с цветовой гаммой и
рисовать яблоки, как я тебя просил. Иначе твои работы никогда не будут
участвовать в выставках. Кстати, благодаря тому, что я много работал всю
свою жизнь, мне предложили привезти свои картины на выставку в
Америку.

Ты уезжаешь? — спросила Мари, не желая услышать ответ.

Я вернусь, самое позднее, в мае, — сказал ей художник. — И
тогда, если ты будешь заниматься, мы поедем на пленер, и я научу тебя
писать маслом.
Не знаю, застанешь ли ты меня, когда вернешься, — ответила Мари.
— Все зависит от плюща.
Молодой человек, успевший привязаться к девочке, обнял ее,
предпочитая не продолжать разговор об этих фантазиях. Он просто
поцеловал ее в лоб и дал ей указания, что делать вплоть до его
возвращения.

Когда он ушел, Мари почувствовала, что мир рушится. И, пока


художник пересекал двор, она увидела еще один роковой знак: ветер
сорвал сразу три листа с плюща и с силой бросил их на землю.
Начиная с этого дня девочка каждое утро смотрела в окно,
пересчитывала листья, оставшиеся на плюще, и чувствовала острую боль в
груди, убедившись, что за ночь ушел навсегда еще один ее спутник.

Что с тобой, дочка? — спросила ее мать после беспокойной
ночи, когда дочь металась в жару.

Посмотри, мама, — сказала Мари, показывая в окно. —
Осталось всего три листочка. Один — внизу, рядом с карнизом, другой —
посереди стены и последний, одинокий, — на самом верху, возле окна
художника. Мне страшно, мама.

Не бойся, — успокоила ее мать тоном, полным уверенности,
которой у нее как раз и не было. — Эти листики выдержат: они самые
сильные. Ты же знаешь, что всего через две недели наступит весна.
Такой веселый прежде взгляд Мари сменился мрачной
сосредоточенностью, с которой она следила за тремя несчастными
Листочками. И как-то ночью в феврале, во время сильнейшей грозы, ветер
оторвал средний лист от ветки и унес его далеко. Мари ничего не сказала, но
с двойным усердием стала молить Бога защитить ее листочки.

Мама, — громко позвала она однажды утром, — мама, иди
скорей.

Что случилось, дочка?

Остался только один, мамочка, только один. Нижний упал вчера
вечером. Я умру, мамочка, я скоро умру. Обними меня, пожалуйста, мне
страшно. Мне очень страшно.

Нужно верить, дочка, — сказала мать, проглотив ком в горле и
едва сдерживая собственный страх. — До прихода весны осталось всего
несколько дней, и у нас еще есть последний листок. Знаешь, он просто
чемпион.

Да, но недавно я видела, как он дрожит... Укрой меня, мама,
мне холодно.
Мать укутала ее в одеяла и пошла намочить тряпки, потому что у
дочери был сильный жар.
Когда Мари не спала, она не отрываясь смотрела сквозь стекло на
единственный лист, который не хотел сдаваться. На самом верху плюща
маленький коричнево - зеленый листок изо всех сил держался за ветку, и
девочка при виде его скрещивала на счастье пальцы, чтобы ему хватило
сил устоять.
И лист не сдавался.
Под снегом, дождем и ветром.
Прошло много дней, но лист устоял.
Однажды утром, когда Мари разглядывала свою последнюю
надежду, луч солнца осветил этот листочек, и девочка обнаружила вокруг
него проклюнувшиеся маленькие зеленые почки.

Мамочка, смотри, листок выстоял, пришла весна мамочка!
Разве это не чудо?
Мать подбежала к дочери и обняла ее со слезами на глазах. Она
думала не о плюще, а о своей дочери, жизнь которой тоже была спасена.

Да, доченька, это чудесно.
Шло время, и силы девочки понемногу начали восстанавливаться.
Когда врач в первый раз разрешил ей выйти на улицу, она сразу
пошла к дому напротив, чтобы спросить о своем друге-художнике.
Домохозяйка удивилась, увидев ее, может быть, из-за того, что мало
кто выживал после такой болезни.

Я рада, что ты хорошо себя чувствуешь, — сказала она, с
искренним удовольствием расцеловав Мари. - Твой друг-художник еще не
вернулся, но сообщил мне, что через несколько недель будет здесь. Он
прислал это для тебя.
Хозяйка достала из-за пазухи и протянула девочке письмо, на
котором было написано:
«ВРУЧИТЬ МОЕЙ ПОДРУГЕ МАРИ».
Девочка развернула письмо и прочитала:
«Привет, Мари!
Как видишь, всё уже позади.
Когда ты будешь читать это письмо, останется всего несколько дней
до начала наших занятий живописью.
Я купил новые краски и кисти, поэтому хочу подарить тебе свои
прежние.
Скажи домохозяйке, чтобы она открыла тебе мою комнату, и забери
оттуда все, что нужно.
Упражняйся как можно больше, помни о яблоках и о цветовой
гамме».
Девочка запрыгала от радости. Попросив у хозяйки ключ, она
поднялась в небольшую мансарду. Там она подошла к окну, чтобы взять
мольберт, который, как всегда, стоял возле него. Посмотрев на улицу, она
увидела свою кровать в доме напротив.
Машинально Мари открыла окно и поискала глазами своего друга,
этот героический листочек плюща, самый сильный, выдержавший все
испытания...
И она увидела его.
Он был там, на стене, совсем рядом с оконной рамой. Но это был не
настоящий лист, а его изображение. Его нарисовал на кирпичной стене ее
друг-художник...
Способны ли вы на подобную любовь?
Нарисуете ли листья на стенах, чтобы воодушевить, вдохновить и поддержать
близких, даже когда вы находитесь далеко?
Хотите ли вы сделать такой важный шаг к настоящей любви?
Шаг 4
Смейся от всей души
Вы сделали три шага вперед, невероятно трудные, но несомненно
важные. Вы знаете теперь, кто вы, ощущаете себя свободным и готовым к
настоящей любви. Пора сделать четвертый шаг внести необходимую долю
хорошего настроения в вашу жизнь. Но «любого» хорошего настроения
недостаточно! Я имею в виду только ваше собственное и особое
расположение духа.
Начнем с малого. Научитесь радостно просыпаться каждое утро,
наперекор телевидению, газетам и радио, которые обрушивают на наши
бедные головы потоки негативной информации. Похоже, им доставляет
удовольствие запугивать людей ужасающими картинами настоящего и
прогнозами скорых и неизбежных экономических, социальных и
экологических катастроф.
Не забывайте улыбаться, даже если кажется, что страшное
воображаемое будущее уже наступило. Улыбайтесь, несмотря на вашу
внутреннюю сдержанность и абсурдные ограничения, навязываемые
правилами хорошего тона, традицией и моралью.
Смех и ирония необходимы человеку, чтобы он мог поступать более
разумно, не отрицая существующих проблем и не убегая от них.
Как очень точно заметил Песцетти, именно юмор предупреждает нас,
что порядок слишком строг, что определенное правило не имеет смысла или
что мы погрязли в бесчисленном количестве забот. (Прим. Песцетти, Луис
Мария (родился в 1958 г.) — аргентинский писатель, актер, сатирик). Смех
предостерегает людей от многих ошибок, от собственной и чужой глупости, а
иногда и от привычки принимать всё слишком всерьез.
Я предлагаю вам каждый день хотя бы на минутку задержаться возле
зеркала и улыбнуться себе — вопреки досадным воспоминаниям о тяжелом
прошлом, не думая о неудачах в настоящем и не дрожа от страха в ожидании
будущего. Обязательно посмейтесь от всей души над своими «ежедневными
муками», которые сразу же покажутся банальными.
Врачи знают, что смех — один из способов заставить человеческое тело
вырабатывать эндорфины. Эти вещества обладают невероятным
оздоровляющим действием: восстанавливающим, болеутоляющим и
противовоспалительным. Низкое содержание эндорфинов нарушает работу
иммунной системы, а высокое защищает от сотни болезней, начиная с
простуды и язвы и заканчивая аллергией и раком, и облегчает состояние еще
при сотне. И хотя мы редко задумываемся об этой особенности нашего
организма, наше тело прекрасно осведомлено о ней. Забавная история,
шутка или анекдот вызывают у нас улыбку, которая не просто улучшает
настроение, но и излечивает. Разве вы не замечали, как мучавшая вас
головная боль исчезает, стоит вам от души посмеяться?
В детстве отец привил мне любовь к чтению. Подростком я обожал
истории о странствующих рыцарях. Я фантазировал, как мой тогдашний
кумир Смелый принц освобождает прекрасную принцессу, убивает драконов
и разных злодеев, а затем победителем возвращается в замок.
Позже мне объяснили, что каждый человек сам, а не с помощью
Смелого принца должен спасать себя от бед. А затем еще более мудрые
люди растолковали, что именно смех — тот самый герой, который вызволяет
нас из оков благоразумия, возвращает в замок наивности и детского
восприятия.
В книгах моего детства некоторые злодеи специально маскировались
под отважных и благородных рыцарей с коварными целями. Точно так же
есть и «злой смех», который не только не лечит, но и обостряет заболевания.
Это насмешка, унижающая ирония по отношению ко всему, что выходит за
рамки привычной нормы. Меня всегда доводит до бешенства злобный смех,
когда глумятся над чужими страданиями и радуются, что несчастье
произошло не с ними.
Есть и еще один вид позитивного, излечивающего смеха. Способность
смеяться над собой — это почти необходимое условие, которое помогает не
страдать в каких-то странных или абсурдных ситуациях. Такой смех —
признак зрелости человека, которому не нужно быть правильным и
успешным, чтобы быть уверенным в себе. О таком смехе моя следующая
история.
Это была эпоха самых жестоких расовых столкновений в истории
Северной Америки. Время зверств ку-клукс- клана, ультраправого
объединения белых граждан, которое преследовало чернокожих,
нападало на них и убивало. Период серьезной борьбы за свои права
«Черных пантер» — группы сопротивления цветного населения.
Однажды простой чернокожий крестьянин вел пару старых волов,
запряженных в повозку, к своей крошечной ферме где-то на юге
Соединенных Штатов. За километр до поворота с узкого шоссе к дому его
нагнал эскорт из двух мотоциклистов, охраняющий шикарный лимузин, в
котором один нефтяной магнат возвращался в свое поместье.
Недовольный тем, что повозка мешает ему проехать, магнат велел шоферу
посигналить, чтобы крестьянин посторонился и дал дорогу его
автомобилю.
Либо случайно, либо испугавшись резкого гудка, волы оставили на
асфальте две большие кучи навоза, в которые тут же въехал лимузин.
Могущественный владелец поместья приказал остановить машину и
вышел из нее, чтобы окончательно убедиться в своих худших
подозрениях: зловонные экскременты животных прилипли к шинам. Магнат
ненавидел
негров, и хотя открыто никогда этого не признавал, но все знали, что он
финансировал радикальную группу ку-клукс-клана. С красными от
бешенства глазами он приказал своей охране подвести к нему крестьянина.
— Проклятый нигер! — закричал на него нефтяной король. — Как ты
осмелился пачкать навозом шоссе Соединенных Штатов Америки? Это все,
на что вы, черные, годитесь: пачкать, приводить в негодность, разрушать и
портить все, до чего дотрагиваются ваши вонючие руки.
Крестьянин понял, что ему нужно вести себя осторожно. Слишком
многие были до смерти забиты, пытаясь постоять за себя в подобных
ситуациях. Поэтому он опустил голову и постарался решить проблему
миром.
— Мне очень жаль, господин... Животные просто испугались сигнала
автомобиля...

Этого только не хватало! Ты пытаешься обвинить во всем моего
шофера?

Нет, господин... Конечно, виноваты мои волы... Обещаю строго
наказать их, как только доберусь до своей фермы.

Животных надо учить. И поскольку ты сам такое же животное,
как и вол, тебя тоже нужно наказать.
Охранники стали бить крестьянина дубинками. Бедняга пытался
защититься от ударов:

Не нужно меня бить, господин... Я уберу навоз с шоссе, обещаю
вам...

Нельзя верить обещаниям негров... Но ты подал мне хорошую
мысль. Сам испачкал, сам убрал за собой — это и будет твоим наказанием.

Да, господин... большое вам спасибо. Я принесу немного
соломы из повозки и всё приведу в порядок, даю слово.

А я прослежу, чтобы все так и было, — богач хитро улыбнулся,
обдумывая только что пришедшую ему в голову мысль. — Поскольку твои
животные гадят тем, что едят на моей земле, ты съешь с моей земли то, что
нагадили они, разве это не справедливо?
Бедняга не мог поверить своим ушам, но прекрасно понял, что
выхода у него нет; или он делает, что ему говорят, или его изобьют до
полусмерти еще до того, как он откроет рот. Поэтому, встав на колени, он
собрался выполнить приказ.
В этот момент позади лимузина остановились две машины, и из
одной из них вышел сам преподобный Мартин Лютер Кинг. (Прим. Кинг,
Мартин Лютер (1929-1968) — афроамериканский баптистский
проповедник, лидер негритянского движения США, Нобелевский лауреат
мира). В последние годы жизни у Кинга вошло в привычку разъезжать по
Америке в рамках кампании по борьбе с расизмом, противопоставляя
насилию мирные лозунги любви и всеобщей терпимости.
У вновь прибывшего тоже была свита, но не охрана, вооруженная до
зубов пистолетами, а несколько репортеров, фиксирующих каждое
событие и фотографирующих все выступления преподобного.

Что здесь происходит? — спросил Кинг у нефтяного короля,
встретившего его вполне хладнокровно.
Южанин прекрасно знал, кто такой преподобный, на-сколько он
знаменит и влиятелен, но он отнюдь не собирался показывать слабину как
перед чернокожим священником, так и перед своими людьми.

Этот черный,— высокомерно ответил магнат, презрительно
сделав акцент на определении, — позволил своим животным испачкать
навозом чистейшие дороги великой страны. А поскольку в Америке так
заведено, что испортивший платит, а испачкавший убирает за собой, он как
раз сейчас этим и занимается.
Кинг спокойно попытался возразить богачу:

Насколько я понял, не он лично испачкал это шоссе, а его волы.
Поэтому нехорошо, что вы и ваши охранники угрожаете человеку и
унижаете его, заставляя «убрать за собой».

Я прекрасно знаю тебя и все твои намерения, — ответил белый.
— Но на меня твой пасторский тон не действует. Черный и животные ничем
друг от друга не отличаются — это скот, живущий рядом с людьми. И
волы, и крестьянин, и ты — все вы животные, и обращаться с вами будут как с
животными. Все вы одинаковые.

Я рад услышать это от вас, — согласился Кинг на удивление
спокойно. — Вот уже много лет я проповедую то, что вы так прекрасно
выразили в этой фразе. Животные, крестьянин и я — все мы одинаковы.
Скажу больше, и вы ничем от нас не отличаетесь, особенно в глазах
Господа, хотя некоторые люди в этом сомневаются. В любом случае,
благодарю, что напомнили мне об этом. Мы все одинаковые, поэтому если
крестьянин должен съесть навоз, то и мне необходимо это сделать.
После этих слов Кинг подошел к крестьянину и, встав на колени
напротив него, опустил лицо в экскременты.
Фотографы начали щелкать своими камерами, запечатлевая
происходящее и приведя тем самым в ужас магната и его свиту. Снимки
Мартина Лютера Кинга, стоящего на коленях и поедающего навоз под
присмотром личной охраны белого богача, могли окончательно погубить
имидж нефтяного короля и навсегда покончить с любой его попыткой
сделать политическую карьеру.
Магнат подозвал свою охрану и дал четкие инструкции — засветить
фотопленку журналистов, а затем немедленно уехать. Камеры вырвали из
рук фотографов, которые почти не оказали сопротивления, и люди в форме
бросились догонять лимузин, уже скрывшийся за горизонтом. Два
чернокожих поднялись с колен.

С тобой всё в порядке? — спросил Кинг крестьянина. — Хочешь,
мы проводим тебя до дома, брат?

Нет, нет. У меня всё хорошо... — ответил мужчина. — Спасибо,
преподобный.

Благодари Бога, брат, только Бога.
Они пожали друг другу руки, и каждый продолжил свой путь. Один
ехал на выступления в Даллас, второй — на маленькую ферму в километре
от шоссе.
Когда крестьянин приехал домой, на его лице еще блуждала широкая
улыбка.

Привет, — сказал он жене и поспешил обнять ее гораздо
крепче, чем обычно.

Ну и ну... — заметила женщина. — Похоже, у тебя сегодня был
особенный день. По какой причине такое бурное проявление чувств? Мне
кажется, я еще ни разу не видела тебя таким счастливым...

