Вы находитесь на странице: 1из 159

АКТУАЛЬНЫЕ НАУЧНЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ

В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ

ВЫПУСК 7(39)
Часть 3

Июль 2018 г.

ЖУРНАЛ

Выходит –12 раз в год (ежемесячно)


Издается с июня 2015 года

Включен в наукометрические базы:

РИНЦ http://elibrary.ru/title_about.asp?id=58411
Google Scholar
https://scholar.google.com.ua/citations?user=JP57y1kAAAAJ&hl=uk
Бібліометрика української науки
http://nbuviap.gov.ua/bpnu/index.php?page_sites=journals
Index Copernicus
http://journals.indexcopernicus.com/++++,p24785301,3.html

Переяслав-Хмельницкий
____«Актуальные научные исследования в современном мире» ISCIENCE.IN.UA__
Выпуск 7(39) ч. 3 ISSN 2524-0986
УДК 001.891(100) «20»
ББК 72.4
А43

Главный редактор:
Коцур В.П., доктор исторических наук, профессор, академик Национальной академии педагогических
наук Украины

Редколлегия:
Базалук О.А. д-р филос. наук, професор (Украина)
Доброскок И.И. д-р пед. наук, профессор (Украина)
Кабакбаев С.Ж. д-р физ.-мат. наук, профессор (Казахстан)
Мусабекова Г.Т. д-р пед. наук, профессор (Казахстан)
Смырнов И.Г. д-р геогр. наук, профессор (Украина)
Исак О.В. д-р социол. наук (Молдова)
Лю Бинцян д-р искусствоведения (КНР)
Тамулет В.Н. д-р ист. наук (Молдова)
Брынза С.М. д-р юрид. наук, профессор (Молдова)
Мартынюк Т.В. д-р искусствоведения (Украина)
Тихон А.С. д-р мед. наук, доцент (Молдова)
Горащенко А.Ю. д-р пед. наук, доцент (Молдова)
Алиева-Кенгерли Г.Т. д-р филол. наук, профессор (Азербайджан)
Айдосов А.А. д-р техн. наук, профессор (Казахстан)
Лозова Т.М. д-р техн. наук, профессор (Украина)
Сидоренко О.В. д-р техн. наук, профессор (Украина)
Егиазарян А.К. д-р пед. наук, профессор (Армения)
Алиев З.Г. д-р аграрных наук, профессор, академик (Азербайджан)
Партоев К. д-р с.-х. наук, профессор (Таджикистан)
Цибулько Л.Г. д-р пед. наук, доцент, профессор (Украина)
Баймухамедов М.Ф. д-р техн. наук, профессор (Казахстан)
Хеладзе Н.Д. канд. хим. наук (Грузия)
Таласпаева Ж.С. канд. филол. наук, профессор (Казахстан)
Чернов Б.О. канд. пед. наук, профессор (Украина)
Мартынюк А.К. канд. искусствоведения (Украина)
Воловык Л.М. канд. геогр. наук (Украина)
Ковальська К.В. канд. ист. наук (Украина)
Амрахов В.Т. канд. экон. наук, доцент (Азербайджан)
Мкртчян К.Г. канд. техн. наук, доцент (Армения)
Стати В.А. канд. юрид. наук, доцент (Молдова)
Бугаевский К.А. канд. мед. наук, доцент (Украина)
Цибулько Г.Я. канд. пед. наук, доцент (Украина)

Актуальные научные исследования в современном мире // Журнал - Переяслав-


Хмельницкий, 2018. - Вып. 7(39), ч. 3 – 157 с.
Языки издания: українська, русский, english, polski, беларуская, казақша, o’zbek, limba
română, кыргыз тили, Հայերեն

Сборник предназначен для научных работников и преподавателей высших учебных


заведений. Может использоваться в учебном процессе, в том числе в процессе
обучения аспирантов, подготовки магистров и бакалавров в целях углубленного
рассмотрения соответствующих проблем. Все статьи сборника прошли рецензирование,
сохраняют авторскую редакцию, всю ответственность за содержание несут авторы.

УДК 001.891(100) «20»


ББК 72.4
А43

© NGO THE INSTITUTE FOR SOCIAL TRANSFORMATION, 2018


© Коллектив авторов, 2018
__ ISCIENCE.IN.UA «Актуальные научные исследования в современном мире» ___
Выпуск 7(39) ч. 3 ISSN 2524-0986

CОДЕРЖАНИЕ
СЕКЦИЯ: ИСТОРИЧЕСКИЕ НАУКИ
Аметов Темирбек Алмасбаевич,
Едилбеков Шыныбек Хожабекович
(Нукус, Республика Узбекистан, Каракалпакстан)
ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ВЫСШЕГО ЗАКОНОДАТЕЛЬНОГО ОРГАНА
РЕСПУБЛИКИ КАРАКАЛПАКСТАН СЕРЕДИНЕ 90-Х ГОДОВ ХХ ВЕКА 6
Дояр Лариса Василівна (Київ, Україна)
СТУДЕНТСЬКИЙ СТАТУС В УСРР (1933 р.) ЯК ПОРЯТУНОК
В УМОВАХ ГОЛОДОМОРУ…………………………………………………….. 11
Кудашкин Максим Валерьевич, Богатырев Эдуард Дмитриевич
(Саранск, Россия)
ЛИБЕРАЛЬНЫЙ ПРОЕКТ РЕФОРМ АЛЕКСАНДРА I……………………… 17

СЕКЦИЯ: ФИЛОСОФСКИЕ НАУКИ


Сьорак Любов Петрівна (Острог, Україна)
ДІЯЛЬНІСТЬ УКРАЇНСЬКИХ ДІАСПОРНИХ ЦЕРКОВ ЄВРОПИ
В УМОВАХ ГЛОБАЛІЗАЦІЇ……………………………………………………… 20

СЕКЦИЯ: ЮРИДИЧЕСКИЕ НАУКИ


Brînza Sergiu Mihail, Stati Vitalie Anatol
(Chișinău, Republica Moldova)
TRAFICUL DE COPII SĂVÂRȘIT ÎN SCOPUL EXPLOATĂRII SEXUALE:
ANALIZA PRACTICII JUDICIARE DIN REPUBLICA MOLDOVA………….... 27
Brînza Sergiu Mihail, Stati Vitalie Anatol
(Chișinău, Republica Moldova)
PROBLEMELE APLICĂRII RĂSPUNDERII PENTRU DISTRUGEREA SAU
DETERIORAREA INTENȚIONATĂ A BUNURILOR (ART. 197 DIN CODUL
PENAL AL REPUBLICII MOLDOVA)…………………………………………… 35
Ulianovschi Xenofon (Chișinău, Republica Moldova)
SPECIFICUL MILITAR AL LEGITIMII APĂRĂRI………………………………. 43
Ulianovschi Xenofon (Chișinău, Republica Moldova)
SPECIFICUL TERORISMULUI INTERNAŢIONAL……………………………. 49
Вехов Виталий Борисович, Ульянова Мирослава Андреевна
(Москва, Россия)
К ВОПРОСУ КРИМИНАЛИСТИЧЕСКОГО ИССЛЕДОВАНИЯ
АНОНИМАЙЗЕРОВ……………………………………………………………… 54
Гладкий В’ячеслав В’ячеславович (Київ, Україна)
БАЗОВІ ІНТЕРПРЕТАЦІЙНІ ГІПОТЕЗИ КОНЦЕПТУ КОРУПЦІЇ…………. 58
Скворцова Татьяна Александровна,
Сулейманов Хасмагомед Аслудинович
(Ростов-на-Дону, Российская Федерация)
КАЧЕСТВО ТОВАРА КАК ПРАВОВАЯ КАТЕГОРИЯ………………………. 66

СЕКЦИЯ: ФИЛОЛОГИЧЕСКИЕ НАУКИ


Moiseienko Svitlana Mykolayivna (Kyiv, Ukraine)
LINGUISTIC PROPERTIES OF THE ENGLISH AND UKRAINIAN
NEWSPAPER STYLE……………………………………………………………. 71
____«Актуальные научные исследования в современном мире» ISCIENCE.IN.UA__
Выпуск 7(39) ч. 3 ISSN 2524-0986
Pashayeva Aynura, Hasanli Pari, Tohfa Amrahli
(Baku, Azerbaijan)
PERIOD OF 1988-1994: PUBLIC VIEW, JOURNALIST APPROACHES
AND GENRE TYPOLOGY IN AZERBAIJAN MEDIA……………………….… 76
Zhuman A.К., Kakzhanova F.A. (Karaganda, Kazakhstan)
THE CATEGORY OF ASPECT IN TURKISH LANGUAGES………………… 81
Алиева Гюльшен Теймур гызы (Баку, Азербайджан)
ПОЭТИКА ФИЗУЛИ КАК ПРОБЛЕМА ФИЗУЛИВЕДЕНИЯ………………... 84
Буцкевич Василина Сергеевна (Брест, Республика Беларусь)
РОЛЬ ДИЗАЙНА В ОФОРМЛЕНИИ ИЗДАНИЯ (НА ПРИМЕРЕ
РЕГИОНАЛЬНОЙ ГАЗЕТЫ «ВЕЧЕРНИЙ БРЕСТ»)………………………... 95
Усен Айгуль (Астана, Қазақстан)
МАҒЖАН ЖҦМАБАЕВ ӨЛЕҢДЕРІНІҢ ҚҦРЫЛЫСЫ………………………... 100
Кусаинова Гульнархан Ибеновна (Астана, Казахстан)
ЗАМЕТКИ О ТЕРМИНАХ РОДСТВА В КАЗАХСКОМ
И НЕМЕЦКОМ ЯЗЫКАХ………………………………………………………... 106
Павлова Анна Александровна, Якушкина Зинаида Никитична
(Чебоксары, Россия)
МОЛОДЕЖНЫЙ СЛЕНГ КАК ЧАСТЬ РАЗГОВОРНО-ОБИХОДНОЙ
РЕЧИ……………………………………………………………………………….. 111
Килевая Людмила Тимофеевна (Пшасныш, Польша),
Сулейменова Гульмира Саятовна (Талдықорған, Қазақстан)
ЖЕТІСУ ТОПОНИМДЕРІНІҢ ЭТИМОЛОГИЯСЫ МЕН СЕМАНТИКАСЫ 116
Шигуров Виктор Васильевич (Саранск, Россия)
РОЛЬ МЕСТОИМЕНИЙ В ФОРМИРОВАНИИ ВВОДНО-МОДАЛЬНЫХ
КОНСТРУКЦИЙ РУССКОГО ЯЗЫКА…………………………………………. 121
Шокиров Туграл Сироджович (Худжанд, Таджикистан)
ДАТА, ЕЕ РАЗНОВИДНОСТИ И ИХ ИСПОЛЬЗОВАНИЕ
В ДЕЛОПРОИЗВОДСТВЕ……………………………………………………… 126

СЕКЦИЯ: ПЕДАГОГИКА
Кузнецова Евгения Александровна
(Волгоград, Россия)
НРАВСТВЕННОЕ ВОСПИТАНИЕ ОБУЧАЮЩИХСЯ
С ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫМИ НАРУШЕНИЯМИ В УСЛОВИЯХ
ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ ШКОЛЫ И СЕМЬИ………………………………….…. 132
Лазарук Олександр Володимирович (Чернівці, Україна)
ОСНОВИ ІНТЕГРАЦІЇ ДЕННОЇ ФОРМИ НАВЧАННЯ ЗА ДОПОМОГОЮ
МЕРЕЖЕВИХ ТЕХНОЛОГІЙ НАВЧАННЯ НА БАЗІ LMS «MOODLE»…… 138
Русакова Татьяна Геннадьевна,
Жолдасова Макпал Абдижалиловна (Оренбург, Россия)
ПРОБЛЕМА ФОРМИРОВАНИЯ ДУХОВНО-НРАВСТВЕННОЙ
КУЛЬТУРЫ СТУДЕНЧЕСКОЙ МОЛОДЕЖИ В СОВРЕМЕННОЙ
СОЦИОКУЛЬТУРНОЙ СИТУАЦИИ…………………………………………… 141
Струганець Борис Володимирович, Кульчинська Марія Андріївна,
Струганець Юрій Борисович (Тернопіль, Україна)
ПРЕДМЕТНО-СПЕЦИФІЧНІ КОМПЕТЕНТНОСТІ ФАХІВЦЯ
(ЗА ЄВРОПЕЙСЬКИМ ПРОЕКТОМ TUNING)………………………………. 146
__ ISCIENCE.IN.UA «Актуальные научные исследования в современном мире» ___
Выпуск 7(39) ч. 3 ISSN 2524-0986
Темирбаев Медербек Маматибраимович (Кызылкыя, Кыргызстан)
НЕКОТОРЫЕ ПУТИ СОВЕРШЕНСТВОВАНИЕ ПРЕПОДАВАНИЯ
КВАНТОВОЙ ФИЗИКИ В ОСНОВНОЙ ШКОЛЕ КЫРГЫЗСТАНА………... 150
ИНФОРМАЦИЯ О СЛЕДУЮЩЕЙ КОНФЕРЕНЦИИ................................... 156
____«Актуальные научные исследования в современном мире» ISCIENCE.IN.UA__
Выпуск 7(39) ч. 3 ISSN 2524-0986

СЕКЦИЯ: ИСТОРИЧЕСКИЕ НАУКИ


УДК 94 (5) 321.011/328.
Аметов Темирбек Алмасбаевич, Едилбеков Шыныбек Хожабекович
Нукусский государственный педагогический институт
(Нукус, Республика Узбекистан, Каракалпакстан)

ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ВЫСШЕГО ЗАКОНОДАТЕЛЬНОГО ОРГАНА РЕСПУБЛИКИ


КАРАКАЛПАКСТАН СЕРЕДИНЕ 90-Х ГОДОВ ХХ ВЕКА

Аннотация: В статье приводятся сведения о деятельности


законодательного органа Республики Каракалпакстан в 1996 году. В ней
приводятся также показатели социально-экономического развития
Каракалпакстана. В этот период Жокаргы Кенесом Республики
Каракалпакстан рассмотрены, обсуждены, приняты ряд законов, в том числе
особое внимание уделено приватизации государственного имущества.
Ключевые слова: Каракалпакстан, Жокаргы Кенес, комитеты,
законы, сессия, экономика, политика.

Ametov Temirbek Almasbaevich, Edilbekov Shinibek Xojabekovich


Nukus State Pedagogical institute named after Ajiniyaz
(Nukus city, Republic of Uzbekistan, Karakalpakstan)

ACTIVITIES OF THE HIGHER LEGISLATIVE BODY OF THE REPUBLIC OF


KARAKALPAKSTAN TO THE MIDDLE OF THE 90th YEARS OF THE XX
CENTURY

Abstract: The article contains information on the activity of the legislative


body of the Republic of Karakalpakstan in 1996. It also provides indicators of socio-
economic development of Karakalpakstan. During this period, Joqargy Kenes of the
Republic of Karakalpakstan considered, discussed, adopted a number of laws,
including special attention paid to the privatization of state property.
Key words: Karakalpakstan, Joqargi Kenes (Supreme Council),
committees, laws, sessions, economy, policy.

После достижения независимости в стране происходили значительные


изменения, в частности осуществлены реформы в социально-экономической и
политической жизни страны. Обеспечение парламентского контроля над
государственными учреждениями в деле развития государства и общества,
формирование единой базы укрепления нормативно-правовой базы в этой
сфере имеют важное значение. Кроме того, выборы завершили важный этап
формирования новой системы государственной власти. Был реализован
конституционный принцип разделения властей, укреплены законодательная,
исполнительная и судебная ветви власти. Отдельное внимание уделено
созданию демократических институтов, установление их политических и
правовых основ, создание высшего законодательного органа – Жокаргы
Кенес, исполнительного органа - Совета Министров. В составе высшего
законодательного органа – депутатского корпуса Жокаргы Кенеса Республики
6
__ ISCIENCE.IN.UA «Актуальные научные исследования в современном мире» ___
Выпуск 7(39) ч. 3 ISSN 2524-0986
Каракалпакстан, избранного в 1994 году на многопартийной основе
увеличились число юристов, экономистов, ученых, ведущие специалисты
промышленности и сельского хозяйства.
Также Жокаргы Кенес Республики Каракалпакстан осуществил свои
работы на основе Конституции Республики Каракалпакстан [1, с. 51],
конституционного Закона Республики Каракалпакстан «О Жокаргы Кенесе
Республики Каракалпакстан» [2, с. 78], «Регламента Жокаргы Кенеса
Республики Каракалпакстан» [3].
За этот период состоялись VI, VII, VIII и IX сессий Жокаргы Кенеса
Республики Каракалпакстан. На этих сессиях были рассотрены 22 вопроса и
приняты соответствующие решения. В этом же году приняты 15 законов,
внесены изменения и дополнения 4 законам, были приняты 51 постановлений.
За этот период были приняты 78 постановлений, 184 решений и 52
распоряжений Председателя Жокаргы Кенеса Республики Каракалпакстан,
которые стали юридической базой для создания демократического
общества, дальнейшего совершенствования работ отраслей народного
хозяйства [4, 5, 6,7].
Вместе с тем, были проведены 13 заседаний Совета при Председателе
Жокаргы Кенесе Республики Каракалпакстан, на них были рассмотрены 67
вопросов. В осуществлении работ по законотворчеству, подготовке,
обсуждении и принятии законов активно участвовали комитеты Жокаргы
Кенеса Республики Каракалпакстан. Благодаря предварительным
рассмотрениям законов в Комитетах повысились качества законов.
Жокаргы Кенес Республики каракалпакстан уделял большое внимание
на укрепление законодательных основ правового-демократического
государства. Большие значения имели совместное решение Олий Мажлиса
Республики Узбекистан, Жокаргы Кенеса и Совета народных депутатов
Республики Узбекистан «Об отмене Беловежского соглашения
Государственной Думы Российской Федерации» [4], Законы «О Комитете
Конституционного надзора в Республике Каракалпакстан», «О референдуме
Республики Каракалпакстан».
С целью углубления экономических реформ в стране, создания его
правовых основ были приняты Законы Республики Каракалпакстан «О
концессиях», «О предприятиях», «О порядке внесения изменений и
дополнений в Законы Республики Каракалпакстан, «О собственности», «Об
акционерных обществах и защите прав акционеров» и «Об ограничении
монополистической деятельности» [7]. Принятые законы дали свои
положительные результаты. В течение 1996 года в Республике
Каракалпакстан были приняты конкретные решения по дальнейшему
развитию экономических реформ в Каракалпакстане, по упорядочению работ
отраслей народного хозяйства в решении неотложных социальных проблем.
Уделено большое внимание на осуществление программы
совершенствования многоотраслевой экономики и приватизации
государственного имущества. По итогам года все показатели поступления
средств от приватизации государственного имущества выполнены на 100,4%,
рост производства промышленной продукции составил 101,5%, а приходная
часть бюджета составила 103%, расходная часть 100,2%. За этот период
приватизированы 156 объектов, поступили от приватизации средства в
7
____«Актуальные научные исследования в современном мире» ISCIENCE.IN.UA__
Выпуск 7(39) ч. 3 ISSN 2524-0986
размере 256 млн. сумов. С целью поддержки приватизированных предприятий
и развития частных предприятий, Госкомимуществом и «Бизнес фондом» в
1996 году выделены кредиты в сумме 110,0 миллион сумов. Статистические
данные того времени показали, что 83,6 % от 8421 предприятий являются
частными предприятиями и их доля в промышленности составила 86,7, в
торговле 96,6, в сельском хозяйстве 97%. Приняты срочные меры по
ускорению акционирования и расширению рынка ценных бумаг. Так, за этот
период зарегистрированы по выпуске акции и реализованы в течение года
акции на сумму 190 млн сумов. Произведена промышленная продукция в
объеме 7992 млн сумов, что превысила показателей 1995 года на 1,5 %а.
Наблюдался рост объема производства кабели, мебели, железо-бетонных
конструкции, хлопкового волокна, ткани, мучных и макаронных изделий,
растительного масла и другой продукции [8].
Повышение объема производства сельскохозяйственной продукции и
эффективности производства, рациональное использование природных
ресурсов во многом зависят от качества законов и законодательных актов,
регулирующих деятельность отрасли. Принятые в этом направлении пакет
законов Республики Каракалпакстан «О карантине растений», «Об изменений
и дополнений в Законы Республики Каракалпакстан» имеют большое
значение [6].
Жокаргы Кенесом Республики Каракалпакстан осуществлены ряд мер,
направленных на повышение духовности и культуры народа, на реализацию
социально-справедливых принципов и приняты в этом направлении Законы
Республики Каракалпакстан «О государственных премиях Республики
Каракалпакстан», «О государственном языке», «О защите прав
потребителей», «Об организации почетных званий Республики
Каракалпакстан», «О внесении изменений и дополнений в Закон Республики
Каракалпакстан «Об образовании» [4, 5, 6].
Комитеты Жокаргы Кенеса Республики Каракалпакстан изучив и
контролируя ход реализации принятых законов на местах обеспечивали
соответствие их изменениям в результате реализации социально-
экономических реформ.
В частности, в комитете Жокаргы Кенеса Республики Каракалпакстан
по местным государственным органам, органам самоуправления и
общественным объединениям в 1996 году рассмотрены 22 вопроса, в том
числе 5 проектов законов. Также обсуждены и приняты соответствующие
меры по выполнению законов «О государственных органах управления на
местах», «Об обращении граждан» в Тахтакупырском, Караузякском районах и
в городе Нукусе [8].
Также в комитете Жокаргы Кенеса Республики Каракалпакстан по
правовым вопросам и законодательству на основании требований Закона
Республики Узбекистан «О Судах» рассмотрены ход осуществления в
Министерстве Юстиции Республики Каракалпакстан работ по подбору,
подготовке и назначения на должность кадров, результаты проведенных
Прокуратурой Республики Каракалпакстан наблюдений за ходом выполнения
законов.
В комитете Жокаргы Кенеса Республики Каракалпакстан по вопросам
экономических реформ и бюджетной политики рассмотрены ход реализации
8
__ ISCIENCE.IN.UA «Актуальные научные исследования в современном мире» ___
Выпуск 7(39) ч. 3 ISSN 2524-0986
работ на основании Закона Республики Республики Каракалпакстан «О
предпринимательстве» и постановлений Президента Республики Узбекистан о
поддержке предпринимательства в Каракалпакском филиале страхового
агентства «Мадад» и Каракалпакского управления «Бизнес фонда»
Республики Узбекистан, также рассмотрена деятельность банков города
Тахиаташ по выполнению Закона Республики Узбекистан «О банках и
банковской деятельности». В комитете Жокаргы Кенеса Республики
Каракалпакстан по вопросам социального развития, науки и культуры
рассмотрен вопросы о ходе выполнения Закона Республики Каракалпакстан
«О государственном языке», о ходе выполнения Закона Республики
Каракалпакстан «Об образовании» в общеобразовательных школах. При
обсуждении вопросов указаны не только недостатки в работах, но и даны
рекомендации по совершенствованию работ по выполнению требований
законов [6].
Комитетом Жокаргы Кенеса Республики Каракалпакстан по вопросам
промышленности, транспорта, связи и бытового обслуживания за отчетный
период были рассмотрены 11 вопросов, в том числе 4 проектов законов и
приянты соотвтетствующие меры. Комитетом изучен ход выполнения
требований Закона Республики Каракалпакстан «О предприятиях» на
предприятиях Министерстве коммунального обслуживания, Акционерной
ассоциации «Дан онимлери» и приняты соответствующие меры.
Комитетом Жокаргы Кенеса Республики Каракалпакстан по вопросам
агропромышленного комплекса и экологии в 1996 году были рассмотрены 8
вопросов, в том числе 3 проектов законов. В комитете рассмотрены ход
выполнения Закона Республики Каракалпакстан «О ветеринарии» в
управлении ветеринарии при Министерстве сельского хозяйства Республики
Каракалпакстан, ход выполнения требований Закона Республики
Каракалпакстан «Об охране природы» Государственным комитетом
Республики Каракалпакстан по охране природы.
При участии государств Центральной Азии создан межгосударственный
совет по проблемам бассейна Аральского моря. Советом при помощи
международных финансовых структур разработаны и реализованы ряд
проектов по сохранению здоровья населения региона Приаралья,
обеспечению чистой питьевой водой и по другим актуальным проблемам.
Правительством Узбекистана оказана всесторонняя поддержка в решении
этих проблем и выделено в 1996 году 10 млрд сумов [9, с. 11].
В целом в течение 1996 года поступили в Жокаргы Кенес Республик
Каракалпакстан 1190 служебных документов, в том числе из вышестоящих
организаций 523, из Совета Министров, министерств, ведомств и организаций
525, их хокимиятов городов и районов 142 документов. Всего принято на
контроль 438 документов, из них 395 документов сняты с контроля [7].
Информация о ходе рассмотрения поступивших на парламент документов
передавалась в руководство Жокаргы Кенеса ежемесячно, задачи по этим
документам рассмотрены комитетами и секретариатами Жокаргы Кенеса в
установленных законодательством сроках.
В 1996 года велись работы по совершенствованию работ по
рассмотрению писем, жалоб и заявлений граждан и организации приема
граждан. В 1995 году поступило в Жокаргы Кенес 1041 писем, из них 675
9
____«Актуальные научные исследования в современном мире» ISCIENCE.IN.UA__
Выпуск 7(39) ч. 3 ISSN 2524-0986
писем от населения городов. 83 %ов поступивших писем взяты на контроль.
За 1996 год приняты Председателем Жокаргы Кенеса, председателями
комитетов 138 граждан и решены их проблемы [7].
Реализация законотворческого органа Жокаргы Кенеса и укрепление
его связей с хозяйствами и предприятиями, общественными объединениями,
организациями, социальными группами и гражданами, требует изучения их
мнения, обобщения и принятия решений. Построение демократического,
гражданского общества в стране, углубление экономических реформ,
повышение веры населения в будущее во многом связаны с юридической
основой. Исходя из этого, осуществлены работы по повышению качества
законов, принимаемых Жокаргы Кенесом, разработке основ законодательства
в соотвтетствии с требованиями рыночной экономики.
В Республике в 1996 года обеспечен рост в промышленности,
товарооборот по розничной торговле перевыполнен на 14 %ов, платные
услуги на 38 %ов по сравнению с показателями 1995 г. Заготовлены мяса,
молока и яйца больше, чем прошлогодные показатели. Обеспечение
населения чистой питьевой водой повысилось до 59 %ов, в том числе в
городах и районах достигло 80 %ов, обеспечение населения природным газом
составило 83 %а, газифицированы все семьи в городах и районных центрах.
Осуществлены строительства важнейшего крупного объекта в Центральной
Азии – Кунградского содового завода, железнодорожной сети Учкудук-
Турткуль-Султан Уиздаг, газопровода Газли-Нукус [7].
Исследование истории парламента Каракалпакстана – Жокаргы Кенеса
имеет важное историческое и научное значение, так как новые исторические
события отражаются в деятельности и документах этого высокого
руководящего органа.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ


1. Қарақалпақстан Республикасы Жоқарғы Советиниң мәжилислери. XII
шақырық XII сессия. 1993-жыл 9-10-апрель. Стенографиялық есап. –
Нөкис: Қарақалпақстан, 1995. – 51-б.
2. Қарақалпақстан Республикасы Жоқарғы Советиниң мәжилислери. XII
шақырық XVII сессия. 1994-жыл 24-сентябрь. Стенографиялық есап. –
Нөкис: Қарақалпақстан, 1996. – 78-б.
3. Вести Каракалпакстана, 3 декабря 1994 года.
4. Архив Жокаргы Кенеса Республики Каракалпакстан ф.1, оп.14, д.30,
5. Архив Жокаргы Кенеса Республики Каракалпакстан ф.1, оп.14, д.32.
6. Архив Жокаргы Кенеса Республики Каракалпакстан ф.1, оп.14, д.35.
7. Архив Жокаргы Кенеса Республики Каракалпакстан ф.1, оп.14, д.36.
8. Архив Жокаргы Кенеса Республики Каракалпакстан ф.1, оп.14, д.38.
9. Қарақалпақстан Республикасы Жоқарғы Кеңесиниң мәжилислери. Биринши
шақырық он екинши сессия. 1997-жыл 17-июль. Стенографиялық есап. –
Нөкис: Полиграфкомбинат, 1998. – 11-б.

10
__ ISCIENCE.IN.UA «Актуальные научные исследования в современном мире» ___
Выпуск 7(39) ч. 3 ISSN 2524-0986
УДК 94(477)
Дояр Лариса Василівна
Книжкова палата України імені Івана Федорова
(Київ, Україна)

СТУДЕНТСЬКИЙ СТАТУС В УСРР (1933 р.) ЯК ПОРЯТУНОК В УМОВАХ


ГОЛОДОМОРУ

Дана стаття порушує проблему повсякденного життя українського


радянського студентства у голодний 1933 рік. Автор розглядає Голодомор
1932-1933 рр. як фактор насильницької пролетаризації української нації та
як чинник форсованої індустріалізації УСРР. У розвідці проаналізовано стан
матеріального забезпечення студентів вищих навчальних закладів
тогочасної України.
Ключові слова: студент, стипендія, гуртожиток, виробнича
практика, університет, інститут, технікум, робітничий факультет.

This article raises the problem of the day-to-day life of the Ukrainian Soviet
student in a hungry 1933. The author considers the 1932-1933 Holodomor as a
factor in the forcible proletariat of the Ukrainian nation and as a factor in the forced
industrialization of the Ukrainian SSR. The intelligence analyzes the state of
material support for students of higher educational institutions of that time in
Ukraine.
Key words: student, scholarship, dormitory, industrial practice, university,
institute, technical school, labor faculty.

Дояр Лариса Васильевна


Книжная палата Украины имени Ивана Федорова
(Киев, Украина)

СТУДЕНЧЕСКИЙ СТАТУС В УССР (1933 г.)


КАК СПОСОБ ВЫЖИВАНИЯ В УСЛОВИЯХ ГОЛОДОМОРА

Данная статья поднимает проблему повседневной жизни украинского


советского студенчества в голодный 1933 год. Автор рассматривает
Голодомор 1932-1933 гг. как фактор насильственной пролетаризации
украинской нации и источник форсированной индустриализации УССР. В
исследовании проанализированно состояние материального обеспечения
студентов высших учебных заведений Украины того времени.
Ключевые слова: студент, стипендия, общежитие,
производственная практика, университет, институт, техникум, рабочий
факультет.

Трагічний тридцять третій рік ХХ століття навіки закарбований в аннали


української історії. Страждання, що випали на долю багатомільйонного
селянства, і досі наводять жах. Колосальні людські втрати, понесені
українським народом під час Великого Голоду 1932-1933 рр., залишаються
невідбутим вироком для сталінської влади.
11
____«Актуальные научные исследования в современном мире» ISCIENCE.IN.UA__
Выпуск 7(39) ч. 3 ISSN 2524-0986
Даний період вивчається кілька десятиліть поспіль, між тим, у ньому, на
наш погляд, все ще є недосліджені сегменти. Одним із таких ми вважаємо
аналіз життя різних прошарків населення України, безпосередньо, у важкому
1933 році, у тому числі, життя українського радянського студентства. У цілому,
вітчизняна історична наука до даної теми поставилася належним чином: на
сьогоднішній день існує колективна монографія під редакцією
С.В. Кульчицького, присвячена всебічному аналізу українського радянського
суспільства 30-х рр. ХХ століття [6]. Проблеми повсякденного життя студентів
УСРР у 1920-1930-х рр. ґрунтовно дослідила О.Л. Рябченко [5]. Між тим,
враховуючи особливо трагічний контекст 1933 р. у долі українського народу,
вважаємо необхідним загострити увагу на тогорічному матеріальному стані
студента УСРР, що, по суті, був способом порятунку від голодної смерті. Окрім
того, у Голодоморі 1932-1933 рр. ми вбачаємо дієвий фактор насильницької
пролетаризації української нації та, загалом, один із чинників проведення
форсованої індустріалізації в УСРР. Розглядаючи названу проблему, автор,
перш за все, спиратиметься на офіційні документи (урядові постанови,
розпорядження, інструкції, накази окремих народних комісаріатів тощо).
Передусім, варто зазначити, що вже з початком форсованої
індустріалізації структура українського суспільства дещо змінилася.
Традиційна селянська нація почала поступово пролетаризуватися. Українці
нарешті приєдналися до світового урбаністичного процесу і почали здобувати
відповідні індустріальні кваліфікації. Голодомор ще більш посилив цю
тенденцію, адже, рятуючись від голоду, селяни тікали на великі промислові
будівництва, влаштовувалися працювати на заводи і фабрики, відправляли
своїх дітей на навчання і, тим самим, докорінно змінювали дідівський уклад
свого життя. Взагалі, якщо промисловий переворот в імператорській Росії
вочевидь не вплинув на структуру української нації і вона на 90 % залишалася
селянською, то радянські трансформації фактично примусили віддану землі
народність змінити сапку на відбійний молоток. Пролетарське життя
українському селянинові здавалося каторгою, але за тих умов це був єдиний
спосіб фізичного виживання.
Просування шляхом пролетаризації стимулювалося й загальними
принципами тогочасного владного режиму, адже, диктатура пролетаріату
затвердила домінуючу роль робітничого класу. Остання найбільш
віддзеркалилася у системі вищої освіти – на навчання приймалася молодь
переважно, а інколи, і виключно робітничого походження. Тож, змінити на
краще долю своїх дітей український селянин міг лише після власного
"опролетарення".
На тлі цього історичного насильства вельми сумнівно виглядає
сучасний курс на аграризацію України, коли внаслідок її деіндустріалізації
відбувається вимушене "оселянювання" дипломованого українського інженера
на ланах сусідньої Польщі. Прикро, що зазнавши таких фізичних і моральних
тортур на шляху до власної промислової цивілізації, українська нація почала
крокувати у зворотньому напрямку.
Слід зазначити, що у системі вищої освіти УСРР 1933 рік став
переламним. З 1 вересня 1933 р. почали працювати дотепер провідні
вітчизняні навчальні заклади – Харківський, Київський, Одеський і
Дніпропетровський університети [1, с. 25]. Центром української вищої освіти
12
__ ISCIENCE.IN.UA «Актуальные научные исследования в современном мире» ___
Выпуск 7(39) ч. 3 ISSN 2524-0986
був Харків: станом на 1933 р. у ньому діяло 42 інститути, 30 робітничих
факультетів, 35 технікумів, 96 спеціалізованих курсів, 31 інститут та 6
технікумів з заочною формою навчання [1, с. 67-75].
Політика формування студентського контингенту залишалася незмінною
– як і в попередні роки перевага надавалася особам пролетарського
походження. У постанові Центрального Виконавчого Комітету СРСР від 19
вересня 1933 р. говорилося, що робітниче ядро індустріальних вузів складає
70%, а у деяких доходить до 80-90% [1, с. 5]. Відправляючи на навчання своїх
робітників і службовців, промислові підприємства гарантували їм усілякі пільги,
зокрема, відрядженим виплачувалася вихідна допомога у розмірі середнього
місячного заробітку, а, у разі не зарахування, надавалося право повертатися
на колишню посаду, навіть якщо останню вже встигла посісти інша
особа [1, с. 24]. Пільги надавалися і особам, що навчалися на підготовчих
курсах: під час заліків та контрольних робіт учням курсів, що готувалися до
вступу в інститут, надавалася відпустка у розмірі 10 робочих днів зі
збереженням заробітку, а в останній місяць перед закінченням навчання
надавалася аналогічна відпустка строком на 12 днів [1, с. 38-39].
Постановою № 59 Наркомату постачання УСРР від 5 лютого 1933 р.
(очільником НКП УСРР на той час був тов. Макаренко) студентам Харкова,
Києва, Дніпропетровська і Одеси було встановлено гарантоване
постачання хлібом, цукром, крупами, консервами та кондитерськими
виробами [1, с. 39-40]. При цьому складалися так звані перші та другі списки.
Студенти, що потрапили до першого списку, отримували норму робітників
першого списку. Студенти з другого списку з централізованих ресурсів
отримували щоденну пайку хліба в залежності від того, де вони навчалися:
якщо у Харкові і Дніпропетровську, то по 500 грамів хліба на день, якщо у Києві
і Одесі, то по 400 грамів [1, с. 40]. Окрім того, студент другого списку
отримував на місяць 500 грамів крупи чи макаронів, 600 грамів цукру, 2 банки
консервів та 1 кілограм кондитерських виробів. Слід підкреслити, що
заступники завідувачів облпостачвідділів (Леонов у Харкові, Зегель у Києві,
Черняк у Дніпропетровську, Куперман у Одесі, Бєлкін у Сталіно, Гейсін у
Вінниці, Гольденгорн у Чернігові, Горелік у Автономній Молдавській СРР)
несли особисту відповідальність за організацію харчового забезпечення
студентів [1, с. 41]. Щоденна пайка хліба доповнювалася обов'язковим
одноразовим харчуванням студента. Середня калорійність обіду, що
відпускалася студенту, мусила бути не менше 800 калорій [1, с. 40].
Постановою № 181 Раднаркому СРСР від 10 лютого 1933 р. за підписом
тогочасного голови уряду В. Молотова (Скрябіна) було встановлено норми
щомісячного стипендіального забезпечення студентів, починаючи з 1 січня
1933 року [1, с. 19-21]. Студент першого курсу вузу за середньої успішності
отримував 55 крб., у разі доброго навчання – 65 крб., студент ІІ курсу –
відповідно 65/75 крб., третього – 75/95 крб., четвертого 95/115 крб., п'ятого
115/135 крб. У разі здобування дефіцитної спеціальності студент отримував
відчутно вищі суми: на першому курсі 75/90 крб., на другому – 90/105 крб., на
третьому – 105/125 крб., на четвертому 125/150 крб., на п'ятому – 150/175 крб.
Студенти робітфаків впродовж І-IV курсів отримували однакову стипендію – 45
крб. за середню успішність, 55 крб. – за добру. Стипендіальне забезпечення
студентів технікумів залежало від курсу, якості навчання та вагомості
13
____«Актуальные научные исследования в современном мире» ISCIENCE.IN.UA__
Выпуск 7(39) ч. 3 ISSN 2524-0986
спеціальності: за середньої успішності на першому курсі студент технікуму
отримував 40 крб., за добре навчання – 50 крб., на другому курсі – 45/55 крб.
відповідно, на третьому – 50/60 крб., на четвертому – 55/70 крб. Якщо студент
технікуму здобував дефіцитну спеціальність його стипендія була більшою:
45/55 крб. на першому курсі, 50/65 крб. – на другому, 55/75 крб. – на третьому,
65/90 крб. – на четвертому [1, с. 19-20]. Водночас, у випадку "особливих умов",
зазначеною постановою дозволялося зменшувати стипендіальні ставки на 10
крб. у вузах і на 5 крб. – у технікумах і робітфаках [1, с. 20].
Слід зазначити, що місячна стипендія виплачувалася фактично усім
студентам: для отримання звичайної стипендії достатньо було здати усі
навчальні дисципліни на оцінку "задовільно", для отримання підвищеної
стипендії – на оцінку "добре" [1, с. 62]. На той момент діяла чотирибальна
система оцінювання знань: "дуже добре", "добре", "задовільно" і
"незадовільно" [1, с. 62].
Під час перебування на виробничій практиці студент, окрім стипендії,
отримував "добові та квартирні" з коштів підприємств, де вони працювали, і у
межах норм, встановлених Народним комісаріатом праці СРСР [1, с. 20].
Відповідно до Інструкції Наркомпраці СРСР за підписом тов. Ціхона розмір
добових складав 2 крб. на день для студентів технікумів і студентів вузів
другого і третього курсів, студенти четвертого і п'ятого курсів інститутів і
університетів отримували 3 крб. добових [1, с. 34]. Під час виробничої практики
підприємства зобов'язувалися надавати студентам тимчасове житло, коли ж
приміщень не вистачало, то вони сплачували студенту 1 крб. на добу у якості
"квартирних". При цьому, добові і квартирні сплачувалися лише у разі, коли
місце проходження практики розташовувалося на відстані понад 25 км від
навчального закладу і коли не було регулярного залізничного, трамвайного
або автобусного сполучення на відстані понад 5 км [1, с. 34-35].
Обсяг грошового забезпечення студента особливо переконливо
виглядає на тлі тогочасних заробітних плат: профспілковий внесок у розмірі 30
коп. брався з особи, що отримувала до 40 крб. на місяць [2, с. 6], десятники
руху та вентиляції 3-ої групи, що працювали на шахтах, навіть після
підвищення платні з 1 червня 1933 р. отримували лише 200-250 крб. на місяць,
електромонтери 3-ої групи – 215-350 крб. на місяць [3, с. 10]. Низькі заробітки
на залізниці були підвищені Постановою РНК СРСР і ЦК ВКП(б) від 8 липня
1933 р., але все одно вони залишалися незначними, у порівнянні зі
студентськими стипендіями: головні кондуктори пасажирських потягів після
підвищення отримували 200-250 (до підвищення – 145 крб.), стрілочники, що
обслуговують найвідповідальніші пости сортувальних станцій – 104-115 крб.,
кваліфіковані робітники депо по ремонту вантажних і пасажирських вагонів для
залізниць першої категорії, маючи перший розряд, після підвищення
отримували 87 крб. 50 коп. на місяць [4, с. 13].
Матеріальне забезпечення українського радянського студента суттєво
підкріплювала система інститутських гуртожитків. Останні або влаштовувалися
у пристосованих приміщеннях, або будувалися. Відповідно до постанови
Раднаркому УСРР від 16 лютого 1933 року за підписом Власа Чубаря
встановлювався гарантований мінімум наявної учбової площі та гуртожитків у
перерахунку на одного студента: станом на 1933 р. він становив 3 квадратні
метри на особу, на 1934 р. – 4,5 квадратні метри на одного студента [1, с. 28].
14
__ ISCIENCE.IN.UA «Актуальные научные исследования в современном мире» ___
Выпуск 7(39) ч. 3 ISSN 2524-0986
Згідно з Інструкцією Наркомату господарства УСРР студенти вищих шкіл,
робітничих факультетів і технікумів, які мешкали у студентських гуртожитках,
сплачували за них комірне, комунальні послуги, опалення, в залежності від їх
місячної стипендії чи заробітку: з суми від 25 крб. до 60 крб. – 3%, з суми від 60
до 100 крб. – 4 %, з суми від 100 до 150 крб. – 5 %, з суми вище 150 крб. -
7,5 % [1, 43]. При цьому, студенти, що отримували менше 25 крб. на місяць,
мешкали у гуртожитку безкоштовно, а у разі, якщо гуртожиток розташовувався
у бараках, плата зменшувалася на 50% [1, с. 43]. Якщо студент не отримував
стипендію (а таке траплялося, якщо він не здав своєчасно дві дисципліни і
готувався до перездачі) та перебував на утриманні інших осіб, то плата за його
проживання у гуртожитку не перевищувала 2% від заробітку тих осіб, що його
утримували, і мала бути не меншою, ніж 2 крб. на місяць [1, с. 43]. Щоб
зрозуміти вагомість зазначеної платні, слід сказати, що примірник "Довідника
студента", виданого у 1933 р., коштував 2 крб., а примірник, тогорічного
журналу "Студент революції" – 50 коп. При цьому, варто додати, що
спеціальна Інструкція Наркомгоспу УСРР надавала місцевим органам влади
право корелювати вартість проживання у студентських гуртожитках, однак,
тільки у бік її зменшення [1, с. 43].
Необхідно підкреслити, що відповідно до "Статуту про студентські
гуртожитки", затвердженого постановою ВУЦВК і РНК УСРР у 1930 р., право
на проживання у гуртожитку поширювалося лише на іногородніх студентів
(першочерговим правом користувалися вихованці дитячих будинків, активісти
з числа парт- і профтисячників, колишні наймити, незаможні селяни, комунари,
радгоспники, вчителі, що відпрацювали у селі не менше 3-х років та їх
діти) [1, с. 25-26]. Однак, опрацьовані нами документи свідчать, що до 1933 р.
студент міг проживати у гуртожитку разом зі своєю родиною, при цьому
сплачуючи за це не більше 15% свого сукупного доходу [1, с. 44]. Ситуація з
сумісним родинним проживанням різко змінилася у 1933 р. – не важко
здогадатися, чому так сталося: потік голодного люду з села лише
збільшувався. Тож, Постановою РНК УСРР від 16 лютого 1933 р. директорам
навчальних закладів було категорично заборонено вселяти до гуртожитків
будь-яких сторонніх осіб [1, с. 29].
Суттєвою матеріальною допомогою для тогочасного студента були
пільги на проїзд залізничним транспортом. Згідно з наказом № 461/Ц
Наркомату шляхів від 16 червня 1932 р. за підписом його тогочасного
керівника Андрєєва відсоток забезпечення пільговими посвідченнями у вузах
сягав 50% студентського контингенту, у технікумах – 25%, на робітфаках
денної форми навчання – 30%, на робітфаках і у радянських партійних школах
вечірньої форми навчання – 10%, у професійних і радянських партійних
школах денної форми навчання пільговим проїздом користувалося 25% від
загальної кількості учнів, у робітничих і колгоспних університетах –
15% [1, с. 45]. При цьому, пільгові посвідчення видавалися лише на далекі
відстані: на поїздки відстанню менше 300 км вони не передбачалися [1, с. 45].
Під час пільгової поїздки студент пред'являв два документи: талон на пільгове
посвідчення і посвідчення навчального закладу з фотографічною
карткою [1, с. 45]. Директори навчальних закладів або їх заступники, що несли
особисту відповідальність за видачу цих посвідчень, у разі будь-яких

15
____«Актуальные научные исследования в современном мире» ISCIENCE.IN.UA__
Выпуск 7(39) ч. 3 ISSN 2524-0986
порушень (умисних чи неумисних) каралися за тогочасним кримінальним
кодексом [1, с. 45].
Отже, матеріальний стан студента УСРР у 1933 р., у порівнянні з
тогочасним робітництвом, не говорячи вже про пухле з голоду селянство, був
цілком задовільним. Грошове та харчове забезпечення, наявність пільг,
дешевого житла, в принципі, гарантувало людині якщо не солодке життя, то,
принаймні, фізичне, моральне та інтелектуальне виживання. Що ж стосується
історичної впливовості 1933 р., то цей горезвісний рік посилив процес
індустріалізації та пролетаризації української нації.

СПИСОК ВИКОРИСТАНИХ ДЖЕРЕЛ ТА ЛІТЕРАТУРИ:


1. Довідник студента: ВИШі, ВТИШі, технікуми, робітфаки та інші навчальні
заклади. З додатком інформації про окремі ВИШі та списку учбових
закладів м. Харкова/ [укл. Я.І. Фефербойм]. – Харків: Український робітник,
1933. – 116 с.
2. Про заходи профспілок у зв'язку зі зменшенням членських внесків у спілку з
2 до 1 %// Вісті Народного комісаріату праці УСРР. – 1933. – № 17. – С. 5-6.
3. Про збільшення зарплати та преміювання інженерно-технічного персоналу і
десятників// Вісті... – 1933. – № 11. – С. 9-10.
4. Про перебудування системи заробітної плати і нормування праці на
залізничному транспорті// Вісті… – 1933. – № 14. – С. 11-15.
5. Рябченко О.Л. Студенти радянської України 1920-1930-х років: практика
повсякденності та конфлікти ідентифікації/ О.Л. Рябченко. – Харків: ХНАМГ,
2012. – 456 с.
6. Українське радянське суспільство 30-х рр. ХХ ст.: нариси повсякденного
життя/ [відп. ред. С.В. Кульчицький]. – Київ: Ін-т історії України НАН України,
2012. – 786 с.

16
__ ISCIENCE.IN.UA «Актуальные научные исследования в современном мире» ___
Выпуск 7(39) ч. 3 ISSN 2524-0986
УДК 94(470).001.73
Кудашкин Максим Валерьевич, Богатырев Эдуард Дмитриевич
Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение
высшего образования «Национальный исследовательский Мордовский
государственный университет им. Н. П. Огарева»
(Саранск, Россия)

ЛИБЕРАЛЬНЫЙ ПРОЕКТ РЕФОРМ АЛЕКСАНДРА I

Аннотация. В статье исследуются основные направления


либеральных реформ, разрабатываемых в России в период правления
императора Александра I. Рассмотрение проведено на основе
«Государственной уставной грамоты Российской империи»
Н. Н. Новосильцева и «Введения к уложению государственных законов»
М. М. Сперанского.
Ключевые слова: либеральные реформы, Александр I,
Н. Н. Новосильцев, М. М. Сперанский.

Kudashkin Maxim Valerievich, Bogatyrev Eduard Dmitriyevich


Federal State Budgetary Educational Institution of Higher Education
«National Research Ogarev Mordovia State University»
(Saransk, Russia)

LIBERAL PROJECT OF THE REFORMS OF ALEXANDER I

Abstract. The article examines the main directions of liberal reforms being
developed in Russia during the reign of Emperor Alexander I. The review was
carried out on the basis of N. N. Novosil'tsev's «State Charter of the Russian
Empire» and M. Speransky's «Introduction to the Code of State Laws».
Keywords: liberal reforms, Alexander I, N. N. Novosiltsev, M. M. Speransky.

Начало XIX века – это один из сложнейших, полный противоречиями


период в истории России. Александр I – фигура, безусловно, ключевая при
изучении этой эпохи, его личность вызывала интерес многих историков,
которые делали центром своего изучения реформаторскую деятельность
императора. Александр I, который взошел на престол
двадцатичетырехлетним молодым человеком, принял от своего
предшественника и отца богатое своими противоречиями наследство:
огромнейшие территории и численность около 45 миллионов человек несли в
себе, безусловно, огромные перспективы в развитии империи, но проблем и
вопросов, требующих решения, накоплено также было достаточно.
Российская империя, которую взял в свое управление Александр I, нуждалась
в реформах и реформаторах.
С самого начала правления Александра I вокруг него начинает
образовываться кружок единомышленников, который получит свое название
Негласный комитет. В него входили Н. Н. Новосильцев, В. П. Кочубей,
П. А. Строганов и другие люди, которые питались идеями французской
философии и ее идеалами, они на своих собраниях дискуссировали
17
____«Актуальные научные исследования в современном мире» ISCIENCE.IN.UA__
Выпуск 7(39) ч. 3 ISSN 2524-0986
относительно вопросов и проблем совершенствования политической
обстановки в России.
Как далеко заходили намерения Негласного комитета, становится ясно
из высказывания Александр I, который при открытии заседания сейма в
Варшаве 15 марта 1818 г. заявил о намерении ввести конституцию в России.
Подготовить проект конституции он доверил Новосильцеву, который работал
на тот момент на посту императорского комиссара в Польше. Работа по
подготовке документа была проделана в кратчайшие сроки и нашла свое
одобрение в лице императора. Документ, включивший в себя ни много ни
мало пять глав, именовали «Государственная уставная грамота Российской
империи». В первой главе объявлялось федеративное устройство страны и ее
разделение на округа (наместничества). Во второй главе указывались общие
концепции управления государством. Определялось, за кем закрепляются те
или иные функции управления. Так, государь представлял собой
исполнительную власть, а законодательную он делил между государственным
сеймом (думой) и сеймами наместничеств. Выделялись общие
государственные законы и специальные законы, предназначенные для
наместничеств. Третья глава предназначалась правам граждан. В четвертой
главе Новосильцев предлагал формирование двухпалатных сеймов в
наместничествах. Верхнюю палату парламента Российской Империи
представлял собой департамент общеимперского сената, руководивший
наместничеством, низшую – депутаты земского посольства, которые
избирались на местах и утверждались государем. Крестьян же лишали права
избирать до момента освобождения их от крепостной зависимости. Похожим
способом избиралась Государственная дума. В последней главе заявлялась
независимость и несменяемость судей.
Схожей позицией относительно взглядов Негласного комитета обладал
Михаил Михайлович Сперанский, которого в 1808 г. привлек к
законодательному труду Александр I. Итогом его работы является
внушительное «Введение к уложению государственных законов» [4, c. 93].
Сперанский считал, что действующая в России система самодержавной
монархии противоречит с «образом мыслей настоящего времени». Он
указывал на путь развития государственных форм всех цивилизованных
стран, который начинался с феодальной раздробленности, затем переходил к
самодержавию, а затем к системе республик, под которыми он понимает
конституционное государство. Он так же обращал внимание на то, что
«правление доселе самодержавное» необходимо «постановить и учредить на
непременном законе» [3, c. 141]. Но осуществить это невозможно, пока одна
власть будет и составлять закон и исполнять его. По его мнению, решить
данную проблему могло разделении властей в зависимости от ими
выполняемых функций [3, c.146].
Так, при делении властей Государственная дума предстает в качестве
органа законодательной власти. Она формируется из депутатов губернских
дум, которые, в свою очередь, состояли из депутатов окружных дум, которые
представлялись от волостных дум, и избирались каждые три года среди всех
сословий, обладавших политическими права и возможностями. Такую же
иерархию имел и судебный порядок. Он состоял из волостного, окружного и
губернского судов. «Верховным судилищем для всей империи» объявлялся
18
__ ISCIENCE.IN.UA «Актуальные научные исследования в современном мире» ___
Выпуск 7(39) ч. 3 ISSN 2524-0986
Сенат [2, c. 205]. Деятельность монарха заключалась в исполнительной
власти с его безусловным участием в законодательном процессе. При нем
учреждался Государственный совет, функции которого заключались в
руководстве государственной деятельностью и разработкой законопроектов,
вносимых в Государственную думу. Законы вступали в силу лишь после
утверждения верховной властью. Следует также отметить, что император
отстранялся от судебных дел. У него не было прав принимать какие-либо
решения в этой сфере [1, c. 184].
Видимо, Сперанский сам прекрасно понимал, что его видение
государственных преобразований оказалось более радикальным, чем это
планировал Александр I. Позднее из ссылки он писал: «Не я их предложил, я
их нашел совершенно образовавшимися в Вашем уме... основания их не
должны быть оспариваемы» [2, c. 394]. Однако, это было обычное
заблуждение царедворца – мнить о своей исключительной способности
разгадывать тайные помыслы монарха.
Александр I хотел получить лишь рекомендации, следовательно, в
предложенном проекте его внимание привлекла лишь малая часть идей, а
точнее одна – идея Государственного совета, которую он претворил в жизнь
на свой лад. Александр I не стал ограничивать самодержавную власть
всесословным представительным органом, каким могла стать
Государственная дума, поэтому в царском манифесте от 1 января 1810 г. все
ее главные функции достаются Государственному совету. Эпоха
правительственного либерализма уходит в прошлое, сменяя собой начало
официального консерватизма.
Итогами реформаторской деятельности Александра I стала
безусловная модернизация империи. Появившиеся в эту эпоху
государственные институты власти сохранились до начала XX века, большое
развитие получила сфера образования. В меньшей степени реформы
затронули социальные отношения, так как помещики неохотно пользовались
своим новым правом отпускать крестьян «на вольные хлеба». В целом же,
хотелось бы подытожить, что Александр I не сумел завершить реформы, и в
последствии отказался от их реализации.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ


1. Вандаль А. Наполеон и Александр. – Т. 2. – Ростов–на–Дону: Феникс, 1995.
– 546 с.
2. Дубровин Н. Ф. Письма главнейших деятелей в царствование императора
Александра I: 1807–1829. – СПб.: Альфарет, 2011. – 568 с.
3. Мироненко С. В. Самодержавие и реформы. Политическая борьба в
России в начале XIX века. – М.: Наука, 1989. – 240 с.
4. Шестопалов А. П. Российский правительственный конституционализм в
период правления Александра I. / Шестопалов А. П. // Сборник научных
трудов. Юридические и психологические науки. – М.: Логос, 2005, Вып. 3. –
С. 89 – 96.

19
____«Актуальные научные исследования в современном мире» ISCIENCE.IN.UA__
Выпуск 7(39) ч. 3 ISSN 2524-0986

СЕКЦИЯ: ФИЛОСОФСКИЕ НАУКИ


УДК 267/273
Сьорак Любов Петрівна
Національний університет «Острозька академія»
(Острог, Україна)

ДІЯЛЬНІСТЬ УКРАЇНСЬКИХ ДІАСПОРНИХ ЦЕРКОВ ЄВРОПИ В УМОВАХ


ГЛОБАЛІЗАЦІЇ

Анотація. У статті описано основні вектори діяльності українських


діаспорних церков в Європі. Через освітню, культурну та суспільно-
політичну діяльність релігійних центрів продемонстровано перспективи
для подальшого розвитку української міграції в напрямку збереження власної
ідентичності та історичної значимості. У роботі представлено основні
проблеми та труднощі в релігійному середовищі української міграції. З
огляду на історію діаспорних церков та релігійних центрів, а також на їх
сучасну діяльність, здійснена спроба висвітлення основних пріоритетів
українських традиційних церков.
Ключові слова. Європа, УГКЦ, УПЦ, релігійні центри, діаспора,
українська діаспора, міграція.

Liubov Sorak
National Uneversity of Ostroh Academy
(Ostroh, Ukraine)

THE ACTIVITIES OF UKRAINIAN DIASPORA CHURCHES IN EUROPE IN THE


CONDITIONS OF GLOBALIZATION

Abstraction. The article describes the main vectors of the activities of


Ukrainian diaspora churches in Europe. Through the educational, cultural and
socio-political activities of religious centres, the prospects for the further
development of Ukrainian migration in the direction of preserving their own identity
and historical significance have been demonstrated. The paper presents the main
problems and difficulties in the religious environment of Ukrainian migration. Taking
into account the history of diaspora churches and religious centres, as well as their
current activities, an attempt was made to highlight the main priorities of Ukrainian
traditional churches.
Keywords. Europe, UGCC, UOC, religious centers, diaspora, ukrainian
diaspora, migration.

