Вы находитесь на странице: 1из 183

СЕ ЯХОНТОВ

КАТЕГОРИЯ ГУ1АГОУ1А
В КИТАЙСКОМ ЯЗЫКЕ

И 'Л I. \Т F. Я bCT ho
, I € Н И Н Г !> Л Д 'v v • •i О У г ( »1 i S f, (••
ЛЕНИНГРАДСКИЙ ОРДЕНА ЛЕНИНА ГОСУДАРСТВЕН
УНИВЕРСИТЕТ имени А. А. ЖДАНОВА *

С. Е. ЯХОНТОВ

10Ш:

КАТЕГОРИЯ ГЛАГОЛА
В КИТАЙСКОМ ЯЗЫК!

ИЗДАТЕЛЬСТВО
ЛЕНИНГРАДСКОГО УНИВЕРСИТЕТА
1957
Печатается по постановлению
Реакционно-издательского совета
Ленинградского университета

Монография .Категория глагола в китайском языке*


посвящена одному из важных вопросов грамматики совре-
менного китайского языка. В ней исследуются синтакси-
ческие свойства отдельных групп глаголов в китайском
языке (сочетаемость глаголов с различными типами до-
полнений), а также грамматические категории и формы
китайского глагола — категории вида, времени и некото-
рые другие.
Книга рассчитана на студентов старших курсов, аспи-
рантов и преподавателей, занимающихся китайским языком,
а также на специалистов по общему языкознанию, инте-
ресующихся грамматическим строем этого языка.

Ответственный редактор
Н. А. Петров

В ш,I.К.Киввмии
S ДЕРЖАВНА s
f».-'

ПРЕДИСЛОВИЕ
Известно, какое большое значение имеет' для китайского
языкознания вопрос о частях речи в китайском языке. Среди
обширной литературы, посвященной этому вопросу, особого
внимания заслуживает монография А. А. Драгунова/ где, в от-
личие от других работ на ту же тему, не только рассматри-
ваются общие критерии для разграничения частей речи, но и
дается описание свойств отдельных частей речи. В настоящее
время большинство ученых, занимающихся изучением китай-
ского языка, признаёт существование в нем частей речи. Одна-
ко подробных монографических исследований, посвященных од-
ной какой-нибудь части речи, насколько известно автору, до
сих пор не было. Из всех частей речи такого описания в осо-
бенности заслуживает китайский глагол, так как он обладает2
наибольшим разнообразием грамматических категорий и форм.
Описание глагола в китайском языке и является предметом
настоящей книги.
Специальных работ о китайском глаголе или отдельных его
формах очень немного; но в каждой грамматике китайского
языка существует раздел, посвященный глаголу, его грамма-
тическим формам и категориям.
Первая грамматика
3
китайского языка была издана в 1703 г.
в Кантоне. В4 Европе первой китайской грамматикой была
книга Байера, изданная в Петербурге в 1730 г. В обеих этих
книгах, так же как и в нескольких других, последовавших за
ними, дается только перевод грамматических форм европей-
ских языков (обычно латинского) на китайский язык. В настоя-
1
А. А. Д р а г у н о в . Исследования по грамматике современного ки-
тайского
2
языка. I. Части речи. Изд. АН СССР, М. — Л., 1952.
Обзор грамматических категорий китайского глагола и способов их
выражения можно найти в статье Юй Миня „Ханьюй дунцы ды синтай*
(.Формы
3
китайского глагола"), „Юйвэнь сюэси", 1954, № 4, стр. 43—51.
4
F r a n c i s c o V a r o . Arte de la lengua mandarina. Canton, 1703.
B a y e r . Museum Sinicum. SPb, 1730.
iiU'R н|"• мн Lnn грамматики представляют интерес только для
истории имукн.
С мирной половины XIX в. во многих странах Европы вво-
дится преподавание китайского языка в университетах и дру-
гих учебных заведениях. Тогда же были созданы первые на-
учные грамматики китайского 1
языка. Так, в 1822 г. во Франции
вышла книга Абель-Ремюза. Автор ее никогда не был в Китае
и изучал китайский язык только по книгам, поэтому в издан-
ной им грамматике он рассматривает только книжный китайский
язык (древнекитайский, а также средневековый — язык старых
романов и пьес). Эта грамматика в основном также построена
по образцу латинской; однако в ней впервые придается боль-
шое значение описанию правил порядка слов.
В 1835 г. в России
2
вышла китайская грамматика Н. Я. Би-
чурина (Иакинфа). Бичурин, в отличие от Ремюза, прекрасно
владел устной китайской речью, но считал, что грамматика
должна ограничиваться описанием письменного языка, разго-
ворный же язык не подчиняется грамматическим нормам. Исхо-
дя из этого неправильного представления, Бичурин в своей
книге исследовал тоже только язык письменных памятников
(т. е. древний и средневековый), а не современную ему уст-
ную речь. Бичурин первый рассмотрел в своей книге грамма-
тические взгляды китайских ученых; в частности, он ознакомил
европейскую науку с делением слов китайского языка на пол-
ные (т. е. знаменательные) и пустые (служебные).
Изучение современного разговорного китайского языка в
Западной Европе и в России в течение долгого времени пре-
следовало узко практические цели. В середине и в конце XIX в.
появилось немало грамматик, учебников и самоучителей ки-
тайского языка. Авторами их по большей части были не уче-
ные-языковеды, а миссионеры, дипломаты, коммерсанты. В этих
работах, как правило, рассматривается не книжный, а живой
разговорный язык, нередко даже какой-нибудь местный диа-
лект. Они часто содержат интересные соображения частного
характера, но не дают общего представления о строе языка
и не исследуют серьезных теоретических проблем, поэтому да-
ют мало нового для китайского языкознания как науки.
Среди практических 3 грамматик 4 этого рода5 следует отме-6
тить работы К. Матира, К. Арендта, Л. Вигера и П. Шмидта .
1
2
A b el-Re га u sa t. Elements de la grammaire chinoise. Paris, 1822.
X а н ь - в ы нь-ци-мын. Китайская грамматика, сочиненная монахом
Иакинфом. СПб., 1835.
3
С. W. M a t е е г. A Course of Mandarin Lessons, Based on Idiom. Shang-
li.ii, 1892. Revised 1906.
4
С. А г е n d t. Einfiihrung in die nordchinesische Umgangssprache. Stutt-
К'ш I — Berlin, 1894.
*n L. W i e g e r . Chinois parle. 1895. Troisieme edition refondue — 1912.
II. Ш м и д т . Опыт мандаринской грамматики. Владивосток, 1902, Изд.
-'-г, Ш15.
Все они построены в общем по одному и тому же плану: книга
разделена на большое число параграфов или уроков, в каждом
из которых рассматривается какое-нибудь одно грамматическое
явление или функции какого-нибудь одного служебного сло-
ва, обычно без всякой связи с другими вопросами грамматики.
В качестве иллюстрации приводится большое количество при-
меров. Порядок изложения часто случаен. Эти работы ценны,
главным образом, тем, что в них собран и определенным обра-
зом систематизирован большой языковой материал. П. Шмидт
предпослал своему „Опыту мандаринской грамматики" научное
введение, однако вопросам грамматического строя китайского
языка в нем отведено всего пять страниц.
Ученые-филологи в Европе долгое время интересовались
только грамматикой древнекитайского языка. Ей 1были посвя-
щены, 2 в частности, большие работы С. Жюльена и Г. Габе-
ленца. Оба автора отрицают существование морфологии в ки-
тайском языке. Подчеркивая это, Жюльен назвал свою книгу
не „Грамматикой", а „Синтаксисом".
Китайские ученые сравнительно поздно начали системати-
ческое изучение грамматики своего языка. В старом Китае
грамматика вообще не существовала как особая наука; ее за-
меняли словари служебных слов и частиц, встречающихся в
произведениях классической китайской литературы. Примером
такого словаря может послужить книга Ван Инь-чжи,8 на ма-
териалах которой в значительной своей части построен „Син-
таксис" Жюльена.
Первой настоящей грамматикой древнекитайского языка,
написанной китайцем для китайцев, был „Вэнь тун" 4 (Объясне-
ние [правил] письменного языка) Ма Цзянь-чжуна, изданный
в 1898 г. Считая, что грамматические категории в общем оди-
наковы во всех языках, Ма Цзянь-чжун построил свою книгу
по образцу школьных грамматик латинского языка и дру-
гих языков Европы; поэтому иногда он приписывает ки-
тайскому языку такие категории, которых в нем в действитель-
ности нет. В то же время автор „Вэнь туна" широко исполь-
зовал и развивал достижения классической китайской филоло-
гии в области описания значений служебных слов.
Более или менее подробное научное исследование грамма-
тики современного китайского языка начинается только в XX в.
1
Stanislas J u l i e п. Syntaxe nouvelle de la langue chinolse. Paris,
1869-1870.
2
Georg von der G a b e l e n t z . Chinesische Grammatik mit Ausschlufi des
niederen
3
Stils und der heutigen Umgangssprache. Leipzig, 1881.
В а н И н ь - ч ж и . Цзия чжуань ши цы (Объяснение слов, встречаю-
щихся в классических книгах и комментариях к ним). 1798. Современное из-
дание:
4
Шанхай, 1956.
Ма Ц з я н ь - ч ж у н . Ма ши вэнь тун (Объяснение [правил] письмен-
ного языка, господина Ма). 1898. Современное издание с исправлениями и
примечаниями Чжан Си-чэня: Ма ши вэнь тун цзяо чжу. Шанхай, 1954.
И 19И г. пи шла грамматика М. Курана,1 в которой рассматри-
вается только современный китайский разговорный язык. Автор
ее находился под влиянием уже упоминавшейся книги Жюль-
ена и других работ, посвященных древнекитайскому языку,
и поэтому многие теоретические положения этих работ меха-
нически перенес на современный язык. Куран считал, что ки-
тайское слово не имеет форм и, взятое вне контекста, не при-
надлежит ни к какой определенной грамматической категории;
раз в китайском языке нет форм спряжения, то, следователь-
но, нет и глагола. Эти же мысли позднее развивал 2
в своих
статьях другой французский синолог — А. Масперо. Он утвер-
ждал, что в китайском языке каждый слог представляет собой
отдельное слово, что в нем не существует ни словоизменения,
ни словообразования и есть всего лишь две-три грамматиче-
ские категории, выражающиеся порядком слов. В работах этих
двух ученых есть интересные соображения по отдельным част-
ным вопросам (например, описание видов китайского глагола
у Масперо), но в целом к их теориям надо подходить с боль-
шой осторожностью.3 В СССР они получили распространение
главным образом среди людей, только поверхностно знакомых
с китайским языком — например,
4
среди некоторых специалистов
по общему языкознанию.
В это же время в Европе продолжали появляться и различ-
ные практические пособия для изучения китайского языка.
Среди них необходимо
5
отметить книгу бельгийского миссио-
нера Ж. Мюлли, изучавшего диалекты провинции Жэхэ. Как
и те практические грамматики, о которых говорилось выше,
книга Ж. Мюлли интересна прежде всего приведенным в ней
обширным фактическим материалом.
В самом Китае после „движения 4 мая" (1919 г.) современ-
ный литературный язык (байхуа) получил всеобщее признание
в прессе, в школе, в художественной литературе и в других
областях общественной жизни. В связи с этим началось уси-
ленное изучение его китайскими языковедами. Из грамматиче-
ских работ, написанных в это время, наиболее известна
6
неод-
нократно переиздававшаяся книга Ли Цзинь-си. Она имеет
1
М. C o u r a n t . Grammaire de la langue chinoise parlee. Paris, 1914.
2
H. M a s p e r o . La langue chinoise. Conferences de l'lnstitut de lingui-
stique de l'Universite de Paris. Annee 1933, Paris, 1934; H. M a s p e r o . Les
langues de rExtreme-Orient. Le Chinois. Encyclopedic Franchise, I, pp. 1-40-2
—1-40-6,
8
Г939.
Критику взглядов Масперо см. у А. А. Драгунова („Исследования по
грамматике
4
современного китайского языка*, стр. 16—17).
См., напр.: А. С. Чи к о б а в а. Введение в языкознание, ч. I, M., 1952,
стр. 5 183.
Jos. M u l l i e . Het chineesch Taaleigen. 1930 —1933. Английский пере-
вод: Jos. M u l l i e . The Structural Principles of the Chinese Language. Peip'ing,
1932 - 1937.
" Л и Ц з и н ь - с и . Синь чжу гоюй вэньфа (Новая грамматика националь-
ного языка). 1924; изд. 20-е — 1954.
нечто общее с грамматикой Ма Цзянь-чжуна; большое влия-
ние на нее оказала школьная грамматика английского языка.
Однако после временного поражения китайской революции
в 1927 г., в годы господства гоминьдановской реакции, инте-
рес к современному языку в Китае снова на некоторое время
ослабел. В 1927 — 1936 гг. было издано несколько работ по
грамматике древнекитайского языка, но все они мало инте-
ресны и по своему научному уровню, пожалуй, даже ниже
книги Ма Цзянь-чжуна.
В Советском Союзе современному китайскому языку всег-
да уделялось гораздо больше внимания, чем древнекитайско-
му; при этом современный китайский язык изучался не только
с практической, но и с научной целью. Первая в СССР науч-
ная грамматика была написана А. И. Ивановым и Е. Д. Поли-
вановым в 1930 г.1 (теоретическая часть в ней принадлежит
Е. Д. Поливанову). Эга книга была еще во многом несовер-
шенна. Е. Д. Поливанов считал, что в китайском языке не су-
ществует принципиального различия между морфологией и син-
таксисом; всякое сочетание морфем, даже если оно соответ-
ствовало целому предложению, он рассматривал как инкорпо-
рацию, т. е. как сложное слово. С этим его положением нель-
зя согласиться.
В 30-х годах был опубликован также ряд других работ,
«освященных грамматике китайского языка или отдельным ее
вопросам.2 В 1940 г. вышла большая монография А. А. Дра-
гунова, где рассматриваются некоторые глагольные категории
дунганского 3языка, а также соответствующие категории китай-
ского языка. Другая важная работа А. А. Драгунова—„Грам-
матическая система совр§менного китайского разговорного язы-
ка" (курс лекций, читанных на филологическом факультете
Ленинградского университета в 1937—1939 гг.) осталась нена-
печатанной.4
В Китае современный китайский язык снова начали усилен-
но изучать в последние годы второй мировой войны и в нача-
ле послевоенного периода. В это время были написаны грам-

1 А. И. И в а н о в и Е. Д. П о л и в а н о в . Грамматика современного
китайского языка. М., 1930.
2
A. L u n g xo S. Z h о u. Wenfa chubu giaokoshu (А. А. Д р а г у н о в и
Ч ж о у С у н - ю а н ь . Начальная грамматика китайского языка).Хабаровск—
Владивосток, 1934(несколько раз переиздавалась в Китае); Б. А . В а с и л ь е в
и Ю. К. Щ у ц к и й. Строй китайского!языка. Л., 1936; Е. и А. Д р а г у н о в ы.
Части речи в китайском языке. ,Советское языкознание", 1937, т. 411, стр.
117 — 129; и др.
3
А. Д р а г у н о в . Исследования в области дунганской грамматики. I.
Категория вида и времени в дунганском языке (диалект Ганьсу). Труды
Института Востоковедения, т. XXVII, 1940.
4
Несколько экземпляров этой работы (машинопись) хранятся в библио-
теке Ленинградского университета и служат учебным пособием.
матнки 1 Лю\\ Шу-сяна,1 Ван Ли (Ван Ляо-и),3 Гао Мин-кая,а
а также ряд статей по отдельным вопросам как современной,
так и исторической грамматики китайского языка.
Грамматические исследования этого периода сильно отличают-
ся от книгМа Цзянь-чжуна и Ли Цзинь-си, о которых говорилось
выше. Их авторы уже не берут за образец европейские грам-
матики, а стремятся вскрыть специфические особенности само-
го китайского языка. Они хорошо знакомы с современным за-
падноевропейским и американским общим языкознанием4— с ра-
ботами Л. Блюмфилда, О. Есперсена, Ж. Вандриеса. В их
грамматиках основное внимание обращается на изучение син-
таксиса и отчасти — на значение отдельных служебных и полу-
служебных морфем. Существование морфологии в китайском
языке эти исследователи отрицают (или по крайней мере не
выделяют морфологию как особый раздел в своих книгах);
части речи они рассматривают как чисто смысловые категории
и не считают обязательным указывать объективные критерии
для отнесения того или иного слова к определенной части речи»
В СССР изучению китайской грамматики до 1950 г. боль-
шой вред наносило „новое учение" о языке. Представители
этого направления в языкознании считали флективный тип язы-
ка высшим, наиболее совершенным, а так называемый аморф-
ный (или изолирующий, корневой)—низшим, примитивным. Их
взгляды на китайскую грамматику мало отличались от теорий
западноевропейской буржуазной синологии. Так, академик
И. И. Мещанинов 6решительно отрицал существование глагола6
в-
китайском языке. Другие последователи „нового учения" под-
меняли реально существующие в китайском языке категории
1
Л ю й Ш у-с я н. Чжунго вэньфа яолюэ (Очерк грамматики китайского
письменного языка). Шанхай, 1941; изд. б-е —1953.
2
В а н Л и . Чжунго юйфа лилунь (Теория китайской грамматики). Чун-
цин, 1944—1945. Шанхай, 1946—1947; перепечатана с матриц шанхайского из-
дания в 1955 г.; В а н Л и . Чжунго сяньдай юйфа (Грамматика современно-
го китайского языка). Шанхай, 1947; перепечатана с матриц первого издания
в 1955 г.; В а н Ляо-и, Чжунго юйфа ган'яо (Основы китайской грамма-
тики). 1946; изд. 4-е—1951. Русский перевод: В а н Л я о - и . Основы китайской
грамматики. М., 1954.
3
Г а о М и н-к а й. Ханьюй юйфа лунь (Грамматика китайского языка).
Шанхай, 1948; изд. 2-е—1951.
4
Впрочем, влияние европейской лингвистики на китайские грамматиче-
ские работы часто было весьма поверхностным. Примером могут послужить
.Основы китайской грамматики" Ван Ляо-и. В этой книге главы IV и V, где
излагаются теории Блюмфилда и Есперсена в применении к китайскому
языку, очень слабо связаны с остальной ее частью.
б И. И. М е щ а н и н о в . Глагол. М.—Л.. 1949, стр. 22 — 27.
6 Н. Н. К о р о т к о в. Проблема частей речи и генезис наречий с суф-
фиксом „жань" в китайском языке. Труды Московского Института востоко-
ведения, 1946, вып. 3, стр. 181—202; И. М . О ш а н и н . О понятийных кате-
гориях китайского глагола. Труды Военного института иностранных языков,
1945, № 1, стр. 41—46. И. О ш а н и н . О частях речи в китайском языке»
Там же, 1947, № 3, стр. 77—92.
вымышленными, будто бы находящимися где-то вне языка „по-
нятийными* категориями, в ряде случаев прямо искажая язы-
ковые факты и подгоняя их под свои „понятийные" схемы^
Подобные „методы" исследования лишаюг эти работы какой
бы то ни было научной ценности.
Только после лингвистической дискуссии 1950 г. изучение
китайского языка в нашей стране снова начало быстро разви-
ваться. Был опубликован ряд исследований, освещающих с
марксистских позиций важные проблемы китайского языкозна-
ния, в том числе уже упоминавшаяся монография А. А. Дра-
гунова, посвященная проблеме частей речи в китайском языке,
а также1 учебник китайского языка под редакцией Н. Н. Ко-
роткова, в котором много места уделено вопросам граммати-
ки. На русский язык была переведена, с примечаниями
А. А. Драгунова, одна из грамматических работ проф. Ван Ляо-и2,,
и, таким образом, советский читатель впервые познакомился
с китайской грамматической литературой.
Огромную работу по изучению языка своей страны ведут
сейчас языковеды Китайской Народной Республики. Известно,
что в КНР большое внимание обращается на популяризацию-
грамматических знаний. За последнее время было издано не-
сколько грамматик, рассчитанных не только на специалистов,
но и на более или менее широкий круг читателей. Наиболь-
шее распространение из них получили „Лекции по грамматике
и стилистике* Люй Шу-сяна и Чжу Дэ-си.3 Очень интересна
грамматика, составленная коллективом отделения грамматики Ин-
ститута языка АН КНР 4 , которая печаталась журналом „Чжунго-
юйвэнь*; правда, фактически в ней рассматриваются только вопро-
сы синтаксиса. Статьи по отдельным вопросам грамматического
строя китайского языка непрерывно публикуются в нескольких
китайских лингвистических, филологических и педагогических,
журналах. По отдельным узловым проблемам грамматики
были проведены дискуссии: в 1954 г. о частях речи, в 1955—
1956 гг. о подлежащем и дополнении.
Китайский язык изучается и в европейских странах народ-
ной демократии. В частности, в Чехословакии проф. Прушек
опубликовал несколько лингвистических статей, в том числе5
одну, посвященную глагольным категориям китайского языка.
1
Б. И с а е н к о, Н. К о р о т к о е , И. С о в е т о в-Ч э н ь. Учебник китай-
ского языка, под ред. Н. Н. Короткова. М, 1954.
2
3
В а н Л я о-и. Основы китайской грамматики. М., 1954.
Л ю й Ш у-с я н, Ч ж у Д з-с и. Юйфа сюцы цзянхуа (Лекции по
грамматике и стилистике). „Жэньминь жибао", 6 июня—5 декабря 1951 г.;
отдельное
4
издание — 1952 г.
Чжунго Кэсюэюань Юйянь Яньцзюсо юйфа сяоцзу. Юйфа цзянхуа (От-
деление грамматики Института языка Академии наук Китая. Лекции по-
грамматике).
6
„Чжунго юйвэнь", № 1 — 17 (июль 1952 г. — ноябрь 1953 г.),
J. P r u S e k . Quelques remarques sur les aspects en chinois. Archiv
Orientalm, 1950, v. XVIII, № 1—2, str. 408 — 430.
Щ.чтрго краткого обзора видно, что ряд исследователей
кигппского языка склонен отрицать существование в нем ча-
стом речи, форм слова, морфологии и даже грамматических
кптггории вообще. Авторы других работ по китайской грамма-
тмм' ищут в ней категории других языков (английского, ла-
тинского) или вымышленные „понятийные" категории. Работы
лих китаеведов представляют для нас сравнительно малый
интерес. Наиболее ценны для нас те исследования, в которых
не только перечисляются грамматические категории китайско-
го языка, но и приводятся лингвистические доказательства
существования этих категорий.
Существование в китайском языке частей речи, в том чис-
ле и глагола, в настоящее время можно, по-видимому, считать
доказанным, поэтому в настоящей работе этот вопрос не бу-
дет специально разбираться. Мнения же отдельных исследова-
телей по частным вопросам, касающимся китайского глагола,
будут рассмотрены в соответствующих главах.
В главе, посвященной грамматическим категориям глагола,
речь будет идти, главным образом, о глаголе-сказуемом и от-
части — о глаголе-обстоятельстве (глагол в функции обстоя-
тельства, или определения к сказуемому, стоит вместе с зави-
сящими от него словами перед сказуемым и обозначает дей-
ствие, сопутствующее другому действию; таким образом, он при-
близительно соответствует русскому деепричастию). Китайский
глагол может получать после себя частицу ды (если после
глагола стоят какие-нибудь зависящие от него слова, эта час-
тица присоединяется к последнему из них, а не к самому гла-
голу), и тогда он употребляется в функции определения, под-
лежащего, именной части сказуемого и т. п. Однако грамма-
тические особенности глагола, оформленного частицей ды, мы
оставляем в стороне.
В настоящей книге рассматриваются факты современного
китайского языка. Под „китайским языком" (без уточняющих
определений) в дальнейшем везде будет пониматься современ-
ный китайский литературный язык (байхуа) и лежащие в его
основе северные диалекты.
Литературный китайский язык допускает различные стили-
стические варианты. Среди них прежде всего следует различать
разговорную и книжную речь. Разговорная речь употребляется
в быту, а также широко используется в художественной ли-
тературе; книжная речь употребляется в произведениях
научной и публицистической литературы, отчасти в худо-
жественной литературе, а также в монологической речи (на-
пример, в докладах) и в официальной обстановке. В феодаль-
ном Китае в качестве книжного языка использовался несколь-
ко видоизмененный древнекитайский язык — вэньянь, поэтому
между книжным и разговорным языком существовало очень
большое расхождение. В настоящее время книжный и разго-
1!)
ворный китайский язык — это лишь стилистические |&к^Йта1н'ш
одного и того же современного китайского языка. Различие
между ними состоит прежде всего в лексике; в частности,
книжная речь использует почти исключительно двусложные
слова, в то время как в разговорной речи односложные слова
если не преобладают, то во всяком случае составляют очень
значительный процент (в том и в другом случае я имею в виду
слова в их основной форме, без словоизменительных аффик-
сов). Кроме того, в книжной речи встречается довольно мно-
го заимствований из старого литературного языка (вэньяня).
Предложения книжной речи часто бывают сложны и громозд-
ки по структуре, поэтому приводимые в книге примеры заим-
ствуются преимущественно из разговорной речи (точнее, из
художественной литературы, использующей разговорную речь).
В отдельных случаях для объяснения некоторых граммати-
ческих явлений в книге привлекается материал средневеково-
го китайского языка, а отчасти также древнекитайского и со-
временных китайских диалектов. Для средневекового китай-
ского языка примеры взяты из романа Ши Най-аня „Шуи ху
чжуань" (XIV в.), а также из романа Цао Сюэ-циня „Хун лоу
мэн а (XVIII в.); язык последнего уже близок к современному,
но в нем сохраняются и многие грамматические формы, ха-
рактерные для средневекового языка. Средневековые и древ-
некитайские примеры даются в современном произношении.
Глава I
МЕСТО ГЛАГОЛА В СИСТЕМЕ ЧАСТЕЙ РЕЧИ
КИТАЙСКОГО ЯЗЫКА

Вопросы, связанные с системой частей речи китайского язы-


ка, подробно рассмотрены А. А. Драгуновым в „Исследованиях
по грамматике современного китайского языка".
Согласно А. А. Драгунову, глагол в китайском языке не
является единственной частью речи, могущей быть сказуемым
предложения, и не противопоставляется всем остальным ча-
стям речи так резко, как в европейских языках. Бессвязочным
сказуемым в китайском языке, кроме глагола, может быть
также и прилагательное, поэтому глагол объединяется с при-
лагательным в одну более общую категорию — категорию пре-
дикатива (подобно тому, как в русском языке прилагательное
объединяется вместе с существительным, числительным и ме-
стоимением в категорию имени).1
Важнейшие особенности китайского глагола, свойственные
также прилагательному и сближающие эти две части речи
между собой, состоят в следующем:'2
а) как глагол, так и прилагательное в китайском языке мо-
жет быть в предложении сказуемым без связки;
б) как глагол, так и прилагательное свободно соединяется
с различными наречиями, в частности с отрицанием;
в) как глагол, так и прилагательное изменяется по време-
нам, т. е. присоединяет к себе видо-временные аффиксы и дру-
гие видо-временные показатели.
Однако наличие общих признаков у глагола и прилагатель-
ного не означает, что между этими двумя частями речи совер-
шенно отсутствует какое бы то ни было различие. И глагол,
и прилагательное имеют свои собственные грамматические при-
знаки, по которым можно отличить эти две части речи одну
1
А. А. Д р а г у н о в . Исследования пго грамматике современного ки-
тайского
2
языка, стр. 12, 159 и др.
Там же, стр. 159-162.
от другой. На этих признаках следует остановиться $н|
подробнее, поскольку у А. А. Драгунова они недостаточно
четко выделены, причем сделан упор на явлениях, которые
для различения прилагательного и глагола в китайском языке,
может быть, и не наиболее существенны.
Основная особенность, отличающая прилагательное от гла-
гола, состоит в том, что глагол и прилагательное по-разному
ведут себя в функции определения. Неоформленный глагол
может быть в предложении сказуемым, но не определением.
В функции определения он обязательно должен быть оформ-
лен частицей ды. Корень глагола и следующий за ним корень
существительного, соединенные без помощи
1
частицы ды, пред-
ставляют собой единое сложное слово. Напротив, прилагатель-
ное вполне может быть употреблено
2
как неоформленное опре-
деление к существительному. Тогда оно внешне ничем 8
не от-
личается от существительного в той же функции. Сравним
следующие группы примеров:
а) ~гао ~шань 'высокая гора'
/хун \бу 'красная материя'
~синъ ~афу 'новое платье'
б) /ча Уванъ 'чайная чашка'
~цзи \дань 'куриное яйцо'
\цы (яа\ху 'фарфоровый чайник'
Примеры обеих групп построены совершенно одинаково;
по их форме мы не можем решить, в каких из них первое
слово является существительным, в каких — прилагательным.
Для того чтобы решить этот вопрос, следует выяснить, как
ведут себя интересующие нас слова в других синтаксических
функциях. Мы знаем, что, например, слово гао 'высокий'
может быть сказуемым без связки, — следовательно, оно являет-
ся прилагательным, а слово /яа 'чай' так употреблено быть
не может и, следовательно, является существительным.
а
Л у Ч ж и - в э й . Бэйцзин хуа даньиньцы цыхуэй (Словарь однослож-
ных слов пекинского диалекта). Пекин, Кэсюэ чубаньшэ, 1956, стр 23;
А. А. Д р а г у н о в . Исследования по грамматике современного китайского
языка, стр. 97 (примечание).— Глагольный корень в составе сложного суще-
ствительного чаще всего указывает на назначение предмета или занятие ли-
ца, обозначенного этим существительным, либо на способ изготовления
предмета, например: чжа\нанъ чжэнь 'компас' (доел, 'игла, указывающая
юг'), да\цзы~цзи 'пишущая машинка', \^ба«/я«/ва_'пастушок' (доел, 'маль-
чик, пасущий овец'); сюнь\юэр 'копченая рыба', ~~кань\у 'печатное из-
дание'.
2
А. А. Д р а г у н о в . Исследования по грамматике современного ки-
тайского
3
языка, стр. 170—172.
Я не думаю, однако, чтобы из этого можно было бы сделать вывод,
что в функции определения прилагательное переходит в категорию имени,
или существительное превращается в прилагательное. Сходство между су-
ществительными и прилагательными, употребленными как неоформленное
определение, зависит исключительно от их синтаксической функции и в дру-
гих синтаксических условиях не наблюдается.
1-1
Глнюл отличается от прилагательного также тем, что мо-
жет иметь после себя дополнение (прямое или косвенное, с пред-
логом пли без предлога) или послеглагольное подлежащее,
иногда (при связочных глаголах) — именную часть сказуемого.
С|см:!уемое-прилагательное не может получать после себя до-
полнения или именной части сказуемого; слово, являющееся
подлежащим к сказуемому-прилагательному, может стоять толь-
ко перед ним, но не после него.
В тех случаях, когда после сказуемого-прилагательного
стоит какое-нибудь существительное, оно всегда обозначает
нечто являющееся неотчуждаемой принадлежностью лица или
предмета, обозначенного подлежащим, и указывает, на какую
часть или сторону этого лица или предмета распространяется
качество, выраженное прилагательным, например:
/Ван ~~Син~чжан.. ./хунла \/лянь, _коу~чиди ~шо: „ _Во
/бу \яо!и 'Ван Син-чжан... покраснел (доел, 'покраснел лицом')
и заикаясь сказал: „Я не возьму!"' (Чжоу Цзе-фу, 40).
Слово V' лянъ 'лицо' указывает, что качество, обозначенное
прилагательным /хун 'красный', относится не к Ван Син-чжану
вообще, а только к его лицу.
Такое существительное не является дополнением; правиль-
нее рассматривать его как особого рода обстоятельство. По зна-
чению оно соответствует „винительному отношения" греческо-
го языка, поэтому его можно назвать обстоятельством отно-
шения (подробнее см. стр. 34—37).
После прилагательного может стоять также существитель-
ное, являющееся названием единицы измерения, в сочетании
с числительным, например ~~гао Ч « Учи 'выше на один фут'.
Однако такое название единицы измерения тоже нельзя счи-
тать дополнением к прилагательному, так как оно отвечает на
вопрос ~~дошао? '[на]сколько?' (~?ао ~дошаоР 'насколько
выше?'), а не на вопросы \шэй? 'кто?' или /шэммо? 'что?', на
которые отвечает дополнение. Слово идяр 'немного', доел,
'точка' (в сочетании _хао идяр 'немного лучше', доел, 'луч-
ше на точку'), которое А. А. Драгунов считает примером до-
полнения к прилагательному/ на самом деле является именно
названием единицы измерения (слившимся с числительным ~и
'один'), но в значительной степени лишенным знаменательного
значения, почти превратившимся в служебное слово.
Помимо дополнения, к глаголу могут присоединяться мо-
дификаторы, т. е. служебные и знаменательные морфемы, ука-
зывающие на результат действия или на направление движения;
глагол имеет свою систему счетных слов и сочетается со слу-
жебными глаголами \лай (доел, 'приходить') и \цюй (доел,
'уходить'), обозначающими направление движения по отноше-
1
А. А. Д р а г у н о в . Исследования по грамматике современного ки-
тайского языка, стр. 164.
14
нию к говорящему лицу. Прилагательное не имеет счетных
слов и не сочетается со служебными словами \лай и \цюй^
К нему не присоединяются, как правило, морфемы, обознача-
ющие результат или направление; правда, некоторые из них»
ставшие служебными словообразовательными элементами (на-
пример, -сы, -цилай, -сялап и др.), присоединяются к нему,
но с их помощью от прилагательного образуются глаголы (на-
пример, \эсы 'умереть с голоду' от \ з 'голодный', \дацила&
'увеличиться' от \да 'большой', /цюнсялай 'обеднеть' от
!цюн 'бедный'). Морфемы \хуай 'плохой' и \тоу 'проходить
насквозь', часто присоединяющиеся к прилагательным, следует
в этом случае, по-видимому, рассматривать не как модифика-
торы, а как наречия степени; в отличие от обычных наречий
степени, они ставятся всегда после прилагательного, к которо-
му относятся, а не перед ним (этой особенностью обладает так-
же наречие щзи 'крайне'), например: \ э \хуай ла 'страшно-
голоден', ~~ши \тоу ла 'мокрый насквозь'.
Поскольку показатели категории вида в китайском языке
восходят к модификаторам и глагольным счетным словам, при-
лагательное, в отличие от глагола, не имеет категории вида;
однако, как уже упоминалось выше, оно имеет смешанные,,
видо-временные категории.
Следует упомянуть также о том, что глагол и прилагатель-
ное по-разному образуют форму удвоения, и эта форма от гла-
гола и от прилагательного имеет разное значение. Это отли-
чие прилагательного от глагола — неодинаковые формы удвое-
ния — А.1 А. Драгунов особенно подчеркивает в своем иссле-
довании. Однако вопрос о двух типах удвоения требует
некоторого уточнения, поэтому мы к нему еще вернемся, ког-
да будем говорить об удвоении глагола (см. стр. 149—151).
Таким образом, китайский глагол обладает следующими
основными признаками (некоторые из них—общие для глагола
и прилагательного): 1) может быть сказуемым без связки;;
2) в функции определения принимает частицу ды\ 3) может
принимать после себя прямое или косвенное дополнение, иног-
да — именную часть сказуемого или послеглагольное подлежа-
щее; 4) непосредственно соединяется с наречиями, в частности
с отрицаниями; 5) имеет свои счетные слова; 6) сочетается со
служебными словами /лай и \цюй; 7) присоединяет к себе
модификаторы; 8) имеет категорию вида и присоединяет к се-
бе различные видо-временные показатели.
Многие глаголы обладают лишь частью этих признаков, од-
нако они остаются глаголами (так же, как в русском языке
есть существительные — например, кенгуру,— которые не из-
меняются по падежам и, следовательно, лишены одного из важ-

* А. А. Д р а г у н о в . Исследования по грамматике современного ки-


тайского языка, стр. 168—170.

15
иейших признаков существительного, но тем не менее остают-
ся существительными).
Слова, которые по перечисленным выше формальным при-
знакам мы можем признать глаголами, обозначают действие
субъекта (например,
1
\Jce 'писать'), его состояние (например,
\цзо 'сидеть ) или его ощущение, либо отношение к чему-
нибудь (например, \па 'бояться чего-нибудь'). Глаголы со
значением действия, состояния или отношения различаются
между собой по некоторым грамматическим признакам; однако
там, где эти различия для нас не важны, мы для краткости
говорим только о действии.
Глагол в китайском языке не имеет категории лица. Это об-
стоятельство нужно специально оговорить, так как способность
изменяться по лицам иногда указывается в качестве обязатель-
ного грамматического признака глагола.1 Конечно, отсутствие
категории лица у китайского глагола не означает, что этот
тлагол безличен; он может иметь подлежащее, выраженное
личным местоимением любого лица или существительным, мо-
жет и вовсе не иметь подлежащего. По смыслу, следователь-
но, он может соотноситься с любым лицом или же не соот-
носиться ни с каким. Однако соотнесенность с лицом (или ее
отсутствие) не получает никакого выражения в оформлении
самого глагола, поэтому мы и не можем считать, что китай-
ский глагол обладает категорией лица.
Некоторые языковеды считают, что категория лица может
-выражаться стоящими перед глаголом личными местоиме-
ниями, а третье лицо —даже „местоимениями или именами
•существительными".2 Если бы это мнение было справедливым,
нам пришлось бы признать наличие категории лица не только
у глагола, но, например, у русского прилагательного и даже
-существительного и вообще у любой части речи, когда она
употреблена в функции сказуемого без связки (ср.: я близо-
рук, ты близорук, он близорук; я учитель, ты учитель,
-он учитель). Однако такое широкое понимание категории лица
нельзя считать правильным. Личные местоимения (по край-
ней мере, если они остаются знаменательными словами и не
1
„Но если глагол всегда так или иначе выражает отношение к лицу,
то мы должны отношение к лицу ввести в самое определение глагола как
части речи, выражающей действие'; „ . . . б е з отнесения действия, выражае-
мого глаголом, к тому или другому лицу, хотя бы потенциально, невозмож-
но построение никакой глагольной формы". (Н. С. П о с п е л о в . Категория
времени в строе русского глагола. Сб. „Вопросы теории и истории языка
в свете трудов И. В. Сталина п® языкознанию", М., 1952, стр. 289 и 290).—
Речь идет, очевидно, об общелингвистическом понятии глагола, а не только
о свойствах глагола конкретно в русском языке, поскольку в статье цити-
руются некоторые лингвистические работы, не имеющие отношения к рус-
скому
2
языку.
Грамматика русского языка, т. I, изд. АН СССР, М.. 1953, стр. 469.
Ср. также: Современный' русский язык. Морфология. Изд. МГУ, 1952, стр. 353.

.10
превращаются в служебные проклитики) и тем более суще-
ствительные, являясь в предложении самостоятельным его чле-
ном — подлежащим, не могут одновременно быть показателями
грамматической категории другого члена предложения — гла-
гола-сказуемого.
Итак, хотя китайский глагол и может быть соотнесен с под-
лежащим, выраженным местоимением любого лица или суще-
ствительным, сам он все же лишен категории лица.

2 С. Е. Яхортов
Глава II
КЛАССИФИКАЦИЯ ГЛАГОЛОВ
ПО ХАРАКТЕРУ УПРАВЛЕНИЯ
СУЩЕСТВУЮЩИЕ КЛАССИФИКАЦИИ ГЛАГОЛОВ
ПО ИХ СИНТАКСИЧЕСКИМ СВОЙСТВАМ

Структура предложения со сказуемым-глаголом в значи


тельной степени определяется семантикой и синтаксическими
свойствами этого глагола. Разные группы глаголов имеют раз-
личное управление: : одни глаголы всегда имеют дополнение,
другие лишь иногда допускают его; дополнение к одним гла-
голам может быть выражено только существительным и ме-
стоимением, к другим — целым предложением и т. п. Смысло-
вые отношения глагола к дополнению тоже различны дри
разных глаголах. При этом тип управления и смысловые от-
ношения между глаголом и дополнением связаны со значением
управляющего глагола, но не с конкретным лексическим зна-
чением каждого данного глагола, а с абстрактным, граммати-
ческим значением, общим для целой группы глаголов.
Все глаголы китайского языка распадаются на ряд групп,
каждая из которых характеризуется общим грамматическим
значением и общими грамматическими признаками — опреде-
ленным типом управления (этому признаку могут сопутствовать
1
Под управлением здесь понимается всякая зависимость существитель-
ного или местоимения (реже — слова, принадлежащего к какой-либо другой
части речи, или целого предложения) от глагола (знаменательного глагола
или глагола-предлога), при которой характер отношений между господству-
ющим и зависимым словами определяется синтаксическими свойствами гос-
подствующего слова: господствующее слово (глагол, предлог) по своим син-
таксическим свойствам требует или допускает после себя существительное
(местоимение и т. д.) с определенным грамматическим значением. Оформле-
ние зависимого (управляемого) слова при этом лишь в очень небольшой
степени зависит от свойств слова господствующего (управляющего): некото-
рые группы глаголов или предлогов требуют (или допускают) оформление
зависящего от них существительного с помощью послелога, другие — не до-
пускают такого оформления. Таким образом, управления в том смысле, в ка-
ком этот термин употребляется в русской грамматике (см., напр: Граммати-
ка русского языка, т. II, часть первая. Изд. АН СССР, 1954, стр. 22),
в китайском языке не существует.

18
и другие). Такие группы глаголов являются частными лекси-
ко-грамматическими категориями внутри общей категории гла-
гола. Они так же относятся к этой категории, как отдельные
группы существительных (в русском языке) — одушевленные
и неодушевленные, абстрактные и конкретные, собирательные,
вещественные, имена собственные и т. п.— относятся к общей
категории имени существительного.
Весьма подробную классификацию глаголов1
по их значению
и управлению дает проф. Ли Цзинь-си. Все глаголы китай-
ского языка он делит на четыре большие группы: 1) переход-
ные глаголы („вайдунцы", доел, 'глаголы внешнего действия'),
2) непереходные глаголы („нэйдунцы", доел, 'глаголы внут-
реннего действия'), 3) связочные глаголы („тундунцы", доел,
'глаголы тождества'), 4) вспомогательные глаголы („чжудун-
цы"). 2 Переходные глаголы управляют дополнением, непере-
ходные не имеют дополнения. К связочным глаголам, кроме
настоящих связок и близких к ним глаголов, Ли Цзинь-си
3
от-
носит также прилагательные в функции сказуемого. Наконец,
к вспомогательным глаголам он причисляет модальные глаго-
лы, глаголы с пассивным значением (например: *\бэй, /аи,
^цзянь, /мэн — см. стр. 53, 56—57), глаголы /лай 'приходить
и \цюп 'уходить' в их служебном значении, а также некоторые
видо-временные аффиксы и словообразующие, элементы. Каждая
из четырех основных групп в свою очередь делится на подгруппы.
К числу переходных глаголов, по Ли Цзинь-си, относятся
следующие:
1) Глаголы, обозначающие активное воздействие на пред-
мет, например: Уцюй 'брать', ~чи 'есть', \цзо 'делать*.
2) Глаголы, обозначающие „способы познания", например:
\кань 'смотреть', \JCHH 'думать', ~~ч,жидао 'знать'.
Глаголы этих первых двух подгрупп требуют после себя
только одного дополнения.
3) Глаголы, обозначающие передавание, например: \сун 'да-
рить', /до 'отнимать', \вэнь 'спрашивать'. Глаголы этой группы
требуют двух дополнений.
4) Глаголы, обозначающие „вмешательство в чужие дела",
например: Уши 'заставлять', .'приводить к тому, что ...', Уцин
'просить', /юнь\/сюй 'разрешать', \цзинь\'ч,жи 'запрещать'*
5) Глаголы со значением называния, например: \жэнъ 'счи-
тать', 'признавать', \цзяо 'называть', ~~дан 'считать'.

1
Ли Ц з и н ь - с и . Синь чжу гоюй вэньфа (Новая грамматика нацио-
нального
2
языка). Изд. 20-е, Шанхай, Шан'у иньшугуань, 1954, стр. 122—145.
Классификация эта была предложена Ма Цзянь-чжуном для древне-
китайского
3
языка и применена Ли Цзинь-си к современному языку.
Л и Ц з и н ь - с и . Синь чжу гоюй вэньфа, стр. 10.— Ма Цзянь-чжун
относил к этой группе только связки и глаголы со значением существова-
ния (т. е. такие, как Vto 'иметься', \цзай 'находиться').
2*
(>) Глаголы, обозначающие превращение, например: \Jzau
'изменять', \хуа 'превращать', ~~фэнъ 'разделять', /хэ 'соеди-
ним.'.
7) Глаголы, обозначающие чувства (и выражение чувств),
например: \ай 'любить', \пэйфу 'уважать',Ч.ся0 'смеяться',
\ма 'ругать'.
Глаголы последних четырех групп, по словам Ли Цзинь-си,
кроме дополнения, требуют еще „буцзуюй". Термин этот до-
словно означает „дополнение" (от глагола _бу\цгу 'воспол-
нять', 'дополнять') и соответствует complement английских
грамматик; в русской грамматике, насколько мне известно,
общепризнанного термина для этого члена предложения нет.
Приблизительно он соответствует 1
тому, что А. А. Шахматов
называет „дополнительный член*, и этот термин мы в дальней-
шем будем2 использовать для перевода „буцзуюй* китайских
грамматик.
8) Глаголы, выражающие отношение; к этой группе при-
надлежит только глагол \/ю 'иметь' и его антонимы — /мэйю
и /у 'не иметь'; последний встречается только как заимствование
из вэньяня. Глаголы эти приближаются к связочным.
К непереходным глаголам Ли Цзинь-си относит следующие:
1) Обычные непереходные глаголы, например: \/цзоу 'идти',
\цзо 'сидеть', /лай 'приходить', \шуп 'спать'.
2) Непереходные глаголы, обозначающие действия, связан-
ные с какими-либо предметами, например: \цзап 'находиться',
\цзо 'сидеть', Уцзоу 'идти', \цзинь 'входить'. После этих
глаголов могут стоять существительные; однако Ли Цзинь-си
правильно рассматривает эти существительные не как простые
дополнения, а как дополнения, „имеющие характер обстоятель-
ства" (обозначающие место действия), а сами глаголы — как
непереходные.
3) Глаголы со значением „собственного изменения или по-
явления", например: \бянь 'превращаться', /чэн 'становиться',
\сяньчу 'появляться'. Эти глаголы обязательно должны иметь
„буцзуюй" (см. выше).
4) Глаголы, обозначающие чувства (и внешнее выражение
чувств), например: \сяо 'смеяться', ~ку 'плакать', ~хуанъси
'радоваться', \xaa\na 'бояться'. Эти глаголы могут упот-
ребляться и как переходные.
5) Глаголы, обозначающие существование: \Jto 'иметься'
и \цзай 'существовать'. Эти глаголы тоже могут иметь при
себе дополнение, „имеющее характер обстоятельства"; с другой
стороны, они приближаются к связочным глаголам.
Состав остальных двух групп глаголов (связочные и вспо-
могательные) был в общих чертах указан выше.
1
А. А. Ш а х м а т о в . Синтаксис русского языка. Л., 1941, стр. 348.
2
Этот перевод был предложен автору А. А. Драгуновым.
20
Бросаются в глаза два недостатка этой классификации: во-
первых, некоторые подгруппы глаголов разграничиваются толь-
ко по смыслу (например, подгруппы 1—2 и 4—7 переходных
глаголов); во-вторых, многие глаголы попадают одновременно
в несколько подгрупп (и это — не отдельные исключения),
причем переход из одной подгруппы в другую не связан с из-
менением значения глаголов (ср. подгруппы 1 и 2 непереход-
ных глаголов, подгруппу 4 непереходных глаголов и подгруппу
7 переходных глаголов).
Подробное описание наиболее важных частных лексико-
грамматических категорий глагола дает А. А. Драгунов.1
А. А. Драгунов прежде всего делит глаголы китайского
языка на глаголы, обозначающие действие, и глаголы, не обо-
значающие действия. Глаголы, не обозначающие действия (гла-
голы не-действия), грамматически характеризуются тем, что не
соединяются с глагольными счетными словами и глагольным
аффиксом -лау и рядом других признаков.
К глаголам не-действия относятся: _
1) глаголы помышления и чувствования: ~чжидао 'знать',
\/дун 'понимать', \синь 'верить', \xait\na 'бояться', \ай
'любить* и др;
2) глагол /тэн 'болеть';
3) модальные глаголы;
4) полузнаменательные глаголы: \цзай 'быть в наличности',
'именоваться'
2
('быть по фамилии...'), \сян 'быть по-
хожим',' 2 и др.
Глаголыдействия А, А. Драгунов делит далее на переход-
ные и непереходные— по признаку соединимости или несоеди-
нимости с прямым дополнением.
Затем выделяются некоторые сравнительно небольшие ка-
тегории: глаголы направления движения, глаголы давания и от-
нимания, глаголы говорения, чувствования и помышления.
Глаголы направления движения (относящиеся к числу не-
переходных глаголов) характеризуются рядом различных при-
знаков: они не оформляются глагольным суффиксом -чжэ, мо-
гут выступать в функции модификаторов при других глаголах
и т. д. Сюда относятся: ~~яу 'выйти', \цзинъ 'войти', \шан
'подняться', \ся 'спуститься', \дао 'дойти', {лай 'прийти',
\цюй 'уйти' и др.
Глаголы давания и отнимания (относящиеся к переходным
глаголам) соответствуют глаголам со значением передавания
1
А. А. Д р а г у н о в . Исследования по грамматике современного ки-
тайского
3
языка, стр. 113—127.
Эта последняя подгруппа приблизительно соответствует „связочным
глаголам" Ма Цзянь-чжуна, так же как модальные глаголы соответствуют
его „вспомогательным глаголам"; Ма Цзянь-чжун специально подчеркивает,
что и те и другие не обозначают действия. См.: Ма ши вэнь тун цзяо чжу„
стр. 226.
21
•it* h in. ифпкации Ли Цзинь-си. Они грамматически характери-
зую м и тем, что требуют одновременно двух дополнений —
прямо! о и косвенного.
\ л;\1олы говорения, чувствования и помышления могут по-
лу ч.чть дополнение, выраженное целым предложением. К этой
группе относятся глаголы ~шо 'говорить', *\кань 'видеть',
шин 'слышать', ~яжидао 'знать' и многие другие.
Особо рассматривается группа служебных слов глагольного
происхождения — глаголы-предлоги.
Как видно из изложенного выше, А. А. Драгунов исполь-
зует при выделении лексико-грамматических категорий двоя-
кого рода критерии: а) возможность оформления глаголов с по-
мощью тех или иных аффиксов, соединимость их со счетными
словами, результативными морфемами и т. п.; б) управление
глаголов.
При внимательном рассмотрении этих критериев и приме-
нения их в каждой конкретной группе глаголов мы замечаем,
что деление глаголов на глаголы действия и не-действия и вы-
деление группы глаголов направления движения основано на
морфологических свойствах глаголов, соединимости их со счет-
ными словами и т. п., а выделение всех остальных групп — на
особенностях управления. При этом границы групп, выделяе-
мых по морфологическим признакам, и групп, выделяемых по
особенностям управления, не всегда совпадают: так, глагол
~яжида,о 'знать' по морфологическим признакам относится
к глаголам не-действия, а по управлению — к глаголам гово-
рения, чувствования и помышления.
Строго говоря, разделение глаголов на группы по особен-
ностям управления и по сочетаемости с различными служебны-
ми морфемами (а также результативными морфемами, счетными
словами и т. п.) дает нам соответственно две различные (хотя
и связанные между собой) системы классификации. В этой
главе нас будет пока интересовать лишь одна из них — та,
которая основывается на особенностях управления глаголов.
Классификацию глаголов по сочетаемости их с различными
служебными морфемами- мы пока оставляем в стороне. Не бу-
дем затрагивать и служебные глаголы (глаголы-предлоги).
Классификации Ли Цзинь-си и А. А. Драгунова частично
совпадают, но первая является более подробной.
Оба ученых делят основную массу китайских глаголов на
переходные и непереходные, упоминая как особую группу
глаголы, управляющие не одним, а двумя дополнениями. Далее
А. А. Драгунов выделяет группу глаголов, имеющих отноше-
ние к мышлению, чувствам и речи. У Ли Цзинь-си ей соот-
ветствуют три различные группы. Однако две из них, в основ-
ном, совпадают по составу (глаголы чувства могут употреблять-
ся и с дополнением, и без него и поэтому отнесены и к
переходным, и к непереходным). Для отделения глаголов чувства
22
от глаголов, обозначающих „способы дознания", по-видимому,
тоже нет достаточных оснований (см. стр. 51—53). Точно так же
глаголы со значением называния и превращения трудно отде-
лить от обычных переходных глаголов (см. стр. 41). Из групп
переходных глаголов, выделяемых Ли Цзинь-си и отсутствую-
щих у А. А. Драгунова, только глаголы „вмешательства в чу-
жие дела" имеют достаточно своеобразные свойства, чтобы их
можно было бы четко отграничить от других групп.
Среди непереходных глаголов первые две группы у
Ли Цзинь-си, в основном, совпадают по составу, поэтому их пра-
вильнее объединить. Группу глаголов чувства также не следует
отрывать от соответствующей группы переходных глаголов,
так как и здесь по большей части речь идет об одних и тех
же словах, только по-разному употребленных. Наконец, глаго-
лы „собственного изменения и появления" в сущности пред-
ставляют собой знаменательные связки. А. А. Драгунов выде-
ляет среди непереходных глаголов группу глаголов направле-
ния движения, но не по управлению, а по другим признакам.
Таким образом, непереходные глаголы образуют гораздо более
однородную группу, чем переходные.
Из „вспомогательных глаголов" Ли Цзинь-си нас могут
интересовать только модальные глаголы и глаголы с пассив-
ным значением, так как остальные „вспомогательные глаголы*
являются служебными элементами. Замечу, что модальные
глаголы по своим свойствам очень сильно отличаются от всех
остальных глаголов.
Прежде чем говорить о сочетаемости разных групп глаго-
лов с различными типами дополнений, необходимо уточнить
самое понятие дополнения и выяснить отличие дополнения от
других членов предложения.