Если я тебе расскажу, с кем я завтракал сегодня, ты мне не
поверишь...
Именно такой позитивный настрой я имею в виду, говоря о хорошем
настроении, которое поможет вам не придавать большого значения
ежедневным неприятностям и видеть дальше своих сиюминутных интересов.
Я предлагаю вам сделать этот четвертый, совсем несерьезный шаг.
Улыбайтесь — и почувствуете, что сдержанность и рассудительность
навсегда исчезли из вашей жизни.
Улыбайтесь, пока не заразите своим настроением всех вокруг: грустных
и робких, молодых и стариков, друзей и недругов.
Улыбайтесь и когда это естественная потребность, и когда это очень
трудно сделать.
Только так вы поймете, что ничто и никогда не способно омрачить вашу
жизнь, даже если иногда у вас горько на душе и хочется плакать.
Шаг 5
Научись слушать других
Следующий шаг на пути к самосовершенствованию, который можно
сформулировать как «слушайте окружающих», не должен показаться таким
уж трудным. В конце концов, в Талмуде прекрасно сказано:
«У нас два уха и только один рот - как напоминание, что мы должны
слушать больше, а говорить вполовину меньше».
Поэтому просто удивительно, что для многих научиться слушать
окружающих не так-то просто. Особенно это касается жителей мегаполисов.
Все мы родились и выросли среди людей, которые считают себя экспертами
во всех областях и упиваются собственными рассказами о своих невероятных
подвигах. Мы к этому привыкли, и нас нелегко сбить с толку и заставить
выслушать мнение и истории окружающих людей.
По этой причине этот шаг стоит начать с более простого и очевидного
действия, которому редко где обучают. Итак, сначала осознайте, что
СЛУШАТЬ:
• это не просто говорить по очереди с другим человеком, который тоже
тебя не слушает;
• это не паузы в речи, когда собеседник, пока вы переводите дух,
позволяет себе сказать несколько слов;
• это не поиск в монологе собеседника каких-то слов, которые могут
вам пригодиться для собственной аргументации, словно разговор — это
встреча с приятелем, который подаст идею, как вам лучше изложить свои
мысли.
Я имею в виду активное и заинтересованное слушание, когда вы
анализируете, понимаете, соглашаетесь или отрицаете мнение собеседника.
Как написал американский писатель Хью Пратер в своем бестселлере
«Заметки для себя»:
«Никто не ошибается, в худшем случае — у кого-то просто недостаточно
информации».
К этому суждению я хотел бы добавить:
очевидно, что если я не располагаю информацией или отказываюсь
признавать, что у меня ее недостаточно, я не буду считать свое заблуждение
таковым и стану отстаивать его, убежденный в своей правоте.
Хью Пратер советует сосредоточить внимание на словах собеседника,
чтобы не упустить, возможно, недостающую часть информации.
Любой признает этот совет правильным и необходимым. Тогда почему
же нам так тяжело общаться
друг с другом искренне и открыто? Почему мы с такой неохотой
открываем наш слух и наше сердце для слов окружающих нас людей?
Мне кажется, что есть явная связь между нашими комплексами и
нежеланием слушать собеседника в каждом конкретном случае. Комплексы
эти могут быть разными:
Мы, пленники своих убеждений, внушаем себе, что наше мнение —
неоспоримая истина, и принимаем его за аксиому.
Или…
Мы переоцениваем собственные знания и пренебрегаем тем, что нам
неведомо.
Или…
Мы цепляемся за то, что неправильно заучили еще в детстве, и нам
начинает казаться, что стыдно признавать свои ошибки не только перед
другими, но и перед самим собой.
Или…
Мы не хотим знать правду, которая нам не выгодна или может
причинить боль.
Или…
Нам важнее доказать свое превосходство, нежели узнать что-то новое
для себя.
Или…
Мы способны свести воедино все эти факторы одновременно...
Расскажу вам одну древнюю, как мир, историю.
Паук решил сохранить все знания и всю мудрость человечества в
пузырьке. Любую умную мысль, которую он слышал от кого-нибудь или
открывал для себя сам, он нашептывал в стеклянную бутылочку и тут же
затыкал ее пробкой, чтобы не потерять.
Когда паук решил, что пузырек полон, он надумал спрятать его в
дупле огромного дерева. Там он смог бы хранить знания вечно, им ничто
бы не угрожало, и никто не смог бы их исказить.
Паук привязал пузырек к животу и начал карабкаться, как он уже
неоднократно делал, на самый верх дерева. Но на этот раз задача
оказалась невыполнимой: большая бутылка знаний мешала пауку
совершить восхождение.
Проходящий мимо муравей, которого паук презирал за
необразованность, заметил:
— Если хочешь добраться до верхушки, привяжи лучше пузырек к
спине, а не к животу.
И тут паук понял, что, хотя он набирался мудрости всю свою жизнь,
ему недоставало самого простого — знаний, которые дает жизненный
опыт. Он был не настолько глуп, чтобы не сообразить: мудрость придет к
нему, если он начнет прислушиваться к советам окружающих, которые хотя
и читали меньше, но в жизни повидали больше, а значит, могли, умели
и, возможно, хотели бы помочь ему.
Паук разбил стеклянный пузырек, сказав, что мудрость должна
оставаться на свободе и быть доступной всем, жаждущим знаний.
Всем психотерапевтам известно, что лучший способ разобраться в
своих недостатках — понять, что человек сам является их источником.
Поэтому абсолютно необходимо научиться слышать мнение окружающих о
своем характере и поступках. Зачастую это единственный способ разобраться
в тех гранях собственной индивидуальности, которые скрыты в недоступных
видению уголках нашей личности.
Я с недоверием отношусь к людям, вечно ноющим и
перекладывающим ответственность за всё на окружающих. Это недоверие
возникло, когда с помощью собственного опыта (и на примере других людей)
я пришел к мысли, что подобным способом человек никогда не избавится от
своих проблем.
Есть неписаный закон такой болезни, как невроз: человек легче
переносит неудачи, чем перемены и неизвестность. Жалующийся человек
ничего не делает, он просто не способен действовать, потому что нытье
забирает большую часть его энергии, необходимой для активного восприятия
перемен, сначала — внутренних, а затем — и внешних.
Всем известно, что свое будущее человек строит сам. Но делать это он
будет успешнее, если найдет в настоящем что-нибудь хорошее, какие-нибудь
добрые, дающие уверенность и воодушевляющие предзнаменования,
которые можно осознать, только научившись слушать и мир вокруг, и других
людей. Только сделав этот шаг, мы можем спокойно засыпать каждый вечер
и просыпаться каждое утро чуточку мудрее.
Эту историю, рассказанную мне одной пациенткой, я встречал во
множестве интерпретаций...
В эпоху Великой депрессии в США один мужчина решил, что в этом
году у него нет денег на дорогие рождественские подарки близким. Он
подумал, что элегантная упаковка сможет частично скрасить дешевизну
подарков. Поэтому мужчина потратил огромную, по его меркам, сумму на
покупку целого рулона рождественской подарочной бумаги. Накануне
праздника он наконец решил упаковать купленные им безделушки.
Открыв шкаф под лестницей и увидев, что карго тубус, где лежала
упаковочная бумага, пуст, мужчина пришел в ярость.

Кто взял бумагу из шкафа? — закричал он. — Кто посмел?
Бумага такая дорогая! Что вы с ней сделали?
Он ругался не переставая, пока его младшая четырех летняя дочь не
подошла к нему с опущенной головой и не призналась:

Это я взяла бумагу, папочка.

Ты взяла? Без спроса?

Да, папочка, — сказала девочка, готовая расплакаться.
Это была очень дорогая бумага, сеньорита. И она была совсем не для
игрушек, а для упаковки рождественских подарков...

Дело в том... — попыталась объяснить малышка.

Все дело в том, что ты плохая дочь. Твой отец работает, как вол,
целыми днями, чтобы у вас все было, а когда он покупает что-нибудь и
хочет сделать всем подарки, его дочь...

Но, папочка...

Молчи и слушай! Нужно было сначала спросить меня, можно ли
взять эту бумагу!

Я не могла спросить, папа, потому что... я готовила сюрприз.

Какой еще сюрприз? Из бумаги?

Нет, папа, в бумагу я упаковала подарок-сюрприз.

Вот как? Подарок... Вся бумага ушла на один подарок! А для
кого же, если не секрет, этот подарок? — спросил отец, едва
сдерживаясь, чтобы снова не закричать.
Девочка заплакала:

Для тебя, папа.
Мужчина просто онемел. Он почувствовал себя чудовищем,
ругающим дочь за то, что она приготовила ему подарок. Через некоторое
время виноватым и пристыженным тоном он произнес:
— Прости, что накричал на тебя, дочка, но эта бумага была
слишком дорогая, чтобы использовать ее всю для одного подарка.

Я понимаю, но коробка была большая, и получилось так
красиво...
Отец был растроган и попытался разрядить ситуацию:

Ну ладно, неси эту коробку. Посмотрим, может, можно
отрезать бумагу по краям, чтобы хватило на упаковку и других подарков.
Через несколько минут девочка спустилась из своей комнаты с
огромной коробкой из-под кукольного домика. Отцу стало ясно, что
позолоченная бумага, в которую был завернут подарок, уже ни на что не
годилась.

С Рождеством тебя, папочка, — сказала девочка. Отец был
тронут, но тем не менее снова взорвался,
когда, открыв коробку, увидел, что она пуста.

Разве тебе не известно, что, когда делаешь подарок и
упаковываешь его, пусть даже в целый рулон подарочной бумаги,
необходимо положить хоть что-нибудь внутрь? Ты что, не могла
догадаться, что нельзя дарить ПУСТУЮ коробку?!
Малышка понурила голову и со слезами на глазах объяснила:

Папочка, но коробка совсем не пустая. Я в нее положила
семьдесят поцелуев для тебя... Даже если меня не будет рядом, с тобой
всегда будут мои поцелуи, которые я подарила тебе на Рождество...
Отец обмер. Он взял дочь на руки, умолял ее о прощении, корил себя
за невнимание, непонимание и неумение слушать.
Говорят, мужчина поставил упакованную коробку под кровать. Она
стояла там много лет. В моменты грусти, уныния или усталости мужчина
доставал из-под кровати коробку и вспоминал, с какой любовью его дочь
заполнила ее своими поцелуями и своей любовью. И на душе его
становилось светло.
Шаг б
Учись учиться, позабыв о гордыне
Итак, умение слушать помогает восполнить недостающую часть
информации. Так как никто из людей не может обладать монополией на
истину, следовательно, необходимо целенаправленно получать знания у
окружающих. Значит, каждый должен обладать значительной долей
смирения, ведь учение не терпит гордыни: будучи рабами своего
высокомерия, мы не можем воспринять чьи-либо объяснения.
Человек, не готовый спуститься с пьедестала всезнания, ничему не
сможет научиться у других, потому что он заранее презирает окружающих,
предполагая или, что еще хуже, раз и навсегда решив, что никто не может
сообщить ему ничего нового.
Нет хуже наказания, чем невозможность выйти за границы уже
полученных знаний. И эта тюрьма — удел людей, обуреваемых гордыней,
ведь жизнь — это постоянное приобретение новых знаний, необходимых для
самосовершенствования.
Одно из заблуждений, которое людям удалось создать, внедрить и
передавать другим, заключается в том, что для духовного роста безусловно
необходимы социальный статус и достаточный размер сейфа, в котором
хранятся деньги.
Я догадываюсь, как возникло это мнение. Все началось с появления
постиндустриального общества. Это был момент безудержной экспансии
предприятий и безграничного экономического роста. Если мы захотим дать
оценку развития какого-нибудь предприятия, мы абсолютно обоснованно
станем анализировать его годовой доход, размеры, машинный парк,
конкурентоспособность и так далее. И это правильно. Очевидно, что ради
большей наглядности мы можем подобным образом описать и успешного
человека. Этот способ, собственно, и предлагают использовать сотни книг,
которые указывают нам путь к успеху, смешивая понятия психологии и
менеджмента.
Я все это понимаю, но уже много лет твержу своим пациентам и
читателям, что мужчины и женщины - это нечто большее, чем просто
предприятия, следовательно, людей необходимо оценивать по другим
критериям. Например, по их способности учиться, что означает:

осознание объема личных знаний, чтобы иметь возможность
обогатить свой ум мудростью других людей;

получение новой информации со смирением, без гордыни.
Следует уточнить, что речь идет о смирении, а не об униженности. Я
имею в виду не склонность подчиняться всем и каждому, а, скорее,
способность искренне признать, что необходимо еще много постичь, и
чувство благодарности к людям, указавшим нам непройденный путь. Об этом
следующая сказка...
Жил-был человек, который искал истину. Не раз он слышал из уст
людей, слывших мудрецами, что истина — это сияющий свет, способный
рассеять тьму даже в самых отдаленных уголках невежества. Человек долго
искал этот свет и, не найдя его, решил, что истины не существует.
Но однажды лунной ночью, спустившись к колодцу за водой, он
увидел огромный светящийся круг на поверхности воды.

Вот она, истина, — подумал он. — Значит, она существует! И я ее
владелец, ведь она находится в моем саду.
Исполненный гордости и тщеславия, человек пошел по деревне,
чтобы всем рассказать, что истина обитает на дне его колодца.
Многие посмеялись над ним, чем заслужили его презрение.

Таким я был раньше, — решил он. — Я, как и они, не верил в то,
что истина существует, пока не нашел ее.
Другие просто ему не поверили.

Ну и не надо! — крикнул он им.
И лишь немногие выслушали его внимательно. Они не только
согласились с ним, но и сообщили, что у них в колодцах тоже живет истина.
Почему-то именно эти жители деревни разозлили человека больше, чем
те, кто смеялись над его словами.
Позже он успокоился, подумав, что, в конце концов, его соседи —
просто наивные люди, ошибочно считающие, что обладают истиной.

Как это у истины может быть несколько владельцев, —
размышлял человек, — если она находится в моем колодце?
Однако, сходив в гости к своим друзьям, он убедился, что в их
колодцах тоже видны святящиеся круги, которые не уступают по сиянию
его личному.

Я понял. Истин много, — пришел к выводу человек — у каждого
она своя, и все они сияют собственным светом.
Как-то раз человек подошел к своему колодцу, чтобы свет истины
озарил его лицо. Но света не было, и человек не смог разглядеть круг на
воде. В эту ночь дул сильный ветер, который затянул луну облаками, да и
сильная рябь на воде мешала светилу отражаться на поверхности.
Но человек, решив, что истина его покинула, пришел в отчаяние. Он
поднял заплаканные глаза к небу... и увидел луну. И тогда он понял.
Свет шел не из глубины его колодца. Это был лунный свет, льющийся
с небосвода и отражающийся во всех колодцах мира.
Эта сказка о том, что наше понимание истины постепенно меняется.
Все мы сначала не верим в ее существование. Но рано или поздно мы
приоткрываем для себя ее частичку и буквально влюбляемся в собственное
открытие. Мы ощущаем свое превосходство и одаренность, потому что якобы
являемся носителями единственной и неоспоримой истины.
Со временем нам приходится признать, что другие тоже обладают
истиной, и мы включаем этих людей, наряду с собой, в список избранных.
И вот, наконец, мы осознаем, что истиной по- настоящему обладать
невозможно. Мы смиряемся с существующими ограничениями и
довольствуемся возможностью прикоснуться, да и то не часто, хотя бы к
слабому ее отблеску.
Так мы делаем следующий шаг на пути духовного развития —
понимаем, каких знаний нам не хватает, исполняемся решимости их
приобрести и принимаем эти знания со смирением.
Шаг 7
Будь всегда приветлив
Вы уже проделали трудный путь по дороге самопознания,
почувствовали себя свободными и открылись любви, приблизились к
смирению и научились смеяться над собственными недостатками... Теперь
вам не избежать следующего шага щ щедро одаривайте улыбкой
окружающих. Сделайте так, чтобы ваше умение заражать радостью
распространялось на всех и приобрело характер безоговорочно хорошего
отношения к ближнему.
Довольно легко быть любезным с теми, кто относится к вам с теплотой
и уважением. Но не так уж просто соблюдать правила вежливости, когда вам
не отвечают тем же. Мало кто захочет потерять пару минут времени, чтобы
перейти на другую сторону улицы и учтиво поздороваться с соседом, даже не
заметившим вас под грузом своих проблем. Или мирно улыбаться тем, кто
сегодня «просто невыносим»!
Это и есть огромный шаг вперед. Не правда ли?
Кто-нибудь может решить, что эта тема не заслуживает внимания, что
такое поведение — дипломатический ход, проявление цинизма или, в каком-
то смысле, глупого раболепия. Я так не думаю.
Как психотерапевт, я утверждаю, что без этого седьмого шага нельзя
обойтись, понимая, как трудно пройти путь самосовершенствования в
полном одиночестве, без попутчиков, когда на вас никто не обращает
внимания и не любит.
А ведь без любви ни у кого ничего не получается. Новые возможности
закрыты для тех, кто не сумел связать себя ни с кем любовными
отношениями. Ни один человек не может добиться успеха, если его не любят.
Все жители Буэнос-Айреса помнят смешную чиновницу, которую
изображали местные юмористы в телепрограммах. Эта беспардонная
скандалистка вызывала взрывы хохота, напоминая о ситуациях, в которых
люди становились жертвами грубости работников официальных учреждений.
Все легко узнавали себя в образах несчастных граждан, попадавших в
руки садистки, наделенной бюрократической властью. Но мало кто видел
себя в этом персонаже, в котором как в зеркале отражались люди —
заложники своего служебного положения, власти или характера.
Я убежден, что все должны сознательно отказаться от дурного
обращения, которому мы подвергаем друг друга ежедневно. Для каждого из
нас настало время проявить уважение к людям, а следовательно, не
вымещать на них свои неудачи и скуку.
Необходимо учтиво обращаться с людьми, разорвав таким образом
порочный круг, для которого у психотерапевтов есть термин — «смещение».
Объясню, что это такое. Например, я срываюсь на своей жене, потому что на
меня накричал начальник, которого, в свою очередь, поцарапал какой-то кот
в переулке. Моя жена вымещает свою обиду на курьере, доставившем
продукты из магазина. Курьер от злости дает пинка коту в переулке, а кот
набрасывается на первого встречного...
Греки говорили, что рассердиться очень легко, но только мудрые люди
могут выбрать для этого подходящий момент, нужного человека и не
переборщить... Сегодня, может быть, стоит стать мудрецом, чтобы, не
принимая близко к сердцу и не выходя из себя, уклоняться от потоков злобы,
которые выливают на нас люди, недовольные жизнью и пытающиеся сделать
нас соучастниками своих неприятностей. Об этом следующая история.
Жил-был в одной аргентинской деревне парикмахер, вечно
пребывающий в плохом настроении. Его кислый вид и пессимизм стали
притчей во языцех, но парикмахерская в деревне была одна, и,
следовательно, все поневоле были его клиентами.
Как-то раз один из жителей деревни радостно начал рассказывать
парикмахеру о том, что планирует поездку в Европу.