20
__ ISCIENCE.IN.UA «Актуальные научные исследования в современном мире» ___
Выпуск 7(39) ч. 3 ISSN 2524-0986
Серак Любовь Петровна
Национальный университет «Острожская академия»
(Острог, Украина)

ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ УКРАИНСКИХ ДИАСПОРНЫХ ЦЕРКВЕЙ В УСЛОВИЯХ


ГЛОБАЛИЗАЦИИ

Аннотация. В статье описаны основные векторы деятельности


украинских диаспорных церквей в Европе. Через образовательную,
культурную и общественно-политическую деятельность религиозных
центров продемонстрировано перспективы для дальнейшего развития
украинской миграции в направлении сохранения собственной идентичности
и исторической значимости. В работе представлены основные проблемы и
трудности в религиозной среде украинской миграции. Учитывая историю
диаспоры церквей и религиозных центров, а также их современную
деятельность, осуществляется попытка освещения основных
приоритетов украинских традиционных церквей.
Ключевые слова. Европа, УГКЦ, УПЦ, религиозные центры,
диаспора, украинская диаспора, эмиграция.

Українська діаспора є однією з найбільш поширених у світі. Наразі


близько 15 млн. українців проживає за кордоном, ще більше число складають
ті, хто нелегально переїхали або ті, хто має українське коріння. До найбільш
чисельного регіону світу у якому компактно проживають українці належить
європейський континент. Статистичні дослідження нараховують до трьох млн.
українців, які легально працюють в країнах Європи, але насправді це число є
значно більшим. Вітчизняні вчені активно досліджують причини та наслідки
української міграції, але релігійна складова залишається, в основному, поза
увагою наукових розвідок.
За період більш як столітнього існування українських церковних громад
на території Європи, актуальним постало питання висвітлення релігійної
значимості та врахування релігійного фактору в житті української діаспори.
Зокрема, дослідження активності українських діаспорних церков в умовах
глобалізації.
Релігійна позиція української діаспори в Європі є однією із найменш
досліджених сфер в українській та зарубіжній науці. Найбільш
інформаційномісткими джерелами щодо дослідження питання релігійної
активності та позиції української діаспори в Європі залишаються Інтернет-
джерела.
Серед них: Інтернет-сторінки найбільших релігійних центрів, а також
звіти форумів та заходів, присвячених життю українських громад в Європі.
Іншу частину джерел склали наукові статті та публікації дотичні до тематики
релігійної сторони української міграції. Зокрема, дослідження І. Пилипів
(міжнародна діяльність УГКЦ та участь її у самовизначенні українців на нових
землях), О. Уткін (релігійні центри та організації української діаспори в країнах
Заходу) та ін.
Досліджуючи діяльність української діаспори, важливо оцінювати усі
сфери та прояви життя українця в міграції. Вплив релігійного фактору на
21
____«Актуальные научные исследования в современном мире» ISCIENCE.IN.UA__
Выпуск 7(39) ч. 3 ISSN 2524-0986
інтеграційні процеси в країнах Європи та участь українських церков у цих
процесах залишається актуальною з огляду на те, що найкращого
організаційного розвитку українська міграція досягла через власну духовну
культуру. Тому важливо оцінювати можливості та перспективи подальшої
комунікації церкви і громади, а також церкви і політики.
З середини ХХ ст., українська діаспора уже мала активно організоване
життя в Європі. У 1948 р. утворено Координаційний Осередок Українських
Громадських Організацій в Європі. Діяли також світові організації за різними
напрямками, включаючи Світовий Конгрес Вільних Українців. Найбільш
злагодженою була співпраця між центрами в Європі та в Америці, туди ж
переселялась найбільша кількість корінних українців. Кожна світова чи
регіональна спілка обов’язково включала духовенство та релігійні організації.
Загальним відкривався і той факт, що церква не вважалась відірваною
інституцією, скоріше навпаки, займала одну з найбільш активних позицій, а
інколи і найактивнішу.
Церква та організоване релігійне життя вважались найсильнішими
ланками в українській діаспорі. Хоч вони і не мали єдиного ієрархічного
проводу і це інколи створювало труднощі у формуванні українських принципів
та культури поза межами України, однак церкви все ж сформували міцну
комунікативну сітку та створили широку платформу для самореалізації та
гідного представлення українського етносу.
Основними напрямками діяльності українських церков була підтримка
ідей всього українського формування за кордоном. Українські установи та
організації прагнули посилити українську самосвідомість через літературу,
шкільництво, а також організацію молоді. Вбачаючи у молоді майбутнє,
новоприбулі та вкорінені українці працювали в напрямку збереження власної
самобутності. Церкви у свою чергу здійснювали значну підтримку, надаючи
приміщення, формуючи гуртки та товариства для молоді, навчаючи українську
мову, а також проповідуючи тільки українською.
Продовжуючи працювати разом з громадами, церкви активно
долучились до освітнього процесу діаспори, до культурного розвитку та до
питання збереження українського. В силу політичних причин та реакцій країн, в
яких перебували українці, діяльність та вектори функціонування українських
громад були різні. Основний напрям роботи мав культурно-освітній характер
через мультикультурність країн, в яких перебували українці.
До 2013 р., діяльність українських громад в діаспорі здебільшого
зосереджувалась на проведенні культурних заходів та благодійність. З періоду
Майдану, діаспора почала працювати в напрямку підтримки демократії та
зближення з Європою. Найбільшу чисельність складають українці в Польщі та
Німеччині. На прикладі цих країн, де активність українських громад давно
вийшла виключно з культурного кола, є перспективи залучення української
діаспори в політику та економіку, що може принести позитивні результати як
на трудовому полі, так і між країнами загалом.
Сьогодні українці вважаються однією із найрелігійніших націй в Європі.
За результатами опитування Міжнародного проекту соціального дослідження
Україна посідає п’яте місце на континенті. Найбільш релігійною залишається
Західна Україна, звідти і найбільша кількість мігруючого населення.

22
__ ISCIENCE.IN.UA «Актуальные научные исследования в современном мире» ___
Выпуск 7(39) ч. 3 ISSN 2524-0986
Серед релігійних громад українців в Європі, найбільш активними
позначились УГКЦ, УАПЦ та баптистські громади. Організація церковного
життя виникала з бажання створити умови подібні до тих, що на батьківщині.
Говорячи про організоване життя українських церков поза межами України,
головною особливістю залишається українська мова богослужіння. Окрім цього
церква виконує комунікативну складову для українців, зокрема недільні
богослужіння, а також церковні заходи об’єднують найбільшу кількість
мігрантів.
УГКЦ в Європі представлена великими угрупуваннями, серед яких:
Перемишльсько-Варшавська архиєпархія та Вроцлавсько-Гданська єпархія
(Польща), єпархія св. Володимира в Парижі (Франція, Швейцарія та країни
Бенілюксу), єпархія Пресвятої родини у Лондоні (Великобританія),
апостольський екзархат в Німеччині та Скандинавії, апостольська візитатура
УГКЦ в Італії та УГКЦ в Західній Європі. Парафії УГКЦ функціонують в Австрії,
Німеччині, Польщі, Італії, Естонії, Франції, Данії, Великобританії і Ірландії,
Португалії, Іспанії та ін. [1] Інтерактивна карта УГКЦ демонструє наявність в
кожній європейській країні від кількох духовних центрів до кілька десятків [2].
Освітня мережа УГКЦ в Європі є достатньо широкою та представлена
як недільними школами, так і вищими начальними закладами. Серед них
інститут св. Климента Папи в Римі, Папський український інститут Покрови
Пресвятої Богородиці в Римі, Український Інститут в Лондоні, Митрополича
Духовна Семінарія в Любліні (Польща) та Регентський Інститут Перемисько-
Варшавської Архиєпархії УГКЦ. Загалом, поза межами України церква має
більше як 30 навчальних закладів різних рівнів.
Окрім освітніх закладів, значну роботу здійснює саме духовенство на
місцях. Дещо іншою є діяльність чернечих орденів, зокрема Провінція Покрови
Пресвятої Богородиці в Польщі (Чин Святого Василія Великого), яка займає
доволі активну позицію у вихованні дітей та благодійній діяльності в служінні.
Власну реалізацію церкви УГКЦ демонструє також через видавничу справу.
Політичну діяльність УГКЦ здійснює через церковні та суспільні
організації, а також через громадсько-політичні організації, що розширює
соціальну мережу діяльності церкви. Саме політична діяльність позитивно
вплинула на покращення відносин з багатьма українськими суспільними
організаціями та політичними партіями.
Національна особливість церкви займає особливу позицію, адже
вектори діяльності направлені на збереження української самобутності та
культурної ідентичності. «Помітним проявом сучасного релігійно-церковного та
культурно-просвітницького життя українців греко-католиків у Словаччині є рух
за збереження національного характеру церкви, проти форсування ззовні
процесу асиміляції українців з місцевим словацьким населенням південно-
східного регіону країни» [3].
Здебільшого основні зусилля направлено на душпастирську діяльність,
зокрема на проведення богослужінь та спільне святкування свят. Загалом,
одним із основних завдань церкви в діаспорі – це об’єднувати українських
мігрантів разом та надавати як духовну, так і суспільну підтримку. Церква і досі
вважається найбільш єднаючим фактором української міграції. У великих
центрах діяльності УГКЦ розкинута достатньо широка мережа по

23
____«Актуальные научные исследования в современном мире» ISCIENCE.IN.UA__
Выпуск 7(39) ч. 3 ISSN 2524-0986
консультуванню та наданню допомоги новоприбулим сім’ям, простим
заробітчанам чи людям, які шукають притулку на чужинні.
Основу УГКЦ в діаспорі складають політичні біженці та трудові мігранти
двох минулих століть. Проте, за останній час помітно доповнюється кількість
прихожан тимчасовими трудовими мігрантами. Діяльність церкви за кордоном
– це з одного боку мігранти з власними переконаннями, з іншого – церковні
структури та їх включеність в життя заробітчанина.
Функціонування УГКЦ в різних регіонах Європи має різні умови, що
дозволяє церкві як актуалізовуватись, так і вдосконалювати якості та
розвивати потенціал. Як доволі масштабній організації, УГКЦ має як і наявні
переваги, так і проблеми у своїй діяльності за кордоном.
Проблемний спектр присутній майже у всіх точках, де є парафії УГКЦ.
Проте, за рівнем значимості чи кількості прихожан – проблеми мають різний
характер. В деяких країнах, де проживає значна кількість українців, присутні
доволі значимі труднощі, пов’язані як історичними, так і соціальними
процесами. Так, церква в Польщі характеризуються наявністю наступних
проблем [3]:
- майнових – духовенство й віруючі домагаються повернення
конфіскованого державою свого часу майна, яким фактично володіє нині римо-
католицька церква;
- національних – зростає занепокоєння у зв'язку з поглибленням
асиміляції етнічних українців, через те що немає урядової програми
повернення депортованих українців на їхні етнічні землі, а також точиться
дискусія про національну ідентифікацію карпаторусинів (або лемків) – вважати
їх за окремий народ слов'янської групи чи за одну з етнічних груп української
нації;
- міжконфесійних – конфліктними є взаємини українських церков з
римо-католицькою, з одного боку, та українських греко-католицької і
православної, – з другого.
З метою якісної координації процесів душпастирства, у 2007 році
церквою було створено Пасторально-Міграційний відділ. Мета полягала у
душпастирському забезпеченні там, де церква ще немає власних структур.
Протягом цього періоду вдалось відкрити 255 церковних спільнот, яких опікує
173 священики. Мережа роботи з мігрантами здійснюється через церкви
«відбуття» і «прибуття» мігрантів. Це двостороння праця, не тільки з тими, хто
покинув рідні землі, а й з тими, хто залишається чи повертається.
Кількість українських православних центрів у Європі в порівнянні з
греко-католицькими є значно меншою. Проте, громади УАПЦ та УПЦ КП мають
власні парафії та функціонують на організованому рівні через адміністративні
центри.
Поширення парафій з України в Європу розпочалось в повоєнні роки.
Рухаючись більше на Захід, православні кола спочатку створювались тільки в
Польщі, а з часом в Німеччині та до інших сусідніх країн. Маючи у власному
підпорядкування тисячі віруючих, виникали складності із самоорганізацією та
побудовою церков. Діаспорна церква як така розколювалась, сперечаючись
про ідентичність, канонічність та правильність. Найбільші осередки РПЦ в
Європі є саме в країнах колишнього СРСР [4].

24
__ ISCIENCE.IN.UA «Актуальные научные исследования в современном мире» ___
Выпуск 7(39) ч. 3 ISSN 2524-0986
Нині православні церкви в діаспорі діляться на УПЦ КП, УАПЦ та
іншими церквами, які мають власні структури та церковні статути. УПЦ КП
представляє деканат в Німеччині. До його складу входить громада та 5
парафій. Серед адміністративних центрів українських православних церков в
Європі є також Українська Автокефальна Православна Церква в діаспорі,
Архиєпархія Палермо і всієї Італії УАПЦ (Соборноправна), вісім центрів
Автокефальної Православної Церкви в Польщі, а також два центри в
Словаччині. Церковні осередки функціонують також в Англії, Бельгії, Австрії та
Франції.
Православна діаспора в Європі перебуває в більш скрутному
становищі, адже церкви розділені, в багатьох країнах і містах нема центрів, що
призводить до втрати віруючих. Серед напрямків діяльності виразними є
питання єднання церков, фінансове забезпечення та контакт з церквами в
Україні. Один із векторів діяльності православних церков в діаспорі є
збереження національної ідентичності через збереження української мови в
богослужіннях, а також задля тіснішої співпраці з церквами в Україні.
Отже, серед релігійних організацій в діаспорі, найбільший вплив
демонструють традиційні християнські церкви, а саме греко-католицькі та
православні громади. Порушуючи питання ідентичності та значимості на
міжнародній арені, ці громади демонструють історичний характер та інтерес до
українського сьогодення.
Так, з періоду формування громад, церкви діяли в напрямку підтримки
ідей всього українського та посилення рідної самосвідомості через літературу,
шкільництво, а також організацію молоді. Вбачаючи у молоді майбутнє,
новоприбулі та вкорінені українці працювали в напрямку збереження власної
самобутності. Церкви у свою чергу здійснювали значну підтримку, надаючи
приміщення, формуючи гуртки та товариства для молоді, навчаючи українську
мову, а також проповідуючи тільки українською.
На сучасному етапі діяльність релігійних центрів розгорнулась в
напрямку підтримки демократії та зближення з Європою. Найбільшу
чисельність складають українці в Польщі та Німеччині. На прикладі цих країн,
де активність українських громад давно вийшла виключно з культурного кола,
є перспективи залучення української діаспори в політику та економіку, що
може принести позитивні результати як на трудовому полі, так і між країнами
загалом.

СПИСОК ВИКОРИСТАНИХ ДЖЕРЕЛ ТА ЛІТЕРАТУРИ:


1. Греко-католики в Словаччині, Югославії і Румунії. URL:
http://pidruchniki.com/15040113/religiyeznavstvo/stan_problemi_greko-
katolitskoyi_tserkvi_polschi#615.
2. Інтерактивна карта Української Греко-Католицької Церкви. URL:
http://map.ugcc.ua/.
3. Стан і проблеми греко-католицької церкви в Польщі. URL:
http://pidruchniki.com/15040113/religiyeznavstvo/stan_problemi_greko-
katolitskoyi_tserkvi_polschi#615.
4. Недавня О. Сучасний розвиток УГКЦ: стан (закінчення). 2011. URL:
https://www.religion.in.ua/main/analitica/8374-suchasnij-rozvitok-ugkc-stan-
zakinchennya.html.
25
____«Актуальные научные исследования в современном мире» ISCIENCE.IN.UA__
Выпуск 7(39) ч. 3 ISSN 2524-0986
5. Українська діаспора у країнах Європи. URL:
http://studopedia.com.ua/1_327945_ukrainska-diaspora-u-krainah-yevropi.html.
6. Українські православні і протестантські церкви в діаспорі. 2011. URL:
http://pidruchniki.com/15040113/religiyeznavstvo/struktura_sotsialno-
politichna_baza_problemi_zarubizhnoyi_ukts#163.

26
__ ISCIENCE.IN.UA «Актуальные научные исследования в современном мире» ___
Выпуск 7(39) ч. 3 ISSN 2524-0986

СЕКЦИЯ: ЮРИДИЧЕСКИЕ НАУКИ

УДК 343.433:340.132.626(478)
Brînza Sergiu Mihail, Stati Vitalie Anatol
Departamentul Drept penal, Universitatea de Stat din Moldova
(Chișinău, Republica Moldova)

TRAFICUL DE COPII SĂVÂRȘIT ÎN SCOPUL EXPLOATĂRII SEXUALE:


ANALIZA PRACTICII JUDICIARE
DIN REPUBLICA MOLDOVA

Adnotare. Analiza practicii de aplicare a art. 206 din Codul penal al


Republicii Moldova („Traficul de copii‖) denotă tendința alarmantă de ignorare de
către unii practicieni a principiului legalităţii delictelor şi pedepselor, precum şi a
principiului inadmisibilităţii aplicării extensive a legii penale, în detrimentul
persoanei. În special, este neglijată regula stabilită la alin. (2) art. 118 din Codul
penal al Republicii Moldova, potrivit căreia „calificarea infracţiunilor în cazul
concurenţei dintre o parte şi un întreg se efectuează în baza normei care cuprinde
în întregime toate semnele faptei prejudiciabile săvârşite‖. De asemenea, este
nesocotită dispoziția de la alin. (4) art. 33 din Codul penal al Republicii Moldova,
conform căreia „concursul ideal există atunci când persoana săvârşeşte o acţiune
(inacţiune) care întruneşte elemente a mai multor infracţiuni‖. În afară de aceasta,
se admit erori la delimitarea proxenetismului de traficul de copii săvârșit în scopul
exploatării sexuale.
Cuvinte-cheie: traficul de copii; scopul exploatării sexuale; prostituție;
proxenetism; concurența de norme; concursul de infracțiuni.

Брынза Сергей Михайлович, Стати Виталий Анатольевич


Департамент уголовного права Государственного университета Молдовы
(Кишинев, Республика Молдова)

ТОРГОВЛЯ ДЕТЬМИ В ЦЕЛЯХ СЕКСУАЛЬНОЙ ЭКСПЛУАТАЦИИ: АНАЛИЗ


СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ РЕСПУБЛИКИ МОЛДОВА

Аннотация. Анализ практики применения ст. 206 Уголовного


кодекса Республики Молдова («Торговля детьми») указывает на тревожную
тенденцию игнорирования в некоторых случаях принципа законности в
отношении правонарушений и наказаний, а также принципа
недопустимости расширительного применения уголовного закона,
ухудшающего положение лица. В частности, пренебрегается правилом,
изложенным в ч. (2) ст. 118 Уголовного кодекса Республики Молдова,
согласно которому «квалификация преступлений при конкуренции части и
целого осуществляется на основании нормы, которая охватывает в целом
все признаки совершенного вредного деяния». Также не находит должного
внимания положение ч. (4) ст. 33 Уголовного кодекса Республики Молдова,
согласно которому «совокупность идеальная имеет место, когда лицо
совершает одно действие (бездействие), содержащее элементы

27
____«Актуальные научные исследования в современном мире» ISCIENCE.IN.UA__
Выпуск 7(39) ч. 3 ISSN 2524-0986
нескольких преступлений». Кроме того, допускаются ошибки при
разграничении сутенерства и торговли детьми с целью сексуальной
эксплуатации.
Ключевые слова: торговля детьми; цель сексуальной эксплуатации;
проституция; сутенерство; конкуренция норм; совокупность
преступлений.

Brinza Sergiu M., Stati Vitalie A.


Department of Penal Law, Moldova State University
(Chisinau, Republic of Moldova)

CHILD TRAFFICKING FOR SEXUAL EXPLOITATION: ANALYSIS OF JUDICIAL


PRACTICE IN THE REPUBLIC OF MOLDOVA

Abstraction. The results of the analysis of the application practice of art.


206 from the Penal Code of the Republic of Moldova („Child trafficking‖) have
shown the alarming tendency of practitioners ignoring the principle of lawfulness of
offences and penalties, as well as ignoring the principle of inadmissibility of
extensive application of the penal law to the detriment of the person. In particular, is
neglected the norm set out in par. (2) art. 118 of the Penal Code of the Republic of
Moldova, according to which „the classification of the offences in case of
competition between a part and a whole is carried out through the norm that
includes all the signs of the committed prejudicial act‖. It is also very often
disregarded the provision of par. (4) art. 33 of the Penal Code of the Republic of
Moldova, which specifies that „the ideal competition exists when a person commits
an action (inaction) that contains elements of several offences‖. Additionally,
mistakes are made within the delimitation of the offence of pimping from the offence
of child trafficking for sexual exploitation.
Keywords: child trafficking; the purpose of sexual exploitation; prostitution;
pimping; competition of norms; competition of offences.

După C. Gurschi, R. Botezatu, I. Dolea și M. Grama, „[...] practica


judecătorească capătă o importanţă esenţială în formarea normelor de drept [...]
Datorită faptului că legiuitorul nu poate să prevadă totalitatea aspectelor juridice ale
normei elaborate, misiunea de a definitiva norma revine instanţelor de
judecată [...] [1, p. 7]. La rândul său, A. V. Naumov opinează: „De fiecare dată,
adică în oricare cauză penală, o anumită componență de infracțiune este „extrasă‖
din norma penală corespunzătoare [...], iar în fața celui care aplică legea penală
apare problema exprimării concrete a literei legii penale. Întrucât legea penală
obține un conținut efectiv doar prin intermediul practicii judiciare în cauze concrete,
fiecare hotărâre judecătorească nouă poate să lărgească sau, din contra, să
restrângă reprezentarea celui care aplică legea penală cu privire la conținutul
normei penale, în consecință lărgind sau restrângând posibilitățile
comportamentului real al subiectului infracțiunii, corespunzător reflectării acestuia în
litera legii penale‖ [2, p. IX].
Aceste puncte de vedere denotă importanța interpretării, pe care o
înfăptuiesc cei abilitați cu aplicarea legii penale, în procesul de afirmare plenară a
preeminenţei dreptului. În cele ce urmează, ne vom focusa atenția pe practica
28
__ ISCIENCE.IN.UA «Актуальные научные исследования в современном мире» ___
Выпуск 7(39) ч. 3 ISSN 2524-0986
aplicării răspunderii pentru traficul de copii (art. 206 CP RM) săvârșit în scopul
exploatării sexuale. Analiza spețelor, pe care le-am selectat, denotă tendința
îngrijorătoare de ignorare de către unii practicieni a principiului legalităţii delictelor şi
pedepselor, precum şi a principiului inadmisibilităţii aplicării extensive a legii penale,
în detrimentul persoanei. Or – așa cum se menționează în pct. 33 al Hotărârii Curții
Constituționale a Republicii Moldova nr. 25 din 13.10.2015 pentru controlul
constituţionalităţii unor prevederi ale Hotărârii Guvernului nr. 79 din 23 ianuarie
2006 privind aprobarea Listei substanţelor narcotice, psihotrope şi a plantelor care
conţin astfel de substanţe depistate în trafic ilicit, precum şi cantităţile acestora
(Sesizarea nr. 30a/2015) [3] – tocmai aceste două principii generează preeminenţa
dreptului.
În primul rând, atrage atenția următoarea formulare deficientă din unele
spețe din practica judiciară, referitoare la scopul infracțiunii prevăzute la art. 206 CP
RM: „în scopul exploatării sexuale comerciale şi în prostituţie‖ [4, 5]. O astfel de
formulare nu poate fi acceptată, luând în considerare dispoziția de la lit. a) alin. (1)
art. 206 CP RM: „exploatării sexuale, comerciale şi necomerciale, în prostituţie sau
în industria pornografică‖. Potrivit acestei dispoziții, în ipoteza consemnată la lit. a)
alin. (1) art. 206 CP RM, exploatarea sexuală a victimei se concretizează în
folosirea acesteia în prostituţie sau în industria pornografică. Cu alte cuvinte, între
noțiunile „prostituţie‖ și „industria pornografică‖, pe de o parte, și noțiunea
„exploatare sexuală‖, pe de altă parte, există o relație de tipul „parte-întreg‖. Drept
urmare, noțiunea „exploatare sexuală‖ nu este de același nivel cu noțiunile
„prostituţie‖ și „industria pornografică‖. În aceste condiții, nu este admisibilă
utilizarea formulării „în scopul exploatării sexuale comerciale şi în prostituţie‖.
Reflectarea adecvată a relației dintre noțiunile „exploatare sexuală‖ și
„prostituţie‖ o atestăm în următoarea speță: C. Gh. a fost condamnat conform lit.
b) alin. (3) art. 206 CP RM. În fapt, în luna septembrie 2006, acesta, împreună cu
alte două persoane neidentificate se afla în satul Alexeevca, raionul Florești.
Urmărind scopul exploatării sexuale comerciale, dându-și seama că prin acțiunile
sale recrutează o persoană minoră în prostituție și dorind aceasta, făptuitorii au
recrutat-o pe minora X, promițându-i angajarea în calitate de servitoare la un hotel
din or. Moscova pentru un salariu de 300 dolari SUA [6]. Din această speță reiese
că prostituția constituie expresia concretă a exploatării sexuale comerciale a
victimei traficului de copii. Pe bună dreptate, noțiunea „exploatare sexuală‖ nu este
pusă la același nivel cu noțiunea „prostituţie‖.
În alt context, nu este necesar ca scopul infracțiunii, care adoptă oricare
dintre formele specificate la lit. a)-h) alin. (1) art. 206 CP RM, să fie efectiv realizat.
Însă, dacă acesta se realizează, respectiva faptă (prevăzută la art. 166, 167, 168
sau altele din Codul penal) va forma concurs cu infracțiunea specificată la art. 206
CP RM. Eventual, dacă fapta care succede săvârşirea infracțiunii de trafic de copii
nu presupune răspundere juridică, acest aspect poate fi luat în considerare la
individualizarea pedepsei aplicate pentru respectiva infracțiune.
Regula reliefată mai sus nu vizează ipoteza consemnată la lit. b) alin. (2) art.
206 CP RM. Această normă prevede răspunderea pentru traficul de copii care
implică abuz și/sau violenţă sexuală asupra victimei. Prin „abuz și/sau violenţă
sexuală‖ se înţelege: violul; acţiunile violente cu caracter sexual; hărţuirea sexuală;
raportul sexual cu o persoană care nu a atins vârsta de 16 ani; acţiunile perverse;
acostarea copiilor în scopuri sexuale. În cazul în care își găsește realizarea scopul
29
____«Актуальные научные исследования в современном мире» ISCIENCE.IN.UA__
Выпуск 7(39) ч. 3 ISSN 2524-0986
de exploatare sexuală (în sensul lit. a) alin. (1) art. 206 CP RM) exprimat în abuz
și/sau violenţă sexuală asupra victimei, nu este necesară calificarea suplimentară
1
conform art. 171, 172, 173, 174, 175 sau 175 CP RM. Într-un asemenea caz,
abuzul și/sau violenţa sexuală asupra victimei – privită ca rezultat al realizării
scopului de exploatare sexuală (în sensul lit. a) alin. (1) art. 206 CP RM) – va
constitui parte a întregului reprezentat de art. 206 CP RM. În virtutea regulii fixate la
art. 118 CP RM, aplicarea normei, care reprezintă întregul, exclude aplicarea
normei care reprezintă partea.
În practica judiciară atestăm spețe în care situația, descrisă mai sus, este
tratată neuniform. Astfel, într-o speță, P. G. a fost condamnat în baza alin. (1) art.
171 CP RM. În fapt, la 04.12.2013, aproximativ la ora 19.00, acesta, împreună cu
R. N. și G. I., se aflau în satul Mitoc, raionul Orhei. În aceste condiții, cei trei
făptuitori au recrutat și au transportat minorele S. A. și G. A. (care se aflau în stare
de ebrietate) către o sauna din preajma or. Orhei. Ajungând la destinație, urmărind
scopul exploatării sexuale a minorelor sus-menționate, P. G., R. N. și G. I. au
agravat starea de ebrietate a lui S. A. și G. A. Profitând de situația de vulnerabilitate
a acestora, P. G. a săvârșit raporturi sexuale cu S. A. și G. A. [7] Într-o altă speță,
1
P. I. a fost condamnat conform alin. (1) art. 174 și lit. a), b), e ) și f) alin.(3) art. 206
CP RM. În fapt, în luna septembrie 2014, acesta se afla în satul Mereni, raionul
Anenii Noi. Urmărind scopul exploatării sexuale necomerciale a minorei G. M.,
P. I. a recrurutat-o și a adăpostit-o în locuința lui din același sat. Pretextul a fost ca
G. M. să aibă grijă de P. P., tatăl în etate a lui P. I. Ulterior, P. I. a întreţinut cu
G. M. raporturi sexuale, oferindu-i în schimb bani și cadouri [8]. În fine, într-o a treia
1
speță, M. I. a fost acuzat de săvârşirea infracţiunii prevăzute la lit. b ) alin. (3) art.
206 CP RM. În fapt, la 29.06.2015, cunoscând despre situația de vulnerabilitate a
victimei minore C. V., M. I. a recrutat-o și a transportat-o către o saună de pe str.
Cameniţa din mun. Chişinău. La 30.06.2015, aproximativ la ora 22.00, M. I. a
abuzat-o sexual pe C. V., aplicând asupra acesteia violenţă nepericuloasă pentru
viaţa şi sănătatea persoanei [9].
Situațiile, reflectate în ultimele trei spețe reproduse mai sus, nu diferă
principial. Cu toate acestea, în antepenultima speță reprodusă mai sus, nu a fost
respectată regula fixată la art. 118 CP RM, la calificare fiind reținută norma care
reprezintă partea. Aceeași regulă nu a fost respectată nici în penultima speță
reprodusă mai sus: la calificare a fost reținută atât norma care reprezintă întregul,
cât și norma care reprezintă partea. În opoziție, în ultima speță reprodusă mai sus,
regula fixată la art. 118 CP RM a fost respectată. Or, prin aplicarea prevederii de la
1
lit. b ) alin. (3) art. 206 CP RM, s-a ținut cont de regula fixată la lit. c) alin. (2) art.
117 CP RM și, implicit, s-a luat în considerare prezența ipotezei prevăzute la lit.
b) alin. (2) art. 206 CP RM.
În altă ordine de idei, vom examina problema delimitării infracțiunii,
prevăzute la art. 206 CP RM, de infracțiunea specificată la art. 220 CP RM.
Reproducem mai jos o speță care constituie un exemplu de delimitare incorectă a
acestor infracțiuni: B. M. a fost condamnat în baza lit. b) alin. (3) art. 206 CP RM. În
fapt, în perioada august-noiembrie 2003, acesta se afla în or. Sângerei. În
împrejurările descrise, urmărind scopul exploatării sexuale, B. M. le-a recrutat pe
minorele L. V. și C. M. La concret, B. M. le-a propus acestora să practice prostituţia
în schimbul unor recompense materiale mari. Ambele victime proveneau din medii
socialmente vulnerabile, aflându-se într-o situaţie economică precară. Acest fapt a
30
__ ISCIENCE.IN.UA «Актуальные научные исследования в современном мире» ___
Выпуск 7(39) ч. 3 ISSN 2524-0986
fost dovedit prin declaraţiile părţii vătămate şi ale matorilor [10]. Totuși, din
declaraţiile părţii vătămate şi ale matorilor, pe care le găsim în textul sentinței de
condamnare a lui B. M., nu rezultă o asemenea concluzie. Din aceste declarații
aflăm că L. V. și C. M. doreau să se angajeze în câmpul muncii. Însă, o astfel de
dorință nu poate echivala cu situaţia de vulnerabilitate a victimei în sensul lit. c) alin.
(2) art. 206 CP RM.
În contextul analizat, consemnăm: nu este obligatoriu ca, în contextul
infracțiunii de trafic de copii, acţiunea prejudiciabilă în oricare din cele şase
modalităţi normative ale sale (recrutarea, transportarea, transferul, adăpostirea sau
primirea victimei, ori darea sau primirea unor plăţi ori beneficii pentru obţinerea
consimţământului unei persoane care deţine controlul asupra victimei) să fie
secundată de o acţiune adiacentă (ajutătoare). Totuși, această posibilitate nu poate
fi exclusă. Astfel, la lit. a)-c) și f) alin. (2) art. 206 CP RM, sunt enumerate modalităţi
ale acţiunii adiacente, care au și rolul de circumstanţe agravante.
În ultima speță reprodusă mai sus, ca modalitate a acţiunii adiacente în
contextul traficului de copii, este menționată profitarea de situaţia de vulnerabilitate
a copilului. Din pct. 10) art. 2 al Legii nr. 241 din 20.10.2005 privind prevenirea şi
combaterea traficului de fiinţe umane [11] (în continuare – Legii nr. 241/2005),
reiese că profitarea de situaţia de vulnerabilitate a copilului constă în profitarea de
aflarea acestuia în una din următoarele situații: a) situaţia precară din punctul de
vedere al supravieţuirii sociale; b) situaţia condiţionată de vârstă, sarcină, boală,
infirmitate, deficienţă fizică sau mintală; c) situaţia precară şi ilegală de intrare sau
de şedere în ţara de tranzit sau de destinaţie.
În ultima speță reprodusă mai sus, a fost doar alegată prezența ipotezei de
la lit. a) pct. 10) art. 2 al Legii nr. 241/2005. Însă, această alegație nu se sprijină pe
argimente. În această ordine de idei, este util să reproducem un fragment dintr-o
decizie a Colegiului penal lărgit al Curții Supreme de Justiție: „Instanţa de apel a
menţionat că se invocă şi profitarea de starea de vulnerabilitate a minorului. Însă
starea de vulnerabilitate nu este probată. Astfel, pe de o parte minora M. L. duce un
mod de viaţă amoral, de la şcoală lipseşte, vagabondează, iar pe de altă parte, în
cadrul confruntării cu inculpata, M. L. declară că starea financiară este normală,
lipsă de bani nu duce. Astfel, nu este clar care este starea de vulnerabilitate a unui
minor, care se consideră independent, locuieşte aparte de părinţi şi nu duce lipsă
de bani. În dosar există un raport ce reflectă starea de vulnerabilitate, însă acesta
se referă la starea de vulnerabilitate a familiei lui M. L., nu a lui M. L.‖ [12]
Totuși, așa cum am relevat mai sus, în contextul infracțiunii prevăzute la art.
206 CP RM, nu este obligatorie prezența acţiunii adiacente (inclusiv a acțiunii
adiacente în modalitatea normativă consemnată la lit. c) alin. (2) art. 206 CP RM. În
cazul acestei infracțiuni, obligatoriu este scopul care adoptă oricare dintre formele
specificate la lit. a)-h) alin. (1) art. 206 CP RM. În speță reprodusă mai sus, nu
găsim argumente că scopul lui B. M. a fost de a exploata minorele L. V. și C. M.
Astfel, în primul rând, L. V. și C. M. au fost determinate (și nu constrânse) să
1
practice prostituția. În pct. 3 ) art. 2 al Legii nr. 241/2005 se stabilește: „exploatare
sexuală comercială – folosirea persoanei prin constrângere (sublinierea ne aparține
– n.a.) în prostituţie sau în industria pornografică în schimbul mijloacelor financiare
sau al altor beneficii patrimoniale‖. În consecință, constrângerea la prostituţie
(atestată în cazul infracțiunii prevăzute la art. 206 CP RM) urmează a fi deosebită
de determinarea la prostituţie (atestată în cazul infracțiunii specificate la art. 220 CP
31
____«Актуальные научные исследования в современном мире» ISCIENCE.IN.UA__
Выпуск 7(39) ч. 3 ISSN 2524-0986
RM). Nu poate fi considerată constrângere la prostituţie promiterea de către
făptuitorul B. M. victimelor L. V. și C. M. a unor recompense materiale mari. Astfel
de oferte sunt posibile în contextul infracţiunii de proxenetism. Ele nu sunt specifice
pentru traficul de copii, deoarece nu înrăutăţesc poziţia victimei, nu o pun într-o
situaţie fără ieşire, care ar sili-o să practice prostituţia.
În al doilea rând, nu cunoaștem finalitatea urmărită de către B. M. Or, în
cazul infracţiunii de proxenetism, făptuitorul trage foloase de pe urma practicării
prostituţiei de către victimă. Totuşi, victima îşi însuşeşte o parte substanţială din
beneficii. În contrast, în cazul traficului de copii, întreaga activitate are loc în scopul,
exclusiv, al exploatării victimei. De aceea, folosul obţinut astfel este însuşit în
întregime (sau într-o proporţie ce semnifică exploatarea) de către făptuitor.
În concluzie, B. M. ar fi trebuit să răspundă conform lit. a) alin. (2) art. 220
CP RM, nu potrivit lit. b) alin. (3) art. 206 CP RM.
Continuând firul logic al investigaței noastre, vom încerca să răspundem la
întrebarea: este oare posibil concursul ideal dintre traficul de copii și proxenetism?
1
În pct. 15 al Hotărârii Plenului Curţii Supreme de Justiţie a Republicii
Moldova nr. 37 din 22.11.2004 cu privire la practica aplicării legislaţiei în cauzele
despre traficul de fiinţe umane şi traficul de copii, se explică, printre altele:
„Delimitând traficul de fiinţe umane de proxenetism, urmează de avut în vedere
următoarele: [...] d) În situaţia unor acte de recrutare, transportare, transferare,
adăpostire sau primire a unei persoane, prin ameninţare, violenţă, răpire,
înşelăciune, abuz de autoritate, de starea de vulnerabilitate sau prin alte forme de
constrângere, ori profitând de imposibilitatea altei persoane de a-şi exprima voinţa,
sau prin oferirea, darea, acceptarea sau primirea de bani ori de alte foloase pentru
obţinerea consimţământului persoanei care are autoritate asupra altei persoane, în
scopul exploatării acestei persoane, fapta întruneşte elementele constitutive ale
infracţiunii de trafic de persoane, prevăzute de art. 165 şi 206 CP; e) Proxenetismul
se poate manifesta separat. El poate să se transforme în trafic de persoane ori să
existe în cumul cu ultimul; f) În cazul când acţiunile subiectului încep ca
proxenetism, iar ulterior acesta acţionează asupra aceleiaşi persoane prin
modalităţile specificate la lit. d) al prezentului punct, se va constata săvârşirea atât
a infracţiunii prevăzute de art. 220 CP RM, cât şi a infracţiunii prevăzute de art. 165
CP RM, în concurs real de infracţiuni (sublinierea ne aparține – n.a.)‖ [13].
Aceste explicații ale instanței supreme sunt invocate ca temei de calificare
într-o decizie a Colegiului penal al Curții Supreme de Justiție [14]. La rândul său,
această decizie este prezentată ca model de inspirație într-o sentință a Judecătoriei
Buiucani [15]. De asemenea, acest model inspiră și sentința pronunțată în
următoarea speță: L. N. a fost acuzată de săvârșirea infracțiunilor prevăzute la lit. b)
alin. (3) art. 206 și lit. a) alin. (3) art. 208 CP RM. În fapt, în decembrie 2007,
aceasta a amenințat cu violența minorele A. P. și S. P., urmărind ca acestea să
practice prostituția [16].
În opinia noastră, cele săvârșite de L. N. nu pot să reprezinte concursul ideal
al infracțiunilor prevăzute la lit. b) alin. (3) art. 206 și lit. a) alin. (3) art. 208 CP RM.
Nu avem niciun temei să afirmăm că fapta, comisă de L. N., întruneşte elementele
ambelor acestor infracţiuni.
În calitate de argument în sprijinul cuvintelor noastre, vom apela la punctul
de vedere a lui A. Tănase care se referă la o situație asemănătoare. Autorul în
cauză infirmă posibilitatea concursului ideal dintre infracțiunile prevăzute la art. 165
32
__ ISCIENCE.IN.UA «Актуальные научные исследования в современном мире» ___
Выпуск 7(39) ч. 3 ISSN 2524-0986
și 220 CP RM: „Nu considerăm posibilă transformarea proxenetismului în trafic de
fiinţe umane. Datorită numeroaselor incompatibilităţi dintre cele două infracţiuni, nu
este cu putinţă ca persoana care execută intenţia iniţială de săvârşire a
proxenetismului, până la consumarea acestei infracţiuni, să-şi redirecţioneze
atitudinea psihică, astfel încât intenţia supravenită să fie cea de săvârşire a
traficului de fiinţe umane. Oricum, chiar dacă am admite că este posibilă o
asemenea transformare de intenţie, cele săvârşite s-ar califica numai conform art.
165 CP RM. Nu s-ar face calificarea conform regulilor concursului de infracţiuni [...]
[F]ăptuitorul, odată ce începe executarea infracţiunii de proxenetism, duce această
executare până la capăt. După care începe executarea unei alte infracţiuni, a celei
de trafic de fiinţe umane. În aceste condiţii [...] va exista un concurs real dintre cele
două infracţiuni‖ [17].
Revenind la analiza ultimei spețe reproduse mai sus, considerăm că L. N. ar
fi urmat să răspundă fie doar conform lit. b) alin. (3) art. 206 CP RM, fie doar
conform lit. a) alin. (3) art. 208 CP RM. Alegerea uneia dintre aceste norme depinde
de faptul dacă, în rezultatul amenințării victimelor A. P. și S. P. cu violența, acestea
au fost lipsite de posibilitatea de a-şi dirija acţiunile sau nu. În alți termeni, alegerea
dintre lit. b) alin. (3) art. 206 CP RM și lit. a) alin. (3) art. 208 CP RM depinde de
faptul dacă A. P. și S. P. au fost constrânse să practice prostituția ori nu. Dacă ele
au fost constrânse să practice prostituția, ar urma să se aplice numai lit. b) alin. (3)
art. 206 CP RM. Dacă însă ele au fost determinate să practice prostituția, atunci ar
urma să se aplice numai lit. a) alin. (3) art. 208 CP RM. Or, în art. 208 CP RM se
vorbește despre „determinarea minorilor la săvârşirea unor fapte imorale‖.
Cert este că o faptă nu poate să reprezinte concomitent atât constrângerea
la prostituție, cât și determinarea la prostituție. Nu este posibil ca victima infracțiunii
să aibă posibilitatea de a-şi dirija acţiunile și, în același timp, să fie lipsită de
această posibilitate. Noțiunile „constrângerea la prostituție‖ și „determinarea la
prostituție‖ se exclud una pe cealaltă. De aceea, considerăm neîntemeiată
condamnarea lui L. N. în baza lit. b) alin. (3) art. 206 și lit. a) alin. (3) art. 208 CP
RM.

BIBLIOGRAFIE:
1. Gurschi C., Botezatu R., Dolea I., Grama M. Jurisprudenţa Curţi Supreme de
Justiţie în materie penală (2008-2010): Culegere. – Chişinău: Tipografia
Centrală, 2012. – 916 p.
2. Наумов А. В. Практика применения Уголовного кодекса Российской
Федерации: комментарий судебной практики и доктринальное толкование /
Под ред. Г. М. Резника. – Москва: Волтерс Клувер, 2005. – 1024 p.
3. Hotărârea Curții Constituționale a Republicii Moldova nr. 25 din 13.10.2015
pentru controlul constituţionalităţii unor prevederi ale Hotărârii Guvernului nr. 79
din 23 ianuarie 2006 privind aprobarea Listei substanţelor narcotice, psihotrope
şi a plantelor care conţin astfel de substanţe depistate în trafic ilicit, precum şi
cantităţile acestora (Sesizarea nr. 30a/2015) // Monitorul Oficial al Republicii
Moldova. – 2016. – nr. 13-19.
4. Decizia Colegiului penal al Curții Supreme de Justiție din 21.03.2018. Dosarul
nr. 1ra-413/2018. Disponibil:
http://jurisprudenta.csj.md/search_col_penal.php?id=10683

33
____«Актуальные научные исследования в современном мире» ISCIENCE.IN.UA__
Выпуск 7(39) ч. 3 ISSN 2524-0986
5. Decizia Colegiului penal al Curții Supreme de Justiție din 30.05.2018. Dosarul
nr. 1ra-959/2018. Disponibil:
http://jurisprudenta.csj.md/search_col_penal.php?id=11267
6. Decizia Colegiului penal al Curții Supreme de Justiție din 23.05.2018. Dosarul
nr. 1ra-931/2018. Disponibil:
http://jurisprudenta.csj.md/search_col_penal.php?id=11312
7. Decizia Colegiului penal lărgit al Curții Supreme de Justiție din 17.04.2018.
Dosarul nr. 1ra-378/2018. Disponibil:
http://jurisprudenta.csj.md/search_col_penal.php?id=11051
8. Sentința Judecătoriei Anenii Noi din 28.12.2017. Dosarul nr. 1-251/2016.
Disponibil:
https://jan.instante.justice.md/ro/hot?solr_document=&solr_document_2=&Denu
mireDosar=&Tematica=206&solr_document_3=2
9. Sentința Judecătoriei Buiucani din 25.10.2016. Dosarul nr. 1-967/2016.
Disponibil:
https://jc.instante.justice.md/ro/hot?solr_document=&solr_document_2=&Denu
mireDosar=&Tematica=206&solr_document_3=2
10. Sentința Judecătoriei Bălți din 12.02.2016. Dosarul nr. 1-212/2014. Disponibil:
https://jbl.instante.justice.md/ro/hot?solr_document=&solr_document_2=&Denu
mireDosar=&Tematica=206&solr_document_3=2
11. Legea nr. 241 din 20.10.2005 privind prevenirea şi combaterea traficului de
fiinţe umane // Monitorul Oficial al Republicii Moldova. – 2005. – nr. 164-167.
12. Decizia Colegiului penal lărgit al Curții Supreme de Justiție din 22.12.2015.
Dosarul nr. 1ra-1276/2015. Disponibil:
http://jurisprudenta.csj.md/search_col_penal.php?id=5497
13. Hotărârea Plenului Curţii Supreme de Justiţie a Republicii Moldova cu privire la
practica aplicării legislaţiei în cauzele despre traficul de fiinţe umane şi traficul
de copii nr. 37 din 22.11.2004. Disponibil:
http://jurisprudenta.csj.md/search_hot_expl.php?id=230
14. Decizia Colegiului penal al Curții Supreme de Justiție din 09.04.2014. Dosarul
nr. 1ra-704/2014. Disponibil:
http://jurisprudenta.csj.md/search_col_penal.php?id=2021
15. Sentința Judecătoriei Buiucani din 25.10.2016. Dosarul nr. 1-967/2016.
Disponibil:
https://jc.instante.justice.md/ro/hot?solr_document=&solr_document_2=&Denu
mireDosar=&Tematica=206&solr_document_3=2
16. Sentința Judecătoriei Cahul din 29.12.2017. Dosarul nr. 1-422/2014. Disponibil:
https://jch.instante.justice.md/ro/hot?solr_document=&solr_document_2=&Denu
mireDosar=&Tematica=206&solr_document_3=2
17. Tănase A. Latura subiectivă a infracțiunii de trafic de ființe umane (art. 165 CP
RM) // Revista Naţională de Drept. – 2011. – nr. 2. – p. 10-22.

34
__ ISCIENCE.IN.UA «Актуальные научные исследования в современном мире» ___
Выпуск 7(39) ч. 3 ISSN 2524-0986
УДК 343.77:340.132.626(478)
Brînza Sergiu Mihail, Stati Vitalie Anatol
Departamentul Drept penal, Universitatea de Stat din Moldova
(Chișinău, Republica Moldova)

PROBLEMELE APLICĂRII RĂSPUNDERII PENTRU DISTRUGEREA SAU


DETERIORAREA INTENȚIONATĂ A BUNURILOR (ART. 197 DIN CODUL
PENAL AL REPUBLICII MOLDOVA)

Adnotare. Studiul de față este dedicat examinării unor carențe ce


caracterizează aplicarea art. 197 „Distrugerea sau deteriorarea intenţionată a
bunurilor‖ din Codul penal al Republicii Moldova. Se relevă legătura dintre
1
infracțiunile, prevăzute de acest articol, și infracțiunile prevăzute de art. 201 , 287,
323 și 335 din Codul penal al Republicii Moldova. Cu ajutorul unor exemple din
practică, se argumentează necesitatea respectării prevederilor legale privind
concurența de norme și concursul de infracțiuni.
Cuvinte-cheie: distrugerea sau deteriorarea intenţionată a bunurilor; abuzul
de serviciu; favorizarea infracțiunii; huliganism; violența în familie; concurs de
infracțiuni.

Брынза Сергей Михайлович, Стати Виталий Анатольевич


Департамент уголовного права Государственного университета Молдовы
(Кишинев, Республика Молдова)

ПРОБЛЕМЫ ПРИМЕНЕНИЯ ОТВЕТСТВЕННОСТИ ЗА УМЫШЛЕННОЕ


УНИЧТОЖЕНИЕ ИЛИ ПОВРЕЖДЕНИЕ ИМУЩЕСТВА (СТ. 197 УГОЛОВНОГО
КОДЕКСА РЕСПУБЛИКИ МОЛДОВА)

Аннотация. Настоящее исследование посвящено изучению


некоторых недостатков, характеризующих применение ст. 197 Уголовного
кодекса Республики Молдова («Умышленное уничтожение или повреждение
имущества»). Выясняется связь между деяниями, предусмотренными
1
данной статьей, и преступлениями, указанными в ст. 201 , 287, 323 и 335
Уголовного кодекса Республики Молдова. С помощью примеров из практики,
подтверждается необходимость соблюдения законодательных положений о
конкуренции норм и совокупности преступлений.
Ключевые слова: умышленное уничтожение или повреждение
имущества; злоупотребление служебным положением; укрывательство
преступления; хулиганство; насилие в семье; совокупность преступлений.

35
____«Актуальные научные исследования в современном мире» ISCIENCE.IN.UA__
Выпуск 7(39) ч. 3 ISSN 2524-0986
Brinza Sergiu M., Stati Vitalie A.
Department of Penal Law, Moldova State University
(Chisinau, Republic of Moldova)

THE ISSUES WITH APPLICATION OF PENAL LIABILITY FOR THE DELIBERATE


DESTRUCTION OR DAMAGE OF GOODS (ART. 197 OF THE PENAL CODE OF
THE REPUBLIC OF MOLDOVA)

Abstraction. This study is dedicated to examining several shortcomings that


occur within the application of art. 197 „Deliberate destruction or damage of goods‖
of the Penal Code of the Republic of Moldova. The connection between the
offences provided by this article, as well as between the offences specified in art.
1
201 , 287, 323 and 335 of the Penal Code of the Republic of Moldova is pointed out
as definitive to these shortcomings. In this regard, there are brought a series of
examples from practice to argue the absolute necessity to comply with the legal
provisions with regard to the competition of norms and the competition of offences.
Keywords: deliberate destruction or damage of goods; abuse of position;
facilitating the offence; hooliganism; domestic violence; competition of offences.