ДОПОЛНЕНИЕ И ЕГО ОТЛИЧИЕ


ОТ ДРУГИХ ЧЛЕНОВ ПРЕДЛОЖЕНИЯ

Дополнение
Большинство китайских языковедов считает дополнением
всякое существительное, стоящее после глагола без оформле-
ния (т. е. без предлога), в каких бы отношениях с глаголом
оно ни находилось. Например, очень широко понимается0 тер-
мин „дополнение* („биньюй") в „Лекциях по грамматике , пе-
чатавшихся в журнале „Чжунго юйвэнь". Авторы говорят, что
отношения дополнения к глаголу
1
могут быть различны, и при-
водят следующие примеры:
1
Чжунго Кэсюэюань Юйянь Яньцзюсо юйфа сяоцзу. Юйфа цзянхуа
(Отделение грамматики Института языка Академии наук Китая. Лекции по
грамматике). „Чжунго юйвэнь", № 3 (март 1952 г.), стр. 23—24. —Примеры
для краткости привожу не полностью: из каждой группы беру один-два при-
мера, а в ряде случаев цитирую не все предложение.

23
1) Дополнение обозначает предмет, подвергающийся дей-
стпию:
Нин ~гуанъшан /мэнь. 'Пожалуйста, закройте дверь'.
Та __села и ~фэн \синь. 'Он написал письмо'.
2) Дополнение обозначает место:
~Та __ицзин \цюй \Шанхай. 'Он уже уехал в Шан-
хай'.
3) Дополнение обозначает длительность:
_Во \цзай ~Куньмин \чжула ~~ци /нянь. 'Я прожил
в Куньмине семь лет'.
4) Дополнение обозначает существование предмета или факта:
/Хуай/хэ /лю\юй _ю \лю ~цянь \вань 1жэнь\/коу.
'Бассейн реки Хуайхэ имеет население в шестьдесят миллио-
нов человек'.
"Чжоцзышан \фанчжэ _лян }пин~хуа. 'На столе сто-
ят две вазы с цветами'.
5) Дополнение обозначает категорию, к которой относится
подлежащее: _ _ _
\Чжэ ши бань цзю, /бу \иш гэцзы. 'Это —горли-
ца, а не голубь'.
Если в первой группе мы действительно можем считать
выделенное существительное за прямое дополнение, то во вто-
рой группе это скорее косвенное дополнение (или обстоя-
тельство места), в третьей — обстоятельство времени, в че-
твертой—послеглагольное подлежащее, в пятой — именная часть
сказуемого. Все эти совершенно различные случаи употребле-
ния существительного авторы „Лекций* называют дополне-
нием.
Если понимать термин „дополнение" так широко, то к а ж -
д ы й глагол в китайском языке окажется переходным, потому
что каждый глагол может иметь после себя какое-то суще-
ствительное. Поэтому многие языковеды, считающие всякое
существительное, стоящее после глагола, его дополнением,
приходят к отрицанию принципиального различия между пе-
реходными и непереходными глаголами в китайском языке.1
С другой стороны, при таком понимании дополнения ока-
жется, что между глаголом и его „дополнением" не суще-
ствует определенных смысловых отношений. Именно к такому
выводу приходит проф. Юй Минь; 2 он утверждает, что все
сочетания глагола со следующим за ним существительным
являются не свободными словосочетаниями, а сложными сло-
вами. Так слишком широкое понимание дополнения фактически
приводит к отрицанию дополнения.

1
Например, Г а о М и н - к аи. Ханьюй юйфа лунь (Грамматика китай-
ского2 языка), изд. 2-е, Шанхай, Каймин шудянь, 1951, стр. 407—410.
Ю й М и н ь . Шэммо цзяо игэ цы? (Что называется словом?) „Янь-
цзин сюэбао", 1951, № 40, стр. 132.
24
Итак, правильнее считать, что не всякое существительное^
стоящее после глагола без предлога, является дополнением
этого глагола.
Ж. Мюлли1 предложил считать прямым только такое до-
полнение, которое может помещаться не только после глагола,
но и перед' ним, в последнем случае получая перед собойг
предлог \J6CL. Это же определение прямого дополнения дает
А. А. Драгунов; 2 его будем в дальнейшем придерживаться и мы.
Прямое дополнение в китайском языке имеет еще одно
свойство, отличающее его от косвенного дополнения и других
членов предложения: прямому дополнению в предложении
обычной (активной) конструкции соответствует подлежащее
в предложении страдательной конструкции. Название субъекта
действия (действующего лица) в страдательной конструкции
оформляется как косвенное дополнение с предлогом Хбэ# г .
реже с предлогами \цзяо) \жан, \/гэй.
На тесную связь конструкции с уба и страдательной
8
кон-
струкции с \бэа указывает проф. Ван Ли. Он отмечает,
в частности, что предложение, содержащее конструкцию с гла-
голом-предлогом уба, обычно может быть перестроено так,
чтобы эта конструкция была заменена страдательной конструк-
цией с глаголом-предлогом \бэй, и наоборот; обе эти кон-
струкции являются взаимообратимыми: где возможна одна, там
обычно возможна и другая. Конечно, обе конструкции не си-
нонимичны; каждая из них имеет свое значение, и употребление
одной из них вместо другой изменяет до некоторой степе-
ни общий смысл всего предложения.
Проф. Ван Ли, описывая конструкцию с предлогом уба,
обратил внимание на то, что эта конструкция невозможна,
если „действие, выраженное сказуемым, не может изменить
состояние предмета, обозначенного дополнением*.4 Таким обра-
зом, прямое дополнение всегда обозначает предмет, изменяю-
щийся под влиянием действия, которому он подвергается (или
же создающийся в результате этого действия).
Кроме прямого дополнения, в китайском языке существуют
три типа косвенных дополнений, которые, как и прямое до-
полнение, ставятся после глагола без предлога, но в отличие
от прямого дополнения не допускают конструкции с уба\ каж-

1
J o s . M u l l i e . The Structural Principles of the Chinese Language. V. I,
1932, pp. 179—180.—Мюлли называет прямое дополнение винительным паде-
жом (accusative), а косвенное дополнение — косвенным винительным падежом
(indirect accusative).
2
А. А. Д р а г у н о в . Исследования по грамматике современного ки-
тайского языка, стр. 119.
3
В а н Л я о - и . Основы китайской грамматики (перевод с китайского).
М., ИЛ, 1954, стр. 131—132; В а н Л и . Чжунго сяньдай юйфа (Грамматика
современного китайского языка), т. I, 1955, стр. 175, 177.
4
В а н Л я о - и . Основы китайской грамматики, стр. 121.
дый из этих типов дополнений связан с определенной группой
глаголов.
Прежде всего, существует косвенное дополнение, обозна-
чающее лицо, непосредственно затрагиваемое действием (хотя
и не претерпевающее при этом изменений). Это косвенное до-
полнение выражается существительным, относящимся к кате-
гории лиц (т. е. отвечающим на вопрос \шэй? *кто?'), или лич-
ным местоимением. Оно никогда не является единственным
словом, управляемым глаголом; глагол должен одновременно
иметь прямое дополнение или дополнительный член, и косвен-
ное дополнение ставится обычно между глаголом и прямым
дополнением или дополнительным членом, например:
_Во \цзе ни игэ ~гоцзы, /ни _хао \цзо \фань. 'Я одол-
жу тебе котел, чтобы ты мог готовить еду' (Ма Цзянь-лин, 52).
~Фан \да/нян /цзотянь \цзю ~~то /линь\шэ \цзинь
]ч,эн _уяайла __цзи ~цзинь ~~ч,жу \жоу. 'Бабушка Фан еще
вчера поручила соседу сходить в город и купить несколько
фунтов свинины' (Чжоу Цзе-фу, 76).
Косвенное дополнение другого типа обозначает объект мыс-
ли, чувственного восприятия и т. п., т. е. предмет, который
воздействует на органы чувств субъекта действия, отражается
в его сознании, вызывает в нем какие-то ощущения, но сам
никак не изменяется. Особенность дополнений этого типа со-
стоит в том, что они могут быть выражены не только суще-
ствительным или местоимением, но и предикативом и даже
целым предложением, например:
Го /Цюань_хай ^хцюэ/ши \ай \/ма. То Цюань-хай
действительно любил лошадей' (Чжоу Ли-бо, II, 337).
_Во \бин \#у ~яжидао \А\Гуй \син /шэммо/ Я со-
вершенно не знаю, как фамилия А-Кью' (Лу Синь, 93).
Наконец, возможно косвенное дополнение со значением
места. Это дополнение встречается чаще всего при глаголах,
-относимых А. А. Драгуновым к группе глаголов направления
движения, а также при сложных глаголах, второй элемент ко-
торых указывает на направление движения. При остальных
глаголах слова, обозначающие место действия, чаще всего
вводятся с помощью предлога; беспредложное косвенное до-
полнение со значением места при них встречается сравнитель-
но редко, например:
~Та \бу _цзоу \дао\янъ, \цзай»_шупли /нили, \Ц!ЯЖП
тан цюй. Юн не пошел по обочине дороги и прямо брел
прочь, шлепая во воде и грязи' (Чжоу Ли-бо, I, 133).
~~Та /лян_коу \чжу _бэй!фаи, ^Ап~ай \,ч,жу~си\фан.
^Он с женой жил в северной комнате, а Ай-ай жила в запад-
ной комнате' („Дэнцзи^, 3).
~Гэр /ля }ци_цзао гуйувань, !и\куай \шуй __лэн \кан,
~~чи _лэн \фань, \шоу _лэн \ци. 'Оба брата вставали ра-
но, возвращались поздно, вместе спали на холодном кане,
26
ели холодную еду, терпели незаслуженные обиды' (Чжоу Цзе-
ФУ. 31).
(Игэ \юэ }цянь та \дяо Ха__эр бинь. 'Месяц назад
его перевели в Харбин' (Цао Мин, 58).
\Яо _во ~сян\сань \чжэгэ \тяоцзы, _цзао ~гуань ни
~ба/лицзы ла. 'Если бы я верил этой записке, я давно уже
запер бы тебя в кутузку' (Чжоу Ли-бо, I, 133).
Косвенное дополнение со значением места может быть вы-
ражено только неодушевленным существительным: Обычно оно1
свободно чередуется с беспредложным обстоятельством места,
не отличаясь от него по грамматическому значению, например:
__Лао~~ши, _во /бу \цзо ~~та ды ~чжоцзы. 'Учитель,
я не хочу сидеть за его столом' („Чжаньши чуанцзо сюань", 21).
_Лао~ши, \цзяо \Юп_бао \цзо _во ~чжоцзышан ба.
'Учитель, пусть Юй-бао сядет за моим столом' („Чжаныди
чуанцзо сюань", 20).
В первом примере слово ~~яжоцзы 'стол' не имеет офор-
мления, во втором оно оформлено послелогом, но смыслсло-
носочетания при этом не меняется.
Каждый тип дополнения, как мы уже видели, связан с опре-
деленной группой глаголов.
Дополнение необходимо отличать от других членов пред-
ложения, также относящихся к глаголу и стоящих после него,
но употребление которых не обязательно связано с характером
управления глагола.

Обстоятельство времени
В функции обстоятельства времени в китайском языке упо-
требляются слова и словосочетания двоякого рода: одни указы-
вают момент, когда произошло действие (например, ~цзиньтянь
'сегодня'), другие — длительность действия 2(например, ~~санъ
тяпь 'три дня', 'в течение трех дней'). Первые ставятся
1к:егда3 перед сказуемым (или выносятся в начало предложе-
ния), вторые (кроме некоторых особых случаев) помещаются
после сказуемого.

1
Границу между косвенным дополнением и обстоятельством не всегда
и гко провести. В китайском языке обстоятельство места бывает выражено
. уществительным, имеющим после себя послелог или относящимся к кате-
• ории места и времени (см.: А. А. Д р а г у н о в . Исследования по грамма-
шке современного китайского языка, стр. 69—70) и отвечающим на вопрос
пали? 'где?'. Существительное, не принадлежащее к категории места и вре-
•4 1'ни и не оформленное с помощью послелога, хотя бы оно и обозначало
it предложении месте действия, правильнее считать косвенным дополнением,
i не обстоятельством места.
2
См.: Юйфа цзянхуа. „Чжунго юйвэнь", № 5 (ноябрь 1952 г.), стр. 18.
п
Обстоятельства времени, обозначающие момент, а не длительность,
ммут стоять после глагола, если они управляются предлогом \дао 'до'.

27
(; обстоятельством времени, указывающим на1
длительность*
имени много общего счетные слова к глаголу. Счетные слова
к глаголу —это слова, служащие для счета действий; в рус-
< ком языке им соответствует слово раз. В китайском языке
существуют слова, обозначающие только 'раз' (разговорное
/хуэп и книжное \цы), но кроме них в функции счетных слов
к глаголу употребляются и многие другие, имеющие каждое
свое особое значение. Так, существует ряд счетных слов, ко-
торые помимо своей счетной функции указывают на длитель-2
ность или интенсивность действия (/чан, \дунъ, \бянь и т. п.).
Многие существительные могут быть употреблены как счетные
слова, обозначая одновременно орудие действия. Обычно они
при этом оказываются .пустыми" по значению: они ничего не
добавляют к значению3 глагола. Например, в сочетании \кань-
ла и у янь 'взглянул' слово \/янь (доел, 'глаз') употреблено
не ради того понятия, которое оно обозначает, а лишь ради
той счетной функции, которую оно может выполнять, являясь
названием орудия действия. Правда, в ряде случаев суще-
ствительное, употребленное в функции счетного слова к глаголу,
вполне сохраняет и свое предметное значение. Сравним такие
сочетания, как _дала и \гунъ 'ударил палкой' и _дала и
]цюанъ 'ударил кулаком'. Нетрудно заметить, 4
что слова
\гунь(цзы) 'палка' и /цюань(тоу) 'кулак' сохраняют свое
обычное значение, хотя и выполняют одновременно счетную
функцию.
Как и обстоятельство времени со значением длительности,,
счетное5 слово к глаголу может иногда ставиться перед гла-
голом.
Вообще синтаксические свойства обстоятельства, указываю-
щего на длительность, и счетного слова к глаголу совершенно
одинаковы. Разница между ними, в первую очередь, смысло-
вая: обстоятельство употребляется для указания длительности
действия (или состояния), а счетное слово — для счета дей-
ствий. Грамматические различия между этими двумя членами
1
О счетных словах к глаголу см.: А. А. Д р а г у н о в . Исследования
по грамматике современного китайского языка, стр. И5—117, а также
стр.47,
3
96—97, 118, 197 и др.
Некоторые из них, например \ ц Ухуэр 'недолго', 'немного', /и
\чжэнь 'долго в СИЛЬНО', сейчас превратились в обыкновенные обстоятель-
ства времени; они не могут сочетаться ни с какими числительными, кроме
и 3'один' и, следовательно, утратили счетную функцию.
Русские глаголы совершенного вида, как правило, сами по себе обо-
значают однократные действия, поэтому при переводе с китайского языка
на русский, если перед счетным словом стоит числительное ~и 'один' и, сле-
довательно, речь идет об однократном действии, пустое счетное слово и чис-
лительное
4
опускаются.
При употреблении существительного в функции счетного слова к гла-
голу5 оно обычно утрачивает суффикс предметности.
А. А. Д р а г у н о в . Исследования по грамматике современного ки-
тайского языка, стр. 97, 118, 197.
2S
предложения нечетки, между ними возможны переходные слу-
чаи (например, упомянутые выше \ « \/хуэр и [и \чжэнь).
Обстоятельство времени, указывающее на длительность,
и счетное слово встречаются как при глаголах с дополнением,
так и при глаголах, не имеющих после себя дополнения, на-
пример :_ _
\Ба гун \цзи\сюйла __у тянь. 'Забастовка продолжа-
лась пять дней' (У Юнь-до, 2).
\Цзай \чан ~~сань тянь \си 1 'Будем давать представ-
ление еще три дня.'' (Чжао Шу-ли, 37).
/Ван ~цюй_ч,жан /лайго и \цы. 'Начальник района Ван
приезжал один раз' (Чжао Шу^-ли, 168).
~Та __дала \лоцзы _лян бянь. 'Он два раза ударил
мула кнутом' (Чжао Шу-ли, 127).
Некоторые глаголы сочетаются только с обстоятельством
времени и не сочетаются со счетным словом, или наоборот —
сочетаются только со счетным словом и не сочетаются с об-
стоятельством времени. И обстоятельство времени со значени-
ем длительности, и счетное слово к глаголу могут употреблять-
ся только после глаголов общего вида (см. стр. 91), т. е. не
удвоенных и не имеющих при себе результативных морфем.
Однако сочетаемость глагола с обстоятельством времени и счет-
ным словом не связана с синтаксическими свойствами (харак-
тером управления) этого глагола.

Послеглагольное подлежащее
Подлежащее к сказуемому, выраженному непереходным гла-
голом, в современном китайском языке можеть стоять не толь-
ко перед глаголом, но и после него, при условии, что после
глагола не стоит какое.-либо косвенное дополнение или об-
стоятельство. Подлежащее, стоящее после сказуемого, входит
в состав группы сказуемого и является несамостоятельным,
зависимым членом предложения, получая ряд признаков, сбли-
жающих его с дополнением.1
В предложении с зависимым подлежащим сказуемое не слу-
жит для того, чтобы сообщить что-то новое относительно уже
известного подлежащего, как в предложениях с обычным под-
лежащим; сказуемое и зависимое подлежащее вместе состав-
ляют единое сообщение. Лицо, обозначенное подлежащим,
как бы оставалось неизвестным, незамеченным, пока не совер-
шило действия, обозначенного сказуемым, поэтому говорящий
называет сначала действие, а потом уже его субъект. Все
предложение в целом, таким образом, говорит не просто о дей-

1
Подробнее см.: А. А. Д р а г у н о в . О зависимых членах предложе-
ния в современном китайском языке. Известия АН СССР. Отделение лите-
ратуры и языка. 1946, т. V, вып. 6, стр. 484—489.
29
CTHIIII такого-то лица, но одновременно констатирует наличие
или появление (иногда — отсутствие или исчезновение) самого
лмм.;|. Сказуемое предложения с зависимым подлежащим не мо-
ж»'г отвечать на вопрос о том, что делает лицо, обозначенное
подлежащим; но ко всему предложению в целом может быть
поставлен вопрос _цзэммо\ян? (или _цза\ян? и т. п.) 'что
случилось?', 'как обстоит дело?', например:
_Цза ды? — _Ци /хуцзы ла,.. 'Что случилось? —Появи-
лись бандиты...' (Чжоу Ли-бо, I, 264).
Проф. Люй Шу-сян, описывая предложения с послеглаголь-
ным подлежащим, делит их на три основные группы: 1) пред-
ложения, обозначающие „существование в таком-то виде",
2) предложения, обозначающие появление, и 3) предложения,
обозначающие исчезновение; иными словами, эти три группы1
предложений обозначают существование, его начало и конец.
Проф. Люй Шу-сян 2
называет их „бытийными предложениями"
(„цуньцзайцзюй").
Люй Шу-сян перечисляет группы глаголов, чаще всего яв-
ляющихся сказуемыми „бытийных предложений". Это:
1) глаголы состояния (см. стр. 82—83), оформленные обычно
суффиксом -чжэ, реже — суффиксом -ла, а также форма на
-чжэ от других (в том числе и переходных) глаголов, когда
эта форма имеет значение состояния;
2) глаголы /лай 'приходить', \дао 'приходить', обычно
оформленные суффиксом -ла\ глаголы направления движения,
обычно сочетающиеся с глаголом ]лай в его служебной функ-
ции; сложные глаголы, имеющие в качестве второго элемента
глаголы направления движения и обычно сочетающиеся с гла-
голом /лай в его служебной функции;
3) глаголы \цюй 'уходить', \/цзоу 'уходить1 и другие не-
переходные глаголы, которые, получая суффикс -ла, приобре-
тают оттенок исчезновения; слово _хыла 'умер'.
Предложения первых двух групп („существования в таком-
то виде" и появления) встречаются весьма часто, например:
/Чуаншан _тажжэ _лянгэ /жэнъ. 'На кровати лежали
два человека' (Чжао Шу-ли, 113). _
/Мэнъ_коу \фанчжэ и /мэнъ синь \пао. 'У входа стоя-
ло новое орудие' (Чжоу Цзе-фу, 64).
~Та \чжэммо \ и Ухань, __машан \цзюйла и ~дуй
/жэнъ. 'На его крик сразу собралась толпа народу' („Дэн-
цзи", 5). _
\Ю \цзиньлай игэ чуань цзюнъ/фу ды. 'Вошел еще
один человек в военной форме' (Чжао Шу-ли, 108).
Предложения со значением исчезновения встречаются го-
раздо реже, только в специальном контексте. Обычно это бы-
1
Л ю й Ш у - с я н . Ханьюй юйфа луньвэнь цзи (Сборник статей по во-
просам
2
китайской грамматики). Пекин, 1955, стр. 107.
Там же.
30
вает, когда подлежащее обозначает не конкретное лицо, а лю-
бое лицо какой-то категории, например: __ i
\Цзай _Мань~яжоу\го) _сы гэ /лао гун, ~~~ч,жэнъ /б#
\суань juta. 'В Маньчжоуго, если умирал человек, посланный
на принудительные работы, этому не придавали никакого зна-
чения' (Чжоу Ли-бо, I, 59).
}Пао_ляо /хэшан __паобу_ляо \мяо. 'Может сбежать
монах, но не может сбежать монастырь' (пословица).
Несколько иначе обстоит дело в следующих примерах:
1Нань\ши __даола и ~~цзя !цянь~~ч,жуан. 'В южной части
города обанкротилась (доел, 'упала') одна меняльная контора'
(Мао Дунь, 431). _
/Ди/жэнь набянь /цзюэла ди, /шуй _ицзин \сялайла!
'На вражеской территории прорвало дамбу, вода уже хлыну-
ла!' (Юань Цзин, 66).
Эти предложения не имеют обобщающего характера; в них
речь идет о какой-то одной конкретной меняльной конторе
и о какой-то одной конкретной дамбе, но сами по себе они
не интересуют говорящего. В первом, примере важен только
сам факт банкротства; речь идет не о том, что стало с такой-
то меняльной конторой, а о том, что случилось в южной части
города. Во втором примере также важен факт прорыва дамбы
в целом. Пока меняльная контора и дамба существовали бла-
гополучно, никто о них не говорил, они привлекли к себе
внимание говорящего только после того, как с ними что-то-
случилось. Поэтому при речи о них и употреблена конструкция
с послеглагольным подлежащим.
Предложения с зависимым
1
подлежащим могут иметь тема-
тическое подлежащее, обычно со значением места; так об-
стояло дело в большей части приведенных выше примеров.
Однако возможна и иная конструкция, при которой тематиче-
ским подлежащим является существительное (или местоиме-
ние) — название лица, которому принадлежит то, что обозна-
чено настоящим подлежащим предложения, например:
1Лэй ~цань/моу /лайла гэ \дянь\бао ни! 'От штаб-офи-
цера Лэя пришла телеграмма!' (Мао Дунь, 262).
/Нянь/ши "та _сыла \ба. 'В прошлом году у нее умер
отец' (Дин Лин, 10).
1
Тематическим подлежащим я называю всякое слово (кроме наречия),,
стоящее со своими определениями на обычном месте подлежащего в китай-
ском языке, т. е. в начале предложения, но не являющееся названием субъ-
екта действия, обозначенного глаголом-сказуемым (или объекта действия
в страдательной конструкции; см. стр. 25,37). Само подлежащее при наличии
тематического подлежащего обычно или отсутствует — и тогда предложение
является неопределенно-личным,— или стоит после сказуемого, как в слу-
чаях, описываемых в настоящем разделе; реже подлежащее остается перед,
группой сказуемого, а тематическое подлежащее ставится перед ним.
Китайские языковеды обычно не отграничивают тематическое подлежа-
щее от подлежащего в собственном смысле.

31
' Мо"фэй та фанъла чэ маР 'Может быть, ее опро-
кинул рикша?' (доел. 'Может быть, у нее опрокинулась те-
лежка?') (Лу Синь, 339).
И таких предложениях исходным пунктом сообщения
яилнется именно тематическое подлежащее, а не собственно
подлежащее, стоящее после глагола, т. е. именно тематическое
подлежащее обозначает лицо, о котором что-то сообщается
в предложении. Рассмотрим пример, приводимый Л. Вигером:1
Та __сыго игэ /сифур ла. 'У него уже умерла одна жена'.
Сказуемое этого предложения __сыго 'умерла' оформлено
суффиксом -го, который указывает, что • действие либо повто-
рялось, либо может повториться в будущем (см. стр. 121—122).
При слове \/сы суффикс -го обычно не употребляется, так как
„умереть" можно только один раз, здесь не может быть речи
о повторении. Однако в рассматриваемом предложении гово-
рится не о „жене", что она „умерла", а о „нем", что у него
„умерла жена". Событие, обозначенное словами _сыго (сифур
'умерла жена', может случиться с одним и тем же лицом
дважды, поэтому здесь и уместен суффикс -го.
Предложение с зависимым подлежащим, имеющее в каче-
стве тематического подлежащего существительное — название
лица, часто трудно отличить от предложения обычной кон-
струкции, имеющего в своем составе подлежащее, сказуемое
и дополнение. Однако вместо тематического подлежащего со
значением лица почти всегда легко подставить тематическое
подлежащее со значением места, выраженное словом, относя-
щимся к категории места и времени. Если же это сделать нельзя
(например, в предложении: ~~Та _сыла \ба 'У нее умер отец'),
то можно подойти к решению вопроса с другой стороны
и отличить зависимое подлежащее от дополнения. Известно,
что если в конце предложения стоит дополнение, то все
предложение можно превратить в определение к нему,
вставив перед ним частицу ды, например: _Во \кань ~шу
'Я читаю книгу', но __во ^чсанъ ды ~~шу 'книга, которую
я читаю'. Если же в конце предложения стоит зависимое под-
лежащее, предложение нельзя сделать определением к нему,
т. е. нельзя сказать, например: *~та __сыла ды \ба.

Дополнительный член
Дополнительный член указывает признак (в самом широ-
ком смысле этого слова), который приобретает лицо или пред-
мет, выраженный подлежащим или дополнением, в результате
действия, обозначенного глаголом-сказуемым.
Дополнительный член имеет много общего со Сказуемым
и определением, которые также указывают признак лица или
1
L. W i e g e r . Chinois parle. Manuel. 3-me edition refondue, 1912, p. 300.
•32
предмета. Отличие от них дополнительного члени шключается
в результативном оттенке, всегда свойственном нрншпку, обо-
значенному дополнительным членом.
Существуют три основных типа конструкций с дополнитель-
ным членом.
Дополнительный член может быть выражен существитель-
ным; он показывает тогда, чем является, или чем становится,
или во что превращается, или чем считается, или чем кажет-
ся субъект или объект действия в результате действия.
Если такой дополнительный член относится к подлежаще-
му (т. е. обозначает признак субъекта действия), глагол-ска-
зуемое чаще всего представляет собой знаменательную связку,
а дополнительный член — именную часть сложного сказуемого,
например: _ _ _
_Во ~сюнди саньгэ... доу\цзай \куаншан цзи-
\дянь_гу ~данла (сюэ/ту. 'Мы,'все три брата... поступили
учениками в электро-механическое отделение на руднике'
(У Юнь-до, 9).
Однако дополнительный член, выраженный существитель-
ным, может относиться и к дополнению, например:
\Дацзя 1и\чжи ~~доу \цзяо та „ Лао \Сун". 'Все оди-
наково называли его „Лао Сун"' (Чжао Шу-ли, 89).
\Бянь~~гун\дуй \яо /сюаньна /лао\дун ~~ик\сюн. 'Бри-
гада трудовой взаимопомощи хочет выбрать тебя героем тру-
да' (Ма Цзянь-лин, 64).
_Ба jXanb _Лао \Лю __баншан гэ _у~ хуа\да\/ бан.
'Хань Лао-лю связали [так, что получился] большой пестрый
узел' (Чжоу Ли-бо, I, 219).
Дополнительный член, относящийся к дополнению, без спе-
циального оформления обычно встречается только после гла-
гола \цзяо 'называть', 'звать'. При остальных переходных гла-
голах, а также и при некоторых непереходных, он обычно
вводится специальным служебным словом—(чэн (или одним
из его синонимов — \цзо или (вэй), например:
~А~я, _сюэ доу \хуа чэн (хэ ла. 'Ой, снег весь рас-
таял [и превратился в] речки' (Чжоу Цзе-фу, 76)
\Ван (тун\яжа... \цо /ба _Сяо (Мао \дан чэн _хао
/жэнь 'Товарищ Ван . . . ошибочно счел Сяо Мао за хорошего
человека* (Чжао Шу-ли, 144).
Дополнительный член, выраженный существительным и не
имеющий специального оформления, независимо от того, от-
носится ли он к подлежащему- или к дополнению, занимает
то же место в предложении, что и дополнение. Однако он,
как и послеглагольное подлежащее, отличается от дополнения
тем, что перед ним нельзя поставить частицу ды и превратить
остальную_часть_предложения в определение; например, от пред-
ложения Та дан [сюэ/ту 'Он работает учеником' нельзя
образовать конструкцию *~та ~~дан ды (сюэ^ту.
3 С. Е. Яхонтов 33
Дополнительный член другого типа бывает выражен гла-
голом действия;1 он всегда относится к дополнению (косвен-
ному, реже прямому), обозначая действие, совершаемое объ-
ектом в результате направленного на него другого действия,
например:
\Чжэ \цюань ши _цзя /ян_гуйцзы _кэ\у, \бу /чжунь
во \цзао Уфань. 'Это все оттого, что проклятый "фальши-
вый заморский чорт" не разрешил мне восстать!' (Лу Синь, 141).
/Чэнь Сю/фу_лао\хань... __баочжэн /Те_со /и \юэ
_и\хоу /хуань /цянь, /цай \суань \фан /Те_со ~чула\мяо.
'Старик Чэнь Сю-фу... поручился, что Те-со через месяц вер-
нет деньги, и только после этого Те-со, наконец, выпустили
(доел, 'пустили выйти') из храма' (Чжао Шу-ли, 97).
С такого рода дополнительным членом сочетаются только
определенные группы глаголов.
Наконец, дополнительный член, выраженный прилагатель-
ным или, реже, глаголом и относящийся к подлежащему или
к дополнению, может сливаться с глаголом-сказуемым в единое
слово, например:
\Сян гэ \uioy /хоуцзы, /бу \яо \жан _бяньдань /ба ни
~я_бянь ла/'[Ты] похож на тощую обезьяну, смотри, как бы
тебя коромыслом не раздавило в лепешку!' (доел, 'раздавило
так, что [ты станешь] плоский') (У Юнь-до, 6).
\Чжэн \цзйй \нжэ \ши, /хуцзы и ~кэ _цзы\данъ ___ба
~~ша _цао\мао _да~фэйла. 'Как раз в это время пуля бандита
сбила с него соломенную шляпу' (доел, 'ударила его соломен-
ную шляпу так, что [она] улетела') (Чжоу Ли-бо, I, 272).
_Нимынь доу _цзоу\лэйла ба? 'Вы, наверно, устали
идти?' (доел, 'шли так, что устали') (Чжоу Цзе-фу, 24).
Дополнительный член этого рода называется результативной
морфемой, или модификатором (так как он видоизменяет, мо-
дифицирует значение предыдущего глагола). Присоединяясь
к глаголу, он образует от него так называемые результатив-
ные глаголы (подробнее см. стр. 83—85).
Результативные глаголы могут быть образованы от глаголов
с любым управлением.
Обстоятельство отношения
Обстоятельством отношения условимся называть существи-
тельное, стоящее после глагола и обозначающее неотчуждае-
мую принадлежность лица или предмета, указываемого под-
лежащим или прямым дополнением этого глагола. В большин-
стве случаев это — название части тела человека или части
предмета, на которую распространяется действие, обозначаемое
глаголом.
1
О глаголах действия и не-действия см.: А. А. Д р а г у н о в . Иссле-
дования по грамматике современного китайского языка, стр. 113—118.
34
Обстоятельство отношения, как и дополнительный член, мо-
жет относиться к подлежащему или к дополнению.
Относясь к подлежащему и обозначая неотчуждаемую при-
надлежность субъекта, обстоятельство отношения1 может стоять
как после глагола, так и после прилагательного, например:
/Ван ~Син~чжан \тяоци ~шэнь, /хунла i/лянь, _коу-
~'чиды ~~шо: „_Во /бу \яо!>." 'Ван Син-чжан вскочил, покрас-
нел (доел, 'вскочил телом, покраснел лицом') и заикаясь ска-
зал: „Я не возьму!./ ' (Чжоу Цзе-фу, 40).
jBo __кэ \цзю то ла, /нинь се се _туэр, /во _гэп
нинь _чжао /сюэшэн цюй. 'А я тогда сказала: „Вы дайте от-
дохнуть вашим ногам (доел, 'отдохните ногами'}, а я вместо
вас пойду за учениками"' („Лунсюйгоу", 40).
_Ни \баба \нэммо \да няньцзи, _во ю /ши/чан \наа
\бин. 'Твой отец так стар (доел, 'такой большой в отношении
возраста'),
в
да и я тоже все время болею' („Синь Чжунго фу-
нюй , 1954, № 10, 7).
В предложениях, подобных приведенным выше, действие
или качество, обозначенное сказуемым, относится не ко всему
лицу или предмету, обозначенному подлежащим, а только
к той его части, на которую указывает обстоятельство отно-
шения („краснеет" только „лицо", „отдыхают" только „ноги"
и т. п.). Это дало основание Мюлли рассматривать обстоятель-
ство отношения как подлежащее 2 к глаголу или прилагатель-
ному, после которого оно стоит.
Действительно, конструкция с зависимым подлежащим вне-
шне весьма напоминает конструкцию с обстоятельством отно-
шения (а обе они, кроме того, очень похожи на обычное со-
четание глагола с дополнением, все равно — прямым или кос-
венным). Тем не менее, их необходимо различать.
В предложении с зависимым подлежащим существительное,
стоящее перед глаголом (тематическое подлежащее), не необ-
ходимо для того, чтобы предложение было законченным. Мы
знаем, что это существительное может обозначать не лицо,
а место; оно может и вообще отсутствовать. Напротив, в пред-
ложении с обстоятельством отношения существительное, стоя-
щее перед глаголом или прилагательным (подлежащее), не мо-
жет отсутствовать и должно обозначать лицо или (реже) пред-
мет, но не место. /Лайла гэ \дянь\бао 'Пришла телеграм-
1
Оно может стоять также п е р е д глаголом (или прилагательным), но
этих случаев мы здесь рассматривать' не будем, так как нас интересуют
только те члены предложения, которые стоят п о с л е глагола.
Обстоятельство отношения может стоять после прилагательного, а не
перед ним, если прилагательное оформлено видо-временным аффиксом иди
имеет перед собой слова \нэммо, \чжэммо 'так', jdo(Mo), Vxao 'как',
'насколько', 'до какой степени".
2
Jos. M u 11 i e. The Structural Principles of the Chinese Language, v. I,
pp.. 166—168, 170—171, v. II—HI, pp. 51—54; Jos. M u l l i e . Ledouble nomina-
tif en chinois. .T'oung pao", XXX, 1933, pp. 231—236.

a* 3&
ми1 это вполне законченное предложение, подлежащее в нем
сюит после глагола-сказуемого. Но, например, /хунла \Jлянь
'покраснел' (доел, 'покраснел лицом')—предложение незакон-
ченное, неполное, так как в нем нет подлежащего, а существи-
тельное, стоящее после сказуемого, — это обстоятельство отно-
шения; такое предложение может существовать в речи только
при условии, что его подлежащее легко восстанавливается из
контекста.
Если, таким образом, подлежащее в конструкции с обстоя-
тельством отношения является совершенно необходимым для
того, чтобы предложение могло иметь смысл, то само обсто-
ятельство отношения часто является семантически „пустым",
ничего не добавляет к значению глагола или прилагательного,
к которому оно присоединяется, например: \чжаньци ~шэнь
лай 'встал' (доел, 'встал телом'), ~сяла _янъцзин 'ослеп'
(доел, 'ослеп глазами').
Конструкции с зависимым подлежащим и с обстоятельством
отношения различаются и характером отношений между су-
ществительным, стоящим после сказуемого, и существительным,
стоящим перед ним. Обстоятельство отношения всегда указы-
вает на нечто, являющееся неотчуждаемой принадлежностью
лица или предмета, обозначенного подлежащим предложения.
В предложении с зависимым подлежащим тематическое под-
лежащее обозначает лицо, которому принадлежит то, что обо-
значено зависимым подлежащим; но здесь мы имеем дело
с принадлежностью в широком смысле слова, а не с неотчуж-
даемой принадлежностью.
Наконец, нужно отметить, что зависимое подлежащее мо-
жет стоять только после непереходных глаголов или после
глагольной формы со значением состояния, образующейся с по-
мощью суффикса ~чжэ. Обстоятельство отношения возможно
и при прилагательном, чем оно, между прочим, отличается
не только от зависимого подлежащего, но и от дополнения.
Как уже упоминалось выше, такое обстоятельство может от-
носиться и к дополнению. В этом случае (а также если оно
относится к подлежащему страдательной конструкции) обсто-
ятельство отношения обозначает неотчуждаемую принадлеж-
ность объекта действия и стоит после переходного глагола,
например: _ _
\Ба _нимынь ды чжу\цзюань цзела /дин _е \бу \сян
\хуа а. 'Ведь если с вашего свинарника снять крышу, это
тоже будет ни на что не похоже' (Цао Мин, 109).
\Хоу/лай \ма во ды /жэнь _е \бэй __цзин\яй _цзянь-
цюйла \бяньцзы. 'Потом у тех, кто меня ругал, полицейские
тоже отрезали косы' (Лу Синь, 64).
Особым типом обстоятельства отношения является соче-
тание числительного с названием единиць* измерения (в ши-
роком смысле слова), стоящее после глагола или (реже) при-
36
лагательного и относящееся к подлежащему или дополнению.
Такое обстоятельство указывает, на какую количественно часть
лиц или предметов, обозначенных подлежащим или прямым до-
полнением, распространяется какое-то действие или качество,
например: __ __
)Гэ\мин /ин__лэй чжун \юанъ_ю ды \сыгэ цзецзи,
\чжэ \ши \гиэнсяла ~~санъгэ. 'В революционном лагере из
[прежних] четырех классов [в это время] осталось три' (Мао
Цзэ-дун, II, 673).
__Ту\доуцзы \хуайла и \бань. 'Половина картофеля ис-
портилась' (Чжоу Ли-бо, II, 288). __
~~Та...ю _ба \ди \май гэй _Ли \Жу чжэнь \ши Ммоу.
' О н . . , кроме того, продал Ли Жу-чжэню десять му [своей]
земли' (Чжао Шу-ли, 105).
Обстоятельство отношения, выраженное сочетанием числи-
тельного с названием единицы измерения, всегда может быть
опущено (смысл предложения при этом, конечно, несколько
меняется: действие или качество представляются распростра-
няющимися на весь объем подлежащего или дополнения); оно
вполне может быть также превращено в определение к тому
члену предложения, к которому оно относится. По значению
такое обстоятельство отношения сильно отличается от обычно-
го, выражающегося названиями предметов неотчуждаемой при-
надлежности, но синтаксические свойства обоих обстоятельств
в общем одинаковы.

СИНТАКСИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ ОТДЕЛЬНЫХ ГРУПП ГЛАГОЛОВ

Переходные глаголы
Переходные глаголы характеризуются тем, что требуют пря-
мого дополнения. Как мы уже видели выше, прямым допол-
нением в китайском языке целесообразно считать такое до-
полнение, которое может стоять не только после глагола, но
и перед ним (с предлогом Уба), и которому соответствует
подлежащее в страдательной конструкции.
Таким образом, предложение, сказуемым которого является
переходный глагол, может быть построено следующими тремя
способами:
1) Подлежащее — Глагол — Прямое дополнение
(субъект) (объект)
2) Подлежащее — \/ба — Прямое дополнение — Глагол
(субъект) ' (объект)
3) Подлежащее—\бэй—Косвенное дополнение — Глагол
(объект) (субъект)
Глагол, который может входить в состав всех трех кон-
струкций, мы можем считать переходным. Например, глагол
\/да *бить' является переходным, поскольку можно сказать:
37
1) Та _дала во и \дунь. 'Он побил меня'.
*2\ ' Та /ба во _дала и \дунь. 'Он меня побил'.
3) _Во \бэй та _дала и \дунь. 'Я был им побит'.
Переходные глаголы обозначают действия, в результате ко-
торых их объект в какой-то мере изменяет свое состояние,
качества, положение в пространстве, принадлежность опреде-
ленному лицу и т. п., либо такие, в результате которых объ-
ект создается или уничтожается; они соответствуют глаголам
„активного воздействия на предмет", по классификации Ли
Цзинь-си.
Примерами переходных _глаголов могут послужить: \цзо
'делать', уканъ 'рубить', ~еа 'копать', ~це 'резать', \jcu
'мыть', Укунъ 'связывать', ~гуань 'закрывать', \гуа 'пове-
сить', \фан 'отпустить', 'положить', ~яжуа 'поймать', 'схва-
тить', /на 'держать', 'брать', ~~бэй 'нести на спине', ~~жэн
Ч5росить\ Угэй 'дать', /хуанъ 'вернуть', \май 'продавать',
фэнь 'делить', \ч.жун 'засевать', ~ш 'есть', \цзяо 'звать',
'называть' и очень многие другие.
Переходный глагол может иметь после себя обстоятель-
ство отношения, обозначающее неотчуждаемую принадлежность
или часть объекта действия (примеры были приведены выше,
стр. 36-37).
Кроме того, переходные глаголы имеют ряд других, менее
важных признаков, отличающих их от непереходных глаголов;1
так, например, они не могут употребляться в качестве модифи-
каторов результативных глаголов.
Итак, переходный глагол в китайском языке характери-
зуется прежде всего тем, что требует после себя прямого
дополнения. Это дополнение может отсутствовать только в не-
полных предложениях, когда оно совершенно ясно указано
в контексте. В частности, пропуск дополнения наблюдается,
когда два или больше следующих один за другим глаголов
обозначают действия, направленные на один и тот же объект;
в этом случае дополнение ставится только после первого гла-
гола, а после остальных опускается. Очень часто опускается
дополнение в повелительных предложениях; в этих случаях
объект действия может не упоминаться в контексте и угады-
ваться исключительно из обстановки, например:
_Лао Щинь _яола и _вань "тан \мянь/тяо, \би~гун-
\би\цзин_^шуан (шоу _пэнгэй _Лао /Ян /тун\чжи \дао:
„ Чи ба ~~сянъшэн!" 'Лао Цинь налил чашку супа с лапшой
и почтительнейшим образом, обеими руками поднес товарищу
Лао Яну, говоря: „Кушайте, господин!"' (Чжао Шу-ли, 57).
В этом предложении глагол \/пэн 'подносить' не имеет до-
полнения, но дополнение свободно восстанавливается из кон-
1
См.: А. А. Д р а г у н о в . Исследования по грамматике современного
китайского языка, стр. 120.
текста; глагол ш 'есть' в прямой речи также употреблен без
дополнения, но человек, к которому эта речь обращена, узнаёт
объект действия нз обстановки.
Дополнение после переходного глагола отсутствует также
в том случае, если название объекта действия стоит в начале
предложения как тематическое подлежащее, например:
\Чжэ __чжун ~гун\цзо \го\цюй /хай \цзодэ _хэнь
\бу \гоу. 'Эта работа в прошлом велась далеко не достаточно'
(Мао Цзэ-дун, II, 678).
В русском языке очень многие переходные глаголы могут
употребляться без прямого дополнения; в этом случае они
означают „быть занятым тем действием, которое выражено1
гла-
голом", или „уметь делать то, что выражено глаголом". В ки-
тайском языке, как известно, такого употребления переходных
глаголов не существует. Даже если указывается только на то,
что субъект действия занят таким-то действием, и если, сле-
довательно, нет необходимости называть объект действия или
невозможно его назвать, глагол все равно должен иметь до-
полнение, В качестве дополнения употребляется в этом случае
название наиболее обычного, наиболее характерного объекта
данного действия или наиболее общее название всех возмож-
ных объектов его. Как указывает А. А. Драгунов, такое до-
полнение „ничего нового в значение глагола не вносит, а лишь
полностью или частично повторяет его содержание";2 его зна-
чение само собой вытекает из значения глагола, поэтому его
обычно называют пустым дополнением.
Например, в значении 'Он пишет' (пишет вообще, т. е. за-
нят писанием) употребляется выражение ~" Та _се \цзы (доел.
'Он пишет письменные знаки'). Словом \цзы по-китайски на-
зываются любые письменные знаки; это, следовательно, есть
наиболее общее название
5
любого объекта глагола \fce 'писать'.
Значение 'Он ест передается через "Та ~~%и \фань, доел,
*Он ест рисовую кашу'. Слово \фань 'рисовая каша', 'вареный
рис' обозначает наиболее характерную для Китая пищу; здесь,
следовательно, дополнение обозначает наиболее обычный, наи-
более характерный объект действия.3 Другие примеры (в скоб-
ках дан дословный перевод пустого дополнения):
~Та \кань ~~шу. 'Он читает (книгу)'.
~~JTa \чан ~гэ. 'Он поет (песню)'.
_Та ~гэн \ди. 'Он пашет (землю)'.
"Та _си ~ифу. 'Он стирает (одежду)'.
1
2
Грамматика русского языка, т. I, изд. АН СССР, 1953, стр. 414.
А. Д р а г у н о в . Грамматическая система современного китайского
разговорного
3
языка, стр. 190.
Впрочем, очень часто слово \фань употребляется как образное на-
звание пищи вообще (ср. русск. хлеб)', поэтому \фань можно толковать
и как общее название любого объекта глагола ~яи 'есть'.
Иногда в качестве пустого дополнения употребляется от-
глагольное существительное, образованное от соответствую-
щего глагола с помощью суффикса -р,1 например:
_Та \хуа \xyap. Юн рисует (рисунки)'.
Та шло ~~пгяор, 'Он носит (тяжести)'.
Если глагол не имеет специфического, исторически за ним
закрепившегося пустого дополнения, то в качестве такового
могут быть употреблены существительные с наиболее общим
значением, почти превращающиеся в неопределенные место-
имения— ;жэнь_ 'человек', "дунси 'вещь' и т. п., например:
Та __май дунси цюйла. 'Он пошел за покупками' (доел,
'покупать вещи').
•Гоу _яо /жэпь. 'Собаки кусаются' (доел, 'кусают людей').
К конструкции с пустым дополнением близки случаи, когда
после переходного глагола стоит название типичного орудия
действия, а не название объекта, например: ~шань \шаньцзи
'обмахиваться веером', _си /ицзы 'мыться мылом', /као \/хо
'греться у огня*. Однако, как видно из примеров, глагол при
этом приобретает возвратное значение.
Иногда и некоторые непереходные глаголы получают пу-
стое^ дополнение, например:
"Та _цзоу \лу. 'Он идет (по дороге)'.
_Та /фу \Juiyu, 'Он плывет (в воде)'.
Та \шуй \цзяо. 'Он спит'.
В последнем примере пустое дополнение \цзяо вообще
не имеет никакого значения. Иероглиф, которым оно записа-
но, обычно служит для обозначения корня /цзюэ, входящего
в состав слова )цзюэдэ или \цзюэяжэ 'чувствовать', 'считать';
с чтением \цзяо этот иероглиф употребляется только в со-
четании \шуй \цзяо 'спать'.
При переходных глаголах пустое дополнение употребляется
потому, что эти глаголы вообще не могут быть употреблены
без дополнения. Иначе обстоит дело с непереходными глаго-
лами. При них дополнение обычно невозможно или, по
крайней мере, необязательно; поэтому употребление пустого
дополнения при непереходных глаголах объясняется другими
причинами: оно связано с выражением времени. Ниже (стр.126)
мы увидим, что глагол в настояще-будущем времени (выра-
жающемся неоформленной основой глагола) может обозначать
действие, длящееся в данный момент, только если он имеет
беспредложное дополнение (прямое или косвенное). Если до-
полнения нет, глагол в настояще-будущем времени обозначает
действие, ожидающееся в будущем. Таким образом, пустое
дополнение при непереходных глаголах, при которых наличие
дополнения не является обязательным, дает этим глаголам воз-
1
А. Д р а г у н о в . Грамматическая система современного китайского
оворного языка, стр. 190.
разговорного
40
можность обозначать действие, длящееся в данный момент.
В связи с этим пустое дополнение при непереходных глаголах
употребляется, как правило, только в настояще-будущем вре-
мени; в остальных временах оно опускается: говорят \шу&
\цзяо 'спит', но \шуйла 'уснул'.
Пустое дополнение к непереходным глаголам не является
названием объекта действия, так как эти глаголы обозначают
действия, не имеющие прямого объекта; оно может даже во-
обще ничего не обозначать, как \цзяо в сочетании \гиуй
\цзяо 'спит'.
Провести четкую границу между пустым и обычным допол-
нением довольно трудно. Формально они никак не различают-
ся, поэтому между ними вполне возможны переходные, со-
мнительные случаи. С другой стороны, нет ясной границы
между сочетаниями глагола с пустым дополнением и устойчи-
выми словосочетаниями, состоящими из глагола и дополнения.
Кроме дополнения и обстоятельства отношения, переход-
ные глаголы могут иногда иметь после себя дополнительный член.
Глаголы, управляющие дополнительным членом, выраженным
существительным, Ли Цзинь-си выделяет в особые груп-
пы — глаголы со значением называния и глаголы со значением
превращения. Однако, как уже было упомянуто выше (стр. 33)>
неоформленный дополнительный член при переходных глаго-
лах употребляется сравнительно редко; в то же время он мо-
жет встречаться не только при глаголах, обозначающих назы-
вание и превращение, поэтому эти глаголы едва ли можно
отделять от обычных переходных глаголов и рассматривать
как особую лексико-грамматическую категорию.
Более оправданно выделение среди переходных глаголов
группы глаголов, управляющих двумя дополнениями—прямым
и косвенным („глаголы передавания" у Ли Цзинь-си, глаголы
давания и отнимания у А. А. Драгунова). Эти глаголы пред-
ставляют собой более мелкую группу внутри более широкой
категории переходных глаголов. Они будут рассмотрены ниже.