В Европу? — переспросил мастер, отхватив большой клок волос
клиента. — Что там делать? В Европе все устарело и мхом поросло. А
люди... Французы — противные, немцы — холодные, бельгийцы — тупые,
швейцарцы... о-хо-хо! О них вообще помолчим.

По правде говоря, большую часть времени я проведу в Италии...

В Италии? Как вам это только в голову пришло? В Италии кругом
сложности, никому до вас дела нет, вокруг сплошные памятники старины,
нельзя ни посмотреть, ни потрогать, столько всяких запретов...
— Но я так мечтаю побывать в Риме, Ватикане, увидеть папу,
прежде чем...

Посмотреть на папу? — взвился парикмахер. — Вы
представляете себе, что такое площадь Святого Петра? Сотни тысяч
людей, все толпятся и смотрят на маленькие окошечки в ветхом здании. Вдруг
одно из них открывается, и кто-то рядом объясняет тебе, что едва
различимая белая точка — это и есть папа. Извините, но ехать так далеко
ради этой ерунды... Какая глупость!
Клиент решил не развивать тему и после стрижки расплатился и сразу
ушел.
Через три месяца этот же человек вновь сидел в кресле парикмахера,
который спросил его довольно ехидно:

И как вам Европа?

Должен признаться, что во многом вы были правы, — сказал
путешественник, опустив голову. В английском аэропорту потеряли мои
чемоданы. Французы упорно делали вид, что не понимают ни по-испански,
ни по-английски. В бельгийской гостинице не нашли мою бронь, и я в
Брюсселе остался ночью на улице...
На лице парикмахера застыла гримаса почти удовлетворения.
— Ну и, вероятно, в Италии все было тоже плохо? — уточнил
мастер, чтобы окончательно успокоиться.
Да, тоже, если не считать Ватикана...

Но миллионы людей на площади Святого Петра!

Да, разумеется, — согласился клиент. — Я предполагал, что
будет ужасно, как вы мне рассказывали...

Ну и?.. — спросил парикмахер, отложив ножницы.

Случилось нечто невероятное. Пока мы были на площади, папа
появился в окне...

Беленькая точечка в одном из окон?

Да, точечка... Но потом святой отец подал знак своим
кардиналам и вышел на площадь. Его Святейшество решил в этот день
покинуть свои покои и выйти к народу. Вы себе не представляете бурю
восторга. У каждого появилась надежда разглядеть папу с более близкого
расстояния.

Это вам повезло, — сказал слегка огорченный парикмахер.

Я тоже так думаю. Но на этом дело не кончилось. Папа
решительным шагом направился к группе людей, среди которых был и я.

Представляю себе, какая поднялась давка. Вам, наверно,
намяли бока?

Ничего подобного. К моему удивлению, Его Святейшество
остановился прямо напротив меня. Словно специально искал меня в толпе.
Представляете? Будто разглядел меня в окно.

Ушам своим не верю! Папа собственной персоной... — сказал
парикмахер, чье лицо выражало явную досаду.

Да, лично папа, — продолжал клиент.

Ну и?.. — поинтересовался собеседник.

Святой отец погладил меня по голове и сказал мне слова,
которых я не забуду никогда...

И что же он вам сказал?
Клиент помедлил минуту, потом с улыбкой до ушей произнес:

Он сказал мне: « Figlio mio (итал. – сын мой), какая скотина
стрижет тебе волосы?»
Шаг 8
Наведи порядок снаружи и внутри
Как это ни парадоксально, но в начале этой главы я хотел бы поменять
порядок своих рассуждений. Например, начать с притчи. Несколько лет назад
после лекции в чудесном аргентинском городе Росарио ко мне подошел
мужчина лет шестидесяти и рассказал одну историю. Я запомнил ее и хочу
поделиться с вами.
Как-то раз преподаватель философии пришел в аудиторию с большим
стеклянным сосудом и несколькими ведрами. В одном из ведер лежали
камни размером с апельсин.
— Сколько камней поместится в стеклянный сосуд? — спросил
педагог студентов.
И чтобы доказать, что вопрос не риторический, преподаватель начал
слоями укладывать камни. Когда он положил последний, немного
возвышающийся над краями сосуда, все, кто предполагал, что в емкость
войдет около четырнадцати-пятнадцати камней, удовлетворенно
зашептались.
Учитель подвел итог:
— Итак, четырнадцать камней. А вы уверены, что больше ни один
камень в сосуд не поместится?
Все студенты утвердительно кивнули головой.
— Так вот, вы ошибаетесь! — сказал преподаватель и достал из-под
стола еще одно ведро — уже с галькой.
Мелкие камешки проскальзывали между большими камнями,
заполняя пустоты. Студенты наградили аплодисментами своего
гениального педагога. Заполнив весь сосуд галькой, он отставил ведро в
сторону и вновь задал своим ученикам тот же вопрос:

Для вас очевидно, что сосуд действительно заполнен?

На этот раз да, — ответили довольные студенты.
Но тут преподаватель достал еще одно ведро, наполненное мелким
белым песком. Столовой ложкой он стал насыпать песок в сосуд, заполняя
промежутки между камнями.

Вот теперь мы можем с полным правом сказать, что сосуд
заполнен камнями - заявил преподаватель. — Но какой урок мы можем
извлечь из этого примера?
В аудитории раздался гул. Студенты говорили о хитрости и
изобретательности, о том, что внешность обманчива, и о многих других
очень символичных вещах.

Все это правильно, — сказал преподаватель, — но из этой
истории можно сделать и более серьезный вывод.
Педагог выдержал театральную паузу, затем продолжил:

Всему свое время! Важно делать сначала то, что необходимо
выполнить в первую очередь, а потом — все остальное. Не нужно спешить
и работать как попало, в ажиотаже. Ведь если бы я начал с песка, большие
камни в сосуд просто не поместились бы.
Восьмой шаг на пути самосовершенствования должен научить вас
добираться до цели, не сбиваясь с пути. Для этого необходимо расставить
приоритеты, отделить главное от второстепенного. Нужно быть терпеливым в
своих желаниях и отдавать предпочтение действительно важному, игнорируя
мелочи. И даже если вам захочется взвалить на себя всю работу, то сначала
вы непременно должны определить, что делать в первую очередь, а что щ
потом.
Мне кажется, что свобода и непринужденность не противоречат
необходимости наводить в своей жизни порядок. Всегда есть вопросы,
требующие первоочередного решения. Но главное — осознать, что учиться
разбираться в первоочередности проблем вы будете всю свою жизнь.
Каждый раз вы заново будете определять свои потребности, исходя из
собственных возможностей и избегая недооценки или переоценки
значимости каждой конкретной проблемы. Только так можно понять, что есть
самое важное или какой вопрос требует срочного решения.
Говоря о расстановке приоритетов, я не могу упустить два базовых
момента. Во-первых, никакой порядок не может считаться окончательным и
неизменным, то есть список дел всегда зависит от конкретного момента
жизни. Во-вторых, и это не менее существенно, ваш собственный порядок
совсем не должен совпадать с порядком другого человека.
Как часто люди в отчаянии требуют от своего партнера, родителей,
родственников, соседа, властей, чтобы их «важный» вопрос был решен
немедленно, чтобы их проблемой занялись в первую очередь, считают, что
именно их дело приоритетное, срочное, обязательное и неотложное. Как
часто люди жалуются на партнера, родителей, родственников, соседа,
власти... и не учитывают, что, возможно, самая главная для них проблема —
всего лишь песчинка на весах забот партнера, родителей, соседа, властей...
Лично я многое вынес из истории о сосуде и камнях. И не только
разобрался в необходимости научиться расставлять приоритеты. Например,
еще яв осознал, что для гармоничного и бесконфликтного а существования
иногда стоит на некоторое время забыть о своих желаниях. Или уяснил, что
вещи, которые мне кажутся очень важными, могут таковыми не являться.
Почему я сделал такие выводы? Дело в том, что у притчи о камнях и сосуде
есть любопытное продолжение.
Несколько раз в аудитории я ставил опыт с сосудом, галькой и песком,
чтобы наглядно продемонстрировать слушателям тему «Порядок и здравый
смысл».
Однажды меня пригласили в испанский город Саламанка, чтобы
прочитать лекцию студентам университета. И я показал этот коронный
номер. С самого начала лекции я почувствовал вдохновение и искренний
интерес студентов: по их лицам было видно, что молодежь открывает для
себя что-то новое.
Когда я объяснил им, для чего поставил этот опыт, один юноша поднял
руку и захотел поделиться выводами, которые сделал лично он. Удивленный,
я разрешил.
— Можно, я выйду и покажу? — спросил студент.
Конечно, — ответил я, не догадываясь, что будет дальше...
Юноша вышел на подиум, достал из своего рюкзака банку пива и
вылил содержимое в стеклянный сосуд. Разумеется, жидкость моментально
впиталась в песок, осталось только немного пены на краях.
— Мои действия наглядно демонстрируют следующую мысль: даже
если у тебя полно дел, которые нужно решать... всегда есть возможность
выпить пива с друзьями.
Вместе с остальными студентами я поаплодировал такому
комментарию. Ведь молодой человек был абсолютно прав.
Шаг 9
Стань хорошим продавцом
Получение желаемого результата или достижение определенного
успеха в профессии не являются ни свидетельством духовного роста
человека, ни гарантией его счастья, удовлетворения собственной жизнью.
Однако никто не сомневается, что личные достижения и признание
обществом, к которому мы принадлежим, помогают нам преуспеть.
Девятый шаг на сложном пути саморазвития, несомненно, мало кто
делает в открытую. Этот шаг - умение грамотно подать себя как специалиста.
Только на факультетах маркетинга и рекламы объясняют (да и то не всегда!), как
это нужно делать.
Дело в том, что в современном мире с каждым годом растет роль
информации и рекламы, а значит, и умение продавать (не только какой-то
товар, но и свои знания и способности) становится все более значимым.
С тех пор как американский психолог Даниэль Големан заговорил об
эмоциональном интеллекте, большая часть топ-менеджеров, директоров,
все специалисты, непосредственно общающиеся с клиентами, начали менять
коммерческую стратегию своих предприятий. ( Прим. Толеман, Даниэль
(родился в 1946 г.) — американский психолог, писатель и журналист, автор
бестселлера «Эмоциональный интеллект»). Этого следовало ожидать, потому
что у каждого из них (как и у каждого из вас) есть что продать — пусть даже
самого себя.
Продать в этом случае не означает «продаться», это всего лишь умение
донести до окружающих информацию о себе и о том, что хорошее вы умеете
делать.
Предлагать то, что просят клиенты, поискав на полках, есть ли этот
товар в наличии, и активно продавать свой товар — совершенно разные
вещи. Специалисты по продажам говорят, что хорош не тот продавец,
который поставил рекорд по продажам холодильников летом в Мексике, а
тот, кто продал их больше всего зимой на Аляске.
Свое убеждение в том, что необходимо научиться «продавать» себя,
проиллюстрирую историей.
Предприятие опубликовало заманчивое объявление об открытой
вакансии в одном из южных филиалов. Фирме требовался «смышленый
молодой человек, с отличными рекомендациями, имеющий хорошее
образование в области продаж и рекламы и готовый ездить в
командировки».
Объявление выглядело весьма привлекательным, и к десяти утра
более пятисот юношей собрались у дверей предприятия. Чтобы не
создавать неразбериху, охранник фирмы выдавал каждому кандидату
номерок и впускал в порядке очереди.
Проводить собеседование поручили человеку, который прежде
занимал эту должность, но за отличную работу его решили повысить и
назначить исполнительны директором. Кто, как не он, мог бы найти себе
равноценную замену.
Новый исполнительный директор стал вызывать кандидатов по
одному. Он решил, что как только появится достойный претендент, он
сразу же подпишет с ним договор и отпустит остальных. После
собеседования с пятым юношей к нему в кабинет постучался курьер
фирмы и подал записку. В ней было написано:
«Не принимай никакого решения, пока не поговоришь с номером 94.
Уверен, что он лучше всего подходит на эту должность».
Вместо подписи стояла одна буква — X.
Служащего записка немного покоробила, он никогда не любил
блатных сотрудников. Кто бы мог диктовать ему, кого нужно взять на
работу? В фирме было по крайней мере четыре человека с таким
инициалом, как в записке. Исполнительный директор решил, что потом
поговорит с ними.
Но записка оказала некоторое влияние на его мнение, хотя, по
правде говоря, служащему не понравились первые девяносто три
кандидата. Наконец очередь дошла до девяносто четвертого.
Представитель предприятия был сначала очень сдержан и холоден с
юношей, но постепенно открыл в кандидате все больше качеств,
необходимых для занятия должности. Молодой человек был обаятельным,
а его послужной список — безупречным. В итоге исполнительный директор
позвал курьера и сказал ему в присутствии претендента:
— Пожалуйста, сообщите остальным, что место занято, и
извинитесь перед ними за беспокойство.
Молодой человек улыбнулся и пожал руку представителю фирмы,
искренне поблагодарив его. Тогда служащий, проводивший собеседование,
взяв записку, сказал ему:

Наш сотрудник, рекомендовавший вас, был прав.
Действительно, стоило подождать, пока дойдет очередь до вас.

У меня нет знакомых на этом предприятии, — ответил новый
сотрудник. — Эту записку написал я...
Он сделал паузу, изучая выражение лица своего собеседника, и
закончил:
Я был уверен, что идеально подхожу для этой должности, и подумал,
что и я, и предприятие много потеряем, если вы упустите возможность
познакомиться со мной.
Шаг 10
Выбирай себе хорошую компанию
Надеюсь, что вы успешно сделали первые девять шагов. Десятый
можно сформулировать так: «Мудро выбирайте себе спутников».
После того как вы пережили болезненный удар по самолюбию,
признав, что владеете лишь небольшой долей истины, вполне естественно
предположить, что вы научились принимать и уважать чужое мнение,
особенно если оно диаметрально противоположно вашему. Это означает, что
вам явно не все равно, кто находится и идет по жизни рядом с вами. Вы
уважаете различия между людьми и сами выбираете себе компанию.
Но вот какая странность. Если бы кому-нибудь было нужно, не
раздумывая, назвать имена людей, с которыми он мог бы сосуществовать,
мало кто назвал бы больше одной-двух фамилий. Однако если попросить
список тех, кого не хотят видеть рядом, большинство сразу же назовет не
менее десятка людей, которые вызывают раздражение, пусть даже
несправедливое.
Вот я, например, знаю, что мне не по пути ни с безжалостными
садистами, проводившими эксперименты над людьми в нацистской
Германии, ни с убийцами, уничтожавшими миллионы в сталинских лагерях. Я
не хотел бы иметь попутчиками ни виновников грязной войны в Аргентине,
ни ответственных за события 11 сентября 2001 года, ни организаторов
жестоких палестинских терактов и не менее ужасных израильских репрессий.
Я решительно отказываюсь идти бок о бок с жалкими людишками,
празднующими в Ираке захват автомашины и сожжение живьем всех ее
пассажиров Я убежден, что не пойду одной дорогой с прямыми или
косвенными виновниками издевательств над заключенными в иранских
тюрьмах... Каждому из вас будет сложно не согласиться с моим списком,
вероятно, вы добавите к нему еще какие-то группы людей.
Но ведь можно составить и другой список, в котором упомянуть тех, с
кем стоит идти в будущее. Правда, выбирать этих людей нужно не умом, а
сердцем. После этого заявления, вероятно, многие примут меня за
старомодного наивного рыцаря, верящего в неизбежную победу любви и в
людскую доброту. Или обвинят в нелепом оптимизме. Но, в конце концов, я
такой, какой есть, и с этим приходится жить. Но не так давно, преодолевая
трудности, я убедился, как важно иметь рядом любящих тебя и любимых
тобой людей: друзей, родных, читателей, соседей, коллег, учителей... Я
называю их спутниками жизни.
Мы живем в мире, где все бесконечно соревнуются, кто больше
приобретет товаров и кто больше потратит денег. В погоне за сиюминутными
удовольствиями люди не успевают просто оглянуться и осознать, в каком
окружении они находятся. Нам все время кажется, что нужно рано встать,
чтобы полноценно прожить день; нужно нестись на бешеной скорости по
шоссе, чтобы всех обогнать и занять лучшее место на трассе; нужно
быстренько пообедать, чтобы посмотреть матч;
нужно в срочном порядке сделать кружок по парку на велосипеде
(потому что он давно стоит без дела); нужно вовремя закончить игру в карты,
потому что все боятся попасть в пробку; нужно успеть вернуться к началу
фильма, который все советуют посмотреть...
И слишком часто в попытке ничего не упустить мы упускаем себя: свое
здоровье, личную жизнь, удовольствие от общения с друзьями... Об этом
следующая сказка.
Человек шел по пустыне, над которой внезапно пронеслась
сильнейшая буря. Не различая дороги и пряча лицо от песка, человек с
трудом продвигался вперед, ведя на поводу коня и поглядывая время от
времени на собаку, бегущую рядом. Вдруг раздался ужасный гром, и
молния поразила сразу всех путников одновременно.
Смерть их была настолько мгновенной и неожиданной, что ни
человек, ни конь, ни собака не успели ничего осознать и продолжили путь
по уже другой пустыне, не заметив разницы. Буря прошла, жаркое солнце
нагрело песок так, что путники захотели отдохнуть и напиться воды. Шли
часы, жара не спадала, а оазис им так и не встретился. Казалось, что солнце
будет светить вечно, и их жажда стала нестерпимой.
Вдруг человек увидел впереди пальмы и источник, и странники
поспешили туда. Приблизившись, они натолкнулись на забор и стражника у
ворот, на которых было написано: «Рай».
Человек попросил разрешения войти, чтобы напиться и отдохнуть, но
стражник ответил:
— Ты можешь пройти, незнакомец, но для коня и собаки вход
запрещен.
— Но они тоже хотят пить, и, кроме того, они мои спутники, —
возразил человек.