Potrivit Recomandării nr. (94)12 a Comitetului de Miniştri către statele


membre ale Consiliului Europei privind independenţa, eficienţa şi rolul judecătorului,
„judecătorii au obligaţia şi trebuie să deţină puterea de a exercita responsabilităţile
judiciare ce le revin în scopul de a se asigura de aplicarea corectă a legii şi
instrumentarea cauzelor în mod echitabil, eficient şi rapid‖ [1]. Totodată, în Avizul
nr. 11 (2008) al Consiliului Consultativ al Judecătorilor Europeni (CCJE) în atenţia
Comitetului de Miniştri al Consiliului Europei privind calitatea hotărârilor
judecătoreşti, se menționează, inter alia: „Orice hotărâre judecătorească trebuie să
fie inteligibilă, redactată într-un limbaj clar şi simplu, condiţie esenţială pentru a fi
înţeleasă de părţi şi de public. Această inteligibilitate necesită o structură coerentă a
hotărârii şi enumerarea argumentaţiei într-un stil clar şi accesibil tuturor. [...]
Calitatea hotărârii depinde în principal de calitatea motivării. O motivare bună este o
necesitate imperioasă care nu poate fi neglijată în favoarea celerităţii. [...] Motivarea
permite nu numai o mai bună înţelegere şi acceptare a hotărârii de către justiţiabil ci
este mai ales o garanţie împotriva arbitrarului. [...] Motivarea trebuie să fie coerentă,
clară şi lipsită de ambiguităţi şi de contradicţii. Ea trebuie să permită urmărirea unui
raţionament care a condus judecătorul la aceasta‖ [2].
Așadar, pentru a fi de o înaltă calitate, o hotărâre judecătorească trebuie să
fie percepută de către părţi şi de societate în general ca fiind rezultatul unei aplicări
corecte a normelor juridice şi al unei evaluări factuale corespunzătoare. Acest
aspect vizează, printre altele, procesul de calificare a infracțiunii. Or, în
corespundere cu alin. (1) art. 113 CP RM, „se consideră calificare a infracţiunii
determinarea şi constatarea juridică a corespunderii exacte între semnele faptei
prejudiciabile săvîrşite şi semnele componenţei infracţiunii, prevăzute de norma
penală‖. În acord cu alineatul (2) al acestui articol, „calificarea oficială a infracţiunii
se efectuează la toate etapele procedurii penale de către persoanele care
efectuează urmărirea penală şi de către judecători‖.
În unele cazuri, calitatea hotărârilor judecătorești comportă deficiențe legate
de calificarea infracțiunii. În special, atrage atenția incoerența, neclaritatea și
36
__ ISCIENCE.IN.UA «Актуальные научные исследования в современном мире» ___
Выпуск 7(39) ч. 3 ISSN 2524-0986
ambiguitatea motivării legate de calificarea infracțiunii. Din această perspectivă, în
continuare vom examina unele carențe legate de aplicarea art. 197 „Distrugerea
sau deteriorarea intenţionată a bunurilor‖ din Codul penal.
De exemplu, în legătură cu următoarea speță, apar îndoieli referitoare la
temeinicia calificării celor comise: D. Șt. a fost acuzat de săvârșirea infracțiunii
prevăzute la lit. a) alin. (2) art. 197 CP RM. În fapt, acesta deținea funcția de
director al întreprinderii „D.-C.-P.‖ S.R.L. La 04.04.2008 – în lipsa unei autorizații de
demolare şi fără consimțământul lui A. O., chiriaşul principal al unui apartament de
pe str. Corobceanu, mun. Chişinău, în care mai locuiau și fiicele ei, I. O. şi Iu. O. –
D. Șt. a dat dispoziție angajaților din subordine să execute lucrările de demolare a
apartamentului sus-menționat. Aceste lucrări au fost executate imediat cu ajutorul
tehnicii grele specializate, ceea ce a prezentat un pericol real pentru viața și
sănătatea locatarilor din apartamentul în care locuiau A. O, I. O. şi Iu. O. Prin
distrugerea apartamentului în cauză, posesorilor acestuia le-au fost cauzate daune
în mărime de aproximativ 500000 de lei [3].
Din speța, reprodusă mai sus, se poate vedea că D. Șt. a săvârșit
infracțiunea nu în calitate de persoană particulară, dar în calitate de persoană care
gestionează o organizaţie comercială. Persoana, care gestionează o organizaţie
comercială, poate fi subiectul infracțiunilor prevăzute la art. 335 CP RM („Abuzul de
serviciu‖). În aceste condiții, nu este clar de ce nu s-a admis posibilitatea calificării
1
celor comise de D. Șt. în baza alin. (1 ) art. 335 CP RM.
De asemenea, nu a fost stabilit răspunsul la următoarea întrebare: şi-a
întrecut oare D. Șt. competenţa, depăşind limitele drepturilor şi atribuţiilor acordate
prin lege, atunci când a dat dispoziție angajaților din subordine să execute lucrările
de demolare a apartamentului sus-menționat? Dacă răspunsul la această întrebare
este afirmativ, atunci există temeiul pentru calificarea faptei lui D. Șt. în baza lit. a)
alin. (2) art. 197 CP RM. Dacă însă cele săvârşite de D. Șt. nu au excedat limitele
1
competenţei lui de serviciu, atunci se atestă temeiul aplicării alin. (1 ) art. 335 CP
RM.
1
Bineînțeles, alin. (1 ) art. 335 CP RM ar putea fi aplicat doar în cazul în care
D. Șt. ar fi comis fapta în interes material, în alte interese personale sau în interesul
terţilor. Însă, cei abilitați cu calificarea faptei săvârșite de D. Șt. nu au examinat nici
această posibilitate. Între timp, nu este exclus ca D. Șt. să fi fost ghidat de
necesitatea de a obţine un câştig material pentru sine, de a-şi reţine un câştig
material, de a se elibera de cheltuieli materiale, de a obţine avantaje nepatrimoniale
sau de a satisface interesul acelor persoane în a căror favoare D. Șt. a comis
infracțiunea. În prezența unor astfel de circumstanțe, D. Șt. ar fi trebuit să răspundă
1
conform alin. (1 ) art. 335 CP RM.
În alt context, vom analiza posibilitatea existenței concursului ideal dintre
infracțiunile prevăzute la art. 197 și 323 „Favorizarea infracțiunii‖ din Codul penal. În
această privință, consemnăm că, dacă favorizarea infracţiunii este legată de
săvârşirea unei alte infracţiuni (de exemplu, de distrugerea sau deteriorarea
intenţionată a bunurilor, dacă aceasta a cauzat daune în proporţii mari, săvârşită
prin incendiere, explozie sau prin o altă modalitate periculoasă), această altă
infracţiune va forma concursul cu infracţiunea prevăzută la art. 323 CP RM.
Concursul în cauză este posibil numai dacă acea altă infracțiune nu epuizează în
întregime conținutul favorizării infracţiunii. În caz contrar, răspunderea urmează a fi
aplicată doar pentru acea altă infracțiune. În acest plan, M. A. Hotca afirmă just:
37
____«Актуальные научные исследования в современном мире» ISCIENCE.IN.UA__
Выпуск 7(39) ч. 3 ISSN 2524-0986
„Favorizarea infractorului are un caracter subsidiar și subsecvent, întrucât este
incriminată numai dacă fapta nu prezintă vreunul din aspectele particulare pe care
legea penală le incriminează distinct‖ [4, p. 1287].
Această regulă nu a fost respectată în următoarea speță: C. I. a fost
condamnat în baza alin. (2) art. 197 și alin. (1) art. 323 CP RM. În fapt, la
14.01.2008, aproximativ la ora 21.30, acesta se deplasa împreună cu R. A. pe str.
Izmail, mun. Chişinău. De la o parcare neîngrădită de pe această stradă, R. A. a
sustras automobilul care-i aparținea lui A. G. După ce C. I. a urcat în automobilul
condus de R. A., cei doi s-au deplasat către o boxă destinată pentru repararea
automobilelor, amplasată pe str. Jubiliară, mun. Chişinău. În acel loc, R. A. și
C. I. au demontat de pe automobilul sustras: patru portiere; acumulatorul; barele de
protecţie din faţă şi din spate; cinci roţi; un casetofon cu trei boxe; un suport cu
număr de înmatriculare. Ulterior, restul automobilului sustras a fost incendiat. Prin
aceasta, lui A. G. i-au fost cauzate daune în mărime de aproximativ 130000 de lei
[5]. Așa cum se poate vedea, distrugerea automobilului, care-i aparținea lui A. G.,
epuizează în întregime conținutul favorizării infracţiunii. (Cât privește sustragerea
de către C. I. a obiectelor demontate de pe respectivul automobil, această faptă
trebuia calificată aparte. Din motive obscure, fapta în cauză nu a fost reținută la
calificare). În aceste împrejurări, C. I. nu ar fi trebuit să răspundă și în baza alin. (1)
art. 323 CP RM.
Cele săvârșite de C. I. nu pot forma un concurs ideal de infracțiuni, deoarece
acesta a manifestat o singură intenție infracțională. Referindu-se la concursul ideal,
I. Tanoviceanu menționează că, sub aspect subiectiv, acesta presupune o
„pluralitate de rezoluțiuni‖ [6, p. 293]. Dezvoltând ideea, S. Copețchi și I. Hadîrcă
afirmă, cu drept cuvânt: „Pentru a fi în prezența concursului ideal de infracțiuni, pe
lângă condițiile existenței doar a unei singure acțiuni (inacțiuni) și încălcarea a cel
puțin două dispoziții ale legii, mai este necesară condiția prezenței a tot atâtea
rezoluțiuni infracționale câte infracțiuni sunt comise‖ [7, p. 229].
O altă problemă, care suscită interes, este cea legată de posibila absorbire
de către infracțiunea prevăzută la art. 287 CP RM („Huliganismul‖) a uneia dintre
infracțiunile prevăzute la art. 197 CP RM.
Din această perspectivă, să ne îndreptăm atenția asupra următoarei spețe:
G. A. a fost condamnată conform lit. a) alin. (2) art. 197 CP RM. În fapt, la
28.05.2015, aproximativ la ora 02.30, aceasta se afla în gospodăria lui T. Gh. din
satul Tudora, raionul Ştefan Vodă. Întrucât G. A. era în stare de ebrietate, T. Gh. nu
i-a permis să intre în casa lui. Drept urmare, G. A. a lăsat un muc de ţigară aprins
pe acoperişul confecţionat din stuf al casei lui T. Gh. și a părăsit locul faptei. În
rezultatul incendiului care a cuprins casa lui T. Gh., acestuia i-au fost cauzate
daune în mărime de 71160,50 lei [8].
În opinia noastră, G. A. a săvârșit fapta, descrisă mai sus, din motive
huliganice. Așa cum susține L. A. Andreeva, „nu rareori, la baza motivelor
huliganice se află răutatea, determinată de lipsa de satisfacere cel mai adesea a
necesităţilor antisociale ale făptuitorului‖ [9, p. 32]. În speța, reprodusă mai sus,
răutatea făptuitoarei a fost determinată de refuzul victimei de a-i deschide accesul
în locuință la o oră târzie de noapte, condiționat și de aceea că făptuitoarea se afla
în stare de ebrietate. Faptul că ne aflăm tocmai în prezența motivelor huliganice ni-l
demonstrează și alte caracteristici ale acțiunii comise de G. A.: uşurinţa cu care
făptuitoarea s-a decis să săvârşească infracţiunea; reacţia neadecvată a
38
__ ISCIENCE.IN.UA «Актуальные научные исследования в современном мире» ___
Выпуск 7(39) ч. 3 ISSN 2524-0986
făptuitoarei în raport cu conduita victimei; făptuitoarei i-a adus satisfacţie însuşi
faptul comiterii infracţiunii; prezenţa unui pretext nesemnificativ pentru a comite
infracțiunea.
Să nu uităm că prezenţa motivelor huliganice poate rezulta din înseşi
acţiunile făptuitorului, din pretextul servind drept cauză aparentă a comiterii
omorului, precum şi din relaţiile făptuitorului cu victima. Victimă a infracţiunii
analizate poate fi nu doar o persoană întâlnită întâmplător, dar chiar şi o rudă sau o
cunoştinţă, dacă cauza omorului a fost nu relaţiile de ostilitate cu caracter personal,
ci motivele huliganice (de exemplu, dorinţa de a profita de un pretext neînsemnat
pentru răfuiala cu victima).
Luând în considerare aceste argumente, este cazul să ne întrebăm: este
oare întemeiată calificarea faptei, săvârșite de G. A., în baza lit. a) alin. (2) art. 197
CP RM? Formulăm această întrebare, deoarece între noțiunile „motivul
huliganismului‖ și „motive huliganice‖ există o relație de tip „parte-întreg‖. În orice
caz, motivul huliganismului este un motiv huliganic. Însă, nu oricare motiv huliganic
reprezintă motivul huliganismului. Pot oare motivele huliganice să determine
săvârșirea uneia dintre infracțiunile prevăzute la art. 197 CP RM? Și dacă da, atunci
pentru care variantă de calificare trebuie să optăm: 1) art. 197 CP RM; 2) art. 287
CP RM; 3) art. 197 și art. 287 CP RM?
Înainte de a răspunde la aceste întrebări, vom reproduce o altă speță:
H. A. a fost condamnat conform alin. (1) art.197 și alin. (1) art. 287 CP RM. În fapt,
la 07.06.2010, aproximativ la ora 21.00, acesta se afla pe str. Lacului, mun.
Chişinău. Fiind în stare de ebrietate, în prezenţa mai multor persoane, H. A. a
proferat injurii și a aruncat cu pietre în casa ce-i aparţinea lui B. V. şi în automobilul
care-i aparţinea lui Z. I. Apoi H. A. s-a retras de la locul faptei, revenind în locunța
lui situată pe aceeași stradă. În rezultatul celor comise, victimelor le-au fost cauzate
daune în mărime de 52483 lei [10]. Spre deosebire de penultima speță, această
ultimă speță se distinge prin aceea că făptuitorul nu doar a cauzat daune materiale
prin distrugere / deteriorare, dar a și tulburat ordinea și liniștea publică. În opinia
decidenților care au efectuat calificarea, cele comise de H. A. se deosebesc printr-
un cinism sau obrăznicie deosebită. Ne exprimăm rezervele față de această opinie,
dar nu vom insista să o analizăm, fiind preocupați de un alt aspect.
Din punctul de vedere a lui L. S. Aistova, distrugerea sau deteriorarea
bunurilor poate fi cuprinsă de latura obiectivă a infracțiunii de huliganism [11, p. 21].
O asemenea concluzie nu rezultă explicit din dispoziţia art. 287 CP RM. Totuşi,
distrugerea sau deteriorarea bunurilor ar putea fi privită ca o posibilă manifestare fie
a încălcării grosolane a ordinii publice şi a exprimării unei vădite lipse de respect
faţă de societate, fie a cinismului sau obrăzniciei deosebite. De aceea, implicit,
concluzia exprimată de către L. S. Aistova reiese din dispoziţia art. 287 CP RM. În
consecință, se poate susţine că relaţiile sociale cu privire la integritatea, substanţa
şi potenţialul de utilizare a bunurilor pot constitui obiectul juridic secundar al
infracţiunii de huliganism. De asemenea, se poate afirma că fapta de distrugere sau
deteriorare a bunurilor se poate ca şi cum dizolva în amalgamul infracţiunii de
huliganism.
Prin prisma acestor constatări, este oare admisibil să postulăm că faptele
prevăzute la art. 197 CP RM ar putea fi absorbite de infracţiunea specificată la art.
287 CP RM?
În mod aprioric, infracţiunea absorbantă (cum este, în cazul nostru,
39
____«Актуальные научные исследования в современном мире» ISCIENCE.IN.UA__
Выпуск 7(39) ч. 3 ISSN 2524-0986
infracțiunea de huliganism) nu poate avea un grad prejudiciabil mai redus decât cel
al infracţiunii absorbite. Comparând sancţiunile stabilite în alin. (1)-(3) art. 197 CP
RM şi alin. (1)-(3) art. 287 CP RM, se poate susţine că infracţiunea de huliganism în
varianta consemnată la alin. (1) art. 287 CP RM poate absorbi infracțiunea
prevăzută la alin. (1) art. 197 CP RM. La rândul său, infracţiunea de huliganism în
varianta consemnată la alin. (2) art. 287 CP RM poate absorbi infracțiunile
specificate la alin. (1) și (3) art. 197 CP RM. În fine, infracţiunea de huliganism în
varianta consemnată la alin. (3) art. 287 CP RM poate absorbi infracțiunile
prevăzute la alin. (1)-(3) art. 197 CP RM.
Condiţia esenţială este ca distrugerea sau deteriorarea intenţionată a
bunurilor să reprezinte o manifestare fie a încălcării grosolane a ordinii publice şi a
exprimării unei vădite lipse de respect faţă de societate, fie a cinismului sau
obrăzniciei deosebite. Nu există indicii suficiente pentru a afirma că această
condiţie este îndeplinită în penultima speță reprodusă mai sus. În procesul de
calificare a infracțiunii săvârșite de G. A. s-a omis să se clarifice dacă motivele
huliganice, care au determinat distrugerea casei lui T. Gh., și-au găsit dezvoltarea
sau nu fie în încălcarea grosolană a ordinii publice şi a exprimării unei vădite lipse
de respect faţă de societate, fie în cinismul sau obrăznicia deosebită.
Așadar, este posibil ca motivele huliganice să determine săvârșirea uneia
dintre infracțiunile prevăzute la art. 197 CP RM. În această ipoteză, poate fi aplicat
doar art. 197 CP RM, fără a fi necesară aplicarea substitutivă sau suplimentară a
art. 287 CP RM.
O situație calitativ diferită o atestăm în ultima dintre spețele reproduse mai
sus. De această dată, deteriorarea bunurilor, care aparțineau lui B. V. şi Z. I., ca şi
cum se dizolvă în amalgamul infracţiunii de huliganism. Împreună cu proferarea de
injurii, această deterioare de bunuri formează un tot întreg, alcătuind în ansamblu
conținutul cinismului sau obrăzniciei deosebite. În ultima speță reprodusă mai sus,
deteriorarea intenţionată a bunurilor este o expresie a motivelor huliganice. Așa
cum s-a putut vedea mai sus, infracţiunea de huliganism în varianta consemnată la
alin. (1) art. 287 CP RM poate absorbi infracțiunea prevăzută la alin. (1) art. 197 CP
RM. În consecință, H. A. ar fi urmat să fie condamnat doar în baza alin. (1) art. 287
CP RM. Aplicarea alin. (1) art.197 CP RM a fost în exces.
Încheiem investigația de față cu examinarea legăturii dintre distrugerea sau
1
deteriorarea intenționată a bunurilor și violența în familie (art. 201 CP RM).
În acest context, vom reproduce, în primul rând, o speță în care s-a aplicat
1
doar art. 197 CP RM, fără a se invoca art. 201 CP RM: P. I. a fost condamnat
conform lit. a) alin. (2) art. 197 CP RM. În fapt, la 07.11.2013, între orele 17.00-
18.00, acesta se afla în locuința lui de pe str. Mihail Sadoveanu, or. Durleşti. În
aceste împrejurări, P. I. a incendiat bunurile din odaia fiicei sale, P. L. În rezultat,
acesteia i-au fost cauzate daune în mărime de 57050 lei [12]. În contrast, într-o altă
1
speță, s-a aplicat atât art. 197 CP RM, cât și art. 201 CP RM: S. M. a fost
1
condamnat în baza lit. a) alin. (2) art. 197 și alin. (1) art. 201 CP RM. În fapt, la
21.04.2014, aproximativ la ora 18.30, acesta se afla în locuința fostei sale soţii,
S. R., din comuna Chircăieşti, raionul Căuşeni. În aceste condiții, S. M. i-a aplicat lui
S. R. mai multe lovituri cu pumnii şi cu un ciocan peste corp şi în cap. În rezultat,
S. R. a suportat o vătămare ușoară a integrității corporale sau a sănătății.
Apoi S. M. a incendiat casa lui S. R. Drept urmare, lui S. R. i-au fost cauzate daune
în mărime de aproximativ 300000 de lei. De asemenea, lui M. M., care i-a
40
__ ISCIENCE.IN.UA «Актуальные научные исследования в современном мире» ___
Выпуск 7(39) ч. 3 ISSN 2524-0986
încredințat spre păstrare lui S. R. mai multe bunuri, i-au fost cauzate daune în
mărime de 105325 lei [13].
Luând în considerare momentul de săvârșire a infracțiunilor în spețele
reproduse mai sus, considerăm că cele săvârșite de P. I. și S. M. ar fi urmat să fie
1
calificate conform alin. (1) art. 201 CP RM, fără a se invoca lit. a) alin. (2) art. 197
1
CP RM. Or, în varianta de până la 16.09.2016, alin. (1) art. 201 CP RM stabilea
răspunderea, printre altele, pentru acţiunea intenţionată, manifestată fizic, comisă
de un membru al familiei asupra unui alt membru al familiei, care a provocat un
prejudiciu material. Nu există niciun impediment pentru a considera că o astfel de
acțiune nu s-ar fi putut exprima în cauzarea distrugerii sau deteriorării bunurilor.
Alta este situația începând cu 16.09.2016, odată cu intrarea în vigoare a
Legii nr. 196 din 28.07.2016 pentru modificarea şi completarea unor acte legislative.
Cauzarea unui membru de familie a prejudiciului material, prin acţiunea de cauzare
a distrugerii sau deteriorării bunurilor, comisă de un membru al familiei asupra unui
1
alt membru al familiei (în sensul alin. (1) art. 201 CP RM în redacția legii „vechi‖)
1
nu poate fi calificată în baza art. 201 CP RM în redacția legii „noi‖. În această
situație, răspunderea poate fi aplicată conform art. 104 din Codul contravențional
sau art. 197 CP RM.
Cu alte cuvinte, dacă P. I. și S. M. și-ar fi săvârșit faptele după 16.09.2016,
atunci ar fi fost întemeiate soluțiile de calificare reținute în ultimele două spețe
reproduse mai sus.
Precizăm că în art. 2 al Legii nr. 45 din 01.03.2007 cu privire la prevenirea şi
combaterea violenţei în familie (în continuare – Legii nr. 45/2007), printre exemplele
de violenţă psihologică, este specificată distrugerea demonstrativă a obiectelor. În
același articol, prin „violenţă în familie‖ se are în vedere „actele de violenţă fizică,
sexuală, psihologică (sublinierea ne aparține – n.a.), spirituală sau economică, cu
excepţia acţiunilor de autoapărare sau de apărare ale altei persoane, inclusiv
ameninţarea cu asemenea acte, comise de către un membru de familie în privinţa
altui membru al aceleiaşi familii, prin care s-a cauzat victimei prejudiciu material
(sublinierea ne aparține – n.a.) sau moral‖.
Accentuăm că noțiunea de violență în familie, definită în art. 2 al Legii nr.
1
45/2007, este mai largă decât noțiunea de violență în familie în sensul art. 201 CP
RM. Aceste definiții nu au un conținut identic, întrucât scopurile Legii nr. 45/2007 nu
1
întotdeauna coincid cu scopurile art. 201 CP RM. Nu oricare violență în familie în
1
sensul Legii nr. 45/2007 intră sub incidența art. 201 CP RM. Implicit, această
concluzie reiese din alin. (2) art. 17 al Legii nr. 45/2007: „În caz de comitere a
actelor de violenţă în familie care întrunesc elementele constitutive de infracţiune,
survine răspunderea în condiţiile legii, indiferent de stabilirea măsurilor de
protecţie‖. Din această prevedere rezultă că, în cazul oricăror acte de violenţă în
familie, este posibilă stabilirea măsurilor de protecţie prevăzute la art. 15 al Legii nr.
45/2007. În același timp, doar în cazul actelor de violenţă în familie care întrunesc
elementele constitutive de infracţiune, survine răspunderea în condiţiile stabilite de
1
art. 201 CP RM.

BIBLIOGRAFIE:
1. Recommendation No. R (94) 12 to Member States on the Independence,
Efficiency and Role of Judges (1994). Disponibil:
https://www.ohchr.org/EN/Issues/Education/Training/Compilation/Pages/12Reco
41
____«Актуальные научные исследования в современном мире» ISCIENCE.IN.UA__
Выпуск 7(39) ч. 3 ISSN 2524-0986
mmendationNoR(94)12toMemberStatesontheIndependence,EfficiencyandRoleo
fJudges(1994).aspx
2. Avizul nr. 11 (2008) al Consiliului Consultativ al Judecătorilor Europeni (CCJE)
în atenţia Comitetului de Miniştri al Consiliului Europei privind calitatea
hotărârilor judecătoreşti. Disponibil: https://rm.coe.int/1680747bb2
3. Decizia Colegiului penal al Curții Supreme de Justiție din 08.11.2017. Dosarul
nr. 1ra-1665/2017. Disponibil:
http://jurisprudenta.csj.md/search_col_penal.php?id=9784
4. Hotca M. A. Codul penal: comentarii și explicații. – București: C. H. Beck, 2007.
– 1593 p.
5. Decizia Colegiului penal al Curții Supreme de Justiție din 16.03.2010. Dosarul
nr. 1ra-42/2010. Disponibil: http://jurisprudenta.csj.md/archive_courts/cauta/
6. Tanoviceanu I. Tratat de drept și procedură penală. Vol. 2. – București: Curierul
Judiciar, 1925. – 779 p.
7. Copețchi S., Hadîrcă I. Calificarea infracțiunilor: Note de curs. – Chișinău:
Tipografia Centrală, 2015. – 352 p.
8. Decizia Colegiului penal al Curții Supreme de Justiție din 11.05.2016. Dosarul
nr. 1ra-797/2016. Disponibil:
http://jurisprudenta.csj.md/search_col_penal.php?id=6398
9. Андреева Л. А. Квалификация убийств, совершенных при отягчающих
обстоятельствах. – Санкт-Петербург: Юридический центр Пресс, 1998. –
467 p.
10. Decizia Colegiului penal al Curții Supreme de Justiție din 09.11.2011. Dosarul
nr. 1ra-865/2011. Disponibil: http://jurisprudenta.csj.md/archive_courts/cauta/
11. Аистова Л. С. Квалификация хулиганства. Санкт-Петербург: Юридический
институт Генеральной прокуратуры Российской Федерации, 1998. – 40 p.
12. Decizia Colegiului penal al Curții de Apel Chișinău din 15.12.2015. Dosarul nr.
1a-799/2015. Disponibil:
https://cac.instante.justice.md/ro/hot?solr_document=&solr_document_2=&Den
umireDosar=&Tematica=197&solr_document_3=2
13. Decizia Colegiului penal al Curții de Apel Chișinău din 19.01.2016. Dosarul nr.
1a-1787/2015. Disponibil:
https://cac.instante.justice.md/ro/hot?solr_document=&solr_document_2=&Den
umireDosar=&Tematica=197&solr_document_3=2

42
__ ISCIENCE.IN.UA «Актуальные научные исследования в современном мире» ___
Выпуск 7(39) ч. 3 ISSN 2524-0986
УДК 343.12|.4
Ulianovschi Xenofon
Curtea de Apel Chişinău
(Chișinău, Republica Moldova)

SPECIFICUL MILITAR AL LEGITIMII APĂRĂRI

Rezumat. Este în stare de legitimă apărare persoana care săvârşeşte fapta


pentru a respinge un atac direct, imediat, material şi real, îndreptat împotriva sa, a
altei persoane sau împotriva unui interes public şi care pune în pericol grav
persoana sau drepturile celui atacat ori interesul public.
Este în legitimă apărare şi persoana care săvârşeşte fapta, prevăzută mai
sus, pentru a împiedica pătrunderea, însoţită de violenţă periculoasă pentru viaţa
sau sănătatea persoanei ori de ameninţarea cu aplicarea unei asemenea violenţe,
într-un spaţiu de locuit sau într-o altă încăpere.
Legitima apărare nu este doar un drept subiectiv al fiecărui cetăţean, ci şi o
datorie civică. Pentru militari, colaboratorii organelor MAI, sau alte persoane, aflate
în exerciţiul funcţiei sau a datoriei obşteşti de menţinere a ordinii publice şi de
combatere a criminalităţii legitima apărare constituie obligaţiunea lor legală,
neîndeplinirea căreia atrage după sine răspunderea penală.
Cuvinte-cheie: stare de legitimă apărare, atac direct, atac imediat, atac
material, atac real.

Xenophon Ulianovschi
Chisinau Court of Appeal
(Chisinau, Republic of Moldova)

MILITARY SPECIFICATION OF LEGITIMATION DEFENSE

Summary. It is in a state of the legitimate defense a person, who commits


the deed to repel a direct attack, immediate, material and real, directed against
another person, or against a public interest and which seriously endanger the
person or rights of the person attacked times the public interest. It is in self defense
and the person who commits the Act, referred to above, to prevent violence,
dangerous to the life or health of the person times of threat of application of such
violence, in a living space or in another room.
Self-defense is not only a subjective right of every citizen, but also a civic
duty.
For the military, polices and others, in the exercise of a public function or
duty of maintaining public order and combating crime self-defense constitutes their
legal obligation, failure to which entails criminal liability.
Keywords: state of legitimate defense, direct attack, immediate attack,
material attack, real attack.

ВОЕННАЯ СПЕЦИФИКА САМООБОРОНЫ

Резюме. Самооборона это состояние законной защиты человека, в


которой он отталкивает прямое нападение, немедленное, материальное и
43
____«Актуальные научные исследования в современном мире» ISCIENCE.IN.UA__
Выпуск 7(39) ч. 3 ISSN 2524-0986
реальное, направленное против него, или против общественных
интересов, и которое серьезно угрожает данному лицу или правам
человека. В целях самообороны человек начинает защищаться, чтобы
предотвратить насилие опасное для жизни или здоровья.
Самозащита – это не только субъективное право каждого
гражданина, но и гражданский долг. Для военных, полицейских и других лиц
при осуществлении публичных функций или обязанностей, поддержания
общественного порядка и борьбы с преступностью, ответственность,
влекущая за собой уголовную ответственность.
Ключевые слова: состояние законной защиты, прямая атака,
немедленная атака, материальная атака, настоящая атака.

Conform art. 36 C. pen. nu constituie infracţiune fapta, prevăzută de legea


penală, săvârşită în stare de legitimă apărare. Este în stare de legitimă apărare
persoana care săvârşeşte fapta pentru a respinge un atac direct, imediat, material
şi real, îndreptat împotriva sa, a altei persoane sau împotriva unui interes public şi
care pune în pericol grav persoana sau drepturile celui atacat ori interesul public.
Este în legitimă apărare şi persoana care săvârşeşte fapta, prevăzută mai
sus, pentru a împiedica pătrunderea, însoţită de violenţă periculoasă pentru viaţa
sau sănătatea persoanei ori de ameninţarea cu aplicarea unei asemenea violenţe,
într-un spaţiu de locuit sau într-o altă încăpere. În cadrul relaţiilor social – umane se
pot ivi anumite situaţii de conflict, de ciocnire de interese, care îmbracă uneori
forme destul de grave.
Legitima apărare se referă la cazurile în care situaţia de conflict este de aşa
natură încât salvarea interesului legitim de la pericolul care îl ameninţă nu e posibilă
decât printr-o acţiune de apărare imediată, efectuată de către cel aflat în primejdie
sau de către alte persoane care-i vin la timp in ajutor.
Legitima apărare nu este doar un drept subiectiv al fiecărui cetăţean, ci şi o
datorie civică. Pentru militari, colaboratorii organelor MAI, sau alte persoane, aflate
în exerciţiul funcţiei sau a datoriei obşteşti de menţinere a ordinii publice şi de
combatere a criminalităţii legitima apărare constituie obligaţiunea lor legală,
neîndeplinirea căreia atrage după sine răspunderea penală [6, p. 13-14].
Legitima apărarea este una din cauzele care înlătură caracterul penal al
faptei, ea indică la lipsa uneia din trăsăturile esenţiale fără de care nu poate exista
infracţiune. Această trăsătură esenţială este vinovăţia. Lipsa acestei trăsături
conduce, pe cale de consecinţă, şi la absenţa trăsăturii esenţiale a pericolului social
necesar pentru existenţa unei infracţiuni [2, p. 350].
Condiţia că fapta să fie prevăzută de legea penală constă în aceea că
acţiunile sau inacţiunile social-periculoase să fie considerate infracţionale conform
C. pen. (vezi principiul legalităţii „Nullum crimen sine lege‖). Fapta săvârşită poate
lua forma unei infracţiuni consumate sau în formă de tentativă. Fapta poate fi
săvârşită de persoana atacată sau de altă persoană. Ea este ofensivă, este o
activitate la care pot fi folosite mijloace ofensive cum ar fi armele, substanţele etc.
Atacul prin vorbe sau în scris (insulte, calomnii, ameninţări) nu constituie un
atac material şi nu justifică o reacţie constând în săvârşirea unei fapte prevăzute de
legea penală; cel care va săvârşi o astfel de faptă nu se va afla în stare de legitimă
apărare, ci în stare de provocare ce poate fio considerată ca o circumstanţă
atenuantă, conform art. 76 C. pen. [7, p. 212].
44
__ ISCIENCE.IN.UA «Актуальные научные исследования в современном мире» ___
Выпуск 7(39) ч. 3 ISSN 2524-0986
Atacul nu poate fi considerat direct atunci când între agresor şi victimă se
interpune un obstacol (o poartă închisă, un gard, un zid) care face ca atacul să nu
creeze un pericol pentru valoarea vizată [1, p. 243-244].
Caracterul imediat al atacului rezultă din intervalul de timp foarte mic care
separă momentul în care atacul a început de momentul ivirii pericolului care
ameninţă valoarea social atacată. Când durata intervalului de timp, dintre începerea
atacului şi ivirea pericolului este atât de mare încât oferă posibilitatea înlăturării
acelui pericol prin alte mijloace, atacul nu mai poate fi considerat ca imediat fiindcă
el nu dă loc unui pericol prezent, ci creează doar posibilitatea unui pericol care s-ar
putea produce ulterior [2, p. 288].
Atacul trebuie să pună în pericol grav persoana, drepturile celui atacat ori
interesul public. Se cere, deci, mai întâi, să existe un pericol pentru persoana
atacată sau pentru un interes public. Această condiţie se realizează când atacul
vizează valori sociale legate de persoana umană (viaţa, integritatea corporală sau
sănătatea, libertatea, demnitatea etc.), drepturile constituţionale ale acesteia
(dreptul la libera circulaţie, dreptul de proprietate etc.).
Pentru existenţa acestei condiţii nu interesează dacă atacul se îndreaptă
împotriva unei persoane responsabile sau iresponsabile [7, p. 87].
Apărarea trebuie să fie proporţională cu împrejurările şi gravitatea atacului.
Potrivit condiţiei proporţionalităţii se cere ca în caz de atac grav, să fie o apărare
gravă, iar în caz de atac mai uşor şi apărarea să fie mai uşoară (de exemplu: în caz
de atac asupra vieţii, se poate răspunde cu apărare contra vieţii agresorului, în caz
de atac contra integrităţii corporale să se răspundă cu apărare contra integrităţii
corporale a agresorului etc.). Nu se poate face un calcul matematic în astfel de
cazuri, de aceea se va ţine cont de tulburarea şi emoţia inerentă conflictului dintre
agresor şi agresat.
Cu toate că nu este direct stipulat în lege, apărarea trebuie să rămână în
limitele necesare, adică acţiunile agresatului să nu depăşească limitele legitimei
apărări. Potrivit acestei condiţii apărarea trebuie să înceapă în momentul
declanşării atacului sau imediat după începerea atacului şi trebuie să se termine
odată cu înlăturarea atacului. Fapta nu poate fi considerată ca săvârşită în condiţiile
limitei legitimei apărări când a fost săvârşită după ce atacul a fost preîntâmpinat sau
produs deja consecinţele atacului şi a decăzut vădit necesitatea apărării.
Este în legitimă apărare şi persoana care săvârşeşte fapta, pentru a
împiedica pătrunderea, însoţită de violenţă periculoasă pentru viaţa sau sănătatea
persoanei ori de ameninţarea cu aplicarea unei asemenea violenţe, într-un spaţiu
de locuit sau într-o altă încăpere. Această împrejurare ţine de apărarea
inviolabilităţii domiciliului şi integrităţii corporale.
Explicând esenţa termenilor „pătrundere‖, „încăpere‖, şi „locuinţă‖ Curtea
Supremă de Justiţie indică că judecătoriile urmează să reiasă din următoarele:
„Pătrundere‖ este intrarea ilegală pe ascuns sau deschis într-o încăpere, în
alt loc pentru depozitare sau în locuinţă. Ea poate fi săvârşită atât prin depăşirea
piedicilor şi rezistenţei, cît şi fără acestea. Pătrunderea poate fi realizată, şi cu
ajutorul dispozitivelor când infractorul extrage obiectele furate fără a intra în
încăperea respective.
„Încăpere‖ – sunt construcţiile, edificiile, beciurile, hambarele, garajurile şi
alte construcţii de gospodărie, menite pentru amplasarea bunurilor materiale. Ea
poate fi atât permanentă, cît şi temporară, staţionară sau mobilă.
45
____«Актуальные научные исследования в современном мире» ISCIENCE.IN.UA__
Выпуск 7(39) ч. 3 ISSN 2524-0986
„Locuinţă‖ – este o încăpere menită pentru traiul permanent sau temporar al
persoanelor unde se află averea, de care dispun ele sau o parte din ea. La acesta
se referă părţile componente ale locuinţei (încăperi unice), în care oamenii pot să
nu se afle temporar sau să nu locuiască nemijlocit. în afară de aceasta, se
consideră drept „locuinţă‖ nu numai încăperile de locuit (odăile, antreurile,
bucătăriile), dar şi acelea care nemijlocit sunt anexate la ele constituind o parte
indivizibilă, cum ar fi balcoanele, logiile, în casele individuale – verandele,
mansardele, beciurile etc. (Hot. Plen. CSJ nr. 23 din 28.06.2004) [3].
Astfel, reieşind din cele sus indicate, legitima apărare este un drept subiectiv
al cetăţeanului. Totuşi, în ce priveşte legitima apărare a obiectivelor (obiectelor)
respective în cazul exercitării de către militari a serviciilor speciale (serviciul de
gradă sau garnizoană, de alarmă sau de luptă, intern, cu privire la menţinerea
ordinii publice şi la asigurarea ordinii publice etc.), ea este obligatorie pentru
executare pentru aceşti militari şi neexecutarea ei poate fi recunoscută ca
infracţiune militară, conform art. 374-377 C. pen.
Spre deosebire de civili, pentru care legitima apărare este un drept subiectiv,
pentru militari, ţinând cont de specificul serviciului militar şi statutul militarului,
legitima apărare, în situaţii speciale, legate de serviciul militar, este nu doar un
drept subiectiv, ci şi o obligaţiune de serviciu [5, p. 21].
După cum s-a indicat mai sus, regulamentele militare obligă militarii să
păstreze armamentul, tehnica de luptă şi alt patrimoniu militar, să salveze camarazii
de pericol, să fie vigilenţi, să păstreze cu stricteţe secretul de stat şi militar, iar în
caz de încălcare a regulilor de relaţii între militari, stabilite de regulamentele
militare, ei sunt obligaţi să ia măsuri de urgenţă pentru a face ordine, precum şi să
raporteze şefilor lor nemijlociţi. Astfel, apărarea intereselor FA, a disciplinei militare,
a vieţii şi sănătăţii comandanţilor militari şi a tuturor militarilor în general, de
atentatele prejudiciabile (social periculoase) constituie obligaţiunea regulamentară a
militarilor.
Executând aceste obligaţiuni, militarul poate să se afle în stare de legitimă
apărare şi să apere unele sau altele interese prin cauzarea de daune atacantului
(atentatorului), cum ar fi, de exemplu, în cazul apărării vieţii comandantului sau
oricărui militar de atacurile huliganice, respingerea atacurilor infractorilor, care
încearcă să sustragă arma sau alt echipament sau patrimoniu militar, secrete
militare etc. [8].
Limitele legalităţii unor asemenea acţiuni trebuie să fie corelate prevederilor
art. 36 C. pen., iar sustragerea militarului de a aplica forţa fizică sau alte măsuri
pentru respingerea unor asemenea atentări şi atacuri vor fi considerate ca
infracţiuni militare.
Starea de legitimă apărare poate apărea în cazurile îndeplinirii de către
militar a obligaţiunilor speciale: exercitarea serviciului în gardă, garnizoană,
serviciului interior, de pază a frontierei de stat, de menţinere a ordinii publice şi
securităţii publice, a serviciului de alarmă (de luptă), de patrulare etc. Militarul, care
intră în serviciul de gardă, serviciul interior şi de patrulare, este obligat să protejeze
obiectele păzite de atentatele criminale. Pentru aceasta el este împuternicit cu
dreptul de a aplica, în cazurile de necesitate, arma.
Conform art. 27 al Regulamentului serviciului interior al FA ale RM, militarii,
ca măsură excepţională, au dreptul să aplice arma de foc personal sau prin
intermediul efectivului subunităţii pentru respingerea unui atac în grup sau a unui
46
__ ISCIENCE.IN.UA «Актуальные научные исследования в современном мире» ___
Выпуск 7(39) ч. 3 ISSN 2524-0986
atac armat asupra obiectivelor de stat şi militare aflate sub pază, precum şi asupra
locurilor de dispunere a unităţilor şi subunităţilor militare (clădirilor, încăperilor şi a
altor obiecte), coloanelor auto, mijloacelor de transport izolate şi a gărzilor, în cazul
în care apărarea lor prin alte metode este imposibilă etc. Aplicarea armei de foc
trebuie să fie precedată de un avertisment privind intenţia de a recurge la ea,
acordându-se timp suficient pentru reacţia de răspuns, cu excepţia cazurilor în care
tergiversarea aplicării armei generează un pericol direct pentru viaţă şi sănătatea
militarilor.
Arma de foc poate fi aplicată fără avertizare în caz de atac prin surprindere,
de atac cu utilizarea tehnicii de luptă, a mijloacelor de transport, a aparatelor de
zbor, a navelor fluviale, în cazul eliberării ostaticilor, evadării de la arest cu armă
sau cu mijloace de transport, precum şi în timpul evadării din mijloacele de
transport în timpul deplasării lor. Respingând atacurile asupra obiectelor protejate,
militarul activează în stare de legitimă apărare.
Prevederi asemănătoare conțin și alte acte normative, cum ar fi: art. 162-165
al Regulamentului serviciului în garnizoană şi de gardă al FA ale RM, conform
cărora santinela este obligată să facă uz de armă fără somaţie în caz de atac
evident asupra sa sau asupra obiectivului păzit.
În celelalte cazuri de atac, dacă după somație, infractorul continuă să se
apropie de post sau de limita interzisă, santinela execută un foc de avertizare în
sus. Iar dacă infractorul nu se supune nici acestei somaţii şi încearcă să pătrundă la
post (să treacă limita interzisă) sau o ia la fugă după aceasta, santinela face uz de
armă.
Reieşind din cele sus indicate, acţiunile de apărare ale militarilor se
efectuează în corespundere cu ordinea de executare a obligaţiunilor speciale de
serviciu militar, care sunt reglementate de legi, regulamente, instrucţiuni şi alte acte
juridico-militare.
Eschivarea de la executarea unor asemene obligaţiuni şi cerinţe în anumite
condiţii, constituie infracţiuni militare. De exemplu, se vor afla în stare de legitimă
apărare militarii carabinieri ai Trupelor de Carabinieri în cazul când ei, în strictă
corespundere cu Legea cu privire la trupele de carabinieri (trupele de interne) ale
MAI nr. 806 din 12.12.1991, [4] aplică mijloacele speciale, iar în cazurile speciale,
excepţionale, şi arma, pentru a respinge atacurile asupra cetăţenilor, a efectivului
de soldaţi, a colaboratorilor organelor de interne, pentru eliberarea ostaticilor, a
obiectelor protejate, a tehnicii militare etc.
Folosirea mijloacelor speciale trebuie să fie precedată de un avertisment
privind intenţia recurgerii la ele şi dacă circumstanţele permit să se acorde timpul
necesar pentru încetarea infracţiunii cu excepţia cazurilor de respingere a unui atac
prin surprindere, de reţinere a persoanelor care au fost surprinse în momentul
săvârșirii unei infracţiuni grave sau bănuite de săvârşirea unor asemenea infracţiuni
şi de eliberare a ostaticilor etc.
Acţiunile militarilor, care au depăşit limitele legitimei apărări în cadrul
respingerii atentatelor infracţionale prejudiciabile, trebuie să fie calificate în
corespundere cu regulile generale penale cu privire la depăşirea limitelor legitimei
apărări.

47
____«Актуальные научные исследования в современном мире» ISCIENCE.IN.UA__
Выпуск 7(39) ч. 3 ISSN 2524-0986
SURSE BIBLIOGRAFICE
1. Bulai C. Drept penal român. Partea generală. Vol. I.
2. Dongoroz V., Kahane S., Oancea I. ș.a. Explicații teoretice ALE Codului penal
român. Vol. I. Bucureşti, 1969.
3. Hotărârea Plenului CSJ cu privire la practica judiciară în procesele penale
despre sustragerea bunurilor, nr. 23 din 28.06.2004.
4. Legea cu privire la trupele de carabinieri (trupele de interne) ale Ministerului
Afacerilor Interne nr. 806 din 12.12.1991. Nepublicată, cu modificări din
10.06.2005.
5. Ulianovschi X. Cauzele care înlătură caracterul penal al faptei prevăzute de cap.
XVIII Cod penal Republica Moldova „Infracţiuni militare‖. În: Revista
„Eurodreptul‖ nr. 2 din aprilie-iunie 2006. Bucureşti: Universitatea „Spiru Haret‖
(România).
6. Ulianovschi X. Legitima apărare: Aspecte juridico-penale militare. În: Revista
Naţională de Drept nr. 9 din septembrie 2015.
7. Ungureanu A. Drept penal român. Partea generală. Bucureşti: Lumina Lex,
1995.
8. Борисенко Б. Особенности уголовной ответственности военнослужащих //
rambler.ru/law.edu.ru/script/cntsource.ID=10000.

48
__ ISCIENCE.IN.UA «Актуальные научные исследования в современном мире» ___
Выпуск 7(39) ч. 3 ISSN 2524-0986
УДК 341.4|:323.28
Ulianovschi Xenofon
Curtea de Apel Chişinău
(Chișinău, Republica Moldova)

SPECIFICUL TERORISMULUI INTERNAŢIONAL

Rezumat. Terorismul nu este un război, ci un tip special de infracţionalitate.


Principalele deosebiri dintre agresiunea armată şi susţinerea statală a terorismului
internaţional constă în faptul că agresiunea armată este efectuată de forţele armate
ale unui stat împotriva unui alt stat sau de susţinerea acţiunilor de agresiune a
forţelor armate ale unui stat împotriva unui alt stat, pe când în cazul terorismului
internaţional, forţele armate nu sunt implicate în aceste acţiuni, ci indivizi aparte sau
grupuri de indivizi, ori organizaţii, care au susţinerea neoficială a statelor.
Cuvinte-cheie: terorism, agresiune armată, război, forțele armate,
infracționalitate specială.

Xenophon Ulianovschi
Chisinau Court of Appeal
(Chisinau, Republic of Moldova)

SPECIFIC TO INTERNATIONAL TERRORISM

Summary. Terrorism is not a war, but a special kind of crime. The main
differences between the armed aggression and State support of international
terrorism lies in the fact that armed aggression is carried out by the armed forces of
a State against another State or support the actions of the forces of aggression an
armed State against another State, while in the case of international terrorism, the
armed forces are not involved in such actions, but separate individuals or groups of
individuals, or organizations that have unofficial support of States.
Keywords: terrorism, armed aggression, war, armed forces, the special kind
of crime.

ОСОБЕННОСТИ МЕЖДУНАРОДНОГО ТЕРРОРИЗМА

Резюме. Терроризм – это не война, а особый вид преступления.


Основные различия между вооруженной агрессией и государственной
поддержкой международного терроризма заключаются в том, что
вооруженная агрессия осуществляется вооруженными силами государства
против другого государства, в то время как в случае международного
терроризма вооруженные силы не участвуют, участвуют в данном случаи
отдельные лица, группы лиц или организации, которые имеют
неофициальную поддержку государства.
Ключевые слова: терроризм, вооруженная агрессия, война,
вооруженные силы, особый вид преступления.

Conform art. 278 Cod penal al R. Moldova, terorismul este definit ca


provocarea unor explozii, incendii sau săvârşirea altor acţiuni care periclitează viaţa
49
____«Актуальные научные исследования в современном мире» ISCIENCE.IN.UA__
Выпуск 7(39) ч. 3 ISSN 2524-0986
oamenilor, cauzează daune materiale în proporţii mari sau provoacă alte urmări
grave, dacă acestea sînt săvârşite în scopul de a submina securitatea publică, de a
intimida populaţia sau de a impune autorităţilor publice sau persoanelor fizice
anumite decizii, precum şi ameninţarea cu săvârşirea unor astfel de acţiuni în
aceleaşi scopuri.
Astfel, indicându-se că terorismul constă în provocarea unor explozii,
incendii care periclitează viaţa oamenilor, cauzează daune materiale în proporţii
mari sau provoacă alte urmări grave, legislatorul mai indică şi faptul că terorismul
poate fi manifestat şi prin săvârşirea altor acţiuni, care periclitează viaţa oamenilor,
cauzează daune materiale în proporţii mari sau provoacă alte urmări grave.
Prin alte acţiuni se poate de înţeles şi acţiunile care constituie infracţiunea
de bioterorism [9, p. 55-62], de terorism nuclear, cyberterorism [6, p. 163-169] etc.
În sens larg, acţiunile teroriste pot fi comise de indivizi aparte, de grupuri de
indivizi sau organizaţii, iar în unele lucrări se indică că ele pot fi comise chiar şi de
către state.
În literatura de specialitate găsim mai multe definiţii şi noţiuni ale
terorismului, bioterorismului, terorismului nuclear și cyberterorismului etc.
Dicţionarul enciclopedic al limbii române [3] defineşte terorismul ca o
totalitate de acte de violenţă comise de un grup sau de un regim reacţionar.
Biroul Federal de Investigaţii (FBI) al SUA, în raportul său anual din 1999
defineşte terorismul ca acte deliberate sau premeditate săvârşite de un individ sau
un grup de indivizi din considerente politice sau sociale [4].
Însă teroriştii pot folosi diverse tipuri de arme şi mijloace pentru săvârşirea
infracţiunilor de terorism, cât şi moduri de manifestare a actelor de terorism: de la
acte de vandalism şi violenţă până la aplicarea convenţională a armelor
neconvenţionale, cum ar fi potenţialul armelor de distrugere în masă (ADM).
General Accounting Office al SUA defineşte ADM ca „armament chimic,
biologic sau nuclear, cât şi agenţii lor‖ [5].
Alţii adaugă la aceste arme şi agenţi, care pot fi aplicate de terorişti, şi
armamentul şi agenţii radiologici [1].
Din cele indicate mai sus se întrevede şi noţiunea de bioterorism. Astfel,
reieşind din cele sus indicate, unii autori definesc bioterorismul ca tratamentul sau
folosirea agenţilor biologici de către persoane individuale sau grupuri de persoane
pe motive politice, religioase, ecologice sau alte obiective ideologice [8, p. 105-106].
Specificul bioterorismului constă în faptul că aceste acte de terorism se realizează
cu folosirea armelor şi agenţilor biologici.
Asemănând bioterorismul cu războiul biologic purtat cu arme biologice sau
bacteriologice, Paul Rogers, Simon Whitby şi Malcolm Dando, definesc războiul
biologic ca cultivarea intenţionată sau producerea bacteriilor patogenice sau a celor
similare acestora, a viruşilor sau a produselor lor toxice, care au aceeaşi structură
şi compoziţie, pentru a provoca maladii sau moartea oamenilor sau animalelor,
culturilor agricole etc. [7, p. 70-75].
În acest sens războiul biologic denotă folosirea ostilă a agenţilor biologici
împotriva unui duşman în contextul declarării formale a unui război.
Din aceste şi alte definiţii vedem că terorismul nu mai poate fi caracterizat ca
o manifestare locală, o infracţiune naţională, ci are amploare mai largă, are un
caracter internaţional, sunt afectate mai multe state şi, uneori, chiar statele practică,

50
__ ISCIENCE.IN.UA «Актуальные научные исследования в современном мире» ___
Выпуск 7(39) ч. 3 ISSN 2524-0986
susţin sau ocrotesc organizaţiile sau persoanele implicate în acte de terorism pe
teritoriul altor state.
Unii savanţi consideră că Terorismul este o practică de rezolvare prin
mijloace violente a problemelor apărute între state, între grupuri de interes,
organizaţii criminale din aceeaşi ţară sau din ţări diferite, între indivizi precum şi
între aceştia şi organizaţii politice, economice, ideologice, religioase, etnice sau
rasiale [2, p. 10].
Terorismul internaţional mai este numit, în unele împrejurări şi situaţii, şi
terorismul de stat. Aşa au fost caracterizate acţiunile Irakului împotriva Kuwaitului, a
Israelului împotriva Libanului, a Organizaţiei de Eliberare a Palestinei împotriva
Israelului etc. [12, p. 217].
După cum vedem, din cele sus indicate, în diferite lucrări de specialitate, la
tema „Terorismul‖ se folosesc multiple noţiuni şi sintagme cum ar fi: „bioterorism‖,
„terorismul nuclear‖, „cyberterorism‖, „terorism internaţional‖, „terorism de stat,‖
„războiul biologic‖ etc. Toate acestea, în aparenţă, fac ca terorismul internaţional,
de stat, să se asemene cu un război, acţiuni de luptă, agresiune armată şi, după
cum vedem de mai sus, unii chiar aşa și îl denumesc: război biologic, război
nuclear, agresiune armată.
Considerăm că terorismul internaţional, de stat, nu trebuie să fie confundat
cu un război, cu agresiunea armată (cu toate că în mas-media deseori actele de
terorism internaţional sunt numite ca „acte de război‖).
Pentru a arăta diferenţa dintre agresiunea armată şi terorismul internaţional,
susţinut de către state, vom arăta mai jos doar câteva semne specifice ale acestor
două manifestări:
Acţiunile, săvârşirea cărora se consideră acte de agresiune, sunt:
 Atacurile forţelor armate ale unui stat pe teritoriul altui stat. Ca act de
agresiune se consideră orice ocupaţie militară, cât de scurt timp nu s-ar prelungi,
care este rezultatul unei năvăliri sau atac. Aceasta se referă şi la anexa teritoriilor
statelor sau a unei părţi ale acestor teritorii, efectuată cu aplicarea forţei.
 Aplicarea oricăror tipuri de arme de către un stat împotriva altor state, chiar
dacă ea nu este însoţită de pătrunderea forţelor armate pe teritoriile statului atacat.
 Blocada porturilor şi a ţărmurilor unui stat de către forţele armate ale altui
stat.
 Atacarea de către forţele armate ale unui stat forţele armate ale altui stat.
 Acţiunile armate ale forţelor armate ale unui stat, care sunt dislocate
temporar pe teritoriul altui stat cu acordul ultimului, cu încălcarea condiţiilor,
prevăzute de acordul dintre aceste state. Tot la aceste împrejurări se referă şi
cazurile de continuare a aflării a unor asemenea forţe armate pe teritoriul statului
străin după încetarea acţiunilor acordurilor respective cu privire la aflarea acestor
forţe armate pe teritoriul acestui stat. Aceasta se referă şi la orice acţiuni ale forţelor
armate străine, care ies în afara activităţilor prevăzute de acordurile respective.
 Oferirea teritoriului său de către un stat altui stat în scopul folosirii lui
pentru săvârşirea actelor de agresiune împotriva unor state terţe.
 Trimiterea de către un stat a bandelor armate, grupuri armate, cât şi a
forţelor armate regulate sau mercenarilor pe teritoriul altui stat în scopul folosirii lor
pentru săvârşirea actelor de agresiune împotriva acestui stat [13, p. 28-29].

51
____«Актуальные научные исследования в современном мире» ISCIENCE.IN.UA__
Выпуск 7(39) ч. 3 ISSN 2524-0986
Susţinerea statală a activităţilor de terorism internaţional poate fi realizată
prin oricare din activităţile indicate mai jos:
 Oferirea armamentului, substanţelor explozive sau a altor substanţe
(chimice, biologice sau de altă natură) oricărei persoane, grup sau organizaţii care
participă la acte teroriste internaţionale.
 Dirijarea, pregătirea sau ajutorul oricărei persoane, grup sau organizaţii ce
plănuieşte sau desfăşoară oricare acte de terorism internaţional.
 Acordarea susţinerii financiare oricărei persoane, grup sau organizaţii ce
plănuieşte sau desfăşoară oricare acte de terorism internaţional.
 Oferirea protecţiei diplomatice persoanelor care ajută sau susţin săvârşirea
oricăror acte de terorism internaţional.
 Refuzul de a preda sau de a urmări pe teritoriul său a oricărei persoane
care a săvârşit acte de terorism internaţional [10, p. 20].
Cu toate că, la prima vedere, unele acte de susţinere din partea statului a
terorismului internaţional se aseamănă cu actele de agresiune, considerăm că
principalele deosebiri dintre agresiunea armată şi susţinerea statală a terorismului
internaţional constă în faptul că agresiunea armată este efectuată de forţele armate
ale unui stat împotriva unui alt stat sau de susţinerea acţiunilor de agresiune a
forţelor armate ale unui stat împotriva unui alt stat, pe când în cazul terorismului
internaţional, forţele armate nu sunt implicate în aceste acţiuni, ci indivizi aparte sau
grupuri de indivizi, ori organizaţii, care au susţinerea neoficială a statelor.
Terorismul nu este un război, ci un tip special de infracţionalitate.
Astfel, cum a fost indicat mai sus, terorismul se atribuie la categoriile de
infracţiuni transnaţionale, şi, în legătură cu aceasta, se cere un tratament unic la
interpretarea esenţei lui, şi, în special, sunt necesare noţiuni de drept internaţional
unice pentru coordonarea acţiunilor şi măsurilor de luptă cu el.
Pentru elaborarea unui sistem de măsuri de luptă cu terorismul este necesar
de ţinut cont de factorii care duc la răspândirea terorismului pe teritoriul ţării.
Aceşti factori pot fi împărţiţi în două grupuri: externi (obiectivi) şi interni
(subiectivi).
La categoria factorilor externi (obiectivi) care influenţează asupra răspândirii
terorismului se atribuie:
 Creşterea numărului de manifestări teroriste în diferite ţări ale lumii.
 Instabilitatea social-politică şi economică din ţară.
 Existenţa conflictelor armate în diferite regiuni (Ucraina, Irlanda de Nord,
ţările Balcanice, Transnistria, Karabah etc.), cât şi pretenţiile teritoriale nerezolvate.
 Directivele strategice ale unor servicii secrete şi a organizaţiilor
internaţionale teroriste.
 Lipsa controlului pe unele segmente ale frontierei de stat.
 Existenţa unei importante „pieţe negre‖ de arme în unele ţări ale lumii etc.
La categoria factorilor interni (subiectivi) care influenţează asupra răspândirii
terorismului se atribuie:
 Existenţa în ţară a unei „pieţe negre‖ de arme şi uşurimea relativă de
procurare a acestor arme.
 Existenţa unui contingent impunător de persoane care au trecut şcoala
luptelor în Afganistan, în Balcani, Transnistria etc., şi neadaptarea lor la condiţiile
existente de viaţă, cât şi cooptarea lor cu grupările criminale şi mafiotice din ţară.
52
__ ISCIENCE.IN.UA «Актуальные научные исследования в современном мире» ___
Выпуск 7(39) ч. 3 ISSN 2524-0986
 Existenţa unor grupări teroriste, a unor organizaţii qvasimilitare.
 Concentrarea şi ierarhizarea grupărilor criminale.
 Simţul acut al neechităţii sociale a unor categorii de persoane.
 Starea de disperarea şi creşterea agresiunii sociale, pierderea încrederii în
posibilele schimbări pozitive în societate.
 Nivelul slab de lucru al organelor de drept cu privire la apărarea drepturilor
Omului în societate.
 Nivelul slab al culturii politice din societate.
 Propaganda largă a cultului forţei şi cruzimii în filme, literatură, mas-media
etc. [11, p. 200].

SURSE BIBLIOGRAFICE
1. Advisory panel to Access Domestic Response Capabilities for Terrorism
Involving Weapons of Mass Destruction, „First Annual Report to the President
and the Congress. Part I: Assessing the Treat‖, December, 15, 1999.
2. Arădăvoaice Gh., Iliescu D., Niţa L.D. Terorism, antiterorism, contraterorism.
Oradea, 1997.
3. Dicţionarul enciclopedic al limbii române. Bucureşti, 1984.
4. General Accounting Office „Combating Terrorism: Issues to be resolved to
Improve Counterterrorism Operations‖, letter report, October, 27, 1999
GAO/RCED-00-3. http://frwebgate4.access.gro.gov.
5. General Accounting Office „Combating Terrorism: Issues to be resolved to
Improve Counterterrorism Operations‖, letter report, May, 13, 1999 GAO/NSID-
99-135, accessed at http://frwebgate4.access.gro.gov.
6. Gladchi Gh., Sâli V. Terorismul: studiu criminologic şi juridico-penal. Chişinău,
2004.
7. Rogers P., Whitby S., Dando M. „Biological Warfare against Crops‖. În:
Scientific American 280, no. 6, June, 1999.
8. Seth Carus, Bioterrorism and Biocrimes, N-Y., 2000.
9. Ulianovschi X., Ulianovschi T. Bioterorismul – o particularitate a terorismului
internaţional. În: Revista Naţională de Drept nr. 2 din februarie 2006.
10. Антонян Ю. Терроризм. Москва, 1998.
11. Васильев В. Терроризм: прогноз на завтра. Москва, 1999.
12. Ляхов Е. Политика терроризма. Москва, 1997.
13. Мигачѐв Ю., Тихомиров С. Военное право. Москва, 1998.

53
____«Актуальные научные исследования в современном мире» ISCIENCE.IN.UA__
Выпуск 7(39) ч. 3 ISSN 2524-0986
УДК 343.98
Вехов Виталий Борисович, Ульянова Мирослава Андреевна
Московский государственный технический университет
имени Н.Э. Баумана
(Москва, Россия)

К ВОПРОСУ КРИМИНАЛИСТИЧЕСКОГО ИССЛЕДОВАНИЯ


АНОНИМАЙЗЕРОВ

Аннотация. С позиций современного российского законодательства


в сфере информации, информационных технологий, электросвязи и
защиты информации, а также на основе последних достижений в области
электронной криминалистики в статье рассматриваются актуальные
теоретические и прикладные проблемы оптимизации борьбы с
преступлениями, связанными с использованием анонимайзеров в сети
Интернет. Предлагается авторский подход по их решению.
Ключевые слова: анонимайзер, компьютерное преступление,
электронная криминалистика, электронные следы, IP-адрес.

Vekhov Vitaliy B., Ulyanova Miroslava A.


Bauman Moscow State Technical University
(Moskow, Russia)

TO THE QUESTION OF THE CRIMINALISTIC STUDY OF ANONIMAYZERS

Abstract. From the standpoint of modern Russian legislation in the field of


information, information technology, telecommunications and information security,
as well as on the basis of the latest achievements in the field of electronic
criminalistics, the article considers current theoretical and applied problems of
optimizing the fight against crimes related to the use of anonymizers in the Internet.
The author's approach is proposed to solve them.
Keywords: anonymizer, computer crime, electronic criminalistics, electronic
traces, IP-address.