Глаголы давания и отнимания


Известно, что в китайском языке существует некоторое
количество глаголов, требующих одновременно двух неоформ-
ленных дополнений: косвенного (названия лица) и прямого-
(названия предмета или вещества); при этом прямое дополне-
ние следует за косвенным. Большинство этих глаголов обозна-
чает различные оттенки понятий 'давать (кому-нибудь что-
нибудь)' и 'брать (у кого-нибудь что-нибудь)', поэтому вск>
группу называют глаголами давания и отнимания. Сюда отно-
сятся: \/гэй 'давать', \сун 'дарить', /хуань 'возвратить',
Уцзяо 'уплатить', \цзе 'одолжить', ~~цзу 'арендовать', /да
'иырывать', 'отнимать', ~шоу 'красть' и др.
41
К глаголам со значением 'брать' примыкает несколько гла-
голов, означающих 'быть должным', 'задолжать': ~ гай,\цянь
и др.
К этой же группе относится небольшое число глаголов
с более отвлеченным значением, как ~ цзяо 'учить', 'препода-
вать', \яо 'требовать' (у кого-нибудь или с кого-нибудь),
\вэнь 'спрашивать' и некоторые другие. Значения этих гла-
голов тоже до некоторой степени связаны с понятиями 'да-
вать' и 'брать'.
Прямое дополнение при этих глаголах ставится со своими
определениями после косвенного, либо (значительно реже
и только при глаголах давания) помещается перед глаголом
и вводится предлогом \/ба, а косвенное дополнение со свои-
ми определениями находится непосредственно после глагола,
например:
__ "Сянъшэн, _ни /хайши (бу \яо /ху\нао, /хуань во
ифу, бао_го \хэ _саньцзы ба. 'Господин, вы лучше не
говорите глупостей, верните-ка мне одежду, узелок и зонтик'
<Лу_Синь, 551).
Та тоула /лао _байсин и~ч,жи ~~цзи, /на дао /цзишан
цюй \май. 'Он украл у крестьянина курицу и принес на базар
продавать' (Юань Цзин, 208).
\Чжао _чжу\жэнь _лао \вэнь во \ицзянь. 'Начальник
Чжао всегда спрашивает у меня мое мнение' (Чжоу Ли-бо, I,
253).
_Бао
(
ань \ба _коули /сянь ды /ло\хань /цянъ \сунла
та. Бао-ань подарил ей „монету архата", которую он держал
во рту' („Дэнцзи", 8).
Группа глаголов давания и отнимания довольно неустойчи-
ва. Косвенное дополнение при глаголах этой группы нередко
получает специальное оформление, причем оформление это
различно в зависимости от того, какое значение имеет управ-
ляющий им глагол — 'давать' или 'брать', и что, следовательно,
обозначает косвенное дополнение: лицо, которому нечто дает-
ся, или лицо, у которого нечто берется. В первом случае кос-
венное дополнение получает перед собой глагол-предлог \/гэй,
во втором (а также иногда при глаголе /хуань 'возвращать')
оно принимает после себя показатель определения — частицу
ды, формально превращаясь тем самым в определение к сле-
дующему за ним прямому дополнению, например:
\Чжао \Юй/линь... __ба \ся~цяп /хуань гэй _Сяо /Ван.
'Чжао Юй-линь... вернул револьвер Сяо Вану' (Чжоу Ли-бо,
1 77
)
/Ни — ля доу цюй цзу \бежэнь цзя ды \ди ба. 'Вы оба
идите арендовать землю у кого-нибудь другого' (Чжоу Ли-бо,
\ 18).
При наличии косвенного дополнения с предлогом Угэй пря-
мое дополнение значительно чаще помещается с \/ба перед
42
сказуемым, чем при неоформленном косвенном дополнении.
При оформлении косвенного дополнения к глаголам дппаиия
как определения к прямому дополнению это прямое дош>;шг
ние (вместе с его определением) тоже можно поставить перец
сказуемым с \/ба.
При глаголах со значением 'брать' название лица иногда
оформляется как косвенное дополнение с предлогом \сян;
такое дополнение всегда ставится перед глаголом, а не после
него, например:
" Чжан _Цзин/сян... _ сянцила ~ цзиньнянь ~~чуньшан...
\сян /Хань _Лао \Лю \цзе /лян. 'Чжан Цзин-сян... вспом-
нил, как весной этого года о н . . . хотел было занять зерна
у Хань Лао-лкУ (Чжоу Ли-бо, I, 242-243).
Во всех этих случаях глаголы со значением 'давать' и 'брать'
превращаются в обыкновенные переходные глаголы, не имею-
щие косвенного управления, так как они сохраняют лишь одно
беспредложное дополнение — прямое; косвенное же дополнение
управляется предлогом или оформляется как определение.
Различное оформление названия лица, которому нечто дает-
ся, и названия лица, у которого нечто берется, дает возмож-
ность более точно выразить мысль, чем это можно сделать
с помощью неоформленного косвенного дополнения. В китай-
ском языке есть глаголы, которые могут иметь как значение
давания, так и значение отнимания; например, глагол \цзе мо-
жет значить 'давать взаймы' и 'брать взаймы', глагол ~цзу —
'давать в аренду* и 'брать в аренду'. Два значения этих гла-
голов различаются только в контексте, например:
_Во \цзе ни игэ ~гоцзы, /ни _хао \цзо \фань. 'Я одол-
жу тебе котел, чтобы ты мог готовить еду' (Ма Цзянь-лин, 52).
[\Мэн /Сян~~ин] \цзела /хэ\цзо\шэ \эр ~~ цзинь У ми,
_у ~цзинь \майцзы, \и ~цзинь /янь. '[Мэн Сян-ин] взяла
в долг в кооперативе два фунта рису, пять фунтов пшеницы,
один фунт соли' (Чжао Шу-ли, 87).
При неоформленном косвенном дополнении материально одно
и то же предложение, содержащее такие глаголы, как \цзе
или ~цзу, может иметь прямо противоположные значения.
Например, _Во \цзе та }цянъ может значить или 'Я даю ему
взаймы деньги', или 'Я беру у него взаймы деньги'. Оформ-
ление косвенного дополнения уничтожает эту двусмысленность.
_Во \цзе гэй та /цянь значит только 'Я даю ему взаймы
деньги', а _Во \цзе ~та ды /цянъ или _Во \сян та \цзе
цянь — только 'Я беру у него взаймы деньги'.
Несмотря на то, что конструкция с оформленным косвен-
ным дополнением представляет, таким образом, некоторые пре-
имущества, употребление неоформленного косвенного допол-
нения после глаголов давания и отнимания все же довольно
распространено и выделяет эти глаголы из общей массы пере-
ходных глаголов.

Глаголы с понудительным значением
Глаголы этой группы обозначают такие действия, которые
побуждают к совершению других действий, помогают или ме-
шают осуществлению этих действий или по крайней мере до-
пускают, разрешают совершение этих действий. В дальнейшем
мы будем называть понудительным значением все эти много-
численные оттенки. Проф. Ли Цзинь-си весьма удачно назы-
вает глаголы с понудительным значением глаголами, обозначаю-
щими „вмешательство в чужие дела". К числу глаголов
с понудительным значением относятся: \/цин 'просить сделать
что-нибудь', \яо 'требовать, чтобы кто-нибудь сделал что-
нибудь', \цюань 'советовать', 'уговаривать', ~~то 'поручить
сделать что-нибудь', \пай 'послать сделать что-нибудь',
Уяжунь, усюй, /чжунь\/сюй 'разрешить', \цзинь\/ч-жи 'за-
претить', Улин, /лин\/дао 'руководить', ~~бан 'помогать де-
лать что-нибудь' и др.
Глаголы с понудительным значением управляют косвенным
дополнением, обозначающим лицо, и дополнительным членом,
выраженным глаголом действия и обозначающим действие лица,
указываемого косвенным дополнением, например:
_Бэнь ~цунь ды /Ван ~Ань/фу \бу _чжи \цзы\дун
_цзяньла /си, /хай /чан~чан \цюань /бежэнъ _е \наян
\цзо. 'Ван Ань-фу из их деревни не только по собственной
инициативе снизил ссудный процент, но постоянно уговаривал
и других поступить так же' (Чжао Шу-ли, 156).
\Чжэ /цюанъ щи _цзя /ян_гуйцзы _кэ\у, \бу /чжунь
во \цзао Уфанъ. 'Это все оттого, что проклятый „фальшивый
заморский чорт" не разрешил мне восстать!' (Лу Синь, 141).
/Сяо _Бао /КЭ'П ~бан та \цза и цзи \чжан, _се гэ
/шэммо ~~гунши.... 'Сяо Бао может помочь ему записать
счет, составить какой-нибудь документ...' (Чжао Шу-ли, 40).
Лицо, обозначенное косвенным дополнением к глаголу с по-
нудительным значением, под влиянием действия, выраженного
этим глаголом, само совершает действие, обозначенное допол-
нительным членом. Оно является, таким образом, объектом
одного действия и субъектом другого.
Китайские языковеды в большинстве случаев пользуются
одним и тем же термином для обозначения грамматической
категории подлежащего и для обозначения слова, являющего-
ся названием действующего лица; поэтому в китайских грам-
матиках китайского языка обычно говорится, что дополнение
к глаголу с понудительным значением является одновременно
п о д л е ж а щ и м к следующему глаголу, который, таким обра-
зом, представляет собой сказуемое. С таким истолкованием
рассматриваемой конструкции трудно согласиться.
Дополнительный член, вне всякого сомнения, грамматически
зависит от глагола-сказуемого, а не от стоящего за ним кос-
44
пенного дополнения. Дополнительный член, выраженный гла-
голом действия, возможен и необходим только в том случае,1
если сказуемым является глагол с понудительным значением;
и то же время наличие его никак не зависит от того, чем вы-
ражено дополнение к этому глаголу. Основным, определяющим
для всей конструкции с дополнительным членом является гла-
гол-сказуемое, имеющий определенное значение и определен-
ный тип управления. Дополнительный же член является не
вторым сказуемым, а второстепенным членом предложения,
зависящим от настоящего сказуемого.
Дополнительный член не обязательно стоит непосредствен-
но после косвенного дополнения; он может быть вынесен в на-
чало предложения и превращен в тематическое подлежащее,
например:
/Цун/цы и\хоу, _Сяо /Юань _го/жань \бяньла, ~гэ
•чай \пай /минь~бин±~~дань _щуй \пай }минь~бин, \цзы
__цзи \цзяци ~гэбо "'дан __чжу\жэнь. 'С этого времени Сяо
Юань действительно переменился: резать сухую траву для топ-
лива посылал ополченцев, воду носить посылал ополченцев,
а сам, подбоченясь, изображал из себя начальство' (Чжао Шу-
ли, 53).
Это также доказывает, что дополнительный член не следует
рассматривать как сказуемое: сказуемое нельзя было бы пере-
нести в начало предложения.
Русские глаголы, соответствующие китайским глаголам с по-
нудительным значением — такие, как просить, уговаривать,
помочь — управляют неопределенной формой глагола. Форма
эта неизменяема, она обозначает действие отвлеченно, без-
относительно ко времени. В китайском языке глагол в функ-
ции дополнительного члена изменяется по временам; он может
обозначать уже совершившееся действие, принимая суффикс
~ла, например: i
~Фан \да/нян /цзотянь \и,зю ~то /линь\шэ \цзинь /ч,эн
майла _цзи ~~цзинь ~кжу \жоу. 'Бабушка Фан еще вчера
поручила соседу сходить в город и купить несколько фунтов
свинины' (Чжоу Цзе-фу, 76.) __
/Чэнь _Сяо /Юань /цянь _цзи /нянь цин \Шицзы ва
__лао ~сянъшэн /гэй _цила гэ ~~гуань/мин \цзяо „/Чэнь
\Вань~~яан". 'Чэнь Сяо Юань несколько лет назад попросил
учителя из Шицзыва подобрать ему „официальное имя", [и тот
дал ему имя] „Чэнь Вань-чан"' (Чжао Шу-ли, 32).
В этих примерах действие, обозначенное дополнительным
членом, изображено как уже совершившееся, т. е. в них не
только говорится о содержании поручения или просьбы, но
1
Глаголы с понудительным значением обычно не могут быть употребле-
ны без дополнительного члена, выраженного глаголом. Некоторые же из них,
не имея посже себя другого спглагола, изменяют свое значение; например,
\цюань получает значение 'у °каивать\ «утешать\
45
и утверждается, что это поручение или просьба уже исполне-
ны. Так, в последнем примере говорится не только о том, чта
Чэнь Сяо Юань попросил учителя подобрать ему имя, н о й о
том, какое имя дал ему учитель. Чтобы передать оттенок, вно-
симый оформлением доиоднительного члена, не разбивая в та
же время одно предложение на два, мы могли бы перевести
этот пример так: „ . . . по просьбе Чэнь Сяо Юаня учитель...
подобрал ему официальное имя — „Чэнь Вань-чан". Конечно,
этот перевод будет очень сильно отличаться от соответствующе-
го китайского предложения по конструкции.
Если глагол, управляемый глаголом с понудительным зна-
чением, не имеет оформления, он, как и русская неопреде-
ленная форма, обозначает лишь содержание просьбы, совета,
запрещения, поручения и т. п., а не реально совершившееся
действие, поскольку, как мы увидим ниже (стр. 125, 127, 129—
130), неоформленный глагол в китайском языке может обо-
значать еще не совершившееся действие (например, будущее
время, приказание и т. п.).
Глагол в функции дополнительного члена обладает почти
всеми глагольными свойствами: он может иметь при себе до-
полнение (прямое или косвенное), различные обстоятельства
и т. п. Однако он не может принимать впереди себя модаль-
ный глагол: последний в китайском языке ставится всегда
в начале всей группы сказуемого в целом; он составляет часть
сказуемого (см. стр. 67—69) и не может относиться к гла-
голу, не являющемуся сказуемым предложения.
Дополнение к глаголу с понудительным значением, выра-
жающееся существительным или местоимением, может иногда
вообще отсутствовать, если называть соответствующее лицо
нет необходимости (при переходных глаголах, как мы знаем,
этого не наблюдается, и пропуск дополнения возможен только
в неполных предложениях). В этом случае дополнительный
член непосредственно следует за глаголом-сказуемым, напри-
мер:
\Чжао \Юй/линь \бань/ваньла /нун\хуэй ды _цзучжи-
шан ды \шицин, _е' /лай ~банчжэ~'фэнь ~дунси. 'Кончив орга-
низационные дела в крестьянском союзе, Чжао Юй-линь тоже
пришел помочь делить вещи' (Чжоу Лн-бо, I, 247).
Пропуск дополнительного члена возможен только в непол-
ных предложениях. Опущенный глагол при этом должен легко
восстанавливаться из контекста, например:
__ _Ма \Фэн/мин \дао: „/Во Усе!" /Сяо _Бао \дао: „__Во
бан ни!" *Ма Фэн-мин сказал: „Давайте я напишу!" Сяо Бао
сказал: „Я помогу тебе!" (Чжао Шу-ли, 42).
Обе реплики в этом примере являются неполными предло-
жениями: в первом отсутствует прямое дополнение после пе-
реходного глагола, во втором — дополнительный член при гла-
голе с понудительным значением. В полном предложении на-
46
личие дополнительного члена при глаголах с понудительным
значением обязательно.
К глаголам с понудительным значением близка по смыслу
и грамматическим свойствам небольшая группа переходных гла-
голов, обозначающих понуждение к передвижению, к перехо-
ду с одного места на другое. К этой группе относятся глаго-
лы: \/ганъ, \/нянь 'гнать', 'прогонять', \фан 'отпустить',
'выпустить', \жан 'пустить', \/цин 'пригласить', \цзяо 'звать',.
\сун 'послать', 'проводить', \пай 'послать кого-нибудь куда-
нибудь'и др. Некоторые из этих слов употребляются и как обыч-
ные понудительные глаголы, лишь немного изменяя при этом свое
значение, например УЦПН 'просить сделать что-нибудь', \пай
'послать сделать что-нибудь'; другие, обычно также в несколь-
ко ином значении, употребляются как обычные переходные
глаголы, без всякого дополнительного члена, например: угань
'догонять', \фан 'выпускать из рук', 'класть', \/цин 'пригла-
сить' (например, врача), \цзяо 'называть', \жан 'уступить'*
\сун 'подарить' (последние два глагола управляют двумя до-
полнениями). Таким образом, эта группа глаголов довольна
неустойчива.
Дополнительным членом к глаголам понуждения к пере-
движению могут быть только глаголы направления движения,
слова \/цзоу 'идти', \fnao 'бежать' и, может быть, два-три,
других, например^
__Ю и \хуэй "та _ганьчжэ /ян/цюнь /хуэйлай. 'Однажды
он гнал домой стадо овец' (Чжоу Цзе-фу, 32).
. . . /цай \суанъ \фан \Te__co ~ч,ула \мяо. ' . . . только
после этого Те-со, наконец, выпустили из храма' (Чжао Шу-
ли, 97).
\Ши я, _во \чжэ \ши \сун /хапцзы \шан \сюэ цюй я!
'Да, это я, действительно, провожаю мальчика в школу!'
(„Чжаныпи чуанцзо сюань", 18).
Как видно из примеров, дополнительный член при глаголах
понуждения к передвижению мы обычно не переводим отдель-
ным словом, поскольку соответствующие русские глаголы не
могут управлять глаголом.
Как уже было сказано выше, глаголы понуждения к пе-
редвижению, в отличие от обычных глаголов с понудительным
шачением, являются переходными. Дополнение к ним может
быть вынесено вперед с предлогом \]ба или превращено в под-
лежащее страдательной конструкции. Дополнительный член
w этом случае оказывается непосредственно после глагола-ска-
:»уемого и формально сливается с ним в одно слово, образуя.
результативный глагол (кроме глагола \дао, который превра-
щается в предлог), например: _
\Сянь\цзай \дянь\е ~гун сы _ба тамынь _цинхуэй-
лай. 'Сейчас электрическая компания пригласила их обратно'
(Цао Мин, 42).
47
(Itojtfiy лао\хань лаяжэ гэбо ба та \сун дао \
/(,»>/, 'Старик Сю-фу за руку отвел (доел, 'проводил') его до-
мой' (Чжао Шу-ли, 97). _
/Цай \го ~яжэнъюэ}цзе, ~та [гэй _няньяу /Ханъ цзя
\да\юань цюй. 'Как только кончились новогодние праздники,
его выгнали со двора семьи Ханей' (Чжоу Ли-бо, I, 108).
Прямое дополнение к глаголам понуждения к передвиже-
нию может быть помещено не только перед сказуемым, но
иногда и в самом конце предложения— п о е л е дополнитель-
ного члена (при настоящих понудительных глаголах такой
порядок слов невозможен). В этом случае дополнительный член
тоже сливается в одно слово со сказуемым, например:
{Пайцзы ^ча^хао^^цзю \цзяолайла \Гуй~ин _Сяо
-/Линь, ~цигэ \жэнъ ~ сян~гэнъяжэ \хуэйцюйла. 'Поставив
межевые знаки, они подозвали Гуй-ин и Сяо Линя и все се-
меро вместе пошли домой' (Чжао Шу-ли, 48).
Так как глаголы понуждения к передвижению—переходные,
то дополнение после них может быть опущено, только если
оно указано в контексте. При обычных глаголах с понудитель-
ным значением дополнение может вообще отсутствовать, если
в нем нет необходимости. В то же время дополнительный член
при глаголах с понудительным значением даже при отсутствии
дополнения не сливается в одно слово с глаголом-сказуемым;
это видно из того, что последний может иметь собственное
оформление (см. первый пример на стр. 46, где глагол ~бан
'помогать', стоящий непосредственно перед дополнительным
членом, оформлен суффиксом -яжэ).

Глаголы мысли, чувства, речи

Глаголы, входящие в эту группу, объединены одним общим


признаком: все они могут иметь дополнение, выраженное це-
лым предложением, не получающим никакого оформления сою-
зами. Этим свойством обладают глаголы, обозначающие: а) виды
умственной деятельности, б) деятельность органов чувств, в) раз-
личные эмоции, г) речь, а также вообще внешнее выражение
отношения к какому-либо факту. Таковы глаголы: "чжидао
'знать', \1сян 'думать',
х
\}дун, _дундэ 'понимать', \цзи, \цзи>
дэ 'помнить',
2
\еанла 'забыть', \синъ 'верить', /цзюэдэ, /цзюэ-
ч,жэ 'чувствовать', '(мне) кажется', \кань 'смотреть', ~тин
^слушать', \па 'бояться', \хэнь 'ненавидеть', 'злиться на что-

1
Глагол \ванла 'забыть' всегда бывает оформлен глагольным суффик-
сом -ла, который настолько неотделим от этого глагола, что может считаться
частью его основы, а не видо-временным показателем. Отбросить его или
заменить другим суффиксом нельзя.
2
Суффикс -чжэ неотделим от глагола и может считаться частью его
основы, а не видо-временным показателем.

48
либудь', шо 'говорить', \сяо 'смеяться', \ма 'ругать',
баояжэн 'ручаться за то, что', _фань\дуп 'ныстуиать
против' и др.
К глаголам, управляющим предложением, относятся также
слова \/дэн .'ждать', а также \пэнцзянь, \юйцзянь 'встретить',
которые по смыслу имеют мало общего с другими словами
этой группы,
В следующих примерах глаголы этой группы управляют
предложением: _
_Во \бин \бу ~яжидао \А\Гуй \син [шэммо. 'Я совер-
шенно не знаю, как фамилия А-Кью' ^Лу Синь, 93).
_Гуан\цзюй . . . __сян ~тин тин ~тамынъ /тань /шэммо.
Туан-цзюй... хотел послушать, о чем они говорят' (Чжао
Шу-ли, 60).
Во ~шо во /бу \хуэй\цзо /хо. 'Я сказал, что не умею
работать' (Чжао Шу-ли, расск., 106).
/Во _цзун \яо /дэн _нимынъ ~чулай. 'Я обязательно
дождусь, пока вы оттуда выйдете' (Чжао Шу-ли, 48).
Однако эти глаголы могут иметь и дополнение, выраженное
существительным или местоимением, или же вовсе не иметь
дополнения, например:
/Во _кэ ~чжидао \чжэ /хуэй \ши!*Я ведь знаю это дело!'
(Чжао Шу-ли, 175).
_Ни /хай __дэн /шэй? 'Кого ты еще ждешь?1 (Чжао Шу-
ли, 60).
\Эр~~ню ~ та ~ма /бай _шоу \дао: „/Жэньцзя ~~ Чунь-
си /сифу \цзай ~~чуан \вай ~~тин ла!" \Дацзя доу \сян
'чуаншан \кань. 'Мать Эр-ню замахала на него руками, го-
норя: „Жена Чунь-си слушает под окошком!" Все посмотрели
и сторону окна' (Чжао Шу-ли, 99).
_Ни ~^шао __дэн и дэн ба! 'Подожди немного!' (Чжао
Шу-ли, 113).
Дополнение при глаголах мысли, чувства и речи, чем бы
оно ни было выражено — словом или предложением,— обозна-
чает не предмет, изменяющийся под влиянием действия, а пред-
мет или явление, отражающиеся в сознании субъекта дей-
ствия или вызывающие в нем какие-то чувства. Это дополнение
является косвенным; как правило, оно не допускает ни кон-
струкции с \/ба, ни конструкции с \бэй, но в то же время
может быть опущено, если в нем нет необходимости. Таким
образом, глаголы мысли, чувства и речи являются косвенно-
переходными (т. е. управляющими косвенным, а не прямым
дополнением).
Однако некоторые глаголы этой группы изредка допускают
либо конструкцию с\/ба, либо конструкцию с /бэй, напри-
Mepj
Т _лао ши /и\майяу \мэнь,\цзю _ба /жэнь \ванла.
I С. Е. Яхонтов
ч >и iu'1'гда так —стоило уехать из дому, как уж и забыл ме-
ня' (Чжоу Ли-бо, II, 17).
Та \бу _гуанъ цзюши ла, /хай }ба во \мала и /чан~
ч.)ц просто заявил, что ему до этого нет никакого дела, да еще
шлругал меня' (Ма Цзянь-лин, 28).
~Та ~суй ~шоды __хэнь ~да, \цюэ \бэй _Сяо \Шунъ
"" пгинцзяньла 'Хотя он говорил тихо, Сяо Шунь услышал его"
(Чжао Шу-ли, 36).
Таким образом, дополнение к глаголам мысли, чувства и
речи отчасти смешивается с прямым дополнением. Однако это
смешение касается только отдельных глаголов и никак не яв-
ляется языковой нормой. Многие современные китайские язы-
коведы считают употребление конструкции с \j6a при глаго-
лах рассматриваемой группы невозможным. Например, проф.
Люй Шу-сян считает, что можно сказать /Во _ба ~шу \кань~
/ваньла 'Я дочитал книгу' (\кань в значении 'читать' являет-
ся, по-видимому, переходным глаголом и, во всяком случае,
не может управлять предложением), 1но нельзя сказать /Во
_ба та \каньцзяньла 'Я его увидел'. Проф. Ван Ли указы-
вает, что конструкция с '\/ба невозможна
3
при глаголах, обо-
значающих чувственное восприятие.
Глагол вместе с предложением, которым он управляет, внеш-
не часто напоминает глагол с понудительным значением вместе
с управляемыми им словами; ср.:
1) ~Та \цюань /бежэнь _е \наян \цзо. 'Он уговаривал
и других поступить так же'.
2) ~~Та ~чжидао /бежэнь 1
_£ \наян \цзо. 'Он знал, что*
и другие поступают так же .
В первом примере сказуемое выражено глаголом с пону-
дительным значением {\цюанъ 'уговаривать'), во втором —
сказуемое главного предложения выражено глаголом, относя-
щимся к группе глаголов мысли, чувства и речи ("чжидао
'знать'). В остальном оба предложения состоят из одних и тех
же элементов, расположенных в одном и том же порядке-
Но несмотря на внешнее сходство, эти два предложения имеют
разную грамматическую структуру: тлатол\цюань управляет
дополнением /бежэнь 'другие' и дополнительным членом \наян.
\цзо 'поступать так же', а глагол " чжидао — целым пред-
ложением [бежэнь __£ \наян \цзо 'другие поступают*
так же'.
Однако внешнее сходство между предложениями с пону-
дительными глаголами и предложениями с глаголами мысли,
чувства и речи наблюдается далеко не всегда. После глаголов^
с понудительным значением всегда должно стоять скачала
существительное (или местоимение), затем —глагол; порядок
1
Л ю й Ш у - с я н . Чжунго вэньфа яолюэ, стр. 59.
2
В а н Л я о - и . Основы китайской грамматики, стр. 121.
этот не может быть изменен. Напротив, предложение, управ-
ляемое глаголами мысли, чувства и речи, может иметь лю-
бую структуру и любой порядок членов, допускаемый в ки-
тайском языке. Это предложение может вообще не содержать
глагола (если сказуемое его имеет именной характер),на пер-
лом месте в нем может стоять обстоятельство, подлежащее
может следовать за сказуемым, и т. п. Придаточные пред-
ложения с такой структурой без всякого труда можно отличить
от конструкции с глаголом, имеющим понудительное значение,
например: __ _
__Лао 1Ян /тун\чжи _е\канъч,у~~та\ши цунъ\}яжан.
'Товарищ Лао Ян тоже понял, что это —староста' (Чжао Шу-
ли, 56). __
~~Цунь_чжан ~~шо \мяоли \мэйю /фанцзы ла. 'Староста
сказал, что в храме больше нет [свободного] помещения"
(Чжао Шу-ли, 147). _ _
~Тамынь... _ци сянъ /хай _и!вэй чула /шэммо \uiti..
'Они... сначала подумали, что случилодь какое-то происше-
ствие' (Чжао Шу-ли, 70).
Тем не менее, некоторые глаголы мысли, чувства и речи,
по-видимому, всегда управляют предложением, начинающимся
с существительного. Проф. Ли Цзинь-си считает, что эти гла-
голы управляют не предложением, а (так же, как и глаголы
с понудительным значением) дополнением и дополнительным
членом, и выделяет их в особую группу — глаголы, выражаю-
щие чувства и внешнее выражение чувств,—отличая их от,
обычных глаголов, управляющих предложением, которые, по
его формулировке, обозначают "способы познания".
Рассмотрим один из примеров, приводимых в этой связи
проф. Ли Цзинь-си:
_Во \ай тамынь /яэнши. 'Я люблю их за искренность*
(или: 'Мне нравится, что они искренни').1
По мнению проф. Ли Цзинь-си, глагол \ай 'любить' в этом
предложении управляет не предложением ~тамынъ \чэнши
'они искренни', а только словом ~тамынь 'они'; слово же
;чэнши 'искренний' является не частью предложения-до-
полнения, а дополнительным членом.
Таким образом, структура этого примера (и других, подоб-
ных ему), по мнению проф. Ли Цзинь-си,' аналогична структу-
ре предложения, сказуемым в котором является глагол с по-
нудительным значением. •
Ряд других языковедов тоже сближает предложения, в ко-
торых глагол-сказуемое обозначает чувство, с предложениями,
и которых глагол-сказуемое имеет понудительное значение.
Гак, в „Лекциях по грамматике", печатавшихся в журнале
„Чжунго юйвэнь", в обоих случаях существительное, стоящее
1
Ли Ц з и н ь - с и . Синь чжу гоюй вэньфа, стр. 21.
4* 51
nuivie ni'pnoro глагола в предложении, рассматривается как до-
полнение к этому глаголу и в то же время как1 подлежащее
и следующему глаголу (или прилагательному); этот второй
глагол (или прилагательное) обозначает причину чувства, обо-
значенного первым глаголом.
И проф. Ли Цзинь-си, и авторы „Лекций по грамматике"
одинаково считают, что дополнением к глаголу чувства в при-
мерах, подобных приведенному выше, является не предложе-
ние, а только слово (существительное или местоимение), стоя-
щее после глагола-сказуемого.
Однако встречаются предложения, которые не могут быть
истолкованы таким образом, например:
_Сяо [Чан /хэ [Ван ~гун\цзо\юанъ, ~танла ~~та \чжэ
__цзи ^цзюй \хуа, \гэн~~фэй/цан\пэйфу ~~та ды ^чжэнь-
/чэн. 'Сяо Чан и активист Ван, услышав эти его слова, почув-
ствовали к нему еще большее уважение за его искренность'
(Чжао Шу-ли, 155).
Это предложение весьма напоминает приведенный выше
пример из грамматики Ли Цзинь-си. Однако глагол чувства —
\пэйфу 'уважать'— управляет здесь не предложением, а сло-
восочетанием с предикативной связью.2 Таким образом, в этом
примере глагол чувства явно управляет не названием лица
( " т а 'он') отдельно, а названием лица и названием качества
(~~чжэнь/чэн 'искренний') вместе. По аналогии с этим приме-
ром мы имеем все основания предполагать, что и в примере
Ли Цзинь-си, и в других аналогичных случаях глагол чувства
управляет не названием лица, а названием лица вместе с наз-
ванием его действия или качества, т. е. целым предложе-
нием.
Семантически конструкцию с глаголом чувства тоже никак
нельзя толковать как конструкцию с дополнительным членом.
Мы знаем, что дополнительный член обозначает признак до-
полнения, возникающий как следствие действия, обозначенного
сказуемым. Однако, анализируя приведенный выше пример
Ли Цзинь-си, мы никак не можем утверждать, что качество,
обозначенное словом /чзнши 'искренний', является результатом
действия \ай 'любить'.
Итак, глаголы, обозначающие чувства и их проявления
и выделяемые проф. Ли Цзинь-си в особую группу, управля-
1
2
Юйфа цзянхуа. „Чжунго юйвэнь*, №10 (июнь 1953 г.), стр. 21.
Термин «словосочетание с предикативной связью" в китайском языко-
знании понимается разными авторами по-разному. Здесь он употреблен в том
смысле, в котором его употребляют Люй Шу-сян и Чжу Дэ-си в „Лекциях
по грамматике и стилистике* (.ЮЙфа сюцы цзянхуа", Чжунго циннянь чу-
баньшэ, Пекин, 1954, стр. 9): словосочетание, члены которого по смыслу от-
носятся друг к другу как субъект и предикат, но соединены определитель-
ной частицей ды. Такое словосочетание представляет собой частный случай
сочетания определения с определяемым, но по значению соответствует при-
даточному предложению. .

52
ют дополнением, выраженным целым предложением, и должны
быть включены в группу глаголов мысли, чувства и речи.
В древнекитайском языке различие между глаголами, управ-
ляющими предложением, и глаголами, управляющими допол-
нением и дополнительным членом, было более заметным, чем
в современном языке. Одной из особенностей грамматического
строя древнекитайского языка было то, что подлежащее при-
даточного предложения в нем оформлялось как определение.
Существительное в положении определения могло иметь после
себя частицу ~яжи\ эту же частицу обычно принимало суще-
ствительное и в функции подлежащего придаточного предложе-
ния. Личное местоимение третьего лица имело две супплетив-
ные формы: \ци и ~чжи;1 из них первая употреблялась как
определение или как подлежащее придаточного предложения,
вторая — как дополнение. Таким образом, подлежащее прида-
точного дополнительного предложения, как правило, можно
было по формальным признакам отличить от дополнения к
предшествующему глаголу.2
Все глаголы мысли, чувства и речи в древнекитайском язы-
ке, как и в современном, управляли предложением, а не до-
полнением и дополнительным членом.

Глаголы с пассивным значением


В китайском языке есть несколько глаголов, по самой сво-
ей семантике имеющих пассивный характер: глаголы эти обо-
значают не то, что лицо, обозначенное подлежащим, совершает
какое-то действие, а то, что это лицо подвергается какому-то
воздействию на него или испытывает какое-то ощущение. К ним
относятся глаголы: \ай 'подвергаться', 'переносить', ^\шоу 'по-
лучать', 'подвергаться', ~цзао 'пострадать от', \хай 'страдать
от', 'испытывать (неприятное чувство)', \яжун 'быть раненным1,
'заболеть от', \'жэнь 'терпеть', \най 'выдерживать' и др.
Дополнение к глаголам с пассивным значением можно от-
нести к тому же типу, что и дополнение к глаголам мысли,
чувства и речи; о до обозначает предмет или явление, воздей-
ствию которого подвергается лицо, обозначенное- подлежащим,
например:
~~ Чжунго ~ цзы__яань~ цзецза _бэнь1лай _е ши \шоучжэ
\ди/го_чжу\и ~я\по ды. 'По сути дела, китайская буржуа.-

1 Местоимение чжи не следует смешивать с частицей чжи, о кото-


рой шла речь выше. Оба чжи имеют, вероятно, общее происхождение
(посходят к указательному местоимению ~ чжи, встречающемуся в наиболее
древних текстах), но различаются по значению и по употреблению в пред-
ложении.
2
Подробнее см.: Jos. Mullie. Le mot-particuletche, „T'oung pao", v. XXXVI,
livr. 3 - 5 , 1942, pp. 146—180.
53
зия тоже испытывает на себе империалистический гнет' (Мао 1
Цзэ-дун, II, 604).
_Во \бу \яо \канъ _НПМЫНЬ !тун во /и\ян \шоу _ку я! |
'Я не хочу смотреть, как вы будете терпеть мучения так же,
как и я!' (Дин Лин, 151).
\Чжао... \Чжао цзя ~цзао цян ла! 'Чжао... дом ]
Чжао грабят!' (Лу Синь, 140).
Как видно из последнего примера, глагол с пассивным зна-
чением часто лучше не переводить на русский язык отдельным
словом; сочетание такого глагола с дополнением можно пере-
водить описательно.
Дополнение к глаголам с пассивным значением может быть
выражено как существительным, так и (чаще) глаголом или
прилагательным, например (в скобках дается дословный пере-
вод дополнения):
1. Дополнение-существительное
\шоу ~фэн 'простудиться' ('ветер')
\шоу \/цзян 'получить награду' ('награда')
/аи ~~бяньцзы 'быть избитым плетьми' ('плеть')
~~цзао \хань~цзай 'пострадать
1
от засухи' ('засуха')
\чжун jdy 'отравиться' ( яд')
2. Дополнение-прилагательное
\шоу Уку 'страдать' ('горький')
\uioy \цюн 'терпеть лишения' ('бедный')
!ай \э 'страдать от голода' ('голодный')
\чжун Ушу 'получить солнечный удар' ('жаркий')
3. Дополнение-глагол
\шоу ~то 'принять поручение' ('поручить')
[аи У да 'быть побитым' ('бить')
~цзао Уцян 'подвергнуться грабежу' ('грабить').
Глагол и прилагательное, употребленные как дополнения
к глаголам с пассивным значением, теряют свои обычные свой-
ства: они не получают никакого обычно свойственного им
оформления, глагол теряет способность принимать дополнения
и модификаторы, прилагательное — сочетаться с наречиями,
обозначающими степень качества.
Кроме того, глаголы в функции дополнения к глаголам
с пассивным значением могут принимать определение, выра-
женное существительным или местоимением и оформленное
частицей ды (это определение указывает на субъект действия),
а также определение, выраженное сочетанием числительного
и счетного слова, например:
_Во ^\цза \бу ~~чжи _юп \А\Гуй \ша_фоу [тупГцзун,
_е \вэй/цэн \tuoy ~~та _цзы~сунъ ды \бай~~то. 'Я не знаю,
принадлежу ли я к тому же роду, что и А-Кью, и не получал
54
приглашения написать его биографию от его сыновей и вну-
ков* (Лу Синь, .93).
Та... /цун[лап /мэйю /айго /шэй /и \ся \/0а. ' О н а . . .
до сих пор никогда никому не позволила хотя бы раз ее уда-
рить' („Дэнцзи", 7 - 8 ) .
Таким образом, в положении дополнения к глаголу с пас-
сивным значением глагол или прилагательное практически не-
отличимы от существительного. Однако они не превращаются
при этом в существительные. Хотя в сочетании /аи ~та ды
уда 'получать от него побои* слово Уда не имеет никаких
глагольных признаков и имеет определение, какое обычно
присоединяется только к существительным, а не к глаголам,
оно все же остается глаголом. Необычные синтаксические
признаки слова уда зависят не от того, что с а м о э т о с л о в о
каким-то образом изменило свое значение, а исключительно
от особенностей управляющего им глагола. Как только глагол
перестает быть дополнением к глаголу с пассивным значением,
он немедленно получает обратно все свои глагольные свойства.
Если бы мы стали утверждать, что в сочетании /аи ~та ды
уда 'получать от него побои' слово уда является не глаго-
лом 'бить', а существительным 'побои', оказалось бы, что это
„существительное" встречается в языке в одной единственной
конструкции — после глагола с пассивным значением; такое
„существительное" было бы лишено многих важнейших приз-
наков существительного — оно не могло бы быть в предложе-
нии подлежащим, именной частью сказуемого, определением,
не могло бы сочетаться с предлогами и т. п. Поэтому правиль-
нее считать, что глагол или прилагательное после глагола с
пассивным значением не превращаются в другую часть речи,
а остаются соответственно глаголом и прилагательным, хотя
и получают необычные грамматические признаки.
Существительное в функции дополнения к глаголу с пас-
сивным значением также теряет часть своих обычных свойств;
оно никогда не сочетается со счетными словами-классификато-
рами. Если такое существительное имеет перед собой числи-
тельное, оно соединяется с этим числительным непосредствен-
но, без помощи классификатора, и само таким образом при-
обретает свойства счетного слова, например:
\Да__шуй ды ~гуан ^_нао~гуаршан __е /айла _цзи
\гуньцзы. (Да-шуй тоже получил несколько раз палкой по
бритой голове' (Юань Цзин, 2).
_Хао\сян /чжа/ю бан\бэйшан \чжунла и \цзянь!
'Кажется, [она] только ранена мечом в руку!' (А Ин, 48).
Числительное, стоящее перед дополнением, служит не для
счета предметов, обозначенных существительным, а для счета
действий, т. е. указывает, сколько раз лицо, обозначенное под-
лежащим, испытывало воздействие на него,
55
Однако существительное в подобных конструкциях не пре-
вращается в настоящее счетное слово. Счетное слово всегда
должно иметь перед собой числительное, без числительного
оно никогда не употребляется (если не считать случаев, когда
перед ним опущено числительное ~и 'один'). Напротив, суще-
ствительное после глагола с пассивным значением совершенно
свободно может употребляться без всякого числительного.
Дополнение при глаголах с пассивным значением обязатель-
но, без него они не могут выразить законченную мысль.
Некоторые из глаголов с пассивным значением употребляются
сравнительно редко и встречаются только в составе ограничен-
ного числа устойчивых словосочетаний; примером может по-
служить слово ~чи (доел, 'есть', 'кушать'), которое было
очень широк® распространено в средневековом китайском язы-
ке в качестве глагола с пассивным значением ('подвергаться',
'испытывать'), но сейчас сохранило это значение лишь в трех-
четырех сочетаниях. Однако сочетания большинства глаголов
рассматриваемой группы с дополнениями, выраженными гла-
голом или прилагательным, являются свободными, т. е. каждый
глагол с пассивным значением может получать в качестве до-
полнения любой подходящий по смыслу глагол или прилага-
тельное. При глаголах других групп дополнение, выраженное
глаголом (без дополнения) или прилагательным, либо пред-
ставляет собой маленькое предложение, состоящее из одного
слова (например, /бу \па \/сы 'не боюсь смерти', доел, 'не
боюсь, что умру'), либо возможно только в небольшом числе
устойчивых выражений (например, ~бан та ды /ман 'помочь
ему', где дополнение /ман представляет собой прилагательное,
дословно значащее 'занятый').
Дополнение того же типа, что и при глаголах с пассивным
значением, иногда возможно при глаголе \/гэй 'давать'. Так*
в частности, обстоит дело в примере, приводимом А. А. Дра-
гуновым:1 _гэйла та и, \дунь jxao \/да 'задал ему хорошую
трепку'. Глагол \/гэй управляет здесь дополнением, выражен-
ным глаголом \Jda 'бить'. Эта особенность глагола Угэй 'да-
вать' объясняется тем, что он является антонимом глаголов
с пассивным значением (ср.: /айла та и \дунь jxao \/да
'получил от него хорошую трепку') и по аналогии получает
одинаковое с ними оформление.
Некоторые глаголы с пассивным значением рассматриваются
отдельными исследователями как показатели страдательного
залога. Например, проф. Ли Цзннь-си, как уже упоминалось
выше (стр. 19), относит глагол /аи 'подвергаться!, вместе с
такими словами, как \бэй, \цзянь, /мэн, /яэн, к числу вспо-
могательных глаголов, выделяя их в особую подгруппу („вспо-
1
А. А. Д р а г у н о в . Исследования по грамматике современного китай-
ского языка, стр. 13.
56
могательные глаголы, выражающие пассивность*).1 В „Китайско-
русском словаре", под редакцией проф. И. М. Ошанина,
морфема /аи охарактеризована как „формант пассива", а мор-
фема \шоу — как „формант пассивной конструкции глагола";2'
таким образом, авторы словаря рассматривают /аи и \шоу
даже не как служебные слова, а как форманты, т. е. аффиксы,
образующие страдательный залог.
Однако такие представления о природе морфем /аи и \шоу
нельзя считать правильными. Правда, при переводе /аи или
\шоу с их дополнениями на русский язык мы часто пользу-
емся страдательным залогом глагола, но нельзя судить о грам-
матических явлениях одного языка по их переводу на другой
язык. В действительности /аи, \шоу и другие подобные мор-
фемы являются самостоятельными словами: они могут иметь
собственное грамматическое оформление—например, присоеди-
нять к себе видо-временные аффиксы. Эти слова не выражают
страдательного залога, так как после них может стоять не
только глагол, но и прилагательное или существительное, а эти
части речи не имеют категории залога. Слова /аи и \tuoy
имеют не служебное, а знаменательное значение; подобно,,
например, русскому глаголу подвергаться они являются зна-
менательными глаголами и не обнаруживают тенденции пре-
вратиться в служебные элементы.
Глаголы с пассивным значением — небольшая группа, по-
явившаяся к тому же сравнительно недавно. В средневековом
китайском языке глаголы, имевшие пассивное значение—\бэп
^подвергаться', ~чи 'подвергаться (чему-нибудь неприятному)',
цзао 'пострадать от', /мэн 'удостоиться (милости)',— управ-
ляли целым предложением и входили в одну группу с гла-
голами мысли, чувства и речи.

Непереходные глаголы
Глаголы с понудительным значением, глаголы мысли, чув-
ства и речи и глаголы с пассивным значением не могут иметь
1
Группа эта очень неоднородна. Слово \бэй в современном литератур-
ном языке является служебным глаголом-предлогом, управляющим косвенным
дополнением со значением субъекта действия в страдательной конструкции.
Эту функцию \бэ,й проф. Ли Цзинь-си рассматривает в разделе, посвящен-
ном предлогам. В вэньяне \бэй является самостоятельным глаголом со
значением 'подвергаться'. Слово \цзянь как знаменательный глагол значит
'увидеть', 'обнаружить, ч т о . . . ' и управляет предложением, но в вэньяне оно
употребляется так же, как служебный глагол — показатель страдательного-
залога. Глаголы /мэн и /чэн 'удостоиться (милости)' встречаются только
в книжном стиле и управляют целым предложением, но, как и другие гла-
голы, управляющие предложением, могут управлять и существительным.
2
Китайско-русский словарь, под ред. проф. И. М, Ошанина. Государ-
ственное издательство иностранных и национальных словарей, М., 1952 г.,
иероглифы 5058 и 6(М6. Во втором издании словаря {М., 1955) о морфеме
\шоу (иероглиф 6191) сказано, что она „образует пассивную конструкцию".