Я понимаю, — ответил стражник, — но это рай ^ людей, и
животным сюда нельзя. Мне очень жаль.
Человек увидел за забором воду и тень. Он безмерно устал, но всё
же...

На таких условиях я не могу войти в ворота, — сказал человек.
Он взял коня под уздцы, подозвал свистом собаку и продолжил путь.
Через несколько часов, а может, дней или недель на их пути
встретился еще один оазис. Так же, как и первый, тихий уголок был
окружен забором, так же у ворот стоял стражник, а на воротах висела
табличка: «Рай».

Пожалуйста, разрешите войти, — попросил человек, — нам
нужно напиться и отдохнуть.

Разумеется, проходите, — ответил стражник.

Я войду только вместе с конем и собакой, — предупредил
человек.

Конечно. Я не возражаю. Мы рады всем,— сказал стражник.
Человек поблагодарил его, и путники припали устами к источнику со
свежей водой.

По дороге нам встретился еще один рай, — заговорил со
стражником человек через некоторое время, - но меня не пустили с конем
и собакой...

Ах, да, — ответил ему стражник, — это был ад.

Какой ужас! — возмутился странник. — Вам бы стоило убрать
его с дороги в рай.

Нет, — объяснил ему стражник, — на самом деле ад оказывает
нам огромную услугу. Благодаря ему сюда не доходят те, кто способен
бросить своих друзей...
Как я уже говорил:

никто ничего не добьется, не будучи любимым;

никто ничего не добьется, забыв о любимых.
Еще десять шагов вперед
Вы сделали уже десять шагов на пути самореализации.
Вы попытались понять, кто вы, решили стать независимым и захотели
научиться преданно любить.
Вы начали смеяться над собственными недостатками.
Вы стали слушать окружающих и постарались смиренно учиться у них.
Почти всегда вы сердечно и уважительно относитесь к другим людям.
Вы умеете правильно организовать свое время и уважаете чужое.
Вы снова вспомнили о важном умении продавать свои способности.
И еще вы смогли окружить себя подходящими людьми.
Тот факт, что пройдена половина пути, — веская причина и прекрасный
момент, чтобы понять: иногда необходимо остановиться хоть на минуту,
обернуться назад, на пройденный путь, и — почему бы и нет? — подвести
итоги и порадоваться успехам.
Народная мудрость учит, что регулярный уход от какого-нибудь дела
или проблемы означает бегство от нее. Это проявление одного из страхов
или признак безответственности. Тем не менее уйти на мгновение, чтобы
потом вернуться, — это, может быть, лучший способ отдохнуть, а затем
продолжить начатое; это подготовка к новым трудностям, а также
возможность вознаградить себя за преодоленные препятствия.
Шаг 11
Не бойся переоценить свои знания
Несколько лет назад я написал:
«Все, что ты знаешь,
все, что ты представляешь собой,
все, что ты делаешь,
все, что ты имеешь,
все, во что ты веришь, —
все помогло тебе достигнуть этого рубежа...
Как быть дальше?
Пришло время воспользоваться
всем, чего ты еще не знаешь,
всем, чем ты пока не являешься,
всем, чего ты пока еще не делал,
всем, чего ты, к счастью, не имеешь,
всем, во что ты не веришь».
Часто в погоне за новыми знаниями вы можете забыть, что все
сведения, которые у вас уже есть, необходимо постоянно поддерживать.
Иначе в нашем быстро меняющемся мире вы окажетесь в положении
человека, ничего не знающего и не усвоившего.
В начале нашей эры человечество унаследовало от греко-римской
цивилизации определенное количество научных знаний. История науки
доказывает, что за следующую тысячу лет объем этих знаний увеличился в
два раза. Прошло еще семьсот лет, и он еще раз удвоился. То есть темп
усвоения новой информации ускорился. Но научный прогресс на этом не
остановился: объем знаний увеличился в два раза уже за следующие сто
пятьдесят лет. Дальше хватило пятидесяти лет для очередного скачка,
спровоцированного новыми технологиями первой половины XX века.
Приведу яркий пример. В 1903 году Нобелевская премия по химии была
присуждена доктору Аррениусу за работу в области электролитической
диссоциации. Спустя всего сорок лет та же премия была присвоена доктору
Дебаю, доказавшему, что теория Аррениуса не верна. (Прим. Аррениус,
Сванте Август (1859-1927) — шведский физик и химик. Дебай, Петер Йозеф
Вильгельм (1884-1966) — физик голландского происхождения).
Очередной виток — увеличение знаний человечества в два раза
произошел в период между 1950 и 1978 годами, то есть всего за двадцать
восемь лет. На следующий шаг понадобилось уже меньше двадцати лет...
Сегодня ученые пришли к мнению, что лет через двадцать период удвоения
знаний сократится до шести месяцев!
Как не вспомнить справедливые слова и предостережение
Маркеса***: «Многое из того, что истинно сегодня, завтра перестанет быть
таковым. Возможно, со временем даже формальная логика станет всего
лишь школьной методикой, помогающей детям понять, какой была древняя
и упраздненная привычка ошибаться». (Прим. "Маркес, Габриэль Гарсия
(родился в 1928 г.) — колумбийский писатель, лауреат Нобелевской премии
по литературе, автор знаменитого романа «Сто лет одиночества»).
Я так подробно остановился на особенностях научного прогресса,
потому что следующие два шага на пути самореализации тесно связаны с
проблемами современного изменчивого мира. Сначала вам стоит
преодолеть шаг одиннадцатый. Его суть состоит в том, что необходимо
переоценить ваши знания, а именно пересмотреть их, от чего-то отказаться,
открыть для себя что-то новое, пополнить и усовершенствовать то, что вы
всегда считали достоверным. Шаг двенадцатый, на котором я подробно
остановлюсь в следующей главе, я образно сформулировал бы так:
«Создайте новый дизайн для старых продуктов и, следовательно, измените
отношение к ним». То есть в следующей главе речь пойдет о креативности.
Как психотерапевт, я сделал для себя определенный выбор, предпочел
стиль жизни, который активно пропагандирую всем уже много лет.
Заключается мой выбор в осознанном и постоянном поиске новых решений
для старых проблем, новых неожиданных ответов на давние вопросы.
Один мой старый учитель-психиатр дал как-то своеобразное и
провокационное определение понятия «сумасшествие». По его мнению,
сумасшедший не тот, кто совершает странные поступки. Настоящий
сумасшедший тот, кто всегда поступает одинаково, но ждет при этом, что
результат будет иным. Именно об этом повествует старая история.
Однажды в пригородный автобус небольшого города села девушка.
Она купила билет и устроилась на единственном свободном месте рядом с
элегантно одетым господином, который улыбнулся и подвинулся, чтобы ей
было удобно.
Как только автобус тронулся, девушка достала из сумки конверт и
просмотрела его содержимое: листок бумаги с несколькими словами,
отпечатанными на машинке, и голубым логотипом в уголке.
Девушка громко вздохнула, и широкая улыбка появилась на ее
красивом лице.

Хорошие новости? — спросил господин, почувствовавший себя
невольным участником событий.

Ох, извините, — застеснялась девушка, оценив ситуацию.

Извиняться вам не за что. Хорошие новости?

Превосходные! Я беременна!

Как я рад за вас. Поздравляю! — сказал господин, по-отечески
похлопав ее по руке.

Да, я тоже очень рада. Я так давно ждала этого события. Я
замужем уже четыре года, но то одно, то другое... в общем, тест никогда не
был положительным.

Просто удивительно, какие бывают совпадения, — сказал
мужчина, доставая из кармана телеграмму. — Я тоже только что получил
хорошие известия. Два года назад я купил скаковую лошадь, но, как вы
говорите, то одно, то другое... Мне никак не удавалось выиграть главный
приз. И представьте себе, меньше часа назад я получил телеграмму о
том, что моя лошадь впервые пришла первой в официальных соревнованиях.

Искренне поздравляю. Не правда ли, счастливый случай творит
чудеса? — спросила девушка.

Согласен. Хотя... Признаюсь, на этот раз мне пришлось немного
помочь судьбе. Открою вам секрет, — сказал господин, приглушив голос и
прикрывая рукой рот, чтобы вокруг его не услышали. — Мне так хотелось
выиграть скачки, что, никому ничего не сказав, я решил сменить жокея.
— Хотите, и я вам открою тайну? — тихо ответила девушка. — Я тоже
«сменила жокея».
Шаг 12
Будь креативным
Как я уже говорил, в современном мире, где связь становится все
оперативнее, любой человек может за секунду оформить заказ на любой
товар или услугу в любой точке планеты. Причем, возможно, эти товары или
услуги подобны тем, которые производит или оказывает ваша компания.
Поэтому любая фирма стремится заинтересовать именно своим продуктом, а
одна из возможностей — продемонстрировать, что именно ваш товар
уникален. В этом и проявляется креативность.
Благодаря воспитанию и образованию европейцам присущ особый
рационализм. Он выражается в том, что для нас важнее конечная цель, а не
способ ее достижения, мы всегда переоцениваем коллектив и
недооцениваем удовольствие от уединенности. Рационализм сбрасывает со
счетов личный опыт и превозносит чужие знания, истолкованные
известными мудрецами. Все европейцы забывают, что есть два способа
познания. Один из них основан на богатом опыте и знаниях взрослого
человека, а другой — на открытиях и переживаниях ребенка, который
находится внутри каждого из нас.
Если использовать первый способ, то память и целесообразность
подскажут вам, как на основании собственного и чужого опыта не совершать
ошибок То есть в идеале вы должны правильно поступать максимальное
количество раз и в результате добиться желаемой цели и заслужить
аплодисменты и признание. Для использующих первый способ познания я
выстроил бы их жизненный путь в такой логической последовательности:
Интеллект
Опыт и точность
Адекватное поведение
Отсутствие ошибок
Правильные поступки
Аплодисменты
Признание
Что же произойдет, если вы решите не прислушиваться к голосу разума
и изберете второй способ познания? На мой взгляд, именно в этом случае вы
вытащите на свет свою креативность, обнаружите, что в любой ситуации есть
какая-то новая, неизведанная грань, и, движимые любопытством, станете
искать новаторские решения и оригинальные предложения. Понятно, что я
не могу гарантировать вам успех, зато предлагаю нетрадиционный путь, а,
следовательно, особую радость первооткрывателя и превосходный источник
духовного роста. Логическая последовательность в этом случае будет совсем
иной:
Эмоции
Любопытство исследователя
Креативное поведение
Творческие ошибки
Познание
Радость
Рост
Естественно, я предлагаю всем выбрать второй путь. И если аргумент
духовного роста не покажется вам достаточным стимулом, я хотел бы
акцентировать внимание на одном моменте. Дело в том, что любой человек
поневоле использует креативность всякий раз, когда опыт и разум
подсказывают ему решения, которые не могут помочь разобраться в какой-то
проблеме. Поэтому креативность - это не какая-то особенность избранных
людей, она присуща каждому.
Итак, шаги одиннадцатый и двенадцатый очень важны для
дальнейшего продвижения вперед, хотя о них обычно забывают или
пренебрегают, сознательно преуменьшают их ценность и не понимают их
истинной значимости.
Уже упомянутый мною Даниэль Големан в одной из своих книг
рассказал историю, случившуюся на одном (естественно, вымышленном)
предприятии. Я немного подкорректировал историю Големана, которая в
моей интерпретации могла бы закончиться несколько иначе.
Кристина, женщина с прекрасным образованием и отличными
профессиональными навыками, уже много лет трудилась на одном
крупном предприятии. Кристина обожала свою работу, с радостью
воспринимала каждое задание для своего отдела, получала удовольствие
от планирования любой доверенной ей операции, а также от полученных
результатов, которые раз от раза давались ей всё легче.
Женщина чувствовала себя более чем комфортно на своем рабочем
месте, ее не пугала ответственность, которая вполне соответствовала
получаемой зарплате, достаточной для того, чтобы содержать себя и время
от времени «позволять себе некоторые капризы».
Все было идеально... кроме ее отношений с начальником,
заведующим отделом. С тех пор как этот господин пришел к ним в офис, не
проходило дня, чтобы Кристина не испытывала на себе его давления, не
чувствовала себя забытой в момент принятия важного решения и не
подвергалась открытой травле в присутствии коллег.
Женщина перепробовала всё. Сначала она последовала советам
своей семьи не вступать в конфронтацию и «подыгрывать ему», но дела
пошли хуже. Кристина пыталась прислушаться к мнению сослуживцев,
которые, встав на ее сторону, призывали дать отпор начальнику - деспоту и
обратить его в бегство, но ситуация еще больше осложнилась. Провалились
и ее попытки поговорить с начальником, потребовав хоть каких-то
объяснений. В результате Кристина стала чувствовать себя на работе
настолько неуютно, что подумывала об увольнении.
Наступил день, когда Кристина пришла в крупное агентство по найму
квалифицированного персонала и скрепя сердце попросила выдать ей
бланк для трудоустройства.
С поникшей головой и едва волоча ноги, она вернулась домой. Дома
она приготовила себе картофельное пюре из пакетика, но даже не
притронулась к нему, налила чашку чая и отнесла ее на прикроватную
тумбочку. Некоторое время Кристина смотрела невидящими глазами на
экран телевизора, а потом уснула, оплакивая решение, которое она
вынуждена была принять.
После беспокойной ночи, в течение которой она просыпалась не
менее дюжины раз, Кристина, на удивление, встала на рассвете в самом
радостном настроении. Бодрая, несмотря на почти бессонную ночь, она
быстро приняла душ и села возле окна, чтобы заполнить бланк для
трудоустройства. Сознательно и решительно она преувеличила свои
достоинства и скрыла недостатки; очень тонко сделала упор на терминах
«работоспособность» и «упорство» и подробно остановилась на
послужном списке. Затем она перечитала заполненный бланк и
удовлетворенно улыбнулась. Положив листы в конверт, она отправилась в
агентство.
Всего неделю спустя (быстрее, чем сулили самые оптимистичные ее
ожидания), Кристине пришло предложение по трудоустройству, от
которого просто невозможно было отказаться.
Прошло время. Сегодня Кристина занимает место своего бывшего
начальника на том же предприятии, что и раньше, и она абсолютно
счастлива. Говорят, что он тоже очень доволен своей новой работой,
которую ему нашла Кристина на самом крупном предприятии их
конкурентов.
Шаг 13
Используй каждую секунду
Когда-то давно я работал в квартале Онсе Буэнос - Айреса в маленькой
консультации, которую делил с коллегой. Туда ко мне на прием приходил
некий Рикардо, который объяснил мне, что все самое важное будет
приходить в нашу жизнь постоянно и в разных обличьях, пока мы не поймем,
что нужно усвоить это и применять на практике.
Однажды мы с Рикардо затронули вопрос необходимости жить
настоящим днем. Я объяснял ему, как ужасно ежедневно думать о том, что
произошло вчера, позавчера, неделю, месяц, год назад. Каждый вечер он
упрекал себя за допущенные ошибки, полагая, что если бы все вернуть
обратно, то поступил бы иначе. (Это абсолютно неверно, ведь на прошлое он
смотрел с позиций будущего, с новым багажом знаний и взглядами, которые
были в тот момент ему несвойственны.) Каждый вечер он тщательно
планировал несколько следующих дней, чтобы в конце концов гарантировать
себе (хотя какие могут быть гарантии?) исполнение планов и желаний.
Я говорил Рикардо, что настоящее — это единственный возможный
момент для активной жизни и что с этой точки зрения он должен смотреть на
окружающий мир. Конечно, построение планов на будущее важно, как и
использование прошлого опыта но ни прошлое, ни будущее не должны
отвлекать от существования здесь и сейчас. Я настаивал на мысли: настоящее
всегда открыто для перемен, непредсказуемо и может преподнести любой
сюрприз — и в этом его главное достоинство.
Я рассказал Рикардо одну известную историю - загадку, которой хочу
поделиться и с вами.
Представьте, что существует банк, который каждый день вносит на
ваш счет кругленькую сумму в 86 400 евро. Ни больше, ни меньше: 86 400
евро в день без! каких-либо объяснений и требований отчета с вашей
стороны.
Единственное условие выдачи вам денег — в конце дня, то ли из-за
какой-то погрешности в банковской системе, то ли по решению дарителя
суммы, весь остаток на счете сгорает. Ровно в полночь, так же как карета
Золушки превращалась в тыкву, с вашего счета исчезало любое
воспоминание об этих 86 400 евро.
С одной стороны, вас должна утешать мысль, что на следующий день
на счету опять появятся 86 400 евро, но спокойствия эта мысль вам не
принесет: кто знает, как долго эта ситуация продлится?
Как вы поступите?
Естественно, каждый день вы будете снимать всю сумму целиком и
тратить в свое удовольствие!
— У каждого из нас, — сказал я Рикардо, — есть этот счет, на котором
ежедневно появляется круглая сумма в подарок. Каждое утро банк времени
выдает тебе ровно 86 400 секунд и с наступлением ночи уничтожает остаток,
зачисляя его в графу «убытки». Банк не принимает отсроченные чеки и не
допускает превышения кредита. Если ты не использовал ежедневный
депозит — сам виноват.