Глобальная информатизация мирового сообщества и развитие


компьютерной сети Интернет привели к тому, что информационно-
телекоммуникационные инфраструктуры промышленно развитых стран
оказались весьма уязвимыми объектами воздействия со стороны
террористических организаций. Угрозы международного кибертерроризма и
информационных войн стали, во-первых, объективной реальностью XXI века,
во-вторых, важными геополитическими факторами, определяющими векторы
развития человеческой цивилизации [1].
В новой Доктрине информационной безопасности Российской
Федерации (указ Президента Российской Федерации от 05.12.2016 № 646)
выделяются следующие основные положения по рассматриваемой
проблематике.
1. Возможности трансграничного оборота информации все чаще
используются для достижения геополитических, противоречащих
54
__ ISCIENCE.IN.UA «Актуальные научные исследования в современном мире» ___
Выпуск 7(39) ч. 3 ISSN 2524-0986
международному праву военнополитических, а также террористических целей
в ущерб международной безопасности и стратегической стабильности (п. 10).
2. В настоящее время различные террористические организации
широко используют механизмы информационного воздействия на
индивидуальное, групповое и общественное сознание для нагнетания
межнациональной и социальной напряженности, разжигания этнической и
религиозной ненависти либо вражды, а также для привлечения к
террористической деятельности новых сторонников. В противоправных целях
ими активно создаются и(или) добываются (приискиваются) различными
способами высокотехнологические программно-технические средства
деструктивного воздействия на объекты критической информационной
инфраструктуры (п. 13).
3. В связи с чем, состояние информационной безопасности
характеризуется постоянным повышением сложности, увеличением
масштабов и ростом скоординированности компьютерных террористических
атак, а также нарастанием угроз применения информационных
технологий в целях нанесения ущерба суверенитету, территориальной
целостности, политической, социальной и финансовой стабильности нашего
государства (п. 16).
4. К сожалению, существующее в настоящее время распределение
между странами ресурсов, необходимых для обеспечения безопасного и
устойчивого функционирования сети Интернет, не позволяет реализовать
совместное справедливое, основанное на принципах доверия управление
ими. Отсутствие международных правовых норм, регулирующих
межгосударственные отношения в информационном пространстве, а также
механизмов и процедур их применения, учитывающих специфику
информационно-телекоммуникационных технологий, затрудняет
формирование системы международной информационной безопасности от
актов кибертерроризма (п. 19).
По этому поводу следует заметить, что в отличие от обычного
террориста, применяющего для совершения преступного деяния
традиционные виды оружия и взрывных устройств, киберпреступник
использует для реализации поставленных целей такую разновидность
информационного оружия, как специальные программно-технические
средства, предназначенные (разработанные, приспособленные,
запрограммированные) для негласного получения, изменения, уничтожения
или блокирования информации, содержащейся на электронных носителях, в
ЭВМ и других компьютерных устройствах, информационных системах или
компьютерных сетях.
Известно, что за последние 5 лет в России в числе выявленных тяжких
и особо тяжких преступлений, вызвавших повышенный общественный
резонанс, широкое распространение получили преступные посягательства
террористической направленности, совершенные с использованием
информационно-телекоммуникационных сетей, их сервисов, в том числе так
называемых «социальных сетей», вредоносных компьютерных программ и
управляемых с их помощью скрытно для других пользователей компьютерных
сетей – так называемых «ботнетов» (образовано от англ. слов «robot» – робот
и «network» – сеть).
55
____«Актуальные научные исследования в современном мире» ISCIENCE.IN.UA__
Выпуск 7(39) ч. 3 ISSN 2524-0986
В связи с чем, на повестку дня встал вопрос разработки
криминалистических рекомендаций по исследованию противоправной
деятельности, связанной с использованием анонимайзеров, в частности,
установления действительных IP-адресов компьютерных устройств
правонарушителей.
В настоящее время широкое распространение имеют онлайн-
снифферы, представляющие собой устройства для сбора информации о
пользователях ресурса сети через размещение привлекающих внимание
ссылок на наиболее популярных ресурсах, при переходе целевого
пользователя по которой происходит получение его данных и их сохранение в
служебном лог-файле.
Полагаем, что положительных для раскрытия и расследования
преступлений результатов можно добиться путем изучения служебных
файлов cookies, содержащих служебную информацию об IP-адресе
устройства пользователя. В последнее время большинство сайтов в сети
Интернет используют их.
Если же пользователь обращается к услугам прокси-сервера (HTTP-
прокси, SOCKS4, SOCKS5), то узнать идентификатор его устройства можно
следующими способами:
1. Через склонение его к выполнению активного сценария JavaScript
или VBScript подпрограмм, потенциально хранящих реальный IP-адрес.
2. С помощью программы Java на открываемом сайте (возможно
определить не только идентификатор, но и настройки браузера).
3. Применяя модули ActiveX и plug-ins браузеров, выполняющиеся на
компьютере пользователя и способные определять реальный IP-адрес
напрямую, минуя прокси-сервер и даже менять настройки последнего.
4. Используя так называемый «черный список» – RBL, позволяющий
вычислить IP-адрес прокси-сервера, а через него – и адрес технического
устройства. В данной ситуации используется переменная REMOTE_ADDR.
При этом сам факт отправки через прокси-сервер осуществляется с помощью
переменных HTTP_VIA и HTTP_X_FORWARDED_FOR.
5. Путем производства следующих действий, регламентированных
российским законодательством [2, 3]:
5.1. Получение информации о соединениях между абонентами и (или)
абонентскими устройствами (ст. 186.1. УПК России), которое состоит в
получении сведений о дате, времени, продолжительности соединений
между абонентами и (или) абонентскими устройствами (пользовательским
оборудованием), номерах абонентов, других данных, позволяющих
идентифицировать абонентов, а также сведений о номерах и месте
расположения приемопередающих базовых станций (п. 24.1 ст. 5 УПК
России).
В соответствии со ст. 10.1 Федерального закона от 27.07.2006 № 149-
ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации»,
организаторы распространения информации в сети Интернет – лица,
осуществляющие деятельность по обеспечению функционирования
информационных систем и (или) программ для ЭВМ, которые предназначены
и (или) используются для приема, передачи, доставки и (или) обработки
электронных сообщений пользователей сети Интернет, обязаны хранить на
56
__ ISCIENCE.IN.UA «Актуальные научные исследования в современном мире» ___
Выпуск 7(39) ч. 3 ISSN 2524-0986
территории России и предоставлять в установленном порядке для целей
уголовного судопроизводства данные о фактах приема, передачи, доставки и
(или) обработки голосовой информации, письменного текста, изображений,
звуков, видео- или иных электронных сообщений пользователей и
информацию о них. Развернутый перечень этих сведений, правила их
хранения и предоставления уполномоченным государственным органам,
осуществляющим оперативно-разыскную деятельность или обеспечение
безопасности России были утверждены постановлением Правительства
Российской Федерации от 31.07.2014 № 759.
Аналогичные требования предъявляются и к операторам связи –
юридическим лицам или индивидуальным предпринимателям, оказывающим
услуги связи на основании соответствующей лицензии, которые во
исполнение ст. 64 Федерального закона от 07.07.2003 № 126-ФЗ «О связи»
обязаны хранить на территории Российской Федерации и предоставлять в
порядке, предусмотренном действующим законодательством, сведения,
определенные Правилами взаимодействия операторов связи с
уполномоченными государственными органами, осуществляющими
оперативно-разыскную деятельность (утв. постановлением Правительства
Российской Федерации от 27.08.2005 № 538).
5.2. Получение компьютерной информации, предусмотренное п. 15 ст. 6
Федерального закона от 12.08.1995 № 144-ФЗ «Об оперативно-розыскной
деятельности»[4].

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ:


1. Вехов В.Б. Проблемы борьбы с кибертерроризмом / Вехов В.Б.,
Ковалев С.А. // Правопорядок: история, теория, практика, 2018. – № 1 (16).
– С. 89-93.
2. Вехов В.Б. Тактика получения информации о соединениях между
абонентами и (или) абонентскими устройствами // Вестник Волгоградской
академии МВД России, 2012. – № 1 (20). – С. 79-82.
3. Вехов В.Б. Получение компьютерной информации от организаторов ее
распространения в сети Интернет как процессуальное действие //
Расследование преступлений: проблемы и пути их решения, 2018. – № 1. –
С. 105-109.
4. Вехов В.Б. Применение информационных систем специального
назначения в раскрытии и расследовании преступлений // Оперативно-
разыскное право: сб. науч. ст. / отв. ред. Н.В. Павличенко. – Волгоград: ВА
МВД России, 2013. – С. 26-32.

57
____«Актуальные научные исследования в современном мире» ISCIENCE.IN.UA__
Выпуск 7(39) ч. 3 ISSN 2524-0986
УДК 343.35(47)
Гладкий В’ячеслав В’ячеславович
Навчально-науковий інститут права ім. князя Володимира Великого
(Київ, Україна)

БАЗОВІ ІНТЕРПРЕТАЦІЙНІ ГІПОТЕЗИ КОНЦЕПТУ КОРУПЦІЇ

У даній статті автор переслідує в якості мети дослідження основних


підходів до розуміння терміну «корупція», на підставі чого формулює
авторську дефініцію відповідного поняття. Вирішуючи поставлені завдання,
що відповідають цілям дослідження, автор визначає, що закріплену в
українському законодавстві дефініцію поняття «корупція» слід вважати
невиправдано обмеженою. Зважаючи на це, підкреслюється необхідність
приведення відповідної дефініції у відповідність з останніми науковими
досягненнями в теорії корупційної та антикорупційної практики.
Ключові слова: бюрократія, визначення корупції, корупція,
хабарництво.

Гладкий Вячеслав Вячеславович


Учебно-научного института права им. князя Владимира Великого
(Киев, Украина)

БАЗОВЫЕ ИНТЕРПРЕТАЦИОННЫЕ ГИПОТЕЗЫ КОНЦЕПТА КОРРУПЦИИ

В данной статье автор преследует в качестве цели исследование


основных подходов к пониманию термина «коррупция», на основании чего
формулирует авторскую дефиницию соответствующего понятия. Решая
поставленные задачи, соответствующие целям исследования, автор
определяет, что закреплѐнную в украинском законодательстве дефиницию
понятия «коррупция» следует считать неоправданно ограниченной. Ввиду
чего, подчѐркивается необходимость приведения данного определения в
соответствие с последними научными достижениями в теории
коррупционной и антикоррупционной практики.
Ключевые слова: бюрократия, взяточничество, коррупция,
определение коррупции.

Viacheslav V. Hladky
Volodymyr the Great Educational and Scientific Institute of Law
(Kyiv, Ukraine)

BASIC INTERPRETATIVE HYPOTHESES OF THE CONCEPT OF CORRUPTION

In this article, the author pursues a goal to research the basic approaches to
understanding the term ―corruption‖ based on which he formulates the author's
definition of the corresponding term. Achieving the goals of the research, the author
determines that the definition of ―corruption‖ enshrined in the Ukrainian legislation
should be considered unreasonably narrowed. In view of this, this definition must be

58
__ ISCIENCE.IN.UA «Актуальные научные исследования в современном мире» ___
Выпуск 7(39) ч. 3 ISSN 2524-0986
brought in line with the latest scientific achievements in the theory of corruption and
anti-corruption practice.
At the same time, in the course of current scientific literature analysis, the
author determines that modern approaches to the corruption essence definition are
based on traditional interpretation hypotheses about the term of corruption, namely
within the framework of such approaches as: classical (corruption is the behavior of
an official, which manifests itself in using his/her powers to achieve any private,
individual or group goals); deep (this approach takes into account the actions of
both the bribe taker and the bribe giver); broad (corruption is not only corrupt
practices of officials, but also all kinds of misuse by these officials of public power
for private gain).
In view of the disadvantages of the existing approaches to understanding the
corruption, the author formulates the appropriate combined approach, which takes
into account the breadth of understanding relationship types in which payment can
be interpreted as a bribe, on the one hand, and the depth of the structure of
participants in these relations, on the other hand. Within the framework of the
aforesaid approach, corruption is defined as deformation of the existing order of the
―request-giving-taking‖ of public benefits or an attempt to violate this order, which is
objectively conditioned by deviant actions that are carried out by a person:
(1) having power and real influence in a society abusing this power (and influence)
in exchange for items and/or services that satisfy his/her private interest (or interest
of certain groups of people under his/her unauthorized protection); (2) desiring to
receive benefit for him/herself or for third parties (including depriving a person of a
benefit), and offering (including granting) to a person having power (and/or having
relevant real influence in society) unauthorized corruption benefits in order to obtain
an appropriate benefit; (3) who promotes active or passive acts of corrupt acts.
Keywords: bribery, bureaucracy, corruption, definition of corruption.

Приймаючи до уваги проведені нами раніше дослідження [див.,


напр.: 1–8], доходимо думки, що корупція – це феномен, обумовлений
антисуспільною діяльністю людини, рівень і динаміку поширення якого у
державі виявити практично неможливо, адже корупція здійснюється у різних
формах, що постійно еволюціонують, модифікуються, а також у різних
масштабах, відтінках [див., напр.: 8, с. 4001–4009]. Утім, попри
багатоманітність проявів корупції, розглядуваний феномен завжди
визначається однією особливістю – невідповідним поєднанням приватного
інтересу з публічним. Вочевидь, безспірною є теза про те, що вказана
«невідповідність поєднання інтересів» у дійсності є тим, що відверто
суперечить сучасній цивілізації, ставить цивілізаційний розвиток держав під
сумнів. У зв’язку із цим, корупція розглядається науковцями, як правило, в
якості паразитарного для суспільства явища [9, с. 50–53; 10], що цілком
закономірно, адже руйнівний вплив корупції на якість життя людини, на
цілісність та життєздатність існуючого світопорядку не викликає ґрунтовних
сумнівів. Попри це, не слід також ігнорувати і роль корупційних мотивів у
здійсненні геноцидів, війн, воєнних конфліктів, котрі потенційно можуть бути
здійсненними із застосуванням ядерної зброї (з огляду на те, що ядерною
зброєю, як відомо, володіють також і досить корумповані держави). Зокрема,
досвід України та зарубіжних держав (щонайперше нестабільних держав)
59
____«Актуальные научные исследования в современном мире» ISCIENCE.IN.UA__
Выпуск 7(39) ч. 3 ISSN 2524-0986
вказує на те, що неспроможність влади протистояти загрозам держави,
щонайперше корупційною зацікавленістю в існуванні цих загроз (про це
свідчить, як ми вже зазначали, численні докази корупції в оборонній сфері
тощо), робить державу та суспільство безсилими перед деструкційним
впливом корупції (тут діє принцип – «найбільш ефективна корупція можлива
під час війни та розвалювання держави»), а, відтак, й перед іншими
військовими, економічними, соціально-політичними та культурними загрозами
існуванню держави та цілісності суспільства. З цього випливає, що руйнівний
вплив корупції в державі обумовлений або об’єктивною неспроможністю
політичної влади держави, або ж участю влади в корупційних відносинах
вищого рівня [5].
Між тим, найбільша проблема в означеному питанні полягає саме у
тому, що на рівні держав та у світі загалом відсутній універсальний підхід до
розуміння поняття «корупція», хоча всі держави й погоджуються з тим, що
корупція – це зло для цивілізації. Відтак, можемо помітити те, що це негативе
явище однаково засуджується міжнародною спільнотою, однак, кожен член цієї
спільноти по-різному розуміє межі цього зла (тобто, те, що вважається
корупцією однією державою, іншою розцінюється в якості припустимої чи
відверто правомірної практики). З огляду на це, на загальному рівні держави
не здатні виробити ефективну глобальну антикорупційну стратегію та програму
дій щодо попередження та протидії корупції. Поряд із тим, різні держави в
своєму законодавстві, інтерпретуючи сутність корупції, вкладають у її зміст
різний обсяг діянь та неоднакове коло осіб, котрі здатні вчиняти вказані дії. Це
не лише є бар’єром для протидії корупції на світовому рівні, але й перешкодою
для однаково ефективної протидії поширенню цього феномену у різних
державах. Це пояснимо тим, що протидія корупції не може вважатись
ефективною, якщо вона спрямована лише на окремі її прояви.
Аналіз останніх досліджень і публікацій. Оцінюючи стан досягнення
науковими колами консенсусу з приводу універсального визначення поняття
«корупція», вченими справедливо зазначається, що так само як і в будь-якого
складного соціально-економічного й політико-правового явища, у корупції
немає однозначного канонічного визначення [11, с. 16]. Означений стан справ
в окресленому контексті є досить очікуваним, адже, як зазначає В. Танзі (Vito
Tanzi), корупція схожа на слона: хоча її, як правило, не важко розпізнати,
проте, її складно описати [12, с. 564]. З цією думкою погоджуються також низка
інших дослідників корупції [13, с. 97; 14, с. 10], стверджуючи, що однозначне та
завершене легальне формулювання поняття корупції, навряд чи, взагалі є
можливим. Однак, слід зауважити, що, попри песимізм у вказаному питанні,
вченими до сьогодні активно розробляються та в науковій літературі
викладаються різні підходи до розуміння вказаного питання, які
характеризуються численними перевагами та недоліками.
Таким чином, метою цієї статті є здійснення критичного аналізу
основних гіпотез з приводу сутності корупції та розробка авторських гіпотез,
котрі сприятимуть з’ясуванню природи розглядуваного феномену.
Виклад основного матеріалу дослідження. Досить об’ємне
визначення поняття корупції міститься у ч. 1 ст. 1 Закону України «Про
запобігання корупції», відповідно до якої під поняттям «корупція» слід розуміти
використання особою, на яку поширюється дія цього законодавчого акту,
60
__ ISCIENCE.IN.UA «Актуальные научные исследования в современном мире» ___
Выпуск 7(39) ч. 3 ISSN 2524-0986
наданих їй службових повноважень чи пов’язаних з ними можливостей з
метою одержання неправомірної вигоди або прийняття такої вигоди чи
прийняття обіцянки/пропозиції цієї вигоди для себе чи інших осіб або
відповідно обіцянка/пропозиція чи надання неправомірної вигоди особі, на яку
поширюється дія цього Закону, або на її вимогу іншим фізичним чи юридичним
особам з метою схилити цю особу до протиправного використання наданих їй
службових повноважень чи пов’язаних з ними можливостей. Утім, попри
ємкість викладеної легальної дефініції поняття «корупція», воно й по
сьогоднішній день викликає дискусії в наукових колах українських вчених.
Приміром, О.М. Михальченко вважає, що вищенаведене законодавче
визначення досліджуваного терміну «не є універсальним і не охоплює всієї
сукупності корупційних виявів, за які національне законодавство передбачає
відповідальність» [13, с. 95].
Тим часом, необхідно звернути увагу на те, що по сьогоднішній день у
спеціальній науковій літературі викладено три основних методико-теоретичних
підходи до визначення терміну «корупція», що мають свої переваги та не
позбавлені при цьому істотних недоліків. У рамках першого підходу, котрий
можна назвати «класичним» (з огляду на те, що він був первинно
сформульованим у теорії права та економіки, а також тривалий час вважався
відправною точкою для осмислення корупції та формування антикорупційного
законодавства), вчені [15, c. 92; 16, c. 7; 17, c. 164] розуміють корупцію в якості
поведінки посадової особи, що виявляється у використанні або зловживанні
цією особою власними повноваженнями для негайного (або ж відкладеного у
часі) задоволення (матеріальними або ж нематеріальними вигодами) тих чи
інших приватних, індивідуальних або ж групових цілей. При цьому
зловживання посадовими повноваженнями, перш за все, полягає у доданні
пріоритетності інтересам, що не збігається з суспільними інтересами, які має
представляти особа, котра займає відповідну державну посаду [18, с. 148]. У
такому ж широкому сенсі сутність корупції проявляється в конфлікті «між
законодавством, інтересами держави як наймача державного службовця або
особи, що займає державну посаду, з одного боку, та діями посадової особи з
її особистою вигодою – з іншого» [19, с. 342].
Інша точка зору щодо розуміння сутності корупції, котру можна назвати
«глибокою» (зважаючи на більш глибоке, у порівнянні з прихильниками
першого підходу, відображення в межах дефініції корупції структури учасників
корупційних відносин), вміщує в концепт корупції також і хабародавця, роль
якого не врахована належним чином у рамках розглянутого широкого підходу.
Зокрема, лауреат Нобелівської премії з економіки (1974 р.) проф. Г. Мюрдаль
(Gunnar Myrdal) ще у 1968 р. у фундаментальній праці «Asian Drama»
пропонував розуміти корупцію не лише в якості всіх форм неналежного або
егоїстичного здійснення влади та впливу, пов’язаного із державною посадою
або особливою позицією в суспільному житті, але також і в світлі дій
хабародавців [20, c. 73].
Третя точка зору щодо розуміння сутності корупції трактує поняття
корупції ширше («широкий» підхід), аніж у рамках «класичного» підходу – вчені
розглядають її ширше, ніж підкуп-продажність посадових осіб, визнаючи
корупційним будь корисливе зловживання власним службовим
становищем [21, с. 200]. Однак, здебільшого реалізація цього широкого
61
____«Актуальные научные исследования в современном мире» ISCIENCE.IN.UA__
Выпуск 7(39) ч. 3 ISSN 2524-0986
підходу несправедливо обмежена, адже концепт корупції застосовується лише
в рамках державної та муніципальної служби. У той же час, слід погодитися з
проф. Дж. К. Вілсоном (James Q. Wilson), котрий ще 50 років тому
обґрунтовував позицію, що корупція має місце не лише у відносинах між
публічним службовцем і людиною, що звертається за тією чи іншою публічною
послугою (хоча, це розуміння корупції вже проглядається у підході до
осмислення досліджуваного терміну, викладеного проф. Мюрдалем). Вчений
стверджував, що корупція здійснюється щоразу, коли людина в обмін на ті чи
інші особисті вигоди (private advantages) діє поза своїх обов’язків [22, c. 55].
Справедливість цього підходу пояснюється його послідовністю та
перспективністю у світі антикорупційної політики держави: корупція
здійснюється за рахунок «платежу», здійснюваного тим чи іншим чином, з
метою придбати можливість, яку de facto може «продавати» той, хто володіє
(de jure або ж de facto) можливостями надавати необхідну (для особи, що
звертається) можливість, всупереч усталеним правилам досягнення мети
(вихід владної особи за рамки своїх повноважень) або ж у їх виконання (дія
владної особи у межах своїх повноважень, але лише за наявності додаткового
корупційного мотиву).
Зважаючи на це, сформулюємо наступну гіпотезу:
Гіпотеза 1. Про шкідливість обмеженості можливості існування
корупційної поведінки поза рамками публічної та муніципальної служби (та
сфери надання публічної послуги): оскільки володіння (de jure або ж de facto)
владою надавати можливості (блага) у практичній дійсності не обмежується
лише публічною або ж муніципальною службою та сферою надання публічних
послуг, відповідно, законодавча заборона корупційної поведінки стосовно
держслужбовців і муніципальних службовців (та інших осіб, що надають
публічні послуги) тоді, коли у інших обставинах людина правомірно йде від
загальноприйнятого шляху досягнення цього блага за рахунок її «купівлі» у
будь-якого «можновладця», сприймається як несправедливість (вибірковою
справедливістю), спричиняє незрозумілість соціальних процесів, що провокує
психофізіологічний дисонанс (і у того, хто володіє публічною владою, і у того,
хто звертається за публічною послугою до «можновладця»), котрий зумовлює
високу прийнятність для дифузії корупційної моделі поведінки, як звичної
моделі поведінки для «хабародавця» та «хабароотримувача».
Інакше кажучи, культивування корупції у суспільстві (поза публічною та
муніципальною службою чи поза сферою публічної послуги у сенсі чинного
антикорупційного законодавства) й невизнання законодавцем означеної
моделі поведінки корупційною, закономірно обумовлює:
(1) звичність вирішення проблем з приводу досягнення блага
природним (тобто, найбільш оптимальним у еволюційному сенсі) для людини
шляхом. Власне, це припущення вже було частково висловлено ефіопським
ученим проф. М.Дж. Балоганом (M.J. Balogun), котрий звів дефініцію корупції
до того, що корупційна поведінка, перш за все, являє собою
ігнорування законодавчих та загальноприйнятих моральних норм, правил
досягнення особистих цілей, що обумовлюють порушення громадського
інтересу [23, c. 129]. При цьому необхідно підкреслити, що вказана обставина
має найважливіше значення, перш за все тому, як колись суспільство
вирішило знизити динаміку конфліктів у суспільстві, обумовлених боротьбою
62
__ ISCIENCE.IN.UA «Актуальные научные исследования в современном мире» ___
Выпуск 7(39) ч. 3 ISSN 2524-0986
за ресурси та їх перерозподіл, з одного боку, регламентацією правомірного
шляху досягнення відповідних благ (наприклад, правилами участі у торгах і на
аукціонах), декларуючи при цьому правову рівність усіх досягачів цього блага.
З іншого боку, означена обставина має надважливе значення з огляду на те,
що декілька тисячоліть суспільство суворо регламентує поведінку тих, хто має
законом визначену владу надавати відповідні блага, не володіючи ними
(наприклад, повноваження надавати земельні ділянки для городництва,
сінокосіння та випасання худоби регламентується відповідними нормативно-
правовими актами), або тих, хто є сполучною ланкою між досягачем блага та
благом, володіючи цим благом (досить навести як приклад сервітут,
суперфіцій, узуфрукт, емфітевзис).
Відповідно, завжди, де є влада індивіда, вона обмежується нормами
поведінки того, хто має владу, і того, хто потребує блага, яке можна досягти за
допомогою діянь того, хто має владу. Іноді ці норми поведінки офіційним
суб’єктом нормотворення зводяться у загальнообов’язкову норму, і у тих
випадках, коли зазначені норми не здатні зумовити юридичну відповідальність
за їх недотримання (а інший вид соціальної відповідальності, що настає за
порушення цих норм, незначним чином впливає на свідомість учасників
соціальних відносин), то учасники відповідних відносин, найчастіше (у міру
свого нігілізму), сприймають їх як фікції, ігнорують їх у практичній дійсності;
(2) ускладненість розуміння неприпустимості досягнення блага
природним для людини шляхом лише у рамках державної та муніципальної
служби. Ускладненість обумовлена коригуванням сформованої системи
цінностей людини, сформованих уявлень про етику поведінки, котрі
допускають «недисциплінованість» у досягненні блага;
(3) високу міру прийнятності застосування корупційної логіки у стосунках
з публічними посадовими особами, як звичної логіки поведінки, що дозволяє
хабародавцю уникнути психофізіологічного дискомфорту від невизначеності у
відповідних умовах.
Разом з тим, беручи до уваги не лише запропоновану проф. Вілсоном
дефініцію поняття «корупція», а й цінне зауваження щодо розуміння сутності
корупції, висловлене проф. Мюрдалем, вважаємо, що у формулюванні
визначення терміну «корупція» доцільно слідувати не тільки широкому, але і
глибокому підходу до інтерпретації соціальної-правової природи корупції.
Комбінований підхід, таким чином, буде враховувати, з одного боку, широту
відносин, в яких платіж може бути інтерпретований як хабар, а, з іншого боку, –
глибину структури учасників цих відносин. Крім того, не викликає сумніву, що
широта означеного методико-теоретичного підходу до визначення корупції
вимагає рамок, оскільки, надмірно широке тлумачення цього поняття
(наприклад, «корупція в сім’ї», «корупція серед друзів» й інший аналогічний
абсурд) може призвести до його знецінення та до відповідних зловживань.
Висновки. Комбінований підході до розуміння корупції дозволяє під
означеним феноменом розуміти явище, котре означає деформацію усталеного
порядку прохання-надання-отримання публічних благ чи замах на
непорушність цього порядку, що об’єктивно обумовлюються девіантними (у
юридичному та/або соціальному контексті) діяннями, які здійснюються:
(1) людиною, котра має владу та, володіючи реальним впливом (як наслідок
займаної нею посади у публічній або муніципальній службі, або ж виконанням
63
____«Актуальные научные исследования в современном мире» ISCIENCE.IN.UA__
Выпуск 7(39) ч. 3 ISSN 2524-0986
особливої ролі у житті суспільства), зловживає цією владою та впливом в
обмін на предмети та/або послуги, що задовольняють її приватний інтерес або
ж інтерес окремих груп людей, що знаходяться під її неправомірним
заступництвом; (2) людиною, яка бажає отримати благо для себе чи для третіх
осіб (також – позбавити блага будь-кого), пропонуючи (а так само – надаючи)
особі, котра має владу та/або володіє відповідним реальним впливом,
неправомірну корупційну вигоду з тим, щоби отримати відповідне благо;
(3) людиною, котра сприяє активними чи пасивними діяннями здійснюванню
корупційних діянь.
Подяка. Автор висловлює глибоку вдячність усім науковцям, праці яких
стали «відправною точкою» для написання цієї статті.

СПИСОК ВИКОРИСТАНИХ ДЖЕРЕЛ ТА ЛІТЕРАТУРИ


1. Гладкий В.В. Альтернативний погляд на розуміння сутності ефекту
корупції // Теорія та практика сучасної юриспруденції: матеріали XV Всеукр.
наук.-практ. конф. (Харків, 25 березня 2018 р.) / Нац. юрид. ун-т ім.
Ярослава Мудрого. Харків, 2018. С. 200–204. DOI:10.5281/zenodo.1226649.
2. Гладкий В.В. Бедность, нищета и криминализация общества // Актуальные
научные исследования в современном мире. 2017. № 6(26), Ч. 6. С. 35–55.
DOI:10.5281/zenodo.572330.
3. Гладкий В.В. Децентралізація влади та її корупційні ризики // Правовий
вимір конституційної та кримінальної юрисдикції в Україні та світі. Перші
юридичні читання: збірка тез доповідей Всеукр. дистанц. наук. конф.,
присвяч. 20-річчю заснування економ.-прав. факультету (Одеса, 27 квітня
2018 р.) / За заг. ред. Л.О. Корчевної, I.А. Дришлюка; уклад. А.В. Левенець,
О.В. Нарожна. Одеса: Фенікс, 2018. С. 101–104.
DOI:10.5281/zenodo.1170431.
4. Гладкий В.В. Концептуалізація інформатизації про стан корупції у
державних органах України // Правові засади організації та здійснення
публічної влади: збірник тез Всеукр. наук.-практ. інтернет-конф.
(м. Хмельницький, 23–30 квітня 2018 р.). Хмельницький: Вид-во Хмельн. ун-
ту управл. та права, 2018. С. 35–38. DOI:10.5281/zenodo.1205237.
5. Гладкий В.В. Корупція як найбільш руйнівна зброя // Вища освіта –
студентська наука – сучасне суспільство: напрями розвитку: матеріали
ІІ Міжнар. студ. наук.-практ. конф. (Київ, 20 квітня 2018 р.). Київ: Вид-во
МНТУ ім. академіка Ю. Бугая, 2018. DOI:10.5281/zenodo.1226654.
6. Гладкий В.В. Об’єктивні прояви пенітенціарної корупції // Науковий вісник
публічного та приватного права. 2017. № 6. DOI:10.5281/zenodo.1202420.
7. Гладкий В.В. Суб’єкт корупційного злочину та його вік // Сучасні тенденції
розбудови правової держави в Україні та світі: зб. наук. ст. за матеріалами
VІ Міжнар. наук.-практ. конф. (Житомир, 19 квітня 2018 р.) / Жит. нац.
агроекологічний ун-т. Житомир: Видавець О.О. Євенок, 2018. С. 479–482.
DOI:10.5281/zenodo.1170435.
8. Hladky V.V. The Manifestation of Corruption in Eastern Europe // Траектория
науки. 2018. Т. 4. № 1(30). P. 4001–4012. DOI: 10.22178/pos.30-5.
9. Гладкий В.В. Долгосрочные перспективы преобразований в Украине в
свете антикоррупционной политики // Юридичні науки: проблеми та
перспективи: матеріали V Міжнародної науково-практичної конференції
64
__ ISCIENCE.IN.UA «Актуальные научные исследования в современном мире» ___
Выпуск 7(39) ч. 3 ISSN 2524-0986
(м. Івано-Франківськ,19-20 трав. 2017 р.). У 2-х ч. Херсон: Гельветика, 2017.
Ч. 2. С. 50–53. DOI:10.5281/zenodo.575875.
10. Гладкий В.В. Критерії осудності суб’єкта корупційного злочину у світлі норм
Кримінального кодексу України // Порівняльно-аналітичне право. 2017. № 6.
DOI:10.5281/zenodo.1205237.
11. Длугопольський О.В., Івашук Ю.П. Сучасні погляди на корупцію та
мінімізацію її негативного впливу на економіку України // Економіка України.
2012. № 9. С. 13–24.
12. Tanzi V. Corruption Around the World: Causes, Consequences, Scope, and
Cures // IMF Economic Review. 1998. Vol. 45, Iss. 4. P. 559–594.
DOI:10.2307/3867585.
13. Михальченко О.М. Кримінологічний аналіз корупції як один із елементів
системи антикорупційних заходів // Науковий вісник Ужгородського
національного університету. Серія: Право. 2017. Т. 2. Вип. 44. С. 94–97.
14. Graycar A., Prenzler T. Understanding and Preventing Corruption. London:
Palgrave Pivot, 2013. 161 p. DOI:10.1057/9781137335098.
15. Andreski S. The African Predicament: A Study in the Pathology of
Modernisation. New York: Atherton Press, 1968. 237 p.
16. Gray C.W., Kaufmann D. Corruption and Development // Finance &
Development. 1998. Vol. 35 (1). P. 7–10.
17. Mauro P. Corruption and Growth // The Economics of Corruption / Ed. by
A. Mishra. New Delhi: Oxford University Press, 2005. P. 164–197.
18. Falenta P. Przestępstwo korupcji – uwarunkowania karnoprawne i społeczne //
Prace Naukowe Wyższej Szkoły Zarządzania i Przedsiębiorczości w
Wałbrzychu. 2016. No. 37 (1). S. 147–163.
19. Ильяков А.Д. Административно-правовое исследование понятия
«коррупция» // Административное и муниципальное право. 2013. № 4 (4).
С. 342–346. DOI: 10.7256/1999-2807.2013.04.7.
20. Myrdal G. Asian Drama: An Inquiry into the Poverty of Nations, in 3 v. New York:
Pantheon, 1968. Pt. 1. 705 p.
21. Ковалева О.А., Бардина Т.А., Едгенов Д.А. Правовые основы повышения
уровня антикоррупционного правосознания: сравнительный анализ
законодательства России и Китая // Инновационные научные
исследования: теория, методология, практика: сб. ст. XI Междунар. науч.-
практ. конф. (Пенза, 10 нояб. 2017 г.): в 2 ч. Пенза: Наука и Просвещ., 2017.
Ч. 2. С. 199–204.
22. Wilson J.Q. Varieties of Police Behavior: The Management of Law and Order in
Eight Communities. Cambridge: Harvard University Press, 1968. 299 p.
23. Balogun M.J. Causative and Enabling Factors in Public Integrity: A Focus on
Leadership, Institutions, and Character Formation // Public Integrity. 2003.
Vol. 5 (2). P. 127–147. DOI: 10.1080/15580989.2003.11770939.

65
____«Актуальные научные исследования в современном мире» ISCIENCE.IN.UA__
Выпуск 7(39) ч. 3 ISSN 2524-0986
УДК 347.4
Скворцова Татьяна Александровна,
Сулейманов Хасмагомед Аслудинович
Ростовский государственный экономический университет (РИНХ)
(Ростов-на-Дону, Российская Федерация)

КАЧЕСТВО ТОВАРА КАК ПРАВОВАЯ КАТЕГОРИЯ

Аннотация. В статье рассматривается право потребителя на


продажу товара надлежащего качества по законодательству Российской
Федерации. Проанализировано понятие «качество товара» с точки зрения
российского и международного права.
Ключевые слова: качество товара, потребитель, срок службы, срок
годности, гарантийный срок.

Skvortsova Tatyana A., Suleymanov Khasmagomed A.


Rostov State Economic University (RINH)
(Rostov-on-Don, Russia)

THE QUALITY OF THE PRODUCT AS A LEGAL CATEGORY

Abstract. The article deals with the right of the consumer to sell goods of
good quality under the legislation of the Russian Federation. The concept of "quality
of goods" from the point of view of the Russian and international law is analyzed.
Keywords: product quality, consumer, service life, shelf life, warranty
period.

В современной России по-прежнему актуальным остается проблема


обеспечения надлежащего качества и безопасности продукции для
потребителей.
Действующее российское законодательство содержит как ряд
специальных нормативно-правовых актов, так и отдельные нормы,
призванные обеспечить надлежащее качество товаров. Так, в соответствии с
Гражданским кодексом РФ [1] (далее – ГК РФ) Закон РФ «О защите прав
потребителей» [2] (далее – Закон о ЗПП) предусматривает правовые
механизмы передачи потребителю качественного товара.
При этом определение понятия «качество товара» отсутствует в ст. 4 и
в тексте Закона о ЗПП. Отсутствует определение понятия «качество товара» и
в ГК РФ. Данное понятие определяется только применительно к пищевым
продуктам в ст. 1 Федерального закона от 02.01.2000 № 29-ФЗ «О качестве и
безопасности пищевых продуктов»: «качество пищевых продуктов –
совокупность характеристик пищевых продуктов, способных удовлетворять
потребности человека в пище при обычных условиях их использования» [3].
Согласно позиции Международной организации по стандартизации
качество - совокупность характеристик объекта, относящихся к его
способности удовлетворять потребности, установленные или
предполагаемые.

66
__ ISCIENCE.IN.UA «Актуальные научные исследования в современном мире» ___
Выпуск 7(39) ч. 3 ISSN 2524-0986
Российский стандарт «ГОСТ Р 51303-2013. Национальный стандарт
Российской Федерации. Торговля. Термины и определения», утвержденный
Приказом Росстандарта от 28 августа 2013 г. № 582-ст, содержит следующее
определение качества товара: «совокупность потребительских свойств
товара, соответствующих установленным требованиям, в том числе условиям
договора купли-продажи или иных аналогичных» [4].
В юридической науке также предлагаются различные дефиниции
понятия «качество». Например, О.В. Швалева считает, что «качество
единичной вещи, услуги – это их полезность, ценность. Полезность вещи
признается, если основная функция, соответствующая назначению вещи,
действительно совпадает с тем, что нужно от вещи, а ее отдельные
потребительские свойства не хуже и не лучше того, что устраивает» [5, с. 35].
Итак, качество традиционно связывается с пригодностью продукции
для определенных назначенных целей, внимание уделяется качеству,
основанному на требованиях нормативных документов (стандартов) – так
называемому «стандартному качеству» [6, с. 17].
С юридической точки зрения качество бывает надлежащим и
ненадлежащим. Надлежащее качество предполагает такое состояние товара,
когда выполнены или выполняются все требования, установленные в
договоре, стандартах, обычаях и, вследствие этого, товар может быть
использован по установленному целевому назначению. Выражение
«ненадлежащее качество» означает, наоборот, что указанные требования не
выполнены полностью или соблюдены лишь частично. Товар (работу, услугу)
ненадлежащего качества можно также определить как товар (работу, услугу) с
недостатками. Понятие «недостатка товара (работы, услуги)» содержится в
Преамбуле к Закону о защите прав потребителей:
«Недостаток товара (работы, услуги) – несоответствие товара (работы,
услуги) или обязательным требованиям, предусмотренным законом либо в
установленном им порядке, или условиям договора (при их отсутствии или
неполноте условий обычно предъявляемым требованиям), или целям, для
которых товар (работа, услуга) такого рода обычно используется, или целям, о
которых продавец (исполнитель) был поставлен в известность потребителем
при заключении договора, или образцу и (или) описанию при продаже товара
по образцу и (или) по описанию.
Существенный недостаток товара (работы, услуги) – неустранимый
недостаток или недостаток, который не может быть устранен без
несоразмерных расходов или затрат времени, или выявляется неоднократно,
или проявляется вновь после его устранения, или другие подобные
недостатки».
Если понятие «недостаток» не нуждается в особом разъяснении, так
как это любое несоответствие товара, работы, услуги обязательным
требованиям, условиям договора, обычно предъявляемым требованиям и т.д.,
в таком разъяснении в целях единообразной судебной практики нуждается
понятие «существенный недостаток», так как при его определении
законодатель использует оценочные категории, такие, как «несоразмерные
расходы», «несоразмерная затрата времени» [7, с. 716]. Такие разъяснения
даны в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ № 17 [8].

67
____«Актуальные научные исследования в современном мире» ISCIENCE.IN.UA__
Выпуск 7(39) ч. 3 ISSN 2524-0986
Право потребителя на качество товара (работы) включает в себя как
право на передачу качественного товара, так и гарантии поддержания этого
товара в работоспособном состоянии. В п.1 статьи 5 Закона о ЗПП дается
определение такому понятию, как срок службы: «период, в течение которого
изготовитель (исполнитель) обязуется обеспечивать потребителю
возможность использования товара (работы) по назначению и нести
ответственность за существенные недостатки на основании пункта 6 статьи 19
и пункта 6 статьи 29 настоящего Закона».
Данный срок устанавливается не на все товары (работы), а лишь на
такие, которые предназначены для длительного использования, например, на
автомобили, бытовую технику. Такие товары или результаты работы по
классификации вещей в гражданском праве относятся к непотребляемым
вещам, то есть в процессе их использования они не утрачиваются.
Из закона видно, что установление срока службы – это не обязанность,
а право. Однако изготовитель (исполнитель) обязан устанавливать срок
службы товара (работы) длительного пользования, в том числе
комплектующих изделий (деталей, узлов, агрегатов), которые по истечении
определенного периода могут представлять опасность для жизни, здоровья
потребителя, причинять вред его имуществу или окружающей среде.
Перечень таких товаров утвержден Правительством РФ [9].
Если для товаров (работ), для которых установление срока службы
обязательно, такой срок не установлен, то изготовитель (исполнитель) обязан
обеспечить безопасность товара (работы) в течение десяти лет со дня
передачи товара (работы) потребителю.
В п. 4 и п. 5 ст. 5 Закона о ЗПП содержатся положения о сроке годности
– периоде времени по истечении которого товар считается непригодным для
использования по назначению. В отличие от срока службы срок годности
устанавливается на потребляемые вещи.
Изготовитель (исполнитель) обязан устанавливать срок годности на
продукты питания, парфюмерно-косметические товары, медикаменты, товары
бытовой химии и иные подобные товары (работы).
Если установление срока службы, как отмечено выше, – это и право, и,
в некоторых случаях, обязанность изготовителя (исполнителя), то
установление срока годности есть только его обязанность. По истечении срока
годности товары, на которые он должен быть установлен, могут представлять
опасность для потребителя, поэтому срок годности является средством
обеспечения не только надлежащего качества, но и безопасности.
Соответственно законом предусмотрен запрет на продажу товара
(выполнение работы) по истечении установленного срока годности, а также
запрет на продажу товара (выполнение работы), на который должен быть
установлен срок годности, но он не установлен.
Кроме срока годности, для этих же товаров могут быть установлены
предельные сроки реализации. По существу это часть срока годности. При
этом продавец обязан передать покупателю товар с таким расчетом, чтобы он
мог быть использован по назначению до истечения срока годности, если иное
не предусмотрено договором (п. 2 ст. 472 ГК РФ).
Закон предусматривает право изготовителя (исполнителя)
устанавливать на товар гарантийный срок, то есть период, в течение которого
68
__ ISCIENCE.IN.UA «Актуальные научные исследования в современном мире» ___
Выпуск 7(39) ч. 3 ISSN 2524-0986
в случае обнаружения в товаре (работе) недостатка изготовитель
(исполнитель), продавец, уполномоченная организация или уполномоченный
индивидуальный предприниматель, импортер обязаны удовлетворить
требования потребителя, установленные ст. ст. 18 и 29 Закона о ЗПП. Обычно
такой срок устанавливается на те же товары, что и срок службы. В этом
случае гарантийный срок является частью срока службы [10, с. 57].
Если на товар (работу) не установлен гарантийный срок, то
потребитель вправе предъявить к продавцу (исполнителю) и другим
вышеназванным лицам требования в отношении недостатков товара (работы),
если такие недостатки обнаружены в разумный срок, но в пределах двух лет
со дня передачи товаров потребителю (со дня принятия услуги потребителем)
(п. 1 ст. 19, п. 3 ст. 29 Закона о ЗПП).
Качество отдельных товаров может подтверждаться специальным
документом – паспортом качества. Требования к его наличию предусмотрены
конкретными нормативными актами, регулирующими стандарты
соответствующей продукции.
Паспорт качества чаще всего формируется для непродовольственных
товаров. Он имеет распространение в таких отраслях, как химическая
промышленность, производство строительных материалов,
нефтепереработка. Как правило, оформляется производителем
соответствующей продукции на основании лабораторных испытаний [11]. Если
нормативные акты в качестве документа, подтверждающего качество
продукции, определяют паспорт качества, то отгрузка и приемка покупателем
товара должны производиться с приложением этого документа.
Итак, в настоящее время понятие «качество» товара, работы, услуги не
определено в действующем законодательстве России. Вместе с тем, данное
понятие необходимо для создания действенных правовых механизмов
защиты прав потребителей и должно быть законодательно установлено. В
связи с этим предлагаем закрепить понятие «качество товара» в Законе о ЗПП
с учетом международных стандартов и сложившейся правоприменительной
практики как совокупность потребительских свойств товара, соответствующих
установленным требованиям и относящихся к его способности удовлетворять
потребности потребителя, установленные или предполагаемые.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ:


1. Гражданский кодекс РФ (часть вторая) от 26.01.1996 № 14-ФЗ (ред. от
18.04.2018) // Собрание законодательства РФ. – 1996. – № 5. – Ст. 410.
2. Закон РФ от 07.02.1992 № 2300-1 (ред. от 18.04.2018) // Собрание
законодательства РФ. – 1996. – № 3. – Ст. 140.
3. Федеральный закон от 02.01.2000 № 29-ФЗ (ред. от 13.07.2015) «О
качестве и безопасности пищевых продуктов» // Собрание
законодательства РФ. – 2000. – № 2. – Ст. 150.
4. ГОСТ Р 51303-2013. Национальный стандарт Российской Федерации.
Торговля. Термины и определения (утв. Приказом Росстандарта от
28.08.2013 № 582-ст) // СПС «Консультант Плюс».
5. Швалева О.В. Правовое регулирование экспертизы качества товара //
Юрист. – 2006. – № 11.

69
____«Актуальные научные исследования в современном мире» ISCIENCE.IN.UA__
Выпуск 7(39) ч. 3 ISSN 2524-0986
6. Панова А.С. О совершенствовании норм Гражданского кодекса Российской
Федерации о качестве товаров, поставляемых по договору // Российская
юстиция. – 2013. – № 3.
7. Агафонова Н.Н. Защита прав потребителей в свете последних
разъяснений Верховного Суда Российской Федерации // Актуальные
проблемы российского права. – 2013. – № 6.
8. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 28.06.2012 № 17 «О
рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав
потребителей» // БВС РФ. – 2012. – № 9.
9. Постановление Правительства РФ от 16.06.1997 № 720 (ред. от
10.05.2001) «Об утверждении перечня товаров длительного пользования, в
том числе комплектующих изделий (деталей, узлов, агрегатов), которые по
истечении определенного периода могут представлять опасность для
жизни, здоровья потребителя, причинять вред его имуществу или
окружающей среде и на которые изготовитель обязан устанавливать срок
службы, и перечня товаров, которые по истечении срока годности
считаются непригодными для использования по назначению» // Собрание
законодательства РФ. – 1997. – № 25. – Ст. 2942.
10. Комментарий к Закону Российской Федерации «О защите прав
потребителей» / Под ред. М.Ю. Челышева. – М.: Юрайт-М, 2002.
11. Долгополов П.С. Паспорт качества // СПС «КонсультантПлюс», 2018.

70
__ ISCIENCE.IN.UA «Актуальные научные исследования в современном мире» ___
Выпуск 7(39) ч. 3 ISSN 2524-0986

СЕКЦИЯ: ФИЛОЛОГИЧЕСКИЕ НАУКИ

УДК 81-26: 347.78.034


Moiseienko Svitlana Mykolayivna
National Technical University of Ukraine
«Igor Sikorsky Kyiv Polytechnic Institute»
(Kyiv, Ukraine)

LINGUISTIC PROPERTIES OF THE ENGLISH AND UKRAINIAN


NEWSPAPER STYLE

Abstract. The article focuses on the study of the basic properties of the
English and Ukrainian newspapers and magazines on the graphical, lexical,
grammatical and syntax levels. All these properties are directly related to the
character of transferrable information and functions of the newspaper style. The
article also deals with irony which is the hidden comic element that helps to place
accents in expression of estimation by the author.
Keywords: newspaper, magazine, proper names, abbreviations,
borrowings, international words, cliché, fashionable words.

Моисеенко Светлана Николаевна


Национальный технический университет Украины
«Киевский политехнический институт им. Игоря Сикорского»
(Киев, Украина)

ЛИНГВИСТИЧЕСКИЕ СВОЙСТВА АНГЛИЙСКОГО И УКРАИНСКОГО


ГАЗЕТНОГО СТИЛЯ

Аннотация. В статье исследуются основные свойства английских и


украинских газет и журналов на графическом, лексическом,
грамматическом и синтаксическом уровнях. Все эти свойства напрямую
связаны с характером передаваемой информации и функциями газетного
стиля. В статье также рассмотрена ирония, которая является скрытым
комическим элементом, помогающим расставить акценты в выражении
оценки автора.
Ключевые слова: газета, журнал, собственные имена,
аббревиатуры, заимствования, международные слова, клише, модные слова.

A newspaper or a magazine is the means of information and persuasion.


Many newspaper and magazine articles, dealing with social, political, economic and
other subjects, are aimed at acquainting the reader with some important or
disputable problems of various social, political or economic aspects of life. It is
intended for the general public and very different audience that it must retain,
compel itself to read. A newspaper is usually read in the conditions when it is pretty
difficult to concentrate: in a subway, in a train, at the breakfast, resting after work,
during a dinner lunch, filling for some reason the free short interval of time etc.
Thus, there is a necessity to organize newspaper information in a proper way to

71
____«Актуальные научные исследования в современном мире» ISCIENCE.IN.UA__
Выпуск 7(39) ч. 3 ISSN 2524-0986
pass it quickly, briefly, to report basic information, even if a note will not be read to
the end, and to render on a reader certain emotional influence. A statement must
not require from the reader of pre-grounding in themes, dependence on a context
must be minimum. At the same time actual objects appear with an ordinary,
constantly repetitive subject practically in any newspaper. Then these new
situations and arguments also begin to repeat. This repetition, and as a journalist
usually does not have a time for careful processing of material, conduce to the
frequent use of set expressions. This creates a variety of originality of style forming
factors of newspaper texts. All these properties are directly related to the character
of transferrable information and functions of the newspaper style. All functions are
related to the newspaper and publicistic style with the exception of aesthetic and
contact forming one. It is necessary, certainly, to make a reservation, that this is
true not toward all newspaper materials.
The object of this study is the English and Ukrainian newspaper and
magazine texts.
The subject of the study is to identify the distinctive features and differences
between the English and Ukrainian press, since the ignorance of such differences
may lead to erroneous translation due to the lack of adaptation of the English news
material for the Ukrainian reader.
The articles and publicistic materials can approach to both scientific or to the
literary text and to have the proper range of functions. However, probably, we сan
say that aesthetic and contact forming functions are not absent, and have the
special character and is executed mainly by graphic means: by fonts, headings
which must strike the eyes and bring over to itself attention even from afar, division
on bars and distributing of one article, page-by-page in such a way the chance of
every article to grasp reader’s attention is multiplied by the special headings to the
paragraphs.
On the graphical level the newspaper style is notable for headlines. The
headlines have formed themselves into a specific genre. They combine such
functions: they must compel a reader to be interested in a note and provide the
compression of information [1, р. 76 – 77]. To perform these fictions newspaper
headlines must be sensational, expressive and informative. Sentences in headlines
tend to be short, one-member or elliptical, affirmative, negative, interrogative and
exclamatory [2, р. 20].
On the lexical level during a numerical-qualitative description of newspaper
vocabulary researchers mark the large percentage of the proper names:
toponymies, antroponymies, names of establishments and organizations etc.,
percentage of numerals, dates and the words related to the lexico-grammatical field
of multiplicity is higher compared to other styles.
The vocabulary of the newspaper style consists mostly of neutral common
literary words, though it also contains many political, social, and economic terms
(gross output, per capita production, gross revenue, apartheid, single European
currency, political summit, commodity exchange, tactical nuclear missile and
nuclear nonproliferation treaty). There are lots of abbreviations (GDP – gross
domestic product, EU – European Union, WTO – World Trade Organization, UN –
United Nations Organization, NATO – North Atlantic Treaty Organization, HIV –
human immunodeficiency virus, AIDS – acquired immune deficiency syndrome, IMF
— International Monetary Fund, W. W. W. – World Wide Web). The newspaper
72
__ ISCIENCE.IN.UA «Актуальные научные исследования в современном мире» ___
Выпуск 7(39) ч. 3 ISSN 2524-0986
vocabularies of the Ukrainian languages are overloaded with borrowings and
international words (інтерв'ю, кореспонденція, інформація, репортаж,
ідеалізація, ідеологія, соціал-демократ, монополіст, ініціатор), that is why the
abundance of foreign suffixes (-ція, -ація, -ізація, -ізм, etc.) is a conspicuous
morphological feature of the Ukrainian newspaper style.
From point of etymology newspapers and magazines tends to have a plenty
of international words and tendency to the innovations which, however, very quickly
become clichés: vital issue, free world, pillar of society, bulwark of liberty, escalation
of war. Plenty of cliché was noticed long ago and is specified by all researchers.
A cliché is a hackneyed phrase or expression. The phrase may once have
been fresh or striking, but it has become tired through overuse. Clichés usually
suggest mental laziness or the lack of original thought, having corresponding
equivalents in the target language, and usually presenting no great difficulty for
beginning translator.
Traditional examples of clichés are expressions such as it takes the biscuit,
back to square one and a taste of one’s own medicine.
Current favorites (in the UK) include the bottom line is..., a whole different
ball game, living in the real world, a level playing field, and moving the goalposts.
Clichés present a temptation, because they often seem to be just what is
required to make an effect. They do the trick. They hit the nail on the head. They
are just what the doctor ordered.
Here is a stunning compilation, taken from a provincial newspaper. The
example is genuine, but the names have been changed to protect the
innocent [2, р. 18 – 20].
Examining a vocabulary in a denotative plan, many authors mark the large
percentage of abstract words, although information, as a rule, is concrete. In the
plan of connotations they register not only emotional, but also evaluation and
expressive vocabulary: When the last Labor Government was kicked out (Daily
Mail). This evaluation often shows up in the choice of the raised vocabulary. The
English journalists are often reproached with that they use a pretentious vocabulary
which is covered prejudgment of deductions: historic, epoch-making, triumphant,
unforgettable – and the raised archaic military vocabulary intended for the
emotional recruiting of reader on a side pleasing for the owners of newspaper:
banner, champion, clarion, shield.
We should also say that the so-called fashionable words play special role
in a newspaper-informative text. There can be the words of foreign origin, only
included in a language (such, as in modern Ukrainian of «спіч», «oфіс» and many
others) or old words, but unexpectedly extending the range of compatibility (аs in
Ukrainian the word «стилістика»: «стилістика меблі», «стилістика
автомобіля» and etc). In any case, thеsе are the words, frequency of use of which
is high today. Fashionable words promote the trust of readers to the text
(advertising uses the same means actively) and underline actuality of information.
However, if they do not have international popularity, during translation into other
language will not make impression of fashionable ones. What should the translator
do? How can he pass this functionally important means? Perhaps, here it is
possible to use the lexical compensation that is embedding the text of translation
with fashionable words of a target language, more precisely, substitute during
translation neutral words from point of «fashionableness» – to fashionable, that is
73
____«Актуальные научные исследования в современном мире» ISCIENCE.IN.UA__
Выпуск 7(39) ч. 3 ISSN 2524-0986
transference of functional parameter of fashionableness on other lexeme [3, р. 201].
Another meaningful characteristic of a newspaper-magazine text is the
presence of irony which helps to place accents in expression of estimation by the
author. Irony is the hidden comic element which is based, as is generally known, on
comparison of incomparable elements (semantically, stylistically, etc.). In a
newspaper-magazine text it is often based, for example, on the use of vocabulary of
high style in neutral or even colloquial context. In any case, a translator will have to
make an effort to reproduce the principle of contrast for the transmission of this
device that is to find among equivalents such one which contrasts on that principle.
On the grammatical level emotional information in a newspaper-magazine
text is passed by the great variety of syntactical devices. Firstly, it is length and
complication of sentences. Short phrases allow sharply to multiply the dynamics of
narration, and the contrast of short simple and long complex sentences allows to
emphasize a necessity. As a rule, the estimation is emphasized in a short phrase in
such a way. Secondly, this is the inversion that allows to select main points in
sentences. Seldom parceling is used for strengthening of emotionality, that is
separation of part of a sentence and registration of it as separate one.
Syntax of the newspaper style as well as syntax of any other bookish style
is a diversity of all structural types of sentences (simple, complex, compound and
mixed) with a developed system of clauses connected with each other by all types
of syntactic connections. The coating of bookishness is created by multi-component
attributive noun groups, participial, infinitive and gerundial word-combinations and
syntactic constructions of secondary predication. The informative texts mainly use
present active and passive (especially in English) voice. In addition, in the reports of
British news agencies, government regulations, interviews, thematic materials
infinitive, participle and gerundial constructions are widely used, not available in the
Ukrainian language. Very often newspapers and TV / Internet information is also
provided with clichés form. The most common English infinitive and participle
clichés are to be reported, to be understood, to be seen, to be reported as saying.
Advertising newspaper material (ads) may be classified and non-
classified. Classified ads are arranged topicwise in certain rubrics:‖Birth‖,
―Deaths‖,‖Marriages‖, ―Sale‖, ―Purchase‖, ―Здоров’я‖, ―Міняю‖, ―Зніму‖, ―Послуги‖,
―Знайомства‖, etc. Non-classified ads integrate all topics. Ads are arranged
according to stereotyped rules of economizing on space. Due to this all non-
informative speech segments are omitted intentionally, e.g.: Birth. On November 1,
at St.Bartholomew’s Hospital, to Barbara and John Culhane - a son [2, р. 20].
Conclusions. The communicative task of a newspaper-magazine
informative text is to report new information, sticking its certain estimation. Means
reflecting this task are the dominants for its translation. Once again we try to
enumerate these means and resources for their transmission [3, р. 202 – 203]:
1) Numerical data, proper names, the names of firms, establishments and
organizations are passed by homonymous equivalents; unit of translation is a word
or word combination.
2) Clichés and phraseological units are translated by equivalents; units of
translation are word combinations or sentences.
3) Fashionable words are translated by lexical compensation.
4) Contrast of short and long sentences, contrast of sentences based on
complication, parceling is a translation by functionally similar structures, more
74
__ ISCIENCE.IN.UA «Актуальные научные исследования в современном мире» ___
Выпуск 7(39) ч. 3 ISSN 2524-0986
frequent with the use of transformations (with the maintenance of contrast).
5) Irony is interpreted with maintenance of contrast of functionally similar
means. Units of translation are a word, word combinations and sentence. There are
all types of equivalents.