57
прямого дополнения, но управляют косвенным дополнение!
•без предлога; их можно считать косвенно-переходными.
Кроме них, в китайском языке существуют настоящие не-
переходные глаголы, при которых, дополнение или вообще
невозможно, или по значению не отличается от обстоятельства
места. Непереходными глаголами являются: \яжань 'стоять'!
\цзо 'сидеть', Уцзоу 'идти', \тяо 'прыгать', ~фэп 'лететь^
]фу 'плыть', \лю 'течь', \дяо
чж
'падать',
жить
\Jdao 'опрокидываться'!
Учжуанъ 'вертеться', ^у У * (где-нибудь)', ~се *отды|
хать', \шуй 'спать', шэн 'родиться', \бянь 'изменяться'
\/яжан 'расти', \/сян 'звучать', \дун 'мерзнуть', \хуа 'таять']
~кай 'кипеть', \ся 'идти' (о снеге, дожде), \цзи\сюй 'про*
должаться' и др.
К непереходным глаголам относятся и описанные А. А. Дра|
гуновым глаголы направления движения (см. стр. 21), а именщ
\]ци 'подниматься', \шан 'подниматься', \ся 'спускаться'
\цзинь 'входить', ~чу 'выходить', \го 'переходить', 'прохо|
дить мимо', /хуэй 'возвращаться', \дао 'приходить', 'приез|
жать', (лай 'приходить', 'приезжать', \цюй 'уходить', 'уезжать'|
Все глаголы направления движения имеют, кроме знаменам
тельного, еще и служебные значения. Первые семь из пер«
численных выше глаголов обозначают направление движенш
по отношению к какому-то пункту или пространству, с кото|
рыми оно связано. В служебном значении они присоединяют^
х. другим глаголам, образуя результативные глаголы. Глагол*
/лай 'приходить' и \цюй 'уходить' обозначают направленш
движения по отношению к месту, где находится говоряще!
лицо, — приближение или удаление от этого места. Эти глаго^
лы в служебном значении также могут быть употреблены ка!
вторая часть результативного глагола, но эта функция дл*
них не характерна; обычно они остаются самостоятельными
•служебными словами, сочетаясь с различными знаменательным*
глаголами, но не сливаясь с ними. Наконец, слово \дао 'прихо*
дить' обозначает достижение какого-то пункта независимо от
направления; в служебном значении \дао является предлого1
В средневековом китайском языке существовал еще одш
глагол направления движения, а именно \жу 'входить'. В со-
временном языке его место занял глагол \цзинъ, первоначаль!
яое значение которого было не 'входить', а 'идти вперед'; эт<?
значение корень \цзинь до сих пор сохранил в составе многиз'
-Сложных слов, например: /цянь\цзинь 'идти вперед' (из *впе|
ч
ред' + 'идти вперед'), \цзинь\бу 'прогресс' (из 'идти вперед'-^
шаг'), \цзпнь~~гун 'наступать', 'наступление' (из 'идти ЪПЩ
ред'Н-'атаковать'). Значение 'входить' появилось у слова \цзиЩ
довольно поздно. В романе „Шуи ху чжуань" в значении 'вхо-
дить' регулярно употребляется еще \жу, а не \цзинь; одна-!
ко через 400 лет в романе „Хун лоу мэн" в этом значений
встречается почти исключительно \цзинь.
58
В современном языке постепенно начинает выходить из
употребления глагол \цюй в его знаменательном 1 значении —
'уходить'; он вытесняется глаголом \/цзоу 'идти'.
Как уже было сказано (стр. 26), дополнение или обстоя-
тельство со значением места весьма часто встречается после
глаголов направления движения, и намного реже — при других
непереходных глаголах. При многих непереходных глаголах
дополнение вообще невозможно.
Беспредложные дополнения и обстоятельства, управляемые
непереходными глаголами, имеют различные конкретные значе-
ния (исходный пункт движения, конечный пункт движения
и т. п.) в зависимости от свойств управляющего глагола,
а иногда и от лексического значения самого дополнения или
обстоятельства.
При глаголах \шан 'подниматься', \цзинь 'входить', /хуэй
'возвращаться', \дао 'приходить', /лай 'приходить', \цюй
'уходить' дополнение или обстоятельство обозначает конечный
пункт движения, например:
\шан ~шанъ 'подняться на гору'
\шан Ума 'сесть на лошадь'
\шан /лоу 'подняться на верхний этаж*
\цзинь /яэн 'войти в город'
\цзинь ~уцзы 'войти в комнату'
/хуэй ~~цзя 'вернуться домой1
/хуэй /го 'вернуться на родину'
/лай __Бэй~цзин 'приехать в Пекин'
\цюй \Шанхай 'уехать в Шанхай'
\цюй \дили 'пойти на поле'
\дао _Бэй~цзин 'приехать в Пекин'
\дао \дили 'прийти на поле' .
При глаголах ~чу 'выходить' и Уци 'подниматься' допол-
нение или обстоятельство обозначает исходный пункт движе-
ния, например:
~яу /мэнь 'отправиться в путешествие' (доел, 'выйти из ворот')
~чу \цзин 'выехать за границу'
_ци /чуан 'встать с постели'
Некоторые существительные (~цзе 'улица', \юаньцзы 'двор'
и т. п.), будучи употреблены как косвенное дополнение к гла-
голу ~чу 'выходить', обозначают не исходный, а конечный
пункт движения, например:
~яу ~цзе 'выйти на улицу'
При глаголе \ся 'спускаться- дополнение или обстоятель-
ство, в зависимости от его конкретного значения, может обо-
1
В „Русско-китайском словаре' Чэнь Чан-хао, А. Г. Дубровского и
А. В. Котова (М., 1951) под словом уходить в качестве первого перевода
указано уцзоу и лишь затем—\цюй. Слово \цюй (а не уцзоу) продол-
жает употребляться в сочетании с косвенным дополнением, т. е. в значении
'уйти (уехать) в'.
59
значать как исходный, так и конечный пункт движения. Если
слово, управляемое глаголом \ся, обозначает нечто высокое!
или заведомо находящееся наверху, оно указывает на исход-f
ный пункт движения; если же оно обозначает нечто находящее-
ся внизу_— оно указывает на конечный пункт, например:
\ся ~шань 'спуститься с горы'
\ся ума 'сойти с лошади'
\ся \лоу 'спуститься с верхнего этажа'
Но:
\ся \ди 'спуститься на землю'
\ся ушу и 'войти в воду'
\ся 1чуанъ 'сесть в лодку'
Существительные, которые при глаголе \ся обозначают?
исходный пункт движения, могут быть употреблены и при гла-;
голе \шан (как_обозначение конечного пункта движения); т. е. \
наряду_с \ся ~шанъ 'спуститься с горы' можно сказать ш\
\шан шань 'подняться на гору', наряду с \ся Ума 'сойти •
с лошади' можно сказать и \шан ума 'сесть на лошадь* щ
т. п. При этом \шан 'подниматься' обозначает действие, про-:
тивоположное тому, на которое указывает \ся 'спускаться'.!
Там же, где существительное после \ся указывает конечный!
пункт действия, заменить \ся на \шан1 невозможно: нельзя!
сказать *\шан \ди или *\шан Ушуй. Если же мы, говор»!
о предмете, находящемся внизу, захотим назвать действием
противоположное обозначенному глаголом \ся 'спускаться', \
мы должны будем изменить не только глагол, но и дополне-';
ние к нему: \ся \ди 'спуститься на землю' противоположно;
\шан ума 'сесть на лошадь', \ся ушуй 'войти в воду* и \ся-\
/чуань 'сесть в лодку' противоположны \шан \ань 'выйти на'
берег' и т. д.
При глаголе \го 'переходить', 'проходить мимо' дополне-
ние или обстоятельство обозначает предмет или место, череэ
которые или по которым движется лицо, обозначенное подле-
жащим; это дополнение указывает, таким образом, не исход-
ный или конечный пункт движения, а, так сказать, промежу-1
точный пункт, например:
\го ~ шань 'переходить через горы'
\го \хэ 'переправляться через реку'
\го /цяо 'идти через мост'
При остальных непереходных глаголах косвенное дополне-
ние или обстоятельство обычно указывает пространство, п о |
которому движется или в котором находится субъект действия.
Например:
1 1
Сказать \шан {чуань можно в том случае, если речь идет не о лодке,:
а, например, о пароходе, который воспринимается как нечто высокое; таким-
образом, \шан /чуань значит 'сесть на пароход'. Но в речи о пароходе^
\ся /чуань значит 'сойти с парохода' и, следовательно, /чуань 'пароход5!
при глаголе \ся обозначает уже исходный, а не конечный пункт движения^!
_цзоу \лу 'идти по дороге*
/фу Vшуй 'плыть в воде'
jna ~шанъ 'лазить по горам'
\чжань \Jzan 'стоять на посту'
\цзо /лао 'сидеть в тюрьме'
\ци Vма 'ехать верхом на лошади' х
Иногда, если глагол обозначает движение, которое не мо-
жет изменить направления (например, \дяо 'падать', \тяо
'прыгать'; направление падения или прыжка не может изме-
ниться на полпути), дополнение или обстоятельство получает
значение конечного пункта движения, например:
\дяо \ди 'упасть на землю'
\тяо Уцзин 'прыгнуть в колодец1
Итак, в большинстве случаев дополнение или обстоятель-
ство места при непереходных глаголах обозначает либо место,
по которому движется субъект действия (или в котором он
находится), либо конечный пункт движения. Только отдельные
глаголы направления движения (~ч,у 'выходить', Уци 'подни-
маться', иногда \ся 'спускаться') управляют дополнением или
обстоятельством со значением исходного пункта движения.
Результативные глаголы, в которых вторым элементом явля-
ются глаголы направления движения, могут иметь такое же
дополнение или обстоятельство, как и сами эти глаголы на-
правления движения: результативный -глагол со вторым эле-
ментом \цзинь может иметь дополнение (обстоятельство), ука-
зывающее на конечный пункт действия, глагол со вторым
элементом ~чу принимает дополнение, указывающее на исход-
иый_пункт действия и т. п., например:
"Та... /лянь \е /пачу \яэн, [таохуэп \Вэй~~яжуан лай-
ла. ' О н . . . в ту же ночь выбрался из города и бежал обратно
в Вэйчжуан' (Лу Синь, 127).
Переходные результативные глаголы, вторую часть которых
составляют глаголы направления движения, обычно, как и все
переходные глаголы, имеют после себя прямое дополнение.
Но если это дополнение вынесено вперед с предлогом \/ба
или превращено в подлежащее страдательной конструкции, то
они могут получать косвенное дополнение (обстоятельство) со
значением места, например:
~Го /Цюань_хай /хэ \Чжао \Юй/линь, \ба _сяо
~~чжу~гуань /тайшан /нань \кан. То Цюань-хай и Чжао
1
Выражения \ци ума 'ехать верхом на лошади', \цзо чэ 'ехать в
телеге' и т. п. сами по себе указывают лишь на нахождение субъекта
действия на лошади или в телеге, но не обозначают езды, перемены места;
поэтому дополнение в н и х — у м а 'лошадь' и чэ 'телега'—обозначают
место, где находится субъект действия. Чтобы выразить понятие езды в соб-
ственном смысле этого слова, выражения, подобные \ци ума, сочетаются
с глаголами направления движения, например: \ци ма \лайла 'приехал вер-
хом на лошади'.

61
IOil-лииь перенесли мальчика-свинопаса на южный кан' (Чжоу 1
.Ли-Гю, I, 212).
Кроме дополнения или обстоятельства, после непереходных|
глаголов может стоять подлежащее (см. стр. 29). Послеглагол-
ное зависимое подлежащее, как правило, встречается после|
непереходных глаголов; после переходных глаголов подлежа-
щее возможно только в случае, если глагол стоит в форме со-1
стояния (образующейся с помощью суффикса -чжэ).
В предложении, подлежащее которого стоит после сказуемо-'i
го, не просто сообщается о действии или состоянии субъекта,^
но прежде всего констатируется сам факт наличия, появления^]
или исчезновения субъекта. Поэтому при непереходных глаго-
лах, которые по самой своей семантике обозначают наличие,
появление или исчезновение, подлежащее всегда или почти|
всегда является зависимым. Этой особенностью обладают гла-|
голы: \/ю 'иметься', ~чу\сянь 'появляться', 'показываться'М
~шэн 'рождаться', \шэнся 'оставаться', ~~дю 'теряться' и не--;
большое число других.
Глаголы VfO 'иметься' и ~шэн 'рождаться' в прошлом были'1
переходными, но затем дополнение к ним переосмыслялось';
и превратилось в послеглагольное подлежащее, а бывшее под-,|
лежащее превратилось в тематическое подлежащее. Существи-
тельное, стоящее после этих глаголов, не может быть вынесе-|
но вперед с предлогом \]ба или превращено в подлежащее^
страдательной конструкции; следовательно, оно уже не являет-1
ся прямым дополнением. Существительное, стоящее перед гла-
голом Ую, всегда может быть заменено словом, относящимся!
к категории места и времени. При обоих глаголах слово, стоя-1
щее перед ними, не обозначает лицо, совершающее активное
действие, а лишь указывает на принадлежность того, что обо-;]
значено действительным подлежащим предложения. В этом отно-
шении нет никакой разницы между предложениями: Т а
~~шэнла /хайцзы 'У нее родился ребенок' и ~~Та _сыла
\фуцинь 'У него умер отец'.
Глагол ~~дю 'теряться* тоже, по всей вероятности, в прош-
лом был переходным; он и сейчас употребляется как nepe-j
ходный глагол в значении 'бросить', оставить'.
Почти всегда имеют зависимое подлежащее также глаголы,
обозначающие различные явления природы, например:
\Ся \Jjpu. 'Идет дождь'.
~Гуа ~фэн. 'Дует ветер'.
^Да \лэй. 'Гремит гром'.
~~Чу \цзян ла. 'Появилась радуга'. ';
В этих предложениях сказуемое всегда указывает одно-!!
временно на наличие того явления, которое обозначено под-|
лежащим: дождь существует только постольку, поскольку он*
идет, ветер — постольку, поскольку он дует, и т. д. Поэтому:|
62
подлежащее при глаголах, обозначающих явления природыг
почти всегда стоит после этих глаголов. Обычный порядок
слов (подлежащее перед сказуемым) наблюдается только тогда,.
когда сообщается нечто новое об уже идущем дожде, уже дую-
щем ветре ит. д., например: _./О# \ся\дала 'Дождь усилился',
_Юй/тинла 'Дождь прекратился',_/Ой \ю \сяцилайла 'Дождь
опять пошел'. В качестве тематического подлежащего в пред-
ложениях, обозначающих явления природы, может быть упо-
треблено слово, относящееся к категории места и времени,
или слова ~тянъ 'небо' (а также ~тяньшан 'на небе') и
~~тяньци 'погода'.
Существительное, стоящее после глагола, обозначающего
явление природы, нельзя считать прямым дополнением, так
как оно не допускает конструкции с \j6a.
Непереходный глагол, если после него нет ни дополнения
(обстоятельства) со значением места, ни зависимого подлежа-
щего, может получать после себя обстоятельство отношения,,
обозначающее неотчуждаемую принадлежность или часть субъ-
екта действия (примеры см. на стр. 35 и 37). Обстоятельства
отношения, обозначающее часть субъекта, может стоять толь-
ко после непереходных глаголов (иногда также после прила-
гательных).
Наконец, непереходный глагол может вообще не иметь
после себя никакого существительного — ни подлежащего, ни
дополнения, ни обстоятельства, например:
_Сяо /Чан /лапла! 'Сяо Чан приехал!' (Чжао Шу-ли, 141).
1Хэн\юань _ицзин \шуйла. 'Хэн-юань уже лег спать *
(Чжао Шу-ли, 50). __
\Хоу \бань ушан, тинцзянь \да/мэнь _сянла. 'Bo-
второй половине дня [он] услышал, как стукнули ворота'
(Юань Цзин, 172).
Кроме непереходных глаголов, употребляться без какого-
либо управляемого слова могут только глаголы мысли, чув-
ства и речи.
Глаголы-связки
Среди непереходных глаголов особое место занимают глаго-
лы-связки, всегда имеющие после себя дополнительный член,
выраженный именем (существительным или местоимением).
Проф. Ли Цзинь-си выделяет часть их в особую группу (гла-
голы со значением собственного изменения или появления).
По своей функции эти глаголы близки к связке, а стоящее
после них имя можно рассматривать как именную часть со-
ставного сказуемого. К глаголам-связкам относятся: "'дан,
\цзо 'быть', 'служить'^ /чэн 'стать', ~цзянь 'одновременно-
быть также и „ / , _шу~юп 'относиться к числу', 'принадле-
жать к', __дэн~~юй 'равняться', быть тем же самым, что', \сяя
'казаться', быть похожим на', \суань 'считаться', ~фэнъ 'под-
63
разделяться на', \син 'быть по фамилии', \цзяо 'зваться', 'но-|
сить имя', jxan 'быть по счету братьев таким-то' и некоторые!
другие.
В отличие от настоящей связки \ши, глаголы-связки ш
являются служебными элементами. Каждый из них сохраняет?!
собственное знаменательное значение. Одни глаголы-связки ука-|
зывают на временный характер связи между подлежащим
сказуемым (например, ~~дан и \цзо), другие означают, что|
лицо или предмет не является на самом деле тем, что обозна-
чает именная часть сказуемого, а лишь кажется, считаете*
чем-то, приравнивается к чему-то и т. п. (например, \сянЛ
\суань, _дэн~юи). Иногда глагол-связка своим лексическим!
значением подсказывает значение именной части; например, гла-J
гол \син 'быть по фамилии...' употребляется в случае, есл!
именная часть выражена словом, обозначающим фамилию, и т. п.|
Если связка \ши ни по своему происхождению, ни по грам-|
матическим свойствам не является глаголом, то глаголы-связ-|
ки имеют ряд обычных глагольных свойств. Они могут соеди-|
няться с модальными глаголами, иметь косвенное дополнение
или обстоятельство с предлогом, а многие из них изменяются!
по временам, например:
\Хоу ~яжуаншан \е _ю /жэнь \юаньи /гэп _Сяо \3p~i
хэй ~гэнъ _Сяо /Цинь \цзо /мэйжэнь.'В заднем конце де-|
ревни нашлись бы люди, которые согласились бы быть сватами|
,для_Сяо Эр-хэя и Сяо Цинь' (Чжао Шу-ли, 20).
~Та\хоу/лай \цзола _Гуандун ]юй _Ухань ды /го/минь]
\ч-жэн{фу _чжу\си., /хайши ~цзяньла \Ди \эр ~цзюнь%
~цзюнъ\1 яжан. 'Впоследствии, став председателем националь*
ного правительства сначала в Кантоне, потом в Ухане, он по|
-совместительству занимал должность командира 2-го корпуса'!
(Мао Цзэ-дун, II, 510).
Способность управлять именной частью сказуемого свой-
ственна не одним только глаголам-связкам; в отдельных слу-
чаях именную часть сказуемого получают после себя и другие|
непереходные глаголы, например:
ч
_Лао/Дэ\гуй ды)хайцзы /гэй _Ци~чан \чжу у
Сын Дэ-гуя работает (доел, 'живет') батраком у Ци-чана'
(Чжао Шу-ли, 35).
Однако при глаголах-связках, в отличие от других непере-1
ходных глаголов, наличие именной части сказуемого обяза-1
тельно; именная часть может быть опущена только в том|
случае, если ее легко можно понять из контекста, например:|
/Жэньцзя _ба та _сюанъ чэн ~цин/нянь\дуй\/'яжанл
_во \цзю ~~~шого /бу \цзяо та ~~дан. 'Когда его избрали
командиром молодежного отряда самообороны, я не велел ему*
быть [командиром]'! (Чжао Шу-ли, 24).
При настоящей связке \ши именная часть сказуемого, как]
правило, вообще не может быть опущена.
64
Поскольку после глаголов-связок в полном предложении
нсегда должно стоять какое-то существительное или место-
имение в функции именной части сказуемого, после них не
может, как после обычных непереходных глаголов, стоять под-
лежащее или обстоятельство отношения; невозможно после
них и дополнение или обстоятельство со значением места.

МОДАЛЬНЫЕ ГЛАГОЛЫ

Совершенно особое место среди глаголов китайского язы-


ка занимают модальные глаголы.
Модальные глаголы выражают отношение субъекта действия
к самому действию: способность совершить это действие, не-
обходимость или желание его совершить и т. п. Поэтому мо-
дальный глагол в предложении всегда сочетается с другим
глаголом, образуя вместе с ним одно сложное сказуемое; само-
стоятельно, без другого глагола, модальный глагол не может
быть сказуемым полного предложения, В этом и состоит важ-
нейшее отличие модальных глаголов от всех остальных глаго-
лов китайского языка.
Характерной особенностью модальных глаголов является
также их полная морфологическая неизменяемость. Модаль-
ные глаголы никогда не образуют никаких форм, ни синтети-
ческих, ни аналитических. Это объясняется тем, что все они
относятся к глаголам не-действия (см. стр. 78—80).
Как мы уже видели выше (стр. 19), по классификации
проф. Ли Цзинь-си модальные глаголы включены вместе с гла-
гольными суффиксами и некоторыми другими значимыми и слу-
жебными морфемами в группу „вспомогательных глаголов".
Термин „вспомогательные глаголы" („чжудунцы") в применении
к модальным глаголам находим мы и в „Лекциях 1 по грамма-
тике", печатавшихся в журнале „Чжунго юйвэнь".
Однако модальные глаголы, строго говоря, не являются
служебными словами в полном смысле этого слова. Каждый
из этих глаголов имеет собственное лексическое значение.
Кроме того, в отличие от настоящих служебных элементов,
модальные глаголы обладают некоторой синтаксической само-
стоятельностью. В неполных предложениях основной глагол
может быть опущен, и сказуемое предложения тогда состоит
из одного только модального глагола, например:
/Во _цин та \дао ~цзя ~чи \фань, ~~та \бу \/кэнь.
'Я пригласил его к себе домой обедать, а он не хочет' (Чжао
Шу-ли, 57).
В полном предложении модальный глагол ставится перед
главным глаголом к всеми относящимися к нему словами —
обстоятельствами, дополнениями и т. п.
1
Юйфа цзянхуа. „Чжунго юйвэнь", № 9 (март 1953 г.), стр. 26.

5 С. Е. Яхонтов 65
Некоторые современные китайские лингвисты причисляют
модальные глаголы к наречиям (хотя и выделяют их средш
наречий в одну или две особые группы).1 Модальные глаголы
сближает с наречиями то, что и те и другие занимают в пред-
ложении одинаковое место; но между этими группами слов
существует и ряд различий.
а) В предложении, содержащем модальный глагол, утвер-
ждается лишь определенное отношение субъекта к действию*
но не то, что совершилось само действие; поэтому глагол,,
управляемый модальным глаголом, как правило, не оформляет-
ся видо временными показателями. Он всегда стоит в насто-
яще-будущем времени, обозначая действие не совершившееся,
а только ожидающееся или повторяющееся (см. стр. 129).
Глагол, стоящий после модального глагола, оформляется
иногда суффиксом -ла, но последний в таком случае имеет
переносное, а не обычное значение (см. стр. 119). Наречие ж е
может определять глагол с любым оформлением.
б) Модальный глагол может иметь при себе определение*
выраженное наречием степени (\/хэнь 'очень', \цзуй 'в выс-
шей степени' и т. п.),например:
/Хай _ю \Жунь\/т.у, ~та... /хэнь _сян \цзянь на и
/хуэй \мянь. 'Потом еще Жунь-ту, о н . . . очень хочет уви-
деться с тобой разок' (Лу Синь, 80).
\Чж£ _цзи, 1нянь ~цуньли [жэнь /мэй ~до _ли та»
/бу\го ~та \цюэ _тин \хуэй ~бацзе /жэнь. 'Последние
несколько лет люди в деревне мало обращали на него внима-
ние, но он прекрасно умел подлаживаться к людям' (Ли Чжунь).
\А\Гуй ~шэн/пин _бэнь/лай\цзуй \ай \кань \жэнао.
'А-Кью всю жизнь больше всего любил смотреть скандалы*"
(Лу Синь, 113).
Наречие, в отличие от модальных глаголов, никаких опре-
делений принимать не может. Правда, перед отрицанием \бу
'не', как и перед модальным глаголом, может стоять наречие
степени, например _хэнь \бу Vхао 'очень нехороший1. Одна-
ко наречие при этом относится не к самому отрицанию, а ко>
всему сочетанию отрицания со словом, к которому это отри-
цание относится (в нашем примере — к сочетанию \бу V х а о
'нехороший'). Действительно, если слово, к которому относит-
ся отрицание, может сочетаться с наречием степени, то и перед,
отрицанием может быть поставлено это наречие, т. е. если
можно сказать /хэнь \Jxao 'очень хороший', то можно сказать
1
См., напр.: В а н Л и . Чжунго юйфа лилунь, т. I, стр. 32; Л ю й Ш у-
с я н. Чжунго вэньфа яолюэ, т. I, стр. 26. — Интересно, что в некоторых ста-
рых работах, наоборот, часть наречий причисляется к „вспомогательным
глаголам"; так, У Ин относит к .вспомогательным глаголам" наречи*
ицзин 'уже*. \чжэн 'как раз', ~~ган 'только что', гу 'пока' (в вэньянеу
и др. См. У И н. Чжунго говэньфа (Грамматика национального письмен-
ного языка). Шанхай, Шан'у иньшугуань, 1930, стр. 36—42.

66
и _хэнъ \бу \fxao 'очень нехороший'. И наоборот: если сло-
во, имеющее при себе отрицание, не соединимо с наречиями
степени, то и перед отрицанием наречие невозможно; т. е. по-
скольку нельзя сказать *__хэнь \цюй 'очень пойду', то нель-
зя сказать и *__хэнь /бу \цюй 'очень не пойду'. Допустимость
наречий степени перед отрицанием зависит не от грамматиче-
ских свойств отрицания, а от свойств слова, к которому это
отрицание относится. Наречие же, стоящее перед модальным
глаголом, относится к самому этому модальному глаголу и ни-
как не зависит от свойств того слова, к которому относится
модальный глагол.
в) Модальный глагол может повторяться с отрицанием, обра-
зуя альтернативный вопрос: /нэп бу нэн 'можешь или не мо-
жешь?', \хуэй бу хуэй 'умеешь или не умеешь?', _гань бу
гань 'осмелишься или не осмелишься?', _кэнь бу кэнъ 'согла-
сен или не согласен?' и т. п. Наречия никогда не образуют
подобных конструкций.
г) Можно указать еще и на то, что модальные глаголы
нормально не соединяются со связкой, в то время как для ряда1
наречий положение перед связкой является вполне обычным.
Итак, модальные глаголы нельзя относить к наречиям;3
грамматические отношения между модальным глаголом и сле-
дующим за ним обыкновенным глаголом имеют иной характер,,
чем отношения между наречием и глаголом-сказуемым.
А. А. Драгунов рассматривает глагол, управляемый модаль-
ным глаголом, как дополнение к последнему, выраженное ин-
финитивом, т. е. как отдельный член предложения.3 Однако
правильнее было бы говорить, что глагол, сочетающийся с мо-
дальным глаголом, не является самостоятельным членом пред-
ложения, а представляет собой часть сложного сказуемого,
другой частью которого является модальный глагол, т. е. та-
кое предложение, как _Во ~гай _цзоу ла 'Я должен идти',
состоит не из подлежащего, сказуемого и дополнения, а из
подлежащего \/во 'я' и сложного сказуемого ~гай \/цзоу
'должен идти'.
Правильность такого разбора подтверждается следующим
фактом. Мы уже видели (стр. 29), что в китайском языке под-
лежащее при непереходных глаголах может стоять после ска-
зуемого, при условии, что это место свободно, т. е. что после
сказуемого не стоит какое-либо косвенное дополнение или
обстоятельство. Если при этом перед непереходным глаголом
вставляется модальный глагол, конструкция не нарушается —
1
А. А. Д р а г у н о в . Исследования по грамматике современного ки-
тайского
2
языка, стр. 208.
Однако отдельные модальные глаголы могут превращаться в наречия
(см. 3стр. 70).
А. А. Д р а г у н о в . Грамматическая система современного китайского
разговорного языка, стр. 197—198.