Ты в ответе за то, — продолжил я, — чтобы каждая секунда твоего
времени была потрачена во благо твое и близких людей.
В конце сеанса Рикардо, считавший себя верующим человеком и
истовым христианином, сказал мне (причем с выражением лица человека,
сделавшего важное открытие):

Я только сегодня понял значение молитвы «Отче наш».
Сначала я никак не мог осознать, о чем он толкует. Что может быть
общего между святой молитвой и моими сумасшедшими идеями по поводу
психического здоровья?
Рикардо объяснил свою мысль так

Каждое утро, обращаясь к Богу, я произношу следующие слова
молитвы «Отче наш»: «Хлеб наш насущный даждь нам днесь...» Так вот,
только теперь я осознал, что прошу Бога дать мне тот хлеб, который положен
мне сегодня! Не вчерашний кусок, возможно уже черствый. Не завтрашний,
который, вероятно, еще не испекли. Я прошу хлеб настоящий, существующий
здесь и сейчас. Это же так здорово!
Я поблагодарил Рикардо за преподанный мне в тот день урок и до сих
пор не устаю его благодарить. Будь вы верующим, не важно —
христианином, иудеем, мусульманином или атеистом, этот шаг на пути
духовного роста вы обязательно должны сделать. Для этого вам лишь нужно
захотеть жить сегодняшним днем, не попрекая себя прошлым и не
откладывая ничего на будущее. Стремитесь жить в полную силу
ежесекундно, не забывая, что банк времени дарит их вам безвозмездно, но в
полночь он обязательно уничтожит их остаток.
Шаг 14
Избегай зависимостей и привязанностей
Если человеку предстоит долгий поход, пусть даже в конце его ожидает
солидное и желанное вознаграждение, он неизбежно столкнется с
трудностями. Допустим, ему придется подниматься вверх по склону. Путник
может почувствовать, что его физические силы на исходе, а впереди еще
восхождение на несколько сложных вершин. В такие моменты у любого
может появиться соблазн остановиться и забыть о конечной цели
путешествия. Вот тут-то просто необходимо сделать остановку, во время
которой провести ревизию своего багажа.
Вот я, например, в такие ключевые моменты, образно говоря, всегда
нахожу у себя в рюкзаке десяток ненужных вещей. Одни когда-то были
необходимы; другие меня попросили взять с собой; о третьих я думал, что не
смогу без них обходится; ну, а четвертые я просто не могу выбросить
посредине дороги. Я несу с собой эти вещи только потому, что они мне
тяжело достались или просто на всякий случай.
Но если я серьезно подумаю, то пойму, что мой тяжелый рюкзак не
позволяет мне двигаться дальше. Никому не нужный балласт, без которого
вполне можно обойтись, тара, транспортировка которое не окупается, если
сопоставить затраченные усилия и полученную выгоду — это груз нашего
прошлого который мы с усилием несем с собой по жизни.
Но когда я хочу избавиться на своем пути от всего бесполезного, я не
должен выбрасывать в помойное ведро мой любимый компас, подаренный
мне дедушкой. Лучше выкинуть второй компас, который я купил за
сумасшедшие деньги, очарованный его бронзовыми вставками и серебряной
вязью букв. Ведь этот прибор я тащу в своем багаже только потому, что мне
жаль потраченных на него денег.
Восточные мудрецы внушают своим ученикам, что человек — духовное
существо, а все его земные желания — просто тень, которую отбрасывают
наши тела. Однажды я задумался над этой метафорой: не несет ли она
объяснение практически всему, что с нами происходит?
Представим, что вы захотели приобрести в собственность все, о чем
мечтали. Рассмотрим эту ситуацию в свете вышеуказанной метафоры. Ясно,
что вы направляете свой путь в сторону тени, причем ваше решение
приведет вас к погоне за собственной тенью. Что же произойдет, если вы
выберет это направление?
Во-первых, вы никогда не добьетесь желаемого результата. У вас будут
возникать всё новые и новые желания, а значит, во-вторых, с каждой новой
попыткой тень будет все дальше от вас. В-третьих, тень начнет становиться
всё больше и больше.
Итак, всё больше, все дальше и без всякой надежды на успех... Что
может быть хуже?
А если вы решили идти к свету вместо того, чтобы гоняться за тенью? Я
думаю, произошло бы следующее.
Во-первых, тень начала бы немного уменьшаться.
Во-вторых, тень была бы все ближе к вам.
В-третьих, когда вы совсем близко подошли бы к свету, тень исчезла бы
окончательно.
Именно по второму пути я предлагаю вам идти. Перестаньте бегать за
тенью ваших желаний, а значит, не ставьте во главу угла стремление
обладать, копить, иметь. Двигайтесь к свету, и пусть то, о чем вы мечтаете, само
догонит вас.
Четырнадцатый шаг предполагает избавление от всевозможных
зависимостей: от вещей, людей, поступков, позиций, идеологий. Речь идет о
том, чтобы освободиться от всего, что так или иначе не является изначально
вашим. Как говорят суфии, человеку на самом деле принадлежит только то,
что он не сможет потерять во время кораблекрушения. (Прим. Суфии —
последователи суфизма (религиозно-мистического течения в исламе)).
Начать свой личный список «ненужных вещей» стоит с нашего
тщеславного и нарциссистского эго. Об этом я и хочу рассказать вам
поучительную историю из жизни.
В специальной школе для детей, страдающих синдромом Дауна,
однажды весной организовали спортивную олимпиаду. Все ученики
соревновались хотя бы в одном виде, а многие — в двух и более.
Кульминацией олимпиады должен был стать забег на сто метров.
В состязании участвовали десять школьников от восьми до
двенадцати лет. Учитель физкультуры собрал их за несколько минут до
старта и сказал:

Ребята, хотя это и спортивное соревнование, но главное — не
победа, а участие. Не важно, кто выиграет забег, главное, чтобы все дошли
до финиша. Вы меня поняли?

Конечно, — ответили хором мальчики и девочки.
Полные энтузиазма ребята вышли на дорожки школьного стадиона
под восторженные крики родственников, товарищей и учителей. Судья
выстрелил из сигнального пистолета, и бегуны ушли на дистанцию.
С первых же метров двое из них вырвались вперед, с каждым шагом
удаляясь от основной группы.
Но внезапно девочка, бежавшая предпоследней, споткнулась и упала.
Она расплакалась, потому что разбила коленки и очень испугалась.
Мальчик, замыкавший цепочку бегунов, остановился, чтобы помочь ей: он
наклонился, стал успокаивать соперницу и дуть на ее ссадины. Зрители,
вскочившие во время падения, поняли, что не произошло ничего
серьезного, и начали садиться на свои места. Однако все остальные
участники забега обернулись и повернули назад. Они утешали девочку,
слезы которой сменились улыбкой. И тогда бегуны приняли совместное
решение. Они все вместе, помогая пострадавшей, одновременно
пересекли финишную черту, ведь учитель сказал им, что не важно, кто
выиграет забег.
На следующий день появилась заметка в местной газете, в которой
говорилось буквально следующее: «Самым волнующим моментом
вчерашней олимпиады стал забег на сто метров. Если вас не было в числе
зрителей, обязательно спросите у очевидцев, кто победил. И независимо от
того, кому вы зададите этот вопрос, ответ будет следующим: „В этом забеге
победили мы все".
Возможно, вам станет стыдно, когда вы поймете, как много еще
предстоит усвоить, чтобы решиться избавиться от ненужного балласта
прошлого, который вам тяжело нести на плечах. Но у меня есть для вас и
хорошие новости. По-видимому, нам есть у кого этому учиться.
Шаг 15
Не рискуй необдуманно
Если вы смогли избавиться от вредных привязанностей, то вам есть что
сказать тем, кто только собирается это сделать. Главное, что вы можете
поведать: многое, что нас пугает, на самом деле несущественно. В любом
случае истинные опасности никогда не затрагивают экономические или
материальные стороны нашей жизни.
Адам Смит, самый известный экономист и один из самых читаемых
философов, писал, что конечной целью всех человеческих стремлений всегда
были деньги и власть. Но добавлял, что они являлись всего лишь гарантией
достижения самой главной и желанной цели — признания ближними.
Человек всегда хочет чувствовать себя значимым, считал Смит, и быть
предметом восхищения для остальных.
То есть один из отцов экономической науки учит нас тому, что целью
погони за материальными благами всегда остается оценивающий взгляд
другого человека, то есть признание, поддержка и любовь. Мы работаем не
покладая рук, чтобы наша семья не испытывала недостатка ни в чем, а на
самом деле отнимаем у нее самое главное: отца, мать или любимого
человека. Мы путаем цель со средством, наслаждение с обладанием, страх с
уважением, известность со славой, популярность с эпохальностью и
покорность с любовью.
В одной старинной поэме говорится, что каждая вещь, каждая мысль,
каждое мнение, каждый поступок несут в себе долю риска. Опасно смеяться,
плакать, делать что-то новое, любить, знакомиться с людьми, есть то, что
нравится, летать самолетом... Не говоря уже о той угрозе, которой мы
подвергаемся, живя в огромных мегаполисах, Но эта поэма учит нас еще
одному: самая большая опасность, — это желание прожить всю жизнь, не
подвергая себя никаким опасностям.
В одной далекой стране жил человек, который однажды устроился на
престижную работу в провинциальном городке, расположенном у склона
горы. Сам он жил в маленькой деревушке на противоположной стороне
этой горы.
Каждое утро человек просыпался в своем небольшом домике, где
жил один, собирался и выходил на горную тропу, по которой три часа шел
до места работы. Другого способа попасть в городок, кроме как идти
пешком, просто не было. Таким же образом он возвращался вечером
домой. Человек приходил с работы без сил, кое- как ужинал и сразу же
засыпал. И так в течение долгих сорока лет...
Однажды утром, придя на работу, человек подошёл к начальнику и
сообщил, что хочет уволиться. Сотрудник объяснил, что находится уже не в
том возрасте, чтобы совершать горные походы два раза в день, что он жил
так сорок лет, но больше не может.
Его начальник, достаточно молодой, очень удивился и с
неподдельным интересом спросил, почему же за эти сорок лет человек так
и не переехал жить в город.
Подчиненный, опустив голову, ответил ему:
— Я думал над этим. Но поскольку не знал, как долго продержусь на
этой работе, решил не рисковать...
Итак, я предлагаю пойти на некий риск. Но обдумав его заранее. Это не
означает, что я предлагаю вам выпрыгнуть с десятого этажа, или поставить
все деньги на какую-нибудь лошадь, или предаться беспорядочным половым
связям, а тем более попробовать наркотики...
Я говорил и продолжаю говорить, что есть еще чему и у кого поучиться.
Я уверен, что от любого человека можно что-нибудь почерпнуть.
Я считаю, что мы не должны стремиться научиться всему у кого-то
одного.
Я говорю, хотя это и может показаться не очень приятным, что есть
вещи, которым лучше совсем не учиться.
Я предлагаю вам предварительно оценивать степень риска и избегать
поступков, чьи возможные последствия не смогут оправдать опасность,
которой вы подвергаете себя. А также поступков, чьи результаты не смогут
компенсировать понесенный вами ущерб.
Несколько месяцев назад я ужинал с моими друзьями Мигелем и
Ориолем в «Сьете пуэртас», мы разговаривали об издательских планах.
Мигель поделился с нами довольно рискованным бизнес-проектом, который
он собирался запустить. Именно тогда наш каталонский друг Ориоль
произнес фразу, идеально подходящую для завершения этой главы:
«Опасно нырять в бассейн, не зная, есть ли там вода, хотя иногда
приходится это делать. Но нет ничего глупее, чем нырять, не зная даже, есть
ли сам бассейн...»
Шаг 16
Торгуйся только в самых крайних случаях
В любом современном языке есть явно устаревшие слова, и очень
просто определить возраст тех, кто эти слова употребляет. Таким же образом
существуют слова, имеющие столько значений, что, кажется, с их помощью
можно объяснить все на свете. К последним можно отнести существительное
«торг» и все его производные. Так, глагол «торговаться» пользуется
чрезмерной и незаслуженной популярностью, его нередко используют для
замены других слов. Вспомните, как часто мы употребляем «торговаться»
вместо «требовать», «уступать», «обсуждать», «беседовать», «смиряться»,
«покоряться», «перекладывать или делить ответственность», «навязывать
условия», «пытаться максимально удовлетворить все стороны» или просто
«прийти к согласию».
Естественно, «торговаться» полезно в первую очередь в бизнесе.
Именно там торг необходим, чтобы прояснить позицию другой стороны,
получить большую выгоду. Но вот использовать подобную схему поведения
для остальных случаев — опасно. Если вы, конечно, не хотите внедрить в
жизнь далекие от этики нормы человеческих отношений.
На мой взгляд, вне коммерции не так уж много поводов для торга. Я не
верю в семейные пары, которые созданы на основе следующей идеи:
каждый должен принести в жертву партнеру свои вкусы и пристрастия. Вряд
ли мерой человеческих отношений является то, от чего индивидуум способен
ради этих самых отношений отказаться. Скорее, наоборот: мерой их должно
служить то, что партнеры способны делать вместе.
Мне также не нравится почти меркантильная, но очень
распространенная фраза: «Сегодня я — тебе, а завтра ты — мне». Во-первых,
разве не лучше: «Сегодня я тебе, и завтра я —тебе, и послезавтра — снова
тебе»? Что в такой позиции плохого? Во-вторых, в основе истинной помощи
всегда заложена безвозмездность дара, а подарок не может быть предметом
торга. Ну и в-третьих, представьте, что один из двоих решил щедро и
бескорыстно отдать другому что- то в дар. Очевидно, что этот человек не
может в силу своего воспитания рассматривать этот подарок как
капиталовложение, то есть не ждет, что его поступок должен быть
вознагражден. Никто и ничто не могут компенсировать то, что дарят от всего
сердца. Наградой служит сама возможность сделать подарок. При чем же
здесь торг?
Ужасно, когда на приеме у психотерапевта, или в спальне, или за
столом в дружеской компании семейные пары начинают торговаться:
вспоминать о поведении друг друга, подчеркивать недостатки характера
партнера. Это просто трагедия, когда люди начинают вырабатывать целую
стратегию: «Я уступлю тебе в этом, а ты в качестве ответного жеста — в том».
Итак, я предлагаю сделать следующий шаг: научиться «торговаться»
только в области коммерческих или юридических отношений, тяжбах,
конфликтных ситуациях. Или в политике, если между оппонентами нет
согласия. Или в войне, но только чтобы приблизиться к миру.
Для остальных случаев (особенно для любви!) лучше использовать
другое слово. Так, мне гораздо ближе слово «согласие». В дружбе, семье и
любовных отношениях мне больше нравится словосочетание
«добровольный отказ», чем «жертвенность». Я испытываю удовлетворение,
когда помогаю своим пациентам понять это, и терпеть не могу спекуляций на
тему: «Я откажусь от этого, если ты сделаешь вот то...» Я предпочитаю
договориться и прийти к компромиссу, чем навязывать всем свое мнение.
Насколько объемнее и позитивнее слово «договор» по сравнению со
словами «насилие», «ложь», «обман», «манипуляция», «грубая сила»!
Но, конечно, бывают ситуации, когда торг — единственный или самый
лучший способ решить проблему. В таком случае обязательно учитывайте
следующие моменты. Во-первых, осознайте, можете ли вы доверять
противоположной стороне. Во-вторых, предлагайте взамен лишь то, что
действительно можете дать, а не заведомо невозможное. В-третьих, идите на
уступки лишь до определенного предела, который определяет ваша совесть.
Вспомните старую сказку.
Три крестьянина спасли царского сына, тонувшего в реке. Монарх
вызвал их во дворец и предложил самим назначить себе вознаграждение.
Первый крестьянин попросил руку принцессы. Второй — графский титул и
власть над провинцией, в которой жил. Ну а третий, подумав, захотел
кошелек с деньгами. Первые два крестьянина посмеялись над третьим,
назвав его глупцом, неспособным воспользоваться уникальной
возможностью. На что «глупец» ответил:
— Я вообще сомневаюсь, что царь наградит нас. Но если это случится,
то у меня больше всего шансов получить что-то от монарха, потому что я
попросил нечто реальное.
А как же быть, если прийти к согласию просто невозможно? Ответ на
этот вопрос столь же очевиден, сколь и важен: придется научиться
«приходить к несогласию». Даже если это означает тривиальный отказ от
некоторых своих претензий, без сожалений и без надежды взять реванш. То
есть еще раз поймите одновременно очень простую и очень сложную истину:
принимать жизнь надо такой, какая она есть... И пусть это станет отправной
точкой в борьбе за новую жизнь.
Настало время рассказать вам следующую историю.
Говорят, что много лет назад в небольшом английском городке
произошло событие, полностью изменившее жизнь нескольких его
жителей: юного Мортимера и двух его друзей.
Как-то утром по дороге в школу Мортимер увидел рядом с лесом
огромный грецкий орех, усыпанный плодами. Мальчик очень удивился,
потому что раньше никогда не замечал этого дерева. Он осторожно
подошел поближе к проволочному ограждению, чтобы посмотреть, можно
ли взять несколько орехов, не рискуя быть пойманным.
Мортимер сразу понял, что одному не справиться и, если он хочет
отведать за ужином пудинг с орехами, ему нужна помощь. В школе он
открыл свой план двум друзьям, и сообщники решили провернуть дело в
тот же день после уроков.
Мортимер стоял на страже: смотрел, не идет ли кто по тропинке.
Один из его друзей подсадил второго, самого маленького и ловкого,
который влез на дерево и стал сбивать орехи.
Тут Мортимер заметил приближающуюся повозку и подал знак
товарищам. Те быстро подобрали упавшие орехи, и все трое скрылись в
лесу.
Запыхавшиеся воришки со смехом опорожнили свои карманы и
удовлетворенно осмотрели кучку добытых орехов.

Нужно их поделить, — сказал один.
— Да, — согласился другой.
— Сколько их всего? — спросил третий.
Они подсчитали улов, орехов оказалось семнадцать.
Друзья стали переглядываться, вспоминая таблицу умножения.
Семнадцать на три никак не делилось. В конце концов взял слово
Мортимер:

Раз уж именно я рассказал вам обо всем, мне кажется
очевидным, что каждый из вас должен получить по пять орехов, а я — на
два больше.
— В любом случае, — сказал самый маленький, — ты должен
отдать мне один из двух, потому что, если бы я не влез на дерево...