REFERENCE
1. Арнольд И.В. Стилистика современного английского языка. (Стилистика
декодирования). Учебное пособие для студентов факультетов и институтов
иностранных языков. Л, Просвещение, 1973. – 304 с.
2. Єфімов Л.П., Ясінецька О.А. Стилістика англійської мови і дискурсивний
аналіз. Учбово-методичний посібник. – Вінниця: НОВА Книга, 2004. – 240 с.
3. Алексеева И.С. Профессиональный тренинг переводчика. Спб.: ―Союз‖,
2001. – 288 с.

75
____«Актуальные научные исследования в современном мире» ISCIENCE.IN.UA__
Выпуск 7(39) ч. 3 ISSN 2524-0986
УДК 070.1
Ph.D. Pashayeva Aynura, Hasanli Pari, Tohfa Amrahli
ANAS The Institute of Literature named after Nizami Ganjavi
(Baku, Azerbaijan)

PERIOD OF 1988-1994: PUBLIC VIEW, JOURNALIST APPROACHES AND


1
GENRE TYPOLOGY IN AZERBAIJAN MEDIA

Abstract: In the article gave information about the public view during 1988-
1994’s, the journalist approaches and genre typology has been investigated in the
research in the Azerbaijan media.
Key words: Azerbaijan, media, genre, typology, journalism.

Introduction
The way of democratic development goes through the media of each state
and nation. Therefore, press always protects own fourth power function. The
Azerbaijan media in 1988-1994 is rich with very complex and changes. After
independence of Azerbaijan republic changed system in the media: the emergence
of the private sector, the emergence of various typological facts, the transformation
of the press into a business phenomenon, the Communist Party wanted to create
conditions for freedom of expression in the press after 1985 April plenum, the old
censorship hindered it. In 1991, the unified information space of the USSR
collapsed, the unjustified claims of Armenia to Karabakh and the explicit protection
of the Armenians of Moscow accelerated the separation of Azerbaijan from the
USSR, at the end of the last century, the content of the media in Azerbaijan was
being felt.
The Law of the Republic of Azerbaijan "On Mass Media" was adopted in
1991. Over two years - about 700 media outlets were registered in 1992-1993. The
new independent, regional, party, state newspapers have emerged.
Public view of period and journalist approaches in Azerbaijan press
In 1988, the state-owned monopoly of the state and the Communist Party
had to abandon the absolute responsibility of its owner. Reconstruction – criticism
of shortcomings, determination of youth development trends, review of past history,
criticism of the social problems and other subjects were reflected here. A. Aliyeva’s
―Purpose. Obstacle, sample‖ [9], A. Huseynoglu’s ―Awakening‖ [14], A. Hagverdi-
yev’s ―Mirror of the discovery‖ [12], ―Need absolute and purity‖ [5], İ. Bagırov’s
―Turkmenchay contract and Nakhchivan‖ [3], K. Shukurov’s ―How do we study our
history?‖ [25], M. Hasanov’s ―Young people need to tell the truth!‖ [13], V. Guliyev’s
―Indifference‖ [20], K. Alizada and R. Rahmanov’s ―First information about history of
oil‖ [10] and other articles are belong that subject.
This content change was largely felt in "Molodyoj Azerbayjana", "Elm" and
"Odlar Yurdu" newspapers. Almost all newspapers in the republic did not touch
upon the important issues. The most distinguished journalists in the republic were
the "Molodyoj Azerbayjana" newspaper. The "Molodyoj Azerbayjana" newspaper is
the only newspaper in the country that has laid the foundation of the transition from

1
This work was supported by the Science Development Foundation under the President of the
Republic of Azerbaijan – Grant № EİF/GAM-4-BGM-GİN-2017-3(29)-19/15/5.
76
__ ISCIENCE.IN.UA «Актуальные научные исследования в современном мире» ___
Выпуск 7(39) ч. 3 ISSN 2524-0986
official media to informal media for its typology. The leadership of the republic was
dependent to Moscow was worried by sharp edition. Thus, they had to distribute the
collective to return the "Molodyoj Azerbaijan" to its own path. As a result, Editor-in-
chief Najaf Najafov was dismissed.
At the same time, when the Nagorno-Karabakh events flared up, the Arme-
nians of Baku did not stop the civil war, they resorted to all kinds of hypocrisy. They
issued leaflets and called on Baku Armenians not to leave the city. At that time, the
newspapers did not give the truth to the public. ―Azadlıq‖ newspaper was the only
press agency to provide public true information about the events of the day.
"Genclik", "Khazar" and "Khazar" [Russian language] journals were sociopolitical
and literary-art monthly journals. The "Azerbaijan" newspaper was one of the media
outlets that received favor of the readers from the first issue. Sabir Rustamkhanli,
Editor-in-chief of "Azerbaijan", the body of the Karabakh People's Aid Committee,
made every effort to make the newspaper readable.
After 20 January 1990 tragedy, Azerbaijan was blocked in full information
block. The scale of the crime in Baku was not only the international community. On
the day of the funeral, the 12-page additional issue of the ―Sabah‖ newspaper was
distributed to the population free of charge with two million copies. The subsequent
Russian and English versions of the newspaper were sent abroad. Let's note that
the Communist newspaper, the official body of the Central Committee of the
Communist Party of Azerbaijan, has already changed its form by political motives.
After 7 days of 20 January tragedy on the first page of ―Bakinskiy rabochiy‖
newspaper was published as ―Friendship and Brotherhood are eternal!‖ slogan
about Armenians was took place.
All the aggravation of the media transition period fell on journalism. The
simplification of the registration of the print media has led to the abundance of
terrible newspapers. ―Sensasiya‖ [1991], ―Kokteyl‖ [1991], ―Kriminal‖ [1993], ―Mәn
vә sәn‖ [1994] and other newspapers are facts that come from the market. As the
first independent newspaper based on the Western model, we have to name "Ayna"
and its Russian version of "Zerkalo". This newspaper started functioning in the "day
jet" model, which has no analogues in Azerbaijan yet but has already been formed
in the West. After gaining independence in Azerbaijan, the national journalism
began to show itself in two ways:
1. The process of returning journalism to its roots in its national history;
2. He preferred to apply the long-established press standards in the West.
―Sharq‖, ―Adalet‖, ―Ulus‖, ―Olaylar‖ and other newspapers tried to gain inde-
pendent newspaper traditions. In the Soviet newspaper "Xalq gazeti" [formerly
"Communist"], "Azerbaijan", "Bakinski Rabbitchi" and many other similar news-
papers were felt certain return.
When the Khojaly genocide took place in 1992, Azerbaijani journalists were
shocked by the sensation. The main reason for this was the fact that the
independent media was not formed at that time. Statistical data, the
unprofessionalism of journalis showed itself in the fact news. The number of injured
is 120 [Azerinform, ―Bakinskiy rabochi‖, 28 February 1992 [2], 100 dead and 200
injured [Aydın Mehdiyev’s ―Nezavisimaya Qazeta‖, 27 February 1992 [30], 150
injured [―Azadlıq‖, 28 February 1992 [4] and etcs, only statistical information,
information about the attacks of enemy, the weakness in the tactics of the
Azerbaijanis, betrayal, speculative activity of leader were covered.
77
____«Актуальные научные исследования в современном мире» ISCIENCE.IN.UA__
Выпуск 7(39) ч. 3 ISSN 2524-0986
Genre typology
Typology is an important part of a systematic approach to the study of mass
media in communicativistics. Typology "lets media outlets determine their activities
with political structures, economic institutions, information consumers, readers,
listeners and viewers‖ [22, p. 16]. Prof. Jahangir Mammadli, Ph.D. Qahira Husey-
nova, Ph.D. Bayram Huseynzadeh, Ph.D. Konul Niphtaliyeva and others have
researches about the genre typology of the Azerbaijani press.
There is no generalized classification of journalistic genres [22, p. 298]. In
1988-1994, the Azerbaijan press was divided into independent, party, district,
regional newspapers in terms of typographic structure.
The genre of the emotional publicity strengthened in 1988. In the last
century, the emotional publicity was not as strong as in 1988-1994. Especially in
independent newspapers, sensational news in head-liners attracted attention. The
news, news- correspondence and reportage were more dominant during this period.
The news itself is also varieties– fact news, advance news, appraiser news and
more types were formed since 1990.
The first information about 20 January tragedy was the article named after
―Homeland says elegy today‖ was published in the number of the ―Sahar‖ news-
papers in 25 January 1990 [23, p. 5]. The first sensational news about Khojaly
genocide was Suleyman Garadagli’s ―Khojaly was occupied‖ paper which was
published in ―Sahar‖ newspaper the number of the 27 February 1992, in that time
the news was gave by telephone by Shamil Sabiroglu, the fighter of the National
Army of Azerbaijan [19, p. 1]. For example fact news, in the article of the
―Azerinform‖ in the ―Azerbaijan youth‖ newspaper was the Supreme Soviet of the
Armenian SSR decided to give a positive response to the request of the Council of
People's Deputies of the Nagorni Karabakh Autonomous Republic (NKAR)
regarding output of the region from the Azerbaijan SSR and its entry into the
Armenian SSR [7]. For example of the appraiser news of journalist in İbrahim’s
―Martyr's family needs moral support‖ was emphasized the importance of supporting
the families of martyrs in the ―Adalat‖ newspaper in the number of 20 January 1994.
In Teyler Fatishoglu’s ―How did the bloody night or Khojaly be destroyed‖
news-correspondence which was published in the number of 5 March 1992 in the
―Azerbaijan‖ newspaper although the journalist was not in Khojaly, he gave a wide
image of the fact: ―Thousands of civilians were killed in Khojaly, the next genocide
was committed. The tragedy of innocent, dying, missing, hostage-wounded Khojaly
shattered the entire Azerbaijani people, and the staff of the People's Committee of
Karabakh and the editorial staff of the ―Azerbaijan‖ newspaper are in shadow and
pain. Our deepest sympathies go out to our people‖ [11, p. 1].
In 1988-1994’s, the nationality which brought independence gained great
interest in the Turkish world. It found itself in the genre of travel. For this examples
of travel books: A.Jafarzade’s ―Travel of İrs to Turkey and Cyprus‖ [6], Eldar
İbrahim’s ―Way to Ankara‖ [17], Anar’s ―4 months in Turkey‖ [1], Rafig Zaka
Khandan’s ―In the eyes of the Turkish scientist‖ [16], ―Ataturkiye‖ [15].
In the Azerbaijani press, reportage and personal interviews were more come
across in the genres of emotional publicity. In the 1990s an analytical genre
developed in an independent media. The number of analytical interviews on the
Karabakh issue has increased. ―The interview reflects the interest of editorial staff in
a variety of ways: collect information‖ [29, p. 80]. Famous journalist Almaz Ulvi who
78
__ ISCIENCE.IN.UA «Актуальные научные исследования в современном мире» ___
Выпуск 7(39) ч. 3 ISSN 2524-0986
expressing operative attitude to the events of that period in her ―Shusha tragedy‖
about the martyr warrior who participate in the battle of ―Shusha‖ paper writing
analytic genre in ―Adabiyyat newspaper‖ on the number of 15 may 1992 [27], ―Our
neighbor is Karabakh land‖ [26] interview is about the injurers of the Karabakh, Latif
Shukuroglu’s ―Goranboy castle‖ [24] interview based on the statements of the
warrior. Even though war interviews and wounded interviews give a vivid
impression of fights, analytical interpretations of those who value the war [20]
increase the analytical power of the interview. During this period, along with
analytical journalism, the literary publicity was developing together with emotional
publicity.
Conclusion
After returning to power the second time in 1993 national leader Haydar
Aliyev Azerbaijan joined international conventions and agreements on ensuring
freedom of speech and press. The executive order on ―Additional Measures to
Ensure Freedom of Speech, Thought and Information‖ [8] signed by National Great
Leader Haydar Aliyev on August 6th, 1998 was of significant importance in terms of
democratic development of the country. After this order, a model of free press
stepped onto a new development stage.
Generally, the Azerbaijan media in 1988-1994 tried to escape from the
Soviet typology genre and lived a great trial stage of period. In this trial stage of
period on the media showed yourself benefit from western journalism practice. Even
though media lived in difficult times, a new approach to the emerging genre
typology in the journalism was a major boost to the development in subsequent
periods.
For this reason, it is always important to investigate for history of journalism
the rich with complex events media in the 1988-1994’s.
This work was supported by the Science Development Foundation under the
President of the Republic of Azerbaijan – Grant № EİF/GAM-4-BGM-GİN-2017-
3(29)-19/15/5.

REFERENCES:
1. Anar. 4 ay Türkiyәdә //―Ədәbiyyat‖ newspaper, 23 July 1993, p. 4.
2. Azİnform. Ходжалинский геноцид. ―Бакинский рабочий‖ newspaper, 28
February 1992, p. 1.
3. Bağırov İ. Türkmәnçay müqavilәsi vә Naxçıvan // ―Sovet Naxçıvanı‖ newspaper,
11 October 1989, p. 5.
4. Bahadur Xaliq. Doğrudanmı Xocalı işğal olunmuşdu?//―Azadlıq‖ newspaper, 28
February 1992, p. 2.
5. Bütövlük vә saflıq gәrәkdir// ―Sovet Naxçıvanı‖ newspaper, 5 April 1989, p. 4.
6. Cәfәrzadә Əzizә. İrsin Türkitә vә Kipr sәfәri // ―Ədәbiyyat vә incәsәnәt‖
newspaper, 7 September 1990, p. 2.
7. Dağlıq Qarabağ Muxtar Vilayәtinin Azәrbaycan SSR-dәn Ermәnistan SSR-nin
tәrkibinә verilmәsi haqqında Vilayәt xalq deputatları Soveti deputatlarının xahişi
barәsindә Azәrbaycan SSR Ali Sovetinin Qәrarı. //―Azәrbaycan gәnclәri‖
newspaper, 14 June 1988, p. 1.
8. Əliyev Heydәr. ―Azәrbaycan Respublikasında söz, fikir vә mәlumat azadlığının
tәmin edilmәsi sahәsindә әlavә tәdbirlәr haqqında‖ Fәrman, 6 August 1998.

79
____«Актуальные научные исследования в современном мире» ISCIENCE.IN.UA__
Выпуск 7(39) ч. 3 ISSN 2524-0986
9. Əliyeva A. Mәqsәd. Maneә, nümunә // ―Sovet Naxçıvanı‖ newspaper, 8 January
1988, p. 4.
10. Əlizadә K., Rәhmanov R. Neft tarixi barәdә ilk mәlumatlar // ―Ədәbiyyat vә
incәsәnәt‖ newspaper, 17 August 1990, p. 2.
11. Fәtişoğlu Teylәr. Qanlı gecә vә ya Xocalı necә viran edildi //―Azәrbaycan‖
newspaper, 5 March 1992-ci il, p. 1.
12. Haqverdiyev A. Aşkarlığın aynası//―Şәrq qapısı‖ newspaper, 4 November 1989,
p. 3.
13. Hәsәnov M. Gәnclәrә hәqiqәti demәk lazımdır! //―Azәrbaycan gәnclәri‖
newspaper, 23 June 1988, p. 2.
14. Hüseynoğlu Ə. Oyanış //―Sovet Naxçıvanı‖ newspaper, 8 June 1989, p. 5.
15. Xәndan Rәfiq Zәka. Atatürkiyә // ―Ulduz‖ journal, 1988, №1-2.
16. Xәndan Rәfiq Zәka. Türk aliminin gözü ilә…// ―Azәrbaycan‖ journal, 1989, №10,
p. 164-166.
17. İbrahim Eldar. Ankaraya gedәn yol// ―Ədәbiyyat‖ newspaper, 18 October 1991,
p. 6.
18. İbrahim. Şәhid ailәsinin mәnәvi kömәyә ehtiyacı var// ―Ədalәt‖ newspaper, 20
january 1994, p. 5.
19. Qaradağlı Süleyman. Xocalıda işğal olundu//―Sәhәr‖ newspaper, 27 February
1992, p. 1.
20. Quliyev Vilayәt. Biganәlik //―Azәrbaycan gәnclәri‖ newspaper, 9 July 1988, p. 2.
21. Mәhәrrәmov Akif. Bu vәhşiliyi dünya bilmәlidir // ―Vәtәn sәsi‖ newspaper, 20
March 1992, p. 2.
22. Mәmmәdli Cahangir. Jurnalistikanın nәzәriyyәsi vә tәcrübәsi. Baku: Tәhsil,
2013.
23. Süleymanzadә Mәzahir. Vәtәn bu gün ağı deyir//―Sәhәr‖ newspaper 25 January
1990, p. 1.
24. Şüküroğlu Lәtif. Goranboy qalası // ―Vәtәn sәsi‖ newspaper, 24 April 1992, p. 3.
25. Şükürov Kәrim. Tariximizi necә öyrәnirik?//―Azәrbaycan gәnclәri‖ newspaper, 14
June 1988, p. 2.
26. Ülvi Almaz. Mәhәllәmiz Qarabağ torpağıdır// ―Ədәbiyyat‖ newspaper, 10 april
1992, p. 4.
27. Ülvi Almaz. Şuşanın faciәsi// ―Ədәbiyyat‖ newspaper, 15 May 1992, p. 6.
28. Засурский Я.Н. Система средств массовой информации Росии. Москва:
Аспект Пресс, 2001.
29. Мельник Галина. Общение в журналистике. Секреты мастерства. Санкт-
Петербург: Питер, 2008.
30. Мехтиев Айдын. Нагорный Карабах: много крови и пушки. ―Независимая
газета‖, 27 Feburary 1992, p. 3.

80
__ ISCIENCE.IN.UA «Актуальные научные исследования в современном мире» ___
Выпуск 7(39) ч. 3 ISSN 2524-0986
Zhuman A.К., Kakzhanova F.A.
E.A. Buketov Karaganda State University
(Karaganda, Kazakhstan)

THE CATEGORY OF ASPECT IN TURKISH LANGUAGES

Annotation: the given article is devoted to the analysis of one of the


grammatical categories of the verb aspect. Aspect is the grammatical category
which expresses action, event or state denoted by verb. In Turkish languages the
problem of aspect has not found its final answer yet. Because some scholars
consider that there is such category in the grammar and point out the constructions
however others regard them to the category of tense.
Key words: verb, aspect, tense, Turkish languages, aspectual meaning,
suffixes, auxiliary verbs.

КАТЕГОРИЯ АСПЕКТА В ТЮРКСКИХ ЯЗЫКАХ

Аннотация: Данная статья посвящена анализу одной из


граматических категорий глагольного аспекта. Аспект - это
грамматическая категория, которая выражает, действие, событие или
состояние, обозначаемое глаголом. В Тюркологии проблема аспекта до сих
пор не нашла окончательного ответа. Так как некоторые ученые считают,
что в грамматике существует категория аспекта, и выделяют способы
образования, тем временен другие рассматривают аспект, как категория
времени.
Ключевые слова: глагол, аспект, время, Тюркские языки,
аспектуальное значение, суффиксы, вспомогательные глаголы.

The verb is considered as one of the most complicated parts of speech. It


consists of several categories, such as: tense, mood, voice, number and aspect.
However in grammar books there is not category of aspect.
Different Turkish, Kazakh and Russian scholars investigated this issue and
gave their definitions.
―Aspect is grammatical category of the verb which identifies the flow of the
action during the time‖ [1. 306].
―The category of aspect describes the flow of the action‖ [2].
―The category of aspect shows not the relation of action with subject or
object, it shows the description of action or state which happen during the time and
space‖ [3].
Generally in linguistics the question about category of aspect in grammar is
disputable. In Turkish languages there are a lot of scholars who investigated this
problem and works about aspect, but also there are different opinions about it. The
reason of appearing such contradiction is that the theory of aspect which is used
nowadays was not compared with peculiarities of Turkish, i.e. Kazakh languages.
So, nowadays there are different points of views.
The problem about category of aspect in Turkish languages arose interest of
many scholars such as: A.N. Kononov, B.A. Serebrenikov, A.M. Sherbak,
D.M. Nasilov, N.K. Dmitriev and etc., however it does not find its solution.
81
____«Актуальные научные исследования в современном мире» ISCIENCE.IN.UA__
Выпуск 7(39) ч. 3 ISSN 2524-0986
If we take Slavic languages, in the morphology of these languages the
category of aspect is one of the form of verb, but in Turkish languages there is not
such category.
In Turkish languages the opinion that aspectual meaning is conveyed by
tense is widespread. But it is wrong notion, because if we look at the definition of
tense, tense is grammatical category which identifies time when the action
happens [4. 347]. Action can be in the past, present and future. Аt this time the
action can be finished or unfinished, continued or resultative but despite having
such meanings in the Turkish languages’ morphology there is not particular
construction or the ways of conveying these meanings. Scholars’ opinions about the
category of aspect are different. Some of them consider that there is not category of
aspect in Turkish languages, however there are some ways (with the help of tense
category) of conveying the aspect category, others say such category is not
common for these languages.
The scholars, who say that aspect exists in Turkish languages, are
N.K. Dmitriev, Zh.G. Amirova, V.N. Bogorodickiy, N.A. Baskakov and A.I. Kharisov.
In Kumyk language N.K. Dmitriev showed two ways of making aspect, i.e.
suffix –yp plus auxiliary verb and the second way is with the help of Past Tense in
indicative mood. They identify how the action is passing (time, duration, beginning
or finishing). For example: aldy (finished form), ala edi, alar edi [5. 140].
A.N.Kononov and L.N.Khoritonov agreed with N.K. Dmitriev. According to
L.N. Khoritonov the category of aspect is made by syntactical way in Yakut
language, it means that it is given the combination of gerund with auxiliary
verb [6.181].
A.I. Kharisov, N.K. Dmitriev and V.N. Bogorodickiy proved that in Bashkir
and Tatar languages have the aspect category. The verb tor means continuous
action in Bashkir language, for instance: Radio asha yany kheberzerze birep toralar
– in the radio it is talking about last news, however if the given construction has
aspectual meaning, it must be added to all verbs to show continued action. But in
next example: Kolkhozdar kar totalar – villagers are stopping the snowing, in this
sentence simple forms of the verbs are used to show continuous meaning [7. 196].
So, if such construction made aspectual meaning it should be able to use with all
verbs and give aspectual meaning, however in the given examples continuous
meaning are given by different ways.
N.K. Dmitriev, M.S. Milhailov, G.Sh. Sharipov, Zh.G. Amirova endorsed the
idea of having aspect in Turkish languages and they identified the ways of giving it.
According to their notions we should identify aspectual forms according to the
action and verb, because as they said some verbs make continuous meaning in
analytical way, aspectual meaning of other verbs is given by tense.
N.A. Baskakov who investigated Karachay-Balkar language said ―aspect
expresses the flow of the action‖, i.e. it shows finished or unfinished, recurrent or
non-recurrent actions. Also as in other languages in the given language aspect is
connected with the beginning, continuing and with the result of the actions. For
example: okuy bsilaydy – he began to read; okuup boshady – he has finished to
read; okuy turady – he is reading. As we see in these sentences there is not
particular form of making aspect, according to the meaning of the action suffixes
and auxiliary verbs are added. That is why in this language the category of aspect is
made by compound verbs [2. 201-202].
82
__ ISCIENCE.IN.UA «Актуальные научные исследования в современном мире» ___
Выпуск 7(39) ч. 3 ISSN 2524-0986
In comparison with other scholars A.N. Kononov gave absolutely different
ways of conveying aspectual meanings. He considered such category as an aspect
which was found in each field of the language (lexicology, morphology and syntax).
One more form which shows aspectual meaning in Turkish languages is
periphrastic form of the verb. Verbs in this form can express the beginning of the
action, finished, continuous and resultative actions [8. 212].
G.D. Sanzheev noted that ―there are three types of aspect: intensive
(yabashaba- he took and went), repeated (yabosasagaaba – he was walking here
and there) and weak (yabadgehe – to go ever and again) in Mongol
language‖ [9. 66].
Next scholar who considered about the existence of the aspect category in
Turkish languages is V.A.Bogorodiskiy, he said that the categories of verbs of
Turkish languages are similar with the categories of verbs in Russian language
(mood, aspect, tense, person), but depending on language the ways of giving
aspectual meanings are different, by adding suffixes or with the help of auxiliary
verbs [10].
In conclusion the ideas of Turkish scholars about category of aspect are
different. G.Sh. Sharipov, M.S. Mikhailov, N.K. Dmitriev, Zh.G. Amirova,
N.A. Baskakov said in Turkish languages there is the category of aspect and they
presented the ways of forming them;
A.N. Kononov distinguished another way of making aspect, such as: lexical,
morphological and syntactical.

REFERENCES:
1. Маслов Ю.С. Аспектологоия общее языкознание, Москва, 2004.
2. Н.А. Баскаков Грамматика карачаево-балкарского языка, издательство
«Эльбрус», 1976
3. Н.А. Баскаков. Каркалпакский язык, т.ІІ. Фонетика и морфология, М.1952
4. Жҧбанов Қ. Қазақ тілі жөніндегі зерттеулер. – Алматы: Ғылым, 1966
5. Дмитриев Н.К. Грамматика кумыкского языка. - М.-Л.: Изд-во АН СССР. -
1940.
6. Л.Н. Харитонов Современный якутский язык. Якутск, 1947
7. Н.К. Дмитриев Грамматика башкирского языка. М. – Л., Изд-во АН СССР,
1948
8. Кононов А.Н. Грамматика современного турецкого литературного языка
Изд. Академия наук СССР М.-Л. - 1956
9. Тюрік тілдері грамматикасының мәселелері, Тюрік тілдеріндегі етістік тҥрі
мен сабақтас сөйлем проблемалары туралы 24-27 сентябрь 1956ж. болған
координациялық кеңестің стенограммасы, Алматы – 1954
10. В.А. Богородицкий. Введение в татарское языкознание в связи с другими
тюркскими языками. Казань, 1934

83
____«Актуальные научные исследования в современном мире» ISCIENCE.IN.UA__
Выпуск 7(39) ч. 3 ISSN 2524-0986
Алиева Гюльшен Теймур гызы
АГУКИ
(Баку, Азербайджан)

ПОЭТИКА ФИЗУЛИ КАК ПРОБЛЕМА ФИЗУЛИВЕДЕНИЯ

Ключевые слова: физуливедение, поэтика Физули,


литературоведение, монографии, исследование.

POETRY OF FUZULI
A PROBLEM OF AZERBAIJAN FUZULI STUDIES

The history of Fuzuli studies is one of its rich and leading trends, part of the
Azerbaijani literary criticism, which is as old as fiction. Like every science, fuzuli
studies has begun to find its object and subject after M. Fuzuli and his heritage.
N.I. Konrad, a prominent researcher in the Western-Eastern scientific and
cultural relations, writes: "At the same time, the history of literature is the history of
ideas about fiction". This right methodological approach can be attributed to the
history of fuzuli studies. Fuzuli study is not only science about Fuzuli, also the unity
of Fuzuli's legacy and Fuzuli.
Keywords: Fuzuli studies, poety of Fizuli, literary criticism, monographs,
research.

Поэтическое осмысление классики обычно становится возможным


вслед за историческим его разъяснением на основе исторического анализа и
исследования в контексте принципа историзма. Теоретико-исторический опыт
физуливедения Азербайджана еще раз подтверждает эту научную истину.
После завершения второго этапа – этапа историзма азербайджанского
физуливедения отношение к Физули несколько охладилось. Во всяком случае,
до середины 80-х годов ХХ века за исключением одного факта, о гениальном
поэте не было написано ни одного монографического труда, ни в плане
историческом, ни в плане теоретическом. Статья видного литературоведа,
академика М. Джафара «Физули ожидает своего 500-летия», став символом,
сигналом тревоги, вновь привлекла внимание литературно-общественной
мысли к Физули, на деле превратилась в историко-теоретический факт, пред-
вещав начало третьего этапа физуливедения Азербайджана.
Как верно отмечает Н.И. Конрад, «...история литературы есть в то же
время история представлений о художественной литературе». Эта мысль
учѐного, методологически верная, может быть применена и к истории
физуливедения, ибо она не является наукой только о Физули, а является
единством науки и о творческом наследии поэта и о его личности. Не следует
также забывать об очень важном, но часто отсутствующем в исследованиях,
моменте. В физуливедении личность Физули присутствует на уровне,
осознанном самой наукой физуливедения. А это не есть полное
представление о поэте и осознание всей его человеческой и художнической
сути. Величие классика заключается в том, что он возрождается заново с
каждым новым поколением истории.

84
__ ISCIENCE.IN.UA «Актуальные научные исследования в современном мире» ___
Выпуск 7(39) ч. 3 ISSN 2524-0986
Конечно, это не означает, что азербайджанская теоретико-
философская мысль на протяжении 70-х годов была равнодушна к Физули. В
эти годы появились ряд ценных статей, исследующих наследие Физули с
разных позиций. Единственным монографическим исследованием, написан-
ным о Физули в 70-е годы ХХ века, является труд Аяза Вефалы «Физули
ойредир» /«Физули учит» (1977).
Как конкретный исторический отрезок времени, третий этап
физуливедения Азербайджана охватывает 1986-1996-е годы. Этот этап
завершается вместе с ХХ веком. Характер опубликованных исследований, их
научное и теоретическое направление, характер поставленных в них проблем
и их решение дает возможность сделать такое заключение: третий этап
азербайджанского физуливедения, завершенный 500-летием Физули,
определяется как этап теоретико-поэтического осмысления наследия
М. Физули. Это отражается даже в названиях книг, опубликованных в этот пе-
риод, следующих авторов: С. Алиева «Физулинин поэтикАсы»/ «Поэтика
Физули», В.Фейзуллаевой «Физулинин гесиделери» /«Касыды Физули»,
Л. Ализаде «Физулинин гизли сезу»/ «Скрытое слово Физули», Н. Мустафы
«Физулинин поэтик семантикасы»/ «Поэтическая семантика Физули»,
М. Нагисойлу «Физулинин «Хадигат-ус-суэдасы»/ «Хадигатус-суэда» Физули»,
Т. Керимли «Герунмейен Физули» / «Невидимый (скрытый) Физули»,
Н. Бабаева «Физули шамынын ишыгында»/ «В ореоле света Физули»,
Н.Джумшудоглы «Физулинин сенет ве мерифет дунйасы» / «Мир поэзии и
мастерства Физули», А. Гасымовой «Физули йарадыджылыгында Гуран
ревайетлери»/ «Сказания Корана в творчестве Физули», Т. Гаджиева «Физули:
дил сенеткарлыгы»/ «Физули: мастерство языка», М. Адилова «Мухаммед
Физулинин услубу ве поэтик дили»/ «Стиль и поэтический язык Мухаммеда
Физули», А. Айдына «Физули ве Тюркийе поэзийасы»/ «Физули и поэзия
Турции», Г. Кенгерли «Физули сехри»/ «Очарование Физули».
Одной из главных задач развития современного поэтического процесса
и осознания современных задач нашей поэзии Мир Джалал считал
мобилизацию поэтического опыта наследия Физули. Писатель и ученый, Мир
Джалал заложил основу поэтического осмысления наследия Физули,
определил теоретическое и практическое значение изучения мастерства
Физули. Ценность, роль и значение монографии Мир Джалала «Мастерство
Физули» (1994) определяется несколькими моментами методологического ха-
рактера:
а) для раскрытия поэтики стиха Физули за основу берется литературно-
художественное наследие, на которое опирался поэт;
б) автор подходит к творчеству Физули не с готовыми теоретическими
положениями и поэтическими канонами;
в) не делит монографию на традиционные академические главы, а
строит в форме свободных поэтических эссе;
г) невзирая ни на какие требования и давления своей эпохи,
добивается отхода от историко-социологического анализа.
В период некоторого застоя в физуливедени Азербайджана появляется
небольшая по объему, но очень ценная по сути и содержанию работа ученого-
лингвиста и знатока мугамов Вели Мамедова «Физулинин мусиги дунйасы»/
«Музыкальный мир Физули» (1977), где в результате серьезных исследований
85
____«Актуальные научные исследования в современном мире» ISCIENCE.IN.UA__
Выпуск 7(39) ч. 3 ISSN 2524-0986
автор решает ряд важных проблем: а) тяготение газелей Физули к музыке;
б) связь аруза с музыкой; в) роль газелей Физули в прославлении оперы
Узеира Гаджибейли «Лейли и Меджнун» (и вообще в развитии
исполнительского искусства мугамов – Г.А.). Несомненно, что удача книги
связана с глубоким знанием автора и нашей музыки, и нашего искусства
мугама, и творчества Физули.
Одним из самобытных физуливедов Азербайджана является известный
исследователь нашего классического наследия, член-корреспондент НАНА
А.Сафарли, автор десятков работ о Физули, составитель научных изданий
наследия Физули. Очерк ученого «Мухаммед Физули», вошедший в учебник
«Qәdim vә orta әsr Azәrbaycan әdәbiyyatı»/ «Древняя и средневековая
Азербайджанская литература» на деле является самостоятельным моногра-
фическим исследованием о Физули. Вступительное слово А.Сафарли к
«Избранному» Физули в серии «Мектеб Китабханасы»/ «Школьная
библиотека» по глубине содержания и патетике является вдохновенным
портретом Физули: «...Пятьсот лет назад в небесах поэзии Азербайджана
взошло солнце. Пятьсот лет, так и блистает это солнце, не меркнет, освещает
сердца и умы. Радует людей, дарит надежду отчаявшимся, освещает путь
заблудшимся во мраке незнания, учит мудрости беспечных, дарует читателю
духовную, нравственную пищу... Это солнце – Физули! Поэт души – Физули!
Друг сердечный, доверитель тайн, наперсник Физули! Горюющий, скорбящий
как Меджнун, тоскующий как нежная Лейли, Физули! Поразивший мир своей
поэзией, Физули! Каждое слово которого богатырь! Мастер утонченного стиха
– Физули!». Такими пронзительными словами ученый представляет молодому
читателю Физули, создавшего великую школу в азербайджанской поэзии,
уводит его в волшебный мир поэзии гениального мастера. Лучшее научное
представление о произведении Физули «Шикайетнаме» / «Жалоба» также
принадлежит А. Сафарли. В предисловии к «Шикайетнаме», изданном в
специальной редакции ученого, говорится: «...Пятьсот лет назад наряду с
нежными, утонченными стихами Физули создал образцы зрелой, прекрасной
прозы. Его проза стала огненной страницей нашего художественного слова.
Азербайджанская проза средних веков с литературно-художественной точки
зрения сформировалась в творчестве Физули... Памфлет «Шикайетнаме»
написан Ритмической прозой. Отдельные слова и выражения, фразы риф-
муются между собой, представляются в виде стихотворений в прозе. Местами
проза чередуется с жанрами кыта, бейтами, стихотворными фрагментами-
вкраплениями. Выражая свои чувства и мысли стихами, поэт обобщает
события и факты впечатляюще, более рельефными штрихами. Используя
разнообразные приемы, поэт то смеется, то иронизирует, то проклинает и в
соответствии с этим меняет способ передачи текста: то изображает, то
выражает, то пишет прозой, то возвращается к поэзии, но по сравнению с
прозой, поэзия здесь носит обобщенный характер». Таким образом, ученый
сосредоточивает свое внимание на поэтике прозы Физули, преподносит «Ши-
кайетнаме» как историко-художественный документ той эпохи.
Серьезным вкладом А. Сафарли в физуливедение Азербайджана
является его предисловие к произведению Физули «Хадиг-атус-суэда»/ «Сад
счастливых», подготовленный к изданию совместно с физуливедами
Мохсином Нагисойлу и Насибом Геюшевым. Самое крупное, прославленное
86
__ ISCIENCE.IN.UA «Актуальные научные исследования в современном мире» ___
Выпуск 7(39) ч. 3 ISSN 2524-0986
произведение Физули, написанное на родном языке рифмованной прозой,
«Хадигатус-суэда», А. Сафарли исследует в контексте литературного жанра,
известного на Ближнем Востоке как «литература магтал» / произведения, пос-
вященные трагедии Кербела, книги, посвященные массовому убиению,
истреблению благородного семейства и малочисленной армии имама
Гусейна/, проводит сопоставительный анализ с магталами, написанными на
персидском и арабском языке, на основе конкретных примеров из перво-
источников, из самого произведения Физули убедительно доказывает, что
«Хадигат-ус-суэда Физули не является переводом, перепевом «Ровзетуш-
шухеда / «Сад шехидов» (1502) иранского поэта Гусейна Ваиза Кашифи, а
представляет собой оригинальное создание, отражающее гений, волшебную
силу пера Мухаммеда Физули на родственную, идентичную тему. Опираясь на
авторитетные суждения Кятиба Челеби, Абдулгадира Карахана, Мехмет Фу-
ада Кепрюлю, Фирудин Бека Кечерли, Мамедага Суллтанова, доктора
Ш. Гюнгер, Неввар Ахмеда, в результате глубоких исследований А. Сафарли
приходит к такому заключению: «...«Хадигатус-суэда» так же, как «Ровзетуш-
шухеда», состоит из десяти глав, заключения, написан большей частью
прозой, но по форме оставляет впечатление нового, оригинального
произведения. В произведении широкое место занимает и поэзия.
Произведение Физули, разрабатывающее эту тему в оригинальной форме,
ново по своему содержанию. Произведение Гусейна Ваиза Кашифи является
эпическим, а произведение Физули – лироэпическим дастаном. Характер
трактовки событий и образов в произведении Физули отличается
поэтичностью, художественной изобразительностью, поэтической гармонией.
Физули использует другие аяты, хадисы, легенды, сказания, щедро вводя в
текст афоризмы, присловья, создал совершенно другое произведение,
раскрыл тему в абсолютно новом ракурсе. Не нарушая течение историко-ре-
лигиозного события, Физули не исказил его дух, но традиционный сюжет и
сказания близко связал со своей эпохой, нашел свой путь раскрытия темы.
...Трудно назвать второго литератора, который подобно Физули смог бы
заново оживить события Кербелы, обессмертить его в истории литературы как
новый памятник искусства. Нет сомнения, что талант Физули и его тема дос-
тойны друг друга. Это произведение является неувядаемым образцом
художественной прозы Азербайджана».
А. Сафарли оценивает «Хадигатус-суэда» как философское
произведение Физули, придавшего идее шехидства новое содержание, в
котором блестяще отразились взгляды автора о религии, вере, идейности:
«...В произведении Физули шехидство – духовное совершенство, здоровое
сознание, действенность, нравственная высота, бескомпромиссная верность
идее, путь физической гибели и нравственного бессмертия». Во взглядах
А. Сафарли привлекает внимание его страсть возвысить искусство, личность
Физули на величественную высоту, на высоту, достойную Гениального поэта.
Можно без сомнения сказать, что значение «Предисловия» А. Сафарли
громадно и для мирового, и для азербайджанского физуливедения, ибо оно
решительно, убедительно и доказательно утвердило «Хадигатус-суэда»
гениального поэта в его естественных правах оригинального создания,
продукта пера бессмертного Физули.

87
____«Актуальные научные исследования в современном мире» ISCIENCE.IN.UA__
Выпуск 7(39) ч. 3 ISSN 2524-0986
В обретении твердого фундамента третьего этапа физуливедения
Азербайджана очерк А. Сафарли «Мухаммед Физули» сыграл серьезную
научно-теоретическую и историческую роль. Ценность очерка заключается в
том, что в нем дается точная, подробная информация о жизни, эпохе,
современниках, и творческом наследии Физули и эта большая информация
рассчитана не только на преподавателей и студентов как учебное пособие, но
и как глубокое научное исследование, адресовано широкому кругу читателей
и специалистов. Автор, руководствуясь принципом историзма, опирающегося
на строгие научные факты, определяет литературно-историческую,
философско-религиозную позицию Физули. Ценность данного исследования
также заключается в том, что оно прекращает дискуссию, начатую еще в
преддверии ХХ века и продолжающуюся на всех этапах развития
физуливедения, о связи Физули с суфизмом. По этому поводу А. Сафарли
пишет следующее: «...В газелях Физули важное место занимает философия
пантеизма, которая составляет их философскую основу. Какой бы ни была
реальной, светской любовь в газелях Физули, ее невозможно отделить от
философского взгляда суфизма на жизнь и на человека. Суфизм не отделяет
любовь Физули от человека, от мира, не отрицает гуманистическое
содержание его любви... Во многих газелях поэт объединяет реальные мысли
с положениями философии мистицизма. В поэзии Физули суфизм является
выражением смелой оппозиции господствующей идеологии... Суфийско-
пантеистический характер любви в газелях Физули, ее связь с любовью
Меджнуна еще раз подчеркивает связь любви в поэзии Физули с суфизмом».
Достоинство очерка – портрета А. Сафарли «Мухаммед Физули» еще
заключается в том, что автор исследует, анализирует и представляет Физули
не только суфистом, но и поэтом-просветителем, ученым. Он пишет: «Каким
бы ни был Физули религиозным, он не был обыкновенным, рядовым
мусульманином. Он был философом-пантеистом». Такой подход к решению
спорной проблемы был верным, смелым и неожиданным, интересным для 80-
х годов ХХ века. Автор утверждает присутствие идей просветительства в
касыдах Физули. Отличается оригинальностью также анализ шедевра
мировой литературы – «Лейли и Меджну»на Физули. Конфликт поэмы
объясняется ученым как столкновение господствующей феодальной
идеологии с новой гуманистической идеологией и трагедия Лейли и Меджнуна
рассматривается не как легенда, а как трагедия реальной жизни. Вместе с тем
ученый не отрицает мисстическую сущность произведения. Исследуя образ
Меджнуна с глубокой художественно-философской позиции, А. Сафарли
приходит к заключению: «Меджнунство – безгрешность... Образ Лейли –
самое яркое выражение женского идеала Возрождения». Труд А. Сафарли
является образцом совершенного выражения литературно-исторического
взгляда на наследие, творческую судьбу Физули.
Покойного члена-корреспондента НАНА Яшар Гараева, который вошел
в историю азербайджанского литературоведения как обладатель
универсальных, энциклопедических знаний отличало своеобразное
отношение к любви у Физули:
«У Физули мы находим синтез божественности любви и естественности
ее проявлений в действительности, ее мистико-суффийской экстатической
сущности и земной реальности, а также живой, индивидуальной стихии…
88
__ ISCIENCE.IN.UA «Актуальные научные исследования в современном мире» ___
Выпуск 7(39) ч. 3 ISSN 2524-0986
Постоянное единство с Творцом, Природой, Временем, идея быть правым с
правым», символика «неба и Аллаха» - все это не что иное, как один из
способов управления и утверждения в искусстве веры в «Я» самого человека
и его божественную сущность». (Ю. Гараев Поэт души. Специальный выпуск
Известий АН Азербайджана. 1996, с. 4). Как видно, в этих интересных
суждениях признание и чувство сохранены на одном уровне.
Приходиться еще раз утверждать ту истину, что нет необходимости
низводить любовь в понимании физули с небес на землю. Ибо Физули поднял
ее до небес. Это чувство, имеющее началом души человека (Лейли,
Меджнуна), подняло его обладателя до божественных высот, соединило его с
Создателем. Утверждая идею слияния в нем всех истинных ашигов и
объявляя, признавая себя истинным ашигом, он писал:
Меджнун с огненным дыханием от страсти
Вамиг утонул, погиб от любви
Фархад со страстью растратил жизнь
В землю ушли они, я теперь эта земля.
Здесь выражен не только мотив единства четырех элементов
Вселенной – огня, воды, воздуха и земли, но и философская концепция
Любви, вобравшей в себя Вселенную, состоящую из этих четырех элементов,
обожествляющей эту любовь.
Видный ученый, член-корреспондент НАНА Рафаэль Гусейнов,
своеобразно и в то же время верно истолковывающий любовь Физули, в
одной из статей цикла, опубликованного в честь 500-летия великого поэта,
приходит к заключению, что «Возможно, газели Физули со особым вкусом
декломировал некто Захид, (священник) суфий-дервиш. И возможно, и поныне
есть и такие, кто именно так воспринимает и любит поэта. Мы не против
подобной трактовки. Однако широкая читательская аудитория и вчера, и
сегодня, и завтра будет лелеять газели Физули именно как рассыпанные
драгоценности горьких, сладких нот обычного человеческого чувства, и,
возможно, именно в этом самая великая мощь, могущества поэта – в его силе
быть и казаться именно в соответствии с сутью того, кто к нему обращается»
(Р. Гусейнов. Прекраснейшие из газелей. Газ. «Ülfәt»; 11-18 февр. 1994).
Совершенно справедливые слова. Величие классика в том, что с каждой
эпохой с каждым новым поколением он возрождается вновь и отвечает на
вопросы этой эпохи, этого поколения: в 50-60-е годы XX века не могли видеть
суфийскую сущность Физули и его любви; сегодня же хотят видеть его именно
таким, каков он был, воспевающим божественную любовь. Цикл статей
Р. Гусейнова («Шахская поэзия и шах поэтичности»; «Счастливое
одиночество», «Самая правдивая ложь», «Из ничего…», «Тезка пророка»,
«Жажда слова»), опубликованных в газете «Ülfәt» в конце 1993 г. – начале
1994г., выделяются оригинальностью современных научных подходов к
Физули в свете идеологии свободы.
Одна из оригинальных физуливедов Азербайджана, имеющая свой
путь, свою манеру исследования, В.Фейзуллаева, посвятила всю свою жизнь
изучению творческого наследия Физули. Две ценные монографии «Физулинин
гасиделери» / «Касыды Физули» (1985) и «Физулинин омур йолу»
/«Жизненный путь Физули» (1996) вместе с многочисленными статьями
ученой являются достойными фактами третьего этапа физуливедения
89
____«Актуальные научные исследования в современном мире» ISCIENCE.IN.UA__
Выпуск 7(39) ч. 3 ISSN 2524-0986
Азербайджана. Монография В.Фейзуллаевой «Касыды Физули» является
первым серьезным шагом в изучении наследия поэта по жанрам с точки
зрения жанровой поэтики. Известно, что после жанра газели касыды занимают
в творчестве Физули большое место. Достоинство монографии заключается в
том, что автор рассматривает касыды Физули в контексте истории развития
жанра касыд в литературе Ближнего Востока и Азербайджана. Монография
написана на основе серьезных научных разысканий, богатейших научно-
художественных фактов. В книге логически дополняют друг друга три
исследовательских направления: а) история публикации и исследования
касыд Физули; б) касыды – источник для изучения жизни и эпохи Физули;
в) художественно-философская сущность касыд Физули. Выводы и
заключения всех трех направлений дают возможность ясного и
всеобъемлющего представления о роли и месте жанра касыды в творчестве
Физули. Вообще, изучение великого мастера в контексте одного жанра его
творчества, представляется весьма трудным делом, но вместе с тем это
очень важное дело с точки зрения поэтического осмысления творчества
художника.
Монография Л. Ализаде «Физулинин гизли сезю» / «Скрытое слово
Физули» (1989), посвященное аллегориям Физули, исследует их как
самостоятельный жанр в творчестве поэта с разных аспектов. Автор
выступает с позиции, что аллегория – активная художественно-поэтическая
форма, рожденная живым интересом поэта к эпохе, времени и
необходимостью вмешательства в них. Аллегория, буквально означающая
«говорю иначе», была художественной формой, избранной поэтом-
просветителем для выражения таких истин, которых было невозможно выс-
казать в средние века. Одной из интересных сторон монографии является то,
что автор дает конкретную и исчерпывающую информацию о происхождении,
истории разработки аллегории в мировой, в том числе и восточной
литературе, выясняет теоретико-поэтическую специфику этого жанра. Автор
пишет, что «...история аллегории древняя, как история человечества и на
деле она прожила свою эпоху в системе взглядов первобытного человека о
природе и обществе задолго до появления письменной литературы». В
монографии особо рассматриваются две проблемы: а) в связи с аллегорией
среди ученых отсутствует единогласия; б) отождествление аллегории с
басней. Ученый вносит ясность в эти вопросы и мысли автора относительно
данных вопросов представляются интересными: «Исследование
существующего фактического материала доказывает, что аллегория не
является жанром, а является средством выражения определенной мысли в
художественном творчестве писателей... Аллегория присутствует в различных
литературных жанрах. Существуют аллегорические образы, аллегорическое
содержание, аллегорическая идея. С этой точки зрения автор считает, что не-
правильно связать аллегорию с каким-либо одним конкретным жанром в
творчестве Физули».
В монографии анализируется дискуссия вокруг аллегорического
произведения Физули «Сохбетуль-эсмар» / «Беседа плодов» и вносится
определенная ясность в проблему.
Известно, что еще в 1925 году впервые М.Ф.Кепрюлю высказался по
поводу «Сохбетуль-эсмар» как о произведении, не принадлежащем перу
90
__ ISCIENCE.IN.UA «Актуальные научные исследования в современном мире» ___
Выпуск 7(39) ч. 3 ISSN 2524-0986
Физули в статье «Некоторые записи, касающиеся Физули». Через год видный
литеРатуровед Эмин Абид в статье «Не исследованное произведение
Физули» (1926) преподносит «Сохбетуль-эсмар» произведением Физули,
оставшимся вне поля внимания исследователей, в 1981 году физуливед
С. Алиев пишет статью «Почему «Сохбетуль эсмар» не принадлежит
Физули?», где поддерживает точку зрения М.Ф. Кепрюлю, а известный
литературовед Азиз Мирахмедов отвечает С. Алиеву статьей ««Сохбетуль-
эсмар» принадлежит Физули», присоединяясь к мнению Эмина Абида.
Л. Ализаде, сопоставляя стиль, поэтику «Сохбетуль-эсмар» с поэмой «Лейли
и Меджнун» Физули, приходит к заключению о принадлежности обоих
произведений перу великого поэта, доказывает, что первое произведение –
«Сохбетуль-эсмар» является «плодом пера Физули».
Творчество Физули, как целостная художественно-эстетическая и
поэтическая система, исследуется после Мир Джалала, физуливедом
Сабиром Алиевым. Еще в 1966 году в монографии «Формы классической
поэзии Азербайджана» ученый обратился к этой теме. Обобщая свои
суждения о М. Физули, он опубликовал в 1986 году фундаментальный труд
«Поэтика Физули». Для оценки роли и места монографии С. Алиева в
развитии физуливедения Азербайджана как науки, рассмотрим научно-
теоретические цели и задачи автора. Ученый пишет, что его цель заключается
в «...исследовании двух сторон художественно-научного наследия поэта – ли-
тературно-научных суждений и соответственно с этим, особенностей
художественного мастерства, поэтики Физули». Кажущийся на первый взгляд
легким, путь, избранный ученым, на деле является трудным, сложным,
полным научных споров. Ученый справедливо подчеркивает необходимость
единого исследования научного и художественного направления творчества
Физули, подчеркивает положительное значение отказа от раздельного
изучения творчества поэта-мыслителя. Он пишет, что а) изучение научно-
теоретического наследия Физули означает изучение истории эволюции
научно-теоретической мысли Азербайджана средних веков; б) осмысление
мировоззрения поэта и объяснение эстетического идеала поэта; в) изучение
тюрко-персидско-арабских литературных связей в Азербайджане средних
веков; г) понимание, раскрытие секретов художественного мастерства,
поэтики Физули. Пользу, приносимую изучением поэтики Физули ученый
объясняет следующим образом, что оно помогает: 1) определить место
Физули в истории поэзии Азербайджана с помощью мастерства поэта, как
критерия художественности; 2) изучить связь нашей поэзии с классической
арабско-персидской поэтикой; 3) наглядно показать осуществление поэтом
своих научно-теоретических суждений в творческой практике; 4) Выявить язы-
ковую и стилевую культуру поэта в области художественной формы, его
новаторство и открытия.
Недостатком монографии является избегание, умолчание автором
проблемы суфизма Физули. Даже заключительная часть поэмы «Лейли и
Меджнун», которую большинство физуливедов признают богатой суфийскими
мотивами, С. Алиев умалчивает и объясняет так: «...поэт на фоне
полуфантастической легенды изобразил не любовь человека к человеку, а
преклонение человека перед Создателем... Здесь, хотя бы и внешне, не
просматривается даже намек на воспевание Мухаммедом Физули,
91
____«Актуальные научные исследования в современном мире» ISCIENCE.IN.UA__
Выпуск 7(39) ч. 3 ISSN 2524-0986
божественной любви. Но здесь же следует отметить, что Физули написал
сюжет «Лейли и Меджну»на не для того, чтобы воспеть божественную
любовь». Справедливости ради скажем, что раскрытие проблемы суфизма в
творчестве Физули не входило в планы монографии, но вместе с тем отметим,
что познание, осмысление гения Физули без знания его суфизма вообще не
возможно, потому, что нельзя познать творческий мир поэта, минуя его
художественно-эстетические и философские, в данном случае, суфийские
воззрения.
Средства художественной изобразительности, поэтические фигуры –
гиперболы, метафоры, аллитерации, аллего-рические образы, иносказания,
аллюзии, реминисценции, составляющие душу, суть своей поэтики, Физули
обдумывал, находил, создавал для выражения философии суфизма. Все
исследователи, в том числе и С. Алиев считают, что Физули использовал жанр
касыды не для восхваления, а для иносказательного наставления на путь
истины, для внушения шахам, правителям, властителям ума, любви к знаниям
и искусствам. В некоторых моментах, доходя до крайности, С. Алиев чуть ли
не объявляет Физули просветителем.
Вторая глава монографии посвящена научной и образной специфике,
составляющей основу поэтики Физули. По мнению автора, суждение о
«научности поэзии Физули» охватывает три принципа: 1) реальная основа ху-
дожественного образа; 2) пропорциональность изображения; 3) богатая
научна мысль и жизненная практика. Наука является пробным камнем,
определяющим безупречность стиха Физули. Стена, объединяющая стих и со-
держание может устоять только на фундаменте, на основе науки. Эту мысль,
опираясь на творчество Физули, еще точнее выразил ученый Азиз
Мирахмедов: «Физули начал писать газели как поэт, а продолжил эту работу
как ученый». Физули не только выдвигает идею необходимости науки, как
фундамента настоящей поэзии, но даже утверждал, что поэзия есть наука и
во вступлении к персидскому «Дивану» писал: «..Знай, что наука поэзии –
особая наука и один из важных видов умственных знаний».
Произведение А. Аби «Фüзули вә Тüркийә поeзийасы» /«Физули и
поэзия Турции» посвящена взаимосвязям творчества Физули с поэзией,
литературой, фольклором Турции, взаимовлиянию творчества современных
Мухаммеду Физули поэтов и деятелей науки Турции с Гениальным мастером
пера. В этой работе также исследуются вопросы влияния творчества Физули
на поэзию современных народов, имеющих историко-генетическую родствен-
ную связь и общность с тюркским миром. Ценность монографии состоит в том,
что здесь впервые ставится объектом исследования влияние традиций
Физули на развитие сатиры в литературе Турции.
Книга Н. Бабаева «В сиянии света Физули» посвящена связям
творчества поэта XVI века с романтической поэзией Азербайджана ХХ века,
художественно-философскому влиянию его творчества на современную
азербайджанскую поэзию.
В работе «Azәrbaycan tәsәvvüf әdәbiyyatı(ХIII-ХVI әsrlәr)» (2000)
С. Хавери творчество Физули характеризуется в контексте литературы
мистицизма ХШ-ХVI веков как продолжение и вершина суфизма. Известно, что
произведением «Дивани-хикмет» / «Собрание мудрости» заложена основа
мистицизма в тюркской литературе, в которой взаимоотношения философии и
92
__ ISCIENCE.IN.UA «Актуальные научные исследования в современном мире» ___
Выпуск 7(39) ч. 3 ISSN 2524-0986
поэзии прошли сложный путь от Махмуда Шабустари до Физули. Автор прав в
своем утверждении, что «...на первом этапе двухвекового пути развития
поэзия претерпела качественное изменение – прошла от поэтической
философии к философской поэзии Махмуда Шабустари, Марагалы Эвхеди,
Иззеддина Гасаноглу, Имадеддина Насими. Развитие поэзии последующих
эпох шло в направлении и в прямой, и в символической форме,
проникновения философского содержания в ядро стиха, в стремлении к
поэтической кристаллизации и прозрачности. Такое стремление в лице Физу-
ли достигло своей вершинной точки». Считаем, что суфизм Физули был
философской целью для воспевания божественной любви, а не поэтическим
средством для этой цели. Мистическая поэзия Физули отличается точностью
художественной формы и прозрачностью.
Статья Низами Джафарова «Füzulidәn Vaqifә qәdәr» / «От Физули до
Вагифа» и эссе Кямиля Нариманоглу «Mәnim Füzulim» / «Мой Физули»
представляют собой ценный вклад в третий этап – этап поэтического осмыс-
ления физуливедения Азербайджана. Низами Джафаров проводит лингво-
поэтико-стилевые параллели между двумя классиками – М.Физули и
М.П. Вагифом, определившими два этапа развития поэзии Азербайджана.
Монография М. Нагисойлу «Произведение Физули «Хадига-тус-суэда»»
является трудом, написанным на последней стадии третьего этапа
физуливедения, демонстрирует ясную, верную и твердую позицию автора в
спорах об оригинальности этого произведения Физули.
В произведении Р. Фасеха «Füzuli şeirindә tәsәvvüfi qaynaqlar» /
«Суфийские источники в поэзии Физули» говорится о сущности, значении
суфизма, суфийских источниках в творчестве Физули, о возникновении и
истории развития философии пантеизма, разъясняются некоторые суфийские
произведения – стихотворения и бейты поэта.
Книга В. Алмасова «Füzulinin «Leyli vә Mәcnun»unun İslam mahiyyәti» /
«Исламская сущность «Лейли и Меджнун»а Физули» посвящена раскрытию
религиозно-легендарного слоя, основы и сущности царственного
произведения Физули – бессмертного дастана о великой любви, поэме «Лейли
и Меджнун».
Свою книгу «Görünmәyәn Füzuli» / «Невидимый Физули» Т. Керимли
посвятил раскрытию невыясненных, туманных тайн поэзии Физули, ее
невидимых сторон. Написанная в свободной манере, составленная из статей
разных лет, но объединенных единой идеей, эта книга как бы является даром
автора, его маленьким подношением в поэтический меджлис Физули. В работе
делается удачная попытка рассмотрения творчества Физули в свете нового
мышления. Книга обладает рядом положительных сторон с точки зрения
развития и теоретического формирования современного физуливедения.
Автор рассматривает проблемы, характеризующие поэтику Физули, но до сих
пор не исследованные в физуливедении. Положительным качеством книги
Т. Керимли является то, что творчество Физули, его поэтический мир
рассматривается автором в контексте поэтический специфики школы поэзии
Азербайджана. Научно-теоретическая ценность книги заклюючается в
точности мысли, высказанных суждений. Во многих случаях ученый, опираясь
на собственное чутье, без опоры на какой-либо теоретический источник,
определяет поэтические фигуры, использованные в творчестве Физули.
93
____«Актуальные научные исследования в современном мире» ISCIENCE.IN.UA__
Выпуск 7(39) ч. 3 ISSN 2524-0986
Например, поэтическая фигура «ayırma» - «обособление», «adilәşdirmә» -
«опрощение» относятся к этой группе. В таких случаях автор более всего
опирается на собственные наблюдения над творчеством поэта, на
скрупулезный текстологический анализ произведений. Интересная,
оригинальная сторона книги также заключается в том, что Т. Керимли все
написанное собою о поэтике, поэтических фигурах в творчестве Физули не
наряжает в тогу громких терминов, в наряд абсолютной истины. Напротив,
скромно закладывает основы одной темы, дает ее первичную характеристику,
определяет поэтические границы.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ


1. Алиев С. Литературно-эстетические взгляды. Физули. АДД. Б., 1990.
2. Араслы Г. Великий Азербайджанский поэт Мухаммед Физули. «Дружба
Народов», 1958, № 12.
3. Бертельс Е.Э. Новая рукопись куллията Физули. Известия Академии Наук
СССР. 1930,
4. Бертельс Е.Э. Низами и Физули. М., 1962.
5. Кныш А.Д. Мусульманский мистицизм. Москва – Санкт Петербург. «ДИЛЯ».
2004, 464 с.
6. Конрад Н.И. Запад и Восток. М., 1972.
7. Куделин А.Б. Средневековая арабская поэтика. М., «Наука», 1983, 262 стр.