5* ' 67
подлежащее может стоять после сложного сказуемого, так же %
как и после простого, например:
Щяо \мянь _чжаи~чжайды _чжи \нэн __цзоу !игэ /жэнь. |
'Настил моста был очень узкий, по нему мог пройти только
один человек („Чжунго циннянь бао", 28 августа 1954 г.).
/Лао\/цзун, \каншан /хай ;нэн \шуй гэ /жэнь, _ни,\
\шан \кан \шуй ба. 'Господин военный, на кане еще мо-
жет лечь один человек, полезайте на кан спать' (Чжоу Цзе-
фу,_67).
Чжан \да_сао /цзюэдэ \на _до /юнь __хэнъ \дань,
\бу /нэп \ся \да \/юй. 'Жена Чжана считала, что эта туча
не густая, из нее не может пойти большой дождь' (Цао Мин,
126).
Если бы модальный глагол управлял дополнением, подле-
жащее не могло бы стоять после этого дополнения: если пос-
ле глагола стоит дополнение (хотя бы косвенное), подлежащее |
ставится перед сказуемым. Очевидно, сказуемым в приведенных
выше примерах является не модальный глагол, а сочетание!
модального глагола со следующим за ним непереходным гла-
голом, и дополнения в этих примерах нет.
Подлежащее при сложном сказуемом, содержащем модаль-1
ный глагол, может стоять также после модального глагола — §
между ним и вторым глаголом, например:
\Вэй /шэммо ~~гуан ~~гай _ао \чжаогу /жэнь? 'Поче-
му только я должен заботиться о других?' (Чжао Шу-ли,
расск., 101).
/Дэцзуйла _лао/по, \цзы!жань !хай __дэй \цзы_цзи
\гань, 'Раз. обидел жену, конечно, пришлось самому взяться |
за дело' (Чжао Шу-ли, расск., 105).
В подавляющем большинстве случаев подлежащее в таких
предложениях выражено личным или возвратным местоимени-
ем; перед модальным глаголом псстда стоит какое-нибудь наречие. |
Помимо места подлежащего, есть еще одно доказательство
того, что глагол, стоящий после модального глагола, является
не дополнением последнего, а частью составного сказуемого. |
Известно, что в китайском языке почти каждый член предло- |
жения может быть подчеркнут с помощью слова /лянь 'даже'.
При этом слово, к которому относится /Лянь, ставится между
группой подлежащего и группой сказуемого, а после него до- |
бавляется наречие \fe (доел, 'тоже') или ~доу (доел. 'все').
Если /лянь 'даже' относится к подлежащему, последнее не
меняет своего места в предложении. Если же подчеркивается
глагольное сказуемое, оно повторяется дважды — сначала перед |
группой сказуемого, а затем на своем обычном месте; слово
/лянь 'даже' очень часто опускается. Если выносится вперед
глагол, стоящий после модального глагола, он также должен
быть повторен, и слово /лянь тоже обычно отсутствует, на-
пример:
68
/Тай /е /дэй 6а та /тайлай! 'Нужно доставить его сюда,
даже если бы пришлось нести его на руках!' (Чжао Шу-ли,
расск., 115).
Таким образом, при вынесении глагола, стоящего после мо-
дального глагола, употребляется та же конструкция, что и при
подчеркивании всякого глагольного сказуемого.
Итак, глагол, следующий за модальным глаголом, не являет-
ся его дополнением. Сам модальный глагол является лишь
частью сказуемого. Следовательно, вопрос о типе управления
модальных глаголов вообще не возникает, и модальные гла-
голы не находят себе места в классификации глаголов по ха-
рактеру управления.
Модальные глаголы можно по их значению разделить на
выражающие возможность, долженствование и желание; однако
некоторые модальные глаголы трудно с уверенностью отнести
к какой-либо из этих групп, поскольку сама эта классифика-
ция основывается только на семантике отдельных слов, а не
на каких-либо конкретных грамматических признаках. Значе-
ния отдельных модальных глаголов в общем хорошо известны
и подробно описаны в литературе.
Важнейшими глаголами возможности являются /нэп 'мочь'
и /кэ'и 'можно'. Первый из этих глаголов обозначает физи-
ческую возможность совершения действия, возможность, свя-
занную со свойствами самого действующего лица; второй ука-
зывает на допустимость, разрешеннос.ть действия. Предложения
с глаголом /кэ'и очень часто бывают безличными, так как от-
ношение к действию, выражаемое этим модальным глаголом,
не зависит от действующего лица. К группе глаголов возмож-
ности примыкает также слово \хуэй 'уметь'; иногда это слово
значит также 'иметь обыкновение поступать так-то'.
В группу глаголов долженствования входят слова удэй
'должен', ~гай 'следует' и некоторые другие. Глагол \/дэй
указывает на то, что субъект действия вынужден или обязан
совершить действие; ~~гай скорее дает оценку этому действию,
характеризует его как правильное или неправильное. Глагол
~~~гай очень часто употребляется в безличных предложениях
по той же причине, что и /кэ'и 'можно'. Кроме того, гай
может употребляться при речи о действиях, которые не могут
быть осуществлены, возможность совершения которых упуще-
на; в этом случае ~гай переводится 'следовало', 'следовало
бы', а следующий за ним глагол может быть оформлен суф-
фиксом -ла.
Слово \яо прежде значило 'хотеть' и было глаголом же-
лания, но сейчас употребляется преимущественно в значении
'нужно', указывая, что подлежащее нуждается в совершении
действия; следовательно, \яо переходит в группу глаголов
долженствования. Этот глагол может употребляться и в без-
личных предложениях. Антонимом \яо (в значении 'хотеть')

является \бу укэнь 'не желать', 'отказываться'. Глагол \/кэнь
без отрицания употребляется редко, преимущественно в рито-
рическом вопросе. В то же время сочетание /бу \яо обознача-
ет запрещение и встречается преимущественно в повелительных
предложениях; синонимом его является /бу \юн (см. стр. 130).
Сочетания /бу \яо и /бу \юн могут быть употреблены и в
обыкновенном повествовательном предложении; тогда они либо
имеют значение 'не нужно', 'незачем', либо значат 'не дол-
жен' и являются антонимами модального глагола \/дэй 'должен'
(сам этот глагол с отрицанием почти не употребляется, соче-
тание \бу \/дэй можно встретить разве что в риторическом
вопросе).
Для выражения желания в разговорном языке часто упо-
требляется слово \JCHH 'хотеть' (доел, 'думать'), но этот гла-
гол еще не полностью вытеснил \яо; к тому же наряду с ним
в значении 'хотеть' употребляются и другие глаголы, которые 1
недавно превратились или только еще превращаются из обыч- 1
ных глаголов в.модальные: \юаньи 'желать', \юйбэй 'гото- |
виться', __дасуань 'рассчитывать' и т. п.
Ни к одной из перечисленных групп нельзя с уверенностью
отнести глаголы \ай 'любить', \пэй 'стоить того, чтобы',
•иметь право', \/ганъ 'сметь' и некоторые другие. Из них
\пэй и \/гань употребляются обычно в сочетании с отрица-
нием— /бу \пэп 'не быть достойным того, чтобы', \бу \/гань
'не сметь', 'бояться'; без отрицания они встречаются преиму-
щественно в риторическом вопросе.
Некоторые модальные глаголы в современном языке могут
употребляться не для выражения отношения действующего
лица к совершаемому действию, а для выражения уверенности
или сомнения говорящего в истинности какого-либо факта, на-
пример ~гай 'должно быть', {/бу) \хуэй '(не) может быть'.
В этих значениях "гай и \хуэй уже не являются модальными
глаголами и лишаются свойств этой группы слов, в то же вре-
мя приобретая многие свойства наречий; в частности, они мо-
гут употребляться перед связкой и перед глаголами, оформ-
ленными с помощью видо-временных аффиксов, например:
/Во /сян /ни _е ~гай \цзяньго ба! 'Я думаю, что ты,
должно быть, тоже [ее] виделаГ_(„Дэнцзи", 19).
\Бу _гуань /шэй /лай ~цзе~шоу, _цзун /бу \хуэй \ши
\Жи_бэнъ /жэнъ ла. 'Кто бы ни приехал принимать [элек-
тростанцию], не может быть, чтобы эго оказались японцы'
(Цао Мин, 25).
Глагол \хуэй иногда почти совершенно утрачивает какое
бы то ни было модальное значение и превращается в показа-
тель будущего времени, например:
\Чжи/яэн ~гэ ~тамынь \хуэй ~бан во ды, _во /бу
\па. 'Брат Чжи-чэн и все [ребята] помогут мне, я не боюсь'
(„Чжаньши чуанцзо сюань", 19).
70
_На \яо бу яо _дэн и ся, \Ляпь дэн \цзю \хуэй
ганьлай ды. 'Не хочешь ли подождать немного, Лянь-дэн
скоро нагонит меня' („Чжунго циннянь бао", 4 сентября 1954 г.).
Когда глагол \хуэй указывает на будущее время, к концу
предложения присоединяется частица ды, выражающая уверен-
ность говорящего в правильности его мнения; этим путем вре-
менное значение слова \хуэй формально отграничивается от
остальных его значений.
Модальный глагол \яо 'хочу', 'должен' тоже может иногда
употребляться для выражения будущего времени, однако он
или сохраняет оттенок желания совершить действие, или ука-
зывает на ближайшее будущее, например:
\Хуэйцюй ба, _Лао ~~Цзинь ды \яуанъ \яо \као \ань ла.
*Пойдемте-ка обратно, лодка Лао Цзиня скоро причалит к бе-
регу' (Цао Мин, 125).
В конце предложения, содержащего \яо в значении близ-
кого будущего, обычно имеется конечная частица ла.
Временное значение \яо близко к значению настояще-бу-
дущего времени глагола в тех случаях, когда оно указывает
будущее, а не настоящее (см. стр. 127): и форма настояще-бу-
дущего, и слово \яо, обозначая будущее время, обычно со-
храняют оттенок
1
желания, намерения совершить действие. Проф.
Юй Минь говорит относительно пекинской формы _Во \цюп
*Я пойду',
3
'Я хочу пойти', что в Чэнду (западномандаринский
диалект) вместо нее. в том же значении употребляют __Во
\яо \цюй,в Таким образом, возможно, что употребление гла-
гола \яо как показателя будущего времени в литературном
языке объясняется влиянием западномандаринского диалекта.
Напротив, \хуэй как показатель будущего — это чисто пекин-
ское, а не диалектное явление; к тому же \хуэй обозначает
объективное будущее время, без всякого оттенка желания.
Может быть, \хуэй (или \хуэй... ды) можно считать пока-
зателем особого глагольного времени; впрочем, это \хуэй
еще недостаточно четко отделилось от слова \хуэй 'может
быть'.
1
Ю й М и н ь . Ханьюй дунцы ды синтай. (Формы китайского глагода).
.Юйвэнь сюэси", 1954, № 4, стр. 51.
2
Мандаринскими, или северными, диалектами (гуаньхуа, бэйфанхуа) на-
зывают группу диалектов, распространенных в северном, западном и юго-
западном Китае. Диалекты этой группы лежат в основе современного лите-
ратурного языка (байхуа), а также общепонятного разговорного языка (пу-
тунхуа). Произношение одного из северных диалектов — пекинского — счи-
тается стандартным; на нем основывается общепринятая русская транскрип-
ция китайского языка. К мандаринским диалектам относятся западноманда-
ринский (юго-западный Китай), южномандаринский (нижнее течение Янцзы)
и северомандаринский (северный Китай от Дунбэя до Синьцзяна) диалекты;
каждый из них, в свою очередь, распадается на более мелкие диалекты и
говоры.
3
Пример приведен в пекинском произношении; на западномандаринском
диалекте та же фраза звучит \Нго \яо \цюй.
71
Глаголы \хуэй и \яо могут употребляться и для обозна-
чения повторяющихся действий. При этом \хуэй указывает,
что одно действие всегда происходит после другого, а Хяо
вероятно, просто подчеркивает регулярность, обязательность!
повторения действия, например:
~Шэнхо юла \бянь\хуа, _ющянъ ды /цы\хуэй \х&\
\гуань\юн/юй _е \хуэй ~~гэньяжэ \бянь\хуа. 'Если в жиз-1
ни народа происходят изменения, вслед за этим изменяется
и словарный состав и фразеология языка' („Юйвэнь сюэси", 1
1952, № 9, 14).
\Сян \чжэсе \куай\/бань, /Ли _Ю]цай \шбу~до мэп
~тянь \яо ~бянь. 'Частушки вроде этих Ли Ю-цай сочинял
почти каждый день' (Чжао Шу-ли, 34).
Некоторые из модальных глаголов имеют очень древнее
происхождение; таковы /нэп 'мочь', угань 'сметь', \/кэньй
'хотеть', 'соглашаться', встречающиеся уже в древнейших па- |
мятниках китайской литературы. Слово \кэ'и 'можно' также |
существует очень давно, но в древнекитайском языке оно 1
представляло собой не единое слово, а словосочетание, состояв-1
шее из модального глагола \/кэ и предлога \/и. Другие мо-
дальные глаголы появились сравнителыю недавно- Все они по I
происхождению являются обычными глаголами; например, мо- |
дальный глагол \/сян 'хотеть' происходит от обычного глаго-
ла \'сян 'думать' (относящегося к группе глаголоз мысли,
чувства и речи).
Глава III
ГРАММАТИЧЕСКИЕ КАТЕГОРИИ ГЛАГОЛА
КАТЕГОРИИ ВИДА И ВРЕМЕНИ

Вопрос о категории вида в китайском языкознании


Проблема вида в китайском языке интересовала очень мно-
гих исследователей. Она подробно рассматривается почти во
всех научных грамматиках
1
китайского языка, написанных ки-
тайскими учеными. В советской лингвистической литературе
существует монография А. А. Драгунова, посвященная кате-
гориям вида и времени в дунганском языке, где одновременно
с целью сравнения рассматриваются и видо-временные
2
катего-
рии китайского литературного языка (байхуа). Теория видов-
китайского языка подробно излагается также в Учебнике ки-
тайского языка Б. Исаенко, Н. Короткова и И. Советова-
Чэня.3 Проблемой видов интересовался один4
из крупнейших
китаистов Западной Европы — А. Масперо. Наконец, ей по-
святил специальную
6
статью известный чешский ученый Яро-
слав Прушек.
Разные исследователи насчитывают в китайском языке раз-
ное число видов (до двенадцати — у Люй Шу-сяна); расхож-
дения существуют и по вопросу о том, какие именно грамма-
тические формы следует считать формами вида.

1
Л ю й Ш у - с я н . Чжунго вэньфа яолюэ (Очерк грамматики китайско-
го письменного языка), т. II. Изд. 4-е. Шанхай, Шан'у иньшугуань, 195Ц
В а н Л и . Чжунго юйфа лилунь (Теория китайской грамматики), т. I,
Шанхай, Шан'у иньшугуань, 1955; В а н Л и . Чжунго сяньдай юйфа (Грамма-
тика современного китайского языка), т. !, Шанхай, Шан'у иньшугуань, 1955;
Г а о М и н - к а й . Ханыой юйфа лунь .(Грамматика китайского языка ). Изд.
2-е, 2Шанхай, Каймин шудянь, 1951.
А. Д р а г у н о в . Исследования в области дунганской грамматики. I.
Категория
3
вида и времени в дунганском языке (диалект Ганьсу).
Б . И с а е н к о , Н. К о р о т к о е , И. С о в е т о в - Ч э н ь . Учебник ки-
тайского
4
языка. Изд. литературы на иностранных языках, М., 1954.
Н. M a s p e r o . Les langues de l'Extreme-Orient. Encyclopedie Franc.ai-
se, v. I, pp. 1-40-2 — 1-40-6, 1939.
5
J. P г u s e k. Quelques remarques sur les aspects en chinois.
73
Масперо находит в китайском языке четыре наиболее
употребительных вида: „определенный" (показателями его явля-
ются /лай и \цюй), совершенный (показатель -ла), длитель-
ный (показатель -чжэ), аорист (показатель -го). Кроме того,
он называет и другие, менее употребительные
1
виды: „продол- 1
жательный" (показатель -чжу), начинательный (показатель— J
-ци), результативный (показателем его является сочетание
-чжаола, которое Масперо ошибочно считает состоящим из |
показателей длительного и совершенного вида) и, наконец,
эффективный (различные оттенки его выражаются многочислен-
ными модификаторами).
Проф. Люй Шу-сян указывает следующие виды: длитель-
ный (показатель -чжэ), совершенный (показатель -ла), н а ч и - |
нательный (показатель -цилай), „продолжательный" (показатель
-сяцюй), „предварительный", обозначающий момент, предше-
ствующий действию (показатели /лай и \цюй), „последующий",
обозначающий момент после того, как действие уже имело
место (показатели лай, лайчжэ)\ кроме того, еще шесть ви-
дов (однократный, многократный, кратковременный и др.) вы-
ражаются с помощью счетных слов к глаголу и удвоения гла-
гольного корня.
В основном те же самые виды находит в китайском языке
и проф. Ван Ли: „длящийся", или „прогрессивный" (показатель
-чжэ), совершенный (показатель -ли), недавнопрошедший (по-
казатель -лайчжэ), начинательный (показатель -цилай), „про-
должательный" (показатель -сяцюп), кратковременный (удвое- §
ние глагольного корня). Кроме того, проф. Ван Ли выделяет
„общий" вид, выражаемый глаголом, не имеющим при себе
специальных видовых показателем"!. Он указывает также, что |
результативные глаголы (Ван Ли называет их каузативной кон-
струкцией) можно было бы тоже считать за особый вид —
эффективный, хотя тогда, по его мнению, не ясно было бы,
в чем отличие этого вида от начинательного и „продолжатель-
ного" (глаголы этих двух видов тоже являются результатив-
ными).
Б. А. Васильев и Ю. К. Шуцкий, авторы „Строя китайского
языка", различают только четыре вида: однократный (выражаю-
щийся с помощью морфемы ~и, восходящей к числительному • <;
*один' и ставящейся перед глаголом, или же с помощью счет-
ных слов к глаголу, которые авторы считают глагольными суф-
фиксами), длительный (выражается суффиксом -чжэ или соче-
танием \чжэн \цзай 'как раз в то время, к а к . . . ' перед
1
Словом „продолжательный" переведен термин continuatif, образован-
ный от глагола continuer 'продолжать'; значение его — продолжение действия
в течение долгого времени. Однако значение -чжу Масперо определяет
неверно; ошибка его объясняется тем, что он переводит глаголы действия
так, как если бы они обозначали состояние: шуаньчжула 'находится на
привязи' вместо 'крепко привязал'.

74
глаголом), совершенный 1
(суффикс -ла) и несовершенно-много-
кратный (суффикс -го).
В „Учебнике китайского языка" Б. Исаенко, Н. Короткова,
И. Советова-Чэня рассматриваются следующие виды: несовер-
шенный (неоформленный глагол), несовершенно-многократный
(показатель -го), совершенный (показатель -ла), однократный
(выражается счетными словами к глаголу), продолженный (по-
казатель -яжэ). Отдельно говорится о результативном виде,
которым обладают все результативные глаголы, и о видах,
образующихся с помощью -цилай и -сяцюй (авторы не дают
этим видам особых названий).
В 1954 г. в журнале „Юйвэнь сюэси" была опубликована
небольшая, но очень интересная статья проф. Юй Миня, по-
священная
2
обзору грамматических категорий китайского гла-
гола. В этой статье автор вкратце затрагивает и категорию
вида. Проф. Юй Минь находит в китайском языке только
три вида — совершенный (который выражается суффиком -ла,
а также свойствен всем результативным глаголам), длительный
(выражающийся суффиксом -яжэ и модификатором -чжу,
который проф. Юй Минь ошибочно считает синонимич-
ным -яжэ) и „испытанный вид" („цзинъяньти"), обозначающий,
что действие „уже было испытано в прошлом"3 (и выражаю-
щийся суффиксом -го). Что же касается удвоения глагола, то
оно, согласно проф. Юй Миню, выражает особую глагольную
категорию — „меру действия" („лян").
Сильно расходится со всеми перечисленными исследовате-
лями проф. Гао Мин-кай. Он находит в китайском языке шесть
видов, большинство из которых имеет четыре, пять и более
показателей: длительный (показатели -яжэ, \цзай, \яжэн
\цзай, \яжэн \цзап... -чжэ), совершенный (показатели -ла,
а также -го, \/хао, /вань), результативный (показатели -яжао,
-чжу, -дэ, \дао, \яжун и др.), начинательный (показатели

1
Б. А. В а с и л ь е в и Ю. К. Ш у ц к и й . Строй китайского языка, стр.
22—23.—Те же авторы в более ранней работе — литографированном „Учеб-
нике китайского языка" (ч. 1,изд. 2-е, испр. и доп., Л., Ш35, стр. 28) утверждают,
что только эти четыре вида .принципиально мыслимы и реально существуют
в языке*, поскол-ьку исчерпывают собой все возможные способы ограниче-
ния действия: один из них (однократный) обозначает и начало, и конец дей-
ствия, другой (совершенный) — только конец, третий (несовершенный) —
только начало, и, наконец, четвертый (длительный) не указывает ни начала,
ни конца действия. Однако эти характеристики видов не всегда могут быть
отнесены к соответствующим формам китайского языка. В частности, суф-
фикс -го указывает не на начало действия, а на возможность его повторе-
ния (см. стр. 121—122); напротив, -ла как раз иногда (при некоторых гла-
голах) указывает начало действия, а не его конец (см. стр. 115). Счетные
слова к глаголу не обозначают однократности,
1
так как перед ними возможно
не только числительное и 'один (см. стр. 102).
2
3
Ю й М и н ь . Ханьюй дунцы ды синтай.
Там же, стр. 48.

75
ган, [цай, \ця, ган\цай, \ця!цай, фан'цаи}, многократ-
ный (выражается повтором глагола), интенсивный (выражается
соединением двух синонимичных глаголов).
Следует сразу же указать, что схему видов китайского
языка, предлагаемую Гао Мин-каем, мы принять не можем.
Проф. Гао Мин-кай считает показателями вида целые группы
знаменательных слов или результативных морфем, не имеющих
служебного значения. Например, в качестве показателей начи-
нательного вида перечисляются различные наречия со значени-
ем 'только что' или 'как раз'. Если считать эти наречия слу-
жебными элементами, непонятно, почему не являются видовыми
показателями наречия с противоположным значением — 'давно
уже' (\/цзао, _цзао\цзю). Среди показателей совершенного
вида указаны модификаторы \/хао и вань, но, как мы увидим
ниже (стр. 86), эти морфемы не только не имеют служебного
значения, но даже не синонимичны и, следовательно, не могут
быть показателями одного и того же вида. Другие две мор-
фемы, которые проф. Гао Мин-кай считает показателями со-
вершенного вида ла и -го—хотя и являются служебными
элементами, но также не синонимичны. Очень разнородны и
показатели результативного вида. Сочетание двух синонимич-
ных глаголов тоже нельзя, конечно, считать особым видом.
Среди „видов", перечисляемых Гао Мин-каем, только длитель-
ный и многократный можно считать действительными грамма-
тическими категориями, имеющими свою определенную форму
выражения (для первого вида — суффикс -чжэ и служебное
слово \цзай, которые можно считать хотя бы частично сино-
нимичными, для второго—удвоение глагольного корня); правиль-
но ли проф. Гао Мин-кай определил значение этих форм, мы
увидим ниже.
Нельзя считать показателем вида и счетное слово к глаго-
лу (Люй Шу-сян, а также Б. А. Васильев, Ю. К. Шуцкий и
Б. Исаенко, Н. Коротков, И. Советов-Чэнь), так же как нель-
зя считать в русском языке слова один раз за показатель |
однократного вида, а слова много раз — за показатель много-
кратного вида. Нужно отметить, что многие китайские счетные
слова к глаголу имеют еще более конкретный характер, чем
русское раз: например, в сочетании __дала и /цюанъ 'ударил
кулаком' счетным словом является {цюанъ 'кулак'. Трудно пред-
ставить себе, чтобы слово, имеющее значение 'кулак' и ни-
сколько не теряющее его в функции счетного слова, могло
быть показателем вида.
Служебные слова /лай и \цюй, которые Масперо и Люй
Шу-сян считают показателями вида, несомненно, являются ана-
литическими показателями какой-то глагольной категории: хотя
они и могут быть отделены от глагола-сказуемого другими
словами, они все же всегда связаны по смыслу с этим глаго-
лом и могут употребляться только в предложении, содержа-
76
щем глагол. Однако по их значению (стр. 159—160, 162) их едва
ли можно считать показателями вида.
Конечная частица лапчжэ, лай (Ван Ли, Люй Шу-сян) тоже
может быть отделена от глагола-сказуемого. Однако, в отли-
чие от служебных глаголов /лай и \цюй, она, как и другие
конечные частицы, может употребляться
1
при сказуемом, выра-
женном любой частью речи. Поэтому правильнее считать, что
она относится не к глаголу, а к предложению в целом, и, сле-
довательно^ не является показателем глагольной категории —
вида.
Таким образом, ряд слов и морфем, которые различными
авторами причисляются к показателям вида, на самом деле
или являются знаменательными словами, или относятся не к
глаголу, а ко всему предложению, или, наконец, выражают
грамматические категории, не связанные с видом. К категории
вида имеют отношение только а) модификаторы (по крайней
мере, некоторые из них); б) глагольные суффиксы (и служебное
слово \цзай, частично совпадающее по значению с одним из
этих суффиксов); в) удвоение глагола; г) морфема ~~и перед
глаголом.
Глагольные суффиксы ла, -го, -чжэ — отличаются от мо-
дификаторов прежде всего тем, что между ними и корнем
глагола нельзя вставить инфиксы -бу- и -дэ-. Суффикс -ла
свободно наращивается на модификаторы; иногда при модифи-
каторах встречается и -го, например:
/Чао/тан /юн/ю !цзи бай \вань ды \да~бин, \цзю
1мэпю \и /хуэй _ба тамынь _дачуцюйго. 'Императорский
двор, имея огромную армию в несколько миллионов солдат,
ни разу не сумел выгнать их (маньчжурские войска)' (А Ин, 24).
!Нянь~цин и \бэй /жэнь, ~~доу /мэй \каньцзянъго /юань-
убао. 'Люди младшего поколения до сих пор никогда не ви-
дели серебра в слитках' (Чжоу Ли-бо, II, 106).
Глагольные суффиксы -ла и -чжэ не только лишены тона
и ударения, но и утратили свой первоначальный фонетический
облик: словарное чтение этих морфем— \Jляо и /чжао (/чжо),
но вследствие того, что они как суффиксы никогда не упо-
требляются под ударением, окончание слогов Vляо и 1чжао
редуцировалось и перешло в неопределенный гласный [э] (в рус-
ской * практической транскрипции — а, э). Суффикс -го стал
суффиксом сравнительно недавно; первоначально он был мо-
дификатором со служебным значением. Сейчас мы никак не
можем считать -го модификатором, поскольку он сам наращи-
вается на модификаторы, но примеры присоединения -го к ре-
зультативным глаголам до сих пор еще редки, а в старой
литературе (например, в романе „Хун лоу мэн") таких случаев,
1
А. А. Д р а г у н о в . Исследования по грамматике современного китай-
ского языка, стр, 132.

77
кажется, вообще нельзя найти. Благодаря своему позднему
происхождению -го сохраняет свое обычное произношение,
утратив только тон.
По своему значению глагольные суффиксы отличаются от
модификаторов тем, что имеют отношение не только к виду,
но и ко1 времени: -ла и -го относят действие к прошедшему
времени, -чжэ —к какому-то определенному моменту времени
(но не всегда к моменту речи!). Поэтому правильнее считать,
что суффиксы -ла, -го и -чжэ являются показателями не вида,
а смешанных, видо-временных категорий. Глагольные формы,
имеющие видо-временное значение, мы будем в дальнейшем
рассматривать отдельно от чисто видовых форм. К числу видо-
временных показателей, кроме суффиксов (и служебного слова
\цзай, частично синонимичного суффиксу -чжэ), относится
морфема и перед глаголом, а также при определенных усло-
виях удвоение глагольной основы.

Глаголы действия и не-действия и их отношение


к категориям вида и времени
По соединимости с видовыми и видо-временными показате-
лями глаголы китайского языка делятся на две- группы: глаго-
лы, обозначающие действие, и глаголы, не обозначающие дей-
ствия (глаголы не-действия). Особенности каждой из этих групп
были описаны А. А. Драгуновым."
К глаголам не-действия относятся глаголы, не обозначаю-
щие ни действия, ни состояния. Они не могут служить ответом
на вопрос: _Ни \гань )шэммо? 'Что ты делаешь?' В большин-
стве случаев они выражают отношение субъекта к чему-нибудь
(к лицу, предмету, действию и т. п.). Конкретно в эту группу
входят следующие глаголы:
а) Очень многие глаголы мысли и чувства (см. стр. 48),
в частности, все, оформленные ныне непродуктивным суффик-
сом -дэ, а также глаголы: ~~чжидао 'знать', \ванла 'забыть',
\синь 'верить', /цзюэчжэ 'чувствовать', '(мне) кажется', \па
'бояться', \хэнь 'ненавидеть', 'злиться на что-нибудь' и др.
б) Модальные глаголы: /нэп 'мочь', /кэ'и 'можно', \хуэй
'уметь', \/дэй 'должен', ~гай 'следует', \яо 'нужно', \/сян
'хотеть', Угань 'сметь', 'не бояться' и др. Модальный глагол
обозначает отношение субъекта действия к самому действию:
его способность совершить это действие, желание или необ-
ходимость его совершить и т. п.
1
Если глагол с суффиксом -ла обозначает действие, относящееся не к
прошлому, а к будущему, -ла либо указывает на то, что данное действие
предшествует другому, названному в том же предложении, либо имеет мо-
дальное
2
значение (см. стр. 109—ПО, 111—112, 119-120).
А. А. Д р а г у н о в . Исследования по грамматике современного китай-
ского языка, стр. 113—118; А. А. Д р а г у н о в. Исследования в области
дунганской грамматики, стр. 51—56.

78
в) Многие глаголы со связочным значением, например:
\цзяо 'зваться', 'носить имя', \син 'быть по фамилии', \суань
'считаться', \сян 'казаться', 'быть похожим на' и др. Эти гла-
голы обозначают определенное отношение между понятиями,,
обозначенными подлежащим и именной частью сказуемого.
г) Некоторые отдельные глаголы, не принадлежащие ни
к одной из этих групп; важнейшим из них является \цзай
'находиться'.
Для всех этих глаголов характерно, что отношение (или
чувство), которое они обозначают, не зависит от воли субък-
та: субъект не может по своей воле создать или прекратить
это отношение — сознательно начать или перестать знать,
бояться, быть похожим на 1 что-нибудь, иметь такую-то фами-
лию, хотеть, мочь и т. п. Поэтому эти глаголы рассматри-
ваются как обозначающие нечто постоянное, неизменное.
С этой смысловой особенностью глаголов не-действия свя-
заны их грамматические особенности.
Глаголы не-действия, обозначая нечто воспринимающееся
как неизменное во времени, никогда или почти никогда не со-
четаются с аффиксами, имеющими отношение к выражению
времени (-ла, -го, -чжэ)? и другими видо-временными пока-
зателями и не имеют видовой формы, образующейся с по-
мощью удвоения глагола. Глаголы не-действия никогда или почти
никогда не сочетаются также со счетными словами к глаголу
или с обстоятельством времени, указывающим на длительность
действия. Они очень редко присоединяют к себе и модифика-
торы, причем модификаторы с наиболее отвлеченным значением
(-шан, -яжу, -чжао и т. п., см. стр. 92—95) при глаголах не-
действия обозначают не результат, а начало отношения или
чувства, выраженного корнем глагола, например:
\синь 'верить'— \синыиан, \синьчжао 'поверить'

1
Глагол \цзай 'находиться' составляет исключение; однако этот глагол
значит также 'существовать', 'быть в живых'— состояние, не зависящее
от воли субъекта.
Среди глаголов действия тоже существуют глаголы, обозначающие дей-
ствие, не зависящее от воли субъекта, например ~шэн 'родиться', \дяо
'упасть', однако все они обозначают действие, не отделимое от представления
об определенном результате (см. стр. 81). Глаголы не-действия, напротив,,
обозначают нечто, не предполагающее каких-либо результатов.
Грамматическая категория глаголов не-действия не всегда совпадает
с логическим представлением об отношении или чувстве, не зависящем от во-
ли подлежащего (так же как, например, грамматическая категория одушев-
ленности не всегда совпадает с логическим представлением о живом суще-
стве). Логически можно представить себе, что человек заставит себя перестать
бояться чего-нибудь или надеяться на что-нибудь.
2
Глаголы \ванла 'забыть* и \цзюэчжэ 'чувствовать' не составляют
исключения, поскольку, как было упомянуто выше (стр. 48), суффиксы -ла
и -чжэ в этих глаголах не могут быть отделены от корня и, следовательно,
не являются формообразующими.

79
\хэнь 'ненавидеть'—\хэньшан 'возненавидеть'
\ай 'любить'—\айшан 'полюбить'
\цзидэ 'помнить' — \цзичжу, \цз1шжао 'запомнить'
Суффикс -ла, если он и присоединяется иногда к глаголам
не-действия (что, впрочем, бывает очень редко), тоже обозна-
чает не завершение, а начало того, что обозначает сам глагол,
например: _
~чжидао 'знать'— ~яжидаола 'узнал'
_дундэ 'понимать'— _дундэла 'понял*
Наконец, глаголы не-действия не сочетаются со служебны-
ми глаголами (лай и \цюй.
Мы знаем, что китайский глагол не изменяется по лицам,
и спряжение его состоит в присоединении к глагольной осно-
ве различных видо-временных показателей или удвоении этой
основы; к спряжению можно отнести также формы со значе-
нием возможности или невозможности действия(см. стр. 154—155)
и аналитические формы, образующиеся с помощью служебных
глаголов /лай и \цюй (см. стр. 159 — 163). Глаголы не-действия
лишены почти всех этих форм, поэтому мы можем назвать их
неспрягаемыми глаголами — подобно тому, как в русском язы-
ке существуют несклоняемые существительные. Отсутствие
спряжения в особенности .характерно для модальных глаголов:
эти глаголы никогда, ни при каких обстоятельствах не обра-
зуют никаких глагольных форм.
Интересно отметить еще одну особенность глаголов
не-действия (не имеющую, впрочем, отношения к категориям |
вида и времени): глаголы не-действия могут иметь при себе |
наречия, выражающие степень интенсивности {ухэнь
'очень', \цзуй 'в высшей степени1, \гэн 'еще более' и т. п.),
например:
_Во \кань тамынъ \па ни \падэ Vхэнь! 'По-моему, I
они очень боятся тебя' (Цао Мин, 52).
__Ли цзя }цун_цы \гэн хэнь \Чжао \Юй/линь \хэ
/нун~гун\хуэй. 'С тех пор семья Ли еще больше ненавидела
Чжао Юй-линя и союз крестьян и батраков' (Чжоу Ли-бо, I, 238).
_ /Бай \да саоцзы _дяньчжэ тоу, ~хао _цао, /ба /мяо,
та \тай _дундэ ла. 'Жена Бая кивала головой; что зна-
чить полоть, прорежать — это она слишком хорошо понимала'
(Чжоу Ли-бо^_11, 162).
\А\Гуй шэн/пин _бэнь/лай \цзуй \ай \канъ \жэнао
'А-Кыо всю жизнь больше всего любил смотреть скандалы'
(Лу Синь, ИЗ).
Эта особенность сближает глаголы не-действия с прилага-
тельными.
Ко второй группе — глаголам действия — относятся не толь-
ко глаголы, обозначающие действие в узком смысле этого
слова, но и глаголы, обозначающие состояние (или изменение
состояния).
80
Глаголы действия свободно сочетаются со всеми или по
крайней мере с некоторыми видо-временными показателями.
Обычно они свободно сочетаются также со счетными словами,
служебными словами [лай и \цюй и присоединяют к себе мо-
дификаторы. Глаголы действия, в свою очередь, распадаются
на несколько групп, различающихся по их грамматическим
признакам.
Прежде всего, существуют глаголы, обозначающие действия,
не отделимые от представления об определенном результате
или, во всяком случае, переломном моменте, после которого
действие не может продолжаться. Например, действие, обозна-
ченное глаголом ~кай 'открывать', направлено на достижение
определенного результата; после того как этот результат до-
стигнут, действие нельзя продолжать (нельзя, скажем, про-
должать открывать дверь после того, как она уже открыта).
Итак, действия, обозначаемые такими глаголами, как ~кай
'открывать', имеют какой-то предел; эти глаголы называют
предельными. К числу предельных глаголов относятся: \сун
'подарить', ~тоу 'украсть', \гаосу 'сказать (кому-нибудь о
чем-нибудь)', уцин 'попросить', 'пригласить', ~ша 'убить',
\фан 'положить', \гуа 'повесить', удянь 'зажечь', ~жэн
'бросить', /чэн 'стать', /лай 'прийти*, ~~чу 'выйти', \цзанъ 'вой-
ти', \дяо 'упасть', ~шэн 'родиться' и др.
В группу предельных глаголов входит, в частности, группа
глаголов направления движения, выделенная А. А. Драгуновым.
Предельные глаголы обозначают действие целиком, вместе
с моментом достижения им результата, поэтому они не могут
обозначать действие, длящееся в данный момент, и не обра-
зуют глагольных форм с этим значением; они не могут слу-
жить ответом на вопрос: _Ни \цзай \гань /шэммо? 'Что ты
(сейчас) делаешь?', 'Чем ты (сейчас) занимаешься?' Предель-
ные глаголы не сочетаются со служебными или знаменательными
морфемами, обозначающими начало, конец или длительность
действия. Так, они очень редко сочетаются с модификаторами,
имеющими наиболее отвлеченное значение, т. е. обозначающи-
ми просто достижение действием результата, а не какой-нибудь
конкретный результат {~шан, -ся, -яжао и т. п.); модификаторы
-цилай и -сяцюй при этих глаголах не указывают на начало или
продолжение действия, а модификатор /вань 'кончить' к ним во-
обще не присоединяется; наконец, обстоятельство времени после
предельных глаголов никогда не обозначает длительности дей-
ствия. Удвоение предельных глаголов встречается сравнитель-
но редко и не имеет обычного для этой формы значения крат-
ковременности.
Другую группу составляют глаголы, обозначающие дей-
ствия, которые не связаны с представлением о каком-нибудь
определенном результате, или обозначающие действие отдель-
но от его результата. Действия, выраженные этими глаголами,
<3 С. Е. Яхонтов 81
теоретически Могут продолжаться бесконечно и оставаться без-1
результатными. Например, действие, обозначенное глаголом!
Уцзоу 'идти', не связано с представлением о каком-нибуд!
определенном результате, оно вполне может вообще не иметь.!
никакого результата; во всяком случае, оно не связано с пред-[
ставлением о каком-то моменте, после которого это действие!
нельзя или не нужно будет продолжать. Глагол удэн 'ждать"!
обозначает действие, которое логически предполагает дости-f
жение какого-то результата („дождаться чего-нибудь"), но сло-
во удэн обозначает только самый процесс ожидания, а не|
процесс вместе с результатом, как предельные глаголы. По-1
этому такие глаголы, как \/цзоу 'идти' и удэн 'ждать', обо-!
значают действия, которые теоретически не имеют предела!
и могли бы продолжаться бесконечно. Эту группу мы будем/|
называть непредельными глаголами. Примерами непредельных]
глаголов могут послужить \цзо 'делать', V чжу 'варить', /мо\
'точить', уда 'бить', Усе 'писать', /сюэ 'учиться', ~~ч,уй'д,учъ\\
\кань 'смотреть', ~тин 'слушать', ~шо 'разговаривать', \чан\\
'петь', \сяо 'смеяться', чи 'есть', \шоу т_ерпеть, ша&\
'гореть', \дун 'мерзнуть', \Jnao 'бежать', фэй 'лететь',,,,
~ла 'тащить' и многие другие.
Непредельные глаголы свободно образуют формы со значе-|
нием действия, длящегося в данный момент, и форму, образую-'
щуюся удвоением глагола и обозначающую кратковременное
действие. Они сочетаются с обстоятельством времени, указы-1
вающим на длительность действия, и обычно легко присоеди-|
няют к себе модификаторы, указывающие на начало действие
(-цилай), его продолжение (сяцюй) или окончание (/вань)!
Видо-временной суффикс -ла при этих глаголах, помимо зна-|
чения прошедшего времени, имеет обычно более или менее
ярко выраженный результативный оттенок, а иногда обознача-
ет начало действия. Большинство непредельных глаголо!
легко сочетается с морфемами, указывающими на дости-
жение действием результата {-шал, -ся, -чжао, -чжу и т п.),|
но при некоторых глаголах этой группы, по значению малс
совместимых с представлением о результате действия {\/цзо)
'идти', ~фэй 'лететь', Упао 'бежать', \чан 'петь', \сяс
'смеяться' и т. п.), эти морфемы встречаются редко или вооб-
ще невозможны.
Наконец, к глаголам действия, как уже упоминалось, отн(
сятся и глаголы со значением состояния. Это непереходны*
глаголы, обозначающие в большинстве случаев различные по-|
ложения человеческого тела, например: \чжань 'стоять', \
'сидеть', у тан 'лежать', ~~дунъ 'сидеть на корточках', \zyi
'стоять на коленях', /ци 'сидеть верхом', \као 'сидеть при!
слонившись', а также \чжу 'жить' (в смысле 'обитать г д е |
нибудь'), ~гэнь 'следовать за', /фу 'плыть', \шуй 'спать'
некоторые другие.
82
Глаголы этой небольшой группы не сочетаются со служеб-
ным словом \цзай, указывающим на действие, длящееся в дан-
ный момент; суффикс -яжэ при них имеет значение не действия,
длящегося в данный момент, а состояния; суффикс -ла присо-
единяется к ним лишь очень редко (в тех случаях, когда
после глагола имеется обстоятельство времени, указывающее
на длительность). Модификаторы с наиболее общим значением
{-шан} -ся, -яжу и т. п.), присоединяясь к глаголам состояния,
придают им не значение результата, а значение начала состоя-
ния, т. е. имеют приблизительно то же значение, что и при
глаголах не-действия; модификаторы со значением направления
также придают этим глаголам дополнительное значение начала
состояния, например:
\ч,жань 'стоять' — \чжаньчжу, \чжанься 'остановиться',
\чжаньцилай 'встать', \ч>жаныианцюй 'встать' (на что-
нибудь)
\цзо 'сидеть'— \цзося, \цзосялай 'сесть'
\чжу 1 жить'—\чжусялай 'поселиться'
~гэнъ 'следовать за' — ~гэнъшан 'последовать за'
Глаголы состояния не сочетаются с морфемой /вань, указы-
вающей на окончание действия; модификатор -сяцюп при них
никогда не имеет значения продолжения действия.
Перечисленные признаки глаголов состояния сближают их
отчасти с глаголами не-действия, отчасти — с предельными
глаголами. Поскольку, однако, состояние, .обозначаемое этими
глаголами, не связано с каким-либо результатом, глаголы со-
стояния по значению напоминают непредельные глаголы.
Итак, не каждый глагол китайского языка может иметь все
существующие в китайском языке формы вида и времени.
Некоторые из этих форм свойственны только определенным
группам глаголов; некоторые глаголы вообще не образуют этих
форм, являясь неспрягаемыми.

Вид
Результативные глаголы
В китайском языке существует группа сложных глаголов,
состоящих из двух частей, первая из которых обозначает дей-
ствие, а вторая — его результат, т. е. качество или действие,
появляющееся в результате первого действия. Глаголы, обра-
зованные таким образом, называются результативными, а вторая
часть их, указывающая на результат действия — результативной
морфемой или модификатором. Составные части результативных
глаголов существуют в языке и как самостоятельные слова
(глаголы и прилагательные). Примерами результативных гла-
голов могут послужить слова:
~~ла/чан 'растянуть' (из ~ла 'тянуть' и /чан 'длинный')
О* 83
чи\/бао 'наесться досыта' (из чи 'есть' и \/бао 'сытый']
/ганьупао 'прогнать' (из \]ганъ 'гнать и Vnao 'бежать')
_датинГци,ту 'разузнать' (из _датан 'разузнавать' и|
~~цинчу 'ясный')
~ца~ганьцзин 'вытереть' (из ~~ца 'тереть' и ~ганьцзин *чи-|
стый') _
~~Я\]бянъ 'ра'здавить' (из я 'давить' и убянъ 'плоский')
~чуй\ме 'задуть' (из ~чуй 'дуть' и \ме 'погаснуть')
_као~ганъ 'высушить' (из \/као 'сушить или греть у огня'1
ш ~гань 'сухой'). 1
Результативные глаголы не обязательно существуют в язы-|
ке в готовом виде. Обычно они свободно создаются в процессе!
речи, так же свободно, как создаются словосочетания. Любое;
прилагательное может быть употреблено как вторая часть ре-
зультативного глагола. Из глаголов модификатором могут быть]
только те, которые употребляются без дополнения, т. е. непе-1
реходные глаголы и глаголы мысли, чувства и речи, причем'?
даже среди глаголов этих двух групп, по-видимому, не в ^
встречаются в функции модификаторов. Тем не менее, число;
глаголов, которым свойственна эта функция, очень велико.]
Любое прилагательное или любой глагол (при условии, что!
он вообще способен являться модификатором) может присо-|
единяться к любому другому глаголу, указывая результат|
обозначаемого этим глаголом действия, если только данное|
действие и данный результат могут быть совместимы по!
смыслу.
Как правило, каждый из элементов, составляющих резуль-
тативный глагол, полностью сохраняет свое знаменательное
значение (т. е. значение,
1
которое он имеет, будучи употреблен
как отдельное слово). Следовательно, результативный глагол
понятен нам не потому, что он существует в словарном составе
языка как готовая единица с определенным значением, а по-
тому, что его значение полностью вытекает из значений со-
ставляющих его частей.
Большинство современных китайских лингвистов рассматри-
вает результативные глаголы не как слова, а как словосочетания-!
Например, проф. Люй Шу-сян и проф. Чжу Дэ-си считают
модификаторы определениями к глаголу.2 Проф. Ван Ли спе-1
циально подчеркивает, 3что результативные глаголы не являют-1
ся едиными словами;4
модификаторы он считает за особого
рода дополнения. Авторы „Лекций по грамматике", печатав-!
шихся в журнале „Чжунго юйвэнь", также говорят о модифи-1
1
Хотя каждый из компонентов результативного глагола имеет собствен-
ное самостоятельное значение, на русский язык мы переводим глагол в ц е - |
лом часто одним словом, а не двумя.
2
Л ю й Ш у - с я н , Ч ж у Д э - с и . Юйфа сюцы цзянхуа, стр. 26.
3 В а н Ли. Чжунго юйфа лилунь, т. I, стр. 155.
* Там же, стр. 153.
84
каторах, как об особом члене предложения — „буюй" : (соот-
ветствующем постпозитивному определению к глаголу и при-
лагательному в других работах по китайской грамматике).
Для китайских языковедов2
слово есть только смысловая, но
не формальная единица, поэтому для них глагольный корень
и модификатор, сохраняющие каждый свое отдельное значе-
ние, несомненно представляют собой два слова, а не одно.
Впрочем, некоторые из китайских грамматистов все же3 рас-
сматривают результативные глаголы как сложные слова.
Исходя из общепринятого в советском языкознании пред-
ставления о слове, мы должны считать результативные глаголы
едиными словами: составляющие их элементы 4 не могут иметь
собственного морфологического оформления, грамматически
оформлен может быть только глагол в целом. Однако эти гла-
голы представляют собой совершенно особый тип слова. Проф.
А. И. Смирницкий, рассматривая признаки, отличающие слож-
ное слово от словосочетания, указывает, что некоторые слож-
ные слова не обладают сколько-нибудь заметной идиоматич-
ностью (т. е. их значение оказывается вполне понятным, если
известны составляющие их компоненты).6 Китайские результа-
тивные глаголы, или, по крайней мере, большая часть их,
относятся именно к этому типу сложных слов. Оставаясь фор-
мально едиными словами, они, 6подобно словосочетаниям, обо-
значают расчлененные понятия. Отношения между их компо-
нентами подобны отношениям между составными частями
словосочетаний, а сами компоненты могут быть приравнены
к членам предложения. Вторую часть результативного глагола
(модификатор) по его отношениям к первому можно рассмат-
ривать как особого рода дополнительный член (см. стр. 32—34):
она обозначает признак, приобретаемый субъектом или объек-
том действия в результате действия.
Итак, обычно модификатор указывает признак действующего
лица или объекта действия. Однако существуют модификаторы
с несколько иным значением.
1
Юйфа цзянхуа. „Чжунго юйвэнь", № 8 (февраль 1953), стр. 21 — 22,
3
См.: Л ю й Ш у - с я н , Ч ж у Д э - с и . Юйфа сюцы цзянхуа, стр. Ь.
3
См.: Юй М и н ь . Ханьюй дунцы ды синтай, стр. 45—46.
4
Если прилагательное получает собственное оформление, например путем
удвоения, оно представляет собой не модификатор, а отдельное слово;тогда
и глагол получает самостоятельное оформление. Ср.: чи^баола 'наелся
досыта', но чидэ бао~баоды 'наелся совершенно досыта'. То же проис-
ходит, если прилагательное имеет определение; ср.: шчжан\дала 'вырос
польшой', но чжанла \чжэммо \да 'вырос такой большой*.
5
А. А. С м и р н и ц к и й. К вопросу о слове. Сб. „Вопросы теории и
истории языка в свете трудов И. В. Сталина по языкознанию". М., 1952,
стр. 199.
6
Таким образом, они представляют собой диаметральную противополож-
ность так называемым фразеологическим сращениям, которые формально
состоят из двух или нескольких слов, но обозначают единые, нерасчлененные
понятия (т. е. значения их не вытекают из значений составляющих их частей).

85
Некоторые модификаторы дают оценку действию, указыва-
ют на его успешность или неуспешность. Таковыми являются
морфемы \/хао 'хороший', \дуй 'правильный', \цо 'неправиль-
ный', \чжун 'попасть в цель', /чэн, /чэн~гун 'удасться',
\дао 'достичь (цели)' и некоторые другие, например:
\И \/хуэй, /синли ~доу /да _хаола. 'Через некоторое 1
время вещи были уложены' (Чжао Шу-ли, 125).
~Инъ__цы ~та \бэй /лю цзай ~цзяли, /мэйю \цюй/чэн.
'Поэтому ее оставили дома, и ей не удалось поехать' („Чжун-
го циннянь бао", 3 августа 1954 г.).
Все эти морфемы полностью сохраняют знаменательное |
значение, хотя и не обязательно переводятся на русский язык
отдельным словом. Например, морфема \/хао 'хороший' ука- |
зывает, что действие имело хорошие, положительные резуль-
таты. Онаникогда не теряет этого знаменательного значения,
что видно хотя бы из того, что она не может присоединяться I
к глаголам, которые обозначают- действия, всегда имеющие
дурной результат, например: ~ша 'убивать', ~сы 'рвать', ~~дю
'теряться' и т. п.
Другие модификаторы указывают на отношение действую-
щего лица к действию, возникающее в результате совершения
этого действия. Сюда относятся морфемы \гуань 'привыкнуть',
\ни 'надоесть', \лэй 'устать' и две-три других, например:
__Во \цзай \дишан \шуй\гуаньла. 'Я привык спать на
полу' (Чжоу Цзе-фу, 67). _
~Дань\лэйла? /Во /гэй ни ~<)анъ и \/хуэй! 'Устал нести?
Я понесу некоторое время вместо тебя!' (Чжао Шу-ли,
126).
Наконец, есть модификаторы, указывающие на окончание,
завершение действия или на его исчерпывающий характер, т. е. |
на то, что действие распространяется на весь объем объекта.
В эту группу входят морфемы /вань 'кончиться', \ г о 'уже
совершиться', /чэн 'готов', \/мань 'полный', \бянь 'везде',
\цзинь 'все без ост а тка', ~ганьцзин, ~цин, ~гуан 'дочиста',
\ци 'все налицо', \гоу 'вдоволь', У бао 'досыта' и др., на-
пример:
~~Та 1цзянь_маньла \и /пги/лань /могу. 'Она набрала пол-
ную корзину грибов1 (Цао Мин, 126).
\Ди \чжан/ваньлаР 'Кончили уже мерить землю?'
(Чжао Шу-ли, 49). _ _
/Ян\ли \сыюэ \ся /сюнь, бин доу \хуа\цзинь.
'В последнюю декаду апреля по солнечному календарю весь
лед растаял' (Цао Мин, 29).
Модификаторы последних двух групп, так же как и мор-
фемы первой группы, несомненно сохраняют знаменательное!
значение и не превращаются в служебные элементы.
Хотя модификаторы всех этих групп и имеют особые зна-
чения, последние являются лишь частным случаем общего
86
грамматического значения результата действия, свойственного
любому модификатору.
До сих пор мы говорили только о результативных глаголах»
вторая часть которых имеет знаменательное значение. Однако
некоторые модификаторы превратились в служебные (слово-
образовательные) элементы. Формальным признаком этих мор-
фем является то, что они не несут на себе ударения и утра-
чивают свой этимологический тон. Значение служебного
модификатора не вполне совпадает со значением глагола, от
которого он происходит.
Проф. Юй Минь 1 указывает, что тона и ударения лишаются,
будучи употреблены как вторая часть результативного глаго-
ла, морфемы \яжао 'коснуться', \цзянь 'увидеть', ~~кай 'от-
крыть', \ч,жу 'жить' и глаголы направления движения, соче-
тающиеся со служебными глаголами /лай и \цюй (а глаголы
\шан 'подниматься' и \ся 'опускаться' и без этих служебных
глаголов). Тона и ударения, согласно Юй Миню, лишаются в
положении после глагола и морфемы \яэн 'стать', \]гэй 'дать'
и \дао 'прийти', но в этих случаях они в действительности
являются не модификаторами, а послеглагольными предлогами
(см. ниже, стр. 96—97); /чэн и \дао как модификаторы несут на
себе ударение. Данные Юй Миня 2
в общем3 совпадают со све-
дениями, сообщаемыми Мюлли и Вигером относительно диа-
лектов, очень близких к пекинскому; к морфемам, перечисля-
емым Юй Минем, они добавляют усы 'мертвый' и редко
встречающуюся морфему \дин 'установить', 'утвердить' (кото-
рая, впрочем, как вторая часть результативного глагола может
быть и ударной). Все эти морфемы, кроме глаголов направления
движения и Усы, в служебной функции совершенно утрачи-
вают свое первоначальное значение.
В некоторых словарях и грамматиках указывается, что \дяо
'падать' в качестве модификатора также лишается ударения и
тона.4 По-видимому, это справедливо для литературного языка,
но не для пекинского диалекта. Ряд авторов указывает на то,
что ~дяо более распространено в южномандаринских диалектах;5
вероятно, служебное употребление этой морфемы проникло
в литературный язык именно из южномандаринских диалектов,
а не из диалектов, близких к пекинскому.
1
2
Ю й М и н ь . Ханьюй дунцы ды синтай, стр. 49—50.
J o s . M u l l i e . The Structural Principles of the Chinese Language, v.
II—III, pp. 122—123, 127—203.
s L. W i e g e r , Chinois parle, pp. 71—78.
-* См., напр.: R. H Ma t h e w s . A Chinese-English Dictionary. Revised
American Edition. В этом словаре указывается не ударение, а тон (и отсут-
ствие тона); однако если та или иная морфема лишена тона, это значит, что
она лишена также и ударения, так как под ударением тон всегда сохра-
няется.
б См., напр.: С. W. M a t e e r. A Course of Mandarin Lessons. Shanghai,
1922, p. 247.


т

Назначение модификаторов, ВОСХОДЯЩИХ К глаголам направ- |


ления движения, состоит в уточнении направления действия,
обозначенного глагольным корнем, к которому они присоеди-
няются. Значения отдельных морфем этой группы могут быть-
переведены на русский язык глагольными приставками или
наречиями: -шан — на-, вз~\ -ся — с-; -цзинь — в-; -яу — вы-,
из-; -го — про-, пере-, мимо; -хуэй — обратно, Например;
_паошанцюй 'взбежать', _паосяцюй 'сбежать', _паоц,зинъ-
цюй 'вбежать', __паочуцюп 'выбежать', __паогоцюй 'пробе-
жать мимо', 'перебежать', _паохуэйцюй 'убежать (или 'при-
бежать') обратно'.
Как видно по переводу, модификатор -шан обозначает дви-
жение вверх, -ся — движение вниз или прочь с чего-нибудь*
-цзинь—движение внутрь чего-нибудь, -чу — движение нару-
жу, -го — движение мимо чего-нибудь или через что-то, или
просто из одного места в другое, от одного лица к другому,
-хуэй — движение назад, в обратном направлении.
Присоединение к этим модификаторам служебных слов {лай
и \цюй уточняет направление движения по отношению к го-
ворящему лицу (см. ниже, стр. 159—160).
Движение вверх, кроме модификатора -шан, может быть
обозначено морфемой -ци. Последняя означает только движе-
ние прямо вверх, в то время как -шан может обозначать и
движение наверх какого-нибудь предмета. Например, \чжань-
цилай значит просто 'встать', а \чжаньшанлай — 'встать
наверх чего-то'.
Модификатор -ци (так же, как и соответствующий знаме-
нательный глагол) соединяется только с /лай, но не с \цюй*
Результативные глаголы, в которых второй элемент восхо-
дит к глаголам направления движения, в функции сказуемого-
почти всегда сочетаются со служебными глаголами /лай и \цюй.
Однако в функции обстоятельства они требуют /лай или \цюй
только в том случае, если глагол-обстоятельство стоит непо-
средственно перед другим глаголом или глаголом-предлогом,
а если он отделен от следующего глагола дополнением, /лай
и \цюй могут и отсутствовать, например: _
Jlao \Сун \ю ~~дуаньчжэ ~тан лай. \Сяо _Си цзе-
голай ~хэла ляп \/коу. 'Лао Сун опять принес суп. Сяо Си
принял [его] и выпил несколько глотков' (Чжао Шу-ли, 95).
_Сяо /Мао _паочу \юаньли \вэнь \дао: ,,/Шэй?" 'Сяа
Мао выбежал во двор и спросил: „Кто там?"' (Чжао Шу-ли,,
100).
Иногда модификаторы, восходящие к глаголам направления
движения (в сочетании с /лай или \цюй), получают более от-
влеченное значение. Так, -цилай может означать приведение
объекта в какое-то состояние (например, /цанцилай 'спрятать',.
_цзюаньцилай 'свернуть в трубку') или начало действия (на-
пример, ~куцилай 'заплакать'); -сяцюп имеет значение про-
должения действия (например, шосяцюй 'продолжать гово-
рить'), а -сялай указывает, что результаты действия должны
сохраняться долгое время (например, /чуаньсялай 'передавать-
из поколения в поколение', \чжусялай 'поселиться'); -чулай
означает создание, обнаружение или появление чего-то (напри-
мер, __нянъчулай 'намолоть', \каньчулай 'обнаружить').
Модификаторы в отвлеченном значении присоединяются к
глаголам, не обозначающим передвижения и несовместимым
с представлением о направлении. Кроме того, -цилай, -сялай,
и -сяцюй присоединяются и к прилагательным, образуя от них
глаголы со значением постепенного появления качества (напри-
мер, \чжунцилай 'стать тяжелым1, _сяосяцюй 'уменьшиться',
цюнсялай 'обеднеть'). Если модификатор имеет отвлеченное
значение, /лай или \цюй после него не могут быть опущены;
в то же время глагол с таким модификатором не может иметь
дополнения со значением места.
Морфемы -шан и -ся могут получать еще более абстракт-
ное значение, превращаясь в показатели результативного вида
(см. ниже, стр. 92). В этом значении они никогда не сочета-
ются с /лай и \цюй.
Модификаторы, сочетающиеся с /лай и \цюй, имеют одну
особенность, отличающую их от всех остальных модификаторов,
как знаменательных, так и служебных: если после глагола с одним
из этих модификаторов нет ни дополнения, ни какого-нибудь
другого слова, суффикс -ла может присоединяться непосред-
1"гвенно к корню этих глаголов, перед модификатором, т. е.
можно сказать, например, ^чжанъла цилай 'встал', _цзоула
чуцюй 'вышел' (вместо более обычных форм \чжаньцилайла,
^цзоучуцюйла). При этом результативный глагол теряет цель-
пооформленность, м модификатор, оставаясь служебным эле-
ментом, формально превращается в отдельное слово.
Модификатор с /лай и \цюй может быть иногда даже отде-
лен от глагольного корня прямым дополнением или зависимым
подлежащим, например:
\Куай ~тянъ и \цзянъ \да\бу ~шанъцзы шанцюй,
доу _дэй ~фэньды /юнь~юньды. 'Добавьте-ка еще рубашку
из дабы, все должно быть поделено точно поровну' (Чжоу
Ли-бо, I, 246). _ _
_Лао Чжан ды /тоушан ху/жань \лола и се /мэй-
се сялай, 'Лао Чжану на голову вдруг упало несколько ку~
- очков угля' (Ба Цзинь, 67).
Однако эта конструкция в современном языке встречается
редко, и ее скорее всего следует считать диалектизмом или
фхаизмом.
Что же касается морфем /лай и \цюй, то хотя мы по
фадиции пишем их слитно с модификатором, к которому они
"гносятся, и хотя, в ряде случаев, они по смыслу составляют
• • ним единое целое, формально они всегда могут быть отделе-
89-
«ы от модификатора дополнением, обстоятельством места или
подлежащим и, следовательно, являются не частью предше-
ствующего глагола, а самостоятельными служебными словами.
Некоторые из служебных модификаторов, не восходящих
к глаголам направления движения, тоже указывают на напра-
вление. Например, -кай указывает на направление движения
в разные стороны или прочь от чего-нибудь; она переводится
на русский язык приставками раз- или от- (например, ~цекаа
^разрезать', 'отрезать', _цзоукай 'разойтись', 'отойти'). Значе-
ние морфемы -дяо тоже можно рассматривать как указание
направления: она указывает на исчезнозение предмета в ре-
зультате действия, т. е. на движение прочь от места, о кото-
ром идет речь (например, фэйдяо 'улететь', ~ жэндяо 'вы-
бросить', ~~ч,идяо 'съесть').
Модификатор -сы обозначает обычно, что действие кон- |
чается
4
смертью субъекта или объекта (например, \пэнсы ;
разбиться насмерть'). Но очень часто глаголы со вторым эле- |
ментом -сы просто подчеркивают высокую степень какого-то
неприятного ощущения; в этом случае -сы часто присоеди-
няется к прилагательным (например, \жэсы 'нестерпимо жарко',
\эсы 'страшно голоден').
Гораздо более отвлеченные значения имеют морфемы -цзянь, |
-яжао, -яжу\ они будут рассмотрены ниже (стр. 93—95). Что
же касается -дин, то в пекинском диалекте, как уже было упо-
мянуто, этот модификатор встречается редко; в литературном
языке он употребляется, в общем, в том же значении, что и
-чжу. Возможно, что он имеет диалектное происхождение.
Результативные глаголы отличаются от других глаголов
китайского языка (как простых, так и сложных) тем, что между |
•составными частями результативного глагол» могут быть встав-
лены служебные элементы -дэ- и -бу-, обозначающие соот-
ветственно возможность и невозможность совершения действия,
например: ~ч,и\/бао 'наесться досыта', ~ шдэ\/ бао 'можно
наесться досыта', ~чибу\/бао 'нельзя наесться досыта'. Таким|
образом, составные части результативного глагола связаны;
между собой менее тесно, чем части других сложных слов;!
результативные глаголы CTO.IT на границе между сложным;
-словом и словосочетанием.
Другие сложные глаголы, в середину которых не могут
-быть вставлены морфемы -дэ- и -бу-, в большинстве случаев!
состоят из двух синонимичных или близких между собой по!
значению корней; например, _цзе\фан 'освобождать' (из \/цзе\
'развязывать' и \фан 'отпускать'), /сюэ/си 'учиться' (из /сюэ\
'учиться' и /си 'упражняться'). Но смысловые отношения!
между корнями могут быть и другие: первый корень может!
каким-либо образом характеризовать действие, обозначенное!
вторым корнем (например, /гай\/сюань 'переизбирать' из \1гащ
'менять' и \/сюанъ 'выбирать'); второй корень может обозна-
-90
чать объект действия (например, чу \/бань сиздавать' из чу
'выпускать' и \/бань 'доска') или результат действия (напри-
мер, \ти~гао 'повышать' из /ти 'поднимать' и ~гао 'высокий');
наконец, отношения между корнями могут быть неясны (на-
пример, \шэн\ли 'побеждать' из \шэн 'побеждать' и \ли
'выгода'; ~хуэйфу 'восстанавливать из ~хуэп 'большой' и
\фу 'возвращать'). Однако все эти глаголы, независимо от
того, какие отношения существуют между составляющими их
корнями, имеют одинаковые грамматические свойства.
Отличительным признаком сложных (не результативных)
глаголов китайского языка является их способность к суб-
стантивации, т. е. к превращению в существительные со зна-
чением названия действия. Каждому из этих глаголов соот-
ветствует существительное, не отличающееся от этого гла-
гола фонетически и обозначающее отвлеченное название дей-
ствия, выраженного этим глаголом. На£ример, /сюэ/си значит
не только 'учиться', но и 'учение', ~чу\/бань — не только
^издавать', но и 'издание', jmu~zao — не только 'повышать',
но и 'повышение', и т. п.

Результативный вид и общий вид


По своему грамматическому значению результативные гла-
голы отличаются от остальных глаголов китайского языка
(как от простых, так и от сложных глаголов другого типа)
тем, что обозначают не просто действие как таковое,
а определенный переломный момент в совершении этого дей-
ствия — обычно 1момент достижения этим действием какого-
либо результата; поэтому мы можем считать, что результа-
тивные глаголы отличаются по видовому значению от нерезуль-
тативных глаголов. Вид результативных
2
глаголов можно на-
звать результативным s видом, вид остальных глаголов китай-
ского языка — общим или нейтральным.
Итак, общий вид мы можем охарактеризовать, как вид гла-
голов (простых и сложных), обозначающих действие как тако-
1
Подробнее см.: А. Д р а г у н о в . Исследования в области дунганской
грамматики, стр. 5—6. — А, Драгунов называет результативные глаголы
сложными глагольными основами. Этот термин нельзя признать удачным,
поскольку такие нерезультативные глаголы, как 1сю9\си 'учиться', цзе\фан
'освобождать' и т. п., тоже являются сложными словами (в обычном значении
этого термина) и, следовательно, их основы тоже могут быть названы слож-
ными основами. Грамматическая характеристика сложных глагольных основ
дунганского языка, даваемая А. А. Драгуновьш, может быть полностью
отнесена к результативным глаголам китайского языка.
2
Этим термином пользуются Б. Исаенко, Н. Короткое и И. Советов-
Чэнь (Учебник китайского языка, стр. 377). Он употребляется и в литера-
туре по общему языкознанию. Масперо и Ван Ли пользуются термином
„эффективный вид".
3 Этим термином Ван Ли обозначает вид глагола, не имеющего никаких
положительных показателей вида.
91
вое, действие в целом, иногда — действие вместе с его ре-
зультатом; результативный вид—как вид сложных результа-
тивных глаголов, обозначающих переломный момент в совер-
шении действия {обычно — достижение им результата).
Необходимо подчеркнуть, что сами по себе модификаторы
обычно не являются показателями вида, однако присоединение
их к глаголу меняет вид последнего. В этом отношении они
напоминают глагольные приставки русского языка, которые
сами по себе обычно не являются просто показателями вида,
а имеют каждая свое конкретное значение, но присоединение
их к глаголу меняет его вид.
Однако некоторые модификаторы китайского языка до та-
кой степени потеряли самостоятельное значение, что присое-
динение их к глаголу фактически не вносит в его лексическое
значение ничего нового; они меняют только вид глагола, не
меняя его значения. Такие модификаторы мы можем считать
показателями результативного вида. Наиболее распространен-
ными из них являются морфемы -шан и -ся (восходящие
к глаголам \шан 'подняться' и \ся 'спуститься'). Эти мор-
фемы могут присоединяться к глаголам с самой различной
семантикой, например:
_ -шан: (нашану __цюйшан 'взять', ~чуаныиан 'надеть',
~гуаньшан 'закрыть', \гайшан 'закрыть крышкой', _сошап
^запереть на замок', ~тешан 'наклеить', \диншан 'прибить', , |
шшан 'воткнуть', ~чжуаншан 'нагрузить', /цашан 'сесть,
верхом', __ганъшан 'догнать', \юйшан, \пэншан 'встретить',
/майшан 'закопать', \яжуншан 'засеять', _дяныиан 'зажечь',
~цзяшан, ^тяньшан 'добавить', _сешан 'написать', \хуашак
'нарисовать', ~бяньшан 'сочинить', _шушан 'насчитать', ~ чи-
тан 'съесть', ~шашан 'убить', ~~хуашан 'потратить', /сюэшан..
'научиться', \пайшан 'послать', _сюанъшан 'выбрать', ~~дан-
шан 'стать', \апшан 'полюбить', \хэныаан 'возненавидеть',
\синьшан 'поверить' и др.
-ся: \цзося 'сесть', _танся 'лечь', \гуйся 'встать на ко-
лени', \шуйся 'лечь спать', \ч,жанься 'остановиться', \чжуся
'поселиться', \шэнся 'остаться', /люся 'оставить', \фанся
'положить', ''ЖЭНСЯ 'бросить', ~дюся 'потерять', ~тося 'снять |
(одежду)', _цзеся 'развязать', 'снять (пояс)', \динся 'устано- |
вить', ~сюся 'построить', _майся 'купить', \мися 'нанять'».
~яжуася 'схватить', _чжаося 'найти', _дася 'собрать (уро-
жай)', ^канься 'срубить' и др.
Модификаторы -шан и -ся довольно часто указывают на-
направление движения, обозначенного корнем глагола, соот-
ветственно вверх и вниз; они имеют также некоторые другие,
более отвлеченные значения. Однако во всех этих значениях
они обязательно сочетаются со служебными глаголами /лай-yij
и \цюп, обозначающими направление движения по отношению-
к говорящему. Без этих служебных глаголов морфемы -шан
92
и -ся имеют только видовое значение. Правда, -шан присое-
диняется ко всем глаголам, которые сами по себе (без этого
модификатора) обозначают движение вверх, а -ся — к глаго-
лам, которые сами по себе обозначают движение вниз. Но
значение движения вверх и вниз в этих случаях зависит от
семантики корня глагола, а не от модификатора.
Показателен в этом отношении глагол \чжанься 'остано-
виться'. Глагольный корень \чжань легко сочетается с мор-
фемой -шан, если последняя указывает на направление дви-
жения и сопровождается служебным глаголом /лай или \цюй
(\чжаньшанлап, \чжаныианцюй 'встать на что-нибудь'),
и не сочетается с морфемой -ся в значении движения вниз;
тем не менее, этот корень присоединяет к себе в качестве
видового показателя именно -ся, а не -шан. Это доказывает,
что -шан и -ся как показатели вида не имеют ничего общего
с указанием направления движения.
Модификаторы -шан и -ся по значению не отличаются один
от другого, так как оба не имеют никакого самостоятельного
(не видообразующего) значения; однако они не взаимозаме-
няемы: к одним глаголам присоединяется только -шан, к дру-
гим — только -ся. Какая именно из двух морфем присоеди-
няется к каждому данному глаголу, зависит от семантики
последнего и от исторических причин. В некоторых случаях
употребление определенной морфемы можно объяснить анало-
гией: например, упомянутая выше форма \чжанься 'остано-
виться' образована, по-видимому, по аналогии с \цзося 'сесть',
_танся 'лечь' и т. п.
К числу модификаторов, имеющих только видовое значе-
ние, относится также -цзянъ (восходящий к глаголу \цзянь
'увидеть', 'встретиться с'). Эта морфема встречается в словах:
\каньцзянь 'увидеть', \ванцзянь 'увидеть издалека', ~тин-
цзянь 'услышать', /вэньцзянь 'учуять', \мэнцзяньг 'увидеть
во сне', \пэнцзянь, \юйцзянь 'встретить', _ч,жаоцзянь,
/сюньцзянь 'найти'.
Морфема -цзянъ как показатель результативного вида
отчасти вытесняется другими показателями: при некоторых
глаголах, с которыми она употребляется, встречается также
-шан или -ся. Например, говорят _яжаоцзянъ и _яжаося
'найти', \юйцзянь и \юйшан 'встретить'.
1
Глагола \мэн, без оформления морфемой -цзянь, не существует. Слово
\мэнцзянь происходит из древнекитайского словосочетания \мэн \цзянь
'видеть во сне', где существительное -\мэн 'сон' является определением
(или обстоятельством образа действия) при глаголе \цзянь^ 'видеть'; ср.
\му \ши 'смотреть глазами', \лу цзюй 'жить на суше', /жэнь \ли
'стоять [на двух ногах] по-человечески', \Чу мюй 'говорить по-чуски' (т. е.
на языке княжества Чу), \лун \пань 'свернуться, как дракон', а также
~~тянь \да 'большой, как небо', \сюэ (бай 'снежно-белый', 'белый, как
снег', и т. п. Впоследствии словосочетание \мэн \цзянь слилось в одно
слово и переосмыслилось как результативный глагол с модификатором -цзянь*
93
Показатели результативного вида указывают просто, что>|
действие достигло результата, но не уточняют, какого именно:!
реально в каждом случае имеется в виду естественный логи-I
ческий результат каждого данного действия. Поэтому, в част- |
ности, морфемы -шан и -ся почти никогда не присоединяются
к глаголам, лексическое значение которых мало совместимой
с представлением о каком-либо логически естественном ре- |
зультате обозначаемого ими действия (см. выше, стр. 82).
С другой стороны, морфемы -шан и -ся редко присоеди-
няются к предельным глаголам, поскольку эти глаголы сами
по себе уже обозначают действие вместе с его результатом. 1
Однако постепенно все большее и большее число предельных I
глаголов начинает образовывать результативный вид с по- |
мощью -шан или -ся. Число глаголов с этими модификаторами
значительно больше в современном китайском литературном
языке (байхуа), чем в языке старых романов, а в разговорном
языке и северокитайских диалектах они встречаются еще чаще.
Модификаторы -чжу и -чжао — показатели „продолжитель-
ного" и результативного вида, по Масперо, — присоединяясь
к глаголу, также не меняют или почти не меняют его лекси-
ческого значения.
Модификатор -чжу (восходящий к глаголу \чжу 'жить', 1
'поселиться', 'остановиться'), присоединяясь к глаголу, указы- |
вает на надежность, прочность, длительность результатов дей- I
ствия, обозначенного глаголом, и может быть в случае необ- 1
ходимости переведен на русский язык наречиями крепко, |
прочно, надежно, хорошо. Однако, каким бы знаменательным
словом мы ни воспользовались для перевода, оно будет иметь
свое узкое, конкретное значение, в то время как -яжу, как |
и всякий грамматический элемент, имеет более общее, аб-
страктное значение; поэтому там, где представление о надеж-
ности, прочности в русском переводе нет необходимости спе-
циально подчеркивать, например, где оно вытекает из самой
семантики глагольного корня или из контекста, -чжу лучше
оставлять без перевода. Морфема -чжу входит в состав еле- |
дующих глаголов: ~чжуачжу 'схватить', ~чжочжу 'поймать',
банчжу 'связать', _сочжу 'запереть на замок1, \динчжу |
'прибить гвоздями', ~ячжу 'придавить', _цайчжу 'наступить
ногой на', \сайчжу 'заткнуть', _дучжу 'загородить', /лань-
чжу 'не пустить', \бичжу 'крепко закрыть (глаза, рот)', 1
~~чжэчжу 'заслонить', /вэйчжу 'окружить', \чжаньчжу 'оста- |
новиться', \каочжу 'прислониться', \цанчжу 'надежно спрятать',
\цзичжу 'хорошо запомнить', _сюанъчжу 'выбрать', 'избрать',
_жэнъчжу 'сдержать', 'стерпеть', ~~бичжу 'принудить', _дэн-
чжу 'подстеречь', \дунчжу 'примерзнуть'.
Модификатор -чжао указывает на случайное, ненамеренное
достижение результата или же подчеркивает успешность дей-1
.ствия (в случае, если достижение результата не вполне зави- |
94
село от действующего лица). Например, слово цайчжаа
(образованное от глагола ~цай 'угадывать') означает 'слу-
чайно догадаться' (ненамеренное достижение результата) или
'удалось догадаться' (успешность действия). Как видно иа
этого примера, морфему -чжао в случае необходимости можно-
переводить словами случайно или удалось; но, как и в случае
с -чжу, если выражаемый ею оттенок и так ясен из контек-
ста или из лексического значения корня глагола, ее лучше
не переводить отдельным словом. Морфема -чжао входит
в состав глаголов: \канъчжао 'заметить', ~тинчжао 'рас-
слышать', _датинчжао 'удалось разузнать', _сянчжао 'вспом-
нить', \пэнчжао, \юйчжао, \цзяньчжао 'случайно встре-
тить', _чжаочжао, /сюньчжао 'найти', ~мочжао 'нащупать',
_дачжао 'попасть (в цель)', ~чжочжао 'удалось поймать',
_дянъчжао 'зажечь', \цзшжао 'запомнить', \синьчжао 'по-
верить', _яочжао 'укусить', ~чжэчжао 'ужалить', ~танчжаа
'обжечься', \дунчжао 'замерзнуть' и др.
В отдельных словах модификатор -чжао несет на себе
ударение и произносится в восходящем тоне; например,
\ш,уЩчжаола 'уснул', \нао\чжаола 'удалось'. 1
В современном литературном языке модификатор -чжао
постепенно выходит из употребления; во всяком случае, ов
употребляется сейчас намного реже, чем, например, в романе
„Хун лоу мэн" (XVIII в.).
Модификатор -чжао не следует смешивать с видо-времен-
ным аффиксом -чжэ, который пишется тем же иероглифом,,
что и -чжао. Обе морфемы имеют одно и то же происхожде-
ние, восходя к глаголу <чжао, который в современном языке
сохранился только в составе небольшого числа устойчивых
выражений (например, \чжао \Jxo 'загореться', /чжао \цзи
'забеспокоиться') и имеет довольно неопределенное значение^
Таким образом, морфемы -чжу и -чжао придают глаголу
не только значение результативности, но и некоторые другие
дополнительные оттенки. Эти морфемы не являются чистыми
показателями результативного вида, но их можно считать под-
черкнутыми, усиленными показателями этого вида.
При глаголах не-действия и состояния модификаторы -шану
-ся, -чжу и -чжао обозначают не результат действия, а на-
чало, становление состояния, ощущения и т. п.
Остальные модификаторы (кроме трех, рассматриваемых
ниже), к каким бы глаголам они ни присоединялись, обозначают
результат действия; но помимо общего результативного значе-
ния они придают глаголу также какое-нибудь конкретное зна-
чение— например, указывают на направление движения, поэто-
му их нельзя рассматривать как показатели вида.
1
J o s . М u 11 i e. The Structural Principles of the Chinese Language,,
v. II—III, p. 130.

95-
Особое место занимают модификаторы -цилай, кай (уда)
пни!) и -сяцюй. Присоединяясь к ряду непредельных глаго!
лов, они обозначают не достижение результата, а начале
действия (-цилай, ~кай) или продолжение его, точнее
возобновление его после какого-то перерыва {сяцюй), напри*|
мер: _
-цплай: /таньцилай 'заговорить о', ^куцилай 'заплакать',,,
\сяоцилай 'засмеяться', \чанцилай 'запеть', __ханьцилай^
'закричать', ~чицилай 'начать есть', ~шаоцилай 'загореться'j
\сяцилай ^пойти (о дожде, снеге)' и др.
~кай: ку~кай 'расплакаться', \сяо~кай 'рассмеяться',,;
\ма~~ кай 'начать ругаться', _жан~кай 'начать кричать'
и др. ^ __
-сяцюй: шосяцюй 'продолжать говорить', \яансяцюй!
'продолжать петь', ~тинсяцюй 'продолжать слушать', __сян-\
сяцюй 'продолжать думать', \каньсяцюй 'продолжать читать',;;
\ганьсяцюй 'продолжать работать', \шоусяцюй 'продолжать^
терпеть', \юнсяцюй 'продолжать употреблять' и др.
Тем не менее, результативные глаголы с -цилай, ~кай и
-сяцюй, так же как и все остальные результативные глаголы,-
обозначают не действие в целом, а определенный перелом-
ный момент в его совершении — начало или возобновление,
действия.
Выделять в качестве особых видов глаголы с -цилайу
-сяцюй (Люй Шу-сян и др.) или с -чжу, -яжао (Масперо) —
• едва ли правильно. Значения глаголов с этими модификато-
рами представляют собой лишь частный случай более общего
грамматического значения результативного вида — значения
переломного момента в совершении действия. В грамматике
русского языка мы в аналогичных случаях не говорим об
особом виде (например, не выделяем в качестве особого вида;
глаголы с приставкой за- в значении начала действия). )
Кроме результативных глаголов, результативный вид имеют
глаголы, после которых стоит косвенное дополнение или
обстоятельство с предлогом.
Послеглагольный предлог отличается от модификатора тем,
что он тесно связан с косвенным дополнением или обстоятель-
ством, которым он управляет, и не может быть употреблен
без этого дополнения или обстоятельства. Модификатор же
совершенно не связан с каким-нибудь дополнением; он вполне
может заканчивать предложение, не имея после себя никакого
существительного. Обычно присоединение к глаголу модифи-
катора не меняет характера переходности этого глагола:
результативный глагол обычно (хотя и не всегда) имеет такие
же дополнения, что и соответствующий глагол без модифика-
тора. Если же после глагола ставится предлог, после предлога
обязательно должно быть какое-нибудь дополнение или обстоя-
тельство, которого глагол без предлога не имел.
96
Кроме того, между глаголом и предлогом нельзя вставить
морфемы ~дэ- или -бу— показатели возможности и невозмож-
ности совершения действия.
Послеглагольный предлог по своему значению не состав-
ляет единого целого с глаголом, к которому он'присоединяется:
он не изменяет лексического значения этого глагола, а указы-
вает на отношения, существующие между глаголом и стоя-
щим после него дополнением или обстоятельством. Однако
предлог очень тесно связан с предшествующим глаголом; это
выражается, в частности, в том, что он изменяет вид. глагола,
например: _
~Саньиш \лю /пи _ма /хэ /лоцзы> ~фэнь гэйла \и
__бай \сыиш \сы \ху /у _ма ды _сяо\ху. 'Тридцать шесть
лошадей и мулов разделили между сорока четырьмя безло-
шадными бедняками' (Чжоу Ли-бо, I, 249).
_Сяо \Шунь \цзо дао \каншан \дао . . . 'Сяо Шунь
сел на кан_и сказал . . .' (Чжао Шу-ли, 35),
Глагол ~фэнь имеет значение 'делить', глагол \цзо — 'си-
деть'. Однако в сочетании с предлогом глагол ~~фэнъ обозна-
чает достижение действием результата ('разделить'), а глагол
\цзо — начало состояния ('сесть'), т. е. оба они получают зна-
чение результативного вида.
Итак, предлог, поставленный после глагола, придает послед-
нему значение результативного вида.
Только предлог \цзай после глаголов состояния не всегда
придает этим глаголам результативный вид. Например, сочета-
ние _тан цзаа \каншан может значить и *лечь на кан',
и 'лежать на кане'. В первом случае глагол у тан имеет ре-
зультативный вид (и переводится 'лечь'), во втором — сохра-х
няет общий вид. Оба вида различаются только в контексте.
Так как глаголы результативного вида обозначают не дли-
тельный процесс, а определенный момент в совершении дей-
ствия, они не сочетаются с суффиксом ~чжэ и служебным
словом \цзай, обозначающими действие, длящееся в какой-то
данный момент времени. Это сближает их с предельными гла-
голами (см. выше, стр. 81), но последние обозначают действие
в целом, а не только какой-то момент в его совершении,
поэтому они относятся к общему, а не к результативному виду.
Результативные глаголы не соединяются с обстоятельствами
времени, указывающими на длительность действия, и не до-
пускают после себя глагольных счетных слов (хотя эти слова
могут стоять п е р е д результативными глаголами). Результа-
тивные глаголы не образуют также формы удвоения.
Результативный вид по значению имеет много общего
с совершенным видом русского языка; однако глаголы резуль-
1
В русском языке также имеются случаи, когда вид глагола узнается
только из контекста; например, глагол жениться может в зависимости от
контекста иметь совершенный или несовершенный вид.

7 С. Е. Яхонтов 97
тативного вида, в отличи'е от русских глаголов совершенного |
вида, могут обозначать повторяющиеся действия, например:
/Цун/цянь /сюэ се /вэньяжан \uiti _шао\шу \жэнъ ды |
\шицин, /эр_це \чжэ _шао\шу /жэнь . . . /кэ'и \цзай |
\чжэ и \цзянь \шициншан ~хуашан /ши /нянь \эрши I
/нянь ды ~гунфу. 'Раньше училось писать сочинения только |
меньшинство людей, причем это меньшинство . . . могло затра-
чивать на это дело по десять-двадцать лет времени («Жэнь-
минь жибао», б июня 1951 г.).
\Ю~ цзянь\да/тоу/юй, \Вэй~чжуан ~доу ~цзяшап
\бань \цунь /чан ды ~цун\е, /яэнли \цюэ ~~цзяшан
~~це\си ды ~~цун~сы. 'Большеголовую рыбу, поджаренную на I
масле, в Вэйчжуане приправляют зеленым луком в полвершка |
длиной, а в городе приправляют мелко нарезанным луком*
(Лу Синь, 97).
Тамынь /и \цзянь \А\Гуй _цзоу лай^ \бянь \гэ \ г * |
доцзинь /мэньли цюй. 'Как только они замечали, что А-Кьк> |
идет в их сторону, они одна за другой скрывались в дверях*
(Лу Синь, 115).
В русском языке от бесприставочных глаголов с помощью |
приставок образуются глаголы совершенного вида, а от гла-
голов совершенного вида, в свою очередь, могут быть обра-
зованы глаголы несовершенного вида: 1
это — так называемая
вторая ступень видового образования. Приставочные глаголы 1
несовершенного вида могут обозначать как простую, непрерыв- 1
ную длительность действия, так и повторяемость его. В ки- I
тайском языке второй ступени видообразования не существует. |
От глаголов с модификаторами не могут быть образованы §
формы со значением длительности действия. В то же время ]
результативные глаголы (как, впрочем, и нерезультативные)
без всякого изменения формы могут обозначать повторяющееся» 1
кратное действие. Значение китайского результативного вида f
не противоречит представлению о повторяемости действия,,
в то время как значение русского совершенного вида несовме-
стимо с повторяемостью; повторяющееся действие в русском
языке может быть обозначено только глаголом несовершен-
ного вида.
Итак, между видами глаголов китайского и русского язы-1
ков существуют следующие соотношения. Действие отдельно!
от его результата обозначается в китайском языке глаголами I
общего вида, которым соответствуют русские глаголы несо-1
вершенного вида, например: ~хуа 'тратить'. Достижение дей-
ствием результата (или другой переломный момент в соверше- 1
нии действия) обозначается в китайском языке глаголами |
результативного вида, которым соответствуют русские гла-1
голы совершенного вида, например: ~хуашан 'потратить', 'за-1
1
Грамматика русского языка, изд. АН СССР, ч. I, 1953, стр. 431—432v|
98
тратить'. Многократное, повторяющееся достижение действием
результата (или многократное повторение другого переломного
момента в совершении действия) обозначается в китайском
языке также глаголами результативного вида, но в русском
языке им в этом случае соответствуют глаголы несовершен-
ного вида; например, китайскому ~хуашан соответствует рус-
ское 'затрачивать'.
Что касается предельных глаголов китайского языка, обо-
значающих действие вместе с его результатом, то эти глаголы,
так же как и образованные от них глаголы результативного
вида, могут соответствовать русским глаголам несовершенного
вида, только если они обозначают повторяющееся действие;
в остальных случаях они соответствуют русским глаголам
совершенного вида, например: ~цзя, ~цзяшан 'прибавить (один
раз)', 'прибавлять (многократно)'.
Таким образом, общий вид китайского языка всегда соот-
ветствует русскому несовершенному виду лишь у непредель-
ных глаголов, а результативный вид соответствует русскому
совершенному виду, лишь поскольку речь идет о единичном,
однократном действии.
В средневековом китайском языке результативный вид
образовывался с помощью суффикса -дэ, например: ~тин
'слушать' — ~~тиндэ 'услышать', ~яи 'есть' — ~~шдэ 'съесть',
~ч.жи 'знать' — ~яжидэ 'узнать' и т. п. Суффикс -дэ присое-
динялся к любым глаголам, в том числе и к предельным.
Например, он совершенно свободно сочетался с глаголами
направления движения: ~чу 'выйти' (действие целиком, вклю-
чая его результат)— ~~чудэ 'выйти' (моментдостижения резуль-
тата). Между тем, в современном китайском языке глаголы
направления движения и многие другие предельные глаголы
не сочетаются с показателями результативного вида.
В современном языке -дэ уже не является продуктивным
суффиксом. Он сохранился в составе многих глаголов, став-
ших неспрягаемыми (_дундэ 'понимать', \цзидэ 'помнить'
и т. п.), но утратил в них значение показателя результатив-
ного вида. В нескольких глаголах он по-прежнему имеет зна^
чение результативного вида, может быть с оттенком успеш-
ности действия, например: ~тиндэ 'услышать', /сюэдэ 'на-
учиться'. Наконец, -дэ присоединяется иногда к глаголам на-
правления движения. Форма с суффиксом -дэ от этих глаголов
сейчас не употребляется как сказуемое главного предложения,
но может быть употреблена в бессоюзном придаточном вре-
менном предложении; обычно она указывает, что в главном
предложении сообщается о чем-то неожиданно случившемся
или обнаружившемся после действия, обозначенного глаголом
с -дэ, например: • __ ' • _
\Цзиньдэ \да/мэнь, \сы ~'чжи \лан_чжун ~~шэнь /мао
\/гоу, и)ци ~бэньголай. 'Когда [я] вошел в ворота, на меня
7* 99
вдруг бросились сразу четыре мохнатые овчарки' (Чжоу
Ли-бо, I, 66).
\Даодэ \да /тан, \шанмянъ \цзоч,жэ игэ _мань jmoy
\тидэ ~~~цзан~~гуан ды _лао/тоуцзы. 'Когда они пришли
в зал, [А-Кью увидел, что там] на возвышении сидит наголо
выбритый старик' (Лу Синь, 142).
Остатком старого результативного вида с -дэ, может быть,
является встречающееся в современном языке употребление
морфемы ды как модально-временного аффикса (суффикс -дэ
и морфема ды в современном языке омонимичны, хотя и обо-
значаются в русской транскрипции по-разному), например:
_Во1 ~~&а дянь ~чжун ~чиды \фанъ. 'Я обедал в восемь
часов'.
Таким образом, результативный вид существует в китай-
ском языке очень давно, но старый показатель его был утра-
чен; современные показатели результативного вида возникли
сравнительно недавно и происходят от модификаторов, поте-
рявших свое первоначальное значение.

Мера действия (кратковременный вид)


От глаголов общего вида, принадлежащих к группе глаго-
лов действия, с помощью удвоения может быть образована
особая форма, имеющая также видовое значение, но совер-
шенно иного характера. В современном языке основное значе-
ние этой формы состоит в указании на недлительность, кратко-
временность или же на ослабленность действия, например:
\кань кань 'посмотреть', ~тан тан 'послушать', _цзоу цзоу
'погулять', 'пройтись', \тяо тяо 'попрыгать', ~~шо шо 'пого-
ворить', /тань тань 'побеседовать', _сян сяк 'подумать',
\сяо сяо 'посмеяться', 'усмехнуться', ~ку ку 'поплакать',
~мо мо 'потрогать', 'пощупать', __мо мо 'потереть', ~цяо цяо
'постучать', ~се се 'немного отдохнуть', \цзо цзо 'посидеть',
_дэн дэн 'подождать', _шу шу 'посчитать' и т. п.
Как видно из этих примеров, оттенок, придаваемый китай-
скому глаголу удвоением, может быть передан в русском
переводе с помощью глагольной приставки по-.
Проф. Юй Минь не включает форму удвоения в число видовых
форм китайского глагола, считая ее выражением
2
особой грам-
матической категории — „меры действия". И действительно,
кратковременный вид не образует единой системы с результа-
тивным и общим видом. Отличие результативного вида от
общего состоит в том, что первый указывает на какой-то мо-
мент в совершении действия, а второй — на действие в целом;

1
А. А. Д р а г у н о в . Исследования по грамматике современного китай-
ского языка, стр. 139—142.
2
Ю й М и н ь . Ханьюй дунцы ды синтай, стр. 48.

100
удвоенный глагол тоже обозначает действие в целом, но отли-
чается от не удвоенного совсем в другом отношении — указа-
нием на малую длительность или ослабленность действия.
Различие между результативным и общим видом относится
к области словообразования, а образование формы удвоения —
к области словоизменения. Наконец, и формальные признаки
этой формы имеют иной характер, чем формальные различия
между результативным и общим видом. Таким образом, выде-
ление формы удвоения в особую грамматическую категорию
вполне оправдано, но чтобы не слишком усложнять термино-
логию, мы будем называть эту категорию видом.
Удвоенные глаголы отличаются от всех других существую-
щих в китайском языке случаев грамматического использова-
ния удвоения тем, что они не представляют собой единого
неразрывного целого: между частями удвоения можно вставить
морфему и 'один', например: \кань и кань 'посмотреть',
~тин и тин 'послушать'. При оформлении удвоенного глап>
ла суффиксом -ла этот суффикс также присоединяется не ко
всему удвоению в целом, а только к его первой части, напри-
мер: \каньла кань или \канъла и кань 'посмотрел'. Таким
образом, удвоение глагола — это аналитическая форма, распа-
дающаяся на два_ компонента (или даже на три, если считать
факультативное ~и), из которых только первый получает гла-
гольное оформление.
Эта особенность формы кратковременного вида объясняется
ее происхождением: она восходит к сочетанию глагола со
счетным словом.1
В средневековом китайском языке в качестве счетного сло-
ва к глаголу очень часто употреблялся сам глагол (вернее,
образованное от него существительное, потому что как счет-
ное слово корень глагола принимал именной суффикс -р; в ро-
мане „Хун лоу мэн" этот суффикс довольно часто изображается
на письме). Этот второй глагол (или отглагольное существи-
тельное) обладал всеми свойствами обычного счетного слова.
Но постепенно он утратил эти свойства и объединился с пер-
вым глаголом в одну сложную глагольную форму. Конструкции
вроде \каньла и кань 'посмотрел' (удвоение глагола) внешне
до сих пор напоминают конструкции вроде \канъла и Vянь
'взглянул' (сочетание глагола со счетным словом), но на самом
деле отличаются от них по ряду признаков.
1) Счетными словами к глаголу обычно являются существи-
тельные или, во всяком случае, слова, происходящие от суще-
ствительных. Как уже упоминалось выше, счетное слово К'гла-
голу, образованное от этого самого глагола, представляло собой

1
О счетных словах к глаголу см. А. А. Д р а г у н о в . Исследования по
грамматике современного китайского языка, стр. 115—117, а также стр. 47,
(
>6—97, 118, 119, 197 и др.

101
тоже отглагольное существительное и оформлялось суффик-
сом 'р, который нередко изображался и на письме. Однако
в настоящее время второй элемент удвоения в литературном
языке никогда не оформляется этим суффиксом 1 (хотя такое
оформление сохранилось в некоторых диалектах).
2) Счетные слова к глаголу выполняют прежде всего счет-
ные функции, т. е. служат для счета действия; поэтому перед
ними всегда стоит какое-нибудь числительное (не обязательно со
значением 'один'). Если счетное слово теряет способность
соединяться с числительными или соединяется только с числи-
тельным ~п 'один', это значит, что оно перестало быть счетным
словом.
В средневековом китайском языке и даже в текстах
XVIII—XIX вв. перед второй частью удвоения глагола свободно
могло стоять любое числительное, например:
/Линь ~Чун \байляо _лян \бай, __ца ~шэнь \жан
/Хун \цзяо/тоу \цзо. 'Линь Чун дважды поклонился, встал
и пригласил учителя Хуна сесть' („Шуи ху чжуань", 110).
/Ван фужэнь дянъла /цзи дянь jmoyp, \сяола и
сяо, ~~шо \дао... 'Госпожа Ван кивнула несколько раз голо-
вой, усмехнулась и сказала...' („Хун лоу мэн", 1097).
Некоторые современные писатели до сих иногда употреб-
ляют при удвоении глагола и другие числительные, кроме
и 'один'; однако, как правило, между частями удвоения вста-
вляется только ~и 'один', да и то факультативно. По значе-
нию же форма удвоения сейчас выражает вовсе не однократ-
ность действия, а непродолжительность, кратковременность.
3) Счетное слово к глаголу может быть отделено от гла-
гола дополнением, если это дополнение выражено личным
местоимением, именем собственным и вообще всяким опреде-
ленным одушевленным существительным (даже если эта
определенность ничем, кроме порядка слов, не выражена),
например:
/Хань _Лао \Лю /хай _даго та и \банцзы. 'Хань Лао-
лю как-то раз еще ударил его палкой' (Чжоу Ли-бо, I, 188).
~~Та \каньла \Ай~~ай и, Vянь. 'Она взглянула на Ай-ай
(„Дэнцзи", 4).
__Лао !Цинъ... \дэнла /сяо _нюй/хай и \/янъ. 'Лао Цинь
. . . сердито взглянул на девочку^ (Чжао Шу-ли, 59).
~~~Та _дала /лоцзы _лян ~бянь. 'Он два раза ударил
мула кнутом' (Чжао Шу-ли, 127).
В средневековом китайском языке перед счетным словом
к глаголу могло стоять, кажется, только личное местоимение;
перед второй частью удвоения тоже могло стоять личное
местоимение. Сейчас поставить местоимение или какое-либо
1
А. А. Д р а г у н о в . Исследования по грамматике современного китай-
ского языка, стр. 116 (примечание).
102
другое слово между частями формы удвоения невозможно.
Сравним следующие примеры:
~~Гэгэ, \цзю во и \цзю\ 'Брат, спаси меня!' („Шуи ху
чжуань", 68).
~Го \да~~гэ, \цзю цзю во,.. 'Брат Го, спаси меня... (Чжоу
Ли-бо, I, 207).
В примере, взятом из средневекового языка, местоимение
поставлено между двумя частями удвоения, а в совершенно
аналогичном примере из современного языка — после всей
формы в целом.1
Таким образом, между частями удвоения сейчас не может
быть вставлено никакое знаменательное слово (если не считать
и 'один', которое, впрочем, не сохраняет своего обычного
значения и, кроме^ того, само может рассматриваться как со-
ставная часть конструкции удвоения).
4) Счетные слова к глаголу могут ставиться не только после
глагола, но и перед ним.2 В частности, если счетное слово
относится к глаголу результативного вида, оно всегда пред-
шествует этому глаголу. Разницу в употреблении счетного
слова при глаголах общего и результативного вида можно
проиллюстрировать примером:
\канъла и у янь 'взглянул (один раз)'
\и _янъ \канъцзянъла 'с одного взгляда (или 'сразу')
увидел'.
Как видно из этого примера, счетное слово перед глаголом
результативного вида подчеркивает, что для достижения ре-
зультата достаточно было произвести действие столько-то раз.
Если при счетном слове стоит, как в нашем примере, числи-
тельное ~и 'один', мы можем перевести сочетание числитель-
ного и счетного наречием сразу (которое само восходит к сло-
восочетанию с одного раза или с первого раза).
В средневековом китайском языке вторая часть удвоения
глагола, являвшаяся счетным словом к первой части, могла,
как всякое счетное слово к глаголу, стоять перед ним; эта
конструкция имела дополнительный оттенок внезапности, не-
ожиданности. Например:
}Лшь ~~Чун... \бэй ~~Сюэ \Ба _чжи /и \ань, \ань
\цзай _гунь~~танли. 'Неожиданно... Сюэ Ба сразу опустил
[ноги] Линь Чуна в кипяток' (^Шуй ху чжуань", 102).
\На \да!ван... \ю ~мо ~мочжао ~сЯ6~цзинь \чжан-
цзы. 'Вдруг атаман... нащупал парчевый полог' („Шуи ху
чжуань", 66).