Минуточку, — перебил его третий, — если бы я тебя не
подсадил, ты бы не достал ни одного ореха. Поэтому...
Воришки долго спорили и, не придя к согласию, решили
попросить совета у мудреца, жившего на лесной поляне. Мальчишки
нашли отшельника в хижине и объяснили суть проблемы. Старик выслушал
их и спросил:

Вы хотите, чтобы я поделил ваши орехи?

Да, — хором ответили ребята.

А какое распределение вас больше устроит, сил старец, —
действительное или по моему разумению?

Только не по твоему разумению. Мы хотим действительное
распределение, чем ближе к действительности тем лучше... — ответили
они почти одновременно.
Старик сосчитал орехи и приступил к дележу. Он дал одиннадцать
орехов тому, кто держал товарища, четыре ореха тому, кто влез на дерево, и
только два Мортимеру.

Как же так? — спросили все, одинаково недовольные. — Мы же
сказали тебе: действительное распределение, а не по твоему разумению...

Если бы я решал сам, вы получили бы поровну. Я дал бы
каждому по пять орехов, расколол бы остальные два ореха на четыре
половинки. У вас было бы дополнительно по одной половинке, а четвертую
съел бы я сам, в качестве платы за труды. Так никому не было бы обидно.
Но вы хотели действительного распределения. Так вот,
действительность такова, что одним дается много, другим — меньше, а
некоторым — вообще ничего. Реальность не всегда объективна, скажу
больше, чаще всего она просто несправедлива. Но эта идея не должна
приводить нас в уныние, ни тем более использоваться в качестве аргумента
для оправдания других несправедливостей, совершаемых человеком.
Скорее, наоборот, она должна заставить каждого еще больше утвердиться
в своих обязательствах перед окружающими. Человек, общественный по
своей природе, должен действовать, принимать законы и править, помня о
необходимости соотносить всегда свои желания с реальностью и свои
интересы с интересами окружающих.
Это всем очевидно, но самая главная и сложная задача состоит в
другом: в попытке примирить внутренние разногласия, вызванные
несправедливым распределением средств и возможностей, которые нам
дает судьба. Для чего необходимо одинаково бороться как за собственное
счастье, так и за счастье близких людей.
Шаг 17
Совершенствуйся без соперничества
С неожиданной регулярностью я стал просыпаться по утрам, испытывая
боль оттого, что мне приходится жить в море ненависти, разлитой по всему
миру. И еще в полусне я с тревогой ловлю себя на мысли, что в последнее
время, не прочитав подписи под фотографиями в газете, не могу понять,
относятся ли они к нашей стране, к соседней или к более далеким народам.
Хуже всего то, что уже несколько лет меня приводит в ужас, как часто эти
фотографии сделаны тут, совсем рядом.
Дикость, боль, жестокость или простая несправедливость творятся в
пяти, десяти, сорока минутах пути от нашего дома. Зачастую жертва — это
такой же человек, как вы или я. Один из тех, кто осознанно или
бессознательно становится заложником с каждым днем все более жестокого
мира.
Очень грустно осознавать, что жертвы и палачи, агрессоры и каратели,
оппозиция и правящие круги говорят иногда разумные вещи. И
неутешительно признавать, что мы сами когда-то высказывали идеи,
которыми сейчас пытаются оправдать всё, чему нет оправдания.
Но еще печальнее наблюдать, какой угрозе мы так или иначе
подвергаемся со стороны одного из призраков, довершающих дело
разрушения нации: покорности, страха и жажды мести.
На пути, который вы решили пройти к самосовершенствованию
каждого человека, следующий шаг должен обязательно заключаться в
содействии внутренним преобразованиям, столь необходимым обществу. А
для этого вы непременно должны стать братьями обездоленным. Я имею в
виду, как сказал бы Лима Кинтана, помощь тем, кто остался позади. (Прим.
Кинтана, Гамлет (1923—2002) — аргентинский поэт, певец и фольклорист). Но
речь совсем не о том, чтобы всем было плохо и все утешались тем, что «не я
один». Вы должны встать на путь борьбы за равенство в позитиве, а не в
негативе.
На консультации психотерапевт постоянно убеждается, что подлая
попытка испортить жизнь тому, у кого она лучше, чем у тебя, не является
неотъемлемым атрибутом исключительно классовой борьбы и прерогативой
жертв великих несправедливостей.
Одна привлекательная женщина сорока лет на моих сеансах очень
сожалела о своем решении развестись, которое она так не вовремя приняла
годом раньше. Тем не менее в ее словах не чувствовалось боли от потери
мужа и распада семьи. Женщину приводило в бешенство, что ее «бывший»,
как она его называла, через полгода уже «нашел себе другую» и что все у
него идет слишком хорошо». Под этим предлогом она каждый день,
преднамеренно и расчетливо портила бывшему мужу жизнь своими
претензиями упреками и весьма наглыми требованиями.
Нельзя допустить, чтобы он наслаждался жизнью как ни в чем не
бывало, — говорила она мне, — это несправедливо. Пусть он тоже немного
пострадает, не мне же одной мучиться.
Я мог бы объяснить такое поведение пациентки попыткой привлечь
внимание бывшего мужа. Но ведь так же можно интерпретировать и
насильственные действия некоторых экстремистских группировок — они
тоже хотят привлечь внимание общественности. Но разве это поможет нам
избежать страха перед угрозой, нависшей над всеми жителями нашей
планеты?
Не стоит подробно описывать негативное воздействие этого страха,
преобразовавшегося в хронический стресс, на организм, психику и дух
человека. В наше время хорошо известно влияние подобного стресса на
трудовую деятельность и личную жизнь. Нам ли, профессиональным врачам,
не знать разрушительных механизмов страха, отрицательно сказывающихся
на качестве жизни и сокращающих ее продолжительность?
В таких случаях на помощь приходит юмор. Гениальный сатирик
Ландру в своем эпиграфе к известному и, к сожалению, без вести
пропавшему аргентинскому журналу «Тиа Висента» говорил: «Если вы
оказались в безвыходном положении, не будьте дураком, выходите через
вход». (Прим. Тиа Висента» (исп.) — «Тетушка Висента»).
Если истоки проблемы действительно нужно искать в нарушившейся
цепочке передачи следующим поколениям культурного наследия, очевидно,
что для ее решения необходимо сосредоточиться на образовании, которое
мы даем нашим детям.
И мешкать в этом деле, как, впрочем, и во всех остальных, не стоит.
Я имею в виду не только обязательное образование на уровне
начальной школы, но и все остальные возможные этапы. Я говорю об
ответственности родителей, учителей и преподавателей всех уровней,
работников искусства и руководителей. На всех этих ступеньках мы должны
прекратить пропагандировать так называемое здоровое соперничество,
которое так деформирует наше общество.
Мое мнение, вероятно, довольно спорно, но я хотел бы его высказать.
На собственном опыте я понял, что не существует «здорового»
соперничества. От такого «оздоровления» вряд ли будет польза, и без него
вполне можно обойтись.
Конечно, нельзя не признать, что в каждом человеке есть врожденное
стремление сравнивать себя с остальными. Но только в спорте (я не имею в
виду профессиональный спорт) конкуренция превращается в игру, только в
этой области можно раскрепощенно меряться силой, ловкостью, зоркостью...
Поэтому только спорт позволяет сублимировать это роковое стремление
превзойти окружающих, а потом вернуться в повседневную жизнь и никому
ничего не доказывать.
Представители Совета старейшин одного города пришли к хижине
старого учителя. Им нужен был мудрый совет по одной из городских
проблем. Дело в том, что уже много лет, несмотря на все усилия
Совета, жители портили жизнь друг другу. Они крали, калечили, йена, видели
один
другого и воспитывали своих детей в духе этой ненависти.

Всегда были исключения, — поведали старому учителю члены
Совета, — но десять лет назад положение начало осложняться, и сейчас от
месяца к месяцу дела идут всё хуже.

А что же случилось десять лет назад? — спросил старик.

Ничего существенного, — ответили ему. — По крайней мере,
ничего плохого. Десять лет назад мы общими усилиями построили мост
через реку. Но это только повысило благосостояние всех и дало новое
развитие городку.

Нет ничего плохого в росте благосостояния, — сказал мудрец, —
но очень плохо сравнивать с этой точки зрения себя и соседа. Прогресс —
тоже хорошее дело, только не нужно пытаться обогнать всех на свете.
Хорошо, когда у всех всё хорошо, но плохо, что это порождает
соперничество. Чтобы решить эту проблему, достаточно просто изменить
слово...

Изменить слово? — удивились члены Совета.

Вы должны объяснить всем жителям города, что если в слове
«соперничать» заменить буквы НИЧ на ЕЖИВ, получится новое слово
«соперЕЖИВать». И когда все проникнутся смыслом слова «сопереживать»,
соперничество утратит свой смысл, а с ним навсегда исчезнут ненависть и
желание навредить другому.
Вы уже знаете, что я, возможно, ошибочно, не признаю достоинств,
приписываемых первобытной борьбе за первенство. И даже в спорте меня
раздражают страсти фанатов, из-за которых репортаж о футбольном матче
может попасть не в спортивные новости, а в криминальную хронику. Однако
я не отрицаю, что жизнь в современном обществе предполагает
определенную долю соперничества в профессиональной, общественной и
семейной жизни. Но в этом нет никакого несоответствия. В первом случае я
вел речь о соперничестве как о борьбе за лидерство, во втором — имею в
виду соперничество на уровне компетентности и мастерства. И только в этом
последнем значении соперничество может считаться здоровым.
На самом деле, с прагматической точки зрения, для успеха дела совсем
не нужно быть самым лучшим, необходимо просто действовать более
адекватно, эффективно или мудро, чем большинство людей.
Чтобы пройти весь путь самосовершенствования (без соперничества,
конфликтов, без мыслей о победе или поражении), не обязательно следить
за тем, что делают или могут сделать окружающие. На этом пути необходимы
труд, дисциплина и старание, которое измеряется временем, затрачиваемым
на улучшение собственного потенциала, то есть на духовный рост,
исследования, догадки, тренировку, а значит, на умение учиться, как говорят
восточные мудрецы.
Позвольте мне рассказать вам забавную историю, наводящую на
размышления.
Как-то раз в Африке один ученый-исследователь был взят в плен
группой наемников. Военные разоружили пленника и отвели к
командующему, который должен был решить его судьбу. Иностранец
попытался оказать сопротивление, но командир группы предупредил его,
чтобы тот оставил свои попытки, иначе его ждет мгновенная смерть.
В окружении десяти вооруженных человек ученому пришлось идти к
их лагерю через обширную равнину, начинавшуюся прямо от опушки леса.
Один из солдат шел в двадцати метрах впереди, показывая дорогу. Вдруг
проводник остановился, развернулся и бросился со всех ног обратно к лесу.

Бежим! — закричал он остальным. — Нас учуял леопард, и он
идет сюда!
Большинство солдат, знающих о скорости передвижения и ловкости
леопарда, бросили всё, что несли в руках, и побежали. Ученый, оставшийся
без охраны, сел на землю, достал из рюкзака пару кроссовок и начал
переобуваться. Командир группы обернулся на бегу и закричал ему:

Идиот! Ты теряешь драгоценное время. Скорость леопарда —
двести километров в час. Какая разница, что у тебя на ногах, кроссовки или
сапоги?
А ученый надел, наконец, кроссовки и тоже побежал, ответив на ходу
наемнику:

Мне совсем не нужно бежать быстрее леопарда. Чтобы
спастись, мне достаточно бежать быстрее, чем кто-нибудь из вас... И вот
для этого мне нужны кроссовки.
Шаг, который я предлагаю вам сделать, заключается в том, чтобы
повысить свою пригодность и стать как можно более компетентным. Но при
этом как можно меньше соперничать с окружающими. Не стоит путать
здоровое стремление стать лучше с тщеславным желанием потешить свое
эго, одержав победу над всеми.
Шаг 18
Не бойся потерпеть неудачу
Каждый человек боится неудачи. Это слово почти для всех означает
великую личную трагедию. Настолько сильную, что мы обижаемся и
нападаем на самих себя, изводим себя каждый раз, когда все получается не
так, как хотелось бы. Но забываем: любое крушение планов является толчком
к самосовершенствованию.
Развитие личности, которое я считаю самым большим жизненным
достижением, — это одновременно конечная цель, постановка задачи,
условие для самореализации, а также вынужденная остановка на пути,
необходимая, чтобы открыть в себе способность помогать другим.
Но духовный рост возможен только через повседневный опыт проб и
ошибок Знания приходят, скорее, через осмысление прожитого, а не через
умозрительные упражнения.
Кстати, с точки зрения педагогики, учиться можно только на ошибках.
Если вам все удается с первого раза, возможно, это потешит ваше тщеславие, но
ничему не научит. Но вы это и так знаете. Если на карту поставлено только
ваше стремление к успеху, вы будете радоваться достижению идеального
результата. А вот если главное для вас — учеба, то есть духовный рост, тогда
ошибки станут важной и желательной частью процесса.
Даже если вы ошиблись, вы понимаете, что все равно стоило сделать
то, что вы сделали. Из своего просчета можно извлечь по меньшей мере
один урок: возможно, вы действовали не так, как надо, или момент оказался
неподходящим, или человек не тот, кто нужен, или еще что-то. Этот анализ и
ведет к развитию.
Мои первые годы в профессии были тяжелыми и полными
всевозможных проблем, как и у большинства моих однокурсников. Самые
осмотрительные из нас сумели дождаться своего часа, самые умные быстрее
нашли свой путь, самым удачливым представился счастливый случай
окончательно обрести себя. Но большинство в течение многих лет искали
возможность обеспечить себе достойное будущее.
Я, дежуривший сорок восемь часов в неделю в частной клинике и
работавший в службе психопатологии больницы, еще находил время для
подработок. Параллельно со своими профессиональными медицинскими
обязанностями я работал на складе, в такси, продавал книги, был страховым
агентом и ввязывался во всевозможные экономические авантюры
(например, шил спортивные сумки и перепродавал машины).
Как-то я познакомился в клинике с человеком, поставлявшим
одноразовый медицинский материал. Пока мы с ним в ожидании секретаря,
которая должна была принести его чек, пили кофе, поставщик рассказал, что
участвует в одном проекте.
Он налаживал связи с одной немецкой фирмой, поставляющей
аортокоронарные шунты — новое слово медицинской техники. Поскольку
поставки в страну не были регулярными, бизнес мог оказаться очень
выгодным, с небольшими капиталовложениями, тем более с его-то связями.
К слову, поставщик ждал письма из-за границы о назначении его
представителем фирмы в Аргентине и Латинской Америке.
Пока мужчина мне это рассказывал, я обдумывал возможность своего
участия, пусть даже минимального, в организации поставок шунтов. Мне
пришла в голову прекрасная идея пригласить поставщика к себе на ужин,
чтобы в спокойной обстановке обсудить условия бизнеса.
В пятницу мужчина пришел ко мне домой около восьми. Моя жена
приготовила ужин. Во время десерта, когда мы уточняли детали, жена
позвала меня на кухню, чтобы я помог подать кофе и торт.

Не связывайся с этим типом, — сказала она мне мимоходом.
— Почему? — удивился я. — Что случилось?

Ничего, — ответила она. — Он мне не нравится.

Что такого ты в нем увидела? — допытывался я. Объясни!

Ничего я не увидела... но он мне не нравится, настаивала она,
брезгливо морща нос.

Так не пойдет, дорогая, — не сдавался я. Назови какую-нибудь
причину.

Не знаю, — упорствовала она.
Но, помолчав некоторое время, добавила:

Мне не нравится его галстук.
Я ответил ей, что глупо упускать возможность заработать только
потому, что жене не нравится галстук потенциального партнера мужа.
Не буду вдаваться в подробности. В конце концов моя жена признала
всю абсурдность своих подозрений, и мы вложили в этот бизнес большую
часть наших скромных накоплений.
Но поставки, если они и существовали, до нас так и не дошли, а
господин исчез с горизонта, прихват с собой наши, и не только, деньги и
оставив взамен кучу бесполезных бумаг как напоминание о небольшой, но
дорогостоящей глупости.
Не буду говорить здесь о собственной недальновидности и отсутствии
способностей к бизнесу, в чем я искренне признаюсь после той истории. Мне
хочется обратить ваше внимание на фактор, которым все обычно
пренебрегают, — на интуицию. Так бывает, что, готовясь что-то предпринять,
человек чувствует, как загорается красный сигнал тревоги. Я понял, что
интуиция — это сумма наших ощущений, которые невозможно выразить
словами. Человек видит (непонятно, как и почему) неподвластное разуму.
С годами на личном опыте я убедился, что интуиция не может и не
должна заменять ум и опыт, но может быть хорошим подспорьем. Этот
незначительный эпизод, который я вам только что рассказал, многому меня
научил. Теперь, прежде чем заключить какую-нибудь сделку, я приглашаю
потенциального партнера на ужин к себе домой. При этом всегда уточняю,
что он обязательно должен прийти в галстуке...
Наша боязнь неудачи — результат полученного воспитания. С детства
нам внушали, что мы должны стараться не допускать ошибок. И это один из
самых главных педагогических уроков во всех странах мира, одна из самых
важных составляющих норм нашей культуры и самое вредное из всех правил
поведения.
Конечно, уже слишком поздно, но если бы вы попали ко мне в руки в
возрасте пяти лет, я бы очень легко сделал из вас вундеркинда. Достаточно
было бы установить систему поощрений за каждую придуманную и
совершенную тобой ошибку. Поскольку очевидно, что учатся только на
ошибках, вы вскоре превратились бы в гениального ребенка. К сожалению,
большинство родителей не позволяют себе и другим воспитывать детей по
такой системе.
Европейская культура очень далека от этого пути развития, хотя на
словах она тоже преследует эту цель. Мы перегружаем детей все новыми
требованиями, которые они должны успешно выполнять, и тем самым,
естественно, приводим их к мысли, что с ними рядом всегда должен быть
кто-то более сильный или авторитетный, который объяснит им, что хорошо, а
что плохо.
Мы хотим таких родителей, которые уберегли бы нас от зла, мы хотим
суровых законов, определяющих, что мы должны делать и какими должны
быть, и наказывающих всех несогласных с этим. Мы хотим, чтобы нами
правили твердой рукой с помощью поручений, приказов и угроз, чтобы
общество больше не совершало ошибок и чтобы в нашей жизни было
поменьше сюрпризов и стресса.
В каком-то смысле все наше поведение отражает нежелание расти;
словно нам хотелось бы подольше оставаться детьми, переложить
ответственность за все на других, которые «сверху» — в политическом,
географическом или божественном смысле — заставят нас поступать
«правильно» и защитят нас от одиночества, апатии, страданий и презрения
тех, кто не разрешает нам совершать ошибки. Только в этом случае и при
условии аналогичного поведения остальных людей мы можем чувствовать
себя уверенно.
Я в который раз предлагаю вам посмеяться над собой, ведь мы часто
ведем себя так же, как персонаж этого анекдота.
Парень пригласил свою подругу в кино на приключенческий фильм. У
входа в кинотеатр он сообщил девушке, что уже смотрел эту картину и
получил такое удовольствие, что решил сходить на нее еще раз.
В середине фильма он вдруг говорит подруге:

На что спорим, когда герой дойдет до двери квартиры, он не
войдет внутрь.