94
__ ISCIENCE.IN.UA «Актуальные научные исследования в современном мире» ___
Выпуск 7(39) ч. 3 ISSN 2524-0986
УДК 070:655.24/.28
Буцкевич Василина Сергеевна
БрГУ имени А.С. Пушкина
(Брест, Республика Беларусь)

РОЛЬ ДИЗАЙНА В ОФОРМЛЕНИИ ИЗДАНИЯ (НА ПРИМЕРЕ


РЕГИОНАЛЬНОЙ ГАЗЕТЫ «ВЕЧЕРНИЙ БРЕСТ»)

Аннотация. В статье на примере региональной общественно-


политическая газеты «Вечерний Брест» определяется роль дизайна в
оформлении печатного издания. В современном информационном обществе
печатные издания привлекают внимание аудитории и посредством
дизайна. Он способствует поддержанию конкурентоспособности издания
на рынке, удержанию и акцентированию внимания читателя, созданию
положительного имиджа газеты.
Ключевые слова: СМИ, дизайн, региональная газета, вѐрстка,
шрифт.

Сегодня СМИ – это целостная система взаимосвязанных элементов.


Формирование этой системы обусловлено требованиями
постиндустриального (информационного общества) транслировать и
воспринимать информацию быстро и легко, что практически невозможно без
адекватной визуализации. Изменения в обществе, появление новых
технологий, интеграция СМИ в глобальную сеть и конвергенция коммуникаций
рождают появление новых терминов. При этом использование компьютерной
технологии мотивировало введение в оборот новых терминов и
трансформацию некоторых устоявшихся. Влияние компьютерной технологии
оказалось особенно значительно и радикально, поскольку она обогатила и
расширила оформительскую базу, что соответственно требует оценки и
оптимального отбора графических элементов и приемов для применения в
практике оформления газеты.
Современная печатная журналистика характеризуется повышенным
вниманием к оформлению изданий: появляются новые направления и
элементы дизайна. Сейчас дизайн – художественное проектирование тех или
иных объектов (в том числе периодических изданий), основанное
одновременно на принципах функциональности и эстетичности. По
С. Б. Головко, дизайн – это творческий метод, процесс и результат
художественно-технического проектирования промышленных изделий, их
комплексов и систем, ориентированного на достижение наиболее полного
соответствия создаваемых объектов и среды в целом возможностям и
потребностям человека, как утилитарным, так и эстетическим [1, с. 10]. Автор
книги «Инженерное и художественное конструирование» К. Джонс дает свое
определение дизайну – «осуществление очень сложного акта интуиции».
Дизайн может рассматриваться как непосредственный процесс
создания определѐнной концепции. Сегодня дизайнеры стараются полностью
реализовать его задачи: поддержать конкурентоспособность издания на
рынке, удержать внимание читателя, акцентировать внимание и создать
газете имидж, что влечѐт за собой желание покупать это издание снова.
95
____«Актуальные научные исследования в современном мире» ISCIENCE.IN.UA__
Выпуск 7(39) ч. 3 ISSN 2524-0986
В связи с этим актуализируются все функции дизайна, которые напрямую
зависят от задач. Он визуализирует и комментирует информацию,
распространяет культуру и помогает провести досуг.
При характеристике дизайна региональной газеты «Вечерний Брест»
мы опирались на теоретико-методологические наработки в исследованиях
«Тихоокеанской звезды» [2], и «Известий» [3]. Региональная общественно-
политическая газета «Вечерний Брест» зарегистрирована в Министерстве
информации РБ (№ 937), издается с 1991 года на русском и белорусском
языках; выходит два раза в неделю (среда, пятница), формат А2, объѐм –
8 полос. Главный редактор – Олейник М.Н. Газета освещает общественно-
политическую жизнь города, ориентирована как на женскую, так и на мужскую
аудитории. Развороты в полном объеме практически не используются,
материалы, как правило, помещаются на одну полосу. Поддерживает этот
принцип тематика статей, а также их соразмерность.
Рассмотрим графическую модель газеты «Вечерний Брест» на примере
выпуска за 20 апреля 2018 года. Среди постоянных элементов графической
модели газеты можно отметить следующее: название газеты, ее логотип,
обозначение типа издания, лозунг, календарные сведения, порядковый номер,
год издания, цену, объѐм, формат, количество колонок, шрифты, размерность
шрифтов (кегль), цветовое решение, анонсы, иллюстрации.
Логотип одновременно является названием газеты. Его шрифт с
засечками. Среди особенностей – логотип 1000-летия г. Бреста, размещѐнный
в логотипе газеты. Над ним – «чердак» с анонсом новостей в области
политики, культуры, социальной сферы, экономики и спорта. В оформлении
анонсов используется тѐмно-красная подложка, цель которой – привлечение
внимания. В правом верхнем углу расположена рамка, которая включает
штрихкод, ссылку на сайт, возрастное ограничение и телефоны. На первой
полосе анонсируются наиболее значимые новости в номере. Как правило,
печатается самое начало материала, а дальше идет ссылка с указанием
страницы в газете.
Такое оформление решает сразу несколько задач: во-первых,
достигается взаимодействие с аудиторией, так как на одной полосе
располагаются все наиболее значимые новости; во-вторых, подобное
расположение материалов на первой полосе позволяет быстро ознакомиться
с главными событиями за короткий промежуток времени.
В «подвале» первой полосы «Вечернего Бреста» традиционно
размещаются рекламный блок и блок курса валют.
Вторая полоса издания демонстрирует читателю новости,
анонсированные на первой странице в развернутом виде. Имеется верхний
колонтитул. В нѐм располагается название полосы (например, «Подробности»
или «Окно в Европу»), которое оформляется большими кавычками. По бокам
от названия полосы – цитаты, касающиеся ее темы (например, «Запросы
белорусов растут гораздо быстрее, чем экономические возможности.
А культура труда у нас пока невысокая» – А. Черновалов). Также в
колонтитуле указываются выходные данные и номера страниц. Газетная
полоса верстается в шесть колонок, ширина каждой составляет 45–50 мм.
Рассмотрим ещѐ один из постоянных элементов дизайна издания –
шрифт. Шрифты в «Вечернем Бресте» занимают основную площадь полосы,
96
__ ISCIENCE.IN.UA «Актуальные научные исследования в современном мире» ___
Выпуск 7(39) ч. 3 ISSN 2524-0986
они удобочитаемы, хорошо воспринимаются при беглом ознакомлении с
материалом. Шрифты в газете «Вечерний Брест» применяются для набора
текста, его выделения, оформления заголовков и т.д. В издании применяются
3 вида шрифтов:
1. текстовые (в «Вечернем Бресте» обычно без засечек);
2. заголовочные (в «Вечернем Бресте» обычно с засечками);
3. выделительные.
Величина пробела между строк равна величине пробела между
словами (приблизительно 2 мм), что способствует удобочитаемости.
В издании применяется лаконичная и строгая верстка, которая
постоянна в каждом номере.
В газете «Вечерний Брест» на разных полосах применяются разные
виды вѐрстки. На еѐ полосах распространены такие виды вѐрстки, как:
1. Вертикальная – размещение текста прямоугольниками,
растянутыми по вертикали. Третья полоса «Вечернего Бреста» свѐрстана по
вертикали, с асимметричным принципом (асимметричная вѐрстка –
графически неуравновешенные противоположные части полосы). В этом
случае асимметрия была достигнута вариациями расположения иллюстраций,
в данном случае фотографий.
2. Ломаная верстка – преобладают материалы ступенчатой формы,
колонки разновелики по высоте. У ломаной верстки есть свои положительные
стороны. Во-первых, она придаѐт материалам издания различную форму. Во-
вторых, предоставляет возможность их выделить. Однако сейчас
верстальщики «Вечернего Бреста» еѐ почти не используют, так как при такой
верстке необходимы точные расчеты при создании макета номера.
В основном, в издании используется постоянный тип вѐрстки, где
количество равных по размеру колонок одинаково. Такой тип вѐрстки
особенно удобен для газет с плотным графиком. «Прямоугольники» при
необходимости можно быстро переверстать, заменить один материал другим.
Можно сказать, что «Вечерний Брест» следует критериям лаконичной вѐрстки.
Такая трансформация обусловлена развитием современной техники и средств
связи. Находясь в сети Интернет, человек постепенно привыкает к
перемещениям между «окнами». Кроме того, такое деление позволяет
сделать композицию стройнее.
В издании применяются 3 вида линеек – тонкая, полужирная и жирная.
Тонкие и полужирные линии служат разделителем материалов друг от друга,
жирные (серого цвета), служат для отделения колонтитулов от материала,
реже материалов друг от друга. Линейки образуют рамки, которые обрамляют
и отделяют тексты, что придает полосе красивый и законченный вид. Это
позволяет сохранить строгость линий и лаконичность всего текста, а также
выдержать общий строй публикаций. Использование линеек в издании с точки
зрения дизайна и удобочитаемости, по нашему мнению, оправдано.
Тонкие линейки применяются, когда необходимо выделить текст среди
основной массы. Подобное выделение не обязательно может быть связано с
повышенной значимостью материала. Зачастую, наоборот, небольшую
информацию необходимо оформить в отдельный текст, создав тем самым
обрамляющую рамку. Вследствие чего материалы становятся разделенными,

97
____«Актуальные научные исследования в современном мире» ISCIENCE.IN.UA__
Выпуск 7(39) ч. 3 ISSN 2524-0986
и воспринимаются читателем именно как разные, а не включенные в одну
тему.
Среди особенностей заголовков газеты «Вечерний Брест» необходимо
отметить, что на первой полосе, как правило, выделяются несколько основных
материалов, следовательно, несколько заголовков, реже используется один
ведущий заголовок, который, по сути, является центральной новостью. Он
размещается сразу после названия издания. Такое местоположение связано с
тем, что газета обычно лежит в киоске печатной продукции свернутой, поэтому
читателю доступна для обозрения только его шапка. От того, насколько будет
выделен заголовок на первой странице, зависят продажи газеты,
следовательно, ее популярность и рейтинги.
Являясь средством выразительности и частью графической модели
СМИ, заголовки в газете «Вечерний Брест» обращают на себя внимание
читателя, поскольку выделены цветом и/или разным шрифтом, размер букв
увеличен в несколько раз, а восприятию текста не мешают другие составные
элементы. Все заголовки строгие и лаконично вписываются в колонки.
В газете «Вечерний Брест» заголовки набираются на белом фоне, реже
на подложке, сами буквы в заголовке черного, красного или оранжевого цвета.
Лид оформляется полужирным шрифтом или полужирным курсивом. Кроме
того, лид плавно переходит в сам текст. Часто лид может состоять всего из
одного-двух предложений.
«Вечерний Брест» использует иллюстрации, в частности, зависимые от
текста фотографии, в среднем 1–2 фотографии на полосе (реже 3–4 и более).
На число иллюстраций оказывает влияние количество материалов,
расположенных на полосе. Коллажи, карикатуры и подобные рисованные
элементы изданием используются редко, ещѐ раз подчѐркивая свою
направленность и нацеленность на аудиторию. Они позволяют создать
предварительный образ публикации, усилить еѐ воздействие на аудиторию.
Заметим, что фотографиям на полосе отводится треть общей печатной
площади. Таким образом, мы можем сделать вывод, что газета «Вечерний
Брест» уделяет достаточно большое внимание иллюстративному материалу.
В газете за исключением небольших материалов перестали
публиковаться материалы без фотографий, поскольку в настоящее время с
приходом цифры затруднений с передачей фотоматериалов в работу не
представляется затруднѐнным. Фотография способствует восприятию
информации, к тому же несѐт в себе эмоциональный акцент.
Таким образом, проведенный нами анализ позволяет определить роль
дизайна в оформлении газеты: поддержание конкурентоспособности издания
на рынке, удержание и акцентирование внимания читателя, создание имиджа
газеты, что влечѐт за собой желание покупать это издание снова. Нами
выявлены следующие тенденции в развитии издания:
1. С приходом новых технологий и снижения стоимости производства
газеты наблюдается тенденция к активному использованию иллюстраций.
2. Издание стремится к наглядности и лаконичности.
3. В качестве средства привлечения и акцентирования внимания
читателя используется 3 основных цвета: тѐмно-синий – логотип, тѐмно-
красный – анонсы, оранжевый – заголовки и подложки.

98
__ ISCIENCE.IN.UA «Актуальные научные исследования в современном мире» ___
Выпуск 7(39) ч. 3 ISSN 2524-0986
4. Первая полоса представляет несколько разноплановых сообщений,
среди которых не всегда удаѐтся выделить главную новость.
5. Отказ от асимметричной вѐрстки: на полосах газеты преобладает
вертикальная.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ


1. Головко, С. Б. Дизайн деловых периодических изданий / С. Б. Головко. –
Москва: ЮНИТИ-ДАНА, 2013. – 423 с.
2. Ли, И. Рубрики в системе номера «Тихоокеанской звезды»: курсовая
работа / И. Ли. – Хабаровск: ДГГУ, 2010. – 22 с.
3. Глобальная сеть рефератов [Электронный ресурс]. – ООО «Олбест», 2000
– 2018. – Режим доступа:
https://knowledge.allbest.ru/journalism/2c0b65625a2bc69b4c53a89521206c26_
0.html#text. – Дата доступа: 15.05.2018.

99
____«Актуальные научные исследования в современном мире» ISCIENCE.IN.UA__
Выпуск 7(39) ч. 3 ISSN 2524-0986
УДК 81’ 354
Ҥсен Айгҥл
Л. Гумилев атындағы Еуразия ҧлттық унверситеті
(Астана, Қазақстан)

МАҒЖАН ЖҦМАБАЕВ ӨЛЕҢДЕРІНІҢ ҚҦРЫЛЫСЫ

Аннотация. Мақалада қазақтың классик ақын Мағжан Жұмабаев


өлеңдерінің құрылысы талданады. Өлеңдердегі жаңа формалардың жасалу
ерекшелігі анықталады. Өлең құрылысының семантикалық ерекшелігімен,
көркемдік жүйесімен сабақтастығы сараланады.
Кілт сөздер: поэзия, ырғақ, семантика, форма, құрылым.

Усен Айгуль
Евразийский национальный университет им. Л. Гумилева
(Астана, Казахстан)

СТИХОСЛОЖЕНИЕ МАГЖАНА ЖУМАБАЕВА

Аннотация. В статье анализируется построение стихотворений


казахского поэта Магжана Жумабаева. Определена особенность создания
новых форм в стихах. Также рассматривается соответствия
стихотворной структуры с семантическими особенностями,
художественной системой произведения.
Ключевые слова: поэзия, ритм, семантика, форма, структура.

Ussen Aigul
Eurasian National University L. Gumilev
(Astana, Kazakhstan)

THE STRUCTURE OF POETRY BY MAGZHAN ZHUMABAEV

Abstraction. The article analyzes the structure of verses of the classic of


Kazakh poetry Magzhan Zhumabayev. The method and methods of forming new
forms in the poetry of the author are determined. Also, the influence of rhythms
on the semantic and figurative systems of poetry is investigated.
Key words: poetry, rhythm, semantics, form, structure.

Абай мен Шәкәрімнен кейін өлең қҧрылымындағы жаңа леп ақындар


Мағжан мен Сәкен шығармашылығынан, олардың төңірегіне топтасқан
ақындар тобынан көрінеді. Бҧл кезең – қазақ тарихы мен қоғамындағы
бетбҧрыс кезеңдері. Ол туралы жазушы Ж. Аймауытовтың «Мағжанның
ақындығы» атты мақаласында мынадай жолдар беріледі: «1905 жылғы
өзгерістен былай қазақтың қазақтың қамын ойлаймын деген азаматтар ҧлт
мҧңын сөйлеп, ҧлт мәселесін қолға ала бастады. Ол өзгерістің арты
мемлекеттік думаға уәкіл жіберуді шығарды. Қазақ азаматтарының бас
қосуына, мҧңын сөйлеуіне аз да болса еркіндік берілді. Қазақ баласын оқуға
беруі көбейді. Қазақтың баспасөзі газет журналдары шыға бастады.
100
__ ISCIENCE.IN.UA «Актуальные научные исследования в современном мире» ___
Выпуск 7(39) ч. 3 ISSN 2524-0986
Қазақтың жақсы болам деген жасы ҧлтшылдық сезіміне жабысуға айналды.
Міне, сол жастың біріне Мағжан да қосылды» [1; 342].
Əр тҥрлі утопияның рухани көшбасшылары Мағжан мен Сәкен қазақ
қоғамының оянып, өнер-білімге қадам басқан шақта өзіндік және
шығармашылық өмірлерін жасады. Екеуінің шығармашылық сапары
аласапыран заман ағымына ілесе отырып, бір-бірімен сабақтастықта, әрі
қайшылықта өрбіді. Екі ақын шығармашылығындағы тақырыптық желістер бір
болғанмен, идеялық сарындар арасында айырмашылық болғаны белгілі.
Жас ақындардың шығармаларындағы тақырыптық-идеялық ҥндестіктер
шығармашылық келбеті қалыптасып, толысқан шақтарында ақындардың
жолдары алыстап, өлеңнің тақырыптық-идеялық, ішкі мазмҧндық өрісіндегі
жік тереңдей тҥседі. Сәкеннің «Азия» сынды Мағжанмен рухани ҥндестікте
жазылған өлеңінің кеңестік қоғамда өз бағасын алмауы, ол қоғамның ақын
туралы толыққанды пікір қалыптастырып, оның шығармашылық тҧлғасын өз
биігінде таныта алмауы, обьективті бағалай алмауы қаламгерге жасалған
қиянат екендігі анық. Кеңестік қоғам ақын шығармаларынан өзі көргісі
келгенді ғана көріп, ақын туралы өз шындығын ғана жасаған. Сондықтан
Сәкен туралы ақиқат енді айтылуы тиіс.
Мағжан романтикалық сарындағы әдебиетті толғады. Ол заңды да.
Қоғамдық ҧлы өзгерістер ақын жҥрегіне қанат байлап, көкке самғатқаны
белгілі. Ақын халық ҥшін ҥлкен өзгерісті сезініп, ел ҥшін арайлап жаңа атқан
таңды шабыттана жырлауға кірісті. «Əлеуметтің, өз табының қатарға кіріп, ер
жеткені кейін қалып, кер кеткені өзгеден көрі ақынға артығырақ батады
ақынның жҥрегі өзгеден көрі көбірек толқиды, көбірек толғанады» [1, 344]
деген Ж. Аймауытов байламы ҧлтын сҥйген ақындардың екеуіне ортақ сезім
екендігіне кҥмән жоқ.
Мағжанның қазақ өлең қҧрылымын дамытудағы жолдары Абай
өрнектері мен орыс әдебиетінің әсері арқылы көрінді. «Мағжан қазақ
өлеңінде Абайдан кейін дҥбірлі өзгеріс әкелген ірі реформатор ақын.»
«Алайда ол Абай стилін жасытып, ізіне тҥспеді. Реалист Абаймен
жарыспады да. Мағжан өлеңге романтикалық өң берді» деген ғалым
Б.Кәрібаеваның байламдары Мағжанның шығармашылық деңгейін айқын
көрсетеді. Өлең қҧрылымындағы жаңа өрнектердің ішінде Абай өлшемдеріне
көбірек жҥгініп, оның поэзиялық дәстҥрін жаңғыртуда Мағжанның ҥлесі зор.
Абай алты аяғының төрт буынды қҧрылымына «Жҧмбақ», «Шылым»,
«Александр Блок», «Бесік жыры» «Көңілді ашар», «Төгілген шашы»,
«Балалық шақ», «Сҥйгенім анық» сынды өлеңдерінде еш өзгеріссіз
қолданылса, «Толқын», «Сҥйемін», «Көкшетау», «Хор сипатты қарындас»,
«Г-ге» «Қысқы жолда», «Жазғы жолда», «Төбет», «Бостандық», «Жазғы
тҥнде», «Ақ қала», «Толқындап ойнап», «Тілегім», «Айда атыңды,
Сәрсенбай», «Жиіленді қара орман», «Жылқышы» сияқты өлеңдерінде Абай
алты аяғының қысқа тармақтарына өзгеріс енгізе отырып, өлеңдердің ҧйқас
сабақтастығы 1-2, 4-5, 3-6 тармақтарының өзара ҧйқас реті сақталады.
«Өлең» атты өлеңі сегізаяқ қҧрылымының ырғақ кестесімен өзгеріссіз
тҥзілсе, «Гҥлсімге», «От», «Мені де, өлім, әлдиле» атты өлеңдерінде
Абайдың сегіз аяғының қысқа тармақтары ырғақтық-интонациялық
өзгерістерге ҧшырап қолданылады.

101
____«Актуальные научные исследования в современном мире» ISCIENCE.IN.UA__
Выпуск 7(39) ч. 3 ISSN 2524-0986
Жҧмақтағы жібек желден
Мәңгі жайнап тҧрған гҥлден
Жаратылған әйел сҧлу!
Тҧрмыс деген бір тҧзаққа,
Азға емес, тым ҧзаққа
Кез болыпты – ішіпті у.
Əйел атын Гҥлсім дейді,
Тҧрмыс атын тылсым дейді. [1, 235]
Абайдың алты аяқ, сегізаяқ сынды кестелерін өзгертіп немесе
өзгертпей қолдану осы кезең әдебиетіне кең жайылған қҧбылыс болды. Бҧл
жағыдай Абай өрнектерінің қазақ поэзиясы топырағына терең тамыр жіберіп
дәстҥрлі ырғақтық қҧрылымдармен қатар кең қолдау тапқандығының айғағы.
Мағжан бҧл кестелердің мҥмкіндігін тіпті кеңейтіп өлең сынды шағын
жанрларды ғана емес, «Өтірік ертегі», «Жҥсіп хан» поэмаларын осы
ырғақтық-интонациялық қҧрылымдармен кестелеу арқылы эпикалық кҥрделі
жанрлардың жҥгін де көтере білетін өміршеңдігін байқатты.
Мағжан өлеңдерінің қҧрылымдық негізі ретінде дәстҥрлі өлшемдердің
ҥлесі басым. Сегіз буынды өлшемнің аса сирек кездесетін 3+3+2 өрнегіне
Мағжан «Шолпы» атты өлеңінің ырғақ жҥйесін қҧрады. Бҧл өлеңнің
шумақтарының алғашқы тармағы алты буынды 2+2+2 өлшем өрнегіне
негізделген тҧрақты анафорадан басталып отырады. Ҧйқастан тыс қалған
ҥшінші тармақтың өрнегі де шумақтардың басым бөлігінде өзгеше қҧрылып,
интонацияны тҥрлендіреді. Бірінші шумақта 2+3+3, екіншіде 3+3+3, 3+2+3
сияқты өрнектермен сабақтасады. Сегіз буынды өлшемнің осы өрнегі
Шәкәрім өлеңдерінде де өзге сегіз және жеті буынды өлшемдер
сабақтасатын, дербес тҧтас өлеңнің ырғақ жҥйесін қҧрамаған-ды.
«...альбомына» атты өлеңде ақын бес және жеті-сегіз буынды өлшемдердің
жҥйелі сабақтастығына негіздейді. Бес және жеті буынды тармақтар бір
синтаксистік және семантикалық дербес бірліктер ретінде қҧрылады.
Өтеді өмір –
Жҥрекке шер байланды,
Өтеді өмір-
Жҥрек көмірге айналды.
Өтеді өмір,
Бітеді жыр. Жҥрек – кҥл.
Жырсыз жырау,
Тиіп қырау – солды гҥл» [1, 146.].
Ақын өлеңіндегі мҧндай сабақтастық қазіргі көп ақындардың
шығармашылығынан орын алған. Оның керісінше позициясы да, яғни сегіз
буынды өлшемнен кейін орныққан бес буынды өлшем сабақтастығы да
қазіргі поэзияның көп жҥгінетін ырғақтық жҥйелерінің санатында.
Мағжан қысқа өлшемдерді мазмҧнға сай тҥрлендіріп қолданылу
жағынан да ҥлкен шеберлік көрсеткен ақын. Оның «Қайың» деген өлеңінің
қҧрылымдық жҥйесі ақынға дейін қазақ поэзиясында жҥйе болып орнықпаған
бес және төрт буынды бунақтардың жҥйесіз сабақтастығына қҧрылған.
Феттің өлеңін ішкі мазмҧны мен сыртқы формасын сақтай отырып аудару
арқылы оның интонациялық-мелодикалық табиғатын да сақтайды.

102
__ ISCIENCE.IN.UA «Актуальные научные исследования в современном мире» ___
Выпуск 7(39) ч. 3 ISSN 2524-0986
Қайғылы қайың!
Аяныш жайың.
Сыбырлайсың,
Дірілдейсің,
Еңкейесің,
Кҥбірлейсің
Ызғарлы жел
Соққан сайын. [1, 71]
Өлеңнің кей тармақтары бір синтаксистік-семантикалық қҧрылымдар
болып қҧрылады. Өлең ҧйқасы тармақтары жҥйесіз ҥндесетін аралас ҧйқасқа
негізделген. Аяз қарып, суық жел соққан қайғылы қайыңның аянышты жайын
бірінен-екіншісіне өте жылдам ауысатын ырғақтық бірліктердің жеңіл
тербелісіне негізделген өлеңнің мелодикалық динамикасы жаурап, суықтан
діріл қаққан қайың қимылын, оның дірілін сездіргендей. Өлеңнің тҧтас бойын
қамтитын қҧрылымдық мелодикасы өлеңнің ішкі мазмҧнымен тығыз
сабақтастықта өрбиді. «Біраз Фетше» өлеңінде тармақтардағы буын саны
қысқарып, ҥш буынға жетеді. Өлең арқауы – екі жастың сҥйіскен ләззатты
шағы. Екі жасты қоршаған бҥкіл табиғат сол жастардың тҥйсінуі, сол
жастардың сезінуі арқылы көрінеді. Ол екеуінің жан әлемнен жасырын
қҧпиясы, рахатты сәттегі тым сезімталдығы осы өлеңнің мелодикасынан
айқын сезіледі. Жібек тҥннің тынымсыздығы, қҧпиялылығы, ләззаты,
байқалмай өткен қысқалығы барлығы осы өлеңнің ырғақтық-интонациялық
жҥйесі таныта алады, болмысын шынайы жеткізе алады.
Жібек тҥн –
Бәрі тың.
Сайраған.
Жайнаған.
Екі жас –
Екі мас:
Жҥрек мас,
Көзде жас!
Сҥттей Ай,
Терең сай: [1, 72]
Тармақтар ҥш және екі буынды бунақтардан тҧрады. 1-2, 3-4
тармақтардың семантикалық байланысы кҥшті. Ақын бейнешілдігі өлеңді ҥзік-
ҥзік көріністер сияқты қҧру мақсатынан шығып отыр. Мҧндай сәттерді толық
сипатаудың қажеті шамалы. Сондықтан сол сараң сөздермен берілген
суреттер арқылы сезімге әсер етуге бағытталған. Мағжан интуитивті деңгейде
сезімге әсер етуді шебер меңгерген ақын. Екі жас, екі мастың бойындағы
кҥйді, Ессіз жан мен от сүйісті берілу амалын қысқа тармақтар арқылы шебер
пайдаланады. Тармақтағы сөздер қысқарған сайын оның мҥмкіндігі де
шектелетіндігі белгілі. Бірақ оның екпінді болу мҥмкіндігі артады. Қысқа
тармақтарда әрбір сөзге семантикалық, эмоционалдық екпін тҥсетіні бар. Бҧл
сәттің әрбір сәтінің сезім мен эмоцияға толы болатын шындығын көрсетуден
жасалған әдіс екендігі анық.
Мағжан өлеңнің шынайылығына, сөзбен сырттай сипаттамай, оның
бейнесін сөз арқылы салуға ҧмтылған. Бҧл ниет Мағжанның «Толқын»,
«Қысқы жолда», «Жазғы жолда», «Мені де, өлім, әлдиле» өлеңдерінен
103
____«Актуальные научные исследования в современном мире» ISCIENCE.IN.UA__
Выпуск 7(39) ч. 3 ISSN 2524-0986
көрінеді. Мағжан заманындағы ақындар Ахмет Байтҧрсынов, Бернияз
Кҥлеев, С. Торайғыров, М. Дулатов шығармаларының ырғақтық-
интонациялық негізі Абай өлеңдері мен дәстҥрлі халық өлеңдері болды.
Мағжан ақын да тҥршілдігі шеберліктің шыңынан көрінген талант иесі.
Мағжан шеберлігі өлеңнің сыртқы қҧрылымдық өрнегінен көрі, ішкі
мазмҧндық өрісінде ерекше шыңдалады. 3-3-2 ырғақтық-семантикалық
бірліктен тҧратын өлеңдер Абайдың алтыаяқ қҧрылымының негізінде
жазылған. Өлең ішкі сарайын сыртқы қҧрылымына сай қҧру ҥшін Абай
өлеңінің ырғақтық желісін өзгерткен. Шағын буынды тармақтарды қолдану
арқылы ҥлкен саяси-әлеуметтік өзгерісті сипаттаған ақын өлеңіндегі жел-
дала- бала сынды ҥш лирикалық субьектінің өзара әрекеттесу қалпы
негізінде көрсетеді. Жел тынымсыз, ел көшуде, дала тұйық, бала бұйық
деген эпитеттер арқылы символикалық образдар арқылы өз дәуіріндегі ҥлкен
революциялық өзгерістер мен қазақ даласы мен баласының қалпының
бейнелі суретін жасайды. Əрине, Мағжан таланты символизмнің нағыз
шебер ҥлгісін көрсете алғандығына сҥйсінерлік.
Сап-сары бел,
Еседі жел,
Еседі.
Еседі жел,
Көшеді ел,
Көшеді.

Дала бҧйық,
Бала тҧйық –
Екі ҥнсіз.
Дала – жҧмбақ,
Бала – жҧмбақ
Шешусіз. [1, 152]
Ақын қысқа тармақтардан сурет жасау шеберлігін анық көрсетті. Ысқа
тармақтан осылай тҧтас суреттер жасау, оның эмоционалдық-экспрессивтік,
интонациялық-мелодикалық табиғатын толық беру мҥмкіндігінің мол екендігін
көрсете алды.
Қорыта айтқанда, бҧл кезеңде қазақ өлең қҧрылымы жаңа
мҥмкіндіктерін ашып, ырғақтық-интонациялық, эмоционалдық-экспрессивтік
өрісі кеңейе тҥсті. Қазақ ерікті өлеңдері поэзияның кең сахнасына шығып,
мазмҧнды қҧятын қалып қызметін атқарумен шектелмей, өлеңнің ішкі
сарайын ашудың негізгі бір кілті, көркем тәсілдің негізгі тҥріне айнала
бастады. Шебер ақындар өлеңнің ырғақтық-интонациялық жҥйесінің
маңызын жете бағалап, ішкі мазмҧнын форма арқылы ашуға бет бҧруы осы
кезеңнен басталады. Ең бастысы «Батыс-Шығыс мәдениетінің, әдебиетінің
Мағжан поэзиясында тоғысуы» жаңа ғана бой тҥзеген қазақ әдебиеті ҥшін
қиялында ғана табысып, арманында ғана аялаған аңсарына ойда жоқта қолы
жеткендей сәттілік еді. Өлеңтанушы М. Хамраевтың «Тҥркі тілдес халықтар
поэзиясындағы революциядан кейінгі дамудың жалпы тенденциясы еркін
өлшемді өлеңдердің молаюы» деген пікірі жоғарыда айтылған байламдармен
сабақтас. Қазақ өлеңін тҥр жағынан байытып, жаңа көп ҥрдістердің соқпағын
салған М. Жҧмабаев, С. Сейфуллин, Б. Кҥлеев, Б. Майлин, І. Жансҥгіров,
104
__ ISCIENCE.IN.UA «Актуальные научные исследования в современном мире» ___
Выпуск 7(39) ч. 3 ISSN 2524-0986
С. Мҧқанов, Т. Жомартбаев сияқты ақындардан соң өлең өлкесіне келген
ақындар Қ. Аманжолов, С. Жиенбаев, Ə. Тәжібаев, Д. Əбілев,
А. Тоқмағамбетов Ə. Сәрсенбаев, Қ. Бекхожин, С. Мәуленов, Т. Бердияров,
Х. Ерғалиев шығармаларын ортақ қҧрылымдық жҥйелер біріктіреді.

ӘДЕБИЕТТЕР ТІЗІМІ:
1. Жҧмабаев М. Шығармалары. – Алматы: Жазушы, 1989. – 448 б.
2. Ахметов З. Поэзия шыңы – даналық. – Астана: Фолиант, 2002

105
____«Актуальные научные исследования в современном мире» ISCIENCE.IN.UA__
Выпуск 7(39) ч. 3 ISSN 2524-0986
УДК:81`243: 811.112.2 (045)
Кусаинова Гульнархан Ибеновна
Казахский агротехнический университет им. Сакена Сейфуллина
(Астана, Казахстан)

ЗАМЕТКИ О ТЕРМИНАХ РОДСТВА В КАЗАХСКОМ И НЕМЕЦКОМ ЯЗЫКАХ

Аннотация: В статье рассматриваются термины родства в


казахском и немецком языках. В рамках терминологии родства двух языков
выявляются сходства и различия и лакунарные единицы. Называются
признаки для дифференциации обозначений родства в казахском языке.
Ключевые слова: термины родства, казахский язык, немецкий язык,
обозначения, родственники, родственные отношения, лакуны.

Kussainova Gulnarkhan
Kazak Agronomic University named after Saken Seyfullin
(Astana, Kazakhstan)

THE NOTES OF THE KINSHIP TERMS IN KAZAKH AND GERMAN LANGUAGES

Abstract: The article describes the kinship terms in Kazakh and German
languages. Within the kinship terms of both languages the similarities and
differences and lacunary units are identified. Characteristics of differentiation of
kinship terms in Kazakh language are сalled.
Key words: kinship terms, Kazakh language, German language, terms,
relatives, kinship relationship, lacunary

В каждом языке имеются термины родства или обозначения


родственников и родственных отношений и связей. В центре нашего внимания
находятся термины родства в казахском и немецком языках. В первую
очередь отметим, что группа слов для обозначения родственников и
родственных отношений и связей в казахском языке по сравнению с данной
группой слов в немецком языке многочисленна, и едва ли имеется другой
язык, который обладает таким же широким пластом лексем, обозначающих
родственников и родственные отношения. Многочисленность терминов
родства в казахском языке мы объясняем тем, что предки казахов веками
вели кочевой образ жизни и это требовало от них сплоченности и тесного
общения между собой, в противном случае они просто не выжили бы, а тесное
общение соплеменников сформировало у них особую ментальность
относительно членов их общества, где были четко обозначены родственные
отношения между членами социального коллектива, что нашло закрепление в
специальных словах.
В базе электронных ресурсов имеется целый ряд публикаций, где
рассматриваются казахские термины родства [1], [2], [3], [4], [5], [6], что
говорит об актуальности данной темы для казахского общества и людей,
проявляющих интерес к казахскому языку, Казахстану. Наличие широкого
лексического пласта обозначений родственников и родственных связей в
казахском языке является одним из свидетельств богатства его лексического
106
__ ISCIENCE.IN.UA «Актуальные научные исследования в современном мире» ___
Выпуск 7(39) ч. 3 ISSN 2524-0986
фонда, что отмечал казахстанский писатель, публицист, переводчик, тонкий
знаток казахского языка этнический немец Герольд Бельгер в своих трудах
«Казахские арабески. Статьи, эссе, рецензии, этюды» [7, с. 48], «Казахское
слово: эссе» [8].
В казахском и немецком языках существуют такие типичные
обозначения родственников как әже - Großmutter (бабушка), ата – Großvater
(дедушка), әке - Vater (отец), шеше – Mutter (мать), ұл – Sohn (сын), қыз –
Tochter (дочь), немере – Enkel/Enkelin, күйеу – Mann (муж), әйел – Frau (жена).
В рамках обозначений родства в казахском и немецком языках можно
наблюдать такие лингвистические явления как а) синонимия: каз. туыс и
тума (родственник), апа и әпке (старшая сестра), тәте и апа (тѐтя), шеше и
ана (мать), күйеу и жұбай (муж), әйел и зайып (жена), аға и көке (старший
брат); нем. Verwandte и Anverwandte (родственник), Mann/ Ehemann и Gatte
(муж), Frau/ Ehefrau и Gattin (жена), Onkel и Oheim (уст. дядя), Tante и Muhme
(уст. тѐтя), Großmutter и Oma (ласкательная форма для слова «бабушка»),
Croßvater и Opa (ласкательная форма для слова «дедушка»), Cousin и Vetter
(двоюродный брат), Cousine и Base (двоюродная сестра); б) полисемия: каз.
аға – 1. старший брат 2. дядя, апа – 1. старшая сестра 2. тѐтя 3. мать), тәте -
1. тѐтя 2. дядя 3. старшая сестра, жұбай – 1. супруг 2. супруга; нем. Muhme -
1. тѐтя 2. двоюродная сестра 3. пожилая родственница, Mann - 1. муж
2. мужчина, Frau - 1. жена 2. женщина, Schwager 1. деверь 2. шурин 3. зять
(муж сестры) 4. свояк, Schwägerin 1. золовка 2. свояченица 3. невестка (жена
брата).
В обоих рассматриваемых языках среди терминов родства имеются
слова, которые характеризуются повторяемостью в ряде обозначений
родственников и родственных отношений. В казахском языке к таковым
относятся слова қайын (родня мужа по отношению к жене, а также родня жены
по отношению к мужу), нағашы (родственник по линии матери), өгей
(неродной). Их повторяемость в качестве составляющей в терминах родства
иллюстрируют следующие примеры: қайын ата (свѐкор, тесть), қайын ене
(свекровь, тѐща), қайын аға (деверь, старший брат мужа), қайын iнi (деверь,
младший брат мужа), қайын апа/қайын бике (свояченица; старшая сестра
жены), қайын сіңлі (золовка, младшая сестра мужа), қайын жұрт (родня мужа
по отношению к жене, а также родня жены по отношению к мужу); нағашы апа
(тетя по материнской линии), нағашы ата (дедушка по материнской линии),
нағашы әже (бабушка по материнской линии), нағашы жұрт (родня по
материнской линии), нағашы қарындас (младшая сестра по материнской
линии), нағашы іні (младший брат по материнской линии), туған нағашы
(родной дядя по матери); өгей әке (отчим), өгей ана/ өгей шеше (мачеха),
өгей бала/ өгей ұл (пасынок), өгей қыз (падчерица). А в немецком языке в
качестве повторяющихся слов в обозначениях родственников и родственных
отношений служат компоненты сложных слов Schwieger-, Stief-, Ehe- в таких
примерах как Schwiegereltern (родители жены; родители мужа), Schwiegervater
(свѐкор; тесть), Schwiegermutter (свекровь; тѐща), Schwiegersohn (зять; муж
дочери), Schwiegertochter (невестка; сноха; жена сына); Stiefvater (отчим),
Stiefmutter (мачеха), Stiefsohn (пасынок), Stieftochter (падчерица), Stiefbruder
(сводный брат), Stiefschwester (сводная сестра); Ehemann/Ehegatte (супруг,

107
____«Актуальные научные исследования в современном мире» ISCIENCE.IN.UA__
Выпуск 7(39) ч. 3 ISSN 2524-0986
муж), Ehefrau/ Ehegattin (супруга, муж), Eheleute (супруги), Ehepaar
(супружеская чета).
Как видно из вышеприведенных примеров, термины родства казахского
языка могут иметь форму словосочетания, а термины родства немецкого
языка - форму сложного слова, которое пишется слитно. Казахские термины
родства также могут выступать в форме сложного слова, однако они пишутся
не слитно, а через дефис, например, ата - ана (родители), ата – ене (свекор
и свекровь; тесть и теща), ерлі - зайыпты (супруги).
«В казахской семье, нет таких понятий как «племянник(ца)» и «дядя-
тетя», - пишет автор статьи «Казахская родня: кто есть кто?» [1]. Данные
понятия в казахском языке выражаются словами іні (младший брат),
сіңлі/қарындас (младшая сестра), аға/көке (старший брат), апа/тәте (старшая
сестра). С данным фактом связано отсутствие в казахском языке специальных
слов, соответствующих немецким словам Onkel (дядя), Tante (тетя), Neffe
(племянник), Nichte (племянница), иначе говоря, эти немецкие слова
составляют для казахского языка лакуны. Под лакуной в лингвистике
понимается явление, когда слово одного языка не имеет соответствия в
другом языке. Лакуной для казахского языка является также немецкое слово
Geschwister, которое имеет собирательное значение «брат и сестра». Лакуны
для немецкого языка представляет целый ряд казахских обозначений
родственников и родственных связей. В качестве примеров служат такие
слова как аға (старший брат), іні (младший брат), апа/әпке (старшая сестра),
сіңлі (младшая сестра для женского пола), қарындас (младшая сестра для
мужского пола), жеңге (жена старшего брата), абысын (жена старшего брата
по отношению к жене младшего брата), жезде (зять по отношению к
родственникам жены, которые младше еѐ по возрасту)), нағашы (родственник
по линии матери), балдыз 1) свояченица (младшая сестра жены) 2) шурин
(младший брат или иной младший родственник жены), бөле (дети родных
сестер (по материнской линии)), бәйбіше (ист. первая жена; старшая жена
(при многоженстве)), тоқал (вторая, младшая жена и последующие жены (при
живой старшей жене)), кенже (последний ребенок в семье), төркін (отцовский
род замужней женщины; отец, родня, родители и все родственники жены)
и др.
В казахском языке как и в немецком понятия «свѐкор» и «тесть» и точно
также понятия «свекровь» и «тѐща» обознаются не отдельными языковыми
единицами как в русском языке, а одной и той же языковой единицей: қайын
ата - Schwiegervater и қайын ене - Schwiegermutter.
К терминологии родства относятся слова «қҧда» (сват) - Gegenschwager
и «қҧдағи/қҧдағай (сватья, сваха) - Gegenschwägerin. В казахском языке дети и
родственники свата имеют отдельные обозначения: құда бала (младший
ребенок свата, младший брат снохи или зятя) и құдаша (родственница свата,
сестра снохи или зятя), бас құда (главный сват), для немецкого языка они
являются лакунами.
Нельзя обойти вниманием такие термины родства в рассматриваемых
языках как келін – Schwiegertochter (невестка, сноха). Если в немецком языке в
самом обозначении указывается на родственное сближение, что передается
вторым компонентом сложного слова - tochter (дочь), то в казахском языке
указывается на неродственное отношение, заложенное в обозначении келін,
108
__ ISCIENCE.IN.UA «Актуальные научные исследования в современном мире» ___
Выпуск 7(39) ч. 3 ISSN 2524-0986
ибо оно произошло от слова «келу» (придти), таким образом слово келін
означает «пришлая».
В казахском языке существуют дифференцированные термины родства
для обозначения родственных отношений одной и той же степени. Немецкому
термину Bruder в казахском языке соответствуют два термина: аға (старший
брат) и іні (младший брат), а также немецкий термин Schwester (сестра) имеет
два казахских соответствия: қарындас (младшая сестра для мужского пола),
сіңлі (младшая сестра для женского пола). Дифференциация казахских
терминов может быть основана на а) признаке возраста: аға (старший брат),
іні (младший брат), байбише (старшая жена), тоқал (младшая жена), абысын
(жена старшего брата по отношению к жене младшего брата еѐ мужа), келін
(жена младшего брата по отношению к жене старшего брата еѐ мужа); б) на
гендерном признаке: қарындас (младшая сестра для мужского пола), сіңлі
(младшая сестра для женского пола), немере (внук/внучка от сына) и жиен
(внук/внучка от дочери). Однако отметим, что в настоящее время
употребление обозначений немере и жиен казахскими ата и әже (дедушками
и бабушками) не соблюдается строго. Внуков от сына и дочери они
обозначают одинаково, словом немере. Выше речь шла о
дифференцированных терминах родства. Наряду с ними в казахском языке
представлены недифференцированные по смыслу термины родства.
Например, термин күйеу бала (зять) употребляется и родителями жены и
старшими по возрасту родственниками жены, а также термин балдыз
обозначает и свояченицу (младшая сестра жены) и шурина (младший брат
жены), а также всех остальных младших родственников жены.
В немецком языке имеются термины, обозначающие не кровное
родство, а духовное родство. Таковыми обозначениями являются Pate
(крѐстный отец, крѐстная мать) и Patin (крѐстная мать в Австрии). В казахском
языке термином, обозначающим некровное родство, мы считаем термин кіндік
шеше (женщина, перерезавшая новорожденному пуповину.
Терминология родства в казахском и немецком языке характеризуется
как сходствами, так и различиями, где обнаруживается больше различий, чем
сходств, что можно объяснить неродственным характером рассматриваемых
языков и значительно отличающимися ментальностью и культурой носителей
этих языков.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ


1. «Казахская родня: кто есть кто? http://www.soyle.kz/article/view?id=42
2. Родственники по-казахски. Часть №2 — Кто есть кто у казахов
https://toibiznes.kz/ru/articles/other/rodstvenniki
3. Казахская родня: кто есть кто? | женский портал Comode
comode.kz/post/dela.../kazahskaja-rodnja-kto-est-kto/
4. А.Р. Бейсембаев, А.А. Ануарбекова. Терминология родства в китайской,
казахской и русской лингвокультурах //Вестник Инновационного
Евразийского университета. Павлодар, 2012
https://articlekz.com/article/13365
5. Альбекова А.Ш. Лексико-семантические особенности терминов родства в
русском и казахском языках.
http://www.rusnauka.com/10_NPE_2010/Philologia/61512.doc.htm
109
____«Актуальные научные исследования в современном мире» ISCIENCE.IN.UA__
Выпуск 7(39) ч. 3 ISSN 2524-0986
6. Байгут Д.Н., Байгут А.М. Лакуны в казахской языковой культуре: Специфика
семейно-родственных отношений // Международный двуязычный научный
журнал «Наука и Мир». Волгоград, Издательство «Научное обозрение».
Выпуск 7 (11), 2014. - С.45-47.
https://dialnet.unirioja.es/descarga/articulo/4758536.pdf
7. Бельгер Герольд. Казахские арабески. Статьи, эссе, рецензии, этюды.
Алматы «Жибек жолы», 2014. – 520 с.
http://adebiportal.kz/upload/iblock/3ae/3aec1a73085387e96615b8697192be89.
pdf
8. Бельгер Герольд. Казахское слово: эссе. Алматы «Ілгерілік», 2015. – 62 с.

110
__ ISCIENCE.IN.UA «Актуальные научные исследования в современном мире» ___
Выпуск 7(39) ч. 3 ISSN 2524-0986
УДК 801.82
Павлова Анна Александровна, Якушкина Зинаида Никитична
Чувашский государственный педагогический
университет им. И. Я. Яковлева
(Чебоксары, Россия)

МОЛОДЕЖНЫЙ СЛЕНГ КАК ЧАСТЬ РАЗГОВОРНО-ОБИХОДНОЙ РЕЧИ

Аннотация. В статье рассматриваются вопросы изучения и


описания разговорно-обиходной лексики, в частности, молодежного сленга.
Приводятся примеры лексико-семантических групп слов молодежного
сленга из словаря Т. Г. Никитиной.
Ключевые слова: Молодежный сленг, сквернословие, обсценная
лексика, тематические группы слов.

Anna Раvlova, Zinaida Yakushkina


I. Ya. Yakovlev Chuvash State Pedagogical University
(Cheboksary, Russia)

YOUTH SLANG AS A PART OF THE COLLOQUIAL EVERYDAY SPEECH

Abstract. The article deals with the study and description of colloquial
vocabulary, in particular, youth slang. Examples of lexical and semantic groups of
words of youth slang from the dictionary by T. G. Nikitina are given.
Keywords: Youth slang, profanity, obscene vocabulary, thematic groups of
words.

В начале XXI века все еще продолжаются споры об изучении, описании


и лексикографировании сниженных слоев разговорно-обиходной речи,
особенно обсценной и параобсценной лексики и фразеологии. По
утверждению В. В. Химика, "основной состав русского сквернословия
формируется двумя его подполями: обсценным (матизмы) и параобсценным
(скатологизмы)" [1, с. 144]. Не все лингвисты признают важность изучения и
описания русского сквернословия как неотъемлемой части сниженной
лексики, хотя еще Бодуэн де Куртенэ писал, что "неприличия исследователь
языка не знает, и все слова для него одинаково приличны. Никакой кастрации
и ханжества!" [2, с. 143]. Подготовленные им как редактором 3-го издания
дополнения к словарю В. И. Даля, представлявшие собой "неприличные
слова", были исключены по цензурным причинам. В 2017 году вышел самый
полный на сегодняшний день словарь русской разговорно-обиходной лексики,
куда вошли сквернословие и жаргоны [3].
Изучение жаргонов, а особенно молодежного сленга, весьма актуально
из-за его востребованности, подвижности его процессов, широты
распространения среди молодежи. Однако проблема презентации на защите
выпускных квалификационных работ итогов исследования требует
исключения ненормативной лексики, которая представлена в словарях
молодежного сленга очень полно. В нашей работе присутствует только
лексика, расположенная выше стилистического нуля, хотя очень большая
111
____«Актуальные научные исследования в современном мире» ISCIENCE.IN.UA__
Выпуск 7(39) ч. 3 ISSN 2524-0986
часть рассмотренного материала по теме представляет собой сниженный,
вульгарный регистр.
Как известно, молодежный сленг – это один из видов сленга,
используемый в речи людей в возрасте от 14 до 25 лет, характеризующийся
активным использованием в речи сниженных элементов речи и своей
открытостью. Молодежные сленгизмы эмоциональны и метафорично
называют уже существующие и всем известные предметы, явления, действия:
(«грабли» − руки; «тыква»− голова; «хобот» − нос).
В настоящее время самым продуктивным способом появления сленга
является заимствование из иностранных языков, чаще всего из английского
языка (пипл, герл, найс и пр).
В русском языке одним из продуктивных способов образования
молодежного сленга является аффиксация, которая вступает во
взаимодействие и с исконно русскими корнями: прикол – приколоться –
приколист − прикольный − прикольно.
Кроме того, в образовании молодежного сленга участвуют слова из
арготизмов: «лох» – жертва преступления; «мочить» − бить, убивать и пр.
Усечение корней тоже является продуктивным способом для создания
молодежного сленга: препод от «преподаватель», рэ от «рубль» и пр.
Сложение корней (хлебоприемник, носопырка, кайфоломщик) и
стяжение (зачетка, училка, автомат, траллик) − еще один эффективный
источник пополнения молодежного сленга.
Таким образом, источником пополнения молодежной лексики являются
заимствования из чужих языков, использование известных арготизмов,
аффиксация, метафоризация, усечение, сложение и стяжение корней слов.
Изучение материала из «Толкового словаря молодежного сленга» Т.Г.
Никитиной [4] с лексико-семантической точки зрения позволило нам
идентифицировать 7 основных лексико-семантических групп молодежного
сленга:
I. «части тела человека»;
II. «наименование лиц по их полу»;
III. «внутренняя и внешняя характеристика человека»;
IV. «выражение качества, положительной оценки»;
V. «денежные единицы;
VI. «оценка ситуации»;
VII. «негативная, отрицательная оценка».
Наиболее многочисленную тематическую группу, как показал наш
анализ, образуют сленгизмы, обозначающие части тела человека. В
процессе анализа данного пласта лексики были выделены такие подгруппы:
1) «рот»: амбразура, бункер, варежка, калитка, клюв, паяльник,
свисток, фонтан, хавальник, хайло, хлебало, хлебоприѐмник, хлеборезка,
челюсти и др;
2) «лицо»: витрина, вывеска, заточка, кваша, пачка, печенюшка,
сковородник, табель, табло, торец, тырло, фейс, щебло и др.
3) «голова»: балабас, балбешник, башня, бестолковка, бубен, кумпол,
локаторы, репа, тыква, хэд, чеколдушка, череп и др.
4) «нос»: клюв, носопырка, рубильник, румбель, тубильба, флюгер,
хобот, шнобель и др.
112
__ ISCIENCE.IN.UA «Актуальные научные исследования в современном мире» ___
Выпуск 7(39) ч. 3 ISSN 2524-0986
5) «руки»: ветки, грабли, краб, культяпка, мослы, паганельки, пакши,
шпакли и др.
6) «глаза»: айзы, зенки, орбиты, пешки, шары, шторы, щели;
7) «ноги»: батоны, кегли, корявки, ласты, окорока, педаль, рычаги
и др.
8) «волосы»: водоросли, патлы, хайры.
Сленговая лексика со значением «части тела человека» представлена
в основном словами по своему происхождению исконно русскими, возникшими
на основе метафорических или ассоциативных связей с тем или иным
предметом. Однако среди них есть и заимствования, как правило, из
английского языка. Все слова однозначны, относятся к одной и той же части
речи – существительному, также они имеют ярко выраженную коннотацию
пренебрежительного отношения, отличаясь оттенками значения.
Еще одной из самых обширных лексико-семантических полей
сленгизмов, употребляющихся молодежью, является лексика с
наименованием лиц по их полу. В этой группе мы выделили два
синонимических ряда:
1) «наименование лиц женского пола»: бикса, бимбо, быжа, бычиха,
ватруха, вешалка, герла, деваха, дрова, жаба, железяка, кабуча, клава,
клюха, клюшка, кобыла, коряга, красопета, курица, лейла, лярва, матрена,
мочалка, матрешка, мэнша, овца, пилотка, прайма, пушкарева, расамаха,
соска, стерва, телка, чикса, чувиха, чувырла и др.
2) «наименование лиц мужского пола»: бойфренд, братан, бык, гипс,
гринго, кадр, карифан, кекс, кент, клавиш, кореш, крендель, мудак, мэн,
паря, пацик, перец, пряник, тело, урюк, чек, чувак, штрих и др.
Группа молодежного сленга со значением «наименования лиц по их
полу» является достаточно многочисленной, образуя объемный
синонимический ряд со сходным значением. Такие слова имеют как
негативную, так и положительную направленность. Все лексемы однозначны и
являются одной и той же частью речи – существительным, так как называют
человека. По происхождению они в основном русские, хотя есть и
заимствования (гѐрла, мэн).
Особую группу составляет молодежный сленг, обозначающий
внутренние и внешние качества человека. Мы выделили следующие
подгруппы:
1) слова, характеризующие внутренние качества человека: габел,
гаврик, гамадрил, гандила, гиена, гонщик, грузло, гусь, достоевский, дятел,
жлобина, задрыга, калич, крыса, кулема, ламер, лузер, мажор, малахольный,
приколист, рагуль и др.
2) сленг, характеризующий умственные способности человека:
варщик, гриб, даун, дебил, дегенерат, додик, канистра, лайнер, лопух, лось
египетский, лох педальный, лохмандей, лошара, лупень, олень и др;
3) слова, обозначающие внешние качества человека: бабл, барбос,
бройлер, глобус, гога, дрыщ, ѐлка, жирдяй, мордоворот и др;
Большое количество слов этой группы, вероятно, объясняется
желанием молодого поколения выделить ту или иную черту внешности или
характера человека. Такие слова в основном направлены на негативную
оценку и являются обидными для реципиента. Среди них есть слова,
113
____«Актуальные научные исследования в современном мире» ISCIENCE.IN.UA__
Выпуск 7(39) ч. 3 ISSN 2524-0986
являющиеся двузначными (лох, лось, дятел) и отличающими лишь оттенками
значений.
Лексика, выражающая положительную оценку, также встречается в
повседневной речи молодежи: адекват, бомба, горбатый, грамотный,
гудовый, ѐлочка, забойный, зачипок, кайфовый, классный, клевый, козырный,
колоссальный, конкретный, крутой, кульный, мазовый, мега, найс, ништяк,
норм, обалденный, оки доки, офигенный, потрясный, потяжный, прикольный,
путевый, рулевый, супер, чумовой и др.
Молодежный сленг, означающий наименования денежных единиц,
составляет самую маленькую группу, но используется в речи достаточно
часто. Нами выявлены следующие наименования денежных единиц:
1) «деньги вообще»: бабло, бабосы, баблосики, башли, воздух, зузы,
капуста, лаванда, лавандос, лавэ, мани, рубас, рэ, филки, хрусты, шевелюхи
и др;
2) «номиналы денежных единиц»: глянец, косарь, килограмм, кусок,
лимон, палтус, пятихатка, тонна, чирик, штука и др.
3) «иностранная валюта»: бакс, грин, жоржик, президент, убитые
еноты.
Все слова однозначны и относятся к существительным, так как
выполняют номинативную функцию. По происхождению большинство данных
слов являются окказионализмами или производными от похожих по значению
слов.
Среди слов, выражающих оценку ситуации, нами были выделены
такие лексемы, как абзац, адидас, алес, атас, ачешуеть, блин, бляха-муха,
все пучком, еж твою кочерыжку, евпатий-коловратий, жесть, жир, зачипись,
зашибись, класс, лопни мои глаза, мясо, обалдайс, опупеть, отвал башки,
отпад, офигеть, попадос, сахар, трындец, уматно, цивильно, чума, шарман
и др.
Они были разделены на следующие подгруппы:
1) «выражение восхищения»: класс, обалдайс, опупеть, отвал башки,
отпад, офигеть, сахар, уматно, цивольно, чума, шарман и др;
2) «выражение эмоций вообще»: блин, все пучком, еж твою
кочерыжку, евпатий-коловратий, жесть, зашибись, лопни мои глаза и др;
3) «выражение безысходности ситуации»: абзац, алес, попадос,
трындец и др;
4) «выражение досады»: атас, бляха-муха, мясо и др.
По морфологическому признаку эти слова являются в основном
наречиями (уматно, цивильно) или междометиями (блин, фак, жесть).
Также небольшой по своему составу является лексико-семантическая
группа слов, выражающих негативную или отрицательную оценку. Были
выделены такие подгруппы:
1) «неудача, провал»: аут, борода, в пролете, влететь, высад,
галяк, капец, карамба, косяк, непруха, попадалово, факап, фейл и др;
2) «плохой, неудачный»: безмазовый, беспонтовый, галимый,
никакосовый, отстойный, рашпильный, совковый, фиговый и др.
Большинство слов из этого ряда – существительные, называющие
определенный предмет или явление (факап, аут, карамба), или
прилагательные (совковый, фиговый).
114
__ ISCIENCE.IN.UA «Актуальные научные исследования в современном мире» ___
Выпуск 7(39) ч. 3 ISSN 2524-0986
Таким образом, изучение молодежного сленга требует осмысления для
более полного представления состава современной разговорно-обиходной
речи.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ:


1. Химик В. В. Русское сквернословие и лексикография / Химик В. В. //
Русский язык и проблемы современного образования: сб. научных статей.
– вып. 3 / сост. и отв. ред. Р. В. Попов. – Архангельск: ИПЦ САФУ, 2012. –
С. 138–156.
2. Бодуэн де Куртенэ И. А. Предисловие к новому, исправленному и
дополненному, изданию словаря Даля / И. А. Бодуэн де Куртенэ // Бодуэн
де Куртенэ И. А. Избранные труды по общему языкознанию. В 2 т. – М.:
АН СССР, 1963. – Т. 2. – С. 236 –237.
3. Толковый словарь русской разговорно-обиходной речи. В 2 т. / В. В. Химик.
– СПб.: Златоуст, 2017. – Т. 1. А–Н. –528 с. – Т. 2. – 532 с.
4. Никитина, Т. Г. Толковый словарь молодежного сленга / Т.Г. Никитина. −
М., 2003. – 736 с.