1
Форма удвоения в этом примере не имеет значения непродолжитель-
ности действия. Это особый случай употребления удвоения глагола (подроб-
нее 2см. стр. 146—147).
А. А. Д р а г у н о в . Исследования по грамматике современного китай-
ского языка, стр. 97, 118, 197.
103
В современном китайском языке вынесение второй части
удвоения глагола вперед почти не встречается. Если такая
конструкция иногда и наблюдается, первая ее часть (глаголь-
ный корень с числительным ~~и 'один') переосмысливается и
воспринимается как особая глагольная форма (о которой см.
стр. 152-153).
Таким образом, в средневековом китайском языке форма
удвоения представляла собой сочетание глагола со счетным
словом, образованным от этого глагола. Такое счетное слово
первоначально ничем, кроме своего глагольного происхожде-
ния, не отличалось от обычных счетных слов. Однако в даль-
нейшем оно потеряло и грамматические признаки счетного
слова, и счетную функцию. Оно теснее слилось с глаголом,
так что между ним и глаголом сейчас нельзя вставить никакое
знаменательное слово. Бывшее сочетание глагола и счетного
слова превратилось в аналитическую глагольную форму, обра-
зующуюся удвоением глагольной основы и выражающую не-
продолжительность действия.
Формы, подобные \каньла и кань, ~~мола и мо, в средне-
вековом языке означали однократность — 'взглянул один раз1,
'тронул один раз', а в современном языке означают кратковре-
менность, непродолжительность или ослабленность действия —
'посмотрел', 'потрогал'.
Переосмысление формы удвоения произошло сравнительно
недавно. Не только в текстах XVIII—XIX вв., но и у некото-
рых писателей XX в. (в частности, у Лу Синя) удвоение гла-
гола нередко употребляется в значении однократности, и вто-
рая часть удвоения имеет формальные признаки обычного
счетного слова к глаголу.
В отличие от результативного вида, кратковременный вид
несовместим с представлением о повторяемости действия. Гла-
гол в кратковременном виде всегда обозначает конкретное
единичное действие. Поэтому, в частности, удвоенный глагол
никогда не оформляется суффиксом -го; этот суффикс присое-
диняется к глаголу, если речь идет о действии, которое повто-
рялось или по крайней мере может повториться. С другой
стороны, кратковременный вид, как и результативный, не может
обозначать действия, происходящего в данный момент, и, сле-
довательно, глагол в этом виде не может быть оформлен суф-
фиксом -ч-жэ. Глагол в кратковременном виде, не оформленный
видо-временным суффиксом, тоже не может обозначать ни
повторяющегося действия, ни действия, происходящего в дан-
ный момент; он может указать только на ожидающееся дейст-
вие, на действие, которое субъект его только собирается совер-
шить.
Таким образом, глагол в кратковременном виде допускает
лишь две видо-временные категории: при оформлении суффик-
сом -ла он обозначает единичное действие, закончившееся
104
в прошлом, без этого оформления — такое же единичное дей-
ствие, которое должно совершиться и закончиться в будущем*
Эти две категории можно назвать соответственно прошедшим
завершенным временем и будущим завершенным временем
кратковременного вида; подробнее они будут рассмотрены ниже
(стр. 116—117 и 146—147).
Проф. Люй Шу-сян рассматривает глагол, имеющий после
себя счетное слово, как особый вид или, точнее, как два вида —
однократный и многократный, в зависимости от того, стоит ли
перед счетным словом числительное ~и 'один', или какое-та
другое числительное.1 Однако, как уже упоминалось выше
(стр. 76), счетные слова нельзя считать за показатели вида,
так как они имеют свое знаменательное значение (притом раз-
личное у разных счетных слов). Удвоение глагола Люй Шу-сяа
рассматривает как сочетание глагола со счетным словом; а оно
может выражать три разных вида: однократный, кратковремен-
ный (со значением непродолжительности или ослабленности
действия) и „пробный" („чаншисян"). Основным значением
формы удвоения проф. Люй Шу-сян считает однократный вид.
К кратковременному виду он относит форму удвоения от гла*
голов, которые не могут иметь значения многократности, т. е.
обозначают такие действия, которые не могут совершаться
несколько раз подряд (например, ~се 'отдыхать'). Наконец,
„пробный" вид могут иметь только глаголы, обозначающие-
еще незаконченные действия; при оформлении этих глаголов,
суффиксом -ла они входят в кратковременный вид.3 Например,,
_сян сян 'подумай' — „пробный" вид, но _сянла сян 'поду-
мал' — кратковременный вид.
По-видимому, проф. Люй Шу-сян не отличает форму удвое-
ния от обычных сочетаний глагола и счетного слова к нему;
этим объясняется то, что основным значением удвоения он-
считает однократность. На самом деле основным значением
удвоения сейчас является кратковременность, а не однократ-
ность (формы \каньла и кань 'посмотрел в течение некото-
рого времени' и \каньла 'посмотрел' обе обозначают единич-
ное действие, а различаются только тем, что первая форма,
кроме того, указывает на кратковременность). Что же касается
„пробного" вида, то формы __сян сян 'подумай' и __сянла сяш
'подумал' различаются только временем (одна из них обозна-
чает действие, которое еще не совершилось, другая — действие,

1
2
Л ю й Ш у - с я н . Чжунго вэньфа яолюэ, т. Н, стр. 165—166.
3
Там же, т. III, стр. 31.
Там же, т. II, стр. 166. Собственно говоря, глагол, оформленный суф-
фиксом -ла, должен по Люй Шу-сяну относиться к совершенному виду; но?
так как Люй Шу-сян не различает чисто видовые и смешанные, видо-вре-
менные категории, то один и тот же глагол может у него относиться
одновременно к двум разным видам.

10S
которое уже совершилось), поэтому нет необходимости выде-
лять каждую из них в особый вид.1
Проф. Люй Шу-сян указывает еще два вида, образуемые
удвоением: повторительный
2
вид („люйфасян") и возобновитель-
ный вид _(„фаньфусян"). К первому он относит такие случаи,
как ~шо~~шо\сяо\сяо 'все время болтали и смеялись'; ко
второму — примеры вроде _сян/лай_сян\цюй 'снова и снова
принимался думать, но все без толку' и _сянла \ю \/сян 'снова
и снова начинал думать'.
Случаи, подобные ~шо~шо\сяо\сяо, нельзя считать фор-
мой глагола потому, что для образования этой конструкции
всегда нужно иметь два разных глагола. Несколько более
обоснованным кажется выделение возобновительного вида. Из
двух форм этого вида первая обозначает или движение взад-
вперед, или (при глаголах, не обозначающих движения в про-
странстве) непрерывное повторение действия, не достигающее
никакого результата; например, _пао/'лап_пао\цюп 'бегать
взад-вперед', но ~шо/лай~шо\цюй 'говорить снова и снова все
об одном и том же, и все без толку'. Вторая форма обозначает
просто вновь и вновь повторяющееся действие. Однако и в
этих двух формах один из глаголов, составляющих удвоение,
может быть заменен другим, синонимичным глаголом, например:
/Лю \да!нян _тан цзай \каншан, фанъ/лай\дяо\цюй,
/лао _е \шупбу/ч.жао. 'Бабушка Лю лежала на кане, все вре-
мя ворочалась с боку на бок и никак не могла уснуть' (Чжоу
Ли-бо, II, 147). _
/Мянь \шан шэнъ \ши /фэнла \ю \/бу, _була \ю /фэн,
/мяньхуа \юэ /лай \юэ /бао. '[У этой куртки] материю, под
которой находилась вата, приходилось то и дело зашивать и
латать, латать и снова зашивать, а слой ваты становился все
тоньше и тоньше' (Чжоу Цзе-фу, 53).
Таким образом, конструкции, которые проф. Люй Шу-сян
относит к возобновительному виду, не представляют собой
единых грамматических форм: вместо повтора одного и того
же глагола в их состав могут входить разные, хотя и синони-
мичные слова. Поэтому формы возобновительного вида лучше
рассматривать не как особый вид, а как словосочетания, состоя-
щие из двух глаголов, не всегда одинаковых.
А. А. Драгунов считает, что удвоение глагола может иметь
два разных значения: а) усиление действия, б) ослабление
действия.3 На самом деле удвоение (кратковременный вид)
может выражать только ослабление действия (если под этим
1
Приблизительно к тем же выводам приходит проф. Ван Ли, хотя никак
не обосновывает свою точку зрения. См.: В а н Л и . Чжунго юйфа лилунь,
т. I,2 стр. 367 (примечание 72).
3
Л ю й Ш у - с я н . Чжунго вэньфа яолюэ, т. II, стр. 165—167.
А. А. Д р а г у н о в . Исследования по грамматике современного китай-
ского языка, стр. 115—116 (примечание).

106
понимать также и его непродолжительность). В древнекитай-
ском и средневековом китайском языке повтор глагола, правда,
действительно мог обозначать усиление действия; проф. Ван
Ли указывает, что средневековое /сия /син (повтор глагола
jcun 'идти') соответствовало современному обороту _цзоула
\ю \/цзоу 'все шел и шел', а не кратковременному виду _цзоу
и цзоу 'пройтись'. Однако проф. Ван Ли добавляет, что в
настоящее
1
время повтор со значением усиления совершенно
исчез. Остатком' этой формы, может быть, являются отдель-
ные застывшие выражения, вроде _яаояао 'ссориться', 'бра-
ниться' или \cece 'благодарить', 'спасибо', а также описанные
выше конструкции, относимые проф. Люй Шу-сяном к повто-
рительному и возобновительному виду; но во всяком случае
значение усиления действия для обычной формы удвоения
нельзя считать живым. Примеры из современного языка, при-
водимые А. А. Драгуновым, в которых он толкует удвоение
глагола как форму со значением усиления действия, мы рас-
смотрим ниже (стр. 147—148).
Итак, основное значение формы удвоения — непродолжи-
тельность, кратковременность действия. Ему сопутствует значе-
ние однократности, точнее — единичности действия, поскольку
глагол в форме удвоения не может обозначать повторяющихся
действий. Значения усиления действия эта форма в современ-
ном языке не имеет. С помощью удвоения глагола или соче-
тания двух синонимичных глаголов образуются также некото-
рые особые конструкции, отличающиеся от обычной формы
удвоения, но рассматривать их как формы вида мы не можем.

Видо-временные категории
О с о б е н н о с т и г л а г о л ь н ы х ф о р м со з н а ч е н и е м
времени в китайском языке
Выше, рассматривая средства выражения категории вида
в китайском языке, мы отметили, что глагольные суффиксы
(-ла, -го, -яжэ) выражают не чистый вид, а смешанные, видо-
временные категории (стр. 78). Существуют и некоторые дру-
гие глагольные формы, имеющие отношение к выражению
времени.
Видо-временные формы (например, формы, образующиеся
с помощью суффиксов) отличаются от чисто видовых, в част-
ности, тем, что могут быть образованы не только от глаголов,
но и от прилагательных. Чаще всего присоединяется к прила-
гательным суффикс -ла; остальные формы от прилагательных
весьма редки, но все же встречаются.

1
В а н Л и . Чжунго юйфа лилунь, т. I, стр. 297.
107
Многие исследователи китайского языка считают, что кате-
гория времени глагола в нем совершенно отсутствует. Такого*
взгляда придерживаются, в частности, почти все китайские
ученые; это же мнение высказано {хотя и в несколько уклон-,
чивой форме) в Учебнике китайского языка Б. Исаенко,
Н. Короткова и И. Советова-Чэня.1 Формы, которые мы назы-
ваем видо-временными, эти исследователи считают просто ви-
дами, не отличая их от чисто видовых форм.
Однако такое смешение видо-временных форм с различными
другими глагольными формами нередко приводит к противоре-
чиям. Мы уже видели выше, что суффиксы, которые мы счи-
таем показателями видо-временных категорий, нередко присое-
диняются к глагольным формам, имеющим чисто видовое зна-
чение. Если считать, что глагольные суффиксы тоже имеют
чисто видовое значение, придется допустить, что китайский
глагол может в одно и то же время принадлежать к двум
различным видам. Например, по системе_видов, предлагаемой
проф. Ван Ли и Люй Шу-сяном, глагол ~шоцилайла 'загово- |
рил' принадлежит одновременно к начинательному и совершен-
ному виду; по системе Люй 1 Шу-сяна сложная глагольная фор-
ма _сянла а сян 'подумал относится одновременно к .одно-
кратному и к совершенному виду; наконец, по системе
Б. Исаенко, Н. Короткова и И. Советова-Чэня глагол, входя-
щий в сочетание /лайго и \цы 'приходил один раз', относится
одновременно к однократному и к несовершенно-многократному
виду, что уже является явным противоречием.2
Следовательно, как бы мы ни относились к вопросу о кате-
гории времени в китайском языке, мы не можем отрицать, что
глагольные формы, образующиеся с помощью суффиксов, обра-
зуют свою особую систему, совершенно не зависимую от чисто |
видовых
3
категорий — результативного и кратковременного ви-
дов.
Когда говорят, что китайский глагол не имеет категории
времени, обычно указывают на то, что н е о ф о р м л е н н ы й !
глагол, не имеющий видо-временных суффиксов, может обо- J
значать и действие, длящееся в настоящий момент, и действие,
происходившее в прошлом, и действие, ожидающееся в будущем.
Но даже если это верно, все же нельзя сомневаться в том>
что глагол, имеющий специальное видо-временное оформление
в виде суффиксов -ла и -го, может обозначать только дейст- |
вие, происходившее в прошлом.
1
Б. И с а е н к о , Н. К о р о т к о в, И. С о в е т о в-Ч э н ь . Учебник китай-
ского
2
языка, стр. 199—200.
В последнем случае, впрочем, ошибка кроется не только в смешении
видовых и видо-временных категорий, но и в том, что счетное слово к гла-
голу неправильно принимается за служебный элемент.
3
По крайней мере это, несомненно, относится к суффиксам -ла и -го; | |
суффикс -чжэ не присоединяется ни к результативным глаголам, ни к фор-
ме, образованной удвоением. ,

108
Правда, иногда утверждают, что глагол 1
с суффиксом -ла
может относиться и к будущему времени; но примеры, кото-
рые приводятся в подтверждение этого, или неправильно истол-
ковываются, или ничего не доказывают. Эти примеры можно
разделить на две основные группы.
а) За глагольный суффикс -ла принимается конечная части-
ца ла, например:
_Дэн и \/хуэр, __во \цзю /хуэйлай ла. 'Подождите ми-
нутку, я сейчас же вернусь'.а
Известно, что отличие частицы ла от омонимичного ей суф-
фикса заключается в том, что первая всегда стоит в конце
предложения, а второй — непосредственно после глагола, Но
если глагол является последним словом предложения, суффикс
и частицу бывает трудно различить.
Для того чтобы выяснить природу морфемы ла в приведен-
ном выше примере, следует поставить после глагола дополне-
ние: _
_Дэн и Vхуэр, _во \цзю /хуэй цзя ла* 'Подождите ми-
нутку, я сейчас же вернусь домой'.
Морфема ла в этом случае по-прежнему будет находиться
в конце предложения; поставить ее после глагола, перед
дополнением, нельзя (иначе утратится значение будущего вре-
мени). Итак, ла в этом примере является частицей, которая
оформляет предложение в целом, глагол же остается неоформ-
ленным.
б) Приводятся примеры употребления суффикса -ла в при-
даточном предложении, например:
~~Та /минтянь _цзоула, _во3 \цзап \zaocy ни. Юн
завтра уедет, тогда я скажу тебе'.
В придаточном предложении сказуемое оформлено суф-
фиксом -ла. Это придаточное не может быть употреблено как
самостоятельное предложение (если только не изменить в нем
оформление сказуемого). Хотя речь в нем идет о действии,
ожидающемся в будущем, -ла по-прежнему указывает на
прошедшее время, но на прошедшее относительное; это зна-
чит, что глагол с -ла обозначает действие, предшествующее
не моменту речи, а действию, описываемому в главном предло-
1
Кажется, никто не говорит того же относительно суффикса -го. Можно
было бы, правда, сослаться на пример, приводимый в „Учебнике китайского
языка" Б. Исаенко, Н. Короткова и И. Советова-Чэня (стр. 202J: Чи\го
~\фань, ни ju\duH \лай. 'После того, как поешь, обязательно приходи'. Но
в действительности мы имеем здесь дело не с суффиксом -го, а с модифи-
катором \го (см. стр. 86), сохраняющим тон и только по написанию совпа-
дающим с суффиксом (в .Учебнике* этот пример дан в иероглифической
записи, без транскрипции).
1
Б. И с а е н к о , Н. К о р о т к о в, И. С о в е т о в - Ч э н ь . Учебник китай-
ского языка, стр. 214.
3
Там же. Это предложение — сложноподчиненное, поэтому его правиль-
нее было бы перевести: 'Я скажу тебе только завтра, когда он уедет'.

109
жении. Это возможно только в придаточных предложениях |
одного определенного типа (подробнее см. стр. 120).
В русском языке тоже существует относительное употреб-*
ление времен (не только прошедшего) в придаточных предло-
жениях определенного типа. ! Поэтому становятся возможными §
такие предложения, как: [Мы] думали, вы вчера приедете |
(Майя Ганина. Трудный отряд. „Комсомольская правда",
23 июня 1953 г.). В этом примере в придаточном предложении |
слова вчера приедете указывают на нечто прошлое по отно- |
шению к настоящему моменту, но будущее по отношению |
к действию, указанному сказуемым главного предложения |
(думали). Форма приедете остается, конечно, формой буду-1
щего времени, но это — будущее относительное.
Если отрицать существование категории времени в ки- J
тайском языке, ссылаясь на относительное употребление
формы на ~ла, то придется признать, что и русский язык-
лишен категории времени.
Итак, действие, обозначенное глаголом с суффиксом -ла
или -го, всегда относится к прошлому, и, следовательно, эти
суффиксы выражают категорию времени.
Однако и неоформленный глагол не вполне лишен значения |
времени. Так же как и глагол с суффиксом -чжэ, он выражает/1
настоящее время, в том числе настоящее относительное. I
Однако эти две глагольные формы, в отличие от формы на 1
-ла, могут иметь относительное значение и в самостоятельном 1
предложении; тогда они обозначают действие, совпадающее!
не с моментом речи, а с каким-нибудь другим определенным!
моментом, находящимся в прошлом или (реже) в будущем. |
Обычно этот момент указывается в начале рассказа с помощью!
обстоятельства времени. В дальнейшем, если события после- §
довательно излагаются в том порядке, в каком они происхо-
дили в действительности, время уже не указывается специально.;
Если рассказчик нарушает последовательность изложения собы-
тий и переходит от одного периода времени к другому, это
новое время опять указывается с помощью обстоятельства
времени. Новое обстоятельство времени обычно вводится |
с помощью специальных слов, вроде: \даола,. _дэн дао Л
__ганъ дао 'когда наступило .. .', или \гола, /гэла 'через
5
...' |
(шпример, _\даола \ди ~~сань ~тянь 'на третий день , \ г о - ' |
ла "~сань ~тянь 'через три дня' и т. п.). Иногда время ука*
зывается и косвенным путем — через название какого-то дей-
ствия, относительно которого заранее известно, когда оно*
происходило. На каждом отрезке повествования события изла-
1
Точные правила относительного употребления форм времени в рус« I
ском языке см. в статье:То Ц я н ь - ж у н . Цуншуцзюй чжун вэйюй ды I
цзюэдуйши юй сяндуйши ды шанцюэ (Об абсолютном и относительном вре-
мени сказуемого в придаточном предложении). „Чжунхуа эюй*, 1956, № 5„
стр. 22—26. г

ПО
гаются так, как будто они совершаются во время рассказа
о них, и говорящий непосредственно наблюдает их, т. е. назва-
ния всех длительных действий ставятся в настоящем времени,
например: ___
_Во... ба \суп \цзай _Лао [Кань цзя \фан ~чжу.
'Я •«. в восемь лет пас свиней у Лао Ханя' (Чжоу Ли-бо,
II, 205). _ _ _ _
\Ди \эр тянь, та и бянь \цзочжэ ~гун, а бянъ
_сянчжэ _Сяо /Чан. 'На следующий день он, работая, все
время думал о Сяо Чане' (Чжао Шу-ли, 120).
/Минтянь _сюань ~цунъ_ч,жан ла. 'Завтра будут выби-
рать старосту' (Чжао Шу-ли, 38).
Таким образом, хотя неоформленный глагол и форма на
-чжэ могут обозначать и прошлые и будущие действия, все
же можно считать, что эти глагольные формы в этих случаях
выражают настоящее время, но настоящее относительное,
т. е. показывают, что действие происходит в какой-то опре-1
деленный указанный момент (не обязательно в момент речи).
В европейских языках тоже возможно употребление формы
настоящего времени для обозначения действий, совершавшихся
в какое-то определенное время в прошлом: это — так назы-
ваемое настоящее историческое. Однако употребление настоя-
щего исторического факультативно, вместо него всегда можно
употребить форму прошедшего времени. Употребление настоя-
щего исторического придает лишь большую яркость, живость
описанию. Между тем, в китайском языке действие, протекав-
шее в определенный момент в прошлом, может быть выражено
только формой настоящего времени (неоформленным глаголом
или глаголом с суффиксом -чжэ).
В русской грамматике дается следующее определение кате-
гории времени: „Категория времени выражает отношение
действия к моменту речи или к какому-либо другому моменту
времени, принятому за основу временных отношений".2 Это
определение охватывает и те случаи, когда форма времени
выражает отношение действия не к моменту речи, а к какому-
либо другому моменту (относительное употребление времен-
ной формы), поэтому оно вполне может быть применено и
в грамматике китайского языка.
От относительного употребления форм времени желательно
отличать перенесение формы одного времени в план другого
времени (вроде русского Ну, я пошел в смысле 'я сейчас
уйду', где форма прошедшего времени употреблена для обо-
1
Это относится в полной мере только к глаголам общего вида. Глаголы
остальных двух видов не оформляются суффиксом -чжэ, а без видо-времен-
ных показателей обычно обозначают будущее время либо повторяющееся
действие. Неоформленный глагол общего вида тоже при определенных усло-
виях2 может обозначать будущее время (см. стр. 127).
Грамматика русского языка, изд. АН СССР, стр. 474.

lit
значения действия, ожидающегося в будущем). Такие
1
случаи
возможны и в русском, и в китайском языках. Рассмотрим
китайский пример:
~Тамынь... шэн\па /бежэнь ~пгоулп ~ша. 'Они...
"боялись, как бы у них не украли секреты их профессии1
(Цао Мин, 43). _
В этом примере глагол шоу 'украсть' обозначает действие,
ожидающееся в будущему но, чтобы живее изобразить ощу-
щение страха, опасения, автор говорит о действии, реально
еще не имевшем места, как об уже совершившемся факте.
Такие случаи отличаются от обычного употребления времен
тем, что употребление данной временной формы факультативно;
если в приведенном выше примере заменить форму прошед-
шего времени ~~тоула неоформленным глаголом ~тоу,2 отно-
шение обозначенного этим глаголом действия ко времени не
изменится.
Случаи перенесения одного действия в план другого услож-
няют изучение категории времени в китайском языке, так как
•они создают впечатление, что любая видо-временная форма
может употребляться в речи о любом времени.
Таким образом, китайские глагольные формы, образующиеся
с помощью суффиксов, а также противопоставляющаяся им форма
глагола, лишенная суффиксов, по-видимому, все же имеют
временное значение, хотя это значение и затемнено относи-
тельным употреблением этих форм и перенесением одного
времени в план другого.
Однако суффиксальные глагольные формы не выражают
времени в чистом виде. Действительно, логически существует
всего три времени: настоящее (совпадающее с данным момен-
том), прошедшее (предшествующее ему) и будущее (следую-
щее за настоящим). Между тем, грамматических форм, имею-
щих отношение к выражению времени, в китайском языке
больше, чем три. Например, прошедшее время выражают два
разных суффикса—ла и -го. Разница между глагольными
формами, образующимися с помощью этих суффиксов, состоит
не в отношении ко времени, а в том, что к одному и тому
же временному значению добавляются различные видовые
оттенки: суффикс -ла имеет дополнительное значение завер-
шенности действия, -го обозначает действие, повторявшееся
в прошлом, или хотя и единичное, но никак не связанное
1
О переносном употреблении формы будущего времени в русском
языке, см.: В. В. В и н о г р а д о в . Русский язык. Грамматическое учение
о слове. Учпедгиз, 1947, стр. 577, — Настоящее историческое, о котором упо-
миналось выше, можно рассматривать как переносное употребление формы
настоящего времени.
2
Неоформленный глагол тоу имеет значение будущего времени —
'украдут' — или повторяющегося действия, но не настоящего времени в смысле
действия, длящегося в данный момент, потому что глагол тоу 'украсть'
принадлежит к числу предельных глаголов.
•112
с настоящим. Таким образом, категория времени в китайском
языке осложнена дополнительными видовыми оттенками; по-
этому в применении к китайскому языку предпочтительнее
говорить не просто о временных формах, а о формах со сме-
шанным, видо-временным значением.
Правда, в грамматике очень многих языков насчитывают
более трех времен. Например, в древнерусском языке су-
ществовало четыре прошедших времени: имперфект, аорист,
перфект, плюсквамперфект. Эти четыре формы различались
между собой не чисто временным значением (все они выра-
жали одно и то же прошедшее время), а дополнительными
видовыми оттенками: имперфект — это прошедшее длительное,
перфект — прошедшее результативное и т. п. Тем не менее,
все эти формы называются временами. Отдельные китайские
формы с видо-временным значением мы в дальнейшем также
будем для краткости называть просто временами, хотя их зна-
чение и не исчерпывается одной только категорией времени.
В некоторых грамматических конструкциях, в состав кото-
рых входит два или несколько глаголов, грамматически свя-
занных между собой, только последний (не обязательно грам-
матически главный) глагол может принимать любые видо-вре-
менные показатели. Непоследний глагол в этих конструкциях
может присоединять к себе из видо-временных показателей
только -ла и -чжэ (но может также оставаться неоформленным).
Когда несколько глаголов (с зависящими от них словами)
следуют один за другим без паузы, последний из этих глаго-
лов является сказуемым предложения, остальные же являются
обстоятельствами и обозначают действия, сопутствующие
главному действию, обозначенному сказуемым; они приблизи-
тельно соответствуют деепричастиям русского языка (хотя не
обязательно переводятся с помощью деепричастий), например:
/Хэн/юань... \чжоучжэ /мэйтоу _сянла и _хуэй
\дао... 'Хэн-юань... хмуря брови, подумал немного и ска-
зал . . . ' (Чжао Шу-ли, 52).
Глагол-сказуемое, будучи последним в ряду глаголов, при-
нимает любые видо-временные формы. Глагол-обстоятельство
присоединяет к себе только суффиксы -ла и -чжэ: при оформле-
нии суффиксом -ла он обозначает действие, предшествовав-
шее главному действию (обозначенному сказуемым), при оформ-
лении суффиксом -чжэ — действие, совпадающее по времени
с главным. В первом случае глагол-обстоятельство соответст-
вует русскому деепричастию прошедшего времени (совершен-
ного вида), во втором случае — русскому деепричастию настоя-
щего времени (несовершенного вида). Если глагол-обстоя-
тельство остается неоформленным, его временное значение
зависит от его вида и лексико-грамматической категории:
глаголы результативного и кратковременного вида, а также
предельные глаголы обозначают действие, предшествовавшее
8 С. Е. Яхонтов ИЗ
главному, а непредельные глаголы общего вида — действие*
одновременное главному.
Если глагол управляет дополнительным членом, выражен-
ным глаголом, дополнительный член может получать любые
глагольные суффиксы, в зависимости от того, обозначает ли
он действие уже совершившееся, совершающееся в данный
момент или ожидающееся в будущем; в то же время глагол-
сказуемое обычно не получает никакого оформления (иногда
он оформляется суффиксом -чжэ и очень редко — суффик-
сом -ла), например:
~Фан \да/нян /цзотянь \цзю ~то /линь\шэ \цзинъ \чэп
_майла _цзи ~цзинь ~чжу \жоу. 'Бабушка Фан еще
вчера поручила соседу сходить в город и купить несколько
фунтов свинины' (Чжоу Цзе-фу, 76).
Суффикс -ла при глаголе Умай 'купить' показывает, чта
действие, обозначенное этим глаголом, уже совершилось, что*
свинина уже куплена.
В результативных глаголах, где второй элемент (модифи-
катор) является по значению дополнительным членом, глаголь-
ные суффиксы -ла и -го присоединяются к модификатору
(оформляя весь глагол в целом), а первая часть глагола не
может иметь никакого оформления.
Глаголы, управляющие придаточным дополнительным пред-
ложением, как правило, не оформляются видо-временными*
аффиксами; иногда к ним присоединяется -чжэ или -ла. Обычна
нужное оформление получает не сказуемое главного предло-
жения, а сказуемое придаточного дополнительного предложе-
ния, например:
_Ни ~цинь_янъ \каньцзянъ тамынъ _даго маР 'Ты
своими глазами видел, как они сражались?' (Чжоу Ли-бо^
I, 55).
Действия, обозначенные в этом примере глаголами \канъ-
цзянъ 'увидеть' и \/да 'сражаться', происходили одновременно,
поэтому, если бы эти глаголы не были грамматически связаны
между собой, они должны были бы иметь одинаковое оформ-
ление; однако в нашем примере нужное оформление имеег
только сказуемое придаточного предложения, а сказуемое
главного предложения остается неоформленным. Если в сход-
ном контексте придаточное предложение оказывается опущен-
ным, оформление получает сказуемое главного предложения,
например|_
_На цинь_янъ \каньцзяньго ма? 'Ты своими глазам»
видел [это]?' (Цао Мин, 113).
Никогда не получают своего оформления также глаголы
~шо и \дао 'говорить', когда они вводят прямую речь.
В дальнейшем, говоря о видо-временном оформлении ки-
тайского глагола, мы будем оставлять в стороне оформление
непоследнего глагола перечисленных выше конструкций; там,,
J14
где речь будет идти о непоследних глаголах (например,
о глаголе-обстоятельстве), это будет специально оговорено.