Это нечестно, ты уже видел фильм, — рассердилась девушка.

Да. На что спорим, что он не войдет...
Девушка не ответила. По ходу картины герой вошел в квартиру, и его
жестоко избили те, кто его там ждал.
Парень повернулся к девушке, глядящей на него в испуге, и объяснил:
Просто я подумал, что после вчерашней взбучки он туда больше не
пойдет...
Шаг 19
Начни все сначала
Если в предыдущей главе я попытался напомнить как важно ошибаться,
чтобы потом учиться на своих ошибках, в этой я дам высочайшую оценку
смелости и упорству людей, способных начать все сначала. В конечном счете
именно это необходимо, чтобы добраться до нужного места, каким бы
обыденным, земным или недостижимым оно ни было.
На вашем жизненном пути вы не раз заходили в тупик, попадали в
безвыходное положение, куда вас приводили серьезные, подчас
неисправимые ошибки. В такие моменты стоит вспомнить об этом шаге. И
принять решение начать все сначала.
Тысячи лет назад Гераклит сформулировал этот шаг, который вы
должны сделать, в одной фразе, демонстрирующей несокрушимую
истинность очевидного: «В одну реку нельзя войти дважды». (Прим. Гераклит
(544—483 гг. до н. э.) древнегреческий философ, автор трактата «О
природе»).
Начать все сначала — значит восстановить в памяти все, чему вы
научились на собственных ошибках во время предыдущего этапа пути, и
попытаться обнаружить новые ошибки нового этапа. То есть не стоят
совершать то, что вы уже совершили. Смысл этого шага — возвращение
назад, к тому месту, где вы сбились с дороги или где дорога оборвалась. А
когда вы вернетесь, поймете — теперь все будет иначе: и сама ситуация, и
место, в котором она произошла. И хотя кажется, что вы сами остались
прежним, на самом деле вы тоже изменились.
Десять лет назад я получил почетное право участвовать в созванном в
Риме конгрессе на тему «Общение и изменения». Это была моя вторая
поездка в Европу, и я планировал после конгресса заехать в Таормину.
Никакими словами невозможно описать этот прекраснейший город
Сицилии. Пейзажи, люди, обнесенная крепостной стеной цитадель на горе,
узкие улочки, по которым невозможно проехать на автомобиле.
Изумительный вид на Средиземное море и, конечно же, Этна — вулкан,
который дымит не переставая, напоминая всем, что он не умер, а просто
спит. Одного дня, проведенного в этом городе роде, хватает, чтобы понять
произведения гениального Луиджи Пиранделло и роман Сильвины Бульрих
«Ты не забудешь Таормину». (Прим. Пиранделло, Луиджи (1867-1936) —
итальянский драматург, романист и новеллист, лауреат Нобелевской премии.
Бульрих, Сильвина (1915-1990) - аргентинская поэтесса и романист.)
Это путешествие запомнилось мне по многим причинам, но особенно
часто я вспоминаю разговор с Джованни. Этот тридцативосьмилетний
сицилиец атлетического телосложения был хозяином небольшого бара в
Николози, деревушке на восточном склоне вулкана.
У Этны два склона, один — крутой, а другой — пологий. На первый
изливается лава, когда начинается извержение, но второй склон безопасный,
потому что лава туда не доходит. Но Николози стоит как раз на восточном,
крутом склоне, она построена на расстоянии восьми километров от кратера
Этны. Улицы деревни покрыты лавой, а сама она перестраивалась уже семь
раз, после каждого извержения Этны, но всегда на одном и том же месте.

Почему вы ее вновь строите здесь раз за разом?— спросил я,
заранее зная ответ.

Посмотрите, — сказал мне Джованни, указывая пальцем в
сторону Средиземного моря. — Посмотрите на море, берег, горы и город….
Это самое красивое место на свете. Так всегда говорил мой дед.

Но вулкан, — возразил я ему, — он же действующий! Извержение
может начаться в любой момент.
— Знаете, синьор, Этне чужды капризы и коварство, вулкан нас
всегда предупреждает, никогда не извергается неожиданно.
И как нечто само собой разумеющееся Джованни добавил:

Когда мы знаем, что лава вот-вот «разольется», мы уходим.
— А как же вещи? Мебель, телевизор, холодильник, одежда? —
недоуменно спросил я, — Вы же не можете забрать всё с собой.
Джованни посмотрел на меня, глубоко вздохнул, запасаясь терпением,
необходимым мудрецам в разговоре с людьми непросвещенными, и
произнес:
— Разве в вещах дело, синьор! Мы живы, а все остальное можно
купить или построить заново.
В конце 2005 года все газеты опубликовали чудовищные снимки
извергающегося вулкана Этна, в очередной раз стирающего деревушку
Николози с лица земли. Жертв не было. Люди эвакуировались до того, как
лава уничтожила каждую стену, каждое дерево, каждый балкон и каждый
цветок
Мне не довелось больше встретиться с Джованни, но, закрывая глаза, я
вижу, как он и его соседи, когда опасность уже миновала, поднялись вверх по
крутому склону и за несколько недель восстановили деревню, чтобы начать
свою жизнь с «нуля», уже в восьмой раз.
Позиция жителей деревушки Николози должна послужить всем
уроком. Какой бы трудной ни казалась задача, каким бы печальным ни был
опыт и дорогостоящей — ошибка, всегда существует возможность начать все
сначала. Об этом следующая история.
Учительница обществоведения вошла в класс, улыбаясь как-то
особенно. Она думала, что в конечном счете у нее с учениками-
подростками сложились хорошие отношения. Первые месяцы были
особенно тяжелыми, и по некоторым причинам эти отношения могли так и
не сложиться. Работать с подростками всегда нелегко. А тем более с этими
ребятами, добившимися, что две предыдущие учительницы
обществоведения попросили отпуск из-за временной утраты
трудоспособности. Плюс ко всему ее урок был последним в понедельник,
когда все только и мечтают о том, чтобы пойти домой.
Поэтому, когда учительница сказала, что сегодня — особый день для
нее, она не лукавила.
— Мы не будем говорить о законах и политических институтах.
Если вы мне поможете, с сегодняшнего дня мы начнем проводить один
эксперимент.
Ребята полюбили и начали уважать этого молодого н опытного
педагога, который взял их класс, признавшись, что с первого дня она
умирала от страха.

Я принесла синие ленточки. Это простые куски атласной ленты,
но мы договоримся, что в каждой из них, свой скрытый смысл. Какой, я
сегодня и расскажу.
И, повернувшись спиной к классу, учительница написала мелом на
доске: «Я хочу сказать: ты много значишь для меня».
Потом она посмотрела на ребят и продолжила:

Я попрошу вас по очереди выходить к доске, чтобы я всем
приколола ленточку на грудь. Потому что каждый из вас в течение этого
года стал для меня очень важным человеком.
Ее слова и озадачили, и развеселили учеников. Они переглянулись, и
первый из левого ряда встал и вышел к доске. Учительница приколола
ленточку английской булавкой, поцеловала ученика в щеку и подала знак
следующему. Так весь класс был удостоен синих ленточек. Все испытывали
волнение и благодарность.

Спасибо всем, мы хорошо потрудились в этом году, —
продолжила учительница. — Но сейчас перейдем к эксперименту. Я дам
каждому с собой по три синие ленточки. Прошу вас сесть дома и
подумать, кто из близких людей наиболее дорог вам. Это может быть друг,
любимый
человек, родственник — кто угодно; он не должен иметь отношения к
школе. Когда вы определитесь, я хочу, чтобы вы посидели несколько минут
напротив этого человека, а затем прикололи ему на грудь одну из трех
ленточек, как это сделала я сегодня. Наберитесь смелости и скажите ему
откровенно и прямо, почему он так важен для вас. Затем объясните ему
суть эксперимента и отдайте оставшиеся две ленточки, чтобы он тоже стал
его участником.
Все ученики вышли из класса очень взволнованными. Каждый думал
о полученном задании. Почти все понимали, что отдали бы свою ленточку
учительнице, если бы не поставленное условие: не привлекать людей из
школы.
Хуан Мануэль жил в городе три года, и все люди, значившие что-то в
его жизни, остались в его родной деревне. По правде говоря, его
единственными друзьями были одноклассники. Он не общался ни с кем,
кроме них. Соседи по комнате, как и остальные постояльцы дешевого
пригородного пансиона, были иммигрантами, почти не говорившими на
его языке. Мальчику было очень горько осознавать свое одиночество, но
еще хуже он чувствовал себя от того, что по его вине мог провалиться
эксперимент.
Ночью, при свете уличных фонарей, которые слепили ему глаза,
проникая сквозь оконные щели, Хуан Мануэль думал. Через несколько
часов прозвонит будильник, и ему придется встать, собраться и выйти
вовремя, чтобы сесть, как обычно, на электричку до центрального вокзала.
И тут его осенило. Каждое утро он встречался на перроне своей
станции с молодым менеджером, который ехал с ним в одной электричке
и выходил на одну остановку раньше. Они никогда не разговаривали, но
узнавали друг друга и за последние месяцы при встрече уже не просто
улыбались, а перекидывались парой фраз: «Привет! Как дела?» — и
каждый раз обменивались заговорщическим жестом.
Хуан Мануэль понял, что этот юноша, имени которого он не знал, был
его первым утренним собеседником. Ученик представил, что его утро стало
бы совсем другим, если бы они перестали встречаться на перроне. Эти
фразы и жест так много значили для него.
Рано утром Хуан Мануэль отправился на железнодорожную станцию,
где дождался своего попутчика, вручил тому синюю ленточку и возложил
ответственность за продолжение эксперимента.
В этот день из-за разговора с мальчиком на перроне молодой
менеджер опоздал на работу. И когда его начальник сеньор Гарсия сделал
ему слишком суровый выговор, менеджер понял, что этот
темпераментный, жесткий, одержимый и крикливый человек много значит
в его жизни. Он столькому научился у сеньора Гарсии... Но никогда ему об
этом не говорил. Синяя ленточка оказалась хорошим предлогом.
Сеньор Гарсия не отличался особой чувствительностью; тем не менее,
поборов внутреннее сопротивление, он не мог не поблагодарить своего
служащего за то, что тот именно ему вручил свою ленточку.

Теперь ваша очередь довести до конца этот эксперимент, шеф,
— сказал ему молодой человек, передавая боссу последнюю ленточку. Вы
должны выбрать очень важного для вас человека и отдать ему это.
Тут молодой менеджер попрощался с патроном, у которого не было
ни малейших сомнений, кому он отдаст ленточку. Как давно он не говорил
своему сыну Сантьяго, что любит его?
Против своего обыкновения этим вечером он ушел с работы
пораньше. И хотя из-за пробок сеньор Гарсия целый час добирался до
дома, его жена не могла поверить, что муж вернулся не затемно.
— Ты хорошо себя чувствуешь, дорогой? — спросила она с
беспокойством.

Да, — ответил сеньор Гарсия. — А где Сантьяго?

В своей комнате, как всегда. Случилось что-нибудь?
Не ответив жене, сеньор Гарсия поднялся по лестнице на второй этаж
и постучался в комнату сына.

Кто? — спросил юноша.

Это я. Ты можешь мне открыть?

В чем я провинился на этот раз? — спросил Сантьяго, открыв
ему дверь, и снова сел к нему спиной, даже не выслушав ответ.

Ни в чем, сынок. Ты не сделал ничего дурного.
И он рассказал сыну о разговоре со своим служащим, об
эксперименте, который проводила школьная учительница, а затем
приколол сыну на грудь ленточку со словами:

Я хочу, чтобы ты знал, что много значишь для меня.
Сантьяго оцепенел, глядя в глаза отцу. Юноша даже не смог как-то
отреагировать, когда тот его обнял с необычной сердечностью.
Мальчик только расплакался и забормотал: Прости меня, папа.
Прости.

Не проси у меня прощения, сынок. Это мне нужно просить у
тебя прощение за столь долгое отсутствие в твоей жизни.
Я же не знал, папа. Прости меня. О чем ты, сынок? Что происходит?
Сантьяго открыл небольшой ящик тумбочки и достал оттуда пузырек
с таблетками. Он говорил сбивчиво, не переставая плакать:

Это барбитураты, папа. Я собирался выпить их и покончить с
жизнью сегодня вечером, потому что думал, что никому не нужен.
Сеньор Гарсия достал из кармана носовой платок, вытер им слезы
сына, а потом накрыл им нос юноши.
— Подуй! — сказал сеньор Гарсия.
И они рассмеялись вместе, как раньше.
Так из-за школьного эксперимента отношения сеньора Гарсия и его
сына Сантьяго стали иными. Они начали с чистого листа и, возможно,
теперь смогут прийти к другом результату.
Шаг 20
Не сомневайся в окончательном результате
Предположим, вы прочитали о каждом из предыдущих шагов и
приняли мое предложение пройти путь к максимальной самореализации.
Тогда, я думаю, вы с каждым днем все лучше узнаете себя, создали вокруг
себя собственное независимое пространство и, найдя любовь всей своей
жизни, научились смеяться над собственными недостатками. Вы уже умеете
заинтересованно слушать, смиренно учиться, стараетесь быть приветливым
со всеми, организуете свое время, уважая при этом чужое, знаете, как
выгодно подать себя и свои таланты, и умеете выбирать себе окружение.
Надеюсь, что с помощью этой книги вам удалось изменить свое мнение
о давно известных вещах, вы посмотрели на них новыми глазами. Вы
поставили креативность на службу себе и поняли, что необходимо
максимально использовать каждую минуту. Вы работаете над тем, чтобы
покончить с зависимостями и привязанностями к вещам и людям, не
рискуете напрасно, торгуетесь только по необходимости, не поступаясь
своими интересами и извлекая максимальную пользу из поражения. И
наконец, вы не боитесь начать все сначала. Как говорит Гамлет Лима Кинтана
в поэме «Без конца»:
«Пусть каждого ожидает его судьба, пусть он сам выбирает пути,
находит свои колодцы, поливает свои посевы, а если поймет, что зашел
не туда, пусть вернется к исходной точке и заново построит дом».
Теперь, когда вы прошли путь и вернулись обратно, стали свидетелями
нескольких катастроф и падений, случившихся вследствие допущенных вами
ошибок, когда вы решились заново построить дом, Я вам остается сделать
всего один шаг — последний, основной, возможно, решающий в этом списке.
Этот шаг можно сформулировать по-разному. Я предпочитаю
следующую формулировку: научиться верить в конечный результат.
Несомненно, вера в собственные способности, таланты и возможности
является большим подспорьем в достижении любых целей. А если еще
попытаться создать вокруг себя атмосферу доверия, делать ставку на
собственные силы, станет гораздо легче.
Вероятно, не все способны реализовать свои самые дерзкие планы. Но
я верю, что любой человек может добиться всего, о чем мечтает, если не
будет торопиться, будет настойчив в достижении желаемого. Главное, чтобы
это было действительно его собственное желание, а не потребности других
людей, «давшие ростки» в его сердце. Говорят, что мы сталкиваемся с
неудачами из-за нашего нетерпения, а не из-за отсутствия реальных
возможностей. Наверное, так оно и есть.
Когда у далай-ламы спрашивают, что будет с той частью Тибета, которая
находится под иностранным господством, великий учитель отвечает: «Они
знают, что поступают неправильно. Рано или поздно они поймут, что эта
земля — не их собственность, и возвратят ее народу. Нам известно, что это
может произойти через тысячу лет, но мы не торопимся. Нас утешает мысль,
что это все равно должно случиться».
Однако мы западные люди и не можем ждать веками. Мы должны
вмешаться, подтолкнуть, изменить направление, сделать, как удобнее нам.
Мы должны ощущать себя исполнителями космической воли, по крайней
мере частично. И это неплохо.
Все, что происходит в мире, хорошее или дурное, несет в себе долю
нашего участия: Изредка — основную, иногда — минимальную, но все-таки
участия. Нельзя недооценивать влияние человека на события. Признать нашу
причастность ко всему — это научиться не разделять мечту и позицию,
желание и проект, необходимость и действия, заслуги и работу, терпение и
решимость никогда не сворачивать с избранного курса, упорство и
креативность.
Помните историю о соискателе № 94, которую я рассказал в главе 9? А
вот еще одна на ту же тему...
Легендарный Боб Хоуп рассказывал, что с детства мечтал о кино. Быть
юмористом, успешным и признанным, серьезное достижение, но он мечтал
о «большом экране».
Однажды один из верящих в него людей добыл Хоупу небольшую роль
на студии «Уорнер Бразерс». Юморист должен был произнести всего две
фразы, появляясь в кадре на 52 секунды, большую часть из которых стоял
спиной. Но для Боба эта роль была исполнением самых честолюбивых
планов. Он был счастлив. Как же сделать, чтобы его пригласили снова?
Несколько недель Хоуп ждал нового контракта, но чудо не произошло.
Кино — это, конечно, хорошо, но ему нужно было как-то зарабатывать на
жизнь; он не мог просто ждать, когда судьба постучится в его дверь. Поэтому
Хоуп согласился на турне по всем клубам Соединенных Штатов в качестве
юмориста.
Он все время думал, как бы привлечь внимание менеджеров по
кастингу киностудии. Вдруг Хоупу пришла в голову одна идея. В каждом
городе, где он выступал на гастролях, юморист заходил на местную почту и
отправлял два или три письма в «Уорнер Бразерс». Содержание их было
примерно одинаковым: «Я видел такой-то фильм и пришел в восхищение.
Кто этот юноша, который появляется в конце фильма? Из него получится
хороший актер. Мы с друзьями хотели бы увидеть его в одной из следующих
картин». Письма он подписывал первым попавшимся именем. Так неделю за
неделей актер приводил в исполнение свой план.
По словам Хоупа, он потратил на марки большую часть своих гонораров
за выступления, но он считал их не затратами, а капиталовложениями.
Его усилия и его блестящий план окупились. Через три месяца, когда
юморист объехал уже больше сорока городов и отправил более сотни писем,
его пригласили сняться в следующем фильме кинокомпании.
В день подписания контракта Хоуп, пытаясь оценить эффективность
своей стратегии, бросил вскользь: «Что заставило вас подумать о моей
кандидатуре?» На что один из братьев Уорнер ответил: «Человек, столько
путешествующий и тратящий столько денег на придумывание новых имен и
отправку писем, заслуживает, чтобы ему дали шанс».
Прошло десять лет с тех пор, как заметки, которые я писал для себя и
пациентов, впервые превратились в «Письма Клаудии», мою первую книгу. С
тех пор она переиздавалась двадцать восемь раз, и ее читали во всем
испаноязычном мире.
Иногда меня спрашивают: «Какую из своих книг вы любите больше
всего?»
И я отвечаю (истинную правду!), что я люблю все свои издания, но
предпочтение отдаю двум: первому и последнему. Так думают многие
писатели. Просто невозможно забыть свой восторг, когда ко мне домой, где
собралась вся семья, доставили авторские экземпляры «Писем Клаудии».
Семьсот пятьдесят страниц, отпечатанных на старенькой «Оливетти»,
ксерокопированных в типографии на углу и безобразно склеенных перед тем,
как надеть на них обложку из неистово-розового картона с размытыми
черными буквами.
Я не горел желанием издать свою книгу в таком виде...
До этого я попытался предложить ее трем издательствам,
специализировавшимся на выпуске и продаже в Буэнос-Айресе книг по
психологии и поведению человека. В каждом я оставил копию полного
текста, страницы которого были написаны от руки и скреплены степлером.
Каждое издательство отреагировало по-своему. В первом рукопись
даже не захотели прочитать. Во втором у меня даже состоялся разговор с
заведующим, который посмотрел на меня и сказал мне в очень столичной
манере:

Послушай, малыш (мне было тогда тридцать два года), есть две
вещи, на которые в Аргентине нет никакого спроса: книги по психологии и
книги поэзии. Если ты когда-нибудь захочешь, чтобы твои книги продавались,
напиши о чем-нибудь другом.
Много лет спустя я узнал, что он сам был поэтом...
В третьем издательстве, самом специализированном, очень долго
смеялись и, возвращая мне рукопись, спросили, «действительно ли я думаю,
что это может кого-то заинтересовать».

Не знаю, - ответил я и объяснил, что меня подвигли написать
книгу мои пациенты. По их мнению, мои советы помогли им самим и их
знакомым, с которыми они поделились.
Тут редактор издательства опять рассмеялся и с радостью рассказал о
сотнях поступающих к ним рукописей. И о том, что в издательство ежедневно
приходит более дюжины кандидатов в писатели с оригиналом произведения,
без которого, по их мнению, человечество просто не может обойтись, потому
что их родственники и друзья, прочитав его, внушили им мысль об их
гениальности...
Я почувствовал, насколько бесполезно объяснять редактору, что я не
принадлежу к этой категории, так как сам сомневаюсь, что мои записи
понадобятся кому-нибудь кроме моих пациентов.
Эти встречи меня многому научили. Я понял, что не все располагают
временем и желанием узнать, чем
занимаются другие и как они это делают. Осознал, что собственные
разочарования снижают способность анализировать происходящее с
другими людьми. Признал, что предрассудки власть имущих могут
1помешать пробуждению остальных. А также осмыслил, что всему свое
время, и научился смирять собственное нетерпение.
С тех пор в моей личной и профессиональной жизни случилось многое.
Ко мне пришли слава и почет, я достиг больших профессиональных успехов,
произошли серьезные изменения в моем подходе к теоретическим и
практическим сторонам психотерапевтической деятельности. Слишком много
перемен, и все они очень приятные. Эти изменения со временем вступили
во взаимодействие е моими убеждениями и с доверием, оказанным мне
людьми, которые помогли мне в конечном счете стать тем, кто я есть.
Послушайте еще одну, последнюю сказку… Несколько лет назад, гуляя
по сказочно красивым пляжам Балеарских островов, я остановился поболтать
с одним старым рыбаком, расставлявшим сети вдоль берега. От него я и
услышал эту историю, случившуюся, по словам местного старожила, на
одном из этих островов.
Когда-то грузовые суда, ходившие по Средиземному морю от Кадиса
до Стамбула, бросали якорь в портовых городах Балеарских островов. И
пока разгружали товары и пополняли запасы всем необходимым для
дальнейшего плавания, моряки совершали один и тот же ритуал.
Они получали причитающиеся им деньги и спешили в таверну, чтобы
спустить всё до последнего цента на вино и женщин. Когда два или три дня
спустя деньги заканчивались, моряки возвращались на свои корабли,
пресыщенные вином и пьяные от секса, чтобы отоспаться, пока судно не
выйдет в море.
Однажды по дороге в таверну два моряка проходили по старому
деревянному мосту над рекой. Их корабль зашел в порт ранним утром, и
большинство их товарищей уже сидели в тавернах города.
Внезапно младший из друзей остановился, глядя поверх перил моста
на берег реки.
— Ты чего встал? — спросил старший.
— Пойди сюда, — сказал ему молодой. — Посмотри, разве она не
красавица?
Второй поглядел вниз и увидел крестьянку, стиравшую белье на
берегу. Он подумал, что речь не о ней, потому что ему никогда не пришло
бы в голову назвать прачку красивой. Любая женщина, выглядевшая
старше двадцати пяти, казалась ему старухой.

О ком ты?

Об этой женщине, которая стирает белье. Разве ты не видишь?

Вижу. Но не понимаю, что красивого ты в ней нашел. Послушай,
в таверне нас ждут десятки гораздо более молодых и привлекательных
девушек, которые, я уверен, горят желанием доставить нам удовольствие.
Ну-ка, поторапливайся...

Нет, — сказал тот, что помоложе, — мне нужно поговорить с
ней. Иди один, я приду в таверну позже.

Не слишком задерживайся, — крикнул ему товарищ и пошел по
дороге в деревню с улыбкой на лице, недоуменно покачивая головой по
поводу всего произошедшего.
Моряк спустился на берег и молча сел на траву, в нескольких метрах
позади девушки, не осмеливаясь заговорить с ней.
Прачка закончила свою работу где-то через полчаса а затем
поднялась на ноги, чтобы отнести домой корзину с чистым бельем.

Давай я помогу тебе, — предложил парень, протягивая руки к
корзине.

Почему?

Потому что мне этого хочется, — ответил он.
— Почему? — повторила она.

Потому что я хочу пройтись рядом с тобой, — сказал он
искренне.

Ты не здешний. Мы живем в очень маленькой деревне, и у нас
не принято, чтобы незамужняя женщина гуляла в сопровождении
незнакомца.

Тогда позволь мне донести твою корзину, чтобы познакомиться.
Девушка улыбнулась ему в ответ и пошла в сторону деревни.

Как тебя зовут? — осмелился спросить моряк через десять
минут.

Перламутра— сказала она, не задумываясь.

Перламутр... — повторил он и добавил: — Ты так же прекрасна,
как твое имя.
Три часа спустя парень пришел в таверну и стал искать своего друга
среди моря людей и в клубах дыма, заполнившего помещение.
Когда его глаза привыкли к темноте, он увидел, что друг призывно
машет ему рукой из угла. Две красивые женщины, буквально повисшие у
него на шее, весело смеялись, отчасти из-за его неуклюжих движений,
отчасти из-за наличия в их крови алкоголя, концентрация которого к тому
моменту должна была быть уже довольно высокой.

Еще немного, и ты остался бы без выпивки, — сказал второй
моряк, когда юноша подошел ближе. И, обращаясь к одной из женщин,
прибавил: — Налей, пожалуйста, немного вина моему другу.

Послушай, — попросил юноша, — мне нужна твоя помощь.

О нем речь, дружище, я угощаю!

Ты не понял. Я хочу жениться.

Боже мой! И я тоже. Кого ты предпочитаешь, брюнетку или
рыжую?
Парень легонько встряхнул своего друга, чтобы привлечь его
внимание и тот смог внимательно его выслушать.

Я хочу жениться на Перламутр, девушке, которая стирала белье
у моста. И мне нужна твоя помощь.

Ты слишком долго был в плавании, — ответил его товарищ,
понимая, что это не шутка. — Такое часто случается с новичками. После
трех недель в море они сходят на землю и влюбляются в первую
встречную. Я тебя хорошо понимаю, потому что сам такое пережил. Но
жениться из-за этого — просто безумие...

Может быть, но жизнь — сама по себе безумие. И любовь, и
счастье — тоже. Я не хочу, чтобы ты судил мои поступки, дружище, мне
нужна твоя помощь.
Ближе к вечеру оба моряка, в парадной форме, постучали в дверь
дома Перламутр. По обычаям острова претендент должен был прийти в
дом невесты со сватом, чтобы попросить у отца руки дочери. Отец
определял размер выкупа, и если они договаривались, то назначали дату
свадьбы.
— Ты уверен, что тебе это нужно? — спросил новоиспеченный сват.

Больше всего на свете, — ответил жених.
Наконец появился хозяин дома.
Сват вышел вперед и торжественно обратился к нему:

Мой друг поручил мне сопровождать его, чтобы попросить в
жены вашу дочь.

Ах, вашему другу очень повезло, что он женится на одной из
моих дочерей. Думаю, вы пришли за Анной. Она на самом деле
редкостный алмаз.

Мы...

Хотя ей всего восемнадцать, она уже настоящая женщина, —
продолжал хозяин дома, не слушая собеседника. — Мы всегда знали, что
она первая покинет отчий дом. Она не только красавица, но и прекрасная
хозяйка, хорошо сложена и обладает отменным здоровьем. Ни разу не
болела. Как ты сам понимаешь, нам будет очень тяжело отпустить ее к
твоему другу, но, по всему видно, вы хорошие люди. Я отдам ее тебе за
двадцать коров.

Дело в том...

Нет, нет. Ни одной меньше. Анна того стоит.
— Я все понимаю, — сказал друг жениха, — но Анна тут ни при
чем.

О! Какая приятная неожиданность, — обрадовался отец. — А я
уже начал думать, что не осталось парней, способных оценить ум девушки.
Рубин — самая умная из трех моих дочерей. Хотя, надо признать, ее фигура
не так хороша, как у младшей сестры, но она компенсирует это блестящим
интеллектом. Она проницательная спутница и верная подруга. Не
сомневаюсь, что из нее получится прекрасная мать. Лично вам я могу
отдать ее за тринадцать коров. И не сомневайтесь, это очень хорошая цена.

Я очень вам благодарен, сеньор, но мой друг просит в жены
вашу дочь Перламутр.
Отец семейства вовремя опомнился, но гримаса удивления и
недоверия все же промелькнула на его лице.

Перламутр? — пробормотал он. — Разумеется, Перламутр.

Да, Перламутр.

Мне кажется... — глава семьи безуспешно пытался подобрать
нужное слово. — Превосходно! сказал он наконец. — Только умный и
добрый человек способен разглядеть скрытую красоту женщины. Вам еще
нужно многому учиться, но вы открыты для новых знаний. Это прекрасная
возможность приобрести хорошую жену по хорошей цене. И поскольку она
старшая из сестер, я отдам ее за семь коров... Может, даже за шесть... но не
меньше.

Сеньор, — обратился к нему жених, — я хочу лично
подтвердить вам свое желание жениться на вашей дочери Перламутр. Но у
меня есть одно условие.

Не нужно злоупотреблять расположением своего будущего
тестя, дорогой мой. То, что Перламутр немного прихрамывает, не имеет
никакого значения. За шесть коров на острове вообще ничего не купишь.
— Именно поэтому, сказал юноша, я хочу взять Перламутр в жены,
но я хочу отдать за нее двадцать коров, как за лучшую из твоих дочерей.

Что ты такое говоришь? Ты сошел с ума? воскликнул его друг,
пытаясь уберечь его от глупого поступка. — Он же обещал отдать тебе ее за
шесть. К тому же она хромая. Почему ты собираешься заплатить за нее
больше, чем она стоит?

Потому что я думаю, что Перламутр ничем не хуже своей
молодой и красивой сестры.

По рукам. Двадцать коров, — поспешил сказать отец. И
добавил, опасаясь, что жених передумает: — Только чтобы свадьба была
как можно скорее!
На том и расстались. Один из моряков вернулся на корабль, а другой
остался на острове.
Только через пять лет судьба привела бывшего свата на острова, и,
едва сойдя на берег, он не мог ни о чем думать, кроме как о своем друге.
Как сложилась его жизнь? Женился ли он? Сколько продлился его брак?
Живет ли он до сих пор на острове?
Моряк стал спрашивать у каждого встречного о юноше, женатом на
дочке местного жителя, и узнал, что его товарищ живет в маленьком
доме, который он построил своими руками на вершине горы. И если пойти по
западному склону, через полчаса можно добраться до этого уединенного
жилья.
Моряк был полон сил и мог бы преодолеть путь быстрее, но его
задержала странная процессия, встретившаяся у подножия горы. Десятки
мужчин и женщин шли вниз, в деревню. Они несли в паланкине
удивительной красоты женщину, осыпая ее лепестками цветов и распевая
в ее честь хвалебные песни. Казалось, от нее исходит сияние. И
действительно, пройдя рядом с ней, моряк почувствовал себя лучше.
Улыбаясь всем, красавица протягивала руку для приветствия тем, кто
приближался, чтобы дотронуться до нее.
Путник едва сдержался, чтобы не присоединиться к процессии и не
поучаствовать в этом необычном ритуале, но потом все же решил
добраться до указанного ему дома. Все вокруг было таким опрятным и
ухоженным, что моряк впервые задумался, что пора бы и ему
остепениться.
Он постучал в дверь, и старый товарищ сразу открыл ему.

Дорогой друг! — воскликнул он. — Вот так сюрприз! Когда вы
пришли в порт?

Сегодня утром. Я пошел к тебе, как только очутился на берегу.
Как поживаешь?

Ты сам видишь. Прекрасно, я очень счастлив.

Я так рад за тебя. А как твоя жена? — спросил он с опаской.

Как жаль, что жены нет дома. Сегодня день ее рождения, и
деревенские жители забрали ее с собой, чтобы устроить праздник в ее
честь. Они так ее любят и поклоняются ей, как святой. Процессия, должно
быть, встретилась на твоем пути.

Ах, да. Но откуда мне было знать, что это твоя жена? Я даже не
был в курсе, что ты снова женился.

Как это снова женился? Что ты такое говоришь? Я женат на
девушке по имени Перламутр, которую ты мне сосватал.

Ты хочешь сказать, что это Перламутр несли в паланкине в
деревню? Это не могла быть она!

Почему же?

Прости меня, дружище, но я был с ней знаком. Пять лет назад
Перламутр выглядела намного старше, чем сегодняшняя девушка. Кроме
того, в паланкине сидела красавица, а твоя жена...

Да, она не была такой красавицей, как сейчас. Но стала.

Как же это случилось?

Не знаю. Возможно, все дело в выкупе.

В чем? Не понимаю.

Я отдал за нее выкуп в двадцать коров, который обычно брали
за самых красивых, нежных и чудесных женщин. Я и обращался с женой,
как с женщиной, стоящей двадцать коров, и помог ей понять, что она такой
и была. Может быть, поэтому Перламутр превратилась в ту удивительную
красавицу и прекрасную жену, которую ты видел сегодня.
Сущность последнего шага состоит в том, что, несмотря на трудности,
осознавая все возможные осложнения и риски, а также превозмогая боль
оттого, что не все удается, вы не должны сомневаться в конечном результате.
Он будет именно таким, какой вам нужен.
Лично я убежден, что на любом пути последний шаг никогда не
делается случайно. Иначе складывается неприятное впечатление, что все
предыдущее было ни к чему, если ошибешься в этот последний момент.
Для меня двадцатый шаг это дверь, за которой можно оставить свое
прошлое. Это надежный пропуск в будущее.
В самых сложных обстоятельствах, когда кажется, что вы сбились с пути,
уверенность в конечном результате — именно то, что поможет восстановить
силы для работы и придаст смелости. Этот шаг нужен всем, чтобы оценить
пройденный путь и продолжить борьбу за свои идеалы. А значит, хотеть,
добиваться и идти вперед.