115
____«Актуальные научные исследования в современном мире» ISCIENCE.IN.UA__
Выпуск 7(39) ч. 3 ISSN 2524-0986
УДК:811.512.122.37322:58
Килевая Людмила Тимофеевна
Лингвистика-техникалық университетінің профессоры
(Пшасныш, Польша),
Сулейменова Гульмира Саятовна
І. Жансҥгіров атындағы Жетісу мемлекеттік университетінің докторанты
(Талдықорған, Қазақстан)

ЖЕТІСУ ТОПОНИМДЕРІНІҢ ЭТИМОЛОГИЯСЫ МЕН СЕМАНТИКАСЫ

Аннотация. Бұл мақалада ономастиканың бір саласы топонимика


жайлы сөз болады.Топонимдердің өз ішінен бірнеше тектерге бөлінетінін
айта келе, Жетісу өңірінің гидронимдерінің этимологиясына шолу жасалады.
Қазақстан территориясының жер –су атауларын зерттеу арқылы қазақ
тіл білімін тың деректермен толықтыра отырып, халқымыздың рухани
байлығы мен ұлттық санасының дамуындағы жер-су атауларының рөлін
айқындаймыз.
Кілт сөздер: этимология, топонимика, гидроним, ойконим,
дримонимдер.

Kilevaya Lyudmila Timofeyevn


Professor of Linguistic and Technical University
(Przasnys, Poland),
Suleymenova Gulmira Sayatovna
Doctoral student of Zhetysu State University I. Zhansugurova
(Taldykorgan, Kazakhstan)

ETIMOLOGY AND SEMANTICS OF ZHETYSU TOPONIMES

Abstraction. This article is about toponymy, which is one of the mains types
of onomastics. Defining types of toponymy, consider the etymology of the
hydronyms of the Zhetysu region. Through researching the names of lands and
waters in Kazakhstan, complements Kazakh linguistics with new data, determines
role of land and water names in the development of spiritual wealth and national
consciousness of Kazakh people.
Keywords: etymology, toponymy, hydronym, oikonym, drimonimder.

Топонимика термині бҧрын жер-су аттарының жиынтығы деген ҧғымда


айтылып келсе, қазір «жер –су аттары туралы ғылым немесе ғылым саласы»
деген мағынада қолданылады. Жалпы тіл білімінде топонимдер өз ішінде
бірнеше тҥр мен тектерге бөлінетінін білеміз. Географиялық нысандардың
сипатына қарай: ойконим-елді мекен аттары; гидроним- су аттары, ороним- тау
аттары; урбаноним – қала нысандары аттары; годонимдер- көше аттары;
некроним- зираттар мен молалар аттары; дримонимдер- орман аттары;
агронимдер- алаң атаулары; шағын географиялық нысандар атауын-
микротопоним, ал белгілі бір немесе бірнеше аймақты қамтитын көлемді жер-
су атауын макротопоним деп атайды.

116
__ ISCIENCE.IN.UA «Актуальные научные исследования в современном мире» ___
Выпуск 7(39) ч. 3 ISSN 2524-0986
«Біздің қазақ –жер атын, тау атын әманда сол ортаның сыр-сипатына
қарай қоя білген жҧрт. Қайда, қандай бір өлкеге барсаң да жер, су, жапан тҥзде
кездескен кішкене бҧлақ атының өзінде қаншама мән-мағына, шешілмеген
қҧпия сыр жатады»- деп қазақтың ғҧлама жазушысы Мҧхтар Əуезов
айтқандай, кең өлкемізде жер-су аталарының мыңдап кездесетіні бәрімізге
аян. Ертеде ғҧмыр кешкен ата-бабаларымыз жер-су аттарының әрбіреуіне осы
аттарды меншіктеуде шебер де тапқыр болған. Қазақ топонимдерін зерттеудің
әдіс-тәсілдері туралы ең алғаш рет айтқан А. Əбдірахманов болатын. Ғалым
топонимдердің этимологиясын тҧңғыш рет ғылыми тҧрғыда зерттеп,
монографиясын шығарды. Ол 1959 жылы жарық көрген «Қазақстанның жер-су
аттары » атты еңбегінде топонимдерді этимологиялық тҧрғыда талдау және
олардың тҧлғалық қҧрамдары мен мағыналық қҧрылымдары туралы қҧнды
пікірлер жазды.
Кез-келген ел мен мемлекет даму барысында тҥрлі тарихи жағдайларға
байланысты көршілес, алыс қашықтықтағы елдермен қатынасқа тҥседі, сол
қарым-қатынас барысында бірімен- бірі сөз алмасады, біріне-бірі мәдени,
саяси тҥрде ықпал етеді.
Тҥркі халықтарының мҧрасы саналатын Орхон-Енисей жазба
ескерткіштері – ежелгі дәуірдегі елді мекен, өзен-көл, жер-су атауларынан
мәлімет беретін тас жазулары. Ескерткіште топонимдік атаулар көптеп
кездеседі.
Тҥркі тілінің тҧңғыш маманы Махмҧт Қашқари өзінің әлемге әйгілі «Тҥркі
тілінің сөздігі (Диуани луғат-ит-тҥрік)» атты еңбегінде жер-су, елді- мекен
атауларының 175 тҥрін көрсеткен. Автор өзі өмір сҥріп отырған дәуірдегі
көшпенділердің ой-өрісі, дҥниетанымы жайлы бізге баға жетпес қҧнды
мәліметтер берген. Көне дәуірдегі тҥріктердің әлемдік картасын жасап,
Баласағҧн, Тараз, Екітеңіз, Қашқар, Барсхан тәрізді шахарларды басқа да елді
мекендер, өзен- көлдер, тауларды көрсеткен [1, 1353].
М. Қашқаридің еңбегінің ерекшелігі – онда әлемнің картасының берілуі.
Онда әр шаһарға, жер- су аттарына сипаттама беріліп, географиялық
ерекшеліктеріне де тоқталған.
Жетісу өлкесінің топонимдері, олардың тҥрлері, ғылыми тізбесі мен
сипаттамасы, этимологиясы жайында азды- көпті мағлҧматтар тҥрлі
топонимистердің еңбектерінде кездеседі. Атап айтқанда, жетісу өлкеснің жер-
су аттары жайында жазылған алғащқы еңбектердің бірі саналатын
Ш. Уәлихановтың еңбегінде өлкеге тән топонимдерге сипаттама берілген.
Сондай-ақ Ғ. Қоңқашбаевтың «Қазақстан географиялық атаулары» (1963),
Е. Қойшыбаевтың «Основнык типы топонимов Семиречья» (1967), «Қазақстан
жер-су аттарының сөздігі» (1985), Д. Жҥнісов «Өзен-көл атаулары» (1991),
Ə. Нҧрмағамбетҧлы «Жер-судың аты- тарихтың хаты» (1944), Г. Мәдиеваның
«Талдықорған өңірінің жер-су аттары», «Жетісу энциклопедиясы» (2003) мен
Т. Жанҧзақовтың «Қазақстан географиялық атаулары. Алматы облысы»
(2005), Б. Нҧржекеевтің «Өзендермен өрнектелген өлке», «Жеріңнің аты-
еліңнің хаты. Энциклопедиялық анықтамалық.» (2006) сияқты еңбектерде осы
өңірге тән топонимдерге тҥсініктер мен анықтамалар беріліп, этимологиясы
қарастырылады. Бҧл салада А. Кендірбекҧлы, Ж. Əбдірахманова,
Р. Нҥсіпбекова. Қ. Исабай т.б. еңбектерін атап өткен жөн. Өзен-көлдер Жетісу
өлкесінде аз емес. Таулы аймақтың өзен суға бай келетіні ежелден белгілі.
117
____«Актуальные научные исследования в современном мире» ISCIENCE.IN.UA__
Выпуск 7(39) ч. 3 ISSN 2524-0986
Əсіресе өзендер мен қайнар, бастау, тҧма, бҧлақ атаулары өте көп. Оның
есесіне көл аттары аз кездеседі.
Ғалым Қ.Т. Сапаров «Қазақстан топонимдерінің қалыптасуы мен
дамуының географиялық негіздері (шығыс, солтҥстік- шығыс өңірлері
мысалында)» атты диссертациясында физикалық- географиялық жағдайларды
негіздейтін топонимдерге талдау жасап (ороним, гидроним, фитоним, зооним,
комонимдер т.б.), олардың белгілі бір ландшафттарға шоғырлану заңдылығы
бар екендігіне көз жеткізген. Аталған өңірлерде өмір сҥрген сақ тайпалары
арасында металл өндіру және оны өңдеу, әсіресе қола қҧюға байланысты
кәсіпшіліктері мен кәсіптері жоғары дәрежеде дамығанын археологиялық
қазбаларға негіздеп, Кенді Алтайда кездесетін Алтынқазған, Алтынқолат,
Алтынтапқан, Алтынтас, Алтыншоқы атаулары алтынның өндірілгенін, ал
металл өндірісіне байланысты Мыстөбе, Тоғызкен т.б. атаулары өткен
тарихтан мол ақпарлар беретінін және пайдалы қазбаларды өндіруге немесе
өңдеуге тікелей қатысы бар атаулар қатарына «бақыр» сөзімен байланысты
Бақыршақ, Бақырлы сияқты топонимдердің кездесетіндігін айтады [2, 125].
Топонимдердің жер бедерінің ерекшеліктеріне қарай қойылатын атаулардың
да бар екенін мына мысалдардан көреміз: Бҧғаз, Бҥгіл, Жақпартас,
Жақсытекше, жалаңаш, Жалпақ, Жарма, Қайқыбет, Қаражарық, Қараирек,
Қарашошақ, Қашалы т.б. Сонымен бірге климат жағдайлары мен
гидрометеорологиялық факторларды сипаттайтын топонимдерге ауа –
райының суықтығын, боранды, желді, қары қалың жерлерді анықтайтын
топонимдер- Ақкҥрті, Боран, Алақар, Бҧршақ, Дауыл, Желағаш, Желдіқара,
Желдіөзек, Желтау, Желқҧдық, Қарлыбҧлақ, Қаркҥре, Қарлыбейіт, Самал,
Самалшоқы, Сарықар, Ҧйытқыма, Шаңды, Шаңдықбҧлақ, Шаңдақсор т.б.
атаулардың қалыптасуына гидрометеорологиялық жағжайлардың әсер еткенін
көрсетеді [2, 49].
Ғалымдардың еңбектерінде көрсетілген өзен аттарына ҥңіле зер
салғанымызда, олардың басым көпшілігі ана тіліміздің төл байырғы сөздерінен
қойылғанына көзіміз жетті. Мысалы: Жағатал-жағасында тал өседі, Жиделі-
жидесі көп, Алакөл- суының тҥсі әртҥрлі, Шолақбҧлақ- кішкене бҧлақ деген
мағынада қойылған.
Жетісу тарихи-географиялық аймақ. Бҧл ғажаып өлке аспанмен
таласқан заңғар биік таулар, айдын шалқар кҥміс көлдер мен арынды да асау
өзендерге бай.Балқаш көліне қҧятын Іле өзені алабына кіретін: Шарын, Тҥрген,
Есік,Талғар, Қаскелең, Шамалған, Ҥлкен Алматы, Кіші Алматы, Көксу, Қаратал,
Лепсі өзендері де ерте заманнан бары белгілі. Бҧлардан басқа да бастау,
қайнар, бҧлақтар, көлбей созылып жатқан тау сілемдері, жон-жоталар мен биік
қыр-қырат, төбелер мен шоқылыр, жайлаулар мен қыстаулар, қҧм таулар кең
сахара жазықтар сияқты физика-географиялықнысандағы атаулар саны да
мыңдап кездеседі.
Осыншама бай да мол жер-су атаулары тілдік негізі жағынан біркелкі
емес, алаун болып келеді.Бҧның өзі көптеген тарихи жағдайлармен тікелей
байланысты. Сондықтан да тарихи атаулар – мәдени мҧрамыздың асыл көзі.
Бҧл өлкенің тарихына көз жіберсек, бҧл жер де ірі тарихи кезеңдерді
басынана өткерген. Біздің жыл санауымызға т дейінгі замандарда сақтар мен
сарматтар, Қаңлы және Ҥйсін мемлекеттері, Ғҧн империясына тән
этностардың болғаны, ал біздің дәуіріміздің VI-VIII ғасырларда Батыс Тҥркі
118
__ ISCIENCE.IN.UA «Актуальные научные исследования в современном мире» ___
Выпуск 7(39) ч. 3 ISSN 2524-0986
қағанатының Іле бойын мекендеуі, одан кейін X-XII Қарлҧқ, Оғыз, Қараханид
хандықтарының билігі,XIII ғасырда монғол ҥстемдігі, ал XVII Жоңғар
қалмақтарының әсері, т.б. жер-су атауларына да өз із-таңбасын қалдырмай
қойған жоқ. Сол өткен қарт замандардың куәсі іспетті атаулардың өлкемізде
көртеп кездесуі. Олардың мағынасы жалпы халыққа белгісіз, көбіне қҧпия,
беймәлім сырға толы. Мәселен, Кеген, Шарын, Сарқант, Қорғас, Шамалған,
Лепсі, Быжы, Боратала, т.б.
Осыншама көп өзеннің меншікті атқа ие екенімен қатар, кейбір өзеннің
аты жоқ.Ғалымдар еңбегінде көрсетілген өзен аттарына зер салғанымызда,
олардың басым көпшілігі ана тіліміздің төл, байырғы сөздерінен жасалғанын
көреміз. Мысалы: Жағатал- жағасында тал өседі, Жиделі- жидесі көр,
Шолабҧлақ- кішкене бҧлақ деген мағынада қойылған. Бҧл қҧбылыс басқа да
гидронимдерге тән.
Жетісу гидронимдері көп жағдайда көне тҥркілік тҧлғалар арқылы
жасалып отырған. Мҧндай атаулар көптеп саналады. Ол, әрине, көне тҥркі
тілінің қазақ тілінің бастау бҧлағы болуына байланысты. Мысалы, Тҥрген
өзенінің атауын ғалымдар көне тҥкі тілімен байланыстырады. Е. Қойшыбаев
«Бҧл атау көне тҥркі тілінде дүркін – «тез, шапшаң» сөзінен бекінген атау»
деген анықтама ҧсынса [3, 59], Т. Жанҧзақов: «Осы атуға негіз болған түрген
сөзінің тҥркі, монғол тілдеріне ортақ екенін көптеген тілдер материалдарынан
анық байқаймыз. Мәселен, монғ. түргэн- «тез, жылдам, шапшаң», тув. дүрген-
«тез, жылдам», як. түргэн «тез, жылдам», алт. тҥргэн- «тез, шапшаң» деп
тҥсіндірді [4, 83].
Жетісу гидронимдерінің ішінде басқа тілден енген атаулар да кездеседі.
Мҧндай қҧбылыс негізінен барлық топонимдерге тән болса керек. Ол
турасында В.И. Абаев: «Халықтар мен тайпалар белгілі бір территорияда
алмасып, ауысып жатқанымен ізсіз жоғалып кетпейді. Əрбір жаңа тайпа өзінен
бҧрынғылардан азды – көпті қажеттілерін қабылдап әрі сақтап отырады. Олар
азды- көптілер белгілі бір дәрежеде топонимдер болуы мҥмкін» деп атап
өткен [5. 137].
Жер -су атауларының мағыналарын тануда жергілікті халықтың
басынан өткен оқиғаларға байланысты атауларды да кездестіреміз. Олар
халық арасындағы жер-су атауларының қойылуы туралы аңыздарда көрініс
тауып отырады. Сондықтан да атаулардың мағынасына толыққанды
сипаттама беру ҥшін ел аузындағы аңыздарға тоқталмай кете алмаймыз.
Себебі атаудың сырын ашуда олардың маңызы зор.
Топар өзені жайында: «Топар деген қыз сҥйгеніне қосыла алмай,
жауларына ыза болғандықтан осы өзенге кетіп өліпті. Содан бері бҧл өзен
Топар аталыпты деседі».
Қарқара атты өзеннің атауының шығуы туралы аңыз да сол жердің
фаунасын көрсететін қасиетіне байланысты болып табылады. Халық
аңызының бірінде: Қарқара деген қҧс ҧзақ уақыт мекендеген. Оны қастерлеген
жҧрт осы қҧстың атауын берген екен.
«Аңыз тҥбі-ақиқат» демекші халық аңыздарының атау беруде орны
ерекше екенін көреміз және де сол аңыздардың сан жағынан мол әрі бірнеше
нҧсқада болатынын көруге болады.

119
____«Актуальные научные исследования в современном мире» ISCIENCE.IN.UA__
Выпуск 7(39) ч. 3 ISSN 2524-0986
Қазақ халқының атам заманнан орнығып, өмір сҥріп жатқан жерінің
аумағы қандай көлемді де кең екені бәрімізге мәлім. Ата –бабаларымыз
солардың әрқайсысына ат қоюда ҧқыпты ғана емес, шебер де тапқыр болған.
Топонимикалық атаулар бір ғана ғасырдың емес, мыңдаған жылдардың
куәсі және бір ел, бір халықтың емес, сол жерде өмір сҥрген әлденеше
халықтың тілін, сөзін, өмір салтын, әдет-ғҧрпын, салт-санасын көрсететін
қазына.

ПАЙДАЛАНЫЛҒАН ӘДЕБИЕТТЕР ТІЗІМІ


1. Қашқари М. Тҥрік тілінің сөздігі (Диуани лҧғат –ит -тҥрк); 3 томдық
шығармалар жинағы/ауд. А. Егеубай. -Алматы:ХАНТ,1997; [1, 353 б];
2. Сапаров Қ.Т. Павлодар облысының топонимикалық кеңістігі (қазақтардың
кеңістіктіигеру тәжірибесінің жер-су атауларындағы көрінісі). - Павлодар:
«ЭКО» ҒӨФ, 2007, [2, 125; 49];
3. Қойшыбаев Е. Қазақстанның жер су аттары сөздігі.-Алматы: Мектеп,
1985, [3, 59];
4. Джанузаков Т. Очерк казахской ономастики. – Алматы, Наука, 1982, [4, 83];
5. Абаев В.И. Историко-этимологический словарь осетинского языка. –
Москва-Ленинград, 1958, [5, 137];

120
__ ISCIENCE.IN.UA «Актуальные научные исследования в современном мире» ___
Выпуск 7(39) ч. 3 ISSN 2524-0986
УДК 81'367.626'37:811.161.1
Шигуров Виктор Васильевич
ФГБОУ ВО «Национальный исследовательский
Мордовский государственный университет им. Н.П. Огарѐва»
(Саранск, Россия)

РОЛЬ МЕСТОИМЕНИЙ В ФОРМИРОВАНИИ ВВОДНО-МОДАЛЬНЫХ


КОНСТРУКЦИЙ РУССКОГО ЯЗЫКА

Аннотация. В работе исследуется роль местоименной лексики в


формировании вводно-модальных компонентов высказывания в русском
языке. Обращается внимание на то, что местоимения способны как
самостоятельно продуцировать вводно-модальные единицы, входя в их
структуру на правах грамматически организующего или подчиненного
компонента, так и подвергаться редукции при недоговаривании в речи тех
или иных частей вводных конструкций.
Ключевые слова: русский язык, грамматика, местоимения, вводно-
модальные слова и выражения.

Shigurov Victor Vasilievich


Federal State Budgetary Educational Institution of Higher Education
"National Research Ogarev Mordovia State University"
(Saransk, Russia)

THE ROLE OF THE LOCATIONS IN FORMATION OF INTRODUCTORY-MODAL


STRUCTURES OF THE RUSSIAN LANGUAGE

Annotation. The role of pronominal vocabulary in the formation of


introductory-modal components of the utterance in the Russian language is studied
in this paper. Attention is drawn to the fact that pronouns are able to independently
produce input-modal units entering their structure as a grammatically organizing or
subordinate component, and to undergo reduction when non-speaking parts of
introductory constructions are not spoken in speech.
Keywords: Russian language, grammar, pronouns, introductory-modal
words and expressions.

В транспозиционный процесс модаляции в русском языке вовлечены


языковые единицы разной частеречной принадлежности – глаголы (личные
формы, инфинитивы, деепричастия, краткие причастия; ср.: знаешь, видать,
судя по…, видимо), прилагательные в полных и кратких формах, в том числе в
функции предикатива (несомненно, самое большее, видно и др.), наречия
(кстати, напротив и др.), существительные (правда, факт и др.), союзы
(однако и др.) (из литературы вопроса о переходных явлениях в сисетеме
частей речи и модаляции языковых единиц см., напр.: [1–17]).
Местоимения, подобно другим частям речи, участвуют в формировании
вводно-модальных компонентов высказывания. Однако роль их в этом
процессе неодинакова.

121
____«Актуальные научные исследования в современном мире» ISCIENCE.IN.UA__
Выпуск 7(39) ч. 3 ISSN 2524-0986
Во-первых, местоимения могут самостоятельно или в сочетании с
другими словами формировать вводно-модальные единицы. Это бывает,
например, при модаляции местоимений-наречий никак, так и
субстантивированного местоимения-прилагательного тот в сочетании с
разными предлогами. Ср. контексты их собственно местоименного (1) и
вводно-модального употребления (2) из Национального корпуса русского
языка [Электронный ресурс]. URL: http://www.ruscorpora.ru/:
(1).. Я всѐ никак не мог смириться с мыслью, что Водопьяного
переулка больше не существует (В. Катаев. Алмазный мой венец)
(местоимение-наречие со значением ʻникаким образом’ в функции
обстоятельства меры и степени); Так мы дошли до высыхающей
подпруженной речушки с мостиком. (А. Солженицын. Матренин двор)
(местоимение-наречие со значением ʻтаким образом’ в функции
обстоятельства образа действия); Jerome был человек гордый,
самодовольный, к которому я ничего не чувствовал, кроме того невольного
уважения, которое внушали мне все большие (Л. Толстой. Отрочество)
(субстантивированное указательное местоимение в составе обособленного
дополнения со значением исключения);
(2) Аксинья опасливо глянула в сторону мужа: «Ты, никак, куда-то
собираешься?» (М. Шолохов. Тихий Дон) (вводно-модальное слово со
значением предположения); Так, однажды после того, как я два часа
просидел на лавочке с хирургической сестрой, она меня почтительно
спросила… (Ю. Домбровский. Леди Макбет) (вводно-модальное слово со
значением ʻнапример’, используемое для иллюстрации высказанной мысли); В
комнате пахло духами, кроме того, в неѐ доносился откуда-то запах
раскалѐнного утюга (М. Булгаков. Мастер и Маргарита); Сверх того, двери
такой лавочки обыкновенно бывают увешаны связками произведений,
отпечатанных лубками на больших листах… (Л. Юзефович. Дом свиданий)
(вводно-модальные выражения в значении присоединения, добавления).
В примере с никак (2) представлен функционально-семантический тип
модаляции местоимения, связанный с нарушением смыслового тождества
слова и образованием грамматического и лексического омонима, в то время
как в примере с кроме того (2) имеет место исключительно функциональный
тип транспозиции в вводно-модальные единицы, следствием которого
является образование грамматического омонима.
По-видимому, в большей степени подвержены процессу модаляции
предложно-падежные формы субстантивированных указательных
местоимений (типа между тем, сверх того, кроме того) в функции анафоры,
т.е. отсылки к предтексту. Ср. местоименный (3) и вводно-модальный (4) типы
употребления словоформ:
(3) Кроме того парня, там были и другие…;
(4) Многие из его приятелей пошли далеко, кроме того, городская
верхушка, управляющая и стоящая в очереди за властью, всегда на виду…
(В. Распутин. Новая профессия);
Особое положение занимают местоимения, формально
соотносительные с прилагательными и существительными (по всей
видимости, с нашей точки зрения, в самом деле, судя по всему; нечего,

122
__ ISCIENCE.IN.UA «Актуальные научные исследования в современном мире» ___
Выпуск 7(39) ч. 3 ISSN 2524-0986
ничего): они входят в сочетании с другими знаменательными, а также иногда
и служебными в состав вводных словосочетаний (6) и предложений (7):
(6) …Эти результаты, с нашей точки зрения, затронут интересы
Североамериканских Штатов (В. Рыбаков. Гравилет «Цесаревич») [Там же];
Судя по всему, происходил полный разгром несогласных генетиков
(Д. Гранин. Зубр) [Там же];
(7) Нечего делать, пришлось признаться во всем матери (Д. Мамин-
Сибиряк. Ак-Бозат); Ничего не скажешь, трудное было время, но чем-то и
прекрасное (И. Грекова. Фазан).
Во-вторых, местоимения сохраняются в структуре усеченных вводных
конструкций, образовавшихся в результате «недоговаривания» целых
вводных предложений (само собой <-- само собой разумеется) (5) или
деепричастных / инфинитивных оборотов в вводной функции (напр.: между
нами <-- между нами говоря / сказать) (6). Ср.:
(5) (а) Ветры бывали, само собой, и раньше, но такого не упомнит
даже моя бабушка, а она ещѐ, слава богу, жива (А. Грин. Ива);
(б) Родителей он потерял в детстве, и воспитывала его известная
всей Москве причудами и богатством старая дева, княжна Анна
Щербатова, все помыслы которой, само собой разумеется, занимал наш
юный тогда герой (Э. Радзинский. Чаадаев);
(6) (а) Это было существо благороднейшее, добрейшее, существо
любящее и способное на всякие жертвы, хотя я должен, между нами,
сознаться, что, если бы я не имел несчастия еѐ лишиться, я бы, вероятно,
не был в состоянии разговаривать сегодня с вами… (И. Тургенев. Гамлет
Щигровского уезда);
(б) Что-что, а артиллерия у нас, между нами говоря, весѐлая
(А. Пантелеев. Анечка).
В-третьих, местоимения-существительные сами подвергаются
эллипсису, редукции при недоговаривании вводных двусоставных (7) или
односоставных (8) предложений (напр.: считаю <-- я считаю; представляешь
<-- ты представляешь; знаешь <-- ты знаешь; говорит <-- он говорит;
кажется <-- мне кажется; как помнится <-- как нам помнится). Ср.:
(7) (а) Без критики, я считаю, нет движения вперѐд
(Ю. Домбровский. Хранитель древностей);
(б) Ужин, считаю, получился на славу (С. Носов. Фигурные скобки);
(8) (а) За точность расчѐтов ручаться не могу, истинные цифры
засекречены, партия, мне кажется, всѐ ещѐ чувствует себя в подполье…
(А. Азольский. Лопушок);
(б) Он был красив, что правда, то правда, но, во-первых, одной
красоты, кажется, мало, а во-вторых, в его внешности было что-то…
что-то от Есенина с картинки (В. Белоусова. Второй выстрел);
Таким образом, роль местоименной лексики в транспозиционном
процессе модаляции, т.е. в формировании вводно-модальных компонентов
высказывания, эксплицирующих позицию субъекта модуса, может быть
разной. Они способны самостоятельно продуцировать вводно-модальные
слова и выражения, входя в их структуру на правах грамматически
организующего или подчиненного компонента или, напротив, подвергаться

123
____«Актуальные научные исследования в современном мире» ISCIENCE.IN.UA__
Выпуск 7(39) ч. 3 ISSN 2524-0986
редукции при недоговаривании в речи тех или иных частей вводных
конструкций.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ


1. Бабайцева В.В. Явления переходности в грамматике русского языка:
монография. – М.: Дрофа, 2000. – 640 с.
2. Баудер А.Я. Части речи – структурно-семантические классы слов в
современном русском языке. – Таллин: Валгус, 1982. – 184 с.
3. Викторова Е.В. Вспомогательная система дискурса: проблемы выделения
и специфики функционирования. Дис.... д-ра филол. наук. Саратов, 2016.
4. Виноградов В.В. Русский язык: Грамматическое учение о слове. – М.:
Высш. шк., 1986. – 640 с.
5. Калечиц Е.П. Взаимодействие слов в системе частей речи:
(межкатегориальные связи). – Свердловск: Изд-во Урал ун-та, 1990. –
160 с.
6. Ким О.М. Транспозиция на уровне частей речи и явление омонимии в
современном русском языке. – Ташкент: Изд-во ―Фан‖, 1978. – 228 с.
7. Мигирин В.Н. Очерки по теории процессов переходности. – Бельцы, 1971. –
199 с.
8. Шигуров В.В. Разновидности функциональной транспозиции словоформ в
системе частей речи современного русского языка // Филологические
науки. – М. – 2001. – № 6. – С. 59–65.
9. Шигуров В.В. Функциональная транспозиция пространственных наречий в
императивно-эмотивные междометия (на материале образований вон,
прочь, долой) // Филологические науки. – № 3. – М., 2006. – С. 51–62.
10. Шигуров В.В. Механизм предикативации языковых единиц в русском языке:
грамматика и семантика // Известия Национальной Академии наук
Кыргызской Республики. – Бишкек, 2011. – № 4. – С. 143–146.
11. Шигуров В.В. Индексы предикативации отадъективных гибридов на -о в
контекстах типа Это весело – кататься с горки // Вестник гуманитарного
научного образования. – М., 2012. – № 9 (23). – С. 4–6.
12. Шигуров В.В. Индексация зоны гибридных структур на шкале
предикативации страдательных причастий // Московское научное
обозрение. – № 4-2. – 2012. – С. 15 – 19.
13. Шигуров В.В. Лингвистические и экстралингвистические причины
предикативации причастий в русском языке // Известия РАН. Серия
литературы и языка. – М., 2013, том 72, № 4. – С. 3–11
14. Шигуров В.В., Шигурова Т.А. Функциональные отдеепричастные модаляты
в русском языке // Современные проблемы науки и образования. – М.,
2014. – № 3.
15. Шигуров  В. В.  Предикативация как тип ступенчатой транспозиции
языковых единиц в системе частей речи: Теория транспозиционной
грамматики русского языка. – М.: Наука, 2016. – 704 с.
16. Шигуров В.В., Шигурова Т.А. Модаляция деепричастных форм глаголов в
русском языке: форма, причина, предпосылки // Фундаментальные
исследования. – М., 2015. – № 2 (часть 26). – С. 5972 – 5976.

124
__ ISCIENCE.IN.UA «Актуальные научные исследования в современном мире» ___
Выпуск 7(39) ч. 3 ISSN 2524-0986
17. Shigurov V.V., Shigurova T.A. Theoretical Basics of the Transpositional
Grammar of Russian Language // International Journal of Applied Linguistics
and English Literature. 2016. Т. 5. № 5. P. 237–245.

125
____«Актуальные научные исследования в современном мире» ISCIENCE.IN.UA__
Выпуск 7(39) ч. 3 ISSN 2524-0986
УДК 645.04
Шокиров Туграл Сироджович
Таджикский Государственный университет права, бизнеса и политики
(Худжанд, Таджикистан)

ДАТА, ЕЕ РАЗНОВИДНОСТИ И ИХ ИСПОЛЬЗОВАНИЕ


В ДЕЛОПРОИЗВОДСТВЕ

Аннотация. Дата является основным реквизитом


делопроизводства. Она имеет свои особенности и тонкости. В
современной делопроизводственной сфере известны два вида написания
даты: цифровой (05.12.2017) и словесно-цифровой (05-ое декабря 2017
год). Однако в других сферах, особенно в процессе учебы и переписки, дата
пишется и только буквами, которого автор статьи именовал словесной,
так как в нем числительные образуют словосочетание (Пятое декабря
две тысячи семнадцатого года). Все указанные способы подвергаются
тщательному анализу автора статьи.
Ключевые слова: дата, датаобразование, делопроизводство, вид,
оформление, день, месяц, год.

Shokirov Tugral Sirodzhovich


Tajik State University of Law, Business and Politics
(Khujand, Tajikistan)

DATE, ITS VARIATIONS AND THEIR USE IN DOCUMENT ENROLLMENT

Abstract. Date is the basic requisite paperwork. It has its own peculiarities
and subtleties. which largely depend on the correctness of the date of writing.
Clerical sphere known two kinds of writing dates: digital (12. 05. 2017) and verbal-
digital (Dec. 05th 2017). However, in other areas, especially in the process of
learning and correspondence, and is used purely verbal or literal way in which the
author called the grammar because it numerals form the phrase (two thousand
sixteenth year fifth of December). The article states that recently expanded the
scope of use of the international standard for the use of the date (12. 05. 2017),
which is formed by the reverse way. All these methods are subject to scrutiny of the
author.
Keywords: date, registration date, word, figure, paperwork, process view,
numerals, design, day, month, year.

Делопроизводство является одним из основных отраслей деятельности


предприятий, учреждений и организаций. Оно считается продуктом
общественных развитий, а документирование с древнейших времен
способствовала его распространению. Один из основных требований
делопроизводства считается хронология. В хронологии ключевым элементом
является дата и ее позиционное употребление [1-4; 5, c. 112-114].
Официально-деловое оформление деятельности предприятий,
ведомств, отраслей, даже каждого индивида, способствовала ее развитию и
приобретению многогранности, диахронности и научно-практической
126
__ ISCIENCE.IN.UA «Актуальные научные исследования в современном мире» ___
Выпуск 7(39) ч. 3 ISSN 2524-0986
значений. Сегодня просто невозможно представить себе даже деятельность
отдельного индивида без использования делопроизводства и его элементов,
потому что даже составление простейшего документа может содержать
элементы делопроизводства. Отсюда и нарастающее внимание к развитию и
рспространению делопроизводства.
Делопроизводство можно делить на общие, секретные,
государственные, служебные, официальные ведомственные и
индивидуальные.
Составление официально – деловой документации происходит
согласно определенным нормативно-правовым правилам, законам, рабочим
технологиям и охватывает компилятивную специфику(от составления
простейших заявлений до свода законов, каждый из которых имеет стилевые
особенности).
Делопроизводство состоит из нескольких элементов оформления, один
из которых считается датаобразование. Датаобразование обозначает
указание дня, месяца и год составления любого документа.
Указание даты в документах и материалах дает возможность уточнить
время и период их составления, благодаря которому производится
временная, научно-историческая и хронологическая интерпретация. В этом
помогает вид документа, время, место, способ и стиль составления
документа. В известных источниках указываются «два способа написания дат
- цифровой и словесно-цифровой» [1, с. 55]. При цифровом написании
даты (день, месяц и год) пишутся только цифрами, без переносов, и между
ними ставятся точки: 12. 03. 2018. При словесно - цифровом способе
написания даты, день и год указываются цифрами, а месяц словесно: 12
марта 2017 года.
Однако иногда дата пишется только словами: двенадцатое марта
две тысячи семнадцатого года. Данный способ в опубликованных
источниках не указывается[1-8]. Поэтому мы выделяем и предлагаем
третий способ написания дат, которого именовали словесным
(грамматическим), потому что в нем все элементы пишутся только словами в
шаблоне словосочетания: двадцатое мая две тысячи восемнадцатого
года.
Употребление указанных способов зависит от вида заполняемого
документа или материала [9, с. 19; 11, с. 307; 12, с. 126].
1. Цифровое написание самый употребляемый, распространенный,
экономичный и удобный способ датаобразования. Цифры занимают
минимальное место, при электронной разработке можно использовать как
кодификаторный элемент, при чтении легко читается и контролируется.
Дата пишется исключительно цифрами, преимущественно арабскими, и
по порядку указываются день, месяц и год (05. 02. 2018). Поскольку месяц
(кроме февраля) состоит из 30-31 дня, год из 12 месяцев, день и месяц
пишутся двумя цифрами, а год четырьмя и каждый элемент даты отделяется
точками: 20. 02. 2018. Иногда вместо точки ставится тире: 20-02-2018.
Встречаются документы в которых первая декада месяца (с 1 до 9) и
две начальные месяцы (январь, февраль) года указаны с одной цифрой, что
нежелательно, так как они легко исправляемы. Например, 2. 2. 2018 можно
исправить на 2. 12. 2018; 12. 2. 2018 или на 12. 12. 2018.
127
____«Актуальные научные исследования в современном мире» ISCIENCE.IN.UA__
Выпуск 7(39) ч. 3 ISSN 2524-0986
В негосударственных и неофициальных документах и материалах
(особенно в письмах) иногда арабские цифры заменяются римскими: (I; II; III;
IV; VI; VII; VIII; IX; XII): 05. XII. 2016 (05 – XII - 2016). В подобных случаях точка
и тире выполняют одинаковую функцию. День и год обозначаются арабскими
цифрами, а месяц римскими (III; IV; V; VI): (04. XII. 2016) или толко год
указывается арабскими (IV – XII - 2016).
Иногда после цифрового обозначения года используется суффикс –ый
(-ий): 20. 02. 2017-ый год. В отдельных случаях при указании исторических
данных, определенных исторических периодов используется и само
календарное число: Двадцать первый век начинается с 2000-го года.
Можно и без суффикса: Двадцать первый век начинается с 2000 года.
При составлении документа или письменном обращении после дня и
месяца можно указать только две последние цифры года: 20. 02. 18
(02. 02.18 г.; 02. 02. 18 год). Необходимо заметить, что при составлении
государственных и официальных документов данный способ не
рекомендуется, ибо в целях точного указания даты требуется полное
обозначение года (20. 02. 1918; 20. 02. 2018).
Способ полного написания года строго соблюдается при составлении
текста приказов, указов, законов, утверждений, резолюций, справок, банковско
- финансовых и других официальных документов: «Утвержден» Приказом
Председателя Правления банка от 02. 03. 2018, № 117.
День пишется цифрами в кавычках («02»), название месяца можно
написать буквами («02» марта 2018), а после третьего цифрового
обозначения добавить слово «года»: 02. 03. 2018 года; «02» марта 2018 года.
В официально-деловой переписке после указания названия ведомства и его
адреса с левой стороны страницы до начала текста дата пишется следующим
образом:
05.12.2017 № 15/III-040
Кому №_____от________
Текст
После текста документа указывается дата и роспись:
Сабуров Б. Т. / роспись /
05. 12. 2017
В неофициально - деловых документах встречается использование
даты с числителем и знаменателем: 18. Также встречаются даты, в
которых 2 начальные цифры пишутся перед дробью, 2 последние цифры
после дроби (день как числитель, а месяц как знаменатель: 20 18). Можно
написать число года арабскими цифрами, день и месяц римскими: 20 18.
Редко встречается дата только с римскими цифрами: XX VI
В цифровом обозначении встречается и обратное оформление даты,
которое начинается годом и заканчивается днем месяца: 2018. 05. 02
(обозначает второе мая две тысячи шестнадцатого года, 02. 05. 2018). Такое
употребление способствует упрощению поиска с большим объемом
делопроизводства [10, с. 124].
Данный способ - стандартное цифровое обозначение дат, которое
употребляется в целях внедрения информационных технологий
128
__ ISCIENCE.IN.UA «Актуальные научные исследования в современном мире» ___
Выпуск 7(39) ч. 3 ISSN 2524-0986
Международной организации по стандартизации (ISO). В соответствии с ГОСТ
7.64 - 90 (ИСО 86016 88) с 1 сентября 2009 года дату можно обозначать таким
образом: 20181210 (основной формат); 2018-12-10 (расширенный формат);
18-12-10 (сокращенный формат) [7, с. 45; 8, с. 230].
2. Словесное (грамматическое) написание. Подобный способ в
практике употребляется и его особенности заключается в том, что даты
пишутся только словами: Пятое ноября две тысячи семнадцатого года. К
сожалению, до сегодняшнего дня как отдельный вид датаобразования не
выделяется. При словесном написании даты (особенно в школах)
указываются только день и месяц: Пятое ноября. В конце ставится точка, что
вовсе не требуется. Конечно же, подобное написание даты является
неполной, потому, что не возможно определить год составление документа.
Поэтому наряду с написанием дня и месяца необходимо указать и год: Пятое
декабря две тысячи восемнадцатого года.
С указанием года использование таких словосочетаний приемлемо:
Пятое декабря две тысячи шестнадцатого года.
Необходимо отметить, что словесный способ имеет более
ограниченную сферу употребления, чем цифровое и смешанное. Он
используется в основном преподавателями языка и литературы во время
занятия, а в официально-деловом стиле не употребляется [6, с. 217].
Прописными буквами также пишутся начальные порядковые числительные
названий, знаменательные даты, праздники, а также имена собственные:
Восьмое марта; Двадцать третое февраля; Девятое мая.
3. Третьего способа можно назвать смешанным (смежным), ибо в нем
употребляются цифры, буквы и знаки препинания, в основном точка и дефис.
Во многих случаях ограниваются написанием числа дня и названия месяца:
05-ое декабря. Недостаток заключается в том, что не указывается год и это
порождает хронологическую проблему. При составлении документа
необходимо указывать и год оформления. В подобном летоисчислении год
можно написать цифрами: 05-ое декабря 2018, или 05-ое декабря 2018 год;
05-ое декабря 2018 г. Часто для обозначения даты не употребляются
падежные окончания: 05 декабря 2017; 05 декабря 2018 год; 05 декабря
2018 г. Определение «год» сокращается как «г.», «годы» как «г.г.». На
обложках, титульных листах, в библиографических выходных данных
опускается элемент «год»: Душанбе- 2018
Месяц, квартал, полугодие с использованием слово «год»
обозначаются следующим образом: февраль 2012 год; ноябрь - декабрь
2014 г.; в I кварале 2016 года; второе полугоде 2017 года и др. Когда
указывается предельный период, между годовыми числительными ставятся
тире: в 2016-2017 годы (2016-2017 г. г.); в период 2015г.- 2017г.г.
Некалендарные годы, такие как бюджетные, учебные, отчетные, которые
начинаются в одном и заканчивается в другом году, пишутся через косую
черту: в 2017/ 2018 учебном году; в 2016/2017 отчетном году. В других случаях
принято между годами ставить тире: обеспечить взимание налога в 2016-2017
годы; обеспечить взимание налога в 2017-2018 г. г. Начальное порядковое
числительное Знаменательные даты, которые не имеют наращения, обычно
пишутся цифрами и названием месяца, без тире: 4 ноября 2017 года.
Таким образом, даты и датаобразование как один из основных
129
____«Актуальные научные исследования в современном мире» ISCIENCE.IN.UA__
Выпуск 7(39) ч. 3 ISSN 2524-0986
элементов официальной и неофициальной документации имеет особое
научно-практическое значение, и правильное ее употребления обеспечивает
точность делопроизводства.

Датаобразование в таблице
Цифровое Словесное Словесно-цифровое
05. 12. 2017 года Пятое декабря две тысячи 05-ое декабря 2017
семнадцатого года года.(точка не
требуется)
05- 12- 2017(года) Пятое декабря две тысячи 05 декабря 2017.
семнадцатого года.(точка не (точка не требуется)
требуется)
05. 12. 2017 г. Пятое декабря, две тысячи 05 декабря
семнадцатого
05. 12. 2017 Две тысячи семнадцатый 9 Май; 8 Март; 9-ое
год, декабрь месяц, пятое мая
число
05. 12. 17(05-12-17) «05» декабря 2017 г.
05.12. 17 года (если «05» декабря 2017
документ годовой) года
2017. 05. 02 (обратный) «05» 12. 2017 г.
20170905(основной Декабрь, 05, 2017
формат)
2017-12-10
(расширенный формат)
09-09-02(сокр. формат)
05- XII- 2017
IV. XII. 2017
05. XII. 2017 - ый
17
20 17
20 17
20 17-ый год

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ


1. Басаков М. И., Замыцкова О. И. Делопроизводство [Документационное
обеспечение управления]. 15-е издание / М. И. Басаков, О. И. Замыцкова.-
Ростов на Дону: Феникс, 2015. - 376 с.
2. ГОСТ ИСО 8601-2001. Система стандартов по информации,
библиотечному и издательскому делу. Представление дат и времени.
Общие требования. - М.: Изд-во стандартов, 2001. – 297 с.
3. ГОСТ Р 6.30.2003. Унифицированные системы документации.
Унифицированная система организационно-распорядительной
документации. Требования к оформлению документов.- М.: Изд-во
стандартов, 2003.- 346 с.
4. Делопроизводство. - М.: ООО «ТК Велби», 2003.- 221 с.
5. Кожина Н. М. Стилистика русского языка / Н. М. Кожина - М.: Просвещение,
1983.- 245 с.
130
__ ISCIENCE.IN.UA «Актуальные научные исследования в современном мире» ___
Выпуск 7(39) ч. 3 ISSN 2524-0986
6. Культура устной и письменной речи делового человека:
Справочник. Практикум. - 4-е изд. - М.: Флинта: Наука, 2000.- 326 с.
7. Мильчин А. Э., Чельцова Л. К. Справочник издателя и автора.
Редакционно-издательское оформление издания. 2-е издание,
исправленное и дополненное/ А. Э. Мильчин, Л. К. Чельцова. - М.: ОЛМА -
Пресс, 2003.-176 с.
8. Осипов Ю. М. Современный официально-деловой стиль / Ю. М. Осипов.-
М.: Статистик, 2001.- 365 с.
9. Солганик Г. Я. Стилистика русского языка: Учебное пособие /
Г. Я. Солганик. - М.: Дрофа, 1996.- 237с.
10. Справочник секретаря – референта: практическое пособие.5-е изд. испр. и
дополн.- Ростов на Дону: Феникс, 2008.- 221с.
11. Шокиров Т. С. Делопроизводство и его особенности / Т. С. Шокиров //
Дастоварди мухаккикон - Успехи исследователей.-Худжанд:Дабир, 2016.-
С. 304-310.
12. Ятимов Ф. Юридические специфики законодательных актов / Ф. Ятимов. -
Душанбе: Ирфон, 2011.- 146 с.

131
____«Актуальные научные исследования в современном мире» ISCIENCE.IN.UA__
Выпуск 7(39) ч. 3 ISSN 2524-0986

СЕКЦИЯ: ПЕДАГОГИКА
УДК. 376.42
Кузнецова Евгения Александровна
Государственное казенное образовательное учреждение
«Волгоградская школа-интернат №2»
(Волгоград, Россия)

НРАВСТВЕННОЕ ВОСПИТАНИЕ ОБУЧАЮЩИХСЯ


С ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫМИ НАРУШЕНИЯМИ В УСЛОВИЯХ
ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ ШКОЛЫ И СЕМЬИ

Аннотация. В данной статье рассматривается проблема


нравственного воспитания детей с интеллектуальными нарушениями.
Представлены результаты исследования уровня нравственного развития
обучающихся с нарушением интеллекта, описана коррекционно-
развивающая программа нравственного воспитания детей данной
категории в условиях взаимодействия школы и семьи.
Ключевые слова: нравственное воспитание, нравственное
развитие, обучающиеся с интеллектуальными нарушениями.

Kuznetsova Eugenia
State educational institution "Volgograd boarding school №2"
(Volgograd, Russia)

MORAL EDUCATION OF CHILDREN WITH INTELLECTUAL DISABILITIES IN


THE CONDITIONS OF INTERACTION OF SCHOOL AND FAMILY

Annotation. This article deals with the problem of moral education of


children with intellectual disabilities. The results of a research of the level of moral
development of students with intellectual disabilities are presented, the corrective-
developing program of moral upbringing of children of this category in conditions of
interaction between school and family is described.
Key words: moral education, moral development, children with intellectual
disabilities.

На современном этапе развития общества одним из приоритетных


направлений воспитания подрастающего поколения становится
формирование нравственной культуры личности. Федеральный
государственный стандарт образования обучающихся с умственной
отсталостью (интеллектуальными нарушениями) определяет, как задачу
первостепенной важности, нравственное развитие, воспитание и
социализацию обучающихся данной категории. Стандарт устанавливает, что
программа воспитания и социализации должна быть направлена на
нравственное развитие обучающихся с интеллектуальными нарушениями на
основе их приобщения к национальным российским и общечеловеческим
ценностям и формирования у них позиции гражданина России. В связи с этим
современная общеобразовательная школа, реализующая адаптированные
132
__ ISCIENCE.IN.UA «Актуальные научные исследования в современном мире» ___
Выпуск 7(39) ч. 3 ISSN 2524-0986
образовательные программы для детей с умственной отсталостью
(интеллектуальными нарушениями) вынуждена искать оптимальные пути для
реализации эффективного процесса нравственного воспитания обучающихся
данной категории. В связи с этим возникает необходимость в привлечении
семьи к решению данной проблемы. Изучение проблемы нравственного
воспитания ребенка с ОВЗ в условиях взаимодействия школы и семьи
отражены в работах таких исследователей, как Л.С. Выготский, В.М. Мозговой,
Б.П. Пузанов и др [1; 2; 3]. Сложившаяся практика взаимодействия школы и
семьи, воспитывающей ребенка с интеллектуальными нарушениями,
характеризуется рядом противоречий между: возрастающими требованиями
общества к социально-нравственному воспитанию детей» и низкой психолого-
педагогической компетентностью родителей, минимальной ответственностью
в сфере семейного воспитания; изменившимися условиями
жизнедеятельности общества и стереотипностью деятельности школы-
интерната для обучающихся с умственной отсталостью в сфере
взаимодействия с семьей.
Исходя из этого, в основу проблемы данного исследования было
положено теоретическое осмысление и обоснование педагогических условий,
обеспечивающих нравственное воспитание обучающихся с
интеллектуальными нарушениями в процессе взаимодействия школы и семьи.
Вышесказанное обусловило выбор темы и актуальность исследования:
«Нравственное воспитание обучающихся с интеллектуальными нарушениями
в условиях взаимодействия школы и семьи».
В своем исследовании мы рассматриваем нравственное воспитание как
один из аспектов воспитания, направленный на формирование нравственной
личности ребенка с интеллектуальными нарушениями. В ходе воспитания
обучающиеся знакомятся с нравственными нормами, понятиями, принятыми в
обществе, у них формируются положительные личностные качества,
потребность в соблюдении социально-нормативного поведения.
Под педагогическим взаимодействием школы и семьи нами понимается
обусловленное образовательной ситуацией, специально организованное,
целенаправленное сотрудничество педагогов образовательного учреждения и
родителей обучающихся. Целью взаимодействия школы и семьи является
интеграция родителей в педагогический процесс путем создания специальных
условий для привлечения семьи к нравственному воспитанию ребенка,
имеющего интеллектуальную недостаточность.
Цель исследования: теоретически обосновать и экспериментально
апробировать программу нравственного воспитания обучающихся с
интеллектуальными нарушениями в условиях взаимодействия школы и семьи.
Задачи исследования:
1) Описать понятийную сущность и структуру нравственного
воспитания.
2) Рассмотреть особенности нравственного воспитания, обучающихся
с нарушением интеллекта.
3) Выявить уровень нравственного развития обучающихся с
интеллектуальными нарушениями и условия нравственного воспитания в
семье.