Прошедшее завершенное время


Прошедшее завершенное время образуется с помощью
суффикса -ла.
Значение и употребление этого времени хорошо известно
и неоднократно описывалось в китаеведной литературе. Глагол
в прошедшем завершенном времени обозначает единичное
(т. е. не повторявшееся) действие, целиком протекавшее и
закончившееся в определенное время в прошлом, например:
~Сяо \дуп/чжан _села и ~фэн \синъ. 'Командир Сяо
написал письмо' (Чжоу Ли-бо, II, 198).
\Янь~~янь _цзоула, \шэнсяла /Сяо _Вань /хэ \Ай~ай.
'Янь-янь ушла, остались Сяо Вань и Ай-ай' („Дэнцзи", 28).
Чаще всего суффикс -ла принимают предельные, а также
результативные глаголы. Присоединяясь к непредельным гла-
голам, -ла обычно придает им, кроме определенного времен-
ного значения, еще оттенок результативности, т. е. указывает,
что действие в прошлом не только закончилось, но и имело
результат, например:
\Хоу/лай __сянла гэ \баньфа. 'Потом я придумал выход
из положения' (Чжао Шу-ли, расск., 104).
jXaub _J1ao \Лю _паола. 'Хань Лао-лю бежал' (Чжоу'
Ли-бо, I, 215).
При некоторых непредельных глаголах, при глаголах со-
стояния, а также при прилагательных -ла обозначает не завер-
шение действия, а начало действия, состояния или качества,
т. е. показывает, что действие, состояние или качество, выра-
жаемое основой слова, появилось в определенный момент
в прошлом, например:
\Ю _ю /жэнь \да \сяола. 'Опять кто-то громко за-
смеялся' (Цао Мин, 90). _
~Тяньци _лэнла, _сшулай бы ~ифу... /чжи _дэн дао
\банъ \хоу_шан /цай ~ганьла. 'Стало холодно, и высти-
ранная одежда . . . высохла только к вечеру' (Чжао Шу-ли, 140).
Прошедшее завершенное время обозначает единичное
действие, но не обязательно однократное. Это действие может
быть совершено несколько раз подряд (число раз может
быть указано с помощью счетного слова), но тогда прошед-
шее завершенное время относится ко всем этим следовавшим
подряд действиям, характеризуя их суммарно, как единый
акт, например:
. . . \ю \бэй ~ Чжан \муцзян чжуачжу та ды /пгоуфа,
ба та.., и/лянь дала jxao цзиши \ся. '... но тут плот-
ник Чжан, схватив ее за волосы, опять... ударил ее не-
сколько десятков раз подряд' („Дэнцзи", 8).
S* 115
Помимо основного значения, описанного выше и имеющего
различные оттенки в зависимости от характера самого глагола,
прошедшее завершенное время от глаголов действия любых
групп и от прилагательных может иметь перфективное значе-
ние; в этом случае глагол или прилагательное в прошедшем
завершенном времени сообщает не только о действии или
изменении состояния (качества) в прошлом, но и о состоянии
(качестве) субъекта, явившемся результатом этого действия
или изменения, например:
~~Го _чжу\жэнь /хуэйлайла. 'Председатель Го вернулся
[и сейчас находится здесь]' (Чжоу Ли-бо, II, 37).
~~Та _цзоу дао /Хэн/юань цзя, /Хэн/юань _ицзан
\шуйла. 'Когда он пришел к Хэн-юаню, Хэн-юань уже лег
спать [и в это время спал]' (Чжао Шу-ли, _50).
/Цюань _дао ды __шуй\юанъ ~доу ~ганьла, /чжи__ю
\чжэгэ __шуй/ш \хай /ю \Jiuyu. 'Все источники на острове
пересохли [и были без воды], только в этом пруду еще
была вода' („Жэньминь жибао", 9 апреля 1955 г.).
Все рассмотренные до сих пор оттенки значений китайского
прошедшего завершенного имеет и русское прошедшее время
совершенного вида.
Как мы видели выше, показатель прошедшего завершен-
ного _ суффикс -ла — может присоединяться не только к гла-
голам, но и к прилагательным. Однако прилагательное, к ко-
торому присоединяется ~ла, не превращается от этого в глагол.
Суффикс -ла является не словообразовательным, а словоизме-
нительным аффиксом, поэтому ~ганъла 'высох' так же есть
форма слова ~гань 'сухой', как \сяола 'засмеялся' есть форма
слова \сяо 'смеяться' или *\шуйла 'лег спать' — форма слова
\шуй 'спать'.
Морфема -ла после прилагательного обычно является
именно суффиксом, а не конечной частицей, потому что если
после прилагательного стоит какое-нибудь слово, -ла ставится
перед этим словом, непосредственно после прилагательного,
а не в конце предложения, например:
/Ван ~Син~~ чжан... /хунла \/лянъ. 'Ван Син-чжан . . .
покраснел' (Чжоу Цзе-фу, 40).
\ЦЮЭ!ШП, __вомынъ ды _ла\лунь _шуй/пин \tuti
_би\цзяо \го\цюй ~~гаола асе. 'Правда, наш теоретический
уровень стал несколько выше, чем он был в прошлом' (Мао
Цзэ-дун, III, 835).
Разумеется, после сказуемого, выраженного прилагательным,
возможна и конечная частица ла, но она лишена временного
значения и подчеркивает определенную степень качества или
служит для противопоставления.
Особое значение, несколько отличающееся от описанных
выше, получает суффикс -ла, если после глагола, к которому
он присоединяется, стоит обстоятельство времени, указываю-
116
щее на длительность действия, или если он присоединяется
к форме кратковременного вида, т. е. вообще во всех тех
случаях, когда в предложении есть указание на длительность.
В этих случаях форма прошедшего завершенного времени
указывает, что действие или состояние имело место в прош-
лом в течение некоторого времени и продолжалось вплоть до
момента, о котором идет речь, хотя и не обязательно закон-
чилось, например:
\Ба~гун \цзп\сюйла _у ~~тянъ. 'Забастовка продолжа-
лась пять дней' (У Юнь-до, 2).
_Лао /Ян /тун\чжи _дэнла и ухуэй. 'Товарищ Лао Ян
подождал некоторое время' (Чжао Шу-ли, 56). _
_Сяо [Мин и
_сянла и сян \вэнь \дао: „__На ~~шо ды
\ши гэ /шэй? 'Сяо Мин подумал и спросил: „О ком это ты
говоришь?" (Чжао Шу-ли, 72).
Если суффикс -ла в обычном значении, как мы видели»
присоединяется чаще всего к результативным или. предельным
глаголам, а непредельным глаголам часто придает резуль-
тативный оттенок, то при наличии указания на длительность
действия этот суффикс оформляет почти исключительно не-
предельные глаголы, не имеющие модификаторов и не
получающие никакого результативного оттенка. Изредка
он сочетается с глаголами состояния и с прилагательными,
но имеет в этом случае то же значение, что и при непредель-
ных глаголах, а не указывает на появление состояния или
качества, например:
~Чила \фань... /чжи~чжи \шуйла /а \хоу\/шан.
'После обеда... [я] так и проспал весь вечер' (Чжао Шу-ли,
расск., 104).
\Намо, _на /мэй \цзяо тамынь _дадэ \щ.унь__цзуй/лю-
Усе, /лянь _чжунла }хао_цзи ~тянь ма? 'Разве они не
побили тебя так, что изо рта у тебя текла кровь, а лицо
много дней было распухшее?' („Лунсюйгоу", 43).
Форма прошедшего завершенного от предельных глаголов
тоже может сочетаться со словами, обозначающими длитель-
ность, но тогда речь идет не о длительности действия, а о
давности его или о длительности состояния, наступившего
в результате действия; обстоятельство времени указывает,
сколько времени прошло с момента совершения действия до
данного момента или сколько времени уже продолжаются
результаты этого действия, например:
_Хуцзы... \цюйла _лян ~тянь ла, _цзэммо /хай \бу
/хуэйлай? 'Ху-цзы... вот уже два дня как ушел, почему он
до сих пор _не возвращается?' („Баймаонюй", 80).
~~ Чжан Шуань _ба та ~~ де ды гуанъцай \цзай \по
;яо\дунла \фанла \эр /нянь, 'Чжан Шуань два года держал
(доел, 'поставил') гроб [с телом] своего отца в обвалившейся
пещере' (Ли Чжунь).
117
У глаголов состояния и предельных глаголов разница между
двумя значениями -ла (в обычных случаях и при указании
длительности) заметна особенно ясно; ср. \шуйла 'лег спать',
по\шуйла /и \xoy\JuiaH 'проспал весь вечер'; \фанла 'по-
ставил', ио\фанла \эр /нянь 'продержал два года'.
Отрицательная форма прошедшего завершенного времени
образуется с помощью отрицания /мэй (/мэйю); суффикс -ла
в отрицательной форме отсутствует: /лайла 'пришел', но /мэй
/лай 'не пришел'. Таким образом, отрицание /мэй (/мэйю),
присоединяясь к неоформленному глаголу, не только отрицает
то, что обозначено этим глаголом, но и меняет его время:
/лай 'придет', 'приходит' (настояще-будущее время, см. ниже,
стр. 125), но /мэй /лай 'не пришел' (прошедшее завершенное
время).
Поскольку суффикс -ла в отрицательной форме глагола
отсутствует, глагол как правило не может одновременно
иметь отрицание и суффикс -ла. Однако существуют случаи,
когда отрицание /мэй {/мэйю) присоединяется к глаголу,
сохраняющему оформление суффиксом -ла, или к глаголу не-
действия, т. е. к глаголу, который не изменяется по времени
и, следовательно, не может иметь формы прошедшего завер-
шенного времени. В этих случаях /мэй (/мэйю) является под-
черкнутым, усиленным отрицанием или имеет оттенок опро-
вержения, возражения, например:
/На? /Мэйю \фаньла Уфа! 'Хватать [нас]? [Мы] ничем
не нарушили закона!' (Чжао Шу-ли, 22). _
/Бу\го \пяоцзы /цандэ \/хао, /мэйю ~ шила. 'Но деньги
были спрятаны достаточно хорошо и не пропали* (Чжао Шу-ли,

Нимынъ /мэйю чжидао _вомынь дан гуань бин


ды \ши /домо \Jfcy! 'Вы совершенно не представляете себе,
как тяжело приходится нам, солдатам правительственных
войск!' (А Ин, 8).
Подчеркнутое отрицание почти всегда имеет форму /мэйю,
а не /мэй. Присоединяясь к неспрягаемым глаголам, оно не
обязательно относит то, о чем говорится в предложении, к прош-
лому. Среди неспрягаемых глаголов отрицание /мэйю (иногда
/мэй) чаще всего соединяется с модальным глаголом \/гань
'сметь'.
Прошедшее завершенное время при особых условиях1 может
быть перенесено в план будущего. Проф. Ван Ляо-и указы-
вает, что такое перенесение возможно, если сообщается одно-
временно о двух действиях, из которых одно заканчивается
перед началом другого (в этом случае название первого дей-
ствия может быть оформлено суффиксом -ла), а также в сле-
дующих трех случаях: в придаточном условном предложении,

В а н Л я о - и . Основы китайской грамматики, стр. 110—112.

118
при выражении надежды или опасения, в повелительном пред-
ложении.
Эти четыре случая, указываемые проф. Ван Ляо-и, можно
свести к двум: 1) -ла, перенесенное в план будущего времени,
выражает различные модальные оттенки; 2) -ла употреблено
в зависимом предложении.
Суффикс -ла, употребленный для выражения надежды и
опасения (а также и ряда других модальных оттенков — угрозы,
предостережения, совета, сожаления о допущенной ошибке
и т. п.), встречается преимущественно при глаголе-сказуемом
в предложении—дополнении к глаголу \па 'бояться' и некото-
рым другим глаголам чувства, а также при глаголах, находя-
щихся в сочетании с модальными глаголами (после которых
нормально может стоять только неоформленный глагол; см.
стр. 66 и 129), и при глаголах, имеющих перед собой отрицание
\бу или /бе (1бу \яо), например:
~~Таминь . . . ~шэн\па (беэюэнъ ~пгоула ~ши. 'Они . . .
боялись, как бы у них не украли секреты их профессии' (Цао
Мин, 43). _
_На и \цы _е /бу \юань дюла \/лянь, /тай_цзяо-
\дун_шоу ~доу \яо ~~хуа )цянь. 'Каждый раз [я] не хотел
«потерять лицо», и что бы [я] ни делал, приходилось тратить
{много] денег' (Чжао Шу-ли, j^accK^ 103). _ _
~И /го\нэп !хуань\цзин ~~шо, ~Чэюунго цзы_чанъ цзе-
цзи ~~ин~гай.\хо/дэла \би\яо ды \цзяосюнь. 'Что касается
внутренней обстановки, то китайской буржуазии следовало бы
извлечь надлежащие уроки из истории' (Мао Цзэ-дун, II, 652).
~~Дан"синь дянъ. /Бу \яо \пэнчжаола \тоу. 'Осторож-
нее! Смотри, не разбей голову' (Ба Цзинь, 58).
- К этому же случаю переносного употребления -ла можно
отнести и приводимые проф. Ван Ляо-и примеры употребле-
ния -ла в повелительном предложении, не содержащем отри-
цания; однако в современном языке подобные примеры редки.
В средневековом китайском языке прошедшее завершенное
в переносном употреблении с различными модальными оттен-
ками встречалось также в предложениях с придаточным услов-
ным. Один-два примера этого рода, заимствованных из романа
„Хун лоу мэн", приводит проф. Ван Ляо-и, хотя цитирует их
не полностью (без придаточных предложений).
В современном языке тоже изредка встречаются подобные
конструкции, хотя преимущественно у писателей старшего
поколения, например: _
_Цзюй/жэнь __лаое .. . ~шо \ши^_тан\жо \бу чжуй
~~цзан, ~та \бянь \ли\кэ /цыла 6ан\бань }минъ\чжэн
ды /ч,жи\у. 'Господин цзюйжэнь . . . заявил, что если не бу-
дут разыскивать украденные вещи, он немедленно откажется
от должности помощника начальника уезда по гражданским
делам' (Лу Синь, 146).
119
В отличие от случаев, где -ла выражает различные модаль-
ные оттенки, употребление этого суффикса в придаточном
условном или временном (изредка также — в придаточном
уступительном) предложении является,
1
безусловно, живым и
очень распространенным явлением; правда, в современном
языке при этом довольно часто вместо суффикса -ла употреб-
ляется омонимичная ему конечная частица ла (в средневеко-
вом языке, кажется, это было невозможно). Сказуемое глав-
ного предложения, имеющего такое придаточное, должно быть
выражено неоформленным глаголом или неспрягаемой частью
речи, например:
__ _Дэн ~тамынь _цзоула, _ни /хай ~чудэ/ляо _лао
цунь_яжан ды __шоу синь ма? 'После того как они уйдут,
разве ты сможешь вырваться из лап старосты?' (Чжао
Шу-ли, 68). _ _
_Во сянь шо ба? Шо\лоула \дацзя \/бу. 'Может
быть, я первый буду рассказывать? Если я что-нибудь про-
пущу, вы все дополните' (Чжао Шу-ли, 64).
/Вэньчжан \тай /чан ла, _ю /шэп лай \канъ ни? 'Кта
же станет читать статью, если она слишком длинна?' (Маа
Цзэ-дун, III, 855).
В очень многих случаях наличие в придаточном предложе-
нии глагола в прошедшем завершенном времени или конечной
частицы -ла (при сказуемом главного предложения, не офор-
мленном видо-временными показателями) является единствен-
ным средством выражения подчинительной связи между
двумя предложениями, и подчинительные союзы отсут-
ствуют как в придаточном предложении2 (что, впрочем*
бывает довольно часто), так и в главном. Характер подчи-
нительной связи — условный или временной — узнается только-
по контексту.
Прошедшее завершенное время в случаях его переносного
употребления имеет по значению много общего с наклоне-
ниями индоевропейских языков. Выше уже говорилось, что-
времена китайского глагола выражают категорию времени не
в чистом виде, а в соединении с различными видовыми оттен-
ками; к этому можно добавить, что некоторые времена могут
1
В придаточных предложениях прошедшее завершенное имеет не мо-
дальное (переносное), а относительное значение—оно указывает на действие,,
совершившееся прежде другого действия.
2
Однако нельзя говорить, что подчинительная связь при этом узнается
только по смыслу, благодаря простому соседству придаточного и главного
предложения, как утверждает проф. Ван Ляо-и (Основы китайской грамма-
тики, стр. 170—171). Подчинительная связь устанавливается не по смыслу,
а по оформлению суффиксом -ла сказуемого придаточного предложения (или
по частице -ла в этом предложении) при нулевом оформлении сказуемого*
главного предложения. Это в полной мере относится к примеру, разбирае-
мому проф. Ван Ляо-и:
\Ни _сыла _ео \цзо \хэшан. 'Когда ты умрешь, я стану монахом'.

120
при определенных условиях иметь и значения, в других язы-
ках выражаемые наклонениями.
Кроме случаев переносного употребления прошедшего за-
вершенного времени, перечисляемых проф- Ван Ляо-и, можно-
указать на примеры, в которых глагол в прошедшем завер-
шенном времени обозначает постоянно повторяющееся дейст-
вие. Поскольку обычно прошедшее завершенное время обо-
значает единичное действие, а для указания на повторяемость
действия употребляется неоформленный глагол (см. ниже,
стр. 125, 126—127), то эти примеры мы тоже должны считать
случаями переносного употребления прошедшего завершенного,
например^ _ _
_Сюй~до /тун\чжи /чан чан шидяола \цзы_цзи ды
\чжэн\цюэ ды \ли\/чан. 'Многие товарищи часто сбиваются
с нашей правильной позиции' (Мао Цзэ-дун, III, 870).
/Пин/ши \чжэ /шихоу ~~та (хай }мэйю _ци /чуан ни?
'Обычно в это время он еще спит (доел, 'еще не встал')!*
(Ма Цзянь-лин, 6).
В этих примерах и других, подобных им, прошедшее за-
вершенное имеет перфективное значение и, следовательно,,
речь идет, строго говоря, не о повторяющемся действии,.
а о повторяющемся состоянии.
Суффикс -ла присоединяется не только к глаголу-сказуе-
мому, но иногда и к глаголу-обстоятельству, соответствую-
щему русскому деепричастию (пример был приведен выше»,
на стр. 113). Однако такое оформление глагола-обстоятельства
встречается в общем значительно реже, чем оформление его
суффиксом -чжэ или отсутствие оформления. В функции
обстоятельства глагол в прошедшем завершенном времени
обозначает действие, предшествующее другому действию (ука>
зываемому сказуемым).

Прошедшее неопределенное время


Прошедшее неопределенное время образуется с помощьк>>
суффикса -го. Глагол в этом времени обозначает действие,,
имевшее место в неопределенное время в прошлом и никак
не связанное непосредственно с настоящим
1
моментом или
вообще с моментом, о котором идет речь. В связном пове-
ствовании глагол с суффиксом -го нарушает последователь-
ность рассказа воспоминаниями или соображениями о чем-то
предшествовавшем фактам, о которых говорится в этом рас-
сказе, например:
~Чжан. ~~ _Нп \хуэй бу хуэй _фан \сяньР \Гуй*
— \Хуэп ни, _во \цзай ~цзя _фанго \сянь. '[Тетушка]
1
Китайское прошедшее неопределенное не имеет ничего общего с не-
определенными временами английского языка; кажется, оно вообще не нахо-
дит себе аналогии в известных мне индоевропейских языках.

12В
Чжан. — Ты умеешь прясть? Гуй-[хуа]. — Умею, мне дома j
-случалось прясть' (Ма Цзянь-лин, 53).
Ган -—сяго \/юй, \даошан \цзинь ши /ни. 'Только что
перед этим шел дождь, дорога была вся в грязи' (Чжоу
Ли-бо, I, 133).
Глагол в прошедшем неопределенном не употребляется,
когда нужно охарактеризовать состояние предмета в данный
«момент. Он обозначает действие, которое закончилось до |
этого момента и может быть возобновлено или повторено, на- 1
пример: _ |
_Ни \няньго _цзи /нянь шу? 'Сколько лет ты учился?' I
<Цао Мин, 36).
/Лайла мэйю? . . . — /Лап \иш \лайго, \ю _цзоула.
'Пришел или нет? . . . — Приходить-то приходил, да опять j
ушел' (Чжао Шу-ли, 164).
В первом примере суффикс -го употреблен потому, что
лицо, о котором в нем говорится, в момент речи уже не
учится; во втором — пришедший опять ушел и, следовательно,
действие, обозначенное глаголом /лааго 'приходил', может J
«быть повторено.
Прошедшее неопределенное время, в отличие от прошед-
шего завершенного, может обозначать как единичное, так и
повторяющееся несколько раз действие. Форма прошедшего |
неопределенного времени свободно образуется от любых гла-
,голов, если только эти глаголы обозначают действия, которые
могут повторяться; всем глаголам она придает совершенно
-одинаковое значение, независимо от того, к какой группе они
относятся, имеют ли при себе обстоятельство времени, указы-
вающее на длительность, принадлежат ли к общему или к ре-
зультативному виду и т. п. Только от формы кратковремен-
ного вида прошедшее неопределенное время не образуется.
Прошедшее неопределенное время часто называют много-
кратным видом,1 однако, как отмечает А. А. Драгунов,2 гла-1
гол в этом времени вполне может иметь при себе счетное §
слово с числительным ~и 'один', указывающим на однократ-
ность действия, например:
~Баюэ . . . _вомынь \цэн \цзай _Юнсинь ~кайго и
\цы _цзинь/цзи \хуэй\и. 'В августе . . . мы провели в Юн- |
•сине чрезвычайное совещание' (Мао Цзэ-дун, I, 81).
/Ван ~цюй_ч,жан \лайго и \цы. 'Начальник района Ван
приезжал один раз' (Чжао Шу-ли, 168).
Действие многократное или распространенное на много
объектов может быть обозначено и прошедшим завер-
1
См. напр.: Б. И с а е н к о, Н. К о р о т к о е , И. С о в е т о в - Ч э н ь . |
Учебник китайркого языка, стр. 201—202 (авторы употребляют термин «не-
совершенно-многократный
2
вид»).
А. Д р а г у н о в . Исследования в области дунганской грамматики, |
•стр. 10 (примечание 2).
122
шенным (см. стр. 115), и прошедшим неопределенным. В пер-
вом случае действие, хотя и не однократное, рассматривается
тем не менее как единый акт, говорящий как бы подводит
итог этому действию (или его результатам) в целом; во вто-
ром случае, напротив, действие изображается, как состоящее
из ряда отдельных разновременных актов. Рассмотрим следую-
щий пример, приводимый А. А. Драгуновым:1
\Кань "тамынь ~шала "~ дошао \жэнъ? _Даго ~ дошао
\жэнь? ~~ Басыго ~ дошао {жэнь? \Э\цюнла ~дошао }жэнь?
Би_цзоула ~дошао 'жэнь? 'Подсчитай-ка, сколько народу
они (гоминьдановцы) убили? Скольких они избивали? Сколь-
ких доводили до самоубийства? Скольких разорили своими
вымогательствами? Скольких вынудили уйти [из деревни]?'
(Чжао Шу-ли, 193).
Это предложение, не считая вводного слова \кань, состоит
из пяти совершенно параллельных кусков, причем в одних из
них глагол-сказуемое оформлен показателем прошедшего за-
вершенного, в других — показателем прошедшего неопреде-
ленного времени» Однако это не означает, что показатели обоих
времен в данном случае имеют одно и то же значение, как,
по-видимому, считает А. А. Драгунов. Показатель прошедшего
завершенного в слове "шала 'убили' указывает, что речь идет
об общем итоге, о конечном результате действий гоминьда-
новцев. Показатель прошедшего неопределенного в словах
__даго 'избивали' и ~ басыго 'доводили до самоубийства' озна-
чает, что такие случаи бывали неоднократно в разное время.
Наконец, глаголы \э\цюнла 'разорили вымогательствами' и
~би_цзоула 'вынудили уйти' оформлены показателем про-
шедшего совершенного, так как в обоих случаях важны не
действия как таковые, а их результаты, сохраняющиеся до
момента речи (оба последние слова — результативные глаголы
со знаменательными модификаторами). Если мы захотим спе-
циально подчеркнуть оттенки, вносимые различными формами
времени в значение глаголов, употребленных в рассматривае-
мом предложении, мы могли бы дословно перевести его так:
'. . . сколько народу они [в общей сложности] убили? Сколько
[в разное время, неоднократно] избивали? . . . Сколько разо-
рили вымогательствами [и вот теперь они до сих пор
бедны]?. . .' и т. д.
Китайское прошедшее неопределенное мы обычно перево-
дим на русский язык прошедшим временем несовершенного
вида; однако его значение не совпадает с основным значе-
нием русского прошедшего несовершенного. Последнее „упо-
требляется в тех случаях, когда внимание привлекается не

1
А. А. Д р а г у н о в . Исследования по грамматике современного китай-
ского языка, стр. 130 (примечание).
123
к движению и смене прошедших действий, а к воспроизведе-
нию самих этих действий в их течении . . . Оно часто встре-
чается в описаниях
1
прошлого . . . Оно описательно и изобра-
зительно". В китайском языке при простом изображении со-
бытий, происходивших в какой-то момент в прошлом, описании
их не как движущихся, следующих одно за другим, а как
находящихся в одной временной плоскости, употребляется
не какое-либо прошедшее время, а неоформленный глагол
или форма на -кжэ (см. стр. 110—111).
Русское прошедшее время несовершенного вида соответ-
ствует китайскому прошедшему неопределенному только*
в тех случаях, когда им „обозначается лишь самый факт
того, что действие происходило",2 что оно действительно-
имело место когда-то в прошлом (без точного указания, когда
именно).
Отрицательная форма прошедшего неопределенного вре-
мени образуется с помощью отрицания /мэй Цмэйю), как
и соответствующая форма прошедшего завершенного. Однако
суффикс -го в отрицательной форме сохраняется: /мэй /лайга
'не приходил'.
Если отрицательная форма прошедшего завершенного отри-
цает совершение одного конкретного действия, ожидавшегося
в прошлом, то отрицательная форма прошедшего неопреде-
ленного отрицает наличие данного действия в прошлом вообще,
показывает, что данное действие до сих пор ни разу не имело
места, никогда не существовало; она имеет более обобщен-
ный, абсолютный характер, который может быть в случае не-
обходимости передан в русском переводе словами до сих пор
ни разу не, прежде никогда не и т. п. Отрицательная форма
прошедшего неопределенного очень часто сочетается с наре-
чием /цун/лай 'никогда еще' и различными словами, подчер-
кивающими длительность времени или категоричность отрица-
ния, например:
/Нянь~цин и \бэй /жэнь, ~доу /мэй \канъцзянъг&
[юаньубао. 'Люди младшего поколения до сих пор никогда
не видели серебра в слитках' (Чжоу Ли-бо, II, 106).
/Вэй~цзя /цун/лай /мэйю ~~куго. 'Витя прежде никогда
не плакал' („Жэньминь жибао", 12 мая 1955 г.)
Отрицательная форма прошедшего неопределенного может
быть иногда (хотя и очень редко) образована не только от
глагола, но и от прилагательного; она возможна только у та- |
ких прилагательных, которые обозначают качества, могущие ]
появляться и снова исчезать, и показывает, что предмету ни-
когда не было свойственно такое-то качество, хотя бы вре-
менно, например:
1
2
В. В. В и н о г р а д о в . Русский язык, стр. 558.
2 Там
Там же.
же.
124
Сань Сянь гу \банъ \бэй /мэйю _лянь /хунго.
*Сань Сяньгу за полжизни ни разу не покраснела' (Чжао
Шу-ли, 27).
\Чжэ и\сян /бу ши \ся _юй \цзю ши \ся \/сюэ,
_цшнъ\чжи /мэй /цанго ~~сань ~~тянь. 'Все это время шел
то дождь, то снег, прямо и трех дней не было ясных'. 1
„Минь" \цзы \сыху \гэн ши /мэй /цэн /ду\лиго. 'Мор-
фема „-мынь", по-видимому, тем более никогда не существо-
вала самостоятельно' („Чжунго юйвэнь", 1953, № 10, 6).
Глагол в прошедшем неопределенном времени может быть
в предложении только сказуемым и не употребляется как
обстоятельство.

Н астояще-буду щее время


Настояще-будущее время имеют глаголы общего и резуль-
тативного вида, не оформленные никакими специальными видо-
временными показателями. Отрицательная форма этого вре-
мени образуется с помощью отрицания \бу. Мы видели выше,
что прошедшее завершенное время в отрицательной форме
тоже лишено видо-временного аффикса; поэтому настояще-
будущее и прошедшее завершенное в отрицательной форме
различаются не по оформлению самого глагола, а только по
употребляющемуся при этом глаголе отрицанию:
(
\бу /лай
'не приходит', 'не придет', но /мэй /лай не пришел'.
Известно, что глагол, лишенный положительных видо-вре-
менных показателей, может обозначать:
а) действие, совершающееся в данный момент (не обяза-
тельно в момент речи): _Во ~~чи \фань. 'Я ем';
б) действие, совершающееся непрерывно, всегда имею-
щееся налицо, или повторяющееся действие, или действие,
характерное для лица или предмета, обозначенного подлежа-
щим, являющееся как бы одним из признаков, свойств этого
лица или предмета: Та ~дан ~гун/яэн~ш11. 'Он работает
инженером'; ~~Та /чан \дао _во чжэли лай 'Он часто при-
ходит ко мне';
в) действие, ожидающееся после данного момента (с оттен-
ком намерения совершить это действие): _Во \цюп\ 'Я пойду!' а
Первые два значения — это настоящее (или настоящее
относительное), последнее — будущее (или будущее относи-
тельное). Итак, форма настояще-будущего времени в одних
случаях выражает настоящее,, в других — будущее время.
Конкретное значение глагола настояще-будущего времени
1
Л ю й Ш у - с я н . Юйфа сюэси (Уроки грамматики). Изд. 6-е. Чжунго
циннянь чубаныиэ, Пекин, 1954, стр. 84. — Пример приведен проф. Jlioii
Шу-сяном по другому поводу.
2
Б. И с а е н к о , Н. К о р о т к о в, И. С о в е т о в - Ч з н ь . Учебник ки-
тайского языка, стр. 200.

125
в каждом отдельном случае связано с видом этого
глагола, с имеющимися в предложении обстоятельствами вре-
мени и т. п. Между отдельными значениями нет точных гра-
ниц, и существуют примеры, которые можно одновременно |
отнести к разным группам.
Значение действия, происходящего в данный момент,, могут
иметь только непредельные глаголы и иногда глаголы состоя-
ния, относящиеся к общему виду; при этом они должны иметь 1
после себя прямое или косвенное дополнение либо служебное I
слово /лай или \цюй, указывающее на направление движения |
по отношению к говорящему, но не могут получать обстоя- |
тельство со значением длительности или счетное слово. При
всех этих условиях глагол может обозначать как действие,
происходящее в момент речи, так и действие, совершавшееся
в определенный момент в прошлом (момент этот указывается
обстоятельством времени или даже просто контекстом), а иногда
и действие, которое ожидается в определенный момент в бу- |
дущем, например:
_Сяо /Чан \вэнь та \дао: „/Ни _чжао /шэй?" *Сяо Чан §
спросил его; „Кого ты ищешь?"' (Чжао Шу-ли, 147).
\Бао\гао / лянь\/ яжан! /Ди/жэнь /цун ~дунбянь и/чжа
\ван ~~Бянь~цюй _пао лай. 'Докладываю командиру роты Г-1
Противник с востока бежит прямо сюда, к Пограничному |
району' (Ма Цзянь-лин, 103).
_ ~Цуньли /жэнь \чжэн \цзо цзай /ши\цзьГ' цзе_коу
~чи \фань. 'Жители деревни в это время как раз сидели 1
у скрещения улиц и обедали' (Чжао Шу-ли, 102).
/Минтянъ сюанъ ~ цунь_яжан ла. 'Завтра будут выби-
рать старосту' (Чжао Шу-ли, 38).
Если дополнение после глагола общего вида отсутствует
(например, если дополнение при переходном глаголе было •
указано в контексте или если непереходный глагол вообще!
не имеет дополнения), глагол, обозначающий действие, про-1
исходящее в данный момент, должен быть оформлен суффик-|
сом -ч.жэ (см. ниже, стр. 138—139).
Постоянное действие, действие, характерное для лица или|
предмета, обозначенного подлежащим, или повторяющееся I
действие может выражаться как глаголом общего вида (с до-1
полнением или без дополнения, со счетным словом, с обстоя- |
тельством времени или без них), так и глаголом результатив-
ного вида; при этом речь может идти как о действии, которое
было постоянным в настоящем, так и о действии, которое
является постоянным в прошлом или должно быть постоянным Щ
в будущем, например:
р
_Ю\сэ"jOK3Hb_яжун \даола __Мэйго \чу\чу _ганъ\
\шоу\дао ~~вэй\се. 'Человек „цветной" расы, попав в США, |
повсюду чувствует угрозу' („Синьхуа юэбао", 1950, № 12» -|
288).
126
_Во . . . ба \суй \цзай _Лао /Хань цзя \фан у
'Я . . . в восемь лет пас свиней у Лао Ханя' (Чжоу Ли-бог
II, 205).
__Мэй \чжан/ лян/ ваньла и \куай, сюси и \/хуэй. 'Кон-
чив измерять какой-нибудь участок земли, каждый раз не-
много отдыхали' (Чжао Шу-ли, 47).
Наконец, значение действия, ожидающегося в ближайшем
будущем (с оттенком намерения, стремления или попытки со-
вершить действие), обычно имеют (при отсутствии оформле-
ния) глаголы результативного вида, а также предельные гла-
голы общего вида и любые глаголы, после которых стоит
обстоятельство времени, указывающее на длительность, или
счетное слово, например:
\Дуй, ~та \лася ни ла, _гэй ни ~тяныиаи. 'Пра-
вильно, он пропустил тебя [в списке], я добавлю' (Чжоу
Ли-бо, И, 116).
_Во \цзю /лай. 'Я сейчас приду' (Ма Цзянь-лнн, 52).
\Цзай \нан ~сань ~тянь \си/ 'Будем давать представ-
ление еще три дня!' (Чжао Шу-ли, 37).
Если в предложении нет обстоятельства времени, указы-
вающего на длительность, или счетного слова, неоформлен-
ному глаголу общего вида может быть придано значение
ожидающегося действия, если после него будет опущено до-
полнение или если между глаголом и дополнением будет
вставлена морфема гэ, например:
_Ма \Фэн/мин \дао: „/Во \/се!" 'Ма Фэн-мин сказала
„Давайте, я напишу!"' (Чжао Шу-ли, 42).
_Во \цюй \чжань гэ \/ган! 'Я пойду покараулю!' (Чжао>
Шу-ли, 64).
Шо \яо /хуэйлай, ю \бу /хуэйлай^ _е \бу ~шао гэ
\синь! 'Сказал, что приедет домой, и не едет, даже письма
не хочет прислать!' (Чжоу Ли-бо, II, 163).
Мы уже знаем, что глаголы, указывающие на настоящее
время (действие, длящееся в данный момент, и постоянное или
повторяющееся действие), могут иметь относительное значение,
т. е. обозначают действия, совпадающие не обязательно с мо-
ментом речи, но и вообще с любым другим указанным в кон-
тексте моментом времени. То же самое следует сказать
и о неоформленном глаголе, обозначающем ожидающееся
действие: он может указывать на действие, ожидавшееся
в какой-то определенный момент в прошлом. В этом случае
на первый план нередко выступает оттенок намерения, жела-
ния или попытки совершить действие, а не значение буду-
щего. Этот оттенок можно передать в русском переводе сло-
вами решил, собрался, хотел было, стал и т. п., например:
~Чжан _Цзин1сян . . . _сянцила ~цзиньнянъ "куныаан
. . . \сян /Лань _Лао \Лю \цзе /лян, Хань _Лао \Лю
~шо: „\Цзы_цзи /хай /бу \гоу ~шни". 'Чжан Цзин-сян . . .
127
вспомнил, как весной этого года он . . . хотел было занять
зерна у Хань Лао-лю, а Хань Лао-лю сказал: „Самому и то
не хватает."' (Чжоу Ли-бо,_1, 242—243).
_Во \цзю \ч.жаояжэ та ды \янцзы /пао, __Е /син!
'Тогда я стал копать так, как он мне показал. Оказывается,
дело пошло!' (Чжао_Шу~ли, расск., 104). __
\Дацзя \цзянь та \бу \/цзоу, /шэй _е \бу кай \/коу*
'Видя, что он не собирается уходить, никто не желал от-
крыть рот'. (Чжао Шу-ли, 60).
Итак, форма настояще-будущего времени от любого гла-
гола (кроме глаголов в форме кратковременного вида) может
«обозначать действие постоянное или повторяющееся. Кроме
того, эта же форма от глаголов результативного вида, от пре- f
дельных глаголов и от глаголов, имеющих при себе обстоя-
тельство времени со значением длительности или счетное
слово, может обозначать действие, ожидающееся в ближай-
шем будущем. Наконец, неоформленный непредельный глагол
общего вида, если он не имеет при себе обстоятельства со
значением длительности или счетного слова, может обозна-
чать действие, длящееся в данный момент; если же при таком
глаголе опущено дополнение или между глаголом и дополне-
нием вставлена морфема гэ, он тоже обозначает ожидающееся
действие.
В современном китайском языке существуют и специаль-
ные формы, служащие для выражения действия, происходя-
щего в данный момент (настоящее длительное время) и ожи-
дающегося или желательного действия (будущее завершенное
время), но эти формы не вытеснили употребления в тех же
значениях формы настояще-будущего времени.
Прилагательное в настояще-будущем времени обозначает
качество постоянное (но потенциально изменчивое) и в
то же время имеет сравнительно-оценочное значение, напри-
мер: __
\Чжэ /жэнь /юань/лай \цзю \хуай, та ды \вай\хао
\цзяо ~~Чжан \Эр\хуай. 'Этот человек и раньше
1
уже был
плохой, его прозвище — Чжан Второй негодяй (Чжоу Ли-бо,
И, 22).
Значение потенциальной изменчивости качества, обозначен-
ного неоформленным прилагательным, делает возможным
употребление при этом прилагательном наречия времени.
Глаголы не-действия, а также прилагательные, имеющие
при себе наречия степени, обозначают признак, не изменяю-
щийся во времени; они не сочетаются с видо-временными
показателями, поэтому и отсутствие при них этих показателей
не придает им никакого временного значения.
Настояще-будущее время китайского глагола имеет две
особые функции, которые в других языках обычно не могут
-быть свойственны формам времени.
128
Прежде всего, глагол в настояще-будущем времени
употребляется после модальных глаголов: глагол, стоящий
после модального глагола, нормально
1
не может быть оформ-
лен видо-временными аффиксами. В русском языке модаль-
ный глагол управляет неопределенной формой, но в китай-
ском языке неопределенной формы глагола не существует,
а модальный глагол управляет обычным глаголом, не офор-
мленным видо-временными показателями, т. е. глаголом в
настояще-будущем времени. Глагол, управляемый модальным
глаголом, сохраняет обычные значения настояще-будущего
времени, т. е. обозначает либо повторяющееся или постоянное
действие, либо действие, ожидающееся в будущем (он не мо-
жет только обозначать действие, длящееся в данный момергт),
например:
(
_Во ~шо _во /бу \хуэй \цзо (хо. Я сказал, что не умею
работать' (Чжао Шу-ли, расск., 106).
/Цзамынь гай _цза \бань? 'Как нам следует поступить?'
(Чжоу Ли-бо, И, 181).
В первом примере глагол в настояще-будущем времени
обозначает постоянное или повторяющееся действие, во вто-
ром — действие, ожидающееся после данного момента.
Отсутствием неопределенной формы глагола китайский
язык напоминает болгарский, в котором модальный глагол
управляет глаголом в настоящем времени: Аз искам да
чета 'Я хочу читать', Ти искам да чепгеш Ты хочешь чи-
тать' и т. д . 2 Однако в болгарском языке глагол в настоящем
времени присоединяется к модальному глаголу с помощью
союза да и поэтому представляет собой (вместе со всеми за-
висящими от него словами) придаточное дополнительное пред-
ложение,3 между тем как в китайском языке глагол в настояще-
будущем времени непосредственно соединяется с управляю-
щим им модальным глаголом, образуя вместе с ним одно
сложное сказуемое.
Другая особая функция настояще-будущего времени со-
стоит в том, что глагол в этом времени употребляется как
сказуемое повелительного предложения. В повелительном
предложении речь идет всегда о действии, ожидающемся
в будущем, поэтому, если сказуемым этого предложения яв-
ляется непредельный глагол, дополнение к нему, если это
возможно, опускается или между глаголом и дополнением
вставляется морфема гэ, например:
1
Л ю й Ш у - с я н, Ч ж у Д э - с и. Юйфа сюцы цзянхуа (Лекции по
грамматике и стилистике). Изд. 4-е. Чжунго циннянь чубаньшэ, Пекин, 1954,
стр. 112—113. — Впрочем, после модальных глаголов возможны глаголы
в прошедшем завершенном времени в переносном употреблении Сем выше
стр. 119).
2
8
С. Б е р н ш т е й н . Учебник болгарского языка, М., 1948, стр. 48.
Л. А н д р е й ч и н . Грамматика болгарского языка (перевод с болгар-
ского). М., 1949, стр. 158—159 и 437—438.

9 С. Е. Яхонтов
Чи ба сянъшэн! 'Кушайте, господин!' (Чжао Шу-ли, 57).
_Ли ~Цин~~~шань, \куай\дао _ма\цзюань ~ва гэ ~кэн*
'Ли Цин-шань, скорее пойди в конюшню и вырой яму' (Чжоу
Ли-бо, I, 210).
Особой глагольной формы со значением повелительного
наклонения в китайском языке нет. Однако в предложении
с запретительным значением (т. е. в повелительном предло-
жении, содержащем отрицание) вместо обычного отрицания
\бу употребляется особое отрицание /бе 'не. . .!' или сочета-
ния /бу \яо и /бу\юн Цбэн); таким образом, глагол с запре-
тительным значением может иметь свой специальный фор-
мальный признак, отличающий его от глагола со значением
ожидающегося действия (и вообще от глагола в настояще-
будущем времени).
Форма настояще-будущего времени от глаголов, у которых
она обычно обозначает ожидающееся действие, очень часто
употребляется переносно, вместо прошедшего завершенного
времени. В этом случае подчеркивается внезапность, неожи-
данность действия или то, что действие произошло только
что, сию минуту; в частности, в этом переносном значении
форма настояще-будущего действия очень часто встречается
при наречиях: ~ху/жанъ 'вдруг', ~ган 'только что', /цай
'только что', 'только тогда', ~цзи~ху 'почти', 'чуть не' и т. п.,
при наличии в предложении конечной частицы ла, указываю-
щей на переломный момент, изменение обстановки, появление
чего-то нового, а также в случае, если глагол оформлен моди-
фикатором -цилап со значением начала действия, и т. п.,
например^
\Сы ~яжи \да /гоу _яочжэ \сян та ~бэнъголап. 'На
него с лаем бросились четыре большие собаки' (Чжоу Ли-бо,
1
)
Циюэли ды игэ цин\/цзао, \тайян ган чу лай.
'Ранвее июльское утро; солнце только что взошло' (Чжоу
Ли-бо, I, 1).
/Кун /Иуцзи, /ни _ляныиан \ю тяныиан синь
~шан~ба ла! 'Кун Й-цзи, опять у тебя на лице прибавился
новый шрам!' (Лу Синь, 27').
\Сыгэ /жэнь ~доу ~~чици \фань лай. 'Все четверо начали
есть' (Чжао Шу-ли, 58).
Кроме того, глагол, обозначающий единичное действие
в прошлом, в большинстве случаев остается неоформленным
и не получает суффикса -ла, если этот глагол имеет после
себя косвенное дополнение с предлогом (если даже он и полу-
чает суффикс, последний присоединяется не к самому глаголу,
а к предлогу).
Все сказанное о случаях употребления неоформленного
глагола (настояще-будущего времени) вместо прошедшего за-
вершенного относится только к утвердительным предложе-
но
ниям. В отрицательных предложениях настояще-будущее не
может употребляться вместо прошедшего завершенного; отри-
цание \бу всегда обозначает или постоянное отсутствие дей-
ствия, или нежелание, отказ совершить его, и не может заме-
нять отрицание /май.
Глагол в настояще-будущем времени часто функционирует
в качестве обстоятельства, соответствуя деепричастию русского
языка. Глагол результативного вида в роли обстоятельства,
как правило, не оформляется видо-временными аффиксами,
т. е. всегда имеет форму настояще-будущего времени; но
иногда и глаголы общего вида в положении обстоятельства
остаются неоформленными, например:
\Ай~~ай.. . _сошан \юань/мэнь _е ~ чуцюй \кань ~~ дэн
цюпла. 'Ай-ай, . . . заперев ворота, тоже ушла смотреть фо-
нарики' („Дэнцзи", 3).
\Ню /Ман~шп \цзы_цзи \цзао _ЯЖП \чжуаньла
_сюй~до /цянь. 'Сам Ню Мин-ши, изготовляя бумагу, нажил
на этом много денег' (Чжао Шу-ли, 81).
Неоформленный глагол результативного вида в функции
обстоятельства указывает действие, предшествовавшее глав-
ному действию, обозначенному сказуемым; неоформленный
глагол общего вида в той же функции указывает действие,
которое одновременно главному или, точнее, во время осу-
ществления которого, на фоне которого происходит главное
действие.