133
____«Актуальные научные исследования в современном мире» ISCIENCE.IN.UA__
Выпуск 7(39) ч. 3 ISSN 2524-0986
4) Разработать и апробировать программу нравственного воспитания
обучающихся с интеллектуальными нарушениями в условиях взаимодействия
школы и семьи и проверить ее эффективность.
Проблема нравственного воспитания занимает значительное место в
трудах таких исследователей, как Я.А. Коменский, И.Г. Песталоцци,
А. Дистервег, И.И. Бецкой, К.Д. Ушинский, П.Ф. Каптерев, К.Н. Вентцель,
С.Т. Шацкий, А.С. Макаренко, В.А.Сухомлинский и др. Они отводили
приоритетное место нравственному воспитанию в развитии личности ребенка.
В ходе изучения психолого-педагогической литературы по данной
проблеме, мы определили, что нравственное воспитание – это
целенаправленный процесс усвоения основных понятий о социальных
нормах, правилах поведения, способствующий социализации и последующей
адаптации ребенка с интеллектуальными нарушениями в качестве
полноправного члена общества. В ходе процесса нравственного воспитания
ребенка происходит его нравственное развитие. Исходя из этого, в структуре
нравственного развития выделяется три компонента: когнитивный,
эмоционально-ценностный и поведенческий. В основе когнитивного
компонента лежат знания о нравственно-этических нормах и правилах
поведения. Эмоционально-ценностный компонент несет в себе нравственные
ценности, чувства и переживания в этически значимых ситуациях.
Поведенческий компонент представляет собой способность
руководствоваться этическими нормами и правилами во взаимоотношениях со
взрослыми и сверстниками, когда от ребенка требуется регуляция поведения
в соответствии с нравственно-этическими нормами [4].
Нравственное воспитание является одним из направлений, как общего,
так и специального образования. Оно необходимо не только детям в норме,
но и детям, имеющим нарушения в развитии. Однако, психофизические
особенности детей, имеющих интеллектуальные нарушения, затрудняют
формирование у них полноценных нравственных качеств личности. Детям,
имеющим интеллектуальные нарушения, в силу своих психофизических
особенностей не просто понять себя и других, оценивать чувства и действия,
уметь разграничивать добро и зло. Им трудно выражать свои мысли, сложно в
них разбираться, тяжело общаться. Их семьи, в большинстве случаев,
относятся к категориям малообеспеченных, неблагополучных. Отмечается
низкий образовательный статус родителей и соответственно низкий
педагогический потенциал. Дети, проживающие в подобных семьях, в своей
эмоциональной памяти имеют отрицательный моральный и жизненный
опыт [5]. Для воспитания нравственной личности данного контингента детей
необходимо внесение педагогических корректив в условия жизни, быта,
содержания и формы воспитательной работы. Таким образом, педагогу
приходится иметь дело не столько с нарушениями интеллектуальной сферы
ребенка, сколько с ее социальными последствиями [1].
С целью выявления уровня нравственного развития обучающихся с
интеллектуальными нарушениями нами был организован констатирующий
эксперимент. Исследование проводилось на базе ГКОУ «Волгоградская ШИ
№2» среди 12 обучающихся, имеющих легкую степень умственной отсталости,
в возрасте 12-13 лет. Для проведения констатирующего эксперимента нами
был разработан диагностический комплекс, в который вошли как авторские
134
__ ISCIENCE.IN.UA «Актуальные научные исследования в современном мире» ___
Выпуск 7(39) ч. 3 ISSN 2524-0986
задания, так и модифицированные нами задания из методик Е.Н. Прощицкой,
С.С. Гриншпун, Н.Е. Щурковой, С.М. Петровой [4; 6].
Проанализировав полученные данные в ходе констатирующего
эксперимента по выявлению уровня нравственного развития обучающихся с
интеллектуальными нарушениями, мы установили, что у большинства
воспитанников (75 %) преобладает низкий уровень нравственного развития, у
25 % – средний, детей с высоким уровнем нравственного развития не было
выявлено. В результате констатирующего эксперимента у обучающихся с
интеллектуальной недостаточностью отмечены бедный и фрагментарный
опыт нравственных отношений, недостаточный запас сведений нравственного
содержания, низкая степень осознанности совершаемых поступков и оценки
их последствий, что обусловлено особенностями их познавательной и
эмоционально-личностной сферы.
Далее нами было проведено изучение условий нравственного
воспитания в семьях детей с интеллектуальными нарушениями. При помощи
диагностики родительских отношений (А.Я. Варга, В.В. Столин) [7], опросника
«Анализ семейного воспитания» (Э.Г. Эйдемиллер и В.Юстицкис) [8] и ряда
разработанных нами анкет было выявлено, что большинство родителей лишь
частично осознает проблемы своего ребенка, а, значит, не всегда адекватно
его воспитывает; многие родители избегают контакта с педагогами и
практически не взаимодействуют со школой, не проявляя интерес к
проблемам поведения, конфликтам своего ребенка. Подобное может привести
к формированию у ребенка с нарушением интеллекта противоречивых
нравственных представлений, затрудняющих его социализацию. Анализ
полученных данных показал, что подавляющему большинству родителей
требуется психолого-педагогическая помощь со стороны педагогов в вопросе
нравственного воспитания их детей.
На основании вышеизложенного нами была разработана и
апробирована коррекционно-развивающая программа нравственного
воспитания обучающихся с интеллектуальными нарушениями в условиях
взаимодействия школы и семьи. Данная программа была составлена с учетом
психофизических особенностей детей с интеллектуальными нарушениями и
условий их воспитания в семье. Особенностью программы являлась работа с
детьми по формированию когнитивного, эмоционального и поведенческого
компонентов нравственного развития. Определены цель, задачи, принципы,
содержание, организационные формы, к которым относились занятия,
включающие сообщения детям новых сведений, закрепление их нравственных
представлений, умений и навыков в суждениях и оценках различных
жизненных ситуаций и поступков, формирование мотивации и потребности
правильно вести себя в социуме через воспитание привычки нравственно
приемлемого поведения. Программа включала в себя ряд разделов: «Россия
– Родина моя, а я в ней – гражданин», «Культура воспитанного человека»,
«Школьный этикет», «Трудолюбие – путь к успеху». Программа нравственного
воспитания обучающихся с нарушением интеллекта была рассчитана на год и
предусматривала проведение занятий во внеурочное время. Реализация
программы предполагало работу со всеми участниками образовательного
процесса в следующих направлениях: повышение уровня самообразования
педагогов по вопросам нравственного воспитания и тесного сотрудничества с
135
____«Актуальные научные исследования в современном мире» ISCIENCE.IN.UA__
Выпуск 7(39) ч. 3 ISSN 2524-0986
родителями; совместная активная деятельность педагогов, родителей и
обучающихся в ходе проведения занятий. Формами работы являлись:
занятия, экскурсии, праздники, посещение кинотеатров и просмотр фильмов,
проведение творческих конкурсов, создание социальных мини-проектов,
туристско-краеведческие походы по родному краю.
Экспериментальная работа позволила выявить совокупность
педагогических условий, реализация которых позволяет обеспечить
эффективность организации нравственного воспитания обучающихся с
интеллектуальными нарушениями в процессе взаимодействия школы и семьи:
‒ сочетание формирования у детей с интеллектуальной
недостаточностью нравственных представлений и понятий выступает
необходимой предпосылкой для уточнения, расширения и обогащения их
знаний, жизненного опыта, совершения ими действий социально-
нравственного характера, готовности следовать принятым нравственным
ценностям в социуме;
‒ включение обучающихся в воспитывающие проблемные ситуации
способствует выработке нравственных поступков и закреплению их как
привычки в поведении. Это специально организованные педагогами и
родителями ситуации морального выбора, включавшие в себя элементы
проблемности в ходе обсуждения альтернативных моделей поведения; при
оценке действий и поступков;
‒ создание нравственной среды в классном коллективе обучающихся с
нарушением интеллекта, особого микроклимата отношений заботы друг о
друге в семье;
‒ повышение профессиональной грамотности педагогов по вопросам
нравственного воспитания в процессе взаимодействия школы и семьи;
‒ повышение психолого-педагогической культуры родителей в вопросах
нравственного воспитания их детей. Для этого педагогами
экспериментального класса был организован родительский всеобуч.
Родителей обучали приемам воспитания умственно отсталого ребенка,
улучшающим дисгармоничные стили семейного воспитания, знакомили с
рекомендациями к осуществлению нравственного воспитания детей с
интеллектуальными нарушениями, что способствовало укреплению единства
требований в семье и школе. Среди форм работы использовались: семинары,
консультации, педагогические лектории, родительские собрания, круглые
столы, клуб общения, тренинги, просмотр и обсуждение фильмов по вопросам
воспитания;
‒ выстраивание партнерских отношений между педагогами и
родителями по организации досуговой деятельности детей
экспериментального класса.
На заключительном этапе экспериментальной работы был проведен
контрольный эксперимент. Анализ результатов диагностики уровней
сформированности нравственного развития обучающихся с
интеллектуальными нарушениями свидетельствует о положительной
динамике, при этом изменения носят как качественный, так и количественный
характер. Низкий уровень нравственного развития у обучающихся снизился на
50 % и составляет 25%, средний уровень нравственного развития повысился
50% и стал 75%. Высокого уровня нравственного развития так и не выявлено.
136
__ ISCIENCE.IN.UA «Актуальные научные исследования в современном мире» ___
Выпуск 7(39) ч. 3 ISSN 2524-0986
При этом произошли следующие изменения: нравственные представления
обучающихся с нарушением интеллекта стали более осознанными и
систематизированными; большинство родителей продемонстрировало
заинтересованность в формировании социально-нравственных
представлений у детей, повысило уровень своей компетентности в вопросах
семейного воспитания, нравственного развития и воспитания их детей,
выразило доверие к совместной работе с детьми и педагогами в указанном
направлении.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ:


1. Выготский Л.С. Проблемы дефектологии. Сост., авт. вступ. ст. и библиогр.
Т.М. Лифанова. - М., 1995. - 527 с.
2. Основы олигофренопедагогики / В.М. Мозговой, И.М. Яковлева,
А.А. Еремина. -М., 2006. - 224 с.
3. Обучение детей с нарушениями интеллектуального развития
(Олигофренопедагогика)/ Под ред. Б.П. Пузанова. - М., 2000. — 272 с.
4. Щуркова Н.Е. Новое воспитание. - М., 2000.
5. Брунов, Б. П. Воспитание детей с проблемами в интеллектуальном
развитии: учеб. пособие / Б. П. Брунов. – Красноярск: КГПУ, 2006. – 153.
6. Дерманова И.Б. Диагностика эмоционально-нравственного развития. –
СПб.: Речь, 2002. –176 с.
7. Варга А.Я. Структура и типы родительского отношения: Автореф. дис....
канд. психол. наук. - М., 1986.- 17 с.
8. Эйдемиллер Э.Г. Клинико - психологическая диагностика
взаимоотношений в семьях подростков с психопатиями, акцентуациями
характера, неврозами и неврозоподобными состояниями: метод,
рекомендации / Э.Г. Эйдемиллер, В. Юстицкис. - Л., 1986.- 26 с.+

137
____«Актуальные научные исследования в современном мире» ISCIENCE.IN.UA__
Выпуск 7(39) ч. 3 ISSN 2524-0986
УДК 37.04
Лазарук Олександр Володимирович
Вищий навчальний заклад України
«Буковинський державний медичний університет»
(Чернівці, Україна)

ОСНОВИ ІНТЕГРАЦІЇ ДЕННОЇ ФОРМИ НАВЧАННЯ ЗА ДОПОМОГОЮ


МЕРЕЖЕВИХ ТЕХНОЛОГІЙ НАВЧАННЯ НА БАЗІ LMS «MOODLE»

Анотація. Здійснено теоретичний аналіз поняття «інформаційної


технології навчання». Розкрито функції інформаційно-освітнього
середовища та його можливості для поліпшення якості освіти. Описана
електронна система навчання з мережевими технологіями навчання на базі
LMS «MOODLE» у вищому державному навчальному закладі України
«Буковинський державний медичний університет» та узагальнені
можливості її використання в навчально-виховному процесі з метою
підвищення якості підготовки студентів.
Ключові слова: електронний навчальний курс, LMS «MOODLE»,
БДМУ.

Lazaruk Оleksandr
Higher State Educational Establishment оf Ukraine
"Bukovynian State Medical University»
(Сhernovtsy, Ukraine)

PRINCIPLES OF INTEGRATION FULL TIME TECHNOLOGY STUDY WITH


NETWORK INFORMATION AND COMMUNICATIONS BASED ON LMS
«MOODLE»

Abstract. The theoretical analysis of the concept of "information technology


education". The function of information-educational environment and its potential to
improve the quality of education. Described electronic training system with network
information and communication technology-based learning LMS «MOODLE»
Bukovinian State Medical University and generalized its use in the educational
process in order to improve the quality of students knowledge.
Keywords: electronic training course, LMS «MOODLE», BSMU.

Лазарук Александр Владимирович


"Высшее учебное заведение Украины
«Буковинский государственный медицинский университет"
(Черновцы, Украина)

ОСНОВЫ ИНТЕГРАЦИИ ДНЕВНОЙ ФОРМЫ ОБУЧЕНИЯ С ПОМОЩЬЮ


СЕТЕВЫХ ТЕХНОЛОГИЙ ОБУЧЕНИЯ НА БАЗЕ LMS «MOODLE»

Аннотация. Осуществлен теоретический анализ понятия


«информационной технологии обучения». Раскрыты функции
информационно-образовательной среды и его возможности для улучшение
138
__ ISCIENCE.IN.UA «Актуальные научные исследования в современном мире» ___
Выпуск 7(39) ч. 3 ISSN 2524-0986
качества образования. Описанная электронная система обучения с
сетевыми технологиями обучения на базе LMS «MOODLE» в Высшем
государственном учебном заведении Украины «Буковинский
государственный медицинский университет »и обобщенные возможности
ее использования в учебно-воспитательном процессе с целью повышения
качества подготовки студентов.
Ключевые слова: электронный учебный курс, LMS «MOODLE», БГМУ.

Перебудови в сучасній системі освіти включають в себе впровадження


нових і перспективних технологій навчання. Найбільш вагому частину в цих
технологіях несуть інформаційні технології навчання [1-3].
Проблемі створення і функціонування віртуального навчального
середовища присвячені наукові дослідження таких вчених, як К. Алдріч,
Г. Гуревич, Є. Ірала, В. Кухаренко, Г. Матіко, П. Торрес та ін. [4].
Проблема комп'ютеризації освіти стосується не тільки студентів – як
суб'єкта навчання, а й викладачів – як вони мають новими методиками.
Йдеться про зміну змісту освіти [3, 4].
За даними ООН, людина запам'ятовує лише 10% прочитаного, 20% -
почутого, 30% - побаченого. Якщо людина чує і бачить, рівень
запам'ятовування підвищується до 50%, а якщо чує, бачить, а потім
обговорює, то і до 70% [1, 4].
У Буковинському державному медичному університеті для
забезпечення студентів, лікарів-інтернів електронними навчальними
матеріалами використовується модель інтеграції денної форми навчання з
мережевими технологіями навчання на базі LMS «MOODLE»
(http://moodle.bsmu.edu.ua) [5].
Moodle (акронім від Modular Object-Oriented Dynamic Learning
Environment – модульне об'єктно-орієнтоване динамічне навчальне
середовище) – навчальна платформа призначена для об'єднання педагогів,
адміністраторів і учнів (студентів) в одну надійну, безпечну і інтегровану
систему для створення персоналізованого навчального середовища [4].
Впровадження в навчальний процес БДМУ даної системи розпочато в травні
2010 року, коли було створено робочу групу з розробки заходів по
впровадженню дистанційних технологій в навчальний процес. У листопаді
2010 року розроблено і затверджено Вченою радою університету «Тимчасове
положення про електронний навчальний курс в середовищі MOODLE на
сервері дистанційного навчання Буковинського державного медичного
університету». Даним положенням було визначено, що електронний
навчальний курс (ЕНК) – це комплекс навчально-методичних матеріалів та
освітніх послуг, створених для організації індивідуального та групового
навчання з використанням технологій.
Протягом весняного семестру 2010/2011 навчальними співробітниками
університету було здійснено наповнення сервера дистанційного навчання
електронними навчально-методичним матеріалами.
Створення і вдосконалення існуючих електронних навчальних курсів
здійснюється на постійній основі. Сьогодні на сервері дистанційного навчання
експлуатуються понад 1500 електронних навчальних курсів, загальний обсяг
яких становить близько 600 Гб інформації. Крім україномовних ресурсів на
139
____«Актуальные научные исследования в современном мире» ISCIENCE.IN.UA__
Выпуск 7(39) ч. 3 ISSN 2524-0986
сервері розміщені електронні навчальні курси англійською мовою, оскільки в
університеті навчається понад 800 іноземних громадян.
В даний час на сервері дистанційного навчання зареєстровано понад
5000 студентів, лікарів-інтернів, які шляхом авторизації мають цілодобовий і
безкоштовний доступ до електронних навчально-методичних матеріалів в
мережі Інтернет.
Потужний арсенал навчально-методичних ресурсів, інтерактивні
елементи, гнучка і цікава система зворотного зв'язку перетворила сервер
дистанційного навчання з навчальної веб-платформи в своєрідну соціальну
мережу університетської спільноти. Свідченням цього може служити
статистика відвідування сервера, згідно з якою його відвідують в середньому
2500 користувачів в день.
Популярність сервера дистанційного навчання сприяла позиціям БДМУ
в рейтингу «Webometrics Ranking of World's Universities», який визначає місця
університетів світу за показником їх присутності в мережі Інтернет. У липні
2015 року БДМУ увійшов до 5000 кращих університетів світу, посівши 2-е місце
серед вищих медичних навчальних закладів.
Отже, узагальнюючи сказане, можна зробити висновок, що
впровадження комп'ютерної техніки в навчальний процес вищої школи дає
можливість майбутнім фахівцям розширювати свої можливості.

СПИСОК ВИКОРИСТАНИХ ДЖЕРЕЛ ТА ЛІТЕРАТУРИ:


1. Гершунский Б.С. Компьютеризация в сфере образования: проблемы и
перспективы. М: Педагогика, 2011. 263 с.
2. Даценко И. И., Габович Р. Д., Йондо М. Е. Условия труда с компьютером и
их оптимизация: Научно практическое издание. Львов, 2010. 40 с.
3. Лапин В. М. Безопасность жизнедеятельности человека: Учеб. пособие. -
Третий изд., Стер. Л: Львов, банк. Колледж; К: Т-во "Знание", КОО, 2010.
186 с.
4. Низамов Р. А. Психолого-педагогические основы развития познавательной
активности студентов / Р. А. Низамов // Проблемы развития познавательной
активности студентов. Казань: КГУ, 2011. 174 с.
5. http://moodle.bsmu.edu.ua

140
__ ISCIENCE.IN.UA «Актуальные научные исследования в современном мире» ___
Выпуск 7(39) ч. 3 ISSN 2524-0986
УДК 37.013.21
Русакова Татьяна Геннадьевна, Жолдасова Макпал Абдижалиловна
Оренбургский государственный педагогический университет
(Оренбург, Россия)

ПРОБЛЕМА ФОРМИРОВАНИЯ ДУХОВНО-НРАВСТВЕННОЙ КУЛЬТУРЫ


СТУДЕНЧЕСКОЙ МОЛОДЕЖИ В СОВРЕМЕННОЙ СОЦИОКУЛЬТУРНОЙ
СИТУАЦИИ

Аннотация: Проблема, анализируемая в этой статье, имеет


решающее значение для изменения социально-педагогической ситуации
взросления личности и становления ее профессиональной
компетентности, от которого зависит социальное, культурное и
экономическое развитие страны. Несформированность ДНК-компетенции
студента, связанной с системой взглядов на мир и место в нем человека,
определяющей отношение человека к окружающей его действительности и
самому себе с позиции традиционных духовно-нравственных ценностей,
показывает необходимость разработки комплексного подхода к решению
проблемы, создания комплексной программы взаимодействия
государственных органов и вузов.
Ключевые слова: студент, компетентность, духовность,
нравственность.

Rusakova Tatyana Gennadievna, Zholdasova Makpal Abdizhalilovna


Orenburg State Pedagogical University
(Orenburg, Russia)

THE PROBLEM OF FORMING THE SPIRITUAL AND MORAL CULTURE OF


STUDENT YOUTH IN THE MODERN SOCIO-CULTURAL SITUATION

Abstract: The problem analyzed in this article is of decisive importance for


changing the social and pedagogical situation of the person's growing up and the
development of its professional competence, on which depends on the country's
social, cultural and economic development. The lack of knowledge of the student's
SMC competence related to the system of views on the world and the place in him
of a person that determines the person's attitude to the surrounding reality and
himself from the standpoint of traditional spiritual and moral values shows the need
to develop an integrated approach to solving the problem, bodies and universities.
Keywords: student, competence, spirituality, morality.

Отсутствие исследований в направлении разработки и реализации


комплексных программ духовно-нравственного воспитания студентов вузов
усложняет процесс их вхождения в систему образования, которая,
безусловно, детерминирована ценностями государства и общества.
Апробация и развитие инновационного подхода к формированию духовно-
нравственной культуры студентов вузов на основе включения в кластеры
общекультурных и профессиональных компетенций ДНК-компетенции как
метакомпетенции, обеспечит еѐ комплиментарность в любой предмет и
141
____«Актуальные научные исследования в современном мире» ISCIENCE.IN.UA__
Выпуск 7(39) ч. 3 ISSN 2524-0986
возможность разработки и реализации индивидуальных образовательных
программ.
Современному специалисту – выпускнику вуза – необходимо владеть
не только набором общекультурных, общепрофессиональных и
профессиональных компетенций, предусмотренным ФГОС ВО, но и
компетенциями, определяющими черты характера, жизненные стратегии,
осознанность, способность к саморазвитию и др., позволяющие дать
обучающимся возможность формировать навыки, необходимые для
профессионального, общественного и личного успеха в 21 веке. Речь идет о
компетенции, выступающей по отношению к остальным компетенциям и
самой личности в качестве экзистенциальной. Экзистенциальные компетенции
Павел Лукша предлагает рассматривать как личностные стратегии, или
социальные компетенции, поскольку они позволяют ставить перед человеком
и отвечать на вопрос «зачем», связанный со смыслопоиском и
смыслостроительством и определяющий выбор дальнейших действий [1].
В исследованиях современными учеными проблем нравственности,
духовности личности, вопросов духовно-нравственного воспитания одним из
приоритетных направлений выступает выявление связей и зависимостей
между развитием нравственности личности и уровнем нравственного развития
общества в целом. Поэтому основной воспитательной задачей высшего
образования сегодня и в России, и в Республике Казахстан выступает
воспитание личности, способной к нравственному самосовершенствованию и
автономной, не зависящей от идеологии и внешних факторов, саморегуляции
своей деятельности и поведения. Это достигается благодаря развитию
высокой духовно-нравственной культуры под влиянием научно взвешенных
целенаправленных учебно-воспитательных технологий [2, с. 23].
Духовно-нравственная культура (ДНК) определяет отношение человека
к действительности и самому себе с позиции традиционных духовно-
нравственных ценностей, поскольку является своего рода системой взглядов
и установок. Как социокультурный код, ДНК обеспечивает хранение, передачу
из поколения в поколение и реализацию программы духовно-нравственного
развития человеческого потенциала и его сохранения, выступая устойчивой
основой для трансляции традиционных ценностей народа и государства. В
связи с этим мы считаем необходимым вести речь о введении в
компетентностную модель специалиста, независимо от направления и
профиля подготовки, духовно-нравственной компетенции (ДНК-компетенции).
Данную компетенцию мы рассматриваем как способность к осмыслению
духовно-нравственного содержания научной и учебной информации,
способность к развитию духовно-нравственного потенциала в процессе
формирования научного мировоззрения и профессиональной подготовки.
ДНК-компетенция определяет ценностную направленность личности на
ценности духовной культуры, обеспечивающие консолидацию гражданского
общества вокруг общих ценностей, формирующих фундамент
государственности, и самостоятельный духовный поиск, связанный с
решением вопросов смысложизненного характера - «Кто я?», «Зачем я?». В
отличие от внешних достижений, которые отражают успех человека в
конкретном обществе, личностные стратегии развития, обусловленные ДНК-

142
__ ISCIENCE.IN.UA «Актуальные научные исследования в современном мире» ___
Выпуск 7(39) ч. 3 ISSN 2524-0986
компетенцией, отражают его ценностное отношение к процессам и явлениям,
субъектом которых он является [3].
Базовые национальные ценности, осмысленные в русле современного
научного знания, способны стать специальными этическими регуляторами
наращивания человеческого потенциала страны в среде наиболее активных
представителей гражданского общества – студенческой молодежи. Как
следствие отсутствия этих специальных регуляторов, Россия и Казахстан
сталкиваются с проблемами, препятствующими переходу к стратегии
опережающего развития: отсутствие четко обозначенных концептов
гуманистических ценностей современной отечественной и мировой культуры,
порождающее вакуум духовности в среде молодежи, выросшей на
антиценностях навязанной извне культуры, требует переосмысления
мировоззренческих универсалий, выраженных в базисных ценностях
отечественной культуры и выступающих «генами» культуры каждого из
народов [5]; отсутствие в федеральных государственных образовательных
стандартах высшего образования ключевых компетенций, ориентированных
на духовно-нравственные ценности и учитывающих изменения культурно-
генетического кода при необходимости сохранения национальной
идентичности ведет к тому, что учебные программы образовательных
учреждений оставляют «за кадром» этические инварианты науки и
профессионального мастерства и практически не работают на выработку
культурного социокода как одного из ключевых ресурсов инновационного
развития институтов культуры наших стран; у выпускников вузов размыты
представления об этической составляющей науки как компонента культурно-
исторического процесса [4]; профессиональные сообщества, ориентируясь на
форматы Минтруда, разрабатывают профессиональные стандарты,
недостаточно учитывая наличие процессов формирования новых и
трансформации существующих смыслов человеческих универсалий в виде
культурных ценностей, что ведет к необходимости внедрения дополнительных
структур по социально-этической экспертизе научных и социальных программ,
проектов.
Сегодня студенты, получая профессиональную подготовку в вузе и
осознавая свою роль в развитии производства, науки и культуры завтрашнего
дня, демонстрируют активный интерес к имиджевой составляющей профессии
и карьерному росту, связывая с ними свое финансовое благополучие.
Этические инварианты науки и профессионального мастерства, основанные
на традиционных ценностях духовно-нравственной культуры и
обеспечивающие выработку культурного социокода как одного из ключевых
ресурсов инновационного развития институтов культуры нашей страны, не
входят в список жизненных приоритетов большинства студентов [4]. В
сложившейся ситуации использование ресурсов ДНК (духовно-нравственной
культуры) в процессе профессиональной и научно-исследовательской
подготовки студенческой молодежи к самореализации в изменяющемся мире
способно демпфировать риски развития страны по негативному сценарию.
Возможность решения данной проблемы мы связываем с проектом «Духовно-
нравственная культура студенческой молодежи», который в своей
перспективе ориентируется на совершенствование культурно-генетического
кода нации, развитие человеческого потенциала страны. Проект нацелен на
143
____«Актуальные научные исследования в современном мире» ISCIENCE.IN.UA__
Выпуск 7(39) ч. 3 ISSN 2524-0986
разработку двухуровневой системы интеграции ДНК в образовательный
процесс вузов: 1) создание научно-методического и программного
обеспечения процесса подготовки специалистов, способных формировать у
студентов российских вузов систему взглядов на мир и место в нем человека,
его отношение к окружающей действительности и самому себе с позиции
традиционных для России духовно-нравственных ценностей; 2) разработка
соответствующей компетенции.
Инновационность предлагаемого подхода к формированию духовно-
нравственной культуры студентов вузов заключается в предложении включить
в кластеры общекультурных и профессиональных компетенций ДНК-
компетенции как метакомпетенции, обеспечивающей еѐ комплиментарность в
любой предмет, возможность разработки и реализации индивидуальных
образовательных программ и программ воспитательной работы. Исходя из
определения компетенции, предложенной в программе DeSeCo, что это
способность успешно реагировать на сложные требования (ситуации), или
осуществлять деятельность, или выполнять задачу [по: 6], модель ДНК-
компетенции в вузе должна учитывать универсальность ценностных
оснований духовно-нравственной культуры страны, обеспечивающую
консолидацию гражданского общества вокруг общих ценностей,
формирующих фундамент государственности, самоидентичности народов РФ
и РК, обеспечивая гуманистическую направленность профессиональной
подготовки будущей элиты страны – специалистов, деятельность которых
будет осуществляться уже в новых условиях и с использованием новых
технологий.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ


1. Лукша П. 8 компетенций будущего // Семейное образование. BY Оксана
Апрельская. Интервью 22.03.2016.
2. Николаева И.И. Духовно-нравственная культура как объект
педагогического анализа // Вестник тамбовского университета. Серия:
гуманитарные науки. Изд.: Тамбовский государственный университет
имени Г.Р. Державина (Тамбов), 2014. № 9 (137). С.22-26.
3. Русакова Т.Г., Бреусова Т.А., Лупандина Е.А., Габдрахманова Е.В.
Духовно-нравственная культура российских студентов и проблемы ее
формирования в высшей школе// Проблемы современного педагогического
образования. Изд.: Гуманитарно-педагогическая академия (филиал)
Федерального государственного образовательного учреждения высшего
образования «Крымский федеральный университет имени
В. И. Вернадского» (Ялта), 2017. № 56-10. С. 172-180.
4. Русакова Т.Г., Жолдасова М.А., Лупандина Е.А. Ценностные основания
высшего образования в Российской Федерации и Республике Казахстан //
Наука и жизнь Казахстана: международный научно-популярный журнал,
2018, № 4(60). С. 92-98.
5. Степин В.С. О «генах культуры» и главной задаче философской и
социально-гуманитарных наук. // Экология и жизнь, 2012. №11(132).
С. 4-11.

144
__ ISCIENCE.IN.UA «Актуальные научные исследования в современном мире» ___
Выпуск 7(39) ч. 3 ISSN 2524-0986
6. Эдвардс Н. М. Формирование компетентности ученого для международной
научной проектной деятельности: монография / С. И. Осипова,
Н. М. Эдвардс.— Красноярск: Сиб. федер. ун-т, 2011.— 240 с.

145
____«Актуальные научные исследования в современном мире» ISCIENCE.IN.UA__
Выпуск 7(39) ч. 3 ISSN 2524-0986
УДК 378.14:664
Струганець Борис Володимирович, Кульчинська Марія Андріївна,
Струганець Юрій Борисович
Тернопільський національний педагогічний університет
імені Володимира Гнатюка
(Тернопіль, Україна)

ПРЕДМЕТНО-СПЕЦИФІЧНІ КОМПЕТЕНТНОСТІ ФАХІВЦЯ


(ЗА ЄВРОПЕЙСЬКИМ ПРОЕКТОМ TUNING)

Анотація. У статті зазначено, що першочергову роль у професійній


підготовці фахівців відіграє зміст освіти. Наголошено на тому, що в
сучасних умовах актуальною є проблема якісного конструювання освітніх
програм для професійної підготовки фахівців через систему
компетентностей. За європейським проектом TUNING розмежовано
загальні компетентності і предметно-специфічні компетентності.
Наведено перелік 25 предметно-специфічних компетентностей фахівця зі
сфери «Освіти». Ці компетентності розподілено на три групи для першого
(бакалаврського) рівня вищої освіти.
Ключові слова: вища освіта, професійна підготовка, предметно-
специфічні компетентності, загальні компетентності, проект TUNING.

Струганец Борис Владимирович, Кульчинская Мария Андреевна,


Струганец Юрий Борисович
Тернопольський национальный педагогический университет
имени В. Гнатюка
(Тернополь, Украина)

Аннотация. В статье указано, что первостепенную роль в


профессиональной подготовке специалистов играет содержание
образования. Отмечено, что в современных условиях актуальной остается
проблема качественного конструирования образовательных программ для
профессиональной подготовки специалистов через систему
компетентностей. По европейскому проекту TUNING разграничены общие
компетентности и предметно-специфические компетентности. Приведен
перечень 25 предметно-специфических компетентностей специалиста из
сферы «Образование». Эти компетентности распределены на три группы
для первого (бакалаврского) уровня высшего образования.
Ключевые слова: высшее образование, профессиональная
подготовка, предметно-специфические компетентности, общие
компетентности, проект TUNING.

146
__ ISCIENCE.IN.UA «Актуальные научные исследования в современном мире» ___
Выпуск 7(39) ч. 3 ISSN 2524-0986
Struhanets Borys, Kulchynska Mariya, Struhanets Yuriy
Ternopil V. Hnatiuk National Pedagogical University
(Ternopil, Ukraine)

SUBJECT SPECIFIC COMPETENCES OF THE SPECIALIST


(BY THE EUROPEAN PROJECT TUNING)

Absract. The article states that the content of education plays the primary
role in the professional training of specialists. It is emphasized that in today's
conditions it is relevant the problem of qualitative design of educational programs
for professional training of specialists through the system of competences.
According to the European project TUNING the generic competences and subject
specific competences are differentiated. The list of 25 subject specific competences
of the specialist in the sphere of «Education» is given. These competences are
divided into three groups for the first (Bachelor) level of higher education.
Key words: higher education, professional training, subject specific
competences, generic competences, project TUNING.

У професійній підготовці фахівців першочергову роль відіграє зміст


освіти. Інтеграція України в європейський простір вищої освіти, прийняття
Закону України «Про вищу освіту» детермінують зміни у національній вищій
школі. З огляду на це актуалізується проблема якісного конструювання освітніх
програм для професійної підготовки фахівців через систему компетентностей.
Мета нашої розвідки – схарактеризувати предметно-специфічні
компетентності майбутніх педагогів за європейським проектом TUNING.
Проект TUNING спрямований на гармонізацію освітніх структур в
Європі. Цей проект започатковано у 2000 році для поєднання політичних цілей
Лісабонської стратегії та Болонського процесу із потребами сектора вищої
освіти. Під час реалізації проекту TUNING запропоновано методологію
розроблення навчальних програм для кожного із освітніх циклів через систему
компетентностей.
Щодо тлумачення найбільш широкого поняття «професійна
компетентність» існують різні погляди, зумовлені тим, що значення цього
терміна розглядається у ракурсі різних наукових підходів [1, с. 12]. Під
професійною компетентністю, услід за О. В. Жихорською, розуміємо складне
утворення, що інтегрує в собі: знання та вміння, необхідні для ефективного
здійснення професійної діяльності; навички для виконання службових завдань;
професійні, світоглядні та громадянські якості, що сприяють формуванню в
особистості здатності розв’язувати складні завдання та проблеми в контексті
забезпечення освітнього процесу, що характеризуються комплексністю та
невизначеністю умов, на основі самостійності та відповідальності [2, с. 21].
Професійна компетентність об’єднує предметно-специфічні (фахові)
компетентності (subject specific competences, subject related) і загальні
компетентності (generic competences). Перші залежать від предметної галузі,
саме вони визначають профіль освітньої програми та кваліфікацію випускника.
Загальні компетентності універсальні, не прив’язані до предметної галузі
(наприклад, володіння рідною та іноземними мовами, базовими
інформаційними технологіями тощо).
147
____«Актуальные научные исследования в современном мире» ISCIENCE.IN.UA__
Выпуск 7(39) ч. 3 ISSN 2524-0986
Предметно-спеціальні компетентності (назва згідно з проектом TUNING)
в Україні переважно називають фаховими. Так вони окреслені і в освітніх
програмах. З огляду на їх різноманітну предметну специфіку немає
загальноприйнятого переліку таких компетентностей. Проте створено низку
переліків за окремими галузями (предметними областями, спеціальностями)
для проектування конкретних освітніх програм в європейському освітньому
просторі. Серед визнаних на міжнародному рівні – визначення предметно-
спеціальних компетентностей у рамках проекту TUNING для дев’яти
предметних областей, у тому числі для галузі «Освіта».
У виданні проекту TUNING «Reference Points for the Design and Delivery
of Degree Programmes in Education», зокрема у розділі 6.2 «Предметно-
специфічні компетентності в освіті» («Subject Specific Competences in
Education»), наведено перелік 25 предметно-специфічних компетентностей
фахівця зі сфери «Освіти» [3, c. 42–43]. Водночас у цьому ж виданні
запропоновано переліки предметно-специфічних та загальних
компетентностей у галузі «Освіта» для трьох циклів вищої освіти. Розглянемо
лише предметно-специфічні компетентності першого (бакалаврського) рівня
вищої освіти. Зазначено, що учителі та викладачі повинні бути в змозі
ефективно працювати в трьох областях, що перетинаються, так само, як і
випускники програм з освітніх наук. Вони повинні бути здатними: 1) працювати
з інформацією і знаннями з предмета навчання та освітніх проблем і їх
теоретичних основ; 2) працювати зі своїми колегами – учнями/стажистами,
іншими колегами та партнерами в освіті (це включає в себе здатність
аналізувати складні ситуації, що стосуються людського навчання і розвитку в
особливих контекстах); 3) працювати із спільнотою – на місцевому,
регіональному, національному, європейському і більш широкому глобальному
рівнях, включаючи розвиток відповідних професійних цінностей і здатності
осмислювати практику та контексти; а також розвивати здатності до рефлексії,
включаючи спроможність обдумувати як власні, так і інші системи цінностей,
розвиток і практику [3, c. 45].
Для уніфікації базових компетентностей в освітніх програмах у галузі
«Освіта» пропонуємо розподілити перелік із 25 позицій предметно-
специфічних компетентностей на три названі групи.
Так, до першої групи відносимо такі компетентності: здатність
систематично аналізувати освітні теорії та проблеми політики; здатність
розуміти та застосовувати освітні теорії та методологію як основу для
загальної та спеціальної педагогічної діяльності; розуміння структур і цілей
освітніх систем; знання предмета викладання.
Друга група, на нашу думку, об’єднує такий список компетентностей:
здатність розпізнавати та реагувати на різноманітність учнів і труднощі
процесу навчання; розуміння різних ситуацій, в яких навчання може
відбуватися; поінформованість про різні ролі учасників навчального процесу;
здатність консультуватися з різних освітніх питань та щодо навичок
консультування (психологічне консультування, консультування учнів та
батьків); здатність управляти та оцінювати освітні програми, заходи і
матеріали; здатність вести або координувати міждисциплінарну освітню
команду; сприяння прогресу та досягненням учнів; компетенції в ряді стратегій
викладання та навчання; здатність ефективно спілкуватися з групами та
148
__ ISCIENCE.IN.UA «Актуальные научные исследования в современном мире» ___
Выпуск 7(39) ч. 3 ISSN 2524-0986
окремими особами; здатність створювати клімат, сприятливий для навчання;
здатність використовувати електронне навчання та інтегрувати його в
навчальне середовище; здатність удосконалювати навчальне середовище;
здатність адаптувати навчальний план і навчальні матеріали до конкретного
навчального контексту; здатність розробляти і впроваджувати різноманітні
стратегії, побудовані на конкретних критеріях, для оцінки навчання; здатність
розробляти і впроваджувати освіту, яка об'єднує людей з особливими
потребами.
До третьої групи відносимо такий перелік: здатність виявляти потенційні
зв’язки між аспектами теорії виховання та освітньою політикою; здатність
забезпечити освіту демократичними цінностями та відображати власну
систему цінностей; здатність проводити відповідні освітні дослідження у різних
ситуаціях; здатність керувати освітніми проектами; здатність розуміти процеси
розвитку та змін у громаді; здатність розуміти тенденції в освіті та вміти
розпізнавати їх потенційні наслідки.
Вважаємо, що уніфікація базових предметно-специфічних
компетентностей у підготовці майбутніх педагогів різних спеціальностей
сприятиме якісній розробці освітніх програм, точнішому формулюванню
результатів навчання, створенню оптимальних навчальних планів з
інваріантною частиною. Урахування ключових позицій європейського проекту
TUNING слугуватиме також академічній мобільності здобувачів вищої освіти в
умовах глобалізації освітнього простору.
Перспективу нових студій вбачаємо у формулюванні предметно-
специфічних компетентностей на базі проекту TUNING для різних
спеціальностей галузі «Освіта/Педагогіка» в Україні.

СПИСОК ВИКОРИСТАНИХ ДЖЕРЕЛ ТА ЛІТЕРАТУРИ


1. Коваль В. О. Теоретичні і методичні засади формування професійної
компетентності майбутніх вчителів-філологів у вищих педагогічних
навчальних закладах: автореф. дис. д-ра пед. наук: спец. 13.00.04 «Теорія
та методика професійної освіти» / В. О. Коваль. – К., 2013. – 40 с.
2. Жихорська О. В. Формування професійної компетентності навчально-
допоміжного персоналу вищого навчального закладу в умовах інтеграції
неформальної та інформальної освіти: дис. канд. пед. наук: спец. 13.00.04
«Теорія і методика професійної освіти» / О. В. Жихорська. – К., 2017. –
355 с.
3. Reference Points for the Design and Delivery of Degree Programmes in
Education [Electronic resource]. – URL: www.unideusto.org/tuningeu.

149
____«Актуальные научные исследования в современном мире» ISCIENCE.IN.UA__
Выпуск 7(39) ч. 3 ISSN 2524-0986
УДК: 371.31, 32, 39
Темирбаев Медербек Маматибраимович
КПИ БатГУ
(Кызылкыя, Кыргызстан)

НЕКОТОРЫЕ ПУТИ СОВЕРШЕНСТВОВАНИЕ ПРЕПОДАВАНИЯ


КВАНТОВОЙ ФИЗИКИ В ОСНОВНОЙ ШКОЛЕ КЫРГЫЗСТАНА

Аннотация: В статье анализированы результаты исследований по


методике преподавания квантовой физики в общеобразовательных школах
и предложены методические условии повышающие качества преподавания
квантовой физики в основной школе.
Ключевые слова: средняя школа, методика преподавания, квант,
учебник, атом, исследования, содержание, понятие, формирование.

Temirbaev Mederbek Mamatibraimovich


KPI BatU
(Kyzylkiy, Kyrgyzstan)

SOME WAYS IMPROVING THE TEACHING OF QUANTUM PHYSICS IN THE


BASIC SCHOOL OF KYRGYZSTAN

Abstract: The article analyzes the results of research on the methodology of


teaching quantum physics in general education schools and suggests
methodological conditions that enhance the quality of teaching quantum physics in
the main school.
Key words: secondary school, teaching methods, quantum, textbook, atom,
research, content, concept, formation.

С первых дней по пути независимости Кыргызстана большое значение


придается совершенствованию системы национального образования,
повышению их до уровня мировых стандартов в гармонии с требованиями
времени.
Среди изучаемых в школе естественных наук физика занимает особое
место. Это связано с ведущей ролью физики в развитии всего естествознания
и общества, в осуществлении научно-технической революции. Из разделов
физики «Квантовая физика» должна занимать ведущее положение в
школьном курсе основной школы. В настоящее время физика микромира
настолько развита, что еѐ основные теоретические идеи, понятия и их
практические применения составляют основу всего естествознания. Основные
познавательные задачи этого раздела - ознакомление учащихся со
специфическими законами, действующими в области микромира, и
завершение формирования представлений о строении атома и атомного
ядра [1].
Но, введение основ квантовой физики в основную школу - сложная
методическая задача. Не наглядность квантовомеханических объектов
(частица - волна), сложность математического аппарата, необычность еѐ
исходных идей и понятий создают методические трудности.
150
__ ISCIENCE.IN.UA «Актуальные научные исследования в современном мире» ___
Выпуск 7(39) ч. 3 ISSN 2524-0986
К обучению элементов квантовой механики в средней школе
посвящены работы Н.А. Алиева, С.Ш. Кабакановой, А.Л. Зуева,
И.В. Пекшиевой, О.Ф. Голубевой, Г.А.Умаровой и другие [2, 3, 4, 5, 6, 7]. Их
исследованиях выбраны учебные материалы охватывающие минимальную
часть понятий. Например, Н.А.Алиев предложил вести на курс физики средней
школы гипотезу де-Бройла и ее доказательства, электронный микроскоп (для
дополнительного изучения), принцип неопределенности, понятие волновой
функции, принцип суперпозиции, квантовые числа и принцип Паули [2].
В работе С.Ш. Кабакановой ставится идея оптимизации учебного
материала по квантовой физике и рассматривается внесение значений
энергии атомной системы через принцип дискретности [3]. Автор предлагала
изучать в школе квантовые понятия на основе теории Бора и разработала
методику изучения квантовых свойств атома. Но автор в своей работе не
разработал компонентные деятельности формирования квантовых понятий.
А.Л. Зуева в своей работе изучала и частично решала проблемы
формирования методологических знаний в курсе физики основной школы. Ее
работе указаны идеи разработки школьного курса физики на основе историко-
научного направления [4].
В исследованиях И.В. Пекшиевой определены и обоснованы принципы
выбора содержания теоретических моделей атома и ядра атома в школьном
курсе физики. Рассмотрены межпредметные связи физики и химии,
разработано содержательный модель изучения атома и его ядро для
основной школы [5].
В исследованиях О.Ф. Голубевой и Г.А. Умаровой выявлены психолого-
педагогические аспекты недастатков в обучении квантовой физики в школе и
рассмотрены методические способы их устранения и методика обучения
квантовых понятий с помощью компьютерных технологий [6, 7].
Высоко оценивая научную и прикладную значимость выполненных
методических работ, необходимо отметить, что на сегодняшний день ряд
важных вопросов преподавания квантовой физики в основной школе не
нашли должного решения:
 как построить раздел «Квантовая физика» для основной школы,
чтобы он представлял собой целостную, логически последовательную
структуру?
 как в процессе преподавания использовать современные идеи
квантовой физики для формирования научного мировозрения школьников
основной школы?
 как расширить круг изучаемых квантовомеханических понятий, не
вызывая перегрузки учащихся основной школы?
Как показывает анализ, выше рассмотренные исследования вносят
огромный вклад в решение проблем методики преподавания квантовой
физики в школе, но не решают проблему полностью.
По методике преподавания квантовой физики в кыргызской научной
школе не выполнена не одна диссертационная работа. Вопросы логической
последовательности школьного курса, использование современных идей
квантовой физики и формирование мировозрений учащихся, проблемы
обучения в школе элементов квантовой физики не решены полностью.
Следует отметить, что среди проблем теории и методики преподавания
151
____«Актуальные научные исследования в современном мире» ISCIENCE.IN.UA__
Выпуск 7(39) ч. 3 ISSN 2524-0986
физики, вопросы методики преподавания квантовой физики в основной школе
требует исследования как научно-методический вопрос.
Имея в виду выше сказанных проблем нами был проведен
константирующий педагогический эксперимент. Постановкой такого
эксперимента мы пытались узнать нынешнее состояние обучения квантовой
физики в основной школе. Показателем является уровень знаний учащихся. В
проведении эксперимента использованы следующие методы: наблюдение
учебного процесса, анкетирование учителей, беседа с учащимися и
учителями, анализ результатов обучения. Мы в соответствии плана
собственного исследования побывали во многих школах Ошской, Баткенской
областей Кыргызстана и сопаставили состояние обучения.
На вопрос ―Используете ли вы дополнительную методическую
литературу в обучении квантовой физики?‖, лишь некоторые учителя русских
классов ответили ―да‖. Учителя кыргызских классов отметили отсутствие или
нехватку дополнительных методических литератур. Они основываются только
на учебник. Такое состояние конечно отражается на знаниях учащихся.
Мы для анализа знаний учащихся по физике взяли специальную
контрольную работу у выпусников 9-классов. В контрольной работе была 10
не очень сложных вопросов, которые дают возможность оценить
теоретические знания учащихся. Ученики должны были раскрыть значения
следующих понятий: фотон, модель атома, постулаты Бора, обьяснение и
применение явления фотоэффекта, давления света, радиактивность,
изотопы, ядерные и термоядерные реакции, элементарные частицы.
Результаты контрольной работы оценивались традиционной 5 бальной шкале
и успеваемость учащихся была ниже 30%.
К сожелению приведенные выше факты свидетельствует о низком
уровне знаний учащихся основной школы по квантовой физике и доказывает
необходимость сосредочить внимания на обучению физики и показывает
актуальность исследования методики преподавания квантовой физики в
основной школе.
По нашему мнению для повышения уровня знаний по квантовой физике
выполнение следующих методических условий является требованием
сегодняшнего дня:
1. Модернизация содержание раздела квантовой физики основной
школы.
2. На основе идей развивающегося обучения разработать методику
преподавания квантовой физики с применением современных средств.
Ключом к построению учебного процесса является целевая
ориентация обучения. Цели образовательной системы в целом определяются
Законом об образовании. Наиболее значимыми факторами, влияющими на
цели обучения конкретному предмету, в частности квантовой физике, яв-
ляются: потребности общества, социальный опыт, состояние науки на данном
этапе, потребности личности, психолого-педагогические особенности
учащихся данного возрастного периода.
Анализируя все работы связанные содержанием и опираясь на
государственный стандарт об образовании и программы для
общеобразовательных учреждений [8, 9] мы разработали новый вариант
содержание раздела квантовой физики основной школы.
152
__ ISCIENCE.IN.UA «Актуальные научные исследования в современном мире» ___
Выпуск 7(39) ч. 3 ISSN 2524-0986
Сравнение программного материала по «Квантовой физике» (26 ч)
Действующая программа Предлагаемая программа
Основы атомной физики Атомная физика
Становление квантовой физики Корпускулярно-волновой дуализм
микрочастиц
Опыты Резерфорда. Модель атома Модели атома и их
экспериментальные основы
Трудности связанные с планетарным Трудности связанные с моделем
моделем атома атома
Постулаты Бора. Излечение атома Постулаты Бора по излучении атома
Спектр атома водорода Спектр атома водорода
Периодическая система элементов Лазерные излучения
Д.И.Менделеева и строение атома
Лазерное излучение Понятие о голографии
Рентгеновское излученияе Что такое нанотехнология?
Действия света Действия света
Становление квантовой физики Становление квантовой физики
Фотоэффект и его законы Фотоэффект и его законы
Применение фотоэффекта в жизне. Применение фотоэффекта в жизне.
Фотоэлементы Фотоэлементы
Понятие о фотоне Понятие о фотоне
Давления света Давления света
Химические действия света Химические действия света
Рентгеновское излучение и их Рентгеновское излучение и их
применение на практике применение на практике
Основы ядерной физики Физика ядра и элементарных
частиц
Строения атомного ядра Радиактивность- свидетельство
сложного строения атома
Радиактивность Радиактивные излучения. Природа
 -,  -,  - излучений
Радиактивные излучения Изотопы

Природа  -,  -,  - излучения Открытие протона и нейтрона.


Строения атомного ядра
Радиактивность – результат Искусственные превращения
внутренных превращений ядер атомных ядер. Дефект масс
Регистрация частиц. Счетчики Связь и сходство периодической
системы элементов и строение
атома
Изотопы Ядерные силы. Цепная реакция
Искусственные превращения атомных Ядерная энергетика
ядер
Энергия связи ядра. Дефект масс Биологические действия радиации
Ядерная реакция Понятие о физике элементарных
частиц
Термоядерная реакция Свойства элементарных частиц
Элементарные частицы
Волновые свойства элементарных
частиц

153
____«Актуальные научные исследования в современном мире» ISCIENCE.IN.UA__
Выпуск 7(39) ч. 3 ISSN 2524-0986
Само по себе изменение содержания не делает его развивающим. Чтобы
достичь поставленной цели надо разработать обновленную методику
преподавания квантовой физики основной школы на основе современных
технологий.
В последнее время в отечественном и зарубежном образовании все
больше внимания уделяется проблемам развивающего обучения. Развивающее
обучение - это целостная система обучения, в которой все основные
характеристики - содержание, методы, тип учебной активности учащихся,
особенности взаимодействия между участниками учебного процесса и характер
взаимоотношений между ними, формы организации учебного процесса -
взаимосвязаны и обусловлены целями развивающего обучения. Это значит, что
развивающее обучение может быть осуществлено только как целостная
система, во всей совокупности своих компонентов [10].
Обязательным условием в системе развивающего обучения является
следующее: самым активным субъектом в процессе познавательной
деятельности должен быть сам обучающийся, главная функция учителя связана
с организацией собственной деятельности школьников.
Опираясь на эти условия, О.А. Немых сформулировала [11] основные
положения методики формирования квантовых представлений учащихся
основной школы на основе идей развивающего обучения:
- Учащиеся рассматриваются не как объект, а как субъект обучения.
- Учащиеся должны сами сконструировать, «добыть» знания о
центральном объекте темы «Квантовые явления», а не получить их в
«готовом виде». Для этого содержание и структура темы должны обеспечить
самостоятельное построение учащимися знаний об квантовых явлениях.
- В организации деятельности учащихся (коллективной, индивидуаль-
ной, фронтальной) ведущая роль должна быть отведена методам, задающим
поисковый характер деятельности, и соответствующим приемам обучения.
При выборе методов и приемов обучения следует учесть психолого-
педагогические особенности учащихся подросткового возраста.
- Построение урока должно обеспечить организацию поэтапной дея-
тельности учащихся. По мере перехода от одного этапа к другому характер
руководства деятельностью учащихся должен изменяться - оно должно
становиться все более общим, направляющим. Это создаст условия для
самостоятельного получения учащимися обобщенных знаний и способов
обучения и обеспечить развитие их самостоятельной познавательной
деятельности.
Теперь остановимся на современные средсва обучения. Компьютерные
средства обучения играют важную роль в совершенствовании методики
преподавания квантовой физики, так как многие явления и объекты
микромира не являются наглядными и трудно представить механизм их
проявлений.
Применение компьютерных технологий для моделирования физических
явлений и объектов с целью осуществления их наглядности и динамической
демонстрации обеспечивает правильное понимание и представление
сущности изучаемого процесса. Компьютерное моделирование трудно
наблюдаемых в обычных условиях физических процессов позволяет создать
имитационно - мультипликативные образы, раскрывающие механизм их
154
__ ISCIENCE.IN.UA «Актуальные научные исследования в современном мире» ___
Выпуск 7(39) ч. 3 ISSN 2524-0986
проявления. Для их реализации при обучении требуются разработка и
создание демонстрационных программ, а также методики применения их на
уроках квантовой физики.
Вывод. На оснавании выше сказанных мы в поисковом эксперименте
разработали методику преподавания квантовой физики предлагаемому
содержанию и провели обучающий эксперимент. В обучающем эксперименте
участвовали две школы Ошской и Баткенской областей. Мы хотели узнать,
наблюдается ли достоверный сдвиг в сторону большего повышения
успеваемости в экспериментальной группе после применения разработанной
методики. И результаты показали, применение экспериментальной методики
выявило повышение интереса к физике и успеваемости учащихся
экспериментальных классов возросло до 12% и подтвердили гипотезу нашего
исследования. Если модернизировать цель обучения и содержание раздела
квантовой физики основной школы и применяя к обучению предлагаемый
нами методику достигли бы положительного результата.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ


1. Методика преподавания физики в средней школе. /Под.ред.
С.Е. Каменецкого, Л.А. Ивановой. – М.:Просвещение,1987. –336с. с. 280
2. Алиев Н.А. Содержание элементов квантовой механики в курсе физики
средней школы и методика их изучения.: Автореф.дисс. … канд.пед.наук. –
Баку, 1982. - 16 с.
3. Кабаканова, С.Ш. Преемственность в формировании квантовых пред-
ставлений у учащихся общеобразовательной школы: Дис.... канд. пед.
наук: 13.00.02. / С.Ш. Кабаканова. - М., 1994. - 116 с.
4. Зуева, А.Л. Формирование методологических знаний в курсе физики ос-
новной школы на основе историко-научного подхода: Дис.... канд. пед.
наук: 13.00.02. / А.Л. Зуева. - М., 2002.
5. Пекшиева, И.В. Изучение теоретических моделей атома и атомного ядра в
курсе физики основной школы: Дис.... канд. пед. наук: 13.00.02. /
И.В. Пекшиева. - М., 2002
6. Голубева О.В. Реализация динамического принципа при изучении
элементов квантовой механики в курсе средней школы: Дис.... канд. пед.
наук: 13.00.02. / О.В. Голубева - М., 2008
7. Умарова Г.А. Совершенствование методики преподавания квантовой
физики на основе компьютерных технологий в общеобразовательной
школе: Дис.... канд. пед. наук: 13.00.02. / Г.А. Умарова - Ош., 2008
8. Государственный стандарт об образовании в школах Кыргызской
Республики Физика. - Б., 2006. − 304 с.
9. Программы для общеобразовательных учреждений: Физика. VII-IX классы /
Сост. Э. Мамбетакунов., Т. Карашев., Б. Мурзаибраимова. - Б, 2013. - 56 с.
10. Репкина Н.В. Что такое развивающее обучение? (научно-популярный
очерк) / Н.В. Репкина. - Томск: Пеленг, 1993. - 64 с.
11. Немых О.А. Формирование квантовых представлений учащихся
основной школы на основе идей развивающего обучения: Дис.... канд.
пед. наук: 13.00.02. / О.А. Немых - М., 2008

155
____«Актуальные научные исследования в современном мире» ISCIENCE.IN.UA__
Выпуск 7(39) ч. 3 ISSN 2524-0986

ИНФОРМАЦИЯ О СЛЕДУЮЩЕЙ КОНФЕРЕНЦИИ


Уважаемые научно-педагогические работники учебных заведений, аспиранты,
соискатели и студенты. Приглашаем Вас принять участие в
ХL Международной научной конференции
«Актуальные научные исследования в современном мире».
(26-27 августа 2018 г.)

Для участия в конференции необходимо до 25 августа 2018 г.


(включительно) отправить статью на электронную почту оргкомитета:
iscience.in.ua@gmail.com.
Рабочие языки конференции: українська, русский, english, polski,
беларуская, казақша, o’zbek, limba română, кыргыз тили, Հայերեն

Планируется работа следующих секций:


1. АРХИТЕКТУРА 16. СОВРЕМЕННЫЕ
2. БИОЛОГИЧЕСКИЕ НАУКИ ИНФОРМАЦИОННЫЕ ТЕХНОЛОГИИ
3. ВЕТЕРИНАРНЫЕ НАУКИ 17. СОЦИОЛОГИЧЕСКИЕ НАУКИ
4. ВОЕННЫЕ НАУКИ 18. ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
5. ГЕОГРАФИЧЕСКИЕ НАУКИ 19. ТУРИЗМ И РЕКРЕАЦИЯ
6. ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ 20. ФАРМАЦЕВТИЧЕСКИЕ НАУКИ
7. ИСТОРИЧЕСКИЕ НАУКИ 21. ФИЗИКО-МАТЕМАТИЧЕСКИЕ
8. КУЛЬТУРОЛОГИЯ НАУКИ
9. МЕДИЦИНСКИЕ НАУКИ 22. ФИЗИЧЕСКОЕ ВОСПИТАНИЕ
10. МЕНЕДЖМЕНТ И МАРКЕТИНГ И СПОРТ
11. НАУКИ О ЗЕМЛЕ 23. ФИЛОЛОГИЧЕСКИЕ НАУКИ
12. ПЕДАГОГИКА 24. ФИЛОСОФСКИЕ НАУКИ
13. ПОЛИТИЧЕСКИЕ НАУКИ 25. ХИМИЧЕСКИЕ НАУКИ
14. ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ НАУКИ 26. ЭКОЛОГИЯ
15. СЕЛЬСКОХОЗЯЙСТВЕННЫЕ 27. ЭКОНОМИЧЕСКИЕ НАУКИ
НАУКИ 28. ЮРИДИЧЕСКИЕ НАУКИ

УСЛОВИЯ УЧАСТИЯ
Для участия в конференции необходимо до 25.08.2018 г.
(включительно) отправить на электронный адрес: iscience.in.ua@gmail.com:
1. Текст статьи (оформлен в соответствии с нижеприведенными
требованиями);
2. заявку участника;
3. копию документа об оплате орг.взноса в электронном виде или (СНГ.
Отправить на email № перевода и название системы перевода. Украина (сума,
дата, время и ФИО плательщика);
4. личную фотографию в формате.jpeg (по желанию).

156
АКТУАЛЬНЫЕ НАУЧНЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ В
СОВРЕМЕННОМ МИРЕ

Июль 2018 г.

ВЫПУСК 7(39)

Часть 3

Ответственность за новизну и достоверность результатов научного


исследования несут авторы

Ответственный за выпуск: Водяной О.


Дизайн и верстка: Вовкодав А.

Учредитель: ОО "Институт социальной трансформации"


свидетельство о государственной регистрации №1453789 от 17.02.2016 г.

Подписано к печати 5.08.2018.


Формат 60х84 1/16.
Тираж 300 шт. Заказ №042
Изготовитель: ФЛП "Кравченко Я.О."
свидетельство о государственной регистрации В01 №560015
Адрес: 03039, Украина, Киев, просп. В. Лобановского, 119
тел. +38 (044) 561-95-31

Адрес ред. коллегии:


08400, Украина, Киевская обл., г. Переяслав-Хмельницкий,
ул. Богдана Хмельницкого, 18
тел.: +38 (063) 5881858
сайт: http://iscience.in.ua
e-mail: iscience.in.ua@gmail.com

157