Форма состояния
и настоящее длительное время
Настоящее длительное время китайского глагола образуется
с помощью суффикса -чжэ. Форма, образующаяся с помощью
этого суффикса, едва
1
ли не древнейшая в системе спряжения;
китайского глагола, но значение настоящего времени она по-
лучила сравнительно недавно.
Значение суффикса 2-чжэ в средневековом китайском языке
описано Я- Прушеком. Известно, что в современном языке

1
Мы уже видели, что суффикс прошедшего неопределенного времени
имеет сравнительно недавнее происхождение. С другой стороны, о большей
древности суффикса -чжэ по сравнению с суффиксом -ла говорит то, что
в ряде южнокитайских диалектов (кантонском, амойском и др.) широкое
распространение имеют формы, этимологически соответствующие северо-
китайскому (и литературному) настоящему длительному, но нет форм, кото-
рые соответствовали бы этимологически прошедшему завершенному; т. е.
суффикс -чжэ и его соответствия являются общими для всех (или почти
всех) групп диалектов китайского языка, а суффикс -ла развился только
в части этих групп. Таким образом, из трех видо-временных суффиксов
китайского глагола суффикс -чжэ является, по-видимому, наиболее древним.
2
J. Prfisek. Quelques remarqueB sur les aspects en chinois.
9* 131
иероглиф, которым пишется суффикс -чжэ, служит также и
для записи этимологически родственного этому суффиксу
служебного модификатора -чжао. Сейчас эти две морфемы
произносятся неодинаково. Суффикс -чжэ никогда не имеет
ударения и тона и произносится с нейтральным гласным; слу--;
жебный модификатор -чжао при определенных условиях :
{например, в составе формы возможности-невозможности со-
вершения действия) может иметь ударение, но и под ударе-
нием и без ударения сохраняет свое этимологическое оконча-
ние [-аи], а не произносится с нейтральным гласным. Значение
модификатора -чжао мы уже рассматривали выше (стр. 94—95):
присоединяясь к глаголу, он указывает на успешность действия,
обозначенного глаголом, или на случайное достижение им
результата. Проф. Прушек приходит к выводу, что в средне-
вековом языке интересующие нас две служебные морфемы •]
еще не различались. Существовала единая служебная морфема,
которую Прушек условно транскрибирует „-чжао"* Присоеди-
няясь к глаголу, она образовывала глагольную форму со зна-
чением состояния, возникающего в результате действия, на-
пример:
\Чжун /жэнь \наяжао Ухо, \и/ци \чжао ~~цзян
\жулай, _чжи \цзянь ~гун~ чжо \шан \яи/тяо~~тяоды^
\шуйчжао игэ \да \хань. 'Все взяли факелы, вместе вошли
и осветили (храм); вдруг они увидели, что на столике для
жертвоприношений совершенно голый спит здоровенный
парень' („Шуи ху_чжуань", 150). _
\Чжи~ш,энь цзеци \кань /ши, __чжучжао \и го
\су_ми ~яжоу. 'Чжи-шэнь поднял [крышку], взглянул [и
увидел, что] в котле сварена просяная каша' („Шуи ху
чжуань", 75).
Форма на -чжао обозначает одновременно действие и по-
следовавшее за ним состояние: /начжао 'взял и сейчас держит',
\шуйчжао 'уснул и сейчас спит', и т. д.
В современном языке значение состояния, возникающего
в результате действия, как мы уже видели (стр. 116), пере-
дается формой прошедшего завершенного времени.
В книжном стиле для выражения состояния, возникающего
в результате действия, существует специальная конструкция,
которая, вероятнее всего, заимствована из какого-нибудь южно-
китайского диалекта через вэньянь. Эта конструкция образует-
ся с помощью глагола \/ю 'иметься', присоединяющегося к
глаголу в качестве его модификатора, например:
_Ю се \му/пайшан /хай ~да/ю __сяо~~сяоды _бань(пэн.
'На некоторых плотах были поставлены и маленькие шала-
шики из досок' (Лу Синь, 436). __
\Пин~фэн \ю __цзяошан, \гуа_ю ~~гун \цзянь. 'В пра-
вом углу ширмы повешены лук и стрелы* (А Ин, 5).
_Мэй и _сяо ~~фан /гэ ~чжун _ю ды ю \
132
лян" \эр \цзы. 'На некоторых [монетах] в каждой квад-
ратной клеточке вычеканены иероглифы „один лан*' (Го Мо-жо,
36-37).
Глагольная форма, образующаяся с помощью суффикса -чжэ,
в современном языке во многих случаях тоже имеет значение
состояния, но обозначает состояние как таковое, а не как
результат действия. Это видно из следующего примера:
~Шэнь1лань ды ~тянь~кун ~чжун \гуачжэ и /лунь
~цзинь/хуан ды /юань \юэ. 'В темно-синем небе висит золо-
тистая полная луна' (Лу Синь, 80).
Форма \гуаяжэ 'висит' (от глагола \гуа 'вешать') указы-
вает на состояние луны, но это состояние не является резуль-
татом чьего-то действия (луна „висит", но не была кем-нибудь
„повешена").
Форма на -чжэ сохраняет значение состояния, с одной
стороны, у непереходных глаголов, которые сами по себе уже
имеют значение состояния (см. стр. 82), с другой — у ряда
переходных глаголов, преимущественно предельных, например
(там, где это необходимо, в скобках указано значение глагола,
от которого образована форма):
1) \яжаньяжэ 'стоит', _танчжэ 'лежит', \яжуяжэ 'живет',
__яжаняжэ 'растет', ~гэнъяжэ 'следует за кем-нибудь',
/фучжэ 'плавает' (в смысле 'не тонет', 'находится на поверх-
ности');
2) \фаняжэ 'стоит', 'лежит' (о вещи) (от \фан 'ставить',
'класть'), \гуаяжэ 'висит' (от \гуа 'вешать'), \динчжэ 'при-
бито', ~течжэ 'наклеено', /цатжэ 'спрятано', ~~пуяжэ 'рас-
стелено', _сеяжэ 'написано', \хуаяжэ 'нарисовано', __дянь-
яжэ 'зажжено', 'горит', ~капяжэ 'открыто', ~гуаньяжэ
'закрыто', 'заперто', сояжэ 'заперто на замок'.
Глаголы состояния при присоединении к ним суффикса -яжэ
не изменяют своего лексического значения. Наличие или
отсутствие при них этого суффикса определяется чисто фор-
мальным моментом: если глагол состояния имеет после себя
дополнение, он не оформляется, если же дополнение отсут-
ствует, он по общему правилу (см. стр. 126 и 138—139) полу-
чает суффикс -чжэ. Поэтому, между прочим, глагол \шуй
'спать', вмеющий пустое дополнение (\цзяо), почти никогда
не получает суффикса -яжэ, хотя и обозначает состояние.
Напротив, форма со значением состояния от переходных
глаголов по своим грамматическим свойствам резко отличается
от других форм того же глагола. Переходный глагол в форме
состояния не может иметь дополнения; слово, обозначающее
объект действия, при этой форме получает значение субъекта
состояния и грамматически является подлежащим (например,
~~кай /мэнь 'открыть дверь', но /мэнь кайчжэ 'дверь от-
крыта').
133
В определенных синтаксических условиях глагол, приобретая
(или сохраняя) значение состояния, тем не менее никогда не
оформляется суффиксом -чжэ.
Прежде всего, если после глагола состояния или предель- |
ного глагола стоит обстоятельство времени со значением дли-
тельности, глагол оформляется суффиксом прошедшего завер-
шенного времени -ла; но глагольная форма на -ла в этих |
случаях имеет не значение становления состояния или совер-
шения однократного действия в прошлом, а значение состояния,
длившегося в течение какого-то промежутка времени (см. §
стр. 116—117). При этом переходный глагол может иметь син-
таксические свойства формы состояния, т. е. становиться не-
переходным, будучи все же оформленным суффиксом -ла, а не
-чжэ, например:
_Во \на ~~сянцзы \цзай \нали _байла /и \бэйцзы ла!
'Этот мой сундук простоял там в течение всей моей жизни!'
(„Чуаньцзябао", 5—6). _ _
~Та_ /хэ \J7y _лао1ецзы._.. ~гуаньла ~санъ ~глянь
~~сань ~сяо, \ди \сы ~~тпянь ~сян_чжан \цай _ба тамынь
/тичулай. 'Она и дедушка Л у . . . просидели взаперти три
дня и три ночи, и только на четвертый день волостной началь- §
ник отпустил их' (Чжоу Цзе-фу, 69).
В этих примерах переходный глагол, вне всякого сомнения,
имеет значение состояния, но оформлен суффиксом -ла —
показателем прошедшего времени. Таким образом, если глагол
в форме состояния получает после себя обстоятельство вре-
мени, указывающее на длительность, суффикс -чжэ при этом
глаголе заменяется суффиксом -ла.
Затем, если глагол состояния или предельный глагол имеет
после себя обстоятельство места с предлогом \цзай, глагол
не получает никакого оформления, но может иметь значение!
состояния, например:
_Во \чжу цзай ~~Си/ван~чжуан, /жэньцзя \чжу цзай
~~ ЧжанГцзя~чжуан. 'Я живу в Сиванчжуане, а она живет
Чжанцзячжуане' („Дэнцзи", 36).
_Лян [танъ _цзю \фан цзай /цзюэ\лоли. 'Два жбана
вина стояли в углу' (Цао Мин, 134).
Обычно глагол, имеющий после себя обстоятельство или |
косвенное дополнение с предлогом, получает значение резуль-
тативного вида (см. стр. 96). Только если после глагола стоит
обстоятельство с предлогом \цзай, этот глагол может либо 1
иметь результативный вид, либо иметь общий вид и обозначать!
состояние. Глагол со значением результативного вида и гла-1
гол со значением состояния перед предлогом \цзай остаются |
неоформленными, не имеют показателей вида или формы со-
стояния и различаются только из контекста (а иногда еще и
по тому, что форма состояния всегда непереходна), напри-
мер:
•134
/Бай \Юй шань \ба _сяо \доу/ю дэн гэ цзай \кан-
~~чжошан. 'Бай Юй-шань поставил маленькую масляную
лампу на столик, стоящий на кане' (Чжоу Ли-бо, II, 158).
_Лан/хуэй ды ~чжу \жоу /хай ~~гэ цзай ~~ч,жоцзышан.
'Полученная [от крестьянского союза] свинина еще лежала на
столе' (Чжоу Ли-бо, II, 158).
Глагол ~"гз в первом примере имеет результативный вид
('положить', 'поставить'), во втором — обозначает состояние
•('лежит'). Обычно эти два значения выражаются двумя разными
глагольными формами — ~гэся 'положить', 'поставить' и
~гэчжэ 'лежит', но перед предлогом \цзай как форму
результативного вида, так и форму состояния заменяет не-
оформленный глагол.
Наконец, глагол может иметь значение состояния, если к
нему присоединяется модификатор \/мань 'полный', напри-
мер:
\И~~тянъ\дао\/вань, /хэ\цзо\шэ ды /мэнъ /цянь /цзи-
_маньла /жэнъ, 'С утра до вечера перед дверью кооператива
полно народу' („Жэньминь жибао", 1 мая 1955 г.).
~Чжошан \дуй_маньла _дяньсинь \цзунцзы. 'Стол был
завален сластями и пирожками' (Юань Цзин, 50).
Глагол с модификатором Vмань оформляется обычно суф-
фиксом -ла\ иногда он имеет суффикс -чжэ, но едва ли
употребление -чжэ в этом случае можно считать правильным,
поскольку нормально результативные глаголы не получают
того суффикса.
Как и в случае с предлогом \цзай, глагол с V мань может
в других случаях иметь и результативный вид, как обычные
результативные глаголы. Результативное значение и значение
состояния различаются в глаголах с морфемой Vмань по
контексту и синтаксическому употреблению глагола, как и в
случае с \цзай.
Во всех остальных случаях, кроме трех, рассмотренных
выше (перед обстоятельством времени, перед предлогом \цзай
и при наличии модификатора У мань), состояние, не связанное
с действием, выражается только формой на -чжэ.
Когда форма на -чжэ является формой состояния, подле-
жащее к ней может стоять не только перед ней, но и после
нее (см. стр. 30).
Если подлежащее стоит перед формой состояния, то глагол
в этой форме просто указывает состояние лица или предмета,
обозначенного подлежащим, и не имеет никакого дополни-
тельного значения, например:
/Лао _цзы /хао/у\дун\цзинды \цзочжэ. 'Лао-цзы сидел
совершенно неподвижно' (Лу Синь, 513). __
/Те_со... ~туйла туй /мэнь, _либянь гуапьчжэ. 'Те-
со слегка толкнул дверь, но она была заперта изнутри' (Чжао
Шу-ли, 113).
135
Гораздо чаще встречаются случаи, когда подлежащее стоит
после формы состояния. Тогда глагол в форме1 состояния
обозначает „существование в таком-то состоянии", т. е. ука-
зывает не только на состояние лица или предмета, обозначен-
ного подлежащим, но и на самый факт существования или
наличия этого лица или предмета, например:
}Мэнь_коу \чжаньчжэ _у \люгэ /жэнъ. 'У входа стояло
аять-шесть человек' („Дэнцзи", 32).
/Мин даньшан сечжэ juiu ~санъгэ /минцзы. 'В списке
числилось тринадцать имен' (Чжоу Цзе-фу, 15).
/Цяншан \динчжэ \юэфэнь\пай. 'К стене был прибит
табель-календарь' (Лао Шэ, 33).
_Шуй\мяньшан 1фучжэ и /цэн \хоу~~хоуды /ю. 'На
поверхности воды плавал толстый слой масла' (Цао Мин, 29).
Во всех подобных примерах форму состояния от конкрет-
ного глагола можно заменить словом \/ю 'имеется', 'есть';
при этом указание на конкретное состояние исчезнет, но со-
хранится значение существования, наличия лица или предмета,
обозначенного подлежащим. Если форма состояния, когда
после нее стоит подлежащее, обозначает существование в та-
ком-то состоянии, то \/ю 'имеется', 'есть' обозначает проста
существование, без дополнительного оттенка состояния. Та-
ким образом, значение формы состояния (когда после нее
стоит подлежащее) как бы включает в себя значение гла-
гола \/ю.
Интересно, что в западномандаринском диалекте „суще-
ствование в таком-то состоянии" выражается сложной гла-
гольной формой, состоящей из основного глагола, оформлен-
ного суффиксом -дэ, и глагола \ю (пекинское \/ю); форма эта
изредка встречается в литературе в произведениях писателей,
являющихся уроженцами Юго-Западного и Центрального
Китая, например:
\Каншан \цзола \сы _угэ /жэнь, \кан \сямянь /хай
\чжаньдэ /ю _цзигэ /вава. 'На кане сидело четыре-пять
человек, около кана стояло еще несколько детей' (Дин
Лин, 15). _
\Као яуан ды \каншан \дуйдэ }ю _во ды пугай
_цзюань /хэ и /коу _сяо 1тГ~сян. 'На кане у окна были
сложены в кучу мои постельные принадлежности и маленький
чемоданчик' (Дин Лин, 73).
Если в пекинской ф ° Р м е н а -ч>жэ> после которой стоит
подлежащее, одновременно заключены представление о со-
стоянии субъекта и представление о его существовании или
наличии, то западномандаринская форма с -дэ \ю выражает
эти идеи раздельно: состояние выражено глаголом с суффик-
сом -дэу а существование — словом \ю 'иметься'.
1
Л ю й Ш у-с я н. Ханьюй гойфа луньвэнь цзи, стр. 107.

136
В первом из приведенных выше примеров форма состояния»
отсутствующая в западномандаринском диалекте, заменена
в одном случае не описываемой сложной формой, а формой
прошедшего завершенного времени (в значении состояния»
возникающего в результате действия, см. выше, стр. 116) —
\цзола 'сидели' (доел, 'сели и в этот момент сидели'). Однако
более обычным эквивалентом пекинской формы состояния (с
подлежащим после нее) в западномандаринском диалекте яв-
ляется все же суффикс -дэ и глагол \ю.
Форма с -дэ \/ю явно связана по происхождению с описан-
ной выше (стр. 132—133) конструкцией литературного языка,
где \/ю присоединяется непосредственно к глаголу в качестве
его модификатора.
Употребление формы на -чжэ в значении существования
в таком-то состоянии определенным образом связано с упо-
треблением неоформленного глагола перед предлогом \цзай
в значении состояния (см. выше, стр. 134—135). Сравним два
предложения:
~Чжоцзышан \фашжэ ~~~шу. 'На столе лежат книги'.
~ Шу \фан цзай ~ яжоцзышан. 'Книги лежат на столе*\
Эти два предложения обозначают один и тот же факт
реальной действительности; если бы мы захотели, например,
изобразить содержание обоих предложений с помощью рисун-
ков, оба рисунка были бы совершенно одинаковы. Разница
между двумя предложениями состоит только в том, что в пер^
вом из них (конструкция с формой на -яжэ в значении суще^-
ствования в таком-то состоянии) сообщается что-то о „столе",
а во втором (конструкция с предлогом \цзай после глаго-
ла)—о „книгах": один
1
и тот же факт рассматривается с раз-
ных точек зрения.
Если в конструкции с формой на -яжэ в значении суще-
ствования в таком-то состоянии глагол с суффиксом -яжэ
можно заменить словом \/ю 'имеется', 'есть', то в конструкции
с предлогом \цзап после глагола, обозначающего состояние,
глагол вообще может быть опущен, и тогда \цзай оказы-
вается уже не предлогом, а глаголом со значением 'находить-
ся', поэтому вместо ~Шу \фан цзай ~яжоцзышан 'Книги
лежат на столе' можно сказать
2
~Шу \цзай ~~яжоцзышан
'Книги находятся на столе'.

1
Соотношение этих двух конструкций в китайском языке напоминает
соотношение действительных и страдательных оборотов в русском мамке;
эти обороты „представляют собой параллельные конструкции, по-ргпмому
отражающие в языке, в зависимости от целей, стоящих перед rouopmuiiMi
одни и те же отношения действительности" (Современный русский ялы к.
Морфология. Изд. МГУ, 1952, стр. 345).
2
Подробнее о конструкциях с VK> И \цзай см.: А. А. Д р а г у н о » .
К вопросу о классификации простых предложений современного китайскою
языка. Сб. „Некоторые вопросы китайской грамматики". М., 1957, стр. 8- И).

137
В предложениях, в которых подлежащее стоит после форм!
•состояния, перед этой формой обычно стоит в качестве тема-
тического подлежащего слово со значением места (см. приве-
денные выше примеры). Однако иногда тематическое подле-"
жащее перед формой состояния может быть выражено и;
обыкновенным существительным (или местоимением), обозна-
чающим лицо, которому принадлежит то, что обозначено!
послеглагольным подлежащим (ср. стр. 31—32), например:
"Та ~тунjнянь \гучжэ ~санъгэ /чан~гун. 'У него круг-1
лый год работают (доел, 'бывают наняты') три батрака' (Чжао!
Шу-ли, 50).
/Сяо _Си \цзянь \цзиньлай ды /жэнь, чуанъяжэш
_фан/чоу \да~~шанъ, \лючжэ ~ба\цзы/ху, ~чжидао
*се /лайли. 'Сяо Си, увидев, что вошедший был одет в халат!
из шелкового полотна и носил усы (доел, 'у вошедшего
были оставлены усы'), понял, что это важное лицо' (Чжао|
Шу-ли, Ш ) .
В этих примерах мы не можем рассматривать форму на|
-чжэ как настоящее длительное время глагола (см. ниже),]
так как, во-первых, глаголы в них предельные и поэтому!
не употребляются в настоящем длительном времени, а, во-вторых,!
истолкование глаголов с -чжэ в этих примерах как форм|
настоящего длительного времени не оправдывалось бы кон-
текстом; пришлось бы переводить: 'Он круглый год [только!
та занимается тем, что] нанимает трех батраков'; '. ..вошед-|
ший [в этот момент] отращивал (доел, 'оставлял') усы' щ
Как мы видели выше (стр. 133), значение состояния сохра-1
нилось у форм на -чжэ от глаголов состояния и от некоторых!
переходных глаголов, преимущественно предельных. У боль-|
шинства непредельных глаголов эта форма имеет другое зна-1
чение: она указывает, что действие длится в тот момент, о!
котором идет речь. Таким образом, форма на -чжэ от непре-|
дельных глаголов является формой настоящего длительного^
(относительного) времени.
Термин „настоящее длительное" заимствован из английской!
грамматики; китайское настоящее длительное по значению!
мало отличается от английского настоящего длительного!
(правда, употребляясь как относительное время, оно может соот-
ветствовать и английскому прошедшему длительному, а иногда!
и другим длительным временам английского языка). Термин!
этот не вполне удачен, поскольку речь должна идти не of
том, что действие вообще является длительным, а о том, чте
оно длится (продолжается) именно в тот момент, о которо*
идет речь. Поэтому рассматриваемое китайское время, может
быть, лучше было бы называть не настоящим д л и т е л ь н ы м ; !
а настоящим д л я щ и м с я . Однако, во избежание разнобоя!
в терминологии, мы в дальнейшем будем пользоваться терми-?|
ном, уже употреблявшимся в применении к европейским языкам;!
138
Употребление формы на -яжэ для обозначения настоящего
длительного времени (т. е. для указания на действие, проис-
ходящее в данный момент) обязательно только в том случае,
если после глагола нет дополнения, например:
_Сяо /Чан \цзай \мяоли _дэнчжэ- 'Сяо Чан ждал
в храме' (Чжао Шу-ли, 147). _
~ Та _лао/по _е /цун ~ули _паояула& ~кучжэ, 1Мто
жена тоже выбежала из дому и плавала'. (Цао_Мин, 106).
'"Тамынь /чэнла \мянь/тяо, ~ ди /тоу ~шчжэ. 'Они
наложили себе лапши и ели, опустив голову' (Чжоу Цзе-фу, 21).
Если глагол имеет после себя дополнение, значение на-
стоящего длительного времени обычно выражается неоформ-
ленным глаголом общего вида, т. е. формой настояще-будущего
времени (см. стр. 126). Глагол, имеющий дополнение, может
быть все же оформлен суффиксом -яжэ, если необходимо
специально подчеркнуть, что имеется в виду действие, проис-
ходящее в определенный момент, а не постоянное действие
или действие, характерное для подлежащего, а также если
подчеркивается одновременность двух действий, например:
__Сяо ~цзицзи доуСцзюаньцилайла, пайчжэ \ш\/бан.
_Ма /цзяочжэ _цао\ляо. \Юаньцзыли \цзап /мэйю /беды
_сян\дун. 'Цыплята, запертые в курятнике, хлопали крыль-
ями. Лошади жевали сено. Больше во дворе не было слышно
никакого другого шума' (Чжоу Ли-бо, II, 66).
/Ван /люй_чжан /май_дао /тоу, \чжэн \цзай и. ~~яжан
~~танькап ды \да \ди/тушан \хуачжэ \цзихао. 'Комбриг
Ван в этот момент был поглощен тем, что рисовал на разло-
женной большой карте какие-то значки' (Чжоу Цзе-фу, 24).
/Те_со ~тамынь ~саньгэ... ~чичжэ \фань, \чжэн/фан-
ла \на \сыгэ /цай __цилай /си улянь. 'Те-со с двумя това-
рищами. .. уже завтракал, когда те четверо из средней
комнаты еще только встали и умывались' (Чжао Шу-ли, 124).
Кроме того, суффикс -ч,жэ употребляется при глаголе,
имеющем дополнение, если подчеркивается непрерывность
действия (или действие, фактически прерывистое, изображается
как_непрерывное), например: _
~Тамынь \и _ванъ \ю \и _вань ды хэчжэ \fuiyu.
'Они пили воду чашка за чашкой' (Чжоу Цзе-фу, 18).
Между формой состояния и настоящим длительным вре-
менем возможны промежуточные случаи.
Прежде всего таким промежуточным случаем является
форма на -чжэ от глаголов ~чуань 'надевать (одежду или
обувь)', \дай 'надевать (шляпу)' и других глаголов со значе-
нием 'надевать', а также от глаголов /на 'брать', \дай 'брать
с собой' и многих других, обозначающих различные оттенки
понятия 'брать'. Глаголы эти — предельные, и форма на -чж:>
от них должна была бы выражать состояние ('надето', 'взято')
и быть непереходной; фактически же она всегда имеет после
себя название объекта действия, а перед собой — название
субъекта. Глаголы с указанной выше семантикой, имея суф-
фикс -яжэ, получают соответственно значения 'носить (одежду,,
шляпу и т. п.)' и 'держать' (или, в зависимости от контекста,
'нести'), например:
~Та... ~куанъчжэ /бай /се. Юна... носила (доел, 'у нее...
были надеты') белые туфли' (Чжао Шу-ли, расск., 105).
/Дэ\гуй /начжэ ~гун. 'Дэ-гуй держал (доел, 'у Дэ-гуя
был взят') „лук" (приспособление для обмера земли)' (Чжао
Шу-ли, 48).
Таким образом, форма на -чжэ от глаголов со значением
'надевать', 'брать' не обозначает действие, длящееся в данный
момент ('надевает', 'берет'), но п то же время не имеет син-
таксических признаков формы состояния.
Другим переходным случаем между формой состояния и
формой настоящего длительного времени являются предложе-
ния, в которых при форме состояния имеется указание на
субъект или орудие действия, например:
\Эр~ню... /и \дун „шоу ]цаи сянци \бэй /жэнцзя
/фанъ _банчжэ. 'Когда Эр-шо... попробовала шевельнуть
рукой, она вспомнила^ что ведь ее связали' (Чжао Шу-ли, 103).
\И ~ чжи /юань сянь \юн пге\лянъ _сочжэ ди \да
/хуан /я\/гоу} /цун \чжэн~у бы /фан/янь \ся ~бэнь лай.
'Большой желтый пес, который до сих пор всегда сидел на
цепи (доел, 'был заперт на замок цепью'), бежал к нему из-
под карниза средней части дома' (Чжоу Ли-бо, I, 129).
Формы _банчжэ 'связана* и j-очжэ 'сидит на цепи' (доел,
'заперт на замок') являются формами состояния от глаголов
\/бан 'связывать' и У со 'запирать па замок'. Однако форма
состояния не может иметь дополнении, а следовательно, не
может образовывать страдательную конструкцию; кроме того,,
она обозначает состояние без сияли с действием, в результате
которого это состояние возникло, и поэтому не сочетается с
названием орудия действия. Таким образом, глаголы с суф-
фиксом -чжэ в приведенных выше примерах по значению
являются формами состояния, но тоже не имеют синтаксиче-
ских свойств этой формы.
Неясные или промежуточные случаи употребления глаголь-
ной формы на -чжэ являются сохранившимися до настоящего
времени следами старого употребления этой формы, когда она,
обозначая "состояние как результат действия, имела все син-
таксические акшетва обычных глаголом. Эти случаи ограничены
несколькими сравнительно небольшими группами глаголов.
Глагол с суффиксом -чжэ часто сочетается с наречием
\чжэн 'как раз', 'IC;IK раз в это время'. Однако само это на-
речие не является показателем какого-нибудь определенного
времени и может употребляться не только при глаголах
настоящего длительного времени, например:
140
\А\Гуй \чжэн хэла ]лян _вань /хуан \/цзю. 'А-Кью
в это время как раз выпил две чашки желтой водки' (Лу
Синь, 93).
_Цзоу дао цуньли, \чжэн \пэпшан Цзя1сян ш\го
\фань \ван /сюэ\сяо цюй. 'Войдя в деревню, он как раз
встретил Цзя-сяна, который, позавтракав, шел в школу' (Чжао
Шу-ли, 63).
В первом из этих примеров, глагол, перед которым стоит
наречие \яжэн, оформлен показателем прошедшего завер-
шенного времени; во втором \чжэн стоит перед глаголом
результативного вида, т. е. перед таким глаголом, который
не может обозначать действия, длящегося в данный момент.
Таким образом, наречие \чжэн 'как раз', 'как раз в это
время' неправильно было бы считать показателем настоящего
длительного времени.
Глагол в форме настоящего длительного времени очень
часто употребляется в функции глагольного обстоятельства
{чаще, чем в функции сказуемого). В этом случае суффикс
~чжэ указывает, что действие, обозначенное глаголом-обстоя-
тельством, одновременно действию, обозначенному глаголом-
сказуемым (см. стр. ИЗ).
Форма на -яжэ от глаголов состояния тоже может
употребляться в функции глагольного обстоятельства, на-
пример:
J Линь~ цзюймынь ]лап\канъта, ~та /чжи/хао _танчжэ
_цзян \хуа. 'Когда соседи приходили навестить его, ему
приходилось разговаривать лежа' (Чжао Шу-ли, 140).
В функции обстоятельства, как и в функции сказуемого,
вместо формы на -чжэ иногда употребляется неоформленный
глагол; суффикс -яжэ совершенно обязателен только тогда,
когда глагол, обозначающий действие, одновременное главно-
му, стоит непосредственно перед другим глаголом или глаго-
лом-предлогом.
Некоторые глаголы в форме настоящего длительного вре-
мени, постоянно употребляясь в функции обстоятельства,
постепенно превратились в наречия, например: ~ цзеяжэ 'вслед
за тем' (доел, 'принимая'), ~гэньчжэ 'вслед за тем' (доел,
'следуя'), _цяшжэ 'наперебой' (доел, 'отнимая'), ~чжуанчжэ
'притворно' (доел, 'притворяясь').
Форма настоящего длительного времени может быть
употреблена переносно в значении приказания или предложе-
ния совершить действие; это действие, фактически находящее-
ся еще в будущем, представляется как бы уже осуществляю-
щимся в момент речи, например:
_Ни \каньчжэ тамынь\ ~ Шобу_хао /хай \яо \дап
тамынъ Уцзоу\ 'Ты посматривай за ними! Если мы не сможем
договориться, нужно будет забрать их!' (Чжао Шу-ли, 103).
141
_Вомынъ \цзы_цзи тяочжэ ба! 'Мы сами понесем!'
(Чжао Шу-ли, 126).
В отрицательном предложении форма на -чжэ мало упо-
требительна; вместо нее и в значении состояния, и в значении
настоящего длительного времени обычно употребляется отри-
цательная форма прошедшего завершенного времени (в его
перфективном значении), т. е. отрицание /мэй (/мэйю) при
неоформленном глаголе, например:
/Хай /мэйю \шуй маР '[Вы] еще неспите?^ (Дин Лин, 75).
~ Та ды ~~ цзяо/хуан ды \uioy _лянъ ~ фа ~~хэй ла,
\даньши /мэйю ~ку. 'Ее смуглое, худое лицо почернело, но
она не плакала' (Чжоу Ли-бо, I, 292).
К сказуемому, выраженному прилагательным, суффикс -чжэ
присоединяется редко. Существует только небольшая группа
прилагательных, которые никогда не употребляются в функ-
ции сказуемого утвердительного предложения в форме чистой
основы, а всегда оформляются в настоящем времени суффик»
сом -чжэ. Сюда относятся следующие слова: /хочжэ 'жив',
\бинчжэ 'болен', /манчжэ 'занят', /сяньчжэ 'свободен' (ни-
чем не занимается), \кунчжэ 'свободен' (никем не занят).
Эти прилагательные можно плавать прилагательными со-
стояния. К ним примыкают некоторые другие прилагательные,
не встречающиеся ни в форме настояще-будущего времени,
ни в форме состояния, а в положении сказуемого в утверди-
тельном предложении всегда оформляющиеся суффиксом -ла,
например: \лэйла 'устал', _лаола 'стар' (доел, 'состарился'),
/шоула 'созрел', _сыла 'умер' (доел, 'стал мертвый').
К остальным прилагательным и функции сказуемого тоже
иногда присоединяется морфема чжэ, но при них она пред-
ставляет собой4 усилительную частицу, подчеркивающую вы-
сокую степень качества, и не имеет никакого временного
значения. Она всегда сочетается с другой частицей — ни {на),
например:
_Во ~~цзя _юанъ чжэ на! 'Мои дом очень далеко [от-
сюда]!' (Чжоу Цзе-фу, 35). __
_Во \бу _лао, /хай /мэй /мань _уши, /нянь~цин чжэ
ни! 'Я не стар, мне еще нет и пятидесяти, совсем молодой!'
(Цао Мин, 147).
Тем не менее, форма на -чжэ образуется от многих при-
лагательных; но употребляется она только в роли обстоятель-
ства, обозначая качество, одновременное действию, сопут-
ствующее ему. В этом случае после прилагательного обязательно
должно стоять обстоятельство отношения, например:
/Лю \Шэн /хунчжэ /лянь _фань \вэнъ\... 'Лю Шэн,
весь красный, спросил:...' (Чжоу Ли-бо, I, 26).
~ Та... \ди \эр ~тянъ _чжунчжэ _яньцзин цюй
~гун\цзо. 'Он... на следующий день с опухшими глазами,
отправлялся работать' (Лу Синь, 100).
142
Та... \чичжэ Уцзяо, \ли цзай \юаньцзыли яуанцзы
\ся. ' О н . . . босой встал во дворе под окном' (Ли Чжунь).
Таким образом, форма на -чжэ от прилагательного факти-
чески имеет только одну более или менее распространенную*
функцию: она указывает на качество, сопутствующее действию,
проявляющееся одновременно с ним.

Аналитическая форма
настоящего длительного времени
Кроме формы с суффиксом -чжэ, описанной в предыдущем
разделе, в современном китайском литературном языке суще-
ствует еще одна форма, имеющая значение настоящего дли-
тельного времени. Эта форма образуется аналитически — с по-
мощью служебного глагола \цзай (доел, 'находиться в'), ста-
вящегося перед глаголом (или перед группой сказуемого-
в целом, т. е. перед глаголом со всеми зависящими от него-
словами).
Форма, образующаяся с помощью служебного слова \цзай>.
так же как и форма на -чжэ, может иметь значение относи-
тельного настоящего времени; она обозначает не только дей-
ствие, происходящее в момент речи, но и действие, происхо-
дящее в любой другой данный момент, указанный обстоятель-
ством времени или контекстом, например:
_Ни \ю \цзай \цзо ~ши ма? 'Ты опять сочиняешь
стихи?' (Мао Дунь, 19). _
\Даола \на, /Лю \Юэ~~сюанъ \цзай \кань ~шу. 'Когда
он пришел туда, Лю Юэ-сюань читал' (Цао Мин, 51).
~~Та /хай \цзай ~~шэн /Бай \Юй~~шанъ ды \ци. 'Она
все еще сердилась на Бай Юй-шаня' (Чжоу Ли-бо, I, 145).
Аналитическая форма с \цзай, как и форма настоящего
длительного на ~чжэ, часто сочетается с наречием \чжэн
'как раз', 'как раз, в это время', а также с наречием /хай 'еще'.
Глагол, имеющий перед собой служебное слово \цзайу
может быть одновременно оформлен суффиксом -чжэу в осо-
бенности, если глагол не имеет после себя дополнения, на-
пример:
/Бай \Юй~^шань и\мянь /хай \цзай _сечжэ, и\мянь
\хуан хуан _наодап ~шо: г\Бу ~~чи /ша лаи. 'Бай Юй-шань„
продолжая писать, помотал головой и сказал: „Ничего не буду
есть."' (Чжоу Ли-бо, II, 159).
Однако суффикс -яжэ может отсутствовать даже при отсут-
ствии дополнения, например:
\Дуй\мянь \шушан _ю /шэммо _няор \цзай \цзяо.
'На дереве против них пела какая-то птичка' (Мао Дунь, 135).
Таким образом, в одних случаях \цзай и -яжэ дублируют
друг друга, в других случаях \цзай заменяет -чжэ. Однако
функции \цзай уже,чем функции суффикса -чжэ: служебное
143-
слово \цзай никогда не имеет значения1
состояния и не упот-
ребляется при глаголах состояния. Кроме того, \цзай не |
употребляется для подчеркивания непрерывности действия;
в этом значении может быть употреблено только -яжэ
(см. стр. 139).
Как уже упоминалось выше, служебное слово \цзай ста- ]
вится не перед глаголом как таковым, а перед глаголом с за-
висящими от него словами. Поэтому \цзай может быть отде-
лено от глагола другим глаголом, выступающим в функции I
обстоятельства, а также наречием или сочетанием косвенного f
дополнения (или обстоятельства места) с предлогом, например:
_Сяо \Мао ~та /нян /хай \цзай _фанчжэ ~~хуа%
дэняжэ та. 'Мать Сяо Мао еще ждала его [отца], прядя |
хлопок' („Синь цзяоюй", 1951, № 2, 42).
\Сю/лань _лянь /яаояжэ /цян \цзай \ань~~аньды \сяо, |
'Сю-лань, отвернувшись лицом к стене, украдкой смеялась' I
(Ли Чжунь). f
\Даньши ~та \цюэ \цзай /чао во _цзоу лай. 'Но он
шел по направлению ко мне' (Дин Лин, 92).
/Бай \да_саоцзы \яжэн \цзай _гэй та \цзо /се\/ди.Щ
*Жена Бая в это время как раз делала ему подошвы к туф-¥
лям' (Чжоу Ли-бо, I, 259).
Служебное слово \цзай может стоять перед глаголом-1
обстоятельством только в том случае, если, как в приведен-'!
ном выше примере, этот глагол обозначает действие, одновре- \
менное главному. Если он обозначает действие, предшествую-?
щее главному (например, если он имеет результативный вид!
или оформлен суффиксом -ла), постановка перед ним служеб-1
ного глагола \цзай невозможна; настоящее длительное время I
глагола-сказуемого в этом случае может быть выражено только!
суффиксом -яжэ. Однако, стоя перед глаголом-обстоятель-^;
ством, \цзай по смыслу всегда относится к глаголу-сказуемому.|
Кроме того, служебное слово \цзай не употребляется перед^
глаголом-предлогом \цзай, с которым оно этимологически \
связано. Встречаются примеры, где в одном из двух парал-1
лельных предложений имеется \цзай как показатель времени,^
а в другом — \цзай как предлог, делающий невозможным!
употребление перед ним \цзай как показателя времени, на-!
пример: _ j
__ _Няор \цзай ~гэ\чан, __лао~~ин \цзай \вэй,'лань д4,
гао куншан фэй/сян. 'Поют птички, ястребы парят в темно-1
голубой вышине' (Цао Мин, 3). ]
Глаголы ~гэ\чан 'поют' и ~~фэй/сян 'парят' обозначают!
параллельные, одновременные действия, поэтому они должньг|
1
Слово \цзай не употребляется и перед такими глаголами, как чуань 'на*'!
девать' и \на 'брать'(см. стр. 139—140), т. е. вместо^чуаньчжэ 'носит(одеж-1
ду)' или (начжэ 'держит' нельзя сказать *\цззй ~чуань или *\цзай \на.'%
144
были бы иметь одинаковое видо-временное оформление. Одна-
ко первый из них имеет перед собой видо-временной показа-
тель \цзай, а второй не имеет этого показателя, так как перед
ним стоит обстоятельство места с предлогом \цзай.
Аналитическая форма настоящего длительного времени
отсутствует в пекинском диалекте. В нем вообще нет форм
вида или1 времени, образующихся с помощью вспомогательных
глаголов. Зато в некоторых южнокитайских диалектах (на-
пример, в диалектах группы Минь) существует развитая си-
стема аналитических времен.
Китайские исследователи полагают, что аналитическая форма
с \цзай проникла в литературный язык из диалектов группы
2
У
или из сычуаньского (западномандаринского) диалекта. В диа-
лектах У существует служебное слово leqlong3 или leqli,
имеющее те же функции, что и приглагольное \цзай в лите-
ратурном языке. Это служебное слово состоит из предлога leq
[leqla), соответствующего пекинскому предлогу \цзай, но эти-
мологически с ним не связанного [leq произносится в кратком
тоне, пекинское же \цзай никогда не имело краткого тона),
и элемента long, соответствующего пекинскому послелогу -шан
(и, вероятно, имеющего с ним общее происхождение), или И,
соответствующего пекинскому послелогу -ли.
Если появление формы с \цзай в литературном языке дей-
ствительно объясняется влиянием диалектов У, то сама форма
как таковая отнюдь не является заимствованием из этих диа-
лектов. Самое большее, что мы можем утверждать, это — что
она образована по типу соответствующей формы, имеющейся
в диалектах У, где для образования формы настоящего дли-
тельного времени употребляется служебное слово, содержащее
элемент, соответствующий пекинскому предлогу \цзай. Между
литературной формой и формой диалектов У, таким образом,
существует только очень отдаленная связь. Непосредственных
заимствований грамматических форм из не мандаринских диа>
лектов в литературном языке, кажется, не существует.
Примеры употребления настоящего длительного с \цзай
можно найти в произведениях большинства современных ки-
тайских писателей (хотя обычно наряду с этой формой по-
стоянно употребляется и настоящее длительное с -чжэ). По-
этому можно считать, что форма с \цзай прочно вошла в ли-
тературный язык и ни в коей мере не ощущается как диа-

1
Возможно, однако, что некоторые модальные глаголы постепенно прев-
ращаются в аналитические показатели будущего времени (см. стр. 70—71).
2
3
В а н Л и . Чжунго юйфа лилунь, т. I, стр. 287 и примечание на стр. 366.
Русской транскрипции для- южнокитайских диалектов не Существует,
приводимые здесь примеры из диалектов У записаны шанхайским латинизи-
рованным алфавитом. Знак q обозначает гортанную смычку (краткий или
„входящий" тон).

Ю с. Е. Яхонтов 145
лектизм. Тем не менее некоторые авторы, в том числе ЧжаоЦ
Шу-ли, никогда не употребляют ее.

Будущее завершенное время


Выше (стр. 104—105) мы видели, что глагол в кратковремен«|
ном виде, если он не оформлен суффиксом -ла, может иметь тол!
ко одно значение — обозначать единичное действие, которс
целиком должно совершиться и закончиться в будущем. Глагол!
общего и результативного видов, лишенные положительных видо-f
временных показателей, могут, кроме этого значения, иметь
другие, относящиеся к области настоящего времени. Поэтому
форму, лишенную видо-временных показателей, от глаголо!
общего и результативного вида мы называем настояще-буду-
щим временем, а ту же форму от глаголов кратковременной
вида можно назвать будущим завершенным временем.
Глаголы в будущем завершенном времени обладают в обще!
теми же особенностями, что и глаголы в настояще-будуще!
времени, когда они обозначают действие, ожидающееся в буду*|
щем. Глагол в будущем завершенном может обозначать дей-
ствие, ожидающееся после данного момента, в том числе после
какого-то момента в прошлом (т. е. выражать относителык
будущее), может употребляться в повелительном предложена
и после.модальных глаголов, например:
/Во _е ~чи ни \чжэ \фань? 'Можно я тоже поем этогс
кушанья?' (Чжао Шу-ли, 58).
_Нимынъ /хуэйцюй ~се се ба! 'Идите-ка домой и немноп
отдохните!' (Чжоу
ян
Ли-бо,_Н, 284). _
~Та... _с \цзай тин тин _и\ся /хай ~шо а
/шэммо. 'Он... хотел еще послушать, что же будут говорит1
дальше' (Чжао Шу-ли, 49).
Обычно форма кратковременного вида образуется тольш
от непредельных глаголов и глаголов состояния. Однако формг
будущего завершенного времени кратковременного вида очеш|
часто образуется и от предельных глаголов. У этих глаголоГ
она лишена значения кратковременности и служит для обоз-
начения единичного действия, которое должно целико!
совершиться и закончиться в будущем, без всякого указан!
на его длительность (форма общего вида от тех же глаголо]
без оформления видо-временными суффиксами может обозна*|
чать как единичное действие в будущем, так и повторяющееся
действие), например:
__Во ~гэнь ни \хуанъ хуань. 'Я с тобой обменяюсь'
(Чжоу Ли-бо^ II, 274).
Го \да гэ, ^цзю цзю во... 'Брат Го, спаси меня...'
(Чжоу Ли-бо, 1, 207).
<Во _сян \цзянь цзянь \чжэ /жэнь. 'Я хочу увидетьа
с этим человеком' (Чжао Шу-ли, 61).
J46
Формы \хуань хуань 'обменяюсь', \цзю цзю 'спаси' t
\цзянъ цзянь 'увидеться' в приведенных примерах не указы-
вают на непродолжительность действия. В прошедшем времени
им соответствовали бы формы \хуанъла 'обменял', \цзюла
'спас', \цзяньла 'увиделся', т. е. формы не кратковременного,
а общего вида, не выражающие идеи непродолжительности.
Форма будущего времени кратковременного вида от непре-
дельных глаголов тоже иногда утрачивает значение непродол-
жительности, или во всяком случае это значение отходит на
второй план, например:
__Во \цюй \ти ни /ба __гэп \Сяпь~чжун ды \синь _се
и се ба. 'Я пойду и напишу от твоего имени письмо Сянь-
чжуну' (А Ин, 1_7). _
\Дянь\ли гун сы ды \тун\ч,жи, _цин /лао \цзя
\шанлай ~~сю и сю \дянь~дэн ба. 'Товарищи из электриче-
ской компании, очень просим вас пройти наверх и починить
электрическое освещение' (Цао Мин, 143).
В этих примерах глагол в форме удвоения обозначает дей-
ствие, которое должно совершиться (и достигнуть результатов)
в будущем, независимо от его длительности, В другом кон-
тексте формы __се и се, ~сю и сю могли бы обозначать просто-
непродолжительное действие, не обязательно достигающее
результата.
Таким образом, форма удвоения в будущем времени как
бы относится одновременно и к кратковременному, и к общему
виду; кратковременный вид четко отличается от общего только
в прошедшем времени, в будущем же времени его форма —
форма удвоения — может использоваться также и как будущее
время общего вида. У предельных глаголов удвоение никогда
не выражает кратковременность, и форма удвоения "никогда
не употребляется в прошедшем времени; у других глаголов,
напротив, значение кратковременности преобладает и утрачи-
вается лишь сравнительно редко.
Выше (стр. 106—107) упэминалось, что, по мнению А. А. Дра-
гунова, форма удвоения может обозначать либо ослабление,
либо усиление действия. Насамом деле удвоение в современном
языке никогда не имеет значения усиления. В примерах на
оттенок усиления, приводимых А. А. Драгуновым, глагол стоит
в будущем завершенном времени, и значение непродолжитель-
ности (ослабления) в них, по-видимому, исчезает; однако, что
касается оттенка усиления, то он создается не формой гла-
гола, а окружающими словами и контекстом. Например:
\Чжэ и _дянь /цзамынь /дэй __хао~хаоды _сян сян.
'Этот пункт
1
мы Должны хорошенько обсудить' (доел, 'обду-
мать').
1
А. А. Д р а г у н о в . Исследования по грамматике современного китай-
ского языка, стр. 115 (примечание).

10* 147
Глагол _сян сян в этом примере обозначает еще не совер- |
шившееся действие. Возможно, шо он не имеет здесь значе-
ния кратковременности; но он не выражает и усиления дей-
ствия: значение усиления выражено словом _хао~хаоды
'хорошенько'.
А. А. Драгунов говорит, что значение усиления действия
эложет быть подчеркнуто наречием \ю 'еще раз', 'снова', а |
-значение ослабления — числительным 1
~и 'ОДИН', ставящимся-
перед второй частью удвоения. Однако конструкция с \ю
•(например, _сянла \ю Х'сян 'снова и снова начинал думать' — А
•см. выше, стр. 106) не связана структурно с обычным удвое- |
нием, так как в ней второй элемент не является по проис-
хождению счетным словом к первому элементу и может даже
не совпадать с ним. Что же касается ~и 'один', то эта мор- |
фема в середине удвоения факультативна и не создает ника- 1
кого нового значения. Она вполне может быть употреблена I
и в том случае, если в предложении есть слова, указывающие |
на усиление действия, например:
(Цзамынь.., ~ин~гай __цзыси _сян и сян „__цзэнь\яни
/сюэ/си \да\чжун ды _юй/янь. 'Мы должны серьезно поду-
мать о том, к а к и м о б р а з о м следует учиться языку масс'
{„Юйвэнь сюэси", 1952, № 9, 14).
Этот пример совершенно аналогичен примеру, приводимому
А. А. Драгу новым для иллюстрации значения усиления (значе-
ние усиления здесь тоже выражено лексически—словом _цзыси
'серьезно', доел, 'тщательно', 'подробно'), однако вместо формы
__сян сян здесь употреблено _сян и сян, с числительным ~~и
'один' перед второй частью удвоения.
Не следует думать, что будущее завершенное время общего
вида (т. е. без оттенка кратковременности) возникло из крат-
ковременного вида. Правильнее было бы утверждать, что обе
эти категории развивались параллельно из одного и того же
источника — сочетания глагола со счетным словом. В средне- I
вековом китайском языке сочетание глагола с образованным |
от него счетным словом употреблялось не для выражения
кратковременности, а для счета действий; эта конструкция |
могла употребляться как с непредельными, так и с предель-
ными глаголами. Позднее сочетание глагола с отглагольным
счетным словом переосмыслилось, превратившись в форму
удвоения со значением кратковременного вида (см. стр. 104;; |
там же, где семантика глагола была мало совместима с идеей
кратковременности, форма удвоения либо отмерла (в прошед- |
шем времени), либо получила значение будущего завершенного
времени общего вида.
Форма будущего завершенного может быть образована
далеко не от всех глаголов общего вида и вовсе не может |
1
А. А. Д р а г у н о в . Исследования по грамматике современного китай-
ского языка, стр. 115—116 (примечание).

148
быть образована от глаголов результативного вида. Но зато
эта форма может быть иногда (хотя и крайне редко) образо-
вана от прилагательных, обозначая становление качества в бу-
дущем, например: _
\Вайтоу /хао Vлэн, \куай \дао ~~у _нуаньхо нуань-
хо. 'На улице так холодно, скорее заходите в дом, погрей-
тесь' (Чжоу Ли-бо, II, 134). _ __
_Во чжидао ни \ши _хэнъ гао\син ды, чжэнь ды,
_je ~~гай ~гао\син ~~гао\син ла. *Я знаю, что ты очень рад,
и действительно, это заслуживает того, чтобы обрадоваться'
(„Синь цзяоюй*. 1951, № 2, 43). __
__Лао ~Сунь jmoy \яжанъцилай кжатжэ __лян )тяо
1чэнь\чжун ды ~~гэбо ]яо_байяжэ, ~~яо!цю \дацзя \цзин и
цзин. 'Старый Сунь, встав, растопырил свои тяжелые руки
и махал ими, требуя, чтобы все стихли' (Цао Мин, 17).
Формы _нуанъхо _нуаньхо, ~~гао\син ~~гао\син, \цзин
и цзин образованы от прилагательных _нуаньхо 'теплый',
~гао\син 'рад', \цзин 'тихий'. В прошедшем времени им
соответствовали бы формы прошедшего завершенного. Обе
формы —прошедшего завершенного и будущего завершенного—
выражают становление качества и различаются только временем.
Итак, прилагательное может образовывать форму удвоения,
свойственную глаголу. Однако, кроме формы удвоения со зна-
чением становления качества в будущем, прилагательное имеет
еще интенсивную форму, которая также образуется с помощью
удвоения: /нуаньнуань/хо~~~ходы 'теплый-теплый', ~~гаогао-
\син~синды 'необыкновенно рад', \цзин~цзинрды 'совер-
шенно спокоен'.
А, А. Драгунов, не давая особых названий форме удвоения,
свойственной глаголу, и интенсивной форме прилагательного
(он говорит соответственно об удвоении глагольного и каче-
ственного корней), указывает ряд признаков, отличающих эти
два вида удвоения один от другого: 1 а) при глагольном удвое-
нии тонируется только первая-часть удвоения, при удвоении
качественного корня тонируются обе части, но тон второй
части изменяется; б) при удвоении глагола вторая часть удвое-
ния может иметь перед собой числительное и может быть
оформлена именным суффиксом -р, первая часть может офор-
мляться суффиксом -ла\ при удвоении прилагательного вся2
удвоенная форма в целом обычно получает суффиксы -р и -ды;

1
А. А. Д р а г у н о в . Исследования по грамматике современного китай-
ского
2
языка, стр. 199.
Этот суффикс этимологически не связан с обычной частицей^ опреде-
ления ды. В средневековом китайском языке суффикс, оформлявший удвое-
ние, произносился \d'i, а частица определения вероятнее всего произноси-
лась ti (с нейтральным тоном — судя по тому, что для записи ее в разное
время употреблялись иероглифы, в основном чтении имевшие не одинаковый
тон). Суффикс \d'i и частица й писались разными иероглифами.
149
в) при удвоении двусложного глагола он повторяется целиком,
при удвоении двусложного прилагательного повторяется каж-
дый слог отдельно.
А. А. Драгунов рассматривает способность удваиваться по
„глагольному" или „качественному" типу как важнейший и
едва ли не единственный
1
признак, отличающий глагол от при-
лагательного. Но этим признаком можно было бы пользо-
ваться только в том случае, если от каждого слова можно
было бы образовать удвоение только одного какого-либо типа.
В действительности дело обстоит не так просто. А. А. Драгу-
нов указывает, что, например, от одного и того же слова
~шанлян 'обсуждать' можно образовать (в разных значениях)
как форму ~ шанлян ~шанлян 'посовещаться', так и форму
~шаншан{лян~лянды
2
'крайне осмотрительно, взвесив все за и
против'. С другой стороны, мы видели выше, что, например,
от слова _нуаньхо 'теплый' тоже могут быть образованы и
форма _нуаньхо _нуаньхо 'погрейся' и форма /нуаньнуань-
}хо~ходы 'теплый-теплый*.
Но если от слов ~~шанлян 'обсуждать* и _нуанъхо 'теплый'
могут быть образованы обе формы удвоения — и „глагольная",
и „качественная", —то к какой же части речи следует отнести
эти слова — к глаголу или прилагательному? Очевидно, что
критерий, основанный на типе удвоения, здесь не может быть
применен. Даже если мы будем утверждать, что слова ~шан-
лян ~~шанлян и _нуаньхо _нуанъхо — это глаголы, а слова
~шаншан\лян~ лянды и \нуаньнуань\хо~ ходы — прилагатель-
ные (впрочем, как мы увидим ниже, такое упрощенное решение
вопроса тоже не вполне правильно) — это ничуть не исправит
положения, потому что вопрос о том, к какой части речи отно-
сятся сами "шанлян и _нуаньхо, по-прежнему остается
открытым.
Таким образом, положение о типах удвоения как критерии
для различения прилагательного и глагола нуждается в ряде
уточнений.
Кратковременный вид и будущее завершенное время яв-
ляются словоизменительными категориями; первая из них,
видовая, свойственна только глаголу, вторая, видо-временная —
и глаголу, и (реже) прилагательному. Таким образом, удвое-
ние „глагольного" типа относится к области словоизменения;

1
А. А. Д р а г у н о в . Исследования по грамматике современного китай-
ского языка, стр. 168.
2
Там же, стр. 169—170.—А. А. Драгунов переводит шанлян шанлян
словами 'обсудить как следует', считая это удвоение за форму со значением
усиления действия. На самом деле удвоение может указывать только на
ослабление (непродолжительность) действия или (в будущем времени) может
быть нейтральным по значению, лишенным как оттенка ослабления, так и
оттенка усиления; см.